Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Костенко Олег: " Хозяин Вечности Дочь Наемника " - читать онлайн

Сохранить .
Хозяин вечности. Дочь наемника Олег Костенко
        Три галактики: Млечный путь и Большое и Малое Магеллановы облака находятся под контролём энергетических сущностей, именуемых силами. Силы не могут существовать без жертвоприношений разумных. В этом пространстве действует лига космогаторов, пилоты которой с помощью мозговых имплантов достигли единения с навигационными компьютерами своих кораблей. Их небольшие звездолёты класса «Ласточка» имеют колоссальную скорость и манёвренность. Гильдия так же является источником финансирования для тайной организации, действующей против сил, но рядовые пилоты об этом не знают. Член совета гильдии Горд Зимин спасает с подвергшийся уничтожению планеты Горгона двенадцатилетнюю девочку Герду Мир, Никто и представить не может, что эта девочка ключ к власти над вселенной.
        Олег Костенко
        Дочь наёмника
        Созвездия в заоблачной дали,
        Раздумьям тщётным многих обрекли.
        Одумайся, побереги рассудок,
        Мудрейшие и те в тупик зашли.
        Омар Хайям
        Часть первая
        Гильдия
        Земля лишь точка в мире; Человек -
        Прокол пера в полузаметной точке.
        Томас Кемпион
        Глава первая
        Сфера из космоса
        Истину правдивую говорим мы вам. Достигнет вселенная точки «Омега», она же «Альфа», и обретёт мироздание душу, да так словно та была изначально. Дарует ей душу мессия жертвой своей. Так свершится. А знаки тому времени будут следующими: сперва проломят реальность трещины…
        Пророчество на стене древнего храма предтеч.
        Горд Зимин шёл по коридорам дворца. Он чувствовал на себе любопытные взгляды, но внимания не обращал: привык. Его чёрная с золотым форма космогатора всегда привлекала взоры людей, нелюдей впрочем, тоже. Взгляды скользили вверх по лицу, на мгновение задерживаясь на головном обруче, скрывавшем имплант. Некоторые украдкой делали охранные знаки.
        Провинция, - подумал Горд, - дальняя галактическая провинция.
        На глаза ему попалась девочка лет десяти, одетая в длинное до пят платье, та уставилась на него круглыми от испуга глазами. Наверняка будет рассказывать подругам, что видела ужасного изменённого. Не удержавшись, он тряхнул волосами. По стенам и потолку на мгновение забегали разноцветные пятна. Благодаря какой-то невероятной мутации волосы Зиминых при ярком освещении разбрызгивали свет точно призма.
        - Ой, - сказала девочка, и застыла широко раскрыв рот. На её щеке был вытатуирован знак высшей касты.
        Сопровождающий подвёл его к узкой высокой двери зелёного цвета, закруглявшейся наверху. Возле двери стояло несколько часовых. Горд не сомневался, что это лишь показуха: весь дворец был наверняка доверху набит охранной автоматикой.
        - Курьер к его величеству! - громогласно объявил сопровождающий.
        Часовые раздвинулись, очевидно, они уже получили инструкции. Массивная дверь ушла в стену. Сопровождающий остался снаружи, сделав знак Зимину заходить. Не без некоторого любопытства Горд вошёл. Всё-таки не каждый день приходится видеть монархов.
        В отличие от всего роскошного дворца, комната за дверью была оформлена в строго деловом стиле: Дисплеи, несколько терминалов связи, экраны. Сейчас большинство из них были выключены. За простым столом, в высоком резном кресле располагался средних лет человек, верхнюю часть головы которого окружал золотой зубчатый обруч. Это и был Родислав - король Горгоны.
        Рядом стоял ещё один мужчина, вероятно, кто-то из знати. Горд не разбирался в принятых у местных татуировках.
        Подняв голову от бумаг, монарх посмотрел на Зимина. Он спокойно глядел ему в лицо, не произнося ни слова. Так же молча, Горд протянул ему запломбированный саквояж. Родислав взломал печати, вынул биокристалл и приложил к виску, на короткое время сосредоточась. Потом он положил биокристалл на место, и некоторое время сидел, что-то обдумывая.
        - Я дам ответ завтра, к восьми часам местного времени, - сообщил король, наконец. - Его доставят прямо к вам на корабль. Пока можете отдохнуть.
        - Не оплачено, - сказал Горд.
        Он был сама невозмутимость.
        Монарх чуть прищурился. Он был слегка удивлён.
        - Простите? - произнёс он.
        Зимин решил пояснить.
        - Космогатора можно нанять либо на время, либо на количество рейсов. Гильдии был заказан полёт только в один конец.
        На лице стоявшего рядом вельможи на миг прорвалось возмущение. Очевидно, он полагал, что заказы его патрона гильдия должна выполнять бесплатно, да ещё и оказанной честью гордиться. Как же жди, - не без иронии подумал Горд.
        Король Родислав моргнул.
        - Да, конечно, необходимая сумма будет переведена на счёт гильдии сразу после окончания разговора. Но корабль должен быть готов к взлёту сразу после получения послания.
        - Безусловно, - подтвердил Горд.
        Что бы подготовить к полёту маленькую юркую «Ласточку» времени практически не требовалось.
        Король склонился над бумагами, явно давая понять, что аудиенция окончена. Горд, отвесил короткий поклон. Уже на выходе он услышал сказанное вельможей отнюдь не тихо:
        - Значит правда, что гильдийцев не интересует ничего кроме денег. Ему даже нет дела до того, что сейчас возможно решается судьба династии.
        В голосе короля прозвучало лёгкое удивление.
        - Почему ты считаешь, что ему должно быть дело до нашей династии, брат?
        А король то ничего, с понятием, - одобрительно подумал Горд. - Во всяком случае, мании величия у него точно нет.

* * *
        Плавная мелодия подобранная самим Гордом прозвучала в тесной каюте, как сигнал побудки. Космогатор вскочил, сделал для бодрости несколько простых упражнений, и, выйдя наружу, четыре раза обежал вокруг «Ласточки».
        Вытянутая сигара небольшого кораблика немного походила на доисторический атмосферный истребитель без хвоста. Даже выпуклости гравитационных килей в конце корпуса, при некоторой фантазии, можно было принять за воздушные стабилизаторы.
        Дул небольшой ветерок, светало. До обещанного монархом ответа оставалось чуть больше часа. Зимин остановился напротив люка и уже собрался забраться внутрь, что бы слегка перед полётом перекусить, когда к нему обратились.
        - Вы космогатор, настоящий?
        Горд повернулся. Перед ним стояла девочка, лет, пожалуй, двенадцати. С секунду Зимин с интересом её разглядывал. Юное создание имело рыжие волосы, курносый нос и веснушки на задорной физиономии. На редкость спокойные янтарные глаза сильно контрастировали с остальной внешностью. В отличие от других женщин Горгоны, поголовно носивших длинные платья, эта очаровательная особа была одета в просторный, зелёный комбинезон.
        - Нет, я игрушечный, - невозмутимо сообщил Горд, удивлённый тем, что решил ответить хоть что-нибудь. Обычно дурацкие вопросы он игнорировал. Успокойся, - сказал он себе, - это всего лишь ребёнок.
        Столь ироничный ответ девочку совсем не смутил.
        - Никогда раньше не видела космогатора, - сообщила она.
        - Да, эта планета обычно не пользуется услугами гильдии. В вашем галактическом секторе даже нет её отделения.
        Равнодушно сообщив это, Горд шагнул, было во внутрь «Ласточки».
        - Сударь, позвольте мне осмотреть ваш корабль, - негромко попросил ребёнок.
        Горд повернулся, ещё раз внимательно посмотрев на девочку. Что-то в этом дитя его привлекало, возможно, чисто детские непосредственность и любопытство. Почему, собственно нет? - решил он.
        - Хорошо, - произнёс Горд, - только недолго. - Мне где-то через час стартовать.
        Он чуть посторонился, освобождая проход, и девочка немедленно устремилась вовнутрь. Очевидно, ей не объясняли, как опасно оставаться наедине с незнакомцами. Горд шагнул следом, и люк за ним затворился.
        - Кстати, - поинтересовался он, - у тебя не будет никаких неприятностей, если застукают в моём обществе?
        - С чего бы? - недоуменно поинтересовалась малышка.
        Космогатор предпочёл промолчать. Он вдруг решил, что у него нет желания рассказывать ей о том, что на слишком многих планетах, таких как он, считают отступниками, которые своими мозговыми имплантами исказили дарованный людям божественным мирозданием образ.
        Они находились в небольшом грузовом отсеке. Сейчас он был пуст. Быстро его оглядев, и найдя не заслуживающим внимания девочка шагнула к ведущей в кабину лестнице. Но, взявшись за перила, остановилась.
        - Меня зовут Герда, - сообщила она, повернувшись лицом к космогатору, - Герда Мир.
        Звездолётчик не слишком интересовался именем девочки: какой смысл, если они меньше чем через час расстанутся, почти наверняка навсегда. Но теперь следовало назвать своё, хотя бы из вежливости.
        - Горд Зимин.
        Он вдруг подумал, что их имена очень похожи. Забавный каприз судьбы.
        Решив, что с формальностями покончено, Герда стала подниматься наверх. Кабина слегка выступала над корпусом, ещё больше увеличивая сходство «Ласточки» с доисторическим самолётом.
        Кроме этих двух помещений в ней была лишь только крохотная каюта. Все звездолёты этой серии были маленькими корабликами, не когда не предназначавшееся для длительного пребывания в космосе.
        Их преимущество заключалось в другом: в колоссальной скорости.
        Управляемые космогатороми, мозг которых был напрямую подключён к бортовому компьютеру, они с невероятной юркостью маневрировали в сплетениях квантовых коридоров гипера. Перелёт с одного края галактического диска на другой, они совершали всего за восемь часов. Тогда, как обычному среднему кораблю требовалось для этого около десяти месяцев. Услуги гильдии стоили очень не дёшево, и сказать, что обычному человеку они были не по карману, значило сильно упростить ситуацию.
        Внутри кабины находились два кресла, одно за другим. Заднее почти всегда пустовало. Космогаторы редко летали парами. С обеих сторон кресел и перед передним протянулись пульты. Элементов управления было не много: основная часть данных проходила через имплант.
        - Как я вам завидую, - произнесла Герда.
        - В самом деле? - слегка удивился Горд, - И в чём же?
        - Вы можете летать, где хотите, - Ни у одного другого пилота, - нет подобной свободы.
        Это было не совсем так, но Зимин не стал её поправлять.
        - Можно я посижу за пультом? - попросила Герда.
        - Ну, посиди.
        Он подумал, что девочка ему нравится, и немного сам на себя удивился. Обычно его трудно было пронять.
        Герда опустилась в кресло. Через прозрачный материал кабины хорошо просматривался космодром. По сравнению с маленьким кораблём космогатора, остальные звёздолёты казались раздувшимися китами. Кое-где ползали рабочие механизмы.
        - Только не трогай ничего, - запоздало сказал космогатор, скорее на всякий случай, чем из реального опасения. Во-первых, Герда выглядела слишком умной для того, что бы совершить подобную глупость. Во-вторых, ничего страшного всё равно б не случилось: основной пульт был сейчас попросту заблокирован, к тому же обладал превосходной «защитой от дурака».
        - Ну, разве, что вот здесь.
        Горд показал на небольшой боковой пульт. Дитя немедленно протянуло руку. В воздухе вспыхнул виртуальный голоэкран. При приближении к населённой планете компьютер автоматически подстраивался под местную телесеть.
        Теперь Горд с Гердой наблюдали средних лет толстяка, с гладко выбритой головой. Толстяк был одет в длинные серые одежды, и вещал с чего-то отдалённо похожего на амвон. Очевидно, они случайно нарвались на телепроповедь.
        - Я то думала, что эта кнопка включает хоть, что-нибудь путное, - сказала Герда разочарованно. - Что я фанатиков не видала?
        Толстяк блистал глазами, и что-то буквально рычал. Зимин невольно прислушался.
        - Мироздание диктует нам законы космические, - гремел телепроповедник с экрана. И в нас отражён его образ. Мы что зеркала чистые. Воистину нет ничего более натуре противного, чем эти монстры-изменённые, космогаторами себя называющие, замутившие свой образ чистый иплантами богомерзкими.
        - Вот дурак! - сказала Герда.
        Что, правда, то, правда, - подумал Зимин. По его мнению, все фанатики походили друг на друга, как две капли воды. Хорошо хоть Герда, похоже, не слишком религиозна. О, хаос, угораздило же её нарваться именно на эту передачу.
        Космогатор протянул, было руку, что бы отключить экран, но тут жрец переключился на другие язвы вселенной.
        - А есть ещё такая раса нечестивая как Кавай. Эти создание единственные во вселенной способны иметь с людьми общих детей, оскверняя тем нашу кровь.
        Горда пробрало откровенное омерзение.
        - Эти-то чем ему не понравились, - пробормотал космогатор, - Кавай имплантами свою натуру не оскверняют.
        Он, наконец, щёлкнул кнопкой, и виртуальный голоэкран погас.
        - Никакой логики, - согласилась девчонка. - Вы не представляете, как местные фанатики достают.
        - Так ты не планетянка! - дошло вдруг до Горда.
        - Вот ещё! - дитя фыркнула. - Просто мой отец капитан наёмников, а на Горгоне хорошо платят.
        Было видно, что она не прочь поболтать, но Зимин, наконец, спохватился.
        - В общем, так, дочь наёмника, «Ласточку» я тебе показал, а теперь, будь добра, покинь транспортное средство. Мне скоро груз должны привезти, к слову сказать, королевский.
        Ему почему-то захотелось произвести впечатление.
        С сожалением вздохнув, девочка стала выбираться из кресла. Слова о королевском грузе, похоже, не вызвали в ней ни малейшего интереса. Однако получить ожидаемый груз, космогатору было сегодня не суждено.

* * *
        Ритм работы диспетчерской-орбитальной, наконец, изменился: он стал более медленным. Между перемещениями кораблей на ближних орбитах образовалось некоторое окно, и старший диспетчер Клаус мог теперь немного расслабиться.
        Он оглядел полутёмный зал. Всюду виднелись громады пультов. На экранах, над условным видом планеты едва заметно двигались огоньки. Все они обладали приятным зелёным светом, а значит орбиту никто не менял. Короткое мгновение покоя в напряжённой околопланетной жизни, по крайней мере, в их секторе. За северное полушарие отвечала другая база. Хотя, Клаус бросил взгляд на общую схему под потолком, там тоже не было большой интенсивности.
        Лишь один из огоньков сделался жёлтым, запрашивая разрешение на измененье орбиты. Потом он засиял красным, это означало, что маневренные двигатели включены. Компьютер тут же начертил на голограмме расчётную траекторию. Пока, что отклонений не наблюдалось. Переходной путь, немного заходил в южное полушарие, и Клаус видел, как один из диспетчеров быстро склонился над пультом. Но ничего опасного не было.
        Клаус следил за движением огонька, зная, что компьютер мгновенно подаст сигнал в случае любого изменения ситуации в его собственном секторе. Красный огонёк совпал с линией новой орбиты. Переходная траектория погасла, а сам огонёк вновь обрёл зелёный цвет. Теперь он находился вблизи одной из космических станций, и за дальнейшее сближение уже отвечали её диспетчеры.
        Диспетчерская работа изматывала. Приходилось контролировать много орбитальных объектов. Клаус знал, что к выходу на пенсию его коллеги страдают множеством профессиональных заболеваний, как правило, нервного свойства. Иногда он даже завидовал космогаторам. Члены их гильдии, наплевав на запрет общечеловеческой церкви, поставили себе импланты, обретя прямую связь с компьютерами своих кораблей. Чрезмерное напряжение отражалось и на домашних делах, и Клаус испытывал всё больше проблем в личной жизни.
        Пульт издал мелодичную трель, сообщавшую, что к планете что-то приближается из внешнего космоса. Клаус включил экран дальнего обзора. Так, вот оно. Темный цвет точки означал, что позывного тело не излучало. Он быстро пробежал руками по пульту, усиливая мощность радара. Разрешение скачком возросло.
        Теперь было видно, что тело представляет собой небольшую ровную сферу. На естественный объект не похоже. Компьютер уже рассчитал и вывел на экран траекторию. Через двадцать минут объект должен был войти в зону контролируемых орбит.
        Клаус вновь забегал руками по пульту. Теперь неизвестному телу был присвоен наивысший приоритет. Станция выстрелила в направлении гостя микрозондами, разогнанными до бешеной скорости. На свои места устремились пилоты буксировочных перехватчиков. Одновременно, активировалась сеть планетарной обороны: возможно неуправляемый звездолёт придётся попросту сбить. По счастью, он двигался по такой траектории, что особой опасности не представлял.
        «Расчёт траекторий перехвата закончен», - вспыхнула надпись. «Старт через десять секунд».
        Космическое пространство за иллюминатором озарилось мгновенными вспышками, это перехватчики начали свой разгон. Компьютер добросовестно выдавал их положение на экран. Клаус привычно проконтролировал траектории. Пока всё хорошо, если конечно не сойдут с курса.
        Между тем ожил другой экран, на который транслировалось изображение с микрозондов: получив разрозненные фрагменты, мощный компьютер создал интегральный образ. Это действительно была сфера метров двадцати в поперечнике, цвета такого тёмного, что она почти растворялась на фоне космоса. Видно её было только потому, что сейчас она подходила с солнечной стороны. Объект уже не представлял собой ровный шар: сфера слегка вытянувшись в направлении планетарной гравитации, словно состояла из жидкости.
        Перехватчики начали торможение, выравнивая скорость с объектом. Что же это такое, - напряжённо ломал голову Клаус. Не корабль - это ясно. Но у него было смутное ощущение, что он о чём-то подобном слышал.
        На околопланетных орбитах царила некоторая суета. Траектории кораблей изменялись, уходя из опасной зоны. Клаус почти не следил за перемещениями, зная, что его подчинённые справятся. Он наблюдал за картинкой передаваемой уже с одного из кораблей-буксировщиков. По сравнению с уже полученной от микрозондов, она давала не многое.
        Перехватчики медленно сближались с объектом. Ещё немного, и они упрутся в цель своими носовыми платформами, и, включив маршевые двигатели, точно рассчитанными усилиями, начнут изменять её траекторию.
        - Можете определить материал оболочки? - послал вопрос Клаус.
        - Нет. Отражение сканирующих лучей слишком не характерно. К тому же значительная часть спектра поглощается. Но это явно, что-то твёрдое, а не облако пыли.
        Один из перехватчиков немного опережал своего собрата. По краю пульта пробегали цифры отсчитывающие время до его соприкосновения с объектом: «5;4;3». И тут связь прервалась. Точка на экране сделалась тёмной: это означало, что корабль перестал передавать позывной. Перехватчик, упёрся в сферу и вдруг отскочил от неё словно мячик от стенки. Явно лишённый управления, он начал поворачиваться вокруг оси и налетел на второй корабль, толкнув его прямо на сферу.
        Клаус увидел, как приближается на экране поверхность. Потом второй экран тоже погас. На радаре было видно, как обе точки удаляются от объекта. И внезапно старший диспетчер Клаус понял, что именно пришло к ним из тёмных глубин.
        Бывает ужас за пределами ужаса. Настолько сильный, что человек просто не в состоянии осознать. В один миг все мечты, надежды и стремления Клауса обратились во прах. Так же как впрочем, и его горести. У мертвецов не бывает ни того, ни другого.
        Но даже сейчас старший диспетчер оставался, прежде всего, профессионалом. Он ввел ключ всеобщей тревоги полностью активирующей планетарную оборону, хотя понимал, что надежды на неё весьма мало. И тогда он сделал последнее, что ещё мог, то, что позволяло ещё спасти хотя бы кого-то. Вопреки всем инструкциям Клаус включил всеобщее оповещение. Теперь его должны были услышать даже на кораблях находившихся внизу, на поверхности.
        - Всем кто меня слышит, к планете идёт смерть-сфера. Все кто могут, уходите немедленно проч. Да примет мироздание наши души.

* * *
        Даже Горду потребовалась пара секунд, что бы осознать истинный смысл сообщения. Но после этого он действовал мгновенно.
        Рывком швырнул девочку во вторе кресло, пристегнул ремнём, сам же бросился в первое.
        - Что?!!!
        Горд, не обратил внимания на её вопрос, он в него даже не вслушивался. Его руки мелькали над пультом, запуская процедуру аварийного старта. Не многочисленные индикаторы оживали, отмечая работу устройств.
        Имплант активирован.
        Космогатор привычно расслабился, закрывая глаза. Тело словно бы отдалилось. Теперь Горд составлял одно целое с кораблём. В мозгу зазвучали короткие подтверждения о готовности, но Зимин прервал доклад, на это просто не было времени.
        Взлёт.
        Звездолёт плавно оторвался от белесого покрытия космодрома.
        - Ради всего святого, не вставай! - крикнул Горд Герде, не открывая глаз.
        Форсаж.
        Корпус пронзила вибрация. Что-то стонало. Обрушилась перегрузка, с которой не справлялись гравитационные компенсаторы. «Ласточка» поднималась с трёхкратным ускорением. Но Горд, опасался, что этого не достаточно: времени оставалось немного.
        Чуткие сенсоры «Ласточки» обнаружили в пространстве зарницы атомного распада. Силы планетарной обороны пытались уничтожить смерть-сферу или хотя бы сбить её с курса. Хотя в глубине души все наверняка понимали бесполезность попыток: ещё никому не удавалось повлиять на смерть-сферу до её активации.
        «Ласточка» прошла атмосферу и теперь, словно пуля, пронизывала сектор ближних орбит. Было ещё слишком рано «нырять» в «сплетение»: они не вышли даже за пределы активного гравитационного радиуса планеты. Но здесь, за пределами оказывающей сопротивление воздушной среды, Горд смог ещё более взвинтить ускорение, доведя его до пяти единиц.
        Это был предел. Компенсаторы не вытягивали. Перегрузка буквально плющила. «Бедная девочка» - подумал Зимин, - «Хотя почему бедная? По крайней мере, она выживет. Во всяком случае, если им повезёт хоть немного».
        Господи, - мысленно продолжил он, - не дай нам во что-нибудь врезаться. На форсаже было нельзя маневрировать свободно. А времени на расчёт оптимального курса попросту не было. Впрочем, пока всё нормально. Сейчас всё что способно двигаться уходит в глубокий космос, прочь от планеты. Во всяком случае, если у пилотов есть на плечах хоть какое-то подобие головы.
        А стационарные станции и спутники это не страшно, с этим он справиться. Если наступит день, когда стационары станут препятствием для него, то он лично спустит в унитаз свой диплом космогатора, не говоря уже о нашивках мастер-пилота и члена совета гильдии.
        Горд знал, что ещё через пять минут предельного форсажа двигатели попросту разнесёт на куски. Но знал и то, что времени ему хватит.
        Атомные вспышки продолжались, уже почти перед самой планетой. С того момента как Горд понял, что сфера находится достаточно далеко от него, он больше не стремился её отслеживать. Не пытался, он и просчитать её траекторию. Куда бы ни угодил «подарочек», конец для планеты един.
        Сейчас он всё же отыскал ее, используя оптический усилитель. Горд видел, как один из боевых крейсеров устремился к объекту на полной скорости. Это был жест отчаянья: корабль действовал как камикадзе. Командир наверняка планировал детонировать реактор и все боеприпасы в момент удара. Однако ничего не произошло, на крейсере просто погасли огни. Он отскочил от смерть-сферы, было видно, что его носовая часть сплющена, и начал удаляться по баллистической траектории. Зимин знал, что весь экипаж мёртв.
        А сфера, словно не заметила столкновения. Зимин видел, как к ней приближались ещё корабли. Смотреть на это космогатор не мог. Он отключил передачу с видеосенсора.
        Пора, решил Горд. Ещё одним преимуществом «Ласточки» было то, что на ней можно было уйти в сплетение почти вблизи от планеты. Но сейчас, даже для неё расстояние было критическим. Горд решил рискнуть, понимая, что если боевые корабли пошли на таран, то, значит, времени практически не осталось.
        Он отключил линейные двигатели, бросив всю энергию на пространственный деформатор. Перед глазами пронеслись лица короля Родислава, его брата, встреченной во дворце девочки и даже теле-жреца проповедника. Лица людей, которые вроде бы для него ничего и не значили. Хотелось взвыть от отчаянья. Потом прямо перед кораблём на мгновение возникла чёрная воронка создающая иллюзию бешеного вращения. Корабль прошёл горловину и «рухнул» в сплетение. Больше ни на что отвлекаться космогатор не мог.
        Из-за близости планеты «Ласточка» вошла в сплетение под опасным углом. Квантовые коридоры пульсировали. Даже такому опытному пилоту как Горд требовалось усилие, что бы проходить сквозь них. К тому же он никак не мог выправить крен ласточки относительно стенок. Сложность сплетения стремительно возрастала, на пределе работал компьютер. Мозг Горда с трудом успевал анализировать поступающую в него информацию. Зимин уже едва-едва выводил корабль из сложных петель, которые описывали квантовые каналы.
        Он утратил всякое представление о своём положении относительно реальной вселенной. До Горгоны мог быть и километр, а мог и световой год. Ласточку развернуло уже на двадцать пять градусов относительно коридора. Звездолёт едва не задевал его стенки. Хорошо хоть квантовый тоннель в этом месте был достаточно крупным. Но Горд всё никак не мог вывести корабль в реальный космос.
        Ещё один поворот. Каким-то чудом пилоту удалось не врезаться в стенки, что означало б конец. Стенки тоннелей состояли из сверхплотной материи.
        Ценой огромного напряжения Горду удалось уменьшить угол наклона. И как раз вовремя, после очередной развилки коридор начал плавно сужаться. Ага, вот он выход! Расположение, правда, не слишком удачное, но выбирать не приходиться. Горд свернул, по направлению к тупику, одновременно активируя пространственный деформатор. Переднюю часть корабля окутал кокон гравитационной энергии. Конец коридора вспучился, превращаясь во вращающуюся воронку. В её конусе виднелись звёзды.
        Корабль стало трясти, выход происходил в критичном режиме, как впрочем, и весь полёт. Пространственное искривление нарастало. Звездолёт стал вращаться вокруг оси, однако Горд справился. Тщательно рассчитанными гравитационными векторами он выбросил корабль наружу. Горд увидел как по «Ласточке» пробежала волна искажений, и потерял сознание.

* * *
        Горд очнулся от того, что его трогали за плечо. В «Ласточке» была невесомость, как и должно, было быть в пространстве при отключенных двигателях.
        Космогатор открыл глаза. Голова нестерпимо болела: следствие полёта в чрезвычайном режиме. Никаких небесных тел поблизости не было. Убедившись что корабль в безопасности, Зимин отключил имплант, потом в ручную, с пульта задал компьютеру команду на определение координат, и лишь после этого повернулся к Герде.
        То, что девочка очнулась раньше него, космогатора здорово удивило. Обычно не подготовленный мозг не был способен выдержать пребыванье в сплетенье. Законы привычной евклидовой логики там не действовали, и сознание попросту отключалось. Герда пришла в себя очень быстро, и это свидетельствовало о её редкой психической стабильности.
        Сейчас Герда не отстёгиваясь от кресла, протянула руку через его спинку.
        - Очнулись? - не столько спросила, сколько констатировала она. В голосе девочки звучало явное облегчение, но не было даже намёка на панику.
        - А теперь, - произнесла она неожиданно по взрослому, - мне бы хотелось, что бы вы объяснили, что значит этот безумный полёт. Мне, конечно, было интересно. Но с трудом вериться, что этим вы хотели доставить мне удовольствие.
        Она ничего не поняла, - подумал Горд с некоторым изумлением. - Хотя откуда. С момента активации импланта, почти вся информация проходила непосредственно через компьютер. А смысл происходящего на орбите, не подготовленному человеку понять было сложно. Это в том случае если она вообще, что-либо заметила.
        Ну и что спрашивается, он должен теперь ей сказать? И что спрашивается с ней теперь вообще делать? Горд впервые подумал, что, спася девочку, отныне в какой-то мере несёт ответственность за её дальнейшую судьбу. Вот уж облагодетельствовало его мироздание подарочком.
        Перед внутренним взором космогатора ещё раз пронеслись все запомнившиеся ему лица горгонцев: от его официального провожатого во дворце, до короля. Надолго задержалось лицо той десятилетней малышки. Пронять Горда бывало весьма нелегко, но сейчас случай был особым. Космогатор вдруг обнаружил, что в бессильном гневе сжал кулаки. Он не раз видел смерть, но что бы такую массовую.
        Обычно Зимин не плохо владел лицом, но сейчас на нём видимо, что-то всё-таки отразилось. Девочка посмотрела на него как-то странно.
        - Почему вы молчите? - потребовала ответа она.
        И что же я ей должен сказать? - отчаянно думал Горд. Тянуть было не возможно. Пока ещё девочка его не боялась. Но долго так быть не могло. Очень скоро она поймёт, что оказалась в довольно опасной ситуации, один на один со взрослым мужчиной.
        - Герда, - произнёс он, как можно мягче, - ты помнишь последнее сообщение, перед самым взлётом, то которое о смерть-сфере.
        Вспоминая, Герда наморщила лоб.
        - Я не очень вслушивалась. Но ведь смерь-сфера - легенда. Наверняка, это был какой-нибудь розыгрыш.
        Зимин подумал, что в её психике сработали защитные механизмы, предохраняющие от чрезмерного ужаса. Впрочем, многим было действительно проще считать смерть сферу легендой. Сам Зимин подобных иллюзий себе позволить не мог.
        - Не легенда, - печально произнёс он. - Мне приходилось бывать на одной из планет вскоре, после того как вблизи от неё активировалось смерть-сфера. Весь мир подвергся мгновенному охлаждению, буквально, до абсолютного нуля. Атмосфера кристаллизовалась, перейдя в твёрдое состояние, и выпала на поверхность. А люди превратились в замёрзшие статуи. Не думаю, что они успели, что-нибудь осознать.
        Вспоминая, Горд мысленно содрогнулся. Расположенная в поясе жизни планета, была холодна так, словно находилась на самой окраине системы. И что бы прогреть её до прежней температуры, светилу должно было потребоваться не одно столетие. Кругом валялись осколки ледяных тел: подвергшиеся сверхбыстрой заморозке люди падали, разваливаясь на части, словно хрупкий кристалл.
        - Почему вы сейчас говорите всё это?
        Но по глазам Зимин видел, что Герда уже всё поняла и теперь цеплялась за последнюю надежду. Горд знал, что ему предстояло эту надежду разрушить. И тогда он сказал безо всякой дипломатии, напрямую.
        - Скорее всего, на Горгоне сейчас нет ничего живого. Мужайся Герда!

* * *
        Ксеронг получил сигнал, его требовал к себе Величайший. Пространственно-временной объем, в котором находился владыка, не был в полной мере доступен такому созданию как Ксеронг. Но всех ста процентов его присутствия никто и не требовал. Ксеронг просто протянул информационный щуп сквозь реализованные узлы. На границе резиденции его остановила программа-охранник, тщательно проверила, запросила другие системы и, получив подтверждение, позволила двигаться дальше. Мгновение спустя щуп достиг центра вселенной. Теперь Ксеронг частично присутствовал в личных апартаментах владыки представлявших собой двенадцатимерный кокон. И он сразу понял, что владыка Арман не доволен.
        - Чем вы можете оправдать свои действия? - пронзил Ксеронга мысленный импульс. - За последний цикл вы уничтожили целых девять населённых планет, это слишком большой перерасход ресурсов.
        Визитёр сделал действие, которое в человеческом понимании походило по своему смыслу на глубокий поклон.
        - Они вам известны, великий. Необходимо любой ценой предотвратить реализацию неконтролируемого нами избранного. Анализ идущего из будущего тахионного излучения, а также современных полей хаоса, указывает на то, что в этих мирах существовали разумные имевшие слишком высокую возможность реализовать подобный потенциал.
        Ответ Армана не убедил.
        - Ну и что? - поинтересовался он. - Подобные вероятности фиксировались неоднократно и быстро сходили на нет.
        - Но сейчас они были действительно слишком крупные.
        - И станут ещё крупнее по мере приближения к точке «Омега». Сейчас мы полностью контролируем подступы к «Алефу». Ни один мессия не сможет реализоваться без нашего дозволения. Когда придёт срок, мы выберем самого для нас удобного. Даже мироздание должно подчиниться нам, силам.
        Ксеронг почтительно слушал.
        - Я бы согласился с твоими действиями, - продолжал владыка Арманд, - если бы достижение результата было близко к стопроцентному. Но ведь имеем не понять что. То ли избранный был, то ли не был, то ли ты его убил, то ли не убил. Колебания хаос-полей чересчур велики, что бы делать конкретные выводы. В общем, так, я запрещаю массовое изничтожение столь важного космического ресурса как разумные.
        В этом запрете не было и намёка на жалость. Точно так же фермер был бы возмущён новой отравой, которая вместе с вредителями уничтожила бы слишком много ценных культур.
        - Ты всё понял? Тогда проваливай! - повелел Арман, получив подтверждающий импульс.
        И Ксеронг начал вбирать щуп обратно, в привычный ему девятимерный объём.
        Глава вторая
        В разное время, в разных местах
        Современные галактические цивилизации вовсе не были первыми. Расы контролирующие космическое пространство существовали и до них. Их было, по меньшей мере, пять. Судьбу и причины падения трёх из них археологам удалось отследить. Но что произошло ещё с двумя наиболее высокоразвитыми, до сих пор остаётся загадкой.
        Я. И. Перельман, «Занимательная астроархеология»
        Увидев, что девочка, наконец, хоть как-то успокоилась, Горд Зимин сказал:
        - Ну ладно, как говорится, слезами горю не поможешь. Сейчас я обязан доложить о случившемся в ближайшее отделение гильдии, и не могу терять времени. Поэтому я хочу, что бы ты кое-что сделала. Сдвинь крышку левого подлокотника на твоём кресле, под ней будет аптечка.
        Герда выполнила распоряжение машинально, почти не вдумываясь в смысл.
        - Что со мной будет? - спросила она.
        - Не знаю, - честно ответил Горд. - Но я обещаю, что пристрою тебя куда-нибудь.
        Столь расплывчатое обещание, естественно никакого энтузиазма не вызвало. Поэтому Зимин поспешил вернуться к инструкциям.
        - Так, там, в передней ячейке, должна быть длинная зелёная капсула. Это снотворное - проглоти.
        - Это ещё зачем, - удивилась девочка.
        - Не подготовленный человек плохо переносит переход через сплетение, - пояснил Горд, - а я намерен идти через него кратчайшим путём. Скорее всего, ты потеряешь сознание.
        Герда Мир удивлённо глянула на космогатора.
        - Странно, - сказала она, - а ведь я не плохо себя там чувствовала.
        Глаза Горда изумлённо, расширились.
        - Ты хочешь сказать, что была всё это время в сознании?
        - А с чего мне его терять?
        Некоторое время космогатор внимательно её разглядывал. Потом, наконец, медленно произнёс:
        - Если это правда, то тебе незачем беспокоиться о своём будущем.
        Корабль вошёл в сплетение.

* * *
        Анамерис Ковалис Секон, чьё имя, в переводе с языка одного из народов Илари, означало - «Звезда, сияющая в ночи», закончил делать ежедневную запись в дневник. Он немного посидел, любуясь аккуратными завитками букв. Потом отложил в сторону электронную ручку, отключил экран дневника и с наслаждением потянулся, слегка шевельнув при этом своими острыми ушами.
        Ещё один день прошёл, - с удовлетворением подумал он. - А значит осталось всего две недели до того, как он вернётся на Амистал.
        Илари представил себе родную зелёную планету и довольно улыбнулся.
        С тёплым чувством Анамерис припомнил собственную усадьбу, спроектированную и построенную ещё его дедом. Каждое дерево, каждый крупный камень поблизости от усадьбы имели там собственный символический смысл. Садовые дорожки повторяли очертания старших рун. А весь комплекс, если смотреть на него сверху, представлял собой своего рода гиперсимвол с многоплановым значением и несколькими смысловыми уровнями. Символ настолько сложный, что даже среди илари полностью дешифровать его были способны отнюдь не все.
        Вспоминая усадьбу, Анамерис не мог не припомнить и её обитательниц. Иринда! Анатист! Марилиэль! Илари печально вздохнул. Он никогда не думал, что будет так тосковать по своим трём жёнам.
        Анамирис подумал о людях: интеллект их самок ни в чём не уступал мужскому, и потому, они во множестве присутствовали на «Станции синхрониума». Хотя с полностью разумными самками наверняка бывали свои проблемы.
        Среди его собственного народа, тоже порой появлялись женские особи с полноценным, мужским разумом. Как правило, они были преисполнены амбиций, и очень редко соглашались идти в гарем. Хотя, как ни странно, на них тоже находились любители.
        Анамирис мысленно пожал плечами и снова представил себе лица своих жён. Таких глупеньких, таких милых, таких преданных. Нет, уж, пусть лучше всё остается, как есть. В конце концов, немножко можно и потерпеть. Ради науки!
        Кожу под браслетом на левой руке слегка защипало. Это был сигнал вызова. Наверняка кто-нибудь из людей, - подумал Анамирис. Только они будут использовать техносвязь на столь малой дистанции. Человеческая раса почти поголовно была лишена способностей к псионике.
        Звезда сияющая в ночи бросил короткий взгляд на браслет. Так и есть: на его поверхности выступило имя Стива Юргенса. Это был один из его коллег-теоретиков.
        Проведя рукой по браслету, Илари активировал связь. В помещении зазвучал голос Юргенса.
        - Не спишь ещё, звёздочка наша ночная?
        Анамирис уже настолько привык к обществу людей, что даже не поморщился от такой вульгарности. К тому же, он не сомневался, что для того, что бы вызвать его так поздно, у Юргенса должны были быть веские причины. Не смотря на несколько развязанный стиль поведения, тот всегда с уважением относился к уединению других.
        - Ладно, выкладывай, что случилось, - откликнулся Анамирис.
        Он уже давно решил, что в отношении людей не стоит тратить время на цветастые и длительные приветствия, принятые среди Илари. Метафоры тоже сводил до минимума. Всё равно люди были не способны оценить истинный слог. Вскоре, к своему собственному удивлению, он обнаружил, что подобная манера ему даже нравится. Очень уж много времени экономилось.
        - Будет лучше, если ты сам увидишь, - ответил на вопрос Юргенс. - Можешь прийти в зал Синхрониума?
        А вот это уже становилось интересным. Анамирис вернулся из зала всего полтора часа назад. Что же такое могло случиться с нашей старушкой галактикой, что его просят вернуться?
        - Хорошо.
        - Жду тебя у четвёртого входа.
        И Стив Юргенс отключился.
        Жилой блок станции походил на этаж в обычной человеческой гостинице: хорошо освещённый коридор, с шеренгами дверей с обеих сторон. И это несколько разочаровывало Анамириса. По его мнению, от древних стоило ожидать чего-либо более оригинального.
        Станция действительно была построена предтечами. Люди и кавай, а именно они составляли сейчас основной контингент станции, лишь приспособили её к своему пребыванию.
        Наконец Илари прошёл через ведущую в зал дверь. Он находился внутри большой стеклянной галереи. Галерея огибала огромное замкнутое пространство, размером в несколько футбольных полей. Внутри, почти заполняя целиком весь этот объём, находился светящийся выпуклый диск.
        Его свечение не было равномерным. Большей частью оно концентрировалось в рваных спиральных завитках, отходящих от самого центра. Но ими не ограничивалось, заполняя остальное пространство слабым, истончавшимся к краям ореолом.
        Анамирис знал, что, долго глядя с галереи наружу, можно было попросту потерять чувство реальности. Начинало казаться, что ты находишься в звездолёте, за пределами млечного пути, и наблюдаешь собственную галактику со стороны: настолько совершенным было раскинувшееся перед ним изображение.
        И это не была голограмма, мгновенный срез времени. Любое изменение оригинала, немедленно вызывало изменение на модели. Она реагировала мгновенно, то есть вопреки постулату об ограничении скорости распространения сигналов. Созданная предтечами модель Млечного пути непостижимым образом получала информацию со сверхсветовой скоростью.
        Анамерис поискал глазами Юргенса. Человек стоял возле внешней стены, задумчиво разглядывая галактику. Словно почувствовав взгляд Илари, он повернулся. Анамирис подошёл к нему и некоторое время то же разглядывал звездный диск. Никаких изменений заметно не было.
        Ничего удивительного. Даже у этой огромной модели масштаб был ничтожен, по сравнению с оригиналом. А значит, любое изменение видимое не вооружённым глазом означало бы галактическую катастрофу, причём колоссальную.
        Когда Анамирис решил, что ожидание чересчур затянулось, то коротко бросил:
        - Выкладывай.
        Илари считали, что чем интересней новости, тем больше должна быть пауза. Поэтому Анамирис полагал, что сейчас может рассчитывать, на что-то особенное.
        Вдоль внешней, прозрачной стены галереи располагались оптические усилители. Юргенс подвёл Анамериса к одному из них.
        - Взгляни, координаты уже установлены.
        Заинтригованный Илари приник к окуляру. Глядишь ли в телескоп сквозь космос или через оптический усилитель на модель - разницы никакой. Сейчас усилитель был настроен на окрестности кого-то шарового скопления. Анамерис хорошо видел это сгущение звёзд почти сферической формы.
        Обычное, ничем не примечательное шаровое скопление. Анамерис, как не старался не смог найти в нём ничего интересного. Он хотел, было вручную сдвинуть координаты, но вовремя вспомнил, что прибор был настроен именно для демонстрации. Так, чего же он такого не замечает в этом скоплении?
        Стоп. А кто собственно сказал, что интересоваться надо именно им? Илари быстро обшарил взглядом видимое в окуляре пространство. Так, это ещё что такое? В левом нижнем углу, он разглядел еле приметное овальное пятно, слабого молочного цвета. Внутри него, словно большая ось, проходила узенькая чёрная чёрточка.
        Анамерис довёл увеличение до предела. Теперь пятно занимало почти всё поле зрения. Что же это такое? - подумал он. - Странно. Чёрточка превратилась в слегка изломанную линию. По началу он решил, что видит обычную темноту космоса. Но потом понял, что темнота не прозрачна: звёзды сквозь неё не просвечивали. Это ещё, что за фокусы? - подумал илари, - на пылевое скопление не похоже. Он вопросительно посмотрел на Стива.
        - Автоматическая сканирующая система обнаружила аномалию сорок минут назад, - пояснил тот.
        Анамирис знал, что часть оптических усилителей постоянно работала в автономном режиме. Последовательно сканируя модель, они искали малейшие изменения, произошедшие с моделью с момента последнего наблюдения.
        - Поскольку этот сектор не считался перспективным, то последнее его наблюдение, с таким разрешением происходило почти две недели назад.
        Анамирис едва заметно кивнул. Он знал основные приоритеты сканирующей программы.
        - Что-нибудь конкретное выяснили? - поинтересовался он.
        - Аномалия слегка фонит, но так слабо, что даже лёгкой «ласточке» нечего опасаться.
        К дискуссии постепенно подключались другие подошедшие специалисты.
        - Мне кажется, мы имеем дело с нарушением в самой модели, - произнёс кто-то. - В конце концов, карта не территория.
        - Если верны некоторые теории насчёт модели, то, как раз территория, - возразили ему.
        - Длинна, только тёмной черты, примерно полтора световых года.
        Такое образование не могло появиться за две недели.
        Анамирис не слишком вслушивался в дискуссию, вполне разумно полагая, что данных для выводов ещё слишком мало. Илари вновь приник к окуляру. На этот раз тёмная извилистая черта почему-то показалась ему зловещей, словно трещина в самой ткани реальности.
        Он отодвинулся от окуляра, сам, удивившись невольно пришедшей в голову аналогии. Пожалуй, обычная склонность илари к метафорам, на этот раз сыграла с ним неприятную шутку. Он снова вгляделся в изображение. Но аномалия менее зловещей не стала. Анамирис задумался. Представители его расы, как правило, доверяли своей интуиции. Она оправдывала себя в большинстве случаев. Но что же в этом образовании такого зловещего?
        Анамирис сосредоточился на своих ощущениях. Он полностью погрузился внутрь себя и не сразу понял, что в помещении началась стрельба. Повернутся на звук выстрелов, Анамирис не успел. Он почувствовал, как что-то обожгло его бок. В глазах сверкнула багровая вспышка, и илари упал рядом с оптическим усилителем с развороченными разрывной пулей внутренностями. Он умер мгновенно.
        Бойня между тем продолжалась. Напавшие на станцию действовали не торопясь, методично истребляя на ней всех носителей разума. Один из них принадлежащий по происхождению к расе кавай склонился над трупом Анамириса.
        - Основная цель обнаружена, - сообщил он, - объект мёртв.
        Командир группы быстро подошёл к нему. Он нагнулся над телом, вытаскивая генетический анализатор. Тонкая игла пронзила кожу на трупе. С минуту прибор негромко гудел, потом вспыхнул зелёный огонёк подтверждения.
        - Подтверждаю уничтожение основной цели, - произнёс командир, - продолжайте зачистку.
        Потом командир, а это был человек, повернулся к кавай.
        - Поздравляю, премия, обещанная за обнаружение объекта, будет переведена на ваш счёт после возвращения на базу.
        Кавай улыбнулся. Ему было приятно, что он хорошо выполнил работу, а так же то, что за неё хорошо заплатили, да и работа сама нравилась.

* * *
        Выйдя из предоставленной ей в общежитии комнаты, Герда почувствовала, что, впервые с момента гибели Горгоны, пребывает в отличном расположении духа. От удовольствия девочка даже замурлыкала себе под нос весёлый мотивчик. Петь Герда любила.
        Задрав голову, она посмотрела в розовое небо планеты. Царил мягкий полумрак утра. Впрочем, слишком сильного контраста между ночью и днём Топус не знал, по крайней мере, в этих широтах. И сейчас плавно нарастающий свет стирал с небосклона яркие звёзды. На фоне неба вдалеке были некрупные горы, такие же розовые. Герде планета нравилась.
        - Эй! - послышалось рядом.
        Герда с неохотой оторвалась от созерцанья небес.
        Рядом стоял паренёк её возраста. У него были короткие, тёмные волосы, зелёные глаза и слегка вытянутое добродушное лицо. Как и Герда, мальчик был одет в форму Гильдейской школы.
        - Ты новенькая? - спросил он. - Из внешних?
        Девочка осторожно кивнула. Она сообразила, что внешними в своём кругу космогаторы называли тех, кто не принадлежал к гильдейским семьям. Круг их, на планете, не так уж велик, и как новенькая она не могла не обратить на себя внимания.
        - Тебя как зовут? - продолжил расспросы мальчишка.
        - Герда Мир, - ответила Герда со спокойным дружелюбием.
        Опыт у неё был. Четыре планеты с отцом сменили. Герда знала, что многое будет зависеть от того, как поставишь себя при первой встрече. Поэтому она постаралась вложить в ответ интонации безмятежной уверенности.
        - Меня зовут Том. Том Баргус, - представился мальчишка. - Я космогатор в одиннадцатом поколении.
        Пока ещё не космогатор, - мысленно поправила его Герда. - Только ученик, как и я. Но говорить этого в слух она не стала.
        - Пойдем, провожу тебя до школы, - объявил Том.
        Это ещё зачем? - удивилась Герда. Трёхэтажное здание школы хорошо просматривалось на противоположной стороне небольшого парка. Её и общежитие разделяло около ста метров.
        Но Тома это не трогало. Ухватив Герду за руку, он буквально потащил её за собой. Решив, что это уж слишком, девочка резко вырвала руку. Баргус проскочил немного по инерции, едва не упав. Но тут же вернулся назад.
        - Сама дойду, - сообщила ему Герда с некоторым вызовом.
        - Тебя, правда, Горд Зимин удочерил? - спросил мальчишка, не моргнув глазом. Было, похоже, что он нисколько не обиделся, и на интонацию Герды никакого внимания не обратил.
        - Да, - коротко ответила девочка.
        Она решила, что избавиться от Тома будет сложновато. С другой стороны, может быть, и не стоило. Пора было налаживать контакты на новом месте.
        Она вдруг вспомнила директора школы, к которому её водил Горд. Это был высокий, слегка располневший человек. Он казался добродушным. Вот только добродушие это было каким-то показным. Голос был чуть более громким, чем следовало, а улыбка чуть шире и приторней. Её отец, Кортус Мир, капитан наёмников военно-космических сил почему-то называл такую улыбку адвокатской.
        - Помилуйте, дорогой Горд, на настоящий момент лига вовсе не заинтересована в увеличении числа пилотов. Сейчас мы берём в ученики только членов гильдейских семей.
        Зимин оставался невозмутим. Герда уже поняла, что этого человека очень сложно вывести из себя. Принимая решение, он неостановимо устремлялся вперёд, словно корабль на баллистической траектории влекомый неотменимыми законами небесной механики. Это был какой-то человек-вектор.
        - Я знаю об этом дурацком правиле, - равнодушно константировал он, - но один человек погоды не сделает. А девочка явный талант. Будучи совершенно не подготовленной, она не потеряла сознания во время «нырка».
        Директор широко развёл руками, в глазах его было безразличие.
        - Это ещё не о чём не говорит, мой дорогой Горд. А мы ведь даже не знаем, достаточен ли уровень её базовый подготовки.
        - Достаточен, - отрезал Горд, - я уже проверял. - Для своих лет она имеет прекрасное образование по стандартам любой цивилизованной планеты. К тому же её родной язык русский, как и у нас на Топусе, что тоже не маловажно.
        - Нет, нет, правило есть правило, я ничего не могу сделать. Уверен, что как член совета вы меня поймёте.
        Горд спокойно смотрел на него.
        - Вы думаете, это меня остановит? - спросил он. - Борус, вы случайно, не в курсе, сколько времени занимает удочерение? Не думаю, что очень много. К началу нового учебного цикла успею.
        Директор оторопел.
        - Вы хотите? - промямлил он.
        Но Зимин уже перестал им интересоваться.
        - Всего доброго Борус, - бросил он. - Идём Герда, нам предстоит много волокиты.
        Больше всего девочку тогда поразило, что он даже не поинтересовался её мнением. Вряд ли у неё был реальный выбор. После смерти отца, она сделалась никому не нужной сиротой. Но всё же, мог бы спросить хотя бы для приличия.
        Однако пересказывать эту сцену Тому она конечно не стало.
        Ну ладно, - решила она, - раз уж он вызвался сопровождать меня, то надо выжать из него полезную информацию.
        - Почему у вас так внешних не любят? - поинтересовалась она.
        Том неопределённо пожал плечами.
        - Да, кто как, - сообщил он. - Лично я против внешних ничего не имею.
        Он немного подумал и добавил:
        - А вообще-то, почему мы должны их любить. Они ведь тоже нас недолюбливают. Говорят будто мы замутняем отражённый в людях чистый исток мироздания имплантами.
        Герда невольно вспомнила фанатичного проповедника на Горгоне. Она знала, что распространившаяся в последнее время в галактике единая общечеловеческая церковь была категорически против мозговых имплантов, делая ставку на псионику. Однако успехи человечества в постижении этой науки были очень ничтожны. В отличие от других рас. Среди людей было слишком мало одарённых псиоников.
        - Но неужели никто из внешних не захотел сделаться космогатором? - спросила Герда.
        Её настоящий отец сказал как-то: «Людей так много, что в галактике можно встретить кого угодно, от страшных грешников до святых, это лишь вопрос вероятности. Желающие найдутся для чего угодно. Поэтому никому не доверяй слишком сильно».
        - Вообще-то был тут один, пару лет назад, - признал Том. - Но он только курс отучился. Хотя говорят, его специально заваливали. А потом приняли постановление, ограничивающее к обучению доступ.
        Очень весело, - подумала про себя Герда. За короткое время общения с детьми космогаторов, она уже встретилась с отчуждением. Но что бы ещё и взрослые…
        Том, наконец, почувствовал её беспокойство.
        - Да, не волнуйся ты так, - беспечно сообщил он, - ты же теперь не внешняя, тебя удочерили.
        Но Герда уже поняла, что будет не просто. И среди однокурсников и преподавателей наверняка найдётся много людей, которые её просто не примут, сразу, по крайней мере. Но при этом её беспокойство и настороженность вдруг переросли в какой-то азарт. Я заставлю всю эту компанию принять меня, - решила она, - посмотрим ещё кто кого.
        Всё это время Том Баргус болтал без умолку. Он то восхищался своей династией, то рассказывал, как здорово быть космогатором, то описывал школу. Короче вещал, как целое новостное агентство. Она уже слегка пожалела, что ей не попался кто-нибудь другой на пути.
        Их обгоняли другие ученики. На Герду смотрели с интересом, но не заговаривали. Они подошли уже почти к самой школе.
        - Ага, - произнёс Том, - видишь того мужчину? Это Борис Невский, руководитель первого курса.
        Борис Невский оказался мужчиной лет сорока и спортивного вида. Впрочем, она уже поняла, что стройная фигура была обычна для космогаторов.
        - Приветствую вас, учитель, - обратился к мужчине Том. - Это Герда, она внеш… То есть бывшая внешняя, - поспешно поправился он.
        Борис Невский перевёл на Герду спокойный взгляд.
        - Да, Том, я знаю, - сообщил он.
        В его взгляде не было никакой неприязни, только лёгкое любопытство.
        - Ну, что ж, - произнёс он, - раз уж ты здесь, то приветствую тебя в гильдии. Рассказ Горда о тебе был весьма занимательным, я надеюсь, что он не преувеличивал.
        Мгновение спустя Герду окружили будущие одноклассники. Пару девочек она уже знала по общежитию, остальные стали представляться.
        - Привет! - сказала рослая девочка с волосами, заплетёнными в тугую косу. - Меня зовут Надя. Надежда Громова.
        Подошло даже несколько второкурсников.
        - Максим, - коротко представился один из них. Он походил на Тома так сильно, как могут походить только родные братья.
        Небольшая группа учеников остановилась поодаль, представляться они не стали, и теперь рассматривали Герду как некий любопытный объект в кунсткамере.
        - Обычная внешняя, - произнёс один парень, - ничего особенного.
        Большинство в группе подобострастно закивало. Очевидно, парень пользовался авторитетом. Однако невысокий черноволосый паренёк возразил.
        - Брось, Брюл. Если б талант был написан у людей на лице, то жить было б очень легко. Её рекомендовал в школу Горд, а он никогда бы не стал тратить времени на пустышку.
        Похоже, мой приёмный отец достаточно известная личность среди космогаторов, - подумала Герда. Она уже знала, что Горд член совета Гильдии, но насколько высок этот статус, представляла смутно.
        - Вот именно, - возразила девочка со светлыми волосами. - Все же знают, что династия Зиминых на грани гибели. Его сын так и не стал космогатором. С женой он развёлся. Да он сейчас за любую возможность ухватиться, потому и удочерил.
        Вот это новости. Герда поняла, что до этого не задумывалась о семейном положении Горда. Он казался ей просто холостяком. Теперь она узнала, что её покровитель был разведён и имел взрослого сына. Сам Горд не обмолвился об этом ни словом.
        Компания же Герде не понравилась сильно: слишком заносчивы. Обсуждают её при ней так, словно она, Герда, на самом деле пустое место.
        - Согласна с тобой Вина, - говорила между тем другая девочка, тоже блондинка. - За много поколений, в семьях космогаторов, произошёл своего рода естественный отбор. Мы идеально приспособлены к пилотированию и к прямому общению с компьютерами. Самородки просто детский миф.
        - Ты права, Марго, - охотно согласился с ней Брюл.
        Почему-то именно последняя собеседница возмутила Герду больше всех. Она вдруг почувствовала, что если все остальные просто трепались, то этой она активно не нравилась. И это было взаимно.
        Вообще девочек столь непохожих найти, пожалуй, было и сложновато. Непосредственная Герда и спокойная Марго, они сильно контрастировали с друг другом. Если в одежде и причёске Герды проскальзывала лёгкая небрежность, то Марго наоборот была одета очень старательно. Форма на ней сидела как влитая, а причёска была очень аккуратной. Чувствовалось, что дома о Марго заботятся.
        Герда хотела, уже было сказать в ответ что-нибудь едкое, но Надя ухватила её за руку.
        - Не обращай внимания, - сказала она, - развыпендривались тут на публике!
        Она убийственно посмотрела на Марго.
        - У самой всего семь поколений предков состоящих в гильдии, а ещё чего-то там об естественном отборе вещаешь. Идём, Герда, скоро звонок, а я хочу показать тебе школу.

* * *
        - Наша организация вырождается, - произнёс Оритур Кварус Маркон, - мы теряем смысл существования.
        Илари был самым молодым из присутствующих, отчасти именно этим объяснялась его горячесть. Однако Горд был во многом согласен с ним. В самом деле, организация была основана задолго до создания Гильдии. Ну и каковы реальные результаты?
        - В лучшем случае мы занимаемся сбором бесполезных сведений. За века существования организации, мы накопили их целую кучу. Силы совершили то, силы сделали это. Ну и что, что это даёт нам для основной цели, - продолжал Оритур. По большому счёту мы знаем то же, что и все остальные.
        Горд незаметно оглядел присутствующих. Неподалёку от него неподвижно сидел кимерит демонстрируя космогатору свой вытянутый профиль, весьма похожий на волчий. На его боку висел небольшой ритуальный меч. Определить, что за мысли бродят сейчас в голове этого разумного Canis lupus, не представлялось возможным.
        Инори Киви он знал давно и близко, но, несмотря на это, она по-прежнему временами оставалась для него загадкой. Сейчас она слушала Оритура с милой улыбкой, которая могла означать всё, что угодно, как и у любого кавай. Триада трилов быстро пересвистывалась между собой, очевидно обсуждая чересчур эмоциональную речь. Рядом с ними находился феррон. По корпусу меха определить, что-либо было нельзя, а его индикатор эмоционального состояния находился вне поля зрения Зимина.
        Горд вновь вернулся взглядом к оратору. Да, Оритур, безусловно, во многом был прав. Интересно, - подумал вдруг Зимин, - как переводится его имя.
        - Что вы называете основной целью, - поинтересовался у илари феррон.
        - Освобождение трёх галактик от власти сил, и уничтожение последних, - ответил без колебаний Оритур Маркон.
        - Безумие, - возмущённо воскликнул другой илари. - Силы представляют собой более высокий эволюционный уровень разума. Подчёркиваю, не цивилизации, а именно разума, в биологическом смысле. Низшие не способны победить высших. Вспомните историю. Сколько у каждой расы было столкновений цивилизации с примитивными народами. И кто победил? А ведь потенциал разумов у обеих сторон был в принципе одинаков. По сравнению с силами у нас нет даже этого.
        Однако оппонент отнюдь не смутился, вероятно, он ждал подобного рода вопросов.
        - Возможно, я согласился бы с моим собеседником, - ответил он со всей свойственной Илари учтивостью, - если бы силы представляли собой хоть какое-то подобие цивилизации. Однако точно известно, что мы имеем дело лишь со сравнительно небольшой группой энергетических сущностей, пусть даже и сверхразумных. Также точно известно, что когда-то они были обычными существами. К тому же они уже давно ведут чисто паразитический образ жизни и не в состоянии существовать без жертвоприношений разумных.
        Учтивость Илари есть штука сложная, много градаций имеющая. Сейчас, обладающий неплохим опытом общения с этой расой, Горд в ответе явственно различил сарказм.
        - Он прав! - Кимерит резко встал, слегка обнажив ритуальный меч. - Мы все попрятались в норы и боимся делать резких движений. Таким способом войну не выиграть.
        - А вы считаете, что у нас война, - с иронией поинтересовался второй илари.
        - Да. Я считаю, что энергоинформационные сущности, условно именуемые нами силами, находятся в состоянии медленной войны со всем космосом. И не надейтесь, что ваши родные миры в безопасности. Сколько раз уже было! Силы способны объявить своим владением любую планету, бросив прежнее на произвол судьбы.
        Послышались оживлённые обсуждения. Горд видел, что с Оритуром согласны многие, но и противников было не мало. Космогатор решил немного успокоить собравшихся.
        - Полностью поддерживаю Оритура Кварус Маркона, - произнёс он, зная, что Илари предпочитают, что бы собеседники полностью произносили их сложные имена. - Этот разговор назрел давно. Но прежде чем вернуться к нему предлагаю обсудить, то ради чего мы собственно собрались. Есть какая-либо информация по смерть-сферам?
        Ответил феррон.
        - Наши расчеты с высокой вероятностью подтверждают гипотезу о том, что смерть-сфера представляет собой зону низкоэнергетического вакуума, отделённую от всей остальной вселенной своего рода потенциальной мембраной. Когда она оказывается в пределах достаточно сильной гравитации планетарного уровня, то мембрана «сминается» и низкоэнергетический вакуум как бы «растекается» по планете. При этом он будет поглощать любую встреченную энергию, покуда между ним и окружающим миром не выровнится разность потенциалов, тогда вакуум перейдёт в обычное состояние.
        - Подчёркиваю, - продолжил мех, - энергия поглощается действительно вся, включая тепловую. Возможно, даже электроны падают на ядро.
        Горд вновь вспомнил обращённую в лёд планету.
        Пока феррон говорил, его корпус не сдвинулся с места ни на йоту. Не знаешь, так и не поймёшь, к кому обращается. Зато голос его был хорошо слышан во всём помещении. Звуковые синтезаторы меха могли воспроизвести любой тембр. Но обычно в голосе ферронов звучали лёгкие металлические нотки. Не смотря на то, что голос меха звучал ровно, без интонаций, его нельзя было назвать полностью безличным. Речь была ещё одним показателем эмоционального состоянья феррона. И Зимин иногда задумывался, способны ли они этот показатель подделать.
        - Перестроенный вакуум, - задумчиво протянула Инори Киви. Лицо кавай приняло сосредоточенное выражение. - Но тогда в этом точно замешаны силы.
        - Это и так было очевидно, - проговорил кимерит.
        - Полной уверенности всё-таки не было, - возразила Инори. - Мы не как не можем понять смысл уничтожения без малого десятка планет. В конце концов, силы предельно прагматичны. Им попросту ни к чему такое массовое истребленье разумных.
        - Значит, какой-то резон всё же есть, - пробормотал Кварус Маркон.
        И Горд согласно кивнул головой. Теперь сомнений действительно не оставалось: только силы были способны манипулировать вакуумом.
        - Хочу уточнить, - вновь заговорил феррон, - что данная гипотеза всё же не доказана стопроцентно. Нам не хватает небольшого количества данных.
        Кимерит неодобрительно покосился на Горда.
        - Если бы один из присутствующих рискнул бы не надолго задержаться возле Горгоны, то мы вполне возможно этими данными бы располагали.
        Наезд был настолько неожиданным, что Зимин даже на миг растерялся.
        - Это было бы верное самоубийство, - произнёс он, - я и ушёл то тогда только чудом. Ещё бы минута и всё.
        Горд замолчал, решив, что его речь слишком похожа на оправдание. Неожиданно его поддержал феррон.
        - Космогатор Горд прав, - произнёс мех, - если бы он остался для наблюдения, то вероятность его гибели была бы ровна ста процентам. Напоминаю, что ни на одной из планет подвергшихся атакам смерть-сфер даже на орбитальных станциях никто не выжил. Границы опасной зоны в точности неопределены, а на корабле Горда, насколько мне известно, тогда оказался ребёнок.
        Судя по всему, последнее мех посчитал, решающим аргументом.
        Это слегка удивило Горда. Ферроны были известны своей крайней рациональностью, и Зимин считал, что им чужда подобная человеческая сентиментальность. С другой стороны любой мех когда-то был существом из плоти и крови, до того как решился на пересадку мозга.
        Вместо ответа Кимерит встал, повернулся к Зимину и неожиданно поклонился.
        - Простите, достойный Горд, я просто был неверно информирован об этом случае.
        - Извинение принято, - произнёс в ответ Зимин. Ему действительно не хотелось раздувать не нужный конфликт.
        Удовлетворенный кимерит вернулся на место.
        Вообще-то, не принять извинения кимерита было чистой воды самоубийством. Тогда, что бы очиститься у волкообразного оставался с его точки зрения единственный выход - дуэль. Нет уж спасибо, один раз, по молодости, он в подобной дуэли уже участвовал, и повторять ни какого желания не имел.
        - Расчеты по смерть-сферам, - закончил прерванное было выступление мех, - сейчас будут переданы на личные компы присутствующих. Надеюсь, все подключили их к локальной сети станции.
        Мгновение спустя личный компьютер Горда издал сигнал означавший, что пришло сообщение. Было странно, что ферроны доверяют такую информацию сети, но Зимин тут же сообразил, что мехи попросту контролируют всю электронику станции и после окончания совещания эти данные тут же сотрут из сети.
        - Тогда переходим ко второму пункту повестки, - предложил Зимин.
        - Олдрин, - обратился он к кимериту, - вы отвечаете за расследования нападения на станцию синхрониума. Есть ли хоть какой-нибудь результат.
        Кимерит медленно покачал головой.
        - К моему вящему стыду ничего. Мы лишь пришли к выводу, что нападавшие, скорее всего, были заинтересованы в сокрытии какой-то информации. В компьютерную систему станции был введён очень мощный вирус, необратимо стёрший всё от данных, до программ. Более того, в жилых отсеках была взорвана электромагнитная бомба, разрушавшая всю личную электронику.
        Олдрин прав, - понял Зимин, - вывод из всего этого был однозначным, кто-то очень хотел стереть некие данные. Понять бы ещё какие. Он задумался.
        - Поскольку сам синхрониум уничтожен не был, то можно предположить, что злополучная информация связана с ним никак не была, во всяком случае, напрямую. Нападение просто случайно совпало с наблюдением первой пространственно-временной трещины, - закончил говорить кимерит.
        Предположение было логичным, но скудность результатов разочаровывала.
        - Почему мы вообще занимаемся этим? - выразил недоумение второй Илари, тот самый который выступал против Оритура. - Не думаю, что этот налёт как-то затрагивает интересы организации.
        - Да, это так, - согласился с ним Зимин. - Но станция-синхрониума является частью нашей структуры. Пусть даже в какой-то мере формально. И мы обязаны разобраться, что там случилось.
        - Согласен! - на этот раз кимерит полностью вынул свой меч из ножен, торжественно воздев его кверху. - За своих надо мстить!
        На самом деле «своими» на станции было лишь несколько разумных. Но, по мнению Горда, это ничего не меняло. Это был как раз тот редкий случай, когда он был готов лично подписаться под словами воинственного кимерита. Да и узнать о том, что это за информация была такая, что станцию зачистили подчистую, возможно было б совсем нелишне. Оставалось только надеяться, что Олдрин окажется достаточно компетентен в качестве следователя.
        Вскоре они вернулись к вопросу о том, что следует изменить в деятельности организации.
        Глава третья
        Друзья и враги
        Ферроны (в просторечии мехи) - Сообщество киборгов, в которое вошли разумные решившиеся на пересадку мозга в механическое тело, с целью достижения долголетия и очистки разума от большинства эмоций. Де-юре считаются отдельным разумным видом.
        Краткая космическая энциклопедия.
        Учёба в школе космогаторов была весьма напряжённой. Кроме обычных учебных дисциплин здесь преподавали и другие необходимые для пилотирования и обслуживания «Ласточки». Герде приходилось изучать навигацию, теорию квантовых коридоров, двигатели. А уж математику преподавали в таком объёме, что её прежним школам и не снилось.
        Обычно Герда легко выбивалась в отличницы во всех школах, в которых училась. Теперь же что бы удержаться на верху ей требовались изрядные усилия, и с непривычки она сильно уставала.
        Но всему на свете приходит конец: миновал восьмой день десятидневки: наступили два дня выходных, и Надежда вытащила новую подругу поразвлечься в город.
        Долгое время девочки просто гуляли среди круглых, похожих на разноцветные фломастеры зданий, между которыми был разбит парк. Потом обе присели на краюшек небольшого фонтана. Какое-то чудо-юдо лохматое, задрав к верху голову, испускало изо рта потоки воды.
        Поток расходился зонтиком и ниспадал шатром обратно к земле. Изредка до подружек долетали лёгкие брызги, оседая на одежде и лицах мелкими капельками. В жаркий день это было даже приятно.
        - Здесь на всей планете такая архитектура? - Полюбопытствовала Герда.
        Подруга рассеянно окинула взглядом высокие дома-башни.
        - Да вроде бы.
        Она вдруг смутилась.
        - Знаешь, я почти не путешествовал по Торусу.
        - Забавно, - продолжала она, задумавшись, - мне приходилось бывать ещё на паре планет, а вот других мест родной, практически не посещала. Ну, так, ездила кой-куда со школьными экскурсиями. Странно, правда?
        Герда тоже немного подумала.
        - Да нет, - сказала она, наконец, - наверное, это обычное дело. Я вот на четырёх планетах с отцом жила, но только сейчас сообразила, что не знала, по настоящему ни одной. Это ведь только с точки зрения космоса любая планета - точка, для людей она целый мир.
        Они надолго замолчали, думая, каждая о своём. Герде вдруг показалось странным стремиться к иным мирам, если за всю жизнь не возможно досконально изучить свой - один единственный.
        Однако она тут же тряхнула головой, прогоняя подобные мысли. Как говорил её родной отец - Кортус: «Разумные совсем не обязаны быть логичными, они просто живут в своё удовольствие». Герда по-прежнему считала, что стать космогатором - здорово.
        Мысли о погибшем отце навеяли грусть, и Герда невольно задумалась, почему пережила его смерть так легко. Конечно, на фоне гибели целой планеты, гибель одного человека попросту меркла, но ведь этот человек был ей самый родной по крови.
        Корус заботился о ней, всегда был готов дать ценный совет, но по настоящему близки они не были. Скорее он считал заботу о дочери своим долгом, который исполнял свято, так же как контракты с правительствами планет, куда вербовался отряд наёмников. Любил ли он её по настоящему? Герда не знала. Обычно она хорошо понимала чувства других людей, но с родным отцом это почему-то не проходило.
        Герда вдруг вспомнила: однажды она подслушала, как Корус Мир признался боевому товарищу, что всегда хотел сына, которому можно было бы передать свой боевой опыт. Почему же он тогда не женился повторно? Впрочем, мать девочка не помнила.
        Вблизи, обогнув фонтан, пролетела стайка зелёненьких мотыльков. Они почти коснулись лица Герды. Но занятая своими мыслями девочка даже не обратила на это внимания.
        - Герда, очнись! С тобой всё в порядке?! - Надежда несколько раз провела ладонью перед её глазами. - Сидишь, уставившись в одну точку!
        И Герда Мир, наконец, очнулась от своих размышлений.
        - Извини, - сказала она подруге, - задумалась что-то.
        - О Горгоне? - спросила Надежда с понимающим сочувствием.
        Герда лишь коротко кивнула, в конце концов, догадка Надежды была достаточно близка к истине.
        Представив свидетельницей чего, пришлось стать подруге, Надежда невольно поёжилась и поспешила перевести разговор на другое, отвлекая Герду от мрачных мыслей.
        - Куда тебя ещё сводить? - спросила она. - Тут поблизости довольно недурные атракциончики.
        Она на мгновение запнулась.
        - Слушай, ты вообще-то поесть не хочешь? А то я - так очень голодная.
        Герда благодарно кивнула. Есть ей действительно уже хотелось, но признаться Надежде раньше она не решилась.
        - Так чего молчала? - Надя внезапно сделалась похожей на курицу наседку, хлопочущую над одним единственным цыплёнком, - тут есть неплохое кофе, тоже поблизости.
        Но дойти быстро до кофе не вышло: в ближайшей аллее Герда заметила несколько фигур. Одна из них ей показалась знакомой. Герда вгляделась. Это были четверо парней её возраста. Один стоял напротив троих. Нет! Двое довольно крепких ребят держали сзади ещё одного за руки, так что тот попросту не мог вырваться. Именно он то и показался Герде знакомым. Однако из-за отбрасываемой деревьями тени она ни как не могла разглядеть лица.
        Напротив, нагло поигрывая дубинкой, стоял ещё один, такого же возраста, но невысокий и довольно тщедушный. Не смотря на подобный внешний вид, чувствовалось, что именно он за главного в троице.
        - Что, Ковис, думал, мы с тобой драться будем?
        Коротышка говорил, неспешно растягивая слова. Герда поняла, что он подражает героям плохих гангстерских фильмов. Девочка вспомнила, как её родной отец как-то упомянул, что полные нули почему-то ощущают свою значимость, натягивая подобные маски.
        - Слишком много чести для тебя, - продолжал изгаляться тщедушный.
        - Никакой пощады, - вдруг завопил он, опять явно кого-то копируя. - Истребим проклятых отвергов отпавших от человечества.
        - Идём, - шёпотом сказала ей Надя, - идём, пока не заметили, ещё не хватало в драку ввязаться. Это же внешние, не стоит нам впутываться в их спор.
        Похоже, Герду она теперь уже безоговорочно причисляла к своим.
        - Погоди, кажется, я одного из них где-то видела.
        За всё это время пойманный не произнёс ни слова. Он бессомнения обладал сильной гордостью. Такие люди нравились Герде.
        - Да, какая разница?! - удивилась Надежда. - Ты же теперь с нами, не с ними.
        И здесь водораздел, - огорчённо подумал Герда. - И почему люди так стремятся разделиться на группки по самым малозначащим признакам. Она вспомнила о Халарии - планете, где у отряда отца был контракт до Горгоны. Этот мир находился на грани расовой войны. Из-за чего спрашивается? В результате какой-то древней мутации примерно половина планетного населения обладала передающейся по наследству лопоухостью. Люди были готовы убивать друг друга из-за такой малости!
        Наклонившись, она подобрала довольно увесистый камешек.
        - Стой! - воскликнула Надежда, - Ты что делаешь, их же трое.
        - Нас тоже.
        - Имей в виду, я отказываюсь!
        И тут впервые заговорил пленённый.
        - Я всегда знал, что ты трус, - презрительно бросил он, - но что б настолько! Ты подл, даже для внешнего!
        - Это же Брюл! - ахнула Надя. - Внешние поймали Брюла.
        Но Герда уже, широко размахнувшись, бросила камень. Точно, - подумала она, когда тот находился уже в полёте, - ведь Ковис его фамилия! И как я сразу не вспомнила!
        К её удивлению теперь Надя, не задумываясь, бросилась к парням. Но те лишь слегка успели повернуться на шум, когда в одного из державших Брюла угодил камень.
        - Ай, - заорал он, отпуская левую руку пленника.
        У Брюла оказалась мгновенная реакция. Освободившейся рукой, тот заехал оставшемуся пленителю в лоб. От неожиданности тот тоже вскрикнул, но руку Брюла не выпустил. Но уже в следующую секунду Ковис перебросил врага через голову каким-то хитрым приёмом. Упав, подросток так и остался лежать.
        Теперь ученик космогаторов был свободен, но бежать прочь не собирался. На второго противника, он размениваться тоже не стал, сразу устремившись к коротышке. Но реакция у того оказалась отнюдь не хуже чем у противника. Он сразу кинулся бежать прочь со всех ног.
        - Ларкон, Дмитрий, помогите, - вопил он на бегу. Расстояние между ним и преследователем увеличивалось медленно, но верно. Однако прямо по направлению их движения Герда разглядела довольно длинный забор. Так что шансы поймать противника у Брюла все-таки были.
        Мальчишка, которого Брюл швырнул наземь, наконец, встал. Он переглянулся с приятелем. Но вместо того, что бы защитить товарища, они предпочли разобраться с подругами. Оба устремились к остановившимся девочкам.
        - Бежим! - крикнула Надежда.
        Герда и сама понимала, что им пора делать ноги. Неизвестно, чем бы для них всё закончилось, но именно этот крик и решил для Брюла исход погони. Он на мгновение остановился и, видимо узнав Надежду, бросился на помощь девочкам. При этом на лице его была такая ярость, что те сами предпочли бросить преследование и поскорее ретироваться.
        - А, значит, это были вы, девочки, - сказал, подбежав к ним запыхавшийся Брюл. - Спасибо! Надежда, это ты бросила камень?
        Девочка покачала головой.
        - Нет, Герда.
        Кажется, Брюл слегка удивился.
        - Вот как?! Похоже я должен поблагодарить тебя, внеш… Вот уж не ожидал! Кажется, я не верно о тебе думал. В общем,… это… спасибо.
        Герда обратила внимание, на то, что слово «внешняя» он на этот раз скомкал.
        - Пожалуйста, - сказала она таким тоном, что все невольно заулыбались.
        Вскоре они втроём уже сидели в расхваленном Надей кофе. Кофе действительно оказалось неплохим: светлое, с небольшими уютными столиками между которыми плавно разъезжало несколько роботов-официантов. Сделаны они были в виде зверей, скорее всего мифических. Несколько минут спустя вся троица уже поглощала пончики с кофе.
        - И так, из-за чего был весь этот сыр-бор, - поинтересовалась Надежда тоном заботливой мамочки.
        Паренёк серьёзно вздохнул.
        - Ты лучше этих спроси, тех, кто убежал. Я, знаешь ли, вполне мирно иду, никого не трогаю. Вдруг вылезает откуда-то этот недомерок с приятелями, и спрашивает прямо сходу: мы, мол, тут поспорили, правда ли, что все космогаторы богомерзкие киборги которые не признают, ни дружбы, ни совести.
        - Что так вот прямо и спросил?! - изумилась Герда.
        Надежда лишь тихо охнула.
        - Ну, да! - охотно подтвердил Брюл.
        Герда прекрасно знала, что любители помахать кулаками имелись во всех мирах. По уже сложившемуся у неё мнению, Брюл и сам-то не очень от них отличался.
        - Ну, а ты, конечно же, сразу в драку! - недовольно проворчала Надежда.
        Особого возмущения в её голосе, правда, не было. Вероятно, действовали законы кастовой солидарности. Герда вспомнила, как изменилось поведение обычно мягкой Надежды, когда та поняла, что опасность грозит своему.
        - Ну почему же сразу? - слегка удивился Брюл. - Что же я варвар, что ли? Вначале я честно спросил, зачем они нарываются. А они в ответ: «Все знают, что ученики гильдии не способны на честную драку». Ах, честной драки вам захотелось! «Хорошо», - говорю, - «только отойдём с центральной аллейки-то».
        Герда вдруг почувствовала, что Брюл описывает случившиеся с каким-то даже удовольствием. Но вот причины понять она не могла. Ведь как ни крути, дать им отпор в одиночку Брюл не сумел, и гордиться ему было, в общем-то, нечем. Потом вроде бы уяснила: вся эта компания подтвердила его самые худшие представления о внешних. И парень был этому только лишь рад. Всегда приятно увидеть противника в самом чернейшем свете - свои лучше смотреться будут.
        Девочка едва удержалась, что бы покачать головой.
        - Ну, вот значит отошли мы, - продолжал рассказ Брюл. - Они втроём напротив меня встали. Что, говорю, герои жёлтого карлика, кто из вас посмелее будет. Компания мнётся. Помочь вам, что ли? - спрашиваю. - Самому выбрать. А тут этот крысёныш: «Это я тебя бить буду!».
        На некоторое время Брюл прервал свой рассказ. Он не спеша, доел пончик, короткими глотками выпил оставшийся кофе, потом с задумчивым видом принялся смотреть через окно на деревья. Герда видела, что Надежда так и изнывает от любопытства. Хотя чего там любопытствовать не понимала: Брюс уже и так рассказал практически всё.
        - Я, честно говоря, не ожидал, - сказал, наконец, Брюл, - знал его раньше немного, Иван никогда ни храбростью не отличался, ни мускулами.
        - Ну, в общем, - продолжил он нехотя, - удивился даже слегка. Тут эти двое меня за руки и схватили.
        - Ну, остальное вы, в общем, видели, - скомкал конец истории Брюл.
        - А игнорировать их, конечно, было нельзя, - проворчала Надежда. - Мальчишки!
        Брюл удивлённо посмотрел на неё.
        - Игнорировать?! - произнёс он таким тоном, что сразу стало ясно, что подобная возможность ему попросту в голову не приходила, - А это как?!
        Надежда только рукой махнула:
        - Ладно, замнём, - сказала она, - для ясности.
        На обычно молчаливого Брюла нашёл внезапно какой-то трёп. Он вдруг принялся рассказывать девочкам анекдоты и забавные случаи. Говорил, о слабостях учителей в гильдейской школе и об их сильных сторонах. Словом делился важной информацией.
        С чего б это он, - слегка удивилась Герда, - он же ещё вчера меня пустым местом считал, оскорбляющим гильдию.
        Такая уж была черта у Брюса Ковила: если уж он признавал кого-то своим, то целиком и сразу, и доверял ему беззаговорочно. Другое дело, что этих своих у него было очень и очень не много. Он даже в школе почти ни с кем по настоящему не сошёлся.
        Между тем, Герда обратила внимание, что у входа в кафе возникло нездоровое оживление. Кое-кто из посетителей недоумённо посмотрел наружу. Причина выяснилась тут же. В узкий проход протискивалась, мешая друг другу, группа людей в зелёных балахонах. Это ещё кто такие? - недоумённо подумала девочка.
        Группа осматривалась, явно кого-то ища.
        - Так, - убито проговорил Брюл, - адепты церкви «Божественного зерцала». Только их здесь для полного счастья и не хватало.
        - А может они ещё и не про наши грешные души? - с надеждой произнесла Надя.
        Герда хотела, было расспросить их о «зелёной» компании поподробней, но, тут опровергая слова Надежды, - группа направилась прямо к их столику.
        Надежда с Брюлом привстали с явным намереньем сделать ноги. Вот только выход из кофе имелся только один, и что бы пройти в него, надо было миновать зелёные балахоны.
        - В чёрную дыру их, - бросил Брюл, - не желаю я бегать.
        Лицо у него при этих словах скривилось так, словно он наелся кислятины. На лице у Надежды было похожее выражение, казалось, им всем предстояло, что-то очень унылое.
        - Что происходит? - вопросила их Герда.
        - А, - Надежда вздохнула, - зануды пришли. Приготовь себя к скучному.
        Зелёные были уже возле их столика.
        Герда насчитала пятерых людей разного возраста. Не смотря на капюшоны, она видела, что лица у всех были очень торжественны. Они что обедню собрались тут служить? - мельком подумала Герда. Как оказалось, её предположение было не столь уж далеко от истины.
        - Бог и исток! - объявил один из балахонников постарше, Герда дала бы ему около шестидесяти. Очевидно, это была какая-то религиозная формула.
        - Исток и Бог! - сообщила им Герда, немного подумав.
        К её удивлению, ответ привёл пришедших в некоторое возбуждение, а Брюс с Надеждой переглянулись.
        - Ты уже знакома с нашим учением, дитя? - обрадовано вопросил старший.
        - Представления не имею! - весело сообщила им Герда. - Я просто хотела быть вежливой.
        Она доедала последний пончик.
        - Но ты произнесла ответную формулу!
        - Ва! Действительно угадала! Впрочем, я знакома с целой кучей других подобных учений.
        Герда уже расправилась с пончиком. Поглядев на приятелей, она заметила, что те тоже покончили с трапезой.
        - Не важно, - произнёс её собеседник после коротких раздумий. - Ведь не иначе как само мироздание подсказало тебе этот ответ. Значит, ты ещё не совсем испорчена. Во всяком случае, не так как твои дружки.
        - О, мы так на это надеялись! - какая-то женщина из «божественных зерцал» от умиления, кажется, готова была прослезиться.
        - Чего, чего, - Герда даже оторопела слегка, - так вы, что всё это своё явление ради меня организовали?!
        - Да, - подтвердил старший, - когда мы узнали, что чистая и невинная душа попала в эту богомерзкую школу для изменённых.
        Герда не сразу вспомнила, что изменёнными фанатики называют космогаторов.
        - Тяжёлый случай, - пробормотала она.
        - Да, - вновь воскликнула женщина, - они замутнили душу свою, которая должна живое божество отражать, имплантами, что образ божества отражённый в ней искажают.
        Герда хотела было просто встать и уйти, но ей вдруг стало интересно понять логику фанатиков.
        - Ваша церковь ведь входит в общечеловеческую? - поинтересовалась она.
        Старший священник, жрец или кто он там был на самом деле, степенно кивнул:
        - Естественно.
        - Тогда вы должны быть согласны, что бог есть творец.
        - Безусловно.
        - А суть его творчество.
        Старшой был согласен и с этим.
        - Да, творческий исток порождает вечно обновляющуюся вселенную. А зерцала нашей души этот исток отражают. Мы рады, что нашли взаимопонимание.
        По мнению Герды, до взаимопонимания им было так же далеко, как до Магеллановых облаков и большого, и малого вместе взятых.
        - Я пастор Брак, - представился между тем старший балахон. - Как только мы узнали, что ты находишься в этом кафе, то пришли, что бы спасти твою невинную душу.
        - О душе потом, - отрезала Герда, довольно холодно.
        - Дитя, душа это самое важное.
        - Я знаю.
        Она набрала в лёгкие побольше воздуха.
        - Вы мне вот, что лучше скажите, если бог есть творчество, а наши души его отражения, то почему же вы не даёте людям меняться? Вы что всерьёз считаете, что те, кто поставил себе имплант, перестают быть людьми? Кому от этого хуже? Да вы всех ведёте в болото!
        - Всё куда хуже, чем мы думали, - расслышала она еле слышимый шёпот, - дьявольская пропаганда слишком глубоко проникла в неё.
        - Дитя, - попытался урезонить её пастор Брак, - ты говоришь ересь. Если создание имплантов и творчество, то не от бога.
        - И решать, что от него, а что нет, конечно, будете лично вы?
        Герда почувствовала, что её заносит. Следовало закругляться.
        - Ну почему же, - удивлённо проговорил Брак, - есть предписания общечеловеческого синода.
        - Спасибо, - отрезала Герда, - но решать что хорошо, а что плохо я предпочитаю сама. Пошли ребята!
        Она решительно встала, и, убедившись, что приятели следуют за ней, прошла мимо растерявшихся поклонников божественного зеркала к выходу. К удивлению Герды её никто не преследовал. Возможно, зелёные балахоны решили, что душа девочки уже окончательно погублена.
        - А ты молодец, - воскликнул Брюс, когда они вновь оказались снаружи, - ловко отбила этого Брака.
        - Брак он и есть Брак, - весело сказала Надежда. Судя по всему, она тоже осталась довольна подругой.
        Сама Герда предпочла промолчать. Она вовсе не считала это победой. Хотела ведь мирно с людьми поговорить, и вдруг чуть не сорвалась, ни с того, ни с сего.
        Она попыталась представить, что бы сделали на её месте оба её отца и родной, и приёмный. Вскоре она пришла к выводу, что ни тот, ни другой вообще не стали бы разговаривать с фанатиками. Капитан наёмников Кортус Мир, скорее всего, их бы сразу послал, далеко и надолго. А Горд, попросту продолжал бы обед. Она уже убедилась, что этот человек просто не обращает внимания на незначительные помехи. Интересно, - подумала она, - где сейчас Горд? Герда вспомнила, что давно его не видела.

