Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Эспаньола Александр Костиков

        На забытую всеми богами Эспаньолу около пограничного городка Санта-Пуэрто падает космический корабль. Местные жители обнаруживают в нём двух выживших. Впоследствии обнаруживается, что они друг другу не друзья.
        Вестерн. Стимпанк.
        Текст будет правиться и редактироваться.

        Александр Костиков
        Эспаньола

        Глава 1
        Гостинец из космоса


        - Учти, Рамирес, за этот груз отвечаешь головой,  - сеньор Рафаэль говорил буднично, словно не о деле шёл разговор, а, к примеру, о погоде.
        Между тем, стоящий перед хозяином контрабандист знал точно: слова, как бы они ни были произнесены, не просто слова.

        - Смею вас уверить, сеньор Рафаэль, я всё просчитал. У нас всё должно получиться и полицейские из Санта-Пуэрто ничего не узнают.

        - Я надеюсь на тебя, Рамирес,  - сеньор Рафаэль поставил на столик чашку с кофе и посмотрел в открытое окно.
        Лёгкий ветерок развевал шторы, со двора доносился шум готовящегося к отправке каравана. Чуть меньше пяти десятков бойцов, три повозки, запряжённые шестью ломовыми лошадьми.

        - Подробности мне не интересны. Ты должен довести груз до места встречи на той стороне границы и передать его в руки наших партнёров.

        - Сеньор Рафаэль,  - Рамирес неловко переступил с ноги на ногу, перехватил шляпу другой рукой.  - Может, стоит поговорить с Санчесом? Предыдущий шериф был сговорчивее.

        - Санчес не покупается,  - поморщился хозяин особняка.  - Либо мы ему мало предложили, либо он и впрямь неподкупен.

        - Пригрозить? Если вы соберёте всех своих людей, мы можем сравнять Санта-Пуэрто с землёй и об этом никто не узнает.

        - Думаешь, я над этим вариантом не думал?  - недоумённо поднял брови сеньор Рафаэль.  - Я…
        Усилившийся шум со двора прервал главаря контрабандистов. Сквозь шум, в котором сложно было что-то разобрать, всё же слышались отдельные восклицания:

        - Смотрите, что это?

        - Оно в нашу сторону летит!

        - Что там, Рамирес?  - в голосе сеньора Рафаэля появились тревожные нотки.

        - Сейчас выясню,  - контрабандист сорвался с места, быстрым шагом подошёл к окну.  - Что раскричались?

        - Командир! Смотрите!  - Один из боевиков указал куда-то на небо и Рамирес, кинув взгляд в ту сторону, увидел приближающийся к особняку сеньора Рафаэля некий предмет.
        Что это, сказать трудно, но он оставлял за собой ясно различимый след чёрного дыма, деля голубое безоблачное небо на две части. Что бы это ни было, неслось оно прямиком к особняку.
        Рамирес почувствовал, как рядом с ним встал сеньор Рафаэль, тоже заинтересовавшийся происходящим вне дома.

        - Выше пройдёт,  - уверенно сказал хозяин особняка.

        - Вы знаете, что это такое?

        - Не имею ни малейшего понятия.
        Неизвестный предмет, тем временем, подлетел настолько близко к дому, что стало понятно - пролетит мимо. Окрестности заволокло гулом и, чем ближе подлетал о нечто, гул становился сильнее и сильнее. Затряслись стены особняка, задрожали стёкла. Заволновались лошади, выходя из меланхолической спячки. Исчезли все остальные звуки.
        Когда летящий предмет приблизился, Рамирес смог его разглядеть. Он оказался железным: солнечные лучи, отразившись от корпуса, пустили солнечный зайчик. Кроме того, штуковина похожа на дракона. Рамирес ясно разглядел голову и два коротких крыла. Чёрный дым, кстати, исходил из правого.
        Миг, и «дракон» скрылся из виду, улетев на другую сторону особняка. Через минуту перестали дрожать стены и стёкла, появились привычные звуки: бойцы и возницы успокаивали лошадей и обменивались друг с другом мнением.

        - Да уж, первый раз такое вижу,  - сеньор Рафаэль поковырялся в ухе, как будто очищая его от непонятного гула.  - Заметь, Рамирес, она полетела в сторону Санта-Пуэрто.

        - Хоть бы упало на этот проклятый городок,  - в сердцах откликнулся контрабандист.

        - Тебе не сказано повезло. Теперь шерифу будет, чем заняться. Не теряй шанса, друг мой.
        Рамирес надел шляпу и через минуту выскочил во двор, раздавая команды, приводя отряд в деловое русло.
        Ещё через несколько минут караван покинул дворик.


* * *
        Сначала чай в кружке пошёл кругами, затряслась посуда на столе. Вслед за этим, через открытое окно в кухню ворвался непонятный гул, который становился всё громче и громче.

        - Землетрясение?  - удивился сеньор Рохес, вскакивая со стула.
        Мария тут же засуетилась, пытаясь удержать посуду на столе.

        - У нас же не бывает землетрясений,  - возразил Луис, двадцатитрёхлетний оболтус, схватив со стола кружку с кофе.
        Рохес подошёл к раскрытому окну, выглянул наружу. Жители небольшого городка выскакивали наружу, озирались по сторонам, но ничего не могли понять.
        Со столба на перекрёстке сорвался указатель и загрохотал по брусчатке. Задрожали окна. Луис чертыхнулся: кофе, всё-таки пролился и обжог ладони. Он взвыл, но тут же умолк: стены дома задрожали, с потолка, прямиком в тарелку с супом, осыпалась засохшая краска.

        - Господи, да что же это творится?  - запричитала было Мария, но её тут же прервал Рохес:

        - Выбегайте из дома! Он может обрушиться!
        Второй раз приказывать никому не пришлось. Меньше чем через минуту все трое выбежали на середину улицы.
        Первое, что они увидели, когда посмотрели в небо, туда же, куда смотрели остальные, был тёмный дымный след. Кто-то что-то кричал над ухом, но Рохес не слышал ничего. И вдруг, громкий финальный удар и наступила тишина.

        - Господи, что это?  - Мария три раза перекрестилась.

        - Луис! Ты это видел?  - откуда-то вынырнул Кортес. Глаза его горели от возбуждения и нетерпения сразу обсудить происходящее.

        - Что это было, Кортес?  - вместо Луиса парня начал расспрашивать Рохес.

        - Огромная штуковина, сеньор Рохес,  - Кортес развёл руками, показывая насколько огромная.  - Пролетела над городом, оставила след. Вон он. Вы представляете, сеньор Рохес, это был дракон!

        - Драконы, парень, это сказки,  - к группе присоединился ещё один сосед, сеньор Корвальос, один из старейших жителей Санта-Пуэрто. Тем не менее выглядел он живчиком.

        - Как же! У него была голова и крылья!

        - Похож на дракона, в это я могу поверить, молодой человек. Но никак не дракон. Как эта штука выглядела точно?

        - Ну, я не знаю,  - в растерянности снова развёл руками Кортес.  - Я сказал то, что увидел. Да вон, спросите у любого. Люди видели то же, что и я.

        - Спросим, не сомневайся.

        - А ещё лучше, сходить, посмотреть самим,  - встрял в разговор Луис.  - Чем бы ни была эта штуковина, грохнулась она в овраге. Смотрите, след ведёт туда.
        Луис был прав, мало этого, он пролегал также почти над крышами домов. Если штуковина упала не в овраге, то недалеко от него.

        - Кортес прав,  - кивнул сеньор Корвальос,  - стоит сходить посмотреть. Наверняка, там соберётся весь город.

        - Па, я тоже хочу…

        - И не вздумайте!  - категорично заявила сеньора Мария.  - Это может быть опасно.

        - Мы возьмём ружья.

        - О, господи.

        - Луис, принеси ружьё,  - распорядился сеньор Рохес. Сходим, посмотрим, что к чему. Может статься, понадобится наша помощь.
        Вместе с Луисом исчез и Кортес, который принял разрешение сеньора Рохеса и на свой счёт.
        За город высыпало много народа. Почти все двигались пешком. Первоначально предположив, что непонятный предмет упадём именно в овраге, подтвердился. Идти же до него всего ничего - километра полтора. Седлать лошадей для такого незначительного расстояния никто не хотел.
        Мужчины, все поголовно, вооружены. Женщин среди потока оказалось не так много. Все друг с другом знакомы, так что путь до овражка, что виднелся даже отсюда, провели в приветствии друг друга, да в догадках, что это было.
        Некоторое разнообразие в шествии принесли полицейские во главе с шерифом Санчесом. Пешеходам пришлось сойти с дороги, чтобы пропустить всадников. Следом за ним, дымя, не хуже пришельца с неба, протарахтел губернатор на мобиле, который выпускал булый дым из высокой трубы, расположенной за сидением водителя.
        Со дна оврага же дымило. Даже больше - чадило. Столб дыма поднимался вверх и небольшой ветерок не смог с этим справиться, как ни старался.
        На берегу оврага столпились жители Санта-Пуэрто, те, кто успел прибежать сюда первым.
        Когда подошли к оврагу, увидели причину всех бед.

        - Ух ты!  - Воскликнул Кортес,  - Дракон! А вы не верили!

        - Нет, это не дракон,  - как ни странно, в глазах сеньора Корвальоса тоже появился блеск, говорящий о том, что происходящее и его увлекло.  - Это, ребята, намного интереснее. Это - космический корабль.
        Всем в городе была известна страсть сеньора Корвальоса к теории, что там, наверху, в космосе, у других звёзд вертятся другие планеты, а люди, живущие на них, могут бороздить чёрную бездну. Даже больше, сеньор Корвальос утверждал, что когда-то и жители Эспаньолы могли путешествовать на другие планеты, а потом, несколько сотен лет назад что-то случилось, и про них забыли. Он также верил в то, что однажды люди из космоса вспомнят про небольшой шарик, названный Эспаньолой.
        Чудачества сеньора Корвальоса вот-вот грозили оказаться правдой.
        Большая стальная «тушка», размером, наверное, в два дома, в котором жила семья сеньора Рохеса, покоилась на четырёх толстых опорах. Короткие «крылья», больше похожие на огромные бочонки. То «крыло», которое от взоров горожан закрывал корпус корабля, страшно дымил.


* * *
        Шериф Санчес спрыгнул с лошади и, став на краю оврага, придирчиво рассматривал нежданный гостинец. Его люди расположились за спиной и тоже во все глаза рассматривали невесть откуда взявшееся чудо.

        - Вот же напасть на нашу голову,  - пробурчал над ухом губернатор.  - И это накануне переговоров с республиканцами.

        - Посмотрите на это с другой стороны, сеньор Нарваэс,  - откликнулся шериф. Теперь у нас есть достопримечательность и нам будет, что показать гостям.

        - Я бы предпочёл без них, шериф.
        По толпе горожан, прерывая губернатора, прошёл ропот. Часть упавшего с небес чуда, неожиданно отделилась от основного корпуса и стала опускаться вниз. Все, кто имел оружие, передёрнули затворы винтовок и карабинов.

        - Не стрелять!  - крикнул Санчес.  - Никому не стрелять!
        Никто и не стрелял, да только дула ружей продолжали смотреть в открывшийся вход. Если вдруг оттуда кто-то появится с недобрыми намерениями, ему мало не покажется. Сам же шериф понял, что тоже, непроизвольно, потянулся к кобуре с револьвером.

        - Там человек!  - как гром среди ясного неба.
        Кто-то глазастый успел рассмотреть то, что ещё не увидел шериф. В следующий миг наружу, вместо ожидаемых чудовищ, вывалился человек в странной одежде и упал на трап, истратив, кажется, все силы.

        - Кажется,  - пробурчал губернатор,  - он раненый.

        - Хосе, Диего, Лоренсо, Филиппе, подберите его,  - обернулся к своим Санчес.  - Кто-нибудь, найдите доктора Хуана, он должен быть где-то здесь.
        Четверо названных полицейских, держа вход в космический корабль под прицелом, осторожно спустились вниз, и подошли к трапу. Убедились, что больше никаких сюрпризов из внутренностей небесного гостя не появится, подхватили пришельца и подняли его наверх. К тому моменту отыскался и доктор. Его и искать не пришлось, как только по толпе волной пробежала весть о раненом человеке.
        Когда пришельца положили на землю, доктор тут же склонился над ним и быстро осмотрел.

        - Он избит, сеньоры. В основном, но есть и кое-что ещё. Смотрите. Шериф, это, скорее, по вашей части,  - доктор указал на странную рану в бедре.

        - Похоже на пулевое ранение.
        Рана и была пулевым отверстием. Ткань вокруг раны промочена кровью. При этом пришелец был в сознании, когда это произошло и у него хватило сил перетянуть ногу чуть выше места ранения оторванной от чего-то полоской ткани.

        - В этой штуковине, чем бы она ни была, произошла знатная драка,  - Санчес вновь обратил внимание на корабль. Правая рука непроизвольно легла на рукоятку револьвера, а большой палец прошёлся туда-сюда по его рельефу.
        Дула ружей горожан, было опустившиеся вниз, тут же вновь нацелились на вход.

        - Этого человека необходимо срочно отправить в госпиталь,  - заявил Хуан.

        - Как скажете, доктор,  - тут же согласился губернатор.  - Берите, сколько вам нужно, людей и займитесь этим человеком. Мне необходимо, чтобы он как можно быстрее пришёл в себя. У меня к нему появились вопросы.
        Шериф усмехнулся. Уж сколько у него вопросов накопилось, лучше помолчать.
        Хищный взгляд, заострившееся лицо, встопорщившиеся усы. Кто знал шерифа, тот мог предугадать, что он собрался делать дальше.
        Поправил шляпу, достал револьвер, проверил наличие патронов в барабане.

        - Ты, ты, ты, ты и ты, пойдёте со мной. Давайте обследуем эту штуковину. Может, там найдутся ещё люди. Может, они тоже ранены и мы обязаны им помочь. Всем остальным - следить, чтобы никто к ней не приближался.
        Санчес славился быстротой принятия решений. Ещё быстрее он претворял их в жизнь. Пятеро названных полицейских взяли вход в корабль под прицел и, вслед за шерифом, спустились вниз, к подножию трапа. Шериф тоже держал вход по прицелом.
        Ни секунды не мешкая, Санчес ступил на трап. Подкованный сапог звякнул по металлу. Следом второй звяк, ещё, и вот он заглядывает внутрь корабля.
        Огромное помещение, опутанное вдоль стен лестницами и переходами. Самая широкая лестница, или трап, расположилась напротив входа и вела на следующий уровень. Все это освещалось встроенными в стены лампами, так что внутри корабля было светло, как на улице. Ствол револьвера и ещё пяти ружей быстро обследовали всё вокруг. Никого. Тогда шериф ступил дальше, входя внутрь корабля.

        - Будьте осторожны, парни,  - сказал он.  - Делимся по двое. Хорхе со мной. Ищем людей. Если что, разрешаю сначала стрелять, потом выяснять, что к чему.
        Полицейские распределились по помещению. Сам же шериф, вместе с Хорхе, направился к широкой лестнице. Вслед за ними на следующий уровень поднялись Диего и Мигель. Они взяли на себя исследование левого отсека корабля. Санчес же решил осмотреться в коридоре напротив, к тому же в конце его виднелась ещё одна лестница.
        По стенам обнаружились четыре двери. Пройдясь по коридору, шериф, под прикрытием напарника, попытался открыть каждую из них, но ничего не вышло.

        - Прикрывай тыл, Хорхе.
        Лестница на следующий уровень вывела шерифа ещё в одно помещение. Прежде осмотревшись, шериф выбрался в него целиком. Большую часть противоположной стены занимало окно. Если пользоваться морской терминологией, раз назвали непонятную штуковину кораблём, это будет иллюминатором. Через него Санчес смог увидеть берег оврага. Все любопытные горожане остались на той стороне, так что только трава и пара деревьев. Интересное было внутри помещения. Аппаратура, приборы, экраны, всё то было выключено. Справа в углу искрило и дымилось, видимо, произошло короткое замыкание. Кто-то выстелил в ту сторону, разбивая приборы.
        Два кресла, в них сидят люди. На появление шерифа и Хорхе пытающегося контролировать тыл, они никак не отреагировали и шериф вскоре понял почему. В кресле справа сидел седовласый человек средних лет, во втором рыжеволосый, с виду двадцати с небольшим. Некий злодей пустил обоим по пули в голову. Понятно, почему эти люди никак не отреагировали на вторжение.

        - Не простая тут была драка, шериф,  - чуть не шёпотом проговорил Хорхе.

        - Ты прав,  - Санчес окинул помещение взглядом. Если бы не пулевое отверстие в месте, где сейчас искрит, можно было бы предположить, что злоумышленники сделали попытку захватить управление кораблём.  - Возможно, здесь действовала целая группа.
        Его прервал Мигель. Ворвавшись на мостик он, казалось, забыл обо всём. Глаза забегали в разные стороны, стараясь охватить, кажется, всё сразу.

        - Что хотел, Мигель?

        - Шериф, вам надо это увидеть!  - на мостике появилась голова Мигеля.

        - Что случилось?

        - Вы бы сами посмотрели.

        - А сказать не хочешь? Подготовить шефа к неприятному зрелищу?

        - Э-э, мы с Диего нашли несколько трупов.

        - Вот, Хорхе, я ж говорю, группа. Ну, может, двое-трое. Пойдём, посмотрим.
        Помещение, которое обнаружили Мигель и Диего, скорее всего, служило столовой. Свободный вход, то есть никаких дверей, в центре стол человек так на пятнадцать. Два трупа за ним и сидели, один уткнувшись лицом в тарелку, второй упал, заняв соседний стул. Ещё трое лежали кто где, может, успели как-то отреагировать прежде, чем в них впились пули недоброжелателей.

        - Лихо,  - только и смог сказать Санчес.

        - Ещё один там, за стойкой,  - сообщил Диего. Он стоял недалеко у входа и задумчиво осматривался.

        - Другие помещения осматривали?

        - Да. Есть двери, половина заперты, мы решили пока их не вскрывать. Сюда заглянули в последнюю очередь.

        - Правильно.

        - Интересно, чего они не поделили между собой?  - поинтересовался Мигель.  - С первого взгляда, тут должны были находится друзья, товарищи…

        - Вот это я и хочу выяснить. Ладно, парни, уходим отсюда. Хватит на сегодня. Живых, похоже, тут больше нет, а более детальное обследование мы этой штуке чуть попозже организуем.
        Двое других полицейских встретили Санчеса внизу. Вернее, как раз вытаскивали откуда-то человека.

        - Мы нашли ещё одного. Пока дышит,  - сказал Гомес.  - Пф, тяжелый, зараза.

        - Давайте-ка его выносите из корабля и мигом в госпиталь. Будет доктору чем заняться. Сразу два пришельца. Хосе, Лоренсо, вы с ними. Скажете доктору, что я вас назначил охранять раненых. Чуть позже будет смена.
        Из корабля шериф выбрался последним.

        - Выяснили, что там случилось?  - тут же полюбопытствовал губернатор.

        - Забавная штуковина,  - Санчес снял шляпу, лениво стряхнул с неё пылинку и снова надел.  - Мы обнаружили много трупов. Похоже, там была война. Я как-нибудь этим займусь.

        - Уж будьте добры, шериф. Когда в Санта-Пуэрто появятся гости, мне бы хотелось показать им нашу новую достопримечательность.

        - В вас, сеньор Нарваэс, до сих пор живёт торговец. Вы с этим, похоже, родились. Даже будь вы министром в Марадоне, ошивайся у королевского трона, и там бы искали выгоду, а?

        - Привычка, шериф,  - губернатор ничуть не обиделся.  - Я занимаю пост губернатора чуть больше времени, чем вы пост шерифа нашего славного городка.

        - Выставлю, пожалуй, охрану, чтоб не лезли посторонние,  - шериф обернулся, оглядывая железного пришельца, стараясь охватить его целиком.  - Чувствую, скоро в нашем городке станет весело.
        Глава 2
        Танцы с пришельцами

        По возвращении домой, как бы он того ни хотел, Луис получил задание отремонтировать квартиру. Сеньор Рохес владел небольшим магазином стройматериалов, так что тут проблем не возникло.
        Первым делом Луис вставил новое стекло, вместо лопнувшего. Потом сменил полопавшиеся плинтуса у себя в комнате. Самым трудным во всём этом было поменять дверную коробку в комнату родителей. Просто прибить гвоздик здесь, а там заштукатурить не выйдет. Сразу три трещины, причём такие, что коробку придётся делать полностью. Вздохнув, Луис взялся за небольшой ломик и принялся за дело. Через полчаса на месте двери зияло неровное отверстие. Далее следовало выровнять края. Цемент и песок в наличии, осталось сбегать за водой.
        Воду всем кварталом брали на уличной колонке, что стояла недалеко от дома Перале. Туда Луис и отправился и был тут же замечен младшей сестрёнкой Луизы. Пятилетняя девчонка сидела на лавочке, компанию ей составляли две тряпичные куклы, смастеренные вручную сеньором Рохесом.

        - Луис,  - обрадовалась девочка, увидев приятеля сестры. Она сорвалась с места и чуть не сбила парня с ног.  - Ты к нам зайдёшь?

        - Привет, Бланка,  - парень присел на корточки.  - Обязательно зайду.

        - Моя спальня совсем поломалась. Поможешь отремонтировать?
        Отношения Луиса и Луизы были у всех на виду, да и никто не собирался делать из этого секрета. Бланка, между тем, сделала из этого свой вывод и давно уже принимала Луиса за своего.

        - Сегодня же займусь твоей спальней. Скажи, а Луиза дома?

        - Нет, она на работе.

        - На работе? На вторую смену осталась, что ли?

        - Луиза сказала, что это из-за железного дракона. Доктор попросил её подежурить сегодня вечером. Зато завтра обещала целый день быть дома.

        - Как интересно. Ну а Кортес где?

        - А вон он,  - весело крикнула Бланка, тут же развернулась и унеслась домой, не забыв прихватить кукол. Своего добилась.

        - Бездельничаешь, Кортес?

        - Какой там,  - отмахнулся приятель,  - Из-за пришельцев, считай, никакой работы сегодня нет, так что я освободился. Что хотел спросить, Луис, ты сегодня вечером свободен?
        Вместо ответа Луис кивнул на деревянное, обитое железными кольцами, ведро и Кортес понял - друг занят ремонтом.

        - Идея посетила?
        Друзья подошли к колонке.

        - Хотел спросить, как ты смотришь, чтобы вечерком сгонять к оврагу?

        - Кортес, это самая бредовая идея за последние двадцать лет, что я тебя знаю. Ты на него не насмотрелся ещё?

        - Да что на него смотреть? Корабль как корабль. Сеньор Корвальос как-то показывал мне старинный альбом, доставшийся ему по наследству. Там каких только кораблей нет. Но разве тебе не интересно взглянуть на это чудо изнутри?
        Луис спокойно набрал воды, снял ведро и поставил его на землю, после чего прищурившись посмотрел на друга.
        С самого детства, как только они начали ходить, Луис с Кортесом составляли ту ещё парочку. Вместе их отпускать никуда было нельзя, обязательно во что-нибудь вляпаются, либо передерутся. Они были самыми знаменитыми хулиганами Санта-Пуэрто. Сейчас таких и нет. И все же, Луис всегда был более рассудительным, чем его приятель.
        Однажды Кортес поделился с Луисом большим секретом. Он хотел повидать мир, посмотреть своими глазами на то, о чём, порой, рассказывали редкие путники: огромные города, в которых дома возносились выше облаков, море далеко на Западе. Говорят, там есть несколько портовых городов и на пирсах можно увидеть настоящие каравеллы. Луис подозревал, что на самом деле Кортес просто хотел избавиться от своей большой и шумной семейки. Пять сестёр и среди них один мужчина - это может свести с ума кого угодно.

        - Беру свои слова обратно. Те твои слова были не самыми бредовыми. Там полно полиции, Кортес! Нам удастся посмотреть на корабль разве что издали, но внутрь мы не попадём.

        - Да я понимаю,  - приятель сник.  - Но, может быть, на месте что-нибудь придумаем?.


        - Ты лучше скажи, как Луиза поживает. Я хотел сегодня зайти.

        - Во! Идея! Надо будет к ней сегодня завтра с утра пристать. Что-нибудь, да расскажет.
        Настроение приятеля поднялось и, уже в четыре руки, друзья детства завершили ремонт сначала у Луиса, потом заделали небольшие поломки в доме Кортеса.
        Бланка была в восторге.


* * *
        Вечером Луис быстро привёл себя в порядок и предупредил мать, что исчезает на неопределённое время встречать Луизу.
        Жизнь в вечернем городке, когда солнце клонилось к горизонту, набирала обороты. Подтягивались немногочисленные окрестные фермеры, выходили отдыхать, на прогулку и перебрать новости, что случились за день, жители. Основной темой сегодняшнего вечера был, конечно же, упавший космический корабль. Луис, пока добирался до госпиталя по пыльным улицам, постоянно слышал различные версии происходящего.
        Центр Санта-Пуэрто отличался от остального городка наличием нескольких двухэтажных зданий, а также брусчаткой, когда-то, на заре зарождения города, выложенной на площади и ближайших улиц. Сейчас брусчатка завалена пылью, между кирпичей прорастала трава. Во всём этом был один плюс - когда на город обрушивался редкий в этих краях дождь, площадь быстро высыхала.
        В одной из двухэтажек, огороженный высоким железным забором, расположился госпиталь.

        - Парень, куда собрался?  - остановил Луиса полицейский, возникший словно ниоткуда перед парнем, только поставившим ногу на первую ступеньку.  - В госпиталь вход запрещён.

        - Я к Луизе, сержант!  - Луис немного оробел.  - Она здесь сестрой милосердия работает.

        - Я знаю, но туда нельзя. Можешь подождать свою подружку в парке на лавочке.

        - Пабло, сгоняй, позови Луизу,  - следом появился Диего и хлопнул напарника по плечу.
        Пабло, недобро сверкнув взглядом на Луиса, скрылся внутри здания.

        - Приказ Санчеса, парень,  - пояснил Диего. Он жил на той же улице, что и Луис и знал парня, как свои пять пальцев.  - О пришельцах тебе лучше забыть. И Кортесу передай.

        - Как скажешь, Диего. Мне они не особенно интересны. Я их видел, хоть и издали. Я сюда действительно к Луизе пришёл.

        - Верю, но придётся ждать на улице.
        Немного расстроенный Луис уселся на ближайшей лавочке. Пришельцы его на самом деле не интересовали. Но! Если бы удалось пробраться внутрь госпиталя, то и взглянуть на них бы удалось. Хоть краешком глаза, но, всё ж, поближе. Утереть нос Кортесу. Не вышло.

        - О чём задумался, Луис?  - прозвучал над ухом знакомый голос.
        Парень тряхнул головой, отгоняя всякие мысли, и обнаружил перед собой Луизу. Она стояла перед ним в белом халате с голубой каймой и в такой же шапочке. Каштановые волосы убраны в пучок на затылке, вид строгий, но улыбка на лице затмевала всё остальное.

        - Привет,  - подскочил Луис.  - А я тут тебя жду.

        - Вижу. Слушай, Луис, сегодня я приду домой поздно, можешь меня не ждать. Но вот завтра…

        - Это из-за новых пациентов?

        - Да. Но учти, это секретная информация, понял?

        - Да какой это секрет, Луиза? Весь город о них знает.

        - И тем не менее. Никому ни слова. Договорились?

        - Ты же мне ничего не сказала.

        - И не скажу. А ты что, пришёл меня встречать или выпытывать о пришельцах?

        - Они меня не интересуют. В этом вопросе тебе больше нужно остерегаться Кортеса.

        - С братиком я как-нибудь справлюсь,  - фыркнула Луиза.  - Всё, Луис, извини, мне надо бежать. Если доктор Хуан увидит, что меня нет на месте, он мне голову оторвёт.

        - Тогда беги на пост, я не хочу, чтобы моя невеста оказалась без головы,  - засмеялся Луис.

        - Ты сказал - невеста?  - удивлённо подняла бровь Луиза, но, вместо ответа, Луис чмокнул её в щёку и скрылся в кустах.


* * *
        Немного ошарашенная Луиза стояла перед лавочкой, словно вкопанная. Никогда раньше между ними ни одного слова не мелькало на эту тему. Нельзя сказать, что девушка об этом не задумывалась, но не так, чтобы серьёзно. Считала, что ещё рано такой разговор заводить.
        Только полгода назад между ними появилась некоторая романтика. До этого, временами, Луиза принимала участие в делах Луиса и Кортеса в качестве равноправного партнёра. Потом как-то получилось, что парочка оказалась один на один под звёздным небом недалеко за городом. С тех пор они гуляли, разговаривали, но вот о чём-то большем было ещё рано думать.
        В конце концов, Луиза решила разобраться со словами Луиса в более подходящее время. Завтра весь день выходной, вот и выпытаем у парня, что он имел в виду, а сейчас девушка развернулась и бегом помчалась обратно в госпиталь.

        - Док появлялся?  - спросила она, вбежав на этаж.

        - Нет,  - ответила напарница, согласившаяся прикрыть девушку, пока та флиртовала с Луисом.  - Всё тихо.
        Луиза кивнула и, меньше чем за минуту, оказалась на своём рабочем месте - немного неудобном кресле между двумя кроватями, на которых лежали оба выживших пришельца. Неудобное кресло поставили специально, чтобы сиделки невзначай не заснули. Два человека, находящиеся сейчас без сознания, могли прийти в себя в любой момент и надо быть начеку. Оба облеплены датчиками жизнедеятельности, провода от которых шли к небольшим аппаратам, установленным у изголовья. Работали они с помощью электричества, идущего от парогенератора в подвале госпиталя. Пока никаких отклонений в показаниях не наблюдалось, пациенты спали.
        С чистой совестью Луиза взялась за книжку и попыталась продолжить чтение, но вскоре поняла, смысл написанного до неё не доходит. Мысли были заняты Луисом и его словами, брошенными как бы невзначай. Девушка отложила книгу в сторону и выглянула в окно.
        Вечерело. Солнце заходило за горизонт, остался только краешек. Его место занимал Тореро, огромная луна, поднимающаяся чуть в стороне. Луиза засмотрелась на спутник и чуть не прозевала, когда один из приборов начал мигать красной лампочкой, ломаная линия на небольшом экране стала ещё больше ломаной. У пациента участился пульс. Девушка вскочила с кресла, подошла к пришельцу и заметила, как у того дернулся средний палец правой руки. Сорвавшись с места, Луиза выбежала в коридор.

        - Анна! Срочно вызывай доктора!
        Доктор Хуан появился быстро. Он ждал новостей в любой момент, потому что, когда обследовал обоих пришельцев, пришёл к выводу, что странные раны, в принципе, не страшные и очнуться чужаки могут в любой момент. Как их привести в себя быстрее, доктор не догадывался, квалификации не хватало, так что ограничился общей терапией. А там, выживут или не выживут. Как ещё? Обычные приёмы не срабатывали.

        - Что тут у нас?  - он подошёл к кровати. Вопрос был риторическим, но Луиза поспешила ответить:

        - Участился пульс и он пошевелил пальцем.

        - Ну, движение ни о чём не говорит, а вот участившийся пульс, это уже интереснее.
        Доктор присел на краешек стула, отвернул одеяло. Мощная грудь пациента опутана проводами и обклеена датчиками, равномерно вздымалась и опускалась. Если бы не раны и синяки, доктор Хуан сказал бы, что этот человек просто спит. Возможно, так оно и было.

        - Ровное дыхание, замедленный пульс. Температура в норме… хотя не уверен.

        - Почему, доктор?  - Луиза не удержалась от вопроса.

        - Судя по всему, эти люди упали на нас со звёзд,  - доктор пожал плечами.  - У нас нормальная температура тридцать шесть и шесть. А какая у них?
        Он хотел ещё что-то сказать, но тут в палату ворвался губернатор.

        - Мне сказали, что один из пациентов начал приходить в себя.

        - Это преувеличение,  - доктор встал со стула.  - Есть небольшой прогресс, но ничего серьёзного.

        - Жаль,  - губернатор расстроился,  - очень жаль. И чего им мирно не жилось на своём корабле?

        - Иначе бы они сюда не упали, не так ли?

        - Тут вы правы, доктор,  - невесело усмехнулся сеньор Нарваэс.  - Ладно. Когда кто-нибудь из этих двоих очнётся, и начнёт говорить, немедленно вызывайте меня. Это приказ, доктор.

        - Как скажете, сеньор. Но не думаю, что у вас получиться с ними пообщаться.

        - Это ещё почему?

        - Наверняка они говорят на незнакомом нам языке и вряд ли поймут нас.

        - Дьявол! А ведь вы правы. Самому как-то в голову не пришло. Ладно, будем ждать. Всё равно они от нас никуда не денутся и рано или поздно мы сможем с ними поговорить. Я прав?
        Доктор даже не кивнул. Впрочем, сеньор Нарваэс не ждал ответа, быстро покинув палату.

        - Докладывай мне обо всех изменениях, Луиза. Процесс пошёл, теперь любой из пришельцев может очнуться в любой момент.
        Когда девушка снова осталась одна, она подошла вплотную к тому, кто пошевелился. Её не интересовали показания приборов. Как выглядят пришельцы со звёзд? До сих пор Луизу как-то не интересовал этот вопрос. Такие же, как и жители Санта-Пуэрто, да и всей Эспаньолы. Внешне, по крайней мере. Сейчас же захотелось рассмотреть эти лица более подробно.
        Свет торшера у кресла едва достигал лица пришельца, но девушка смогла внимательно присмотреться. Немного светлее, чем привыкла видеть Луиза, плюс короткие светлые волосы. Никаких особых примет. Сделай кожу чуть смуглее, волосы покрась в чёрный цвет, и он затеряется в толпе.

        - Интересно, что случилось на вашем корабле? Выжили только ты и ещё один человек,
        - девушка усмехнулась.  - Знаешь, полёты в космос у нас уже давно превратились в легенды. Никто в городе не верит, что когда-то на нашу планету садились корабли со звёзд. Правда, после вашего падения уже стоит говорить: «Не верил». Что там, в космосе, происходит? Даже не знаю, если бы мне предложили, согласилась бы я лететь туда. Наверное, оказаться в космосе интересно. Хотя…  - Луиза задумчиво посмотрела на пациента, а потом на его товарища.  - Наверное, там опасно, иначе бы на вашем корабле не произошло того, что произошло.
        Пришелец еле слышно что-то прошептал. На его лбу проступила испарина. Взгляд девушки заметался от пациента к дверям из палаты, потом к приборам. Пришелец продолжал что-то шептать.

        - Анна! Срочно доктора!  - Луиза выскочила в коридор.  - Он заговорил!
        Глава 3
        Осмотр корабля

        Дело происходило километрах в пяти от Санта-Пуэрто, недалеко от контрабандного пути, где полицейские пару раз уже останавливали караваны. Четыре человека сидели в засаде на пригорке, спрятавшись в кустарнике. С тропы их видно не было, можно даже костёр развести, если без дыма. Впрочем, в обратную сторону невидимость тоже работала, так что постоянно кто-нибудь один дежурил у края кустарника, откуда тропа просматривалась далеко и хорошо.

        - Отойду на минутку, Пабло,  - подхватился Эстебан, и, не дожидаясь разрешения, двинул сквозь кустарник к валуну, где полицейские устроили нечто вроде сортира.
        Освободившись от тяжести, Эстебан перестал спешить, вдохнул свежего воздуха и обвёл лежащую перед ним долину. Оценить её красоту не мешало и почти зашедшее за горизонт солнце. Полицейский застегнул ремень, достал сигару, откусил кончик и уже потянулся за спичками, когда глаз поймал быстро мигнувший солнечный зайчик.
        Эстебан быстро присел, прячась за валуном, достал из футляра бинокль и задумался. Если он заметил отблеск, значит там, в долине, кто-то куда-то едет и тоже может высматривать округу через бинокль или подзорную трубу. И этот кто-то может заметить наблюдателя. Кто знает, солнечные лучи непредсказуемы. Рискнуть, или не рискнуть, вот в чём вопрос. Невооружённым взглядом ничего не разглядеть.
        Полицейский недолго размышлял. Примерное место он засёк, всего-то и нужно, что взглянуть на то место, затратив пару секунд. С другой стороны, если тот, кто едет там, увидит отблеск от линз бинокля, поймёт, что за ним следят и сто раз подумает, идти дальше или возвращаться обратно.
        Первый же взгляд в нужную точку, и глаза Эстебана чуть не расширились от изумления. Три крытых повозки и несколько десятков всадников безбоязненно ехали к границе Марадоны. Такого каравана полицейский ещё не видел, хоть уже и принимал участие в пяти перехватах. Обычно и повозок было побольше, и охраны поменьше. Контрабандисты рассчитывали на то, что проскочат незаметно. Сейчас же просто невозможно было что-то сказать.
        Полицейский решился рассмотреть подробнее караван и охранников, уже не беспокоясь, заметят его или нет. Сосчитал всадников - чуть меньше пяти десятков. Выругался и нырнул в кусты, зовя напарников.

        - Да уж,  - проворчал сержант Охеда, отложив в сторону бинокль.  - Вот ведь ты глазастый, Эстебан. Как только заметил-то.

        - Случайно, сержант.

        - Не суть. Важно другое - они нашли другую тропу, так что здесь мы их не встретим. А во-он тот кустарник,  - Охеда указал чуть в сторону, где тоже далеко, на фоне тёмного песка хорошо виднелось занимающее обширную площадь зелёное пятно,  - как раз подходит, чтобы устроить засаду. Да и гости наши, наверняка там пойдут.

        - Засаду? Но нас только четверо!

        - Скачи, давай, к шерифу, труби тревогу. Мы с ребятами будем ждать вас на выходе из этого зелёного пятна.


* * *
        Как только доктор Хуан зашёл к себе в кабинет, он обнаружил в нём Санчеса. Шериф сидел на краешке стола и крутил в руках сигару.

        - Чем обязан столь позднему визиту?

        - До меня дошли слухи, будто один из ваших пациентов пришёл в себя, док,  - Санчес слез со стола, вздохнув, спрятал сигару в карман.

        - Мне понятно ваше нетерпение поговорить с ними,  - док протиснулся к креслу и с удовольствием сел, откинувшись на спинку. И глаза б прикрыл, да только визитёр, похоже, уходить не собирался.  - Но, боюсь, своё любопытство вы сможете удовлетворить нескоро.

        - Всё так плохо?

        - Сеньор Санчес,  - устало проговорил док,  - я уже беседовал по этому поводу с губернатором, и вам повторю: они не поймут ваших вопросов, а вы не поймёте их ответов. Они говорят на незнакомом нам языке. Я это слышал сам.

        - Это всё понятно, док, но я пришёл по другому вопросу,  - шериф, не спеша, снял шляпу и пристроил её на коленке.  - Тоже насчёт пришельцев, но сами они меня пока не интересуют.

        - Вот даже как?

        - Да. Завтра…  - Санчес глянул на часы.  - Завтра утром губернатор в кои-то веки собирает совет города. Это для вас новость?

        - Собрание планировалось через три дня.

        - Именно. По поводу предстоящих переговоров. Но пришельцы… Губернатор хочет обсудить, что делать с ними. И кораблём заодно.

        - Ваше мнение совпало с мнением сеньора Нарваэса и вы пришли меня склонить на свою сторону?  - Доктор усмехнулся.

        - За кого вы меня принимаете?  - Санчес поморщился.  - Я не какой-то там заговорщик, чтобы кого бы то ни было склонять куда-то. Я пришёл к вам, чтобы сообщить, что заседание будет завтра с утра. Чтобы это не было для вас неожиданностью.
        Санчес замолчал, но доктор Хуан не собирался ничего говорить в ответ.

        - Если хотите знать моё мнение, дабы в дальнейшем между нами не было недоразумений, то всё, что произошло на корабле, к нам не имеет никакого отношения. Это разборки тех, кто живёт там,  - шериф вытянул палец вверх,  - Пусть они хоть перебьют друг друга. Моё дело - следить за порядком в городе и его окрестностях. Что же касается корабля и пришельцев, у меня к ним, скажем, так, чисто научный интерес. Прощайте.
        Он подхватил шляпу и уже на пороге остановился:

        - Док, сегодня я получил известие, что с той стороны готовится очередной серьёзный караван. Диего и Пабло подежурят в госпитале. Так, на всякий случай.
        И вышел, оставив Хуана в раздумьях.
        Санчес, по сути, неплохой человек, честно делает свою работу, не прогибается ни перед кем, и ни перед кем не виляет хвостом. Но была к нему некая неприязнь. Наверное, из-за того, что занял пост не совсем честно. Шерифом должен был стать другой человек, но за несколько дней до назначения, в городе появляется Санчес, и губернатор быстро делает его главой полиции. К тому же док подозревал, и не без оснований, что многие решения, впоследствии принимаемые городским советом, заранее обговаривались между Санчесом и сеньором Нарваэсом наедине. В этом случае остальные трое члена совета были, по сути, обычной массовкой. При этом только доктор Хуан имел своё собственное мнение. И это бесило его, но поделать ничего было нельзя.
        Неприязнь неприязнью, а весть шериф принёс тревожную. Бог с ним, завтрашним советом. Позицию, насчёт пришельцев, доктор давно для себя определил. Грудью встанет на защиту, пока они находятся в госпитале. Вот очередной караван, это серьёзно. Когда-нибудь сеньору Рафаэлю надоест терять свои караваны, и он нанесёт удар по городу.
        Санта-Пуэрто находился в такой дыре, что про этот городок, кажется, забыли власть предержащие. Причём настолько крепко, что если вдруг он исчезнет, об этом никто не узнает.
        Когда-то доктора Хуана отправили сюда из столицы королевства. Сразу после окончания колледжа. Так и не удалось вычислить принцип распределения. Наверное, ткнули в карту пальцем наугад. Долго после этого пришлось выяснять, где ж находится этот городишко. И дико было, когда прибыл сюда. Сейчас-то несколько обжился, притерпелся, заслужил кое-какой авторитет. Вон, даже в городской совет пустили. Да и сам Санта-Пуэрто, по сути, неплохой городок.
        Жители городка произвели приятное впечатление. Люди спокойные, доброжелательные. Доктора приняли, как родного. Поначалу удивило наличие целого полицейского участка с штатом в пятнадцать человек. Чуть позже он начал выхаживать полицейских и каких-то неизвестных людей, залечивая им пулевые раны. Выяснилось, что неподалёку проходит контрабандистская тропа и полицейские, часто при помощи местных жителей, борются с ними.
        Нередки были и налёты на сам город. Тогда на защиту становилось всё мужское население. Все имели оружие, кто своё, кто трофейное. Доктор, в своё время, ничуть не возражал, когда ему подарили трофейный револьвер. Правда, за эти несколько лет, так ни разу им не воспользовался.
        Раздумывая над жизнью, он вышел на свежий воздух и присел на ступеньки крыльца.

        - Всё в порядке, док?  - словно ниоткуда появился Диего.

        - Знаешь, Диего,  - Хуан вытащил трубку и стал набивать её самосадным табаком,  - у нас удивительный город и удивительные люди.

        - С чего вы взяли?

        - Когда эта штука,  - доктор кивнул в сторону оврага,  - упала, думал, разовьётся такой ажиотаж… Всё-таки не каждый день на Санта-Пуэрто падают космические корабли, а?

        - Даже не знаю, что вам ответить,  - полицейский присел рядом.

        - Если бы это произошло рядом с Мехико, к примеру,  - док, наконец, набил трубку и прикурил,  - там пару месяцев только и разговоров было. Народ не отходил бы от неё ни на шаг. А у нас… прибежали, посмотрели и разошлись.

        - Наверное, нам это не надо, доктор,  - вздохнул Диего.  - Что можно сделать с этим… Как вы там сказали? Кораблём. Ничего. В хозяйстве не используешь.

        - Вот как?  - Доктор усмехнулся.  - В хозяйстве, говоришь? М-да. Ладно, Диего, вы тут посматривайте, а я, пожалуй, пойду отдохну.
        Вернувшись в кабинет, док прошёл чуть дальше, там у него находилась небольшая комнатушка, где стояла кровать, стол, шкаф с немногочисленными вещами. Госпиталь давно превратился в дом. Семьёй обзавестить не сумел, а сам привык к небольшим запросам. Да и какие тут они могли быть? Это в больших городах всего навалом. Здесь же одна радость - работа. Вернее, две. Ещё иногда можно поразмышлять над вечными темами, глядя на две луны.


* * *
        Сразу из госпиталя Санчес отправился к кораблю с намерением осмотреть его более детально и, возможно, найти подсказки к тому, что там произошло. Это было интересно. Конечно, можно дождаться, пока док поставит на ноги пришельцев, пока те выучат местный язык, но это долго. Поэтому пришлось заняться самостоятельными исследованиями.
        Не успел шериф переступить край оврага, как дорогу преградил полицейский.

        - Всё спокойно, Хорхе?

        - Относительно, шериф,  - кивнул охранник, слегка расслабляясь.  - Отгоняем любопытных мальцов.

        - Сильно достают?

        - Нет, но некоторым я бы всыпал по первое число.

        - Что же останавливает?  - Санчес усмехнулся в шикарные усы.

        - Отсутствие вашего приказа. Пацаны ведь…

        - Считай, что ты его получил. Отстегай первого же, кого поймаешь. Другим наука будет. Пойду, осмотрю корабль изнутри. Если будет что-то серьёзное, сразу вызывай.
        Свет вспыхнул, освещая большой ангар, едва Санчес ступил внутрь. Это было уже привычно, так что, не мешкая ни секунды, шериф отправился прямиком на мостик. Всё важное должно быть там.
        Здесь ничего не изменилось, разве что мёртвые пришельцы отсутствовали. Их убрали сразу же, как разошёлся народ. Да и со всего остального корабля тоже, сложили неподалёку, намереваясь следующим утром закопать всех в братской могиле.
        Так-с, где у нас тут капитанское кресло? Наверняка, посередине. Санчес бы так и сделал - главный в центре, чтобы видеть всё. Правда, как положено там, на небесах, бог весть.
        Кожаное покрытие скрипнуло, кресло покачнулось. Шериф откинулся на спинку и осмотрелся. Множество различных приборов непонятного назначения, небольшие экраны, сотни разноцветных кнопок, десятки рычагов. Как тут можно запомнить, что чему служит?
        Приборы молчали, экраны ничего не показывали. Видимо, чтобы всё это заработало, надо что-то нажать или передвинуть какой-нибудь рычаг. Но вот проблема - Санчес не представлял, куда жать и что передвигать. Нажмёшь куда-нибудь, сам себе хуже сделаешь. Тем не менее, сдаваться шериф не собирался. Не из того теста сделан. Что ж, начнём потихонечку, по старинке, методом научного тыка.
        Первым делом шериф отыскал на панели самую большую кнопку. Мало этого, она спрятана ещё и под прозрачным колпаком. Санчес откинул колпак, поднёс палец к кнопке и застыл. А вдруг она включает систему самоуничтожения? И разлетится кораблик миллионом осколков, оставив после себя хорошую воронку. Впрочем, кто не рискует, тот не пьёт текилы. В следующий момент кнопка была нажата.
        В первый момент ничего не произошло. Через пару секунд, неожиданно, когда Санчес подумал, что фокус не удался, вся огромная приборная панель ожила, засверкали разноцветные кнопки, ожили экраны. Удача, с первого раза. Этому можно только порадоваться. Правда, не всё так просто. Один из экранов выехал со своего места ближе к креслу капитана и повернулся горизонтально, предложив вниманию шерифа изображение контура ладони.

        - Упс,  - буркнул шериф. Ну, конечно, корабль запросил идентификацию личности, скорее всего. А то так его мог угнать кто угодно. Значит, получается что? Нужна ладонь капитана этой посудины.
        Прежде, чем покинуть мостик, шериф снова нажал на большую кнопку, и вся приборная панель погасла.

        - Шериф, корабль сейчас как будто ожил,  - не успел Санчес выйти на трап, как к нему подскочил Хорхе с расширенными от испуга глазами.
        Чуть дальше маячил ещё один полицейский.

        - Это я там балуюсь. Ты вот что, помнишь, что за тип сидел в среднем кресле?

        - Э-э…

        - Притащи его в рубку, Хорхе.

        - Мертвеца?

        - Он мне нужен, Хорхе. Не тормози.
        Санчес больше не обращал на подчинённого внимания, вернулся в рубку.
        Труп мужчины, который недавно занимал капитанское кресло, приволокли быстро. Тогда уж шериф, более смело, ткнул в большую кнопку, взял правую руку мертвеца и приложил её к отпечатку на экране. Тут же всё ожило окончательно: экраны стали что-то показывать, лампочки на панелях сверкать и моргать, освещение стало ярче.

        - Ух ты! Шериф, тут не по-нашему всё написано.

        - Разберусь. Тащите труп к остальным. С утра чтоб закопали, понял? Уже вонять начинают.
        Мягкий намёк, и вот уже шериф на мостике снова один.
        От заработавшей системы понятней ничего не стало. Появились надписи, где многие буквы знакомы, но слова были непонятны совершенно. Отсюда можно сделать вывод… даже два. Все бредни местных чудаков во главе с сеньором Корвальосом о том, что люди на Эспаньоле появились когда-то из космоса, в принципе, верны. А ещё то, что без посторонней помощи шериф тут не разберётся и, если продолжит исследовать на свой страх и риск, то рискует нарваться на неприятности.

        - Да уж,  - Санчес снял шляпу и бросил её на приборную панель.  - Что включал, что не включал, толку немного.
        Было много картинок, но они тоже ни о чём не говорили. Скажем, на одном из экранов, шериф увидел выходящего из корабля Хорхе с напарником. Они что-то обсуждали, а потом разошлись в разные стороны. На другом экране, что рядом, несколько строчек, заканчивающиеся вполне читаемыми цифрами, но что они означают?

        - Что ж, раз так, будем искать по старинке.
        И принялся искать хоть что-то, что помогло бы разобраться во всём этом деле. Обшарил всю рубку за несколько минут, но ничего, конечно же, не нашёл. После этого пришлось выйти в коридор и осматривать все каюты.
        По сути, шериф искал бортовой журнал. Как на любом корабле, он тут должен быть. Что-то говорило, что пришельцы вряд ли пользуются бумагой, тут должно быть что-то другое. Требуемое могло отыскаться, к примеру, в каюте капитана, либо в каком-то специальном помещении. В течение следующего часа Санчес обыскал все каюты и узнал об их обитателях кое-что интересное. Правда, всё это на уровне догадок.
        Всё было не то. Мелочи, либо говорящие о личной жизни экипажа, либо ни о чём не говорящие. Среди них ничего полезного не находилось. В какой-то момент шериф чуть не отчаялся, подумав, что как-то слишком увлёкся этим делом, хотя через день-два может решиться само. Очнутся пришельцы, там и разговорить их можно будет, несмотря на то, что местного языка они не знают.
        Ну, ладно, всё равно последняя каюта осталась в этом коридоре. Шериф решил заглянуть в неё и, если окажется, что там тоже жилое помещение, плюнуть на всё и возвращаться в участок.
        Ещё не успел полностью открыть дверь, понял, что попал туда, куда надо. Помещение оказалось небольшим, заставленным высокими, до потолка, ящиками. Так же, как и на мостике, приборы мигали многочисленными лампочками, вот только экранов не было.
        Тут же, на виду, стоял и ящичек с дисками. Надписей Санчес, конечно же, не понял, но догадался, что на этих небольших круглых штучках может оказаться кое-что интересное. В конце концов, не дикари, чай, кое-что соображаем.
        Он взял несколько дисков и отправился обратно на мостик. Осмотрелся, нашёл щель, куда мог бы влезть такой диск и рискнул вставить один из трофеев. С глухим, еле слышным чмоканьем, диск исчез в щели. Внутри ёкнуло - вдруг исчезнувший диск утерян теперь безвозвратно. На нём ведь могло быть то, что интересовало Санчеса. Отлегло, как только на ближайшем к щели экране, вместо непонятного графика, появилось изображение пустого коридора. Видимо, записывающее устройство спрятано у трапа на мостик. Сначала в коридоре никого не было, потом шериф увидел самого себя, поднимающегося с нижней палубы и решительно прошедшего к мостику. Лица своего не увидел, его скрывали поля шляпы.
        Решил посмотреть до конца. Почти сразу после собственного исчезновения, появился снова, спешащий обратно к выходу, а потом третий раз засветился, в сопровождении Хорхе и Бенито, волочащих труп капитана.
        Как вытащить диск из щели, Санчес сообразил быстро. Простая логика, рядом всенепременно должна быть кнопка для этого. Диск вывалился из щели и шериф тут же вставил туда другой.
        Замелькали кадры. Сначала всё происходило мирно. Пару раз по коридору прошли люди, скрываясь в ответвлении, ведущем в кают-компанию. Потом начало происходить самое интересное. В коридор снизу поднялись два человека. В руках держали оружие. Не ружья точно, какое-то укороченное, более, компактное, что ли. Они переглянулись, кивнули друг другу и разошлись. Один отправился в кают-компанию, второй на мостик. Лица, как ни старался, шерифу рассмотреть не удалось. Как перекрутить действие назад или остановить его, Санчес не догадался. Каких-то отличительных черт тоже рассмотреть не удалось. Человек шёл, пригнув голову так, что лица не рассмотреть, словно знал о камере. Впрочем, почему бы ему о ней не знать.
        Роковые события на корабле, тем временем, продолжали стремительно развиваться. Снизу, по трапу, неспешно поднимался ещё один член экипажа. Вот он остановился, напрягся, заозирался.
        Звука не было, вот что плохо, но воображение шерифа подсказало, что этот мужчина услышал стрельбу, сразу с двух сторон. В следующий момент он испуганно пригнулся и бросился вниз. Тут же в пределе видимости камеры появился тот из бандитов, который ушёл на мостик, вскинул своё оружие. Две быстрые молнии пролетели по коридору и оплавили стену коридора над лестницей, там, где только что стоял третий человек. Бандит бросился к трапу, вслед за беглецом.
        Судя по всему, камера срабатывала, когда в коридоре намечалось какое-то движение. Потому что в следующем кадре Санчес увидел того самого третьего человека, за которым отправился бандит из рубки управления кораблем.
        На сей раз он был вооружён. Видимо, смог справиться с бандитом, отнять у того оружие. И сам, при этом, пострадал. Видно было, как заметно прихрамывает. Шериф не помнил, чтобы кто-то из тех двоих имел рану на ноге. Впрочем, это ни о чём не говорит. Скорее всего, они дрались на кулаках или с применением подручных средств. Можно повредить ногу сотнями различных способов.
        Мужчина поднимался наверх осторожно, ожидая неприятностей в любой миг. И они не заставили себя ждать. Второй бандит, справившись с экипажем, усевшимся пообедать, вышел в коридор, тоже готовый ко всему. И тут же заметил противника. Что было взаимно. Началась перестрелка. Яркие узкие лучи, выпускаемые из оружия пришельцев, заполонили коридор, врезаясь в стены, оставляя на них тёмные пятна копоти. Кстати сказать, ещё при первом посещении, Санчес обратил на это внимание и списал тогда именно на беспорядки на борту. Теперь точно знал, как это произошло.
        Тот человек, который поднимался снизу, тем временем поспешил обратно, уходя от обстрела. Его противник поспешил следом.
        Следующим Санчес увидел пустой коридор, в котором беспорядочно моргал свет. Лампы, встроенные в потолок, одна за другой, давали сбой и гасли. Видимо, это и включило запись.
        Из щели выскочил диск, но Санчес на него уже не обращал внимания. Задумчивый взгляд устремлён на экран, на котором вновь своё место заняли непонятные графики. Хорошо бы найти другие записи из других коридоров, особенно из того большого ангара или из двигательного отсека. Проследить всю трагедию до конца и, почему бы и нет, увидеть, наконец, лица этих людей.
        Одно определённо - те двое пришельцев в госпитале, друг другу явно не друзья. Стоит поспешить, чтобы предупредить дока об этом.
        На выходе шериф столкнулся с Хорхе, который, с выпученными глазами, вбегал в ангар корабля.

        - Шериф, срочное сообщение. Дозор заметил караван. Там Эстебан вас ждёт с подробностями, но говорит, что вооружённых людей человек пятьдесят будет.
        Тёмный силуэт всадника маячил на краю оврага. Лошадь нетерпеливо перебирала копытами.

        - Дьявол,  - поморщился Санчес.  - Как же они не вовремя-то.
        Глава 4
        Необычный груз

        Сбор происходил около полицейского участка. Ночью внутри дежурили двое, их-то Санчес и отослал поднимать коллег, а также всех желающих поучаствовать в «ночной охоте». Простые жители Санта-Пуэрто никогда не отказывали. Каждый знал, в каком месте они живут, так что иногда не без удовольствия помогали полиции.
        Люди прибывали к месту сбора постоянно, часто группами. Когда все собрались, Санчес насчитал человек двадцать желающих. В свете нескольких уличных ламп, шериф увидел почти всех ветеранов, так называемый отряд «охотников за головами».

        - Эрнандес, ты уверен, что хочешь участвовать в этом?  - заметил он и несколько новых лиц.

        - Когда-то же надо начинать,  - нервно ответил Эрнандес.

        - Тоже верно. Только смотри, ещё не поздно отказаться. Это всех касается. Отряд там серьёзный, судя по всему, так что и бой будет непростой.

        - Думаю, нас неправильно поймут, если мы разбежимся, шериф.

        - Я их уже отговаривал,  - встрял в разговор Рохес.
        Именно он, отец Луиса, владелец небольшого строительного магазина. На него у Санчеса были надежды и, по сути, Рохес был одним из неформальных лидеров боевого гражданского отряда.

        - Что ж, дело ваше.

        - Сеньор Рохес, а когда Луис начнёт выезжать на охоту?  - спросил кто-то из ветеранов.
        Рохес обернулся и сразу вычислил спрашивающего по любопытному лицу.

        - Как тебе сказать, Николас, чтоб не обидеть? Он ещё не готов к этому. И вообще, я Луиса готовлю к торговле, а не к таким вот вылазкам.

        - Он лихо выбивает десять из десяти, Рохес! И после этого ты говоришь - не готов? Он бы нам пригодился в засаде.
        Рохес, было, открыл рот для ответа, как на площадь выехало сразу около тридцати всадников во главе с посланными будить охотников полицейскими.

        - Ладно, парни,  - громко, перерывая голосом всякие разговоры, сказал Санчес, поднявшись на стременах.  - Сегодня у нас будет интересная ночь. Наш дозор заметил большой отряд, наверняка отправленный Рафаэлем на нашу землю. Человек пятьдесят бойцов, так что прошу отнестись ко всему серьёзно. Слушать мои команды и никакой отсебятины.
        Он замолчал, обводя отряд взглядом, и не услышал ни одного вопроса.

        - Отлично. Тогда за дело, сеньоры.
        Цокон копыт нескольких десятков лошадей перебудил немало народа, прежде чем охотники выехали за город. Свет в окошках зажигался, а потом снова гас. Обитатели квартир и домов, разбуженные шумом, делились между собой мнениями, среди которых, как, впрочем, всегда, главенствовало одно: опять шерифу не спится, поехал с бандитами разбираться. Привычное, в общем-то, дело.
        Отряд покинул город. Эрнандес вырвался вперёд, чтобы показывать дорогу. В какой-то момент он свернул чуть в сторону, проскочил по краю кустарник с постом, пересекли контрабандную тропу. Помчались дальше, чуть под откос. Впрочем, спуск некрутой и разведанный, так что никто из всадников скорости не сбавил. Проводник вёл отряд к намеченной сержантом Охедой точке. По идее, должны успеть туда до того, как контрабандисты пересекут границу обширного кустарника.
        Оставалось совсем немного, когда впереди раздался выстрел. За ним ещё один и вслед дружный, хаотичный залп.

        - Дьявол! Я там сейчас кому-то руки пообрываю! Не могли нас дождаться? Оружие к бою! Рассредоточиться! И молитесь, чтоб нам сегодня повезло…


* * *
        Если разобраться, то обвинить в преждевременном начале перестрелки можно было, разве что, слепой случай. Трое полицейских обнаружили небольшую просеку, недавно вырубленную в кустарнике. Повозка пройти была должна, а большего контрабандистам и не надо. Особенно если они уверены, что ничего им серьёзного не грозит.
        Эрику Пересу чуть не повезло, сержант оставил его на этой стороне одного, сам же с напарником засел на той. Договорились, что до прибытия подкрепления просто сидят в засаде и ничего не делают. Если вдруг Санчес не прибудет вовремя или вовсе не появится, на том миссия полицейских в засаде будет завершена.
        Да вот только оказалось не всё так просто. Начать с того, что Эрику пришлось залёчь и притаиться в спешном порядке, потому что контрабандисты выслали вперёд разведчиков. Любое шевеление могло выдать молодого полицейского. Место же оказалось неудачным.
        Местные муравьи, по своей сути, существа миролюбивые. Места много, врагов нет, чтобы и не жить мирно. Даже в экстремальных ситуациях. Зато они любопытные. Поэтому, когда крыша их дома обрушилась под давлением чего-то тяжёлого… Надо сказать, что муравейники, в основном, расположены под землёй, а над ней, не так, чтобы очень прочная крыша. Вот тогда сотни муравьёв решили посмотреть, что за напасть обрушилась на их, в буквальном смысле, голову. Обнаружили нечто большое и тёплое и стали ползать по бедному полицейскому, который проклял всё на свете, припоминая, что мог бы успеть, к примеру, сделать ещё пару шагов глубже в кустарник, либо вовсе чуть в сторону.
        Вообще, это можно терпеть. Муравьи не кусались. Да только когда эти мелкие, миролюбивые существа, лезут к тебе в нос, тут уж берегись. Эрик терпел, стряхивал с лица насекомых. Какое-то время помогало. Потом, всё-таки, чихнул. Постарался, чтобы это было тихо.


* * *
        Два всадника, отправленных Рамиресом в нескольких метрах впереди для разведки, отнеслись к заданию весьма ответственно, даже, несмотря на то, что основной отряд плёлся сзади в пределах видимости. Вырубленная в кустарнике просека прямая, как стрела. Если по ней идти, скажем, днём, при входе можно видеть и выход. Ночью же совсем другое дело. К тому же эта тропа была весьма удобным местом для засады.
        О том, что предстояло везти важный груз, Рамиресу было известно давно и он к этому походу подготовился. Сеньор Рафаэль, кстати, такую подготовку одобрил и не поскупился потратить некоторое количество песо на то, чтобы «прикормить» полицейских из Санта-Пуэрто к одному месту за несколько километров от предстоящего пути.
        Приём срабатывал, людям Рамиреса удалось прорубить ход в кустарнике, и никто этого не заметил. Одним словом, всё шло, как по писанному. И тем не менее.
        Шуршание мелких грызунов, вот где-то вдали затявкал койот, сорвалась с ветки и пролетела над кустарником ночная птица. Обычные и привычные звуки прерии, растянувшейся вдоль границы на многие сотни километров и на такое же расстояние углубляющееся на территорию королевства Марадона.
        И вот, среди этих привычных звуков один из разведчиков услышал совсем непривычный и приглушённый. Он тут же поднял руку, привлекая внимание напарника. Знаком показал, что-то услышал и в какой стороне. Напарник вытащил из кармана небольшой увесистый предмет и кинул его назад и в сторону, указывая позади идущим, в какую сторону нужно обратить внимание и что здесь что-то непонятное находится. После чего разведчики отправились дальше.
        Сигнал был замечен. Рамирес, едущий впереди каравана, опять же, знаком отослал нескольких бойцов, прочесать кустарник. Те, передав поводья лошадей товарищам, быстро в них скрылись по обе стороны от тропы. Сам же командир отряда вытащил из кобуры, прикреплённой к седлу лошади, винтовку.
        Группа, посланная прочёсывать правую сторону, весьма быстро обнаружила полицейского, притаившегося в засаде. Тот лежал тихо и, шедший впереди контрабандист, даже в темноте, заметил, что ему, в общем-то, не до каравана. Парень пытался отбиваться от сотен и тысяч насекомых, налипших на него и, при этом, не быть обнаруженным врагом. Конечно, про насекомых оставалось только догадываться по движениям лежащего человека.
        Контрабандист дал знак своим оставаться на месте, вытащил нож и стал подкрадываться к полицейскому.
        Второй группе повезло меньше. Для начала, никто не знал, сколько человек устроило здесь засаду. Вряд ли много, хотя бы потому, что Санчес не знал, когда и где пойдёт нужный караван. И им банально не повезло, когда один из полицейских, как будто что-то заподозрив, обернулся в нужную сторону.
        Тут уж не до конспирации. Пять тёмных силуэтов в рост человека, могли напрячь кого угодно.

        - Сержант! Нас обнаружили!  - крикнул напарник Охеды и, вскинув винтовку в направлении ближайшего силуэта, попытался выстрелить. Правда, контрабандист оказался быстрее, что не удивительно.
        Грянул первый выстрел, полицейского убило наповал. И тут же из кустов, чуть дальше по ходу, раздалось ещё два выстрела. Одна пуля прошла мимо, срезав пару веток над ухом одного из пятёрки охотников. Вторая вонзилась в плечо крайнего силуэта. Тот упал, словно кегля.
        В ответ дружно грянуло из четырёх стволов. Контрабандисты не видели стрелявшего, то есть сержанта, так что стрельба шла наудачу.


* * *
        Тот, кто подкрадывался к Пересу, в первый момент, когда прозвучал первый выстрел, замер на месте. Полицейский приподнялся, напрягаясь и вглядываясь вперёд, через тропу, тоже не решаясь выдать в себя. И, вместе с тем, даже в темноте было видно, как ему хочется рвануть на помощь напарникам. Тогда-то контрабандист и прыгнул на спину Эрику, целясь ножом в область сердца.
        Только хруст сминаемых веток, да и те приглушились выстрелами. Эрик Перес умер мгновенно, даже не осознав до конца, что произошло.


* * *
        Двое разведчиков, недавно проехавших мимо засады, только-только выехали за пределы обширного кустарника. Впереди, в тусклом свете луны и звёзд простиралась огромное пространство, заросшее невысокой, чуть ниже колена лошади, травой. Если верить командиру, до места встречи оставалось ещё несколько часов неспешного движения. В результате караван должен был по широкой дуге обогнуть Санта-Пуэрто и оказаться глубоко в тылу, куда полицейские никогда не заглядывали. Они вообще патрулировали территорию между городком и границей - абстрактной линией, которую можно увидеть только на карте, а на самом деле лишь несколько характерных природных отметок. Скажем, начало обширного кустарника, который только что миновали, и есть линия границы.
        Разведчиков сопровождали всё те же звуки ночной прерии. Про необычный звук на выходе из кустарника они уже забыли. Вместо этого привлёк другой звук, так же, как и несколько минут назад, не совсем обычный для безлюдной прерии. Опытный слух разведчиков быстро определил в нём топот копыт нескольких десятков лошадей. Зрение подводило. На тёмном фоне возвышенности, где пролегла старая тропа, ничего видно не было.
        Разведчики переглянулись. Оба сразу определили, что это за шум, и только развернули лошадей, чтобы скакать обратно с предупреждением, как раздались первые выстрелы, а за ними целая канонада. Тогда уже, ничуть не сомневаясь, разведчики рванули к основному отряду.

        - Засада! Засада!  - закричали оба разведчика, врываясь обратно на тропу, из которой недавно выбрались.
        Выстрел, незаметный на фоне других выстрелов в кустах, и один из разведчиков свалился с седла, правая нога застряла в стремени, в то время, как лошадь продолжала скакать.

        - К бою!  - зарычал Рамирес от отчаяния.
        Альтернатива разве что развернуться и галопом уноситься обратно на территорию Республики Моктара, где полицейские из Санта-Пуэрто не смогли бы достать контрабандистов. Только пришлось бы разворачивать повозки, а это в узком проходе сделать было проблематично, тем более быстро. Так что оставалось всадникам выезжать на оперативный простор и уже там принимать бой.
        Стук копыт лошадей охотников из пограничного городка заглушил все остальные звуки прерии. Десяток контрабандистов, во главе с Рамиресом, когда выскочили на оперативный простор, тут же попали под залп.

        - Огонь!  - прозвучал оттуда знакомый, и такой ненавистный голос шерифа, и тут же дружный залп.
        Несколько огневых вспышек, по которым можно определить, что полицейские буквально в нескольких метрах. Вокруг валятся люди, не успевшие не то что прицелиться, но и выстрелить. Хотя, кому-то удалось.
        Рамирес в последний момент успел развернуть свою лошадь боком и скользнуть на бок, прикрываясь от убийственного свинца. Лошади не повезло. Несколько пуль попали в неё. Животное всхрипело и стало падать на бок. В последний момент Рамирес выдернул ноги из стремян и отпрыгнул в сторону, как раз под копыта очередной, вырвавшейся из кустарника группы бойцов.

        - Полиция Санта-Пуэрто!
        Только чудом контрабандисту удалось не попасть под копыта, а то поминай, как звали. Он ввалился в кусты, подминая их под себя, где выхватил револьвер, и обернулся к нападавшим. К этому моменту контрабандисты и люди из Санта-Пуэрто смешались, переходя в рукопашную. Ещё звучали выстрелы, но, чем дальше, тем больше становилось рукопашных схваток. Рамирес попытался найти Санчеса. Сейчас у контрабандиста осталось только одно желание - убить шерифа.
        Дело это оказалось сложным. И люди Рамиреса, и люди Санчеса перемешались и в темноте казались одинаковыми. Только силуэты, шляпы. Чуть выпав из боя, Рамирес попытался рассмотреть и распознать Санчеса по шляпе. Та была своеобразной, с чуть более низкой тульей и выглядела прямоугольной.


