Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Костин Виктор: " Мир Зеленого Солнца " - читать онлайн

Сохранить .
Мир зеленого солнца Виктор Костин
        Тоже из серии наши-там. Правда ни орков ни эльфов не будет. Будут люди и тоже люди, но немного другие вобщем посмотрим
        Виктор Костин
        Мир зеленого солнца
        Книга 1
        Все меры весов, длин, времени и прочего даны в земном варианте, кроме случаев, когда это специфично касается сюжета
        Антон Сомов
        Антон Сомов сидел на краю оврага, и вспоминал, с чего все началось.
        Выброс разведгруппы, проходил штатно, 12 человек вылетали в высокогорный Итум-Каленский район, где в прошлый раз была замечена группа боевиков.
        Задача поставлена: Закрепится на высоте, прочесать местность в случае обнаружения боевиков в бой не вступать. Отойти и передать координаты авиации. Последнее было хорошей новостью, наконец, то командование задумалось о людях. Что тому виной; Солдатские матери или командование подсчитало, что людские ресурсу все же не бесконечны не суть важно.
        Первой пошла пятерка лейтенанта Максимова, затем контейнеры и за ними пятерка капитана Величко и еще двое то штатских прикомандированных для каких то, толи научных, толи геологических, вобщем для какой-то хрени. Антон не вникал, не его это дело. Антон шел первым в своей пятерке, сразу за контейнерами.
        Была небольшая облачность, но в целом погода не подкачала только, только начало светать под ногами расцвели «Патиссоны» так назывались новые парашюты Д-10. При заходе в облако у Антона надолго заложило уши и создалось ощущение вспышки, но неявное, непонятное вроде как в кинотеатре тушат и зажигают свет, только свет был радужный и темнота. В себя пришел уже на земле, судя по времени, пробыл без сознания прилично, солнце было уже в зените, и с головой явно не порядок, при взгляде на солнце казалось, что оно чуть с зеленцой. Толи в воздухе была какая-то пыль с окружающих деревьев, толи еще что, да и с организмом своим что-то не то при росте в 189 и весе за сотню кг Антон никогда не чувствовал себя так хорошо, легко и свободно. По жизни, что в учебке, что после в сержантской школе у него была немного обидная, но на друзей он не обижался кличка «Битюг». За то, что он на любом маршруте брал 50-60 кг и к концу маршрута бодр и свеж, как и в начале. Ему в пару всегда ставили радиста «Малышка» по жизни Григория Аксенова вес 69 кг рост
169 см. За глаза его еще звали «69 на 69» на, что он сильно обижался у него была какая то школьная любовь, но распавшаяся по причине малого роста и Григорий сильно переживал. Ради этого и пошел в Чечню, что жить не хотелось, но потом за боевыми буднями все как-то рассосалось, и он был первый балагур и заправила на всех посиделках, в курилке и немногочисленных увольнительных. При выбросе они с
«Малышком» всегда шли парой друг за другом потому, что вес Антона не позволял много брать в РД (рюкзак десантника), он брал только сухпай и оружие, а все патроны и гранаты были у Малышка, и соответственно при приземлении все менялось. Командование на это смотрело сквозь пальцы, справляются ребята и ладно.
        Лейре Каледас
        Лейра Каледас младшая сестра братьев Каледас ей пошел всего лишь 34 «переход
«(аналог нашего весна, осень. Переход-полгода) и хотя простые кайре (крестьяне) выходили замуж и в 24 перехода для знати это было не так, по новой моде в 20 переход приглашался гувернер из королевства и детей дворян начинали обучать грамоте: письму, счету, танцам и последнее обязательному закону божьему в
«Единого». Учение «Единого» возникло около ста переходов назад, когда с запада на королевство Крамен напал сосед империя Стор, где «Единый» был официальной религией. Королевство представляющее собой примерно 56 баронств объединенных в 5 графств по десятку баронств и шесть именных баронств, присягающим непосредственно королю и выполняющих функции: армии, полиции, сборщиков налогов и чистоты веры. Завоевать Крамен для империи проблемы не составляло, но там понимали, что королевство, расположенное в лесисто-холмистой местности и разделенное на баронства и не имеющее регулярной армии не возможно удержать в повиновении. Это как с красивой женщиной (крупным городом) завоевать можно, удержать (надолго) никогда. По этому королю, на тот момент Тулу Кьенусу была дана высочайшая милость и щедрость. Он признается союзником империи Стор, и к нему только одно требование, Кьенус должен признать учение «Единого» и открыть монастырь «Единого» в столице Милосе. Потом направить в каждое баронство по одному священнику с обязательной ротацией их каждые пять лет. И в случае гибели с обязательным разбором каждой гибели и
наказанием виновных (в первые десять лет ротация была, чуть ли не раз в год), но после показательной казни двух баронов со священнослужителями предпочитали договариваться. А вера потихоньку проникала в страну и вытесняла язычество и шаманизм бывшее ранее, хотя восточная область и пара северных баронств, еще сопротивлялись, правда, уже без энтузиазма, но и противник по новому
«союзник», не сильно давил. У него и своих проблем хватало. У императора Вер иб Зариб было два сына: Зулиб(быстрый) и Посейн(важный), выросших без матери, она умерла через десять переходов после рождения младшего Посейна от продолжительной болезни. Злые языки говорили, что на нее наслал проклятье знаменитый колдун Эонософат из северного Эмиратства Хилл.
        Этим, кстати, объясняется более мягкая политика в отношении королевства, император хорошо запомнил урок, когда он огнем и мечом попытался, завоевать Эмиратство Хилл. Он получил пустыню и потерял жену, несравненную Ханум Юйя.
        Это было лирическое отступление вернемся к Лейре, сейчас она была со своим старшим братом Хааромом Каледас, а младший брат Кор Каледас стоял перед замком и требовал его сдачи. Были еще два брата Тарон и Стилос, но при разделе имущества родителей им баронства не досталось только часть денег, и они отправились в столицу Милос за лучшей долей. Самое обидное что, не сам брат стоял перед замком, а его управляющий. Дело в том, что баронства часто нападали друг на друга и существовал неписаный кодекс, в случае если барон сдается без боя, то победителю выделяется треть казны и провианта замка, и он обязан покинуть баронство. По возможности никого не убив, все-таки в королевстве не такова уж высока численность населения. Если после каждой осады терять даже одну пятую населения, то уже через год в королевстве не останется людей, а так потеря казны и провианта мало на что влияла. Ну, затянут пояса кайре ну и ладно тем более, что барон может пойти на соседа и также рас житься, что часто и случалось и не по одному разу, иногда не успел барон разгрузить телеги, а под стенами уже очередной сосед просит
поделиться.
        В данном же случае такого не получалось, после раздела имущества старшему сыну остался родительский замок «Мовилок» и с ним же осталась Лейре, а младшему выкупили баронство Кейре Обладос казненного как раз за ересь и хулу на «Единого». И если у старшего под рукой было две дюжины деревень и еще несколько хуторов, то у младшего лишь пяток деревень с которых пока баронство было бесхозным ушли в соседние баронства или еще куда немало народа. Поэтому ни Хааром, ни Лейра не сомневались, что третью казны они не отделаются. Об этом же и говорили наемники под стенами замка, если в обычном набеге участвовало обычно 30-50 воинов. То сейчас под стенами находилось не менее двух сотен. Брат предложил сестре пройти подземным ходом добраться до соседа почтенного барона Ролека Валеса и попросить помощи. В этом случае можно было рассчитывать потерять лишь треть казны и провианта, но беда в том, что до баронства почти день скакать, да еще обратно, а это время надо продержаться, что при силе перед замком очень сложно если вообще возможно.
        Антон Сомов
        При приземлении Антон занял позицию в небольшой лощине и осмотрелся.
        Были очень большие сомнения, что это то место, вот чувствовалось что-то на подсознании или еще где, не то, все не то. Солнце уже в зените, а по часам только утро и если с часами можно как-то объяснить то с тем, что до полудня никто не появился, он согласен был даже на пару «чехов». Уж с 2-мя то он по любому справится не впервой.
        Прождав еще два часа, включил радиомаяк-радиокмпас, при высадке им всем давался такой только пользоваться в самом крайнем случае по нему «Чехи» тоже, кстати, прекрасно наводились и поэтому им пользовались только для поиска груза и если кто-то ранен. Радиокомпас, настроенный на группу ничего не показал, что было очень странно и неприятно. Это говорило либо что всех отнесло очень далеко, либо все погибли или захвачены, что не намного лучше.
        Но была небольшая весьма радостная новость, маяк показал наличие направления на контейнеры, они семафорили, раз в пять минут. За полчаса Сомов взял пеленг и ползком, осторожность лишней никогда не бывает и весьма способствует продлению жизни и благополучию здоровья. Первый контейнер нашелся в километре на поляне, а вот за вторым, после того как зарыл первый, что потребовало почти два часа, но кроме усталости дало и небольшую уверенность. В контейнере были гранаты, патроны да много чего там было. А то с одним рожком и двумя ножами, чувствовал себя очень неуютно. Существенно вооружившись, уже пошел по пеленгу, лишь немного прячась за деревьями. До контейнера, было, без малого километров пять и в отличие от первого он висел на сосне метрах в 30 над землей. Лезть не хотелось, в этом месте лес был редкий и просматривался уже довольно далеко, поэтому риск был значительный. Антон принял решение разведать обстановку, а груз пусть повисит. Провисел день, пусть еще провисит, да и походить вокруг надо, вдруг кто его уже тоже присмотрел и ждет, а ночью он к нему придет, вот тогда и разберется. Решив так пошел
прочесывать местность с таким расчетом, чтобы обогнуть территорию по кругу и вернутся на это место часов через 7-8 когда стемнеет. И вот сейчас отмахав уже 20 км, и НИКОГО не встретил, ни единой живой души. На небе ни одного самолета, вертолета и это Чечня, что-то здесь было не так и это очень не нравилось. Хотя по этой же причине страх ушел, и он шел уже в полный рост, только прислушиваясь.
        К сожалению, кроме пения птиц ничего не было слышно. И вот, когда солнце стало, клониться к закату, на пути встретился этот овраг. Что было весьма вовремя, на дне оврага тек ручей, а пить хотелось, и хоть во фляжке была вода, но по пути ни одного ручья не встретилось и жидкость приходилось экономить, мало ли что. Решил сделать не большой привал, затарится водой, перекусить и повернуть обратно.
        Сейчас Антон сидел на краю оврага и предавался не веселым думам. Группы нет и что с ней непонятно. Людей хотя бы «Чехов» нет. Перспектива вырисовывалась никакая, что-то с глазами зеленая дымка и зеленоватое солнце это явно последствия той вспышки, и настроения тоже не поднимали. Да и непонятная легкость в теле настораживала.
        Вот за такими раздумьями он и услышал: сначала шорох, потом скатился небольшой камешек, а потом отпал целый пласт земли на стене оврага, и оттуда показалась голова человека. Даже вернее по виду пацаненка, закутанного в какие-то лохмотья, всего перепачканного глиной, мелом и еще черте чем. Навыки, вбитые инструктором в учебке и долгой практикой, не подвели и прежде чем Антон, что-то обдумал. Объект был вырублен, связан. А вот дальше начиналось странное и непонятное.
        Лейре Каледас
        Все давно было обговорено. Лейре одевается пастушком (пришлось обрезать чудесные волнистые светлые волосы, предмет гордости всей семьи пришлось Каледас) и, взяв небольшую сумму денег, через подземный ход выходит в овраг там, через рощу на тракт и там уж и до баронства толи находит лошадь, толи еще как. Здесь был пока неясный и спорный момент, но, выбирая между смертью и жизнью, и не так извернешься. И сейчас они сидели с братом в столовой и мысленно уже прощались. Момент действительно был очень неопределенный и неизвестно кому повезет больше, ведь если она опоздает, то брата она уже никогда не увидит, по крайней мере, живым, никто на этот счет не заблуждался, живым брата никто не оставит, либо погибнет при штурме сам, либо как бы случайно, убьют потом. Сама Лейра тоже была в двойственном положении, про подземный ход, вроде никто кроме старшего брата и не знал. Но даже если это и, правда он был старый и мог рухнуть в любой момент. Да и потом на тракте никто не обещал легкой дороги. Но вот все обговорено помолились
«Единому» и по старой памяти зарезали Цесарку и полили кровью Харе-Лелку (божество вроде лешего на земле). Что бы дал сил на трудную дорогу. Лейре взяла узелок с продуктами замоталась в тряпки, чтобы пройти по лазу и потом более менее в чистом виде выбраться на тракт. Потому как у замарашки никаких шансов не было, их по указанию короля отправляли в монастырь, и больше их никто не видел.
        Ход был очень старый и длинный, и если вначале он был почти в рост, то под конец пришлось наклоняться, а последние метры буквально протискиваться. Благо кто строил ход, знали свое дело, он был выложен известняком, замазан глиной от воды и поэтому был относительно проходим. И вот она упирается в конец хода. Здесь он немного расширился, можно повернуться и начать потихоньку открывать деревянную ляду закрывающую выход. Судя по времени проведенному в лазе и подгаданному времени, сейчас должны наступать сумерки и ей надо торопиться, что бы успеть до ночи выбраться на тракт и в ближайшей деревне раздобыть лошадь. Ночью, никто лошадь не продаст (обычай такой после захода солнца торговать нельзя светлые боги не видят, значит, могут обмануть. Так зачем рисковать.(Да и где те лошади в деревне. Автор)), а украсть она не сможет, честь не позволяет, да и навыка нет, хотя ездить верхом, все благородные учатся с детства. После того как Лейре стала нажимать на ляду, она сдвинулась с места и подалась вперед. В свое время она была привязана вверху ремнями к балке, но сейчас из ремней остался один, да и балка не
внушала доверия, как бы то ни было, ляда отошла практически без шума и Лейре выглянула в щель. Темнело, слева и справа никого не было. А посмотреть вверх она как-то не удосужилась, а жаль или к счастью. Ведь посмотри она вверх, и заметь Антона, неизвестно как бы оно все повернулось.
        Но произошло то, что произошло. Осмотревшись, она выбралась из лаза и двинулась по дну оврага в сторону тракта. Когда сверху раздался шорох, потом удар и темнота.
        Антон Сомов
        Осмотрел пацаненка и хмыкнул про себя. Объект вместо ясности, еще больше вопросов добавил. Первое, пацаненок оказался пацанкой. Второе, на чеченку, ингушку, да и любую вообще национальность, живущую на земле, она не была похожа. Большие глаза слегка вытянутые к вискам зеленого цвета. Но главное не это зрачки были горизонтальные не круглые как у людей, и не вертикальные как у зверей, а именно горизонтальная полоска, сужающаяся по краям, на фоне изумрудно зеленого цвета вызывала не однозначную реакцию. У самого Антона глаза были карие. Дальнейший осмотр все больше убеждал Антона в том, что он поймал инопланетянина вернее инопланетянку и наводил на очень нехорошие мысли. Дураком Сомов не был, не выживали в ВДВ дураки, а мысль была такая очень скверная, но она, зато, все расставляла по своим местам. И зеленое солнце и зеленоватая дымка, суть отражение солнца атмосферой, и пониженная сила тяжести и больно тонкие стволы деревьев, при значительной высоте. И вот сейчас рассматривая лицо туземки, какое-то скуластое вытянутое и хрупкое. Создавалось впечатление. Что не дай бог, он ударит такое в драке,
вобщем драться с аборигенами все равно, что со снеговиками отлетать они будут уже кусками.
        Поэтому после осмотра пацанки, он сидел перед ней на корточках и не знал что делать. Надо допросить, но он не заблуждался, языка скорее всего он не знает. Язык жестов хоть и универсален, но им не поболтаешь, и еще одно волновало Сомова, если вынуть кляп, и она закричит, не полезут ли из лаза да и вообще откуда-нибудь, такие же веселые мальчики и девочки. Только, уже с колюще-режущими предметами. А то и огнестрельными или еще, какими игрушками.
        Фентези Антон, правда, не читал, но от друзей слыхал, что телекинез пирокинез и прочая хрень, имеет вполне научное объяснение, поэтому подтянул автомат АКМ поближе, и в случае чего сразу стрелять на любой шорох.
        Обыск мало что дал, в узелке был завернут скорее всего хлеб в виде тонких лепешек с приятным травяным запахом, и небольшие кусочки сушеного мяса в виде полосок. Пробовать он пока остерегся, мало ли что (помня немецкую пословицу, что для русского хорошо, то для немца смерть) немцем по пословице быть, совсем не хотелось. В поясе было утолщение, где после осмотра и разреза не стал заморачиваться поиском, как и что, достается, да и нож для него, что топор для дровосека. Кстати найденные монеты 12 штук: 3 золотых, 3 серебряных, и шесть железных, что удивило, ожидал медные. Но характерные следы ржавчины говорили сами за себя.
        И сейчас перед Антоном была дилемма надо будить, но шуметь не желательно, поговорить надо, но как? Компромисс был найден. Пацанку он перекинул через плечо. АКМ повесил на другое, и пошагал по дну оврага внимательно осматриваясь на предмет врагов, друзей и одновременно ища выход из оврага. Метров через сто выход был найден, подмытые корни образовывали нечто вроде ступеней. Выйдя из оврага Сомов как можно быстрее зашагал в сторону, откуда пришел в свое время и где был более менее уверен, что людей или туземцев там нет. Пройдя километра два, решил что достаточно, да и причина была, уже стемнело, а луны здесь не было, толи совсем, толи новолуние сейчас. Темно было, немного помогали звезды, но они и наводили тоску, в учебке учили ориентироваться по звездам, так вот ни одного созвездия из тех, что знал Сомов, на небе не было. А значит, что это не земля, уже не вызывало никаких сомнений. Прислонив пленницу к сосне и сам сев напротив Антон плеснул воды в лицо, кляп он тоже вынул давно, опасался, что случайно задохнется. Когда она свисала с плеча вдруг у нее носом слюна пойдет, кто их аборигенов знает, как
у них там все устроено.
        В сознание пленница пришла быстро, она сначала широко открыла глаза, потом закрыла, попыталась отползти в сторону, но убедившись в тщетности попыток затихла и толка не мигая смотрела на Антона.
        Лейра Каледас
        Лейре снились Холода(Зима), вот брат ее катает на санях с горки, потом почему-то настало Тепло (Лето) и она катается на качелях. Она очень любила качели, у них в замке всегда были качели, и братья ее всегда на них катали. Ей снилось, что ее сильно раскачали, и в это время подошел младший из братьев и толкнул ее, она упала и прямо в лужу. Лейре рывком открыла глаза, перед ней на корточках сидел шарк (огромный лесной волк) только у них желтые глаза и светятся в темноте, она попыталась отползти, но поняла, что связана, и тут до нее стало доходить, что как ни велики шарки, но таких размеров они не бывают. Перед ней сидел демон, именно, сомнений не было, так священники описывали существ, которые забирали непокорных отступников веры в «Единого» и именно к этому она готовилась, мысленно прощаясь с братьями и белым светом. Но демон сидел и ничего не делал, будто и не демон, присмотревшись, Лейра нашла и другие отличия, рожек не было, никаких, а по вере, чем круче демон, тем больше рога. Но, даже если демон слабый, рога все равно должны быть, хоть маленькие. Их не было, склонив голову набок, она посмотрела
за спину, хвоста не было, тоже ведь непременный атрибут. Кстати, когда она посмотрела, как бы за демона это вызвало непонятную реакцию демона, он перекатился на живот и схватил свою непонятную железную ЖЕЛЕЗНУЮ. Железо было очень дорого, дороже золота, изделия из железа очень ценились, его привозили только из империи и не многие, могли похвастаться, что у них железный меч или шлем. Кольчуга, по слухам из железа, была только у короля. Так вот демон упал в траву, и направил непонятный толи меч, толи дубину и замер, к чему-то прислушиваясь.
        Антон Сомов
        Антон посматривал на туземку, а она в свою очередь рассматривала его. Оглядела голову и зачем-то стала смотреть за спину, даже голову наклонила вбок. Понимая да, и предполагая, что его могли выследить соплеменники пацанки, он стремительно перекатился на живот и изготовился к стрельбе. За спиной никого и ничего не было, оглянувшись на пленницу, заметил, как удивление пленницы сменяется на робкую, но улыбку.
        Опять сев перед туземкой, Антон решил пора начинать разговор или допрос, ну вобщем, как получится. Особо он не заблуждался, насчет понимания дай бог понять, как ее зовут, и что-то по количеству ее соплеменников и где они находятся. Живут под землей семьями, или она одна изгой там, или еще что. Все-таки другая планета. На Земле, да, люди друг друга не понимают, а здесь другой мир, «Мир Зеленого солнца»- как он его уже назвал. Кто ты? Показывая на нее пальцем, спросил Антон, и, показывая на себя, сказал «Антон». Вот ответ он услышал «Лейре» и через непродолжительное время «Каледас» голос был тихий, но не звонкий как по идее должен быть, а глуховатый и слегка шипящий. Это сильно озадачило Антона, он ожидал непонимания, долгих выяснений, а здесь земная речь и земные имена. Еще если она по-русски заговорит, или хотя бы на Чеченском (воюя в Чечне они все здесь, немножко знали местные языки несильно, но для общения там: чача, еда и так по мелочи, хватало.)
        Дальнейшее, показало, что он сильно заблуждался и рано обрадовался. Туземка заговорила, даже зачастила, но, сколько он не прислушивался, на земные языки, это ну никак не походило. Нет речь была внятная, ритмичная так например трещат сороки между собой. Вроде если прислушаться, кажется, сейчас вот-вот и поймешь, но проходит время и понимаешь бесполезно, не тот менталитет, место обитания, интересы. Иногда только можно понять эмоциональную составляющую и все. Так и сейчас, туземка сначала частила, потом стала медленно проговаривать и, наконец, выдохнувшись, замолчала и заплакала.
        Плакала она тихо и немножко всхлипывала, чем-то она напоминала лисичку, маленькую и обиженную такую он, когда-то встретил в лесу еще в далеком детстве. Он тогда пошел с дедом в лес на охоту, это так называлось, нет, они брали ружье и патроны, но, сколько себя помнил Антон, ни разу они никого не подстрелили или даже выстрелили. Просто брали ружье и все, а сами собирали грибы, малину, клюкву. И в тот раз, выйдя из малинника, он заметил сначала рыжий хвост с беленьким кончиком, а потом маленькую мордочку и услышал лай, но какой-то несерьезный писклявый. Вобщем лай кроме смеха, ничего не вызвал и лисичка понимая, что это не страшно, а смешно. Как-то не быстро, а пристыжено, медленно скрылась в кустах.
        Через время Лейра или что бы это ни значило. Он допускал, что это могло быть звание, должность, местный бог-дьявол или просто популярное выражение вроде нашего
«елки-палки». Посмотрела на него и медленно закрыла глаза и опять посмотрела и медленно закрыла глаза, после третьего раза Сомов догадался, что она просит его закрыть глаза. Ну, закрыть так закрыть, осмотрев ее на предмет, чтоб не отвязалась и не сбежала. Хотя вязал на совесть, но кто этих аборигенов знает, Антон закрыл глаза. Сначала ничего не было, но потом как бы раздался легкий шепот, как бы говорили за стенкой, о чем не ясно, но что говорят слышно. Он стал прислушиваться, и шепот сразу стал громче, и можно было разобрать даже отдельные слова. Больше всего было повторение: «ой мамочка», «демон», «убьет». На конец он услышал почти правильную речь: Демон Ахнтоон, ты меня слышишь, ответь. Антон поразился такому способу общения, открыл глаза и посмотрел на туземку, она сидела бледная, пот тек по лицу. Как только он открыл глаза, шепот прекратился. Он опять закрыл глаза и сразу услышал шепот, прислушался, шепот перешел в негромкий разговор. Демон Ахнтоон не открывай глаза, если слышишь, просто наклони голову. Антон закивал. В ответ пришла просьба повторить, если он слышит, он опять закивал. В голове
раздался смешок.
        В непонятках Сомов стал прислушиваться, что же здесь смешного, и услышал пояснения. Демон я тебя спрашиваю: Ты меня слышишь? И ты оба раза, очень вовремя показываешь головой, что не слышишь. У Вас так наверно говорят «Да» у нас надо наклонить голову к плечу. Если слышишь, наклони голову к плечу. Антон наклонил голову к плечу и услышал. Да, ты слышишь, благодарю. И я сейчас замолчу, я сильно устала и хочу пить. Можно мне попить и развязать руки очень больно. Открыв глаза, Антон сначала склонил голову к плечу, потом взял нож и одним движением разрезал веревку на руках. Потом взял фляжку открутил крышку и дал пленнице ее в руки.
        Лейре Каледас
        Демон повел себя странно то неожиданные прыжки, то сидит перед ней не подвижно. Что это все же демон, Лейре не сомневалась. Может смесок, полукровка, дефективный, но демон. Людей таких не бывает: у людей только зеленые глаза, даже у зверей не бывает круглых зрачков, хотя желтые глаза попадаються, у того же шарка. На кайре тоже не похож. Он точно сумасшедший и немножко смешной. Интересно если с ним поговорить разумом он поймет. Разговор разумами был распространен среди дворянства, он не допускал двоякого толкования и был нужен при заключении договоров о наследовании, перемирии в войне и прочем.
        У него, правда, был существенный недостаток если разговор шел среди незнакомых людей, иностранцев, то на это тратилось очень много сил. Это как нести большой камень очень быстро устаешь, и надо часто отдыхать. Вот и сейчас, она буквально кричала, а демон вроде, как и не слышит, правда потом, когда она стала переспрашивать, слышит ли он. Демон очень вовремя стал показывать головой, что не слышит. Было очень смешно. Но все же она устала и захотела пить, да и веревка, связывающая ее руки, сильно впилась в кожу.
        Демон взял в руки небольшой меч Железный! И разрезал веревки, потом дал в руки, что-то оказавшееся флягой с водой. Такие же использовались и в замке, она видела, только они были из специальных плодов растения Боа. Их специально выращивали разных размеров, и они использовались; целые для хранения вина, соков, воды, а с отрезанным верхом как стаканы, кружки. Фляжка была не живая в смысле выращенная, а сделанная наверно с меди или бронзы. После того как попила, стало легче, и надо было продолжить разговор. И хотя было по-прежнему страшно, но там мог погибнуть брат и надо договориться с демоном Ахнтоон, что бы он отпустил ее, и бежать за помощью. Она снова стала прикрывать глаза, приглашая демона к разговору.
        Антон Сомов
        Антон глядел на туземку. Непохожая на людей земли, но не лишенное какого то шарма лицо, на котором очень выделялись большие зеленые глаза. Если бы не странный разрез зрачков, то она была бы похожа на землянку, а так проскальзывала какая-то чуждость. При всем притом отталкивания лицо не вызывало, а вся фигурка в целом была ничего, маленькая только очень где-то 150-155 см примерно. Заметив, что она стала закрывать глаза, понял, приглашают к разговору. Закрыв глаза, привычно прислушался. Сразу стал слышен голос: демоном Ахнтоон мне нужно спасти свою семью. Я согласна даже пойти к тебе в рабство, только спаси мою семью. На наш замок напал враг, и если я не приведу помощь, то они захватят замок и убьют всех. Ты меня понимаешь? Склонив, как положено, Антон задумался. Где замок? Кто напал? Вопросов было много, но как их задавать не ясно. Как выучить язык тоже не понятно, хотя какие-то перспективы вырисовываются, но, судя по всему, из одной войны, он угодил в другую. И хотя оружие у него есть и пока достаточно, но даже он не выстоит против тысячной армии. Задавят массой, да и от металла, если здесь есть
рыцари, а, судя по металлическим деньгам, железо здесь уже открыли, пули будут рикошетить не все конечно, но эффективность упадет. Однако надо было думать, как самому задавать вопросы. Этот монолог конечно лучше, чем ничего, но и самому поспрашивать охота, а как?
        Решив подождать и послушать, что скажет пленница, а там посмотрим. В это время как раз туземка задала вопрос: Ты согласен, меня отпустить? Антон задумался, в принципе, ему не нужна эта конкретная туземка, но, отпустив, ее он совсем лишится источника по этому миру, а этого не хотелось, да и не факт, что она не приведет, таких-же зеленоглазых, с колюще режущим инвентарем. Поэтому он кивнул знаком
«нет», а там пусть думает и сама выкручивается, авось она что-нибудь придумает, как общаться, чтобы монолог перешел в диалог.
        Лейре Каледас
        Увидев, что демон закрыл глаза. Стала быстро рассказывать: что ей надо спасти семью, про замок. Даже подумав, согласилась пойти к демону в рабство, правда, весьма слабо представляя, в каком качестве она ему нужна. Все-таки вероучение
«Единого» не так давно пришло на их земли и что делают демоны с людьми, она слабо представляла. Вроде про кайре (местное название, аналога наших крестьян. За то, что они работают кайром вроде нашей тяпки. Производится из дерева Ялис. Дерево формой напоминает скирду сена высотой до 100 и в диаметре до 50 метров. У него ветви растут параллельно земле и только на концах огромные листья. Из горизонтальных веток изготавливают луки) священник говорил, что их жгут на кострах, насаживая на ветки Ялиса, и круча, как на вертеле. Но вот про благородных ничего этого не говорилось, мол, пойдете в услужение к демонам, и будете выполнять грязную работу. Задав вопрос, отпустит он ее, она с ужасом увидала ответ «Нет». Повторила для уточнения и опять «Нет» Мысли заметались в голове: Почему не опускает? Не верит? Ему все равно? Решив все попробовать, зашла с другой стороны, задала вопрос. Ты мне веришь? Ответ «Да». Отпустишь «Нет». Почему? Вот ответ странное подергивание плечами. Решила переспросить это вроде нашего «не знаю» Ответ «Да».
        Уже стало легче, объяснила, что у нас крутят головой в разные стороны. Хоть медленно, разговор налаживается, не теряю надежду уговорить демона Ахнтоона мне помочь, хотя бы отпустить. Но понимаю, время уже упущено, а утром начнется штурм замка и я ничем не смогу помочь. Решаю объяснить демону, что перед моим замком стоит армия в двадцать дюжин, и я должна помочь спасти брата. Он не понимает и открывает глаза и смотрит как-то непонятно.
        Пытаюсь на пальцах показать ему сколь велика армия. Он не понимает. Неожиданно он снимает мешок и достает оттуда какие-то странные бронзовые наконечники, только непонятно как их можно крепить на стрелы они без отверстия снизу. Он берет один и показывает на меня, ставит на землю, берет еще один, показывает на себя, ставит на землю рядом и просит меня. Догадываюсь, он хочет, что бы я показала на наконечниках число нападающих. Или он плохо знает счет, или не понимает меня. Старательно беру наконечники и выстраиваю их по дюжине в ряд. Глядя на демона строю десять рядов это кайре и отдельно еще 7 рядов благородных воинов. Он смотрит на наконечники, берет один и, показывая на себя потом на меня, я понимаю, он сверяет действительно такое огромное количество или нет. Я склоняю голову, говорю
«Да». Реакция демона мне непонятна, он смеется, показывает на свою железную палку и неожиданно валит все наконечники ею. Я ничего не понимаю.
        Антон Сомов
        После того как я услышал, что на ее какой то «замок». Надо уточнить, что под этим подразумевается. Напали где-то 200 человек, причем из них, я так понял, настоящих воинов нет и сотни. Я развеселился, что ей и показал, мол, я своим АКМом, их всех положу. Туземка опять хочет, что-то сказать. Ну, что же, послушаем. Демон, не сможешь ты их убить, у них много луков, и даже она видела несколько всадников на лошадях. Я не могу сдержаться и смеюсь уже в голос. Правда контакт с пленницей теряется, но мне не до того. Боятся 200 аборигенов, у которых нет даже лошадей, и если они такие же, как и моя пленница, то я точно справлюсь одним автоматом. Поэтому прекращаю дискуссию и возвращаю аборигенке ее узелок, а сам достаю свой сухпай и расстилаю импровизированную скатерть. Аборигенка развязывает свой узелок и выкладывает все на импровизированную скатерть. Я тоже не отстаю, достаю консервы, сухари и даже имеется кусок сала. Это можно сказать первый межзвездный контакт, кто бы там, что ни говорил, а ВДВ не ударят в грязь лицом.
        Я специально достал две банки каши с мясом и банку тушенки. Посмотреть буде она есть это или нет. Вроде я в узелке видел у нее мясо, явно они не вегетарианцы. Ложка у меня правда одна, ну я как истинный джентльмен отдам даме, мне и ножа хватит. Достаю нож, открываю банки с кашей и тушенкой. Достаю ложку из рюкзака (она у меня не алюминиевая, а с нержавейки) втыкаю в банку с кашей и передаю ей. Сам беру другую и начинаю, есть ножом. Кстати, пока суть да дело, а в лесу уже сереет, или по местному слегка зеленеет. Так что это у нас такой ранний завтрак получается. Аборигенка берет банку в руки достает ложку и зачем-то цокает ногтем по ложке. После чего ее и так большие глаза становятся еще больше.
        Она мигает глазами, хочет поговорить, ну послушаем, послушаем.
        Лейре Каледас
        Демон достал, какую то ткань расстелил на земле. Отдал мне мой узелок и стал доставать из своего мешка, я так понимаю, это еда, но какая то странная. Ну, сухой хлеб это понятно, какие-то круглые кружки: 2 высокие одна вообще низкая, да еще и закрытая сверху как из них пить не понятно. Неожиданно он берет свой огромный, наверное, все же нож и снимает им со всех кружок верхние крышки. Внутри они заполнены чем то и судя по запаху, я даже знаю это еда, мы такую готовим в замке. Только зачем класть в кружки и закрывать, мясо и каши быстро пропадают, если они приготовлены. А, судя по запаху, они недавно приготовлены. Наверно демон, только вечером, появился в нашем мире, и пища не успела пропасть. Демон берет кружку с кашей достает из мешка, что-то непонятное сует в кружку с кашей и отдает мне. Я беру в руки достаю из кружки это, по форме похоже на нашу ложку, только они у нас из дерева, а эта из ЖЕЛЕЗА. Я не понимаю демона, если они такие там богатые, ну делали б из серебра или золота. Я слышала, у нашего короля Тула Кьенуса посуда из золота есть, мать с отцом как-то были в столице на приеме и
рассказывали дома потом, все удивлялись. А здесь из Железа, если она кому расскажет, ей позавидует даже король. Нет, надо поговорить с демоном.
        Антон Сомов
        Уже привычно прислушавшись к голосу туземки, услышал. Я думала сначала, что ты демон Ахнтоон за что-то выгнан из вашего, вашего, она замялась, не зная как сказать. Вобщем места, где вы живете, наконец, выкрутилась она. Но, судя по вещам, которые у тебя есть, ты там, наверное, из самых благородных и богатых, и для тебя путешествие к нам, наверное, увеселительная прогулка по местам, по местам. Да, увеселительная прогулка по горам с «чехами» в обнимку. Неожиданно она замолчала и, открыв глаза, Антон увидел, как она стала опять бледнеть, даже немного синеть. Из-за тонкой кожи или еще почему, но лицо аборигенки стало с синеватым оттенком.
        Только начинающийся контакт с пленницей опять прервался, и как быть дальше совершенно неясно. Пристально посмотрел на пленницу и по привычке прислушавшись, услыхал шорох. Оглянувшись сзади немного сбоку на поляну выходили два, наверное, волка, высокие до метра в холке с тупой широкой мордой, черного окраса. Не чисто черного, а с рыжеватыми пятнами на боках. Звери вышли на поляну, и шедший впереди, вдруг прыгнул, целясь в горло.
        А веселые зверки у них здесь водятся, подумалось мне, оттирая кровь, мозги и непонятно, что с комбеза. Туземка же только пялилась на две туши и даже не шевелилась, видно, что для местных встрече с такими экземплярами бывает только раз в жизни, последний. Взял фляжку в руки и пошел поить туземку, а то так в ступоре и будет сидеть. Да и поговорить бы надо, что это за звери и как здесь их много, а то блин расслабился, как же, сижу на пикнике, девушка бод боком, приятная беседа, и никуда торопится, не надо. Последнее, правда, вызвало мрачные мысли, как там ребята, что с ними? Живы? Но это так ностальгия, реально понятно: во первых это не сон, такое точно не приснится, во вторых уж больно интересные зверушки, таких точно ни в одном кино никогда не видел.
        Ну, вот жадно хлебнув воды, туземка отошла вроде немного и теперь уже я приглашаю поговорить, правда, теперь АКМ держу наготове, а то мало ли что, да прислушиваюсь вдвойне, не знаю, как сказать. Когда слушаешь ушами вокруг и уж не знаю чем, к голосу со трапезницы хм-м. Демон, как ты смог убить шарки их у нас убивают, когда собирается несколько благородных воинов с луками и копьями. 0бычно дюжина или две и то шарки троих или четверых всегда ранят, а так кого-нибудь и убьют. Одно хорошо они охотятся по одному или по двое, иначе они были бы настоящее бедствие для нас. И демон Ахнтоон, пока мы здесь на мой замок сейчас нападут и все могут там погибнуть, ты не мог бы помочь мне, положенную сумму денег и продуктов брат выделит, у нас даже две лошади есть. Мы тебе дадим одну… ну или две? Последнее вызвало улыбку, со мной, ну как-то не рассчитывались еще лошадями. А так, я решил согласиться. Не в том, что сейчас прям кинусь в бой, но посмотреть поближе на замок, на войско в 200 человек и даже пять там или шесть лошадей. Уж если не победить, то уж смыться я по любому успею.
        Лейре Каледас
        Уже привычно рассказывая демону, как она испугалась и потом какой демон благородный. Ну, надо же, его как-то убедить помочь, тем более что демон не из бедных, да и не злой, кажется. Глядя на демона, замечаю движение, и на поляну вдруг выходят два шарки, они часто так охотятся парой. Самец и самка. Ну, все, теперь мне, нам, никто не поможет, лука ни у меня, ни у демона нет, да и что они успеют, вдвоем против двоих. Надо не меньше дюжины лучников и только благородных, у кайре реакция вообще никакая и на охоту, на шарков, их никогда не берут. Только под ногами путаются. Страх проникает, кажется, до самого сердца и тут до слуха доносятся хлопки такие частые. Как то она такие слышала. В замке, в подвале, когда сын управляющего, он из благородных, такой озорник. Во фляжках бродило молодое вино, а он заткнул пробки и положил сверху булыжники, тогда примерно так бухало, потом, правда, кто-то еще кричал на заднем дворе. Но это уже мелочи. Когда фляжка коснулась губ, я поглядела, прям около нас, лежали два тела шарков. У одного была разбита голова, а другой почти целый, только вытекающая из-под него лужа
крови говорила о том, что он тоже мертв.
        Рядом ругался демон, он здорово перемазался в крови шарка. Голос, какой-то у него звонкий так у нас иногда говорят маленькие девочки из благородных, только ничего не понятно. Опять попросила закрыть глаза никак не получается говорить когда он смотрит, видно слишком мы разные, а может я слаба, вот брат бы попробовал он даже предметы двигать взглядом может, если сильно сосредоточится. Вот закрыл глаза. Спрашиваю, демон как ты смог убить шарков их у нас убивают, когда собирается несколько благородных воинов с луками. 0бычно дюжина или две и то шарки троих или четверых всегда ранят, а то кого-нибудь и убьют. Одно хорошо они охотятся по одному или по двое, иначе они были бы настоящее бедствие для нас. И демон Ахнтоон, пока мы здесь на мой замок сейчас нападут и все могут там погибнуть, ты не мог бы помочь мне. Положенную сумму денег и продуктов брат выделит, у нас даже две лошади есть. Мы тебе дадим одну… ну или две?
        Про лошадей я, правда, не знаю это большая ценность, брат может и не отдать, ну это там видно, пока предложу, может он и откажется. Демон открыл глаза и полез в свой мешок достал еще непонятные железные вещи. Отцепил от своей палки часть, снова прицепил такую же, но с рюкзака. Непонятно чем одна от другой отличается, может, он сломал свою палку об шарка. Я не видела, но голова у шарка разбита сильно он, наверное, ударил, только почему так грохотало сильно. А вот, я догадалась, это у него лук такой странный, он в ту часть, что отцепил, стал вкладывать наконечники от стрел. Теперь я понимаю это у демонов луки такие, стрелы самой нет только наконечники, очень удобно только неясно как целится и вообще непонятно.
        Вот он сложил все в свой мешок и предлагает мне пойти с ним. Куда мы идем? Он закрывает глаза. Я начинаю спрашивать, куда мы идем в замок? Он говорит «да». Я начинаю ориентироваться, но это место я знаю это недалеко от замка. Показываю дорогу, и мы быстро идем по лесу. У него широкие шаги я за ним почти бегу.
        Антон Сомов
        Стал собираться, отряхнул импровизированную скатерть. Сменил магазин в автомате, блин на этих двух волков-переростков потратил пять выстрелов, ну ничего еще есть, дозабил магазин на всякий пожарный. Собрал все патроны в рюкзак. По привычке зарыл банки. Когда клал ложку в рюкзак, туземка таким взглядом ее провожала, будь-то она из золота. Подарить ей что ли, только она у меня одна, ладно, поживем, увидим, может и подарю. Тяну ее за руку и закрываю глаза. Сразу слышу голос уже без напряга, блин еще б глаза не закрывать, совсем хорошо. Кивками объясняемся: что, да, иду к замку. Она быстро поглядела по сторонам и уверенно потянула примерно в ту сторону, откуда я ее и принес. Быстро иду по лесу, а туземка вприпрыжку скачет рядом, показывая направление. Прошли где-то километра три, и лес стал редеть, и вдали показался замок. Замок не впечатлял, не знаю, какие бывают замки. Видел крепости в Чечне в горах. Вот это да сооружения. А это так «новые русские» круче строят. Хотя да стена была и ров с водой, но как-то мелковато по мне. Хотя да, если учесть, что здесь страшная армия в 200 вояк. Тогда да, это
«ЗАМОК». До замка было, метров 500 может чуть больше и перед ним от нас чуть в стороне, располагалась армия. По мне так, толпа толпой. Нет, там дальше стояли две или три круглых юрты или палатки. Как у них называются, потом спрошу и около замка, гарцевали на конях трое всадников.
        Пока стояли на опушке, туземка стала мне объяснять. Сейчас они возьмут длинные лаги и перебросят через ров в нескольких местах, что бы распылить силы защитников. А потом, после такой демонстрации силы, наделают лестниц, если уже не сделали, хотя вчера вроде не делали, она поднималась сама на стены и все видела, вот! Значит сейчас пойдут. Дюжина кайре и человек шесть благородных: за лагами и ветками для заброски рва. У всех благородных будут луки, потому что боятся шарков и диких кабанов, последних, правда меньше, но они ходят с выводками кабанят и очень опасны, особенно мать кабаниха и вожак.
        Тем временем действительно в нашу сторону направились, ну 20-25 скажем людей, я так пока не разобрался. Почему туземка все время уточняет: это кайре, это благородные. Неужели у них такая классовая вражда, непонятно.
        Решив немного замаскироваться, слегка сдвинулся в сторону и потянул за собой
«напарницу», чтоб не отсвечивала. Тем, временя, толпа «вояк» приближалась к лесу и я, рассматривая их, стал замечать, что они довольно сильно различаются. Причем одежда даже не так бросалась в глаза, хотя и она различалась у лучников плащи или куртки с металлическими вставками пока не разобрать, но на солнце блестит здорово и брюки, кожаные, наверное, на ногах вроде сапожки, если судит по моей
«напарнице», то вобщем неплохая ручная работа, как лица. Жаль, бинокля нет, можно было лучше рассмотреть.
        Но и так при приближении стало видно, что благородные, которые с луками это соплеменники моей «напарницы», а вот те с топорами, те нет. У них были круглые в отличии от благородных лица, нос точно свиной пятак, руки ну чуть коротковаты от человеческих, а так ничего, они справненькие, в отличии от моей
«напарницы»-худобы, одеты вроде жакета без рукавов, брюк нет, нечто вроде юбки и на ногах рассмотрел, были деревянные галоши-калоши, вобщем башмаки привязанные ремешками к ноге… Глаза на таком расстоянии не рассмотрел ну и ладно, пойду, повоюю что ли.
        Лейре Каледас
        Мы так торопились, что я не заметила, как мы дошли до края леса и остановились на опушке. Я залюбовалась своим «Замком Каледас». У нас некоторые дают своим замкам имена, но мои родители его называли просто «Наш Замок» и мы его так зовем. А если где-то в гостях надо выделить, просто представляем именем рода. Стоя на краю леса, я смотрела на свой «Замок» с которым еще утром прощалась навсегда, а сейчас просто уверена в победе и у меня странное чувство, мне жалко моих врагов. Сразу вспомнила двух шарков, если демон и этих всех, вот как шарков, страшно. Тем временем демон стал внимательно рассматривать замок и войска перед ним, а потом сюда пошли солдаты. Я сначала испугалась, думала, заметили. Но, приглядевшись, поняла, шли за лагами, полторы дюжины кайре и охрана из благородных пол дюжины человек с луками. Демон сначала схватил меня за руку и оттащил в сторону. Я подумала, что испугался, но оказалось просто не много в сторону отошли. Так ему видимо удобнее.
        Кайре как обычно растянулись длинной цепью. Они никогда не торопятся, всегда работают медленно, неторопливо, но зато могут работать много и сильные. Правда с мозгами у них плохо, из-за этого их и завоевали, когда-то благородные. Правда называли это как-то возвышенно и пафосно: «Принесли мир и процветание заблудшим в нищете и невежестве» Может так, оно и было. Сейчас деревни под рукой благородных стоят чистые и ухоженные, а вот где есть дикие хутора. Как-то, еще маленькой, я с родителями проезжала один такой. Это просто ужас, какие то норы и пара шалашей, где бегают грязные дети кайре. Кстати это благородные заставляют их ходить на ногах. В диких деревнях они ходят на четырех и почти не одеваются даже в холода. Правда холодно не долго два месяца и то, только месяц сильно. Демон перепрыгнул поваленное дерево и что-то прокричав, пошел навстречу воинам. То, что произошло дальше, я наверно не забуду до конца жизни. Когда до лучников осталось шагов сто, демон взял что-то в руки, и над воинами сначала с шипением пронеслась красная молния, а потом раздался страшный грохот, и зажглось солнце. Ой, мама        Антон Сомов
        Чтобы такое сотворить с этими вояками. Вроде, как и убивать не охота, мне они пока ничего не сделали. С другой стороны лучники это сила и если они стреляют хотя бы в половину от того, что я слышал про земных стрелков, мне несдобровать. Прикинул, что у меня есть, одна ракетница и есть пара свето-шумовых гранат, ну что попробую. Подействует хорошо. А нет, так постреляем, никуда они не денутся.
        Эффект превзошел все ожидания. Если от ракетницы они просто все замерли. То когда я над ними бросил гранату, то эти, которые пятачки (кайре) какие стали на четвереньки и стали с визгом бегать, только, как-то по кругу. Благородные же все свалились, и никаких признаков жизни не подают. Я же, пока не очухались, бегом подбежал к ним и собрал все луки, ножи. Было даже два вроде небольших меча или кинжала, все, кстати, не железное, а бронзовое. Теперь стало понятно, почему пленница так на ложку и автомат глядела, у них здесь еще бронзовый век оказывается, или железа нет.
        Кстати, и топоры у «пятачков», буду так их звать, тоже из бронзы. Их тоже собрал и сложил в кучу, отдельно. Пока собирал, на меня напоролись два «пятачка», я думал, придется их вырубать, но они сами упали на бок и визжат, точно вот как свиньи, по-моему, они или свиньи и есть, или их ближайшие предки были свиньями.
        Ну ладно, пока суть, да дело, а с остальным войском надо, что-то делать. Там, какое-то не здоровое движение. Причем, судя по движению, о нападении они уже не думают. А часть, уже потянулась от замка и только трое на лошадях и еще некоторая часть войск, разворачивается к лесу. Главное, что основная масса этих, как их
«пятачков», короче, стоит и не движется, а с благородными я как-то разберусь.
        На черта я стал у этих дровосеков оружие: луки и топоры собирать. Они, судя по их виду, да и запаху, воинами уже не являются, а темп потерял. На горизонте между тем, благородные, пинками, и непонятно чем, на копье не похоже коротковатое. Вобщем строили армию в плотную массу. Впереди стояли «пятачки», по бокам лучники. Конники носились перед строем и видно, что-то, кричали, до них было еще метров четыреста, так что слышно не было, да и смысл. Слушал, я тут одну, всю ночь мне
«серенады» пела, а понятно, только если глаза закроешь и то не долго. Блин, вот дома бы на базе ребятам расскажи все это, ведь никто не поверит. Ладно, отставить лирику, а то армия противника вон уже построилась, и даже как-то изготовилась к бою. Впереди у «пятачков» в руках круглые щиты, как-то не привычно, отсвечивают вроде красным, и в тоже время и зеленым, как марево играет. Если бы я не знал, какие из них бойцы, впору было уже ноги в руки и ходу. Благо лес рядом, а там фиг меня поймаешь, дай только оторваться. Был у нас как-то опыт, не всегда мы по лесам
«чехов» гоняли, бывало и наоборот. Когда выбросят группу, а там засада. Боекомплект расстреляешь и ходу и на деревьях отсиживались и в такие щели забивались, что мама не горюй.
        Вобщем нужен срочно план, из того, что я знаю дальность стрельбы из лука где-то метров двести, но на таком расстоянии от стрелы запросто можно отклониться, правда, от одной, двух. А вот от десятка уже не вариант. Но, учитывая местный вариант, берем метров 150. Все равно много из того, что есть у меня, ракета была одна, и ее уже нет. Гранат осталось три штуки две «лимонки» Ф-1 и свето-шумовая
«Заря» вот и все, а так автомат три магазина и россыпью сотни две с лишним, не считал, из цинка сыпнул от души и ладно. Впереди чуть в сторонке есть небольшой холм. Вот за ним и укроюсь, если они двинуться, закидаю гранатами. А нет, там за ним подберусь поближе и опять гранатами. Вот такой план, а дальше как получится.
        Тол Валеас
        Послать его, управляющего замком Кора Каледаса, конечно, почетно. На захват замков, всегда, ходят только бароны. Там и покомандовать воинами, да и чего говорить, дележ «чужой» казны, с провиантом, это очень заманчивое мероприятие, и если сила велика, то сопротивления, почти никогда не бывает. Нет смысла, при штурме больше потеряешь, а так треть всего, и свободен. Больше, никто не берет, за этим, следит местный священник, он всегда при замке находится, и выполняет функции посредника. Священника никогда не трогают, они практически, не прикосновенны. Споры баронов их никогда не касаются, и не волнуют. Даже, когда кровная вражда идет, и война на уничтожении и тогда, священника просто выпускают из замка, и он дожидается начала сражения в безопасном месте, а потом, просто остается в замке с победителем.
        В этот раз, что-то такое, намечалось, и Тол Валеас понимал, неспроста, его послали. Да, и не мудрено, самый младший брат Кор Каледас, шел захватывать, родовой замок своих родителей. Замок, где прошло его детство, и где его знали все, от кухарки до истопника. Который, в результате раздела имущества, достался старшему брату Хаарому Каледас, с ним осталась и его сестра Лейре. Младшему же, брату на выделенные деньги, купили замок барона Кейре Обладос.
        Казненного за хулу на «Единого», и где в результате всех этих событий, при замке, на момент его покупки, осталось, всего пяток захудалых деревень. Что отнюдь не поднимало настроения младшему, который по жизни был заносчив и мстителен, в отличие от средних братьев, которые, получив свою долю, просто уехали в столицу Милос, за лучшей долей, и никаких претензий к старшему брату с сестрой не имели. Он получил, недвусмысленные рекомендации, не соглашаться на сдачу, и при штурме, очень желательна, гибель Хаарома, что будет с сестрой, его не волнует (она все равно по закону не принимает участия в дележе имущества).
        Получая, такие инструкции он понимал, почему младший не участвует. В случае гибели, средние братья вернутся и он не сможет ничем оправдаться перед ними. А за сестру, которую, они в отличии от него, очень любили, ему не жить. Сейчас же, младший скажет, мол, пошел на обычный разбор, мол, треть казны, какие проблемы братья, а что, вот, оно, так вышло, так не виноват, не он ходил. Болел, да и время посадки тафа (нечто вроде картошки, только сладковатая). А что, уж там управляющий намутил, он не виноват, не был, не присутствовал. Вот такая, вот, сволочь. Тол Валеас хоть все это понимал, но куда денешься.
        Сначала все шло по плану, он вместо трети, запросил половину, а учитывая суровый сезон «холода» (сезоны на зеленом мире делятся на четыре части, но не как на земле. А так: «холода»- два месяца, затем «переход на тепло»-три месяца, затем
«тепло»-четыре месяца, затем «переход на «холода»-три месяца. Урожай сеют и убирают два раза в год только в переходах. В холода ничего не делают, может иногда охотятся и все. В «тепло» же жизнь замирает, в это время, из-за особенностей климата, не выпадает ни одного дождя, реки практически, пересыхают и если не заготовил, или заготовил мало в «переход» то это смерть от голода обеспечена. На, момент истории, идет первый месяц «перехода на тепло»)
        И невысокий урожай, до этого, старший брат отказался. Управляющий готовился к штурму, развернул юрты. И не спеша, разведывал подходы к замку. Учитывая, что в замке, где-то около 200 людей и кайре. Так откинуть не бойцов, там кухарки, дети еще что, получаем 100-120 воинов. Делаем три подхода к замку. Они распыляют свои силы, а я получаю как минимум двукратное преимущество. Если быстро перебросить резерв то и трех. Так что, расклад хороший, сейчас пошлю за лагами, в лес, и помолясь «Единому» можно начинать.
        Антон Сомов
        Укрылся за холмом, наблюдаю. Эти «вояки», сомкнутым строем, и понукаемые, по краям лучниками, а также скачущими впереди всадниками. Начинают, потихоньку приближаться и часть лучников, смотрю, отделилась от основной массы, и начинает, обходит слева, за холм. Если обойдут и ударят в спину, мне хана, но это, как посмотреть. Дожидаюсь подхода метров до 30 к холму и выскакиваю им навстречу. Этим, решаю, сразу две задачи: становлюсь ближе, к основной массе, для броска гранаты или гранат, как выйдет и одновременно тем, что заходят сзади, дольше ко мне подходить, хоть пару секунд, а выгадаю, что в бою, очень немаловажно иногда решающе. С разгона бросок получился, не плох, хотя то, что решил не просто упасть, а еще и перекатился, спасло мне жизнь. Уже когда встал и осмотрелся, где я сначала упал, торчало несколько стрел, и в бок, одна впилась, хотя бронник, ну все же. Задние обходившие холм, трое лежат, а вот трое уже, выцеливают, хотя лучники из них, сейчас хоть куда, но мне, не до этого и срезаю их короткой очередью, сначала, хотел по ногам. Но вышло, как вышло.
        Это только в фильмах, главный герой, перед тем как выстрелить, мучается угрызениями совести, и решает, убивать, не убивать. В реальности, все проще или ты, или тебя, благородно не благородно, по совести или нет. После свето-шумовой гранаты, зрелище было жалкое. Две лошади, с перепуга, нырнули в ров перед замком, одна, умчалась без седока, но для седока это не радостное событие, он зацепился ногой за стремя и ему сильно повезет, если он останется, жив и не покалечен.
«Пятачки» оказались братьями, тех первых, и также, стали на четвереньки и разбежались. А вот, часть лучников, вот отличии от первых, не лежит, а даже пытается, шевелится, хотя зрение к ним вернется еще не скоро.
        Особенно, это актуально для этого мира, у нас да после такой вспышке, не скоро проблымаешься, а здесь цветовой спектр немного другой, так что, им еще хуже, я так думаю, по мне здесь чуть темнее, или мне так кажется. Так, с этими вояками, все более-менее понятно. Осталось, разобраться с теми, около замка, не все сюда пошли, и вон, я даже вижу человек десять, вполне здоровых и вменяемых, судя по тому, что луки они держат в руках, и у части, они с наложенными стрелами, надо быстро, что-то делать, а то буду изображать ежика. Направляясь к ним, по пути подобрал щит. Интересная конструкция, деревянный круг обтянут кожей и спереди набиты ленты из меди и круг в центре. С обратной стороны деревянная ручка, но на кожаных ремешках, хотя, ниче так, удобно. Только взял щит, тут же, в меня полетели стрелы, и хотя, далековато, для местных луков, решил это дело пресечь. Стреляю по ногам. Трое упали, остальные разворачиваются убегать. Стреляю по самому шустрому, что побежал в первых рядах, он падает, и истошно орет. Остальные остановились, бросают луки и садятся на землю. Один самый разукрашенный, отцепляет меч и
подымает над головой, я уже решаю, что он сейчас кинется в бой. Но он, отсалютовав мне, втыкает его в землю и, отойдя в сторону, остается стоять, наклонив голову. Так ясно отвоевался, не спеша, подхожу, контролируя ситуацию по бокам, но больше никого нет. Из юрты вышли двое «пятачков», посмотрели, что благородные сидят, не спеша, подошли и сели рядом. Сидели они только по разному если благородные сидели по турецки, то «пятачки» просто вытянув ноги вперед.
        Тол Валеас
        Так людей много, пошлем кайре не дюжину, а две и пол дюжины лучников, здесь места спокойные, вряд ли шарки нападут. Да, даже, если нападут, пока они рвать будут кайре, лучники их подстрелят, а нет, всегда помощь прислать можно. Планы меняются, Харе-Лелку, когда б чего не запланировал, все не так. Вроде собрали такие силы: двенадцать дюжин кайре, шесть дюжин лучников, из благородных, шесть, ПОЛ ДЮЖИНЫ конников. Никогда, таким количеством не воевали, больше только у короля. Чтоб собрать такое количество, пришлось с тремя баронами договариваться и заключать не очень выгодные договора, но барон Кор Каледас, настоял на своем, такая ненависть у человека. Выясняется, что три дюжины лучников, и шесть дюжин кайре, сыновья баронов забирают и на лошадях уходят за замок, они там будут отвлекать защитников, имитируя нападение, а если все пойдет хорошо, может так оно и будет. Все всадники, сыновья баронов «союзников», так что за кусок добычи, они будут биться насмерть. Эх, молодость, молодость.
        Ладно, пошлем полторы дюжины кайре, они сильные, потащат лаги и хворост и полдюжины лучников, меньше нельзя если шарк один, то справятся, а вот если двое меньше шести нельзя и то только задержать. Так готовим «вояк», впереди поставим со щитами за ними и по бокам лучников. Хот раз и когда, Харе-Лелку вам в постель, хорошо хоть барон выделил три лошади. Бегом построить это стадо не возможно.
        Со стороны леса, внезапно, раздается шипение, оборачиваюсь, по глазам бьет слепящее солнце, БЕЛОЕ и раздается страшный гул, лошади понесли. Да не повезло, так не повезло, лошадь так понесла, еле остановил. Лошадь помощника понесла и сбила по дороге двух кайре, хорошо не повредили лошадь, иначе пришлось бы искать нового помощника, за ранение, а не приведи «единый» за гибель лошади помощника убьют, а где такого найду он неплохой «движетель» (движетель- то есть владеющий телекинезом часто используется как телохранитель) и меня всегда хорошо защищает. Третий вообще староста деревни, но благородный, свалился с лошади. Ну, жив и ладно, надо разбираться, что произошло.
        Так, почему часть лучников и с ними кайре из задних рядов начинают разбегаться. Я понимаю, что набрали, кого не попади, но не трусов же. Даю задания своим всадником, садится на лошадей и заворачивать всех и строится в таксис (построение дюжина фронт и несколько рядов от трех до шести). Спереди стоят кайре со щитами и дротиками, сзади просто с дротиками по бокам и сзади, лучники. Между тем пока помощники строят подобие таксиса, я замечаю, что там, куда пошли заготовители, все лежат и лишь один, непонятно, кто далековато что-то там делает. Наконец, таксис построен, и я приказываю: выдвигаться в сторону леса. Какое-то нехорошее у меня предчувствие, такое было у меня, когда я еще служил у барона Кейре Обладос, и чем это кончилось, все помнят, спаси «Единый». Начинаем потихоньку, двигаться к опушке леса. Из-за кайре, никогда ничего нельзя быстро делать, пока им объяснишь, пока они наберут скорость движения, я внуков в управляющие выучу.
        Вот приближаемся к лесу. Замечаю, необычного человека, он высок, незнакомая одежда, правда у него как у нас щит и еще вроде дубины или палки, очень странной формы. Идет в нашу сторону. Вот, он стал скрываться за холмом. Неужели он сбежать решил от нас. Заворачиваю таксис чуть влево, а полдюжины лучников отправляю за холм на перехват. Чтобы отсечь чужака и не дать уйти в лес. Раздавшийся страшный грохот и вспышку солнца я встретил на земле. Лошадь меня сбросила и куда-то унеслась, меня от вспышки солнца спасло только то, что я находился лицом к строю и сейчас хоть что-то вижу. Кайре, большинство стали на четверенки и с визгом унеслись в стороны. Ничего удивительного, это их обычная реакция на любой испуг, только они обычно просто замирают, а здесь носятся кругами. Часть лучников лежат, да…. Мне стыдно за лучников. Но нет, часть лучников, из задних рядов, уже целится в чужака, и я думаю, у нас еще есть небольшой, но шанс. Раздается, какой-то сильный треск, так деревья, бывает, в лесу падают, и так же падают мои лучники. Остальные побежали назад. Вижу, первый, побежавший падает, и начинает страшно
кричать, около него расползается большая лужа крови.
        Я понял, это либо колдун, либо демон и очень сильный, с ним нам не совладать, это понимают и лучники. Они бросают луки и садятся на землю. Ну что ж, придется, покорится силе, как истинный высокородный, салютую мечом победителю. Втыкаю его в землю, и склоняю голову на милость победителю. Из палаток вышли кайре-помощники, поглядели на меня на остальных, все поняли правильно, и также сели, признавая поражение.
        Антон Сомов
        Ну что, сержант Сомов, ввязались в бой. Войну выиграли, вот ваши пленные, получите и распишитесь. Оглядываю поле боя или скорее побоища, так «двухсотых» пять… нет уже шесть, это лучники. Плохо языка не знаю, язык жестов, ну, можно попробовать. Осматриваюсь, замечаю, две лошади свалились в ров. Привлекаю внимание, этого, ну который был с мечом, показываю на лошадей, потом на место около себя. Он, долго смотрит на меня с непониманием и крутит головой. Все ясно, согласно новым реалиям, это значит, не понимаю, приехали. И так подсчитываем, имеем два десятка с лишним лучников, местного начальника, и два или три десятка «пятачков», точнее подсчитать, в виду так скажем, неадекватного поведения, не представляется возможным.
        В тоске оглядываюсь, если не прояснить ситуацию, надо смываться. Не знаю, как здесь, а на земле, в этой ситуации или всех валить, или я получу нож в спину, или завалят толпой. Недалеко от меня лежит один из всадников. По-видимому, у него, что-то с ногой, он с трудом ворочается и видимо пытается встать, но не может. Показываю на него пальцем, потом на на местного, ну назовем его «командиром» и смотрю на лучника. Они, как-то потупились и ничего не делают, но некоторые делают движение, означающее нет. Ничего не понимаю, я же им сказал помочь, почему не хотят, может они враги. Не понимаю. Всеми чувствами, а напряжен как никогда, ведь передо мной около 50 людей, и если с десятком я справлюсь, то со всеми, не вариант. В голове, вдруг, раздается голос: Демон, демон за что, мы же сдались, мы согласны на твои условия, за что ты хочешь нас убить. Оглядываю, рядом со мной, ближе ко мне, лежит как раз тот, с ногой поврежденной. Пытаюсь понять, что я делаю не так, и с удивлением слышу:
        Демон, ты приказал нас убить.
        Смотрю на него, и как бы думаю с усилием:
        Ты меня слышишь? Ты кто?
        В ответ:
        Я слышу. Я помощник управляющего Колосс, я «движитель», но я признал тебя «Демон».
        Слышишь это хорошо. Только я не приказывал тебя убить, почему ты так подумал?
        Ты показал на меня, управляющего, да и лошади чем не понравились. Они очень хорошие, просто я плохо езжу, поэтому упал, а убивать их не надо.
        Почему, ты говоришь, что я приказал их убить, когда я такого не говорил.
        Демон, но ты показал рукой, их убить.
        Как я показал, я показал привести ко мне, а тебя перевернуть, помочь сесть.
        Но, «Демон», для этого надо, показать рукой.
        А, Я чем?
        Демон, ты показал пальцем, а пальцем показывают: только, только убить, колоть, это вроде копья. У Вас разве не так?
        У нас нет. У нас показывают пальцем, вот этим.
        Прости «Демон», странно как-то, у нас если надо показать, показывают рукой с прижатым большим пальцем, а если срочно, немедленно, то большой палец оттопыривают.
        Ладно. Я понял. Будешь моим переводчиком. Сейчас, сам подтверди своим людям, что я тебе сказал, а там еще поговорим. Да поживей, а то вдруг кто мой приказ поймет и выполнит, как я показал.
        Колосс помощник управляющего Тола Валеаса
        Встреча с демоном, это же, страшно, я слышал, есть колдуны, могут поджигать свечи, даже факел могут зажечь. Но все это рядом максимум пять шагов, а здесь шагов 70, если не все 100 и солнце на небе, показалось, потухло. Такой силы колдунов не бывает, демон, однозначно. Я не смотрел, только боком краем глаза, и то до сих пор плохо вижу, а какой грохот, я про такой слышал от горцев. Они рассказывали, в горах так камни падают с гор, и какие-то «лавины», не знаю что это, но говорили очень страшно. Хотя они, такие приврать могут, для красивости, а с нами девушки, тогда были, так что, им веры, тогда, не было. Но, как я перепугался, когда демон показал на меня и лора (обращение к благородному, аристократу- лор, к ней лар) Тола Валеаса с требованием убить, это я, сначала, подумал. Нет, ну все, у этих Демонов не как у людей. Это ж надо, показывать пальцем, да любой кайре, поймет. Палец он же, и похож на копье, как же, это может быть, по-другому, не понимаю. Хорошо демон вроде не кровожадный. Мы с ним поговорили, ой, а как же сыновья баронов. Они же с той стороны замка, им же надо объяснить, если с демоном
поговорить, что надо кого-то послать, а что если он не захочет. Или, они не захотят, как же быть, он же, их всех убьет, своими солнцами. Надо демону сказать.
        Хааром Каледас
        Не нахожу себе места. С тех пор как отправил сестру Лейру, прошло почти два стакана времени (в этом мире используются водяные часы. Вода капает в первый стакан, он набирается из него во второй из него в третий. Время в стакане делится пополам, а точнее и не надо. Для коррекции на башне есть солнечные часы. В сутках здесь три стакана времени) И зачем, хотя здесь ей все равно не выжить, а так если сможет, то хотя бы доберется до барона Ролека Валеса и останется жива.
        Утро было не радостное. Поднявшись на стену, увидел метров в 200-ах стоящие войска, где заметил нескольких всадников и среди них управляющего Тола Валеаса. Хороший человек, но слишком любит свой замок и предан своему барону и моему брату Кору Каледас, так что, ни о какой сдаче не может быть и речи. Придется воевать, надежды, что подоспеет помощь мало, продержаться против 5-6 дюжин воинов можно и неделю, но 20 дюжин, против такой силы, пожалуй, до заката выстою. Ночью, когда загорятся дома в замке мне не выстоять. Да и лучники выбьют защитников на стенах, а потом ров засипят, да лестницы подставят. Вон кстати, легки на помине, к лесу потянулись: кайре и лучники. Да много пошло, если такими темпами, то до полудня уже начнется штурм. Ну, что ж, подороже продам свою жизнь, а сейчас хоть полюбуюсь на подготовку к штурму, собственного замка, когда еще такое увижу.
