Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Коршунова Татьяна: " Притяжение Сумрака " - читать онлайн

Сохранить .
Притяжение сумрака Татьяна Коршунова
        АННОТАЦИЯ.
        Найти и расшифровать древний артефакт. Главная цель моей жизни. Это было мечтой отца, и я должна была выполнить данное ему обещание. Но… планы изменились.
        Оказываясь лишь пешкой в чужой игре, жизнь перевернулась на сто восемьдесят градусов.
        Я не ханжа пусть и считала ад с раем мифическим прошлым древности. Но, раз они существуют, и так получилось, что я попала в один из них, решение очевидно. Я остаюсь. Ради себя, ради него и просто потому, что мне дали свободу выбора.
        Если сущность темная, это не означает, что ей не нужна любовь и понимание, а если кто-то считает иначе, пусть сунутся, и я им отвечу своими методами.
        Татьяна Коршунова
        Притяжение сумрака
        ПРОЛОГ
        - Человек, - произнесла Астарта.
        Я дернулась и затаила дыхание. Лишь когда Харон посмотрел на меня и кивнул, поняла, что должна выйти вперед. Как же теперь страшно. Под угнетающей нависшей тишиной и пристальными взглядами.
        Особенно архангелов. Кажется, они чуть не поперхнулись собственной слюной, потому - что доносившиеся с их стороны чавкающие звуки были похожи именно на это.
        Бровь Люцифера поползла вверх и он сел. Сложно было понять, о чем думал демон. Толи удивление, толи одобрение.
        - Как… неожиданно, - спокойно произнес он.
        - Ты готова все рассказать? - спросила Буфовирт. Что-то такое исходило от нее, что заставило меня перестать бояться.
        - Готова, - произнесла я, как мне казалось тихо, но эхо разнеслось по всему залу, донося ответ до каждого присутствующего.
        Мне было сложно принять решение. Сложно от того, что я не знала, какие это может вызвать ощущения? Нужно было просто решиться, но как же это сделать? И Харон смотрел подозрительно. Почувствовал неладное. Зрачки расширились. Готов закричать, но я опередила его. - И… хочу это сделать истинно. Чтобы ни у кого не возникло сомнений.
        Все - таки дернулся. Демон сделал шаг, но его пригвоздила невидимая сила и, посмотрев в глаза Люцифера, я поняла какая.
        - Смелая, - восхищенно произнес Вельзевул.
        - Твоя воля, - соглашаясь, разрешил Люцифер.
        Мог бы не слушать. Не тратить время и испепелить всех без разбирательств. Но Касикадриэра все просчитала. Она хорошо выучила супруга и могла предугадать некоторые его настроения.
        - Буфовирт, - повернулась к женщине с белоснежными волосами, и у той в руках возник кубок.
        Я не поверила своим глазам, потому-что он удивительно походил на чашу Грааля.
        - Астарта, - повелительница перевела взгляд на пышнотелую брюнетку, и она подошла ко мне, держа в руках кинжал. Острый и необычайно красивый.
        - Выбор.
        Слово билось в моем сознании вместе со стуком сердца. Вибрировало, и эта вибрация, с каждой секундой росла.
        Я закрыла глаза и протянула руку. Думала только о том, чтобы сделать все правильно. Моя кровь не обманет. Расскажет всю правду, и никто не усомнится в ней.
        Снова повисла тишина. Она дразнила ожиданием. Издевалась томлением, а когда я, в недоумении открыла глаза, чтобы посмотреть что происходит, увидела свою руку, по которой скользнуло лезвие кинжала, и в кубок потекла моя кровь.
        Словно выдержанное вино, тягучее и насыщенное, она сочилась из вены, наполняя сосуд. По залу прокатился гул вожделения. Мне не показалось. Теперь все смотрели на чашу, будто хотели ее. Облизывались и чуть ли не мурлыкали в предвкушении.
        Люцифер медленно встал и через секунду оказался рядом. Кажется, я услышала недовольный рык сзади и знала, кому он принадлежал. Почувствовала, как шерсть зверя вздыбилась и он оскалился. Властитель бросил на демона подозрительный взгляд, затем взял мою руку, наклонился и слизал с вены кровь. Кожу обожгло огнем, и я поморщилась, но стоило владыке отстраниться, увидела, что от пореза не осталось и следа.
        Люцифер издал клокочущий звук, и кубок перешел к Вельзевулу, после к Астароту, дальше к их женам и, кочуя из рук в руки, ко всем присутствующим.
        Они пробовали мою кровь, блаженно закатывали глаза и затихали, а когда открывали, у каждого на лице читались разные эмоции. У кого удивление, у кого непонимание, а у некоторых дикая неистовая злость.
        ГЛАВА 1
        - Может, хватит?
        - Нет.
        - И что ты в этом нашел? Следить за людьми скучно. В их действиях нет ничего нового. Всегда одно и то же.
        - Ну… я бы так не сказал, - Харон встал с корточек, продолжая настороженно вглядываться вниз.
        Тоту было неудобно вытягивать короткую шею и наклоняться над дышащей холодом бездной. Он раскрыл широкие крылья и взмыл в воздухе. Паря в шелковистых облаках было куда лучше видно, что происходило внизу. Совершив несколько кругов, он вернулся и приземлился рядом с другом.
        - Ты о блондинке?
        - Угу, - не отрывая взгляда от цели, кивнул демон.
        - Да ладно. Она абсолютно заурядная. Разве только…
        - Вот именно, - Харон повернулся к собеседнику и Тотум заметил в глазах друга игривый огонек.
        - Может это совпадение? Ты же не собираешься…
        - Собираюсь, - губы мужчины растянулись в довольной улыбке.
        - Но… будет… как
        - Еще вспомни прошлые века, - недовольно огрызнулся Харон.
        - Ты запретил мне вспоминать… И я должен…
        - Да… да… да… Ты приставлен ко мне, чтобы я не натворил глупостей. Но, опять-таки, это было тысячу лет назад.
        - Я уже забыл об этом, - обиженно произнес Тот, - И, с тех пор, я стал твоим другом.
        - А еще ты стал стар и чересчур болтлив, - насмешливо воскликнул демон и потрепал хохолок на голове стража. - Успокойся. Я знаю, что делаю. К тому же, ты не можешь не согласиться, что Лука не просто так кружит возле этой блондинки. С чего бы?
        - Согласен. Хотя все люди смертны и… Девушке немного не повезло.
        - Ой, вот только не надо сейчас древней мудрости. Блондинка здорова и полна сил. Так с чего бы ей умирать? Интуиция меня еще никогда не подводила. Вестнику от нее что-то надо, поэтому девчонку и ждет непредвиденный конец.
        - Но, что мы можем сделать? - не понимая, Тот развел крылья.
        - Мы ее перехватим. У врат.
        - Ты ополоумел? - испуганно воскликнул пернатый.
        - Вовсе нет, - Харон сорвался с места и направился к переходу, - Просто я решил вспомнить о своей бывшей работе.
        Тот громко присвистнул, театрально закатил глаза и, взлетев, последовал за другом.
        - Начинается.

* * *
        Нет просто бред какой-то. Я отработала смену как положено. И посетителей было как-никогда много. Мне еще премию за это надо выписать. Должно быть, произошла ошибка.
        - Я не могу понять. За что меня увольняют?
        - Если вы не внимательно читали прописанные в договоре условия, на которых вас брали на работу то, что я могу сделать? - директор музея, Аделаида Марковна, деловито развела руками.
        - Какие условия? Не было там никаких условий.
        - Ну как же? Пункт десять. Мы имеем право уволить вас без объяснения причины.
        - Дикость какая.
        - Вот ваша трудовая книжка. Все надлежащие записи там сделаны. Спасибо, что работали у нас, - директриса широко улыбнулась, оголяя белоснежные зубы.
        Но, что-то в этой улыбке мне не понравилось. Она просто таки раздражала. Спасибо, что работали у нас? Она хотела сказать: спасибо за то, что целый год сидела в этом гребаном, никому не нужном музее, и протирала тряпочкой экспонаты? А еще рассказывала о каждом из них изредка заходящим зевакам. Но, кто же виноват в том, что в маленьком городке никому не интересно посмотреть на диковинки древности.
        Я и сама тут не торчала, если бы не отец. В музее действительно оказалось то, что он искал десять лет. Хотя, казалось бы, откуда. Но такова жизнь. Мы что-то ищем там, где оно должно быть, а оказывается черт знает, где и, если бы не маленькая заметка в газете, фиг бы вообще нашли. Но, когда разгадка древнего манускрипта стала совсем близка, эта грымза объявляет, что решила меня уволить? И где справедливость?
        - А можно… я доработаю сегодня смену. Уж очень не хочется оставлять тут все вот так. С бухты барахты, - умоляюще посмотрела на директрису и, вдобавок, мило улыбнулась.
        - Ладно, - бросив оценивающий взгляд, произнесла женщина. - В конце концов, рабочий день уже начался, - она спешно посмотрела на часы. - А новый работник не торопится приступить к своим обязанностям. Но, с завтрашнего дня, вы уволены. Расчет получите на банковскую карточку.
        - Отлично, - я протянула руку, и Аделаида Марковна вручила мне трудовую книжку.
        Женщина поправила на переносице очки, сунула руки в маленькие кармашки пиджака, развернулась и, громко цокая каблуками, направилась к выходу из зала.
        Сейчас она зайдет к себе в кабинет, пробудет там ровно двадцать пять минут. Поговорит по телефону с без хребетным великовозрастным сыном, уйдет, и сегодня больше не появится.
        То, что задумано, было чистой воды криминал и воровство века, но не зря же я потратила целый год. К тому же, если еще прибавить десять лет поисков отца, то получится и того одиннадцать. Вот уйдет она, и где потом искать древний манускрипт?
        Нет. Отца нельзя подвести. Даже будучи на том свете, он не простит мне такую оплошность. Загадку нужно разгадать, чего бы это ни стоило. Тем более, подобраться к ней удалось совсем близко.
        Воспоминания об отце и обида от несправедливого увольнения сделали свое дело. Все решено. Осталось дождаться ухода директрисы и приступать к делу.
        Искать и разгадывать загадки древности это у нас семейное. Я даже родилась не в городской больнице, а в шатре палаточного типа, потому - что мама не могла пропустить ни одной экспедиции, даже будучи глубоко беременной.
        Появившись на свет на одном из островов Греции, мое детство проходило в путешествиях из страны в страну. Исследуя вместе с родителями одну находку за другой и разгадывая их тайны и загадки…
        Но самой недосягаемой тайной и слабостью, сначала для родителей, а теперь и для меня, оставался очень древний манускрипт. Такой древний, что некоторые считали его и вовсе вымыслом. Придуманной сказкой. Однако, после того как отцу все-таки посчастливилось увидеть его, пусть и мельком, книга стала целью его жизни.
        По легенде, манускрипт был написан Гермесом Трисмегистом. Египетским богом, на время поселившемся в Вавилоне. Именно он являлся родоначальником оккультных наук и алхимии. Однако по стечению обстоятельств манускрипт был украден учеником Гермеса и вывезен в Грецию.
        Дальше, о том, где находилась книга ничего не известно и только в 1827 году она появилась в Италии у некоего ученого Манчетте Ливано. Тот якобы начал перевод рукописи, но трагически умер, после чего древняя реликвия снова исчезла.
        Затем, чудесным образом мелькнула в Германии в 1920-м, как подарок музею от коллекционера желавшего остаться инкогнито. Но… даже под музейным замком манускрипт не смогли сохранить и его снова украли.
        Вокруг этой рукописи ходило очень много слухов и еще больше загадок, но самой главной было то, что расшифровать записи смог лишь ученый из Италии… Да и то. Только наполовину. Однако по стечению обстоятельств он отправился в мир иной, не передав никому свои труды, а еще страннее, что в день своей смерти сжег все наброски.
        С самого детства родители учили меня древним языкам. А вместо сказок на ночь рассказывали невероятные истории далекого прошлого, и я мгновенно проникалась удивительными цивилизациями и как губка впитывала всю информацию.
        Но когда вслед за несчастным случаем, в котором погибла мама, отец заболел сложной степенью малярии, я пообещала себе, что разгадаю загадку древней книги, чего бы мне ни стоило.
        С тех пор прошло два года. Спустя полгода после смерти отца мне посчастливилось случайно увидеть заметку об открывшемся в маленьком городе музее, где упоминался тот самый манускрипт. Каким образом он оказался в таком месте, вопрос так и остался открытым, но возможность упускать было нельзя.
        Второпях собрав вещи, я помчалась навстречу далекой мечте и спустя несколько месяцев уже работала в музее древних тайн экскурсоводом.
        Оказалось, что никого почти не интересовала изрядно потрепанная книга, с практически сыплющимся переплетом, и размытой мазней на обложке.
        Стоило директрисе убраться, как я пулей рванула в зал, где находился манускрипт. Подошла к стойке и положила руку на стеклянный колпак, под которым лежала раскрытая книга. Эти манипуляции мне приходилось совершать каждый рабочий день, но сегодня он был особенным.
        Не медля, достала из кармана связку ключей и протянула руку, чтобы приложить ключ-кнопку к горящему красной точкой кружочку и снять сигнализацию.
        - Александра, - голос Аделаиды Марковны оказался так близко, что от неожиданности я дернулась, а сердце забилось как бешенное. Хорошо хоть успела спрятать ключи за спину. - Забыла предупредить. Сегодня музей будет работать до полудня. Так что, будьте добры, если Се… - женщина осеклась. - Новый сотрудник не появится, закройте помещение по всем правилам безопасности.
        - Конечно, - я улыбнулась и вдобавок кивнула.
        - Тогда, до свидания, - директриса прищурилась, словно что-то заподозрив, но через мгновение деловито вздернула подбородок, развернулась и вышла из зала.
        Услышав, как громко хлопнула входная дверь музея, я выдохнула. Так увлеклась своими мыслями, что не заметила, как вернулась "грымза". Нужно быть осторожнее. Ненароком принесет нечистая посетителей, тогда пиши, пропало. Хотя, в такую рань, никто не заявится. А то, что закрыться нужно в двенадцать это и на руку.
        Наручные часы показывали половину одиннадцатого, значит, время еще было. И новый сотрудник, скорее всего не спешил на работу. Сегодня. В любом случае нужно было торопиться, но осторожно.
        Из-за произошедшего несколько минут назад, руки непослушно тряслись. Хотя я никогда не была из робкого десятка. За свои двадцать семь лет, мне приходилось бывать в ситуациях возможно даже похлеще этой. Но сейчас дело касалось не абы чего, а древнего манускрипта.
        Сигнализация поддалась без накладок, хотя случалось и такое, когда она срабатывала сама по себе, по ошибке, и если бы это произошло и сегодня, тогда было бы точно "хана".
        Открывая стеклянный колпак, я практически не дышала. Руки в перчатках вспотели и между пальцами потекли струйки пота.
        Аккуратно просунув ладони под книгу, подняла ее, переложила в заранее приготовленный контейнер и огляделась по сторонам. Половина дела сделано. Осталось самое малое - вынести книгу из библиотеки и уехать из города, как можно скорее.
        Пропажу экземпляра обнаружат не ранее чем завтрашним утром, а к этому времени меня и след простынет. Есть одно место, где можно скрыться и найти уж точно никто не сможет.
        Закрыв входную дверь, как и просила директриса, по всем правилам безопасности, я бросила на старое здание прощальный взгляд и двинулась к пешеходному переходу.
        Сегодня улицы маленького городка были как никогда пустынны. И это не удивительно. Жара стояла такая, что казалось, солнце наглым образом ложилось вам на голову и горячим блином обжигало кожу. Если люди не на работе то, скорее всего либо прятались в глухих коробках квартир, либо плескались на городском озере.
        Вытерла со лба пот и остановилась.
        - Привет.
        Прямо перед пешеходным переходом, нагло таращась, сидела черная кошка. Суеверия я считала не чем иным, как плодом больной человеческой фантазии, поэтому, даже не обратив внимания на угольный окрас животного, двинулась дальше. Но, стоило сделать шаг в сторону, как кошка неожиданно изогнулась дугой и злобно зашипела. Поведение пушистой меня не только удивило, но и разозлило. Я любила животных, и они мне отвечали тем же. А тут.
        - Тоже мне цаца, - бросила на кошку неодобрительный взгляд и, обойдя ее, перешла через дорогу.
        Сборы не заняли много времени. Уложив вещи в чемодан, я написала записку для хозяйки и положила на стол рядом с конвертом, в котором оставила оплату за квартиру. Затем вернулась в комнату, достала из пакета контейнер с древней рукописью и крепко прижала к груди.
        Неужели я на самом деле сделала это? Манускрипт, в существование которого не верило большинство историков, у меня в руках и…
        - Что за…
        Во рту вдруг пересохло, а в глазах все поплыло. Прижимая одной рукой контейнер, вторую приложила к шее и закашлялась. Сознание неумолимо тонуло в вязком тумане. Он застилал не только глаза, воруя зрение, но и всякое понимание происходящего.
        В ушах зазвенело. Поддаваясь, мозг окончательно отключился и все вокруг погасло.

* * *
        - И долго нам ждать? - то распуская, то съеживая хохолок, Тотум ходил взад вперед, что ужасно раздражало Харона.
        - Откуда мне знать.
        - Может Лука вовсе не собирался делать то, что должен, - животное остановилось, и вопросительно развело крылья в стороны.
        - Конечно. Был хоть один случай, когда он просто так вился около смертного?
        - Нет, - обиженно ответил пернатый.
        - Ну вот. Тогда ждем.
        Харону и самому уже порядком надоело дежурить у врат. Отвык он от работы перевозчиком и если бы не весомая причина никогда бы не вернулся.
        Тяжелый длинный плащ, больше похожий на лохмотья, сковывал движения, а кожа на голове, от постоянного нахождения под широким, скрывающим лицо, капюшоном, дико зудела.
        Появление Харона действующий перевозчик воспринял крайне эмоционально. Он явно не ожидал увидеть здесь "изгнанного". Старик выскочил из лодки словно молодец, и бросился наутек. Пришлось догнать и запереть в пещере "ожидания".
        Никто не должен узнать о том, что Харон вернулся к вратам. Это временно. Как только встретит ту, что увидел возле бездны его и след простынет. Только здесь и кроется интрига. Похоже, ждал ее не только он.
        За три дня, что провел здесь демон, пришлось заново обустроить некогда "тайное" пристанище. Если честно, мужчина думал, что оно кануло в небытие. Возле врат ему больше не было места, да и появляться здесь он права не имел.
        Однако его бывшее логово не только сохранилось, но видимо даже никем не было обнаружено. Значит покров, который приготовила наяда, все еще работал.
        Демон понимал: пока он не узнает, кому и для чего понадобилась смертная, продумать план дальнейших действий не сможет.
        Поглощающая тишина, периодически разрываемая тихими стонами и молебными песнями, не упокоенных душ, что, не найдя пристанища не на этом не на том берегу, скитались над водами реки небытия угнетало даже Харона. О Тоте и говорить было нечего. Иногда он вел себя более чем странно. И это было всего лишь влиянием места.
        Оно заставляло задумываться о прошлом. Анализировать поступки, прокручивать их в памяти и… снова и снова чувствовать все то, что Харон тысячу лет пытался забыть. Он не хотел возвращаться в то время, когда внутренний зверь ожил, а сущность кипела, и воспламенялось жгучим огнем, при одном только взгляде на "нее".
        Он любил, но и погубил. Понимать это было больно и, только поэтому, за столько лет мужчина не смог принять свою вину. Он не мог простить себя, но вернуть все, чтобы исправить, тоже не мог.
        - Кажется, я начинаю сходить с ума, - жалобно завопил Тот. Его голова судорожно дергалась, а хохолок распушился так, что походил на взбитый пух. - Это место меня уничтожит. Оно проникает в мои маленькие мозги и овладевает сознанием. Кажется… мне скоро конец.
        - Не преувеличивай, - отмахнулся Харон, всматриваясь в проступающую через врата мглу. - Мертвецом тебе быть не светит.
        - Почему это? - Тот открыл один глаз и, приподняв голову, посмотрел на друга.
        - Ты итак дохляк, - рассмеялся мужчина. - Забыл, кто тебя породил?
        - Надо же, - животное открыло второй глаз и быстро село. - Забыл. Это еще одно доказательство того, что мне нельзя здесь находиться. Это плохо сказывается на моей психике.
        - Тише, - Харон насторожился, прислушиваясь к раздавшемуся неподалеку шороху, быстро набросил на голову капюшон, запрыгнул в лодку и схватил длинный посох. - Прячься, - пригрозил он, насупившемуся Тоту, и приготовился к встрече.
        ГЛАВА 2
        Очнулась я так же резко, как и отключилась. Чувствовала себя, как и до неожиданного обморока, в том смысле, что руки, ноги на месте, голова не болит, и манускрипт прижат к груди, только контейнер, в котором он находился, куда-то пропал. Единственное, что смущало, это беспроглядная темнота, затхлый воздух и вместо пола, сухая, но словно металл, ледяная земля.
        Поднявшись на ноги, огляделась и нашла единственный ориентир - слабый, мутный свет, где-то вдалеке. На него и пошла, делая осторожные шаги.
        Ни о чем плохом думать не хотелось. Мало ли, что могло произойти. Но на вопрос самой себе, как я могла оказаться в таком странном месте, не было ни единой, даже самой крохотной, догадки.
        Двигаясь на свет, и толи от того, что приближалась к нему, и маленькое пятно становилось ярче, толи зрение привыкло к темноте, я увидела очертания некоего прохода. Похожего на вход в пещеру, но как оказалось, это был выход.
        От увиденного просто дух перехватило. Я пришла в полный восторг, ибо ни один музей мира не мог воссоздать более точную и грандиозную экспозицию.
        Все как описывалось в древних мифах, легендах и прочих сказаниях. Страх перед непонятным местом отошел на второй план, потому - что чего тут бояться? И так все ясно. Это место я представляла себе много раз и именно таким, каким сейчас видела. Место, где души смертных покидают мир живых. Место, именуемое вратами ада.
        Черное от грозовых туч небо, окутанный туманом сумрак, с обеих сторон, куда ни глянь, масляные скалы, уходящие за грани облаков, каменистый берег и черные воды широкой реки.
        Даже того, кто, встречал меня, стоя сгорбившись на лодке и держа в руке длинный посох, не испугалась. Просто потому-что знала кто это наверняка.
        - Здравствуйте, - родители вырастили меня воспитанной. Однако на вопрос не соизволили ответить. - Впечатляет. Антураж, декорации. Это изготовлено из настоящих материалов или бутафория? - я подошла к лодке и постучала по ней костяшками пальцем. - Выглядит как настоящее.
        Как только силуэт человека появился из врат, Харон понял: время ожиданий закончилось. Лука все - таки выполнил свою работу и она, как и предполагалось, оказалась здесь. Девушка двигалась медленно, разглядывая все вокруг, но в ее взгляде не было страха как у других. Он сиял удивлением и восхищением.
        Впервые Харон видел душу, которой было интересно место первого пристанища мертвых. Она даже одета была так, как тогда, когда он смотрел на нее, сквозь бездну. Белая блузка с коротким рукавом, брюки песочного цвета и сандалии на ремешках. Единственным отличием были волосы. В тот раз они были закручены в тугой пучок, а сейчас разлетались белокурыми локонами по плечам.
        Похоже, она не понимала, что произошло. Пока нужно соблюдать дистанцию и действовать, как велят правила.
        - Тебе нужно на тот берег? - искажая голос, произнес Харон.
        - Ага. Конечно, - подыграла я. Чтобы поверила, что это настоящий перевозчик? Как же, - Только мне нечем заплатить. И как же мы поступим? - я хитро сощурила глаза. Интересно, что он ответит.
        - Иногда я делаю исключения, - театрально произнес демон.
        - Послушайте. Это уже не смешно. Это похищение, да? Вам нужен манускрипт? Имейте в виду. Я нашла его первой и так просто не собираюсь с ним расставаться. Конечно спасибо за представление… дорогой Харон, но я все сказала, - моему возмущению не было предела. Хоть бы поинтересовались достоверностью своих действий, прежде чем начинать спектакль.
        Ну конечно меня похитили. Как я сразу не поняла. Интересно, кто заказчик? Неужели… Неееет. Он не мог своими куриными мозгами искать манускрипт в таком захолустном городке. Хотя. Видимо я его недооценила.
        Нашел. Похитил и, как всегда, в своем репертуаре. Еще и представление устроил. Это сколько же денег нужно было потратить? И нет, чтобы только манускрипт украл, так и меня тоже. Зачем? Не уверен, что сам сможет расшифровать записи? А ведь то, что это смогу сделать я, знал наверняка. Решил не напрягаться и разгадать загадку с помощью чужих мозгов. Только пусть не очень то рассчитывает. То, что между нами было не в счет. Да и было то всего ничего.
        - Послушайте. Кто бы ни был ваш заказчик у него ничего не выйдет. Я украла культурное достояние, и, будьте уверены, меня будут искать. Не думаю, что вам захочется быть соучастником преступления века.
        О чем она говорила, Харон понятия не имел. Хотя, кое, - какие мысли все же начали приходить на ум, но принять их он мог с трудом. Этого просто не могло быть. Неужели она напрямую связана с кем-то их чертогов тьмы? Приход сюда был распланирован, девушка в курсе, куда попала и, мало того, ее должны были встретить. Как бы это странно не звучало, но тогда поведение блондинки понятно. Недаром она назвала его имя и упомянула похищение.
        - Садись в лодку, - тем же искаженным голосом хриплого старика, произнес Харон.
        - Ладно, - я раздраженно переступила через борт деревянного челна. - Но, раз уж на то пошло, объясните, куда вы меня везете.
        - Садись, - Харон ткнул посохом в сторону сидения - перекладины и я села, хотя сомнения, сможет ли эта рухлядь меня выдержать, не переставали терзать.
        Через мгновение лодка медленно двинулась с места, но понять это удалось лишь по тому, как берег стал отдаляться. Челн же, казалось, стоял на месте, а заглянув за борт, я не увидела ни малейшего колыхания вод.
        Вокруг было тихо, будто просто выключили звук и, когда где-то в стороне раздался пронзительный плач, я вздрогнула и прижала рукопись к груди.
        - А… это обязательно? Такие… чудовищные спецэффекты. Для устрашения что ли?
        Харон пытался решить: довериться своим предположениям или повременить с выводами. Девушка не выглядела так, как должны выглядеть те, кто заключают сделку с демонами. Да и людей, которые могли бы вот так запросто отдать свою жизнь во благо темного, оставалось крайне мало. На ведьму блондинка точно не похожа.
        Время покажет и его, скорее всего, потребуется не много. Песни вод забвения заставят мертвую душу все выложить.
        - Еще раз повторяю. Петровскому не удастся меня запугать. И как бы он не старался. Я не сдамся и работать на него не собираюсь. И вообще… Вам не стыдно? Наверное, он обещал много денег, раз вы согласились на это представление? Но, даже из уважения к вашему возрасту, не рассчитывайте на мою лояльность, - хоть я и старалась быть грозной, но чувствовала себя не очень. Нехорошие сомнения подкрадывались как надоедливые комары.
        А девица не промах. С характером. Харону не пришлось ждать, пока на нее подействует пребывание в аду. Он все итак понял. Девушка даже не поняла, что умерла, а ведь должна была догадаться. Интересно, какую смерть для нее выбрал Лука? А, может быть…
        Харон резко обернулся и сделал глубокий вдох. Нет. Все-таки мертва.
        - Что - то не так? - от неожиданности девушка дернулась.
        Демон не ответил и снова отвернулся. Она приятно пахла цветами. Запах родил воспоминания из прошлого и Харон поморщился. В ушах раздался знакомый звонкий смех, а перед глазами появился образ той, о ком думать было нельзя.
        Слишком больно. Слишком опасно. Прогоняя мысли, демон закрыл глаза, а затем резко открыл их, запрещая себе поддаваться действию места. Временное пристанище уже рядом. Там воды забвения не подвластны над разумом.
        Я поняла, что ничего объяснять мне не собираются. Видимо это не входило в обязанности старика. Ну, ничего. Ведь куда-то же меня везут а, добравшись до места, вероятно там будет Петровкий собственной персоной. Вот с ним придется поговорить начистоту и церемонится, я не собиралась.
        Только, догадка о том, что Петровский здесь ни при чем, снова больно кольнула. Странное чувство терзало внутри. Давящее и опустошающее. На самом деле такой жуткой тишины просто не могло быть.
        Вокруг будто был вакуум. Без запахов ароматов и даже вонь, которая ощущалась изначально, просто исчезла. Ты как бы перестала существовать. Есть, и одновременно тебя нет. Для надежности я ущипнула себя за руку и, почувствовав боль облегченно выдохнула.
        Лодка пристала к неожиданно появившемуся из тумана берегу, и старик в мгновение оказался на суше. Снова черная потрескавшаяся земля, пустынный пляж, но через проступающий туман вдалеке виднелась небольшая хижина.
        - Следуй за мной, - уверенно произнес Харон.
        - Ну, наконец-то, - я бодро вскочила, перепрыгнула через борт челна и направилась следом за стариком.
        Насколько я знала из описаний, никаких строений в аду не было. Тем более, вдоль берегов рек. Хотя, переводя манускрипт, я пришла к выводу: то, что знали историки ранее, не подтверждалось, а скорее опровергалось. Однако… в разные времена ад описывали по-разному, так что могли быть и расхождения.
        Не удержавшись, нагнулась и дотронулась до огромного валуна. Поверхность его оказалась просто ледяной и к тому же покрытой чем - то вязким и противным.
        Гадость. С досадой посмотрела на свои грязные пальцы. Затем перевела взгляд на двигающегося, как ни в чем не бывало вперед, Харона заметила кустарник с сочными зелеными листьями, которого еще минуту назад здесь не было, и наклонилась, чтобы сорвать несколько листочков, дабы вытереть грязную руку.
        - Не трогай, - неожиданно раздался грозный голос старика.
        Он оказался рядом в доли секунды и схватил меня за запястье. Худые пальцы мужчины цепкой хваткой сжимали руку. Я ошарашенно подняла голову, но лица так и не увидела. Капюшон, покрывающий его голову, был слишком большим.
        - Ничего здесь не трогай, - пригрозил Харон.
        - Я… просто вымазалась и хотела… - оправдываясь, расправила ладонь, дабы показать свои грязные пальцы, но удивление новой волной охватило меня. Пальцы оказались абсолютно чистыми.
        - Отпустите, - дернулась и вырвала руку. - Что здесь происходит? Я имею право знать, и ни сдвинусь с места, пока вы мне все не расскажете.
        - Уже скоро, - спокойно ответил Харон и, развернувшись, двинулся к хижине.
        Ну, просто невозможно. Уму непостижимо. Похитили так еще и издеваются разными фокусами. Все-таки тот, кто все устроил, имел толстый кошелек, раз не поскупился даже на трюки. Неужели он действительно решил, что так может меня запугать и заставить работать на него? Пусть сначала покажет свое истинное лицо.
        Оглядевшись по сторонам, я все-таки последовала за стариком. Он тем временем уже успел войти в сколоченное из толстых бревен строение, нарочно оставив за собой дверь открытой.
        Заходить в темное мрачное помещение было неприятно. Однако, переборов себя, я перешагнула порог и собралась пройти вперед, хотя куда идти было непонятно. Рассмотреть, что либо, из-за кромешной темноты, не представляло возможным.
        - Закрой дверь, - голос старца снова раздался неожиданно. Чертыхнувшись, я сделала несколько шагов назад и, захлопнув дверь, оказалась поглощенной мглой.
        Ни звуков, ни шорохов. Мне удалось уловить лишь стук своего сердца и волну дыхания.
        - Ау. Вы где. Ничего же не видно. Хоть бы… - не успев договорить, яркий свет ударил по глазам.
        Заморгав, я сделала шаг назад, потому что снова была удивлена. Светлая большая комната. Складывалось впечатление, что хижина, какой она казалась снаружи и то, что было внутри, вообще два разных места.
        На ровных, окрашенных в бежевый цвет, стенах, висело несколько картин. Окон не было вовсе, но это не смущало. Справа, в углу, стоял письменный стол, стул с высокой спинкой и шкаф - столбик.
        Слева, почти на всю длину стены мягкий диван дальше камин и по центру комнаты мохнатый ковер. Вместо люстры в потолке было много маленьких штучек похожих на свечи, от которых исходил теплый приятный свет.
        Эта комната скорее походила на гостиную, а не помещение для содержания похищенных девушек.
        - Располагайся, - произнес Харон.
        - Здесь? Я жду, когда вы мне все объясните.
        Я уставилась на сгорбленного мужчину. Однако через минуту он вдруг выпрямился. Плечи расправились, и оказалось старик достаточно крепок и примерно на голову выше меня.
        Резким движением мужчина сбросил капюшон, затем полностью плащ и я чуть не открыла рот. Под белой рубашкой и черными плотными брюками рельефно выступало довольно крепкое тело. Высокие сапоги дополняли образ этакого героя. Черные, короткие волосы, смуглая кожа, правильные, мужественные черты лица и огромные выразительные глаза.
        - Я тоже, не против получить ответы, - Харон швырнул плащ на спинку стула.
        - Так ты вовсе не старик? - Да уж. Далеко не старик. - Ну и кому я понадобилась?
        - Может, ты мне ответишь?
        - В смысле?
        - Тотум выходи. Хватит прятаться, - мужчина подошел к камину и от взмаха его руки дрова загорелись.
        Через мгновение возле Харона появилось непонятное существо. Просто взяло и возникло. Словно из воздуха. Я продолжала стоять на одном месте, наблюдая за всем происходящим не в силах поверить собственным глазам.
        Диковинка, оценивающе посмотрела на меня, расправило перья, и неожиданно хохолок на его голове распушился.
        - Это… кто? - я была уверена в своем здравом уме и четко понимала - таких животных не бывает. Гибрид какой-то. Вроде собака, но вместо шести отчего-то были перья, причем разноцветные. На голове смешной хохолок, а на спине сложены крылья. Не отрывая взгляда "этот" песик уставился на меня и от проникновенных желтых глаз по спине побежали мурашки.
        - Это? - улыбнулся Харон. - Лустар. Единственный в своем роде. Его зовут Тотум, - мужчина потрепал друга по загривку.
        - Но… так не бывает? Он что… живой? - ведомая любопытством я подошла ближе и протянула руку, чтобы потрогать, но передумала…
        - Нет, - спокойно ответил мужчина. - Мертвый. Как и все мы.
        - Очень смешно, - бросила на Харона, настоящего имени нанятого актера я пока так и не узнала, язвительный взгляд. - В общем, с меня хватит этого цирка. Объяснишь, наконец, кто твой… наниматель?
        - Похоже, ты до конца не поняла, что произошло и где находишься, - деловито произнес парень.
        - Я того и добиваюсь уже бытый… - хотела сказать час, но вдруг осознала, что не могу сориентироваться сколько прошло времени. - В общем, не важно.
        - Присядь, - указывая на диван, предложил Харон.
        Я огляделась и села.
        - Что? - не понимая, уставилась на мужчину, когда тот протянул в мою сторону руку.
        - Можешь отдать мне… свои вещи. Думаю, тебе придется здесь… задержаться.
        - Ага. Сейчас. Я что похожа на дуру? Я не отдам тебе книгу под страхом смерти.
        Последние слова вызвали у демона улыбку. Ему было трудно понять, что может быть ценного в самой обычной книге.
        - Хорошо, - мужчина сложил руки на груди. - Как бы это не было печально для тебя, но… ты мертва. И как положено… после смерти, попала в трехмерный мир, в котором находят пристанище, потерявшие свою плоть в родном мире, души. Я не знаю, что стало причиной твоей кончины, но то, что это неспроста - уверен.
        - Это все что ты хотел сказать? Думаешь, я поверю в эту бредятину? Лучше признайся сразу, что работаешь на Петровского. Понятно, что вам нужна книга. Вон и представление устроили с голливудским размахом. Здесь я преклоняюсь, но повторяю еще раз - не дождетесь. Я не стану делать то, что вам надо.
        - И, что по - твоему нам надо? - сощурив глаза, спросил парень и в мгновение оказался рядом.
        - Без меня вы не сможете расшифровать рукопись. И… как ты это делаешь? Я имею в виду, передвигаешься.
        - Харон. Она нам не верит? - раздраженно подал голос пернатый пес.
        - Он еще и разговаривает?
        - Что будем делать? - не обращая внимания на меня, спросил у друга мужчина.
        - Отведем к Алекте. Пусть повлияет.
        - Рискованно. Она, конечно, моя давняя знакомая, но… в чем-то же есть подвох? Мы не можем быть уверены с кем в сговоре Лука, - парировал Харон.
        - Тогда… один выход, - хихикнул Тот. - Покажи ей себя настоящего.
        Меня начали раздражать бредни плохого актера и пернатой собаки. Даже подумать смешно. Пернатая собака. И… как она так реально шевелит пастью, будто на самом деле разговаривает?
        Но с другой стороны все, что происходило вокруг, просто не укладывалось в голове, однако и бутафорией не было. Лодка, камень, страшное чувство безысходности, когда плыли по реке.
        Черт. Неужели то, что говорят эти двое - правда? Нет. Быть того не может. Не то чтобы я испугалась. От родителей приходилось слышать разные истории, да и сама я верила порой в необъяснимое, но разве такое возможно?
        - Послушайте, - встряла в разговор. - Если я в аду… значит ты действительно настоящий демон? И, почему именно… в ад?
        - Очнулась, наконец, - фыркнул пес.
        - Тот перестань. Я не удивлен. Хотя, - мужчина так посмотрел, будто я была не в себе. - Ты не испугалась, выходя из врат. И… у меня сложилось впечатление, что сразу поняла, где находишься.
        - Так и было… просто я думала… это все чья-то шутка.
        - Шутка? - удивился пернатый. - Ты умерла и это шутка? Хорошо же люди шутят.
        - Ты либо помолчишь, - пригрозил животному Харон. - Либо…
        Друг насупился и отвернулся.
        - Если все, правда… разве ты не должен быть… стариком? Сначала ведь ты…
        - Ну да… - развел руки Харон. - В ваших книгах, рассказах и сказках я старик. Но… поверь. Все, что ты могла знать до этого про ад-ложь. Верховные сделали все для того, чтобы держать знания людей об этом мире в том состоянии, которое им нужно. Для их же безопасности.
        - Я не ощущаю себя… мертвой, - прислушалась к себе, и действительно. Все как обычно. Да и откуда мне было знать, что я должна испытывать.
        - Это нормально, - ответил Харон. Ему вдруг захотелось прикоснуться к девушке и утешить ее. Не то чтобы она совсем была печальной, но… пьянящий аромат цветов так и манил. - Тебе страшно?
        - А… должно быть? - только заметила, что глаза демона могут менять цвет. Сейчас на меня смотрело бездонное синее море. А по - началу они были черными. - Пожалуй, только пить хочется. Воды.
        Харон подошел к шкафу, открыл дверцу, достал стеклянный графин и стакан. Налил в него воды и… оказался рядом. Просто удивительно как он так двигается? Машинально взяла сосуд, сделала несколько глотков и отдала стакан мужчине. Однако прошло мгновение и в руках Харона ничего не оказалось.
        - Если честно… думаю, твое время смерти еще не пришло, но Лука просто так не навещает.
        - Видимо… ему виднее, - как бы горько не было но, что я могла теперь сделать. Поверить во все сказанное было сложно, но, наверное, придется. Я почувствовала приступ удушения. Может в квартире произошла утечка газа?
        - Не виднее, - зло произнес Харон. Демон встал и начал мерять комнату шагами. - Он нарочно украл твою жизнь… для чего - то или для кого-то. Ты ему нужна. И зачем я хочу выяснить.
        - Я? Этому, как его. Кстати кто это?
        - Демон братства. Он отвечает за смерти людей, - спокойно ответил мужчина.
        - Ну да, - я готова была рассмеяться. Зачем простой человек понадобился демону смерти, если его время еще не пришло? Догадка родилась в голове слишком быстро, чтобы быть правдой. Я крепче прижала манускрипт, хотя в то же время хотела отшвырнуть его. Хотя. Зачем ему книга?
        - Постой, - Харон впялился в меня взглядом. - Ты сказала, что должна была расшифровать для кого-то какую-то рукопись?
        - Я? - хихикнула и отмахнулась. Кто знает. Может этому демону… старику в обличии парня с обложки плейбоя вообще нельзя доверять. Оказалось легенды на самом деле врут.
        Я даже не была уверена, где действительно находилась. С демонами? В аду? А может это не тот ад или другой. Но тогда вообще все знания можно выбросить на помойку. И о каком доверии могла идти речь?
        - Ты можешь мне доверять, - мужчина вновь появился так близко, что я почувствовала его горячее дыхание над своим ухом. Он будто прочитал мои мысли.
        - Правда? - тихо пискнула. - Я подумаю, - но, видимо шутка не удалась. Глаза мужчины снова стали черными.
        Он вскочил с места, оказался возле камина и, облокотившись рукой, наклонился к огню. Я не могла видеть его лица, но вдруг отчетливо поняла, что Харон злится. Его ярость словно ударила хлыстом, и я почувствовала неумолимую вину за собой.
        - Вот эту рукопись, - положила книгу на колени и накрыла ее ладонями. - Ее я должна расшифровать.
        Харон резко повернулся в сторону девушки. Через мгновение оказался рядом, и стоило взять манускрипт в руки, как почувствовал ползущую по рукам энергию. Книга только на первый взгляд была простой. Увесистой, толстой, старой, потрепанной временем.
        Она была непривычной. Несравнимой с той, что была в аду. Пропитанная скорбью и печалью, горем потерь, утрат и пустоты, энергия трехмерного мира созданного Люцифером, была словно дымка. А отравленная черствостью и безразличием она становилась совсем черной.
        Лишь Верховные имели доступ к особой энергии. Которая была сродни живительному напитку. Эликсиру безмерных сил и питания. Недосягаемому удовлетворению и порой даже агонии счастья. Светлая энергия. Легкая, чистая с перламутровым отливом.
        Харон не мог поверить, что такой артефакт мог вообще существовать. Это настоящий клад для их мира. Если эта рукопись попадет в руки Верховных - полбеды, а вот если…
        Не разрешая додумать себе мысль, демон захлопнул манускрипт и отдал его девушке.