* * *
        Авангард контрабандистов, вылетевших из кустарника, уничтожили полностью первым же залпом. Следующих положили не всех, только половину, остальные отчаянно врубились в отряд горожан. Зал бандитов также оказался результативным. Двое горожан и один полицейский свалились с лошадей под копыта других всадников. Санчес успел пригнуться, с головы сорвало шляпу. И, в следующий момент, два отряда столкнулись. Бой перешёл в ближний.
        С тропы, вырубленной в кустарнике, выехала очередная партия контрабандистов. Правда, к этому моменту, первая партия была почти уничтожена. Сдаваться никто не собирался.

        - Вперёд, ребята! Прорываемся на тропу, захватываем повозки!
        Если бы кто-то посторонний имел возможность наблюдать за боевым столкновением со стороны, и, при этом, был не в курсе происходящего, он бы, наверняка, принял за бандитов отряд полицейских и горожан. Но это так, к слову, подвернулась мысль Санчесу, и снова улетела.
        Он сам впереди и человек пятнадцать сразу за ним, ворвались на тропу, крича на противника, требуя бросать оружие и сдаваться немедленно. Беспорядочный залп контрабандистов, не успевших выбраться с тропы, почти пропал втуне. Снёс одного всадника из числа нападавших, а потом стало не до того.
        Несколько минут, и санта-пуэртовцы достигли первой повозки, по пути уничтожая противника. Что интересно, кто-то пытался сдаться. Командир у контрабандистов куда-то исчез, может, успели убить, руководить боем уже никто не мог. Так что прошло несколько минут, как караван был захвачен полностью, уцелевшие бандиты разоружены и согнаны в кучку на выходе из кустарника. Кому-то не повезло разбираться с убитыми. Своих относили в сторону и укладывали аккуратным рядком, контрабандистов просто складывали кучкой. Разбираться с ними никто не желал. Разве что потом общий погребальный костёр сделать. Кто-то обшаривал кусты в поисках успевших спрятаться контрабандистов. Искали они также тела полицейских из команды сержанта Охеды. Ни у кого сомнений не вызывало то, что все трое погибли смертью храбрых.
        Остальные исследовали повозки. Лошади, запряженные в них, если и отреагировали на быстрый бой со стрельбой и смену хозяев, этого не показали. Всё также смотрели вниз, изредка пошевеливая губами.
        Санчес присел на козлы второй повозки, достал сигару, не спеша прикурил и наблюдал за суетой вокруг.

        - Шериф,  - рядом появился полицейский,  - мы подсчитали потери.

        - Докладывай.

        - У нас шестеро убитых, четырнадцать человек ранено.

        - А у них?  - Санчес выглядел мрачнее тучи: захват каравана хоть и удался, всё ж рассчитывал обойтись без потерь. Какая-то роковая случайность, которую сейчас не вычислишь, и вот тебе результат.

        - Шестнадцать человек убито. Десять захвачено, из них трое ранено.

        - Отчаянные ребята,  - хмыкнул шериф.  - Раньше они так не боролись за груз. Что изменилось сейчас? Как думаешь, Филиппе?

        - Что-то важное везли?

        - Вот именно.


* * *
        В это же время несколько горожан исследовали третью, последнюю повозку. Рохес расшнуровал полог, подхватил вовремя данный ему зажжённый факел и всмотрелся внутрь повозки, где увидел несколько деревянных ящиков, уложенных у бортов повозки и стоящий в центре небольшого размера железный ящик.

        - Ого,  - сказал помогающий ему молодой напарник,  - улов, кажется, серьёзный.

        - Сейчас посмотрим,  - ответил Рохес, и, кряхтя, залез внутрь.
        Металлический ящик в центре привлекал внимание. В свете факела казалось, что его невозможно открыть, по крайней мере Рохес не видел ни замка, ни щели крышки. Так что, для начала он занялся деревянными ящиками. Те вскрылись легко, стоило прикладом ружья сбить замки.

        - Ну ничего себе,  - присвистнул Рохес, увидев их содержимое.

        - Что там?

        - Зови шерифа, Фернандо, думаю, ему это будет интересно.
        Через пару минут груз разглядывал и Санчес. Это было оружие, вне всяких сомнений. Только необычное оружие. Похоже на ружье, только толще, дуло шире раза в три, и какой-то индикатор над курком, больше похожем на кнопку. Имелся и приклад.

        - Что это, сеньор Санчес?  - поинтересовался Рохес, разглядывая необычайную вещь в руках шерифа.

        - Думаю, из-за этого бандиты так яростно с нами дрались. Явно предназначено не для продажи на чёрном рынке - везут специально для кого-то. Но меня в этом деле смущает другое. Сегодня на нас падает корабль с неба, а сейчас мы захватываем вот это. Эти штуки, сеньор Рохес, вполне подходят для того, чтобы находиться в корабле, но никак не здесь.
        Всё это время шериф внимательно рассматривал трофей. Рядом с индикатором он увидел небольшой переключатель и, как-то незаметно даже для себя передвинул его снизу вверх. Тут же засветился красным светом индикатор. Моргнув более ярко пару раз, свет стал стабильным. Оружие готово к бою. Шериф тут же вернул переключатель в прежнее положение, индикатор погас.

        - Нет, сейчас проверять я его не буду.
        Аккуратно положил странное оружие обратно в ящик, где лежали ещё три таких же.

        - Да, именно из-за этого груза мы и встретили такое яростное сопротивление.
        Глава 5
        Городской совет

        Утром Луис был разбужен небольшой ссорой между родителями.

        - Ты хочешь оставить меня вдовой, Рохес? Как Пералле оставил Фелицию с пятью детьми?

        - Не передёргивай, Мария!  - жёстко ответил Рохес.
        Родители старались говорить тихо, да только плохо получалось.

        - Посмотри, в какой дыре мы живём! Мы все здесь ходим по краю, и должны держаться друг за друга. Что может сделать Санчес со своим десятком подчинённых? Ты не представляешь, какой караван мы сегодня перехватили. Впрочем, я и сам этого не представляю.
        Минутная пауза, после которой мать тихо, так, что пришлось прислушиваться, сказала:

        - Обещай мне, что Луиса ты не поведёшь по своим стопам, Рохес.

        - Только в вопросах торговли, Мария. Я сам не хочу для него такой судьбы. Пусть торгует, женится на Луизе, наплодит нам внуков. Я сразу передам ему все дела, он неплохо справляется с магазином.
        Вот дела, и это сразу с утра. То, что отец часто помогает полицейским в делах борьбы с контрабандистами с той стороны, для Луиса секретом не являлось. И то, что этой ночью Рохес отправился на охоту, он тоже знал. К ним парень привык давно, так что лёг спать с единственной досадой: Луизы он так и не дождался. А вот намерение отца поженить его на Луизе - это уже новость.

        - Всем доброе утро,  - Луис появился в общей комнате как раз в тот момент, когда мать собиралась что-то сказать.

        - К нам с утра Луиза заходила,  - быстро переменила тему она.

        - Н-да? Думал, её раньше отпустят. К тому же, после вашего рейса,  - Луис глянул на отца,  - наверное, раненых много.

        - Достаточно,  - кивнул Рохес.  - Но ведь нужно ей когда-то отдыхать.
        Мать засуетилась, быстро наметала на стол завтрак.

        - Чем сегодня займёшься, Луис?  - спросил Рохес.

        - Дверь доделаю. Потом хотел отправиться к Кортесу. Там им тоже с ремонтом помочь надо.

        - Это хорошее дело. Когда прикинешь, что надо, возьмёшь необходимый материал в магазине. За счёт заведения.
        Луис удивлённо посмотрел на отца.

        - Вы уже всё решили, да? Между собой? Учти, я с Луизой на эту тему ещё не разговаривал.

        - Вот, заодно и поговоришь. Тебе уже двадцать три, пора семьёй обзаводиться. Мы с матерью соскучились по внукам.
        Луис вздохнул, прикидывая, как к этому отнесётся Луиза.

        - Я передам сеньоре Пералле твои слова.

        - С сеньорой Перале мы уже поговорили. Решили, что вы с Луизой друг другу подходите.

        - Ну вы, блин, даёте,  - Луис закатил глаза и занялся завтраком.
        Когда он вышел из дома, сразу увидел Кортеса. Приятель сидел на лавочке около дома, что-то строгал из палки.

        - Бездельничаешь?  - Луис уселся рядом.

        - Ага,  - кивнул Кортес.  - Отпросился. Мы же сегодня хотели ремонтом заняться.

        - Угу. Так что пошли, нам надо кое-что принести из магазина.
        Приятель нехотя поднялся с лавочки.

        - Надеюсь, ты не приставал к Луизе на счёт пришельцев?

        - Какой там,  - отмахнулся Кортес.  - Отшила, не успел и рот открыть. Но ты же меня знаешь, я не отстану.
        Луис только усмехнулся.
        Нужный материал был принесён, и приятели снова уселись на лавочке. Ремонт предполагал шум, так что нужно было дождаться, пока все в этом доме проснутся.

        - Я вчера заглянул к сеньору Корвальосу,  - начал Кортес.  - Он мне много чего рассказал про этих пришельцев.

        - Про наших?

        - Ну, не воспринимай слова буквально, Луис. Не про наших, а вообще. Сам подумай, Луис, раньше рассказы сеньора Корвальоса никто не воспринимал всерьёз. Даже я. Нет, ну, придумать такое, что в космосе есть жизнь, что мы сами прибыли на Эспаньолу тыщу лет назад. В это, согласись, трудно поверить. И вот на наш городок падают эти,  - Кортес кивнул в сторону оврага с кораблём.

        - И что нам это даёт?  - Луис с интересом воззрился на друга.

        - Не знаю пока. Единственное, что я смог добиться от Луизы - один из пришельцев почти пришёл в себя.

        - Когда он сделает это окончательно, за него примется Санчес и городской совет.

        - Зануда ты, Луис, ты знаешь об этом?  - скривился Кортес.  - Но я знаю, как тебя расшевелить. Подожди, я сейчас.
        Кортес исчез в доме и через пару минут появился вновь, держа в руках какой-то журнал.

        - Вот, смотри. Как-то, давно уже, сеньор Корвальос подарил мне это. Сейчас, Луис, это великая штукенция. По словам старика, этот журнал ещё с тех времён, когда люди Эспаньолы могли путешествовать к звёздам.
        Тонкая тетрадка с выцветшей картинкой на обложке заинтересовала Луиса постольку поскольку. Можно догадаться, что изображён человек, только целиком скрытый в весьма необычном аппарате, повторяющем контуры тела.

        - Кортес,  - Луис, прищурившись, посмотрел на друга,  - я ведь не ошибусь, если скажу, что у тебя появилась новая идея-фикс?

        - Это какая?

        - Рвануть в космос. Скажи, не думал об этом, а?

        - Думаешь, это не реально?  - Кортес приготовился отстаивать свою позицию любыми путями.  - А я думаю, что вполне. Смотри сам - на корабле что-то произошло, из-за чего там возникла драка. В результате осталось два человека, но экипаж явно должен состоять из большего количества. Корабль-то большой. Этим пришельцам, когда придут в себя и решат улететь, понадобятся люди, чтобы доукомплектовать экипаж. Я не собираюсь упустить свой шанс, Луис!

        - Ха-ха-ха, на всё готов пойти, чтобы сбежать от семейки.


* * *

        - Летописей жизни людей на нашей планете почти не осталось, уважаемые сеньоры,  - начал рассказывать сеньор Корвальос, как только губернатор объявил заседание открытым.  - Всё записывалось на… как бы это сказать… электронные носители. Но где их сейчас найти? И чем прочитать? У нас, в Санта-Пуэрто этого точно нет. Однажды я был в Марадоне, но и там ничего не нашёл.
        Доктор Хуан откровенно клевал носом: ночь у него выдалась весьма напряжённой. Санчес привёз с рейда вместе с пленными и захваченным грузом больше десятка раненных. Их нужно было обработать, кому-то вытащить пулю, кого-то просто перевязать. Шериф тоже получил царапину, вон, сейчас внимательно слушает старика и, временами, почесывает перевязанное плечо. Собственно, бессонная ночь была только у этих двоих. Остальные члены городского совета выглядели свежо и полными сил.

        - Ничего, нам подойдут и легенды,  - кивнул сеньор Нарваэс.  - Те, которые вы до сих пор рассказывали детям. Думаю, со мной согласятся все присутствующие: теперь эти сказки перестают быть сказками.

        - Я не уверен, что всё в этих сказках, как вы говорите, изложено так, как было на самом деле. Эти истории передаются из уст в уста, и каждый рассказчик добавляет что-то от себя.

        - Ничего страшного, главное уловить суть.

        - Хорошо,  - кивнул сеньор Корвальос и тут же извлёк из внутреннего кармана потёртого пиджака журнал. Положил на стол, разгладил его.  - Я постараюсь изложить только суть, отделяя, так сказать, зёрна от плевел. Для начала хочу предложить вам посмотреть на вот это,  - подвинул журнал ближе к губернатору.
        Название журнала написано большими буквами. Они узнавались, но всё вместе превращалось в какую-то тарабарщину. То же самое обнаружилось и под обложкой, так что оставалось любоваться только на картинки.

        - Мне удалось перевести этот журнал,  - продолжил сеньор Корвальос.  - «Звёздная регата», таково его название. Рассказывает о вполне настоящих… э-э… соревнованиях, которые люди проводили много сотен лет назад. Суть этих соревнований в том, чтобы пройти на космических яхтах определённый маршрут…

        - Сеньор Корвальос,  - перебил старика губернатор,  - это всё, конечно же, интересно, но не могли бы вы вернуться к нашему вопросу? Мы теперь знаем, что наверху есть жизнь. Полностью принимаем вашу версию, что когда-то наша планета была частью чего-то большего. Но что же могло произойти такое, из-за чего мы оказались отрезаны от космоса и других планет?

        - В историях, которые я знаю, об этом мало говорится. Причины неизвестны, сеньоры,
        - старик развел руками.  - Их можно найти, может быть, на других планетах. Однажды Эспаньола перестала получать сигналы из других миров. Наши предки пытались достучаться до них сами, но ответов не получили. Как на грех, в это время на Эспаньоле не оказалось ни одного корабля, чтобы можно было вырваться на орбиту. Шло время, следующие поколения уже меньше задумывались о космических путешествиях, переключившись на внутренние проблемы, которых становилось всё больше и больше. Прекратился товарообмен, нам пришлось создавать свою промышленность, но результат был уже не такой, как то, что привозили нам из других миров. Из-за этого началась деградация нашего общества.

        - Простите, как вы сказали?  - встрял один из членов совета.

        - Деградация. Это когда люди спускаются с высших ступеней развития на низшие.

        - Ясно,  - кивнул сеньор Нарваэс.  - Ну а что вы скажете по поводу наших пришельцев?

        - Пока ничего,  - сеньор Корвальос развёл руками и улыбнулся.  - Я с ними пока не общался. Может быть, что-то изменится, когда произойдёт этот замечательный факт. Только, насколько я знаю, они пока ещё в себя не пришли. Так что рано об этом говорить.

        - Один из пациентов бредит, и я не могу их понять,  - хмуро сказал доктор Хуан. Он, как оказалось, тоже внимательно слушал докладчика.

        - Вы позволите мне некоторое время находиться неподалёку от него? Я хочу послушать, о чём бредит этот человек.

        - А вы уверены, что поймёте его?  - усмехнулся шериф.

        - Ну…  - сеньор Корвальос задумался.  - Я могу, с грехом пополам прочитать этот и другие журналы, но вот понять чужую речь… Это надо попробовать, сеньоры.
        Доктор посмотрел на шерифа Санчеса. Собственно, решение сейчас было за ним. Шериф пожал плечами, как бы намекая, что другого выхода у них нет, если собираются наладить контакт с пришельцами, а с сеньором Корвальосом шансов сделать это не в пример больше, чем без него.

        - Хорошо,  - кивнул доктор.  - Может быть, нам и повезёт.

        - Да-да,  - согласился губернатор.  - Если получится, может, мы узнаем, из-за чего произошла драка на корабле. Шериф, вы же вчера, перед рейдом заглядывали на корабль. Не хотите поделиться, что там нашли.

        - Ничего,  - Санчес пожал плечами и замолчал.

        - Что ж, сеньоры, тогда позвольте мне объявить заседание закрытым. Мы узнали много нового, но, для того, чтобы принимать какие-то решения, нам нужно больше информации.


* * *
        Ночь выдалась тревожной и беспокойной. Сеньор Рафаэль не мог уснуть, постоянно думая о караване. Вернее, тому и человеку доверил. Не подведёт ли Рамирес. Он только два года работал на сеньора Рафаэля и уже зарекомендовал себя отличным проводником. Водил караваны на ту сторону границы несколько раз и ещё ни разу не было сбоя. Сейчас же, вопрос другой. Компаньоны серьёзных людей из Республиканской Армии доверили дорогостоящий груз, стоимостью, пожалуй, вполовину состояния сеньора Рафаэля. Даже не это важно, другое: груз должен быть доставлен, иначе кому-то не поздоровиться.
        Поздно спохватился, надумав отправить вместе с Рамиресом одного из своих людей, чтобы проконтролировать доставку. Теперь же болели и душа, и сердце. В результате не выспался и утром вышел из спальни в мрачном настроении духа. Тут-то его и поджидал Себастьян.
        Личный помощник, правая рука, увидев хозяина, принял деловой вид, правда, сеньор Рафаэль понял по его виду: дела неважные.

        - Предполагаю, Себастьян, ты меня сегодня не порадуешь хорошими новостями,  - буркнул сеньор Рафаэль, пробегая по гостиной взглядом. На журнальном столике в чашке дымился неизменный чёрный кофе.

        - Здравствуйте, хозяин,  - ответил Себастьян.  - Вернулся человек Рамиреса.
        Не сказал: «Доброе утро». Себастьян всегда говорит так, кроме случаев, когда новости неважные. Сегодня, надо думать, они будут паршивыми.

        - О-хо-хо-шеньки,  - сеньор Рафаэль подошёл к столику, уставился на чашку с кофе. Пить, или не пить?  - Полагаю, каравана больше нет?
        Всё-таки взял чашку, подул, и сделал первый глоток. Неприятности неприятностями, утренний ритуал должен быть соблюдён, чтобы голова лучше соображала.

        - Рамиресу будет лучше, если его убили люди Санчеса,  - продолжил сеньор Рафаэль.  - Вот что, Себастьян. Зови того человека сюда. Я хочу позавтракать с ним и услышать всё, что произошло, из первых уст.
        Помощник молча скрылся, сеньор Рафаэль же вышел на балкончик, вздохнуть утренним воздухом, пока слуги накрывают стол лёгкими закусками на две персоны. Хозяин особняка не спешил, осматривая двор. Вот большая утоптанная площадка, отсюда вчера оправился караван, чуть дальше небольшой сквер. Чуть правее несколько домиков - так называемые казармы. Всё это огорожено высоким забором, хотя от кого загораживаться в этой глуши, где за несколько десятков километров никого не найдёшь. Сеньор Рафаэль и выбрал-то это место как раз из-за этого.
        Когда он вернулся в гостиную, завтрак уже дожидался и, на другом конце стола, сидел испуганный человек лет двадцати пяти. У выхода прислонился к косяку двери Себастьян.

        - Как тебя зовут?  - сеньор Рафаэль сел в кресло.

        - Эстебан… сеньор,  - еле слышно промямлил боец.

        - Как-как? Говори громче, тебя не слышно.

        - Меня зовут Эстэбан, сеньор.

        - Вот, так лучше. Почему ты ничего не ешь? Только не говори, что сыт. Угощайся,  - сеньор Рафаэль сделал приглашающий жест и, показывая пример, принялся за яичницу.
        Ошалевший от такого приема Эстебан, робко протянул руку к бокалу с вином.

        - М… Советую сразу за вино не браться. Алкоголь на пустой желудок вреден для здоровья. А вот после еды - самое оно. Повышает тонус, прибавляет бодрости, не побоюсь сказать, на целый день. Попробуй салат. Наши повара, как всегда, постарались на славу.
        Эстебан к совету прислушался, и следующие несколько минут были посвящены только еде. Когда дело дошло до напитков, сеньор Рафаэль продолжил беседу:

        - Как я понимаю, Санчес ухитрился перехватить мой караван. Расскажи, как это произошло, Эстебан.
        Только поднёсший к губам бокал, боец вздрогнул и поспешно поставил его обратно на столик.
        Рассказ не занял много времени, даже с учётом того, что Эстебан запинался и часто перескакивал с одного на другое. Выходило, что обнаружение каравана произошло из-за какой-то дикой случайности, на которую никто не рассчитывал даже в самых диких предположениях.
        Несколько минут сеньор Рафаэль молчал, переваривая случившееся, после чего поднялся и пошёл к выходу.

        - Можешь остаться и доесть завтрак, Эстебан,  - сказал он дёрнувшемуся бойцу,  - а мне надо решить пару вопросов.
        Себастьян последовал за хозяином в коридор и, как только дверь в гостиную закрылась, спросил:

        - Что будем с ним делать, хозяин?

        - С кем, с Эстебаном? У тебя есть какие-то предложения? Э-э, нет, я бы не был таким расточительным с людскими ресурсами. В чём виноват этот парень? Давай-ка лучше подумаем, как будем выбираться из этого дерьма. Наши компаньоны, чтоб их, серьёзные люди, такого промаха не простят.
        Хозяин особняка спустился по лестнице вниз и вышел из особняка на крыльцо. Себастьян всё это время изображал немого. Вытащил из кармана сигару, стал снимать с неё обёртку:

        - Может быть, с какой-то стороны, Рамирес был прав.

        - Что вы хотите сказать, хозяин?

        - Санчес обнаглел до крайности,  - закурил. Ритуал прикуривания занял почти минуту.
        - Надо как-нибудь нанести ему визит вежливости. Поговорить,  - махнул рукой с сигарой, изображая некую витиеватую петлю.  - Решить вопросы, найти компромисс. То ли дело, его предшественник. Никаких проблем не было.

        - Может, попросту убрать его?  - предложил Себастьян.  - Пока выберут другого шерифа. А мы надавим на губернатора, он поставит такого человека, с которым мы сможем договориться.

        - Ты думаешь, с Санчесом не получиться договориться?

        - Мы же пробовали. Рамиресу вы так говорили. Впрочем, мы же пытались.

        - Может, маленькую сумму предлагали? Может, стоит ему предложить часть доходов от нашего предприятия? Стабильную такую. Правда, есть подозрение, что он запросит такую сумму, что наше предприятие быстро разорится, так что дешевле и впрямь убрать будет.

        - Так я начинаю готовить отряд, сеньор,  - обрадовался Себастьян.

        - Погоди, не торопись. Какой ты быстрый. И кровожадный сегодня. Скорее всего, так нам и придётся сделать, но, прежде, сделаем кое-что ещё. Поступим, как настоящие честные сеньоры, Себастьян. Найди-ка мне сеньора Теньоро, пожалуй. Я хочу, чтобы он отправился в Санта-Пуэрто и поговорил с этим их городским советом. Пусть передаст им моё предложение. Он вернёт товар, и мы останемся друзьями. Иначе я развязываю настоящую войну. Санчес должен понять, что сила, в этом случае, на нашей стороне. Мы разорим, сравняем Санта-Пуэрто с землёй. Вот такая вот альтернатива.

        - Санчес его арестует, хозяин.

        - Нет никаких оснований трогать Хулио. Он этого не сделает.

        - Но и не согласится на предложение.

        - Тогда мы пойдём на него войной. Или, или, Себастьян, но груз мы должны вернуть в любом случае. Ты же встречался с людьми из Республиканской Армии. Представляешь, что они могут сделать? Мы от них не скроемся и за границей, потому что там эти ребята тоже есть.


* * *
        Рамиресу, можно сказать, повезло. Вторая волна всадников, проскочившая на тропу в кустарнике, слегка задела его, отбросив в кусты, и больше на контрабандиста никто не обращал внимания. Повезло и в том, что, когда собирали трупы и складывали их в общую кучу, Рамирес успел очнуться и незаметно отползти подальше, откуда он и наблюдал за тем, как люди Санчеса потрошат повозки.
        Злость обуревала контрабандиста, но он сумел сдержаться, чтобы не выстелить, когда, уже в спокойной обстановке, нашёл шерифа. Вместо этого стал отходить всё дальше и дальше. Уйти сейчас, чтобы потом вернуться и отомстить.
        Возвращаться к сеньору Рафаэлю он не собирался. Это означало голову с плеч сразу. Причем, с долгими мучениями.
        Рамирес наблюдал за горожанами до тех пор, пока те не убрались обратно в город, после чего вышел на тропу. Взгляд не отрывался от скрывающихся за пригорком всадников, когда краем глаза контрабандист заметил движение сбоку. Присел, метнулся к кустам. Сердце бешено забилось, но быстро успокоилось, когда увидел выбирающегося из кустов человека. Тот хромал, часто спотыкался. Видимо, один из тех, кто устроил тут засаду. Что ж, он-то нам за всё и ответит. Рамирес достал нож.
        Глава 6
        Триумф Корвальоса

        Как Луис и ожидал, под обложкой единственное, что было стоящего - это фотографии и картинки. Много непонятного текста, без словарика не разберёшься. Да только где его найдёшь? Разве что у сеньора Корвальоса.

        - Луис?  - прозвучало над головой. Парень встрепенулся и обнаружил перед собой Луизу.  - Смотрю, Кортес и тебя заразил этим?

        - Да это так, от нечего делать.
        Сам Кортес успел куда-то незаметно исчезнуть.

        - Хотел помочь вам с ремонтом, но не решился помешать тебе с отдыхом.

        - Я это оценила,  - кивнула Луиза и присела на лавочку рядом.  - У нас была трудная ночь, и в ближайшие дни улучшений не предвидится. Столько раненных поступило…

        - Знаю, отец рассказывал. Как там пришельцы?

        - Всё-таки они тебя больше интересуют?  - Луиза надула губы.

        - Да я просто так интересуюсь, Луиза. Честно.

        - Ну, если просто так. Кортес тоже приставал,  - девушка вздохнула и улыбнулась так, что на щеках появились ямочки: Луис обожал этот момент.  - У него ничего не вышло. Впрочем, думаю, через день-два это перестанет быть такой большой тайной. К тому же это никакая не тайна, все знают о них.

        - Вот именно. Так как они там?

        - Один в себя приходить начал. Бредит…

        - Ух ты! И что говорит?

        - Что-то говорит,  - Луиза усмехнулась.  - Луис, мы ничего не поняли, потому что он говорит на какой-то тарабарщине, как слова в твоём журнале.

        - Да никакой он не мой,  - смутился Луис и быстро отложил древнюю тетрадку в сторону.  - А тебе, разве, не интересно, Луиза? Ни в жизнь не поверю.

        - Интересно,  - на этот раз девушка вздохнула и отвела взгляд в сторону.  - Я просидела рядом с ними всю ночь, Луис. Ты не представляешь, какие мысли приходили в голову.
        Луис протянул к подруге руку, нежно взял её за подбородок и повернул к себе лицом.

        - Признавайся, давай.

        - Луис, ну тебя. Пришельцы мне не интересны, зато я обдумывала кое-что ещё,  - на её лице появилось хитрая улыбка, из-за чего у Луиса брови поползли вверх.

        - О чём ещё? Что может быть интереснее путешествия туда?  - Парень кивнул в небо.

        - А ты что, забыл уже? О чём ты мне вчера вечером говорил?
        Луис крепко задумался. Что же он такого успел сказать в скверике перед госпиталем? Вроде, ничего такого.

        - Эх, короткая, у вас, мужчин, память,  - усмехнулась Луиза.

        - Так, погоди… Память у меня хорошая, я много чего помню. А вчера… вчера… вчера…  - парень вскочил, защёлкал пальцами, словно это могло помочь ему вспомнить.  - Всё, вспомнил! Луиза, я не шутил. И я предлагаю сегодня обсудить этот вопрос со всей серьёзностью. Как, согласна?

        - А почему не сейчас? Вечером мне снова в госпиталь и тебя туда вряд ли пустят.
        Луис снова задумался. Выходило, как с пришельцами, секрета в близких отношениях ни для кого не было. Как минимум, для половины городка точно.

        - И, собственно, что тут обсуждать,  - Луиза поднялась и оказалась на пути Луиса. Тому пришлось остановиться.  - Я знаю, наши родители всё уже давно решили за нас.

        - Ага. Эй, надеюсь, у тебя нет никаких претензий на этот счёт?  - Луис обнял Луизу и прижал к себе, забыв, что всё это происходит на улице, соседи всё видят. Впрочем, всё это неважно.

        - Эй, ты обещал помочь Кортесу с ремонтом, помнишь?  - подруга мягко вырвалась из объятий.

        - Понял, уже иду на помощь.


* * *

        - Вот, сеньор Корвальос,  - перед вами люди, которых нам удалось вытащить с упавшего корабля. Один из них ночью бредил. Мы вкололи ему успокоительное. Его действие скоро закончится.

        - А что второй?

        - Пока молчит.

        - Что ж, с вашего позволения, я посижу здесь, заменю, так сказать, сиделку. Чтобы ничего не пропустить.

        - Хорошо. Мария побудет с вами на случай, если произойдут какие-нибудь существенные изменения и пациентам потребуется квалифицированная помощь.

        - Не возражаю. Тем более, что я в медицине не соображаю ничего.

        - Вот, наденьте халат, сеньор Корвальос. Надеюсь, у вас всё получится.

        - Уж как я на это надеюсь. Я уже начинал думать, что все мои бредни на самом деле бредни.

        - От себя могу принести вам извинения.

        - Полно вам, доктор. И без них обойдусь. Тем более, вы извинились уже тем, что пригласили меня поучаствовать в таком серьёзном деле. И за это я вам весьма благодарен.

        - Что ж, оставляю вас с Марией. Меня ждут другие пациенты.
        Как только доктор вышел из палаты, сеньор Корвальос подошёл к пришельцам и обратился к сиделке:

        - Как они?

        - Стабильно. Вы бы, сеньор, одели халат.

        - Да, точно. Не понимаю, правда, чем они могут помочь.
        Старик накинул на плечи белый халат и наклонился над тем пришельцем, который уже несколько раз приходил в себя. С виду обычный человек, светлее, чем местные, зарос щетиной. Хмыкнул: ведь надеялся найти что-то, что отличало пришельца от жителей Эспаньолы. Хоть что-то.
        Внезапно пациент открыл глаза.

        - Мария, срочно зови доктора!  - приказал сеньор Корвальос.


* * *
        Новость, что один из пришельцев очнулся, быстро достигла губернатора. Уже через несколько минут он ворвался в палату, а вместе с ним весь городской совет. Отсутствовал только Санчес, но за ним послали.
        Пришелец на большое количество народа отреагировал спокойно. Он изучал людей с тем же интересом, что и местные его.

        - Что он говорил, сеньор Корвальос?  - с ходу поинтересовался губернатор.

        - Э-э… Боюсь, я не совсем его понял.

        - Что значит, не совсем?

        - Он слишком быстро разговаривает, а у меня, как вы понимаете, нет практики. И потом, мне кажется, что его язык не похож на тот, который я изучал по журналам.
        Молчавший с тех пор, как в палате начали появляться люди, пришелец, наконец, решил что-то сказать. Речь его окрепла, стала более уверенной и быстрой и от этого менее понятной для сеньора Корвальоса. Не говоря об остальных.

        - Что он сейчас сказал?  - поинтересовался губернатор, когда пришелец замолчал и отвернулся к стене.
        В ответ получил только пожатие плечами.

        - Постарайтесь с ним, всё же, пообщаться, сеньор Корвальос,  - предложил доктор Хуан.  - Вдруг он знает тот язык, который вы изучали.

        - Я… постараюсь,  - неуверенно пробормотал старик и подошёл к очнувшемуся. Тот хмуро уставился на него.  - Э-э… Kak vashe imya?  - Чуть не по слогам проговорил сеньор Корвальос.
        Пришелец нахмурился ещё больше.

        - Кажется, он вас не понимает,  - предположил доктор Хуан.

        - Глупо предполагать, что в космосе все разговаривают на одном языке.

        - Попробуйте ещё раз, что ли?  - предложил сеньор Нарваэс.

        - Kak vashe imya?  - Надежды не было, но старик, всё же, попробовал.

        - Richard Konneri,  - произнёс пришелец так же медленно.  - Voenno-kosmiceskie sily. Micman.

        - Что он сказал?  - Тут же встрепенулся губернатор.  - Похоже, вы начали друг друга понимать.

        - У меня такое ощущение, что язык, на котором они общаются, для пришельца такой же чужой, как и для нас.

        - Но он может на нём говорить, доктор! А мы его понимать. Это важно. Что он сказал, сеньор Корвальос?

        - Его зовут Ричард Коннери, если не ошибаюсь. И он военный. Мичман.

        - То есть корабль в овраге - военный корабль?

        - Э-э…  - старик снова повернулся к пришельцу: - Vash korabl… Как это сказать-то?.. Voennuy?
        Тут пришелец разразился потоком слов, причём на своём родном языке, так что сеньор Корвальос сдался уже на второй минуте, откинувшись на спинку стула:

        - Он быстро говорит. Я не улавливаю слов.

        - Ладно, пожалуй, на сегодня хватит,  - принял решение доктор Хуан, перед этим сверившись с показаниями приборов.  - Надо дать ему отдохнуть.

        - Но доктор!  - возмутился губернатор.  - Мы же только начали!

        - Тем не менее. Он слишком слаб, а у нас с вами будет ещё много времени, чтобы с ним пообщаться. Так что прошу всех покинуть палату. И вас, сеньор Корвальос, тоже. И не смейте возражать!
        В коридоре около палаты доктора Хуана поджидал Санчес.

        - Наверное, я пропустил самое интересное, доктор?  - взгляд шерифа провожал губернатора со свитой до тех пор, пока те не скрылись на лестничном пролёте.

        - Сожалею, шериф,  - развёл руками доктор.  - Мы не могли ждать. Всё, что нам удалось узнать, это имя одного из потерпевших крушение.

        - Это уже прогресс, доктор! Но меня интересует несколько другой вопрос. С этими контрабандистами из головы вылетают другие вопросы. Второй приходил в себя?

        - К сожалению, пока нет. Мне пришлось перевести его в соседнюю палату, в связи с большим походом совета на знакомство,  - доктор Хуан грустно усмехнулся.

        - А вот это вы правильно сделали. Я, собственно, за этим и пришёл - предложить развести пришельцев подальше друг от друга.

        - Есть причины?

        - Доктор, а вы как думаете? На корабле куча трупов, и все они - не результат падения. Хотя, лучше бы это было так. У них там разразилась целая война и, боюсь, эти двое были из разных лагерей.
        Брови доктора непроизвольно поднялись вверх.

        - Тот, который очнулся, видел второго?
        Вместо ответа доктор Хуан ещё раз развел руками, и этот жест сказал о многом.

        - Жаль, очень жаль. Это создаёт нам определённые трудности. Но что делать, попробуем справиться и с этим.


* * *
        Шерифу предстояло переделать много дел. Ночная вылазка с уничтожением каравана с, наверняка, ценным грузом, не могла остаться безнаказанной. Это понимал каждый житель Санта-Пуэрто.
        Санчес мог предположить, что предпримет сеньор Рафаэль. Не сказать, что тот настолько предсказуем, чтобы его действия предугадывались, но единственным в этой ситуации неординарным действием было бы полное игнорирование действий шерифа. Захватили важный груз? Да бог с ним.
        Вот только на подобную реакцию рассчитывать не приходилось. Контрабандист обязательно попробует вернуть его. Вопрос - как он это будет делать. Здесь уже поле для действий более широкое. Можно придумать сотни комбинаций и, без сомнения, сеньор Рафаэль придумает самое неординарное решение.
        Поэтому Санчес поставил перед собой задачу предугадать и придумать достойный ответ. Желательно, с минимумом жертв. В лагере контрабандиста у Санчеса был свой человек, но он имел столь низкий статус, что изредка информировал шерифа об отправке очередного каравана. Кстати сказать, в этот раз сообщения не поступило. Может быть, его вычислили и повесили. Может быть, просто информатор всё на свете профукал и опоздал с предупреждением. Могло быть всё, что угодно.
        Идеально иметь своего человека непосредственно рядом с контрабандистом. Как-то Санчес решился на такой шаг. Потратил много сил и нервов, а в результате шпиона вычисли чуть не на второй день, и прислали посылкой голову неудачника. Больше подобных попыток Санчес не предпринимал.
        Так что шериф, успокоившись по поводу пришельцев, продолжил беготню по городу в целью устройства разного рода засад, предупредительных заслонов и оповещательных вешек. Причём по окружности Санта-Пуэрто. Местность дикая, безлюдная. Контрабандисты могут незаметно прокрасться мимо города и нанести удар с другой стороны.
        Горожане тоже готовились. Как никогда раньше все мужчины поголовно, встречавшиеся по пути, вооружены. Даже, вон, Кристобаль Беньянис, восьмидесятилетний старик, и тот нацепил пояс с кобурами для двух револьверов и, кроме всего прочего, вооружился древней, проржавевшей шпагой, которую и чистил, сидя на пороге дома. Подслеповатый старик шерифа увидел, приветственно помахал шляпой, ощерившись беззубой улыбкой.
        Город готовился к войне.


* * *
        Город готовился к войне и это было заметно всем. Не стали исключением и Луис с Луизой, когда парень провожал подругу до госпиталя. Короткий отдых девушки закончился, работы было много.

        - Люди взбудоражены,  - тихо пробормотала Луиза, чтобы только парень её и слышал.  - Наверное, это из-за ночного рейда.

        - Точно,  - кивнул Луис.  - Отец проговорился, что взяли что-то непонятное и, наверняка, безумно дорогое.
        Девушка зябко повела плечами, не из-за холода. Климат в этой полосе, наоборот, редко баловал прохладой. Сезон дождей обрушивался лишь на пару месяцев в году, и до него ещё было далеко.

        - Думаешь, бандиты придут за своим грузом?

        - Обязательно,  - Луис приобнял Луизу за плечи и прижал к себе.  - Но тебе незачем волноваться, Луиза. Они, наверняка, будут штурмовать полицейский участок.

        - Только это и успокаивает,  - попыталась улыбнуться подруга.
        В нападениях бандитов на город не было ничего экстраординарного. Такое происходило уже не раз и не два. При прежнем шерифе и того хуже, бывало, отряды контрабандистов напрямую наведывались в город. Это было до Санчеса. Нового шерифа бандиты побаивались. Да и горожане тоже стали более твёрдыми по характеру и давали сдачи.
        Луис как-то подумывал о присоединении к отряду гражданских защитников, в тот, где числился Рохес. Для этого нужно было всего лишь подойти к шерифу или любому полицейскому и спросить, чем он может быть полезным. Останавливало Луиса от такого решения точное знание, что последует негодование отца, но это можно пережить, и возможная истерика матери. Все это вместе пережить Луис не смог бы ни за что.
        И всё же стрелять он умел. Не просто умел: мог дать фору любому. Рохес дал ему возможность учиться ровно с того момента, как Луис смог держать тяжёлое оружие на весу и не падать после отдачи от выстрела. Постоянные тренировки сделали парня лучшим стрелком города, он выбивал все мишени и все в центр. И всё же отец сына до чего-то серьёзного пока не допускал. Вот, сегодня выяснилось, почему. А ведь сам часто рисковал жизнью, уходя в ночные рейды на перехват караванов, патрулируя улицы в ситуациях, подобный сегодняшней. И история, случившаяся с отцом Кортеса, лучшим другом Рохеса, ничему того не научила.
        Так, почти незаметно, сладкая парочка подошла к городской площади, вокруг которой расположились и мэрия, и полицейский участок, чуть в отдалении, и госпиталь.

        - Смотри, Луис,  - пихнула парня в бок Луиза, обращая его внимание на подъезжающий к мэрии мобиль, пыхтящий паром.
        Он чем-то смахивал на тот, который был у губернатора, чуть более резкие обводы разве что, но пыхтел паром из трубы также, как и знакомый всем горожанам. На месте водителя сидел незнакомый человек. Чужаки редко заходили, тем более заезжали в Санта-Пуэрто, а уж с той стороны и подавно.

        - Вот и начинается,  - пробормотал Луис, силком заволакивая подругу за ограду.


* * *
        Чужак на паромобиле привлёк внимание всех горожан, которые его увидели. При этом он как-то умудрился объехать уже установленные посты за городом. Впрочем, один человек не представлял угрозы.
        Это и был сеньор Теньоро. Выглядел он немолодо, давно оставив бурную жизнь охотника или контрабандиста. Так что не представлял опасности. Выполнить просьбу сеньора Рафаэля вызвался не столько ради интереса, сколько в захваченном караване была частичка небольшой финансового интереса. Потеря груза грозила пусть и небольшими, но, опять же, финансовыми потерями.
        Пока ехал по улицам Санта-Пуэрто, присматривался к горожанам и, несомненно, его внимание привлекло то, обстоятельство, что все вооружены. Да только недоумения было больше. Ну, захватили груз. Увидели, что этот груз весьма серьезный. Можно же было просчитать последствия. Сеньор Теньоро в ближайшие несколько минут планировал растолковать губернатору эти самые последствия.
        Паромобиль остановился у порога в мэрию, пыхнул пару раз, выпустив из высокой трубы особо кучные клубы дыма, и заглох. Водитель огляделся, снял с лица очки и, не спеша, сошел на землю. Так же, не спеша, надел шляпу и развернулся лицом к парадному входу в мэрию.
        Его никто не пытался остановить, так что ленивой походкой, сеньор Теньоро взошёл к двери и скрылся внутри. Останавливать его никто из горожан не решился, а единственный полицейский, оказавшийся в это время на площади, выругавшись, как следует, помчался на поиски шерифа.
        Оказавшись внутри мэрии, сеньор Теньоро поначалу немного растерялся, но, перехватив какую-то пытавшуюся прошмыгнуть мимо даму, видимо, местного клерка, вызнал у неё дорогу в кабинет губернатора. Заодно узнал, что попал удачно, сеньор Нарваэс только-только вернулся и сейчас находился у себя.
        Через пару минут переговорщик уверенно, не стучась, вошёл в нужный кабинет.
        Глава 7
        Тучи сгущаются

        Рамирес увидел, как в Санта-Пуэрто кто-то въезжает на паромобиле, случайно. Первым делом испугался, что это сам сеньор Рафаэль, ведь только у него имелась пыхтящая паром машина, которую, кстати, уже давно никто не вывозил из сарая. Скорость самоходной телеги была мала: дорог в Санта-Пуэрто, считай, что не было, так что водителю приходилось чуть не красться по ухабам, чтобы сберечь машину. Это дало возможность Рамиресу догнать его и разглядеть в человеке сеньора Теньоро.
        Не трудно после этого было догадаться, что сеньор Рафаэль готовится отобрать у горожан свой груз. Надо опередить его, чтобы впоследствии реабилитироваться. Значит, выход один - атаковать Санта-Пуэрто сегодня ночью.


* * *
        Сеньор Теньоро подошёл почти вплотную к столу. Два человека выжидательно смотрели на незнакомца, прекратив разговор сразу же, как только открылась дверь. Парламентер выжидал, решив, что первым должен заговорить губернатор - человек за столом. Весь вид посланника сеньора Рафаэля кричал, что он ставит себя выше губернатора, не говоря об остальных горожанах. Практика показывала, что такое поведение обычно уходит в нужное русло.

        - Сеньор? Кто вы и что хотите?
        Сюрпризом появление этого человека для обитателей не было. Двигатель паромобиля грохотал так, что мог разбудить и крепко спящего человека, так что он, вместе с доктором Хуаном, прибывшим на доклад, наблюдал за чужаком, пока тот подъезжал и входил в мэрию. Версии, кто это и для чего прибыл, тоже имелись.

        - Я сеньор Теньоро. Я пришёл сюда, чтобы поговорить с губернатором этого города. Надеюсь, я туда попал?

        - Туда. Я - губернатор Нарваэс. Вижу, вы приехали издалека.

        - Сеньор Нарваэс,  - посланец снял шляпу, повертел в руках, после чего бесцеремонно бросил её на стол, накрыв небольшую кучку бумаг,  - известным вам человеком я уполномочен переговорить с вами на известную вам тему.

        - Присаживайтесь,  - кивнул губернатор на ближайший свободный стул.  - Излагайте.

        - Мне бы хотелось поговорить с вами наедине. Вопрос слишком деликатный, для посторонних ушей,  - при этом визитёр нагло уставился на доктора Хуана.
        Доктор не обиделся, но всё же посмотрел на губернатора, что тот скажет.

        - Вы можете говорить не таясь, сеньор Теньоро. Доктор Хуан - член городского совета.

        - Сеньор, я прибыл по поручению сеньора Рафаэля, как вы, наверное, уже догадались. Вопрос щекотливый и мне бы хотелось обсудить его с глазу на глаз. Я настаиваю.
        После минутной паузы, в течении которой губернатор и парламентер буравили друг друга взглядами, сеньор Нарваэс, сказал:

        - Доктор, оставьте нас, будьте добры, раз наш гость настаивает.

        - Вы уверены?

        - Сеньор доктор, если бы я хотел причинить кому-то вред в этом кабинете, я бы давно уже это сделал, не находите?  - усмехнулся визитёр.  - Можете меня обыскать, у меня даже зубочисток нет, не говоря о более серьёзном оружии. Даже более того, если вы позовёте сюда шерифа, я вам буду весьма благодарен.

        - Идите, доктор Хуан. Наш гость наверняка знает, что в случае чего он не сможет выбраться из Санта-Пуэрто.

        - Я вызову шерифа,  - прежде, чем покинуть кабинет, сказал доктор Хуан.
        В кабинете возникла небольшая пауза после того, как в нём осталось два человека.

        - Я так полагаю, вы пришли сюда, чтобы потребовать груз из последнего каравана обратно.

        - Вы угадали, губернатор,  - расплылся в улыбке парламентёр.  - Сеньор Рафаэль рассказал мне о вас немного. В недавнем прошлом вы были торговцем, поэтому имеете представление, как дорого может стоить товар и что хозяин этого товара может сделать, чтобы вернуть украденное.

        - Вы мне угрожаете,  - глаза губернатора превратились в подозрительные щелки.

        - Нет, что вы, я описываю ситуацию, чтобы вам было понятнее. Ваш шериф имел несчастье сорвать крупную сделку.

        - Думаю, вы понимаете, где мы находимся?  - Губернатор постучал пальцами по столу.
        - Опишу, на всякий случай. Ваш хозяин и мы живём по разные стороны границы. Мой город, сеньор, как таковой, стоит здесь, чтобы защищать эту границу. Сеньор Рафаэль нарушает правила. Надеюсь, вы это понимаете? Таким образом, он, для нашего государства, является преступником. Он незаконно пытался провести, как вы говорите, груз неизвестного назначения на территорию моей страны. Как по вашему, каким образом мы должны были поступить?

        - Сеньор губернатор,  - протянул визитёр,  - всё, что вы мне сейчас рассказали, я знаю и без вас. Однако дело есть дело. В нём завязано много серьёзных людей. К тому же, насколько я знаю, скоро сюда прибудут большие люди из вашей метрополии. Остается буквально несколько дней. Вот и ответьте мне, сеньор губернатор: вам нужны неприятности такого плана? Верните груз, и мы расстанемся друзьями.

        - Всё-таки угрожаете,  - сеньор Нарваэс усмехнулся.  - Вот, что я могу сказать: ваш груз сейчас находится у шерифа. Он им распоряжается.

        - Переводите стрелки? Не боитесь пожалеть об этом? Не забывайте: сеньор Рафаэль могущественный человек. Если он начнёт против вас войну, ни вам, ни городу уже ничего не поможет.

        - Вот только угрожать не надо,  - вмешался в разговор вовремя вошедший в кабинет шериф.
        Санчес подошёл к столу, скинул на стул шляпу сеньора Теньоро и положил на это место свою. Сам же присел на краешек стола.

        - О, шериф Санчес,  - визитёр снова улыбнулся, будто встретил старого друга.  - Я нисколько не угрожаю, просто констатирую факт. Вы должны понять, потеря такого груза весьма расстроило сеньора Рафаэля. Если мы с вами не договоримся, ему ничего не останется, как вернуть его силой. Я тут губернатору уже рассказал перспективы.

        - Мы захватили почти всех людей вашего сеньора,  - усмехнулся шериф.

        - Мы легко наберём ещё. Это не вопрос. Шериф,  - сеньор Теньоро поднялся, и в выражении его лица уже не было показной доброжелательности.  - Скажите, что вам надо? Денег? Сеньор Рафаэль обеспечит вам безбедную жизнь. Захват караванов, чтобы отчитываться перед начальством? Сколько вы их захватили за последний год? Пару десятков? Заметьте, сеньор Рафаэль был не против. Но сейчас вы перешли все допустимые границы, шериф.

        - С Рафаэлем у нас не было никаких договорённостей. И вряд ли когда-нибудь появятся.

        - Это можно исправить. С прежним шерифом у нас не было никаких проблем.

        - У прежнего шерифа появились проблемы с королевой. Было совершено покушение на королевскую семью. Его вина в этом покушении была легко доказана и сейчас он печётся в аду. А я, вы не поверите, предан королеве настолько, что договариваться, о чём бы то ни было, с вашей бандой не собираюсь.

        - Сколько вы зарабатываете, шериф?  - прищурился сеньор Теньоро.

        - Вы не с того начали,  - Санчес лишь усмехнулся,  - и не тем продолжаете, сеньор. Если не хотите, чтобы мои люди выкинули вас из города с позором, лучше прекратить этот разговор. Он не приведет ни к чему хорошему.

        - Глупцы!  - на этот раз в голосе парламентера прорезались нотки злости. Он вскочил и обращался теперь уже к губернатору: - Вы согласны пожертвовать своими людьми, губернатор? Только из-за того, чтобы он удержался на своём месте?

        - Это наши проблемы,  - взгляд сеньора Нарваэса был таким же решительным, как и Санчеса.  - Вы слышали наш ответ. А теперь - убирайтесь из города!

        - Вы об этом ещё пожалеете, сеньоры,  - уже в дверях пообещал парламентёр.
        Через несколько минут завёлся паромобиль, ещё через некоторое время тарахтение его двигателя затихло вдали.

        - Я вот что подумал, шериф,  - задумчиво проговорил губернатор.  - Может, в его предложении, всё-таки, есть резон?

        - Может быть, может быть,  - задумчиво проговорил Санчес и неожиданно добавил: - Есть и другие варианты.


* * *
        Рамирес предполагал, чем могут закончиться переговоры. Собственно, вариант был только один. Большая неудача. Дальнейшие события также легко вычислялись. Сеньор Рамирес соберёт большую армию и нападёт на Санта-Пуэрто. Будет небольшая война на одну ночь.
        Вот только это не с руки, потому что большая неудача так и будет висеть над контрабандистом. И смертельная угроза: люди сеньора будут охотиться за ним везде. Поэтому нужно до груза добраться первым.
        Рамирес засел в кустах, где недавно в городок проехал на паромобиле сеньор Теньро, справедливо предполагая, что обратно тот поедет здесь же. И не ошибся. Прошло меньше часа, когда он заметил густой пар, вырывающийся из трубы самоходки, вслед за ним докатилось и тарахтение старой телеги.
        Парламентёр гнал так, словно за ним гналась куча демонов… или все полицейские Санчеса. Дождавшись, когда тот подъедет к засаде на достаточное расстояние, Рамирес выскочил на дорогу, словно чёрт из табакерки, держа в каждой руке по револьверу. Водитель судорожно нажал на тормоз и паромобиль резко остановился. Рамирес еле удержался, чтобы не отскочить в сторону. Удержало только то, что так эффект появления смажется, а ведь ему надо, чтобы сеньор Теньоро сам немного понервничал.

        - Добрый вечер, сеньор,  - Рамирес с показной ленцой поправил шляпу.  - Я так понимаю, ваши переговоры потерпели полный крах.

        - А, Рамирес, пропащая душа. Сеньор Рафаэль боялся, что тебя тоже убили. Знаешь, когда он узнает, что ты жив, он будет очень расстроен.

        - Предполагаю, что это так. Как раз на эту тему я и хотел с вами поговорить.

        - Даже так?  - Удивился сеньор Теньоро и посмотрел за спину на предмет не гонятся ли за ним на самом деле. Никого не увидев, он снова обратил всё внимание на контрабандиста.  - Что ж, излагай.

        - Я быстро. Предполагаю, что сеньор Рафаэль уже начал набрал отряды боевиков и, как только вы принесёте ему отказ Санчеса в выдаче груза, он тут же пойдёт сюда с войной.
        Рамирес взял паузу, на всякий случай, вдруг парламентёр что-то скажет на эту тему. Сеньор Теньоро молчал, впрочем, этим самым подтвердил правоту контрабандиста.

        - Я хотел попросить вас убедить сеньор Рафаэля подождать с походом на Санта-Пуэрто. Один-два дня. Больше мне не нужно.

        - Хочешь сделать это в одиночку?  - парламентёр захохотал.  - Это невозможно. Вокруг посты, просматривается каждый метр. Рамирес, ты потерял доверие сеньор Рафаэля. Прочь с дороги.
        Паромобиль завёлся сразу, и контрабандисту пришлось отскочить в сторону, чтобы не быть сбитым и задавленным.

        - Ну уж нет,  - пробормотал Рамирес,  - я всё-таки попробую.
        Он вскинул оба револьвера и одновременно нажал на курки. Грохнул сдвоенный выстрел. Водителя кинуло на руль паромобиля, и сполз вниз. Машина, потеряв управление, свернула в кусты, протаранила крайние, а потом застряла на кочке. Двигатель продолжал работать, пар повалил сильнее и только тогда контрабандист догадался, что сейчас произойдёт.

        - Ё-моё,  - Рамирес аж присел, после чего, что есть мочи, помчался подальше от ставшего опасным места.
        Ожидание оправдалось, меньше чем через минуту, давление пара, лишившегося выхода к колёсам, достигло критической точки, и паромобиль взорвался. Контрабандист упал, прикрыл голову руками. Вовремя - оторвавшаяся труба пролетела над ним и воткнулась в землю в паре метров от Рамиреса.


* * *

        - Ты видел, Родригес. Что это было?

        - Не тупи, Хулио. Это был взрыв. Дьявол, теперь Рафаэль ещё больше разозлится.

        - Почему?

        - Хулио, ты что, не понимаешь? Это взорвался человек Рафаэля.

        - Надеюсь, вместе с ним.

        - Окажется, что это мы его взорвали!

        - Но мы же этого не делали! Санчес нам поверит.

        - Санчес - да. Рафаэль - нет. Теперь проникся ситуацией?

        - Вот дьявол.


* * *
        Ближе к вечеру, когда Рохес закрыл магазин и занялся учётом доходов.

        - Если завтра будет такой же наплыв клиентов,  - сказал он,  - боюсь, нам придётся закрыться, потому что нечего будет продавать.

        - Ты ведь хотел съездить в Мехико,  - напомнил Луис.

        - Да, но ты же сам видишь, что творится. Сначала пришельцы, теперь вот, контрабандисты.

        - Ты сегодня всю ночь будешь охранять город?

        - Это моя обязанность.

        - Это и мой город, так что я тоже хочу его защищать,  - Рохес было открыл рот, чтобы возразить, но Луис быстро и с напором продолжил: - Только не говори, что я к этому не готов. Мне уже двадцать три и я могу постоять за себя. Тем более ты знаешь, как я метко стреляю. Я могу пригодиться в бою!

        - Я тебя вырастил не для того, Луис,  - устало проговорил отец.  - Женишься, родишь наследника, вот тогда и делай, что хочешь, понятно. Я не хочу, чтобы ты рисковал.

        - Я могу занять позицию там, где меня никто не найдёт и отстреливать бандитов. Отец, сегодня Луиза будет в госпитале, а это напротив полицейского участка. Я могу охранять её. Не делай из меня труса, отец.
        В магазине повисло молчание. Луис насуплено наблюдал за отцом, а тот, забыв про деньги, кучкой лежащих перед ним, что-то обдумывал. «Если он сейчас скажет „Нет“,
        - решил Луис,  - я всё равно буду ночью в госпитале.»
        С оружием, что примечательно, проблем не было. На всякий случай Луис готов был взять то ружьё, что уже года полтора лежало в тайничке тут же, в магазине.

        - В госпитале будут дежурить, Луис. Луизе ничего не будет угрожать.

        - От одного лишнего ствола хуже не будет. Если, как ты говоришь, Луизе ничего угрожать не будет, то и мне тоже.
        Похоже, довод с Луизой стал для Рохеса убойным. Он вздохнул, и молча кивнул. Внутренне Луис возликовал.


* * *
        Превентивный удар, вот, что могло бы спасти санта-пуэртовцев от налёта бандитов сеньора Рафаэля. Только вряд ли шериф сможет так быстро собрать людей, чтобы нанести визит по ту сторону границы. Вот воспользоваться захваченным грузом, за которым контрабандист охотится, это можно.
        У Санчеса не было никаких сомнений, что это оружие, и предназначалось оно для группы, называющей себя Республиканской Армией - бандой, решившей проделать с королевством Марадона то же самое, что когда-то проделали у себя, то есть свергнуть монарха и сесть самим у руля.
        Попав в полицейский участок, шериф отдал приказ приготовить повозку, загрузить в нее один ящик с контрабандным грузом, тот самый, где невиданное до сих пор оружие и лежало. Через несколько минут четверо полицейских, один управлял повозкой, направились за город.
        Ещё не успели покинуть площадь, как к отряду пристроился сеньор Корвальос.

        - Сеньор шериф! Сеньор Шериф!

        - Тпру. Куда ж вы так спешите, сеньор Корвальос?

        - Я вас искал,  - старик, оказавшись рядом, схватился за подпругу и начал тяжело дышать. Небольшая пробежка от ворот госпиталя далась ему не легко.

        - При всём моём уважении, сеньор Корвальос, у меня мало времени. Мне сейчас не хочется говорить о пришельцах. Они могут подождать.

        - Я вас понимаю, сеньор Санчес. Я всего лишь хочу попросить вас немного покопаться в космическом корабле.
        Брови шерифа поползли вверх. Такой просьбы он не ожидал.

        - Зачем вам это?

        - Вы просили о пришельцах не говорить,  - несмотря на усталость, лицо сеньор Корвальоса приобрело хитрое выражение.  - Ну да ладно. Очнулся второй пришелец, и мне удалось с ним поговорить. На корабле имеется устройство, с помощью которого мы сможем с ними разговаривать без всяких проблем. Любой из нас.

        - Вот как? И вы сможете его найти?

        - Да. Борис… это второй пришелец, подробно рассказал мне, как он выглядит и где его искать.
        Шериф думал недолго.

        - Забирайтесь на повозку, сеньор Корвальос. Нам по пути.
        Уже за городом полицейские избавились от старика. Шериф написал записку, чтобы охрана корабля пропустила старика внутрь. А потом полицейские вытащили из повозки ящик. Санчес самолично вскрыл крышку.
        Три похожих друг на друга ствола странной конструкции. Шериф бережно вытащил один, осмотрел. Тогда, при захвате каравана, он так и не решился его опробовать, времени не было. Сейчас же… Санчес нашёл переключатель, включил его. Экран на необычной винтовке тут же засветился, послышался звук, еле похожий на далёкое журчание воды. Одно из двух, или это сообщение о готовности оружия к стрельбе, или наоборот, оповещает владельца, что патронов нет. Впрочем, скоро всё выяснится.
        Калибр единственного ствола заставлял проявить к себе уважение. Кулак в него, конечно же, не влезет, разве что младенца какого. На миг шериф засомневался, можно ли из этого оружия стрелять, скажем, стоя, или же к нему положены вешки и стрельба ведётся из положения лёжа. В итоге, после коротких размышлений, Санчес решил в качестве вешек воспользоваться повозкой.

        - Ладно, ребятки,  - сказал он, прилаживая ствол к борту повозки.  - Смотрите, и учитесь, если я сейчас всё правильно сделаю. Потом разберёте оставшиеся трофеи. И не говорите, что я вам не показывал.
        Выбрал в качестве цели небольшой кустарник метрах в ста, навёл ствол на него и нажал на курок. Отдачи не было.

        - Обалдеть!  - выразился один из полицейских, когда из ствола вырвался яркий сгусток неизвестной энергии и, меньше чем за секунду достиг кустарника, где взорвался с такой силой, которая могла бы размолотить в щепки тот же полицейский участок, к примеру, не оставив на месте ничего, кроме фундамента.
        Размолоченные в ничто щепки, поднятые в воздух комья земли осыпали экспериментаторов. Лошади испуганно заржали, попятились, одна и вовсе попыталась встать на дыбы. Их еле удалось успокоить. Да ещё самим надо было в себя прийти.

        - Упс,  - выразился Санчес, сдвинув шляпу на затылок.  - Вот это ружьецо! Вот это я понимаю!

        - Эх, таким бы стрельнуть в домик сеньора Рафаэля,  - мечтательно проговорил один из полицейских.

        - Да, пара выстрелов, и от него не останется и следа. Лоренсо, я знаю, как ты об этом мечтаешь. Держи, попробуй выстрелить. Жмёшь вот на этот курок. Попробуй уничтожить во-он тот кустарник.
        Выбранная шерифом цель расположилась, если на глазок, в полутора километрах.
        Лоренсо с благодарностью принял необычную винтовку, отыскал цель, сделал выстрел. Винтовка тут же зажурчала далёким ручейком, набирая энергию для очередного выстрела, в то время, как отмеченная цель оседала на землю, падая с высоты, куда кусты и землю подбросило при попадании сгустка смертельной энергии.

        - Отлично, Лоренсо.  - удовлетворительно кивнул Санчес.  - Вы всё видели, парни? Ну, а раз видели, значит, сможете справиться сами. Разбирай оружие.
        Минут через десять троица всадников умчалась за горизонт. Шериф удовлетворённо кивнул, когда их силуэты скрылись за горизонтом, привязал свою лошадь к повозке, уселся на место возницы и отправился за город.
        Секретное задание, конечно же, хорошее дело. Превентивный удар - тоже. Но не стоило расслабляться, потому как кто его знает. Предстояла ещё одна бессонная ночь. Уж очень хочется надеяться, что она последняя, после чего и впрямь можно расслабиться и начать готовиться к приёму королевских послов и не оглядываться.


* * *
        Рамирес дожидался ночи. Заодно проверял револьверы. Почистить бы их не мешало, но никакой возможности пока не было.
        Контрабандист засел недалеко от Санта-Пуэрто, решив атаковать город со стороны, откуда не ждут.
        Здесь же он впервые и увидел в овраге ту штуковину, что накануне пронеслась над домом сеньора Рафаэля. Около него дежурили двое горожан. Трогать он их не стал по вполне понятной причине.
        Ближе к вечеру контрабандист увидел и своего смертельного врага Санчеса в окружении всего-навсего трёх человек. Четвертый, отделившись от группы, поковылял к объекту в овраге. Еле сдержался, чтобы не напасть и не расстрелять ничего не подозревающих полицейских. И правильно сделал. В следующие несколько минут он стал свидетелем испытания неведомого, грозного оружия, которое впечатлило контрабандиста до глубины души.
        И всё же, решимости напасть на Санта-Пуэрто, освободить своих людей и вернуть груз у него не исчезла. Поэтому он и не тронул Санчеса, в одиночку возвращающегося в город.
        Глава 8
        Маленькая война


        - Сеньор Рафаэль,  - в гостиную вошёл Себастьян,  - есть новости.

        - Что, наш парламентёр, наконец-то, появился?  - Встрепенулся хозяин особняка.

        - Э-э… боюсь, он не появится, сеньор. Мои люди нашли взорванный паромобиль и тело около него. Опознать невозможно, но кроме сеньора Теньоро…

        - Понятно,  - зло буркнул сеньор Рафаэль, резко поднялся с кресла и прошёлся на балкончик, тот, откуда всего пару дней назад провожал Рамиреса с караваном.
        Сейчас было темно, только несколько факелов и пара газовых фонарей освещало двор. Пустынно и как-то грустно. Ситуация подстать настроению.

        - Шериф совсем страх потерял,  - сеньор Рафаэль резко обернулся к слуге.  - Вот что, Себастьян, надо набирать людей. В чём-то Рамирес был прав, давно пора приструнить этого выскочку Санчеса.

        - Непременно, сеньор,  - кивнул слуга и, неуловимым движением, достал револьвер, направив его в голову хозяина особняка.

        - Ты что делаешь, Себастьян?  - сеньор не успел испугаться, но на лбу выступили капли пота.

        - Важный груз. Командование Республиканской армии на него возлагало большие надежды. И на вас тоже, сеньор Рафаэль. Вы их не оправдали.
        Хозяин особняка было открыл рот, чтобы что-то сказать, как Себастьян нажал на курок. Над переносицей сеньора Рафаэля появилась незапланированная природой дырка, тело, словно окаменев, упало на пол.
        Себастьян поднял ствол револьвера к потолку и проследил, как из него выходит дымок от сгоревшего пороха.

        - Я вот думаю,  - в гостиную, незаметно для Себастьяна вошёл ещё один человек,  - не зря ли мы его прихлопнули? А, Себастьян?

        - Думаете, он мог вам ещё пригодиться?

        - Кто знает, кто знает, амиго. Здесь отличное место для того, чтобы переправлять грузы на ту сторону. Сеньор Рафаэль знал в этом толк,  - человек подошёл к мёртвому телу, внимательно осмотрел его.  - Но, в последнее время его преследовали неудачи. Как думаешь, почему?

        - Мне удалось вычислить пару людей Санчеса, которых тот пытался внедрить к нам.

        - Но про наш груз никто не знал, так ведь?

        - Никто. Думаю, это была дикая случайность, сеньор.

        - Ладно, грузом займусь я лично. А вот на счёт тебя, Себастьян…
        Бывший слуга сеньора Рафаэля напрягся. Ладонь крепче сжала рукоятку револьвера.

        - Ты можешь его заменить,  - незнакомец как будто не замечал состояния бывшего слуги.  - Будешь работать на нас, переправлять грузы через границу. Собственно, ничего не изменится, только хозяйничать в этом месте будешь ты. Как тебе такое предложение?
        Визитёр уставился на Себастьяна, ожидая ответа.

        - Это неожиданное предложение, сеньор Артега. Я согласен. Вы правы, здесь хорошее место, далеко от цивилизации, а люди шерифа Санчеса… Их мало, думаю, мне удастся с ними справиться.

        - Отлично. Я ожидал именно такого ответа. Что ж, мне пора отправляться, хочу нанести визит в Санта-Пуэрто,  - уже у выхода Артега обернулся, приподнял шляпу и произнёс: - Счастливо оставаться, сеньор Себастьян.
        Через пару минут новоявленный хозяин особняка с балкона мог наблюдать, как во дворе появляются ещё трое вооружённых всадников. До этого об их существовании он не знал. Вышедшему на крыльцо Артеге подвели лошадь, тот лихо запрыгнул в седло и посмотрел на Себастьяна. Через минуту бойцы Республиканской Армии покинули двор особняка.
        Ещё немного постояв на балкончике, Себастьян решительно покинул гостиную. Хоть и ночь, пора приподнимать прислугу, чтоб убрались в доме. Вынести тело бывшего хозяина куда-нибудь подальше и закопать.


* * *
        Четверо всадников молча выехали со двора, пришпорили лошадей и помчались прямиком к Санта-Пуэрто. В город они въезжать, конечно же, не собирались, по крайней мере, сразу.
        Ещё не успели отъехать далеко, как страшный грохот за спиной заставил всех четверых остановиться, и пригнуться. Заржали лошади, одна встала на дыбы.

        - Что за?..  - выкрикнул Артега, оборачиваясь.
        Особняк горел и разваливался. В следующий миг ещё сразу несколько взрывов завершили начатое, оставив от дома одни горящие развалины. Опытный взгляд Артеги сразу определил, что случилось: кто-то воспользовался оружием, перевозимым последним караваном. Отсюда выходило, что домик сеньора Рафаэля взорвали люди Санчеса.

        - Уходим отсюда, парни,  - отдал команду Артега.

        - Я заметил две вспышки, отсюда недалеко,  - сказал один из его людей.  - Можем найти тех ребят. Успеем перехватить.

        - Давайте найдём их,  - ответил Артега.


* * *
        Кортес не ошибся, когда утверждал, что Санчес снимет охрану в госпитале. Самым опасным местом в эту ночь был полицейский участок. Пара десятков бандитов за решёткой и груз на заднем дворе.
        Друзья остановились, не доходя до ступенек нескольких шагов, и Луис стал осматривать верхние этажи госпиталя, пытаясь вычислить, откуда ему удобнее будет держать под прицелом своего ружья подходы к полицейскому участку.
        Вроде как что-то начало вырисовываться, когда над ухом прозвучал строгий голос Луизы.

        - Вы что здесь делаете?

        - Сестрёнка,  - вздрогнул Кортес,  - мы тут… тебя пришли защищать.

        - С ума сошли?  - Голос Луизы ещё больше посуровел, так, что и Луис непроизвольно вжал голову в плечи.

        - Луиза, не ругайся,  - сказал парень.  - Мы беспокоимся за тебя.

        - Не спится нам, знаешь ли,  - хохотнул Кортес.

        - Не надо за меня беспокоиться!

        - А мы вот беспокоимся,  - Луис попытался было обнять девушку за плечи, но та вырвалась.  - Ну, что здесь плохого, скажи? Полицейский пост убрали, и мы решили их заменить.