        Ого, какое солнце, прям темно в глазах, да и загрохотало еще, что такое там могло, случится. Эй, управляющий, ты где, глаза слезятся, пойду, промою та, где ж тебя носит? Пока спускался, ко мне подбежал Челин, неплохой паренек, кстати, он
«движитель» и когда вырастет, возьму к себе в охрану. Управляющий Сотан Улесас нашелся, лучше б не находился. Если утро не заладилось, то и день точно не заладится. Сотан оказался на другой стороне замка, и то, что я там увидел, мне точно не понравилось. Там стояла целая армия, ее одну хватило бы на весь мой замок, а ведь это только половина.
        Другая стояла с северных ворот от леса. Учитывая сколько у меня людей, надежды продержаться даже до полудня, нет. Только, если на пошедших в лес за лагами и материалом для лестниц кайре, нападут шарки. Стал раздавать указания и остановился, зачем, что надо Сотан все сделал, а лишний раз нервировать людей, не нужно. Оглянулся со злостью на пристройку к замку, вот единственный кому сегодня повезет, это священник. Может дверь подпереть и сжечь, да ладно, пусть живет. Другой, если придет, будет не лучше, а этого мы хоть все повадки изучили.
        Пока я так размышлял, со стороны леса опять раздался грохот и сильная вспышка перед этим, хорошо я не смотрел туда, глаза пока не прошли, старался в землю смотреть больше, чтобы не напрягать. Ладно, здесь Сотан справится, пойду к тем воротам, неспокойно мне что-то, как бы брат, колдунов не привел, с него станется. Они хоть и берут дорого, но оно того стоит. Осторожно стал подниматься на стену и остолбенел, увиденное поражало своей нереальностью. Перед замком в беспорядке перемещались сумасшедшие кайре (такое было, раз, когда во время уборки урожая в поле выскочил прямо на кайре один шарк, хорошо молодой и несколько благородных не без труда его убили кайром (нечто вроде тяпки)). Часть лучников была убита, по крайней мере, они лежали без движения, а часть сидела перед, перед ну не знаю, далеко не понятно. Какой то высокий, в темной одежде, такими еще у нас священники, демонов изображает, смешно.
        Антон Сомов
        Так ясности нет никакой, но положительный момент один есть. Уже есть взаимопонимание и если я могу поговорить с одним, значит, могу и с другими, а это большой плюс. Насколько я знаю от наших ребят в Чечне, именно из-за непонимания местного языка и обычаев, было больше всего стычек и недоразумений. А так у меня уже есть, один персональный переводчик, пусть и из стана «врагов», хотя и «друзья» какие-то «виртуальные» как любит выражаться мой друг «Малышок». Эх, где ты сейчас, Гриша. Показываю пальцем, потом, сообразив, что делаю что-то не то, показываю рукой на «полководца», подзываю к себе. Жду пока, мой слегка покалеченный переводчик, что-то прошипит своим войскам. Вот смотрю, зашевелились несколько лучников, встали.
        Перехватываю, поудобнее автомат, а то мало ли что. Но, нет, они не берут луки, а пошли к этим вообщем «пятачкам», чуть не сказал свинкам, хотя на свиней они похожи только лицом и то не очень. Интересно, в мифологии были люди-свиньи, про людей-лошадей слыхал, а про свиней, как-то нет. Лучники далеко не пошли, так этих кайре, кто просто по лицу ладонью шлепнет, а кто и ногой в бок, но порядок наводят, будь здоров. Чувствуется, что не впервой, им так приводить их в лоно
«цивилизации». Это мне еще, эта Лейра, а кстати, где она, надо за ней послать кого-нибудь, а то еще что-нибудь выкинет, или сбежит и пропадет. Жалко, она такая хорошенькая и да, чем то на лисичку похожая, она вобщем, пропадет. Подошедший полководец уставился в землю и стоит.
        Гаркнул, на своего переводчика, слышу в голове: да, «Демон» я весь внимаю вашим словам. Про себя хмыкнул не словам даже, а мыслям и уже привычно напрягшись, говорю, передаю, не знаю как правильно.
        Передай своему начальнику, или кто он тебе. Пусть сходит к замку, да не как победитель идет, и передаст, что они сдались на милость, меня «демона» и я требую, прислать сюда хозяина замка, как его там, Каледас вроде. И пусть с ним придут несколько воинов, принять капитуляцию и найти свою сестру Лейру. Передавай. Сам стою, наблюдаю, ничего не понятно, но имена вроде четко можно понять. Слыхал, вроде Харошн или как-то так и Лейра, хорошо понятно. Ну да ладно. Полководец выслушал все, склонил голову набок в согласии и пошел к замку.
        Тол Валеас
        Меня подозвал демон, сначала правда, я подумал, он хочет убить. Но он, через Колосса, моего помощника мне передал (Все таки хорошо, что он у меня из колдунов, хотя это, и не приветствуется священниками «Единого». Но вон с демоном как быстро язык нашел, видно, что, то у них общее есть), что у демонов пальцем, это как у нас рукой, так что, бояться не надо. Интересно, а как, когда надо, боятся. Мне приказали идти к замку и привести сюда барона Хаарома Каледас и нескольких воинов, ну это понятно. Принять нашу «сдачу», никогда не подумал, что армия в 20 дюжин могущая за один раз взять три-четыре замка не напрягаясь. Потерпит такое сокрушительное поражение от одного, ОДНОГО «Демона». Интересно, а если их придет сюда два, или не дай «Единый», дюжина. Они ведь власть «Единого», да даже и самого короля, нет… нет такие мысли надо, держать при себе. Так, но как мне убедить барона лора Хаарома прийти сюда. Он хоть и увидит, что здесь не до сражения, но может решить, что это ловушка, да и к демону, по своей воле, охотников ходит, я еще не видел. Надо переспросить хм - м «Демона». Через своего помощника узнал:
оказывается, здесь, где-то Лейра Каледас бродит, а мы думали она в замке, так что не все так оно просто, как мы планировали. И если она шла за помощью и «Демон» вызван ею, то Кору Каледас я не завидую, а если подумать, то и Хаарому Каледас, тоже. «Демон», эта не та помощь, где можно рассчитывать на обычную капитуляцию и треть хм-м, да и мне, что-то не спокойно. Плохо я священников слушал, что они там про демонов говорили, чем надо рассчитываться с ними. Ладно, пойду, порадую лора Хаарома, скажу, мол, сестра Лейра помощь привела, и пусть принимает капитуляцию, и готовит «расчет» с демоном ха-ха хм-м.
        Хаарома Каледас
        Увиденное со стены повергло в сильное… удивление. Управляющий стоял перед
«высоким», склонив голову, и что-то выслушивал. Потом повернулся и пошел к замку, не поднимая головы, как «проигравший». Что, он идет сдаваться, но, как и кто тот высокий, неужели это пришла помощь, вызванная Лейрой, впрочем, это вряд ли. Ну не могла, она за такое время, найти никого, до барона Ролека Валеса добираться полдня через реку Лирч минимум, и обратно столько же, нереально. Я и посылал ее, больше, что бы уберечь, а не за помощью. Уж понимал, помощь по любому опоздает, но если это сестре сказать, она останется и погибнет вместе со мной, а так за помощью вроде пошла. И вот сейчас к нему идет лор Тол Валеас, и идет сдаваться, а на душе коши(как маленькие рыси, используются аристократами как домашние животные) скребутся. Не к добру это. Дал распоряжение лучникам, не стрелять, да они и сами видели, идет один, и не как победитель. Подойдя к замку лор Валеас, прокричал, что хочет поговорить со мной о сдаче. И еще, об очень важном, но это с глазу на глаз. Немного подумав, я решил спуститься к нему, взял с собой Челина, он «движитель», так что лишним не будет, и «сюрприз» если что, лору Толу испортит,
хотя он хороший управляющий и как человека я его хорошо знаю, но он предан моему брату. Надо быть готовым ко всему.
        Встреча произошла в 20 метрах от замка, и до войск брата далеко, и мои лучники, если что, помогут. Но все это не пригодилось, после приветствий и обязательного ритуала сдачи, лор Тол Валеас начал говорить, что он очень надеется, что он Хааром ограничится именно этим. Он специально оговорил это, ой, чувствую что-то здесь не так. И действительно, на поле перед замком, происходило странное. Всех кайре собрали в одно место. Лучников, я сначала подумал о предательстве, но приглядевшись, понял, их гнали под стены замка, без луков, копий, вобщем без всякого оружия. Так, что надо было опасаться, что их мои лучники, не разобравшись, как бы сами не перестреляли. На лошади сидел тот самый высокий воин или колдун, а на другой кто-то неизвестный, тоже, наверное, колдун или его помощник. Они подъехали поближе, причем тот пониже все время покрикивал на лучников, а высокий ехал молча, только посох небольшой был у него в руке.
        Я чтобы лучники не начали стрелять, послал Челина, предупредит и возвращаться. В это время совсем близко подъехал колдун и, приглядевшись мне, стало не по себе. Оглянувшись на Тола, заметил его кривую усмешку. То, что он сказал, окончательно меня выбило из колеи и порядочно испугало. А сказал он буквально следующее.
        Тол Валеас
        Хааром Каледас встретил меня недалеко от ворот, и это правильно, здесь, я его понимаю. В случае чего лучники поддержат, да и помощника его я знаю, меня в этом плане лор Кор Каледас просветил. Это был Челин «движитель», он из благородных, но жил в деревне Румшистес это по дороге на Горное. Недалеко от замка, где его дар был замечен и его забрал лор Хааром к себе. Так что «сюрприза» не вышло, а вот тебе «Сюрприз» будет, когда узнаешь, кого тебе сестра в помощь прислала, и как ты будешь с ним рассчитываться. Заметил, как лор Хааром приглядывается к демону, и криво улыбнувшись, сказал: ну что лор Хааром. Как тебе, помощь, которую сестра прислала. Замка хватит, рассчитаться, али еще и брата отдашь с замком в придачу. Видя, как расширяются глаза барона Хаарома Каледас, мне стало немного легче, но на душе было муторно и неспокойно. Огляделся на уже бывшее свое войско, кайре оттеснили в сторону и собрали в кучу, а лучников «Демон» вместе с моим помощником Колоссом, гнали без оружия под стены замка. Толи на убой, толи ему так спокойнее, неясно. Скорее просто так, если «демону» надо он их и на месте убьет,
из посоха или что у него непонятное, но люди падают.
        Я сначала не понимал в чем дело, но когда рядом со мной, упал лучник с криком, как будто его режут, и тут же затих и умер. А под ним растекалась лужа крови. Это сильно на меня подействовало и о сражении уже не думалось, да и кайре жаль их при замке не так уж и много. Так если лучники в основном «союзников», то кайре все мне нужны в подчинение, а посадку тафа никто не отменял, и остатки с прошлого сезона подчищены подчистую. Если с ними что-то случится, то еще вопрос возьмет меня управляющим следующий барон. Репутация управляющего дорого стоит, при таком бароне, да и чего греха таить и с предыдущим Кейре Обладосом тоже не очень повезло, стоило ему на каждом углу проклинать «Единого», да и пороть священника, хоть мразь и приличная быль, но тоже не стоило. Правда, после этого, священники стали вести себя скромнее, следили только за обрядами, да при нападении за дележом казны и провианта, так здесь от них даже польза.
        Антон Сомов
        Решение с капитуляцией нашлось, его придумал мой «переводчик». Он сказал: «Демон», кайре в подчинении у моего лора Кора Каледас и они плохие воины, поэтому просьба, их не убивать они очень сильно нужны, на полях сейчас идут посадки тафа и сбор трав для ольков и олов (нечто вроде коров и быков используется для производства молока и мяса, но меньше коровы по размеру). Лучники же все из соседних баронств и им доверия нет, поэтому все, на мое усмотрение. Можно взять виру, а можно на службу, но это только наемников. Родовые, то есть принадлежащие роду баронов владетелей замков, по праву родства или вассальной клятвы, не могут служить другому барону. После решил разобраться, а сейчас через моего «переводчика» передал приказ, всем разоружится, и следовать под стены замка, там разберемся.
        Сам сел на приведенную лошадь. Она похожа на нашу, чуть пониже ростом, а в остальном отличий никаких. Себе выбрал лошадь порослее, что бы выдержала мой вес, хотя я здесь и вешу меньше, но местные, против меня как-то совсем не смотрятся. Переводчика посадил на другую и поехал, а вот куда поехал не разобрать, то есть поехал к замку к этому Хааромах, вообщем какому-то Каледас, что ли. Как мне говорила Лейра это ее старший брат, так вот кто он мне: противник, союзник, или наниматель. Соответственно надо определяться как себя вести: требовать сдачи, если противник, если союзник принимать капитуляцию противника. Ну и самое главное если наниматель, то требовать расчет по факту. «Наниматель» с «полководцем» стояли и ждали пока мы с «переводчиком», который «движитель», подъедем и решим их судьбу. Вид их был чем-то схож оба светловолосых, не блондины, а как выгоревший шатен с зеленцой, хотя это может быть виновато местное солнце. Здесь и трава и листья на деревьях ну очень с темной зеленью, у нас такие листья разве что у фикуса я видел, какой стоял в столовой, в части, эх, где тот фикус, и где та часть.
Одеты были по-разному, у «полководца» куртка кожаная, брюки и сапоги все из кожи. У барона Каледас нечто вроде плаща или пальто, ну непонятно, заколка вверху блестящая и все, никаких пуговиц не было, брюки не из кожи, и нечто вроде ботинок или галош, ну дурацкой формы на мой взгляд.
        Подъехал ближе и заметил, как стали расширяться глаза у барона, и он стал похож в этот момент на свою сестру. Это как скажем, мы смотрим на китайцев или японцев, они для нас все между собой как братья. Так и здесь все местные для меня похожи, ну я этих «благородных» как они зовут себя имел ввиду. «Пятачков» с ними, конечно никак не перепутаешь, хотя рост у них и один, но они помассивнее конечно будут, благородные все какие-то худые, хотя «полководец» тоже ничего, пошире владельца замка будет на задохлика не похож. Его сестра тоже, как меня увидала, глаза вдвое больше размером стали, так что, что родственники, это сто процентов. Выдержав положенную моменту паузу и начал издалека. Глянув на своего «переводчика» мол, слушай и переводи.
        Уважаемый барон, довольны ли вы проведенной военной компанией и что вы думаете, по поводу дальнейших военных действий и моего участия в ней. Во загнул, специально так витиевато выразился, мол, сам гадай, что я имел в виду, и в каком положении, я здесь нахожусь. По внешнему виду барона, уже было видно, где он видел меня, и что он об этом думает. Но в силу того, или скорее, потому что, рядом стоял
«полководец» отнюдь не дружественной армии, и стоял в отнюдь не в двусмысленном положении, барон приободрился и сказал.
        Хаарома Каледас
        При приближении двух всадников я таки, наконец, смог рассмотреть, кто этот
«высокий», и после этого мне стало понятно, и почему управляющий Тол Валеас так выражался, и почему уточнял все нюансы «сдачи», и даже почему так улыбался
«криво». Подъезжающий на коне был демоном, и встреча эта не грозила мне ничем хорошим и упоминание о том, что эту помощь прислала моя сестра Лейра, отнюдь не добавляла мне настроения. Эх, сестричка, сестричка, во что же ты вляпалась, и как мне дальше быть? Но, решившись и поняв, что терять мне уже нечего все что произошло, то произошло и надо решать проблемы по мере их поступления. Так примем за точку отсчета. Лейра где-то нашла «демона» и наняла его, что за это она пообещала, мы потом разберем, не до этого. Часть армии уже сдалась, другая половина, с другой стороны, судя по всему не в курсе, и надо спросить управляющего Тола, что он думает делать с ними, и не послать ли на них «Демона», и не пошлет ли он меня, и не пойдем ли мы все. Что-то меня не туда занесло, хотя про ту часть войска я спрошу у лора Тола, а сейчас надо узнать, что с сестрой и не требуется ли ей помощь, если ей еще что-нибудь требуется, не дай «Единый». Я сказал: Я благодарю ВАС и доволен проведенной военной компанией, но меня сейчас, больше волнует здоровье моей сестры Лейре Каледас, и где она в данный момент находится, и все ли с
ней хорошо. Услышанное меня удивило и озадачило, «Демон» сказал.
        Антон Сомов
        Через своего персонального переводчика я «услыхал» (ну как-то так), что барон доволен. Причем было сказано, моими же выражениями, что говорит о недюжинных интеллектуальных способностях, и подняло барона в моих глазах, грамотный зараза. И он интересуется, где его сестра Лейра и как она себя чувствует. Не отказав, себе в удовольствии постебаться, я сказал: что со здоровьем у нее не очень и требуется большое количество валерьянки и нашатырного спирта, ну на крайний случай, просто спирта. Видя, как глаза барона опять расширяются, я поспешил уточнить: что с ней все в порядке. Просто в последнее время она сильно, часто падает в обморок, а сейчас находится вон там, на опушке и если барон хочет ее найти, пусть пошлет пару лучников за ней, и заодно разберется и с теми, что пошли к лесу. Они там валялись, когда я уходил и некоторые еще даже были живы, это я так решил пошутить, хотя шутка была только наполовину, но свое реноме тоже поддерживать надо, демон я, в конце концов, или так, погулять вышел. Каледас, после моих слов был ну очень землистого цвета, хотя может это все солнце виновато, не знаю. Но
распоряжался он быстро, что-то прошипел своему, ну с кем он пришел на переговоры, скажем помощником. Помощник быстро побежал к замку, прям к воротной решетке, она была опущена, но за ней стояли люди. Он что-то им сказал, решетку приподняли, и пять человек проскользнули под ней и ее сразу опустили. Они подошли к нам и стали что-то спрашивать у барона, он у переводчика и тот у меня. Как выяснилось, они уточняли, где точно может быть его сестра и как к ней пройти. Я показал направление, рукой, а не пальцем, а то ученый еще не так поймут, и поэтому я продублировал, что мы расстались вон под тем деревом, кажется, ялисом его зовут. Барон выслушал через переводчика и они, ощетинившись луками, пошли к лесу. После этого барон, что-то переспросил у моего переводчика, он выслушал, вжал голову в плечи, с чего бы это, и спросил меня.
        Колосс помощник управляющего Тола Валеаса
        Переговоры с бароном Хааромом Каледас прошли хорошо, никто никого не убил. И вообще, почему это священники «Единого» так нас пугали демонами. Ну, наши я понимаю старые «божества», хотя как это старые божества, «Единый» он что молодой, тогда почему священнослужители говорят, что это он все создал и мы его дети. А Харе-Лелку он же породил первый лес, или Ран-Лелку бог покровитель рек и озер. Также Фрей-лелку бог плодородия в очень широком смысле, в смысле к людям это тоже относится, и когда храмы стали сносить, то люди терпели это до тех пор, пока не тронули храм бога Фрея. Потому-то если Харе-Лелку это просто избушка в лесу или вообще пенек, вырезанный в форме божества, а для Ран-лелку все это на берегу. То для Фрей-Лелку выстраивался храм большой или небольшой, это в зависимости от размеров поселения. И ходили туда часто и на посадку, и по сбору урожая, и для обряда соединения сердец (наша свадьба), чтобы было потомство, да часто ходили. Я сам, хотя еще никого не встретил, ходил на удачу, а в этот раз забыл, вот и огребу теперь, удачу. Лор Каледас послал людей за своей сестрой, и все было хорошо,
пока он не спросил.
        Хааром Каледас
        Вопрос с сестрой решился быстро, она была с демоном и помощь, и сам «Демон» это ее рук дело. Как с ним рассчитываться, потом решим, сейчас главное найти Лейру и чтобы с ней все было в порядке. Объяснил, Челину пусть отправит полдюжины лучников, на поиски Лейры и сам спросил, у Колосса помощника или переводчика не знаю, кто он при нем, что «демон» будет делать с теми, кто пошел на другую сторону замка, и они подчиняются им или нет. Помощник втянул голову, и по всему видно вопрос ему неприятен, и он не знает, что на него сказать. Все же он повернулся к
«демону» и стал с ним разговаривать, я тоже так умею, жаль нельзя подслушать.
        Пока помощник разговаривал с «демоном», я обсудил с лором Валеасом «наше» или
«его» это смотря, с какой стороны смотреть «незавидное положение», и что конкретно он сейчас будет делать с лучниками и кайре. Мы здесь нашли точки взаимодействия и взаимопонимания, пока кайре пусть посидят, это для них, кстати, привычное времяпрепровождение, они ложатся или садятся, в некоторых баронствах, кайре даже запрещается вне дома без надобности лежать на земле. Лучники без своего оружия пусть побудут под стенами, а оружие сложить в замке у воротной башни где место того смешного кайре, потом отдадим. За выкуп естественно, да и стимул дополнительный, никто не сбежит. По поводу ушедших на другую сторону никакой ясности. Там сыновья баронов и если Кошан Тодас и Клаус Соколис еще как-то вменяемы, то Ковин Моратос слывет известным дуэлянтом и очень нечист на руку, поговаривают, что после дуэли он подговаривает своих приятелей, и его соперник исчезает с концами, сказал лор Валеас.
        Разговаривали помощник лора Валеаса и «демон» недолго, потом посмотрел на меня и показал на замок. В это время его помощник стал переводить.
        Демон говорит: с ними он разберется, но надо пройти через замок, так ближе и время не потеряем, да и ему будет удобнее, если он будет со стены замка, а не под ней. Подумав, я решил, что так действительно будет верно, и только будущее показало, как я ошибался, но ничего уже нельзя было изменить
        Священник Алистин
        Все мое детство прошло в юрте. Мы с родителями жили в Оазисе, это недалеко от Ашереза столицы нашего Эмиратства Хилл. Я в те молодые годы не знал, что все мои родители, да и друзья, так могли ошибаться и погрязнуть в ереси. Они не признавали учение «Единого», это единственное светлое учение, а только молились какому-то духу песков Кашану и боялись джинов.
        Но случилось истинное событие, и «Единый» не оставил заблудших олков он пришел в лице солдат и священнослужителей из Империи Стор. Меня и еще нескольких детей забрали в монастырь, а остальных покарали за ересь. Жизнь в монастыре была очень хорошей. Нас хорошо одевали, кормили, и мы учили, как выполнять все заветы и пожелания «Единого» в монастыре я прожил, почти дюжину ой, прости «Единый» десять лет. Это такой еретический счет, но наш Иерарх просит нас о снисхождении к заблудшим и мы им это прощаем. В последнее время как-то нам разрешили не сильно обращать внимание на мелкие проявления местных обычаев и обрядов. Как-то обряда, соединения сердец, да к идолам в лес или к реке. Рекомендовалось проводить беседы с благородными, а кайре объяснять, что кто ходит в лес поклоняться Харе-Лелку ой, прости «Единый», того съест шарк и его семью съест, и после смерти их демоны будут жарить на вертеле. На кайре это хорошо действовало. В лес они стали ходить только с лучниками и по делу там грибов ягод собрать или ялиса напилить. (Кайре действительно стали меньше пропадать, но виновато было не учение. Просто
кайре поклоняясь, приносили Харе-Лелку еду. И в том месте, часто ожидая еду, находились шарки, ну а где еда, а где кайре шарку вобщем по барабану, на его вкус, все хороши.)
        С благородными было по-другому в то, что их будут жарить после смерти, они напрочь не верили, и с ними обходились мягче. В основном пряником, где не чинилось препятствий священникам, там меньше податей платилось в казну, все, что шло на содержание священника, считалось, что передано в казну. Да и мытники, приходящие в баронство от короля со священником не сильно наглели. Правда не всем баронам нравилось, мытники пришли и ушли, а священник всегда под боком от него не спрячешься.
        Очередной приход войска под стены замка ничем мне не грозил, ну пришел очередной барон и ладно. Пришел с малой силой - отгонят, с большой - откупятся, не впервой. Сижу у себя в келье, еще этот лор Каледас возмущался. Почему мне такую большую надо пристроить и внизу. Мол, есть комнаты на втором этаже. Будь-то, не понимает, мне, с моей больной ногой неудобно подыматься на второй этаж. Мол, посадка тафа и все кайре в поле, причем тут посадки и кайре, если это для служения «Единому». Но я все равно своего добился. Сейчас посижу и пойду, посмотрю, что к чему придется платить барону или отобьемся.
        Раздавшийся сильный гром или грохот не понятно надо выйти глянуть. Выйдя из кельи, увидел удивительное дело, решетку подняли, и в замок въезжал «демон», прям, как описывали в монастыре, весь черный высокий, рогов правда нет, может молодой. Рядом шел барон Хааром Каледас и что-то показывал на другой стороне. Все ясно молодой барон попал под влияние демона и сейчас все ему расскажет и этот замок станет оплотом «Демонов». Но не бывать этому, я покладу свою жизнь на алтарь «Единого», не для того меня спасали в детстве от ереси, что бы сейчас здесь какой-то «Демон» поганил землю и искушал благородных и кайре. Решаюсь, бегу в келью, как болит нога, но я все смогу, у меня в келье есть хороший топорик и он сейчас пригодится. За телегами пробираюсь на тот конец замка и жду, вот демон слезает с лошади и подходит к лестнице для подъема на стену замка. Я с криком: умри «Демон» устремляюсь к нему. Демон оборачивается ко мне, и мне в лицо летит огонь и….
        Антон Сомов
        После переговоров барона с моим переводчиком, я узнал. Оказывается это часть войска, а другая часть пошла на другую сторону и сейчас штурмует. Или скорей будет брать приступом замок, через непродолжительное время. И нужно что-то решать, если я хочу здесь, как-то определяться, то, скорее всего в баронстве Каледасов. Необходимо закрепить свой успех и помочь с супостатом, пусть он и выглядит несколько по Децки, но стрелы у них не плохие, сам прочувствовал. Попросил узнать, колдуны в замке есть. Мой переводчик задал вопрос барону, и барон немного подумав, показал на парнишку, который стоял рядом с ним. Попросил его подойти и стать напротив меня. Уже привычно напрягшись, и глядя ему в глаза, спросил (про себя, конечно) ты кто? В голове раздалось эх-ты - ы де-мон раз-г-оваривает. Я я я это Челин лор демон, это я барон это, вобщем помощник я барона, вот.
        Про себя радуюсь, ну покатило, хоть и есть у меня переводчик, но он скажем из противоположного лагеря и доверия не вызывает, а этот местный и тем более молодой, я ему быстро проведу курс молодого бойца. Ладно, стой здесь. Глядя, на своего уже бывшего переводчика сказал, сейчас выполняешь указания барон, вот его и показал, чуть не пальцем по привычке, но вовремя вспомнив, что это чревато, рукой. И смотри если, что не так от меня не скроешься, и из-под земли достану. Видя, что лицо Колосса перекашивается от ужаса, усмехнулся и сказал уже Челину, ну веди Сусанин, а своему барону передай, пусть здесь принимает бразды правления, а я с теми разберусь. Подождал пока два переводчика-колдуна или как там они себя
«движителями» кличут, разъяснят двум баронам ситуацию, и потихоньку поехал к замку.
        Барон, который из замка, Каледас во, пошел со мной тоже. Я сначала не понял в чем дело, даже заволновался малехо, но потом выяснилось. Он просто взял еще дюжину лучников из замка и несколько кайре, пять или шесть и они пошли к нападавшим, а я поехал уже внутри замка на противоположную сторону и рядом вприпрыжку бежал или быстро шел мой новый переводчик и провожатый. Спешить мне было не куда, здесь мне уже ничего пока не угрожало, и я, расслабившись, осматривал внутренности замка. Замок был так себе, наружная стена не из камня, а глина, перевитая ветвями дерева, и только надвратные башни из камня, вроде известняка, ну белый такой. Ширина стены метра полтора-два. На внутреннем дворе к стене или были прислонены лестницы, или кое-где были выложены ступени, из глины и ветвей, но кое-где и из камня. Все постройки внутри были деревянные и круглые крыши крытые, ну по мне так камышом вроде или чем-то похожим. Лишь сам замок был двухэтажный из камня и крыт черепицей, это я сразу понял. Весь внутренний двор был заставлен, да чем он тока не был заставлен: и телеги здесь были и стога сена, и там-сям наложенные
кучи камней, чаны с водой.
        Кстати чанов со смолой я не увидел, неужели у них про нее не знают странно, вроде у нас она с древности применялась, может здесь нет, ее. Потом спрошу, пройдя насквозь вес замковый двор, не такой уж он и большой, спрыгнул с лошади и подходя к лестнице, ну просто спиной почувствовал опасность. Так, когда сидишь в засаде и тоже такое чувство не раз было, чувствуешь вот счас ты на прицеле, счас тебя убьют. Такое со мной не раз было. Я, обычно, резко менял позицию, и пару раз именно в то место, где я находился, тут же впивалась пуля. Вот и сейчас мне ну очень захотелось, сменить позицию и оглядеться. Уже задирая ногу на лестницу, быстро меняю позицию и оглядываюсь, на меня несется кто-то с топором, не разбирая, кто открываю огонь и отскакиваю к стене.
        Челин
        Пошел я значит с бароном нашим на встречу. Барон завсегда меня берет, когда опасность есть. Я раньше жил в деревне Румшистес, это недалеко от замка лора Каледас и его подчинения. Там я жил с отцом Румом Отосинко. Он из соседней империи Стор, когда-то пришел сюда еще его отец и мой дед Туном Отосинко и потом как-то так и остался, нашел себе здесь прекрасную девушку Зуйлу Талеас, да так и прижился. Потом, правда, случилось несчастье, на нашу деревню напали шарки, и как мне потом сказали, если бы не мои отец и дед, они прекрасные лучники, то от деревни ничего бы не осталось. Но, для деревни то хорошо. А я остался без родителей, мать тоже загрызли тогда же. И лишь бабушка Зуйла меня воспитывала, и там же у меня открылся «дар». А когда бабушка умерла меня забрал барон к себе. Барон разговаривал с управляющим из замка брата нашего барона. Я его так немного знаю, он иногда бывает у нас по делам, там торговля, кайре занять да еще что я не вникал. Меня обычно берут к охране. Я хоть и мал еще, мне только 15 весна (хоть на мире зеленого солнца и нет понятия весны, только переход на лето, но он еще носит
название «начало жизни», похоже на нашу «весна» и служит для отсчета прожитого времени, мол, пять десять начал и т. д., но для более понятного понимания будем называть как на земле, кстати Сомов так потом и ввел это понятие.) прошла, но зато никто на меня внимания не обращает, а я и вора могу заметить. Да было такое дело, поехал барон как-то в Милос это наша столица, да и пошел значит на рынок местный, а там людей, людей как, наверное, дюжина наших деревень вместе.
        И вот значит идем мы по рядам, там ткани высматриваем, что бы значит, Лейре сестре ейной купить и тут замечаю, как рука к кошельку баронскому тянется, да детская, какая, я значит «напрягся» как мы все «движители» можем, да и положил его руку на землю и держу. Малец давай кричать. Барон, значит, схватил мальца за патлы и давай выспрашивать, чей да почему, ну тот плакать и, мол, матери нет, и есть хочется, я думал стражникам его отдать, а барон, значит, купил ему пирожка и отпустил, мол, бежи малец, да смотри больше не воруй. Так вот на встрече они переговорили с управляющим Толом Валеасом, и потом подъехал этот «Демон» с «движителем» Колоссом, я его тоже знаю. Мы, которые колдуны: пиротехники и движители все друг друга знаем.
        Нас ведь не так и много, и мы все на учете у короля в специальном реестре, вот. С одной стороны хорошо нас не трогают священники, хотя косятся и злобно зыркают, но нынешний король Пьетру Кьенус нас в обиду не дает. С другой плохо, в случае, какого нападения или похода мы по первому требованию, обязаны явится в ближайшее армейское баронство. Так вот сначала наш барон переговорил с управляющим его младшого брата лора Кора Каледаса, а потом и с тем «демоном», и вот тут я узнал значитца, что Лейра жива, и надо пойти позвать из замка полдюжины лучников и отправить их за Лейрой. Я посмотрел на «Демона» с Колоссом и, поняв, что против
«демона» я все равно никто, да и он вроде за нас, так что ничего страшного и пошел бегом к воротной решетке там командир лучников Томас Отатос, мой хороший знакомый, чтобы он выделил людей. Томас дал только пять, сам он не может. Ему обороной командовать, а стены пока оголять нельзя, дал всех свободных кто был. Решетку подняли, лучники проскочили и решетку опустили, мало ли что. Когда подошел обратно, «демон» и спрашивает, не сам, он по нашему видно не говорит. Только через Колосса общается, мол, кто из колдунов есть. Барон на меня и покажи. И я подошел к нему и услыхал: Ты кто? слышишь меня?
        Я немного того струхнул, но потом ничего так, поговорили. Он понашему, по колдовскому, говорить может. Вобщем «Демон» одним словом, у нас не всякий благородный так может, да и устают они быстро от этого, хотя по мне, что здесь сложного и трудного. Он и говорит, ну веди Сусанин, хотя я Челин, а не какой-то Сусанинн, ну да ладно. Посмотрел на барона, он мне кивает, мол, выполняй, я и повел его, там смотрю, на воротах тоже все поняли. Почти уже и решетку подняли. Видно, совсем победу празднуют, хотя я видал на другую сторону тоже войско огромное, пошло. Но ниче веду «демона через двор, чаны обходим, где вода подогревается на случай обороны, мимо замка уже прошли. «Демон» на все смотрит, только хмыкает, видно удивляется как богато, мол, у нас даже конюшня есть, и две, пока, лошади.
        Как подъехали к другой стороне, он соскочил с лошади и стал к лестнице подходить и тут как…, я так и не понял, где он был, на него выскакивает священник, та с топором. Ну, все думаю, пропал «Демон», но тут раздается как гром только частый, или мы так свечи бывает зажигаем. Ну, кто умеет или факел если рядом, то тоже так бахает, только это часто, часто, я так не умею. И наш священник падает и вокруг него кровь растекается. «Демон» же отскочил к стене и своим посохом водит, из стороны в сторону. Водит и что-то так громко кричит и страшно. Мы все кто рядом стоял, попадали, а два кайре-истопника на четвереньки стали и с визгом убежали. Я тоже упал и лежу, думаю, все сейчас всех попалит, «демон» же. Но вдруг услыхал.
        Антон Сомов
        Отскочил к стене и с матами, мол, б…. с….. вы, что творите, я б…. вас защищать взялся. И тут я разглядел, что к чему, того, кого я застрелил, он был монах или церковник. У него на шее висела громадная, в смысле толстенная цепь и на ней, нет, не крест, а вроде как стрелка вся из золота и на конце камень красный, рубин или еще что не понимаю я в этом. Он лежал на спине, и я все это рассмотрел, рядом топор валялся, типа нашего колуна только двухсторонний и бронзовый. Все вокруг лежали, а кайре эти блин «пятачки» я их по визгу уже узнаю. Кстати, они меня в чувство и привели, уже рефлекс на них, на их, их беспонтовость. Если бы не они я бы сейчас здесь весь рожок высадил и не один, так сказать воизбежании. Но услышал визг, как-то прикинул и понял, это не тот случай, хотя и не приятно. Но не я первый начал, а там посмотрим.
        Все-таки под стенами армия неприятеля стоит, а я тут мандражирую. Вот разберусь с ней. А там и с местным попом, или кто он здесь разберемся. Поглядел где мой новый
«переводчик» лежит. Подошел к нему, вроде жив и «напрягшись» спрашиваю. И долго валятся, будешь, водой из чана не облить. Он как вскочит. И уже слышу, кричит: не лей «Демон», она горячая, я не такой, я кипятка боюсь, я сварюсь. Я даже усмехнулся ну и ладушки. Все теперь на стену и посмотрим что у нас там, еще раз осматриваюсь на «своих», как бы они чего не выкинули и начинаю подниматься по деревянной лестнице приставленной к стене. Поднимаюсь осторожно, а то счас голову высуну, а в ней и сделают дополнительное отверстие для вентиляции, а то и два для сквозной вентиляции. Но предосторожность не понадобилась, у них на внешней стороне еще есть такая стеночка высотой с метр и сантиметров 20-30 шириной с острием вверх. На самом верху стеночки острые сколы камней лежат, а кое-где какие-то колючки, причем так торчат, что их видно только с этой стороны, ядовитые что ли (действительно потом узнал, пока свежие смертельные, а как подсохнут, то вызывают нарыв и сильную боль).
        Беру у сопровождающего его кепку или шапку не знаю, как сказать, она как тюбетейка только нижний кант мехом подбит по кругу. Как заметил, это здесь такой стиль, у кайре просто подбит кант, у всех благородных сзади еще как лисий хвост висит, а у самого барона еще и по верху крестом мех пришит. Вроде как знаки различия, я пока к замку не подошел, не обратил внимания, а здесь в замке разница в глаза бросается, все благородные с хвостами. Взял у своего нового переводчика эту шапку и копье или дротик не знаю как правильно у находящегося здесь кайре. Шапку одел на копье и приподнял над бортиком, а то мало ли что, слыхал я про древних, мол, бьют, чуть ли не по тени, но пока ничего, стал медленно двигаться вдоль стенки и пройдя шагов десять опустил и вернулся и набравшись решительности выглянул.
        Челин
        Откуда взялся этот Священник Алистин, вроде при нападениях он все время отсиживается у себя в келье. Хотя какая она келья, слыхал я про кельи, а у священника Алистина комната побольше чем у лары Кайре будет, только у самого барона, наверное, больше будет и то не намного. Так вот он выскочил, значит и на лора «Демона» с боевым топором и где только взял и значитца, я думал все.
        И вот лежу, не жив, не мертв, а в голове раздается, ну и поросята у вас тут. Здоровые и одетые, но все равно визжат, как и у нас. И слышу смех «демона», он похож на наш, только как у нас бывает, маленькие дети смеются. Только громко очень. Но, видя, что демон смеется, понимаю ну и шутки у них там у «демонов». Встал, поглядел на священника Алистина, ну и подумаешь, ну и ладно, хотя страшно, но это не мои заботы, пущай «Демон» с лором Хааромом разбираются, нам это никчему. Пока я все это думал демон уже, на стену полез, и я за ним полез. Тут он у меня шапку взял, я не понял сначала зачем, а потом и копье. Все это, шапку одел на копье и давай гулять вдоль борта, я сначала не понял зачем, а потом понял и улыбаюсь, и стал ему объяснять. Демон, зачем это, никто по шапке стрелять не будет, наоборот, сначала эти что нападают, будут кричать оскорбления, кидать какашки, их кайре с собой специально берут. Все это для того, чтобы мы как можно больше стрел выпустили и у нас они быстро кончились, а потом только выйдут самые сильные и начнут отстреливать защитников. А пока можно свободно ходить, они наоборот
будут оскорбительные жесты, больше показывать. Демон хмыкнул, ну если так, то я им покажу оскорбительные жесты. Они их даже почувствуют.
        Антон Сомов
        Выглянул, и действительно стоят метров за двести, а некоторые и ближе. Что-то некоторые и кричали, а когда я вылез и они заметили меня, смотрю несколько передних, не рассмотрел на таком расстоянии кто, вдруг снимают штаны и поворачиваются ко мне хм-м… во. Да не ожидал шутники, ну и мы пошутим. Спрашиваю, что на это оскорбление можно ответить. А переводчик и говорит, мол, это страшное оскорбление и тот, кто не ответит на это, того ждет бесчестие. Все бароны после этого открывают замковые ворота и пытаются сделать вылазку, идут обычно несколько человек. Конечно, кайре посылают, но и благородный должен быть хотя бы один, иначе бесчестие опустится на того барона, кто не ответил на это оскорбление. Когда нападающих мало все обычно в этом момент выходят и там уже все и решается, а как сейчас, то это все, это смерть для нас.
        Не знаю, кого лор Хааром Каледас пошлет, при такой силе может и сам пойдет все равно погибать, так хоть без бесчестия. А серьезно у них здесь все оказывается, а я наивный думал осада, позиционные бои, кто кого пересидит, а оно вон как. Не ответишь по чести, и ты жив вроде, а уже ты никто. Спрашиваю Челина, а вылазка для чего вообще? Так эти оскорбили и оскорбление такое только кровью, это если кайре какашки кидают, то просто обидно и унизительно, но простительно, мол, кайре что с них взять. Так кровью значит, ну будет кровь. Говорю Челину, ты иди, успокой барона, чтоб он не рвался в бой, а я с этими ж… сам разберусь.
        Взял АКМ поудобнее, ну родной выручай. Считаем раз, два, три, четыре, пять так пять, блин, последнего пришлось добивать. С первого раза только ранил, он поворачиваться начал пришлось на него два выстрела тратить. Смотрю, заволновались, даже лучники стрелять стали, и только теперь я понял, на таком расстоянии местные луки бесполезны, нет бумагу, она может и пробьет, но большинство даже не долетело до меня, да и увернутся от них на излете плевое дело. Да теперь стал понятен их черный замысел, выманить из замка защитников и в чистом поле делай что хошь.
        Управляющий Сотан Улесас
        Пока занимался обороной южной стороны замка, столько событий произошло, я удивляюсь. Со стороны леса пришла помощь, какой не ждали. Самого «Демона» вроде Лейре вызвала, это надо же. И вроде со стороны леса войска уже сдались или сдаются пока неясно, но это первая хорошая новость за сегодня, а то было все плохо и защитников мало, да и в город много людей ушло, а сними лучники пошли, опять защитников меньше стало. Да и в замке запаса стрел не сильно уж и много и воды запасы малы, бассейн почти пуст, кто ж рассчитывал в начале посадки тафа, на такое. До тепла ведь долго еще, зачем запас делать вода пропадает, и пей ее потом. Так вот показался пострел Челин и с ним на коне ого да это же сам «Демон», а огромный, какой и в черном всем, «демон» одним словом. Соскочил с коня и пошел, а за ним наш святоша Алистина с топором о «единый», он его убьет. Точно убил, правда, не он, а наоборот «Демон» священника Алистина убил. Все по перепугались, попадали, кайре со страха на четвереньки и бежать, остальные все лежат, я далеко стоял, и то проняло.
        Наш священник лежит демон стоит, а не вон поднял Челина за шиворт и и…. смеется, точно «Демон», а нам что теперь делать. Он к себе… уйдет, а нам перед синодом этим священным и королем отчитываться, хотя если что-то может и не придется, дожить еще надо. Он хоть и «демон», но он один, а их вон сколько. Сейчас полез на стену, сейчас увидит, сколько их, да и смоется назад к себе, нужны мы ему больно. Так что он там, что-о-о «Единый» за что мне все это. Все надо готовить выступление, вот и не придется оправдываться, кто идет со мной и где лаги. Катанас, это наш дюжин я извиняюсь десятник по новому, где тебя носит, собирай кайре, дюжину, да что там всех, уже все равно, собирай. Что, что ты Челин сказал. Никуда не ходить «Демон» сам разберется, но если хотя бы один из этих ж…. останется, жив, нам лучше умереть. Вот опять этот треск, или гром, ну понятно он же «демон», он их, наверное, сжигает, пойду хоть посмотрю, а то так ничего и не увижу за этими стенами. Подымаюсь на стену, ну и высокий он, я ему по плечо, а я не малого роста. Смотрю на поле за рвом непонятное что-то, в кучки все посбивались, что-то
там рассматривают на земле. Да и по нам стрелять стали с чего это, далеко же и это, а где эти, надо Челина сюда. А, вот и он легок, как вспомнишь. Спроси демона, где эти, ну ты понял. Что-о, умерли все.
        Антон Сомов
        Пока я отвлекся на разговор с Челином и с этим управляющим Сотаном, откуда ни возьмись, прилетела стрела и пропорола на шее нехилую полосу. Да на пару сантиметров дальше и я бы уже не так…. да никак бы не относился к живым. Наверно из-за этого я и сделал то, о чем впоследствии жалел, но сделал и сделал, они тоже знали куда шли. Это схватил автомат и есть такое выражение «от пуза веером». Ну не совсем так, но все равно пока весь рожок не высадил, не остановился, а потом перевернув рожок на новый. Они у меня смотаны изолентой по два, удобно и еще один в кармане рюкзака. Сам же сел, оперся на внешний бортик или стенку и полез за индпакетом. Но он не понадобился и Челин и управляющий достали, причем одновременно какие-то листья круглые и какие-то желтоватые, помяли их и Челин мне говорит. Это надо «Демон» прикласть к ране и кровь остановится, и сейчас принесут ткань, мы перевяжем тебя.
        Я с подозрением посмотрел на листья, но решил попробовать, вроде и у нас такие растения есть. Но, опасался зря, кровь практически сразу остановилась, а вот местные ткани я ждать не стал, мало ли что. Достал бинт и сам себе примотал эти листочки, только Челина попросил завязать сзади. Потому, как он вязал, я так понял не мне надо опасаться их, а он бедный и руки у него дрожали и, в конце концов, понял, с него толку не будет. Передал ему. Пусть Сотан завяжет. Что он и сделал. Так как на время моей перевязки, я снял свой рюкзак, то решил, не стоит время терять, и война еще не кончилась, а стрелять точно придется. Сменил на одиночный рожок и стал набивать пустые сдвоенные рожки, заодно ревизию сделал. Осталось две Эфки, патронов пока хватает, ну и хорошо выглянуть что ли. Решил, успеется, да и разрез хоть и не сильный, но к шевелению сильно не располагает, это только впервые мгновения вроде ничего, а сейчас откат пошел и уже шевелится неохота, решил так. Пусть Челин посмотрит и скажет обстановку, а там, если что, я гранату и сидя кину, не вставая, пошло оно все. Спросил своего переводчика и блин
«санитара» и, обалдел.
        Управляющий Сотан Улесас
        Когда поднялся на стену и рассмотрел войско перед замком поразился количеству лучников и кайре, хоть последние и не вояки вобщем, но учитывая, что с нашей стороны то же самое, только в меньшем количестве, то перспектив никаких. А еще все это, но, расспросив Челина и поняв, наконец, что это куч куются благородные около своих убитых, очень удивился и обрадовался. Дальше пока «Демон» разговаривал с Челином, одна из стрел лучников чуть не попала, вернее попала ему в шею самым краем и рассекла. Демон сначала пригнулся, потом развернулся и я сам не упал, правда, а только присел и закрыл уши.
        То, что издали, казалось как треск, рядом буквально я перестал слышать. Мне казалось, что грохот длится и длится, и длится, но вот, наконец, спасительная тишина, Челин присел с той стороны от «Демона». Демон снял свой мешок с плеч и стал, что-то там искать, мы, одновременно с Челином достали листья золоста. Это такое растение в виде кустов, растет у рек, у него круглые листья и хорошие свойства во время вот таких нападений, мы все носим по несколько штук. Если помять листья и прикласть к ране то кровь сразу останавливается, что, учитывая луки, копья и мечи очень востребовано, а дальше или к лекарю или еще что, как кому повезет. Демон на листья посмотрел, понюхал зачем-то, неужели по виду не узнал, оно такое одно растение, у всех остальных листья длинные, а не круглые, да и цвет, как у золота его, так и зовут за это. Приложил к шее и достал со своего мешка какую-то, ну очень белую ткань и тонкую и всю дырявую и стал себе листья к шее этой тканью приматывать.
        Тут Челин подошел он ходил к лестнице и прокричал, чтобы ткань на перевязь принесли. Вот демон видно по «Демонски» и попросил его завязать узел на шее. Как же у него в смысле у Челина руки то дрожали, сразу видно боится он. Но, наверное, не столько «демона», сколько войны. Война для него все же считай впервой и вот такое сразу. До этого он в деревне у себя был, а там что, хотя да, слышал я его историю, но он тогда маленький был, мог и не помнить. Тут Челин говорит мол
«демон» просит его, меня то есть, его перевязать. Сам же, Челин стал осматривать как там, с нашим или нашими соседями. В смысле с нападающими как. Ответ меня поразил, что я не поверил и сам посмотрел. Все оказалось правдой. Перед замком никого не было, вернее было, лежало с дюжину, кого не понятно некоторые еще шевелились, а вся масса, вся огромная армия бежала и бежала уже видно давно, только вдалеке пыл видна была от лошадей всадников, а кстати, лошадей бежало три, а всадников на них только два, где еще один. Так я сейчас пойду на вылазку посмотрим, кого спасем, кого захватим, сейчас беру нашего десятника Катанаса, и пусть возьмет с собой кайре и с полдюжины лучников, а то мало ли что, и пойдем разбираться. Оставил, с теперь уже «нашим Демоном», а куда денешься, какие бы проблемы не возникли теперь и с баронами и с королем, да и со священником. Все это теперь наши проблемы, бедный барон Каледас хоть бы еще с сестрой Лейрой было все в порядке.
        Десятник Катанас уже открывал малые южные ворота, а кайре несли дежурные понты. Это здесь называются специально сделанные и отесанные бревна. Посреди рва затоплены два бревна из железного дерева, а оно тонет в воде, их, когда надо навести мост баграми достают со дна и перекрещивают наискось, на середине бревен есть специальные крючки. Ими они сцепляются друг с другом, а сверху на них ложатся понты, которые сделаны как раз до середины рва. А потом от середины до другого края еже раз, очень удобно. В случае какой беды вся переправа убирается за очень малый срок. С этой стороны замка другой никогда и не было, потому, как если на реку Лирч отсюда не ходят, там прямо немного поле с понижением, а потом перед самым берегом болото, где кроме ползков и квакш никто и не живет. За рыбой и птицей ходят далеко в сторону и туда ходят из главных северных ворот.
        Переправу навели быстро и все пошли смотреть на, не знаю, место великой битвы или великого страха. Что-то какое-то у меня не хорошее предчувствие, что впереди нас ждут очень большие перемены, а будут они хороши или нет. Мне, когда я еще мал был, мы жили в столице и родители рассказали историю этой страны. История не большая, но насыщенная событиями, сначала здесь жили одни звери и птицы, да еще эти кайре, сами не намного от них отличающиеся. Тогда здесь еще не было полей, так небольшие поляны около рек и леса, но в лесу растет Ялис, а он идет на изготовление луков, да и само дерево очень хорошо другими ценными свойствами, хоть и растет медленно, но деревьев много. Затем сюда постепенно стали переселяться благородные из Благородного мира, поэтому они себя и называют по имени своей бывшей родины, это государство, находившееся на юго-востоке от королевства Крамен.
        В свое время около тысячи переходов назад там, в Благородном мире случился раскол и часть баронов, спасаясь от преследований, скрылась в многочисленных на тот момент лесах Крамена. Потом они частично вырубили, даже сначала выжигали массивы леса и стали строить замки, небольшие деревеньки кайре захватывались почти без сопротивлений, да и что могли представлять, полудикие почти животные против вооруженных лучников. На тот момент, как рассказывал отец, у нас было очень много, это же надо, даже не верится, было очень много лошадей почти у каждого даже по две (вообще бред) и это позволяло быстро передвигаться по всей территории. Но приход сюда благородных с лошадьми принес и проблемы. Шарки, если по началу их было очень мало, охотой за мелкой живностью или за кайре не очень поправишься. Живность для шарков мелкая, а кайре ловко лазают по деревьям, не достанешь, то лошадям пришлось не сладко, а шаркам наоборот.
        Пока благородные серьезно не проредили поголовье, а это на первых порах было очень сложно. В лесы на лошадях не поездишь, а шарки там легко скрываются, а лесов было много, но постепенно лесов стало меньше. И поголовье шарков тоже стало сходить на нет, сейчас, они встречаются только по одному или парой, а раньше говорили, их были стаи. Они окружали деревню, и живым, да и мертвыми никто не уходил. Но, в конце концов, шарков серьезно стало меньше, но и поголовье лошадей тоже сошло. В замке было по одной две, очень редко четыре лошади. Даже при захвате замка, если шел дележ, лошади во внимание не брались, только при полном захвате замка лошади переходили другому владельцу.
        Вот переходим ров и что я вижу, ну кайре пятеро мертвы, троих уже или еще живых перевязывают. Пятерых нет восьмерых лучников, ого один из лучников кайре. Это редкость они сильны, да и видят не плохо, но стрелять им можно доверять только в спокойной обстановке и по неподвижной мишени, а вообще они бесполезны и поэтому редкость большая. А вот это большая удача. Кого я вижу сын барона Моратоса лора Ковина. И он серьезно ранен в ногу, пока подходил ему уже приложили золост и заматывают ногу, сам он идти не может, а носилок нет, ладно, посмотрим остальных и пошлю кого-нибудь за носилками. Итого всего раненых кайре три, лучник один и один сын барона Ковин. Собрали оружие, его оказалось немало и пошли докладывать барону.
        Хааром Каледас
        Пока лучники пошли за Лейрой, я стал разбираться с лором Толом Валеасом по количеству кайре лучников и выкупа. Учитывая, что никто из замка не погиб в компенсацию мне кайре не пойдут (по закону, если в замке есть погибшие и замок выигрывает сражение, пленные переходят в замок, в качестве работников это касается только кайре). Лор Валеас говорит, что до нападения демона было 12 дюжин кайре и 6 лучников, но после раздела осталась половина, да и то часть что пошла за лагами неизвестно в каком состоянии. Судя по тому, что сказал демон, там живых может и не быть совсем. Позвал со стены дюженщика (по новому десятника) Матаса, он кстати брат десятника Катанаса. Он привел с собой две дюжины лучников, и они быстро пересчитали все трофеи и стали заносить в замок.
        Тол Валеас было заартачился, мол, положено чтобы присутствовал священнослужитель
«Единого», но я его уверил, что ничего не замышляю и это и для его безопасности. Потому как если кайре пока их не тронешь, и с места не сдвинутся, то лучники вблизи собственного оружия могут очень быстро сорганизоваться и тогда могут пострадать все.
        Скажи лор Валеас, наемники у тебя были, он хмуро склонил голову, подтверждая. Вот видишь и за них ты можешь поручиться, нет. Так что так будет всем спокойней. Тем более я складу все не далеко от ворот и все. Между тем из трех дюжин лучников осталось всего две, причем пополам часть родовые, остальные наемники. Между тем на горизонте показалась медленно бредущая троица, и я с радостью узнал, посредине вели мою любимую сестру Лейру. Бросив все дела на Матаса, я поспешил им навстречу. Сестру вели двое лучников, она была очень бледная, ее шатало, и они с трудом ее удерживали. Когда я подошел к ней и спросил как ты. Она, открыв глаза, сказала.
        Антон Сомов
        Рана на шее хоть и перевязанная, но к повышенной прыгучести не располагала, да и вообще я уже почти сутки на ногах. Может, хватит геройствовать, неплохо б и передохнуть, и что там с нападающими. Да, нападающих на горизонте, на самом горизонте ну вообще за горизонтом. Короче, нападающие очень быстро удалились, откуда пришли и я, наверное, потом тоже туда схожу посмотреть. Может мне чего понравится там, у зараза. Слушай Челин, веди меня куда-нибудь в покои царские, что смотришь, где здесь отдохнуть можно, или я не заслужил.
        Так плавно идем к самому замку, головой вращаем, только вместе с туловищем. Терминатор, блин. Где покои барона, показывай, Челин оглядываясь на меня, с удивлением ведет к замку. Здание так себе, но из камня известняка вроде или как его ракушечника, или это одно и то же. Поднялись на второй этаж, лестница, кстати, снаружи на второй этаж и само здание в виде буквы Г сделано. Наверху вначале вроде нашей прихожей, вбиты в стену крюки или вставлены, не знаю из дерева, на них одежда висит, с другой стороны два факела не горят, просто вставлены и еще в углу кучей навалены. Дальше мощная дверь, обшитая медью и сейчас открытая, за ней коридор и по бокам шли комнаты. Я спросил, где барона. Челин помялся, но повел дальше за поворот, там еще одна дверь и за ней три комнаты с одной стороны одна и с другой две. Челин показал на ту где одна, это лора Каледаса, а это его сестры и там бывшая родительская, она сейчас пустая. Иногда братья приезжают, спят.
        Осмотрел, комнаты как комнаты, меня не это сейчас интересовало, а возможности обороны и защиты пока буду спать. Каледаса комната была большая и с запором изнутри, такая же была и у родительской, а вот Лейровская была поменьше и тоже с запором, и она меня устроила как нельзя лучше. Спросил у Челин, где у него удобства, ну он понял, как ни странно не во дворе, как ожидалось, была комната вначале, прям здесь на этаже, однако, сервис. После этого попросил принести воды, а сам пошел в комнату Лейры. Здесь была полка с книгами, стол и кровать и, и все, ну факел на стене и два в углу. Кстати книги, а это были они, только это не наши книги, но и не ленты из кож, а какие-то, тонкие листы вроде деревянные ну непонятно и на них рисунки и наверно иероглифы, я в этом не понимаю не археолог я, да и ну их. Челин принес воды, я сказал ему что буду тут. А сам задумался и сказал, я сейчас буду медитировать, и если кто мне помешает, того я убью. Я сам выйду, когда закончу. Челин ушел, оглядываясь, а я порадовался, не плохо придумал, все будут думать, что я занимаюсь своими колдовскими штучками, а я под это дело
высплюсь. Сначала задвинул щеколду, вернее целый брус, потом разделся, но на всякий пожарный приготовил, и автомат и пару гранат, да нож под подушку спрятал, как-то оно спокойней. И немного помучившись с шеей, провалился в сон.
        Первый сон Антона Сомова.
        Медленно открываю глаза, и легкое облачко рассеивается. За окном светит яркое, русское, во как сказал, нет обычное земное, Желтое солнце. Передо мной находится зал большой, как кремлевский. Огромная люстра на потолке, картины на стенах, правда, одни пейзажи никаких лиц. Впереди расположено окно, из которого как будь-то, я нахожусь на сотом этаже, виден город, обычный земной город, а может и не земной, но похож. Посредине зала стол, а на столе, ну все что пожелаешь и закусь и выпить. Я такое на свадьбах только и видел, и то стол поменьше, и угощений по жиже. И тут вижу, рядом со столом стоит, стоит такой, невысокого роста, старик. Я как-то у ребят видел, вроде сатирическая библия или как-то похоже называлась, так вот, так там изображался бог.
        Стоит и смотрит на меня и приглашает, угощайся Антон. Я опешил, мол, как почему. Он и говорит я Антон бог двух миров, или может больше. Но, это, не важно. Там он показывает на окно с желтым солнцем я БОГ, а там показывает на окно впереди, где город виден я ДЬЯВОЛ. Сейчас вот, я тебя приглашаю, садись за стол, но только условие у меня знай, если ты съешь что-то, то в городе там внизу наступит голод, а там за окном невиданный урожай. Если выпьешь сока или воды, то там внизу наступит засуха, а там за окном всегда вовремя будет дождь.
        Если выпьешь вина или водки, то там внизу люди будут сходить с ума, а там за окном больные сумасшедшие вылечатся. Я от такой перспективы, малехо прибалдел. И, так, это говорю, а если, я это, это ну ничего ни есть, ни пить не буду. Он и говорит: обидишь хозяина.
        Лейре Каледас
        Все плывет в ушах какой-то звон и а перед глазами зеленоватый туман как будь-то я в лесу, хотя вроде я шла на помощь брату позвать или уже позва… ничего не помню. Какой-то демон привиделся он еще шарков убил, что шарки ой, это же правда, а мы шли, шли… Как кружится голова, а Талос это ты, а кто вас послал лор Хааром мой брат, а что с ним все хорошо, а где «демон». В замке. А, где мой брат, а что с ним…. Ой, плохо. Да, да пошли.
        Хааром Каледас
        Разговора с Лейрой не получилось и я, видя ее состояние, попросил отвести в ее комнату и пусть за ней присмотрит тетушка Мараш. Тетушка Мараш из кайре, она местная, но все ее так зовут. Она никому здесь не родственница, но все вокруг, кого я знаю, и даже из соседей, тот же барон Тодас Соколис
        Если у него предстоят какие-то роды или у его ближайших и довольно плодовитых родственников, три баронства вдоль реки это все его братья, да и при короле я слышал тоже не последние благородные. Вот и барон прямо, только тетушка Мараш и больше, никому не доверяет. Ладно, за сестру я теперь спокоен, с лором Валеасом в основном разобрались, остальное все уже в его замке, а это не в его компетенции, да и в свете последних событий, и даже не в моей хм-м.
        Пока шел по двору, меня просветили, что Демон разогнал все войско и часть убил за южной стеной, и они взяли в плен сына барона Моратоса лора Ковина, что очень порадовало. Следом за этой новостью, пришла следующая и радость сразу померкла.
«Демон» убил священника, да за что ж мне такие несчастья. Вот, демон, было бы смешно, но судьба барона Кейре Обладоса, меня не прельщает.
        Тут пришла новость, что лор «Демон» пошел в комнату моей сестры и Лейру временно положили в гостевой комнате, потому что лор «Демон». Это надо ж демону уже и имя дали «лор «Демон»». И что он сказал, что его нельзя беспокоить, он будет колдовать, я после этой новости слегка перепугался, это для демона, слегка поколдовать, а если мой замок разнесет, где нам с сестрой жить и и. И тут я задумался, а мой ли это «Замок», ведь демон или правильно «лор Демон» согласно
«договоренности» с сестрой. О, о чем же, она с ним договорилась? Да и не спросишь, ладно «демона» пока нет, сестра отдыхает, вызвал Челина и приступил к расспросам. Как это случилось, что лор «Демон», уж и я так зову, убил священника Алистина. Выслушал, но ясности нет, вроде никто не виноват, ну кроме священника Алистина, но как это объяснить столичному синоду вроде, да и от короля…. Все не так. С бароном Моратосом надо переговорить, не хочется, конечно, слишком «слава» о нем дурная идет. Но и просто отпускать я его не намерен, а случай редкий, обычно или замок захватывается, или выкуп, а сейчас наоборот захватчика захватили. Такое почитай никогда и не случалось, что же с него потребовать, пойду говорить.
        Ковин Моратос
        Да все же большой замок у рода Каледас есть чем поживиться, да и это не главное, когда ко мне приехал барон Кор Каледас, я не весть что подумал. Ну не нравится мне этот, баронишко строит из себя, а у самого, только что отец с матерью дали и все. Я сначала, вернее мы с моим отцом, подумали нападение. А нука такая сила перед замком стоит, два барона на лошадях, две дюжины лучников, впору перепугаться. Но отец сразу просек, не воевать пришли, тогда бы лучники выдвинулись, а здесь всадники под стены подошли, глупо это ведь подстрелить ничего не стоит. Пришли, кричат, Ковин выходи «подлый трус» и вино и пиво неси, а то лучников видишь, они, если что, сами возьмут, сколько захотят.
        Ну, раз такая беседа пошла, вышел сам, ну ладно говорю, пошли, поговорим, а там и слуги что-нибудь нам сообразят. Отец тоже вышел тут это лор Кор и говорит, мол, собрались сходить до брата, а то после «холодов» как-то голодно, а у брата всегда запасец есть, а он не делится. Ну и в таком духе. Посидели, отец обсудил долю в походе и кто сколько лучников и кайре даст. Собрались сначала к барону Кору пошли, а от него уже и на брата. Я сначала даже не хотел, но когда мы уже от моего замка ушли, мне барон Кор Каледас и говорит, если что сестра твоя я, мол, ничего не видел, не знаю. От такого я даже опешил, нет, я тоже не подарок обо мне много чего говорят, но на родственников, это ж как ненавидеть надо.
        Собирались три дня. Но такой силы я не видал, Харе-Лелку этот олов (бык) Кор в последний момент отказался не пошел с нами, отговорился, вроде прохворал или еще что, я не понял, но послал с нами своего управляющего. Так вроде все нормально, все по закону, брат идет требовать расчет, а что сам не пошел ну так управляющий прямой заместитель. Сначала все хорошо пошло, к вечеру подошли к замку, там все поняли правильно, закрылись. Мы тоже ничего делать не стали, пусть помучаются, подумают, будем ночью брать на приступ или нет. Сами поставили палатки и с моими корешами, тоже сыновья баронов Кошан и Клаус, ну посидели мы хорошо до третьего стакана, наверное, и уполовинили пару или три я что-то плохо помню, ну хорошие емкости, мне отец на обмыв выделил. Сказал, как возьмем замок, что бы я организовал пьянку, а сам пил мало, но это я все сам знаю, я сейчас потренироваться решил.
        Утром этот управляющий Тол или как там его зовут раскомандовался, мол, делимся на три части, и с трех сторон. Да, Харе-Лелку ему вместо жены в постель, я с Кошаном и Клаусом так ему и сказал. Берем половину лучников и кайре и на ту сторону от замка, а там кто первый, того и замок. Я так прикинул, здесь главные ворота и здесь защитники, подготовленные, а там еще посмотреть. Взяли шесть дюжины кайре, три лучников и погнали на ту сторону, а они пусть как хотят. Я не просто хотел уехать, у меня задумка была, меня еще отец научил, никто так конечно не делает, но сейчас я думаю, выйдет, и свидетелей не будет, с сыновьями я договорюсь, а нет, там посмотрим. Вобщем стали под стенами, бароны бегают, орут, ну я тоже покричал, ждем, когда стрелять начнут.
        Никто не начал, а тут я и решил. Подзываю лучников, отец мне только и объяснил, как и что надо делать. Они еще заартачились, мол, как же не по благородному и выхода у барону не будет, позор же, но я настоял. Кошан Тодас и Клаус Соколис тоже покривились, но согласились, я под это бутыль вина приволок, мы, не слезая с коней, а как же, вот отцу расскажу, как мы барона Хаарома Каледаса взяли. Все, уговорил всех и как только на стену вышел сам лор Хааром они и выдали, ну сейчас думаю, откроют ворота, а там, в чистом поле, мы с ними и поговорим. И тут все пошло не так, вроде что-то хлопать стало у барона на стене и мои лучники стали падать, а один последний из пяти как закричит, и упал, только кровь вокруг него растекается.
        Мы все в непонятках, сгрудились около них, смотрим, трогаем. Все мертвые, тут лучники не выдержали стрелять стали по замку, а у Клауса Соколиса есть лучник из кайре, сильный он берет свой лук огромный и стреляет, и смотрю, попал. Самого Хаарома, как я думал, подстрелил, и тут такое началось. Со стороны замка раздается уже не треск, а как стук, такое в кузнеце в городе я как-то слышал. И я смотрю, мои лучники и кайре стали падать, а некоторые и кричать при этом и тут мне что-то в ногу как укусит такая боль, лошадь как понесла, меня сбросила. Очнулся, по полю ходят лучники барона Хаарома и перевязывают раненых, я, было, дернулся удрать, да куда там, нога совсем не слушается, и слабость во всем теле.
        Хааром Каледас
        Разговора не получилось, Ковин смотрел злым шарком на меня, и требовал выделить лошадь и телегу, и отправить домой. Нет, телегу я ему может, и выделил бы, но лошадь, где он видел лошадей. Здесь только моя, сестры и «лора Демона». О, предложить лошадь «лора Демона» и сказать, что он потом сам за ней придет, заманчиво, но прийти, то он придет, только сначала снимет с меня картуз, причем вместе с моей головой или запряжет вместо олов, меня или и Сотана, с него станется. С нападающими тоже не хорошо вышло, вроде и выиграл сражение, да и какое это сражение, так, не пойми что.
        Чтобы хоть как-то прийти в себя пошел поговорить с Лейрой, но разговора не вышло, она уставшая, спала в родительской. В бывшей родительской, переведенной мной в гостевую для знатных гостей. Прошелся по двору, на душе было тоскливо, давила неопределенность, что делать со священником Алистином, в смысле с телом теперь уже. Вернее с трупом священника, его надо передавать в монастырь. Потом к королю, потом заседание синода, а интересно сразу меня казнят, или я еще успею Лейру замуж выдать и передать замок наследнику. Может не морочить голову и вызвать братьев, а там вместе подумаем. Пойду с Сотаном поговорю, а там видно будет.
