Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Косенков Виктор: " Голос Рассудка " - читать онлайн

Сохранить .
Голос рассудка Виктор Косенков
        #
        Косенков Виктор
        Голос рассудка
        Виктор Косенков
        Голос Рассудка
        "... в горе и в радости, пока смерть..."
        Раcтекаясь по изумрудному полу, жгучая кислота подбиралась к ногам. Тир взмахнул руками, и навстречу ручейку кислоты устремился поток воды, который смыл всю едкую мерзость с пола. Однако такая концентрация энергии вынудила его ослабить свои позиции в точке постоянного соприкосновения, и вскоре огненный меч противника завис перед лицом Тира. Прикосновение к лезвию меча означало смерть или нечто похуже... А Тиру от своего визави особенного снисхождения ждать не приходилось.
        Изумрудный пол дворца показался Тиру невыносимо мерзким и некрасивым. А ведь еще не так давно он забавлялся на нем со своими наложницами и горя не знал. Толкнул же его Нечистый дух посягнуть на владения этого ублюдка Ранка! И еще хватило глупости слушать советы других магов! Эти злобные недоноски готовы утопить любого, кто стоит против их кретинистических правил.
        Теперь, конечно, все, конец. От таких, как этот молодой негодяй Ранк, пощады или великодушия не жди. Молод и силен... И зол, особенно после того, как Тир захватил его дворец и поселился в нем. Наложницы эти его... потаскухи!
        Умирать совершенно не хотелось. Ну ни капельки. Как всегда. Тир не мог припомнить такого момента в своей жизни, когда бы ему хотелось умереть. Разве что в горах Дант, когда он попал под обвал и потихоньку задыхался в маленькой пещере, а затем вылез, потратив почти весь магический арсенал, на поверхность... прямо в руки племени карликов. Вот когда с Тира начали сдирать кожу... Но и тогда он призвал смерть не на себя, а на эту груду бестолково снующих вокруг маленьких людоедиков.
        Однако сейчас все гораздо серьезней... Это тебе не карлики.
        Обливаясь холодным потом, Тир смотрел на разбросанные вокруг остатки чудовищ, как его собственных, так и принадлежащих Ранку. Драка была серьезной. Заклинания, что использовались в схватке, при других обстоятельствах могли разрушить весь этот хлипкий мир. "Ну, это вряд ли," - произнес кто-то маленький и мерзкий внутри Тира. Этот маленький и мерзкий звался Рассудком и был на самом деле всего-лишь второй, подчиненной душой в теле мага. Такие души было модно вселять в свое тело где-то лет сто назад, это делали многие маги, а иногда даже вселяли в себя несколько душ, как некоторые людишки из низших сословий делали рисунки на коже с помощью игл и красок.
        Как и всегда, голос Рассудка оказал на Тира отрезвляющее воздействие. В голове тотчас созрел план. Не самый лучший, совсем не самый лучший, точнее самый последний в списке приоритетов, однако альтернатива была абсолютно неприемлема.
        Следует отметить, что все эти мысли, воспоминания и рассуждения промелькнули в голове Тира в один миг. Его противник дал ему лишнюю секунду на размышления о своей горькой судьбе, то ли руководствуясь чувством снисхождения, свойственного победителям, то ли чувством эдакого садизма, зная, что ожидание смерти хуже самой смерти, а, может быть, Ранк тоже выдохся и теперь держал Тира на расстоянии волоска от гибели, набираясь сил для последнего броска. Так или иначе, смерть не спешила, а за сиянием меча из пламени лица Ранка было не разглядеть и гадать о причине задержки можно было бесконечно. Такое хрупкое равновесие могло нарушиться в любой момент, и Тиру не приходилось надеяться на еще одну отсрочку.
        - Ты поганая тварь, Тир, ты низшее существо из всех живущих в этом мире. Я даже не отягощу свою душу убийством такого ничтожества, как ты. Это будет равносильно уборке мусора... - голос Ранка был уверенным и холодным в противовес жару, исходившему от его меча.
        - Да-да, Ранк, мусора! Ха-ха-ха... Как ты точен. Я успел уже достаточно намусорить у тебя во дворце и мне здесь надоело, порасспроси наложниц, они ведь раньше были твоими. Я уверен - я им понравился больше! - и наблюдая, как дрожит пламя меча, Тир добавил - Сын суккуба.
        Сказать такое - означало втоптать в грязь имя мага. Такое не может быть прощено. Самыми грязными существами во вселенной считаются суккубы, и связь с ними всегда оканчивается плачевно. А уж быть сыном суккуба...