        - Точно,  - кивнул Кортес, перехватывая поудобнее ружьё.  - Понятно, что на госпиталь бандиты нападать не будут, да и остановят их ещё на подступах к городу. Но всё же…

        - Ох, уговорили,  - тут же смягчилась девушка.  - Честно сказать, и мне будет спокойнее. Но, Кортес, как же мама и сёстры?

        - Не волнуйся, там все нормально. Они тоже в безопасности…
        И тут неожиданно грянул выстрел. Все трое вздрогнули, Луис обхватил Луизу и пригнул её вниз, на всякий случай. Следом за первым раздалась канонада перестрелки.

        - Это в полицейском участке,  - определил Кортес.

        - Быстро в госпиталь,  - взяла на себя командование Луиза.
        Перестрелка на минуту прекратилась. Когда троица вбегала внутрь здания, началась снова, более ожесточённая.


* * *
        Шериф, вернувшись в Санта-Пуэрто, ещё долго бегал, организовывая оборону города. В конце концов, попав в крайний домик, откуда предварительно эвакуировали жильцов и организовали пост, он дал себя уговорить немного отдохнуть. Санчес буквально упал на кровать и тут же уснул.

        - Умаялся наш шериф,  - тихо проговорил Рохес, на миг оторвавшись от наблюдения за подходами к городу из окна.

        - Да, забегался,  - согласился напарник.  - То инопланетяне, то контрабандисты… Заметил, Рохес, что с его появлением жизнь в Санта-Пуэрто стала весьма активной?

        - Может, этого-то нам и не хватало, а, Риан?

        - Я хочу сказать, что при прежнем шерифе у нас не было столько проблем. Мы спокойно занимались своими делами. А сейчас то и дело отбиваемся от бандитов с той стороны.

        - Сеньор Тирсо, мне не нравится ваш настрой,  - Рохес внимательно всмотрелся в напарника.

        - Спокойнее, Рохес, нормальный у меня настрой. Только мне уже надоело выслушивать от жены упрёки. Она желает, видишь ли, уехать из Санта-Пуэрто куда-нибудь подальше. Я же считаю, что нам надо быть самим немного поактивнее.

        - Э-э, не понял.

        - Санчес хороший парень, но ему не достаёт уверенности.
        Рохес удивлённо поднял брови и внимательно, в который раз, всмотрелся в напарника.

        - Ну вот, что нам мешает как-нибудь собраться толпой, и наведаться к сеньору Рафалю и уничтожить…
        Он не закончил мысль, потому что ночную тишину разорвал громкий выстрел.

        - А? Что? Что случилось?  - встрепенулся Санчес, как только прозвучал первый выстрел, а вслед за ним канонада перестрелки.
        Солнце ещё толком не успело сесть за горизонт, и нападения никто не ожидал, тем более в центре города.

        - Боюсь, шериф, бандиты нас обманули,  - хмуро проговорил Рохес, передёргивая затвор ружья.

        - Дьявол! Они пытаются освободить заключённых! Срочно к участку!


* * *
        В полицейском участке оставили шестерых человек. Двое полицейских и гражданские из
«ночных охотников». Последний рубеж, так сказать, но все были уверены, что бои, если и начнутся, то где-нибудь за чертой города. И никто из них не рассчитывал на вариант, когда город будет атаковать один человек, а не несколько десятков.
        Все вооружены под завязку, напряжены. Единственная радость - арестованные ведут себя тихо.

        - Лоренсо,  - вдруг сказал один из «охотников»,  - мне надо… отлить.

        - Один не ходи,  - ответил полицейский.  - Кому ещё нужно, признавайтесь сразу. Потом не разрешу.
        Из-за стола поднялся ещё один «охотник».
        Полицейский участок выделялся от мэрии, госпиталя и церкви, расположившихся вокруг площади, приземистостью. Одноэтажный, без всяких надстроек. Тем не менее, пара запасных выходов имелась.
        Двое вышли на площадку с повозками, отошли от двери на пару шагов. Один тут же принялся за ритуал «по-маленькой», напарник же прежде огляделся и только потом начал расстёгивать пуговицы на штанах.
        Зажурчал ручей…


* * *
        Рамирес завис на высоте в полтора человеческих роста, вжавшись в стену, словно паук. Было не удобно, пальцы соскальзывали, ноги затекли. Ждать удобного момента пришлось долго, но ничего более удобного, чтобы спрятаться, тут не нашлось.
        Когда второй горожанин занялся ширинкой, Рамирес отцепился от стены. В обоих ладонях тут же появилось по кинжалу и оба были использованы одновременно и точно по назначению. Никто и пискнуть не успел.
        У убитых Рамирес конфисковал ружья и тут же их проверил. Чужое оружие, кто знает, как поведёт себя в бою. С первого взгляда, вроде бы, ничего. Своё он перевесил на спину так, чтобы на счёт «раз» можно было достать его и начать стрелять. Трофейные сложил вместе, примерился. Должен выйти двойной залп.
        Всё-таки план был сумасшедшим. Сколько людей внутри полицейского участка, Рамирес не знал, но боязнь гнева сеньора Рафаэля подвигала контрабандиста на безумные поступки. Да и не столько его гнев, сколько тех, с кем тот работал.
        Отступать в любом случае некуда. Глубоко вдохнув, контрабандист вошёл в коридор.
        Несколько шагов, и Рамирес ворвался в зал. Вскинул трофейные ружья, нацеливая их на двух охранников, так удачно сидевших рядом. Грохнул сдвоенный выстрел. Чуть позже Рамирес сообразил, что первым залпом уничтожил единственного полицейского.
        Трофейные ружья полетели в сторону. Рамирес достал из-за спины своё, и третьего противника, только начавшего вставать со стула, отбросило к стене. Перезаряжать ружьё было некогда. Оставшийся противник отреагировал почти мгновенно. Правда, не точно. Пуля из ружья горожанина прошла далеко от Рамиреса, метнувшегося в сторону. Ружьё полетело в другую сторону, прямиком к клетке с возбуждёнными от такого наглого вмешательства заключёнными. Они узнали Рамиреса.
        Выстрел в полёте из револьвера прошёл мимо. Последний противник провёл дулом ружья вслед за откатывающимся в сторону Рамиресом, да только выстрелить не успел. Кто-то из заключённых смог дотянуться до брошенного в их сторону ружья, быстро передёрнуть затвор и выстрелить.

        - Уф,  - тряхнул головой контрабандист.  - Вот ведь повезло,  - и сразу обратился к заключённым: - Парни, выбирайтесь оттуда. Сейчас их кавалерия подойдёт, нам придётся туговато.

        - Ключи и полицейского, Рамирес.

        - Стрельни в замок, придурок! Так быстрее!
        Рамирес еле успел подскочить к столу, за которым только что сидели и ни о чём не подозревали санта-пуэртовцы. Только перевернул его столешницей к входу, как внутрь, со стороны парадного входа, вбежал и сразу двое полицейских. И ещё кто-то прорывался из коридора, выходящего на задний двор.
        Первые двое ворвавшихся в участок сделала ружейный залп и тут же отпрыгнули по сторонам давая ход следующим. Пули впились в столешницу и застряли в ней. Рамирес достал второй револьвер. Выдохнув, выскочил сбоку из-за стола и сделал сразу несколько выстрелов. Тут ему на помощь пришли освободившиеся товарищи. Первая их волна спала, вторая смогла отстреливаться, кто-то смог подобрать с пола трофейное оружие, да и то оружие, что подкинул бывшим заключённым Рамирес, тоже никуда не делось. Так что, на сей раз, не повезло санта-пуэртовцам. Ещё троих убили, прежде чем те поняли: пока соваться в участок опасно.

        - Парни, груз где-то здесь,  - обратился к людям Рамирес.  - Нам надо найти его и выбираться отсюда.

        - Груз оставили в повозках, Рамирес.

        - Дьявол. Но это даже хорошо. Прорываемся на задний двор, и ходу отсюда!
        Было б только сказано. Утомившиеся сидеть в камере бандиты, численностью чуть больше десяти человек, устремились на задний двор. Рамирес вышел последним, контролируя парадный вход.
        Когда первые бывшие заключенные вырвались на задний двор, оттуда прозвучал дружный залп, и тут же завязалась перестрелка.
        Расчёт на то, что санта-пуэртовцы рассредоточатся за пределами или на окраине городка, тем самым, давая Рамиресу возможность сделать тёмное дело и, хоть с перестрелкой, скрыться, не оправдалась. А ведь по наблюдениям контрабандиста выходило именно так: все на окраинах, ждут большой отряд, контрабандный груз охраняют всего несколько человек, с которыми планировалось справиться в пару минут. Всё испортило невесть откуда взявшееся подкрепление.
        Ещё двое товарищей контрабандиста, вырвавшись на задний двор, были наповал сражены пулями полицейских. Следом идущие яростно ответили. Кто-то зарычал, кто-то закричал, палили из трофейных ружей, не жалея патронов, которых и так было немного. Рамирес же метнулся обратно в общий зал, где недавно так быстро перебил четверых полицейских. Там, вроде окно было, без решёток.
        Воспользовавшись стулом, он выбил вместе со стеклом и раму. Через секунду рыбкой выпрыгнул, покидая такое негостеприимное место. Наудачу в этом переулке никого не оказалось. Санта-пуэртовцы врывались в участок с парадного входа, тем самым освобождённым бандитам можно сказать последнее прощай.
        Не оглядываясь, рванул по переулку подальше от полицейского участка. Миновал высокий забор внутреннего дворика, свернул на другую улочку, когда его настигло неожиданное:

        - Стоять!
        Рамирес на бегу обернулся. Вслед за ним бежал человек в такой знакомой и ненавистной шляпе. Шериф Санчес собственной персоной. Вскинул револьвер и выстрелил. Тут как раз подвернулся ещё один переулок и контрабандист свернул в него.
        Погоня за ним продолжалась.


* * *

        - А, дьявол!  - Санчес упал, чуть не выронил пистолет.

        - Мы его догоним, шериф!  - бросил на ходу Рохес и ткнул Тирсо в спину, мол, не спи.
        Санчес в отчаянии ударил кулаком по брусчатке, потом ощупал ногу. Пуля попала в бедро. Кажется, прошла навылет, не задев кости. Вот только кровищи… Ладони вмиг стали мокрыми и липкими.


* * *
        Рамирес кружил по улицам Санта-Пуэрто, пытаясь оторваться от погони. Свернув ещё пару раз, контрабандист оказался на улице, освещённой парой газовых фонарей.

        - Вот он!  - Донеслось сзади, и тут же прозвучала пара выстрелов.
        Рамирес пригнулся и отпрыгнул в сторону ближайшего дома. Ещё пара выстрелов, одна пуля срикошетила от каменной стены, вторая впилась в землю. Контрабандист в ответ выстрелил пару раз. Не попал, зато заставил преследователей немного поумерить пыл.

        - Осторожнее, Рохес!
        И тут же рванул к следующему переулку. Прозвучал выстрел со стороны преследователей, что-то обожгло левое плечо контрабандиста, но Рамирес не обратил на это внимания.

        - Тирсо, там тупик! Он в ловушке!

        - Дьявол!  - выругался Рамирес, добежав до глухой стены. Быстро преодолеть её не получится: два с половиной метра всего, дальше крыша. У стены в беспорядке валялись какие-то ящики и прочий мусор. В темноте не разобрать.
        Контрабандист попробовал с разбега преодолеть препятствие, но тут удача повернулась к нему задом. Нога застряла в одном из ящиков, продавив подгнившие доски. Прыжок не удался.

        - Осторожнее, Тирсо, мы его загнали, как зверя.
        В ответ Рамирес зарычал, правда тихо, чтоб его не слышно было. В тупичке темно, словно у дьявола в одном причинном месте. Звёзды на ясном небе и небесный спутник Эспаньолы - Уллис, не давали нужного количества света, так что сейчас Рамирес был в более удачном положении.
        Вот один из преследователей метнулся через улицу на другую сторону. Рамирес вскинул револьвер и выстрелил. Силуэт, словно споткнулся, упал.

        - Тирсо! Какого чёрта!  - взревел напарник.
        Следующие два выстрела Рамирес произвёл на звук. Всё, в револьверах закончились патроны, другого оружия нет. Но, кажется, и со вторым преследователем покончено. Контрабандист осторожно стал пробираться к выходу из тупика.
        Тот, кого назвали Тирсо, был убит наповал. Второй преследователь ранен в грудь, но пока оставался жив. Рамирес собрал трофеи, минуту постоял над ещё живым горожанином, размышляя, не прервать ли его мучения. Последний выстрел милосердия. В итоге решил, что и так сойдёт, патронов мало, надо беречь.
        У полицейского участка затихала перестрелка…
        Глава 9
        Два одиночества

        Как только прозвучал первый выстрел, пришелец, назвавшийся Ричардом Коннери, открыл глаза и сел. Анна уронила книгу и вскочила со стула.

        - Сеньор,  - воскликнула она,  - вам нельзя вставать! Немедленно лягте, вы ещё слабы…
        Пришелец не понимал её, впрочем, внимания на туземку не обращал, занявшись срыванием с себя проводов. Только после этого он посмотрел на сиделку. От взгляда Анну пробрала дрожь, и она тут же сорвалась с места.

        - Karramba!  - зарычал пришелец.
        Он догнал Анну у дверей, с силой толкнул вперёд так, что та ударилась головой о дверь. Поймал женщину, отскочившую от препятствия, словно мяч от стены, сделал захват. Убивать Анну он не стал, слегка придушил, чтобы под ногами не мешалась и тревогу не подняла.
        После этого он осмотрел себя. Из одежды только в вертикальную полоску штаны.
        С улицы доносились звуки яростной перестрелки. Что-то там происходило, Ричард не мог понять, что. Впрочем, это его не интересовало. Нужно выбираться отсюда, но прежде найти того, второго. Он не должен быть далеко, возможно, в соседней палате. Отодвинув тело сиделки в сторону, пришелец дёрнул дверь на себя и через секунду оказался в освещённом больничном коридоре. Мало того, под пристальным вниманием четырёх пар глаз мужчин, одетых так же, как и он, только в полосатые штаны.

        - Richard,  - представился пришелец, ткнув себя в грудь.  - Konneri.

        - Что он сказал?  - Аборигены переглянулись.

        - Кто его знает? Пойдём с нами, человек!
        Понять дословно, что они говорили, Ричард не мог. Универсального переводчика с собой не было, но по интонации догадался, что те приглашают его с собой.

        - Net, u menya drugie dela,  - пришелец покачал головой.

        - Что он говорит?  - Тот, кто взял на себя функцию переговоров, повернулся к товарищам.

        - Похоже, не хочет с нами идти, Лукас.

        - Да-а? Ха! Кто не с нами, тот против нас!
        Зря аборигены решили напасть. Прошли бы мимо, остались бы в живых. На всё понадобилось меньше минуты…


* * *
        Луиса и Кортеса под предводительством Луизы, как только они вошли в госпиталь, встретил выскочивший из кабинета, словно ошпаренный, доктор Хуан. Видно было, он пытался уснуть, да только перестрелка так близко от госпиталя заставила его позабыть обо всём.

        - Что вы тут делаете?  - тем не менее, он удивился, увидев Луиса и Кортеса.

        - Нам надо на верхние этажи,  - заявил Кортес.  - Сестрёнка, веди давай, а то можем опоздать.

        - Э-э?  - Доктор было увязавшийся за троицей неразлучных друзей, быстро отстал, только и сказал вслед: - Будьте осторожны, я скоро к вам присоединюсь.
        Быстрый шаг перешёл на бег. По лестнице поднимались тоже быстро, на сей раз оттеснив девушку за спины. Кортес, приложив приклад ружья к плечу, шёл первым, Луис страховал.
        Прежде, чем подняться на третий этаж, Кортес выглянул в коридор второго и тут же отпрянул обратно.

        - Что случилось?  - Сзади напирал Луис.

        - Тут что-то странное. Посмотри сам, Луис.
        Бросив на друга обеспокоенный взгляд, Луис пробрался к выходу в коридор и одним глазком взглянул туда.

        - Что? Что ты видишь, Луис?  - Луиза отступила вниз на пару ступенек.

        - За мной!  - Отдал команду Луис.  - Здесь что-то странное.

        - А как же помощь Санчесу?  - шикнул Кортес.

        - Какая, к дьяволу, помощь? Ты видел?  - Луис тут же посмотрел на девушку.  - Может, вернёшься вниз, к доктору?

        - Нет, с вами спокойнее, ребята,  - часто замотала головой Луиза.

        - Смотри, сестрёнка, не пожалей,  - усмехнулся Кортес и первым выбрался в коридор.
        Девушка, последовала за парнями и тут же чуть не пожалела о своём решении, когда увидела четыре, на первый взгляд, безжизненных тела.

        - Это контрабандисты,  - только и выдохнула она.
        Тела, перевязанные бинтами в разных местах, не шевелились. Создавалось полное ощущение, что это уже не живые люди. Тем не менее, Кортес и Луис держали их на прицеле, когда подходили ближе.
        Кортес дотронулся до ближайшего тела дулом ружья, то и не подумало шевельнуться.

        - Мертвы,  - сказал он.  - Кто-то тут здорово поработал.

        - Охрана?  - Предположил Луис.

        - Была бы стрельба, и мы увидели бы кровь. Не-ет, тут что-то другое. Смотри, Луис, у этого шея сломана.

        - Интересно,  - пробормотал Луис и с интересом поглядел на приоткрытую дверь в палату, возле которой лежали теперь уже мёртвые контрабандисты.  - Они что, отсюда вышли, что ли?

        - Нет, это палата одного из пришельцев,  - чтобы более менее себя чувствовать, девушка отвернулась. Так было легче, когда не видишь трупы.
        Мертвецов за свою жизнь Луиза повидала. Ярким эпизодом была смерть отца. Да и работа в госпитале тоже налагала соответствующий отпечаток. Казалось бы, должна была к мертвецам привыкнуть. Но пока не получалось.

        - Пришелец!  - Если бы друзья Кортеса видели его глаза в этот момент, оба могли бы утверждать, что они сверкнули.  - Это интересно. Луис, давай-ка заглянем!

        - Кортес! Ты только об этом и можешь думать?
        Луис промолчал. Парни встали по обе стороны двери, нацелили на вход ружья, после чего Луис толкнул дверь. Та послушно открылась. Свет из коридора осветил небольшой прямоугольник палаты, да ещё с улиц через окно проникал свет. Впрочем, это было не интересно. Парни легко обнаружили на полу ещё одно тело.

        - Это не пришелец, Кортес,  - сказал Луис.  - Это сиделка.

        - Анна!  - встрепенулась Луиза, бесстрашно вбежала в палату, промелькнув мимо парней, и склонилась над сиделкой.  - Она ещё жива.

        - Отлично, а пришельца тут нет,  - буркнул Кортес.

        - Ищем второго?

        - Ага.
        Оставив Луизу в палате приводить в себя напарницу, друзья отправились дальше по коридору. Вскоре, услышали подозрительную возню из раскрытой двери в крайней палате.

        - Туда!  - решительно скомандовал Кортес, и друзья, держась друг за другом, быстрым шагом пошли к источнику шума.

        - Парни!  - вдруг раздалось за спиной.
        Луис с Кортесом резко развернулись, наставив оружие на двоих мужчин в коридоре. Пациенты доктора Хуана с третьего этажа.

        - Сеньор Перес, потише!  - пшикнул Луис и друзья продолжили движение.
        Подозрительный шум из крайней палаты не прекращался. Перестрелка вне госпиталя, на мгновение заполонившая всё вокруг, затихла, только временами были слышны отдельные выстрелы.
        У двери первым оказался, конечно же, Кортес. Он осторожно заглянул внутрь и смог увидеть два яростно дерущихся друг с другом силуэта. Кто из них кто, сказать было трудно.
        Сильные удары, казалось, способны уложить противника наповал. Тем не менее, оба оставались на ногах и продолжали бой.
        Сеньору Пересу хватило одного взгляда. Он выхватил ружьё из рук Кортеса и нажал на курок, посылая пулю в потолок. Главное охладить пыл.
        Неожиданный выстрел заставил вздрогнуть не только пришельцев. Один из них вдруг сорвался с места, подбежал к окну и прыгнул, разбивая стекло.


* * *
        Ричард Коннери прыгал, в буквальном смысле, в неизвестность. Пусть второй этаж, но и сам Ричард был не в лучшей форме.
        Полёт в неизвестность закончился глухим ударом о землю. Пришелец кувыркнулся, гася инерцию удара, шумно вкатился в кусты, подминая под себя тонкие колючие ветви. Выдохнул, и стал выбраться из кустов. Первым делом Ричард посмотрел на окно, откуда только что совершил безумный прыжок. Оттуда уже выглядывали его недавний противник и ещё двое аборигенов.
        Огляделся, увидел угол госпиталя и, сорвавшись с места, помчался туда. Вслед прозвучал запоздалый выстрел. Нет, удачи в этом городке ему не видать.
        Под затухающий грохот перестрелки где-то рядом, Ричард выбрался с территории госпиталя, выбежал на пустынную улицу, освещаемую редкими фонарями. На секунду остановился, решая, в какую сторону отправиться дальше. Впрочем, вариантов было немного. Незнакомая планета с дикими обитателями. Единственное место, где Ричард мог бы почувствовать себя более-менее комфортно - космический корабль. Но пока туда ему было не нужно.


* * *
        Так получилось, что Рамирес бежал в ту же сторону, что и Ричард, только по соседней улице. Недалеко от черты города эти улицы сходились в одну, превращаясь в тракт. Тут-то оба беглеца и встретились. Рамирес от неожиданности подумал, что это один из преследователей. Он вскинул револьвер и выстрелил. Только потом сообразил, что человек, вообще-то, не вооружён и как-то странно одет. Собственно, даже не одет.
        Незнакомец упал…


* * *
        Санчесу пришлось испортить рубашку, чтобы перевязать рану. Дважды невезуха: Санчес не любил госпиталь, как заведение. Там пахло по особенному. При этом доктор наверняка заставит пролежать в кровати неделю, а то и две. Всё бы ничего, только со дня на день должны, наконец-то, приехать делегации двух стран для каких-то переговоров. Хотелось завыть с досады, на манер соседского пса.

        - Шериф?  - в переулке появились двое.  - Вы тут?

        - Диего…  - проскрипел Санчес.

        - Да вы ранены, шериф!  - Диего метнулся к шефу, помог подняться.

        - Слегка зацепило. Что у вас?

        - Мы справились. Некоторые предпочли сдаться повторно. Те, кто оставался дежурить в участке, мертвы.
        Трое полицейских направились к главной площади города. Точнее, к госпиталю.

        - Кто возглавил налёт, узнали?

        - Рамирес. Пленные говорили, что сначала он был один, потом их освободил.

        - Рамирес…  - Санчес сплюнул.  - Один… Вот уж неожиданный ход. Не думаю, что по заданию Рафаэля пошёл на отчаянную авантюру. Скорее выслуживается, чтобы хозяин башку не снёс ему при встрече.

        - На такое мы не рассчитывали, правда?

        - На такое - нет.
        Картину, которую Санчес увидел в госпитале, могла повергнуть в ужас кого угодно. Слабо верилось, что всё это натворил один человек. Получалось, что этот Рамирес супербоец какой-то. Шериф о нём слышал лишь пару раз, но ничего существенного и за опасного противника не считал. Теперь получается, что ошибался, так что пора пересматривать свои взгляды.

        - Со мной были Тирсо и Рохес. Диего, отправь кого-нибудь на их поиски. Как бы чего не случилось. А сам займись пришельцами.

        - О, шериф,  - словно ниоткуда перед Санчесом появился доктор Хуан и его взгляд тут же нашёл перевязанную рану.  - Никак и вам перепало?

        - Радуйтесь, доктор,  - невесело усмехнулся Санчес.  - Вам повезло. Только имейте в виду, мне некогда прохлаждаться у вас в гостях.

        - Как скажете, шериф. А теперь пойдёмте-ка в мой кабинет, я вами лично займусь.


* * *
        Рамирес осторожно подошёл к человеку, держа его на прицеле. Полуголый незнакомец лежал лицом вниз и, на первый взгляд, никакой опасности не представлял. Только тогда контрабандист позволил себе расслабиться.
        И тут же поплатился за это. Неуловимым движением незнакомец выбил из рук Рамиреса револьвер, одновременно сделал подсечку, и навалился на противника сверху, приставив к горлу тут же реквизированный кинжал.

        - Эй!  - Прохрипел Рамирес.  - Может попробуем договориться, парень?
        Ричард Коннери ничего не понял. Впрочем, он не собирался убивать бедолагу, справедливо решив, что раз тот уходит из города, значит, в конфликте с местными. В свою очередь, его не хватятся, а Ричарду нужен кто-то из местных, чтобы помочь осмотреться и разобраться, что к чему. Нож перестал давить шею, правда, лезвие продолжало её холодить.

        - Вот это другое дело,  - сказал контрабандист.  - Ты б ещё с меня слез.

        - Ya tebya ne ponimayu,  - сказал Ричард.

        - Ты явно не местный, парень. Не из той ли ты штуки, что в овраге валяется, а?

        - Zatknis!
        Ричард быстро обыскал Рамиреса на предмет оружия и нашёл много интересного, в основном колюще-режущего. После этого он, наконец, поднялся и отдал команду:

        - Vstavay!

        - Я не понимаю, чего тебе надо, парень.

        - Vstavay!  - на этот раз пришелец сопроводил команду вполне понятным жестом.

        - Хочешь, чтобы я встал? Я тоже этого хочу. Только не нервничай, ладно?
        Не отрывая настороженного взгляда с полуголого мужчины, Рамирес медленно поднялся, старясь держать руки на виду, на всякий случай. Быстро посмотрел в сторону, куда улетел револьвер. Ричард угрожающе помахал ножом.

        - Да понял я, понял.

        - Snimay kurtku!

        - Чего? Парень, сейчас не до выяснения отношений. Нам надо…
        Как ни готовился Рамирес к неожиданностям, удар в скулу, всё же, пропустил. На ногах удержался, и то хорошо.

        - Snimay kurtku!  - Ричард вновь жестами пояснил, чего он хочет, и Рамирес его понял.

        - Эх, парень, нам бы с тобой подружиться,  - контрабандист потёр место удара, сплюнул и стал медленно стаскивать с себя требуемую вещь.  - Вижу, ты тоже с местными не ладишь. Мы могли бы сработаться, а?
        Как только куртка оказалась в руках, Рамирес, не долго думая, с силой бросил её в лицо пришельца и тут же атаковал. Успел сделать пару увесистых удара. Ричард, не ожидавший такой подлости, отпрянул назад, что дало возможность Рамиресу нырнуть в сторону револьвера. В следующий миг дуло оружия было нацелено на пришельца.

        - Всё, парень, шутки кончились,  - нехорошо улыбнулся Рамирес.  - Уж на этот-то раз я не промахнусь. Брось нож!
        Второй раз повторять не пришлось. Понял его пришелец или нет, но нож уронил и пинком отбросил в сторону.

        - Молодец! Слушай теперь сюда: мне с тобой враждовать резона нет. Шериф и его банда - мне такой же враг, как и тебе. Нам с тобой сотрудничать надо. Ты меня понимаешь? Сот-руд-ни-чать!

        - Ya ne ponimayu.
        Контрабандист поморщился. Как же трудно общаться с этими пришельцами.

        - Одевайся и пошли отсюда.
        Ричард аборигена не понимал и всё же правильно расценил его интонацию. Тот ничуть не возражал, даже одобрительно закивал, когда пришелец стал натягивать на себя куртку. Потом побрёл прочь из Санта-Пуэрто под дулом револьвера.


* * *
        Пообщаться с пришельцем ни у Кортеса, ни Луиса не получилось. Дело даже не в том, что друг друга они всё равно не поняли бы. Сразу после того, как сеньор Перес послал вслед сбежавшему пулю, палата наполнилась людьми и друзей оттёрли подальше, а после и вовсе выставили в коридор.
        Поняв, что ловить тут больше нечего, друзья решили спуститься вниз. Там как раз начинали развиваться основные действия. Доктор Хуан с командой медсестёр и сиделок принимали раненых, обрабатывали их. Тех, кто выглядел похуже, определяли в палаты.
        Луизы видно не было, наверное, в перевязочной орудует с бинтами. Так что друзья уселись рядом с лестницей и просто наблюдали за происходящим. Внимания на них никто не обращал. Так и просидели бы друзья, если бы в госпитале не появился шериф. Вот тут-то Луис и встрепенулся. Раз уж Санчес здесь, пусть и раненный, значит, всё закончилось окончательно. Приподнялся, готовый во что бы то ни стало подойти к шерифу и расспросить во всех подробностях, да только сначала доктор Хуан помешал, а после оба и вовсе скрылись у того в кабинете.

        - Что, парни? Удалось посмотреть на пришельцев?  - Из-за спины появился Диего.

        - Мы здесь, между прочим, госпиталь защищали,  - гордо ответил Кортес.

        - Ага. Ну-ну,  - полицейский обогнул парней и направился к выходу, когда его настиг вопрос Луиса:

        - Диего, что с моим отцом? Может, знаешь?

        - Э-э… Твой отец, Луис, вместе с сеньором и Пересом преследовали бандита, который ранил шерифа. Больше я ничего не знаю,  - Диего виновато развёл руками,  - Я отправил на их поиски команду,  - он отвернулся и пошёл дальше.

        - Может, домой отправился, а, Луис? Пойдем домой. Наши, наверное, с ума давно сходят.

        - Ты прав, Кортес, нам тут делать больше нечего.
        Друзья пробрались сквозь толпу раненых, их сопровождающих и просто в госпиталь зашедших, потому что на некоторое время он стал самым главным местом в Санта-Пуэрто. Вышли на улицу и наткнулись на одну группу горожан. Восемь человек тащили две носилки. Вслед за ними возвращался обеспокоенный Диего.
        Когда носилки проносили мимо, Луис опознал в одном из тел Рохеса.

        - Отец!  - Воскликнул Луис.
        Броситься к нему не дал Диего, вовремя обхватив парня.

        - Успокойся, Луис! Он ещё живой, только тяжело ранен.

        - Но…
        Обоих раненых уже втащили в госпиталь, дверь закрылась, словно отрезая путь.

        - Уверен, ничего серьёзного,  - продолжил Диего.  - Скоро кто-нибудь выйдет и всё расскажет.
        Кортес стоял рядом, лицо побелело. С некоторого времени сеньор Пареха и ему заменял отца.

        - Кто это сделал, Диего?

        - Выясним скоро.
        Глава 10
        После боя

        Как ночь стала продолжением предыдущего дня, так следующий день стал продолжением ночи. Только самый апогей происходящего прошёл мимо сеньора Корвальоса. Старик рылся внутри космического корабля в поисках переводчика. Несмотря на то, что пришелец, назвавшийся Борисом Ло подробно описал, где может находиться прибор, сеньор Корвальос кое-что недопонял. Трудности перевода, так сказать.
        В конце концов, конечно же, нашёл. Когда вернулся в город, там уже всё закончился. Так что старик очень удивился, увидев около госпиталя почти всё мужское население городка и кое-кого из женщин.
        Плач и рыдания по погибшим, горечь утраты. Впрочем, женщины Санта-Пуэрто делали это сдержано, привыкли давно, и только из-за того, чтобы отдать дань традиции.
        Внутри госпиталя, казалось, было ещё больше людей. Впрочем, это только казалось. Не сказать, чтобы узкий коридор первого этажа, тем не менее, был забит людьми. Как заметил сеньор Корвальос, почти все люди были здоровыми и без ранений. Здесь же неизвестно чего ждал и губернатор, вместе со всеми, как обычный горожанин. Он молча сидел недалеко от кабинета доктора Хуана и с надеждой смотрел на закрытую дверь.
        Старик робко пробрался к сеньору Нарваэсу.

        - Я так понимаю, сеньор Нарваэс, Рафаэль решил напасть на город?
        Губернатор ошалело посмотрел на старика, молча махнул рукой. Сеньор Корвальос понял, что сейчас с глупыми вопросами лучше не приставать. Тем более, что и так ясно, что к чему, просто не ожидал этого так быстро.
        С удручённым настроением он отправился на второй этаж, чтобы, всё же, побеседовать с пришельцами. Там обнаружилась ещё более нерадостная картина. Людей было меньше, от этого, в первый момент, показалось и тише. В коридоре, возле одной из палат, на полу сидела «неразлучная парочка». Ружья прислонены к стене, но вид у парней был, что говорится, краше в гроб кладут. Луис спрятал лицо в коленках, Кортес с надеждой смотрел на дверь в палату напротив.

        - Что-то невеселые такие, ребята?  - Чуть покряхтев, сеньор Корвальос уселся рядом с Кортесом, будто и забыв про пришельцев. Впрочем, какие тут пришельцы после всего происшедшего.

        - Сеньор Пареха тяжело ранен,  - после небольшой заминки, ответил Кортес.
        Луис так и не взглянул на соседа.

        - Эх, парни,  - вздохнул сеньор Корвальос.  - Мы живём в таком месте, где никогда наперёд не узнаешь, что будет завтра. Сколько хороших людей мы потеряли за всё то время, пока здесь живём. Сколько друзей я потерял в своё время…

        - Вы тоже воевали с бандитами?  - заинтересовался Кортес.
        И со стороны Луиса последовало некоторая заинтересованность.

        - Было дело. Но это дела прошлого.

        - Неужели нельзя разрешить эту проблему раз и навсегда?  - Еле выдавливая слова, спросил Луис.

        - Наверное, можно,  - сеньор Корвальос пожал плечами.  - Пытались как-то, но из этого ничего не вышло. На смену одним приходят другие. Место-то у нас какое, сами посудите. Рай для бандитов. Ладно, будем надеяться, сеньор Пареха выкарабкается, а вы, сидя тут ему вряд ли чем-то поможете. Вставайте, у меня есть хорошие новости в эту плохую ночь.

        - Неужели по поводу пришельцев?  - Хоть настроение у Кортеса и было неважным, глаза всё равно сверкнули.

        - Да, кажется, я нашёл универсальный переводчик. Теперь мы с ними сможем поговорить.

        - С ним,  - поправил Луис.  - Они подрались на наших глазах, и один сбежал.

        - Вот так новость! Ну ладно, второй-то остался,  - кряхтя, сеньор Корвальос попытался встать и сделал это только с помощью Кортеса. Годы брали своё.  - Пойдёмте, парни.
        Второй пришелец не собирался никуда убегать, так что у палаты, где недавно произошла драка, теперь стоял Хорхе на охране. Дверь в палату была открыта, внутри горели несколько газовых светильников, так что полицейский мог видеть оставшегося пришельца. Тот сидел на кровати, уставившись разбитое окно, то ли наблюдая за темнотой снаружи, то ли думая о чём-то своём.
        Когда троица под предводительством сеньора Корвальоса направилась в его сторону, Хорхе сразу понял их намерения.

        - Эй, сюда нельзя!
        Луис с Кортесом остановились, не решаясь идти дальше, а старик продолжил путь.

        - Хорхе! Вот, смотри, у меня распоряжение шерифа. Я действую от имени городского совета. Ты должен нас пропустить!

        - Но тут написано только про корабль,  - полицейский быстро изучил записку и недоумённо уставился на старика.

        - Конечно! Как ты думаешь, почему? Я искал вот эту вещь!  - сеньор Корвальос сунул под нос охраннику прибор.  - Это универсальный переводчик. Теперь мы смоем разговаривать с пришельцами. А разве не этого хочет совет? И сеньор Санчес тоже?
        Хорхе нахмурил лоб и, пока соображал, как вести себя дальше, в разговор успел встрять Кортес.

        - Хорхе, ну не украдём же мы его, в самом деле?

        - А вы то тут за каким?  - Взгляд полицейского оценивающе изучил Кортеса.

        - Ну…  - растерялся тот,  - интересно же.
        Тут, наконец, объявился и сам пришелец. Скорее всего, он слышал перебранку в коридоре, только не обращал внимание некоторое время.

        - Ou! Zahodite!  - Слова понятны были разве что сеньору Корвальосу, но по соответствующему жесту и все остальные догадались, о чём там восклицает чужак.

        - Rad vas videt! Vot!..  - сеньор Корвальос лихо обогнул Хорхе и вручил пришельцу вожделенный прибор.
        Тот обрадовался, значит, старик не ошибся.

        - Видишь, Хорхе, он нас приглашает!

        - Я его не понимаю,  - вздохнул полицейский,  - Но, судя по всему, вы правы. Но только вы, сеньор. Парни останутся здесь!

        - Хорхе,  - поморщился сеньор Корвальос,  - ну не будь таким занудой.

        - Я выполняю свой долг, между прочим. Ладно, парни, я и вас пропущу, только если Санчес разрешит.
        За разрешением побежал Кортес. Луис же уселся у стены рядом с палатой, в которой разместился пришелец и снова уставился на дверь, за которой доктор Хуан пытался вытащить пулю из Рохеса. Хорхе недовольно поглядывал на парня, но не решался отогнать его. В результате первые попытки сеньора Корвальоса наладить контакт Луис слышал. Сначала прислушивался, но много не понимал, так что вскоре этот разговор стал просто фоном.
        Правда, ненадолго. Через несколько минут в коридоре появился шериф. Его поддерживал Кортес. Даже отсюда Луис видел светящуюся физиономию друга, так что догадаться обо всём не составило труда.

        - Ну и где тут у нас гости из космоса?  - проговорил он, подойдя к палате.
        Луис вскочил, вопросительно уставился на Кортеса и тот знаком показал: всё в порядке.

        - Шериф! Заходите! Борис ждёт вас,  - из палаты раздался голос сеньора Корвальоса и добавил, когда небольшая толпа ввалилась в палату: - Прибор работает, мы друг друга понимаем теперь без труда, сеньор шериф.

        - Временно мне придётся пользоваться им, чтобы мы могли понимать друг друга.
        Было непривычно слышать сразу два голоса: один живой, от пришельца, но с непонятными словами. Второй из небольшого квадратного ящичка, расположившегося на прикроватной тумбочке, уцелевшей в недавней драке. Голос неживой и не передающий никаких оттенков.
        Санта-Пуэртовцы, как один, исключая, разве что, сеньора Корвальоса, поочерёдно смотрели то на пришельца, то на коробочку. В результате шериф прикрыл глаза и потёр их, словно его вдруг накрыла головная боль, и Санчес хотел избавиться от него.

        - Это временная мера, шериф,  - сказал сеньор Корвальос.  - Борис заверил меня, что скоро переводчик нам не понадобиться.

        - О, да,  - закивал пришелец.  - Один-два дня общения.

        - Хорошо,  - кивнул Санчес, осмотрелся и, не найдя ничего лучше, прошёл к подоконнику, на который и уселся.  - Тогда мы сможем уже сейчас обсудить некоторые вопросы, не так ли? Давайте начнём с простого: как вас зовут?

        - Борис Ло. Главный механик разведывательного судна «Стремительный дракон».

        - Вот!  - Неожиданно ткнул в бок Луиса Кортес.  - Я же говорил: эта штуковина похожа на дракона!

        - И что же произошло на вашем судне, сеньор Ло?  - Не заметив восклицания Кортеса, продолжил шериф.  - Почему вы стреляли друг в друга?
        Пришелец задумался, видимо о том, с чего начать и что вообще рассказывать. Его не торопили.

        - Чуть больше года назад,  - наконец, начал рассказывать он,  - мою Империю вынудили ввязаться в войну. Не хочу вдаваться в подробности, вряд ли это будет интересно. Хотя…  - он поглядел на Луиса с Кортесом.  - Может, кому и будет, но сейчас это не важно. Мы выполняли секретную миссию: нужно было добыть важные данные для командования. Мы выполнили задание и уже возвращались домой. Старались держаться в стороне от проторенных дорог, где нас не могли засечь вражеские корабли. Лучше сжечь всё топливо в баках, но добраться до своих. Поэтому мы залетели так далеко и не ожидали обнаружить здесь заселённый мир.

        - Эта планета называется Эспаньола,  - встрял сеньор Корвальос.

        - Никогда не слышал,  - извиняющаяся улыбка от пришельца.  - Впрочем, это и не удивительно. Моя империя - замкнутый мир и не особенно стремиться к общению с другими странами.

        - Извините, что перебил.

        - Ничего. К сожалению, в экипаже оказались предатели,  - лицо пришельца превратилось в камень, глаза сузились, а кулаки сжались до такой степени, что послышался хруст костяшек пальцев. Это Бориса немного отрезвило, и он продолжил: - Ричард Коннери… Я считал его своим другом…

        - И вы не подозревали об этом?  - поинтересовался Санчес.
        Борис пожал плечами:

        - Весь экипаж - проверенные люди. Мы знали друг друга с детства, кроме, разве что, нескольких человек. Ричарда лично я знаю лет двадцать. Он из хорошей семьи, приближённой к императору. Отличный офицер был. Никто не подозревал, что именно он окажется предателем. Эта миссия была не первой на территорию врага.

        - Шантаж?

        - Ричард никогда ни в чём не нуждался. Семья Коннери одна из самых известных семей, основательниц империи. Её представители имеют честь служить в императорском дворце. Я не могу предположить, что послужило причиной подобного поведения. Но вряд ли шантаж или деньги.

        - Ладно, не будем на этом останавливаться,  - кивнул шериф.  - Он сбежал, это жалко, но он не может улететь отсюда. Ваш корабль, как я понимаю, не может взлететь…

        - Я техник,  - Борис пожал плечами.  - Если у меня будут материалы, я смогу отремонтировать корабль. Но Ричард может отправиться на поиски других кораблей. Они наверняка на вашей планете есть.

        - Нету,  - покачал головой сеньор Корвальос.  - Иначе бы Эспаньола не была такой, какой вы видите.

        - Жаль, жаль,  - настроение пришельца немного испортилось. Он понял, что застрял здесь надолго. Хотя при этом его противник тоже. Так что оба находятся в одинаковой ситуации.  - Мне хотелось бы взглянуть на корабль.

        - Само собой,  - кивнул Санчес.  - Днём, если не возражаете. Кстати, ваш бывший друг… Кем он был?

        - Штурман, если я правильно вас понял. Это человек, который прокладывает маршрут.

        - А вы сможете это сделать?

        - Чтобы свернуться домой? Важно, чтобы системы работали, а там разберусь. Кое-что я знаю, так что это не будет большой проблемой.
        Санчес слез с подоконника и позвал Кортеса, о плечо которого тут же опёрся.  - У вас был трудный полёт и не менее трудная ночь. У нас тоже она вышла трудной. Пожалуй, нам стоит немного отдохнуть, прежде, чем делать что-то ещё.

        - Мне бы хотелось…  - начал было сеньор Корвальос, но шериф его тут же прервал:

        - Не мучайте человека. Мы все устали. Я, хоть и не доктор Хуан, но он бы сказал нам именно это.

        - Я бы сказал больше,  - в палату ворвался доктор.  - Мне совершенно не нравится то, что вы затеваете, шериф. Вам самому не мешало бы отлежаться недельку. Вместо этого вы занимаетесь неизвестно чем.

        - Что за рана, можно узнать?  - Пришелец заинтересованно посмотрел на Санчеса.
        Когда доктор услышал механический перевод, он удивлённо вскинул брови, окинул прибор на тумбочке, но ничего не сказал.

        - Не стоит упоминания,  - поморщился шериф.

        - На корабле есть хороший медицинский отсек. Думаю, с вашим ранением наше оборудование справится быстро, и через пару часов вы забудете о нём.

        - Вот видите, доктор Хуан,  - осклабился Санчес и, проковыляв мимо доктора, дружески хлопнул его по плечу.
        Пока тот соображал, что к чему, шерифа и след простыл. Дорогу же перегородил Луис. Он хоть и молчал, вопрос был написан на лице.

        - Жить будет, Луис,  - успокоил доктор парня.  - Жизненно важных органов не задето. Сеньор Пареха потерял много крови и раздроблена пара костей. Не думаю, что после того, как я его выпущу их госпиталя, у него получится снова бегать за контрабандистами по улицам Санта-Пуэрто.

        - Уф,  - лицо Луиса неописуемо засияло.  - Я ваш должник, сеньор доктор.
        И тоже выбежал из палаты прежде, чем доктор Хуан смог что-то сказать в ответ.


* * *
        Рамирес с неожиданным спутником недолго кружились вокруг города. Ровно до того момента, как удалось добыть кое-какую одежду посерьёзнее для Ричарда. Часом позже на одной из дальних ферм были украдены две лошади. Хозяева ничего не заподозрили.
        Ближе к рассвету оба добрались до дома сеньора Рафаэля. Рамирес попадаться на глаза ему не хотел. Это означало начало неминуемого процесса умерщвления, а жить контрабандист хотел.
        По сути, вчерашняя и сегодняшняя неудачи были первыми за всю его недолгую карьеру. Собственно, её можно теперь читать законченной. Пока добирались до места, Рамирес серьёзно подумывал отправиться куда-нибудь подальше от границы, скорее, в Марадону, где у сеньора Рафаэля будет меньше шансов найти проштрафившегося подчинённого. Возможно, сменить имя и род занятий. Рамирес был уверен, что у него это получится. Какое-то время продержаться можно, а там что-нибудь ещё придумается. А вот от спутника стоит избавиться. Пусть познакомится с сеньором Рафаэлем. Это хороший вариант.
        Первым знаком, что не всё так хорошо, как хотелось бы, был запах гари, пришедший вместе с лёгким ветерком, дувшим в лицо. Чем ближе подъезжали всадники к дому сеньора Рафаэля, тем явственнее это ощущалось.
        И вот последний холмик, с которого усадьба сеньора видна как на ладони. Взобравшись на неё, всадники остановились, уставившись на открывшееся зрелище. Дом перестал существовать. Уцелела одна стена, закопчённая от сильного пожара. Всё остальное превратилось в руины. Кое-где ещё подрагивал огонь, в небо поднимался и уносился вместе с ветерком дым. Его и учуяли.
        Людей вокруг не было. Значит то, что произошло, случилось внезапно, и никто не смог спастись. Рамирес поймал себя на мысли, что, в какой-то степени, даже рад такому обороту дела. Теперь не придётся прятаться.

        - Cto zeds slucilos?  - По вопросительной интонации бывший контрабандист понял, что пришелец о чём-то спрашивает, только вот что.

        - Похоже, тут ночью тоже война была, приятель,  - сказал он, не поворачиваясь.  - Санчес решил тоже зубы показать.

        - Smotri!
        Ричард указал чуть в сторону от пожарища. Рамирес поначалу ничего не увидел. Только когда пришелец ударил по бокам лошади пятками, и та рысцой направилась к находке, разглядел три тела. Сначала не сами тела, а несколько стервятников, собравшихся в кучку.
        Птицы недовольно оставили добычу, когда люди подъехали ближе. Две из них взлетели, третья отскочила на несколько метров и, похоже, не собиралась уходить далеко. Маленькие, еле заметные глаза настороженно следили за людьми, из клюва доносился недовольный клёкот.

        - Oni strelyali po domy,  - пришелец уставился на Рамиреса, пытаясь угадать, понял тот что-нибудь или нет.

        - Странно. Как думаешь, что это означает? Лица незнакомые. Может, это и не наши.

        - Oni strelyali po domy,  - повторил Ричард, на этот раз поясняя свою версию знаками.

        - Думаешь, это они устроили? Да ладно.
        На недоверчивый взгляд бывшего контрабандиста Ричард ещё раз жестами показал, как эти люди целятся в дом и стреляют.

        - Тут знаешь, какое оружие требуется, чтоб вот такое проделать? Ого-го! Под сотню килограмм динамита, я тебе точно говорю. Я нечто подобное пару раз устраивал, так что перед тобой, можно сказать, специалист.
        В следующий момент до Рамиреса дошло, что тот, кто убил этих троих неизвестных, должен где-то быть. Может, даже поблизости. Бывший контрабандист встрепенулся, осмотрелся вокруг. Всё также никого, даже птиц не было, только над головой кружили несколько стервятников, ожидающих, пока живые уберутся восвояси и они продолжат пир.

        - Надо убираться отсюда,  - сказал Рамирес.  - Кто бы это ни сотворил, мне бы не хотелось с ним встретиться.
        Особенно, если это люди сеньора Рафаэля. Они могут уже знать о неудаче проводника и встреча с ними, наверняка, будет не совсем дружественной.
        Бывший контрабандист слез с лошади и попытался определить, что к чему по следам. Откуда прибыли эти люди, откуда на них напали и в какую сторону напавшие ушли. Чтобы случайно не отправиться в ту же сторону. Следопыт из Рамиреса был ещё тот, но он смог определить, что к чему: сухая земля была хорошо вытоптана. Копыта лошадей отчётливо отпечатались. Будь земля чуть суше, пришлось бы выбирать направление наугад.

        - Слышь, приятель?  - Бывший контрабандист снова забрался на лошадь.  - Ты-то что скажешь?
        Пришелец же, словно забыл о напарнике и смотрел куда-то вдаль. Над горизонтом поднимался столб пыли. Кто-то шёл к дому сеньора Рафаэля со стороны Республики Мокарта. И было их много.

        - Сматываться надо, приятель,  - забеспокоился Рамирес.
        Пришелец, наверное, тоже пришёл к тому же выводу. Так что вскоре стервятникам удалось добраться до вожделенной добычи.
        Далеко они, впрочем, не уехали. За ближайший пригорок, затаились в кустах. Стало интересно, кто решил пожаловать в гости к сеньору Рафаэлю.
        Вскоре они появились. Два десятка всадников, две кареты. Хоть и издалека, Рамирес различил двух женщин, решивших часть пути проделать верхом.
        Путь их пролегал чуть в стороне от дома, теперь развалин и, если кто и увидел их, то не обратил внимания. Скорость не изменилась, и никто не отправился выяснять, что здесь произошло.
        Можно было немного расслабиться. Раз незнакомцы не проявили интереса к сеньору Рафаэлю, значит, ничего о нём не знают. Стало интересно. Путь их шёл в Санта-Пуэрто, по-другому тут не могло быть. Кроме пары десятков ферм и бывшего контрабандистского особняка в округе больше ничего не было.
        Изгои переглянулись. Неизвестно, о чём подумал пришелец, Рамирес же заинтересовался группой. Он вспомнил, что как-то его бывший покойный хозяин обмолвился между прочим, что вскоре в Санта-Пуэрто начнёт происходить что-то интересное. Что конкретно, не говорил, и в тот момент сам Рамирес не особо интересовался этим обстоятельством. Теперь-то становилось понятно, что отправка последнего груза на ту сторону именно в это время затеялась неспроста.
        Рамирес посмотрел на пришельца, тот, заметив взгляд, знаками показал, что не против отправиться вслед за отрядом.

        - Что ж,  - хмыкнул бывший контрабандист,  - наверное, на этот раз я с тобой соглашусь.
        Они дождались, пока неизвестные скроются за горизонтом, после чего сели на немного отдохнувших лошадей и отправились вслед за непонятным отрядом.
        Стервятники продолжали пир. Хищников, способных отогнать их от добычи в этой местности не было вовсе, если не считать этих двуногих, что ездят на вполне себе мирных лошадях. Так что мяса хватит надолго.
        Глава 11
        Накануне переговоров

        Отдохнуть шерифу как следует, не удалось. Всего два часа сна после разговора с пришельцем, потом наступило утро и, несмотря на строгий приказ доктора Хуана не беспокоить Санчеса, последнего, всё-таки, разбудили. На этот раз его вызывал губернатор.
        Когда шериф вышел на площадь, он сразу заметил две кареты около парадного входа в ратушу. Рядом с ними с десяток всадников - карабинеры. Значит, удивился Санчес, гости уже прибыли.
        Он поправил шляпу и прошёл мимо карабинеров. Те проводили шерифа только взглядами, ещё издали определив по значку на груди, кто это такой.
        В кабинете сеньора Нарваэса сидели двое: сам губернатор и человек в новеньком камзоле, узких штанах и начищенных ботинках. Широкополая шляпа с пером расположилась на столе, покрывая сразу несколько десятков листков с важными документами. Вошедшего гость встретил хитрым взглядом.

        - Как нога, шериф?  - Осведомился сеньор Нарваэс.
        Он сидел, что называется, вытянувшись в струнку. Сразу понятно, что гость, большая шишка.

        - Нормально,  - Санчес, в своей манере, прошёл к столу и с интересом уставился на гостя.
        Тот встал, губернатор тут же тоже вскочил.

        - Сеньор Нарваэс успел мне рассказать о вашем недавнем подвиге, шериф,  - сказал гость.  - Извиняюсь, что пришлось потревожить.

        - Спасибо, сеньор?..

        - Позвольте, я представлю, господин,  - вклинился губернатор.  - Это сеньор Николас де Мена, полномочный представитель королевы…

        - Не стоит, сеньор Нарваэс,  - отмахнулся де Мена.  - Я не люблю церемониалов, если честно, так что скажу просто. Нужно подготовить достойную встречу послов и за этим здесь я. Делегация появится завтра и мы должны успеть всё сделать.

        - Мы живём просто, сеньор де Мена,  - сказал Санчес.  - Поэтому, думаю, сделать это будет просто.

        - Я тоже в этом уверен. Мы с губернатором кое-что уже обсудили.

        - Зачем же тогда вызвали меня?

        - Я хотел всего лишь поблагодарить вас за то, что вы смогли избавиться от контрабандистов до нашего появления. Губернатор, я бы хотел вас попросить оставить нас с шерифом наедине.

        - Конечно же, конечно,  - сеньор Нарваэс засуетился, хоть это и было необычно, но он решил не задавать вопросов.
        Через минуту в кабинете остались двое. И тут же сеньор де Мена сделал поклон:

        - Ваше…

        - Не стоит, Николас,  - резко прервал гостя Санчес.  - Я сейчас просто шериф Санчес. И продолжаю быть противником церемониалов. Так что давай по-простому, как в старые добрые времена.

        - Как скажете, ва… извиняюсь, шериф.  - В одно мгновение с гостя слетел весь официоз. Он оглядел кабинет, словно в поисках чего-то. Санчес его понял:

        - Тут нет бара, Николас,  - усмехнулся он.  - Приходи ко мне в участок, там я смогу тебя угостить.

        - Что ж, нет, значит, нет, тогда перейду к делу. Губернатор успел похвалиться, что вы смогли избавиться от некоего сеньора Рафаэля буквально на днях.

        - Если бы ты приехал вчера, смог бы принять участие в веселье.

        - Я сейчас прям сразу и не скажу, сожалею об этом или нет. Но это даже хорошо. Завтра прибывает сеньор дель Росарио. Вместе с ним рота карабинеров, так что безопасность переговоров будет обеспечена.

        - Э-э… ты сказал дель Росарио?

        - Он самый. Больше того, карабинерами теперь командует де Сильва.

        - Хм… похоже, съезжаются все наши знакомые, а?

        - Точно.

        - Кто ещё будет?

        - А кто тебе нужен еще, шериф?  - Хохотнул де Мена.  - Фредерико тащит всю свою семью.

        - Дьявол,  - выругался Санчес.  - Я потратил несколько лет, чтобы обосноваться в этом чёртовом городишке, быть простым парнем для всех, а теперь всё под угрозой раскрытия?
        Шериф нервно зашагал по кабинету.

        - Успокойся. Они все проинструктированы насчёт тебя. К тому же, если переговоры пройдут тихо и спокойно, королева готова простить тебя. Сможешь вернуться в столицу.

        - Посмотрим,  - мрачно ответил Санчес и отвернулся к окну.  - После того случая и всей этой реакции я сам не хочу возвращаться. Да и отвык я от мегаполисного и дворцового шума.

        - Ладно, будет видно. Теперь мне придётся ещё немного помучить вашего губернатора на предмет, всё ли приготовлено для приема послов-переговорщиков. Так что можешь отдыхать некоторое время.

        - Ну, спасибо, конечно,  - фыркнул Санчес.  - Хотя, конечно, если тут будет Бартоломео, то мне не останется никаких дел.
        Разговор на этом, по сути, закончился, так что Санчес отправился к выходу. Надо было собрать всех своих людей, объявить им о завтрашнем дне, и что с послезавтра все отправляются в отпуск.

        - Шериф,  - Санчес только взялся за ручку двери, как Николас вспомнил ещё об одном деле.  - Ты ничего не сказал о космическом корабле.

        - Сеньор Нарваэс разве не доложился?  - Шериф обернулся.

        - В общих чертах.

        - Мы все знаем всё то же самое, что и он,  - Санчес пожал плечами.

        - Но тебе удалось побеседовать с пришельцами. Что можешь сказать? Сеньор дель Росарио наверняка им заинтересуется.

        - Сколько угодно, Николас, сколько угодно. Сможете забрать их отсюда.

        - Эх, всё-таки провинция тебя испортила,  - напоследок хохотнул сеньор де Мена.  - Расставь посты на границе, Санчес. Скоро должны появиться республиканцы. Нужно их встретить достойно.
        Шериф молча кивнул и вышел из кабинета. Тут же наткнулся на заинтересованный взгляд губернатора. Подслушать он ничего не мог, потому что дверь охранял один из прибывших карабинеров. Санчес задушил на корню первый порыв: хоть как-то оправдаться, либо отшутиться, на предмет разговора с глазу на глаз с сеньором де Мена. Пусть думает, что хочет, выстраивает гипотезы. Всё равно получится, что встретились два старых знакомых. Уже получилось.
        Похромал дальше, прямиком к полицейскому участку. Надо и впрямь озаботиться встречей гостей с той стороны.
        В участке дежурили Диего и Эрнандес. Первым делом шериф осведомился у них, нет ли новостей от группы, посланной уничтожить особняк Рафаэля. По всему выходило, что они должны были вернуться, но этого пока не произошло. Тогда Санчес приказал собрать два отряда. Один послал встречать у границы послов с той стороны, второй должен как можно осторожнее пройти по пути, по которому накануне вечером отправилась троица добровольцев и, либо встретить их, либо выяснить, что случилось.
        Неизвестность по поводу тех трёх человек свела на нет желание, наконец-то отдохнуть, и прибавила нервозности. Так что затихание страстей по поводу приезда сеньора де Мена с отрядом карабинеров и зарождающиеся страсти по поводу завтрашнего появления послов из самой столицы прошли мимо шерифа.
        Немного расшевелил приезд послов из Мокарты. Две кареты в окружении трёх десятков всадников сопровождали пять санта-пуэртовцев. Шериф, приняв новость, вышел на площадь, но далеко от участка отходить не стал, усевшись на лавочку. На площадь как раз въезжала процессия. Шериф достал сигару, немного размял её и прикурил.
        Кое-какой ажиотаж среди горожан они произвели. Несколько десятков человек, с оружием в руках, молча рассредоточились по площади. Среди них были и полицейские, благодаря которым, наверное, люди не предпринимали никаких действий. Ещё успокаивало присутствие карабинеров в полном составе, выстроившихся парадным строем у главного входа в мэрию. На ступеньках уже стояли губернатор и де Мена, встречая гостей.
        Было не очень хорошо видно, кто и в каком составе выходит из двух карет. Мельком Санчес заметил женское одеяние и большую шляпу: значит, среди послов из Мокарты есть женщина. Ну, это нормально.
        Произошёл обмен любезностями, выполняя необходимый протокол, после чего послы вошли в здание. Вот сейчас шериф смог посчитать их. Пять человек, среди них женщина. Оставшиеся республиканцы скучковались вокруг карет и напряжённо посматривали вокруг, несомненно, заметив напряжённые лица горожан. Они же не знали, что здесь было накануне.
        Ещё через пару минут из мэрии выскочил сеньор Ховельонос, член из городского совета и занялся оставшимися на улице республиканцами. Вскоре, не без помощи санта-пуэртовцев, площадка около парадного входа в мэрию была расчищена. Людей увели в гостевую пристройку позади здания, лошадей в конюшню. Все были удовлетворены.
        Санчес изредка затягивался сигарой, взгляд лениво блуждал по площади, где постепенно люди расходились по своим делам. Вышедшего из мэрии де Мену шериф заметил сразу. Старый приятель огляделся, сказал что-то до сих пор дежурившим у парадного входа карабинерам и направился прямиком к шерифу.

        - Всё ещё травишься этой гадостью?  - Первым делом спросил де Мена, усевшись рядом с Санчесом.

        - Хоть что-то должно же остаться с прошлых времен,  - хмыкнул Санчес.

        - Да, в этом ты не изменился.

        - Устроил гостей?

        - Да. Ваш губернатор оказался прытким малым.

        - Бывший торговец,  - усмехнулся шериф.

        - Тогда понятно,  - подхватил де Мена.  - Но вот завтра прибудут наши…

        - Что ты хотел от нашего городка, Николас?  - Подозрительно уставился на давнего друга шериф.  - Отсюда до ближайшей деревни несколько сотен километров. Богом забытый район. Кому вообще в голову пришло устраивать переговоры у нас?

        - Как будто сам не можешь догадаться, а? Из-за тебя, родимого, и устраивают встречу тут. Правительство Мокарты тоже удивилось нашему выбору, но королева была непреклонна.

        - Из-за меня,  - на этот раз Санчес хохотнул.  - Было бы о чём беспокоиться.

        - Ну, это не со мной давай. Официально все у сеньора дель Росарио. И давай забудем об этом разговоре. Ты мне вот что лучше скажи - что с пришельцами? У меня не было времени выяснять что-то у губернатора, а ты, я знаю, любопытен. Так что должен знать больше других.

        - Ты тоже заметил, как удачно они свалились на нашу голову, да? Принимай ещё один интересный случай: последний нами перехваченный караван вёз мощное стрелковое оружие, которое впору было бы найти на упавшем корабле, чем у контрабандистов. И это происходит одновременно и накануне начала переговоров. Вряд ли совпадение.

        - Согласен. Думаешь, враги хотят сорвать встречу?

        - По поводу контрабандного груза я ещё как-то могу согласиться, а вот пришелец тут причём?

        - У него не спрашивал?

        - Да будет тебе известно, что в этом плане тоже не всё так просто,  - вздохнул Санчес и вкратце рассказал о событиях, увиденных им при просмотре корабельной записи и о побеге одного из пришельцев.  - Есть о чём поломать голову?

        - Ты прав, есть. Пожалуй, стоит за этим Борисом присмотреть.

        - Ну, я теперь на некоторое время свободен, так что присмотрю. Можешь на эту тему не волноваться.
        Де Мена приятельски хлопнул шерифа по плечу и отправился обратно к мэрии. Завтра предстоял тяжёлый день.
        За прибытием посольства из Республики Мокарта наблюдал и Борис Ло. Он сосредоточенно всматривался в каждого прибывшего из окна палаты, которая, к счастью, выходила на площадь, а значит, отсюда была видна и мэрия.
        Это был не праздный интерес. Только недавно пришелец узнал, что попал на эту богом забытую землю накануне важных переговоров двух государств. И это навевало мрачные мысли.

        - Сеньор?  - незаметно для Бориса в палату вошёл доктор Хуан.
        Пришелец нехотя оторвался от созерцания. Самое интересное, впрочем, он увидел. Несколько десятков всадников охраняли пятерых в карете.

        - К вашим услугам, доктор.
        Хуан привычно покосился на прибор, откуда раздавался синтезированный голос перевода.

        - Мне нужно проверить ваши раны.

        - Они меня уже не беспокоят, доктор. Мне бы хотелось как можно скорее вернуться на корабль.

        - Не сомневаюсь, что это так, сеньор Ло. Но не думаю, что у вас получиться быстро его отремонтировать и улететь отсюда.

        - Главное начать,  - пришелец улыбнулся.  - Я соображаю в этом.

        - Что ж, не смею задерживать, сеньор Ло. К тому же, вы и впрямь здоровы, как это ни удивительно. Да и у меня будет время заняться другими ранеными.

        - Кстати, вы можете воспользоваться возможностями моего корабля.

        - Хм… Не знаю, не знаю. Посмотрим.
        С тем разговор был закончен и пришелец отправился на корабль. Неотступно за ним увязались двое полицейских, сменивших горожан. Впрочем, выйдя из госпиталя и оказавшись на площади, Борис быстро заметил шерифа, всё так же сидящего у полицейского участка и наблюдающего за происходящим у мэрии. Самое интересное там уже завершилось, поэтому пришельца Санчес увидел быстро.

        - Неужто наш доктор вас выписал?  - усмехнулся шериф, даже не подумав встать с лавочки, и взглядом освободив полицейских от сопровождения.

        - Пора уже,  - кивнул пришелец,  - я в превосходной форме. Чего не скажешь о вас, шериф,  - и добавил, заметив, как Санчес недовольно покосился на коробочку-переводчика.  - Приглашаю вас посетить мой корабль. Думаю, вы там уже были, осмотрели всё, что только было можно. Однако вы ещё не всё видели.

        - Вот как? И что же я пропустил?

        - Я не первый раз замечаю, как вы, и не только вы, коситесь на переводчик. На корабле я могу избавиться от него. Просто загружу ваш язык в свой мозг и смогу общаться без посредников.

        - Интересно как. Что ж, пойдёмте.
        Запрячь пару лошадей, не составило никакого труда, тем более, если это поручить кому-нибудь.
        Луис и Кортес выходили из магазина с очередной партией стройматериалов. На сегодня был назначен ремонт комнаты Бланки. Кортес вооружился тачкой, куда были погружены мешки с цементом, песком, пачка гвоздей и по мелочи ещё кое-что.
        Когда Луис закрыл магазин и закинул десяток реек на плечо, мимо не спеша проехали шериф и пришелец. Куда они направились, даже гадать не нужно было. Проезжая мимо, пришелец приветственно кивнул парням.

        - Эх,  - вздохнул Кортес.  - Везёт Санчесу. Уже облазил корабль вдоль и поперёк, теперь вот и с пришельцем вдоволь наобщается.

        - Перестань, Кортес,  - усмехнулся Луис.  - У тебя начинает проявляться какая-то мания.

        - Почему бы и нет? Ты же знаешь, я любопытен. Ну, вот что стоило пригласить и нас прогуляться по кораблю?

        - Ещё успеешь. Пошли, работать надо.

        - Ну да. Завтра прибудут куча чужаков, что в городе не продохнуть будет, кто ж нас туда пустит. А потом, глядишь, и умыкнут кораблик.

        - Думай, что говоришь. Он же большой и тяжёлый.

        - Ха, было бы желание,  - Кортес взялся за тачку и потащил её впереди себя к дому.
        Предстояла грязная работёнка. Как показало исследование Луиса, в стене комнаты младшей сестрёнки Кортеса обнаружилась хорошая трещина. Её не было заметно под внутренней обивкой.
        Поездка к космическому кораблю показала, что Санчес на некоторое время не ездок. Разболелась раненная нога, да так, что взвыть захотелось. Шериф чуть отстал от Бориса, чтоб не показывать тому свою беспомощность. Оно, конечно, не так важно, по сути, но всё ж не хотелось упасть в грязь лицом перед пришельцем.
        Когда Санчес спрыгнул с лошади, на некоторое время пришло облегчение. Боль отступила. Может, это только казалось, и рана всего лишь приспосабливалась к новым обстоятельствам, чтобы впоследствии продолжить экзекуцию с новой силой.
        Шериф получил в своё время много ранений, среди них были и болезненные. И ни одного, настолько пустячного, тем не менее, донимающего по самое не могу. Словно пуля, выпущенная контрабандистом, была смазана чем-то, что осталось в ране. Скорее, всего, это просто перенапряжение.

        - Вы побледнели, сеньор шериф,  - пришелец заметил, всё-таки.

        - Ничего страшного,  - отмахнулся Санчес.  - Показывайте, что хотели.

        - Тогда, первым делом мы посетим медотсек,  - Борис развернулся и устремился внутрь корабля. Санчес поковылял за ним, дав отмашку стражам продолжать дежурство и ни о чём не беспокоиться.
        Пришелец провёл шерифа по коридорам корабля, углубившись в коридор, где Санчес ещё не был. Ему тогда удалось найти нужное раньше, чем этот коридор. Ничего интересного там, впрочем, не оказалось. Коридор короткий, три каюты, одна в торце. Борис провёл шерифа как раз к последней двери, где и оказался здешний медотсек.