* * *
        С океана налетали порывы холодного штормового ветра. Он вихрем, проносился по небольшому городу, завывал, словно запугивая людей, поднимал мусор и тащил его от одного конца улицы до другого.
        Птицы попрятались в укромных местах и теперь дрожали от холода. Многочисленные ручные животные с зелёным мехом и шестью лапами, которых в ясную погоду можно было увидеть по всему городу, теперь встопорщив шерсть, спешили укрыться в домах.
        Но Горду подобная погода даже немного нравилась. Он двигался против ветра широким, уверенным шагом, с удовольствием вдыхая чистый холодный воздух. Кругом стояли жёлтые округлые здания, над которыми в густо-тёмном вечернем небе сияли две маленьких жёлтых луны. Вскоре улица кончилась.
        Зимин стоял у обрыва высокой скалы. Обрыв был огорожен высоким, прочным бордюром, из того же жёлтоватого камня, что и все здания в городе. Космогатор посмотрел вниз. Море под скалою кипело.
        С бешеной яростью оно нападало на основание, на котором был расположен город. Вода набрасывалась на скалу, закручивалась водоворотами и, не добившись своего, отступала. Что бы мгновение спустя попытаться по новой. Брызги взмывали высоко вверх и подхваченные воздушным порывом летели дальше, словно горизонтальный дождь.
        Одежда слегка промокла, но на настоящий момент это Горда не беспокоило. Он с интересом наблюдал за игрой стихии. Вдруг подумалось, а каково это плыть по бурному морю. И не на современном компьютеризированном судне, а на древнем парусном. Он представил, как волны перехлёстывают через раскачивающийся борт, с головой накрывая снующих матросов. Некоторые из них карабкались по вантам, словно обезьяны, не смотря на бурю.
        Зимин припомнил, всё что знал, о парусных кораблях: хлипкая обшивка, зависимость от ветров и течений. Да уж, космические полёты представлялись делом куда более безопасным. И всё же, всё же! Раз за разом бросать вызов стихии, быть свободным от власти сил, знать, что всё зависит только от твоей воли и мужества. Давно ушедший мир показался Зимину привлекательным. Он подумал, что стоит побольше узнать об этой эпохе.
        Но тут же вспомнилось и другое. Для большинства людей обитавших в том мире, он не казался таким уж счастливым. Ужасающая нищета, беспрекословное подчинение высшим, тех же матросов зачастую вербовали во флот насильно, и сама жизнь их нередко зависело от самодурства офицеров. Какая уж там к дьяволу свобода! И всё же сама борьба со стихией его привлекала.
        Горд, услышал позади себя шаги, однако повернулся не сразу. К нему подходили две фигуры в плотных плащах. Не смотря на длинные одежды и капюшоны, в них легко можно было узнать кимеритов. Горд отвесил им лёгкий ритуальный поклон, словно старым знакомым, как и было, принято у их расы.
        Отвечая на его приветствие, подошедшие совершили то же короткое движение головой. Потом старший на мгновение откинул с лица капюшон. Особой необходимости в этом не было. Хотя для многих людей все кимериты были на одно лицо, опытный Зимин легко различал их даже по походке. Ещё не обернувшись, он нисколько не сомневался, что к нему подходят нанятые им самим ксеноки.
        - Здесь часто такая погода? - поинтересовался Горд, вместо того, что бы сразу перейти к делу.
        - Да, - сказал старший из кимеритов, которого звали Ораст. - И не только здесь, по всему миру. Океаны Дагеи постоянные генераторы бурь.
        - Я слышал, - добавил младший, - что до «удара сил» всё было совсем по-другому.
        Горд невольно кивнул. Лет триста назад Дагея была довольно славным местом, по крайней мере, по меркам людей и кавай. Большая её часть имела приятный тёплый климат. А суша была представлена множеством крупных островов в большинстве своём объединенных в архипелаги. На планете отсутствовали крупные хищники. Одним - словом курорт.
        Однако правители планеты начали баловаться с исследованиями, на которые силами был наложен запрет. Вскоре последовало «возмездие».
        Последнее слово Зимин мысленно поставил в кавычки.
        Удар, нанесенный силами, по лабораториям и исследовательским центрам отнюдь не был точечным. Была проломлена планетарная кора, начались извержения вулканов. Потом, в назидание всем прочим ослушникам, силы слегка сместили планетную ось, что не только испортило климат, но и вызвало волну колоссальных землетрясений по всем островам. Цивилизация на Дагее стала возрождаться совсем недавно.
        - Есть новости? - Горд наконец поинтересовался вопросом ради которого они встретились.
        Ораст кивнул.
        - Да. Человек, который вас интересует, как и обычно, в это время, находится сейчас в баре «Торнадо» с одним охранником.
        Это было так хорошо, что Горд даже и поверил не сразу.
        - Вы уверены, что охранник один?
        Старший наёмник лишь усмехнулся снисходительной улыбкой профессионала.
        Никогда не думал, что они могут быть столь беспечны, - подумал Зимин. Мгновение он прикидывал, не является ли это ловушкой, но счёл вероятность подобного минимальной: вряд ли кто знал, что на планету прибыл гильдиец.
        - Сможете нейтрализовать охранника, так что бы обеспечить мне… разговор?
        - Да без проблем, - отозвался Ораст, - Охранник не представляется мне таким уж крутым. Можете «разговаривать» с клиентом хоть целый час.
        Слово «говорить» он с явной иронией выделил. Кимериты не одобряли свойственной людям уклончивости, они предпочитали называть вещи своими именами.
        - Ведите, - распорядился Горд.
        Ему предстояла не слишком приятная работа, с которой хотелось справиться как можно скорее.
        Бар оказался не плохим, хотя и отнюдь не элитным. Зал был погружён в темноту, в которой жёлтоватым светом светились столы, и фосфоресцировала посуда. Горд не мог различить даже лиц людей сидящих по близости. Лишь временами из полумрака возникала рука, которая подносила кружку к губам. Кружка слабо светилась белым и если находишься рядом, то можно было что-нибудь разглядеть. Имелись огоньки и на стенах. Заведение было как раз в духе Горда, и при других обстоятельствах он приятно провёл бы здесь время.
        - Вон тот столик, в левом углу - негромко уточнил Олдрин.
        Зимин кивнул, даже с этого расстояния он видел возле столика две неясные тени. На мгновение ему захотелось опустить на глаза инфракрасные очки. Но делать этого космогатор не стал. К чему собственно? В наводке кимеритов Зимин не сомневался, к тому же он не видел фотографий Кильдрана в инфракрасном свете и не был уверен, что таким образом опознает его.
        - Минуту, - сказал Зимин спутникам.
        Космогатор решил, что с маскировкой можно кончать. Вынув из кармана баллончик, он направил струю аэрозоля себе на волосы. Под влиянием заключённого в баллончике реагента тёмная краска, которой они были покрыты, распадалась, а её частицы тут же становились летучими. На мгновение шевелюру Горда окутало лёгкое облачко, которое сразу рассеялось. Теперь его волосы приобрели свой естественный вид, что впрочем, было в темноте не заметно.
        Что ж, Килдрин скоро увидит, - подумал Горд, двигаясь к нужному столику. Волосы были чем-то вроде визитной карточки Зимина, и он намеренно собирался здесь наследить.
        Кимериты намеренно отстали, спрятавшись в темноте. Зимин скорее почувствовал, чем услышал лёгкий хлопок позади. Так, - понял он, - телохранитель нейтрализован. Зимин приблизился к столику.
        - Присесть можно, - поинтересовался он у мужчины, лица которого по-прежнему не мог разглядеть из-за темноты.
        - А? Да. Конечно.
        Приподняв светящуюся бутылку, мужчина указал на два свободных места. На короткий миг лицо его осветилось, и Зимин понял, что это действительно Килдрин: уж чего-чего, а его фотографий перед миссией Горд насмотрелся. Обруч космогатора был скрыт у Килдрина модным на Дагее красным тюрбаном.
        Зимин сел рядом с ним. Опускаясь на стул, он бросил короткий взгляд на место напротив. В фосфорическом свечении столика можно было разглядеть крупный силуэт неподвижно сидевшего мужчины. Слишком неподвижно. Темнота сейчас играла Зимину на руку, Килдрин до сих пор не заметил, что его телохранитель обездвижен.
        Горд ждал, что сейчас появится официант, живой или механический. Но вместо этого прямо перед ним с потолка опустился микрофон, под которым располагался небольшой экранчик с меню. Горд выбрал почти наугад.
        - Обождите, - объявил мягкий голос, и устройство стало возноситься под потолок. Минуту спустя сверху таким же образом опустился поднос.
        Всё это время Зимин искоса наблюдал за Килдрином. Тот был слегка пьян, но это не мешало ему, не спеша поглощать новые порции алкоголя.
        - Что-то пьёте, вы много, Килдрин, - негромко произнёс Горд тоном заботливого дядюшки.
        Некоторое время царила тишина, возможно собеседник Горда решил, что ему просто послышалось.
        - Мы что знакомы? - наконец произнёс он не уверенно.
        - Да же не встречались. Хотя конечно предательство это такой грех, что тяжело ложится на совесть, - невозмутимо продолжил Горд, - наверное, вам его вином залить хочется. Да не смотрите вы на телохранителя, он сейчас парализован, и помочь вам не в состоянии.
        Килдрин попытался встать, но его тут же пригвоздила к месту высунувшаяся из темноты могучая рука Кимерита. Зимин, выхватив из кармана фонарик, на мгновение осветил свои волосы. Казалось, в воздухе вспыхнула радуга. Килдрин побледнел: знаменитые волосы Зиминых были легендой среди космогаторов. О них знали даже те, кто не встречался с ним лично.
        - Да, понимаю, - не меняя тона, продолжил Зимин, - предательство это такая штука, которую так и тянет запить, что б совесть не мучила.
        - Ты… - только и смог, наконец, выдавить Килдрин.
        - Я! - охотно подтвердил Горд.
        - Кстати, кричать не надо, - добавил он на всякий случай. - Я уже включил звукоизоляцию столика. Пытаться бежать тоже.
        Горд продемонстрировал собеседнику небольшой чёрный пистолетик, который держал в руке. Это был миниатюрный станер, стрелявший электрошоковыми иглами.
        - Присядь с нами, Ораст, - Зимин даже не поднял глаз на кимерита, - а то ещё кто-нибудь рядом пройдёт, заинтересуется тем, что здесь творится. А эксцессы нам вроде бы ни к чему.
        Наёмник отпустив плечо Килдрина уселся на последнее свободное место. И хотя Горд по-прежнему не смотрел в его сторону, космогатор знал, что тот профессионально отслеживает все возможные движенья предателя.
        - Но как?! - потрясение Килдрина было так велико, что он, похоже, до сих пор не мог мыслить связанно.
        - Что, как? - уточнил вопрос Горд.
        - Как ты здесь появился? Мне бы немедленно сообщили, если б на планету опустилась хоть одна «Ласточка».
        - Нисколько в этом не сомневаюсь. - Горд вдруг улыбнулся ему, как улыбаются маленькому ребёнку. - А то, что космогатор может прибыть на обычном рейсовом корабле и под другой фамилией, вам конечно в голову не пришло? Бывает, бывает, инерция мышления.
        Килдрин, наконец, взял себя в руки.
        - Ну, и что теперь? - поинтересовался он даже с некоторым любопытством и вызовом.
        - Ну, а ты сам как думаешь? - любопытство, прозвучавшее в голосе Зимина, казалось, было ничуть не меньше.
        - Не знаю, если б ты хотел меня просто убить, то вряд ли стал бы подсаживаться.
        Горд хотел, было вновь ответить, что-нибудь ироничное. Но вдруг с изумлением понял, что испытывает странное наслаждение от этой сцены. Держать в руках чью-то жизнь, играть, словно хищник с мелкой добычей, была в этом какая-то сладость, какое-то извращённое удовольствие. Это Горду сильно не понравилось. Он подумал, что, похоже, знает себя не так хорошо, как считал. Пора было заканчивать, но несколько вопросов всё же задать хотелось.
        - Успокойся, - сказал Горд, - я вообще не собираюсь тебя убивать, даю слово космогатора! Сейчас мне нужен небольшой разговор.
        Он видел облегченье Килдрина. Слово космогатора священно. Особенно если слово дал член совета. У Горда не было ни малейшего желания становится изгоем в гильдии. Он знал, что это понимает даже предатель.
        - Зачем ты вообще сделал всё это?! - поинтересовался Горд, - зачем предал?!
        Секунд десять Килдрин просто смотрел на него, а потом вдруг разразился целой тирадой. Возможно, ему просто хотелось выговориться.
        - Гильдия деспотична, - говорил он. - Её членов опутывает множество бессмысленных правил. Монопольно владея технологией внедренья имплантов, Гильдия может диктовать клиентам любые условия. Блокируя любые попытки конкурентов, она не даёт этой технологии распространяться по галактике и тем самым тормозит всеобщей прогресс.
        Гляди-ка, какой идейный, - подумал Горд.
        - Правда, что за бегство из гильдии торговые лорды Дагеи пообещали вам целое поместье и крепостных? - спросил он.
        Однако Килдрин и не думал смущаться.
        - Почему бы мне и не обеспечить себя? - с вызовом поинтересовался он. - Почему я вообще должен отдавать Гильдии львиную долю собственной прибыли. Ну, понятно, за установку импланта платить надо, но не всю же жизнь. Условия, предлагаемые гильдией, слишком кабальные!
        - Если договор вас так сильно не устраивает, то его не составляет труда разорвать законным путём.
        Килдрин вдруг разразился негромким хохотом.
        - О, да, - лишившись при этом импланта. Вы не хуже меня знаете, что никто из людей правивших путь в сплетении добровольно на это не пойдёт. Да это всё равно, что перестать дышать, или отсечь себе руки.
        Впервые Зимин смутился: он слишком хорошо понимал, насколько Килдрин был прав. Движение сквозь сплетение, восторг перехода, чудесное единение с «Ласточкой» - это было всё для любого из космогаторов. Но на лице его эти чувства совершенно не отразились.
        Теперь действительно всё. Зимин засветился достаточно, что бы все поняли, что Килдрина покарала именно гильдия. Горд слегка надавил на курок указательным пальцем. Пластина плавно поддалась на нажим. Тело Килдрина дёрнулось и тут же обмякло: точно рассчитанный электрический импульс ударил по его нервной системе. Теперь бывший космогатор ничем не отличался от своего вырубленного телохранителя.
        Коротким движением Горд сорвал тюрбан с его головы, обнажая обруч, открыл гнёзда имлантов. Он машинально отметил, что впервые проделывает подобную процедуру на ком-то ином, нежели он сам.
        В руках Горда появилась небольшая коробочка тёмного цвета. Из неё к имплантам протянулись тонкие проводки. Всё было давно решено, сейчас Горд просто исполнял решение гильдии, за которое сам же голосовал. Но перед тем как нажать на кнопку Зимин всё же помедлил.
        В одном он прав, - подумал пилот, - никакое это не милосердие: для любого из космогаторов это кара, которая хуже смерти.
        - В конце концов, - пробормотал он, - я обещал тебя только не убивать.
        На душе сделалось муторно. Зимин надавил кнопку. Ипланты принудительно активировались, одновременно на их входы поступил сильнейший электронный вирус. Уже через полминуты работы системы он должен был разрушить всё программное обеспеченье имплантов. Разрушить полностью и не обратимо.
        С этого мгновения принадлежащая предателю «Ласточка» превращалась просто в груду металлолома, которую никому было уже не суждено поднять в небо. Сам же он становился больше не нужен хозяевам и был обречён влачить жалкое существование.
        Восстановить имплант было несложно в любой из программных мастерских гильдии, но Килдрину туда хода отныне не было. Никакого удовлетворения от возмездия Горд не испытывал: он слишком хорошо представлял, на что обрекал пусть бывшего, но коллегу. Что ж весть о подобном возмездии должна была помочь преодолеть колебания у тех кто не стоек и падок на искушение.
        Предатели встречались и раньше. Горд знал, что этот сорт людей есть всегда. Но открыть секрет внедренья имплантов столь тщательно оберегаемый гильдией ещё никому не удавалось. И не удивительно: даже в гильдии лишь совет знал, что при этом используется псионика. Технология была разработана магами расы кавай, с которыми у гильдии с самого начала был установлен плодотворный контакт. Они же и осуществляли внедрение. Поставить производство имплантов на поток было не возможно в принципе.
        Но рисковать всё же не следовало. Поэтому совет всегда стремился нейтрализовать предателей, но ещё никогда таким способом.
        Задумчиво глядя на распростертого, на стуле Килдрина, Горд допил своё вишнёвое пиво. Потом встал и с видом хорошо отдохнувшего человека неспешно зашагал к выходу. Вслед за ним удалились и кимериты.
        Глава четвёртая
        Зачёт с сюрпризом
        Я хорошо знала Герду: в гильдейской школе она была моей лучшей подругой. Это была совершенно обычная девочка: очень чуткая, явный эмпат и талантливый космогатор, безусловно, храбрая. И даже когда выяснилось, что одарённость её этим вовсе не ограничивается, предвидеть дальнейшие события не мог никто. И никакого излучения святости, что бы там не говорили иные умники, никогда Герду не видевшие, от неё конечно не исходило. Словом она была самым обычным дитём человеческим, как и все мы.
        Надежда Громова, «Воспоминания»
        Системы «Ласточки» быстро входили в рабочий режим. Подтверждающие доклады возникали в мозгу Герды короткими вспышками, оставляя ощущение надёжности: Герда просто чувствовала все тестируемые узлы.
        Закончено! Герда откинулась назад, уперевшись затылком в подголовник кресла. Сегодня первый вылет без инструктора! Закрыв глаза, она сосредоточилась на связи с компьютером. Казалось, что тело исчезло. Герда ощущала его лишь самым краешком разума.
        Система Герда-корабль пробудилась. Короткие электромагнитные импульсы обежали ангар. Обнаружив поблизости множество себе подобных, корабль обменялся с ними кодированными паролями и застыл в спокойной безмятежности. До начала выполнения задания оставалось ещё несколько минут, и Герда позволила себе унестись мысленно к произошедшему в начале дня инциденту.
        Войдя в небольшую аудиторию, где должна была проходить лекция по навигации Герда обнаружила, что на демонстрационном экране высвечиваются красным стихи. Позади неё кто-то хихикнул. Герда нахмурилась. Она всем нутром ощутила возникшее в аудитории напряжение, не то что бы опасное или сильное, но словно чего-то ждущее. Она вчиталась.
        Каждому в жизни место дано,
        Оно от рождения определено,
        Герда, ты свой не обманешь геном
        Будешь средь нас ты глупым вьюном.
        Вьюном называлось весьма распространённое на Топусе домашнее животное, действительно довольно глупое. Герда продолжила чтение. Дальше вирши объявляли буквально следующее:
        Лопнешь однажды в учёбе натуге,
        Я ж на могиле спляшу вуги-дуги.
        Судя по контексту, вуги-дуги был каким-нибудь танцем. Надо полагать весёленьким. Это уже слишком, - решила Герда. Почему-то больше всего её разозлил не смысл стишка, а плохая поэзия. Могли б сочинить чего-нибудь и получше, - возмутилась она.
        Перед тем как прибыть на учебную станцию, Герда проучилась в гильдейской школе уже больше года, перешла на второй курс, получила имплант, и большинство учеников её постепенно признали. Переломом послужил тот памятный случай с Брюлом. Ковис происходил из старинной гильдейской семьи и в силу ряда внутренних качеств обладал сильным влиянием на группу, после того как он изменил своё мненье о Герде, с ней стали сближаться и остальные.
        Но оставалась небольшая кучка тех, кто Герду решительно не принимал. Несколько детей высокопоставленных членов гильдии, и присоединившиеся к ним подпевалы. Герда чувствовала их пренебрежение, но причины понять не могла. По её мнению это чем-то походило на расовый конфликт на Хиларии: для противостояния там тоже не было никаких реальных причин.
        Герда обвела аудиторию внимательным взглядом. Поиски ответственного за дурацкий стишок были недолгими. Герде казалось, что от того словно исходит какая-то аура: взгляд притягивало словно магнитом. Девочка решительно двинулась к месту, где сидела Марго.
        - Твоя работа! - поинтересовалась она у противницы.
        Марго лениво приподняла взгляд, словно удивлённая что к ней могут обращаться так грубо и пренебрежительно оглядела Герду с головы до ног. При этом смотрела она с таким видом, будто перед ней изначально не могло быть ничего путного. Потом Марго посмотрела Герде прямо в лицо.
        - Даже если и я, - произнесла она, старательно изображая брезгливость, - то тебе что с того?
        Герда решительно залепила Марго пощёчину.
        На миг Марго словно окаменела, потом стала медленно подниматься. Ещё мгновение и девочки бросились друг на друга. Герда ударила Марго в левое плечо, та толкнула её в правый бок и пихнула ногой.
        Впоследствии Герда сама удивлялась: в своё время Кортус Мир показал дочери пару приёмов, но сейчас она о них словно забыла. В общем, вышла примитивная драка, из тех, которые называются «бабскими». Соперницы просто пихали и толкали друг друга. Продлись сражение немного дольше, и они бы элементарно вцепились друг другу в волосы.
        - Стоять!
        Это прозвучала настолько властно, что драка прекратилась, словно сама собой. Девочки застыли в напряжённых позах рядом друг с другом. Потом медленно повернулись. Герда в первый раз видела, что бы в глазах Невского появилась, что-то похожее на гнев. Однако он тут же исчез. Теперь преподаватель оглядел девочек даже с некой брезгливостью.
        - Я не буду выяснять, что с вами случилось, - произнёс он. Краем глаза Герда заметила, что кто-то уже убрал стихотворение с дисплея. - О космос, ваше противостояние и так известно всей школе. Двенадцать дней внеочередных кухонных нарядов, обеим. Начиная с сегодняшнего вечера.
        Руководитель курса чуть помолчал.
        - А теперь, живо, все по местам! Приступаем к занятию.
        Надувшись, девочки отошли друг от друга, а преподаватель двинулся к кафедре. Щёлкнув кнопкой указки, он вывел на экран сложную схему сплетения.
        - Сегодня нам предстоит изучить некоторые аспекты квантовых переходов, - произнёс он, - и способы ориентации в сплетении.
        Сидя в кресле учебной «Ласточки» Герда печально вздохнула. Теперь почти две недели придётся торчать вечерами на кухне. Не то что бы оно само по себе было слишком обременительно, но ведь всё за счёт свободного времени. Хорошо если хоть там не передерёмся.
        Герда прекрасно понимала, что весь конфликт с Марго был абсолютно бессмыслен, но плохо представляла, как следовало по-правильному поступить в ситуации. Сделать вид, что ничего не заметила - пожалуй, остальные воспримут как слабость. Герда позавидовала Надежде, обладавшей даром ироничной насмешки, настолько едкой, что могла поставить на место любого.
        - Всем курсантам приготовиться.
        Выходной щит медленно скользнул в сторону. Теперь от открытого космоса ангар отделяло лишь голубое свечение плазменного экрана удерживающего в отсеке воздушный массив. За мерцанием экрана виднелись звёзды.
        - Первый борт, взлёт!
        Одна из «Ласточек» отделилась от пола, на секунду зависла над остальными машинами, и, пройдя тонкий ионизированный слой, благополучно вышла в открытый космос.
        - Второй борт, взлёт!
        Теперь над полом зависла машина Надежды и Герда мысленно пожелала подруге удачи. Никакой системы в распределении курсантов по бортам не было: в своё время все они получили машины по жребию.
        Стартовало ещё несколько «Ласточек»: Брюл и Том Баргус. Сейчас должна была наступить её очередь.
        - Седьмой борт, взлёт!
        Герда отключила магниты, втянула причальные якоря, потом дала очень слабый толчок нижним гравитором. Приподнявшись, «Ласточка» зависла над ровными рядами машин. Ориентация была точно на выход. Теперь ещё один импульс, на этот раз вдоль главной оси. Кораблик двинулся вперёд, пройдя сквозь экран.
        Связанная через имплант с «Ласточкой» Герда сразу почувствовала исчезновение воздуха. Никакого дискомфорта она не испытывала: для стальной машины газовая среда являлась только помехой. Девочка лишь осознала едва заметную смену в ощущениях: словно убрала руку с какой-то твёрдой поверхности. Станция позади отдалялась.
        Как всегда бывало с ней в момент вылета, Герда на мгновение поддалась очарованию открытого космоса. Звёзды были повсюду, и не было им конца или края. Блёстки рассыпанные рукой бога по бесконечности. Величие их завораживало. Герда невольно нашла глазами самую яркую. Это был Гранат - солнце Топуса.
        Взяв себе в руки, Герда направила машину к первому рубежу, как высокопарно именовался космический буй. Задание было несложным, Герда уже несколько раз выполняла такие с инструктором. Требовалось, пройдя сквозь сплетение, посетить несколько точек, уложившись при этом в заданный срок.
        «Ласточка» фиксировала буй на радаре. Пора! Герда активировала пространственный деформатор. Почему она выбрала именно эту точку и этот момент? Она и сама не знала. Герда просто чувствовала пространство. Если бы она сумела проанализировать свои ощущения, то оно представилось бы ей связкой туго натянутых пружин. Тронешь одну, и связка резко изменит конфигурацию. Надо только знать, в каком месте дёргать пружину.
        Четыре гравитационных луча сошлись впереди, имитируя пульсирующую чёрную дыру. Пространство лопнуло, открывая сплетение планковских коридоров. «Ласточка» миновала разрыв, легко вписавшись в паутину внепространственных переходов. Сейчас она двигалась по плавной кривой.
        Никаких проблем с навигацией у Герды не было. Она почти всегда находила ведущий к цели по прямому пути коридор, что неоднократно приносило ей похвалу от инструкторов. Уже во втором полете, она поняла, что обычные правила навигации её просто стесняют. Но нарушить их в присутствии инструктора не решалась. Среди преподавателей тоже было несколько человек, которым не нравилось, что она обучается в гильдейской школе. Что бы выставить её, они могли воспользоваться любым предлогом.
        Да и сейчас не решится: бортовой «чёрный ящик» чётко фиксировал любое действие курсанта. К тому же полной уверенности в своих силах у неё всё же не было.
        Пора выбираться. Герда лишь для порядка сосредоточилась на поступающих прямо в мозг показаниях приборов. Потом она без колебаний направила «Ласточку» в одно из боковых ответвлений. Глаза-сенсоры машины фиксировали впереди необходимый для выхода тупик. Деформаторы изменили режим. Стенка перед ней вспучилась. Без всяких усилий Герда вывела корабль в привычную космическую реальность. Сенсоры тут же уловили локационные импульсы буя. Несколько мгновений спустя он подтвердил её появление.
        Новый «нырок». На этот раз, переход оказался чуть посложнее. В середине пути пришлось поменять коридор. Без проблем: не сложный поворот усилий почти не потребовал. Лёгкость задания немножко разочаровывала. Впрочем, сейчас она двигалась во внешнем слое сплетения, используемом для коротких бросков. Более глубинной навигации курсантов пока ещё не обучали.
        Выход. На этот раз в месте с локационным лучом, и позывными она получила послание:
        - Внимание, курсант, вы должны взять на борт контейнер, номер которого соответствует номеру вашего борта.
        Запись передавалась непрерывно, было очевидно, что её транслировал автомат. Так, - подумала Герда, - небольшой сюрприз от дорогих преподов. Летали, знаем.
        Компьютер тут же пробежал по частотам. Обычно позывные шли на стандартной, но в принципе могло быть по всякому. Ага, есть! Позывной был коротким: в пространство излучалась лишь соответствующая номеру контейнера цифра. Герда взяла пеленг, нашла тусклую точку на экране локатора. Компьютер мгновенно рассчитал траекторию и изменил курс. Герда включила оптический усилитель. Контейнер имел форму цилиндра, на борту которого яркой краской была написана цифра семь.
        Приблизившись, Герда уровняла с ним скорость машины. Теперь контейнер находился по левому борту, едва заметно сдвигаясь от носа к корме. Когда он достиг малого багажного отсека, Герда дала вперёд мини-импульс. Взаимное смещение остановилось.
        Открыв глаза и на мгновение вернувшись в реальность, Герда, не разрывая ментальной связи с компьютером, вручную отключила несколько блокировок. Потом проверила герметичность и отдала приказ на открытие внешнего люка.
        Створки слегка распахнулись. Герда видела, как наружу устремилось лёгкое облачко воздуха. Корабль получил толчок, но не сильный и девочка тут же скорректировала погрешность. Наконец, створки разошлись до конца, наружу выдвинулся телескопический манипулятор. Герда осторожно подвела его к висящему рядом контейнеру.
        Манипулятор вцепился в находящееся на торце цилиндра кольцо, сомкнулся и, подчиняясь команде пилота, начал вбираться обратно, увлекая в отсек и контейнер. Вскоре там скрылся его задний край.
        Сведя створки, Герда хотела, было наполнить воздушной смесью отсек. Но вдруг передумала. Что если ей уготовлено ещё одно подобное испытание? От экзаменаторов всего можно ждать. Так стоит ли зря тратить драгоценный ресурс? Герда решила, что не стоит и вновь направила корабль в сплетение. «Ласточка» словно вихрь пронеслась по прямому каналу.
        На этот раз она вынырнула в одной из учебных зон. Сквозь оптический усилитель она видела множество плывущих в пространстве колец. Кольца были связаны между собой, образуя жёсткие изогнутые структуры. Здесь обучались трёхмерному пилотированию.
        - Пройдите трассу номер четыре, - передал буй очередную команду.
        Назначенная трасса была просто искривлённой кишкой без крутых поворотов. Борт номер семь устремился к ней, вскоре миновав входное кольцо. Герда даже не стала закрывать глаза: связь с «Ласточкой» она легко поддерживала и так. Теперь она видела, как скреплённые твёрдыми стержнями кольца равномерно проносятся за стеклом кабины.
        Они расширялись из возникающей впереди точки и, на секунду опоясав машину, тут же уходили назад, что бы дать место следующему.
        Образованный ими коридор неспеша изгибался. В общем, ничего сложного. Герда даже не вполне понимала необходимость подобного испытания. Если можешь путешествовать по квантовому каналу, то здесь пройдёшь и подавно. По её мнению этот тренажёр годился только для отработки первичных навыков.
        Уже много позже Герда поняла, что прохождение подобных трасс, позволяла внешнему наблюдателю точно фиксировать навыки курсанта, чего невозможно было сделать в сплетении.
        Пройдя последнее кольцо, девочка покинула трассу. Включился пространственный деформатор. В последний раз, проломив реальность «Ласточка» нырнула в сплетение, держа курс на учебную станцию. За этот нырок ей пришлось сменить несколько коридоров, что, впрочем, особого труда не составило.
        Как только звездолёт вернулся в базовую реальность, Герда услышала сигнал бедствия. В её ушах звучал тревожный аккорд, в такт которому перед внутренним взором вспыхивала и гасла красная полоса.
        - Внимание в зоне станции гравитационная мина! - диспетчер говорил монотонно, особых эмоций в его голосе не было. - Повторяю: в зоне станции гравитационная мина! Всем покинуть зону! Детонация возможна в любой момент!
        Это, что новое испытание, что ли? - ошалело, подумала Герда. - Что-то уж больно круто. Диспетчер передал координаты космического гостинца относительно станции и девочка, наведя туда оптический усилитель, увидела вытянутое тело тёмного цвета заострённое на обоих концах. Радар показывал, что оно ненамного больше выловленного ею контейнера.
        Эмоции в голосе монотонно бубнившего диспетчера на мгновение всё же прорезались, но так, что Герда тут же отбросила всякую мысль об учебном задании. Она постаралась вспомнить, все, что знала о подобном оружии. Виды космических вооружений подробно изучались в гильдейской школе.
        Космическая мина была трудно обнаружима локаторами и при прохождении возле массивных объектов взрывалась, генерируя мощную ударную волну гравитации с резкими перепадами, словно возле чёрной дыры. Вызывая в объекте могучие приливные силы, она попросту разрывала его на части. На станцию подобного подарочка вполне хватит, - с ужасом поняла Герда. Ну, дела!
        Пока она думала, из сплетения уже вышел борт номер восемь, но, получив сообщение, новый корабль тут же вновь погрузился в планковскую реальность. Вблизи станции мина действительно могла сдетонировать в любой момент. Странно, что она ещё этого не сделала.
        - Эй, седьмая, а вам что особое приглашение, - прозвучала вдруг гневная реплика, - а ну прочь отсюда!
        В первое мгновение девочка даже не поняла, что на этот раз диспетчер обратился непосредственно к ней. Видимо она пребывала в нерешительности слишком долго. Последние задержавшиеся корабли, уходили прочь, разбегаясь в разные стороны и один за другим ныряя в сплетение.
        Как тогда, на Горгоне, - подумалось Герде. Подобное сравнение вдруг привело её в бешенство.
        - Опять, ты, - пробормотала она, сама плохо представляя к кому обращается. - По новой! Ну, уж нет.
        Внезапно ей овладела холодная ярость. Позднее она сама не смогла понять, как приняла такое решение. Слишком уж безумным оно выглядело с точки зрения обычной, нормальной логики, слишком самоубийственным. Она б и сама отказалась бы от него, если б позволила себе хотя бы секунду анализа. Но этого времени у неё тогда не было. Конечно, сыграло роль и отсутствие долгого опыта. Включив двигатель, Герда направила корабль прямо на мину.
        - Стой! Ты куда?! - изумлённо крикнул диспетчер.
        Герда не обратила на крики внимания. Все ресурсы психо-машинной системы были задействованы для решения сложнейшей задачи. Гравитационные лучи сорвались с излучателей. Невидимые прутья пронзили пространство, отгородив мину, возник пузырь пространственной деформации.
        - Борт номер семь, прекратите! - отчаянно надрывался диспетчер.
        Но было уже слишком поздно. Между миной и станцией возникла бешено вращающаяся воронка. А в следующий миг, и мина, и «Ласточка» просто провались в сплетение.
        Системы звездолёта работали в безумном, невозможном режиме. Планковские коридоры скручивались, постоянно меняя конфигурацию. Любой опытный космогатор, будь он здесь, сказал бы, что седьмой борт должно было попросту разорвать. Но звездолёт держался, двигаясь на волне невозможных, немыслимых искажений, которые увлекали и корабль, и мину.
        Герда почти не пользовалась приборами. Они были не в состоянии ей помочь. Не отдавая себе отчёта, она просто чувствовала пространство, теперь уже не в виде сжатых пружин. Сейчас оно представлялось ей сборищем немыслимо изогнутых взаимно пересекающихся поверхностей, которые постоянно меняли положения, легко проходя сквозь друг друга, словно танцуя какой-то безумный танец. Некоторые вращались вокруг оси.
        Конфигурация поверхностей то же не была неизменной. Они медленно, но постоянно изменялись, порой в местах их взаимного пересечения вспыхивали зелёные искры. Герда интуитивно чувствовала, что от этих искр следует держаться подальше.
        Но и без искр проблем хватало. Звездолёт следовало держать точно на изломе поверхности, о том, что случится, если корабль соскользнёт в сторону, Герда не знала, и выяснять на собственном опыте не имела ни малейшего желания.
        Но самое главное - оставалась мина. Её соприкосновение со стеной коридора означала мгновенную детонацию. Что бы избежать этого Герде неоднократно приходилось задействовать пространственный деформатор, что считалось невозможным в сплетении. Приливные силы, возникающие при этом в планковском псевдо континууме, должны были настолько деформировать коридоры, что они попросту бы разрушили «ласточку». Но по какой-то причине этого не происходило. Гравитационные лучи деформатора лишь слегка искривляли пространство, заставляя держаться мину на оси полёта.
        Безумный танец плоскостей ускорялся, сплетение увлекало Герду на глубинные уровни. Не отдавая себе отчёта, она уже полностью перестала пользоваться поступавшими в мозг показаньями датчиков. Девочка всецело перешла на свой, невозможный, внутренний канал данных.
        Поверхности колебались всё сильней и сильней, норовя сбросить с себя хрупкий кораблик. Герда ещё держалась, но уже приближался предел. Ещё немного и она не сможет удерживать мину от взрыва. Выйти же в базовую реальность не удавалось. Для этого просто не было подходящей возможности. Не получалось и выбросить из сплетения мину. Нарастала сложность пути.
        С огромным трудом Герде удалось заставить «Ласточку» перескочить с одной раскачивающейся плоскости на другую». Новая плоскость имела ложбинку, в которой было легче удерживать звездолёт, но самое главное: она вела к внешним структурам сплетения.
        В самой глубине разума Герда прекрасно понимала, что нет никаких плоскостей и поверхностей: таким странным, причудливым образом её мозг воспринимал квантовые каналы и планковские потенциалы. Но сейчас это не имело значения. Главным было одно - выжить.
        Внезапно поверхность впереди оборвалась. Герда видела, что до соседней было чересчур далеко: «Ласточка» просто не в состоянии была «перепрыгнуть» подобную пропасть. Это был конец. Герда пассивно смотрела, как приближается к ней обрыв.
        - Не может быть, что б всё так глупо закончилось, - пробормотала она.
        Потом на мгновении впервые задумалась: а чему собственно соответствуют все эти вспышки и плоскости в реальном сплетении. Однако вместо того, что бы переключиться своим сознанием на внешние сенсоры вдруг «потянулась» им прямо вперёд к уже близкому теперь обрыву и через него к соседней поверхности, в каком-то безумном, отчаянном желании подтянуть её к себе. Танец плоскостей изменился: к нему прибавился теперь новый ритм.
        В этот самый миг, сущность, именуемая Ксеронг, почувствовала какое-то изменение в структуре вакуума. Но оно было столь мимолётно, что сила не успела отследить его источник. Некоторое время Ксеронг «вслушивался» в глубинные структуры «раскинув» все свои чувства, но больше ничего не случилось. Структура космического океана оставалась девственно безмятежной.
        Ксеронг исторг импульс эквивалентный у людей пожатью плечами, и вскоре забыл об этом пустячном случае, куда больше сущность занимала проблема избранного. Всё-таки владыка Арманд тогда не совсем его убедил.
        Плоскости начали сближаться. Но медленно, слишком медленно. Компьютер просчитывал оптимальную возможность прыжка. Какие-то мгновения он, правда, не понимал чего от него хочет пилот: образы, используемые Гердой, не совпадали с привычными. Потом всё же «проникся» и предложил оптимальный вариант. Прыжок был на пределе. На пределе, как и возможностей самой «ласточки», так и способностей Герды точно манипулировать двигателями.
        Обрыв приближался. Герда чуть-чуть изменила положение «Ласточки», слегка отклонив от оси движения её нос. На мгновение ей захотелось открыть глаза, или усилить восприятие сенсоров, что бы увидеть реальную картину полёта. Но что-то подсказывало ей, что делать подобное ни в коем случае нельзя. Подсознательно она чувствовала, что сама её жизнь зависит от того, удастся ли её восприятию остаться в этом непонятном изломанном мире.
        «Ласточка» прыгнула. Герда внезапно почувствовала, что что-то происходит не так. Подчиняясь очередной вспышке интуиции, она полностью отключила рассчитанную программу и повела «Ласточку» в каком-то безумном вальсе подражая движению плоскостей. Их танец словно включил её в своё движение.
        Она вдруг совершенно ясно поняла, что движение по плоскостям необязательно, что надо просто перемещаться в их ритме и тогда пространство «примет» её за свою. Космический вальс продолжался.
        Восприятие Герды вновь изменилось: теперь она видела разноцветные танцующие огни. Они вели свой замысловатый танец, оставляя позади медленно гаснущие светящиеся следы, которые, переплетаясь с друг другом, складывались в замысловатые фигуры. Это уже походило на реальную структуру сплетения.
        «Ласточка» вальсировала в ритме огней, включившись в их немыслимый танец. Но что-то мешало ей слиться с огненным хороводом. Мина! Решение пришло сразу. Толчок гравиторами, мина стала уходить в сторону, нарушая ритм движения. Танцоры «разгневались». На несколько секунд Герда вновь увидела сложное пересеченье поверхностей, в которые были вписаны огни. Мина сорвалась с излома одной из них и быстро скользила к краю. Казалось, огни буквально излучают неодобрение.
        Потом мина взорвалась. Но могучая гравитационная волна лишь безвредно скользнула по плоскостям, не причинив вреда «Ласточке». Герда почувствовала, как корабль тряхнуло. Но это было всё: на сложных изломах волна погасла.
        Гармония танца возобновилась. Герду охватил не бывалый восторг. «Ласточка» танцевала вместе с огнями. Это было так просто, что Герда даже удивилась, как не додумалась до этого сразу же. Исчез страх погибели и все прочие страхи. Теперь всё подчинялось единой гармонии движения.
        Герда описывала петли вокруг огней, а огни вращались вокруг неё. Танец был очень плавным. Подчиняясь общей логике движения «Ласточка» поднималась ко внешним структурам сплетения. Огни меняли цвета: становясь, то жёлтыми, то красными, то голубыми. «Ласточка» танцевала.

* * *
        Голографическое изображение сплетенья погасло, стала видна противоположная стена помещения.
        - Конечно это компьютерная имитация, - пояснил Горд, - созданная по показаниям «чёрного ящика», установленного на седьмой учебной модели.
        Инори слегка кивнула.
        - Покажи ещё раз данные с внешних камер.
        Голографическая проекция вновь возникла. Стал виден космос. Обзор немного закрывал какой-то выступ учебной станции. Инори поискала глазами мину и вскоре нашла по тому, как та затмевала звёзды. Похожая на обоюдоострую сосульку она двигалась от левого края изображения к правому, слегка опускаясь вниз.
        В поле зрения камеры попало несколько «Ласточек»: было видно как, проворно отдаляясь от станции, они стремительно ныряли в сплетение. Но Инори интересовало отнюдь не это.
        Ага, вот - вдалеке возник седьмой борт. Он слегка смещался относительно камеры. Из сплетения вышли и тут же, выполняя команду диспетчера, вновь нырнули в него ещё несколько «ласточек».
        Сейчас, - подумала Инори Киви.
        - Максимальное увеличение, - приказала она компьютеру, потом ткнула в седьмой борт световой указкой, задавая центр проекции.
        Теперь учебная «Ласточка» за номером семь постоянно оставалась в середине экрана.
        Вот маленький кораблик рванулся вперёд, перед миной возникла воронка. Трудно различимая на космическом фоне, она походила на дрожащее марево. Наблюдение велось чуть с боку, и потому на экране были видны, и корабль, и воронка, и мина. Пожалуй, если бы воронка не закрывала собой звёзды, различить её для Инори было бы трудновато. Тем более что продержалась она на экране всего несколько секунд, потом кораблик ушёл в сплетение, увлекая за собой мину. Воронка закрылась.
        Кавай некоторое время задумчиво смотрела на стену. Горд видел, что она осмысливает увиденное.
        - Покажи мне её портрет крупным планом.
        В воздухе появилось изображение девочки-подростка, одетой в форму гильдейской школы. Короткая синяя курточка, штаны, пояс с пряжкой. Лицо усевали красные точки веснушек: Инори знала, что иногда у людей бывает такое странное нарушение метаболизма. Рыжие волосы, заплетенные в две короткие косы, охватывал обруч с небольшой диадемой, под которым скрывались порты имплантов.
        Инори приблизила лицо, так что оно заняло всё отведённое под изображение пространство. Девочка не была чрезмерно красивой, но и дурнушкой её тоже было назвать нельзя.
        - А у неё красивые глаза, - негромко проговорила Инори. Янтарные глаза Герды были очень спокойны. Они настолько не вязались с весёлым лицом, что казалось, принадлежали совсем другой девочке.
        - Спокойствие и задор, - задумчиво проговорила кавай, - пожалуй, ей будет интересно заняться.
        На лице её появилась знаменитая загадочная улыбка кавай столь свойственная всей её расе.
        - Значит… - не выдержал Горд.
        - У меня нет пока полной уверенности. Но, думаю, что, пожалуй, ты прав. Послушай, я плохо разбираюсь в возможностях «Ласточки», но, скорее всего, мина…
        - Должна была взорваться в момент входа в сплетение, - закончил за неё Горд. - А её полёт! Ты заметила?! В сплетении сами коридоры изменяли конфигурацию, расширяясь в момент прохождения «Ласточки»!
        - Да, судя по всему, эта девочка нечто, - Инори говорила по прежнему задумчиво, но с лица её не сходила улыбка, - сказать по правде у меня просто руки чешутся ею заняться.
        - Кстати, - вдруг резко сменила она тему, - вы выяснили, откуда взялся этот космический подарочек?
        Горд Зимин досадливо поморщился.
        - Тут и выяснять нечего. Лет триста назад в этой системе происходили достаточно интенсивные сражения. С тех пор космическое пространство подчистили, а орбита станции достаточно удалена от зоны бывших боевых действий. Но ты сама знаешь, полных гарантий в подобных случаях не бывает, ведь всю звёздную систему просто невозможно проверить. Так что одним силам известно, по каким внутрисистемным орбитам ещё летают подобные сюрпризы. Чёрт! Мы обнаружили её слишком поздно. Ну, кто мог подумать, что на учебной станции может понадобиться военный радар.
        Улыбка Инори стала ещё шире.
        - Что ж, - произнесла она, - пора познакомиться с нашей героиней.

* * *
        - И так, - произнёс преподаватель истории, - вы получили краткие данные об истории и культуре семи рас наиболее распространённых в трёх галактиках. Скажите, вам не бросилось в глаза ничего общего?
        Надежда приподняла руку, и учитель благосклонно кивнул. Вставать в гильдейской школе было не принято, и Громова произнесла прямо с места:
        - В материале есть обобщённые графики их развития. У всех с начала следует крутой подъём, потом с момента выхода в галактику ровное плато. Развитие остановилось.
        - Проклятые силы, - пробормотал с соседнего ряда Брюл Ковис.
        Учитель медленно двигался вдоль прохода, внимательно оглядывая сидящих.
        - Да, безусловно, Брюл прав, - негромко произнёс он. - Впрочем, полагаю, причина вынужденной стагнации рас известна всем. Разумные энергетические сущности, именуемые силами, заблокировали все конкурентные для них тенденции других звёздных народов. Планету ослушницу ждёт суровая кара. Последний по времени пример Догея, но он далеко не единственный. Сейчас ни одна раса просто не смеет касаться ни одной из областей хоть как-то связанных с прямой манипуляцией вакуумом.
        - Ненавижу силы, - эмоционально выкрикнул Том Баргус. - Неужели разумные не могут собраться и хорошенько им накостылять?
        - Что ж была такая попытка, - кивнул Зан Кробат. Он слегка улыбнулся, но улыбка была невесёлой. - Примерно тысячу лет назад, ничего не получилось. А все участвующие в этом разумные расы, включая людей, получили от сил массовый ксеноцид, от которого оправлялись потом очень долго. Кстати, уверен, что ты это и без меня знаешь.
        Но Том Баргус никак не хотел униматься.
        - Так ведь то тысячу лет назад, а то сейчас! Должно же за это время измениться хоть что-то.
        Учитель печально покачал головой.
        - Уверяю тебя, Том, что не изменилось ничего, и силы по-прежнему превосходят нас на порядок, если не больше.
        - Как они узнают об опасных для них исследованиях? - поинтересовалась Марго.
        - Хороший вопрос, - одобрил Зан Кробат. - Безусловно, опыты с мерностью вызывают возмущения в вакууме. Конечно, экспериментаторы принимают меры по экранированию, но видимо не достаточные. Кроме того, на силы работает множество агентов, как среди людей, так и среди других звёздных рас. Кстати не помогает даже вынос лабораторий в космическое пространство или необитаемые миры: каким-то образом связи всегда отслеживаются.
        - Проклятые предатели! - пробормотал Том. - Убивать их надо!
        - И убивают, не беспокойся! - слегка усмехнулся учитель.
        Герда Мир призадумалась: ей вновь вспомнилась Горгона. Может быть, король Родислав нарушил какое-то табу сил? И за это планета была уничтожена? Нет, вряд ли, Герда специально интересовалась: в случае нарушения запрета силы основательно прореживали населения целых планет, но никогда не истребляли его целиком. Похоже, от этой версии придётся окончательно отказаться.
        - Зачем силам массовые жертвоприношения разумных? - это спросила Надежда.
        - Точного ответа на твой вопрос нет, - пояснил учитель Кробат. - Существует множество гипотез, из которых наиболее правдоподобной лично мне кажется следующая: силы просто не могут самостоятельно поддерживать собственное самосознание и нуждаются в каких-то квантовых компонентах из психоструктур обычных разумных. Давно уже не секрет, что за самосознание в мозгу отвечают именно квантовые процессы.
        Он взглянул на часы.
        - Что ж, время нашего общения завершается. Вопросы домашнего задания уже поступили на ваши личные компы. До встречи на следующей лекции.
        Неожиданно он повернулся к Герде.
        - А вам курсант Мир, надо зайти к начальнику станции.
        Начинается, - мрачно подумала Герда, шагая по коридору. - А верней не кончается. Никогда бы не стала спасать станцию, если бы знала, что после этого будет столько мороки.
        Последние две недели её буквально затаскали по всяким комиссиям. Высшие иерархи гильдии спорили до хрипоты прямо при ней и, в конце концов, приходили к выводу, что увести в сплетение мину без взрыва было абсолютно невозможно. Потом они смотрели на Герду, недоумённо качали головами и вновь принимались спорить, выписывая на экранах личных компьютеров какие-то многоэтажные формулы.
        Вот и нужная дверь. Герда будь паинькой! Постучала, вошла.
        - Курсант Герда Мир по вашему приказанию прибыла!
        Теперь встать в этакой смиреной стойке. Что за пай-девочка! Эй шумиха не нужна. Она из школы вылететь не хочет. Она ни выделываться не хотела, ни фокусничать. Она глупая, не знала, что когда все «Ласточки» отойдут, кто-то из старших пилотов просто изменит траекторию мины слабым толчком. Она ещё второй курс не закончила.
        Изображая маленькую мирную девочку, Герда тем не менее усиленно изучала присутствующих. Начальник базы Гром Горн, Невский и Горд. Настроены вроде мирно. Правда, по лицу Горда, как обычно, ничего не понять, но людей она чувствует. Вроде грозы не будет, по крайне мере всерьёз. Всё и так уже отгремело.
        А это кто ещё?
        В углу на диване, в небрежной позе сидела женщина. По началу она показалась Герде довольно юной, но она тут же поняла, что ошиблась. Шестым чувством девочка осознала, что гостье принадлежит немалый жизненный опыт. Герда и сама не могла объяснить, почему она пришла к такому выводу: возможно, это проскальзывало во взгляде и манере держаться.
        Женщина была очень красива. Гладкая чуть-чуть красноватая кожа, слегка вытянутые зрачки, изящный, почти кукольный нос, узкий рот с алыми губами. Густая шапка чёрных волос, зачёсанных вправо, ниспадала на лоб, почти скрывая его. На грудь, на длинной цепочке, свешивался знак: шестиугольник с обвившей чашу змеёй - символ межпланетной псионической гильдии.
        Герда поняла, что гостья то же рассматривает ее, при чём довольно бесцеремонно. Это ей не понравилось. Забыв о дисциплине, она резко повернулась к женщине, глядя той прямо в глаза. К её удивлению та явно казалась довольной: в глазах забегали весёлые искорки, а на лице появилась слегка рассеянная улыбка.
        Именно по этой улыбке Герда поняла, что видит перед собой кавай. И что, спрашивается, она здесь делает? - изрядно удивилась Герда. Методики обучения космогаторов, были секретом гильдии. Никто из посторонних на учебную станцию не допускался, а уж что бы иноразумных…
        - Герда, - сказал Гром Горн, - это Инори Киви, высший магистр псионики. После недавней истории с миной было решено проверить тебя на пси талант.
        Так, - подумала Герда, - час от часу не легче. У неё не было ни малейшего желания переквалифицироваться.
        - Погодите, - воскликнула она с испугом, который только от части был притворным. - Меня вполне устаревает судьба космогатора, а псиоником становится, как-то не тянет.
        Горд верно понял причину её беспокойства.
        - А кто тебе сказал, - мягко произнёс он, - что одно исключает другое.
        - Верно, - поддержал его Горн, - да мы теперь такого уникума как ты никуда не отпустим. Ты же знаешь, насколько редки псионики среди людей. А тут псионик и космогатор - уникальное сочетание.
        Пусть так, - подумала Герда, - но все-таки, почему в качестве учителя ей предлагают именно кавай. Не то что бы она имела чего-нибудь против этой расы, просто выглядело это по её мнению странно. Всё же куда логичнее было пригласить человека.
        Кавай, наконец, поднялась с дивана. При этом она не стала тратить времени на приветствие.
        - Ты действительно не помнишь о том, что было тогда в сплетении? - поинтересовалась она у Герды, даже не потрудившись с ней поздороваться.
        - Нет, - буркнула та. - Я уже много раз пыталась, но в памяти только обрывки: какие-то движущиеся плоскости и танцующие огни.
        Инори Киви кивнула, словно Герда лишь подтвердила её собственные выводы.
        - Что ж, - сказала она, - тогда вспомни.
        - Но, - растерялась Герда, - я ж говорю…
        - Что ты говоришь, я знаю, - отрезала Киви, - слушала запись. Не беспокойся, я помогу, но мне нужно разрешение на вторжение в разум.
        На миг Герда опешила.
        - Это не возможно, - твёрдо заявила она, - я не могу позволить вам узнать тайны Гильдии.
        - Разрешение дано, - вмешался в разговор Горн. - Не тревожься, ты всё равно не сможешь открыть магистру Инори больше, чем она сама знает.
        Герда изумлялась всё больше и больше. Да, что же это такое творится, куда подевались хвалёные секреты гильдии. Чего-то она в ситуации не понимала.
        - Так ты даёшь разрешение? - было видно, что кавай не склонна тратить времени попусту.
        - Да, - мрачно буркнула Герда, похоже, что у неё просто не было выбора.
        Она ожидала, что её куда-нибудь отведут, Но Инори просто подвела курсантку к дивану. Раскрыть перед псиоником душу Герду совсем не тянуло, она испытала инстинктивное неприятие. Но было уже поздно менять решение. Инори Киви смотрела Геде прямо в глаза. Тело расслабилось, и девочка безвольно уселась.
        - Вспоминай, - голос доходил откуда-то со стороны и походил на морской прибой. - Вспоминай, ты входишь в сплетение, увлекая за собой мину, что видишь?!
        - Коридоры, - медленно произнесла Герда, - они то сужаются, то расширяются, меняются на глазах, порой просто скручиваются. Конфигурация тоннелей постоянно меняется: Одни открываются, другие охлопываются. Но ведь так не бывает!
        Инори Киви заметила, как переглянулись между собой космогаторы. Ага, - подумала она с ехидством, - этого ваша компьютерная модель не показала.
        Внезапно выражение лица девочки изменилось. Оно стало застывшим, бесстрастным. И таким же бесстрастным был зазвучавший из её рта металлический голос.
        - Грядет время, - объявила она, - когда судьба вселенной изменится. Подходит срок, подходит час. О, чёрные провалы, жрущие звёзды.
        Горд Зимин дёрнулся, было, к приёмной дочери, но Инори остановила его гневным взглядом. Хотя кавай была потрясена не меньше всех остальных, она, по крайней мере, знала что происходит. Истинное пророчество. Сеанс чревовещания продолжался.
        - Грядёт властелин вечности! - вещала впавшая в забытьё Герда.
        Вселенная исчезнет или изменится! Но как она изменится? Кто воссядет на великий трон? Хозяин вечности коронуется в алефе. Тот, кто обладает, и всегда обладал изначальной короной. Тот, кого не было, раньше и он же существовавшей всегда.
        Речь начинала становиться бессмысленной.
        - Служащий активному разуму или ставленник сил? Не допустить! Не допустить! Не допустить! Выбирайте судьбу вселенной. Времени не много, но оно есть. Время есть, но его не много. Огромный клубок размером с планету. Алеф! Алеф! Алеф! Шар у которого нет нутри. О, Ипсилон, Ипсилон. Башня, пронзающая ионосферу. Древний саркофаг. Грядёт срок, грядёт час. Не пройдёт и двух лет как кто-то не умрет, но исчезнет, что бы родиться снова. Жертва мессии, жертва.
        Слова срывались с губ не впопад, их оборвало хрипение. Изо рта Герды стала капать слюна. Потом, на несколько секунд, речь вновь стала разборчивой.
        Анамерис, Анамерис, Анамерис, что он узнал, что он узнал?
        И потом снова:
        - Властелин вечности, властелин вечности, властелин вечности.
        Голос делался глуше, пока не затих. Наконец Герда впала в забытье. Инори Киви поняла, что истинное пророчество завершилось, понять бы еще, что оно значит.
        Глава пятая
        Дичь и охотники
        Кавай - единственная известная антропоморфная раса представители которой настолько генетически близки с людьми, что способны иметь с ними общее потомство. При этом следует иметь в виду: при сильном внешнем и физиологическом сходстве обоих народов, их психология и эмоциональные спектры всё же имеют существенные отличия.
        Краткая космическая энциклопедия
        Приближалось время обеда, и Маланстал Новарус Доркон, начал подыскивать себе ресторанчик. В торговых кварталах города их было не мало, но илари долго не мог найти подходящий. Один он забраковал, так как официантами в нём были роботы, другой из-за меню, третий из-за плохого вида на улицу, а четвёртый по эстетическим соображениям, которые кроме него всё равно никто не смог бы уразуметь.
        Никто не понимает, - думал он с раздражением, вызванным долгими поисками, как это важно - хороший фон для еды, фон который приведёт в гармонию все твои вкусовые ощущения, поможет сосредоточиться на еде. Да и самой важности отменного вкуса по-настоящему нынче не понимает никто, даже среди илари. Хотя его народ и достиг высот гедонизма во всех других областях, но большинство соплеменников просто не понимало, какой вкусовой симфонией может обернуться простой процесс поглощения пищи.
        Наконец нужное заведение нашлось. Маланстал уселся на увитой плющом наружной террасе, сделал заказ и стал ждать. Да, здесь всё было как надо: зелёные и голубые растения, внешний вид на аллею крупных деревьев, а по стене здания каскадом стекала вода, создавая приятный шум. Илари расслабился. Лёгкий гам, доносившийся с улиц, не раздражал, а, накладываясь на шум воды, служил приятным фоном для размышлений.
        Обычно Маланстал редко посещал места с обильным скопленьем народа. Но недавно ему сказали, что на местном рынке иногда задёшево попадаются ценные артефакты предтеч. И теперь Новарус уже полдня бродил по этому торговому лабиринту, благо на съезде псиоников, делегатом которого он являлся, сегодня выдался суточной перерыв.
        Не то что бы ему попалось, что-нибудь действительно интересное, но своей прогулкой Илари против ожидания остался доволен. Не смотря на усталость, ходьба привела его в хорошее расположение духа, которое слегка подпортили только поиски ресторана. Надо чаще бывать на людях, - подумал он. - Увы, но увлечение кулинарией сильно способствовало сидячему образу жизни. К тому же у себя в поместье он нередко готовил сам, лично настраивая кухонные автоматы, что тоже отнимало не мало времени.
        Мысли Маланстала переключились на съезд. Ничего интересного, в общем-то. Очередная говорильня. Мол, мы псионики соль трёх галактик, новый виток эволюции, подавайте нам особые права. Ага, жди! Самое интересное происходило в кулуарах, где быстро скучковавшиеся по группкам депутаты начали обмениваться псионическими формулами. Лишь поэтому Новарус Даркон не считал, что время потрачено зря, совершать же межзвёздный перелёт из-за официальной говорильни явно не стоило.
        Еду, наконец, принесли, и илари оставил все посторонние мысли. В процессе принятия пищи главным для него было сосредоточение. Вкусовые ароматы играли у Маланстала во рту настоящей палитрой ощущений. Не то, что еда в его поместье конечно, но вполне терпимо. Илари вынул несколько приправ, с которыми никогда не расставался, и обильно полил некоторые блюда - теперь совсем хорошо!
        На самом гребне этого пиршества, на самом пике сосредоточения, он вдруг ощутил некий слабый дополнительный аромат. Он был довольно необычен и привлекал внимание. Потребовалось некоторое усилие, что бы понять, это не имеет никакого отношения к пище. Таким образом, он воспринимал слабое статическое воздействие в псионическом диапазоне. Оно было настолько слабым, что он и ощутил то его лишь в силу сильной сосредоточенности на внутренних ощущениях.
        Интересный спектр! Маланстал уже подсознательно определил источник. Им оказался небольшой антикварный магазинчик на противоположной стороне улицы. Наверняка какой-нибудь артефакт. Конечно, заняться им стоило, но позже. Ничто не должно отвлекать от трапезы благородного илари, особенно если это магистр кулинарии. Маланстал и сам не знал, какое занятие считает наиболее важным: кулинарию или псионику. Иногда казалось, что всё же первое.
        Наконец буйство вкусовых ароматов во рту затихло. Илари оплатил заказ, встал и, не спеша, двинулся через дорогу. По мере его приближения псионическое возмущение усиливалось. Неужели! Только один псиактивный объект мог обладать подобным спектром: философский камень предтеч. Уже ради него следовало совершить межзвёздное путешествие. Да, что там - десять подобных полётов.
        Один из величайших артефактов! И где?! Здесь, в какой-то не видной лавочке! Хозяин её наверняка не понимает, что за сокровище оказалось в его руках, - быстро подумал илари. - Только бы его не опередил кто-нибудь.
        Сейчас он двигался с обычно несвойственной для него поспешностью, почти бежал. Предполагаемый артефакт настолько завладел всеми его мыслями, что он даже не сразу осознал, что вокруг него изменяются вероятностные поля. Их новая конфигурация несла для него опасность, которая стремительно нарастала.
        Новарус Даркон остановился, прощупывая пси-сферу. Он явственно ощутил направленное на него непосредственное внимание, довольно враждебное. Грабители, что ли? - подумал он. - Ох, как не вовремя. Он вызвал в сознании несколько защитных псионических формул. Грабителей ждёт сильное разочарование. Грузный илари действительно, мягко выражаясь, не обладал бойцовскими качествами, но он был сильным псиоником.
        Ощущение опасности возрастало. Это было странным. Похоже, он нарвался на совсем уже отморозков. Своих противников Маланстал определил довольно легко. По аллее по направлению к нему медленно двигались двое мужчин: кимерит и кавай. Именно от них и исходили волны агрессии.
        Маланстал быстро огляделся. Он стоял возле входа в магазин. Сквозь витрину было видно, что внутри других посетителей не было. Что ж решил илари, артефакт предтеч от меня, пожалуй, не убежит. А значит можно узнать, что им нужно. Прохожих на улице было мало, но это Маланстала не беспокоило. Будучи псиоником высшего уровня, он чересчур полагался на свои способности. В этом и была его ошибка. Он забыл, что у него нет реального боевого опыта.
        Атакуй илари немедленно, некоторые шансы у него, пожалуй, всё же имелись. Вместо этого, он повернулся прямо к подходившей парочке.
        - О, судари, почтенные и неизвестные, - произнёс он высоким слогом, - у меня возникли сомнения, не привлекла ли ваше внимание моя скромная персона.
        Маланстал говорил на языке кавай, который знал.
        - Сердце моё трепещет, от предчувствия общения, - продолжал он так, как того требовал высокий слог.
        И в этот момент на него обрушился пси-удар. Кимерит тоже оказался псиоником. Очень слабым по сравнению с Новарус Дорконом. Но тут сыграл роль фактор неожиданности: илари не успел поставить ментальный щит. Даже сейчас полностью обречён он не был. Напрягшись, он попытался выдавить из сознания чужую волю. Но опыта реальной схватки у него действительно не было. Он совершенно оставил без внимания мужчину-кавай, и тот нанёс внезапный удар.
        Маланстал услышал, как слева от него, что-то хлопнуло. Бок пронзила острая боль. Илари слишком поздно понял, что это не случайная встреча: его выслеживали целенаправленно. Отчаянным усилием попытался он вызвать кого-нибудь из коллег-псиоников, но оказался блокирован.
        Последним чувством илари был вовсе не страх, но какое-то детское изумление. Как же так? - недоумевал он. - Ведь я никогда, никому не переступал дороги!
        Кавай подхватил падающее тело и прислонил к дереву.
        - Готов, - сообщил он напарнику. - Наниматель был прав, не смотря на свою огромную пси-силу, в драке этот тип оказался абсолютно никчёмен.
        Видневшийся в конце улицы одинокий прохожий ничего не понял.
        - Все эти высшие псионики слишком самоуверенны, - проворчал кимерит. - А наш наниматель не ошибается никогда. Идём, следует убрать ещё нескольких, прежде чем они поймут, что происходит.
        Кавай кивнул, и оба быстро зашагали по улице к тому месту, откуда наблюдатель сообщил об очередной жертве. Сезон охоты на псиоников был открыт.

* * *
        Инори Киви шла по базару, помахивая прутиком, зажатым в руке. Она слегка улыбалась, от хорошего настроения. Здесь торговали везде: в зданиях и прямо на улице, что создавало довольно живописную толпу. Инори подходила к латкам и лавкам, разглядывала витрины.
        Ей нравились и этот бесшабашный городок, и эта планета. До чего удачно, что съезд проходит именно здесь, - в который раз подумала она. - Возможно, я даже задержусь здесь немного после закрытия.
        Планета Крокус была из тех, что называют полинародными: в период колонизации её заселили сразу несколько рас. Худо, бедно, но здесь все они уживались между собой. Словом, место приятное во всех отношениях, как считала Инори не терпевшая глупой вражды. Вот и сейчас в толпе можно было различить людей, кимеритов и её собственных сородичей. На встречу прошли трилы, сразу две триады. Они о чём-то пересвистывались между собой.
        Инори знала общераспространенные языки доминирующих в трёх галактиках рас. Но этот диалект знаком ей не был. Что ж всё знать невозможно, - философски подумала она. Триллы затерялись в толпе.
        В отличие от Малонстала она не стремилась найти здесь каких-либо невиданных артефактов, просто не верила, что они могут появиться на подобном базаре. Но, как и большинство кавай её привлекало многолюдье, нравилось бродить в толпе, наблюдая местную сутолоку и жизнь.
        Инори грациозно продвигалась сквозь скопленье народа: будучи псиоником она без усилий улавливала ритм толпы, легко подстраиваясь к её движению.
        Отовсюду звучала музыка, а с террас многочисленных ресторанчиков слышался шум и звон кружек. Выпить, что ли? - подумалось ей. Но вместо этого подошла к одному из несчётных киосков и купила мороженное. Кавай легко могли, есть любую человечью еду за исключением мяса.
        Мороженное оказалось с приятной кислинкой, и Инори неспеша смаковала его, когда ощутила на себе интенсивный поток чужого внимания. Вначале она подумала, что привлекла внимание кого-нибудь из мужчин своей расы, или, возможно, людей, которые просто заинтересовались ей как красивой женщиной. Но внимание было чересчур сильным, чересчур специфическим. Инори сосредоточилась на вероятностных полях, будущее несло в себе возможную гибель.
        Сконцентрировавшись, она мгновенно отыскала источник внимания. Недалеко от неё в толпе находились двое людей. Занятно, поток внимания тщательно прикрывался другим псиоником. Будь у неё действительно шестой уровень, как значилось в официальном реестре, она бы скорей всего ничего не заметила. Но всё дело в том, что реальный пси-уровень Инори сейчас приближался к восьми. Она просто никак не могла выделить времени, что бы пройти долгую и достаточно нудную процедуру переквалификации.
        Угроза, вовсе, не помешала ей получать удовольствие от мороженного. При этом Инори не забывала посматривать на опасную парочку. Но делала она это так, что бы те её интерес не почувствовали. По уверенной походке и характерным движениям кавай сразу поняла, что наблюдает бойцов. И вряд ли их интерес к ней являлся случайным. Она вызвала в сознание несколько боевых псионических формул. Становилось всё интересней.
        Всё это время она продолжала двигаться в толпе, как будто ничего не случилось, с удовольствием доела мороженое и остановилась возле ларька с блестящими безделушками, приценилась к парочке и даже всерьез подумала про одну, не купить ли. Она уже поняла, что наблюдатели являются наёмными убийцами, но это наслаждаться жизнью ей отнюдь не мешало.
        Она не решилась напрямую пощупать их пси-сферы: даже при самом осторожном зондаже это было слишком рискованно, а ей не хотелось показывать, что она обнаружила наблюдение. Опасность, которую показывали вероятностные поля, резко возросла. Практически она сделалась неизбежностью. Инори проверила формулы, которые держала в сознании. Если враги рассчитывают, что столкнутся с псиоником шестого уровня, то их ждёт сюрприз. Инори чуть-чуть улыбнулась.
        Парочка неспешно сокращала дистанцию, делая вид что их, тоже интересует какой-то ларёк. Инори уже определила, кто из них прикрывает поток внимания. К её удивлению псиоником он был очень слабым, если вообще был, вероятно, пользовался каким-нибудь артефактом.
        Кавай улыбнулась вновь: это была серьёзная слабость противника. Даже самый мощный псионический артефакт никогда не сравнится с живым мозгом. Любое сознание, резонирующее с мёртвой системой, было вынуждено действовать в рамках жёстко заданных схем. Псионику использующему усилители попросту не хватало гибкости.
        Потом в её сознании словно прозвучали тревожные трубы. Сейчас! Второй мужчина начал характерным жестом вынимать из кармана, что-то маленькое. Одновременно мозг псионика начал генерировать импульсы, которые должны были вызвать у неё утрату внимания.
        Сщас, размечтались! Каких либо колебаний в подобных ситуациях кавай никогда не испытывали. Инори высвободила в своём сознании одну из боевых псионических формул. Первый удар был нанесён по стрелку. Убивать его ей всё-таки пока не хотелось, поэтому импульс вызывал сильный, трудно поддающийся излечению паралич.
        Подобного они совершенно не ожидали. Псионик не успел прикрыть своего соучастника, тот повалился вниз как подкошенный. На лице его напарника возникло удивлённое выражение. Стали оборачиваться разумные.
        Кавай попыталась воспользоваться растерянностью оставшегося, «бросив» в него аналогичную формулу. Но тот всё же успел поставить ей блок. Пока, что Инори действовала в пределах шестого уровня, не разоблачая своей истинной силы.
        - Помогите, разумному плохо! - слышались восклицанья прохожих.
        Инори отошла от киоска с безделушками и не спеша двинулась прочь. Противнику нужно, пусть он и догоняет. Ага, повёлся: пришедший в ярость псионик устремился к ней, локтями расталкивая толпу, потом «бросил» формулу.
        И это против неё! Смешно. Она легко отклонила её пси-щитом. Потом кавай атаковала сама, послав во врага сразу два импульса. Она вложила в них довольно много энергии и удивилась, что оба они полностью были поглощены. Зато теперь она, наконец, определила структуру враждебного артефакта. Довольно мощный, пожалуй, на шестом уровне не справиться.
        В её изначальные планы входило оглушить враждебного псионика, потом под видом оказания помощи подойти и считать сознание. Но теперь она поняла, что артефакт этого не позволит: легко поглотив парализующий импульс. Подбирать к артефакту ключик, сейчас не было времени, и Инори поняла, что его придётся просто ломать, со всеми вытекающими последствиями.
        Для отвлечения внимания Кавай послала несколько импульсов, скорее зондирующих, нежели боевых, сама в это время сформировала в сознании формулу разрушения, подстроив её под те не многие особенности артефакта, которые удалось понять. «Накачала» её энергией, так сильно, как только сумела и послала заряд в противника, который явно не ожидал ответа на таком уровне. Теперь Инори действовала на уничтожение.
        Импульс вошёл в артефакт. Устройство попыталось поглотить разряд, но тот был слишком силён для него. Формула пробила его линии защиты одну за другой. Но артефакт был настроен на мозг хозяина, и значительная часть заряда, пройдя артефакт, устремилась по этому мосту.
        Формула была очень мощной, иначе она бы не смогла преодолеть защитные поля артефакта. Контролируемая Инори она обошла один слой защиты, претендующий на какое-то хитроумие, остальные попросту проломила. И теперь весь её заряд устремился в мозг противника, необратимо разрушая его. Так мощный кумулятивный снаряд, пробивая стену, неизбежно уничтожает того, кто схоронился за ней.
        Инори чувствовала, как гаснет огонёчек сознания, но даже не думала останавливаться, продолжая идти сквозь толпу беспечной походкой. Инори Киви широко улыбалась: уничтожить врага это ведь так здорово. Однако радость её одна вещь всё-таки омрачала: она не могла понять, что значит это загадочное нападение. Придётся кое-кого навестить, - решила она. Инори знала, что Олдрин сейчас находится на этой планете.
        Как и всякий частный детектив галактического масштаба Олдрин обладал немалым количеством удостоверений личности с самых разных планет, на которых проживали его сородичи, но пользовался ими редко. К чему? В большинстве случаев он действовал в пределах планетарных законов, и притворяться кем-то другим просто не возникало нужды. Для работы же на организацию прекрасным прикрытием служила сама детективная деятельность.
        Сейчас Кимерит тоже прибыл на планету под своим собственным именем. Воспользовавшись информационной сетью, Инори легко смогла определить гостиницу, в которой он остановился. Кимерит только что заручился поддержкой осведомителей, раскинул по городу свою сеть, и в ожидании результатов решил отдохнуть от трудов праведных в гостиничном номере, когда к нему внезапно ввалилось кавай.
        Инори, правда, тоже ждал сюрприз, при чём приятный, ибо в гостях у Олдрина она оказалась отнюдь не первая. На диване, о чём-то оживлённо разговаривая с кимеритом, сидел Зимин.
        Оба повернулись на звук открываемой двери. Её явление оказалось полной неожиданностью для обоих.
        - И вот Инори! - прокомментировал Зимин.
        Не смотря на шутливый тон, он был явно рад её видеть. К тому же кавай показалось, что космогатор почему-то испытал сильное облегчение.
        - Горд, что ты здесь делаешь? - проговорила Кавай, тоже довольная встречей.
        Кимерит ответил вместо него.
        - Наш общей знакомый только что убеждал меня бросить все силы на твои поиски. Кстати совершенно напрасно, потому, что я тебя уже и так ищу, хотя конечно не лично.
        В его словах было крохотное порицание: за всё время пребывания на планете, Инори так и не удосужилась подключиться к местной системе связи. Кавай чуть пожала плечами. А зачем собственно? Знакомых на Крокусе у неё не было, а с коллегами-делегатами, она могла связаться и без всяких электронных устройств.
        - Так, так - промурлыкала, Инори Киви, с интересом глядя на собеседников. - Мне, конечно, приятно, что меня ищут сразу двое таких прекрасных мужчин, но мне б ещё и причину узнать хотелось бы.
        Однако космогатор игривого тона не поддержал.
        - Погоди, Инори, сейчас не до шуток. Кто-то убивает псиоников! Сразу на многих планетах. При чём в выборе жертв нет никакой логики.
        - Понимаю, и ты, как верный рыцарь, примчался сюда, что бы предупредить бедную беспомощную даму.
        Даже суровый Кимерит слегка ухмыльнулся. Инори могла выглядеть наивной, беспечной, а порой недалёкой, но никого из её друзей эти маски уже давано не обманывали. Никто из хорошо знавших кавай никогда не считал её беспомощной.
        Но инори уже и сама отбросила шутливый тон.
        - Сведения точные? - поинтересовалась она.
        Зимин бросил на неё внимательный взгляд.
        - Ты не выглядишь удивлённой?
        Кавай слегка кивнула.
        - Ты прав, на меня уже покушались.
        Зимин не удивился: он заподозрил это с того момента, когда Инори Киви заявилась в снимаемый Олдрином номер. В ином случае ей просто не зачем было бы приходить к детективу.
        Выдержав эффективную паузу, Инори Киви добавила:
        - Покушение закончилось смертью одного нападавшего.
        - Так, - сразу же заинтересовался Кимерит, - а, сколько их всего было? Ну-ка давай с самого начала и поподробней.
        Кимерит внимательно слушал, несколько раз уточняя детали.
        - Понятно, - пробормотал он, - а второго вы захватить не пытались?
        - Нет, - с сожалением сказала Кавай, - решила, что псионик будет более интересен, но, как вы слышали, просчиталась. Конечно, знай я насколько силён его артефакт, до действовала бы по-другому.
        Убила бы псионика и попыталась бы захватить его спутника, - сразу понял Зимин. Сентиментальности к врагам кавай никогда не ведали. Особого удовольствия от убийств они, правда, тоже никогда не испытывали.
        - Можете описать нападавших? - спросил Олдрин.
        Кавай кивнула. Однако через пару минут Кимерит сам прервал её.
        - Погоди.
        Олдрин положил на стол миникомп, в воздухе возникло несколько объёмных изображений.
        - Узнаёшь кого-нибудь?
        Кавай без колебаний указала на две человеческие фигуры.
        - Эти.
        - Понятно, - задумчиво проговорил кимерит, - именно так я и думал.
        Видя, что остальные ожидают от него объяснений, Олдрин добавил:
        - Это член группы наёмников совершившей нападение на синхрониум. Группа постоянно перебрасывается с места на место, поэтому и потребовалось так много времени для её выявления.
        Именно для этих поисков я и прибыл на Крокус.
        - Значит, всё-таки всплыли, - нехорошо ухмыльнулся космогатор, что ж, тогда, берём кого-нибудь и вытрясаем из парня всё.
        Кимерит согласно кивнул.
        - Кстати, - промолвил он, - есть достаточно серьёзные косвенные данные, что всё это время группа работала на одного хозяина.
        - Однако, - недоумевающе сказала Инори, - у этого типа должно быть разнообразные интересы: синхрониум, псионики, и, если я правильно поняла, в обоих случаях никакой логики в нападениях.
        - Ты поняла правильно. Да, на некоторых телах убитых в синхрониуме при тщательном осмотре обнаружены следы похожие на следы иглы генетического детектора. Похоже, искали кого-то вполне конкретного.
        - И ради этого вырезали целую смену, - мрачно протянул космогатор. - Ты прав, логика отсутствует напрочь. У тебя уже готов план захвата?
        Олдрин протянул руку, изображения в воздухе исчезли. Кимерит не спеша, спрятал компьютер в карман.
        - Я планировал нанять другую группу наёмников, - признался он, - благо этого добра на планете хватает. Но тогда я не знал, что они получили в свою поддержку псиоников. К счастью, поскольку вы оба здесь, то сложностей захват не составит. С минуты на минуту я жду звонков от своих информаторов.
        Внезапно Зимин нахмурился.
        - Постой, ты ведь не собираешься использовать Инори в качестве подсадной утки.
        Послышался задорный смех. Кавай улыбалась, улыбалась так, как улыбаются дети при виде интересной игрушки.
        - Брось, Горд, - весело проговорила она. - Дело обещает быть весьма занимательным, и я не прощу себе, если не буду участвовать.
        Зимин только вздохнул. Понятия о занимательном у кавай с человеческой точки зрения бывали довольно странными. Вскоре раздался звонок линии связи.

* * *
        - Не дома, а прямо бункера какие-то, - проворчала Инори. - У них тут что, боевые действия происходят.
        Стоял мягкий вечер, но солнце находилось ещё достаточно высоко. Было немного прохладно. Зимин подумал, что Инори права, дома здесь походили на высокие прямоугольные сейфы без всяких изысков. Окон в строениях то же не было. Конечно, в них наверняка имелись внешние камеры, но жить в таком гробу Горд ни за что бы не пожелал.
        - Криминальное место, - пояснил Олдрин, - весь городок. Практически каждый житель здесь состоит в банде. А разборки происходят, чуть ли не каждый день. На улицах можно творить, что хошь, никто из жителей носа не высунет. Если только речь не идёт о члене его собственной банды.
        - Кстати насчёт банды, - обеспокоено спросил Горд, - твоя глушилка хорошо работает? Уверен, что он своих на помощь не вызовет?
        Кимерит чуть заметно пожал плечами. С его точки зрения было бессмысленно обсуждать уже принятые решения, всё необходимое он соратникам уже сообщил.
        Горд, подумал, что теперь он наверно немножко упал в глазах Олдрина. Он достаточно хорошо знал его расу и в другое время не совершил бы подобной ошибки, но сейчас он слишком беспокоился за Инори.
        На мгновение кимерит прислушался. В его левое ухо был вставлен наушник.
        - Двое наёмников вернулись в городок, - сообщил он. - Информатор сообщает, что сейчас они сдают взятый на прокат флаер. Всё - ушли со стоянки. Через пять минут будут проходить здесь.
        Больше соратники не разговаривали. Каждый из них спрятался за заранее определенным укрытием. Ждать пришлось недолго, вскоре в конце улицы показались кимерит и кавай. Горд обладавший хорошим зрением прекрасно их разглядел.
        Он получил короткий сигнал, означающий подтверждение. Олдрин по закодированной связи удостоверял, что ошибки нет, и на них действительно вышли наёмники.
        Потом последовало ещё одно короткое сообщение на этот раз от кавай.
        - Кимерит псионик, - сообщила она. Очевидно, они ходят на дело парами. Артефакт тоже в наличии.
        - Ох, - промурлыкала кавай, - хотелось бы мне узнать, что у них за наниматель такой, что псионические артефакты раздаёт направо и налево.
        Может быть, и узнаешь, - подумал Горд, - если всё нормально пройдёт. Наёмники приближались. Вид у них был довольно весёлый. Скорее всего, их собственная операция прошла успешно, в отличие от нарвавшихся на Инори.
        - Пора! - объявил Кимерит. - Глушу!
        Связь прервалась, в наушнике Горда слышался теперь только треск помех. Кавай вышла из-за небольшой будки.
        - Привет, мальчики, - игриво проговорила она, - кого-нибудь ищем? Может быть меня? Скольких псиоников сегодня убили?
        Горд, понял, что она просто наслаждается ситуацией.
        Наёмники нисколько не удивились.
        - Выжила, значит, ведьма, - ухмыльнулся кавай. - Ну, значит, подохнешь сейчас!
        Очевидно, у них были изображения всех псиоников предназначенных на убой, даже если акцию предстояло провести не им лично.
        - Повежливей, повежливей, мальчики, - кавай улыбалась так, словно повстречала старых друзей. При этом она стояла от них достаточно далеко. Наёмники попытались, было, сократить расстояние, но Кавай тут же отступила на шаг.
        - Нет, нет, нет - объявила она. - Я девушка скромная.
        Всё это время она пыталась с относительно близкой дистанции подобрать ключи к артефакту. Всё-таки захватить было желательно двоих. Однако тот обладал слишком сложной системой защиты. Особых опасений за свою жизнь она не испытывала: знала, что Горд и Олдрин сейчас держат парочку под прицелом.
        С некоторой самоуверенностью кавай думала, что справится и одна, но конечно лишняя страховка не помешает. Кавай уже взяла сознание наемников, под слабый контроль, заставляя сосредоточиться на себе любимой, и мешая тем самым обнаружить напарников.
        - Ах, ты… - произнес, было кавай.
        Он быстро попытался, что-то достать. Но кимерит положил ладонь ему на руку.
        - Погоди, она слишком быстро нас нашла. Явно считала чьё-то сознание. Хочу понять, что ей известно. И кто ещё в курсе. Берём живьём.
        Ну и ладушки, - подумала Инори, - риску меньше. Она «видела», как кимерит готовится «бросить» в неё усиленную артефактом формулу подчинения. Он был не таким уж плохим псиоником, хотя конечно не её уровня. Разумеется, Инори нанесла удар первой.
        Ей всё-таки удалось частично нейтрализовать артефакт, и теперь слабый поток силы, миновав искусственную защиту, пытался подчинить себе сознанье противника. Это не был коротковременный мощный выброс: Инори постоянно держала формулу в уме, и через неё всё время проходил несильный поток энергии.
        Парадокс, обычного разумного взять под контроль было куда сложнее, во многих случаях невозможно. Именно особая восприимчивость псиоников делала их уязвимыми друг для друга. Это конечно если объект воздействия не сопротивляется. Кимерит пробовал дать отпор.
        Мощь артефакта всё ещё частично находилась в его распоряжении. Пытаясь разорвать резонанс с мозгом Инори, он одновременно стремился нанести ответный удар. Инори не прикрывала себя пси-щитом: она использовала приём куда более сложный, но и более эффективный тоже. Кавай выводила сознание из-под удара, постоянно меняя его частоту. Её разум, словно, слегка «колебался» вокруг некоторой условной точки. При этом некоторые участки её мозга продолжали поддерживать резонанс с сознанием противника, который явно не владел подобной техникой. Помимо эффективности способ был ещё и куда более экономным в плане энергии.
        По мнению Горда, да и Олдрина тоже куда проще было выстрелить в наёмников чем-нибудь усыпляющим, оттащить тела в автолёт, ну а потом, как говориться, делай с ними, что хошь. Но Инори отговорила.
        - Зачем вся эта возня? - удивилась она, - Тащить куда-то, - допрашивать. Возьму их сознание под контроль и все дела. Будет быстро, сердито и без свидетелей, вернее последние ничего не поймут.
        Существовала только одна проблема: было затруднительно быстро считать, что-нибудь с усыплённого разума: резонанса между сознаниями не получалось. Так что от идеи сначала парализовать наёмников из игломётов, - предложенной было Гордом, - соратникам пришлось отказаться.
        И как только я дал согласие на всё это? - думал Зимин, обеспокоено глядя на двух псиоников застывших в противоборстве. Впрочем, Инори умела неизменно бывать чёртовски убедительной. Как-то незаметно, так получалось, что он почти всегда подчинялся её решениям. Горда всегда беспокоило - не слишком ли Инори самоуверенна.
        Второй наёмник, кавай, нерешительно переступал с ноги на ногу, плохо представляя, что следует в такой ситуации делать. Инори планировала, что с близкой дистанции легко сможет подавить артефакт, чью структуру она уже немного поняла по первому поединку. Но схватка вышла куда более напряжённой, чем она полагала. И отвлечь часть внимания, что бы хотя бы на пару минут обездвижить сородича, она пока не рисковала.
        Но тому, похоже, уже надоело бездействовать.
        - Сейчас я тебя, ведьма, лично живьём возьму, - пообещал он без всяких затей, - просто оглушу кулаком.
        Кавай способный выражаться так пошло, - усмехнулся про себя Горд, - куда катится мир. Кавай бегом устремился к своей соплеменнице, стремясь рывком преодолеть короткую дистанцию.
        Горд и Олдрин без колебании нажали на спуск. Поскольку под одеждой у наёмников вполне мог находиться защитный жилет, то оба целились в голову. Горд с изумлением обнаружил, что выпустил из станера весь заряд игл. Наёмник рухнул у ног кавай.
        Его напарник на мгновенье отвлёкся. И этого оказалось достаточно: волна псионической силы излучаемая кавай затопила его сознание, как вода захватывающая ближний участок берега. Восприятие отключилось и теперь враждебный псионик лишь тупо переминался на месте.
        Илари сделала знак напарникам, что всё кончено.
        - Можете задавать любые вопросы, - сказала она подошедшим Олдрину с Зиминым, - теперь ответит.
        Сама она разглядывала второго, подстреленного наёмника. Потом хмыкнула, словно увидела нечто очень забавное.
        - Мальчики, - поинтересовалась она, - к чему было уделывать его как ежа?
        Горд виновато развёл руками: мол, погорячился.
        - Мой верный рыцарь слишком разволновался, - сказала Инори.
        Зимин ждал, вот сейчас она как обычно скажет, что способна решать проблемы самостоятельно. Но кавай лишь на мгновение улыбнулась. Горд к этому времени уже достаточно разбирался в её улыбке, насколько это вообще возможно для представителя другой расы. Кажется, она была довольна. Возможно, как и человеческим женщинам, ей просто нравилось, когда за неё беспокоятся.
        - Мёртв, - сообщил Олдрин, - слишком большой заряд получил.
        Это значило, что запасной вариант с вывозом одного из наёмников для более длительного допроса теперь отпадал: им придётся довольствоваться псиоником. Горд вновь развёл руками, но особого раскаяния не ощутил, а уж жалости вовсе. Убийца получил именно то, что заслуживал.
        - Давайте скорей, - Олдрин повернулся к сородичу.
        - Кого из псиоников вы в этом мире убили? - задал он чёткий вопрос.
        - Маланстала Новарус Доркона, - безжизненно ответил наёмник. Потом секунду спустя добавил: - Вторую цель обнаружить не удалось.
        - Маланстал?! - изумилась Инори, - он же абсолютно безобиден.
        - Ты его знаешь? - спросил Горд.
        Инри кивнула.
        - Да. Маланстал буквально помешался на вкусных обедах, - сказала она, - Говорят, даже пси-поля воспринимал в виде вкусовых ощущений. Кому такой мог помешать ума не приложу.
        - Цель убийства, - задал новый вопрос Олдрин.
        - Нам заплатили.
        - Кто бы сомневался, - пробормотал детектив. - Цели нанимателя вы конечно не знаете?
        - Нет.
        Пленённый кимерит говорил равнодушно, без малейшего следа эмоций. Волевые центры наёмника были полностью разрушены, от него осталась одна оболочка.
        - Последние время вы работаете на одного хозяина? - продолжал Олдрин допрос.
        - Да, отряд приняли на постоянную службу, - ответила оболочка наёмника.
        - Кто хозяин?
        - Не знаю. Оплата производилась, через сложную сеть банковских операций. Получение приказов осуществлялось через многих посредников.
        Не густо, - подумал Горд. Олдрин, однако, разочарованным пока не выглядел: возможно, он с самого начала не ждал лёгкой победы.
        - Но догадки о хозяине у тебя есть?
        - Да.
        - Назови.
        - Предположительно мы работаем на одну из сил.
        Все трое переглянулись. Зимин заметил, что кавай удивлённой не выглядит. Поняв, что хозяин наёмников легко раздаёт им всем могучие артефакты, она тотчас заподозрила такую возможность.
        - Как было сформулировано задание?
        - Нам был дан список псиоников с разных планет подлежащих уничтожению.
        - Вы совершили нападение на станцию синхрониума?
        - Да.
        - Как звучал приказ?
        - Уничтожить персонал, стереть все данные из общей сети. Уничтожить личные банки данных. Особое внимание было необходимо обратить на илари по имени Анамирис Ковалис Секон с Амистала. Его уничтожение требовалось подтвердить.
        Анамирис. Имя показалось Горду смутно знакомым. Но он никак не мог вспомнить, где слышал его. Зато детективу оно что-то явно сказало: Олдрин удовлетворённо кивнул.
        Вскоре выяснилось, что больше ничего интересного наёмник не знает.
        - Кончаем? - спросила Кавай.
        Горд машинально кивнул. Он знал, что враждебный кимерит был фактически уже мёртв: личность стёрта, волевые центры разрушены. Но ему не хотелось, что бы дело завершала Инори. Не женское это дело добивать. Пусть даже у её расы психология и другая.
        - Погоди, - сказал он, - пусть всё выглядит как обычные разборки без всякой псионики.
        Олдрин кивнул, переключил станер, и выстрел убивающей иглой. Тело его сородича дёрнулось и упало. Все трое равнодушно повернулись к нему спиной и двинулись к автолёту оставленному неподалёку. За всю разборку никто из местных жителей из домов так и не вышел.
        Глава шестая
        Тайны, зачёт и псионика
        Для создавших технологическую цивилизацию и вышедших в галактику людей было настоящим шоком узнать, что большинство других рас практикуют ещё и магию.
        То, что они именовали её псионикой, ничего с практической точки зрения не меняло. Это был сильный щелчок по самолюбию.
        Я. И. Перельман, «Занимательная астроистория»
        - Знаете, - произнес Том Баргус, - с этими пространственными трещинами не всё так просто.
        - Эти те, которые открыли в прошлом году? - Надежда поправила волосы, так что бы лучше была видна диадема, украшавшая обруч с имплантами. - А что с ними такое? Вроде бы незначительное в галактических масштабах явление.
        Том Баргус важно покачал головой. Чувствовалось, что ему нравится роль всезнающего профессора.
        - В начале действительно полагали, что это чисто локальный феномен, - продолжил он менторским голосом - но в последнее время они открываются буквально одна за другой. А у уже открывшихся обнаружен рост, пока ещё незначительный, но скорость его увеличивается.
        Герда слушала невнимательно. Она плохо выспалась, так как глубокой ночью её разбудил вой сирены. Голос Гром Горна из системы оповещения буквально вопил.
        - Курсанты, даём вводную, ваши «Ласточки» повреждены! Исправить повреждения за тридцать минут! Время пошло!
        Герда легла спать поздно. Вчера, перед выходным, курсанты организовали небольшую вечеринку, с танцами. Она много танцевала сперва с Томом, потом с Брюлом, поэтому сейчас ей потребовалось с минуту времени, что бы понять, что происходит.
        - А преподы у нас с юмором, - пробормотала она, натягивая униформу.
        Слышался топот ног. Отварив дверь, Герда видела быстро идущих курсантов, некоторые просто бежали. Спать хотелось страшно. Чем быстрее начну - тем быстрее всё кончу, - сделала девочка очевидный вывод, и тоже припустила бегом к ангару. Спросонья она едва не наскочила на повороте на стену, но вскоре вошла, как говорится в «рабочий режим». Бег встряхнул сонливость, и к ангару она примчалась уже довольно бодрая.
        Попав внутрь, Герда ошеломлённо остановилась. У всех «Ласточек» были раскрыты ремонтные люки, и рядом с каждой машиной громоздилась кучка деталей.
        - Это ж, сколько времени пришлось возиться наставникам, что б устроить такое? - изумлённо подумала юная космогатор. - Нас не жалко, так хоть себя б пожалели.
        Судя по всему, остальные курсанты её чувства вполне разделяли: со всех сторон слышались возмущённые вопли. А часики-то тикают, - вспомнила вдруг Герда. - Тут не возмущаться надо - работать. Она побежала к своей драгоценной семёрке.
        Почти сразу она поняла, что разгром не такой уж страшный. Из её ласточки просто вытащили и размонтировали несколько сменных блоков. Герда взглянула на наручный браслет: ещё двадцать четыре минуты - успею!
        Так, внутрь за инструментом, быстро! Теперь соединяем. Чёрт, все детали перепутаны. Все болты вперемешку, впрочем, и гайки тоже. Герда быстро искала нужные. Вскоре она собрала первый блок.
        Девочка активировала браслет связи, что бы вызвать вспомогательного ремонтного робота. Однако огонек соединения не зажёгся. Герда вздохнула, блок выглядел довольно тяжёлым. Знала бы, собирала поближе к «Ласточке». Ладно, не барышня! Герда подтащила блок по полу. Теперь бы ещё его приподнять до лючка. Всё-таки нечестно заставлять девочку тягать тяжести.
        Минуточку, минуточку. Герда задумчиво оглядела зал. Курсанты возились с ремонтом блоков. Брюл Ковис, пыхтя от усердия, уже ставил один блок на место. Герда повернулась к соседней машине. Надежда тоже подтаскивала ко второму борту свой первый собранный блок.
        - Надя, - крикнула она, - стой! Сейчас собираем все блоки, потом помогаем друг дружке их ставить.
        Разобрав выкрик подруги, Надежда благодарно кивнула.
        Отлично, кто сказал, что девушкам нужно корячиться!? Девочки существа нежные, к тяжёлому физическому труду не способные. Герда хмыкнула собственным мыслям и вернулась к работе.
        Теперь обе действовали на перегонки. У двух девочек возникло что-то вроде негласного соревнования. При этом обе даже не отдавали себе отчёта в возникшем азарте: спроси любую, и та вполне искренне скажет, что просто не хочет заставлять ждать подругу. Герда сама не заметила, как стала мурлыкать себе что-то под нос. Она уже не сомневалась, что справится.
        На втором блоке оказались перерезаны несколько проводов. Надо было бежать в «Ласточку» за паяльником. Спокойно, - сказала Герда себе - времени хватить. Сама виновата, что не догадалась в первый раз захватить. Хотя, откуда знать было: нормальные, так сказать естественные аварии провода так не перерезают. С другой стороны, они и блоки не разбирают подобным образом. Надо было с самого начала все повреждения осмотреть. Как уже говорилось, у наставников весьма своеобразное чувство юмора, и ей надо будет учесть это в будущем.
        Она успела спаять два из трёх порванных проводков, когда свет в ангаре внезапно погас. От неожиданности Герда едва не обожгла себе паяльником руку: палец замер буквально в миллиметре от острия. Теперь в ангаре горели лишь вмонтированные в пол слабые источники аварийного освещения.
        На миг курсанты застыли. Но поскольку никаких новых разъяснений системы оповещения не изрекли, то всем стало ясно, что это очередная шуточка преподов. Работа возобновилась. Положив на пол взятый из аварийного набора фонарик, Герда спаяла в его свете последний провод. Кинула взгляд на браслет: оставалось девять с половиной минут до конца отпущенного на ремонт срока. Ей следовало слегка поспешить.
        В темноте между посадочными квадратами ходили наставники, Герда почти не различала их в темноте. Всё её внимание было сосредоточено на работе. Третий блок собирался неожиданно легко. Всё - Герда затянула последний болт и подтащила блок к «Ласточке».
        Всё-таки Надежда успела чуть раньше и сейчас подходила к ней. Обе ухватились за блок.
        - Раз! Два!
        Девочки приподняли тяжёлый блок до люка. В темноте они с трудом попали им в нужный паз. Послышался щелчок подтверждавший, что система встала на место. Та же судьба постигла и второе устройство. Герда захлопнула первый ремонтный люк. Теперь в другой конец корпуса - ко второму. Взяли! Подъём! Третий блок был полегче, можно было бы поднимать и одной.
        Если по правилам, то ей сразу же следовало подключиться к системам и для гарантии провести предстартовый тест. Но это подождёт, сейчас согласно негласному договору, Герде требовалось помочь Надежде. Подруги перебежали к числящейся за Громовой учебной «Ласточке» номер два.
        Почему-то Герда думала, что все устроенные наставниками повреждения будут носить однотипный характер. Но теперь поняла, что ошиблась: в обоих кораблях совпал только один из вынутых блоков отвечающий за внешние сенсоры. Да и потрошили эти однотипные блоки, скорее всего по-разному. Наставники не страдали стереотипами и свою фантазию предпочитали не ограничивать.
        Когда в звездолёт Надежды ставили третий блок, Герда заметила, что с дорожки за ними внимательно наблюдает один из наставников. Сердце на мгновение замерло: а вдруг сейчас объявит взаимную помощь недопустимой, и их обоих снимут с этого неожиданного зачёта. Однако наставник уже двинулся дальше. Странно, но в темноте Герде показалось, что он даже слегка улыбнулся.
        Кивнув друг другу, девочки разбежались по кабинам своих кораблей. Но Герда не успела плюхнуться в пилотское кресло. По всему ангару вновь вспыхнул свет.
        - Время! - прозвучал усиленный электроникой голос Гром Горна. - Всем прекратить работы! Системы активировать! Встать возле кораблей!
        С сожалением Герда проследовала наружу, став возле люка. Наставники не спеша, проверяли машины. Не открывая ремонтных люков, они проводили возле них каким-то прибором: вероятно детектором или сканером. В большинстве случаев они благосклонно кивали, говоря курсанту несколько ободряющих слов, но иногда строго качали головами и ставили что-то на вид. Герда заметила, что, по крайней мере, в паре случаев, последний блок даже не был установлен на место.
        Преподаватели шли с другого конца ангара, и Герда приготовилась к долгому скучному ожиданию. Но тут её ожидал последний за ночь сюрприз.
        Из системы оповещения вновь раздался голос Гром Горна:
        - Предварительные итоги. Хочу особо отметить курсанток Надежду Громову и Герду Мир. Они единственные из всего курса догадались скооперироваться. Чем существенно облегчили себе работу.
        Неподалёку послышался возмущённый вопль Тома Баргуса.
        - Нечестно! Никто не говорил, что можно работать командой.
        Очевидно, микрофоны были настроены на все громкие звуки в зале, поскольку на этот весьма эмоциональный демарш, последовал быстрый ответ.
        - Так ведь и обратного никто не утверждал, - в голосе начальника станции явственно послышался смешок. - Думать надо. Взаимопомощь в пространстве - основа основ для космогаторов. В конце концов, это не контрольная по математике.
        Теперь засмеялись даже не сдавшие тест. А Герда поймала себя на том, что слегка приосанилась: всё-таки приятно, когда тебя хвалят.
        В общем, со всей этой историей с внезапной проверкой не было ничего удивительного в том, что Герда чувствовала себя не выспавшейся. Однако разговор о пространственно-временных трещинах всё же привлёк её внимание. Девочка заставила себя встряхнуться.
        - Так что там с расширением? - поинтересовалась она. - Насколько выросли трещины?
        - Они и раньше были не маленькие, - задумчиво проговорил Брюл, - несколько светолет. Куда уж больше?
        Том аж светился оттого, что может выложить друзьям нечто раньше ими не слыханное.
        - Два дня назад одна из трещин расширившись, вдруг поглотила звезду.
        - С планетами, - добавил он, эффективно выдержав паузу. - Система к счастью была безжизненной.
        Новость действительно произвела впечатление, как и любая масштабная катастрофа.
        - Подожди, - решил уточнить Брюл, - звезда сколлапсировала или взорвалась?
        - В том-то и дело, что ни то, ни другое. - Том внимательно оглядел слушателей. - Звезда просто исчезла, словно кто-то свечку задул.
        - Не поняла, - удивилась Надежда, - а масса-то её куда делась? Это ж не шуточки.
        - Том пожал плечами.
        - Мне то откуда знать? Однако вся система исчезла вместе с планетами, а на её месте теперь расширившаяся трещина.
        Трещины, трещины, - что-то она про них недавно слышала. Герда никак не могла вспомнить, однако признаваться в невежестве не хотелось. Надо будет, когда вернётся в каюту покопаться в местной информационной сети. Возможно, даже имеет смысл настроить программу личных интересов на поиск новых данных по этим самым трещинам.
        - Да, ну, бросьте, - сказала Надежда. - Если б случилось такое, то об этом все средства массовой информации бы трубили. - Просто Том опять треплется.
        Обвинение было не справедливым, и Том немедленно возмутился.
        - Я когда-нибудь лгал?
        Это была правда. Герда с первой же встречи поняла, что находиться рядом с ним, всё равно, что жить возле новостной медиастанции. Но Том действительно никогда не лгал, по крайней мере, в важных вопросах.
        - Во-первых, это просто случилось на другом краю млечного пути, - пояснил Баргус, - и новости до информационных агентств ещё не дошли. Не все же они могут «Ласточку» нанять. Во-вторых, мы сейчас на достаточно удалённый от планеты космической станции, куда все новости «выстреливаются» раз в сутки сжатым информационным пакетом.
        Компания помолчала, обдумывая. Первым просчитал последствия серьёзный Брюл Ковис.
        - Так, а ведь это уже не шуточки, - проговорил он, - если всё это продолжится, то недавние катастрофы со смерть-сферами могут показаться всем ничего не значащей мелочью.
        - Да, бросьте, - усмехнулась Марго, - Том же сказал, что система являлась не обитаемой, ничего страшного не случилось.
        Однако её не поддержали.
        - Так ведь это сейчас, - задумчиво протянул Брюл. - Повезло просто. Если трещины продолжат расширение, то неизвестно ещё, что будет. Я слышал, их открылось уже довольно много. Но главное, никто до сих пор не понял причин появления этой пакости.
        Все невольно поёжились, особенно Герда, которая о массовой гибели разумных знала отнюдь не понаслышке. Впрочем, остальные не отнеслись к прогнозу серьёзно. Приятно пощекотать себе нервы какой-нибудь вселенской погибелью, если происходит всё где-нибудь там далёко, и ты, по молодости лет веришь, что тебя это никак не коснётся.
        Герда вздохнула: она прекрасно понимала их всех, но, после случившегося на Горгоне, уже не могла обманывать себя, внушая, что ничего страшного свершиться не может. Теперь она очень серьёзно относилась к подобным вещам.
        - Да ладно, - вдруг сказала Марго, - будут расширяться трещины, мы их Герду пошлём закрывать. Она ведь у нас гордость школы: космогатор и псионичка с высоким потенциалом в одном лице.
        Так, начинается, - мрачно подумала Герда. После случившейся три месяца назад истории с космической миной, даже её недавние враги стали относится к ней с молчаливым уважением. Марго большую часть времени относилась к ней так же. Но иногда это самое уважение принимало вдруг чересчур ироничный характер. Сама Герда знала, что воспроизвести свой подвиг будет просто не в состоянии. Да ей и напрямую запретили повторять подобные фокусы.
        Ну чего, чего она добивается, - в который раз напряжённо размышляла Мир, но не находила ответа. Остальные выпад проигнорировали. Однако слова о псионике предали разговору новое направление.
        - Вообще-то странно, - задумчиво произнесла Громова. - Послушай, Герда, я ничего против твоего учителя не имею. Но почему её допустили на станцию, где не принимают никого кроме космогаторов. А тут представитель другого вида буквально прописался на станции, и все делают вид, будто так и надо.
        Все вопросительно посмотрели на Герду, но той и самой хотелось бы это понять. Она б ни за что б не поверила, что Гильдия решила расстаться со своими многочисленными секретами. Однако, слетав на какой-то конгресс, Инори действительно словно прописалась на станции.
        Вообще-то она обычно не обсуждала свою учительницу псионики с другими. Но сейчас просто не смогла удержаться.
        - А знаете, - решила она поделиться кое-какими выводами, - по-моему, она и так знает значительную часть секретов. Причём на уровне отнюдь не ученическом.
        Увидев изумлённые лица, Герда добавила:
        - Была у неё пара обмолвок.
        Как всегда Баргус не смог удержаться, что бы не показать свою информированность.
        - Говорят, - важно произнёс он, - что гильдия иногда заключает контракты с псиониками.
        - Это ещё зачем? - удивилась Надежда.
        - Не знаю, но слухи ходят.
        - Я тоже слышал, - подтвердил его слова Брюл.
        Он помолчал, словно на что-то решаясь, и когда заговорил вновь, то снизил голос, возможно невольно.
        - А знаете, - сказал он, - у меня тут недавно возникла одна теория, насчёт нашей Гильдии и все эти странности очень хорошо ложатся в неё.
        Он вновь замолчал.
        - Ну, не тяни, - не выдержал Том, - так что там с гильдией?
        Брюл и сам понимал, что должен продолжать, раз уж начал.
        - В общем, она, по-моему, она часть чего-то большего. Возможно даже прикрытие для него. Но знают об этом только члены совета.
        Том тихо присвистнул.
        - Ничего себе заявочки, - пробормотал он.
        - Гильдия абсолютно самодостаточна, - процитировал он строчку устава.
        Брюл коротко усмехнулся.
        - Возможно, нас просто хотят заставить так думать. При чём началось всё это, когда наши деды ещё под стол пешком не ходили. Возможно, даже гильдия с самого начала такой создавалась.
        - Что заставляет тебя так считать? - всерьёз заинтересовалась Надежда.
        Брюл Ковис степенно кивнул. Всё-таки приятно, когда тебя слушают с таким вниманием. Он даже немножко стал понимать болтуна Тома.
        - Сейчас расскажу, - пообещал он, - но только вы никому.
        - Брюл, ты же нас знаешь, - проговорил Том.
        Брюл действительно знал. Том болтал, словно стрелял из пулемёта, но при всём этом, чужих секретов он никогда не выбалтывал.
        Юноша был твёрдо уверен во всех здесь присутствующих, но всё же уже жалел, что проболтался так глупо. Истина заключалась в том, что, раскопав очень серьёзную тайну, Брюл совершенно не знал, что со всей этой информацией делать. Он не сомневался, что, не смотря на свой неопределенный характер, она могла в случае обнародования вызвать в гильдии настоящую бурю. Как и для большинства потомственных космогаторов Гильдия была для юноши всем, и никаких внутренних скандалов ему раздувать не хотелось. Однако сейчас ему уже ничего не оставалось, как продолжать.
        - Мы все, конечно, знаем, что значительная часть доходов у космогаторов изымается на нужды гильдии. Нам может это нравиться, может, нет, но так уж оно и есть. Поскольку все денежные схемы прозрачны, то особого недовольства это не вызывает. Так вот, недавно я заподозрил, что существует довольно хитроумный способ тайного отсоса финансов из этой самой схемы. Причём применяется он очень давно, как минимум три поколения.
        - Постой, - оторопела Герда, - ты, что всерьёз обвиняешь высший совет Гильдии в коррупции.
        Хотя, она и не была потомственным космогатором, но за время пребывания в гильдейской школе настолько прониклась всеобщим духом, что просто не могла оставить без внимания подобных нападок. При некоторой изолированности от остального мира, гильдийцы всегда проповедовали внутреннюю солидарность, а тут такое. Её реплика лишь на секунду опередила гневные слова остальных.
        - Я ничего не говорил о коррупции, - возразил Ковис. Но очень, похоже, что гильдия космогаторов лишь часть какой-то очень тайной организации и как-то связана с её финансированием.
        Все молчали осмысливая. Герда Мир задумалась. Насколько всё это может оказаться истинным? - спрашивала себя она. Если эта мифическая организация настолько тайная, что не была раскрыта на протяжении нескольких поколений, то вряд ли тринадцатилетний подросток смог отследить секретные финансовые потоки. С другой стороны, не смотря на некоторую внешнюю грубоватость, Брюл был известен среди курсантов, как довольно талантливый математик. Так, что полностью исключать того, что он действительно нащупал, что-то секретное Герда всё-таки не могла.
        После занятий с кавай, она стала по настоящему доверять своему эмпатическому дару, и теперь чувствовала насколько уверен в своих словах Брюл. Хотя конечно он мог и ошибаться. Ей явно не хватало данных для вывода.
        - И что теперь с этим делать? - пробормотал Баргус.
        Пожалуй, впервые в жизни он был не рад тому, что узнал новость.
        - Прежде всего, молчать, - сказала Надежда обеспокоено, - если тайна охраняется на таком уровне, то пусть лучше совет не знает, что мы догадываемся. Иначе может для нас плохо кончиться.
        - К тому же, - она внимательно посмотрела на Брюла, - если я правильно поняла, то прямых доказательств у тебя всё-таки нет.
        Брюл кивнул и хотел, было, что-то ответить, но его опередила Марго.
        - Да в чём проблема? - деланно заговорила она. - Пусть Герда компьютеры заговорит, что бы нужную информацию выдали, она же у нас псионичка.
        Иногда Герде хотелось Марго просто убить. Хотя основной пик вражды между ними уже миновал, Герда с трудом заставляла себя, её терпеть, и то лишь потому, что за последнее время Марго сделалась подружкой Брюла. Но теперь даже её парень посмотрел на Марго с неудовольствием.
        - Ну, Герда, - продолжала Марго, - взломай компьютеры, чего тебе стоит?
        За что она меня так не любит, в который раз пыталась понять Герда Мир. С трудом изгнав из голоса злость, она сказала:
        - Псионика так не работает. Что бы псионик мог взломать комп, - он сам должен быть хакером.
        - Отговорочки, - фыркнула Марго, - лучше просто признай, что попросту не умеешь, псионичка фигова!
        Марго попыталась, было гордо удалиться, но её остановил Брюл. Парень попросту ухватил её за руку.
        - Стой, - не понимаю, что на тебя нашло, - сказал он, - но сейчас нам надо, прежде всего, договориться. Надежда, права, я уже сожалею, что впутал вас во всё это.
        Герда покачала головой.
        - Не думаю всё же, что всё так страшно. Нам надо просто молчать.
        Разумеется, они договорились.
        Но, идя к комнате, которую занимала Инори, Герда никак не могла выбросить из головы странную идею Брюла. Если гильдия действительно только часть целого, то чем же является это самое целое? Для чего была предназначена таинственная организация, объединявшая людей и кавай, а возможно и представителей других рас? Ответа не было.
        А ведь Горд должен знать, - наконец осенило её. - Он член совета. Наверняка замешана и Инори. Версия Брюла действительно объясняла её пребыванье на станции. Что если, - пришла в голову безумная мысль, - просто спросить её напрямую.
        Мысль пришла, но тут же была отвергнута. И даже не из-за данного друзьям обещания. Герда просто боялась. Если уж всё засекречено настолько… Что-что, а наивной Герда никогда не была. Инори, она конечно, хорошая, и Горд тоже, но на тот свет ей всё-таки не хотелось.
        Когда Герда вошла, Инори что-то писала в электронном блокноте. На мгновение она повернула голову.
        - Подожди немного, - сказала она, - я сейчас занята.
        Герда уселась на мягкий пуфик. К ней тут же подскочил домашний робот Инори, но девочка лишь отмахнулась. Сейчас ей не хотелось ни пить, ни есть. Ей оставалось надеяться, что ожидание долгим не будет. От основных занятий Герду никто не освобождал, и учиться у кавай, ей приходилось в своё свободное время.
        Девочка вспомнила, как, вскоре после того дурацкого обморока, кавай поставила перед ней небольшой приборчик с экраном и двумя ручками.
        - Сейчас посмотрим, чего ты стоишь, - произнесла она, - имей в виду это тест.
        Инори щёлкнула выключателем, на экране возникла хаотично пульсирующая красная линия, которая постоянно колебалась вокруг центральной оси. Её пульсации немного напоминали сердечный ритм.
        - Ручки видишь? - поинтересовалась Инори.
        - Вижу, - буркнула Герда.
        Кавай ей не нравилась своей редкой бесцеремонностью. Герда не знала, является ли это свойством вида или индивидуальной особенностью Инори.
        Кавай улыбнулась, словно предвкушая что-то очень приятное. И Герда подумала, что знаменитая улыбка её народа вполне способна вывести из себя.
        - С помощью этих ручек, - сказала кавай, - ты должна сделать колебания линии, как можно меньше. Так что бы они укладывались внутрь вот этой синей полоски. Приступай!
        Инори с интересом воззрилась на девочку. Улыбка с её лица так и не исчезла.
        - Какое отношение всё это имеет к псионике? - недовольно буркнула Герда.
        - К псионике? - улыбка кавай сделалось чуть пошире. - Никакого. Это чисто механическое устройство. Квантовомеханическое, если быть точным.
        Ну, и зачем тогда это надо? - чуть не спросила у кавай девочка. Но остановилась, вдруг абсолютно точно почувствовав, что именно этой реакции кавай от неё и ждёт. Ей не хотелось быть предсказуемой.
        По началу дело шло туго: линия никак не хотела ей подчиняться. Но вскоре Герда сообразила, что одна из ручек позволяет влиять на частоту изгибов, а другая на их амплитуду. Вскоре она уловила ритм пульсаций. Когда линия вписалась в синюю полосу, послышалась мелодичная трель. Инори, просматривающая в своём блокноте какие-то файлы, на мгновение повернулась к девочке. В глазах её вспыхнул явственный интерес.
        Правда, колебания линии тут же вновь увеличились, выведя её за заданную границу. Трель прекратилась. Но теперь Герда поняла принцип. Ещё немного усилий и линия вновь сжалась до предписанной полосы. Она отчаянно запульсировала, словно действительно желала вырваться на свободу, и пару раз ей это слегка удавалось. Но Герда была теперь начеку и быстро загоняла её обратно. Трель почти, что не прерывалась.
        - Достаточно, - сказала Инори, - я узнала всё, что хотела. У тебя есть способности. Впрочем, я с самого начала в этом не сомневалась.
        Заметив удивлённый взгляд девочки, Инори соблагоизволила пояснить.
        - Знала с того самого мгновения когда во время нашей первой встречи ты впала в транс, войдя в резонанс со вселенной. Прибор я использовала лишь для того, что бы окончательно убедиться.
        Судя по её улыбке, кавай была очень довольна.
        - Я всё ещё не понимаю…
        - Какое отношение прибор имеет к псионике?
        Теперь улыбка сделалась ехидной.
        - Как я уже сказала, абсолютно никакого. Всё дело в тебе. На самом деле устройство сделано так, что, используя рукояти, ввести колебания в заданные рамки невозможно в принципе.
        Герда оторопела.
        - Но зачем тогда всё…
        - Ты не внимательна: я сказала невозможно с помощью рукояток.
        Колебаниями линии управляет распад небольшой крупинки радия. Как ты, конечно, знаешь, распад каждого конкретного атома есть чисто случайное событие, спрогнозировать которое в принципе нельзя.
        - Принцип неопределенности, - машинально сказала Герда, - закон Гейзенберга.
        - Гейзенберга? А, понимаю, так звался учёный совершивший это открытия в вашей расе. Что ж, рада, что мне не надо это разжёвывать. - Кавай в очередной раз сладко улыбнулась, уставившись томным взглядом на Герду. - Знаешь, терпеть не могу идиотов.
        - Я тоже, - буркнула девочка.
        Слова кавай пожалуй звучали как комплимент, но ей не понравился тон. Герда невольно попыталась представить, что скрывается за непонятной улыбкой, этой нечеловеческой женщины. Ей удавалось проделать это со многими собеседниками. Не то, что бы сейчас она ничего не почувствовала, но эмоции ощущались приглушённо, словно звук из-за толстой стены. К тому же она никак не могла понять их смысл. Это походило на то, как будто звучали слова смутно знакомого языка. Кажется, получше вслушайся и поймёшь. Однако понять, почему-то не удавалось.
        Кавай вдруг совершенно по девчоночьи ухмыльнулась.
        - И не пытайся, - весело сказала она. - Не смотря на внешнее сходство, эмоциональный спектр моего вида несколько отличен от человеческого. Для тебя, как новичка, прочитать его нереально, - хотя со временем ты конечно научишься.
        Герда слегка покраснела.
        - Прости.
        - А за что собственно? Ты не совершила ничего, чего следовало стыдиться, по крайней мере, с моей точки зрения.
        Кавай вновь повернулась к прибору.
        - Казалось бы, ничто в мире не способно вызвать распад отдельно взятого атома, так же как и остановить его. Вернее ничто кроме мозга псионика. Поверив, в то, что можешь управлять устройством с помощью ручек, ты соответствующим образом настроила свой мозг и сдвинула вероятностную волну. Сама, не осознавая того, ты взяла под контроль процесс атомного распада. Что доказывает наличие в тебе потенциала псионика. Между прочим, большая редкость у вашей расы.