        Антон Сомов
        Проснулся от резкой боли. Пока сообразил, что к чему стою в углу комнаты. В одной руке граната в другой нож и сильно болит шея. И тут только до меня доходит, я просто повернулся неудачно и повязка сползла. В темноте, окно у них хоть и есть, но там стекло какое-то мутное, через него и днем, ни черта не видно, а сейчас и подавно. Нащупал в кармане зажигалку, поджог один из факелов на стене, стало виднее, но дымит он и запах, как здесь живут, не понимаю. Спрятал гранату в карман, на пояс пристегнул нож и вышел в коридор.
        В коридоре до поворота никого не было, а вот за поворотом был отблеск какой-то, осторожно приблизился и выглянул, там у самого входа стоял воин. Немного подумав, вышел, делая вид что так и должно быть, но приготовился, мало ли что, кто знает, что у него на уме. Воин, надо отдать ему должное, только кивнул и поднял выше факел, что бы было мне лучше видно. С видом хозяина прошел в комнату, ну которая удобства и сделав все что хотел, спросил охранника: Челин. Тот еще раз кивнул, стал спускаться по лестнице во двор, и я пошел следом за ним.
        Во дворе горел костер, и возле него сидело пятеро. Как ни мало я в этом мире, но троих у костра я знал. Это мой переводчик, второй Сотан управляющий или местный генерал я еще не определился, и сам барон Каледас, имя не запомнил, что-то с харей связано. Еще двоих я видел мельком, да и, поглядев на меня, они куда-то заторопились сразу. Никто не встал просто мне подсунули какой-то квадрат вроде подушки и все немного подвинулись. Не стал себя уговаривать сел и вопросительно посмотрел на Челина.
        Как и ожидалось, услышал:
        Лор «Демон» хочет поговорить, Лор «Демон» будет взвар сотко (типа чай)
        Поговорить хочу, а что такое сотко. Про взвар я понял это отвар чего-то.
        Да, лор «Демон», это мы варим листья растения сотко, что растет на опушках леса, у него приятный запах, и оно хорошо прогоняет сон, его пьют воины на ночных дежурствах. Мне налили в кружку, они здесь интересные из чего-то выращенные, а потом одетые в типа деревянный подстаканник, ниче так интересненько. На наш чай совсем не похоже, а вот на травяной чай самэ то. Посидели, попили, помолчали, и я услышал голос, сначала я взглянул на Челина, но голос пропал, тогда повернулся в другую сторону. Там сидел барон Каледас, это он говорил. Вот это да, сам барон может так говорить, хотя, что это я. Вон даже Лейра и та, шпарила как по писаному, правда не долго, уставала очень. Ну что ж послушаем.
        Хааром Каледас
        Все как всегда, как будь-то, и не было ничего. Вечер, сидим у костра, пьем взвар сотко, хотя сейчас и нужды в нем нет, сна и так нет ни в одном глазу. Столько всего навалилось, вроде только прошлым вечером я прощался с Лейрой, да и что там говорить и с жизнью тоже. И вот все наладилось, войско брата отогнали, еще и компенсация будет неплохая. Барона, вернее сына барона Моратоса, а это даже лучше, проще мне с самим бароном договорится, будет, тоже поймали. Лейра опят же вернулась живой и здоровой, что хорошо и это все в плюс.
        А вот отнимать будем: священник Алистин-мертв, Лор «Демон» свою работу выполнил, а что он за это возьмет, я даже боюсь спрашивать. Так что как не считай, а проблемы только прибавились, и ни одна не решилась, а все только еще больше затянулось в тугой узел. Сотан, он сидел напротив меня вскинулся и глазами показал на лестницу, что неужели Лейра встала. Я обернулся и выругался, правильно мама говорила, не поминай шарка на ночь и он не придет утром. На лестнице стоял лор «Демон» и смотрел на нас, а воин Карис, он сегодня дежурил по замку, показывал на меня и подсвечивал, чтобы демон не споткнулся.
        Интересно, а там у них у демонов темно или светло, а то может ему и свет не нужен, спросить что ли. Ужас, какая ерунда в голову лезет, сейчас не об этом думать надо, решается моя судьба, да и всех моих близких, а я думаю как у демона дома светло или темно. Лор «Демон» спустился с лестницы, двоих, Катанаса и еще одного воина, как ветром сдуло, и если Катанас сказал, что он, мол, пойдет посты проверять, то вояка растворился, как и не было его. Демону предложили тахи, это такие подушки квадратные из мешковины набитые травой, сейчас первый месяц перехода на тепло и если днем уже тепло то ночью не очень, и сидеть на голой земле еще холодно, да и не кайре чай. Челин поговорил с лор «Демоном» и предложил ему взвар сотко. Он не отказался, только сначала понюхал, потом отпил чуть-чуть и стал рассматривать кружку. Что он в ней нашел, кружка как кружка. Немного посидели, и я решился спросить демона.
        Антон Сомов
        Голос был громкий и четкий, но в нем ощущалось, человек боится и сильно боится, но как бы, не за себя.
        Лор «Демон», я барон Хааром Каледас благодарен ВАМ, за ваше участие и согласен выполнить все условия, на которые или которые вам пообещала моя сестра Лейра.
        Уже привычно напрягшись, спрашиваю
        А ты знаешь, что Лейра предложила.
        В ответ: Я не знаю, но я со всем согласен.
        Ну, знай, она согласилась, пойти, ко мне в рабство.
        Было интересно наблюдать за выражением барона, сначала он как бы вскинулся, зло сверкнули глаза. Ну, ну знаем мы таких, а потом как будь-то из него выпустили воздух, весь поник и, опустив голову надолго замолчал. Пожав плечами, а я что, сама Лейра мне сказала. Я, только передал ее слова. Разговора не получилось и, допив чай, или как он там взвар, пошел наверх. Пойду, вздремну минут шестьсот, как у нас говорят, а там днем все соберемся, тогда все обсудим и поговорим, я им еще припомню местного попа или кто он у них.
        Кор Каледас
        Да не плохо все задумано, но жаль мало мне достанется, все этот ол Ковин Моратос все испортил. Я так рассчитывал, всех замковых в расход, все золото поровну, а кайре пойдут в мои деревни. А то, что это, в поле у всех баронов посадки идут, а я с двумя дюжинами стариков и старух и дюжина лучников, а куда, без них кайре в поле не выйдут. Да это и правильно, не дай
        Харе-Лелку, шарк появится, и нет кайре. А тогда что, самому в поле. На это Моратос не согласился, нет так не пойдет говорит, казну делим на всех, а замок в совместное управление, посадим таф, уберем урожай. А когда тепло придет, тогда и будем разбирать кому, кого и куда. Вот скотина, как будь-то не понятно, я же не смогу там появляться, а он со своим отцом все там провернет, как надо.
        Цена за замок, ох, какая хорошая, а мне нельзя в торгах участвовать, я все получил. По закону только мои дети могут, если других детей не будет. Этот закон ввели еще в том Благородном мире, а то там половина братьев и сестер сначала друг друга поубивали, пока до этого додумались. Сначала отделили женщин, они в дележе не принимают участие, если не замужем, замужем если, муж в этом случае считается полным родственником, это, кстати, очень подняло престиж дочерей, хотя сначала, виделось как обратное. Потом и на сыновей распространили, что родители поделили и все, если у детей будут дети то им, а потом детям других братьев. Но, ни в коем случае не самим братьям. Они считается, раз получили и все, как описывали предки, ты раз родился, раз и получи. Все это передумалось не раз. Еще с вечера, когда все собрались и ушли.
        Как я провел эту ночь и не вспомню. Но, ни на каплю не закрыл глаза, пробовал пить вино, не идет. Все не то, скорее бы пришли, рассказали, как моя месть свершилась, как брат погиб, как. Да все бы рассказали, какое это сладкое слово месть, как я жду, я даже тебя Ковин обниму ол ты этакий, только принеси добрые вести. Так уже и Гранис (солнце) взошел, как там все, как. Целый день слоняюсь, ничего не хочу. Клоша извел, это мой начальник охраны, он остался в замке, на вопрос, не едут ли. Хотя и сам понимаю при самом лучшем раскладе, если замок взяли в полдень, и то тогда сюда прискачет, кто ни будь, не раньше полуночи. А еще только вечер, а Клош, что ты кричишь, едут странно и много. Двое или трое не понятно. Это сколько же у брата лошадей, если едет трое. Где он их купил и за что, если рядовая лошадь стоит
20 золотых, а хорошая и за сотню перевалит. Между тем вся казна в замке в среднем
200-300 ну редко 400 золотых, у меня вот и сотни не наберется, а я еще ни с лучниками, ни с кайре не рассчитывался. Ладно, кто там скачет, пойду на стену, нет, пойду, ворота прикажу, нет, а Харе-Лелку. Все, все я успокоился, Клош иди, разберись кто там и бегом ко мне на доклад. Так я вроде болен был, какой болен, здесь судьба решается, а я болен. Сейчас пойду встречать, это Кошан Тодас на лошади, не понял. За ним лошадь пустая, а за ним Клаус Соколис и и он ранен, вон рука перевязана и бледный, сейчас свалится с лошади. Клош, да помоги же, не видишь, лорам нужна помощь.
        Кошан Тодас
        Просьбу Кора Каледас я бы и не воспринял всерьез. Воевать мне особо и не хотелось, да что говорить особо и нечем. Но Кор Каледас приехал не сам, а с Клаусом Соколисом, а все, знают какое семейство Соколисов многочисленное. И если они ввязались, значит, дело стоящее и там точно будет хороший прибыток. Когда же сказали, что лучников не особо и надо, а больше нужны кайре для вида и последующего раздела «добра», так я сам пошел отца уговаривать. Он сначала заупрямился, мол, мы с Каледасами всегда в мире жили. Это и правда если у Каледасов в основном поля, то у нас леса из-за этого у нас хороший и выгодный товарообмен, а скандалить зачем и когда, ну ладно в «холода» или если голову напекло то в «тепло».
        А сейчас кому это надо посадки же идут, я с отцом хоть и зовемся «лесоводы», а они
«полеводы», но в кухню друг друга вникаем, это никогда лишними не бывает, да и какое никакое поле у нас тоже имеется. Так вот с этого меня и сманили, мол, от тебя только кайре и нужны, а лучников хоть совсем не давай. Правда я взял, кто его знает, как оно повернется, хотел полдюжины, но отец дал дюжину, не столько он хотел повоевать, как для охраны от шарков. Ох, как я этих зверей боюсь, видел пару раз, у нас на лесозаготовках, что от кайре остается, после их нападений. Значит взял я три дюжины кайре и дюжину лучников и пошли к Кору сначала. Клаус туда же сказал подойдет со своими, а потом все и пойдем, от него ближе всего. Этот ол Кор, почти ничего и не дал так дюжину лучников и все, правда вся организация и еда его, а мы у него считай всю шестидневку и собирались (в мире зеленого солнца принята шестидневка. По числу пальцев на руках и ногах, но в королевстве Крамен только у короля и его ближайших сподвижников по шесть. У тех же Каледас только на ногах. Это кстати была одна из причин почему они покинули Благородный мир, там не потерпели уродов пятипалых. И пошло разделение, в Крамене даже хотели
ввести пятидневку, но против были шаманы, да и не у всех еще по пять пальцев. Тот же король в тайне гордится своим видом и отношением к благородному миру.) Потом утром, когда все собрались, дали еще последним отдохнуть до полудня и пошли. От Кора до Хаарома Каледас всего десять лиг (20 км), так что к вечеру мы под замком уже все и стояли. Разбили палатки, ну и посидели не без этого конечно, это уже Ковин подсуетился. И с чего такая доброта, может в предвкушении поживы, так это Клаус должен ставить, его и лучников много и кайре больше всех, ну да ладно.
        Утром все встали не выспавшиеся, злые, тут еще этот Тол Валеас полез, раскомандовался. Сам, барон Кор почему-то с нами не поехал, толи заболел, толи дела, я не вникал. Нам даже и лучше, мы его управляющего если что и олу на рог намотаем. Так кстати и вышло, Тол Валеас предложил, давайте, мол, делимся на три части и с трех сторон. Интересно кто ж его послушает, ворот же двое, кто на глухую стену пойдет, когда все уже в замке будут, а те только через стену лезть будут, а по факту считать будут, кто первый в замок вошел. На стене, кстати, и потери больше будут. Вобщем Толу только одну привилегию и оставили его главные северные ворота, а мы с южных пойдем. Так разделились примерно пополам, и мы пошли к
«своим» воротам, а там я сначала думал как обычно.
        Ну, покричим там, кайре покидаются всякой фигней, как они любят, а там и на штурм. Но все пошло, нет так. Сначала Ковин предложил по старинному обычаю, это обычно на труса проверяют, но тогда у Хаарома Каледаса никакого выхода не останется, кроме как принимать бой, насмерть. Как я посмотрел что-то все здесь, или сильно не правильно, или уж очень подло. Так не нападают, я рассчитывал на богатую казну, ну и там, на еще по мелочи. Здесь же, чувствую, придется, воевать и воевать насмерть, а там, как с добычей выйдет, еще ничего не ясно, ноги б унести. Да знал бы заранее, ни в жизнь бы не пошел, но сейчас уже не отступишь. А дальше все пошло по страшному, всех пятерых лучников, они, кстати, Кора и были все. И вот, их убили, мы и не поняли как, только последний заорал и задергался страшно. Потом упал и только кровь, около него растекается. Тут же все стрелять стали и был еще лучник, он из кайре, редкость чрезвычайная, но сильный. Так вот он и ранил Хаарома, как я думаю, но что после этого тут началось. Со стены какой-то стук, а здесь все падают, кричат. Я сначала не понял ничего, а потом как Ковин
закричит и упал, а лошади понесли. Все побежали и падают, падают.
        Ужас, мы с Клаусом как рванули, и тут я смотрю, он руку зажимает, а с нее кровь течет, а стрелы никакой и нет странно. Мы отбежали подальше я ему золост приложил, перевязал кое-как и поскакали к Кору Каледас. Куда еще, ближе все равно никто из нас не живет. Теперь разборы будут еще те. К отцам возвращаться не резон, ведь когда уезжали я уже себя всадником считал (тот кто выиграл сражение на лошади носит имя всадник нечто вроде рыцаря, никакого преимущества не дает, но молодым почетно). А теперь, что вроде и не проиграли, анука Хааром Каледас сейчас прискачет к отцу, а со стен нас всех видели, мы же дурачье там все красовались, как же «всадники», на олах всадники, ой, не к добру все это. Сейчас с Кором поговорим, решим.
        Клаус Соколис
        Хорошо когда родители богатые, никаких проблем. Следи за кайре, да и все, а че за ними следит, вон управляющий на что. Не понимаю я отца, мол, учись сын вникай, перенимай опыт, тебе все достанется. Твои две сестры уже скоро уйдут из замка, одна в столицу вторая в соседнее баронство. Там тоже наши родственники, так вот там сестра Стайра с их управляющим не помню толи Вотан, толи Вотос зовут, и познакомилась, то-то они последнее время как с товарами так уже не управляющий едет, а Стайра. И как отец ей доверяет, а если обманут, но с этим пока хорошо, ничего не понимаю. Как такая дура и может товарообменом заниматься, я с отцом в столицу два раза ездил, так там на рынке чего только не видел, а отец, нечего, мол, по сторонам глядеть. Смотри за ценами, что нужно, что в цене, а оно мне надо, вон управляющий есть, тогда отец так глянул на меня, а я что, я ничего. Теперь не берет меня, говорит, следи здесь.
        Вот две дюжины лучников дал, и я уже вторую шестидневку по полям обхожу свои деревни, скукота. А тут по дороге барон Кор Каледас скачет с парой лучников и все на лошадях, с чего бы это. Ну остановил их, так говорю куда скачем, какие такие дела, ну этот Кор и делится, мол так и так с братом не порядок, мало того что при разделе себе замок урвал, и сейчас, на посадку кайре зажал да и вообще. Ну и дальше в том же духе, а я что, мне ой, как надоело по своим деревням шляться, надо и по чужим замкам походить. Так и договорились, я и кайре возьму, этих бездельников у меня полно, да и лучники найдутся, а там дележ по участию на всех и пойдет. Уговорил он меня, а я потом с ним еще и к Кошану сходил, чтоб на подмогу, а то, как-то кто его этого лора Хаарома Каледас знает, отобьется еще, позора не оберешься. Барон Кор еще потом и говорит ты, мол, иди, собирай своих, а я может еще и барона Ковина Моратоса под это дело уговорю. Я согласился, а сам думаю слава о Ковине идет паршивая, надо бы хорошо вооружиться. Сначала я думал пару дюжин лучников и пару кайре и все. А тут решил, недалеко трактир «У дороги»
называется, он, кстати, у нее и стоит, и там, всегда, можно разжиться и лучниками, да и много чем там можно разжиться. Нанял там дюжину лучников, всего за два больших серебренных, правда рожи у них такие, ну да ладно, я их все равно только на один поход и нанял, а кайре взял своих.
        С двух деревень сдернул всех кого нашел, они еще орали, ну не они конечно, а староста местный, таф, мол, таф, но я им сказал заткнуться. Это, мол, только на неделю, а там никуда ваш таф не денется, будут меня еще учить. И меня достали эти учителя из столицы, век бы их не видел. Собрался быстро и за два дня дошел до Кора. А от него прямо и к барону Хаарому Каледас и пошли, к вечеру уже у него под стенами стояли. Он недалеко от барона Кора живет.
        У Кора, а это бывшее имение барона Кейре Обладоса. Как, на мой взгляд, оно и раньше так себе было, а сейчас, у меня на зимнике, где мы зимой охоты с отцом устраиваем и то все лучше выглядит. Барон же Хааром Каледас неплохо устроился. Хороший замок, ров в неплохом состоянии, да и вообще мне это место нравится, надо бы поговорить, и как все здесь закончится я, пожалуй, выкуплю этот замок у Кора. Потом, или как оно по закону, или Лейру к храму Фрей-лелку сводить, а что за такой замок, я и на обряд согласен. Вечер, посидели хорошо, Ковин выпить принес, вот наш человек все понимает, а не то, что этот Кор Каледас даже с нами не поехал, дурачок. С утра поделили войско, правда, этот лор Тол Валеас что-то не то предлагал, но против нас не попрешь, мы сила. Вобщем сделали все как хотели, забрали половину всего и пошли на ту сторону от замка. Ковин этот, правда как-то не так поступил, этот дурацкий по мне обычай, его еще проверка на трусость зовут, да и не применяет его никто, знают, если что в разговоре используют, а применять не применяют. Вроде король запретил, ведь после него только бой насмерть, а и так
людей после войны мало осталось.
        Ну, вышло, как вышло, и вот тут пошло все не так. По обычаю бой насмерть, так и вышло все погибли, только из замка никто не вышел, а эти все покойники. Сначала все стрелять начали кричать, а че как убили непонятно, чем убили, а главное кто. Если колдун какой, тогда почему кровь, да и так далеко ни один колдун не может, один из наемников сказал что это демон, ему правда не поверили сначала, а потом я лучнику одному сказал есть у меня такой. Кото звать, он кайре, но сильный и умный. Я и говорю ему, а нука вон того подстрелишь, на стене как раз Хааром Каледас показался, он в него и выстрелил и попал. О, лучше бы он промазал, что здесь началось, все падают, кричат, моя лошадь понесла, а тут еще руку как обожжет и кровь с нее. Пока отъехали, пока Кошан золост свой нашел, я и не брал, а зачем, я и воевать то не собирался, так в стороне постоять, а что, нам баронам положено. Как мы скакали, я с трудом помню. Вроде Кошан меня поддерживал, где Ковин я и не помню, а потом приехали к Кору. Ну, я ему все выскажу, я ему….
        Антон Сомов
        То, что наступило утро можно определить только потому, что в комнате стало светлее, да здесь есть окна, аж целых четыре, но если в два вставлено, хоть что-то похожее на стекло и через него даже видно двор и людей. В смысле лошадь от человека я отличу, но не больше. То в два других вделаны витражи из цветных стеклышек, красиво, но ни черта ж не видно и зачем, не могли нормальные прозрачные окна, в смысле стекла поставить. Ладно, вышел из комнаты, проверил, как и что даже сходил в «ванную» комнату, блин и не скажешь что удобства во дворе. Ужасно болит шея, а так вроде живой, и местами здоровый, еще бы поесть и жизнь можно сказать удалась.
        У входа или у выхода не знаю как сказать, но опять стоит воин, уже другой и без факела. Подхожу, спрашиваю: Каледас где. Смотрит со страхом, но показывает вниз по лестнице, а сам отходит в сторону. Оглядываю его на предмет колюще-режущего, а то вдруг он помощник попа, а автомат я не взял, только нож и граната. Прикинул да вроде так от него только страхом тянет, а фанатизма как у этого местн его священнослужителя нет. Вобщем разошлись с ним как бы бортами, оценили друг друга и дальше каждый по своим делам. Внизу все заняты своими делами, кто-то куда-то бежит, кто-то на кого-то орет, ну прям утро в колхозе. Только разговор такой на шипящих, сразу чувствуется колхоз, но не наш. Оглядел двор, никого из тех кого знаю нет, да, и куда дальше. Пока оглядывал сбоку вынырнул Челин: лор Демон, а барон сейчас уже в поле. У нас сейчас посадки тафа, так что все там. Да думаю, я значит, волнуюсь, а здесь у них понимаешь посевная, и все эти нападения так вроде утренней или вечерней разминки, а я то думал, что это вселенское горе, и после еще три дня траура объявят. Да, в чужой монастырь со своим уставом не ходят,
это точно.
        Слушай, Челин не части, а организуй-ка мне поесть, а там я дальше решу, что делать. Пока Челин убежал, я решил пройтись до стены, где вчера был, и где на меня напал сумасшедший поп. С торца здания была пристроена деревянная, толи веранда, толи комната, непонятно. У нее тоже стоял один из вчерашних бойцов, я его мельком видел. При моем приближении он тоже напрягся, но с места не сошел и к двери меня не пропустил. Интересно, что за ней оружейная, а может там поп жил, точно это отсюда он шел, я мельком видел кто-то вышел из двери, просто мне тогда не до этого было, а потом все закрутилось. Ладно, к нему мне и не надо, хотя какие там иконы да и как их «Единого» изображают поглядеть надо, чтобы хотя б общее представление иметь. Прошел дальше и поднялся на стену.
        Здесь сейчас никого не было, только у воротной башни стоял наблюдатель и смотрел за стену, изредка поглядывая на меня. За стенами замка вдалеке была река, я вчера и не обратил на нее внимание, а сейчас рассмотрел внимательно. С моей стороны был низкий берег, вернее поле плавно переходящее в воду, на самом краю росли какие-то кусты и камыш ну далековато, да ладно потом схожу, посмотрю. Слева и справа были поля, и на них полно было людей, и вдалеке на лошади скакал, да это сам барон, наверное, и скачет. Прискакал Челин, он именно не пришел, а прискакал весь такой верткий ни минуты на одном месте не постоит.
        Я показал на скачущего по полю, и спросил, Каледас. В ответ, уже в голове услышал, да это наш барон, а лор Сотан с другой стороны. Они занимаются посадками и так много времени упустили, а теперь наверстывают. Хорошо много кайре, так лор Хааром Каледас всех задействовал, даже управляющий этого Кора и тот там занимается с другой стороны. Он сначала хотел увести всех кайре к себе, но лор Хааром не дал, сказал, что с вами лор Демон пусть договаривается, а там как скажете так и будет.
        Он сразу согласился и теперь все там, если так и дальше пойдет, то за два дня все и посадят. И это, там тетушка Пота вам поесть приготовила, эта пошлите лор Демон, я проведу. Кухня оказалась за замком, это такой навес с трех сторон стены из тонких, но ровных бревен и крыша, вроде из камыша. С одного края наверное кухня это называется два костра на них котлы, а с другого края длинный стол и две лавки по бокам. На столе уже была расставлена еда. Я с интересом рассматривал. Здесь была и знакомая еда, например я узнал это птица ну утка там или курица не знаю как по местному. Вот рыба, а в тарелках какая-то каша и много зелени всякой. Зелени очень много было, буквально весь стол ею заставлен. Ну ладно попробуем, Челин а барон уже поел. Нет, он только утром что-то взял с собой и уехал. Да одно слово деревня, я тоже помню родители всегда с рассветом вставали. А связаться с бароном как. Ну это можно если недалеко флагом помахать или протрубить если не видно. Ну так позови, а я подожду. Челин убежал, а я остался, потихоньку разглядывая, как устроен этот мир, как здесь живут люди, как все.
        Хааром Каледас
        С утра или же еще с вечера договорился с лором Толом Валеасом что он своих кайре никуда не заберет, а дождемся что скажет лор Демон, Тол Валеас после этих слов как-то сразу быстро согласился, хотя сразу вроде и против был. Потом уже в разговоре выяснилось кайре эти и не его вовсе, а барона Клауса Соколиса, а может и не его даже, а этого барона Тодаса или даже Моратоса. Так что прав на них у него как и у меня, постольку поскольку, но среди них старосты нет, они все в деревнях остались. Так что мы этим решили воспользоваться, пока баронов нет, их имущество не должно простаивать.
        Я лору Толу и сказал, давай у меня посадим, а потом заберешь к себе. Я так понимаю, война войной, но если к «теплу» урожая не будет, сам понимаешь, Лирч пересохнет, птица улетит, а с леса много не наешь. Он на это сразу согласился, только с условием сегодня у меня, а завтра у него, а то бароны за два три дня и могут обернуться, а там уже не нам решать. Вобщем у меня садим, я кормлю, они уходят к Кору и там уже его дело. Так что дело пошло, кстати, много кайре вернулось с южной стороны, правда, трое раненых, но и их приспособили к делу.
        Пришли и лучники правда всего десять и двое раненых из них. Они, было, затребовали кайре к себе, мол, это наши кайре, лучники были из всех трех баронств и вдобавок родовые, наверное потому и вернулись. Но когда я сказал, что здесь недалеко лор Демон ходит и все претензии к нему. Они сразу спали с лица и по ним было видно, они уже и не рады, что вернулись, и только воинская честь не позволяет удрать.
        Им объяснили, что это их имущество вот они его пусть и охраняют, а по поводу, почему работают так компенсация, и вообще это не их шарково дело. Они немного позыркали, но остались, а куда им деваться, здесь и покормят и вроде они при деле, а так идти до каждого домой, это за день и не дойдешь. Да и дорога они все в разные стороны живут, а если нападение шарков (в этом мире шарки выполняют роль лесных братьев, которые из-за этих шарков, здесь отсутствуют как класс), то домой из них точно никто не доберется. С утра мотаюсь по полям, уже и лошадь загнал, а работы непочатый край, хорошо и лор Сотан и Лор Валеас хорошо помогают. У Тола правда несчастье погиб староста, когда лошадь понесла, он не правильно соскочил и зацепился за стремя, и ударился головой о камень так и погиб. Погребальный костер решили вечером собрать для всех, да и там много что порешить еще. Со стены замка подали сигнал, требуют меня, точно лор Демон встал или еще как, а может Лейра встала, а в любом случае поеду, мои проблемы мне и решать.
        Антон Сомов
        Приход барона я прозевал, пока разглядывал, что за еда то да се, он и появился из-за угла дома. Поклонился мне, так не сильно и руку к сердцу прижал, а этой поварихи поклонился ну уже небрежней и руки вместе сложил, у нас так азиаты вроде друг друга приветствуют, только там пожимают руки, а здесь просто обозначил и сел за стол. Потом посмотрел на меня, и я услышал.
        Да скоро привыкну говорить, не раскрывая рта, однако. Лор Демон откушайте со мной во славу «Единого»… простите, я что-то не то сказал. После этих слов, барон ну очень бледный стал. Я улыбнулся, ну, ну. И говорю, а давай во славу Творца, а не всяких богов, там «Единого», «Христа», «Аллаха» да много их. Барон подумал, кивнул. Видно, что он хоть немного успокоился, хотя и задумался, наверно думает кто такие Христос с Аллахом. Пусть подумает, за едой полезно. Принесли вина, интересные здесь бутылки как выращенные, да так оно наверно и есть. Только чтобы стояли, дно вставлено в такой выдолбленный из дерева подстаканник, вернее подбутылочник.
        Вино не плохое только слабенькое, хотя кто его знает, потом может, как ударит или в голову или в ноги, знаем мы это, плавали. Раз, еще в том, дожился уже землю тот мир зову. Раз были мы у одной бабушки с ребятами, по моему день рождения и кого-то справляли. И там принесли вино, нас еще предупредили, мол, смотрите вино старое, выдержанное. Ну а мы что, молодые та счас и так далее, вобщем выпили по паре кружок, посидели, а потом никто до вечера никуда и не пошел. А куда идти ноги ни у кого не держат и главное голова ясная, а пойти никак. Вот и сейчас, решил не рисковать по чуть-чуть выпили и на еду. Если барон налегал на травки всякие, то я только на то, что точно узнал, на птицу и рыба была, но без соли. Я у барона спросил, а как насчет соли. Сначала он не понял, а потом сказал, а нельзя нам,
«Единый» запрещает, говорит это от демона, ой, простите. Ну а я кто, а вообще есть она у тебя. Ну, он и говорит, есть, ее мы олам даем, да и кайре едят, когда мы не видим.
        Так принеси, говорю, он что-то сказал поварихе, она аж переспросила, он уже зло ей сказал и она ушла. Принесла быстро, да это не наша соль белая, чистая. Эта была крупная и местами ну черная. Я попробовал да на вкус соль, ну и ладно организм десантника и не такое переварит, а без соли я слышал, люди долго не протянут, вроде кислота у нас какая-то нужная для организма, из нее вырабатывается. Утка мне понравилась, такая жирная истекающая соком, вещь. Рыба ну, рыба как рыба, я ее не очень, задолбала уже в части, там одно время ею буквально душили, с тех пор я ее не очень, хотя надо отдать должное. Приготовлена хорошо и когда посолил, то есть можно, но все равно утка получше будет и когда я выразительно посмотрел на кости, мне еще поставили, такую же.
        На зелень я не очень налегал, так попробовал и ладно. Кто этих туземцев знает, какие у них организмы, хотя барон ел почти только зелень, так одну рыбешку покромсал, и остальное только на зелень и налегал. Но все обед или еще завтрак, по моим часам вообще ерунду показывают, третий час ночи, закончился. Мы встали, барон что-то сказал поварихе, я так просто поклонился и пошел за бароном. При повороте за здание или как его сам замок барона, нам навстречу выскочила Лейра. При подходе ко мне она вся побледнела и, не доходя до меня двух шагов, упала на колени и что-то стала говорить. Уже привычно прислушавшись, услышал.
        Хааром Каледас
        Как и предполагал, лор Демон спустился и желает покушать. Я прямо прошел на кухню там все едят, если ничего не происходит, хотя если дождь или еще званый обед то на первом этаже в замке, но там никто не любит. Только зимой если холодно или бароны собираются, да когда священника меняли, то там последний раз собирались. Воспоминание о священнике Алистине испортило настроение окончательно и все равно ничего пока не ясно. Положили его пока у себя в «келье», как он зовет пристройку, и пусть, решим потом уже или с лором Демоном или…. Зашел на кухню поздоровался с Демоном, поприветствовал тетушку Поту, она так хорошо готовит особенно всякие салаты, просто пальчики оближешь, у нее получаются.
        Присели я привычно, ну когда я думать научусь то и говорю. Давайте откушаем во славу «Единого», и тут мне поплохело, это что же я сказал, это кому же я сказал. Я уже приготовился, сейчас думаю, и все мои проблемы решатся и не пожил совсем, но обошлось. Толи лор Демон уже привык к нам смертным, толи еще что, но он и говорит, а давай за Создателя всего сущего, а не какого-то: Единого, Христа и Аллаха. Я сразу согласился, а куда деваться, но задумался. Если Единого я знаю, то тех двоих я не знаю, это в каких же мирах они есть, и кто такой этот «Творец», если его даже Демоны почитают. Демон салаты есть не стал, так попробовал, покривился. А вот за птицу, на столе была приготовлена кача, так он ее в момент уполовинил, а потом и спрашивает, где соль.
        Это я потом сообразил, а сначала это прозвучало как приправа для придания вкуса еде. Я еще думал, что же там может не хватать. Ведь тетушка Пота все прекрасно готовит и никогда ничего не забывает. А сейчас, вдруг что-то забыла, но это я не ожидал, выходит правильно священники говорили, соль это для демонов, да для диких зверей. Ладно, священника нет, а там все равно у тетушки Поти точно соль есть, и что-то мне подсказывает, что она используется не только для лошадей и олов. Попросил принести соль, пришлось два раза говорить, она сначала не поняла или не поверила. А потом долго смотрела, что это не мне, лору Демону ее немного успокоило, и она занялась своими делами.
        Я же, украдкой наблюдая, как ест демон, он попробовал рыбу, но не всю, а так. Потом перешел на качу и уже хорошо присаливая всю и съел, ничего себе аппетит у него, а когда он попросил еще. Да, так у нас точно никто не ест, да еще и с солью. Я правда, хотел попробовать, я в детстве украдкой лизал, когда лепешки лошадям давал, и никто не видел. Пока поели, потом решили пойти ко мне наверх и там порешать, наши дела, какие бы они не были плохие или хорошие. Только мы завернули за наш дом, как навстречу выскочила Лейра. И сразу только прошептала, прости брат, упала на колени и стала разумом что-то говорить лору Демону.
        Лейре Каледас
        Проснулась, как хорошо, только, почему я в родительской комнате. Я в нее почти не захожу, после того как умерли родители. А сейчас я лежала и вспоминала, так, я пошла за помощью, и помощь меня нашла. Да такая, что спаси «Единый» или Харе-Лелку тебе, как любит говорить брат. Только вроде это божество и в тоже время ругательство, ну непонятно. Хотя вот слово демон, это это, о, ужас «Демон». Я же, меня же «Демон», так где «Демон», я должна его найти. Если я здесь значить в моей комнате, надо пойти посмотреть, страшно.
        Это моя комната, вот его мешок, вот его железная палка, тяжелая и запах неприятный от нее, ой, что то счелкает (хорошо, что Антон на предохранитель поставил, иначе повесть потеряла бы половину шарма, потому, что Лейра нажимала на курок, глядя в дуло автомата). Так демон куда-то ушел наверное во двор, надо брата предупредить, а то еще и он попадет в рабство. Побежала искать, так встретила лора Матаса, он сказал, что брат с колдуном завтракают. Только завернуло за угол смотрю брат и
«Демон», я не теряя времени только шепнула брату: «Прости меня». Сразу к демону обратилась: Я Лейра повинуюсь и прошу не трогать моего брата, я согласна на все твои условия. Ух, сейчас думаю, успела или уже поздно и брат тоже как и я. Смотрю
«Демон» стал говорить, только не мне а брату. Все, я опоздала. Что они говорили, я не слышала, только брат произнес хмуро, иди, поешь и приходи наверх в мою комнату, там и поговорим. Да, после его слов я точно поем, да я…
        Антон Сомов
        Услышал от Лейры ее привычное бла-бла-бла. Я такая, согласная на все, ну и так далее. Обратился к Хаарому, спрашиваю, она с утра всегда такая дурная или только пока не поест. Ты ей передай, пусть покушает и к нам наверх поднимется, только не торопясь, а то мало ли что знаю я ее. Ух, люблю я общество красивых девушек. А то этот барон все хмурый какой-то, так может хоть она нас развлечет. Интересно, а танцы здесь есть, так отставить лирику. Здесь вообще-то война была, может и игрушечная, только шея еще болит и ничего не решено.
        Ладно, идем наверх, будем говорить, и решать, как жить дальше. А то что-то я развеселился, между тем еще ничего не выяснил и ладно поговорю с бароном, что он предложит, а там видно будет. И мы не спеша пошли наверх. Пройдя в кабинет барона или это и его спальня непонятно, но кровать здесь была. Хотя при тех размерах всего замка и самого замка как здания оно и неудивительно. Барон прошел за свой стол предлагая садится, а сам открыл шкаф, где стояли бутылки или фляжки, ну на бутылки они не очень похожи, нечто вроде вытянутого арбуза с горлышком.
        Я услыхал: лор Демон будет мое вино, или предпочитает имперское, у меня есть запас небольшой. Я спросил, а в чем разница, а то я не местный, мне с подробностями можно. Барон на меня поглядел и говорит, то что вот здесь местное, мы изготавливаем из сока Изос, это растет на юге, у одного из баронов Соколисов. А то что в этой, это осталось еще от родителей и привезено из империи Стор, но мы его пьем, или разбавляя, или очень по немного. От вина местного я отказался, а от имперского, ну пусть наливает, посмотрим на заграничное. Разлили по кружкам или это у них стаканы, а не важно. Обычая чокаться здесь нет, так подымается на уровень глаз и все, барон пригубил и поставил. Я попробовал, да это не вино, что мы пили за завтраком, а нечто вроде настойки или даже ближе к коньяку, ароматное, но сладкое и градусов тридцать есть, как для местных чистый спирт. Выпили, посидели, а дальше барон стал излагать, как он хотел чтобы было, но на усмотрение меня «лора Демона».
        Типа, что я хочу вот так, но если что, то все можно переиграть. Со слов барона Каледаса: Уважаемый лор Демон, на мой замок, где я проживаю вместе с моей сестрой ларой Лейрой было совершено нападение. Напал мой брат Кор Каледас, но не сам а прислал своего управляющего Тола Валеаса, что не часто случается, но бывает. В чем причина я не знаю, толи не был уверен в победе, а может немного стыдно, все-таки у нас, я не знаю как у Вас лор Демон, но у нас, брат на брата, это большая редкость. По нашему закону, ему в случае победы, ничего не может достаться, все свое он получил при разделе родительского имущества. В то, что он не был уверен в победе, говорит и то что он позвал сыновей соседних баронов. Причем пошли, именно, сыновья, а не их отцы с которыми я нахожусь в дружеских отношениях.
        Видя такое, я послал сестру Лейру к своему соседу барону Ролеку Валесу, мы с ним в хороших дружеских отношениях и он бы мне не отказал. Сам, я смог бы продержаться в замке два три дня до подхода помощи. Но получилось что Лейра нашла или вызвала Вас лор Демон и вот, все. Да, все это я выслушал, вроде все правильно говорит, но вот чувствуется, что что-то не договаривает, но вот, что, понять не могу. Мне в принципе все равно, что там и как, но если разводят как говорится, мне не за себя, мне за страну обидно. А я в данном случае даже не страну, а целый мир представляю, а аднако обидно. Еще что там Лейра говорила, что напали аж двести человек, и глаза у нее были, ну очень красивые в тот момент, да. Я к барону: А уважаемый барон, не скажете какое количество этих нападающих обычно захватывают замок, и сколько времени это занимает. Да, вот это я точно угадал. После моих слов барон сразу одним махом допил кружку и проговорил или правильно промыслил.
        Хааром Каледас
        Привел лора Демона к себе в комнату, в зал внизу не стал там много народу ходит, да и не желательно это, еще не известно как оно обернется. У меня еще с родительских времен осталось имперское вино, надо бы предложить лору Демону, я помню барону Кошану наливал и мы славно договорились об обмене, тафа на ялис и олов на камень. Это мне здорово помогло починить стену, да и само здание замка я хорошо подновил. Как я и предполагал лор Демон от имперского вина не отказался, я ему налил почти пол кружки. Демон отпил глоток, а потом одним махом допил все остальное. Да, Кошану я меньше наливал, как бы лору Демону плохо не было.
        Но пока все хорошо, я излагаю свою точку зрения, она не то чтобы ложь, но слегка преувеличение, где надо или преуменьшение, ну обычная практика. Уважаемый лор Демон (ну здесь все чистая правда), на мой замок, где я проживаю вместе с моей сестрой Лейрой было совершено нападение(точно правда). Напал мой брат Кор Каледас(тот еще ол, я его с детства знаю), но не сам а прислал своего управляющего Тола Валеаса(чтоб управляющий нападал вместо барона, ну бывает, но я не видел), что не часто случается, но бывает(ну не ложь, но и не правда). В чем причина я не знаю(да знаю, знаю), толи не был уверен в победе (да был уверен в победе), а может немного стыдно, все-таки у нас, я не знаю как у Вас лор Демон, но у нас, брат на брата, это большая редкость (это правда такого никогда и не было). По нашему закону, ему в случае победы, ничего не может достаться(это правда), все свое он получил при разделе родительского имущества. В то, что он не был уверен в победе, говорит и то что он позвал сыновей соседних баронов(куда ж ему самому у него всего три лучника и полдюжины кайре на все две деревни).
        Причем пошли, именно, сыновья, а не их отцы с которыми я нахожусь в дружеских отношениях, ну почти дружеских. Видя такое, я послал сестру Лейру к своему соседу барону Ролеку Валесу, мы с ним в дружеских отношениях и он бы мне не отказал(сестру послал, чтобы не погибла, а барон придет не придет, это что шарк в лесу, нападет не нападет, отобьешься не отобьешься). Сам я смог бы продержаться в замке два три дня до подхода помощи(ну да, ну да, до второго стакана по времени, и то если они не сильно торопиться будут, а с заходом меня уже и похоронили бы). Но получилось что Лейра нашла или вызвала Вас лор Демон и вот(и где Лейру носило только, ну я ей устрою, если выживу конечно), все. Вот так я все изложил, а потом лор Демон и спрашивает, а скажи барон в каком составе и сколько нападает обычно на замок. Да, вопрос так вопрос, тут уже я махнул вино не глядя, а куда деваться. Раз такой разговор пошел, то про треть казны надо забыть, как бы в собственный замок, хоть управляющим взяли бы, а еще этот священник. При жизни покоя не давал, а после смерти совсем…. Хорошо лор Демон, я был не прав я понимаю и готов
выслушать ваши условия. Лор Демон задумался и только он хотел что-то сказать как зашла или скорее залетела Лейра.
        Антон Сомов
        Да я чувствовал что здесь что-то не то. А то рассказывает мне нападение выиграем не выиграем. Уже в здешних реалиях я так понимаю, что тебе хана была бы уже к вечеру, а то и раньше. Это так думаю про себя. А сам уже говорю барону. А дай мне расклад по замку, чего кого и сколько, только у меня просьба не большая, без этого, без обмана. А то у нас у демонов, есть черта такая за каждый обман, мы палец отрезаем, а не хватит пальцев так и руку. По тому как я сказал барон проникся. Я хотел еще добавить, но тут залетела эта шубутная Лейра и мой запал куда-то делся и я уставился на нее.
        Она залетела и с ходу стала что-то выговаривать, а на их языке скорее шипеть, ну чисто змея, этому своему брату. Я слушал, слушал, нет ну как нет меня здесь. Обратил внимание барона на себя и говорю. Посади мою рабыню, вон в то кресло и пусть заткнется, а мы поговорим в тишине, а то уши уже болят. Однако как я хорошо все придумал, прямо поражаюсь, не успел ей барон что-то прошипеть и добавить лор Демон, это я понял и так. Как она села в углу и только зыркает на нас. Здесь в комнате было штук пять таких стульев-кресел витых из лозы или местного этого ялиса что ли. Да дилемма, что делать. Забрать замок, барона врагом сделаю. Оставить сам в дураках останусь, да и не поймут, здесь меня. А сделаю я вот что. Барон, вот у меня есть рабыня, а как ты думаешь, где ей жить, а? Или ты думаешь что рабыням демонов жилье не положено? Нет, но какое было у барона лицо это надо видеть. Насладившись моментом и говорю, а знаешь барон я наверное этот замок подарю своей рабыне. Ты вот считаешь, могу я такой замок ей подарить. Он как в хорошем состоянии, не зазорно ей будет в нем жить, и не будет ли урона моей чести в
таком подарке. Судя по выражению барона, он окончательно впал в ступор. Я сам встал, а хорошая у барона настойка. Налил себе полную кружку, а барону половину, а то упадет еще совсем, а я все и обговорить не успею. Барон на меня поглядел, мы оба подняли и посмотрев друг на друга выпили. Я все, а что кружка грамм на триста по мне так и ничего, барон все не осилил, но большую часть выпил. Посидели еще, и я что бы не тянуть сказал. Передай Лейре и спроси, ей барон на хозяйстве нужен будет или нет.
        Хааром Каледас
        Лор Демон ола за хвост тянуть не стал, и сразу потребовал весь расклад по замку, ну это и правильно. Так оно всегда и бывает, только священника нет, и за точность никто не ручается. А вот тут меня проняло, нет мы и раньше, то прикопаем что либо, то еще как, ну всяко разно. Сейчас же лор Демон сразу это пресек, видно не впервой ему замки брать. Но, как же это, за каждую утаенную вещь, мол, палец рубать, а кончатся пальцы и всю руку. Это ж сколько он замков брал, а судя по тому что он говорит, он в этом деле толк знает. Да я после его слов и личную заначку раскопаю, что на черный день зарыл, а то мало ли что, там золота у меня точно пальцев не хватит, а если еще и серебро считать, то и головы. Нет, ну как же так. Пока я все это думал, зашла Лейра, ну как она всегда заходит. И давай на меня, ты что думаешь брат, я есть смогу, да ты издеваешься на до мной, и я уже и…
        И тут лор Демон на меня смотрит, и говорит. Скажи пусть замолкнет и вон туда сядет, все. Я даже обрадовался, немного, и не долго. Лор Демон начал издалека и снова напомнил, что Лейра у него в рабстве. Только как же так, это что же получается, она и вот. Ну да, ну, я как же. Он, ну я даже не знаю, не слыхал такого, и даже не знаю смеяться или плакать. Демон, нет он точно Демон, он подарил Лейре замок, мой замок подарил. Он еще что-то стал говорить про замок, мол, не зазорно такой замок, он в хорошем состоянии, или он издевается или, я не понимаю.
        Да я знаю король может своей, своей ну отец говорил, что у короля есть та, с кем он живет после того как в храм к Фрей-лелку сводил. Но, есть и еще несколько, вроде как у королевы, вроде как заместительниц….. королевы… ну…. И вот им, мол, король дарит там ожерелья, всякие кольца, и вроде даже замки. Да, а у Демонов вон как даже рабыням дарят, а что же дарят тем кого ведут в храм к Фрей-лелку, неужели графство. Мы сами живем в графстве, самого графа Батоса Паоли, так его никто, и никогда, и не видел, он то в самой столице Милос, а то и в соседней империи Стор. Лор Демон на меня посмотрел, взял фляжку с вином и налил себе полную, а мне половину. Ну, да мне уже все равно, а на лора Демона это вино не действует, что же они там у себя пьют. Посмаковали вино и тут лор Демон меня окончательно поверг, ну я думал уже ничему не удивляться, куда уж дальше. А он возьми и скажи, и передай Лейре ей вообще-то на хозяйстве барон нужен или нет. Это как, на меня намекает, мол я нужен или нет. Нет если бы это не демон я бы уже дрался, а так, я в обоих случаях глупо выгляжу. Не дерусь меня сравнивают с женщиной,
дерусь на победу я конечно не рассчитываю, не упасть бы в собственных глазах. Но что я выиграю, меня убьют и принесет ли это радость сестре и… крепкое вино в империи делаю….
        Лейре Каледас
        Нет это как же так, да я добилась победы мы победили, да мой демон. Мой демон, это как то неправильно, я вроде его, причем с моего согласия. И мне сказали поесть и наверх подниматься. Это, что тут у нас сегодня, тетушка Пота все хорошо готовит, а салаты какие у нее выходят, просто пальчики оближешь. Но сегодня аппетита не было, и не до этого мне, они там наверху судьбу замка решают, а я здесь салаты наворачиваю. А, что это они соль ели, или тетушка забыла после кайре убрать, а если не дай «Единый» придет Священник Алистин, что тогда. Я показываю на соль и спрашиваю, забыла, но она качает головой и говорит. Демон ел, а лор барон приказал принести, я не хотела.
        Что же это творится, я потом подумаю. А не все равно теперь, все равно он увидит Демона, если уже не увидел. После всего у меня окончательно пропал аппетит и я побежала наверх. Они там договариваются и без меня. Подымаюсь наверх и только спросила брата, что они тут без меня, ну и как он может без меня решать такие дела. Как демон ему что-то сказал, а брат передает. Лор Демон сказал мне замолчать и сесть в тот угол. А они пока меня не было тут пили вино, и что-то мне подсказывает, что имперское, а оно крепкое, я как-то лизнула, ужас.
        Смотрю на них и вижу, как у брата расширяются глаза и постепенно вытягивается лицо. Это что же ему такое демон говорит. И тут демон встал и берет флягу с вином, точно как угадала, имперское. И, вот это да, наливает себе полную, а брату половину, ну демона я знаю, ему ничего не будет, а вот брату половину это точно много будет. При мне как пили когда-то, то по чуть-чуть на донышке самой малой кружки. Тут я заметила, что мой брат выпил и стал что-то говорить, как жаль нельзя подслушать, а потом уронил голову и и заснул. И что я должна делать, как стыдно, это что же за хозяин, такое неуважение к гостю, да еще и спасителю от ну этого, этого брата ола Кора. Да, а как бы поговорить с демоном, а то я не слышу его, а может Челина позвать или, а спрошу демона.
        Антон Сомов
        Да, а неплохая настойка, вроде немного выпил, а пробирает. Барону вон и половины хватило. Бывший хозяин спал прямо на столе и на него с недовольством поглядывала Лейра. А интересно если с ней поговорить как с бароном получится или нет. Подозвал и напрягшись спрашиваю, слышишь меня. Гляжу на нее, никакой реакции, а жаль с ней я бы с удовольствием поговорил. Смотрю, закрывает глаза поговорить уже она хочет. Ну закрываю, слушаю, сначала шум потом уже знакомый голос, демон, демон ты слышишь меня. Я открываю глаза и пробую так услышать, вроде опыт уже есть. Немного тише, но тоже слышу, наклоняю голову на бок, мол, слышу тебя. Она удивленно, ты слышишь и открыв глаза, а что я пожимаю плечами, растем мол.
        Демон прости моего брата, это вино для нас очень крепкое и вот. Она замолчала, а я задумался. Что-то делать надо, поговорить с Лейрой не получается, Челина позвать что-ли, а барона куда. Поглядев вокруг, а что комната барона вот пусть и спит в ней. Решительно подхожу к барону, беру на руки и отношу в постель. Когда отошел от кровати и повернулся. Глаза у Лейры опять были большие, а я что, я тут не причем, не за столом же ему спать. Выразительно смотрю на Лейру, мол, говори, что. В ответ, как же так, это же нельзя, да как же это. Я в непонятках, опять на нее смотрю, что. Она ну это он же мужчина, и что с ним как с женщиной нельзя. Да, не была она у нас в отряде, мы после выхода, а потом после снятия стресса, вот так всех разносим, вернее, это я всех так всегда разносил. Потому, что всегда последним на ногах оставался. Пожал я плечами, ну что тут скажешь.
        Вот, слово Челин сказал, и махнул рукой, пошли на выход, нечего барону спать мешать. Лейра как-то жалобно на брата посмотрела и пошла за мной. На улице солнце светило вовсю и настроение начало стремительно подниматься. Пошел к стене замка и поднялся посмотреть. За стеной были поля и на них сейчас трудились «пятачки» и даже благородные. Их видно было по хвостам, которые развевались сзади шапки или шапочки как-то так. Ко мне прибежал или прилетел Челин, тоже мне, близнец Лейры, такой же шубутной, как и она. Осмотрев его с ног до головы, чтоб проникся и сказал, ну, докладывай. Как обстановка в замке, где все, ну, все что знаешь. Он побледнел, но так, держится молодцом и начал.
        Челин
        Я тут немного покрутился у тетушки Поты, у нее всегда можно что-нибудь перекусить вкусное, а то завтрак я это, слегка проспал. Все на посадки пошли и завтракали пораньше, а я вот. Поэтому я и был на кухне, мне всегда что-нибудь перепадает и сейчас перепало, чуть кочергой не дала и что с ней сегодня такое. Вроде все хорошо, но потом она отошла и все же дала миску каши. Не успел я поесть как меня позвали, сказали Лейра ищет, быстро. Ну, вот, а ей то, я зачем понадобился, ну с утра, все мне не везет. Пришел она была во дворе и хмурая какая-то, сказала идти к демону. Ну это ничего, это мы можем, это говорить с ним, а то его никто не понимает кроме меня. лор Демон был на стене, когда я пришел и рассматривал как сажали поля, интересно, а кто у них сажает и есть ли у них кайре, а благородные. Подошел к лору Демону, он меня оглядел.
        Ой, че-то день сегодня плохо начался, я и струхнул маленько. Но лор Демон так важно говорит, докладывай, что в замке происходит. Я как и положено говорю, мол, барон с кайре, все в поле, таф высаживают, в замке все хорошо, никаких нападений нет, вот. Он так на меня посмотрел и спрашивает и где барон в поле. Я поглядел и говорю, ну может он где в замке. Он опять, так в поле или в замке. Ну я сник, а что сказать, нет ну как он быстро все догадался, что я ничего не знаю. Да, вот повезло, спрашиваю лора барона найти. Он сначала покачал головой да, потом нет, потом сказал, запутался и мол, нет. В чем он запутался я не понял, вроде на стене, под ногами, ничего нет.
        Расскажи как в замке, что знаешь. В замке, а что ему рассказать, а вот. Барона, что вы лор Демон ранили, его значитца внизу в боковой комнате положили, там где раненых всегда ложим. Хотели как вроде знатного рода на верх отнести, но потом чето оставили внизу. Только я это сказал. О, как лор Демон заинтересовался, а ну веди, говорит, посмотрим на него. Он ходить может, спрашивает, не сбежит. Нет говорю, он в ногу раненый, его тетушка Мараш перевязала, еще вчера.
        Пошли мы значит к лору Ковину. Заходим, а его тетушки Пота кормит, он только на нее покрикивает. Лор Демон на это поглядел и говорит мне, скажи ей пусть выйдет и дверь закрой. Я тетушке Поте говорю, лор Демон сказал вам выйти. Смотрю, как услышал это барон, вес сжался, побледнел. Тетушка Пота посмотрела на нас и быстро вышла. А потом барон, ой, лор Демон начал спрашивать, через меня, конечно. Как звать. Возраст. Кто отец. Где живешь. Много ли людей в замке. Я всего и не упомню. Лор Ковин Моратос сначала отвечал, а потом говорит не буду хоть режьте. Я перепугался, и за лора Ковина и за Демона, а то. Я как сказал, это значитца передал слова лору Демону. Он как достанет, у него на поясе, эта нож, как меч почти размером и эта Железный, мама моя. Как заверещал барон, я его понимаю, я сам чуть штаны не обмочил. Ну, а лор Демон то что, он ничего, продолжил вопросы задавать, и перед носом этим ножиком играет.
        Ковин Моратос после стал все подробно рассказывать и про кайре и про то что они в город возят, и даже некоторые цены сказал, хотя это вроде не говорят, но я все передавал, аж устал немного. Я лору Демону и говорю, мол, мне бы отдохнуть. Он согласился, только сказал воды барону оставьте, а еду забрать, не положено и ушел.
        Я тетушке Поте так и передал, она воду оставила и ушла, а я посмотрел. Барон весь мокрый был, и по-моему он обмочился, ну и поделом ему, не будет, на нас нападать в следующий раз. Дальше я пошел за лором Демоном в поле за замок. Здесь с одной стороны был лор Сотан Улесас, а с другой Тол Валеас и они оба работали на наших полях и кайре, да у нас столько никогда не работало и еще всех их охраняли чужие лучники. Вот это да. Лор Демон тоже поглядел на лучников и спросил, чьи. Я сам не знал и пошел спрашивать.
        Когда я подошел к лучнику и стал его спрашивать кто он и чей. Они на меня так глянули, иди мол и не мешай, видишь люди работают. Я тогда показал на лора Демона и говорю, а ему тоже так скажете, а то если ему не понравится и он обидится. Лучник перепугался и бегом к лору Демону на доклад. Я за ним переводить. Это оказался Мастакос Дутас десятник барона Тодаса, их вчера привел сюда лор Кошан и сейчас они охраняют от шарков кайре, ну и так далее. Я это все пересказал, лор Демон внимательно выслушал и спрашивает, а никто этих шарков или как он сказал я не понял. Вроде домашних шарков, надо же, домашние шарки, не держит.
        Я сказал, что нет, а жаль хорошая живность. Да, как же у этих Демонов все страшно, если они дома шарков держат. Потом еще, мы в поле пошли и лор Демон взял в руки таф и даже надкусил, зачем-то, непонятно. Потом мы пошли в замок, где встретили лару Лейру и я наконец-то смог поесть, нас вместе с лором Демоном и ларой Лейрой усадили за стол и мы стали есть. Как я удивился, да лара Лейра вроде тоже, когда лор Демон ел мясо качи, он его посыпал солью.
        Я сначала заикнулся было, что священник Алистин и сам же замолчал. Потому, что вспомнил, где сейчас священник Алистин. Лара Лейра, а она оказывается не знала что случилось со священником Алистином, очень удивилась и испугалась, а когда я спросил, что лор Демон будет делать со священником. Лор Демон посмотрел на меня и говорит, за столом о покойниках не говорят, вот. Лара Лейра, а я все это ей переводил, аж уставать опять начал. Она тоже сказала потом и глядя на лора Демона тоже немного посолила мясо. Нет, мы иногда так делаем, когда никто не видит, но так нас за это ругают, говорят «Единый» не велел, это признак низкого рода.
        Да, если Демон низкого рода, тогда да. Пока мы ели пришли лоры Сотан Улесас и Тол Валеас и они были веселы и довольны, но когда увидели как мы едим с лором Демоном помрачнели и о чем-то задумались. Все они сели кушать, и тут они заметили, что лор Демон солит мясо качи. Они удивились, а потом лор Сотан и говорит, а передай мне Челин соль, это мне говорит, я и передал. Лор Демон посмотрел на это и спрашивает меня, а Челин ты говорил что вы ее не едите. А Сотану вон как, я тоже говорю не знаю, мол, это пока священник не видит. Лор Демон, кивает, соглашается. Нет что делается, мы с Демоном сидим за одним столом, едим мясо с солью и разговариваем о видах на урожай. Лоры Сотан Улесас и Тол Валеас как раз об этом говорили, и я влез с ценами на таф и ялис. Они все очень удивились откуда я знаю, а я возьми и скажи, мол, с бароном Ковиным говорил лор Демон. Они удивились, вроде такие вещи и не говорят, но потом глянули на лора Демона и сказали ну вообще-то не говорят, а лору Демону можно, и засмеялись. Я все это пересказал Демону, он тоже посмеялся вместе с нами.
        Антон Сомов
        Появившийся Челин поднял настроение еще больше. Я его спрашиваю, где барон, интересно он в курсе и если нет как выкрутится. Он не знает, где же он был, но помня о его молодости скорее всего спал, ну и ладно. Разговаривая с Челиным все забываю как у них да нет, совсем запутался, да и черт с ним. А вот упоминание, что здесь находится плененный барон захватчиков заинтересовало, и я решил на него посмотреть. Когда зашли в комнату где его содержали, ничего себе как пленных здесь содержат. Его чуть не с ложечки кормят, а он только покрикивает, ну или шипит по местному. Я поглядел на него, что-то мелкое и неприятное, ну не понравился он мне и все тут. Стал вести допрос как я привык, там имя, возраст, семейное положение. Он сначала испугался и говорил ну через Челина естественно, язык я пока никак, иногда отдельные слова, имена и все. Потом видимо вспомнил кто он, или гордость в нем заиграла, а может еще что, но он и говорит, типа больше ничего не скажу хоть режьте меня. Ну, режьте так режьте, от меня не убудет.
        Достяю свой «Свинорез», как барон впечатлился, заверещал как «пятачки» верещат, а по виду вроде благородный. Но, как он после этого соловьем разливался, столько вылил информации, я не все и запомнил, ну думаю, может у Челина память на местные цены и прочее лучше. А то мне эти серебрушка, малая серебрушка, золотой, да еще и золотин. Ну не стал я в это вникать, если что скажу, пусть барону Каледас передаст, если что. Хорошо вобщем время провел познавательно, правда видя что Челин устает уже мне переводить решил закруглиться, сказал напоследок. Этому барону только воду оставьте, не издохнет, а так покладистей будет. Потом решил пойти в поле, надо же знакомится с местной сельхозсредой.
        Поле как поле, хотя у нас поля побольше, ну наши люди и покрупнее будут. Здесь только местная достопримечательность, по краю поля метров через тридцать лучники стоят, и не просто стоят, а в сторону леса смотрят, напряженно так. Я к ним присмотрелся, вроде не наши, послал Челина узнать. Смотрю они его послали, потом он и что-то сказал и один из них бегом ко мне на доклад уже Челин за ним бежит переводить, а то я только фамилии понимаю и то через одну. Они все здесь на ис, ос, ас, оканчиваются, ну за редким исключением, а вот у этих патачков-кайре все простые имена и без фамилий, только название баронства прибавляют если надо, а вообще прикольные имена: Пота, Лота, Пока, Вока ну, и далее в том же духе. Да лучники эти стоят не просто так а охраняют от шарков, волков по-нашему будет, это такие зверки здесь водятся, помесь азиата с догом. Ну, сильная вещь, я первый раз как увидал, да, впечатляет, а для местных с их луками я думаю, тем более. Спросить бы еще а приручить не пробовали, были бы хорошие собачки, надо спросить.
        На поле сажали картошку, это у них тут основной продукт. Я попробовал на вкус, картошка как картошка чуть сладковатая, а вобще ничем не отличается от нашей. Ладно все хорошо, но судя по солнцу дело к обеду, так что неплохо и перекусить. Пошли к замку, где нам навстречу выскочила Лейра, вот неугомонная, наверное со стены следила за нами. Зашли в местную столовую, да поесть я люблю, а готовит местная повариха ну очень хорошо. Особенно эта местная утка, прелесть. О, и соль на столе, а то их обычай соль толи под запретом, толи не царское дело, что это ну очень по благородному, ну глупость одним словом. Только начал есть заговорили об этом местном попе Алистине вроде, сказал потом за столом о покойниках не говорят, а сам задумался не хорошо вышло, но теперь уже назад не вернешь, а там видно будет, проблемы решаются по мере поступления. Пришли два полководца или как их, замы баронов.
        Интересно тут и них. Вчера только воевали, сегодня вместе картошку сажают. Пока ели местный полководец-зам тоже смотрю солит, ну нормальные люди если только в глаза не смотреть. Челин им что-то про пленного стал рассказывать, ну я так имена то понимаю, а потом они стали смеяться. Мне Челин перевел, что, мол, не принято делится ценами на товар с чужими, но, мол, с лором Демоном можно. Я тоже с ними согласился, вместе посмеялись. Потом спросили, где барон Хааром Каледас, с начала у Лейры, но она почему-то замялась, они с удивлением на меня, а я что передал через Челина. Он же не в курсе, говорю ну мы слегонца это, винца попили и он лег поспать. Когда Челин это передал, смотрю Лейна так приободрилась с чего бы это, а замы все понимающе согласились, да причина понятна, а еще и когда узнали про имперское вино, то вообще вопросов больше не задавали. Однако известная марка. Ладно поговорили, а кто бы меня просветил, кто нападал и что это.
        Или вроде уличной драки подрались просто так, а потом за пивом пошли и только проигравший пиво покупает, а после уже и неважно все. Тогда хотелось бы ясности и кто пиво покупает. Тут они замялись и тот не местный полководец и говорит, я все понимаю, но я не уполномочен решать такие вопросы. Это может только мой барон лор Кор Каледас. Спрашиваю, а где его найти этого Кора-дуба, ну ассоциация возникла. Они ничего не поняли, но Челин сказал это недалеко лиг десять.
        Да с мерами я пока не очень, это их время меряют в стаканах. Я сначала как узнал прибалдел малехо, но потом мне показали эти часы. Шедевр, действительно три стакана один под одним и вода сверху капает, правда точности никакой, но их подводят или вернее подливают, отливают по солнечным часам. Сначала я подивился, а потом понял, а зачем здесь точность плюс минус пол стакана и хорош, ни самолетов, ни поездов здесь нет. С лигой тоже разобрались, спросил до леса сколько в местных лигах будет. Этот Сотан местный полководец сразу сказал четверть лиги, ну все ясно. Если по мне там пол километра, значит лига где-то два километра. Значит до Кор Каледас 20 км, а это часа три пешком или полтора на лошадях, но лошадей всего пять есть, это я уже видел, а на местных быках я ездить не буду, ползком быстрее выходит, да и как они говорят зазорно благородным уж лучше пешком, но без урона для чести. Здесь даже наказание есть для благородных проехать по городу на корове, это имперцы придумали, но для местных очень позорно они здесь все помешаны на традициях и чести. По мне так хорошо, но временами напрягает и надо
следить за своими словами, а то ляпнешь не подумавши, а потом либо драться чуть ли не насмерть придется, толи не поймут, посчитают сумасшедшим, а оно мне надо, хотя все здесь меня демоном кличут, так что мне прокатит все, но сильно выделятся тоже не хочу.
        Тол Валеас
        Да все пошло не так, но вроде выкрутился. Даже если придется рассчитываться с Хааром Каледас и то, посадки тафа я проведу, а там не буду загадывать, выкручусь как-нибудь. Поля у Хаарома Каледас не то что у меня ухоженные, оно и понятно и людей больше и на соседей как мой дурак он не ходит, а то пошли с десятком лучников и еще десяток нанял сброда какого-то и что. Не знаю на кого он там ходил. Но вернулся злой и без одного лучника и двое раненых, а кайре он вообще не брал, может и к лучшему, а то совсем никто-бы не вернулся. Я десятника расспрашивал как было дело, ну пошли они на барона Кростоса, он за лесом живет в низовьях там болота и никто селится не хочет, да и шарки там шалят.
        Вот туда моего барона и понесло, решил по-тихому взять тот замок. А там не замок, а так изба и несколько домов за забором вот и все, но что-то у них не заладилось. Не успели прийти как их встретили и таких дали, наемники почти все погибли. Они удирать, и уже на обратном пути подрались между собой, хорошо наемников мало осталось, а то лор Кор точно бы не вернулся с того похода. Пока занимался посадками время пробежало и судя по солнцу, да вон и Сотан уже зовет на обед. Пошли обсуждая как все хорошо посмеялись там такая потешная кайра была, ну наши дела. Пришли на летнюю кухню, у меня хм-м ну пока у меня, тоже так. Там уже обедали Лейра с Челином и Демон.
        Я заметил что демон ест и солью посыпает качу, да у нас так не положено, Священник Каливатин за этим следит строго. А здесь я смотрю, и Сотан глянул на демона и себе соли взял, я не стал рисковать, а то и здесь я знаю есть свой, священник Алистин, вроде. По ходу дела выяснил, правда, плохая новость, что-то он не поделил с демоном и его уже нет, да, а день так хорошо начинался. Если еще демон и к барону Кору пойдет вместо Хаарома, то и мой священник к «Единому» пойдет. Ой, что будет, но демон запретил об этом за столом говорить, не положено говорит, за едой. Это, хороший у них там обычай. Узнал и где лор Хааром, почему за столом нет. Они оказывается с демоном винца попили, при этих словах лара Лейра как то странно напряглась, подрались они чтоли. Но потом демон сказал, что барон отдыхает и все хорошо, смотрю и Лейра успокоилась, да интересно, что они там не поделили и не обернется ли это и мне боком. Пока барона нет, решил обратиться к ларе Лейре или к Сотану, или к демону.