        Сияющий меч взлетел и, стремительно рассекая воздух, понесся по направлению к голове Тира. Однако та небольшая передышка, которую дало Тиру самодовольное бахвальство Ранка, позволила ему вплести в воздух небольшое заклинание, и между противниками встала непреодолимая стена воздуха, обращенного в камень. "Не такая уж и непреодолимая, - отозвался изнутри голос Рассудка. - Ты напрасно назвал его сыном сукубба. Все еще можно было исправить! Если бы ты дал мне..."
        - Заткнись, - взвизгнул Тир, - заткнись, а не то я продам тебя с твоими тупыми мыслишками первому попавшемуся ученику!
        - Не продашь, тебе некогда. Ты ведь собираешься покинуть этот мир, в некотором смысле. Посмотри - стена уже тает!
        - Тварь, тварь, тварь... Мерзкая скотина, сын... - голос Тира сорвался, а руки, лихорадочно дрожа, раскидывали цыновки, ища ту самую хитрость на которую Тир надеялся все это время.
        Теперь ранее неприглядная перспектива казалась ему блаженством, по сравнению с тем, что может сделать Ранк, когда доберется до него. И зачем он назвал его сыном сукубба?
        - Да где же он? Куда я его встроил?!
        - Ты имеешь ввиду тот переход в другой мир, на который ты случайно натолкнулся во время своих извращенных утех в магическом пространстве с этими, как ты сказал, потаскухами? - голос Рассудка был спокоен, хотя его тоже ждала бы незавидная участь, не сумей его хозяин вовремя улизнуть.
        - Я не натолкнулся, грязный ты гнойник, а открыл его! И не каких извращенных...
        - Под второй циновкой слева от кровати.
        - Ага! Вот оно. Прощай, смерд, - крикнул Тир сквозь уже почти нематериальную каменную стену, - Пусть твои наложницы рожают от тебя только вонючих саламандр! Хаха-ха...
        Мир привычно расплылся, как всегда во время перехода между мирами, а затем Тир оказался там, где, не прижми его Ранк, хотел бы оказаться меньше всего - в чужом мире, начисто лишенном магии.
        Впереди были долгие, долгие годы жизни...
        Дверной колокольчик отзвонил замысловатую мелодию, в которой с трудом угадывался древний гимн рода Тира. Человек, сидевший в глубоком кресле посреди большой залы, поднялся и, медленно переставляя ноги, подошел к дверям. За их разноцветными стеклами вырисовывался какой-то силует. Кажется, женщина. Открывать или нет? Тир тяжело вздохнул. Дворецкий сегодня отдыхал и вежливо отказать вероятному клиенту было некому... Открыть или нет? Какое-то странное предчувствие наполнило разум Тира. Он рефлекторно сверился по памяти с Приметами Судьбы, сложным комплексом подсчетов, основанном на положении небесных светил и окружающих предметов, зная, что в этом мире никакие приметы не действуют ни на йоту.
        Силуэт за стеклянной дверью протянул руку в сторону двери, и колокольчик зазвонил снова. "Ладно, - ожесточенно подумал Тир, - если это какие-нибудь Свидетели Одного Бога, выпущу на них собак!"
        Дверь, плавно набирая ход, открылась, и Тир уставился в глаза стоящей у порога незнакомки. Некоторое время они молча созерцали друг друга. Затем Тир оторвался от глаз женщины, в очередной раз не сумев уловить даже отзвук чужой мысли, и оглядел всю открывшуюся картину. Он остался доволен осмотром. "Даже если она и сектантка, выпускать собак явно не стоит. Впрочем, ничего особенного," - подумал Тир и привычно подождал реплики Рассудка. Но его неразлучный спутник почему-то молчал.
        Осознав, что и сам уже очень долго молчит, Тир отошел в сторону, пропуская гостью в дом. Она вошла и сразу направилась к второму креслу. "Кстати она тоже ни слова не произнесла," - подумал Тир, ожидая ответной мысли Рассудка. Однако и тут Рассудок смолчал. Тиром овладело смутное беспокойство. Также молчал Рассудок, когда он, Тир, шел на захват владений Ранка.
        - Чем я могу быть вам полезен? - спросил Тир, наливая в два бокала очень дорогой коньяк и садясь. "Ладно, ладно. Коньяк, между прочим, совсем не то, чем кажется. Рассудок был как всегда вовремя. "Я знаю! Нечего мне постоянно об этом напоминать. Где в этой вселенной ты видел приличный коньяк!?" - зло подумал Тир.
        - Мне нужна помощь или консультация. Вы... эээ, кажется, занимаетесь магией? Вы маг?