        - Так… ты не заберешь ее? - удивилась блондинка.
        - Лучше если она будет у тебя, - напряженно ответил Харон.
        Слишком весомым был соблазн. То, что принесла с собой в этот мир девушка подобно оружию замедленного действия. Пока оно находилось в руках души, не могло активироваться, но стоило книге попасть в ненужные лапы… не известно, что могло произойти. А ведь кому-то она понадобилась?
        - Как тебя зовут? - неожиданный вопрос немного смутил.
        - Саша. Александра.
        - Вот что… Алекса. Мы здорово вляпались…
        ГЛАВА 3
        Харон мерял комнату тяжелыми шагами. В голове не укладывалось. Как такое могло быть? Знания, которые он получил, опасны и одновременно ценны, но понимание того, что ими владел кто-то еще, не давало демону покоя.
        Расшифровать рукопись. Кому то в мире смертных нужно было расшифровать древнее оружие? Глупые люди. Они едва ли знали, что имели в своих руках.
        Расшифровать. Эту книгу не надо расшифровывать. Стоило прикоснуться и вся загадка раскроется. Однако… тот, кто ее создал… хитер. Маскировка, что надо. И все - таки нужно было разобраться, как она действовала в руках… человека.
        Харон бросал тревожный взгляд то на книгу, то на меня. Наблюдая за его недоуменным поведением, в итоге я не выдержала.
        - Может все-таки скажешь, почему у тебя такой вид… словно должен произойти конец света?
        - Я пока… не разобрался и это… меня бесит.
        - Хм. Заметно, - как будто я, прыгаю от радости, - Я тоже как-то не в восторге от того, что вроде как умерла, попала в ад неизвестно зачем и понятия не имею, что будет дальше. Вот если бы я была там… - тыкнула пальцем в потолок, намекая на свое живое существование. - То уже давно направлялась в укромное место и приступила к делу всей своей жизни. Ну, а теперь…
        - Прощу прощения, что прерываю вашу дискуссию. Надеюсь… мне уже можно говорить, - в разговор встрял лустар, про которого, кстати, совсем забыли.
        - Можно, - раздраженно ответил демон.
        - Тебе не кажется… пора бы освободить перевозчика?
        - Черт, - выругался Харон. - Совсем забыл. Проследи за ней, - мужчина посмотрел на меня, будто я была не заложницей, а преступницей. - Я скоро вернусь.
        В голове творилась каша. От того, что происходило и что могло случиться. А еще присутствие девушки. Ему никогда не было так тяжело. Возможно, все-таки, влияние места. Но, ведь хижина защищена. А может… это воспоминания, которые вызывала Алекса? Она похожа…
        Нет. Нельзя думать. Пора действительно взять себя в руки. Как он мог забыть о перевозчике? Его могут хватиться и тогда…
        Лука. Интересно. Он уже обнаружил пропажу?
        Вернув челн на место, Харон в мгновение оказался в пещере "ожидания", отчего настоящий перевозчик душ, дряхлый демон в обличии старика, прижался спиной к стене, покорно склонив голову.
        - Успокойся. Твоя услуга… выполнена. Будь уверен - я не останусь в долгу.
        Перевозчик расслабился и кивнул. Харону можно было ничего не говорить и не напоминать о себе. О его силе и способностях еще не забыли. Но демон посчитал нужным закрепить свой союз с перевозчиком словом. Это важный аргумент и он давал хоть малую надежду на то, что… старик никому ничего не разболтает.
        Раздался зловонный свист и Харон выдохнул. Перевозчик душ вернулся на свое место, и осталось лишь одно. Проверить, не поджидал ли его кто.
        Обычно спокойные воды реки забвения качали лодку. В черном, наполненном ватными, тяжелыми тучами, небе сверкнула молния, и со всех сторон послышался жалобный скулеж. Вестник смерти был зол. Он появился здесь недавно, но уже опрокинул все свое негодование на перевозчика.
        Надо отдать ему должное. Старик непоколебимо стоял в лодке и, доставив очередную душу по назначению, уже был готов возвращаться к вратам.
        - Я в последний раз тебя спрашиваю. Где она? - голос Луки стал громче, и тучи разразились дождем.
        - Ты что - то потерял? - Харон появился рядом и вопросительно кивнул.
        - Что ты здесь делаешь? - вестник удивленно отстранился. Он не ожидал увидеть некогда союзника, а теперь, почти врага. - Твое место…
        - Я знаю, где мне положено быть. Но… твое негодование слышно на весь ад. Решил… помочь, - усмешка Харона явно не понравилась смерти.
        - Не суй свой нос, куда не следует. Я сам разберусь…
        - Ты его задерживаешь, - деловито ответил Харон, и его лицо превратилось в каменную маску.
        - Это не твое дело…
        - Еще как мое. Напомнить?
        - Нет, - прорычал Лука. - Но… у меня были указания касаемо одной души.
        - Тогда… ищи ее у распорядителей. Я видел как Локисор забрал группу свежих душ.
        - Я тебе не верю… - фыркнул Лука.
        - Проверь. И отпусти перевозчика, если не хочешь неприятностей.
        Лука зло тряхнул головой, взмахнул плащом и исчез. Опасения подтвердились. Демон, несущий смерть нарочно отобрал жизнь у Алексы, а это уже преступление. Если бы она понадобилась Верховным, то девушку у врат встречал бы пантеон Люцифера.
        Даже если взять в расчет, что им нужна книга. Зачем тогда нужна была Александра? Нет. Тут что-то не так.
        Харон вырвался из оков своих мыслей и, оглядевшись, понял, что перевозчик давно покинул его, а река забвения снова превратилась в безмятежную спокойную гладь. Небо пусть и осталось черным и тяжелым, больше не разрывалось на куски от молнии и не плакало дождем. Вдалеке послышался слабый зов и мужчина насторожился.
        Зов стал отчетливее. Осознав, что знает, кому он принадлежит, демон нахмурился. Нужно убираться отсюда. Уносить ноги, пока отчаяние и поддельная надежда, не поглотили его. Мужчина постарался ни о чем не думать и спешно направился к черным скалам, в которых через мгновение растворился.
        - Почему так долго? - стоило Харону появиться, завопил Тот.
        - Что-то случилось? - настороженно бросив взгляд на диван, демон увидел, что девушка лежит с закрытыми глазами и тотчас оказался рядом.
        - Не трогай ее, - пернатый замахал крыльями, будто должно было произойти что-то непоправимое.
        - Что с ней? - мужчина внимательно присмотрелся к лицу Саши.
        - Она спит, - подойдя ближе, шепотом произнес Тотум. Харон, не понимая уставился на него. - Очень хорошо. Потому-что когда ты ушел, тут такое началось, - друг театрально закатил глаза и бедово охватил крыльями голову.
        - Ладно, - демон оказался возле шкафа, достал графин с водой, и когда начал наливать в стакан, она превратилась в вино. Затем залпом осушил сосуд и вернул графин на место. - Мне нужно решить, как действовать дальше. Лука все-таки в чем-то замешан.
        - Ты видел его? - испуганно спросил лустар.
        - Да, - задумчиво ответил Харон. - Он немного изменился с тех пор, как…
        Слушая друга, пернатый вздохнул.
        - Ты не можешь…
        - Могу, - не дав договорить Тоту, уверенно сказал демон. - У меня есть козырь и очень весомый. Ты даже не представляешь, что мы имеем в руках.
        - И что же? - фыркнул лустар. - Девчонку? Простую душу?
        Демон усмехнулся. Чтобы не разбудить Сашу, он осторожно взял книгу, и та мгновенно заиграла энергией.
        - Что это? - завороженно, спросил страж.
        - То, что мы должны хранить как свою смерть. Ключ ко всем дверям и возможно… путь к свободе.
        - Книга?
        - Не просто книга. Книга, наполненная светлой энергией. Верховной светлой, - Тот от удивления закашлялся. - Очень много вопросов, на которые нам нужно найти ответы. Это будет не просто и времени у нас в обрез. Ты… со мной? - Харон уставился на друга.
        Он был уверен в Тоте. Многое им пришлось пережить вместе. К тому же жизнь лустара была напрямую связана с его жизнью. Такова плата за совершение преступления, которого демон на самом деле не совершал. Но, по ложному свидетельству, все выглядело иначе.
        Как считали многие, и с этим Харон был согласен, ему еще очень повезло. Все могло обернуться намного хуже и тогда, не было бы шанса вернуть прежнее положение.
        До недавнего времени мужчина и сам почти перестал верить в то, что для него может что-то измениться. Только сейчас… все могло поменяться кардинально. И не только для него.
        - А у меня есть выбор? - насмешливо ответил вопросом на вопрос Тот.
        - Выбор есть всегда, даже, когда, кажется… его нет.
        - Если бы ты мне этого не сказал, я все равно был бы на твоей стороне. Знаешь, - пернатый посмотрел на спящую Александру. - Эта девчонка назвала меня собакой. Представляешь? Я сначала обиделся, но потом… после следующих ее слов понял, что, а ведь она права.
        - Ты согласился с душой? Тот. В каком чертоге это отметить?
        - Не смейся. Она сказала, что собака самый лучший друг человека. Верный и… всегда готовый прийти на помощь. Так… почему я не могу быть этим странным… названием.
        Харон задумался и тоже перевел взгляд на девушку.
        - Думаю, она преподнесет нам еще немало сюрпризов, - Харон потрепал Тота по хохолку, а пернатый в ответ потерся ухом о его руку.
        Нужно было что-то делать. Думать, решать, как действовать. Оставаться здесь, и вариант и нет. Если торчать в хижине, чтобы раздобыть информацию, придется оставлять Алексу здесь. Это… не безопасно. Пусть хижина находится под покровом, но девушку могут учуять и найти. В аду хватало таких умельцев.
        Даже если оставлять ее с Тотом, все равно ситуация не изменится. К тому же, лустар не может очень долго находиться вдали от Харона. Остается одно. Идти дальше.
        Демону даже думать не хотелось, каким путем придется следовать, но другого выхода не было. Покидать территорию "изгнанных" он не имел права. Можно было плевать, и если понадобится он так и сделает, но в данной ситуации, чем меньше внимания, тем лучше.
        Пусть дорога будет настоящим кошмаром, но она сохранит Александру, книгу и не вызовет подозрений по поводу поведения и места нахождения Харона. Он будет в своей стихии. Там, где и должен быть, по мнению совета.
        - Пора ее будить, - вздохнул Харон. Он оказался рядом с Сашей и хотел тронуть за плечо, но передумал и, рука потянулась к светлому локону, лежащему на щеке девушки. Волосы оказались очень мягкими.
        - Что ты делаешь? - Саша открыла глаза, словно и не спала вовсе. Вскочила и села.
        - Нам пора идти, - легкая дымка воспоминаний вмиг исчезла. Харон нахмурился и направился к столу.
        Даже не заметила, как уснула. Может это пес как-то на меня подействовал? Кажется, ему не нравились мои высказывания по поводу отсутствия демона. Посмотрела на лустара, но он только недовольно хмыкнул.
        - Куда? - не успела глаза открыть, а уже нужно идти.
        - Туда, где сможем найти ответы на миллион возникших вопросов, - демон без эмоционально набросил плащ, пряча голову под капюшон.
        - Очень… информативно. Может, назовешь хоть место?
        - Ты хорошо ориентируешься в аду? - ехидно спросил Харон.
        - Ну, - мифы, легенды, старинные рукописи. На моем жизненном пути встречалось немало источников информации о… нижнем мире. Хотя как оказалось, кое в чем они не совпадали с реальностью.
        - Забудь…
        - Что?
        - Забудь все, что ты знала. Повторяю, последний раз. Люди понятия не имеют, чем на самом деле является ад.
        - Увидим… - я встала с дивана и направилась к двери.
        - Попрошу еще об одном, - в голосе демона послышалась настороженность. - Ничего не трогай, пока я не разрешу.
        Так и хотелось съязвить, но я не стала. Наверное, лучше прислушаться к его совету.
        - Так мы идем?
        - И еще. Надень это, - в руках у Харона появилась серая накидка. Он бросил вещь в мою сторону, и я ловко поймала ее.
        Не сразу поняла, как надеть, но покрутив немного, разобралась. Набросила на плечи и покрыла голову капюшоном. Вообще, одежда походила на плащ нищенки, однако я не стала задавать лишних вопросов, понимая, для чего Харон дал мне ее.
        Тот следил за разговором двоих, поглядывая то на Сашу, то на демона и неодобрительно покачивал головой. Ему не нравилось слишком веселое, порой неоправданно уверенное поведение девушки. А еще больше, взгляд, которым иногда смотрел на нее демон. Нужно было следить за этими двумя во все глаза, иначе они могли натворить дел.
        Снаружи была та же гробовая давящая тишина и ощущение вакуума. Туманная серая мгла, черное тучное небо, но… вместо скал и реки, бескрайняя пустыня. Дикая, покрытая глубокими морщинами, земля. Ни одного дерева или куста, пусть хотя бы сухого. Лишь вдалеке багровое зарево. Толи рассвет, толи закат.
        Харон уверенным шагом двинулся вперед. Однако маленький друг последовал за ним не очень резво и это настораживало. Но ничего кроме, как идти следом, не оставалось.
        В голове, словно живя своей жизнью, появились и начали ползать надоедливыми, неугомонными муравьями, нелепые и глупые мысли. Чем дальше мы продвигались по, явно не желавшей принимать путников, уставшей земле, все больше и больше начинало казаться, будто я схожу с ума.
        Старые обиды, даже самые мелкие, превращались в тяжелый ком, который требовал кричать во все горло. Воспоминания из прошлого, отдаленного и не очень, будто в негативном зеркальном отражении становились серыми, пустыми и начинали вызывать отвращение. Хотелось вырвать их из головы, забыть навсегда, как чью-то чужую, страшную жизнь, не свою. Но если то было не со мной, то кто я на самом деле?
        От этого вопроса я уже готова была завыть волком. Еле сдерживая себя, в затуманенных мыслях пыталась найти ту ниточку, которая не давала окончательно запутаться.
        Сквозь то застывший, то дребезжащий, как при жаре воздух, иногда проявлялись фигуры. То людей, то животных. Иногда казалось, еще немного и очертания примут форму широкого развесистого дерева. Или возникали чуть уловимые звуки и голоса, но стоило затаить дыхание и прислушаться, как вновь нависала удушающая тишина.
        - Ты не сказал, что мы пойдем через долину "памяти". Ты точно сошел с ума, - произнес Тот шепотом, чтобы его не услышала Александра. Хотя сам готов был орать во весь голос, чтобы они повернули обратно, пока еще не поздно.
        - Я знаю, что делаю, - невозмутимо ответил демон, даже не поворачиваясь в сторону друга.
        - Она здесь долго не протянет, - предупредил лустар.
        - Думаю, - мужчина все-таки бросил на него спешный взгляд, - ты боишься за свои потроха больше, чем за нее.
        - Нет… - обиженно фыркнул Тот и выставил грудь вперед, но… - он поежился, и хохолок на макушке стал дыбом, - ощущения здесь, знаешь ли…
        - Знаю, - задумчиво ответил Харон.
        Он казался невозмутимым и, хотя лица я не видела, что-то подсказывало, демон нервничал. Да и дружок тоже. Он шел следом за хозяином, а после сравнялся и что-то прошептал. И это что-то мне не понравилось. Мне вообще все вокруг не нравилось. Особенно ощущения.
        Ужасные, мерзкие, скользкие. Призрачные, то появляющиеся, то исчезающие образы и звуки. Да и появлялись ли они на самом деле, а не были созданы моим больным воображением?
        Однако если бы я кому-нибудь рассказала, что оказалась в аду… Петровский бы точно обзавидовался. А есть ли чему завидовать? Как известно отсюда не возвращались. Можно было бы убеждать себя до последнего, что все ложь. Нет никого ада, Харона, пернатой собаки.
        Но… голоса внутри. Ощущения. Вообще все, говорило об обратном. Только, примеряя увиденное к своим знаниям о якобы нижнем мире, я вконец убеждалась, что ведь действительно. На самом деле… Харон был прав. Ни черта я не знаю. Все было придуманными сказками. Байками для людей.
        Да, есть совпадения. Тот же перевозчик Харон. Хотя он оказался совершенно не таким, как его описывают сказания. Река забвения. И возможно будет что-то еще, но передать те чувства ужаса, неизвестности, а порой потерянности не только во времени и пространстве, но даже в себе… просто невозможно.
        У меня в руках, наконец, оказалось, как я считала раньше, самое ценное. Что помогало жить. Ведь данное отцу обещание нельзя было не выполнить. И я сделаю это обязательно, только вот имело ли это уже смысл. Человечество так и не узнает, что было в древней рукописи.
        Харон сказал, здесь манускрипт имеет огромную ценность. Интересно почему? Насколько понятно из того, что удалось расшифровать, никаких особенных тайн… для ада, в книге не было. Для людей - возможно. Но не для тех, о чьей жизни и велось повествование. Видимо создатель манускрипта имел зуб на обитателей этого мира, раз решился раскрыть истинную тайну их существования людям.
        - Больше двух говорят вслух, между прочим, - мне надоели подозрительные шепотки между Хароном и его другом. Я тоже имела право знать, что происходило и куда все - таки мы направлялись. - Долго нам еще?
        Похоже, никто не собирался отвечать. Демон, как и его пернатый дружок, замолчали и продолжали идти вперед.
        - Я кажется…
        Не успела договорить, потому - что неожиданно подул пронизывающий ветер. Холодный, колкий. Пробирающий до костей. Все тело мгновенно покрылось мурашками и, стараясь хоть как-то спастись, я попыталась укутаться в разлетающуюся накидку.
        - Почти пришли, - громко крикнул Харон и обернулся в мою сторону.
        Девушка, одной рукой схватилась за края плаща, а другой крепко прижимала к себе артефакт, и демон подумал, что оставить у нее книгу было, пока, единственным его правильным решением.
        Алекса - такая маленькая и хрупкая, не смотря на неизвестность впереди, держалась довольно стойко. Прямо сейчас Харону хотелось укрыть ее и защитить от дыхания долины, но тут же он упрекнул себя в том, что снова позволил слабости окунуть туда, куда не позволено. Буд-то в подтверждение собственных мыслей, ветер стих.
        Харон остановился и сбросил капюшон. Вдали, сквозь рассеивающийся туман, виднелись два огромных валуна. Они представляли собой врата во владения той, что была изгнана некогда Верховными за преступление плата, за которое уничтожение. Однако, зачем-то ей сохранили существование.
        Она вынуждена проводить свое бытие в вечном одиночестве. Харон не боялся встретиться с той, что некогда посмела нарушить все законы. Однажды он уже имел дело с самой коварной и неисправимой женщиной ада. И… она помогла ему.
        - Ох, не нравится мне все это, - провизжал Тот.
        - Не скули, - пригрозил Харон. - У нас нет другого выхода. Да и… бояться нечего.
        - Ты уверен? - опасливо спросил пернатый и покосился в мою сторону. Вот, что за зверь такой… трусливый. Даже я, кажется, уже перестала пугаться окружающей неизвестности.
        - Уверен, - твердо ответил демон.
        - Что это? - последовала примеру демона и сбросила капюшон.
        Высокие камни, метра в два высотой, были похожи на два айсберга, находящихся в пустынной голой равнине. Но что-то подсказывало, что они не просто так здесь стоят.
        - Вход на территорию принадлежащую… Кайле, - Александра стояла рядом с Хароном, и по складке на ее лбу он понял, что девушке это ни о чем не говорило. А недавно она утверждала, что знала об аде многое. Демон усмехнулся своим мыслям.
        - Что? Если это та Кайла, о которой я думаю, то…
        - Люди слагают о ней легенды, это правда, но… не уверен, что твои знания являются истиной и тем лучше для тебя, - ответил Харон.
        - И все - таки я против, чтобы мы шли к… - Тот выскочил вперед, словно преграждая путь.
        - Не веди себя как трусливый нол, - зло ответил демон. - Ты прекрасно знал, куда мы направляемся…
        - Нет, не знал, - попытался оправдаться лустар.
        - Может, перестанете уже гаркаться, - на самом деле они вели себя как дети. Мало того, что место дарило ощущения не из приятных, которые к тому же усилились, так еще и эти двое. - Я так понимаю, что… дважды умереть не получится, раз мы итак мертвы? - даже не верила, что сказала это, но кажется, осознание своей умерщвленной меня не смущало.
        - Я не был бы так уверен, - спокойно ответил Харон. - Но сейчас, обещаю, нет никакой опасности, - лустар иронично хмыкнул и демон бросил на него недовольный взгляд.
        - Хорошо.
        - Единственное, что тебе действительно нужно… это помнить мои предупреждения, которые я давал в начале пути.
        - Ничего не трогать, - запомнила, и напоминать не стоило.
        - Умная девочка, - ехидно похвалил Демон и двинулся вперед.
        Харон надеялся, что Алекса действительно будет слушаться. С Кайлой он был знаком, но не знал, изменилась ли она за это время.
        ГЛАВА 4
        Здесь ничего не изменилось. В аду ничто не было подвластно переменам. Верховные следили за стабильностью и порядком. Хотя случались исключения, но и они были четко продуманы. Ничего в чертогах тьмы не происходило спонтанно.
        Харон сделал шаг вперед и ступил туда, где, если бы не ситуация, никогда не хотел бы оказаться.
        Стоило миновать границу, как оранжевое солнце ослепило глаза и окутало невыносимым зноем. На чистом, голубом небе не было ни облака. Оно походило на ровную гладь, которую пронзали яркие лучи круглого светила.
        Зеленые кроны развесистых деревьев, пышные кустарники и дивной красоты цветы. Казалось бы, в аду не могло быть такого места. А вот оно. Есть.
        Райский сад. Так его можно было назвать. Еще минуту назад я шла по бескрайней серой пустыне, а сейчас стояла на мягкой пушистой траве и любовалась насыщенностью зелени и красок. Мрачные, дурные мысли исчезли, словно их и не было. Внутри стало так спокойно и умиротворенно, словно кто-то переключил настроение, как выключатель.
        - Разве это возможно?
        - Да, - ответил Харон. Демон внимательно посмотрел на меня и осторожно взял за руку.
        - В чем дело? - я вздрогнула и удивленно посмотрела на него. Что опять не так?
        - Ты помнишь, о чем я предупреждал.
        - Эээ да. Вроде, - я все помнила, но в данный момент было как-то не до этого. Уж больно удивительным казалось место. Не обращая внимания на то, что Харон по-прежнему держал меня за руку, сделала шаг вперед.
        - Уверена? - невозмутимо спросил он.
        - А, что здесь может случиться? Посмотри вокруг. Это же…
        - Рай? Ты это хотела сказать.
        - Я знал. Знал, что даром все не пройдет… - до этого безучастно наблюдая, вставил своих пять копеек лустар.
        - Прекрати, - прервал его демон. - Она простая душа. Этого следовало ожидать.
        - Ты еще и защищаешь ее? - недовольно взмахнул крыльями пес.
        - Нужно, как можно скорее найти Кайлу и убираться отсюда.
        - Вы снова ведете себя так, будто меня здесь нет. Никого я не собираюсь искать, - я протянула Харону книгу. Постоянно таскать ее мне надоело. - Она мне больше не нужна. Раз я умерла. Значит…
        - Какая компания… Харон, его страж и…
        Столько времени прошло, но она была все так же прекрасна. Пребывание в изгнании может быть как-то и повлияло, но не сломило ни характер, ни поведение. Все тот же острый взгляд, высоко вздернутый подбородок и ехидная усмешка на губах.
        Но, Харон остерегался другого. Одиночество могло превратить Кайлу в хищницу. Жаждущую отмщения и жертв. Живущую в бреду, любым способом выбраться из заточения.
        Я внимательно рассматривала женщину словно картинку. Она и была картинкой. Рыжие, длинные, чуть волнистые волосы. Зеленые, яркие, как спелая сочная трава, большие глаза. Чуть вздернутый аккуратный нос и красивые губы.
        Пусть и не высокого роста, но стройная и с красивой фигурой. Длинный, почти до пят, сарафан розового цвета из легкого воздушного материала, делал ее похожую на богиню.
        Харон чуть сжал мне руку и только тогда, я оторвала взгляд и перевела его на демона. Складка на лбу, глаза, стали черными, а губы превратились в тонкую линию. Хм. Что-то не так. К тому же, судя по хватке, он напряжен.
        Демон еще не успел забрать у меня манускрипт. От греха подальше я спрятала книгу под накидку и крепче прижала к груди.
        - И искать не надо… - тихо проскулил Тот.
        - Кайла, - произнес Харон.
        - Что же должно было случиться, раз вас занесло в самое гиблое место в аду? - женщина приблизилась, и демон еще больше напрягся.
        - Есть разговор, - ответил он.
        - Да неужели? - изогнутая бровь женщины поползла вверх. Через мгновение она оказалась рядом с Хароном и схватила его за запястье. Прошло буквально несколько секунд, и Кайла улыбнулась, каким-то своим мыслям. - А я уж подумала, Верховные решили, что мне нужна компания.
        Демон рассмеялся.
        - Хорошая бы из нас компания получилась. Рад тебя видеть.
        Я ничего не понимала. Только что, между этими двумя было такое напряжение, разве, что искры не сыпались, а сейчас они обнимались, как старые добрые друзья. А еще кто-то говорил, дабы эту чудную женщину нужно опасаться.
        Смотреть на приветствия стало враз неинтересно. Я перевела взгляд на лустара, но и он был поглощен любованием встречи Харона с рыжей. Самое время продолжить ознакомление с дивной картиной здешней природы. Все-таки, какая красота вокруг.
        Ноги сами повели вперед. Глаза не могли оторваться от, стелящихся по траве, вьющихся прямо по стволам деревьев, цветов. Они так и манили их потрогать. Бутоны издавали некий звук, похожий на мелодию. Качались из стороны в сторону, словно в танце.
        Казалось я уже не иду, а лечу мимо деревьев. Хотелось присоединиться к царящему вокруг празднику природы. Стать одним целым с ней. Петь и танцевать. Петь и танцевать.
        Я закрыла глаза и уже готова была отдаться во владение, появившимся в голове, образам, как вдруг кто-то схватил меня за плечи и хорошенько тряхнул.
        Ну что за люди? Даже после смерти не дадут расслабиться. Там куда зовет мелодия так хорошо, спокойно. Нужно срочно продолжить путь.
        Не обращая внимания на надоедливые встряски моего тела, снова закрыла глаза и насладилась неизвестным пением.
        - Пока мы в саду она не отойдет, - констатировала Кайла и недовольно посмотрела на Харона. Он еще раз потряс Алексу за плечи, но блаженная улыбка на ее лице никуда не пропала. - А, что ты хотел. Я вообще не понимаю, зачем притащил ее сюда. Твое новое увлечение не могло подождать где-нибудь в укромном месте?
        - Она не мое увлечение, - зло произнес демон.
        - Я предупреждал, будет много проблем, - деловито фыркнул Тотум.
        - О. Я вижу, страж теперь еще, и указывает, как поступать, - усмехнулась Кайла.
        - Оставь его, - отмахнулся Харон. - Как нам привести девушку в чувство?
        - Ну… - задумалась Кайла. - Бери ее на руки и пошли.
        - Куда? - недоверчиво спросил демон. - Насколько я помню, они, - Харон кивнул в сторону деревьев. - Здесь повсюду.
        - Есть одно место, - подмигнула Кайла и двинусь вперед.
        Харон подхватил Сашу на руки, присвистнул лустару и направился следом. Если Алексу не избавить от чар она отправится во владения Шакса. Блаженные и неустойчивые души, его прерогатива.
        Нет. Этого допустить нельзя. Сначала нужно узнать на кой черт она понадобилась Луке и что он задумал. Да и цена слишком велика. Цена свободы, о которой он так давно мечтал. Алекса слишком ценна, чтобы потерять ее так нелепо.
        К удивлению демона через некоторое время сад стал реже. Кустарники попадались через раз, а цветы и вовсе исчезли. Пройдя еще несколько сотен метров, они оказались на небольшой лужайке.
        - Помнишь это место?
        Помнил. Старался забыть, потому - что память съедала изнутри, но оказывается, не получилось. Заставляла думать, страдать, вновь и вновь возвращаться в то злосчастное и одновременно счастливое время.
        Счастье для демона, как яд. Оно способно отравить и убить и если бы сразу обоих, то черт с ним. Но, Харон остался жить, а…
        Хватит. В последнее время он слишком много позволял себе думать. Воспоминания возвращались, а этого нельзя допустить.
        - Нет, - соврал демон.
        Кайла недоверчиво хмыкнула, но не стала ворошить прошлое.
        - Ложи ее в центр. Пройдет около часа, прежде чем действие дурмана пройдет.
        Харон послушно выполнил указания. Он прекрасно помнил, что делать, но не подал виду. Присел на корточки и, аккуратно опустив девушку на траву, укрыл накидкой так, чтобы книгу не было видно. Кайла пока не знала о ней, и демон решил немного повременить.
        - А теперь я вся во внимании. Гости, знаешь ли, меня не посещают. Не то место…
        - Понимаю, - Харон встал, вытер пот со лба и перевел взгляд на сидевшего рядом лустара. Его хохолок безжизненно опустился на бок, а крылья были плотно прижаты. Значит, Тот боялся. Боялся и ждал, что же будет дальше. - Ты помогла мне однажды. И… осталось совсем немного, тех, кому я могу… доверять.
        - Уже интересно, - Кайла улыбнулась, подошла к демону и выжидающе сложила руки на груди. - "Изгнанный" пришел к "изгнанной" за помощью? Прошлый раз… не в счет. Мы были совсем в другом положении… да и в итоге все оказалось напрасно, - последние слова Кайла произнесла с досадой.
        - Не совсем за помощью. Скорее… за информацией.
        Женщина громко рассмеялась.
        - Серьезно?
        - Когда узнаешь, о чем идет речь тебе будет совсем не до смеха, - невозмутимо ответил демон. - Я слышал, некто завладел вещью, несущую в себе энергию Верховных светлых. Ты когда-нибудь слышала об этом артефакте?
        - Чушь, - отрезала Кайла. - Такого артефакта не существует. И… если бы кто-то в аду владел им. Поверь. Люцифер бы уже прибрал вещь к рукам. Да и кто мог создать такое оружие и зачем?
        Харон снова посмотрел на лустара. Друг сосредоточенно переваривал слова Кайлы, а когда их с демоном взгляды встретились, удивленно расправил крылья.
        Действительно. Если бы Харон лично не видел и не прикасался к книге, то не поверил бы в ее существование.
        - Неужели ты повелся на эти бредни? - непонимающе спросила женщина.
        Впервые в ее глазах демон увидел искреннее удивление и… сочувствие? А ведь Кайла изменилась. Как могло такое произойти? Неужели одиночество способно сделать из непокорной фурии покладистую лань. Принявшую свою судьбу и смирившуюся с участью? Это могло произойти с кем угодно, но только не с женой Адоная.
        Сложной, дерзкой, неуправляемой и готовой принять любой вызов. Когда - то ее все устраивало. Пока… Адонай не стал слишком часто пропадать на заданиях, а возвращаясь находить расслабление в бутылке.
        Он безумно любил свою неукротимую и, порой невозможную, жену и эта любовь сделала его слабым. Он не смог предотвратить то, что произошло, и в итоге остался один.
        Харон не знал, что заставило Кайлу пойти против Верховных. Нарушить закон и попытаться изменить порядки в аду. Это заведомо проигрыш и уничтожение, но случилось то, что случилось и вот… она здесь. Отбывает пожизненное наказание в изгнании.
        - А ты изменилась, - ответил Харон. - Раньше… ты бы вцепилась в любую возможность вернуться и… доказать свою правоту.
        - Мне нечего доказывать, - тихо ответила женщина. - Мое возвращение… невозможно, но ты прав. Я бы действительно использовала любой шанс, чтобы вновь увидеть Адоная. И да. Я изменилась. Хотя сама долго не могла принять этого.
        - Значит, ты уверена, что книги не существует?
        - Уверена, - в голосе Кайлы была уверенность. - Твой информатор либо хочет вывести тебя из равновесия… либо завлечь в очередную заварушку против Верховных. В аду давно слишком спокойно…
        - Откуда тебе знать? - Харон подозрительно сощурил глаза.
        - Собиратели иногда посещают меня. Проверяют… когда я, наконец, свихнусь, - улыбнулась женщина. - Я не почувствовала в них ни тревоги, ни запаха войны, а значит… в аду ничего не изменилось.
        - А чтобы ты сделала, если бы я показал тебе… этот артефакт? - Харон выжидающе уставился на Кайлу. Ему была интересна ее реакция. Демон уже понял, что начинать новые распри с Верховными ей не интересно, так же, как и ему. Но, вырваться из изгнания, было бы сродни подарку судьбы.
        - Ничего, - спокойно ответила она. - Потому что у тебя ее нет.
        Харон усмехнулся. Присел возле, все еще неподвижной Саши, и, схватив край плаща, отбросил его в сторону.
        Как и прежде ничем не примечательная книга лежала на груди Александры. Как будто забыв положить на место, девушка уснула с ней в руках. Харон аккуратно взял артефакт в руки и протянул Кайле.
        - Возьми.
        Женщина несколько минут стояла, не решаясь, но после осторожно взяла фолиант. Словно игривый ручеек, энергия светлых коснулась рук Кайлы и поползла вверх, окутывая ладони, а затем запястья. Женщина в растерянности наблюдала за происходящим, но вдруг с силой швырнула манускрипт на землю.
        - Убери. Спрячь и больше никогда не показывай мне, - Кайла охватила себя руками, будто замерзла и сделала несколько шагов в сторону. Подальше от Саши.
        - В чем дело? - удивлению Харона не было предела, а лицо знакомой стало серым. Он нахмурился и поднял книгу.
        Кажется, меня снова вырубило. Кружилась и дико болела голова, а еще чувствовалась слабость словно от упадка сил после долгой болезни. Открыла глаза и осмотрелась. Почему я лежу, а Харон и Тот выжидающе уставились на меня? И книга у демона.
        Последнее, что сохранилось в памяти это встреча с рыжеволосой женщиной. Кажется, ее звали Кайла.
        - Пить, - в горле пересохло. Я сглотнула. От неприятного ощущения скривилась и села. - Очень хочется пить.
        Кайла протянула мне кувшин. Демон настороженно посмотрел на нее, но в ответ получил добрую усмешку. И все-таки я не торопилась брать сосуд.
        - Это не удивительно. Последствия твоего нахождения в этом месте. Могло быть и хуже. Выпей. Станет легче.
        - Что это? - как бы сильно не хотелось смочить горло, но вдруг там отрава.
        - Не волнуйся. Нектар из аконита вернет себе силы.
        - Что, - она точно сумасшедшая. Я испуганно отстранилась. - Это же яд. Аконит смертельно опасное растение.
        - Только не в а аду девочка, - усмехнулась Кайла.
        - Она говорит правду, - подтвердил Харон. - Пей.
        Хм. Ладно. Раз Харон одобрил. Но все же я недоверчиво взяла кувшин, понюхала и сделала сначала один, а затем еще несколько глотков. На вкус оказалось довольно приятно.
        - Терять то уже нечего, - вернула сосуд Кайле и встала. На удивление головокружение как по волшебству исчезло. - Я долго была в отключке?
        - Не очень, - ответил Харон.
        - Ну что же, - воскликнула женщина. - Идем. Раз уж пришли.
        Харон был не доволен тем, что разговор с Кайлой вынужден был прерваться. Почему она так себя повела с книгой? Очень странно. Или женщина чего-то недоговаривает и скрывает?
        Он обязательно это выяснит. Если Кайла действительно ничего не знает о фолианте нужно решать, как действовать дальше и что делать с Алексой.
        Новые вопросы и все еще ни единого ответа. Харон терпеть не мог, когда на него, вот так с ног на голову, что-нибудь сваливалось. А здесь.
        То, что намечалась заварушка против Верховных это точно и то, что они неким образом еще не в курсе, тоже имело место быть. Однако такое мог провернуть лишь приближенный. Интересно кто?
        Поляна оказалась не такой маленькой, как казалась на самом деле. Неподалеку находилось озеро, вода, в котором была кристально чистой. Она отражала в себе небо, и даже солнечные блики, словно в зеркальном отражении.
        Возле озера стоял шатер. Его покрытие было словно соткано из листьев и цветов, но выглядело довольно прочно.
        - Вы здесь живете, - надо же. Прямо на лоне природы.
        - Живу. Если это можно так назвать.
        На мягкой траве, похожей на ковер, расположилось широкое ложе, стол, несколько стульев и плетеный шкаф, наполненный посудой. Создавалось ощущение, что все это, в том числе и сам шатер, появилось здесь недавно. Если не прямо сейчас. Однако я не стала задавать лишних вопросов.
        - Это для тебя… привычная обстановка? - Кайла остановилась рядом.
        - Да. А что бывает по - другому? - не совсем поняла вопрос. В хижине Харона тоже была… человеческая мебель.
        - По - другому? - Кайла перевела взгляд на Харона, а затем снова на меня. - Здесь все по-другому ты так не считаешь?
        - Да, - согласилась я. - Не ожидала увидеть в аду такие красивые деревья и цветы.
        - Не ожидала? - удивилась женщина. Выпрямилась и прошлась по мне взглядом с ног до головы.
        - Она думает, что знает, как устроен ад.
        Кайла вдруг рассмеялась, и демон поддержал ее усмешкой.
        - Действительно интересный экземпляр. Я начинаю понимать тебя Харон. Умная душа может пригодиться, - женщина перестала смеяться и уже серьезно продолжила. - Не обижайся. Ты… привыкнешь.
        - К тому, что мертва?
        - И к этому тоже. Ведь… на самом деле многое… в этом мире только иллюзия, - мебель и шатер начали рассеиваться, словно дымка и в итоге все исчезло.
        Не то чтобы я сильно удивилась, но как-то предостерегающе это все выглядело. Мне показалось, Кайла на что-то намекала.
        - Можно спросить? Что со мной случилось? Почему я отключилась?
        - Обычное действие этого места на… души смертных. Пока ты пустая. Не определившаяся. Здесь все не так просто как могло показаться на первый взгляд, - ответила Кайла. - Если бы не настойчивость Харона, - женщина с усмешкой посмотрела на демона. - Ты бы отправилась во владения Шакса. Демона расселявшего блаженные души.
        - Но… это место. Оно кажется таким… умиротворенным и безопасным.
        - Место, которое ненавидят все твари ада, потому что оно пропитано благоуханием, красотой и идейностью мира, являющегося главным заклятым врагом ада - раем, - напряженно ответила хозяйка. - Каждый проведенный здесь день приносит боль и страдания. Заставляет выходить из себя, чувствовать раздражение и злобу.
        Только недавно Кайла заставила себя признать одну истину. Верховные были уверены о последствиях и конечном итоге, поэтому и оставили ее в чертогах тьмы, а не изгнали навсегда в низшие миры или того хуже мир смертных.
        - Я говорил тебе. Забудь все, что ты знала про ад, - добавил Харон.
        - И что дальше?
        - Оставить здесь ты ее не можешь? - предупредила Кайла. Она подозрительно посмотрела на демона, словно знала, о чем тот думает.
        - Я и не собиралась… - что это они еще задумали?
        - Почему ты так отреагировала? - неожиданно спросил Харон у знакомой. - Что не так… с книгой?
        Я сообразила, что когда была в отключке, демон рассказал женщине о манускрипте. Вот почему книги не оказалось рядом со мной. Но видимо, что-то произошло. Что-то, что заставило Харона усомниться либо в артефакте, либо в Кайле. Откуда родилась такая уверенность я так и не поняла. Просто почувствовала.
        - С книгой все так, - Кайла медлила. Будто решая говорить или нет и все-таки решилась, хотя это ей стоило большого труда. - Дело во мне. Бесы не переносят энергию светлых.
        - И… причем здесь… - от нахлынувшего понимания Харон затаил дыхание. Он пристально смотрел на Кайлу и не мог поверить. - Как? Как Вам удалось?
        - Старая история, - нехотя ответила женщина.
        - Что происходит, мне кто-нибудь объяснит? - снова загадки.
        - Это долго, - задумавшись, произнес Харон.
        - И все же, - я не собиралась сдаваться. Пора начать вникать в адовы порядки, иначе… как во всем разобраться. Манускрипт, светлая энергия, Верховные. Голова кругом.
        - Твои желания не перестают меня удивлять девочка, - вместо Харона заговорила Кайла. - Попав в свое новое пристанище, души не задают вопросов и уж точно не… путешествуют вместе с демонами.
        Души находят место в одном из районов чертогов тьмы и ведут там свое существование, пока не переродятся снова. Ты умерла не в свое время и попала в ад неспроста. Тебе помогли в этом и если ты действительно хоть как - то причастна к артефакту, а не оказалась случайной жертвой - берегись.
        Люцифер-повелитель, Вельзевул и Астарот - его соратники не пропустят появления такого мощного оружия. Оружия, которое способно им помочь, а именно Люциферу завершить нескончаемую войну между чертогами тьмы и раем. Это не просто война. Это соперничество отца, верховного светлого и сына, темного повелителя.
        Люцифер слишком многим пожертвовал, прежде чем добился того что имеет. Он строг, но и справедлив. Ценит порядок и уважение. Хотя… иногда этот порядок вызывает возмущения, - Кайла вдруг улыбнулась. Но не тому, что сказала, а каким-то своим мыслям.
        - Раз книга у вас в руках, это может означать лишь одно. Кто-то из его прислужников нашел ее, и никто не знает, что намерен предпринять. Это может быть, что угодно, но точно ничего хорошего.
        Когда то я пыталась доказать свою правоту Верховным, и сейчас расплачиваюсь за это. Меня не пугает вечное изгнание в одиночестве. До сих пор единицы знали мое истинное происхождение, да и раньше оно было не столь важно. Любовь демона сильна и крепка и если он находил свою вторую половину, другие не обращали внимания на сословия.
        Так, к чему я. Мой муж Адонай является приближенным Люцифера. Он… высший демон. А я. Я не стесняюсь того, кем являюсь. Но, рано или поздно об этом узнали бы… Я бес. Самое низшее существо в аду. Для беса энергия светлых непереносима.