        Ну, я теперь и не знаю кто тут самый главный. По поводу договоренности на счет кайре. Пойдут они вечером ко мне, а то я уже засомневался что-то. Спросил Лейру она не знает. Спросил Сотана он не знает, направил к демону. Я уже волнуюсь, но через Челина спрашиваю у демона, мы дескать с бароном договаривались о работах на моих полях. Челин долго объясняет демону, тот слушает, смотрю у него глаза вроде пошире стали и он на Лейру поглядывает с чего бы это. А потом меня да и для Сотана была новость, так новость, даже смерть священника Алистина не очень испугала, все-таки это не мой священник. Оказывается лор Хааром Каледас больше не хозяин замка, а его хозяин или хозяйка, ну, не встречал я еще такого сочетания, «хозяйка замка». Нет, я понимаю, в некоторых замках хозяйка имеет вес и немалый, но везде представляют хозяина, а женщину как подругу барона, как хранительницу, мать детей, но никогда как «хозяйка замка». Да, теперь понятно, почему барона нет, и даже если он на самом деле напился, то я его очень даже понимаю ну, дела. Я опять уже к
«хозяйке замка» Уважаемая, так как по поводу кайру, чувствую опять будем торговаться. Хотя нет, все обошлось, она только жалобно посмотрела на демона, и говорит вы обо всем договорились с братом. Говорю, да, тогда я не против, пусть так и будет. Спрашиваю, а кто тогда в мой замок пойдет. Она долго молчит, а потом на демона показывает, он пойдет. Я почему-то и не сомневался. Да, и кайре мне уже как-то, не очень сильно нужны, но если я сейчас от них откажусь. Да, а какое прекрасное утро было….
        Лейре Каледас
        Как стыдно то, это же как можно. Разве же можно брать на руки лора и нести в постель, я прямо ужас что подумала, демон положил, оглядел брата и поворачивается и говорит мне: Челин и еще что-то. Наверное ищет Челина, он иногда понятно говорит только слух режет, он как то не знаю как сказать ну тонко как вот дети особенно девочки маленькие говорят или плачут, а особенно, когда он смеется, так хоть уши закрывай. На выходе, там у нас всегда охрана, сказала чтобы нашли Челина и к демону его, да так и сказала, и никто ничего, а звучит как ругательство.
        Сама никуда не пошла, с охраной залезла на стену и стала смотреть, интересно, столько людей и благородные и кайре много. Больше не будет проблемы, а то брат все волновался, что дожди пойдут и ничего не успеем. Демон походил по полю, что-то поспрашивал у лучников и пошел обратно. Я встретила его на входе надо поговорить, а то я так и просидела и не знаю о чем они с братом говорили, а то брат напился, а это не часто бывает, что же демон ему сказал такое. Разговора не вышло, ну как всегда, но почему все что я хочу узнать мне никто не говорит и поговорить не с кем. Все или заняты, или потом, а то и секреты это не для женских ушей, тоже мне воины. Я где то читала есть женщины воины, да это гувернер Тарко говорил, он сейчас правда с обозом в столицу уехал и будет не раньше чем через месяц, когда все обратно поедут, ой, а мне подарков привезут, а новые платья, а я демону покажусь, а я…
        Все, хватит, они оказывается, идут на кухню кушать. На кухне уселись все хорошо, только демон мясо птицы ест и солью посыпает, а если священник Алистин увидит, тогда что, но пока его нет то вроде можно, вон кайре едят. Однако аппетит у демона съел одну качу и тетушка Пота ему тут же вторую положила, а что это, она уже знает как он ест, так что ли получается. Только стали есть, пришли лоры Сотан Улесас и Тол Валеас и тоже к нам присоединились, а Сотан тоже соль стал брать, не понимаю, что делается.
        Да, а вот и новость плохая, оказывается нет больше священника Алистина, его убил демон. Все-таки правду говорили нам, они враги демоны и «Единый», ой, что же будет. Но, все новости затмила новость, что я, да я, оказывается, я теперь
«хозяйке замка», а как новость, да я брату теперь скажу, а что я ему скажу, а и может это плохая новость. Хотя я вот помню с гувернером говорила, а почему так, он что-то про «Единого» говорил. А у демонов интересно как у них и эти демон… как же правильно, а вот демоницы они могут замками владеть, надо спросить.
        Но меня уже как «хозяйку замка» спрашивают, а приятно. То ко мне обращались лара Лейра, а то просто Лейра, а теперь Уважаемая. Да, я так важно и говорю, вы с братом обо всем договорились, он кивает. Я говорю, тогда все и остается, а он снова, вот пристал, что-то мне это уже не очень нравится, теперь думай за всех. Раньше брат даст задание и делай, а потом свободна, а теперь что я за всеми ходи, и за всех думай, а теперь я начинаю понимать, почему нет «хозяек замка», это на кой демон мне все это надо. Хотя да, вот он демон, мой персональный, да я попала. Тут лор Тол Валеас и спрашивает, а кто пойдет к Кору, ну положено в случае победы, а это работа только баронов, я знаю. Ну, не мне же идти, хотя положено, а вот он на меня возложил обязанности. А я то чем хуже, мне уже все равно, хуже уже не будет, а так хоть этим всем отомщу. Говорю и показываю на демона, он пойдет. О, как им всем не хорошо стало, прямо очень, очень, да это надо видеть.
        Антон Сомов
        Поели и после мне Челин передал, что к барону мне идти, Лейра сказала. Там будет раздел его казны и всего прочего. Здесь так интересно в случае нападения, оказывается можно откупиться, а не драться. Тебе причитается треть всего, казны, припасов, на людей и лошадей это не распространяется. Но, если погибли кайре, то их обязан компенсировать, хоть деньгами, хоть своими кайре этими «пятачками». Да интересно у них, я хотел отказаться и послать барона, но оказывается тоже нельзя, по какому-то закону. Только посторонний, а кроме меня, здесь все свои. Ну я их средневековье, или как их каменный, или деревянный, ну запутался окончательно век, я вот где видел.
        Пока замы эти баронские поели и пошли, у них это «посевная», им работать надо. А мне что к походу готовиться или там воевать не надо. И тут я вспомнил, а ведь у меня еще два контейнера в лесу и их надо быстро привезти сюда, а то вдруг их уже приватизировал кто, а это не комильфо и чревато. Спросил Челина как у них тут с транспортом. Он говорит сейчас олов запрягут и можно ехать, а куда надо.
        Говорю, в лес надо. Он перепугался. А говорит у нас лучников мало и на посадке и в охране замка, и если конечно мне надо то воинов найдут. Но, может потом как-нибудь, или как. Я спрашиваю, а зачем мне лучники, мне только это, человек пять этих пятачков дай и все, а вояки мне твои нафик не нужны. Он, но как же, а шарки, волки по местному. Да видел я твоих волков, там говорю пара еще валяется, тебе говорю на шкуры они не нужны. Да, это надо видеть какие глаза, ну если он так и дальше глаза будет делать, то с девушками у него точно проблем не будет. Он говорит что кайре без лучников не пойдут, ну не пойдут, благородных возьму и лопаты пусть возьмут.
        Да, лопаты с дерева, это надо видеть. Собрали две подводы и семь человек. Кстати возницы были из кайре, и им до лампочки было куда ехать. А вот благородные, хотя и из воинов пошел только один десятник, или как то так, Матас зовут. Но луки все взяли, а у Матаса и меч был правда по мне кинжал ну чуть короче местного меча и очень он какой-то не такой им разве только колоть. Хотя учитывая что он из бронзы действительно, таким раз ударишь и хана мечу. Пошел и я, набил магазины, забрал гранаты, мало ли что вдруг пригодятся. Вроде экипировался, из рюкзака все выложил, только магазин снаряженный положил, а все патроны в замке оставил, там еще пара банок тушенки осталась и сухари ну и ладно. Все собрались за час где-то и пошли. Теперь я понимаю, что за транспорт эти олы, быки по местному, они ходят как черепахи.
        Мы впятером пошли а они поехали не спеша за нами. Лейра было собралась с нами, с тем что она покажет дорогу, но я говорю, не надо, дорогу я запомнил, да и пеленгатор работает, я как раз уже две метки засек, как включил. И мы пошли, ну неспешным шагом, дошли до холма, где я повоевал первый раз. Здесь уже никого не было. Все или сами ушли или перенесли к замку, здесь не хоронят, сжигают и мне объяснили почему, глубоко корни не выкопаешь, а мало звери выкопают, это не хорошо. Да я за пару часов такую яму выкопал и ничего.
        Дошли до оврага, а дальше пошли уже по пеленгу, благо тут недалеко. Контейнер висел как висел, никто его не тронул, уже хорошо. Пока я думал, как его снять. Эти, местные что-то между собой переговорили, и двое как вскочат и только я их и видел, вот это лазают, я спросил у Челина. Он, как переводчик пошел со мной, а как они все быстро лазают. Он с усмешкой лор Демон, а когда шарки гонятся и не так научишься, а все кто пошел из деревень, а там умение лазить, это умение выжить. Да умение выжить у них зашкаливает, нет я умею лазить, но так я точно не смогу. Они что-то прокричали,
        Челин перевел они спрашивали можно веревки резать, а то никак. Я сказал, пусть режут. Контейнер быстро спустился только две стропы обрезали и он почти плавно съехал вниз. Пока мы возились, подъехали подводы и я сказал грузить как есть и пусть везут в замок, а мы пойдем за следующим. Челин подошел и говорит, другой тоже висит, нет говорю я его зарыл. Он и спрашивает, а зачем. Ну, я не понял, ну чтобы никто не нашел, а что. Он улыбается и говорит, так если будет кто из нас колдунов, то это бесполезно.
        Я уже с интересом, это как, а ну расскажи. Он и говорит, когда останется немного пройти, что бы я сказал, где примерно и он покажет. Я не поверил, ну, не то чтобы я сильно прятал, но с первого взгляда точно не найдешь. Хорошо говорю, придем, скажу, а самому интересно уже. Дошли до места довольно быстро. Да и недалеко здесь километра три от силы если б не по лесу, так считай рядом. Когда осталось метров пятьсот, я и говорю, ну ищи. Челин вышел на поляну мы как раз к ней подходили. Закрыл глаза повернулся и не открывая глаз прям и пошел к тому месту, я шел рядом и видел, точно не открывал он глаз, и прямо на том месте, я ему еще ветку убрал, он как раз ветку и не видел.
        На контейнер точно указал, да, ему только клады у нас искать. Коснувшись земли он открыл глаза и говорит здесь, и даже сказал на какой глубине, и добавил там черное железо. Вот это да, мечта кладоискателя и саперов не надо, без миноискателя, и я так понимаю и ночью, глаза ему в этом деле точно не нужны. Да, чудеса, их каменный век, и вот такие самородки. Порадовало только когда я свою саперную лопату достал. Челин на нее так глядел, я уже знаю как они к железу относятся. Говорю копать будешь, он соглашается, а сам с нее глаз не сводит. Остальные тоже подошли, посмотрели, ну лопата как лопата. Что в ней нашли, что здесь руд нет, или они не умеют ее обрабатывать. Еще надо расспросить знающих, а кто здесь знающие, барон Каледас, и во, священник Алистин, да этот отпадает, а в замке этого Кора Каледас тоже есть.
        Вот с кем я поговорю, только предварительно связать надо его, а то если он такой же «брат». Конечно все это хорошо, пока я тут задумался, все уже выкопали контейнер, и только рассматривали его. Контейнер как контейнер, мешок квадратный из брезента с ремнями. Хорошо загрузка была не полная, а то полтонны, мы бы замаялись тянуть три километра до телеги. Здесь опять Челин удивил, он подошел к ялису и достал откуда-то проволоку, ну проволока как проволока, только медная. Натянул ее вместо жилы на лук и полез на ялис. Покричал оттуда, чтобы мы отошли и уже через пару минут упали две хорошие ветки. Ветки были длинные и толщиной с руку, потом он спустился и отрезал два куска по три метра. Сам процесс я уже увидел, в момент когда он пилил то от проволоки дым валил и она была красная, как раскаленная. Когда я спросил как, он подробно рассказал, да и удивился, а у вас, что так не делают.
        Я ну, не падать же в грязь лицом, говорю, делают, а сам выжигатель вспомнил, но говорю немного не так. Он сразу с вопросами, как да что, покажи, ну не расскажешь же ему что надо в розетку провода совать, а то начнет, а где розетка. Сказал потом, он вроде отстал. Короче вырезал лаги и пока все крепили контейнер на лаги он посидел у дерева, видно нелегкое это дело, а потом когда нести стали опять он удивил. Я так рассчитал, контейнер килограмм триста, больше врядли, нас пятеро каждый за свой край и потом один меняется по ходу, но опять все не так. Челин говорит, подымайте сначала вчетвером, а потом я перехвачу и понесете по двое, вы лор Демон лору Таласу передати и следите за шарками. Кстати про шарков, я поискал следы и остатки тех собачек, ничего не нашел, так что замечание своевременное, живность здесь точно водится и много. Как я Таласу передам я не понял ведь и так по 75 килограмм на брата, пусть здесь и полегче эта сила тяжести, но вес все равно чувствуется и по 60 на брата будет, как этот Талас понесет, он что такой здоровый. Все это я передумал, но подняли лаги, а чувствительно выходит, не
знаю как Талас, а я точно устану, может разгрузить и частями тащить.
        Пока я думал Челин что-то всем сказал, и я стал замечать, не так давит груз, точно не так, я аж чуть ли не перекашивать свой край стал, а то он так внезапно легким стал. Тут и Талос показывает, мол бросай я перехвачу, ну я отдал и отошел, а они пошли. Спереди один тоже остался и тот кто освободился сразу взялся за лук и стал оглядываться по сторонам, я тоже перехватил автомат и снял с предохранителя. А то помню я тех собачек. Так мы и шли впереди лучник потом двое с носилками за ними Челин и замыкаю я с АКМом.
        Шли быстро, и я смотрю, торопятся все. Ну, и я не отстаю, хотя думаю чего торопиться, легко же. И тут обратил внимание на Челина он идет вроде ничего, а пот пря так и катится, да теперь понимаю, нелегкая это работа. Но, донесли быстро. Как погрузили на телегу, тут только Челин и сел под ней и отходить не стал никуда. Я ему говорю, мол может тебя покласть на телегу и поедешь. Он посмотрел на меня, да говорит я сейчас на нее заберусь. Я хотел помочь, но он так бодренько залез и лег места хватило. Так мы без приключений и доехали до замка, и чего они этих волков боятся, ну было их тут два и все, делов то.
        Хааром Каледас
        Проснулся голова трещит, это что же я вчера отмечал и с кем. Так пойти умыться и поесть, а Харе-Лелку поесть, только попить. Вышел во двор окунулся в бочку с водой. Пошел на кухню к тетушке Поте, она только головой покачала, но тут же налила вина из бочонка, только она меня понимает. Выпил, в голове немного просветлело. Да, это мы с лором Демоном хорошо посидели, а где кстати он, а то что-то я не очень помню, мы там о чем говорили. О, там же Лейра была, надо найти, спросить, найти, а это я уже говорил. Все с лорами Демонами больше не пью. Лейра где? Пойду на стену, нет на поля, там же посадки. Нет, надо найти Лейру. Спросил, где Лейра, оказалось она на верху, а я там был. Пошел наверх, она спускалась навстречу, завернул и пошли в мою комнату. Когда пришли, она все на меня смотрит, как не знаю как.
        Стал расспрашивать, оказывается мне лор Демон стал оказывать знаки внимания. Ничего не понимаю, какие знаки внимания. Оказывается, когда я уснул за столом, ужас это при госте, да еще при таком госте. Лор Демон меня положил на кровать как, как ложат свою э… мда. Стал расспрашивать подробно, а что лор Демон еще делал и вообще. Но, ничего больше, положил и ушел. Стал спрашивать, а ты не спросила зачем он это сделал. Говорит, спросила и что? Да, такую новость я еще не слышал, и никто не слышал. Оказывается у меня больше нет замка, проспал, нет пропил. Пропил и проспал, а вот так проснешься, а замок ушел. Но я даже рад, после того как погиб священник Алистин, это даже хорошо. Мне-то уже долго не жить, месяц может два.
        Слухи быстро идут, сейчас бароны объявят об этом дома. Потом дойдет до графа, вернее его наместника, самого лора Батоса Паоли никто не видел никогда у себя. Потом дойдет до короля и они пришлют своих, как их, священная четверка. Два монаха судьбы высокого сана, решатель и на замену священник и с ними в зависимости от ситуации. Или барон-полиция с дружиной или просто два десятка лучников охраны
«Единого». Так все это потом, главное сейчас объяснить Лейре, что она должна делать, где вся казна. Весь расклад по ценам и и…. какой расклад о чем я. Надо с лором Демоном говорить, а я расклад, она же ни во что не вникала, может Сотана назначить управляющим, но он уже…. А он пойдет или это с лором Демоном надо переговорить. Да, точно сейчас надо переговорить с лором Демоном, а потом и решать кому передавать. Лейра, где лор Демон. Он пошел за своими вещами с Челином, а ты что позвала его насовсем. Что ты его не звала, а как же он появился. Сам тебя нашел. Дела и что ему здесь надо…., но это получается он изгой. Демон-изгой звучит, а что если его так назвать, то никого ждать я думаю мне уже не надо. Уважаемая Лейра я пойду пожалуй в поле, можно. Ну, вот расплакалась, ну пошутил я, пошутил. Хотя по правде шутил я только наполовину. Ну, все, все пусти, пойду я.
        Кор Каледас
        Вот как оно так получается. Пошли бароны за казной, а вернулись без казны и без барона. Как хорошо, что я не пошел, барон Клауз Моратос мне гибель сына не простит. Да, и бароны приехали, шарком голодным смотрят. Благо еще Клаус ранен и его перевязывает лекарь дядя Понто. Он хороший специалист, жалко старый уже и в походы ходить не может. Что же делать, лучников дюжина есть, ну с деревень я сниму. Пусть старосты по возмущаются, переживу, но баронов надо срочно под охраной вернуть по своим баронствам. А самому, а куда самому. Меня везде найдут, замок продать, а если бароны не дадут. Скажут компенсировать, да и наемники вернутся. И вообще что я волнуюсь, сейчас перевяжут Клауса и мы втроем поужинаем и все обсудим.
        Так тетушка Вота, я знаю у вас две дочери по замку помогают, мы сейчас с лорами барона будем ужинать. Надо их позвать и пусть они помогут накрыть стол и потом там вино подать, там салат поднести ну, понимаете. А не то бароны могут, обидится, да и я тетушка Вота буду недоволен, ну, понимаете, тетушка Вота. Эту проблему решил, сейчас я вина побольше, а там и порешаем. Меня что, там не было, сражения я не проигрывал. Да, не понимаю какую же силу брат собрал если все разбежались и не пойдет ли он сюда. Да надо все до точности узнать, а может все обойдется. Ладно, пойду звать всех, к столу уже приготовили. Сначала все давай обсуждать что делать, что делать.
        Я говорю да подождите сейчас поговорим, а сам глазами показываю, мол, вино наливайте, наливайте. Тетушка Вота все дочерям своим правильно сказала, они и приоделись и вино достали самое хорошее, что я приготовил к победе. Эх, жаль имперского нет. Я знаю у брата вино имперское есть еще родители из столицы привезли. Вот того вина одна кружка и уже в жизни праздник и все хорошо. Ничего пока то да се, я у Клауса про руку все спрашиваю, да Хаарома Каледаса ругаю, а когда увидел, что они уже на дочерей поглядывают и третью кружку вина выдули, я и начал. Расскажи Кошан как все было. Он нахмурился, да непонятно говорит. Толи колдуна позвал он, это брат-то, толи еще что. Мы и сами не поняли, а только ничего у нас не вышло. Ковин этот дурак, проверку на труса устроил, а все вместо драки, ну как положено. Как же вместо этого все проверяющие и полегли. Мы их рассматривали пока, а тут со стен стук и уже все передние лежат. А вокруг крик, а когда и Ковин упал, ну мы и рванули кто куда. Вот вроде и все. Ты что не веришь нам. Я про себя, да верю, а все это мне на руку. Потом мы до ночи посидели а там решили, что
утром видно будет. Может еще лор Тол Валеас все сделал как надо. Ведь его нет, а я распереживался. А правда может все и образуется. Так на этой неплохой новости мы и разошлись спать по замку, ну кто где и как…
        Антон Сомов
        В замок приехал только начинало темнеть. Здесь вечера густые темные, вроде как у нас «там», перед грозой. Смотрю только колонна хвост показала, я к Челину, кто, куда, узнать. Он вроде дорогой оклемался, мотнулся в замок. Навстречу уже и сам барон идет, ну поговорим. Подошел, поклонился, говорю да, виделись вроде. Он смотрит как-то непонятно. Я за свое как голова не болит. Вижу что не хорошо человеку, ну кто же знал что они-то с двух кружек легкого вина с копыт валятся. Ладно это не важно. Спрашиваю что за дела куда люди пошли почему не в курсе. Докладывает, что по согласованию с Лейрой и лором Толом Валеасом кайре отрабатывают день у нас и день у него.
        Он добавил с ларой Лейрой все согласовано. Ну, согласовано и ладно. Отсюда до Кора
20 км как я понял им идти часа три или четыре, мне на лошади час полтора. Вот сейчас перекушу, погляжу что в контейнерах и поеду. Кого взять, Челина или барона, может обоих. Все потом, сейчас поем с Челином и поговорим. Сели за стол, как то оно непонятно все вроде уезжал уже все наладилось, а сейчас все переглядываются и на меня смотрят, но ничего не говорят. Посмотрел на барона, спрашиваю в чем проблема. Пока меня не было, что произошло. Склонил голову молчит. Да, непонятно, я к Лейре. Киваю на барона, мол, объясняй. В ответ, э, Демон, это, э как ты относишься к Хаарому. Пожимаю плечами, а что я скажу, нормально отношусь барон как барон, что я баронов не видел.
        Да у нас, кто старше майора, тот и барон. Так это отступление, я к барону какие ко мне претензии, что-то вас не устраивает. Зло уже берет, что стоит на минуту оставить и уже власть меняется. Да чувствую, надо малость прибить кого-то, а то уже я кому-то не нравлюсь. Я на барона. Барон ко мне какие-то претензии так я здесь никого не держу и направление на ворота я могу прям сейчас показать. Вижу сначала обрадовался, потом испугался. Что-то говорить стал я не прислушался, вышел из-за стола и пошел наверх, настроения не было. А так вроде все хорошо было. Все думал новый мир, я помог вроде обо всем договорились, а теперь, все только силой. Клоповник почище чем у нас там.
        Не раздеваясь лег на кровать, грустно. Пока лежал в дверь постучали. Сказал, войдите. Зашла Лейра, упала на колени и подойдя к кровати стала просить простить брата. Он, говорит, не виноват. Вино имперское очень крепкое, а постольку пить он не может и она просит простить брата за недостойное поведение и не брать брата его к… это….. Не понял куда брать. Жаль она меня не слышит, а я не понимаю речь, только вот так мысленно. Наверное не брать к его брату. Хорошо, я не буду брать. Я в принципе и не думал, я Челина и Сотана возьму. Поэтому киваю, соглашаясь. И вот из-за этого сыр бор, ну женщины. Это она, наверно, весь вечер переживала, а я уже черте что подумал. Ладно отпустил ее, иди. Я еще контейнеры погляжу и поеду. Распаковал один. Половина продукты: тушенка, каша, сухари, а в середине два автомата. С чего бы это. Оружие у нас у всех на себе всегда и лишнего никогда не давали. Ну и ладно, в другой половине гранаты два ящика и остальное патроны. Ну это я в самом начале еще видел отсюда я их и брал. И тут я вспомнил, откуда АК это тех гражданских, что с нами шли. Видно они не рисковали с ними
приземляться, а вот на земле без оружия, ну ясно. Второй и открывать не стал, не до него. Приду потом разберусь. Сейчас надо прикинуть что взять и вперед.
        Тол Валеас
        До самого вечера занимались, сажали таф. Вроде сам и не сажал, а уже в седле все отсидел, хорошо я не один и Колосс и Сотан помогали. Барон только с утра побывал и все, ну да, не королевское это дело, мой барон, тот вообще ни разу в поле не вышел. Только за урожай спрашивает и то, в плане насколько продал. Вечером собрались все и поехали домой как и договаривались. Хотя, меня это уже не сильно радует, но моих обязанностей никто не отменял, а про радость тем более никому дела нет, ноги б унести… Да, мои обязанности это урожай, порядок в замке, и учет финансов.
        Вот война это баронское и меня оно как то никогда не касалось. Я и воевать то не умею. Вон баронские сыновья и те, больше меня понимают, и если бы не демон, то замок они бы точно, первые взяли. Я, чего греха таить, так и рассчитывал. Они войдут, мне ворота откроют, а я только помогу уже все считать, везти. Хотя везти на чем, если только подводы у лора Хаарома взять, своих олов мы не брали, им ходу сюда весь день и еще чуть. Сейчас вот повоевали да, ну ладно. Собрал всех, оказалось три с лишним дюжины лучников и семь дюжин кайре.
        Дела, хотя кайре моих не было и изначально, но лучников была дюжина, из нее теперь никого. Так что из всех кто остался только я и Колосс, а все остальные чужие. Десятники сначала роптали, мол, почему так, ничего не знаем, но как упомянул про демона, да он и сам в поле выходил. После этого все, никаких пререканий, даже наемники спросили можно мы до замка доведем кайре и уйдем. Я подумав согласился, а что у барона всех накормили, претензий ни кого нет, а нанимал их не я. Вот пусть к своему барону идут и там выясняют.
        Я, так понимаю, что до ближайшего баронства, а это Кошана Тодаса им день скакать, так что даже пока доедут, пока вернутся. Да и будут они возвращаться к барону Хаарому Каледас, если буду, у меня по любому день есть, а может и два. Все посажу, а там, новый барон будет мной доволен. Как бы то ни было, а то что бароном останется Кор, я на дюжину золотых могут спорить, не останется. Лошадей я взял своих без проблем, мне ничего не сказали, только старосты уже нет и я временно отдал десятнику Тотасу. Он ехал замыкающим, такой важный, ну прям барон.
        Ехали долго по времени наверно полстакана, когда показался замок я сказал Колоссу, ты следи, а я на доклад к нашему барону. Он еще так сочувственно мне покивал. Поскакав к замку. Со стены меня окликнул Клош, он у нас по обороны, самый главный. Хотя вобщем он бывший десятник, но для нашего барона и такой пойдет. Узнав меня он пустил в ворота и давай расспрашивать в чем дело. Тут такое дело, он мне говорит прибежали бароны Кошан Тодас и Клаус Соколис, да еще Клаус и ранен, а Ковина, что с ними был совсем нет. Представляешь. Да вот это новость всем новостям новость, а я рассчитывал на посадки. Да, теперь разборы будут, а не посадки. Подошел и мой барон, я как положено доложил. Как дошел до того, что дескать демон у его брата в защитниках и он вот, вот сюда прискачет. Перепугался мой барон, а он далеко спрашивает.
        Да не знаю, говорю. Сказал попозже подъеду. Барон вроде отошел и говорит ладно иди, располагай людей, все хорошо сделай, а как демон появится мне и скажешь. Хотя нет не мне, а Клошу. Он уже мне передаст, все иди. Вот, так и пошел я всех перед замком располагать. Благо кормить не надо, барон Хааром Каледас все-таки вечером всем выделил поесть, или это скорее лара Лейра. Я, с бароном об ужине не договаривался. Так что сейчас воды, костры организую и палатки для лучников, а кайре и привычные, чай не зима. Пока возился, не заметил как и время пролетело. Наконец подъехали лор Демон с лором Сотаном и паренек Челин. На двух конях с луками. Я спросил, будет еще кто. Сотан сказал, что сзади идут лучники, две дюжины, но они не спешат и мы начнем без них. Вперед вышел Челин и от имени лора Демона объявил, что он требует сюда, немедленно. Барона Кора Каледаса и священника Каливатина, пусть приходят без оружия, в этом случае им гарантируется жизнь.
        Вот это да. Я как услышал это перепугался, а делать нечего. Поскакал к замку и передал Клошу приказ найти барона и священника Каливатина и пусть подходят к той палатке на поле, там будут разборы, но ты не волнуйся Демон им гарантировал жизнь. Лучше бы я этого не говорил. Клоша после такого аж перекосило, он до этого демонов не видал и относился к вере в «Единого» скептически, а тут и знак «Единого» накладывать на себя стал (ото лба к плечам, нечто вроде стрелы в небо). А с баронами что прискакали к нашему, что делать. Про них ничего не говорил, сейчас спрошу, а там как лор Демон скажет. А Клош ко мне, а скажи, а у этого демона рога большие, а хвост, а. я какой хвост, какие рога. Ничего нет, только роста огромного и одет странно, а вобще как благородный выглядит, вот. Клош побежал собирать всех кого сказал, а я пошел на доклад к лору Демону. Когда подошел у костра все уже сидели, пили вино ели мясо и даже кто-то из десятников рассказывал анекдот про кайре. Ну, это у каждого костра так, если у благородных то про кайре. У кайре же, то всегда страшные истории про шарков или кабанов, как они от них
убегали. Я подошел, доложил Челин видно лору Демону перевел, тот глянул на меня кивнул. Потом показывает рукой, мол, садись и Челин уже в руки кружку сует. Да, как хорошо и не подумаешь что демон, хотя у демона все же на коленях его посох волшебный лежал, да и на поясе меч небольшой, но железный. Пока посидели из замка вышли двое и пошли к нам. Демон сразу встал, взял посох в руки и Челина поднял. Они отошли от костра и стали ждать. Я присмотрелся, шли священник Каливатин и Клош наш военачальник, барон Кор Каледас с ними не шел.
        Священник Каливатин
        Сколько помню себя, мне никогда не везло. Мы с родителями жили в Ашерезе это столицы нашего Эмиратства Хилл. Я в те молодые годы был весел и счастлив. Но, пришла война и мои родители погибли на ней. Мне несколько лет удавалось прожить подрабатывая то там, то здесь, но как то меня остановил патруль и видя что я грязен и не умыт, меня и еще нескольких таких же парней забрали в монастырь.
        Жизнь в монастыре была гораздо лучше. Нас хорошо одевали, кормили, и мы учили, как выполнять все заветы и пожелания «Единого». В монастыре я прожил, почти дюжину ой, прости «Единый» десять лет. Все было бы хорошо, но мое невезение. Сначала отец не захотел уходить за реку его и мать убили, я оказался на улице. Потом толпой пошли на пристань и нас там взяли служители монастыря, ну говорили мне не ходи, не ходи. И вот и сейчас, ну кто бы сомневался, что в баронство, где барон казнен за ересь пошлют именно меня. Нет, здесь было неплохо, барон меня слушается, да он совсем молодой, но уже горячий, только нищий сильно.
        А все почему, то в одно место пойдет, то в другое. Лучники у него как листья на тепло осыпаются. Деньги, барон наверно и не видел с детства, когда отец мать показывали. Вот и сейчас пошел на брата. Совсем дурак, ведь по закону ему ничего не достанется. Может так перекинут, свои в тихую, и то они не дураки делится своим, не понимаю я его. Ну ладно, вроде сильная армия пошла, мне ничем это не грозит. Все шло пока хорошо, помолился «Единому» лег и уже под утро, хотя солнце еще не встало, а на часах полстакана всего. Меня будит Клош, этот местный наш начальник гарнизона. Такой дудак, смотрит в рот нашему барону и все ему потакает. Вроде опытный, а своего мнения не имеет. Вот и сейчас, ну че меня будить, все равно до утра никуда не пойдем. Какой дележ, ну дудак одним словом. Между братьями, никакого раздела быть не может. Что-о, какой демон, ты о чем. Он стоит перед замком. Иду на стену и вижу. Темно, конечно, но и того что видно достаточно. Это все войско демона и он требует меня и барона, а тут оказывается еще и сыновья баронов, да как-то оно все не очень сложилось, спаси «Единый». Ну, Клош, где
барон и пошли, что сбежал и давно. Так и кто сказал, что у меня счастливая судьба, спаси
«Единый». Все Клош, молчи и пошли вместе, не дергайся. Если судьба нам умереть от рук демона, то значит так тому и быть.
        Антон Сомов
        Когда из замка показались барон со священником. Я поднял Челина и отошел от костра, чтобы не засвечивать глаза, и быть готовым ко всему. А, то знаю я этих священников мать их ….. Подходя ближе, стало заметно, что впереди шел священник с крестом, извиняюсь со штукой вроде креста, такая стрелка. Да, темновато у них тут, хотя я и сказал зажечь три костра на пути, но света все равно маловато, а луны здесь нет. Сзади шел барон, но что-то не вяжется. Как я понял, барон молодой, моложе того барона Хаарома, а идет явно пожилой, где барон. Говорю Челину, спроси, где барон. Он выходить вперед и что-то спрашивает. Челин оборачивается и говорит мне, а это, барон сбежал это. Мда-а, а интересно все получается. Внимательно оглядываю местного священнослужителя, на то, кинется, не кинется он на меня, и убедившись, что этот более вменяем, предлагаю сесть к костру на беседу. Говорю Челину, а он меня может услышать. Челин не раздумывая, нет.
        Им нельзя, у них что-то там в их монастыре делают с ними. Мы им не можем ничего сделать, в отличии ото всех остальных, но и они никогда из-за этого не могут говорить разумами и колдовать. Да, жалко, я вроде непосредственно хотел переговорить без свидетелей, но нет так нет. Сели к костру, местный поп стал внимательно меня рассматривать. Я так понял, ищет рога и хвост. Усмехнулся и предложил вина и перекусить, не сам, а через Челина. Тот, которого я принял за барона сначала стоял за священником и делал вид, что он охрана или там еще что, но поп на него что-то прошипел, и он поспешно сел.
        Я попросил Челина узнать, где, что и почему. Пока Челин выспрашивал, я его оглядывал, попа в смысле. Небольшого роста, да они все, здесь небольшого роста. Лицо вытянуто не сильно, но не круглое как у кайре-«пятачков». А в целом он мне понравился, такой мужчина в расцвете сил, умом не обделен. Если мы с ним поладим, я думаю он будет неплохим посредником между мной и местным духовенством. Так как мне с ним еще предстоит схлестнуться, а в этом я сомнений не вижу. И мне надо как-то, если не оправдаться, то хотя бы как-то договориться. Ладно ближе к делу. Челин докладывай. В замке находятся два барона, которые нападали на Хаарома Каледас. Баронов сюда, а чтобы не сбежали надо самому, но нет глупость, а вот дождаться «моих» лучников и пусть берут тепленькими. Так решено пока сидим, говорим и тянем время, а как только подойдут. Пока мы сидели, пили легкое вино, потом перешли на что-то вроде чая, а бодрит он хорошо. Как мне Челин сказал его обязывают пить на все ночные дежурства, тогда спать не хочется. Когда стало небо немного сереть или зеленеть, а потом показался край зеленого солнца. Все небо же стало
насыщенного красного цвета. Да, такого на земле я не увижу никогда, красиво.
        И на фоне солнца показались мои лучники, они шли двумя колоннами и по одному с каждой стороны. Подойдя ко мне, они четко доложили, и хотя я ничего не понял, но по бравому виду и так все ясно. Это были два брата командира, по местному дюжинщики или десятники. Я так и не понял, их то так зовут, то этак.
        Через Челина объяснил задачу и один из, ну десятник, мне вроде понятней и его двенадцать бойцов, да. Вот так, взяли они этого фальшивого барона и пошли за двумя чужими, но настоящими. Я, между тем объяснил, ему местному полководцу. Что если что, то я сам схожу, и живых там точно не останется. Он этот полководец, был впечатлен, и обещал, что они будут доставлены немедленно. Нет, что за мир я уже в привычку здесь войду, каждую вторую ночь не спать. И с временем здесь непонятки. Я и часы ставил по местным солнечным. По водяным, то вообще глупость. Солнечные вроде точные, но кажется мне, здесь сутки покороче, насколько не скажу, но короче точно. Пока сидел из замка показалась процессия. Один шел в окружении голый, да это они чтобы оружие не спрятал, умно. А вот второго несли на носилках и привязанного, но в брюках, не понял. Подвели, того что голый поставили на колени передо мной, и второго на носилках положили. Я оглядел, ну красавцы. Тот что голый еще так чуть побитый. Второго понятно у него и рука перевязана и нога, видно хорошо сопротивлялся. Правильно я взвод послал. Ну приступим к допросу. Ты
меня слышишь, э.
        Кошан Тодас
        Хоть и не удалось у нас ничего, а ладно вино хорошее и вот та, ну очень хорошенькая служанка у Кора и улыбается так скромно мне. Ой, хорошо пойду я уже. Не проводишь лора в его комнату, а то я заблужусь здесь. Да, хорошо. Кто, кто здесь сволочь, ты Кор, ты что творишь, да мой отец. Что, какой демон. Меня к самому демону ведут, так сейчас в окно и ходу, а сволочи, не вышло. Как больно, страшно, я слышал кайре демоны жарят, а благородных сырыми едят, наверное. И одеться не дали, точно жарит, будет с солью я слышал, демоны нас с солью любят. А я все сказки, да сказки. Вот и побываю в сказке, в качестве главного блюда, хот отцу передадут как погиб. О, вон и Клауса взяли, ему еще больше не повезло, мало рука поранена, так еще и ногу сломали. Оно и понятно, он дурак здоровый, в драках всегда первый был, не то что я. Привели к демону, ну он и здоровый, рогов нет, наверно молодой. О, и хвоста тоже нет. В голове раздалось ты меня слышишь. Ого, а демон владеет разговором разумов, да что я, он же демон. Слышу, но я не хочу на костер, демон. Я не вкусный. В голове раздался смех и мысль, а ты себя пробовал, а
если присолить. Точно нам говорили священники «Единого», нас солью едят, все. Нет, не надо, прошу, Демон. Мой отец, он, у него. У моего отца много олов и он за меня даст много мяса, больше чем я вешу. Согласился, только сказал, чтобы я подумал, что еще отец даст за меня. Потом меня отвели к другому костру и наконец дали одежду. Неужели меня не съедят. Я уже и не верил, а может они Клауса съедят, ужас.
        Клаус Соколис
        Как же болит рука. Вроде уже и выпил много, а и хмель не берет и служанки эти, вон Кошан уже глаз не сводит. У меня же рука, если бы не она я уже в рыло этому Кору дал, я бы его, да он и сам как глядит, все понимает скотина. Ол, а не специально он это затеял все. Да не, не должен, какая ему выгода. Пойду, полежу, может, засну. Не спитца. Кто-то в комнату зашел, Харе-Лелку не видно ничего. Это ты Кор, чего тебе надо. Ах, ты скотина та я тебя. А, сволочь а, больно ну отец тебя убьет. Кто, вы такие. Что, демон вызывает. Всех на костер и съест. Как же жить хочется, а я и семьи не завел. Вот и не пожил, жалко то как. О, вон Кошана подвели, дрожит весь. Его прям так привели голого, ну, да, а чего одевать, чтобы потом раздевать, все правильно. Да и не сбегу, ногу сломали и да и от демона, вон какой здоровый. Странно а хвост где. Так Кошана есть не стал, не понравился чтоли или может откупился, а. может и я откуплюсь, а что демону надо, вот Харе-Лелку и почему я плохо священника слушал. Сейчас знал бы что ему надо, а то вдруг не то скажу, тогда все, съест. Я против Кошана, во какой, а может ему кайре
предложить. Так их я две три деревни дать могу, а то и больше. О, подходит ко мне.
        Антон Сомов
        Поговорил с молодым бароном, а неплохой паренек. Боится меня сильно, ну это и правильно. Дал ему время на раздумья. Здесь они все помешаны, думают, что демоны все их едят. Не знаю как местные демоны, а я каннибализмом не страдаю. Я и на этих пятачков и то как на людей смотрю, ну непривычное лицо, ну и что. Теперь с другим поговорить надо, этот как его Клаус вроде сказали, ну послушаем что он предложит. О, тоже про еду заговорил, только он местных олов, коров по-нашему будет предлагает, а кайре. Однако сволочь какая, хотя мысль дельная. Я так понимаю деревня мне пригодится, а если и не одна, тогда вообще хорошо. Интересно что он там еще предложит. Ладно соглашусь, а он пусть еще что подумает. Этого уносите его в палатку, пусть отдыхает.
        Уже и светло. Теперь можно и в замок поглядеть. Что, ты что хотел, Челин переведи что он хочет.
        Челин перевел, что по договоренности с Уважаемой Лейрой он Тол Валеас может взять всех кайре и они пойдут сажать таф, а то время уходит не сегодня завтра дожди и тогда все. А, ну, если Лейра уважаемая сказала. Это ты Челин так перевел или он сказал. Он сказал: Уважаемая хозяйка замка лара Лейра Каледас. Ну, если так тогда без вопросов. И сколько ему это людей надо. Всех кайре и лучников для охраны. Кайре скажи пусть берет, а лучников своих я не дам. А, ему мои и не надо, он только тех возьмет что пришли с ним.
        Ну, тогда хорошо и еще передай пусть из замка возьмет. Чем больше их уйдет тем мне лучше. Осмотр замка не впечатлил, здесь чувствовалось полное отсутствие хозяина, или что более верно его редкое присутствие. Кругом хлам, здание одноэтажное, хотя и из камня, но не ухоженное и какое то заброшенное. С Челином ходил везде и пользуясь его возможностями искал следы схронов.
        Клады это мечта моего детства сходить и обязательно найти на острове клад. В детстве я с пацанами часто ходил на реку Белку и там были два островка. Нам казалось, что вот там точно зарыт клад. Это потом я узнал, что это просто намывы и по весне их смывает полностью, а к зиме они возникают снова. Тогда же мы брали лодку, у отца была небольшая брезентовая скрученная на болтах. Меня еще спрашивали зачем столько болтов, и я всем говорил, что это на отца нападали браконьеры и по нему стреляли, а потом он во все дырки вкручивал болты с гайкой. Они действительно шли кое-где рядами но много было кто где так что кое-кто мне и верил. Я добавляя от себя, придумывал страшные рассказы. Была еще девочка Вера, так я ей рассказывал, что даже с отцом раз плавал и на нас напали. Да детство, где ты и родная земля и желтое солнце. Глаза мои это зеленое не видел б. Облазили весь замок, хоть и один этаж, а комнат, комнаток, закоулков и пристроек. На выходе из замка почему-то проснулось чувство опасности, захотелось оглядеться, понять в чем дело, но инстинкты, вбитые еще капитаном Величко, требовали перекатом вправо. Не
понимая что делаю, ухожу вправо и там где я стоял, втыкается одна, а потом и вторая стрела.
        Клаус Соколис
        Лежать в палатке хорошо кормят, поят. Только раны болят, сволочь демон, мало того что рука ранена, так его олы еще и ногу сломали. Ну я вылечусь…. Пришел от отряда наемников лор Мотилко он бывший дюжин-дюжин вроде, очень опытный и своенравный командир, и своего не упустит, никогда. Вот и сейчас пришел разбираться, мол, договора такого не было и не мои проблемы. Плати, ты нанимал, ты и платишь, а что я скажу, если ни сесть, ни встать. Тут у меня и возник план, а ведь моих людей, как он сказал, две дюжины и кайре половина моих. Кошановские если что, меня поддержат, а демона ведь ранили я вижу. Так что если из-за угла стрельнуть, да не одному. Демон то сейчас успокоился и уже празднует победу. Так что если завалим демона, а остальные нам не соперники, тем более, что они или в поле, или около Сотана. Все, эта сволочь, запросил 50 полновесных золотых за работу, да этот замок меньше стоит, да, я за такие деньги…. но согласился, не в том я положении, чтобы торговаться. Только сказал, подождешь, потому как ты видишь в каком я положении, но за мной не пропадет, слово всадника. Он, ол такой, только
усмехнулся, но согласился. Анука такие деньги, да деньги придется отдать, но это не проблема, без демона сейчас всех повернем назад. И когда никто не ожидает, а у Хаарома Каледаса деньги есть, я уверен да и сестра его ничего, оно того стоит. Мотилко ушел, сказал как выполнит первую часть договора придет, а там решим как и что дальше. Он ушел, а я в предвкушении потребовал еще флягу, да получше. Это дело надо отпраздновать, хотя вроде и не положено до, но дюжин-дюжин свое слово держит, сказал как отрезал. Расслабился, отдыхаю, слышу в замке застрекотало, гром зазвучал раз другой, ого это демона так добивают, силен колдун и провалился в сон.
        Сотан Улесас
        Пока лор Тол Валеас забрав всех кайре занимается посадками, решил походить по чужому замку. Когда еще такое случится, мне хоть и часто приходится ездить, но по делам, а пока все подсчитаешь, обсудишь с другими управляющим или самим бароном. Не везде управляющим доверяют, то да се вот. Вечером отметишь торговлю, а утром опять в дорогу в столице Милосе три дюжины раз был, а знаю рынок, магистрат и таверну «свирепый шарк». Вот и все, так что это считай, первый раз. Так хожу без цели, решил стену осмотреть, она пониже чем у нас. Да, и двор поменьше, но как же здесь все захламлено. Я бы всех кайре выпорол за такое, и куда управляющий Тол Валеас смотрит, я о нем был лучшего мнения. Думал он серьезный, вроде когда общались, он произвел на меня хорошее впечатление. А вот с делами у него как-то не очень, ну да ладно. Поднимусь еще туда, и пойду к демону, а то не хорошо, он хот и демон, а охрана положена. Только хотел, слезь со стены, как раздался стук и следом два взрыва. Меня скидывает за стену и треск, кусты темнота….
        Антон Сомов
        Да, если бы не чувство опасности, хана мне. Одна в лицо стрела, вторая в шею, а так только в правый бок, но там верный бронник. А я, когда сюда ехал его поддел снова, а то в замке у Лейры уже и снимал, да, однако. Ничего не страшно и что все в него целятся, другого места нет чтоли, но все потом. Стреляли из-за сарая и здания самого замка. Сарай для АК не проблема пускаю длинную очередь, прям сквозь стены сарая, он деревянный. Слышу крики, правда в сарае коровы, им тоже досталось, но не до животных, прости гринпис. Вот за замок, а что, срываю гранату с пояса и через здание. Одну и тут же не думая, жить то всем хочется, а бой лучше выиграть, чем потом сожалеть, если будет кому. Через сарай еще одну. Дождавшись второго взрыва, бегу за здание. Здесь пятеро, живой вроде один, добиваю. Не до него и бегу за сарай, здесь все готовые. Хотя нет, вон один, мотает головой, но тоже не жилец, из него во все стороны фонтанирует кровь. Сзади слышу шум, оборачиваюсь, чуть не выстрелил, но в последний момент остановился. Это свои Челин и два лучника, говорю ему разберись, а сам в темпе по замку. По его территории,
сколько тут еще. Всех кого вижу без лука валю на землю. Они как поняли в чем дело, сами падать стали. Смотрю сзади, наши подтянулись, ногами вколачивают сопротивляющихся в землю. Лучников больше нет. Оглядываю своих. Так один, два, пятеро и там с Челином двое. Всего семеро. Говорю, Челин. Один побежал, приводит Челина и с ним пятеро, ну вроде все. Спрашиваю через Челина, конечно, откуда люди. Говорит они с другой стороны обошли и это, говорят лор Сотан пропал. Да, дела, неужели взяли заложника, ну прям спецоперация. Сказал Челину пусть уточнит, где наш остальной десяток, что делают все чужие. Он умчался.
        Мотилко дюжин-дюжин (сотник по нашему)
        Сижу в таверне делать нечего. Охрана понадобится только через месяц полтора, когда купцы поедут за урожаем по баронствам. А сейчас нечего делать. Редко какой барон наймет на охрану замка или наоборот в поход на замок. О, кого я вижу, младший сынок барона Соколиса. Так охрана замка ему точно не нужна, а вот в поход за приключениями, он точно может пойти. Так стоят Пратос ты куда это. Сейчас моя очередь. Очередь вообще-то не моя, но засиделся я что-то, да и что этот дюжин мне сделает, со своим хилым как и он сам отрядом.
        С Клаусом договорился быстро, он платит сейчас и доля в имуществе, вроде неплохо. Когда увидал всех в конце концов, а собирались почитай четыре дня на все про все. Да, этот Клаус не промах здесь верняк, такой массой можно не один, а два а то и три замка брать и не запыхаться. Все прощай лор Каледас. Я так думаю в плеяде Соколисов новое прибавление на реке Лирч это уже будет четвертый замок их. Ну, чтож развлекусь напоследок, а там и до купцов недалеко останется. Поход на замок Каледаса ничем не запомнился эти молодые олы пили не просыхая. Увижу отца Клауса, я ему передам, пусть всыплет своему, а то пропадет пацан. Когда разделили армию, а точно армия как у короля, я там служил когда-то знаю. Половина с молодыми ушла. Я как посмотрел Тол Валеас им не командир, хотя он и дело предлагал, но он хозяйственник, а воевать не его это. Помня что кайре подгонять надо, да и за остальными глаз да глаз нужен. Поэтому держался со своей дюжиной позади всех. От этого и выжили когда заваруха началась.
        Демон этот откуда его Лейра Каледас взяла не понимаю. Я со священниками многими говорил, вроде вызывать как-то надо чертить что-то, кровь лить. Не по мне это, я прямой воин, а так придет еще как сейчас и не ясно помог он тебе или победа дороже поражения выйдет. Этот Хааром Каледас приказал все оружие в замок унести. Я со своими уже хотел пока суть та дело, по тихому смыться. Нет, мне вера в «Единого» не в тягость, хотя всех наших богов я тоже уважаю, но вот эти разборы с участием демона, как то не очень. Короче решил дождаться ночи и если оружие не вернут, то сами вернем и свалим. Но все повернулось вроде неплохо и с оружием договорились и мы при деле, барон даже кормежку организовал, не разносолы конечно, но мы люди привычные. И от врага, а ведь так получается я и того не ждал. С оплатой же я теперь пойду к Клаусу Соколису, но прежде его надо найти. Как я разузнал здесь, из баронов никто не погиб. Этот дурак Ковин только ранен и все, а остальные сбежали по домам неверное. Я думаю им теперь достанется, ничего и отцу Клауса говорить не придется, сам все расскажет.
        День эти кайре работали на барона, а вечером пошли к Кору, уже в обратную на разборы, ну случалось в моей жизни и такое. Пока шли я охраной занимался, а что леса кругом эти «Единым» проклятые шарки, надо смотреть в оба. Дошли до полуночи и тут новость. Эти олы, эти дудаки оказывается не по домам смылись, а к Кору прибежали. Хотя я подумал и признаю не такие они и дудаки. Домой это лиг по тридцать и почти везде леса, ночью верная смерть, а до Кора всего десять. Так что я также поступил бы. Когда этот демон переговорил с горе «всадниками» ха-ха. Я тоже зашел к Клаусу за расчетом и тут мы с ним кое что продумали. Вся эта армия Хаарома Каледаса держится только на авторитете демона. Не будет демона конец армии, а как демона завалить у меня есть план. Он вроде замок взял, взял значит уже не ждет ничего от защитников, а со стороны своих тем более. Сейчас все, собираемся за зданием замка и один следит за демоном. Как только он из замка выходит, так все и сразу, смотрите если сразу не завалим нам хана. Так пока все за сараем и за зданием спрятались я подымуська на сам замок и засяду на крыше.
        Не удобная правда она здесь сильно остроконечная. Ходить можно только по краю, но ничего своих видно всех. Зато меня здесь не заметно. А я если что сверху поддержу. Так подал знак Рисос, наши стреляют, что промазали это как. Демон начинает стрелять. Потом взрыв и меня закидывает внутрь крыши прямо сквозь камышес, им здесь все крыши покрыты. Очнулся, я лежу на потольке, темно уже. Вокруг ни души и только по стене вон видно часовой ходит. Так что делать, сидеть много я не высижу на утро меня уже поймают, как сейчас не поймали. Ведь пролом в крыше, а нет пролома, я упал внутрь и камышес разошелся и стало как будь-то нет отверстия. Только отсюда видно что пореже. Дождался пока часовой ушел дальше спрыгнул и пригнувшись пошел к стене. Здесь была лестница приставленная к стене, пропустил часового вперед и ударом в висок вырубаю часового. Прости солдат, мне тоже хочется жить, а там в лесу я тоже могу погибнуть и лишний колчан мне ох как пригодится. Нахожу кусок веревки и привязав к трупу солдата перемахиваю через бортик. Жаль веревка коротковата, но стена не очень высокая и я благополучно приземляюсь.
Да, у этого ола Кора, да во рву воды нет только грязь на дне, на что он рассчитывает.
        Хотя учитывая его положение, кому он нужен. Выскочил изо рва и бегом в лес. Здесь два есть секрета и я их знаю. Углубится в лес чтобы не нашел демон и залезть на дерево, чтобы не достали шарки. Бежал по лесу долго, все казалось мало ушел догонят и вдруг впереди услышал шум у поскуливание, так скулит шарк при смерти. Выскочил на поляну и что я вижу. На поляне сам барон Кор Каледас, ну бывший барон и вообще уже бывший. Мертвый он и еще один лучник мертвый, а второй стоит и держит лук в руках без стрел. Не заметил еще есть один, он навалился на шарка и режет его мечом, а шарк ухватил его за ногу и я так понимаю что они уже оба умерли просто об этом не знают. Хватаю лук стрелу и добиваю шарка. Воин доходит через время сам. Что смотришь, говорю ему быстро на деревья и привязывайся и спать. Завтра разберемся что да как. Бегом я сказал. Бью его в скулу и лезем на деревья, где если повезет мы проведем всю ночь.
        Антон Сомов
        Рано расслабился, рано. Мир все по честному, без обмана, дуэльный кодекс. А здесь что, стрельба из-за угла и вот заложника взяли. Если поменять оружие, приодет в нашу одежду, не скажешь что я и не дома. Да, еще солнце поменять, а то когда не гляну на небо все кажется сейчас дождь пойдет. У нас когда тучи перед дождем летом вроде и светло, а как-то гнетуще. Так вот здесь всегда так и туч нет, а не по себе. Местных спрашивал, того Челина, он не понимает, а в чем проблема всегда так, да. Собрал всех вокруг себя. Плохо язык не знаю, но здесь еще Колосс местный движитель, я его к той дюжине на внешней охране поставил, чтоб не гонять Челина везде. Сейчас обшариваю весь двор, нет я понимаю средневековье, но такого я не ожидал и вроде у того Каледаса и двор побольше и почище.
        Здесь же стог сена и тут же ветки ялиса кучей навалены, потом пять телег. Правда из пяти телег на ходу я вижу одна и на той я извиняюсь дермо навалено. Как мне объяснили на посадки, таф лучше растет. Это мне Челин объяснил с таким умным видом, а когда я спросил насчет удобрений. То он не понял и сказал, что одобрения никого не надо, как барон скажет так и будет. Я объяснять ничего больше не стал про себя посмеялся и только. По ходу у младшего брата территория чуть меньше братовой, но по заваленности больше. Если у старшего брата часть подходов на стены или из камня ступени сделаны или хотя б ветками обшиты, то здесь только лестницы. И если кто-то думает, что это как у нас из ровных досок, ага сейчас. Это такие жердины кривые, косые и перекладины привязаны, только кое где намечены насечки чтобы перекладины не ерзали. Как в случае опасности по ним забегать, не понимаю.
        Пройдя всю территорию больше лучников не нашел. Только на входе над воротами было два лучника, но они вроде при деле и когда их спустили оттуда то сопротивления не оказывали и наоборот сказали что кто-то побежал из ворот в сторону леса. С Челином сели на коней и поскакали в сторону леса, остальных предупредил, чтобы смотрели в оба и охрану на стены поставили. До леса с этой стороны было далековато с километр и когда мы начали скакать там вдали виднелся кто-то. Если бы мы сразу поскакали может и догнали, а так время потеряли. Но гнали мы во весь опор и когда подскакал к опушке и я стал высматривать в глубине леса опять чувство опасности буквально взвыло и я соскочил. Ага соскочил, свалился с лошади, все же я не донской казак и в части нас и учили на лошадях ездить. Но именно учили и все. Хорошо свалился с обратной стороны от леса за лошадью и плавно, а как если себе кое что отбил, то плавно перекатился и увидел как еще одна стрела входит в плечо Челина. Что хорошо в луке так это то что в первый момент можно определить откуда стреляли. Вот и сейчас из кроны, третьего с краю дерева, уже в меня летела
стрела.
        И я шустро невзирая на отбитые части тела перекатился и выпустил туда короткую на пяток патронов очередь. Стрелять перестали, а через минуты и тело стрелка свалилось сверху. Еще раз оглядел, но особо не боялся ведь в любом случае бежал то один. Лучник как и ожидалось, был мертв, жаль язык бы пригодился, но все равно, где еще люди ведь взяли же заложником Сотана. Пошел к Челину. Он сидел привалившись к небольшому кусту. Стрела пробила плечо и прошла насквозь. Достал нож и разрезал куртку, на месте входа стрелы сочилась кров. Спросил, ты как. Челин улыбнулся чуть-чуть, больно. Достал из кармана аптечку и бинт, а вот колоть или не колоть не знаю. Как наши препараты подействуют на инопланетный организм. Колоть не стал, а решил отпилить наконечник и выдернуть стрелу. Ну дерево у них, нет и сантиметра, а нож еле взял, но есть и плюс. Пока пилил наконечник Челин от боли потерял сознание и не мешал выдергивать древко и перевязывать.
        Успел перевязать и только хотел возвращаться, подошли пятеро лучников. Знаками показал им посадить Челина на лошадь и в замок и забрать труп нападающего. Глядя как они идут в лес, решил их сопроводить. Они сразу повеселели, двое схватили за руки третий подобрал лук и колчан и они оглядываясь буквально побежали из леса. Да, как же они боятся этих шарков-волков, но это и понятно учитывая реакцию кайре-«пятачков», хотя когда я смотрел по деревьям они лазают быстрее и лучше меня, непонятно. Проводив своих лучников из леса, сел на лошадь и неторопливо поехал к замку.
        Лейре Каледас
        Демон уехал и в замке как то стало тихо. Никто никуда не бежит. Опять все неторопливо, эти кайре чуть зазеваешься как уже завалились и спят. Как с ними обращаться, и брат, то вечно чем-то загрузит, а сейчас мимо только ходит и чего то ждет, а чего не понятно. Ко мне подошел лор Томас Отатос и спросил что делать его людям. Их осталось мало и на охрану кайре и одновременно на стенах не хватит. Отослала его к брату, он так посмотрел, ну чего им от меня надо.
        Как было хорошо раньше и чего этому брату надо, попросил бы чего, разве брат не дал ему, не понимаю, а теперь. Что с ним будет, ведь демон убьет, вон как священника Алистина, ужас. Пойду почитаю, ничего не хочу. Так пойду в мою комнату. О, как здесь много всего интересного, что это за квадратные мешки, а какие застежки интересные. Посмотреть, а страшно, а демон заругает, не буду смотреть. Пойду я в гостевую, вот только посмотрю одними глазком, все равно демона еще до завтра не будет. А как они эти застежки открываются. А если вот так подергать и вот здесь поддеть и все, откидываем. Ушшты, а какие палки, а я у демона вот такую же видела. А здесь их две, как интересно. Вот эти железные кружки. Я из такой ела, а как же с нее есть и там и там донышко, а я помню он своим мечом здесь резал. Зачем такие сложности, да и пропадут продукты, а сколько их здесь, а это что. Это я знаю это такие лепешки сухие, это неинтересно. Нет вот демонская палка мне нравится. Это вот так он ее все время держит и сколько тут всяких рычажков щелкает как интересно. Он так интересно тогда на шарков эту палку направлял, прям
вот так. Вот я демон, вот так шарки а….. маа а…….
        Антон Сомов
        Не спеша доехал до замка и здесь меня обрадовали. Нашелся Сотан, никто его не похищал, а просто во время взрывов гранат его сбросило со стены и он так под ней и лежал. Когда патрулирование стен начали. Так его под стенами и заметили. Хорошо что у этого барона бардак под стенами, даже кусты не убираются и стены пониже, так что повезло Сотану одними словом, отделался синяками и ссадинами. Так разбираемся сколько погибло, в замке 11 лучников и еще одного я догнал в лесу. Получается вся дюжина, это как раз были наемники и они взбунтовали. Так Колосс пока Челин болеет, будешь всегда при мне. Скажи Сотану, чтобы собрались все десятники и этот Валет и короче, все начальники сюда, говорить будем. Собрались быстро, да и что собираться то.
        Здесь были два моих десятника, Сотан, Тол Валеас и Колосс. Сначала хотел сделать разнос, этому местному управляющему за содержание двора или замка, ну, как то так. Потом передумал, во первых Колосс его подчиненный, а он будет доносить мою волю и хоть и от моего имени, но ругать своего непосредственного начальника, а это не правильно. Подожду до выздоровления Челина. Во вторых я и сам оценил силы и средства в здешнем замке и думаю что с таким количеством людей я тоже не сильно разгулялся бы.
        По вопросу нападения, сказал чтобы на ночь организовали патрулирование стен и кайре ближе к замку пусть подойдут, тогда с одной стороны охранять не надо. Тех баронов в замок, а то эти ваши волки переростки придут. Я так понимаю, что кайре у вас никак не ценятся, а за баронов нам неплохо перепадет, причем в обоих случаях и если погибнут и если нет. Когда это Колосс передал они еще не смело, но заулыбались, соглашаясь. По поводу посадки картошки попросил отчитаться Тола Валеаса, прям колхоз-интертеймэн, а я в нем председатель. Результат меня и порадовал и нет. С одной стороны, хорошо, посадили почти все, а к вечеру и все закончат. С другой стороны плохо, все не потому что быстро и кайре много, а просто этого тафа мало.
        Этот барон Кор все продал и деньги все пустил на лучников и на поход с ними, а с похода едва живым вернулся и без денег и без лучников. Да, этот барон авантюрист еще тот. Поговорили и о замке, сам Тол Валеас пожаловался, что плохо в замке все, но в оправдание сказал. Мне и заниматься замком некогда, людей нет пока с одной деревни десяток приведешь, а потом обратно и эти походы каждый день. К вечеру уже ни жив ни мертв и только до кровати доползти. Да, дела, если это правда то пусть себя покажет при мне, а там уже я буду решать. Одно плохо, меня он не слышит абсолютно, а я его с пятого на десятое. Так что язык надо учить, а когда. Я здесь три дня из них все три и воюю. Может остановиться так нет же эти бароны, а еще этот поп. Хотя как раз поп и не к спеху, это если как я уточнял пока суд да дело то пара месяцев у меня по любому есть, а там либо ишак либо эмир. На сегодня раз тафа нет, то решили заняться благоустройством замка. Надо и территорию убрать, ров почистить и воды в него набрать. На этом и разошлись.
        Я еще пообедал и проведав Челина, который лежал в замке пошел в одну из комнат
«медитировать», а то что-то подсказывало что ночь может быть очень шубутной и надо к ней чуток выспаться. Комнаты в замке Кора Каледас были еще хуже чем у его брата и поменьше размером и окон одно а не четыре. Окно без цветных стеклышек, а с этим мутным стеклом, но оно разорвано или разбито не смотрел и просто снутри деревянная дверка приделана. Прям отель класса Люкс, ну для меня. Прилег на нечто вроде кровати и провалился в сон. Проснулся, за окном темно и слышны крики, осторожно не привлекая внимания вышел в коридор и проскользнул на улицу.
        Лейре Каледас
        Как кружится голова. Ничего не слышу, а брат ты что говоришь, говори громче я плохо слышу. Тетушка Мараш, а зачем пришли. Я ранены, где. Правда, весь бок оцарапан и палец вывихнула и рука болит. Хаар ну что ты так переживаешь, ну поцарапалась немного, ну и что. А-а-а ой, тетушка Мараш больно то как, а что вправили руку. И дыма почти нет, пока демон приедет и ничего не заметит, а что где окно. Я, я, не знаю я не о… а правда куда делось окно. Ну, брат я правда не знаю, может демону оно не понравилось и он его разбил и. Что-о ты говоришь, что только что из окна летели стекла и вот я это все сделала, а только посмотрела вот эту красивую железную палку.
        Ну, что ты так переживаешь. Ну, поругается демон и что. Вставим мы ему окно и что. Что ты все заладил лор Демон, да лор Демон, его зовут Ахнтоон, он мне сам сказал, вот. Прости брат, ну мне не хорошо что-то, я полежу немного. Что ты говоришь, это его комната, ну и что. я в ней тоже жила… живу. И его пока нет, я полежу немного, а потом я все решу хорошо. Все я посплю не много. Ой, хорошо все ушли. И почему брат так на меня смотрел. А что я, ну взяла палку Ахнтоон, ну демон он, ну и что. Я вон с ним даже ела в лесу. И он меня от шарков спас, от двух, один. Да, демон один от двух шарков. Все сплю, сплю.
        Антон Сомов
        На улице темно, только с факелами пробегают какие-то люди. Заметив среди них Катанаса и позвал. Он сразу подбежал и стал что-то говорить, но поняв что я не понимаю. произнес Колосс и смылся. Все ясно за Колоссом побежал, и точно. Буквально сразу же появился Колосс и понеслись новости. Оказывается кто-то убил часового на стене и привязав к нему веревку спустился на ту сторону замка и удрал. Я сказал узнать кто это, так как это скорее кто-то из баронов и скорее всего это, этот Кошан. Он не ранен и запросто может удрать. Немедленно пошли в его комнаты, но там было тихо. Этот раненый который Клаус вроде, выдавал такие рулады и даже крики и свет факелов его не разбудили. Да, наш человек, ладно пошли дальше. Осторожно заходим в следующую комнату и там тишина, правда этот Кошан проснулся и таращит на нас свои глаза, ну никак к ним не привыкну.
        Так все пленники на месте. Приставил к ним на двери по часовому и пошли на совет, внеочередной, ночной. Ведь как чувствовал, хорошо хоть выспался. На совете никто ничего не мог сказать и поговорив с полчаса. Решили все перенести на утро. Я с Колоссом сказал что прогуляюсь, а остальным спать, утром по следам сходим. Я, когда Колосса спросил, он след возьмет, он сначала не понял, а потом до него дошло и он сказал. Если у того кто ушел был металл, то до того пока он не встретит другого с металлом я могу проследить, а дальше уже нет. Да, вот такие дела. Ну здесь машины не ездят, да и просто не ездят, то я думаю, до утра все терпит. И поэтому пройдясь по замку, где уже затихали крики. Вышли из ворот и здесь проверили все ли в порядке. Самое интересное, но те что здесь были только обрадовались, такой проверке. Все таки здесь сильно боятся этих волков, вроде и у нас так раньше было. В деревнях они были большое бедствие особенно зимой, но как же у нас это давно было, а теперь… еще и далеко ….
        Мотилко дюжин-дюжин (сотник по нашему)
        Светает, как затекло все тело, а вроде еще не старый, ну ничего прорвемся. Где там вояка Кора. Эй, как там тебя подъем или ты там умер. О, зашевелился, бегом вниз. Где твой лук, а вижу, а стрелы. Что, ты дудак, а если шарки ты чем думал, ох, молодежь, и я хорош. Совсем сноровку потерял, ну в моем отряде такого точно не могло произойти. Так, бегом спустился, схватил колчан и наверх. Так смотрим, повезло парню, никого нет. Все спускаемся. Возьму я и себе лук с колчаном, с двумя. А, ты чего смотришь бери еще один и вперед вон на ту опушку, а я сейчас за тобой, бегом. Побежал ну и Харе-Лелку с ним. А вот глянуть, что у барона есть совсем не лишнее, так нож ерунда у меня лучше, а вот кошель и не пустой, да запасливый барон, был. Ну, а теперь ходу, эй, малой, тебя как звать. Томас а чей ты. Томас. О, Томас сын Томаса. Так и буду тебя звать Томтом. И вот что Томтом, жить хочешь. Да. Тогда запомни чем мы сейчас быстрее побежим, тем живее мы будем. И про себя: если повезет… сильно. Вот так Томтом. Вон туда держись, сильно не гони, быстро выдохнешься и не разговаривай. Вот так и давай, давай. Так, впереди
вон видишь дорога, выходим на нее и побежали.