        "Нет, я сыродел! " - раздраженно подумал Тир. Он слишком много времени и сил потратил на утверждение себя в этом городке и в этом мире, чтобы все пришедшие к нему клиенты задавали один и тот же вопрос. Он получал бомбы от конкурентов, змей и проклятья от служителей разнообразнейших церквей и сам в свою очередь уничтожал соперников. Дважды его пытались поджечь... И это всеголишь за какую-то сотню лет! Ну и мирок.
        - Да, я маг. Однако консультации обычно даю не я. Консультации дает психолог, - не совсем вежливо ответил Тир.
        Посетительница кинула на него испуганный взгляд и сделала движение, как-будто порывалась встать с кресла, но усидела и только обиженно поджала губы.
        - Я... - голос ее дрогнул. - Я уже была у психолога. Даже у нескольких.
        - Интересно. И что же они сказали?
        - Ну-у, разное. Я не слишком разбираюсь во всех этих тонкостях... Что-то про склонность к параноидальному мышлению и сильное второе я... И еще какие-то глупости. Рекомендовали гипноз. И...
        - Ну-ну. Вы пробовали гипноз?
        - Да, они все были врачами с высокой квалификацией и имели лицензию на подобное лечение...
        - И что же оно выявило, это - лечение.
        - Понимаете, я не знаю. Мне об этом ничего не известно... Они... Я право не знаю, как вы отнесетесь к подобного рода заявлению, все врачи мертвы. Они... Они все умирали сразу же после сеансов. На следующий же день... - у девушки тряслись губы и начал ломаться голос, Тир поспешно втолкнул ей в руки бокал с коньяком, только женских слез ему тут не хватало.
        - Спокойнее, успокойтесь. Я не терплю слез! Особенно женских. Простите. Вы обращались в соответствующие службы?
        - Да, конечно. Я... Ко мне приходил следователь. Он сказал, что у всех моих психологов было слабое сердце, на меня не падает даже тени обвинения. Но я уверена. Я просто убеждена, что все это имеет отношение ко мне. И к тому, что со мной происходит. А еще я уверена, что все это имеет под собой какую-то невероятную основу, что-то наверное, магическое.
        Тир усмехнулся. Он давно понял, для того, чтобы в этом мире заниматься магией на таком уровне, нужно обладать невероятным могуществом. Чтобы воздействовать на человека с помощью магии в нормальных условиях, нужно всеголишь окончить первый курс общей семинарии для магов второй ступени, а для защиты от такого воздействия и того меньше. Но в том-то и беда, что Тир находился не в обычных условиях. Мир, в который он так позорно бежал, был настолько беден магическими ресурсами и энергией, необходимой для магических действий, что для сплетения самого простенького заклинания приходилось призывать такие силы, обращение к которым в других мирах могло бы вызвать катастрофу. Так вместо всеуничтожающего превращения воздуха в жидкое пламя в воздухе в лучшем случае грохнет хлопушка и завоняет серой. Так что о полномасштабной атаке на личность человека можно только мечтать. Тир даже блаженно поежился в кресле, представив, какой властью он мог бы обладать в этом мире, имей он возможность пользоваться магией в полную силу. Перед внутренним взором Тира промелькнули коленопреклоненные армии, покоренные миры...
"Кхе-кхе..." - подал голос Рассудок, и Тир вернулся к реалиям своей серой, по сравнению с мечтами, жизни. Итак, для влияния на личность человека необходима мощь. Сила. Сам Тир подобным могуществом не обладал. И вряд ли в этот мир сунулся настолько могущественный маг.
        Вариантов, как поступить с девушкой, было несколько. Ее можно было одурачить, запорошить глаза всякой ерундой и в зависимости от обстоятельств либо затащить в кровать, либо основательно растрясти ее кошелек. Можно было серьезно заняться этим делом и скорее всего ничего не найти, а только потратить время впустую. Был еще и третий вариант, сочетающий в себе первые два. Тир решил пойти именно по третьему пути.
        - Хорошо. Теперь обьясните мне все по-порядку. С самого начала.
        - С самого начала? Хорошо. Все началось еще в детстве...
        - Нет-нет... Это слишком... Начните с другого начала. С вашего имени.
        Обьяснения гостьи, звали ее Натали, заняли добрых полтора часа и обрисовали картину, которая поставила Тира в тупик. Если принимать все ее обьяснения за чистую монету, то получалось, что на девушку действительно оказывалось сильное магическое влияние, хотя и ослабленное действием этого мира. Судя по некоторым приметам, Натали готовили в "зомби". Простую живую болванку, в которую можно вложить любую мысль и любое сознание. В том числе и свое собственное. Своеобразные ворота между мирами. Некоторые маги не имеют возможности к путешествиям в другие миры в своем теле и для этого готовят себе носителя, в которого потом переселяется их сознание. Естественно, что сознание носителя отправляется ко всем чертям.