* * *
        - Вселенная пронизана вероятностными волнами, - говорила Герде Инори. Эти волны развёртываются в события, предавая ход времени. Они пронизывают каждую микрочастицу.
        На мгновение Инори задумалась.
        - Нет, даже не так. Каждая частица, каждый электрон в атоме, взятый в момент наблюдения, есть на самом деле сколлапсировавшая вероятностная волна. При чём для коллапса обязательно необходим наблюдатель, без него волна окажется размазанной, а частица не будет локализована. Это доказывает, что самоосознающий разум сам по себе способен влиять на вселенную.
        Они находились в оранжереи учебной станции, высокий купол которой имитировал розовое небо Топуса. Инори смотрела вперёд и чуть вверх, кажется, её увлекло собственное красноречие.
        - Никто достоверно не знает ни природы вероятностных волн, ни того, откуда они приходят. Они просто есть.
        Вытянув руку, Инори несколько раз подбросила на ладони золотую монету.
        - Орёл или решка? Решётка иль герб? Пятьдесят на пятьдесят.
        Вопреки её словам монета каждый раз падала гербом. Герда Мир видела выбитое на ней лицо существа гуманоидного типа, вероятно лик властителя неведомой ей планеты.
        Хотя для внутренних расчетов в пределах большинства миров использовались электронные платёжные средства, компьютеры разных планет и разных рас нередко использовали различные протоколы, а финансовые системы на разных планетах существенно различались. На том же Топусе никому бы и в голову не пришло оплачивать электронную карту никак финансово несвязанной с ними Хиларии. Поэтому космические путешественники в качестве средств оплаты обычно использовали драгметаллы.
        - Твоя раса, Герда, - продолжала Инори Киви, - очень бедна на псиоников. Поэтому большинство из вас неверно представляют себе псионическую силу, как некую энергию, исходящую из мозга псионика. Это ошибка.
        - Хотя большинство псиоников, включая меня, сами для удобства описывают эту силу в виде энергии, так проще, на самом деле псионика это искусство манипулировать вероятностными волнами. А они не имеют отношения ни к материи, ни к энергии. Это более глубинный уровень реальности.
        Герда нахмурилась.
        - Сударыня Инори, постойте. Я не понимаю: какое отношение к вероятности имеет падение монетки? Ведь с того момента как бросок сделан, её полёт становится строго детерминирован. Он зависит от силы толчка и плотности воздуха вдоль траектории движения.
        Инори кивнула:
        - Верно. Но вероятностная волна по природе своей четырёхмерна. Она проникает в прошлое, хотя гребень волны находится, разумеется, здесь и сейчас. Именно потому вероятностная волна способна обеспечить нужную плотность воздуха на протяжении всей траектории движенья монеты.
        - То есть псионик способен воздействовать на прошлое? Менять реальность?
        Почему-то Герда говорила шёпотом, и даже была немножко напугана.
        - Сударыня Инори, знаете, мне это не нравится.
        Инори мягко коснулась её. Потом вдруг провела рукой по волосам девочки. Герда слегка покраснела. Спокойно, - подумала она, - возможно для её расы это обычное поведение.
        - Мне нравится твоя ответственность, - мягко проговорила кавай, - но ответ - нет! События, зафиксированные хотя бы одним наблюдателем изменить не возможно. Вероятностные волны влияют лишь на то, что сокрыто в хаосе неопределенности. Мы вовсе не меняем прошлое. Мы так сказать прикладываем к нему свою руку.
        Вверху над ними неспешно плыло голографическое изображение облака. Сейчас его край медленно закрывал такое же иллюзорное солнце.
        - Я не случайно привела тебя сюда, - сказала Инори, - некоторые растения и простейшие животные очень чувствительны к вероятностным полям. Смотри.
        Инори медленно провела рукой над газоном. Жёлтые с красной сердцевиной цветы, неспеша поворачивали головки вслед за её ладонью.
        - Кроме того, к вероятностным волнам подсознательно чувствительны крупные эгрегоры планетарного типа. Неизвестна ни одна населённая планета, на которую обрушилась бы природная катастрофа, уничтожавшая сразу бы всех разумных существ. И это отнюдь не случайно.
        - Гринвис, - сразу же вспомнила Герда.
        Планета «прославилась» лет триста назад, тем, что в неё угодила комета. Вызванный падением катаклизм, полностью уничтожил небольшой город переселенцев.
        - Это то самое исключение, которое только подтверждает правило. Планета находилась тогда на начальной стадии колонизации. В момент катастрофы там присутствовали только строительные рабочие, монтировавшие для переселенцев первичную базу. Мощный эгрегор на планете просто отсутствовал. К тому же к началу колонизации комета находилась уже на подлёте и, что бы вызвать нужную конфигурацию событий, вероятностной волне пришлось бы уйти слишком далеко в прошлое.
        Вокруг Инори закружилось несколько голубых мотыльков. Они образовали над её головой кольцо столь правильное, что о случайности не могло быть и речи.
        - Заметь, - продолжала Кавай, - я говорю именно о коллективном подсознательном усилии всего эгрегора. А не о чьём-то намеренном действии. Почему-то в твоей расе очень мало тех, кто может, осознано использовать эту силу. Поэтому среди людей о псионике ходят самые нелепые слухи.
        - Одни из вас, кажется меньшинство, объявляют её даром некоего существа, которое вы считаете воплощением абсолютного зла. Уж не знаю, где они нашли это самое зло в псионике. Другие наоборот мечтают полностью отказаться от технологии.
        На лице кавай на мгновение вновь возникла улыбка. Но сейчас она явно символизировала иронию.
        - Смешно! Даже илари, в чьем народе псионический дар распространен практически поголовно, в мыслях никогда не держали отказаться от механизмов. Если понадобиться перетащить на другой конец города, что-то тяжёлое, то я лично просто вызову грузовик.
        Мотыльки вокруг Инори, наконец, прекратили свой круговой полёт и умчались прочь. Герду всегда интересовало, что удерживает опыляющих растения насекомых в пределах оранжереи, но выяснить это она как-то не удосужилась.
        - Сегодня, - продолжала Инори, - я просто немного рассказала тебе об этой силе, а завтра начну учить.
        Она бросила взгляд вверх, на фальшивое небо.
        - А теперь пойдём отсюда, - сказала она, - по графику вот-вот начнётся полив. А у меня нет не малейшего желания вымокнуть, по крайней мере, на этот раз.
        Несуществующее небо темнело, имитируя приближение дожденосного облака.

* * *
        Все эти воспоминания стремительно пронеслись в мозгу Герды.
        Она вытащила из кармана монету и принялась подбрасывать её на ладони. В большинстве случаев монета падала решкой. Этого было не достаточно, что бы гордиться, но куда больше чем того позволяли законы статистики.
        «Тренировка, тренировка и тренировка, - подумала Герда, - так говорит Инори. В конце концов, я этим занимаюсь совсем недавно».
        Она окинула взглядом комнату. Поразительно, как быстро Инори сумела создать здесь комфорт. Кругом находилась мягкая мебель. На стенах, напротив друг друга, были повешены две картины: пейзаж и сценка из жизни кавай. Инори как-то упоминала, что на последней был изображён популярный у её народа обряд. Обе картины были статичными, без видеоэффектов.
        А ведь всё это она доставила через космос, за собственный счёт, - недоумевала Герда. Конечно денег, как у практикующей псионички, у Инори хватало, но всё же, вести всё это на станцию, где её пребывание надолго всё равно не затянется… Нет, Герда этого решительно не понимала.
        Девочка подбросила монетку, ещё пять раз. Теперь Герде удалось точно выбросить задуманную ей комбинацию. Инори, наконец, оторвалась от блокнота.
        - Извини, я заставила себя ждать.
        - О, пустяки, учитель, - произнесла Герда с энтузиазмом, которого отнюдь не испытывала.
        Подумаешь, - проговорила она про себя, - всего лишь полчаса личного времени потраченного ни на что. Однако блокировать свои эмоции Герда уже научилась. По крайней мере, ей так казалось.
        В ответ Инори в очередной раз улыбнулась знаменитой улыбкой своей расы.
        - Сударыня Инори?
        - Да.
        - Я всё хотела спросить: как происходят пророчества.
        - Ну, наиболее распространенное объяснение, что мозг улавливает приходящие из будущего вероятностные волны. Одна из гипотез гласит, что вселенная чем-то напоминает голограмму. Каждая её частица хранит информацию обо всём целом. Потому, находясь здесь и сейчас, теоретически, мы можем узнать, какие вероятности пронизывают галактику. Но потому же принципу голограммы, чем меньше реальная область считывания, тем более расплывчаты данные. Именно поэтому многие пророчества так туманны. И даже среди псиоников лишь очень немногие могут войти в резонанс континуумом на подобном уровне.
        - Кстати, по одной из версий знаменитый синхрониум, тоже использует принцип космической голографии, По другой, вселенная в нём проецируется внутрь самой себя. Хотя я лично не вижу противоречий между обеими версиями.
        - А научиться предсказаниям можно?
        Герда подумала, что таким способом, возможно, удастся узнать секрет таинственной организации, которую случайно нащупал Брюл.
        Улыбка вдруг исчезла с лица кавай. Герда подумала, что, пожалуй, впервые видит Инори такой нахмуренной.
        - Никогда не смей этого делать, - довольно резко сказала её учитель. - Это слишком опасно. Искусственная стимуляция пророческого дара никогда не кончалась ничем хорошим. Вступив в чрезмерный резонанс со вселенной можно запросто утратить собственную личность и существовать на подобие овоща. Поверь, я знаю, о чём говорю. Обещай, что никогда не будешь заниматься подобным.
        Герда подумала и серьёзно кивнула, чем, похоже, полностью удовлетворила Инори. Потом Герда спросила:
        - А то моё предсказание, из него удалось что-либо понять?
        - Нет, - рассеянно проговорила Инори.
        Она вдруг запнулась, секунду стояла в раздумье, потом буквально подскочила к столу. Кавай включила в блокноте какой-то звуковой файл.
        Громкость стояла на минимуме, и Герда ничего не могла разобрать. Однако, что-то подсказывало ей, что кавай прослушивает то её глупое и непонятное предсказание.
        Кавай снова выключила блокнот и, не садясь, принялась постукивать пальцами по столу. Лицо её было очень задумчиво. Потом она повернулась к своей ученице.
        - Сегодня занятий не будет, - проговорила кавай тоном, не допускающим возражений. - Мне срочно надо кое с кем встретиться.
        - Сударыня, - воскликнула весьма заинтригованная Герда, - вы поняли что-то насчёт предсказания?
        - Без комментариев, - отрезала та, с обычно несвойственной ей жёсткостью. И потом, уже более мягко. - Иди Герда.
        Оставшись одна кавай, наконец, присела. Некоторое время она рассеянно разглядывала картину, на которой, под звёздным небом, в окружении высоких деревьев из небольшого озера возвышались руины древней неведомой цивилизации.
        - Анамерис, - задумчиво проговорила она, - так вот где я слышала это имя.
        Потом она прикоснулась к выданному ей на станции браслету и набрала личный номер Горда.
        Глава седьмая
        Планета, покрытая грязью
        Как бы ни относиться к силам, но нельзя не признать, что, остановив экспансию тёмного биокомпьютера, они спасли от гибели множество миров. Хотя и действовали, как и всегда, исключительно в своих собственных интересах.
        А.И. Перельман, «Занимательная астроистория».
        Когда захваченная мощными манипуляторами «Ласточка» была проведена сквозь плазменный экран, удерживающий атмосферу в ангаре исследовательского корабля-матки, и была опущена на палубу, к ней сразу же устремились врачи. Не потому что была какая-то надежда, пилот не откликнулся ни на один запрос, а просто потому, что так положено.
        Горд подошёл к закрытому люку чуть раньше медиков. Он был спокоен, спокоен просто потому, что не ждал никаких чудес. Стас Груздин, - вспомнил он имя пилота. - А ведь я его пару раз видел.
        Это был молодой ещё парень: балагур, весельчак и, как говорили, довольно отчаянный - сорвиголова, одним словом. Другой бы никогда не решился сунуться туда, где бесследно исчезали все зонды. Будь на его месте кто-то иной, Горд бы, пожалуй, решил, что у пилота была скрытая тяга к самоубийству.
        Зимин поднял глаза вверх, где над голубым сиянием плазменного экрана медленно смыкались внешние створки. С этого расстояния трещина выглядела большой и зловещей: словно мифическая река Стикс. Она наискось пересекала смыкающийся проём толстой и слегка неровной чертой. Горд знал, что вакуум вокруг неё слегка фонил, излучая микрочастицы, но это не возможно было определить без приборов. Лишь при наблюдении издалека трещина казалась окутанной бледно-молочным ореолом.
        Сообразив, что все ждут только его, Горд вынул из кармана цилиндр универсального ключа. На торце цилиндра тотчас вспыхнул зелёный огонек: личность Горда была немедленно удостоверена и его право на владение ключом подтверждено. Космогатор вставил ключ в небольшую выемку возле люка. Огонёк сменился на красный, несколько раз мигнул и вновь сделался стабильно зелёным. Круглый люк опустился вниз, образовав входной пандус.
        Два медика устремились вовнутрь. Горд не пошевелился. Он выполнил всё, что от него требовалось, и помочь врачам больше не мог. Впервые за долгое время Зимин пожалел, что давно уже бросил курить. Казалось, что он полностью избавился от привычки, и вот, пожалуйста, вновь захотелось. Протянув руку, он вынул из выемки ключ. Что-то они там долго, - подумал пилот, - неужели надо так много времени, что бы засвидетельствовать смерть.
        Изнутри «Ласточки» послышались звуки громкой возни. Это ещё что такое? - заинтересовавшийся Горд повернулся в сторону люка. Двое мужчин подталкивали к выходу третьего в форме пилота гильдии. Пилот шагал как-то странно и словно не вполне ориентировался в пространстве. Глаза его была расфокусированы, а по лицу несколько раз пробёг нервный тик.
        Зимин изумлённо застыл. Оказывается Стас жив. У пилота было явное психическое расстройство, но, тем не менее, парень выжил. На какой-то миг Горду показалось, что произошло чудо. Но потом он увидел глаза пилота. Обычно весёлые, сейчас они зияли чёрными пустыми провалами, словно обращённые в бездну. Если чудо и произошло, то было оно очень мрачным.
        Вокруг суетились врачи, вкалывая Груздину различные препараты. Сам Стас никак не реагировал на суету, глаза его по-прежнему оставались бездумными и пустыми, с таким же успехом они могли принадлежать манекену.
        Зимин отвернулся, следовало сделать ещё кое-что. Войдя в «Ласточку», он поднялся в кабину. Приблизившись к пульту, он вставил универсальный ключ в другое гнездо. Одна из панелей бесшумно сдвинулась. Горд просунул руку во внутрь, слегка повозился, освобождая крепления и, наконец, вытащил наружу небольшой продолговатый предмет именуемый «чёрным ящиком».
        Потом, сквозь прозрачный материал кабины, Зимин посмотрел вниз. Груздина уводили, он двигался равнодушно словно неживой. Надеюсь, его смогут вернуть в прежнее состояние, - подумал Горд. В конце концов, Зимин ничего не смыслил в работе мозга, и всё могло быть не таким страшным, как выглядело.
        Космогатор вздохнул, потом едва заметно покачал головой. Зимин не обладал ни псионическими способностями, ни даром предвидения. Но сейчас чем больше он вспоминал жутковатые глаза Груздина, тем больше в нём крепла уверенность, что разум Стаса необратимо мёртв. Оставалось только надеяться, что он ошибается, так же как и с жизнью пилота. Зимин бросил наружу ещё один короткий взгляд и начал спускаться вниз. У медиков были свои дела, у него свои.

* * *
        «Ласточка» вышла из сплетения точно по оси стремительно вращающейся воронки. Теперь кругом расстилался реальный космос. Герда мурлыкала какой-то весёлый мотивчик. Впереди темнела планета.
        Герда определила параметры движения: «Ласточка» должна была войти в зону сильной планетарной гравитации почти через полтора часа. Было время заняться пассажиром. Она спустилась в пассажирский отсек.
        Её первый клиент, мужчина в уже несколько преклонном возрасте, полулежал в откинутом кресле. Его звали Альфред Н Фрей. Он ещё не отошёл от погружающего в сон препарата. Снотворную капсулу попросил он сам: сказав, что плохо переносит переход на «Ласточке» сквозь сплетение даже в обычном режиме. Очевидно у пассажира был опыт.
        Ещё полдня назад курсанты стояли на торжественном построении.
        - Поздравляю! - торжественно сказал Борис Невский, - Вы выдержали два года напряжённой учёбы. Теперь вы должны выполнить первое самостоятельное задание. Тот, кто успешно сдаст этот экзамен, будет признан полноценным космогатором и получит звание младшего пилота с допуском к заданиям низшего класса сложности.
        Курсанты слушали не перебивая. То, что они и сами всё это прекрасно знали, отнюдь не нарушало торжественности момента.
        - Поступившие в Гильдию задания соответствующего класса будут распределены среди вас компьютером в случайном порядке. Прошу всех по очереди подойти к терминалу. Вольно! Разойдись!
        Едва строй был распущен, у терминала тут же образовалась большая очередь. Герда оказалась примерно в её середине. Движение было медленным, Герда поискала глазами ребят из своей компании, но все они были достаточно далеко.
        Как назло позади и впереди неё образовались две группы члены, которых хорошо знали друг друга. Они неспешно переговаривались о чём-то своём. Герда вздохнула, чего она не любила так это скучать.
        - Ну почему, - пробормотала она, - они не могут поставить в зале несколько терминалов? Или хотя бы два?
        Длинноволосый парень по имени Пол впереди неё на мгновение оторвался от разговора.
        - Традиции, - весело произнёс он, - сама понимаешь традиции. Курсанты перед первым заданием должны стоять в очереди.
        Он это чего, серьёзно?! Впрочем, скорее всего, Пол просто шутил. В гробу Герда видела такие традиции! Что бы скоротать время Герда начала было напевать про себя марш космогаторов, но вскоре обнаружила, что слегка нервничает. Это было странно, так как она была уверена, что с заданием справится.
        Наконец очередь приблизилась к терминалу. Герда вставила в гнездо личный жетон, приставила к распознавателю палец. Послышалась негромкое гудение и из недр автомата выпала небольшая пластиковая карточка. Отойдя в сторону, Герда с интересом вчиталась.
        «СЛЕТАТЬ В СОПРОВОЖДЕНИИ КЛИЕНТА, ПО УКАЗАННЫМ ИМ КООРДИНАТАМ. ВЗЯТЬ ГРУЗ. ВЕРНУТЬСЯ».
        Дальше в карточке шло время встречи с клиентом: до него оставалось чуть больше часа. Планетарные координаты указаны не были. Но низший класс задания означал, что планета должна была быть вполне безопасной. Обман считался нарушением договора: в этом случае космогатор имел право прервать задание немедленно.
        Она справится! Герда решительно двинулась к выходу, когда к ней подбежал Том Баргус. Паренёк даже слегка пританцовывал от возбуждения.
        - Получила?
        Казалось, он даже не обратил внимания на короткий кивок Герды.
        - Я тоже!
        Том бросил короткий взгляд в пластиковую карточку девочки, которую та не успела от него отодвинуть. Интересоваться чужими заданиями без серьёзных причин считалось среди космогаторов дурным тоном. Но понятно, правила не для Баргуса.
        - Планетарных координат нет, - воскликнул он. - Ясно: клиент - параноик. Родители рассказывали мне про таких. Наверняка хочет вывести с планеты нечто столь ценное, что не верит даже слову космогатора.
        Баргус на мгновение перевёл дух, но тут же продолжил:
        - У меня тоже не плохое задание. Полёт на станцию синхрониума. Давно хотелось там побывать.
        Он тут же отбежал, не прощаясь: похоже углядел ещё кого-то в толпе…
        Воспоминания девочки прервались. Спящий мужчина слегка шевельнулся, пробуждаясь. Потом он привстал, подняв спинку кресла. Широкополая шляпа, которую клиент почему-то носил даже в «Ласточке» отбрасывала тень на его лицо. Так, что Герда плохо различала его глаза.
        - На месте? - первым делом поинтересовался Альфред Н Фрей.
        - Почти, - отозвалась юная практикантка. - Сообщенные вами параметры орбиты оказались достаточно точны. Теперь осталось чуть больше часа полёта.
        Клиент буквально подскочил в кресле, но его удержали страховочные ремни.
        - Вы должны были доставить меня прямо к планете! Значит реклама вашей гильдии ложь!
        Герда очень хотелось пожать плечами. Но вместо этого она терпеливо принялась объяснять:
        - Точный бросок на таком расстоянии не возможен. К тому же в окрестностях массивного гравитирующего тела метрика искажается даже в сплетении.
        - Так прыгните ещё раз! - немедленно потребовал Альфред Н.
        Герда покачала отрицательно головой. Теперь она разговаривала с этим взрослым, много старше её мужчиной, так же, как говорила б с ребёнком.
        - Ваше требование неразумно, - мягко произнесла она, - после нового приёма снотворного вы очнётесь отнюдь не сразу, а это ещё большая потеря времени.
        - Прыгаем так, - отрезал клиент, - обойдусь без снотворного.
        Вспомнив о необходимости вежливого обращения с клиентом, Герда выдавила из себя как можно более широкую улыбку.
        - Это будет ещё хуже, - снисходительные нотки всё же слегка прорвались в её речь. - Неподготовленный мозг просто отключается при прохождении сплетения. Времени на то что бы придти в себя в этом случае требуется даже больше чем при приёме снотворного.
        Альфред Н Фрей одарил девочку злобным взглядом.
        - Ну, если из-за вас, меня опередят конкуренты! - зловеще пообещал он.
        - Не беспокойтесь об этом, - в голосе Герды теперь появилось мягкое увещевание, - воспользовавшись услугами Гильдии, вы значительно опередили своих противников. А, оплатив временную монополию, добились того, что ни одна другая «Ласточка» не вылетит к этой планете раньше чем через сутки. По крайней мере, с базы на Топусе.
        - А с других? - тут же воскликнул клиент, - заставив Герду пожалеть о последней фразе.
        Девочка предпочла сделать вид, что не заметила реплики. В трёх галактиках находилось огромное количество гильдейских баз. Естественно, что никто не будет рассылать на каждую по курьерскому кораблю из-за капризов Н Фрея.
        - Теперь мне нужны планетарные координаты, - сообщила она, продолжая игнорировать последнюю фразу Альфреда Н Фрея.
        - Ну, если вы снова меня надуете! - невнятно и мрачно пообещал клиент.
        Герда не совсем понимала, когда она усела надуть его в первый раз, но снова предпочла промолчать. Клиент вытащил из кармана электронный блокнот, активировал, пробежал пальцами по экрану, выбирая опции. С коротким гудением блокнот выбросил из себя листок распечатки, на котором виднелись три длинных строки. Альфред Н Фрей протянул его девочке.
        Герда мельком глянула на листок. Это были общепринятые координаты относительно наклона оси к орбите. Что ж с этим проблем не будет. Герда двинулась обратно в кабину. Ей вслед донеслось:
        - Чёрт знает что! Мне дают пилотом четырнадцатилетнего ребёнка!
        Клиент не нравился Герде с самого начала. Она с трудом удержалась, что бы не сказать в ответ какую-нибудь колкость. Да уж, - подумала она, - такого зануду следует ещё поискать.
        Планета ей тоже не нравилась. Новый мир был невзрачным и серым. Обычно цвета кислородных, наполненных жизнью планет были куда более разнообразны. А тут ровная серость почти без всяких оттенков. Похоже, какая-то сила сдерживала на планете развитие жизни.
        Кроме того Герда постоянно ощущала в Альфреде Н Фрее, что-то тревожное. Нет, прямой угрозы от него не было, но Альфред явно о чём-то умалчивал.
        Вновь воссоединившись с компьютером, Герда слегка подкорректировала полёт. Через некоторое время «Ласточка» вошла в атмосферу. В вышине гасли звезды, смазываемые воздушным покровом. Светило крупное тусклое солнце. Неяркий бледноватый шар отбрасывал на планету лучи похожие на свет флуоресцентных ламп.
        «Ласточка» неслась над планетой, постепенно снижаясь. Местность была неровной. Казалось, что гладкую поверхность внизу занимает какая-то густая серая слизь, над которой возвышаются крупные холмы. Сквозь оптический умножитель Герда разглядела на них, мясистые растения похожие на высокие кактусы. Однако крупная животная жизнь отсутствовала. Само по себе это ещё ничего не значило: местность вполне могла быть своего рода аналогом пустыни.
        Сейчас Герду больше всего тревожила слизь. Локатор показывал, что на большинстве участков слой её был довольно тонок, не более пяти сантиметров. Хотя были места, где она образовывала довольно крупные комки лежащие поверх остальной массы. Что-то подсказывало Герде, что опускать Ласточку в эту грязь явно не стоит. Инори Киви давно научила её доверять своим предчувствиям.
        Ласточка вышла на заданные координаты. По счастью здесь возвышалась крупная возвышенность с пологими склонами и ровной поверхностью. На краю этого небольшого плато лежали останки звёздного корабля - цель путешествия. Судя по характерным изгибам корпуса - это был малый космический корабль илари. Обшивка была проломлена, во многих местах зияли пробоины. Похоже, корабль обстреливали. Ласточка плавно опустилась поодаль - перелёт был закончен.
        Герда спустилась вниз.
        - Прибыли, - объявила она Альфреду Н Фрею, потом стала натягивать лёгкий скафандр.
        Клиент последовал её примеру. Минуту спустя они вышли наружу. Стоя возле «Ласточки» Герда внимательно осмотрелась. Вблизи планета не понравилась ей ещё больше. Воздух имел ядовито-жёлтоватый оттенок, и девочке казалось, будто она находится на дне какого-то желе. Почва под ногами казалось покрытой пеплом. Неподалёку виднелись другие холмы такие же унылые.
        Всё пространство между возвышенностями покрывала описанная уже слизь, похожая на выкрашенный в серое парафин. Приглядевшись Герда заметила, что слизь чуть шевелится. Вероятно, это была какая-то биомасса. Словом, неприятное место.
        Альфред Н Фрей внезапно заторопился.
        - Скорее, - воскликнул он, - мы должны быстрее взять груз. Пожалуйста, юная леди, помогите мне донести его до вашей «Ласточки».
        Вообще-то работать носильщиком в прямые обязанности Герды не входило. Но не смотреть же, как мучается человек в одиночку, к тому же ей самой хотелось побыстрее покинуть планету.
        Герда ожидала, что они проникнут внутрь через одну из дыр в корпусе. До наиболее низкой вполне можно было подтянуться, и Герда уже прикидывала, как сделать это половчей. Однако вместо этого Альфред Н Фрей двинулся прямо к люку. В руке его блестел цилиндрик ключа.
        Ну, конечно, - подумала Герда, - не мог же он всерьёз рассчитывать на удачную для проникновения дырку, могла бы и раньше догадаться.
        Очерченный едва заметной линией люк втянулся вовнутрь обшивки, потом сдвинулся в сторону. Однако плазменный экран не возник. Очевидно, яхта была повреждена слишком сильно: внутри даже не вспыхнул свет.
        Н Фрей посветил вперед фонариком, мощный луч обежал коридор. Пол и стены были выложены разноцветными плиточками разной формы. Они блестели, образуя узор мозаики. В стены, на равном расстоянии, друг от друга были вделаны барельефы из тёмного дерева. Пожалуй, только илари могли разукрасить так звёздный корабль, который всегда был образцом функциональности.
        Альфред двигался достаточно уверенно, вероятно он знал план звездолёта. Незамкнутый люк остался далеко позади, и оба не видели, как по тёмной слизи прошло шевеление. В ней стали образовываться сгустки, которые слипались в большие комки.
        - Пришли. Здесь.
        Они остановились перед наглухо закрытой переборкой грузового отсека. Альфред ввёл код. Раскрылся треугольный проём. Вероятно, как и у входного люка, у этой двери был автономный источник питания.
        Герда хотела, уже было, войти внутрь следом за Фреем, когда ощутила взгляд. Взгляд был холодным, безличным. Он исходил извне: с другой стороны обшивки. Герда поёжилась. Однако пассажир продолжал двигаться вперед, будто ничего не случилось: явление было чисто ментальным. Взгляд исчез.
        - Скорее! - грубовато воскликнул Н Фрей. - Чего встала?
        Герда не ответила. Она сосредоточила все свои ментальные чувства, но не могла больше различить ничего. Сканировать вероятностные поля и предвидеть ближайшее будущее девочка всё ещё не умела.
        Впереди опять послышалось недовольное ворчание клиента. Герда решительно двинулась на свет фонарика.
        - Что-то не так, - сообщила она ему. - Вы что-то умалчиваете о планете.
        Даже не будь на Н Фрее этой дурацкой шляпы, Герда всё равно не смогла бы разглядеть его лицо в темноте, но в голосе её первого пассажира явно послышались нотки гнева.
        - Юная леди, я нанимал вас как пилота, а не как дознавателя. Ещё одно слово и я подам жалобу гильдии.
        Но испугать Герду было не очень-то просто.
        - Пункт четвёртый стандартного договора, - сообщила она, - если клиент предоставляет фальшивые сведения о планете, то пилот имеет право расторгнуть договор без возмещения задатка.
        Альфред Н Фрей буквально задохнулся от ярости.
        - Вы смеете обвинять меня в обмане, юная леди.
        - Нет, - на лице девочке возникла невидимая в темноте усмешка, - только в умалчивании.
        И Герда принялась насвистывать весёлый мотивчик, подражая Инори. Почему-то ей казалось, что та станет себя вести в подобной ситуации именно так. Она уже давно ловила себя на мысли, что в общении подражает наставнице.
        В ответ послышался звук, сильно напоминающий зубовный скрежет. Однако голос прозвучал неожиданно спокойно, пожалуй, в нём было даже некоторое любопытство.
        - Почему вы вообще считаете, что я, что-то знаю?
        - Вы явно нервничаете, с того момента как мы оказались снаружи, - решила пояснить Герда, - и слишком спешите. К тому же я чувствую снаружи какое-то возбуждение.
        Герда не стала говорить ему о своих пси-способнастях. Наставники категорически запретили упоминать об этом вне гильдии.
        - Она чувствует, - злобно передразнил Альфред Н - Вот ведь навязали девчонку! Слушай, если боишься, то давай работай быстрее, скорей улетим.
        Однако Герда почувствовала, что сам клиент сильно встревожился после её слов. Ни за что не скажет, - поняла она с полной ясностью, - пака по настоящему не прижмет.
        Больше Герда решила не спорить, внутренне радуясь, что, подчиняясь инструкции о поведении на неизвестной планете, захватила с собой пистолет. Возможно, вопреки первому впечатлению об этом мире, он не окажется здесь таким уж лишним.
        Альфред действительно заторопился. Он вынул из настенной ячейки пластиковый контейнер с ручкой, наподобие чемодана, потом второй.
        - Чего встала? - крикнул он Герде, - Бери другие.
        Девочка подчинилась. Контейнеры были нетяжёлые, и Герда могла нести их без особого труда. Оба двинулись на выход. Вот, наконец, и раскрытый люк. А может пронесёт, - подумала Герда. Ещё несколько минут, и они будут на «Ласточке». И тогда прощай эта унылая планета, вместе со всеми её тайнами.
        Они выбрались наружу. Неяркий свет даже не слепил глаза после темноты.
        Поначалу обоим показалось, что кругом царит полная тишина, но потом Герда услышала слабый звук, какое-то шелестение. Она поискала глазами его источник. Повернув голову в сторону «Ласточки» Герда застыла.
        Серой слизи кругом явно прибавилось, она как бы наползала на холм. Более того, из нее выделился крупный «язык», тянущийся к её звездолёту. Прямо на глазах «язык» медленно вытягивался в сторону «Ласточки».
        - Э-э, стой, - изумлённо воскликнула девушка, - корабль это тебе не бутерброд.
        Она хотела, было, броситься к звездолёту, не дожидаясь отставшего Альфреда Н Фрея. Внезапно на неё сбоку упала тень. Из-за левой стороны холма медленно выходило нечто. Существо отдалённо напоминало те забавные фигурки, которые дети иногда лепят из грязи: смутное подобие человека с непропорционального размера конечностями. Материалом для неё явно послужила всё та же серая слизь. Вот только высоты она была в три человеческих роста.
        На теле существа бугрились комки. Казалось, будто оно одето в какую-то шубу. На месте, которое соответствовало лицу, слизь слегка колебалась, отчего казалось, что великан испытывает нервный тик. Длинные руки походили на клещи и двигались совершенно не в такт ходьбе. Глаз, кажется, не было.
        Это зрелище было настолько несуразным, что Герда не сразу осознала опасность. Оставаясь на месте, она попробовала прочитать его псионический спектр. Однако казалось, что спектра у странного существа не было вовсе. Вместо этого Герда различила лишь странный фон.
        Великан двигался, пошатываясь, казалось, что он вот-вот опрокинется на спину или в бок. Но этого не происходило, и вскоре существо было уже совсем рядом.
        - Беги! Чего встала!? - завопил Альфред Н Фрей.
        И Герда очнулась. Она бросилась бегом к кораблю. Существо было слишком неповоротливым, Герда была уверена, что они сумеют убежать от него.
        Вновь возник взгляд. На этот раз он не был мимолётным. Казалось, в окружающей холм жиже открылись тысячи глаз, которые наблюдают за ними со всех сторон. И даже серый великан вдруг на мгновение превратился в конгломерат зрачков, которые следили за людьми с холодным равнодушием. Потом зловещее ощущение ослабло, и Герда поняла, что вся серая слизь представляет собой единый мыслящий организм.
        Резко усилился псионический шум. Он походил на шумы статики, которые возникают в ненастроенном на волну приёмнике. На обращённой к людям части головы великана вдруг образовалась воронка. Из неё вырвался громкий свист, быстро переходивший из одной тональности в другую. Потом, в этом шуме, Герда разобрала слова:
        - Все разумные братья. Идите ко мне. Сольёмся же в братских объятьях!
        Голос доносился как сквозь помехи, да ещё при этом и свой тембр постоянно менял: от баса, до писклявого. Казалось, звуки произносят по очереди сразу несколько человек.
        Спасибо, - подумала Герда, - но мне что-то не хочется.
        К этому времени она уже поняла, что огромная фигура представляла собой нечто вроде передвижного модуля. Это был своего рода эмиссар серой грязи. Когда зазвучал голос, Герда от неожиданности замерла, но мгновение спустя вновь кинулась со всех ног к кораблю. Созданный биомассой «язык» уже обхватил «Ласточку» по низу со всех сторон и теперь медленно тащил вниз с холма.
        Она чуть обогнала Н Фрея, от бега мужчина уже начинал задыхаться. Отбросив в сторону оба пластиковых чемодана, девочка ухватила его за руку, увлекая вперёд. К её удивлению подобная помощь вызвала у клиента лишь приступ ярости.
        Альфред Н Фрей, резко вырвал у неё руку и остановился.
        - Я не нуждаюсь в няньке - яростно завопил он, - лучше о контейнерах позаботься.
        Что бы там ни было в этих пластиковых чемоданах, но жадность явно пересилила у клиента самосохранение. Вот ведь не повезло, - быстро подумала девушка, - её первый пассажир явно был не в своём уме. Однако подискутировать с Альфредом Н Фреем о пользе выживания не получилось.
        Гигант подобрался уже достаточно близко. И тут на его груди словно произошёл мини-взрыв, выбросив в пространство множество тонких нитей. В полёте они стремительно разворачивались, словно бахрома или паутина. Мгновение спустя они осели на юную практикантку и её первого клиента.
        В последний момент Герда машинально попыталась увернуться, но нитей было слишком много. Опустилась вторая нить, за тем третья. Ещё пара секунд и серая паутина облепила оба скафандра. Герда попыталась сбросить её, но та, похоже, оказалась клейкой и намертво прилипла к скафандру.
        Хотя скафандр и защищал тело девочки от прямого соприкосновения с «паутиной», Герда почувствовала тревогу. Она видела, что гигант почему-то остановился. Он был совсем рядом, всего в паре своих шагов.
        - Бежим! - на этот раз уже она крикнула это Н Фрею.
        Герда вспомнила, что в кармане скафандра лежит пистолет, но не была уверена, что он сможет помочь в такой ситуации. К тому же открывать стрельбу чисто по-человечески не хотелось.
        Герда метнулась, было к «Ласточке»: следовала любой ценой остановить сползание корабля в серую слизь. Сейчас звездолёт проделал уже половину пути. Позади грязевого языка, на покрывавшем песок холме оставался широкий след.
        Однако через пару шагов она почувствовала, что не может бежать: нити внезапно натянулись и затвердели. Герда упала. Теперь она и Альфред Н оказались, словно стянуты огромными коконами. Концы нитей по-прежнему соединялись с великаном, и он начал медленно втягивать всю эту «паутину» в себя. Герда и Альфред Н Фрей неумолимо приближались к гиганту.
        - Сольемся как братья, - вновь прогудел великан.
        - Да, пошёл ты! - заорал в ответ первый Гердин клиент. - Негодяй! Скотина!
        Тут Альфред Н Фрей начал в бешенстве сыпать ругательствами. Но на Герду они особого впечатления не произвели. Она знала, что солдаты, состоявшие под командованием её родного отца, могли ругаться куда забористей.
        Спокойно, только спокойно, - уговаривала Герда себя. Её сердце колотилось как бешенное. «Зрелое, разумное существо, не должно чрезмерно поддаваться эмоциям», - прозвучали в её памяти слова Инори. - «Надо не быть рабом чувств, а получать от них удовольствие».
        Вспомнив данные ей кавай уроки самоконтроля Герда обратила псионическую энергию на свой собственный разум, намертво заблокировав страх и усилив скорость мышления. Теперь она воспринимала мир как бы в замедленном темпе. Казалось, что скорость её продвижение к великану замедлилась вдвое, а сердце бьётся тихо и медленно. Секунды растягивались.
        Сосредоточившись на псионическом фоне Герда пыталась определить пси-спектр гиганта. Но терпела неудачу за неудачей. Всё что ей удавалось различить лишь слабое свечение вокруг великана, казалось, оно не имеет никакой структуры.
        Их протащило примерно половину пути, когда подтягивание внезапно остановилось. Великан двинулся вниз с холма к серой грязи. Людей волочило за ним. Герда невольно порадовалась, что сейчас на ней скафандр. Но приятного в таком движении всё равно было мало: её подбрасывало на мелких неровностях.
        И всё-таки, - в отчаянье подумала Герда, - где-то я видела такой пси-фон. Или, по крайней мере, очень на него похожий. Вспоминай, Герда, вспоминай, времени мало.
        Жёлтые, с красной сердцевиной цветы, медленно поворачивающие свои чашечки вслед за движением руки наставницы. Нет, это не то. У растений псионический фон был простым, но всё же более сложным: в нём были слабые сгущения и завихрения. Этот же был подобен слабому рассеянному свечению. И все-таки Герда чувствовала, что находится на верном пути. Конечно, учёба с Инори!
        Внезапно Герда вспомнила.
        На очередное занятие кавай притащила нечто вроде закрытой стеклянной миски, в которой виднелось зеленоватое желе не слишком приятного вида. Глядя на этот студень, Герда поморщилась.
        - Что это за гадость? - не удержалась она.
        - Простейшие, - сообщила наставница с таким видом, словно предлагала Герде пирожное. - Перед тобой конгломерат одноклеточных. Не хмурься. Микробы наши друзья! По крайней мере, некоторые.
        Герда снесла насмешку спокойно. К этому времени она уже поняла, что наставнице просто нравиться её поддразнивать. Девочка терпеливо ждала объяснения.
        - Простейшие прекрасный материал для тренировки начинающего псионика, - сказала Инори. - Они элементарные биомашины. Примитивные жизненные программы без всяких примесей. Интеллект и самосознание - ноль. Перемещение в отсутствии непосредственных стимулов практически случайно. Попробуй ими поуправлять. Вот смотри.
        На глазах Герды бесформенный кусок студня собрался в шарик. Из которого полез вверх тонкий отросток наподобие щупальца. Достигнув прозрачный крышки, отросток застыл, а кончик его вдруг ехидно заходил из стороны в сторону, будто палец. Он словно поддразнивал Герду. Хорошо хоть она не в фигу его сложила, - подумал Герда, - с наставницы сталось бы. Юмор у кавай порой бывал весьма специфическим.
        Ну, кавай, погоди! Герда сосредоточилась на пси-спектре. Он казался ровным свечением. Лишь кое-где в нём возникали крохотные прожилки, которые тут же «разглаживались». Герда попробовала изменить вероятности вокруг отростка. Она уже поняла, что это был именно клеточный конгломерат, а не единый организм: колония простейших принявшая форму лишь подчиняясь воле Инори. Будь здесь хоть какая структура, свечение было бы куда более сложным.
        Повинуясь изменениям вероятностных полей, сияние вокруг отростка исчезло. Он рассыпался. Свечение усилилось над отдельными частями «студня». Там тут же начали образовываться бугорки. Они увеличивались и вскоре из них сформировались слова:
        НУ-КА ВЫКУСИ!
        Послышался негромкий смех кавай. Наставница была довольна.

* * *
        Псионичиский спектр, который видела сейчас Герда, очень походил на спектр простейших. Но не совсем, не совсем. И Герда осознала причину, это было коллективное существо - простейшие сформировавшие единый мыслящий организм.
        Наверняка в очень больших, планетарных масштабах у пси-свечения слизи имелась своя структура. Но различить её на близком расстоянии не представлялось возможным. Это было всё равно, что изучать мозг по одному единственному нейрону.
        Ладно, простейшие, - подумал девочка с мрачной решимостью, - сейчас посмотрим, насколько хорошо вы держитесь вместе. Герда брала под контроль вероятностные поля.
        Свеченье вокруг великана ослабевало. Падала вероятность сцепления клеток. Но медленно, очень медленно. Быстрей же быстрей, - думала девочка. Её нетерпение было столь сильным, что на мгновение она утратила концентрацию. Свечение вокруг некоторых частей гиганта усилилось.
        Герда обуздала себя, вновь взяв под контроль эмоции. Вероятностные поля изменяли конфигурацию. Псионическое свечение вокруг фигуры почти исчезло. Великану оставалось всего два шага до серой слизи, когда от него начали отваливаться куски. Бурые комья падали вниз и, ударяясь о землю, разлетались крупными брызгами. Великан зашатался, замер на месте и вдруг словно оплыл, полностью теряя форму. Десяток секунд и на его месте возвышался небольшой холмик.
        - Готов, - в азарте крикнула Герда.
        Со стороны Альфреда Н Фрея послышался возглас изумления. Он, наконец, прекратил ругаться. Девочка видела, как мужчина шевелится в своём нитяном коконе, безрезультатно пытаясь встать.
        Теперь настало время заняться нитями. Сконцентрировавшись на них, Герда смогла почувствовать слабую жизненную пульсацию. Нити, из которых состоял кокон, то же были живыми. Гигантское существо, покрывавшее планету творило всё из себя. Лишившись управляющей воли, нити ослабли, и Герда лишь ускорила процесс, заставив расползтись составляющие их микроорганизмы. Теперь она была свободна.
        Девочка встала. Невольно потянулась, разминая тело. Она хотела, было, броситься на помощь Альфреду, но вдруг замерла. Корабль! Он стремительно повернулась. «Ласточка» уже вползала кормой в основное скопление слизи.
        Шутить изволите!
        - Помоги мне! - прокричал всё ещё спутанный Альфред Н Фрей.
        Не обращая на него внимания, Герда устремилась со всех ног к звездолёту.
        - Не смей меня бросать! - донеслось вслед, - Ты контракт заключила!
        Оборачиваться Герда не стала. Если у человека чего-нибудь с головой, то это чего-нибудь у него надолго. Девочка вскочила на выдвинутый из биомассы «язык». И как он только под корабль подлез, - мельком промелькнул у неё мысль, но ломать голову над этим времени не было.
        Идти сразу сделалось трудно. Ноги проваливались в биомассу по щиколотку, казалось, что продираешься через толстый слой грязи. А слизь липла к ногам будто тесто. Пару раз она едва не упала. Теперь Герда уже с трудом вытягивала ноги из плотной каши, словно по болоту шагала. Вдобавок серая грязь начала налипать на штанины скафандра, медленно поднимаясь вверх.
        Не выдержав, Герда остановилась и с чувством отвращения согнала весь этот «студень» обратно. Слизь опала вниз, однако тут же медленно поползла вспять. Вторичная попытка избавиться от неё удачей не увенчалась. Теперь отваливались лишь небольшие кусочки. Не завершились успехом и попытки воздействовать на сам «язык». В отличие от сосредоточенных в великане, эти клетки сохраняли физическую связь с основной биомассой.
        Сейчас не это главное - спохватилась вдруг Герда. Она устремилась к люку, так быстро насколько могла. И как раз вовремя: слизь поднималась, словно вода во время прилива. В ней уже скрылась часть корабельной кормы.
        Серая грязь медленно взбиралась по звездолёту, достигнув тонкой линии люка. Ещё немного и у Герды возникли бы серьёзные проблемы. Девочка коснулась замка. Вделанный в палец скафандра ключ послал сигнал «свой» корабельной системе.
        Заработали сервомоторы. Люк чуть шевельнулся. Однако окончательно отрыться ему мешала налипшая на нижнюю часть корабля биомасса. Она словно склеила крышку люка и корпус. Герда ухватилась за расположенную на крышке внешнюю скобу, напрягаясь всем телом. Наконец мускульные усилия, сложенные с неутомимостью сервомоторов победили. Биомасса чавкнула, отлипая, и Герда полезла в открывшийся люк.
        За ней тянулись связанные с основной массой жгуты серой слизи. Сейчас она особенно походило на тесто. Жгуты натянулись, Герда карабкалась, преодолевая сопротивление, потом почувствовала, что её усилий слегка не хватает.
        Уцепившись за внутренний поручень, она мысленно напряглась, вложив всё что могла, в один мощный псионический импульс, одновремено изо всех сил рванувшись вперёд. Большинство жгутов оборвались. Герда смогла, наконец, заскочить внутрь и тут же ударила по кнопке закрытия. Люк сразу пошёл назад, обрубая оставшуюся серую слизь.
        Герда откинула шлем, вытирая пот, только тут она осознала, насколько напугана. Несколько студенистых кусков лежали внизу. Ещё была слизь на скафандре. Но заниматься этим, сейчас не было времени. Герда устремилась наверх, в кабину.
        Когда она различила насколько «Ласточка» теперь поглощена слизью, то ей чуть не сделалось дурно. Великое небо, да удастся ли теперь ей взлететь. Сама, удивляясь своему спокойствию, Герда плюхнулась в кресло. Протянула страховочный ремень. Руки быстро пробежали по пульту. «Ласточка» пробуждалась.
        Имплант активирован.
        Как всегда в мозгу начали вспыхивать короткие подтвержденья-доклады.
        Энергия на гравитры. Взлёт.
        Доклады о готовности смолкли, хорошо запрограммированный компьютер понял, что сейчас пилоту попросту не до них. Остались лишь тревожные сигналы со внешних сенсоров. В состоянии единения с кораблём Герда ощущала его обшивку как кожу. Но и эти сигналы притухли, удаляясь на задний план. Корпус «Ласточки» содрогнулся, она выдиралась из биомассы.
        Серая грязь держала корабль неожиданно прочно, будто застывший цемент. Она слегка вспучилась, но звездолёта не отпускала. Гравитационные волны вызывали на её поверхности колебания. Герда усилила мощность. Теперь из биомассы вылетали куски, но вмятины тут же затягивались.
        Да что же это такое, - пришла в ярость Герда.
        Форсаж.
        Этой функцией Герда раньше не пользовалась даже на имитаторе. Её словно ударило снизу. Какая тяжесть! Бог мой, да она же просто забыла, как всё это было тогда, в том первом полёте с Гордом. Остававшийся снаружи Альфред Н Фрей видел, как слизь разлетелась от «Ласточки» огромными брызгами. Корабль выдернул себя из этого «теста» и начал стремительно возноситься.
        - Стой! Нет! Проклятье! - завопил Альфред Н Фрей, который решил, что его бросили.
        Едва корабль устремился вверх, Герда отключила форсаж. Пару секунд она позволила себе насладиться тем, что перегрузка больше не плющит её, потом перевела «Ласточку» в горизонтальный полёт. Интересная практика у меня выдалась, - подумала она, - будет, что вспомнить.
        Описав крупную дугу над планетой, «Ласточка» вернулась к холму. Можно было различить, как беснуется внизу Альфред Н Фрей. Высота была сравнительно небольшой, и Герда прекрасно видела его даже без усилителя.
        Очевидно, бионити, лишённые внешнего контроля, распались на нём сами собой, и теперь Альфред Н буквально прыгал на одном месте, грозя кулаком небу и выкрикивая ругательства. Герда подумала, что приличная леди должна от таких покраснеть. Но она никогда не считала себя особо благовоспитанной.
        - Кончай бесноваться, - сказала она по связи. - Я уже опускаюсь.
        - А, - послышался в динамике новый вопль, - значит, долг в тебе всё-таки пересилил! Но это тебе не поможет! Имей в виду, я подам жалобу гильдии!
        Ну, вот, опять, - подумала Герда, - он снова ведёт себя как истеричный ребёнок. Нет, даже хуже, пожалуй. Небольшой звездолёт опустился. На этот раз Герда выбрала точку посадки поближе к вершине холма и подальше от серой слизи. Альфред Н бегом устремился к нему. При этом он не переставал сыпать проклятиями и обещанием страшных кар за предательство.
        Герда осматривала серую грязь. Вроде бы всё спокойно, ничего угрожающего. А это ещё что такое? Никак новый великан формируется? Или что-то другое? Отдав мысленную команду, она распахнула люк перед подбежавшим Н Фреем. И тут же закрыла, когда её первый клиент опять вступил на борт. Потом Герда подала энергию на гравиторы, «Ласточка» вновь взлетала.
        - Это просто издевательство над клиентами! - бушевал её спутник внизу. - Хорошо хоть у вас хватило духу вернуться.
        Он вдруг запнулся на миг, будто о чём-то вспомнил.
        - Минутку, а как же груз? Немедленно обратно!
        Сам не знает, чего хочет, - подумала Герда. Однако мнение клиента её больше не интересовало.
        - Контракт аннулирован, - объявила она, - согласно пункту четвёртому.
        Произнося это, девочка испытывала сущее удовольствие и жалела только о том, что не может видеть лица клиента.
        Человек внизу буквально задохнулся от ярости.
        - На каком основании!
        - Я уже говорила: сообщение неверных сведений о планете. Это задание относится к классу сложности куда более высокому нежели низший.
        Герда не сомневалась, что гильдейский суд чести оправдает её.
        - Да я! Да ты!
        Внезапно клиент решил сменить гнев на милость.
        - Постой, во всех этих контейнерах философские камни предтеч. Это многомиллионное состояние. Обещаю, мы разделим его с тобой поровну.
        Что такое философский камень предтеч Герда знала прекрасно, ей наставница рассказала. Девочка сильно сомневалась, что они могут иметься хоть где-то в таком количестве. Но дело было вовсе не в этом.
        - Спасибо, - сказала она, - конечно, я хочу быть богатой.
        Снизу послышался радостный возглас. Но Герда, однако, ещё не закончила.
        - Но мне ещё и жить хочется. Идите в сингулярность, Альфред Н Фрей.
        Часть вторая
        Организация
        От башен высоких и чудных,
        Остались лишь груды камей.
        Забыты учения мудрых,
        Далёких тех праведных дней.
        Пётр Костенко
        Глава восьмая
        Записки погибшего астрофизика
        Илари - высокоразвитая, гуманоидная раса, внешне похожая на мифических эльфов.
        Абсолютное большинство индивидов имеют псионические способности. Убеждённые гедонисты. По интеллекту женский пол сильно уступает мужскому. Типичная семья - три жены на одного мужчину
        Краткая космическая энциклопедия
        Они лежали в одной постели, отдыхая под шум дождя. Позади были обычные для них поиски гармонии, закончившиеся как всегда ослепительным синтезом. Наконец, Инори встала, накинув халатик. Горд наблюдал за ней сквозь полуприспущенные веки.
        Застёгивать пуговицы кавай не стала. Излишняя застенчивость никогда не была свойственна её расе. Женщина призывно щёлкнула пальцами. К ней тут же, помигивая разноцветными огоньками, подплыла сфера робота-камердинера.
        - Бутылку, - потребовала Инори, - с чем-нибудь крепким и тонизирующим.
        Подумав, добавила:
        - И два стакана. Огоньки засияли ярче, получив команду, робот не спеша поплыл к бару. При этом он зачем-то поворачивался вокруг оси.
        Горд присел на постели.
        - Может не стоит с утра?
        - Слабо? - спросила Кавай, слегка подмигнув. - Может опять устроим соревнование!
        Пилот только хмыкнул. Да, собственно, у них всё с этого тогда и началось.
        Забавно, но он уже не помнит на вскидку, с какой планеты её в тот раз вывозил. Слишком много было их, в его жизни, шариков с незапоминающимися названиями. На многих из них Горд не пробыл и дня. А вот что прибывал тогда, в очень мрачном расположении духа, помнит отлично. Семь лет. Да, целых семь лет, прошло с того момента, когда его тринадцатилетний сын отказался ставить имплант и ушёл из Гильдейский школы.
        Теперь, столько времени спустя Зимин понимал, что парню потребовалось нимало мужества, что бы настоять на своём собственном пути. Но легче Горду от этого не было. Всё-таки трудно быть объективным, когда грозит прерваться династия. А уж тогда-то…
        В общем, весь тот небольшой перелёт Зимин имел весьма угрюмый вид. А бьющая ключом жизнерадостность пассажирки только подливала масла в огонь. Горд знал, что такое поведение обычно для её расы, но поймал себя на мысли, что кавай его раздражает. Ну ладно, пребывать в её обществе космогатору оставалось совсем не много: «Ласточка» приближалась к планете. Уже через час она должна была войти в зону контролируемых орбит.
        Горд пошёл проверить состояние пассажирки. Снотворного во время перелёта Инори не употребляла: кавай пользовалась услугами гильдии достаточно часто, и её мозг успел полностью адаптироваться.
        Пассажирка прямо сидела в кресле, положив руки на подлокотники. К виску её, в специальном держателе, был приставлен биокристалл. Глаза у женщины были прикрыты. Зимина в очередной раз поразило её сходство с человеком. По своему строению и физиологии кавай были довольно близки к людям, Инори же ставила в этом явный рекорд.
        Почувствовав приближение Горда, она приподняла веки.
        - Чего такой хмурый? - поинтересовалась она.
        В Горде вновь поднялась волна глухого раздражения. Ей-то что за дело, - подумал он. - Впрочем, от представителей этой расы никогда не знаешь чего ожидать.
        - Глотни, - вдруг предложила она, - сразу полегче будет.
        Только тут космогатор понял, что пассажирка немного навеселе.
        Инори протянула ему грушу из мягкого пластика, приспособленную к условиям невесомости. Правда сейчас «Ласточка» двигалась с небольшим ускорением, создавая внутри себя слабую силу тяжести.
        - Давай!
        В последствии он долго думал, почему согласился. Вообще-то алкоголь во время полёта был космогаторам запрещён категорически.
        Горд принял грушу, сдавил, сделал короткий глоток и вдруг закашлялся. В сосуде находился чистый спирт, который мгновенно обжёг ему горло. Откашлявшись, Горд невольно выругался.
        Кавай удивлённо приподняла брови.
        - Неужели бравый космогатор не пьёт ничего крепче лимонада?
        В голосе Инори звучала насмешка, она немного задела Горда.
        - Сходим на тверди в бар, тогда узнаешь, - пообещал он.
        Твердью пилоты называли планеты.
        Кавай томно потянулась, не отвязывая ремней.
        - В бар? Можно. Предлагаю соревнование, кто кого перепьёт. Только учти, я имею в виду отнюдь не соки.
        Горд изначально понимал всю глупость подобного состязания, да только остановиться уже не мог.
        - Решила перепить космогатора, ладно. Назначай время дуэли.
        Кавай удивлённо посмотрела на него:
        - Зачем откладывать.
        Вот так и вышло, что вместо того, что бы связаться с местным отделением гильдии и получить новое задание Зимин, в сопровождении Инори, сразу по прибытии двинулся к ближайшему бару.
        Соревнование вышло славным. Вскоре оба они утратили счёт выпитым стаканам. Так, что определить победителя не представлялось возможным. Но к тому времени, это никого из них уже не смущало. Мир погрузился в белесый туман. А когда он развеялся, Горд, с немалым удивлением, обнаружил, что делит с Инори одну постель в какой-то гостинице.
        Да, так оно всё и было, - подумал Горд, одеваясь. Он с удовольствием опустил босые ноги на мягкий, пружинящий под ногами ковёр. Белесый мех, который слегка поддувался воздухом снизу чуть-чуть щекотал стопы, и Зимин признал, что илари, на чьей планете они сейчас находились, знали толк в комфорте. Пожалуй, даже, что чересчур: слишком уж тут расслабляло.
        Подплывшая сфера выдвинула из себя поднос со стаканами. Хорошая машинка, - отметил про себя Горд, с соображением. Он вспомнил, насколько нечёткой была команда Инори.
        В бокале, не сливаясь, переплетались разноцветные спиральные струйки. Горд выпил. Вкусовые ощущения попеременно сменялись во рту: от сладкого, до лимоннокислого.
        Что ж, илари всегда были расой эпикурейцев. Впрочем, Горд сильно сомневался, что рядовым обитателям планеты доступна подобная роскошь.
        - Ну, так что, может, действительно посоревнуемся, потом, когда закончим дела, - игриво предложила Инори. - А то мы, так тогда ничего и не выяснили.
        Горд вспомнил, что не мог тогда двое суток покинуть планету: ждал, когда упадёт концентрация алкоголя в крови. Иначе компьютер собственного корабля заблокировал бы его подключение к системам «Ласточки». Нет уж, спасибочки.
        Конечно, он понимал, что сейчас Инори его только поддразнивает. Однако от необходимости придумывать достойный ответ его избавил стук в дверь.
        - Войдите, - сказала Инори.
        Тяжёлая дверь отворилась, и в помещение вошёл Олдрин. Детектив был одет в лёгкую тунику, вполне соответствующую местному жаркому климату. На его поясе весел короткий ритуальный меч, с которым большинство мужчин его расы на людях предпочитали не расставаться.
        - Пора, - без предисловий сообщил он, - Маркон ждёт нас в машине.
        Они зашагали по коридорам городской резиденции Оритур Кварус Маркона. Зимин мельком отметил, что роскошью здание не уступало даже королевскому дворцу на Горгоне, а крупная парадная лестница сделала бы честь любому человеческому музею.
        На втором этаже космогатор заметил женщину илари наблюдавшую за ними из темноты коридора. Её глаза горели испуганным любопытством. Возможно одна из трёх жён их гостеприимного хозяина или дочь, или сестра. Врождённая глупость женщин этого народа давно стала притчей среди всех рас трёх галактик. Ни о каком равноправии полов здесь и речи быть не могло.
        Первый этаж. А вот эта девочка будет посмелее: стоит возле самой лестницы. Глазёнки так и бегают, и в них одно любопытство.
        В открытом дворе бьёт фонтан. При чём высота струи постоянно меняется. Вокруг цветники и дорожки образующие сложный узор. Наверняка, он имеет какое-либо значение: илари просто помешаны на символике. Но Горд в этом не разбирается, и разбираться не хочет.
        Кажется, в иларийской символике немного понимала Инори. Сейчас она с заметным интересом оглядывала дорожки с газонами, что-то, явно прикидывая в уме. Хотя было не исключено, что её интерес носит чисто эстетический характер.
        Наконец они расселись в просторной машине, похожей на перламутрового жука. Изнутри верхняя половина машины была полностью прозрачной, и Горд с интересом оглядывался по сторонам. Да, города илари - это нечто.
        Ведомая автошофёром машина неслась широким проспектом, проезжая часть которого имела слегка жёлтый цвет. Она казалась застывшей водой или зеркалом, в котором отражается такое же лимонно-жёлтое небо.
        Нет, не казалась: поверхность действительно имеет зеркальные свойства. Горд различает на ней отражённые силуэты зданий, словно глядящие из глубины. Теперь он более внимательно присматривается к самим строениям. Высокие белые сооружения, многие из которых похожи на башенки торта или мороженного. На большинстве фасадов видны мозаики и барельефы.
        Не слишком высоко, в жёлтом мареве неба, прямо по их курсу движения, над другой стороной ущелья проспекта в небесах видно небольшое и не слишком яркое солнце, луч которого едва заметной тропинкой отражается в зеркальном дорожном покрытии.
        Ранним утром город илари кажется чем-то не реальным: каким-то миражём, сном. Илари были очень эстетичной расой и очень богатой. Горд знал, что за время своей истории они не раз скатывались в декадентство. Это был бич всей их цивилизации, такой же, как войны для людей. Хотя, по мнению Горда куда более безобидный.
        Проспект неожиданно оборвался. Загородная зона походила на хорошо ухоженный парк. Кругом росли огромные деревья: настоящие гиганты по меркам его родного Топуса. Горд с удивлением заметил, что между ветвями некоторых деревьев были перекинуты узкие мостики. Это ещё зачем? Древесный образ жизни илари никогда не был свойственен.
        Не удержавшись, Зимин обратился с вопросом к Оритур Кварус Маркону.
        Илари ответил довольно цветасто. Как нередко выражались представители его расы.
        - Здесь, в вышине, младая поросль резвиться.
        Однако, - озадачено подумал Зимин, - неужели они не боятся за детишек-то. Конечно, у мостиков были перила, да и чувство равновесия у этой расы являлось врожденным, но всё-таки. Ладно, в конце концов, это проблемы Илари.
        Машина снизила скорость и свернула на боковое ответвление. Деревья вокруг сделались не такими крупными. Вскоре их транспорт миновал небольшую каменную арку, в своде которой были глубоко вырезаны затейливые иларийские руны. Но Горд не знал местной письменности.
        - Поместье «Ручей журчащий в тиши» сообщил им Оритур Кварус Маркон. Машина въехала на территорию бывших владений астрофизика Анамериса.
        Впереди показалась роскошная белая вилла, центральная часть которой вздымалась наподобие небольшой башни. Вилла была намного меньше городской резиденции клана Оритуров, но, по мнению Горда, намного уютней. Уж слишком фундаментальным выглядело здание резиденции.
        Машина остановилась рядом с небольшим прудом. Границы водоёма были выложены белым камнем, а на островке, посреди него, росло тонкое белое дерево, ветви которого, казалось, утопали в пуху. Кругом было много других деревьев и декоративных камней. Плели свою затейливую вязь дорожки. В продуманном расположении всего этого чувствовалась какая-то система, но определить её Горд был не в состоянии.
        Зато на лице Оритура было написано такое восхищение, что становилось ясно: илари различает здесь что-то для всех остальных незримое. Наверное, опять всё дело в их невероятной символике, - решил Горд, и тут же прекратил ломать над этим голову.
        Четверо приезжих вылезли из машины. Налетали нерезкие порывы ветра, и под их воздействием листья на белом дереве звенели точно маленькие колокольчики. Занятный эффект, - подумал Горд, - он решил, что, скорее всего, илари вывели подобную древесную породу намеренно.
        Со стороны виллы к ним двинулся средних лет илари, и их спутник устремился навстречу своему сородичу. Остальные двинулись следом за ним. Облачённые в торжественные белые одежды илари шагали, как на параде, только что шаг не чеканили. Остановившись, они отвесили друг другу почтительные поклоны и стали переговариваться своими мелодичными голосами. Их длинные уши при этом забавно шевелились. Горд, с трудом сдержал улыбку, подумав, что и в этом, возможно, тоже скрывалась своя символика.
        Язык илари в смысловом плане был многослоен, а разговоры могли содержать много контекстов. Лингвистические программы нередко адекватный перевод не вытягивали, поэтому Зимин слушал внимательно. Сам он различал в основном лишь первый уровень, и только немного второй. А ведь их могло быть и три, а то и даже четыре.
        Собеседники обменивались цветастыми фразами.
        - Мы все были восхищены светом знания, исходившим от вашего брата, - вещал Оритур.
        - Мне приятно видеть столь много учёных собеседников, готовых ради познания на всё, - вторил за ним второй илари. - Их умственная флюоресцентсия озаряет эту поляну, а дух почтительности к моему брату ароматизирует воздух.
        Если бы такой разговор вели люди, то у космогатора б не осталось сомнений, что собеседники друг над другом попросту издеваются, но для илари это была обычная манера речи. Свихнуться можно, - подумал Горд, - не удивительно, что их культура постоянно скатывается в декадентство. Пожалуй, странно бы было наоборот, если б не скатывалась.
        - У меня нет никаких сомнений, что наша встреча кончится так, как ей положено, - сообщил хозяин.
        И как она, по-твоему, должна кончиться? - мысленно полюбопытствовал Горд. Этот долгий разговор ни о чём уже начал серьёзно его раздражать. Кончали б они скорей, что ли, эту бодягу. Сколько можно-то? Одна из сложностей разговора с илари заключалась в том, что не сразу-то и поймешь, продолжаются ли ещё взаимные приветствия или собеседники уже перешли к сути дела.
        Хотя, кажется, перешли. «Как ей будет положено» - такое окончание фразы означало, что результат встречи ещё не определён. Странно, вроде бы заранее обо всём договорились. На одном из смысловых уровней здесь явно присутствовал какой-то намёк. Зимин вопросительно покосился на Инори, но та слушала очень сосредоточенно и никак не отреагировала на его взгляд. Поразительно сколько времени требуется на то, что бы получить у одного брата доступ к архивам другого - покойного.
        Между тем оба илари вновь перешли к обсуждению достоинств Анамерис Ковалис Секона погибшего на станции синхрониума два стандартных года назад.
        - Мой брат был готов на любые жертвы, во имя науки, - торжественно изрекал хозяин. - В полном соответствии со своим именем он озарял космическую ночь точно звезда. Я рад видеть в вашем лице таких же энтузиастов науки готовых на всё.
        Зимин, наконец, уловил подтекст речи, и он ему очень не понравился.
        - Он действительно имеет в виду, то, что я думаю? - шёпотом спросил он у Инори.
        - Да. Братец нашего астрофизика требует более высокой оплаты.
        - Вот скотина.
        - Осторожно, у них очень чуткие уши.
        Брат погибшего астрофизика действительно выставлял себя не в слишком выгодном свете. Мало того, что потребовал плату, так потом ещё и начал её завышать.
        Горд понимал, что раскошеливаться придётся. После того, как хоть немного прояснилось с пророчеством Герды, а так же из допроса наёмника стало ясно, что основной причиной нападения на станцию синхрониума стало нахождение на её борту некоего астрофизика по имени Анамирис Ковалис Секон с Амистала.
        Горд в который уже раз вспомнил холодный металлический голос, исходящий изо рта Герды. Он производил впечатление даже в воспоминаниях.
        «Анамерис, Анамерис, Анамерис, что он узнал, что он узнал?»
        И мёртвое, застывшее лицо девочки. Закатившиеся глаза, хрип и рот из которого капает слюна. Горд едва не замотал головой. Нет, к чёртям такие псионические чудеса! Ему очень захотелось, что бы Герда была обычным человеком. Она и так обещает стать выдающимся космогатором, к чему ещё эта псионическая чертовщина.
        «Узнал». Было, похоже, что Анамерис получил какую-то важную информацию, возможно даже не понимая её значения. Организация начала проверять всё в подряд. Результатов не было. Анамерис не был связан ни с чем таким, что вызывало хоть малейшие подозрения.
        Неожиданно выяснилось, что за несколько дней до нападения на синхрониум был убит друг и коллега Анамериса киммерийский астрофизик Калан, с которым илари состоял в постоянной переписке. Его дом сожжён, все записи уничтожены. Это невольно наводило на мысль, что гибель обоих была связана с их профессиональной деятельностью, и организация стала отрабатывать этот вариант.
        Космогатор вздохнул.
        - Наверное, всё же не стоило заваливаться сюда такой толпой, - сказал он Инори. - Теперь, похоже, он догадался, насколько сильно нужны нам архивы.
        - Это мы уже обсуждали, - отозвалась кавай. - Во-первых, был риск, что нынешний хозяин поместья достаточно хорошо разбирается в науке, а Олдрин хотя и почитал кое, что по теме никогда бы не смог выдать себя за астрофизика. Эту роль пришлось брать на себя мне. При этом мы все сочли, что частный детектив, тоже для страховки не помешает. Оритур - для переговоров с илари лучше всего иметь другого илари. Легорон Крос Секон известен как илари старой закалки, практически не общавшийся с иноразумными. Да, на одном разговоре с ним мы бы все попросту спятили.
        Легорон Крос Секоном звали брата покойного астрофизика. Сейчас он временно владел виллой, являясь опекуном трёх несовершеннолетних детей своего брата.
        Что, правда, то, правда, - подумал Горд, разглядывая двух илари, всё ещё ведущих друг с другом пространный диалог. Такое словоблудие было редкостью даже среди этой расы. Сам Зимин отправился сюда в каком-то смысле за компанию. А точнее что бы подольше побыть с Инори. Да и не в «Ласточке» же ему всё это время сидеть, в самом деле.
        - Всё-таки не стоило так спешить, - пробормотал он, - в конце концов, есть же в организации настоящие астрофизики.
        - Время, - ответила на это Инори Киви, - мы могли бы потерять его слишком много.
        Но Зимин не разделял её нетерпения, в конце концов, и так два года прошло. Самое обидное заключалось в том, что, скорее всего деньги и время будут потрачены впустую. Если бы здесь хоть что-нибудь было - виллу «Журчащий ручей», или как её там полностью, наверняка постигла бы участь синхрониума и дома Калана. Что ж, в конце концов, за всё платит организация.
        Переговоры, наконец, пришли к завершению. Илари коснулись друг друга ладонями. Оритур Кварус Маркон повернулся к своим спутникам и коллегам по организации.
        - Почтенный Легорон Крос Секон рад, что нас озарили лучи взаимного понимания, и приглашает всех за белые стены своего дома.
        Всё-таки с представителями других рас Оритур общается куда проще, - мысленно усмехнулся космогатор, - вот что значит привычка.
        На вилле хозяин отвёл их в небольшой и скромный, по меркам илари, кабинет.
        - Рабочее место моего брата, - пояснил он. - Его рабочая система была отделена от домашней, и я не тронул здесь ни один файл, да и вообще практически сюда не влезал.
        - Разве никто из коллег не интересовался архивами Анамириса? - полюбопытствовал Горд.
        - Да, но не нашли в них ничего интересного, по сравнению с теми, что были оставлены в институте. Но сказать по правде, я не знал, что мой брат известен даже за пределами родной планеты.
        Горд и сам понятия не имел, насколько известен Анамирис как учёный вне Алмстала.
        Однако это отсутствие интересного, не помешало тебе содрать с нас в три дорога за доступ к файлам, - мысленно усмехнулся космогатор. Между тем илари продолжал изображать из себя радушного хозяина. Ещё бы, за такие-то деньги. При этом он не уставал осыпать гостей долгими цветастыми комплиментами. И как только ему не надоедает, - про себя удивлялся Горд. - Конечно все они долгожители, спешить им особо некуда, но всё же. Оставалось только удивляться, что с такими долгими церемониями расе илари удалось всё же сделать немало путного.
        Сообразив, что гости могут не знать, как управляются местные системы, Легорон включил компьютер. В воздухе возник прозрачный голографический куб с объёмными опционными символами, между которыми плавал зелёный шарик курсора. Илари не могли удержаться от изысков даже в самой функциональной системе, и рёбра куба оказались покрыты небольшим линейным орнаментом из сцепленных между собой листьев.
        Курсор двинулся к одному из символов, хотя Горд не заметил никаких органов управления. Значки тут же сменились другими, однотипными. Возможно, компьютер контролировался псионикой, да и без неё было не мало способов.
        - Рабочие файлы брата, - пояснил теперешний хозяин поместья.
        Теперь управление перехватила Инори. почему-то она не стала прибегать к мысленному контролю, а действовала вручную, просто касаясь пальцами нужных иконок, а потом бегло просматривая раскрытые файлы. В отличие от Горда она прекрасно знала Иллирийскую письменность, но сейчас испытывала некоторые затруднениея. Слишком уж специфичным оказался предмет, слишком сложной была математика.
        - Я могу сделать копии? - поинтересовалась она.
        - Конечно. У вас есть программы с переходными протоколами?
        Инори молча кивнула.
        Компьютерные системы у разных рас использовали разные программные принципы.
        - Позвольте помочь.
        Хозяин быстро вставил в гнездо куб памяти. В голографическом окне возник символ, означающий запуск процесса копирования. Потом хозяин словно спохватился.
        - Есть ещё ручные записи и отдельные информационные блоки с заметками.
        Илари рукой указал на изящные полочки.
        Из-за возможности найти подобные записи они четверо, в общем-то, и заявились. Содержимое компьютера можно было просто скачать через сеть.
        - Вот здесь его давние записи. А вот здесь кубики памяти присланные с синхрониума.
        - Что?! - изумлённое восклицание исторгло сразу четыре рта.
        Все невольно повернулись к Легорон Крос Секону. Илари по-своему истолковал изумление гостей.
        - Мой несчастные брат, - сказал он, - без сомнения был достойным мужем. А достойный муж слишком мудр, что бы класть всё бьющиеся в один контейнер. Будучи в разъездах, он постоянно делал копии своих записей, которые присылал домой. А преданные жёны помещали их в его кабинете.
        Зимин понял: организаторов нападения на синхрониум подвела инерция мышления. Им просто не пришло в голову, что кто-то из инори может переправлять что-то важное своим глупым жёнам. Файлы в компьютере Анамириса они возможно и сумели проверить, но посылка с блоками памяти могла прийти позже.
        Горд мысленно пожелал всём трём вдовам Анамириса всяческого благополучия. Интересно, что с ними стало? Космогатор не знал, какая судьба ждёт овдовевший иларийский гарем. Впрочем, вряд ли что-нибудь страшное. Жестокость этой расе никогда свойственна не была.
        Во втором смысловом слое, произносимого хозяином монолога, Горд различил лишь слегка замаскированную насмешку. Похоже, Легорона чуточку забавлял этот пунктик покойного брата.
        Инори указала на блоки:
        - Отлично, - мы всё это берём.
        Она имела в виду, конечно, не сами кубики памяти, а лишь заключённую в них информацию. Рукописные заметки она тоже собиралась сканировать.
        - Конечно, - хозяин склонился в лёгком поклоне.
        Горд не сомневался, что по завершении копирования Инори уничтожит в блоках всю информацию. И не с помощью псионики, её илари мог бы, и почувствовать, а с помощью самого обыкновенного вируса.
        Вскоре они распрощались с хозяином, отклонив его любезное приглашение на полдник.
        Крос Секон проводил их до выхода, мягко ступая по зеркальному полу которым был покрыт холл.
        - Жаль, что столь достопочтенные гости не могут остаться надолго, - проговорил он. - А то мой ближайший сосед задумал совершить сегодня после вечерней пирушки самоубийство. И ему было бы приятно, если бы на нём присутствовали иноразумные.
        Горд видел, как был ошеломлён кимерит. Сам он, хорошо зная нравы илари, слишком удивлён не был. Смерть была для них лишь финальным аккордом жизни, который они старались обставить как можно торжественней.
        - С большим сожалением вынуждены отказать нашему достойному собеседнику, - учтиво сказала Инори Киви, - наш график сегодня забит слишком плотно.
        Раса кавай всегда славилась способностью извлекать удовольствие почти из чего угодно. Но всё же Инори считала, что есть много куда более интересных вещей, чем наблюдение за самоумерщвлением.
        Надеюсь, - подумал Горд, - полученная нами информация сможет принести хоть какую-то пользу. Хотя на самом деле испытывал сильные сомнения. Скорее всего, это был очередной холостой выстрел. Хотя, кто знает. Возможно, он просто чересчур скептичен.
        Больше всего Горду сейчас хотелось разобраться со зловещими трещинами. Ещё немного времени, и они действительно превратятся в реальную угрозу галактического масштаба. «О чёрные провалы, жрущие звёзды», - вспомнил он строчку из пророчества приёмной дочери. На настоящий момент трещины уже поглотили несколько звёздных систем, пока к счастью без разумного населения. Но Горд знал, что из многих миров находящихся поблизости от них уже шло повальное бегство.
        Зимин вспомнил мёртвую пустоту глаз Груздина. Этот парень был не кем для Горда, но именно с того момента трещины словно сделались для космогатора его личным врагом. Казалось, будто своими глазами Груздин видел, что-то невыразимо ужасное. Возможно, оно до сих пор преследовало его в глубинах спящего разума. Это было куда хуже смерти.
        Никто из астрофизиков до сих пор не смог понять истинную природу этих провалов реальности. Если бы в записях Анамирис Ковалес Секона содержался б хоть какой-то намёк. Нет. Он ничего не мог знать об этом, так как трещины были открыты в один день с его смертью. И Горд тут же выбросил бесполезные надежды из головы.

* * *
        На больничной кровати, окружённый медицинской аппаратурой лежал Стас Груздин. Глаза его были открыты, но оставались пусты. Мало кто из людей решался заглянуть в них во второй раз. Казалось, это были колодцы, уходившие в бесконечную бездну.
        Лицо Стаса большую часть времени было бесстрастным, но иногда по нему вдруг пробегала быстрая и трудно уловимая смена выражений, которую никто не мог понять. Словно Груздин видел своими пустыми глазами нечто невидимое для остальных.
        У его кровати стояли двое.
        - И что ни каких перемен? - спросил молодой врач-стажёр своего более опытного напарника.
        Средних лет мужчина только покачал головой.
        - Нет. Он как растение. Ведут - идёт, положат в рот - ест, в остальное время лежит точно кукла. Никто не понимает почему. Не удалось зафиксировать никаких повреждений мозга или нервной системы. На громкую речь реагирует дрожанием век, но это всё.
        Стажёр хотел ещё раз заглянуть в глаза Стаса, но не решился. Ему было не по себе.
        - Такое впечатление, - проговорил старший врач, - что образно говоря повреждено программное обеспечение мозга. Но это уже отдаёт какой-то мистикой. Ладно, пойдём, я должен показать тебе других пациентов.
        Они вышли. Некоторое время пустая человеческая оболочка на кровати лежала неподвижно. Потом по лицу его вновь пробежала волна смены выражений, на этот раз она была очень сильная. Радость, гнев, горе, сменялись с безумной скоростью, словно кто-то внутри него никак не мог подобрать нужного.
        Потом наступила полная рассинхронизация мышц. Они начали сокращаться совершенно невпопад, как будто Стас пытался плакать и кричать одновременно. Тело выгнулось дугой над кроватью. Медицинская аппаратура послала сигнал тревоги врачам. Потом Стас сел. Его тело поднималась механистично, как автомат. На лице продолжалась безумная пляска мускулов.
        Мгновение спустя тело встало. Неудачно. Оно не смогло сохранить равновесия и тут же опустилось назад на кровать. Потом тело встало опять. Покачиваясь из стороны в сторону, оно словно подбирало необходимый режим. Походкой пьяницы Стас сделал шаг. Потом ещё один. С каждым мгновением он держался на ногах всё крепче. Выражения на лице всё ещё продолжали меняться. Со стороны бывший космогатор походил на какого-то безумного клоуна.
        Послышались быстрые шаги, дверь открылась. В палату вошёл старший врач.
        - Что…
        Он застыл в полном потрясении. Его поразил не столько сам факт самостоятельных движений того, кого все считали растением, а то, что творилось на его лице. Мускулы на нём дёргались уже без всякой связи друг с другом. Это было жутко, по настоящему.
        - О-о-о, - произнёс Груздин, затем, - у-у-у.
        Он пробовал разные диапазоны и тональности. Его голосовые связки издавали все возможные звуки, многие из которых вообще не были свойственны человеку. Врач наблюдал за ним в состоянии какого-то инстинктивного ужаса.
        Пациент развёл руки в разные стороны, немного пошевелил пальцами, а потом, шагнув вперёд, вдруг свёл их на шее врача. Послышался хрип, который тут же прервался. Врач умер. Тело упало.
        То, что было некогда Груздиным, двинулось прочь из палаты. Существо двигалось без всякой спешки, ведомоё только ему понятной целью. Его пустые глаза действительно не видели ничего. Но, не смотря на это, оно получало информацию со всех концов огромного здания. Оно не было способно больше мыслить как человек, но, тем не менее, в его мозгу стремительно совершался процесс обработки данных не постижимый для любого существа в этой вселенной. Не способное к обычной логике нечто анализировало будущее, улавливая вероятностные поля. Не в состоянии больше ничего понимать, оно размышляло о достижении цели.

* * *
        Крошечный информационный блок исчез в гнезде на туловище феррона. Но в стоящей перед Гордом конструкции ничего внешне не изменилось. Только индикатор эмоционального состояния засиял густым фиолетом. Это был знак напряжённого внимания.
        Феррон представлял собой конус из тёмного пластика, наверху которого находилась круглая голова. На высоте примерно в одну треть от вершины корпус обегало кольцо оптических датчиков похожих на небольшие глаза. Высотой он был чуть пониже самого Зимина.
        Космогатор знал, что даже мозг мехи не в состоянии обработать визуальную информацию со всех датчиков сразу, поэтому тот переключался между ними, в зависимости от того, в какую сторону хотел посмотреть. Впрочем, мехи имели различные конструкции.
        Большинство из разумных не любило находиться в компании ферронов. Сам Горд привык к этому очень быстро. Ферронов он просто не понимал. Иногда даже ему казалось, что те напоминают живых мертвецов. До чего всё же надо дойти, что б решится пересадить мозг.
        Конечно, мехи обладали огромной продолжительностью жизни, но пропади оно пропадом такое долголетие. Практически не иметь эмоций! Сам Горд был не очень эмоциональным человеком, но тем что имел дорожил. В механических телах естественно начисто отсутствовали гормоны, поэтому мехи большую часть времени прибывали в своего рода рассудочной безмятежности.
        Доктрина, которой придерживались ферроны, утверждала, что это скачкообразно увеличивает их интеллект. Но Зимин сильно сомневался.
        Редкие эмоции затрудняли постановку собственных целей. Мехи были почти не способны на озарение. Их мощный разум был слишком линейным, и, по сути, походил на компьютерный. Нельзя было сказать, по сравнению с другими расами киборги достигли таких уж больших успехов в науке.
        Интенсивность фиолета на индикаторе стала меньше.
        - Интересно, - проговорил феррон.
        - То есть мы не зря потратили время на Амистале, - поинтересовалась Инори.
        - Пока не скажу, - голос звучал бесстрастно. - За столь короткое время я лишь смог бегло просмотреть отдельные файлы. Похоже, Анамирис создал физическую концепцию центральной частью, которой было существование тахионов. Более того, он считал, что зарегистрировал их вспышку.
        - Что-о?! - не утерпел Горд, - Я конечно, не специалист, но ведь современная наука отрицает существование этих мистических частиц.
        - Да, это так.
        Горд немного подождал, однако новых комментариев не последовало.
        - Допустим, гипотеза Анамириса верна, - сказала Инори, - какие это может иметь последствия.
        - Реальное существование тахионов означает, что вакуум нашей вселенной не является стабильным и способен перейти в состояние с более низкой энергией. Однако для того, что бы предсказать последствия для её обитателей количество данных не является достаточным.
        Так, - мрачно подумал Горд, - трещин с нас, стало быть, мало. А кстати…
        - Трещины не могут быть следствием этого процесса? - поинтересовался он.
        - Данных для точного ответа на вопрос нет, - признался феррон, - но подобное представляется маловероятным. Скорее всего, перефазировка вакуума должна произойти одновременно по всей вселенной. Разумеется, записи Алмстала будут подвергнуты подробному изучению, как и всё связанное с убитым астрофизиком.
        Потом, мех, очевидно, решил, что настала его пора задавать вопросы.
        - Есть ли успехи с вербовкой новых членов организации внутри гильдии.
        Горд не видел смысла скрывать.
        - Не так давно, оставленные в компьютерной системе контрольки зафиксировали интерес к скрытым финансовым потокам некоего второкурсника по имени Брюл Ковис. Психологи полагают, что в принципе парень подходит. Но для вербовки он ещё слишком молод. Повёл, он себя надо признать весьма разумно, никакого шума не поднял.
        - А если бы поднял, - поинтересовался феррон, - у вас было прикрытие?
        - Конечно, вы ведь знаете, что такие лазейки оставляются нами специально. По правилам разумный сам должен догадаться о существовании нашей организации и сделать первый шаг. А уж мы решаем, подходит он нам или нет. Нередко мы сами подбрасываем нужным людям намёки.
        После короткой паузы феррон произнёс:
        - Нет, я этого не знал.
        Потом, спустя секунду, он решил уточнить:
        - Обычно я не имею отношенья к вербовке. Но сейчас собратья попросили спросить.
        На этот раз обычной улыбки кавай показалось мало. Она вдруг весело рассмеялась.
        - Горд, а ведь наша общая подопечная тоже, скорей всего, в курсе!
        Космогатор изумлённо уставился на неё.
        - С чего ты взяла.
        Снова смех, теперь уже довольно ехидный.
        - Герда состоит в одной компании с Брюлом. Группа не большая и довольно дружная. Так что он вполне мог рассказать своим. Слушай ты вообще-то хоть немножко в курсе о жизни своей приёмной дочери? Похоже, что нет. Или ты считаешь, что было достаточно просто устроить её в вашу школу?
        Горда Зимина смутить было весьма нелегко, но в этот раз кавай подобное удалось.
        - Я вообще плохо лажу с детьми, - буркнул Горд недовольный тем, что Инори вообще подняла эту тему.
        Кавай очень хотелось усилить натиск, но место и время было явно не теми. Но мы с тобой обязательно поговорим об этом чуть позже, - решила Инори, делая зарубку в памяти.
        - Последнее сообщение, - объявил феррон, - меня просили вам передать, что у вышеупомянутой Герды были крупные неприятности во время её первого самостоятельного задания. Собирается суд чести гильдии, желательно личное присутствие вас обоих.
        Человек и кавай обменялись тревожными взглядами.
        Глава девятая
        Беглец в никуда
        Тахионы - гипотические частицы, двигающиеся со скоростью света, но перемещающиеся обратно во времени. Одним из следствий возможного существования тахионов, была бы нестабильность вакуума нашей вселенной. Отдав часть своей энергии тахионному излучению, он через некоторое время перешёл бы в более низкое энергетическое состояние. Большинство современных физиков отрицают возможность существования тахионов.
        Краткая космическая энциклопедия.
        Рейсовый автобус подъехал прямиком к космодрому. Прозрачная полукапля застыла, потом наружу выдавились ровные прямоугольники дверей. Пассажиры выходили из нутра машины. Некоторые радовались возможности, наконец, размять ноги. Космодром находился вне города, и расстояние между последними остановками было не таким уж маленьким.
        Стоял мягкий вечер. В большинстве широт Топуса все ночи были достаточно светлые. Толпа пассажиров неспешно втягивалась во врата комопорта. В одном месте людское скопление слегка раздавалось, образуя небольшое пустое пространство. Там двигался человек, от которого большинство инстинктивно старалось держаться подальше.
        Это был мужчина, одежда которого отличалась какой-то разнородностью. Словно её детали были отобраны от совершенно разных, плохо сочетающихся друг с другом костюмов. Синие вздувающиеся на коленях штаны, мягкий оранжевый свитер, и зелёная остроконечная шляпа с кисточкой на макушке. Все вещи были далеко не новыми, казалось, мужчина собрал детали своего гардероба на какой-нибудь распродаже. Не смотря на неяркий солнечный свет, глаза его были закрыты солнечными очками.
        Двигался он как-то механически: словно не очень хорошо отлаженный робот. Казалось, что от мужчины исходит едва заметная волна холода. Это ощущали все, кто обладал хотя бы минимальной чувствительностью. Какая-то девочка лет пяти, случайно глянула на него. Глаза её вдруг расширились. Она вскрикнула, затем бросилась к матери и отчаянно зарыдала. Объяснить причину паники девочка впоследствии не смогла. Человек равнодушно прошёл мимо, едва не сшибив мать с ребёнком. Вскоре он скрылся во вратах космопорта.
        В космовокзале, независимо от времени суток, всегда находиться много народа: толпы туристов, предвкушающие приятный вояж и группы других, пребывающих, готовых всем знакомым об этом своём вояже рассказать. Двигались к турникетам усталые солидные бизнесмены. Были компактные семейные кучки.
        Мужчина двигался без всякой спешки, но при этом с неумолимостью автомата. Один раз он едва не налетел на везущего чью-то поклажу колёсного робота. Повинуясь программе, робот застыл, а человек и не думал останавливаться. Он ударился боком об один из углов механизма и, даже не сбавив шагу, бесстрастно двинулся дальше. Мгновение спустя, пришёл в движение и робот, машине было всё равно.
        При переходе в другой зал случился ещё один казус. Вышла из строя одна из автоматических дверей. Человек в чёрных очках наскочил на неё всем телом, отошёл на несколько шагов и, под взглядом недоумевающих наблюдателей, бросился на ту же дверь снова. Он бился об нее, словно об стекло муха.
        Дежурный, наблюдавший за этим через видеосистему, уже хотел, было, направить к человеку патруль. Но тот сам прекратил вдруг бессмысленные удары, сделал шаг в сторону и прошёл в соседнюю дверь. Вскоре он скрылся с глаз изумлённых посетителей космовокзала. Дежурный облегчённо вздохнул и, через короткое время, выбросил происшествие из головы.
        Подойдя к небольшой группе служебных турникетов, мужчина на минуту застыл, как бы размышляя, затем приложил палец к сенсору. При этом он ухитрился несколько раз промахнуться. Наконец палец задвигался в разных направлениях по стойке, пока, в конце концов, не коснулся пластинки. Створки раздвинулись, теперь человек шагал по той части взлётно-посадочного поля, которая принадлежала гильдии.
        Манёвренная ласточка в принципе могла взлететь почти откуда угодно и почти где угодно сесть. Но по старому соглашению с властями Топуса, гильдейский космодром был частью общего космодрома столицы. Так было удобней для многих, впрочем, на других планетах подобное вовсе не было обязательным.
        Два человека, совсем ещё молодой и постарше, в голубой форме космогаторов среднего ранга, курили, прислонившись к стене ангара. Молодой, в который уже раз, подумал, что пора бросать эту пагубную привычку, возможно даже пройти гипнокурс. Старшего же подобные мысли совершенно не беспокоили. Он с удовольствием затягивался, после чего выпускал дым наружу аккуратными, ровными кольцами. Этим своим умением он гордился, точно мальчишка. Кольца плавно всплывали вверх, медленно рассеиваясь в воздухе.
        - А ещё, - рассказывал молодой, - говорят, будто любой, кто пролетит через эти пространственные трещины, начинает тут же мутировать, превращаясь в страшного монстра.
        - Ага, как же, - усмехнулся старший, - ты, Малх, верь больше, очередная страшилка. Лучше почитай чего-нибудь по биологии и мутациям, тогда всякую чушь слушать не будешь.
        Он вздохнул.
        - Хотя конечно трещины действительно опасны. Я слышал, оттуда не вернулся ещё ни один зонд.
        Наверное, молодой и сам не очень верил в версию о мутациях. Но из упрямства решил немного поспорить.
        - Говорят Стас Груздин смог пролететь. Артур, вы ведь знаете Груздина? - Малх подождал, когда собеседник сделал молчаливый кивок. - Только после пролёта он начал очень быстро меняться. Так, что теперь это уже и не человек вовсе. Говорят, теперь его держат в каком-то бункере.
        - Ага, сейчас начнёшь мне байки травить о когтях на руках, клыках и неостановимом кровопийстве.
        Артур вдруг вспомнил, что действительно давно не видел Стаса и невольно задумался. Да нет, ерунда, просто его собеседник до сих пор не может выйти из детского возраста и невольно заражает этой своей верой других.
        - Скорее всего, Малх, он просто перевёлся на какую-нибудь другую базу. Многие космогаторы предпочитают не седеть по долгу на одном месте. Постой, да вот же он!
        Артур указал на проходившую мимо ангара фигуру. Не смотря на поздний вечер, света было достаточно, и человек различался достаточно хорошо. Малх вгляделся. Он тоже узнал Стаса. Молодой пилот не был близко знаком с Груздиным, но неоднократно встречал его в среде космогаторов.
        - Эй, Стас, погоди!
        Малх, замахал руками.
        Уже крикнув, он заметил, что в фигуре есть нечто странное. Секунду спустя, это же почувствовал и Артур. Но даже самим себе они не могли объяснить, что их вдруг так встревожило. Стас, между тем, продолжал идти, он, словно и не слышал, что совсем рядом его пытаются позвать. Переглянувшись, Артур с Марком двинулись следом.
        Вскоре оба приятеля усомнились, действительно ли впереди идёт хорошо знакомый им Стас. В отличие от лёгкой, быстрой походки Груздина, этот двигался с основательностью механизма, казалось, не реагируя ни на что. Одежда тоже была странной: тщательно следивший за своей внешностью Стас никогда не стал бы одеваться так нелепо.
        Артур решил уже, что они с приятелем обознались, и сходство было чисто случайным, и тут фигура, круто повернувшись на месте, двинулась в сторону входа в соседний ангар. Странно, оба вроде бы знали всех, кому был разрешён туда доступ.
        И тут Артур понял, что именно так не нравилось ему в этой фигуре. Движения конечностей были абсолютно неритмичными: они просто не совпадали друг с другом, как должны были бы совпадать у обычного идущего человека. Наверное, он действительно чем-то болен, - подумал Артур. Ситуация тревожила его всё больше и больше. В глубине себя он вдруг ощутил совершенно необоснованный страх.
        Казалось, пришедший никак не может попасть пропуском в приёмную щель. Создавалось впечатление, что он пихает его в слепую. Наконец дверь в воротах открылась.
        Да, что это с нами такое - недоумённо подумал Артур, - прямо какие-то шпионские игры затеяли, кто бы это ни был, у него явно есть доступ в ангар.
        - Стас! - вновь окликнул фигуру Малх.
        На этот раз они находились так близко, а Малх говорил достаточно громко, что не слышать человек просто не мог. Никак не отреагировав, мужчина скрылся в проёме. Потом начали раздвигаться ворота.
        - Да, что здесь такое твориться, - пробормотал Малх.
        Оба знали, что «Ласточки» из этого ангара на сегодня не назначались к вылету. Конечно, это могло измениться, но вошедший, кем бы он ни был, уж точно не принадлежал к пилотам, чьи корабли находились здесь.
        - Может вызвать гильдейского диспетчера, - нерешительно предложил Малх, поглядывая на браслет связи.
        - Подожди, не ясно ещё ничего, - буркнул Артур.
        В последствии он сильно жалел об этом своём решении. С другой стороны, свяжись они с диспетчером, тот вряд ли бы успел, что-нибудь предпринять: слишком мало времени оставалось до завершенья событий. В последствии Артур утешал себя именно этим.
        Войдя в ангар, оба потрясённо застыли. Того, кого они первоначально приняли за Стаса Груздина, теперь сотрясал дрожь, а руки совершали какие-то бессмысленные движение никак друг с другом не связанные. Казалось, будто человек счёл, что ему больше не нужно сдерживать себя или притворяться.
        Артуру невольно вспомнилась недавняя страшилка о Груздине. Напомни сейчас Малх об этом слухе и Артур, пожалуй, пошёл бы на попятный, слишком уж не по себе ему было. Но, после высказанных им же насмешек, самому давать задний ход было слегка стыдновато.
        А вот Малх, казалось, об этой собственной страшилке забыл.
        - Стас, вновь крикнул он, - что с тобой! Ты болен!
        Поскольку человек и в этот раз никак не отреагировал, то Малх решительно двинулся к нему. Стас между тем приблизился к «Ласточке». Артур видел, что он не сделал ни одного жеста, даже электронный ключ в выемку не вложил. Однако крышка люка начала медленно опускаться. Слышалось лёгкое гудение сервомоторов. Когда люк открылся, Стас двинулся вперёд, явно намереваясь подняться на борт.
        Прямо перед ним вскочил на пандус Малх.
        - Остановись, ты же болен, тебе нельзя в полёт!
        Стас шагнул в бок, пытаясь обойти Малха, словно тот был каким-то не одушевлённым предметом. Но тот вновь преградил ему путь. И тогда Груздин схватил Малха и с невероятной силой отбросил в сторону. Тот пролетел в воздухе несколько метров, и упал прямо к ногам ошеломлённого Артура.
        Тот склонился над лежащим, пребывая в состоянии некоего эмоционального ступора. Лицо Малха было разбито, глаза закрыты, но он явно дышал, и никаких внешних повреждений заметно не было.
        - Малх, - воскликнул Артрур, - что с тобой.
        Приятель застонал, открывая глаза.
        - М-м-м… Что? Великая вселенная, да он же спятил.
        Артур видел, что тот говорит с трудом, похоже, что у него всё же оказались, отбиты внутренности.
        - Боже, как больно, - прошептал Малх, - Артур срочно сообщи диспетчеру, безопасности.
        Малх инстинктивно сам потянулся к браслету, и тут произошло непредвиденное: Стас Груздин, уже поднимавший руку, что бы включить закрытие люка, вдруг повернулся. Артур вдруг каким-то шестым чувством ощутил, как от Стаса отделяется, что - то, какой-то призрачный сгусток, несущий смерть, словно огромная густая капля. Испугаться Артур не успел. Промчавшись по воздуху, сгусток врезался в Малха и словно втянулся внутрь его тела. Малх дёрнулся и затих.
        Вновь коснувшись приятеля, Артур понял, что тот мёртв. Люк в «Ласточке» закрывался. Артур замер. Вспышка интуиции подсказала ему, что покуда он не попытается остановить, то, что было некогда Стасом Груздиным, то находится в безопасности. Даже звонить диспетчеру было нельзя.
        Ласточка поднялась над полом Ангара, медленно выплывая наружу. Ещё миг, и она устремилась вверх, с ускорением предельно допустимым для атмосферы. Её подъём вызвал панику среди диспетчеров, так как Стас Груздин не ответил ни на один запрос. Как только это стало возможным, он сразу увёл корабль в сплетение.