        Антон Сомов
        Утром, а за ночь больше ничего и не произошло, я взял Колосса и еще одного лучника, Малеас звать или как то так, и мы пошли по следу. Следы были видны, сначала и так отчетливо. Тот, кто здесь прошел, перелазил через ров, а он хоть и без воды сухой, но на дне еще грязи прилично. Следы привели к лесу. Здесь Колосс испугался дальше идти, но я сказал если что я десяток этих его шарков уложу сразу и наповал. Он вроде поверил, но шел все равно медленно и время от времени глядел глазами, а я как понял, в этом деле глаза только помехи. Как бы то ни было, а за два часа мы стали подходить к какой-то поляне, и я сам услыхал шум урчание. Опять пришлось стрелять, волк был приличный. Лучник идущий чуть позади снова стал натягивать лук, а я пригляделся на поляне были люди, трое или четверо и волк и еще два волчонка совсем маленьких.
        Успокоив лучника, который порывался выстрелить в волчат. Сказал, стоять. Это здесь просто, у лучников жест такой, резко опускаешь руку, как рубишь вроде. Воин лук опустил, но стрелу не убрал и правильно, а то мало ли что. Колосс, так прямо спрятался за дерево и стоит весь бледный. Вышел на поляну, да пир здесь был знатный. Здесь были три человека не кайре и два шарка один свежий мой. А вот еще один вес утыканный стрелами мертвый и уже холодный. Около волка крутились два маленких волчонка и поскуливали. Да, все ясно это я так понимаю семья. Отца самца убили вчера и он тоже загрыз троих, а наутро пришла мать с волчатами и нарвалась на меня. Ну, ей поделом, а вот волчат жалко и есть идея. Если их вырастить в неволе и выдрессировать, у моего отца были я сам с ними занимался, надо попробовать.
        Так Колосс, объясняй вояке, он должен сходить за телегой и пусть дадут две или даже одной хватит корзины. Пока лучник побежал, а до замка было не далеко в просветах даже было видно башню, боковую. Это километр полтора не больше. Пока воин убежал, мы с Колоссом, а скорее сам Колосс. Я с собачками отошел в сторону и гладил эти маленькие пушистые комочки. Пока я их не отнес в сторону, Колосс даже их боялся, вот это застращали они окрестных жителей. Осматривая трупы вскорости Колосс признал, что это сам Барон Кор Каледас и его лучники, он их всех узнал сразу. Я так и думал, только он не нашел колчанов, хотя луки были у обоих. Когда я спросил, а барон с луком ходил. Он сказал, когда как. Когда я спросил, а документы, деньги. Колосс сначала не понял, а потом сказал, ну вот завязки с кошелька обрезанные висят. Так что кошель срезан. Все ясно, тот кто сбежал, пришел сюда убил волка, а может и кого добил забрал что надо и ушел.
        Пока все здесь рассматривали, прибежали лучники и стали на носилки грузить тела. Я спросил корзину. Мне ее дали, но подходить никто не стал. Поставили и отошли. Я переложил щенков в корзину, они туда влезли оба и закрыл крышкой. У корзины была такая плетеная крышка, только попросил веревку, чтобы привязать, а то щенки норовили ее поддеть и выскочить и после, пошли к замку. Появление меня около замка, вызвало целый фурор. Слухи о том, что демон принес шарков облетели весь замок, а ко мне прибежал Сотан и говорит, что если я принесу в замок шарков, то ни одного кайре в замке не останется. Да, и благородные еще тоже боятся. Я спросил, Сотан ты кого боишься шарка или то что он делает. Он задумался, ну, говорит как бы и того что делает, тоже. Так вот смотри, и я приоткрыл крышку. Неужели ты, вот эти два комочка, которые можно убить двумя пальцами, боишься. Он задумчиво посмотрел на щенят, но они же вырастут и съедят всех. А давай так, ты согласен что за месяц они не вырастут, до того, что кого-то смогут съесть. Согласен, вот так и передай всем, что они мне нужны, для моих ритуалов на месяц, а там и не
продолжай, ты понял. А если они вырастут и, а вот если вырастут, в чем я еще не уверен, там и поговорим, а пока скажи так.
        Сотан ушел в больших сомнениях, но видно он что-то для себя решал. Я специально поставил корзину на телегу и не спеша шел, а Сотан быстро убежал в замок. Когда приехали к замку, то навстречу высыпала целая делегация. Спереди были все десятники, управляющий и даже Челин он уже видно встал и ходил. Молодой, заживает как на шарке. Между тем толпа потихоньку подходила к телеге, к задней ее части, где стояла корзина. Было такое чувство, что в корзине как минимум находится пара змей и всем и любопытно и страшно. Первым подошел Челин, ну кто бы сомневался. Он приоткрыл крышку и из нее тут же показалась мордашка. Ухты, котозы маленькие, сказал он и погладил щенка по голове. Как ты сказал. Ну такие маленькие олы, они в городах еще живут, у нас нет их. В неволе нельзя держать, а пасти, их шарки едят. Все ясно это козы или бараны, причем скорее бараны они больше похожи на щенят.
        Хочешь подержать. Он так странно поглядел. А потом наклонил голову, соглашаясь. Когда он вытащил одного кутенка, по толпе пронесся вздох и все с восхищением и ужасом смотрели на него. Я ничего не говорил, а только стоял и смотрел. Вторым подошел Сотан, и взял второго и стал его гладить тоже, а когда он стал немного поскуливать, он что-то сказал в толпу и там убежал кто-то в замок. Колосс перевел он послал за молоком это у нас олки дают. Я кивнул, соглашаясь, и когда через время принесли миску и налили из фляги молоко, то уже целая толпа стояла вокруг и смотрела. Причем если сначала они стояли метрах в пяти вокруг, то под конец, когда щенки урчали и так потешно пили молоко, размер круга не превышал и метра.
        Я пошел к замку и здесь состоялся разговор с Сотаном, он долго мялся, а потом сказал, что, мол, это, вот, лошадей в замке мы забрали всех, а там ну без лошадей тяжело, вот. Ну, тяжело и что, пусть придут, заберут, так они не могут. Шарки, если на лошади скакать то быстро, а пешком только дюжиной иначе смерть. Ладно разрешил пусть выделит кого, только десятников не дам. Рядовых. Они хоть ездить умеют. Это оказалось всех обучают, из лучников разумеется. Бывает командир занят, а нало срочно куда-то привезти или сообщение доставить. На этот случай всех и учат, а шарки всех хорошо заставляют учиться, никто не отлынивает. Разрешил ему взять лошадей Хаарома Каледас и Лейры пусть скачут.
        Лейре Каледас
        Приснилось мне, что я пошла в лес, и там на меня напал шарк. Я хватаю палку демона, направляю на шарка и он падает мертвый, а сзади подходит демон и говорит. Ты зачем убила моих шарков, ты знаешь, что это мои охранники и они меня охраняют, а ты что делаешь. Так страшно стало и я проснулась. Вокруг никого. Только прохлада идет в разбитое окно, ночью еще холодно бывает. Немного посидела, почитала, немного взгрустнулось и повспоминав свое детство и родителей решила пойти на двор. Вышла во двор, тихо никого почти нет. Поднялась на стену, вдали виднелись кайре и брат скачущий на лошади, а где он лошадь взял, вроде демон когда уехал обоих забрал и моего Ветерка и Вихря брата, ладно потом спрошу. Подошел Капо, это наш мастер по дереву из кайре и попросил разрешения заделать окно. Я только спросила, а такие стекла еще есть. Он подумал, вроде было одно и все. Сказала, тогда вытащишь в гостевой, а там поставишь, что есть. Он покивал, соглашаясь и ушел, ну очень не разговорчивые эти кайре мужчины. Вот кайре девушки, а вот Ката и Мата, а куда идем. Да и что тетушка Пота уже приготовила, а про что в замке и
где все. А на посадки кто пошел, а когда. Ладно пошли, поедим я проголодалась и поговорим. Я такой сон видела и….
        Антон Сомов
        Когда я пришел через час, а этот час времени не терял и провел с пользой. Выяснил, и кто ушел с бароном и даже, что одного из ушедших звали Томас, а также что сбежал скорее всего Мотилко это очень известная личность, дюжин-дюжин как мне объяснили или сотник по нашему, вроде бывший гвардеец даже. Ну, ушел и ушел в чем проблема. Пошел забрал щенят и понес их в замок, там закрыл в одной из комнат и поставил часового, а то как бы щенят, того этого. По поводу кайре, вроде местный управляющий объявил, что за месяц они не станут опасными, а потом демон их уберет. Ну как я и говорил, я имел ввиду уберу из замка, а все подумали, убью. Что мне и требовалось.
        Решил зайти к Челину, он сидел на кровати, а по полу были разбросаны куски камней, палки, валялись стулья частично разбитые. Увидев меня, он скривился, а я в непонимании уставился на него. Лор Демон у меня несчастье, пропал мой дар, я не могу сконцентрироваться, все что я делаю или не получается или получается плохо. Вот смотрите, он берет кусок камня кладет его на пол и бьет об стену ну не рукой конечно, а этой мыслью. Ну, и чего не так, не понимаю. Летит отлично, аж искры из стены выбивает. Челин соглашается, да, если так то да, но камень не должен лететь. Он должен передвинуться на пядь или палец. Вот на палец и Челин при мне сдвигает камень на палец. Камень быстро перемещается на палец и застывает. Вот, лор Демон, вот так он должен перемещаться при движении на пядь и локоть, а он вот, и камень опять высекает искры из стены. Да, вот это сила, а если большие камни так сможешь об стену.
        Челин качает головой, нет большие не смогу. Вот такой размером с голову и то не далеко, и тогда все, на весь день. Да, не повезло, а я уже рассчитывал что он сейчас у меня тараном, а так только пульки пулять…. О, стоп а ну давай сюда беру маленький камешек его далеко кинешь. Челин без интереса, и с ним тоже не получается если дальше пальца передвигаю, летит Харе-лелку куда. Вот, и он показывает, камешек со счелчком входит в стену. Да вот это сила. Молодец говорю Челин, а ну пошли на улицу. Ты уже вроде как ходишь, я смотрю. Он хмуро кивает и мы идем из замка, хотя какой замок, так неплохой домик десять на пятнадцать у Хаарома Каледас и то больше. Пройдя на задний двор, за дом в смысле, трупы нападающих уже здесь убрали. Кроме кучи навоза от местных коров и каких то куч дров здесь и нет ничего. Нахожу на земле пару небольших камешков и спрашиваю, тебе для боя поверхность нужна или с руки можешь. Он не понимает, какого боя. Я спрашиваю, чтобы кинуть камень, что тебе надо. Он, можно положить на землю, а если на камень, деревяшку.
        Он говорит, да хоть на что, мне все равно. Ищу кусок дерева, доски здесь не в ходу, а вот отщеп, этого добра сколько угодно. Беру кусок кладу на него камешек и даю Челину в руки. Показываю на дальнюю стену, а ну кинь туда, он с не пониманием. Я не кидаю, я сдвигаю и если больше чем на палец, он вот так и вот получается. Он с тоской смотрит на меня. Ну тупой, я и говорю, сдвинь на ладонь, и направляю ему щепу в сторону стены. Он смотрит на камень, и опять только счелчок и камень срывается и летит в стену. Хорошо, а еще раз. Челин, та хоть сколько, не получается у меня, вот так все и летят. Да, вот это сила.
        Беру автомат, достаю из магазина один патрон и кладу ему его на щепу, а его кинешь. Он, да и его, какая разница, даже легче. Металл я лучше чувствую, только все равно улетит в стену. Так это и хорошо, а ну попробуй, передвинь на две ладони, вот до конца щепы. Челин, та все равно не смогу остановить, и это вот, железо в стену улетит жалко. Я, все еще непонимающему Челину говорю, а ты передвинь, а я посмотрю. Он передвигает и опять счелчок и патрон улетает в стену. Челин разводит руками, дескать, я предупреждал. Вот, не получается, ну, не знаю, что у него не получается, а вот то что получилось, это да, это же никакого АКЬ, да что АКМ это и подствольника не надо. Вот таких Челинов человек пяток, и я в Чечню хоть завтра. Там же горы камней навалом и… да, а до Чечни отсюда далековато наверное, а жаль… Так, пошли, посмотрим, горе ты мое.
        Челин насупился и поплелся за мной, оно и понятно, новое, когда еще неясно что получилось. Почему все открытия происходят, когда не выходит рутинная операция. Да, знатно в стену влетели снаряды или пули. Если камешки, были еще видны, они в этот полуземляной забор вошли где-то на сантиметров десять, то патрона не было совсем видно, только дыра по форме напоминающая патрон, по ней и обнаружили. Молодец, еще раз похвалил ничего не понимающего Челина. Он с опаской стал относиться к похвале, считая ее скрытой издевкой. Я спросил Челина, а чучело здесь можно сделать, а зачем и что это такое. Я объяснил. Он, а какое божество будем изображать. Я не понял и сказал, не божество, а человека. Он спросил, а зачем. Говорю, увидишь. Нашли палку около забора в хлев, ее вбили в землю около замковой стены. На нее перекладину, нашли старый горшок из глины. Я еще спросил, сами делаете, не говорит.
        С города привозят, мы не можем. Секретно, вроде Соколисы пробовали, но не вышло ничего, только время потеряли. Ладно, замнем для ясности, это потом. Короче обмотали перекладину ну не соломой, а как мне объяснили, это какое-то растение. Из него еще ткани делают, я не знаю. Лен вроде у нас или хлопок, ну не мое это, не мое и не надейтесь, ткацкий станок изобретать не буду, я его и на картинке не видел даже. Одели это чучело, действительно чучело вышло. В старую одежду пусть и не прочную, а так лохмотья какие-то, но много, курток пять штук нашли, штрашненких. Перекладину обмотали тремя штанами, на них, на штанах на всех в общей сложности, правда было две с половиной штанины всего, ну да для эксперимента пойдет. Отошли от «бойца» метров на двадцать, и я сказал Челину, а ну пробуй. И стал давать камешки ему, не большие, так по сантиметру, по два, вижу он тоже заинтересовался и понеслось только камешки ищи, я их медленнее ищу, чем он швыряет. Точность конечно не высока, из пяти четыре раза мажет, но и то хлеб. Так мы занимались до обеда, приходило несколько человек посмотреть, но я всех разогнал.
Оставил только Сотана, а еще поставил двух лучников, но сказал, чтобы смотрели в другую сторону.
        Хоть и понимал, что паранойя, но вот так заполучит в лоб камешком, очень не хотелось. Когда же, Челин раз попал в горшок и только брызги от него полетели, то впечатлились все. Сотан, сразу схвативший идею, вот что значит умелый руководитель, сказал, да, если бы это умение раньше, мы бы и всех отогнали и…. он замолчал, но и так было понятно что я бы здесь тоже как бы не нужен был. Ну, это еще как сказать, а направлять в нужное русло. Здоровые, молодые силы и да такая сила, да без присмотра. Вволю поупражнявшись, спросил Челина не устал. Он сказал, немножко, но я решил, хватит и пошли смотреть на результаты. Результаты были, пять курточек конечно не пробивало, но три запросто и брюки тоже все насквозь. Здесь были не кожаные брюки, поэтому все на вылет, а кожа только три слоя, но это с двадцати метров, а если с десяти то тоже на вылет. У меня, да и у Сотана возникли идея. Со стрелой, но я сказал цыц. Секретность, приедем домой, там и посмотрим, а пока все чучело разобрать, а лучше сжечь. И тут Челин себя опять показал, он подошел к чучелу, что-то поводил руками и оно загорелось. Не сразу а с одного
края, но, однако. Для Сотана это была не новость. Он такое видел и не раз, а мне понравилось. Раз и все горит, я сразу за свои мысли, а на каком расстоянии можешь, но здесь полный облом. Он мог только на метр ну два и то уже не горело, а только дымило.
        Да не повезло ну это и хорошо, а то вот такие придут и что с ними делать. А так даже если кто сможет и с пяти метров, то это так не страшно. Весьма довольные результатом, и наконец повеселевший Челин, понявший, что хоть и у него теперь неправильный дар, но он пригодится и его самого это только поднимает в моих глазах. Дождавшись пока чучело сгорит, мы отпустили наших охранников и они с опаской оглядываясь ушли. Я их понимаю, даже мне, хотя мне и есть что противопоставить, и то не по себе. А им они хоть и не видели ничего, но счелчки и разлетевшийся на куски горшок, это кого хочешь, напугает.
        Мотилко дюжин-дюжин (сотник по нашему)
        Выбежав на дорогу, а я когда делал круг вокруг замка, то слегка опасался. Близко к замку, там это колдун-демон, а как он всех своим колдовским посохом. И ведь как оно я понимаю всех убил один, вот это сила. Это кого же эта Лейра Каледас вызвала, наверное высшего демона. Надо в синод и дальше, а там у меня еще связи есть. И имперские смотрящие в королевстве должны быть. Я когда в королевских гвардейцах служил, то службу надзора синода часто посещал и там я знаю, и реестр колдунов и много чего там есть. Вот туда и надо, а то если вызвать такого может какая-то малолетняя лара, то кого же призовет опытный колдун. Побежали по дороге, здесь днем безопасней не сильно, но все же. Вдали показались лучники и пара олов запряженных в телеги. Уже ободренный прибавил ходу. При приближении, они прокричали остановиться и ко мне подошел один из лучников.
        Я спросил кто такие и откуда. Он, а был молодой паренек, сначала попытался наехать. Мол, кто такой и прочее. Я, а ну пошли к старшему там и переговорим. Переговорили, это был десятник Дарос мы с ним не то что бы ладили, но пару раз в поход ходили и я даже морду лица ему бил в кабаке. Так что встреча прошла если и не радостно, но непонимания не возникло. Я поинтересовался откуда. Мне сообщили, что мол, барон Кор пошел в большой поход на брата и там будет большая добыча, там вот чтобы было чем вывезти. Вот барон Клауз Моратос и подсуетился. Я их и просветил, где сейчас Кор Каледас и они тоже там будут. Мне сначала не поверили, но когда Томтом в лицах стал изображать, что там и как. Даже я поверил, хотя я и знал, этот паренек оставался в замке и демона точно не видел, ему хватило рассказов сыновей баронов, а сильна фантазия у молодых воинов. Его в деревню и он там первый парень будет, после таких рассказов, да, и в Милосе тоже пожалуй, хотя там и похлеще встречаются. Действительно после его рассказа, все без разговоров повернули назад, и только оглядывались. Даже лучники не столько по сторонам
глядели как обычно, сколько назад, а не гонится там кто за ними.
        Лейре Каледас
        Узнала столько новостей. Пока я спала, оказывается у лора Демона в комнате взорвались колдовские амулеты. Да, если бы не знала что сама виновата, то я бы и поверила. А так поговорили, подружки так были напуганы, я про себя посмеялась, кайре что с них взять. Рассказали что утром или около обеда, я так и не добилась от них, да они и сами не знали точно. Им рассказал старик Вота, он вечно сидит на воротах и у всех все распрашивает, но и всем все рассказывает, когда приходят купцы, у дедушки Воты все можно узнать и цены на таф и про новые наряды королевы и ну, про все, все. Вот и сейчас дедушка Вота рассказал, что лучники прискакали, а за ними гнались шарки. Но это они соврали, ни одна лошадь от шарка не уйдет, иначе их бы уже некуда было девать лошадей этих.
        Только он дальше сказал, что это шарки Демона-колдуна были и они сопровождали лошадей и охраняли, а потом, мол, вернулись обратно к демону. А вот тут мне стало страшно, вспомнился сон, и что во сне мне сказал демон. Я побледнела и Ката с Матой наперебой стали меня успокаивать. Они сказали, что дедушка Вота любит и приукрасить и может этого ничего и не было. А нет, так, сходить к начальнику охраны Томасу Отатосу. Приехавшие сейчас у него, там все и узнаешь. И мы пойдем с тобой, так и нам интересно. Так, никуда не пойдете, оставайтесь здесь, я сама схожу и вам скажу, а то вон, помогайте тетушке Поте обед готовить. Скоро обед и будет много людей.
        Я пошла к лору Отатосу, а самой было очень не спокойно, неужели все это правда и у демона есть шарки и как же он, но он же при мне убил несколько, а может мне показалось. Да, нет я же видела и кровь и о, ужас. Найти начальника охраны Томаса Отатоса не удалось он куда-то ушел, но вернулся брат и я от него кое-что узнала. Это меня не обрадовало, но и не очень испугало, ну, не очень сильно, так капельку. Демон действительно взял шарков, только маленьких, совсем крошечных и он их кормил молоком и даже лучник который прискакал, говорит что его гладил, врет наверное, и брат так тоже решил. А вот то что Челин носил шарка на руках, я поверю, он колдун все же, хоть и молодой. Потом узнала, что и лор Сотан тоже брал на руки, ну и кто бы сомневался, да, смелее Сотана, наверное, только мой брат, может быть.
        Антон Сомов
        Что-то не нравится мне все это. Вся беготня, там повоевал, там поубивал. С одной стороны, все киношное, кукольное, а с другой кровь, смерть и отношение у местных ко всему этому. За смерть взять или деньги или замену. Тех же кайре-«пятачков», меняют как разменную монету или как рабочие перчатки, и я так смотрю, населения здесь нет совсем. Только в самом замке и где-то в деревнях, но где те деревни. От замка до замка 20 км., а ни одной деревни по дороге нет, и ведь это близкие замки есть и 50 и 70 километров. Говорят они вдоль рек или ручьев, а дорога лежит по прямой и естественно не там где течет ручей или река. Лирч эта местная, водная артерия. Она течет откуда-то с востока на запад и впадает толи в море, толи большое озеро где-то около гор, его и зовут Горное, а что озеро или море, кому что больше нравится так и зовут.
        Я обо всем этом с Сотаном говорил, но он ничего толком и не сказал, даже про воду в Горном, соленая или нет. Они здесь понятия не имеют, что есть вода которую пить нельзя. Здесь практически нет колодцев, все замки стоят или у реки или у родников. Когда спросил, почему не копаете колодцев. Сказали, а здесь через пять шесть локтей идет красная земля, глина я так понял, а потом камень, а воды нет. Спросил, а почему камень не добываете. На глубине камня же много, а чем и кто будет это делать. Сам задумался, если лопаты и тяпки-кайр и то здесь из дерева, то действительно, как камень добывать. Пока железа нет, невозможно создать инструменты. Вон у них пила из бронзы или еще чего, точно не знаю не видел.
        Сотан что-то рассказывал, так она по стоимости равна хорошей лошади, а четыре лошади это один замок как у Хаарома. Замок у Кора и на двух не потянет. Я тут между делом новую денежку придумал, а получилось вот как. После стрельбы, ну, по этим лучникам Мотилко, по двору много валялось гильз и Челин вместе с местными их собрал и нес мне отдавать, а Кошан этот сынок баронский увидал у Челина и говорит. Продай мне я золотой дам. Челин сначала хотел два попросить, а потом забоялся и принес мне. Вот и говорит, что мне делать. Я сначала думал так отдать, мол, не жалко, а потом решил. Ведь были у аборигенов бусы и ракушки, пусть у нас гильзы будут и курс сразу прикинул.
        Продавать по десять, а покупать по девять, а так менять на товар из расчета десять золотых. Нет, ну что ни говори, а где-то в родне точно еврей затесался. Челин после этого так на эти гильзы смотрел, а что их почитай больше десятка он принес. Если дело выгорит это считай небольшой замок или пара деревень. С Толом тоже, поговорили что мало дал людей. Мол, лучников нет, кайре нет, работы нет. Ну мир, делай что хошь. Спросил когда посадки кончаются, выяснилось уже. И куда людей всех денут и что дальше все делают. Как он сказал, сейчас порядок наведут и на реку мыть золотис. Если бы не война договор с Хааромом Каледас о питании и жилье для лучников действовал, а сейчас как лор Демон скажет. Ну, я и сказал, а что оставалось делать.
        Жить здесь я точно не буду, у Хаарома Каледас и то захолустье, а здесь так вообще тундра и лес, вот чего здесь много так это леса. Спросил Тола Валеас сколько ему людей оставить. Он так поглядел, что я у него стал уточнять, а в чем дело. Выяснилось, что в замке остался Священник Каливатин, а с ним ни о чем не говорили, а это не порядок. Через месяц придут купцы, а за ними и служба надзора и что тогда. Ладно зови его, будем говорить. Позвали быстро. Он пришел, вижу уже он подготовился и оделся в чистое, и этот крест, ну стрелочку свою начистил, зашел и стоит. Я Челину переводи, пусть садится, говорить будем. Священник Каливатин очень удивился, когда понял что его убивать не будут. Даже спрашивают, что бы он хотел предложить. Сказал он много чего и по вере и по быту, но что меня удивило, были действительно здравые мысли. Деревни что у Кора были, из всех нужно людей забрать в замок. На первых порах и так поживут, а потом построить рядом деревню и расширить на них территорию или окружить забором их территорию от шарков.
        Я сказал, что с этим согласен и пусть так и будет. Тогда он спросил по обрядам, что я буду делать и как мои обряды соотносятся с верой «Единого». Я не понял и попросил уточнить, ну как же демоны это они жарят кайре и убивают благородных и жертвоприношения совершают. Как я его послушал, то да, качественно ему там промыли мозги в местном монастыре. Тогда я задал встречный вопрос, а вы у нас были и все это лично видели, я здесь у вас на ваших глазах хоть одного кайре этого зажарил или зарезал благородного. Последнего правда убил, ну так на войне дело житейское, они здесь и сами судя по их количеству это могут делать не хуже меня. Священник Каливатин видя это тоже впал в ступор, с одной стороны не верить тому что его столько лет учили, с другой и правда, ну неправильный я какой-то демон. Договорились до того, что я не мешаю ему, а он не трогает меня и по возможности обходим острые углы в отношении веры. Когда я ему пообещал, что даже в случае существенных разногласия, я все равно дам ему возможность уйти из замка, окончательно нас примерила.
        Дальше уже был чисто производственный момент и договорились я забираю баронов их лучников и часть кайре, а вот дюжину лучников оставляю на хозяйстве в подчинение Тола Валеас. Он остается моим управляющим здесь.
        Про себя подумал. Организовать какое либо производство, но это не находило понимания. Да, из шкур олов получали одежду и жилы для луков, но все остальное шло из столицы, а когда я спросил откуда деньги на все это то получил интересный ответ золотис. Когда, я уточнил что это мне обяснили что в Лирч очень много золотиса, это золото с частью серебра чистого мало и оно идет по другой цене. Когда я попросил уточнить мне объяснили, что все могут копаться их так и зовут копуши. Это те кто целыми днями копаются в грязи на реке. Туда и мы пойдем только закончатся посадки каждый второй месяц переходов все идут к реке и копаются в грязи, там можно намыть золота или золотиса причем последнего больше всего. Его в следующем месяце или в сезон «тепло» сдают купцам с разрешением от короля. У этих купцов есть специальный знак, по которому им разрешено брать все намытое. Все золото делится на три части, две забирает король и церковь «Единого», а треть меняется или на деньги по весу на полные золотые или сразу на товар. А если не сдавать купцам, а самому куда-то увезти. Меня спросили, а куда, везде леса и шарки,
сильно не увезешь и опять же в столице или в Горном там тоже город есть, та же цена так какой смысл туда везти долго и довезешь ли. Здесь у некоторых даже посуда из золота только ее делать тяжело и долго.
        Разговор о том, что оно ковкое, если отсутствует наковальня, вернее есть наковальня видел я ее громадный булыжник весь выщербленный как не знаю что, а пила у барона в единственном экземпляре и охраняется как у нас атомный реактор. При возврате в замок Хаарома Каледас произошло одно непонятное событие Лейра выскочила из замка и застыла у самых ворот, а когда я подъехал она только поглядела на меня и убежала, ну и ладно. Я заехал в замок и сразу увидел Хаарома, он чинно стоял у здания замка. Соскочив с лошади, приказал Челину баронов в камеру к Ковину, а сами пошли, перекусим и переговорим.
        У Хаарома Каледас никаких новостей не было, только по замку слухи идут, мол. у демона шарки есть и все боятся. Ну, есть, не стал отпираться я. Сейчас Сотан подъедет и посмотришь. У какие страшные, а огромные. Застращав до невозможности, я сказал что пошутил и ничего страшного. Вон Сотан и Челин их на руках носят и ничего. Где Лейра счас покажу ей, так сам увидишь, какие они симпатичные. Вижу его это не впечатлило и он не сильно поверил в симпатичных шарков. А я специально сказал Сотану с корзиной с шарками отстать. Думаю на меня с баронами будет все внимание, а шарков тем временем Сотан пронесет в замок и занесет в мою комнату.
        Так и оказалось пока весь двор глазел на возвращение страшного меня демона, Сотан незамеченный, пробрался в здание с корзиной и оставил у меня в комнате. Сели поужинать, по солнцу уже где-то так пора. Все не соберусь подсчитать, сколько же в сутках здесь часов. За столом были Сотан, Челин, Лейра, Хааром и Томас Отатос. Больше никого не было и даже тетушке Поте мы сказали что сами разберемся без нее. Она ничего не поняла, но Сотан быстро нашел ей какую-то работу и мы остались одни. Разговор был тяжелый. Мало того, что через переводчика ну наполовину.
        С Хааромом и Челином я разговаривал, Сотана и Лейру я слышал и только с Томасом Отатосом говорил через Челина, но он в разговоре мало принимал участие, больше слушал. Первое, я похвастался новой валютой и показал гильзу. Потом рассказал, что к чему и зачем это надо. Второе поинтересовался, что у них с золотом и много ли его. Также если много, почему из него не делают посуду и инструмент. В процессе выяснил золото есть, но во первых из него делать ничего нельзя, запрещено королем, во вторых и не выгодно, за ту часть что меняют на деньги можно купить и глиняной посуды и даже мечи и часть даже стекла и гибкие стекла (я так понял это слюда имелась в виду). Когда спросил почему сами не делаете посуду из глины. Сказали, пробовал вроде барон Тодас Соколис и еще кто-то, но не вышло. Лопается она почему-то. Я объяснил что покажу как и что. Вот это действительно их обрадовало, как я понял если ткани и одежда из кожи были не так уж и дороги, то посуда и инструмент съедал практически весь доход от урожая. Когда поинтересовался, а почему нет выращенного хлеба, ну лепешки из чего. Они наконец поняли и
объяснили. Ттус здесь не растет это далеко на север, там меньше осадков и он хорошо там родит. Его оттуда и везут купцы нам. Уже муку или готовые лепешки, так меньше места они занимают. Как раз в сезон «тепло» и начнется движение транспорта, а так еще три шестидневки и все здесь все зальет водой и дорог не будет.
        Все укроются в замке, а кайре в своих домах или на деревьях. Когда поинтересовался почему на деревьях. Выяснилось что в некоторых местах так и живут пока идут дожди все селятца на ялисе там и припасы и сами там, а внизу вода или болото не пройдешь не проедешь. Да картина, они и правда покинули благородный мир, а здесь неблагородный да и не благодарный. Да, здесь есть золото, но это мне напоминает старый анекдот про наркомана. Попал наркоша в ад и вот черт его водит и показывает. Здесь у нас поля с коноплей. Тот да и можна нарвать. Да сколько хочешь, но зачем. Вот нарванная, бери не хочу. О, так можно и косячок забить, можно, а зачем. Вон дальше косячки готовые лежат любых размеров. Наркоман подбегает и правда лежат, любые. Он выбирает, глазам не верит, наконец выбрал один. Подбегает к черту, это огоньку дай, а. Тот, а вот это никак, ад все же, не забывай. Так и здесь, вот пожалуйста и золото и серебро бери не хочу, а толку то, ни увезти, ни обменять, ни применить. Стоп, а с применением можно и подумать. Золото тяжелое, мягкое правда, но если кувалды понаделать побольше то пойдет и молотки не
плохие получатся. Да, кому скажи раньше, молоток из чистого золота, ну, не чистого, с примесью серебра, небольшой. Спросил и много этого золотиса добывается, да когда как бывает и пара и три меры (это их мера веса используется такой куб с гранью в локоть по мне так там килограмм 50-60 где-то два пуда, я предложил для себя двухпудовик, а по местному козис ну не туда не сюда название) да это воды два пуда а в золоте оно вроде тяжелее свинца будет раза в полтора два ребята что-то говорили, что свинец в десять а золото значит в двадцать и того это в этих коробках по тонне даже не верится. Ладно согласен, я запрет на использование золота сымаю, будем из него делать инструмент: топоры, молотки, а то я здесь и каменный топор видел не поверил, а когда при мне им кололи дрова и Челин сказал что так и есть. И только его умение пилить помогает, а то барон пилу не дает.
        Ладно, по поводу пилы мы еще поговорим, а что у вас с железом. Выяснилось что очень мало. У Хаарома вроде есть маленький подарок короля его отцу. А здесь что вокруг залежей руды нет. Я после школы хотел поступать в уральский металлургический и даже учился на подготовительном обучении. Потом правда не срослось что-то да ладно, так что исходя из этого кое что я помню, ну, как мартеновская печь устроена да-а-с с этим придется подождать. А уголь у вас есть. Так, угля нет. Идем дальше, что из веществ у вас применяется после долгих дебатов выяснил следующее. Мыла здесь нет, но есть нечто вроде щелочи, купцы привозят под видом мыла и оно же используется при производстве кожи из шкур. Уже хорошо. Песок есть? С песком были проблемы, не было его. Вроде в низовье реки что-то слышали, а так нет, сразу стало ясно почему нет глиняной посуды. Посуда из глины это только так зовется, а на самом деле там до половины песка, в зависимости от марки. Вот и ответ почему у них здесь посуду не делают. Эти сволочи имперские секретом не делятся, а гребут по черному золото отсюда, а народ специально так в каменном веке
держат.
        А в столице как спрашиваю, тоже так или там ремесла развиты. Нет, там лучше, но там больше из золота все делают, а глиняные изделия, их имперские больше делают. А купцы, что говорят, когда приходят, а что купцы они почти все имперцы и есть. Как ты определяешь что они имперцы, так они же черные все. Как спрашиваю негры ну совсем черные объясняю. Нет говорит, только темные сильно, а понял про себя нечто вроде арабов у нас. Ладно придут, разберемся и когда они придут, а это еще не раньше чем через два месяца. Сейчас сезон дождей начнется и все зальет, ни дорог, ни работы, вон только на реке золото мыть. А вот потом таф убрать и тогда как все просохнет и пойдут караваны. Каждый день, сначала таф заберут, а потом и золотые имперские караваны пойдут. Так поговорили и хоть и с неохотой я убедил их делать инструмент из золота.
        В первую очередь кувалды молотки и наковальню. А то что это наковальня кусок камня уже выщербленный донельзя. Топоры, два каменных и пара колунов бронзовых и то это как мне сказали испорченные боевые топоры. Это таким на меня это их священник нападал. Насчет священника решили так. Он погиб когда воевали с Кором. Я спросил, а если расспросы пойдут, ну у кайре не спросят, а лучников я часть поменяю на замок к Кору извините ваш лор Демон, а десятники будут молчать. Ну так и порешили, а пока его похоронить или по местному сжечь. Теперь мне стал ясен мотив сжигать покойников, ведь их хоронят не глубоко, а воды здесь много, вот в сезон дождей и гуляла б зараза, вымывая покойников, так что здесь все предусмотрено. Зря я их тупыми считал, по своему они очень практичны. Завтра с утра решил сходить на реку и посмотреть как добывают золото и ххотя меня больше интересовали песок и глина. А сегодня решили устроить пышные похороны Священника Алистина, ну я там естественно участия не принимал. А надо бы разобрать мои контейнеры да и собачек посмотреть.
        Лейра Каледас
        Когда со стены я увидала, что показался караван со стороны замка Кора я сразу поняла, это возвращается демон. Сразу стало страшно, нет окна починили и даже круглые железки что с палки демона нападали, я спрятала. Но, все равно страшно, а вдруг он догадается и что, тогда вдруг у них нельзя трогать чужое оружие даже если это палка. Вот наши, за луки как боятся. Хотя оно и понятно, вдруг в трудную минуту подведет, ну, так то лук, а тут какая-то железная палка. Да, еще про этих шарков, таких страхов понарасказывали. С дядюшки Воты станется, уже и про то что они выше демона и все черные и по дюжине кайре едят, и вообще. Все кайре, вон, нет, нет, да и залезут или на стену или еще куда, а некоторые это Мата сказала, даже узелки навязали, мол, если что успеют с ними сбежать. Когда подошли ближе, я подходить не стала, а так постояла у стены и все. Демон ехал первым и с ним Челин, больше никого и не было. Лучники по бокам шли, а Сотан замыкающим, ну все как всегда. Только растянулись сильно, ну так кайре с ними всегда так, тянутся. Я оглядела еще раз, никаких огромных шарков не было и следом за демоном
пошла в замок. Дядюшки Воты на дверях не было, ну кто бы сомневался, а то я ему все за сплетни, высказала бы. По двору тоже, если сначала все жалис к южным воротам, то сейчас, вроде каждый занимался своим делом.
        Демон тоже пошел сначала на стену от леса. Что он там забыл. За ним и Челин пошел и еще толпу кайре потащил. Прям, я даже не выдержала, пошла посмотреть. Ну что на той стене можно увидеть, самая дальняя стена, и залез на нее и еще речь какую-то сказал о лучшей жизни о больших переменах. Да, много чего он говорил, а потом подошел Сотан и он так быстро замолчал и все стали расходиться и меня позвали на кухню кушать. Нас здесь было всего шесть с демоном. Пока ели ничего не говорили, а потом брат отослал всех помощниц, что здесь крутились и даже тетушке Поте работу нашел, подальше от нас.
        Потом я и услышала, что правда, в замок принесли шарков. Как, когда, а я где была, я же ничего не видела. А вот оно что, а я и не поняла, почему всех к той дальней стене повели. Это, чтобы Сотан успел шарков завес… оказывается они совсем маленькие и такие симпатичные и так урчат потешно. Это все Челин говорил. Я даже захотела издали на них посмотреть, нет трогать не буду они же страшные. Потом стали говорить про золото, что из него надо делать инструмент, ну надо же топор из золота.
        Нет, у кайре иногда валяются золотые самородки, ну так то у кайре, их за это даже не ругают, они их дарят друг другу когда к храму Фрая подружку ведут, или так показать хорошее расположение. А потом демон стал говорить, что будем делать посуду и не из золота, а из глины. Я сначала хотела сказать, что Соколисы пытались, и это все знают и купцы даже об этом рассказывали. Но демон сказал, что знает секрет, и все сразу замолчали. Так интересно стало, а то что и правда, она бьется. Вон купцы сколько привозили, а уже только мы едим, каждый из своей, а кайре уже из одной большой. И мерка (мерный эталон, куб с ребром в локоть объем 32 л) вон уже треснула, ее правда веревкой связали, но это не дело. Так, поговорили еще много о чем, а потом демон сказал, я пойду свои вещи смотреть. Я обмерла, вот сейчас начнется, и когда все встали из за стола подошла к брату. Попросила прощения за все, он так на меня посмотрел и пошла наверх. Ой, что будет
        Антон Сомов
        Пошел наверх, где мои собачки. Да и в контейнерах не грех покопаться. Если в одном я уже все осмотрел, то второй даже и не открывал. Зашел в помещение, здесь все было прибрано. Видно пока меня не было уборку проводили, ну лишь бы ничего не трогали, а то игрушки у меня больно опасные. Так этот я смотрел, а вот второй надо осмотреть. Открываю, там перемотанные ватой два каких-то прибора, два еще как палки с разъемами и бухты полевика. Полевик я знаю в свое время помогал связистам, натягался тех катушек, здесь их как раз три штуки были. Потом целый ящик аккумуляторов и две радиостанции интересно. Потом еще ящик с замком. Еще ящик с инструментами, а вот он кстати. Правда гаечные ключи мне здесь не скоро пригодятся, но ножи с них выйдут отличные, жаль что большого размера всего два ключа. Взломал ящик с замком, отверткой, но там ничего интересного таблицы какие-то и инструкции, мне это точно ни к чему.
        Хотя стоп, все не привыкну к новым реалиям, вот пакет с ручками и карандашами и инструкции напечатаны с одной стороны, а вторая свободна. Это точно клад. Дальше точно не интересно, две палатки пара курток комплект белья, ну это не интересно, а вот еще саперная лопатка и бур разборной, а точно они геологи были, как и говорили ребята. Больше ничего и не было, но и то хлеб. Так посмотрим первый контейнер, там были два автомата и куча патронов и даже ящик гранат, лучше б ящик лопат. Когда открыл, что-то было не так. Автомат лежал не так и он был снят с предохранителя.
        Сомов был хорошим сержантом, и за меньшее ставил бойцов в наряд, а сейчас он помнил, да, он брал оружие, но оно стояло на предохранителе. Передернул затвор и вылетел патрон, десять золотых про себя посчитал. Улыбнулся, но кто же здесь был и что делал, а что думать-то, не в меру любопытное создание здесь одно. И оборачиваюсь, оно стоит сзади и уже готово на все, ну вид у него такой. Я беру и притягиваю ее к себе и говорю: Дурочка ты, дурочка, а если бы оно выстрелило, а. Чтоб ты делала и людей могла бы убить и сама погибнуть. В голове раздалось, демон Ахнтоон, я не хотела, оно само так страшно грохотало, и я вот даже бок оцарапала. Тетушка Мараш мне руку и палец вправляла.
        Да, а все гораздо хуже было, чем я думал, хотя и лучше чем могло случиться. Говорю ей, и показываю на бок, все же она меня не слышит телепатически, а так только понимает чуть-чуть. Мол, надо посмотреть рану, а то знаю я местную медицину. Если благородные при мне хоть как-то мылись, то кайре ни разу и запашок здесь стоит, всегда еще тот. Лейра сначала испугалась, а потом стала раздеваться. Начала со штанов, у них такие свободные шаровары из материи чуть мягче брезента. Не понял, где же она повредилась, если брюки снимает. Сняла штаны, а потом и ну, рубашка не рубашка, нечто вроде нашей гимнастерки, только вместо пуговиц шнуровка. Когда же она перешла к башмакам, это после штанов-то, и рубашки, я заподозрил не ладное (ну тормоз, я тормоз). Э, говорю подруга я только посмотреть на тебя хочу, а не то что ты подумала.
        Ну осмотреть, а все остальное как-то потом, и когда мы поймем друг друга. А пока ложись чудо Освенцима. Я не знаю как у людей выглядят маленькие девочки, мне больше парней видеть приходилось, но это точно чудо голодания, было. В одежде, может потому что она, как все говорят, на вырост была, она еще казалась взрослой. То без одежды я ей и десять лет не дам, да и худая скелет ходячий. Положил ее на кровать или скорее сама легла, и сразу увидал бок и часть груди точно свезена не сильно, но синяк приличный получился. Уже и поднапухло, хотя вроде помыто место было, но ничего не приложено и не замотано, как же у них с медициной дело обстоит хреново.
        Полез в свой рюкзак достал аптечку. Из нее достал бинт, вату, йод и стал протирать место опухоли. Как она стала визжать, потом правда замолчала и только глаза опять свои распахнула большие. Ну, ничего потерпи, сейчас легче станет, а в следующий раз будешь знать, как лезть в чужие вещи. Взял бинт и приподняв ее обмотал пару раз вокруг тела. Потом посмотрел, она была еще в башмачках. Такие, тоже на веревочках, мягкие из кожи, вроде калошиков, с мехом внутри. Развязал их и поставил около кровати, а затем прикрыл ее одеялом. Одеяло было шерстяное, но тонкое не местное видно, здесь таких животных я не видел, а это точно или овца или коза. Только укрыв, я заметил она опять смотрит на меня и мигает, хочет сказать что-то.
        Прислушался и услыхал: демон Ахнтоон, а зачем ты меня перевязал и почему. Я разделась, а ты. Или, что вы там делаете с провинившимися, я вот думала. Чудо мелкое, думало оно. Сказал бы я тебе. А еще лучше показал, во, а что и покажу. Снял ремень и показал, на себе конечно, чтобы я сделать хотел с ней. Она попросили ремень и тоже пошлепала себе по руке, да она все поняла и даже не смело улыбнулась. Оставил ее лежать и пошел в соседнюю комнату собачек смотреть. Только вышел, а в коридоре стояли все трое у стены: Хааром, Сотан и Челин. Подозвал Хаарома и спросил, и че надо, что случилось. Молчит, голову опустил, я ничего не стал про Лейру говорить пусть помучается, а пошли на щенков смотреть, говорю. Они аж из себя выпрыгивают, так им про Лейру узнать хочется.
        Перебьетесь, думаю. Пошли. И мы пошли смотреть. Пока нас не было щенки уже вылезли из корзины и ходили по комнате, так смешно переваливаясь и вынюхивая все предметы. Если Сотан, а за ним и Челин сразу зашли в комнату, то Хааром замер в дверях, и с ужасом глядел на собачек. Я взял на руки одного и стал гладить, ну дочего ж хорошенький и сразу видно будет серьезный зверь. Сказал Челину, сбегать за молоком. Он пулей выскочил. А Хааром наконец зашел в комнату и стал смотреть на щенков, в это время Сотан взял второго и тоже стал его гладить.
        Это окончательно добило Хаарома и он тоже погладил щенка у Сотана, только так скажем с задней его части. Прилетел Челин, ну шустрый парень, мне он так нравится. Быстрый, понятливый и смелый, он ведь самый первый щенков на руки взял. Сейчас он принес чашку и флягу с молоком. Поставил на пол и спросил, наливать. Наливай, говорю, пусть попьют, а потом пойду Лейре покажу. Он так глянул на меня, видно тоже спросить что-то хотел, но промолчал.
        Лейре Каледас
        Пока шла наверх брат стал распоряжаться по поводу похорон Священника Алистина. Я даже не выдержала вернулась посмотреть. Брат собрал всех воинов и пока кайре таскали ветки на костер за ров, сказал, что Священник Алистин всегда был хорошим человеком и он всегда был за порядок в замке и только подлое нападение Кора и его помощников сгубило Священника Алистина. Так хорошо сказал, я стояла радом с Катой и Матой, так они даже всплакнули немного. А потом все пошли на костер, а я пошла наверх. Когда зашла в комнату к себе или теперь уже демона. Я даже это не знаю. Харе-Лелку я уже говорю как мой брат, как все меняется. Раньше я все знала, что будет завтра, послезавтра и на «тепло» и на «холод». Да, я даже знала, что брат обо мне думал и что-то там с братьями разговаривал, и меня должны были забрать после «тепло» в столицу.
        То сейчас, я не знала ничего. Я утром не знала что будет вечером, да что вечером, я и про обед ничего не могла сказать. А еще это, кто в замке сейчас главный, если я, то почему у меня никто ничего не спрашивает. Если брат, то почему он все ко мне подходит и все так поглядывает и все говорит, что не поймешь толи он рассказывает, толи спрашивает. А если главный демон, то почему он не распоряжается кайре и не он занимается посадками, а может ему ничего не надо и он…. Все пришла, вон демон смотрит на свою страшную палку и уже все понял, я пропала. Он оборачивается и так на меня строго и страшно смотрит, а потом притягивает и что-то так говорит, я ничего не понимаю. Я начинаю ему объяснять что оно само и я не хотела и я больше не буду и мне было больно.
        Он так отталкивает и смотрит на меня и говорит, я еще плохо понимаю, но здесь и понимать нечего. Я уже взрослая и все понимаю, я начинаю раздеваться, ремешок на штанах как всегда затянулся и даже не сняв свои винетки, я снимаю штаны, а потом и верхнюю курточку. Демон показывает на кровать, и я ложусь так страшно, я таких рассказов от кайре наслушалась, из благородных сейчас женщин никого нет. Они все на ярмарке в столице, и будут или через две шестидневки, или вообще в «тепло», да и к ним я стесняюсь подходить.
        Демон ничего с себя снимать не стал, почему-то, а стал меня всю осматривать и щупать, было так страшно и я даже не знаю как. А потом он посмотрел мне на грудь и на бок где меня ударило палкой демона, и стал мне что-то серьезное говорить. Я только ничего не поняла, наверное ему не понравился мой вид, я наверное, не красивая для него. А потом он полез в свой мешок и достал оттуда какой-то мешочек и из него стекло и в нем жидкость. Внутри стекла была жидкость, никогда такого не видела, и он помакал этой жидкостью себе на комки какой-то белой шерсти, и стал меня мазать. А, как я кричала, я думала что и умру, такая боль. Как огнем, я раз около камина подняла камешек горячий, и то, тогда вроде не так больно было, как сейчас.
        Демон же, так ласково мне что-то говорил, а сам. А потом он взял ткань. Опять белую, у них там что все ткани белые, как они их так делают. У нас все серые, их только красят в разные оттенки, но белый никогда не бывает. Тканью стал меня обматывать, зачем. Потом снял с меня винетки и укрыл одеялом, и ушел. Вот так, я думала он меня убьет, думала даже что съест, ну, правда не сильно в это верила, но священник Алистин же говорил, и кайре верили и я вроде тоже. Я же и разделась, думала как-то его, ну, тетушка Мараш говорила, что благородные вроде, после такие добрые бывают, ой, ужас какой, а он ушел и все. Пока я лежала и думала, зашел демон и так хитро на меня смотрит, и тут я вижу, у него в руках маленький вроде коши, как я подумала вначале. У родителей был, я помню, только я маленькой тогда была. Но этот коши не такой и расцветка не та. О, не дай «Единый» это то, что я думаю, это шарк. Большой, страшный, да он же на коши похож и такой же маленький, и он урчит я слышу. И тут произошло то, что ни я ни, наверное, демон тоже, не ожидали. Он описался, маленький шарк сделал лужу прямо в руках у демона и
я, вместо того чтобы испугаться, засмеялась, и демон тоже засмеялся, и стал что-то выговаривать шарку, но почему-то говоря мое имя.
        Я не выдержала, встала и погладила маленького трусишку. Шарк-трусишка, да, если мне такое кто рассказал бы, я, я бы, даже королю, вот, не поверила. А, демон мне протягивает маленького шарка и продолжает смеяться. Я беру. А что такого. Видно же, что он как коши, а я с ним любила играться, жалко брат не заведет никак, дорого говорит, да и кайре боятся. Сажусь на кровать и его рядом кладу и начинаю гладить, а он урчит. Да, также урчали Коши, только этот громче и так по взрослому, но все равно смешно. Зашел Челин, но только глянул на меня и выбежал обратно, ну вот и что теперь скажут про меня, а пусть, мне уже ничего не страшно, после шарка, кого бояться.
        Антон Сомов
        Щенки напились молока, и я взял одного и понес показать Лейре, а Челину сказал прибрать здесь все. Захожу к Лейре или к себе, поди разберись в этом замке и только собрался показать щенка, а он возьми и обмочись, прямо в руках зараза такая. Я ему, щенку конечно, выказываю ты что говорю Лейру испугался, ну худая, ну ничего, говорю, мы ее подкормим и она поправится, будет как ты и так же урчать будет.
        Пока я это выговаривал, Лейра тоже встала и я дал ей щенка на руки, а сам смеюсь. Она стала его гладить и говорить, Коши, ну Коши пусть будет Коши. Как назвала так и будет. Залетел Челин, что-то хотел сказать, но взглянул на Лейру и смылся, да я тоже посмотрел, зрелище не приглядное, худое, костлявое. Только глаза на пол лица. Вот он и испугался. Посидели немного и я отнес щенка, теперь уже по имени Коши обратно. Вот так был безымянный, а вернулся с именем.
        Там был Челин больше никого не было. Он на меня посмотрел и, и ничего не сказал. Я ему и говорю, вот забирай Лейра ему имя дала, Коши сказала. Он так посмотрел, это говорит такие звери, так зовутся, они пушистые и урчат. Ничего говорю не знаю, Лейра сказала Коши, значит Коши, и вообще бурундук птичка, начальник сказал, а ты работай не отвлекайся, а я спать пошел. Челин только головой покрутил из стороны в сторону, ну это как у нас покачал, но я ему уже говорить ничего не стал, пошел в эту ванную комнату. Да, удобства хоть и не во дворе, но сифон у них еще не придумали, а надо что-то придумать, а то запашок еще тот стоит, труба то прямо в выгребную яму идет. Ладно хорошо хоть это, вода стоит в местных флягах, и даже местная кружка. Еще бы тазик был, совсем зашибись, но чего нет того нет. Помылся как смог и потопал спать, а что делать. С кроватями здесь хоть все нормально, вкратце так, на два тесаных камня положены не хилые такие лаги в ряд, и на них вроде сено и сверху таким же шерстяным одеялом покрыто как и сверху укрываются. Вроде и мягко, и крепко. Пока мылся окончательно стемнело и только у
входа горел факел и кто-то стоял на часах, я ему покивал и пошел к себе хм-м, ну пошел и пошел. В комнате было темно, а что окна и днем одна видимость, а ночью вообще темно.
        Зажег зажигалку и подпалили на стене один из факелов. Это чудо мелкое во все глаза разглядывало меня из под одеяла и молчало. Разделся, ну не совсем, а как обычно и потушив факел прилег на кровать, а ничего так мягко. Рядом лежала Лейра и не шевелилась, но от нее так страхом тянуло и еще чем-то, что я не выдержал, притянул ее к себе и положил голову себе на грудь. Потом стал ей рассказывать: и какая она дурочка, что взяла АКМ, и какие они здесь все маленькие и как, да много чего рассказывал, а потом услышал как она засопела, вся расслабилась и заснула. Вот такие дела, а я тоже вроде все на первое время выполнил и никаких срочных дел не предвидится. Впереди месяц или сколько там ожидаются дожди и сюда точно никто не пройдет и не проедет, а там куда кривая вывезет.
        Книга 2
        Часть 1
        Антон Сомов
        Утро встретило меня мычанием коров, как на земле, честное слово. Еще бы куры заквохтали и собаки загавкали, и считай дом родной. Вскочил с кровати и только брюки одев, выскочил на улицу, а что привычка вторая натура. На улице, да, деревня в миниатюре, все мелкие такие, низкорослые, чисто дети. Пробежался по двору, нашел в одном месте балку вроде турника, так даже и позанимался. Здесь же недалеко нашелся и курятник у них оказывается и куры есть и тоже мелкие, и не шумные, но много их. Во дворе из знакомых никого не встретил и пошел умываться. Наверх не пойду, здесь на кухне есть большие глиняные кувшины и даже казан металлический, правда медный, я так понял, над костром висел, а что трудно печи выложить, хотя в чужой монастырь. Там была куча этих пятачковых, и я одной знаками объяснил, что на меня надо полить воду. С третьего раза, что по чуть-чуть надо поливать, потом, даже дали полотенце, у-у у нас половички мягче их полотенец, ну какое есть и тому рад.
        А вот и поесть надо, но сначала разбужу угу… ну вобщем, разбужу, пойду. Ну, кто бы сомневался, дрыхнет и глазом не ведет, порядки у них тут, а то мне рассказывали, средневековье, все с курами встают. Ага, встают, вот одна уже встала. Стянул одеяло, она только глаза открыла и сначала немного подергалась, а потом краснеть стала, так потешно. Я протягиваю ей штаны и говорю, одевай, а что пора им, язык мой учить. Я, и то уже десяток слов местных выучил, это Харе-Лелку, там налево, направо, есть, стоять, лежать и стрелять, не стрелять, некоторые очень прикольные. Только часть, произносить не очень получается, не так все же у нас аппарат голосовой устроен, но меня понимают и ладно, меня это устраивает. Иди, говорю, мойся и пошли кушать, там и поговорим.
        Вышел на улицу и только хотел послать за Челином, как он сам нарисовался. Спросил, где остальные, ну он, как он любит, тоже мне любитель поговорить. Они, значитца, на посадках часть, остальные ушли на реку за рыбой и вот значитца, все.
        Да содержательная беседа. Ладно, когда есть, спросил, а все уже поели, оказывается. Да, а почему меня не разбудили. Челин неожиданно покраснел и сказал, а это…, барон это, сказал не надо, вот. Ладно, все ясно, ты уже ел, да. Иди тогда, скажи, чтобы приготовили, а мы с Лейрой сейчас подойдем. Пошел за своим чудом мелким. Она уже шла навстречу, и, судя по капелькам, тоже умывалась. Да, надо переделывать, эту ванную комнату, не знаю как ей, а я к этому привыкнуть не хочу, да и двор он хоть и почище чем у Кора Каледас, но тоже не блещет, и с помывкой надо организовать всех особенно кайре, кошмар ходячий.
        Пока ели, вокруг эти пятачки все и крутились, как они быстро ко мне привыкли. А в первый день жались по сторонам, а сейчас так и крутятся рядом. Сразу как-то в замке населения прибавилось, по видимости.
        Решил сходить на реку, местную, я там еще не был. Какие у них удочки и леска из чего, крючки понятно, бронзовые. На реку пошли все втроем, Челин хотел еще и лучников взять. Я сказал не надо и прихватил АКМ, с ним как-то вернее. Лейра только покосилась на него, я ей с улыбкой протянул, но она так закивала головой, мол, нет, не надо. Ну, как хочешь, перекинул через плечо и пошли.
        Ну, да, конечно. Рыбаки сидели с удочками и ждали поклевки, как же. Нет здесь удочек, совсем нет, а все стоят с таким копьем длинным, прям почти посреди реки, и время от времени кто-то бьет им в воду, и даже на второй, третий раз, на берег выбрасывается довольно приличная рыбина. Я поднял одну, ну килограмма на три четыре потянет.
        Неожиданно, один из рыбаков закричал и выскочил на берег, на ноге у него висел самый обыкновенный рак, только размером сантиметров тридцать, а не хилые здесь раки. Он его забил своим копьем и хотел выбросить в воду. Я остановил и бросил до рыбы, надо попробовать местных раков. Спросил Челина, а что их не едят. Он удивился, а зачем они все в кожуре и вообще мяса нет или мало, да и зачем. Ну не понимает человек, это же деликатес. Сказал, а еще поймать можно. Он что-то прокричал рыбакам и один нырнул и сразу выбросил на берег еще одного в пару к этому красавцу, а потом и еще пару. Я прикинул размеры и сказал, хватит. Да вот это раки, я слышал, такие вроде где-то в море водятся. А здесь в реке. Отошли от рыбаков подальше, а то они замутили всю воду, и спросил.
        А здесь купаться не опасно, ну всякая такая живность не водится, которая людей ест. Челин подумал. Нет, говорит, только дальше на болоте, там ползки водятся, но они так не опасные, как в империи говорят. Правда кусают больно и душат, если большие попадаются, а вобщем ничего, они в основном удирают. Ладно, раз хорошо все, хочу поплавать. Разделся, положил АКМ на одежду и Лейре погрозил пальцем, показывая на автомат, она сильно покраснела и глаза опустила. Сам с разбега залетел в воду и саженками поплыл на середину. Вода здесь чистая и хорошо видно, немного прохладная, но горные реки все такие, я уже привык. Вон рыбина поплыла, а ничего здесь рыбки водятся и людей не боятся, или много их. Доплыл до середины, здесь уже было течение и до дна не достать. А потом ближе к тому берегу, вода стала не прозрачная, а такие струи красноватые или рыжеватые, это что золото здесь растворено что ли, не понял.
        Поплыл обратно и когда вылез на берег, спрашиваю Челина, а почему вода красная, это золото. Он, нет. Это с болот там родники бьют, и выносит из каких-то куч земли, они там все красноватые, но мы там все осмотрели, там золота совсем нет, даже золотиса. Слушай Челин, а организуй мне немного этой земли, хорошо. Челин пошел и стал одному из лучников, что охраняли кайре, рассказывать, тот закивал и пошел к замку. Я ради интереса помыл в воде пару комков грязи, но золота не нашел и бросил это занятие.
        Неожиданно со стороны замка раздались крики и даже на реке все закричали и стали показывать в сторону поля. Взглянув туда, я заметил, как из леса в сторону поля мчалась пара волков, очень приличного размера и люди там работающие рванули в стороны, а сам барон мчался к нам на лошади. До волков еще было с полкилометра, а до барона метров двести. Схватил АКМ и рванул ему навстречу, однако. Такие нападения среди бела дня. Когда барон подскочил ко мне и спрыгнул, я сел на лошадь и поскакал навстречу. Лошадь, видя волков, пыталась свернуть в сторону, но удар кулаком быстро ей объяснил, кто хозяин и мы поскакали навстречу. Когда до волков осталось метров сто, соскочил с лошади, решил не рисковать. Кто ее знает, как она поведет себя, у нас в части специально приучали к звуку выстрела, а здесь точно не приучена. Оглянулся от замка тоже уже бежали лучники, где-то с десяток. Ладно, обойдусь и без вас. До волков осталось уже с полсотни метров и, передернув затвор, выпустил короткую очередь. Один сходу завалился, а второй заскавчал и закрутился на месте. Еще два патрона и тишина. Подошел к волкам, а эти
покрупнее тех будут, что в лесу встретились. Такие точно кайре схарчат и не подавятся, и с лука их завалить проблематично.
        Пока стоял над волками, подбежали лучники и стали рассматривать волков и тыкать в них копьем. И чего пришли, спрашивается. Прилетел Челин, и даже Лейра с ним ну смелая баба, одно слово. Сказал Челину, спроси, чего прискакали всей толпой. На двух то волков и меня одного хватит. Он стал мне объяснять, что на двух шарков этих, надо дюжину, а то и больше лучников, вот все и прибежали. Я оглядел, действительно прибыло 15 человек с луками и двое с копьями, организация, однако. Сказал Челину, тогда скажи, пусть в замок тащат, шкуру снять, пригодится, а в следующий раз, если я, пусть не бегут все, на двух волков и меня одного хватит. Челин завел длинные переговоры с командиром лучников, тот не соглашался, тогда Челин мне перевел. Нельзя, мол, в замок шарков. Это привлечет остальных, и они будут нападать. Надо отнести их к лесу и сжечь там. Ага, говорю, сейчас, чтобы не нападали, говорю. Головы поотрубайте, и перед воротами на колья повесьте. А шкуры, это же ценнейший материал, смотри какая шерсть. Он опять, стал что-то рассказывать лучникам, и они закивали, соглашаясь. Правда, я так понял, что потому, что
я сказал, а не Челин был очень убедителен.
        Лейре Каледас
        Мне такой сон снился, я в поле среди цветов, это в баронстве Соколисов у них там такие поляны цветочные есть, очень красивые, яркие. Только я собрала букет, как меня будят…, будит. Да, а что, мой демон Ахнтоон, его так зовут, и он сам мне это сказал. И мы с ним спим, вместе. Вот, на одной постели, и еще я «хозяйка замка», и я, и у меня есть шарк-трусишка, вот. Я такая вся, а пришел демон и стянул одеяло, а я вся раздетая. Ой, мамочка, а я. Да, а что я вчера сама и разделась и что, и ничего. Демон Ахнтоон мне подает мои…, мою, одежду и говорит, одевайся. Я его уже понимаю, вот. Правда, не все и плохо, но всегда можно переспросить, он совсем не злой, и не страшный, ну большой только и высокий, и совсем, совсем не страшный.
        Он сказал, идти мыться и выходить кушать, а я вроде и не вымазывалась, это после поля или работы грязной, а так, но сказал, значит надо. У них демонов, наверное, утром умываются, они, наверное, ночью работают и к утру уже вымазываются, наверное. Ладно, пошла в комнату, где мы моемся и вообще, это еще мой отец делал.
        Он подсмотрел, где-то в столице. Все, сначала смеялись над ним, а когда зимой холодно и снегом занесет, да и в дождь тоже, то очень удобно и сейчас я знаю у многих баронов тоже. Помылась немного и вышла на лестницу, демон уже шел за мной и позвал кушать.
        Пока ели, вокруг все и крутились Ката с Матой, ну кто бы сомневался, они же первые сплетницы в замке, после дядюшки Воты, конечно. На столе были мои салатики, и стояла соль, а что, священника нет и не надо прятаться, а с ней оказывается, все вкусно. Вот все уже и едят ее открыто, я видела. Поели и пошли на речку рыбу ловить. Челин хотел организовать нам охрану, ну всегда это делают, если далеко идут. Но демон отказался, только взял свою страшную, железную палку. Он мне еще ее предлагал, ага помню, как после нее он меня лечил. Вот это, сначала так не болело, как при лечении, а может это специально вроде как наказание. Ой, я как кричала, всех, наверное, испугала. Вон и тетушка Пота на меня все поглядывает, как, я не знаю, как.
        На реке Демон Ахнтоон спросил, про то, не опасно ли в реке, а что там может быть опасно, ну ползки, так они на болоте, это туда дальше. А клешни, ну они не всегда кусают, да и не очень страшно это. Интересно, а что у него там, в реках водится, если он спрашивает, неужели страшнее шарков, ведь их он точно не боится. Он при мне убил двоих и еще домой принес маленьких двоих. Пока стояли, клешни одного ловца укусил за ногу, и он, ругаясь, выскочил на берег и стал его бить острогой, а потом хотел выбросить, демон не дал, и сказал через Челина, что хочет еще несколько. Он что их есть, будет, а что в них есть то, одни клешни и те все в кости не разгрызешь.
        Только я на демона стала смотреть, он вроде золотис помыть собрался, и тут все закричали, шарки, шарки и стали показывать на лес. Я сначала очень испугалась, и хотела всем сказать, что надо быстрее в замок, мы еще успевали, да и между нами и шарками еще кайре были, а шарки точно за ними пришли. Когда увидела, что к нам скакал на лошади мой брат и кричал шарки, шарки, и что, все видим и так. Он, а я только потом поняла, хотел видно меня на лошадь и в замок. Вроде быстрее будет, а то лучники пока добегут. Демон же взял свою палку и навстречу к брату побежал. Там брат соскочил с лошади, а демон на нее и поскакал прямо на шарков. Я уже даже ни капельки не боялась за демона, ну совсем ни капельки, ну может так, чуть-чуть. Только следить стала, что он будет делать.
        Лучники тоже выскочили из замка, но им было еще далеко, а шарки уже приближались и мы тоже побежали ближе к замку, а то брат очень стал ругаться, ну на меня и на всех, прямо, ужас. Я и про шарков уже забыла. Это что, он не верит, что Демон Ахнтоон этих шарков, да я же ему рассказывала, что в лесу, ну те вроде поменьше были. Ну, он же справится, наверное. Что-то я забоялась, и тут мы услыхали, ну вроде не страшно совсем, тук-тук и сразу раздался визг шарка. Они это визжат, когда их лучники из луков бьют, а потом опять тук-тук и все. Вот тихо стало, и мне не видно стало, лучники побежали и закрыли всю видимость мне. Мы все, тогда тоже туда побежали, только брат, все меня хотел в замок отправить, я вот на него обиделась, и все равно пошла на шарков смотреть. Когда мы подошли, лучники уже привязали шарков к копьям и понесли в замок, зачем это.