        Тир был совершенно не заинтересован в конкуренции и не особенно жаждал появления в своих владениях других магов. В этой среде друзей обычно не бывает. Особенно у таких, как Тир.
        После ухода Натали основным занятием Тира было хождение из угла в угол и невнятное бормотание. На ум лезли разного рода воспоминания, которые совсем не радовали. Он припомнил разграбление сокровищницы Трех Владык и последующее, беспрецедентное по своей жестокости, уничтожение свидетелей и сообщников. Безликие Владыки тогда пообещали баснословную сумму за голову грабителя. Тир едва сумел отвести от себя подозрения. Он вспомнил, как убил сына волшебника Дигра, так как предсказатели заявили, что он станет могущественным магом и повелителем четырех миров. Дигр с тех пор помешался и направил все свои немалые силы на создание различного рода чудовищ с добрым нравом и неизменно розового цвета.
        Припоминались уничтоженные святыни, сожженные храмы, естественно вместе со священниками.
        Память воспользовалась случаем и вывалила на Тира все свои запасы. Все обманы, подкупы, убийства и насилия... Все мерзости, которые он ухитрился натворить за всю жизнь в различных мирах. Надо ли говорить, что Тир был бы совсем не рад видеть коголибо из своих прежних коллег у дверей своего дома. А кто-то из коллег упорно искал с ним встречи. "Ну совсем не обязательно с тобой. Они могут и не подозревать о твоем присутствии в этом мире. Ты же сам знаешь, что новые миры редкость. Кто-либо обнаружил новый мир, ты ведь не регистрировал обнаружение, ты, наоборот, постарался спрятать все проходы к этой вселенной, и теперь кто-то пытается получить доступ сюда. Это престижно, открыть вселенную. Просто ты пуганая ворона!" - произнес Рассудок. "Ха! Дурачок! Ты не понимаешь, что я тут в логове? Первый же попавший сюда маг почувствует, что он тут не один. И начнет поиски, не знаю уж по каким причинам. Но в конечном итоге он найдет меня и тогда мне крышка." - Тир был на взводе и последние слова произнес вслух. Рассудок надолго замолчал, а потом произнес :
        - Может быть, ее убить?
        - Убить!? Я уже думал об этом. Убить ее было бы самым простым выходом. Но это не решение проблемы. Даже не вариант решения...
        - Но согласись, вариантов не так много.
        - Да что ты понимаешь... Впрочем да, вариантов немного. Однако убить ее означает только отсрочить приход сюда этого мага. Это просто удача, что она пришла ко мне, а не куда-нибудь еще. Другой "зомби" может оказаться менее сообразительным. И вообще следующий кандидат может оказаться на другом континенте. Уж до него мои руки не дотянутся.
        - Хм. Резонно. Тогда держи девчонку на контроле.
        - На контроле?! С такими магическими ресурсами?! Сюда лезет кто-то могущественный. Гораздо более могущественный, чем я. Может быть, кто-то на уровне Владык.
        - Ну тогда я не знаю...
        - И я не знаю.
        - Ладно, есть один древний рецепт. - Рассудок усмехнулся. - Давай напьемся.
        Что они и сделали.
        Ночью ему приснилась Натали. Сон был какой-то мутный. Тир все время куда-то бежал, прятался, а потом оказался в ее объятьях. Это было приятно, но даже во время любовного экстаза он чувствовал позади себя какую-то тень. И Натали глядя через его плечо, зазывающе улыбалось этой тени.
        Его разбудил икающий смех Рассудка. Как подчиненная душа, Рассудок не спал и опьянение держало его значительно дольше.
        Прошло несколько дней. Все было спокойно. Тир с Натали встречались несколько раз на дню и до сих пор Тир не видел ни одного из перечисленных признаков влияния на нее кем-то "извне". В связи с этим его постоянно грыз червь сомнения. Создавалось ощущение, что его просто водят за нос. Тир несколько раз осмотрел ее дом. Красивый, стоящий на холме и выполненный в замковом стиле дом не вызвал каких-либо подозрений. Призвать магию, которая могла бы выявить настоящее положение вещей, Тир не мог, не хватало энергии, а визуальный осмотр не давал результатов совершенно. Дом как дом. Красивый вид из окон, большие комнаты... И все.
        Тиру начало казаться, что он действительно "пуганая ворона" и принял за "дракона" обычную шизофрению. Так уже было однажды. Когда он в одном из миров выжег заклинанием Огненного Легиона сразу два города. Тогда вместо источника силы и неслыханных богатств на месте городов возникло озеро из мертвой, соленой воды. Тир потом узнал, что его осведомитель, который и навел его на эти города и спрятанные сокровища, был простым идиотом, но идиотом с очень большой фантазией и даром убеждения. Смерть была слишком простым выходом для него, и осведомитель умирал две недели. Тир не терпел обмана, хотя сам в свое время носил титул Алого Лжеца, по имени одного из низших божеств.