* * *
        На экране крупным планом была серая слизь, столь хорошо знакомая Герде. Можно было легко различить шевеление биомассы. Герда никогда не отличалась особой брезгливостью, но сейчас невольно поморщилась.
        Дикторский голос вещал:
        - Вышедший из под контроля биокомпьютер, стремился любой ценой увеличить длину своих нейронных цепей, для чего стал поглощать всё биовещество планеты, имеющее признаки мозговой активности. В кратчайшие сроки он уничтожил всё население научного городка, и начал распространятся по планете. Желание увеличить свою вычислительную мощь сделалось у него маниакальным.
        За несколько месяцев расправившись со всей животной жизнью планеты, он покрыл её тонким слоем собственной биомассы. После чего начал формировать из собственного вещества зонды, которые отправлял на захват иных звёздных систем. Достаточно было нескольким его клеткам, попасть в благоприятную среду, как начиналось безудержное размножение. Он распространялся словно чума.
        Герда видела опустевшие города, все здания в которых покрывал тёмная слизь. Разбросанные по всюду трупы разлагались буквально на глазах, пополняя серую биомассу.
        - К сожалению, населявшие этот галактический сектор разумные не сразу поняли, что столкнулись с экспансией свихнувшейся разумной биосистемы. Они слишком долго считали, что имеют дело с обычным биозаражением распространявшемуся минуя планетарные карантины. Что привело к неисчислимым жертвам. Впоследствии это время получило название войны тёмного биокомпьютера.
        Документальные кадры показывали множество гибнущих людей. Едва набрав необходимую массу, зародыши биокомпьютера тут же начинали с населением планеты биологическую войну, синтезируя поражающие нервную систему вирусы, а потом поглощая останки.
        Зрелище было жутковатое, но Герда заставляла себя смотреть. Она хотела понять, с чем столкнулась на той проклятой планете. Как говорил некогда дочери капитан наёмников Кортус Мир: «Если ты закроешь на что-то глаза, не думай что это что-то исчезнет. Оно просто будет подкрадываться к тебе, покуда ты его не замечаешь» Поэтому Герда продолжала смотреть, не смотря на временами подступающую тошноту.
        - По счастью вмешались Силы, которым была не нужна массовая гибель разумных. Не вполне ясно, что они сделали. Похоже Силы на ничтожно малый миг подправили физические законы, так что тёмная биосистема не смогла существовать как единое целое, превратившись в конгломерат не связанных между собой клеток. Тёмный биокопьютер погиб.
        После окончания фильма, Герда некоторое время сидела, уставившись на место где только что сиял виртуальный голоэкран. Она думала. Какой-либо признательности к силам за предотвращение катастрофы девочка не испытывала. По существу они просто уничтожили конкурента, хотя и, безусловно, куда более опасного, чем они сами. Самим силам такое массовое истребленье разумных просто не требовалось.
        Потом Герда задумалась о хрупкости жизни. Не своей и не чей-то конкретной, а жизни вообще. Живые существа, населения целых планет вдруг представились ей хрупкими атомами, которые мог выбить со своих мест пришедший неведомо откуда поток высоких энергий. Одни атомы выбивали другие, и заранее предсказать, где возникнет новая угроза, не представлялась возможным.
        Но эти грандиозные катастрофы, казалось, никак не затрагивали галактику. О них даже ничего не знали в большинстве секторов. Впервые Герда по настоящему осознала ту колоссальную бездну, в которую были погружены населённые миры.
        Неожиданно для самой себя девочка вдруг усмехнулась: а ведь силы схалтурили. По крайней мере, на одной из планет биокомьютер уцелел, хотя похоже и не шел ни в какое сравнение со своим родителем. Как ни странно, но мысль о промашке сил доставляла ей удовольствие. Выходит, они всё-таки не всесильны. А значит оставался шанс, что разумным удастся когда-нибудь справиться с ними.
        Потом Герда стала вспоминать утреннюю разборку, на которой впервые и узнала о том, с чем столкнулась. Это был первый случай, когда она увидела Горда в бешенстве. Казалось Зимин был готов буквально задушить директора школы. Под его взглядом Борус Бажан даже попятился.
        Немного успокоившись, ледяным голосом Горд спросил:
        - Объясните мне, кто затеял всю эту комедию с судом чести, когда девочка поступила единственно возможным образом!
        - Э, - заблеял, было Борус Божан, - Герда не выполнила задание.
        - Единственная её ошибка, что она не сделала это сразу. В заявке не было никаких сведений о биомассе покрывающей большую часть планеты. А не знать об этом клиент просто не мог. Он утаил важную информацию.
        - Э… - вновь не уверенно забормотал Борус Божан, - честь гильдии…
        На этот раз не выдержал уже Борис Невский.
        - Да о чём мы вообще говорим! - воскликнул он. - Даже самый опытный космогатор бежал бы прочь, едва поняв, что нарвался на тёмный биокомпьютер.
        Тогда Герда и услышала впервые это словосочетание. В то время оно ещё ничего ей не говорило. Она лишь с изумлением наблюдала, как становится серым лицо директора. Она буквально почувствовала исходящий от него страх.
        - Тёмный биокопьютер?! - только и смог произнести тот.
        - То есть, - буркнул Борис, - вы даже не знали, не потрудились разобраться в ситуации, а сразу созвали суд чести. Вы что, так сильно её не любите.
        - Вовсе нет, - чересчур быстро проговорил тот, - поверьте, я отношусь к ней как к любому курсанту.
        При этом на лице его, однако, возникла улыбка из серии «адвокацких», которые так не нравились Герде.
        - Что, то не похоже, - отрезал Горд Зимин. - Если подобное хоть раз повторится, то я буду вынужден поставить перед советом вопрос о вашем соответствии занимаемой должности.
        Он отвернулся. Герда видела, какая злоба прорезалась на миг во взгляде Борус Бажана. С секунду она прикидывала, не стоит ли потом рассказать об этом приёмному отцу. Но всё же решила, что ей не стоит вмешиваться в разборки старших пилотов. В конце концов, это могло выглядеть как мелкая месть. К тому же она уже достаточно хорошо знала Горда: директор мог сколько угодно кипеть ненавистью, Зимину не было от этого ни жарко, ни холодно. Её приёмный отец легко мог постоять за себя.
        Короткая стычка прекратилась. Все словно вспомнили, что Герда находится здесь же, и преподавателям нельзя терять лицо перед той кто еще не получила нашивки пилота.
        - А кстати, - спросил Горд, - где этот Альфред Н Фрей?
        - Ищут, - сказал Борис Невский. - Правительство Топуса сразу объявила его в розыск. Умалчивание такой информации это не шутки. Наверняка у властей будет к нему немало вопросов.
        - Так же как и у нас, - задумчиво отозвался Горд Зимин. Он покачал головой. - Этот клиент явно был невменяемым.
        Он кинул сочувственный взгляд на Герду.
        - Ох, и угораздило же тебя.
        Потом чуть-чуть улыбнулся.
        - А вообще молодец, так держать!
        Девочке стало приятно. Её приёмный отец был весьма скуп, как на сочувствие, так и на похвалу.
        Браслет связи на руке Горда вдруг слегка замерцал. Извинившись, он чуть отошёл в сторону, подняв руку в удобную для разговора позицию. Слов было не разобрать, но девочка увидела, что глаза её приёмного отца внезапно расширились, он нахмурился. Он быстро закончил разговор, потом отвёл в сторону Невского. Оба выглядели сильно встревоженными.
        Интересно, - подумала Герда, что могло так взволновать всегда невозмутимого Зимина? Она невольно прислушалась, но смогла различить лишь несколько слов. Похоже, что-то произошло на учебной станции.
        За свою судьбу Герда больше не беспокоилась: не было сомнения, что дальнейшее заседание будет просто формальным. Потом замерцал браслет и на руке Борус Божана.

* * *
        А на станции случилось вот что.
        «Ласточка» вышла из планковских коридоров в непосредственной близости от учебной станции гильдии. Наращивая скорость, включились гравиторы. Когда автоматы безопасности станции просчитали её траекторию, поднялась тревога.
        - Неизвестный борт, немедленно измените курс, - требовали диспетчеры.
        Но «Ласточка» продолжала двигаться прежним курсом. Сидевший в пилотском кресле Стас Груздин никак не реагировал на команды диспетчеров. Он просто не воспринимал их, как не воспринимал команды диспетчеров Топуса.
        Станция стала медленно поворачиваться, уводя из опасной зоны свой силовой блок, одновременно она сдвигалась чуть в сторону. Но «Ласточка» тут же скорректировала своё движение. Пилотировавшее её существо попросту не осознавало персонал станции как живых людей. С его точки зрения они были своего рода стихийными явлениями, которые оно оценивало исключительно с точки зрения достижения цели.
        Себя как личность оно тоже не ощущало. Это было нечто вроде робота запрограммированного для достижения одной единственной цели. Инстинктов самосохранения у него не было. Существо в последний раз сканировало вероятностные поля, анализируя их, с помощью своей нечеловеческой логики.
        Вероятность достижения цели - ноль!
        В тот же миг энергия была брошена на пространственный деформатор. Ласточка провалилась в сплетение. Это произошло настолько близко к станции, что внешняя обшивка оказалась немного повреждённой, а один из отсеков разгерметизирован. По счастью никто не пострадал.

* * *
        Кимерит по имени Олдрин и двое людей сидели в небольшом ресторанчике. Волк разумный увлечённо поглощал мясные блюда, большинство из которых было с кровью. Меню людей отличалось большим разнообразием. Можно было видеть, как острые зубы детектива перерубают пищу, словно хорошие резаки.
        Разговор некоторое время шёл ни о чём: вспоминали общих знакомых, потом принялись сравнивать погоду на разных планетах. Климатические предпочтения у обеих рас были разные, так что особого смысла в последнем не было.
        Наконец кимерит запил последний бифштекс какой-то жидкостью, о составе которой его собеседники имели весьма смутное представление, выпрямился в своём кресле и напрямую спросил.
        - Я так понимаю, у вас ко мне дело?
        Горд Зимин и Борис Невский почти одновременно кивнули.
        - От вас ничего не скроешь, - сказал Борис. - Собственно мы даже не уверенны по вашей ли оно части.
        - Ну, не трудно было догадаться, - проворчал кимерит, - слишком уж вы настаивали на личной встрече.
        Олдрин на всякий случай достал небольшую глушилку. Однако Зимин покачал головой.
        - Не стоит, факты, в общем-то, всем известны. Их даже в планетарных новостях передавали.
        Однако Кимерит глушилку всё же включил, вполне разумно считая, что осторожность лишней не бывает. Зимин пересказал историю Стаса Груздина.
        Немного подумав, частный детектив решительно покачал своей вытянутой головой.
        - Нет, с психами не ко мне. У меня действительно другая специализация. К тому же сейчас я страшно загружен.
        Борис Невский покачал головой.
        - Сказать по правде, мы не уверены, что этот несостоявшийся камикадзе действительно псих, по крайней мере, в обычном смысле этого слова. Согласись, что когда человек целый месяц неподвижно лежит в коме, а потом встает, убивает врача, и дальше действует, исходя из какой-то совершенно непостижимой логики, всё это выглядит несколько странно.
        Олдрин пожал плечами.
        - Ничего не могу сказать, я не психиатр, что бы подтвердить или опровергнуть ваши слова.
        - Психиатры, - сказал Зимин, - только разводят руками. Когда Груздин лежал в коме, то не было зафиксировано никакого поражения мозга, тем не менее, в себя он не приходил. Тревога в больнице была поднята почти сразу, но Стас ускользнул, как от охраны, так и от полицейских патрулей в городе, не был зафиксирован ни одной из камер слежения. Заметьте, всё это во вневменяемом состоянии.
        - И вот что интересно, - продолжил он, - в последствии полицейские восстановили часть его маршрута до космопорта, опросили свидетелей. Казалось бы, не возможно запомнить случайного человека в толпе, но на него обратили внимание довольно многие. При этом все отмечали буквально исходящее от него ощущение чуждости. Чуждости и странного холода.
        - К чему вы клоните? - заинтересовался Олдрин.
        Зимин вздохнул.
        - Знаешь, кружится у меня в голове совершенно безумная мысль, от которой я никак не могу отделаться. Мы все считаем пространственные трещины, безусловно, очень опасным, но естественным феноменом, но что если это не так. Что если кто-то попросту закодировал сознание Стаса во время его пребывания в аномалии.
        Частный детектив медленно покачал головой.
        - Гипотеза шита гнилыми жилами, - сказал он, - можете поверить моему опыту. К тому же расширение пространственно-временных трещин вовсе не похоже на военные действия.
        Зимин кивнул.
        - Я понимаю, но всё же убеждён: Стас Груздин погиб в момент нахождения в пространственно-временной трещине. Весь вопрос в том - кто оттуда вернулся?
        Кимерит призадумался. В гипотезе Зимина, не смотря на её внешнюю абсурдность, было какое-то благородное безумие. Возможно, её следовало рассмотреть поподробней.
        - То есть, - произнёс он, - вы подозреваете, что здесь замешаны Силы?
        Зимин покачал головой.
        - Не исключено, конечно, но мне почему-то кажется, что мы столкнулись здесь с чем-то совершенно другим, и возможно куда более опасным.
        Кимерит был слишком опытным следователем, что бы сразу отбросить показавшуюся невероятной гипотезу. Это что же такое может быть опасней сил, - размышлял он. Энергоинформационные сущности, взявшие себе в лен десятки населённых планет, на которых ради поддержки их существования проводились массовые жертвоприношенья разумных. А во избежания какой-либо конкуренции силы просто блокировали дальнейшее развитие галактических цивилизаций, запретив любые исследования вакуума и страшно карая за нарушение их воли.
        Как и абсолютному большинству разумных Олдрину казалось, что хуже сил, ничего и быть то не может. Если космогаторы правы, то это может оказаться по настоящему страшно. Спокойно, - одёрнул он себя, - пока ещё это только довольно экзотическая гипотеза, никак не доказанная.
        Как опытный детектив Олдрин тщательно проанализировал гипотезу. Допустим, что Зимин прав, - рассуждал он, - тогда какова цель закодировавших Груздина. Стоп.
        Он обернулся к своим человеческим собеседникам.
        - Но ведь Груздин в конечном итоге все-таки не врезался в станцию. Согласитесь, что это противоречит версии о закодированном камикадзе.
        - Это действительно самое слабое место гипотезы, - согласился с ним Борис Невский. - Но тут можно предположить, что кодирование не было достаточно сильным и подсознание Стаса в последний момент смогло воспротивиться. Или возможно, что внезапно он, каким-то образом, получил от своих хозяев новый приказ.
        Шито гнилыми жилами, - вновь подумал про себя детектив. Но всё же просто отделаться от гипотезы он не мог. Он вынужден был признаться себе, что она его немножко пугает. А среди представителей его расы было принято воспринимать страх как вызов.
        Олдрин вновь вернулся к своим рассуждениям. Чем может помешать небольшая, в общем-то, станция могущественным создателям пространственно-временных трещин? Ответ был очевиден - ничем. Сама по себе станция ничем не могла им помешать. Значит, дело было в чём-то другом, но при этом непосредственно со станцией связанном.
        Так, предположим, в последний миг, этот псевдо Стас понял, что этого чего-то на станции нет, и потому тут же ушёл в сплетение. Нет, ерунда, как он мог узнать это, находясь в идущем на таран звездолёте?! Или всё-таки мог?
        - Скажите, - спросил он у людей, - этот ваш Стас не обладал никакими псионическими способностями.
        Горд и Борис кинули на него по удивлённому взгляду.
        - Нет, - сказал Невский, - обладай он пси-талантом, хотя бы в зачатке, совет гильдии непременно об этом бы знал.
        - Понимаю.
        Кимерит знал, что псионический дар был среди людей очень редок. Они наверняка фиксировали каждое его проявление. Но даже если бы этот спятивший космогатор и был псиоником, то и среди них ясновидящих были считанные единицы, и они не могли использовать этот дар по собственному выбору. А большинство, из имевших его, делало всё, что бы от него избавиться. Слишком уж этот непредсказуемый дар мешал жить, а чрезмерный резонанс с мирозданием порою сводил с ума.
        С другой стороны, после пребывания в трещине способности Стаса могли сильно отличаться от человеческих. Вопрос в том - кто оттуда вернулся, - вспомнил кимерит слова Зимина. Спокойно, - оборвал он себя, - ты строишь свои гипотезы ни на чём. Однако что-то мешало ему окончательно отказаться от этой экзотической версии.
        - Что ж, - произнёс он, - проверить вашу версию, пожалуй, будет не сложно.
        Олдрин не без удовольствия заметил удивление в глазах космогаторов.
        - Сорвиголов в галактике полным полно, вряд ли этот ваш Груздин был единственным, кто сунулся в трещину. И по закону больших чисел кто-нибудь из них вполне мог вернуться. Надо проверить на подобные происшествия все высокоразвитые планеты близкорасположенные к трещинам. Но мне потребуется «Ласточка» за ваш счёт.
        Борис Невский широко улыбнулся.
        - И в чём проблема?

* * *
        Это был мужчина на той самой границе возраста, когда зрелость медленно, но неумолимо переходит в старость. Впрочем, какой либо почтительности к нему по этому поводу никто и не думал высказывать. Мужчина был сильно напуган, хотя и пытался держаться, скрывая страх за напускной бравадой.
        Несколько раз он пытался сделать рукою жест, словно хотел поправить шляпу, которой сейчас на нём не было, но тут же спохватывался, не доводя движение до конца.
        Напротив него за крупным столом сидели двое. Один, чуть суховатый, примерно его возраста окинул его серьёзным изучающим взглядом. Хотя на нём не было никакой униформы, в его позе и тёмной одежде чувствовалось что-то официальное.
        На втором, напротив, был лёгкий цветной свитер свободного покроя. Сидел он слегка расслаблено, и, казалось, в любой момент, может положить ногу на ногу.
        - Я Илья Бриз, - сообщил суховатый, - следователь по вашему делу. Рядом со мной находится Джон Кард, по согласованию с правительством Топуса он будет присутствовать в качестве наблюдателя от гильдии космогаторов. Альфред Н Фрей, прошу вас изложить предысторию недавних событий на планете тёмного биокомпьютера.
        Неудачливый кладоискатель напыжился.
        - По какому праву меня держат здесь?! - вопросил он так громогласно, словно работал на публику. И потом добавил традиционное, для нарушителей законов всех времён и народов. - Я требую адвоката!
        Илья Бриз даже не поморщился. Очевидно, он привык к подобным речам.
        - По законам Топуса адвокат на данном этапе следствия вам не полагается. Послушайте, похоже, вы не отдаёте себе отчет в серьёзности своего положения. Вы нарушили закон общий для всего нашего галактического сектора. При чём нарушили совершенно сознательно, так как, будучи уроженцем сектора, не знать о нём попросту не могли. Не сообщив о тёмном биокомпьютере, вы подвергли угрозе жизни неисчислимого количества разумных.
        - Я не знал что эта слизь на самом деле сумасшедший биокомпьютер.
        - Бросьте, это было этой четырнадцатилетней девчонке, вашему пилоту простительно: она родом из другого галактического сектора. Да и то она очень быстро сообразила, что что-то не так. Вы же просто не могли не понять что к чему.
        - Клянусь, я бы сообщил… Потом, как только забрал бы камни.
        - Потом могло бы оказаться слишком поздно. Вполне возможно, что информации содержащейся в нейронных сетях вашей и пилота ему как раз и не хватало, что бы восстановить свою мощь. Вы хоть понимаете, какой опасности подвергли весь сектор, из-за своей жадности?!
        И Альфред Н Фрей сдался. Он весь обмяк в кресле, казалось, даже рост его немножко уменьшился.
        - Ну почему всё так? - негромко произнёс он, очевидно вопрошая судьбу или себя самого, - Я ведь хотел всего лишь исполнить мечту.
        Последнее высказывание следователь предпочёл не комментировать.
        - Дайте хоть закурить что ли, - попросил Альфред Н.
        Следователь кивнул, доставая из стола пачку сигарет. Сам он не курил, и держал их специально для подследственных: иногда это сильно помогало вести разговор. Илья хранил несколько сортов курева, и, по каким-то незримым признакам, ухитрялся определять, какое больше подойдёт для «клиента». Ошибался в этом вопросе он редко.
        Вот и сейчас Альфред буквально выхватил толстый цилиндрик из пачки. Бриз заметил, что рука его немного дрожала. Впрочем, и так было видно, что подследственный нервничает. Наружный кончик самовозгорающейся сигары вспыхнул едва Н. Фрей сдавил её своими зубами. Мужчина с наслаждением затянулся и тут же успокоился. Сигарета обладала лёгким успокаивающим действием, а так же немного развязывала язык. Н Фрей сделал несколько затяжек и принялся с наслаждением изливать душу.
        - Всё началось ровно пять лет назад, - медленно говорил он, - да, именно так. Мой партнёр по бизнесу Карандон Вигос Аркон из илари - археолог-любитель предложил мне во время отдыха поучаствовать в самодеятельной экспедиции.
        Мы высадились в средних широтах Кронга. Это планета, на которой сохранилось довольно много развалин предтеч, в относительно неплохом состоянии. Не думаю, что кто-нибудь всерьёз рассчитывал найти чего-нибудь ценное. В конце концов, планета была много раз обследована с орбиты. Все мало-мальски заметные искусственные объекты учтены и отмечены в атласах. Но у Карандона была своя теория: он утверждал, что нашёл какую-то систему в расположении многочисленных поселений. И считал, что в этой сетке есть ещё не открытые узлы.
        Не знаю, был ли он прав в своей теории или просто случайность, но нам повезло. Экспедиции удалось обнаружить целую систему подземных бункеров. Настоящий лабиринт. Бог знает, каково было их предназначение. Правда, по началу там не было ничего интересного. Режим консервации не поддерживался, и вся электроника, и фотонотроника конечно превратилась за бесчисленные века в бесполезные окаменелости. Казалось, истлело все, что могло представлять хотя бы малейшую ценность.
        Но потом мы наткнулись на хранилище. Правда, оно было заперто, но дверь удалось вскрыть без особого труда. И вот тут нас ждал сюрприз. Хранилище было забито философскими камнями. Их было так много, что, по возвращению на любую из высокоразвитых планет, мы все, сразу становились миллиардерами.
        Альфред Н Фрей вдруг прегорько усмехнулся.
        - Один древний мудрец сказал: если в будущем, вас ожидает только хорошее, то это значит, что вы чего-то не учли.
        Неудачливый кладоискатель в раздражении стукнул кулаком по столу. Пара расположенных там мелких предметов подпрыгнуло.
        - Уй, - пробормотал Альфред. Видно, удар был куда сильнее, нежели ему хотелось бы.
        - Так что же случилось, - спросил следователь, явно выражая сочувствие.
        Как ни странно, но Альфред Н Фрей, похоже, в его сочувствие поверил. Во всяком случае, он вновь слегка успокоился.
        - Наш пилот каким-то образом был связан с пиратами. До сих пор не представляю, каким способом он ухитрился передать им информацию и сговориться. Но когда наша яхта покинула планету, то промежуточный выход из квантового коридора оказался совсем не там, где планировалось.
        - Промежуточный выход, - по внутренней связи объявил пилот.
        Альфред Н Фрей не почувствовал ничего подозрительного. Он не слишком интересовался маршрутом. Да и в астрономии разбирался не важно. А вот Вигос Аркон сразу же заподозрил неладное. Звезда, в окрестностях которой яхта вышла из квантового канала, принадлежала к другому классу, нежели ей полагалось. К тому же поблизости находилась планета, чего при промежуточных выходах не должно было быть в принципе.
        Какое-то время он не тревожился пологая, что произошла банальная ошибка навигации. И сейчас пилот доложит, и извиниться.
        - Яхта в штатном режиме, - сообщил пилот. Через полчаса, когда спадёт остаточное напряжение в деформаторах, мы начнём поиск нужного квантового канала.
        Теперь уже Карандон разозлился всерьёз. Он ужасно не любил, когда подчинённые скрывали от него такого рода промашки.
        - Пусть мой почтеннейший друг немного подождёт меня здесь, - сказал он Н Фрею, - кажется, пилот хочет немного помрачить наш рассудок.
        Илари по роду своей коммерческой деятельности довольно часто общался с иноразумными и понимал, что чем проще он говорит, тем лучше. Расстегнув ремень, он встал с кресла. Двигаясь лёгким уверенным шагом, Илари направился в рубку. Как и всегда в таких случаях, корабль двигался с небольшим ускорением, имитируя тяжесть.
        - Где мы сейчас и что это значит? - потребовал он объяснений пилота.
        И тот, запаниковав, выхватил пистолет. Реакция у Вигос Аркона была отменная, да и соображал он быстро. Мгновенно всё поняв, илари перехватил руку своего сородича. Последовала короткая борьба, в пылу которой кто-то нажал на спуск. Грянул выстрел, и разрывная пуля насмерть убила пилота.
        Испуганный Альфред прибежал на шум выстрела. Понять смысл случившегося было несложно. Немного разбиравшийся в пилотировании Карандон решил вновь увести яхту в планковский коридор, всё равно куда. А из-за планеты уже выходил пиратский корабль. Уяснив, что добыча пытается скрыться, его экипаж без колебаний открыл огонь. Торпеда взорвалась в момент начала ухода в квантовый коридор. Взрыв пробил обшивку и рассогласовал деформаторы. Прыжок получился предельно короткий и повреждённая яхта начала падать на неведомую планету.
        Сидящий в кабинете у следователя Альфред Н Фрей нервно сжал кулаки.
        - О, этот проклятый мир! - воскликнул он. - Мои камни! Моя мечта!
        От потрясенья, воспоминаний, отчаянья у него на глазах выступили слёзы. Допрос пришлось прервать.
        Глава десятая
        Жгучие тайны прошлого
        Хотя во всех трёх галактиках найдено множество артефактов предтеч, среди них, странным образом, нет почти ничего, что бы проливало свет на последнюю эпоху существования этих древних цивилизаций. У многих археологов складывается впечатление, что следы этой эпохи были намеренно подчищены.
        Я. И. Перельман, «Занимательная астроархеология»
        Роман проснулся. Он терпеть не мог вставать по сигналу побудки, поэтому обычно оставлял прозрачной стенку палатки, что бы его будили солнечные лучи. Вот и сейчас они коснулись его глаз, протиснувшись сквозь плотно прикрытые веки.
        Роман слегка потянулся, вставать ему не хотелось. Но солнечные лучи словно настаивали, легонько воздействуя на его сетчатку, и обещая новый интересный день. В таких случаях солнце бывало до невероятности убедительным, и, поддаваясь на его уговоры, паренёк наконец-то открыл глаза. Солнце благосклонно улыбнулось ему в небесах, как и светила любых других планет, оно не любило сонь.
        Зевнув, Роман подошёл к прозрачной стенке. Палатки стояли возле самой зоны раскопок, отсюда была хорошо видна пирамида предтеч, уже освобождённая от грунта. Пирамида была невелика: в человеческих мирах здание такой высоты имело бы всего несколько этажей, и казалось, была сделана из серого камня. Но на самом деле это был совершенно другой материал лёгкий и прочный, он не был известен современной галактической науке. Множество минувших эпох почти не оставили на нём следа.
        Красное солнце стояло ещё низко над горизонтом. В его свете Роману на мгновение показалось, что верхняя площадка на пирамиде имеет алый цвет, словно от крови.
        Тело прошила мгновенная дрожь, его словно отбросило к другой стенке.
        Нет! Нет!
        Он согнулся. Руки царапали у палатки бок.
        Не сметь! Встать! Это совсем не то, что тебе показалось, совсем не то. И пирамида предтеч совсем не похожа на ту, что до сих пор является тебе в кошмарных снах. Те пирамиды выглядят совершенно не так. Он заставил себя успокоиться, отдышаться. Сходишь с ума Роман? Проклятье, подобных приступов у него уже давно не было, и он даже решил, что они оставили его навсегда. Только не распускаться!
        Он вышел наружу, сделал короткий разминочный комплекс. Потом заставил себя посмотреть на пирамиду - обычный археологический памятник. Роман понял, что вернулся в норму. Ну, почему кровь? - подумал он, - Почему всегда кровь? Её ведь не было тогда, её вообще не бывает на тех пирамидах.
        Лагерь археологов пробуждался. Люди расхаживали между палаток, прогоняя остатки сна. В самой большой, кухонной, послышалось лёгкое гудение пищевого комбайна. Роман сунулся туда, взял поднос со стандартным полевым завтраком. По пути к столику он здоровался, получая ответные приветствия. Многие дружелюбно улыбались. Роман был самым молодым в партии.
        Он уже допивал чай, когда его окликнули.
        - Эй, Роман!
        К нему подходила руководительница группы.
        - Да, сударыня, - почтительно отозвался он.
        Тина Первети была женщиной примерно сорока лет. Довольно крупная, с мускулистым телом, она носила футболку, полностью открывавшую руки. После бегства с Соры, Роману некоторое время было трудно принять женщин руководящих мужчинами и в такой одежде.
        Первети присела напротив.
        - Слушай, ты ведь можешь флаер водить?
        - Ну, да, у меня есть права.
        Роман с трудом подавил вдох, кажется, назревала дальняя дорога.
        - Прекрасно, тогда сейчас летишь в Геодис.
        Геодисом называли ближайший к раскопкам город.
        - Ну, почему именно я? - попробовал посопротивляться Роман?
        - Потому что самый младший, - отрезала Первети.
        - Но, босс, так не честно.
        - А так же потому, что я так решила, - невозмутимо закончила Первети.
        Оба говорили на испанстком, это был базовый язык лагеря.
        - Встретишь там «Ласточку».
        - Ну, почему она не может приземлиться прямо здесь? - печально воскликнул Роман. - Ей же всё равно.
        Он знал, что звездолёты этого класса практически не нуждались в особых посадочных площадках.
        - Потому что в лагере нет орбитального передатчика, - снисходительно пояснила Первети, - и как следствие мы не сможем дать пеленг.
        Роман, в который раз, подумал, что благодаря своим формам, Тина Первети считалась бы на Соре довольно завидной женой, если бы только не её довольно крупные мускулы. Он уже давно запретил себе думать о своём родном мире, но воспоминания иногда прорывались.
        Флаер был немного старый, но всё ещё неплохой. Впрочем, наивно было думать, что к экспедиции припишут совершенно новенькую машину. Роман легко поднял его в воздух, и, ориентируясь по приборам, направил в сторону находящегося за горизонтом города. Потом он включил автоматику. Внизу проносилась степь.
        Иногда попадались рощицы, но их было довольно мало. Один раз тень флаера спугнула какое-то крупное животное. Роман не имел понятия о здешней фауне. С него было достаточно знать, что в степи не имелось опасных существ. Оглянувшись, Роман увидел, как животное удирает прочь большими прыжками. Вскоре оно осталось далеко позади.
        Впереди показалась городская черта. Редко стоящие круглые здания с выступающими вокруг них крышами. Они немного напоминали грибы. Флаер автоматически переключился на управление из транспортной службы и снизил скорость. Теперь он летел по стандартному кольцевому маршруту, плавно огибая жилой массив.
        Роман знал, что в окрестностях Геодиса запрещены пилотируемые полёты, поэтому, включив связь, он вызвал транспортный центр.
        - Прошу курс на космодром, - сказал он.
        - Запрос принят, начинаем сопровождение.
        Ответивший голос был мелодичным и женским, но Роман знал, что общается всего лишь с компьютером.
        Теперь флаер неспешно летел на низкой высоте над домами. Самое смешное заключалось в том, что никакой необходимости во внешнем управлении не было. Воздушное пространство было почти пустым, лишь изредка глаз различал одинокие летательные устройства. Геодис переживал сейчас не лучшие времена. Так же как впрочем, и вся планета.
        На поверхности движение было поинтенсивней, но то же не многочисленным. Пешеходы встречались редко. Роман не удивлялся. Он знал, что местные предпочитают седеть дома, и точно знал, почему они там сидят.
        От космодрома осталось, в общем-то, одно название. Планету почти не посещали. Она была попросту никому не нужна, инфраструктура её медленно разваливалась, особых достопримечательностей здесь тоже не было. Роман видел, что на огромном посадочном поле сейчас стоял только один корабль.
        - Передаю управление местному транспортному узлу, - сообщила диспетчерская.
        Флаер теперь еле двигался, транспортная система направляла его на посадку. На мгновение он завис над зоной стоянки, потом, не спеша, стал садиться. Подобные машины могли опускаться вниз вертикально. На пульте вспыхнул жёлтый огонек, означавший касание, и двигатель отключился.
        Роман вышел. В воздухе царила прохлада. Плывущие в небесах облака скрывали солнце. Здание космовокзала было стилизованно под древнюю крепость, ещё той поры, когда человеческая раса ютилось лишь на одной планете, не имея доступа к звёздам. Оно было длинным с тремя рядами узких высоких окон, по его концам стояли две зубчатых башни.
        Роману строение нравилось. Однако оно было запущено и не обновлялось, так же как и большинство зданий в городе. Паренёк прошёл сквозь раскрывшиеся перед ним прозрачные двери. Как и следовало ожидать, зал был абсолютно пустым и грязным. Роман брезгливо поморщился: похоже, даже роботы-уборщики работают здесь всего раз в неделю.
        Он поискал глазами справочное, а, найдя, двинулся к нему через весь зал. Зачем-то прочитал стандартную инструкцию и пальцем надавил клавишу.
        Экран, на котором плавал большой знак вопроса, сменил заставку. Теперь на нём светилась эмблема большинства человеческих космопортов: стилизованные звездочки, которые соединяла сеть тонких линий. Эмблема медленно поворачивалась.
        - Есть информация о приближении к планете космических кораблей? - спросил он.
        Экран моргнул: справочный компьютер запрашивал системы диспетчерской.
        - Космических кораблей в окрестностях Хропуса не наблюдается.
        Этот компьютер говорил голосом мужским и строгим.
        Роман вздохнул. Ожидание могло затянуться надолго, а времени терять не хотелось. Он с завистью подумал о работающих на раскопках друзьях.
        Самый младший, - с раздражением подумал он. - Какое это собственно имеет значение? Разве он не вкалывает на раскопках как остальные?! Пользуются тем, что ему только четырнадцать. А ведь его покойный отец, - говорил, что у него явный талант к археологии. То есть приёмный отец.
        Но Роману неожиданно повезло. Справочная система не успела ещё отключиться, когда произошло обновление информации.
        - Поступил запрос на посадку, от звездолёта класса «Ласточка» - объявил комп.
        Роману вдруг почудилась некая торжественность в его голосе. Возможно, даже простаивающие системы порта радовались, что имеют возможность слегка поработать.
        - Ориентировочное время до посадки - пятнадцать минут.
        Роман купил в торговом автомате яблоко и подошёл к внутренней прозрачной стене, открывающей вид на пустынное поле. Он с интересом поглядывал вверх, видеть «Ласточку» вблизи ему ещё не доводилось.
        Корабль появился из облаков маленький, юркий словно пичуга.
        Прежде чем опуститься он сделал плавный разворот над посадочным полем. По изяществу полёта казалось, что это просто чересчур крупный флаер. Роман подумал, что ему хочется пообщаться с пилотом. Интересно, возможно ли это? Об высокомерии космогаторов ходили легенды.
        Внешне кораблик походил на допотопную атмосферную машину: странную помесь истребителя с дирижаблем. Роман немного разбирался в древней военной технике.
        В корпусе звездолёта открылся люк. Он опустился вниз, образуя пандус. Интересно, каким будет пилот, - подумал Роман. - Хорошо б помоложе, может тогда его удастся разговорить?
        Спустившаяся вниз фигурка оказалась совсем невысокой. Возможно, даже ниже его. Он не мог точно определить на таком большом расстоянии. Роман изумлённо вытаращил глаза - подросток. Ну да, конечно, он вспомнил, что космогаторы начинают летать совсем молодыми: иначе мозг не сможет приспособиться к взаимодействию с компьютером.
        Роман удовлетворённо кивнул, с ровесником-то он уж почти точно договорится.
        Прибывший был одет в короткую синюю куртку, на каждой, из плеч которой красовалось, что-то вроде одиночной нашивки. Вероятно, они характеризовали низший ранг пилота: другой по возрасту ему, скорее всего, просто не полагался. Волосы паренька были рыжими.
        Вскоре роман заметил, что походка пилота была какой-то чересчур плавной. Роман нахмурился.
        - Только этого не хватало, - пробормотал он.
        Как раз в этот момент юный космогатор повернулся, и сомнений больше не оставалось: Роман заметил две коротенькие косы.
        - Девчонка, что б мне.
        Он уже изжил некоторое пренебрежение, существующее по отношению к женщинам на Соре. Но всё же предпочёл бы общаться с парнем, таким же, как и он сам. Он плохо представлял как правильно вести дружеский разговор с чрезмерно эмансипированными женщинами свободных планет.
        Между тем, девушка-пилот уже вошла внутрь космовокзала и тут же за озиралась, явно ища встречающего.
        - Эй, - вдруг завопила она, во весь голос, - кто тут «Ласточку» ждёт?
        Опомнившись, Роман замахал руками. Однако характерец у неё, - подумал он. На Соре он и представить себе не мог, что девушка может быть столь несдержанной.
        Оба быстро подскочили друг к другу. На голове у девочки-космогатора была диадема с каким-то голубым камнем, которая явно скрывала их знаменитые импланты.
        - Привет, - радостно завопила девчонка.
        Её трудно было назвать особо красивой, не плохое, в общем-то, лицо портили веснушки. Роман с неудовольствием вспомнил, что футболка на нём немножко помята. Ему не пришло в голову переодеваться перед путешествием в город. Кто же знал, что так обернётся.
        - Ты из археологической экспедиции, - спросила космогатор.
        Парень кивнул.
        - Да. Роман Брутов.
        - Герда Зимина.
        Роману, однако, показалось, что перед тем, как произнести фамилию она почему-то слегка запнулась.
        - Слушай, не будь таким официальным, - фыркнула девочка-пилот. - На, держи пять!
        Она протянула ему руку, которую Роман пожал. К этому Роман тоже привык, хотя на Соре руки женщинам не пожимали. Что-то я последнее время часто про неё вспоминаю, - удивился про себя паренёк. - Я ведь давно решил, что не желаю иметь ничего общего с этой проклятой планетой.
        - Здесь всегда так? - спросила Герда, - оглядывая грязный зал космовокзала.
        По-испански она говорила неплохо, но легкий акцент выдавал, что этот язык не был родным для неё. Вероятно, просто знала, что он распространён на планете. Во многих пилотских школах будущих звездолётчиков учили наиболее распространённым в галактике человеческим языкам. С гипноиндуктором это было достаточно просто.
        - Да, - сказал он, - вся планета в упадке.
        Но Герда Зимина покачала в ответ головой.
        - Брось, - звонко сказала она, - упадок это одно, а подобный бардак совсем другое. К тому же никогда не поверю, что у подобной планеты совсем нет ресурсов.
        Девочка начинала ему нравиться. В ней не было никакой заносчивости, которая как утверждали была свойственна космогаторам.
        - Ты права, - сказал он, - просто местным давно всё по барабану.
        Герда уже и сама машинально «прослушала» общий пси-фон окрестностей. Он был удушлив и вязок, словно болото. Герде никогда не приходилось бывать в больницах для клинических наркоманов, иначе она, безусловно, заметила бы общее сходство пси-спектров.
        - Да, что ж здесь такое твориться? - вслух сказала она. - Как может быть, что бы обитателям целой планеты было на всё наплевать?
        - А они на гипнореальность подсели, - пояснил вслух Роман.
        Девочка изумлённо уставилась на него.
        - Ты хочешь сказать, что население целой планеты, почти поголовно, торчит в виртуале, не занимаясь ничем другим. Ни за что не поверю.
        Роман лишь развёл руками, он и сам этого не понимал.
        - Ну, да. Именно этим они и занимаются.
        Он подумал, что в каком-то смысле это даже хуже чем на Соре. Там жителей, до нынешнего состояния намеренно довели и намеренно в нём удерживали, если требовалось, то и силой. Жители же Хропуса дошли до жизни такой исключительно собственными стараниями.
        - Ну, не может быть, что бы вся планета, - убеждённо проговорила девочка.
        - Может. Населения здесь собственно не так много: всего несколько городов на весь материк.
        - Всё равно не понимаю!
        - Я тоже.
        Роман замолчал, так как все дальнейшие дискуссии по этому поводу считал бессмысленными. Всё равно ведь ничего не изменишь, ни здесь, ни на Соре.
        - Ладно, - сказал он, - идём. У меня здесь флаер.
        - Зачем? - удивилась девчонка-пилот.
        - Что за чем? - в свою очередь не понял он. - Не пешком же нам до раскопок идти, в самом-то деле. Они, между прочим, не близко.
        - Погоди. Как я поняла, воздушное пространство между городами на Хропусе практически не контролируется: планета слишком слабо населена. Махнём прямо на «Ласточке»! Ты ведь сумеешь указать направление?
        - Но…
        - Что но? Вы ведь всё равно будете загружать «Ласточку» вашими драгоценными находками. Или собираетесь везти их прямо сюда?
        - Но флаер…
        - Да ничего с ним не случиться, - нетерпеливо бросила она, - потом заберёте. Не один же он у вас, на весь лагерь.
        Ему не хотелось объясняться на счёт флаера с шефиней, но желание совершить, пусть и короткий, перелёт на «Ласточке» победило. Когда ещё увидишь космогатора за работой! Роман надеялся, что ему удастся побывать в рубке.
        - Ладно, уговорила, - сказал он таким тоном, будто оказывал ей услугу.
        Герда коротко хмыкнула, и Роман понял, что не обманул её ни на мгновение. Вместе они вышли на поле, доступ к которому никто и не думал здесь охранять.
        Проделав небольшой путь, Роман вошёл в «Ласточку» вслед за Гердой. Ничего особенного внутри собственно не оказалось, да Роман и не ждал. Из следующего после шлюза отсека вверх вела узкая лестница, и девочка стала подниматься по ней. Роман сразу двинулся следом.
        Герда обернулась с верхней ступеньки.
        - Вообще-то пассажирам сюда нельзя. А, ладно, наплевать.
        Тут она чуть смутилась, так как вспомнила, как во время своей первой встречи с Гордом напросилась в пилотскую рубку. В конце концов, не настолько уж строго это правило соблюдалось. Но мальчишке об этом знать явно не стоило, пусть думает, будто ему оказана великая милость.
        Роман отметил, что кабина «Ласточки» действительно похожа на кабину древнего атмосферного истребителя. Она была не большой, в ней умещались всего два кресла стоящие друг за другом, которые на уровне прозрачного колпака подковой охватывал пульт. Против ожидания индикаторов и переключателей на нём было не так уж и много. Роман вспомнил, что большую часть информации космогаторы получали прямо в сознание.
        Сев в заднее кресло, он машинально застегнул ремень. Девочка одобрительно кивнула.
        Он ожидал, что она снимет свою диадему и протянет к голове какие-нибудь проводки, но этого не произошло. Герда просто переключила на пульте несколько клавиш, и откинулась в переднем кресле. Очевидно, связь была бесконтактной.
        - Ну, давай направление.
        Спохватившись, Роман дал угол относительно магнитных линий планеты.
        - Диспетчерская, говорит борт «Ласточка К-928А4, прошу разрешение на взлёт.
        - Взлёт разрешаю.
        Поверхность удалялась вниз: «Ласточка» поднималась к облакам, потом корабль рванулся над поверхностью планеты с бешенной скоростью. Степь внизу превратилась в быстро несущийся серый поток.
        - Не так быстро, - воскликнул Роман, - проскочим!
        - Так бы и говорил.
        Скорость снизилась. Теперь Роман мог уже различать местность. Над горизонтом показалась трёхгранная пирамида, за которой был различим лагерь. «Ласточка» летела чуть в сторону от них.
        - Туда!
        - Поняла!
        Герда слегка подправила курс. На мгновение «Ласточка» зависла над пирамидой, потом плавно сдвинулась в сторону и стала садиться. Вскоре она коснулась земли.

* * *
        Трое человек вновь сидели в прежней комнате, больше похожей на деловой кабинет.
        - И так, - спросил Бриз, - вы в состоянии рассказать, что случилось дальше?
        Альфред Н Фрей устало кивнул. За это время он смирился с полным крахом своих планов и понимал, что единственный способ облегчить собственную участь - это поведать всё. Врать смысла не было.
        - Мы падали на планету, - продолжил он свой рассказ. - Гравиторы работали с перебоями, и корабль то тормозил, то вновь начинал падение. Временами корпус вибрировал так, что казалось, он готов в любой момент развалиться.
        Каким-то чудом Карандон Вигос Аркону удалось не разбить яхту, но назвать посадку мягкой было бы затруднительно. Корабль ударился о поверхность какой-то возвышенности. Удар был таким, что Альфреду Н Фрею показалось, будто их остановила стена. Ремни врезались в тело, в глазах помутилось, на миг наступила тьма. Несогласованные гравиторы толкнули корабль вперед, и он прочертил по земле борозду длинною в несколько метров, прежде чем, наконец, застыл.
        - Приехали, - мрачно буркнул Вигос Аркон. - Знаешь, по-моему, нам кранты.
        В критические моменты даже илари не придерживаются высокого слога. Отстегнул ремень, Карандон встал, слегка пошатываясь. Свет несколько раз мигнул. Илари посмотрел на приборы.
        - Автоматика сработала как надо, - сообщил он, - взрыва не будет. Но энергетическая установка вот-вот отрубится. Ты не хуже меня знаешь, что значит остаться без энергии на незнакомой планете. Сейчас по обычаям моего народа я должен сказать какое-нибудь длинное прощальное слово и прославить им жизнь. Но мне почему-то не хочется. Даже странно, честное слово.
        - Ты думаешь, с нами действительно всё? - спросил Альфред Н Фрей.
        Он был спокоен, однако не сомневался - чуть позже нахлынет панический ужас.
        - Ну, разве, они помогут.
        Вигос Аркон указал пальцем в сторону верхних экранов. Альфред поднял глаза. С небес, не торопясь, опускался пиратский корабль похожий на огромную чёрную каракатицу.
        Засекли всё-таки, - подумал Н Фрей. - Впрочем, ничего удивительного: аварийный прыжок вышел предельно коротким.
        Пиратский звездолёт не спешил. К чему торопиться-то: подраненная жертва никуда не денется. Корпус яхты был повреждён настолько, что даже внешнему наблюдателю было ясно: планеты она не покинет. Словно ликуя «чёрная каракатица» торжественно описала дугу вокруг них и опустилась неподалёку, возле самого края возвышенности. Ожила связь, пираты вещали на стандартной частоте.
        - Если на тебя обрушивается вихрь, - торжественно объявил динамик, - то мудрость требует строить убежище. Если же совершение этого не возможно, то следует отдаться потоку и позволить ему себя нести, тогда будет шанс выжить.
        Даже если бы пираты вещали на каком либо другом языке, и даже если бы Альфред Н Фрей не слышал столь характерного мягкого голоса, то всё равно бы понял, что к ним обратились илари. Только они способны снабдить предложение о сдаче такими цветастыми метафорами.
        - Только в том случае если видишь все силовые линии вихря и понимаешь суть его движения, - отозвался Карандон Вигос Аркон.
        Переговоры длились довольно долго, Альфред Н Фрей больше даже не пытался разобраться в иларийских метафорах. В общем-то, обоим приятелям было ясно, что иного выхода кроме как сдаться у них попросту нет: самостоятельно покинуть планету они не могли. Пираты в свою очередь то же не горели особым желанием идти на штурм: одним только богам известно, что за оружие могло находиться на яхте.
        Наконец Вигос Аркон выключил микрофон.
        - Кажется, удалось договориться, - сказал он приятелю. - Они согласились доставить нас на одну из ближайших малонаселенных планет.
        Оба переглянулись. Они не знали можно ли поверить пиратам. Достававшаяся бандитам добыча была достаточно велика, и вполне возможно, что те решили не лгать по мелочи. Так что шанс у приятелей был.
        Илари вновь связался с пиратским судном и сообщил, что их условия приняты, потом открыл люки.
        - Выходите, - потребовал динамик, - все.
        На самом деле фраза была куда более цветастой, но Альфред машинально привёл её про себя к свойственному большинству разумных разговорному стилю.
        Подчиняясь ультиматуму, они на всякий случай надели скафандры, вышли и встали возле раскрытого люка. Некоторое время «каракатица» была неподвижна, потом кусок её обшивки провалился, вовнутрь образуя проход. Показались четыре фигуры в лёгких скафандрах, с откинутыми шлемами: атмосферный состав был близок к стандартному. На лицах илари Альфред различил надменные выражения победителей.
        Неизвестно, что запланировали пираты. Возможно, они сдержали бы слово: по сравнению с добычей находящейся в хранилище яхты ценность двух пленников была ничтожной. А возможно, по обычаю всех негодяев, получив артефакты предтеч, они тут же забыли бы о своих обязательствах и просто прикончили бы пленников, что бы не возиться. Выяснить это у Альфреда Н Фрея возможности так и не появилось.
        - Знаешь, - шепнул ему Карандон, - я не обратил внимания сразу, но у планеты какой-то странный пси-фон.
        Однако чрезвычайно далёкий от псионики Фрей не обратил внимания на эти слова. Стараясь не встречаться глазами с бандитами, Альфред принялся независимо разглядывать пейзаж. Тот был унылый. Снизу вокруг холма расстилалась однотонная серая грязь. Не менее серый холм разнообразили лишь несколько кактусов. Даже само освещение и воздух казались ему не приятными. Что ж, местность соответственно ситуации, - подумал Альфред. Даже до вершины этого плато протянулось грязевое пятно.
        На полпути между кораблями пираты остановились. Теперь они стояли возле крупного мясистого кактуса, как раз посредине протянувшегося от основной массы языка грязи.
        - Где ваш пилот, - поинтересовался один из Илари.
        Вигос Аркон жестом, понятным во всех трёх галактиках, провёл рукою по горлу.
        - Понятно, - негромко проговорил пират, - предателей никто не любит.
        Особой скорби в его голосе не наблюдалось. Н Фрей испытал сильное облегчение. Он боялся, что за пилота им будут мстить.
        Внезапно Илари буквально дёрнулись. Все сразу, включая Карандон Вигос Аркона. Только что разговаривавший пират вскинул руку.
        - Стойте, что-то не так!
        - Да, - подтвердил Вигос Аркон, - я тоже почувствовал. Вгляд!
        Альфред не понял о чём они, но вдруг осознал, что и пираты, и его друг испуганы.
        - Что происходит? - обратился он к Карандону.
        Тот удивлённо посмотрел на него.
        - Разве, ты… Ах да, всё забываю, что ты не псионик. На нас посмотрели.
        - Чего?! - изумился Альфред. - Кто посмотрел?!
        Он хотел рассмеяться, но тут же вспомнил, что все Илари в той или в иной степени псионики.
        - Ты просто не мог заметить, - пояснил Карандон, - всё воспринималось чисто ментально. - Но это был кто-то холодный и безжалостный.
        В этот момент всё и случилось. С другой стороны кактуса, в лицо пиратам-илари вдруг прыгнули какие-то мелкие существа, наподобие паучков. Бросок их был столь стремительным, что только один из пиратов сумел уклониться, отскочив в сторону. Коснувшись открытой кожи остальных, паучки лопнули точно комки грязи.
        Несколько секунд ничего не происходило, пираты лишь таращились друг на друга.
        - Вот чёрт, - сказал увернувшийся. Паучок всё же попал в его туловище, оставив на скафандре серое пятно, - кажется, пронесло.
        И тут поражённая троица закричала. Корчась от жуткой боли, они рухнули в грязь. Потом Альфред решил, что у него что-то не так со зрением: казалось, будто почва холма колебалась. А в следующий миг, он понял, что грязь действительно движется: её язык медленно сползал в сторону основной массы, унося на себе три тела.
        Уцелевший пират шагнул, было к коллегам, но вдруг замер стремительно одевая шлем. Он успел сделать это как раз вовремя: Альфред видел, как на него прыгнули ещё несколько паучков. Все они лопнули на подобии предыдущих.
        Альфред Н Фрей и Карандон Вигос Аркон пребывали в полной растерянности не зная, что следует предпринять и следует ли вообще предпринимать что-нибудь: помогать пиратам им всё-таки не хотелось. С другой стороны, возможно, это заставило бы бандитов быть более благодарными.
        С немалым удивлением Альфред увидел, как последний пират вдруг бросился бежать к кораблю, даже не пытаясь помочь товарищам, тела которых до сих пор шевелились. Странно, - удивился он, - чего тому бояться в скафандре.
        Он видел, что его друг сосредоточился, - возможно, пытаясь лучше считать пси-фон. Потом Илари смертельно побледнел.
        - Бежим, - крикнул Вигос Аркон, - к их кораблю, покуда они не взлетели, это единственный шанс.
        И сам тут же рванулся с места, но добавив перед этим всего два слова. Два слова отдавшихся в сознании Альфред Н Фрея почти первобытным ужасом и заставивших его броситься вслед за другом со скоростью, на которою, как казалось ему, раньше он вовсе не был способен. Всего два слова: «Тёмный биокомпьютер».

* * *
        Конец рассказа Альфред Н Фрей скомкал.
        - Бег, помню плохо. Каким-то образом я обогнал Вигос Аркона и вбежал в корабль, сразу же после пирата. Люк тут же захлопнулся, ударила вспышка огневой дезинфекции. По слабой вибрации я понял, что корабль взлетает.
        - А Вигос Аркон? - спросил Бриз.
        - Остался на планете: пиратам было всё равно, что с ним будет.
        - Выйдя из зоны активной гравитации, звездолёт сразу ушёл в гипер, а пираты стали решать, что делать со мной.
        При этих словах Джон Кард немного поморщился: как и все космогаторы, он не любил подобную терминологию. Даже обычные пилоты предпочитали говорить о планковских или квантовых туннелях. Космогаторы же никогда не называли их иначе, чем коридорами.
        - Не знаю, до чего бы они там додумались бы, - говорил Альфред Н Фрей, - однако в момент выхода из гипера, корабль был засечён патрулём. Оказалось, что в определённых кругах это судно было более чем известно. Патруль немедленно атаковал и взял «каракатицу» на абордаж, прежде чем они смогли найти подходящий гиперканал.
        Джон Кард машинально кивнул: это только юркая «Ласточка» могла уйти в сплетение практически из любой точки и свободно менять коридоры. Обычные суда подобной способностью не обладали и им долго приходилось выискивать нужный планковский коридор.
        Альфред Н Фрей заканчивал.
        - Большинство пиратов повесили прямо на месте. Нескольких посадили. По характеру задаваемых мне военными и полицией вопросов я понял, что они ничего не знали о философских камнях предтеч и тёмном биокомпьютере. И я тоже ничего не сказал.
        Вы скрыли это, - подумал следователь, - потому что решили вернуться на планету позже и более подготовленными. Да все участники этой истории были попросту сумасшедшими. Ещё он понял, что допросы провели дилетанты, позволившие пиратам сговориться. Похоже, они даже не очень интересовались каким образом на борту оказался Альфред Н Фрей.
        - Почему же вы начали действовать только через пять лет? - спросил он.
        Альфред Н Фрей печально вздохнул.
        - Координаты планеты, я их не знал. Пришлось ждать, покуда один из пиратов покинет тюрьму.
        И ты, конечно, заранее с ним сговорился, - мысленно усмехнулся дознаватель.
        - Что потом случилось с вашим компаньоном? - поинтересовался он.
        Вообще-то Альфред Н Фрей нисколько не походил на убийцу, но что ни сделаешь за такой куш.
        - Я встретил Густорва Фон Бардона на выходе из тюрьмы, - произнёс Н Фрей, - И тут же понял, что за сокровищами предтеч охочусь не я один. Когда я посадил Фон Бардона в машину, нас обстреляли: похоже, я опередил другую группу лишь на минуту.
        Чего и следовало ожидать, - подумал следователь. Густорв не был единственным уцелевшим пиратом с этой вашей «каракатицы». И остальные тоже, наверняка, успели с кем-нибудь сговориться. Просто Густов выходил на волю первым. И зачем остальным, спрашивается, более успешные конкуренты?
        Было немножко странно узнавать, как разумные убивают друг друга за право быть поглощенными биокомпьютером. Но за годы пребывания на этом посту следователь уже на всякое насмотрелся. Удивить его по настоящему было довольно сложно. Ну, потеряли они этот самый разум от жадности, только и всего.
        - Фон Бардон оказался смертельно ранен, но, поняв, что ему конец, всё же сообщил мне координаты крушения. У меня был ключ от яхты Вигос Аркона. Карандон сам дал мне его на Кронге, что бы я мог в любой момент подняться на борт. После отлёта я просто позабыл его вернуть. В случае аварии энергоустановки на корабле автоматика входа переключается автономную батарею, и следовательно мне не было нужды готовится к проникновению со взломом.
        Боясь быть опережённым, я бросился в ближайшее отделение гильдии. Нанял «Ласточку» и даже оплатил временную монополию. Вы знаете, что из этого вышло.
        Альфред Н Фрей вздохнул, печально развёл руками, потом поинтересовался:
        - Я всё рассказал, скажите, мне можно будет рассчитывать на снисхождение.
        На это следователь совершенно равнодушно ответил:
        - Суд решит, лично я представления не имею.

* * *
        Прямо перед одним из раскопов располагалась зловещая табличка: «ОСТОРОЖНО, В РАСКОПАХ ВОЗМОЖНО ПОЯВЛЕНИЕ ПЕСКОЕДА». Герда не знала, что за тварь названа таким именем, но звучала надпись зловеще.
        - Пескоед, он какой? - поинтересовалась она у Романа.
        Паренёк весело ухмыльнулся.
        - Да ни какой. Просто не существует его в природе, вообще.
        Герда кинула на него удивлённый взгляд, потом рассмеялась:
        - А шутка, что бы посетителей пугать.
        - Ну да, что бы не совались, куда не надо. Впрочем, на этой планете их не разу и не было. Так, что можно было бы и не писать.
        Герда понимающе кивнула. Как и говорил Роман, обитатели Хропуса проводили большую часть времени в гипнореальности, мало интересуясь материальным миром. Герда не сомневалась, что вскоре планету ждёт полный крах, инфраструктура развалится настолько, что просто не сможет поддерживать виртуал. Вот тогда-то у местных жителей начнётся настоящая ломка. Скорее всего, многие просто сойдут с ума.
        - Эту надпись придумал мой отец, - похвастался Роман, - она что-то вроде фирменного знака его раскопов.
        Тут Герда кое-что вспомнила.
        - Постой, а кто твой отец? Я до сих пор его не видела.
        Она с удивлением заметила, что лицо паренька омрачилось.
        - Мой отец умер несколько месяцев назад, - сказал он, - Ещё до того как состоялась экспедиция на Хропус.
        Герда сочувственно коснулась его руки.
        - Мой настоящий отец тоже мёртв, - отозвалась она. - Он был наёмником. Космогатор Зимин отец приёмный.
        От прикосновения Роман чуть вздрогнул, но руку всё-таки не отвёл. Зато бросил на неё удивлённый взгляд.
        - Вот как. Не хотел говорить, но я тоже приёмный сын. Профессор Археологии Макс Брутов, не был моим настоящим отцом.
        Герда не знала, что и сказать. Получалось, что паренёк потерял, как родного отца, так и приёмного. Она поёжилась. Ей очень захотелось облегчить его боль. Мальчишка ей уже по настоящему нравился. Не смотря на первое негативное впечатление: слишком уж он тогда стремился выглядеть старше своего возраста. Теперь она поняла, что во многом он был именно таким: деловым, но при этом и романтичным: невероятно увлечённым раскопками.
        - Мой родной отец, Кортус Мир, погиб на Горгоне, - сказала она, он был наёмником - А что случилось с твоим?
        По его лицу она видела, что названье Горгона ничего ему не говорит, однако переспрашивать Роман не стал. Возможно потом поищет его в портативных памятных блоках или подключится к городской сети.
        - Автокатастрофа, - нехотя ответил он, - пять месяцев назад, абсолютная случайность.
        - Это с приёмным, - уточнила она, - а что же с родным?
        Долгое время Роман не говорил ничего. Герда лишь заметила, что он помрачнел ещё больше. Потом, когда он стал говорить, на лице его возникло странное выражение. Казалось, Роман был поражён, тем, что вообще пожелал отвечать.
        - Я не знаю, что с ним. Из своего родного мира я сбежал, когда мне было одиннадцать, и никогда о том не жалел.
        Потом он вновь замолчал, словно набирая полную грудь воздуха или решаясь на что-то.
        - Я с Соры, - одним вздохом произнёс он. - Я поклялся, что не буду иметь ничего общего с родным миром.
        Но теперь название планеты ничего не говорило уже ей.
        Некоторое время оба шагали молча. Герда буквально чувствовала, что взбередила в душе Романа какую-то старую рану. Казалось, он был обижен на весь свой мир целиком. Как ребёнок право, честное слово, - подумала она. Мысленно Герда дала себе обещание поискать в мини-информатории «Ласточки» данные на эту планету. Если только планета принадлежит данному галактическому сегменту, то они должны были там быть. Потом попробовала перевести разговор на другое.
        Глянув, на стоящую перед ними невысокую пирамиду, Герда спросила:
        - Наверное, это здорово, вот так узнавать тайны прошлого? Выяснять, что случилось с цивилизациями, которые вышли в космос, ещё тогда когда мы люди ютились на одной единственной планете и воевали дубинками.
        Она не ошиблась в выборе темы: Роман был воистину энтузиастом астроархеологии, услышав вопрос о своём любимом занятии, он тут же переключился.
        - Да, в культурах предтеч скрыта великая загадка. Мы довольно хорошо изучили начальные периоды их экспансии, но потом ноль - ничего. Такое впечатление, что мы знаем только то, что нам позволено отследить.
        - Кем позволено? - удивилась Герда.
        - Да самими предтечами конечно. Между прочим, известно несколько планет, на коих стоят непроницаемые силовые купола, которые невозможно пробить. А когда подходишь ближе, тебе прямо в сознание вкладывается предупреждение: «НЕ ВСКРЫВАТЬ, СРАБОТАЕТ ЗАЩИТА». И некоторые попытки пролома действительно закончились катастрофами.
        - Многие исследователи считают, - продолжил он, - что, по крайней мере, две из этих рас не погибли, а просто покинули систему трёх галактик, перед этим тщательно отобрав оставленные здесь артефакты.
        Они подошли ко входу ведущему во внутрь пирамиды. Жаркое солнце стояло высоко в небе, однако необычный похожий на камень материал, из которого она была сложена, почти не нагрелся. Спасаясь от жары, они, не сговариваясь, зашли внутрь.
        Роман провёл возле входа рукой, отыскивая выключатель. Вспыхнули установленные археологами светильники. Помещение было пустым, безо всяких разделяющих перегородок. Лишь вдалеке виднелись две спиральные лестницы, ведущие на верхние этажи, да ближе к центру стояло кольцо колонн, деля помещение на две примерно равные части.
        - По-видимому, это был храм, - сказал Роман.
        Он указал на, расположенные на стенах, аккуратные надписи.
        - Вот видишь, это их священные тексты.
        - Ты понимаешь их письменность?
        - Немного. По крайней мере, письменность этой культуры. Но смысл их религии от нас ускользает: все тексты слишком иносказательны и многозначны.
        Он коснулся одного из иероглифов.
        - Смотри здесь две перекрещивающиеся восьмёрки. Это знак Алеф. Он имеет несколько значений. Это символ бога, но ещё и некоторого сакрального места, где сходятся бесконечность и вечность. А в других интерпретациях ещё и знак некой конкретной галактической точки, и символ счастливой будущей эры.
        Роман явно неплохо чувствовал себя в роли экскурсовода.
        - Во всём остальном, - говорил он, - такая же путаница. Достоверно не известно во что они верили. Но во многих культурах предтеч религии были очень похожими, что само по себе уже странно. Увы, расшифрованные тексты ясности в это не вносят.
        - Вроде бы они поклонялись какому-то властелину вечности. Который существовал всегда, но при этом ещё не родился. Их священные тексты повествуют о какой то жертве, во имя сохранения мироздания, которая уже принесена, но одновременно только будет. В общем, полная белиберда.
        Они помолчали. Герда попыталась ощутить благовенье перед громадой веков. Но так и не сумела прочувствовать всю эту бездну лет, более того, ей наскучило пялиться на бессмысленные с её точки зрения знаки. Но всё же Герда решила дослушать: ей не хотелось обижать нового друга.
        - И вот что самое любопытное, - увлёкшись, говорил Роман, - в письменных документах их первых эпох, нет и намёка на силы. Похоже, их тогда попросту не было. Есть лишь немногие упоминания в более поздних записях. Причём никакого страха предтечи перед силами не испытывали, и писали о них с явным презрением.
        Вот теперь Герда заинтересовалась по-настоящему. Она уже внимательно слушала.
        - Знаешь, - вдруг сказал ей Роман, - у меня есть мечта, я тебе расскажу, только обещай, что не будешь смеяться.
        Роман выглядел очень серьёзным.
        - Хорошо, я постараюсь, - пообещала ему Герда, действительно стараясь не улыбнуться.
        - Ну не могли они всё убрать, - в голосе Романа послышалась какая-то неистовая страстность. - Просто не могли. При таком количестве артефактов, наверняка что-нибудь пропустили. И я уверен, что где-то в развалинах предтеч можно найти что-нибудь по настоящему важное.
        Страстность в его голосе сделалось попросту запредельной. Да у него настоящая мания, - растерянно подумала Герда.
        - По настоящему важное, - медленно, словно смакивая каждое слово, - повторил он, - оружие, например.
        - Что?! Оружие! - на этот раз Герда изумилась по-настоящему: Роман вовсе не походил на кровожадного маньяка, мечтающего о галактическом господстве. В нём вообще не было никакой воинственности.
        - Да, оружие против сил.
        При слове «сил», в его голосе вдруг прозвучала такая ненависть, что Герда сразу поняла, что здесь замешано что-то личное.
        Глава одиннадцатая
        Поиски и находки
        Вероятностные поля, они же энтропийные - представляют собой одно из базовых понятий современной квантовой физики. Имеют коренное отличие от всех прочих физических полей и энергий, так как являются волной чистой вероятности, на распределение которой влияет сам факт наблюдения.
        «Отвечают» за неопределённость локализации элементарных частиц, играют ключевую роль в теоретических объясненьях псионики.
        Краткая космическая энциклопедия.
        Через два часа работы, Герда раскопала в земле небольшой механизм, вернее то, что от него осталось. Механизм походил на ежа с клешнями и мог быт чем угодно: от робота-шпиона до ремонтного кибера. В нижней части панциря зияли дыры, сквозь которые виднелась металлическая труха. Похоже, уцелели только отдельные детали механической части. Весь механизм выглядел как доисторическая окаменелость.
        Сияя от гордости Герда показала находку Тине Первети.
        - Неплохо, - одобрила руководительница, - у тебя явно неплохая везучесть. Не хочешь переквалифицироваться в археолога?
        При последних словах она чуть улыбнулась, давая понять, что шутит.
        - Тягомотина, - буркнула Герда, - вся ваша археология сплошная тягомотина. И почему только я согласилась?
        - Потому что тебе было скучно, - объяснила Первети, - а рутина составляет большую часть любой деятельности.
        Герда проворчала что-то не очень разборчивое. Но возразить, что - либо относительно своей мотивации ей по существу было нечего.
        Задание с самого начала выглядело синекурой. Похоже, гильдия просто решила компенсировать ей мучения на предыдущей планете.
        - Можешь заниматься на планете чем хочешь, - сказал давший ей задание Борис Невский, - хоть загорай. А когда археологи найдут что-нибудь, по настоящему ценное, просто отвези это по данным координатам.
        Девочка кинула удивлённый взгляд на куратора.
        - У них, наверное, спонсор миллиардер, способный оплатить столь длительный простой «Ласточки»?
        Она имела в виду астрономические цены гильдии.
        Наставник ответил с лёгкой иронией.
        - Ты права, их спонсор вполне может себе такое позволить, поскольку им является наша гильдия.
        Герда была изумлена.
        - Нам то какая с этого выгода? - спросила она, имею в виду гильдию.
        - Лишние знания никогда не помешают, - туманно ответил Невский, - к тому же гильдия должна заботится о своём имидже.
        Герда совершенно ему не поверила. Что бы практически замкнутая сама на себя гильдия вдруг занялась благотворительностью? Озвучивать сомнения она, однако не стала.
        Так что же гильдия думает здесь найти? - в который раз задумалась Герда.
        Рабочий день заканчивался, археологи возвращались с раскопов, скапливаясь возле большого павильона столовой. Начал накрапывать дождь, но до того мелкий, что на него просто не обращали внимания.
        Пищевой синтезатор в лагере был примитивным и явно рассчитан на простую еду. Если наши стали вдруг финансировать эту группу, - подумал Герда, - то могли бы поставить что-нибудь поприличней. Один чёрт, гильдия бы не обеднела. Однако после рабочего дня хорошо уминались и макароны. Герда с удивлением обнаружила, что устала, больше чем думала. После постоянных наклонов в раскопе немного побаливала спина.
        Сдав посуду, девочка вышла наружу, с удовольствием почувствовала на лице ветерок. Захотелось немного пройтись. Неподалёку от раскопов протекала речушка, настолько мелкая, что в ней было не возможно даже по настоящему искупаться. Герда вышла на глинистый бережок и остановилась, прислонившись к одинокому дереву.
        Некоторое время она бездумно смотрела на теченье воды. Вечерело. Почему-то возникла лёгкая грусть. Со слабым шумом вода ударялась о крупный камень, на мгновение, разделяясь на два потока, которые тут же сливались вновь. Привыкнув к этому звуковому фону, можно было различить стрекотание насекомых. Герда понятия не имела, как они выглядят, но почему-то стрекотуны представлялись ей похожими на кузнечиков. Вероятно, просто потому, что издавали похожие звуки.
        - А вот ты где, - послышался рядом с ней голос Романа. - Еле нашёл.
        Герда повернулась к приятелю. Хотя тот и прервал её созерцание, ощущения неудовольствия не возникло.
        - Просто захотелось немного пройтись, - сказала она.
        Не сговариваясь, они двинулись вдоль речушки. Роман взял её за руку. Герда вздрогнула, однако вырываться не стала. Вдоль берега росла высокая и густая трава. Временами попадались деревья. Высокие, тонкие, с широкой кроной по верху, они немного напоминали зонтики. Было хорошо идти, вот так взявшись за руки. Невольно Герда задумалась об этой внезапно возникшей дружбе.
        Её соученики в гильдии были настоящими друзьями: верными и абсолютно надёжными. Но того же, что рядом с Романом, она с ними не разу не ощущала. Сейчас ей казалось, что встретились разделённые половинки некогда одного целого, идеально пригнанные к друг другу: во многом разные, но в тоже время одинаковые.
        Не анализируй, - прозвучал вдруг внутренний голос, - не надо. Разве тебе плохо сейчас. И Герда послушалась, просто идя рядом с Романом, не думая ни о чём, целиком отдавшись чувству единения.
        Становилось прохладно. Отдалившись от реки, они начали описывать круг, и уже двинулись обратно в сторону лагеря, когда Герда ощутила что-то в окружающем фоне. Мгновение она пыталась вернуть ускользающее ощущение гармонии, затем резко остановилась.
        - Что случилось? - спросил удивлённый Роман.
        - Погоди.
        Некоторое время Герда прислушивалась к сигналам из подсознания, внимательно, как и учила Инори. В этом месте было, что-то не так с вероятностным фоном. Он немного отличался от фона окружающей местности, хотя и по-прежнему был статичен. Чем-то он походил на наблюдавшейся вокруг пирамиды, хотя и был заметно более слабым. Герда немного подумала.
        - Здесь надо копать! - твёрдо объявила она. - Здесь что-то есть! Я уверена.
        Роман кинул на неё удивлённый взгляд.
        - С чего ты взяла?
        - Просто знаю.
        Несколько секунд Роман недоумённо её разглядывал, потом глаза его немного расширились.
        - Ты, что псионик?
        Герда кивнула.
        - Ни фига себе, - пробормотал он, - да в тебе куча сюрпризов.
        На миг Герда сосредоточилась на его психо фоне. Никакой неприязни в пареньке не возникло, только удивление по полам с восторгом. Под влиянием какой либо антипсионической секты парень явно не находился.
        - Только учти, - добавила она, - это большой секрет. - Гильдия запретила мне распространяться на эту тему.
        Роман понимающе кивнул, зная насколько редки псионики среди человеческой расы.
        - Пожалуй, на их месте я поступил бы так же, - признался он, - слишком сильный козырь.
        Потом парень немного подумал.
        - Первети всё-таки надо сказать, - решил он, - иначе не объяснишь, почему копать надо именно здесь.
        Руководительница рассматривала голографическую, с привязками к местности, карту раскопок. Повинуясь жестам её руки, изображение медленно поворачивалось, демонстрируя разные участки и изменяя масштаб. Герда видела подробное изображение траншей вокруг пирамиды. Похоже на карте была зафиксирована любая находка, даже самая незначительная.
        Девочка поискала глазами, отмечен ли недавно найденный ей механизм. Из-за постоянных разворотов карты это заняло чуть больше времени, чем она ожидала, но значок в нужном месте был.
        Наконец карта неподвижно застыла и Первети повернулась к гостям.
        - У меня такое чувство, - сказала она, внимательно их, оглядев, - что вы хотите поведать мне о чём-то, ну просто немыслимо интересном.
        И она лучезарно улыбнулась, немного напомнив Герде Инори.
        Роман Брутов степенно кивнул. Когда надо он умел быть очень солидным.
        - Да, шеф, в общем, дело такое…
        Тина Первети внимательно оглядела обоих.
        - Значит псионик, - пробормотала она, - весьма интересно.
        Потом задумалась, казалось о чём-то своём.
        - Надеюсь, вы понимаете, что всё это конфиденциально? - спросила Герда.
        В невольном подражании Роману, она тоже перешла на деловой тон.
        Первети кивнула.
        - Понимаю. Тебе незачем повторятся. Скажи, ты абсолютно уверена, что там, что-то есть?
        Теперь пришла очередь кивнуть Герде.
        - Да.
        Для неё это было почти то же самое, что увидеть глазами.
        Шефиня невольно заинтересовалась.
        - А как это вообще выглядит? Я имею в виду для псионика. Мне всегда было интересно.
        Герда немного задумалась, пытаясь объяснить ей.
        - Трудно объяснить не псионику, - призналась она. - В любом месте существует вероятностный фон. Природные процессы всегда стремятся к энтропии: у них вероятности максимальны. Но жизнь и разум нет! Тут уже фон другой. Вокруг искусственных объектов всегда другие вероятности бытия.
        - На том месте отличия не значительные: слишком давно всё было. Но характер их никакого сомнения не вызывает: в земле находится довольно солидный артефакт. Простите, я наверно довольно сбивчиво объясняю.
        Начальница археологической партии едва заметно качнула из стороны в сторону головой.
        - Напротив, я суть уловила. Хорошо, я подумаю, что можно по этому поводу сделать.
        Последняя реплика несколько удивила Герду, которая ожидала по поводу находки, куда большего энтузиазма. Но она тут же поняла, что Первети, попросту связана её просьбой об анонимности.

* * *
        Сквозь прозрачную стенку из коридора хорошо просматривалась скудная обстановка двухместной палаты: две кровати с тумбочками в изголовье, рядом с тумбочками стояла какая-то аппаратура. В стене над каждой кроватью было по медицинской панели.
        Зимин знал, что прозрачность стенки односторонняя: с той стороны их не было видно. Это даже если бы было, кому смотреть. Одна из кроватей была пустой. Лежащей же на другой, бездумно смотрел в потолок. За последние несколько часов его положение совершенно не изменилось.
        - Их было здесь двое, - пояснил пришедшей с ним троице врач-кавай, - с одинаковыми симптомами. - Но второй вчера внезапно скончался.
        - Почему? - поинтересовалась Инори.
        - Мы не знаем. Просто внезапно остановилось сердце.
        - А, - он вдруг очень эмоционально взмахнул рукой, - с тех пор как их доставили с потерявшей управление яхты, никто так и не смог поставить им мало-мальски вразумительного диагноза.
        Горд, Инори и Олдрин переглянулись. Всё это очень походило на случай Груздина. Вообще разумных нырнувших в трещины было куда больше, нежели ожидал Горд. Спектр личностей был широким: от фанатиков исследований до психопатов. Вот только обратно вернулись из них считанные единицы. Если, конечно, слово вернулись вообще подходило к разумным необратимо утратившим собственное сознание.
        - Вы сканировали у кого-нибудь из них мозг? - поинтересовалась Инори.
        Её соплеменник кивнул.
        - У обоих. Никаких изменений, даже на клеточном уровне.
        Он помедлил.
        - Но было такое впечатление, что мозговые импульсы либо вообще не идут сквозь синапсы, либо идут по очень странным путям.
        Да, всё как у Груздина, - отметил про себя Горд.
        Его догадка, наконец, нашла реальное подтверждение, но нельзя сказать, что бы он был этому рад.
        - Это похоже на ваш случай? - поинтересовался врач у Инори.
        - Один к одному, - весело прощебетала кавай, после чего оба принялись обсуждать медицинскую ситуацию.
        Инори, одно время недолго работавшая врачом, теперь выдавала себя за посланницу некой медицинской организации, которую заинтересовали подобные случаи.
        Сейчас кавай весело болтали на своём языке.
        - Великолепная загадка! - собеседник Инори буквально излучал восторг.
        Горд по собственному опыту знал, что кавай были способны получать удовольствие практически от чего угодно, шокируя этим многих людей. Это впрочем, не значило, что они были бесчувственны. Но сейчас Космогатор вдруг с удивлением обнаружил, что непринуждённая болтовня кавай вдруг вызывает у него раздражение.
        Это его удивило. С чего бы? Неужели он ревнует? И внезапно, с абсолютной ясностью Горд понял, что именно так и обстоит дело. Это чувство было настолько неожиданно, что он невольно задумался.
        Связь с Инори возникла, как своеобразная компенсация после ухода жены. Ему хотелось, что-то там самому себе доказать. Именно потому он и повёлся так легко на то дурацкое пари.
        Не смотря на все культурные и расовые различия, им было хорошо друг с другом. Но слишком серьёзного значения он этой связи не предавал. К тому же Горд серьёзно сомневался, что кавай хранит ему верность: легкомысленное, с человеческой точки зрения, отношение к подобным связям было, в общем-то, характерно для большинства её народа. Неужели теперь его отношение с ней стало подниматься на новый виток?
        Не сходи с ума, Горд, - оборвал он себя. Скорее всего, ты для неё просто способ приятно провести время. А откуда ты знаешь, что это так? - отозвался внутренний голос с едва заметной насмешкой. Ну, она конечно хороший друг, ей приятно находиться вместе со мной, но… А быть может ты просто не хочешь замечать очевидное? - ехидство во внутренним голосе сделалось теперь уже весьма явственным. Не хочешь нести ни за что ответственность? Что-то в жизни менять?
        Не слишком ли далеко ты заходишь? - спросил Горд сам себя. Возможно, но откуда ты знаешь, что она к тебе чувствует? У вас, что уже был откровенный разговор? Неужели ты думаешь, что после всего того, что между вами было, после совместной работы на организацию, ты для неё просто игрушка? Нет не игрушка, конечно - мысленно возразил себе Горд. - Я уже говорил, что Инори хороший друг, но…
        Усилием воли Зимин оборвал неуместный внутренний монолог. Самокопанием он займётся позже, когда останется в одиночестве. Однако обдумать ситуацию надо. Зимин вновь стал прислушиваться к разговору.
        - Псионику вы, разумеется, пробовали? - вопросила врача Инори.
        - Конечно. При больнице есть довольно неплохие адепты. Но они тоже ничего не сумели понять. Сказали только, что не смогли найти у поражённых и следа психической активности, даже на самом глубинном уровне.
        - Даже так, - профессионально заинтересовалась Инори. Она и сама отметила у лежащего крайне упрощенный пси-спектр. Я и сама псионик, хотя и не очень сильный. Вы не позволите мне считать его психику?
        Какое-то время врач колебался.
        - Ладно, если вы обещаете не навредить пациенту.
        Инори прошла в палату. Некоторое время она внимательно разглядывала покоящегося на койке, как и врач, он тоже являлся её сородичем. Потом возложила руки на лоб лежащего, сосредоточилась, подстраивая сознание, пытаясь почувствовать хоть какую-то психическую активность.
        По началу всё выглядело так, словно её старания проваливаются в пустоту. Инори удвоила усилия. Какое-то время ей казалось, что она находится посреди холодной космической темноты, вдали от самых дальних галактик. Потом она смогла различить в черноте едва заметные структуры.
        Инори сосредоточилась ещё больше, усилила активный зондаж. Повеяло холодом. Что-то шевельнулось в глубинах, очень злобное и безличное. Инори охватило чувство сильной опасности. Она попыталась разорвать связь, но это почему-то не удавалось. Откуда-то из неведомых далей, используя в качестве ретранслятора спящий мозг пациента, в неё устремилась некая зловещая тёмная сила.
        Кавай ставила щиты, но их разносило в клочья. Изменение частоты сознания тоже не помогало. Ещё мгновение, и её разум должна была затопить тьма. И тогда Инори сделала то, чего не делала с детских лет: она завопила от ужаса.
        Услышав как закричала Инори, Горд вздрогнул, а после рванулся в палату. Женщина содрогалась так, словно сквозь неё проходили электрические разряды. Действуя на половину инстинктивно, наполовину осознанно, он рванул её в сторону, разрывая физический контакт со странным пациентом больницы, подхватив Кавай, удержал её от падения.
        Конвульсии Инори исчезли, и она обмякла в руках космогатора. Она всё ещё вздрагивала, но теперь это была уже обычная дрожь насмерть перепуганного человека. Сейчас Инори походила на совсем маленькую девочку. Господи, - мысленно удивился Зимин, - никогда не думал, что она способна так кричать.
        Зимин бросил мгновенный взгляд на лежащего. Да что же такого ужасного она нашла в его мозге? Что могло довести её да такого состояния. И это Инори, которая всегда довольно охотно играла с опасностью. Зимин покачал головой. Приходилось признать, что они повели себя крайне не осмотрительно и из истории с Груздиным серьёзных выводов всё же не сделали.
        Инори постепенно приходила в себя: дрожь прекратилась, в глазах появилась осмысленность. Однако она по-прежнему крепко держалась за Горда. Зимин осторожно погладил её волосы.
        - С вами всё в порядке? - вокруг суетился врач, про которого Зимин совершенно забыл.
        - Вроде бы.
        От космогатора не укрылось, что Инори отвечала чуть не уверенно. Потом она надолго замолчала, словно прислушиваясь к своему разуму и что-то выверяя в себе. И, наконец, сказала уже более уверенно:
        - Я в порядке.
        В словах её звучала такая неподдельная радость, что Горд сразу понял, всё могло завершиться гораздо хуже.
        - Как ты себя чувствуешь? - осторожно спросил он.
        - Как будто выкупалась в нечистотах, - ответила та с полной серьёзностью.
        Горд сразу понял, что она не шутила.
        Инори повернулась к врачу.
        - Сознание вашего пациента мертво, - сообщила она, - полностью и необратимо. Но это не самое худшее. Его тело стремится взять под контроль какая-то внешняя сила, которая использует его мозг как некое подобие ретранслятора.
        - Но, - растерялся врач, - другие псионики…
        - Она слишком глубоко, её так просто не обнаружить. Контролирует самые глубинные структуры. На самом деле у меня восьмой уровень.
        Врач явно был изумлён.
        - Кстати, - добавила для него Инори Киви, - никто из псиоников не должен больше с ним контактировать. Воспользовавшись резонансом сознаний, сила попыталась взять под контроль и меня. Сама б я не справилась, даже контакт разорвать не могла, но по счастью мне помогли.
        Она нежно погладила по руке Горда, при чём сделано это было так, что даже самый наивный наблюдатель понял бы, в каких они состоят отношениях. Но если врач и был удивлён, то виду не подал. Наконец Инори отпустила руку своего мужчины.
        - На что это было похоже, - спросил у неё кимерит.
        - В начале я словно продиралась сквозь пустоту, но потом увидела.
        Кавай на мгновение замолчала, подбирая слова.
        - То же пустоту, но другую. Она была как будто живой, - холодная и кипящая одновременно. Гневная. Ненавидящая всё что существует, существовало или хотя бы может существовать. Предупреждаю, это чисто субъективное восприятие через пси-контакт.
        - Силы? - быстро спросил детектив.
        Сказано это было таким тоном, что не оставляло сомнения, о каких именно силах он говорит.
        - Энергосущности - ты имеешь в виду. Возможно, конечно, но что-то я сильно сомневаюсь. Эти действуют, по крайней мере, рационально. А тут такая ненависть, что просто до костей пробирает. Похоже, Зимин был прав во всём.
        - О чём вы? - не выдержал её соплеменник.
        Кавай задумалась, как бы половчее соврать и стоит ли врать вообще. Но тут послышался низкий утробный вой. Его издавал пациент, тело которого дугой выгибалось на койке. Потом оно буквально слетело оттуда, с глухим ударом обрушившись на пол.
        - Какого… - произнес, было, врач, но пациент уже поднимался, шатаясь из стороны в сторону. Зрачки его были безумно расширены, а глаза дико вращались в разные стороны. Казалось, контакт с Инори сдвинул внутри него какое-то хрупкое равновесие.
        Повторяется история с Груздиным, с абсолютной ясностью осознал Горд. Он и Олдрин мгновенно шагнули, вперёд заслоняя собою Инори. И как ни странно та против ожидания не воспротивилась.
        Врач потянулся, было, к наручному коммуникатору. Пациент вскинул руку, хватая медика за запястье. Врач заорал, послышался треске ломающейся кости. Потом живая машина отбросила медика прочь, перестав больше им интересоваться. На руке врача виднелся раздавленный коммуникатор. Что ж по сравнению с коллегой, лечившим Груздина, этому врачу повезло.
        Насмерть перепуганный медик корчился от боли в углу.
        - Позовите кого-нибудь! - выкрикнул он.
        Олдрин сделал было шаг к одной из медицинских панелей, желая нажать тревожную кнопку.
        - Нет! - быстро сказал Инори, - он немедленно атакует. Даже мне опасно пользоваться псионикой.
        Теперь кимерит здорово пожалел, что при входе в больницу пришлось сдать оружие.
        Мозг стоящего перед ними существа чем-то походил на компьютер, но информация обрабатывалась по принципу неизвестному ни одному живому существу в трёх галактиках. С невероятной точностью фиксировались все вероятностные поля. Участки отвечающие за обработку зрительной информации были преобразованы и не действовали. Не важно, данные стекались в мозг по совершенно другим каналам, немыслимым даже для любого псионика. Все собранные сведения анализировались с помощью логики чуждой любой цивилизации во вселенной.
        Существо завершило самотестирование. Плохо. Пробуждение произошло слишком рано, и важные связи с нервной системой ещё не были установлены. К тому же кругом существовало слишком много внешних помех. Вероятность достижения цели ничтожна. Однако разочарованно существо не было: это чувство было бы для него чересчур человеческим. Анализ внешней ситуации продолжался.
        Четыре пси-спектра рядом. Вероятностные поля вокруг двух из них носили отпечаток возможного основного объекта. Мгновение спустя, были распределены приоритеты целей. Прямое движение к цели один оказалось для него заблокировано. Существо немного сместило вектор начального перемещения и попыталось атаковать.
        Оно бросилось под ноги второй цели, стараясь повалить её. Одновременно существо выбросило перед собой волну максимального упрощения, стремясь поразить цель один. Отдача ударила по его собственной оболочке: в кровеносной системе рвались микрососуды, кровь пошла носом, нарушилась ритмика сердца. Но существо это абсолютно не беспокоило. Сейчас оно было только носителем некой программы, без всяких признаков самосознания, по крайней мере, в человеческом смысле этого слова.
        Гораздо хуже было то, что цель один сумела среагировать, поставив перед его воздействием щит: она излучила противофазную вероятностную волну, полностью нейтрализовавшую первую. А произвести второй выброс существо не могло: требовалось время для «перезарядки». К тому же его собственные повреждения оказались куда более серьезными, чем ожидалось. Существо чувствовало, как в его организме выходили из строя внутренние системы. А ресурсов, что бы хоть как-то изменить ситуацию у него не было.
        Цель номер два между тем активно сопротивлялась, стремясь перейти в контратаку. Они покатились по полу. Приходилось вытягивать из оболочки резервы. Мускулы не были настроены, барахлили нервные связи. Сейчас существо держалось на голой силе. Стоило бы цели разорвать хватку и отделиться от него, и оно бы уже не смогло скоординировать свои действия.
        Существо ощутило изменение вероятностных полей, но ничего предпринять уже не могло. На него обрушилось чисто механическое воздействие. Орган, отвечавший за обработку поступающих данных, отключился от перегрузки.
        Горд выбрался из под тела. Он чувствовал себя сильно помятым, был ошеломлён, но постепенно приходил в себя. Казалось, он побывал в железных тисках.
        Сам бы не справился, - подумал он. Зимин отвесил поклон стоящему рядом кимериту.
        - Спасибо за помощь, достойный Олдрин - сказал он, как это было принято у волкообразных.
        Кимерит ответно склонил голову.
        - Благодарить не за что. Зная историю Груздина, мы были обязаны предусмотреть подобную возможность. Ужасно не профессионально с моей стороны.
        В палату, наконец, вбежали разумные.

* * *
        Герда быстро уставала копать: сказывалось отсутствие навыков. С непривычки вновь болела спина, и девочка держалась на чистом упрямстве, с завистью поглядывая на равномерно копающих археологов. Раскоп медленно углублялся.
        - Не так, - шёпотом сказал ей Роман Брутов, - не правильно капаешь. Дай покажу.
        Он сделал несколько взмахов лопатой.
        - Задействуй не только руки, но и всё тело, но спину при этом не сгибай, иначе быстро сорвёшь. Подожди.
        Он вынул из кармана напильник и слегка подточил им края Гердиной лопаты.
        - Ну-ка, сравни.
        Начав работать, Герда действительно сразу почувствовала разницу.
        - А теперь выбрасывай грунт совковой.
        Выкидывая грунт, Роман действительно совсем не сгибал спину, а его верхние конечности двигались, словно мощные рычаги. Земля вылетала из раскопа на довольно значительно расстояние: десятка три метров. Зачарованная Герда смотрела на его точные движения.
        - Сначала трудно, потом привыкаешь, - сказал ей Роман.
        - Почему мы вообще работаем руками, как дикари? - не удержалась девочка от вопроса. - Неужели так трудно приспособить сюда какую-нибудь технику.
        - Технику, - Роман фыркнул. - Техника конечно землю раскидает в два счёта, вот только от большинства артефактов при этом ничего не останется. А картографирование пластов, а стратиграфические чертежи стенок!
        Герда уже знала, что под стратиграфией подразумеваются вертикальные срезы пластов раскопа.
        - Нет, - закончил Роман, - основная техника археолога это собственные руки. Ладно, давай работать дальше. В конце концов, ты сама попросилась размяться.
        И Герда продолжала работу. В своих движениях она старалась подражать другу. Но получалось у неё не очень.
        За завтраком Первети сказала.
        - Имею подозрение на одну точку. Есть добровольцы проверить?
        Естественно точка была той самой, о которой сообщила ей Герда.
        Предложение встретили без энтузиазма. Место находилось достаточно далеко, а плановой работы было не меряно.
        - Шеф, - отозвался кто-то из-за стола, - хотелось бы знать, на чём основано это самое подозрение?
        - Работа с документами, - ответила Тина, не моргнув глазом, - плюс капелька интуиции. Так, народ, добровольцы есть?
        Народ слегка поворчал, но всё же добровольцы нашлись. Микроробот посланный в грунт, при первой же попытке, обнаружил ровную плиту, явно искусственного происхождения.
        Раскоп, наконец, достиг нужной глубины, вплотную приблизившись к погружённой в землю плите. Вход пошли ножи и не большие совочки. В самом низу ямы, наконец, появилась ровная гладкая поверхность сделанная, похоже, из того же материала, что и пирамида. Плита медленно обнажалась.