        Антон Сомов
        Лучники понесли волков к замку, а я с Лейрой и Челином пошли к реке. Лошадь, убежавшую, когда я ее отпустил, поймал барон Хааром, и уже скакал на ней, собирая кайре. Все, и будь-то, ничего и не было. Стал спрашивать у Челина, и часто, вот такие нападения. По-разному говорит, когда раз, а когда и три раза за шестидневку. И всегда по двое бегут. Нет, бывает по одному, а вот в холода, тогда сразу пять прибежали, тогда укрыться успели в замке, но трое не добежали и все… вот.
        Весело у них здесь, или уже, у меня. Да, кукольный мир, все детское, а собачки такие, и в кошмарах не приснятся. Надо еще про драконов спросит, не летают случаем. Спросил, меня сначала не поняли, а потом Челин сказал, что да, вроде в эмиратстве Хилл, что-то такое есть. Он, здесь, самый я смотрю, умный и грамоте обучен, причем если вот скажем, знать по обязанности учат, то он, хотя стоп. Он же, это, «движитель», колдун по нашему, а их обязаны обучать, и между делом прививать любовь к родине, точно.
        А скажи Челин, тебя обучали где-нибудь.
        Да, забирали на год, когда дар проснулся, я был в столице. Там нас обучали, и всякие законы учили и много чего еще.
        Вот с ним все ясно. А священники там были?
        Нет, это только для нас, для «движителей». Это далеко от монастыря, и мы туда не ходили, нам запрещено.
        Вот, а это уже интересно, выходит колдуны, это сила против священников, которые считай империя Стор, а колдуны выходит за наших. И король, где-то посредине балансирует. Он, я все понимаю, и против империи Стор не может пойти, и в тоже время империя тоже здесь не полностью имеет власть. Куда же бедному десантнику податься. Куда ни кинь всюду клин.
        Ладно, как у нас говорил капитан Величко: будем посмотреть. На реку больше не пошел, и все завернули к замку, а я снова завел разговор с Лейрой. Надо же ей мой язык учить, а мне ее. Вот вроде и учимся друг у друга. Ей то хорошо, она, если что не поняла переспросить это, телепатически, а я как, она меня не слышит и все тут.
        Пришли в замок, подошел десятник Катанас вроде, они похожи и я их немного путаю, и спросил, как шарков разбирать, ну, шкуру снимать и прочее. Я уточнил, что прочее. Выяснилось, их хотели, как они коров(олков по местному) на мясо. Пояснил, есть их не надо, только головы на палки и перед воротами, а все внутренности за замок, и хотел сказать закопать, а потом вспомнил их климат, и сказал, сжечь. Тот покивал и ушел.
        На обед сегодня были раки, да это весч. Я у местной поварихи с Лейрой и Челином на пару, в качестве переводчиков, выспросил все про добавки к мясу и рыбе, и мы сварили раков в глиняном казане. По поводу размеров казанов, я думал они большие. Оказалось, что это кухня, как мне объяснили, господская для благородных и приближенных, а кайре едят с другой стороны двора, и там. Ну, мне сейчас объяснили, туда ходить не надо. Да, а я то считал, что здесь гряз и запах. Святая наивность.
        Когда раки покраснели, а я их подольше поварил, мало ли что, а то вон какие большие и объяснил всем, что в них едят. Они были оценены по достоинству, а то их пробовал вроде только десятник Матас, а он остался в том замке Кора, и с нами не присутствовал. После обеда я занялся оружием, а рядом бесплатным приложением была Лейра. Челин, как ни странно, ушел смотреть на разделку шарков, звери его больше интересовали. Во время разборки и чистки, я нашел работу и Лейре. Она набивала магазины, да очень ловко, прям талант. Научить стрелять, что ли, вдруг пригодится, не дай бог конечно, но все же.
        Вот и прошел спокойно весь день, а вечером к нам прискакали гости. На лошадях, однако, богатые значит. Гости действительно были знатные. А дело было так, как раз все работы закончились, и все просто сидели на кухне и разговаривали и вдруг прибегает Челин. Его с нами не было, он все с этими шарками носился, да и с маленькими тоже он. Сотану некогда, а Хааром их все-таки опасается, как я понял.
        Прибегает и говорит там, там приехал управляющий Соколисов и требует его впустить. Требует это серьезно, а почему не просит, говорю, мне наперебой объясняют, что это же Соколисы и их управляющий, это как заместитель барона, когда его нет, да, и при бароне он второй человек, если нет взрослых детей конечно. А у Соколиса дети. О, а дитя Соколиса у нас, все ясно, чего он приехал, только почему требует, а не просит. Вот Соколис же, мне объясняют, ну и что, не понял я. Тогда мне говорят, они здесь самые сильные, и у них три замка, и в столице при короле, тоже их, толи брат, толи дядя.
        А, ну тогда ясно, и что под замком у нас стоит тысяча войска, или что. Меня не понимают, я еще раз повторяю, и тут выясняется, что я как то переборщил со знаниями. Челин может считать только до ста, или 144 это дюжина дюжин, чтобы было понятно, почему. Лейра, тоже не далеко ушла, пять сотен она еще понимает и все. А я тут тысячами оперирую, вот они и того.
        Опять расспрашиваю, но Челин говорит, что войско они могут привести большое. Спрашиваю, больше чем было. Он задумался, ну наверно, если наемников и из столицы, то, наверное, да. Ну, тогда говорю, мне с ними возится, придется целый день, а вам на костер, и рощи не хватит. Он завис надолго, а когда перевел и остальные задумались. Ладно, говорю, ты зови его сюда, а мы поговорим. АКМ быстро убрал с глаз долой, сам сел это, чтобы мой рост не бросался в глаза, на низенький пенечек у стенки, а все сидели за столом на лавке.
        Этот управляющий, Такатос Улесиас его звали, залетел во двор, спрыгнул с лошади и сразу стал требовать хозяина замка. Если бы он сказал барона, может, и не было бы путаницы. Здесь мы решили у себя так, и чтобы не сильно все менять после известных событий. В замке такой расклад. Бароном замка остается Хааром Каледас, а вот
«хозяйка замка» Лейра. Все остальные, на своих местах, немного путаница была с Сотаном и Отатосом. Вроде они подчиняются «хозяину замка», но мы решили не заморачиваться и в мирное время по всем вопросам они идут к барону, а в военное. В военное не дай бог, конечно, то тогда, наверное, ко мне, но это как бы подразумевалось, в слух, конечно, никто ничего не говорил.
        Вот «хозяин замка» и вышел, вышла и говорит, я слушаю. Как он побагровел, я спрашиваю хозяина, а ты кто. Мне потом сказали, что Лейру он, конечно, знает, просто придуряется, ну и мы…, немного. Тогда, чтобы помочь ему, она спрашивает, может вам барона, вот его сейчас позовут. Сказала одному лучнику, их здесь трое было, а то мало ли что.
        Он ушел, а Лейра как истинная хозяйка предложила гостю вина, и помощницы быстро принесли флягу, поставили эти стаканы-кружки. Гость сел и стал ждать, Хааром Каледас пришел быстро, и, поздоровавшись, стал разговаривать с гостем, а Челин рядом со мной переводил.
        Тут, я заметил, что телепатически, он мне мгновенно передает целые фразы и даже не одну. Получается как полностью синхронный перевод. Очень удобно. Когда Хааром Каледас пришел, этот Такатос на него наехал, мол, что за дела, я сказал «хозяин замка», а тут какая-то баба. Тот в ответ, ну, он тоже замялся, у них женщина, никто вобщем, ну, по крайней мере, до меня все было. И говорит, все правильно, я барон, а она хозяйка. Такатос опять багроветь, и спрашивает. Кто это придумал, что хозяйка женщина? Ну, все на меня и показывают, а я что, сижу, вот, клешню рака догрызаю. По-моему, она его и добила. Как он завелся, да этот варвар, ну он не так конечно сказал, но похоже, да как он смеет здесь распоряжаться, и что Хааром Каледас за барон, ну, и все далее в том же духе.
        Челин забодался мне переводить, все, что он наговорил. Когда он замолчал, я очень спокойно, а то все вокруг какие-то понурые стали, и говорю. Ну, ты, пугало Харе-Лелку, это у них оскорбление такое, а Челину сказал все переводить, и как есть, я проверю. Он и переводил. Ты, зачем сюда приперся и здесь грубишь, говори, что надо и проваливай. Он, это, аж задохнулся и замолчал. Только глазищами водит по сторонам. Потом начал, сюда приходил сын моего хозяина Клаус, и я хочу знать, где он, и что с ним. И опять, да я, да в…. и в таком духе.
        Я слушал, слушал и говорю, слушай или по делу, или двигай отсюда. Он тогда сразу, я могу его видеть, он жив. Да жив, жив, говорю, и передал, пусть приведут. А ему и говорю: и два других придурка, тоже живы, ну и что.
        Он, правда, уже потише. Что он его забирает и все такое, ага говорю счас. Как приходил не званый, вот думаешь и уйдешь, не прощаясь. Не получится.
        Ты мне вот скажи?
        Барон у тебя богатый.
        Тот, очень важно, да.
        А деревень много?
        Он, вроде подумав, четыре дюжины с хуторами.
        Ну, вот говорю, хутора меня, конечно, не интересуют, а вот треть деревень, я пожалуй возьму.
        Тут привели этого Клауса, или он скорее пришкандыбал, он его вроде осмотрел и говорит ему, собирайся. Я, куда собирайся, увести. И лучники, а их здесь уже пятеро собралось его повели обратно. Он, было, дернулся, но кто-то за больную руку взял, и его как телка на убой, повели дальше. Гостю это сильно не понравилось, но, тем не менее, он стал покладистей и торги, а именно это и было сейчас, начались. Сначала были по количеству, потом меня Хааром Каледас просветил, чтобы деревни были как есть, а то сейчас все вывезут и кайре оставят только старых и женщин.
        Я задумался, да, а здесь оно оказывается все довольно сложно, а я то средневековье, средневековье, а оно вон как. Вот торговались, пока окончательно не стемнело, только потом, он на все согласился. Когда же ему была предложена комната на ночь, и даже кайра какая-то, есть тут, оказывается и такой обычай, кто бы думал. Он отказался и уехал. Ну, уехал и уехал, думал я. Но все нахмурились и задумались.
        Стал расспрашивать, в чем дело, ведь договорилось. Хааром Каледас сказал, да, договорились, но гость не остался, а это значит, он оспаривает, значит либо завтра торги по новой, либо силой будут брать. Как силой, а у нас же их сын, на меня все посмотрели. Ну, и что, кто ж его тронет из нас, он же пленник.
        Да, вот и конвенция, и средневековье, а все законы соблюдаются, а что же тогда делать, а ничего говорят. Сейчас просто начнут костры собирать, посты на стенах увеличат, обычное дело. Ну, средневековье это же надо, я здесь недели не пробыл, а уже две войнушки и одно нападение, ну если мое не считать, а для них это, обычное дело. Вот и ответ, почему их очень мало. Одна война в три дня, это как же плодится надо, чтобы люди еще было, а ведь и этих шарков никто не отменял еще. Весело, однако, живут люди.
        Лейре Каледас
        Когда приехал Такатос, я даже обрадовалась, я его не много знала, и даже как-то брат хотел меня с ним ближе свести, но все не получалось. То он занят был, когда мы приезжали к ним, то я приболела, вобщем не судьба. Вот и сейчас, я это, обрадовалась, думала и поговорим, и про сестер Соколиса спрошу и все такое, интересно же, а он сразу, хозяин замка, хозяин замка, ну я и сказала, что это я.
        Как он стал возмущаться, мол, кто я такая. Как будь-то, не знает меня, прямо все эти Соколисы такие, и даже управляющий их, вот. Потом позвали брата, и он стал ему выговаривать, я прям, не поняла. Вот говорил, что как будь-то он, пришел с победой, и берет у нас свою долю, еще и покрикивает. Я как хозяйка принесла ему вина, угощаю, а он. Хорошо мой демон вмешался. Правда как-то грубо, я очень, прямо испугалась. Назвать чучелом Харе-Лелку, этого управляющий, точно не простит. Нет, он только красный весь стал, и стал ругаться. Потребовал привести Клауса, и хотел его забрать, но демон показал только, и сказал увести, а потом они стали требовать за него выкуп, и опять очень ругались. И он даже не остался ночевать, хотя всегда оставался, и даже Мата здесь крутилась и говорила, ну, что она не против, такой хорошенький благородный, и все такое, но он уехал, и брат сразу стал мрачный.
        Они с Сотаном сразу пошли караулы расставлять. Потому что на ночь никто не уходит, ведь шарки. А раз он уходил, значит где-то стоит армия и большая, раз он не боится шарков, а что если у них тоже есть демон, вот ужас то. А надо спросит моего демона, их часто на работу воевать, нанимают. Я сильно боюсь, если они демона наняли, здесь такое начнется.
        Антон Сомов
        Когда гость ушел или уехал. Мы стали совещаться. Позвали Катанаса с Отатосом, и я спросил, кто что посоветует. По обороне я им ничего сказать не мог, я в этих замках не воевал, а вот по своим возможностям, я их просветил. Ну не всеми возможностями, конечно, но они вместе со мной, или я с ними, как-то так. Значит должны помогать друг другу, иначе здесь точно не выжить.
        Методика простая, баграми стаскивать лестницы со стен и поливать водой кипящей, смолы здесь нет, есть правда жир, но его мало, его на воротах только используют, если прорвутся. Все решили, что как бы то ни было, но до утра точно не нападут, а утром может просто силу приведут, но не для нападения, а чтобы выторговать условия обмена получше, это тоже оказывается, делают. Да, сила тоже аргумент.
        Все занялись своими делами, и я пошел поглядеть запасец свой и довооружится. У меня хоть и есть чем ответить, но если такими темпами отбиваться, то мне и до зимы не продержаться, это только самому идти в…., а точно, ведь надо это прекращать. Я хотел отсидеться в замке, пожить спокойной жизнью, а кто же мне даст.
        Я, все понимаю, местные боги, меня не для того сюда перебрасывали, чтобы я на солнышке вылеживался, но я все же рассчитывал, что воевать придется меньше чем в Чечне, а оно, как бы не чаще и гуще.
        До полуночи пробегал по стенам, разложил кое-где гранаты на всякий случай, местные не тронут, а сейчас даже если и захватят, будет только польза ведь если в них поковыряться, так грохнет, мало не покажется. Жаль одни наступательные эфки, ну и ладно. Замаялся, а ну, оббеги такую территорию, да еще и ночью. Луны здесь нет, иногда только кометы яркие летают и звезды поярче, чем у нас, а вроде без луны плохо ночью, особенно обороняться, а вот наступать, наоборот.
        Так что спал я, не раздеваясь и в пол уха, и пол глаза. Утром только солнце забрезжило. Солнце зеленое, а тучи красным отсвечивают непонятно, но по поговорке. Красно солнце поутру моряку и десантнику(вроде в рифму) не по нутру. Из-за поворота, там дорога со стороны Соколиса слегка холм огибает, показались лучники. Эх, жаль, бинокля нет, а это далековато, но учитывая, что они шли пешком, и только двое ехало, то шлепать им еще долго, можно и перекусить.
        Пошел будить свое чудо мелкое. Она тоже спала одетой, ну мы здесь все сейчас. Все же местная одежда на веревочках не рассчитана, на быстрое снял, одел. Да и как я понял, если благородные хотя бы на ночь снимают ее, или часть. То, те же кайре и неделю, и месяц вот ходят. Только кто при кухне, тех заставляют мыцца чаще, и стирать одежду.
        Она вскочила сразу и испуг такой. Сразу спросила, что уже напали? Качаю головой, нет, иди, умывайся и есть. Обрадовалась, пошла. Я спустился на кухню, там уже были Сотан с Хааромом Каледас, Челина как всегда не было, он носился по замку и уже порывался узнать, как теми железными штуками отбиваться, бить по голове или кидать и она сама убьет. Объяснять ему ничего не стал, а то вторая Лейра, блин. Пока ели, настроение у всех было гнетущее, и хотя все особо уже не боялись, но все же как-то оно не очень.
        Хааром Каледас все еще надеялся, что это предлог цену снизить. Сотан, что плохо, людей мало, в город часть ушла и к Кору в замок дюжину Матаса отдали. Я спросил, мол, в чем проблема то, замок такими силами ведь не взять. Хааром Каледас согласился, не взять ну и что, у Соколиса лучники хорошие, постреляют людей много, а потом даже если и уйдут. Кайре ни в поле, ни тем более в лес не пойдут и все, где травы брать и людей кормить.
        Вот черт, я выругался. Все не привыкну к местным реалиям, что здесь на трех работающих надо пять охранников. Вот действительно перебьют лучников и кайре откажутся работать, а потом что, голодная смерть. Ладно, не хотелось, но придется пострелять немного, плохо, если они все рассредоточатся по всем сторонам, я везде не смогу быть и могут прорваться и тогда жертв будет много.
        Конечно, отобьемся без вопросов, но загадывать не буду, и бронник я уже приодел на всякий случай. Особо никуда не спешили и все сидели, пили этот свой взвар сотко, это какой-то отвар из местной травы, тонизирует хорошо, только немного горечью отдает. Сотан с Хааромом спорили, куда кого ставить, и где, по их мнению, надо что поднести. Это оказывается целая наука, чтобы и стрелы были, там, где нужны вовремя, и багры и вода, последняя особенно она очень эффективна, когда полезут. Потому что лучники заняты, теми лучниками и здесь баш на баш, а с водой прекрасно кайре управляются, это им по уму и они берут здесь количеством, когда надо только фляги с водой передавать и обратно пустые на это их мозгов хватает. Они все сильные и ловкие, поэтому и используются на таких простых, но тяжелых работах, а вот лучниками быть не могут, там надо думать, как стрелять, куда стрелять, да еще поправку на ветер и прочее, это как для меня высшая математика, вроде понимаю, а сказать не могу. Разговор прервался и очень внезапно, прибежал Челин весь бледный и начал рассказывать.
        Томас Отатос
        С приходом лора Демона все в замке кувырком, никто ничего не понимает, людей нет, а если есть, ни на что не хватает. Только отбились от этого дурака Кора, и отбились, это еще большой вопрос. Шутка ли, взяли в плен трех сыновей баронов, а нука их отцы объединятся и придут со своими лучниками, да нам хватит одного Соколиса, и того мы не сможем победить. Ну, вот, как вспомнишь несчастье оно тут как тут. Со стены кричат, что шарки из леса показались, а этот демон и Лейре Каледас и Челин, да все на реке. Хорошо хоть Хааром Каледас на лошади, может быстро им сообщит и Лейру увезет в замок, а остальные сами добегут. Рассчитывать на это, правда не стоит, вон уже кайре бегут, и куда бегут, сломя голову. Ведь сколько раз объясняли, все бегут или в ворота или под стены, где и лучники, если что, то веревку спустят и подымут. Нет, вон часть вообще рванула неизвестно куда. Хорошо десятник Катанас свою дюжину поднял быстро, и всех даже с копьями, и они уже вон выходят. Надеюсь, жертв будет мало, а то людей совсем нет. Хорошо хоть, это, брат барона помощь прислал, и посадки провели хорошо, будем с урожаем, а то в
холода как то оно не очень. Мороз сильный был и никого почти не били, ни кабана, ни диких токозос, а далеко не пойдешь все эти, вот что бегут. Харе-Лельку их бы побрал.
        Пока собрались, я со стены смотрел, Хааром Каледас вместо того чтобы Лейре Каледас забрать и в замок везти, зачем то демону лошадь отдал, совсем ничего не понимает, а если лучники не успеют, и шарк хоть один прорвется. Ого, а таких больших я редко видел, ты смотри, это же точно два самца, да крупных, их и с демоном наверно не получится убить.
        О, пока на шарков смотрел, лор Демон уже навстречу шаркам скачет, да еще и один. Нет, я понимаю, демон большой, ну даже если он с одним и свяжется драться,
        Лейре Каледас что-то там рассказывала. Ей, правда, веры нет, хоть и хозяйка замка, все ветер в голове, даже в поле не выйдет, а всем я «хозяйка замка», а барон вон с утра до вечера там, и по замку, ну, по замку еще Сотан хорошо помогает. Ну, вот да что же он делает, поскакал навстречу к шаркам один, и еще оторвался от лучников, они же не успеют за ним. Ну, демон, а как кайре, бежит, куда глаза глядят.
        Вот, уже шарки рядом, а он и лошадь отпустил и стоит, что-то ждет и палку свою железную взял, да неудобно как-то. Я ее рассматривал издали, она какая-то нескладная, и как ею бить, и легкая она. У меня меч и то тяжелее, хоть он и из бронзы. Смотри, стоит и этот тихий стук и что это. Один шарк упал, а второй вон как на месте закрутился, и сюда даже слышно как скулит. Еще стук и все, лежит и второй шарк.
        Мама моя, я это даже, когда раз дюжина на дюжину в строю, а было такое, по молодости и то не так боялся. Это что же получается, вот вышел с палкой, постоял, что-то постучало, и даже ни стрел ни копья, ничего, а шарки вон лежат и все. Это что, и людей вот так, выйдет и нет никого.
        Да что-то мне страшно, и рост у него, бедная хозяйка замка, а я про нее все подумал, какие поля. Вон Хааром Каледас в поле, и пусть там, лишь бы подальше от лора Демона. Вон он, уже, что-то выговаривает Челину и на людей показывает, жалко не слышно, да и не понимаю я, по демонски, ни Харе-Лельку. Ладно, придет Челин, спрошу. О, а что они делают, взяли шарков привязывают к копьям, но почему в замок.
        Дурачье, надо же к лесу и там сжечь, сейчас я им пойду, растолкую, только гляну, куда демон пошел. Ага, растолковал, как же, это оказывается лор Демон и сказал. Надо говорит шкуру снять, она вон, какая хорошая, ну насчет шкуры, я согласен, но ведь сюда это, шарков приманит.
        Хотя о чем я говорю, вон наверху, уже живут два. Хотя кайре и не знают, но мне Челин все рассказал, и даже звал посмотреть, на маленьких шарков, мол, они такие хорошенькие и Лейре Каледас даже имя одному дала Коши назвала. Нет, назвать шарка, именем домашнего животного. Это только Лейре Каледас, такое могла придумать. Занесли шарков, все куда-то сразу заторопились.
        Эти кайре, как на кухню, все и крутятся, а когда еда, а как работать, то всех словно и нет их, а тут шарков принесли. Нет, они их видели неживыми, ведь они в деревнях частые гости, но не любят они рядом с ними находится. Вот и сейчас Паколис, это наш кожник, ну никого не может найти в помощь. Все здесь и вроде все при деле, а кто не при деле, те еще не вернулись, когда сбежали. Хорошо Челин тут как тут, движитель наш неугомонный, быстро нашел и кайре свободных и даже принес нож демонский.
        Вот, это да, я такого и не ожидал. Он, размером с наш меч, ну чуть меньше, но острый, а когда я попробовал как обычно, ну пальцем остроту и сразу порезался и вот кровища идет. Вроде сколько переходов уже прожил, а ума не набрался, чужое оружие не брать или брать с опаской. Железный такой, наверное, только у короля и еще эти купцы, и сборщики налогов с такими ходят, моя мечта, но видно не судьба.
        Да, стоит он чуть меньше нашего баронства, это вот две лошади если отдать. Ладно, что мечтать, таким ножом я и сам за шарков возьмусь. Что ты, Челин, и тебе интересно. Тогда помогай, а то эти помощнички, только на кухне горазды.
        Вот втроем и разделали, а что они поменьше олов будут. Потом Паколис шкурами занялся, а кайре потроха за ров понесли жечь. Небольшие то они небольшие, а пока провозился, уже и стемнело, и тут я узнал. Приезжал сам Такатос Улесиас управляющий Соколисов и вел переговоры по поводу сына Соколиса, молодого Клауса тоже мне ол здоровый, а ума Коши наплакал. И вот сейчас нас всех собрали, и шел совет, как строить оборону и чем все может кончиться. Я из разговора понял одно, лор Демон может их всех убить, но нас защитить у него может не получиться. Если они рассредоточатся по всем стенам, то нам конец, выбьют лучников, а кайре либо разбегутся, либо с голоду сами умрут. Долго сидели и совещались, Хааром Каледас все нагнетал обстановку и говорил нам конец, мол, четыре дюжины управляющий Такатос точно приведет. Катанас утверждал, что не больше двух и с лором Демоном это уже не страшное количество, Сотан Улесас просто молчал и слушал. Он всегда молчит и слушает, а говорит только по делу. Вот ни до чего и не договорились. Просто стали готовится к обороне, как всегда и все, а там Харе-Лельку знает, как оно
будет.
        Утро наступило для меня рано. Еще и Гранис не взошел, а я на ногах, да и остальные так же, а куда деваться. Вот и вышло, только чуть рассвело, и показался отряд. Отсюда, а я как раз на стене был, еще не видно сколько, но больше двух дюжин это точно.
        Прав был Хааром Каледас, а я ему не верил, думал, опасается барон, ну, где-то так. Стали ближе подходить и я спустился к воротам посмотреть. Мост, на рву поднятый из-за этого не видно, что они там делают. Вот со стен кричат, что они стали расходится вдоль и даже уже стреляют.
        Я ничего не понял, это не должно быть, сначала хотя бы видимость переговоров, а потом уже и, а Харе-Лельку, как больно. Да, кто-нибудь помогите же олы вы этакие. Мостос и тебя ранили, Мостос э, не спать Мостос. Олы, олы убили Мостоса, эй, Челин, а ну бегом за подмогой, да, не трогай дурак, стрелу, бегом я сказал. Ушел и славно, сейчас подмога придет и всех ло-ор Демон пере-е-бьет и мы побед….
        Антон Сомов
        Прибежавший Челин сказал, что там Томаса Отатоса командира лучников ранили, а Мостоса вообще убили. Как я не надеялся и даже не верил, а самые плохие прогнозы Хаарома Каледас, таки начали сбываться. Подхватил магазин, еще один и сказал Лейре взять этих, ну что она набивала в магазины. Они там в тех мешках квадратных лежат, прям сверху, как откроешь.
        Она умчалась, и я тоже побежал на стену. Да, как-то оно неправильно все, вроде не так должны воевать. Сначала переговоры, потом еще подготовка, ну, по крайней мере, когда Кор Каледас приходил к замку Хаарома, то так и было. Почему же сейчас вот, сходу стреляют и уже убили одного или двоих. Этак они точно не оставят мне лучников и что тогда. За всеми этими крестьянами мне ходить, это замашешься, да и не успею я везде. Вот сейчас выбью командиров, а остальные, там посмотрим. Спешить не будем. О, пока подымался на стену, хорошо здесь ступени, а не их лестница-чудесница, в том смысле, что чертануться с нее можно чудесно.
        Отсюда до главных ворот было метров сто, и сюда добежали пока только трое, но и они уже принесли беды. Вон, один кайре уже лежит и, по-моему, готов уже. На стене лучник уже сидит и из плеча торчит стрела. Да, если так пойдет, то к обеду я один останусь, надо поторопиться. Только выглянул, рядом тут же прошуршала стрела, а эти хорошо стреляют не то, что эти которых молодые бароны набрали. Мое мнение относительно лучников поднялось высоко.
        Однако разговоры разговорами, а они выбивают людей, моих людей. Перевел АКМ на одиночный, и сходу двумя выстрелами убрал двух ближайших самых шустрых. На общем фоне, а бедлам такой стоял внизу, да, и с той стороны тоже и команды и крики раненых, а там за рвом тоже уже двое лежало.
        Так что мои лучники тоже не лыком шиты, мало их только, вот я сейчас уравняю. Прицелился в Гостя, он как раз у ворот, но только сзади своих гарцевал и командовал, что и как. Только он руку поднял и, и сразу и свалился с лошади. Надо было две руки поднимать дурак, а это все, не успел. Паники, как я ожидал, не возникло. Толи никто еще не понял ничего, толи не заметил. Ладно, снимаю еще троих и по стеночке перебираюсь поближе к воротам.
        Там основная масса, и там саме, идет основная перестрелка. Черт, пока шел, мимо уха еще одна стрела прошла, надо еще прошерстить, но не пришлось. Лучник рядом, показывает палец вниз, это у них знак такой. Вроде нашего один, мол, готов. Прохожу дальше и снимаю еще троих, как в тире, честное слово, ни окопов, ни щитов.
        На что они надеются, хотя как я смотрю, от стрелы легко увернуться. Она не пуля, особенно на излете. Только когда они тучей летят, только тогда, хоть одна, но свою цель найдет. Не зря в свое время тучей стреляли, это чтоб толк был. От одного лучника всегда увернуться, можно. Чтоб там ни говорили. Да, когда расстояние 10-20 метров, то ничего не сможешь, а вот как сейчас за сотню. Ну, вон они скачут как сайгаки, а учитывая количество моих лучников, ну, сколько их там осталось.
        Шансы остаться в живых у них неплохие, это если бы не было меня, а сейчас конечно шансов нет. Вот один шустрик уже снова сюда пробирается, ну держись, снимаю его и к нему до пары еще двоих, и. Все, как-то все резко поменялось. Стрельба прекратилась и нападающая сторона, стала уходить от замка. Э, ребята это не пойдет, не знаю, что вы задумали, но, не попрощавшись, это не хорошо.
        Снимаю и второго кавалериста. Как только он падает с лошади, все сразу прекращается. Лучники бросают луки и садятся на землю, ну ясно сдаются. Это я уже, где-то видел. Здесь что хорошо, если сдаются, значит, сдаются, удара в спину можно не ждать, средневековье же.
        Смотрю, и наши тоже решили, вон уже и веревку к мосту подцепили и сейчас будут его поворачивать. Он очень интересно устроен, не подымается, закрывая входные ворота, а переворачивается на средине рва и стоит стоймя как качели. Удобно за ним прятаться и стрелять, правда и наоборот тоже, что сейчас и произошло. Выходить не стал, пусть вон Сотан ими занимается, а то вдруг я не так что пойму, или они меня испугаются.
        Я пока займусь подсчетом потерь внутренних. Подсчеты не обрадовали. Убито шесть лучников, причем и их начальник Отатос, а это плохо. Кайре пятеро и трое ранено. Да, вот и ответ, почему людей мало. Вернулся Челин он ходил смотреть на нападавших. Он сообщил, что Кратос, это помощник управляющего Такатоса и тоже движитель был против нападения. Он хотел только погрозить, мол, покажем силу, и они значитца, сдадутца. Это в вольном переводе Челина все звучало. Поговорить с самим Кратосом мне не довелось, он вскоре умер после ухода Челина.
        Подсчеты с противоположной стороны были такие. Их приходило три дюжины лучников и Такатос с Кратосом, последний как телохранитель, ну, это стандартная практика для движителей. Осталось в живых дюжина и восемь человек раненых в разной степени. Как сказал Челин, пятеро значитца выживут, а трое значитца э. Он так и сказал. Что с ними со всеми делать было не ясно, они все было родовые, и перекупить их не получится. Вообще все шло не так, командира нет, никто решения принять не может, а если бы я не убил командира, они это и стреляли бы. Все приплыли.
        Решение и как всегда простое и гениальное придумала Лейра. Пусть они поживут за замком. Выроют домики, ну, она это сказала, и пусть живут, а в оплату пропитания будут охранять кайре. Тем более что это их кайре. А вот мысль о пропитании, это свежая мысль, живя здесь, я, как-то не интересовался, где что берется, есть на столе и ладно. С лучниками, поручил разбираться Сотану, так это называлось. Между нами говоря, он как раз этим и занимался, но надо, же мне было проявить начальственный взор или волю. Он кстати воспринял это спокойно и даже положительно. Типа барин пришел, барин сказал, а правильно не правильно, не его это дело, его дело исполнять.
        Чем мне здесь все нравится, это исполнительность полная, никакой инициативы, скажу воду через стену носить, будут носить, даже если в трех метрах ворота, но и второй конец это палки. Будут на меня нападать, никто не кинется защищать, а что команды не было, так что вот так оно.
        Дело уже к обеду шло, и ко мне подошел Катанас и спрашивает, а лучников уже можно отпускать, как отпускать, мы же их только в плен взяли, зачем и почему отпускать. Он говорит, да, не этих, а тех, что у нас были. Оба-на, а оказывается я про этих и забыл, считал как за своих, да не очень и вникал как-то. И где они спрашиваю, в сарае заперты. А не сбегут они оттуда, да нет, там не очень побегаешь, но что поделаешь, клятву верности они отказались давать.
        Мы пошли смотреть. Нет, я, конечно, не рассчитывал на комфорт и там стулья лавочки, но это поразило даже меня. Представьте, стоит сарай такой из бревнышек и дверь бревнышком же и закрыта, а за ней помещение где-то пять на пять и там по колено, ну то, что от коров остается или получается и там 12 человек в чем мать родила. Оно конечно уже не очень холодно, даже ночью, но запах там, я у дверей стоял и, то меня проняло. Катанас на меня посмотрел, я кивнул, мол, выпускай. Они стали выходить, двоих уже выносили на руках, да, а мы тут гестапо, застенки. Вот, никакие не застенки и даже не враги, вот просто, чтобы под руками не мешались, отправили на ночь, и все дела. Прилетел Челин, он не ходит, только летает, но зато везде успевает, даже там, где не надо, или в основном там, где не надо. Через него и узнал, что это не издевательство, а нормально, всегда это делают. Без одежды ничего не спрячешь, а в той жиже не очень полезешь по стенке наверх, если шевелиться, все становится как в масле, ну идеальная тюрьма. Ладно, пусть моются и одеваются, а оружие им отдадут, конечно, это же их оружие.
        Да, вот такие дела. Разговор с Хааромом Каледас, по поводу пришлых лучников, возражений не вызвал, только по поводу, если ночью они не сбегут. Решился очень просто, все упирается в оружие, на ночь сдают все остается один лук три стрелы и нож, тоже один, на случай шарков, а там как «Единый» решит. Да я им не завидую, один лук и нож против одного шарка и то верная смерть, а против двух. Одна надежда это не надолго и там толи барон придет, какой вопросы решать, толи я пойду вопросы решать. Как то оно решится и по скорости поступления событий, я уверен, что не далее завтрашнего утра у меня уже будут гости. Вот только от кого, я ведь первым думал, принесет нелегкая барона Клауза Моратоса отца Ковина, а оно вот как, ошибся, значит.
        По поводу обустройства этих «домиков» Хааром Каледас выделил пришлым лучникам кайре, благо их свободных было сейчас пруд пруди, и они бодро приступили к работе. Место им дали со стороны реки. Там я и планировал, что даже если не эти, то все равно надо закладывать поселение и переселять из хуторков всех и кайре и благородных. Потому как они там буквально выживали, и никакой пользы не приносили, и сам не жили.
        Мотилко дюжин-дюжин (сотник по нашему)
        С отрядом десятника Дароса почти до вечера шлепали обратно до замка барона Клауза Моратоса. Уже как стало темнеть, показался замок и оттуда вышел сам Клауз. Я чтобы не тянуть ола за хвост сразу сказал позвать священника Апосотолина.
        Я по своей службе всех здесь в графстве Батоса Паоли знал и если бы я был поспокойней, да не дочка Соколиса, ну, дела прошлые, а сейчас разговор за столом сразу перешел в откровенную перепалку. Если священник Апосотолин предлагал сразу ехать в столицу и в синод, то барон Клауз Моратос, наоборот предлагал объединиться с остальными баронами и втроем ехать на Хаарома Каледас. Мол, какой там демон ни есть, а против трех настоящих, а он подчеркивал, не этих «всадников», у которых молоко олок еще на губах не обсохло.
        Как бы то ни было, решение отложили до утра. Когда Клауз ушел спать, я вышел посидеть у стены замка и ко мне присоединился священник Апосотолин. Что думаешь по поводу. Не знаю. Я про такие случаи не слышал.
        Я у священника Апосотолина спросил, может, скажешь что, ведь такие случаи бывали, ведь так.
        Бывали, не стал он скрывать.
        Раз был мальчик и в империи считать стали десятками, а не дюжинами. Еще были.
        Была женщина и….
        Слушай, Мотилко дюжин-дюжин, я знаю ты был очень высокого посвящения и про дочек Соколиса, я тоже знаю.
        Я когда-то тоже в самом синоде состоял, и тоже много чего советовал и говорил, и где теперь совет, а где я.
        И еще женщина была, и Эмиратство Хилл было….
        Понял, дюжин-дюжин и он тяжело поднялся и ушел к себе.
        А я остался сидеть и думать, ребенок и система счета, женщина и Эмиратство Хилл, демон и… продолжать не хотелось.
        Антон Сомов
        До вечера стучали топоры. Нет, я понимаю, бронзовый век, а топоры каменные. Нет, есть и бронзовые, но скорее как исключение или б.у. боевые разбитые. Кузнецов в замке нет, а вот немного кожник, не много мастер по дереву. Да, и сам Хааром Каледас не брезгует иногда постучать. То, меч подправить, его не точат, а подправляют каменными и медными топорами. Материал дерьмо им только колоть.
        Я когда спросил, а как им сражаться, думал, покажут мечный бой, ага показали. У нас вот кинжалами дерутся, так что как я его представлял, такого боя не бывает. Им если один раз ударить он и треснет пополам. То-то они мечи не часто используют, они здесь скорее оружие престижа и звания, ну и еще как нож используется, тупой. Я им свой ножик дал, волков обдирать, тогда они вот цокали языками.
        Даже то, что я разрешил использовать золото для ковки инструментов, не очень то решило проблему нехватки инструментов. Еще был не сезон и Хааром Каледас лишь на донышке мерки имел золото, вернее золотис. Смесь золота с серебром, пока получилось два приличных молотка и один молоточек, которые при своих небольших размерах имели довольно приличный вес, тяжелое все-таки материал золото.
        Тут Челин появился с рыжей землей с болот, и я вспомнил, что хотел посмотреть на нее. Я тогда понял, что это руда и из нее можно получить железо, а там и до стали не далеко, но все упирается в людей, даже если у меня все получится. В чем я сильно сомневаюсь, где на все взять людей и еще эти волки. Совсем задрали.
        Люди пошли за лагами в лес и что, пошло двадцать вернулось восемнадцать, нет, те тоже вернулись, но уже на носилках. Как мне сказали, была пара самец и самка их там и сожгли, по этому поводу Катанас переживал, не будет ли лор Демон возмущаться, что не принесли в замок шарков, но я только махнул рукой. Не до них сейчас. Тут кузнецом становлюсь да еще по золотым изделиям, ну и что, что изделия всего лишь молотки, зато золотые, а мне тут шарки, шарки. Спросил, а чего вы их не переловите всех, а как, и я рассказал про ловчие ямы. Вижу, что-то новое сказал и Челин уже загорелся и готов идти и делать, но я остановил его пыл и сказал. До утра переживешь.
        А утром у нас опять были гости. На этот раз отец Кошана барон Езус Тодас собственной персоной. А дело было так. Лучники Соколиса и кайре черт поймешь чьи. Они здесь все перемешались, что даже лучники, пришедшие вместе с ними, путались, а я вот вообще разницы не видел. Работали перед замком по постройке своего нового жилья, типа блиндаж-землянка.
        Когда к ним подошел лучник при полном параде, а видно он их знал, что его и подвело. Когда он подошел и стал расспрашивать, мол, как взяли Хаарома Каледас, и где все остальные. Тут и появился сам Хааром Каледас и Сотан с ним на пару. Он и пикнуть не успел, а его уже скрутили и ко мне привели. Только он меня увидал, как сразу побледнел, и беседа пошла, прям как по маслу. Он и сказал, что дюжина лучников Езуса стоит за поворотом и с ним еще два телохранителя и еще дюжина отстала. Они идут с телегами и с ними две или три дюжины кайре. Ну, телеги это понятно, ее толкать быстрее, чем местные эти олы тащат.
        После новостей, когда мы немножко посовещались, и я решил. Рабочая сила нам нужна, нужна, вот пусть Езус Тодас и раскошелится на нее, а то мы тут последний таф его сыну скармливаем. В таком духе, я и застращал этого молодого бойца. Он, когда от нас уходил, еще долго не верил, что жив остался. Езус появился через час, и ехал не сам, а с двумя телохранителями. Как сказал Челин, один Сатос он с ним был в столице, где вместе учились. Он на сезон старше, а второго он не знает, но, то, что тоже движитель он уверен. Они движители друг друга чувствуют как-то. Соскочил с лошади, поздоровался со всеми, ну, не за руку, а это руку к сердцу прижал и типа покивал всем. Я еле привык к местному здрасте, это надо видеть. То, что рука к сердцу прикладывается это понятно, а вот что голову надо набок наклонить, это мне в голову обычно не приходит и я просто приложил руку и обойдется, демон я, в конце концов, или так, погулять вышел. Сели тут же на кучи веток, что из леса кайре наносили.
        В отличии от управляющего Соколиса, этот барон Езус Тодас был вполне вменяем, и даже если он меня и боялся, то это не сильно было заметно. Сразу же привели его сына, показали, что меня поразило, он не стал чикаться, а сразу съездил подзатыльник своему чаду. Потом когда его увели, он задал еще очень интересный вопрос. Действительно его Кошан, это, много ест. Мы вместе посмеялись и обстановка как то сразу разрядилась, а то после Соколисов, все лучники, да, и я все время подвоха ждали. Говорил Хааром Каледас, а Челин мне синхронно переводил, так что я был в курсе. Это на случай если что вмешаться. Деревень у Езуса Тодаса было всего двадцать, но как мне сказал сам Хааром Каледас, они были все для дерева и его обработки. Они были вдвое больше обычных в двадцать дворов, а у него стояли целые цеха. Как он похвастался, у него было целых три пилы. После этого Хааром впал в ступор, он свою пилу ценил, как не знаю что, а тут целых три. Когда я спросил и доски распускаете. Они сначала не поняли, а потом мне объяснили, что пилы только поперек пилят, а повдоль никакой пилы не хватит. Просто берут бревна, и
обтесывает до квадрата, и так вывозят, а там дальше не их дело. Как мне сказали, это был высший шик, они могли любой длины напилить и с ровным срезом, а топором такого не сделаешь. А что еще делают, спросил, он замялся, но потом сказал луки делаем, кресла и под заказ двери и окна. Причем про последние, было сказано с такой гордостью.
        Я потом уточнял и выяснил, что луки это основной их источник заработка, а вот двери и окна это эксклюзив, кто не понимает, попробуйте бронзовым топором из бревна сделать доску гладкую и ровную, я думаю вы оцените. Торговались в треть казны, но нужны были не деньги, а именно люди кайре или благородные без разницы. У Езусу Тодаса был некоторый излишек кайре, но чувствовалось, что это сильно ударит по бизнесу его, или по уровню жизни что ли. Однако кто же виноват, мы не заставляли его к нам идти, сам пришел. Слово он сразу согласился дать при свидетелях, свидетелями как раз выступали сыновья баронов Ковин Моратос и Клаус Соколис, а что барона Хаарома Каледас это устраивает, я не возражал. Если здесь вот верят на слово, поверю и я, хотя бы в первый раз.
        Всего Езус вел с собой полторы дюжины лучников и две дюжины кайре с двумя подводами. Все это и пошло в оплату для начала. А он уже в качестве гостя был в замке. Меня сначала удивило большое количество лучников у Езуса. Кошан привел дюжину да еще полторы и это я понимаю не последние, но меня просветил сам Хааром. Он сказал это, если у него на одного лучника десять работников, то Езуса Тодаса один лучник на три или даже два работника. Когда спросил, почему все плохо, меня спросили, сколько было нападений шарков за сегодня. Я сказал одно и еще два раза по двое. Он только не смело улыбнулся, а я пока уезжал, отбили три атаки по пять волков и это еще не вечер. Мы же в лесу считай, живем, а работают кайре под боком волков, это их вроде еда. Они это и не отходят, за ночь почитай по пять раз приходят. Огромные, прямо как олы некоторые. Хорошо лучников много, было добавил он, а сейчас я и не знаю, как быть. После раздела, производство упадет, и он не договорил, но и без этого было ясно. Процветающее баронство накроется медным тазом.
        Дело было к обеду и Езуса пригласили на правах гостя отобедать в замок. Его же лучникам и охране сказали, вынесут сюда, здесь не принято охране заходить в не захваченный замок. Вроде как не уважение хозяину, мол, не доверяют хозяину и прочее, вот такие заморочки. Как объяснили, что даже если случайно будет какая смертельная обида там за столом, и тогда хозяин с гостем должны выйти к охране сообщить об этом. А потом уже решать взаимно все свои претензии, любым способом. По-другому никак, иначе на хозяина такое бесчестие опустится, что лучше и не жить.
        Хааром Каледас
        Когда воины Тодаса Соколиса подошли к замку, и я подсчитал, что их было три дюжины, а у меня в замке и полторы настоящих воинов не наберется. Но и испугаться, как следует, не получилось, сразу прибежал Челин и сказал, что убили Томаса Отатоса командира лучников, а он был еще при моих родителях и показал себя очень хорошим командиром, а теперь что. Даже лор Демон и тот, что-то по-своему говорил и громко. Челин перевел, это ругательства, дальше говорить не стал.
        Действительно, неужели сейчас управляющего Такатоса Улесиаса разозлили, или он все решил силу показать. Но после лора Демона, я только силу короля буду бояться, и то после шарков, когда даже Томас Отатос командир лучников его зауважал, это навряд ли. Сотан все бегал среди лучников и организовывал кайре, они без руководства только жмутся всегда к стенам и все. Лейра с демоном теперь не расстается, а мне, только и осталось, в поле на посадки. Но, это меня даже и устраивает, лишь бы подальше от лора Демона, а я только к его виду чуть привык. Так надо же, в следующий раз он шарков принес, они, правда маленькие и это даже сампатичные, как коши. Но как представлю, во что они вырастут и что станут делать, лору Демону хорошо, он их вон, вышел в поле, и нету шарков, а мы что будем делать.
        Хотел с сестрой поговорить, да куда там, мой демон, всегда все правильно делает. Ага, правильно, как же, вот уже трех кайре до стены положили, и троих лучников я видел убитыми, тоже правильно.
        Что, уже сдаются, ну, лор Демон, я и не сомневался, правда, ну, я сейчас с управляющим Такатосом и поговорю. Ага, поговорил, как же. Он, да и его помощник уже лежат, Челин, вроде только поговорил с помощником, тот на руках у него и умер. До сегодняшнего дня я считал, что связываться с Тодасом Соколисом, все равно, что связываться с королем, а сейчас я это, думаю, что даже если все три барона Соколисов придут, то демон просто до вечера провозится, и как он там говорил, не хватит рощи на костры. Я его временами не понимаю и почти всегда боюсь, но своей смелостью он вызывает уважение.
        Вот и сейчас, придумал всем пришлым жить за замком, а если шарки. Но, они, же сами пришли, как он сказал, так что это их проблемы. Я не понял кто пришли, шарки или воины Соколиса. Обое говорит, вот пусть между собой и разбираются, а кто победит с теми я разберусь, и смеется, «демон» одним словом. Когда поймали воина Езуса Тодаса, я уже думал опять воевать. Как здесь появился лор Демон, ни дня не проходит без войны. Как они там у себя живут, это же не возможно, у нас раньше как. Ну, забегут шарки, постреляем и все, а теперь лучники дюжина за дюжиной и что, я только кайре за дровами на погребальные костры посылаю, спаси «Единый».
        И священника у меня уже нет и… С Езусом Тодасом удалось легко договорится, и даже лор Демон не возражал и все живы остались. Только мне не понравилось, что он тогда сильно расспрашивал Езуса о его производстве, я ни «Единый» в нем не понимаю, а вот лор Демон вроде понимает, и что-то уже задумал. Ой, что будет, пойду с Лейрой поговорю.
        Антон Сомов
        Все сели обедать и тетушка Пота, я ее также зову как и все, хотя она потешно выглядит, но таких здесь много. Мне как обычно уточку положила, ну я без всякого крыло отрываю, присолил и только в рот поднести, как этот барон закричит, а как же
«Единого» не прославили, и эта соль на столе, и где священник. Я к нему еще не подходил, и не поприветствовал. Как мне Челин переводил. Барон это, не растерялся и пока еще никто ничего не успел сказать. Он и говорит, Хааром Каледас в смысле, мол, пришли тут молодые бароны в замок, стали стрелять и не стало священника.
        Вот, это и сказал, я даже поразился. Ведь все по правде сказал, а ни слова правды, и ведь постороннему, так и покажется, что убили священника молодые бароны. Вот Езус Тодас и понял, побледнел, стал расспрашивать, как да что, но кто же ему что скажет. Отделались общими словами, и барон Езус надолго замолчал. Когда расспросили в чем дело. Он поделился своими бедами, когда его эти шарки-волки окончательно достали. Решил он нанять движителей и пусть они пожгут волков и если не убьют, то хоть на время уйдут куда-нибудь. Ну, это он так решил, а его священник Наталин, все не согласился. И у него на этой почве очень большие трения возникли с ним, ну, и замаливать «Единого» пришлось долго и дорого.
        Вот такая содержательная беседа и на этом фоне известие, что его сын виновен в гибели священника, хоть и косвенно, повергло его в окончательное уныние. Даже вино Хаарома Каледас, не сильно помогло. Тогда чтобы как-то разрядить обстановку я решил помочь барону, а что почему бы и нет. Тем более, что сам барон сказал, после того как его деревни перейдут под мою руку ему уже не подняться, а так я дам ему шанс и себя обезопасю, хоть с одной стороны. Решение пришло мгновенно, мне нужны люди ему защита. Вот, пусть идет под мою руку и я дам ему защиту, а он мне людей и лучников на работы. Когда я озвучил это предложение, он сначала выпучил глаза и закивал. У нас так соглашаются, а тут саме наоборот. Спросил в чем дело и услышал.
        Езуса Тодаса
        На производстве все наладилось и даже третью пилу кое-как наточили, и она еще послужит. Только шарки, никаких сил на них не хватает, у других один лучник на пять работников, а то и на десять как у Хаарома Каледас. Да, а мой сын, вот, туда пошел и не сам, а с этим Клаусом Соколисом, хотя он и тот еще ол, но здоровый, не бедный и своего не упустит. Не даром у них три баронства на Лирче.
        Прошло уже дня четыре как, а там раздел и надо бы помочь моему наследнику, а то эти олы здоровые, как бы чего не вышло, не нравится мне этот Ковин Моратос. Если он такой, как и его отец, то, как бы чего не случилось. Поеду, а на хозяйстве оставлю Статоса Милостоса, он из столицы в производстве понимает, да и купцы его не обманут если что. Правда, до купцов рано еще, они после уборки тафа прибудут, но вдруг. Выехали с обеда, с таким расчетом, что около леса заночуем все вместе, а что почти две дюжины лучников и две кайре и мои довольно сильные «движители», так что шарков я не особо боялся. Здесь их уже меньше чем у меня. Переночевали, а потом я со своей почти дюжиной рванул вперед, а другая приотстала и медленно плелась с телегами и кайре.
        Когда до замка осталось только за поворот зайти, решил стать и послал паренька шустрого, молодого. Тостос вроде звать, мол, пойди, сходи, разузнай и бегом сюда. Он и пошел, и даже вернулся. Пришел, трясется, там, там демон и Хааром Каледас с ним разговаривает. И, и еще там, это лучники Клауса Соколиса, и они на, на него работают. Ничего не понял, кто на кого работает. Долго расспрашивал и понял только, что сын мой в плену у, у кого не понял, но меня просили подойти и даже вроде, просто поговорить.
        Да, я понимаю походы, это не игрушки, но вроде Клаус Соколис такую силу брал. Сколько же сил у этого Хаарома Каледас, если он смог купить даже демона. Это в ранге колдунов, вроде самый высший ранг, это сколько Хааром отдал золотом и серебром, если мои колдуны по пять полных золотых просили.
        Пока говорили около замка, я еще молчал, но потом пригласили за стол. Что тут началось, я узнаю, мой сын, оказывается, убил священника Хаарома, ну, не сам, а с Клаусом Соколисом и Ковином Моратосом. Только если первый откупится, а второй вывернется, то, что делать мне с моим сыном. У меня и так трения с священослужителем, а теперь придут хранители веры и отведут в синод, а оттуда еще никто не вернулся.
        Когда сели за стол я уже и внимания не обращал, что на столе даже соль была и весь торг за сына, а у меня только мысли как быть и тут этот демон. А, не хочешь под мою руку пойти, а я ведь клятву дал королю не просто так. Не могу я клятву нарушить, это только если он меня завоюет, и то тогда король помощь приведет и… меня вернет обратно. Вот я и сказал это Хаарому с его демоном. Они что-то переговорили между собой и говорят мне.
        Лейре Каледас
        Я очень переволновалась за все это. И сильно обиделась на этого Такатоса Улесиаса, и даже ни капельки его не жалела, а за что, он нашего Томаса Отатоса, нашего самого смелого командира убил. Он всегда такие истории рассказывал, страшные, вечерами у костра и человек был хороший, а этот Такатос надутый кач (утак), ну и что, что у Соколисов служит, так что другие уже и не благородные для него прям все кайре, сам такой, вот. И вообще мой демон весь сильно забегался, что когда он приходил спать и уходил я и не слышу совсем.
        А я че придумала, у демона я видела такие маленькие штаны под штанами, это очень интересно и вроде не голый и в тоже время удобно. Я тут с тетушкой Мараш поговорила, и она мне помогла такие сделать, только они это грубые очень, я у моего демона видела там, в этих больших мешках. Там есть такая мягкая материя, мне с города иногда привозят такие, но они рвутся быстро и мажутся тоже. Поговорила с моим демоном Ахнтооном о его тканях. Он сначала не понял, а потом разрешил взять что хочу. Только переложил все свои стрелы железные в один мешок и какие-то круглые железные штуки тоже. И сказал, что это страшные вещи трогать нельзя. А сам взял много и понес. Вот и верь после этого, трогать нельзя, а нести можно или он это мне говорил, так я помню. Синяк еще не прошел и бок болит. Когда появился отец Кошана, меня звать не стали, они сами там все решали.
        Я только потом за столом сидела, но у меня почему-то ничего не спрашивали, этот Езус Тодас только спросил священника и почему соль на столе. Но ему про смерть священника Алистина как рассказали, что это чуть ли не его сын убил. Я слушала, ну правду говорил мой брат, но Езус Тодас как-то не так понял, а может, так и было, я уже ничего не понимаю. Надо вечером у моего демона расспросить все, а то он где угодно, а я ничего и не знаю, вот.
        Антон Сомов
        Мысль что я могу его просто пойти и завоевать, мне в голову как-то не приходила. Я к тому уже привык, что ко мне идут все кому не лень, а я только отбиваюсь. Предложение барону, что он, дескать, может ко мне пойти в вассалы не проканало. Что меня удивило. Вроде, как я понял, он по нашему говоря, предприниматель до мозга костей или по местному цеховик. Цеховики здесь в основном в городах, а их в королевстве аж три штуки. Столица Милос, Горное это где-то на западе у гор, еще там одноименное толи озеро, толи море. И последний Метлос находится на море, это, по сути, порт который хоть и находится на территории королевства Крамен, но в нем хозяйничают имперцы из империи Стор. Больше вобщем мне по существу ничего сказать не смогли.
        Но не это меня волновало, а как быть с Езусом. Захватить его, а если он будет биться до конца, или это какая-то засада. Решение предложил Хааром Каледас. Он сказал, что пусть барон остается до утра, а там все и решим. После барон вышел из замка к своим телохранителям и лучникам поговорить и сказать, что все хорошо, и он остается ночевать в замке. А мы с Хааром стали разговаривать и барон меня просветил, что открыто никто не признается в сдаче замка, потому что это нарушение клятвы. В тоже время, когда войска стоят перед замком, барон может сдаться, и никто ему ничего не скажет, а если придет сюзерен, то он либо освободит своего вассала, либо признает победу и там уже будут варианты. Если победитель его вассал, то он может просто уйти, или объявить войну, ну, по-разному бывает. Я так понял, что сам Хааром Каледас не очень в этом понимает, и просто мне пересказывает, что ему рассказывали другие или положения закона. Слишком уж заметны были ляпы и пробелы в его пересказе.
        Как бы то ни было, а решил я схожу, посмотрю. Достало уже, недели не живу, а три войны уже пережил. И если первая, это вроде игрушек, то последняя наводит на мысли, что долго я так не продержусь. Решение сначала мы принимали с Хааром Каледас такое.
        До утра Езус отдыхает вроде все нормально, а утром он уводит сына, а потом начинает уводить лучников, и вроде мы начинаем возмущаться, что типа мы не так договаривались и что за дела. То есть, никто кроме барона Езуса Тодаса не будет в курсе, что это все понарошку и розыгрыш. Они даже, типа могут пострелять и убегут. Гнаться естественно никто не будет, сначала, а потом я вроде как решусь. Вот такой план в черне и набросали. Когда вернулся Езус Тодас, мы ему его рассказали и после уточнения деталей, он хоть и с оговорками, но был принят. После этого Хааром Каледас с Езусом остались выпить и поговорить, а я решил с Челином потренироваться в его умении кидать камешки и все прочее. Меня интересовало и точность, и дальность, вобщем все ТТХ оружия, под именем «Челин движитель». Пошли за дальнюю стену замка и всех со стены в этом месте согнали. С нами остался только десятник Катанас, он все равно присутствовал на тех первых испытаниях, да и что от него таится. Он за «наших» так сказать, и он не «движитель», все равно ничего не поймет. Были с нами и три кайре для помощи. Испытания продолжались до самой
темноты, и вот что удалось выяснить. Камешки размером с один два сантиметра Челин метал без проблем на сто метров, но убойно, только на семьдесят, а прицельно не более пятидесяти. Камни весом до килограмма летели метров на тридцать сорок, но после десятого «выстрела», уже вызывали усталость. Вот что решили, что гранату, я если что и сам кину, а вот камешки метать это перспективно, только надо подумать о повышении точности и дальности, но это потом. Утром, как и было, договорено барон вышел к своим людям и там поговорил, что типа не обо всем удается, договориться и его людям надо готовится ко всему. Согласно нашему плану он посидел с нами за столом и с руганью встал и пошел из замка, меня чтобы не портить картину, в это время не было, я был на реке и с умным видом пытался освоить местный лук. Не знаю как кто, а сие мне не очень удавалось. Хотя, помню, в детстве, я что-то такое мастерил. И у меня даже получалось, но сейчас глядя как Челин не смотря на то, что я вроде демон, покатывается со смеха, верилось в это с трудом. Нет, стрелы летели и даже далеко, но не туда, и не так. Вот если на двадцать метров
я еще попадал в силуэт человека, то дальше все.
        Но это все для отвода глаз, а когда из замка прибежал гонец и сказал, что барон Езус взбунтовался и ушел, забрав всех своих лучников. Я стал возмущаться, для виду, и поспешил на помощь. Когда же прибежал в замок, то тут действительно было не понятно, толи получилось так, толи все пошло не так, и вместе с Езусом Тодасом и его лучниками как и было задумано, ушла и часть лучников Тодаса Соколиса, а это не было задумано. Хоть и не все, а только восемь, но ушли и ушли, чего теперь жалеть. Хааром Каледас суетился, изображал гнев и то садился на лошадь, то соскакивал. Потом мы переговорили, так сказать с мысли на мысль и он мне рассказал. Сначала все пошло, как и задумывали, но потом, то знакомство, что в первом случае нам это сильно помогло. Теперь сыграло против нас и часть лучников Тодаса Соколиса прознала, и тоже рванула на смотки. Хааром Каледас предлагал отправиться в погоню и так сказать наказать, но я сказал, что может оно и к лучшему. Меньше ртов нахлебников и меньше проблем. Собираться решили в ночь, до вечера собираемся. Потом идем до полной темноты и ночуем, а с рассветом идем дальше и к
обеду мы у стен Езуса Тодаса, хоть и ночевать в лесу не комильфо, но ночевать под стенами вражеского замка, я считал категорически неприемлемо. Сработает договор или нет, а пути отхода я буду искать днем, а не вечером. Со мной решили пойти Хааром Каледас и Челин, а из лучников пошли только двое и десяток так скажем ополченцев из благородных. А то в замке уже было больше двух десятков чужих воинов и если я еще уведу десяток, то не факт что остальные не взбунтуются. И вернусь я уже или в пустой замок или в чужой. Придется по новой брать, а меня это уже заколебало.
        Я сказал, что этого хватит, а если кому-то мало покажется, мы это заблуждение уберем, гранатой. Сам я, конечно, шутил тогда … наполовину. Готовился я знатно, по местным меркам по королевски. А ну, у меня было пять лошадей. Я когда сказал Хаарому Каледас, что надо запрячь в телегу пару лошадей, он чуть умом не тронулся. Как лошадей и в телегу, да это же благородное животное и т. д. и т. п. Но я ему объяснил, что у нас, это где я жил, это благородное животное прекрасно таскает телеги и прочее. Да, и у самого Хаарома упряжь нашлась, хоть и старая, но на раз пойдет, кое-что от быков или как их олов, использовали. Когда выезжали из замка, то оставшиеся аж слюнки глотали. Как же ТРИ лошади под седлом и еще две в телегу запряженные, прям королевский выезд. Хоть мы и не сильно гнали, но до темноты как мне сказал Хааром Каледас, половину расстояния проехали. Никто просто так здесь не передвигается, все пешком или на олах, а если и есть лошади. Они вынуждены подстраиваться под пеший эскорт. Остановились, не доезжая очередной опушки с полкилометра, здесь все останавливаются, а в лесу никогда. Когда же один
кто путешествует, бывают и такие смельчаки, то только в лесу и на деревьях.
        Лейре Каледас
        Да, конечно, надо вечером расспросить моего демона. Ага, как же, расспросила все. Вот он мне все и сказал. Они с братом сначала этого Езуса Тодаса ругали, потом лошадей готовили. Когда я сказала, что тоже хочу поехать, они почему-то оба сказали что низ-зя. Я уже понимаю, это значит, нет, и брат это тоже сказал. Вроде один демон, а второй мой брат, а мысли одинаковые, не понимаю. Ну и хорошо, и подумаешь, и вот.
        А все равно, я с тетушкой Мараш пошила себе такие маленькие штаны и, и хотела показать демону Ахнтоону, но постеснялась. Когда же сказала об этом тетушке Мараш, она это на меня посмотрела, а потом сказала, что ему можно, я ничего не поняла.
        Так интересно, я еще никогда не видела, чтобы лошадей в телеги запрягали как олов. Брат тоже, но он говорил, что в столице, так ездят король и еще некоторые знатные бароны и графы, кто по здоровью не может ездить верхом. У нас как узнали лучники Катанаса, что с демоном поедут на телеге запряженной лошадьми, а еще двое верхом, то отбоя не было, все сразу захотели ехать, и брату даже пришлось объяснять, что нельзя оголять замок и так людей нет.
        Демон Ахнтоон когда уезжал даже поцеловал меня в щечку и еще что-то говорил, но я поняла только что все будет хорошо. Когда он уехал, так стало грустно, я даже поплакала у себя в комнате, чтобы никто не видел. Вроде только все его боялись, а так он почти как мы благородные, только глаза как у шарка. О, а надо с шарками заняться, я пока Челина не будет, с ними занимаюсь. Я уже их не боюсь, они такие потешные. Мне демон показал, как на веревочке привязывать кусочек кожи, и перед ними водить, и отбирать. Я сначала боялась, они очень грозно рычать, а потом поняла, они просто так играют. В следующий раз, когда демон Ахнтоон соберется, я обязательно с ним поеду, хозяйка я замка или нет, в конце концов.
        Антон Сомов
        Ночь прошла спокойно. Я не дежурил, сказал только что в случае чего только меня сразу будить, а ничего не предпринимать. Только показался край солнца, как мы вскочили на лошадей, ну, у кого было вскакивать. А, у кого не было те по телегам или по телеге, но тоже с комфортом. Это не их обычные передвижения, когда все нагруженные как быки и шлепают по дороге, пылища. Что интересно комаров и мух нет, есть много бабочек в полях и жуков разных, есть довольно приличные экземпляры, мне один такой в лоб на полном ходу закатал, тогда я чуть с лошади не свалился.
        Утром перекусили, напоили лошадей и в путь. Часа через два впереди показалась пылища, и дорога стала заворачивать в лес. Мои спутники притихли, стали ехать медленно и все ощетинились луками. Но пока все было тихо, и только впереди осаживалась пыль, видно кто-то недавно прошел впереди нас. Спешить мы не стали, во первых пыль не видно ни черта, во вторых куда спешить и так с опережением идем. Спросил Хаарома, он ехал сразу за мной, а это не Езуса Тодаса лучники пылят впереди. Он согласился, что может быть, и мы не стали торопиться вдвойне. Для выполнения нашего плана нам надо было, чтобы он зашел в замок, а там и мы подъедем.
        Планы, планы, когда же вы станете сбываться. Как только лучники защелкали стрелами, и раздался вой и скулежь, я тут же очередью снес двух волков и за ними еще одного молодого почти щенка. Правда, здесь щенки со взрослую овчарку. Все кончилось, так же внезапно как и началось. Воины пошли с опаской собирать стрелы, и я тоже пошел дозарядить магазин, чувствую, мне он скоро понадобится. Как только собрали стрелы, Челин даже мои гильзы собрал. Это же деньги, как он сказал. Может и так, но жизнь дороже и мы продолжили путь. Впереди был уже просвет и когда мы вышли из леса, стало ясно, в чем дело. Те, кто пылили впереди нас и были наши якобы сбежавшие, и или на самом деле сбежавшие. Я все и не определился, да и не до этого было сейчас.
        Если на нас напало трое, и я их тут же покрошил, то на беглецов нападало пятеро и хоть им до замка оставалось меньше километра, но для них это было серьезное количество и, судя по тому, что уже трое бросило луки и шли в рукопашную. Запас стрел у них кончился и если я не успею, то план накроется медным тазом по причине, что не с кем будет договариваться. Нет, есть еще сын, но выживет ли он, а вдова или пока рано, главное не накаркать. Сказал Челину, пусть поторапливаются за мной, а сам поскакал на спасение, до них было метров пятьсот. Прицельно не попаду, а очередью задену людей. Когда приблизился метров на двести, с одним волком было покончено.
        Два клубка людей зверей были в стороне и двое волков кружили, пытаясь достать кого либо. Это надо сказать им удавалось. Один лежал уже без движения, а один зажимал руку, вернее остаток руки, другой рукой. Два выстрела, решили проблему с нападающими. Еще одного убили лучники сами. Ну, с остальными они справятся, решил я. Только не судьба сегодня видно. Сбоку, услышал я крик сзади от своих и увидел, как слева из леса показалась стая голов с десяток. Однако, весело тут у них. Хорошо, что до них далеко еще, и они не торопятся, высматривают. Ну, чтож постреляем. Упор лежа и как в тире. Мне под конец их даже жалко стало, и когда последний повернул назад, я не стал его убивать, а просто пошел посмотреть. Волк до этого как видно еще раздумывал уходить или нет, а сейчас. Кажется, не часто он здесь видел, что на него идут, вот так молча и…. Вобщем скрылся он в лесу, только кусты затрещали. Когда подошел к стае, бывшей стае, один попытался, кинуться на меня. Он был ранен и уже умирал, но еще что-то пытался. Я сначала даже вынул нож, патроны здесь слишком дорогие, чтобы на всяких недобитков их тратить, но это
уже не понадобилось, он уже затих.
        Вернулся к своим, они ничего мне не говорили, но с таким почтением расступились, и подлетевший Челин только что не молился, глядя на меня. Что волков не видели, сразу напустился на них. Потому решил, что если их не занять делом, то так и до бога дослужусь. Ничего лучше не придумал, как сказать всех волков сюда и шкуры снять. Все сначала не поняли, а потом, когда Челин перевел, все дико глянули на меня, но никто даже не пикнул и все с энтузиазмом пошли за волками.