        Вы зря пришли. Я никак не могу быть полезной. И остаться даже на какое то время вы тоже не можете, - Кайла перевела взгляд на Харона. - Однако подскажу, кто способен дать хоть какую-то информацию наверняка.
        Демон вопросительно вздернул бровь.
        - Аируна.
        ГЛАВА 5
        "Я вижу, как ты смотришь на нее. Будь осторожен. Играешь с огнем"
        Слова Кайлы не выходили из головы. Она была права. Права, но Харон не хотел признавать этого. Как и тогда. Память - предательница снова перенесла в забытое прошлое и разлилась болью в груди.
        Муки совести, ранее неведомые демону, пронзали мелкими осколками сознание и бередили старую рану. Он не знал, что нужно сделать, чтобы избавиться от всего этого и терпел, хотя порой терпение было на исходе. Наверное, это наказание. Наказание за неиспользованный шанс спасти…
        - А кто это Аируна?
        Харон всматривался в пустыню, будто решал, куда идти дальше но, заметив складку у него на лбу, я поняла, демон снова чем-то озабочен и погружен в мысли.
        Визит к Кайле ничего не дал. Все было по-прежнему странно и непонятно, а этого я ой как не любила. При жизни целью был манускрипт и его расшифровка. А что сейчас? В Тулу со своим самоваром? То есть к демонам с книгой о демонах?
        Со слов Харона в фолианте есть секрет. Он вроде даже является оружием, но как оно действует? Снова вопрос. Некая светлая энергия. Не видела я никакой энергии. Не видела и не чувствовала.
        Я оказалась впутанной в чужую войну и от этого не особо хорошо себя чувствовала. Да и общее пребывание, в аду не доставляло удовольствия. Вот бы остаться…
        Обернулась и посмотрела на два валуна. Место, которое осталось позади, действительно очень прельщало. Однако там мне не нашлось места. Придется следовать за Хароном дальше и искать разгадку спрятанную в манускрипте.
        Все тот же пейзаж бескрайней и серой пустыни, со стелящимся туманом не предвещал ничего хорошего. Подул ветер, а вдали появилось алое зарево. Жуткая картина.
        - О, - саркастически воскликнул Тот. - Аируна.
        - Чертова ведьма. Которая многое может и знает, но не всегда и всем рассказывает, - зло проворчал Харон.
        - Тогда зачем…
        - Потому - что Кайла права. Только она может знать о книге.
        - И чем же занимается… эта ведьма? - еще ведьм не хватало. Итак, все запутанно. Сказка, да и только.
        - Чем и положено, - серьезно ответил демон. - В ее распоряжении самые отъявленные души.
        - Отъявленные? - не то чтобы я испугалась, но воображение сработало мгновенно.
        - В аду ищут пристанища не только людские души, но и других миров. И никто не может справиться с "особенными" лучше, чем Аируна. Тоту однажды приходилось встретиться с ней, - с этими словами Харон посмотрел на друга и неожиданно улыбнулся.
        - Не надо. Прошу тебя, - взмолился лустар. Видимо встреча была не из приятных.
        - Хорошо, - успокоил его демон и потрепал по распушившемуся хохолку. - Итак, мы направляемся на юг, - Харон поднял руку и указал прямо в сторону зарева. - То, что произошло с тобой в обители Кайлы всего лишь малая часть, что может случиться.
        Та часть ада, где мы находимся, не предназначена для прогулок. Душа, найдя свое место должна определиться, а ты. У тебя пока нет места. Поэтому, - демон сделал несколько шагов вперед и оказался очень близко. Слишком близко, - крепче держи книгу.
        Не отрывая взгляда, я смотрела на Харона а и, когда он закончил, послушно кивнула. Его тело. От него исходил жар и… притяжение. Такое, что мне захотелось протянуть руку и… Оказывается, его глаза могли быть не только черными и синими. Это так завораживало.
        О чем я только думала? Нужно отвлечься. Быстро отвернулась и сделала шаг назад.
        - Тогда идем, - выдохнул демон.
        Он набросил на голову капюшон и двинулся вперед. Лустар на мгновение задержал на мне взгляд и засеменил следом за другом.
        Окончательно опомнившись, для надежности тряхнула головой, до конца прогоняя наваждение, последовала примеру Харона и, набросив капюшон накидки, последовала за провожатыми.
        Некоторое время мы шли молча. Не хотелось задать много вопросов, да и что-то подсказывало, демон не даст сейчас на них ответы. Даже разговаривать не станет. Он ступал на черную, сухую землю, твердыми, уверенными шагами, но прямая напряженная спина выдавала тревогу и настороженность.
        Иногда Харон резко останавливался, смотрел по сторонам и к чему - то прислушивался. Пес мгновенно хватал реакцию хозяина и принимал стойку смирно. Его нос смешно двигался, а уши превращались в локаторы, улавливающие малейший звук.
        Потом они переглядывались и, что-то решив для себя, шли дальше. В такие моменты я тоже замирала и, кажется, даже почти переставала дышать. Что могло настораживать демона и его странную собаку, я не знала, но если даже они опасались, то, что уже говорить обо мне.
        Я прижимала книгу крепче к груди и семенила следом. За что была благодарна на этот раз, так это за то, что мысли больше не путались. Не казались страшными и не походили на паразитов, атакующих сознание.
        Постепенно пейзаж начал меняться. Алое зарево стало огромным, застилая собой практически все небо, а туман исчез. Воздух будто дребезжал от зноя, хотя жарко не было. Вечерняя прохлада окутывала, мягко касаясь кожи и не удержавшись от желания, я сделала глубокий вдох. Уж очень упоительной, казался, витающий аромат свежести.
        Тут же закашлялась. Внутренности скрутило в клубок. Сложилось ощущение, что сейчас их вывернет наружу. Не выдержав натиска, сложилась пополам и, меня вырвало. Поддельная свежесть оказалась мерзкой вонью, и стоило ее вдохнуть, как во рту появился привкус, будто тухлятину проглотила.
        Это было просто невыносимо. По - прежнему содрогаясь в позывах, я упала на колени и, выронив книгу, схватилась за живот.
        - Я говорил. Говорил, что она долго не протянет, - укоризненно произнес лустар.
        - Заткнись, - осадил его Харон. Он вмиг оказался рядом, снял мне капюшон и обнял за плечи.
        - Твоя магия не подействует. Не надейся. Она неопределившаяся душа… Так что.
        Харон не слушал слов назойливого друга. Он сам все прекрасно знал и понимал, но… не хотел терять хотя бы шанс помочь Алексе.
        Снял с пояса флягу с водой, которая всегда была при нем и, когда судороги на некоторое время отпустили, протянул ее девушке.
        - Выпей немного.
        Александра послушалась, однако стоило сделать несколько глотков, как ее снова вырвало. Харон осознавал, что это плохо, но не мог понять одного. Слишком жестко подействовал на нее дух приближающихся земель. Обычно, души нормально переносили его, но видимо не в этом случае. Девушка не сможет пройти и половины пути.
        Не смотря на предостережения лустара, Харон взял ее за запястья и закрыл глаза. Всем своим нутром он пожелала, чтобы Алексе стало лучше и влияние отравляющего смрада прекратилось. Это было из разряда невозможного, но каково же было удивление, когда все-таки сработало.
        Успокаиваясь, девушка перестала содрогаться. Она боязливо глотала воздух, а когда дыхание восстановилось, открыла глаза. Капельки слезинок покатились по щекам и, Алекса попыталась освободить руки, чтобы стереть их, но Харон не позволил. Он сам протянул руку и, чуть коснувшись пальцами, вытер тонкие струйки.
        Удивительное, такое забытое, но непередаваемое чувство. С заботой, касаться нежной кожи. Ощущать его тепло. И… она не возражала. Харон не почувствовал протеста. Лишь легкое смущение.
        - Мне лучше. Можем идти дальше.
        Как же паршиво я себя чувствовала. Он дотронулся, а меня словно током прошибло. Такое странное и одновременно приятное чувство. Стоило демону отпустить меня, как я вскочила на ноги и отвернулась. Подобрала книгу, снова прижала ее к себе и набросила капюшон.
        Никогда в жизни, ни перед кем я не чувствовала такого стыда. Хотелось провалиться сквозь землю, но, похоже, ниже уже некуда.
        - Мы не можем идти, - снова заладил Тот. Я когда-нибудь выскажу все, что о нем думаю. Только бы не смотрел на меня своими жуткими глазами. - Она…
        - Она сможет, - Харон посмотрел на друга таким взглядом, что лустар вжал голову в свою короткую шею. Таких взглядов стоило опасаться. Они бывали крайне редки, но вели за собой нехорошие последствия, а пострадать от гнева Харона, Тоту совсем не хотелось. Хотя он и понимал, что нужно пресекать близкое общение Алексы и демона при любой возможности. - Сделаем круг и заглянем к Менте.
        Лустар хмыкнул и деловитой походкой направился вперед.
        - Не обращай на него внимания, - демон снова оказался рядом и протянул руку, чтобы положить ее на плечо, но передумал. Еще бы. От меня теперь пахло не ахти.
        - Похоже, ты был прав. А я на самом деле ничего не знаю про ад.
        - Не бойся… - тихо ответил Харон. Он хотел сказать что-то еще, но в последний момент отвернулся и пошел вперед.
        Лустар деловито следовал за ним. По его походке и вздернутому хохолку казалось он рад, что направление пути немного изменилось. Хотя лично мне было уже все равно. Осадок произошедшего вконец выбил из равновесия.
        Одно я поняла точно. Со мной в любой момент могло случиться, что угодно. И я даже представить не могла, что именно. А самое главное меня одолевала злость даже не из-за того, что я попала черт знает куда, и зачем. Даже не на того, кто в этом виновен. Я злилась на саму себя. На свою беспомощность.
        Казалось, ничего вокруг не менялось. Мы шли в одном направлении, пока багровое зарево не стало отдаляться и оказалось позади. Но это мало, что меняло.
        Впереди, по-прежнему, простиралась голая пустыня. Куда ни глянь черная уставшая земля. И к тому же по ней снова стал клубиться туман, сквозь который, чем дальше, тем сложнее было хоть что-то увидеть.
        Как вообще можно было ориентироваться, я понятия не имела. Но лустар уверенно двигался вперед и Харон, вновь погрузившись в мысли, даже ни разу не дернулся и не остановился.
        - Еще долго идти?
        - Ты устала, - утверждающе произнес демон и обернулся. - Уже скоро. Живое озеро покажется, как только мы покинем границы иных земель.
        - Иных? - чтобы это могло значить?
        - В аду есть места, которые избегают даже демоны. Места обитателями, которых являются отшельники вроде меня. "Изгнанные". Они не безопасны, но в нашей ситуации лучше передвигаться по ним. Такие как Лука сюда не сунут носа.
        - Я в порядке, - ответила, немного помолчав. Вдруг почувствовала себя виноватой. Ведь это из-за меня пришлось сделать круг.
        - Ты здесь ни при чем, - будто прочитав мои мысли, ответил Харон. - Возможно, Мента тоже владеет некой информацией.
        - Она тоже ведьма?
        - Нет, - голос демона стал, как скала. - Она наяда.
        - Наяда в аду? - ад, в который я попала, видимо не перестанет удивлять. - То есть. Я хотела сказать, они действительно существуют? Хотя, почему я спрашиваю.
        - Видишь. Ты начинаешь привыкать, - констатировал Харон.
        - Мне просто интересно - встрял Тот. Он обернулся и насмешливо посмотрел на меня. - А что будет после того как мы узнаем кому понадобилась… книга и, - лустар замолчал, а черед мгновение продолжил. - Неужели ты собираешься…
        - Ты как никогда прорицателен, - ехидно ответил демон. - Я собираюсь наведаться к Верховным.
        Тот резко остановился. Перья взъерошились, а ранее деловито расправленные крылья, оказались плотно прижаты к спине. Наверное, эти новости его не особо обрадовали. Интересно будет посмотреть на самого дьявола.
        - Спятил. Ты… точно спятил.
        Не обращая внимания на друга, Харон прошел мимо. Даже как-то стало жалко заносчивого пса. Я остановилась рядом с ним и погладила по маленьким ушкам.
        - Мне кажется, ты слишком драматизируешь. Уверена мы…
        - Мы? Кто это мы, - всполошился лустал. Он рванул к Харону, но демон, словно ничего не заметив шел дальше. - Ты слышал? Одумайся пока не поздно. Давай все расскажем наяде, оставим… девчонку и книгу у нее и… Будем жить, как жили. Нам так хорошо было вдвоем. Весело. Зачем ты во все ввязался?
        Ах так. И в чем я виновата, что он так настроен против меня. Еще и пожалела его. Больше не дождется. Ускорила шаг нагоняя демона и пса.
        - Замолчи, - Харон остановился и в одно мгновение схватил его за загривок. - Мне опротивело твое нытье. Я сам буду решать, что делать и как поступать. Первое, что потребую у Верховных в качестве оплаты за книгу, так это чтобы меня навсегда избавили от тебя, - демон с такой злостью отпустил Тота, что мне стало страшно. Лустар жалобно тявкнул и отскочил в сторону.
        Я понимала, что Харон демон, со всеми вытекающими, но сейчас. Впервые я почувствовала страх. Он скользкими змеями полз по позвоночнику, заставляя сжиматься и не давая сделать дальше и шага.
        - Идем. Время не ждет, - строго бросил демон и быстро направился вперед.
        Сглотнув, я засеменила следом. Наверное, пернатый обиделся, потому - что шел без особого энтузиазма. Еле переставляя лапами и периодически тихо поскуливая. Но встревать в их разборки с Хароном я не стала. Если демон так поступил с другом, то, что может ждать меня.
        Сейчас я нужна как… приманка. Душа, которая имела отношение к оружию против кого-то. Какое именно отношение и против кого, понять было сложно. Пока. И что будет… или по-другому, что со мной будет дальше, так же представлялось крайне размыто, но иначе, как следовать за Хароном пока ничего не оставалось.
        Можно было попытаться сбежать. Но, опять - таки, есть "но". Куда идти? Блуждать по адским пустыням и равнинам, не очень хорошая перспектива.
        Прогоняя плохие мысли, я вздохнула, и почувствовала, что воздух поменялся. Он стал чуть сладковатым и теплым. Туман начал рассеиваться и неподалеку стало виднеться зеленое озеро. Нет. Оно не было похоже на болото. Оно было красивого изумрудного цвета.
        - Вот и живое озеро. Почти пришли, - довольно произнес Харон.
        Тотум бросил на друга все еще обиженный взгляд и тихонько вздохнул, словно покоряясь горькой участи, а я, послав ему сочувствующий взгляд, ускорилась вперед.
        Живое, как назвал его демон, озеро завораживало. Вода в нем словно мерцала и переливалась, создавая волшебный эффект. Несколько деревьев, похожих на ивы, скорее походили не на растения, а на их мертвые подобия.
        Сухие, скрюченные ветки, опускались к самой воде, но не касались ее, а по черным расслоившимся стволам ползали черви. Мерзость.
        - С возвращением, - из-за деревьев донесся нежный, певучий голос и перед нами возникла девушка, совсем еще девочка.
        Харон сбросил капюшон и улыбнулся.
        - Узнала.
        Длинные, белые, струящиеся, словно волны волосы, голубые, как чистое небо глаза, светлая, почти прозрачная кожа и сплетенное из водорослей платье. Милая девочка, в мгновение, оказавшись рядом, тут же перестала казаться безобидной. Показавшиеся острые зубы, стоило Менте улыбнуться, превратили ее в чудовище.
        Я вдруг почувствовала, какая сила исходила от этой хрупкой, маленькой, но опасной девочки. В бездонных притягательных глазах, клубилось что-то темное и страшное. Осторожно попятилась назад и застыла.
        - Рада видеть тебя Харон.
        - И я рад, - демон нежно обнял наяду, как родную сестру, но будто о чем - то вспомнив, нахмурился и трепетность вмиг испарилась.
        - Прости. Я хочу просить о помощи.
        - И я помогу, - с готовностью ответила девчушка.
        - Даже ничего не спросишь? - в голосе Харона промелькнуло удивление.
        - Лука был здесь. Искал… одну душу, - Мента перевела взгляд на меня. - Не ее ли?
        Демон нахмурился еще больше.
        - Он сказал… девушка предназначалась Верховным.
        - И ты поверила? - я видела, что Харон в чем-то сомневался
        - Нет, - твердо ответила наяда. Неожиданно она втянула в себя воздух, закрыла глаза, а когда открыла, зрачки превратились в бельма. - Идемте. Я чую исполнителей.
        Харон схватил меня за руку и потащил с такой силой, что я оступилась и чуть не упала. Лустар молча бежал за ними, а Мента остановившись у берега озера, взмахнула рукой и вода расступилась, открывая широкую лестницу, ведущую на дно.
        - А…
        Даже не успела задать вопрос, как демон подхватил меня на руки, а через минуту изумрудная гладь сошлась над головой.
        Огромный зал, будто из стекла, только это было не стекло вовсе, а… вода. Кругом вода с очертаниями мебели, интерьера и зеркал. Такого количества зеркал я еще никогда не видела, но они были странными. Я не видела в них своего отражения.
        Наяда вдруг остановила взгляд на мне, оказалась рядом и взяла за запястье. Я только успела крепче схватить второй рукой книгу.
        Мента молчала, но я почувствовала, как куча вопросов роится в моей голове. Странная девочка с бельмами вместо зрачков, читала меня, словно книгу и ощущения были не из приятных. А потом. Потом вдруг словно обдали теплом, и стало легко.
        Наяда отпустила руку и улыбнулась своей зубастой улыбкой.
        - Мне было любопытно, зачем она понадобилась… - девочка повернулась к Харону.
        - Они приходили за ней?
        - Да. Исполнители ищут. И найдут, если вы не поторопитесь.
        - Меня зовут Саша, - очень обидно, когда ведут разговор, словно тебя здесь нет.
        - Алекса. Ты называешь ее Алексой? - глядя на Харона, насмешливо вздернула бровь Мента.
        - Да, - почему-то виновато ответил демон.
        - Понятно, - усмехнулась девчушка.
        Понятно? А вот мне ничего не понятно. Да еще и какие-то собиратели рыщут по мою душу. Это как бы не было новостью, но желающих меня найти становится все больше.
        - А может, вы знаете о… - я уже собралась достать из-под плаща книгу, как Харон неожиданно обнял меня, прижав манускрипт обратно к груди.
        - Такая… любознательная. До ужаса, - съязвил демон и улыбнулся наяде.
        - Ну, ну, - хмыкнула та. - Думаю вам лучше переждать луну здесь. Нам есть о чем поговорить, а… девушка хорошенько отдохнет.
        - Уверена?
        - Да, - кивнула Мента и впервые обратилась ко мне. - Здесь безопасно. Не бойся.
        - А я не…
        Чего бояться? Подумаешь? И ничего, что зубы у тебя острее ножа, а глаза, что сбежать хочется. Но, кажется, мое мнение здесь никому не интересно.
        - Я умею читать мысли и чувства. Могу попросить, приказать или заставить, но не… физически. Могу наградить или отобрать самое ценное. Думала, знаешь, кто такие наяды? - Мента широко улыбнулась.
        Не в силах проронить ни слова я стояла, как вкопанная пытаясь протолкнуть ком в горле. Читает мысли? Да уж. Стоит сто раз подумать, прежде чем что-то подумать. Тьфу. Ахинея.
        - Я провожу Алексу и вернусь, - словно ручеек проурчала Мента демону, взяла меня за руку и повела в сторону узкой двери.
        Глухая комната, в которой, кроме кровати, стола и кресла ничего не было, не сказать, чтобы располагала, но и не вызывала отвращения. Хозяйка "гостеприимно" улыбнулась, велела отдыхать и исчезла, не забыв за собой запереть дверь. На ключ.
        Наверное, это было сделано для безопасности. Не была уверена, что наяда могла заподозрить меня в желании совершить побег. Ведь она читала мысли, а я ни о чем таком даже не помышляла.
        Все начинало становиться совсем запутанным. Что произошло, когда Мента взяла меня за руку? Ладно, мысли читала, но тепло. Что это было? Задавать вопросы самой себе было бессмысленно.
        Я села на кровать, отложила манускрипт в сторону и сняла накидку. Сколько мы уже блуждали по аду, я не знала. День, а может больше, но… принять душ, не мешало бы. Блузка изрядно пропахла ароматами преисподней и вдобавок потом. Светлые брюки, были все в пятнах, а ноги, только сейчас заметила, в царапинах и синяках.
        Подойдя к столу, на котором стояла тарелка с фруктами, оторвала горсть винограда и снова уселась на кровать. Есть не особо хотелось, хотя желудок был практически пуст, но забросить что-нибудь в рот не помешало.
        Сколько придется провести времени в комнате, я не знала. Переждать луну, видимо означало дождаться утра, но спать пока не хотелось.
        Открыв страницу, на которой остановилась, я начала разбирать древние завитки, пытаясь расшифровать то, о чем писалось в манускрипте. Возможно, появится хоть какая-то зацепка, что за энергия спрятана в книге и как она действовала.
        ГЛАВА 6
        Облокотившись спиной о дерево, Харон наблюдал за выходящей из-за туч луной. Она то пряталась, то вновь появлялась, словно играя в прятки. Такая яркая и волнующая.
        Только в этом месте в аду можно было полюбоваться таким зрелищем. Тишина настоящая, искренняя, не давящая и не навязчивая, звучала своей собственной мелодией. Убаюкивающей, но в то же время причиняющей боль. Возвращающей в прошлое, принося воспоминания.
        Харон вдруг почувствовал, словно шел по тому же пути, по - которому уже когда-то двигался, только в прошлый раз все складывалось немного иначе. Он не гнался за вопросами и не искал ответов. Не преследовал чужую тайну с целью разоблачить. И не искал свободы.
        Он итак был свободен и скорее с радостью готов был бы с ней расстаться. Отдать. Подарить взамен на возможность быть рядом с той, что дарила радость, нежность и любовь.
        Если бы он тогда мог предположить, чем это обернется… Если бы мог все предотвратить, то без оглядки бежал бы прочь, лишь бы она осталась жить.
        Рядом тихо заскулил лустар и Харон только сейчас заметил, что Тотум смирно лежал у его ног. Наверное, не стоило так поступать со стражем, но в тот момент пернатый вывел его из себя.
        - Не боишься за свою спутницу? - Мента оказалась рядом, но демон, будто ожидая этого, даже не шелохнулся.
        - Нет. Ты ведь заперла ее, - Харон слишком хорошо знал давнюю знакомую.
        - Хотела, чтобы она отдохнула, но, похоже, девушка не собирается этого делать. Читает какую-то рухлядь. Занятная… рукопись, - усмехнулась наяда.
        Демон настороженно посмотрел на нее. Значит, Мента не почувствовала энергию. все-таки догадки подтвердились. Алекса неким образом блокирует ее. Это хорошо. Наяде ненужно знать про то, что они несут с собой. Ненужно впутывать ее в это. Тем более Лука уже успел побывать здесь. Такое решение пришло к демону спонтанно, но он был уверен, что оно правильное.
        Хватит и того, что Наяда им помогала. Если Лука узнает правду… Не известно с кем он в сговоре и как все обернется.
        - И все-таки зачем она нужна вестнику? Зачем смерти понадобился… человек? Я почувствовала это, как только дотронулась. Решил обзавестись личным источником светлой энергии? Глупец. Ее не хватит надолго.
        - О чем ты говоришь?
        - Ничего удивительного. Полог Аируны не дал тебе распознать в девушке… живое существо. Ведь ты думал она… очередная душа, ищущая пристанища? Как тебе удалось увести ее из - под носа Луки?
        - Я заметил девушку сквозь бездну и… перехватил у врат.
        Харон не мог поверить словам наяды. Значит полог ведьмы. Так вот почему Алексе было плохо и… в ее руках не видно энергии артефакта. И… его сила подействовала. Человек. Она жива. Но… это только ухудшало положение.
        Договориться с Аируной сложно. И все же…
        - Так странно видеть в аду человека, - задумчиво произнесла наяда.
        - Она по собственной воле?
        - Почему ты закрылся? И ведь не только это. Ты не можешь читать ее мысли. Не чувствуешь ее состояние. Верно? Иначе давно бы сам все узнал, - Мента положила руку на грудь Харона. - Хочешь скрыть что-то?
        - Мне слишком дорого твое отношение, - демон не хотел обидеть наяду, но и твердо решил, что всего знать ей не надо. - Будет лучше если все останется как есть.
        - Тебе… больно.
        - Она… похожа на…
        - Нет, - горько усмехнулась Мента. - Не похожа. Ты ищешь сходство, но ошибочно принимаешь за него то… что зарождается внутри снова.
        - Это все воспоминания.
        - Как знаешь, - наяда убрала руку. - Девушка здесь не по собственной воле. Ее вырвали… специально. Только для чего не могу понять. Но… полог перестанет действовать стоит вам покинуть земли "изгнанных". Какую игру ты затеял Харон? - озабоченно спросила Мента.
        - Времени меньше, чем я думал, - ответил демон. - Нам надо уходить, - он бросился к озеру и через минуту оказался в комнате с зеркалами. - Где она?
        - Открой свой разум. Мне сложно угадывать твои дальнейшие действия, - повысила голос Мента и ее волосы, вместо белоснежных, стали изумрудными.
        - Прекрати злиться. Тебе не обязательно знать о моих планах. Так будет лучше.
        - Для кого? Для тебя?
        - Для тебя, - Харон оказался рядом с наядой и попытался взять за руку, но девушка одернула его.
        - Расскажи, что происходит, и я помогу.
        - Уже помогла. Нам пора двигаться дальше.
        - Пусть она останется здесь. Пока ты не выполнишь задуманное. Чтобы это не было я не стану тебя останавливать. И не причиню… человеку вреда, - Мента пыталась достучаться до того, кто когда-то был ее другом. Она чувствовала: должно произойти что-то важное и от неведения начинала выходить из себя.
        - Нет, - твердо ответил демон.
        Человек слишком лакомый кусок для обитателей ада. Малейшая оплошность и ее вмиг учуют. Одно дело душа, а другое живое существо наделенное энергией способной свести с ума.
        В стороне, куда наяда увела Алексу, послышался стук, потом еще один. Харон бросился к узким дверям распахнул их и остановился. Лабиринт с множеством зеркальных дверей и за какой именно Александра угадать было невозможно. Оказавшийся рядом лустар от растерянности распушил свой хохолок.
        - Откройте. Слышите или я выломаю эту чертову дверь, - голос девушки был таким четким, что казалось, она где-то совсем рядом. Снова раздался стук. - Вы-пус-ти-те. Меня кто-нибудь слышит?
        - Где она? - Харон обернулся, но стоило встретиться взглядом с Ментой, стало ясно, она не собиралась ничего говорить.
        Демон зло прорычал и двинулся вперед. Он шел медленно, прислушиваясь к каждому появляющемуся звуку, но чем дальше продвигался, голос Алексы не становился ни громче, ни тише. Она стучала. Ругалась, звала но, понять какая дверь верная, казалось просто невозможным.
        О лабиринте, спрятанном в обители наяды, Харон слышал не раз. Она заманивала сюда заблудшие, не нашедшие своего пристанища души. Сводила с ума мелодичным голосом, заставляла прислуживать, а когда они ей надоедали, отдавала во владения Шаксу, а тот с радостью принимал их.
        Однако, когда Мента злилась, могла заманить не только душу, но и одурманенного красотой нола, беса или даже слабого демона. Тогда наступал настоящий праздник. Острые зубы впивались в свежую плоть, а вкус и теплота льющейся крови, приносили неописуемое удовольствие.
        Это в мире смертных наяда должна была сдерживать свою суть. Действовать аккуратно. Думать, прежде чем затащить в омут своего озера или болота неказистого рыбака или помочь неловкой девушке стать утопленницей. Наяд боялись, опасались, но и уважали. За поддержание природного баланса.
        После того как она оказалась в аду, ее перестали бояться. Порой Менте даже казалось, никто не замечает ее существования. Живое озеро было прекрасно, но… одиночество медленно съедало все то, что было у нее внутри. Делало гнилым и заставляло поступать так, как она сама порой не хотела. Не хотела, но сдержать вырвавшуюся наружу озлобленную сущность, просто не могла.
        Сейчас наяда смотрела, как единственный друг двигался навстречу судьбе, и понимала, его ничего не сможет остановить и удержать. Харон, пусть неуверенно, но шел на зов человечки. Метался от двери к двери, прислушиваясь не только к звукам, но и собственному нутру. Приставленный страж, будто верный служитель, не отставая от хозяина, пытался тому помочь, но безрезультатно.
        Неожиданно демон открылся и то, что почувствовала Мента, заставило ее сжалиться. Наяда закрыла глаза и выпустила изо рта поток воздуха. В ту же минуту дверь перед Хароном открылась и в коридор ввалилась Алекса.
        - Какого черта. Я чуть не сорвала голос. Оглохли что ли? - если бы дверь не открылась я бы точно вышибла ее. Что вообще происходило?
        Я тарабанила так, что почти выбилась из сил. Волосы растрепались, в горле пересохло, да и мысли были далеко не утешительные. Откуда мне знать, что в голове у этой… зубастой девчонки.
        Хотела огреть демона книгой, но не успела, потому что он как сумасшедший начал меня ощупывать.
        - Ты в порядке? - в голосе Харона было неподдельное беспокойство. Я пнула его локтем и попыталась вырваться.
        - Отвали.
        - Успокойся, - он крепче сжал меня в объятиях, так что я даже пошевелиться не могла.
        - Что ты делаешь?
        - Я задал вопрос, - глаза мужчины поменяли цвет.
        - Со мной все нормально. За исключением того, что я очень хочу в туалет. Ты не предупредил, что даже будучи мертвой, физиология не отменяется, - я снова дернулась и выжидающе уставилась на него. - Ну. Теперь ты меня отпустишь?
        Харон виновато разжал объятия и отошел в сторону.
        - И? - откуда взялся этот лабиринт? Но через минуту границы стали меняться, передо мной появился ровный коридор, в конце которого стояла наяда.
        - Третья дверь налево, - выкрикнула Мента, когда девушка как фурия вылетела ей на встречу. Она уже прочитала потребности Алексы, что вызвало у наяды улыбку.
        Она стояла посреди зеркального зала, деловито сложа руки. Злость исчезла с прекрасного миловидного личика и, когда Харон приблизился, Мента виновато потупила глаза, словно просила прощение за шалость.
        - Было забавно.
        - Повеселилась? - огрызнулся Харон. Его кровь все еще бурлила от эмоций и, хотя демон понимал, что обижаться на знакомую нет смысла, сдержать себя от упрека не смог.
        - Хватит на несколько дней, - усмехнулась Мента.
        - Мы уходим.
        - Никто не собирался вас удерживать.
        - Неужели? - глаза демона вспыхнули красным и погасли.
        - Советую спрятать ее надежнее и быстрее во всем разобраться. Сам прекрасно знаешь, если девушка окажется у Верховных просто так ее не отпустят, - наяда вдруг стала серьезной и, оказавшись рядом, заглянула в глаза. - Если вообще… отпустят.
        - Я найду способ до того, как о ней узнают, - уверенно произнес Харон.
        Сидевший рядом лустар ехидно фыркнул. Мента перевела на него взгляд и рассмеялась.
        - Похоже, кто-то в этом не уверен. Знал бы ты…
        - Мысли и мнение… стража не имеют для меня никакого веса.
        В зал вошла Саша.
        - Не думала, что в аду могут быть такие… условия, - оборачиваясь, произнесла девушка. - Можно сказать, как в лучших домах. Кстати, может я заодно приму…
        - Нам пора, - Харон схватил Алексу за руку и направился в сторону лестницы.
        - Мой плащ, - сопротивляясь, она, обернулась, но демон сжал ее руку еще крепче.
        - Тебе он больше не понадобится.
        Вода расступилась, и они оказались на берегу озера. по-прежнему, яркий лунный свет, красивой дорожкой ложился на изумрудную поверхность, освещая собой часть территории. Харон понимал, лучше бы им переждать, но назад дороги не было.
        То, что Алекса живой человек в корне меняло ситуацию. Теперь он понимал, почему Лука так нервничал. Найти оружие против самих Верховных, да еще притащить в ад смертную. Сам бы он точно да такого не додумался, да и не решился бы провернуть.
        Здесь стоял кто-то из высших демонов. Кто мог с легкостью обернуть ситуацию под себя и выкрутиться. Кто практически дышит в спину Верховным. Только кто мог пойти на такую подлость?
        Харон знал всех приближенных Люцифера очень хорошо. Они имели доверительные отношения как с самим правителем так и с его соратниками. Однако среди них был один… отличающийся безрассудством и сумасбродством идей. Только подобраться к нему было не так - то просто, а в положении, котором числился сейчас Харон, вообще практически невозможно.
        - Хватит уже меня тащить, - крикнула Саша, вырвала руку и остановилась. - Зачем мы ушли от Менты? Сам же сказал, что нужно переждать.
        - Обстоятельства изменились, - Харон обернулся к девушке и она испуганно отстранилась.
        - Твои глаза. Они к. красные.
        - Нашла чему удивляться, - до этого молчаливый Тот уселся рядом с демоном. - Видела бы ты его настоящего.
        - В смысле?
        - Не отвлекайся на пустяки. Нам надо идти, - Харон протянул руку, чтобы снова схватить Алексу, но она увернулась.
        - Я требую объяснений. Во первых, куда мы идем? А во вторых, ничего же не видно. Чернота вокруг.
        Луна, маленькой точкой осталась позади, а над головой, тяжелым покрывалом повисла чернильная мгла. Каким-то образом я могла видеть очертания и Харона и лустара, но то, что впереди рассмотреть было невозможно.
        - Держись за меня и все будет в порядке, - заверил демон и снова протянул руку, но уже приглашающе.
        Пристально уставившись на красные точки его глаз, не заметила, как медленно вложила свою ладонь в руку Харона и пошла следом. Я не понимала, что мною двигало и как это происходило. Но противостоять своим желаниям не могла.
        На самом деле. А какой он, настоящий? Страшный и ужасный до такой степени, что может вызвать отвращение? Ну, в том обличии, что он сейчас вполне даже ничего. Сильный, крепкий. А меняющие цвет глаза. То синие, то черные, еще и красные. Мурашки по коже.
        Интересно, а каково оказаться в его объятиях? Не в тех, которые были в коридоре. В других.
        И что за мысли лезут в голову? Но прогонять их не хотелось. Раз не сказал, куда идем так хоть отвлечь себя от этой беспросветной темноты. Хоть глаз выколи.
        Я споткнулась, взвизгнула и крепче прижала к себе книгу.
        Черт. Ноги сломать можно. Итак, все в синяках.
        - Близко рассвет. Нам лучше добраться до места пока он не наступил. Иначе…
        Ничего не успела понять. Вдруг, совсем близко раздался свист и гул, словно жужжало тысячи мух. В воздухе, до этого совершенно нейтральном, запахло гнилью и горелой плотью.
        - Держись крепче, - сквозь навалившуюся какофонию услышала голос Харона и тут же прижалась к нему. Больше всего я боялась, во всей этой неразберихе, выронить и потерять книгу.
        - Тотум. Настало время вспомнить, как пользоваться крыльями.
        - О нет, - недовольно взмолился лустар, но через секунду я услышала, как рядом что-то затрепетало, и пес оказался на уровне моей головы. - Не разучился.
        Это словно неожиданно взлететь на карусели. Будто ее запустили без предупреждения, и ты не понимаешь тебе страшно или хочется закричать ради забавы.
        Плащ Харона улетел куда-то в сторону, а рубашка с треском разорвалась в тот момент, как за спиной раскрылись два огромных темных крыла. Плотных и широких. Их движения были размеренными и чарующими. Они завораживали и вызывали ужас одновременно.
        Гул нарастал. Мерзкое жужжание, было повсюду, а запах становился просто невыносимым. Спасаясь от него, я наклонила голову и прислонилась к груди демона. Аромат сильного и крепкого мужского тела вызвал совершенно неподобающие в данной ситуации желания, однако это было лучше, чем чувствовать позывы желудка освободиться.
        Больше всего раздражало не то, что я абсолютно не понимала, что происходило, кроме того, что мы парили в воздухе. Хоть вдали и начало проясняться, а на горизонте медленно и лениво выползало огненное светило, но рассмотреть хоть что-то по-прежнему, было проблематично.
        Кто-то или что-то вокруг кружило, воняло и издавало дикие звуки. Лустар старательно отбивался, а демон зло рычал и то и дело метался из стороны в сторону.
        Обвив его шею руками, я старалась как можно крепче прижаться. Книга была зажата между нами и, в какой-то момент, мне показалось, что она издает некое тепло. А может на самом деле показалось.
        - Архангел тебя попутал идти через призрачные земли, - отмахиваясь от очередного чего-то, прорычал Тотум. - Они учуяли девчонку. Теперь долго от нас не отстанут.
        - Не скули. Рассвет вот - вот наступит.
        На самом деле. Я повернула голову и увидела, как красный раскаленный шар полностью показался вдали и вокруг начало светать. Но, лучше бы этого не происходило. Туман расступался, словно плавился и сквозь него, теперь я могла увидеть то, что надоедливо кружило и звенело вокруг.
        Их тела были уродливы. Покрыты язвами и струпьями. Вместо глаз зияли черные дыры, а рот открыт в вечном ужасе. Они дергались, как в лихорадке и тянули ко мне свои руки, страшно выворачивая их. Мне хотелось испариться. Исчезнуть, чтобы никогда не видеть этой мерзкой и жуткой картины.
        Харон заметил состояние Алексы и нахмурился. Он жаждал рассвета, потому - что знал, преты исчезнут с уходом тьмы, но и боялся его. Он беспокоился за состояние девушки. Не каждый человек мог выдержать встречу с ними.
        Когда очередная пара разлагающихся рук потянулась в сторону девушки, она закрыла глаза и заорала.
        Ее голос звенел как колокольчик, разрушая безмерное жужжание и звон. Харону не нравился этот ор, но заметив, что он странным образом действует, не стал закрывать Саше рот. И только когда огненное светило поднялось уже высоко, стало совсем светло и преты исчезли, наклонился над ухом Алекс и сказал:
        - Хватит.
        - Нет, нет. Они ужасны, - запротестовала девушка.
        - Их больше нет. Открой глаза.
        Она стояла на земле, по - прежнему оставаясь в объятиях демона. Он осторожно держал ее, желая еще хотя бы несколько секунд чувствовать тепло человеческого тела. Живого тела. И как бы Харон не пытался себе врать, запах Алексы, ее цветочный аромат с каждым разом манил все сильнее. Из-за полога ведьмы, он не мог чувствовать ее энергию, но это было уже не важно.
        - Нет? - девушка испуганно открыла глаза. - Они на самом деле исчезли, и мы уже… не летаем, - я выдохнула и отстранилась.
        Огляделась по сторонам, дабы удостовериться, что нас больше никто не преследует, и сделала шаг назад. Харон странно на меня смотрел. Можно даже сказать пялился, но зацикливаться на этом не стала. Вспомнила свои бесстыжие мысли и тут же постаралась забыть.
        Было достаточно светло, но пасмурно. Солнце спряталось за гущей облаков и не собиралось выглядывать. Я уже привыкла к такой обстановке и радовало, что по крайней мере не было тумана.
        Равнина с, где нигде виднеющимися, безжизненно скрюченными деревьями и кустарниками. Дул легкий свежий ветерок и казалось, что он мелодично завывал. Уж лучше так, чем давящая неестественная тишина.
        - Что это было?
        - Преты, - расправляя и складывая крылья, со знанием дела произнес Тотум.
        - Кто?
        - Голодные духи. Ими становятся души преступников. И… благодаря тебе… они нас учуяли, - теперь в голосе лустара проскользнул упрек.
        - Она не виновата. Просто… эти земли… их всегда населяло разное отродье, - осек его демон.
        - А другим путем мы не могли пойти? Можно было переждать у Менты. Я бы хоть душ приняла…
        - Нет. Не могли, - Харон оказался настолько близко, что я напряглась как струна. - Нам лучше передвигаться по землям "изгнанных". Тех, кому не место среди остальных. Кто отбывает наказание за проступки. В том числе и я. Забыла?
        - Ты не ставил меня в известность, - я снова чувствовала его горячее тяжелое дыхание и… глаза. Они стали черными.
        - И что теперь? Откажешься идти?
        - А у меня есть выбор?
        - Он есть всегда.
        Харон многое хотел рассказать этой неразумной человечке. Существу, которое попало в ад и считало это некой игрой.
        Она закончится и все наладится? Женщине, которая живет мерками смертных и ничего не знает о правилах и законах темного мира, каким бы справедливым и гуманным он ни был.
        Она должна слушаться его и делать так, как он велит, а не показывать свой нрав и доказывать несуществующую правоту.
        Лустар прав. С ней будет много проблем, но отказаться от них Харон был уже не в силах.
        ГЛАВА 7
        Запах Алексы дразнил сознание, и от бессилия что-либо с этим поделать демон приходил в ярость. Он уже не понимал, чего хотел больше. Узнать, кому и зачем понадобилась книга или спасти девушку от неминуемого исхода? Но… как найти способ вернуть ее, когда и возвращать уже совсем не хотелось?
        Харон держался, сколько мог, хотя унять внутреннее любопытство было крайне сложно. В итоге все равно пришлось сдаться, когда Мента решила поиграть в свои игры. Демон был вынужден снять блок с разума, и теперь нахождение рядом с Алексой было подобно пытке.
        Ее мысли. Они были такие… живые. Заставляли улыбаться и испытывать забытое чувство радости. А еще… девушка убивала груз одиночества. С каждым новым мгновением. Каждой неловкой улыбкой, глупым вопросом или ехидным неуместным упреком и попыткой злорадства.
        - Ну ладно, - меня гложило чувство вины и медленно следуя за демоном, все-таки решила извиниться. - Я, наверное, не права. Тебе лучше знать, как поступать.
        Лустар повернул голову в мою сторону и присвистнул. На его маленькой мордочке читалось удивление. Так и хотелось показать язык.
        - Дело не в этом, - не останавливаясь, устало ответил Харон.