        - Вот,  - похвалился пришелец.  - Если вы мне доверитесь, через полчаса будете как огурчик. Бегать и прыгать, словно ничего и не было.
        С первого взгляда, обстановка тут была простая. Такого же размера, как остальные, каюта. В центре прибор, напоминающий саркофаг, с той стороны от двери высокий, до потолка, шкаф с несколькими индикаторами. Всё это работало от корабельных систем и ждало новых пациентов, если, конечно, верить Борису.
        В момент, когда на корабле происходила перестрелка, в медотсеке никого не было. Бегло осмотрев аппаратуру, пришелец уверил, что всё работает как надо, и пригласил Санчеса забраться в саркофаг.
        Шериф долго не думал. Причин не доверять Борису он не увидел. Незачем тому делать подвохи. Пока, по крайней мере, так что предложением воспользовался.
        И, всё-таки, это неприятно оказалось, на первоначальном этапе. Укладываться под прозрачный вытянутый колпак, всё равно, что в гроб. Так показалось шерифу. Тем не менее, он переборол себя. Дальше началась непосредственно операция. Все это время Санчес был в сознании, сразу почувствовал, как его обвили трубочки, как в кожу впились тонкие иголки. Больно не было, а если особо не думать об этом, то и вовсе незаметно.
        Тем временем, убедившись, что обследование началось, Борис скрылся из медотсека, что поначалу привело Санчеса к панике. Он с трудом заставил себя успокоиться. Во-первых, опять же, что-то делать нехорошее с шерифом у Бориса резона нет. Во-вторых, он не знал, как самостоятельно выбраться из саркофага, распутать трубки и провода, самостоятельно ползающие по телу.
        Аппаратура самостоятельно обнаружила рану, и вскоре почти всё оборудование убралось куда-то под лежак. Вместо них у бедра вытянулась стрела с небольшим прибором на конце. Как дуло пистолета без рукоятки. Оно направилось прямиком на рану и начало, судя по всему, работать. Только тишина вокруг да напряжённое внимание шерифа позволило ему почувствовать еле заметную щекотку. Словно мурашки под кожей зашевелились. Пространство под прозрачным колпаком позволило ему наблюдать за действием миниатюрного аппарата.
        Рана затягивалась буквально на глазах. При этом из револьверного дула медицинского прибора, казалось, не исходило никаких лучей. Санчес догадался, что что-то там есть, должно быть, только невидимое человеческому взгляду. Одним словом, минут через пять он успокоился, откинул голову и уставился на белый потолок, задумавшись о чём-то своём.
        Вспомнилось прошлое. День накануне, когда ему объявили, что больше не желают видеть Санчеса во дворце и вовсе в городе. До отправки в захолустье оставалось ещё недели две, а решение приняли мгновенно.
        Не заметил, как задремал. Образы, немного потускневшие от времени, размытые лица знакомых, встали перед Санчесом, словно он вернулся в прошлое не только мысленно. Вот де Мена, его образ, как живой. Вслед за ним приобретали краски и остальные персонажи.
        Сначала Санчес видел их в той обстановке, где все и происходило, но потом дворцовый плац быстро и как-то естественно превратился обратно в медотсек. Санчес увидел и де Мену, и Бартоломео, и Карменсита. Ощущение, что эта троица смотрит на Санчеса, как на покойника, лежащего в гробу, взбесило шерифа. А Карменсита так и вовсе. Всё ж случилось из-за неё. Она была одной из ключевых фигур заговора, на который чисто случайно наткнулся Санчес. Влюбила его в себя и, как оказалось, самой любви тут было мало. Этой стерве нужно было подобраться поближе к королеве. А сама работала, как впоследствии оказалось, на Республиканскую Армию.
        Санчесу тогда удалось предотвратить трагедию, да вот только, несмотря на положение, ему никто не поверил. Спустить на тормозах убийство тоже не смогли, потому что Карменсита, все же, была не из безродной семьи. Ну и показать народу, что никто не уйдёт от ответственности, тоже надо было.
        Образ женщины ещё больше потускнел и размылся, после чего лопнул, словно мыльный пузырь. Вслед за ним исчез де Сильва. Он тоже принимал непосредственное участие в делах далёкого прошлого. Собственно, он и обнаружил будущего шерифа Санта-Пуэрто над уже мёртвым телом заговорщицы.
        Остался де Мена. Вот этот человек, друг детства, тут вообще не при делах. Пока Санчес гадал, за каким он тут, де Мена превратился в Бориса Ло.
        Через пару секунд прозрачная крышка саркофага отстегнулась от ложа.

        - Как и обещал, шериф, меньше, чем за час вы стали как новенький,  - чисто и без всякого переводчика сказал Борис, помогая Санчесу подняться.
        Глава 12
        День начала


        - Едут! Едут!  - прокричали трое подростков, бегом врываясь на запруженную людьми площадь, и тут же спрятались в толпе горожан.
        Карабинеры, прибывшие вместе с де Меной, быстро выстроили два разрежённых ряда, выстраивая дорогу к мэрии. Их было немного, так что живое ограждение получилось номинальным, нежели реально препятствующим зевакам выбежать на освобождённую дорожку.
        Пришлось ждать ещё некоторое время, прежде чем с улицы на площадь выехал передовой отряд карабинеров. Всадники ехали ровным строем в два ряда. Санчесу присматриваться не пришлось, чтобы узнать в их командире Бартоломео де Сильву.
        Больше пяти лет не видел старинного друга. За это время де Сильва ещё больше раздался в плечах, постройнел.
        Длинная колонна уместилась как раз на всю длину площади от крыльца в здание мэрии и до начала улицы, откуда появились. Бартоломео доехал до крыльца и, словно не замечая членов городского совета с сеньором Нарваэсом во главе и присоединившегося к ним де Мена. Командир карабинеров развернул лошадь к ним спиной. На стоящих здесь же республиканцев он не обратил никакого внимания. Женщина фыркнула. Мысли её в этот момент были прозрачны, как никогда. Солдафон есть солдафон.
        Санчес бросил на неё быстрый взгляд. Недовольное лицо, впрочем, молодое и весьма миловидное. Республиканцы переглядывались между собой и пожимали плечами. Для них происходящее было загадкой, впрочем, как и для санта-пуэртовцев. Разве что доктор Хуан наблюдал за происходящим с интересом, ноне с непониманием.

        - Освободить центр площади!  - приказал командир карабинеров.
        Команду выполнили быстро. Пешие карабинеры, прибывшие с де Меной, покинули свои места, сгруппировавшись у крыльца. Всадники заменили их, образовав более плотную цепь, после чего стали отодвигать горожан дальше от центра и ближе к краям площади. Впрочем, это не произвело никакого недовольства.

        - А не широкая дорожка получилась?  - ткнул в бок де Мену Санчес.

        - В самый раз,  - загадочно подморгнул тот.  - Сейчас сам всё увидишь.
        Почти сразу на площади появились восемь тягловых лошадей, тянущих за собой нечто большое и, судя по всему, тяжёлое.
        Сеньор Нарваэс вынул из кармана платок и промокнул мгновенно вспотевший лоб. Впрочем, он пока зря волновался. Лошади тащили некую установку, похожую на небольшую передвижную сцену. Ровная верхняя поверхность, только четыре крюка по бокам, словно ручки для великанов, решивших тащить эту штуковину пешком.

        - Серьёзно, что ли, Николас?  - удивился Санчес.

        - А как, по твоему, сюда должен был собираться сеньор дель Росарио? Да ещё с семьёй. На своих двоих, что ли? Или трястись в карете?

        - Ну вы, блин, даёте. Притащить с собой якорь, до такого ещё додуматься надо,  - усмехнулся Санчес и продолжил наблюдать за событиями.
        Впрочем, как и остальные горожане. Над площадью установилась тишина. Никто не решался ни заговорить с соседом, обсуждая происходящее, ни лишний раз вздохнуть. Все смотрели за загадочной повозкой, словно вот-вот в ней откроется потайная дверь и начнут выходить послы королевства.
        Конечно же, ничего такого не произошло. И не могло произойти. Возница развернул лошадей в центре площади. Тут же, со всех сторон якорь облепили люди, которых поначалу и незаметно было: всё внимание каждого человека на площади занимала загадочная штуковина. Наверное, по ажиотажу она мало чем отличалась от появления у небольшого городка космического корабля.
        Слаженные действия десяти человек привели к тому, что от якоря сначала были отцеплены лошади и быстро уведены с площади. Вслед за этим от якоря отсоединили колеса в рост среднего человека и… якорь грохнулся на мощёную площадь так, что дрожь земли почувствовали все. Разве что выдрессированные лошади карабинеров не вздрогнули, только переступив копытами, сохраняя равновесие.

        - А теперь дружно смотрим на небо,  - сказал де Мена так, чтобы слышали все на крыльце.
        Кажется, его услышали и дальше, потому что головы всех горожан, словно по команде, волной, устремились наверх.
        События с якорем настолько увлекли внимание всех, что появление над городом дирижабля никто поначалу не заметил.
        Среди горожан нашлось немало людей, которые смогли оценить появившееся чудо над городом по достоинству. На Кортеса, к примеру, не обязательно было смотреть, чтобы понять, что зрелище это заворожило парня. Впрочем и Луис с Луизой раскрыв рот наблюдали как медленно и величественно дирижабль подплывает, накрывая своей тенью площадь перед мэрией.
        Молодые люди ожидали появление послов из Марадоны, сидя на ступеньках госпиталя. Как ни странно, их не особо интересовали послы, а карабинеров они и отсюда прекрасно видели.
        Два огромных, сигарообразных баллона, наполненных веществом легче воздуха, обеспечивающих зависание конструкции в небе. К хвосту баллонов прикреплены большие винты, обеспечивающие дирижаблю передвижение в любом направлении. Сверху еще несколько винтом поменьше, регулирующих высоту. Гондола расположилась между баллонов и размерами, если на глазок и со ступенек госпиталя, была чуть меньше здания полицейского участка.
        Сейчас большие винты не крутились. Пилоты дирижабля управлялись несколькими малыми винтами, чтобы подвести гондолу к центру площади, где только что разместили якорь. И, как только это было сделано, со дна гондолы вниз упали несколько стальных канатов. На площади раздался невольный испуганный крик, но все обошлось - канаты упали туда, куда нужно и их тут же прицепили к якорю.

        - Ух ты!  - восхищённо проговорил Кортес.  - Это круче, чем подбитый космический корабль.

        - Думаешь?  - не замедлил подначить приятеля Луис.
        Кортес никак не отреагировал на подначивание, и Луис с Луизой тревожно переглянулись. Стало понятно, что тот серьёзно «заболел» дирижаблями. Хуже того, им стало понятно, что после того, как послы покинут город, Кортеса больше здесь ничего не удержит. Он всегда мечтал увидеть море и бороздить волны на кораблях. Но где то море. Сейчас же Кортесу невольно показали: то же самое можно делать и в воздухе. Романтика та же и при этом доступнее.

        - Как же они собираются вниз спускаться?  - спросила Луиза после минутной паузы, в течение которой не происходило.
        Тут же, словно по заказу, на дирижабле начало что-то происходить. Часть дна гондолы вдруг отошла от основной части и, разделившись на две части, убралась по сторонам, открывая взору то, что находится внутри её. Если б ещё можно было рассмотреть с такого расстояния. Впрочем, почти сразу вниз стала спускаться конструкция, внешне напоминающая карету, размером чуть меньше якоря. На таких же толстых и крепких тросах, которыми теперь дирижабль был прикреплён к якорю.

«Карета» спускалась медленно и аккуратно. Прошло несколько минут, прежде, чем её дно коснулось поверхности якоря. И, как только это произошло, к ней подбежали всё те же люди, которые занимались до этого якорем и быстро отсоединили канаты. Те тут же убрались обратно в гондолу дирижабля.
        Всё это сопровождалось молчанием зрителей, лишь после того, как операция закончилась, о стороны Кортеса раздался восхищённый вздох.
        В отличие от парня шериф, до этого воспринимавший происходящее спокойно, начал нервничать. Особенно, когда дверцы «кареты» открылись, и оттуда появился сеньор дель Росарио, а вслед за ним его семейство. Две женщины, одна постарше, другая помоложе. Мигуэла и Роберта дель Росарио. Вот тут Санчес растерянно посмотрел на Николаса, но тот только успокоительно похлопал шерифа по плечу.
        Среди горожан прошлась волна шёпота, на этот раз исходящая из женских уст, которые обсуждали наряды прибывших дам. По столичным меркам, да и уже по меркам провинций, наряды женщин семейства дель Росарио были простоваты. Роберта вообще предпочла нарядиться в платье полувоенного покроя: камзол, узкая юбка. Всё синего цвета, минимум украшений. На голове берет с пером. Мигуэла предпочла тёмно-синий наряд, в котором пару раз выходила на неофициальные посиделки придворных дам, но больше предпочитала встречать в нём гостей в своём доме.
        Секрета, что Николас и Санчес давние знакомые, уже ни для кого в Санта-Пуэрто не представляло. Разговор наедине, что произошёл накануне, стал достоянием общественности быстро, при этом на губернатора никаких подозрений не падало. Впрочем, им было всё равно. Все знали, что Санчес прибыл сюда из метрополии, правда, чем он там занимался, никто не знал. Сейчас же, как никогда, с появлением семейства дель Росарио, секрет шерифа, мог быть раскрыт. И тогда отношение к нему горожан резко может измениться. Причём в таком плане, которого шериф опасался всё время пребывания на этом посту.
        Беспокоиться нужно было о Роберте. С ней Санчес когда-то тоже тесно общался, и в той истории с Карменситой она сыграла не последнюю роль, правда, исподволь.
        Тем временем семейство дель Росарио спустились с «якоря» на брусчатку площади. Фредерико подал руку Мигуэле, а Роберте - невесть откуда взявшийся карабинер и вместе с ними отправился к крыльцу мэрии. Хоакин дель Росарио. Волей-неволей Санчес усмехнулся. Младший братец Роберты таки загремел на военную службу.
        Губернатор занервничал сильнее. Он начал переминаться с ноги на ногу, рука то и дело приближалась к карману с платком. Он стоял перед шерифом, тем не менее, Санчес видел, как он потеет. Не по себе было и остальным членам городского совета, выросшим в Санта-Пуэрто. Доктор держался молодцом. Впрочем, он тоже когда-то прибыл сюда из центра. Республиканцы же, разместившиеся по левую руку от сеньора Нарваэса, похоже, тоже были привычны к подобного рода мероприятиям. Санчес ловил лишь их заинтересованные и оценивающие взгляды, на предмет, насколько тяжёл нрав Фредерико дель Росарио и насколько тяжело будет с ним договориться по тем вопросам, которые запланированы для обсуждения.
        Первыми на ступеньки поднялась чета дель Росарио. Хоакин и Роберта остались внизу. Взгляды обоих то и дело упирались в Санчеса. Роберта, та так и вовсе почти неотрывно смотрела на шерифа, еле-еле угадав в нём старого друга. Когда же угадала, на её лице появилась улыбка. И, вспомнив, о чём её предупреждали на пути сюда, перевела взгляд в другую сторону, осматривая остальных встречающих.
        Хоакин Санчесом не заинтересовался, либо же просто делал вид.

        - Добро пожаловать в Санта-Пуэрто, сеньор дель Росарио,  - немного запинаясь, произнёс губернатор.  - Нам выпала честь принимать вас в нашем городе. Надеюсь, вам у нас понравится.

        - Пустое, сеньор Нарваэс,  - густой бас весьма соответствовал виду Фрэдерико. Высокий, подтянутый, широк в плечах. Шикарные тёмные усы завершали образ бравого генерала, хотя на самом деле он им никогда не был и не собирался, предпочтя делать карьеру на политическом поприще.

        - Позвольте представить вам членов городского совета, сеньор,  - продолжил губернатор и быстро всех назвал, коротко, как это было предложено Николасом. После этого чести быть представленными гостю из метрополии были удостоены и пятеро республиканцев.

        - Что ж,  - подытожил Фредерико.  - Думаю, официальную часть можно считать завершённой. Сегодня отдыхаем, переговоры начнём завтра. Вы не возражаете, сеньоры?  - его внимание переместилось на республиканцев.
        Те не возражали. Они тоже проделали большой путь.
        Большая компания стала заходить в мэрию, где уже был приготовлен банкетный зал. Санчес почти до последнего момента отбивался и уговаривал Николаса и губернатора вместе, и по отдельности, что это не его, и он бы предпочёл в этом участия не принимать, ибо никогда не любил подобные мероприятия. Решительное слово, тем не менее, было за Николасом в разговоре тет-а-тет.
        Когда все, кто имел прямое отношение к переговорам, скрылись в мэрии, интерес горожан ещё некоторое время сохранялся лишь благодаря висящему над площадью дирижаблю. Это тоже вечно продолжаться не могло, и люди стали расходиться. Его можно видеть из любой точки города, к тому же не стоит забывать про железную махину в овраге за городом, упавшей из космоса.
        Луиза тоже скрылась в госпитале: сегодня её дневное дежурство. Чуть погодя, дождавшись когда в дирижабль поднимут карету, в магазинчик заторопился и Луис. Надо было описать оставшийся товар, подсчитать наличность и начинать готовиться к поездке в Большой мир. Полгода назад парень вместе с отцом уже ездил в Саргоссу. Никто и не думал, что произойдёт нечто, из-за чего запасы магазина иссякнут быстрее, чем предполагалось. Следующая поездка планировалась аж через три месяца и везти нужно было только доски, потому что они всегда пользовались особым спросом. И гвозди. Сейчас же иссякли запасы почти всего. Между тем, многим не хватало материала для ремонта своих домов, покалеченных появившимся космическим кораблём.
        Кортес отправился вместе с Луисом. По его словам, сегодня, в честь прибытия гостей из метрополии, сделали выходной. Только его завтра отрабатывать придётся, но это проблема завтрашнего дня.
        Почти всю дорогу Кортес то и дело оглядывался на дирижабль. В гондоле наверняка остались люди, что-то там внутри делали, несли вахту или просто отдыхали. Отсюда не было видно никаких движений.
        Как можно догадаться, покупателей в строительном магазинчике сегодня можно было тоже не ждать. Народ расходился по домам, либо по салунам, чтобы отметить этот день, что вышел сродни празднику.

        - Слушай, Луис,  - вдруг заговорил Кортес, когда приятели вошли внутрь магазина и дирижабль, наконец, скрылся из его взора.  - Что ты скажешь, если я наймусь к тебе в работники?

        - Э-э…  - Луис в первый момент опешил.  - С чего это ты решил сменить работу?

        - Ну, как. Ещё немного, и мы станем родственниками, так? Потом, дядя Рохес уже давно намекал, что передаст магазин тебе, то есть ты тут будешь полноценным хозяином. Ведь тебе будет нужен помощник, а? Ну так зачем брать человека со стороны, когда есть я, без пяти минут родственник. Семейное дело, это великая вещь.

        - Во даёт,  - Луис засмеялся.  - А что скажет сеньор Матеос?

        - А что Матеос?  - Кортес пожал плечами.  - Желающие лошадям хвосты крутить всегда найдутся. Это сегодня, вон, не позвали, потому что и так есть кому им заниматься. Карабинеры за своими лошадьми ухаживают сами. Они вовсе расположились за городом. Республиканцы тоже никого не подпускают. А так, в конюшне лошадей раз два и обчёлся. Я там скучаю, Луис. Натурально. Раз в день пару тачанок навоза вывезти, корма задать да почистить пару кляч. Да ну.

        - Здесь тоже скучно. Посетителей не так много, обычно.

        - Да, но зато есть с кем почесать языками. Одним словом, Луис, что делать надо, говори. Кортес к твоим услугам. Сегодня, по крайней мере.

        - Что ж, давай попробуем,  - Луис почесал затылок, задумываясь не столько о предстоящих делах, сколько о необычной просьбе Кортеса.
        Вне всякого сомнения, с отцом посоветоваться надо будет, когда тот оклемается настолько, что сможет соображать и воспринимать реальность. Пока о таком нет и речи, это, может, произойдёт через месяц-полтора, по самым хорошим прогнозам.

        - Вот и славно,  - потёр ладони Кортес.  - С чего начнём, мой новый шеф?

        - Не спеши так сильно. Ладно, раз тебя обуревает жажда деятельности, можешь наведаться в подсобку и сделать опись того, что у нас тут осталось. Нужно подробно, чтоб подсчитать, что нужно будет заказать.

        - Отлично,  - взгляд Кортеса заметался по помещению в поисках инструмента для деятельности. В конце концов, нашёл ручку и бумагу и отправился в подсобку.
        Луис же первым делом проверил кассу, заглянул в сейф и быстро пересчитал наличность. Ситуация складывалась более менее хорошо, хватит, чтобы набить склад если не полностью, то больше половины точно.
        Как только он уложил несколько мешочков с деньгами обратно в сейф и запер его, звякнул колокольчик, извещающий, что в магазин кто-то зашёл. Луи обернулся и застыл, словно статуя. Вот кого-кого, а пришельца в своём магазине увидеть он не ожидал.
        Борис Ло, сейчас мало чем отличающийся от местных жителей благодаря подаренной ему сердобольными горожанами одежде, остановился у входа и, не спеша, осмотрелся. Увидев Луиса у кассового аппарата, он широко улыбнулся.

        - Мне сказали,  - Борис подошёл к Луису,  - что здесь я могу кое-что приобрести.

        - Э-э… Смотря что.

        - Не думал, что хозяином строительного магазина будете вы, сеньор… Мы ведь так и не познакомились тогда, в госпитале.

        - Да… Как-то не пришлось,  - Луис натянуто улыбнулся.  - Я Луис. И можно без сеньора. Это лавка моего отца.

        - Ясно. Но торгуете вы строительными материалами.
        Луис только кивнул.

        - Может, чашечку кофе, сеньор Ло? Мой отец часто угощал посетителей,  - взгляд Луиса устремился к небольшому одинокому столику у окна.

        - Не откажусь. К тому же, меня уже угощали этим замечательным напитком.
        Луис тут же засуетился, приготавливая всё, что нужно для кофепития.
        Через пять минут всё было готово. Луис составил компанию Борису, внутренне усмехаясь тому обстоятельству, что Кортесу снова не повезло. Трудится, бедный, в кладовке и знать не знает, что творится в торговом зале. Знал бы, наверняка засыпал бы вопросами пришельца. А вот Луису как-то не о чем было спросить. Дело даже не в том, что неинтересно было, что и как там, в космосе. Больше стеснения было, осознания, что такие вопросы уже надоели Борису. Охотников-то, наверняка, было много.
        Пришелец пару минут молча смаковал напиток, потом поставил чашку на столик и сказал:

        - Я вас знаю. Вы один из тех людей, которые спугнули Ричарда, в ту ночь, когда в городе был бой. Мы не успели познакомиться, но я вас запомнил.

        - Ну, мы с Кортесом больше были озабочены безопасностью Луизы.

        - Это медсестра, да? Она мне очень здорово помогла прийти в себя, кстати. Увидите, передайте привет.
        Луис бросил на пришельца красноречивый взгляд и поспешил объясниться:

        - Она моя невеста, между прочим.

        - Поздравляю. Хорошая девушка. Но я не в том плане, конечно же.

        - Угу.
        Еще минута молчания, так как тема была исчерпана.

        - Вы ни о чём не интересуетесь,  - наконец, продолжил пришелец.

        - В плане?

        - До сих пор все, к кому я обращался за помощью, живо интересовались жизнью в космосе, да и лично со мной хотели ближе познакомиться. Причём это происходило до того, как я мог обратиться со своей просьбой.

        - Ну, я тоже так подумал, поэтому решил пока не доставать вас этими расспросами.

        - И что, в самом деле не интересно, что там?  - Борис взглядом показал наверх.

        - Жутко. Но сейчас на меня свалилось вот это маленькое хозяйство. Надо организовать поставку товара, и я сейчас думаю больше над этим. Вот Кортес, если б увидел вас, наверняка завалил вопросами, пожалели бы, что появились,  - Луис широко улыбнулся.

        - Он тоже тогда был в госпитале? Думаю, когда он вас увидит, сразу передумает оставаться помощником в этом магазине.

        - А вам бы этого хотелось? Я кое-что поузнавал, люди говорят, вы дружны с детства.

        - Я не могу сразу ответить на этот вопрос. Подожду, пока отец хоть немного поправится…

        - А, да, я об этом тоже слышал. Могу предложить свою помощь. На корабле есть медицинский отсек. Шерифу Санчесу он уже помог.

        - Ранение тяжелое.

        - Не вопрос.
        Луис ненадолго задумался, выстраивая планы, как всё будет происходить после того, как Рохес встанет на ноги.

        - Можем считать, что договорились?  - спросил Борис и, не дожидаясь ответа, продолжил.  - Я, собственно, ищу краску.

        - Краску?  - изумился Луис.  - Зачем?

        - Нужно замазать кое-что,  - Борис пожал плечами.  - Из-за пожара стенки обгорели, а тут грозят визитом те ребята, которые сегодня прибыли в город. Надо хоть как-то подготовиться.

        - Ясно. И какая вам краска нужна? Её мало спрашивают.

        - Голубая, думаю, сойдёт.

        - Красить что будем?

        - Э-э… стены.

        - Понятно. Сейчас, что-нибудь подберём,  - и громко крикнул: - Кортес! Тут к нам сеньор Ло пожаловал. Нужно пару банок голубой краски. У дальней стены, на полке высоко.
        Меньше чем через минуту в кладовке что-то серьёзно загрохотало. Как будто содержимое, как минимум двух полок сверзилось вниз. Ещё через пару минут оттуда выскочил Кортес. В руках он держал требуемое, и, взглядом быстро наткнувшись на пришельца, застыл не хуже скульптуры.

        - Обалдеть,  - только и смог произнести он.

        - Кстати, ребята,  - сказал пришелец.  - Через пару дней у меня праздник. Я решил пригласить на него и вас. Не возражаете?
        Глава 13
        День династии

        Два дня прошли быстро и, в какой-то мере, буднично. Переговорщики укрылись в мэрии, почти не выходя оттуда. Лишь раз, в первый день переговоров, их делегация проехала в сторону оврага, в котором расположился космический корабль. Внутрь заходить не стали, ограничились осмотром снаружи.
        Что интересно, почти никого из гостей города это особо не заинтересовало.
        Город и его окрестности патрулировали карабинеры. Для полицейских наступил отпуск. Они даже начали лениться выезжать за город, потому что смысла не было, ибо главный контрабандист, портивший им жизнь в последнее время мёртв, а значит, караванов можно не ожидать. До тех пор, пока не появится кто-то на замену сеньора Рафаэля.
        Вот если бы полицейские взяли бы на себя труд патрулировать хоть изредка окрестности, у них был бы шанс столкнуться с Рамиресом и Ричардом. Эти двое наблюдали за прибытием делегации переговорщиков издали, не заходя в город.
        Рамирес несколько раз интересовался у неожиданного напарника, за каким дьяволом тому всё это понадобилось. Проще ж уйти куда-нибудь далеко, начать новую жизнь. К тому же Ричард так и собирался сделать, пока не увидел делегацию из республики. Понятно ничего не было, так что на время бывший контрабандист решил не доставать пришельца расспросами. Во-первых, само решится когда-нибудь. Во-вторых, жутко мешал языковой барьер.
        Собственно, кроме наблюдения за городом, эти двое изгоев занимались и изучением языка. Рамирес был учителем, Ричард - учеником. Причём весьма хорошим учеником.
        На утро второго дня Ричард сообщил бывшему контрабандисту:

        - Ньадо ухъодьить.

        - Э-э… не понял,  - встрепенулся Рамирес, только-только угнездившийся на наблюдательном пункте.

        - Ухъодьить,  - повторил пришелец.  - Нам ньадо мьесто… Krysha. Никто нье зниаль.
        Пришельца понять было трудно, но возможно. Минут через пять Рамирес догадался, что хочет на самом деле напарник.

        - Я не понял, ты решил где-то осесть или что-то задумал? А-а, судя по твоей хитрой роже, ты что-то задумал. Что же, а? Наверное, какую-то каверзу.

        - Борис Ло. On nujen mne.
        Имя прозвучало и Рамиресу всё стало ясно. Второй пришелец, враг Ричарда. Долго гадать не пришлось, вся задумка, наверняка в том, чтобы как-то выманить Бориса за город, захватить. Для разборок же с ним, более конкретных, понадобиться место, и лучше, если это место будет с крышей над головой.
        В округе от Санта-Пуэрто было много ферм. Люди занимались выращиванием овощей, разводом лошадей и коров. Это с этой стороны границы. Правда, здесь опасно. А вот с той стороны фермы тоже имелись, однако ситуация с этим была интереснее - можно было найти не одну заброшенную ферму. Рамирес парочку таких знал. Беда в том, что они далеко. Если поближе, то с фермерами. Но уж с ними, так или иначе, договориться было можно.

        - Ну, хорошо, приятель. Будет тебе крыша над головой. Знаю я пару таких мест. Думаю, сойдёт.


* * *

        - Луис, у меня проблема!
        На пороге комнаты появилась Луиза и Луис сразу увидел в её взгляде растерянность.

        - Что за проблема?  - парень встал из-за стола, где изучал список, составленный Кортесом, и вычислял, сколько чего надо будет заказывать, чтобы пополнить запасы магазина.  - Я могу чем-нибудь помочь?

        - У меня нет подходящего платья, Луис!  - Луиза прошла к окну и уставилась на почти безлюдную улицу. Потом быстро повернулась и, с надеждой, спросила: - Слушай, мне обязательно идти на этот ваш космический корабль?

        - Сеньор Ло пригласил также и тебя. Если мы откажемся и не придём, что он о нас подумает?

        - Почему мы? Ты пойдёшь, я нет,  - Луиза обхватила себя руками и прикусила губу. При этом смотрела на Луиса так, словно от его решения зависело будущее.

        - Без тебя я не пойду,  - Луис пожал плечами.

        - Но мне нечего одеть!  - Луиза подошла к столу и оперлась на столешницу.  - Как я буду выглядеть там в своих потрёпанных платьях?

        - Нормально будешь выглядеть,  - Луис чуял, что немного тормозит, потому что никак не мог понять, чего он него добивается Луиза.  - Ты же ходишь в них по городу. Успокойся, Луиза. Там же будут все свои: Кортес, шериф. Даже доктор Хуан придёт…

        - Да?  - глаза девушки сузились.  - А что ты скажешь на то, что там будут дель Росарио? Хочешь, чтобы я выглядела в их глазах деревенской простушкой?

        - Оп-па.  - Луис растерянно заморгал.  - Откуда такие сведения?

        - Все знают. Они там будут точно.

        - Дьявол,  - выругался Луис.  - У меня же самого нет ничего приличного.
        Костюм, который присмотрел Луис для похода на неведомый пока праздник, сразу же показался парню костюмом пастуха. Это несмотря на то, что он в нём собирался отправиться за товаром, да и раньше ездил. И всё было нормально.
        В комнате установилась тишина, разбавлял которую лишь фоновый шум улицы.

        - О чём спорите, дети мои?  - в комнату вошла сеньора Пералле.

        - Сеньора Мария, нас пригласили на праздник…

        - …Узкий круг…

        - …Там будут дель Росарио!..

        - …Тихая вечеринка, которую устроил сеньор Ло…

        - …Мне нечего надеть, сеньора Перале…  - Луиза готова была залиться слезами.

        - …В общем, у нас проблема, мам…  - подвёл итог Луис.

        - Господи ты боже мой,  - всплеснула руками сеньора Перале.  - Но ведь эта проблема легко решается!

        - Да?  - во взгляде Луизы появился проблеск надежды.  - Подскажите, сеньора, что нам делать?

        - Вам - ничего,  - мать Луиса улыбнулась.  - А вот я, пожалуй, схожу кое к кому.

        - Через два часа мы должны быть на корабле,  - вбил, казалось бы, последний клин Луис.

        - Господи!  - удивилась Мария.  - Да зачем же так далеко? Неужели сеньор пришелец не мог устроить свой праздник здесь, в городе?

        - Ну…  - Луис неопределённо покрутил ладонью.

        - Ладно, ждите, я скоро приду,  - сказала напоследок сеньора Перале и вышла из комнаты, а через пару минут и из дома, отправившись по только ей одной известному адресу.

        - Я волнуюсь, Луис,  - Луиза подошла к парню, прижалась к нему.

        - Ты бы знала, как я волнуюсь,  - вздохнул тот.

        - Он тебе не говорил, по какому поводу устраивает праздник?

        - Нет. Я, честно говоря, даже не уверен, что это будет праздник.

        - Что?  - Луиза отшатнулась от Луиса и строго на него взглянула.  - А что же тогда это будет?

        - Ну, не знаю. Может, просто вечеринка.

        - Всё равно. Там будут дель Росарио,  - Луиза снова прижалась к парню.

        - Ты точно в этом уверена, Луиза? Сеньор Ло их приглашал? Как ты об этом узнала?

        - Нужны им его приглашения,  - усмехнулась Луиза.  - Так придут. Вчера сеньора ездила к нему. И потом, я слышала, что она собирается к нему и сегодня. Слухи проверенные, от самого сеньора Нарваэса. Он приходил в госпиталь и разговаривал с сеньором Хуаном. А я подслушала.

        - Ну что ж,  - после недолгого молчания сказал Луис.  - Нам остаётся только не ударить в грязь лицом перед такими высокородными гостями.
        Следующие полчаса, показавшиеся молодым людям долгими. Они провели это время изредка перебрасываясь короткими, ничего не значащими фразами. В конце концов, Луис достал из шкафа тот костюм, в котором планировал явиться к Борису в гости.
        Наконец, пришла Мария и тут же увела Луизу с собой. Луис, не долго думая, тоже решил одеться. Всё равно, больше ничего нет, так что будь, что будет. Времени оставалось всё меньше и меньше.
        Наконец, он услышал в коридоре какое-то движение. Меньше, чем через минуту в комнату ввалился Кортес.

        - Эй!  - с ходу выпалил он.  - Вы что, решили не идти на праздник, что ли?

        - С чего ты решил?  - удивился Луис.

        - Точно, пойдём,  - Кортес внимательно всмотрелся в наряд Луиса.  - Ничего так костюмчик, Луис.
        Сам Кортес тоже постарался найти кое-что поприличнее, посвежее и почище: белая рубашка, серый пиджак, совсем не в тему тёмные штаны и сапоги, с которых предусмотрительно снял шпоры.

        - Ещё немного, и мы опоздаем, Луис. На время когда последний раз смотрел? А где Луиза, кстати?

        - Переодевается… Ух ты!
        Кортес, увидев, что взгляд друга ушёл мимо него, быстро обернулся.

        - Э-э… Ничего себе.
        На пороге комнаты стояла смущённая Луиза, облачённая в платье светло-голубого цвета. Пышная юбка, жёсткий корсет, сузивший её талию, казалось, вдвое. При всём этом скромный вырез на груди, где висело такое же скромное ожерелье.
        Мария также поколдовала и с прической девушки, на скорую руку превратив косу в нечто неописуемое, но вполне приличное.

        - Не смотрите на меня так, ребята,  - тихо произнесла она.  - И так неловко…

        - Не стоит скромничать, дорогая,  - подтолкнув девушку в комнату, вслед за ней туда вошла и Мария.  - Ты выглядишь просто замечательно.

        - Мы и не спорим,  - тут же закивал Луис, не сводя глаз с подруги.

        - Кажется, оно мне немного мало, сеньора Мария.

        - Это надо будет обязательно запечатлеть, сестрёнка,  - подмигнул ей Кортес.  - Обязательно. А сейчас нам надо спешить. Лошади у входа.
        Луис подскочил к Луизе, выгнул левую руку дугой. Он бы её и обнял, да только боялся помять платье.
        Из города выбрались нормально, отделавшись лёгким испугом. Немногие горожане, попадавшиеся на пути, провожали странное трио взглядами, сразу начиная судачить и гадать, что это было. Чем привели Луизу в полное смущение. Она хотела было уже решительно вернуться, когда позади остались крайние дома, а впереди пара километров до оврага и виднеющаяся над его «берегами» верхняя часть корабля.
        У входа в корабль гостей встречал сам Борис Ло и шериф. Борис помог Луизе спрыгнуть с лошади, поддержал её, при этом отвесив комплимент. Луис сначала подозрительно поглядел на пришельца, но быстро успокоился, когда тот заметил выезжающих из Санта-Пуэрто всадников и, казалось, позабыл о прибывших гостях.
        Санчес поздоровался с парнями, как с давними хорошими знакомыми. Быстро, взглядом оценил наряд девушки.

        - Пойдёмте, я вас провожу,  - сказал он.  - Почти все уже прибыли. А дель Росарио Борис и один встретит. Кажется, он только этого и ждёт.
        Осторожно спустились вниз, по трапу вошли в корабль и обнаружили сеньора Корвальоса. Старик, вместе с доктором Хуаном, бродил по обширному пустому отсеку, о чём-то негромко друг с другом разговаривая.

        - А что, больше никого не будет?  - спросил Луис после того, как сеньор Корвальос успокоился по поводу комплиментов Луизе.

        - Сеньор Ло сказал, что хочет собрать узкий круг,  - Санчес пожал плечами.  - Честно сказать, я не думал, что он и вас позовёт.

        - Ну, мы же помогли ему в госпитале,  - хмыкнул Кортес.  - Да и сестрёнка его выхаживала. А по какому поводу вечеринка, не успели узнать?
        В ответ шериф пожал плечами. За него ответил сеньор Корвальос:

        - Пока неизвестно. Но ждать осталось недолго. Сейчас подъедут последние гости, и всё выяснится.
        Сквозь широкий проход собравшиеся могли наблюдать, как к краю оврага подъехали около двух десятков всадников. Карабинеры окружали двоих подопечных, сеньориту Роберту и Хоакина. Причём последнего весьма трудно было различить среди остальных, потому что он был облачен в форму карабинеров. Больше никто из семейства дель Росарио не пожелал отдохнуть и расслабиться. У них были дела поважнее, в то время как отпрыски Фредерико занимались в Санта-Пуэрто единственным делом - отдыхали.
        Дальше происходило всё чинно и благородно. После знакомства горожан с дель Росарио, которых только в окружении карабинеров и видели, Борис пригласил всех в кают-компанию. Вот теперь Кортес в полной мере смог удовлетворить своё любопытство по поводу внутренностей космического корабля. Луис пару раз, когда оглядывался на друга, отмечал у того некое разочарование. Неизвестно, чего ожидал Кортес от всего этого, но увидел он голые стены, покрытые материалом, который всезнающий сеньор Корвальос назвал пластиком. Им же выложены пол и потолок. Луис, ради интереса, провёл по этому материалу рукой. Твёрдый и слегка шершавый. Отличный облицовочный материал выйдет. Из дум его вырвала Луиза, тянувшая Луиса за собой.
        Группа прошла на верхнюю палубу, после этого прошла в кают-компанию. Шериф заметил, что Борис Ло успел тут хорошенько убраться. Следов недавнего боя, а, если честно, то просто бойни, тут заметно уже не было.
        Неяркое освещение, круглый стол посередине, заставленный угощением, стулья точно по количеству гостей.

        - Прошу вас, господа,  - сказал Борис.  - Честно скажу, что готовить я не умею, так что заказывал все эти яства у ваших мастериц. Думаю, это не омрачит сегодняшний знаменательный день.

        - Вы так и не сказали, что сегодня отмечаете, дорогой сеньор,  - сказала Роберта, ещё крепче сжимая его руку.  - Неужели у вас сегодня день рождения?

        - О, сеньорита, этот день ещё не скоро наступит. Тем более мы этот день не празднуем.

        - Надо же, как интересно. Позвольте узнать, почему?

        - Ну,  - Борис замялся и пожал плечами,  - когда ты становишься старее на один год, вряд ли это можно назвать праздником. Впрочем, я узнал, что на Эспаньоле по этому поводу существуют свои обычаи, поэтому давайте не будем о грустном. Давайте займём места, разольем бутылочку хорошего вина, и я обо всём расскажу.
        Расселись, причём так, что никто не был обижен. Дель Росарио, конечно же, рядом с виновником непонятного пока торжества. Напротив него уместились Санчес, сеньор Корвальос и доктор Хуан, оставив трио молодой компании место в середине. Борис быстро и ловко откупорил запотевшую бутылку с вином, разлил, после чего поднялся и начал говорить:

        - Сеньоры и сеньориты… Сегодня не мой день рождения. Как уже сказал, мы эти дни не отмечаем. Но, позвольте объявить о том, что в моей стране отмечают День Династии Чоу. Это семейный праздник и, по традиции, его принято отмечать в кругу семьи. По воле обстоятельств, я оказался в незавидном положении. Наша экспедиция должна была прибыть домой несколько дней назад, поэтому приходится отмечать его здесь. Так что я решил собрать всех, кого могу назвать своими друзьями и, тем самым, не нарушить традицию.

        - Почтём за честь, сеньор Ло,  - приподнял бокал с вином сеньор Корвальос.
        Вместо ответа пришелец опустошил бокал с вином. Дождавшись, когда и остальные пригубят и приступят к трапезе, он продолжил уже не так торжественно:

        - Если верить корабельному календарю, сегодня наступил восемьсот шестьдесят четвёртый год правления династии.

        - Долго,  - уважительно покивал сеньор Корвальос.  - И всё это время вами правит одна династия?

        - Да,  - кивнул Борис.

        - Наше королевство,  - взяла слово сеньорита Роберта,  - не может похвастаться таким долгожительством, к сожалению.

        - Неужели всё это время вы прожили мирно? Не было ни войн, ни переворотов, ни бунтов?  - поинтересовался сеньор Корвальос.

        - Было и то, и другое, и третье,  - улыбнулся Борис.  - Но Ким Чен Чоу и его наследники, мудро вели наш народ по пути, которым когда-то воспользовались наши предки с легендарной планеты Земля. В давние времена существовало одно государство, которое не допускало к себе чужаков, а, если кого и допускали, то пришелец навсегда оставался в ней, порой до самой смерти. Контакты с внешним миром осуществлялись в нескольких городах, расположенных на берегу моря. Наш народ решил поступить так же, во избежание столкновений с другими народами в космосе. Мы приумножили своё богатство и продолжаем делать это сейчас. К сожалению, находятся люди, которые хотят узнать о наших богатствах и наших чудесах, разрушить всё, что мы построили, разграбить то, что мы накопили. Сейчас ведётся очередная попытка уничтожить империю, но мы этому успешно противостоим.

        - Как интересно,  - восхищённо воскликнула Роберта.
        Луиза заинтересованно посмотрела на сеньориту, пытаясь решить немаловажный вопрос: то ли ту действительно интересуют слова Бориса, то ли это всё напоказ. Пофлиртовать от нечего делать. Санта-Пуэрто для особы, привыкшей цвести в Марадоне на публике, скучно, а тут хоть какое-то развлечение. Саму Луизу всё это волновало не особенно, даже факт нахождения внутри космического корабля. Вот Кортес, тот в полном восторге.
        Минут через десять после начала посиделок, как она назвала этот праздник, Луиза заскучала. К тому же настроение портило платье. Поначалу девушка была от него в восторге, чуть позже, когда появилась Роберта, почувствовала, что всё-таки выглядит простушкой на её фоне. Тут оно, как ни крути, а так бы и вышло. Поэтому Луиза пожалела, что не оделась попроще и попривычнее.
        Оно сдавило грудь, мешая нормально дышать, давило на живот. Поначалу было незаметно, к тому же и сама девушка не замечала ничего подобного, пока находилась на свежем воздухе. Корсет давил, но было терпимо. Сейчас же Луиза почувствовала, что начинает задыхаться. Ей требовалось немедленно выйти, желательно из корабля, на свежий воздух, вдохнуть полной грудью, если получится. А праздник грозил продолжиться довольно длительное время.
        Разговор, тем временем, набирал обороты. Присутствующие что-то рассказывали, задавали вопросы, отвечали на них. Брат и сестра дель Росарио оказались компанейскими молодыми людьми. Вон, Кортес о чём-то болтает с Хоакином, наверное, спрашивает про дирижабль. А тот ему охотно отвечает. В какой-то момент присутствующие, не без помощи настойчивой просьбы сеньориты Роберты, раскрутили Санчеса на рассказ про уничтожение банды Рафаэля. Начало Луиза ещё как-то разобрала, а потом в глазах помутилось, предметы потеряли чёткость, расплылись. Из рук выпала вилка, со звоном ударившись о тарелку.

        - Луиза?  - ошарашено подхватил, готовую упасть со стула девушку, Луис.  - Что с тобой?

        - Она теряет сознание!  - вскочил шериф, мгновенно прервав рассказ.  - Ей нужно на улицу. Луис, давай выведем её. Извините, сеньоры…

        - У кого-нибудь есть нашатырный спирт,  - подхватился с места до сих пор молчавший доктор.  - Девушку необходимо привести в чувство!
        Он сорвался с места, обогнул стол и помог вынести Луизу из кают-компании. На трапе, спускающимся в грузовой отсек, Луиза начала приходить в себя. Свежий воздух задувал через проём, служивший входом в корабль и выходом из нее. Тут и Кортес подоспел с требуемым нашатырным спиртом, так что всей компании не пришлось покидать корабля.

        - Кто одел её в это платье?  - строго осмотрел присутствующих доктор Хуан. Взгляд зацепился за Луиса и Кортеса.  - Я удивляюсь, как она не упала в обморок раньше. Кто ж так зверски затягивает корсет?
        Луис и Кортес одновременно начали что-то бормотать, оправдываясь и, как следствие, ничего хорошего из этого не вышло.

        - Заткнитесь уже!  - поморщился Санчес.

        - Извините…  - тихо произнесла Луиза.  - Я испортила праздник….

        - Всё нормально, сеньорита,  - невесть откуда в отсеке появилась Роберта.  - Никто вас ни в чём не собирается обвинять. С первого раза бывает и хуже. Вы привыкните.

        - Я в порядке, в порядке,  - шептала Луиза, пытаясь встать на ноги.

        - Да уж какой тут порядок,  - пробурчал доктор Хуан.  - Нужно немедленно ослабить шнуровку.

        - Я помогу, если не возражаете,  - к девушке пробилась Роберта.  - Сеньор Ло, у вас найдётся помещение, где мы могли бы уединиться на несколько минут?

        - Конечно,  - кивнул удручённый пришелец.

        - Отлично. Будьте добры, проведите нас туда.
        Через несколько минут мужчины решили вернуться в кают-компанию и тогда хмурый Луис обратился к Борису.

        - Мы испортили вам праздник, сеньор Ло,  - сказал он.  - Извините. Права была Луиза, когда не хотела сюда идти.

        - Сеньор Луис, вы испортите мне праздник, если уйдёте отсюда,  - ободряюще похлопал парня по плечу пришелец.  - Будьте милосердны, всё нормально. Сейчас вернуться женщины, а мы, давайте успокоимся и сделаем вид, словно ничего экстраординарного не произошло.
        Сразу, как только мужская компания вернулась в кают-компанию, Борис разлил по бокалам вино и произнёс тост:

        - За сеньорит!
        Отказаться от такого тоста было нельзя.


* * *
        Рамирес скучал в одиночестве, ожидая возвращения Ричарда. Тому удалось как-то объяснить бывшему контрабандисту план дальнейших действий и, заодно, что Рамирес ему будет нужен в дальнейшем. Впрочем, если даже пришелец смылся навсегда, большой беды не будет. Намерение отправиться в сторону моря у Рамиреса пока никуда не делись, так что с утра можно было и заняться этим.
        Он перебросил нож, схватив его за лезвие и, почти без замаха, отправил в стену. Нож воткнулся в высохшую доску, рукоять коротко завибрировала и успокоилась. Скрипнул старый стул, когда Рамирес вставал с него, чтобы добраться до ножа. И тут он услышал цокот копыт. Следом всхрапнула лошадь.
        Быстро подскочив к стене, Рамирес вытащил нож. Следом подхватил ружьё, передёрнул затвор, после чего осторожно выглянул в окно, порадовавшись, что предусмотрительно не стал зажигать лучин. Четыре всадника безбоязненно и открыто подъезжали к давно заброшенному дому.
        Это либо дикое совпадение, либо за ними следили. Сначала Рамирес подумал, что это полицейские из Санта-Пуэрто. Правда, шериф Санчес никогда не заезжал на территорию республики. Но, кто знает, что у него на уме на самом деле. Потом, когда всадники подъехали ближе, сумел различить, что это вовсе какие-то чужаки.

        - Дьявол!  - прошипел бывший контрабандист.  - Вы точно не полицейские. Кто же тогда?
        Четверо незнакомцев подъехали к крыльцу, направили на окно и входную дверь ружья, после чего один из незнакомцев крикнул:

        - Эй! Есть кто живой? Выходи, поговорить надо!
        Кроме Рамиреса на ферме больше никого не было. С минуту бывший контрабандист решал, что делать. Вариантов было немного, один из них - бегство через жилые комнаты. Победило другое мнение. Скоро сюда должен возвратиться Ричард.

        - Сеньоры? Могу быть чем-то полезен?  - Рамирес открыл входную дверь и остановился в проёме, готовый в любой момент нырнуть обратно и тогда уже использовать первый вариант действий.

        - О, тут, оказывается, обитаемый островок,  - усмехнулся один из всадников.

        - Ты хозяин этой дыры?  - спросил другой.

        - Я здесь переночевать остановился. Это проблема?
        Тон, которым задал вопрос второй из пришлой компании, Рамиресу не понравился. Он напрягся, сжав в ладони ружьё и готовый в любой миг действовать, как подскажет обстановка.

        - Амиго,  - вперёд выехал тот, кто первым начал разговор.  - Случаем, сеньора Рафаэля не знаешь?

        - Слышал, его особняк недавно взорвался.

        - Точно, амиго. Тот самый. Мы видели, во что превратился его домик. Но мы так же слышали, что полицейские из Санта-Пуэрто уничтожили не всех людей сеньора Рафаэля. Остался некий Рамирес, который облажался с караваном. Случаем, не знаком с этим человеком, амиго?
        Дела принимали скверный оборот.
        Глава 14
        Форс-мажор

        Сеньор Фредерико дель Росарио воспитывался в духе, что простой народ - это такие же люди, как и он сам. И дочь с сыном воспитал так же. Кроме того, Роберта небезосновательно считала себя человеком проницательным и разбирающимся в людях если не с первого раза, то после более-менее длительного общения точно. Так что она быстро поняла, что единственная особа женского пола на вечеринке, кроме неё, не претендует на пришельца. А раз так, то можно было и допустить девицу в свой круг общения. Временно, пока ведутся переговоры. К тому же Роберте было скучно, а подружка из местных могла бы скрасить эти дни. Ну и, конечно же, статус медсестры в местном понимании, тоже что-то значил. Впрочем, такими мелочами Роберта предпочитала не забивать голову.
        И, конечно же, Роберте нужна была служанка. Отец сказал: меньше народа, больше надёжности. Спорить с ним было бессмысленно. А без служанки девушка страдала. Вот, к примеру, сегодня утром одеваться ей помогала мать, а это совсем другое дело. Сколько пришлось выслушать наставлений и поучений.
        Они уединились в одной из жилых кают. Здесь можно было найти всё, что нужно и Роберта принялась за дело - перешнуровывать корсет Луизы.

        - Э-э, Луиза? Вас ведь там зовут?  - начала она, быстро расшнуровав корсет и начав затягивать его по новой, уже на так сильно, как было раньше.

        - Да, сеньорита,  - Луиза говорила тихо. Она ещё не отошла от обморока, да и статус Роберты кое-что да значил.

        - У меня к вам деловое предложение, Луиза. Так получилось, что у меня в этом городе нет человека, который помогал бы мне… к примеру, одеваться. Ну и всё такое.

        - Вам нужна служанка?  - догадалась Луиза.  - Если так, я могу поговорить с знакомыми женщинами. Большинство из них с удовольствием согласятся на эту работу.

        - О нет,  - отмахнулась Роберта,  - мне бы не хотелось заводить кого-то постороннего. Вы мне понравились, поэтому предлагаю стать моей служанкой. На время, пока мы здесь.
        Под конец фразы Роберта улыбнулась своей обезоруживающей улыбкой.

        - Но…  - Луиза растерялась, что, впрочем, естественно.

        - Если вопрос в вашем докторе,  - быстро сказала Роберта,  - то я с ним поговорю, в надежде, что он настоящий сеньор. Мы пробудем здесь, может быть, неделю. За это время доктор… как его?

        - Доктор Хуан.

        - Да, точно! Думаю, он сможет обойтись без вас. Как думаете? Вот и всё,  - Роберта закончила шнуровать корсет.  - Как чувствуете себя?

        - Хорошо. Спасибо, сеньорита. Сейчас немного полегчало. А то чувствовала себя, как…

        - Как под прессом, я знаю. Так как насчёт моего предложения?  - Роберта взялась за плечи Луизы и развернула её к себе лицом, критическим взглядом оглядывая дело рук своих.

        - Я даже не могу ничего сказать. У нас нет слуг…  - Луиза чувствовала, как начинает краснеть.

        - Да, я заметила,  - поморщилась Роберта, напрочь добивая будущую подружку.  - В этом городке люди простые до безобразия. Им не хватает шарма. Новости из столицы досюда, наверное, вовсе не доходят. Вот, вы надели платье, которое в Марадоне носили лет пятьдесят назад. Подобные вырезы на груди и такие юбки уже не модны.
        Луиза покраснела окончательно.

        - Но это не беда. Если вы согласитесь стать моей служанкой, я подарю вам парочку из своих запасов.

        - Если я соглашусь, что будет входить в мои обязанности?

        - Прежде всего - быть моей подругой,  - широко улыбнулась Роберта.  - Пока отец развлекается переговорами с республиканцами, у меня масса свободного времени. Отлично, Луиза!  - сеньорите дель Росарио слегка приобняла девушку обеими руками, больше обозначив этот жест, чем на самом деле его совершив.  - Я знала, что ты согласишься. А теперь… Теперь пойдем к нашим мужчинам. Они, наверное, давно соскучились по нам.
        Через минуту обе девушки вышли из каюты в коридор. Роберта счастливая, что, наконец, нашла себе развлечение, Луиза задумчиво. До кают-компании было всего несколько метров. Вон открытый проход, оттуда доносится очередной тост. Девушки переглянулись.

        - Как думаешь,  - спросила Роберта заговорщицким тоном.  - Может, устроим им сюрприз?

        - Какой?  - поинтересовалась Луиза. Ей ещё дико было считать себя подружкой этой высокородной дамы из самой столицы. Но привыкать, судя по всему, надо.
        И тут страшный удар по голове отключил сознание Луизы.

        - Ой!..  - Роберта среагировала быстро. Она обернулась и тут же увидела перед собой страшное лицо какого-то человека.  - А-а-а!..
        В следующий миг она получила удар кулаком по лицу, и крик прервался.
        Тот самый страшный человек успел подхватить обеих девушек, не дав ни одной из них упасть на пол.


* * *
        Мужчины не успели поставить бокалы на стол, как услышали из коридора визг. Санчес сразу же в нём определил угрозу и быстро вскочил из-за стола.

        - Что происходит?  - вслед за ним, пока остальные непонимающе озирались, поднялся Хоакин.

        - Что-то с женщинами,  - через плечо бросил шериф, выбегая из кают-компании.
        Вслед за ним в коридор высыпали и остальные. Увидев, что творится, рука шерифа сама собой потянулась к пистолету и наткнулась на пустой бок. Даже кобуры не было. Оружие Санчес оставил в участке, даже не подозревая, что на корабле может произойти подобное чрезвычайное происшествие.
        Смутно знакомый, обросший щетиной человек, в потрёпанной фермерской одежде держал, прижимал к себе бесчувственную Роберту и начавшую приходить в себя Луизу. У горла Роберты сверкал клинок кинжала.

        - Эй!  - тихо и с угрозой сказал Санчес.  - Парень, ты подумал о том, что ты делаешь?

        - Нье приближайтес!  - проговорил чужак. Понять его было трудно из-за чудовищного акцента. Именно по нему шериф узнал человека. Тот самый второй пришелец, который сбежал.

        - Луиза!  - воскликнул Кортес и ринулся было на противника, но был остановлен Борисом и буквально откинут назад.

        - Ричард?  - быстро пробившись сквозь создавшуюся толпу гостей, рядом с шерифом остановился Борис и тут же заговорил с ним на своём, непонятном для других, языке.
        В ответ Ричард что-то зло ответил. Одновременно он шаг за шагом отступал.

        - Он отходит к атмосферному катеру,  - тихо сказал Борис.

        - Его можно окружить?  - поинтересовался Санчес.

        - Можно, только он успеет добраться до вон того коридора. А там уже мы его не возьмём.

        - Это плохо,  - покачал головой Санчес и громко обратился к пришельцу: - Ричард, отпусти девушек. Давай просто поговорим.

        - Ньет! Нам нье о чем говорьить!  - слова давались пришельцу трудно. Не смотря на это он не хотел переходить на свой родной, даже при условии, что есть кому переводить. Ричард кивнул в сторону Бориса: - Он дольжьен отвьетить за свойи дьела! Не приближайтес! Или я убью обьоих!

        - Мы должны что-то предпринять!  - сквозь зубы проговорил Хоакин.

        - Что?  - в отчаянии поднял взгляд к потолку доктор Хуан.
        Вся компания сгрудилась за спинами Санчеса и Бориса. Луис и Кортес в бессилии что-то сделать, сжимали кулаки и сверлили пришельца взглядами, способными сделать в нём сотню дырок, если бы взгляды были чем-то материальным.

        - Я подниму на уши карабинеров!  - сказал Хоакин и тут же помчался к трапу, где и исчез.
        Ричард тем временем отступал всё дальше и дальше. Вот добрался до нужного коридора. Еще три метра и он около круглой, открытой, наверное, чуть раньше, двери.

        - Ричард,  - сказал Борис,  - мы можем выяснить отношения, не прибегая к похищению.

        - Мы этьо объязательно выйасньим. А тьеперь, ни шагу дальше, если хотьите увьидеть жьенщьин жывьим!

        - Парень!  - насупился Санчес.  - Ты, может, меня не знаешь, и моё имя тебе ничего не скажет. Я тебе обещаю: из под земли достану! Если хоть один волос…

        - Угрьозы? Karramba! Посмотрьим!
        Он переступил через порог круглого проёма в следующее помещение. Борис сказал, что это и есть авмосферный катер. Санчес не знал, что это такое, но по виду пришельца догадался, что это плохо. Даже хуже некуда.
        Как только дверь захлопнулась, шериф вместе с Борисом, а вслед за ними и остальные, бросились к двери, пытаясь её открыть. Пришелец схватился за небольшой, круглый штурвал, начавший вертеться по часовой стрелке, попытался противостоять движению. На помощь пришёл Санчес и ещё Луис помог, но тщетно.

        - Karramba!  - выругался Борис, зло стукая по шлюзу.  - Теперь его не достанешь! На атмосферном катере можно улететь как угодно далеко!
        В этот момент на палубе появился Хоакин в сопровождении десятка карабинеров. И тут же корабль заметно пошатнуло.

        - Всё, он улетел,  - в отчаянии Борис ещё раз стукнул по шлюзу, словно это могло чем-то помочь.

        - Как он пробрался на корабль?  - поинтересовался доктор Хуан. Ведь он же охраняется!

        - Вопрос в другом, доктор,  - угрюмо проговорил Санчес.  - Где нам теперь его искать?


* * *

        - Переговоры отменяются, сеньор Эррера!  - сквозь зубы объявил Фредерико дель Росарио, нависнув, кажется, над всеми республиканцами сразу. Он опёрся обеими руками о стол и выглядел словно скала, вот-вот готовая рухнуть и придавить всех, кто оказался под ней.  - Я не знаю, что вы задумали, но предупреждаю сразу: у вас ничего не выйдет!
        Губернатор Нарваэс сидел неподалёку и чуть сбоку. Лицо побледнело, по нему запросто читалось только одно желание: как можно быстрее исчезнуть отсюда, желательно немного в прошлое, чтобы успеть предотвратить трагедию. Губернатор был в курсе того, что случилось, поэтому мог предугадать дальнейшие события. А ещё он боялся, что гнев сеньора дель Росарио обрушится и на него.

        - Если бы вы, сеньор, соблаговолили объяснить, что происходит,  - холодно и решительно сказал глава республиканской делегации,  - может быть, мы бы смогли объяснить происходящее.

        - Что происходит?  - Фредерико отпрянул от стола.  - Что происходит, спрашиваете? Мою дочь похитили! Вот что происходит! Ведь вам выгодно, чтобы я принял ваши условия, не так ли? Но не можете предложить взамен ничего стоящего. Поэтому решили заняться шантажом?

        - Вашу дочь похитили?  - республиканцы растерянно стали пересматриваться друг с другом.  - Но позвольте! Мы здесь ни при чём! У нас и в мыслях не было!

        - Нам это не выгодно, сеньор дель Росарио,  - взяла слово сеньора Чирригарн. Ей пришлось повысить голос, чтобы перекрыть шум.  - Кто-то, без сомнения, хочет сорвать переговоры. Если вы позволите, мы могли бы помочь вам в поисках сеньориты Роберты.


* * *
        Полицейский участок, как никогда, был забит людьми так, что пришлось открыть окна для притока свежего воздуха. Здесь собрались все полицейские, все присутствующие на вечеринке, так неладно закончившейся, и многие горожане, до которых дошли слухи о случившемся.

        - Он не мог улететь далеко,  - сказал Санчес, нервно отбивая дробь пальцами по столу.  - Наверняка устроил себе убежище недалеко от Санта-Пуэрто. На какой-нибудь ферме. Так что наша задача, в какой-то мере, упрощается.

        - На катере он может улететь как угодно далеко,  - возразил Борис.  - У катера большая скорость, да и горючего полно.

        - Не хочу об этом даже думать,  - тряхнул головой Санчес и поднялся со стула.  - У него была куча шансов улететь на катере, не похищая девушек. Не-ет, он где-то рядом. И нам надо его найти!
        Шериф быстро осмотрел лица присутствующих.

        - Карабинеры, наверняка, возьмут это дело под свою ответственность,  - отозвался Диего.  - Они допустят нас к поискам, шериф?

        - Допустят,  - усмехнулся тот.  - Они уже сейчас организуют отряды, чтобы с утра, как только засветлеет на горизонте, отправиться прочесывать местность. Так вот, некоторым из нас придётся сопровождать их отряды, и это будет основная наша обязанность. Так же я хочу создать несколько отрядов, работающих независимо от карабинеров. Чем нас больше, тем большую местность мы успеем осмотреть. Сеньор Хоакин заверил меня, что поможет, в случае чего с координацией наших отрядов с карабинерами.
        Присутствующие молчали, внимая словам шерифа, так что после недолгой паузы, Санчес продолжил:

        - Лоренсо, и ты, Педро, набирайте себе отряды. Вспоминайте, где находятся заброшенные фермы, лучше всего, дальние. В моём отряде будет сеньор Ло, доктор Хуан. Нам не помешает, в случае чего, медицинская помощь. Луис и Кортес. Диего, ты тоже в моём отряде.
        Выбор Санчеса немного удивил присутствующих, но возражать никто не стал. С тем шериф и распустил всех с наказом как следует выспаться.
        Когда все разошлись, в участке, вместе с шерифом, остались Луис и Кортес.

        - Спасибо, сеньор Санчес, что не отказали в нашей просьбе,  - сказал Луис.
        Шериф окинул парней хмурым взглядом.

        - Учтите, парни,  - сказал он, наконец,  - мне бы стоило отправить вас обоих по домам, да ещё приставить охрану, чтоб глупостей не наделали. Знаю я ваш неугомонный характер. Так что лучше вы будете у меня на виду. Это первое. Второе: главный - я! От вас - никакой самодеятельности, только неукоснительное выполнение моих приказов. Это понятно?
        Друзья с готовностью кивнули, после чего шериф устало уселся на стул, откинувшись на спинку. Бросил шляпу на столешницу, достал сигару.

        - Хех,  - усмехнулся он сам себе,  - кто бы мне ещё сегодня утром сказал, что у меня будет такой разномастный и непрофессиональный отряд, на смех поднял бы. Но, что-то говорит мне, что имена нам как раз и повезёт. Вы пожалеете, парни, что попросились в мой отряд. Я сделаю из вас настоящих бойцов! Клянусь, вы ещё пожалеете, что решили навязаться на мою шею. А теперь брысь по домам и спать! Завтра не опаздывать!


* * *
        Рамиресу сразу стало понятно, кто теперь стал главным. Спутники называли его просто Артегой.
        Первым делом они разоружили Рамиреса и, поначалу, открыто обсудили вопрос, не пристрелить ли его сразу. Веское слово вставил сам Артега, решив, что с встреченным искателем приключений не все так просто, значит, нужно разобраться, выяснить, кто же такой на самом деле этот человек и всё такое.
        Между тем час икс приближался. Никогда раньше Рамирес не молился о провале миссии, как сейчас. Пусть бы шериф схватил этого проклятого пришельца, но ведь, по закону подлости, у парня получится всё. И подтверждение тому произошло тут же.

        - Эй, Артега,  - воскликнул один из бандитов, которого звали Пеппе,  - смотри, какая штуковина сюда приближается. Ты видел когда-нибудь подобное?

        - Нет,  - откликнулся Артега.  - Чем бы она ни была, идёт сюда. Наш друг,  - рука главаря хлопнула Рамиреса по плечу, там и осталась,  - наверняка знает, что это такое, не так ли?
        Рамиресу ничего не оставалось, как только согласно кивнуть.

        - Не высовывайтесь, парни,  - продолжил Артега,  - устроим сюрприз гостю.
        Штуковина, тем временем, подлетела к ферме и приземлилась в нескольких шагах от крыльца. Небольшая, каплевидной формы. Всю переднюю часть занимало большое стекло, за которым в свете десятков приборов, был виден Ричард. Двигатель заглох, пилот осмотрел двор, но вылезать пока не спешил.

        - Ну, давай, парень,  - Артега подтолкнул Рамиреса к выходу пистолетом,  - выходи, встречай друга, что ли.
        Глава 15
        Двойное пленение

        Ричард Коннери ещё на подлёте к ферме заметил что-то неладное. Чувствам он умер доверять, так что стало понятно - Рамирес влип в историю. В какую, вопрос другой.
        Ричард думал не долго. Для осуществления своей задумки ему нужен был помощник, а где его ещё возьмёшь. Если отступить сейчас, можно сразу заложниц выпускать у Санта-Пуэрто. А здесь и людей побольше, глядишь, удастся договориться.
        Он посадил катер недалеко от крыльца дома, но выбираться из катера пока не спешил, решив дождаться хода от залётных гостей. Гости сделали первый шаг быстро, послав впереди себя безоружного Рамиреса. Сами скрываться тоже не стали, высыпав на улицу вслед за ним. Три человека, лошадей шесть, четыре из которых принадлежали Рамиресу и Ричарду. Значит, где-то спрятался ещё один гость.

        - Эй, там!  - крикнул один из пришельцев.  - Выходи, что ли!
        Они наставили на Ричарда ружья. Пули из этих пукалок пробить лобовой иллюминатор не смогут, тут надо оружие помощнее. Так что Ричард выполнять требование незваных гостей не спешил. Он включил внешнюю связь.

        - Кто вьи такьие?

        - Всё зависит от того,  - наконец, из дома показался четвёртый,  - кто такой ты.
        Вооружён он был получше своих подельников. Мощная пушка, явно не принадлежащая этому миру. По рассказам Рамиреса, это одна из тех штуковин, которые он так неудачно пытался перевезти последним караваном. Человек держал оружие на плече, с первого взгляда, совсем не угрожая пришельцу со звёзд. Но даже дураку понятно, что чуть чего, и никакая броня катера не спасет от выпушенного заряда. Выстрелить тот человек успеет несколько раз, пока Ричард будет пытаться взлететь. Катеру же хватит одного.

        - Хорошьо, выхьожу! Нье стрельяйте!..
        Когда Ричард вышел из катера, люди Артеги быстро окружили его и Рамиреса, наставив на них дула ружей. Бывший контрабандист приподнял руки, как бы показывая, что он не опасен. Ричард предпочёл обойтись без этого. Пришелец в упор смотрел на Артегу, сразу вычислив в него главного в этой банде.

        - Что этьо значьит?  - наконец, спросил Ричард.
        В последнее время произношение пришельца улучшилось, так что его понимали без проблем.

        - Это значит, уважаемые сеньоры, что вы мутные личности,  - сказал Артега, обходя и осматривая пленников.  - И я размышляю, что с вами делать? Может, подскажете, а?

        - Что вьи хотьите?

        - Всё!  - Артега в упор уставился на Ричарда, решив, наверное, поиграть в гляделки. Пришелец решил не рисковать, отвёл взгляд в сторону.  - Кто вы? Что здесь делаете? Что это за штуковина, в конце концов?  - Артега кивнул на катер.

        - Я - прильетьел из космоса,  - заявил Ричард.
        Один из бандитов быстро опустил ружьё и выстрелил. Пуля впилась в землю рядом с ботинком Ричарда. Рамирес вздрогнул.

        - Перестань, Пеппе,  - поморщился главарь.

        - Он заливает, Артега,  - возмутился Пеппе.

        - Раскрой глаза, амиго! Взгляни на эту штуковину! Он может говорить правду.
        Пеппе сплюнул. На сей раз снаряд попал в точку назначения - слюна повисла на штанине Ричарда.

        - Что ж, с этим мы ещё разберёмся,  - внимание Артеги переместилось на Рамиреса.  - Очередь за тобой, амиго. Кто ты такой?

        - Я… я Фердинанд… Служил у сеньора Рафаэля.
        Ричард удивился, но не сказал ни слова. Если временный напарник решил сменить имя, да так резко, значит, на это есть причины.

        - Когда дом взорвали…  - продолжил Рамирес,  - …взорвали вместе с сеньором… меня… я… я был далеко…

        - И какие же у тебя планы, Фердинанд?  - задал следующий вопрос Артега, выделив имя так, что было понятно, этому он не поверил. Но пока выяснять правду не спешил, при этом намекая, что время для этого ещё придёт.

        - Я… я хочу отомстить Санчесу…

        - Санчесу? Это который шериф Санта-Пуэрто?  - удивился Артега.  - И как же ты собрался это сделать, позволь спросить?
        Рамирес кивнул в сторону Ричарда:

        - Сейчас в Санта-Пуэрто идут переговоры. Мы… мы выкрали кое-кого,  - всё время допроса Рамирес не поднимал взгляда, рассматривая землю и ботинки бандитов. Так же, не поднимая взгляда выше, он кивнул на Ричарда.

        - Да, у мьеня этьо получьилось. Плиенникьи в катьере.
        Артега кивнул, и один из бандитов быстро скрылся в катере. Он вошёл туда и, меньше чем через минуту, выскочил обратно.

        - Артега, они правду говорят!  - воскликнул он.  - Две девки! Одна из них, вы не поверите, кто.

        - Не томи, Мигель,  - поморщился Атега.

        - Ты должен сам на это посмотреть.