        Пока я этими зверьми занимался. Люди Езуса Тодаса справились со своими оставшимися волками и во все лопатки удирали в замок. Что мне понравилось, раненого и убитого или может еще живого солдата они тоже забрали с собой. Правильные бойцы, хоть и противники пока, надеюсь не надолго. Первые пошедшие за волками уже тащили их ко мне. Вдвоем каждый за лапу. Все-таки звери приличные килограмм по 50-60 килограмм, а для местных они сами так весят, это тяжело. Пока воины таскали трупы шарков, я устроил небольшое совещание. Как будем дальше поступать. Мыслей особых не было, но по закону следовало пойти и объявить волю лора к барону замка. Хотел послать Хаарома Каледас одного, но решили, что если такие милые собачки прибегут еще, то я не успею даже на лошади. Решили ехать вдвоем, а Челину оставил свой нож, опыт у него уже есть, пусть возится, ножи были еще у троих.
        Вот что я думаю, часа за три они шкуры посымают и уже в замке их доведут до ума. Я к тому времени планирую его взять, у меня даже мысли появились как их испугать посильнее. Когда подъехали к воротам замка, мост был поднят, и около нас в землю воткнулась стрела. Я остановился, а Хааром Каледас соскочил с лошади, оставил лук и пошел пешком, держа головной убор в руках. Переговоры так здесь идут, не белая материя, ее здесь просто нет, а головной убор в руках, дескать головой отвечаю. Со стены спустили лестницу, ну такую интересную, типа жердь, а к ней перекладины, толи вбиты, толи привязаны, от меня далековато не видно, а ближе я подходить не стал.
        По ней спустился сам Езус и подошел с той стороне рва, и они стали о чем-то говорить. Мне отсюда не слышно, да и не понимаю я еще все по местному многого.
        Езус Тодас
        Когда сговаривался с Хааромом Каледас, вроде все правильно, а куда мне деваться. Без трети деревень, у меня не хватит людей для работ, а купцы не простят не выполнение заказа. Когда же смотрел на демона, думал к черту купцов самому бы выжить. Продам все, вон тому же Клаусу Соколису и пусть делает что хочет с моим хозяйством или отцу своему отдаст. Надоело уже все, с утра до вечера: лес, кайре, инструменты, лучники и по новой: лес, кайре, инструменты и лучники. А, тут еще набеги участились, видно голодная зима, для всех голодной была, не только для меня. Вон, шарки каждый день прут в удвоенном количестве.
        Как бы то ни было, утром сделав вид, что не согласен на такой обмен и все прочее вскочил на коня и уехал из замка. Мои все были предупреждены, и как только я выехал из ворот, сразу рванули от стен замка. Мой сын был со мной, и мне в том момент ничего больше и не нужно было. Кое кто из моих пытался еще стрелять в ответ, но я быстро пресек это. И никчему и не дай «Единый» демона раним, то и до того пригорка никто не добежит, что демона можно убить, я вообще не верил. Когда отбежали достаточно далеко от замка, я обратил внимание, что кайре то и нет с нами. Их забрали на другую сторону, что-то делать, как сказал Сотан, нечего им задарма таф трескать, чай не благородные. Оно-то может и так, только я остался еще без двух дюжин работников, и было еще одно дело.
        Когда я уезжал, я как-то не обратил внимания. Сейчас же без спешки, когда отъехали подальше, увидел, что не только мои лучники здесь, а еще и Клауса Соколиса восемь человек. Да, это как-то нехорошо получилось, как бы Хааром Каледас не обиделся, но не гнать же их. Пригодятся еще, как будем ко мне ближе подъезжать, ну, кто на лошади, конечно. До леса добрались засветло еще, и сразу проскочили первую часть. Лучники Клауса Соколиса предлагали здесь заночевать и не входить в лес, но я, помня, что демон за нами пойдет и может нагнать быстро, сказал пройти еще чуть до следующего места, есть там, уже ближе ко мне поляна большая и удобная я там часто останавливаюсь.
        Шли мы до нее долго, наверное, до полночи и все даже роптать стали, почему там не остановились, а вдруг шарки и прочее. Я их не слушал и мы все же пришли на эту поляну. Как же хорошо этому Хаарому Каледас, уже весь вечер и полночи, а еще ни одного шарка не встретили, хвала «Единому». Ночь вообще прошла спокойно и с рассветом двинулись в путь, тут и полстакана (4 часа) по времени не будет и мы дома. Только завернули уже в мой лес, как ко мне подбежал один из лучников Соколиса и говорит, что за нами кто-то идет, слышно телега и ржание лошади вроде. Он предложил, может подождать, и вместе пойдем все спокойнее, я тоже так думал, но если это демон. Тогда надо лететь во все лопатки, а то кто его знает, как он отреагирует на бегство его законной добычи, лучников Клауса Соколиса. Когда я все им и сказал, они побледнели и разом прибавили скорость. Вышли из леса, тут до замка и пол лиги не осталось, и удача моя кончилась. На середине пути между лесом и замком нас догнали сразу пять шарков. Мои-то лучники были все с луками и ножами, а вот Клауса, те имели только три лука и нож. Да, и к лукам у них было по
три стрелы и все. Мои все опытные, куда зря не стреляют. Вон, уже одного подранили и еще тихо высматривают себе, а эти открыли стрельбу как по мишеням, кто больше выстрелов сделает и уже стоят с бесполезными луками. Пока все это происходило, я сыну с помощником сказал, бегом в замок, и человек пять с ними отпустил, а то знаю я повадки этих хищников. Сейчас здесь завяжемся в схватке, а с другой стороны еще пяток подойдет и все. Я здесь давно живу, и все их повадки выучил уже. Пока я отвлекался на сына, эти Соколисовы дудаки уже врукопашную с шарками схватились, смелые, но дурные. Порвут же, им это только и надо.
        Тут из моих кто-то как крикнет, сзади, я оглянулся, а с лошади хорошо видно. Все, думаю, отжил, ну, хоть сына напоследок спас. Сзади от леса не спеша трусил еще десяток. Нет, будь все вооружены и подготовлены, я бы еще потрепыхался. Но эти, Клауса олы, без оружии, с одним ножом. Мои, тоже с марша и без большого запаса, не успеем. Просто организоваться не успеем, вон смелые, дерутся с шарками считай голыми руками. Смелые, но дурные. О, а что это сзади показался отряд тех, кто за нами ехал. И впереди скачет демон один, нет, я понимаю смелый, сильный, но дурной. Против одного шарка, я бы на него поставил, против двух уже нет, а так погибнет вместе с нами. Что он делает, я уже забыл и про своих, смотрю, что демон делает. Он поскакал к нам ближе, соскочил с лошади, совсем дурак, хоть убежал бы на ней. И, и что это, как гром такой тихий, и нету шарка, и еще одного. Мои, молодцы, тоже не кайре, справились с остальными, но что делает демон, он лег на пригорок и смотрит в сторону шарков, как они приближаются, что он задумал. Вот, опять этот тихий гром, и еще, и еще. Что, я уже и забыл, что мне уходить
надо, только смотрю, как падают, и падают шарки. А потом мне вообще стало страшно и я, скомандовав своим, поскакал к замку. Да, и было чему испугаться, демон перестрелял всех, оставил только одного и пошел к нему навстречу. Шарк вместо того чтобы кинутся на добычу, рванул в лес с невиданной скоростью.
        Кто же этот демон. Сначала я посчитал его колдуном, а теперь уже и не знаю. Когда все дошли до замка там нам быстро открыли ворота и только мы зашли ворота опустили и мост подняли. Встретил меня Статос Милостос мой управляющий, с ним уже переговорил мой сын и он был в курсе, что за люди и с какой целью они здесь.
        Пока разговаривали, появился и старый шарк, священник Ниталин, уже до чего старый, а во все дела пытается вникать. Да, и со службой, то лучников не вовремя соберет, то кайре всех с работ поснимает. Вот, чувствую, специально он все делает, и сейчас прибежал. Хорошо он старый на стену уже не лазит, а то и там бы всем все рассказывал, да показывал. Говорю ему, под стенами войско стоит, что будем делать, воевать или договариваться. Он, а сколько у них лучников и сколько всего. Да говорю, десяток всего и пяток лошадей, да, вроде демон с ними. Как его-то перекосило, он же, да, и все они священники очень не любят колдунов, а тут самый высший из них. Думал он долго и говорит, будем воевать, во славу «Единого», он нас не оставит. Ага, думаю, кто будет воевать, а кто в келье отсидится. Ну, воевать так, воевать. Как раз и Хааром Каледас подошел для переговоров. Мы с ним стали по краям рва и я объявил, а что я еще мог сделать. Сказал, что будем воевать, и замок не сдается, а чтобы Хааром Каледас понял, добавил, такова воля «Единого». Хааром кивнул, мол, понял, повернулся и ушел.
        Антон Сомов
        Вернулся Хааром и сказал, что замок сдаваться не будет, такова воля «Единого». Как он уточнил, это специально Езус Тодас сказал. Вот и что получается, Езус Тодас согласен, я согласен, где-то я это уже слышал. Жених согласен, родственники жениха согласны, родственники невесты тоже согласны, осталось уговорить невесту. Пока мы рассуждали что делать. Нас посетили гости. По дороге со стороны леса показался всадник и затем вышли еще два лучника, поглядев на нас, они скрылись за поворотом и все затихло. Кто такие, не знаю, говорит Хааром Каледас, может местные, что в замок везут, то они уже в курсе.
        Это почему спрашиваю, а мост поднят. Его так просто не поднимают. Ясно, и что с ними делать. Не знаю если их много то надо уходить, а если мало, то может они уйдут. Куда уйдут, я пришел, никуда не уйдут. Пока мы рассуждали из-за леса стали выходить лучники и два всадника. Две дюжины, сказал Хааром Каледас, ну и что. Раньше я бы уже сдался и может, отделался выкупом, а сейчас я не знаю. Мне его упаднические настроения не понравились. Мы сели на коней и поехали к своим, там тоже побросали работу и схватились за луки.
        Когда подъехал к ним, вперед вышел Челин и стал спрашивать, что делать, они вон сейчас будут прорываться к замку. Как это прорываться, по открытому месту, они что самоубийцы. Нет, мы же их не достанем, а у них вон две телеги и они за ними сейчас укроются и это и прорвутся к замку. Я со злостью как не достанем, до них метров
400 всего. Челин не понимает, и думает, что я не понимаю. Начинает мне объяснять, из лука не достать, а ближе подойдем, они нас из-за телег подстрелят. Взял с телеги еще рожок и Челину сказал, вон ту сумку бери, там у меня пара гранат и сотня патронов была, свой рюкзак я не стал брать. Пошли мы в место, чтобы оказаться как раз посредине между ними и замком. Они тоже это поняли и со всей скоростью погнали к замку.
        Я сначала хотел убить переднего быка и тем остановить движение, но потом появилась мысль лучше. Дождавшись, когда опустят мост и на него зайдет бык с телегой груженой лесом, я короткой очередью валю быка. Один из всадников, тот, что первым переехал на ту сторону рва и уже почти скрывшись, останавливается и соскочив с лошади, начинает что-то делать. Ну, как я слышу, кричит на возницу и лучники даже делают пару выстрелов, но здесь они поопытней и понимают, что триста метров для их луков, это много и они останавливаются.
        Такое небольшое противостояние, все мои лучники стоят за мной и тоже ничего не делают и с той стороны тоже понять не могут. Бык убит, да, очень удачно, что его теперь с места не сдвинешь и мост не поднимешь, а теперь и поговорим барон Езус Тодас. Лучники барона стоят и тоже не знают, что делать подходить опасно, скрыться в замке, телеги останутся, и мост не поднят. Ну, все приплыли, иди Хааром Каледас скажи, пусть сдаются, и дай время как у вас там его считают. Считают по Гранису (солнце), это как. Он показывает, вот туча идет и можно сказать, когда она закроет или когда откроет или там одна две. Вот, так и считаем, а как по другому еще. Да, действительно, не по местным же часам, видел я эти часы, там плюс минус полдень и полночь только можно определить и то с невеликой точностью. А так ниче оригинальненько часы сделаны.
        Ну, иди, скажи им, как вон то облачко закроет и откроет солнце, так я открываю огонь. Ну, а вы что тут, всех шарков ободрали. Нет, еще два, так занимайтесь и нечего отвлекаться.
        Челин твое дело шкуры, я что тебе нож просто так дал. Челин только челюсть не отвесил, а как же замок и прочее и лучники вон. А, что говорю, стрелы сюда не долетают, тебя они каким боком касаются. Если ближе подойдут и с луками, я перебью всех. А без луков подойдут, шкуры помогут таскать, а што. Он это на меня поглядел, а когда перевел остальным и те в ступор впали. Потом побросали луки, и пошли до шарков, дальше обдирать, только оглядывались. Хааром Каледас уже дошел до лучников барона, и они там что-то ему рассказывали, а потом.
        Хааром Каледас
        Ну, что за дела и тут с этими священниками никакого сладу нет. Ведь я же лору Демону все объяснил и рассказал. Придем, покажем силу и все, а теперь что. Сейчас демон рассвирепеет и побьет всех, а все к тому идет. Как Езус Тодас этого не поймет, а может, понимает, но что он против своего священника сделает. У меня лучше было, мой священник никогда не вмешивался, только когда раз я не отбился, он участвовал в дележе и все. Пока я рассуждал, из леса показался отряд с телегами. Это, судя по ним, местные везут с леса заготовки для обработки, а может и обработанные, я не очень в этом понимаю. Да, много их, и даже двое на лошадях.
        Нас и дюжины нет, если бы не демон, я или сдался или просто ушел бы, а сейчас я им просто сочувствую и все. Мне даже жалко их, вон он шарков за гран (нечто вроде мгновения по нашему гран-вспышка) десяток убил, так то шарки, а этих еще быстрее. Те тоже видимо нас опасаются, вон укрылись за телегами и пробираются к мосту, его уже опускают. Неужели демон их отпустит. Вот уже и всадник по мосту проскакал, и телега на мост заехала, и бык… на мосту упал и перегородил весь мост и лор Демон возвращается и что.
        Мне сказал идти и дать время в одно облако, не много. Пошел к лучникам, они вон, и луки поопускали стоят, скалятся. Что, они требуют, чтобы мы сдавались, и тогда нас даже отпустят. Местный десятник или кто он, мне говорит, а что твои вон и луки уже побросали, очень нас боятся. Так зачем пришли, лошадей нам подарить, это хорошо, барон будет рад, и без выкупа уйдете, правда и без лошадей. Смеется скотина, ол этакий.
        Я оборачиваюсь, лор Демон действительно стоит, а остальные пошли, а куда же они пошли. Точно это он их опять за шарками погнал, шкуры дообдирать. Поворачиваюсь и говорю, да, нет, это лор Демон на работу их погнал, они не все шкуры с шарков еще ободрали, а он, если не всех обдерут, осерчает сильно и того, перебьет всех. Я как сказал это. Вижу им уже не очень хорошо, а много шарков он убил. Ну, говорю, дюжину вот вроде, может больше. Так что работы много, а если не успеем, и шкуры пропадут, тогда все, и осерчает, и замок спалит. У меня вот всего двух шарков убил, так мы их быстро ободрали, и то он осерчал, и две дюжины людей Тодаса Соколиса перебил. Вон, в замок к вашему барону восемь человек оставшихся сбежало, так он тоже осерчал, пришел сейчас разборки устраивать будет. Так что не знаю, если шкуры не успеем обработать и пропадут, он и ваш замок того. Продолжать не стал, жду.
        Тут тот, кто на лошади был, соскакивает и подымает меч и, салютуя, втыкает в землю. Ты, Хааром Каледас спрашивает. Да, говорю, он мне в ответ, я тебя знаю. Я староста деревни Кразы (цветы такие) Тукос Олдис, мы везли в замок лес полуобработанный и вот. Ладно, говорю, садитесь и ждите, а ты пошли со мной. А, если шарки нападут, ага нападут как же, одни напали, вон, уже обдирают и тех, что еще придут, помогать будете. Он сильно впечатлился, что замолчал и пошел за мной.
        Антон Сомов
        Когда предводитель или командир обозников, поднял меч и воткнул его в землю, я уже и не сомневался. С этим отрядом покончено. Вон Хааром Каледас уже и с командиром обозников ко мне идут, сдачу обговаривать. Когда подошел, Челин рядом стоял для синхронного перевода, а что очень удобно и между делом учишь язык. Это оказался староста какой-то деревни, он вез лесозаготовки на переработку.
        Оглядел его хорош, строен высок, спросил не движитель ли он. Нет, отвечает, в соседней деревне есть, а у нас нет. Спросил их родовые они или нет. С родовыми разговора не будет, оказалось что просто деревенские часть, а часть из города, там работы для лучников нет, а они больше ничего и не умеют. Хоть стрелять умеют спрашиваю, тот хвалясь на две дюж-дюж шагов стреляют (это где-то 150 метров), а попадают. Когда я стал уточнять, а то я знаю их манеру, нет, они не врут здесь, но приукрасить сильно могут, что и вранье на этом фоне правдой покажется. Взять хотя бы Хаарома, и мужик, и хозяйственный (тавтология кто понимает), а так временами наплетет, и вроде правда если бы сам не знал, вобщем местная специфика. Он это замялся, ну попадают, только далеко, не встряет уже. Посмеялись вместе. Что спрашиваю делать с вами, ну это, мы люди подневольные, вон наш барон, с него и эта, выкуп, значитца. Так, с ним все понятно, ладно пошли к мосту и своим говорю, шкуры на телегу и погнали уже, а то пропадут, я ваши поснимаю. Здесь хоть и не жарко, но к обеду уже припекает.
        Я чтобы не заморачиваться со временем, ставлю на восходе солнца на семь часов и так каждый день, а считать как надо и сколько чего, оно мне надо. Вот и сейчас шкуры сняли с волков, а что дальше. Послал Хаарома Каледас к барону Езусу Тодасу пусть придет, поболтаем, и есть принесет, а то, что за дела обед уже, а я не ел. Я когда не поем я злой. Хааром побежал к мосту, а мы все, не спеша туда поехали. Староста рассказывал, как они живут, что делают и жаловался на волков, что продыха нет, а лучников не хватает. Да, я почти согласился, волки крупнее наших, а люди мельче, парадокс. Ладно, а деревня далеко твоя, он сильно перепугался, а это, это зачем. Поглядеть хочу, я тут с твоим бароном договорился, он мне задолжал десяток, вот теперь выбираю, твоя пойдет или нет.
        Вижу, не понимает, а за… как это задолжал. Да, сын его вот к нам гости заходил и неудачно, вот и задолжал. Вижу, стало доходить, куда сын ходил они видно в курсе. И про долг, он тоже теперь все понял. Так это, у нас таф, это не выращивают, у нас полей нет, только деревья и ялис далеко, вот. Вижу, уже выкручивается, да ладно говорю, мне и такие деревья пойдут и таф у меня есть, так что твоя деревня меня устроит, говори какая следующая и где.
        Вот не спеша и подъехали к мосту, где уже стоял сам барон. Здесь, что мне нравится, пообещал жизнь и это выполняется, и всем удобно. Вот сейчас Хааром Каледас пообещал, что не будет убивать Езуса Тодаса, и тот спокойно к нам пришел и разговаривает, ничего не боясь.
        Езус Тодас
        Положение стало еще хуже, если сначала я мог рассчитывать на легкую растрату. Ну, тридцать процентов это не легко, но с текущим не сравнить, то сейчас вообще ужас. Лес, обработанный и привезенный, захвачен, и не известно, что делать. Забрать, в перестрелке, сколько людей погибнет, не брать, а что делать. Сегодня еще один караван должен быть, и что тогда если и его захватят, а все Харе-Лельку шарк священник Николин из-за него все проблемы. Может, плюнут на все и принять поражение, а со священником что делать, опять нарушил волю «Единого», и что дальше.
        А спрошу я у демона, что он мне скажет, ага так и сказал, говорит, приведи и поговорим, а как я приведу. Он не пойдет, да и силой я не потащу, все будут видеть и все это будет, короче везде лес и шарки. Как всегда в эту кучу и еще проблемы из леса показались два лучника и телега, а за ней и Мастас Давас мой первый мастер и староста деревни Шарашес. Прославившейся тем, что там убили больше всего шарков, но там оно и понятно там два движителя и куча благородных живет, а они лучники от
«Единого», и шарки вокруг той деревни стороной обходят. Ну, вот увидел меня и скачет сюда и что теперь делать.
        Правда в последний момент понял, что, что-то не так, но было уже поздно, его лучники сосредоточились у своих телег, а телег ведь четыре да лучше бы их было две или одна, а может, и совсем не было. Теперь вся работа демону, шарк, шарк, шарк как все не вовремя. О, а он решил подраться и с демоном, это даже интересно. Он сам крепкий и меч у него хорош, посмотрим, что будет, а то демон сейчас шарахнет по нему, как по шаркам и нет моего мастера. Нет, отдал свою палку, его этому Челину и улыбаясь пошел со своим коротким мечом или длинным ножом.
        Схватки не получилось, демон рубанул своим мечом по мечу Мастаса, и тот разлетелся пополам, а потом заехал кулаком в лицо и, и, все. Мастер Мастас уже и не поднялся, а демон стал на колени перед ним и, что-то делает, неужели он забирает его душу, что-то такое говорили священники единого. Но, нет, вон Матас зашевелился, и демон подает руку и помогает подняться. Вот так и что делать еще одной деревни у меня нет, а я сильно рассчитывал, что именно эту деревню я и оставлю себе. Она самая дальняя, и я прикинул если правильно повести переговоры, то она не попадет под отделение, а теперь все. А от нее самый большой доход, да, я за нее три другие, да что теперь какие другие. Идет оно все лесом, и я склоняю голову, а со священником пусть теперь демон разговаривает, это теперь все его проблемы.
        Антон Сомов
        Когда из леса показались подводы с лесом, и к нам, где мы стояли с Езусом Тодасом, да все стояли, поскакал на лошади высокий по местным меркам всадник мне интересно, кто это. Он соскочил с лошади и стал обращаться к Езусу Тодасу, мне Челин переводил, да я и сам часть понял, это был какой-то староста и толи мастер толи начальник, какого-то цеха по изготовлению луков, очень ценный человек и опытный боец, как я понял дальше, только смелый безрассудно. Он, недолго думая, предложил, мне с ним сразится, я сначала хотел его просто вырубить, а потом самому стало интересно, как я против местных.
        Хоть у них и мечи, но они не очень длинные и бронзовые, так что я со своим
«свинорезом» названным так, за то что подрядился раз зарезать на одной ферме десяток свиней. Вот с тех пор и повелось «свинорез» «свинорез», а так хороший нож
«оборотень-2» мне нравится и многофункциональный и крепкий, я на скале, раз висел на нем, в полной выкладке и выдержал. Так что стал этот своей тыкалкой, передомной махать, ну я и махнул по ней своим ножичком, так от местного меча только две половинки и полетели. Потом, недолго думая, а жаль надо думать, но это потом, а в процессе двинул в скулу, хотел в лицо, но вовремя сообразил, не выживет он после этого. Он и свалился без сознания, я уже хотел искусственное дыхание делать, но не пришлось, он сам оклемался. Я руку подаю, вставай вояка, он встал, вижу, качает его, но ничего не сказал.
        Вина налили ему, пьет, вижу, отдышался сели в сторонке поговорить. Но беседы не получилось, тут этот Езус Тодас влез, я говорит, признаю себя побежденным и согласен сдаться на милость победителя. Ну что, спрашивается, было хорохорится, сразу бы сдался и бык целый остался. Я ему в таких выражениях и обрисовал, он что-то про священника стал говорить, но я оборвал, причем тут священник, а своя голова на плечах есть. Когда мы такой толпой погнали на мост к замку, там сначала оробели, но когда увидели что барон идет с нами и все нормально, то успокоились, а лучники этого Мастаса и луки поопускали, только не бросили. Я через Челина передал своим, что все нормально, пусть бросают луки и пошли в замок с местной церковью разбираться.
        Когда подошли к мосту, с той стороны стоял один человек и держал меч ну вот еще один рыцарь без страха и упрека. Что он хочет, спросил у Езуса. Это староста Дотинко из деревни Кразы он хочет компенсацию за быка, и что, я должен ему, ну, замялся барон можно и по морде, конечно, но лучше заплатить. Я хоть и его барон, но это его бык, и я за него не отвечаю, дела, однако. И сколько этот бык может потянуть, ну хороший бык тянет на полный золотой, ну этот чуть хуже на три малых золотых и если мне его забрать на мясо, я дам полный серебренный. Вот такая арифметика, и что за золотой он будет драться, нет, но честь дороже, а он имперец, хоть и живет у нас, так что решать вам лор демон. Ну что же у меня тоже есть предложение, вот такие монеты ходят у нас. Цена монеты 10 золотых полных, я согласен ее рассчитаться, Челин переводи. Челин что-то долго втолковывает имперцу, и имперец никак не поймет, наконец, он говорит, что у него нет сдачи, но сомнение все же, заметно, на его лице. Тогда я к барону по поводу обмена гильзы на золотые и всего этого. Барон уже в курсе и хоть он тоже не в восторге, но он хоть
знает, что это не обман и согласен провести обмен только в замке.
        Все, наконец, утрясается и мне даже неинтересен торг Челина по поводу цены за мясо быка. В это время из ворот замка выходят люди. Они прагматики до мозга костей. Быка даже не тащат в замок, вернее тащат, но уже частями. Здесь в отличии от замка Хаарома Каледас, полно женщин и большинство кайре у них это, ну как бы культурнее сказать груди не одни а чем старше тем их больше если у молоденьких как и у благородных, то у матрон их до трех пар, вот как то так. А, учитывая их одежду всю на шнуровке то вид ну очень такой, ну есть на что посмотреть да…
        Лейре Каледас
        Демон ускакал, а я тут командуй. Прискакал к полудню Тол Валеас из замка Кора и или уже нашего, наверное, и стал, просит две дюжины кайре и таф на посадки, мол, все равно земля пустует, а что пропадать и урожай будет и ну выгода, если продадим. Я вот подумала, потом еще с Сотаном поговорила, он тоже сказал, лучников не дам, а кайре пока демона нет, пусть берет, и вот, я это решила и дала разрешение, так интересно, все у меня все спрашивают, только надо посоветоваться, а так все я решаю.
        И почему это раньше не было, а что и брат вон если что тоже советовался, то с Сотаном то с Томасом Отатосом да, а Томаса уже и нет, и кто за него будет. Ладно, Тол взял людей и ускакал, а я пошла наверх и решила посмотреть, что там за белую ткань привезли, когда с телег выгружали, меня не было, я на реку ходила, а потом некогда было.
        Ткань такая белая, белая и мягкая, а по краям веревки и зачем это. Пошла спросила тех, кто привозил, оказывается этими веревками, мешки к дереву привязывали. Ничего не поняла, потом решила демон придет все, все у него расспрошу, а то очень интересно, а я ничего не понимаю. И ткань такая интересная, интересная, а если с нее что-нибудь пошить. Демон мне разрешит, а еще, еще и много чего я придумала. Ну, вот как я хочу поговорить и не с кем.
        Антон Сомов
        Быка убрали быстро, и даже следы крови водой залили. Прошли в замок, я был настороже и сначала пропустил вперед двух лучников, а то знаю эти обычаи. Замок то сдался и барон подтвердил, а этот служитель «Единого» скажет, я не согласен и с топором, только уворачивайся. Ну, вспомни г… вот и оно. Тук как тут служитель, и уже со своим кресс… ну, со стрелкой с рубином. Начал наезжать на барона, а сам на меня поглядывает, что я буду делать, по всему видно хитер-бобер. Я подождал, подождал и говорю Челину, позови его и отойдем в сторону. Челин ему сказал отойти так вежливо, смотрю, схватился за свой значок, побледнел, но ничего так, держится.
        Отошли в сторону, я к нему, святой отец, почему наезжаешь на моего барона. Он все что мог, сделал, людей спас, а так бы я всех здесь и тебе святой отец досталось. Он это начал, какой я такой отец, я проводник воли «Единого» и спаситель от, от… тут он немного притормозил. Замолчал и… прочее говорит, ну вывернулся одним словом.
        А что спрашиваю, здесь не принято считать священников отцами и самого главного папой главным. Он это на меня посмотрел, нет, как мы можем, мы даем обет не ходить в храм Фрай-Лелку, не иметь связей с низшими. Это здесь так женщин именуют, правда, среди благородных не принято, а то можно и по морде схлопотать, но чисто в мужской компании все часто говорят, вроде нашего аналога «слабый пол», но здесь это точнее, они все ниже ростом, а вы что подумали. Вот, такое начало.
        Дальше священник заговорил о дележе, я чуть опять не брякнул св… потом вывернулся и говорю так я же не на дележ пришел, а на… как же ему объяснить. Потом решил чего заморачиваться, мой это замок теперь, говорю. Вижу священник вытаращил свои глаза, а как же это, а лор барон куда же, а я. И понеслась, с полчаса он мене рассказывал, что это не по людски, ну мне Челин все переводил. Звучало оно так, что я поступаю вроде как не по-рыцарски и тому подобное. Вроде нашего обманывать не хорошо, это типа делают, но это не хорошо.
        Я слушал, слушал и говорю, э короче надоел, завязывай с демагогией, говори по делу и проваливай. Он это, а как службу вести, мне отчет писать в синод и сроки у меня. Меня это заинтересовало, а какие сроки, и какой синод, что-то я краем уха уже слышал про это дело. Он сначала вроде воспрял духом, а потом замолчал. Зато я его, а ну расскажи, что ты должен в синод писать и тому подобное. Тут он как кинется бежать. Вобщем связал я его и своим говорю, видели, дернется, пристрелите. Они испугались, но все держатся.
        Я к барону, а ну пошли в его, где он жил. Тот это струхнул тоже, но повел. Это оказалась такая же, как и у барона, пристройка, только комнат две и получше, чем у Хаарома Каледас. Зашел, стал рассматривать полочки здесь стол и прямо на столе и лежали такие листы небольшие, но не бумага, а как дерево только тонкое. Вот, на нем и были иероглифы всякие, я к барону читать, умеешь. Он это посмотрел, да, нас обучали. Читай, говорю, он стал читать и смотрю, бледнеет, бледнеет и замолчал. Э, барон, в чем дело. Он, здесь указано, что я еретик, и что меня надо уже по приходу казначеев забрать, и ну и все вот так и дальше.
        Ясно говорю. Пошли до твоего священника, а там уже и шум, и гам, это не у Хаарома Каледас, тут еще не все в курсе, что и как. Смотрю, мои ощетинились луками и уже не на священника смотрят, а как бы, откуда стрела не прилетела. Да в такой толпе это запросто. Я барону, ты, это им скажи, что к чему, а то я не ровен час разбушуюсь и хана твоему замку. Он так серьезно, поднялся на стену и стал говорить, мне Челин переводил, это речь такая душевная, начал он издалека, я и не понял сначала, к чему он это, но под конец уже смотрю, все, правильно говорит. Вижу, уже и луки все опустили и уже на священника так поглядывают, ну это очень многообещающе. Под конец он закруглился и говорит. Вот, демон, это твой священник, я с замком твой вассал, а это священник «Единого» нам с ним не по пути.
        Я не много не понял, смотрю, даже Челин с лица спал, а потом он и переводит. Дескать, действительно, это же ересь, это он, дескать, за шаманов и это не правильно, это против «Единого», и он тут же замолчал. Потом уже сам, а у вас лор Демон как. У вас это, кто и замолчал. Ясно, полезли в высокие материи, а оно мне надо, но чувствую, влез я уже далеко.
        А, барон то, как не прост, он оказывается старовер, а я и не думал. Здесь старая вера шаманство, знахарство. Вера в «Единого» это чужая вера, и она еще здесь не везде прижилась, и вот здесь конкретно, точно не прижилась.
        Так все говорю, поговорили и хорош, надо отпускать священника. Все на меня, как отпускать, барон это совсем сник. Оно и понятно, после такого, что он сказал ему место только на плахе. Я так это понимаю, ну вижу, не понимают люди уже и бунт на корабле. Стал объяснять, неудобно через переводчика в некоторых случаях. Говорю, отпускайте, вон дорога пусть идет, один было кинулся так там же шарки. Вижу, барон заулыбался, да говорит точно, ничего ему не будем делать, пусть уходит. Его это быстро развязали и вывели за замок, однако, как здесь все быстро.
        Смотрю, толпа прямо, на стены повалила, да зрелище не для слабонервных, средневековье, одним словом. Мне хоть и не очень жаль этого попа, но все же, а ладно, это все равно лучше. Мне здесь жить, а с этими мне точно не по пути. Давить их в открытую не буду, но и поощрять чужую веру тоже никчему.
        Пока суть та дело, говорю, кормить хозяина будешь или нет. Барон, тогда поглядел, но ничего не сказал и повел на кухню. Вот, сразу видно, с деревом человек на ты. Все у него здесь и красиво, и аккуратно. Стол с закруглениями и не лавки, а стулья и даже три со спинками, а одно такое побольше. Я так посмотрел, а это кому. Смотрю барон тогда потупился, это моей подруги. Я сначала не понял, а жена где говорю. Тут Челин не понял, как переводить, ну говорю с кем граф, тфу барон с кем живет и от кого у него дети, это жена же. Нет, говорит, это подруга по жизни и никакая не жженна. Да, ты не понимаешь, объясняю Челину, это жена, а подруга это так с кем детей не бывает. Он, в смысле Челин, нет, с кем детей не бывает, это кайре, а сам красный уже как рак. Видно смущается он таких разговоров. Ладно, говорю, пусть подруга, а почему не с нами. Так это не положено, только когда семья сама, а так это женщинам не положено.
        И тут я заметил. В голове, когда он говорит женщина идет так перевод противоположно мужчине, а когда подруга то переводится как женщина противоположно мужчине, но живущая с ним. Чем эти вот мысленные переговоры хороши, они очень точны, вслух мы это не говорим, да и не сможем. Например, если мы скажем телега, то это телега и понимай, как знаешь, если ее не видел и не поймешь что это. А вот мысленно, вместо слова телега появляется объяснение, что это две палки на них колеса потом доски в виде такого ящика и так далее. Причем если кто не знает что такое колесо то объяснение идет дальше, так начинает объяснятся, что такое доска, колесо и прочее. Я это спросил про золотис и мне мгновенно прямо в голове как лекцию прочитали и про золото и про серебро и как и что. Так что я только про одно спросил, а знаю уже и местную денежную систему, и где что и как это добывается. Так что очень удобно и быстро, но из-за этого с незнакомым человеком очень тяжело говорить. Большой объем информации передается и хоть та же Лейре Каледас, очень сильно поначалу уставала, а потом и ничего, я стал больше знать местного и как
бы разговор стал короче. С Челином вон я так понял, вообще мгновенно, он вон пять минут священнику втирал что-то, а потом только ко мне обернулся, и я все уже знаю. Я когда стал все это в голове прокручивать, действительно вслух я в пять минут и не вложусь, и язык заболит.
        Хааром Каледас
        Когда лор Демон убил быка я уже и не сомневался что победа за нами, а когда мастер этот лучников и луков производитель подраться полез на лора Демона. Вот я даже испугался за него. Ведь убьет, а он хороший мастер, во всей округе его луки лучшие, но обошлось. Лор Демон только сознания его лишил и все. Так все мирно прошло и даже когда в замок шли и торги за быка взяли, я, правда подсчитал, переплатил лор Демон, ну, да, его проблемы, я его деньги не считаю, а своих у меня вроде уже и нет. Что-то мне не по себе, и зачем я пошел в поход, вроде сначала Сотан хотел, да ладно, что теперь.
        В замке все пошло не так, сначала священник Езуса Тодаса стал на лора Демона наезжать, и пугать навершием «Единого», а потом они пошли в келью к священнику. Как это можно, правда, сначала священника связали, а потом как вернулись, тут такое началось. Священник пока лежал, стал всем грозить сначала карой «Единого», а потом и синодом, люди попугались. Кайре те просто молчали, а благородные уже хотели и развязать священника, и начали на наших лучников луки направлять, и тут приходит Езус Тодас и всем говорит, что священник его обвиняет в ереси и передает в руки синода, надо только дождаться сборщиков податей и барона заберут. Езус Тодас тогда вышел, и как стал говорить, и про священников, и про шаманов, и про то, что раньше их обряды были лучше. Мне это страшно стало, это же прямая ересь и мне теперь тоже в синод и все, наверное, но тут смотрю, все так вскинулись, и все против «Единого». Так вот оно что и здесь, оказывается, не все любят «Единого», я это краем уха слыхал, что кое, где бароны против, но, ни когда не думал на Езуса Тодаса, скорее на затворника барона Кростоса. Так вот когда барон Езус
залез на стену и стал рассказывать, и про империю, и что они делают, смотрю все это потихоньку приговаривать стали смерть, смерть Наталину, так священника Езуса Тодаса звать. Барон уже и повеселел это, подходит к демону и говорит, мол, убить надо священника. Демон, так как-то подергал плечами не понятно и говорит, нет, надо отпустить, как Езус с лица спал. Ведь это смерть ему, да, и многим здесь не поздоровится. Он опять к лору Демону, и люди уже роптать стали, как это Демон за
«Единого». Потом Челин переводить стал, что лор Демон сказал отпустить, совсем, вон прямо за ворота замка и все, мы его мол, не трогали, он сам ушел. Тут и я уже понял, да и люди заулыбались, и даже смотрю, ставят, сколько он пройдет. Сошлись на том, что до леса он точно не дойдет. Все на стены полезли смотреть, я тоже хотел, но лор Демон сказал, что он голоден, и если не поест, то всем не поздоровится, и все пошли на кухню.
        Клауз Моратос
        Приход Мотилко в замок и его разговор с моим священником это ерунда. В большую политику я не полезу, не мое это. Вот, выручить сына это надо, а для этого что надо. Правильно, объединится, с кем с Соколисом в первую очередь и с Тодасом. Правда, с Езусом Тодасом что-то не то, но все равно за сына он горой. Значит, решено, как эти двое свалят, а что они утром уйдут и дудаку ясно. Думают, я не видел, что они вечером разговаривали. Да, я все вижу и знаю. Если бы не здесь мое жилье, я бы про многих, что мог своему священнику рассказать только толку, ну отправят на плаху многих, а мне что с этого, а так в разговор ввернул пару намеков, и глядишь скидка на все. Вот так надо жить, а то все козыри сразу раскроешь, и до утра не доживешь.
        Как я и предполагал, с утра Мотилко со священником захотели ехать в столицу. Здесь у меня был только один интерес какой дорогой они поедут. Дорог то две, через Тодаса и через болота. Через Тодаса дальше, но идет мимо замков, хотя у этого Тодаса шарков не меряно, но и людей много, если что выручат. Через болота там почти никого, кой, где только хуторки с кайре, мне там травы заготавливают, но там людей нет, правда и шарков тоже, есть им там нечего. Они выпросили у меня дюжину воинов, и еще дюжину я дал в сопровождение, не то чтобы я такой добрый, просто надо же знать, как они пойдут, а то вдруг через Тодаса и там встретимся, не хорошо. Им я обещал ничего не предпринимать пока. Посланная дюжина вернулась к вечеру и сказала, что пошли через болота, это ближе и шарков меньше, а то что-то в последнее время они обнаглели не в меру, толи после холодов, толи пригнал кто.
        В ночь решил не идти, и личной дюжине надо отдохнуть, и по утру не решается такое, так что пошел утром, хорошо взял две дюжины лучников и Иттоса движителя, это же невыносимо, как Езус Тодас здесь живет, только отошел от своих владений и пошло. Вообще неудачно все вышло, думал к полудню и приеду, какой к полудню добрались к вечеру по дороге три, ТРИ нападения было, и если первое один шарк его сразу и застрелили, то во второй раз целых четыре. Да, еще у них такая тактика нехорошая, двое нападают и когда на них все отвлеклись, с другой стороны еще двое напали. Вот двоих и потеряли и еще трое раненых, а потом перед самым замком, там лига какая-то осталась еще двое. Так все ждали, что и это отвлекающий, но обошлось, хотя как сказать. Иттосу не повезло, руку ему прокусить успел один, Хааре-Лелку.
        Вот такой поход неудачный вышел. Я уже и не рад, но ради сына, чего не сделаешь. Так подошел к замку, сам, а то еще подумает нападение, только этого не хватало, и так трое раненых на носилках несли, вымотались все. В замок пустили без вопросов. Вот тут бы мне и удивится, не положено заходить в замок с телохранителем, да и лучников так просто не запускают, но я списал это на то, что шарки кругом, и вроде раненые у меня. Так делают иногда. Но, как я ведь и думал же, а опыта у меня и подруга говорила, давай цесарку зарежем, нет «Единому» помолился, старый дурак.
        Только когда ворота закрыли, и на меня лучники уставились с наложенными стрелами, понял, что, что-то не так. Ко мне подошел управляющий и говорит, пошли к столу поговорим, а людям скажи, пусть разоружатся, их не тронут слово барона Езуса, и как-то скривился, как от Кисола (плоды дерева вроде лимона), что ему не понравилось. Мне тоже особо деваться некуда. Здесь свару затевать, ну перебью я у него дюжину, больше врядли, слишком выгодная позиция у него, да и не готовился я. Вот что решил, пойду поговорить, вроде не принято у нас вот так с налету. Хотя случается, но это если враги, а так вроде с кем, с кем, а с Езусом я всегда мирно жил. С Кором Каледас всякое случалось, так тот, ол еще тот. Ладно, пошел на кухню, там, когда переходы всегда все решается. Это только когда граф или король, тогда в самом замке, а так всегда там, вроде и нормально, но не мне сейчас привередничать, не в том я положении, да и обсудить есть что. Наши дети как никак у этого Хаарома Каледас, или у кого там теперь, и я уже не знаю.
        Когда подошли к столу, тут мне все и понятно стало. За столом, а знатный стол у Езуса, не чета мне, сразу видно с деревом человек дело имеет. Так вот за столом сидели, сам Езус Тодас, его сын, барон Хааром Каледас и высокий. Вот он, какой демон, а я до сего дня их и не видел, вот перед смертью погляжу хоть, и то радость. Да, а ведь ожидал же, что такое может быть, ну ведь думал же, нет бы, послать дураку кого проверить, нет сам поперся. Все из за сына, ол эдакий, и он, и я. Пригласили к столу, поздоровался. Все мне покивали, даже демон махнул, мол, хорош, садись, чего стоять. Я вот смотрю, он здесь свой уже, или не понимаю я. Ведь если он сюда пришел, значит, уже он Езуса Тодаса завоевал, а почему он живой. Если просто пришел, почему пришел, не понятно что-то. Либо Мотилко не так понял, либо обман, какой, а тогда какой интерес дюжин-дюжину Мотилко. Вот опять же и священнику, он тоже говорил и ушли они быстро, не шутки это, с церковью «Единого» не шутят так. Хотя если Мотилко убьет священника, а мою дюжину заберет, это ему по силам, ничего уже не понимаю. Ладно, сами скажут чего уж там. Сели сидим,
едим, вина принесли, и демон с нами пьет, даже про урожай вон Хааром Каледас с Езусом Тодасом говорят.
        Да непонятно ничего. Если бы не сам все видел, можно подумать в гости зашел. А, вот и меня спрашивают, как оно все, чем занимаюсь, что в баронстве, не беспокоят ли шарки. Они что издеваются, я места не нахожу, о сыне думаю, а они про мое баронство. Но, держу марку, да, говорю, все хорошо. Подруга здорова, шарки приходят, но мало. Только по дороге вот три нападения было, и погибли люди, а это плохо. Все соглашаются да, плохо надо что-то делать. Демон и тот в разговор включился, предлагает ловчие ямы делать и еще кое-что, ну дела. По-нашему он плохо говорит, но через своего благородного, так тот и переводит. За столом я сначала не видел, а теперь смотрю, цесарку ели и соль стоит, нехорошо это, и священник будет не доволен, а так случается. Моя тоже тайком ест, так и я бывает, но священнослужитель запрещает, не по благородному говорит, вы как кайре. Вот, а здесь смотрю, все едят и ничего, а где священник спрашиваю. Они так переглянулись и этот Езус Тодас и говорит, а он ушел, совсем и замолчал. Я как это, а так глянул вот, что тут как-то ему не понравилось, и ушел. Ну, видно же что не договаривает
что-то, но не врет, барону не положено врать. Уважать не будут, но что сам священник ушел, никогда не поверю. И много лучников забрал с собой спрашиваю, а сам думаю, может, как и мой в столицу про демона говорить. Вот почему демон не боится. Нет, говорят, сам ушел без лучников, никто его сопровождать не захотел, так и пошел. А, тут я перепугался, а ведь точно вот так выставят за ров, и ворота закроют, и сам уйдешь…. Вот и священник ушел.
        Тогда ясно мне стало, а я так не пойду, спрашиваю, да нет, говорит Езус Тодас, мы же соседи, всегда мирно жили, вот и сейчас потолкуем о жизни, и мирно дальше жить будем, что нам делить. Власть у нас своя теперь так что, что нам делить. Сам вот говорит, а сам на Хаарома Каледас смотрит. Я тоже на него посмотрел, а он так не живой не мертвый и молчит. Дела думаю, если демон здесь и все живые это что же получается. Что-то я не помню, чтобы про демонов и благородных церковь говорила, чтобы они вместе, где-то жили. Ничего не понимаю. Попросил разъяснить мне непонятливому, что все это значит, и я в каком здесь положении нахожусь. Мне и объяснили.
        Антон Сомов
        Появление Клауза Моратоса не стало неожиданностью. Я его давно ждал только к себе или к Хаарому Каледас, ну, как то так. А, он вот как, решил силу собрать и всей толпой, ну, умный мужик, одобряю. Сказал запустить во двор, разоружить, а барона к нам на беседу и вежливо, никого не убивать, без нужды… добавил. Клауз Моратос вскоре пришел сел и все так разговаривают про урожай и прочее, смотрю, он ждет, что ему скажут, а все ждут меня, а я что, я ем еще и не отвлекаюсь, проголодался я с их местными заморочками. Прямо мне больше делать нечего, как решать все их проблемы, тем более что они ими же и созданы. Не шлялись бы, где не надо, и мне спокойнее и им полегче, а то теперь решай их проблемы, разборки, а оно мне надо.
        У меня вон чудо мелкое дома, а я здесь должен думать, как с верой быть, что каждому барону сказать, что вон своему барону сказать, а то сидит, как помирать собрался, Клауз Моратос и то лучше выглядит. Ладно, поели все, теперь можно и о делах. Клауз Моратос вот скажи, что за дело тебя привело сюда. Я вот предполагаю, что ты хотел расспросить о своем сыне, посоветоваться ну и прочее, да и просто с соседом поговорить, а то все заботы, заботы, некогда и на солнце глянуть. Так барон Моратос. Вижу, молчит и кивает, соглашается. Ну, скажи, что ты хотел, а мы послушаем. Он это сначала помолчал, а потом и говорит. Да, вот беспокоюсь я о своем сыне, он у меня еще молодой и глупый. Все, куда-нибудь влезет, по молодости все это только. Я так соглашаюсь, да, говорю по молодости. Вот пошел на замок Хаарома Каледас и чуть не погиб, а отец ничего и не знает, а теперь что. Лечить надо и выручать сына, а то вот тогда и пропадет ведь. Вижу, сидит, просчитывает. Не понять ему, что я хочу. Ну, ну, жду предложений барон Клауз Моратос. Молчал, молчал барон и говорит, что с сыном он жив. Да, жив, говорю, ранен только в
замке лежит, надо бы проведать, да уму разуму его обучить, и поговорить по делам нашим. Я здесь задержусь на денька три, а ты подумай и приходи к замку барона Хаарома, там и поговорим о делах, только ты это, думай прежде, чем дело иметь с кем-нибудь.
        Вот поговорили и разошлись. Барон Клауз Моратос к своим лучникам пошел, а я с Езусом Тодасом поговорить решил. Спрашиваю его, когда все ушли, а остались только я Челин и сам барон Езус. Как он дальше планирует жить. Он это по делу все рассказал, только чувствую не то что-то, волнуется он. А ну говорю, объясняй, что не так. Он да вот со священниками как быть, ведь это все только до тепла, а там потянутся караваны и все узнают, как случилось и что. В замке хоть и все за меня, а кто-то языком проговорит, да, и кайре эти все что хочешь, скажут им правда веры нет, но в таком деле и их спросят.
        Да, думаю, влип я с этими «Едиными», а ведь люди мне доверились, а теперь как. Сколько времени у нас есть, спрашиваю. Он это серьезно, месяц точно и еще может половина, если никто не проболтается и не пошлет сообщение, но даже если и пошлет, то все равно месяц есть. Это как же так говорю, и так месяц и этак месяц, а здесь сейчас дожди пойдут и никто не придет целый месяц и вам надо собираться, а то не ровен час и вас застанет в дороге, не знаю как сами, а телегу точно оставите в пути. Ладно, говорю раз такое дело, то завтра и обратно поеду, хотя хотел я еще до Соколисов завернуть, но считай, повезло им. Так, а что насчет клятвы, и переночую у тебя, а утром обратно.
        С клятвой все просто оказалось, даже Клауза Моратоса не стали звать, хватило одного Хаарома, он что-то протараторил, Челин перевел и все. Вот, такие дела. По моему все как-то скомкано, но мне объяснили, что эти клятвы в основном на поле боя и произносят, а там не до церемоний. Вот, потом, когда вассал отличится и за службу награждение получает или наоборот, и так бывает, вот тогда да, это все так обставляется. Когда спать расходились, ко мне барон Езус Тодас подошел и спрашивает, это как барон желает, одну, две и вобщем все на выбор. Я сначала заинтересовался, ну, нормальный я человек или нет, а потом вспомнил о том, что это средневековье и удобства даже не во дворе. Решил нафик, нафик дома подумаю и решу, а здесь как-то не хочется, ну или переживу пока. Сказал, чтобы не обидеть барона, а то кто его знает, что он подумает, вон Хааром Каледас как тогда сказал, когда у нас так вышло. Так что я объяснил, что в походе ни, ни, не положено мне. Он вроде понял, сказал хорошо и ушел. Комнату выделили неплохую и с запором и с окном. Ночь прошла спокойно, а утром.
        Езус Тодас
        Когда все обговорили с лором Демоном, он сказал его так звать. Хотя этот Челин движитель его вроде говорил и имя у него есть, но это для близких. Дома его так только лара Лейра зовет, кто она для него я так и не смог узнать. Вроде не подруга, к храму он ее не водил, с другой стороны и не как кайре. Ничего не понял, да и не мое это дело. Мне о себе надо думать и о сыне.
        Вон, сам Маратос старший и то о сыне как беспокоится, а я и не знал. Прискакал сюда и давай типа воевать, освобождать детей наших. Опоздал он конечно на чуток, но не его это вина. Я раньше спохватился и что. Так ладно клятву с меня лор Демон взял, или точнее я выпросил. Кому скажи, что я буду демона просить о защите, глаза б выцарапал, а теперь. На ночь лору Демону предложил пару кайрочек, есть у меня всегда для благородных, и имперцы это любят, да и положено так, а как в пути то иначе. Далеко люди ходят и в основном воины, это положено, но лор Демон отказался, сказал им в походе нельзя, ну его обычаи, я настаивать не стал. Ночь так прошла, спал, не спал, пока разместил лучников Маратоса, да еще этих Соколисовских, ну, заморочки одни кругом.
        А, утром еще и Гранис только взошел как под воротами опять лучники, и орут, открывай, сам Соколис прибыл. Я с перепугу не знаю, что и делать. Мне мой управляющий говорит, мол, эти Соколисовские уже попрыгали с другой стороны со стены и сейчас подойдут и барону Соколису все расскажут. Ну, начнется сейчас, я и не знаю что, но не хорошее точно. Точно, вон от стен отходить стали, и сам барон в задние ряды отходит, точно на штурм пойдут, ага пошли вон утренние шарки или как лор Демон говорит войки, это не понятно, но тоже страшно звучит. О, смотри, а пришло их, ого дюжины четыре и палатки две поставили, а мне, почему не доложили, я спал. Ну, ладно, что уж теперь говорить.
        Вот лучники Соколиса схватились с шарками, а пришло трое и там добрая свара, а нет, уже забили. Хорошие лучники у Соколиса, опытные, ну поглядим, как они с лором Демоном говорить будут. Вон, вышел один вперед переговорщик, меня требует, но это не барон, так и я не пойду, пусть вон Хатиас дюжин мой идет, а то не по чести или сам барон Соколис, тогда и я выйду.
        Вот, Хатиас запоминай, сам ничего не обещай так переговори, они уже про лора Демона все знают, а остальное их не касается, вот так и держись, понял. Спускаю его со стены, а сам пошел за своим сюзереном Демоном, время выполнять ему его прямые обязанности по защите своего вассала, за одно и посмотрю, как это у него получается. С шарками у него хорошо, а как с людьми. Хотя тех же Соколисовских, он вроде уже бил, ну, я не видел, а сбежавшие лучники, и не то еще могут рассказать.
        Разбудил лора Демона, точнее известил, его уже и свои разбудили, вон его движитель уже скачет как ол молодой, и Хааром Каледас хмурый рядом, ну Хааром Каледас по моему всегда такой. Характер у него не пойму что, вроде у него все хорошо, а ходит…, да, ну, его. Лор Демон вышел со своей палкой железной и мечом, рядом с сумкой движитель его, и сразу ко мне. Что, как, рассказывай. Кто такие, и сколько, что хотят, что знают. Ты смотри, опытные, уважаю. Рассказал, что знаю, что послал на переговоры десятника и он, сейчас вернется, и спросим.
        Антон Сомов
        Утро опять не доброе, ну это уже традиция, я даже и не удивлен. Хоть в своем замке, ха в «своем замке». Да, где у меня свой замок, я такой еще не построил, и вообще надоело, с утра будят, не кормили, где этот чертов барон. Передайте, не покормит, обижусь, сначала убью его врагов, а потом его в назидание.
        О, легок, на помине. Пришел и уже с докладом и на переговоры послал человека, и новости все сказал, наш человек, сделаю заместителем, а то это Хааром Каледас мне что-то не нравится, ходит как в штаны хм… ну вот, так и ходит. Новости плохие, пришел Тодас Соколис и к нему сбежали его лучники и они его сейчас просветят и ну, известят, посмотрим, что переговоры дадут, а так пойду на стену гляну или пожрать сначала, а то если не поем, то я их могу и того. Вот этому Езусу Тодасу и объясняю, и он говорит, тогда пойдемте на кухню. Только это, там моя подруга Лотта, ну, это жена по местному и с дочерью Маттой они едят, вот. Так и что, мы им компанию составим, а что они раздетыми едят или что. Барон засмущался, да, нет, но не положено это, и совсем тихо, это низшие, с мужчинами не едят, вот. Как не едят почему. Вон у Каледасов, Лейра за столом и ничего, так она это сестра, и она вроде как одна семья, и она «хозяйка замка», я слышал. Ну, и что, у нас все сидят за одним столом, и тут это будет, только с кайре надо потом обговорить, их не надо. Смотрю, он сначала так на меня поглядел, а когда я про кайре
сказал, то сразу согласился.
        Пришли на кухню, и я увидел, а справненькая у Езуса Тодаса жена, не даром ей кресло или табурет такой уширенный, ну ничего всякие люди бывают. Они как нас увидели, стали вскакивать, собираться, им тогда Езус Тодас что-то стал говорить и они снова сели. Только это посжались, и я заметил, еще кнопка сидела такая маленькая на фоне мамы и с такими глазками ну очень симпатичная кроха. Да, говорю хорошая у тебя кроха, девочка. Он так, да, она еще только маленькая очень, ничего говорю, вырастет, красавицей станет. Ладно, чего стоим, есть давайте. Женская половина сначала растерялась и смотрю, от крохи тянут, такой кругляш деревянный с солью, ну типа солонки и спрятать хотят, я куда потащили и мне оставьте, они перепугались, кроха к матери жмется. Я к барону, в чем дело он через Челина, ну соль не положено, а я им, не положено это кому, священникам вот пусть и не едят, а нам положено, то есть покладено.
        Кроха, став, все есть будем. Вижу, поставила, все равно боится, ну и ладно, пусть привыкает, что я им нянька. Стали есть дальше, тут прибегает этот, что на переговоры ходил и ну что-то такое говорить Езусу Тодасу, я плохо понял сначала, только Челин перевел. Требуют выдачи Хаарома Каледас и его Езуса Тодаса, а не то сейчас замок подожгут и все сгорят с демоном вместе, так и сказали. Я спрашиваю, и много времени дали, он посмотрел на небо вон до того облака, и все. Я тоже посмотрел, да немного, но поесть успею.
        Ладно, едим дальше, Хаарому Каледас кусок в горло не лезет, Езус тоже так поглядывает, но все чинно и тихо. Вдруг этот Клауз Моратос подымается, и говорит, вы не понимаете, сейчас на луки паклю и подожгу, т и крыши все загорятся, где воду брать. Мы все не успеем тушить и как понес. Я слушал, слушал и говорю, тебя выпустить или как. Он это успокоился и по делу, уже видно ему стыдно перед женщинами стало. Он же встал вроде как в защиту их, а оно не так все пошло. Челин тоже говорит, а правда надо с ними быстрее. Если стрелять так начнут, как Клауз Моратос сказал то действительно пожар большой и ничего не успеем. Только сбежать, а как же замок. Ладно, говорю, я понял, спасибо за угощение барон, хотя как-то оно дорогое больно получается, ну жизнь. Уже Чечню как прогулку вспоминаю, может там и опасно, но пореже как-то и с перерывом на обед елки-моталки.
        Тодас Соколис
        Что пошло что-то не так мне сказал казначей Тас Улеско. Он сын имперца и благородной, но нужный и преданный мне, я проверял, меня в этом деле не обманешь. Но, сын ол этакий, не в меня пошел. Вот вместо сына и вынужден, держать человека на деньгах, а иначе никак. С купцами я, в поле я. Рыбным промыслом занялся, опять я.
        Хорошо хоть управляющий расторопный парень, правда, характер спаси «Единый», но меня уважает, и я ему доверяю. Послал его к бывшему замку Хаарома Каледас сходить. Что бывший, я уверен, мне уже доложили как там и что. Так что с такой силой, этот Кор замок брата возьмет за гран. Я только в разделе сомневаюсь, ну мой сын в накладе точно не останется, не последний он ол. Но, там еще этот, Клауза Моратоса сын, а ему я точно не доверяю, если он как его отец, то как ола вокруг ялиса обвести сынка моего смогут.
        Поэтому послал Такатоса Улесиаса с движителем и три дюжины лучников, хотя там и так моих много, но лишние никогда не будут, по себе знаю. По молодости я много здесь исходил, мне сам король Пьетру Кьенус говорил, Тодас когда же ты угомонишься, в храм тебя сводить что ли. Вот тогда я и остепенился, а сейчас и жалею бывает, так иногда косточки размять хочется.
        Тут еще моя подруга Толла все уши как жук прожужжала, вот чувствую не порядок с моим сынком, сходи, да, сходи. Ты у меня умный все понимаешь, ты, и порядок там наведешь и заодно место глянешь. Может сынку замок, пора заиметь, а как ты считаешь. Вот, так и я решил, а что сыну пора уже, да и у Хаарома Каледас сестра вроде есть. Он все к Такатосу Улесиасу набивался, а тут сам сын Тодаса Соколиса в гости пожаловал, так я думаю, будет рад вдвойне ха-ха. Ладно послал Такатоса Улесиаса, а сам день выждал и тоже пошел. Взял три дюжины лучников и по дороге еще дежурную дюжину подобрал. Они потерялись, когда с сыном обход деревень делали, ну как можно потеряться, ни демона не пойму, но в наказание их послал напрямую к замку Хаарома, а сам решил завернуть к Езусу Тодасу, надо же мне новости узнать, как и что тут.
        Может он меня просветит, ну эти мудреные столичные словечки, а все гувернер этот как его, а демон забыл. Завернул к Езусу Тодасу и только Харе-Лелку и вспоминаю. Здесь у него шарков под каждым деревом по дюжине. Он их разводит что ли как олов. Пока дошел, нападали я и со счета сбился. Уже и перед замком, а еще трое наскочило, но мои опытные и так их не возьмешь, вон уже и готовые. С Езуса Тодаса стребую компенсацию, ага стребовал. Только я хотел к нему в гости заскочить, как подбегают ко мне десятник Вал Талис и начинает с извинениями и говорит.
        Я сначала и не поверил, но остальные, а с ним еще лучники были, и они тоже подтвердили, что там у Хаарома Каледас демон живет и это его замок и там даже
«Хозяйка замка» эта сестра Хаарома Каледас лара Лейра. Вот, такие новости и это еще не все. Демон оказывается здесь и они с Хааромом Каледас и Езусом Тодасом что-то замыслили, и даже Клауза Моратоса к себе взяли, толи в плен, толи в союзники. Это лучники путались, одни так говорили другие наоборот. Как бы то ни было, я послал десятника на переговоры, пусть сюда вызовут Езуса Тодаса и Хаарома Каледас, а там видно будет. Еще передал ему, не выйдут, пока вон то облако Гранис не закроет, откроет, пожгу к демонам замок. За одно и демона сожгу, мне глядишь и перед «Единым» зачтется. Вот, только как оно с «Единым» этим. Мой дядя в Милосе говорил, что не все там хорошо, и если что, не куплю ли я ему здесь замок, а то хочет он из столицы уехать на старости лет.
        Так, это все потом. Вон, уже и мост опускают, ну все, а то демон, демон. Я не весть что подумал. Учитесь, как воевать надо, пришел силу показал и тебе уже и мост опустили. Что требуют меня, говорят, что я останусь жив, если буду себя как, как. Адеватно вести, Харе-Лелку, это что же они сказали. Ватос а нука пристрели наглеца и мы им счас покажем как не уважать Соколисов. О, попал, да что же это такое.
        Ватос, ты где, ты кто Силис, а где Ватос и где все.
        Что это вот пятеро это все что осталось, а где все.
        Там остались. Как от трех дюжин пятеро всего и мы где и где мой Ураган.
        Что нет больше Урагана и Свиста нет и десятников нет и мы это на деревьях,
        а почему,
        стрелы кончились,
        а шарков много и скоро утро.
        Да, вот и не верь этим демонским священникам.
        Один Демон и, и все….
        Антон Сомов
        Так Езус, Челин бери мою сумку и пошли на стену к воротам там и посмотрим что и как. Ты, это Езус пошли кого, да, не через стену. Что, мост поднятый, так опусти и пусть кто скажет что я поговорить хочу с этим знаменитым бароном. Барон, что ты боишься, никто твой замок не тронет пока я здесь. Опускай я сказал, вот, теперь иди и пусть кричит барону чтоб вел себя адекватно, а то не ровен час пострадает как его сын. Что убили переговорщика. Вот Езус, всех убрал за ворота и скажи, чтоб из-за стены не высовывались и даже не смотрели, если жить хотят, а ты Челин смотри, как этой штукой пользоваться. Берешь вот это. Эту железку прижать, вот так отогнуть и вытащить. На, это тебе на память.
        А, теперь все сели за стену и не высовываемся, Челин передай всем. Так, приготовились, ну ловите подарочек, а вы уши закройте, а рты откройте, на всякий случай. Бросок не плох, как раз в кучу, но подальше от барона. Может, выживет, если повезет, вот тогда и поговорим. Я может и не стал бы так с ними поступать, но больно эти Соколисы все крутые и шустрые, и правда закидают горящими стрелами. То, что отобьюсь, я не сомневаюсь, но замок или даже часть сгорит, а это вроде как уже и мое, жалко. Да, и лицо терять, нельзя здесь уважать не будут, средневековье как-никак. После эфки, полегло не мало, но часть вон что-то пытаются еще пострелять, я их одиночными снимаю, и даже хотел Челину показать, как и что, но они уже дружно убегают.
        Я не стал стрелять им в спину. Не хорошо это, да и если будут убегать и убегут, то слух о моей силе дальше пойдет, а это мне и надо. Если в каждом замке будут говорить, что сам Соколис убегал, то мне и делать ничего не придется, только подошел и все.
        Клауз Моратос
        Когда демон пошел к стене и сказал что-то своему движителю. Я так и понял сейчас будут палить лучников Тодаса Соколиса. Хоть и не видел я, но слухи идут и мои лучники мне уже понарасказывали как этот демон воюет. Вон той палкой железной как-то водит и гром гремит и люди падают и шарки. А как далеко, никто не знает. Кто говорит, как демон видит, а как он видит. Это и на лигу. Мне показали, как шарков он убивал, так четверть лиги точно будет. Выходит точно, как видит. Тогда да, что ему лучники, они и на дюжину дюжин шагов не стреляют, а он как видит и щиты ему не помеха, это же какой страх.
        Ладно, только хотел переговорить с Хааромом Каледас, как передали что мост опускают, неужели сдаемся, а то демон, демон, а Соколисов все боятся. Нет, оказывается, чтобы переговорщик не через стену спускался, а если они напролом пойдут, да, он же демон. Ну, тогда ладно. О, убили переговорщика, да, этот Соколис такой, что же сейчас будет. Кабан на шарка пошел, и кто победит, на кого поставить то, и выживу ли я после этого. Что, всем рты открыть и уши закрыть, ты ол, ты что сказал, а это демон сказал. Харе-Лелку, что же он делает, колдуют вроде не так. Вот, это загрохотало, а дождя и нет.
        Что это демон и опять грохочет, но хоть тише. Пойти посмотреть, что уже убегают, ну, никогда не поверил бы. Если мне кто скажет, что Соколисы удирают с тремя дюжинами и такой поддержкой. Удирают, а демон их догонять будет. Нет, странно, что, сказал раненых собрать. Это правильно и по благородному, противник достоин уважения, хоть он и противник. Вон пошли кайре собирать лучников, и демон с ними вышел. Правда далеко не пошел, а стоит на пригорке и оглядывает, что опять шарки бегут, ну, что за место то Соколисы, то шарки. А что уже не бегут. О, погнал за шарками благородных, ну оно и понятно кайре не пойдут сами. Ужас вот так постоял и нету шарков, а до них, да четверть лиги и есть. Выходит точно, куда видит туда и бьет. Значит что, клятву верности приносить или погодить, а если поздно и сын у него, что же, как же быть. Посоветоваться не с кем. Да, и в таком деле с кем советоваться, а поговорю я со своей подругой, там и решу, время терпит. Заодно ей и расскажу какие изменения нас ждут.
        Лейре Каледас
        По замку я распоряжаюсь, так уже и не хочется что-то. Сотан это все ко мне и лучникам заплати и кайре тоже и то и это. Прямо я уже и не рада. Где мой Демон Ахнтоон, я так уже устала и хочу его видеть. Целый день на ногах пробегала, но посадки все закончили Сотан попросил, и я сказала, чтобы на ночь мост подняли. Завтра демон должен, вернутся, если все хорошо, ну а если плохо. Так и думать не хочу. Сотан собрал лучников пришлых и потребовал клятву с них что они не нападут на него тогда пустит в замок, а то после того как Соколисовы сбежали им веры нет. Все согласились трое только Соколисовых из новых, отказались, тогда Сотан, а он со мной сначала так долго об этом разговаривал, что прям я устала, но это наша безопасность и я понимаю. Вот они и оказались, тогда он их отпустил и все. Они ушли, но мне их даже жалко. То, что они дойдут до замка Соколиса никто не верит, Катанас даже золотой с Сотаном поставил на то, что не дойдут, хотя Сотан говорит, все бывает, может им Харе-Лелку благоволит или «Единый». Бароны себя ведут тихо, а что им делать.