        - А в чем тогда? Давай вместе разбираться, - я ускорила шаг и догнала его. - Может, я могу… осознав, что снова лезу, не туда куда следует, все же решила прикусить язык.
        - Мне сложно выбрать правильный путь. Слишком… дорогой будет плата за ошибку. Будь ты просто душой…
        - В смысле… Это потому, что я… как там сказала Кайла. Не определившаяся?
        - Нет, - Харон повернулся и посмотрел мне прямо в глаза. Мурашки по коже. - В том то и дело, что ты… смертная.
        - Ха, удивил.
        - Живая смертная.
        - Думал, ты не станешь ей говорить, - неодобрительно тявкнул Тотум. - Было бы проще.
        - что-то не поняла? Это как, живая? Я же умерла.
        - Не умерла.
        - Постой, - я остановилась и застыла на месте. - Как это? В каком смысле? Слушай. У меня итак голова кругом от всего. А сейчас ты заявляешь, что я не умерла?
        - Мы пришли, - демон кивнул, указывая на появившиеся впереди скалы. В то, что они выросли, словно из ни откуда было сложно поверить, и я поморщилась, но ожидая ответа, снова уставилась на Харона. - Ты устала. Слишком… много эмоций. Разместимся в пещере, и можешь задавать вопросы.
        - Ладно.
        Главное сформулировать их правильно, чтобы получить более понятную мне информацию. Не дожидаясь своих спутников, я пошла вперед и, оказавшись возле узкого входа, шагнула вглубь.
        Высокий свод и ведущий вперед тоннель. Было слышно, как где - то монотонно капала вода, да и камни под ногами были влажными.
        - Идем дальше. Я скажу, когда свернуть, - прозвучало над ухом, и я вздрогнула. До сих пор не могла привыкнуть к выходкам демона. Лустар прошмыгнул мимо моих ног и помчался вперед.
        Через метров двести возникла развилка, и Харон велел повернуть направо. Сделав несколько шагов, пришлось пригнуться потому - что здесь проход был низкий и смахивал на лаз в норе. Но маленьким был лишь проход.
        Я оказалась в большом каменном зале. Освещением служило окно в своде, через которое сочился свет. Здесь было достаточно сухо, но прохладно. Я поежилась и прошла дальше.
        - В этом месте нас никто не найдет, - Харон оказался рядом и оценивающе посмотрел вокруг. - Я разведу костер и обустрою место для… отдыха, - демон выставил ладонь и на каменном полу, сверкая и потрескивая, выросло большое пламя добротного костра.
        Отойдя в сторону, Харон совершил еще несколько замысловатых движений руками, и перед ним выросло ложе из соломы и сена. Затем повернулся ко мне и приглашающе протянул руку.
        Лустар обнюхал всю пещеру и, вернувшись довольным заявил:
        - Надо же, после нас здесь никого не было. Как приятно вернуться… домой, - он улегся прямо на камнях и устало опустил голову на лапы.
        Я села на импровизированную кровать и положила книгу рядом. Солома оказалась удивительно мягкой, совершенно не колкой и издавала дурманящий аромат сена.
        - Домой? - интересно, что имел в виду пес.
        - После того как я был изгнан. Мы со стражем находились здесь долгое время. Нам нравилось это уединенное место, - демон бросил на пещеру задумчивый взгляд и через мгновение снова уставился на костер.
        - Ты голодна?
        Это был и вопрос, и утверждение одновременно. Я пожала плечами. Пустой желудок напомнил о себе, но говорить об этом прямо я не посмела. Даже понятия не имела, где Харон мог взять еду.
        - Я сейчас вернусь, - он встал и направился к выходу.
        Возражать было бесполезно. Демон через минуту скрылся и, даже если бы я окликнула, он бы не остановился. Мне не было страшно оставаться одной, к тому же лустар был здесь, просто, я уже привыкла, что Харон всегда рядом.
        Его слова не укладывались в голове. Значит, я не умерла. И что теперь? Я могу вернуться? С трудом верилось.
        Посмотрела на Тотума. Он лежал глядя на пламя и, казалось, не дышал. Красные всполохи игриво отсвечивались в желтых глазах, и я не решилась задать свой вопрос. Больно задумчивый у пса был взгляд. Наверное, он тоже устал и заслуживал несколько минут покоя.
        Скрутившись, легла на солому и, глядя на огонь глаза сами начали закрываться. Вспомнились институтские ночевки под открытым небом. Когда мы с ребятами из исторического клуба ездили на раскопки. И так весело тогда было. Хорошо.
        Мы, ведомые сумасшедшими идеями, искали, а находя даже какую - то незначительную вещицу, радовались ей словно дети. Спорили. Потом соглашались друг с другом, даже если считали, что собеседник не прав. Просто не хотели обидеть, ведь каждый вкладывал в дело всю душу и силы.
        А по вечерам, и порой далеко за полночь, пели у костра песни под гитару, ели жареный хлеб и просто радовались жизни. Петровский тогда был, как мне казалось нормальным парнем. Наша дружба с ним только начиналась и в иногда молчаливом, взъерошенном мальчишке, я еще не могла рассмотреть наглого и хитрого проныру.
        Харон не боялся оставлять Алексу. Здесь было безопаснее чем, где бы то ни было. К тому же девушке нужна еда. Без нее она становится слабее и уязвимее.
        Удалось раздобыть небольшого кролика. Где его взял демон, Алексе лучше не знать. Да и спрашивать она, скорее всего не станет. Разделанная тушка превратилась в маленькие кусочки мяса и, нанизав их на деревянные прутья, Харон довольно улыбнулся.
        В пещере царила тишина. Лустар тихо посапывал рядом с лежанкой, на которой мирно спала блондинка. Харон лишь усмехнулся, посмотрев на девушку. Он укрыл ее раздобытым тонким пледом и хотел прикоснуться к разрумяненной щеке, но Алекса зашевелилась.
        Демон знал, что теперь она проспит достаточно времени, чтобы отдохнуть, а у него будет время подумать и решить, что делать дальше.
        Харон давно не касался светлой энергии. Не говоря уже о том, чтобы хоть немного вкусить или вдоволь напитаться. И сейчас рядом с ним был человек. Казалось, невозможный гость в чертогах темного мира, да еще артефакт.
        Сдерживать себя с каждым часом становилось сложнее. Он пытался закрыться, дабы не искушаться и поддаваться соблазну. Однако воспоминания. Запах Алексы, ее… притягательность сыграли злую шутку.
        Как бы демон не старался, а сдержать проснувшегося зверя внутри он был больше не в силах. Слишком долго он спал. Убитый горем и потерянный. А сейчас зверь нашел то, что смогло вновь его возродить, и Харон этого боялся больше всего.
        Его жизнь изменилась. Он снова обрел цель и, как бы не противился признать, смысл жизни. Казалось этого больше никогда не повториться, но… причуды вселенной не угадать. Кому - то она подбрасывает идею, а затем за нее же и наказывает, а кому-то дает шанс снова, но ставит перед выбором.
        Выбор. Его нужно делать на холодный рассудок, а сейчас у Харона и в голове и в сути творилось что-то сродни горячей и бурлящей лавы.
        - Ты много берешь на себя. Тебе не кажется? - лустар довольно потянулся, а затем медленно подошел и сел рядом с демоном. - Есть лишь одно правильное решение, и ты его знаешь.
        - Нет, - твердо ответил Харон. - Пока не узнаем, кому понадобился артефакт, Верховные не должны узнать об Алексе. Они не станут долго разбираться. Совет вмиг решит судьбу девушки, а Лука и его сообщники останутся безнаказанными.
        - Тогда есть еще один вариант, - Тотум не особо верил, в то, что предлагал, как впрочем, и вовсю затею в целом, но… - Обратиться к жрецам.
        Харон нахмурился.
        Шаг рискованный, но… другого выхода, похоже, не было. Жрецы прямые исполнители Верховных. Ни один заговор и преступление не проходят мимо этих высших демонов. Если Белиал выслушает его, будет уже хорошо, а если нет…
        когда-то их связывала если не дружба, то хорошие приятельские отношения. Тогда, на совете он дал понять, что не поверил информаторам, но не стал вмешиваться в ход решения Верховных. И Харон не винил его за это. Ситуация была крайне щекотливой…
        - Это будет не просто, - соглашаясь, ответил демон. Он не видел другого пути. В любом случае рано или поздно Верховные все узнают и пока время на их стороне надо действовать.
        Было тепло, сухо и… спокойно. Я медленно открыла глаза и улыбнулась. Харон сидел рядом. Кажется, он снова был чем-то озабочен, но сейчас думать об этом не хотелось. Похоже, я выспалась на несколько дней вперед.
        Демон умело нанизал кусочки мяса на деревянные прутья, поднес их к костру, свежая мякоть зашипела, и до меня донесся приятный аромат. Во рту образовалась слюна, а желудок заурчал.
        - Проснулась, - не поднимая на меня глаз, констатировал Харон.
        - Тебя… долго не было.
        - Не долго, - возразил демон.
        - Ты обещал рассказать.
        - Нет, - усмехнулся он и протянул мне готовое мясо. Боясь обжечься, я осторожно взяла прутик, но оказалось мякоть уже нужной, для того чтобы его можно было есть, температуры. Удивительно и приятно.
        Не стесняясь, откусила от издававшего умопомрачительный аромат мяса кусок и от удовольствия даже прикрыла глаза. Наверное, я была дико голодной, потому-что подумала, что никогда не ела такой вкуснятины. - Я сказал, что отвечу на вопросы. Так… задавай их.
        Харон готов был многое рассказать. Возможно, это тот единственный и долгожданный час, когда он хотел кому-то довериться. Но… не мог. Не смотря на обстоятельства и свое положение, демон оставался тем, кем являлся. Закон запрещал давать какую-либо информацию живому существу по своему желанию. Только, когда его спросят.
        То, что заложено в крови нельзя искоренить. Так же как зародившееся чувство. Отравляющее и приносящее эйфорию, называемое всеми существами вселенной, любовью. Его нельзя убить, уничтожить или выкорчевать.
        Оно способно умереть лишь тогда, когда сгинет в небытие один из его носителей и померкнет о нем память. И может родиться снова, если измотанная сущность успокоится и захочет вновь испытать пламя сжигаемой изнутри свечи.
        Харон протянул мне флягу. Не спрашивая, что в ней я сделала глоток и про себя улыбнулась. А он знает, как угодить. Обалденное мясо и непередаваемого вкуса вино. Мне было плевать, что он, скорее всего, читал мои мысли и возможно действовал с какой-то своей целью.
        Смотреть на пламя костра, чувствовать во рту терпкий аромат дурманящего напитка и поглощать сочное мясо, это именно то, что требовал сейчас мой изголодавшийся желудок и уставший от происходившего мозг.
        - Ладно, - мясо было съедено, но с вином я пока не собиралась расставаться. - Значит, я жива. И каким это образом?
        - Лука вырвал тебя из мира живых, не причиняя вреда. Лишь наложил видимость, будто ты мертва. Возможно, ты понадобилась потому - что смертные способны блокировать собой заключенную в книгу светлую энергию. Таким образом никто в аду не почувствует ни тебя, благодаря пологу, ни то, что кроется в манускрипте.
        - Допустим. И… как тогда мне… вернуться в свой мир?
        - С этим небольшая загвоздка. Такое решение могут принимать лишь Верховные. Лука действовал по чьей-то указке. Нам остается выяснить по чьей.
        Я посмотрела на книгу и взяла ее в руки.
        - Что же это за энергия такая, за которой все гоняются, - тихо задала вопрос толи себе толи Харону.
        - Человеку сложно понять действие того, что он не видит, не может потрогать и ощутить. Что является частью его и так притягательно для обитателей ада. Светлая энергия наполняет силой тех, кто когда-то навсегда утратил доступ к ее источнику. Кто должен по крупицам собирать ее в срединных мирах и если удастся в мире людей.
        - Зачем же Гермес Трисмегист создал такой артефакт? - этот вопрос я произнесла тихо и задумчиво.
        - Что? - демон оказался прямо передо мной, схватил за руки и заглянул в глаза. Я почувствовала, как по запястьям поползли невидимые нити. - Повтори.
        - Повторить, что? - даже растерялась от неожиданности. Синие глаза Харона моментально стали черными, а прокладывая дорожку все выше, тоненькие ниточки чего-то, почти доползли до моих плеч.
        - Ты назвала имя.
        - Гермес Трисмегист, - терпеть, пробирающихся к моей шее невидимые ручейки было больше невыносимо. Обжигающе, холодно и страшно. Я с силой вырвала руки и тут же все прекратилось. - Считается, это он создал манускрипт.
        Вот так все просто. Стоило девушке назвать имя и… в Хароне вспыхнула ненависть. Угасшая, забытая, погребенная под пеплом времени. Кем бы он себя не называл, демон мог узнать его истинное имя из тысячи лживых. Внутренний зверь неистово зарычал, вспоминая боль утраты и потери.
        В те времена он многое мог. Даже будучи сосланным в мир живых. За поганый язык и непокорность сам Светлый царь не стал терпеть его. Отправил прислуживать людским душам, но архангел и там нашел себе занятие. Ловко придумал. Поместить часть всемогущей энергии в "древнее писание".
        В мире смертных ни одно трехмерное существо не смогло бы почувствовать ее. А люди… Они всегда были слишком слабы на астральном уровне, даже когда имели доступ к магии. Человеку не дано ощутить светлую энергию Верховных, на том уровне, на котором ее ощущали обитатели другой стороны вселенной.
        Даже смешно. Алекса говорила, что в манускрипте описывается жизнь ада. Архангел искал пути отступления и просчитал разные варианты. Натравить, при случае, человеческую расу на "проклятого" сына Светлого царя, хороший вариант. Но только в том случае, если бы они могли до него добраться. А со временем человек не только не преуспел в этом, но и в конец потерял всякую возможность.
        Он стал слабым. Перестал видеть дальше своих потребностей и прихоти. Жаждал наживы и богатства. Ослепленный, он принимал книгу, как нечто сокровенное. Способное открыть секреты существования тех, кто намного сильнее, но в итоге так ничего и не смог. И от бессилия теперь обращался за помощью к тем, над кем хотел иметь власть. Порой скуля, как последний бес и опускаясь до низости предательства близких.
        Неужели, Алекса такая? Она сказала, что тоже… пыталась расшифровать манускрипт. Харон всматривался в глаза девушки, пытаясь прочесть в них ее суть. Найти то, чего искать не хотел, но должен был.
        Не было в ней червоточины. Не было жажды власти и наживы. Лишь чувство долга, простого интереса и… того, что появилось недавно. С приходом в чертоги тьмы. Любопытство.
        - Метатрон, - прорычал Харон.
        - Кто это?
        Я ничего не понимала. Харон просто кипел от злости. Его черные глаза заблестели, а дыхание стало тяжелым. Услышав имя, лустар вскочил на лапы и жалобно заскулил, при этом хохолок на его голове взъерошился.
        - Похоже, некоторые вопросы начинают проясняться.
        - Для меня нет, - возразила я. Какой Метатрон?
        - Архангел, сосланный на землю Светлым царем.
        - Но…
        - Он и есть Гермес Трисмегист. Менять личины, для архангела раз плюнуть. Видимо он развлекался в вашем мире, как только мог. И, посмеяться на людьми, ему удалось на славу. Они искали секрет там, где его… нет.
        Значит, он точно читает мои мысли? Я не озвучила то, что хотела, а ответ получила. Ну ладно. С этим разберемся позже. Сейчас понять бы кто есть, кто и что все значит?
        - Все значит лишь то, что ты и твои родители зря пытались расшифровать книгу, - Харон кивнул на манускрипт. А это иногда удобно, когда ты только подумала, а на вопрос уже спешили дать ответ. - В ней секрета. Для человека.
        - Почему? - я не совсем была согласна. То, что говорилось в фолианте, не было ни в одном источнике. - Здесь рассказывается о вашей жизни. Укладе и… законах.
        - И что? - встрял лустар. - Много ты знаешь людей, кто мог бы этим воспользоваться?
        - Нет, - осознав правдивость пса, ответила я. Знания без пользы.
        - Тогда зачем этот… Метатрон поместил светлую энергию в книгу? Я так поняла, человек ее не чувствует?
        - Умница, - довольно ответил демон. - Для того чтобы воспользоваться при случае. Но он и здесь просчитался. Люди обманули его и в жажде наживы украли книгу. Правильно?
        - Да. Но…
        - Я прочитал это в твоих мыслях, - спокойно произнес демон, но при этом посмотрел так, словно извинялся. - Метатрон был приближенным Светлого царя, и обладал источником энергии, распределяя ее между прислужниками, ангелами и нифелимами, а после изгнания к людям часть источника прихватил с собой. Но все это уже не важно. Метатрон, был прощен и возвращен, книга осталась блуждать по миру людей и если бы не случай, скорее всего, так бы и осталась там.
        - Все равно мне не понятно, - как же было запутанно. - При чем здесь я?
        - Ты… - демон оказался рядом и хотел взять меня за руку, но передумал. Да и я бы не позволила. Не хотела снова ощутить неизвестный и пугающий холод. - Просто случайная пешка в игре. Мне жаль. - Пешка? Звучит обидно. От понимания своего положения внутри все сжалось. Даже если я еще жива, то, скорее всего не попади к Харону, это было бы временно. И возвращать меня никто не собирался.
        - Ладно, - все, что пришло мне голову, чтобы ответить. Не буду раскисать, и вдаваться в панику. Как бы то ни было, пока мною никто не воспользовался и… книга здесь. - Значит, вестник смерти обнаружил манускрипт в моем мире и захотел завладеть им?
        - Не думаю, что все так… просто. Кажется, я знаю, кому действительно понадобился источник светлой энергии.
        Тотум снова заскулил. Как то странно все складывалось. Неужели эта энергия действительно такая сильная, что за нее идет… чуть ли не война? Противостояние рая и ада.
        Мне было трудно понять всей подноготной, потому-что я не знала истинной истории, из-за чего все началось.
        Если легенды и придания лгали, оставалось вспомнить религию. Ад это плохо, рай хорошо. Бог помогал, дьявол, то есть Люцифер пытался испортить людей. Но… в реальности как-то не сходится. На самом деле ни раю, ни аду не нужны люди. Им нужна светлая энергия. Дающая, как я поняла, могущество и власть.
        - И что мы будем делать? - я надеялась, меня теперь не бросят на произвол судьбы. Ведь как оказалось я просто человек. Или… не просто?
        - Мы переждем луну и отыщем Белиала. Жнецы всегда на стороне закона и порядка. Аду сейчас не нужна бессмысленная война. Он строг и резок, но справедлив. Нужно, чтобы высшие узнали, что в чертогах тьмы человек. Лука будет нейтрализован и его… заказчик выведет себя из тени. Хотя я итак знаю, кто это может быть.
        - А что будет со мной… после того как?
        - Не бойся, - я все-таки позволила Харону дотронуться. Касание было легким, и невидимые ниточки не обжигая, а лишь щекоча и осторожно, двинулись вперед, прокладывая миллиметр за миллиметром себе дорогу по моей коже. - Я не оставлю тебя…
        ГЛАВА 8
        Не бойся? Легко сказать. Когда думаешь, что умерла, а выясняется - вовсе нет, но… в перспективе все - таки предстоит, чувствуешь себя не утешительно.
        Каково это? Ведь, скорее всего человек не может остаться в аду тем, кем он является. Или… может?
        Страха, как такового не было. Ведь я не могла бояться того, чего не знала. Просто чувствовала себя, будто прохожу квест, но виртуальность более чем реальна. Игра, итог которой тебе неизвестен. И надо же было вляпаться?
        Всю свою сознательную жизнь гонялась за манускриптом, которому, как оказалось, грош цена. Нет. Наверное, расшифруй я его и зафиксируй в соответствующих инстанциях, возможно, получила бы, может даже нобелевскую премию.
        Хм. Петровский с ума бы сошел. Наверное, до сих пор рыщет как ищейка, а фолиант тю-тю…
        А с другой стороны, всего-то исчез, как уже бывало не раз за всю историю. И я вместе с ним. Дура. Знала бы, что гоняюсь за пустышкой, плюнула бы и… рассказала отцу, посетив его могилу, что все это бредни. И вообще. Человека держат за марионетку, а он верит всяким… сказкам. А нет ее… сказки этой, и не было. И тайн никаких нет. Все заранее продумано.
        Я листала книгу, бегло читая то, что уже расшифровала. Просто так. Для убеждения и сравнения с действительностью. Все совпадало. Только о том, как этими знаниями воспользоваться человеку - ничего не сказано.
        Начало смеркаться. Дневной свет больше не проступал в пещеру и, отсвечивая на каменных стенах, языки пламени костра танцевали замысловатый танец, то вспыхивая, то превращаясь в слабую тень.
        Тотум давно улегся возле меня и, скрутившись калачиком мирно спал. Я, пользуясь, случаем, потрогала его разноцветные перья. Они оказались не такими жесткими, как у птиц, а мягкими и нежными. Смешной зверь этот лустар.
        - Верховные принимают взвешенные решения, - Харон ненадолго уходил, и я даже не заметила, как он оказался рядом. Впрочем, как всегда. - Твоя судьба обязательно… решится.
        - Наверное, - я уже ни в чем не была уверена.
        - Идем, - демон протянул мне руку. - Я покажу тебе кое-что.
        Тотум поднял голову, настороженно посмотрел на демона и, недовольно фыркнув, снова зарылся в солому. Порой его поведение мне было не понятно, но это и не удивительно.
        Я молча проследовала за Хароном. Проскользнув сквозь лаз, мы прошли по каменному коридору вперед, вглубь скалы.
        Казалось, что демон мог мне показать? Темное, давящее небо, черноту мглы и пронизывающую тишину? Все это я уже видела и была сыта по горло.
        Еще один проход и… мы оказались в гроте. Не большом, но такой красоты, я нигде не видела. Каменный пол был покрыт, похожим на мягкий ковер, зеленым мхом. На стенах выложенные замысловатой мозаикой и источая свет, блестели разноцветные кристаллы. А посередине расположилось небольшое озеро. Над голубой искрящейся поверхностью клубился пар, наверное, от того, что вода была теплой.
        А еще чистый и свежий воздух. Мне хотелось, раз за разом вдыхать его и казалось, все равно будет мало. Подошла к воде, присела и провела пальцами по поверхности. Как парное молоко.
        - Так красиво.
        - На самом деле в аду много таких… исцеляющих мест. Они лечат раненые чувства. Успокаивают. Делают сильнее и помогают найти… покой. Но, не всем такие места открываются.
        Как правильно обозначил демон. Исцеляющих. Глядя на необычайность каменной сказки становилось спокойно и умиротворенно.
        - Ты… можешь искупаться.
        Услышав эти слова, наверное, я почувствовала себя самым счастливым человеком, каким только можно было быть в моем случае. Посмотрела на Харона, и он все понял.
        Не знаю, вернулся демон в пещеру или просто покинул грот, дожидаясь меня в коридоре, но через минуту он исчез. Хотя, было бы достаточно просто отвернуться.
        Сбросив, изрядно потрепанную и грязную одежду, я медленно вошла в воду. Обволакивая и расслабляя, теплая нега обняла мое тело и в удовольствии я прикрыла глаза. Как же хотелось смыть с себя въевшуюся пыль и неприятный запах.
        Ополоснув волосы, до красноты терла кожу и удивительным образом она становилась розовой и шелковистой.
        Харон ругал себя за то, что бесстыже любовался стройным телом. Как она медленно окуналась в озеро. Как светились глаза, и на губах появилась улыбка от простых брызг. Демон читал ее мысли и еле сдерживал себя, чтобы не броситься к девушке, заключить в объятия и впиться в ее губы.
        В мыслях она благодарила его, и эта благодарность, как бальзам пьянило внутреннего зверя и распыляло его еще больше.
        "Она человек" Твердил себе Харон, пытаясь унять сущность, но тело протестовало и требовало прикосновений к нежной коже. Жаждало ее тепла.
        Оставив для Алексы легкую материю, он снова оказался в каменном коридоре и отвернулся, дабы больше не поддаваться искушению. Только от того, чтобы не слышать ее мысли избавиться не мог. Они будоражили, манили, компрометировали и… одновременно отталкивали. Харон не хотел испугать девушку. Не хотел показаться тем, кто добивается своего любой ценой.
        - Можешь… почистить свою одежду. Я высушу ее у огня.
        Я резко обернулась, но демона не было рядом. Не то чтобы я стеснялась или боялась, что он… увидит меня. Просто расслабилась и почти забылась.
        Его предложение было кстати. С блузкой, которую, пожалуй, уже не способен спасти ни один порошок, да и брюками тоже, нужно было что-то делать. Не одевать же мне грязную одежду. Но и заменить ее было нечем.
        Откуда взялась простынь или кусок ткани, похожий на нее, я догадалась сразу и улыбнулась. все-таки подсматривал. Ну и черт с ним. Даже приятно. Мне всегда нравились настойчивые мужчины. Не то, что… этот хлюпик, Петровский. Нужно было постоянно брать инициативу в свои руки. Да и внешне он ни в какое сравнение не шел с… демоном.
        Эти глаза, сильное тело и невидимые, пусть и дико холодные нити, стоило ему прикоснуться. Каждый раз, когда Харон на меня смотрел. Оказывался слишком близко… мурашки по коже бежали. До дрожи.
        Наверное, я казалась дурой в этот момент. Заворачиваясь в ткань, неожиданно хихикнула, вспомнив, что Харон мог читать мои мысли. Представила его залитое краской лицо и дабы удержаться, чтобы не рассмеяться прикрыла рот рукой.
        Понимаю, давно пора прекратить удивляться, но только опустила одежду в озеро, и она моментально стала чистой. Ни единого пятна.
        все-таки я была права. По поводу мыслей. Харон оказался рядом, бросил спешный взгляд и, предупредив, что скоро вернется, взял мои вещи и исчез. Он был напряжен. Словно сдерживал себя. А, может я обидела его?
        Кто знает, как тут относятся к… человеческой женщине. Хотя, мне показалось… Может, на самом деле показалось.
        Присев на берегу озера я смотрела, как разноцветные зайчики играют на поверхности. Как странно устроен этот мир. В нем может быть и страшно и хорошо. Спокойно и тревожно одновременно. Дикая, ужасающая тишина сменяется успокаивающей. Изможденные пустыни, ветреные и туманные равнины, граничат с уголками удивительной красоты.
        - Твоя одежда.
        Вскочила на ноги и взяла полностью сухие вещи. Демон молча развернулся, чтобы исчезнуть.
        - Харон, - он резко посмотрел на меня, словно ждал, что я позову. - Просто… отвернись.
        Мне не хотелось, чтобы он уходил.
        - Нет, - твердо ответил мужчина и рядом никого не оказалось.
        Какая-то странная обида застряла в горле и образовала ком, проглотить который оказалось сложно. Я быстро оделась, вытерла волосы и собралась идти к выходу, как демон появился снова.
        Он был близко. Невозмутимо близко. Пристально смотрел в глаза и, кажется, я даже слышала, как громко бьется его сердце.
        Боясь пошевелиться, стояла, не в силах оторваться от поглощающей меня синевы глаз. Утопала в ней и не боялась, что не вернусь обратно.
        Харон положил руку мне на плечо, и я… уже готова была податься ему на встречу, зная, что последует за этим, но… Демон протянул вторую руку, в которой держал растение.
        Длинный стебель усыпан мелкими голубо-белыми цветками. Они нежно пахли и радовали глаз, хотя я знала, что на самом деле это растение смертельно опасно.
        Подари мне его кто-то из обычных мужчин, я бы послала ко всем чертям, но сейчас.
        - Асфодель, улыбаясь, произнесла я. - Цветок теней и… мертвых душ. Как… символично. Спасибо.
        В ответ демон лишь улыбнулся. Взял меня за руку, и мы вернулись в пещеру.
        Страж недовольно рыкнул, стоило Харону и Саше появиться. Их не было слишком долго, но то, что невозможно было бы исправить, не произошло.
        Тотум не боялся за себя. На его дальнейшее существование ничего не могло повлиять, разве что решение Верховных.
        Он переживал за состояние демона. В памяти еще были свежи воспоминания того времени, когда Харон был изгнан. На его терзания и метания было страшно смотреть. Порой демон становился не в себе. Забывал о своей сущности, внутренний зверь сводил его с ума, изматывал чувством вины и заставлял страдать снова и снова.
        Лустар не хотел, чтобы друг пережил это снова. Да и Алекса. Что ждет их в будущем? Еще не известно, как все обернется и совет Верховных не дарует просто так… свободу.
        Тотум был уверен, случай расставит все на свои места, поэтому не стал лезть с напоминаниями и советами. Он просто снова зарылся носом в солому, показывая свое неодобрение.
        - На рассвете мы двинемся в путь, - глядя на свод сказал демон. - Поспи еще немного.
        - Я… не хочу.
        Мне действительно не хотелось спать. Чувствовала себя бодрой, полной сил и довольной. Наконец получилось помыться, и теперь я не была похожа на… грязную чушку.
        - Как только мы покинем земли "изгнанных", ты станешь… заметна. Полог перестанет действовать и… твою энергию, стоит прикоснуться, почувствуют. Держись меня. Ничего не говори, какие бы вопросы тебе не задавали…
        - Хорошо, - ответила, опустив голову. Похоже, тихие игры закончились. Начиналась охота на манускрипт… и меня. - А можно спросить? - не была уверена, что Харон ответит или скажет правду. Демон посмотрел и, кажется, уже знал, о чем будет вопрос, но я все - таки озвучила его. - За что ты был изгнан?
        Рано или поздно она бы задала его. Харон был удивлен, почему девушка не спросила сразу, как только он обозначил себя "изгнанным". Ее не насторожило, не удивило и даже не испугало это понимание.
        Воспоминания пусть и завладели им полностью, но возрождать в словах прошлое радости не доставляло. Однако вопрос задан, и ответить на него придется.
        - Это… давняя история. Очень давняя. В аду строгие правила и законы. Люцифер не приемлет не уважения и не соблюдения порядка. Его можно понять. Слишком дорого пришлось заплатить за независимость и создание этого мира. Но… иногда обстоятельства против нас. Приходится действовать быстро, не тратя время на долгие разбирательства, кто действительно прав, а кто виновен.
        Собиратель душ, такова была моя работа. Высший демон, не дослужившийся до приближенного к властителям. Мне было многое позволено, но и требования взимались соответствующие. Я жил как хотел, служил Люциферу и мечтал как когда-то стану плечом к плечу вместе с Асмодеем, Адонаем и другими демонами братства на защиту чести ада.
        Пока не встретил… Ее звали Мариэль. Кремовая кожа. Белые, словно снег, волосы. Васильковые сапфиры глаз, нежная улыбка и мелодичный голос. Мне было плевать, кто она. Плевать, что наши миры ведут давнюю и нескончаемую войну. Окунувшись с головой в забытье взаимопонимания, мы не заметили, как зашли слишком далеко, а когда спохватились, оказалось слишком поздно.
        По ложному свидетельству Метатрона и его брата Кадумара, нас обвинили в заговоре. Верховные посчитали свидетельства весомыми, и совет вынес свой вердикт.
        Я был изгнан, а Мариэль… Не дав ни единого шанса, ей обрезали крылья и закрыли доступ к источнику энергии. К чему это привело, ты… наверняка догадалась.
        Харон замолчал. Он сидел с опущенной головой, и я видела как ему… больно. Сколько горя в погасших глазах и суровой складке на переносице. Мне хотелось оказаться рядом и хотя бы положить руку ему на плечо, но я поняла, что от этого станет еще хуже.
        - Значит, она была… ангелом?
        Демон промолчал. Вот почему Харон взбесился, когда я упомянула Гермеса. Неужели в раю настолько жестокие порядки? Слепо поверили каким-то свидетельствам? А как же доказательства? Или здесь свои методы проверки данных?
        Мне вдруг стало не на шутку страшно. А ведь я тоже не в лучшем положении. И мы с той девушкой даже похожи. Только у меня глаза карие. Необычно, но факт. Блондинка с карими глазами.
        Только вряд ли мне это поможет. Еще, не известно станет ли кто-нибудь разбираться, как я оказалась в аду, откуда у меня манускрипт и… Харон был прав. Влипла я по - полной.
        Кто знает, что придумает вестник смерти. И, как Харон собирается доказывать его причастность вообще?
        Так. Без паники. Хватит ныть Саша. Страшное еще не произошло. Надо успокоиться. Горящих котлов я не видела. К тому же демон сказал, ад это просто трехмерный мир, где души находят свое пристанище. Осталось малость. Убить во мне человека и превратить в эту самую душу.
        - Мы во всем разберемся, - Харон резко встал и строго посмотрел на меня.
        Я почему-то верила ему. Или мне просто хотелось верить. Не знаю. После услышанной истории было тошно и неприятно.
        - Есть еще вода?
        Демон протянул флягу, я сделала несколько глотков, скрутилась на соломе и придвинула к себе книгу. Как бы то ни было, Харон сказал держать ее при себе, значит так надо.
        Лучше не думать о плохом. Мама всегда говорила, что нехорошие мысли притягивают неприятности. Нужно настроиться на позитив и все образуется.
        Сейчас настроиться как - то не получалось. Демон сидел рядом, таращась на угасающий огонь. Лустар спал у моих ног и, повисшая тишина, стала предостерегающей.
        Я закрыла глаза и под тихий треск костра начала уплывать в забытье. Сторонние звуки постепенно растворились, а туманная дымка сознания рассеялась, показывая незнакомые места.
        Зеленый луг, залитый солнцем. Вокруг множество цветов и сочная трава, почти по колено. Приживая манускрипт к груди, я бежала вперед. Волосы неряшливо разлетались на ветру, попадая в рот и прилипая к лицу, но, не обращая внимания на дискомфорт, я все равно бежала.
        Сначала понимая, что мне нужно успеть. Не смотря ни на что нельзя опоздать туда, где меня ждут. Но вдруг услышала вой, остановилась, огляделась и снова побежала. Только уже от погони. Невидимой погони, дышащей мне в затылок диким холодом и пытаясь остановить туманом.
        Ноги стали ватными. Не слушались. Вокруг все изменилось, и передо мной возникла бездна. Черная, страшная. Небо над ней было в серых тучах. Они сгущались плотнее, и, казалось, вот-вот разразится гром.
        Я остановилась прямо у самого края, в страхе полететь вниз и хотела сделать шаг назад, но не смогла.
        А бездна звала. Клубилась дымкой, манила вечным покоем. Что внизу, из-за черноты не было видно, но любопытство становилось сильнее.
        Снова обернулась. Позади по - прежнему зеленый луг и солнечный день, а впереди… пропасть.
        - Выбирай… выбирай…
        Шептал мне ветер.
        - Прыгай… прыгай… прыгай…
        Голос становился громче и настойчивее. И через мгновение, уже хотелось закрыть уши, но я крепко прижимала книгу к груди и не смогла этого сделать. Множество разных голосов, беспокойно и зло продолжали повторять:
        - Выбирай… прыгай… выбирай… прыгай…
        Резко открыла глаза. Сердце билось как заведенное и все плыло. Харон был рядом и сосредоточенно смотрел на меня, держа за руки. Только сейчас почувствовала, как тоненькие холодные змейки добрались до моего предплечья и свернули к груди.
        Если в прошлый раз они двигались, осторожно крадясь, то сейчас достаточно свободно и настойчиво. Словно по собственной территории. И чем дальше разветвлялись и сосредотачивались на том или ином участке тела, мне становилось лучше.
        Я даже не думала сопротивляться. Раньше было страшно, а сейчас… Как будто холодные ручейки текли по твоим венам, взбадривая и приводя в чувства. Холодок распределился по всему телу, а затем, резко сосредоточился в груди, я вскрикнула и все прекратилось.
        - Извини. Я должен был спросить твоего согласия, - демон резко встал, виновато отвернулся и отошел в сторону.
        Согласия? На что? Чтобы прикоснуться и вырвать меня из дурацкого сна?
        Это мне нужно извиняться. Я чувствовала себя обузой, приносящей неприятности. Плюнул бы. Отдал вестнику смерти, а книгу отобрал. Так нет. Возился со мной. Защищал.
        Я вскочила и хотела подойти. Сказать, что все нормально, но меня опередил лустар. Пес с недовольной мордой что - то сказал Харону и тот зло на него посмотрел. Я не смогла разобрать, о чем шел разговор но, похоже, они снова спорили.
        - Знаешь, - недовольно рыкнул Тотум. Он молча следил за действиями демона не решаясь прервать, а когда Харон извинился перед Алексой и отошел, поспешил высказать все, что думал. - Я надеялся, ты сможешь попридержать своего зверя. Расхлебывать, тебе придется.
        - Я знаю, что делаю, - грозно ответил демон.
        - Сомневаюсь, - деловито огрызнулся пес. - В чувства решил поиграть? Напомнить чем это закончилось в последний раз? А то смотрю, забыл.
        - Это не твое дело, - зверь внутри недовольно заскребся. - Тебя это не коснется. Мое решение мне и нести ответ.
        - Дурак. Она человек. Верховные не станут разбираться. Для них она важнее, чем тот, кого уже сняли со счетов.
        Демон схватил лустара за загривок и поднял на вытянутой руке. Никто не смел ему указывать. Тем более страж. Однако, быстро осознав свои действия, Харон отпустил пса и он, прижавшись к камням, жалобно заскулил.
        - Нужно собираться. Девушка набралась сил, так что… за несколько лун мы должны покинуть земли "изгнанных" и отыскать Белиала, - демон бросил на пса оценивающий взгляд и предупреждающе добавил. - И если его не окажется в чертогах, я не намерен отступать.
        ГЛАВА 9
        Время текло по не понятной мне системе. Вроде только наступал рассвет, как солнце снова торопилось склониться к горизонту. Сколько дней я находилась в аду, сложно было сосчитать. Вроде около четырех, а казалось намного больше.
        Чистое небо в мгновение затягивалось черными тяжелыми тучами, но тут же могло вновь измениться. Холодный, пробирающий до костей ветер, неожиданно менял направление или становился обжигающе теплым, а порой и вовсе исчезал, уступив место невыносимому дребезжащему зною.
        Мое тело колело от холода, изнывало от жары и тряслось в дрожи. Я куталась в плед, который мы взяли с собой из пещеры, а иногда просто хотелось сбросить с себя всю одежду, потому что она неприятно липла к телу.
        Последний, оставшийся кусочек мяса я съела днем, а сейчас уже смеркалось, и голод давал о себе знать. Хорошо, что вода во фляге Харона никогда не заканчивалась.
        Странное чувство опустошенности и в то же время прилив сил, смущали меня, но я списывала все на влияние ада. Живой человек не мог находиться в месте, где обитали мертвые.
        Несколько раз, демон молча оказывался рядом, заглядывал в глаза и, получая мое согласие, брал за руки. Тонкие змейки больше не были обжигающе холодными. Сделав свое дело, они всегда сосредотачивались в месте, где билось сердце, и взрывались приятным теплом. Я будто наполнялась силой, и мы шли дальше.
        Во время каждого такого сеанса лустар, все больше недовольно рычал и бросал на Харона неодобрительный взгляд. То, что демон Каким-то образом наполнял меня энергией, я это поняла, и была очень благодарна. Если бы не его помощь, вряд ли бы долго протянула.
        Пустыня сменилась равниной, а затем полем, но они мало чем отличались друг от друга. Все те же серые пейзажи. То растворяющийся, то вновь наползающий туман, черные грозовые тучи, меняющийся ветер и… угнетающая тишина.
        Если и были моменты, когда небо становилось почти чистым и голубым, то тишина никуда не уходила. Она преследовала шаг за шагом, напоминая о том, что все здесь ей подвластно.
        Казалось, мы никогда не достигнем пункта назначения. Я ничего не спрашивала. Видела по напряженному лицу Харона - он не в настроении отвечать, а может и вовсе разговаривать. Когда демон оборачивался, чтобы убедиться в нормальности моего состояния, я выжимала из себя улыбку и продолжала идти.
        Воздух снова стал меняться. Сквозь тишину, начали проступать звуки, и это было даже как-то непривычно. Тучи превратились в серые облака, и пошел дождь. Впервые за время моего пребывания в аду. Моросящий, спокойный, теплый дождь.
        Я остановилась и подставила лицо. Мягкие капли, бережно касаясь кожи, стекали вниз. Облизала губы, и… довольная улыбка вмиг исчезла с моего лица. Вода была соленой.
        Харон взял меня за руку, и наши пальцы сомкнулись в замок.
        - Небо плачет. С этого момента не отпускай меня. Скоро ты увидишь истинный ад.
        - Мы пришли?
        - Помни лишь о том, что я говорил. Молчи и… ничего не трогай.
        Кивнула, и мы двинулись вперед. Лустар держался рядом с демоном, стараясь не отставать ни на шаг. Харон шел по-прежнему уверенно, но каждое его движение, взгляд и даже дыхание говорило о настороженности.
        Дождь не прекращался, монотонно падая с неба, и очень скоро мы промокли насквозь, но, кажется, ни демона, ни лустара это не волновало. Самое удивительное, что манускрипт продолжал оставаться сухим.
        Словно из воздуха стали появляться и исчезать силуэты существ. Очертания строений, деревьев и растений. Мы будто шли по призрачным улицам, воспринимать которые было сложно. Они и были, и нет.
        Я протянула руку, забыв о предостережении Харона, и очередной мираж растаял в воздухе, оставив после себя легкую дымку. Забавное зрелище. Воздушные фигуры развеивались, стоило к ним прикоснуться, но всегда после себя оставляли след. Ты вроде просто проводишь рукой, а шлейф остается тянуться за тобой словно легкий ветерок. Это было как игра.
        Заметив ее, Харон остановился и зарычал. Он молча смотрел на меня, а у самого чуть ли не пар из ноздрей шел. Синие глаза налились чернотой, и рука медленно стала сжимать мою. Увеличивая силу.
        - Я сказал ни к чему не прикасаться, - наконец издал рык демон.
        Не совсем понимая его, растерянно открыла рот. Ведь… по сути ничего не трогала. Те миражи. Они были… неощутимыми.
        Харон недовольно выдохнул и потянул меня за руку, следуя вперед, но далеко уйти нам не удалось. Буд-то из пространства, перед нами появился мужчина, и дождь тот час же прекратился, словно его и не было.