        - А что, просто вывести их нельзя было?  - возмутился предводитель.  - Обязательно меня напрягать?
        Тем не менее, приказав остальным держать мутных обитателей заброшенной фермы под прицелом, и, если что, стрелять на поражение, Артега отправился в катер.
        Рамирес и Ричард напряжённо следили за входом. Прошло, наверное, минуты три, когда оттуда вышли Артега и Мигель. На плече у каждого расположились пленницы Ричарда.

        - Да вы, парни, просто отморозки,  - с восхищением в голосе, проговорил Артега, сняв свой трофей и поставив девушку около остальных.
        Пленницы давно пришли в себя, так что воспринимали обстановку более-менее адекватно. Они понимали, что попали в нехорошую ситуацию. В более худшую, чем была до этого, но для них мало чем отличающуюся вообще.
        Руки обеих связаны веревками за спиной, рты заткнуты кляпами и обвязаны полосками ткани, оторванными от платья Луизы.

        - Вы знаете, кто нам попался, парни?  - восхищённо сказал Артега, осматривая добычу.  - Прошу любить и жаловать, сеньорита Роберта дель Росарио собственной персоной. Как вам такое?
        Названная персона глядела на Артегу независимо и гордо, в то время как вторая испуганно, понимая, что попала в нехорошую ситуацию, но не до конца понимая, насколько нехорошую.
        Артега милостливо вытащил кляп из рта Роберты.

        - Сеньор,  - тут же заговорила Роберта.  - не знаю, кто вы, но вы сделаете хорошее дело если убьёте этого негодяя,  - девушка послала убийственный взгляд на Ричарда,
        - и вернёте нас обратно в Санта-Пуэрто. Уверена, мой отец щедро вознаградить вас.

        - О, тут вы правы, сеньорита,  - усмехнулся Артега.  - Фредерико может щедро вознаградить… Пулей в живот. Но, если вы немного побудете у нас в гостях, то, уверен, мы с ним сможем договориться о многом.
        Глаза Роберты испуганно расширились, когда до неё дошёл смысл сказанного.

        - Вы… вы…

        - Да, дорогая сеньорита, я вас похищаю,  - Артега широко осклабился.  - Думаю, вы немало слышали о «Республиканской армии», не так ли?

        - О, боже,  - Роберта смертельно побледнела.


* * *

        - Мы влипли?  - тихо спросила испуганная Луиза, когда девушек оставили одних в дальней комнате.
        Чтоб не сбежали, им связали и ноги, а также приставили часового у небольшого окна. Ещё один бандит, тот, которого звали Пеппе, чистил оружие в соседней комнате. Через открытую дверь он мог наблюдать за пленницами.

        - Ты никогда не слышала о Республиканской армии?  - удивилась Роберта.  - Ну, конечно же, откуда… Это плохие люди, Луиза.

        - Что они с нами сделают?
        Роберта обернулась и смогла рассмотреть Пеппе. Тот, уловив её взгляд, посмотрел на пленниц, ухмыльнулся и снова погрузился в чистку револьвера.

        - Что сделают?  - вздохнула Роберта.  - Не знаю. Они хотят устроить в нашем королевстве революцию. Такую же, как около ста лет назад сделали у себя.

        - Зачем они хотят это сделать?

        - Не знаю,  - вздохнула Роберта.


* * *
        Коротко обсудив события с матерью, Лис скрылся в своей комнате, упал на кровать, попытавшись уснуть. Конечно же, у него это не получилось. Похищение Луизы выбило его из ритма напрочь. Парень повертелся на кровати, понял, что уснуть не удастся и решил выйти на свежий воздух.
        Санта-Пуэрто замер. Горожане разбрелись по домам, но улицы патрулировались карабинерами. Когда Луис вышел на улицу, мимо проехал усиленный патруль карабинеров. Будто это могло что-то изменить, усмехнулся Луис. Карабинеры подозрительно осмотрели парня и проехали дальше, ничего не предприняв.
        Осмотревшись, Луис заметил Кортеса, сидевшего на лавке около своего дома и увлечённо что-то мастерившего под светом газового фонаря.

        - Тоже не спится?  - спросил приятель, когда Луис присел рядом.

        - Угу. Что делаешь?

        - Кобуру. Почти сделал. Сейчас увидишь, что получилось.
        Заинтересовавшись, Луис наблюдал, как ловко у Кортеса получается управляться с толстой иголкой и грубыми нитками. Выходило что-то непонятное.

        - Вот, готово,  - наконец, Кортес отрезал остатки нитки, и тут же похвалившись перед другом. Кожаная оружейная кобура, к которой пришит ремешок.  - Должна получиться удобная вещь. Раз уж ты здесь, Луис, поможешь подогнать,  - и тут же перекинул творение на спину.

        - Хочешь таскать ружьё за спиной?  - хмыкнул Луис.

        - Точно. Я, как-то, видел что-то подобное у сеньора Ниньо. Должна получиться удобная вещь,  - Кортес осмотрелся.
        Патрульные скрылись, других пока не было. Так что он достал из-под лавки ружьё.

        - Ну, попробуем,  - подмигнул он и тут же закинул ружье за спину.
        С первого раза попасть в кобуру не получилось. Зато со второго, перед этим чуть укоротив ремешок, получилось почти идеально. Тут же Кортес вытащил оружие и прицелился в глубину улицы.

        - Неплохо,  - одобрительно кивнул Луис.

        - Классно!  - восхищённо проговорил Кортес.  - Санчес обзавидуется.
        Примерно через час друзья разошлись по домам. Отоспаться, всё-таки, было надо.


* * *
        Никаких угрызений совести по поводу брошенного магазина Луис не испытывал. Он про него даже не вспомнил. К тому же, недавно Рохеса отвезли на корабль. Борис обещал, что через пару-тройку дней тот будет, как новенький.
        Спал тревожно, на грани сна и яви и, как только на улице прокукарекал петух, вскочил с кровати, оделся, вооружился и выбежал из дома. Здесь его уже ожидал Кортес и две осёдланные лошади.

        - Ну ты и спать горазд, Луис,  - вместо приветствия заявил приятель.
        На место сбора друзья явились первыми, но остальных ждать пришлось недолго. Вскоре, один за другим, стали подтягиваться полицейские и «охотники за головами».
        Последними подтянулись Санчес, доктор Хуан и Борис Ло. Волонтёры стали разбиваться на отряды. Всё делалось, можно сказать, молча, лишь короткие переговоры, обсуждение плана действий и всё такое. Деловая обстановка, одним словом. Чуть дальше, около входа в мэрию, Бартоломео формировал свои отряды из карабинеров. Небольшая кучка местных мужчин ожидала окончания этой операции, чтобы присоединиться к отрядам в качестве проводников. Они не столько наблюдали за действиями карабинеров, сколько с завистью в глазах смотрели в сторону полицейского участка.
        Как апогей всего, из мэрии вышла сеньора Чирригарн, одетая в походный наряд. Не успела она спуститься со ступенек, как кто-то подвёл лошадь. Усевшись в седло, женщина направилась к полицейскому участку, к толпе горожан.
        Десятки пар глаз настороженно следили за её приближением. Раздался недовольный ропот, где народ быстро обсуждал происходящее. Кто-то отнёсся к этой женщине враждебно, всё-таки она была республиканской, а произошедшее многие до сих пор соотносили с действиями людей с той стороны границы. Кто-то с любопытством, кто-то обсуждал её женские прелести. Одним словом, равнодушным появление сеньоры не оставило никого.
        Ропот затих, когда женщина подъехала к Санчесу.

        - Я к вашим услугам, сеньор шериф,  - сказала она.

        - Хорошо,  - кивнул Санчес с таким видом, будто только и ожидал именно её появления.  - Сеньоры… И сеньорита,  - громко сказал он, обращаясь сразу ко всем.  - Сегодня нам предстоит не простая задача. Нужно объехать огромное пространство, посетить несколько десятков ферм. При этом мы не должны привлекать к себе внимания, потому что от этого зависит жизнь двух сеньорит. Одна из них - сеньорита дель Росарио. Но я не даю ей приоритета, потому что вторая - Луиза Перале. Многие знают её, многих она подняла на ноги и, дай бог, поднимет ещё не раз. Поэтому будьте осторожны! А теперь, расходимся. Каждый знает свой маршрут. Восток, север и запад. Я беру на себя юг.

        - Но там Моктар!  - выкрикнул кто-то.

        - Поэтому я и беру эту сторону на себя,  - ответил Санчес.  - К тому же, с нами будет сеньора Феррера Чирригарн. Являясь представителем Моктара, она даёт нам право обследовать пограничную территорию её страны. Не так ли, сеньора?

        - Бандиты могут быть где угодно,  - кивнула та.  - В том числе и на территории республики. Они не знают границ…

        - Вот и хорошо,  - шериф поправил шляпу.  - За работу, сеньоры! А то над нами, наверное, уже посмеиваются и обвиняют в нерешительности.
        Всадники пришли в движение. Четыре отряда, в каждом больше десятка человек, быстро распределились, кому куда и скоро пятачок напротив полицейского участка опустел. Остался только отряд Санчеса.
        Шериф осмотрел свой разношерстный отряд. Доктор, который никогда в боях не принимал участия, борясь только с их последствиями, двое необстрелянных, по сути, мальчишек, которых Санчес принял в отряд в минуту слабости. Впрочем, они могли пригодиться. Борис Ло, на этого, судя по виду, можно было положиться. Как и на сурового Диего и ещё трёх полицейских. Это - основная боевая сила отряда, по сути. И женщина республиканка, что само по себе стихийное бедствие.

        - Так,  - сказал шериф в конце концов.  - У нас с вами задачка посложнее, поэтому слушаться меня беспрекословно. Ничего лишнего и никакой самодеятельности. Всё, меньше слов, больше дела,  - шериф развернул лошадь.  - За мной!
        Отряд двинулся вслед за ним, быстро оставив за спиной карабинеров, а вскоре и Санта-Пуэрто.
        А потом шериф притормозил и остановился. Луису показалось, что прошло всего несколько минут. Он растерянно осмотрелся, рассчитывая увидеть позади себя дома городка, но горизонт был чист.

        - Что, парень?  - спросил оказавшийся рядом сеньор Корвальос.  - Я смотрю, ты дрожишь? Это нормально, я, когда-то, тоже ощущал подобное.

        - Где мы?  - только и спросил Луис.
        Вместо Корвальоса заговорил Санчес:

        - Сейчас мы находимся на границе. Десять метров вперёд, и мы на территории республики. Будьте осторожны. Сеньорита, дело за вами. Надеюсь, ваши вчерашние слова, не просто слова.

        - Можете не сомневаться,  - ответила сеньора Чирригарн.  - Я не могу похвастаться знанием этой территории, но через час пути на юго-восток мы доберёмся до ближайшей фермы, где, может быть, сможем кое-что разузнать.

        - Отлично, тогда вперёд. Чем меньше времени мы проведём в Моркаре, тем лучше для нас. Но это время мы должны провести максимально эффективно.
        Луис снова почувствовал прилив адреналина в крови. Настолько далеко от города, да ещё на территорию другого государства, они с Кортесом ещё не заходили, когда были помоложе и дурь текла изо всех щелей. В какой-то момент он ощутил сожаление принятому решению записаться в отряд. Появилась лёгкая тоска по дому, по магазину. Парень посмотрел на Кортеса. Тот, уловив взгляд друга, хищно улыбнулся и подмигнул. Нет у него сомнений в том, во что ввязался. Этим Кортес всегда отличался от Луиса. Что ж, раз взялся за дело, надо доводить его до конца, тем более что где-то там находится Луиза.
        Глава 16
        Кровь и песок

        Когда до фермы оставалось всего ничего, Санчес послал на разведку двух полицейских с наказом вести себя осторожно и внимания не привлекать. Конечно, нельзя надеяться, что бандиты спрятались именно на этой ферме. Уж наверняка нет, но лучше перебдеть, чем недобдеть.
        Через полчаса разведчики вернулись и доложили, что с фермой всё в порядке, угнанного катера не наблюдается, только парочка фермеров что-то около дома делает.

        - И это вы называете «в порядке»?  - хмыкнул шериф и приказал двигать к строениям.
        Небольшой домик, три сарая, небольшой загон, в котором выгуливались три коровы. Возле дома, на лавочке, что-то делала пожилая женщина. Мужчина, видимо, её муж, похоже, работал в сарае.
        Некогда богатый дом обветшал, в сараях, даже издали, виднелись множество прорех, во дворе кучи мусора и хлама. Сразу видно - семья, тут живущая, переживает трудные времена.
        Женщина, заметив отряд всадников, бросила своё занятие и с напряжением стала наблюдать за приближением чужаков. Всадники остановились недалеко от неё, тут и мужчина из сарая вышел. В руках он держал вилы, впрочем, тут же поставил их, прислонив к стене, потому что и так понятно: тягаться с таким отрядом у него не выйдет.

        - Добрый день,  - шериф дотронулся до поля шляпы пальцами в знак приветствия.  - Я - шериф Санчес из Санта-Пуэрто.

        - У нас нечего брать, сеньор,  - тут же ответила женщина. По её виду было видно, что налёты бандитов тут обычные вещи.  - Мы сами живём впроголодь.

        - Успокойтесь, сеньора,  - вперёд выехала сеньора Чиррикарн.  - Мы не бандиты и ничего отнимать у вас не будем. Мы ищем других людей.

        - К нам никто не заходил уже несколько месяцев,  - женщина бросила быстрый взгляд на мужа. Тот напряжённо стоял, не пытаясь вклиниться в разговор, но готовый в любой момент броситься на защиты жены, даже при отсутствии каких-либо шансов.  - Я ничего не знаю.

        - Сеньора, это очень важно. Может, они к вам не заходили. Может, проехали мимо. Вспомните, двое мужчин, с ними две женщины.
        Проводница порылась к притороченной к седлу сумочке, достала оттуда кошель и через минуту протягивала женщине серебряную монету. Та растерянно смотрела на неожиданный подарок. Для этой местности серебряная монета - невиданное богатство. Потом кинула взгляд на лицо Чирригарн и, в конце концов, взгляд остановился на муже.

        - Тех, кого вы описали, уважаемая сеньора, мы не видели,  - ответил мужчина, не сходя с места.  - Вчера вечером я заметил четырёх всадников. К нам они не заглядывали, слава господу. Но очень подозрительные типы, очень…

        - Чем же?  - прищурившись, поинтересовался Санчес.

        - Сеньор, место у нас, как видите, пустынное. Всякий, кто тут появляется, кроме соседей, конечно же, подозрителен. Тут гуляют бандиты, сеньор. Много бандитов.

        - Куда же они направлялись?

        - Туда,  - мужчина неопределённо махнул рукой в сторону дальше от границы.

        - Ясно. А ничего вчера не пролетало по небу? Может, далеко в стороне?
        Фермеры ненадолго задумались. Всадники терпеливо ждали. Тут сеньора Чирригарн догадалась, что нужно делать и достала из кошеля ещё одну монету. Санчес неодобрительно покосился на проводницу, но ничего не сказал. Деньги её, в конце концов.

        - Вчера вечером,  - заговорил мужчина, как только монета перекочевала в руки жены,
        - я заметил кое-что. Какая-то подозрительная точка быстро пролетела над горизонтом, и я не смог рассмотреть, что это было. Сначала подумал, что это птица, но птицы так быстро не летают.

        - Куда же она летела?

        - Туда,  - мужчина показал в ту же сторону, что и раньше при рассказе о подозрительных всадниках.
        Больше ничего путного от фермеров добиться не удалось, так что отряд всадников отправился дальше, по указанному направлению.

        - Очень интересное направление нам дали,  - чуть отъехав от строений, хмыкнул Санчес.  - В той стороне находится вся республика Моктар.

        - На катере Ричард мог улететь как угодно далеко,  - отозвался Борис.

        - В то же время,  - не согласилась с ним сеньора Чиррикарн,  - там есть несколько ферм, а через пару дней пути расположен городок Фальерре.

        - Два дня?  - воскликнул доктор Хуан.  - Но это же…

        - Доктор, вы вызвались добровольцем, и я сразу предупреждал о трудностях,  - в голосе Санчеса зазвучал металл.  - Два дня, значит два. Нужно будет, и больше. Ладно, в путь, нам ещё многое предстоит сделать.

        - Сеньоры!  - неожиданно воскликнул Кортес.  - Сморите! Кажется, это то, что нам нужно!
        Взгляды всех без исключения устремились в небо, куда указывал Кортес. Над горизонтом парил инопланетный катер.

        - Ричард,  - процедил сквозь зубы Борис.  - Это определённо он!
        Катер, тем временем, казалось, завис над горизонтом, потом спустился вниз, скрывшись с глаз.

        - Вперёд, сеньоры!  - отдал команду шериф.  - Я не уверен, что нам удастся его перехватить, но не зря же он появился тут, а?
        Второй раз приглашать никого не пришлось. Подняв тучу пыли, всадники быстро оставили ферму позади себя.
        Катер, тем временем, не долго скрывался. Вскоре он снова поднялся в небо и быстро скрылся с глаз долой.


* * *
        За вечер Рамирес сделал всё, чтобы заслужить хоть какое-то доверие Артеги и компании. Тем не менее результата это почти не принесло. Бывшего контрабандиста отправили на ночёвку в какую-то каморку, правда, не закрыли. Ричарда, как обладателя летающего катера, приветили более дружелюбно.
        На утро, когда Рамирес вышел из каморки, он обнаружил только Мигеля. Тот сидел за столом и делал вид, что дремлет. Остальные в это время развили бурную деятельность во дворе. Бандит приоткрыл глаза и тут же снова впал в дрёму, убедившись, что всё нормально.
        Почесав затылок, Рамирес покопался в своей сумке, достал кусок вяленого мяса и, было, уже отправился во двор, посмотреть, что там делается, когда в дом вошёл Артега.

        - Ну, вроде готово,  - потёр он ладонями.  - Заберём одну девицу и доставим её по месту назначения. Ты, Мигель, останешься здесь.

        - А я?  - напомнил о себе Рамирес.

        - Составишь Мигелю компанию,  - хохотнул Артега.  - Чтобы скучно не было.
        И отправился в комнату с пленницами. Буквально тут же оттуда послышались возмущённые вопли:

        - Куда вы меня тащите? Отпустите! Оставь её!
        Впрочем, всё бесполезно. Артега вывел из комнаты ту, в голубом платье. Девушка упиралась, но всё было бесполезно. Вскоре он вывел её на улицу, а из комнаты ещё доносились угрозы второй пленницы. Они затихли в ту же минуту, как со двора послышался шум взлетающего катера.
        Рамирес следил за его отлётом из окна и, когда катер взлетел высоко в небо, уселся напротив Мигеля лицом к двери.

        - Фердинанд…  - вдруг заговорил Мигель.  - Это же не твоё имя, правда?
        Внутри бывшего контрабандиста всё замерло.

        - С чего вы так решили?

        - Я наблюдательный,  - усмехнулся Мигель и, как будто невзначай, достал нож.  - Вчера ты запнулся когда называл это имя. О чём это говорит? О том,  - Мигель мотнул ножом, привлекая внимание к этим словам,  - что ты придумывал его. И сейчас ты тоже испугался. Так как твое имя на самом деле, Фердинанд?  - Мигель вдруг поднялся и навис над Рамиресом, оперевшись о столешницу.  - Уж не Рамирес ли, а, приятель?
        Рамирес посмотрел в глаза бандита. Взгляд Мигеля не обещал ничего хорошего.

        - Ты сдал караван полиции,  - продолжил бандит.  - Зачем? Что они тебе пообещали?

        - Это была всего лишь случайность,  - ответил Рамирес, поняв, что отпираться больше не имеет смысла.  - Я представления не имею, как им удалось обнаружить новую тропу. Так что ты зря меня обвиняешь. Я даже предпринял попытку спасти груз…

        - Чем ускорил гибель сеньора Рафаэля! Ты знаешь, что Артега не простит тебе этого? Сеньор Рафаэль был его другом.

        - Но я же не виноват!  - вскочил Рамирес и, этим самым спровоцировал Мигеля на активные действия.
        Решив, что Рамирес собрался напасть на него, Мигель полоснул ножом, целясь по глазам бывшего контрабандиста. Рамирес отшатнулся и, когда последовал второй удар, перехватил руку, заломил кисть. Нож выпал из ладони, со звоном упал на столешницу.
        Удерживать руку из такого неудобного положения, когда между тобой и противником стоит стол, не очень удобно, поэтому Мигелю удалось быстро высвободиться, и он сразу потянулся к кобуре с револьвером. Рамирес пихнул стол, Мигель упал на столешницу, едва не выронив оружие. Тут уж подсуетился бывший контрабандист и оружие оказалось в его руках. Тут же грянул выстрел. В соседней комнате испуганно охнула пленница.
        В глазах ненависть и укор. С этим взглядом Мигель медленно опустился на стул, после чего сполз с него под стол.

        - Терять мне всё равно нечего,  - пробормотал Рамирес, сделав шаг к поверженному противнику, и выстрелил ещё раз, в голову.
        В соседней комнате снова вскрикнули. Бывший контрабандист сунул револьвер в кобуру, подобрал с пола нож и вошёл к пленнице. Роберта испуганно вжалась в стену, расширенными глазами следя за действиями убийцы. Тот полой жилетки вытер со лба пот и сказал:

        - Ну, вот всё и решилось,  - и сделал шаг к пленнице.
        Роберта испуганно отшатнулась.

        - Не бойся, я всего лишь хочу помочь тебе сбежать отсюда. Или ты хочешь остаться?
        Роберта затихла, зажмурила глаза, позволив бывшему контрабандисту разрезать верёвки.
        Через несколько минут ферма окончательно опустела.


* * *

        - Этьо жьестоко!  - хмуро сказал Ричард, когда двое сподручных Артеги, бросив пленницу на камнях под палящим солнцем, быстро загрузились в катер, и тот взмыл в небо.

        - Зато не бессмысленно!  - ответил предводитель бандитов, сидевший на соседнем сидении. Настроение у него, судя по всему, было замечательным.  - Можешь успокоиться, амиго. Ты сам видел отряд всадников. Зуб даю, это из Санта-Пуэрто. И они нас видели, так что сейчас мчатся сюда, что есть сил. Скоро они её найдут.

        - Если ньет?

        - Тогда, мой дорогой инопланетный друг, мы с вами были о них лучшего мнения. Но, в конце концов, они её найдут. И, с ней, наше послание. Нам не о чем тревожиться. Ты, давай, веди катер. Смотри, чтоб мы не грохнулись об землю, когда наша цель так близка.
        Ричард, стиснув зубы, покрепче схватился за штурвал и устремил взгляд вперёд. Когда Артега озвучил план, пришелец не думал, что он осуществится именно таким диким и ужасным способом. Когда Луизу подготавливали к выносу из катера, Артега лично смочил кожаную полоску водой, завязал её на шее пленницы и объяснил Ричарду, а, скорее, самой пленнице, что ждёт её, когда она окажется под солнцем. Страшная смерть. Отравиться газом, утонуть в воде или закончить жизнь на виселице куда гуманнее. Наверняка, когда услуги таксиста перестанут быть нужны Артеге, он избавиться от свидетелей подобным образом. Может, это была своеобразная демонстрация? Ясно одно, нужно всегда быть начеку. Вычислить момент, когда Артега решит избавиться от пилота и успеть нанести свой удар, быстрый и решительный.

        - Нам нужно поменять дислокацию,  - вдруг заявил Артега, когда на горизонте появилась точка, быстро превращающаяся в строения фермы.

        - Что ты имеешь в виду?  - спросил Пеппе. Он с подельником расселись в креслах сзади.

        - С помощью этой штуковины мы можем убраться как угодно далеко от границы и успеем сделать много разных дел. Знаешь что, Ричард, амиго,  - вдруг он хлопнул пришельца по коленке, тот аж вздрогнул.  - Ты должен… Нет, ты просто обязан научить меня управлять этой штуковиной.
        Ну, вот и началось, подумал Ричард, сажая катер во двор оккупированной фермы.


* * *
        На пустом и почти ровном пространстве горизонт только кажется далёким. На самом деле он ближе, просто всё время отдаляется. Отряд под предводительством шерифа Санчеса быстро добрался до места, где садился катер.
        Место было примечательно тем, что на относительно небольшом пятачке расположились огромные булыжники, словно кто-то вёз их куда-то, да недовёз и решил оставить здесь. Мелкой гальки не было, земля заросла невысокой, чуть ниже колена, травой. И много кустарника. Камни же расположились хаотично. Порой лежали друг на друге, образуя между собой проходы, в которые мог проехать всадник, не пригибаясь и пещеры, в которых можно было пожить на достаточно продолжительное время.

        - Это где-то здесь,  - уверенно сказал Санчес, не медля ни секунды, соскакивая с лошади.  - Делимся по двое и осматриваем все щели!

        - Тут можно долго искать,  - пробормотал Луис.
        Впрочем, его никто не услышал, а если и услышал, то не обратил внимания. Да и всем было понятно, что ещё тут делать катеру. Место примечательно только булыжниками. Значит, здесь что-то спрятали. А может, и кого-то.
        Отряд быстро разделился по двое. Санчес ушёл на поиски вместе с сеньоритой Чирригарн, остальные тоже не остались без пары. Луису в напарники достался, ясное дело, Кортес.

        - Здесь всё занято,  - сказал приятель, доставая из-за спины ружьё,  - пойдём подальше.
        Луис с готовностью последовал за Кортесом и на некоторое время увлёкся процессом поиска. Пустынное до этого местечко вмиг оживилось.
        Они заглядывали в каждую щель, даже если сразу было видно: человека там не спрячешь. Залезали выше, когда это было возможно, пару раз Кортес не без помощи залезал на вершины булыжников, чтобы осмотреть окрестности.
        Прошло несколько минут, когда Луис обратил внимание на небольшую и высокую щель между булыжниками. В отличие от других щелей, эта была проходной и длинной. В паре метрах он сворачивал в сторону и заканчивался. Что интересно, другие булыжники, образовывали непроходимую, в два роста человека стену, закруглялись в десятке метров с обоих сторон, словно стена крепости.

        - Кортес, давай сюда! Тут какой-то проход!
        Приятель подбежал, критически осмотрел найденное.

        - Да тут протискиваться надо,  - с сомнением сказал он.  - Думаешь, у бандитов было на это время. Вон, как быстро сделали свое дело. Давай попробуем обойти, наверняка есть ещё какой проход. Или поверху.

        - Долго,  - пожал плечами Луис.  - Через щель быстрее.

        - Ладно,  - пожал плечами Кортес.  - Тогда я полез.
        И устремился вперёд, полностью скрываясь в найденной щели. Та приняла парня, как родного. Луис осмотрелся: многие пары были ещё на виду. И тут же, почувствовав, что срывается в сомнения, что конкретно ему делать дальше, плюнул и вошёл в щель следом за Кортесом.
        Он почти добрался до поворота, когда его встретил испуганный крик Кортеса:

        - Луиза?
        Луис вздрогнул и, как следует, приложился макушкой о камень сверху.

        - Луис!  - закричал не своим голосом Кортес.  - Зови всех! Она здесь!

        - Дьявол…
        Парень попятился обратно. Развернуться не было возможности.

        - Луис! Дьявол тебя раздери, да быстрее же! Ей плохо! Я не знаю, что делать! Она задыхается!

        - Сейчас, сейчас!  - капли холодного пота скатывались на глаза, душа мигом ушла в пятки, внутри всё похолодело. На миг Луис почувствовал, что застревает в проходе, но это всего лишь казалось. И тут же парень спиной наткнулся на неожиданно возникшее препятствие.  - Дьявол!

        - Двигай вперёд, Луис!  - над ухом раздался спокойный голос Санчеса.
        Дикий крик Кортеса был услышан всеми, и шериф первым оказался в нужном месте.

        - Мы нашли её!  - сказал Луис, снова протискиваясь вперёд. Туда дело пошло легче.
        Ещё не успев выбраться из щели, Луис увидел небольшую, скрывающуюся от остального мира каменную чашу. Землю скрывал утопленный в земле огромный булыжник, а может, только часть его. По краям чаши расположились отдельные камни. Около одного из таких склонился Кортес, скрывая спиной лежащую на нём Луизу, только подол платья виден и был.
        Солнечный луч бил по своеобразному алтарю и жертве на ней. Тень одной из сторон ещё не скоро добралась бы досюда, тогда как от другой стороны уже уходила всё дальше и дальше от жертвы.

        - Скорее, Луис!  - Кортес на миг обернулся к выходу из щели. Лицо его было ужасно.

        - В сторону!  - сзади подтолкнули, Луис выпал из щели и тут же отпрянул в сторону. Споткнулся, чуть не упал.
        Вырвавшись на простор, Санчес мигом подскочил к Кортесу и Луизе. Молча отодвинул Кортеса в сторону.

        - В сторону, Кортес!  - шериф вытащил револьвер.

        - Что вы собираетесь делать?  - лицо Кортеса вмиг побледнело.
        Да и у Луиса, кажется, тоже. То, что он почувствовал, пятясь назад в щели, ничто, по сравнению с испытываемыми сейчас ощущениями.

        - В сторону!  - рявкнул шериф и Кортеса смело на другую чашу в мгновение ока.
        Санчес направил дуло револьвера, кажется, в голову девушке и в следующий момент раздался выстрел. Пуля, срикошетив о булыжник, улетела в сторону, выбив искру в другом булыжника. Могло показаться, что шериф застрелил её, чтобы не мучалась. Но он тут же обернулся:

        - Где там доктор?  - уже более спокойным тоном поинтересовался он.  - Луизе срочно нужна помощь!
        Сейчас Луис смог рассмотреть всё получше. Луиза всё еще лежала на камне, но теперь хрипло дышала, судорожно вбирая в себя воздух, и откашливалась.
        Кортес тут же бросился к сестре. Луис тоже решил подбежать к ней, но, Санчес быстро отстранил Кортеса в сторону, так что и Луис остановился.
        Из щели вылез доктор Хуан. Он сразу же бросился к Луизе, а в чаше продолжили появляться люди.
        Кортесу и Санчесу пришлось отойти от места действия. Доктор же, первым делом, отстегнул от пояса фляжку с водой и дал Луизе напиться.

        - Вот,  - Санчес показал присутствующим неровную кожаную полоску.  - Эти звери смочили её водой. Высыхая на солнце, кожа стягивается и жертва медленно задыхается.
        Луиса передёрнуло, когда он представил эту картинку. Санчес же продолжал:

        - Мы успели вовремя. Ещё б чуть, и все. Кожа высохла настолько, что развязать обычным способом не было возможности. Пришлось стрелять в узел. Иначе ей был бы конец.

        - Вы могли промахнуться,  - еле слышно прохрипел Луис. Ноги его еле держали, в горле пересохло.
        В ответ шериф только хмыкнул. Показалось, что снисходительно.

        - О-ох, как я зол!  - сквозь зубы проговорил Кортес.  - Как я зол! Взять бы этого пришельца и сделать бы с ним то же самое.

        - Вряд ли Ричард придумал эту пытку,  - остудил его пыл Борис.  - У нас до такого вряд ли когда-нибудь додумались бы. Я думаю, Ричард успел встретиться с кем-нибудь из местных, которые и подсказали, а, скорее, сами проделали всё это.

        - С Рамиресом, наверное,  - хмыкнул шериф.  - Нет, сомневаюсь. Если вспомнить про тех всадников, которых видели на ферме. Думается, Ричард встретился с ними.
        Тем временем доктор Хуан привел Луизу в чувство. Девушка смогла встать на ноги. Доктор её поддерживал, но ему на смену тут же пришли Луис и Кортес. Все, кто успел пробраться в чашу, стали вылезать обратно.
        Как только из щели показалась Луиза, её тут же подхватил доктор Хуан и усадил в тени.

        - Ладно, народ,  - сказал шериф, обращаясь ко всем присутствующим.  - Пора нам убираться отсюда. Давайте понемногу. Сейчас доктор приведёт девушку в чувство, и мы уезжаем.

        - А как же Роберта?  - встревожился Борис.

        - Не спешите, шериф,  - вместе с ним заговорил и доктор, отрываясь от пациентки.  - Луиза слаба и перенесла тяжёлый шок. Я не уверен, что она сможет перенести путь до Санта-Пуэрто, если мы отправимся сейчас.

        - Ну,  - Санчес пожал плечами,  - пару-тройку часов можем задержаться, конечно. Но, по-вашему, она выдержит путь до фермы? Очень не хочется жариться на солнце, знаете ли.

        - Думаю, вполне справится,  - кивнул доктор Хуан.  - Да, вот ещё что. Бандиты, видимо, перестраховались и написали записку. Вот.
        Он передал шерифу листок бумаги. Тот развернул его и тут же несколько пар глаз, кто сбоку, кто через плечо, устремили взоры на послание.

        - Читаю всем, успокойтесь!  - быстро разогнал любопытствующих шериф и стал читать:
        - «Уважаемый сеньор дель Росарио. Ваша дочь находится в наших руках. Пока вы будете выполнять наши требования, ей ничего не угрожает. Более того, мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы она ни в чём не нуждалась. От вас же требуется только одно: спокойствие и полное сотрудничество с нами. Не поднимайте своих людей на поиски, это бесполезно. Мы далеко, и вы нас не найдёте. Когда мы убедимся в вашем сотрудничестве, мы свяжемся с вами сами и дадим знать, что вам будет необходимо предпринять. Представители Республиканской армии».

        - Откровенная подстава,  - заявила сеньорита Чирригарн, и полицейские согласно закивали.  - Когда мои коллеги узнают про записку, а они узнают, доверия сеньору дель Росарио не будет никакого.

        - А Роберта, тем временем, будет находиться в смертельной опасности,  - заключил Борис.  - И от неё, несомненно, избавятся, как только поймут невозможность давить на её отца.

        - Так чего же тогда они добиваются?  - взгляд Санчеса устремился на сеньориту Чирригарн.

        - Они хотят полностью захватить власть в моей стране. Сейчас её влияние не так сильно, как раньше и они хотят вернуть потерянное. Срыв переговоров им на руку. Сеньор дель Росарио очень на нас рассердился, когда узнал о похищении, прервал переговоры и… чуть не дал приказ арестовать нас, но удержался. Ведь это международный скандал. Мне было трудно выбить у него согласие участвовать в поисках. Теперь же, пока не найдётся Роберта, или пока мы не сможем убедить его, что мы здесь ни при чём, ни о каких переговорах не может быть и речи. К тому же то, чего мы успели добиться, пошло прахом.

        - Что ж,  - после недолгого раздумья решил Санчес.  - Как бы то ни было, сейчас мы возвращаемся в Санта-Пуэрто. Нужно отвезти Луизу домой. А потом снова вернёмся сюда и продолжим поиски.
        Глава 17
        Путь до Фальерре

        Единственное, что могло насторожить Артегу - отсутствующие у дома лошади. Этого не произошло, четвероногие были укрыты в ближайшем к жилому дому сарае.
        Катер приземлился недалеко от крыльца, Ричард, не вставая с кресла пилота, открыл люк и спустил трап. Последние слова Артеги крепко засели в голове. Как ни крути, выходило плохо.
        Главарь бандитов хлопнул Ричарда по плечу, усмехнулся, и пошёл к выходу, наверняка уже прокручивая и оттачивая в голове планы, как лучше использовать такой подарок судьбы, как катер.
        Троица разбрелась кто куда. Пеппе сразу устремился к лошадям, Артега пошёл в дом. Пабло остался во дворе, вытащив из-за пояса кисет. Меньше чем через минуту, Артега выскочил оттуда с ошалевшими глазами.
        Инстинкт сработал быстро и верно. Ладонь Ричарда, казалось, сама по себе, хлопнула по кнопке закрытия люка.

        - Они сбежали!  - успел услышать пришелец прежде, чем люк окончательно захлопнулся, отрезая Ричарда от внешнего мира и от его звуков.
        Пабло среагировал мгновенно, но недостаточно, чтобы успеть ворваться в катер. Всё, что ему удалось сделать, это схватиться за закрывающийся люк, правда пришлось тут же отцепиться от него, чтобы не лишиться пальцев.
        Из сарая, где должны были находиться лошади, выбежал Пеппе. Тот, не говоря ни слова, вскинул ружьё и сделал выстрел по катеру. Пуля выбила искру в корпусе, оставив его неповрежденным. Тут Ричард перестал сомневаться во всём. Ещё накануне было ясно, что Пеппе недолюбливает ни Ричарда, ни Рамиреса. И только дай ему повод, чтобы привести своё намерение в жизнь, то есть наградить неожиданное пополнение отряда кусочками свинца.
        Следом за Пеппе стрелять стали и остальные. Артеге и Пабло было видно пришельца через иллюминатор. Впиваясь в крепкое, прозрачное стекло, пули оставляли на нём только еле заметные отметины.
        Ричард врубил двигатель. Тот с готовностью заурчал, словно его не выключали. Схватился за штурвал и потянул его за себя. Катер взлетел, развернулся. Пришелец врубил полную тягу и ферма, уже не видная через лобовой иллюминатор, стала отдаляться всё быстрее и быстрее.
        Пришелец обо всём догадался. Не трудно было это сделать. Рамирес не стал дожидаться возвращения основной группы, каким-то образом расправился с оставшимся бандитом и, вместе с пленницей, сбежал. И правильно сделал.
        В следующий миг в катер ударило что-то мощное. Летающую машину хорошо встряхнуло. Электронные приборы на секунду погасли, потом заработало только половина. Ричард бросил взгляд на один из датчиков.


* * *
        Как только люк катера закрылся, Артега думал недолго. Оставив Пеппе и Пабло пытаться остановить улетающий катер и ругаться во весь двор, он побежал к сараю, превращённому в конюшню. На миг подумалось, что отряд лишился и сумок, а также трофеев, но, когда Артега вбежал в сарай, быстро успокоился - все сумки были на месте. Тот, второй, не позаботился взять с собой хоть что-то из вещей, видно, сильно спешил.
        Трофеи, недавно взятые у убитых полицейских, обнаруженных около дома сеньора Рафаэля, были спрятаны под сумками. Артега быстро откопал одно из ружей, сделанных явно не на Эспаньоле. Когда он выбежал из сарая, ружьё было готово выпустить первый снаряд.
        Катер далеко улететь не успел. Артега вскинул трофей к плечу и нажал на гашетку. Система чужая, технология непонятная, но знакомая. Раньше главарь бандитов встречался с таким оружием. И не просто встречаться, работать с ним тоже приходилось.
        Небольшой, огненный снаряд, похожий на шаровую молнию раза в два меньше кулака, вырвалась из дула и устремилась вдогонку за беглецом. Полёт «шаровой молнии», как, впрочем, и пули, проследить было затруднительно.
        Секунда, вторая, и вот катер, превратившийся уже в небольшую тёмную точку на безоблачном небе, задымился, резко пошёл вниз.

        - Отличный выстрел!  - заорал Пеппе.

        - Чего орёшь, придурок?  - набросился на него Артега.  - Что тут может быть отличного? Вперёд, давай, вслед за катером. Далеко он не улетит.

        - Но, Артега…  - Пеппе, похоже, не понравилась идея куда-то идти пешком, тем более бежать.  - Может лучше за пленницей отправиться. Он не выживет здесь.
        Взгляд, которым одарил Пеппе Артега, мог убить на месте. Тон, с которым ответил Артега, совершенно не подходил к этому взгляду:

        - Ты, разве знаешь, куда отправились беглецы, Пеппе? Так скажи, мы сразу пойдём туда. Не знаешь? Ну а какого тогда дьявола? У кого, по-твоему, мы узнаем, куда они поехали?  - голос набирал обороты, в конце концов, Артега орал так, что Пеппе присел от испуга. Главарь бандитов резко успокоился: - В Санта-Пуэрто им делать нечего. Значит, встретятся где-то ещё. И он,  - рука Артеги указала в сторону упавшего катера,  - знает - где.

        - Извини, Артега, не подумал,  - Пеппе вытер с лица выступивший пот.

        - Ну, раз голова у тебя не работает, пусть поработают ноги. Давай, впереди меня, пока наш амиго далеко не ушёл.
        Через минуту ферма вновь опустела.


* * *

        - Скачи, подруга! Не отставай!  - кричал Рамирес, полуобернувшись к Роберте, хотя та отставать не собиралась. Её лошадь шла всего лишь на полкорпуса позади бывшего контрабандиста.
        Вслед за всадниками мчались лошади банды Артеги. Рамирес захватил их на всякий случай. Может, пригодятся для смены. Ведь путь предстоял неблизкий и быстрый. Артега может воспользоваться катером, чтобы обнаружить беглецов. Так что о смене курса бывший контрабандист не забывал, меняя его часто и выбирая новое направление хаотично.
        В конце концов, заметив чуть в стороне кустарник, Рамирес заставил лошадь сбавить скорость, и к намеченному месту до привала всадники доехали шагом. Бывший контрабандист не ошибся, кустарник занимал хоть и небольшую площадь, в нём обнаружился родник. Оставалось лишь немного поработать ножом, срезая мелкие ветки и пригибая к земле ветки потолще, чтобы к роднику могли пробраться лошади. Времени заняло как раз, чтобы четвероногие успели остыть. Остаться без транспорта в прерии
        - то ещё счастье.
        Прежде, чем допустить их до родника, Рамирес набрал воды в прихваченные с фермы баклажки.

        - Мы же едем в Санта-Пуэрто?  - спросила Роберта, когда бывший контрабандист уселся в теньке неподалёку от неё.
        Сеньорита дель Росарио наплевала на свой наряд, к тому же он был уже порченным, сидела, поджав под себя ноги.

        - Да,  - кивнул Рамирес, протягивая ей баклажку с водой.  - Но мы едем не напрямую.

        - Почему?

        - Сейчас у Артеги преимущество - та летающая штуковина. Он первым делом проверит прямой путь до Санта-Пуэрто. Потом, не обнаружив нас, начнёт искать в других направлениях. Наше же он, наверняка, выберет последним.

        - Почему?

        - Потому что мы едем в другую сторону,  - Рамирес и сам с наслаждением сделал пару глотков прохладной воды.

        - Сволочь!  - вынесла вердикт Роберта, от чего бывший контрабандист поперхнулся и уставился на сеньориту, как на чудо.  - Зачем вы нас украли? И куда они повезли Луизу? Отвечай!

        - Ну, я понял так, что твою подружку они вернут. С каким-то посланием. Думаю, тебе не стоит о ней беспокоиться.

        - А я? Что вы хотели от меня?
        Роберта говорила спокойно, словно вела светскую беседу. Собственно, ей было не до того, чтобы устраивать бурные скандалы. К тому же, она понимала, что с Рамиресом не справится, поэтому и старалась держаться спокойно. Ну, или делать вид. На самом деле внутри неё всё бурлило и клокотало.

        - Что бы он ни хотел,  - наконец, ответил Рамирес,  - это уже не важно. Всё пошло не так.


* * *
        Катер успел улететь далеко. Чтобы добраться до него, банде Артеги понадобилось часа три. Бежали они при этом только первые несколько минут, потом перешли на быстрый шаг, а потом на обычный, потому что надо было беречь силы.
        Когда впереди показался дым, они ускорили движение, когда увидели дымящиеся остатки катера, снова перешли на бег. Конечно же, ни рядом с ним, ни внутри, пилота не нашли. Он остался жив и куда-то ушёл.

        - Ищи его теперь,  - выругался Артега.  - Ладно, парни, забудем про этого чудака. Без этой машинки он нам без надобности. А вот второй, как его? Дьявол…

        - Фердинанд?  - подсказал Пеппе.

        - Ну да, он самый. Чует сердце, что он такой же Фердинанд, как я королева. Это Рамирес. Мигель его, скорее всего, вычислил, за что и поплатился жизнью.

        - Я предлагал убить его сразу,  - сказал Пеппе.

        - А что же не убил?

        - Ты сказал, чтоб его пока не убивали.

        - Я так говорил?  - удивился Артега.  - Пабло, я так говорил?

        - Да, Артега,  - подтвердил молчаливый Пабло.  - Я тоже это слышал.

        - Н-да. Моя ошибка. Ладно, парни, план такой. Сейчас мы должны сконцентрироваться на поисках сеньориты. У кого какие мысли, куда они могли направиться?

        - Вокруг прерия,  - Пабло почесал висок пистолетом, который никак не хотел прятать в кобуру.

        - Он знает местность,  - подхватил Пеппе.

        - На фермах его тоже искать не имеет смысла,  - кивнул Артега.  - Значит, их надо искать в Фальерре.

        - Далеко,  - снова почесал дулом висок Пабло.

        - Кончай чесаться оружием!  - закричал на него Артега.  - Он может выстрелить! А мне нужны люди! Понятно? Даже такие нерадивые, как ты! К вечеру мы будем уже там, если постараемся. Особенно, если наведаемся на пару ферм взять лошадей. Так что у нас есть шанс, парни! За дело!


* * *

        - Когда появится город?
        Рамирес и Роберта не спеша ехали по пустынной прерии. Берегли лошадей, к тому же прошло достаточно времени, когда стало понятно, Артеге не удалось подчинить себе Ричарда, а значит, атаки с воздуха ожидать не стоило.

        - Если будем ехать так, как сейчас, к вечеру доберёмся.

        - Нас так далеко увезли?  - изумилась сеньорита.

        - Я бы не сказал.

        - Тогда Санта-Пуэрто давно должен быть виден. Не так ли?  - взгляд Роберты буравил Рамиреса не хуже иного штопора.  - Мы, случаем, не заблудились?

        - Нет, не заблудились. Я эту прерию знаю, как свои пять пальцев. Но я не говорил, что мы едем в Санта-Пуэрто.

        - Что?  - на сей раз поперхнулась лошадь, на которой ехала Роберта, так резко она остановила её.  - Куда же мы едем в таком случае?

        - Фальерре. Небольшой городок. Слушай, нам сейчас нельзя ехать в Санта-Пуэрто. Артега и его люди, наверняка, будут ошиваться поблизости, увидят нас и тогда нам не сдобровать. Мы же делаем обходной манёвр. Да, согласен, это дольше. Но, если не хочешь снова попасть в лапы бандитов, делай, что я говорю.

        - Ты сам бандит, не лучше них!

        - Да, бандит,  - Рамирес отвернулся.  - Но сейчас я хочу помочь тебе. Слушай, Роберта…

        - Для тебя я сеньорита дель Росарио! Когда тебя поймают, сразу повесят!

        - Ну, началось,  - бывший контрабандист вздохнул.  - Я думал, ты получше иных сеньорит будешь. Хорошо, не нравится мой план, можешь ехать куда хочешь. Санта-Пуэрто во-он там.
        Роберта в ответ только фыркнула и Развернула лошадь. Отъехать далеко она не успела, когда девушку догнало последнее напутствие бывшего контрабандиста:

        - Учти, сеньорита, в прерии по ночам водятся шакалы и выползают змеи… И без меня ты не найдешь ни одной фермы, я уже не говорю о воде.
        Роберта остановила лошадь. Рамирес терпеливо дожидался, пока она остынет. То, что дальше они поедут вместе, причём туда, куда решил бывший контрабандист, у Рамиреса не вызывало никаких сомнений, хотя он готов был отпустить девушку в любой момент. Страхи же заставили гордую сеньориту долго не раздумывать, и повернуть обратно.

        - Ладно,  - сказала она, когда подъехала ближе.  - Будем действовать по твоему плану.

        - Вот и славно,  - усмехнулся бывший контрабандист и протянул Роберте фляжку с водой.

        - Нам не нужно её беречь?  - девушка не спешила приложиться к фляжке, помня, что только что сказал Рамирес.

        - Я знаю, где найти воду. К тому же, до Фальерре осталось не так далеко.
        Ближайший источник обнаружился быстро и Рамирес наполнил все имеющиеся фляжки. Дальше, до самого Фальерре, воды не было.

        - Сеньорита,  - сказал он через некоторое время после последнего привала,  - вы серьёзно говорили насчёт виселицы? Или сказали это в сердцах?

        - Тебя это действительно интересует, или просто разговор поддерживаешь?  - усмехнулась Роберта.

        - И то, и другое. Видишь ли, я далеко не ангел…

        - Это заметно.

        - …у меня возникли некоторые трения с местным шерифом. С Санчесом.

        - Насколько серьёзно?  - Роберта заинтересовалась.

        - Однажды я его подстрелил…

        - Хм…

        - Но, было бы здорово, если б, в качестве вознаграждения, мне бы простили мои грехи…

        - Подумаю, когда попадём домой. Но ничего не обещаю.


* * *
        Сначала всадники увидели висящий над городом дирижабль. Чуть позже, когда показались дома, шериф увидел и небольшой отряд карабинеров. Подъехав чуть ближе, в одном из них он безошибочно угадал Бартоломео да Сильву.
        Или что-то случилось, или остальные отряды вернулись в город, так ничего и не найдя. Они и не могли ничего найти, в принципе.

        - Вижу, вам повезло, сеньор шериф,  - сказал да Сильва, как только поисковый отряд остановился в нескольких шагах от карабинеров.
        Ребята смотрели хмуро, словно перед ними враги, но хоть оружие было на месте, то есть за спиной.

        - Да, нам кое-что удалось,  - кивнул Санчес.  - Бандиты на стороне республики.

        - Я мог бы отправить туда своих людей, да только, боюсь, это будет считаться вооружённой провокацией,  - взгляд да Сильвы метнулся к сеньоре Чирригарн, но та ничего не ответила.  - Сеньор дель Росарио ждёт вас с отчётом.

        - Надеюсь, не всех? Люди устали, да и девушке нужно отдохнуть.

        - Ваши люди могут расходиться по домам, шериф.

        - И на том спасибо.
        Через несколько минут Санчес и Ферерра Чирригарн предстали перед хмурым Фредерико.


* * *
        Бойцы… Теперь уже бойцы отряда разъезжались по домам. Борису было по пути с Луисом и Кортесом, поэтом он их проводил, рассчитывая до корабля добраться в одиночестве. Там ему было привычно, нежели в городе.
        Завтра же, с утра, отряд намеревался снова собраться у полицейского участка, чтобы снова углубиться на территорию Мокарты и продолжить поиски, несмотря на предупреждение. Явно никто не говорил и не приказывал явиться, но по разговорам было понятно, Санчес это дело не оставит, а потому нужно снова попасть в его отряд. Где-то там не только Роберта, которая, кстати, приглянулась Борису, но и Ричард.
        Не сразу пришелец понял, что идёт не один. Он оглянулся, рядом, как будто так было нужно, шёл Кортес.

        - Решил составить компанию?  - поинтересовался Борис.

        - Да,  - не стал скрывать Кортес.  - На самом деле… До сих пор не было возможности поинтересоваться, сеньор Ло…

        - Называй меня просто Борис, договорились? Бес сеньора.

        - А у вас там, в космосе, как принято обращаться друг к другу?

        - Господин,  - Борис пожал плечами. Это было не просто обычное обращение. Оно воспитывалось на протяжении поколений, впитывалось с молоком матери и казалось естественным.

        - Наверное,  - в голосе Кортеса прорезалась мечтательная нотка,  - там интересно.

        - Обычно. Хотя, конечно, для того, кто вырос там. В самом космосе темно, хоть глаз выколи. Мы ориентируемся с помощью многочисленных приборов. Иллюминаторы… Ну, они больше для того, чтобы видеть звезды вокруг, как они движутся, когда корабль пронзает пустоту,  - Борис не заметил, как увлёкся рассказом, хотя не планировал этого. Просто молча дойти до корабля и начать подготовку к завтрашнему утру.  - При подлёте к звёздной системе полезно видеть, куда летишь. Моя империя насчитывает десяток систем, в каждой не меньше десяти планет, десятки спутников, сотни кораблей, городов…
        Кортес шёл с открытым ртом. Дирижабль, зависший над городской площадью, был временно забыт. Так же, как и недавнее намерение парня во чтобы то ни стало стать матросом, а потом, возможно и капитаном подобной машины. Картинка, наспех нарисованная Борисом, наложившись на куцые рисунки и фотографии потёртых журналов сеньора Корвальоса, поразила воображение Кортеса.

        - А расскажете про империю? Если это, конечно, не секрет?

        - Не секрет, усмехнулся Борис.  - Что про неё рассказывать? Империя существует… долго. После экспансии лет двести прошло, наверное.

        - Экспансии?

        - Ну да. Однажды люди решили заселить пригодные планеты и расселились по галактике. На одной из таких планет и зародилась наша империя. Через некоторое время мы стали жить на двух планетах, потом на трёх… Потом на нас напали, правда, к тому времени мы были сильными, у нас был флот. Война была жестокой, и нас, что странно, побеждали, пока не появился адмирал Чоу. Он наголову разбил врага и люди, когда война закончилась, сделала его императором. Почему бы и нет? К тому времени адмирала любили почти все. У вас, смотрю, тоже во главе государства монарх. Значит, вы пришли к тому же выводу, что и мы.

        - Получается, что так. Я об этом не задумывался.

        - Неважно. Сейчас наша империя - сильнейшее государство. Мы вызываем зависть у соседей. Всё, как вначале… Я слышал, связь Эспаньолы с другими мирами прервалась лет триста назад?

        - Если верить сеньору Корвальосу.

        - В то время мы воевали с Торговой Конфедерацией. Возможно, что та война и послужила причиной всему.

        - Но почему, когда всё закончилось, о нас не вспомнили?

        - Этот вопрос можешь задать кому-нибудь другому,  - усмехнулся Борис.  - Империя чужими делами не интересуется.
        Из внутреннего кармана достал картонку, в которой Кортес узнал фотографию и передал её парню. Роскошный дворец, на переднем плане в парадной форме Борис, Ричард и какая-то девушка.

        - А кто это?

        - Лиза Чоу.

        - Чоу?  - удивился Кортес.  - Это же фамилия вашего императора!

        - Точно,  - усмехнулся Борис.  - А это его внучка.
        Глава 18
        Неожиданная союзница

        Город появился, когда нижний край солнца коснулся горизонта. Роберте город не понравился. Он оказался меньше, чем Санта-Пуэрто, к тому же грязным. Нужно сказать, что и Санта-Пуэрто был не такой уж чистый для девушки, привыкшей жить в метрополии, где уборка шла постоянно, брусчатка буквально вылизывалась армией дворников, а стены домов постоянно подновлялись, штукатурились, красились. Представший же взору сеньориты дель Росарио городок, оказался, можно сказать, просто никаким.
        Обшарпанные стены домов, в паре хижин Роберта увидела забитые досками окна. Проезжая мимо одного из переулков, девушка заметила, как одна женщина, выйдя на крыльцо, выплеснула из ведра воду прямо на дорогу. В этой местности редко бывают дожди, солнце же часто жарит, так что вода, размазанная по утоптанной до камня улице, испарится быстро.
        Жители городка тоже не блистали. Буквально тут же Роберта увидела мужчину, пробирающегося навстречу к ним. Он опирался о стену дома и, если бы не эта опора, упал бы. Что, впрочем, в следующий момент и произошло. Он достиг угла дома, рука, не нащупав стены, ушла дальше, чем рассчитывал пьяница, и он рухнул на землю. Немного повозившись в пыли, мужчина затих, видимо, решив, что ему и здесь хорошо.

        - Не стоит судить о Мокарте по этому городку, сеньорита,  - сказал Рамирес, увидев, как девушка сморщилась от отвращения.  - Дальше вполне неплохие города… И люди.
        Роберта ничего не ответила.
        Ближе к центру городка стало появляться больше людей. Приезжие, казалось, их не интересовали. Изредка кто-то бросит на всадников взгляд, который даже заинтересованным не назовёшь. Надолго он не задерживался. Несмотря на то, что смотрели они на привлекательную особу, пусть и в успевшем пообтрепаться, дорогом платье.
        Впрочем, когда впереди показалась небольшая площадь, и на улицах оказалось больше людей, всё изменилось. Роберта успела пожалеть о мимолётной досаде про невнимательности местных жителей.
        Через несколько минут всадники выехали на площадь. Самыми значимыми строениями здесь оказались два двухэтажных дома. Как будто все было скопировано с Санта-Пурто, только в более простом варианте. Справа обнаружилось здание, которое, видимо, должно было быть местной мэрией. Его с двух сторон подпирали низкие жилые дома. На противоположной стороне обнаружился «Салун». У крыльца толпились люди, которым то ли места внутри не хватило, то ли это были любители свежего воздуха. Одно было ясно - «Салун» популярное место жителей Фальерре.
        Подъезжать к парадному входу прибывшие не стали. Рамирес свернул за пару домов от него и, уже по другой улице, провёл Роберту к «Салуну», только с задней стороны. Там людей почти не было.

        - Хозяин заведения, мой давний знакомый,  - сказал Рамирес, соскакивая с лошади.  - Попробуем уговорить его дать нам переночевать.

        - Не нравится мне оно, сморщила нос Роберта, не спеша слезать с лошади.  - Наверняка, там найдётся множество клопов.

        - Чем богаты,  - Рамирес развёл руками, потом помог Роберте спрыгнуть на землю.  - Выбор у нас небольшой - ночевать на улице, чего я бы не советовал. Завтра же выедем рано, нам предстоит долгий путь. Посторожите лошадей, сеньорита, а я пойду, договорюсь о ночёвке.
        Это был не вопрос. Роберта глазом не успела моргнуть, как поводья второй лошади оказались у неё в руках.
        Черный ход салуна выходил на пустынную, узкую улицу. Между домов - переулки. Роберта напряжённо всматривалась в них по очереди. Лишившись мужской поддержки, пусть и ненадёжной, ей стало совсем грустно. Какой-никакой, а от неприятностей Рамирес мог бы защитить. Вдруг из переулка кто-нибудь появиться? Вдруг увидит сеньориту? Вдруг этому гипотетическому кому-нибудь взбредёт в голову… Впрочем, Роберта страшилась больше не этого. Гипотетический «кто-нибудь» быстро превратился в Артегу с подельниками.
        Солнце стремительно скрывалось за горизонтом, дома и редкая растительность давали длинные тени, где-то даже что-то шевелилось, вызывая образы, от которых Роберту пробирала дрожь.
        Когда из салуна появился Рамирес, она вздрогнула.

        - Получилось договориться?  - спросила она, и в голосе можно было заметить нервные нотки.
        Рамирес их, может, и заметил, да только вида не показал.

        - Получилось,  - кивнул он.  - Пойдёмте через чёрный вход. Лошадьми займутся.

        - А почему мы не через парадный идём?

        - Жутко не хочется проводить вас мимо десятка пьяных морд, сеньорита. И лестница на второй этаж тут ближе. Пару свободных комнат Алонсо нам выделил,  - тут бывший контрабандист звякнул ключами.
        Дверь обычная, стандартного размера, сколочена из крепких досок. Закрывалась, судя по всему, так и оказалось, изнутри на крепкий запор. В двух шагах - лестница на верхний этаж, дальше небольшой коридор с парой помещений. Из одного доносились весьма аппетитные запахи. Роберта сглотнула. Уже и забыла, когда последний раз ела, а тут запахи разбудили не просто аппетит. Внутри всё забастовало, требуя немедленно поесть, ибо выбились из режима.
        Выводя девушку из внезапного транса, ей на плечо легла рука бывшего контрабандиста.

        - Что?..

        - Тихо,  - шёпотом прервал Роберту Рамирес.  - Слышите?
        Из салуна доносилась ругань, какие-то громкие разговоры, из кухни - бряцанье поварёшек. Сквозь этот шум Роберта не слышала больше ничего.

        - Что я должна услышать?

        - Артега! Дьявол!

        - Что?
        Прошло немного времени, как в салуне, как по чьей-то команде, на короткое время установилась тишина, и девушка услышала конский топот. Коротко заржала чья-то лошадь со стороны парадного входа.

        - Они нас нашли,  - Рамирес прикрыл дверь, оставив небольшую щель, чтобы наблюдать за происходящим на улице. Это, несмотря на то, что приехавшие находились у парадного входа. Кто-то из них мог и с задней стороны салуна проехаться.

        - Я же говорила, надо было сразу в Санта-Пуэрто ехать!  - с упрёком прошипела Роберта.  - Что нам теперь делать?

        - По лестнице вверх и прячьтесь там, сеньорита. Третья дверь направо - это ваша комната.

        - А ты?
        Вместо ответа Рамирес достал револьвер, проверил наличие в нём патронов. Полный барабан, пять штук. Врагов - трое. Неплохой расклад. Если удача улыбнётся, то ещё и про запас останется.
        Бывший контрабандист подтолкнул Роберту к лестнице и, убедившись, что та стала забираться наверх, выскочил обратно на улицу, метнувшись к дому напротив.

        - Вот он!  - раздался за спиной возглас.  - Артега!..

        - Пабло, стреляй, чёрт тебя раздери!
        Раздался выстрел. Пуля вжикнула возле уха Рамиреса, и бывший контрабандист тут же метнулся в сторону, запетлял не хуже зайца. Его целью была поломанная телега возле одного из домов. Без колёс, а сверху наложен разный мусор, среди которого угадывались части корзин и набитые чем-то мешки. Спрятавшись, Рамирес выглянул в щель. Пабло, не спеша, осторожно, приближался, готовый в любой момент отскочить в сторону. Следом за ним спешил на место действия и Пеппе. Артеги нигде видно не было.
        Патронов - раз-два и обчёлся. Тем не менее, Рамирес решил рискнуть. Если не сейчас, то потом будет поздно. Он на миг выглянул из-за укрытия и выстрелил. Пабло споткнулся, упал в пыль.
        Рамирес ещё толком не скрылся, как со стороны Пеппе в его сторону полетела туча пуль. Бандит, кажется, стрелял сразу из двух стволов. Пули пробивали ненадежное укрытие, оставляя огромные дыры. Пора менять укрытие.
        Угол дома буквально в двух шагах, но до него ещё добраться надо. Делая эти два шага, Рамирес окажется в прямой видимости Пеппе.

        - Фердинанд?  - крикнул бандит.  - Ты знаешь, как ты плохо поступил? Или ты не Фердинанд? Может, ты и есть тот самый Рамирес, а? И убил Мигеля, потому что тот догадался обо всём?
        Грохнул одиночный выстрел. Пуля пробила оба борта и ненадёжный груз телеги. Крупная щепка, вырванная ей, бешено вращаясь, царапнула Рамиреса по щеке.

        - Дьявол!  - ругнулся бывший контрабандист и, выпрямившись, наставил в сторону противника револьвер, но Пеппе вовремя отскочил за угол дома. Коротко ругнувшись, Рамирес снова залёг за укрытием.

        - Чего не отстреливаешься, Рамирес?  - издевательски хохотнул Пеппе.  - Неужели патроны закончились? Что ж ты так неаккуратно?

        - А ты что, словами меня хочешь достать?  - тихо процедил Рамирес.
        Бывший контрабандист снял шляпу и подбросил её вверх. В следующий миг раздалось два выстрела, почти одновременно. Пеппе, как круглый дурак, купился на старую, как мир, всем известную уловку.


* * *
        Роберта сделала всё, как ей сказали. Вздрогнула, когда на улице начали стрелять, но это только придало ей прыти. Оказавшись в узком коридоре, заканчивающимся окном, сеньорита быстро отсчитала третью дверь, толкнула её. Не открылась.
        Двери давно не красили, так что цвет угадать было сложно. Что-то коричневое. И номера на дверях, как в любой гостинице, здесь отсутствовали, кажется, первоначально.
        На улице, тем временем, разгорелась перестрелка.
        Слегка запаниковав, Роберта потянула дверь на себя, и опять безрезультатно. Комната заперта на ключ, а Рамирес забыл передать его девушке. Решив, что не правильно поняла бывшего контрабандиста, Роберта шагнула к двери с другой стороны коридора. Ладонь не успела лечь на ручку двери, как внизу загрохотало. Не узнать револьверные выстрелы было довольно сложно. Да и понять, что это не Рамирес, а люди Артеги, или сам он, тоже труда не составляло.
        Выстрелы в салуне на миг прекратились, и Роберта услышала пару выстрелов с улицы. Значит, Рамирес ещё жив, только когда он подоспеет на помощь, неизвестно. А внизу перестрелка закончилась и, в установившейся тишине, Роберта услышала решительное движение. Артега шёл за ней, в этом не было никаких сомнений.
        Толкнула, потом потянула на себя. Закрыто. Роберта метнулась к следующей двери, потом ещё к одной. Злой рок продолжал издеваться над девушкой. Все они были закрыты, как будто в этой глуши кому-нибудь захочется нелегально переночевать в них. В то, что в комнатах живут люди, почему-то не верилось.
        Вот предпоследняя дверь. Осталось два шанса. Тем временем Артега поднимался по лестнице. Городок был на некоторое время ошарашен перестрелкой, которой здесь, похоже, давненько не было. Затих испуганно, даже обычных уличных звуков не слышно, только скрип ступенек.
        Закрыто!
        Роберта, не мешкая, устремилась к последней. Если и эта дверь закрыта, то всё. Артега её увидит, а дальше начнётся ад. Или не всё так плохо, ведь девушка ему нужна живой. В любом случае, Роберте не хотелось испытывать на себе гнев бандита.
        Неожиданно для себя, когда уже ни во что хорошее не верилось и отчаяние почти взяло своё, сеньорита ввалилась внутрь комнаты. И тут же захлопнула дверь за собой, привалившись к ней спиной и тяжело дыша.
        На миг подумалось, что Рамирес говорил именно об этой комнате. В следующий момент пришла мысль, что Артега её в любом случае найдёт, банально повторив всё, что пробовала Роберта. Пусть медленно, но методично. В конце концов, доберётся и до этого номера.
        Немного спустя до Роберты дошло, что с этим номером что-то не то. Не в том дело, что угловая, хотя, конечно, тоже да. Здесь оказалось темно. Как будто солнце уже село и на Фальерре навалилась ночь. Так ведь прошло всего пара минут. Ну, пусть три. Не могло солнце так быстро утонуть за горизонтом.
        Всё оказалось банально просто. Единственное окно завешено плотной шторой. Впрочем, не это сейчас интересовало Роберту. Она прислонилась к двери и стала прислушиваться, что делается в коридоре. А там буянил Артега. Роберта сразу услышала, как он вышибает уже соседнюю дверь. Вздрогнула.

        - Сеньорита?  - вдруг прозвучало за спиной и Роберта, испуганно взвизгнув, повернулась.  - Прошу вас, не пугайтесь.
        Перед Робертой стояла сеньорита, чуть старше её самой, по крайней мере, так казалось в темноте. Что ещё рассмотрела Роберта, это длинные, прямые, черные волосы, миловидное курносое лицо и решительные глаза. Одета она была в домашний халат и в руках держала ружьё.

        - За мной гонятся!  - всхлипнула Роберта.  - Помогите!
        Хозяйка коротко кивнула и Роберта её сразу поняла, мигом метнувшись вглубь комнаты. Незнакомка, тем временем, отошла от двери на пару шагов, и нацелила на него дуло ружья. Ждать, когда в комнату ворвутся, оставалось недолго.
        Артега, похоже, шёл по тому же пути, что и Роберта. По крайней мере, когда ему оставалось проверить два последних номера, он начал с противоположного, как минутой раньше Роберта.
        Удар ногой, выбивающей дверь, был слышан весьма отчётливо. Следом за ним ругательства Артеги и, почти сразу же бандит вышиб дверь в комнату, занятую незнакомкой.
        И тут же злое и решительное лицо бандита сменилось испугом, когда он вдруг наткнулся на дуло ружья, смотрящее в его голову. Он успел присесть и отпрыгнуть в сторону прежде, чем пространство разорвал оглушительный звук выстрела. Впрочем, привычный. Пуля ушла в номер напротив.
        Несчастья, внезапно посыпавшиеся на Артегу, продолжились. Кто-то бегом взбирался по лестнице и неожиданная союзница получила подкрепление. В конце коридора появился Рамирес и сходу начал стрелять по Артеге. Тому ничего не оставалось делать, как метнуться в другую сторону и прыгнуть в окно. Треск деревянной рамы, звон разбитого стекла.
        Хозяйка номера выскочила в коридор, выставила дуло ружья в разбитое окно в поисках бандита. Тут к ней присоединился и Рамирес. Осматривали местность уже в два дула и четыре глаза, но Артеге удалось скрыться между домов.
        Следом за этим незнакомка отскочила к своему номеру и наставила на Рамиреса дуло ружья. Тот среагировать не успел, да и не хотел уже. Он поднял руки, разжал ладонь так, что револьвер повис на пальце.

        - Сеньорита,  - прохрипел он,  - мне бы не хотелось получить пулю из ваших рук. Как вы успели убедиться, мы на одной стороне.
        Незнакомка, похоже, так не думала. Да и Роберта не спешила вылезать из укрытия.
        Может быть, они так стояли бы долго, если бы не вовремя поднявшийся шум снизу. Следом за этим толпа народа стала подниматься наверх, и вот коридор заполнил десяток человек, ощетинившихся различным огнестрельным оружием. Впереди всех стоял бородач, на кожаной жилетке которого красовалась потёртая горой невзгод звезда шерифа. За его спиной спрятался Алонсо. Значит, жив, чертяка, уже неплохо.

        - Ну, и кто мне скажет, какого чёрта здесь творится?  - требовательно спросил бородач.

        - Ну, хорошо,  - после недолгого и напряжённого молчания, заговорил Рамирес.  - Я сдаюсь!

        - Очень хорошо,  - кивнул шериф.  - Револьвер на пол. Сеньорита, вам я советую пройти в свою комнату.
        Девушка совету последовала, тем не менее, всё это время держала Рамиреса на прицеле.

        - Ведите в участок,  - сказал шериф.
        Бывший контрабандист не сопротивлялся.