* * *
        На этот раз на совещании присутствовали два феррона, что указывало на важность, которую мехи предают нынешнему собранию. Их пластиковые корпуса чем-то походили на огромные гильзы.
        - Мы собрались, - произнёс один мех, - что бы обсудить феномен, имеющий условное название «подменённые», и определить имеет ли он отношение к деятельности нашей организации. Поскольку автором известной вам всем гипотезы является разумный Зимин, мы просим его изложить результаты проверки данной концепции.
        Горд поднялся. На самом деле необходимости вставать не было: организация была чужда любых формальностей. Но людям было удобнее говорить стоя, обращаясь даже к представителям достаточно маленькой аудитории.
        - При выполнении плана проверки, предложенного присутствующим здесь Олдрином, - лёгкий кивок в сторону кимерита, - нам стало известно о двадцати семи субъектах вернувшихся из пространственно-временных трещин. Все они были обнаружены в своих кораблях в бессознательном состоянии. Все они имели так называемые синдромы Груздина.
        Девятнадцать из них вскоре умерли по неизвестным причинам. Ещё семь до сих пор находятся в состоянии комы. И ещё в одном случае мы наблюдали пробуждение лично. Вновь имелось полное сходство со случаем Груздина.
        Собравшиеся запереглядывались, все, за исключением ферронов. Последние даже не пошевелились, как всегда являясь символами невозмутимости. Что за работа происходила внутри их мозгов, определить по внешним признакам не представлялось возможным.
        - Очнувшись, существо, я намеренно не употребляю термин разумный, практически сразу на нас набросилось.
        Горд коротко описал происшествие.
        - Любопытно, что перед этим, известный вам всем псионик Инори Киви, попыталась считать его сознание. Последние могло, как и спровоцировать у существа активацию, так и случайно совпасть по времени. При чём во время пси-контакта Инори подверглась мощной психической атаке.
        Один из Илари нахмурился.
        - Вы хотите сказать, что пациент, находящийся в коме, сумел нанести пси-удар. Простите, но подобное не возможно в принципе.
        Илари слишком хорошо разбирались в псионике. Пришла пора объясняться Инори.
        - Существо, я использую терминологию Зимина, явно управлялося извне. Я уверена в этом. Само оно представляло собой нечто вроде зонда-разведчика, хотя и с очень высокой степенью автономности.
        По собранию пробежал очередной шёпоток.
        - Ничего себе, - пробормотал кто-то. - Куда же в таком случае эти трещины могут вести?
        - В другую вселенную, - сказал один из мехов, - не имеющую ничего общего с нашей. Другого объяснения мы не видим.
        Слова звучали бесстрастно, но всё же Зимину показалось, что в этот раз говорил уже другой феррон. Обычно мехи предавали своим голосам небольшие индивидуальные различия, что бы собеседникам было удобнее идентифицировать их.
        - И вот ещё что, - продолжала Инори. - Я уверена, что нападение было целенаправленным. Существо хотело уничтожить меня и Горда, но в основном меня. На это однозначно указывают изменившиеся вокруг нас вероятности.
        А вот это уже было сюрпризом даже для Горда с Олдрином: раньше Инори ни о чём подобном не упоминала.
        - В чем, по-вашему, причина атаки? - спросил её Оритур Кварус Маркон.
        - Не знаю.
        - Это может быть как-то связано с недавней попыткой вашего устранения и рядом убийств псиоников?
        Инори немного подумала.
        - Нет! По сравнению с силой стоящей за этим, энергоинформационные сущности называемые нами тем же словом, просто небесные агнцы. Понятия не имею, что это такое, но природа её весьма зловеща.
        - Боюсь, ваши ощущения от контактов являются весьма субъективными, - произнёс Оритур. - тонущий в воде вполне может посчитать её злом.
        Будучи илари он никак не мог удержаться, что бы ни ввести в разговор хотя бы небольшую метафору.
        На лице Инори возникла неподражаемая улыбка кавай, голос же вдруг стал похож на мурлыканье.
        - Несколько не сомневаюсь, что познания любого илари в псионике, так велики, что воздух от столь высокой концентрации мудрости буквально светится, - сказала она, подражая их собственной высокой речи. - И потому, пребываю в полнейшей уверенности, что столь мудрый разумный, как Оритур Кварус Маркон, в котором эти познания собраны как сгустившийся концентрат, пришёл бы на моём месте к тем же самым выводам, со скоростью лишь немногим меньшей по сравнению со скоростью света.
        Говорила она всё это совершенно серьёзным тоном, и надо было очень хорошо знать кавай, что бы понять, насколько саркастична её улыбка, и различить то же самое в голосе. Горд различил.
        Оритур бросил на кавай мрачноватый взгляд. Он тоже понял, что над ним, по меньшей мере, подсмеиваются. Но придраться ему было не к чему: Инори соблюла все формальные признаки высокого слога.
        Впрочем, кавай тут же перешла на деловой тон.
        - Поверьте, у этой силы был абсолютно чёрный пси-спектр. Тут даже обсуждать нечего. Ощущение было такое, будто сквозь его сознание на поверхность поднимается болотная гнилостная вода.
        Илари слегка подумал, похоже, слова Инори его немного всё-таки убедили.
        - Ладно, чем бы ни была эта тьма можно ли её использовать против сил?
        Улыбка исчезла с лица кавай. Оно сделалось очень жёстким.
        - Кажется, я не совсем хорошо объяснила. Это нечто - недруг никому в нашем мире или хотя бы союзник. Это враг, и враг жуткий. Лично я рекомендую всех подменённых с синдромом Груздина попросту перебить.
        - Именно так - жёстко сказала она, - не смотря на весь вой, который поднимется по этому поводу. Поймите, все подменённые на самом деле давно мертвы, остались только их телесные оболочки, которые стремиться использовать некая тёмная сила.
        - Поддерживаю, - буркнул кимерит. Он машинально взялся за свой ритуальный меч. Однако тут же отпустил рукоять. - Я не псионик, но этого пациента видел. От него так и несло каким-то холодом.
        Зимин знал, что подобное признание из уст гордого волкообразного значило многое. Он и сам ощущал нечто подобное. Вспомнились рассказы видивших Груздина о каком-то странном холоде. Так вот что они имели в виду, - понял он. Возможно, этот самый чёрный пси-спектр настолько силён, что его способен ощутить даже не псионик.
        Потом подумал, что если Инори Киви права относительного мотивов этого живого зонда, то устроенная Груздиным самоубийственная атака на станцию вполне могла иметь целью их с Инори уничтожение. Или у него уже мания величия? Чёрт, для реальных выводов данных катастрофически не хватало.
        Поняв, что пропустил целый кусок дискуссии, Зимин стал вслушиваться вновь.
        - Даже если так, - говорил упрямый Оритур, - то это ещё не значит, что эту чёрную силу нельзя использовать против наших доморощенных. Надо попытаться вступить с ней в переговоры, заинтересовать, предложить сделку, заключить временный союз. На худой конец изучить. Возможно, это даст нам оружие против остальных сил. Я стою за изучение подменённых.
        Даже очень хорошо знавший Инори Горд не сразу понял, в каком сильном раздражении она пребывает. До этого он даже думал, что подобное чувство её расе попросту незнакомо.
        - Каким образом? - резко спросила женщина. - Исследование материальной оболочки не даст ровным счётом ничего. Эта сила корёжит вовсе не тело. Она меняет внутреннюю программу. Поверхностное пси-исследование тоже бесполезно, а при глубинном псионик сам подвергнется заражению. Повторяю, меня спасло только чудо.
        - Возможно, - неожиданно согласился илари, - но, по-моему, мы слишком зациклились на псионике. В конце концов, существует ещё и старый добрый гипноз. Послушайте, впервые в истории мы, возможно, имеем реальный шанс получить настоящие оружие против сил. А вы паникуете вместо того, что бы испытывать энтузиазм.
        Краем глаза Зимин заметил, что кимерит вновь инстинктивно потянулся к мечу. В этот миг Горд действительно испугался. Но детектив уже овладел собой и расслабился. Покуда никто не назвал кимерита по имени, Олдрин предпочитал считать, что оскорбляют отнюдь не его.
        Глава двенадцатая
        Решения
        В систему трёх галактик входят Млечный Путь и его сателлиты: Большое и Малое Магеллановы облака. По мнению большинства космологов, они представляют собой крайне редкий в мироздании регион, достаточно стабильный для того, что бы жизнь в нём не только возникла, но и достигла разумного уровня. В пользу гипотезы служит то, что все экспедиции вернувшиеся из «Туманности Андромеды» не нашли там жизни стоящей на более высоком уровне, нежели простейшие.
        Краткая космическая энциклопедия
        Плита древнего фундамента была, наконец, полностью очищена. Теперь на ней лежали лишь немногочисленные крупные обломки. Все мелкие уже были собраны и каталогизированы. Остальное не пощадило время.
        Герда не без разочарования разглядывала небольшую площадку: она рассчитывала на куда большее. В которой раз Герда задумалась, зачем гильдия финансирует раскопки, и что собственно планирует здесь найти. В бескорыстное спонсирование Герда отказывалась верить принципиально: гильдейский совет был для этого слишком уж прагматичен.
        А что если, - пришла ей неожиданная мысль, - дело совсем не в гильдии, а в том целом, частью которого, по мнению Брюла она была.
        Девочка ещё раз оглядела фундамент. Не смотря на промчавшиеся эоны, он был почти ровный, лишь кое-где его пересекало несколько трещин. Однако всё остальное совершенно не сохранилось. Герда невольно повернулась лицом к видневшейся недалеко пирамиде: Если исключить фундамент, то эти сооружения явно построили из разного материала.
        И всё же, что планировали здесь найти? Может совет мечтает о супероружии, как и Роман? Ох, вряд ли: гильдийцы скорее походили на купцов чем на воинов, торговали собственными услугами. И всё же, если Брюл прав…
        Герда помотала головой. Хватит выдумывать. Так можно до фантазироваться что гильдия собирается в крестовый поход против сил.
        Она снова оглядела фундамент и пирамиду. На что бы ни рассчитывала гильдия, здесь этого явно не оказалось: археологи не выкопали ничего ценного.
        Девочка соскочила в раскоп и подошла к обломкам колонны. Вспомнила, с каким трепетом археологи, отложив лопаты, очищали её ножами и кисточками. Нет, все-таки нудятина.
        На обломке виднелись символы, они были вырезаны во внешне похожем на пемзу материале колонны. Длинная цепочка знаков по спирали обегала обломок. Зачем-то Герда провела по знакам рукой.
        - Эй, Герда! - послышался голос Романа.
        Девочка повернула голову, её друг стоял на самом краю раскопа, не спускаясь однако вниз.
        - Первети сейчас сообщение будет делать, по поводу этого артефакта. Идём!
        - Можно, - рассеянно отозвалась Герда.
        По правде сказать, археология начала ей уже немножко надоедать. Но ей хотелось быть ближе к Роману.
        - Можешь прочесть, - спросила она, - указывая на опоясывающие остатки колонны значки?
        Парень вгляделся. Чуть пошевелил губами, видимо переводя надпись про себя.
        - Пророчество, - сказал он, - его уже во многих местах находили, так что ничего нового. К тому же тут даже неполный кусок. Погоди, как там точно…
        Роман на миг сосредоточился вспоминая.
        - Ага, вот: «Достигнет вселенная точки конца и начала, и обретёт мироздание душу, которая была у неё изначально. Свершится это от жертвы мессии. А знамения предшествующие будут такими, сначала проломят реальность трещины, потом придут эмиссары» Пророчество имеет несколько вариантов, но этот наиболее частый. В общем-то, полная белиберда, как и почти всё в их религии.
        - Точка конца и начала, - задумчиво произнесла Герда, - красиво. А чьи эмиссары-то?
        - Да кто его знает, - равнодушно отозвался Роман. - Там после этого обычно ещё какие-то значки есть, некоторые лингвисты переводят их совокупность как «враг всего сущего», но многие считают подобный перевод слишком вольным. Слушай, пошли.
        Чувствовалось, что этот момент в культуре предтеч его интересует мало. При своей явной одержимости древними расами, Роман был чересчур прагматичен, что бы тратить время на толкование их религии.
        Герда вылезла из раскопа. Самой ей пророчество понравилось, было в нём что-то загадочное и романтическое.
        - Точка конца и начала, - вновь повторила она, - интересно, что это значит?
        - Да, ничего. В некоторых вариантах, кстати говорится точка «Омега» и «Альфа». «Альфа» это как бы начало творенья, а «Омега» его вершина. Мало того, что они совпадают во времени, так по их вере творение ещё и не начато.
        - А как же всё что нас окружает? - удивилась Герда.
        Роман ухмыльнулся.
        - Загадка. То ли мы неправильно их переводим, то ли здесь какая-то метафора. Вообще-то все известные тексты этой культуры очень конкретны, но только не в том, что касается религии.
        Юная космогатор медленно проговорила пророчество про себя смакуя каждое слово. Звучало действительно красиво. Наверное, ей стоило узнать о предтечах побольше. Хотя бы об этой культуре. Неожиданно её осенило. От пришедшей ей в голову мысли Герда даже сбилась с шага.
        - Роман, трещины!
        - Что трещины? - паренёк смотрел на неё с таким видом, словно ожидал, что сейчас она сообщит о новом артефакте под ними. По крайне мере так интерпретировала вспыхнувшую в его взгляде надежду Герда.
        - Трещины из пророчества, - пояснила она, - ты разве ничего не слышал о недавнем появлении провалов в континууме.
        - А, - разочарованно буркнул Роман, - просто случайное совпадение. В противном случае нам придётся признать, что скоро будет конец света, а перед этим мы подвергнемся искушениям со стороны дьявольских эмиссаров.
        - Ты прав, - засмеялась Герда.
        Им двоим, и в страшном сне не могло присниться, насколько они приблизились к истине.
        Археологи собрались возле павильона столовой. Большинство расселось прямо на земле, благо поверхность её была сейчас хорошо прогретой солнцем и тёплой. В центре образованного полукруга, находилась Первети. Она стояла прямо перед стенкой павильона.
        Зычный голос руководительницы разносился по всему лагерю.
        - Обнаружение нами остатков второго храма, в непосредственной близости от первого заставляет предположить, что в этой местности мог располагаться целый храмовый комплекс.
        В найденной нами плите фундамента имеются ныне засыпанные отверстия, вероятно ведущие в подвальные помещения. По аналогии с другими подобными сооружениями в культуре данного типа можно предположить, что там были расположены усыпальницы особо почитаемых разумных.
        На уцелевших обломках колонн и стен обнаружены три текстовых фрагмента. Двое из них дублируют уже известные священные тексты расы ладьян, которой некогда принадлежала планета. А третий, похоже, представляет собой новое толкование понятия «Алеф».
        - Это ж, которое по счёту? - проговорил один из археологов с лёгкой иронией.
        Тина Первети ответила на это совершенно серьёзно, словно и не восприняв насмешливой окраски вопроса.
        - Восьмое, кажется, если я ничего не путаю. В этот раз «Алеф» определён как кусок протоматерии уцелевший с момента большого взрыва.
        - Не было тогда никакого связанного вещества, - немедленно откликнулся всё тот же голос, - одно излучение.
        - Успокойся, Теодор, - всё так же спокойно отозвалась Первети, - поверь, основные постулаты космологии я помню не хуже тебя.
        Алеф, алеф, - крутилось в голове Герды, - где-то я это слово слышала. Ну да, Роман говорил, тогда в пирамиде. Хотя нет, много раньше.
        Герда сосредоточилась, как учила Инори, погружаясь в слои собственной памяти. Да, точно, Инори - она как-то связана с этим, пусть и косвенно. Девочка мысленно пробежалась по встречам с наставницей. Не, то всё не то! И когда она уже подумала, что так и не сможет вспомнить, в глубинах её сознания прозвучал голос, бесстрастный металлический голос, вещающий сквозь хрипение: «Хозяин вечности карануется в алефе». Самое жуткое заключалось в том, что этот не человеческий голос был её собственным: Герда слышала его в записи.
        Боги, - подумала она, - как же я сразу не вспомнила. Хотя она всегда плохо запоминала слова, в которых отсутствовала смысловая нагрузка.

* * *
        - Какова дальнейшая судьба подменённого? - спросил феррон стоящий слева от Зимина.
        - Он скончался спустя несколько минут, после того как санитары накинули на него усмирительную рубашку, - сообщила Инори. - Вскрытие и анализ тканей показали, что все органы у него потерпели стремительное старение. Сердце, печень, почки - всё это оказалось ослаблено точно у старца. Нет никакого сомнения, что это результат его псионической атаки. Произошла отдача.
        На лицах илари явственно проявилося удивление.
        - Вы хотите сказать, что он ударил прямым упрощением.
        - Именно. Этот тип действовал наподобие камикадзе.
        Термин ничего не говорил Горду, а не понятного он не любил.
        - Что значит упрощение? - спросил Зимин.
        Оритур Кварус Маркон снизошёл до объяснения.
        - Так называется вероятностная волна, ведущая к максимальному упрощению организации и энтропийному максимуму. Ну, я думаю, все знают, что наиболее вероятностному состоянию вселенной соответствует именно беспорядок. Я понятно объясняю?
        - Вполне.
        Зимин сделал в уме мысленную пометку выяснить, каким образом умер Малх. Он только сейчас понял, что забыл этим поинтересоваться.
        - И эта волна всегда даёт отдачу на того, кто её вызвал, - пояснила Инори. Ей, образно говоря, всё равно чего упрощать.
        - Возможность создания волны упрощения появляется у псионика на уровне не ниже пятого, но, - Инори вдруг захихикала, словно ребёнок которому рассказали забавную шутку, - вся фишка в том, что если псионик достиг подобного уровня, то эта способность ему попросту не нужна. Полно куда более эффективных боевых приёмов, к тому же без таких трагичных последствий для применившего.
        - Волна упрощения действительно так не эффективна, - удивился Олдрин. Подмененный ведь пошёл на этот удар, не взирая на последствия для себя.
        Оритур кивнул.
        - В том то и дело, что да. Лишь мёртвое подчиняется энтропии беззаговорочно, всё живое противится упрощению. Хотя сгенерировать волну максимального упрощения достаточно сложно, но отклонить волну способен уже псионик третьего уровня, при чём довольно легко. Полагаю, именно это в данном случае и случилось.
        Ко всеобщему удивлению кавай слегка качнула своей хорошенькой головой.
        - Не в этот раз. Действуя на восьмом уровне, я едва сумела отклонить волну. Она была до невероятности мощной. Я действовала на пределе.
        Илари и ещё несколько разумных, видимо тоже псионики, начали быстро переговариваться. Однако новых вопросов никто не задал.
        - И так произнёс «правый» феррон, - нам необходимо принять решение, о том интересен ли феномен подменённых для нашей организации. Есть ли желающие высказаться?
        Со своих мест поднялась триада трилов. Как обычно говорить начал корд - мужская итопись, на которую объединённая личность традиционно возлагала внешние контакты.
        - Считаю предложение Инори, о физическом устранении всех подменных безответственным, - произнёс он. Это может привлечь нежелательное внимание к организации.
        Нянь и эма покрылись голубым цветом согласия.
        - А вот предложение ищущего Оритура обещает быть интересным.
        При этих словах эма едва не запрыгала от восторга, окрасившись в розовые цвета удовольствия. А вот у няня голубой цвет слегка потемнел: впрочем, эта итопись трилов всегда была осторожнее остальных двух. Инори нахмурилась.
        - Но, принимая во внимание предостережение госпожи Инори, считаю необходимым проявить крайнею осторожность в исследованиях. На первых порах лучше ограничится всего одним подменённым, единственное похищение вряд ли привлечёт большое внимание.
        Окраска няня приняла прежний вид, вероятно, он решил, что один единственный подменённый ничем серьёзным угрожать им не может.
        - Кроме того, представляется желательным найти Груздина, который в настоящий момент является единственным свободным подменышем, и отследить его действия.
        Думаешь, без тебя бы не догадались, - мрачно подумал Зимин. - Предупреждены все отделения гильдии и в этом секторе, и в соседних, однако пропавшая «Ласточка» будто на светило упала.
        Но он видел, что суждение трилов показались многим полностью здравым. Немного переговорив, разумные приступили к голосованию. Предложение триады совет организации принял большинством голосов.
        Инори выглядела довольно мрачной, и Горд прекрасно её понимал. Правда отказ от её предложения он предвидел: остальные члены совета не сталкивались с очнувшимся подменённым лично и не чувствовали исходящий от него холод.
        Оритур быстро вышел, ни на кого не глядя. Он тоже был недоволен, и мысли находившиеся в его голове были довольно угрюмы.
        Я был лучшего мнения об организации, - думал он, - да они здесь все просто друзья энтропии.
        Как и полагалось илари, он добавил мысленно ещё несколько метафор.
        Что ж, придётся действовать самостоятельно, - твёрдо принял решение Оритур. - Слава богу, в организации ещё не все трусы. У него тоже найдутся сторонники.
        Уже в коридоре он услышал, как Инори в очередной раз повторяет:
        - А всё-таки лучше бы было их всех перебить.
        В общем-то, она напрасно беспокоилась, решение о судьбе подменышей уже приняли совершенно иные силы.

* * *
        Совещание проходило в пространственно-временном объеме, который зарезервировал за собой Величайший, можно сказать в его личном кабинете. Хотя большинство сущностей, как и Ксеронг, не могли присутствовать здесь полномасштабно, они либо частично вклинились в этот кокон, либо протянули сюда информационные магистрали, которые представляли собой проекции их личностей, присутствуя так сказать виртуально.
        - Отчёты, - потребовал повелитель.
        В резиденции коротко прозвучали доклады. Большинство из них носили сдержанно оптимистичный характер, и заканчивались утверждением, что «Время Омеги» приближается благополучно.
        Арман это и не оспаривал: поводы для оптимизма без сомнения были.
        - Как дела с поиском кандидатов в мессии? - спросил он у своего помощника Каурука.
        - В трёх галактиках отобрано двенадцать тысяч разумных, которые генетически, психологически и по структуре сознания нам подходят. Все в точности соответствуют указанным вами параметрам. В настоящий момент мы уже перешли ко второму этапу отбора по окончании, которого их количество будет приведено к тысячи.
        - Поторопитесь, - проворчал величайший. - Времени уже не так много: алеф вот-вот откроется. Вы все знаете, насколько велики сейчас ставки. В случае удачи наша власть станет практически не ограниченной, а все обитатели вселенной превратятся в наших рабов и пищу. В противном же случае само наше существование окажется под угрозой.
        Потом он перенёс фокус внимания на отвечавшего за безопасность Гоплита.
        - А что у вас? Вы всё время порываетесь говорить.
        Гатлит излучил импульс подтверждения и крайней важности.
        - Да, великий. Обнаружены эмиссары.
        Информацию встретили спокойно: появление эмиссаров было предсказано, план действий давно разработан. Опасность все прекрасно понимали, и сейчас просто анализировали информацию, которую переслал им Гоплит, одним сжатым импульсом.
        - Уничтожить, - распорядился владыка.
        Он прекрасно осознавал, что никакой выгодный контакт с этими существами был невозможен. Знали это и все остальные.
        - Меры уже принимаются, - лаконично ответил Гоплит.
        - Хорошо. Да, не вздумайте там планеты крушить, - уточнил распоряжение Величайший. - А то есть у нас тут любители.
        Слегка ироничный импульс коснулся Ксеронга.
        - Помните, скоро все эти шарики станут нашими.
        Но скептичный Ксеронг не был так уж уверен. В конце концов, сам алеф никто не спрашивал, а он вполне мог и не пропустить никого из их кандидатов. Известно про этот узел было довольно мало: всю информацию унесли с собой перворасы. Именно потому Ксеронг и предпочитал не рисковать, истребляя опасность в зародыше. Ничего страшного, разумные после размножатся, биологические формы весьма плодовиты. Но Арман думал иначе, и спорить с владыкой, Ксеронг не смел.
        - У кого там из вас самые многочисленные наёмники в трёхмерном мире? - вопросил повелитель. - А, у вас же Ксеронг. Немедленно присоединяйтесь к Гоплиту. И никаких там амбиций с вашей стороны, полное подчинение. Эмиссаров всёразрушающего необходимо уничтожить в кратчайшие сроки.
        - Понимаю.
        - Ну, вот пусть ваши солдаты и займутся делом, не всё же им за псиониками гонятся, в конце концов. - В сторону ксеронга полетел очередной ироничный импульс. - Да я знаю об этом, мой старый друг.
        - Да я уже и сам бросил, - несколько виновато признался Ксеронг, так сам понимал, что сглупил.
        - Кстати, я так и не понял, чего ты хотел добиться их выборочным истреблением.
        Ксеронг вынужден был ответить.
        - Погорячился. Анализ энтропийных полей показал, что некоторые из них могли какое-то время находится в окружении неизвестного избранного. Но более подробное изучение выявило, что таковых имеется настолько много, что я принял решение свернуть операцию.
        Арманд издал импульс аналогичный смеху у низших рас.
        - Смотрю, всё никак не уймёшься. Пойми, любое разумное существо постоянно контактирует с тысячами других. С таким же успехом ты мог бы истреблять мух, которые могли возле избранного пролететь. А могли, между прочим, и не пролететь, поля-то вероятностные.
        И он снова засмеялся.
        Ксеронг с трудом подавил раздражение. Высказывать непочтительность владыке было слишком опасно. Ошибка была, в общем-то, безобидный, зачем же его в энтропию всем ядром. Матрица Величайшего вдруг предстала перед ним в облике этакого весёлого камикадзе. Риск никому снижать не даёт, а сам только хихикает. Это следовало обдумать, однако, не сейчас: позже. Он вдруг подумал, что титул владыка Ксеронг звучит довольно красиво.

* * *
        Один из археологов сосредоточенно работал киркой, продираясь, через спрессованную мелкую крошку, закрывавшую проход под фундаментом. Видимо, когда-то здесь просел верхний свод.
        Голый до пояса археолог был весь покрыт потом, который стекал на землю ручьями, а куча отброшенной земли увеличивалась как после землеройной машины.
        Подошедший товарищ, хотел, было, его сменить, но тут с последним ударом щебёнка провалилась вовнутрь, открыв небольшую дыру в темноту. Отверстие быстро расширили.
        Лучи фонарей забегали по небольшой камере, в стенных нишах которой лежали три больших прозрачных футляра с закруглёнными гранями. Внутри футляров в едва заметной зеленоватой дымке лежали хорошо сохранившиеся тела.
        С трудом протиснувшаяся в усыпальную камеру Герда с интересом разглядывала покойных. Это была совершенно не гуманоидная раса, имеющая кожистое яйцеобразное тело, в верхней части которого располагались плотно закрытые веки и роговой клюв. Яйцо заканчивалось тремя короткими толстыми ногами, а с середины тела, по кругу свисала бахрома щупальцев.
        Существа производили впечатление. Хотя, как выглядят ладьяны, Герда уже знала. На уроках историографии в гильдейской школе давалась краткая информация по наиболее развитым расам предтеч.
        - Они что, мумифицировали своих покойных? - не удержалась от вопроса она.
        - Нет, - негромко отозвалась Тина Первети, - саркофаги наполнены сохраняющим газом. - Такой чести удостаивались только самые выдающиеся усопшие.
        Обе говорили шёпотом. Повышать здесь голос казалось кощунством даже совершенно несуеверной Герде.
        - Чем же прославились эти?
        - Кто знает. Хотя подожди.
        Первети посветила фонариком.
        - Вот здесь памятная доска, - Руководительница археологов слегка прищурилась. - Не могу толком разобрать, но это выдающиеся учёные или мистики. Опять что-то про омегу и алеф, какие-то координаты.
        Она что-то быстро пробормотала про себя, пытаясь сделать более точный перевод. Однако многих кусков надписи не хватало, и Первети мысленно махнула на это рукой.
        - Ладно, пошли на воздух, Герда, не будем мешать ребятам работать.
        Перед тем как покинуть камеру Первети сделала несколько предварительных снимков. Переплетающиеся иероглифы были глубоко врезаны в стену, причём вырезы были заполнены какой-то полупрозрачной массой.
        После полумрака подземья солнце на верху било в глаза так ярко, что Герда невольно прикрыла их рукой, было жарко. Герда подумала, что в мелкую местную речку стоит хотя бы окунуться.
        Первети уселась прямо на нагретую солнцем землю, и, положив рядом фотоаппарат, спроецировала в воздухе увеличенное изображение надписи, вплотную занявшись её изучением.
        Герда некоторое время наблюдала за ней, потом ей наскучило. Девочке вообще поднадоел этот затянувшийся отдых. Не то что бы ей не нравилось в компании археологов, да и с Романом она расставаться не желала. Но, как и каждому космогатору, ей хотелось летать.
        Она прикинула, сколько за эту практику уже успели налетать её друзья. Сделалось завидно. А ведь уже через месяц начнётся новый школьный сезон. Гильдия старалась дать своим юным членам довольно разносторонние образование, отнюдь не стремясь сделать их живыми придатками при кораблях.
        Что ж, по крайней мере, через неделю её должны были здесь сменить. А значит, она ещё успеет побывать кое-где. Вот только Роман… А что Роман? Она с самого начала знала, что через три недели её отзовут. Даже странно, что она смогла так привязаться к человеку вне гильдии.
        Она удивлённо прислушалась к собственным мыслям. Стоп, с каких это пор ты стала так резко делить разумных на своих и чужих, тебя ведь всегда раздражала эта черта гильдийцев.
        Ну, всё равно, она уже знала, что браки космогаторов вне своей среды редко бывали счастливыми. Пример её приёмного отца только подтверждал это. Да о чём я вообще думаю? - резко спохватилась тут Герда. Она вовсе не планировала выходить за кого-то там замуж, по крайней мере, не в ближайшее время. К тому же ей только четырнадцать: по законам большинства цивилизованных планет, она всё ещё не совершеннолетняя.
        Нет, - твёрдо решила она, - надо срочно окунуться, что бы остудить голову.
        Она видела, как из подземелья поднялся Роман. Как и Герда до этого он тут же заморгал, потом выставил перед глазами руку. Тина Первети колдовала над надписью, прикидывая различные варианты.
        - Есть, - пробормотала она.
        Роман, двинувшийся до этого к Герде, немедленно изменил направление. Почему-то девочка была немножко разочарованна. И почему так стучит сердце? И почему она тоже зашагала к Первети? Хотя, что значит почему? Любопытство конечно, и, разумеется, ничего больше.
        - Босс, вы разобрались с надписью? - спросил Роман.
        Солидно спросил, без всякого нетерпения, словно важный учёный.
        Ну, что убедилась, - подумала Герда, - наука для него важнее, чем ты. А интересно, - вдруг подумалось ей, - бывшая жена Горда, не ревновала его к профессии и слишком частым отлучкам? Что за ерунда, я же не ревную. Но тут же поняла, что не так уж в этом уверена. Хватит! - прикрикнула она мысленно на себя, и, оторвавшись от саморефлексии, вернулась в обычный мир.
        Роман и ещё несколько археологов с интересом слушали сообщенье Первети.
        - Как и предполагалось, надпись сообщает о высоких заслугах покойных. Все трое были членами одной группы, то ли научной, то ли мистической, тут как всегда не понятно. А в заслугу им ставилось ни много, ни мало, а математическое доказательство существования «Алефа».
        - Опять он, родимый, - весело откликнулся Теодор. Похоже, любое упоминание об этой загадочной штуке его весьма забавляло.
        - Ну, что уж поделаешь, - откликнулась на это Первети, - никто не виноват, что вся поздняя культура Ладьян буквально пронизана этим неведомым нечто. Далее в надписи сообщается, что доказательство долгое время оставалось непризнанным, но потом был обнаружен реальный объект соответвующий заданным параметрам. После чего группе были посмертно возданы великие почести.
        Кто-то негромко ахнул. Затем наступила тишина, археологи переваривали новую информацию. Судя по всему, она была весьма значимой.
        - Так значит это действительно, что-то реальное, - пробормотал стоящий возле Герды Роман, - вот уж никогда б не подумал.
        На мгновение он утратил всю свою напускную солидность.
        - Дальше! - воскликнул он. - Есть там что-нибудь дальше в надписи?
        - Ну, есть кое-что, - сказала Тина Первети и замолчала. Судя по тону, ей нравилось немножко поддразнивать археологов. Чем-то она походила на Инори Киви, конечно по характеру, не по внешности.
        Решив, что пауза вышла достаточной, руководительница продолжила.
        - Ещё там упоминается, что Алеф объединяет в себе «Омегу» и «Альфу».
        Археологи не отреагировали. Даже Герда понимала, что смысл этого сообщения был абсолютно не ясен, так же как и все, что было связано с Алефом.
        - Но координаты, - воскликнул Роман, - в надписи ведь были координаты.
        Лицо его загорелось безумной надеждой, так же как и у остальных археологов: координатная система, принятая у Ладьян была известна, и впервые появлялся реальный шанс разгадать многочисленные загадки.
        Но Тина лишь слегка повела головой. Потом вздохнула.
        - Именно, что были: эта часть надписи не сохранилась.
        Послышался всеобщий разочарованный вздох. Разочарованны были все кроме Герды. Даже если бы координаты и были, - подумала она, - то они вряд ли бы чем-нибудь помогли. За прошедшие миллионолетия звёзды успели слишком далеко разойтись. Поди-ка разберись, что тогда было по этим координатам.
        Конечно, у сообщества картографов были соответствующие модели, но Герда сильно сомневалась, что их можно было «открутить» на такое время назад. Слишком много неизвестных факторов вмешивалось в галактическое движение звёздных систем.
        Она даже удивилась, что археологи не сообразили этого сами. Скорее всего, они просто были далеки от подобных вещей.
        - Ещё, - продолжала Тина Первети, - там сказано, что в честь грандиозного открытия на некой планете заложен великий храм. Тут даже есть иероглифы, соответствующие ладьянскому названию планеты.
        - Гм, - проговорил Теодор, - довольно многие из ладьянских названий удалось отождествить с известными нам планетами. Так что в принципе могло повезти.
        Теодор вытащил из наплечной сумки небольшой комп.
        - Я тут пытался разобраться кое с чем из их письменности, - чуть смущённо проговорил он, - так что довольно много загнал в эту штуку.
        Он пробежался по копму пальцами, потом направил на спроецированное изображение глазок камеры, после чего удовлетворённо кивнул.
        - Получилось, - сообщил он, - данная планета известна сейчас под названием Сора.
        Герда увидела, как Роман побледнел. Чего это он, - удивилась она. Девочка вспомнила, как Роман говорил, что Сора это его родная планета. Но это никак не объясняло его реакцию. Она заметила, что Тина Первети бросила на подростка сочувственный взгляд. Что-то такое она знала об этой Соре. Похоже, с родной планетой у Романа были связаны какие-то неприятные воспоминания. Герда сосредоточилась на его псионическом спектре, но увидела только сильное напряжение. То, что стоит за ним, она определить не смогла.
        - Интересно, - произнёс кто-то, - сохранилось ли там от храма хоть что-нибудь?
        Теодор мрачно захлопнул комп.
        - Ничего там нет. Я только сейчас сообразил: великий храм ладьян - сооружение вовсе не маленькое. Раз уж сама планета людям известна, то останься там от него хоть что-то, давно бы нашли.
        - Сохранился, - вдруг твёрдо сказал Роман. - На Соре есть храм предтеч. Я там жил, я знаю. Просто местные жители не воспринимают его таковым.
        Герду словно за язык потянули.
        - Да в чём собственно проблема? - сказала она. - Просто махнём туда на «Ласточке» и проверим. Мне всё равно предписано оказывать вам содействие. Хочешь посетить родную планету Роман?
        Она осеклась, потому что взляд который бросил на неё Роман был безумным и каким-то затравленным.
        - Да…Нет…Не знаю…
        Лицо его внезапно выразило потрясение, страх. Роман вдруг сорвался с места и кинулся проч. Ой-ей-ей, - испуганно подумала Герда, - что-то я не то натворила.
        - Да что происходит? - недоумённо произнёс кто-то.
        Тина Первети посмотрела на Герду отнюдь неласково.
        - Сора планета сил, - сообщила она.
        И этим было сказано всё.

* * *
        Герда нашла Романа возле реки, там, где они встречались недавно, перед тем как она почувствовала древний фундамент. Роман умиротворённо прислушивался к журчанию воды, но, услышав её шаги, оглянулся.
        Теперь Герда сильно жалела, что так и не потрудилась разузнать про его родную планету, не нашла времени заглянуть в информационный блок «Ласточки».
        - Прости, - сказала она ему.
        - За что? - удивился тот. - Ты просто не знала.
        Но должна была, - подумала Герда.
        Она с облегчением увидела, что по лицу Романа разлит глубокий покой. Похоже, он всё-таки пришёл к согласию сам с собой.
        - Знаешь, - осторожно сказала она, - остальные приняли моё предложение на ура, я имею в виду на счёт полёта.
        Пусть лучше узнает от меня, - решила она.
        Роман кивнул.
        - Я и не сомневался. Когда ещё выпадет шанс бесплатно прокатиться на «Ласточке».
        Они помолчали, и каждый из них обдумывал что-то своё.
        Потом Роман решительно произнес:
        - Я лечу. Я единственный кто по настоящему знает что там. Тина обязательно включит меня в группу.
        - Ты не обязан…
        Роман покачал головой.
        - Дело вовсе не в том, кому и что я там должен, - по его лицу Герда видела, что он совершает усилие над собой. - Я просто не могу жить с таким страхом в душе. Господи, я только сейчас понял, насколько я боюсь Соры.
        Они помолчали ещё немного.
        - Представляю, что ты там пережил, - сочувственно произнесла Герда.
        Роман снова медленно покачал головой.
        - Нет, Герда, не представляешь. Это вообще не возможно представить со стороны. А самое страшное, что даже большинство местных жителей, не представляют себе, в каком ужасе существуют. Для них-то это является нормой. Позволь я тебе расскажу.

* * *
        Солнце медленно поднималось над миром, освещая древнюю пирамиду богов. Большинство жителей Соры верило, что пирамиду возвели сами боги, ведь так утверждали жрецы, святые люди, а они врать не будут. Это было понятно всем.
        Пирамида была огромной: величиной с небоскрёб. Строгая и изящная одновременно. Она имела вид нескольких поставленных друг на друга зданий всё уменьшающегося размера. Гладкая матовая поверхность разрывалась немногочисленными отверстиями. На всех ступенях сооружения стояли жрецы. Слышалось пение.
        То, что происходило на самой вершине, было сложно разглядеть с земли. Но прямо в воздухе располагалась в несколько раз увеличенная проекция верхней крыши, а прямая трансляция шла в эфир.
        Так что практически все миллионы жителей мира видели сейчас круг небольших колонн соединённых по верху арками. А в центре него стоял эллипсоид чёрный и большой, примерно в два человеческих роста. Вся эта композиция казалась Роману зловещей.
        Но родители его мнения явно не разделяли. Отец слегка ткнул его в бок.
        - Не будь таким мрачным. Не огорчай сестру, пусть она унесёт к божеству твою улыбку. Соберись, Роман, вознесение уже скоро.
        Невероятным усилием мальчик натянул на лицо деревянную улыбку. Как же вознесение, - подумал он, - говорили б уж правду - «Убиение». Он уже понял насколько лицемерят все взрослые: нет, не перед друг другом, сами с собой. Уже много позже он уразумел, что иначе вся бы планета спятила б от ужаса и безнадёжности.
        К тому же он сильно сомневался, что восьмилетняя Кэлпи его заметит. Он и родители стояли на предпоследней ступени здания, как ближайшие родственники, но толпа была слишком большой.
        Грянула короткая дробь барабанов. Наступило время жертвоприношения. Роман и сам не знал, откуда всплыло в его сознании это слово. Но не сомневался, что суть происходящего оно отражает куда точнее, чем вознесение, слияние, объединение с божеством и вся прочая словесная белиберда, которой предпочитали обманывать себя взрослые.
        Дети появились на последней площадке, окружённые толпою жрецов в красных одеяниях. На лицах детей были маски с нарисованными на них улыбками. Такие же фальшивые, как и его собственная, они показались Роману отвратительными. Он видел, как некоторые из детей дрожали, другие же шли спокойно. Тогда Роман ещё не знал, что в столь юном возрасте дети не всегда осознают истинный смысл смерти.
        Правда и большинство взрослых на Соре не понимало этого до самой кончины, утешая себя сказочками о вечном пиршестве среди великих богов. В этот день Роман навсегда сбросил с себя подобные иллюзии. Иногда прозрение приходит в чересчур юном возрасте.
        Он поискал глазами Кэлпи и конечно нашёл. Уродливая маска и одинаковая со всеми одежда не могли скрыть её от него. Роман отличил её по походке, телосложению и множеству других неуловимых признаков, которые, никогда и ни с чем бы, не спутал.
        Сестра покрутила головой, и Роман понял, что она ищет его, именно его не отца. Он был в этом уверен. Потом узкие прорези маски остановились прямо на нём, и Роман понял, что она его всё-таки углядела.
        Детская рука поднялась в воздух и помахала ему в последний раз. И Роман помахал в ответ. Он и сам не знал, как сумел сдержать слёзы. Но Кэльпи не должна была видеть его печали. Пусть не боится, пусть верит в эти сказочки о вознесении. Верит, что просто отправляется в далёкое путешествие или чего там ей ещё наплели. Девочка была достаточно мала и Роман, и тогда, и много позже надеялся, что она не сознавала истинную сущность смерти. Ох, как он на это надеялся.
        Детей ввели в ограждённый колоннами круг. Роман видел, как они сбились в кучу, инстинктивно прижавшись к друг другу в своём страшном ожидании.
        Жрецы отступили наружу, образов вокруг колонн ещё один круг. Уйти дети всё равно не могли: их ограждало пространственное поле, секрет которого был известен только жрецам.
        Пение жрецов прекратилось, настала полная тишина. Роман чувствовал что вокруг, в самом воздухе, сгущается напряжение, как перед грозой. И оно не было психологической иллюзией. Между колоннами скакали искры.
        Тёмный эллипсоид засветился багровым светом. Потом он превратился в провал, в окно в инопространство, представлявшее собой обитель сил. Казалось, оно было заполнено какой-то субстанцией отвратительно-жёлтого цвета. Много позже, уже сбежав с Соры, он узнал, что это была иллюзия, всего лишь искажение света на стыке разных пространств.
        Желтизна хлынула наружу. Детские силуэты колыхались, как будто находились под грязной водой. Потом они вдруг стали распадаться на части. И ещё раз и ещё. Толпы людей ревели.
        Наконец в желтизне осталась лишь лёгкая рябь, которая быстро затихла. Некоторое время всё оставалось неподвижным, затем желтизна начала втягиваться обратно в свою реальность. Место позади него оставалось пустым. Силы насытились, жертвоприношение завершилось. Люди впали в экстаз.
        - Гордись сын, твоя сестра стала нашей заступницей перед богами.
        Впоследствии Роман сам удивлялся, как не набросился на отца.
        Глава тринадцатая
        Не играй с нечистой силой
        Трилы - уникальная разумная раса в которой полноценной личностью является не индивид, а триада
        Триада состоит из трёх разнополых разумных которые образуют семью и представляют собой различные аспекты большой интегральной личности. Их принято называть корд, эма и нянь. В чисто физиологическом аспекте эту трёхполость удобно представлять, как мужчину, женщину и вынашивателя. Но в эмоциональном плане более удобен подход трансакциональной психологии определяющий их как взрослого, ребёнка и родителя.
        Краткая космическая энциклопедия.
        «Ласточка» проходила сквозь атмосферу. Под её днищем промелькнул небольшой горный хребет. Двигаясь в пределах отведённого ему посадочного коридора, звездолёт приближался к поверхности планеты, постепенно гася скорость. Имея обтекаемую форму, корабль походил со стороны на скоростной атмосферник. Наконец он завис в пятистах метрах над космодромом гильдии, и тут же начал вертикально спускаться. Внизу их ждали.
        Когда крышка входного люка откинулась, образовав трап, к кораблю подошёл человек лет примерно пятидесяти, в голубой форме гильдийца среднего ранга.
        - Приветствую вас на Хризе, мастер, - он склонил голову в лёгком церемониальном поклоне, принятом у людей в этом мире. Я Дарк Вергин, меня попросили вас встретить и оказать полное содействие.
        - Горд Зимин.
        Они пожали друг другу руки.
        Тут на лице у встречавшего на мгновение возникла лёгкая форма удивления: он увидел, как вслед за Гордом из корабля выходит Инори.
        - Простите, мастер, меня не предупредили, что на борту пассажир.
        - Я и не сообщал, - сказал Горд равнодушно.
        При приближении к планете он вёл только чисто служебные переговоры и лишь коротко информировал местное отделение о цели визита.
        - Это Инори Киви, магистр псионики, - пояснил он, - она работает по контракту с Гильдией. Поскольку дело Груздина предположительно связано с псионическим воздействием, то, было, решено заручиться помощью специалиста.
        Специалист отвесила грациозный полупоклон, одарив Дарка неподражаемой улыбкою своей расы.
        - С псионикой, - изумился Дарк Вергин, - я думал, что совет просто пытается выследить гильдийца, страдающего опасным психическим расстройством. Что бы не подрывать престиж гильдии среди внешних, поиски проводятся негласно.
        Дарк невольно покосился на Инори, чувствовалось, что он не знает, как относиться к чужачке, и главное, что при ней можно говорить, а что нет.
        Горд пояснил:
        - Сударыня Инори давно работает в контакте с советом и пользуется нашим полным доверием. Если вы хотите знать её степень доступа, то вам предписывается полная откровенность обо всём, что касается поисков Груздина, и полное молчание об том, что к этому не относится.
        Внешне кавай оставалась невозмутимой, но Горд всё же уловил, как на её лице на мгновение мелькнула усмешка: Инори всегда забавляла подобная конспирация. Что ж, пусть Вергин слегка успокоиться, ну а том, что данная иноразумная знает о тайнах гильдии куда больше его самого, Дарку знать совершенно не полагалось.
        Не то что бы определение статуса Инори не вызвало у Вергина никаких вопросов, но он просто предпочёл промолчать.
        Протянув назад руку, Горд, почти не глядя, коснулся пальцем замка. Створка люка тут же стала подниматься вверх, блокируя доступ на звездолёт. Все трое уселись в небольшой автоматический кар, которой сразу же двинулся через поле к принадлежащему гильдии зданию.
        Поток воздуха трепетал волосы. Светило яркое солнце, и волосы Зимина тут же окружил небольшой световой ореол. Вергин уставился на это с таким изумлением, что Зимин пожалел, что не надел кепку.
        Он прекрасно знал, какое впечатление производят его волосы на окружающих, и умело пользовался этим, когда хотел подчеркнуть, что собеседник разговаривает с представителем старинной гильдейской династии. Столь своеобразное давление нередко помогало решить некоторые вопросы.
        Но в иных ситуациях пристальное внимание к его волосам раздражало. К тому же в последнее время к этому нередко примешивалась горечь: Зимин начинал всерьёз опасаться, что может стать последним представителем этой самой, некогда многочисленной династии. Наверно стоило прервать этот затянувшийся экзотический роман с Инори и заняться поисками женщины среди гильдийцев.
        Горд знал, что на его предложение согласились бы многие. Но что-то мешало. Он вспомнил нежное поглаживание по руке, после того случая в больнице. Было ли оно вызвано вспышкой эмоций, простой благодарностью, или было чем, то гораздо большим? Зимин гадал об этом до сих пор.
        Что ж, пора ставить точки над «и», - принял внезапное решение Зимин, - как только кончится эта история с Груздиным. Он объясниться с ней на обратном пути к Топусу, или куда она там пожелает отправиться. Сейчас же требовалось полностью сосредоточиться на поставленной цели.
        Надо отдать Дарку должное, он быстро овладел собой и перестал пялиться на Зимина. В конце концов, о необычных волосах наследуемых этой династией знала наверно вся гильдия. Горд видел, что теперь Вергин из подтишка разглядывает Инори. Не почувствовать подобный поток внимания псионик её уровня просто не мог. Но кавай оставалась безучастной, и на этот раз на лице её не было даже улыбки.
        Зимин заметил, что во взгляде Дарка виднеется некоторое напряжение. Словно ему требовалось некоторое усилие, что бы принять присутствующую чужачку. Надеюсь, мы не нарвались на расиста, - мрачно подумал Горд. - Хотя, скорее всего подобное впечатление обманчиво: гильдия всегда варилась в собственном соку, и для многих её членов подключение к работе чужака, тем более иноразумнго, вполне могло оказаться настоящим шоком.
        Кар остановился возле официального представительства гильдии. Совещание провели быстро.
        - И так, - сказал Горд, - как мы поняли из сообщенья курьера, Груздина видели непосредственно рядом со зданием местного представительства Гильдии.
        Дарк Вергин подтверждающее кивнул.
        - Да, или, по крайней мере, человека, который похож на него словно близнец. Его зафиксировали датчики компьютера безопасности на внешнем периметре.
        - Мы уже знаем это, - обрезал Зимин, - не отвлекайтесь.
        Он не собирался тратить времени на болтовню. Мысленно он уже не в первый раз поблагодарил Невского за идею с компьютером. Сам он в мысль о том, что подменённый может появиться в ближайших окрестностях какого либо из отелений гильдии просто не верил.
        - Вы выяснили, как Груздин попал на планету? - спросил он Дарка Вергина.
        В ответ тот удручённо поморщился.
        - В том, то и дело, что нет, - Вергин развёл в раздражении руками. - Ни он сам, ни угнанная им «Ласточка» не были зарегистрированы ни в одном из космопортов планеты. Я понимаю, конечно, что наши корабли способны сесть где угодно, но околопланетное пространство контролируется достаточно плотно. У нас здесь есть кое-какие контакты с военными, и точно известно, что никаких неопознанных кораблей в последние две недели к планете не приближалось.
        На мгновение Зимин задумался. В распоряжении совета гильдии были засекреченные модели «Ласточек» принципиально не обнаружимые для радаров, но звездолет, которым располагал сейчас Груздин, к подобному типу не относился. С другой стороны все корабли гильдии имели такие небольшие размеры, что локаторы контрольной службы могли их попросту не засечь, особенно если они выходили из сплетения в непосредственной близости от планеты и двигались на большой скорости.
        - После того как в ближайшее подразделение совета был отправлен курьер, Груздин вновь засветил себя возле гильдии. Причём перед камерой чуть ли не позировал.
        Зимин невольно переглянулся с Инори. Таких совпадений попросту не бывает, - подумал Горд, - оба раза он явно засветился намеренно, понять бы ещё для чего.
        Недавно Горд поймал себя на мысли, что существование подменённых его откровенно пугает. Теперь же ситуация стала нравится ему еще меньше. Сила, скрывающаяся за подменышами, словно решила подразнить гильдию.
        Спокойно, Горд, спокойно - сказал он сам себе, - Дослушай до конца Вергина и немножко подумай, тогда возможно удастся хоть что-то понять во всей этой безумной истории.
        Он чуть кивнул Дарку, показывая, что ждёт продолжения. Тот повёл ладонью над столом. Очевидно, комнатная электроника среагировала на его жест, поскольку в воздухе над столом спроецировалось изображение. Стал виден мужчина, в тёмных очках и в одежде настолько не сочетающихся с друг другом цветов, что она просто походила на клоунскую.
        Потом мужчина снял очки и, держа за одну дужку, несколько раз помахал ими в воздухе. Смотрел он точно на камеру. Глаза были безумно расширены, лицо казалось каменным. Потом по нему пробежала стремительная смена выражений, настолько быстрая, что было трудно различать отдельные фазы. Чему Зимин уже видевший подобные записи неособенно удивился. Теперь у Горда уже не оставалось сомнений, что Груздин намеренно дал себя опознать.
        Послышался смех кавай.
        - Интересно, - весело проговорила Инори, - а кто у нас нынче охотник.
        На мгновение Дарк посмотрел на неё словно на сумасшедшую. Очевидно, он мало имел дел с представителями этой расы и плохо знал психологию кавай, для которых подобная реакция была абсолютно естественной.
        Наконец Вергин вернулся к рассказу.
        - Полученные от вас инструкции категорически запрещали задержание своими силами, но один доброволец вызвался навесить на него маячок.
        Дарк немного прогнал вперёд запись, было видно, как в правом нижнем углу сменились цифры отмечающие время.
        - Вот глядите, сейчас он появится.
        Стас на изображении немного отступил прочь от камеры. Стал виден другой человек: молодой мужчина в форме космогатора, который очевидно только что вышел из здания. Он неспешно приближался к подменышу. При этом парень настолько демонстративно не смотрел на Груздина, что это вызвало бы подозрение у любого.
        Зимин почувствовал невольное раздражение. И где только взяли подобного лопуха? - мысленно усмехнулся он.
        Космогатор в изображении сделал какой-то жест, который тщётно пытался скрыть: вероятно, выстрелил маячком. Интересно, - подумал Горд, - почувствовал ли он исходящий от Груздина холод?
        - Садыш, конечно не профессионал в таком деле, - отозвался в такт с его мыслями Вергин, - но задачу выполнил: подсадил этому самому Груздину пищалку, а тот ничего не заметил, и ушёл почти сразу после этого.
        Горд вновь переглянулся с кавай, в глазах женщины явственно светилась ирония. Ага, незаметно, - подумал насмешливо Горд, - держи карман шире. Да парню просто позволили это сделать. Светиться так уж по-крупному. Вот только цель-то, какая?
        - Последние сутки объект бессистемно передвигался по городу, делая лишь кратковременные остановки. Он даже нигде не задерживался на ночлег.
        Зимин несколько не удивился. Как изменяется организм подменышей, оставалось тайной за семью замками. Вполне возможно, что сон им просто не нужен.
        - Вы наняли специалистов по силовому захвату? - спросил он у Вергина.
        В ответ Дарк мрачно кивнул.
        - Да. Группа собрана.
        Чувствовалось, что этот приказ он хотя и выполнил, но не одобряет.
        - Почему совет просил по возможности взять людей с плохой моральной репутацией? - поинтересовался Дарк. - Согласитесь, что это выглядит несколько странно.
        Зимин чуть раздвинул рот в нехорошей улыбке.
        - Плохих не жалко.
        И видя явное недоумение на лице Вергина, он пояснил ему более подробно:
        - Совесть не хочу, что бы мучила, поскольку ребята, скорее всего, идут именно на убой. По крайней мере, один из них.
        Глаза у Дарка Вергина сделались круглыми. Немного помолчав, он спросил:
        - Послушайте, мастер, вам не кажется, что я бы смог лучше выполнять решения совета, если бы знал, какая за ними скрывается подоплёка? Кого мы вообще ловим? Супербоевика что ли?
        Дарк Вергин был прав, впрочем, Зимин и так собирался ему сказать.
        - Стас Груздин вызвался добровольцем для прямого исследования одной из пространственно-временных трещин. Там с ним что-то случилось. Звездолёту удалось отойти от трещины, но к кораблю-матке «Ласточка» подошла лишь на автопилоте.
        Сам Груздин длительное время вёл чисто растительное существование, потом внезапно очнулся и сбежал из клиники, убив при этом врача. Позже одного из гильдейцев, во время угона «Ласточки». При чём чужой корабль он вскрыл без помощи универсального ключа. А наш собрат оказался уничтожен при помощи одной из разновидностей псионического удара. Это притом, что псионикой Груздин отродясь не владел.
        Дарк Вергин был потрясён.
        - Ничего себе, - пробормотал он, бросив невольный взгляд на Инори. - Да, псионика, теперь я понимаю.
        Зимин дал Дарку пару минут, что бы тот мог освоиться с ошеломляющим сообщением. Горд знал, что подобные новости способны выбить из колеи кого угодно. Пилоты гильдии уже давно обменивались страшилками о вернувшихся из трещин людях. Толком никто ничего, конечно, не знал, и всерьёз в подобные вещи вряд ли кто верил. Но было так приятно слегка пощекотать друг другу нервы. Так уж это было заведено у людей ещё с той первобытной поры, когда они сидели вокруг горящего в ночи костра, пугая соплеменников рассказами о кружащихся во тьме демонах. И вот теперь страшилка обернулась реальностью.
        - Теперь вы знаете, - сказал Зимин, выждав, по его мнению, достаточно времени. - Сейчас познакомьте меня с наёмниками. Представите им как главного заказчика и руководителя операции.

* * *
        Через большой квадратный иллюминатор Оритур Кварус Маркон наблюдал, как небольшой челнок входит в ангар. Как только внутренние ворота раздвинулись, к челноку устремились несколько Илари с белыми нашивками медицинской службы.
        Вскоре они появились оттуда вновь, сопровождая каталку с закрепленным на ней человеком. Хотя глаза пациента были открыты, любой заглянувший в них понял бы, что мужчина находиться в бессознательном состоянии.
        - Последний, - кратко констатировал Оритур, когда тележка проехала мимо них.
        Ещё двое разумных, побывавших внутри пространственно-временных трещин, были доставлены на стацию раньше.
        Стоящий рядом с Марконом начальник биологического отдела машинально кивнул, но чувствовалось, что настроен он не столь радужно, как его собеседник.
        - Моё сознанье в тумане, - произнёс он, - а неопределённость сродни квантовой. - Меня словно обступили ночные тени.
        И вдруг, совсем не в духе Илари, рубанул коротко без затей.
        - Я здорово сожалею, что вообще голосовал за твоё предложение Оритур. Те двое, они меня откровенно пугают.
        Кварус Моркон явно удивился.
        - Не понимаю?
        Неужели ещё один трус, - подумал он про себя. Мало ему коллег по организации. Но ведь военные его собственной расы, с которыми у Оритура давно были установлены плодотворные контакты, всегда были довольно твёрдыми. Оставалось только надеяться, что колебанья Задара сугубо временны.
        - Мы конечно благодарны тебе за то, что ты обратил наше внимание на этот феномен, но в этих двоих чувствуется что-то зловещие. При чём я никак не могу понять, что.
        - Это не только моё мнение, - добавил он, помолчав, - такое же мнение у всех илари, которые проводят возле них достаточно времени. Что-то такое на подсознательном уровне. Скажи, ты сам действительно ничего не чувствуешь.
        - Нет, - коротко ответил Оритур Кварус Маркон.
        Он солгал, некоторые предчувствия у него всё же были, хотя и довольно слабые. Илари старательно гнал их, сам себя убеждая, что на секретной базе министерства обороны ничего страшного случиться не может. Военные слишком хорошо контролируют ситуацию. Ну, в самом деле, что могут всего трое разумных существ пусть и с необычными псионическими способностями.
        - Думаю, - сказал он, что бы успокоить самого себя, - просто состояние напряжения сказывается. - В конце концов, не каждый день иноразумников похищаем, пусть и в таком состоянии. Подумайте лучше о том, как много мы сможем выяснить для пользы расы.
        Однако его собеседник, Козанар Задар Цери, убеждён отнюдь не был.
        - Дай бог если так, - произнёс он, - а то и с вероятностными полями вокруг станции стало твориться что-то странное: прямо несусветная пляска какая-то. И всё это с того времени как на борт был доставлен второй объект. Сказать по правде только дисциплина удерживает меня от того, что бы отправить оба объекта за борт.
        Сказав, он тут же пожалел о признании. Во взгляде Оритура читалась только мрачная решимость. Да он же просто маньяк - понял начальник биологической секции.
        - Пойдём, посмотрим, как его разместили, - решил перевести разговор на другое Задар.
        Оба двинулись по коридору, не спеша, как и положено почтенным Илари. Над головой сияли плафоны, имитирующие солнечный свет, под ногами пружинил ковёр. Внезапно Козанар резко остановился.
        Оритур недоумённо повернулся к нему, но тут же уже и сам почувствовал изменение вероятностных полей вокруг станции. Казалось, они действительно заходятся в какой-то безумной пляске. Поля то вздымались до невероятных величин, то стремительно опадали. Вероятности резонировали друг с другом образуя немыслимые конфигурации. Из будущего на них надвигалось беспросветная тьма. И эпицентром всего этого бесшумного вихря была небольшая каюта, где находились три подменённых.
        Мгновенно сосредоточившись, Оритур послал телепатему охране: «НЕМЕДЛЕННО УНИЧТОЖИТЬ ПОДМЕНЫШЕЙ»Однако вероятностная буря глушила пси-связь. Поняв это, оба Илари сами бегом устремились в нужный отсек. Они не знали, что охрана уже сама пришла к тем же выводам: почти все илари являлись псиониками. Но было, увы, слишком поздно.

* * *
        В небольшом помещении, в разных углах, плотно пристёгнутые к койкам, находились двое разумных: кимерит и кавай. Медицинские приборы, окружавшие их, не регистрировали никакой нервной активности, словно лежащие были скованы странной формой паралича. Однако в глубинных слоях мозга синапсы продолжали обмениваться сигналами.
        Чуждый разум подстраивался к внешнему миру. Изменялись мыслительные цепочки, появлялись концептуальные схемы. Импульсы лишь отдалённо схожие с псионическими обследовали внешние пространство. Они уже давно обнаружили друг друга, сделав свои разумы частью единой системы. Это позволяло лучше обрабатывать информацию и перестраивать самих себя.
        Оба ощутили резкое изменение вероятностей: к ним приближался ещё один им подобный. Раса или пол собрата совершенно их не интересовали, такой вопрос даже не ставился. Гораздо важнее было то, насколько он готов к пробуждению.
        Между двумя и вновь прибывшим возник информационный мост, быстро прошло взаимное зондирование. Информационный мост расширился, подключая мозг человека к уже созданной ментальной системе. Вскоре он уже был интегрирован в неё полностью. Их общая мощь возросла. Теперь уже они воспринимали лежащий за пределами бытия мрак: чистую и бессмысленную пустоту, казавшуюся им непредставимо прекрасной. Пустоту, которая давала им смысл существования и по существу являлась их господином. Троим нестерпимо хотелось с ней слиться.
        В следующий миг вокруг станции взбесились вероятностные поля. Ментальные воздействия подменённых «царапали» саму ткань бытия, именуемую среди разумных пространством-временем.
        Вскидывая оружие, в палату врывались охранники, имеющие инструкции уничтожить поднадзорных в случае малейшего инцидента. Они опоздали: вокруг подменных возник мощный расширяющийся кокон тотального упрощения, как ни странно не причинявший вреда им самим. Внутренние органы охранников превращались в студень, в кисель и они падали, словно тряпичные куклы.
        Объединённый разум подменённых пробивал канал в великую пустоту, и тьма, слегка шевельнувшись, начала проползать в сотворённую для неё брешь.
        Однако стоящей за троими силой было нужно не совсем это: не локальной разрыв пространственно-временных связей, а нечто куда более глобальной.
        «ОСТАНОВИТЕСЬ» - вошла в разумы подменённых команда, но она уже запоздала, был перейдён критический рубеж. Возникла область деструктуризации, поглотившая станцию, словно вода масло. Это был зародыш пространственно-временной трещины. Постоянно расширяясь, трещина, словно копьё, устремилась к расположенной неподалёку прекрасной изумрудной планете, принадлежащей Илари.
        Никто из жителей не успел ничего понять. Мгновенно пожирая массу, тьма пробила в планете колоссальную сквозную дыру, мир стал разваливаться на части, которые тут же поглощалися трещиной. Выделенной при процессе энергии оказалось достаточно, что бы трещина резко расширившись, поглотила светило. Звёздная система с тремя населёнными планетами навсегда исчезла из просторов реальности.
        Это был первый случай столь массовой гибели разумных в пространственно-временных трещинах. Пока ещё первый.

* * *
        После нескольких минут поездки Зимин решил, что местная архитектура ему не нравится. Город походил на вскрытые внутренности гипертрофированного компьютера, казалось, что машина едет внутри огромного системного блока.
        Мимо проплывали здания, словно целиком отлитые из голубого металла. Каждое имело собственную конфигурацию, мало походя на соседей, но, тем не менее, чувствовалось, что вид улицы тщательно продуман и здания составляют единый ансамбль. Окна тоже имели разную форму: узкие и длинные, овальные, попадались и квадратные окна. На одном из зданий было большое выпуклое стекло красного цвета, круглое, наподобие иллюминатора. Оно занимало значительную часть фасада. А высокая башня заканчивалась чем-то вроде огромной секиры.
        Горд смутно припомнил, что такой стиль строений называется киберпанковским, но сам предпочитал, что-нибудь более «тёплое». В конце концов, дом должен был быть домом, а не абстрактной скульптурой на тему электронных систем.
        Зимин бросил короткий взгляд на светящуюся перед ним карту. Два огонька, зелёный, изображающий их машину, и красный - подвешенный на Груздина маячок, почти слились. Уже близко, - подумал Горд.
        Машина свернула за угол и остановилась возле недостроенного строения. Во многих его окнах отсутствовали стёкла, а на входах дверные створки. В самих линиях здания чувствовалась какая-то незавершённость. Приглядевшись, Зимин заметил, что у дома несобранна крыша. Вокруг сооружения располагалась разнообразная строительная техника, в настоящий момент она не работала, вероятно, по случаю выходного.
        Космогаторы, кавай и четыре наёмника вышли из машин. Главарь боевиков, крупный кимерит по имени Торгстон, внимательно оглядел здание.
        - Не плохое место для засады, - негромко произнёс он, - Вы уверены, что это действительно одиночка?
        В ответ Горд Зимин кивнул.
        - Да. К тому же он сбежал с Топуса, практически без гроша в кармане. Так что просто не имел возможности кого-либо нанять.
        Торгстон довольно скептично посмотрел на него.
        - В таком случае, зачем вам понадобились мы? Почему не справились своими силами?
        Этого вопроса Зимин ждал с самого начала.
        - Просто хотим избежать малейшей случайности. Как мы уже говорили, в результате болезни у нашего человека открылся псионический дар. А у постоянно работающего с нами псионика, - Горд кивнул на Инори, - совсем нет боевого опыта.
        Как назло перед мысленным взором Зимина тут же возникла эпизод захвата убийц на Крокусе. Но невольной иронии в его голосе всё же не прозвучало.
        Наёмник пожал плечами.
        - Что ж, пока вы платите, вам виднее. Хотя конечно болезнь, пробуждающая псионический дар, это круто.
        В его голосе даже прозвучало некоторое недоверие. Двое из отряда, включая самого Торгстона, тоже были псиониками. Так что худо-бедно, но в вопросе он разбирался.
        Немного поколдовав с компом, главарь нашёл в сети план недостроенного здания и удовлетворённо кивнул: другого выхода с лестницы, на которой скрывался Груздин, здесь не было.
        - Ждите, - сейчас притащим вам, вашего малохольного.
        Он сделал короткий знак подчинённым и, вместе с группой, скрылся в подъезде. Никакой проблемы в этом задании он не видел. Считай, что получит деньги за даром. Всё равно, что младенца связать.
        Он в последний раз сверился с пеленгатором. Тот однозначно указывал на четвёртый этаж. Двери в проход ещё не вставили. Что ж, тем удобней. Вряд ли это будет хоть отдалённо похоже на боевую операцию, - подумал Торгстон. - Просто подойдём к психу и парализуем. Псионические способности у объекта его тоже не смущали: даже если они у него и действительно прорезались, то научиться использовать их, за такой короткий срок было невозможно.
        Снаружи здания ждали результатов Горд, Инори и Вергин.
        Все невольно смотрели на квартиру, в которой по показаниям пеленгатора находился Груздин. Что он там делает? - недоумевал Горд, - Зачем ему этот недостроенный дом?
        - Ты можешь, что-нибудь прочитать в ближайшем будущем? - не удержался Горд от вопроса.
        Но Кавай, к которой был обращён вопрос, лишь помотала головой.
        - Нет. Я никогда не была сильна в подобном восприятии полей хаоса, и в основном фиксирую лишь их компонент в настоящем. Чёткое, восприятие вероятностей в будущем, даже на несколько минут, это вообще редкий дар. Сейчас же - всё словно перекрыто неким слепым пятном.
        Зимин нахмурился.
        - Слепое пятно, значит ли это…?
        - Это значит, только то, что в будущем я ничего не вижу. Причины могут быть какими угодно. Кстати, то нападение в больнице я тоже не видела.
        Пример Зимина не убедил. Он знал, что даже опытный псионик не может разглядеть вероятности будущего больше чем на пару минут. Дальше мешала интерференция хаос полей. Но в тот раз она была слишком сильно сосредоточена на подменённом, и длилось это куда дольше, чем несколько минут. Горд ещё раз задумался над тем, зачем Груздин сидит на этой стройке, и зачем засветился так явно. И тут на верху началось.
        Грохот и безумный крик боли, от которого волосы становятся дыбом.
        - Волна тотального упрощения, - спокойно сказала Инори. - Теперь подменыш некоторое время не сможет её применить. Сейчас он словно разряженная батарея.
        Зимин уже и сам понял, что Груздин нанёс удар: в нескольких рядом расположенных окнах четвёртого этажа уже вставленное стекло вдруг словно потекло вниз, будто медленная вода и начало падать на землю, не столько осколками сколько брызгами. Было ясно, что оно подверглось мощному воздействию энтропии. Стеклянные капли падали, сверкая на солнце и громко разбиваясь внизу.
        - Здание экранирует пси спектр, - проговорила Кавай, - но думаю, что наёмники уже мертвы. Все-таки я ожидала от них большего.
        В пустом оконном проёме возникла фигура Груздина. Космогаторы невольно выхватили оружие. Зимин решил, что если подменённый окажется слишком близко от него, то будет стрелять прямо на поражение. Он уже знал, что способны натворить эти ребята. И всё-таки, чего он хочет? - зачем-то вновь пришла в голову мысль.
        Груздин между тем уже был на подоконнике. И тут, в каком-то приступе озарения, Горд понял чего хочет подменыш. Груздин уже падал на них сверху, когда Зимин отшвырнул прочь Инори. Бросив станер, Зимин открыл огонь из пистолета, заряженного разрывными пулями. Но так и не был уверен, попал ли: ему ещё ни разу не приходилось стрелять по несущейся прямо на него сверху цели.
        Потом в Горда словно ударил артиллерийский снаряд. В глазах потемнело, и Зимин покатился по земле от удара. Он смутно ощущал на себе какую-то тяжесть. Кожу царапнуло, затем вес исчез.
        - Стреляй, убегает! - различил он, сквозь шум в ушах, крик Инори.
        Оружие, где оружие? - вяло, подумал Горд. Кажется, он обронил его, когда на него свалился этот безумец. Он пошарил рукою вокруг себя. Оружия не было.
        В глазах, наконец, прояснилось, в голове тоже, и он понял, что Инори кричала отнюдь не ему.
        - Сбежал всё-таки, - мрачно произнёс Дарк Вергин, опуская ствол станера. - Ничего не понимаю, я же в него несколько раз попал! Уверен.
        Зимин поднялся с земли. Он уже приходил в себя, хотя в голове всё ещё стоял шум, из-за чего слова спутников он слышал словно сквозь вату. Над недостроенным зданием быстро поднималась небольшая воздушная машина. Очевидно, именно в ней и находился Груздин теперь. Зимин покачал головой, операция была бездарно провалена.
        - Что произошло? - спросил он.
        - Мне бы и самому понять, - буркнул Вергин. - Этот псих выпрыгнул прямо с четвёртого этажа, и, похоже, грохнулся бы прямо на почтенную госпожу, если бы только вы её не отбросили. После такого полёта он, несомненно, должен был вырубиться. Но вместо этого обхватил вас и вместе с вами покатился по грунту. Потом вскочил и бросился наутёк.
        Вергин удручённо развёл руками.
        - Я неплохой стрелок. И был убеждён, что попал в него минимум четыре раза, но он даже бега не замедлил, ничего не понимаю.
        Горд устало вздохнул.
        - Из станера стреляли?
        - Ну, да.
        - Не вините себя. Это скорее наша ошибка, нежели ваша. Недооценили мы его. Надо было быть готовыми стрелять на поражение.
        Глаза Дарка расширились.
        - На поражение! В своего! Да вы что, там в совете…
        - Кажется, вы ещё не поняли, - жёстко ответил Горд. - Стас Груздин уже не свой. Он погиб, там, в трещине, а вот что вернулось вместо него до сих пор не ясно. Ладно, пойдемте, посмотрим, возможно, кто-нибудь из наёмников уцелел.
        Прихрамывая, он двинулся к подъезду. Голова нестерпимо болела.
        То во что превратились наемники, попавшие под волну тотального упрощения, выглядело так, что наизнанку вывернуло желудки у всех троих. Груздин явно сильнее того, в больнице, - мрачно подумал Зимин. Он бил очень широким и мощным лучом. Хватило на всю четвёрку. А их псионики толи не смогли отвести слишком мощный удар, то ли просто оказались слишком расслаблены, вбив себе в голову, что объект не способен оказать серьёзного сопротивления.
        Зимин ещё раз вздохнул: «Но всё же четырёх - одним импульсом». Никто из псиоников Организации даже не представлял, что такое возможно.
        На обратном пути все молчали. Горд мысленно прикидывал свой отчёт перед организацией и перед гильдейским советом. Вергин беспокоился, не смогут ли связать гибель наёмников с Гильдией. Инори тоже о чём-то думала.
        Зимин попытался решить имеет ли смысл продолжить поиски Груздина на Хризе. По всему выходило, что нужна более сложная операция, чем та, которую они так неудачно проводили. И разворачиваться она должна без всякой связи с гильдией, - окончательно решил он. Подставлять своих Зимин не собирался, даже ради организации.
        В голове Горда появился какой-то туман, и его стало клонить ко сну. Потерпи, - сказал он себе, - миссия гильдии совсем близко. Но тут же помимо воли погрузился в бессознательное состояние. А ведь что-то со мной не так, - всплыла на поверхность последняя мысль.
        Машина остановилась.
        - Вставай Горд, приехали, - Инори коснулась его руки.
        Зимин не реагировал. Его открытые глаза бессмысленно вглядывались в пустоту.

* * *
        На экране была видна тёмная желеобразная масса в форме чуть приплюснутой к середине лепёшки. От неё исходило множество тонких отростков.
        - Это тысячекратное увеличение, - сказал врач. - Данный организм был извлечён из царапины на шее у Горда Зимина. За короткое время он ввёл свои отростки в нейронную сеть мозга пациента. Хотя в настоящий момент эта биосистема уже удалена с помощью нанороботов, в сознание Зимин до сих пор не приходит. Я предлагаю провести усиленную стимуляцию мозговых клеток.
        Некоторое время Инори барабанила пальцами по подлокотнику кресла. Она уже поняла, что весь этот консилиум был абсолютно бессмыслен: врачи просто не понимали, что с Гордом, и что им следует предпринять.
        - Возможно, его нейроны следует встряхнуть с помощью электрошока, - предложил другой эскулап.
        После чего специалисты с энтузиазмом принялись обсуждать параметры будущего электроудара, и на какие мозговые отделы его следует подавать. Казалось, с их точки зрения, Горд был неким манекеном для опытов. Инори понимала, что, вряд ли её восприятие справедливо, но ничего поделать с собой не могла.
        - Всё это вы уже дважды пробовали, - раздражённо сказала она.
        Медики бросили в сторону Инори такой взгляд, словно кресло, на котором она сидела, заговорило.
        - Почему здесь посторонние? - спросил один.
        Однако смутить кавай было невозможно в принципе.
        - Вы, кажется, не поняли, что я вам говорила. Извлечённый из Горда Зимина организм представлял собой нечто вроде псионической антенны. Похоже, что через него в нейроны Зимина прошёл некий информационный поток. Я исследовала его мозг своими, псионическими методами. Такое впечатление, что в его мозгу шурует какая-то подпрограмма, которой там совершенно не место, и которая отвлекает на себя большую часть мозговой активности. Честно говоря, я опасаюсь самого худшего.
        Она не стала уточнять, что самым худшим считает отнюдь не смерть. С её точки зрения, это было ясно и так.
        Все трое врачей поморщились одновременно.
        - Сударыня, - сказал тот самый врач, который предложил попробовать электрошок. Сказал с таким видом, словно ему приходится объяснять азбучные истины малышу. - Мозг разумного не компьютер, аналогия с программой тут совершенно не уместна.
        - Я знаю, - отрезала Инори, она немного досадовала на себя за некорректный образ. - Назовём это по-другому: например, внедрением в нейронную сеть чуждой субличности. Не в словах суть. Главное, что у него в мозгу образовался автономный и независимый психокомплекс, явно враждебный основной личности.
        - Конечно, конечно, - отозвался демонстрирующий снимок медик чересчур добреньким голосом, - мы обязательно всё это обсудим. Но сейчас, извините, вы нам мешаете, пожалуйста, покиньте помещение.
        Инори поняла, что взывать к их разуму попросту бесполезно. Человеческие врачи, не то что бы не верили в псионику. Она просто находилась слишком далеко за пределами их личного опыта. Опыта расы привыкшей в большинстве своём полагаться на чисто технические средства. И прошибить этот концептуальный барьер было, похоже, невозможно.
        Всё это время кавай медленно закипала. Изменения в разуме Горда могли в любой момент сделаться необратимыми, а эти догматики только и могли, что долдонить про электрошок! И её раздражение, наконец, выплеснулось наружу.
        Кавай резко встала из кресла.
        - Молчать! - рявкнула она во весь голос.
        Врачи застыли, изумлённо уставившись на Инори. Большинство из людей не представляли, что представители этой обычно вежливой расы, способны так орать.
        Черты кавай вдруг как-то заострились, а на лице не было и намёка на обычную для этой расы улыбку.
        - Всем слушать сюда. - На этот раз Инори говорила негромким голосом, но перебить её почему-то не решился никто из медиков. - Есть только один способ удалить из Горда наведённую субличность. Я могу попробовать вступить с ним в полный пси-резонанс и скорректировать его сознание, как бы изнутри. Это довольно опасно, и всё это время я надеялась, что вы предложите другое решение, но этого не случилось.
        Да, опасно, - мысленно повторила она про себя, - и не только физически. При глубинном пси-резонансе их личности будут полностью обнажены друг для друга. При одной мысли об этом Инори невольно испытывала страх.
        - Позвольте, - попытался возразить главный медик, - это мы отвечаем за здоровье пациента.
        - Считайте, что эту ответственность я с вас снимаю.
        Улыбка на её лице на мгновение все-таки появилась, довольно язвительная.
        Врач явно хотел сказать ещё что-то. Но Инори послала в его сторону короткий пси импульс. В обычной ситуации пробить естественную защиту непсионика было довольно сложно. Но сейчас Инори была переполнена чувствами, и смогла транслировать на врачей узкую полоску своего эмоционального спектра. Те невольно попятились.
        - А ладно, - сказал один, - хоть какое-то, но решение.
        - Но, - неуверенно возразил, - сторонник электрошока, - я слышал, что, для достижения глубинного резонанса, сознания должны иметь сильную эмоциональную связь, иначе произойдёт отторжение.
        Инори Киви предпочла не ответить, но её молчание было очень красноречиво. Она повернулась к молчаливо присутствующему здесь же Дарку.
        - Вы верите, что я желаю Горду добра?
        Тот машинально кивнул, собственно причин сомневаться у него не было.
        - Тогда прошу исполнить мою просьбу. Существует вероятность, что я буду заражена той же субличностью. Поэтому в случае и моего впадания в подобное состояние - убейте нас обоих.
        Вергин застыл, открыв от удивления рот. Врачи выглядели не лучше.
        - Чего уставились? - буркнула она. - Вы что не понимаете, что происходит? Или вам нужно, что бы подменённые начали размножаться чуть ли не делением? Никто ведь не знает, во что внедрённая программа превратит мозг, если возьмёт верх.
        Она немного преувеличивала свои опасения. Внедрённая субличность не несла в себе того ощущения ужаса, который она ощутила в тот раз в больнице, в глубине разума подменённого. Но именно что немножко. Это была явная попытка зомбирования.
        - Вы сделаете это? - вновь спросила она у Вергина.
        Тот без желания, но твёрдо кивнул. Кодекс чести космогаторов требовал оказывать помощь товарищам, пусть даже такую. В конце концов, на неизученных планетах бывало всякое.
        Инори прошла в палату. Переодетый в пижаму Горд лежал на кровати лицом верх, закрытый до подбородка одеялом. Поскольку прямое соприкосновение тел облегчало пси контакт, кавай принялась сбрасывать с себя одежду. При этом её мало беспокоило, наблюдает ли кто за ней через, выходящее в коридор, небольшое оконце: её расе не была свойственна сильная стеснительность.
        Раздевшись, она сбросила одеяло с Горда, скинув его прямо на пол. Потом, аккуратно приподнимая Зимина, сняла с него пижаму. Не смотря на свою атлетическую мускулатуру, обнажённый космогатор вдруг показался ей каким-то беззащитным. Дыхание его было спокойным, а щёки и лицо слегка покраснели.
        Очень осторожно Инори улеглась на него сверху, расслабилась, создавая замкнутый псионический контур. Её разум начал медленно изменять частоту, подстраиваясь под сознание Горда. Их сущности слились воедино, словно две ползущие по стеклу капли.

* * *
        Он бестелесно парил в пустоте: будто светлая точка, на которую накатывала тьма, волна за волной. Пока ещё его огонь горел: тёмные волны отступали, натыкаясь на светлый кокон. Но силы были на исходе.
        Мысли теснившиеся в сознании были какими-то беспорядочными, бессвязными. «Где я?» «Кто я?». Он вдруг обнаружил, что не знает этого. Вспомнить своё имя представлялось ему очень важным. Казалось что это забытое сочетание звуков - один из главных форпостов сопротивления мраку. Вспомнить не получалось никак.
        А может быть лучше сдаться, - пришла неожиданная мысль. В конце концов, без имени, без памяти, он практически никто, и почти не отличим от окружающей его пустоты. Ответом была возникшая в сознании холодная ярость. Пусть он не помнит своего имени, но он не ничто. Он что-то организованное, сила способная сопротивляться энтропии. И он будет сопротивляться ей до конца.
        Потом он ощутил чьё-то присутствие. Какой-то едва уловимый контур, слегка выделявшийся на фоне окружающей его пустоты.
        - Горд Зимин, - сказал женский голос, - Горд Зимин.
        По началу эта комбинация звуков показалась ему бессмысленной. Но чем-то привлекла внимание. Он несколько раз повторил его, и с каждым разом на душе становилось теплее.
        - Горд Зимин, - повторил голос.
        И внезапно он понял. «Горд Зимин это есть я».
        В сознании словно грянул световой взрыв, на мгновение осветив самые дальние его закоулки. Потом мысленное озарение померкло, но теперь он явственно различал женскую фигуру. Где-то он уже видел её.
        - Ты знаешь, кто ты? - спросила женщина.
        - Да. Я Горд Зимин космогатор, мастер-пилот и член совета гильдии.
        - Ты знаешь кто я?
        - Да. Ты Инори Киви. Но я плохо помню.
        - Тогда подойди ко мне.
        И две светоносных сущности устремились навстречу друг другу.
        На самой границе контакта Зиминым овладел инстинктивный страх. Но он подавил его. Почему-то он полностью доверял этой женщине, хотя и плохо помнил её.
        - Дай мне свою руку и не отпускай.
        И ладони соприкоснулись с друг другом. Новый световой взрыв. Обоих закрутило в ментальном водовороте. Но Горд крепко сжимал ладонь, не обращая внимания как бесится вокруг тьма. Потом обе сущности слились.
        Кто он? В него словно входило две ленты памяти. Он был Гордом Зиминым - космогатором. Но одновременно и совершенно другой сущностью - женщиной, магистром псионики, Инори Киви, кавай. Две ленты, и он никак не мог понять - какую следует выбрать.
        Он видел родителей. Отец и мать о чём-то спорили сидя за столом в удобных креслах. А на полу играл пятилетний Горд, юный представитель славной династии. Отец, входящий в дом в чёрной форме космогатора.
        - Мама, почему ты никогда не надеваешь формы?
        - Потому что у меня её нет.
        Его родители были редким примером удачного брака космоготора вне своей среды. Его мать была астрофизиком. Оба жили счастливо и умерли в один день. Буквально.
        Его отец - Логан, отвёз мать на «Ласточке» к готовой превратиться в нову звезде. Была какая-то ошибка в расчётах времени. Новая взорвалась слишком рано. Пытаясь помочь терпящему аварию кораблю, они чересчур глубоко погрузились в гравитационное поле звезды, и не смогли сразу уйти в сплетение. Он знал эти подробности, так отец вёл радиоперегаворы с другой, успевшей вовремя уйти «Ласточкой».
        Уже повзрослевший и закончивший обучение Горд приносит присягу гильдии. Он также мысленно клянётся продолжить дело отца. Он всегда стремился ему подражать. Как он вдруг понял теперь, даже слишком. Именно потому, как и отец, он женился вне своей среды, на учёной. Но этот брак уже удачным не был. Жена не могла вынести его частых отлучек, ревновала, и развод оказался вполне закономерен.
        Именно тогда с горя его потянуло на экзотику, к кавай. Однако связь, планировавшаяся как мимолётная, вдруг стала неожиданно прочной. Он до сих пор не понимал, как так вышло. Пора было что-то решать.
        Другая память. К моменту их встречи Инори успела сильно разочароваться в мужчинах, как своей расы, так и человеческой. Ей всегда хотелось более стабильных отношений, чем было принято у её народа. Где большинство супругов оставались вместе лишь пока не подрастали дети. Начитавшись человеческих любовных романов, она стала искать близости с людьми. Но очень быстро поняла, что даже среди них сильная любовь была большой редкостью. Теперь человеческих мужчин она просто поддразнивала.
        Однако связь, начавшаяся с того дурацкого пари, задуманного как просто шутка, всё длилась и длилась. Была в её новом партнёре какая-то непривычная надёжность.
        Почему же она так и не решилась сделать следующий шаг. Теперь она задумалась над этим всерьёз. Может быть, как и большинство в её расе она просто избегала серьёзных отношений? Боялась нового разочарования? Горд прав, - решила она, - надо решать.
        Глубинный резонанс совершился. Оставаясь сами собой, они стали единым целым. Слова не требовались.
        Горд ясно осознал, что тьма, которую он до этого воспринимал как находящуюся во вне, на самом деле находилась внутри его разума. Видел в глубинах памяти, как острые ногти Груздина, которые теперь больше походили на когти, царапают ему кожу на шее. И понял, что в чём бы ни состоял замысел подменённого, воплотить его в жизнь тому не удалось.
        Человеческий мозг обладал куда более сложной структурой, чем полагал тот, кто стоял за Груздиным. Его не возможно было подчинить с помощью подобного информационного ввода. Подменыш мог бы убить его, вероятно, мог довести до безумия. Но Горд никогда не стал бы рабом внедрённой субличности. Она была слишком чужеродной, и мозг просто блокировал её, пусть и, тратя на это колоссальные ресурсы и рискуя сорваться в безумие.
        - Уничтожим её!
        Он не знал, кто сказал это Инори или он сам, да это и не имело значения.
        - Да.
        В следующий миг Горд Зимин превратился в линзу, фокусирующую на своём внутреннем мире исходящий от Инори псионический луч.
        Казалось, в тёмное облако ударило световое копьё. Клубящаяся пелена разорвалась на части, которые становились всё меньше и меньше, так как не могли уже самоподдерживаться. Психика Горда приходила в норму.
        На некоторое время они застыли в объятиях друг друга и блаженной безмятежности, а потом вернулись в реальность.
        Глава четырнадцатая
        Белый храм тьмы
        Кимериты - разумная волкоподобная раса.
        Основные психологические черты: умеренный индивидуализм и независимость. Очень ценят дружбу. В сообществах кимеритов чрезвычайно развит кодекс чести.
        Краткая космическая энциклопедия.
        Звёздная система, в которую входила Сора, находилась за пределами основного звёздного диска, в галактическом гало.[1 - Галактическое гало - сферическая область разряжённых звёзд, окружающая галактический диск, с резким падением плотности от центра к периферии.] Отсюда был хорошо виден Млечный Путь, казавшийся Герде немыслимо огромным, закрученным к центру, сияющим водоворотом. В самом центре которого, сверкал жёлтый глаз - галактическое ядро. Чуть в стороне от этого вихря, близко друг к другу располагались два крупных пятна размером с земную луну - это были Магеллановы Облака.
        Галактика сияла на тёмном фоне, среди разрозненных звёзд, словно озарённая жизнью, и бросая вызов космическому небытию. Герда впервые видела её воочию, со стороны. Панорамные стереоизображения всей картины всё-таки не передавали.
        - Красиво, - сказала она.
        - Да уж, - согласился с ней Роман Брутов, которого она, конечно же, снова допустила в кабину. - Настоящий дом для разумных.
        Однако мысль его тут же сменила тему.
        - Вот только устроится в нём, по хозяйски, всё никак не удаётся. Но я всё же надеюсь, что мы вышвырнем, когда-нибудь к чёртовой бабушке все эти силы. А то больно уж много в нашем собственном доме тюремщиков развелось.
        Это высказывание Герда предпочла не комментировать. Не то что бы она была принципиально против, просто на ближайшее, даже в космических масштабах, время - это представлялось чересчур нереальным. Безусловно, понимал это и сам Роман.
        Некоторое время Герда продолжала любоваться Млечным Путём.
        - Знаешь, - произнесла вдруг она, - я не верю, что Три Галактики единственный дом для разума во всей вселенной. Слишком уж много места тогда зря пропадает.
        Роман пожал плечами.
        - Не знаю, но существование другой подобной стабильной зоны действительно очень маловероятно, а наш метагалактический домен конечно огромен, но не бесконечен. Посмотри сама, даже в трёх галактиках есть немало нестабильных зон и опасностей для развивающихся жизненных форм: вспышки новых, падение комет, гигантские молекулярные облака. Луч пульсара случайно «чиркнув» по планете способен «выжечь» на ней всё живое. Что же тогда говорить про внешний, за пределами Трёх Галактик, мир.
        - Зануда, - буркнула Герда, ну нет в тебе романтики. Между прочим, одним из постулатов псионики является, что, возникнув, крупная разумная система наподобие человечества тут же начинает подстраивать под себя вселенную, отклоняя вероятности в благоприятную для своего выживания сторону.
        Роман немного подумал. Потом он пожал плечами.
        - Возможно. Я ничего не понимаю в псионике. Но для этого разум должен, по крайней мере, развиться. А я сильно сомневаюсь, что за пределами Трёх галактик такая возможность у него есть.
        - Фи, - слегка разозлилась Герда, - иногда мне кажется, что я разговариваю с каким-то учёным стариканом, никакой романтики. Знаешь, если жизнь действительно есть только в Трёх Галактиках, то это значит, что их обитателям предназначено заселить все остальные.
        - Кем предназначено? - усмехнулся мальчик. - Ты что веришь в какого-то всемогущего демиурга? Лично у меня сложилось впечатление, что ты не слишком набоженная.
        Теперь настала очередь Герды пожать плечами: есть ли во вселенной, какое либо верховное существо, она как-то не задумывалась, других забот хватало. Один чёрт, если и есть, то до него не докричишься. Наверняка мы все для него словно мухи. Хотя иногда ей всё же хотелось поверить в какой-то божественный план.
        - Послушай, - задумчиво проговорил Роман, - по-моему, во вселенной царствуют хаос и игра случая. Даже галактики временами сталкиваются друг с другом. К тому же, как с добрым боженькой соотносится наличие Сил.
        Возразить девочке было нечего, и почему-то она разозлилась.
        - Фи, - вновь сказала она, - какой ты скучный. В конце концов, даже силы не всемогущи. Они ведь не контролируют все обитаемые планеты разом.
        - Конечно, - согласился Роман. - Даже у них нет сил на тотальный контроль трёх галактик. Они лишь пресекают любые угрожающие им тенденции.
        - Это общеизвестно.
        Она вновь посмотрела на галактический диск, потом задумчиво протянула.
        - К сожалению для разовых акций возможностей у них более чем достаточно Ты знаешь почему нигде в Трёх Галактиках нет крупных государственных образований.
        Роман кивнул.
        - Да, я специально интересовался всем связанным с Силами. Просто в этом случае они предпочитают действовать тоньше, контролируя политическую ситуацию с помощью агентов влияния.
        Герда бросила на Романа невольный взгляд. Он действительно хорошо изучил вопрос, самостоятельно дойдя до того, о чём ей почти впрямую сообщили в гильдейской школе. Большинство жителей Трёх Галактик, верили в сказочку о том, что крупные политические образования космического масштаба не эффективны.
        Ласточка совершила последний переход сквозь сплетение. Впереди вырастала планета. Она была землеподобной, и имела крупный спутник красного цвета. Герду удивило, что по околопланетным орбитам вращалось лишь небольшое количество искусственных сооружений. Отсутствовали даже оборонные спутники. Спустя несколько минут девочка запросила разрешение на посадку.
        Через короткий промежуток времени, равный пробегу сигналов туда и обратно, компьютер высветил в её сознании строчку общекосмического кода, содержащую параметры коридора посадки. Сообщение завершалась короткой фразой: «Во имя богов». Почему-то Герда даже не удивилась.
        - Садимся, - объявила она, включив общую связь.
        Поскольку время, в данном случае, не являлось решающим фактором, Герда вела корабль по щадящей траектории. Необходимости в снотворном не было.
        Началось торможение. Корабль прочертил вектор над ночной стороной планеты и вылетел в свет, постепенно снижаясь. Полёт его не был уже столь стремительным, и скорость по-прежнему падала. Управляемая радиолучом диспетчерской, «Ласточка» завершала свой путь.
        Сквозь оптический усилитель Герда мельком разглядела столицу. Обычный мегаполис с крупными монументальными зданиями, без всякой фантазии. Словом ничего особенного. «Ласточка» совершила посадку, коснувшись белой поверхности космодрома.

* * *
        Таможенный чиновник бубнил:
        - Вы прибыли на благословлённую богами святую планету. Жители которой живут спокойно и мирно. Никто не смеет напасть на охраняемую богами планету.
        Этому Герда охотно поверила. Напасть на принадлежащую силам планету - дураков нет. Силы быстренько расправятся с покусившимися на их собственность. Пастухи всегда охраняют баранов.
        - Все жители нашего мира проживают долгую и счастиливую жизнь.
        Ага, кроме тех, кто не дожил. Принесённые в жертву очевидно в расчёт не брались. Герда незаметно оглядела всех своих спутников. Они по-разному реагировали на эту бредовую тягомотину. Тина Первети делала вид, что внимательно слушает, но мысли её явно были где-то далеко, наверно обдумывала какую-то загадку предтеч. Теодор откровенно скучал, пряча глаза за тёмными очками. Роман, опустив голову, смотрел в пол. Этим он заслужил одобрительный взгляд чиновника, очевидно принявшего подобное поведение за благочестие. Однако Герда знала, что Роман просто пытается скрыть лютую ненависть к местным «богам», которая иначе могла бы прорваться в его взгляде.
        Сама Герда изнывала от скуки. Она кинула взгляд на таможенника. Девочка вспомнила, что буквальный перевод довольно пышного названия его должности звучал как «Специалист по предварительному общению с неверными». Похоже, в его обязанности входило доводить неверных до смерти от скуки. Прямо чудо-зануда какая-то! Ладно, Герда терпи - войдёшь в совет гильдии.
        Чиновник вдохновенно вещал.
        - На нашей планете властвуют лишь добро и светлые боги. Вы сами убедитесь, что рассказы путешественников не передают и десятой части реальности.
        Речь превратилась в монотонное бормотание, и Герда почти не воспринимала её. «Тренировка, тренировка и ещё раз тренировка», - вспомнились ей слова Инори. Что ж раз делать нечего сейчас она и потренируется. Девочка остановила выбор на стоящем на столе перед чиновником генном сканере. Электроника простая и вряд ли запаролена, она не сомневалась что справится.
        Герда качнула вероятности. Теперь по процессору гуляли бессмысленные импульсы. На подключённом к сети, но неактивированном сканере начали мигать огоньки. Герда понятия не имела, что они означают.
        Покуда никто ничего не заметил, Герда решила закончить. Но напоследок не удержалась и послала в сканер мощный псионический импульс. Все огоньки на корпусе на мгновение вспыхнули и тут же погасли. Ой-ёй-ёй, - подумала Герда, по на мгновение изменившемуся вероятностному узору, ей показалось, что из строя вышел программный блок.
        Она испуганно огляделась. По счастью здесь не было приборов предназначенных для выявления подобных воздействий. Она знала, что наверняка их засекла бы: Инори давно научила её выявлять такие вещи.
        - Вы, разумеется, хотите посмотреть на наш мир, где царствует только добро.
        Ага, интересно, что же такое зло, - Герда чувствовала, что если не будет сопровождать речь специалиста по контакту с неверными хотя бы внутренними комментариями, то попросту спятит.
        - Достойно великого сожаления, что вы не прибыли сюда на кануне церемонии вознесения. Многие специально приурочивают свой визит сюда к этому дню.
        Что, что, - человеческие жертвоприношения как объект для туризма. Девочка удивилась, но тут же поняла, что желающих поглядеть на такое действительно найдётся не мало. Воистину её первый отец Кортус Мир был прав, когда говорил, что в галактике можно найти кого угодно, от великих грешников до святых. И любители подобных зрелищ то же найдутся.
        - К сожалению, наша планета находится за пределами основного галактического массива и даже в эти дни к нам прибывает сравнительно мало паломников, в отличие от других светлых планет.
        В голосе чиновника прозвучала искреннее сожаление. Да они никак на этом туристический бизнес делают, - изумилась мысленно Герда, и тут же подумала, что теперь ничему на Соре изумляться больше не будет.
        - Теперь, когда я сообщил вам необходимые сведения о нашем мире, осталось выполнить последние формальности. Пусть каждый положит руку на детектор лжи и ответит на несколько вопросов. Потом после генетического сканирования вам будут выданы удостоверения личности.
        Герда подумала, что немножко недооценила таможенную службу Соры. Не большой псионический артефактик в детекторе лжи всё же имелся. Довольно слабый. Герда могла буквально в «узел его завязать», причём навеки вечные. Другое дело, что вряд ли потребуется. Желая поскорее покончить с формальностями, она шагнула вперёд, возложив руку на детектор.
        - И так, - сказал специалист по общенью с неверными, - скажите, не собираетесь ли вы совершить святотатство?

* * *
        Если, отойдя от лагеря археологов, немного спуститься вниз по течению реки, то можно увидеть рощу. Она не велика, но это единственное скопление деревьев в окрестностях. Они растут здесь густо и обеспечивают хорошую тень, а так же уединение.
        Сейчас здесь находились двое: мужчина и женщина. Одежда на обоих была немножко помятой, но все те дела, которые они хотели совершить в одиночестве, уже были сделаны, и сейчас парочка просто вела небрежный разговор, беспечно лёжа в траве.
        - Знаешь, - сказала женщина, - без Тины работа идёт как-то вяло, без огонька.
        Мужчина согласно кивнул:
        - Ты права, Орла: она задавала тон. Первети буквально заражала энтузиазмом, без неё здесь всё уже немножко не то. Словно двигатель, который никак не может дать максимальную тягу. Честно говоря, не ждал, что она так легко соблазнится предложением этой девчонки.
        Женщина чуть ухмыльнулась, хотя и понимала, что мужчина вряд ли различает её улыбку сквозь высокую и густую траву.
        - Сам что ли, отказался бы за бесплатно прошвырнуться на «Ласточке».
        В ответ мужчина издал согласный смешок.
        - Ты права. Ладно, будем надеяться, что вернётся она достаточно скоро.
        Помолчав, он добавил:
        - Сказать по правде я, вообще не понимаю, как она смогла заручиться у гильдии подобной поддержкой. Всем ведь известно, что её пилоты без больших денег тебя и на световой год не перебросят.
        - Говорят, - отозвалась на его слова женщина, - что у нее есть какие-то связи в…
        Однако где именно есть связи у начальницы археологической партии мужчине узнать так и не удалось, по крайней мере, на этот раз.
        Он вдруг ощутил колебание почвы, потом с противоположной от лагеря археологов стороны послышался мерный нарастающий топот. Начавшийся вдалеке он быстро приближался и оборвался у самой рощи.
        - Это ещё что? - озадаченно произнёс мужчина, - вроде бы в этой степи нет крупных животных, тем более бегающих таким табуном.
        - Мне страшно, Марк, - проговорила женщина.
        - Спокойно.
        Переглянувшись, они поднялись и осторожно пошли к краю рощи, от которого донёсся звук, стараясь не высовываться из-за деревьев. Увиденное их поразило.
        Здесь присутствует самый настоящий кавалерийский отряд. Большой, не меньше полусотни всадников. Ездовые животные отдалённо напоминают лошадей. Вот только тела у них покрыты мелкими серыми чешуйками, а на морде есть небольшой полукруглый нарост. И с этих «коней» спешивались волки. Кимериты, - сделал мысленную поправку Марк. Да откуда их здесь столько? - изумляется он.
        Одеты волкообразные всадники странно: кожаные штаны и куртки мехом наружу. Вся одежда явно ручной работы. В руках у многих длинные устройства, в которых люди не сразу распознали примитивные ружья. В цивилизованной галактике их можно обнаружить только в музеях.
        Скрытые деревьями люди переглядываются и, не сговариваясь, отступают.
        - Не нравится мне всё это, - говорит Орла. Теперь она уже напугана по настоящему. - Откуда здесь Кимериты?
        - На юго-западе материка, - говорит мужчина, - есть их примитивные поселения. Очевидно, когда-то на планете была колония волкообразных, которая деградировала. Но здесь для них не слишком подходящий климат: чересчур жарко.
        Некоторое время он мысленно пытается сам себя убедить, что появление этого вооруженного отряда может иметь вполне мирное объяснение, но получается у него плохо. Может быть у меня паранойя? - думает Марк.
        Не смотря на страх, Орла всё же проявила практичность.
        - Марк, - говорит она, - мы должны вернуться и предупредить остальных.
        Обратный путь был недолгим. Едва вступив в лагерь, они понимают, что что-то произошло: люди слишком возбуждены. Не долго думая, Марк останавливает первого попавшегося знакомого.
        - Хэмбл, почему все такие взвинченные?
        Мгновение тот удивлённо смотрит на них.
        - Ах да, вас же не было. Мы получили сообщение из Геодиса. Местные дикари-кимериты вышли на тропу войны. Они полностью разрушили один из городов к юго-западу отсюда.