        Демон вновь сдавил мою руку, и я крепче прижала к себе книгу. Плед был наброшен мне на плечи, словно накидка, поэтому манускрипт не было видно. Напряжение Харона увеличилось. Он стоял будто скала, готовый оказать сопротивление. Лустар же, чуть ли не прижавшись к его ноге, боялся даже сделать вдох.
        Тот, кто находился перед нами, однозначно был демоном, но его внешность существенно отличалась от того, как выглядел Харон.
        Сильное тело, интимные места прикрыты, искусно сотканными между собой, кусками шкур. Голубая кожа, длинные каштановые волосы, слегка вытянутое лицо с ямочкой на подбородке и острый взгляд, проникновенных фиолетовых глаз. Вдобавок, на голове демона красовались огромные бычьи рога, а за спиной сложены черные крылья. Такая экзотическая смесь одновременно привлекала и устрашала.
        - Наяда была права. Время не изменило тебя. Такой же… бесстрашный и решительный. Вы… задержались.
        Харон недовольно зарычал. Он не ожидал, что Мента могла так поступить. Быть может… это игры Луки? Или… все же наяду настолько поглотила черствость, что она решила посмеяться над ним.
        - Не торопись винить тех, кто… скорее подыграл тебе, чем предал.
        Дефицит общения и изгнание сделали его слабым. Харон совсем забыл, что прочесть любую сущность для Высшего не составляло труда. Это он растерял навыки или просто отвык от них. Закрылся от окружающего и тем самым утратил силу в том объеме, в котором она была когда - то.
        - Ты как всегда вовремя. Белиал.
        - Это… суть моей работы.
        - Мог бы… послать жнецов. Для… проверки информации.
        Белиал усмехнулся.
        - Информация чересчур… пикантная. К тому же… гость требует особого приема, - голос демона был пропитан интересом и любопытством. - Асмодей ждет Вас.
        Белиал сделал шаг вперед, но Харон закрыл собой Александру. Он уже предугадал действия Высшего и не собирался позволять сделать это.
        - Ты ошибаешься. Проверку будет проводить Асмодей. Мне хватит удовольствия услышать подтверждения из его уст, - демон лукаво склонил голову набок, затем встал в пол-оборота и указал в сторону. - Прошу.
        Это и есть Белиал. Его значимость так и прет. Рога и… такая силища. Каким тоном разговаривает и сам голос. Мощный. Заставляющий дрожать. По крайней мере, на меня он действовал именно так.
        Демон протянул руку, и воздух расступился, образовывая воронку. Харон чуть сжал мне ладонь и бросил мимолетный взгляд. Понимая это как намек на то, что все нормально, я кивнула в ответ, хотя с каждой минутой неизвестность, напоминая о себе, рождала новый страх.
        Белиал пропустил нас вперед и шагнул следом. Для надежности я зажмурила глаза, ожидая чего-то необычного, но ничего не почувствовав и даже испытав некоторое разочарование, открыла их снова и увидела, что мы оказались в помещении, похожем на каменный подвал.
        Впереди виднелся длинный коридор, а на стенах развешены факелы. Огонь, бросая тени, лишь изредка подрагивал. Он тускло освещал путь и, пожалуй, служил только для того, чтобы не двигаться наощупь.
        - Сними козью шерсть и… набрось это, - услышала я сзади и обернулась.
        Белиал протягивал мне серый плащ, но Харон не позволил его взять самой. Он выхватил его из рук демона, недовольно зыркнул на него и повернул меня спиной к Высшему. Снял с меня мокрый, впрочем, как и все остальное, плед, аккуратно набросил накидку и завязал.
        Действия Харона вызвали у Белиала смешок. Чему-то улыбаясь, он качнул головой и произнес:
        - Идем. Асмодей сгорает от нетерпения.
        Лустар потрусил дальше, мы следом, а Высший за нами. Я чувствовала на затылке неприятный холодок. Вот-вот кто-то коснется меня, но оборачиваясь, видела, что демон двигался на приличном расстоянии, его взгляд при пересечении с моим становился игривым, и казалось, фиолетовые огоньки смеялись надо мной.
        Наконец коридор закончился аркой и, минуя проход, мы оказались посреди светлого зала. Вместо потолка огромный стеклянный купол, в центре которого странным образом скапливался, непонятно откуда идущий, свет, а на стены расписаны картинами. Только стоило присмотреться и мне стало не хорошо.
        Битвы и сражения. Растекающаяся по небесам и земле кровь. Разделенное солнце, одна половина которого искрилась, а другая погружалась во тьму.
        Все это, наводило на кое какую мысль, но додумывать ее до конца не стала. Боялась ошибиться. А может наоборот… оказаться правой.
        Рассматривая обстановку я не сразу заметила того, кто вмиг оказался рядом. Видимо это и был Асмодей.
        Харон, повинуясь, отошел на шаг. Я видела, как ему не хотелось этого делать. Когтистая рука демона, с мертвецки бледной кожей, легла мне на лоб, и я почувствовала проникающее сквозь меня тепло.
        Такой же высокий, как и Белиал. Крепкий и сильный. Черные прямые волосы, доходили ему до плеч, лицо искажало разные гримасы, а серые глаза, смотрели, проникая в самые потаенные уголки сознания.
        Большие закрученные рога начали светиться, а крылья нервно трепетать за его спиной. Исходящее из ладони демона тепло, доползло мне до висков и начало сжимать их. От боли я поморщилась и закрыла глаза, но это длилось недолго.
        Асмодей сделал громкий выдох и убрал руку.
        - Истинный человек, - произнес он. - Верховные будут довольны.
        Он смотрел на меня так… плотоядно, что я поежилась. А Харон вмиг снова оказался рядом.
        - Это уже… интересно, - добавил сероглазый.
        - История повторяется, - заключил Белиал.
        - То, что человек… в аду не порядок. Но… подозрения Верховных, относительно Луки, были не напрасны. Он понесет должное наказание, - важно сказал Асмодей. - Твою судьбу… - глядя на Харона, демон сощурил глаза. - И… девушки будет решать совет.
        - Нет, - выкрикнул Харон. До этого словно в воду опущенный и молчаливый лустар, насторожился и его хохолок стал дыбом. - Она просто… случайная жертва.
        - Уверен в этом, - спокойно ответил Асмодей. - Законы для всех одинаковы. Но… тебе я не завидую. Хотя не скрою, поражен настойчивостью и смекалкой. Помогая разоблачить деяния Луки, ты все же нарушил свое положение, и не только… - Высший многозначительно посмотрел на меня. - Твое вмешательство не заметит лишь слепой. А, как известно, среди нас таковых нет.
        - Ты наделен властью действовать от лица Правителя. Отпусти… девушку, - Харон вилял и мне это не нравилось. Я не была уверена, что этот… странный Асмодей, просто так вернет меня в мир живых. Больно лукавые он бросал взгляды и витиевато говорил.
        - Наделен, - Асмодей усмехнулся и посмотрел на Белиала. - Но… я не могу лишить совет удовольствия, снова… решать судьбу человека. Конечно, это вопрос спорный, ведь человек сам должен сделать выбор, но все же.
        - Я слышал преступление Луки раскрыто, - позади, раздался мужской голос, и я обернулась.
        У них не было ни крыльев, ни рогов. Светлые рубашки, кожаные штаны заправлены в сапоги, а волосы собраны в хвост. Мужчины скорее походили на героев из любовных романов, чем на демонов. Так же как и Харон. Если бы не…
        У одного были темные вьющиеся волосы, светлая кожа черные глаза, а на лице, рассекая щеку глубокий шрам. Но он на удивление не портил, а наоборот придавал мужественности.
        Другой же менее привлекателен. Или его красота была скорее пугающей. Темно-коричневая кожа, красного цвета глаза, светлые волосы и тонкие узкие губы.
        Мужчины приблизились, бросив на меня спешный взгляд, и сразу перевели его на Харона.
        - Ты ни сколько не изменился. Пусть мы и по разные стороны, но рад тебя видеть, - спокойно произнес блондин. - А ты… как тебя зовут? - мужчина обратился ко мне, и я вдруг поняла, что его не стоит бояться. Внешность обманчива, потому - что красные глаза излучали притяжение и тепло. Доброе тепло.
        - Саша. Александра, - тихо ответила я.
        - Не бойся. Если ты не виновна…
        - Она не виновна, - недовольно ответил Харон.
        - Совет разберется, - все так же спокойно произнес демон. - Думаю, будет правильно дать… девушке отдохнуть и привести себя в порядок.
        - Я отведу, - наконец заговорил брюнет, а когда увидел, как напрягся Харон, добавил. - Мэри позаботится о ней.
        - Хорошо, - в голосе Асмодея послышалась усталость. - Завтра Верховные узнают о гостье и назначат час Совета. Белиал. Ты знаешь, как поступить с Лукой, - мужчина перевел взгляд на Харона. - Можешь освободиться от стража.
        Лустар нервно заскулил.
        - Он останется со мной, - твердо ответил демон.
        - Твое право, - в глазах Асмодея читалось непонимание, но решение Харона было неоспоримо. - И еще…
        - Я разберусь, - встрял блондин и Высший не возражая кивнул.
        Ничего не говоря, он медленно направился к арке и исчез в темноте. Меня взяли под руку и тоже повели.
        Обернулась и встретилась взглядом с Хароном. Он смотрел так, словно мы больше никогда не увидимся. Только в конце, намекающе прикрыл глаза и… неожиданно подмигнул.
        Уходить не хотелось. Мне было и боязно, и нет. Верховные. Демоны с рогами, красными глазами и крыльями. Проникновенные взгляды, читающие мои мысли. Совет. Решение.
        Я потерялась в чувствах, эмоциях и в том, что вообще происходило. Даже на какое-то время забыла про манускрипт, который по - прежнему, прижимала к груди. И только осознав, что его никто не увидел, сама себе улыбнулась.
        Харон должен рассказать о книге, но видимо он искал подходящего момента. Или… просто не доверял. Пока, не доверял тем, кто нас задержал. Мы с ним увидимся. Обязательно. Ведь как сказал Асмодей, будет совет. Да и манускрипт, по-прежнему, со мной.
        Пусть делают, что хотят, но я молчать не буду. Они и меня должны будут выслушать, а я скажу. Все как есть скажу и… нечего бояться.
        С этими ободряющими мыслями, я шла за брюнетом и не хотела больше ни о чем думать, хотя это трудно получалось. В голове кадром из кинофильма застряла одна только сцена. Пещера, Асфодель и… взгляд демона.
        Харон знал. Знал, что так и будет, но внутренний зверь отказывался терять Алексу. Он рвал и метал, когда Белиал хотел дотронуться до девушки, а проверка Асмодея вызвала настоящее бешенство. Чистая и необузданная. Зверь уже считал ее своей, хотя о правах заявлять было еще рано, да и ситуация не совсем подходящая.
        Подаренный цветок Асфодель, всего лишь начало. Предложение, которое Саша приняла, но возможно расценила знак не так, каким он на самом деле являлся.
        Харон чувствовал с ее стороны симпатию, но должная искра, которая после разгоралась пламенем, еще не вспыхнула. Ее зачатки слабо дребезжали и если их не подпитывать… угаснут, так и не переродившись в нечто большее. К тому же она человек.
        Олотан уводил девушку и, глядя вслед, Харон сжал кулаки, потому-что хотел ударить друга просто за то, что тот шел рядом с Алексой. Мог чувствовать ее цветочный запах, читать мысли и смотреть в тягучий и манящий шоколад глаз.
        Это было глупо потому - что демон воздуха давно нашел свою вторую половину и жить без нее не мог. Мэри достойно позаботится об Алексе, но "изгнанный" хотел сам этим заниматься, не уступая никому другому.
        - Мне пора, - констатировал Белиал. - Я итак задержался. Жрецы ждут дальнейших распоряжений.
        - Не беспокойся. До совета я беру Харона под свою ответственность, - пообещал Адонай.
        - Тогда я спокоен. Встретимся, когда будет назначена дата.
        - Конечно, - ответил Высший, и в знак прощания, кивнул.
        Адонай провел его взглядом, и посмотрел на Харона. Долго, проницательно и задумчиво. Этот приближенный славился разборчивостью и дотошностью. Никогда не действовал по зову сердца и эмоций, а лишь по четко продуманному плану, даже если он был создан спонтанно.
        Адонай не всегда был таким. Сдержанность и взвешенность стали присущи ему только после того, как Кайла была сослана в изгнание. Непокорность жены когда - то его не особо волновала и, лишь потеряв то, что действительно дорого, демон понял: ошибка крылась не только в супруге. Львиная доля вины лежала и на нем.
        - Я видел ее, - оценивая реакцию Высшего, произнес Харон.
        - Что… с ней стало? - в голосе Адоная прозвучала толика неизбежности и грусти.
        - Ничего. Все такая же. Только… Знаешь одиночество способно заставить пересмотреть взгляды на некоторые вещи.
        - Ты прав, - немного помолчав, ответил Адонай. - Луку накажут по заслугам. Уже сегодня он будет призван. Мы… давно наблюдали. Александра не единственная его ошибка. Были и другие.
        - Люди? - неужели в поисках артефакта, вестник смерти потерял разум? Интересно, что ему было обещано? Что могло заставить Луку действовать против своей сути?
        - Нет. Воровство светлой энергии в срединных мирах, - Адонай не боялся рассказывать истину Харону. Он хорошо знал бывшего воина и был уверен в нем. - Ты поступил… должно, но это не снимает с тебя вины и ответственности.
        - Знаю, - ответил Харон. - Я готов понести ответ, но… - он обернулся, закрыл глаза, прислушался и, убедившись, что вокруг нет лишних ушей добавил: - Ты должен выслушать. Есть еще кое-что. Что вы пропустили. Нам нужно поговорить, но не здесь.
        - До совета ты будешь находиться в башне "Раздумий". Понимаю, но… - Высший сочувственно положил руку на плечо демона. - Таков порядок. Идем.
        Встречающиеся на пути бросали на него взгляды. Подозрительные, приветственные и даже сочувственные, но никто не задавал вопросов. Присутствие в легионе "изгнанного" означало, что он мог понадобиться Верховным, и только. Если бы это не касалось Харона.
        Кто-то был бы рад его возвращению, а у некоторых это могло вызвать лишь страх. Но ни тех, ни других, Совет не будет спрашивать мнения, а поступит так, как посчитает нужным, и всем это тоже было известно.
        Некогда знакомые стены, казались холодными и отталкивающими. Легион больше не был для Харона домом, но и земли "изгнанных" ему опостылели. Не было в них жизни. И пусть простирались они на много километров, но не давали той свободы, которую он чувствовал сейчас. В истинных чертогах тьмы.
        Никакая, даже самая огромная клетка, не даст насытиться ароматом воли, всласть. А когда у тебя в руках появилась уловка, надежда на перемены, внутренний зверь проснулся, а аромат манящей и реальной женщины, каждый миг бередит сознание, жажда этой воли становится сильнее. Стирает все преграды на своем пути и готова, на все что угодно, лишь бы достигнуть желаемого.
        Сущность находит новые силы, преумножает их и хранит частичку того, к чему удалось прикоснуться, дабы не забыть, и в следующий раз уже слиться с ней воедино и не отпустить.
        Легион приближенных имел все необходимое для комфорта, только порой, пользоваться всеми благами, не было времени. Задание за заданием. Демоны братства бороздили просторы вселенной, ища новые перспективы, оказывая помощь срединным и низшим мирам, участвуя в сражениях и снова возвращаясь в чертоги ада, дабы доложить обстановку Верховным и снова продолжать свой путь.
        Те, кто заводил семьи, селились в другом месте, не прекращая службы, а чьим призванием было лишь блюсти порядок и следовать указаниям Верховных, оставались в легионе и были всем вполне довольны.
        Три величественных башни: "Раздумий", " Смирения" и "Покаяния" соединялись коридорами, последний из которых вел прямиком в зал "Слушаний". Его и покинули Адонай и Харон.
        Минуя второй коридор, башня "Раздумий" была самой крайней, Высший взмахнул рукой, открыл воздушную дверь, ключ от которой имели только избранные, и пропустил "изгнанного" вперед.
        Витая лестница уходила вверх, а через маленькие окошки в стенах, словно лучи маяка, проступал свет. Открыв уже обычную железную дверь, Харон вошел в комнату, где когда - то ему доводилось бывать. Почему для его пребывания выбрали именно башню "Раздумий" он догадывался. Так же как и то, кто приложил к этому руку.
        - Как всегда способствующая обстановка, - демон усмехнулся, подошел к широкому окну и облокотился о подоконник. Отсюда открывался вид на далекий горизонт, разделяющий багровое с просветами небо и черную землю.
        Непринужденный интерьер располагал лишь тех, кто сам хотел этого. Освещением в темное время суток служили, развешенные в тяжелых бронзовых светильниках, большие свечи. Сама комната была достаточной просторной.
        В углу письменный стол с необходимыми принадлежностями, рядом удобное кресло. Шкаф со сменной одеждой, широкая кровать. Постельное белье и покрывало цвета крови с фигурными подушками. В другом углу обеденный стол, несколько стульев из темного дерева, а на полу мягкий овальный ковер, того же алого цвета, что и постельное белье.
        Только знающие понимали, что каждая деталь, цвет и даже витающий аромат ладана, имел здесь свое место и предназначение.
        - Как всегда, - подтвердил Адонай.
        - Спасибо, - поворачиваясь к Высшему, сказал Харон.
        - Я готов помочь, но только, если ты сам себе… не навредишь, - демон сел в кресло и откинулся на спинку. - В твою невиновность я верю. В ту, за что наказан… Так не заставляй меня усомниться и на этот раз.
        ГЛАВА 10
        Мы шли по длинным коридорам. Их освещал приглушенный свет, но источника я не видела. Просто каменные стены, пол и длинный тоннель. Возможно даже находящийся под землей.
        Следуя вперед, демон молчал. Даже ни разу не обернулся. На его холодном лице не было ни единой эмоции. Это не пугало, а скорее раздражало.
        Как можно быть таким… бесчувственным? Наверное, он думал только об одном: быстрее доставить меня туда куда следует, и передать в руки некой Мэри.
        Начало знобить. Влажная одежда создавала дискомфорт и к тому же неприятно пахла. Уставшие ноги гудели, а в животе происходила настоящая голодная революция. Я просто мечтала оказаться уже хоть где-нибудь, только больше не блуждать по каменным закоулкам, коридорам и проходам.
        Похоже, мои мольбы были услышаны и, свернув в очередной проход, мы оказались в круглом холле, где находилось три двери. Демон подошел к той, что была посереди, открыл ее и приглашающе протянул руку.
        Стоило войти, и в комнате загорелся мягкий свет. В аду вообще не было ничего ослепленно яркого и вызывающего.
        - Здесь ты пробудешь до решения Верховных. Советую набраться терпения, хорошенько отдохнуть и… подумать.
        С этими словами мужчина вышел и захлопнул дверь. Я даже опомниться не успела и что-либо спросить.
        Отдохнуть… само собой. Сколько придется спать и есть, чтобы восстановить силы я не знала. Харон больше не сможет помочь своим волшебным прикосновением. От этой мысли стало грустно. Но, что толку вдаваться в уныния.
        Брюнет прав. Нужно подумать. Этим я и займусь, а еще… у меня есть манускрипт и несколько не расшифрованных страниц. Только это будет после того, как я сброшу с себя дурно пахнущую одежду, помоюсь и хоть что-нибудь заброшу в рот. Тяжело вздохнула и осмотрелась.
        Наверное, это было самым удобным и адекватным местом, которое мне приходилось видеть за последние несколько дней. Большая широкая кровать с мягким покрывалом и высокими подушками зеленого цвета. Резной шкаф, кресло, трюмо с зеркалом. Стол, на котором лежали разнообразные фрукты и графин с прозрачной жидкостью.
        Напротив кровати камин, в котором тепло и приятно горел огонь, а на полу мохнатый ковер, похожий на шкуру толи тигра толи льва.
        Заглянув в одну из двух дверей, находящихся в комнате, к неописуемому восторгу я обнаружила ванную со всем необходимым и унитаз. Для убеждения открыла кран и оттуда полилась горячая вода. Вторая дверь оказалась заперта. Гадать, что за ней находилось, было неинтересно.
        Развязала плащ, повесила его на кресло, артефакт спрятала в трюмо, подошла к столу, оторвала от ветки винограда горсть и стала жадно засовывать сладкие ягоды в рот. Сок тек по моему подбородку, а я не могла остановиться. Опомнившись, все же взяла себя в руки. Мне может стать дурно, а этого допустить нельзя.
        В графине, как и предполагала, была вода. Она показалась очень вкусной, но и ею я не стала злоупотреблять. Быстро сбросила ненавистную одежду. Дождалась, пока ванна наполнится водой, и с удовольствием погрузила в нее свое уставшее тело.
        Меня окутала невесомость. Казалось, я не в воде нахожусь, а в теплом воздухе. Ласковом, нежном. Дарующем покой.
        Мысли ушли. Я будто растворилась. Не было больше ни страха, ни опасений, вообще ничего. Меня перестало волновать: где я, кто я и что будет дальше. Время остановилось для меня. Его просто не существовало. Ни начала, ни конца.
        Так бы и осталась в прострации, если бы в памяти вдруг не всплыл цветок асфодель и голубые проникновенные глаза. Они манили. Звали за собой и уговаривали очнуться. Странное ощущение, но я послушалась этого зова и вынырнула из забытья.
        Вода изрядно остыла, а я этого даже не заметила. Лишь выходя из ванны, кожа покрылась мурашками, а тело требовало скорейшего тепла и комфорта. Схватила, висевшее на крючке полотенце, обернулась и прошла в комнату.
        Теплый воздух был пропитан ароматом хвои и жженой древесины. Поленья трещали в камине и создавали уютную атмосферу. Сейчас моим самым большим желанием было забуриться на кровать и уснуть, но в голове все еще копошились воспоминания о цветке и демоне. Не хотела сейчас об этом думать, но что-то усердно заставляло это делать.
        Сопротивляясь, поморщилась, устало открыла шкаф и заглянула в него. Скорее всего, здесь должно было быть что-то, что можно натянуть на себя, пока я постираю и высушу одежду.
        Догадки не подвели. Три абсолютно одинаковых прямых платья без рукавов красного цвета. Ткань напоминала легкий трикотаж и была приятной на ощупь. Я натянула на себя одно, подошла к зеркалу и усмехнулась.
        Делая меня выгодно стройной, хотя с фигурой итак было все в порядке, оно подчеркивало то, что нужно было подчеркнуть и не сковывало движений.
        Потрепала мокрые волосы, которые сейчас приятно пахли сандалом. Но, ни отражение в зеркале, ни аромат меня не то, чтобы не радовали. Они не доставляли должного удовольствия. Скорее всего, виной был, непонятно откуда взявшийся, пофигизм, а с другой приятная усталость.
        Я все-таки сдалась. Упала на кровать и, не успев закрыть глаза, провались в сон. Сначала он был почти пустой. Вязкий, мутный и ничего не значащий. Без картинок и эмоций.
        Я плыла, отдаваясь его власти, ожидая, что в конце длинный, нескончаемый поток просто оборвется, и я проснусь.
        Поток действительно закончился, но не так как я думала. Больно и неприятно, меня засосала чернота, из которой выбраться было невозможно. Оставалось бродить вслепую. Наощупь. Сбивать ноги обо что-то твердое и холодное. Натыкаться на тупые предметы и чувствовать чье-то холодное дыхание возле тебя.
        Это было ужасно страшно. Не знать где ты. Не видеть и не ощущать. Слышать лишь шорохи, вздохи и слабый стук собственного сердца.
        Ко мне пришло понимание, что это и есть конец. Решение принято и теперь я должна быть в этой черноте вечно. Пока глаза не привыкнут и не начнут видеть сквозь невидимое. Пока тело не научится распознавать предметы, слышать сквозь шепот и шелест беззвучного голоса. Пока я не научусь узнавать запахи и стану…
        Кем? Кем я должна стать? Я не понимала и от этого приходила в замешательство. Меня охватывала паника, обуздать которую, я была не в силах.
        Выбившись из сил, схватилась за голову и открыла рот, чтобы закричать, но вместо крика получился дикий истеричный смех. Смех человека потерявшего себя.
        Нет. Я не хотела становиться… никем. Судорожно хваталась за горло снова и снова, пытаясь вырвать хоть что-то вразумительное, но голос не слушался. Рогот сумасшедшей продолжался, сводя меня с ума и, не в силах это больше выносить, я перестала сопротивляться, замолчала и отключилась.
        Открыла глаза и резко села. Хватая ртом воздух, тяжело дышала, и каждый новый вздох отдавал болью в груди. По телу прошел озноб, затем резко бросило в жар и мне стало легче.
        Дыхание начало восстанавливаться, но приложив руку ко лбу, я испугалась. Спрыгнула с кровати и подбежала к зеркалу. Ни одного розового оттенка на коже. Она была белая словно мел и… холодная.
        Я помчалась в ванную, включила горячую воду и подставила ладони. Не помогло. И даже после того как попыталась растереть себя руками, мое тело оставалось холодным.
        Я не чувствовала себя плохо. Но тот факт, что я похожа, скорее на мертвеца, чем на живого человека, настораживал. Что-то происходило со мной. Что, не могла понять. Нужно было искать ответы, а я была здесь абсолютно одна.
        Бросилась к входной двери, выскочила в фойе, но встретила лишь пустынную тишину. Понимая, что звать на помощь бесполезно, вернулась в комнату, подошла к кровати и села.
        В дверь постучали. Сердце заколотилось, я вскочила с места и в это время на пороге появилась девушка. Она зашла спокойно, словно к себе домой. Подошла ко мне и улыбнулась.
        - Здравствуй. Немного задержалась. На то были веские причины. Меня зовут Маша, но… здесь все называют Мэри.
        Точно. Она задержалась, но после того, как услышала имя, все тревоги, как рукой сняло. Я даже забыла, о чем переживала минуту назад.
        Девушка была красивой, но не вызывающе. Каштановые волосы, чуть ниже плеч красиво завивались. Миловидное лицо, в меру пухлые губы и большие карие глаза. Только мои были темными, а у нее кофейными.
        Длинное платье из легкой материи прямого кроя, выгодно подчеркивало фигуру, а васильковый цвет удивительно шел к ее нежной розовой коже. Я подумала, что она обычная. Без странного блеска в глазах, крыльев и…
        Девушка рассмеялась.
        - Странно и… забавно слушать твои мысли. Они такие…
        - Так… не слушай, - сама не знаю, зачем огрызнулась.
        - Не могу. Это срабатывает автоматически. Не обижайся, - Мэри присела рядом. - Я… понимаю твое состояние.
        - Зачем тебя прислали? Позаботиться о себе я и сама могу. Следить? Или… выведать информацию?
        Решила не ходить вокруг да около. Никому кроме Харона я не верила и не доверяла. И даже нудному лустару, была бы рада больше, чем незнакомке. По словам демона, кто-то из приближенных ищет манускрипт и думаю, пойдет на все что угодно, лишь бы его найти. Не смотря на то, что Луку раскусили.
        Нужно держать язык за зубами пока не придет время, но… ведь и самой возможно удастся кое-что узнать.
        - Почему у тебя человеческое имя?
        - Ты… смелая. Главное направить это качество в нужное русло. Ты должно быть голодна? - девушка хлопнула в ладоши и в комнату вошла молоденькая блондинка. Ничем не примечательная, а серое платье и вовсе делало ее незаметной.
        Склонив голову, она прошла к столу, поставила поднос, подобрала мою грязную одежду и быстро удалилась. Что ж придется ходить в платье.
        Отбросив эти мысли, я вновь переключилась на еду. Фрукты лишь приглушили мой голод, и съесть что-нибудь стоящее, я была совсем не против.
        - Приготовлено специально для тебя, - дружелюбно обозначила Мэри.
        С опаской покосилась на стол и, хотя запах доносился приятный, не торопилась подходить. Когда ела фрукты, не думала об опасности, а сейчас вспомнилось предупреждение Харона.
        - Не бойся. Тебе никто не причинит вреда, - усмехнулась девушка, взяла меня за руку и потащила к столу. - Понимаю. Ты напугана, хотя я не чувствую в тебе страха и… меня это поражает. Тебе сложно все понять и принять… Неизвестность заставляет нас многое видеть не таким, каково оно есть на самом деле.
        - Нет. Мне не страшно, - посмотрела на аппетитные тушеные овощи и курицу. Села за стол и взяла приборы.
        Оказалось вкусно и очень сытно. Осилив лишь половину, я налила себе из графина красной жидкости, принюхалась и сделала несколько глотков. Вино. Самое то, чтобы окончательно набраться смелости.
        - Ты не ответила, - я отставила бокал и посмотрела на Мэри.
        - Потому что я человек.
        Ответ меня ошарашил.
        - Но… ты читаешь мысли и как это возможно?
        - Ты правильно делаешь, что задаешь вопросы. Без них тебе могут дать лишь почву для размышлений. Не потому, что не хотят говорить. Просто… таков закон.
        - Да. Тот демон, что привел меня сюда. Сказал, чтобы я… подумала. Но, Харон объяснял.
        - Скорее всего, лишь то, что тебе нужно было знать для сохранения жизни. И Олотан… прав.
        - Олотан? Так зовут… брюнета? Кто он?
        - Демон братства. Воздушный воин. Приближенный… к правителю.
        Еще один приближенный. Сколько же их всего? С каждым новым знанием я все больше удивлялась, какой лживой правдой били мои знания. Ад совершенно не такой, как нам преподносили учения и мифология. Теперь я их воспринимала, как сказки, а себя считала не историком с высшим образованием, а дурой, нахлебавшейся якобы умных свидетельств и сидящей с открытым ртом, пожиная плоды реальности.
        В памяти вспыхнули воспоминания, и я убедилась, что девушка права. На самом деле Харон говорил лишь то, что мне могло быть нужно или полезно.
        - Здесь человеку не желают зла. Хотя, есть моменты, которые мне до сих пор не совсем понятны или… скорее их сложно принять, - продолжила Мэри. - Вспоминая себя на твоем месте, я невольно сравниваю, и… ты держишься намного спокойнее и увереннее. Я же была просто в ужасе. Может быть потому что… ситуация слаживалась немного иной.
        - Тебе рассказали, какова моя ситуация? - интересно кто? И как ее преподнесли.
        - Вкратце. Но… ты человек и этого достаточно. Живые не остаются в аду по собственной воле. Это место для тех, кто потерял свою материальную оболочку и ищет покоя.
        - Похоже, я ее уже теряю, - посмотрела на свои руки не в силах принять новый цвет кожи.
        - Твоя аура слабеет. Но… ты не умрешь.
        - А как же ты? С тобой все нормально.
        Мэри усмехнулась.
        - Как я уже сказала моя история совершенно иная.
        Она начала рассказывать и в моем сознании вообще все перемешалось. Я слушала, внимательно глотая каждое слово девушки, как новые удивительные и… полезные знания, которые склоняли меня на совершенно другую сторону. Показывали демонов в ином свете и, все что я знала ранее, искоренилось из моего мозга окончательно.
        Казалось, как такое могло вообще произойти, а ведь произошло. Случайно попасть в мир, который умирал от лап жаждущих наживы демонов. Влюбиться в одного из них, пусть и оказавшегося по другую сторону баррикад, поддаться чувствам, хотя надежда вернуться домой все еще теплилась в потаенных уголках подсознания и… сделать выбор. Сложный, мучительный, но в итоге оказавшийся правильным.
        Она нашла в себе силы поверить демону. Поверить и доверить свою жизнь. Отдаться без остатка, не ожидая взамен ничего. Может на самом деле повезло, как считала сама Мэри. Может, на самом деле, для каждого все заранее предопределено?
        Будет видно. По крайней мере, теперь я знала чего ожидать от совета Верховных.
        - Значит Олотан… твой муж?
        - Да. Мой век в мире смертных уже закончился. После перерождения я действительно стала многое чувствовать по-другому. Сила демона дала мне новые ощущения. Для себя я оставалась человеком, хотя на самом деле это было не совсем так. Но… выбор всегда за тобой Саша. Помни это.
        - И… ты никогда не пожалела о своем?
        - Никогда, - уверенно ответила девушка. - Но тебе сделать этот выбор будет проще. Верховные не станут тянуть с советом. Человеку долго нельзя находиться здесь. Астральная энергетика не та, что у живых. Она может… убить, а это недопустимо для демонов. Так что… для тебя скоро все закончится, - Мэри улыбнулась и встала. Я поднялась вслед за ней.
        - А для Харона? Что будет с ним, - неожиданно этот вопрос для меня оказался жизненно необходимым.
        - Тебе лучше поспать. Чтобы… время быстрее прошло.
        Мэри не хотела отвечать и мне это не понравилось.
        - Хорошо, - соврала я.
        Спать точно не собиралась. У меня было несколько другое очень важное дело. И даже если девушка и заподозрила меня во лжи, то ничего не сказала. Просто молча развернулась и ушла.
        Не знаю, должна была ли она прийти еще, и сколько мне на самом деле придется торчать в этой комнате, но терять времени не хотела.
        Подошла к трюмо, достала спрятанный манускрипт, удобно расположилась на кровати и принялась изучать оставшиеся страницы книги.
        Описание жизни. Устои, уклады. Все было написано будто для того, чтобы хорошо изучить повадки демонов. Словно они отдельный вид, о котором нужно знать многое, но с другой стороны лишь самое необходимое.
        Метатрон явно знал, что делал. Во времена Гермеса, да и, пожалуй, последующие тысячу лет, пока люди практиковали магию, занимались колдовством и пытались связать свою жизнь с потусторонними силами, манускрипт считали ответом на все вопросы. Только расшифровать эти ответы могли единицы.
        Однако со временем книга перестала нести в себе значение того, что могло бы перевернуть и бросить мир к ногам человека. Остался интерес наживы и обладания чем-то старым и древним. Таким человеком был Петровский. Он искал манускрипт не для того, чтобы изучить его и поведать людям историю, написанную мудрым Гермесом.
        Петровский хотел доказать свое превосходство перед другими заинтересованными. Он бы непременно выкупил манускрипт у музея. Директриса возможно даже и не сопротивлялась. А после, скорее всего, книга была бы продана за бешеные деньги какому-нибудь коллекционеру.
        Наверное, Харон прав. Артефакт был лишь тем, о чем он говорил. Хранил в себе светлую энергию, которая для меня была все еще непонятна.
        Я вспомнила ползущие по рукам холодные змейки. Как они окутывали своей силой. Пускали ее по венам и что я при этом чувствовала.
        Да. Я никогда не врала сама себе. Не боялась того, что чувствовала и ни о чем не жалела. Даже о связи с Петровским.
        Когда остаешься верен себе, не приходится мучиться совестью. О зря потраченном времени или том или ином поступке. Ты принимаешься себя таким, какой есть.
        Вспомнив о демоне, улыбнулась. Странный и притягательный. Сильный, решительный, иногда пугающе резкий, но от этого не менее притягательный. Синие глаза заставляли меня дрожать и… хотеть его. Я понимала, что думаю, о Хароне больше чем положено и не боялась этого.
        Мне уже было все равно кто он. Демон, бес или кто-то еще. Эти броские взгляды. Сбитое дыхание и… асфодель. Я не дура, чтобы ничего не замечать. Только… ситуация не на нашей стороне. Что с нами будет завтра? А может… уже сегодня?
        Мысли так и лезли ко мне в голову. Заставляли рассуждать, вспоминать, решать. Последняя строчка была прочитана и, испытав окончательное разочарование, я захлопнула манускрипт и отложила его в сторону.
        Все-таки… ничего. Ничего, что могло бы хоть как-то помочь в сложившейся ситуации. Да и что я могла?
        Харон сказал беречь книгу. Постараюсь это сделать как можно дольше. В любом случае он не попал в руки того, кто его искал. Насколько помню, демон собирался передать артефакт Верховным.
        Не знаю, увидимся ли мы еще, но в любом случае на совете тогда это сделаю я. Отдам книгу, и будь что будет.
        Зевнула и закрыла глаза. Странная усталость навалилась снова или просто я слишком много рассуждала и сознание, таким образом, решило сделать передышку. Если честно я уже не знала чего ожидать от своего организма, но вновь засасывающей липкой бездне поддалась без сопротивления.
        Зов ее безмолвной песни был сильнее меня. Что я могла? Слабая, уставшая. Потерявшая ориентир в жизни. Да и жила ли я еще?
        Сомнения начали плавать в мыслях, отравляя их подозрениями и недоверием. Я снова летела по томной реке сознания, без какого либо интереса, куда она меня принесет. Было не страшно, что снова в удушающую темноту. Это данность. Значит так должно быть.
        Но поток стал замедляться, затем остановился, и меня прибило к острову. Здесь все было… белым. Трава, небо и одиноко стоящее, огромное развесистое дерево. Не касаясь ногами земли, я подплыла к нему, дотронулась до сухих сморщенных листьев и они развеялись как пепел. Или… прах. Меня это совсем не тронуло. Я села под крону, поджала ноги и охватила колени руками.
        Впереди ничего не было. Белым бело вокруг. Я просто смотрела и ничего не видела. Бесчувственная кукла в пустом мире. Предоставленная сама себе. Одинокая… Никому не нужная… и ничего не значащая.
        Голос из ниоткуда спросил:
        - Тебе хорошо?
        - Да, - ответила я.
        - Здесь смиренно…
        - Да.
        - Остаешься?
        Понимаю, это последний вопрос и что-то заставляет сказать меня:
        - Нет.
        Моим ответом не то чтобы не довольны, но он не удовлетворил спрашивающего.
        - Тогда смотри.
        Такое нельзя показывать людям, но мне показывают. Буд-то что - то зависит от принятого мной решения. Страшные и одновременно красивые картинки. Их суть меняет все вокруг. Вселенная делится на части и измерение больше никогда не будет прежним. Слабый ищет помощи у слабого, а сильный при этом лишь насмехается.
        Законы рушатся теми, кто чтил их еще до появления мира. А равновесие будет шатко до тех пор, пока конфликт духа от духа не найдет соглашения.
        Я продолжаю смотреть на то, что показывают, но врывается серый вихрь, закручивает и выхватывает из пространства. Открываю глаза, вижу каменный потолок и ко мне, словно поток ледяной воды, приходит понимание того, на что смотрела.
        ГЛАВА 11
        Харон доверял Адонаю, как самому себе, и ничто не могло изменить этого. Асмодей доложит об Алексе на рассвете. Слишком уж скор он на расправу. Значит, времени остается… Его не остается совсем. Если действовать, то сейчас и ни минутой позже.
        Выслушав "изгнанного" Высший долго сидел, нахмурившись и погрузившись в тяжелые мысли. Ему всегда было нелегко принимать столь судьбоносные решения. Если бы дело касалось только девушки и Харона, возможно, он не пошел бы на поводу разума, а действовал по инструкции.
        Только, сейчас правила отходили в сторону, потому - что пришло время многое вернуть на свои места. Адонай понимал, что последнее слово и действия будут, несомненно, за Правителем. Люцифер слишком долго ждал часа дабы, доказать статус созданного им мира.
        Повелитель, как и его соратники, Астарот и Вельзевул, потребуют доказательств. И просто свидетельств будет мало. Даже сам артефакт не послужит достаточным аргументом, чтобы заявить права.
        Совет захочет видеть всех причастных. Чтобы посмотреть в утробу их сущностей и самим прочувствовать все, что чувствовали они, когда творили свои деяния. Только это будет ценным и даст возможность начать… или закончить то, что длилось миллионы веков.
        - Твои обвинения опасны и необратимы. Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь? - задал последний вопрос Адонай.
        Он не боялся начинать задуманное Хароном. Не потому - что был уверен в его словах или… хотел спасти человека. Свою судьбу люди решают сами. Верховные, всегда предоставляют выбор. Главное разобраться в себе и знать истинное желание.
        Любая, даже малая толика возможности на достойное существование, будоражила Высшего. Рождала надежду на будущее, не зависящее от случая. От того насколько будет успешным завоевание новых миров и порабощение слабых цивилизаций.
        Если есть хоть мизерный шанс доказать, что ад не ищет войны, а всего лишь хочет быть равным другим, то почему его не использовать.
        - Как никогда, - ответил Харон.
        - Хорошо. До восхода светила мы должны иметь на руках все козыри, иначе…
        - Иначе не будет, - опередил Высшего демон.
        - Когда луна обретет полную силу, я вернусь за тобой, и мы начнем задуманное.
        Адонай резко встал с кресла и вышел из комнаты. Он не стал использовать материальное передвижение. Слишком дорога была каждая секунда.
        Взмахнув рукой, демон преобразовал портал и оказался в нужном месте.
        Проследить за тем, кого считал замешанным Харон, было не сложно. Адонай имел чуть больше власти, чем демон силы, за что тот злился. Снова и снова обращался с требованиями к Верховным, но они не считали его достойным иных привилегий.
        Неугомонный темперамент и идеи не служили приближенному достоинством. Именно из-за них демон силы не участвовал в знаковых операциях. Там, где нужен холодный расчет и твердость духа, вспыльчивость и резкость могли все испортить.
        Однако, чтобы призвать его, если потребуется, необходимо приложить немало усилий. Один Адонай не справится, а Харон, в своем положении, ему не помощник. Им двоим, не хватит мощи, наложить на демона силы оковы повиновения.
        Если только…
        Использовать эту идею было рискованно, но другого выхода он не видел. Адонай взял все необходимое и вышел из своей кельи. Дабы не привлекать внимания, набросил дорожный плащ и укрыл голову капюшоном.
        Во время правления луны Высший был волен направляться куда угодно. К тому же, если его видели в таком виде, в каком он был сейчас, то ни у кого не возникало сомнений - демон снова получил задание и спешил его выполнить.
        Минуя пустынные коридоры Сумрачного замка, он оказался в фойе трех дверей. Резко открыл необходимую, сбросил капюшон, и вошел в комнату. Наверное, нужно было сделать это не так настойчиво, дабы не пугать девушку, но времени на церемонии не оставалось. К тому же, порой страх может сыграть человеку полезную службу.
        - Вы… - я вскрикнула, потому - что красноглазый блондин ворвался так неожиданно и резко, что у меня сердце чуть не замерло. Нельзя же так пугать.