        Дни тянулись и тянулись, Тир беседовал с Натали, и они часто обедали вместе. Натали оказалась весьма образованной и умной, с ней было интересно вести разговор и, Тир не сомневался, было бы интересно развлекаться в постели. При других обстоятельствах.
        Впрочем, если дело будет и дальше развиваться в таком духе...
        Однако вдруг все изменилось.
        - ...После того, как стены перестали осыпаться, в облаке пыли нам открылась та, ради которой мы все ломали копья. О Боги! Это было зрелище, выдержать которое могут только слепые! Нет, когда-то она действительно была первой красавицей, но видимо чары, которые она использовала для поддержания жизни, настолько исказили ее внешность... Вы не поверите! Все буквально кинулись из руин замка, не оглядываясь даже на те сокровища, что окружали эту образину. Ведь одним из условий владения этими сокровищами.... Эээ... Вам не интересно? - Тир с некоторым беспокойством глядел на Натали, и это беспокойство серьезно напугало его самого.
        - Нет, что вы! Это очень интересная сказка...
        - Это не сказка, в том-то и... Боги, что с вами? - Натали действительно выглядела плохо. Совсем.
        Она побледнела, на лице явственно выступили тени и пятна, руки ее сильно дрожали, а глаза постоянно норовили закатиться. Натали начала падать со стула, Тир едва успел подхватить ее и уложить на пол. Стол был моментально сдвинут, а вокруг лежащей фигуры Тир начал вычерчивать сложную, ассиметричную фигуру.
        Тени в зале стали сгущаться. Дрожа от страха и злости, Тир вспоминал все самые могущественные заклинания из своего, немаленького арсенала.
        Выкрикивая гортанные, каркающие слова, он видел, как за пределами начерченной на полу фигуры конденсируется нечто. Тир пытался не смотреть в ту сторону. Он плел фразу за фразой и вбивал гвозди ключевых слов в нужных местах, проклиная того бога, что сделал этот мир таким, а его занесло именно в эту убогость. Однако даже на жалость к себе у Тира не было ни времени ни сил. Этим полностью занимался Рассудок. Подчиненная душа поливала самыми грязными словами Тира, богов, вселенную и всех магов в целом. Рассудок истерически вскрикивал и заливался жутким хохотом. Единственная посторонняя мысль, что промелькнула в голове у Rhp`, была каламбуром: "Только душевнобольной души мне и не хватало!".
        Натали лежала тихо и спокойно, только мелкая дрожь колотила ее руки и с губ при каждом выдохе слетала пена, белки ее жутко закатившихся глаз смотрели в потолок.
        Тир не знал мага, что лез в этот мир. Не знал и знать не хотел. Тир видел только коридор, что открылся позади еще не четкой фигуры пришлого мага. И еще Тир чувствовал мощь энергии, выливающейся из этого коридора! Воистину пришелец был из богатого края! И по-видимому был силен, страшно силен. Тиру стало совершенно ясно, что ему не совладать, что через несколько мгновений он станет куклой без разума или бестелесной субстанцией, медленно растворяющейся в эфире. И это в лучшем случае, ибо человеческая фантазия неистощима. Особенно в вопросе, касающемся мучений.
        Тяжесть навалилась Тиру на плечи, и его спина стала сгибаться дугой, однако он успел выкрикнуть Слова, и воздух по линии рисунка вспыхнул голубыми огнями, отсекая постороннее воздействие. Пришелец вскинул вверх руки, и конденсированная энергия заплясаля на кончиках его пальцев в виде огненных змей. Он крикнул, и вокруг Тира раскрыл свои врата огненный ад. Посреди истерики, Рассудок произнес: "Какая банальность! Боги, какая банальность! Огненный ад, надо же..." и снова забился в крике. Тиру было не до банальности, он воспринимал тот огненный ад, что распростерся вокруг него, как ад, и не искал в этом оригинальности. Тир хотел одного, уцелеть. И делал для этого все, что было возможно, точнее все, что было в его силах. Как всегда.
        Тир закрылся от пламени неведомо откуда взявшимся плащом и плюнул на три стороны. Слюна понеслась за пределы рисунка, вырастая на глазах в трех диковинных зверей, покрытых чешуей и рыжей шерстью одновременно. Твари зарычали и распластались в прыжке на пришельца. Однако их предполагаемая жертва присела и развела руки в стороны. В воздухе коротко свистнуло, и звери осели на пол, еще в воздухе распадаясь на кровавые куски мяса...