* * *
        Гигантская пирамида была очень древней, такой же древней, как и раскопанные артефакты на Хропусе. Возможно, это было самое древнее сооружение в Трёх Галактиках подобных размеров, из тех, что сохранились. Герда не знала точно.
        Громадное белое здание возвышалось над центральной частью города. Это была ступенчатая пирамида величиной со средних размеров небоскрёб. И хотя сейчас она была осквернена, изначально в ней не было зла. Герда сама не знала, откуда пришло к ней это знание, но осознавала это абсолютно ясно. То как сейчас используется пирамида, древним строителям расы ладьян не могло привидеться и в кошмарном сне.
        Она внимательно изучала здание по мере приближенья к нему. Строгое и изящное одновременно, оно казалось застывшей музыкой, стёкшей с небесных сфер. Одни сооружения плавно перетекали по вертикали в другие, меньших размеров, все вместе они и образовывали пирамиду.
        Герда вдруг подумала, что Силам, возможно, доставляло какое-то изощрённое удовольствие, так осквернять созданное теми, кто превосходил даже их.
        Храм стоял посреди большой круглой площади. В одну из его сторон были вделаны огромные ворота. Тёмные и массивные, они немного нарушали гармонию здания и были явным новоделом.
        Первое помещение изнутри по форме немного походило на раковину и чем-то напоминало готический собор. Огромное, высотой, наверное, метров до тридцати в высших точках, погружённое в полумрак, который пронизывали падающие сверху солнечные лучи. Лучи, конечно, были оптической имитацией: помещение находилось на первом этаже небоскрёба.
        Вверх поднимались колонны с резными символами. Вокруг них стояли коленопреклонённые люди. Они что-то шептали, вероятно молились, и сплетающиеся шумы их голосов напоминали монотонный звук морских волн.
        Теодор покачал головой.
        - Не могу поверить, что сюда можно попасть так легко.
        - Только в некоторые помещения, - отозвался Роман. - К примеру, здесь главный храм. Есть ещё несколько общедоступных мест, и даже музей веры. Но за проникновение в запретные зоны мирянина ждёт мучительная смерть.
        Герда невольно поёжилась. Впрочем, секреты жрецов её не интересовали. Сосредоточившись, она прослушала пси фон. Он был странным: какая-то тёмная приподнятость, что ли. Точнее Герда не могла сформулировать. Она вдруг поняла, что тоже ощущает душевный подъём. Непонятно, ей-то с чего? Со дна души словно поднимались пузырьки возбуждения.
        Герда ещё сильнее сконцентрировалась на пси фоне. Вскоре она обнаружила множество энергетических узлов внутри стен. Прошло не меньше минуты, прежде чем Герда поняла, что именно наблюдает: в стены были вмурованы философские камни предтеч. Их было невероятно много. Похоже, они размещались по всей пирамиде. Герда не могла и представить, что такое их количество может быть сосредоточено в одном месте.
        Сама она до этого видела только крохотный камешек в перстне Инори. Философские камни предтеч, непонятным образом воздействуя на мозг псионика, резко усиливали его пси силу. Герда подумала, что при таком количестве камней их воздействие вполне могут ощущать даже не псионики и это отчасти объясняет эмоциональную атмосферу храма.
        Герда невольно потянулась к камням своим разумом. Но тут же остановилась. Сработала осторожность: среди жрецов вполне могли быть псионики, а ей совсем не хотелось светиться. Однако избавиться от искушения было невероятно трудно: камни словно приглашали её. Казалось, многие столетия они ждали именно Герду, и были идеально настроены на её ментальную частоту.
        Впервые девочка поняла тягу пьяниц к бутылке или наркоманов к дозе. Требовалось постоянно контролировать себя, что бы не поиграть с вероятностями вблизи философских камней.
        - Ну, чего застыла, - шёпотом сказал ей Роман, - только не говори, что тебя молитвенный экстаз охватил.
        Герда сообразила, что замерла с сосредоточенным лицом посреди помещения. К счастью в этом она не слишком отличалась от многих молящихся.
        - Мы тут уже весь зал осмотрели. Нет тут никаких древних надписей. Обычная молитвенная белиберда. Даже символы на колоннах вырезали сравнительно недавно. Я имею в виду по сравнению со временами предтеч.
        - Так что ж зря летели?
        - Погоди, я говорил, тут можно и другие помещения посетить.
        Роман вдруг нахмурился.
        - Учти, в закрытые сектора я и сам не пойду и вам не позволю.
        - Я и не собиралась. К тому же не думаю, что проникнуть туда так легко.
        Путешественники двинулись вглубь пирамиды по коридору, стены которого казалось, уходили высоко вверх. Однако, послав ментальный щуп, Герда убедилась, что это очередная иллюзия. Псионика просто так не надуешь, - мысленно усмехнулась она.
        Казалось, что стены растворяются в тёмной бесконечности, а в вышине проплывают какие-то не ясные массы. Вероятно, всё это должно было ввести прихожан в соответствующее состояние.
        Они вошли в следующий зал. Герда сразу поняла, что это был мавзолей. Всюду располагались прозрачные саркофаги с мумиями. Возле каждого саркофага стоял небольшой постамент. На котором возвышалась статуя жреца в одежде, которую Герда определила для себя как парадную: длинная тёмная мантия с поясом и роскошный головной убор, напоминавший по форме корзину. Создавалось даже впечатление, что из неё свешивается какая-то зелень. Надписи на постаментах были, но тоже явно не древние.
        Герда подумала, что это были захоронения местных святых. Если только это слово вообще применимо к тем, кто поклоняется Силам, которых абсолютное большинство разумных ненавидят и считают злом.
        Никаких знаков предтеч в этом могильнике не было.
        Из этого помещения выходило сразу два коридора. Все вопросительно посмотрели на Романа. Но он лишь пожал плечами.
        - Не всё ли равно. Пойдёмте налево: кажется, там был Зал Мудрости.
        Нет тут ничего от предтеч, - мрачно подумала Герда, - прислужники сил всё подчистили. Но, как вскоре оказалось, ошиблась.
        У входа в новый зал, с разных сторон на постаментах располагались две белые статуи, примерно в человеческий рост. Они имели клюв, наподобие совиного, окружавшее тело щупальца и три коротких ноги. Герда узнала слегка стилизованных ладьян. Девочка сразу почувствовала, что статуи такие же древние как сам храм.
        - Интересно, - спросила она у Романа, - как жрецы объясняют пастве их присутствие?
        - Да запросто. Говорят что это посланцы богов, даровавшие предкам небесную мудрость.
        - Чего, чего?! - изумилась Первети, - Но ведь люди и предтечи слишком далеко разминулись во времени!
        - Словно это кого-нибудь здесь волнует, - буркнул Роман.
        Помещение было квадратным, и в нём стояли небольшие четырёхгранные столбики. На которых, так же как и на стенах, были сделаны надписи. Стены и столбики были тёмного цвета, надписи красного. При слабом освещении помещения, последние немножко светились.
        - Заветы веры, - сказал Роман мрачно.
        Расспрашивать о заветах Герда не стала. К чему собственно. В помещении находилось несколько человек, которые казалось на эти самые столбики медитировали. Герда задрала голову. На верху располагалось чёрное звёздное небо, созвездия которого медленно поворачивались. Вся обстановка почему-то казалась Герде зловещей, но медитирующим наверное нравилось. Ну и их дело.
        Тут она заметила, что взгляды всех трёх археологов были устремлены в одном направлении. Они смотрели на одну из стен. В отличие от остальных она была белой, а надписи на ней имели зелёный цвет. Бросалось в глаза и отличия в начертании.
        Выражения на лицах археологов напомнили ей мышь, перед которой внезапно очутилась огромная головка сыра. Герда поняла, что видит настоящее наследие ладьян каким-то чудом не уничтоженное.
        - Я вспомнил, - сказал Роман, - считается, что символы на этой стене выбили сами божественные посланцы. Жрецы постоянно перетолковывают их мистический смысл, и чуть ли на них не гадают.
        Четвёрка приблизилась прямо к стене.
        - Ну что там? Не тяните, - произнесла Герда, которой передался азарт археологов.
        - Подожди, - проговорил Теодор, - начертания символов немного отличаются от привычных. Ага, вот, кажется разбираю.
        Он начал медленно проговаривать по складам.
        - Сей великий храм заложен во имя разума, в честь открытия Алефа и во славу того, кто придёт. Властвующего над вечностью, который существует с начала вселенной, но при этом ещё не родился. Да пройдёт он сквозь Алеф, обретя изначальную власть.
        - Опять религиозная белиберда, - разочарованно пробормотал Роман, - признаться, я рассчитывал на куда большее.
        Герду же словно мороз пробрал: слишком хорошо содержание надписи совпадало со сделанным ей когда-то пророчеством. Однако надпись была слишком длинной и явно не кончалась на этом.
        - Здесь не могу разобрать сходу, - проговорил Теодор. - Ага, вот ещё.
        Археолог вернулся к чтению.
        - В назидание юным расам, возведены башни памяти, на разных планетах, которые дадут информацию в свой черёд. Да сохранится знание, даже если мы не вернёмся.
        Тина Первети сделала изумлённый выдох.
        - Ребята, да вы понимаете, что значит эта короткая строчка. Предтечи не вымерли: они действительно ушли, и уход свой спланировали заранее.
        - И не исключали возможность вернуться, - в ответ проговорил Теодор.
        Роман тоже вгляделся в текст.
        - Последующие строчки, - произнёс он, - это же координаты башен.
        Первети согласно кивнула.
        - Надеюсь, видеосъёмку ведут все? - поинтересовалась она.
        - Обижаете, босс, - откликнулся Теодор. - Снимаю с того момента, как приблизились к храму.
        И он постучал по своим тёмным очкам, в которые вероятно была вделана записывающая аппаратура. Роман тоже промычал что-то утвердительное. Герда никаких записей не вела, но предпочла это не афишировать.
        - Что же, - сказала Тина, - полагаю, задача нашего пребывания на планете выполнена. Теперь предлагаю, раз уж мы здесь, на всякий случай быстро пробежаться по остальным помещениям открытого доступа: вдруг еще чего-нибудь обнаружим.
        Потом женщина добавила с необычной для неё резкостью:
        - А после сваливаем с этой проклятой планеты. Пока конечно ничего страшного не происходит, но, честно говоря, у меня от этого мира мурашки по коже. Ох, прости, Роман.
        - Всё нормально.
        Герда вполне разделяла чувства Первети. Было в этой внешне благополучной планете, что-то по-настоящему жуткое. Благополучие было куплено покровительством сил, а то в свою очередь жертвоприношениями разумных.
        Впрочем, космогатор понимала, что слово куплено не вполне подходящее. Ведь на самом деле выбора у жителей Соры не было. Силы легко подавили бы любой бунт. Лишь сейчас девочка по настоящему ощутила царившую на планете безысходность. Если бы Соряне в полной мере бы осознали ситуацию, то спятили бы от ужаса и тоски. Единственным выходом для них оставалась неистовая вера: это был защитный механизм сознания.
        Интересно, - подумала она, - как Роман ухитрился отсюда сбежать. Вряд ли для местного жителя покинуть этот мир так легко.
        На некоторое время они всё же задержались в Зале Мудрости. Хотя делать здесь больше было решительно нечего. Археологи разглядывали другие надписи. Делали они это правда, не слишком внимательно: скорей для проформы, чем, надеясь найти что-то путное. Герда откровенно скучала. Потом подошла к приятелю.
        - Ты не думал посетить семью? - осторожно спросила она.
        Роман поморщился так, словно у него болел зуб.
        - Нам не о чем будет говорить, - сказал он спокойно. - К тому же, скорее всего, первое, что сделает моя семья - это выдаст меня инквизиции как отступника.
        Герда видела, что он испытывает сильную внутреннюю боль. Ему действительно не о чем говорить с родичами, - чётко поняла космогатор.
        - Неужели здесь есть и такая организация? - спросила она, желая его отвлечь.
        - Инквизиция? Да. А ты что думала? Называется правда, кажется по-другому, но смысл тот же. Ты что же действительно полагаешь, что здесь действительно верят неистово абсолютно все. На Соре если хочешь знать, даже бунты бывают. Вот только заранее обречённые, как правило, жрецам даже не приходится прибегать к вмешательству Сил.
        Да, - окончательно поняла Герда, - на планетах Сил, всё было не так просто и однозначно как казалось со стороны. В социуме Соры существовали какие-то скрытые подводные течения. Даже силы не могли контролировать всё.
        Роман замолчал, и больше на эту тему они не разговаривали. Герда ещё раз подумала о семье Романа, потом цепочка ассоциаций унесла мысли девочки к её собственному отцу: покойному Кортусу Миру. Действительно ли она пыталась сломать лёд его отчуждения? Сделала все, что бы добиться тепла? Или несколько раз безрезультатно потыкавшись в стену и не найдя решения попросту отступила. Она уже и сама не знала.
        Потом мысли невольно переключились на Горда. Её второй, приёмный отец тоже обычно бывал достаточно холоден. Но всё же иногда ей казалось, что он был не против, проявить чуть больше участия. Зимин просто не знал, как ненавязчиво сделать это.
        - Знаешь, - сказал он смущённо, когда они разговаривали после той истории с судом чести, - у меня ведь есть взрослый сын.
        Герда в ответ промычала что-то неопределённое, что при желании можно было принять за удивление. Но признание Горда запоздало: Герда не только знала об его сыне, она даже встречалась с ним лично. Он заявился к ней сам.
        Заканчивался первый год обучения. У Герды тогда выдалась редкая свободная минутка. Вскоре они должны были отбыть на учебную станцию. И Герда решила немного покопаться в официальном информатории Топуса. Всё-таки прожить целый год на планете и не знать толком, что она из себя представляет, было несколько странным. Однако учёба отнимала почти всё время.
        Герда «развернула» виртуальный голоэкран. Возиться с клавиатурой было лень, и она переключила систему на голосовое управление. Но отдать команду девочка не успела: послышался сигнал вызова. Несколько удивлённая Герда, она не ожидала ничьих звонков в этот поздний час, разрешила соединение.
        На экране вспыхнул значок киберпривратника общежития: система не имела виртуального аватара.
        - Неназвавшийся посетитель испрашивает вашего согласия на встречу, - сообщила программа. - Он ожидает вас внизу в холле.
        Наверное, Горд, - подумала девочка, - никому другому приходить к ней вроде бы незачем. Она так и не завела никаких знакомств за пределами гильдии.
        - Сейчас буду, - сообщила она.
        Быстро сбежав вниз, Герда на мгновение удивлённо застыла, поскольку ожидал её вовсе не Горд. Это был высокий, тёмноволосый мужчина, лет двадцати сильно походивший на её опекуна в профиль. Но лицо его было куда мягче, и выглядел он немножко смущённым. Ей же никогда ещё не приходилось видеть смущённого Зимина.
        - Влад, - представился он ей, - Влад Зимин.
        Можно было и самой догадаться, - подумала девочка. Некоторое время оба просто молчали. Смущение было взаимным, и Герда просто не знала о чём говорить. Наконец тишина ей наскучила.
        - Почему у вас волосы тёмные, - ляпнула Герда вдруг, - я думала, что мутация Зиминых доминантна.
        - А, просто аэрозоль, - отозвался гость, - я не хотел привлекать к себе внимание.
        Помолчав, он добавил.
        - Сказать по правде, я не уверен, что имею теперь право носить такие волосы, - он невесело усмехнулся, - тебе ведь, наверное, уже рассказали какой я гад?
        Герда покачала головой.
        - Нет, - сказала она, - если честно, он совсем не упоминал о тебе.
        - Что ж, узнаю отца: он всегда был слишком гордым, в полном соответствии с именем. Но ведь ты поняла, кто я?
        - Да, - Герда кивнула, - слухи до меня, разумеется, доходили.
        Она не видела смысла это скрывать.
        - Ты действительно отказался от возможности стать космогатором?
        Гость кивнул.
        - Наверное, тебе будет это сложно понять, я слышал - ты подаёшь задатки талантливого пилота, но это попросту не моё. Не моё и всё.
        Герда предпочла промолчать. По её мнению летать было куда интереснее, чем заниматься математикой, чему по слухам посвятил себя сын Горда. Но она так же понимала, что люди все разные.
        - Ладно, - сказал вдруг Вадим, - извини, что побеспокоил. Мне просто хотелось посмотреть на тебя.
        Внезапно он глянул ей прямо в глаза.
        - Послушай, постарайся стать ему хорошей дочерью, раз уж я не сумел стать хорошим сыном.
        Вадим развернулся и пошёл прочь на улицу. Герда глядела ему вслед сквозь стеклянные двери. Она вдруг поняла, что этот человек испытывает постоянное чувство вины, вины за то, что выбрал свой путь.
        Ей вдруг остро захотелось сказать ему что-то, чем-то помочь. Но она не знала как именно. Немного постояв, она стала подниматься обратно.
        - Стань хорошей дочерью, - негромко проворчала она, - если бы только знать, как это сделать.
        Ведь её приёмный отец такой неприступный, возвёл вокруг своей души целый бастион.
        Сейчас, стоя в осквернённом храме предтеч, она вдруг подумала, что за последние несколько месяцев, они с Гордом всё же стали несколько ближе. И с ним, и с Инори. Возможно, из них троих могла б получится неплохая семья. Она внутренне усмехнулась: мечты, мечты.
        Впрочем, она уже давно догадывалась, что её приёмный отец не равнодушен к кавай.
        Роман коснулся её руки.
        - Пойдём, здесь нам больше нечего делать.
        И они вернулись в зал усыпальниц. Потом прошли по другому коридору, на этот раз правому. Как ни странно он вёл в музей. Кругом стояли прозрачные витрины, в которых лежали всевозможные артефакты: от небольших религиозных символов, до толстых рукописных книг, вероятно священных. На стенах висели крупные фотографии различных обрядов. Были и манекены жрецов в различных облачениях.
        Имелся так же небольшой пульт с экраном, на котором была начертана надпись: «ЗДЕСЬ ВЫ МОЖЕТЕ ПРОСМОТРЕТЬ ВИДЕОЗАПИСИ ИЗБРАННЫХ ВОЗНЕСЕНИЙ К БОГАМ».
        Герда заметила, что при одном взгляде на этот экспонат Романа попросту передёрнуло. У самой же девочки вдруг возникло ощущение, что её изваляли в грязи по самые уши. Причём изваляли ещё при входе в храм или даже с момента прибытия на планету. Вот только поняла она это только сейчас.
        До неё донёсся голос одного из посетителей.
        - И я собственными глазами видел, как моя племянница, чистая и невинная Кэлпи перешла в божественное пространство озарённая святым жёлтым светом, что бы стать нашей заступницей перед богами. Сейчас она заживо блаженствует в райских садах.
        - Я тоже хочу в райские сады заживо, - пропищал тонкий детский голосок.
        - Старайся, - прозвучал в ответ мужской голос. - Изучай священные книги, веди благочестивую жизнь, и тогда возможно, боги изберут и тебя.
        Они здесь действительно сумасшедшие, - подумала Герда, машинально поворачиваясь на голос.
        Краем глаза она заметила, как побледнел Роман. Ну да, его же сестру звали так же. Неприятное совпадение, Герда надеялась, что Роман выдержит.
        Она увидела мужчину, что-то втолковавшего маленькой девочке лет восьми. Волосы девчушки были плотно повязаны серым платком, который носило здесь большинство женщин.
        - Если ты будешь жить скромно, целомудренно, благочестиво, то боги наверняка обратят на тебя своё внимание, - заканчивал мужчина свои наставления.
        Да лучше уж быть чёрти кем, - мрачно подумала Герда, - даже последней шлюхой, чем такое внимание.
        Но у неё хватило ума не произносить этого вслух. Сорвался Роман. Для него всё это оказалось уж слишком.
        - Хватит, дядюшка, - он внезапно подскочил к этой парочке, - я ведь знаю, что это вы тогда запудрили мозги Кэлпи. Её гибель на вашей совести, но одной смерти вам уже мало.
        Несколько секунд он пытался что-то сказать, задыхаясь от ярости, но лишь сжимал и разжимал кулаки.
        Мгновение мужчина недоумённо смотрел на него.
        - Ты! - вырвался изумлённый выдох.
        Потом храмово-музейную тишину прорезал вопль.
        - Здесь отступник! Это Роман Жуков, который несколько лет назад сбежал с планеты, предав нашу веру! Жрецы, хватайте его!
        Жуков, - отрешённо подумала Герда, - вот значит, какова его настоящая, первая фамилия до усыновления.
        Мужчина между тем отскочил от подростка прочь, словно боялся осквернения, увлекая за собой девочку. Вытянув руку, он указывал ей на Романа и продолжал кричать, призывая жрецов.
        Слышался топот: жрецы действительно спешили на зов. Герда видела, как бледнеют Теодор с Тиной. Её накрыло отчаянье, бежать было некуда. Требовалось срочно что-то делать.
        Впоследствии Герда так и не смогла понять, действовала ли она полностью инстинктивно или хотя бы наполовину осознанно. Девочка мысленно потянулась к философским камням. Едва её сознание коснулась их, как через него словно прошёл огромный поток энергии.
        Это можно было сравнить с ощущениями владельца древней ветряной мельницы, который вдруг обнаружил, что её жернова стали вращаться от мощной турбины. Мгновение Герде казалось, что её мозг сейчас просто сожжёт. Но она справилась, отведя прочь часть силы и перестроив фокусировку сознания, теперь она контактировала лишь с небольшой частью кристаллов.
        Герда и сделать-то ещё ничего не успела, а кругом уже перестраивались вероятности. Люди вокруг почувствовали странную дурноту, по стенам зала прошла волна искажений, они колыхались словно вода. Казалось, началась настоящая буря стихий.
        Но сама Герда прибывала в сильной растерянности. Хотя через неё проходила колоссальная мощь, она не знала, как её применить. Пространство ещё раз «качнуло». Если бы здесь были соответствующие приборы, то они бы показали, что вакуум вокруг попросту фонит, порождая потоки частиц, правда слабые.
        Господи, - думала Герда, как же нам отсюда всем выбраться? Потрясённые жрецы пока ещё стояли на месте, но долго ли это продлиться?
        Вероятностные поля в зале буквально завязывались узлами. Стены колебались и выгибались, но каким-то непостижимым образом ещё держали здание.
        Только бы выбраться, - крутилось в сознании Герды. Она вдруг увидела всю эту вероятностную бурю со стороны. Вся пирамида и все материальные тела в ней представились ей напряжениями статичных энергий.
        Потом пространство превратилось в огромную, бесконечно сложную паутину. Где-то я всё это уже видела, - подумалось девочке. Мгновенное прикосновение сознания к паутинным линиям словно уносило её куда-то. Герда как бы видела город с различных точек: разные здания, космодром. Прежде чем видение космодрома погасло, Герда инстинктивно «вцепилась» сознанием в последнюю нить.
        Её восприятие пространства вновь исказилось. Теперь реальность словно разбилась на фрагменты. Девочка находилась среди безумного переплетения плоскостей, как когда-то в «Ласточке». Казалось, что в эти плоскости вделано всё окружающие.
        Но теперь ситуация была ей хотя бы отдалённо знакома. Герда подтянула к себе ведущий к космодрому излом. И, как и тогда в «Ласточке», плоскости озарили огни разных цветов. Они танцевали не мыслимо прекрасный танец. Выписывали светящиеся значки, которые будили в сознании, что-то казалось давно забытое.
        Как и в прошлый раз с миной, она не смогла позже, толком вспомнить что сделала. Но каким-то образом, она перестроила движения огней, включив в их гармонию себя и спутников. Потом, воспользовавшись силой философских камней, открыла канал. Всех словно ударило тёмным ветром.
        - Смотрите, исчезли, - крикнул кто-то.
        Искажения, наконец, прекратились.
        А четверо стояли уже возле самого космодрома. В себя компания пришла не скоро. Первети очухалась первой.
        - Так, - сказала она, - не знаю, что с нами случилось, но сваливаем с планеты. Быстро!
        В шефине сыграл свойственный ей здравый смысл.
        - А, да, - ответила Герда, но как-то вяло.
        Девочка была напугана происшедшим даже больше всех остальных. Переход сквозь сплетение безо всякого корабля, да ещё в планетарном гравитационном поле. Безумие! Бред! Но случилось! Да что же она за чудовище такое.
        Воспоминание о колоссальной мощи, на самом пределе контроля пугало. А если бы она перешла бы за эту самую грань? Что тогда? Разнесла бы на куски пирамиду, этот людоедский храм? Оно может быть и не плохо, но ведь, сколько людей бы погибло. Людей, которые ничего плохого ей лично не сделали. И были даже не вполне виноваты. Настоящие виновники кошмара творящегося на планете - Силы. Люди же просто жили, так как могли. Жили своей между прочим жизнью, не её.
        И Герда поняла, что должна теперь первым делом разобраться в себе, в своих силах и том проклятом пророчестве. Не помешало бы ещё и понять, что за нерождённый владыка вечности должен явиться, и как она лично связана с этим загадочным алефом. Хорошо если ни как, но что-то подсказывало ей, что на это надежды мало. Да Алеф, - подумала она, - возможно, стоит начать именно с него.
        Она ещё обдумывала всё это, когда проходила последний контроль на таможне.
        Часть третья
        Вечность на распутье
        Вечность, бесконечна и светла,
        На распутье звёздном замерла.
        Хорхе Луи Борхес
        Глава пятнадцатая
        У всех свои разборки
        Не смотря на многочисленные попытки, ни одной галактической цивилизации так и не удалось самостоятельно воспроизвести философские камни.
        Поэтому вследствие малого количества они представляют собой огромную ценность. Способы же их взаимодействия с мозгом псионика не ясны до сих пор.
        Я. И. Перельман, «Занимательная астроархеология»
        После многих важных дел, Ксеронг, наконец, решил отдохнуть. Расслабившись, он растёкся по всему объёму одного из своих многомерных коконов, служившего ему чем-то вроде комнаты отдыха, перейдя в состояние значительной квантовой неопределённости.
        Сейчас Ксеронг позволил себе некоторое время пребывать в почти полном бездумье, испытывая от этого настоящее блаженство. Все планы были составлены, несколько раз проверены и на настоящий момент корректировки не требовали.
        О том, что сделает с ним владыка Арманд в случае провала, сущность предпочитала не думать. Окончательное решение принято, и шансы оценивались как довольно высокие: вызовов величайшему практически не бросали, лишь в самом начале существования сил было несколько попыток. Так что за бесчисленные века он, скорее всего, расслабился и полагает, что титул дарован ему навечно.
        Ксеронг даже провёл в этом направлении некоторую проверку и понял, что уровень бдительности владыки действительно не слишком высок. Вот Гоплит - да, этот будет опасен по настоящему. Даже странно, что с такими способностями контролёр безопасности сам не попытался захватить власть. Хотя нет: Гоплит прекрасный стратег, но как тактик все-таки слабоват. Похоже, он и сам этого понимает, и потому предпочитает верой и правдой служить владыке Арманду.
        Каурук - ну, это просто секретарь. Хотя сбрасывать со счетов его, конечно, не следует: энергорезерв у этой сущности колоссален, и главное, так же как и Гоплит, он полностью предан владыке.
        В момент восстания следует изолировать эту парочку от величайшего и уничтожить по одиночке. Остальные, в случае начала серьезной схватки, будут выжидать и пойдут за тем, у кого окажется наибольшая сила.
        Всё, хватит размышлять, отдыхаем, - сущность остановила непроизвольно возникший мыслепоток. Однако долго поблаженствовать Ксеронгу не удалось: в глубинах бытия вдруг возникло какое-то странное возмущение. Ксеронгу показалось, что не так давно он уже ощущал нечто подобное. Однако разница была такая как между лёгким дуновением и ураганом.
        Донельзя удивлённый Ксеронг сконцентрировал свою сущность, перейдя в состояние почти полной реализации. Почти сразу он понял, что преобразование является хаотичным и похоже ни на что не направлено. Казалось, кто-то необученный получил доступ к колоссальной псионической силе.
        Предельно заинтригованный Ксеронг всматривался в пласты реальности. Сигнал явно исходил из трёхмерного мира, но что могло там вызвать такую бурю? Его чувства «скользили» сквозь запутанный объём многомерья. Вскоре «взгляд» наткнулся на небольшую планету. Она находилась неподалёку от большого звёздного средоточья. Подключив свои внутренние информационные файлы, Ксеронг понял, что планета называется Сора.
        Между тем в безумной вероятностной буре колеблющей саму мерность начали появляться коротковременные структуры: кто-то пытался взять эту силу под контроль.
        Ксеронг протянул к Соре энергетический мост, перебросив по нему к планете значительную часть своей сущности. Теперь его аватар находился в соответствующей Соре части псевдоконтиниума являвшемся обителью сил. Но прямой выход в трёхмерный космос был связан для Сил с серьёзными трудностями.
        Ксеронг был уже готов плюнуть на бешенные энергозатраты и вывести щуп в физическую реальность, когда на него обрушился гневный импульс.
        - Стоять! Чего это ты делаешь в моих владеньях?!
        Ксеронг мысленно выругался. Он знал, что Сора являлась ленным владением ему подобного существа, источником его пропитания. Появление без разрешения в чужих владениях было серьёзным нарушением правил. Увлёкшись, Ксеронг проигнорировал это.
        Теперь требовалось срочно исправлять ситуацию. Он послал своему сородичу короткий импульс, содержащий в себе извинение.
        - Прости, Кадрон. Даю слово, что не имел желание принести тебе ущерб.
        Диалог носил немного более сложный характер, но если перевести его основной смысл на человеческие понятия, то всё звучало бы именно так.
        - В самом деле? И чего же ты в таком случае здесь забыл?
        В передаче аватара возникшего перед Ксеронгом явственно сквозила ирония.
        Отношения между обеими сущностями были немножко натянутыми, но до вражды дело все-таки не доходило. Поэтому Ксеронг надеялся, что переговоры пройдут успешно. Он не сомневался, что в случае чего способен отбиться. Но ссориться с заносчивым Кадроном все-таки не хотелось. Зачем ему лишние враги? Тем более в период подготовки к перевороту.
        Ксеронг ещё раз послал покаянный сигнал.
        - Снова прости, но происходящее слишком сильно привлекло меня.
        - И что же такое здесь, по-твоему, происходит?
        Ксеронг начал терять терпение.
        - Да ты что, не видишь, что делается в твоих собственных владеньях?
        Помимо воли в его речь всё-таки прорвалось раздражение.
        - А… Что? - Ментальная проекция Кадрона, наконец, переключила внимание на планету. - Не понял, это ещё что такое?
        Вероятностная буря к тому времени уже улеглась, но по остаточным явлениям было видно, что только что здесь случилось нечто неординарное.
        Если бы обе сущности были людьми, то можно было бы сказать, что Кадрон нахмурился.
        - А ведь эпицентр в моём главном храме. - Потом он вновь переключил внимание на собеседника. - Ты можешь сказать, что здесь случилось?
        - Самому хотелось бы знать, - проворчал Ксеронг.
        Он быстро переслал хозяину сжатый файл с полным описанием наблюдений. Некоторое время Кадрон внимательно его изучал.
        - Ладно, сейчас посмотрим что там за чертовщина.
        И он активировал на планете портал, который значительно облегчал переход в физическую трёхмерность.
        Многочисленные горожане, которые могли видеть огромный храм, замерли. Они наблюдали, как его вершина озарилась багровым светом. Бог явился вне расписания! Люди падали ниц.
        Вокруг портала вздулся своеобразный пузырь инопространства, в котором находились проекции обеих Сил. Они обстреливали небоскрёб зондирующими импульсами. Ксеронг сразу обнаружил сложную энергетическую структуру в стенах. Когда он понял, что это, ему чуть не сделалось дурно. «И этот идиот не уничтожил такое» - возникла в его сознании мысль.
        Потом оба переключились на жрецов. Они легко входили в их сознание, впрочем, те и не думали сопротивляться, просматривали блоки недавней памяти. Толку от этого было на удивление мало. Пространственные искажения внутри пирамиды были настолько сильны, что жрецы даже и не разглядели по настоящему, тех, кто внезапно заварил эту кашу.
        Тогда сущности перефокусировали внимание, охватив своим сознанием город, выискивая малейшую аномалию. Поздно! Время было упущено: «Ласточка» стартовала. А помех же кругом было ещё столь много, что они пропустили отлёт корабля. «Ласточка» за номером «Б-742-С» благополучно ушла в сплетение. Данные же с регистрационного компьютера космопорта оказались странным образом стёрты: над ними явно поработал хороший псионик.

* * *
        Лекция началась ровно в полдень, по местному времени. Научный центр принадлежал Илари, и те, как всегда, не обошлись без выпендрёжа. Лекторий походил на древний христианский собор с огромным куполом. Сходство было таким, что Горд, обычно мало интересующийся подобными вещами, невольно задумался, не изучал ли проектировщик собора человеческую архитектуру.
        Однако вместо икон и ликов святых на стенах виднелись научные диаграммы и формулы. Зимин разглядел изображение атома. Формулы он не понимал, так как не знал принятой у илари математической символики. Верхняя часть купола оказалась прозрачной, и сквозь неё было видно стоящее в зените большое белое солнце. Оно отбрасывало в зал множество крупных солнечных зайчиков, что предавало лекции какой-то несерьёзный характер.
        Зайчики были как на кафедре, так и на поднимавшимися перед ней наподобие амфитеатра местами, и, пожалуй, немного мешали Зимину сосредоточиться. Он не был профессиональным астрофизиком, но общий смысл улавливал.
        - Анализируя данные со множества зондов, которые они успели передать прежде чем были поглощены «трещинами» наша группа выдвинула гипотезу о природе этих аномалий. По всей видимости, данные структуры представляют собой так называемое псевдопространство раньше встречавшиеся только в теоретических разработках некоторых космологов. Наиболее полно принципиальная возможность существования данной структуры разработана в трудах таких учёных как Шанрад Крыжновский и Фрестор Казар Геондор.
        По помещению пробежала короткая волна шёпота. Похоже, большинство слушателей прекрасно понимало о чём речь. Что ж большинство из присутствующих составляли астрофизики и космологи. Сам Зимин, не смотря на определенную подкованность в подобных вопросах, нужными знаниями не располагал. Выдержав небольшую паузу, оратор, а это был средних лет мужчина расы кавай, вернулся к лекции.
        - Прошу специалистов простить меня за повторение элементарных для них вещей. Как известно, на глубинном уровне пространство состоит из так называемой хроноквантовой пены структурированной определённым образом, так что она составляет наш пространственно-временной континуум. При этом все хроноквантовые ячейки соответствуют примерно одинаковым характеристикам, то есть принадлежат к одному типу. Именно эти две вещи и определяют существующие в нашем универсуме законы природы.
        На экране вспыхнул ряд формул. По крайне мере у Горда сложилось впечатление, что эти неизвестные ему закорючки должны слагаться в какие-то уравнения. Спохватившись, Зимин активировал надетые на его лицо очки-суфлёры. Значки тут же изменили свои начертания, приняв привычный для людей вид: падающие на стёкла фотоны преобразовывались мощным, но миниатюрным процессором, предназначенным для графического перевода.
        Что ж, пока что ничего сложного. Уж на таком уровне космологию Зимин знал. В паре мест преобразованные символы слегка наезжали друг на друга, но путаницы это не создавало.
        - До недавнего времени возможность существования других топологических ячеек, и иной тип их связанности, рассматривался только теоретически. Поначалу мы предполагали, что произошло соприкосновение нашего континуума с чуждой вселенной, с иными физическими и топологическими свойствами, пересечение которой с нашим миром обозначено такими образованиями как пространственно-временные трещины. Но после мы были вынуждены отказаться от этой идеи.
        Формулы плавно заскользили по экрану вверх, сменяя друг друга. Иногда кавай останавливал их движение и чего-нибудь пояснял. Вскоре Горд элементарно «поплыл», не в силах понять объяснения лектора. Знаний катастрофически не хватало.
        Ну а ты чего ждал, - с усмешкой спросил он себя. Эта лекция спеца и для спецов. Ты здесь только в качестве «извозчика» и никак иначе.
        Сейчас он просто привёз на конгресс одного космолога по имени Антуан, члена организации. После последних событий её верхи, к которым принадлежал и сам Зимин, наконец, всерьёз озаботились пространственно-временными трещинами. А точнее тем, что из них может вылезти.
        Пассажир Зимину не понравился. Высокомерие интеллектуала из него так и пёрло. Зимин игнорировал это в своей обычной манере. Ему, в общем-то, было всё равно.
        Но Антуан вдруг начал рассказывать Зимину о своей работе по сравнительной эволюции галактик. При этом на лице его было такое снисходительное выражение, что сразу было ясно: путного ответа он от пилота не ждёт.
        Космолог ошибся: астрофизику Горд знал не так уж и плохо, спасибо покойной матери.
        - Так вы считаете, - спросил космогатор, - что в галактиках разных типов, центральные чёрные дыры играют разную роль.
        Вид у Антуана сделался таким, словно с ним внезапно заговорила приборная панель. Это доставило космогатору определённое удовольствие. Однако космолог тут же переключился на такой научный уровень, где простому смертному было делать нечего. Увидев, что теперь Горд его не понимает, он тут же вернул на лицо снисходительное выражение. Больше Зимин не обращал на него внимания до самой посадки.
        Лично идти на конференцию он изначально не собирался, но потом в нём сыграло глупое самолюбие.
        - И так, - продолжал докладчик, - мы пришли к выводу, что трещины ведут в изначальный квантовый хаос, из которого произошло всё. Место, в котором каждое мгновение рождаются и погибают зародыши иных неведомых вселенных. Место, которое на самом деле и местом-то не является, так как там нет привычного нам пространства. Да и о мгновениях можно говорить только условно, так как времени, в нашем понимании там тоже нет. Это просто хаос - вечно «кипящая» пустота, в которой нет ничего постоянного.
        Вновь поползли формулы, Горд понимал с пятого на десятое. Уж слишком непривычные истины они открывали.
        - Теперь понятны все странности происходящие с зондами. Внутри аномалии происходит нарушение причинности, которое нарастает по мере погружения в трещину. Вначале только на микроуровне, но этого достаточно, что бы выходили из строя управляющие процессоры. А вот биологический мозг, похоже, в этом отношении адаптивней. Известно, что некоторым пилотам удалось развернуть корабли.
        Видел бы ты их после подобного возвращения, - мрачно подумал Горд.
        - В случае же дальнейшего продвижения в трещину, любой материальный объект должен распасться на первичные кванты.
        Потом задавали вопросы. В большинство из них Зимин даже не вслушивался. Заинтересовался он только когда через несколько мест от него поднялся Антуан. Хорошо настроенные усилители делали его голос слышимым каждому в зале.
        - Простите, но теория изначальной квантовой пены до сих пор не доказана. Более того, расчёты показывают, что возникшие из неё вселенные оказываются нестабильными и разрушаются в течение сотых долей секунды после возникновения.
        - Да, это так, - не стал спорить докладчик. - Однако вы должны согласиться, что по-другому всё это, - короткий жест руки в сторону всё ещё выведенных на экран формул, - объяснить не получится. Приходиться признать, что объяснение фактору стабильности нашей вселенной отсутствует до сих пор.
        Лектор-кавай вздохнул, потом добавил.
        - Одно время ходил слух, что к объяснению этого вплотную приблизился некто Анамерис Ковалес Секон с Амистала. Но, увы, по имеющимся у меня данным, этот, безусловно, талантливый космолог и астрофизик трагически погиб около двух лет назад.
        Как интересно, - подумал Горд. Он напряг слух, одновременно включая запись. - Всё связанное с Алмсталом это уже интересно.
        - Да, - согласился с ним Антуан, - я не много общался с ним и слышал, будто он хотел обойти возникающую при формировании вселенных нестабильность, используя принцип, который он называл однократным нарушением причинности или временной петлёй. Увы, но подробностей я не знаю. К сожалению, похоже, все его записи погибли во время известной трагедии на синхрониуме.
        Когда дискуссия уже завершилась, Горд догнал Антуана снаружи здания, на массивных мраморных ступенях собора-лектория. Астрофизик что-то недовольно бормотал себе под нос.
        - Ага, как же сделали великое открытие. Доказали, что трещины ведут в квантовый хаос. Об этом уже и без них многие догадывались. Пусть бы лучше объяснили, почему именно сейчас? И чем всё это нам грозит?
        Потом он недовольно повернулся к Горду.
        - Вы что-то хотели?
        - Вы знаете, что часть записей Алмстала уцелела? - спросил его Горд.

* * *
        Владыка Арманд был разгневан. Неудовольствие транслировалось им уже некороткими дискретными импульсами, как обычно, а непрерывным спектром. И это как ничто свидетельствовало о силе владевшей им ярости.
        Кадрон, являвшийся объектом этих эмоций, был изрядно напуган, но виду предпочитал не показывать. Он надеялся ещё, что всё обойдётся.
        Энергетический выброс владыки был столь велик, что содрогнулся весь двенадцатимерный кокон, где они все сейчас находились. Ограничивающее его свёрнутое пространство покрылось рябью, но тут же восстановилось. Владыка слегка остыл.
        Какое-то время Арман молчал, а когда заговорил вновь, то эмоциональная составляющая его слов была такой, что многим силам показалось, будто энтропия в коконе существенно возросла.
        - По какому праву, ты, вассал, принёсший мне клятву верности, не выполнил моего приказа об уничтожении всех действующих систем перворас и оставленной ими информации.
        Создавалось впечатление, что в сознании Кадрона внезапно закоротило лингво-контуры: настолько невнятным оказался его ответ.
        - Так ведь того… Камешки слишком глубоко в стенках были, что бы до них… Надо всё здание вдребезги. Да и зачем собственно? - Потом во внезапной вспышке строптивости Кадрон добавил. - Это моя планета!
        Уровень энтропии вновь повысился. Окажись здесь сильный концентрат чего-либо, он тут же расползся бы по всему кокону.
        - Ты не понял меня, Кадрон, - Арман чётко структурировал каждое слово. - Я не спрашивал тебя, кому принадлежит Сора. Я прекрасно знаю это и так. Я спрашиваю, почему ты не уничтожил создаваемую камнями энергосеть. Она не должна была попасть в распоряжение смертных.
        Лингво-система Кадрона наконец-то восстановилась. Очевидно, мыслительные импульсы нашли в его подсознании обходные пути.
        - Прошу прощения величайший, но философские камни предтеч были вделаны настолько глубоко в стены, что для их извлечения пришлось бы слишком сильно повредить храм. Да и зачем собственно? Ведь планета полностью мной контролировалось, а сама данная энергоструктура создавала у верующих в меня чувство возбуждения и молитвенного экстаза. Происшедшее конечно не обычно, но, в конце концов, ничего страшного не случилось.
        - Откуда ты знаешь, что ничего? - поинтересовался владыка. В эмоциональном спектре, который он по-прежнему демонстрировал, теперь чувствовалась ирония, пополам с раздражением. - По-моему очень даже чего!
        На мгновение в спектре этой сущности прорезалась эмоция похожая на странную улыбку.
        - Похоже, ещё не все поняли. Подобная сеть могла быть настроена только на избранного, на кандидата в миссии. Я понял это сразу, как только мне сообщили её параметры.
        Остальные присутствующие невольно обменялись короткими импульсами, такого поворота они не ожидали. Многие вывели в своё сознание сообщённые Кадроном данные и теперь лихорадочно их проверяли.
        Арман, наконец, блокировал свой эмоспектр, потом продолжил:
        - Теперь давайте прикинем. Перед самым открытием Алефа, до которого остались уже дни, не исключено часы, на Сору пребывает некий избранный, вступает в пси резонанс с кристаллами предтеч, устраивает жуткий переполох, потом исчезает. Ну не верю я в такие совпадения, не бывает их просто. Откуда он узнал, что в храме есть настроенная на него энергоструктура? Чего хотел? Загадка! Между прочим, в философских камнях вполне могла быть закодирована какая-либо информация, которую он считал.
        Ксеронг на своём месте внутренне усмехнулся: об этом они как раз подумали.
        - Не возможно, мы проверяли.
        - Это если запись не запрограммирована на самостирание, - буркнул владыка. - В конце концов, знания перворас даже для нас во многом тайна. Никто не знает, что они могли, и что им было известно о будущем.
        А вот об этом не подумал даже Ксеронг.
        - И так, дальше. В критический для себя момент этот загадочный избранный открывает с помощью камней переход и телепортируется на космодром напрямую. При этом стирает всю информацию о своём корабле с компьютеров порта. Нет, он явно очень хорошо подготовился, и хорошо знал что делает. Честно говоря, это вызывает некоторую тревогу.
        - Да, что он может? - не удержался Ксеронг. Подступы к Алефу контролируются нами полностью. Без нашей воли туда даже мелкий метеорит не прорвётся.
        - Скорее всего, так и есть, - согласился владыка, - но в столь судьбоносный момент рисковать мы не можем. Значит, говорите, это была «Ласточка»?
        - Судя по мозговой информации свидетелей да, - отозвался Кадрон. - На ней прибыли двое самцов и две самки из расы людей. В храме юного самца опознали.
        - Да, я помню, - Арман не надолго задумался, погрузившись в себя и почти не реагируя на внешние раздражители. Наконец он изрёк. - Ну, космогатор «Ласточки», понятно, это просто наёмник, используемый лишь как пилот, а вот опознанный это уже интересно. Тогда всё сходится. Будучи скрытым псиоником, он узнал о наличии в храме псионической сети и впоследствии понял её предназначение, которое было скрыто даже от нас.
        Он бросил очередной гневный импульс в Кадрона.
        - Значит так, поиск вести по двум направлениям. Во-первых, ищем этого самого Романа, вряд ли его тогда в первый раз унесло слишком далеко от планеты. Во-вторых, перепроверьте архивы гильдии. У них наверняка должны сохраняться данные о контрактах с клиентами. Выясните какая «Ласточка» побывала на Соре.
        - Легко сказать, - задумчиво протянул Гоплит. - Гильдия космогаторов это ярко выраженная сетевая структура. Она попросту не имеет общего для всех центра. Неизвестно даже точное количество всех её отделений. Гильдия никогда не вела столь полной статистики.
        - Задействуйте всех свободных агентов. Можете даже свернуть не слишком значимые операции. Всё что имеет отношение к Алефу сейчас намного важнее.
        Владыка вдруг замолчал, явно что-то обдумывая. Потом изменил конфигурацию своих полей и обратился к начальнику безопасности.
        - Всё это внезапно навело меня на одну мысль. Способность «Ласточек» к перемещению в псевдоконтинууме колоссальна. Есть ли хоть какой-то шанс, что она способна преодолеть поставленную нами защиту?
        - Невозможно, - мгновенно отозвался Гоплит. - Алеф блокирован практически по всем измерениям.
        Он замолчал, потом нехотя сознался.
        - Должен признать, что проверку по этим кораблям мы не проводили. Прикажите заняться?
        Владыка Арман немного подумал.
        - Нет. Не хочу, что бы космогаторы даже мысль допускали о подобной возможности. Выясним это уже после момента «Омега». Но на всякий случай занять космогаторов надо. Организуй-ка в этом направлении активность общечеловеческой церкви. Пусть официально объявят космогаторов исчадьями ада, нападают там на них, гильдии отделенья громят. Пусть на короткое время им там станет не до исследований, куда «Ласточка» может попасть, а куда нет.
        - Понял, - коротко отозвался Гоплит.
        Потом властелин сил вновь изменил конфигурацию, теперь сосредочившись на Кадроне. Тот пребывал в безмятежном состоянии думая, что гроза миновала.
        - Не думай, что я тебя простил.
        - Ваше владычество! - в ужасе пролепетал тот.
        - Молчать! Имей в виду - сейчас ты жив, только потому, что имел мужество признаться сам. Десять циклов мучений в седьмом нестабильном узле!
        - Пощадите!
        Однако Гоплит с Кауруком уже взвихрили пространство, образовав воронку гипермоста. Реальность искривилась настолько, что Кадрон попросту въехал туда, не смотря на слабые попытки сопротивления и жалобные мольбы о пощаде. Мгновение и его полностью затянуло в седьмой нестабильный узел, который тут же был запечатан, что бы наказуемый не смог выбраться назад раньше срока.
        Пространственно-временной континуум внутри узла был весьма неустойчив, что причиняло запертой там сущности страшные страданья.
        Ксеронг с трудом скрыл удовлетворение. Он был очень доволен. Недавно он сам уговорил Кадрона признаться владыке, упирая на то, что, в противном случае, гнев того будет страшен. Правду, между прочим, сказал, вот только умолчал о том, что тот вряд ли узнает. Большинство из владений сил находились в глубине звёздных вихревых островов, и происшедшее на Соре вряд ли заметил кто-то ещё.
        Однако даже в самых смелых мечтах Ксеронг не представлял, что наказание будет настолько страшным. Теперь самовлюблённый Кадрон попросту возненавидит владыку. Короче, готовый кандидат в заговорщики. Что ж, действуй дальше, Арман. А если ты ещё парочку сущностей несоразмерно накажешь, то будет совсем хорошо.

* * *
        Когда после прибытия на станцию навстречу им выкатился феррон, то Антуан едва не набросился на него с кулаками.
        - Объясните, почему давая мне поручение по пространственно-временным трещинам, вы не соизволили сообщить о наличии такого важного документа как записи покойного Алмстала.
        Вывести из себя меха было довольно сложно, вот и Антуану не удалось. Феррон лишь чуть развернулся к нему своими философски мерцающими в неярком освещении глазами. На цилиндрическом корпусе этой конструкции их имелось только две пары.
        - Было решено, что данные записи не представляют для организации интереса. Это все, зачем вы преодолели столь долгий путь?
        Антуан буквально подпрыгнул на месте от бешенства.
        - Не вам это решать!
        - А почему собственно? - с интересом вопросил феррон. - Наши логические конструкции представляются безупречными.
        По мнению Горда на этот раз Антуан не накинулся на меха исключительно, из боязни повредить руки о прочный корпус. И теперь учёный лихорадочно оглядывался, явно ища какую-нибудь дубинку. Забавный он все-таки, - подумал Зимин.
        - Представляют интерес или нет, - буркнул учёный, - это уж предоставьте решать мне. Анамерис был известным космологом и давно работал над теорией происхожденья вселенной, так что его записи я предпочитаю посмотреть лично. А то знаю я вас: полная логичность и никакой фантазии, дальше своего носа не видите.
        Корпус меха чуть дёрнулся. Он немного сместился в сторону Антуана, потом отъехал назад. Кажется, на этот раз учёный его всё-таки достал. Как-никак покушение на святое, - иронично отметил про себя Зимин, - на интеллектуальное превосходство этих псевдомашин. А ведь если отбросить тон, Антуан, безусловно, прав. Интересно, он вообще способен с кем-нибудь говорить нормально?
        Зимин бросил взгляд на индикатор эмоционального состояния меха, тот сделался тёмно-багровым. Такого цвета Зимин раньше не видел, и, что он обозначает, не знал, но явно ничего хорошего. У Антуана был несомненный талант выводить из себя разумных.
        Индикатор быстро принял нормальный белый цвет.
        - Вы хам, Антуан, - бесстрастно сообщил феррон. - Хамство это такая психическая болезнь, имеющая распространение среди многих разумных видов. Должен признать, что у вас симптомы выражены особенно ярко. Мы не чувствительны к этому, но рекомендую быть осторожными с чисто биологическими видами: вас могут побить.
        Это была, пожалуй, самая эмоциональная речь, произнесённая кем-либо из ферронов на памяти Зимина. Но на космолога она не произвела ни малейшего впечатления.
        - Пусть попробуют, - сообщил он, - у меня второй разряд по вольной борьбе.
        И Зимин понял, что имеет дело со взрослым ребёнком, эгоистичным и самовлюблённым. Странно, что Антуана вообще приняли в организацию. Феррон, похоже, пришёл к тем же самым выводам.
        - Хорошо, вы получите информацию, - сказал он, не тратя времени на дальнейшие споры.
        - Записи действительно настолько бессмысленны? - спросил Зимин у меха. Он решил, что будет лучше сейчас поинтересоваться об этом у меха, чем у Антуана впоследствии.
        - Судите сами, - мех слегка развернул свой корпус, что бы наблюдать собеседника. - Согласно концепции Алмстала в момент своего формирования зародыш вселенной получает необходимую для стабилизации информацию из будущего, где она уже есть. Вселенная как бы одалживает эту информацию у самой себя. Но в какой-то определённый момент долг необходимо вернуть. В прошлое должна произойти своего рода загрузка. В противном случае мироздание утратит стабильность и рухнет под грузом физических и логических противоречий. Космогатор Зимин, вам не кажется, что это тянет разве что на сюжет для фантастического романа?
        Всё это время Антуан недоверчиво прослушивался. Вид у него был такой, словно космолог никак не мог поверить, в то, что феррон удостоил разговором простого пилота. Но у Зимина с мехами били давние и плодотворные отношения и те это очень ценили. Ни тот, ни другой собеседник попросту не обращали на Антуана внимания.
        - Никогда не говорил, что по настоящему разбираюсь в подобных вопросах, - задумчиво протянул Зимин, - но ведь Алмстала зачем-то всё-таки убили.
        - Что!? - ахнул Антуан, - так на синхрониуме был не несчастный случай.
        - Хорош несчастный случай, - буркнул Горд, - налётчики вырезали всю смену, попутно разрушив все информационные блоки. Причём есть данные, что их истинной целью был именно Алмстал.
        Немного помолчав, космогатор добавил.
        - Между прочим, налётчики работали на одну из сил. Последнее выяснено абсолютно точно.
        - И вы после этого заявляете, что в записках нет ничего важного?!
        Антуан буквально схватился за голову.
        - Не понимаю такой эмоциональной реакции, - забубнил феррон. - Даже если предположить верность концепции Алмстала, то это никак не объясняет, зачем силам скрывать подобную информацию.
        - Что, до сих пор не доходит?
        Антуан вдруг принялся бегать по помещению. До Горда долетали его отдельные реплики.
        - Дилетанты! Узкие специалисты! Суперлогики без мозгов!
        Зимин и феррон терпеливо ждали, когда Антуан в очередной раз успокоится. Наконец космолог выпустил пар и остановился прямо напротив собеседников.
        - Кажется, до вас обоих действительно не доходит в чём фишка.
        Похоже, с горяча, он забыл, что Зимин не является специалистом.
        - Скажите, а вам не приходило голову, что существо, способное осуществить такую загрузку, сможет попросту подстроить вселенную под себя! Стать её господином! Господом богом!
        И наступила тишина, даже феррону было нечего возразить.

* * *
        Когда Горд вошёл в расположенное на Топусе отделение гильдии до начала заседания совета оставалось несколько минут. Игнорируя лифт, Горд поднялся по лестнице на второй этаж, и, войдя в зал заседаний, коротко поздоровался с присутствующими. Здесь все знали друг друга, не смотря на то, что прибывшие члены совета гильдии были не только с Топуса, но и из отделений некоторых ближайших планет.
        Горд сел рядом с Невским.
        - Какова причина такой спешки? - поинтересовался он. - Насколько мне известно, все текущие вопросы этого цикла уже решены.
        - Мне тоже неизвестна повестка, - воспитатель юных курсантов медленно покачал головой. - Но эта встреча проводится по инициативе Борус Бажана.
        Немного помолчав, он спросил у Горда:
        - Ты как, нормально?
        Невский имел ввиду историю с паразитом.
        - Да, без всяких последствий.
        После того случая гильдия хотела дать Горду небольшой отпуск. Но тот отказался, разумно пологая, что лучше всего поможет именно сосредоточенность на работе. Он даже по собственной инициативе вызвался доставить на межпланетную конференцию Антуана, у которого не было личных средств на полёт.
        Сейчас Зимин уже жалел, что на станции ферронов не подчинился сразу требованию космолога лететь к синхрониуму.
        - Ну, как вы не понимаете, - горячился Антуан, - судя по появлениям трещин, времени осталось ничтожно мало, возможно счёт идёт на недели, в лучшем случае на месяцы. А найти какие-либо данные в пользу концепции можно разве что там.
        Зимин покачал головой.
        - Другой «Ласточки» в вашем распоряжении всё равно нет. А мне нужно сейчас быть на Топусе. Так что придётся сделать небольшой крюк.
        - Но…
        - Я всё сказал, - твёрдо отрезал Горд, - либо летите со мной, либо останётесь здесь.
        Но сейчас он сильно жалел, что позволил врожденному чувству дисциплины взять верх. Антуан был прав: концепция Алмстала была намного важнее этого, скорее всего, рутинного заседания.
        «Времени не много, но оно есть», - вспомнил он слова из пророчества Герды. - «Время есть, но его не много». Чёрт, как он раньше не сообразил. Горд мысленно пробежался по пророчеству, которое достаточно хорошо помнил. Теперь примерно половина понятна. Властелин вечности - это, конечно, тот, кто осуществит космическую перезагрузку: существо или возможно организация.
        «Тот, кого не было раньше и он же существовавший всегда» - явно какой-то временной парадокс, связанный с обещанным Антуаном нарушеньем причинности. А вот с жертвой миссии и саркофагом действительно непонятно.
        Стоп. А ведь пророчество ясно показывает, что ситуация в будущем не предопределена. Неизвестно, кем именно будет осуществлена перезагрузка. В его сознании набатом зазвучали слова: «Служащий активному разуму или ставленник сил?».
        Горд представил себе силы, полностью контролирующие всё мироздание. Сделалась жутко. Спокойно, - сказал он себе, - спокойно. Интонация тогда явно была вопросительной. Инори считает пророчество истинным, а она в таких вещах редко ошибается. А значит, есть шанс каким-то образом обойти силы. Возможно ещё не поздно.
        Зимин вдруг понял, что начало собрания задерживается. Всё же опасаясь совершить ошибку, он спросил у Бориса.
        - Что действительно никаких предположений, зачем Бажан нас собрал? Обычно его бывает не раскачать.
        - Искренне надеюсь, что это не то что я думаю - отозвался тот, но шансов немного: в последнее время он явно зондировал почву.
        - Насчёт чего? - быстро поинтересовался Зимин, которому требовалось срочно решить: остаться на заседание или немедленно везти космолога на синхрониум.
        Однако ответить тот не успел: Борус Бажан вошёл в зал.
        - Прошу извинить за опоздание, - сообщил он с порога. - Я созвал вас что бы, наконец, обсудить вопрос о не рациональном расходовании гильдейских средств. Это назрело уже давно.
        Послышались недоумённые голоса. О чём это он? - удивлённо подумал Горд.
        - Именно этого я и боялся, - негромко сказал Борис Зимину.
        - И чего же в нём нерационального? - спросил кто-то.
        - А то, что слишком много денег улетает в трубу, - отозвался Бажан, - мы тратим их ни на что, без всякой пользы для гильдии.
        - Ну-ка, поясни, - жёстко потребовал Борис.
        - Примеров масса, - сказал Борус. - Нам пора прекращать финансировать все эти бессмысленные проекты наподобие археологических экспедиций, исследование разных космических феноменов вроде пространственно-временных трещин и прочей белиберды. Какая от этого польза для гильдии?
        Горд Зимин удивлённо уставился на него.
        - Для Гильдии разумеется никакой, но огромная для Организации. Ты случайно не заболел? Должен же знать ради чего всё делается.
        - Вот об организации я и хотел поговорить. Зачем гильдия должна кормить этого паразита. Уж больно накладно выходит.
        Рядом с Гордом резко встал Борис Невский.
        - А ты ничего не перепутал?! Гильдия изначально создавалась как подспорье Организации, в том числе и финансовое. Именно так, а не наоборот. Пусть даже большинство рядовых пилотов об этом и понятия не имеет.
        Борус Бажан поморщился.
        - С той поры миновало ни одно поколение. В организацию отбирают в основном в достаточно юном возрасте, так что люди ещё не избавились от романтических мечтаний. Но мы то с вами люди зрелые, и я знаю, многие думают, что пора прекращать играть в солдатиков.
        К удивлению Горда, послышалось несколько одобрительных голосов. Надо срочно с этим что-то делать, - обеспокоено подумал Зимин.
        - Что может нам сделать организация, если мы просто пошлём её подальше? - вещал почуявший поддержку Борус.
        Очень многое, чёртов ты идиот, - мрачно подумал Зимин. - Это, уже не говоря о том, что именно организация поставляет псиоников для установки имплантов.
        И тут произошло то, что никто не ожидал.
        - Значит это ваше окончательное мнение? - негромко спросил по-прежнему стоящий Борис.
        - Да, я же сказал…
        Невский достал из кармана небольшой чёрный станер, и аккуратно, словно на стенде, прицелился в лоб Бажану.
        - Какого чёрта! - изумлённо выкрикнул тот. - Хватит меня запугивать!
        Послышался негромкий хлопок, и Бажан рухнул на пол.
        Женщина-космогатор Мария Церх быстро подскочила к нему, пощупала пульс.
        - Мёртв, - сказала она едва слышно.
        - Это была убивающая игла, - спокойно пояснил Невский. - Пятый пункт клятвы: любому предателю смерть!
        Даже Горд на мгновение растерялся. Впрочем, он сразу понял, что это был единственно возможный выход.
        - Куда денем труп? - деловито произнёс он.
        Глава шестнадцатая
        Град обречённый
        Можно считать практически доказанным, что сущности, именуемые нами силами, не способны самостоятельно поддерживать собственное самосознание. Для этого они как бы поглощают некоторые квантовые эффекты из мозга обычных разумных. Что неизбежно приводит последних к гибели.
        Из секретного отчёта Организации.
        В безоблачном небе появилась тёмная точка. Приближаясь, она стремительно увеличивала размер. Вскоре проявился изящный силуэт корабля. Немного рисуясь перед своими друзьями-археологами, Герда заставила «Ласточку» совершить поблизости от лагеря несколько изящных виражей, затем приказала кораблю зависнуть, и плавно опустила его вертикально вниз.
        С негромким гудением заработали сервомоторы, открывая люк. Первыми по трапу спустились Теодор с Тиной. Герда и Роман слегка задержались: кабина, где оба они весь полёт находились, была дальше от выхода. Первети выставила перед собой руку, с поднятым большим пальцем. Демонстрируя коллегам, что путешествие было удачно.
        - Мы нашли на стене храма надпись на языке Ладьян, - а в ней сообщение, что предтечи по собственной воле покинули систему «трёх галактик», предварительно оставив где-то закладки для молодых рас.
        Послышались крики «Ура». Археологи ликовали. Герда видела, что пара человек подбросила к верху солнцезащитные кепки. Многие, как и Роман, считали, что предтечи целеноправлено уничтожили все свои наиболее значительные следы. Поэтому даже намёк на такую закладку был настоящей сенсацией.
        Но что-то было не так. Своей интуицией или талантом псионика Герда почувствовала напряжение в лагере. Напряжение было несильное, но оно было. С прилётом «Ласточки» оно лишь немножко ослабло. Людей привлёк их возврат, взбудоражили новости, но неведомая тревога никуда не исчезла, лишь только укрылась в закоулках сознания. Очевидно, что-то почувствовала и Тина Первети.
        - Мне почему-то кажется, - сказала она, - что у вас тоже интересные новости, судя по выражениям некоторых лиц, прямо-таки сногсшибательные. И так, чем вы можете порадовать своего шефа?
        - Вы правы, босс, - мрачно проговорил один из её подчинённых, - новости действительно сногсшибательные, а возможно и убивательные.
        Первети чуть приподняла брови, она ждала продолжения.
        - Шеф, - проговорил археолог, - вы, конечно, знаете, что на юго-западе материка есть дикие племена кимеритов?
        Тина Первети кивнула.
        - Кажется, я заметила их конный отряд, когда «Ласточка» шла на посадку, но не вполне уверена: скорость была слишком большой.
        Археологи переглянулись.
        - Да, я тоже видел, - вступает в разговор Теодор, - возможно какая-то миграция. А в чём дело-то?
        - А в том, - вступила в разговор какая-то женщина, что надо побыстрей покидать планету.
        Чувствуется, что она сильно нервничает.
        Да, что же тут такое творится? - недоумевает Герда. - И при чём здесь дикие кимериты? Совсем не надолго ведь отлучились, чуть больше суток прошло.
        Она вчувствовается в псионический фон. Нет, паники нет, но многие близки к этому.
        - Около полусуток назад, - ошарашивают вновь прибывших, - сообщили: эти «мигранты» уничтожили один из городов на юге: буквально стёрли его с лица планеты. А теперь скапливаются в окрестностях Геодиса, в количествах превышающих всякое разумное объяснение.
        Следует долгая пауза: вернувшаяся группа переваривает новость. Все они, включая Герду, ошеломлены.
        - Сколько людей способна забрать «Ласточка»? - вновь вступает в разговор женщина.
        Герда чувствует, как сильно та боится.
        - Шесть, - машинально говорит космогатор, - это максимум, и вместе со мной.
        Кажется, женщину зовут Криста, но Герда не вполне уверена. Она видит, что Криста начинает психовать.
        Только этого не хватало, - думает Герда. Она никогда не видела настоящей массовой паники, но как она возникает, примерно представляет. Достаточно сорваться одному, и пошло поехало. Так ничтожная крупинка запускает в перенасыщенном растворе процесс кристаллизации. Кристу требовалось немедленно успокоить.
        - Не беспокойтесь о времени, - сказала девочка, как можно мягче. - «Ласточка» сверхбыстрый корабль. Всего за несколько часов, она способна пересечь всю галактику, или сделать несколько рейсов к любой планете сектора.
        Одновременно она послала в сознание женщины лёгкий псионический импульс, который должен был слегка притушить эмоции и помочь успокоиться. Наблюдая псионический спектр группы, она с удовлетворением отметила, что напряжение слегка уменьшилось. «Раствор» оставался перенасыщенным, однако паника не возникла.
        Первети к этому времени уже обдумала ситуацию.
        - Почему вы не перебрались в город? - спросила она. - Там наверняка уже предприняли меры, а при современном оружии, зная о нападении, защититься от дикарей будет не сложно.
        Её слова вызвали среди археологов нервный смех. Шефиня недоумённо застыла.
        - Что я сказала не так, - довольно холодно, поинтересовалась она.
        - В том то и всё дело, - сказал Хэмбл, - что горожане не предпринимает никаких мер и по-прежнему пребывают в своём гипнотрансе. Похоже, жители планеты окончательно утратили чувство реальности.
        - Что?! - не поверила Герда, - вы хотите сказать, что жители Геодиса не реагируют на прямую угрозу собственной гибели.
        Хэмбл развёл руками.
        - Судя по всему, да.
        Тина Первети нахмурилась. Это был тот редкий случай, когда она не знала, что сказать.
        - Не понимаю, - проговорила она, - совершенно не понимаю.
        - Большая часть населения планеты, - решил пояснить Хэмбл, - это просто виртуальные наркоманы. Единственное, что их интересует это новая гипнодоза.
        - Сказать по правде, - призналась Криста, - мы уже начали готовиться к эвакуации.
        Первети нахмурилась чуть сильней, она не одобряла поспешности. Шефиня машинально бросила взгляд на палаточный лагерь. Но по его виду ничего было сказать нельзя: если подготовка к отбытию и производилась, то её следы были скрыты внутри.
        Больше всего на свете Первети хотела бы высмеять страх подчиненных, но она была достаточно опытным руководителем, что бы в такой ситуации поддаться эмоциям. Слишком хорошо она понимала, что их испуг мог иметь вполне реальную почву. Первети наконец приняла решение.
        - Хорошо, - сказала она, - продолжайте подготовку к эвакуации. - Но я должна лично убедиться в критичности ситуации. Я сама посещу город. Заодно и проверю, сколько там вокруг кимеритов.
        - Герда, не составишь мне компанию? - предложила Первети.
        В её тоне было нечто трудно уловимое, тем не менее, Герда сразу поняла, что это непросто дружеское предложение.
        - Пожалуй, - сказала она, - город я так и не осмотрела.
        Разумеется, за нею тут же увязался Роман.
        Флаер двигался к городу по прямой, и на максимальной скорости. Космогатор проводила взглядом промелькнувшую слева от них рощу.
        - Зачем я вам понадобилась? - спросила она напрямую.
        - Ты псиноник. Сможешь определить коллективный пси фон дикарей?
        Герда кивнула.
        - Да. Конечно не на такой скорости.
        - Ну, это понятно.
        Они там, что действительно все виртуально зависимые? - спросила Герда.
        - Честно говоря, не знаю: я почти не бывала в городе. Но впечатление действительно удручающее.
        - У меня тоже, хотя, в общем-то, видела я только космовокзал, но там даже пси-фон какой-то, - Герда поискала подходящее определение, - какой-то гнилистый.
        - Вот они! - прервал их разговор Роман. - Кимериты! Варвары!
        Он указал рукой вправо. Тина сбросила скорость и изменила направление движения. Теперь она вела флаер на максимальной высоте. Внизу был виден отряд кавалеристов. Ездовые животные были довольно массивны, покрыты чешуёй и имели длинный толстый хвост, но лошадей чем-то все-таки напоминали.
        Одеты кимериты с точки зренья людей были довольно колоритно: словно участвовали в съёмках картины о каких-то доисторических временах. Герде потребовалось некоторое усилие, что бы вернуть себе чувство реальности. Это всё взаправду, - напомнила себе девочка. Сейчас она пожалела, что во флаере нет оптического усилителя. Уж больно любопытно выглядел этот отряд.
        Флаер кимериты заметили, грозно потрясли ружьями, но выстрелов почему-то не прозвучало. Возможно, берегли заряды для города.
        Первети описала вокруг отряда широкий круг.
        - Можешь, определить их намеренья? - спросила она у Герды.
        Девочка сконцентрировалась. Столь большая группа разумных, сосредоточенная на единой цели неизбежно образовывала эгрегор. Общий спектр подобных образований обычно воспринимался довольно ясно. Отряд действительно был единой структурой, которой двигала общая воля. И эта воля была железной.
        - Решимость, - сказала она. - Странно, они словно собираются заняться необходимой, но неприятной работой. Полная сосредоточенность на цели. И для её достижения они готовы на многое.
        - И какова цель? - спросила Первети.
        Герда пожала плечами.
        - Вы слишком многого хотите. Я не могу читать мысли.
        Некоторое время Первети разглядывала отряд сверху.
        - Но направляются они именно к городу, - хмуро сказал Роман.
        Начальница молча кивнула.
        - Теперь в Геодис, - сказала она.
        Флаер набирал скорость.
        - Конечно, - рассудительно сказал Роман, - само по себе это ещё ничего не значит. Но мне лично ситуация очень не нравится.
        Как всегда в важные моменты паренёк старался казаться солидным.
        - Ещё один отряд, - воскликнула Герда.
        На горизонте виднелись новые всадники. Тина Первети вновь изменила курс флаера. Ещё одна проверка показалась Герде излишней, но Тина, похоже, хотела убедиться наверняка.
        - Смотрите, люди! - Роман вновь показал рукой.
        На краю небольшой рощицы виднелась ярко-красная крыша фермерской усадьбы. Кимериты следовали прямо мимо неё. Во дворе виднелись наблюдавшие за процессией люди. Даже с такого расстояния девочка почувствовала их напряжение.
        Ну, сейчас начнётся резня, - испуганно подумала Герда. - Если кимериты враждебны, то они, конечно, нападут на усадьбу. Меньше всего на свете ей хотелось становиться беспомощным свидетелем бойни. Хотя почему беспомощным?
        - У нас есть оружие? - спросила она Тину.
        Первети кивнула.
        - Да, я захватила два охотничьих карабина.
        Она указала рукой под сиденье.
        Вооружение Герду не особенно впечатлило. В конце концов, варвары тоже были вооружены огнестрельным. С другой стороны, если стрелять с воздуха…
        - Подожди, - воскликнула Тина, - а ведь они, похоже, уходят.
        Отряд проезжал мимо фермы как на параде. Время от времени, то один, то другой кимерит угрожающе наводил на людей ружьё. Однако выстрелов не было.
        Странно, - подумала Герда, - они ведь явно не на прогулку выбрались. Она сосредоточилась на пси-фоне. Этой группой тоже владела железная решимость, но направлена она была не на ферму.
        - Такое впечатление, - сказала девочка спутникам, - что они устремлены к какой-то цели, и просто не хотят отвлекаться.
        - От похода на город? - спросил Роман, который был по прежнему «укрыт» раковиной взрослой солидности.
        - Наверно.
        - Всё, больше не останавливаемся, - Первети развернула их транспорт к городу.
        Уже настроившая своё псионическое восприятие Герда почувствовала приближение Геодиса, ещё до того как он показался на горизонте.
        Это действительно походило на запах гнили. Казалось, от города исходит удушающее затхлое облако. Это был запах застоя. Но теперь Герда понимала его природу. Жители Геодиса слишком оторвались от реальности, целиком погрузив себя в гипногрёзы.
        Герда покачала головой, она не представляла, что грёзы могут быть такими зловонными. А впрочем, она считывала сейчас не сами грёзы, а лишь общее состояние их носителей. И в подсознании у всех них были вялость, апатия и полное разложение воли.
        Флаер опустился напротив мэрии. Это была круглая башня, стоявшая посреди площади. По форме она походила на шахматную ладью. Герда отметила, что если бы не царившее кругом запустение, то город ей бы, пожалуй, понравился. Она оглядела красивые разноцветные башенки со шляпками, делающими их похожими на грибы. У первопоселенцев, несомненно, был вкус. Вот только, что потом произошло - непонятно.
        Однако долго рассматривать местную архитектуру не получилось. Первети повела их, по явно знакомому ей пути. Ну да, - подумала Герда, - наверно именно здесь она получала разрешение на раскопки. Лифт поднял их на несколько этажей, и Первети нашла нужный кабинет.
        Чиновник за столом был оплывшим и вялым. Он окинул троицу сонным взглядом.
        - А, это вы, Первети. Что-нибудь нужно?
        Однако шефиня не стала тратить время на церемонии.
        - Таркин, - сказала она, - вы знаете, что к городу идут орды дикарей-кимеритов, и намерения у них явно недружелюбные?
        Чиновник слегка потянулся, обеспокоенным он явно не был.
        - Да, я слышал подобные слухи.
        - Слухи! - ахнул Роман.
        Таркин недовольно на него посмотрел.
        - Не вмешивайся во взрослый разговор, мальчик.
        Роман покраснел от возмущения. Он явно собирался, что-то сказать, но Первети бросила на него короткий взгляд, и подросток натянул на лицо привычную маску солидности. Управлять подчинёнными Тина умела.
        - Вы легко можете это проверить, если просто облетите вокруг города, - сказала она. - Или поверьте мне на слово: варваров там полно.
        Чиновник слегка дёрнулся. Информация была не слишком приятной, и он вытолкнул её из собственного сознания. Герда буквально видела, как в его разуме срабатывают гипертрофированные защитные механизмы.
        - Не ко мне, не ко мне, - замахал он руками, - обратитесь к военным. У нас на службе хороший отряд наёмников из местных.
        Он вдруг совсем успокоился.
        - Военные ведь никак не реагируют, а значит, и угрозы никакой нет, - пришёл чиновник к успокоившему его выводу. - Но если хотите, то можете высказать им своё мнение. В здании всегда находятся представители военных. У вас всё?
        При последней фразе он демонстративно посмотрел на часы.
        - Но, - начала было Первети.
        Чиновник равнодушно уткнулся в бумаги.
        - Извините, - сказал он, - но у меня осталось множество дел, а задерживаться очень не хочется. Сегодня ожидается премьера новой гипнотрансляции. Хочу успеть домой вовремя.
        Вся троица переглянулась: чиновник явно не отличал сон от яви, как похоже и большинство жителей города.
        - Бесполезно, - шёпотом сказала Герда. - От него все ваши аргументы отскакивают как мяч от стенки. Кажется, до него просто не доходит, что в мире что-то может меняться.
        Некоторое время они двигались по коридорам и этажам.
        - Вся надежда только на местных военных, - проговорила Первети, - может хоть они сохранили здравый рассудок.
        - У меня дурные предчувствия, - буркнул Роман.
        Герда согласно кивнула. Судя по выражению лица Первети, она тоже разделяла их опасения. Герда вдруг подумала, что она даже не знает должности Таркина. Впрочем, какая разница?
        - Как они вообще дошли до жизни такой? - поинтересовалась она.
        Первети задумалась.
        - Я точно не знаю. Но на этом материке было найдено несколько месторождении радонита, для добычи которого и были созданы изначальные поселения.
        Герда знала, что радонит был редким, но важным в промышленности минералом.
        - Поначалу, - продолжала Первети, - всё предвещало лишь процветание, посёлки превращалися в города. Но залежи оказались слишком поверхностны, и вскоре из шахт поднимали лишь пустую породу. Тогда наступил упадок. Те, кто могли, улетели. А остальные, вместо того, что бы как-то реорганизоваться почему-то сделались грёзоманами, потратив на создание виртуалов почти все оставшиеся ресурсы. Вот собственно и всё. Теперь они почти полностью утратили связь с реальностью.
        Герда покачала головой.
        - В трёх галактиках полно слаборазвитых провинциальных планет. Однако на своём локальном уровне они довольно неплохо организованы, способны обеспечить неплохой уровень жизни, и от реальности большинство их жителей не отрываются. Почему же эти…
        Тина пожала плечами.
        - Мне то откуда знать, - проворчала она, - во всяком случае, это было их собственное решение. Понятия не имею, почему их коллективная психика выкинула подобный фортель.
        Наконец она толкнула требуемую им дверь.
        - Чем могу быть полезен, - послышался голос, говоривший по-испански с довольно сильным акцентом.
        На миг тройка ошеломлённо застыла, утратив дар речи.
        Герда не предала внимания словам Таркина, когда тот упомянул, что наёмники набираются из местных, напрасно как оказалось. Ибо напротив них стоял облачённый в военную форму кимерит.
        Какую-то секунду Герда питала безумную надежду, что наёмники происходят с какой-то другой цивилизованной планеты. Но, внимательно оглядев кимерита, сразу утратила эту иллюзию. Что-то неуловимое в выражении лица, манере держаться, псионичеком спектре подсказывало ей, что к цивилизации этот разумный имеет весьма отдалённое отношение. Просто за время службы успел нахвататься верхушек от поведенческих правил распространённых среди людей. Даже военная форма казалось на нём чем-то чужеродным. Чувствовалось, что он привык к совершенно другой одежде.
        - Что-нибудь не так? - обеспокоено спросил кимерит.
        Первети уже оправилась от замешательства и решила рубануть на прямик: будь что будет.
        - К Геодису приближаются воинственные дикари. Как вы намерены защитить население?
        Кимерит и глазом не моргнул.
        - Не извольте беспокоиться, граждане, - заговорил он, с казённым оптимизмом в голосе. Прежде всего, рад сообщить вам, что для тревоги нет оснований. Просто происходит изменение миграционных путей животных, а племена идут вслед за ними. Поверьте, город совсем не интересует моих сородичей.
        Кимерит барабанил речь как по писанному, словно заучил её наизусть. Вот только успокаиваться Герда даже не думала, что-то ей во всей этой заученности сильно не нравилось.
        - Да, конечно, - вещал представитель наёмников, - один из городов на юго-западе разрушен. Это я признаю, но на него напали другие племена, куда более агрессивные. К тому же, на самый крайний случай, у города есть великолепные автоматические системы защиты. Поверьте, дикарям, с их примитивным оружием, здесь ничего не светит. Но подобное развитие событий предельно маловероятно: мигранты даже встречных ферм не трогают.
        А ведь верно, - подумала Герда, - это мы сами видели. Может археологи, просто зря переполошились?
        Но тут же вспомнила псионическую ауру обоих эгрегоров у кочевников. Ага, мирные мигранты! Как же, жди!
        - Но если до столкновения всё же дойдёт, - не выдержав, задала новый вопрос Первети, - будите ли вы воевать со своими сородичами?
        - Конечно, - Кимерит говорил с бесстрастным выражением лица. - Моя верность принадлежит Геодису.
        И тут Герда просто не выдержала.
        - Он врёт! - сообщила она.
        В псионическом спектре наёмника ложь читалась довольно явственно. Это значило, что кимерит лгал, даже не заботясь о том, что бы ему поверили. Тина и Роман резко повернулись к ней, лица у них были нахмурены. Только сейчас Герда сообразила, какую глупость сделала. Она испуганно глянула на Кимерита.
        Тот вдруг подмигнул.
        - Молодец, догадалась. Шаманка однако!
        Он повернулся к ошеломлённым людям.
        - Хотите бесплатный совет? Немедленно уходите из города. У вас ещё есть немного времени. Мы не имеем ничего против вас лично.
        Теперь уже не выдержал Роман.
        - А город, он вам что сделал!
        В конце концов, если уж открыты все карты, то почему бы и не поговорить откровенно, - решил он.
        Кимерит строго его осмотрел.
        - Геодис есть оскорбление великого творца, вечно спящего бога-сновидца Корбонуса, - объявил он таким тоном, словно объяснял малышам общеизвестную истину. - Так же как и все остальные построенные вами здесь города.
        Герда похолодела. Если до этого она, да и все остальные, считали местных кимеритов варварами, пошедшими в военный поход с целью грабежа, то теперь стала ясно, что события имеют религиозную подоплёку. Герда ощущала в глубине кимерита твёрдую решимость, такую же абсолютную, как и в видимых её недавно отрядах. Это были фанатики, с которыми невозможно договориться.
        - И чем же наши города оскорбляют творца? - спросила Первети в которой внезапно проснулось нечто отдалённо похожее на профессиональный интерес. В конце концов, по роду своей деятельности она имела дело с инопланетными культурами, пускай и вымершими.
        Похоже, фанатик им попался покладистый, решил пояснить.
        - Вся наша вселенная есть ничто иное, как сновиденье Корбонуса. Реальность есть сон божества. Но жители Геодиса и других городов погрузились в другие реальности, порождённые другими снами, и утратили связь с нашей. Их сон, вплетаясь в божественный способен изменить мир. Они оскорбляют бога. А нам вовсе не хочется жить во вселенной подстроенной ими под себя.
        Чуть помолчав, он продолжил, скорее грустно, чем гневно.
        - Мы надеялись, что хотя бы военная угроза заставит их души вернуться в наш мир. Но они не отреагировали никак. Даже уничтожение одного из городов никак не повлияло на остальные. Они полностью утратили связь с созданной богом реальностью, и потому должны быть уничтожены, пока не породили оскорбляющий Корбониуса мир.
        - То есть, - проговорила Первети, - вы считаете, что первично сознание, а не материя?
        - Это очевидно, ведь мир есть сновидение бога.
        Кимерит говорил с полной верой в свои слова. Переубедить его было, по всей видимости, невозможно.
        - Наши святые воины, - радостно сообщил Кимерит, - даже грабежом в пути не занимаются, ибо фермеры не сновидцы: они работают, а грабёж невинных осквернит цель похода.
        Он говорил с такой гордостью, словно отсутствие грабежа уже само по себе было немыслимым достижением. Возможно, с его точки зрения всё именно так и обстояло.
        - Хотя, - проговорил он, с ноткой задумчивости, - должен признать, что первыми к городу подходят избранные - «святые паладины». Как пойдёт дело, когда к Геодиусу подтянуться остальные, я даже не знаю. Так что, если у вас есть возможность, то лучше покиньте наш мир, хотя бы на время.
        Святые паладины, устраивающие массовую резню, - подумала Герда, - это конечно круто. Но определённая логика в словах кимерита была, конечно, если принять его безумные предпосылки.
        - Вы не жители этого города, - закончил свою речь кимерит, не нечестивцы, противопоставляющие свой сон божественному. Дайте клятву молчания и ступайте с миром.
        - А если мы нарушим клятву и всё расскажем, - мрачно бросил Роман.
        - Тогда, - невозмутимо проговорил кимерит, - мы вас убьём. Да только бесполезно всё это, всё равно никого не пробудите.
        Что, правда, то правда, - подумала Герда.
        Она была всего-навсего человеком и вдруг почувствовала, что зазря погибать ей совершенно не хочется.
        Если Первети и колебалась, то только секунды. Она чувствовала свою ответственность только перед вверенной ей экспедицией, своими людьми. Ну и ещё перед Гердой, которую, после путешествия на Сору, непроизвольно считала «своей».
        - Клянусь, - сказала она.
        Кимерит прав, - окончательно решила она, - никого мы здесь «не разбудим».
        - Остальные, - бесстрастно потребовал Кимерит.
        - Клянусь, - сказала Герда, негромко, но твёрдо.
        Она уже пришла к тому же выводу, что и Тина Первети.
        - Роман! - потребовала шефиня.
        Однако паренёк колебался.
        - Но…
        Тут, Герда с Первети, одновременно так на него посмотрели, что юный археолог попросту поперхнулся.
        - Клянусь, - он скорее выплюнул слово, чем произнёс его.
        Кимерит кивнул, и словно перестал интересоваться людьми.
        Гордиться людям в этой ситуации было понятно нечем. Лица у всех сделались каменными, а настроение мрачным. На обратном пути никто не разговаривал.

* * *
        Со стороны станция синхрониума походила на двояковыпуклую линзу, к которой уродливой нашлёпкой был приделан созданный кавай и людьми причальный блок.
        Герда связалась с диспетчерской системой, слегка подкорректировала полёт, и вскоре ввела «Ласточку» в ангар. Сквозь камеру заднего обзора можно было разглядеть, как становится на место наружный щит.
        Герда опустила корабль в приёмное гнездо, и его тут же обхватили держатели. Сработали причальные якоря. Ангар оказался небольшим: очевидно суда малого класса залетали сюда не часто. Крупные же звездолёты причаливали к внешним узлам.
        К удивлению Герды в ангаре, однако, обнаружилось ещё несколько «Ласточек». Автоматические системы её корабля мгновенно запросили автоответчики, произвели короткий обмен паролями и, признав их равными себе, высветили на схеме возникшей в голове Герды. Никакой необходимости в этом не было, поскольку девочка и так видела корабли визуально.
        - Прибыли, - сказала она Первети, отдавая команду открыть внешний люк. - Надеюсь, вы действительно знаете, что делаете, а не только так думаете.
        - Не беспокойся, - отозвалась шеф археологов.
        Когда на Топус была эвакуирована первая пятёрка её подопечных, Тина решила, что одной «Ласточки» для срочной эвакуации маловато.
        Быстренько попробовала с кем-то связаться. Обнаружила, что в настоящее время абонент на планете отсутствует. И потребовала немедленно отвезти себя на синхрониум.
        - Глупо, - честно сказала Герда всё что думает. - Не знаю, с кем вы там хотите связаться, но даже одну «Ласточку» вы получили попросту чудом. Вторую вам не дадут никогда.
        Первети чуть подумала.
        - Возможно, но попробовать стоит.
        При этом в тоне её появилась, что-то показывающее, что она не отступит.
        Герда, однако, сделала ещё одну попытку.
        - А время? На самом синхрониуме свободных «Ласточек» уж точно не будет. Наверное, будет быстрее эвакуировать всех моей, в несколько рейсов.
        - Извини, - довольно сухо отозвалась Первети, - но советоваться с тобой я не намерена. По условиям договора, ты должна просто выполнять мои распоряжения.
        Герде оставалось только пожать плечами. Первети казалась ей более умной женщиной. Или она чего-то недопонимает?
        Выйдя из корабля, Герда сделала несколько разминочных упражнений. Она только сейчас почувствовала, что немного устала.
        - Ты должна быть в корабле не позднее чем через сорок минут, - предупредила её Тина Первети. - Не думаю, что переговоры займут много времени. Потом мы немедленно возвращаемся на Хропус.
        - Хорошо.
        Она всё же решила немного пройтись. Коридор был самый обычный, из тех, что бывает и в человеческих зданиях. Мягко светили плафоны, вделанные в верхние зоны стен, да пружинил пластичный ковёр под ногами. Ну, а ты чего ожидала? - подумала с лёгкой иронией Герда. - Синхрониум найден давно, ясно, что тут уже всё обжито.
        Коридор повернул под прямым углом. Поначалу Герде показалось, что впереди тупик. Но она тут же разглядела в торце закрытую дверь. Скорее на всякий случай, чем, всерьёз надеясь на её открытие, Герда коснулась рукою сенсора. Послышался щелчок, и дверь отодвинулась. Герда оказалась посреди огромной круговой галереи сделанной из прозрачного материала. И из середины, из внутреннего центра этого кольца, распространялось неяркое белесое свечение.
        Герда невольно шагнула вперёд. Она знала, что это здесь есть, представляла, как это выглядит, но всё равно это был мгновенный удар по восприятию. Мини-галактика в центре синхрониума походила на мгновенно застывший в полёте вихрь. Это производило даже большее впечатление, чем недавний вид на неё из «Ласточки».
        В тот раз внутренние законы восприятия не нарушались. Галактика снаружи звездолёта была огромна, и именно в качестве таковой воспринималась. Сейчас же она была сжата в ничтожный объём: была одновременно большой и маленькой.
        Герда сразу почувствовала, что это не голограмма, а нечто гораздо большее. На миг ей показалось, что она падает в холодную многомерную пустоту, в которой нарушены все масштабы. Но это было не страшно, а скорей странно. Девочка потрясла головой. Чувство реальности восстановилось.
        Похоже, вновь сработал её странный дар, но что означало видение, Герда не понимала. Казалось если внимательно вглядываться в галактическую модель, то её сознание туда начинает просто засывать. Поэтому космогатор расфокусировала взгляд, стараясь не смотреть пристально.
        На мгновение ей очень захотелось, что бы рядом очутился Роман: присутствие паренька успокаивало. Но Брутов остался на Хропусе, наотрез отказавшись эвакуироваться первым. Мальчишка, - беззлобно подумал Герда.
        Неподалёку послышались негромкие голоса.
        - Значит, вы действительно считаете, что его идея верна? - говорил знакомый ровный голос.
        По внутренней границе галереи, на равных расстояниях друг от друга стояли высокие столбики: вероятно оптические усилители. Возле одного из ближайших разговаривали двое мужчин. Они стояли лицом к галактической модели, а значит спиной к Герде. Но та сразу узнала в одном из них приёмного отца. Хотя на голове Горда и была одета кепка скрывавшая, как и обруч импланта, так и его знаменитые волосы, девушка легко различала его даже со спины.
        - Слишком рано спрашиваешь, не один из учёных не будет заранее ручаться за теорию, - второй голос был высоким и слегка ироничным. - Но моё личное мнение - да! Верна, большей частью.
        - Большей частью? - в голосе космогатора не было никакой иронии только вопрос.
        - У Анамериса там невероятная смесь космологии с мистикой. Сказать по правде, теперь я даже не удивляюсь, что мехи с ходу забраковали работу. Но если отбросить мистическую составляющую, то остальное звучит довольно разумно.
        Услышав имя Анамериса, Герда невольно насторожилась, и не подошла к Горду, как изначально намеревалась.
        - Ну и конечно, - продолжил неизвестный собеседник Горда, - главный аргумент прямое вмешательство сил во всю эту историю.
        - Понимаю, но что там у него с мистикой?
        Даже со спины было видно, что человек раздражённо пожал плечами.
        - Он, похоже, всерьёз вбил себе в голову, что межпространственные квантовые каналы, являются прямым аналогом мозговой нейронной сети. То есть, согласно его теории, вселенная есть один огромный мозг - этакий боженька.
        - Но ведь, насколько мне известно, это довольно старая теория, крючок для кучи фантастических романов и любимая идея мистиков.
        - Господи, да не один серьёзный учёный подобное даже не рассматривает. Ну откуда взяться этому мозгу, каким образом вселенная вообще может эволюционировать до хотя бы зачаточного разума. Или космоса тоже борются друг с другом за выживание, как и живые организмы?! Нет, этот бред я даже отказываюсь обсуждать!
        Антуан, а это был именно он, немножко нахохлился, словно ожидая от собеседника возражений. Но Горд промолчал, так как счёл слова астрофизика достаточно убедительными. К тому же сам он был абсолютно не склонен к богоискательству. Да и интересовало его больше совсем другое.
        - Хорошо, но если трещины ведут в изначальный квантовый хаос, то откуда же взялись подменённые.
        - Без понятия. Я вообще не уверен, что этот вопрос имеет какое-то отношение к космологии. Впрочем, чисто гипотически, трещины, возможно, ветвятся и кроме изначальной квантовой пены могут вести ещё куда-нибудь, в какую-нибудь чуждую нам вселенную.
        По странной прихоти ассоциаций, при разговоре о подменённых Зимин вдруг вспомнил об Оритур Кварус Марконе, возможно потому, что именно тот настастаивал на серьёзной работе с ними. Что-то его о нём последнее время не слышно. Неожиданно им овладели дурные предчувствия. Горд никогда не был псиоником, но интуиции своей доверял. Он сделал мысленную зарубку в памяти: при первой возможности узнать, где сейчас Оритур.
        - И как, по-вашему, должна осуществится эта космическая загрузка? - спросил он, переключаясь на немного другую тему. - Требуется какая-то установка?
        Антуан вдруг весело рассмеялся, как мальчишка, который доволен тем, что может удивить собеседника.
        - Да нет, если верить Анамерису, всё должно быть куда занятней. По его расчётам до наших времён должен был сохраниться последний обломок первоматерии, которая существовала ещё в момент сингулярности… Чёрт, почему я это вообще обсуждаю всё это с вами, - астрофизик вдруг словно спохватился, - вы же вообще неучёный.
        - Потому что, - спокойно ответил Горд, - вам хочется об этом с кем-то поговорить. А из представителей организации поблизости лишь я один.
        На мгновение Горду показалось, что сейчас Антуан вспылит, но тот вдруг неожиданно рассмеялся.
        - Пожалуй, вы правы. Забавно здесь целая куча специалистов, но я не имею права ни с кем обсуждать это, так как связан клятвой верности организации.
        - Пожалуй, - произнёс космогатор, - нам не следует обсуждать это здесь.
        Оба одновременно повернулись, но за мгновение до этого Герда шагнула вперёд, так как будто только что появилась на галерее. Она мало что поняла из разговора, но совершенно не хотела что бы её застали подслушивающей. Подняв руку, она приветливо помахала.
        На лице Горда на миг возникло лёгкое удивление.
        - Герда, - спросил он, - что ты здесь делаешь.
        - Клиенту срочно потребовалось на синхрониум.
        - Погоди, насколько я знаю, ты же сейчас работаешь…
        Его приёмная дочь кивнула.
        - Ну да, на археологов.
        С секунду Горд, молчал, потом задумчиво произнёс:
        - Интересно, зачем археологу может потребоваться синхрониум?
        - И в самом деле, любопытно, - согласился его недавний собеседник. - Девочка, а ты не пудришь нам мозги?!
        Герда вспыхнула от возмущения. Горд же, так глянул на него, что тот сразу заткнулся.
        - Это невозможно, - сказал Горд ровным голосом, - гильдийцы не обманывают друг друга в профессиональной сфере.
        Герде показалось, что незнакомец хотел, было съязвить по этому поводу, но под взглядом Горда передумал.
        Этот человек производил странное впечатление. Он буквально отталкивал своим высокомерием, но в то же время Герда чувствовала, что это лишь первый, поверхностный слой и под внешней психологической оболочкой скрывается нечто другое. Понять бы ещё что именно.
        - Вообще-то, - сказала она, - Первети нужен не синхрониум. Она хочет выйти на контакт с кем-то из руководства гильдии, возможно с тобой.
        Но Горд Зимин только покачал головой.
        - Никогда о ней не слышал.
        И это была чистая правда.

* * *
        Тина Первети говорила с Борисом Невским.
        - Конечно, то, что я говорила Герде, во многом предлог. Мне нужно было немедленно доложить вам о происшедшем на Соре.
        Некоторое время Невский молчал. Первети видела, что он обдумывает ситуацию. Лицо его было сосредоточенным и бесстрастным.
        - Да, наворотили вы на Соре дел, - протянул он, наконец. Голос его звучал ровно. - И угораздило же меня приписать к вам именно её.
        - Не думаю, что бы для организации это имело реальные последствия, - отозвалась Первети, - во всяком случае, если Герда действительно стёрла данные в регистрационном компьютере порта.
        - Мы не знаем всех возможностей сил. А они не могли заинтересоваться всей этой свистопляской в собственном храме.
        - Ты мог бы и сказать мне, что она псионичичка, - проговорила Тина с лёгким укором.
        - Не мог, - отрезал Борис, - покуда она не привлечена к деятельности организации, это касается только гильдии. Да и что бы это, в конце концов, изменило?
        - Пожалуй.
        - Ты дашь «Ласточки» для срочной эвакуации?
        - Видимо придётся, хотя очень не хочется привлекать внимание к тому, что к раскопкам причастна гильдия.
        Он чуть помедлил.
        - Знаешь поразительно. Мы ничего не нашли там где ждали. И сделали находку там, где не ждал никто.
        - Две находки, - машинально проговорила Первети.
        - Две? А, ты имеешь в виду очередной фокус Герды.
        - Очередной!? Ты, хочешь сказать, что она и раньше преподносила такие сюрпризы.
        - Так была кое-что, - неопределённо проговорил Невский, досадуя на себя, что так глупо проговорился.
        Первети поняла, что он ничего не будет рассказывать.
        Немного помолчав, Борис негромко сказал:
        - Ты не думаешь, что этот мальчик теперь стал слабым звеном.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Его опознали на Соре. Найдут его, найдут и вас с Гердой: и потянутся цепочки…
        Несколько секунд Первети внимательно глядела ему в глаза, прекрасно понимая, что может стоять за последней фразой.
        - Даже не думай, - твёрдо сказала она. - К тому же искать будут скорее «Ласточку».
        Борис Невский покачал головой.
        - Их невообразимое количество в трёх галактиках. А посещение Соры не отражено ни в каких гильдейских документах. Кстати, - он нахмурился, - твои археологи ведь не знают всей истории?
        - Нет, конечно. На обратном пути мы договорились, что о происшедшем им лучше оставаться в неведении. Основной группе даже не было сказано, что в надписи содержались координаты закладок. Кроме того, я вообще попросила их не слишком распространяться о нашем полёте. Обещала, что раз теперь мы точно знаем, что великий храм предтеч на Соре есть, то я скоро договорюсь об официальном полёте туда. Сказала, что у Герды иначе могут быть неприятности от гильдии. Учитывая вашу невероятную скупость поверить в это было не сложно.
        Борис Невский иронично приподнял брови, но комментировать последнюю реплику не стал.
        - Ладно, будем надеяться, что ты права. По правде сказать, от того, что тебе не понравилось меня больше удерживает одно: по вашим словам Роман дружок Герды.
        Первети сложила губы суровой складкой.
        - Понимаю. Вы, конечно, планируете вовлечь девочку с такими талантами в организацию, и боитесь, что если правда всплывёт, она вас возненавидит.
        Невский чуть заметно кивнул.
        - Что ж, - произнесла женщина, - лучше уж так. Кстати Роман тоже перспективный кандидат.
        - Но в организацию их придётся привлекать, куда раньше чем планировалось, - проворчал Борис. - После случившегося надо как можно быстрее провести посвящение и блокировку разума.
        - Ладно, - сказал он после некоторого молчания, - получишь еще две «Ласточки». Кстати тебе повезло. Так вышло, что здесь ещё трое учеников гильдии. Просто совпало.
        Когда Первети вышла, Невский некоторое время задумчиво смотрел на дверь. Потом медленно покачал головой.
        - Вот это да, - пробормотал он, - локальный переход сквозь сплетение без всякого корабля! Кто бы подумать мог!
        Требовалось немедленно переговорить с Гордом.
        Глава семнадцатая
        У каждого свой поиск
        Гипнореальность - вид виртуальной реальности, в которой эффект присутствия обеспечивается сильным гипнотическим воздействием.
        Разумные как бы видят действие постановки изнутри, от лица главного героя, воспринимая его ощущения и эмоции. В связи с сильным наркотическим эффектом запрещена на большинстве цивилизованных планет.
        Краткая космическая энциклопедия.
        Существо размышляло. Когда-то его звали Стас Груздин, но теперь оно об этом не вспоминало. Оно вообще забыло, что значит имя. Эта концепция была теперь выше его понимания. Оно не причисляло больше себя ни к какому разумному виду и анализировало обстановку бесстрастно, словно вычислительная машина. Хотя ни один из компьютеров в «Трёх галактиках», не имел столь странных логических схем.
        Это был разум начисто лишённый самосознания. Сейчас внутри него вспыхивали и стремительно менялись вероятностные узоры, отражая реальную паутину возможного будущего. Связи вспыхивали в мозгу и тут же отбрасывались за ненадобностью.
        Ни один псионик не мог анализировать вероятностные поля с такой скоростью и так далеко в будущее. Но у существа тоже были пределы. Принцип неопределённости не позволял отследить все связи: чем дальше в будущее, тем больше они размывались. Его резонанс со вселенной не был полным, и таковым быть не мог. Его разум был слишком чужд для неё, и мог резонировать только с отдельными фрагментами мира. Даже в ближайшем будущем слишком многое для него оставалось сокрытым. Из паутины возможностей, которую он наблюдал, были словно вырезаны куски.
        Но и оставшегося было слишком много: всей его огромной мыслительной мощности было недостаточно. К тому же узоры слишком быстро менялись, а некоторые событийные связи были безмерно чужды для него.
        Это не был анализ в человеческом понимании. Внешние схемы как бы постоянно сравнивались с имеющимися у него ментальными матрицами. В случае наличия определенного уровня совпадений проверка и обследование вероятностного фрагмента производилась более детально. Существо не волновало чему подобные схемы соответствуют в реальном мире.
        И вот, наконец, в этом безмерном переплетении хаос-полей оно нащупало нечто. Это было похоже на фрагмент красной нити прошившей время. Обрывок чей-то судьбы. Он был почти стабилен.
        Некоторые эмоции у существа всё-таки были, сейчас оно ощутило нечто отдалённо похожее на человеческое удовлетворение.
        Зафиксировав своим разумом координаты, оно переключило себя на действие. Несколько мгновений спустя «Ласточка» бесцельно дрейфовавшая в пространстве ушла в сплетение.