        По суровому виду демона, сразу поняла, что ему от меня что-то надо. Не просто так Адонай сюда заявился и, похоже, долгих разговоров вести не намерен. Так и мне есть, что сказать.
        Я больше не собиралась сидеть в этой… комнате и ждать своей участи. Нужно было срочно поговорить с Хароном.
        Мое последнее пробуждение без подарков не обошлось. Мало того, что кожа была бледной, так еще в волосах проступила седина. Если так и дальше пойдет, в кого я превращусь? В свой мир вернусь древней старухой?
        - Вы напугали меня.
        - Не хотел, - в голосе мужчины не было и капли сожаления. - Как ты себя чувствуешь? - не знаю, зачем он интересовался? По напряженному лицу и… плащу было видно, что демон торопится.
        - Уже лучше, - специально ответила неоднозначно.
        - Замечательно. Тебе необходимо набраться сил перед советом.
        Похоже, всех очень волновало мое состояние, в котором я буду пребывать перед Верховными. Если демон скажет мне лечь спать, пошлю его куда подальше.
        - Этим только и занимаюсь.
        - И правильно делаешь, - Высший приблизился к кровати, на которой я сидела, и от него повеяло холодом. - Харон все рассказал мне. Не беспокойся. Верховные поймут, что ты попала в… наш мир случайно и… вернут тебя обратно, - он говорил вкрадчиво и медленно. Словно… убаюкивал. - Нелепая ошибка будет исправлена, ведь… человек не должен страдать от гнусных поступков… - я слушала и, кажется, начинала вестись на этот мелодичный голос. - Но и ты должна помочь нам, - блондин протянул руку. - Для этого… нужна… книга.
        Так вот для чего вся эта песня. И голос такой бархатистый. Серьезно? Он думал, я сейчас растаю и отдам ему манускрипт?
        - Где Харон?
        - Там где и положено быть "изгнанному", - непроницаемый тон демона поражал.
        - Либо я отдам книгу Харону… либо вы ее не получите.
        Я не была уверена, что Высший не найдет фолиант, если захочет. А также в том, что не применит еще какие-нибудь свои штучки. Скорее всего, в арсенале припасено немало… действенных методов. И что у него под плащом, я тоже не видела. Только холод, исходивший от мужчины, становился сильнее.
        - Он не может…
        Высший неожиданно замолчал. Уставился на меня изучающе. Пробирался взглядом в сознание, копошился там, что-то ища, и через минуту, досадно выдохнув, моргнул.
        - Хорошо.
        Верить красноглазому было опрометчивым решением, но что мне оставалось? Не сводя с него глаз, медленно сползла с кровати. Впрочем, и он не уступал. Лишь отошел на пару шагов назад.
        Открыла трюмо, достала книгу, крепко прижала к груди и застыла на месте.
        - Двигаться своим ходом, нет времени, - демон набросил капюшон, и снова протянул руку. Я подошла, и она тут же сомкнулась на моем запястье. - Потерпи.
        Что значит потерпи, сообразить не успела. Мне казалось, сейчас демон преобразит портал, как делал Белиал, и мы перенесемся куда надо.
        Все вмиг исчезло, и я оказалась в обжигающем пространстве. Было ужасно душно и горячо. Я чувствовала, словно сгораю заживо. Внутренности плавились, голова раскалывалась, а сердце, пропустив очередной тысячный удар, готово было разорваться.
        Крик боли не успел вырваться потому - что все закончилось, но этого ужасного мгновения хватило для того, чтобы я, снова оказываясь в реальности, не удержалась на ногах и упала на пол.
        Потерпи? Да он меня чуть не угробил. Все с тем же непроницаемым лицом, Высший протянул руку, чтобы я поднялась, но уже кто-то подхватил сзади, и бережно поставили меня на ноги.
        - Что она здесь делает?
        Услышав знакомый голос, я обернулась и бросилась демону на шею. Сама не ожидала, что так буду рада его видеть.
        Харон успел переодеться. Мокрые волосы взлохмачены. Кожаные жилетка и штаны обтягивали тело, а на ногах, как и прежде, были высокие ботинки.
        - Харон.
        Отстранив меня, он смотрел недовольно и строго. Вглядывался в лицо, а затем медленно протянул руку и дотронулся до волос.
        - Спорить было бесполезно, - произнес Адонай. - Я не мог взять артефакт, без ее ведома. Ты это знаешь. А отдавать… она отказалась, - обернулась и одарила блондина самым укоризненным взглядом, каким только могла.
        - Откуда мне знать, что Вам можно верить, - снова посмотрела на Харона и сделала шаг, чтобы максимально быть близко, но… он тяжело вздохнул и отступил назад. - Ты сказал держать манускрипт при себе.
        - Правильно, - одобрил демон, но голос его звучал как-то… странно. - Теперь отдай его мне и… все будет в порядке.
        - Что ты собираешься делать? - они что-то задумали и явно не планировали меня посвящать в это. Но… не на ту напали. - Я хочу кое-что рассказать…
        - Позже, - оборвал Харон и протянул руку. Я крепче прижала книгу и вопросительно изогнула бровь.
        - Она упрямее, чем я думал, - оказывается, блондин умел злиться. - Мы теряем время. Возможно… это даже сыграет нам на руку, если девушка пойдет с нами.
        - Адонай, - возразил демон, и его глаза поменяли цвет. Огненно красный. Такими их я еще не видела. - Она человек. Посмотри, как меняется ее тело.
        - Знаю, - ответил блондин. - Но, отступать уже нельзя. Олотана я предупредил. Он будет ждать у границы. Втроем мы сможем ее защитить.
        Харон зарычал и ударил кулаком по письменному столу так неожиданно, что я дернулась. До этого невидимый, лустар вышел из тени и уселся возле ног демона. Даже взгляд Тотума изменился. Маленькие желтые глазки светились ожиданием чего-то грандиозного.
        - Будешь охранять ее, - не глядя на пса, бросил Харон.
        - Пора, - добавил Адонай.
        Меня небрежно схватили за руку и потащили к двери. Витая лестница спускалась вниз, и приходилось чуть ли не бежать, поспевая за демоном. Адонай шел впереди, а лустар замыкал цепочку, то и дело недовольно рыча.
        При тусклом свете едва было видно куда ступать, но ничего другого, как ойкать при неудачном соприкосновении со ступенькой и бежать дальше, мне не оставалось.
        Кровавая луна сидела высоко и, кажется, ехидно улыбалась. На черном плотном небосводе, она выглядела королевой.
        Теперь, я видела что-то похожее на средневековый город. В суматохе обернулась и поняла, что вышли мы из замка с тремя башнями.
        Холодный камень в свете жуткой луны, блестел эбонитом. На крыше, неся дозор, сидели огромные застывшие грифоны. Арочные окна расположены в каком-то своем порядке, а на железной двери выгравирован герб. Разобрать элементы я не успела, потому - что двигались мы очень быстро.
        Пустынные улицы встречали нас тишиной, и лишь холодный воздух, будто хитрый змей, скользил по коже, обжигая и заставляя дрожать.
        Почему то шаги демонов были абсолютно беззвучны, а вот мои босоножки, соприкасаясь с каменным настилом улиц, создавали эхо.
        Демоны целенаправленно двигались вперед и Харон, крепко держа меня за руку, даже взглядом не вел. О чем - либо спрашивать я не рискнула. Если соблюдалось молчание, значит так надо и когда придет время меня обязательно либо дернут, либо одарят проникновенным взглядом, а если повезет, даже соизволят что-нибудь сказать.
        Улицы резко закончились, и перед нами раскинулась широкая пустошь. Черной земли, мертвых сухих деревьев и тумана больше не было. Просто заброшенная, никому ненужная территория, полноправной хозяйкой которой была природа.
        Деревья, кустарники, трава чуть ли не по колено, заросшие, но оставившие свои очертания, дороги одна из которых лежала прямо перед нами и была достаточно широкой.
        Такие пустоши я видела не раз. В студенческие времена. А ведь когда - то на них стояли селения. Целые деревни с домами и подворьями. В таких местах порой можно было раскопать до воли интересные экспонаты. Не совсем древние, но имеющие для истории не меньшее значение.
        Но это было в моем мире, а как обстояли дела в аду, оставалось только гадать, да и нужно было ли? Странно, но вдали, почти у горизонта, мне показалось…
        Небо там было другим. Словно разделенное границей, оно светлело, и мерцающие точки… походили на звезды.
        - Время не на нашей стороне, - предупреждающе сказал Адонай и оценивающе посмотрел на Харона. Демон недовольно выдохнул и сжал мою ладонь. Они стояли глядя вдаль, и словно чего-то ждали друг от друга. - Ты ведь это уже делал… Харон.
        Высший понимал, на что толкает его. Так же, как знал наверняка о проснувшемся звере. Повернуть вспять ничего нельзя. Это неизменно… Оставался только выбор, но он принадлежал не Харону, а Алексе.
        Даже в случае с Олотаном, когда он наделил Мэри своей силой, изменил и сделал своей… выбор все равно оставался за ней.
        Также был очевиден и разгорающийся огонек внутри Алексы. Эти двое метались в разные стороны, ведомые мыслями не навредить… Только, это делало их слепыми по отношению к себе.
        Опасения Харона ясны… в нем еще не угасла боль утраты, но она уже изжила себя. Рана почти затянулась под эликсиром новых чувств и вот - вот оживет. Демон боялся снова ошибиться, но в этот раз все будет по - другому.
        Адонай читал их как льющийся поток. Удивлялся смелости человечки и был поражен, на что Харон был способен пойти ради нее.
        Кажется, он сдался. Или… принял решение. "Изгнанный" повернулся к девушке, заглянул в глаза, уже зная ответ, на застывший вопрос.
        Человечка кивнула, и Высший увидел, как по их ладоням заструилась серая энергия. Она поползла по рукам девушки, добралась до плеч, растеклась по телу и остановилась в груди, взрываясь фокусом дара.
        Бледная кожа начала принимать свой нормальный вид, а некрасивые седые пряди в волосах Алексы вновь стали солнечного цвета. Девушка выдохнула и тут же сделала глубокий вдох. Живительный и протяжный.
        По - другому и быть не могло. Харон это знал, потому - что темная энергия уже давала силы Алексе, но каково было ему оторваться от нее. Сдержать себя, чтобы не попробовать… Не коснуться хотя бы чуть-чуть, искрящегося лучика, что упрямо тянулся к его серым струйкам.
        Полог Аурины больше не действовал, и соблазн стал таким близким. Ее тело манило… Цветочный запах, стал сильнее. Шоколад глаз обволакивал теплом и… был готов поддаться. Харону даже разговаривать с девушкой было тяжело, потому - что ее голос казался зовущей мелодией.
        Демон чувствовал Алексу, и от этого становилось еще тяжелее. Он останавливал себя у самого края, но понимал, что скоро сорвется. Внутренний зверь негодовал. Рвал на части нутро, требуя большего.
        Адонай издал гортанный звук, похожий на треск, взмахнул рукой, и пространство задребезжало. Зеркальная гладь образовавшегося входа была словно живой. Я чувствовала ее теплое дыхание и… свет.
        Харон обнял меня за талию и одновременно мы шагнули в тягучую субстанцию. Адонай и лустар последовали за нами, но этого я уже не видела.
        В ожидании боли закрыла глаза как можно крепче и сжалась. Объятия демона стали сильнее. Сквозь ткань платья, я чувствовала жар его тела, и он мгновенно передался мне. Холодные змейки быстро поползли, но происходило что-то еще.
        Раньше они только давали и наполняли, а сейчас… Будто сливались с тем, что было у меня. Что-то теплое и ласкающее.
        Ощущения странные, но приятные. Внутри происходил некий танец, двух непонятных мне чувств. Они переплетались между собой, дополняя друг друга и уже, казалось, не могло быть иначе.
        Неожиданно все прекратилось, я в испуге открыла глаза и встретилась с бездонной синевой. Она смотрела оценивающе, но суровой складки на переносице не было.
        - Все в порядке? - выжидающе спросил Харон.
        Я кивнула, потому - что говорить не хотелось. Хотелось прильнуть к сильной груди, обнять за шею, окунуться в глубину манящего океана и… Закрыла глаза и подалась вперед…
        - Идем, - жестоко оборвали мои мечты и потянули вперед.
        Очнувшись от наваждения, открыла глаза и вздохнула. Кажется, я окончательно теряю себя. Еще немного и сама заставлю Харона поцеловать меня. Он явно хочет сделать это. Я чувствую, но в последний момент… отступает. Только дурак, не мог понять, что я не против… и даже очень "за"…Я уже чуть ли не кричу об этом мысленно, но… он делает вид, будто не слышит. Или не хочет слышать.
        Красиво и жутко. Переход выбросил нас там, где граничила жизнь со смертью. Это место походило на начало и конец одновременно.
        Кровавая луна соседствовала с обычным желтым месяцем, а чернильное небо, невидимой границей, находилось рядом с темно-синим и звездным. Не было абсолютной темноты, как бывает ночью, и подвешенные светила, каждый по своему, давали достаточно света, чтобы можно было свободно передвигаться.
        Высокие холмы, склоны которых плавно переходили в новую возвышенность, почему-то родили у меня ассоциацию с поверхностью неизвестной планеты. Покрытые сочной травой, они были повсюду.
        Мягкая земля пружинила под ногами. Демоны шли осторожно, и только лустар, спокойно передвигал лапами, иногда перепрыгивая с кочки на кочку.
        Мы шли межу холмами, и они, как стражи, окружали нас своим величием. Земля становилась совсем топкой, а местами мне казалось босоножки вот - вот увязнут.
        Неужели здесь может быть… болото? Сырости я не ощущала, но теплый и спокойный воздух мог быть обманчивым.
        Извилистая узкая тропа вела туда, где виднелся очередной холм, но выше всех остальных. Пришлось отпустить руку Харона, иначе идти было неудобно.
        Следуя за демоном, я старалась двигаться шаг в шаг, однако засмотрелась на очередной прыжок лустара, отступила в сторону и… провалилась. Так резко, что ойкнуть не успела. Оказавшись по пояс в вязкой жиже, в которую превратилась вокруг меня трава, я ускользала вниз. Чувствовала, как ноги немели, и, кажется, я переставала их чувствовать.
        Хотела крикнуть, но голоса не было. Я просто беззвучно шевели ртом. Харон бросился, схватил за руку и через долю секунды, я стояла рядом с ним, а сзади булькала мерзкая субстанция. Адонай молча посмотрел своим убойным взглядом и спокойно произнес:
        - Тот высокий холм, наш пункт назначения. Если дойдешь до него, сможешь умыться.
        Я даже рот не успела открыть от удивления. Харон недовольно поморщился, взял меня за запястье, видимо, чтобы я уже наверняка не могла отпустить его руку, и мы пошли дальше.
        Неужели они считали меня… такой беспомощной или глупой? Откуда мне было знать, что ни на шаг нельзя отступать от тропы? Даже не предупредили. Хорошо хоть книгу умудрилась не выронить, иначе она бы точно была безвозвратно утоплена.
        По пояс в скользкой грязи, вид у меня был, совершенно непрезентабельным. Платье прилипло к телу, а ноги дико чесались. Слова Адоная не устрашили меня, а скорее разозлили на саму себя.
        Тропка свернула, и мы оказались в глубоком овраге. Он был, как укрытие для тех, кто знал про это место. И непостижимым образом с самой высоты холма, падая в бассейн небольшого озера, красивой завесой струился водопад. В свете луны, вода блестела и казалась кристальной.
        Раздался шорох. Сложно было угадать, где именно, но демоны догадались и напряглись, уставившись в одну точку. Через несколько минут неподалеку появилась тень. Она двигалась прямо на нас и чем ближе подходила, можно было понять, что это кто-то высокий и на нем такой же плащ как у Адоная.
        Мужчина резко сбросил капюшон, и я узнала в нем Олотана.
        - Вы… должны были быть здесь раньше, - бросив на меня удивленный взгляд, произнес он.
        - Нас… задержали, - ответил красноглазый, и я сразу поняла, кого он имел в виду.
        Хмыкнув, показательно вытерла книгу ладонью, словно она была испачкана и снова прижала к себе.
        - Если через час Кадумар не появится, больше у нас не будет возможности, - напомнил брюнет.
        - Тогда будут вопросы другого плана, - ответил Адонай. - Демон силы должен получить здесь порцию светлой энергии для Верховных. Если передача не состоится, появятся все основания вызвать Кадумара на допрос. К тому же, - Высший замолчал, бросив на мужчин оценивающий взгляд, а затем продолжил. - Исполнители передали мне исход задержания Луки. Он признался в сговоре с Кадумаром и… если бы вестника смерти не призвали, они бы встретились. Здесь.
        В ночной тишине повисло… молчание. Я одна почувствовала, тот самый подвох? Или он оказался неожиданным и для Харона? По выражению лица демона, похоже, что да.
        Просто отлично. Значит, я самолично вызвалась быть приманкой для того, кто меня так жаждал вырвать из собственной жизни. Как говорится: "На ловца и зверь бежит".
        ГЛАВА 12
        Адонай прав. Втроем они смогут держать ситуацию под контролем, но… это было неправильно. Алекса не выглядела испуганной. Чтобы понять истинные чувства девушки, требовалось прикосновение, а сделать это сейчас было неуместно.
        Сидя на поваленном дереве, она смотрела на водопад, иногда бубня что-то под нос и бросая упрекающие взгляды.
        Лустар примостился рядом с девушкой. Он тоже был не в восторге от идеи, хотя всем своим нутром желал поскорее избавиться от человека. Харон метался, не зная чем себя занять, дабы отвлечься от изнывающих мыслей.
        Адонай велел не спускать глаз с Алексы, и не высовываться. После недолгого изучения артефакта Высший передал его Олотану, поднялся на холм и задумчиво смотрел на светила. Демон никогда не видел его в таком смятении, хотя тот и пытался его тщательно скрыть, под маской спокойствия.
        Ожидание было невыносимо. Время появления Кадумара наступит, как только луна и месяц встретятся, чтобы поменяться местами. Там где границы миров пересекались, и сменялось время суток. Только светила не торопились двигаться друг другу на встречу. Они зависли в одной точке, и, казалось, сегодня противились своему обычному ходу.
        Бывали дни, когда такое происходило. Что-то менялось во вселенной, и она замедлялась. Заставляя изнывать в пучине тянущегося времени. Думать о том, что сбивало с толку и могло изменить ход твоих действий. Харон даже боялся представить, что сделает его внутренний зверь если…
        - Часы остановились, - с высоты холма громко произнес Адонай. - Будем ждать, пока они вновь не двинутся вперед.
        Выслушав, Олотан бросил предупреждающий взгляд "изгнанному" и скрылся за соседней возвышенностью. Он хотел проверить, насколько изменился воздух и как долго придется ждать. Демоны атмосферы имели свои способности. Их чутье никогда не подводило и даже малое направление ветра или колебания в пространстве могли дать ответ на многие вопросы.
        Что значило: часы остановились, я так и не поняла. Как время вообще могло замедлить свой ход? Ответ пришел само собой, и я усмехнулась. Пожалуй, здесь могло произойти вообще все что угодно.
        Мне надоело просто ждать. Грязь высохла и покрывала тело сжимающей коркой, которую руки чесались отодрать. Что я, в общем-то, и делала. Книгу забрал на изучение Высший, и так и не вернул. Хотя… Пусть сами разбираются. Может они передумают меня выставлять, как манекен для стрельбы? Ведь то, что ищет демон силы у них, а я так… пешка.
        Колено дико зачесалось, а за ним и икры ног. Смотреть на воду и не воспользоваться ею, когда по уши в мерзкой дряни, было даже кощунственно. Тем более Адонай сам обмолвился, будто я смогу умыться. Так зачем терять время.
        Несмотря на ночь, воздух был теплый, как летом. Я встала, подошла к берегу, наклонилась и потрогала воду. Она оказалась холоднее, чем в гроте, но это и не удивительно. Ничего. Зато освежит не только меня, но и мысли.
        Сбросив босоножки, ополоснула их, отставила в сторону и шагнула в воду. Раздеваться не собиралась. Слишком много ненужных глаз, да и заодно одежда постирается.
        Огляделась, но никто не думал меня останавливать. Олотана и Адоная не было поблизости, а Харон о чем-то разговаривал с лустаром.
        Глубина доходила до бедер. Продвигаясь вперед, я водила кончиками пальцев по поверхности, и это было истинным удовольствием. Даже забыла, для чего здесь нахожусь.
        Вода освежала, и кожа покрылась мелкими мурашками. Водопад манил перспективами, и я не стала долго медлить. Подошла, выставила руки, а затем сделала еще шаг и оказалась укрытой бодрящим потоком.
        Как же хорошо ощущать на себе его прикосновения. Природная мощь проникала сквозь кожу, давая ощущение свободы. Она била по лицу, рукам, груди, делая сильнее и выносливее.
        Я просто стояла и ждала, пока живительная влага смоет все плохое, но неожиданно сильные руки схватили меня за плечи и прижали к земляной стене. Открыла глаза и встретилась с блестящей чернотой.
        Они буравили. Проникали в самую глубину сознания. Даже не сразу почувствовала, как холодные змейки быстро пронеслись по венам, не забывая сплетаться с тем теплым, что было во мне.
        Харон тяжело дышал. Капли воды стекали по его лицу, волосам, телу, делая еще притягательнее. Он прижал меня сильнее и змейки выпустили разряд. Я выдохнула тихий стон, а руки демона сжали мне предплечья. Наши взгляды не могли оторваться друг от друга, истязая ожиданием, но оно было настолько сладостным, что прерывать его не было сил.
        Скрытые под покровом водопада, казалось, мы ограждены от всего мира и существуем здесь и сейчас лишь вдвоем. Нет никаких тревог и угроз. Ничего нет. Только он и я.
        Я так ждала этих объятий. Сильных и крепких. Прикосновения холодных струек и их движение. Терпеть, то, что творилось у меня внутри, было мучением. Если Харон хочет издеваться, то пусть выберет для себя другую жертву.
        Я дернулась, чтобы вырваться, но демон наклонился и прикоснулся губами к моим. Легко и осторожно. Словно пробуя на вкус. Это и поцелуем то сложно было назвать, но… как же сладко.
        Прикосновение. Еще одно. Мягкие губы трепетно дотрагивались и в один момент касания стали сильнее и напористее. Харон уже жадно целовал меня, а я, так желая этого, отвечала. Наши языки сплелись в едином танце, дразня друг друга и заставляя испытать упоительное чувство соития снова и снова.
        Сильные руки блуждали по моему телу не в силах найти успокоение, и я разрешала им это делать потому - что просто с ума сходила от получаемых касаний.
        Платье поползло вверх. Я была поглощена мыслью, что сейчас настанет миг, которого я ждала. Желание будоражило. Положила руки на ягодицы демона и крепко сжала, когда неожиданно раздался голос Адоная.
        Словно гром среди ясного неба. Раскатистый и суровый. Харон схватил меня за руку и как ошалевшие мы выскочили из озера.
        Верховный стоял возле берега и, не изменяя себе, абсолютно спокойно глазел. Олотан находился неподалеку и, возможно мне показалось, но на его лице была издевательская улыбка. Пусть демон хотел ее скрыть, но глаза смеялись.
        Лустар нервно взвыл и бросил такой взгляд, что можно было понять, насколько его раздражало все, что происходило вокруг. Я же совсем ничего не соображала.
        - Время пришло. Пора… подготовиться.
        Подготовиться? К чему? Вспомнила, но лучше бы забыла напрочь.
        Мокрая и обескураженная, я сидела на холме, прижимая книгу к груди. Несколько минут назад мне было так хорошо, что я готова была на все. На все, ради того чтобы почувствовать сильное тело, вкус губ и отдаться им.
        Желание, еще не совсем утихшее, догорало внутри, уступая место другому… желанию. Скрыться, спрятаться, провалиться в грязную жижу с головой, или… просто закричать, что я не согласна, и не стану делать то, что от меня хотят. Но… был ли смысл?
        Только сейчас полноценно ощутила, насколько холодной была земля и оказывается… воздух не такой уж и теплый. Меня трясло. Возможно из-за, гладившего влажную кожу, ветерка. А может, страх вконец поглотил меня.
        Обижаться или злиться на кого-то было бесполезно. Конечно, внутри тяжелым камнем застряло что-то липкое и скользкое, но я старалась не думать об этом. Наверное, на самом деле не было другого выхода. Наверное, светлая энергия действительно с большим трудом доставалась демонам и была им необходима, а то, что совершил Лука и демон силы из ряда вон выходящее.
        Некоторые порядки и законы ада я немного поняла, но как обстояли дела в отношениях этого мира с вселенной, сложно было судить.
        То, что показали мне во сне, было страшным. Страшным и несправедливым. И если все именно так, то отчасти я понимала… как важно сейчас разоблачить виновного и расставить все на свои места.
        Только, человек так создан, что нас все равно будет грызть червь сомнений. Мы ищем подвох во всем, что кажется ненормальным и обижаемся даже тогда, когда порой нужно разобраться в себе, а не искать причину в других.
        Как я себя чувствовала? Как преданная и обманутая мышь, которую вытащили из мышеловки лишь для того, чтобы поиграть, но в итоге конец предназначался удручающий.
        Хотела верить в обратное, и хваталась за эту веру всем своим существом. Если бы я ничего не стоила, наверное, Харон не таскал бы меня по аду и прятал.
        К тому же, если уж признаваться, я не была уверена в своих актерских способностях. Не совсем понимала, что вообще нужно говорить. А может и вовсе не надо?
        В голову лезли самые нелепые мысли. Ночная тень скрывала овраг и демонов я не видела. Верила, что они наблюдают и, в нужный момент, успеют выскочить, как черт из табакерки, но… ожидание и неизвестность убивали.
        Там за холмами клубилась стена из тумана. Небо разделялось четкой границей, а вот на земле, скорее всего она проходила именно серой дымкой. Непроглядной и плотной. Что там за ней, мне было интересно, и нет.
        Я представляла, потому что хотела отвлечься от съедавшего бездействия, но когда в очередной раз повернула голову в сторону, где под покровом темноты прятался овраг, встретилась с ярко желтыми глазами.
        Нет. Они были не такие солнечные, как у лустара. Это был насыщенный глубокий цвет. Плавящийся янтарь.
        Он смотрел на меня пристально. Зрачки, то расширялись, то сужались и я, не в силах пошевелиться, напряглась.
        Демон был похож на пламя. Опасное и игривое. Красная кожа блестела, огненные волосы, рваными локонами, ложились на плечи. Сильное, но не такое крепкое, как у Харона или Олотана тело, а за спиной огромные крылья, того же красного цвета с рисунком паутинкой.
        На нем были лишь черные кожаные брюки. Демон сидел на корточках и внимательно рассматривал. Принюхивался, резко поворачивая голову, а затем протянул руку с длинными когтями и я вздрогнула. Но, не обращая внимания, он осторожно положил ее мне на ногу, и кожу обдало жаром.
        - Замечательно, - шепотом произнес Кадумар. - Как же мучительно было ожидание. Человек. Такой… сильный и такой слабый. И… - он вожделенно посмотрел на книгу и облизнулся. - У тебя есть то, что сделает меня… могущественным.
        Ты напугана. И я упиваюсь твоим страхом… - он рассмеялся. Смех этот был настолько противным, что меня передернуло.
        - Верно, ты даже не понимаешь, где находишься? Бедная… девочка, - Кадумар встал, и я увидела, насколько он… оказывается высокий. Мне было неудобно смотреть на него с поднятой головой, но подняться все равно не решилась. - Ничего. Я отблагодарю за то, что стала… проводником. Хранилищем, доставившим вселенскую мощь. Теперь меня будет почитать даже Светлый царь, а может быть… удастся получить прощение.
        Мне казалось, он не торопился. Так упоенно говорил свою речь. Был поглощен мыслями о будущем, что просто не воспринимал меня, как… живое существо. Я лишь вещь. Способ достижения цели, который осуществился и уже не имел больше значения.
        Вообще этот демон показался мне немного… не в себе. Нет, он однозначно был чокнутым. Поведение, разговор, закатывающиеся глаза и… монолог. Я смотрела на него, и вспомнился отрывок из фильма "Властелина колец", когда Голлум нашел кольцо всевластия и трясся над ним. "Моя прелесссть" Вот точно. Один в один.
        Вместо страха пришло понимание и вызвало… смех. И это демон силы?
        Лустар нервно мельтешил и поскуливал, не решаясь высказать словами негодование, но мысли Тотума, были более чем прямолинейны.
        Адонай внимательно следил за происходящим на холме. Девушка вела себя более чем достойно. Старалась не показывать страх и… молчала. Артефакт по-прежнему был у нее в руках и Кадумар не торопился брать его, а это уже не в их пользу.
        Но… он не сдержится. Высший, понял это, как только увидел демона силы. Он совершенно обезумел. От жажды того, чего не заслуживал. От призрачных надежд и планов.
        А почувствовав человека, и вовсе потерял себя окончательно. Адонай видел, как его сущность, сморщенной маской, пыталась вырваться из нутра и завладеть тем, что ему не предназначалось. Как тянулись призрачные лапы в желании напиться перламутровой негой. Ощутить невиданную мощь и вконец стать тем, кто уже не будет являться ни существом ада, ни обитателем вселенной.
        Внутренний зверь скулил, звал на помощь, требовал броситься к девушке, схватить, оградить от сумасбродного Кадумара.
        "Она моя. Только, моя" - верещал он и снова метался в бешенстве.
        Харон, как мог, сдерживал себя. Сжимая руки в кулаки. Стиснув зубы, и не отрывая взгляда от Алексы. Она думала о нем. Думала, так как он хотел, и это распыляло еще больше. Раздувало костер гнева, сбивало дыхание и мысли. Нужно было ждать подходящего момента.
        Я уже смотрела на разглагольствовавшего демона, как на клоуна. Хотелось просто встать и уйти, потому-что представление было нудным и неинтересным. Повернулась и прищурилась. Мне показалось… или?
        Нет. Не показалось. Оказывается, луна и месяц успели разойтись в стороны, меняясь местами, а небо, там, где были звезды, стало намного светлее. Туман в одном месте начал расступаться и из серой дымки выплыл…
        Он двигался в нашу сторону. Словно плыл по воздуху. Вокруг балахона искрился свет, руки сложены по швам, а на лице смиренная улыбка. Мужчина в белой одежде оказался возле нас и лишь тогда, Кадумар, наконец, прекратил свою заливистую речь и обратил на него внимание.
        - Ты во время, - лицо демона резко изменилось и стало серьезным, а взгляд… осознанным.
        - Как всегда, - спокойно произнес гость.
        Светлая кожа, голубые лучистые глаза и пепельные волосы. Он лениво посмотрел на меня, а затем снова перевел взгляд на демона.
        - В нашей договоренности произошли изменения.
        - О чем ты говоришь? - не понимая спросил демон.
        - Мне нужен не только источник энергии, но и… девушка.
        - А… это? - Кадумар насмешливо хмыкнул. - Без проблем.
        Еще один желающий поживиться человеком. И почему мои… защитники до сих пор молчат? Дураку же понятно, что здесь происходило, или они ждали, пока моей жизни не начнет угрожать реальная опасность?
        Я переводила взгляд с одного на другого и в один момент оба уставились на меня. Крепче прижала книгу к груди и затаила дыхание.
        Только не смогла предугадать, что сумасшедшие могут быть такими проворными и юркими.
        В долю секунды, демон схватил меня за руку, дернул, поднимая на ноги, перевернул к себе спиной и крепко обнял, касаясь не только меня, но и манускрипта. Книга вспыхнула светом, излучая тепло и Кадумар громко рассмеялся, а лицо гостя исказилось в злобной гримасе.
        - Думал, я поведусь на твои уловки? Метатрон, за столько лет ты меня еще не выучил? Либо отдаешь мне сосуд, либо… я уничтожу и источник и… его проводника. Сделать это не составит труда. Ты ведь знаешь. Подумай, что скажешь Светлому царю? Ему это не понравится.
        Гермес Трисмегист? То есть… Метатрон. Ничего себе. Оказывается, на людей охотятся не только демоны, но и… ангелы?
        Забыла. Им всего лишь нужна, чертова светлая энергия. Только зачем она ангелу? Мне казалось ее у них более чем достаточно.
        Демон крепко сжимал меня, и дышать стало тяжело. Исходящее из артефакта тепло проникало в тело, двигаясь по крови, и наполняя каждую клеточку. Было жарко. Очень жарко. Все закружилось.
        Я продолжала слышать ругань Кадумара, а затем разразился гром, и началась какофония. Звуки, свист, скрежет. Воздух дребезжал и звенел. Откуда-то донесся голос Адоная, затем Харона. Вспышки света. Снова голоса. Звуки на уровне вибрации. Непонятные слова и фразы.
        Рядом услышала незнакомый тембр. Кажется женский. Кто-то прикоснулся к моей щеке, и тело словно пронзил электрический удар. Еще один. Женский голос недоволен. Кричит. Ругается на неизвестном мне диалекте. Вновь мужские голоса. Среди них распознаю Харона, но смысл слов не ясен.
        Я как в прострации. Видела все будто сквозь мутное стекло. Меня то клали на что-то твердое, то снова поднимали и перемещали на шершавое и теплое. Попыталась спросить, что происходит, но не смогла. Тело не слушалось и вновь стало жарко.
        Я вся горела, а зрение воровала застилавшая глаза пелена. Стали слышны лишь отголоски, но и они постепенно начали доноситься слабо, пока не исчезли вовсе и все померкло.
        ГЛАВА 13
        Когда расступилась граница, и появился архангел, демоны застыли в изумлении. Адонай давно не видел такой наглости. Метатрон нарушил запреты и по его спокойному виду, было, ясно делал это не впервой.
        Передача сосуда с живительной энергией совершалась мгновенно и незаметно. Словно подачку, светлые раз в десять лун, в виде дара пожертвования, бросали его сквозь туман. Как знак поддержания временного перемирия, но в то же время показывали, что именно они властители ситуации.
        Кадумар принимал этот сосуд и доставлял Верховным. Но то, что происходило сейчас, верх наглости. Архангел разговаривал с Кадумаром надменно и вольготно, а демон силы вел себя так, словно беседовал с… подельником. Так оно и было. Договоренность.
        Харон был прав. Их желанием было перевести состояние войны, из нависшей тяжелым ожиданием, в действующую. Это могло привести только к одному. Ад силен, но не настолько, чтобы противостоять армии Светлого царя в должной степени.
        Начнутся боевые действия не только между сыном и отцом. Враждующим родом и борьбой за первенство. Война затронет вселенную. Невинные миры, цивилизации и нарушит равновесие. Ад имеет право быть равным светлым, но не такой ценой.
        Метатрон, совершенно потеряв нить грани дозволенного, высказал новые условия. Неужели он забыл, что сущность никогда не позволит демону пойти на них? Одно только предложение способно породить такое негодование, что границы могут содрогнуться. Нужно было вмешиваться и немедленно.
        Адонай подал знак. Харон и Олотан подхватили его и, меняя обличие, рванули ввысь. Метатрон попытался приблизиться к девушке, но Кадумар не позволил. Он молниеносно среагировал на архангела, а при виде демонов осознал провал и изменил ипостась.
        Как непривычно было чувствовать себя настолько свободным. Зверь, почувствовав это, распахнул крылья, блеснул рубинами глаз и выпустил злобный рык. Кожа поменяла окрас на черный, длинные когти наносили удар, а зубы жаждали впиться в огненную плоть Кадумара.
        Он был безумен в своих действиях. Низвергал языки пламени, из глаз выступал туман и Харон боялся лишь одного, чтобы Алекса не пострадала. Она была такой хрупкой и слабой. Всего лишь человек с нежной уязвимой кожей без астральной энергии, но с чистой душой.
        Девушка держалась до последнего, пока сила Кадумара не начала сжигать ее. Плавить сознание, обжигать плоть, оставляя раны и язвы. Она старалась терпеть боль, не теряя смелости и выполняя то что, от нее требовалось. Артефакт крепко был прижат к груди хваткой воина. Но хуже всего: он сработал и питал Алексу, защищая и уничтожая одновременно.
        Харон видел, как Адонай попытался призвать Кадумара, но у него не получилось. Огонь демона силы мощнее притяжения земли. Она может быть твердой, как скала. Ее удар способен поразить, но мощь земли против огня слабое оружие.
        Харон подлетел, выставил руки, попросил зверя помочь, но он был не подготовлен, чтобы противостоять. Время, проведенное в заточении тела, сделали его почти бессильным.
        Олотан призвал свою сущности и трое объединились. Действовать нужно было как можно быстрее.
        Кадумар сопротивлялся, но уже сдавал позиции. Алекса была все еще в его руках, а Метатрон просто смотрел. Ликуя, наблюдая за происходящим. Питаясь гневом и насыщаясь ненавистью.
        Никто не ожидал ее появления. Его вообще не должно было быть. И… если бы не она, справились бы демоны с Кадумаром до конца? Возможно, но жизнь Алексы безвозвратно была бы утеряна.
        - Повелительница?
        Одна только фраза заставила Кадумара забиться в агонии бессилия. Ее голос звучал громко, но в то же время успокаивающе. Он был инструментом справедливости и мудрости. Никто не мог ему не подчиниться и перечить. Перед ней все были лишь мелкими букашками не способными не только противостоять, но и пошевелиться.
        Демоны застыли в воздухе, склоняя головы. Они ждали позволения, а когда получили, произнесли главное слово и демон силы, выгнувшись от неописуемой боли, растворился на частицы.

* * *
        Странное ощущение. Будто ты есть, и тебя нет. И вокруг свет. Белый, мягкий, приятный. Он касается и становится легко. Все исчезает под покровом спокойствия и умиротворения. Так бы и находилась здесь вечно. Прислушиваясь к себе и заглядывая в самые потаенные уголки души.
        Я шла по светлому пространству, будто плыла. Посмотрела под ноги, и они, оказывается, не касались белой земли. Осмотрела себя и не узнала. Такая… легкая, красивая, но… слегка прозрачная. Это прорывает барьер спокойствия и настораживает.
        Пространство обрело очертания улиц и домов. Появились краски и, все вокруг стало привычным.
        Люди разных возрастов, дети, животные и на лице у всех довольная улыбка. Они так и светились радостью.
        Красивые цветы, деревья, кустарники, трава, чистое небо, яркое теплое солнце. Вечное лето. Я почему-то знала, что оно вечное. Здесь по - другому не бывает.
        Вспомнила сон, когда оказалась на белом острове и… мне здесь не нравится. Вроде хорошо уютно и счастье везде, но… не нравится. А я должна остаться. Жить здесь. Существовать. Это уже решено. За меня решили. Не спросили. Оставили без выбора. Посчитали, что так правильно и никак иначе.
        Недовольно хмыкнув, пошла дальше. А кто вообще решил? Кто имел право за меня выбирать? Я сама себе хозяйка. Пока жива, буду делать, как посчитаю нужным. Пока жива? Фраза бьется в мыслях раненой птицей.
        Кстати. Где демоны и артефакт? В руках у меня его нет. Значит все-таки Кадумар отобрал его. Или… архангел? Где я вообще? Похоже на… Неужели рай?
        Неожиданно раздается гром, и небо зарыдало дождем. Люди вздрогнули и все разом перевели на меня взгляд. Стали тыкать пальцами и разбегаться в разные стороны.
        Я остановилась в понимании, но через минуту пошла дальше. Чувство вины окатило холодной волной, как неожиданно начавшийся дождь. Буд-то это из-за меня он и начался.
        Впереди виднелось светлое высокое здание. Похожее на… административное. Подошла ближе…
        - Тебе нравится у нас? Правда, замечательно.
        Он не спрашивал. Констатировал факт. Пожала плечами, хотя самой просто не терпелось плюнуть в рожу. Эту гадкую улыбку я никогда не забуду. Метатрон.
        - Наслышан о твоих знаниях, - усмехнулся архангел. - Это хорошо, что свиток мира оказался у тебя. Хотя, по началу, я был немного разочарован. Надеялся, его добудет твой… соратник.
        - Петровский?
        - Он был бы сговорчивее, а так… пришлось прибегнуть к крайним мерам.
        - Убить меня.
        - Что ты, - отмахнулся светлый. - Ты же жива. Пока. Чистая душа, не потерявшая материальную оболочку, и в любой момент способная вернуться на землю, будет крайне нам полезна.
        - Что? - они издеваются.
        - Вовсе нет, - нагло копошась в моих мыслях, ответил Метатрон. - Как можно издеваться над живым вместилищем светлой энергии. Да еще… такой мощной. Ты теперь можно сказать единственная во вселенной. Человек, который впитал в себя светлую энергию Верховных. Носитель астральной силы. Не ожидал, что так случится, но… оказывается твой дружок, только поспособствовал этому.
        Я не понимала о чем он. И где артефакт? Что он несет? Я… энергия… хранилище. Харон?
        - Демон насыщал тебя темной энергией. Глупец. Думал, поможет сохранить силу. Но… вот ирония. Когда Кадумар решил меня обмануть, одолевшие тебя чувства вызвали всплеск энергии демона. Она переплелась со светлой, той, что была заключена в артефакт и… осталась в тебе. Манускрипт, оказавшись лишь горсткой бумаги, сгорел дотла, а ты… стала всемогущественной. Хорошо, что я успел открыть границы и перехватить тебя, пока Касикадриэра занималась демоном силы.
        Архангел рассказывал с таким упоением, что мне казалось, его волосы сейчас засветятся от переполнявшей гордости.
        - Касикадриэра?
        - Уже неважно… милая. Главное ты с нами.
        - Так… я могу вернуться в свой мир?
        - Когда нам это будет нужно.
        Метатрон поднялся на широкое крыльцо и, не оборачиваясь, махнул мне рукой.
        - Идем.
        Значит, мои защитники опростоволосились и не смогли защитить? Или… им помешали? Зачем? Или случайно? Разбираться бессмысленно. Понимание того, что больше никогда не увижу Харона, укололо, но от меня, ничего не зависело.
        Если правильно поняла, я на самом деле в раю. Что ж. Он, по данным из разных источников, в отличие от ада, описан, верно. Не знаю про все остальное, но… свет… белые одежды и… чувство радости, так и распирает.