* * *

        - Мне бы хотелось отправиться с вашим отрядом,  - пред ясные очи Санчеса предстал Хоакин дель Росарио.
        Шериф устало поглядел на молодого человека, так грубо прервавшего его ничего не делание.

        - Я уверен, вы собираетесь с утра снова пробраться на территорию Мокарты и продолжить поиски моей сестры.

        - Вы понимаете, что добровольно идёте на риск?  - после небольшой паузы спросил Санчес.  - Причём не риск для жизни, а политический? Это серьёзнее.

        - Насколько я знаю, в вашем отряде будет сеньора Чирригарн? И послы Мокарты дали добро на поиски.

        - К тому же наше путешествие может затянуться надолго,  - продолжил Санчес.

        - Это меня тоже не пугает.

        - И столкнуться с Республиканской Армией.

        - Могу сказать, что это серьёзная сила, действующая в Мокарте полузаконно. Они хотят распространить своё влияние и на наше королевство.

        - Вот. Они уже предъявили послу требование. Пусть несколько нелепое, но всё же. Значит, дальше будут и другие, не так ли?

        - Согласен.

        - Вам лучше остаться в городе, сеньор Хоакин. Когда доставят следующие требования, а они их доставят как-нибудь, ситуация немного прояснится, и вы сможете действовать по обстоятельствам. Мне думается, вы здесь принесёте больше пользы, сеньор, нежели на территории Мокарты.

        - Но ведь вы собираетесь туда идти.

        - А мне больше ничего не остаётся,  - шериф развел руками.  - Незадолго до вашего прихода, я имел серьёзную беседу с сеньором да Сильвой. Он берёт все дела в свои руки. Сидеть же без дела и ждать, как повернётся дело, не в моей натуре.

        - Я здесь тоже буду сидеть без дела, сеньор Санчес. А у меня руки чешутся хоть что-то делать. Они похитили мою сестру!  - глаза Хоакина вспыхнули, не обещая ничего хорошего похитителям, кем бы они ни были.

        - Ваш отец знает, что вы собираетесь делать?  - спросил Санчес.

        - Давайте подойдём к вопросу с другой стороны,  - молодой человек опёрся руками о столешницу и пристально поглядел на Санчеса.  - Я в любом случае буду что делать. Но в одиночку могу наделать глупостей. В команде же… Позвольте спросить, какой численности у вас команда?

        - Шесть человек,  - пожал плечами шериф.  - К чему вы клоните?

        - Шесть,  - усмехнулся Хоакин,  - число несчастливое. Я буду седьмым. Как вам такой расклад?

        - Я не верю в магию чисел.

        - Дьявол!  - в сердцах стукнул кулаком по столу молодой дель Росарио.  - Я уладил этот вопрос с отцом и с Бартоломео. Если возникнет необходимость, они всё сделают лучше, чем если бы это делал я. Я им только мешать буду. Максимум, что мне грозит здесь, это быть обычным посыльным. Передать то-то туда-то, успокоить матушку…

        - Это тоже кто-то должен делать,  - сумел встрять Санчес, но Хоакин его не услышал.

        - Я способен на большее, сеньор Санчес! И я верю, что вашему отряду будет сопутствовать удача! Я хочу попасть в ваш отряд! Я очень люблю свою сестру и хочу её найти.
        Шерифу жутко не хотелось иметь дело с Хоакином. Собственно, эти двое были незнакомы и раньше никогда не встречались. По крайней мере, чтобы близко. Между тем Санчес волей-неволей наблюдал за молодым дель Росарио, когда был в городе и когда это было возможно. Да что там, приходилось и за одним столом сидеть, выпивать. Молодой человек был немного вспыльчив, но служба под началом да Сильвы что-то да значила.

        - Хорошо, хорошо,  - Санчес поднял руки,  - вы в отряде. Только учтите - главный - я! Забудьте, кто вы. Исполняете мои приказы беспрекословно и без обсуждения. К остальным членам отряда относитесь как к равным. И, конечно же, без самодеятельности.

        - Согласен, сеньор шериф,  - лицо Хоакина расплылось в улыбке. Он протянул руку для рукопожатия, чтобы «узаконить» сделку.  - Я весь в вашем распоряжении.
        Как только Хоакин покинул полицейский участок, в кабинет вошёл Диего и, не спрашиваясь, уселся на стул сбоку от стола.

        - Я слышал ваш разговор, шериф,  - сказал он.

        - Это хорошо,  - Санчес прикурил сигару.

        - Хотите знать, что я об этом думаю?

        - Я и без тебя знаю, о чём ты думаешь,  - усмехнулся шериф.  - Ты уже выражал сомнения по поводу Луиса и Кортеса. Теперь хочешь сделать то же по поводу этого гвардейца.

        - Луис и Кортес ещё молокососы, шериф,  - поморщился Диего.  - Возьмите лучше парочку полицейских. Мы переоденемся, и никто не догадается. К тому же наш предыдущий рейд закончился, можно сказать, удачно. Да и кто будет обращать на нас внимания в этой забытой богом дыре? Или, если не полицейских, то кого-нибудь из охотников. Пара старичков будут гораздо полезнее необузданных, необстрелянных и недисциплинированных парней. И ещё этот… сеньор,  - Диего кивнул на выход.  - С ним обязательно будут проблемы.
        Санчес, прежде, чем что-то сказать, сделал пару глубоких затяжек.

        - Знаешь, Диего, чем хорошо моё положение? Я шериф, а ты - простой полицейский. И я могу не объяснять тебе свои действия и решения.

        - Это-то, конечно, так,  - понурился Диего.

        - Однако тебе скажу, потому что между нами должно быть доверие, прежде всего, пока мы будем находиться на той стороне границы. Что же касается Луиса и Кортеса… Ты сам знаешь, как хорошо стреляет Луис…

        - Многие из нас стреляют хорошо.

        - Не перебивай,  - Санчес поморщился.  - Луис может выбить сто из ста, он отличный снайпер, а нам такой может пригодиться. К тому же он спокойный и рассудительный. Кортес беспокоит меня больше, но и с ним можно справиться. Но, главное, они молодые. Их можно отправить на разведку, к примеру, и они привлекут меньше подозрений, чем, к примеру, мы с тобой.

        - Не понял.

        - Возможно, нам придётся дойти до Фальерре. Вряд ли бандиты будут прятаться где-то дальше. Вот там они и пригодятся. Улавливаешь?

        - А дель Росарио?

        - А куда мне было от него деваться?  - Санчес развёл руками.  - После такого напора. Ладно, заканчиваем дискуссию. На рассвете, мы должны быть в пути.
        Диего вздохнул и покинул участок, отправившись домой. Санчес же докурил сигару, и вышел на площадь. Тут его уже поджидал де Мена. Он сидел на лавке у стены и делал вид, что любуется небом, но среагировал сразу, как только рядом появился Санчес.

        - Я так и думал, что ты решишься на вторую попытку, Санчес,  - сказал он.

        - Есть другие предложения?  - недовольно откликнулся шериф.

        - Других предложений нет. Я просто хотел предупредить на счёт Хоакина.

        - Ну-ну.

        - Несмотря на серьёзное положение, сеньор дель Росарио решил, что ему полезно будет небольшое приключение.

        - Я и не думал, что он будет врать, как маленький мальчик,  - фыркнул шериф.

        - Тем не менее, тебе придётся его опекать. Он, всё же, дель Росарио. Это всё, что я хотел тебе сказать, Санчес. Доброй ночи.
        Глава 19
        Подсудимые и невиновные


        - Всё закончилось, можете выходить, сеньорита,  - сказала хозяйка комнаты, как только закрыла дверь.
        Роберта испуганно выглянула из-за кровати, где пряталась всё это время.

        - Спасибо вам, сенорита,  - сказала она.  - Вы спасли мне жизнь.

        - Не стоит благодарности,  - хозяйка поставила ружьё у изголовья кровати.  - Нельзя сказать, что я каждый день занимаюсь этим, но, всё же, это было не трудно. Теперь вы в безопасности.

        - В безопасности я буду, когда доберусь домой,  - вздохнула Роберта.  - Мне нужно добраться до Санта-Пуэрто.

        - Санта-Пуэрто? Вы оттуда?

        - Почти.

        - Далеко же вы забрались, сеньорита.

        - Не по своей воле,  - и, в течение следующих пяти минут, Роберта рассказала о своих злоключениях.

        - Вот как,  - понимательно кивнула незнакомка.  - Значит, тот человек из Республиканской армии. Жаль, не удалось его пристрелить. Но вы приехали сюда с другим сеньором. Он вам помогает?

        - Сейчас - да.

        - Тогда вам следует срочно идти в участок к шерифу. Как бы беды не вышло.

        - Его арестовали?  - испугалась Роберта.  - Но за что?
        Ответа на вопрос она не ждала, сразу шмыгнула в коридор, а оттуда вниз по лестнице, через зал на улицу.
        В зале салуна уже не играла музыка, не выкрикивались здравницы, как несколько минут назад. Да и людей не было, разве что паренёк со шваброй пытался убираться. Он прервал своё занятие и проводил взглядом пронёсшуюся мимо девушку в помятом и грязном, но богатом платье.
        Площадь между салуном и ратушей была заполнена людьми. Скоротечная перестрелка, затеянная Рамиресом и людьми Артеги, подняла на ноги весь город. Само собой, люди стали подтягиваться к месту событий. Мужчины, старики, женщины, дети. Стоял гул. Каждый хотел знать, что здесь произошло. Роберта стала протискиваться сквозь толпу к зданию ратуши, и на неё никто не обращал внимания. Ну, или почти не обращал.
        Ближе к ратуши люди стояли плотнее, пробираться было сложно. Пока добралась до края толпы, девушка получила несколько проклятий, узнала о себе кое-что новое, но не обращала на всё это внимания. Сейчас ей владело желание помочь Рамиресу. Даже не смотря на то, что он бандит, что похитили её не без его участия и, по идее, она должна была радоваться, что бывшего контрабандиста, наконец, схватили, что, наконец, избавилась от него. Но без Рамиреса Роберта не доберётся до Санта-Пуэрто.

        - Сеньорита, сюда нельзя,  - дыхнул запахом жеваного табака мужчина в кожаной жилетке, накинутой поверх тёмной клетчатой рубашки, потёртых в коленках, тёмных же штанах и, несоответствующих общему наряду, мокасинах. В руках ружьё, решительный взгляд на морщинистом лице.
        Девушка уже было забралась по ступенькам к двери в ратушу, когда перед ней появился этот мужчина.
        Толпа затихла. Люди ждали, что из всего этого выйдет. Их можно было понять: какое-никакое, а развлечение.

        - Я должна пройти туда,  - решительно сказала Роберта.

        - Я же сказал: нельзя. Там шериф судит нарушителя спокойствия…

        - Тогда пусть и меня судит!  - Роберта вонзилась решительным взглядом в глаза охранника.  - Тот человек ни в чём не виноват! Он защищал меня! Пропустите! Или доложите шерифу, что Роберта дель Росарио желает поговорить с ним.
        Охранник растерянно проморгался, потом поглядел на безусого и ещё молодого напарника. Тот без слов всё понял и исчез за дверью. Правда, не спешил, будто показывая, что в этом городе хозяева они.

        - Зря вы, сеньорита, решили заступиться за бандита,  - тихо сказал охранник.  - Рамирес - один из прихвостней сеньора Рафаэля. Полгорода знает его не с лучшей стороны. Сейчас, когда сеньора Рафаэля больше нет, шерифа ничего не остановит, чтобы повесить его. Уходите, пока не поздно, а то и вас, заодно, заставит потанцевать в петле.
        Роберта побледнела. Она не ожидала такой развязки. Но решимости не растеряла.

        - Но он же ничего не сделал!  - прошептала она.  - Это другой виноват!..
        Охранник в ответ лишь неопределённо хмыкнул и пожал плечами. Как раз изнутри вышел его напарник и сказал:

        - Вас ждут, сеньорита.


* * *
        Захватив с собой всё, что успел найти и мог унести, Ричард отправился в путь, прочь от катера. Он спешил скрыться подальше, чтобы его не увидели Артега и его люди и, судя по тому, что прошло много времени, а пришельца до сих пор не нашли, да и на горизонте не наблюдалось ни одной живой души, задумка сработала.
        Впрочем, нет худа без добра. Ричард лишился транспорта, лишился рычага давления, с помощью которого намеревался исполнить свою задумку. Потерял, можно сказать, всё и начинать приходилось с самого начала. С меньшего, чем имел, когда просто болтался вокруг Санта-Пуэрто вместе с Рамиресом.
        Путь его пролегал в сторону Санта-Пуэрто, но это Ричард сначала так думал. Потом понял, что заблудился, не помогло и садящееся за горизонт светило. Наоборот, только показав правильное расположение сторон света, оно пригрозило, что в дальнейшем Ричард обязательно заблудится. Ориентироваться по звёздному нему пришелец пока не научился, так что шёл, куда глаза глядят.
        И, когда над горизонтом остался только лишь верхний край местного светила, забравшись на небольшой пригорок, увидел впереди редкие огни большого населённого пункта. Это не ферма, и не Санта-Пуэрто. Это какой-то другой городок, явно. Может, мираж? Ричард дотронулся до фляжки на боку, в которой ещё плескалась вода. Нет, всё вполне реально.
        Что ж, это хорошо. Люди, это всегда хорошо, даже если стараться не показываться им на глаза.


* * *
        Наверняка, действия сеньориты дель Росарио вызвали в людской толпе множество кривотолков. Но то и понятно: девица не местная, связана с бандитом. Раз стрелял, значит, бандит. Впрочем, сама Роберта этим голову не ломала.
        Только войдя внутрь здания, она оказалась на месте основного действия. Робко огляделась. Большой зал, где можно было бы организовать ещё один салун. Посреди стоит стул, на котором расположился Рамирес. Бывший контрабандист удивился, увидев вошедшую. С не меньшим интересом на девушку смотрели трое других сеньоров. Тот, который постарше, с пышными усами и бородой, наверняка, шериф. Вон, даже значок соответствующий прицепил к жилетке.

        - Значит,  - через минуту, осмотрел девушку с ног до головы, сказал шериф,  - вы утверждаете, что прибыли с этим человеком?

        - Сеньор шериф,  - Роберта собралась с духом и подошла к Рамиресу. Взгляд обращён на местного шерифа. Решительный, обещающий много неприятностей, если вдруг что-то пойдёт не так, как того задумала Роберта.  - Воспитанные люди сначала представляются и только потом задают вопросы. И вы могли бы, прежде всего, предложить даме присесть.
        Шериф удивлённо поднял бровь, посмотрел на помощников, будто спрашивая, откуда здесь это чудо взялось. Потом добродушно хохотнул:

        - А вам, сеньорита, палец в рот не клади, да? Геварра, стул для дамы. В конце концов, она права.
        Один из помощников, на голову выше шерифа, да и Роберты тоже, с мощными плечами, накачанными мышцами, выполнил требование и отошёл на своё место.

        - Зачем?  - тихо прошептал Рамирес, когда рядом с ним уселась девушка, но не был удостоен ответа, потому что заговорил шериф.

        - Что ж, чтобы не показаться невоспитанным, представлюсь: шериф Грегорио Сервантес. А это мои помощники - Геварра и Ховельнтос.

        - Очень приятно,  - кивнула девушка.  - Я - Роберта дель Росарио. И я хочу знать, в чём обвиняют этого человека.
        Громкое в королевстве имя, похоже, совсем не произвело на шерифа впечатление. Даже приставка «дель» ни о чём не сказала. Будто Роберта пришла с ближайшей фермы.

        - Хм… А вы, я так полагаю, прибыли вместе с ним?

        - Да.

        - Замечательно. Видите ли, в чём дело, сеньорита. Наш городок, тихий и мирный. Ничего в нём не происходит, кроме, разве что, пьяных драк. И вот врываетесь вы и устраиваете пальбу, не разбирая, куда попадают пули. Известно ли вам, сеньорита, что за этот вечер, благодаря вам, мы потеряли двух славных сеньоров? И ещё четверых ранили?
        Роберта кивнула:

        - Мне очень жаль, шериф, что так получилось. Уверена, сеньор Рамирес не стрелял в мирных жителей. Надеюсь, он успел вам рассказать, почему так получилось.

        - Кое-что. Но теперь мне весьма интересно выслушать вашу версию.

        - Шериф,  - буркнул Рамирес,  - я вам ни одним словом не соврал.

        - Помолчи уж,  - поморщился тот.  - Я хочу послушать твою подружку.
        Лицо Роберты вспыхнуло в негодовании.

        - Не смейте!  - Роберта вскочила со стула.  - Он мне только помогает!

        - Ладно, как скажете,  - смутился шериф.

        - Теперь вам надо извиниться,  - серьёзно сказал Рамирес.

        - Георигио,  - подал голос до сих пор молчавший второй помощник,  - они могли сговориться задолго до того. Что их слушать? И так всё ясно.

        - Заткись, Ховельнтос,  - поморщился шериф.  - У нас тут больше, чем перестрелка. Или имя дель Росарио тебе ничего не говорит, а? Эта девушка - дочь Фредерика дель Росарио, а о нём ты должен был слышать, а?

        - Вот именно,  - надменно сказала Роберта.

        - Ох,  - было взвинтившийся помощник шерифа тут же утихомирился и посмотрел на Роберту другими глазами.  - В Санта-Пуэрто идут переговоры, а она здесь? За каким?

        - Вот и мне это хочется узнать,  - почесал небритый подбородок шериф.  - Знатная особа королевства на территории республики. Рядом с ней один из людей сеньора Рафаэля. Это что-то убойное, не находите?
        Последний вопрос предназначался арестованным.
        Взгляд, которым одарил «подсудимых» шериф, Роберте не понравился, впрочем, она быстро решила пока не обращать на него внимания.

        - Мы только переночуем в вашем городе, а наутро отправимся обратно,  - сказала девушка.

        - Отпускать их никак нельзя,  - сказал Ховельнтос.

        - Почему?  - удивлённо посмотрел на него шериф.

        - Рамирес - человек Рафаэля. Эта… сеньорита… откуда мы знаем, что она та, за кого себя выдаёт? В Санта-Пуэрто сейчас сотня карабинеров, да и жители, как один, вооружены и всегда начеку. И вот мы видим знатную особу у себя здесь? Вы в это верите, шериф?

        - Эй! Ты позволяешь себе слишком много, не находишь?  - теперь голову поднял и Рамирес.

        - А ты вообще заткнись!  - зло крикнул Ховельнтос в его сторону.  - Завтра! С утра! Ты будешь повешен! И я лично этим займусь!

        - Остынь, парень,  - попытался успокоить его шериф, и ему это удалось. Помощник больше ничего не говорил, удалился на своё место, но многообещающего взгляда с Рамиреса не сводил до конца беседы.
        Роберте он него стало не по себе.

        - Вот, что,  - после минутного молчания, сказал шериф.  - Сейчас уже поздно, так что окончательное решение примем завтра, на свежую голову. А пока запрём их в участке. Гевара, займись этим.
        Человек-гора двинулся к осужденным, жестом показывая, чтоб они поднимались и следовали в определённую сторону, то есть к паре камер, на какие до сих пор никто внимания не обращал.
        Впрочем, до этого не дошло, потому что дверь открылась и, без доклада, в помещение вошла та самая, спасшая Роберту, незнакомка.
        Взгляды всех направились на неё. Роберта заметила, какой недовольный взгляд был у помощников шерифа, да и вид последнего был такой, словно у собаки кость отобрали.
        Незнакомка переоделась в тёмное платье с закрывающим шею воротом. Выглядела не опасно, тем не менее, весь её вид говорил о том, что распоряжаться здесь она имеет право и все должны её слушаться. И это право признавалось присутствующими. По крайней мере, шерифом и его помощниками.

        - Вы уже успели осудить этих людей, шериф?  - голос с хрипотцой, не очень идёт внешности.

        - Я ещё не вынес окончательного решения, сеньорита,  - сказал шериф.

        - И хотите обоих заточить в камеры?

        - Для их же безопасности.

        - По поводу мужчины спорить не буду, девушка же пойдёт со мной.

        - Но…

        - Вы будете спорить со мной, шериф?  - недобро улыбнулась странная незнакомка.  - Тем более вы, наверняка, знаете, кто она такая. Не дело знатной особе томиться в ваших грязных камерах.
        И протянула Роберте руку, предлагая отправиться следом за ней.

        - Мы тебя вытащим,  - напоследок прошептала Роберта Рамиресу и сделала шаг навстречу странной незнакомке.


* * *

        - Дьявол привёл эту женщину сюда!  - пробормотал Ховельнтос.

        - А кто это такая?  - поинтересовался Рамирес напрямую у шерифа.

        - Не твоё дело, парень,  - буркнул Геварра и тычком отправил Рамиреса ближе к клеткам.
        Второго не понадобилось, бывший контрабандист сам вошёл в камеру. Щёлкнул замок. Ещё через пару минут шериф с помощниками погасили керосиновые лампы и покинули участок.
        Ощупав небольшую по площади камеру, Рамирес нашёл топчан, улёгся и устремил взор на небольшое, забранное решёткой, окошко, через которое мог наблюдать уже ночное, звёздное небо. Подумалось вдруг, что надо было, в своё время последовать примеру Артеги: плюнуть на всё и сигануть через разбитое окно вслед за ним. Может быть тогда не было бы тех проблем с местными жителями.
        Ладно, утро вечера мудрее, завтра что-нибудь придумаем. Либо Роберта вступится за бывшего контрабандиста, ведь он её единственный шанс добраться до Санта-Пуэрто. Либо… придётся действовать напролом, подаваясь в бега. Рамирес был уверен, что сможет, в случае чего, сбежать. А потом сделает то, что задумал уже давно - податься на берег моря, забыв про всё, что здесь когда-то происходило и происходит. Наняться, для пущей верности матросом на пароход и сойти на берег в поближе к северу.

        - Рамирьес?  - вдруг раздалось с той стороны решётки.  - Ты тьут?

        - Ричард?  - встрепенулся Рамрес.  - Какого дьявола? Что ты здесь делаешь?
        Бывший контрабандист в мгновение ока оказался у решётки. Пришлось встать на цыпочки, чтоб хоть как-то рассмотреть, что там происходит, с той стороны.

        - Я догаталсья, что тьы тьут,  - усмехнулся Ричард и его голова на мгновение показалась в поле зрения.
        Глаза блестят, волос растрёпаны, лицо чумазое. Впрочем, у всех так после длительного путешествия по прерии.

        - Потьерпи, Рамирьес,  - тихо проговорил Ричард.  - Скьоро тут всье ульяжетсья и тогда мы тьебя вытащьим.

        - Мы?  - напрягся Рамирес.  - Кто мы?
        Но ответа не получил. Пришелец успел исчезнуть, явно подготавливаясь к загадочной процедуре вытаскивания заключённого из тюрьмы.
        Кто же такие «мы»? Этот вопрос сильно взволновал бывшего контрабандиста. Неужели Ричард смог спеться с Артегой? Дьявол! Впору трубить тревогу, будить город.
        Глава 20
        Ночные страсти

        Незнакомка, уже дважды спасшая Роберту, шла впереди, не оборачиваясь и уверенная, что та идёт вслед за ней. Люди, ещё не разошедшиеся с площади, расступались, образовывая свободный проход, провожали двух женщин взглядами молча. Роберте было неловко, ведь часть внимания людей уделялось и ей.
        Головы она не поднимала, было ощущение напряжённости, того, что вот сейчас, за спиной, кто-нибудь сложит два и два, и тогда на Роберту посыпятся упрёки и обвинения. Ощущение усилилось после того, как девушка увидела недалеко от входа в салун несколько неподвижных тел. Наверняка это те, про которых говорил местный шериф. Но, вроде, он упоминал про трёх человек, здесь же их больше. Нашли подельников Артеги? Роберта содрогнулась, отвела взгляд в сторону.
        Салуна женщины достигли быстро. Внутри него их встретил всё тот же уборщик. Судя по всему, парень не особенно упорствовал в уборке. Присоединиться к толпе любопытных у него не было возможности - Алонсо загрузил работой, так что наблюдал за развитием событий через окно.

        - Эй,  - окликнула паренька незнакомка.  - Ужин на двоих в мой номер.

        - Да, сеньорита,  - вздрогнул тот, даже не подумав пошевелиться. Это поначалу, как только женщины пересекли помещение салуна, он тут же начал выполнять приказ.
        Незнакомка шла в свою комнату, Роберта, словно привязанная, вслед за ней. Оказавшись в номере, сеньорита дель Росарио замерла в шаге от выхода, в то время, как хозяйка произвела некоторые действия. Прежде всего, она достала и зажгла пару свечей, и номер тут же приобрёл вполне живой фон.

        - Наверное, вы задаётесь вопросом, как всё это у меня получилось?  - сказала хозяйка номера, снимая накидку. Только сейчас Роберта поняла, что немного промёрзла. Температура к ночи падала градусов на десять, земля остывала быстро.  - Да вы проходите, не стесняйтесь. Присаживайтесь.
        Незнакомка указала на стул, сама же уселась на кровать. Роберта нерешительно прошла глубже. Сейчас ей представилась возможность подробнее осмотреть обстановку номера. Его хозяйка постаралась придать ему жилой, почти домашний, вид. Чуть раскрытая дверца шкафа: оттуда высунулся край тёмного платья. В углу два громадных чемодана, на кровати ворох одежды, на столике, около которого оказалась Роберта, два ружья и разобранный револьвер. Она вспомнила, что когда ворвалась в этот номер в первый раз, кинувшаяся к ней на помощь незнакомка сидела как раз за столиком.

        - Наверное, вы пытаетесь угадать, кто я такая и как мне удалось так легко вырвать вас из лап шерифа?  - хозяйка номера быстро убрала оружие со столика. Как раз успели принести заказанный ужин. Она приняла всё, не пуская никого в номер, сама расставила тарелки и приборы.

        - Не сказать, что этот вопрос не даёт мне покоя,  - Роберта взяла нож и вилку,  - Но вы правы. Они даже не возражали.

        - А также, наверняка, задаётесь вопросом, почему я позволила упечь вашего друга в тюрьму?  - подняла бровь хозяйка номера.

        - Он мне не друг,  - передёрнула плечами Роберта и, наконец, решилась попробовать, чем потчуют жильцов местные повара. На вид кусок бифштекса выглядел аппетитно. Впрочем, это можно списать на долгое и непривычное воздержание в еде.

        - Я тоже так подумала,  - кивнула хозяйка.  - Не похож он ни на вашего спутника, ни на телохранителя.

        - Тем не менее, пытался помочь. Хотя перед этим втянул меня в эту историю. Так кто же вы, сеньорита?  - Роберта пристально уставилась на спасительницу.

        - Сначала вы.
        Роберта представилась, как положено. В отличие от шерифа и его двух костоломов-помощников, на хозяйку номера имя впечатление произвело. Да ещё какое. Видно было, что в Роберта она сразу опознала знатную особу. Здесь никаких секретов: одежда, вернее, её остатки, осанка, манера держаться, даже в такой экстремальной ситуации. Но никак не ожидала, что это будет сама дочь посла. Глаза спасительницы расширились.

        - Вот ведь,  - тихо, почти только губами, произнесла она.  - Позвольте представиться, сеньорита,  - незнакомка вскочила, вытянулась.  - Инспектор Республиканской Службы Безопасности Бланка Марсия-и-Лусиентес. Э-э-э… можно просто Бланка.
        В груди Роберты ёкнуло. Лицо побледнело. Хозяйке номера удалось, в свою очередь, удивить и невольную гостью. Роберта постаралась успокоиться. В конце концов, инспектор Тайной полиции много лучше, чем бандит. Может, не всё так плохо, нежели твердит молва высшего света Марадоны?


* * *
        Ричарда не было долго. Впрочем, дураку понятно, что он не полез бы в полицейский участок, когда вокруг собрался почти весь город. Рамирес всё это время пытался выглянуть в небольшую амбразуру, максимум, что он добился, это уцепиться за узкий подоконник, подтянуться, и попытаться привлечь к себе внимание. Тщетно, конечно же. Большее, что он смог добился - пара обидных возгласов расходящихся по домам горожан.
        Попытки найти способ сбежать тоже не увенчались успехом. Два железных прута в окне замурованы так, что нужно потратить много времени, чтобы их вытащить. Это было возможно, если бы у Рамиреса впереди была вся ночь, к примеру. Решётки и замок внутри участка были крепки, что говорило о том, что за ними смотрят, а в камерах частенько ночуют местные нарушители спокойствия. Шериф покривил душой, когда сказал, что давно в их городе не происходило чего-то экстраординарного. Происходит. Да и люди сеньора Рафаэля часто заезжали сюда. Впрочем, их не сажали, боялись. Так что клетки предназначались больше для местных дебоширов.
        В городе вскоре утихло. Утих и Рамирес, отчаявшийся найти выход до того, как появятся его освободители. Оговорка Ричарда говорила о многом, и это нервировало бывшего контрабандиста. За Роберту он уже не волновался, пришла пора подумать о себе.
        В конце концов, бывший контрабандист отчаялся, уселся на пучок соломы лицом к входу, вытянул ноги, надвинул шляпу на глаза. Будь что будет. Спать он не собирался, даже дремать. Скоро на улице утихомирилось окончательно. Народ разошёлся, погасли редкие газовые фонари. На Фальерре опустилась настоящая ночь, а внутри участка так и вовсе стало хоть глаз выколи. Стали слышны только ночные звуки. Шелест ветвей деревьев от небольшого ветерка. Где-то вдалеке что-то обо что-то стукнуло пару раз. Там же, вдалеке, завыла было собака, но её тут же утихомирили. Это дало повод другим собакам подхватить заунывную песню, которая прокатилась из конца в конец городка и затихла. Четвероногие сторожа либо успокоились сами, либо ожидали, кто из них начнёт ночную песню, чтоб остальные присоединились. Некоторое время никто не решался.
        Когда заунывная песня, переходящая в ленивый лай, началась в очередной раз, Рамирес услышал, как кто-то скребётся в замке за дверью в участок. Кто бы это ни был, работал он грубо, впрочем, быстро. Потом дверь приоткрылась и, в слабом свете не потушенного у входа в салун фонаря, Рамирес увидел юркнувший внутрь силуэт. Бывший контрабандист напрягся. Он, стараясь не шуметь, поднялся и шагнул к решётке. Постарался также не мелькнуть на фоне небольшого амбразурного окна. И застыл, готовый к любому развитию ситуации. Больше вероятности, что это Ричард, но может быть и сам Артега. В этом случае жди беды.

        - Рамирьес?  - донёсся шёпот.
        Ричард. Уже легче.

        - Я здесь,  - тоже шёпотом ответил Рамирес и, на всякий случай переместился к другой стене камеры.

        - Уф,  - пришелец появился перед узником неожиданно, выплыв откуда-то сбоку.  - Отдыхайешь?

        - Не твоими молитвами,  - усмехнулся Рамирес.

        - Потьерпи, я сьейчьас,  - сказал Ричард и, быстро нащупав замок, присел около него.

        - Только не вздумай стрелять,  - зашипел узник.  - Не хватало только разбудить народ.

        - Я умьею открьивать этьи замкьи.
        Шуршание, тихий звук ковыряния железом и, неожиданно громкий звук открывшегося замка, а сразу после него, такой же громкий звук давно не смазанных петель.

        - Готово, выхьоди!

        - Ты один?  - прежде, чем выбраться на свободу, спросил Рамирес.

        - А с кьем я должьен быть?  - возмущённо откликнулся Ричард.

        - Артега, разве, не с тобой?

        - Послье тього, как оньи обнаружьили,  - возмущения в голосе пришельца стало больше,  - что тьи сбьежал с девчионкой, оньи начьали по мнье стрельять. Оньи уничтожьили мой катьер!

        - Печально,  - Рамирес покачал головой и, наконец, выбрался из камеры.  - Что ж, приятель, извини - я не предоставил тебе выбора. Но я знал, что ты выберешься из этой ситуации.

        - Да уж. Мнье пришлось многьо идти. Мьеньше слов. Нужньо уходьить отсюда. До Санта-Пуэрто путь не близкий.
        Через минуту напарники выбрались на свежий воздух. Ричард прикрыл дверь, чтобы кто-нибудь, невзначай и сразу, не увидел, что здесь какой-то непорядок. Если уж и обнаружат побег, пусть это случится утром. Тогда беглецы будут уже далеко.
        Несмотря на то, что улицы Фальерре были пусты, они пробирались по закоулкам, стараясь обходить дворы, где находились собаки. Ленивую перекличку и лай на чужака люди умели различать и во сне. У беглецов это получилось. Вскоре они вышли на окраину городка.

        - И мы что, прямо так и пойдём, Ричард?  - вдруг остановился Рамирес.

        - Чтьо случьилось?

        - Мы пешком пойдём, что ли?

        - За этьо нье беспокойся. Нам недальеко осталось.

        - Ладно, поверю на слово. Веди, давай.
        Идти пришлось недолго. Путь лежал в небольшую низину, заросшую кустарником. Там же нашёлся и ручей, а также две лошади, уже запряжённые и готовые в путь хоть сейчас.
        Рамирес подошёл к одной из них, ласково потрепал по морде, прикрыл глаза, представляя, что скоро, очень скоро, он выберется из всего этого дерьма, возьмёт, наконец, путь к побережью и скроется где-нибудь в более благополучных землях, забыв о бандитском прошлом.

        - Ага, так и знал, что обнаружу вас здесь,  - неожиданно раздалось за спиной.
        Рамирес вздрогнул, успел обозвать себя идиотом, что позволил расслабиться, и повернулся. Не угадать силуэт Артеги было сложно. Он стоял в трёх шагах и держал обоих беглецов на мушке револьвера, переводя дуло то на одного, то на другого.
        Бывший контрабандист напрягся. То, что Артега будет стрелять, у Рамиреса не вызывало сомнений.


* * *
        Тишину разорвал выстрел. В ту же секунду Рамирес упал, выпустив из рук лошадиный повод. Лошадь заржала и отпрянула в сторону. Дуло пистолета тут же направилось на пришельца.

        - Наверное, думаешь, как на меня напасть, амиго?  - усмехнулся Артега.  - Скажу сразу, у тебя не получится, я успею выстрелить.
        Пришелец молчал. Он напряжённо смотрел на Артегу, вычисляя момент, когда раздастся следующий выстрел. Он был ощутимым, даже видеть не надо. Словно что-то заметив нехорошее, Артега вздрогнул, и отошёл на шаг.

        - Я не хочу тебя убивать, амиго,  - сказал он.  - Несмотря на то, что ты попытался меня предать, ты мне ещё нужен. Да и один ты тут пропадёшь. Как думаешь, может, мы всё-таки сработаемся, а?
        Пришелец угрюмо посмотрел на труп Рамиреса. Шляпа слетела с головы бывшего контрабандиста, половину лица залило кровью. Никаких сомнений в том, что это теперь просто труп.

        - Зачьем?  - тихо спросил Ричард.  - Ты подбил катьер. У мьеня больше ньет средств передвижьения.

        - Как же нет?  - усмехнулся Артега.  - Только не говори, что на твоём корабле такой катер был один.

        - Ты хочьешь попасть в корабль?  - удивлению пришельца не было предела.

        - Думаешь, не получится? Амиго, это проще простого. Да, в Санта-Пуэрто сейчас много королевских карабинеров и все они на ушах стоят. Но корабль-то чуть в стороне. Как думаешь, насколько хорошо его охраняют?  - дав меньше минуты на ответ, Артега продолжил: - У нас получится, амиго. Не сомневайся. К тому же, у тебя появится шанс разобраться с твоим врагом. Как тебе мой план?
        Ричард задумался. Артега внимательно следил за пришельцем. Что думал бандит, неизвестно, но стрелять не спешил.
        От наблюдений главаря уничтоженной банды что-то, видимо, отвлекло. Не отрывая взгляда от пришельца, Артега перехватил револьвер другой рукой и достал из кармана штанов небольшую коробочку.

        - Меня вызывают,  - не преминул сказать пришельцу Артега и повертел прибором, после чего приложил его к уху.
        В темноте, да ещё на расстоянии, было плохо видно. Тем не менее, Ричард узнал в этой коробочке прибор связи. Правда, удивительно, что он мог работать в этом мире, не говоря уже об этой глуши. В крупных городах только-только стала входить в моду подобная техника. Большой ящик с двумя трубками, в одну надо говорить, в другую слушать. Назывались они телефонами. И, чтобы они работали, нужно было отмотать несколько метров, а то и километров провода до какого-то загадочного коммутатора. Одним словом, накладно это было. И что говорит собеседник ещё разобрать надо среди непонятного шума и скрежета.

        - Артега,  - представился бандит, как только приложил прибор к уху. Выслушав что-то короткое, он ответил: - Он передо мной,  - пауза.  - Будет сделано,  - и спрятал прибор обратно в карман.  - Вот видишь, амиго, всё и решилось. Оказывается, я не зря за тобой бегал, хотя, честно скажу, попадись ты мне пару часов назад, я бы тебя пристрелил, несмотря на то, что ты у нас такой уникум. Теперь же я должен отвести тебя на точку рандеву. Большой человек хочет встретиться с тобой.

        - Кто?  - в горле немного пересохло от переживаний и ожидания развязки.

        - Узнаешь скоро. Давай, вперёд на лошадь, и поскакали.
        Дуло револьвера Артега с Ричарда не сводил, опасаясь подвоха. Пришельцу пришлось ехать чуть впереди бандита, под присмотром. Задав направление первоначально, начало пути Артега тоже преодолел в молчании.
        Всадники не спешили. Некуда было. Лошади, по сути, отдыхали, и только редкие прикосновения шпор к бокам давали понять, что надо идти не останавливаясь. Времени у них было много. Впрочем, как и у всадников.
        Артега заметил, как Ричард несколько раз смотрит наверх, на звёзды. Да, ночное небо здесь было примечательное. Ни одного облачка не загораживало его, в этой местности дожди вовсе редко идут. Ну а звёзды… Как-то Артега услышал, что под ними можно читать без дополнительного освещения, настолько их было много. Россыпь, в которой чётко рассматривается некая призрачная дорога. Там бесчисленное множество звезд, свет от которых, не успевая рассеиваться в холодном космическом пространстве, сталкивается друг с другом. Если там есть обитаемые миры, в них всегда светло. Звёздную дорогу в двух местах пересекали обширные тёмные блямбы.
        Где-то там летают корабли, несущиеся от одного мира к другому. Корабли, которые когда-то забыли о существовании Эспаньолы, оставив жителей планеты жить самим, без поддержки других миров. Пришлось учиться жить, пользуясь скудными ресурсами своей планеты, изобретать аналоги техники, которую когда-то привозили оттуда, из космоса, потому что привезённая быстро устарела, поломалась, а чинить было некому и нечем.
        И вот, оказывается, что Эспаньолу не так чтобы и забыли. Артега, в своё время, дико удивился такому обстоятельству. Сейчас-то привык, и даже одно время недоумевал, почему они не прилетают основательно, так, как это было раньше. Пока не объяснили: нужно, чтобы Эспаньола стала единой. С этого момента служба Артеги в Республиканской армии не то, чтобы наполнилась смыслом, он и до этого был, а вот рвения прибавилось. Захотелось претворить цель быстрее, потому что с детства, каждый раз, когда он смотрел на небо и видел перед собой всю вот эту красотищу, хотелось туда. Потом, когда повзрослел, детские мечты, конечно, вылетели из головы, пока ему не открыли тайну.
        Поэтому Артега и вызвался ехать сюда, в почти безжизненную и никому не нужную прерию, чтобы проследить доставку груза товарищам из королевства Марадона. Именно сейчас, когда здесь организовались переговоры, основной вопрос которого лично Артеге казался таким неважным. Выход к Восточному морю, откуда до соседнего материка рукой подать. Да кому он, по сути, нужен-то, этот выход. Что уж хотели делать товарищи из королевства инопланетным, чужим оружием, неизвестно. Может, уничтожить переговорщиков, может, увезти вглубь королевства и уже там, напрямую, организовать большую бучу.
        Всё должно было получиться, если бы проводник каравана не сплоховал. Теперь вот ещё придётся впоследствии перед командованием отчитываться. Впрочем, один из главных где-то здесь, рядом, так что не всё так плохо.


* * *

        - Что это, сеньорита?  - сквозь сон Роберта увидела, как Бланка, её спасительница, прячет в дорожную сумку что-то небольшое.
        До этого та внимательно всматривалась в темноту за окном. Долго, пока не разошёлся народ с площади перед салуном, которую, кстати, отсюда было почти не видно. Небольшую часть. Потом она стояла там ещё некоторое время.
        Роберта устала так, как не уставала никогда раньше. Клонило в сон. Девушка готова была упасть в любом месте, но мужественно выдержала всё, что приготовила ей нежданная спасительница. Та и кровать выделила сеньорите свою, не решаясь отпускать её с глаз своих. Роберта не возражала. Желала лишь принять ванну, поменять платье, бельё. Но где всё это найдёшь в такой глуши?
        Сон, навалившийся вдруг, быстро прошёл, так что бдение Бланки у окна Роберта видела сквозь приоткрытые глаза. Она видела так же, как Бланка подхватила с подоконника какой-то прибор и с кем-то стала разговаривать. Удивляться не хотелось. Факт лениво отметился в голове и убрался подальше. Но любопытство своё взяло.

        - Спите, сеньорита,  - быстро ответила Бланка.  - Завтра вы будете дома. Думайте об этом.

        - Хорошо,  - Роберте не нужно было напрягаться, чтобы представить свой дом. Высокий замок в Марадоне. Из одних окон которого виден королевский дворец. Из других - большой город, на окраине которого до сих пор возвышаются высокие дома, верхушки которых порой закрывают низко дрейфующие облака. Те высокие здания, если верить историкам, когда-то были центром города. Потом стали его окраиной. В тех высоких домах когда-то жили и работали люди. Давно. Теперь это просто руины, которые до сих пор никто не решится снести. Опасно. Это как дерево срубить. Только очень-очень высокое. Так что, уже которое столетие десяток высоких башен является достопримечательностью Марадоны. Часто к ним причаливали дирижабли.
        Странное поведение нежданной спасительницы быстро были забыты. Сон вторично навалился на Роберту и та с удовольствием отдалась ему во власть.
        Бланка же, мысленно обругав себя за неосторожность, засунула небольшой прибор связи в сумку.
        Она соврала Роберте, когда сказала, что приехала сюда просто отдыхать. Не во время переговоров. С другой стороны, большой беды не будет, если вдруг Роберта догадается, что Бланка здесь на задании, обеспечивает безопасность переговоров. Хотя как можно её обеспечить издали. Вот, пожалуйста, дочь дель Росарио попала в Фальерре. И это можно считать удачным совпадением. Ну, с другой стороны, если бы не было в Фальерре Бланки, кто знает, как оно там всё случилось бы.


* * *
        В эту ночь, несмотря на то, что нужно было отсыпаться, ибо назавтра предстоял трудный день, снова в седле, не спал и Борис. Да, собственно, уснуть было трудно, потому что задница болела после дня скачек. На родине пришелец умел ездить верхом, но там совсем другое дело. Здесь же, натирающие всё, что только можно, старые кожаные сёдла, место которым разве что в музее.
        Помочь мог медицинский отсек, но там было занято. Отец Луиса, Рохес, завершал процедуры. Ещё сутки ему валятся, так бы пять минут, и Борис снова, как новенький.
        Вызов из, казалось, ниоткуда, разбудил корабельную систему, разнёсся по динамикам отсеков, достигнув пришельца в кают-компании, где на столе всё ещё оставались напоминания от Дня Династии. Убирать было некому и некогда. Получив же вызов, Борис быстро метнулся в отсек связи.
        Короткие переговоры завершились полным успокоением и уверенностью в том, что на завтра одно дело благополучно завершится, а второе так же благополучно начнётся. Наконец-то.
        С этой мыслью, улыбаясь, Борис ушёл в свою каюту и, несмотря на боль в заднице, уснул.


* * *
        В эту ночь многие не спали. Сеньора Чирригарн была в их числе. И у неё тоже обнаружилась загадочный прибор связи, которым она успешно воспользовалась, а потом спрятала с глаз долой.
        В соседней комнате мирно похрапывала бригада послов. Сколько усилий пришлось приложить для того, чтобы попасть сюда вместе с ними. И не напрасно. Природное обаяние, умелое пользование тем, чем учили и, конечно же, много-много денег, сделали своё дело. Теперь осталось немного, встретиться с объектом тет-а-тет. И это произойдёт сегодня. Уже сегодня. Ферерра улыбнулась. Теперь можно расслабиться. До утра.
        Глава 21
        Место встречи

        Утром, на удивление, не спешили. Все понимали, что, раскрывшись перед бандой, выкравшей сеньорит, поставили под угрозу жизнь Роберты. При этом каждый надеялся на благополучный исход. Не зря же бандиты оставили сообщение, пусть и открытое для всех. Вопрос только в том, чтобы вычислить, насколько далеко её увезли. А о том, что делать, когда найдут пропажу, предпочитали не думать.
        Собственно, ждали только шерифа Санчеса, Хоакина дель Росарио и сеньору Чирригарн. Отряд давно собрался, как и накануне, возле полицейского участка. Рядом, тоже расположившись кучкой, фыркали лошади. Сегодня подсуетились, взяли с собой ещё и заводных.
        У входа в мэрию, как и раньше, расположились несколько карабинеров, но уже стало понятно - сегодня они остаются в городе. Кто-то из них, возможно, завидовал местным. Впрочем, кто бы их пустил на территорию Моркара, да ещё в форме?

        - Ну, где же они?  - нетерпеливо пробормотал Кортес.  - Мы должны уже давно быть в пути.

        - Думаешь, спешка нам поможет?  - поинтересовался Луис.

        - Ха. Ты тоже должен этого желать, Луис. Сегодня твой отец, наконец, вернётся домой. Что, думаешь, он скажет на твоё решение?
        Луис помрачнел. Тут, Кортес, несомненно, прав. Рохес быстрее сам отправится в поход, чем отпустит сына. С матерью удалось как-то совладать, а вот с отцом, чуется, кишка будет тонка.

        - Мы успеем уехать,  - встрял в разговор Борис.  - Не беспокойтесь.
        На всякий случай Луис зыркнул в сторону Диего. Ветеран, до сих пор сержант. Впрочем, тут некому давать следующие звания, да и незачем. Диего был сержантом задолго до того, как шерифом стал Санчес. Побывал во многих драках и перестрелках. И он единственный, кто, судя по виду, недоволен тем, что в поход отправляются Луис и Кортес. Он сидел на лавочке, курил сигарету и, казалось, неотрывно наблюдал за парадным входом в мэрию.
        Наконец по ступенькам мэрии спустились Санчес и сеньора Чирригарн. На сей раз республиканка несла с собой с виду увесистый саквояж. Одета в мужской. Развивающиеся волосы под шляпой, выпирающая грудь, затянутая тёмной, в клеточку, рубашкой да высокие, чуть ниже колен, сапоги с пристёгнутыми шпорами. В них заправлены облегающие штаны, к поясу которых пристёгнута кобура с револьвером. Одно из двух, либо в прошлый раз ей не понравилось долго скакать в платье, пусть даже предназначенном для путешествий, либо это просто женский каприз.

        - По коням,  - отдал команду Санчес, как только приблизился к полицейскому участку.
        Луис оказался ближе к нему и Диего, так что смог услышать разговор. Сержант говорил тихо, впрочем, особенно не беспокоился о том, что его могут услышать:

        - Вам удалось отговорить сеньора Хоакина от безумства?

        - Какой там,  - поморщился и безнадёжно махнул рукой Санчес.  - Сделал попытку, да только без толку. Сеньор Фредерико придумал такое безумство, что мне расхотелось вообще куда-либо ехать.

        - Даже так?
        Вместо ответа Санчес кивнул в сторону мэрии. Изнутри как раз выскочил парень в карабинерской форме, без головного убора и быстрым шагом направился к якорю, удерживающего дирижабль. Луис без труда угадал в нём Хоакина дель Росарио.

        - Что он задумал?  - недоумённо спросил Диего.

        - Я же говорю, безумство. Нас в этом походе будет страховать вот эта штуковина,  - Санчес кивнул на дирижабль.

        - Ух ты!  - Кортес тоже слышал весь разговор.

        - Нас же засекут ещё до того, как мы кого-нибудь найдём!  - ужаснулся Диего.

        - Поэтому я и говорю, расхотелось ехать куда-либо,  - мрачно проговорил шериф.  - Ладно, отставить разговоры! Пора в путь.
        Всадники пришпорили лошадей, те всхрапнули, сорвались с места. Выезжая с площади, Луис не утерпел и обернулся посмотреть, что делается там, на площади. Стало интересно, как сеньор Хоакин собирается попасть на дирижабль. Это было интересно не только ему, и даже не только Кортесу. Последнему само собой. Равнодушным к происходящему был только Санчес. Впрочем, всё произошло быстро и, в какой-то степени, просто. Хоакин скрылся в кабинке, что до сих пор стояла на якоре, и та, не спеша, стала подниматься ввысь.

        - Эй! Что встали?  - словно гром среди ясного неба на поисковый отряд обрушился возмущённый голос шерифа.  - Как дети, чёрт возьми!
        Дорога к границе была известна. Отряд проехал по нему и, как и в прошлый раз, остановился, прежде, чем нарушить невидимую линию, разделяющую два государства. Дальше - множество путей. Шериф, в одиночестве всматривался в горизонт. О чём он размышлял, неведомо никому. Впрочем, когда он заговорил, его решение не стало ни для кого неожиданностью:

        - Будем считать, что заложницу держат там же, что и вчера. Скорее всего, это заброшенная ферма. Никто из нас не знает точно, где она расположена, но шансы найти её у нас будут. Особенно, если мы нагрянем на неё из глубины Мокарты. И дорогу должны найти. Диего?

        - Наверняка найдём,  - кивнул старый сержант.

        - Вопросы есть?  - шериф обернулся, всматриваясь в сосредоточенные лица.

        - Дирижабль-то нам зачем?  - поинтересовался Борис.

        - Чтобы быстро и комфортно доставить сеньориту дель Росарио домой,  - усмехнулся Санчес.  - Если вопросов больше нет, отправляемся.
        Он тут же пришпорил лошадь и рванул вперёд. Остальным пришлось его нагонять. Ферму, которую посещали вчера, оставили далеко в стороне. И только за ней плавно сменили курс. Ещё через пару часов произошла очередная смена курса. Солнце как раз достигло зенита, но никто не начинал проситься на привал, чтобы лошади отдохнули, да и самим размять ноги и подкрепиться. Люди привыкли к подобным нагрузкам, даже Луис с Кортесом. Борису пришлось терпеть.


* * *
        Впервые за несколько лет заброшенный домик и пара сараев около него не видел столько людей, сколько побывало в нём за последние пару суток. И сохранился он вполне сносно, что, собственно, Роберта могла оценить несколько часов назад. Как будто тут, несмотря ни на что, кто-то живёт. Пусть не постоянно, наездами, но хоть как-то держит в порядке и сам дом, и сараи рядом.
        Трава во двор так и не забралась, ощетинившись густым кустарником вокруг этого пятачка. Хотя уже кое-где начинали пробиваться толстые ростки кустарника: под стеной дома, что смотрит на прерию, вокруг сараев, опять же. Пока хило, но ещё немного, и постоянный натиск принесёт плоды: утоптанная площадка будет побеждена. А там и до полного разрушения недалеко.
        Роберта не могла бы сказать, та ли это ферма, где её держали заложницей. В то время ей не удалось ничего толком рассмотреть. Не до того было. И уверенность, что Бланка ведёт её прямиком в Санта-Пуэрто, тоже повлияла на ощущение. Заброшенная ферма показалась Роберте другой. Подумалось даже, что слишком много здесь таких. Видимо, происки злополучного Рафаэля, о котором так много говорили в городе.
        В общем-то, если бы не нужда напоить лошадей, беглянки вряд ли бы сюда повернули. Вот только проводница, не ориентировалась в прерии. Она не могла найти воду. Пару раз Роберта подсказывала, как вчера делал это Рамирес. Женщины подъезжали к похожему кустарнику, и на этом всё заканчивалось.
        Бланка ехала чуть впереди. Женщины молчали. Всё, о чём можно было поговорить, было рассказано.
        Может быть, ситуация сложилась по-другому, если бы женщины подъезжали к ферме с другой стороны. Жилой дом и вход в него скрыт сараем, только плоская крыша немного возвышается. Лошади шли медленно, осторожно, высоко поднимая ноги, раздвигая высокий бурьян. Это лишний раз подсказало Роберте, что ферма - другая, а значит, они едут правильно.
        В обход тоже ехать не хотелось. Усталость брала своё, объезжать пришлось бы долго и без всякой надежды на успех. Впрочем, немного терпения и всадницы добрались до задней стены сарая. И услышали лошадиный всхрап со двора. Лошадь под проводницей решила было ответить, но Бланка весьма умело заставила ту заткнуться.

        - Жди здесь,  - сказала инспекторша, лихо спрыгивая на землю. Выхватив из кобуры, прикрученной к седлу, ружьё, она мигом скрылась за углом сараюшки, оставив Роберту одну сторожить лошадей.
        Роберта же, на миг, задумалась о другом, а именно о том, что они ошибочно приняли эту ферму за необитаемую. При этом она и мысли не допускала о том, что здесь они могут повстречать старых знакомцев. Прерия большая, ферм много, и такая «удача» маловероятна.
        Роберта спешилась, подхватила за узду лошадь Бланки, успокаивающе поглаживая ту по морде, чтоб молчала. Не сразу поняла, что уже не одна здесь. Резко обернулась и сразу наткнулась на дуло ружья.

        - Ой…
        Вместо ожидаемой Бланки, перед Робертой стоял Ричард Коннери, пришелец, по виду которого и не скажешь, что он пришелец. Оброс, по-местному оделся. Для большей образности не хватало только сигары во рту, как это иногда делает шериф Санчес.
        Не спеша, Ричард опустил дуло ружья вниз и приложил палец к губам. Впрочем, Роберта и так всё поняла: с Бланкой что-то случилось, а она сама снова попала в лапы бандитов. Как же не везёт в этой жизни.
        Внезапно во дворе грохнул оглушающий ружейный выстрел.


* * *
        Отряд держал курс прямиком на Фальерре. Когда до него оставалось совсем немного, как утверждала сеньора Чирригарн, с минуты на минуту на горизонте должны появиться крыши, зоркий взгляд Кортеса уловил далеко в стороне движение. Одинокий путник двигался прочь от города и, казалось, не замечал отряд. А может, заметил, да только не собирался привлекать внимания.
        Шериф, не долго думая, решил нагнать путника, чтобы предварительно расспросить того о настроении, царящем в Фальерре.
        Когда еле видимая чёрточка превратилась в явную человеческую фигуру, стало понятно, что путнику не очень хорошо. Можно было подумать, что он выпил и спьяну двигался, куда глаза глядят. Ещё через пару минут стало ясно, что он ранен. Одновременно с этим шериф угадал в путнике злополучного Рамиреса.
        Тот несколько раз оглядывался, поняв, что не ушёл от взора невесть откуда появившегося отряда, пытался оторваться, но вскоре понял, что это бесполезно. Была бы лошадь, были бы шансы, а так нечего и мечтать. Поэтому в какой-то момент он остановился и начал поджидать всадников на месте, вглядываясь и угадывая, кто это может быть. Угадал быстро и удивился. Не ожидал, что в этих краях появится сам шериф, который славился тем, что ни разу не пересекал границу двух государств. До последнего времени. Ну, какая была заварена каша, удивительно, что здесь не появились карабинеры в полном составе.
        Нагнав путника, всадники быстро его окружили. То, что он не вооружён, было ясно сразу, тем не менее, все, исключая шерифа и проводницу, держали его на прицеле.

        - Какая встреча,  - широко осклабился Санчес, поправив шляпу на голове.

        - Я в ваших руках,  - развёл руками Рамирес, бесстрашно глядя на шерифа.

        - Не сомневаюсь. Куда путь держишь, Рамирес?
        Услышав имя, Луис побледнел и мгновенно приставил ружьё к плечу. Указательный палец лёг на курок.

        - Не стрелять!  - отдал команду Санчес и жёстко посмотрел на Луиса.
        Парень метнул злой взгляд на шерифа, но команды послушался. Ладони нехотя расслабились, ружьё, тем не менее, красноречиво смотрело в лицо бывшего контрабандиста.

        - Как видишь, ты насолил многим,  - взгляд Санчеса не отрывался от Рамиреса.  - Да и у меня к тебе должок.

        - Я удивляюсь, почему, после всего этого, я ещё жив,  - усмехнулся бывший контрабандист.
        Он боялся. По чумазому от пыли лицу текли капли пота, оставляя за собой светлые следы, а на правой щеке даже красные разводы. Шериф не сразу догадался, что это последствия ранения, судя по всему, совсем недавнего.

        - Судя по всему,  - кивнул он,  - ты успел повздорить и со своими новыми подельниками?

        - Это?  - Рамирес осторожно притронулся к царапине на виске и поморщился от боли.  - Да уж. Но они мне вовсе не подельники. Я сам у них какое-то время был в положении пленника. Удалось сбежать, вместе с сеньоритой. Да вот, немного не повезло.

        - Зачем вообще взялись за похищение?

        - Идея Ричарда. Он хотел встретиться вот с ним,  - Рамирес кивнул в сторону Бориса.
        Пришелец в ответ только фыркнул и бывший контрабандист поспешил пояснить ситуацию:

        - Он мне мало рассказывал о своих планах. Всё, что я знаю - Ричард хотел выманить его,  - снова кивок в сторону пришельца,  - куда-нибудь за город.

        - Мог бы явиться на корабль?  - не выдержал Борис.  - Зачем такие сложности-то?

        - Я не знаю. Это была его идея.

        - А потом?  - спросил шериф.

        - А потом появился Артега с командой,  - Рамирес пожал плечами,  - и всё пошло наперекосяк. Я решил, что план Ричарда провалился и хотел помочь сеньорите добраться до города.

        - Да неужели?  - удивлённо вскинул брови вверх Санчес.  - Тогда ты расскажешь нам, где сейчас находится сеньора дель Росарио? И нам не придётся тебе угрожать?

        - Странно, что вы их не видели. Совсем недавно они промчались во-он в ту сторону,
        - Рамирес махнул рукой туда, куда направлялся до того, как его догнал отряд из Санта-Пуэрто.  - Они заблудятся, как есть. В лучшем случае, наткнутся на ферму, где нас держал Артега.

        - Хорошо,  - после недолгого раздумья, сказал шериф,  - будешь нашим проводником.

        - С удовольствием, шериф,  - вдруг взгляд бывшего контрабандиста скользнул в сторону.  - Это с вами, да?
        Над горизонтом, хорошо различимо, виднелся дирижабль. Казалось, он завис на месте, хотя на самом деле, не спеша двигался вслед за отрядом поисковиков.

        - И республиканцы не возражали?
        На этот раз фыркнула сеньора Чирригарн.

        - Не твоё дело,  - ответил Санчес.  - Луис, он поедет с тобой.
        Глаза парня расширились до невозможности. Решение Санчеса было неожиданным, но возражать Луис не решился, хотя пару раз открыл рот, подбирая для этого слова.

        - Если у вас есть с ними связь,  - задумчиво проговорил Рамирес,  - хорошо бы им передать, чтобы особо не светились. Есть у меня подозрение, что на той же ферме засел и Артега. Если он увидит дирижабль, боюсь, нам придётся за ним изрядно погоняться.

        - Ещё не факт, что сеньорита снова попала в его руки,  - сказал Санчес.

        - Уж Артега постарается, поверьте мне,  - бывший контрабандист осторожно, недоверчиво косясь на Луиса, подошёл к лошади парня. Тот и не думал помогать Рамиресу забраться на спину, так что, превозмогая головную боль, Рамирес, всё же, с первой попытки, запрыгнул, уместившись позади Луиса. Парень хмуро кивнул Кортесу, тот кивнул в ответ. Таким образом друг с другом договорились, что Кортес будет ехать позади и держать бандита под прицелом.
        Через несколько минут отряд вновь понёсся по прерии, теперь имея перед собой вполне конкретную цель.
        Понадобилось несколько часов, прежде чем бывший контрабандист предупредил, что ферма скоро появится и дальше нужно быть осторожными. Солнце опустилось к горизонту и вот-вот должно коснуться нижним краем горизонта. Связь с дирижаблем у отряда была: компактное переговорное устройство обнаружилось, опять же у шерифа. Дирижабль снизил высоту, чтобы держаться как можно ближе к отряду, но при этом быть невидимым и, одновременно, быть готовым в любой момент прийти на помощь. Сверху «загонять дичь», к тому же на открытом пространстве, куда сподручнее.
        Выбрали небольшую лощину, остановились там. Дальше пригорок, за которым снова ровное, как столешница, большая площадка, где и расположилась ферма. На разведку пошли Санчес, Диего и Рамирес. Голова у последнего болеть не переставала - пуля по виску хоть и чиркнула, но это вам не удар кулаком. Это серьёзнее. Хорошо, кровотечение удалось остановить. В запасе отряда оказались и чистые тряпки, а вот перевязывать рану пришлось самому и на ходу.
        Заросшая высокой травой поляна, среди которой возвышались постройки фермы. Отсюда хорошо была видна площадка перед крыльцом в жилой дом. С первого взгляда, на ферме никого не было. А, если и были, то давно ушли. Тем не менее, немного посовещавшись, Санчес и Диего решили наведаться туда, чтобы убедиться в этом окончательно. Учитывая, что враг опасен, коварен и хитёр, идти к ферме решили всем отрядом и пешком. Лошадей оставили на попечение сеньоры Чирригарн и Кортеса. Последний таким выбором был весьма недоволен. Ладно бы ещё и Луиса оставили.
        Санчес поделил отряд на две группы, решив наведаться на ферму с двух сторон. С собой взял Рамиреса и Бориса. Второй отряд под командованием Диего отправился в обход. Маскироваться помогала высокая трава.
        Санчес выбрал дальнее направление и вскоре нашёл следы недавнего человеческого присутствия. Кто-то на лошадях бороздил кустарник, прорываясь к сараю. По этим следам и пошли. У стены, нашлись ещё доказательства. Здесь хорошо потоптались. Очень хотелось верить, что одной из гостей заброшенной фермы была сеньорита дель Росарио.
        Почти сразу, стоило только прислушаться к тому, что твориться за стеной, стало ясно, что на ферме люди есть. Лошади вели себя тихо, но это не люди, которые могли затаиться и ничем не выдавать своего присутствия. Да они ещё и заволновались немного, почувствовав появление новых людей. Через многочисленные щели узнали, что кроме лошадей в сарае больше никого нет.
        Санчес размышлял недолго. Он отправил Луиса на крышу, приказав занять позицию и, если что, стрелять на поражение. Сам же отправился к углу сарая, оставив Рамиреса за спиной. Шериф давал себе отчёт, что бывший контрабандист может что-нибудь учудить, да только, за время путешествия к этой ферме, успел узнать его немного лучше. В одном Санчес был уверен, если и учудит Рамирес что-нибудь, то явно не сейчас, когда бежать бессмысленно. Далеко не скроешься - догонят и отомстят.
        Безоружный Рамирес подкрадывался к другому углу сарая.
        Глава 22
        Рухнувшие небеса

        В глубине души Кортес обиделся на решение шерифа оставить его в тылу смотреть за лошадьми. Словно решение Санчес принял из-за того, что Кортес по жизни занимался с этими четвероногими друзьями человека. Оно верно, но всё же, всё же.
        Внимание Кортеса, тем не менее, направлено в сторону, куда скрылись остальные. Лошади за спиной фыркали, этого хватает, чтобы быть за них спокойными. Они привыкли держаться вместе и около человека, так что далеко не уйдут. Да и республиканка, имени которой Кортес не запомнил, сможет поднять тревогу.
        Парень пару раз оборачивался посмотреть, что она делает. Женщина сидела неподалёку, будто происходящее к ней никоим образом не относилось. Сначала она смотрела куда-то вдаль, только не в сторону фермы, потом стала рыться в объёмной сумке. Кортеса неожиданно заинтересовала реакция сеньоры, когда он застал её за этим занятием. Женщина, заметив постороннее внимание, дёрнулась, вперила в Кортеса взгляд, который мог убить и, в следующий момент, улыбнулась: всё нормально и хорошо.
        Кортес недоумённо хмыкнул, осмотрел лошадей. С теми без вопросов. Стояли, ждали всадников. И повернулся снова в сторону, где в этот момент должны происходить более интересные событие, чем слежение за лошадьми.
        Парень ожидал перестрелки. Ведь если на ферме засели бандиты, перестрелка неминуема. Хотя, конечно, как взяться. Но вот, почему-то Кортес был уверен, что без перестрелки не обойдётся. Навалилось неуёмное желание забраться на холм и посмотреть, что же там делается.
        Неожиданно он почувствовал, как к нему подошла сеньора. Почти незаметно, только в прерии совсем незаметно ни у кого не получается.

        - Тоже нервничаете, сеньора?  - спросил Кортес, повернувшись к ней.
        И снова то же мимолётное выражение, словно её застали врасплох. И снова сеньора быстро взяла себя в руки.

        - Конечно,  - отозвалась она.  - Если верить Рамиресу, шериф и его люди могут получить достойный отпор.

        - Шериф знает, что делает, сеньора,  - усмехнулся Кортес.  - Ни один бандит от него не уйдёт. Слышите, как тихо вокруг? И времени прошло достаточно. Может, он уже повязал всех. Как думаете?

        - Хотелось бы. Чем быстрее мы разрешим этот вопрос, тем быстрее вернёмся к переговорам.
        Кортес весь превратился в слух, в надежде услышать со стороны фермы хоть какой-нибудь звук, чтобы быть в курсе, как там проходит дело. Да только ветерок колышет верхушки высокой травы, лошади похрапывают, сопит сеньора над ухом.
        Неожиданно слева у подножия холма зашевелилась трава, сильнее, чем от ветра.
«Наши»,  - в первый момент подумал Кортес. Да только как-то нерешительно они шли к стоянке. Парень покрепче перехватил ружьё, прислонил приклад к плечу, указательный палец дотронулся до спускового крючка.
        Вот показались люди. Двое. Шли осторожно, гуськом. Чужаки. Вооружены. Те, за кем охотится отряд. Тот, что шёл впереди, незнаком. Кортес тут же вскинул ружьё, беря на прицел бандита. Не Луис, но с такого расстояния не промахнётся. Тот, что шёл позади незнакомца, тоже застыл, но ему не было видно, что происходит и в чём причина остановки. Кортес же видел только, что там есть кто-то ещё и этот кто-то не спешит встать рядом с бандитом.
        Взгляды противников встретились, сцепились. Кто первым не выдержит? У Кортеса было преимущество, он в любом случае успеет выстрелить прежде, чем противник, как бы быстр он не был, вскинет револьвер. Парень был в этом уверен.
        Кортеса привело в замешательство внезапная смена поведения бандита. Тот перестал тягаться с Кортесом взглядами, зрачки ушли в сторону. В следующий момент Кортес совершил ошибку, о которой мог бы пожалеть. Он почувствовал, что рядом происходит что-то не то. Успел повернуться и увидел сеньору. Она уже размахнулась, рука, с зажатым в ладони камнем, устремилась вниз, прямо на голову Кортеса. В следующий момент сильный удар и темнота.


* * *
        Артега и Ричард выбрались из травы, но подходить близко к незнакомке не спешили.

        - Долго стоять будете, сеньоры?  - разорвала тишину дама, откидывая в сторону камень.  - Я вас уже заждалась.

        - А вы кто?  - хрипло спросил Артега. Ствол револьвера уверенно смотрел в грудь женщины, только та словно не замечала его.
        Из-за спины Артеги, наконец, появился второй человек, и в нём сеньорита Чирригарн узнала второго пришельца. Того, кто ей был нужен. Он давно не брился и оброс бородой, одежда, когда-то украденная с фермы, поизносилась. Если не знать, кто это такой, Ричарда можно было принять за местного. Даже вблизи. Только Ферерра могла угадать его в любом обличье, потому что долго изучала по фотографиям. Впрочем, как и второго пришельца. Когда ещё не знала, кто именно из них ей нужен.
        Бориса сеньора Чирригарн смогла изучить в процессе поисков, находясь с пришельцем рядом. Он не давал никаких поводов для того, чтобы войти с ним в прямой контакт. Да и действия обоих пришельцев много о чём говорили. Одним словом, Ричард более чем подходил под того человека, которого сеньоре предстояло вытащить из этой дыры и передать из рук в руки своему командованию. Артега же, сам не подозревая, тоже играл в её команде.

        - Нам нужно уходить отсюда,  - сказала женщина,  - пока приятели этого парня,  - она кивнула на лежащего у ног Кортеса,  - не заявились сюда.

        - У них и без этого будет масса забот, сеньора,  - наконец, ответил Артега и решился подойти ближе к Ферерре, тем не менее, не спуская с неё настороженного взгляда и дула револьвера.
        Сеньора заметила за спиной бандита ещё какое-то оружие. Точно рассмотреть не смогла, из-за плеча высовывался лишь малая его часть. Впрочем, догадаться, что это оружие из арсенала, перевозимого, казалось, так недавно, злополучным Рамиресом, не составило труда.
        Пришелец остался стоять на том же месте.

        - Это несомненно,  - кивнул Артега.  - Как только Санчес увидит девчонку, он про всё забудет.

        - И пошлёт сюда за лошадьми,  - поморщилась сеньора Чирригарн. Наставленный на неё револьвер начинал раздражать.

        - Значит, это вы та самая леди, которая приказала мне доставить сюда его?  - бандит кивнул в сторону Ричарда.