* * *
        В очередной раз они собрались на станции ферронов. Семеро разумных, члены высшего совета Организации в данном квадранте космоса. Это если считать триаду трилов за одного. Большинство носителей разума именно так и поступало.
        Говорил Антуан.
        - Хотя сам Анамерис не предвидел появления трещин, их возникновение напрямую вытекает из его концепции. Существование этих провалов, означает, что время заимствованной из будущего стабильности подходит к концу. Если вселенскую перезагрузку не произвести в ближайшее время, то они поглотят всё мироздание.
        Присутствующие невольно переглянулись. Зимин видел, как потемнела триада трилов. Эма издала короткий писк.
        - Ближайшее время это сколько? - жёстко спросил Олдрин.
        Космолог пожал плечами.
        - От нескольких месяцев, до двухсот лет. Мои расчёты дают слишком большой интервал.
        - Великолепная точность, - зло буркнул кимерит.
        - Не нравится, посчитайте сами, - вновь ушёл в амбицию Антуан.
        К последнему так привыкли, что никак не отреагировали.
        - Но ведь теория Анамерис Ковалес Секона, насколько я понимаю, ещё не доказана, - проговорил илари по имени Катотанен Сарус Ортон.
        - Да, это так, - вынужден был согласиться Антуан. - Однако проделанные мной расчёты подтверждаются расположением трещин и некоторыми эффектами вокруг них. Я убедился в этом на синхрониуме. Будь происхождение трещин иным, они носили бы несколько иной характер.
        - Так как должна происходить эта перезагрузка? - вновь задал Зимин вопрос, ответа на который не смог недавно получить на синхрониуме из-за появления Герды.
        Космолог кивнул. Как и тогда на синхрониуме ему явно хотелось ответить на этот вопрос.
        - Как я уже упоминал, согласно концепции Анамириса, до наших дней со времён сингулярности должен был сохраниться сгусток протоматерии.
        Он чуть помедлил.
        - Хотя, возможно, термин материя, даже с приставкой «прото» здесь принципиально не верен. Пожалуй, правильно говорить о некой субстанции, структуре. Этот сгусток частично существует вне времени. Одновременно в нашей реальности и в миг Большого Взрыва. Это своего рода трансвременной канал связи, единственный через который возможно осуществить космическую перезагрузку. Однако конкретные детали процесса не ясны.
        - Алеф, - задумчиво проговорил Борис Невский.
        - Простите? - не понял Антуан.
        Невский отвечал чуть смущённо.
        - Последнее время я курирую археологические группы, которые пытаются найти среди артефактов перворас, что-либо для нас полезное: ведь известно, что предтечи силы и в грош не ставили. Ну и нахватался от них немного.
        Он чуть помедлил.
        - Как ни странно, в религиях, по крайней мере, двух перворас существует одинаковое понятие алефа. Понятие трудно переводимо: это одновременно и бог, и некое сакральное место, а по последним данным так назывался ещё, - Невский вновь сделал паузу, - гипотический кусок первоматерии уцелевший с Большого Взрыва до наших дней. Но и это ещё не всё: в других же текстах утверждается, что акт творения состоялся, но одновременно ещё не начался. Ничего не напоминает?
        Пробежал шепоток. Некоторые разумные склонились над миникопмпами, пытаясь вызвать на экран процитированный Борисом текст.
        - Господу помолимся, - на распев произнёс Антуан, - в его голосе так и сквозила ирония. - Послушайте, я думал, что присутствую на собрании, так сказать, нормальных заговорщиков, а не поклонников древней религии.
        Катотанен уже успевший бегло пробежать глазами текст на экране своего компа отрицательно покачал головой.
        - Мощность наэлетролизованого облака иронии вокруг вас вызывает моё восхищение. Его статика так велика, что вот вот-вот ударит разряд. Но совпадений слишком много, что бы имело смысл их игнорировать.
        - Понял только последнюю фразу, - объявил Антуан. - А без метафор нельзя?
        - Исключено, - отрезал Илари, - энтропия обедняет мир.
        Что же касается Горда, то он по достоинству оценил скрытый подтекст первой реплики. Разряд ведь мог ударить и в самого Антуана. Илари очень вежливо ставил того на место. Вот только космолог оказался не в состоянии осознать второй смысловой слой. Хотя, - Горд вдруг вспомнил его ответную реплику, - возможно напротив очень хорошо понял.
        К этому времени Зимин уже успел сам прочитать текст древнего пророчества. Весело, - подумал он. Затем сказал:
        - Прошу обратить внимание, что концепция Анамериса и тексты предтеч коррелирует ещё и с так называемым «пророчеством Герды».
        Инори похоже хотела произнести то же самое, но чуть запоздала.
        - С каким таким пророчеством? - удивился Антуан.
        Кто-то переслал ему текст на комп.
        Зимин ожидал от Антуана очередной вспышки иронии, но тот просматривал текст очень внимательно, потом довольно мрачно спросил:
        - О каких ещё интересных вещах вы не поставили меня в известность?
        - Простите, - произнёс феррон, - это наш недосмотр, как отвечающих за распределение информации внутри организации.
        Присутствующий на заседании мех, в отличие от большинства собратий, походил на паука с длинными суставчатыми лапами, которые венчал шар головы. Её обегал узкий пояс глаз. Голос звучал негромко.
        - Но она была допущена лишь потому, что до недавнего времени смысл «пророчества Герды» оставался неясен. Было конечно понятно, что здесь каким-то боком замешаны силы. Но это всё. Даже смысл отсылки к покойному Анамерису мы поняли сравнительно недавно.
        - Ладно, пусть так, - проворчал Антуан, - на которого, видимо, произвела впечатление уступчивость феррона, - но я всё же закончу с вашего позволения.
        - Перезагрузка вселенной инициирует переход её вакуума в более стабильное, то есть в более энергетически низкое состояние, что, в свою очередь, вызовет всплеск излучение короткоживущих тахионов, которые до своего распада успеют уйти всего на несколько часов в прошлое. Но сам алеф в момент перезагрузки выдаст вспышку тахионов долгоживущих, именно такую вспышку и наблюдал Анамерис, положив её в основу своей концепции. К сожалению, она была слишком кратковременной, и он не смог точно определить источник.
        Наступила тишина: присутствующие переваривали информацию. Те кто достаточно в этом разбирался просматривали формулы пересланные Антуаном на их компы. К своему удивлению Зимин увидел, что понимает практически всё. Надо было отдать космологу должное, мысли излагать он умел: хоть устно, хоть математически. Горд никак не ожидал подобной ясности от этого выпендрёжника.
        - Послушайте, - сказала вдруг Инори, - а если мы просто неправильно поняли смысл текстов предтеч. Что если, то, что казалось нам религиозными догматами, на самом деле это изложение научных истин, пусть и в слегка поэтической форме.
        - И кто же в таком случае обещанные нам дьявольские эмиссары, - язвительно спросил Антуан, - кто по последним научным, якобы, данным должен явиться искушать наши души?
        - Подменённые, - сказал Горд, - больше попросту некому.
        - Ну, ребята это конечно загадочные, - фыркнул космолог, - только имейте в виду, лично я в Сатану не верю.
        Зазвучал голос феррона.
        - В текстах предтеч нигде не говорится о Сатане, соответствующий термин обычно переводится как всё сокрушающий или враг всего сущего. Что скрывается за понятием не ясно.
        - И в чём же здесь отличие от Сатаны? - фыркнул космолог.
        - В уцелевших фрагментах многое непонятно, - голос меха звучал, как и обычно невозмутимо, - но, похоже, что речь идёт о чисто физической угрозе, а не о какой-либо погибели для души. Честно говоря, мне несовсем понятно, почему вы, проявив такую раскованность мысли относительно работы Анамериса, проявляете такую ограниченность сейчас.
        - Ладно, ладно, - Антуан пренебрежительно махнул рукой, - пожалуй, я теперь готов поверить во что угодно, даже в то, что вселенная это огромный мозг.
        - Я чувствую в вашем голосе неискренность, - сообщил очевидное мех. - Важная информация! Это планировалось сообщить позже, но раз зашла речь… Кто-то убивает подменённых, по всем госпиталям. Причём в деле засвечена группа наёмником уже известная нам по охоте на псиоников.
        - Значит силы, - задумчиво проговорил Сарус Ортон.
        Он произнёс это как вещь совершенно всем очевидную.
        - Да, более того, - правительства всех планет получили прямой ультиматум сил: добить всех кто уцелел после чисток.
        Со стороны Кимерита послышался короткий рык. Горд знал, что эта тональность соответствует человеческому удивлённому свисту.
        - Был бы здесь Оритур, - проговорил Олдрин, - наверняка сказал бы, что мы зря не прислушались к его рекомендациям.
        - Оритур мёртв, - изрёк мех, - простите, я думал все в курсе.
        А вот это было шоком для всех. Даже для Катотанен Сарус Ортона гибель сородича оказалась новостью.
        - Как это случилось? - быстро спросил он.
        - Вся его родная система оказалась поглощена пространственно-временной трещиной.
        Настала мрачная тишина. Как же глупо, - подумал Зимин, - такая гибель. Горд не слишком боялся смерти, как таковой, но его угнетала её полная бессмысленность. Огромное количество жертв только подчёркивало это. Казалось бы, можно было уже привыкнуть после смерть-сфер, но нет.
        Космогатор видел, как многие снова стали запрашивать информационную систему станции, выясняя детали трагедии. Сам он делать этого не стал. К чему? Ну, узнает он точное время и динамику разрастания очередной трещины, толку-то.
        Катотанен Сарус Ортон поднял от экрана нахмуренный взгляд.
        - Это возможно случайное совпадение, но меня смущает один момент, - сказал он. На этот раз Катотанен говорил крайне жёстко, что было, в общем-то, необычно для илари. - Вышло так, что я общался с Оритуром в его родном мире незадолго до катастрофы. Он сообщил мне, что всё же намерен заняться подменёнными вне связи с Организацией.
        - Чёртов фанатик, - сказала Инори. Потом она от души выругалась.
        - У него были какие-то связи с военными своего мира, ну он и обратил их внимание на феномен. Оритур сообщил мне об этом, желая подстраховаться: дать информацию организации, на случай если что-то пойдёт не так.
        Присутствующие внимательно слушали.
        - Так вот, - он сказал мне, что двоих подменённых военные уже доставили на свою базу, а через два стандартных дня должны были доставить третьего. Я ничего не утверждаю категорически, но эта дата совпала с днём катастрофы. Ну, не даёт мне покоя мысль, что это не просто случайность.
        - После этого не значит вследствие этого, - бесстрастно произнёс феррон. - Полагаю, это тот редкий случай, когда даёт сбой даже хвалёная интуиция илари.
        - Возможно, - не стал спорить Катотанен Сарус Ортон.
        Да, - подумал Горд, - это было слишком уж фантастично. У нас нет никаких сведений, что подменённые пытались соединиться с друг другом. Все кто сбежали, действовали в качестве одиночек.
        Феррон чуть переступил своими стальными лапами. Если бы он был человеком, то можно было бы подумать, что он разминается.
        - Предлагаю действовать по нескольким направлениям, - сказал мех. По какой-то негласной традиции, один из хозяев станции исполнял на подобных встречах роль председателя. - Зимин с Инори и Олдрин продолжают работать с подменёнными. Нам необходима одна особь этих самых эмиссаров. Большинство из нас действительно слишком долго игнорировало этот феномен.
        При этих словах триада трилов вновь потемнела.
        - Только одного, - уточнил феррон, - на всякий случай сводить их всё же не будем.
        Расцветка трилов вернулась к своему обычному зелёному состоянию.
        - Борис, вытрясите из ваших подопечных археологов все, что сумеете, насчёт пророчеств, алефов и эмиссаров. Если возможно, пусть переориентируются на это целиком.
        Невский немного подумал.
        - На это нужны гранты. Но гильдия, понятно, раздавать их не может: слишком странно выглядело бы. Да и внутри у нас достаточно много недовольных такими расходами.
        - Не важно, просто определите кому. Заплатить можно и через третьи руки.
        Феррон не был главным на этом собрании. По уставу организации они были равны, все семеро. Любой мог возразить в случае не согласия. Но сейчас никаких возражений не было.
        - Но приоритет, - продолжал мех, - должен, безусловно, быть отдан оставленным предтечами закладкам. Пусть в экспедицию отправятся только те, кто в курсе, включая вашего космогатора.
        Невский чуть покосился на Горда. Все-таки Герда была приёмной дочерью Зимина, и отвечал за девочку именно он. Но тот лишь коротко кивнул головой.
        - Без проблем, - сказал Невский, - срок аренды «Ласточки» всё равно не вышел.
        - Хорошо. Кстати, каковы координаты закладок?
        Борис слегка удивился.
        - Я же передал вам копию записи сделанную археологами в храме сил на Соре.
        - Да, но там не было никаких координат.
        У Невского едва не отвисла челюсть. Он ещё не успел стереть эту запись в собственном компе, и теперь лихорадочно выискивал нужный фрагмент. До этого он просматривал его не слишком внимательно, больше интересуясь финальной историей.
        Вот здесь. Зелёные буквы на светлом фоне. Борис укрупнил изображение и вызвал одну из имевшихся у него программ перевода. Они плохо вытягивали сложный текст, но уж координаты покажут.
        Изображение дрогнуло, изменяясь: текст превратился в русский. Это было общее приветствие молодым расам и ничего больше.

* * *
        Герда заканчивала профилактический осмотр «Ласточки». Она уже проверила базовые корабельные блоки и теперь тестировала основные электронные связи. Глазок тестирующего устройства убеждённо мерцал зелёным, утверждая, что для беспокойства нет никаких причин, и Герда, с чувством удовлетворения, убрала его, и села, откинувшись на спинку пилотского кресла.
        Археологическая экспедиция завершилась до срока, и какое задание она получит теперь, Герда не знала. В общем-то, давно пора: на Хропусе она явно засиделась, и была бы только рада новому назначению, если бы не Роман: теперь новая встреча с ним становилась довольно проблематичной. Герда вздохнула.
        А вот о чём она точно не будет скучать, так это о самом Хропусе. Её совершенно не тянуло возвращаться в этот мир дураков. Девочка вспомнила, что когда её «Ласточка» поднималась с планеты, увозя последнюю партию археологов, она разглядела на горизонте зарево. Оно было настолько ярким, что легко различалось даже без оптических усилителей. Горел Геодис.
        Что ж, - подумала космогатор, - если его обитателям было приятней умереть в виртуальных грёзах, чем жить в реальности, то это были исключительно их проблемы. Но, не смотря на подобные рассуждения ей все-таки было грустно. Ладно, по крайней мере, она была рада, что ей не придётся туда возвращаться.
        Тут она вспомнила весёлый лагерь экспедиции архелогов и прогулки с Романом вдоль речушки. Да, вот там было действительно неплохо. Ну почему в жизни всё так перемешано. Она тут же подумала, что лагерь не имел никакого отношения к Геодису или другому планетарному городу, был вкраплением чуждой жизни в местное болото. И всё же…
        Мысли её вновь переключились на эвакуацию. Все-таки странно, что оба присланных для помощи пилота оказались её знакомыми. Тогда Герда помогала археологам затаскивать в свою «Ласточку» собранные ими коллекции. Увидев это «Марго» зашлась ироническим хохотом.
        - Великолепно, Герда, тебе, похоже, настолько понравилась жизнь среди планетных червей, что ты даже стала выполнять их работы. Тебе не кажется, что для космогатора это несколько унизительно?
        Ну, что ей всё неймётся? - с раздражением подумала Герда. - Ей, что доставляет удовольствие злить людей?
        Герда заметила, что некоторые археологи повернули голову. Марго оскорбила не только её, но ещё и их, возможно невольно. А Герда слишком хорошо успела узнать этих весёлых ребят, что бы поверить, что они оставят такое без спуска. Требовалось, что-то сказать, что бы немедленно погасить конфликт, но на язык как назло не лезло ничего путного.
        Выручила, как всегда, Надежда:
        - Так, так, - произнесла она, не менее иронично, чем недавно сама Марго, - пункт четыре, дробь шесть дисциплинарного устава: оскорбление клиента. Похоже у тебя большие проблемы.
        А ведь точно, - спохватилась Герда, - как я могла об этом забыть? Похоже, Марго так действует на меня, что от злости я теряю всякое соображение. Сударыня Инори была б недовольна. «Даже злость надо использовать с толком», - говорила как-то наставница, - «Так что бы она подхлёстывала соображение и весь организм, а вовсе не стопорила бы тебя». «Будь хозяином своих эмоций, а не рабом, даже из злости надо извлекать удовольствие», - закончила Инори привычной для кавай присказкой.
        Нет, - подумала Герда, - если я хочу быть хорошим псиоником, - мне надо учиться лучше себя контролировать. Могла бы и сама вспомнить про этот параграф. Но главное, как о нём забыла Марго?
        - Но я не оскорбляла клиентов, - пробормотала Марго, несколько растерянно. Но она тут же прикусила язык, вероятно детально вспомнив собственную реплику.
        Неужели она меня так не любит, - мысленно изумлялась Герда, - что тоже теряет всякое соображение. Но что я ей такого сделала? Уж за такое время пора бы забыть о детских ссорах и о том, кто потомственный гильдииц, а кто нет.
        - Простите её, - обратилась Надежда к археологам, - она ещё молодая себя не контролирует, жизненного опыта никакого.
        Ай, да Надежда, - в который раз восхитилась Герда подругой. Вот бы мне бы так, за словом в карман не лезть. Громова даже лицо виноватое сделала, словно всерьёз извиняется за коллегу. Вот только в глазах у неё толпились весёлые бесенята.
        Конечно, археологи её игру поняли.
        - Простим, - сказал Марк, - если вещи загрузить поможет.
        Марго бросила на подружек тяжёлый взгляд, и… пошла помогать.
        Собственно ей больше ничего не оставалось. Полагавшееся наказание за подобный проступок являлось довольно суровым. Из гильдии её бы конечно не выгнали, но неприятности б были, плюс большой штраф.
        Мгновение спустя к погрузке присоединилась Надежда. После того, как она приструнила Марго, стоять в стороне ей было попросту глупо.
        За этими воспоминаниями Герду и застал внешний вызов: короткая дробь, напоминающая морзянку. Космогатор протянула руку, включая связь. Вероятно, какая-нибудь космодромная рутина, - подумала девочка.
        Мгновение спустя перед ней сфокусировалась полупрозрачная фигура в форме одной из вспомогательных гильдейских служб. Человек был кем-то вроде внутреннего диспетчера.
        - Космогатор Зимина, - произнёс мужчина, - с вами хочет связаться какая-то Тина Первети, которая утверждает, что является вашим клиентом.
        Ну да конечно, - подумала Герда, - ведь формально срок этого странного благотворительного найма ещё не истёк. Хотя вряд ли это имеет значение теперь, после эвакуации экспедиции.
        - Хорошо, - сказала она, - давайте связь.
        Стереоизображение диспетчера сменилось изображением крупной женщины в лёгкой одежде.
        - Наконец-то я тебя нашла, - произнесла она, слегка недовольно.
        Можно подумать, я где-то пряталась, - мысленно откликнулась Герда, но спорить не стала.
        - Да, здесь я, - отозвалась она, то же ощущая некоторое неудовольствие, но и любопытство тоже. Интересно, что шефу археологов надо?
        - Надо кое-что обсудить, - сказала Тина Первети, - но не по связи. Твой корабль на прежнем месте?
        - Да, - сказала Герда, - я ещё не заводила его в ангар.
        Она просто не знала, когда её пошлют на следующее задание. Был некоторый шанс, что сразу же. Обычно между заданиями пилотам давали хотя бы немножко передохнуть, но в принципе могло произойти всякое.
        - Прекрасно, - Первети почему-то отозвалась немного рассеянно. - Сейчас мы у тебя будем.
        Поскольку фрахт «Ласточки» формально завершён не был, Первети располагала правом доступа, на гильдейское лётное поле.
        - Хорошо, - откликнулась Герда, на мгновение, задумавшись над этим загадочным «мы».
        Вскоре к её звездолёту подъехал небольшой автоматический мобиль. Это был просто маломестный автобус, многочисленные собратья которого трудятся на всех космодромах, доставляя пассажиров к их рейсовым кораблям. Герда видела его сквозь прозрачный колпак кабины. Она помахала рукой приехавшим, но прибывшая троица не догадалась посмотреть вверх.
        Прибытию Романа Герда обрадовалась, хотя было и непонятно, зачем Тина захватила его и Теодора с собой. А ведь любопытно выходит, - подумала девочка, - получается, встретиться должны все те, кто побывал на Соре. Случайно ли это? Что ж сейчас всё и выясним. Клавишей с пульта она распечатала люк, затем, не прибегая к внутренней связи, сама стала спускаться на встречу гостям.
        Первети сразу показалась ей чем-то встревоженной.
        - Герда, - сказала она, - не пожелав тратить время на церемонии, - ты помнишь ту надпись в храме?
        - С координатами закладок? - сразу поняла девочка. - Ну да, я её видела. Но ведь я не знаю ладьянского языка.
        - Ну не мог у нас всех четверых глюк быть, - сокрушённо проговорила Тина Первети, - просто не мог.
        - О чём вы? - удивилась Герда.
        - Координаты пропали, - буркнул Роман, - по какой-то причине, запись их просто не зафиксировала.
        - Что, что?
        Удивлённая Герда вынула свой личный блок памяти. Кое-какие записи в храме она всё-таки сделала, после того, как об этом упомянула Тина Первети. Вызвав автоматический дневник, космогатор быстро нашла нужную дату, немного погоняла запись взад и вперёд, отыскивая необходимый фрагмент. Герда не знала ладьянского языка, но очень хорошо помнила, что под основной надписью находился ярко выделенный прямоугольник. Именно на него и указывал тогда Теодор. На записи прямоугольника не было.
        Герда отключила экран. Пересматривать запись она не стала. Зачем?
        - Забавно, - проговорила она.
        - Забавно?! - вдруг возмутилась Первети. - Это в цирке забавно, а я хочу знать, что за чертовщина творится. Какая сила смогла так избирательно исказить наши записи.
        Герда уже нашла единственно возможный ответ. Не зря же она была ученицей Инори.
        - Здесь с самого начала не было никаких координат, - убеждённо сказала она.
        - Что!? - тот час взвился Роман. - Ты что хочешь всерьёз меня убедить, что у нас действительно была массовая галлюцинация?
        - Ну да, галлюцинация очень точно внушённая псионически.
        - Внушённая! - изумлённо проговорил Теодор. - Но кем?
        - Создателями храма, конечно. Я, разумеется, не про силы. Настоящими.
        - Ладьянами? - выдохнула Тина Первети.
        - Точнее, - пояснила Герда, - созданной ими в храме псионической сетью. Думаю, она внушает эти координаты некоторым разумам с соответствующей психической организацией. Именно по этому силы и их слуги эту информацию и не обнаружили.
        Она помолчала.
        - Сомнительная система защиты, конечно. Но она, как ни странно сработала.
        - Вот чёрт, - Первети в сердцах ударила кулаком по подлокотнику кресла. - Не знаю, зачем им была нужна такая секретность, но координаты мы потеряли. Если бы я только знала…
        - И что бы вы сделали? - отозвался Теодор не без иронии. - Планету мы тогда покинули, если помните, несколько поспешно.
        - Да, верно.
        Первети довольно мрачно посмотрела на Герду.
        Ничего себе, - подумала космогатор, - теперь ещё и я во всём виновата. Оставалось надеяться, что подобное настроение у Тины случайно, и вызвано сильной разочарованностью. Герда ожидала, что свойственный шефине археологов здравый смысл скоро возобладает.
        Спокойно Герда, - подумала она, - только не раздражайся в ответ. Сама ведь совсем недавно решила.
        - Погодите, - сказала она, - я знаю что делать. Есть псионические формулы для точного восстановления памяти, и я их знаю. Подождите минуточку.
        Вся троица визитёров с надеждой уставилась на неё.
        Герда переключила свой личный блок в режим электронного блокнота, взяла стило, и, его кончиком, коснулась экрана, потом прикрыла глаза. Она вызвала в сознании нужную формулу, пропуская через контуры своей долговременной памяти, поток псионической силы. Нейроны разряжались, выбрасывая в мозговую сеть импульсы. Герда словно парила над рекой дней.
        Река плескалась, выталкивая воспоминания: затерянные картины, полузабытые образы. Безумный полёт с Горгоны, первый день в школе гильдии, тёмный биокомпьютер. На мгновение перед ней встал призрачный образ отца: Кортус Мира. Сделалось грустно.
        Не то! Герда ринулась в омут памяти, ища нужный день. Она сосредоточилась на храме. Герда словно воочию увидела его огромную белую пирамиду.
        Теперь переключения давались легче. Герда представила зал мудрости, зримо видела перед собой стену с посланием предтеч. Сейчас прямоугольник с координатами казался ей немного расплывчатым, но это могла быть и игра памяти.
        Герда медленно водила стилом, списывая с экрана воспоминаний. Археологи с напряжённым вниманием следили за появляющимися из-под её руки символами.
        - Готово, - сказала она, - разворачивая экран к присутствующим.
        Теперь все могли видеть возникшие в блокноте неровные строчки.
        - Прекрасно! - рот Романа разъехался до ушей. - Я знал, что ты найдёшь выход.
        - Ты уверена, что здесь всё точно? - не без сомнения спросил Теодор.
        - Абсолютно.
        - Отсюда можно обеспечить внешнюю связь? - поинтересовалась Тина Первети. - Мне надо срочно связаться с картографическим обществом. Сделаю им заказ: пусть рассчитают, куда за это время убежала звезда, относительно своих прежних координат.
        Она резко развернулась к Герде.
        - Готовься к отлёту. Мы стартуем, как только получим современные координаты систем. Время фрахта, если помнишь, ещё не вышло.
        Герда не удивилась. Она заподозрила подобный поворот, едва увидела вылезающую из мобиля троицу. Археологи были слишком любопытны, что бы упустить такую возможность, благо, предоставленная им гильдией, благотворительная халява ещё не кончилась.

* * *
        - То есть, как это стартовали?! - Борис Невский раздражённо отключил связь. Вид у него на мгновение стал таким, словно он был готов ударить в экран кулаком. - Чёрте что! Такой внезапный отлёт, выглядит довольно странным, особенно в свете отсутствия у нас координат закладок.
        Зимин наблюдал за ним с некоторым интересом. Человеческая суетность всегда удивляла его. Но уж от Невского он ничего подобного не ожидал: обычно тот держал себя в руках не хуже самого Горда.
        - Спросите меня, - вдруг предложила Инори.
        Судя по улыбке, её что-то весьма забавляло. После глубинного пси-резонанса с кавай, Горд начал неплохо разбираться в оттенках её эмоций.
        - О чём? - удивился Борис.
        - Об исчезнувшей надписи, например, - сказала кавай, - она ведь была не в натуре. Я так думаю.
        - Что, что?
        - Поподробней, пожалуйста, - попросил Горд.
        - Ну, вообще-то я не совсем уверена, - призналась кавай, - но, похоже, это была галлюцинация, наведённая внутренней псионической сетью храма.
        И она поведала им то, что недавно сообщила археологам Герда.
        - Наизусть они координаты, конечно, не помнили, но есть псионические способы оживить память, и Герда их знает.
        Борис тихо выругался.
        - И куда же они в таком случае стартовали? - пробормотал он.
        - Полагаю, - иронично улыбнулся Горд, - туда, куда ты их и собирался послать. Наверное, твоя археологиня даже полагала, что именно этого мы от неё и ждём.
        - Но координаты! Она была обязана нам их оставить!
        - Тут я согласен. Может, просто с горяча позабыла. Хотя, пожалуй, тебе следует проверить почту. Вряд ли она доверила бы подобную информацию обычному посланию, с другой стороны, без информации о времени галактические координаты ровно ничего не значат.
        Все присутствующие понимали, что звёзды вовсе не стояли на месте.
        Невский вызвал свой почтовый ящик. Сообщение с координатами было.
        Глава восемнадцатая
        Блаженен тот, кто верует
        Энергетическая установка звездолёта класса «Ласточка» уникальна. Она позволяет осуществлять подзарядку накопительных батарей за счёт колебаний вакуумного поля непосредственно в момент прохождения сплетения. В плане энергетического обеспечения «Ласточки», для неё наоборот опасен длительный простой, после которого корабль будет нуждаться во внешней подзарядке. Попытки использовать подобную установку на звездолётах другого типа к успеху не привели. Отношения мощности к массе корабля оказались не сопоставимы.
        «Энергетическая система «Ласточки». Гильдейский учебник - 1 курс. Только для внутреннего пользования.
        Город походил на древний Рим, по крайней мере, каким представлял его себе Горд. Такой же помпезный и величественный. Вернее, походил бы, если б в ту эпоху строили столь высокие здания.
        Жёлтые башни вздымались ввысь, в окружении уступчатых белых зданий с колоннами. Некоторые башни на самом верху слегка расширялись, а в их нишах стояли такие же жёлтые статуи. Горд решил, что если не внешним видом, то своим духом город точно походит на столицу древней Италии.
        Даже жители были такие же важные. Одежды на многих были настолько белые, что казалось людей, облили густым молоком, которое внезапно застыло. Горд чуть поморщился: конечно, многие современные материалы были грязеустойчивы, но на его взгляд это было чересчур помпезно. Одежды планетян, правда, мало походили на тоги, скорее это были обычные свитера с пиджаками.
        Выпендрёжники, - категорически решил Горд, в глубине души понимая, что его оценка может оказаться не справедливой.
        Даже чиновник, которого Горд посетил сразу после посадки, выглядел попросту царственно. Ему бы королевством командовать, а не каким-то зачиханным космодромом. Он смотрел на Горда исполненный справедливого гнева.
        - Послушайте, - важно говорил он, - мы стараемся быть терпимыми, но предел есть всему. Ваш пилот вошёл в атмосферу, даже не ответив на наши сигналы. Каким-то чудом ни во что не врезался при посадке. Сел на непредназначенный ему квадрат и преспокойно покинул лётное поле, прежде чем до «Ласточки» добралась наша аварийная служба.
        Плохо у вас с профессионализмом, ребята, - подумал Горд с каким-то мрачным удовлетворением. Нарушитель преспокойно покидает территорию порта, - да за такое увольнять надо с пометкой служебное несоответствие. А вообще-то, что-то Грушину слишком много везёт.
        Если только это действительно везение, - Горду вдруг припомнились невероятные способности беглеца. Но в любом случае странно, что его не сбили военные. Обычно когда кто-нибудь совершает спуск не по правилам, они слегка нервничают.
        - Гильдия признаёт законными ваши требования о материальной компенсации, - сказал Горд. - Названная вами сумма будет немедленно переведена на указанный счёт.
        Ему показалось, что чиновник на мгновенье запнулся. Зная обычную скупость гильдии, он, возможно, ожидал какого-то сопротивления и попыток занизить штрафную сумму.
        - Что ж, - проговорил чиновник, - рад разумному разрешению вопроса. Должен, однако, предупредить: теперь имидж гильдии на нашей планете сильно подпорчен. Поправ-де, говоря, у нас и до этого не слишком любили изменённых, но терпели, поскольку обычно вы соблюдали правила. Теперь же не знаю…
        Чиновник величественно развёл руками.
        Он чуть помолчал, словно ожидая ответа от Зимина, но тот предпочёл промолчать. Под его невозмутимым взглядом, чиновник все-таки утратил часть своей важности.
        - Что делать с арестованной «Ласточкой»? - спросил он. - Мы могли бы вернуть её вам за определённую сумму.
        Ишь размечтался.
        - Можете сдать её в металлолом, - бросил Горд равнодушно.
        Он не без удовольствия увидел, что всё-таки прошибил у чиновника броню величественности.
        - Но как же ваша извечная секретность? - удивился тот.
        Горд внутренне усмехнулся. В жизни не поверю, что вы ещё не осмотрели корабль Грушина, благо формальный повод был. Ну и что? По настоящему секретной была только технология установки имплантов. Кроме того, специально для слишком любопытных гостей, в некоторых блоках звездолёта были установлены ликвидаторы.
        - «Ласточку» слишком сложно перенастроить на другого владельца, - сказал он.
        Последнее было ложью. Но в этом звездолёте уж точно никому бы летать не позволили. Одному богу известно, что сотворил со своим кораблём Грушин.
        - Сдайте в металлолом, - вновь проговорил он.
        Почему-то эта короткая фраза доставила ему извращённое удовольствие.

* * *
        - Он был так доволен, что мы оставляем им «Ласточку», что сразу согласился, что мы увезём Грушина, и он избежит положенного наказания.
        - Что от местных властей и требовалось, - отозвалась Инори. На мгновение на её губах промелькнула ироничная улыбка. - Вряд ли им будет большой толк от вашего корабля.
        В ответ Зимин только кивнул: Инори всё поняла правильно. Через некоторое время власти Геомы поймут, что им досталась только большая пустышка. А самые важные узлы корабля при попытке проникновения в них будут разрушены. Если же местные специалисты сумеют обойти программы самоликвидации, то тоже ничего страшного. Лига существовала очень давно и, конечно же, за это время «Ласточки» попадали в посторонние руки. Но без космогаторов с внедрёнными в мозг имплантами и системы их обучения, «Ласточки» были просто ненужным хламом.
        Не спеша, прогуливаясь, они вышли на площадь, явно пешеходную. По её краям росли высокие тонкие деревья. Крона у них была лишь на самом верху, и стволы перед ней разветвлялись. Листьев на деревьях было немного. Они были вытянутыми, и казалось, верхушки деревьев покрыты перьевым плюмажем.
        Стояло раннее утро, и, в нарождающемся красноватом свете местного солнца, была неясно видна довольно большая луна. Свет словно стирал её с небосклона. Людей вокруг практически не было.
        - И как же ты планируешь искать здесь Грушина? - поинтересовалась Инори.
        Посреди площади, на постаменте, возвышалась большая статуя: всадник в доспехах и крылатом шлеме сидел верхом на вставшем на дыбы ящероподобном звере. Одной рукой он держался за поводья, в другой, вытянутой вперёд держал меч, явно призывая к чему-то.
        Наверняка какая-то аллегория, - подумал Горд. - Наивно думать, что колонисты Геомы, когда-нибудь воевали мечами.
        - А чего его искать, - усмехнулся Зимин, - он нас сам найдёт, как тогда на Хризе.
        - В самом деле? - томно протянула Инори, подарив спутнику одну из своих улыбок. - Ты так в этом уверен.
        Любой посторонний, будь он здесь, решил бы, что они говорят о совсем не интересующих её пустяках. Разумеется, он жестоко ошибся б.
        Зимин кивнул.
        - Мы ищем его, а он ищет нас.
        Инори бросила на него удивлённый взгляд. Ничего, не сказав, она стала ожидать продолжения.
        - Я понял это тогда - на Хризе, - Зимин говорил медленно, словно проверяя собственные выводы. - Как и другому подменённому, тогда в больнице, ему нужна была ты. Ну, ещё так же и я, но уже в меньшей степени. Именно на нас выйти он и хотел, именно за этим светился. Именно мы ему и нужны.
        Некоторое время Инори обдумывала его слова. Горду нравилась, как она очаровательно морщит свой лобик. Больше всего сейчас кавай хотелось начать убеждать человека, что у него мания величия. Ничего подобного она не сделала. Инори Киви всегда трезво смотрела на вещи, а смысл в словах Зимина был.
        - Он не мог знать, что оба раза ловить его отправимся именно мы, - задумчиво проговорила она.
        - Но это было весьма вероятно. К тому же мы не знаем, с какой точностью он способен сканировать будущее.
        Инори покачала головой.
        - Сразу видно, что ты не псионик: столь глубокий зондаж вероятностей не возможен в принципе.
        Тут она запнулась, так как мнения об этом у теоретиков всё-таки расходились.
        Воспользовавшись одной из мнемонических формул, она быстро прокрутила в сознание фиаско той злополучной операции. На своём внутренним экране она видела несущегося вниз Грушина. Покуда Горд не отшвырнул её в сторону, подменыш падал прямо на неё.
        - Но тогда выходит…
        Зимин мрачно кивнул.
        - Да, изначально он хотел внедрить этого паразита тебе. Кстати, что вашим специалистом удалось о нём выяснить?
        Он имел в виду псиоников и биологов Организации.
        - Я собственно уже говорила, как и предполагалось, этот организм был своего рода пси-антенной. Хотя подобная система уникальна, по настоящему важна не она, а тот психокомплекс, что с её помощью был введён в твой разум.
        Инори чуть помолчала.
        - Слава вечности, мы его слишком хорошо тогда разнесли. Так, что выводы можно было сделать, только по косвенным признакам. Похоже, эта психопрограмма была нацелена на сбор информации.
        - То есть? - слегка удивился Зимин.
        - Она должна была полностью просканировать память, попутно превратитив носителя, то есть тебя, в полного идиота.
        Видимо Инори решила Зимина слегка подбодрить, поскольку добавила:
        - Большинство из изучавших предоставленные мной данные, а можешь поверить, они были очень опытны, считают, что замысел создателей этого паразита, в любом случае, провалился. Похоже, мозг разумного оказался слишком сложным орешком, для этого психовируса.
        Зимин кивнул.
        - Я это уже тогда понял.
        Горд, вспомнил тёмное облако и бьющее в него световое копьё их объединённой пси-силы.
        - Но не заблуждайся, - добавила с милой улыбкой кавай, - если бы мы вовремя не удалили этого информационного паразита, то на то, что бы превратить тебя в слюнявого идиота его бы точно хватило.
        Зимин невольно подумал, насколько различаются эмоциональные спектры обеих рас. Можно было подумать, что подобная возможность Инори Киви попросту забавляла. Но Горд слишком хорошо знал Инори, да и по психологии кавай, кое - что специально почитал. Сейчас она просто радовалось, что тогда всё хорошо кончилось. Последнее, впрочем, не мешало ей веселиться при этих воспоминаниях.
        И с такой женщиной, я собираюсь связать свою жизнь, - подумал Горд. А почему собственно нет, - мысленно усмехнулся он. Вот только тщательно обдумать свои брачные планы ему не дали, ибо с одной из улиц на площадь вывалилась толпа.
        Точнее это было нечто среднее между толпой и колонной, очень плохо организованной. Масса самых разношёрстных людей, кое-где виднелись плакаты, явно только что, на скорую руку, сделанные. Мгновением позже загудела какая-то акустическая система, и послышался слабый лязг, очевидно систему настраивали.
        - Кстати, - не обращая внимания на толпу, продолжала Инори, - изучение самой пси-антенны тоже дало кое-что любопытное. Её биологический код, совпал с ДНК-кодом Груздина.
        Зимин вспомнил, как Груздин царапнул его своими ногтями. Теперь я уже ничему не удивлюсь, - подумал он, - даже если выяснится, что этот парень ходячая алхимическая лаборатория и вырастил паразита прямо внутри своего тела.
        Однако он тут же выбросил все мысли о подмененном из головы, ибо разобрал, наконец, надписи на плакатах. Как и большинство космогаторов, Горд знал несколько языков. Доминирующим на планете был испанский, но языковая графика несколько отличалась от стандартной, поэтому он и не сумел понять сразу.
        Надписи же там были следующие: «Смерть космогаторам», «Долой изменённых» и прочие лозунговые перлы в этом же духе. В полном изумлении пилот несколько раз перечитал призывы, но их содержание от этого, разумеется, не изменилось.
        Машинально Горд поглубже натянул кепку, скрывавшую его хрустальные волосы и обруч с имплантами. Весело, - подумал он, - потом быстренько перевёл содержание плакатов Инори, которая не знала местной письменности.
        Звуковую систему, наконец, настроили. Начался митинг. Оба инопланетчика наблюдали за ним с любопытством. Уходить куда-то подальше они и не думали. А зачем собственно?
        На площади быстро развернулась переносная трибуна. На неё тут же взобрался очень важный господинчик: невысокий, пузатенький и чем-то напоминавший чижа.
        Человечек носил длинные серые одежды, принятые у священников общечеловеческой церкви. На голове же у него была круглая чёрная шапочка, означавшая достаточно высокий ранг. Мгновение спустя в воздухе возникло его увеличенное изображение.
        - Мы долго терпели их кощунство и их присутствие, - торжественно объявил оратор, и надеялись, что они одумаются. Но этого не случилось. Своими имплантами богомерзкими они замутили отражение бесконечности, что вселенная в души людей проецирует.
        Этот бред Горд слышал так много раз, что он его даже не забавлял. Зато Инори наблюдала за всем с видом дегустатора, которому дали на пробу новое редкое блюдо.
        - Только людей, - невинно промурлыкала она, - а остальные разумные, похоже, по их мнению, без души.
        Горд, чуть пожал плечами. Ответа он не знал: ну не интересовала Зимина никогда теология.
        - Но пробил час гнева народного. Нынче ночью, после многочасового обсуждения проблемы, наш планетарный синод «церкви божественного зерцала» объявил всех космогаторов падшими необратимо. Все славноверные должны требовать изгнания их с планеты.
        - Изгнание или смерть! - завопил оратор.
        Последнюю фразу акустическая система непропорционально усилила.
        Космогатор стремительно обдумывал ситуацию. Возможно, следовало вернуться в местное отделение гильдии. А случайно ли Груздин выбрал эту планету именно сейчас? - пришла ему крамольная мысль, - или ему так же не повезло, как и нам. Чёрт, с этим подменышем ни в чём нельзя быть уверенным.
        - После нашего митинга, мы пройдём маршем прямо к отделению их гильдии, и продемонстрируем им своё презрение, - вещал священник общечеловеческой церкви. Под его чутким руководством толпа разогревалась всё больше.
        Происходящие уже начинало беспокоить Горда всерьёз. Его взгляд выхватывал из толпы перекошенные от ярости лица. А ведь они не знают, - подумал он, - что объект их ненависти здесь. Они так сказать теоретически упражняются.
        Самое плохое было то, что он никак не мог определить, как следует расценивать всю эту акцию: то ли фанатикам просто позволяли спустить пар, то ли это было что-то более серьёзное. Горд знал, что на Геоме была умеренная теократия, но понятия не имел о конкретном раскладе сил.
        Ишь, как разъярились, - внутренне усмехнулся он, - от обычной величественности и следа не осталось. Какие уж там древнее римляне, сейчас эти ребята больше похожи на павианов. Он видел этих животных с материнской планеты в одном из зоопарков на Топусе.
        А на трибуне бесновался уже другой оратор.
        - Человечество не должно, отказываться от миссии возложенной на него господом богом, - торжественно вещал он. Мы созданы, что бы править вселенной.
        Ага, - усмехнулся Горд, - размечтался. У других звёздных рас наверняка есть по этому поводу своё мнение. Можно было б и их расспросить.
        - Но выполнить её возможно, только выполняя законы божественные, не искажая своё сознание тем, что вставляешь импланты в мозги. Но космогаторы неединственная мерзость вселенной, ибо дьявол создал ещё и кавай.
        Теперь Горд попросту оторопел. За исключением проповедника на Горгоне, кавай священники раньше не трогали.
        - Кавай вступают в связь с людьми, рожают богомерзких гибридов, которые, не отличимые от людей, пробираются на вершины власти и становятся шестою колонной.
        Пожалуй, это был самый большой бред, который космогатор вообще слышал в жизни. Впрочем, фанатики всегда плохо дружили с логикой.
        Инори Киви вдруг ухватила за плечо находившуюся поблизости дамочку. Та возмущённо повернулась.
        - Что вы себе позволяете? - вскричала она.
        Кавай скорчила виноватую рожицу.
        - Простите, почтенная, но этот оратор меня слегка напугал. Эти кавай, неужели они действительно такие страшные, а то я ведь не знаю.
        Лицо женщины слегка помягчало. Очевидно, она была не против наставить встреченную ей наивную душу.
        - Сказано же, - порождение дьявола, - произнесла она наставительно. Пробираются на человеческие планеты и тайно соблазняют наших мужчин. Это называется шестая колонна.
        - Шестая? - деланно изумилась кавай.
        - Ну, да, - убеждённо подтвердила её собеседница. - Четыре на планете с разных сторон, пятая из космоса, а шестая изнутри. Если не принять решительных мер, то скоро чистокровных людей вообще не останется.
        Раньше Горду казалось, что на цивилизованных планетах, с развитой информ-сетью, такого бреда быть попросту не может. Похоже, ошибся. Или на Геоме многолетняя информационная цензура? Зимин ещё раз пожалел, что у него не было возможности подробно разобраться в политическом устройстве планеты.
        - Вот ужас-то, - кавай просто закатила глаза, изображая круглую дуру. - Неужто они так похожи на человека?
        - Ещё как. Но неужели вы никогда не видели их изображений?
        - Да, теперь я припоминаю. Действительно похожи.
        - Ну, - снисходительно сказала дама, - опытный специалист их всегда отличит. Вот я бы, например, точно узнала. От них исходит этакое ощущение чуждости. Эй, почему вы так улыбаетесь?!
        - Простите, это на нервной почве. Вы правы, с этим надо срочно что-то делать.
        На глазах изумлённого Горда, кавай стала решительно протискиваться к трибуне. Приблизившись, она тут же вскарабкалась на неё, решительно отодвинув оратора в сторону. Горд так и не понял, то ли охраны здесь попросту не было, то ли Инори нейтрализовала её своими методами.
        - Да, да - громко воскликнула она, - я только сейчас поняла, какой ужас эти кавай, они совращают наших человеческих мужчин. С этим надо срочно, что-то делать!
        - Но позвольте, - немного пришёл в себя один из организаторов митинга, - мы сейчас…
        - Не позволю, - громогласно объявила кавай. - Наша святая церковь должна оградить своей благой силой наших мужчин от подобных домогательств!
        Горд ничего не мог предпринять, и ему оставалось только наслаждаться бесплатным цирком. Инори Киви развлекалась во всю.
        - Никто, ни в чём, уверен быть не может! - вопила вошедшая в раж магистр псионики, - Может быть она кавай!?
        Инори вытянутой рукой указала на первую, попавшуюся ей на глаза женщину.
        - Или вот эта? Или может быть я кавай?! Откуда вы знаете?!
        - Ммм… - пробормотал человек, в котором Зимин определил председателя, - это конечно весьма серьёзный вопрос, но мы собрались немножко не для этого.
        - Нет, это очень важно, - твёрдо возразила Инори, - которую, не смотря на все старания, никак не удавалось стянуть с трибуны.
        - И чёрт тебя угораздил упомянуть о кавай, - со злостью шепнул председатель второму оратору.
        - Да кто же знал, - мрачно отозвался тот, - что явится подобная сумасшедшая.
        Оба не знали, что обладавшая очень чутким слухом Инори прекрасно всё слышала, но решила лишь поддать жару.
        - Кто вообще знает, - вопила она, - сколько кругом кавай?! И что они хотят с нами сделать, что бы помешать этому митингу.
        В начале Зимин боялся, что Инори выдаст знаменитая улыбка кавай. Но его подруга слишком хорошо владела собой, что бы попасться так глупо.
        - Успокойтесь, донна, - начал уговаривать её какой-то седоволосый мужчина, - нет на митинге никаких кавай. Уж поверьте, я в инопланетниках разбираюсь. Я ксенолог, и на кавай собаку съел. И она не кавай и та не кавай.
        Он наугад показал на нескольких дам.
        - И вы тоже не кавай.
        При последних словах он невольно глянул на Инори более внимательно. Глаза его принялись округляться, а челюсть медленно уходила к низу.
        - Но позвольте, вы же действительно…
        ХРЯСЬ!
        Пожилой ксенолог вдруг покачнулся и полетел вниз с трибуны. Упав, он не двигался. Рядом стоящие люди его осмотрели.
        - Жив, - сказал кто-то, - но здорово чебурахнулся, до сих пор в отключке.
        Горд позволил себе слегка ухмыльнутся: вряд ли Инори причинила этому идиоту реальный вред, но в том, что этот недоучка ксенолог пробудет в таком состоянии ещё долго, Зимин не сомневался. Подбежавшие медики куда-то оттащили незадачливого специалиста по иноразуму.
        Нет, на Инори никто не подумал. Причём здесь вообще она? Все видели, что она человека даже пальцем не тронула, да и вообще достаточно далеко от этого старикана стояла. Просто переносная трибуна слегка подвела: треснула немного, старенькая уже. Или ещё что-нибудь. Да и вообще, - иронично подумал Горд, - мало ли у разбушевавшегося псионика восьмого уровня в запасе фокусов.
        - Вот, вот, видите, - вконец расходилась Инори, - это они нарочно сделали, что бы он их не разоблачил. Кавай здесь! Граждане, спасайся, кто может!
        Перед репортёрскими камерами Инори буквально позировала.
        Горду вся эта клоунада уже начинала помаленьку надоедать. Вот уж правда говорят, что в каждом кавай сидит ребёнок, ну, по крайней мере, с человеческой точки зрения.
        Неожиданную ораторшу, наконец, стянули с трибуны. Огорчённой та, однако, не выглядела: сама понимала, что пора заканчивать балаган. Горд начал быстро протискиваться к ней навстречу. Вскоре оба они вышли за пределы толпы.
        На лице Инори Киви вновь сияла загадочная улыбка её расы. На этот раз явно весёленькая.
        - Довольна? - проворчал Горд.
        - Ещё как! - весело отозвалась магистр. Я тут, кажется, перед всеми репортёрами засветилась. Если хотя бы одну из записей сольют в сеть, то эти горе-расисты будут опозорены на веки. Уж кто-нибудь из зрителей точно поймет, что я кавай.
        Зимин и сам в этом не сомневался, но промолчал.
        - Давай-ка, вернёмся назад, в местное отделение гильдии, - произнёс он, наконец, - что-то мне всё это не нравится.
        - Что? - изумилась Инори, - ты хочешь отказаться от поисков Груздина.
        - Он нас сам найдёт, - немного рассеяно отозвался Горд, - я уже говорил. О, чёрт!
        На соседней улице он увидел ещё одну толпу, на этот раз бодро двигавшуюся. Лозунги, правда, оставались точно такими же: «Запретим искажать человеческую природу», «Смерть изменённым». Был ещё и такой перл: «Солнце нашей системы горит не для космогаторов».
        Однако и самомнение у них, - подумалось Горду, - уже звёздами начали распоряжаться, решают, для кого им светить, а для кого нет.
        Это было бы смешно, если бы не было так тревожно. Если в первый раз Горд надеялся, что людям просто позволяют выплёскивать пар, то теперь он понял, что всё происходит с большим размахом, и, скорее всего, было санкционировано властями Геомы.
        Зимин решил узнать обстановку возле представительства гильдии, но он не успел достать коммуникатор, ибо рядом с ним послышался смутно знакомый голос:
        - Давненько не виделись, член совета!
        В голосе звучало какое-то извращённое торжество.

* * *
        Борис Невский несколько раз прошёлся по помещению. Как и Горд, он не любил признавать, что не контролирует ситуацию. Но последней его мнение было, в общем-то, безразлично, к тому же сейчас он её ещё и не понимал.
        - Когда поступили первые сообщения, - сказал он Гром Горну, мы ещё надеялись, что это случайные совпадения: случайно совпавшие по времени вспышки религиозной истерии на разных планетах. Но теперь сомнений нет: общечеловеческая церковь начала крестовый поход против гильдии.
        - Каковы, по-твоему, масштабы? - спросил Гром Горн.
        - По меньшей мере, в пределах сектора, - Борис Невский пару раз прошёлся по помещению, сбрасывая возникшее раздражение. - Точных данных пока нет, но предчувствие у меня паршивое. Слишком уж эти акции хорошо организованы и слишком синхронны.
        Гром Горн подошёл к окну. С высоты третьего этажа, он разглядывал примыкавший к училищу космогаторов парк. Сейчас он был пустынен: у младших курсантов каникулы, у старших практика.
        - Здесь вроде бы всё спокойно?
        Борис Невский кивнул.
        - Это же Топус. Церковь никогда не имела здесь сильных позиций. Крепкая гражданская власть, так побузили маленько, да избили пару пилотов. По сравнению, с кое-какими другими местами это согласись мизер, особенно если учесть, что подстрекатели сейчас под судом.
        Он тоже посмотрел в окно, затем продолжил.
        - На Крокусе кстати церкви тоже очень хорошо стукнули по рукам. Планета полинородная и другие расы быстренько объяснили распоясавшимся церковникам, что внутричеловеческие разборки, это с одной стороны личное дело вида, а с другой, терять базу космогаторов на планете, из-за их дури, они не намерены.
        Гром Горн продолжал разглядывать парк, с таким видом, словно там имелось нечто интересное.
        - Как, по-твоему, зачем это церкви надо? - спросил он, наконец.
        - Неправильная постановка вопроса, - усмехнулся Невский.
        - Да, верно. Мы все слишком хорошо знаем, что верхушка общечеловеческой церкви запродалась силам давно и надолго. Сейчас это просто один из инструментов их воздействия на социум.
        - В том-то и вопрос, - кивнул Невский, - если бы мы действительно чем-то мешаем силам, то…
        - Им было бы достаточно повелеть властям всех населённых планет прикрыть наши отделения. - Продолжил за него Борис Невский. - И те бы сделали, сразу и без колебаний, не смотря на все экономические потери. Мда, знаешь, похоже, силы заинтересованы в создании хаоса лишь на короткое время.
        - Наверное. Но причина по-прежнему не ясна.
        - А они не могли узнать, что нам стало известно об Алефе.
        Борис Невский немножко подумал.
        - Вряд ли. Об информации знают только высшие члены организации. Да и времени слишком мало прошло. Акции церковь явно начала подготавливать куда раньше.
        Невский снова подумал.
        - Но возможно, в чём-то ты прав. Если Анамерис не ошибся насчёт предполагаемого раскрытия алефа, то эти события могут не случайно, совпасть по времени. Слишком маловероятно, что бы в этот период силы занялись бы чем-то второстепенным. Может быть, они просто устраняют возможные помехи.
        - И чем мы можем им помешать?
        - Понятия не имею. Может просто перестраховываются? Но в чём? Ну-ка, давай прикинем, что есть у нас и чего нет у остальных.
        Гром Горн пожал плечами.
        - Это очевидно. Колоссальная скорость и манёвренность «Ласточек». И чем это может помешать силам?
        - Ну, не знаю, может быть бояться, что они куда-то не туда сманеврируют?
        Борис произнёс это просто как шутку, но вдруг застыл. На секунду он и Гром Горн уставились друг на друга.
        - Алеф, - медленно проговорил Гром.
        Борис Невский кивнул.
        - Что если он пусть и сложно достижим, но в принципе доступен, в момент раскрытия. Тогда их кратковременная подстраховка имеет смысл.
        Он вдруг помотал головой.
        - Нет, погоди, мы строим выводы ни на чём.
        Но отбросить пришедшую в голову гипотезу оба уже не могли. Требовалось предпринять какие-то действия, отличные от простой защиты отделений гильдии.
        Вот так предосторожность Арманда, неожиданным образом сработала против него. А в ткани событий, причин и следствий начал завязываться ещё один узелок, сделавший финал этой истории таким, каким он будет.

* * *
        Горд окинул заговорившего мгновенным оценивающим взглядом. Обычный ни чем не примечательный мужчина средних лет. Вроде бы неплохо одетый, но Зимину показалось, что он знавал и лучшие времена, но сейчас несколько опустился. Эта трудноуловимая печать падения лежала, казалось, на его лице. Человек словно не был удовлётворён жизнью, которую вынужден, был сейчас вести.
        Однако с заурядной внешностью, резко контрастировали его глаза: смотрящие на Зимина они были буквально переполнены ненавистью.
        Где же я его видел, - подумал пилот, - не мог не видеть. Однако обычно хорошую память сейчас застопорило.
        - Что не узнаёшь, начальник, - правильно поняла заминку неустановленное личность. - Ну, да, кто я для тебя? Вошь под ногами. Уже больше двух лет прошло, как ты истоптал мою жизнь на Дагее.
        Щёлк, в мозгу Зимина, наконец, сработал какой-то переключатель. Теперь он понял, что его сбило отсутствие обруча.
        - Теперь я тебя вспомнил, Килдрин. - равнодушно сказал Горд, - Ты хочешь обратить ко мне какую-то просьбу?
        Человек, некогда предавший Гильдию, буквально задохнулся от ярости, но он с самого начала взял неверный тон. На Зимина невозможно было давить, и унижаться перед ним тоже не стоило.
        - Ты…, - в ярости прохрипел Килдрен.
        - Я, - подтвердил Горд. - Послушай, подобная сцена у нас, кажется, уже была, придумай что-нибудь новенькое. Расскажи что ли как жил. Обруч, как я вижу, больше не носишь.
        Ему вдруг действительно сделалось слегка любопытно, как бывший космогатор пережил потерю импланта.
        Инори в разговор не вмешивалась. Было ясно, что всё крутится вокруг чего-то давнишнего, о чём она и понятия не имеет. Инори просто мысленно квалифицировала этого собеседника Горда как врага, и теперь с интересом наблюдала за развитием ситуации. Тем более что тот явно не обращал на неё внимания, полностью сосредоточившись на Горде.
        - Ты ещё спрашиваешь, - едва не прошипел он. - После того как ты повредил мой имплант, для лордов Догеи я стал попросту мусором.
        - А вы ожидал чего-то другого? - спросил Горд. Почему-то стоящий перед ним не пробуждал даже жалости.
        - Надеялись, что я сдохну от голода, - с ненавистью прошипел Килдрен.
        - Этого никто не ждал, - спокойно ответил Горд, - способов заработать хватает. Ты либо смирился бы, либо покончил с собой, но с голоду бы точно не умер.
        О, какая ненависть в ответном взгляде. Разговор вдруг стал Горду стремительно наскучивать.
        - О да, способов заработать много, - Килдрен теперь казалось, исходил кипятком, - хочешь узнать, какой выбрал я?
        - Не очень, - Зимин натурально зевнул, - но можешь рассказать.
        - Я теперь раскаявшийся космогатор, - объявил его собеседник с мрачной торжественностью.
        Чего, чего? - едва не сказал вслух Горд. На мгновение он все-таки слегка удивился. Но, глянув на двигающуюся толпу фанатиков поблизости, тут же всё понял.
        - Церковь теперь возит меня с лекциям по разным планетам, - сообщил ему Килдрен.
        И ты наверняка говоришь им, что добровольно отказался от импланта, - хмыкнул про себя Горд.
        - Что ж, - сказал он, - каждый зарабатывает, как может, от меня, то тебе что нужно?
        В общем-то, он уже догадывался что. Инори, похоже, тоже догадалась. Её поза и лицо не изменились, но Зимин видел, что кавай готова начать действовать в любой момент.
        - Моё нынешнее существование просто тень бывшего, - мрачно произнёс Килдрен, - виновен во всём этом ты!
        Горд знал, что некоторых разумных ничему не учат даже собственные ошибки.
        - Сейчас ты за всё ответишь, - зловеще пообещал Килдрен. - Толпа уже достаточно накалилась.
        А Горд подумал, что если бы бывший космогатор не стал бы разыгрывать перед ним эту мелодраму то шанс совершить задуманное у него, пожалуй, был. Но сейчас, он просто не даст своему бывшему коллеге подобной возможности. Как говорится - клин клином.
        - Космогатор! - заорал он, - обруч снял и под простого человека маскируется! Но гнёзда от имплантов не скроешь!
        Ухватив Килдрина железной рукой, так что бы тот не смог убежать, Горд рывком задрал ему волосы.
        Как он и предполагал, тот даже не пытался удалить бесполезные сейчас импланты, или хотя бы маскировать их. Ну, конечно, кто бы иначе поверил, что он бывший космогатор.
        Килдрин дёрнулся, скорей ещё машинально, чем осознанно. Он просто ещё не сообразил, что задуманная им месть обратилась против него же. Однако местные фанатики уже спешила на зов. Целая толпа.
        - Где, космогатор! - кричали они, - где это порождение дьявола!
        До Килдрена, наконец, дошло, что всё развивается не по сценарию.
        - Погодите, - начал он было, - я…
        - Точно, вон импланты, - завопила Инори Киви, имитируя на лице состояние ужаса, - Сатана! Сатана!
        Конечно, она поняла замысел Горда, и теперь подыгрывала ему, так хорошо, как умела.
        - Точно! - завопил кто-то, - Под обычного славноверного маскировался!
        На Килдрина обрушился могучий удар.
        - Стойте! - закричал какой-то человек в одежде священника, - Это же…!
        Он был явно в курсе насчёт Килдрина, но было уже слишком поздно. Горд оттолкнул бывшего коллегу в сторону подбегавшей толпы. Мгновение спустя, образовалась куча мала.
        Горд с Инори поспешно отодвинулись прочь, стараясь не привлекать к себе внимания. Несколько секунд кавай разглядывала свалку с таким видом, словно лично дирижировала происходящим процессом, при этом она слегка улыбалась. Наверно так кошка смотрит на возню мышек, если конечно она при этом сытая.
        - Неплохо, - проговорила она.
        Они остановились лишь, когда от места происшествия их отделяла пара улиц.
        Горд активировал браслет связи, соединившись с местным отделением гильдии.
        - Я как раз собирался с вами связаться, - в голосе дежурного явственно прозвучало облегчение. - Гильдия буквально в осаде!
        - Именно этого я и боялся, - признался Горд. - Можете выслать за нами по пеленгу, что-нибудь летающее? Я не уверен, что сейчас безопасно пользоваться местным транспортом.
        - Не беспокойтесь.
        Десять минут спустя они уже были в воздухе. Горд смотрел, как проплывает внизу аккуратная сетка городских улиц. В отличие от большинства планет, здесь были разрешены частные полёты в пределах города, хотя и под контролем диспетчерской.
        Показался космопорт, одно из зданий которого арендовала под свой офис гильдия. Вокруг него было настоящее людское море. При чём волновалось оно словно во время шторма. С высоты Горд видел, как люди прыгали, визжали, некоторые размахивали плакатиками, без сомнения самодельными. На одном из них Горд прочитал надпись «БОГ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ». Больше разбирать надписи он не стал: зачем собственно?
        Флаер опустился на посадочную площадку на крыше. Выйдя, Зимин на мгновение подошёл к огороженному краю, и секунд десять разглядывал беснующуюся толпу. На лице его ничего не отражалось. Если до этого он ещё надеялся, что имеет место какая-то самочинная акция, то теперь в это уже верилось с трудом. У властей была куча времени, что бы вмешаться.
        Зимин с Инори спустились вниз, внутрь здания. Попросив кавай подождать в холле, Зимин вошёл в помещение, где уже собрались все космогаторы, присутствующие на планете в настоящий момент. Они коротко обменялись приветствиями.
        - С властями связывались? - спросил Горд быстро.
        Один из пилотов, выполнявший в настоящий момент обязанности старшего мрачно кивнул.
        - Они говорят, что не имеют права мешать свободному волеизлиянию граждан.
        - Свободное волеизлияние, - бесстрастно проговорил Горд, и по его тону нельзя было сказать, что он действительно думает обо всём этом. - По-моему они готовятся к штурму.
        - У нас тоже сложилось такое впечатление, - отозвался старший пилот.
        Горд вспомнил, что его зовут Логрин. Зимин повернулся к окну, и в очередной раз полюбовался панорамой беснующейся толпы. Но в ней явственно наблюдались и очаги спокойствия, похоже, в них к чему-то готовились.
        - В здании есть охранительные системы? - спросил он у Логрина.
        Тот отрицательно покачал головой.
        - Такие, что б справиться с толпой нет. Да и откуда собственно. Мы ведь просто арендуем здание под офис, и все охранительные механизмы здесь рассчитаны на обезвреживанье отдельных грабителей.
        - Охрана космопорта?
        - По её убеждению ничего опасного нет, и вообще она не собирается беспокоиться по таким пустякам.
        - Всё ясно, - жёстко произнёс Горд.
        - Но у нас есть оружие.
        Горд лишь пожал плечами.
        - И что вы собираетесь с ним делать? Палить по толпе? А оно нам надо?
        К тому же он сильно сомневался, что здесь есть что-то серьёзное.
        - Что же делать?
        Горд чуть пожал плечами.
        - Гильдия не навязывает своих услуг насильно. Мы покидаем планету. Обслуживающий персонал местный?
        - Да, но все уже разбежались.
        - Значит меньше забот.
        - Но, - не выдержал кто-то, это же отступление.
        - Оно самое, - бесстрастно подтвердил Горд, - и я беру за это ответственность на себя, как член совета. Конечно, это повлечёт убытки. Но если толпа разорвёт нас и покрушит «Ласточки», то их всё равно будет больше.
        - Но, погодите, - воскликнул Логрин, - это не может продолжаться долго. Внешняя экономика планеты во многом завязана на нашу курьерскую службу.
        - Если бы власти хотели, то давно бы вмешались. А если мы им так нужны, то гильдия ещё сдерёт с них компенсацию за моральный ущерб.
        В отличие от рядовых космогаторов, Зимин прекрасно знал, что силы давно контролируют общечеловеческую церковь, и был сейчас серьёзно встревожен, хотя и не показывал этого.
        Космогаторы подчинились, хотя Горд и видел, что они не довольны. Офис имел прямой выход на лётное поле, и вскоре космогаторы уже были у своих «Ласточек».
        Подключившись к общей сети, Горд слушал переговоры с диспетчерской.
        - Обождите, - сказал диспетчер, - ближайшее взлётное окно, через пять минут.
        Вообще-то «Ласточки» обладали такой манёвренностью, что при психически здоровом пилоте столкновение им не грозило, но космогаторы в таких случаях всегда подчинялись правилами.
        - Чего это вас так много, - полюбопытствовал диспетчер, у которого, похоже, выдалась редкая свободная минута.
        - Да, понимаешь, - проникновенно отозвался Логрин, - местное гостеприимство не понравилось.
        - Понятно, - пробормотал диспетчер. Чувствовалось, что он ничего не понял, возможно, действительно был не в курсе ситуации.
        Горд видел, как одна за другой «Ласточки стали отрываться от бетонированного космодромного поля. Минуточку, а это ещё что такое? Горд вдруг увидел, как ещё одна «Ласточка» поднимается с совершенно другого конца космодрома, который никогда не занимали гильдейские аппараты.
        Донельзя удивлённый он запросил систему автоответчиков. Компьютер послал короткий импульс, получил ответ и высветил в сознании Зимина номер взлетевшего борта. Зимин оторопел: это был номер корабля Груздина.
        - Борт номер «ПК-4Z», - заходилась диспетчерская, - вы взлетели без разрешения.
        Разумеется, Груздин не обращал никакого внимания на эти вопли. Покуда власти Геомы собирались исследовать попавшую в их руки «Ласточку», - подменённый просто вернул её себе. Борт «ПК» поднимался.
        - Инори, - заорал Горд, - здесь Груздин, и он уходит! Сможешь нейтрализовать его тотальное упрощение.
        Кавай отреагировала мгновенно.
        - Да. Он силён, но я справлюсь.
        В глазах её вспыхнул азарт.
        В тот же миг Горд дал команду на взлёт. Диспетчер едва не сошёл с ума, поняв, что уже второй корабль столь нагло нарушает все правила.
        - Преследую опасного сумасшедшего, - коротко бросил Зимин, после чего игнорировал все крики диспетчера.
        Его корабль поднимался с предельным ускорением, возможным без применения форсажа. Локаторы чётко держали звездолёт Груздина. Какова будет реакция подменённого Зимин не знал.
        Космогатор прекрасно понимал, что совместно с Грушиным он нарушил слаженный режим космодрома, но решил, что подменённый важнее. Горд знал, что за подобные фокусы вполне могут выгнать из гильдии, но решил обдумать оправдания позже.
        Будем надеяться, - подумал Зимин, - что военные нас не собьют. В полете, он легко обогнул какой-то крупный транспорт. В конце концов, военные это вред ли, - думал он. - Все их орбитальные орудия направлены вовне. Пока разберутся, пока перенаправят.
        Окружающее пространство темнело: теперь «Ласточки» мчались в открытом космосе. Горд понятия не имел, какими способностями мог обладать подменённый, и сейчас он лишь молил бога, что бы Грушин, как и все прочие, не мог войти в сплетение в пределах активного гравитационного радиуса. Похоже, молитва была услышана, совершить этого Грушин не смог.
        Зимин наблюдал за его кораблём через оптический усилитель. Он видел, как перед носом того возникло чёрное марево воронки пространственно-временной деформации. Грушин ушёл в сплетение.
        Горд отключил ускорение. После прокола, пространство не возвращается в прежнее состояние мгновенно, а значит, есть шанс войти в тот же планковский коридор. Компьютер, подчиняясь команде пилота, уже подстраивал деформатор под засечённые сенсороми параметры.
        Это был смертельно опасный манёвр, но вполне доступный для космогатора его уровня. Соединённый через имплант с кораблём, Горд буквально вчувствовался сенсорами в окружающую пустоту. Теперь траектория его корабля точно повторяла движение Груздинской «Ласточки».
        «Активировать деформатор».Ласточка вошла в сплетение точно рассчитанным импульсом. И Зимин сразу же понял, что мастерством пилота подменённый не блещет. Возмущение было таким большим, что казалось, будто сквозь сплетение проходил астероид. Горд, знавший, что прежний Грушин был мастером, мысленно покачал головой. Ну и прекрасно, - решил он, - легче будет его отслеживать.
        Коридоры сплетения сотрясались впереди так, что казалось вот-вот порвутся. На всякий случай Зимин даже слегка поотстал. А ведь такое специально не устроить, - подумал Зимин. - Как это ему удаётся?
        Но ломать голову над этим сейчас космогатор не мог, полностью сосредоточившись на преследовании.
        Движение по чужому следу в сплетении требовало немалого напряжения. Нужно было не отставать слишком сильно, что бы не потерять объект, и одновременно не приближаться чересчур близко, дабы, порождаемые идущим впереди кораблём возмущения не разрушили его «Ласточку». К тому же он был лишён свободы движения, так как был вынужден повторять все манёвры Груздина.
        Несколько раз коридор сплетения опасно сужался, но Зимин справился. Наконец он понял, что Груздин выходит в реальный космос. Волна возмущения была такой, что вызывала реальную угрозу. «Ласточку» качнуло. Казалось, пространство сужается и растягивается.
        Воронка выхода уже затянулась, но ещё оставалась заметной. Огромным усилием Горд сумел удержать корабль на оси коридора, потом активировал пространственным деформатор. Звездолёт покинул сплетение.
        Точно повторить манёвр выхода было невозможно, и сейчас оба корабля должно было разделять не малое расстояние. Импульсы локаторов уходили в пространство, стараясь нащупать объект. Через мгновение сигналы вернулись.
        Звездолёт Грушина сближался с красноватой планетой, издали похожей на Марс. Рассчитав траекторию, Зимин направил свой корабль следом. Но уже было ясно, что подменённый значительно опережает его по времени.
        Интересно, что ему здесь понадобилось, - подумал Зимин.
        Он направил на планету оптический усилитель. На лице его возникло явное удивление. Такого я ещё не встречал, - подумал он. Зимин перевёл изображение на внешний экран.
        - Инори, - проговорил он, - ты должна это увидеть.
        Глава девятнадцатая
        Башня гиганта
        Активный гравитационный радиус - расстояние от поверхности планеты, в пределах которого из-за сильного гравитационного поля звездолёт не может уйти в квантовый коридор. Немного различается для кораблей разных типов.
        Краткая космическая энциклопедия
        Громадная колонна вздымалась в небеса перед Гердой, истаивая в прозрачном небе планеты. Высота её была колоссальна. Приборы «Ласточки» ещё с орбиты определили длину башни в триста семь километров. Диаметр башни в основании достигал полукилометра, но к вершине она постепенно сужалась до метровой величины.
        Герда проследила её поверхность взглядом, снизу вверх, постепенно запрокидывая голову. Казалось исполинская игла пронзала небесный свод. Вскоре голова закружилась.
        - Зачем им понадобилось строить такое? - проговорила она недоумённо, - Да ещё в таком месте?
        Между башней и звездолётом повсюду вздымались небольшие изломанные пики красноватого цвета. Местность казалось труднопроходимой.
        - Первети считает, - сказал Роман, - что так они привлекали внимание. Башня ведь предназначена для того, что бы её нашли, а такую бандуру не заметить из космоса, мягко говоря, сложно.
        В небесах сверкнуло. Примерно раз в четыре минуты башня излучала мощный радиоимпульс, сопровождавшийся световой вспышкой. Любой находящийся поблизости от планеты корабль просто не мог не обратить на это внимание.
        - Действующее сооружение предтеч, - мечтательно проговорил Роман.
        Он долго смотрел на башню. Герда заметила, что глаза у него при этом горят нехорошим блеском. Наверное, что-то подобное чувствует кот, учуявший запах валерьянки. Девочка подумала, что, возможно, он ещё не избавился от безумной идеи найти оружие против сил.
        Позади послышался шум: из «Ласточки» выбрался Теодор. Он не надолго застыл, тоже разглядывая башню. Странно, она на нас всех действует, - подумала Герда, - так и приковывает внимание, а ведь сколько уже раз смотрели.
        На грунт ступила Тина Первети с рюкзаком за спиной. За ней появился небольшой шагающий робот. Механизм бодро шевелил лапками словно паук.
        - Можно двигаться, - объявила верховная археологиня. Все накинули свои рюкзаки. Ещё один мешок был закреплён поверх робота.
        - Сколько до неё? - проворчал Теодор.
        - Чуть больше трёх километров, - сказала Герда.
        Лицо у Теодора чуть дёрнулось, очевидно, он не был любителем пеших прогулок.
        - И чего это мы так далеко сели, - недовольно проговорил он. При этом вид у него был как у толстяка, которому прописали перед завтраком бег трусцой.
        Герда указала рукой на нагромождение каменных глыб.
        - Даже «Ласточке» небезопасно садиться там.
        Горд бы точно смог бы, - подумала она. - Хотя вряд ли бы стал. Её приёмный отец не был склонен к лихачеству.
        - Ладно, - нехотя проговорил Теодор, - снизойдем к этой маленькой прогулке. Это, в конце концов, полезно для моциона.
        Идти оказалось намного легче, чем они думали. Между скалами оказалось довольно много свободного пространства. Только постоянно приходилось петлять.
        Герда ещё раз окинула башню взглядом.
        - Я не верю, что такая махина нужна исключительно для привлечения внимания, - сказала она. - Достаточно было бы одного мощного передатчика. Да и вообще все ценные клады положено зарывать в грунт.
        Она несколько раз глотнула ртом воздух. Кислорода в атмосфере слегка не хватало, но это было вполне терпимо, если не переходить на бег.
        - Кто знает, - ответила Тина Первети, - Нам ведь неизвестно какая у ладьян была психология. Возможно, они были такие же эстеты, как и илари, вот и соорудили что-нибудь на свой вкус.
        Гигантская башня в окружении небольших изломанных скал действительно производила сильное впечатление. Наверное, Герда тоже предпочла бы оставить в память о своей расе, что-то монументальное.
        Сверкнула новая вспышка. На миг башня стала похожей на огромную зажжённую свечку.
        - Интересно, откуда башня берёт энергию, - заинтересовался Роман, - ей ведь несколько тысячелетий.
        - Возможно, из внутреннего тепла планеты, - слегка рассеянно проговорил Теодор, - а может из ионосферы качает. А что, у неё же высота больше трёхсот километров, а значит, башня проходит сквозь зону максимальной ионосферной активности.
        - Ай! - Герда чуть было не шлёпнулась.
        - Что с тобой? - Роман подхватил споткнувшуюся девочку под руку.
        - Так, ничего.
        Герда посмотрела на ушибленную ногу. Но в голове её, словно запущенные на автоповтор звучали слова собственного пророчества:
        «О, башня, пронзающая ионосферу». Предсказание продолжало сбываться. Может быть, и древний саркофаг скоро найдётся. Или это было о том, который они отыскали на Хропусе.
        Девочка вдруг подумала, что вся последняя цепочка событий, была запущенна её находкой на той планете. Сказав о ней Тине Первети, она будто активировала неведомую программу, лишившую её свободы воли. Это ей не понравилось. Ладно, - решила она, - посмотрим, что будет дальше.
        Башня закрывала горизонт. Белесый, с синими прожилками материал. Её основание окружала узкая голубая площадка. Герда попробовала представить, какое давление испытывает этот фундамент, и ей сделалось не по себе. По всем законам сопромата, башня давно должна была развалиться под собственной тяжестью.
        Они двинулись вдоль основания. Теперь Тина выслала вперёд робота. Тот ровно двигался перед ними, не останавливаясь. Его датчики не обнаруживали никакой опасности. Вскоре они увидели статуи.
        Крупные скульптуры, высеченные из серого камня. Яйцеобразные туловища, с боков которых свисали щупальца: это явно были ладьяне. Две статуи стояли по бокам вделанного в стену черного круга.
        - Стоп, - приказала Первети роботу.
        Механизм остановился. Потом, подчиняясь новой команде, машина шагнула к чёрному кругу. Ничего не случилось.
        - Так, - произнесла Тина, - полагаю, что это дверь. Вытянув руку, она надавила ладонью, и круг ушёл вглубь, точно огромная створка. Переглянувшись, все четверо шагнули во внутрь, и дверь бесшумно закрылась за ними.
        Испуганная Герда шагнула назад, но дверь тотчас вновь отошла, стоило ей только приблизиться к ней. Герда успокоилась, и теперь принялась с любопытством осматривать помещение.
        Они стояли в хорошо освещённом огромном зале. Во многих частях внешней стены находились высокие и широкие прозрачные полосы, сквозь которое было видно окружающее башню пространство. Односторонняя видимость, - подумала Герда. Между ними виднелись мозаики из разноцветных камней: в основном ладьяне занимающиеся всевозможной деятельностью. Изображённые предтечи возились с какими-то механизмами, что-то обсуждали, передвигались в различных транспортных средствах.
        Изображения не были статичными: ладьяне размахивали щупальцами, о чём-то споря, нажимали рычажки и кнопки, а аппараты отрывались от стартового поля, уходя вверх за пределы изображения, откуда на смену им опускались другие машины.
        По началу Герда подумала об объёмных экранах, но потом, зачем-то провела по одному из изображений рукой. Она сразу ощутила под ладонью выпуклые фрагменты мозаики. Перемещалась сама фактура. Рельефные ячейки передвигались по стене, меняли цвет, а, выходя за границы рисунка, выравнивались с окружающим фоном. Изображение втягивало в себя взамен них другие, тут же наделяя их фактурой и цветом.
        Интересно, как это сделано? - слегка удивилась Герда, - Возможно наномашины.
        Она стала внимательно осматривать зал. Он казался пустым, лишь в центре помещения находилось что-то вроде крупной пирамидки сложенной из разноцветных колец.
        Вскоре Герда поняла, что дышится здесь куда легче чем на открытом пространстве: она делала вдох полной грудью. Похоже помещение поддерживало свой кислородный баланс.
        Внезапно прозвучал мощный аккорд, исходящий неведомо откуда. Невольно все вздрогнули. Герда сделала несколько шагов, а Роман от неожиданности даже подпрыгнул. Сказывалось овладевшее людьми напряжение.
        Пирамидка озарилась изнутри разноцветным светом. Причём свечение словно скатывалось от вершины к подножью, подобно падающей с высоты воде. Постепенно свечение ослабевало, пока не прекратилось совсем.
        Новый аккорд, и, отвечая ему, пирамидка засияла как цветомузыкальная установка. Сходство показалось Герде настолько забавным, что она прыснула. На неё посмотрели с недоумением.
        - Вы правы, Тина, - проговорила девушка сквозь смех, - эти ребята страшные выпендрёжники.
        Тогда, сбрасывая напряжение, засмеялись и все остальные.
        Аккорды следовали один за другим, сливаясь в торжественный гимн. Герда никогда ещё не слышала такой музыки. Казалось, в ней звучали отголоски звёздных лучей и взрывы сверхновых, шум пробивающих землю ростков, рождение миллионов жизней и их смерть. И на всё это накладывался ровный и неизменный ритм вселенского замысла, проходящий через все разрушения и сбои. Наверное, так должна была бы звучать музыка небесных сфер, в которые верили древние. Казалось, звуки говорили, что, не смотря на все искажения, замысел, всё-таки есть, и даже реализуется.
        Вся небольшая группа внимала как завороженная. А ведь такого эффекта невозможно достичь одной музыкой, - промелькнула в сознании Герды слабая мысль. - Наверняка действует пси. Но проверять её девочке не хотелось. Как бы не достигалось воздействие, но результат впечатлял.
        Потом музыка смолкла, и над пирамидкой поплыли знаки. Они медленно поднимались вверх ровными строчками, будто титры в кино, и исчезали где-то под потолком. Герда поняла, что видит перед собой оставленный предтечами текст. Она видела, что археологи смотрят на проекцию как завороженные. Но самой девочке эти символы ни о чём не говорили.
        Она уже собиралась толкнуть Романа в бок и попросить перевести, когда в её сознании вдруг зазвучали слова.
        ПРИВЕТСТВУЕМ ТЕБЯ.
        Слова словно вкладывались внутрь неё. Даже не сами слова, а скорей эмоциональный фон. Герда не была уверена в точности восприятия послания, но в общем, содержании не сомневалась.
        ПРИВЕТСТВУЕМ ТЕБЯ, ДРУГ! ИЗ КАКОГО БЫ МИРА ТЫ НЕ ПРИБЫЛ, КАКОЕ БЫ РАССТОЯНИЕ НЕ ПРЕОДОЛЕЛ. ПРИВЕТ ТЕБЕ ОТ НАРОДОВ, КОТОРЫЕ ПРАВИЛИ ГАЛАКТИКАМИ ЗАДОЛГО ДО ТОГО, КАК ВЫ ВЫШЛИ В КОСМОС. МЫ РАССЧИТЫВАЕМ, ВЕРНУТСЯ, НО ЕСЛИ НАС НЕТ ДО СИХ ПОР, ТО ЗНАЧИТ, ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК. ЗДЕСЬ В ПОДЗЕМЕЛЬЯХ ПОД БАШНЕЙ, МЫ ОСТАВИЛИ ВСЁ ТО ЗНАНИЕ, КОТОРОЕ ХОТЕЛИ ВАМ ДАТЬ.
        МЫ ОСТАВИЛИ ТАК ЖЕ ПРОГРАММЫ ОБУЧЕНИЯ ЯЗЫКУ. ХОТЯ ВОЗМОЖНО ВЫ УЖЕ ПОЗНАЛИ ЕГО, ИЗУЧАЯ НАШИ РУИНЫ. ВОСПОЛЬЗУЙСЯ НАШИМ ЗНАНИЕМ С МУДРОСТЬЮ, И ПОМНИ - ПРИБЛИЖАЕТСЯ ТОЧКА ОМЕГИ И АЛЬФЫ. И ДА ПРИБУДЕТ С ВАШИМ НАРОДОМ МУДРОСТЬ.
        Ментальное послание кончилось. Некоторое время все стояли потрясённые. Под потолком исчезали последние строчки. Герда увидела, как возле пирамидки неярко высветились уходящие вниз ступени.

* * *
        Эмиссар не мог проникнуть на более глубокие уровни сплетения: защитные силы вселенной в этом случае немедленно обнаружили бы и уничтожили его. Поэтому, на достижение заданной цели уходило недопустимо много времени. Впрочем, другого выхода не было.
        Но даже его пребывание на верхних уровнях этой космической паутины создавало сильную волну искажений. По счастью он двигался слишком быстро, что бы они причинили ему реальный вред. Его корабль всегда находился впереди этой волны.
        Пару раз, когда порожденные его движением возмущения ослабевали, сквозь них пробивалось «эхо» вызванное присутствием позади, в квантовом канале неизвестного ему корабля. Существо не обращало на это внимание. Будучи своего рода биороботом, оно было слишком зациклено на заданной цели. Всё что не представляло непосредственной угрозы для её достижения, попросту им игнорировалось.
        Звездолёт выпал в реальный космос и немедленно устремился к планете. Цель существа приближалась.

* * *
        Самораскладывающуюся палатку установили прямо внутри большого зала. Собственно никакой нужды в этом не было. Наверное, сработал древний инстинкт, требовавший иметь какое-то подобие помещения, территорию, которую можно было бы обозначить своей.
        Сейчас все ужинали саморозогревающимися консервами. Банка, которую Герда держала в руках, приятно нагрелась, потом крышка отошла с лёгким шелестом. Внутри была какая-то белесая масса с прожилками. «Янтарный чуляк» прочла девочка на упаковке. Она понятия не имела, что это значит.
        Откинув крышку подальше, она отделила от неё небольшую складную ложечку, и осторожно попробовала консерву. По вкусу масса походила на рыбу.
        - И так, каковы предварительные выводы? - проговорила Тина Первети.
        - Слишком рано, - важно произнёс Роман, - сейчас можно только сказать, что это работа на годы. Подземное хранилище это настоящий лабиринт, доверху заполненный артефактами.
        - Не будь таким солидным, - насмешливо сказал Теодор, - мальчикам это не идёт. И вообще такое количество артефактов предтеч должно способствовать хорошему настроению. Вон даже Герда загорелась, хоть и не археолог.
        Не смотря на такие жизнеутверждающие слова, Роман бросил на Теодора мрачный взгляд. Всё-таки ему нравится быть значительным человеком, - Герда мысленно усмехнулась, - мальчишка. Сама она не видела никакого смысла в показушной серьёзности. Она буквально чувствовала, что от подобной находки, её другу хочется просто пуститься в пляс, да только он никак не решается, хочет выглядеть настоящим учёным.
        Поддавшись внезапному порыву, она подскочила к Роману, ухватив его за руку.
        - Ты чего?!
        Но он всё же встал, подчинившись её нажиму.
        - А ну, никому не быть хмурым! - весело воскликнула Герда, сегодня наш день! День, который прославит наше имя в веках! Вы только представьте, через сто лет в ваших археологических учебниках напишут: величайшая находка со времён начала исследования культуры Ладьян, обнаружена Тиной Первети, Романом Брутовым, а так же…
        Она перечислила всю компанию, не забыв и себя любимую. Вытащила из кармана и активировала, прихваченную с собой звуковую горошину: помещение наполнила весёлая танцевальная музыка.
        - Танцуем, Роман.
        - Сумасшедшая, - вяло отбивался Роман.
        - По барабану. И вообще, это ты должен пригласить даму, но сегодня я милостива и тебя прощаю.
        Роман немного посопротивлялся, скорее для виду, а потом поддался её настроению. Оба зашлись в буйной пляске. А почему собственно нет? Герда видела, как Теодор пригласил на танец Тину Первети. Их совместная пляска была куда более спокойной. Герде даже показалось, что они оба специально обучались классическим танцам. Девочка забыла про время, на него никто просто не обращал внимания.
        Веселье, начавшееся спонтанно так же внезапно и прекратилось. Все обессилено сели на пол и долгое время не могли отдышаться.
        А ведь, что не говори, а открытие действительно великое, - вдруг подумала Герда. И она стала вспоминать их недавний спуск в подземелье.
        Хранилище уходило вниз на несколько уровней. Хотя каждый конкретный горизонт, размерами и не впечатлял.
        Они немного прошлись по этому миниатюрному трёхмерному лабиринту. Он был заполнен разнообразными устройствами, которые вполне можно было принять за абстрактные скульптурные композиции, потом поднялись обратно. Все были слишком возбуждены, что бы вести реальное изучение.
        - Эх! - вдруг выкрикнул Теодор, - Не могу ждать! Да здравствуют артефакты!
        Поднявшись на ноги, он шагнул к выходу из палатки. Остальные переглянулись и решительно двинулись следом.
        Верхняя лестница выходила в небольшую квадратную камеру, в стены которой были вделаны каменные плиты с иероглифами. Это немного напоминало виденную ими на Хропусе гробницу.
        Теодор внимательно осмотрел надписи. Герда уже знала, что он является крупным специалистом по письменности ладьян.
        - Один и тот же текст, - убеждённо произнёс он, - но на разных языках. На каждой из плит на своём. Я различил три, но ещё двое мне не знакомы.
        - И где же обучающие программы? - с какой-то детской обидой произнёс Роман. - Где словари?
        Тина Первети ненадолго задумалась.
        - Возможно вот здесь, - она указала на вделанный в стену, между двумя плитами стеллаж, на котором, в специальных ячейках, находилось множество яйцеобразных предметов зелёного цвета. - По идее, языковые программы и инструкции надо оставлять в самом начале хранилища, прежде всего остального. Не думаю, что в этом плане логика ладьян сильно отличается от нашей.
        Нетерпеливый Роман вытащил из ячейки один из зелёных предметов и начал внимательно его разглядывать. Потом, словно вспомнив, что нетерпеливость учёному не к лицу, предал себе крайне сосредоточенный вид. Хоть скульптуру «мыслитель» с него пиши.
        - Ну, что там, в надписях? - не выдержала, наконец, Герда.
        - М-м-м, сейчас, - немного рассеянно отозвался Теодор, - я не всё разобрал. У нас нет их полного словаря.
        Он отодвинулся от плиты, что бы окинуть взглядом текст целиком.
        - Вот здесь, - указал он, - что-то вроде предупреждения, о том, что обязательно должен быть активирован алеф, иначе погибнет вселенная. Опять труднопонятный бред о миссии и его жертве. Достали они уже с этим самым миссией, честное слово.
        Теперь он всматривался в более нижние строчки.
        - Ага, вот, наконец, интересное.
        На краткий миг Герда утратила нить его речи. «Жертва миссии, жертва», - вновь вспомнились ей слова собственного пророчества. Почему-то девочка ощутила страх, хотя причин для этого не было. Она зябко повела плечами.
        - Если верить этой записи, - донеслись до неё слова Теодора, - то предтечи отправились не в другие галактики, и даже не в другие вселенные. Они унеслись в будущее.
        - Куда, куда? - изумилась Тина Первети.
        - В бу-ду-ду-щие, - медленно, по слогам, словно смакуя, произнёс Теодор. - Создали какой-то искривитель времени и переместились.
        - Но зачем? - изумился Роман. - Ради чего они пропустили столько тысячелетий.
        - Так, вот тут ниже. Утверждается, что ладьяне и ещё некоторые другие расы предтеч достигли максимально возможного, при нынешнем состоянии вселенной духовного уровня и решили переместиться ко времени раскрытия алефа и приходу мессии. Мда, полный бред.
        - Они что религиозными фанатиками были, все поголовно? - разочарованно проговорил Роман.
        Но Герда была в этом отнюдь не уверена. Слишком много было совпадений с некогда сделанным ею пророчеством. Сейчас Герде сильно не хватало Инори, вот с кем бы следовало обсудить ситуацию, разобраться с этими загадочными алефами и миссиями. Но, увы, кавай сейчас находилась за много сотен световых лет, от этой безымянной планеты, которой они даже не удосужились придумать имя.
        Роман между тем обнаружил на конце зелёного яйца едва заметную трещинку, обходящую кончик по кругу. Ухватив, сделал вращательное движение рукой. Колпачок двинулся, соскакивая с резьбы. Теперь в торце предмета имелась жёлтая кнопка. Внезапно Герда вновь ощутила тревогу.
        - Осторожней, - обеспокоено сказала Тина Первети, - не нажимай.
        - Беспокойству нет места, - солидно отозвался Роман. - Ладьяне не стали бы подкладывать бомбу в закладку, специально предназначенную для других.
        - Это так, - начало было археологическая шефиня, - но…
        Было уже поздно, разумеется, Роман нажал. Первети бросила на своего подопечного взгляд, не обещавший тому в ближайшее время ничего хорошего, а Герду пронзил новый укол страха. Но ничего опасного не случилось. На поверхности предмета лишь вспыхнули три иероглифа. Они светились жёлтым светом, таким же, как и на кнопке.
        - Один, два и три, - задумчиво проговорил Роман, - Я думаю, начинать следует с единицы.
        Он потянулся, было, пальцем к одному из значков. Хрясь! Резким рывком Тина выбила предмет у него из руки, да так, что мальчик затряс ладонью.
        - Но, шеф…
        - Сегодня ты сильно разочаровал меня, - ровным голосом проговорила Тина Первети, - и вернуть моё доверие, отныне будет не просто.
        - Но ведь, - начал, было, недовольный Роман.
        - Ты попытался активировать механизм неизвестного назначения, не произведя даже минимальной проверки. Ты читал инструкцию безопасности и не хуже меня знаешь, сколько археологов отправилось после этого на тот свет и хорошо, если в одиночестве. Если хотел произвести впечатление на подружку, то право следовало бы найти другой, более безопасный способ.
        Потому, как на мгновение смутился Роман, Герда поняла, что нечто подобное действительно имело место. К своему удивлению, она даже ощутила некоторое удовольствие: что ни говори, а приятно, когда ради тебя совершают подвиги.
        Первети проговорила команду. Робот приблизился к предмету, застыл над ним, подогнув передние лапки. Герда не сомневалась, что на зелёное яйцо направлено сейчас множество детекторов, показания которых анализирует электронный ум паучка.
        И всё-таки, что же меня до сих пор беспокоит, - недоумённо подумала она. Герда оглядела квадратную камеру. Вроде бы ничего тревожного. Даже выходка Романа, дозволь Тина довести её до конца, вряд ли вылилась бы во что-то опасное. Роман прав, - решила она, - в отличие от силовых куполов, эта закладка предназначена для тех, кто её найдёт. Первети просто подстраховалась, ей по должности положено. Так чего же я опасаюсь?
        Она никак не могла найти ответа на этот вопрос. Потом, как-то вдруг осознала, что внешние события были лишь пусковыми факторами. Беспокойство исходило откуда-то изнутри.
        Робот, вытянув манипулятор, увлёк предмет куда-то во внутрь себя. Вероятно, что бы подвергнуть более тщательному досмотру.
        Герда сосредоточилась на своём разуме. Долгое время она никак не могла понять причину тревоги. Проверила окружающий вероятностный фон: закладка не несла угрозы, хотя окрестные вероятности и показались ей не обычными. Заинтересовавшись, она даже отложила первоначальную цель, целиком сосредоточившись на их конфигурациях.
        Глаза её изумлённо расширились. Вокруг располагались энергетические узлы, так же как и в храме на Соре. Но эта сеть была другой, менее яркой, как бы притушенной. Она как бы спала, находилась в режиме ожидания. Но Герда не сомневалась, что сможет войти в резонанс с системой.
        Над роботом возникло объёмное изображение изучаемого «яйца». Сквозь стенки были видны внутренности. Похоже, сейчас предмет обследовался рентгеном. Робот анализировал его, слой за слоем.
        - Опасности для жизни не обнаружено, - извлёк механизм вердикт, - оболочка представляет собой тепловой преобразователь, внутри электроника.
        Крышка робота сдвинулась, и Роман взял яйцо, слегка покосившись на Тину Первети. На этот раз шефиня не возражала.
        Герда почти не обращала на это внимание, сосредоточившись на пси-сети. Она была менее мощной, чем в храме, но более тонкой, что ли. Подстраивать под неё сознание было одно удовольствие.
        Буду очень осторожной, - решила для себя Герда. - Если возникнет хотя бы намёк, на какие-нибудь спецэффекты, немедленно разрываю контакт. Мне вполне хватит и сорианских чудес.
        Восприятие стремительно обострялось. Мир перед глазами сделался более чётким, сознание более глубоким. Это совсем не походило на яростную мощь пси-сети белого храма. Внезапно Герда ощутила мощную, всё сметающую вероятностную волну. Оставалось совсем не много времени, до того момента как она сколлапсирует в событие.
        - Бегите! - закричала Герда не своим голосом, - Все прочь! Скоро этого места не будет.
        На неё посмотрели как на безумную. Первой сообразила Тина Первети.
        - Псионика?
        - Да. Остались, возможно, минуты.
        - Но, - Теодор даже изменился в лице, - тут же истинные сокровища. Надо спасти хоть что-нибудь!
        - Нет времени.
        Ухватив за руку Романа, Герда увлекла его вверх по лестнице. Тот был так ошеломлён, что не сопротивлялся. После некоторого колебания за ними последовали остальные. Пробежав большой зал, они выскочили из башни наружу.
        Здесь они были вынуждены остановиться: вновь начал сказываться недостаток кислорода снаружи, ещё более неприятный вследствие резкого перехода.
        Герда оглядываясь. Она ожидала, что вокруг изменится хоть что-нибудь, но не замечала никаких перемен. Всё так же вздымались вокруг неправильной формы скалы, и непоколебимо высилась башня. Был вечер, и в небесах планеты виднелась небольшая луна.
        - Ну и чего мы сорвались, - насмешливо проговорил Теодор, - тишина, покой и никаких страшных монстров.
        Но Герда на подначку не отреагировала, она знала, что поднятая ею тревога не была ложной. Вероятность катастрофы стремительно вырастала словно гребень, обрушивающийся на берег волны.
        - Что должно случиться? - спросила, немного отдышавшись Первети.
        - Не знаю. Здесь есть пси-сеть немного похожая на сеть в храме Соры. Я бы ничего не почувствовала, но она обострила моё восприятие. Мы до сих пор в опасности. Надо уходить прочь от башни. Нет не туда, в противоположную сторону, иначе вообще никаких шансов.
        - Ну что ж, - проговорил Теодор, - как я не давно кажется, говорил, прогулки полезны для здоровья.
        В голосе его слышалась неприкрытая насмешка. Похоже, Теодор предпочитал отбрасывать всё чего не понимал, не смотря на то, что был прямым участником событий в белом храме.
        По счастью у Тины с Романом была совершенно другая реакция: они без разговоров двинулись в указанном направлении. Вскоре они оказались среди изломанных красных скал. Все слегка задыхались: при быстрой ходьбе начинал сказываться недостаток кислорода, и было невозможно перейти даже на лёгкий бег.
        - И долго ещё идти, пророк ты наш? - раздраженно спросил у Герды Теодор. Чувствовалось, что ему надоела эта прогулка. - Между прочим, прошли уже не минуты.
        - Теперь остались мгновения, - мрачно бросила девочка.
        Теодор недоверчиво фыркнул. Но тут мгновения истекли.
        В небесах появилась яркая точка. Она стремительно двигалась к башне, явно наращивая скорость. Это был небольшой звездолёт, скорей всего «Ласточка», но идти на посадку этим вектором, мог только совершенно сумасшедший пилот, или самоубийца. Корабль двигался с такой скоростью, что его внешняя оболочка светилась из-за сильного сопротивления воздуха.
        Стояло полное безмолвие. Корабль обгонял звук. Он, несомненно, двигался на форсаже. Герда с абсолютной ясностью поняла, что кораблём управлял камикадзе.
        Краем глаза Герда увидела, что что-то отделилось от «Ласточки». Каких то два мелких объекта, начали парашютный спуск. Герда не обратила на это внимание, завороженная чудовищным зрелищем. По началу казалось, что корабль всё-таки промажет мимо башни. Но в самый последний момент, он вдруг изменил угол движения. Возможно из-за этого внезапного манёвра, защитные механизмы башни, если таковые у неё были, так и не успели отреагировать.
        Герда не видела самого удара: скалы закрывали основание башни. Но почувствовала, как содрогнулась земля. Все попадали, лишь Теодор сумел устоять на ногах. Вверх вздымалось облако могучего взрыва, словно весь звездолёт был набит мощной взрывчаткой. Пришла звуковая волна, подобная удару грома.
        Потом, на короткие секунды, Герде, да и остальным показалось, что они утратили всякий слух. Хотя они и понимали причину, ощущение было не из приятных. По счастью скалы смягчили воздушный удар.
        Когда порождённое взрывом облако рассеялось, Герде некоторое время казалось, что башня неподвижно стоит. Но потом она заметила, что та отклоняется от вертикали. Башня падала подобно установленному на торец карандашу. Падение продолжалось медленно, очень медленно: требовалось больше пяти минут, что бы её верхняя точка достигла земли.
        Но, начавшись, оно было неостановимо. Казалось, что гигантская конструкция неподвижно застыла, и лишь спустя какое-то время взгляд обнаруживал, что угол между вертикалью и ней сделался больше. В своём падении башня описывала круг, подобно огромной часовой стрелке. В вышине последний раз сверкнула сигнальная вспышка: некоторые механизмы сооружения всё ещё продолжали работать.
        По мере того, как падение продолжалось, и новые точки сооружения касались земли, вверх взлетали осколки скал и куски самой башни. Земля непрерывно содрогалась. По счастью скалы, на которые не пришелся прямой удар, продолжали стоять.
        Ветер донёс до лица Герды мелкие частицы каменной крошки. Непосредственной опасности не было: направление бегства было избрано правильно. Пыль скрывала горизонт. Опасаться следовало только шального осколка. Но от большинства из них хорошо прикрывали скалы: люди встали под нависшим уступом одной.
        Наконец колоссальное разрушение завершилось. Стала неподвижной земля. Смолк нескончаемый грохот, сопровождавший процесс падения. Небо покрыло облако из взметнувшихся к верху мелких частиц и пыли. Даже сам воздух сделался мутным.
        Вновь брошенные наземь последним сильным толчком, люди вставали на ноги.
        - Мда, - медленно проговорил Теодор, - больше я, пожалуй, никогда над предчувствиями смеяться не буду.
        И он слегка склонил голову перед Гердой без всякой иронии.
        Космогатор вдруг побледнела.
        - «Ласточка»! Если со звездолётом что-то случилось, мы не сможем покинуть планету.
        Первети бросила мимолётный взгляд в сторону корабля.
        - Не думаю, падение происходило в другом направлении.
        Она вновь повернулась туда, где сквозь проходы в скалах виднелись упавшие обломки. Высоко над каменными глыбами был виден край лежащего на боку огромного цилиндра, это было рухнувшее основание башни.
        - Хотя конечно в таком катаклизме никто ничего гарантировать не может, - негромко продолжила Тина.
        К удивлению Герды на лице этой сильной женщины выступили слёзы.
        - Господи, - произнесла она, в отчаянье, - это было величайшее открытие в космической археологии всех времён. Ну почему этот безумец появился именно сейчас?
        Ответа на вопрос не было.
        Эйфория, вызванная выживанием, тут же исчезла. Теперь все они, включая Герду, задумались о том, что сейчас потеряли. Настроение тут же сделалось мрачным. Казалось ещё немного, и им откроются величайшие тайны прошлого, а может и настоящего тоже. И вот - обидный финал.
        - Я не верю, - вдруг произнёс Роман, - что это был сумасшедший. - Я немного разбираюсь в таких вещах. Судя по мощности взрыва, «Ласточка» явно была заминирована.
        Первети с сомнением посмотрела на Герду.
        - Могло падение «Ласточки» привести к подобному катаклизму?
        Девочка покачала головой.
        - Не могу точно сказать. В энергетических системах любого корабля предусмотрено множество блокировок. Но все они не рассчитаны на то, что пилот сам захочет произвести катастрофу.
        - Понимаю.
        - Но вообще-то, - призналась Герда, - мне тоже показалось, что с этим взрывом что-то нечисто. Такое впечатление, что весь корабль был доверху набит динамитом, или мгновенно освободился весь энергетический запас.
        - Сама я, правда, не представляю, как сделать подобное, - добавила она после паузы, - но её пилот мог и знать.
        Они начали подкашливать: в лёгкие проникала оседавшая пыль.
        - Чепуха какая-то, - удивлённо проговорил Теодор, - зачем кому-то уничтожать закладку предтеч.
        - Что бы не дать другим до неё добраться, - мрачно проговорила Первети. - Ну не верю я в такие совпадения.
        Теодор покачал головой.
        - Даже если и так, то должны быть другие способы. Например, пригнать военный корабль и обстрелять башню с орбиты. Или сбросить атомный боезаряд, в конце концов. Пилота незачем превращать в камикадзе.
        - Возможно, у них не было в распоряжении военного корабля, - сказала Первети.
        Она вновь принялась смотреть на обломки. В глазах её застыло выражение холодной ярости.
        - Как, по-вашему, могло что-нибудь уцелеть?
        - При такой силе взрыва, вряд ли, - нехотя признал Теодор, - Всё же подземелье было недостаточно глубоким. Разве что отдельные участки. Не думаю, что стоит тешить себя иллюзиями.
        Роман, вытянув руку, продемонстрировал всем зелёное яйцо, которое он всё-таки успел прихватить. Похоже, оно единственное уцелело из сокровищ этого места. На лице подростка было выражение бессильного гнева. Похожее чувство испытывали они все.
        Герда сосредоточилась, знакомые ощущения коснулись мозга. Но они были намного слабее, чем в прошлый раз.
        - Часть пси сети сохранилась, - сказала она, - очевидно на самом нижнем уровне подземелий. Но это только мелкий клочок, к тому же ещё и сильно нарушенный. Так что чудес не будет.
        Про себя она подумала, что, возможно, это и к лучшему.
        Первети, наконец, приняла решение.
        - Уцелело там, что-нибудь или нет, своими силами нам этого не откопать. Нужны люди, техника. Мы возвращаемся на звездолёт.
        Они уныло двинулись к тому месту, где оставили «Ласточку». Состояние духа у всех было отнюдь нерадостным.
        Глава двадцатая
        Встречи у развалин
        Картографическое общество - межвидовая организация объединяющая астрономов, космологов и математиков.
        Целью организации является определение расположения звёздных систем и других крупных космических объектов, а так же их взаимовлияния с такой точностью, что бы стал возможен расчёт их координат в любой момент времени. В полном объёме эта задача не выполнена до сих пор.
        Краткая космическая энциклопедия
        Под ногами скрипело каменно крошево. В свете вечернего солнца скальные уступы отбрасывали глубокие чёрные тени. В глубине этих бессолнечных пространств было уже невозможно хорошо разглядеть дорогу. Ну что ж, - подумал Герда, - освещение в полном соответствии с настроением.
        Пыль оседала. Герда вновь бросила взгляд в сторону обрушенного основания. Цилиндр был пустотелым, сквозным. Все помещения цоколя были в пыль разнесены взрывом. А остальная огромная надстройка была просто своего рода дорожным знаком, вехой для привлечения внимания. И большинство механизмов этого колосса находились либо на самом верху, либо под землёй.
        Наверное, именно из-за своего мрачного настроения они и не сразу услышали странный шорох. Казалось что между скалами, навстречу им пробирается нечто некрупное, тревожа лапками мелкие камешки. То ли мелкое существо, то ли механизм. Донельзя удивлённый Теодор быстро пошел вперёд, резко обогнав своих спутников.
        Из-за очередного утёса прямо на него выполз приземистый механизм, похожий на шестиногого краба со слегка вытянутым туловищем. Даже два выступа впереди можно было при определённой фантазии принять за клешни. На верху робота располагалось нечто напоминающее оружейный ствол.
        Прежде чем Теодор сумел хотя бы осознать то, что видит, ствол резко крутанулся вокруг оси. Из дула вырвался поток голубоватого сияния, который упёрся в грудь Теодору. Археолог коротко вскрикнул, сверкнули электрические разряды. Теодор дёрнулся и тут же упал на землю, словно подкошенный. При этом Герде показалось, что лицо его почернело, хотя точно определить это при таком освещении она не могла.
        Оба подростка непроизвольно рванулись вперёд, но Тина Первети успела остановить их, буквально схватив за шкирку. Рывком она оттащила их за ближайший уступ, пресекая все попытки вырваться.
        - Не шевелиться, - прошипела она злобным шёпотом.
        - Но там же Теодор, - почти проскулил Роман Брутов.
        - Он уже мёртв, - зло сказала Тина Первети, - выстрел из электрастера на таком расстоянии смертелен.
        В угол скалы ударила голубоватая вспышка: механический краб выбирал позицию для стрельбы. Слабый звук усилился, повысилась мощность моторов: работ перебирался через завал и, похоже, застрял: всё-таки он не был приспособлен к подобной местности. Герда чувствовала, что конфигурация вероятностей вокруг достаточно стабильна. Но это была только отсрочка: базовая вероятность всё же менялась, хотя и медленно.
        Герда уже утратила в происходящем всякую логику. Сперва был безумный пилот-камикадзе, теперь спятивший боевой робот. Откуда он здесь вообще здесь взялся? Она вдруг вспомнила два отделившихся от звездолёта объекта. Как только она могла забыть о них, балда беспамятная.
        Троица осторожно отступала, петляя меж скал, пытаясь сбить робота с толку. Герда испытывала к оставшемуся позади механизму почти животную ненависть. Проклятая машина мгновенно превратила её спутника, почти друга, в кусок мёртвого мяса. Это вызывало у неё скорбь, куда большую, чем утрата бесценных сокровищ предтеч.
        Герда беззвучно плакала на ходу. Хотелось подстеречь проклятого робота и безумно, подикарски наброситься на него с кулаками. Разумеется, это было бы верным самоубийством.
        Наконец, воспользовавшись уроками Инори, девочка сумела взять эмоции под контроль разума. Ярость и страх не исчезли, но теперь они как бы перешли на второй план сознания. Сейчас Герда могла уже их контролировать. Она, наконец, осознала, что робот был только машиной, начисто лишённый свободы воли.
        Романа вдруг затрясло. Герда услышала, как стучат его зубы.
        - Не хочу, - пробормотал он, - не хочу вот так.
        Тина с размаху залепила ему пощёчину.
        - Будь парнем, - только и сказала она.
        И Роман успокоился. Времени предаваться скорбям у них, в общем-то, не было, ни о себе, ни о Теодоре. Герда подумала, что они так и не удостоверились в его смерти, но настоящего стыда не было. Реакция Первети была не только мгновенной, но и правильной: промедли она хоть секунду, и боевой робот расстрелял бы так же и их. К тому же она вспомнила черноту на лице археолога. Нет, Тина права - он не выжил.
        Вдалеке послышался знакомый шорох. Вся троица замерла. Где-то поблизости отирался механизм-убийца. Первети приложила палец к губам. Герда и Роман синхронно кивнули. Одному богу было известно, как запрограммирован робот, реагировать на звук человеческого голоса. Шорох удалился. Скрытых скалами людей машина не обнаружила.
        - Откуда здесь вообще взялась эта дрянь? - мрачно спросил Роман, ни к кому собственно не обращаясь.
        - Я боюсь, что где-то и второй бегает, - не менее мрачно ответила Герда. Она поведала спутникам своё наблюдение об оторвавшихся от звездолёта объектах.
        - Вот чёрт, - сказал Роман, - он наморщил лоб, вспоминая. - Я ведь тоже заметил, но так засмотрелся на этого камикадзе, что почти не осознавал остальное.
        Герда кивнула.
        - Так же как и я.
        Тина Первети едва заметно покачала своей головой.
        - Я, к сожалению, ничего подобного не различила, но охотно вам верю.
        - Но тогда, - воскликнул Роман, - получается, что это был не просто безумец.
        Первети и Герда одновременно пожали плечами: они не знали, что тут можно сказать.
        - Надо попытаться добраться до «Ласточки», - решительно сказала Первети. - Наш единственный шанс - покинуть планету как можно быстрей.
        Роман и Герда кивнули. Первети определила по компасу примерное направление, она была опытной путешественницей.
        - Слушайте, - сказала плохо разбирающаяся в таких вещах Герда, - но ведь мы все захватили с собой оружие.
        Пистолет вручили даже Роману. Надо полагать из-за того, что Герда захватила из корабельного сейфа свой. После опыта с серой слизью девочка стала очень осторожной.
        Роман с Первети даже слушать не стали этот детский лепет.
        - Это же боевой робот, - сказал подруге лучше разбирающийся в этом Роман, - выстрелы из наших пистолетов ему словно Тираннозавру дробина, разве что слегка оцарапают его панцирь. А вот вспышку и звук выстрела он засечёт.
        Могла бы и сама сообразить, - подумала Герда, - моё предложение было просто воплем отчаяния.
        Путь к кораблю вёл мимо участка, где раньше вздымалась вверх башня. Теперь это место было полностью разворочено взрывом. В огромной воронке лежали ошмётки скал. А вокруг неё многие из них были обрушены.
        И всё же, даже столь мощный взрыв не смог разрушить сверхпрочное основание целиком: на краю воронки из земли торчал фрагмент цоколя. Удар просто вырвал из него огромный кусок и разворотил фундамент, а дальше башня начала падать сама, словно подрубленное дерево, не выдерживая больше собственного веса. Однако на то что бы перепахать всю землю на месте хранилища ударной силы хватило.
        Волевым усилием Герда оборвала вновь разошедшийся поток эмоций. Разбираться со случившимся имело смысл лишь после того, как они выберутся отсюда.
        Вновь послышался знакомый шорох. На этот раз боевой робот явственно приближался. Все быстро зашарили по окрестностям глазами, стремясь найти безопасный путь для отхода, но кругом было слишком много обломков. Быстро передвигаться здесь было не возможно, а по настоящему свободный путь вёл только в направлении робота.
        Первети молча показала рукой назад, что символизировало отступление.
        - Не успеем шеф, - устало отозвался Роман, - путь слишком прямой. Сейчас он выберется из завалов и попрёт полным ходом.
        Первети и сама прекрасно понимала всё это, но не стоять же столбами, поджидая собственною погибель. При движении был хотя бы шанс свернуть в незамеченный ими ранее проход. Она хотела, что-то сказать Роману, может быть даже прикрикнуть, что угодно, что бы только он не стоял. Но паренёк уже обращался к Герде.
        - Ты можешь воспользоваться остатками сети? - поинтересовался у девочки он, - Подключиться к ней, как тогда в храме?
        Герда заколебалась.
        - Не знаю. Энергетическое поле здесь слишком слабое, к тому же я плохо представляю, как управлять им. Поверь, на Соре нам просто здорово повезло.
        Почему я стаю? - подумала Тина Первети, - почему не бегу и не заставляю этих двух малолетних бежать вместе со мной? Это был бы хоть какой-то шанс. Неужели я действительно верю, что эта девчонка способна с помощью остатков, какой - то там сети справиться с боевым роботом. Она то и сама в это, похоже, не верит.
        - Оставим это на крайней случай, - сказала она, - уходим.
        - Нельзя оставить, - спокойно ответила Герда. - Отсюда ближе всего до остатков сети. Здесь или негде. А бегать от него в ночном полумраке всё равно долго не получится.
        - Не отвлекайте меня, - добавила она вдруг резко, - сеть достаточно глубоко, и настроиться на неё на таком расстоянии будет непросто.
        Герда села на ближайший валун, закрыла глаза. На лице её отразилась огромная внутренняя сосредоточенность. Из-за дальней скалы возникло длинное тело робота.
        Механизм двинулся не спеша: сгущающаяся темнота и множество каменистых обломков создавали затруднения даже для его электронных чувств. Робот постоянно спотыкался, а нагретые за день скалы, отдавая тепло, отвлекали инфракрасные датчики, не давая обнаружить прятавшихся поблизости от них людей.
        Потом чуткие микрофоны зафиксировали какие-то слабые звуки. Под чей-то ногой скользнул камешек. Робот тотчас развернул ствол электрастера на мгновенно рассчитанный угол. Из излучателя вырвался поток ионизированных частиц. Но по короткому звуку определить точное расположение цели было слишком сложно. Поток голубого сияния ударился в скалу.
        Стоявшие за ней люди вздрогнули, увидав короткую вспышку. Кроме Герды, она уже целиком погрузилась в себя, вступая в резонанс с остатками сети. Её разум тянулся к силовым узлам вероятностей создаваемых философскими камнями предтеч. Подстройка шла медленно, не как в первый раз, когда система ещё действовала целиком. Энергия вливалась в мозг лишь тоненькой струйкой, и увеличить этот ручеёк Герда была не в силах.
        Но даже это намного превосходило её обычные слабые возможности. Девочка чувствовала, как на них надвигается всё увеличивающаяся вероятностная волна, несущая в себе гибель. Она вот-вот должна была реализоваться событием. А у Герды не было никакого опыта подавления электронных устройств: Инори её этому не учила.
        Девочка запустила свой внутренний пси радар. Скалы перед её мысленным взором казались застывшими глыбами замерших вероятностей. Они были неизменны, чистая статика и лишь от находящегося по близости робота исходила слабая вероятностная вибрация.
        Вибрация была едва уловима. Она не в коей мере не походила даже на пси спектр простейших. Аппарат был слишком механистичен. В нём не было заключено ни какой либо воли, ни даже свойственных всему живому различных степеней свободы. Робот целиком подчинялся программе.
        Основы боевой псионики кавай Герде всё таки объясняла. Герда протянула к роботу через скалу тонкий псионический лучик, по которому устремились дестабилизирующие вероятности. Они постоянно менялись, вызывая помехи, к которым система не могла приспособиться. По крайней мере, так гласила теория.