        Интересное кино получается. И… неужели то, что сказал архангел, правда? То, что Харон наделял меня своей энергией не новость. И она могла сплетаться с моей? Вот, что делали холодные змейки. Но, как такое возможно? Нужно выяснить. И свои перспективы заодно тоже.
        Стены, свод, пол - все было абсолютно белым. Не красиво и холодно. Даже архитектура неинтересная. Слишком простая.
        - В простоте кроется изысканность, - произнес Метатрон.
        Не была с этим согласна, но и спорить не стала.
        Меня привели в просторную комнату, опять-таки белую и сказали отдыхать и ждать. Чего и сколько не уточнили. Посмотрела на обстановку и вздохнула. Стандартный набор мебели для спальни, только этот цвет. Если честно, белый мне никогда не нравился. Пусть он и олицетворял чистоту и невинность. Но… от него так и веяло… смертью.
        Широкое окно, оказалось распахнуто, и, подойдя к нему, я сделала глубокий вдох. Свежий воздух. Щебетание птиц. Заливистое, мелодичное. Закрыла глаза и встретилась с синевой. Глубокой, чувственной, манящей. Черная ночь, сжигающий ужас и… невероятная тяга. Испуганно подняла веки и снова окунулась в смиренную простоту рая.
        Мне нужны были ответы. Те, что тревожили в мире тьмы, я получила. Отчасти. Но сейчас возникли другие вопросы.
        Я ходила из угла в угол, то присаживаясь на кровать, то заваливаясь в кресло - качалку, но ее движения не расслабляли, а только раздражали. Я вообще была как один комок нервов. Даже в аду себя так не ощущала.
        Принимать душ не хотелось, хотя он здесь имелся. Есть не было аппетита. Приводить себя в порядок. Так со мной итак было все отлично. В зеркальном отражении на меня смотрела девушка, которую я знала, и нет.
        Те же волосы, лицо, руки, тело. Только цвет кожи не живой и глаза не темного шоколада, а кофе с молоком. Легкое платье. Такие, я никогда не носила. Оно было… чересчур открытым. И в прямом и в переносном смысле.
        Мне вообще здесь все казалось… каким-то перевернутым. Не настоящим. Искусственным. Притворным. Словом… один сплошной обман. Вот вроде хорошо, но чувствовала я… что-то не так.
        А еще… осознание: использовали меня. И там… и здесь использовали. Вернусь, когда им нужно будет? Вот радость. И для чего нужно?
        Дверь беззвучно открылась и в комнату вошла девочка. Лет десяти. Волосы цвета спелой пшеницы, кудрями лежали на маленьких плечиках. Голубые глаза светились доброжелательностью. Миловидное личико застыло в улыбке. Платьиц е с рюшами персикового цвета подходило под атлас шелковой кожи, а на ногах, словно влитые, были обуты туфельки с бантиками.
        Кукла. Первое, что пришло мне в голову. Девочка подошла ко мне и села рядом. Бросила оценивающий взгляд и положила руку мне на плечо.
        - Ты рада, что будешь жить здесь?
        Вопрос меня немного смутил. Ответить то, что думаю или соврать? А чего мне собственно бояться?
        - Не… совсем, - ответила, по крайней мере, честно.
        - Как это? - удивленно, спросила девочка. - Все хотят попасть сюда. А тебе даже не пришлось ничего делать для этого.
        - А разве нужно?
        - Конечно, - увлеченно ответила малышка.
        - Как тебя зовут?
        Приход девочки меня ни на грамм не тронул. Даже было все равно. Но почему не поговорить. К тому же. Как там? Устами младенца глаголет истина?
        - Айна, - почему-то тихо произнесла девочка.
        - А меня Саша.
        - Я знаю. Все знаю.
        - Все? - усомнилась я, но малышка, кивнула.
        - Разве ты не хотела здесь быть?
        - Меня никто не спрашивал, - ответила я. И если она знала, то зачем задала вопрос?
        - Но, в аду плохо, - девочка нахмурила брови. - Там тебя предали. Они… хотели лишь одного. Разве… нет?
        Ребенок оказался не по возрасту умным. И к чему она клонит? Может, и предали, а может… С какой стороны посмотреть. Первым то, начал Метатрон. Это ему понадобился артефакт. Это архангел, с помощью демонов, приволок меня в ад и четко обозначил, что не отпустит, пока не понадобится.
        - Скажи. Разве может человек стать сосудом для светлой энергии и… как это можно использовать?
        - Ты умная, - улыбка исчезла с лица девочки. - Понимаю, почему спрашиваешь и отвечу. Но прежде… давай прогуляемся.
        Выходить никуда не хотелось, но раз я могу получить ответы.
        За зданием раскинулся красивый сад. Он показался знакомым, и я сразу сообразила почему. Точно такой же я видела в обители Кайлы. Деревья, ползучие цветы, мягкая трава и… музыка. Льющаяся в самую душу.
        Айна взяла меня за руку и повела. Она довольно нюхала раскрывающиеся бутоны. Гладила шелковистые листочки, поднимала лицо к яркому солнцу и при этом закрывала глаза.
        Все та же дивная природа, но я не получала удовольствия глядя на нее. Внутри затаилась горькая тоска. Она причиняла боль. Хотелось развернуться и убежать, чтобы не видеть то, что приносило воспоминания.
        - Человек итак является источником светлой энергии. Но она слаба. В астральном смысле. Будучи между жизнью и смертью ты получила дозу разных энергетик. И по меркам вселенной они во сто крат превышают твою собственную. Сплетение этих энергий сделало тебя той, кто может находиться в любом мире галактики. Ты не погибнешь и можешь в любой момент вернуться на землю.
        - Как это?
        - Ты сущность. Как и все мы в трехмерных мирах. Живая, мощная, которых во вселенной единицы. Выбор всегда за тобой.
        - Метатрон сказал, что я ничего не решаю, - шагая вперед, ответила я, как бы, между прочим.
        Девочка резко остановилась. Я посмотрела на нее и сделала шаг назад. Айна нахмурилась. Глаза превратились в щелочки, и, кажется, она издала какой-то звук, выражающий недовольство.
        А дальше. Маленькое личико уже не казалось мне красивым. Сквозь него пыталась вырваться костяная маска зверя. Испытывающего гнев и негодование.
        Не веря, зажмурила глаза, а когда открыла, все исчезло. Девочка смотрела на меня, чего-то ожидая.
        А после снова заговорила. Я не задавала вопросы, но она говорила и говорила, автоматически отвечая на то, что меня интересовало и не только.
        Новые знания не укладывались в голове. Возможности, умения, навыки. Неужели это все происходило со мной? Зато, после рассказа, я оказалась подкованной и теперь могла спокойно послать ко всем чертям не только Метатрона, но и всех остальных.
        - А теперь скажи, ты хочешь покинуть рай?
        Я должна ответить? Сердце заколотилось, а внутри все сжалось в тугой клубок.
        - Но… ты больше никогда не сможешь сюда вернуться. Если откажешься однажды…
        - И… когда умру?
        - Никогда, - Айна сделала паузу и добавила. - Я дам тебе время. А завтра… ты мне ответишь.
        Соглашаясь, кивнула. Девочка довела меня до комнаты и, попрощавшись, ушла. Не могла поверить. А ведь я даже не спросила кто она такая. Айна. Просто ребенок, случайно заглянувший и открывший глаза на правду? Вряд ли.
        Я твердо знала, что не хочу оставаться здесь. Мне не нравился занудный белый цвет. Искусственная радость и поддельная благодать. Мертвое. Все было мертвое. Даже в аду, я чувствовала себя живее.
        Выбор. Выбор. Выбор. И выбирать нечего, но тогда почему я сомневаюсь? Чего боюсь? Слова Айны о том, что я… сущность, ошарашили. Значит я… уже не человек?
        Я металась, думая и решая. Только ничего не получалось. Ничего вразумительного. Запутано все. Раньше было проще. Я, артефакт, ад, демоны.
        А сейчас. Я уже не человек, а какая-то сущность. Нужно что-то выбирать только, что непонятно.
        Схватилась за голову и плюхнулась на кровать. Даже не заметила, что за окном наступила ночь. Такая, как на земле. С вечно улыбающейся луной и яркими, то вспыхивающими, то гаснущими звездами. Ночь, напоминающая мне о синих океанах глаз, блуждающих руках, крепких объятиях и… желании, которого я никогда не испытывала.
        Только это, казалось мне настоящим. Страшным до дрожи, но настоящим.
        ГЛАВА 14
        Касикадриэра была в гневе. Демоны никогда не видели повелительницу такой разъяренной. Она буравила их взглядом, требуя подробностей, хотя, в один момент, сама могла прочитать их в глазах каждого. Но… жена Люцифера любила слушать. Наблюдать за эмоциями рассказчика. Смаковать их, пробовать, а после, если сомневалась, проверять уже быстрым, но не очень приятным, для абонента, способом.
        Красивая, хрупкая, утонченная, она не ассоциировалась ни с распрями, ни с войной. Но каждый в аду, и не только, знал, что именно Касикадриэра могла повлиять на решение Люцифера. Да и сама порой принимала такие решения, от которых у другой женщины голова кругом шла.
        Только она была не просто женщина. Рожденная в одном из сильнейших миров вселенной, Касикадриэра по собственной воле стала верной подругой, супругой и соратницей повелителя ада. Болела и переживала за каждого жителя темного мира и всегда была на стороне правды. Какой бы та не была.
        Для женщины вечное соперничество отца и сына уже стояло поперек горла. Гибли слабые миры и цивилизации. Из-за него Люцифер становился подавленным и надолго мог уйти в себя, а эти времена Касикадриэра тяжело переживала. Она истинно любила своего господина и хотела, чтобы мучения и гнев не касались его.
        Но также как и ад, повелительница любила… землю. С ней у нее были связаны теплые воспоминания. Когда-то Касикадриэре довелось некоторое время жить там, в людском обличии и она, как никто другой знала, насколько человек слаб и беспомощен.
        Он сам о себе не мог позаботиться, не говоря уже о том, чтобы защититься от параллельных миров.
        Повелительница с самого начала трепетно относилась к Мэри. Волновалась, когда девушка делала свой выбор. Не хотела лишать ее счастья, предупредила о последствиях и… книга судеб не обманула. Все стало на свои места.
        - Вы. Вы. Вы просто идиоты. Суть ваших желаний и действий мне вполне ясна, но… Я не понимаю… Как можно было пойти на такое? Как ты мог пойти? - Касикадриэра уставилась на Харона.
        - Мы старались… - начал Аданай, хотя перебивать не имел права, но чувство вины, тяжелым грузом, легла на плечи.
        - Знаю я. Все знаю, но от этого не легче. Вы поступили верно. Узнай Люцифер и об артефакте, и об измене Кадумара, не стал бы долго думать. Он бы не простил… Никому не простил… Хорошо повелитель задерживается, и я настояла, чтобы Асмодей все рассказал мне первой. Но… - женщина вдруг рассмеялась. - Я не сразу поверила тому, что он поведал. Только Мэри помогла мне открыть на все глаза.
        Девушка стояла неподалеку и смотрела на Олотана. Складка на переносице и тонкая линия губ красноречиво рассказывали о состоянии демона, но она все равно держала голову, высоко вздернув подбородок. Просто была уверена в своей правоте.
        Олотан считал немного иначе, хоть и знал… Всегда знал. Человеческого в его жене больше, чем демонического. Темная сущность никогда не сможет взять главенство над светлой. Слишком правильной была его Мэри. Она всегда такой была. Такую он ее захотел и до сих пор желал, также сильно, не смотря на упрямый характер.
        - Немного задержалась и если бы еще чуть - чуть… Но, Кадумар призван. Люцифер будет в курсе обо всем уже сегодня вечером. Почему… - Касикадриэра умоляюще посмотрела на Харона. - Почему ты сразу не обратился ко мне? Как только нашел ее. Как только подозрения вспыхнули в твоем сознании.
        Демон не мог ответить на этот вопрос. Он вообще ничего не мог сказать, потому - что сдерживал внутреннего зверя. Пытался это сделать. Обезумев, черная тварь рвалась наружу. Требовала, рычала, рвала внутренности когтями. Заставляла воспоминания вновь и вновь причинять боль слабости.
        Да и что он мог ответить? Что вначале даже не подумал, о том, что будет с Сашей? В его голове клубилась лишь мысль о светлой энергии. О том, что утрачено безвозвратно.
        Харон боялся в этом признаться даже самому себе. А потом… Потом он начал чувствовать и тоже испугался этого. Пытался во всем разобраться. Был уверен, что получится. И… Алекса. Она ему отвечала. Отвечала на его прикосновения. Это еще больше затуманило разум. Заставило забыться, расслабиться, упиться ложной уверенностью в исходе.
        А теперь… Теперь он пожинал плоды своей глупости и знал: внутренний зверь никогда этого не простит.
        Харон молчал и Касикадриэра не винила его за это. Понимала. Но понимание не поможет в данной ситуации. Нужно было действовать. Оставалась малая крупица надежды, но она была. Был шанс… и этот шанс зависел от той, что сейчас, в бессознательном состоянии, лежала на широкой кровати.
        Личные покои повелительницы. Она впервые разрешила присутствовать здесь не только посторонним, но и Высшим. Такова была ситуация. Страшная, угрожающая всем.
        В эти покои не мог войти даже сам Люцифер. Только с позволения супруги. У замка тьмы были уши. Везде. Они слушали, вынюхивали, и только сюда им не было доступа. То, что творилось в этих стенах, оставалось здесь. Никто не мог об этом узнать, если только сами участники не разболтают. Но те, что присутствовали сейчас, не сделают этого. Не в их интересах.
        - Сейчас нужно тщательно следить за границей между мирами. Адонай, - Касикадриэра перевела суровый взгляд на демона и тот, готовый слушать приказания, выпрямился в струну. - Ты займешься этим.
        Высший кивнул и тут же исчез. Секретный портал всегда был наготове, но использовать его можно было только в замке.
        - Олотан, - повелительница задумалась на секунду и продолжила. - Передай Догону, пусть готовит самые изысканные яства. А Ксафон займется представлением. Световое шоу с дышащими лавой кострами у него получаются отменными. Я объявляю пир. Пир в честь возвращения владыки ада. Это поможет нам выиграть время.
        Демон, кивнул, в знак того, что принимает приказ и бросил спешный взгляд на Мэри. Девушка все поняла, подошла к мужу, они взялись за руки и исчезли.
        - А ты… - Касикадриэра оказалась так близко, что Харон затаил дыхание. Она обжигала своим величием. Мощь владычицы уничтожала его своей силой и на минуту внутренний зверь успокоился. - Очень жаль, что изгнание не сделало тебя немного жестче. Окажись ты не настолько порядочным… - женщина вздернула бровь и ее искрящиеся глаза усмехнулись. - Все могло бы быть иначе, - повелительница неожиданно схватила Харона за запястье и демон не выдержал. Посмотрел на нее в упор. - Зови ее. Зови, что есть силы. В ней твоя энергия и если она найдет отклик, то будет услышана. Надеюсь, у тебя получится…
        Повелительница развернулась и спешно вышла из комнаты, а демон остался стоять. Посмотрел на Алексу, и не мог поверить, что все еще видит ее.
        Тело девушки было таким беспомощным. Бледная, почти серая кожа. Белые локоны потускнели. Руки, безжизненно лежали на красном шелке, и ни одна жилка не подавала признаков того, что в ней струится энергия.
        Он может дотронуться, но это ничего не даст. Сила демона больше не действовала. Не могла наполнить и слиться с силой человека. Оболочка сущности здесь, а душа в другом месте и если Алекса не захочет, она никогда не вернется.
        Но, Касикадриэра права. Он должен позвать… Позвать так, как только сможет и это теперь важно потому - что от зова зависит исход всего.

* * *
        Метатрон бесшумно прошел вглубь комнаты и остановился возле кровати. Девушка выглядела спокойной и расслабленной. Ее грудь медленно вздымалась, и это могло означать лишь, что она спит, но архангел давно не верил тому, на что просто смотрел. Все обманчиво. Все имело свою личину. И внешний вид и чувства.
        Медленно склонился над человечкой и втянул носом воздух. Да. Она спала. И сумасшедше пахла. Цветочный аромат и… Архангел скривился. Ему захотелось чем-нибудь перебить этот запах, лишь бы больше не чувствовать. Запах демона. Она пахла и им тоже.
        Соитие энергий не прошли даром. Девушка не принадлежала темному отродью лишь потому - что… Метатрон облизнулся. Он может все исправить. Прямо сейчас. Но… это будет не интересно. Присвоить человека вот так, неожиданно.
        Другое дело, когда она смотрит в глаза. Чувствует охвативший ужас. Стонет в панике. Эти чувства перейдут к нему, и архангел сможет всласть напиться ими.
        Как давно этого не случалось. Как давно он не чувствовал человеческое тепло. Плевать, что сейчас этого не удастся сделать в полной мере. Тело человечки все еще в аду, а здесь лишь душа, но испытать удовольствие это не помешает.
        Глупая. Все люди глупые. Думает, что изучив свои науки, поймет суть других миров. Сопоставит факты и найдет ответы на вопросы, которые человечество веками не могло разгадать? Наивная.
        Никогда не догадается, что является лишь способом разозлить двух владык. Привести в действие и запустить механизм разрушения для их обоих.
        Он не соврал девушке, просто скрыл некоторые нюансы. Удержать ее здесь никто не в силах. Стоит только захотеть и она вернется в свое тело, а возможно и на землю. Но… она не знает, как это сделать. Как захотеть.
        Еще остается демон. Однако его зов будет не настолько сильным, чтобы человечка поняла его. Поняла и приняла, так что этого и вовсе не стоит опасаться.
        Да. Она не нужна ни аду, ни раю в прямом смысле. Светлому богу не обязательно знать о ее пребывании здесь. Просто душа, потерявшая смысл.
        Но, какая же она… аппетитная. Архангел снова облизнулся. Рука потянулась к волнистому локону, пальцы чуть коснулись, и тут же отшатнулись в понимании…
        - Что-то не так? - я вышла из тени, и лицо Метатрона исказилось в дурацкой гримасе. - Ты забыл предупредить, чтобы я была осторожной. И… кстати очень удобно уметь рисовать иллюзии. Оказывается, душа способна на это.
        - Айна, - зло произнес демон и его голос был похож на рык хищника. Надо же. Ведь он архангел. - Это она рассказала.
        - Было интересно слушать твой мысленный монолог. Очень… поучительно. Не скрою… чувствовала себя не очень… ибо не люблю подслушивать, но… - я развела руки в стороны. - Ничего не могу поделать. Новые способности так и норовят, чтобы их использовали.
        - Ты ничего не сделаешь, - стараясь, успокоится, произнес Метатрон. - А вот я, - он оказался рядом и схватил за шею. Чуть надавил двумя пальцами, и я застыла. Не в силах ничего сделать. - Я могу… И уже никто больше не поможет. Могу присвоить твою душу себе. Разве не знаешь, что я распоряжаюсь всей светлой энергией здесь? Как же ты упустила это? Твои способности лишь капля против моих. Могу поцеловать тебя так, как никто этого не делал. Так, что ты заскулишь. Будешь умолять сжалиться и отпустить, и я сделаю это… Отпущу, но лишь на такое расстояние, какое позволит твой поводок. Хочешь…
        Он не говорил. Шипел. Голубые глаза стали мутными, а пальцы крепко держали тиски. Я не знала, что делать. Во мне была сила, но она слишком слаба, чтобы противостоять архангелу, а те возможности, что появились, я еще не умела использовать, как положено.
        Лицо Метатрона приблизилось. Я уже чувствовала дыхание архангела. Горячее, неприятное, зажмурила глаза и вдруг меня пронзила боль. Сильная, острая. Сначала в районе груди, а потом в висках. Сотни мелких иголок, впились в меня и кололи, кололи…
        Я заорала, потому - что терпеть это было невозможно. Кажется, Метатрон, ослабил хватку, а потом я ее и вовсе не чувствовала. Может, просто потому - что полностью поддалась убивающим ощущениям?
        Тело разрывало на мелкие куски. Оно делилось, разлагалось на молекулы. Я чувствовала, как кровь бежит быстро-быстро и закипает. Как ломаются кости, рвутся сухожилия, голову словно сдавливают и, я уже потеряла голос. Или слух.
        Казалось, во мне происходила война. Сражение органов и чувств. Шум, треск, снова шум и сквозь этот шум, голос. Слабый, но настойчивый. Зовет и зовет. Куда и зачем не понимаю. Мне не до него. Лишь бы остаться жить, хотя и в этом я уже не уверена. После такого, это невозможно. Боль уничтожает, требует новой жертвы, снова разрывает и истязает, а голос продолжает звать.
        Кто-то хватает мое тело, и через пелену зрения вижу, что это архангел. Он трясет меня. Прикасается. Пытается что-то сделать, но что не соображаю.
        И голос боится этих действий. Исчезает, пропадает. Мне все равно. Не обращаю внимания и просто жду новой волны мучений.
        Голос снова появляется. Тихий, но не успокаивающийся и все-таки невольно начинаю прислушиваться. Он словно колыбельная. Я вроде отвлекаюсь на время. Забываю о вечной боли, но она напоминает о себе снова и снова, и я выгибаюсь, перенося новый приступ.
        Он заканчивается, и я сама уже начинаю искать. Искать то, что звучало и звало. Будто путеводную нить и, кажется, помогает.
        Двигаюсь. Вперед или назад не понимаю, но уже что-то. Все же не находиться на одном месте и терпеть то, что нестерпимо.
        Преграда. Снова преграда, заставляющая зов становиться еле уловимым и мне это начинает надоедать. Я хочу бороться. Нахожу силы, откуда не понятно, и борюсь. За себя и за него. Ловлю каждый тембр. Каждую вибрацию. Хватаюсь за нее и не отпускаю.
        Держусь как за ниточку и ползу за ней. Зов громче и громче. Я узнаю его. Узнаю потому - что, как можно не узнать?
        Наконец-то. Мои охранники решили спасти меня. Вернее один. Тот, у кого глаза синий океан, а прикосновение, словно легкое дуновение ветра.
        Зови меня. Зови, не отпускай, и я пойду за тобой. Только бы хватило сил.

* * *
        Харон сидел рядом с Алексой и темнота внутри колыхалась. Зверь по-прежнему сходил с ума, но демон уже не обращал на него внимания. Девушка лежала, неподвижна и холодна. Харон взял ее за руку, сжал ладонь и закрыл глаза.
        Он никогда никого не звал. Просто не приходилось. С Мариэль было по-другому. Все быстро началось и… закончилось.
        Тогда, казалось, он желал ее всем своим нутром. Хотел обладать снова и снова и, только сейчас понял: то была страсть. Страсть поглощающая, неистовая, но не вечное и чуткое, что клубилось сейчас внутри красным туманом. Что обжигало, стоило лишь подумать и заставляло внутреннего зверя не просто злиться и требовать. Зверь готов был поглотить Харона полностью и не отпустить уже никогда. Он ревновал ее, хотя и не имел на это права. Считал своей и других вариантов не рассматривал.
        Демон не знал, как правильно, но позвал. Мысленно, а после всем своим нутром. Имя кружилось в голове то стаей маленьких птичек, то впивалось в сознание хищником. Внутренний зверь подхватил его и раздался протяжный вой. Голодный и полный тревоги.
        Демон не сдавался. Он вспоминал моменты, проведенные с Алексой, и снова посылал свой зов. В каждом уголке сознания была она. Ее теплое прикосновение и шоколад глаз. Ее голос, смех и слезы. Ее упрямство и бесстрашие.
        Еще одна попытка, в тисках ладонь дернулась и через минуту девушка изогнулась и застонала. Не закричала. Не позвала на помощь. Просто застонала, ведя невидимую борьбу.
        Тело судорожно трясло, а затем оно становилось то горячим, то ледяным. Веки открывались и закрывались, но зрачков видно не было. Оно билось в припадке, только демон знал, что это не Алекса. Это ее тело так реагирует. Она услышала. Почувствовала, и пытается вернуться.
        Смотреть было невозможно. Черная душа обливалась кровью и металась. В один момент Харон просто схватил девушку в охапку и прижал к себе. Настолько крепко, насколько мог. Прикоснулся губами к потеплевшему лбу и начал убаюкивать, не прекращая звать.
        Его голос поможет. Он будет маяком освещать путь. Послужит ориентиром и душа найдет свое тело. Обязательно найдет то, что потеряла, ведь она хочет отыскать и это главное.
        Пусть вернется. Пусть только вернется, и он найдет способ вымолить у нее прощение. За все, что не сделал… За то, что ей пришлось испытать… За все. Пусть только вернется.
        Темные змейки поползли по венам. Они пробуждали, соединялись с тем, что возвращалось в пустой сосуд и наполняли его заново. Коже возвращался прежний оттенок. Волосы на глазах вновь стали блестящими, а когда Алекса дернулась в последней судороге, сделала глубокий вдох и открыла глаза, демон вновь увидел горький шоколад.
        Внутренний зверь зарычал, а затем снова раздался протяжный вой.
        Она смогла. Вернулась. Грудь обожгло пламенем. Тепло человеческого тела, цветочный аромат и… нектар перламутровой энергии. Все слилось воедино и зажгло в Хароне дикое желание.
        Он понимал… Понимал, что является настоящим безумцем, но делать с собой ничего не мог.
        Сладкие. Какие же они сладкие и вновь такие горячие. Мягкие губы Алексы поддались, открылись ему на встречу. Язык принял вызов и слился в тесных объятиях с его языком. Они пили другу друга. Смаковали, не в силах оторваться. Насыщались, как после долгой жажды, хотя и вкуса толком еще не пробовали.
        Я приползла. Прилетела на ориентир и ворвалась в свое тело, словно в родной дом. Здесь так было хорошо. Удобно и привычно. И меня встретили они… Синие океаны. Смотрели так, словно боялись вновь потерять.
        Я была так рада их увидеть. Нет. Просто счастлива. И этот напор. Так сразу. Не дав мне опомниться. А ведь я и напротив. Не против, потому - что тело сразу вспомнило прикосновения, блуждающие руки и нежность губ.
        Искрой вспыхнуло желание, и пусть голова кружилась, а боль оставила свой отголосок. Плевать. Нужно просто отдаться неге и все пройдет. Обязательно пройдет, ведь он уже рядом со мной.
        К черту жилетку. Я потянула, она разорвалась и полетела в сторону. Какой красивый и сильный. Посмотрела на Харона, но лишь на мгновение и снова наши губы впились друг в друга.
        Демон приподнял меня и быстро стянул платье, тоже залюбовался. Хотя, я помнила, что комплект нижнего белья, самый обычный. Это сейчас было неважно потому - что и его через минуту на мне не оказалось.
        Харон смотрел. Рассматривал каждую часть моего тела. Стеснения не было. Одолевало лишь одно желание: продолжить то, на чем нас прервали у водопада. Протянула руки и горячие губы накрыли мой сосок. Умело осторожно, но так чувственно. Не знала, как он это делал, но мне хотелось еще.
        Демон целовал, где только можно, а я извивалась под этими поцелуями. Забылась, отдалась ощущениям, получая эмоции и принимая, как живительный эликсир. А Харон ласкал. Исследовал меня запоминая. Делая метки языком, чтобы ни единого свободного места не осталось. Я знала это, понимала, и разрешала.
        Пришел мой черед потому - что хотела, чтобы он на самом деле понял, убедился, поверил в мое согласие. Ведь иначе не решится… Даже после всего и то, что предстоит, все равно… остановится. А я не хочу. Не хочу, чтобы Харон останавливался.
        Понял. Вмиг избавился от штанов, и я задохнулась. От предвкушения, от желания, от… нежелания больше ждать.
        Демон подхватил мои эмоции, крепко вжал мое тело в постель, закрыл губами протяжный стон и вошел.
        Требовательные, резкие движения. Они указывали на то, что теперь я принадлежу не только себе, а я ведь и не сопротивлялась. Наоборот, споймала такт и двигалась вместе с ними, а после наши движения и вовсе стали одним целым.
        Что-то взорвалось внутри. Горячее, словно лава. Обжигающее и заполняющее собой. Холодные змейки соединились с перламутром и вспыхнули красивым салютом. Теперь я это видела и чувствовала.
        Чувствовала, как слились не только наши тела, но и сущности. Как захрипел от удовольствия внутренний зверь Харона, и я мысленно погладила его. Мягкий, пушистый, податливый и совсем не страшный.
        Демон пробовал меня снова и снова. Поглощая и задыхаясь от вкуса, а я пробовала его. Он был то горьким, то сладким. Причинял боль и тут же зализывал ее новым взрывом блаженства, а я старалась ответить ему тем же. А когда наш голод был утолен, внутри произошел новый взрыв и это был взрыв экстаза, понятного лишь нам обоим.
        ГЛАВА 15
        - Касикадриэра ты уверена в своем решении?
        Буфовирт не сомневалась в действиях подруги, но то, что она предлагала, было не совсем уместно. Конечно, будучи супругой Вельзевула, второго по значимости правителя ада, она также имела право решать вопросы чрезмерной важности, но все же перечить не стала.
        - Мне все равно. Я готова поддержать любую идею, только чтобы наши мужья не ринулись, с не подпитанными фактами, с претензиями к Светлому царю, - произнесла Астарта. Супруга правой руки повелителя, Астарота. - Это в их духе. Тем более причина, более чем веская.
        - Уверена. Вы правильно восприняли то, что я рассказала и за это благодарна.
        - Мы понимаем, чем это грозит. Но… если девушка не вернется? Что тогда будем делать? Человеческая душа нестабильна, - в голосе Буфовирт чувствовалась тревога.
        - На пире будет гость. Он явится, я в этом уверена, не смотря на исход ситуации с человеком. Я не позволю, чтобы нами манипулировали, - твердо произнесла Касикадриэра. - Мужья прибудут, как только светило приблизится к горизонту, но еще не зайдет за него. К этому моменту все должно быть готово.
        Я дала указания созвать приближенных демонов братства и жнецов, которые находятся сейчас в чертогах тьмы. Пир должен решить исход всего.
        - А человек? - спросила Астарта.
        - Она уже будет не просто человек, - улыбнулась Касикадриэра. - Если девушка вернется, сама будет знать, что делать. Надеюсь, у Харона хватит… смелости позаботиться об этом.
        Повелительница рассказала соратницам многое, но кое-что все - таки утаила. Им незачем было знать того, что могло не произойти.
        - Ты так уверена в нем? - усомнилась Буфовирт.
        Она никогда не понимала чрезмерного доверия повелительницы. Возможно потому - что все чувствовала иначе. Не имела такого колоссального опыта. Буфовирт старалась не лезть в лишние дела, и за это Вельзевул ценил ее, а она дорожила его отношением.
        - Всегда была, - Касикадриэра обошлась коротким ответом. Она не обязана никому ничего объяснять. Тому, кто не понимает сути, не место среди приближенных… - Сегодня Лунный зал примет решение, но не в облике совета, а в облике того, что сделает действующих лиц уязвленными. Слабости сыграют нам на руку, а виновные, откроют свое истинное лицо… Омоз, - последнее слово женщина произнесла гортанно.
        - Омоз, - одновременно подхватили Буфовирт и Астарта, приложив ладонь к левому плечу.
        Через несколько секунд их уже не было, а повелительница бросила спешный взгляд на Лунный зал, где уже начались приготовления. Улыбнулась сама себе и отправилась слать весточку - приглашение.
        Оно должно быть таким, чтобы от него не смогли отказаться. Задеть, зацепить, но не самолюбие или величие, а интерес. Голый, хладнокровный интерес.
        Обмануть, завлечь, а уж она знала, как это сделать, чтобы после раскрыть суть в самый… подходящий момент и повернуть все так, дабы ни у кого не осталось желания насмехаться и потешаться над миром сумрака. Она сможет отстоять право ада на достойное существование и напомнит тем, кто забыл, кем является.
        Пришло время перемен. Касикадриэра не была уверена, что все повернется так, как задумала, но даже слабая надежда придавала сил. На некоторые аспекты она не могла повлиять. Повелительница сделает все, что от нее зависит. А те, кто клялся в верности?
        С другой стороны… это еще одна возможность узнать подлинность сути приближенных. Как выяснилось, некоторые давно имели свое мнение и даже решились пойти против владыки… со спины.
        Так поступали слабаки и трусы. Немощные твари, которые страшились проигрыша, но все равно, как мерзкие слизни, копошились в своей грязной правоте и искали способ добиться своего чужими руками. Не стыдясь быть пешками, тешась слепой надеждой получить лакомый кусок от чужой добычи.
        Лука… одно дело. Он всего лишь исполнительный демон. Не самый сильный. А вот Кадумар. Тысячелетиями был приближенным Люцифера. Владыка доверял ему и что получил? Демон силы пошел на поводу у архангела, который в свое время почти предал свой мир. Дом, в котором жил.
        Возможно, кто-то еще замешан в этом деле, но таится. Прячется. Ждет пока все утихнет. Только этого сделать не получится. Тот, кто не явится на пир, автоматически будет уличен в измене. А те, кто прибудут, не смогут скрыть ни помыслов, ни действий. Уж об этом она позаботится.
        Узнав о приглашении, Метатрон ехидно улыбнулся и хмыкнул. Он упустил человечку, но никто не поверит в произошедшее. Никто из райского войска. Архангел был ближе всего к Светлому царю. Распоряжался источником и… ему бояться? Кого? Смертной женщины?
        Доказать новый статус она сможет едва ли. Не хватит знаний и сил. И даже понимание, что Айна побывала у смертной и кое-что донесла, не пугало Метатрона.
        Михаэль объявил о послании сразу, как только получил его. Касикадриэра позаботилась о том, чтобы самые высокие чины узнали об изъявленных демонами переговорах. Да еще в неофициальных правилах.
        Архангел, предложил самому во всем разобраться, но упрямые Престолы не согласились. Они верили в то, что ад, наконец, соблаговолил подчиниться и именно для этого назначил встречу.
        Дураки. Хорошо хоть согласились пока не докладывать Светлому царю, а провести операцию секретно. Исход владыке будет известен, если он окажется на руку Раю. А если это еще одна попытка привлечь к себе внимание и пустышка, то беспокоить его лишний раз не стоит. В последнее время гневное настроение царя пагубно сказывалось на приближенных.
        Гнилое нутро архангела помнило о хитрости и коварстве жены Люцифера, но… что она могла сделать? Рассказать правду? Да это только сыграет на руку Метатрону, а если повезет, бойня начнется прямо на месте.
        Люцифер не стерпит унижения. Не станет проводить расследование, нанесет удар, не думая о том, что получит достойное сопротивление и даже наоборот.
        Так что, следуя за соратниками, Метатрон лишь ухмылялся, чуть ли не потирая руки в предвкушении.
        У границы миров их встретили Асмодей и Адонай. Высшие приветственно кивнули, тщательно скрывая бурю, что негодовала внутри и указали вперед. Удивленные Престолы переглянулись, но задавать вопросов не стали. Их поразило, почему демоны не использовали прямой портал в Сумрачный замок и решили сопроводить представителей рая обычным способом передвижения.
        Однако через некоторое настигло понимание, и архангелы неспешно двигались за темными, внимательно исследуя обстановку. Никому кроме Метатрона, ранее не приходилось бывать, как считалось, в низменном и скользком мире. Где царили бесчинства и хаос.
        Для них Люцифер, Астарот и Вельзевул, были не теми кто, когда-то покинул рай по собственной воле, не желая мириться с порядками. Они были предателями, усомнившимися в благодеяниях Светлого царя.
        В ясных глазах Престолов четко читалось удивление, хотя они и пытались его скрыть, но Асмодей подмечал все. Как тяжело и медленно вздымались их грудные клетки под белыми балахонами. Как остр был взгляд, а главное, что не могло не радовать, интерес.
        Адонай прищурился. Поведение Метатрона вызывало омерзение. Высшему, научившемуся держать себя в руках даже в самых неординарных ситуациях, хотелось прямо сейчас наброситься на архангела и размазать его умиленное белое лицо по холодной сухой земле. Как он вообще посмел явиться после того, что случилось? Хотя, если подумать… Если он склонил девушку на свою сторону, то его можно понять.
        Адонай издал чуть слышный рык и отвернулся. Он начал прокручивать в голове разные варианты исхода задуманного Касикадриэрой, и возможные пути того, как это можно было, если не предотвратить, то обойтись малыми жертвами.
        Уже на подходе к городу мглы стало заметно, что там творилось. Фурфур позаботился о занимательном светопреставлении, хотя светило еще не зашло за горизонт. В небе, соединяясь в причудливые узоры, сверкали молнии, а гром служил подходящим музыкальным сопровождением.
        Создавая иллюзию огненных коридоров, улицы превратились в лабиринты. Вдоль каждой змеилось пламя, в некоторых местах вырастая в огромные костры и продолжая свой бег до Сумрачного замка.
        Ксафон как всегда на высоте. Его детище, подчиняясь хозяину, осторожно ласкало прохожих, не причиняя вреда, и манило так, что хотелось самому прикоснуться к ярким вспыхивающим язычкам.
        Архангелы не боялись. Они наблюдали, словно делая для себя какие-то выводы. У главных ворот встретил Аластар и сдержанно кивнул. Демон - ищейка никогда не задавал вопросов и выполнял указания хозяйки, даже если они вызывали непонимание и недоумение. Видеть в чертогах тьмы архангелов, было противоестественно. Такое случалось лишь раз, но тогда складывались другие обстоятельства. Не столь приветственные и… спокойные.
        Адонаю хотелось покинуть неприятную компанию, разыскать Олотана и узнать, нет ли новостей от Харона. Но Асмодей бросил на него укоризненный взгляд и демон понял, что сделать этого не получится.
        Они прошли по длинным коридорам замка. Престолы на удивление по - прежнему молчали. За весь путь они не издали ни звука. Гордо двигаясь, Архангелы лишь наблюдали и насколько понял Адонай, понятия не имели о деяниях Метатрона.
        Узнать наверняка Высший не мог. Читать сущности светлых, было не дано. Энергия защищала их от постороннего вторжения и лишала возможности какого-либо доступа к мыслям.
        В самом замке царила тишина. Будто обитатели покинули его и чем дальше приглашенные двигались, тем отчетливее на их лицах читалось беспокойство и подозрение.
        - Складывается впечатление, - ехидно произнес Метатрон. - что мы по собственной глупости стали заложниками.
        Михаэль бросил на Асмодея подозрительный взгляд, но, не получив никакой реакции, не стал ничего говорить. Метатрон усмехнулся и продолжил сеять подозрения в своих соратниках.
        - Интересно. Из нас сразу выкачают светлую энергию или будут растягивать удовольствие?
        Теперь на Асмодея зыркнул Камаэль. Палач рая ничего не боялся. Свой хлыст, которым мог поработить любое существо вселенной, носил не снимая, но странного настроя Метатрона не понимал и это его напрягало.
        - Повелительница не любит долго разбираться. Так что, лично для тебя, все пройдет быстро, - не выдержал Адонай.
        Метатрон недобро покосился на него и убрал ехидную улыбку с белоснежного лица. А вот у Престолов наоборот, высказывание демона почему-то вызвало оживление. Возможно, у них были свои счеты с архангелом энергии.
        В конце коридора был яркий свет. Холл перед Лунным залом совсем близко. Адонай напрягся и про себя усмехнулся спокойствию Асмодея. Ничего удивительного. Демон Братства всегда был готов к любой ситуации. Порой это удивляло, но и в то же время придавало уверенности.
        Мысли вновь переключились на Харона и Адонай вдруг испытал глубокое сожаление от того, что, скорее всего "изгнанного" ждет не самая лучшая участь. Слишком много было нарушено запретов. Если только…
        Но, надеяться на "если только", как оказалось плохая примета. Значит, не стоило ее даже рассматривать.
        Демон отбросил дурные мысли, подобрался и остановился возле представителей светлых. Сейчас двустворчатая дверь откроется, и они войдут в зал. Никто не мог предугадать, что будет дальше, ибо задуманное Касикадриэрой, было настолько безумным и опасным, что даже у видавшего виды вояки, вызывало немалые опасения.

* * *
        Странно было ощущать себя настолько бодрой. Хотелось бегать, прыгать, да что говорить горы свернуть. Даже не верилось, что совсем недавно, мне казалось, я умираю. Невыносимая боль, укутывало покрывалом, лишая рассудка. И это все происходило со мной.
        Еще раз прислушалась к себе и окончательно убедилась в том, что чувствую себя даже лучше чем до того, как была… обычной. К тому же, настроение зашкаливало.
        Отчасти из-за состояния организма, но еще больше от эмоций. Такое удовлетворение, я не испытывала даже когда обнаружила искомый столько лет артефакт.
        Оказалось, находиться в ладу с собой, своими мыслями, понимать чувства это важно. Я будто нашла себя, после долгих поисков. А еще, мне безумно понравилось смотреть в синеву глаз. Тонуть в ней снова и снова. Ощущать власть крепких объятий, гладить дикого зверя и видеть… необъятные плотные крылья.
        Воспоминания напомнили о происходящем буквально час назад, и я усмехнулась, продолжая смотреть на свое отражение.
        Я была прежней Сашей. Внешне, прежней. Разве что глаза странно блестели. На мне было тоже серое платье, в котором я отправилась на холмы. Чистое и… целое.
        Только, как теперь жить? Как принять, что во мне есть… астральная энергия? Это же не объяснимо. В человеческом мире о ней, наверное, знают только эзотерики, колдуны и… ведьмы. Раньше я им не верила.
        А чему верила? Мифологии? Науке о древних мирах? А были ли они на самом деле. Или нет? Были ли такими, какими считали их люди? Ответ пришел сам собой.
        - Я прошу у тебя прощения.
        Вырвавшись из мыслей, повернулась. Харон стоял у широкого окна, сложа руки за спиной и наблюдал, как шар, похожий на солнце, приближается к горизонту. Белая рубашка, рукава которой закатаны до локтей, кожаные штаны и высокие ботинки.
        Всю комнату я давно рассмотрела и меня не удивляла обстановка. Скорее всего, она принадлежала кому-то из Высших, но… интерьер был не мужским.
        Конечно. В аду ведь живут не только демоны, но и… создания женского рода, но когда я об этом думала, почему - то внутри становилось… противно и неприятно.