        - Нужны доказательства?

        - Пожалуй, нет,  - бандит крутанул револьвером и вложил его в кобуру на поясе, после чего кивнул на безжизненно лежащего Кортеса: - Может, его пристрелить для надёжности, сеньора?

        - Оставь. Выбирай лошадей, и уезжаем отсюда побыстрее. Будем надеяться, что шериф не рискнёт отправиться за нами в сердце Республики Моктар.


* * *
        Санчес осторожно выглянул из-за угла сарая, осматривая территорию, перед жилым домом. Выглядело всё безжизненным, если бы не живность в сарае. Недолго поразмышляв, шериф осторожно, прижимаясь к стене, пробежал к воротам. Одна створка отсутствовала, вторая когда-то давно, под воздействием некоей стихии, сорвалась с верхней петли, да так и осталась висеть на соплях. Нижний край створки врос в землю. Шериф бегом преодолел небольшое расстояние до створки, спрятался за ней. Рисковал, если вдруг, скажем, из дома, за происходящим во дворе наблюдают, а то и на прицеле держат.
        Оказавшись в укрытии, шериф прислушался к тому, что происходит внутри сарая. Враг мог оказаться хитрым. Вдруг, спрятался вместе с лошадьми. Ничего нельзя исключать.
        Осторожно заглянул внутрь. Солнечный свет, пробиваясь сквозь многочисленные щели, хорошо освещал сарай изнутри, так что, кроме двух лошадей, шериф больше не увидел никого. Место под сеновал не просто пустовало, оно было разрушено. Так что не сарай, просто стены. Внутри голо и спрятаться негде. Так казалось с первого взгляда.
        Почувствовав за спиной движение, Санчес резко развернулся, наставив дуло револьвера в лоб Рамиреса. Тот мгновенно застыл, даже не успел руки поднять.

        - Это всего лишь я,  - хрипло проговорил бывший контрабандист.

        - Знаешь, если бы я сейчас выстрелил, то ничуть не пожалел бы,  - сказал шериф, при этом оружия не отвёл.

        - Ваше право. Я всего лишь хочу помочь.

        - Отойди в сторону, вон туда,  - кивнул Санчес.  - И не мельтеши за спиной. В следующий раз на курок нажму не задумываясь.
        Рамирес пожал плечами, отошёл, куда сказали. Санчес выглянул наружу, увидел крадущегося вдоль стены жилого дома Бориса. Диего, получается, обходил дом с той стороны. Не мешало бы подстраховать, когда они доберутся до крыльца и решат заходить внутрь.
        Решив так и сделать, Санчес уже шагнул к краю оторванной створки, прикидывая, как лучше пробежаться к дому, чтобы у противника было меньше шансов попасть по нему. Укрытий во дворе не было вообще никаких. И тут за спиной снова началась какая-то возня. Сразу за этим глухой возглас Рамиреса. Шериф отчаянно повернулся к бывшему контрабандисту, собираясь высказать тому всё, что думает, и обнаружил, что тот стоит как-то напряжённо, с поднятыми руками. Взгляд виноватый, обречённый. За его спиной кто-то прятался, приложив к шее бывшего контрабандиста клинок кинжала.
        Санчес посмотрел выше, обнаружил сохранившуюся широкую балку. Неизвестный, похоже, там и выжидал, а шериф, бегло осматривая сарай, не обратил на эту балку внимания.
«Стареешь, Санчес». Рамиреса-то не жалко, а вот сам, хорошо далеко не отходил от входа. Не дал противнику поставить себя в неловкое положение.

        - Брось револьвер!  - донеслась решительная команда от неизвестного и, по голосу, Санчес узнал в нём… ней, женщину. Явно не Артега. И не Ричард.
        Покосился на крыльцо дома. Диего и Борис уже прислушивались через закрытую дверь, стараясь определить степень опасности.

        - А если не брошу?  - поинтересовался Санчес, снова обращая внимание на ту, кто держала кинжал у горла заложника.

        - Я его убью!

        - Не жалко,  - Санчес пожал плечами.
        Рамирес обречённо опустил взгляд вниз.
        От неожиданно лёгкого согласия пожертвовать напарником незнакомка слегка растерялась и чуть ослабила нажим кинжала у горла бывшего контрабандиста, решая, как поступить дальше. Этим Рамирес и воспользовался. Он быстро перехватил руку незнакомки, и через секунду оружие перекочевало в его руки, а женщина оказалась в положении заложницы.

        - Отпусти её, Рамирес,  - хмыкнув от вида растерянной и отчаявшейся амазонки, сказал Санчес.
        Бывший контрабандист с готовностью ослабил хватку и отступил чуть в сторону.

        - Ну, теперь будем знакомиться?  - предложил Санчес.  - Шериф Санчес к вашим услугам, сеньорита.

        - Тот самый шериф? Из Санта-Пуэрто?  - прищурилась незнакомка.  - Знаменитый на всю округу борец с контрабандистами?

        - Ха. Слышишь, Рамирес, я уже стал легендой.
        Бывший контрабандист только плечами пожал.

        - Сеньорита Роберта про вас рассказывала, шериф,  - продолжила незнакомка.  - Да и в Фальерре много о вас рассказывали. Только мне удивительно, что вы находитесь на территории Моктара. Ведь это незаконное проникновение на территорию чужого государства. Вооружённое проникновение.

        - Это она забрала сеньору Роберта, шериф,  - вступил Рамирес.

        - Судя по тому, что вы здесь, шли к Санта-Пуэрто? Пора бы и вам представиться, сеньорита.

        - Бланка Марсия-и-Лусиентес, инспектор Республиканской Службы Безопасности.
        В ответ шериф лишь кивнул, принимая данность, а вот Рамирес закатил глаза. Ещё один представитель законников.
        В это время с крыльца жилого дома спустились Диего и Борис. Между ними, с гордо поднятой головой шла Роберта дель Росарио и незнакомка уже не интересовала Санчеса. Шериф мигом вылетел из сараюшки, подбежал к сеньорите.

        - С вами всё в порядке?  - шериф попытался найти синяки, порезы. Потом взглянул в гордое и независимое лицо девушки. Роберта вдруг сорвалась, бросилась к шерифу и, уткнувшись в его грудь, зарыдала.
        Санчес растерялся, не зная, куда деть свои руки и, в конце концов, слегка прикоснулся к Роберте, стал поглаживать её по спине, чтобы успокоить.

        - Как же я устала от всего этого,  - всхлипнула Роберта.

        - Всё закончилось,  - буркнул шериф.  - Теперь мы пойдём домой.
        Роберта резко отстранилась от Санчеса, взгляд её нашёл Бланку, и девушка бросилась к ней.

        - Я думала, они тебя убили,  - снова всхлипнула она.  - Они мне сказали, что убили тебя. Я слышала выстрелы.

        - Они меня даже не нашли,  - ответила Бланка.

        - Луис!  - крикнул Санчес.  - Мигом за лошадьми!
        Постепенно обстановка во дворе успокаивалась. Санчес вышел на связь с дирижаблем. Теперь тому не надо прятаться и красться. Полным ходом к ферме, забирать всех и лететь домой. Роберта, при новости, что в дирижабле находится Хоакин, повеселела, стала понемногу сбрасывать напряжение предыдущих дней. Стала понемногу верить, что всё закончилось.


* * *
        Луис соскочил с крыши сарая, где всё это время лежал, стараясь не двигаться и даже не дышать, взяв на прицел окна и дверь в жилой дом. Он слышал, как в сарай вошли Санчес и Рамирес, и что после этого произошло. Он видел, как в жилой дом вошли Диего и Борис, а потом вышли вместе с сеньоритой дель Росарио. Очень удивился, поняв, что бандитов здесь нет.
        При этом Луис продолжал лежать и делать вид, что его тут нет. Только после команды шерифа зашевелился. Усмехнулся про себя, что Кортес всё веселье пропустил. Впрочем, решил успокоить друга, ведь ничего, по сути, интересного не произошло. С какой-то стати бандиты решили отдать заложницу и смыться. Либо появились другие планы, либо поняли, что им ничего не светит. Скорее, первое.
        И да, бандиты смылись. Смогли. Как-то незаметно. Когда успели? Судя по тому, как развивались события на заброшенной ферме, они тут были и даже контактировали с женщинами-беглянками. Сеньорита Роберта была в их руках и их власти. Тем не менее, бросили всё. Когда ушли? Куда?
        Высокая трава ещё не успела примяться после прохождения группы Санчеса гуськом. По этим следам Луис и возвращался. Скоро услышал приглушённое, спокойное фырканье лошадей. Ещё несколько шагов и он увидел их. Пошёл медленнее, чтобы Кортес не принял его за бандита и не выстрелил. Наверняка ушки на макушке, слух обострён, пытается услышать, что там, на ферме, происходит.
        Остановился, когда увидел лошадей, присмотрелся, кроме четвероногих друзей человека никого не видно. Неужели смылся на холм? Луис бросил взгляд на вершину холма. Трава там была не такая густая и высокая, даже лежащего человека увидеть можно. Кортеса там не было. С другой стороны, тут должна быть и сеньорита Чирригарн, но её присутствия Луис тоже не заметил. Странно.
        Он сделал ещё несколько шагов вперёд и тут увидел друга.

        - Кортес?  - удивлённо и тревожно воскликнул Луис и тут же испуганно присел, приложил приклад винтовки к плечу и стал осматривать местность уже через прицел. Оглянулся на всякий раз, вдруг враг подкрадывается сзади.
        Кортес лежал в нескольких метрах от лошадей, да и тех уже не шесть, а только три. Издали казалось, что тело бездыханное, не шевелится. Утешало то, что крови не было, впрочем, для таких тонкостей нужно подобраться поближе, почти вплотную. А на это Луис пока не решался.
        Что делать? Идти вперёд самому, или тихо убраться, сказать шерифу, и уже отрядом вернуться обратно. Ведь бандиты были здесь! Может, они до сих пор здесь.
        А где сеньорита Чирригарн? Её не было видно нигде, даже в лежащем виде. Убили, утащили в кусты? Зачем? Взяли заложницей? Вместо Роберты. Смысл. Роберта более ценный пленник. Ну, насколько можно сейчас судить.
        Ещё пару минут Луис не решался выйти из травы к лошадям, прислушиваясь, присматриваясь и решая, что делать дальше. В конце концов, решился подойти к Кортесу. Палец со спускового крючка не снял. В случае чего, постарается выстрелить, если это засада. А уж на звук подбегут остальные.
        Осторожно, замирая на каждом шагу, осматриваясь, Луис пошёл вперёд. Опасности он не видел. Так и дошёл до безжизненно лежащего друга, наклонился, притронулся к плечу. Кортес застонал.

        - Кортес? Кортес! Давай, приятель, приходи в себя,  - Луис потряс его, Кортес приоткрыл глаза, всмотрелся.

        - Луис,  - прошептал,  - ты? Я думал, меня уже убили.

        - Не смогли. Что тут произошло?

        - Как же болит голова,  - Кортес поднял руку и приложил её к макушке. Потом отнял, всмотрелся в ладонь. Крови не было.  - Славно она меня приложила.

        - Она?  - удивился Луис.  - Кто она?

        - Дай отлежаться. Не приставай,  - Кортес вновь закрыл глаза.

        - Эй, не вздумай!  - крикнул Луис.

        - И не кричи, пожалуйста. Табун лошадей по голове копытами. Это ужасно.

        - Давай-ка, парень, поднимайся. Я тебе помогу. Да рассказывай, что произошло.
        Кортес не сопротивлялся, но и не помогал. Морщил лицо, но, когда уселся, стал держаться твёрдо и даже начал шарить руками в поисках оружия.

        - Республиканка…  - выдохнул он.  - Это она… Шериф меня убьёт, Луис. Я не справился с таким простым заданием.

        - Да кто ж знал, что она… Давай-ка, приходи в себя, я пока лошадьми займусь. Кавалерия уже в пути, скоро нас подберут, и мы отправимся домой.

        - Да, домой. К маме. К сёстрам. Больше никогда не пойду в походы.

        - Точно?  - тревога за друга сменилась недоверчивостью.  - А усидишь?
        Кортес фыркнул и тут же схватился за голову.
        Пока Луис разбирался с оставшимися лошадьми, его приятель самостоятельно поднялся на ноги. Его покачивало, но он уже стоял более-менее твёрдо.

        - Ну и дьявол с ней,  - решительно сказал Кортес, когда к нему подошёл Луис уже с лошадьми на поводу.  - Главное, все живы. А вот послам в Санта-Пуэрто, когда вернёмся, придётся долго объясняться. Хи-хи… Уй!..


* * *

        - Капитан!  - развернулся спиной к приборам связист.  - Получено сообщение от наземной группы.

        - Докладывай!  - коротко приказал невысокий и, несмотря на относительную молодость, каких-то тридцать шесть лет, лысеющий человек.
        Он оторвался от созерцания расстилающейся впереди прерии. Хоакин, дежуривший весь поход здесь же, на мостике, тоже посмотрел на связиста. Замер.

        - Сеньорита дель Росарио жива, здорова и в безопасности,  - отчитался связист.

        - Отлично,  - кивнул капитан и, схватив раструб внутренней связи, отдал команду: - Машинное отделение! Полный вперёд!

        - Есть ещё, капитан. Возможно, мы скоро увидим и бандитов.

        - Очень хорошо,  - кивнул капитан.  - Если встретим, постараемся их уничтожить.
        Хоакин кивнул. Правильно, другого они и не заслуживают. Даже если один из них пришелец из космоса, уникальная личность, и всё такое прочее. Молодой дель Росарио находился на дирижабле не в статусе рядового карабинера, а как его хозяин, так что мог позволить себе многое. Он подошел к лобовому смотровому окну и всмотрелся в горизонт. Всего несколько минут, и он сможет увидеть группу шерифа Санчеса. Ещё несколько минут, и он встретится с Робертой. И, наконец-то, всё закончится. Нервотрёпка, безумство, тревога.
        Дирижабль набирал ход, это было заметно и на мостике не только ускорившимся движением прерии. Почти незаметная вибрация пола стала заметной, в машинном отделении постарались выжимать из двигателей всё, на что они способны.
        Мысли о скорой встрече с сестрой прервали появившиеся на горизонте точки, двигающиеся навстречу дирижаблю.

        - Что-то двигается нам навстречу!  - обернулся Хоакин к капитану.

        - Увидел,  - кивнул тот и подхватил подзорную трубу. Всмотрелся в горизонт, нашёл нужное.  - Три всадника, одна из них женщина.
        Внутри похолодело. Очень похоже на тех, за кем охотились. Женщина могла быть Робертой. Но как же тогда вызов от Санчеса?

        - Что за женщина?  - в горле мгновенно пересохло, так что Хоакин прохрипел вопрос.

        - Пока не знаю,  - ответил капитан и снова схватился за раструб связи: - Стрелки! Приготовиться! Прямо по курсу! Без команды не стрелять!

        - А если это Роберта?

        - Лиц не различаю, но, судя по одежде, женщина не Роберта, сеньор. Больше похоже на сеньору Чирригарн. Нужна связь с шерифом!

        - Как так?  - опешил Хокан.  - А остальные?

        - Хм… Сейчас я их различаю. Они мне не знакомы, сеньор. Кстати, они остановились. Да, женщина точно не Роберта.
        Впрочем, всадников можно уже было различить и невооружённым взглядом. Хоакин внимательно наблюдал за ними. Один из всадников стащил из-за спины длинный предмет. Не ружьё, что-то на него похожее. Прицелился в дирижабль. «Отчаянный парень!» - мысленно усмехнулся Хоакин, а бандит выстрелил. Маленький огненный шар понёсся к дирижаблю.

        - Что?  - изумлению капитана не было предела и это всё, что он успел прежде, чем явно искусственная шаровая молния ударила в правый цеппель.
        В следующую секунду мощный взрыв. Цеппель не просто разорвало на куски, он перестал существовать, только обломки направляющих винтов и прочего такелажа разлетелись в стороны. Пробило стекло на мостике, вместе с крупным обломком внутрь ворвался воздух и пламя. Тем же обломком пригвоздило к приборам связиста. Остальных, когда дирижабль содрогнулся, отбросило на окна. Хоакин приложился спиной о стальную перегородку, в глазах потемнело и одновременно, засверкало. Сознания он не потерял, да и зрение восстановилось почти сразу, так что он смог увидеть, как пробивает окно тело капитана и скрывается с глаз. Управляющий дирижаблем матрос успел крепко схватиться за штурвал и теперь висел, только ноги подрагивали.
        Хоакин сумел повернуть голову, увидел, как стремительно приближается земля. Треск, грохот. Сознание померкло.
        Глава 23
        Печальное откровение

        Пылающий дирижабль остался позади, только поднимающийся в небо столб дыма обозначал место, где он упал. О судьбе экипажа никто не вспоминал. Забыли сразу же, как только обломки скрылись за горизонтом.
        Сразу после инцидента трое всадников пришпорили лошадей и около часа гнали их лишь бы подальше от дирижабля и от фермы, где сейчас хозяйничает Санчес. Потом успокоились, и теперь ехали не спеша, давая лошадям возможность отдохнуть. До Фальерре оставалось немного, там можно было сменить лошадей и пуститься дальше, вглубь Моркара.
        Артеге не понравилось такое решение сеньоры Чирригарн. Да только поделать он ничего не мог. Сеньора была его начальством, тем самым, про которое рядовые члены Республиканской армии говорят уважительно, с придыханием и чуть ли не боготворят. Он должен выполнять её приказы и первым был приказ во что бы то ни стало держаться рядом с пришельцем, пылинки с него сдувать. Теперь же пришелец и женщина молча ехали впереди, обгоняя Артегу на пару корпусов, и делали вид, что того вовсе не существует.
        Самый долгий диалог, который слышал Артега, произошёл недалеко от Фальерре. Всадники огибали его стороной, только крыши крайних домов виднелись над горизонтом.

        - Вы знайете, как выбраться из этьой дыры?  - спросил Ричард и вопрос, похоже, застал сеньору Чирригарн врасплох.

        - О, не беспокойтесь,  - напряжённо засмеялась она.  - Скоро мы попадём в более цивилизованную местность и доберёмся до нужного места быстро и с комфортом.

        - Нет, я имею в видьу планьету.

        - А-а. Конечно, знаю.

        - Нье подьелитьесь планами?

        - А вы скажете мне, что за важную информацию вы везёте?

        - Нье уверьен. Она предназначьена для высшьего командования.

        - Что ж, нет, так нет,  - похоже, сеньора Чирригарн была ничуть не расстроена отказом.  - Я знаю, где находится корабль. Мы доберёмся до него и улетим.

        - Этьо интерьесно. Мы всьегда считали, что на Эспаньолу не садятся корабли.

        - О да, ваши правители сделали из неё что-то вроде резервации,  - фыркнула Ферерра.
        - Глобальный социальный эксперимент, продолжающийся уже несколько лет. Вам самим не надоело, сеньор пришелец?
        Артега не совсем понимал, о чём говорят эти двое. Но ему не понравилось слово
«резервация».

        - Как видьете, я на вашьей сторонье,  - развёл руками Ричард.

        - Может быть, поэтому вы до сих пор живы.

        - У мьеня нье праздное любопытство, сеньора,  - после небольшой паузы продолжил пришелец.  - Нам ехать ещё долго. По пути можьет многое случиться. Я должьен быть уверьен, что моё послание попадёт к адресату.

        - Хотите, чтобы я рассказала, где находится корабль и как в него войти? В таком случае вы должны рассказать мне, что везёте. По той же причине.

        - Боюсь, этьо невозможно.

        - Отлично,  - сеньора Чирригарн улыбнулась.

        - Прекрасно,  - кивнул Ричард.

«Хорошо поговорили»,  - усмехнулся Артега, поправив инопланетное ружьё за спиной. Крыши домов Фальерре окончательно скрылись за горизонтом, и больше ничего вокруг не напоминало о людях.


* * *
        Сообщение Кортеса о том, что сеньора Чирригарн на самом деле работает вместе с Артегой, повергло всех присутствующих на ферме в недоумение. Санчес попытался было выяснить, а так ли оно всё было на самом деле, может, сбежавшие с фермы бандиты просто взяли её в плен, вместо Роберты. Да только шериф, не закончив вопроса, сам понял, что глупо это. С Робертой в заложницах открывались перспективы. Давление на сеньора дель Росарио в переговорах по некоторым вопросам, к примеру. С Фереррой такого фокуса не проделаешь, разве что оказывать давление на республиканцев. Смысла в этом никакого нет. Артега - боец Республиканской армии, а они сейчас работают на дестабилизацию королевства. Да и шишка Кортеса доказывала - удар был произведён сзади.
        Вторая неприятность произошла сразу же, не успели присутствующие переварить эту новость.
        Кортес продолжил приносить плохие вести. Он непоседливо осматривался вокруг и первым увидел далёкий дым на горизонте.

        - Шериф!  - закричал он.  - Смотрите!
        Взоры присутствующих обратились в указанное место. Разговоры прекратились. Лицо Санчеса, да и не только его, стало бледным.
        Первым делом шериф достал рацию и попытался связаться с дирижаблем. Была надежда, что не всё так плохо, но с дирижабля не ответили.

        - По коням!  - прохрипел он,  - Женщины остаются здесь!

        - Это то, что я думаю?  - тихо спросил Борис.
        На его вопрос никто не ответил. Впрочем, ничем, кроме горящего дирижабля столб дыма не мог быть.

        - Кто-нибудь объяснит мне, что происходит?  - заволновалась Роберта.  - Почему вы так встревожились? Что горит?
        Мужчины запрыгивали на лошадей. Те недовольно фыркали: только расслабились и снова, внепланово, нужно напрягаться, куда-то бежать. Впрочем, волнение и тревога всадников передалась им быстро, фырканье прекратилось, только копыта нетерпеливо застучали по каменной земле, мол, раз уж едем, давайте быстрее.

        - Боюсь, сеньорита, случилась неприятность,  - ответил Санчес.  - В той стороне должен быть наш дирижабль.
        Роберта испуганно зажала ладонями рот, глаза расширились.

        - Мы разведаем обстановку,  - попытался успокоить её Санчес.  - Может, не всё так плохо.
        Он быстро развернул лошадь и, скомандовав отряду двигаться, рванул с места.
        Ноги подкосились, и Роберта упала на ступеньки крыльца, руками схватилась за поручень. Взгляд, почти не мигая, уставился на зловещий столб дыма на горизонте и скрывающихся за углом сарая всадников.
        Это не могло быть ничем иным, как горящим дирижаблем, на котором летел Хоакин. Шериф успел рассказать про это. А раз так, значит, брата больше нет в живых. Роберта не знала случаев, когда люди выживали в таких случаях. Оставалась, правда, надежда. Роберта мало интересовалась воздушным флотом королевства и всё, что знала, было почерпнуто из слухов, домыслов и страшных рассказов, подслушанных случайно.
        Выплакавшись, Роберта подняла голову и увидела Бланку. Та стояла рядом, дипломатично осматривая окрестности. В руках ружьё в боевой готовности. Словно та готовилась встречать врага.

        - Бланка?  - тихо позвала Роберта и, когда та повернула голову, спросила: - у вас же есть дирижабли?
        Инспектор Республиканской службы безопасности молча кивнула.

        - Ты их видела?  - продолжила Роберта и в её взгляде появилась заинтересованность.

        - Пару раз приходилось летать на них,  - ответила Бланка.
        Роберта попыталась было спросить что-то ещё, но быстро передумала и отвернулась в сторону. Бланка же задумчиво почесала висок и снова отвернулась, сканируя взглядом окружающий ландшафт. Чего-чего, а утешать когда-либо кого-либо ей ещё не приходилось, так что она даже не знала, с чего начать.


* * *
        Лошади мчали к столбу дыма так, словно за ними гналась стая демонов. У парочки на губах появилась пена, никогда раньше им не приходилось бежать с такой скоростью, даже когда нужно было от кого-то убегать или кого-то догонять.
        Впереди мчался Санчес. Остальные старались от него не отставать. Впереди - густой столб дыма. Скоро на горизонте появился очаг. Ещё через несколько минут взорам всадников предстало место трагедии. Во всей, что говорится, красе. Груда чего-то непонятного, пылающего. Впрочем, в этой груде можно было различить горящий цеппель. Пламя методично пожирало его обшивку, уже почти добравшись до хвоста с встроенными к нему винтами, сейчас покорёженными.

        - Рассредоточиться,  - приказал Санчес, не оборачиваясь.  - Ищем выживших.

        - Да разве тут могут быть выжившие?  - содрогнулся Кортес.
        Охота стать матросом на цеппеле у парня понемногу уходила в небытие. Это когда дирижабль мирно парит в небе, красиво. И внутри когда всё тихо мирно, тоже интересно. А вот когда так вот, уже совсем другое дело. С виду внушительная, на самом деле, как оказалось, весьма хрупкая конструкция. Да и падать вниз с большой высоты не очень приятно. Ощущать под собой сотни метров пустоты, заканчивающейся твёрдой землёй… Кортес не ощущал себя трусом, у него не было боязни высоты. Но горящие обломки дирижабля - это же совсем другое.
        Жаром стало обдавать ещё за сотню метров от места трагедии. Хорошо, небольшой ветерок шёл в другую сторону, увлекая за собой и дым. Глаз высматривал хоть кого-нибудь живого, но не находил. Впрочем, не было никакой надежды найти тут кого живого, так что Кортес остановил лошадь, предоставив остальным ехать вперёд.
        Лошади остальных забастовали чуть позже, отказываясь соваться в пекло. Всадники спрыгнули с сёдел и пешком побежали к горящим обломкам. Разбрелись по сторонам, обходили самые опасные очаги пламени, крупные обломки, заглядывая под них в надежде обнаружить кого-нибудь. Судя по выражению лиц, которые Кортесу удавалось рассмотреть, они находили людей, правда, уже мёртвых.
        Однажды Борису, казалось, повезло. Он позвал Диего, тот в это время отбрасывал обломки рядом и вместе вытащили на свет божий чьё-то тело. И только потом поняли, что это труп.
        Минутой позже повезло Луису.

        - Сюда!  - закричал он.  - Сюда! Здесь живой!
        В конце концов, Кортес не выдержал. Он спрыгнул с лошади и, что было сил, помчался на помощь другу. Опоздал, конечно. Первым там оказался Санчес, вслед за ним Рамирес и остальные. Но и Кортесу нашлось, чем заняться. Человек был погребён под тяжёлыми обломками, с которыми один человек вряд ли справился бы.
        Кто это такой, понять было невозможно. Наружу торчали только ноги в сапогах. По тому, что они шевелились, и было понятно, что человек ещё жив.
        Сначала Кортес различил гвардейскую форму. Вместе с Рамиресом он взялся за крупный обломок, поднатужился и, на раз-два рванул тяжесть вверх. Помощников больше не было. Борис и Диего пытались оттащить в сторону другой обломок, бывший когда-то обшивкой гондолы, а Санчес приготовился тянуть бедолагу на себя.
        Первая попытка оказалась неудачной. Часто отдуваясь, Кортес быстро вспотел и устал. Руки налились тяжестью, онемели и были вот-вот готовы выпустить деревянной плиты.

        - Мало!  - сказал Санчес, наблюдая за еле расширяющеюся щелью.  - Нужно ещё немного!

        - Перенеси вес на ноги,  - пыхтя посоветовал Рамирес Кортесу.  - Будет легче.
        Кортес попробовал последовать совету, да только ещё больше вспотел и устал. Тогда он решил действовать по-своему. Попытался перехватиться, чтобы держать плиту не только ладонями, а предплечьями. А потом и вовсе почти поднырнул под нее, став выжимать наверх плечом. Дело пошло веселее.

        - Ещё немного!  - отдал команду Санчес.
        Пришло время действовать Борису и Луису. Они потащили на себя кусок рамы, мешающей вытащить человека. Сейчас Кортес сумел узнать форму карабинера.

        - Держим! Я его тащу!  - голос шерифа стал далёким и почти не воспринимаемым.  - Тащу, тащу!
        Пот окончательно залил глаза, Кортесу пришлось зажмуриться. И, в следующий момент стало как-то легче.

        - Держись, приятель,  - прозвучал за спиной голос Луиса.

        - Дер-р-ржусь…

        - Всё, я его вытащил!  - объявил Санчес и Кортес, последний раз поднатужившись, скинул тяжеленную плиту.

        - Уф!  - парень помотал головой, потом вытер с глаз пот, осмотрелся вокруг.
        На него, впрочем, никто внимание не обращал. Все смотрели на спасённого. Ещё раз проморгавшись, Кортес узнал в карабинере Хоакина дель Росарио. Лицо и туловище залито кровью, тем не менее, он дышал, хоть и тяжело.

        - Ищите!  - приказал Санчес.  - Может, удастся ещё кого спасти! А им займусь я.
        Кортес отошёл подальше от жара. Колени продолжали дрожать, но уже не так сильно, как в последние секунды под тяжестью плиты. Осмотрелся, увидел участок, куда пока никто не шёл. Все стремились ближе к пожару, Кортес же решил посмотреть с другой стороны. Он не спеша сделал пару шагов в обход, наткнулся ещё на одну кучу дерева и железа. Обогнул воткнувшуюся в землю лопасть винта и за ней увидел разрезанного напополам человека. Только ноги и нижняя часть туловища. Где вторая половина, не понятно, но и этого зрелища хватило с лихвой. Кортес резво отпрыгнул обратно.
        Пролазили еще с полчаса, пытаясь найти выживших. Впрочем, без толку. И отправились обратно к ферме, предварительно соорудив из подходящих обломков дирижабля что-то вроде носилок.
        Возвращение на ферму вышло драматичным. Роберта чуть сознание не потеряла, увидев Хоакина. Впрочем, быстро успокоилась, осознав, что он жив и может быстро поправиться, нужно только не медлить и ехать в Санта-Пуэрто.
        Санчес отправил в городок Диего с новостями и парой поручений, одним из которых было вырвать из госпиталя сеньора Хуана. Сами же отправились вслед так быстро, как только можно с раненым. Повозок не было, может быть, где-то на соседних, обитаемых, фермах их и можно найти, но пока что пришлось приспосабливать носилки между двух лошадей.

        - Шериф,  - к Санчесу, едущему впереди, подъехал Рамирес,  - мне бы хотелось поговорить о моём будущем.

        - Тебе зачтутся последние дела,  - кивнул шериф,  - обещаю.

        - Так может, не доводить до рассмотрения? Прерия большая, я исчезну отсюда навсегда, тем более давно уже об этом думал. Ещё до встречи с Робертом.

        - И куда же ты собрался?  - с интересом посмотрел на бывшего контрабандиста Санчес.

        - Выбор у меня богатый,  - усмехнулся Рамирес.  - К примеру, могу отправиться в Монте-Вентоса.

        - Портовый городок на севере?  - хмыкнул Санчес.  - Никак решил переквалифицироваться в морского пирата, а?

        - Почему обязательно в пирата?  - насторожился Рамирес.

        - Не представляю тебя честным гражданином.

        - Не всех людей, работавших на сеньора Рафаэля, нужно причислять к бандитам. Многие просто не видели другого выхода, чтобы прокормить свои семьи, шериф.

        - У тебя нет семьи. Или есть?

        - Нет, теперь я одинокий волк,  - усмехнулся Рамирес.

        - И всё же, работал на контрабандиста, сотрудничавшего с Республиканской Армией. Это большой грех, Рамирес.

        - Я об этом ничего не знал. А на сеньора Рафаэля работал потому, что был ему должен. Жизнью. Он однажды помог мне избежать неприятностей. И, как настоящий кабальеро, мне нужно было отдать долг.

        - Кабальеро?  - удивился Санчес.  - Не круто ли?

        - Предки…  - только и сказал Рамирес.

        - Что ж,  - после небольшой паузы сказал шериф,  - это всё учтётся, так же, как и твоя помощь сеньорите дель Росарио. Если она подтвердит твои слова.

        - Боюсь, сеньор дель Росарио постарается, чтобы этого не произошло.

        - Жив останешься, не беспокойся.
        На том разговор с бывшим контрабандистом был завершён. Рамирес отъехал чуть в сторону. В принципе, он мог бы в любой момент исчезнуть, испариться. Кустов в округе много, ям, овражков тоже. Вот, недалеко одного из таких отряд только что проехал. Уйти вниз, потом по дну оврага на другую сторону и в кусты. С раненым на руках Санчес не рискнул бы отправиться в погоню. А ведь можно ещё и по тихому исчезнуть. Только вот позади всех ехал второй пришелец… Как его? Борис. Впрочем, кажется, он тоже чем-то озабочен и не особенно присматривается к бывшему контрабандисту, потомку кабальеро.
        Рамирес притормозил ещё немного, решив немного поговорить с пришельцем, выяснить пару вопросов. Из разговоров с Ричардом, бывший контрабандист выяснил, что эти двое друг другу не друзья. Ричард, при упоминании Бориса, ругался, обзывал его предателем, но сути дела Рамиресу так и не удалось выяснить. Так, может, второй что-нибудь прояснит?
        Как только всадники поравнялись, Борис пришпорил лошадь и, обогнав отряд, поравнялся с Санчесом. Бывший контрабандист заметил, но не придал значения тому, как пришелец переглянулся с сеньоритой Бланкой. Хотя это его немного насторожило.
        Сейчас бывшего контрабандиста взволновало другое. Он оказался в идеальных условиях, чтобы совершить побег. Оторваться и рвануть, наконец-то, к берегу моря, как мечтал последние дни. Вместо этого ему стало интересно, о чём хочет поговорить с шерифом пришелец и Рамирес вновь обогнал остальных всадников, оказавшись, в результате, недалеко от Санчеса и Бориса.

        - Шериф,  - начал Борис,  - я понимаю, что сейчас важнее доставить раненого о Санта-Пуэрто. Я даже предоставлю возможности моего корабля для его лечения.

        - Ещё немного,  - хмыкнул Санчес,  - и вы заработаете у нас соответствующую репутацию и посрамите доктора Хуана.

        - Если это нужно для дела. Но я хотел поговорить с вами не об этом. Ричард и сеньора Чирригарн…
        Лицо Санчеса помрачнело.

        - Вы ещё не задумались, почему они спелись?  - продолжил Борис.

        - У вас есть ответ?

        - Конечно. Сеньорита Чирригарн не та, за кого себя выдаёт.

        - Вот как? Нам теперь известно, что она работает на Республиканскую Армию. И им, зачем-то, понадобился пришелец. Может, чтобы наладить производство тех пушек, что уничтожили дирижабль?

        - Боюсь, всё намного хуже, шериф. А, чтобы не стало еще хуже, чем было, необходимо догнать Ричарда. Во что бы то ни стало. Я готов сделать это прямо сейчас, но надеюсь на вашу поддержку, шериф.

        - Он уходит вглубь Моктара, хочу заметить, сеньор Ло,  - предупредил шериф.

        - Это меня не остановит.

        - Что же такого ужасного он натворил? Расскажете? А то я голову сломал, когда просматривал корабельные записи.

        - О-о, шериф, вы меня не перестаёте изумлять. Вы смогли разобраться в корабельных системах?

        - Вы слишком плохо о нас думаете,  - хохотнул Санчес.  - Санта-Пуэрто та ещё дыра. Но вот когда вы окажетесь в любом из наших городов, поймёте, что мы не настолько дикие, как вам может показаться. Здесь же прерия, граница и на протяжении десятков километров нет ни одного крупного поселения. Думаете, зря контрабандисты выбрали именно это место, чтобы перетаскивать товары в королевство?

        - Ничуть не сомневаюсь в этом. Тем не менее, ваша техника работает на пару и на газе, вы пользуетесь дирижаблями, скачете на лошадях, в то время как когда-то могли летать в космос. Вам это ни о чём не говорит?

        - Если бы не ваше появление…

        - На самом деле, и я открываю вам большую тайну, Эспаньолу специально поставили в подобные условия. Специально лишили выхода в космос, создали условия, чтобы технологии, которыми пользуются остальные миры, были вам недоступны. И всё это для того, чтобы посмотреть, что из этого получится. Сначала об этом эксперименте мировое сообщество не знало. Впрочем, не знает и сейчас, однако в рядах тех, кто ведёт эксперимент, недавно появились люди, которые считают, что подобные эксперименты бесчеловечны и хотят завершить его, предоставив Эспаньоле то, что она заслуживает, а именно снова выход в космос и пользование всеми ресурсами и возможностями.

        - Интересная история, сеньор Ло,  - недоверчиво и задумчиво проговорил Санчес.  - И что же вы не поделили?

        - Он из той же группы, что и я,  - ответил пришелец.  - По крайней мере, был до недавних пор. Из группы тех, кто хочет вернуть Эспаньолу в мир. Оказалось, что это не так. И теперь он везёт людям, ведающим этим экспериментом данные о группе, как они нас называют, отступников,  - Борис усмехнулся. Этого нельзя допустить, шериф.
        Рамирес же задумался. Что-то не сходилось. К примеру, почему, в таком случае, инопланетное оружие на Эспаньолу доставляют главные экспериментаторы, а не
«повстанцы»?
        Глава 24
        Решительный выбор

        Уже прошёл полдень следующего дня и сборный отряд остановился на привал. Санчес выбрал место, где нашлась тень и вода. Задерживал движение раненый Хоакин. Он до сих пор не пришёл в себя. При каждом удобном случае над ним хлопотала сестра. Впрочем, ей только и оставалось, что вытирать пот со лба да тихо разговаривать в надежде, что Хоакин очнётся, откроет глаза, увидит её. А дальше, Роберта была уверена, дело пойдёт быстрее.

        - Сеньор Санчес!  - крикнул глазастый Кортес.  - Смотрите!
        На горизонте со стороны Санта-Пуэрто виднелась поднятая кем-то пыль. Впрочем, почему кем-то. Наверняка Диего успел добраться до города и теперь оттуда на помощь отряду мчится помощь.
        Так и оказалось. Не прошло и пары минут, как показались всадники. Около двух десятков. Вслед за ними две тягловых лошади тащили повозку.

        - Вот и помощь подоспела, сеньоры и сеньориты,  - удовлетворённо сказал шериф.
        Возглавлял отряд Бартоломео. Он вёл за собой десяток карабинеров и столько же местных полицейских и горожан из охотников за головами. Повозкой управлял лично доктор Хуан.

        - Можем расслабиться,  - Луис уже предчувствовал, как скоро окажется дома, жизнь войдёт в привычное русло.

        - Уверен?  - в голосе Кортеса Луис услышал лёгкую напряжённость.  - Там твой отец, кстати.

        - Э-э…  - Луис растерялся, больше оттого, что не знал как на это реагировать.
        Впрочем, скоро всё решилось само собой.
        Прибывший отряд шёл чуть в стороне и Санчесу пришлось выстрелить из револьвера, чтобы привлечь внимание. Отряд подкорректировал курс, а то прошёл бы мимо, не заметив никого. И вскоре произошло объединение.
        Как только остановилась карета, оттуда появился доктор Хуан с чемоданчиком в руке. Вслед за ним, на землю спрыгнула Луиза. Она пробежала взглядом по поисковом отряду, нашла Луиса и Кортеса, улыбнулась.

        - Луиза!  - крикнул доктор Хуан.  - Не стой! Ты мне нужна!
        Девушка бегом устремилась к раненому, а Луис вздрогнул, когда его в бок локтём пихнул Кортес. Перед парнями на лошади возвышался Рохес и хмуро осматривал приятелей, словно решая, что с ними делать. Судя по взгляду, варианты были не из лучших.

        - Э-э… отец?  - пробормотал Луис.  - Рад, что ты выздоровел. Как мама?
        Рохес устало выдохнул и соскочил с лошади. Подошёл к парням и, неожиданно, обнял их, прижав к широкой груди.

        - Никогда не чувствовал себя так прекрасно,  - ответил он.  - Словно в меня и не стреляли.
        Наконец, он отпустил Луиса и Кортеса.

        - Ну, а вы как? Хорошо погуляли?
        Похоже, внушения откладываются на неопределённый срок, решил Луис.

        - Как видишь, удачно,  - ответил он.

        - Кому как,  - Кортес тут же потрогал макушку и поморщился. Шишка никуда не делась.

        - Главное, что живы и здоровы,  - кивнул Рохес.  - Остальное расскажете дома.
        В завершение разговора он похлопал парней по плечам и устремил внимание на Санчеса, который в это время докладывался Бартоломео. Одновременно шериф пытался раскурить сигару. За всё время похода он так и не притронулся к табаку, а сейчас уж можно расслабиться.
        Неожиданно Рохес увидел Рамиреса. Бывший контрабандист старался держаться от санта-пуэртовцев подальше. Он крутился около лошадей, впрочем от зоркого ока Рохеса скрыться не удалось.
        Глаза Рохеса сузились. Он узнал человека, который убил Риана Тирсо и ранил его самого. Тот самый контрабандист, который учинил беспорядки в городе. Хоть и бегали тогда по тёмным улицам, но Рохес запомнил лицо этого человека.
        Отодвинув в сторону парней, Рохес, не обращая внимания больше ни на кого, медленно двинулся в сторону Рамиреса.
        Бывший контрабандист заметил это движение и мрачно сплюнул. Рохеса он тоже узнал и успел пожалеть, что не покинул отряд Санчеса. Возможностей было много. Теперь же оставалось уповать на то, что Рохес будет вести себя более менее спокойно при куче народа.
        Рамирес мрачно наблюдал, как Рохес подходит к нему, останавливается в паре шагов. В руках опущенное дулом вниз ружьё, правда, его можно быстро поднять и выстрелить. Бывший контрабандист напрягся, правая ладонь подвинулась к поясу, где должна находиться кобура с револьвером. Кобура наличествовала, револьвера не было. Рамирес сжал челюсти.
        За сценкой с любопытством наблюдали поголовно все прибывшие горожане, исключая разве что доктора Хуана и Санчеса, и несколько карабинеров.
        Бывший контрабандист и охотник за головами недолго буравили друг друга взглядами. Рамирес молчал, дожидаясь, когда заговорит его оппонент и дождался.

        - Ты тот парень, что подстрелил меня тогда в городе,  - Рохес не спрашивал, он констатировал факт.

        - Угу,  - Рамирес не сводил с него глаз, пытаясь вычислить дальнейшие действия противника.

        - И шериф вот так запросто принял тебя в свою команду?

        - Было за что.

        - Что ж, я не хочу оспаривать решение шерифа, но вот что скажу: тебе, приятель,  - Рохес ткнул в бывшего контрабандиста пальцем,  - лучше как можно незаметнее исчезнуть. Причём чем быстрее, тем лучше. Если шериф тебя простил, остаюсь ещё я.
        Рохес резко развернулся и, пробравшись сквозь строй любопытствующих, снова подошёл к сыну и его приятелю.
        Среди зрителей, волей-неволей оказались и Санчес с Бартоломео. Они даже прервали разговор, чтобы посмотреть, чем дело кончится и, когда Рохес закончил разговор, де Сильва поинтересовался:

        - И что ты будешь с ним делать?

        - Отпущу,  - Санчес пожал плечами.  - Наверное.

        - Это будет твоё решение. Уверен, что тот человек,  - Бартоломео кивнул в сторону Рохеса,  - тебя поймёт?

        - Справлюсь. Когда мы планируем возвращаться в город?

        - Как только доктор разрешит.
        Доктор Хуан к этому моменту успел осмотреть Хоакина. И то, что он увидел, ему не понравилось. Каким чудом до сих пор тот держался, оставалось загадкой. Так что оставалось только молиться успеть доехать до Санта-Пуэрто, где доктор рассчитывал справиться с проблемой весьма кардинально.
        Он кивнул двум гвардейцам, те приволокли из крытой повозки носилки и, под руководством доктора Хуана, перетащили раненого. В сопровождении Роберты и Луизы понесли того в повозку, а доктор Хуан быстро отыскал Бориса.

        - Повреждения слишком обширные, сеньор Ло,  - начал без обиняков доктор.  - Без вашей помощи мы не обойдёмся.

        - Я разрешаю вам пользоваться медицинским блоком сколько Ван нужно, доктор,  - Борис пожал плечами.  - Мой корабль вряд ли куда-нибудь теперь полетит, так пусть послужит хотя бы в этом.

        - Премного благодарен, сеньор Ло,  - кивнул доктор.  - С помощью вашего оборудования мы его быстро поставим на ноги.

        - Вы теперь знаете, что там к чему, так что должны справиться без моей помощи.

        - А вы?  - доктор Хуан растерялся.

        - А у меня есть другое дело. Прошу извинить,  - с этими словами Борис подошёл к шерифу и командиру карабинеров.  - Сеньор Санчес, на пару слов.
        Де Сильва недовольно посмотрел на пришельца и громко, чтобы слышали все, сказал:

        - Через пять минут отправляемся!
        И отправился проверять готовность. Хотя, на самом деле проверять ничего не надо было, все и так были готовы к отправке.

        - Я помню, что вам нужно добраться до Ричарда,  - кивнул Санчес, не успел Борис открыть рот.  - Не смею задерживать,  - Санчес покрутил пальцами тлеющий огрызок сигары, уронил его и вдавил каблуком в землю.  - Надеюсь, вы знаете, что делаете.

        - Я отправляюсь один, или кто-то пойдёт со мной?

        - Поговори с Рамиресом,  - Санчес пожал плечами.  - В Санта-Пуэрто ему ничего хорошего не светит,  - с этими словами шериф посмотрел на Рохеса.  - А вам он пригодится, в качестве проводника.

        - А вы? Я рассчитывал и на вашу поддержку.

        - Увы. Это Моктар, сеньор. Фактически, я не имею права здесь находиться и в ближайшее время намерен исправить это.

        - Что ж, вы правы,  - Борис задумчиво осмотрелся вокруг и остановился на Бланке.
        Та открыто и внимательно следила за разговором и, когда увидела, что Борис смотрит на неё, кивнула. Можно понять без слов, что представитель правоохранительных структур Моктара поможет пришельцу в его нелёгком деле. Два помощника, знающие республику Моктар, это лучше, чем ничего.

        - В таком случае, сеньор Санчес,  - продолжил Борис,  - нам, видимо, придётся попрощаться,  - пришелец протянул шерифу руку для пожатия.

        - В Санта-Пуэрто вы всегда желанный гость. Если что возвращайтесь. Или вы намерены?..  - вместо продолжения шериф посмотрел на небо.

        - Всё может быть, шериф. Буду надеяться, что когда-нибудь смогу ещё раз посетить ваш городок.
        Санчес только кивнул, заканчивая разговор.
        Бартоломео только и ждал, когда носилки с Хоакином погрузят в повозку. Как только доктор Хуан, Луиза и Роберта скрылись в ней, полковник отдал команду «По коням!».
        Было видно, как Луиза порывается сесть в неё немного попозже, чтобы хотя бы парой слов перекинуться с Луисом и Кортесом, но ей не оставили шансов.

        - А тебя, Кортес, что, команда не касается?  - спросил Луис, запрыгнув на лошадь.

        - Знаешь, Луис,  - задумчиво проговорил Кортес, с прищуром наблюдая за остающимися. Рамирес, Бланка и присоединившийся к ним Рамирес, на которого больше никто не обращал внимания, стояли чуть в отдалении, делая вид, что не причастны к сборам. Впрочем, так и было.  - Надо помочь Борису, Луис.

        - А как же работа в магазине? Успел передумать?

        - Твой отец, Луис, выздоровел,  - усмехнулся Кортес.  - Вон, даже лучше, чем был, стал. Вряд ли ему нужен нахлебник в магазине. А в конюшню я уже не вернусь. Так что мне один выход: я еду вместе с Борисом. Да и напарник ему понадобится.

        - Их трое, Кортес.

        - Ага. Один того и гляди, смоется, а на бабу надежды нет никакой.

        - Как будто от тебя будет какой-то прок.

        - Ну, хотя бы не так скучно будет.

        - Отправляемся!  - зычно крикнул де Сильва.
        Первой двинулась повозка. Вслед за ней, гуськом стали пристраиваться всадники.

        - Что встали, парни?  - к приятелям подъехал Рохес.  - Или домой не хотите?
        Кортес на отца Луиса не смотрел. Его взгляд блуждал где-то в стороне, словно ушёл куда-то за горизонт. Сам Луис ждал от Кортеса окончательного решения.

        - Что молчите-то?  - нахмурился Рохес.  - Никак, решили остаться?

        - Вот он,  - наконец, заговорил Луис и кивнул на приятеля.
        Тяжёлый взгляд Рохеса упёрся в Кортеса. Тот, наконец, вздохнул, покрепче сжал в кулаке уздечку и быстро объяснил своё решение. Как казалось, аргументированное.

        - Глупости,  - решительно отверг всё Рохес.  - Давайте, догоняйте отряд. Завтра я вам обоим найду работу.

        - Отец!  - хрипло сказал Луис. Решение давалось ему тяжело.  - Я тоже остаюсь!
        Лошадь по Рохесом недовольно застучала копытами по земле. Вот-вот готовая сорваться с места, догонять отряд, она была резко остановлена.
        Взгляд потяжелел ещё сильнее. Луис безошибочно смог бы сейчас сказать, что отец разразиться длинной тирадой а, если бы вокруг никого не было, может быть и ремень бы из штанов вынул.
        Луис сжал челюсти, заходили желваки, лицо сделалось каменным. Он готов был дать какой угодно отпор, но от своего решения не отказался бы ни за что.

        - Луис, не стоит,  - тихо проговорил Кортес.  - Мы ж быстро постараемся. Догоним и обратно.

        - Я решил!  - Луис смотрел прямо в глаза отца.

        - Что ж,  - вздохнул Рохес.  - Рано или поздно это должно было случиться. Я готовил тебя для другого, сын. Женился бы на Луизе, держал бы магазин. Путешествий у тебя было бы хоть отбавляй.

        - Я не ради путешествия остаюсь, отец.

        - Ну да. Крепкая дружба, это тоже хорошее качество. Эх…  - Рохес снял с головы шляпу и почесал затылок.  - Ты вырос, стал принимать самостоятельные решения. Значит, повзрослел. Что ж, это твой выбор и тебе нести за него ответственность.
        Он пришпорил лошадь и та, не ожидавшая в ближайшие минуты ничего, резко дёрнулась и понеслась, догоняя повозку и всадников.
        Луис спешился и тут же увидел довольное, ухмыляющееся лицо Кортеса. Тот протянул руку, Луис крепко её сжал.

        - Как раньше, Кортес?

        - Как раньше, Луис!
        И оба одновременно повернулись к Борису, который уже стоял рядом и хмуро рассматривал парней.

        - Вы уверены в этом решении?  - спросил он.  - Ещё не поздно передумать и отправиться домой.
        Кортес молча покачал головой.

        - Я хочу сказать, что это будет вовсе не прогулка.

        - Мы это понимаем, сеньор Ло,  - ответил Луис.  - Но кто-то же должен отомстить им за дирижабль. Карабинеры не могут, потому что мы в чужой стране.

        - А вы, значит, решили, что можете, так что ли?  - усмехнулся Борис и посмотрел за спины парней.
        Приятели обернулись. Отряд карабинеров, полицейских и горожан ушёл уже достаточно далеко, ещё немного и скроется за горизонтом. Только два всадника, покинув отряд, устремились назад, к стоянке.

        - Дьявол,  - поморщился Кортес.  - Наверняка, это шериф.

        - И сейчас он начнёт применять силу, чтобы увести нас домой,  - помрачнел Луис.

        - Так, может, не будете сопротивляться, а, парни?  - подхватил Борис.  - У вас ещё будет возможность для подвигов.
        Вторым всадником оказался Диего. Собственно, получалось, что собранный шерифом отряд, прежде, чем распасться окончательно, собирается снова, в полном составе. Разве что сеньориту Чирригарн, так внезапно предавшую всё, заменила Бланка Марсия-и-Лусиентес. И добавился бывший контрабандист.
        За несколько метров до стоянки Санчес и Диего перешли на спокойный шаг.

        - Ну, вы чего вдруг надумали, парни?  - в голосе шерифа, на удивление, было больше интереса, чем негодования.

        - А вы?  - прищурился Кортес.
        Мало того, что приходилось смотреть снизу-вверх, так еще прямиком на солнце, которое то заслонял, то снова открывал силуэт шерифа.

        - А мы…  - Санчес спрыгнул с лошади и уставился на Бориса так, словно видел в нём преступника.  - Заинтересовались историей нашего гостя со звёзд.

        - То есть, тоже решили поймать Ричарда?  - недоверчиво склонил голову набок Луис.

        - Мне это, кстати, по статусу положено, Луис,  - усмехнулся Санчес.  - А вот вы с какого интереса решили продолжить эту историю?
        Вместо ответа прозвучало нечто нечленораздельное, причём в два голоса.
        Впрочем, парни Санчеса уже не интересовали. Всё его внимание было обращено на Бориса.

        - Готовы отправляться, сеньор Ло?

        - Чем быстрее, тем лучше,  - кивнул тот.

        - Тогда по коням. Не будем терять время. Ваш приятель с каждой минутой уходит вглубь Моркара. Достать его будет сложно.
        Понадобилось не много времени, чтобы поисковый отряд тронулся с места привала. Взяли курс на Фальерре, где надеялись разжиться припасами и, возможно, узнать о пришельце и сеньорите Чирригарн. Вдруг видели, знают.
        Припасами смогли разжиться, благодаря Бланке. Пока она собирала свои вещи, ждала, пока упакуют эти самые припасы, Луис, Кортес и Рамирес ждали, спрятавшись в кустарнике за городом.
        Луис демонстративно не замечал бывшего контрабандиста, в то время как Кортес только и делал, что следил за ним. Рамирес же прилег в тени, надвинул на лицо шляпу и задремал. Или делал вид, что дремит. В любом случае, он лежал в нескольких шагах от приятелей, так что в какой-то момент Кортес шепотом спросил у Луиса:

        - Ты ему доверяешь, Луис?

        - Ты о ком?  - Луис весь и полностью был поглощён наблюдением за городом.
        Крайние дома Фальерре виднелись полностью, изредка между ними кто-то мелькал, создавая видимость того, что в городке есть жизнь. Справедливости ради нужно сказать, что если наблюдать за Санта-Пуэрто, будет то же самое, ну, разве что незначительно больше движения. Приграничные городки, основная жизнь проходит либо ближе к центру, либо далеко на ближайших фермах. С фермами, как понял Луис, в республике немного туговато. С работой в Фальерре тоже не особенно густо. Жители, большей частью, вели своё хозяйство и, благодаря ему, жили, либо устраивались на работу в соседние городки. Это от Санта-Пуэрто до ближайшего населённого пункта, чуть побольше пограничного городка, за пару сотен километров нужно добираться. Луис с отцом туда и ходили за товарами для магазинчика. И не дальше. Здесь же, если верить Бланке, ближайший городок буквально в полудне пути.
        Вспомнив о Бланке, Луис задумался. Молодая особа, с виду, может, чуть старше Луизы, но работающая на серьёзную правительственную организацию, что придавало ей особый вес и, соответственно, отношение окружающих. Она стала даже как-то старше.
        Узнав о её работе, притих и Кортес, до этого тайком частенько поглядывающий на проводницу. Впрочем, смотреть на неё реже Кортес не стал, только больше задумчивости прибавилось.
        В ответ Кортес только кивнул в сторону Рамиреса.

        - Он ведь подстрелил твоего отца. Если бы не Борис, кто знает, что из этого вышло бы.

        - Не напоминай, Кортес,  - Луис поморщился.  - Пока шериф его не трогает, давай и мы внимания меньше обращать будем.

        - Да? А если…  - Кортес перешёл на ещё более тихий шёпот.  - Если всё это ловушка?

        - Тогда зачем ты остался?  - накинулся на друга Луис.  - Ехали бы сейчас домой и ни о чём не думали.

        - Ну, я просто твоё мнение спрашиваю,  - Кортес пожал плечами и снова зыркнул на Рамиреса.
        Тот уже не дремал, а внимательно смотрел на друзей из-под шляпы. Заметив тревожный взгляд Кортеса, бывший контрабандист вздохнул и сел. Руки привычно и быстро обшарили пустую кобуру и землю вокруг. Не обнаружив оружия, которое шериф ещё не доверял бывшему контрабандисту, Рамирес вздохнул.

        - Меня обсуждаете?  - спросил он.

        - Так из-за тебя всё это и случилось,  - с вызовом ответил Кортес.  - Если бы не ты…

        - Не буду отрицать, какая-то часть вины висит на мне. Но я просто делал свою работу.

        - Твоя работа убивать людей?  - не выдержал и взвился Кортес, наставив на Рамиреса дуло ружья.  - Сколько ты людей успел положить?

        - Успокойся, Кортес,  - Луис тоже вскочил, схватился за дуло ружья и попытался увести ствол в сторону от Рамиреса.

        - Что успокойся-то? Что?  - Кортес вырвался.  - Что за груз вёз такой важный, что осмелился даже напасть на полицейский участок? Ты видел, какие это мощные пушки, Луис? Запросто валят дирижабли! И всё это он вёз к нам! Убил за него несколько человек… Зачем? Я не понимаю, почему Санчес тебя не пристрелил? Но учти: я за тобой смотрю и, если что, успею выстрелить! И попаду!

        - Не сомневаюсь,  - самообладанию Рамиреса можно было только позавидовать.

        - Тогда зачем ты здесь остался? Вот скажи, почему не убрался? Ведь у тебя было много возможностей. Или хочешь завести нас в ловушку?

        - Успокойся, Кортес,  - снова встрял Луис.  - Какая ловушка? Зачем?

        - А ты не понимаешь? Сколько времени он провел с тем пришельцем, Луис? Выманил Бориса из города, теперь собирается вести куда-то. К боевикам Республиканской Армии, а, Рамирес? Я прав?

        - Что-то ты разошёлся, Кортес. Давай, глубокий вдох и выдох. Мы всё выясним позже. А сейчас можем только привлечь к себе внимание.
        Кортес, наконец, внял советам друга и уселся, буравя Рамиреса убийственным взглядом. Пару раз оглянувшись на друга, Луис тоже присел и продолжил наблюдение за городом. Вроде бы ничего не изменилось, шум ничьё внимание не привлёк.
        На некоторое время вокруг затихло, слышался только тихий стрёкот насекомых, заселивших кустарник, чириканье в небе да тяжёлое дыхание Кортеса.

        - Сеньор Рафаэль был обычным контрабандистом,  - неожиданно для Луиса заговорил Рамирес.  - Мы переправляли мирные караваны. Наши две страны ведут торговлю, но таможенные пошлины вдвое набавляют цену. Контрабандой же выходит дешевле. Да и, почему бы ни признаться, возили вино, табак в Моктар и обратно. В королевстве весьма ценится вино с наших плантаций. Ни разу не возили оружия. По крайней мере, не в тех караванах, что водил я. И к Республиканской Армии сеньор Рафаэль не имел никакого отношения. До некоторых пор. Пока не появились слухи о переговорах в Санта-Пуэрто. Вот тогда они и появились. Сеньору Рафаэлю некуда было деваться. На него давили. Я же обычный проводник.
        Рамирес пожал плечами и отвернулся. Да и из города выехали три всадника, в которых Луис без труда угадал Санчеса, Бориса и Бланку. Они не спеша продвигались по пытающейся зарасти травой дороге. Их никто не провожал, никто не заинтересовался необычными путниками. Флегматичный народ в Фальерре живет, усмехнулся Луис и скомандовал:

        - Подъём, народ! Путешествие продолжается.
        Глава 25
        Чужая страна

        Всадники мчались по дороге, оставив Фальерре далеко позади. У Луиса дух захватывало от того, что с ним происходит здесь и сейчас. Нелегально, в чужой стране и всё произошло так, по сути, внезапно. При этом вокруг ничего, по сути, не изменилось. Всё та же прерия, такие же кустарники, небо голубое и безоблачное.
        Вообще, Луис предполагал, что так оно и будет, только в глубине душа надеялся, что в чужой стране всё будет по-другому. Появятся деревья, может, придётся речку форсировать. Нормальную речку, а не те пересыхающие ручейки, что в изобилии водились около Санта-Пуэрто. Такие, чтоб до другого берега камень докинуть сложно было. Чтоб по ним ходили лодки, а то и пароходы.
        Вместо этого тот же пейзаж, что Луис наблюдал каждый день, стоило выйти на окраину города. Появилось что-то вроде разочарования и, вместе с ней, небольшая надежда, что Ричард с компанией оторвутся достаточно далеко, чтобы группа преследователей могла добраться до густонаселённых мест. Там, где деревья и реки, где лодки и пароходы, где глянешь на небо и среди птиц можно увидеть дирижабли.
        Наверное, тогда это и можно будет назвать другой страной.
        При этом Луис понимал, что для остальных лучшее развитие, это догнать Ричарда до того, как придётся входить в густонаселённые места. Так и домой быстрее все вернутся. И меньше светиться будут в местах, где должность королевского шерифа ничего не значит, и где вся надежда только на Бланку, верить которой Луис опасался.
        Отряд шёл по дороге, которая чем дальше, тем становилась лучше. Словно использовалась чаще. При этом ни санта-пуэртовцы не догоняли никого и не встречали. А ближе к вечеру на горизонте показались дома следующего городка.

        - Заночуем в городе,  - решил Санчес.  - Надеюсь, там есть гостиница.

        - Гостиница есть,  - кивнула Бланка.  - Только чем вы будете расплачиваться, сеньор шериф?

        - Деньги у нас есть.

        - Сомневаюсь, что здесь примут королевские песо. К тому же ваши деньги быстро выдадут вас.

        - А без них не догадаются разве?  - фыркнул шериф.

        - Если будете помалкивать и дадите говорить мне, могут закрыть на это глаза.

        - Вот как? Но вы сами сказали, что королевские песо здесь не в ходу.

        - Мне есть чем заплатить, не беспокойтесь.
        В ответ шериф только хмыкнул, а отряд продолжил путь.
        Городок оказался намного аккуратнее Фальерре и даже лучше, чем Санта-Пуэрто. Не доходя до окраинных домов несколько метров, дорога из двух параллельных колей закончилась и началась каменная кладка, примерно такая же, как на площади между госпиталем и мэрией. Граница её, конечно же, была разбита напрочь, всадникам пришлось объехать этот метр, а вот дальше копыта зацокали по кладке и, кажется, это лошадям понравилось: они пошли вперёд веселее. А может, предчувствовали скорый отдых и корм.
        Крайние дома городка, что пока без названия, одноэтажные, огорожены заборами, между разделанные участки, на которых росли различные овощи. У заборов что-то выискивали курицы, пара самых смелых вышли на середину дороги, правда, при приближении всадников, закудахтав, быстро разбежались в стороны.
        Где-то неподалёку закукарекал петух и его вечерний клич подхватили ещё несколько. Не успели живые будильники угомониться, залаяли собаки. Так же: сначала одна, за ней остальные. И всё успокоилось.
        Чуть дальше их сменяли двухэтажные домики с плоскими крышами. Ещё дальше виднелись домики ещё выше. Луис не удивлялся: после того, как в Санта-Пуэрто появились пришельцы из космоса, картинки из старых журналов сеньора Корвальоса превращались не в больную фантазию художников, а в самую настоящую реальность. А ведь там были изображены дома, по сути башни, вершины которых пронзали облака.
        Отряд добрался до первого перекрёстка. Начали встречаться люди, кареты, запряжённые где одной, где двумя лошадьми. Всмотревшись вдаль улицы, которую пересекали, Луис увидел стоящий у стены одного из домов пароавтомобиль, почти такой же, как у губернатора. Почти, в этом всё дело. Он был рассчитан на перевозку сразу нескольких пассажиров, а не возить только одного человека.
        Люди тоже заинтересовали Луиса. Поначалу встречались мужчины и женщины, одетые обычно. Женщины в платьях, поверх юбок белые передники, у многих головы покрыты чепчиками. Мужчины в клетчатых рубашках и жилетках, штанах с широкими штанинами, высоких сапогах. Кто-то был вооружён, кто-то безоружен.
        Они встречали всадников с безразличием, но заинтересованно. Всё же нечасто со стороны границы появлялись люди.
        Миновали фонарщика с двумя длинными шестами в руках. На конце одного горело пламя и тонкая гибкая трубка, обвив шест пару раз, пряталась за спиной работяги. Там, на лямках был закреплён небольшой баллон с газом.
        Проехали ещё дальше, пару раз сворачивали на перекрёстах. Только сейчас Луис понял, что этот город намного больше Санта-Пуэрто. Может даже он сравним с Саргоссой.
        Как-то незаметно улицы стали запружены народом. Больше бричек, телеги, попалась пара движущихся паромобилей. Им путешественники уступили дороги.
        И люди изменились. Были и привычного типажа, но встречались и богато одетые. Мужчины в котелках, высоких шляпах, расшитые камзолы, строгие брюки. Сапоги эти сеньоры уже не носили, щеголяли в ботинках. Женщины в нарядных же, но простого покроя платьях, с различными прическами, венцом которых неизменно был гребешок.
        В этой толпе санта-пуэртовцы и их сопровождающие затерялись и ни у кого не вызывали ни вопросов, ни недоумения. Люди говорили на том же языке, что и санта-пуэртовцы. Впрочем, на Эспаньоле все говорили на одном языке. Разве что по акцентам можно было сориентироваться, с какого края прибыл человек.
        Дома стояли вплотную друг к другу, не оставляя между собой ни щелки. Первые этажи начинались в полуметре от брусчатки, к дверям вели лестницы. Поперёк улицы, от окна к окну противоположного дома, натянуты верёвки. Жители сушили на них простыни, рубашки и платья. Впрочем, они не мешали движению, потому что висели достаточно высоко. Достать можно только если встать на лошадь ногами.
        Тут же, рядом, располагались лавки, торгующие разной всячиной. Вот продуктовый, в соседней лавке торговали тканями и готовой одеждой. Большие красочные щиты с картинками над входом уведомляли прохожих, чем здесь торгуют. Надо бы своему магазинчику сделать такую вывеску, подумал Луис. А то как-то несолидно получается. И не беда, что каждый горожанин знает, где находится магазинчик Рохеса.
        Чтобы войти в любую из этих лавок, не нужно подниматься по лестнице. На противоположной стороне расположился салун. «У Педро», значилось на вывеске между двух кружек с пенящимся пивом. Вход почти открытый, разве что две небольших створки, поскрипывая, качались на петельках. Серьезного препятствия они не создавали, да и вход был практически открыт. Можно заглянуть внутрь не напрягаясь с противоположной стороны улицы. Там, внутри салуна было всё освещено и раздавались какие-то громкие и непонятные возгласы.
        Серьёзным препятствием здесь оказался высокий и широкий в плечах силач с угрюмым взглядом. Когда путешественники проезжали мимо, он как раз, не спеша, вышел на свежий воздух, мрачно осмотрел улицу, чуть дольше задержался на путешественниках.
        Когда всадники отъехали от салуна подальше, Луис оглянулся. Угрюмый силач провожал их взглядом, как будто заподозрил в них не просто чужаков, а врагов.
        Впрочем, подозрительный вышибала был моментально забыт, когда из задумчивости и подозрительного состояния Луиса вывел хлопок ладонью по плечу.

        - Смотри, Луис!  - сказал Кортес и в его голосе было столько восторга, сколько в момент, когда над Санта-Пуэрто появился дирижабль.
        Отряд к этому времени выехал на небольшую круглую площадь с невысоким памятником в центре. Народу здесь было, казалось, ещё больше, а так же пассажирских повозок, несколько из них стояли кучкой в одном месте, а возницы, устроившись кучкой тут же, о чём-то друг с другом беседовали, впрочем, не забывая зазывать желающих куда-нибудь прокатиться.
        Объезжал площадь и полицейский конный патруль. И ещё несколько всадников, кто пытался выбраться на улицы, кто, наоборот, выехал на площадь и пробирался на другую его сторону, стараясь не сбить пешеходов.
        Кортес же хотел привлечь внимание Луиса совершенно к другому. Над крышами, вдали, на окраине города, а то, может, и за его пределами, возвышались две узкие башенки. У вершины одной из башен висел дирижабль. Отсюда он казался небольшим, на самом же деле был гигантским. Под громадным цепелем еле различалась гондола.

        - Видал?  - снова спустил с небес на землю Луиса Кортес.  - Эх, прокатиться бы на нём.

        - Хорошо бы,  - согласился Луис.

        - Будем передвигаться по земле,  - сказала Бланка, услышав друзей.  - Гостиница перед нами.
        Трёхэтажное здание, не отличающееся от соседних. Маленькие окна, небольшая дверь, ступенек нет. Около входа прикрученный к стене длинный брус для лошадей. Две уже стояли, лениво пережёвывая овёс.
        Путешественники спешились и тоже накинули поводки на специальные крючки, чтобы лошади не ушли невзначай.

        - А не украдут?  - поинтересовался Санчес.

        - Здесь за этим следят,  - ответила Бланка.

        - А нормальной конюшни нет разве?  - встрял Кортес.
        Бланка молча покачала головой, развернулась и скрылась за дверью в гостиницу. Кортес пропустил Луиса впереди себя, напоследок осмотрев площадь. Лошадь, на которой ехал Рамирес, стола ближе к чужой парочке. Она протянула морду, чужая лошадь сделала то же самое. Прикоснулись носами, фыркнули. Вот и познакомились, усмехнулся Кортес и захлопнул за собой дверь и оказался в небольшом освещённом холле. У правой стены лестница на верхние этажи, напротив стойка, не хуже барной. За ней стоит служащий в белой рубашке и темной жилетке. Взгляд то и дело косился на остальных посетителей, тонкие усики под носом временами шевелились, казалось, самопроизвольно, выдавая эмоции служащего гостиницы. Бланка же вписывала в журнал имена очередных постояльцев. Рядом за всем следил Санчес.
        Наконец, Бланка отложила в сторону ручку и подвинула к служащему журнал, потом выудила откуда-то кошель и отсчитала несколько монет.