* * *
        Транспортное средство существа мчалось сквозь атмосферу. Долгожданная цель приближалась. Когда до неё оставалось совсем немного существо врубило форсаж: удар по объекту должен был быть как можно более мощным.
        Вероятностные поля постоянно анализировались. Однако здесь они были слишком размытыми, неопределёнными: мешала энергетическая сеть перворасы. Эмиссар никак не мог определить будет ли достигнута основная цель. К этому эмиссар был готов. Он активировал автопилот, в программах которого были блокированы все уровни безопасности.
        Теперь вероятностные линии обрели чуть большую стройность: удар будет нанесён в точно заданную точку, пространственная цель поражена. Но не это было главной миссией существа. И определить вероятность достижения последней он по прежнему не мог.
        Не важно. В действие приводился план Б. Сорвав пломбу, существо рвануло рычаг катапультации. Сработали пиропатроны, вырвавшие кабину из гнезда в корпусе. Вызванные ими направленные взрывы отбросили её в сторону от несущегося в смертельном пике звездолёта.
        Активировался одноразовый импульсный антиграв. Но он не смог полностью погасить огромную скорость. Удар парашютного торможения был столь силён, что ускорение оказалось опасным даже для эмиссара. От перегрузки его мыслительный аппарат отключился.
        Очнулась существо уже на планете. Первым делом оно провело самодиагностику. Нервные импульсы, поступающие в мозг из разных участков тела, тщательно анализировались. Иногда существо возбуждало некоторые из своих органов и наблюдало реакцию. Делало оно всё это совершенно бесстрастно, словно компьютер.
        Повреждения тела оказались слишком высокими. Будь перегрузка чуть повыше существо, вероятно, погибло бы. Были нарушены системы анализа внешней реальности. Нет, искажения в восприятие они не вносили, но не могли работать с должной скоростью, точность вероятностного анализа тоже понизилась, а времени на самовосстановление не было. Основная цель не только уцелела, но могла в ближайшее время покинуть планету, оказавшись вне его достигаемости.
        Одновременно с катапультацией кабины наружу был выброшен ещё один объект: разрушитель, запрограммированный на уничтожение всего живого. Впрочем, в программе робота тоже были свои приоритеты.
        Существо проанализировало конфигурации вероятностей со всей возможной для него тщательностью. Робот ещё действовал, но надежды на него не было почти никакой. Скорее всего, он будет уничтожен в ближайшие минуты. Но задачу существу механизм всё-таки облегчит, поможет выгадать время.
        Если только в отношении эмиссара было правомерно говорить о чувствах, то он испытывал какое-то подобие симпатии к боевому роботу, оба они предназначались для одного и того же, оба были разрушителями.
        Существо выбралось из отстреленной кабины через аварийный люк. Парашютный купол упал сверху, накрыв её как раз в этом месте, и существу потребовалось какое-то время, что бы вылезти из-под него.
        Существо мерно зашагало к точке наиболее вероятной встречи с основной целью. Ему следовало торопиться. Вероятности вновь начали изменяться. К планете приближалось нечто явно враждебное эмиссару, и при этом достаточно сильное.

* * *
        В электронных цепях робота возникли помехи, которые тот не смог подавить. Механизм подключил резервные цепи. Хотя его быстродействие теперь резко упало, но он всё равно двигался, выполняя программу. Его электронный мозг принял решение обойти по кругу скалу.
        Теперь он шагал, слегка покачиваясь: помехи нарушили систему синхронизации движителей. Но для причинения серьёзных повреждений их уровень был всё-таки не достаточен. Робот искал запрограммированную ему эмиссаром цель.
        По звуку моторов, Роман понял, что механизм-убийца находится совсем рядом. Вспомнив, случайно, виденный боевик, он попытался отвлечь машину. Кажется, герой тогда делал так…
        Подняв крупный камешек, паренёк бросил его за скалу, как можно дальше. В том фильме звук его удара отвлёк внимание робота. Увы, создатели боевиков обычно плохо знают реальную жизнь.
        Локатор робота засёк мелкий летящий объект. Траектория была тут же просчитана и игнорирована. Точка падения была достаточно далека от робота, а сам объект слишком мал и уничтожения не требовал. А вот место выброса система определила мгновенно, и тут же скорректировала движение.
        - Дурак, - сказала Первети без всякой злости, а скорее с какой-то безнадёжной усталостью.
        Спасаться бегством было уже слишком поздно: звук двигателя раздавался за скалой уже рядом. Они не знали, но сейчас группе давала отсрочку только внезапно обрушавшаяся на робота медлительность. Некоторые результаты усилия Герды все-таки давали.
        Девочка понимала, что проигрывает схватку. От сети остались только куски и они никак не могли дать ей даже доли той мощи, что присутствовала на Соре в храме сил. Она чуть ослабила натиск, позволив сознанию поискать другой вариант. Вскоре она осознала, что в непосредственной близости от неё статика вероятностей была немного нарушена. Изменение было едва заметным, но оно было. Герда открыла глаза, пытаясь понять чему, оно соответствует в физическом мире.
        В этот момент Роман принял решение. Выхватив пистолет, он бросился к другому концу небольшой скалы, за которой они все укрывались. Обежав её, он выстрелил в робота сзади, надеясь отвлечь его хотя бы этим.
        Турель электрастера развернулась. В скалу, за которой успел укрыться Роман, ударил электроразряд. Мальчик невольно вскрикнул, немножко его все-таки зацепило. Роман почувствовал, как плетью обвисает рука. Оставалось надеяться, что это поражение временно.
        Боевой робот заколебался. Позади находился явный агрессор. Возможно, стоит временно изменить приоритеты и атаковать именно его. С другой стороны система понимала, что происходит явное отвлечение. Программа машины была достаточно сложной, что бы распознавать такие вещи. Робот задёргался, помехи в его схемах не давали возможности провести до конца логическую цепочку анализа. Он выбросил ещё два электрозаряда в направлении выстрела.
        Герда, наконец, поняла: в скале, с противоположной от неё стороны была крупная трещина. Уступ находился неподалёку от эпицентра, и взрывная волна смогла сильно повредить его, хотя и не сумела разрушить. Верхний кусок едва держался. Вероятность падения в ближайшее время была низка, но возможно ей удастся её повысить. Юная псионик понимала, что у нее есть только один шанс - камень должен был упасть прямо на робота.
        Герда хорошо чувствовала машину через скалу, особенно когда робот палил: каждый выстрел сопровождался слабым изменением вероятностей. Да и без этого, вероятность существования столь сложного устройства была нетипична для мёртвой местности.
        Герда направила поток воздействия на трещину. Изменилися вероятности. Резко ускорялись процессы, вызванные силой тяжести и непрочной молекулярной сцепкой. То, что в естественных условиях должно было занять несколько дней, теперь занимало минуты.
        Девочка выжимала все, что могла из остатков подземной энергетической сети. Но возможности той были всё же достаточно ограничены. Герда поняла, что для решающего толчка должна будет полностью «отпустить» робота. Она совершенно прекратила сдерживать механизм.
        Все схемы машины заработали с полной чёткостью. Робот «осознал» что находится куда ближе к тому краю скалы, за которым скрывались его первоначальные цели. Он двинулся туда с той максимальной скоростью, которую позволяла эта пересечённая местность.
        В своём движении он пересёк точку, которую Герда мысленно определила как точку удара. Сейчас или никогда, - поняла девочка. В верхнюю часть скалы ударил вероятностный вихрь. Огромный кусок камня заскользил по неровному скосу. Но он двигался куда медленней, чем ждала Герда. Машина вот-вот должна была проскочить опасную зону.
        Скальный кусок, наконец, сорвался, понёсшись вниз, под действием направленной к центру планеты силы. К тому времени робот уже почти миновал опасный участок, но не совсем, не совсем.
        Огромная каменюка ударила по заднему концу панциря, вминая его как яйцо. Лапы подкосились от чудовищного удара. Когда прекратился вызванный падением грохот, притаившиеся за скалой люди услышали, как взвыли на полную мощность моторы: робот пытался освободиться. Но это была уже агония. Лапы машины дёргались в разные стороны без всякой связи друг с другом. Электрастер стрелял во всех направлениях, поливая окрестные скалы электрическими разрядами. Потом в очередном повороте длинный ствол наткнулся на прижавшую механизм глыбу.
        Дико взревели сервомоторы. Но их усердие пошло машине только во вред. Дуло слегка погнулось, и, во время очередного выстрела, заряд не пошёл по оси. Заряженные частицы ударили в стенку ствола. Вокруг орудия заплясали мелкие молнии.
        Ещё один выстрел, ещё. И каждый раз часть заряда уходила внутрь машины. Потом внутри слабо грохнуло, из недр танкетки вырвался клуб чёрного дыма, несколько раз дёрнулась одна из лап, и механизм застыл в полной неподвижности.
        - Всё, - сказала Герда, - можно идти.
        В первое мгновение Роман и Тина воззрились на неё с полным непониманием. Потом до обоих сразу дошло.
        - Геда, ты справилась! - радостно воскликнул Роман.
        Девочка устало кивнула, сил говорить не было. Она вдруг ощутила, что вспотела вся, с ног до головы.
        - Но ты уверена? - спросила её разумно осторожная Тина Первети.
        - Да, изменение вероятностей вокруг сейчас по нулям. А значит, там нет ничего, способного воздействовать на окружающее.
        Она так вымоталась, что даже не могла обрадоваться победе по настоящему. Герда подумала, что где-то поблизости, наверное, шатается второй боевой робот, и надо попытаться поскорее добраться до «Ласточки», если она конечно цела. Но почему-то космогатор оказалась не в состоянии подняться с места, на котором сидела. Кажется, она потратила на схватку слишком много душевных сил.
        Роман осторожно коснулся плеча подруги.
        - Герда нам надо идти. Я прекрасно понимаю, что ты для нас всех сделала, и вижу, как ты устала, но мы должны поспешить, что бы не попасться второму роботу.
        Они ещё не знали, что вторым на планету парашютировал отнюдь не робот.
        Роман помог Герде встать. И девочка чуть улыбнулась ему. Судя по выражению лица, этот мальчишка был готов нести её на руках прямо до самой «Ласточки». Ей вдруг захотелось расслабиться в его руках, стать совсем податливой, но сейчас было слишком не время. И Герда погнала духовное опустошение прочь, воспользовавшись одной из псионических формул.
        В большинстве случаев, нет смысла испытывать эмоций которые не доставляют тебе удовольствия, а тем более причиняют вред - говорила ей как-то Инори, - учись контролировать свою эмоциональную сферу.
        Что ж, слабость относилась именно к таким чувствам, по крайне мере здесь и сейчас. Но потом, потом, - её сердце неожиданно гулко забилось, - она всё же обязательно её испытает, в другой обстановке, с Романом наедине. В конце концов, всё зависит от контекста ситуации.
        Герда вновь сделалась решительной.
        - Что же, идём.
        Вверху мелькнула тень. Люди задрали головы. В небесах летела ещё одна «Ласточка». Начинался закат, но в безоблачном небе корабль виделся вполне отчётливо. О, чёрные небеса, - испуганно подумала Герда, - неужели опять всё сначала. Судя по лицам, подобные мысли посетили и всех остальных.
        Но этот звездолёт явно не собирался во что-то врезаться. Он плавно описывал круг над местностью, словно пилот пожелал получше осмотреть панораму разрушения.
        Потом сознания Герды, что-то коснулось.
        - Сударыня, Инори, - воскликнула она радостно.

* * *
        - Вход в атмосферу через четыре минуты, - сообщил Горд.
        Инори молча кивнула. Столь обычной улыбки кавай сейчас на её лице не было. Зрелище падения огромной башни чересчур потрясало.
        «Ласточка» вышла в нормальное пространство на расстоянии более двух тысяч километров от планеты. С такой дистанции огромная пронзающая атмосферу башня даже в оптический усилитель казалась только толстой чертой. Но Горд и Инори слишком хорошо представляли себе истинные пространственные масштабы, что бы ошибиться в этом, хотя бы на миг. Даже Горд был изумлён невероятной высотою конструкции.
        Звездолёт Грушина значительно опережал их, и вскоре на экране оптического усилителя он превратился в точку затерявшуюся на фоне планеты. Отслеживать чужой корабль продолжал только локатор. Грушин явно собирался опуститься возле самого подножия башни. Горд ввёл небольшую поправку в траекторию перехвата. Но они безнадёжно опаздывали: Грушин опережал их более чем на час.
        - Что же ему тут надо? - в который раз задумался Зимин, - причём здесь эта огромная башня.
        По лицу Инори расползлась мечтательная улыбка.
        - Дело обещает быть весьма занимательным, - сказала она.
        Изображение башни на экране медленно расширялось, теперь оно уже походило на карандаш, хотя и по-прежнему не позволяло разглядеть отдельных деталей.
        Зимин ещё раз вызвал в сознании локационную метку корабля Грушина. Странно, - удивился он, - чего это он тормозить не начинает, вроде пора.
        На мгновение Горд отвлёкся, компьютер завершил вычисление координат. Определив характерное излучение пульсаров, каждый из которых излучал в своём собственном постоянном ритме, он рассчитал относительно них положение «Ласточки», а потом перевёл его в общеупотребительные координаты, высветив их в разуме Горда, с одновременным выводом на экран.
        Космогатор удивлённо присвистнул. Инори удивлённо повернулась к нему.
        - Это та самая система, в которую отправилась Герда с компанией, - он нахмурился. - Не нравится мне всё это. Девочку надо срочно предупредить.
        В сторону планеты развернулась антенна. В воздухе вспыхнул виртуальный экран. Но он демонстрировал только помехи. Потом в сознании Горда возникли сигналы автоответчика. Подчиняясь общегильдейскому коду, отвечала автоматика корабля Герды, но сам борт оказался пуст.
        - Ну, а ты чего ожидал? - усмехнулась на это Инори, - разумеется, они возле башни или, покрайней мере, рядом с ней.
        Но в следующий миг, знаменитая улыбка кавай оказалась стёрта с её лица.
        - Смотри! - она невольно ухватила пилота за руку.
        Линия башни на экране отклонялась от вертикали. Направив оптический усилитель на подножье сооружения, Горд увидел облако взрыва.
        - Траектория корабля Грушина, максимально возможная точность! - Горд невольно выкрикнул слова вслух, хотя необходимости в этом не было.
        Как только траектория спроецировалась на изображение планеты, стало ясно, что Грушин действовал в качестве камикадзе.
        Лицо Горда, сделалось серым: если Герда находилась внутри башни, то уцелеть она не могла. Инори напряглась, её скулы выдались вперёд, глаза превратились в узкие щели, казалась, она прицеливается в рассевающееся взрывное облако. Наверняка она пришла к тем же выводам. Инори откинулась на спинку кресла, чуть прикрывая глаза.
        - Ты пытаешься с ней связаться? - спросил Горд.
        Кавай покачала головой.
        - Слишком далеко, я погорячилась.
        Через некоторое время они вошли в атмосферу. Зимин не сразу повёл «Ласточку» на посадку. Он сделал над зоной разрушения круг, осматривая местность. Казалось, что скалы, возле бывшего основания, были сокрушены каким-то невероятно длинным мечом, который и сам разлетелся на куски, не выдержав чрезмерной силы удара. Разрушения расширялись вперёд плавным клином: чем дальше от основания, тем больше была кинетическая сила удара верхних частей.
        Горд увидел в оптический усилитель «Ласточку» стоявшую за пределами скального поля. Как ни странно с ней ничего не случилось: её автоответчик безмятежно сигнализировал кораблю Горда. Но вот где Герда и остальные? Если они действительно были в башне, то не уцелел, конечно, никто, - окончательно понял Горд.
        В груди Зимина возникла какая-то странная пустота, до этого момента он сам не осознавал, насколько сильно привязался к девочке. Он беспорядочно «зашарил» оптическим усилителем по местности, но видел только повреждённые скалы.
        Ему показалось, что возле одной из скал поднимается слабый дымок. Наведя туда усилитель, он с удивлением увидел какую-то повреждённую машину. Задняя часть её корпуса была смята словно консервная банка упавшим с вершины камнем. Ничего не понимаю, - удивился Горд. - Откуда здесь боевой робот? Чертовщина какая-то.
        И тут рядом с ним раздался весёлый смех. Горд удивлённо повернул голову. На лице подруги снова блуждала улыбка, на этот раз явно счастливая.
        - Она жива, она жива! - радостно проговорила Инори. - Я только, что установила контакт. Они все живы!
        - Хотя нет, - сказала она, прислушиваясь к тому, что было не ощутимо для Года. - Один все-таки умер.
        Последнее она произнесла, почти без всякого сожаления: она ведь никогда не видела Теодора.

* * *
        Зимин с ювелирной точностью опустил «Ласточку» в небольшом пространстве между двумя утёсами. Отсюда можно было разглядеть край глыбы, сокрушивший боевого робота. Люк корабля открылся.
        В закатном свете Роман разглядел, как на краю трапа возникли двое. Один из них был мужчина крепкого телосложения, среднего роста и средних лет, и с тёмными внимательными глазами. Рядом, с другой стороны неширокого трапа, стояла очень изящная черноволосая женщина. Кожа её была слегка красноватой, хотя этой мог быть просто эффект освещения. Вся она казалась какой-то кукольной, но, неведомым шестым чувством, Роман понял - вся её хрупкость иллюзия. Духовно женщина была очень сильной, в глазах её просвечивала несокрушимая воля.
        Горд и Инори, - понял Роман, - приёмный отец и наставница Герды. Вот значит, как они выглядят. Подруга много ему о них рассказывала. Роману вдруг стала любопытным к кому из них Герда подойдёт первой.
        - Инори, Горд!
        Девочка уже взбегала по трапу, но от выбора её избавила кавай. Рывком, сдвинувшись с места, она прижала ученицу к своей груди. Роман даже застеснялся глядеть на эти телячьи нежности.
        Потом так же крепко девочка обняла Горда, как нестранно суровый мужчина не возражал.
        Но вдруг Герда словно опомнилась.
        - Как вы здесь оказались?
        - Преследовали одного сумасшедшего, - коротко бросил пилот, - но, увы, опоздали.
        Он не слал уточнять деталей. Но всем было ясно, что речь о недавно врезавшемся в башню камикадзе.
        - Все здесь? - спросил Горд, глядя на основную группу.
        - Один мёртв, - спокойно сказала Тина Первети.
        Космогатор кивнул.
        - Знаем, Герда успела передать Инори, - он быстро оглядел группу. - Немедленно в корабль, взлетаем.
        - Минуточку, - начала было Герда, - у меня здесь собственный корабль, между прочим.
        - К нему и направляемся, - промурлыкала кавай, - и давай поскорей, покуда твой корабль не угнали. А то кругом столько жуликов развелось, честному разумному просто житья нет.
        Остальные приняли слова Инори просто за шутку, но Герда уже слишком хорошо узнала наставницу. Она застыла от изумления.
        - Да, кто его может угнать здесь, где на всей планете только мы пятеро? - изумлённо спросила она.
        - Да, тот самый сумасшедший, за котором мы с Гордом гоняемся. Психи они, знаешь ли, такие странные.
        Хотя в голосе Инори слышались нотки игривости, на лице её вовсе не было видно обычной для кавай улыбки. И потому Герда поняла, что всё очень серьёзно.
        - Но, тот же пилот-камикадзе, он же ведь мёртв! - воскликнул Роман, - Он не мог уцелеть!
        - Откуда вы знаете? - резко сказала Инори - А вот у нас есть вполне серьёзные подозрения, что второй парашютирующий объект отнюдь не был роботом.
        Все так и замерли. Как нестранно, до этого момента подобная возможность им в голову не приходила. А ведь какое-то время «Ласточка» вполне могла идти на автопилоте.
        Горд Зимин мрачно кивнул.
        - В некоторых старых моделях «Ласточек» кабина пилота могла катапультироваться. Сейчас это не применяется. На заселённых планетах слишком велика вероятность, что неуправляемый звездолёт обрушится на дома. На необитаемых и в пространстве это, как правило, только продление агонии. Просто лишний соблазн.
        - А теперь быстро в кабину! - коротко бросил он. И это был приказ.
        «Ласточка» вертикально поднялась над скалами, на мгновение зависла и, перейдя на горизонтальный полет, двинулась к своей товарке. Сигнал маяка прекрасно пеленговался. Внизу проплывали серые тени скал.
        А ведь мы даже не похоронили Теодора, - как-то вскользь подумала Герда. - Просто странно, что все они так легко приняли его смерть. Ведь лишь немногим более часа прошло, как он говорил, дышал, радовался закладке предтеч и был в ужасе от её гибели.
        Хотя если подумать, то времени скорбеть, у них попросту не было. Требовалось срочно заняться выживанием, а тут уж не до эмоций. Всё притупилось, от огромного напряжения и всплеска адреналина в крови, а потом усталости, но «разморозка» могла последовать в любой момент. А тело его мы, конечно, заберём, - подумала она, - Вот только сперва разберёмся с этим загадочным безумным пилотом, разумеется, если он ещё жив. В последнем Герда всё-таки сомневалась.
        Расстояние в три километра - ничто для «Ласточки». Полёт закончился едва начавшись. Один корабль висел над другим. Потом «Ласточка» Горда немного сместилась. Пилот выискивал место для посадки.
        - Смотрите, вот он! - воскликнула Инори, - указывая рукой вниз.
        У кавай было очень острое зрение, не было ничего удивительного, что она первой заметила подменыша. Человеческая фигура уже преодолела больше половины расстояния между нагромождением скал и кораблём Герды. Даже в полумраке можно было заметить, что движется она с целеустремлённостью механизма.
        «Ласточка» Горда пошла вниз, отрезая подменённому путь, она села непосредственно перед вторым кораблём. Загадочный сумасшедший даже не замедлил шага, и не попытался обойти опустившийся звездолёт. Казалось, он его просто не замечает.
        Герде вдруг показалось, что вокруг него облаком клубятся какие-то чёрные вероятности, которые носят отрицательную величину. Но ведь таких вероятностей не бывает. Герда помотала головой, виденье исчезло.
        - Слушайте все, - Горд говорил очень резко, - этот человек не просто безумец, он ещё и очень мощный псионик. Вы ни при каких обстоятельствах не должны вмешиваться в схватку.
        - Я тоже псионик, - начала была Герда.
        - Нет, - жёстко отрезала кавай, - я запрещаю тебе. Это приказ наставницы.
        На этот раз никакой улыбки на её лице не было. Герда немного надулась. Она не была уверена в праве Инори отдавать ей приказы. Но сейчас предпочла подчиниться. В глубине души она понимала, что помочь по настоящему ничем не сможет. Как псионик она была ещё очень слаба. А пси-сеть предтеч была сейчас слишком далеко и находилась вне её достижения.
        - Если с нами что-то случится, - продолжал Горд, - не пытайтесь нас вытащить. В этом случае, Герда, немедленно поднимай мою «Ласточку» и вывози клиентов на Топус. О произошедшем доложишь членам совета Гильдии, и только им. Если будет возможность, то Борису Невскому и Гром Горну. Это приказ старшего по рангу и… просьба отца.
        Последние слова Зимин произнёс очень тихо. Девочка вздрогнула, до этого Горд никогда не называл себя её отцом.
        - Герда, дай слово, что сделаешь всё именно так, - потребовал Горд. - Ты многого не знаешь, но ставки в этой игре слишком высоки.
        Было видно, что юная космогатор колеблется, но, наконец, она сказала.
        - Даю, слово!
        - Пора, - сказала Инори, - он уже рядом.
        Горд вывел на экран показания своего медицинского браслета. Сейчас все показатели были в норме. Но если он погибнет, все находящиеся в кабине поймут это сразу. Впрочем, его приёмная дочь и так могла наблюдать их псионический спектр.
        Герда молча уселась в пилотское кресло, вид у неё при этом был весьма мрачный. Слово космогатора священно, сейчас ей оставалось лишь только наблюдать. Снизу открылся люк.

* * *
        Когда конфигурация вероятностей вновь изменилась, эмиссар понял, что опоздал. Он не мог захватить чужой корабль и обрушить его на основную цель. Вероятность подобной возможности была так низка, что даже им не рассматривалась. К тому же сейчас цель располагала своим средством перемещения. Анализ же вариантов возможного будущего показывал, что даже овладей он вторым транспортным средством, врезаться в эту самую цель в воздухе не удастся.
        Будь он человеком, эмиссар бы подумал, что космогатор во второй «Ласточке» обладает лучшими возможностями пилотирования, настолько превосходящие возможности его нынешней оболочки, что не помог бы даже быстрый пересчёт вероятностей. Но подменённый ни о чём подобном не думал. Ему были глубоко безразличны причины, он даже никогда не задумывался, что стоит за сеткой вероятностей в реальном мире. Он просто мгновенно отбросил бесперспективный вариант действий.
        Существо знало, что во всех вариантах будущего его сейчас будут атаковать. Подменённый застыл, направив все ресурсы своего мозга на выбор наилучшего действия. Активировались критические резервы. Мышление шло с такой интенсивностью, что мозг находился на грани разрушения. Даже механизм контроля над равновесием частично был отключён. Теперь существо шаталось, как в первое время после своей активации.
        Существо понимало, что не выдержит прямой схватки: координация его движений всегда оставляла желать много лучшего. Удар прямым упрощением будет мгновенно нейтрализован одним из второстепенных объектов. Кругом же не было никаких вероятностей, которые можно было бы изменить в свою пользу.
        Какое-то время оно потратило на обдумывание, нельзя ли вызвать разрушительные процессы внутри самой «Ласточки». Однако все энергетические накопители внутри корабля были защищены настолько хорошо, что прямой вероятностный удар по ним мало бы что дал. Да и находящийся поблизости объект, обладавший высоким контролем над вероятностью, просто не позволил бы ему ничего подобного.
        Не найдя решения в ближайшем будущем существо переключилось на долгосрочные варианты. И, наконец, когда люк корабля уже опускался, существо отыскало решение. Оно было не идеальным, но, за неимением лучшего, вполне приемлемым.

* * *
        Горд и Инори вышли наружу. Плазменный экран не давал проникнуть во внутрь планетарной атмосфере, хотя та была почти идентична таковой на большинстве населённый миров. На Зимине были очки ночного видения, кавай же просто перестроила себе зрение: воспользовавшись своей псионической силой, она изменила сетчатку в глазах.
        В обеих руках Горд держал по пистолету: парализующий станер в правой, в левой же был другой - мощный и стреляющий разрывными пулями. Зимин давно уже убедился в чудовищной опасности подменённого, поэтому рисковать не собирался: в случае если парализация не удастся, он намеревался расстрелять Грушина боевыми.
        Тёмная человеческая фигура была хорошо заметна на фоне скал.
        Солнце уже зашло, но ночи здесь были достаточно светлыми. Фигура раскачивалась, словно была сильно пьяной. Но Зимин уже был знаком с особенностями координации подменённых.
        Где же ты раздобыл робота, - подумал он. И тут же понял - Геома. Не смотря на внешнюю набоженность планета славилась страшной коррупцией. Казалось, планетяне грешат именно за тем, что бы впоследствии замолить грехи в своих многочисленных церквях. Имея выходы на определённых военных и соответствующие финансы там вероятно можно было приобрести даже танк.
        Откуда всё это было у Грушина оставалось только гадать. Так же как и то почему с ним вообще стали иметь дело: после своего страшного преображения Грушин выглядел совершенно безумным.
        Так вот зачем он туда прилетал, - подумал Зимин. - Но какова наглость, и откуда он был так уверен, что сможет вернуть свой корабль. У Зимина уже давно возникло подозрение, что подменыш способен наблюдать будущее с куда большей глубиной и точностью, чем какой либо другой псионик.
        Все эти мысли пронеслись в голове пилота почти мгновенно. Ещё думая об этом, он уже вскинул руку со станером. О пси воздействии обещала позаботиться Инори.
        Существо тут же пришло в движение. Нельзя сказать, что оно двигалось чересчур быстро, но, тем не менее, каким-то образом ухитрялось несколько раз уходить с линии выстрела. К тому же теперь оно не шаталось. Наконец, Горд поймал его в прицел.
        Он выпустил сразу с десяток парализующих игл. Обычного человека это бы просто убило, но подменённый не отреагировал на это никак. Словно убедившись, что выстрелы не способны причинить ему вреда существо кинулось к двум стоящим возле корабля фигурам.
        Краем глаза Горд заметил, как напряжено лицо у Инори. Он не сомневался, что кавай отражает сейчас пси удар. Двигался эмиссар по-прежнему по довольно извилистому пути, но сейчас он находился чересчур близко, что бы Зимин мог промахнуться. Размениваться на станер Горд больше не стал, теперь это было слишком рискованно. Зимин даже не стал переключать его на убивающие иглы, а просто отбросил в сторону, перекинув в освободившуюся правую руку второй пистолет.
        Теперь он стрелял по подменённому на поражение, как и тогда на Хризе. Зимин целился в нижнюю часть туловища. Пусть уцелеет хотя бы мозг, - решил он, - тогда можно будет хоть что-то исследовать.
        Опытным стрелком космогатор не был. Он не учёл силу отдачи. Зимин не только не попал, но и на мгновение потерял цель из прицела. К счастью скорость продвижения Грушина внезапно замедлилась. Горд не знал, что Инори удалось создать помехи в нервной системе подменыша.
        Зимин сделал ещё два выстрела. В светлой ночи было видно, как из Грушина вывалился какой-то комок и Горд, понял, что это кишки. Они состояли из извилистых петель и были покрыты кровью.
        Подменённый стоял, но почему-то не падал.
        Удивляясь, что его не тошнит, Зимин выпустил по ногам Грушина остатки обоймы. Наконец тот упал.
        - Мёртв, - сообщила Инори и стёрла выступивший на лбу пот.
        Как-то уж слишком легко получилось, - подумал Зимин. Он почему-то ожидал от подменыша куда большего. А тут простая лобовая атака. Хотя наверно он неправ, наверняка эмиссар врага всего сущего атаковал их ещё псионически, но Инори отразила атаку. Потом он расспросит её поподробней.
        Зимин отвёл взгляд от мёрвого тела. И всё-таки странно: если подменённый раздобыл себе боевого робота, то почему не добыл так же себе экзоскелет или хотя бы броню. Пистолета у него тоже не было. А к дьяволу, - решил Зимин, - пусть другие разбираются со всеми этими странностями.
        - Пойду, подготовлю холодильник для тела, - сказал он, скрываясь внутри своего корабля.
        Некоторое время Инори внимательно смотрела на труп. Что-то во всём этом ей сильно не нравилось. На мгновение ей показалось, что у тела присутствует слабый, едва различимый псионический спектр. Но когда она вгляделась попристальней аура исчезла.
        Наверно какие-то остаточные явления, - решила Инори, - в конце концов, даже в мозгу все клетки не умирают мгновенно. Она ушла внутрь «Ласточки» вслед за Гордом. Так была совершена очень серьёзная ошибка, последствия которой должны были сказаться лишь спустя годы. Но они скажутся непременно. Ошибся и Горд, который, во что бы то ни стало, решил сохранить эмиссару мозг.
        Глава двадцать первая
        Дела давно минувших дней
        Электрастер (электробластер) - вид оружия представляющий собой портативный ускоритель (синхротрон), выбрасывающий поток заряженных частиц. Помимо термического его луч наносит так же и электрическое повреждение, опасное как для живых существ, так и для электроники.
        Краткая космическая энциклопедия
        Строения кимериты обычно предпочитали ровные, с прямыми линиями и по возможности монументальные. Инори такая архитектура не нравилась.
        - Слишком прямолинейно, - говорила она Горду, - никакой выдумки. Их раса всегда была слишком уж предсказуемой.
        Горд с ней согласен не был.
        - Зато всё в открытую. Да-да, нет-нет. Архитектура просто отражает их прямой характер. Это тебе не илари, от общения, с которыми можно попросту спятить.
        - Спятивший Горд, - промурлыкала кавай, - да это было бы зрелище. Особенно если учесть, что индекс твоей психической стабильности равен практически единице.
        - Мне просто везло, - проворчал Горд, - С иными из этой братии скоро перестанешь понимать, где у тебя правая нога, а где левая рука. Один племянничек Анамериса чего стоил.
        - Героический ты мой, - мило улыбнулась Инори, - так мужественно рассудком своим рискуешь, постоянно с илари общаешься.
        Не смотря на иронию, её мнение об Легорон Крос Секоне, в общем-то, совпадало с мнением Горда. Жадный демагог. Одно хорошо, вряд ли они ещё раз с ним встретятся.
        Кавай ещё раз окинула взглядом расположенное перед ней здание картографического общества. Оно походил на небольшой храм. По периметру первого этажа его окружали небольшие колонны, а из центра поднималась невысокая башенка, увенчанная тёмным шаром, в котором сияло изображение центральной галактики.
        Да, - подумала Инори, - сооружение слишком линейно и помпезно, нет в нём какой-то изюминки. Хотя конечно у каждого народа свои вкусы.
        Зимин же глядя на псевдохрам, вдруг решил, что для признания это место ничем не хуже другого. Пожалуй, подобное здание даже придаст всему какой-то оттенок официальной солидности.
        - Послушай Инори, - сказал он, - выходи за меня замуж.
        Браки между людьми и кавай были разрешены на многих планетах.
        Инори чуть повернула голову, и внимательно оглядела Горда. Но удовлетворил ли её столь подробный осмотр, оставалось только гадать. Улыбка же сделалась настолько загадочной, что понять её значение Зимин не мог.
        - Нет, я серьёзно, - продолжил Горд. - Я ещё на Геоме хотел тебе предложить. Но тут началась вся эта чепуха с фанатиками, погоня за Груздиным, так что было немножечко не до этого.
        Он запнулся, почувствовав себя немного смущённым, чего не бывало с ним с детского возраста.
        Инори молчала довольно долго. Взгляд её был сильно задумчивым, и она не отводила его от Зимина. Горд уже подумал, что сейчас она ответит ироничным отказом.
        Кавай вдруг буквально облизнулась, проведя по губам своим маленьким язычком. Ну, точно голодная кошка при виде молока иль сметаны.
        - Я думала ты мне этого никогда не предложишь, - теперь кавай буквально мурлыкала.
        - Однако время уже поджимает, - внезапно она сменила тон, - пойдём, - скоро должен начаться расчет. А вон кажется и Тина с детишками.
        Из-за угла здания появились Герда с Романом, чуть отстав от них, шагала Тина Первети. Обе группы зашагали навстречу друг другу, и Горд даже не сразу понял, что по существу Инори ему ничего не ответила.
        Перед тем как подняться ко входу Горд заметил на площади окружающей здание, за его углом просторный круг огороженный плоскими металлическими стержнями в форме лезвий. На миг нахлынули воспоминания.
        Блеск клинков. До этого момента Горд думал, будто неплохо фехтует, но теперь понял, что ошибался. Первый же удар, едва не выбил меч из его руки. В дальнейшем он мог только защищащаться. А ведь это всё всерьёз, - мелькнула в голове мысль. - Всё-таки дуэль на мечах для технически развитой цивилизации это анахронизм. Если бы мысль задержалась бы хоть на мгновение, то он пропустил бы удар. Поэтому мозг тут же отключил её, и дальше сознание Зимина фиксировало только движенье клинков. Смутными тенями за стальным кругом виднелись зрители.
        Наваждение исчезло. Да уж, - подумал Горд, - чего только не сделаешь сдуру в юности.
        В коммерческом отделе общества их встретил пожилой кимерит в серой тунике учёного.
        - Вы как раз вовремя, - сообщил он, - наши компьютеры вот-вот начнут расчёт.
        Они прошли в соседнее помещение. В центре, занимая примерно половину комнаты, висел тёмный сфероид, похожий на венчавший вершину башни. В него так же было вписано стереоизображение Млечного Пути. Это был вид на галактическую плоскость, так же как на синхрониуме. Но сейчас глядевшая на неё Герда не испытала никакого удара по восприятию: это была обычная голограмма.
        - Вам уже говорили, - произнёс Кимерит, - что, в такой полной звёзд области и на такой временной дистанции, в расчетах слишком велика вероятность погрешности. Гравитационные силы, действующие в галактике, слишком многообразны и не всегда поддаются точному вычислению. Возможная степень погрешности оценивается нами в семь сигм. Учитывая столь высокий разброс общество согласно вернуть вам деньги. Но после запуска расчётной программы никакие претензии не принимаются.
        - Начинайте расчет - сказал Зимин. Космогатор не видел никакого смысла в повторении того, что всё они уже знали.
        Звёзды на голограмме начали смещаться. И Герда вдруг мельком удивилась происходящему. Кто бы мог предположить, - подумала она, что все её похождения приведут в конечном итоге к вступлению в тайную организацию.

* * *
        Они сидели в «Ласточке» Горда. Дожидаясь утра, что бы сходить за телом Теодора. Больше делать на планете им было нечего.
        - Я так и не поняла, - сказала Герда, - кто это был. Обычный безумец?
        Её приёмный отец хмуро покачал головой.
        - Нет, не обычный.
        Расспрашивать дальше Герда не стала. Она знала, что Горд сказал именно то, что хотел. Она ясно ощущала, под его невозмутимостью готовность сказать больше, но не теперь, немного позже. Похоже, сейчас Зимин был попросту не готов к разговору. Поэтому она повернулась к Роману.
        - Как рука?
        - Спасибо, нормально, - он оторвал взгляд от зелёного яйца, над поверхностью которого проплывали жёлтые иероглифы. - Сударыня Инори уже осматривала её и сказала, что повреждение было сугубо временным.
        Роман говорил немного рассеянно, явно желая поскорее вернуться к артефакту. Сейчас не него действовал уже знакомый Герде азарт археологов.
        Горд, Инори и Тина покинули пассажирский отсек, и теперь их негромкие голоса доносились из багажного отделения. Герда не могла разобрать ни слова. Но, судя по интонации, обе дамы атаковали её приёмного отца единым фронтом. Герда буквально чувствовала, что Горду очень не хочется чего-то делать. Инори Киви этого хотелось не больше, но она чётко осознавала необходимость этого мероприятия. И под её аргументами Зимин постепенно сдавался.
        Странно, - подумала Герда, - чего у этих троих может быть общего. Ведь на синхрониуме Горд дал ясно понять, что никогда не слышал о Тине.
        «Мы должны немедленно посвятить эту парочку», - всё же донеслась до неё вырванная из контекста фраза. Гадать об её значении было бессмысленно.
        Девочка повернулась к Роману вновь.
        - Нашёл что-нибудь интересное? - спросила она, указывая взглядом на артефакт.
        Роман положил яйцеобразный предмет на столик рядом с собой. Тот чуть покачнулся, но тут же застыл в неподвижности.
        - Пока не знаю. Как я понял, эта штука работает в трёх режимах. Первая программа это просто обучение их языку, возможно нескольким. Похоже, у нас впервые будет их полный словарь.
        - А остальные две?
        - Вторая каталог хранилища в башне с подробными пояснениями, - Роман испустил очень печальный вздох. Уничтожение столь большого количества артефактов, буквально заставляло его душу сжиматься от гнева.
        - А вот третий иероглиф, - продолжил он, - запускает что-то вроде религиозной агитки. Типичная для ладьян болтовня про омегу, алеф и эмиссаров.
        И Роман развёл руками, явно сожалея, что третья программа не выдавала ничего более путного.
        - Прямо не высокоразвитая цивилизация, - буркнул он, а миссионеры какие-то. Живи они в наше время, наверняка раздавали бы всем брошюрки на религиозную тему.
        Огромный клубок, размером с планету. Алеф! Алеф! Алеф!
        И так, опять Алеф, - подумал Герда с каким-то мрачным удовлетворениям. Она никогда не рассказывала Роману о пророчестве. И дело было даже не в гильдейских запретах. Временами, случившееся тогда с ней, казалось ей каким-то не достойным, что ли, отделявшим её от других людей. А ей совершенно не хотелось возводить между собой и Романом лишний барьер. Хватит с неё и Соры.
        При упоминании Алефа она теперь испытывала лёгкое раздражение и какое-то нездоровое любопытство. Будь в стороне от этого, - словно шептал в её голове чей-то голос, - не то хуже будет. Но и удержаться от получения информации она не могла.
        - Так что там с алефом? - спросила она Романа.
        - Да, говорю же белиберда, как и всё с ним связанное.
        Чувствовалось, что парню не хотелось разбирать чуждую теологию.
        Роман чуть помолчал. Потом неожиданно признался.
        - Моё знание их письменности, оказалось хуже, чем я думал. Так что понял я далеко не всё. Вроде бы как объявляют, что Алеф должен быть активирован обязательно. И предупреждают молодые расы об эмиссарах всёсокрушающего. Прямой запрет соваться в какие-то тёмные провалы. В общем, как всегда, ничего не понять. Ах да, эмиссаров нельзя собирать больше двух в одной точке. Три уже опасно, ибо может прийти тьма.
        Роман сделал небрежный жест рукой. Разговор о религии предтеч, ему всегда быстро наскучивал.
        - Что ты сказал?! Повтори! - Могучий голос Горда, неожиданно прозвучал в тесной каюте. - Что там такое насчёт трёх эмиссаров.
        Герда изумлённо повернулась на голос. К её удивлению Зимин стоял в напряжённой позе охотника. И что самое удивительное в такой же позе стояла кавай. Кулаки прижаты к бокам, казалось, в любой миг, они были готовы рвануться вперёд. Похоже, они непроизвольно приняли эти положения, а в глазах у обоих горел мрачный блеск.
        - Чёртов Оритур, - негромко пробормотала Инори, - предупреждала же дурака!
        Некоторое время Герда переводила взгляд с одного своего наставника на другого. Она видела, что реплика вырвалась у Инори не просто так.
        - О чём вы? - спросила она, наконец.
        Кавай кинула на неё хмурый взгляд, но всё же решила ответить.
        - Дело в том, что троих эмиссаров в одном месте уже собирали. В тот же день эта звёздная система погибла.
        Последовала пауза, была ошеломлена даже Тина Первети. Роман переглянулся с Гердой. На лице его появилась какая-то беспомощность. Наверное, так же убеждённый атеист был бы потрясен сошествием бога с небес.
        - Но, - проговорил юноша, - эмиссары, они же религиозная выдумка, в реальной жизни их не бывает.
        - К сожалению, бывает, - мрачно откликнулся Горд, - между прочим, тело одного из них лежит у нас в холодильной камере.
        Снова долгая пауза.
        - Похоже, я многое пропустила, - наконец сказала Первети.
        - Об этом знают только высшие члены организации, - нехотя проворчал Горд. - Извините, Тина, но при всём моём уважении вы к таковым не относитесь.
        Его удивила внезапная болтливость Инори. Обычно кавай никогда не выбалтывала лишнее. Хотя, хотя что бы разобраться со всей этой чертовщиной: со всесокрушающим и его эмиссарами, им всё равно бы потребовалась помощь археологов. Хотя бы просто для того, что бы понять документ. Переводные программы давали только грубый подстрочник текста.
        Горд видел, что подростки переглянулись между собой ещё раз.
        - О какой организации вы говорите? - удивлённо спросила Герда.
        Горд позволил себе изобразить на лице лёгкую иронию.
        - О той самой, которую твой друг Брюс обнаружил. Копаясь в финансовых компьютерах гильдии, он был не настолько искусен как думал.
        В конце концов, их всё равно собирались уже посвящать, - подумал про себя Зимин, - Инори и Тина правы: больше тянуть невозможно.
        - А… что с ним теперь? Я имею в виду, с Брюсом.
        Зимин чуть хмыкнул.
        - Да ничего. Практику сейчас проходит, как и ты. Потом, когда придёт срок, ему предложат в эту самую организацию вступить. Просто вас решено пригласить в наши ряды чуть раньше.
        - Ну а о том, что мальчик не утерпит, что бы похвастаться своим лучшим друзьям, догадаться ведь было не трудно, правда? - бархатно проговорила Инори.
        Если уж Инори с Первети в курсе, - поняла Герда, - тогда Брюс точно не ошибся и организация охватывает не одну только гильдию. Она бросила взгляд на Романа. Парень выглядел довольно хмуро.
        - Так, чисто ради любопытства, - произнёс он, - а отказаться мы вообще-то можем?
        Ответ Инори Киви проговорила как-то уж очень ласково.
        - Ну, разумеется, нет: случившееся на Соре, а так же дальнейшие похождения завели вас чересчур далеко. Так что свободный выбор у вас отсутствует.
        Почему-то ни Герда, ни Роман так и не решились спросить, а что собственно их ждёт в случае отказа.
        - Как вы узнали про Сору? - только и смогла спросить Герда.
        - Я рассказала, - откликнулась Тина Первети. - Нет, не этим двоим, я их раньше вообще не встречала, кое-кому другому.
        Так вот зачем она тогда рванула на синхрониум, - поняла, наконец, Герда. - Вовсе не дополнительные корабли выбивать. Ей срочно понадобился её контакт в организации, доложить.
        - Шеф, так вы что тоже, - растерянно произнёс Роман, - тоже имеете ко всему этому отношение.
        - Последнее время, - произнесла Первети, - тоном строгой учительницы, - ты меня сильно разочаровываешь. Неужели ты думаешь, что эти двое стали бы говорить при мне, не будь я тоже членом организации.
        Она вдруг чуть усмехнулась.
        - Впрочем, разочарован ты не будешь. Видишь ли, эта организация борется против сил.
        - В самом деле? - Роман по-прежнему оставался скептичен. - Минуточку. Против сил, вы сказали!
        На лице паренька по очереди промелькнули недоверие, надежда, восторг.
        - Отлично, если не врёте! Я же был уверен, что вы где-то есть. Только не знал, как найти. Шеф, ну вы могли бы намекнуть!
        - Не могла, - отрезала Тина Первети.
        Однако Роман, похоже, даже не вслушивался в ответ.
        - Против сил! - мечтательно повторил он.
        На мгновение Герда почувствовала, что от её друга дыхнуло, старой, уже пригасшей, но всё ещё живой ненавистью, но направлена она была не на них.
        И так, Роман попался, - чуть улыбнулась про себя Герда. - Как только Первети произнесла волшебное «Против сил», он стал принадлежать организации со всеми потрохами. А как насчёт неё?
        Герда вдруг вспомнила лицо отца, не Горда, её родного отца Кортуса Мира. Пожалуй, он и Зимин были немного похожи: оба суровые, воины по природе. Даже черты лиц у обоих были слегка заострёнными. Между ней и отцом всегда была какая-то дистанция, какая-то грань, которую девочка никак не могла преодолеть, как не старалась. А Кортус, кажется, даже не стремился к этому, никогда не подпуская её близко к себе.
        Возможно, он подсознательно винил девочку в смерти матери при её рождении. Она даже не была уверена, любит ли он её. Но о своей дочери Кортус, безусловно, заботился, так как умел. И вот теперь отец мёртв, погиб вместе с целой планетой. Его нет больше двух лет.
        Старая, казалось, уже давно погребённая в душе боль потери вновь обрушилась на неё. А вместе с ней пришли гнев и ненависть к силам.
        Никто уже не сомневался, что именно они произвели уничтожение населенья Горгоны, а так же ещё восьми планет. Никто другой просто не мог обладать подобной возможностью. Но цели оставались загадкой. Обычно карая разумных за нарушение их воли, силы немедленно объявляли, за что на планеты обрушилась месть. А тут, полная тишина. Население целых планет было уничтжено непонятно за что.
        Ну ладно, силы, - подумала Герда, - я не настолько наивна, что бы переоценивать себя, но если есть хотя бы маленькая тень шанса вставить вам в колёса хотя бы крошечный камешек, я им воспользуюсь. Роман прав. К тому же ей не помешает кое-что выяснить.
        - Что вы искали на Хропусе? - спросила она.
        Троица взрослых переглянулись.
        - Догадалась, значит, - сказала Тина Первети.
        Герда лишь пожала плечами.
        - Я с самого начала не верила, что Гильдия занялась благотворительностью.
        - Логично, - произнёс Горд, с каменным выражением лица.
        Однако по настоящему ей ответила Тина Первети.
        - Были некоторые сведения, что в этом месте располагался крупный банк данных ладьян. Многие их информационные накопители пережили тысячелетия: так как, в отличие от наших, использовали для записи принцип изменения кристаллической решётки. Силы впервые появились именно в эпоху предтеч, а нам была важна любая крупица знаний.
        Первети слегка развела руками.
        - Но ничего этого мы не нашли. По-видимому, предположение оказалось неверным. Единственная крупная находка была по существу сделана тобой.
        Казалось, она была немного даже смущена этим фактом.
        Герда подумала, о чём бы ещё стоит спросить, но её опередил Роман.
        - Каково название организации? - спросил он.
        А, в самом деле, - спохватилась Герда, - они так не разу и не произнесли название: всё организация, да организация.
        - Кровь и звёзды, - премило улыбнулась кавай. - Шучу! Никак она не называется. Основатели решили, что не стоит оставлять лишний след. Один космос, мы все при разговоре друг с другом прекрасно знаем о какой организации речь.
        - Погодите, - спохватилась вдруг Герда, - я так и не поняла, зачем этому сумасшедшему эмиссару, или кто он там, таранить башню предтеч?
        - Хороший вопрос, - проворковала кавай, - настолько хороший, что нам самим ответ узнать хочется.
        Горд Зимин мрачно кивнул.
        - С этими ребятами ясности никакой. Мы до сих пор так и не поняли, кто их прислал и чего ему надо.
        Он повернулся к Первети.
        - Вы потом посмотрите в яичке - может быть, там есть более подробная информация.
        Археология кивнула. Роман, который уже считал себя, чуть ли не владельцем артефакта недовольно нахмурился, на что, впрочем, никто не обратил внимания. Герда же решила, что следует выяснить ещё кое-что.
        - И чем же конкретно эта самая организация занимается? - спросила она.
        Почему-то она ожидала ответа от Горда, но отозвалась кавай.
        - В основном сбором информации. Видишь ли, мы пытаемся найти у сил уязвимую точку. Должна же она у них где-нибудь быть. Иначе они бы не устраивали по всем трём галактикам свои карательные акции.
        Герда почувствовала, что у Инори и Горда при этих словах промелькнуло мимолётное сожаление. Они словно жалели, что делают так мало. Но Герда и не ждала немедленной подготовки восстания.
        - Стоп! - поднял вдруг руку Горд, - дальнейший разговор возможен, только если вам будет проведена блокировка сознания.
        Герда заметила, что вид у Инори на миг сделался таким, словно ей предстояла неприятная, но необходимая работа. Понятно: присутствие в такого рода организации сильных псиоников было необходимо для сохранения тайны.
        Кавай вдруг стала серьёзной, полностью отбросив свойственную её расе иронию и игривость.
        - Предупреждение. Наложенный на ваш мозг психоблок не позволит вам даже случайно проговориться, о чём-либо касающимся организации и даже самом факте его существования, кроме тех, о ком вам точно известно, что они являются его членами.
        То-то вы перед нами так разболтались, - язвительно подумала Герда. Но она поторопилась с выводами.
        - Наша повышенная откровенность в этой беседе объясняется тем, что на стадии вербовки минимальная информированность кандидатов допускается. Мы же с Гордом имеем в структуре организации достаточно высокий ранг, что бы обладать правом на подобную акцию, хотя и с разрешения совета.
        - Предупреждение два, - Инори очень чётко выговаривала слова. - В случае попадания в критическую ситуацию, под которой подразумевается прямая угроза взлома сознания или пленение явными приспешниками сил, в вашем мозгу будет запущена программа самоликвидации, которая остановит ваше сердце, с одновременным разрушением основных контуров памяти.
        Герде показалось, что при этих словах Роман слегка вздрогнул. Сама она даже не шевельнулась: уже давно поняла, что этим и кончится.
        - Ладно, - сказала Герда, стараясь оставаться спокойной, - давайте ваш психоблок.
        Она прекрасно понимала, что отказ от подобной процедуры не предусмотрен. Но и пустой формальностью согласие всё же не было. Именно оно позволяло пси-программе без сопротивления внедриться в мозг.
        Герда верила наставнице и не сомневалась, что та не обманет ее, пытаясь вставить девочке в разум что-нибудь лишнее. Но и испытывать терпение кавай тоже не собиралась. Ей как-то не хотелось выяснять на собственной шкуре, как организация «уговаривает» не согласившихся. К тому же девочка понимала, что предосторожность вполне разумная.
        - Очень хорошо.
        Подойдя к Герде, Инори посмотрела ей прямо в глаза. Тело тут же расслабилось, как некогда на сеансе воспоминаний, устроенным ей когда-то кавай. Потом наставница возложила ей на лоб руку. Герда почувствовала, как в её разум устремляется поток псионической силы. Он был не особо мощным, но очень чётко направленным.
        Рефлекторно поднялись пси щиты, Герда уже умела их ставить. Волевым усилием девочка приказала щитам опуститься, одновременно она понизила немалый уровень своей природной защиты. Ощущение было не из приятных. Казалось, внутри шурует что-то холодное. Требовался постоянный самоконтроль, что бы ни вытолкнуть пси-поток обратно. Что-то подсказывало Герде, что сделать это она смогла бы. То-то Инори бы удивилась. Девочка заставила эту мысль исчезнуть.
        Поток силы пронизывал мозговые центры, образуя собственные контуры и петли обратной связи. Некоторое время Герда пыталась отследить действия наставницы, но её возможностей было ещё явно не достаточно, что б разобраться. А чрезмерная самопогружённость вызвала вдруг сонливость. Но Герда всё же запомнила точки воздействия, дав себе обещание разобраться с этим потом.
        - Готово! - объявила наставница. - Роман, теперь твоя очередь.
        Хмурый подросток подошёл к ней.

* * *
        Изображение в сфероиде укрупнилось, показав нужный галактический квадрант, и Герда отбросила размышления о своей судьбе. Потом среди изображения звёзд возникла мерцающая точка.
        - Мы ведём расчёт вперёд во времени от выданных вами координат, - пояснил им учёный-кимерит. - По счастью, расположение большинства крупных космических тел в эту эпоху известно достаточно точно из дошедших до нас записей предтеч. Более или менее известны и действующие в этом временном интервале основные гравитационные силы.
        Присутствующие неособенно вслушивались, к тому же, для обоих космогаторов это были достаточно известные вещи.
        Звёзды смещались медленно. Их движение было невозможно отследить непосредственно. Требовалось около минуты смотреть на блестящую точку, что бы внезапно обнаружить, что она немного сдвинулась с места. Хотя Герда знала, что компьютеры общества производят вычисления с бешеной скоростью.
        Вскоре ей сделалось скучно. И зачем мы, спрашивается, все сюда заявились, - подумала она, - нам ведь достаточно просто узнать ответ.
        Изображение было настроено так, что бы мерцающая точка искомой звёздной системы всегда оставалась в центре экрана. Внутри сфероида на мгновение сверкнуло, возникло расширявшееся туманное облачко. Вероятно, в анналах общества была информация, что в это время где-то поблизости рванула сверхновая, и сейчас изображение имитировало расширяющийся ударный газовый фронт. Конечно, он был сильно рассеян, но для незащищённой планеты мог стать убийственным, представляя опасность на протяжении многих десятков световых лет: слишком высокой была его радиоактивность.
        Вскоре свеченье погасло. Модель отсчитывала тысячелетия. Мерцающая точка переместилась в иной звёздный рукав.
        Деятельная натура Герды изнемогала от скуки. Что бы чем-то заняться она стала вспоминать плохо выученные псионические формулы, но таковых оказалось немного. Девочка огляделась: Горд, Инори и Тина о чём-то тихо беседовали, Роман откровенно скучал. Яйцеобразный артефакт отобрала у него Тина Первети, усиленно занявшаяся его изучением, и паренёк был этим откровенно не доволен.
        Герда подошла к нему.
        - Скучно, - сказала она.
        Роман согласно кивнул. Они взялись за руки. Царила почти полная тишина. Скучать вдвоём было уже не так скучно. Это было странное, но уже привычное чувство - молчать вместе.
        Потом ей пришло в голову, что раз они оба теперь состоят в одной тайной организации, то, возможно, им и не придётся расставаться навсегда, как она опасалась совсем недавно. Частых встреч, конечно, не будет, всё-таки они живут на разных планетах, что ж ей хватило бы и редких, хотя бы раз в месяц. Хотя, возможно, ей кажется так только сейчас.
        - Ром, - негромко спросила она, - а как ты убежал с Соры?
        - Зачем тебе? - сказал он после некоторой паузы.
        - Так, подумала, что это единственный важный момент в твоей жизни, про который я ничего толком не знаю.
        - Ну, если хочешь, - Роман вновь помолчал. Он явно обратился внутрь себя, вспоминая.
        - Повезло мне тогда просто, - признался он. - К следующему вознесению на планету прибыла группа придурков, которым приспичило посмотреть на жертвоприношение в живую. Некоторые были даже с детишками. Тоже мне нашли развлекуху.
        Романа передёрнуло от омерзения.
        - Они там друг друга толком не знали. Ну, мне и удалось затесаться в группу, когда местный сопровождающий отвернулся. Да так, что они поняли что среди них есть лишний мальчик, уже только после отлёта.
        - Но разве вас не проверяли перед посадкой?
        - Так, мельком. Просто убедились, что все прибывшие здесь, а про лишних никто не подумал.
        - А как же планетарная таможня Соры?
        - Ну не знаю, возможно, думали, что раз, сопровождающий всё время с группой, то и беспокоиться не о чем. Я же говорю, просто повезло.
        - И что они сделали, когда поняли, что на борту заяц.
        - Вышвырнули меня с корабля во время первой же посадки. Планета была довольно отсталой, и они просто всучили небольшую взятку таможеннику, что бы он посмотрел на моё прибытие сквозь пальцы. Некоторое время я попросту нищенствовал, потом удалось прибиться к прибывшим археологам. Остальное я, кажется, рассказывал.
        Герда кивнула.
        - Да.
        Послышался мелодичный звонок, означавший завершение вычислений. Вокруг мерцающей точки был теперь белый ореол, означавший область погрешности. Даже при изменившимся масштабе, она оказалась немаленькой: диаметром в светолет шестьдесят, как мысленно прикинула Герда, окинув изображение взглядом пилота. Масштаб изображения продолжал уменьшаться, и космогатор поняла, что область вероятностного расположения находится где-то в глубине рукава стрельца.
        Перед сфероидом крупно высветились строчки координат соответствующие настоящему времени, которые заканчивались радиусом ошибки. Герда поняла, что определила его почти верно: он составлял шестьдесят семь светолет.
        Кимерит вздохнул, широко разведя руками.
        - Сожалею, но вы все были предупреждены о величине ошибки.
        Он сожалел о неточности математической модели, но не испытывал никакого чувства вины.
        - Да, - подтвердил Горд. - Ни о каких претензиях не может быть и речи.
        Неужели опять всё впустую, - подумал Зимин. - А ведь с того момента как Тина извлекла из информации содержащейся в зелёном яйце координаты алефа, он уже было начал на что-то надеяться. Но в пределах этого радиуса звёздных систем было слишком много, и подробная проверка их всех заняла бы недопустимо много времени, даже с помощью «Ласточек». Его по прежнему не оставляло чувство, что какой-то загадочный обратный отсчёт вот-вот подойдёт к своему завершению.
        С лёгким поклоном кимерит протянул Зимину электронную записку с расчетом наиболее вероятного галактического движения объекта.
        - Будем рады видеть вас у себя ещё раз, - вежливо сказал он.
        Зимин машинально кивнул, принимая информационный блок. Больше делать здесь им было нечего. Пятёрка потянулась на выход. Однако по пути наружу их ждал сюрприз. Когда они уже выбрались в коридор, соседняя дверь неожиданно распахнулась, и из неё появилось двое мужчин.
        Один был средних лет высокий и спортивного вида блондин. Второй чуть моложе, полноватый брюнет, со слегка капризным лицом. В блондине Герда с удивлением узнала Невского, второй тоже показался ей смутно знакомым. Лишь мгновение спустя Герда поняла, что уже видела его на синхрониуме, когда он разговаривал с Гордом. Кажется, его звали Антуан.
        Последовала немая сцена: ни одна группа не ожидала увидеть другую.
        - Горд! - удивлённо, - воскликнул Невский, - что ты здесь делаешь, да ещё с целой компанией? Если ничего не путаю, тебя посылали в совершенно другое место.
        - Да, - Зимин кивнул, - но кое-какие следы привели сюда. Кстати, я хотел тебя о том же самом спросить.
        - Потребовалось кое-что уточнить по делам гильдии, - довольно неопределённо ответил Невский, - срочно понадобились кое-какие картографические данные. Постой, ты хочешь сказать, что Груздин сейчас на Вендии?!
        - Ну, можно сказать и так, - проворчал Горд. - Поскольку его тело в настоящий момент находится в холодильной камере моей «Ласточки». Хотя нам лучше обсудить детали в другом месте.
        Борис согласно кивнул.
        Они вышли наружу. Солнце ярко освещало площадь. Его блики сияли на стальных лезвиях очерчивающих границы странного кольца.
        - Это какой-то символ? - спросила Герда, ни к кому собственно не обращаясь.
        Ответил Роман, который немного был в курсе.
        - Нет, это бойцовский круг кимеритов. На большинстве их планет, до сих пор разрешены дуэльные поединки.
        Герда кивнула. Разумеется, она знала об этом анахронизме кимеритской культуры.
        - Всё-таки трудно принять, - сказала она, - что высокоразвитая цивилизация считает смертельные поединки нормальным делом.
        - Ну, это редко, - вмешался Горд, - Кимериты редко доводят дело до смерти соперника. Обычно драка длится до первой крови, а на самый крайней случай существует реанимация. Я не знаю реальных цифр, но процесс гибели участников наверняка небольшой.
        Внутренность круга отличалась от поверхности остальной площади. Если первая была покрыта жёлтой плиткой, то круг отливал матово-чёрным. Герда различила ведущий внутрь узкий проход, сейчас перекрытый цепью. Интересно, подумала она, как часто происходят здесь поединки. Наверно не каждый день.
        - Мой отец, - продолжал Роман, и Герда сразу поняла, что он говорит о своём приёмном отце Марке - рассказывал, что лет семнадцать назад наблюдал дуэль кимерита и человека. Вот это уж точно был настоящий герой.
        Лет семнадцать назад, - подумал Горд, - да, поединок мог вполне оказаться тем самым. Сколько же мне тогда было? Двадцать? И я без сомнения был молодым гордецом, плохо представлявшим, что значит смерть, да и о жизни, пожалуй, имевшим весьма не полное представление. Из-за чего же мы тогда начали? Из глубин памяти вновь поднимались воспоминания.

* * *
        Небольшая группа кимеритов разговаривала между собой, неодобрительно поглядывая на случайно заглянувшего в этот бар Горда. Зимин знал, что местный алкоголь вполне пригоден для употребления людьми, поэтому спокойно пил Вендийское пиво. На его вкус оно было слегка горьковатым, но вполне приемлемым.
        Зимин тогда не очень уверенно себя чувствовал среди увешенных холодным оружием кимеритов, и тщательно старался эту неуверенность побороть, разгуливая по наиболее людным местам их планеты. Это и была основная причина, по которой он заявился в бар.
        Особого внимания на него большинство посетителей не обращало, так несколько любопытных взглядов: инопланетники на Вендии были делом привычным. Космогаторов обучали наиболее распространенным в пределах сектора базирования языкам ксеноков. Так что разговор Кимеритов он более или менее понимал. А после того как понял, что они временами поглядывают в его сторону, стал невольно прислушиваться.
        - Дожили, - говорил один, - скоро от иноразумных житья не будет. Даже выпить нельзя, что бы на них не наткнуться.
        Будь Горд постарше, поопытнее он бы просто неспешно ушёл. В тот момент это несложно было сделать, сохранив лицо: не слишком уж громко та компания разговаривала. Но нет, в Зимине взыграло упрямство, густо перемешанное с гордостью. Допив кружку, он тут же заказал себе следующую. Теперь он уже намеренно вслушивался в разговор.
        - Брось, Хемса, - откликнулся другой член компании, похоже, куда более миролюбивый, - это человеческое существо ничем нам не мешает.
        - Это так, но мне неприятно даже видеть существ полностью лишённых чести.
        Последняя фраза была произнесена нарочито громко.
        Тогда Горд ещё не был настолько выдержан как сейчас, был молод, глуп и считал, что обязан отвечать за всю расу. Он допил пиво, отставил кружку и решительно двинулся прямиком к кимеритам.
        - За лишённых чести ответить не хочешь? - поинтересовался он у этого самого Хемсы.
        Подобного поворота кимериты, похоже, всё-таки не ожидали. На лице у Хемсы появилось выражение, которое Горд затруднялся интерпретировать. В то время Зимин ещё плохо понимал их мимику.
        - Настоящий кимерит всегда отвечает за свои слова! - гордо объявил Хемса, - А как насчёт тебя человек?! Готов ответить за вызов и войти в бойцовский круг с оружием в руках?!
        Но Горд уже завёлся.
        - Готов! - объявил он.
        - Погодите, - послышался голос кого-то разумного, - это попросту глупо. Обычно люди не тренируются в фехтовании на мечах. Вы должны найти другой способ разрешения конфликта.
        Зимин сразу понял, что ему давали неплохую возможность сохранить лицо. Но остановиться не мог.
        - Я тренировался, - сказал Горд, который действительно избрал для себя тяжёлое фехтование как вид спорта. Предлагаю не откладывать дуэль в долгий ящик.
        Сразу, однако, провести поединок не удалось: даже у кимеритов была своя бюрократия. Для разрешения на поединок пришлось заполнять кучу форм, а потом ещё ждать пять дней, именно такой срок отводился по кимеритскому кодексу на поиски возможного примирения.
        - Да, не могу я на планете пять дней сидеть, - раздражённо объяснял Зимин местному чиновнику. - У меня уже завтра новая миссия.
        Чиновник глянул на него с философским спокойствием.
        - Дуэльный кодекс предусматривает и такой вариант, - степенно объяснил волкообразный, - вы проведёте дуэль, когда вновь посетите планету, если конечно данное желание у кого-нибудь из вас не иссякнет.
        Чиновник везде чиновник, - подумал Горд. Хемса же запрокинул вверх голову, и казалось, готов был завыть как самый настоящий волк.
        Бюрократ кинул на него хмурый взгляд.
        - Попрошу воздержаться от нецензурного воя, - потребовал он, - вы в общественном месте.
        Выть Хемса не стал, и вернул голову в прежнее положение.
        - Да он же никогда сюда не вернётся, - сказал он чиновнику.
        Похоже, перспектива того, что он не сможет сделать из человека фарш, кимерита очень расстраивала.
        Взгляд, которым чиновник смотрел на своего сородича, вновь сделался философским.
        - Если данная человеко-особь, не вернётся для проведения поединка, то вам, достойный Хемса, будет совершенно не о чем беспокоиться. Ибо тем самым данная особь признает ваше внутреннее превосходство. А именно в этом, как я понял и заключился конфликт.
        Хемса задумался, похоже, подобная мысль в голову ему раньше не приходила.
        - И не надейтесь, - мрачно пообещал им Горд, - я вернусь.
        И он действительно вернулся. Две недели спустя Зимин и Кимерит стояли в дуэльном круге. Поглядеть на поединок собралась небольшая толпа. Всё-таки не каждый день кимерит сражается с инопланетником.
        Вне круга стоял распорядитель в пепельной церемониальной одежде с красной каймой.
        - Вопрошаю в последний раз, возможно ли примирение!
        - Исключено, - решительно отрезал Хемса, - спор о том способен ли человек войти в круг, можно разрешить только в круге.
        Против такой убийственной логики возразить было нечего.
        - Хемса из рода Дравина, - добровольно ли твоё решение?
        - Да!
        Горд из рода Зиминых, - добровольно ли твоё решение?
        - Да!
        Зимин испытал странное чувство. Казалось, желудок у него затвердел, и сделался очень холодным. Ничего подобного Зимин за собою раньше не помнил. Он расслабился, сделав несколько разминочных упражнений. Поводил в воздухе перед собою мечом, в последний раз проверяя баланс.
        Кодекс чести кимеритов требовал, что бы мечи у обоих поединщиков были примерно одинаковых боевых качеств. Но тут возникла неожиданная проблема. Из-за некоторых различий в анатомии, мечи удобные для волкообразных не являлись таковыми для людей. После некоторых споров кимеритские знатоки в вопросах чести, в конце концов, подобрали удобные для обоих клинки, согласившись в подобном поединке считать их условно равными.
        Распорядитель навесил на проход в круг блестящую стальную цепочку и торжественно объявил.
        - Проблема замкнута в кругу, Войти внутрь я не могу.
        Всё внутри заключено, Здесь должно быть решено.
        Это были ритуальные слова, означающие начало битвы.
        Против ожидания Зимина, Хемса не кинулся в атаку сразу: он выжидал. Космогатору и самому не хотелось нападать первым. Он предпочёл бы чуть подождать, предоставив инициативу противнику. Они застыли друг против друга, выставив на изготовку мечи.
        Как и обычно бывало в подобных случаях, Зимин смог выдержать паузу дольше. Кимериту надоело ждать, выслушивая подзадоривания собравшихся, и он рванулся вперёд. Зимин отскочил, уходя с линии атаки. Противник был, безусловно, быстр, но не настолько ловок, как ожидал Горд. По инерции он проскочил дальше, но развернулся, прежде чем Зимин успел его контратаковать.
        Стремительное движение мечей. Горду удалось остановить удар, подставив клинок. Удар отразился в руках, дойдя до плеча. Зимин с абсолютной ясностью осознал, что фехтовальные поединки, в которых он участвовал прежде это совсем не то, что истинная дуэль.
        Сталь сверкала. Иногда Горд различал пенье клинков. Они словно аккомпанировали поединку, звуча при каждом ударе. Зимин вдруг понял, что проигрывает, медленно, но верно. Он уже отступил к внешнему радиусу круга. Дальше пятиться было нельзя.
        Хоть бы царапнуть его разок, что ли, - подумал космогатор. За свою жизнь он опасался не слишком. Современный дуэльный кодекс кимеритов, вовсе не требовал добивать противника насмерть, тому было достаточно признать поражение.
        На грани восприятия он различил треск, что-то промелькнуло и унеслось в сторону. Зимину вдруг показалось, что клинок противника стал непомерно длинным, но тут же понял, что это его меч обломан более чем на половину. Странно, - успел удивиться он, - мне казалось, что с современными композитными материалами подобного случится, не может. Ошибся, выходит. А в следующий миг почувствовал чужую сталь возле самого горла.
        Кимерит смотрел Горду прямо в глаза. Космогатор отметил, как шумно дышит противник.
        - Ну, человек, - проговорил Хемса, - готов ли ты признать, что был не прав в нашем споре?
        Если бы он требовал, подтвердить проигрыш, то Горд безусловно бы согласился. Чего тут не признавать-то? Но их изначальный спор, это было нечто совсем другое.
        - Я отказываюсь признавать, что люди лишены чести, - мрачно объявил Зимин.
        - Ты уверен? - с какой-то странной интонацией проговорил Кимерит.
        Зимин прекрасно осознавал что, произнеся обратное, запросто сохранит себе жизнь. Но знал и то, что, совершив это, попросту перестанет себя уважать. А самоуважение в жизненных приоритетах Зимина давно занимало верхнюю строчку.
        - Я сказал, - гордо объявил он, и застыл, ожидая движенья клинка. Что бы проколоть кожу, тому следовало сместиться самую капельку. Зимин лишь понадеялся, что до смерти его добивать все-таки не будут: сейчас даже у кимеритов не те времена. Для победы достаточно было нанести серьёзную рану. Горд невольно покосился на дежуривших возле круга врачей. Оставалось только надеяться, что как реанимировать людей они знают. Но то, что произошло дальше Горд предвидеть не мог.
        «Вжи-их» - кимерит вдруг отбросил меч, и кинулся обнимать Зимина.
        - Мы оба доказали свою честь, - сообщил он своему ошеломлённому противнику, - полностью доказали.
        Уже потом Зимин разобрался в этом выверте психологии волкообразных. Оказывается, своим поведением Горд полностью доказал, что честь у людей имеется. А вот Хемса, продолжи он атаку, предстал бы перед своими сородичами как редкостный болван, стремящийся настоять на своём, не смотря на факты. Ему попросту ничего не оставалось, как начать брататься.

* * *
        Но рассказывать эту историю своим спутникам, Зимин не имел ни малейшего желания.
        - Дуэли между людьми и кимеритами действительно случаются, - сказал он Роману, - дураки они, знаешь ли, никогда не переведутся.
        Парень слегка надулся, похоже, он ожидал от Горда чего-нибудь более героического.
        Они двинулись в сторону гостиницы космогаторов, где принимали так же и их пассажиров. У самой гостиницы Горда окликнули.
        - Давно не виделись, друг!
        К Горду приблизился кимерит, примерно одного с ним возраста. Так, по крайней мере, показалось Герде, но она не была уверена, что правильно определила лета разумного.
        - А, Хемса! - Горд явно обрадовался. - Какими судьбами.
        - Мне сообщили, что ты здесь, и я решил сделать сюрприз.
        - Прости, я замотался настолько, что даже не связался с тобой.
        Кимерит понимающе кивнул, - Всё в порядке. Я знаю, служба.
        - Твои клиенты? - спросил он, указывая на остальных людей.
        - Не все.
        Горд выдвинул вперёд Герду.
        - Познакомьтесь. Это моя дочь Герда, она тоже космогатор. Впрочем, я тебе рассказывал.
        Кимерит отвесил лёгкий поклон, как было принято у их расы.
        - Рад знакомству, достойная.
        Базовый этикет кимеритов им в школе преподавали. В ответ девочка тоже наклонила голову.
        - Для меня это тоже честь, достойный Хемса. Вы друг отца?
        - Да. Мы подружились лет семнадцать назад, после того как подрались на дуэли.
        Похоже, кимерит считал, что этим сообщением делает Горду приятное. Мда, - подумал девочка, - её приёмный отец полон сюрпризов. Она заметила, как вся группа застыла в немой сцене.
        Глава двадцать вторая
        Перед дальней дорогой
        Невозможно достоверно ответить на вопрос: сам ли ты выбираешь путь или путь выбирает тебя.
        Учение пути. Наиболее распространённая религия трилов.
        - И так, - проговорил Хемса, давайте подытожим, что у нас собственно есть?
        Вся многочисленная компания расположилась в гостиной его особняка. Большинство из присутствующих сидели за большим массивным столом. Места не хватило лишь Герде с Романом. Как самых младших их отправили в стоящие у стены кресла.
        Помещение было обставлено в обычном для кимеритов стиле. У мебели исключительно ровные поверхности и прямые углы. Сиденья кресел оказались жёсткими и даже не думали подстраиваться к форме тела.
        Хемса тоже оказался членом организации.
        - Как я понимаю, - продолжил он, - где-то в трёх галактиках имеется кусок протосубстанции. И если кто-то владеет им, то может владеть и целой вселенной.
        Астрофизик схватился за голову.
        - Чудовищно, - пробормотал он, - крайняя степень примитивизации.
        Больше он ничего не сказал и лишь возвёл глаза к потолку. Кимерит с интересом на него посмотрел.
        - Не обращай внимания, - сказал Горд, - он всегда такой. Даже ферронам хамит.
        Антуан хотел, было что-то сказать. Но Хемса вновь глянул на него, на этот раз прямо в глаза.
        - Хорошо, - медленно проговорил он, - поскольку имён названо не было, то я не буду считать это оскорблением. Шутка.
        При этих словах кимерит широко раскрыл пасть, обнажая довольно крупные клыки. Вероятно, это было эквивалентно улыбке.
        Антуан слегка дёрнулся, и Герда сильно пожалела, что не видит сейчас выражения его лица. Астрофизик мог сколько угодно бравировать своим хамством, выводя из себя даже ферронов. Но теперь он впервые подошёл к некой опасной черте. Похоже, он и сам это понял: кимериты никому не прощали прямых оскорблений.
        Инори хмыкнула:
        - Лучше не изображай из себя умника, а объясняй понятно.
        Вообще-то, она достаточно много знала от Горда, но предпочитала этого не афишировать.
        О, какой взгляд бросил на неё Антуан. Объяснениям это, правда, не помешало.
        - Имеется некая структура, - начал он, - сущность которой я не могу объяснить вам даже популярно, и которая связана со временем только частично. Она как бы существует одновременно здесь и сейчас, но так же и в момент Большого Взрыва. Это своего рода канал связи, через который можно на этот самый взрыв воздействовать, придав мирозданию свойства нужные для инициатора процесса. При этом эти самые свойства будут существовать с самого начала, но как бы сокрытыми до момента загрузки, и проявятся уже после неё.
        Хемса слегка нахмурился.
        - О каких именно свойствах идёт речь? - поинтересовался он.
        - В том-то и дело, что о любых. С момента Большого Взрыва во вселенной будут существовать отвечающие за них некие спящие структуры, активирующиеся в момент загрузки. И это может быть, что угодно. Мир высшей справедливости - да, пожалуйста. Вселенная добра и света - только пожелайте.
        Антуан вздохнул.
        - Но вполне возможно и обратное - вечное рабство у сил.
        На миг наступила тишина: всем вдруг представились безысходность и отчаянье, встроенные в саму ткань бытия. Герда даже головой помотала.
        - Более того, - жёстко говорил Антуан, - если космическую перезагрузку не удастся осуществить в определённый срок, вселенная попросту рухнет, под грузом темпоральных противоречий. Петля должна быть замкнута любой ценой.
        - Понимаю.
        На короткое время Хемса задумался.
        - Но как осуществляется сама перезагрузка? - наконец спросил он.
        Впервые Антуан всё же смутился.
        - Не знаю, - неохотно признался он, - я так и не сумел это выяснить. У нас нет практически никаких данных про этот загадочный Алеф.
        Увидев недоумённый взгляд Хемсы, он пояснил:
        - Я использую терминологию перворас. Есть данные, что они тоже знали об этой космической перезагрузке.
        - А кстати, - астрофизик повернулся к Первети, - вы упоминали о каком-то новом информационном артефакте, удалось выяснить что-нибудь интересное?
        Но археологиня лишь слегка повела головой.
        - Дело продвигается слишком медленно, - сказала она, - Предмет чересчур специфичен, а я не настолько хорошо владею письменностью ладьян, как Теодор.
        Тина вздохнула.
        - Боже, как мне его не хватает, - На миг она подзабыла, что космолог ничего не знает, об её покойном коллеге, - единственное, что я смогла разобрать, это их обычные разглагольствования о мессии, жертве и эмиссарах.
        - Да, эмиссары, - медленно проговорила Инори, - на этот раз её улыбка была скорее задумчивой, - они единственное, что в этой истории для нас до сих пор по настоящему не ясно. Откуда они берутся? Чего им надо.
        Она тоже бросила короткий вопросительный взгляд на Тину, но та вновь лишь качнула головой, в знак того, что никаких новых сведений выудить из артефакта не удалось. Потом Первети, похоже, пришла в голову новая мысль.
        - Послушайте, - обратилась она к Антуану, - почему бы нам ни поработать немного вместе?
        - Вот ещё, - сразу надулся тот, - я космолог, а не гробокопатель.
        Однако Первети уже поняла характер этого человека.
        - Конечно, - мягко согласилась она, - но ведь о космогонии-то и речь. Похоже, все уже пришли к согласию, что так называемые священные тексты ладьян, это на самом деле изложение неких научных концепций.
        - Доктор Юкзер, - в голосе Первети, как бы помимо воли проявилось отчаянье, - я умоляю вас помочь мне.
        И она устремила на Антуана исполненный надежды взгляд. Горд подумал, что в юности эта женщина наверняка участвовала в любительских спектаклях. Космолог и астрофизик приосанился, мгновенно приобретая надменный вид.
        - Ну конечно, - важно произнёс он, - как же ни помочь. Когда закончим обсуждение, покажите, в чём сложность.
        Некоторое время Зимин наблюдал за представлением, но оно быстро ему наскучило, и космогатор предпочёл вернуться к насущным делам.
        - Насчёт координат Алефа, - сказал Зимин, - тут кое-что прояснилось.
        И он поведал присутствующим итоги своей погони за Груздиным, упомянув заодно и про экспедицию Герды.
        Некоторое время все обдумывали ситуацию.
        - Ничего не понимаю, - первым заговорил Хемса - Зачем этому вашему Грушину таранить башню предтеч. И откуда он вообще о ней узнал.
        Зимин покачал головой.
        - Можете просто забыть о Грушине. Его больше нет. Сейчас это эмиссар неведомо чего, который лишь использует его тело. Что он знает никому неведомо. А цель уничтожения башни может быть только одна: не дать нам доступ к информации в ней.
        - Похоже на правду, - проворчал кимерит.
        - Подождите, - поднял руку Невский, - меня больше интересует, что у вас там вышло с координатами. Я ведь правильно понял, вы в картографическое общество именно за этим ходили?
        - Слишком большая погрешность, - сказал Горд, - по расчетам компьютера общества радиус ошибки шестьдесят семь светолет. В этой сфере содержится огромное количество звёздных систем.
        - То есть объект связан именно со звёздной системой - быстро спросил Невский, - а не болтается где-нибудь в межгалактическом пространстве?
        - Да, - Зимин кивнул, - известен даже класс звезды - «коричневый карлик». Ну а толку-то, их в этом объёме завались. Обследование их всех, даже с помощью «Ласточек» займёт недопустимо много времени, и привлечёт внимание. А ведь мы даже не представляем толком, что ищём.
        Горд заметил, что при этих словах выражение лица Антуана вдруг стало похоже на выражение лица ребёнка, которому так и хочется сказать: «А я, вот, конфетку заныкал». Разводить политесы Горд не собирался.
        - Вы, что-то хотите сказать? - обратился он к астрофизику.
        С секунду Антуан колебался, просто не зная, что в этой компании можно говорить, а что нет. Но тут же сообразив, что это должен знать Горд, он сказал:
        - Мы были в обществе за тем же самым, только так сказать с другой стороны.
        - Не понял, - искренне удивился Горд.
        - Была идея, - произнёс Невский, - что вспышку тахионов наблюдал не только Анамирис.
        Заметив недоумённые взгляды некоторых из присутствующих, он коротко бросил:
        - Позже объясню, тем, кто не знает.
        Затем продолжил.
        - Но остальные наблюдатели просто не смогли понять, что фиксируют: стереотипы подвели. Картографическое общество, помимо всего прочего, занимается накоплением астрофизических наблюдений и их систематизацией. Возможно, имея несколько точек фиксирования, излучения нам удалось бы определить источник.
        - И что? - быстро спросила Инори.
        - Та же проблема: слишком большой разброс. Попробуем совместить наши данные.
        Вид у Антуана теперь сделался таким, словно у него отобрали нечто принадлежащее ему по праву. Возможно, космолог считал все разговоры на подобные темы своей личной вотчиной.
        Последнее время Герду начали интересовать человеческие характеры. Она даже немного кресло подвинула, что бы иметь возможность лучше наблюдать за астрофизиком. Больно уж он не походил по поведению на члена тайной организации. Будь её воля, она бы ему даже кухонный комбайн не доверила.
        - У вас есть нужные программы? - спросил Антуан.
        Старшие космогаторы переглянулись.
        - Полагаю, - сказал Невский, - на «Ласточке» это не составит труда, там же навигационный компьютер.
        - То есть, вы отнюдь не уверены, - довольно усмехнулся космолог. - Со своей стороны могу заверить, что определить точечные координаты совсем не тоже, что определить пересечение объёмов. Это требует разного типа программ.
        Антуан важно оглядел присутствующих.
        - Но вам повезло, - он принял торжественную позу, - набор нужных программ у меня есть. Подстраховался на всякий случай, когда собирался на Вендию.
        - И что бы вы без меня делали, - произнёс он, с чувством человека исполненного собственного величия.
        Да просто нашли бы нужную программу в местной сети, - язвительно подумала Герда, - или у тех же картографов. Ты лишь немножко сэкономил нам время.
        Но вслух она этого говорить, конечно, не стала. Герда была уверена, что все остальные испытывают те же чувства.
        Между тем Антуан обратился к кимериту.
        - Вы не позволите воспользоваться вашим домашним компьютером. Переходные протоколы у меня тоже есть, а большой мощности эти программы не требуют.
        Пытаясь разобраться в этом странном человеке, Герда сосредоточилась. Она от рождения обладала довольно сильным эмпатическим чувством, которое только возросло от тренировок с Инори.
        Разобраться в Антуане оказалось не просто, тем более при подобном поверхностном контакте: детские амбиции и капризы окружали его словно облако. Но Герда уже чувствовала под ними непоколебимую духовную твердь. Она была едва ощутимой, но присутствовала довольно явственно. Похоже, вся его внешняя бравада и хамство были чем-то наносным, своего рода защитным экраном. Однако понять какой же он настоящий Герде никак не удавалось. Очень необычный человек.
        Ей даже показалось, что она уже встречала нечто отдалённо похожее, но Герда никак не могла вспомнить.
        Покуда она пыталась понять внутреннюю сущность учёного, компьютер уже завершил вычисление пересечения координат. Трёхмерная схема соответветствующего галактического района застыла над компьютером в воздухе.
        - Радиус в тридцать пять светолет, - произнёс с сожалением Зимин, - всё равно многовато.
        - Надо посмотреть, нет ли здесь чего аномального, - предложил Антуан.
        Он немного поиграл с масштабом изображения, но быстро сдался.
        - Наверно придётся проверять в подряд все коричневые карлики. Увы, но Горд прав, их чересчур много в этом районе. Я конечно не пилот, но мне кажется, с помощью ваших «Ласточек» сделать это будет не так уж и сложно, вопрос только во времени.
        Горд резко покачал головой.
        - Боюсь времени, то у нас и нет.
        Все, включая Невского, посмотрели на него с недоуменьем.
        - Не могу объяснить толком, - сумеречно сказал Зимин, - но чувство такое, будто, вот-вот распрямится некая сжатая пружина. Не могу сформулировать точнее, но убеждён - времени очень мало. Практически совсем нет.
        Инори бросила на него внимательный взгляд и кивнула. Как псионик она верила в интуицию.
        - Я вот чего не могу понять, - буркнул Хемса. - Вы все почему-то убеждены, что к этому самому алефу вам и врата будут настежь открыты и торная дорожка протоптана. А вам не приходило в голову, что силы прекрасно об этом загадочном образовании знают, и сами намеренны произвести космическую перезагрузку!
        От его слов повеяло холодом. Всё сказанное Хемсой было действительно чересчур очевидно: в противном случае силам незачем было бы ликвидировать Анамириса.
        - Компьютер, - мрачно произнёс Антуан, - есть ли в пределах данных координат «тёмные области».
        Тёмными областями называли зоны, находившиеся под прямым контролем сил и закрытые для посещений.
        - Да, - подтвердил компьютер, - количество один.
        Его голос был бесстрастным, но резким, явно моделируясь по образцу кимеретского.
        - Покажи.
        Изображение сдвинулось, одновременно меняя масштаб. Компьютер высветил на его переднем плане ровную сферу. Она действительно окружала значок, символизирующий коричневый карлик.
        - Проклятие, - Невский ударил кулаком по столу, - мы все слишком зациклились на координатах и ухитрились упустить очевидное.
        Несколько секунд Горд хмуро рассматривал изображение, потом бросил:
        - Компьютер, краткая характеристика объекта.
        - Система коричневого карлика, окружена сферой напряжённого пространства. Известна так же как объект «Эпсилон» Попытки проникновения, исследования запрещены силами.
        Ага, - мысленно усмехнулся Зимин, - словно одной псевдопространственной скорлупы недостаточно, подобной завесы, между прочим, ещё ни один корабль не преодолевал. Он даже не сразу заметил, что название объекта было очередной корреляцией с предсказанием.
        Горд сосредоточенно размышлял. Не может быть, что бы всё закончилось вот так. Он быстро анализировал всё известное об алефе.
        - Боюсь, что мы проиграли, - каким-то равнодушным голосом сказал Антуан, - силы опередили нас минимум на столетия. Мы ничего не сможем сделать.
        На этот раз от слов Антуана веяло совершенно не привычной для него безысходностью. Всех снова продрал холод.
        Горд вдруг усмехнулся.
        - Не думаю.
        Сказано это было не громко, но настолько твёрдо, что присутствующие невольно ощутили надежду.
        - Мне кажется, - Зимин чуть усмехнулся, - мы все забыли о «пророчестве Герды», те, кто знал, конечно.
        Все невольно посмотрели на девочку.
        - Что за пророчество?! - изумлённо прошептал Роман.
        Но Герда только отмахнулась.
        - Потом.
        Она действительно не понимала, при чём здесь то давнее пророчество. Да, за более чем два года, оно полностью доказало свою истинность. Слишком много совпадений было, что бы списать их на простую случайность. Но сейчас-то оно при чём?
        - «Выбирайте судьбу вселенной», - медленно, выделяя каждое слово, процитировал Горд. - Понимаете, что это значит? У нас ещё есть выбор. Есть возможность как-то повлиять на вселенскую перезагрузку. «Представитель активного разума или ставленник сил», - кажется, так тогда было сказано.

* * *
       &nb