        Широкая каменная кровать. Изысканные подсвечники, фигурный стол, высокий шкаф с замысловатыми извилинами и закорючками. Во всем присутствовал шик и практичность. И даже не смотря на то, что все было из камня, в комнате витал приятный аромат, и было тепло. Не думаю, что дело было только в камине и расставленных повсюду сосудах с благовониями.
        Харон обернулся. На его хмуром лице читалась горечь. Я охватила себя руками и поежилась, вдруг ощущая его состояние.
        - Не надо, - ответила спокойно.
        - Но… я должен, - демон оказался рядом и посмотрел так, словно был готов броситься на колени. - Я виноват. Ты… ты была такой хрупкой. Я не смог защитить, но самое страшное не сумел сдержаться. Должен был, но тяга оказалась сильнее, - демон замолчал, не вправе сказать большего.
        - Я сама согласилась. Быть приманкой, - Харон напрягся - А после… стать твоей.
        - Но, ты… не знаешь… Теперь…
        - Прочти мои мысли. Почему ты этого не делаешь?
        Харон нахмурился еще больше и опустил глаза. Но, я сама ему все показала. Теперь я умела это делать. Просто взяла его за руку и начала вспоминать. Прокручивать в памяти то, что было. От самого начала, до настоящей минуты.
        Демон подобрался, выпрямился, уставился на меня недоуменно и, впитывая каждую частичку моей памяти, не отрывал взгляд.
        Его зрачки то сужались, то расширялись. Глаза меняли цвет. От угольно-черного до обжигающе красного, а лицо искажало, то сумасшедший гнев, то муку.
        Зверь зарычал, мечась, а потом жалобно заскулил и свернулся в клубок, принимая мои воспоминания и делая их своими. Даже, когда все закончилось, Харон не отпустил моих рук. Он прижал к себе так крепко, будто хочет слиться с моим телом. Стать одним целым, чем, в общем-то, мы уже и являлись.
        - Ты… все знала? - тихо прошептал он.
        - Спасибо Айне. Все доходчиво объяснила. Думаю, она уже знала, что со мной произойдет.
        - Айна? - Харон отстранился и вопросительно склонил голову.
        - Маленькая девочка. Ее зовут Айна. Правда, не знаю кто она…
        Демон вдруг рассмеялся. Радостно и беззаботно.
        - Надо же. Кто бы мог подумать. Ну конечно. Ловко придумала. Маленькая девочка, - Харон снова задорно хмыкнул и улыбнулся. - В последний раз она являлась в виде щербатой старухи. Твоя судьба.
        - Судьба?
        - Она может являться в том обличии, котором посчитает нужным. Эфемерная и невесомая. Дух времени и безвременья. Та, что творит нити жизни, замысловато переплетая их и внося в книгу мироздания. Она почувствовала свежую кровь. Решила проверить равновесие. Является лишь тогда, когда чует своим острым нюхом не ладное. Когда законы нарушаются. Такие законы, что могут повлиять на ход вселенной. Вот и пришла тебя навестить. Она выбирает, того или этого, и не указывает ему путь, а лишь помогает определиться. Дает то, что необходимо.
        - Она приходит только к людям?
        - Нет. Ко всем живым сущностям. Думаю, Метатрон обречен. Она не оставит его в покое и когда придет время… поквитается.
        Перед глазами появился образ архангела, и я поморщилась.
        - А, что с… демоном силы?
        - Касикадриэра призвала его. Асмодей рассказал о Кадумаре, а Мэри предупредила о наших намерениях и если бы не отвлеклись, смогли бы избежать…
        - Уже не важно, - перебила я. Значит, вот чей голос я слышала на холме? - Кто она?
        - Повелительница ада. Сильная. Ее мощь поработит любого.
        - А… дьявол?
        - Никогда не называй его так, - тихо прошептал Харон. - Верховный ничего не знает. Пока. То, что задумала Касикадриэра опасно. Она хочет вывести всех на чистую воду и… будет рада, что ты вернулась. Но, совет это не отменит.
        - Это ее комната?
        - Да. Тебе нужно поесть, - вдруг опомнился демон. Он подошел к столу и на нем появился поднос, на котором дымилась тарелка мясного рагу. В нос ударил соблазнительный аромат, а желудок неожиданно заурчал. А я даже не заметила, что голодна.
        Пока ела, Харон вкратце рассказал, что придумала Касикадриэра. План конечно… сумасшедший и это понимание, что от меня многое зависит. Неужели? От простого человека? И даже если уже не совсем простого. Почувствуют ли все это? То, что во мне не человеческая энергия?
        Конечно, почувствуют. Стоит лишь прикоснуться.
        Снова выбор. Его нужно сделать и немедленно. Я точно знала, чего хотела. Все решения приняла давно, но когда вот так… перед фактом.
        Я не боялась ни совета, ни Верховных. Не знала чего ожидать от представителей светлого мира. Меня не пугала встреча с Метатроном.
        Ничего не наводило страх, кроме того, что снова придется расстаться с демоном. Понимала его положение и готова была сделать все, чтобы смягчить наказание, если от меня это зависело.
        - Кстати, - дожевывая, подняла глаза. - Куда подевался лустар?
        - Я отпустил его. На время. Лунный зал не лучшее для него место, - понимая, кивнула и встала. - А теперь собирайся. Пора на пир.
        ГЛАВА 16
        Я не видела всего замка, но чувствовала, какая здесь обитала сила. Общее напряжение, и даже воздух казался наэлектризованным. Черный камень притягивал и источал холод. Но не тот, что я ощущала в Раю. Обволакивающий и манящий, он не вызывал страха.
        Следуя за Хароном, по мрачным коридорам, мне больше не было жутко. Наоборот. Дрожащее пламя факелов на стенах. Отблески теней. Тихий гул и доносящаяся легкая мелодия, которая раньше навела бы ужас, сейчас казалась естественной и красивой.
        Не знаю, что больше придавало мне уверенности. Внутренне состояние или новая одежда. Длинное платье кораллового цвета на бретелях, выгодно подчеркивало фигуру, а босоножки на танкетке одновременно делали выше и были устойчивыми. Волосы я оставила распущенными. Хотела собрать, но стоило подумать, и они легли красивой волной, так что не хотелось портить… шедевр адского волшебства.
        Старалась идти на цыпочках, но шаги все равно отдавали шуршащим эхом. А Харон двигался беззвучно. Постоянно оглядываясь и бросая на меня оценивающий взгляд. Наверное, это уже стало привычкой, потому - что мы чувствовали друг друга.
        Настроение, ощущения, эмоции. Внутренний зверь демона довольно урчал, и я не знала, чему он больше радовался. Предвкушению или воспоминаниям.
        Наконец коридор закончился, и демон остановился у узкой железной двери. Прислушался, а потом резко открыл ее, что я не даже успела подготовиться. Взял меня за руку, и мы вошли.
        Огромный круглый зал. Прекрасный и ужасающий одновременно. Стены умело расписаны картинами сражений. Сквозь высокий куполообразный стеклянный потолок сочился свет. Как это могло быть, я не знала, ведь уже наступила ночь. По полу стелилась мозаика. Хаотичность ее заставляла задуматься, но погружаться в мысли у меня не было времени.
        Мы ступили на маленькие плиточки, и они начали менять цвет. Алый, словно кровь. От наших шагов она растекалась и вновь исчезала. Жутко, но опять - таки на это хотелось смотреть.
        На нас не сразу обратили внимание. Зал был полон разномастных существ. Им не нужно было скрывать свои ипостаси. Здесь был их дом, их мир и они вольны были делать все, что заблагорассудится.
        Гости с удовольствием выпивали из высоких кубков и угощались различными блюдами, представленными на длинных столах вдоль стен.
        Однако уже через несколько минут они начали расходиться, освобождая середину зала и пропуская нас вперед.
        В конце зала находилось три каменных кресла, на которых восседали демоны. Три пары разноцветных глаз, от которых внутри все переворачивалось. Они смотрели на окружающих, наблюдая за их действиями, но расслабленный вид не мог скрыть настороженности и ожидания чего-то.
        Демоны даже не обращали внимания на стоящих рядом женщин, продолжая наблюдать. Красота дев, по-другому я не могла их назвать, вызывала восхищение. Видимо они были женами. Наряды по цветовой гамме соответствовали одеждам мужчин, а на голове у каждой светился камнями венец.
        Демон, находившийся в центре, был огромен. Красная кожа, сильные руки и ноги, мускулистое тело, суровое лицо, черные длинные волосы и белые бездонные глаза. Мужчина вальяжно сидел в кресле, держа в когтистых руках длинный посох, увенчанный статуэткой синего дракона.
        Понимание что это Люцифер накрыло меня ледяной волной. Именно таким должен быть повелитель ада. Он внушал страх. Заставлял душу скрестись от ужаса, но что-то внутри меня, требовало испытывать уважение к этому демону.
        Мужчина переговаривался с теми, что находились рядом, и снова устремлял свой взгляд на развлекающихся, а заметив приближение, напрягся и выпрямился.
        Женщина возле него также напряглась, но после слегка улыбнулась и ее радужные глаза сверкнули удовлетворением. Касикадриэра. Необычное имя соответствовало хозяйке.
        Она смотрелась маленькой и хрупкой по сравнению с мужем, и казалось, что может связывать этого… мужчину и такую идеально красивую женщину? Алое платье, украшено черным кружевом, а крой идеально подчеркивал грудь и тонкую талию. За спиной устрашающе раскрылись, иссини - черные крылья, а голову украшали витые рога. Длинные рыжие волосы переливались в лучах света, и, кажется, даже нежная персиковая кожа источала сияние.
        Зал наполнился гулом и перешептываниями, а через минуту удивленными возгласами. Только сейчас заметила, что к нам на встречу, с противоположной стороны зала, двигались Адонай и Асмодей, сопровождая мужчин в белых балахонах.
        Архангелы. И насмехающуюся улыбку одного из них я никогда не смогу забыть. Они двигались спокойно, а когда расстояние сократилось до нескольких метров, остановились. Метатрон бросил вызывающий взгляд и прищурился. Я же отвернулась и старалась на него больше не смотреть.
        Мы стояли прямо перед тронами. Властители подобрались, недовольно переглянулись, а Люцифер вскочил с кресла и высоко поднял голову. Его глаза сверкали от ярости, но было видно демон сдерживает себя, дабы не взорваться гневом.
        - Как повелитель одного из сильнейших трехмерных миров, я требую объяснений, - громкий раскатистый бас, эхом пронесся по залу.
        Касикадриэра вышла вперед, и остальные женщины последовали за ней.
        - Путешествие к низшим мирам утомило Вас. Неужели столь радостный сюрприз не удался? - наивно произнесла повелительница.
        - Сюрприз? - в суровом голосе Люцифера проскользнула ирония.
        - В чертогах тьмы давно не было гостей. Так почему нам не возродить традицию? Мы ведь хотим мира… не так ли?
        Сидящий по правую сторону от владыки демон бросил взгляд на архангелов и презренно рыкнул.
        - Нежданные гости хуже врагов, - произнес сильный мужской.
        Крайне серьезное выражение лица этого мужчины и индивидуальный типаж - темные, короткие волосы с челкой на глаза, бледная серо-голубая кожа, большие темные крылья с красноватым отливом и огромные рога серого цвета - почему-то не вызывали должного страха, но заставляли настороженно отнестись к нему.
        - Не делай поспешных выводов Вельзевул, - третий Высший был спокойнее всех. Он почему-то казался веселым и постоянно улыбался. Бледная кожа с голубоватым оттенком, ярко - черные волосы, темные блестящие глаза, большие рога и огромные крылья.
        - Астарот прав, - согласился Люцифер. Он не сводил глаз с жены и ожидал от нее вразумительного ответа.
        - Мы прибыли по приглашению. Оно для нас было удивительно. Как в прочем и для тебя.
        Один из трех незнакомых мне архангелов сбросил капюшон. Он вызывающе смотрел на Люцифера и похоже не стеснялся быть фамильярным. Короткие светлые волосы зачесаны назад, а в серых глазах гордость.
        - Михаэль. Страж Рая. Ты все такой же. Готов положить голову на защиту Светлого царя. Или крылья, - с усмешкой произнес Астарот.
        - Видимо… спектакль Касикадриэры не удался, - произнес Метатрон. Его слова, будто плевок, полетели в сторону владыки, и демон резко повернул голову.
        - Гостям не пристало вести себя неуважительно по отношению к хозяевам. Или… ты забыл, где находишься? - казалось еще немного, и Люцифер накинется на архангела. А тот будто этого и ждал.
        - Думаю это недоразумение поправимо, - тонкий голос мужчины был неестественным и подошел бы скорее женщине.
        - Конечно, поправимо Разиэль, - подтвердил третий светлый, и его правая рука спряталась под плащом. Несмотря на добродушное выражение, он выглядел устрашающе.
        - Если приглашение было послано ошибочно, мы покинем чертоги тьмы, немедленно. Договоренности и границы небыли нарушены… так что, будем считать, этой встречи не было, - резко произнес Михаэль.
        Я смотрела на существ и по телу бежали мурашки. Под тяжелыми взглядами, чувствовала себя маленькой букашкой. Стоило им захотеть и меня размажут по стенке. Да еще царящая вокруг напряженная обстановка.
        Затаив дыхание гости слушали говоривших и никто, даже под страхом смерти, не посмел бы произнести и слова. Харон крепко сжимал мне руку и тоже следил.
        - Ты… удивила меня… Касикадриэра, и расстроила, - недовольно произнес владыка тьмы. - Кроме гостей здесь есть тот, кто получил вечное наказание. Нарушен запрет. Могу ли я считать это… предательством? - он говорил с надрывом. Словно чувствовал боль. Разве может он такое испытывать?
        - Приглашение не было ошибкой, - голос Касикадриэры прозвучал словно вызов. Верховные и архангелы застыли в ожидании, сфокусировав на женщине взгляд. - И этому есть свои причины. Прошу выслушать, а после… принимать решения, - она посмотрела на Метатрона, и тот захрипел.
        - Человек, - произнесла, стоявшая напротив Астарота, демоница
        Ее фиолетовое платье, было украшено множеством кружев и выглядело очень элегантно. Черные волосы, крупными локонами обрамляли лицо. Блестящие глаза, казалось, светились, за спиной возвышались два огромных крыла, а голову украшали рога. Именно украшали. Словно величественная корона. Она была полнее Касикадриэры, но округлые формы не портили, а делали женщину еще соблазнительной.
        Я дернулась и затаила дыхание. Лишь, когда Харон посмотрел на меня и кивнул, поняла, что должна выйти вперед. Как же теперь было страшно. Под угнетающей, нависшей тишиной и пристальными взглядами.
        Особенно архангелов. Кажется, они чуть не поперхнулись собственной слюной, потому - что доносившиеся с их стороны чавкающие звуки, были похожи именно на это.
        Бровь Люцифера поползла вверх и он сел. Сложно было понять, о чем думал демон. Его лицо выражало что-то непонятное мне. Толи удивление, толи одобрение.
        - Как… неожиданно, - спокойно произнес он.
        - Ты готова все рассказать? - спросила та, что стояла напротив Вельзевула.
        Светлая, бархатистая кожа, белоснежные волосы, голубые как чистое небо глаза и чувственные, не естественно, красные губы. Одетая в воздушное черное платье, она была похожа на что-то неземное и нереальное. Но что-то такое исходило от нее, что заставило меня перестать бояться.
        - Готова, - произнесла я, как мне казалось тихо, но эхо разнеслось по всему залу, донося ответ до каждого присутствующего.
        Мне было сложно принять решение. Нужно было просто решиться, но как же это сделать? И Харон смотрел подозрительно. Почувствовал не ладное. Зрачки расширились. Готов закричать, но я опередила его. - И… хочу это сделать истинно. Чтобы ни у кого не возникло сомнений.
        Все - таки дернулся. Демон сделал шаг, но его пригвоздила невидимая сила и, посмотрев в глаза Люцифера, я поняла какая.
        - Смелая, - восхищенно произнес Вельзевул.
        - Твоя воля, - соглашаясь, разрешил Люцифер.
        Мог бы не слушать. Не тратить время и испепелить всех без разбирательств. Но Касикадриэра все просчитала. Повелительница хорошо выучила супруга и могла предугадать некоторые его настроения.
        - Буфовирт, - она повернулась к женщине с белоснежными волосами, и у той в руках возник кубок. Я не поверила своим глазам, потому-что он удивительно походил на чашу Грааля. - Астарта, - Касикадриэра перевела взгляд на пышнотелую брюнетку, и она подошла ко мне, держа в руках кинжал. Острый и необычайно красивый.
        - Мы против, - делая шаг вперед, зло произнес Метатрон. Его спутники, в белых балахонах соглашаясь, закивали. - Мы не знаем, как человек попал в чертоги ада и является ли она действительно… человеком. Как хранитель светлой энергии и сильнейший из присутствующих заявляю свое право на проверку достоверности этого факта первым.
        Нет. Я хотела закричать, чтобы никто не позволял этому ублюдку даже подходить ко мне, но молчала. Молчала потому - что увидела, как возле него появилась маленькая девочка с пшеничными кудряшками и хитро улыбнулась мне.
        Не знаю, была ли она видна только мне или просто никто не обращал на малышку внимания, но в следующую минуту по залу пронесся смех Люцифера.
        - Ты забываешься Архангел. Человек она или нет, мы итак узнаем. К тому же, каким способом… это самостоятельное решение девушки. Ее выбор.
        Последнее слово забилось в моем сознании вместе с биением сердца. Вибрировало, и вибрация, с каждой секундой, росла. Я закрыла глаза и протянула руку. Думала только о том, чтобы сделать все правильно. Моя кровь не обманет. Расскажет всю правду, и никто не усомнится в ней.
        - Он прав, - подтвердил Разиэль. - К тому же… мы должны быть польщены тем, что Владыка ада разрешил нам присутствовать. Здесь его территория, и он решает.
        Метатрон чуть не затрясся от злости. Его самолюбие было жестоко задето, и архангел уже рисовал в голове план, как поквитается. В своей безнаказанности он был уверен.
        Снова повисла тишина. Она дразнилась ожиданием. Издевалась томлением, а когда я в недоумении открыла глаза, увидела свою руку, по которой скользнуло лезвие кинжала, и в кубок потекла кровь.
        Словно выдержанное вино, тягучее и насыщенное, она сочилась из вены, наполняя сосуд. Голова немного закружилась, и я качнулась, но Касикадриэра осторожно взяла меня под локоть.
        Больно или страшно не было. Кажется, я могла бы смотреть на происходящее еще долго, но Астарта перевернула мою руку, а Буфовирт победно подняла кубок вверх, показывая, что дело сделано.
        По залу прокатился гул вожделения. Мне не показалось. Теперь все смотрели на чашу, будто хотели ее. Облизывались и чуть ли не мурлыкали в предвкушении.
        Люцифер медленно встал и через секунду оказался рядом. Кажется, я услышала не довольный рык и уже знала, кому он принадлежал. Почувствовала, как шерсть зверя вздыбилась и он оскалился.
        Властитель бросил на демона подозрительный взгляд, затем взял мою руку, наклонился и слизал с вены кровь. Кожу обожгло огнем, я поморщилась, но стоило владыке отстраниться, увидела, что от пореза не осталось и следа.
        Люцифер издал клокочущий звук, и кубок перешел к Вельзевулу. После к Астароту, дальше к их женам и, кочуя из рук в руки, ко всем присутствующим.
        Они пробовали мою кровь, блаженно закатывали глаза, затихали, а когда открывали, у каждого лицо показывало, свое выражение. У кого - то удивление, у кого-то непонимание, а у некоторых дикую неистовую злость.
        Не знаю, что чувствовал Метатрон, но светлое лицо словно почернело, а на лбу появилась испарина. Его соратники сверлили архангела взглядом, и кажется, готовы были разорвать на куски.
        - Как много узнал я нового, - глядя мне в глаза, прошипел Люцифер. - Спасибо за твой дар… посвященная. Завтра состоится совет, и мы примем решение…
        Теперь он все знал. Все знали. Я показала то, что испытывала и видела. То, что произошло в аду и раю. Все присутствующие в зале, увидели события моим зрением и могли сделать свои выводы.
        Это их право. Дело, касающееся человека, закончено. Я была свободна… пока, но позволить себе пропустить спектакль, не могла.
        Гости молчали. Переглядывались друг с другом. Ждали, когда Люцифер скажет слово. Архангелы стояли обескураженные. Им хотелось отойти подальше от Метатрона, но будто сговорившись, они взяли его в тесное кольцо, выражая свое решение.
        То, что происходило дальше, для меня было странным. Демоны разговаривали на непонятном мне языке. Архангелы встревали в беседу, но речь у светлых, хоть и отличалась от демонической, для меня оказалась недосягаемой.
        Иногда интонация напоминала ругань, а порой становилась вызывающей и напористой, словно решалось что-то важное.
        В какой-то момент толпа зашевелилась. Началось движение, кто-то попытался пробраться к двери или применить портал, но Касикадриэра хлопнула в ладоши, и зал накрыл писк. Невыносимый и протяжный.
        Я закрыла уши и почувствовала, как сильные руки скрутили в охапку и потащили в сторону.
        - Не смотри. Слышишь. Только не смотри, - прошептал на ухо знакомый голос, но я и не собиралась открывать глаза. Слишком устрашающим был звук, а после крики, стоны и вздохи.
        В объятиях Харона было совсем не страшно. Они окутывали теплом и защитой. Зверь держал оборону, и я знала: никто не посмеет до меня даже дотронуться.
        Не знаю, сколько еще длилась звуковая вакханалия, но она прекратилась так же неожиданно, как и началась. Осторожно подняла веки и чуть не закричала.
        Пол был устелен телами. Они лежали так, словно в мгновение утратили жизнь. Хаотично и неестественно. Только мужчины, в белых балахонах, набросив капюшоны, стояли неподвижно. Но их было не четверо, а только трое. Рядом, по-прежнему, находились два демона, так же покрыв головы.
        Подняла глаза и устремила взгляд туда, где находились Верховные. Они устало сидели на своих креслах, опустив головы. Демоны больше не казались всемогущими и сильными. В мутных глазах затаилась печаль вперемешку с опустошенностью.
        Касикадриэра стояла рядом со своим владыкой, положа руку на его плечо и тихонько поглаживая, но мужчина никак не реагировал.
        Лишь когда, на мое удивление, существа начали приходить в себя и подниматься с пола, он поднял глаза и внимательно посмотрел.
        - Уберите предателей, - в голосе появилась хрипотца.
        Тут же в зале возникли прислужники и тех, кто не поднялся, стали уносить. Их было не много, но все же.
        - Ты открыл нам глаза, - произнес один из архангелов. - Но благодарить за это не станем. Светлый царь узнает лишь о предательстве… приближенного. Остальное… Ты заслужил право вето.
        Воздух задребезжал, расступился ярким светом и, следуя за черными плащами, архангелы скрылись в лучистой воронке портала.
        Люцифер молчал. Долго и задумчиво. Демоницы переглядывались, следя за реакцией Касикадриэры, но она была занята лишь одним.
        Повелительница нежно гладила рога своего господина, тихо мурлыча ему что-то на ухо. Он с удовольствием принимал это убаюкивание и медленно его глаза начали закрываться.
        Странно было наблюдать такую картину. Зал был все еще полон существ. Они следили за владыкой, а ему и дела не было ни до своих подчиненных, ни до того, что недавно произошло.
        Наверное, мне никогда не понять, что творилось в головах темных принцев. Но я знала одно. Меня обнимал Харон, и его сердце трепетало от этих объятий. Билось с моим в унисон, а что будет дальше, просто теряло смысл.
        Наверное, прошло минут десять, прежде чем затянувшееся ожидание, резко прервалось.
        - Пир окончен.
        Громкий голос Люцифера, эхом прокатился по Лунному залу. Свет померк, меня закружил теплый вихрь, и крепче прижимаясь к горячей груди, я закрыла глаза.
        ГЛАВА 17
        После того, как закрыла глаза, кажется, выбыла из реальности. Странно было проснуться в пустой комнате. Это походило на предательство. Глупости конечно, но… огляделась и, удостоверившись в своем одиночестве, вздохнула.
        Это была незнакомая комната. Без излишеств, но уютная и теплая. В камине, догорая, потрескивали поленья, и пахло древесиной. Может быть потому - что из нее была сделана мебель.
        Кровать, шкаф, стол, трюмо с зеркалом и пару стульев. На стенах несколько подсвечников, свечи в которых практически сплавились, а на полу черный ковер. Ни окон, ни дополнительных дверей.
        Осмотрев себя в зеркале заметила, что внешний вид ничуть не изменился. На мне все тоже коралловое платье, а волосы, аккуратными локонами, спадают на плечи.
        Хоть и чувствовала себя немного усталой, но ни мешков под глазами, ни тусклости во взгляде не заметила. Наоборот. Румянец на щеках, предательски делал меня еще привлекательнее. Даже есть, и пить не хотелось.
        Осознание того, что теперь буду выглядеть так всегда, пришло как данность, и я застыла, принимая его.
        Растрепала пальцами волосы, и с силой ущипнула себя за руку, но особой боли не почувствовала. Через мгновение, локоны вновь приобрели красивую форму, а кожа на руке даже не покраснела. Тряхнула головой, прогоняя остаточное непонимание и села на кровать.
        Наверное, за мной должны прийти. Только когда?
        Резко встала, подошла к двери и дернула витую железную ручку. Заперто. Ну конечно. А чего я ожидала?
        Зло развернулась, сделал несколько шагов и дверь неожиданно открылась.
        Сегодня рога, корона и крылья отсутствовали. Зато остались радужные глаза, рыжие кудри и в целом притягательная внешность. Закрытое синее платье не могло скрыть идеальности тела, а бросало вызов красоте повелительницы.
        - Ты ждала меня? - удивленно спросила женщина, но тут же прищурилась и улыбнулась-Нет. Меня зовут Касикадриэра.
        - Я знаю, кто вы, - стоя перед повелительницей, чувствовала себя маленьким зверьком, с которым пришли поиграть.
        - Не сомневалась, но все равно решила представиться, - женщина прошла мимо меня и, останавливаясь возле трюмо, развернулась. Я же осталась стоять на месте. - Ты меня вчера удивила, и не скрою… порадовала, - Касикадриэра снова улыбнулась и, кажется, в комнате стало светлее. Я пожала плечами, не зная, что ответить. Но… - она сделала многозначительную паузу. - Это не может отменить совета.
        - Что будет с Хароном?
        Главное, что меня волновало. На остальных было плевать. Так же как и на адские законы, условности и запреты.
        - Ты заботишься не о себе, а об "изгнанном" демоне? Занятно. Хотя… не удивительно. Твоя кровь рассказала нам более чем достаточно… только… Решение за тобой.
        - За мной?
        - Вот так просто и… одновременно сложно. Не буду рассказывать о том, какие последствия влекут за собой получение астральной светлой энергии. Думаю, сама знаешь. Не так ли?
        - Да, - ответила я. Айна просветила.
        - Ну, а связь с демоном? Близкая связь… Знаешь ли ты, какое он получит наказание за склонение человека к соитию? За вмешательство в твою сущность темной энергией? Демоны способны на это. Не сомневайся. Ты прошла с ним длинный путь, до того как изменилась энергетически. Он действовал на твое состояние. Прикасался…
        Даже то, что Харон спас тебя от вестника смерти, не дает ему никакого права. Мы не действуем на людей. Не влияем на их решения. Таков закон и он не преклонен.
        - Он не знал, что я живой человек, - мне хотелось крикнуть. Донести свою правоту, но я ответила сдержанно.
        - Незнание не снимает ответственности. Так любят говорить… люди?
        - Тем более он "изгнанный". Тот, кому запрещено вмешиваться в ход жизни ада. Тот, кто должен нести свое бремя вины и не отвлекаться… на глупости. Встретив тебя, Харон должен был немедленно доложить собирателям и передать на суд Верховных. Но не сделал этого. Получается, - женщина снова подняла бровь. - Он пошел против воли Верховных. Слишком много… позволено. Слишком много… Тебе не кажется?
        - Нет, - я не боялась ее. Не могла бояться. Правда на нашей стороне и им придется это признать. - Он не виноват.
        - Правда? Ты в этом уверена? - даже не заметила, как женщина приблизилась ко мне так близко, что дыхание перехватило. Я кивнула. - Ладно, - она вдруг расслабилась и улыбнулась. - В общем, заболтались мы. Лунный зал готов вынести решение… конечно, после твоего. Так что, идем.
        Уже? Прямо сейчас? Опешив, я посмотрела на шагающую к двери женщину.
        - Ну же. Люцифер не любит ждать.
        Касикадриэра протянула мне руку, будто приглашала поразвлечься. Выйдя из ступора, выдохнула и последовала за ней.
        Двигаться по тем же сумрачным коридорам, было уже привычно. Факелы, все также подрагивали, отбрасывая тени, но воздухе не было того напряжения, что витало вчера.
        В какой-то момент заметила, что на мне одето не платье, а моя одежда. Хлопковая блузка, брюки и босоножки с ремешками. Ахнула от приятной неожиданности, и погладила ткань.
        - Чтобы ты не забыла свою истинную сущность. Все остальное… не особо важно, - деловито произнесла Касикадриэра, не оборачиваясь, и уверенно следуя дальше.
        Сегодня Лунный зал был тих и спокоен. Не было ни мелодий, ни перешептываний, ни массовости. На своих тронах неизменно сидели Верховные, с воем истинном обличии, разве что цвет одежды изменился, и выглядела она не так официально.
        Не знаю, какое время суток было сейчас, потому - что свет через потолок струился так же ярко, да и какая разница. Буфовирт и Астарта находились около мужей и, кажется, даже улыбнулись, когда мы вошли.
        По полу бежала черная меховая дорожка, вплоть до главного трона владыки. По обе ее стороны расположилось несколько скамеек, на которых сидели, прячась под плащами, свидетели. Проходя мимо, заглядывая под капюшоны, я судорожно искала хоть одно знакомое лицо, но ничего не увидела. Темнота все скрывала.
        Мы остановились напротив Люцифера, и Касикадриэра заняла свое место, а я осталась стоять почти на середине зала.
        - Приветствую тебя… человек, - раскатистый бас прокатился по залу. - Мы созвали совет, дабы решить вопрос, который нас всех очень волнует. Ситуация твоего появление в созданном мной мире, именуемом адом, всем ясно. Но… не смотря на все произошедшее, ты по - прежнему остаешься тем, кем являлась. Человеком.
        Живым существом, коему нет места там, где обитают души. Конечно… существуют исключения, - Люцифер перевел взгляд на свидетелей, и я заметила, что они сняли капюшоны. Владыка посмотрел на Мэри, и она высоко вздернула подбородок. У, сидящего рядом, Олотана, заиграли желваки, а в глазах появился блеск.
        Также, среди присутствующих были Адонай и Асмодей. Харона нигде не было. Внутри все сжалось, и я сглотнула, переводя взгляд снова на Люцифера.
        - Это был их выбор, - произнес Вельзевул. Грозному мужчине, не нравилось, что здесь происходило.
        - Мы даже готовы извиниться за своих… подданных, которые посмели вмешаться в твое человеческое существование, - на лице Астатарота не было сожаления. Но, кажется, он говорил искренне.
        - Виновные понесли должное наказание. Надеюсь, это послужит уроком для всех. Я не позволю насмехаться над миром, который создавал потом и собственной кровью. Не позволю выставлять его в том свете, которым он не является. Я лишь хочу достойно существовать и имею на это право.
        Понесли наказание? Меня затрясло. Неужели Харона? Но ведь Адонай и Олотан тоже причастны и они сидят здесь. Или их простили, а "изгнанного"…
        Я не могла думать о плохом. Нельзя. Нельзя. Только сердце, бешеной птицей билось в груди, а в висках стучало.
        - Не все виновные наказаны, - напомнил Вельзевул и, кажется, в его голосе было удовольствие от сказанного.
        Дверь открылась, в зале появился Харон и я выдохнула. Он выглядел нормально, разве что хмурый и… злой. Кожаная жилетка, брюки и все те же высокие ботики. Волосы влажные, взъерошенные.
        Демон, не отрываясь, смотрел на меня, пока не остановился и повернул лицо к владыке.
        - Харон, - произнес главный Верховный. - "Изгнанный". Сильный демон. Некогда достойный воин. Вижу, одиночество не уняло твою тягу к поиску приключений, - Люцифер хмыкнул. - Ты нарушил запрет. Пересек границу. Использовал… девушку и, к тому же, - почему-то владыка довольно усмехнулся, - сделал ее… своей.
        - Так много… запретных деяний, - лукаво воскликнул Астарот.
        - Он никого не использовал, - не выдержала, и глаза всех присутствующих уставились на меня. - Я сама.
        - Что сама? - поинтересовался Вельзевул.
        - Сама позволила… ему и попросила, - знала, какого ответа от меня ждут, но произнести вслух… Все - таки это интимное.
        - Попросила? - глаза Люцифера расширились, и, он чуть наклонился вперед. - Ты… уверена?
        - Да. Попросила, - твердо ответила.
        Харон тяжело дышал. Он смотрел на меня готовый, что то сказать, но молчал. "Не надо" прозвучало у меня в голове. Это я подумала или?
        " Прошу не надо" Снова голос. Значит все правда. О том, что мы можем слышать друг друга ментально. Связь демона.
        - Тогда ты должна отдавать себе отчет, - вмешалась Касикадриэра. Она одарила меня понимающей улыбкой и чуть кивнула.
        Я поняла, для чего были все разговоры в комнате. Колкие слова, выводящие на эмоции. Она проверяла меня. Проверяла, на что я готова пойти. Чем… пожертвовать… Что отдать… А я готова.
        - Я полностью отдаю себе отчет.
        - Но, остаются другие… преступления, - не унимался Вельзевул.
        - Они послужили толчком к новым возможностям для ада. Не правда ли… дорогой? - певуче высказалась Касикадриэра, и ее маленькая ладошка легла демону на плечо.
        - Ты взялась за свое? - в голосе владыки не было злости. Только легкое возмущение.
        - Нужно смотреть на все иррационально.
        - Эти слова… - вздохнул Люцифер, но продолжил слушать.
        - Метатрон давно слыл предательствами. Не удивительно, что он окончательно… сорвался. Что до Кадумара… так он никогда мне не нравился, - женщина презрительно скривилась.
        - Не спорю, Харон мог бы сразу предупредить нас, как только уличил Луку в не ладном, но… его можно понять. Побуждения демона были более чем достойны "изгнанного" и того… кого отправили в ссылку несправедливо, - последние слова разнеслись по залу угрожающим вихрем, и Люцифер вскочил с места.
        - Касикадриэра, - теперь он действительно был зол.
        - Ты ведь давно признал это. Так зачем скрывать? Нет ничего плохого в том, чтобы признавать свои небольшие промахи. Лучше сделать это поздно. Лучше, вернуть невиновному его место по праву, чем жить с камнем несправедливости.
        Ее слова ломали все вокруг. Никто не ожидал такого услышать. Это читалось на лицах и слышалось сбитым дыханием не только свидетелей, но и Верховных.
        - Здесь становится… жарко, - выплюнул Астарот.
        - Принимай решение Люцифер, - жестко потребовал Вельзевул.
        - Я не буду в этом участвовать, - протестующе бросила Касикадриэра и сделала шаг, собираясь уйти, но владыка перехватил ее запястье.
        - Ты останешься, - удивительно спокойно произнес он.
        Женщина недовольно повела плечом, но осталась стоять на месте.
        - У тебя есть, что сказать в свое оправдание "изгнанный"? - нахмурившись, спросил у Харона Люцифер.
        - Нет, - ответил демон. Я посмотрела на него и отрицательно покачала головой. Почему нет? Он же ни в чем не виноват, - Я сделал так, как считал правильным.
        - Тогда настало время принимать решение. Совет затянулся, - устало произнес владыка. - Делай выбор человек.
        Выбор. Выбор. Выбор.
        Вспомнила сон про бездну и настойчивые голоса, а после про белый остров. Боль и метания, что испытывала. Перед глазами понеслись события, которые, как мне казалось раньше, просто невозможны.
        Ад, мифический и тот, чем он являлся на самом деле. Кайла, райский сад. Наяда, изумрудное озеро, пещера, грот, красота природы, Мэри, холмы, Кадумар, Метатрон, Рай, Айна и… возвращение назад. Все пронеслось перед глазами кадрами из кинофильма, главной героиней которого была я.
        Возможно, в начале, я не осознавала всего происходящего. Или воспринимала не серьезно, все же надеясь на то, что это похищение, организованное Петровским. Артефакт был слишком весомой целью в моей жизни. Дань родителям. Память о них.
        А сейчас. Оглядываясь назад и глядя вперед. Во мне энергия вселенной, ранее неведомая человечеству. Можно сказать, потусторонняя. Связь с демоном также привнесла свои коррективы. Я уже не совсем человек.
        Все это я понимала, хотя по - прежнему чувствовала себя той же обычной Сашей. Любящей узнавать тайны древности, вести раскопки, рыться в прошлом и наслаждаться приключениями, связанными со всем этим.
        Только, что ждало меня… дома? В мире, котором родилась, выросла и которому принадлежала? Артефакта больше нет. Стремиться… к большему? К чему?
        Жить спокойной жизнью, встретить любимого человека, создать семью и родить детей? Но я никогда не смогу забыть синие океаны глаз и зверя, мурлыкавшего от одного моего касания. Зачем мне кто-то другой?
        А умиротворенное существование… Нет. Это не для меня.
        - Я остаюсь, - твердо произнесла, и мой голос переливами отскочил от стен и выпорхнул сквозь купол света на потолке.
        - Что? - удивленно спросил Люцифер.
        - Я делаю свой выбор. Хочу остаться в аду. Навсегда…
        Мне никогда не было так легко. От высказанного… От принятого решения…
        Повернула голову и заглянула в черноту ночи. Он хотел напугать? Глупый.
        Его темнота меня окутывает легкой дымкой и убаюкивает. Теперь я прекрасно понимала Мэри. Как можно отказаться от того, что уже является частью тебя?
        Я не ханжа, пусть и считала ад с раем мифическим прошлым древности. Но, раз они существуют, и так получилось, что я попала в один из них, решение очевидно. Я остаюсь. Ради себя, ради него и просто потому, что мне дали свободу выбора.
        ЭПИЛОГ
        Бездна, как всегда манила и зазывала стонущей песней. Повелитель ада давно здесь не был, и ему почему-то невыносимо захотелось посетить это место. Оно навевало давно ушедшие воспоминания и заставляло думать. А поразмышлять было над чем.
        Правильно ли он поступил? Не дал ли слабину, и впервые пошел на поводу у того, что веками пытался заглушить? Никто не усомнится в правильности решения владыки темного мира, но вот смирится ли он сам?
        Люцифера удивило поведение Престолов. Да и сам он, что скрывать был поражен. Но означало ли это перемены в положении ада? Время покажет.
        - Ты снова здесь, - Касикадриэра подошла сзади и положила ладони на крепкие плечи мужа. - Все думаешь, - констатировала женщина.
        - Думать иногда полезно, - с насмешкой произнес демон.
        - Всегда найдутся волки и овцы. Зависть и благородство ходят рядом. Нам этого не изменить. Равновесие мой господин. Равновесие.
        - Интересно, ты когда-нибудь перестанешь использовать человеческие выражения? - шутя, попрекнул жену Люцифер. Он знал, что его дорогая и любимая дева, никогда не изменится. В этом она вся и такой демон ее полюбил.
        - Ты знаешь ответ, - прислонившись к мужу ближе, прошептала Касикадриэра.
        От этого он получил импульс, и по телу прошла мелкая дрожь. Мужчина развернулся и сгреб женщину в объятия.
        - Тебе не кажется, в аду появилась странная тенденция? - он и сам порой любил выражаться заумно. - Почему так происходит? - Касикадриэра поняла, о чем говорил Люцифер. Он был в замешательстве, но напротив. - Почему?
        - Может быть… демонам не хватает тепла? Они тоскуют по тому времени, когда могли находить смысл жизни глядя в глаза любимой. Человек способен это сделать.
        - Тенденция демонов выбирать человека и наоборот, - тихо произнес повелитель. - Каси, - женщина подняла глаза и улыбнулась. Муж давно не называл ее так. - Посмотри.
        Повелительница вывернулась и снова улыбнулась.
        - Завораживающее зрелище. Девушка ей понравилась.
        - Я никогда раньше ее не видел.
        - Ко мне она являлась… однажды.
        - Правда? - удивился Люцифер. - Ты не рассказывала.
        - А ты и не спрашивал.
        Мужчина вздохнул.
        - Нужно менять законы. Некоторые совсем устарели.
        Касикадриэра рассмеялась. Ей нравился настрой владыки. Правильный настрой. Демон немного помолчал.
        - Ты не думала, что стало с Метатроном?
        - Нет. Просто я видела возле него маленькую девочку… тогда… во время пира и это все объясняет.
        - Я тоже видел. Но не поверил своим глазам. У нее столько личин, что не сложно запутаться.
        - Теперь веришь?
        - Да, - тихо произнес владыка.
        - У тебя новый вестник смерти.
        - И мы имеем собственный источник светлой энергии, - добавил Люцифер.
        - А это весомый аргумент, - подтвердила Касикадриэра.
        - Идем, - владыка сжал объятия крепче. - Кажется, я соскучился по теплу твоих радужных глаз.
        Я видела, как за нами наблюдали властители ада. Но меня это не смущало. Да и Айне, похоже, было наплевать.
        Мы еще поболтали немного и девочка простилась. Сказала, что итак задержалась, и я ее больше никогда не увижу.
        Даже было немного грустно, но… на слабости нет времени. К тому же, мельтешащий в стороне Тотум, выглядел не совсем довольным. Теперь, лустар был приставлен ко мне. Лично Хароном. Я честно сопротивлялась, но… было бесполезно.
        Теперь у демона новые обязанности, да и у меня тоже.
        Я человек. Со своими тараканами и принципами, но не обязательно принимать чью-либо сторону, чтобы добиться справедливого и достойного существования того места, которое ты выбрал
        Если сущность темная, это не означает, что ей не нужна любовь и понимание, а если кто-то считает иначе, пусть сунутся, и я им отвечу своими методами.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к