        - Спасибо, сеньорита,  - поклонился служащий, смахнул со стойки деньги, после чего выложил три ключа.  - Номера на втором этаже, рядом, по одной стороне. Окна выходят на площадь, как вы и просили.

        - Благодарю,  - кивнула Бланка.  - И не забудьте про наших лошадей.

        - В обязательном порядке, сеньорита. Ими уже занимаются.
        Вслед за Бланкой наверх поплелись остальные.
        Расселились быстро и просто: Луис и Кортес в одну комнату, вместе с ними остался и Диего. Бланка единолично заняла следующий номер, остальные поместились в третьей. Санчес не решился отпускать Рамиреса с глаз, хотя тот, в принципе, волен был в любой момент проваливать куда хочет.
        Можно было расслабиться. Кортес незамедлительно упал на ближайшую к нему кровать.

        - У-ух, как хорошо,  - сказал он.
        Диего занял вторую кровать, прислонился к стене, прикрыл глаза и сделал вид, что его здесь нет.
        Луис же только усмехнулся, подошёл к окну, выглянул наружу. Стемнело уже достаточно хорошо, площадь освещалась несколькими десятками фонарей, тем не менее, народу на ней не убавилось, а, казалось, наоборот, прибавилось. Хорошо был виден дирижабль, рядом с ним вверх с земли поднимался яркий луч света, временами лениво уходя то в одну сторону, то в другую. Вдруг, заглушая шум толпы разнёсся громкий и длинный гудок. Луис вздрогнул и мигом отпрыгнул от окна.

        - Что это было?  - вскочил Кортес.

        - Не знаю,  - ответил Луис.

        - Паровоз,  - ответил Диего.  - Давайте лучше укладываться спать. Завтра будет трудный день.

        - Не труднее, чем сегодняшний,  - фыркнул Кортес.  - А мы не пойдём разве искать Ричарда и сеньориту Чирригарн?

        - Мы не пойдём,  - кратко, и как всегда, отметая дальнейшие разговоры на эту тему, ответил Диего.
        В это время в комнату вошёл Санчес.

        - Устроились?  - шериф осмотрелся.  - Отдыхайте. Скоро ужин принесут. А мы тут немного осмотримся.
        За его спиной, в коридоре, маячил Борис и Бланка.

        - А мы?  - снова вскинулся Кортес.

        - Сил набирайтесь. И не вздумайте самовольничать, понятно?
        Ответа он не дождался, только Кортес надулся и отвернулся. Когда в комнате он и Луис снова остались одни, Кортес улёгся, не раздеваясь, и отвернулся к стенке.


* * *
        До Чилагонто добрались быстро и решили немного отсидеться здесь, продолжив путь только завтра. Паровоз на Тильтерек отходил часов в десять вечера. На него, в принципе, успевали. Следующий шёл только завтра ближе к полудню. Впрочем, спешить уже было некуда, никто не рассчитывал, что за троицей беглецов будет организована погоня. Так что можно расслабиться.
        Денег было достаточно, как у сеньориты Чирригарн, так и у Артеги, так что с приютом долго не думали, остановились в гостинице ближе к вокзалу.
        И пошли гулять по городу. Причем опеку над пришельцем взяла на себя сеньора Чирригарн, предоставив Артеге самому о себе позаботиться. Артега был не против. Оставив инопланетное ружьё, с одного раза сбивающее дирижабли, в номере, оставив при себе только револьвер, первым делом пошёл в ближайший ресторан, после чего намеревался отправиться на поиски местной ячейки Республиканской армии. У них была связь с начальством повыше. Надо было доложиться и получить дальнейшие указания.
        Начальство подтвердило полномочия сеньоры Чирригарн, приказало, по возможности держаться рядом с ней и пришельцем, по мере сил и возможностей помогать им. Так же пообещали отправить навстречу подкрепление.
        Теперь можно расслабиться, так что Артега решил прогуляться по вечернему Чилагонто, подышать свежим воздухом, сбрасывая с себя запах прерии, потолкаться среди народа. Здесь его никто не знал, так что он не опасался случайных и неприятных встреч.
        Побродил по магазинам, прогулялся в небольшом сквере, в итоге вышел на площадь с большим камнем в центре. Местные жители считали это за памятник.
        И остановился, словно на стену наткнулся. На площадь с той стороны выехали несколько всадников, среди которых была женщина. Её он знал. Ещё среди всадников, кажется, был Рамирес. Да, точно. Он самый. Вот дьявол. Значит, Санчес. Вместе с ними были ещё два опасных бойца, один наверняка полицейский. И два молокососа.
        Артега резко развернулся и нырнул за угол дома, только потом поняв, что мог бы этого не делать. Народу на площади достаточно много, чтобы затеряться в толпе. Но осторожность не помешает в любом случае.
        Всей могучей кучкой отряд из Санта-Пуэрто направились к гостинице, скрылись в ней.
        Что делать? Пойти к полицейским, сказать, что здесь чужаки из королевства? Пусть разбираются. По крайней мере, задержат надолго. Поднять местных армейцев, атаковать гостиницу и, пока никто ничего не ожидает, уничтожить всех? Разом. А это идея. Только не нужно никого поднимать, можно справиться и одному. Ведь есть же замечательная пушка!
        Артега ещё некоторое время понаблюдал за гостиницей и быстро определил, в какие номера поселились преследователи. Вот даже из одного окна кто-то выглянул и, когда дал сигнал паровоз, вздрогнул и скрылся. Артега усмехнулся. Эти люди никогда не знали цивилизации.
        Резко развернувшись, Артега быстро пошёл к той гостинице, где остановился сам. Ферерра и Ричард ещё не возвращались. Однако, знакомство с городом происходит достаточно долго. Или оно превратилось в знакомство друг с другом. А что, Чирригарн достаточно симпатична. Артега и сам бы не прочь заняться с ней любовью, да только останавливало то, что она из высшего командования Республиканской армии. Тут даже соответствующий взгляд может послужить причиной внезапного исчезновения.
        Артега достал инопланетное ружье, не долго думая, сдернул с кровати простыню и замотал в него оружие, чтоб лишний раз не привлекать внимания.
        И отправился на охоту.


* * *

        - Слышь, Диего,  - вырвал Луиса из полудрёмы шёпот Кортеса.  - А кто такой Санчес на самом деле?

        - Чего это тебя так заинтересовало?  - лениво ответил Диего.

        - Да… Он запросто общался с карабинерами. С этим, как его?.. Их начальником. Да и с тем парнем, который приехал первым, тоже.

        - Санчес приехал из метрополии, ты сам об этом знаешь. Почему бы ему их не знать?

        - Ну…  - Кортес замолчал надолго и Луис снова начал проваливаться в сон, когда приятель продолжил.  - Там народу много. Говорят, можно рядом прожить и соседей ни разу не увидеть. Он явно был близок к королевской семье. Как думаешь, Диего?

        - Он был командиром карабинеров, Кортес, успокойся.

        - Пра-авда?  - восхищённо протянул Кортес.  - Ух ты!

        - Эй!  - наконец, не выдержал Луис.  - Вы успокоитесь когда-нибудь? Давайте спать уже.
        Но поспать не удалось. От удара распахнулась дверь, и в комнату ворвался Рамирес. Три дула направились на него, но не выстрелили.

        - Быстро!  - закричал бывший контрабандист.  - Уходим!

        - Что случилось?  - вскочил Диего.

        - Всё потом! Уходим!
        Диего придал приятелям скорости, последним выскочил из номера и рванул за остальными вдоль по коридору к лестнице. Вовремя. Позади раздался мощный взрыв.
        Глава 26
        Маленький переполох

        Сеньорита Чирригарн решила не тянуть время, поэтому сразу после заселения в номера гостиницы, увела Ричарда, якобы на прогулку по Чилагонто, пообещав показать интересные места. Да и вообще, оказавшись в этом городе, для Эспаньолы вполне цивилизованном, Ричард проявил неподдельный интерес к образу жизни местного населения. В этой прогулке Артега был лишним. Тот не возражал.
        Впрочем, далеко от гостиницы ушли недалеко. Пара улиц и Ричарду предложили отведать местной кухни. Ресторан кстати попался на пути. Внутри него оказалось многолюдно, что не помешало сеньоре Чирригарн найти свободный столик, причём в самом дальнем углу. Он как будто их уже ждал. Официант быстро убрал со столешницы табличку «Занято», второй официант, не успели новые посетители присесть, причём Ферерра попросила Ричарда сесть рядом с ним, а не напротив, поставил перед ними бокалы с тёмным красным вином и пообещал, что чуть позже поднесут заказ.

        - Вас тут знают?  - удивился Ричард, помогая женщине разместиться за столом.

        - На самом деле,  - ответила Ферерра, переходя с местного языка на официальный федеративный,  - этот столик был заказан ещё до того, как мы въехали в город,  - она взяла в руки бокал с вином, поднесла к носу и вдохнула запах и удовлетворённо поставила бокал обратно.

        - Местные технологии не позволяют этого сделать,  - улыбнулся Ричард.  - Значит, здесь есть какая-то хитрость.

        - Конечно, есть. У меня в этом городе свои люди. Они ждали моего возвращения и, дождавшись, организовали это место встречи.

        - Вот как? Значит, не придётся преодолевать многие километры пути, чтобы добраться до Гуарды?

        - Придётся. Только это будет не совсем так, как вы того ожидаете. Впрочем, минуту терпения и обо всём сами узнаете,  - взгляд Ферерры скользнул к входу в ресторан.
        Ричард повернул голову и увидел невысокого человека в шляпе-котелке, клетчатом костюме, лакированных ботинках и тростью в руках. Небольшие усы, с загнутыми вверх кончиками, придавали ему немного несерьёзный вид, впрочем, для этой местности вполне сойдёт. Мужчина средних лет коротко переговорил с подбежавшим официантом, тот, наверное, дико извинялся, что мест больше нет.
        Мужчина уверенно направился к нужному столику и уселся напротив Ричарда. Теперь пришельцу стал ясен мимолётный каприз сеньоры - берегла место для вот этого типа.
        На столе быстро появились салаты и бутылка красного вина. Усатый незнакомец с интересом рассматривал Ричарда и не подавал ни одного звука до тех пор, пока их обслуживали. Как только официанты ушли, мужчина заговорил.

        - Меня зовут Жерар Лебрун. А вы, как я понимаю, тот самый Ричард Коннери.

        - Необычное имя для Эспаньолы.

        - О, я тут такой же гость, как и вы, уважаемый,  - отмахнулся Жерар.
        Он прислонил трость к столу, снял шляпу и положил её на угол. Только после этого не спеша взялся за вилку и, прежде, чем воспользоваться ей по прямому назначению, демонстративно осмотрел.

        - Удивительный инструмент, вилка, господин Коннери,  - сказал, наконец, Лебрун.  - С момента её изобретения она претерпела только одно новшество - вместо двух зубьев, как было первоначально, стали делать четыре. И с тех пор менялся только разве что дизайн. Принцип же, что в нашем урбанизированном космическом обществе, что в этом, слегка деградировавшем мире, ни в коей мере не меняется. Удобно, функционально, практично. В отличие от человеческого общества, которое можно повернуть в любую сторону. И люди будут жить так, как им скажут. Или как вынудят обстоятельства.
        Жерар замолчал, задумчиво уставился на салат, словно размышляя, приниматься за него или не спешить.

        - Вы почти лекцию прочитали,  - улыбнулся Ричард.  - Я так понимаю, вы представляете группу людей, решивших вернуть народ Эспаньолы к звёздам?

        - А вы как сами считаете?  - хитро прищурился Лебрун.  - Стоит?

        - Иначе я не был бы здесь,  - Ричард развёл руками.

        - И сведения, которые вы нам несёте, весьма и весьма помогут нам в этом вопросе,  - человек с тростью, наконец, принялся за еду.  - Мы никак не можем доказать мировому сообществу, что всё, что творится на этой планете, является чудовищным экспериментом. Без них, впрочем, нечего и идти к этому самому сообществу. Но, как только материал станет публичным, для Эспаньолы начнётся совсем другая эра, господин Коннери. И я рад, что среди наших оппонентов, наконец, нашлись люди, которые поддерживают нашу точку зрения.
        Закончив с речью, Лебрун уставился на Ричарда с видом, словно что-то ждёт. Вторя ему, с ожиданием смотрела и Ферерра. Ей то, несомненно, с первых минут было интересно, в каком месте Ричард держит важную информацию. По слухам, её столько много, что в голове не удержишь. Значит должно быть что-то материальное. Бумаги, записи, планы и так далее и тому подобное. Флэш-накопитель, ключ от банковского сейфа. Сколь угодно миниатюрная вещица.
        Что ждал Лебрун, было понятно и так. Идеально, чтобы Ричард прямо здесь и сейчас выложил на стол флэшку или ключ.

        - Есть люди, которые думают так же, как и вы,  - через небольшую паузу сказал Ричард, с сожалением отодвинув в сторону пустую тарелку и взялся за бокал с вином.
        - Нас мало, но всех нас подозревают. Поэтому выхода на вашу группу у нас до сих пор не было. Так что пришлось действовать, что говорится, напролом.

        - Теперь вы среди друзей,  - развёл руками Лебрун, словно приглашая ринуться к нему в объятья.  - Вам больше нечего бояться.

        - Думаете?  - прищурился Ричард.  - Ваша группа работает нелегально, и всё же вы появляетесь здесь, держите своих агентов,  - пришелец быстро взглянул на Ферерру, которая то ли и впрямь Ферерра, то ли кто ещё.  - Думаете, здесь не водятся агенты противника? Их может оказаться много больше.

        - Такие есть,  - кивнул Жерар Лебрун.  - И их много. Мы их знаем и постоянно следим за ними. Сейчас в этом ресторане нет ни одного. И в Чилагонто их всего двое. Они знают, что на Эспаньолу упали люди со звёзд. Возможно, они знают, что вы здесь, но можете не беспокоиться, информация о вас дальше не уйдёт. К тому же что могут сделать двое против десятка моих людей?

        - Что ж,  - кивнул Ричард.  - Это похоже на гарантию безопасности.

        - В таком случае,  - Лебрун наклонился и протянул ладонь,  - будьте любезны дать мне то, что вы везете. Будем считать, что вы выполнили свою нелёгкую задачу.

        - Пакет уйдёт с Эспаньолы только вместе со мной,  - перестал любезничать Ричард.  - И никак иначе.

        - Я вам даю гарантию!  - обиделся Лебрун.  - Может, мне просто любопытно, что там?

        - Графики, отчёты, цифры,  - Ричард пожал плечами.  - Вам действительно это интересно прямо сейчас?

        - Хм…  - Лебрун откинулся на спинку стула, поняв, что пока большего от пришельца не добьётся.  - Что бы это ни было, оно на вас. Изъять будет просто. Подобрать пароль… немного сложнее, но вы же нам в этом поможете, не так ли?

        - Начинаете угрожать?  - вздохнул Ричард.  - Или просто проверяете? Вы найдёте флэшку, но прочитать её без меня не получится. Как только вы попробуете ввести в меня какой-нибудь препарат, я умру и вы останетесь ни с чем. Рискнёте продолжать, или мы, всё-таки, начнём играть честно?

        - Отлично, сразу видно серьёзного человека,  - собеседник пришельца довольно потёр руки,  - с серьёзными намерениями.

        - Хм… Ну, раз выяснили этот вопрос, не пора ли переходить к делу? Вы меня будете вытаскивать отсюда?

        - Будем,  - кивнул Жерар.  - Прямо сейчас и будем. Вы готовы или есть незаконченные дела?

        - Какие у меня здесь незаконченные дела?  - взгляд Ричарда упал на салат.  - Разве что завершить ужин и я к вашим услугам.
        Господин Лебрун неожиданно засмеялся:

        - Вы мне нравитесь, господин Коннери. Определённо. Что ж, не будем мешать разговорами. Наслаждайтесь местной кухней. Когда ещё придётся?

        - Вот по поводу чего не буду горевать.
        Когда Ричард закончил, впрочем остальные составили ему компанию, вся троица поднялась из-за стола и двинулась на улицу. Там их ждала карета, запряженная двумя лошадьми и четыре человека. Ричард сразу определил их как телохранителей. Несмотря на то, что одеты они весьма цивильно, даже не опытный взгляд смог бы определить в них, включая возницу, опасных людей, к которым без нужды близко лучше не подходить.
        Один из них, в светло-коричневом костюме и такого же цвета шляпе-котелке, предупредительно открыл дверцу кареты, где и разместились Ричард, Ферерра и господин Лебрун. Возница тут же легонько повёл поводьями и понятливые лошадки тронулись в путь.
        Ричард, пока усаживался, постарался взглядом просканировать улицу. Понятно, что телохранители Лебруна держали здесь всё под контролем, только и готовились они немного к другому, нежели чего ожидал пришелец. И он увидел, что хотел.
        На другой стороне улицы, в нескольких метрах от входа в ресторан стояли двое и изображали из себя парочку влюблённых. Она прижалась к стене дома, он оперевшись о ту же стену, словно прикрывал даму от толпы, проходящей мимо. И, если издали, казалось, что эти двое просто мило беседуют. Разве что изредка дама стреляла взглядом в сторону ресторана, а, когда из него вышел Ричард с компанией, внимание его перешло на него. Мужчина стоял спиной к пришельцу, но не узнать в нём Бориса было затруднительно, особенно, когда догадаешься, что к чему. В дамочке же пришелец признал ту сеньориту, что в Фальерре увела Роберту от Рамиреса.
        Это значит, что остальные тоже где-то здесь. Большой вопрос на счёт молокососов, а вот Рамирес и Диего обязательно где-то должны затаиться. И Санчес, конечно же. Как без него?
        Телохранители сопровождали карету верхом, распределившись вокруг неё. Двое ушли вперёд, чтобы «разрезать» толпу, как корабль морские волны, остальные остались в арьергарде.
        А вот и Санчес с Рамиресом. Стоят в узком проходе между двух домов, делают вид, что ничего их вокруг не интересует.
        Дальше Ричард наблюдать не мог, потому что внимание требовалось уделять хозяевам кареты. И чтобы не вселить в них подозрение, что вокруг что-то не так, а сам Ричард не совсем тот, за кого себя выдаёт.
        Заодно Ричард попытался выяснить, не догадалась ли Ферерра о том, что за ними следят, да и кто. Вроде бы, если судить по лицу, не догадалась ни о чём, никого не увидела и до сих пор продолжает считать, что Санчес с отрядом, получив в руки Роберту, отправился обратно в Санта-Пуэрто. Или же она отличная актриса, что не показала ничего, а сама всё увидела и обо всём догадалась. Только скрывать-то зачем? Вокруг все свои, так что можно прямым текстом озвучить подозрения и догадки, а там и действовать соответственно.
        Вместо этого все вели себя естественно. Вокруг ничего не происходит, безопасно, а скоро и вовсе местные проблемы будут до высокой колокольни.
        На город навалился вечер и с каждой минутой темнело всё быстрее и быстрее. Улицам же это было нипочём. Тротуары и проезжую часть щедро освещали газовые фонари. Если посмотреть наверх, видно небо, на нём сотни моргающих звёзд. Среди них спрятались обитаемые миры, в большинстве которых люди даже не подозревали о существовании Эспаньолы, проводящегося на них эксперименте. И где-то среди этих же звёзд, затаилась станция. На ней живут и работают люди, наблюдают за жизнью Эспаньолы и изредка проводят некие таинственные эксперименты. И где-то там спрятались корабли, что не предусмотрены никакими экспериментами. На одном из них Жерар Лебрун попытается вывезти с планеты ценного свидетеля. Второй несёт в себе отряд карателей и только ждёт определённого сигнала, чтобы высадить на Эспаньолу десант.
        Внимание Ричарда переключилось на Жерара. Дядька лет сорока. Может ли он быть заправилой группы лиц, что провозит на Эспаньолу контрабанду. Наверняка, над ним кто-то есть ещё. Впрочем, проводить до базы человека, везущего важные сведения, должны были отправить не последнего в иерархии организации. Так бы и Ферерра справилась, а то и вовсе Артега. Тот хоть и не подозревал о многом, хоть и сталкивался с инопланетными технологиями, вон как лихо стал справляться с энергетической пушкой, задание бы выполнил без вопросов. Честно сказать, Ричард первое время так и думал, что его проводником к космодрому будет Артега. Получилось намного интересней.
        Пару раз свернули на перекрёстках, потом ехали долго по длинной улице, мимо гостиницы, где сняли номера. Интересно, зачем Феррера сделала это? Не знала, чем обернётся встреча? Или из-за недоверия Артеге? Внеземные тайны не для него, так что пусть будет спокоен, пока не поймёт, что его кинули.
        Так вот о Жераре. Даже если не он возглавляет организацию, то, наверняка, близок к ним. Поэтому, в случае чего…
        Дальше всё поменялось неожиданно и внезапно. Как только прогремел взрыв.
        А за ним ещё один и ещё.
        Где это случилось, было не совсем ясно. Где-то за пару-тройку кварталов позади. Лошади заволновались, возница остановил карету. Люди вокруг стали озираться по сторонам. Само-собой, ничего не увидели. Откуда-то появились незаметные до сих пор двое полицейских. Придерживая дубинки, чтоб не били по ногам, и фуражки, пробежали мимо кареты, скрылись на перекрёстке за домом. Ферерра и Жерар напряглись. Напряглись и телохранители. Все смотрели в ту сторону, где прогремели взрывы, словно надеялись через толщу каменных стен нескольких домов разглядеть очаг переполоха. Ричард привстал, обернулся. Только внимание его было занято не взрывами, а тем, кто внимательно и осторожно следил за каретой и теми, кто ехал в ней.
        Всю группу, что следила за ним, он увидел быстро. Они разделились. Санчес и Рамирес скрылись, наверняка побежали узнавать, где произошёл взрыв и кто его устроил. Ведь тех двух молокососов и Диего Ричард так и не смог засечь. Значит, остались в гостинице или где они там остановились.
        Борис и Бланка же поступили ровно наоборот. Пока внимание всех было отвлечено взрывом и небольшой паникой горожан на улице, сорвались с места и побежали прямиком к карете.

        - Жан!  - воскликнул Жерар.  - Трогай немедленно!
        Жан, возница, суетливо подхватил поводья и только попытался стегнуть ими по бокам лошадей, как прогремел выстрел. Возницу снесло с кареты, он упал между лошадьми под их копыта. Лошади были напуганы и сорвались бы с места в карьер, только путь загораживала друга повозка.
        Прогремело ещё несколько выстрелов. Борис и Бланка снимали телохранителей Жерара. Поняв, что они пошли ва-банк, действовать начал и Ричард, хотя понимал, что заключительный этап операции начался очень рано.
        Ферерра Чирригарн на отстрел телохранителей отреагировала быстро, в отличие от Жерара. Она была бойцом. Так что первые и единственные два удара Ричард нанёс ей. Сначала ногой в грудь, заставляя её упасть на диван, потом, ногой же, по голове, отправив сеньору в глубокий нокаут. Пришельца ничуть не смутило, что он так жестоко обошёлся с женщиной.

        - Что происходит?  - растерялся Жерар, непонимающе наблюдая, как падают с лошадей его телохранители и на внезапное буйство Ричарда.

        - А вы что себе думали?  - усмехнулся Ричард и влепил кулаком в усатое лицо.
        К этому моменту с телохранителями было покончено. Борис и Бланка стреляли умело и прицельно. Они успели добраться до кареты к тому моменту, когда Ричард разобрался с пассажирами. Жерара быстро сгрузили с кареты, мужчины подхватили его по руки и поволокли прочь с места происшествия. Бланка прикрывала. Меньше чем через минуту после того, как они скрылись, испуганные перестрелкой люди стали выползать из укрытий.
        Глава 27
        Момент истины

        Не было никаких сомнений, где и что рвануло, поэтому, рискуя потерять Ричарда и тех, с кем он встретился, Санчес развернулся и бросился к гостинице, где остановился его отряд. И только когда позади раздались громкие выстрелы, шериф понял, что Борис и Бланка не просто отстали. Они остались там.
        Может, и правильно, решил Санчес, отталкивая в сторону испуганных прохожих. Борис охотился за Робертом и бросить всё, когда последний почти уже в руках, не дело. Санчес и сам бы так поступил, но не сейчас.
        Он вылетел на площадь перед гостиницей и наткнулся на плотную стену спин горожан. На той стороне пылала гостиница. Развороченная стена, дым, вырывающийся огонь. Эпицентр на втором этаже, как раз там, где поселилась его группа. Значит, противник знал, куда стрелять. Теперь вопрос, живы ли его люди. Хотелось надеяться, что живы.
        Санчес стал пробираться сквозь толпу ближе к гостинице. Где-то потерял шляпу, дьявол с ней. Когда он уже дошёл до края толпы, увидел редкую цепь полицейских, обозначивших границу, за которую нежелательно переходить. Дальше пустота, только несколько человек метались среди выживших и эвакуированных из горящего здания людей. Хозяина гостиницы, он же метрдотель Санчес узнал сразу. Рядом ещё человек десять, закутанные в одеяла. Двое, видно даже отсюда, в нижнем белье, видимо, успели лечь спать. Никого из своих Санчес среди них не увидел. Лошадей тоже видно не было. Либо успели увести куда-нибудь, либо сорвались с привязи и сами разбежались кто куда.
        Шериф присмотрелся внимательнее, обычно, если есть жертвы, их выкладывают здесь же, неподалёку, в ожидании труповозки. Но нет, накрытых покрывалами холмиков тел тоже нигде не видно.
        Издали раздался громкий звук колокольчиков. Он звучал беспрерывно и приближался. Полицейские из оцепления дружно пошли на толпу, крича:

        - Разойдись! Дай проехать пожарным! Разойтись! Дорогу!
        Они впились в толпу, разрезая её, очищая пространство. Впрочем, люди все понимали, расходились сами. Санчеса подтолкнули в сторону сразу несколько человек, шериф не сопротивлялся. Тут же, по улице, громко звеня колоколами, заглушающими сё в округе, пронеслась бочка, запряжённая четырьмя лошадьми. Шесть человек в сверкающих от фонарей касках, держались за специальные поручни. Всё их внимание было обращено на пожар.
        Когда лошади остановились около гостиницы, расчёт тут же принялся за дело, при этом полицейские продолжали удерживать людей, не давая им снова сомкнуться. Вслед за пожарными по проходу, образованному людьми, промчалась медицинская карета. И только тогда людям дали возможность уничтожить дорогу.
        Медики тоже сразу принялись за работу. Среди эвакуированных обнаружились раненные. Санчес же убедился окончательно, что его людей здесь нет и решил пробраться ближе к гостинице с другой стороны. Может быть, если обогнуть её и подойти с другой стороны, людей будет меньше и контроль тоже будет меньше.
        Чтобы не привлекать к себе внимания, шериф стал отходить назад, чтобы выбраться из толпы. Его выпустили охотно. Здесь Санчес перешёл на лёгкий бег, решив, что не привлечёт к себе внимания горожан и полицейских, потому что всё оно сейчас сосредоточено на происшествии с гостиницей.
        На первом же перекрёстке он свернул, попал на малолюдную улицу, где только с десяток пешеходов и возница на телеге встретились. Быстро пробежал до следующего перекрёстка, убедился, что тут тоже толпа, побежал дальше. Свернул ещё несколько раз, прежде чем догадался - вот теперь он если не позади гостиницы, то где-то близко к тому. Шум с площади это подтверждал. И людей здесь было меньше, и внимания бегущему они почти не уделяли. Вот теперь можно и к гостинице приближаться.
        Чем ближе Санчес к ней подходил, тем осторожнее становился. Полицейские патрули могли оказаться и здесь. Можно предположить, что заинтересуются таким подозрительным типом. Вот и задняя стена, узкие переулки, почти пустые. Почти каждое второе окно освещено. Отсюда хоть и неудобно наблюдать, ведь основные события происходят на той стороне, но столб дыма, поднимающийся с той стороны и уходящий в небо, всё ещё виден.
        Шериф стал искать возможность подобраться ещё ближе к гостинице. Не спеша, так что издали можно подумать, что человек просто прогуливается, Санчес подошёл к ближайшему перекрёстку и стал искать вход на задний двор. Он же где-то должен быть. Нашёл быстро. Увидел издали. Прибавил шаг и резко остановился, потому что из этого прохода метнулся чей-то силуэт, пробежал к стене противоположного дома и стал удаляться. Вслед за первым появился второй, за ним, испуганно оглядываясь по сторонам, третий.
        Рассмотреть, кто это был, невозможно, в переулке темно, света из окон домов недостаточно. Санчесу же и гадать не надо было.
        Когда показался четвёртый, Санчес окликнул беглецов:

        - Эй! Так и уйдёте? Без меня?
        Беглецы резко остановились, развернулись и сразу три дула направились на него. Правда, тут же опустились вниз.

        - Шериф?  - откликнулся Рамирес. Это он последним выбегал с гостиничного двора.  - А мы уже хотели отправляться на ваши поиски.

        - Ага, верю,  - Санчес подошёл ближе, рассмотрел всех четверых беглецов.
        Напряжённые и потрёпанные. Видно, что только что из переделки.

        - Думаю, нам нужно как можно быстрее уйти отсюда подальше,  - сказал Диего.

        - Да. Что мы и собирались сделать,  - кивнул Рамирес.  - Так что ноги в руки. Кто знает, может, Артега тоже где-то здесь болтается, чтобы убедиться, что с нами покончено.
        Переулками отряд вышел к людным улицам. Выходить на них не стали. Рамирес вёл людей Санчеса только ему известными малолюдными улицами, переулками и дворами. Вёл целеустремлённо, видно, знал город хорошо. Вот только куда вёл, пока непонятно.

        - А почему вы один, шериф?  - поинтересовался Кортес, когда о горящей гостинице больше ничего не напоминало.  - Где Борис и Бланка?

        - Мы нашли Ричарда и сеньориту Чирригарн. Решили проследить. Когда услышали взрывы, я бросился сюда, а они, видимо, остались следить за пришельцем. Кстати, как вы уцелели? Целились в окна наших номеров.

        - Случайно. Нас вытащил Рамирес.

        - Вот как?  - удивился шериф и обратился к бывшему контрабандисту.  - А ты откуда узнал?

        - Да заняться нечем было, шериф,  - тот пожал плечами.  - Вот и сидел, в окно смотрел, пытался на вас обидеться, что не взяли с собой. Ведь мог пригодиться. И размышлял, была хорошая возможность исчезнуть и, наконец-то, двинуть в сторону моря. И, когда уже было решился на это, случайно увидел Артегу.

        - Через площадь? Среди сотни людей?  - недоверчиво осмотрел бывшего контрабандиста Санчес.

        - Невероятно, правда?  - усмехнулся Рамирес.  - Да я и сам себе не поверил, когда увидел его. Стоял на углу и слишком пристально всматривался в окна гостиницы. Только так я его и увидел, только не сразу распознал. А, когда решил присмотреться, он исчез. Я стал следить более внимательнее. Он долго не появлялся, подумал было, что галлюцинация была. Или принял кого-то другого за Артегу. Уже смирился, стал подумывать лечь спать, когда тот человек снова появился, только уже с ружьём в руках. Точь-в-точь таким, какое контрабандой вёз через границу, когда вы, шериф, разгромили мой караван. Ну, вот тут и всё стало понятно. Поднял ребят,
        - бывший контрабандист кивнул на остальных,  - и ходу.

        - А почему вас не обнаружили полицейские?  - спросил Санчес.  - Они эвакуировали почти всех жильцов.

        - Светиться, что мы живы, да?  - хохотнул Рамирес.  - Чтобы Артега продолжил на нас охоту? Да и чуть не завалило нас обломками. Пока выбрались…

        - До лестницы добежать не успели, когда первым взрывом разметало нашу комнату,  - продолжил Диего, когда Рамирес замолчал.  - Пришлось прятаться в других номерах. Оттуда уже через окно вылезли во двор и долго осматривались. На всякий случай.
        Санчес всмотрелся, только сейчас увидел на спине Диего следы штукатурки и кирпича. При этом пыль с куртки недавно пытались стряхнуть, причём усиленно. В паре мест виднелись небольшие прорехи, оставленные осколками.
        Прошли в молчании перекрёсток, углубились во дворик и, когда выбрались на пустынную улицу, как и предыдущие, освещаемую только звёздами да редким светом из окон, Луис поинтересовался:

        - Что же мы будем дальше делать, сеньор Санчес?

        - Борис добрался до цели,  - после небольшой паузы ответил шериф.  - Можно считать, мы ему помогли это сделать. Так что отправляемся домой. Нам здесь больше нечего делать.

        - Знаю я тут конюшню одну,  - сказал Рамирес.  - Недалеко осталось. Почти у самой окраины.

        - Так мы уже из города уходим?  - вскинулся Кортес.

        - А ты собрался здесь ещё что-то делать?  - усмехнулся бывший контрабандист.

        - Нет, но…

        - Так вот,  - продолжил Рамирес.  - При удаче обзаведётесь лошадьми и мы с вами распрощаемся.

        - Ты, всё же, решил остаться здесь?  - поинтересовался Санчес.  - Отправиться на берег моря?

        - А в Санта-Пуэрто мне светит кутузка, шериф,  - фыркнул Рамирес.  - Не охота. Вот, кстати, сейчас за угол свернём и увидим нужную конюшню.
        Свернули. Ещё десяток двухэтажных жилых домов, сразу после них два деревянных ангара и дальше тоже явно не жилые постройки.

        - Вон она,  - сказал Рамирес. Какая точно, не ясно, правда.  - Шериф? Готовы заняться кражей?

        - Не понял?

        - Нам нужны лошади,  - бывший контрабандист пожал плечами.  - Так просто нам их не дадут, поэтому придётся их украсть.

        - Купить не получится?

        - А у вас есть деньги?

        - Гхм…

        - Если оставите свои сбережения, тут сразу поймут, откуда ветер дул. Погоню не устроят, но небольшой скандал устроят, на международном уровне.

        - А если украдём, то не устроят?

        - Если догадаются,  - хмыкнул Рамирес.  - Ладно, не стоит торчать на одном месте, привлечём внимание. Тут только видимость, что никого нет. Пойдёмте.
        Бывший контрабандист не оставил времени, чтобы придумать хоть какой-то план. Видимо, он уже сложился в его голове.
        Прошли половину пути, когда Рамирес заставил всех прижаться к стене и постараться слиться с ней. На улице появились люди. С первого взгляда - трое, но если присмотреться внимательнее - четверо. Двое тащили третьего, четвёртый прикрывал. Незнакомцы быстро пересекли улицу и скрылись в ангаре, который присмотрел Рамирес.

        - Упс,  - сказал он.  - Не одному мне пришла эта идея. Интересная ночь выдалась.

        - И что теперь?  - поинтересовался Санчес.

        - Шериф,  - отозвался глазастый Кортес,  - это Борис и Бланка.

        - Ты уверен? Тогда это всё меняет. Топаем дальше.
        Бегом добежали до ангара, дальше пошли осторожно. Санчес и Диего впереди, дошли до того места, где в ангаре скрылись пришелец и агент республиканской разведки. В этом месте обнаружилась небольшая дверь. Под дверью валялся навесной замок, его дужка аккуратно разрезана.

        - Действуем аккуратно,  - сказал Санчес.  - До поры, до времени желательно себя не обнаруживаем.
        Диего кивнул, протянул руку к двери и тихо потянул ее на себя. Петли были смазаны, так что дверь открылась без скрипа. Первым внутрь залетел Рамирес и сразу отскочил в сторону. Следом вошли Санчес и Диего, последним вошёл Луис. Он прикрыл за собой дверь и оказался в ещё большей темноте, чем на улице.
        Сплошная линия окон расположилась под крышей и не пропускала много света. Понадобилось немного времени, чтобы глаза привыкли к ещё большей темноте и стали хоть что-то различать. Первое, что различил Луис, был неясное шевелящееся тёмное пятно, в котором можно было только угадать спину Кортеса, потому что он вошёл в ангар сразу перед Луисом. Парень пошёл вслед за другом. С замиранием сердца и надеждой, что в темноте не наткнётся на что-нибудь гремящее, выдавая и себя, и группу. Хотя до сих пор не мог понять, зачем таиться от Бориса и Роберты, ведь они, вроде как, свои.
        Вокруг тишина и покой, словно в этом ангаре никого живого нет, даже обещанных Рамиресом лошадей. Только осторожные шаги впереди и тяжёлое дыхание Кортеса. Наверняка он слышит и Луиса, крадущегося позади.
        В какой-то момент Кортес просто исчез с глаз и Луис, растерявшись, остановился. Вот он был, и вдруг его нет. Словно сквозь землю провалился. Парень заозирался, и только благодаря слуху догадался, куда подевался приятель. Свернул в сторону.
        Здесь стало ещё темнее. Не сразу Луис догадался, что теперь идёт по коридору. Справа и слева стены, сверху кто-то, зачем-то присобачил крышу. Если вытянуть руку вверх с ружьем, можно коснуться потолка.
        Потом пришлось свернуть ещё раз и уже здесь остановиться. Во-первых, потому что здесь собрались все, во-вторых, дальше расположилось большое пространство, в центре которого находилось нечто пока непонятное.
        Какая-то неземная штуковина. Невысокая, примерно в два человеческих роста, и широкая, отчего казалось, что её сплющили когда-то, да так и оставили. Два прожектора освещали пространство перед ней и натыкались на стены. Открыта вверх дверца, так что можно рассмотреть, что там внутри инопланетной Машины находится. То, что машина инопланетная, не было никаких сомнений.
        Рядом с ней дежурила Бланка с ружьём наперевес. Борис всматривался внутрь машины, иногда что-то, на своём инопланетном языке, бросающем внутрь. Значит, внутри находился ещё кто-то. И четвёртый сидел, прислонившись спиной к борту машины и напряжённо смотрел на Бланку. Этого человека Луис не знал.
        Руки заведены назад, лицо слегка Разбито. Видно, пришелец и разведчица не особо с ним церемонились. Удивительно было другое. Бланка до сих пор казалась Луису тоже местной, с Эспаньолы. И вдруг сотрудничает с пришельцами. Да ещё как сотрудничает. Значит, она тоже пришелец? А если так, тогда сколько на Эспаньоле пришельцев? И все, наверное, замаскированные, изображают из себя местных жителей, а на самом деле…
        Тогда получается, что рассказ Бориса про эксперимент на Эспаньоле, может оказаться правдой. Честно сказать, тогда Луис не особо прислушивался и не воспринял этот рассказ серьёзно. Теперь же выходило, что зря. Вот и тот человек, что сидит у борта, наверняка агент пришельцев. Из другого лагеря. Странно, что это не Ричард, за которым охотился Борис. Весьма странно.
        И есть ещё четвёртый. Он сейчас внутри машины, что-то делает. Разбирается, заводит, чтобы вскоре на ней улететь.

        - Атакуем, шериф?  - шёпотом поинтересовался Рамирес.  - Или отпустим с миром?

        - Мне жутко захотелось разобраться во всём этом инопланетном деле,  - тоже шёпотом ответил Санчес.  - Так что давайте-ка их задержим, да во всём разберёмся окончательно. Приготовились!
        Луис облизал вдруг пересохшие губы, покрепче сжал ружьё.

        - Вперёд!  - прозвучала команда и люди быстро высыпали из коридора на открытое пространство с инопланетной машиной.
        Выскочив, Луис сразу подался в сторону, чтобы держать пришельцев на прицеле и никому не мешать. Выбор цели был мучителен. Борис, вроде свой. Бланка тоже, относительно. Человек у борта, на первый взгляд, не представлял опасности. Луис решил прицелиться внутрь кабины. Там кто-то явно был, так что мог создать неприятный сюрприз.

        - Не двигаться!  - крикнул Санчес.
        Пришельцы в долгу не остались. Бланка и Борис вмиг нацелили на группу Санчеса своё оружие.

        - Шериф!  - откликнулся Борис.  - Здесь все свои!
        В качестве жеста доброй воли пришелец опустил пистолет.

        - Что здесь происходит?  - Санчес не купился на это жест.

        - Наша миссия, шериф, выполнена,  - ответил Борис,  - и мы скоро покинем вашу планету. Только и всего.

        - Что за миссия?

        - Мы будем разговаривать, целясь друг в друга, шериф?

        - Хорошо, целиться не будем. Только пусть из кабины вылезет тот, кто там прячется.
        Бланка быстро посмотрела на Бориса. Незнакомец у борта только усмехнулся, наблюдая за происходящим.

        - Только не стреляйте,  - согласился Борис и кивнул тому, кто засел внутри машины.
        Сначала показалась голова. Палец Луиса напрягся, дуло ружья, казалось самопроизвольно, навелось на Ричарда. Ведь именно он выкрал Луизу. Именно он чуть не убил её, оставив в прерии. Палец стал двигать курок, ещё немного и грянет выстрел. Луис был уверен, что попадёт в ненавистного пришельца. Как вдруг кто-то вырвал оружие из его рук. Выстрела так и не прозвучало.

        - Не стоит, парень,  - тихо сказал Рамирес,  - Пока не стоит.
        И отдал ружьё обратно, убедившись, что Луис слегка остыл и жажда немедленного убийства временно погасла.
        Ричард же, убедившись, что ему пока больше ничего не угрожает, вылез из машины полностью, спрыгнул на пол.

        - Это означает, что вы всё это время были заодно?  - поинтересовался Санчес.

        - Сложный план, шериф,  - кивнул Ричард, перехватывая инициативу на себя.  - Нацеленный вычислить группу людей, провозящих на Эспаньолу контрабандное оружие. Этот человек,  - он кивнул в сторону незнакомца,  - однажды вышел на группу, называющую себя Республиканской Армией и стал провозить на Эспаньолу технологии и оружие, которое здесь могло однажды создать технологический взрыв. А это опасно. К тому же, как я понимаю, Республиканская Армия решилась с помощью этого оружия свергнуть вашу королеву, и покончить с монархией в вашей стране. Так что мы и вам помогли, в какой-то мере.

        - А ты? Какая задача была у тебя?

        - Втереться к ним в доверие?  - усмехнулся Ричард и снова кивнул на незнакомца.  - Я же говорю, сложный план. Пришлось сымитировать и бой на корабле, и побег.

        - Похищение Луисы и сеньориты дель Росарио тоже пришлось сымитировать?  - зло спросил Луис.

        - И не только это,  - в разговор вступил Борис.  - Тонкий, почти шахматный расчёт, нацеленный на встречу с резидентом группы сеньора Жерара Лебруна. Он много чего знает о контрабандистах. Мы заберём его с собой и покончим с заразой. Раз и навсегда.

        - Да,  - кивнул Ричард.  - Только зря ты отказался, чтобы я отправился вместе с ним. Так бы накрыли его лавочку на месте.

        - Зачем рисковать больше положенного?  - Борис пожал плечами.  - Тебя там могли раскрыть и твоё вранье по поводу смерти от сыворотки правды вряд ли помогло бы. А так мы его допросим,  - Борис теперь глядел на Лебруна,  - и всё выясним. В безопасности.
        Лебрун в ответ широко усмехнулся.

        - А вдруг вы сейчас совершаете ошибку, ребята?  - спросил он.  - Может, я ничего не знаю, а? Вот будет смеху.

        - Знаешь, знаешь,  - ответил Борис.  - Ты же один из тех, кто организовал всё это.
        Лебрун снова улыбнулся и отвернулся, делая вид, словно Борис жестоко ошибается на его счёт.

        - Ну так как, шериф?  - внимание Бориса снова устремилось к санта-пуэртовцам.  - Опустим оружие? Мы вас довезём до Санта-Пурто, если хотите.
        Санчес не успел ответить. Неожиданно, откуда-то сверху, прозвучал выстрел и пленник пришельцев получил пулю в грудь.
        Глава 28
        Перестрелка в ангаре

        Выстрел вызвал дикий переполох в ангаре. В первый момент все присутствующие даже не поняли, по кому стреляли. Ричард мигом спрятался в кабине машины, остальные присели, выставив оружие в сторону, откуда раздался выстрел.
        Выстрел был произведён откуда-то сверху. Луис, развернулся и упал на колени, выставляя дуло ружья в сторону потолка, туда, где по периметру внешних стен, расположилось сплошное окно.

        - В укрытие!  - взревел Санчес.  - Диего, остаёшься здесь! Рамирес, за мной!
        Всё-таки, шериф ещё не полностью доверяет бывшему контрабандисту, пришло в голову Луису и он тут же забыл об этом, как увидел промелькнувшую тень на фоне окон. Прицелился, взял чуть на опережение, и выстрелил. Всё заняло меньше секунды.
        Попал, или промазал? Луис продолжал напрядено следить, рассчитывая ещё раз увидеть стрелявшего, но тот не показывался. То ли затаился, то ли смог сбежать ещё через какую-то щель, то ли Луис его, всё же, смог достать.
        Что-то крикнула на незнакомом языке Бланка.

        - Пленник убит,  - прокомментировал Кортес, оказавшийся рядом.

        - Угу,  - отреагировал Луис, не отрываясь от слежения.

        - Думаешь, завалил гада?  - снова поинтересовался Кортес.  - Могу сходить, посмотреть.
        Интересное предложение. Шериф и бывший контрабандист подстрахуют снаружи, но и здесь, внутри нужно что-то предпринимать.
        Пришельцы продолжали что-то выяснять между собой, всё больше и больше распаляясь. Луис скосил глаза в сторону Диего. Тот тоже напряженно высматривал убийцу. Почувствовав взгляд Луиса, полицейский посмотрел на него. Луис коротко кивнул, намекая, что стоит начинать как-то шевелиться, посмотреть, что там, наверху. Диего долго не думал.

        - Борис! Кортес! За мной! Луис, страхуешь!

        - Эй!  - чуть было не возмутился Борис.  - Я то здесь причём?

        - Давай-давай,  - прозвучал изнутри машины голос Ричарда.  - Нашего пленника замочили, значит, наш косяк. Вперёд, Боря.

        - А ты тоже не сиди сиднем,  - фыркнул Борис.  - Освети тот угол!

        - Точно! Сейчас.
        На первом уровне конюшни располагались стойла. Только лошадей здесь давно не было, иначе давно бы ржаньем о себе напомнили. Выше, на пристроенном потолке, образующем второй ярус, судя по всему, должен находиться корм для лошадей, сено, овес, бочки с водой. Когда Ричард чуть приподнял машину над полом и прожекторы осветили нужный участок, стало видно, что и там ничего нет. Только несколько тюков сена, опять же. То ли забыли убрать, то ли оставили специально.
        Стало также понятно, что цирк в центре конюшни, сделан специально, чтобы в ней поместилась летающая машина. Значит, пришельцы заранее готовились ко всему, что сейчас происходит в Чилагонто. За исключением, разве что, убийства пленника. Правы они, инопланетная операция поражала размахом и продуманностью. Да только не всё продумали.
        Диего и Кортес отыскали пристанную лестницу. С ружьём наперевес первым наверх забрался полицейский, быстро осмотрел всё и только тогда отошёл в сторону, пуская за собой остальных. Борис ткнул Кортеса и кивнул в сторону лестницы. Кортес понял, что ему предстоит поработать больше носильщиком, чем следопытом-стрелком.
        Он вытянул лестницу и побежал ставить её к следующей стене, там был очередной уровень, узкий, проходящий как раз вдоль стены со сплошными окнами.
        Ричард тем временем ещё немного приподнял машину. Мощные фары осветили ещё больше пространства. Диего и Борис осматривали всё. Если Луис свалил убийцу наповал, он мог свалиться на этот уровень.

        - Никого не вижу,  - сказал Борис.

        - Тоже никого,  - кивнул Диего.

        - Идём дальше?

        - Да.
        Луис напрягся, покрепче сжал ружьё. Ствол его стал не просто продолжением взгляда, он стал самим взглядом. Парень чувствовал, что убийца ещё где-то здесь. Его силуэт больше нигде не мелькал, он не мог просто так уйти из конюшни. Как минимум должен был выпрыгнуть через окно или через заранее подготовленную щель. Двигался при этом наверху, где выход либо, опять же, через окно, либо через люк на крышу. Последний вариант предполагал, что Луис заметил бы и это.
        Кортес приставил лестницу к стене и полез наверх первым, благо наклон оказался более пологим, так что мог отлично контролировать всё, что там происходило. На миг он остановился и глянул вниз, на Диего. Луис слегка усмехнулся. Полицейскому не понравилось, что на этот раз первым полез Кортес. И Кортесу тоже не понравилось, что его хоть и позвали на разведку, но оттёрли в тыл, как самого молодого и неопытного. Оно так и было, но парня этот момент жутко задевал.
        Похоже, Диего настаивал и Кортес, в знак протеста, поднялся ещё на одну перекладину. Тут-то и грянул второй выстрел.
        Слетела шляпа с головы Кортеса, вслед за ней свалился с лестницы и он сам, подняв пыль с досок, на которые свалился. Внутри Луиса ёкнуло не по детски, тем не менее он заметил, откуда стреляли. Там как раз неизвестный поднялся и неосторожно подставился перед окошком. Помог ещё и освещение инопланетной машины.
        Неизвестный рванул с места, тут-то Луис и выстрелил. На этот раз он точно был уверен, что попал. И не просто попал. Убийцу сильно шатнуло к окнам. Раздался звон и только ноги мелькнули, когда он вывалился из ангара наружу. Там, насколько помнил Луис, не было ничего такого, за что можно удержаться. Только пятиметровая пропасть. Да и Санчес с Рамиресом наверняка дожидаются, ищут убийцу. Звук лопнувшего стекла и падение тела наверняка заметят.
        Но не это уже волновало Луиса.

        - Кортес!  - закричал он и, отбросив ружьё в сторону, кинулся к стене.
        На второй ярус можно было подняться и без помощи лестницы. Хлама хватало, да и деревянные брусья хорошо помогали забраться наверх. Только когда Луис забрался, Кортес уже сидел и ошалело оглядывался по сторонам в окружении Диего и Бориса.

        - Какого дьявола ты туда полез?  - крепко сжимая плечи парня, кричал на него Диего.
        - Это же было опасно!

        - Вы бы полезли,  - тихо ответил Кортес.  - Было бы тоже самое. Может, хуже.
        Он принял от Бориса свою шляпу и задумчиво уставился на две дырки. Вовремя Диего его окликнул. Вовремя Кортес пригнулся. Убийца целился в голову и промазал. Не хотел терять времени, был уверен, что попадёт. И ошибся. Счастливое стечение обстоятельств.
        Кортеса начало трясти, когда стало доходить, в какой опасности он был и насколько ему повезло в этот раз. Луис же стоял на месте, не решаясь сделать шага. Случись всё по-другому, и он бы не знал, что сказать Луизе. А девушка, наверняка во всех смертных грехах обвинила бы Луиса. Почему не отговорил? Хуже того, сам был инициатором продолжения похода и втянул в него Кортеса.
        Везде виноватый.


* * *
        Как только убийца получил пулю и вывалился из конюшни наружу, Роберт тут же дал команду на пульт управления и машина стала садиться обратно. Как только короткие посадочные шасси дотронулись до рассыпанного вокруг в изобилии песка, Роберт открыл дверцу и выбрался наружу.

        - Вызывай подмогу, Ричард!  - услышал он голос Бланки.
        Девушка успела оттащить тело Жерара Лебруна в сторону и сейчас занималась с ним, пытаясь оказать первую помощь.

        - Дьявол!  - выругался Ричард,  - Что с ним?

        - Он ещё дышит! Мы можем его спасти! Вызывай подмогу!

        - Она прибудет сюда часа через два. Не успеют!

        - Тогда всё зря,  - отчаялась Бланка и посмотрела в лицо пленника.
        Лебрун смотрел, в свою очередь, на неё и, казалось, усмехался.

        - Не смей умирать!  - стукнула его по груди Бланка и тут же ей пришлось вновь затыкать рану куском оторванной рубашки, потому что из раны обильно потекла кровь, а сам Лебрун потерял сознание.
        Ричард выпрыгнул из кабины и подбежал к ним.

        - Давай, зажимай рану. Тащим его в машину.

        - Что ты задумал?

        - Отвезём его на наш корабль, в медотсек. Он и покойников на ноги ставит. Давай, продолжай удерживать, а я понесу.
        Лебрун весил немало. Ричарду пришлось напрячься, чтобы только оторвать его от пола. Пришелец даже зарычал. Но дело пошло, и чем дальше, тем проще. Ричард поднялся и пошёл к катеру. Лоб моментально вспотел, крупные солёные капли начали скатываться вниз и каждая вторая, почему-то, целилась в глаза. Приходилось промаргиваться.

        - Открой грузовой отсек,  - приказал Ричард и Бланка тут же рванула в кабину катера.
        В полуметре от дверцы в кабину раскрылась ещё одна, с пшиком поднявшись вверх и открывая за собой небольшое и пустое пространство. Бланка тут же вернулась обратно, откинула в сторону напрочь окровавленную тряпку и, не долго думая, сорвала с себя походный женский камзол, рванула когда-то белоснежную блузку, отрывая от неё кусок. Скомкала её и прижала к ране. Шёлк мигом пропитался кровью и стал красным не хуже, чем выкинутая тряпка.


* * *
        Когда Санчес и Рамирес выбежали из ангара, знакомым путём, они не обнаружили вокруг никого. Никто не убегал, никто не бежал на звук выстрелов. Тихо и пусто даже больше, чем когда они крались сюда вслед за пришельцами.

        - Успел сбежать?  - предположил Рамирес. Он смотрел вверх в надежде найти либо стрелка, либо, на худой конец, место, откуда он выбрался.

        - Не успел бы,  - ответил Санчес.  - Вот что. Разделимся, осмотрим тут всё. Может, он ушёл на крышу.

        - Хорошо. Правда, тогда мы его не достанем.

        - Луис хороший стрелок. Как минимум, этот бродяга должен быть ранен. Давай, выполняй, Рамирес.
        Они разошлись по сторонам. Санчес быстро добрался до угла конюшни, выглянул и осмотрелся. Тоже тихо, никого и никто не пытался убежать. Шериф оглянулся на Рамиреса. Тот тоже стоял у другого угла и ждал команды.

        - Обойдем конюшню, Рамирес.
        Поход оказался пустым. Никого и никаких следов. Хотя нет, если убийца выбрался через крышу, то деваться ему больше было некуда. Соседние здания стояли на достаточном расстоянии и через пропасть между ними не перепрыгнет и здоровый человек, не говоря уже о раненом, даже легко.
        Санчес уже почти дошёл до следующего угла, как над внутри конюшни раздался ещё один выстрел и, сразу вслед за ним, ещё один. Их было еле слышно. Санчес вздрогнул и тут же над ним разбилось стекло. Шериф отскочил и прижался к стене конюшни. Следом, подняв немного пыли, почти у его ног, упало безжизненное тело.
        Холодный пот пробил шерифа, когда он понял, что успел отскочить вовремя. Иначе бы этот мертвец свалился ему на голову в буквальном смысле, и лежало бы сейчас тут два трупа. Санчес снял шляпу и вытер моментально выступивший пот. Немного успокоившись и выдохнув, он сделал шаг вперёд, к трупу, держа его под прицелом револьвера. Тронул ногой, тело едва пошевелилось.
        Труп лежал лицом вниз, так что Санчесу пришлось немного попотеть, переворачивая его на спину. И при этом контролировать всё револьвером. Мало ли. Когда убийца, наконец, показал своё лицо, Санчес только хмыкнул. Этого парня он не знал. Собственно, что и ожидалось.

        - Шериф?  - из-за угла появился Рамирес.  - Что это было?

        - Наши парни его достали,  - кивнул на тело Санчес.  - Знаешь его?
        Рамирес подошёл ближе и хмыкнул:

        - Надо же. Это Артега.

        - Тот самый?

        - Да. Странно, что он стрелял не в нас, а в этого… как его?..

        - Вот и мне странно. Впрочем, он добрался сюда вместе с Ричардом и Фереррой. Значит, тоже работал на пришельцев. Они могли дать ему какой угодно приказ. Давай-ка, подхватили и тащим в конюшню.

        - Стоит ли, шериф?

        - Здесь оставить, чтоб внимание привлечь? Давай, Рамирес, не ленись.
        Труп оставили у входа, разве что чуть в сторону отволокли, чтобы не мешался. И пошли дальше, уже более увереннее, чем в первый раз, не таясь.
        И, не успев выйти на площадку, где стояла машина, поняли: там происходит что-то интересное.
        Они увидели интересную картину. Ричард и Бланка возились с мертвым пленником, пытаясь погрузить его в инопланетный катер.

        - Эй!  - крикнул Санчес, наставляя на них револьвер.  - Что это вы делаете?

        - Дежа вю,  - буркнул Рамирес и, прицелившись в Бланку, отошёл чуть в сторону.


* * *
        Борис видел, что происходит внизу. Когда Ричард выскочил из катера и подбежал к Бланке, нависшей над пленником, казавшимся мёртвым, пришелец всё понял. Он отошёл от Кортеса на шаг, давая Диего полную свободу. Кортес, кстати, уже пытался подняться, отдуваясь.
        Раз возятся с пленником, значит, он ещё не мёртв, понял Борис и метнулся к катеру. Спрыгнул вниз, даже не заботясь, что может провалиться.


* * *
        Луис в это время примеривался, как бы залезть на следующий уровень без лестницы. И передумал, наблюдая, как Борис лихо спрыгнул вниз, кувыркнулся и, быстро подбежав к катеру, шмыгнул в кабину. Хотят улететь, решил Луис и растерялся. Вроде как обещали подвезти до Санта-Пуэрто, а тут, оказывается, решили бросить. Мысль забраться выше сразу покинула Луиса. О поудобнее перехватил ружьё, но вот что делать дальше, не знал. И рядом не было никого, кто подсказал бы.
        Союзники они, на самом деле, или враги, вот в чём вопрос.
        Ричард уже почти донёс пленника до катера, когда снизу раздался требовательный голос Санчеса:

        - Эй! Что вы делаете?
        Дверца кабины стала закрываться. Ричард и Бланка миом скрылись в катере и дверка стала опускаться вниз, закрывая их там. Сам же катер приподнялся над полом, явно собираясь покинуть это место без санта-пуэртовцев.
        Надо их остановить, решил Луис и, закинув ружьё за спину, парень, что есть сил помчался к этому месту, где должен оказаться задний отсек с ещё не закрытой дверцей.
        Выходило идеально. Катер немного развернулся, предоставляя Луису идеальную полосу для прыжка.
        В это время и сверху начали происходить изменения. Крыша, над площадкой, казалось, раскололась на две части, предоставляя катеру свободный вылет. Луис этого не видел. Сейчас перед ним была только щель и закрывающийся люк.
        Вот под ногами разверзлась неглубокая пропасть и Луис, сильно оттолкнувшись, прыгнул в сужающуюся щель.
        Смог зацепиться за край люка и скользнул на другую сторону.

        - Луис!  - только и услышал парень, даже не разобравшись, кто кричал.
        Мягкий щёлк окончательно закрывшегося люка. Испуганные глаза Бланки и расширившиеся - Ричарда. Луис быстро достал из-за спины ружьё, пока враги не пришли в себя, и начал стрелять.


* * *

        - Что он делает?  - схватился за голову Рамирес, когда люк инопланетного катера захлопнулся.

        - Выпорю!  - мрачно пообещал Санчес.
        Катер тем временем завис на месте, и стал качаться из стороны в сторону так, словно им больше никто не управлял. В какой-то момент показалось, что он так и останется висеть, покачиваясь, пока неожиданно и быстро катер не ушёл вбок, задевая деревянные балки, поддерживающие крышу. Раздался треск дерева.

        - В укрытие!  - крикнул Санчес и первым скрылся под навес.
        Как будто испугавшись того, что наделал, катер метнулся в другую сторону и, в результате поломал ещё пару балок. Вниз посыпались крупные обломки дерева и мелкие щепки. Следом за ним, руками прикрываясь от них, спрыгнули Кортес и Диего.

        - Живы?  - поинтересовался шериф, правда ответ его не интересовал, Санчес попытался выглянуть и увидеть катер.

        - После такого шума, городские власти вмиг забудут про пожар в гостинице,  - заметил Рамирес.  - И прибегут сюда. Нужно уходить!

        - Как только Луиса из этой штуки достанем,  - ответил Диего.
        Катер снова вылетел в центр «цирка» и завис на месте. Оставалось только догадываться, что там происходило всё это время. Вариантов было не так много: либо произошла борьба между Луисом и Борисом, из-за чего инопланетную машину так водило из стороны в сторону, либо это Луис пытался совладать с инопланетной техникой. Что будет дальше? Всё-таки улетит, или попробует приземлиться? Это зависело от того, кто одержал победу.
        Когда катер стал взлетать, Санчес смирился с тем, что пришельцы кинули их. Чуть горше было осознание того, что проблемы местных их нисколько не волновали, только разборки между собой. Полной неожиданностью стал поступок Луиса, такого до сих пор спокойного парня. Впрочем, чего греха таить, Санчес и сам, представься такая возможность, поступил примерно так же.

        - Ну же, снижайся,  - прошептал шериф.  - Давай!
        Как бы ни закончилась история внутри катера, кто бы им сейчас не управлял, стали происходить следующие изменения. Инопланетная машина слегка поднялась вверх, и у шерифа на миг ёкнуло в груди - пришельцы одержали верх. В следующую минуту катер резко пошёл вниз и плюхнулся так сильно, что поднял тучу песка. Бортовые прожекторы осветили эту тучу, и картинка показалась шерифу немного нереалистичной, сошедшей с картинок из старых журналов сеньора Корвальоса.

        - Уходить надо,  - снова пробурчал Рамирес. При этом бывший контрабандист и не подумал сделать хоть шаг к выходу.
        Песок осел быстро. Оказалось, что катер сел кормой к санта-пуэртовцам. Санчес тут же, как только убедился, что с плясками в воздухе закончено, перешагивая через обломки деревянных балок, не спеша отправился в обход инопланетной машины. Кортес и Диего пошли за ним. На месте остался только Рамирес.
        К тому времени, как пыль улеглась, санта-пуртовцы обогнули катер и смогли увидеть в освещённой кабине растерянную и вспотевшую физиономию Луиса. Судя по всему, он ещё не мог поверить, что свистопляска в воздухе закончилась. Озирался по сторонам и, когда увидел через лобовое стекло знакомые лица, кисло улыбнулся.
        Кортес тут же поднял вверх кулак. Как же он завидовал другу, ведь должен быть на его месте, но не получилось.
        Санчес же показал Луису кулак, угрожая принять физические меры.

        - Луис, вылезай давай!  - крикнул шериф.
        Луис в ответ пожал плечами. То ли не разобрал слова, то ли показывал, что не знает, как это сделать. И на кнопки опасается нажимать, и рычаги опасается дёргать. Вдруг катер взлетит и снова всё начнётся сначала.

        - Эй, парни!  - к группе подбежал Рамирес.  - Пора уходить, я слышал какой-то шум.

        - Неудивительно,  - буркнул шериф и решительно направился к катеру.
        Луис с интересом стал наблюдать за его действиями. Впрочем, как и остальные.
        Где находится дверь в кабину Санчес помнил. Подошёл ближе и на гладком борту без труда обнаружил круглую кнопку. Не раздумывая, ударил по ней кулаком. Что-то пшикнуло и часть борта отделилась от корпуса. Шериф удовлетворённо хмыхнул, подцепил снизу и помог дверце подняться вверх, открывая доступ внутрь кабины. Впрочем, автоматика и так бы подняла дверь.
        Ни секунды не задерживаясь внутри, из катера выпрыгнул Луис и сразу отбежал подальше от него.

        - Молодец, Луис,  - тихо сказал Кортес, дружески стукнув того по плечу.

        - Как же, молодец,  - проворчал Рамирес.  - Всех внутри поубивал, наверное?

        - Я с тобой попозже поговорю,  - пообещал Луису Санчес и тон не предвещал ничего хорошего.  - А теперь уходим.
        Пора было. Те, кого слышал Рамирес, уже вламывались внутрь конюшни, обнаружив дверь открытой и вот-вот должны были выйти на площадку с инопланетным катером. Так что Санчес только кивнул и вся группа, вслед за ним, быстро направилась к другому коридору.

        - Эх, а могли бы на этом катере улететь,  - вздохнул Кортес, напоследок оглядываясь назад.  - А теперь он достанется республиканцам…
        Эпилог


        - Санчес?  - в полицейский участок заглянул де Мена.  - Мы уже готовы выезжать.

        - Я сейчас,  - кивнул шериф.
        Теперь, наверное уже бывший шериф.
        Когда поредевший отряд вернулся в Санта-Пуэрто, обнаружилось, что переговоры закончились и все разъехались по домам. Вернее, их просто свернули из-за тех событий, что произошли. Впрочем, была назначена новая встреча, в другом месте. В городке же остался де Мена и тот отряд карабинеров, с которым он прибыл сюда для подготовки встречи семьи дель Росарио.
        После их отбытия в Санта-Пуэрто остался этакий прощальный подарок - якорь.
        Когда де Мена скрылся, Санчес осмотрел всех присутствующих. В участке собрались все полицейские и все участники недавнего похода. Луис спрятался в дальнем уголке, о чём-то тихо переговариваясь с Луизой. Кортес стоял у окна и осматривал площадь. Там Санчеса ждали карабинеры. Диего сидел за столом, рядом с ним, тише воды, ниже травы разместился Рамирес. На бывшего контрабандиста косо посматривали не только полицейские, но и Рохес, которого окружали несколько мужчин из «охотников за головами». Здесь же были и губернатор в сопровождении остатков городского совета.

        - Де Мена передал королевский приказ,  - тихо сказал Санчес,  - в котором меня восстанавливают в должности командира королевских карабинеров. Так что мне придётся покинуть Санта-Пуэрто. Временно на должности шерифа останется Диего.
        Тот встрепенулся и вопросительно уставился на Санчеса, а тот, в свою очередь на губернатора.

        - Утвердим,  - кивнул сеньор Нарваэс.  - Сегодня же и утвердим.

        - Вот и славно,  - продолжил Санчес.  - Возможно, позже пришлют другого человека. Ты справишься, Диего. Пока место Рафаэля не занято, тут будет тихо и спокойно. Хотя, конечно, нужно готовиться к неприятностям. Возможно, скоро здесь появятся люди, которые захотят забрать космический корабль.

        - Разве его можно просто так забрать, шериф?  - удивился Кортес и оторвался от окна.  - Он же тяжёлый!

        - Кортес…  - поморщился Санчес.  - Во-первых, я уже не шериф. А потом, ты уверен, что он не может взлететь? Слышал же сам, что сказал Борис: тут всё было просчитано. Так что бойня на этом корабле и его поломка могут быть инсценированы.

        - Так его нужно охранять дальше?  - поинтересовался Диего.

        - Это уже решай сам,  - Санчес достал из кармана сигару и стал вертеть её.  - И ещё на тебе пополнить штат.
        Диего хмуро кивнул. Дело это представлялось не таким лёгким. Где взять людей, когда у каждого горожанина куча своих дел? Полицейский, а теперь без пяти минут шериф, отыскал Рохеса.

        - Мы поможем вам, Диего,  - кивнул тот.  - Все мы в одной лодке. А там и люди наберутся.

        - Я могу стать полицейским,  - неожиданно заявил Кортес и сразу несколько удивлённых взглядов скрестились на нём.

        - Ты же всегда мечтал смыться из Санта-Пуэрто, Кортес,  - сказал из угла Луис.  - Сначала хотел уйти в порт и стать матросом на корабле, потом матросом на дирижабле. Что изменилось, Кортес?

        - На земле безопаснее,  - буркнул приятель и тут же добавил: - И потом, на кого я брошу семью? Ты-то сам как, Луис? Давай тоже.

        - Нет, Кортес,  - покачал головой Луис и посмотрел на Луизу.  - Разве что изредка сможешь пользоваться моими услугами.

        - Ну, хорошо,  - кивнул Санчес,  - остальные вопросы решите между собой, а мне нужно отправляться. Рамирес, ты идёшь? Подбросим тебя до Марадоны, а там уже сам, куда хочешь.

        - Нет, шериф,  - через небольшую паузу, ответил бывший контрабандист.  - Здесь наши с вами дороги расходятся. Теперь вы сами по себе, а я сам по себе.

        - И что же ты собрался делать?  - удивился Санчес.

        - Останусь здесь, пожалуй,  - бывший контрабандист делал вид, что рассматривает свою шляпу.

        - Ты уверен, Рамирес? Разве не заметил, что тебя здесь не особенно любят?

        - Не беспокойтесь,  - заговорил Рохес.  - Он, говорят, спас моего сына. Поэтому… А за все остальные неприятности, что этот человек причинил Санта-Пуэрто, он ответит работой на город.

        - Ну вы, блин, даёте,  - челюсть Санчеса чуть было не упала вниз.  - Что ж, раз уже всё решено…
        Он ещё раз осмотрел всех собравшихся и вышел из участка. Во дворе его ждал де Мена.

        - Ну как? Попрощался?

        - Да,  - Санчес, наконец, вложил сигару в рот и прикурил.

        - Готов ехать?
        Жизнь в городе текла своим чередом. На площади, в разных местах, толклись несколько человек, кто-то скучал на пороге мэрии. Было тихо, спокойно, солнечно и была уверенность, что в ближайшие несколько дней, может, месяцев, здесь так же и останется - тихо и спокойно.

        - Да, готов,  - ответил Санчес.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к