        Время вяло ползло. Армии минут, гордо подняв штандарты, прошествовали мимо. Часы, подобно боевым слонам, надвигались из ниоткуда. Тир понял, что выстоять уже не в силах. Кончено! Пришло время умирать! А умирать надо достойно.
        Тир выпрямился и приготовил последнее заклинание. Своего рода десерт. И тут позади него послышался шорох. Он оглянулся и увидел, как Натали приподнялась над полом, и на него взглянули осмысленные, полные ужаса и слез глаза. "Спаси меня, милый! Я не могу..." - с прокушенных, кровавых губ вместе со словами слетала пена. Натали сделала два неверных шага и ткнулась лицом в ногу Тира, крепко вцепившись в край его плаща. Видимо, власть пришлого мага тоже несколько ослабела за время сражения и сознание Натали частично вышло из-под его контроля.
        Но не это занимало Тира в данный момент. Его ничто не интересовало, он почувствовал Силу.
        О Всемогущие, зачем вы создали женщин?! Вы создали миры, энергию, магию... Но после этого всего, зачем вы создали женщину? Этот мир энергии и магии. Ведь все так мило существовало до этого по отдельности. Теперь все смертные существа обречены вечно сражаться за обладание этими мирами и страдать от того, что эти миры не принадлежат никому. О Всемогущие, зачем?
        Истощенный, обессиленный, совершивший за свою жизнь огромное количество прегрешений и обреченный на поражение и заслуживающий это поражение, Тир почувствовал в себе Силу. Не внешнюю, нет. Она пришла изнутри, разбуженная хрупкими пальчиками и плачем женщины, вцепившейся в его плащ. Легкий налет миллионов лет цивилизации и все предрассудки, доставшиеся в наследство от предков, слетели с Тира, как сухая шелуха. И под всем этим обнажилась та дикая, необузданная сила дикаря, вставшего на пороге своего жилища, где за его спиной испуганно кто-то жался к огню.
        Вокруг них полыхало пламя, сверкали молнии, но сейчас все это было жалкой бутафорией, банальной игрой, не способной причинить зло и боль. Тир усмехнулся и выкрикнул слова своего "десерта" в призрачное лицо, плавающее за краем рисунка. Выкрикнул и вложил ту Силу, что переполняла его.
        Он отдал всю ее без остатка, но Силы не стало меньше, а даже наоборот, она все прибывала и прибывала, грозя разорвать его на части, и он все говорил, говорил... До тех пор, пока не осталось вокруг ничего из того, что угрожало, давило, причиняло страдания... Не ему, но ей.
        И напоследок, как раз перед потерей сознания, Тир намертво закупорил проходкоридор, что вел к его Вселенной, к его Миру, который он обрел и теперь совсем не собирался терять.
        А затем ночь раскрыла над ним плащ своего милосердия.
        Глаза не хотели открываться. Тело было легким, легким... И мысли плавно текли от одного берега к другому. Такой простоты и одновременно какой-то безграничности мышления Тир не чувствовал никогда. Все становилось понятно, разумно... Вскрывались скрытые мотивы тех или иных людей, поступков. Одно лишь не давало покоя. Кололо, как камешек в ботинке на долгой дороге... Только вот что? Тир не мог понять. Он прокручивал заново сцену битвы, свои действия и не мог найти ничего... Ничего, пустота, пустой...
        Тир открыл глаза и увидел Натали. Ее губы слегка подергивались, лицо было мокрым от слез, а лоб покрыли беспокойные морщинки. Однако Тир всего этого не видел. Его не волновали морщинки, слезы... Это была его женщина, он отстоял ее, он доказал, что достоин ее. Ее, самой прекрасной, несмотря ни на что! А все остальное... Тир тронул лицо Натали, она прижалась к ладони мокрой щекой.
        - Ты плачешь, любимая? - распухший язык с большим трудом произнес очевидное.
        - Да. Извини, ты не терпишь женских слез... Мне страшно, я, наверное, глупая. Да? - она силилась улыбнуться, но не могла.
        - Глуупая... - Тир растягивал слово, пробуя его на вкус - Очень глууупая... Не бойся. Я не позволю никому прикоснуться к тебе. Даже если кому-то очень захочется. Я всегда буду с тобой. Всегда. Не бойся...
        - Я не за себя боюсь, - она мотнула головой и капельки слез разлетелись в разные стороны, - я за тебя боюсь. Очень.
        Она ткнулась ему в грудь, вызвав прилив жгучей боли, и заплакала навзрыд.
        - За меня? Совсем глупая. Я ведь жив? Жив. Со мною ничего не может случиться, совсем, совсем. Ну, перестань, ты меня совсем замочила. Я так простужусь.
        Он говорил всякие глупости, что-то бормотал ей на ухо, а потом сотворил из ее слез маленького розового дракончика с симпатичной клыкастой мордашкой и такую же розу, в лепестки которой дракончик сразу уселся с таким видом, словно ждал этого события всю свою коротенькую жизнь.
        А Рассудок молчал. Сила дремала. И было хорошо.
        И была ночь, и было утро...
        Двое лежали в измятой, растерзанной постели, а дракончик сладко спал в обьятъях розы.
        Тир, несмотря на жестокую измотанность, не спал. Натали, кажется, задремала, а веки Тира уже налились той глубокой тяжестью, что предшествует забытью, но сон все не шел.
        Тир не спал из-за странного, ни разу не испытанного чувства, которое теперь переполняло весь его разум и сознание.
        Он не спал из-за счастья. Тир был безмерно, нереально счастлив, и от этого становилось легко, и блаженство разливалось по всему телу. Он улыбался и что-то слегка пощипывало глаза. Затем все потемнело и сон наложил на него свои сети.
        Тир не знал, сколько времени прошло. Наверное, много, а, может быть совсем чуть-чуть.
        - Ты счастлив? - голос был знакомый и одновременно чужой. - Я спрашиваю - ты счастлив?
        Тир проснулся и вздрогнул, увидев перед собой слегка светящиеся глаза. Только потом он разглядел черты лица говорившего. Натали сидела у него на груди, и все ее обнаженное великолепие угадывалось в темноте легкими очертаниями.
        - Скажи, Тир, ты счастлив? - ее голос был резок.
        - Да, я счастлив, - одними губами произнес Тир, и резкая, травяная горечь словно наполнила его внутренности.
        И лишь потом, кружась в водовороте тошнотворных красок, звуков и ощущений, чувствуя, что руки скованы чем-то холодным, Тир услышал, как Натали произнесла и голос ее отразился гулким эхом от невидимых углов пространства:
        - Брат мой! Я иду...
        Тир стоял на холодном изумрудном полу, голый и закованный в кандалы. Слепящий свет бил в лицо, заставляя глаза слезиться. Дыру в его душе заполняла боль разочарования.
        Рассудок пробормотал какое-то замысловатое ругательство и начал не-то молиться, не-то колдовать. Самому же Тиру было все равно. Он уже знал, где оказался.
        Свет погас. По всему пространству зала плавали цветные пятна. Из-за пятнистой завесы послышался голос:
        - Он что-нибудь видит?
        - Нет, мой господин. Скорее всего одни пятна. Такой переход из света... Он почти слеп.
        - Ну тогда подождем.
        Через некоторое время зрение восстановилось, и Тир увидел говоривших. Ранк сидел на троне, который был вырезан из цельного куска дерева. Рядом стоял советник. Видимо, это ему принадлежал второй голос.
        - Ну, а теперь?
        - Теперь, мой господин, мне кажется все в порядке.
        - Все в порядке. - передразнил Ранк, а затем, обращаясь к Тиру, произнес - Ну что, мой милый, как твое самочувствие? Как силы? Как там другие миры?
        Ранк засмеялся. Советник вторил ему, прикрывая рот ладонью. Тир молчал, его наполняло равнодушие. Жизнь, смерть... Теперь для Тира не было никакой между ними разницы. А то, что перед смертью он будет терпеть унижение... Так не в первой же.
        - Ну, что ж. Я вижу ты не расположен сегодня к беседе. Жаль. Мне было бы очень интересно поспрашивать тебя. Послушай, ты действительно считаешь, что ТЫ САМ нашел проход в тот мир? А? Забавляясь с МОИМИ наложницами. Я так смеялся, видя, как эффектно ты уходил в якобы непредусмотренную мной нору. Ха!
        - Так вот почему ты медлил, тогда... - вяло произнес Тир.
        - Ха-ха... А ты думал, что я устал? Или жалею тебя!? Правда, я должен отдать тебе должное, ты очень качественно закупорил проход. Я потратил много времени, чтобы прорваться туда и послать к тебе... Да! Как же я позабыл! Я не представил тебе главное действующее лицо этого спектакля. Прошу! Помнишь ты, уходя, назвал меня сыном суккуба? И как я "в бешенстве" размахивал мечем? Помнишь!? Так вот, дело в том, что я не в обиде на тебя за эти слова... На правду я не могу обижаться. Я действительно сын суккуба. Да, не стоит на меня так смотреть! Я этим горжусь. Вам, жалким чародеишкам, не понять даже крупицы того знания и могущества, которое дается от подобного рождения! Но я отвлекся. Прошу любить, хе-хе, и жаловать - моя сестра! Кстати, вся в маму. Суккуб.
        Из-за трона вышла нагая Натали и, ослепительно улыбаясь, села в ногах Ранка. Ранк нагнулся и чмокнул ее в макушку.
        По лицу Тира поползли внезапные и почему-то очень горячие капли воды. Какая-то часть Тира даже сумела удивиться, он никогда раньше не плакал.
        - Хороша!? Да, знаю, мне очень нравится. Во всех смыслах. - Ранк расплылся в улыбке и растрепал волосы прильнувшей к нему сестры - Вот так-то Тир. Это, кстати, ей принадлежала мысль захватить тебя именно в тот момент, когда ты ощутишь себя на верху блаженства, почувствуешь "счастье", подумаешь, что ухватил ту самую несуществующую нить. И вот тогда мы тебя выдираем, как устрицу из створок раковины, умножая страдания и боль во много раз! Каково!!? А как ты доблестно отстаивал ее там, в том мире! Боги, боги мои, я даже слегка испугался. Честно, честно. Ты сражался хорошо! Даже очень! Правда, есть один огрех... Ты сражался с моим призраком! Да. Всего-лишь с призраком, который...
        - Вот почему он был как-будто пустой, - пробормотал Тир себе под нос, вспомнив свои сомнения после битвы.
        - Что-что? - Ранк наклонился к нему - Ты что-то говорил. Или ты молишься. Молись, молись. О! Или, может, ты пытаешься колдовать? Валяй! Сделай мне такое одолжение. Развлеки меня. Может быть, я тогда смилуюсь и сделаю из тебя своего шута. Ха... Будет забавно! Ведь ты не сможешь противопоставить мне ничего достойного. Не сможешь, не потому что слаб, а потому что я силен. Единственным, кто мог что-либо сделать с силой детей суккуба, был наш отец. К счастью, я успел вовремя... Нет, я не убил его, я не такой монстр, как ты себе представляешь. Я продал его душу. В виде подчиненной души, но впрочем это тебе не будет интересно. Особенно если учесть, что скоро ты испытаешь все сомнительные достоинства мучительной смерти, я тут намедни узнал пару новых способов. Так что прощай, малыш! Мы больше не увидимся.
        Ранк поднял руки, и Тир физически ощутил, как по залу заструились потоки Силы. Все в одном направлении, к рукам Ранка.
        Стало трудно дышать.
        Смерть вышла из-за колонны и медленно прошествовала к середине зала, откуда пристально поглядела на Тира. Тот даже не вздрогнул. Он уже не видел разницы, ранее такой ясной и четкой, между жизнью и смертью. Тиру было все равно, жить или умереть, получать удовольствия или мучиться. Лишь бы все это кончилось поскорее! Тир как-будто отошел в сторону. И с удивлением отметил, как чья-то спина заслонила ему Ранка, его сестру и смерть.
        - Ну вот! Маленький засранец Ранк так и не вырос... Все балуется своими жалкими игрушками. И постоянно уверен в том, что именно он дергает за все ниточки. Совершенно не повзрослел. - Тир с трудом узнал этот голос, рвущийся из горла его же собственного тела. Просто раньше этот голос всегда звучал изнутри его сознания. Рассудок!
        - Эй! Что... - Тир задохнулся, поняв, что контроля над своим телом не имеет.
        - Не "эйкай"! Облажался, так молчи. И не хныч! Сопли развесил... Не одну сотню лет разменял, а так ничего и не понял! На телку купился. И вообще не вмешивайся, это семейное дело!
        - Но мое тело...
        - "Твое тело!" За каким дьяволом оно тебе сейчас нужно, болван? Потом получишь! И отвяжись от меня, сопляк! Я занят, если ты не заметил, я спасаю нашу общую задницу.
        И тогда Тир заметил, что за время всего разговора Ранк так и не произнес ни одного заклинания, Силы делились между магами, а Смерть опять равнодушно отвернулась от Тира и ушла за колонны.
        Рассудок, другого имени Тир не знал, разорвал молчание, царившее в зале, цепи с его рук опали, а вместо нападения Ранк прошептал защитное заклинание. Больше не было пленного и победителя, и плащ развевался от невидимого ветра за плечами Тира.
        - Отец.... - прохрипел Ранк.
        - Привет, сынок, - невозмутимо произнес Рассудок.
        "Надо потом дракончика забрать..." - подумал Тир, бессильно опускаясь в глубину души Рассудка. - "О Всемогущие, зачем вы создали женщин?".
        И Рассудок громко рассмеялся.

17/03/1998

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к