        У Ковина нога ранена серьезно, и он еще плохо ходит, а у Клауса рука и он там с лучниками Матаса что-то не поделил и ему тоже ногу сломали, для симерии так Демон Ахнтоон сказал. Так смешно, но их ни капли не жалко они такие заносчивые, хотя Клаус мне так улыбался, но я с ним разговаривать не стала.
        Утром же к нам пришли лучники Соколиса, всего дюжина, как мне сказал Сотан. Он так был доволен, как же с ними пришли те трое все живые, так что Катанас золотой проиграл, они немного поспорили, но лучники вон под стенами и живые. О, сдаче они не говорят, а так стоят и ждут. На переговоры сам Катанас ходил, говорит, что сам барон Соколис пошел и завтра уже здесь будет, они с тремя или пятью дюжинами пошли до Езуса Тодаса, а потом сюда.
        Я сначала испугалась, а ну такая сила, а потом вспомнила, как демон смеялся и сказала Сотану, что сегодня он их убьет, а завтра и сюда придет. Он так вроде тоже согласен. Он даже с этими лучниками договорился, они ничего не делают, а он им разрешает около стены палатки поставить чтоб защита от шарков. Им хорошо и нам тоже два лучника дежурят около них и все, так делают иногда, когда не воевать приходят, а на дележ.
        К нам также приходили: раз, два, о, четыре перехода назад. Как там демон и брат и Челин, я что-то переживаю. Я уже и по стене ходила и даже вещи демона смотрела, только я теперь ткани всякие смотрю, а эти его железные всякие нет, а то больно очень. Утро уже наступило и лучники Соколиса отошли от стен, и вот так и стоят. Они в отдалении, а мы на стенах и что делать, не знаем, решили до полудня подождать еще. Тучи уже сильно ходят, вот, вот дожди пойдут. Если сегодня демон не вернется, то плохо завтра дороги размокнут и все.
        Антон Сомов
        Нападение отбил да и что за нападение так детский сад, средняя группа. Лошадей жалко тока. Из пяти штук одна только живая и нормальная, еще одна раненая и две уже все. Одна сбежала в лес дурная и это уже с концами. Что за место дурацкое. Вроде только стрелял и гранату бросал, а вон еще два шарка выскакивали, надо ловчие ямы делать и силки, а то это никуда не годится. Пойду на совет всех соберу и поговорим.
        Да, поговорили, все так наперебой восхищались, а этот Маратос так на АКМ глядел. Обсудил с ними проблемы с волками, это при всем притом самое сейчас главное. Не будет с ними сладу, не будет движения. Не будет движения, и никто никуда не пойдет. А то что это получается и так с этими дождями сидят как сычи по замкам, так и с шарками никакой войны не надо всех схарчат. Ловчие ямы их заинтересовали и что Маратос, и Езус сказали что попробуют. А вот за ловчие силки они не согласились. Волки крепкие, а веревки местные нет, да и стаями они ходят, погрызут все это. Последний аргумент, это все в лесу, а там, у Езуса только толпой. Если на рубку леса он людей так и посылает, то на эти силки у него уже сил нет.
        Ладно, я настаивать не стал. У меня задумка другая была сейчас. Поговорив с Маратосом по поводу его вассалитета и не получив внятного ответа, я не стал торопить события, никчему пока. Он и сам просил, что он хотел бы подумать и посоветоваться, я только сказал хорошо, и он пошел к своим лучникам и с ними поехал домой. Так с ним еще не ясно, но если все будет хорошо, то никуда он не денется от меня. Теперь с Езусом Тодасом, когда отъехал Клауз Моратос я объяснил, что мне нужен древесный уголь. Он сначала не понял что это, но когда я показал, да говорит он, это у нас на кострищах иногда получается, когда дождь зальет или ветер затушит. Я тогда стал долго объяснять, как делать и что делать и что должно получится. Он в целом был согласен, только как бы это, что он будет с этого иметь. Нет, он понимает, что он принадлежит лору Демону, но ему тоже надо зарабатывать, а здесь сама Лирч не течет, и золотис он не моет. Так что он живет только с леса, ну, иногда так травы собирают и таф немножко садят, но это так баловство. Тогда я объяснил, что буду платить за куб, и перевел в местные меры. Правда потом
плюнул на местные меры, и просто вырезали палку метровой длины и сказал, что вот за такой куб угля будет один золотой. Но, чтобы уголь качественный был. Езуса Тодаса только заинтересовало, а надо дерево свежее или можно старое, я сказал, что старое даже лучше. Он так посмотрел на меня и чья доставка, я только тогда понял что я малость лохонулся с ценами, но переигрывать не стал. Помня пословицу, рынок все отрегулирует, а в расчет пойдут пока гильзы их у меня много, а там и железо пойдет. Ну, а не пойдет так, и уголь будет не нужен или, наоборот, в местных каминах им тоже ведь топить лучше. Правда и камины у них только в одном здании на весь замок и дымят они по черному, и холодно у них и…. да много чего здесь плохо, но это потом. Сейчас проблему с шарками и с углем. Если эту проблему Езус решит, то можно и дальше двигать. Я так ему и сказал, что это ему до конца сезона дождей задание, а там справится, я подумаю о его судьбе. Если же нет, то, что я могу сказать, бестолковые бароны мне не нужны.
        Он так покивал и согласился, сказал, что приложит все силы на благо своего сюзерена, но он надеется, что в трудную минуту и граф Демон его не оставит. Однако, черт возьми, а так меня еще никто не называл, но что-то в этом есть. А, граф Антон Сомов, а перед кем похвастаться. О, знаю перед кем.
        Хааром Каледас
        Тодаса Соколиса отогнали или убили, я уже и не следил. Этот лор Демон как у нас появился, так смерть каждый день и вроде лор Демон и не виноват, но все время там где он там и смерть. Сейчас собрали за какой-то гран дюжину трупов и дюжину раненых и даже три лошади погибли. Это какой же убыток Тодасу Соколису. Я думаю, он не простит это лору Демону. Только если выживет, а то я переговорил тут с местными. Вроде его уносили на руках раненого, и лор Демон сказал не преследовать. Хотя с его силой он мог и догнать, и убить, но почему-то не захотел, что-то он уже задумал.
        С Езусом Тодасом все время советуется как, как со своим советником. А с каких пор это барон у кого-то в советниках может быть, это только если у короля или у графа, ничего не понимаю. Я уже ничего не хочу, только домой скорее и как там Лейра, с ней ничего не случилось. Может поторопить лора Демона, но как к нему обращаться так я лучше потерплю. Но нет, в ночь договорились, уходим, и Езус Тодас дает нам две дюжины лучников сопровождения и одну дарит насовсем в обмен на лошадь, которую оставил лору Демону Тодас Соколис, ага по своей воле. Лошадь, правда, раненая, но Езус сказал, что он ее выходит. Себе лор Демон забрал хорошую и здоровую. По дороге пока ехали, нашли два трупа лучников Тодаса Соколиса и еще одного живого отбили у шарков. Он сидел на дереве без лука и стрел, так что когда мы мимо проезжали он так был нам рад, что рассказал, еще восемь лучников с самим бароном Соколисом прошли дальше, а его оставили отбиваться от шарков и он ничего не знает. Так мы и ехали всю ночь, останавливаться не решились. Нападение было только одно, но три этих войков как говорит лор Демон. Он двоих застрелил и
одного убили лучники Езуса Тодаса.
        Уже под утро на одной из полян на деревьях увидели лучников Тодаса Соколиса и его самого, только раненого. Я думал все сейчас лор Демон его и убьет, но демон только спросил так через Челина. Останешься здесь дальше висеть, можем колчан со стрелами дать, ну, издевается так. Или с нами поедешь, раненым даже на телеге место дадим. Тодас Соколис недолго думал, и согласился ехать, только потребовал клятву, что не убьют его. Я дал, а что я с лором Демоном переговорил перед этим. Он мне сам сказал, что как раз и заинтересован в том, чтобы Тодас был жив, ну хотя бы месяц два, а там уже не важно, почему не понятно, никак не пойму я лора Демона. Почти до полудня ехали, из-за раненых пришлось не сильно гнать лошадей и мы не очень быстро ехали. Здесь сам Тодас Соколис сказал мне, что дюжину он послал на мой замок и сейчас неизвестно что там творится. Они, конечно, замок не возьмут, но беды могут наделать, если не договорятся с хозяином замка. А так как хозяина замка нет, то там точно уже воюют. Я сильно испугался, что взяли замок я, конечно, не поверил, но убить могли многих. Опять стал бояться за сестру, и
так настроение было хуже не куда, а сейчас совсем упало. Когда показался замок и отряд лучников перед замком, я уже ничего не хотел. Лучники Езуса Тодаса рассредоточились по опушке и погнали одного из Соколисовских на переговоры. Когда он вернулся к нам с десятником из нападавших на замок, я места уже не находил. Так что был рядом и хоть с ним стал говорить демон с Челином, я все слышал и ушам не верил.
        Антон Сомов
        По дороге пока ехал домой собирал остатки армии Тодаса Соколиса, то два трупа нашли, то лучника в засаде. Правда засада была не на нас, а на шарков и патр… тфу ты стрелы вояка все потратил, так что нас он встретил как родных. За что и поделился с нами, кто он и откуда и сколько человек осталось у Соколиса. Осталось немного, сам барон и с ним еще пятеро и вот он, еще были двое, но один раненый, а одного загрызли шарки, но сжигать не стали и они бежали дальше. Вот, такую грустную историю я выслушал. Ну, и на бис, сам барон Соколис с остатками своей армии. Как ни странно договорился быстро, правда, не я а Хааром Каледас. С ним только Соколис переговорил, и потребовал клятву, что не убьет и все. Как здесь, однако, все просто пообещал и никаких забот. Так бы у нас, верили на слово. Отставить лирику, выяснилось в процессе, что мой, МОЙ замок уже штурмует дюжина лучников. Поэтому поводу Хааром Каледас закатил целую истерику, тоже мне баронесса в штанах. Надоел уже со своими бабскими замашками. Так вроде и мужик неплохой и соображает, а ну в таком замке хозяйство вести, а это не просто. Я здесь уже вникаю
по немного и понимаю что к чему, но вот по каждому поводу впадать в панику и так переживать за сестру, ну это по мне больше женская черта.
        Подошли на опушку как раз к повороту и выходу к замку Хаарома. Вдали стояли лучники и мои стали рассредоточиваться по фронту, а одного из Соколисовских послали на переговоры. Я так с Соколисом стоял рядом и говорю, через Челина пока чтоб понятнее было, а то мой язык пока смех почему-то вызывает или ужас и никак по-другому. Так вот я это барону и говорю, если твои убили моих лучников, компенсируешь вдвойне, а вот если Лейра пострадала, ну чтож тогда я убью тебя сейчас, а потом пойду на твой замок и выжгу там все, а будет мало и братьев твоих. Он так посмотрел на меня, нет не испуганно, как все до этого, а скорее заинтересованно.
        Потом спрашивает, что так плохо у вас, демонов, мир устроен, что вы свои порядки везде пытаетесь установить. Вот он живет, мол, как предки его жили, и дети его так будут жить, а месть, кому от нее станет легче. Вот так сказал, ну может чуть по другому. Челин мне так перевел, а на слух я совсем не понял, уж слишком он шипел при этом. Задал он мне задачку, нет, здесь мне разные бароны уже встречались, да и просто люди. Одни смелые слишком, другие трусливые, но вот баронов философов среди них точно не было и от Соколиса, я точно этого не ожидал. Да, я считал его самым крутым, смелым, умным, а куда же без этого. Дураки, богатыми не бывают по определению, как и богатые добрыми.
        Не ожидал я такого от Соколиса, думал богатый заносчивый, что его управляющий и подтвердил, ну вот такого не ожидал точно. А, теперь что слово дадено и отступать поздно. Но, все получилось довольно не плохо и все остались живы, пришел переговорщик и с ним вся дюжина. Причем шла с луками за спиной и мои лучники даже и не стали стрелы накладывать, а зачем лишний раз тетиву тянуть, как мне сказал один и так на месяц только хватает.
        Подошедший десятник говорил с Соколисом, а мой штатный переводчик переводил, я про Челина говорю. Все здесь было, как и должно быть, при их захватах из-за денег, казны, ну обычно как до меня и было. Пришли, показали силу, сила не впечатлила, дележа не вышло и они попросились под стенами отдохнуть, им любезно разрешили, и все тихо мирно ждали. Одни ждали Соколиса, другие меня, никто ничего не делал, что бы не обидеть другого. Вот такой интересный мир, хотя если в другое время и не договорятся, покрошат друг друга и здрасте не скажут. Пригласил Соколиса в замок на беседу, почему бы с умным человеком и не поговорить. У него была легкая контузия, и он так плохо слышал на одно ухо, но в целом уже чувствовал себя хорошо.
        Хааром Каледас суетился, и буквально не знал, куда гостя посадить и что предложить, он вроде даже на время забыл, что это не его уже замок. Я же решил пока его не разочаровывать, пусть побудет радушным хозяином, а там видно будет, тем более что и я сейчас заинтересован в Соколисе. Причем заинтересован как в союзнике, я не заблуждался, покорить мне его не удастся. Убить может быть, а вот покорить нет. Не тот он человек, про таких говорят человек на своем месте и я заинтересован, чтобы он был со мной, а не против меня.
        Лейре Каледас
        Когда лучники Тодаса Соколиса стали отходить от замка к холму у леса, десятник Катанас сразу мне сказал, что это приехал Соколис, и если в ближайшие полстакана не будет лора Демона, то замок, они возьмут. Вон, какая силища прет. Я так испугалась, но все равно пошла на стену и уже оттуда увидела, что никакая это не силища, а мой демон вернулся. Правда, было не понятно, почему и десяток Соколиса с ними был, они вместе ехали и шли такая армия.
        Но, я все равно видела, Демон Ахнтоон ехал с ними и совершенно спокойно. Рядом поднялся Катанас и тоже увидал демона и говорит, ничего не понимаю. Вроде они вместе, но этого не может быть, кто-то кого-то взял в плен. Только как-то неясно кто. Вон твой брат около телеги и в ней сам барон Тодас Соколис сидит, я его знаю, и он что-то… неужели он победил демона и что же будет теперь. Вот тут я так испугалась, а ну это правда и демон теперь служит Соколису. Ой, что будет. Когда они заходили в замок, я даже не вышла, так было страшно. Потом брат, а я издали смотрела, говорил с Сотаном и они пошли на кухню. Значит точно, будут решать вопросы. Ко мне подошел Катанас и сказал, что брат приказал мне идти на кухню и чтобы туда привели сына Соколиса, но это он сейчас сам.
        Все понятно раз зовут и сына Тодаса Соколиса, то точно это он победил. Как же теперь, и я вот и побыла хозяйкой совсем чуть-чуть. Так, а что теперь идти к брату и все рассказывать или сразу к Соколису. А как же мой демон мне к нему уже и подойти нельзя, а мои шарки, что с ними. Ничего не хочу, пойду к шаркам, и пусть как хотят, а нет, сейчас уйду в лес, все равно здесь с Соколисом жизни не будет, да еще его сын этот Клаус. Все иду наверх и собираюсь.
        Антон Сомов
        Зашли в замок сразу столько дел появилось. В походе трудно, но все не спеша. Здесь же наоборот и то ответь, и то посоветуй, и туда сходи. Хорошо этого местного барона Хаарома Каледас организовал на выполнение обязанностей хозяина, и окружение Соколиса покоем и уютом ха-а, так это с глаз долой. Когда пошли на кухню, а после барона Езуса моя кухня того не цивильно, бедновато как-то смотрится, но ничего у Кора и того вообще отстой. Пока разместились, пока то да се, я и не понял, а где Лейра спросил Хаарома Каледас где его сестра. Он так покрутил головой, не знаю типа, я Катанаса за ней посылал. Ну, придет и ладно, решил не заморачиваться и пошел на кахню.
        Там уже были все, во главу стола посадили Тодаса Соколиса рядом сел его сын и Хааром Каледас, он, правда, хотел сесть подальше, а это место мне уступить, но я сел напротив. Мне так было удобнее и давало возможность почувствовать, что это переговоры, а не барон разговаривает со своими ну не подчиненными, но тоже скажем не далеко от них ушедшими. Радом со мной сел Челин для синхронного перевода и Катанас. Когда нам принесли и поставили поесть, а здесь почему-то не принято еду ставить и звать гостей. Сначала садятся гости, а потом все разносится, вроде типа все свежее или с богом их как-то связано я не понял. Только для домашних тогда все нормально, а при гостях ни, ни. Так что мы сели за пустой стол, и он начал наполнятся вином, зеленью, а ее здесь очень много, правда, очень специфичная. Если у нас она острая вроде перца, то здесь откровенно горкая, этот их напиток сотко против некоторых травок, как мед против минералки. Когда понесли дичь, а ее здесь довольно прилично летает. Это и утки и куры и еще что-то непонятное, длинное и зеленое, но на вкус так вроде есть можно. Я, правда, из всего ел только
качи или утка по-нашему. Что здесь плохо они очень маленькие, так по килограмму, наверное, считается очень крупной. Яйцо тоже блин, перепелиное, я ел, так устанешь их чистить, а жарить их не жарят почему-то. Пока все насыщались разговора не получалось и все чего-то ждали когда молчание откровенно затянулось. Первым заговорил Тодас Соколис.
        Тодас Соколис
        То, что лучники не стали стрелять, а дождались меня это хорошо. Хоть я и не боялся этого лора демона, но, скажем, опасался немного. Да и семью мне было жалко, моя верная подруга Толла, сын, две дочери. А ну, сколько всего, нет, богатство меня не интересовало, у меня с детства все это было, и ценности вещей я не признавал. А вот людей ценить, отец меня научил. Он мне как говорил, твой верный меч если ты потеряешь, то найдешь новый, а вот друга, а сына. Подругу еще можешь найти, но будет ли она тебе верной, ты узнаешь только через много, много переходов, а оно тебе это надо. Вот, таким не хитрым советом я и пользовался по жизни. Встреча с демоном была не то чтобы плохой, но заставила многое переосмыслить, и сейчас я ехал в телеге, кстати, запряженной лошадями, такое я только в Милосе видел, и размышлял.
        Если появился здесь демон, значит, его кто-то вызвал. Как ни мало я знал, но по своей воле они к нам не приходят, значит это кому-нибудь нужно. Спросить напрямую, не хорошо это. Надо как-нибудь с этим Хааромом Каледас переговорить, но это потом. Разговор перед замком многое прояснил, значит, демона вызвала Лейре Каледас. Хотя это никто не сказал, но потому как демон выразился у уже все понял. Это было с одной стороны плохо, не дай «Единый» ее ранили или убили. С другой стороны если с ней все хорошо, то отношения с ней я всегда могу наладить, ну, или этого сына своего образумлю, ол этакий, когда уже в храм Фрая пойдет(когда женится будет по нашему).
        Все перед замком получилось в лучшем виде, и десятник все правильно сделал, и Лейре жива и здорова. Так что нас сразу повели на кухню, и можно было обговаривать все вопросы. Демон в отличии от остальных сел не рядом со мной, а напротив. Тем самым дав понять, что сейчас идут переговоры, а не барон устраивает званый ужин. Хотя этот Хааром Каледас и крутился, только что в рот не смотрел, я понимал, что хозяин в замке демон, и мне с ним вопросы решать. Как бы я там не думал, а если мы сейчас не договоримся. То кто-то живым из-за стола не встанет, и скорее всего я. Мне тут мои лучники понарассказывали про демона, и как он валит благородного с одного удара, и не самого маленького роста, хотя при росте демона, он выше самого высокого на целую голову.
        Пока ели никто ничего не говорил, что я заметил, на столе была соль, точно демонская еда. Пришлось на правах гостя начинать первым. Я на многих был приемах и знал, что надо говорить и побежденному, и графу, и даже у короля я раз подымал бокал, было, было у меня и такое. Вот, только с демоном за одним столом еще не сидел, и что говорить не представлял совершенно. Говорить о славных походах, как принято с друзьями, так какие походы у демона и против кого. Говорить о том, что мы живем в одной стране, и наш славный король беспокоится о своих верных вассалах. Так не вассал демон королю и…. О, а подыму я бокал за здоровье Лейре Каледас, хоть и не принято это у нас, но для демона это пойдет, я так думаю.
        Антон Сомов
        Когда Тодас Соколис произнес приветствие, а так здесь зовут местные тосты. Они всегда в честь кого либо, хотя могут быть и в честь хорошей погоды, это такой вроде местный юмор. Здесь же прозвучал тост, ну, местное приветствие в честь Лейры Каледас. Что само по себе неслыханно. Нет, здесь культа прославлять женщин, да, и вот такое приветствие. Да, а где сам объект. Что-то я его не вижу. Челин скажи Катанасу, пусть найдет Лейру, не хорошо так задерживаться. Мужчины за нее тосты говорят, а ее нет.
        Катанас пошел и буквально сразу и вернулся, а ее нет говорит. Она ушла из замка, еще только все садились. Что, куда ушла. Оставил всех, извинился и пошел за ворота, там уже никого не было, и на воротах только сидел старик какой-то вроде кайре. При помощи Челина удалось узнать, что Лейра с двумя кайрочками вышла из замка и пошли по дороге, а потом кайре вернулись, а хозяйка замка ушла, совсем ушла и старик заплакал. Больше от него ничего добиться не удалось. Схватил свой верный АКМ и сев на лошадь я погнал по дороге, потом свернул к опушке леса. Где же она могла уйти и зачем, ничего не понял, чего она так могла испугаться и где ее искать, а не дай бог шарки, эти волки местные. Уже на подходе к лесу услышал рычание и увидел, как три волка вышли из леса и направились ко мне. Соскочил с лошади и дал короткую очередь. Почему-то стало жалко их, и я дал очередь перед ними. Они с рычанием отошли в сторону, а на ветке ближайшего дерева я увидел Лейру. Она сидела совсем не высоко, так метра три не больше, выше веток не было, и она балансировала там. Когда стал подходить ближе, она не выдержала и сорвалась
вниз. Рядом были шарки, и лежала Лейра. Что, делать, стрелять, а вдруг попаду в Лейру, не стрелять против трех волков тоже не вариант. Но, что-то было не так, шарки не подходили к Лейре, и не убегали, они чего-то ждали. Подошел ближе и волки чуть отошли, еще подошел, они отошли. Вот так я к ней и подходил. Когда осталось совсем не много, волки неожиданно провыли что-то и скрылись в кустах. Я ничего не понял, и скорее подошел к Лейре, взял ее на руки и понес к замку. Она была без сознания, и хоть высота по местному не очень большая, но ей хватило.
        Что волки нападут со спины, я не верил, что-то мне подсказывало, что для местных волков я не еда, и это они знают, и я знаю. Да, мы с ними враги, но только когда стоим на пути друг друга, а в остальное время вооруженный до «зубов» нейтралитет. Пока нес Лейру до замка, она очнулась и сначала хотела меня оттолкнуть, а потом прижалась и заплакала. Я ее так стал успокаивать, и рассказывать какая она глупая лисичка, и зачем она ушла и прочее и прочее. Как результат пока донес до замка, она уже спала.
        На воротах замка меня встретила целая делегация, и дюжина лучников, и два барона и да, все там были. Приложив палец к губам, как ни странно меня поняли правильно, и никто ничего не произнес, я отнес ее к себе… нам в комнату и уложил спать. Когда вышел рядом уже крутился Челин, очень правильно, через него объяснил что надо поставить часового и чтобы никуда не выпускал без меня, если что только через меня. Так объяснил и пошел вниз. Переговоры надо продолжать.
        Тодас Соколис
        Демон выслушал приветствие и ничего не сказал, а подняв кружку выпил. Все остальные тоже, но на их лицах было удивление. Еще бы, когда они такое услышат, если Сотан, так вроде звать управляющего местного еще мог слышать приветствия в столице, то Хааром Каледас нет, да и его десятник тоже. Это было видно по ним, а вот реакция демона удивила. Он был доволен и, и… как бы сказать это для него было привычно. Как же интересно у них там живут, надо бы расспросить об этом.
        Неожиданно демон послал за Лейрой Катанаса и когда тот пришел и сказал что ее нет. Он сам вскочил и извинился, какой-то неправильный демон и рогов у него нет, и хвоста, еще и извиняется. Он поехал за Лейрой прямо в лес один. Если бы это был, кто другой я бы уже и простился с ним, но никто не удивился, и даже Хааром Каледас мне сказал, что он надеется, что лор Демон догонит его сестру, и ее еще не тронут шарки. Что меня удивило, что шарки тронут демона, он ничего не сказал, а зная Хаарома, это тем более странно. Получается то, что этот демон вернется из леса один или с Лейрой, но вернется, никто и не сомневается. Действительно со стороны леса прозвучал негромкий стук и мне сказали, да я и сам что-то такое помню, что так демон убивает шарков. Ну, вот и сейчас видно кого-то убил.
        Прибежала лошадь Хаарома Каледас сама, где же демон. Все мы стояли около входа в замок и смотрели на лес. Оттуда медленно шел демон, нет, он был не ранен, только на руках он нес Лейру и когда подошел к нам приложил палец к губам, я не совсем понял, что это значит, но их местный движитель мне быстро сказал разумом, что это надо соблюдать тишину. Это что демон так боится разбудить Лейру. Никогда бы такое не подумал про демона, даже если она его хозяйка, то в случае ее гибели, что он теряет. Демон вскоре явился, и опять извинился и пригласил всех к столу. За стол, правда, пошли не все. Хааром Каледас остался, еще этот движитель Челин и сам демон. Остальные все сказали, что у них есть обязанности и они пойдут их выполнять. Это и так было понятно, нас оставляют для важного разговора. Я, тоже понимая всю ответственность момента, отослал своего сына к этому сыну Маратоса, пусть там поговорят или еще найдут себе занятие. После всех событий, они пленниками уже не были и свободно передвигались по замку.
        Когда сели за стол, я, понимая, что демон сам меня плохо понимает, и его движителя отослать не удастся. Спросил прямо о доверии к нему. В ответ получил, что он вполне доверяет, так как его уже многое связывает в этом мире, и была возможность проверить. Это мы так поговорили при помощи жестов и некоторых слов. Демон оказывается, уже много слов знает, только говорит плохо и некоторые слова он не может произнести. Так как я все выяснил о доверии, то можно было и продолжить. Что я хотел выяснить, как надолго сюда пришел демон, сам способ прихода я решил обойти, это потом. Что он хочет, и какое место в его планах занимаю я, и все остальные. Вопросы не простые. Был еще один вопрос, и задавать его очень не хотелось, но и не задать нельзя. Это был вопрос веры в «Единого» и что по этому поводу думает демон.
        То, что в замке уже нет священника я выяснил и, хотя мне тут сын сказал, что это вроде как они как-то виноваты я в это не верил. Я уже знал историю Езуса, и его священника, и это я понимал только начало. У меня тоже был священник, но мне дядя дал послушника. Мне лишь осталось его немного напоить и подсунуть, ну, очень смышленую кайрочку, так что теперь я в замке могу делать все что захочу. Отчеты всегда хорошие будут, послушник всегда дает мне их почитать перед отправкой. Вот так это все у меня, а вот как быть с демоном. Это не скроешь, и через месяц здесь будет и вся королевская армия, а она нечета моей, и ревнители веры тоже еще те фанатики, что с ними будет делать «лор демон».
        Вот такие непростые вопросы. Неожиданно демон, а он оказывается, не только с движителем может говорить разумом, но и с Хааромом Каледас, что-то ему сказал, и барон встал, и тоже сославшись на дела, ушел. Вот так мы и остались вдвоем, жаль я не владею этим искусством, как бы оно сейчас пригодилось. Когда Хааром Каледас ушел, Челин задал мне вопрос, о чем бы я хотел поговорить. Вот и пришло время определяться, что и как.
        Антон Сомов
        Уже сели по второму разу, а оно все не шло. Оно, это действие, совещание, согласование, дело, наконец. Я, еще в «прошлой жизни» иногда присутствовал при таких переговорах из-за своего вида, для солидности, и всегда немного удивлялся ну, поначалу, потом привык. Так вот все эти наигранные: я тебя порву, бить до победного конца, террористы и прочее. Все это на переговорах не присутствовало. Только вежливый разговор, всегда здравствуйте, до свиданья, как здоровье вашей бабушки или поступил ли ваш сын в академию. Все вежливо и корректно.
        Я когда первый раз присутствовал, то ничего не понял и спросил капитана, что был со мной на переговорах. Что за хрень, я этих ну, ну, даже выразить не могу готов бить день и ночь, а здесь должен здороваться и спрашивать как здоровье его бабушки. Он и говорит, вот представь, тебе надо переговорить с жуком (ну он не так сказал, но вы поняли) у него в заложниках твоя девушка, мать и т. д. Что ты должен сделать, чтобы не уронить свою честь, обращаясь, как ты говоришь с жуком. Ты, временно, только временно, должен поднять его на свой уровень. Нет, есть другой путь, можно самому упасть на его уровень, тебе выбирать, но вопрос, сможешь ли ты после этого подняться.
        Вот так и сейчас были переговоры и хоть здесь не надо было подыматься, опускаться к друг другу, но проблемы была от этого еще острее. Было два мира, а по большому, и три, и больше. Как и что, ни он этот Тодас Соколис ни я, не знали, что делать, я уже сильно здесь наследил и мне это разгребать. Тодас Соколис не подумав или подумав но, не зная нюансов, послал сына и тоже увяз, не вылезет. Вот с этой отправной точки и приходилось все решать. Я, чтобы не влез, куда не надо, и меньше знал, отослал своего барона Хаарома Каледас подальше, вроде как что бы он следил за лишними ушами. Он не сильно и сопротивлялся, если не сказать прямо, откровенно боялся. Тодас тоже не стал ходить вокруг да около и напрямую спросил, что я намерен делать с верой, он даже не стал уточнять в кого. Я так же ответил, что при подчинении можно и потерпеть, а так не нужна.
        Надо заметить, что хотя Челин и переводил в обе стороны, он уже через время ничего не понимал в нашем разговоре. Хотя все исправно переводил, но, то, что я понимал уже кое, что и что-то можно было передать знаками, делало присутствие Челина, как присутствие нормального, при разговоре двух глухонемых. Вроде он их и видит, и слышит, и даже больше чем они, а ничего не понимает. Так что за конфиденциальность можно было не волноваться.
        По раскладу в этом мире, я впервые узнал, что здесь идет война и только малое количество народа в стране, не дает империи Стор, смысла вводить сюда войска, а чрезмерная тупость кайре, тем более делает ее бессмысленной. Что из благородного мира сюда гонят шарков, и поэтому они здесь настоящее бедствие и нам вернее нашему графству Батоса Паоли
        еще повезло, что на востоке есть каменная гряда и через нее шарки не пройдут, а на севере и юге болота. Где они и просачиваются в небольших количествах. Что в столице фактически двоевластие, а в портовом городе Метлосе, власть фактически принадлежит полностью империи Стор. Что если бы не золотоносные жилы и не поставки золота в империю, то этот край, это место никого бы не интересовало. Шарки любое начинание убивают, в прямом смысле, а убить их еще никому не удалось.
        Так это плохое что мне удалось узнать. Из хорошего, да, у Тодаса Соколиса тоже есть священник, но он чисто номинальный и ручной, «как коши» сказал Тодас. Но проблемы это не решает, и скрыть демона все равно не удастся, если об этом уже не известно в столице. Что об этом думает лор демон, и какие действия думает предпринимать.
        Я тоже имел некоторые мысли и возможности. Я спросил, что конкретно в этом краю делают имперцы, и что они предлагают в караванах, и что берут взамен. Он мне сказал, сначала идут мытари и служба надзора. Собирают все сведения о стране, от священников доклад по соблюдению веры, а так считай доносы на неугодных баронов и знатных благородных, кайре в расчет не идут вообще. Потом идет изымание золота и обмен остатков на деньги, по самым грабительским процентам, но деваться некуда. Сдать его хоть где, можно только по их ценам. В двух точках, где можно встретить другие народы, все занято имперцами. Это Горное и Метлос. Причем если Горное еще так сяк, то Метлос полностью контролируется и принадлежит империи Стор, и ничего там сделать нельзя.
        Да, порадовал меня барон. Порадовал так, что и нечего сказать, но что он может мне предложить. Как оказалось, многое. То, что здесь все плохо, оказалось и хорошо. Дорог отсюда всего две, одна в Горное, вдоль реки Лирч, другая в Милос и тоже вдоль реки Лирч. На ее рукавах, а именно на южном, находятся все замки Тодаса Соколиса и поэтому они контролируют весь поток товаров и сырья в столицу и обратно. В горное же контролировала раньше семья Каледас, но когда родителей Хаарома Каледас убили или «лор демон» думает, что на этом месте можно умереть своей смертью. Так вот Хааром Каледас при всем уважении к нему, не рылом не ухом в этом деле, и поэтому и замок так захирел по сравнению с былой славой. Сам Тодас Соколис и хотел его захватить, взять в подруги сыну Лейру, или еще как. Правда в империи тоже не дураки, и ему уже намекали, что они не хотели-бы, видеть четвертый замок, принадлежащий Тодасу Соколису. Это может сказаться на продолжительности жизни некоторых членов семьи. Когда я это все услышал, то вынужден был сделать перерыв, и спросив, не хочет ли чего барон, он сказал, что ему пока не
здоровится, и он хотел бы просто отдохнуть. Я тоже решил, что уже пора и мне на покой, хотя после таких мыслей и сведений, не сразу заснешь, а ну жить, если ничего не придумать осталось месяц может два, но это врядли.
        Хааром Каледас
        Когда мы за столом остались с лором Демоном и бароном Тодасом Соколисом, одни. Челина я как-то не воспринимал, ну, телохранитель и ладно. Сначала я обрадовался, и тому, что Тодас Соколис с демоном нашли общий язык, и не будут убивать друг друга, или скорее демон Тодаса Соколиса. Что Тодас Соколис может убить демона, я уже не верил, а вот в том, что он пойдет на замок Тодаса Соколиса, и там начнет всех убивать, тоже как-то не верилось. Да он был жесток и как он поступил с моей сестрой, я был сильно на него обижен, но она довольна и говорит что это ее демон. Что я могу в этом случае делать. За столом, лор Демон попросил меня посмотреть вокруг, чтобы никто не подслушал их с Соколисом, но я так понял, что это и ко мне относилось тоже, я же все понимаю, и то о чем говорят бароны, не доступно кайре.
        Как то так я все понимал, да это мой замок… был, и моя сестра Лейра была и или осталась.
        Так вокруг все равно никого нет, Катанас проследи, чтобы никто туда не подходил. Особенно эти две кайрочки с Вотой во главе, ну ты понял, где хозяйка замка. Да, не смотри так, я твой барон и все у нас хорошо, мы еще живы и даже барон Тодас Соколис у нас в гостях, и сейчас как раз решается, будем мы и дальше жить так же хорошо, так что ты уж постарайся. Сам решил подняться к сестре и узнать как она.
        Она лежала в гостевой и рядом в большой корзине возились шарки, в другое время я бы испугался их, но сейчас, когда там решалась судьба и меня и моей сестры, и многое решалось. Страх перед этими в будущем грозными врагами отошел, ведь когда они станут грозными, если конечно станут, меня, да и всех может и не быть. Лейра проснулась сразу, только я остановился у ее постели. Сначала она меня приняла за своего демона, потом испугалась и спросила где Тодас. Когда же узнала, что он не победил Демона Ахнтоон, то так обрадовалась что кинулась меня обнимать и уже хотела бежать вниз к своему демону.
        Я ее остановил и стал говорить, что там сейчас говорят Высшие, и нам не зачем туда идти. Она не поняла, у нас Высшими звались только король Пьетру Кьенус и его ближайшие бароны и некоторые даже не все графы. Наш граф Батос Паоли, кстати, к ним не относился. Это были все семьи из Благородного мира, и у них у всех было по шесть пальцев и на руках тоже. Но ведь Тодас Соколис не высший, у него только отец вроде, сказала она. Да, моя маленькая они не Высшие, пока, но после сегодняшнего вечера, если мы не умрем, то все может измениться, а в какую сторону ни «Единый», ни Харе-Лельку не знает.
        Антон Сомов
        Пошел к костру здесь день и ночь горят костры, на кухне около ворот у стен. Если все спокойно, то костров меньше, если нападение, то они буквально через каждые десять метров. Сейчас горело всего три, на кухне, около северных ворот и у кайре, но я туда не ходил и не скоро пойду. Уж к чему я ни привередливый, но и это выше моих сил, и моего обоняния. Поэтому подсел у костра охраны и попросил вина, а не их взвара сотко, от которого сна ни в одном глазу, и так спать не хочется, а тут еще. Челин ушел спать, тоже устал, мне уже он не был сильно нужен, я так речь уже понимал, хоть и не все мог сказать, да это и не особо мне требовалось.
        Как здесь кайре общаются, так я и то больше говорю по смыслу, а то их повторы это что-то. Только не в этом дело, не до общения мне было. Даже воины это поняли, и не приставали ко мне с расспросами. Что делать, классический вопрос миры разные, а вопрос один на всех. Неожиданно прогремел гром и пустился дождь небольшой, но уже не посидишь. Костер тут же сгребли на небольшой квадрат из бревен и унесли под навес около башни, а предусмотрительно как здесь все. А, я пошел наверх, надо и мне поспать.
        Когда зашел в свою комнату, Лейра сидела около шарков и что-то им такое рассказывала. Только она увидела меня, как кинулась мне на шею и так сразу заморгала часто, часто. Как будь-то, не знает, что я ее и так уже слышу. Она стала рассказывать, что она испугалась, что Тодас Соколис победил ее Демона Ахнтоон и, что она решила удрать в лес, и лучше ее шарки там съедят, и что шарки почему-то ее не тронули. Но она все равно испугалась и залезла на дерево, а потом упала и вот так она тарахтела довольно долго. Вроде с Челином я очень быстро могу вот так говорить разумом, а с Лейрой мне проще ее так понять, потому что разумом ее точно не понять. Эти бесконечные повторы, а мое имя вообще через слово.
        Я только спросил, не ушиблась она, и попросил показать, как и где. О, с каким удовольствием она раздевалась, нет, не подумайте, что, она хотела мне показать эти маленькие штанишки, которые она пошила вместе с кайре Потой или Мотой, ну, она так тарахтела, что я толком и не понял. Ну не шедевр, но для местного бомонда пойдет, я ей так и сказал, что она самая лучшая и даже поносил на руках по комнате, что ей, по-моему, больше всего и понравилось, а вот потом отправил ее мыться. Потому что возня с волчатами не способствует хорошему запаху и это мне пришлось ей втолковывать. Она так вроде поняла, но видно несильно, а что волчат тоже надо помыть ей и вообще было не понятно, средневековье.
        Свет факела не располагал к осмотру моих богатств, и я его перенес на утро. Сам же тоже сходил в «ванную комнату», куда Лейра вышла, я не волновался, инструкции на входе часовой получил четкие, без меня Лейра отсюда не выходит, значит, она или у брата или в кладовке ну где-то здесь. Помылся сам и вернулся, ну и кто бы сомневался уже лежит и спит. Совсем еще ребенок, я и так местных как детей воспринимаю, а она так совсем. Лег рядом, она и не проснулась, в голове роились мысли и, как и что, так и заснул. Хотя до этого думал, вообще не ложится, сон не шел.
        Тодас Соколис
        Утро наступило для меня рано, я не любитель рано вставать, я лучше вечером подольше поработаю, но кто нас спрашивает. Утром ко мне зашел мой десятник и сообщил, что пошел собственно переход. Я и так слышал, что по крыше стучало, а значит, надо торопиться, если не успеть за день и ночь, то дороги так размокнут, что не пройдешь.
        С демоном, его тоже подняли, и он сидел сонный и злой. При мне по уху съездил одному воину и пинком отправил какого-то кайре в полет. Когда все уселись на кухне, а здесь были только все бароны или сыновья баронов. Демон сказал что-то вроде приветствия и сказал, что он надеется, что наше сотрудничество будет плодотворным и пойдет на пользу нам и государству Крамен в том числе.
        Потом он поделился со мной, да и со всеми нами одной вещью. За которую я в свое время, был готов дать сотню полных золотых, а сейчас мне ее говорят даром. Это секрет имперцев по изготовлению глиняных сосудов и черепицы. Когда его я услышал, я не поверил своим ушам. Все оказывается очень просто, нужно лишь смешивать глину с песком и все. Теперь мне все понятно, у нас здесь глина есть, а песок почти отсутствует, а в империи Стор наоборот, теперь понятно, почему они к себе возят нашу глину, а оттуда уже изделия из нее. Легче было бы наоборот песка же меньше надо, но тогда секрет не долго бы продержался и кто-то обязательно бы рассказал, а так к нам из империи это не дойдет точно.
        Когда я это узнал, я уже как на лошади хотел мчаться чтобы попробовать, лор Демон еще сказал, что если я это освою, он мне еще кое-что расскажет и покажет, а вот то уже будет сила, как он сказал. Если у нас все получится, то мы, уже будем империи диктовать, что и как делать и какую веру им у себя использовать с нашего разрешения. С такими радужными планами я и отправлялся домой. Было решено, что с первыми погожими днями или я или демон отправится ко мне, а там мы все решим.
        Антон Сомов
        Утро добрым не бывает это точно особенно здесь и у меня. Хотя нападения не было, что странно, но, учитывая, что считай три барона у меня и так в гостях, а еще два мне уже принадлежат полностью, то просто получается некому нападать. Тут еще вояка попался толи тупой толи не ясно что. Лейра хотела выйти в ванную комнату, так он не пускал, сказал приказ барона или он сам не знал, чей, не выходить ей из комнаты. Я ему и объяснил, чей приказ и вообще в чем его суть. Когда, он так стал вроде возражать, то отвесил ему оплеуху, он и улетел, ну легкие они, я не виноват. Когда же спускался, тут еще кайре какой-то стал в лицах прям передо мной изображать, как я нес Лейру, ну и он отправился в полет Москва-Сочи реактивным лайнером.
        С Тодасом Соколисом сели за стол и с нами были и Ковин Моратос, и Клаус Соколис, и Хааром Каледаса. Весь цвет местного бомонда, но оно того стоило. Я им решил открыть секрет глиняной посуды и черепицы, не бог весть что, но для местных серьезный прогресс и серьезно их подтолкнет вперед. Потом же, если все это пойдет можно будет и на железо переключится.
        Расчет у меня был простой, то, что я им дал они понимают это мелочь для меня. Также все эти задумки, серьезное подспорье в борьбе за власть, пока ты серьезно зависишь от своего врага или заклятого друга, так скажем, ты не сильно с ним повоюешь. Когда же зависимость падает и существенно, то можно, либо вообще от него отказаться, победить. Либо, в худшем случае, существенно выторговать себе лучшие условия.
        Сильно рассиживаться не стали, они торопились, как мне объяснили, здесь асфальта нет (ну они не так конечно сказали) и если за день и ночь не дойти до замка, то можно уже и совсем не дойти. Все дороги, а это даже не дороги, а так направления и те неявные, раскиснут и даже люди уже не пройдут.
        Спросил, а как же река и лодки. Тут выяснилось тоже не все гладко. Сейчас она разольется до невообразимых пределов, а в тепло пересохнет, что ее перейти можно и это не фигурально. По этой причине здесь используются плоты, но кому они нужны. Имперцы и так с караванами придут перед теплом и после, а в остальное время, куда плыть и зачем. Вот так оно, вроде выход и хороший, но кому это надо. Так все они и ушли. Тодас Соколис с сыном и Ковин Моратос с лучниками Езуса Тодаса и даже тремя своими. Вот, так и остались мы одни с мыслями, проблемами и перспективами.
        Книга2
        Часть2
        Антон Сомов
        Когда все ушли я думал ну все можно и передохнуть. Только выяснилось, что во всех местных сараях есть второй пол на высоте где то около метра и его сейчас замащивали бревнами, и на них переставляли все, и этот таф, и травы и да, все переставляли. Работы, как я понял, только начать и кончить, и все это хоть и не самому, кайре же никуда не делись, но надо показать рукой (не пальцем блин все не привыкну) куда все положить, поставить и прочее и прочее. Да я лучше сам все сделаю, чем так рассказывать.
        Я, когда еще в «той жизни» ребята рассказывали, что у них в частях служили чурки из далеких аулов, ну, ничего не понимали. Так вот те из далеких аулов по сравнению с местными, были гении и понимали с полуслова. Что хоть немного компенсировало все это, они не отлынивали и работали как заведенные, но это, же кошмар.
        Неделю или по местному шестидневка у нее название, не произносимое по земному нечто вроде вшсссшс, вот где-то так, попробуйте произнести, но оно созвучно местной элите. Аристократам здесь все замешано на цифре шесть. Шесть дней, неделя. Шесть пальцев на руках и ногах, правда, как мне сказали они это, ну, уроды по местному, у них только пять пальцев на руках, а вот на ногах по шесть. Мне сама Лейра с такой гордостью показывала и очень удивилась, когда узнала что у меня пять у всех откуда я тоже. Тогда она быстро высчитала, значит, счет десятками это от демонов, а дюжинами от Благородных. Она много чего еще там прикидывала, но озвучивать мне не стала, да, я и не просил не сильно надо.
        Когда эта суматошная неделя прошла, а выматывающее я вам скажу это дело. Дождь идет без остановки, только в обед на час два небольшой перерыв и выглядывает солнце. Если в первые три дня еще ничего не было заметно, то сейчас уже видно. Река Лирч существенно разлилась, и до нее теперь метров 150 всего. Кайре уже выгоняют с такими совками или как сказать. Дугой согнута палка, а междугье затянуто материей вроде мешковины и вот с этим они ходят на реку мыть золото или золотис. Я тут сидел, думал, думал и придумал, хоть и жалко, но куда денешься. Взять парашют и расстелить его на дне если все получится, то можно существенно поднять производительность.
        Посоветовался с местными, но никто ничего не сказал. Местная ткань плохая, одежда в основном кожа, а те ткани, что привозят очень дорогие, только та мешковина, что используется для намыва золота подешевле. Думаю и тут имперская политика, будь она неладна. Сегодня в обед как выглянуло солнце, решил попробовать свое приспособление, жалко материал больно хорош, Лейра уцепилась за второй парашют, говорит, делай что хошь, но его не дам, вымазывать в грязь копушам (так здесь старателей зовут). Результат порадовал, в первый же день вытащили и промыли, наверное килограмм десять, больше чем все замковые вместе взятые. Но не все так радужно, я сдуру оставил на ночь, мол, намоет я тебе дам. Ага, намыло, весь следующий день откапывали из ила и веток. Как результат парашют порвали, вобщем намаялся, пока зашили пока то, да се день потеряли. На следующий раз решили не экспериментировать и мыть как первый раз, результат не заставил ждать, за день три смыва и двадцать килограмм золотиса. Чистого золота мало, только смесь, но и то хлеб. В вещах нашлась линейка, правда небольшая двадцать сантиметров всего, так я
наделал метрических форм и все перевел в земные стандарты. Сделал в глине квадратную ямку 10 на 10 на 10 и вспомнил, ну, долго вспоминал и за точность не поручусь. Вроде плотность свинца десять, а золота двадцать, где-то так. Вот, с этих критериев и делаю расчет по добыче золота. Рядом работают бывшие Коровские, а теперь мои люди. Тол Валеас пришел и не знает что сказать. Меня не было, я был на реке, он к Хаарому Каледас, мол, наш договор и так далее, тот ничего не знаю к Лейре, а та нет бы ко мне направить стала торговаться и промурыжила Тола Валеас почти до обеда, пока я не пришел. Я как узнал, что 50, а их столько пришло, и еще могут подойти столько же. И вся эта толпа бездельничает, хотел накричать, но глянул на это чудо мелкое и рука не поднялась. С Толом Валеас так решили, кайре моют за еду и кров с одеждой, оно так всегда и было. Все что моют благородные, делится на три части, две трети я беру себе как налог, который и так уплачивался в казну, а треть они могут забрать себе или я меняю на гильзы ну эту местную валюту, что я ввел, из расчета гильза равна десяти золотым. Что надо сказать, все
согласились, золотые то тяжелые и против гилз, в три раза больше места занимают, не говоря, что гильзы легче. Я вообще хотел ввести долговые расписки, но меня как-то не поняли, нет такого еще здесь, да и эти листы в их книгах, ну очень выясняется дорогое удовольствие. Для сравнения, те три книги, что у Лейры были, по стоимости равны стоимости этого замка вот такой расклад. А, просто чистые листы на них пишут и стирают, есть специальная краска и кисточка, а стирают, крепким вином, я так понимаю что спиртом.
        Это тут мне мысль пришла, а не начать гнать самогон, технологию я знаю, а что по мне идея неплохая надо будет подумать, и за последствия тоже, что-то мне боязно, хотя временами так охота, а то эти рыла гляну. Челин принес рыжую землю с болот, ну, он уже приносил, но как-то не до нее было. Сейчас рассмотрел, вроде она железная руда, но это все на лето переносится, притом, что творится на улице не, то что руду, а еды толком нельзя приготовить. Да, и еда эта уже, задрал этот таф, глаза бы его не видели. Рыбу сейчас не половишь, река бурлит, и все время меняет очертания, за день может на десять метров отойти или подойти. Хорошо птицы много, так что хоть какое-то разнообразие, но только лазить по этому болоту, что кругом стоит удовольствие еще то.
        В замке везде из бревен намостили дорог, так что еще ничего ходить можно, а вот за замком. Правда к реке тоже настелили кое-где и то дело. Я здесь открыл местный ликбез или как-то так, причем взаимный. Они учат меня местной письменности, а я их своей. Здесь действительно используются иероглифы или что-то похожее. Я в них не понимаю, но вот эти их закорючки сразу обозначают действия или предметы, там идти, стоять, брать и т. д. Больше всего их поразила ручка и карандаш, только они не поняли, как стирать, а когда выяснилось, что листы просто выбрасываются, то удивлялись, наверное, всю неделю. Я так и не понял, как быть с бумагой, вроде ее делают из дерева, но как совершенно не помню, да и местные реалии, такие, что не очень оно и надо. Можно вроде из кожи, но тоже как выясняется, а зачем.
        Вот так и живем, оказывается то, что я считал необходимым здесь и нафик никому не нужно. Кайре считают до трех, продвинутые, до пяти и один, ну это понятно. Благородные могут и дюжину и две подбить. Бароны, ну эти вообще гении математики, до тысячи они почти свободно, а если надо больше делят на кучи по тысяче вот и весь счет. Так что я стал вечерами собирать класс, а набралось почти 15 человек и с ними проводить занятия. Язык общения здесь смесь русского и расменского, это так в моем вольном переводе звучит местный вариант. Языков здесь не много, кайре, благородный и имперский. Кайре язык особо никто не знает, это они учат язык благородных, на это их мозгов как выясняется, хватает. Местный расменский знают все, даже не смешно, а вот имперским владеют трое хорошо, это Тол Валеас, Сотан и Хааром Каледас, но он похуже еще пара лучников и Колосс с Челином, так сяк. Имперский в отличие от местного Расменского для меня легче, для восприятия и шипящих там поменьше, так, что я решил его учить, не дай бог пригодится.
        Вот такие у нас и занятия, а что неплохо убивают время, да и узнать в процессе можно много чего. Так решили, что с шарков, что убивают, можно добывать шерсть, и с нее делать нить и там или вязать, или сделать сети и ловить рыбу на продажу. Вариантов много, но все упирается в купцов, местные здесь все самодостаточны и им ничего не надо. А что надо то мало и его и у нас нет.
        Всех заинтересовала посуда, это прогресс и существенный, вот я думаю, если получится железо, в чем я не уверен, то это тоже будет прогресс, а сети и счет, а что считать и зачем. Сегодня проводил занятия с движителями их у меня теперь трое. Еще одного движителя нашли в замке у Хаарома, он совсем молодой и то, что для Челина трагедия он только так и умеет. Так во время занятий произошло интересное дело, я и сам не ожидал. Колосс производил сдвиг, как они говорят, и я посмотрел это дело, и мне показалось, что я вижу, как Колосс ставит завершающую рамку. Это вроде как тень на том месте, куда он хочет подвинуть и вот я ее вижу, Колосс сдвигает, опять показывает новенькому, Ватос зовут его. Так вот он показывает, а я возьми и убери ее, так захотелось пошутить, я вроде ее как убрал, и ее не стало. Что вы думаете, как усвистел этот камень в стену, все в ступоре. Колосс в ужасе, я же говорит, все правильно делаю и показывает. Камень сдвигается и стоит.
        Тогда я ему, а ну еще раз. Он опять сдвигать, а я вижу его рамку и убираю, опять усвистел этот камень. Колосс в шоке ничего не понимаю, и пробует еще раз, и камень летит, а я усмехаюсь почти в открытую, ну, они и заметили. Стали так на меня смотреть и сказать опасаются, но все уже поняли и наконец, Челин не выдержал, и говорит, а лор Демон ничего не делает, и так хитро на меня смотрит. Отказываться не стал, так говорю немного. Челин ко мне, а можете сделать, чтобы у меня как раньше, я давай попробуем. Только ты говорю, медленно делай, а я попробую. Он так кладет камень, приготавливается, говорит, я вот так на ладонь подвинуть хочу. Я в это время рамку пытаюсь не убрать, а поставить.
        Три раза ничего не получалось, а на четвертый контрольный попробовали. Так напоследок и я так вроде силу приложил и смотрю, замигала рамка, и камень не пошел. Как Челин обрадовался, а еще, и так разов двадцать, разок и забабахали, загонял меня, короче. Я даже устал слегонца, хотя вроде ничего не делал. Тогда я стал их расспрашивать, а они что, рамку не видят, что ли. Выяснилось, что нет, они ничего не видят, а просто так мысленно границу ставят и все. Я тогда попросил Колосса поставить границу и держать, Челин и Ватос должны смотреть, на то место, но ничего не получилось. Из них так никто рамки и не увидел. Ладно, решил, что на сегодня хватит, а то что-то и я уже устал.
        Лейре Каледас
        Снова у нас переход и этот дождь с утра до вечера и с вечера до утра. Мой Демон Ахнтоон как все стал копушей, я даже не поверила, и решил использовать на сбор золотиса, эту такую белую и мягкую ткань. Я сначала не поняла, что он делает, а когда они потащили ткань на реку, было уже поздно. Но все равно я, когда он пришел, сказала и сама боялась, а все равно сказала, что второй этот его пассасуут не отдам, и пусть он делает со мной что хочет. Так сразу страшно стало, а нука и будет делать все что хочет, но он только улыбнулся и сказал слууссаюсь и зачем-то руку согнул и к голове так приставил, но не пальцем, а всей ладошкой, так что это он не убивать себя решил.
        Я ничего не поняла, но что он не будет брать эту ткань, это я поняла. Так хорошо стало, он меня обнял и стал мне опять говорить, что я маленькая и такая, ну я уже все понимаю, почти. Ничего я не маленькая, а почти взрослая. Я ему уже говорила, что я большая и взрослая, но он только смеется, конечно, против него я маленькая, так против него даже Тол Валеас маленького роста, а он у нас самый высокий здесь. Вот, Тол Валеас пришел и привел своих копуш на мыв золотиса. Они сначала пошли к Хаарому, но он сказал, что это не его дело и он пошел ко мне «хозяйке замка». Я, так с ним села и стала считать, сколько кайре пришло и сколько чего надо, ну так трудно считать, но я старалась и Тол Валеас мне помогал. Мы почти обо всем договорились, и пришел мой Демон Ахнтоон и все. Ничего не договорились и он такой, я тут так старалась, а он всех выгнал на Лирч, а потом с Тол Валеас сели и этого Челина позвали и так только вина кружку и выпили. Демон Ахнтоон, что-то пописал на своей бумаге и все. Потом он такие в глине интересные ямки выкопал, и своей досочкой с делениями как он сказал линейка, он так их одинаковых
наделал три штуки. Потом сказал, что все три заполняют и одна идет копушам, а две ему.
        Я сначала не поняла, а почему две ему. Тогда он сказал это налог на церковь и сборщикам налога. Я опять ничего не поняла, а нам что, он сказал золотис, но как это же на налог пойдет, да пойдет нам и улыбается. Я такая непонятливая как кайре, я ничего не поняла, а еще он весь оставшийся у копуш золотис, он меняет на эти от его палки такие наконечники, ну он их гилссы зовет. Все меняют их на золотис. Эта гилсса стоит целых десять золотых, полных. Такая дорогая, Демон Ахнтоон их все отдает за золотис. Даже я потом с Челином говорила, ну так вроде как он думает, он тоже говорит, а зачем лор Демон так делает. Так что он тоже как кайре, мне не так обидно. Все прошлые переходы мы смывали до половины мерки, иногда чуть больше, а сейчас только за неделю уже половина мерки и это без эта, того что собрал Тол Валеас, а ведь лор Демон как барон может взять себе половину от их сбора.
        Я когда это ему сказала, он только сказал крууттооуоу, и ничего не возьму, сказал. Ну, я только предложила, а так он там хозяин и, наверное, тут и я совсем ничего не понимаю. Он стал нас учить счету и своему письму как он сказал, так интересно и трудно. У него там, где он живет или жил, я так и не поняла он у нас насовсем, или так временно, а он ничего не говорит, вот. И мы все учимся, и он нам такие цифры еще ставит, они означают число пальцев на руках и когда все пальцы это хорошо.
        У меня так всегда одного не хватает, а этот задавака Челин у него все пальцы, и у Колосса тоже почти всегда, даже мой брат не всегда и Тол Валеас тоже. А, еще мы все учим имперский язык и демонский тоже, они так чуть-чуть похожи, но такие трудные, прям ужас. А, еще Демон Ахнтоон занимается с нашими движителями отдельно и у нас еще один появился, это Ватос сын мастера по дереву и Масинты он еще совсем ребенок, но Демон Ахнтоон им доволен и так с ними занимается, что даже сам устает, сильно.
        Антон Сомов
        Прошло две с половиной недели, я даже втянулся. Днем я копуша, это местный старатель и не пойми кто, а вечером учитель и ученик. Един в двух лицах. То, что с языком хорошо подвигается это не плохо, прикольно. Я уже практически всех понимаю, только с разговором похуже, но это решаемо, когда понимаешь, что тебя говорят или просят можно и знаками объяснить. С имперским похуже, но тоже продвигается. Я здесь местных учу счету и четырем действиям математики, до корней я думаю не скоро дойдем, да и надо оно им.
        Так на первом месте идут движители, и даже молоденький паренек Ватос не далеко от них отстал. Хотя ему всего 20 переходов, или по нашему 10 лет. Я ввел систему оценок, ну, как в школе, вроде глупость, но так интересно. Все вроде взрослые, а так рвутся за количество пальцев и болеют друг за друга. Лейра так старается у нее все время чуть-чуть не получается и я ей с натяжкой так показываю четыре пальца. Она потом мне сама выговаривает, что она так старается, а я.
        Спим мы вместе, она так вроде пыталась мне что-то, ну, вроде. Она сама ничего еще не понимает, у нее правда просвещалщицы эти кайрочки есть, но они ей, в открытую не говорят. Здесь это как-то открыто все, но разговоров, про это, нет совсем. Это как у нас утренний туалет, все про это знают, но, не говорят, не прилично, так и здесь. Так что мы просто спим и все. Я ее пока воспринимаю как друга и или еще ребенка, она со мной делится всеми секретами, ну и женскими тоже. Так что я здесь и доктор по всем болезням, и психолог, а ну всех помири и всех успокой, блин, что к себе попал чес слово, и там было чуть что, Сомов ты это ну разберись, вот.
        А, то здесь эта местная специфика пальцем не показывай, как я всех поперва пугал, покажу по привычке на кого пальцем так даже вояки в обморок хлопались. А нука не с того, не с сего лору Демону не угодил, и сейчас свои и прибьют. Здесь оказывается так. В случае того же нападения, лучник проявивший трусость убивается соседом и за это еще и награда положена. Не то чтобы кто-то этим пользуется, но сплоченность полная. И предательство практически исключено, здесь трусы не выживают, взять тех же войков. Я так волков переименовал в войков, а то местное шарки мне совсем не до души, а местные, волк не скажут, что-то у них не получается так и говорят войк. И головой набок когда согласен, я было хотел поменять под себя, но как прикинул, прорве народа объяснять, что к чему, одумался.
        Что делать с купцами пока ума не приложу, до их прихода еще недели четыре, а мыслей пока никаких, и даже золотиса уже собрали их мерку полную. Это я так прикинул с полтонны и больше и с замка Тола Валеас шесть моих литровых мерок, это за вычетом налога, который я взял на себя. Там разберусь. Здесь учета никакого, все равно как считать, а мимо имперцев не пронесешь, это они так считали, пока меня не было. Я мало того что все налоги на себя взял, я еще и оставшееся золото меняю на свои гильзы один к десяти золотым, ну как и купцы за вычетом налога.
        Так что когда купцы пойдут они будут сильно удивлены, когда увидят на руках у людей не золото, а непонятные железки и все. Вот тогда и поговорим. Я так думаю, что им придется со мной разговаривать, а когда выяснится, что все золото у меня и я его просто не отдам никак, ни за товары, ни силой тем более. Уж что-что, а замок хоть один я удержу, а им сюда силу не пригнать и шарки, и далеко. Армию гнать это деньги, я кое-что понимаю. Война это, прежде всего деньги, а уж потом все остальное и победа это тоже деньги, а когда перспектив не будет, а я постараюсь, чтобы их не было. Вот тогда и посмотрим и поторгуемся.
        Тодас Соколис
        Домой еле успели, вернуться. Уже под конец и с лошади слезть пришлось. Сына несли на носилках, со своей ногой по такой грязи он идти уже не мог. Одна радость, в переход шарков нет. Не могут они по такой местности передвигаться и уходят на гряду или еще куда. Да, какой непростой поход у меня вышел в этот раз. Даже затрудняюсь подсчитать, в убытке я или в выигрыше. Сын, ол этакий, только эту лару Лейру и вспоминает, какая благородная лара, все заладил.
        А, мне заботы, что подруге скажу, нет, можно показать ей свое место, но ведь реветь будет всю ночь, олом голодным. Ну, что тут делать, а ведь все так хорошо начиналось. Поход простой, и замок считай мой. А теперь что, имперцы уже считай, знают, сведения хоть и медленно, но идут, это я понимяю. Мне как быть, сделать вид, что я проиграл, и поход не удался, так не выйдет. Вон, только и разговору, что какой демон страшный в замке у Хаарома Каледас. Да, как он быстро подмял под себя три замка. Отец мой вон, две дюжины переходов (шесть лет) два замка к себе завоевывал, так его связи и брат у самого короля Пьетру Кьенуса в советниках и то едва получилось.
        Так что из хорошего только то, что узнал секрет получения твердой глины, а ведь какие сволочи эти имперцы. Ведь что такого, что мы будем делать посуду, ведь не оружие, какое оружие посуда и черепица на крыши. Ну не будут гореть крыши…. И ведь точно, не будут гореть крыши, и не сдастся замок, и ничего ему не сделаешь, ты смотри, а ведь это сила, а я ол такой и не подумал. Вот, почему оказывается, нам не продают черепицу. Только на одно здание и все, а оно вон как.
        Вот это демон. Это какую же силу он имеет, если это для него ничто. Он, помнится, сказал, что это только начало и в следующий раз будет еще больше секретов. Получается, что для него нам ничего не жалко, или это для него ничего не значит. Так спокойно, надо все обдумать и с отцом посоветоваться и с братом. Как жаль, что никуда нельзя попасть, как не вовремя эта погода. Может на плот и по реке, нет, вверх не пройду, погибну, вниз я бы еще рискнул, а вверх нет. Так и не попробую глину делать, он сказал подбирать соотношение, какое мудрое слово. Нет, сказать просто часть того и часть другого, а то как советник короля, мой дядя. Тот тоже как скажет, вроде и понятно и по делу, а ничего не понятно и как бы ни сделал и если не получится, он скажет, я не так понял.
        Встретила меня подруга и сколько слез, и горе, и радость. Потом пошли на кухню, у меня уже все дороги замостили бревнами, так что хоть с грязи вылезу, а то сил уже никаких нет. Разговор был трудный, и было нас всего четверо. Мой казначей, подруга и сын. Вот так собрались и поговорили. Новости были плохие, а ну четыре дюжины лучших лучников потерял я, и еще три на совести сына. Пять дюжин кайре вчистую, и хоть это мелочь, но надо перераспределять в деревнях, а то в двух я уже остался без урожая, и теперь что делать. Оставшихся кайре, да и благородные там есть переводить в другие деревни, или к ним кайре давать, так и таф давать. Вот, задача, и так, и так плохо.
        Хот и невелика потеря, а плохо. Вот так и втолковывал сыну, а больше советовался с Толлой. Когда дошли до денег, то здесь было лучше. Хоть и не получил денег за рыбу и дерево, но брат и отец обещали передать по теплу. Так что здесь все хорошо. Еще не понятно, что говорил этот демон по поводу золотиса, что он возьмет весь и без налога. Это где же он нашел возможность его сбывать. Неужели в Горном, ну демон он уже везде был. И кому там он его сбывает. Там же только имперцы. Так стой, какие имперцы, там шаманы Астрала, точно, вон, кому он сбывает, но за связь с шаманами смерть. Ага, кому смерть, демону, даже не смешно. Так, что я своим сказал так. Золотис моем, и весь, ну чтобы не очень заметно, часть все же поменяем, а так весь мне, и как дожди кончатся. Я сразу, прямо, сразу иду к брату, и ему об этом говорю и его надо к этому демону по поводу золотиса. А то, что это и тафом поделись и кайре дай и лучников дай. А мне что, только корми этих, так все хорош, все Толла я молчу, пошли спать, до утра, устал я что-то.
        Телинко дюж-дюж империя Стор
        Проклятье как может быть все хорошо. Ах, Ахмар, Ахмар твои прекрасные глаза сияют в ночи как…. Кашану дух песков чтобы тебя пожрал, проклятый визирь, и всех твоих соглядатаев. Нет, ну так попасться на свидании с моей Ахмар. Теперь мне предстоит на переход идти, в эту «Единым» проклятую страну. Где есть эти глупые кайре, вроде так их зовут и чванливые благародные как они себя зовут. Да, Кашану забери вас, как мне не повезло. Ведь все было хорошо и Ахмар, да что теперь говорить. Со своей сотней, какое гадкое слово, если бы не требование императора никогда бы так не называл (слово сотня в империи созвучно с названием вонючего паука, поэтому сотня еще говорят, а сотник никогда, осталось старое дюж-дюжин)
        На верблюдах отправились до границы с королевством Крамен, где часть пересядет на лошадей, а в основном пешком из-за их природы и этих диких шарков. На лошади невозможно ни удрать, ни проехать в некоторых местах. Десять переходов назад он там уже был, и ему очень не понравилось. Никчемная страна, только золото делает ее привлекательной, но только если его кто-то будет добывать. Например, эти кайре, и при помощи благародных отдавать нам, даром ха-ха. Какие глупые благородные, а мне с ними надо торговать и улыбаться, да я, ах, Ахмар, Ахмар.
        Три дня ехали до границы. В воздухе уже чувствуется влага, а что будет, когда перейдем границу. Сегодня утром я покинул благословенную империю, еще почти день и ночь будем ехать на верблюдах, а в Метлосе придется пересесть на лошадей. Почему так, нам ничего не говорят, но я не понимаю, ведь верблюд отлично переносит местную влажность и эти шарки ему не так страшны, а то эти низкие лошади, но приказ есть приказ дальше Метлоса, ни одного животного из империи.
        При прибытии в Метлос к нашей дюж-дюжине присоединилось двадцать этих торгашей купцов, и еще десяток колесниц их здесь телегами зовут, и запряжены они, такими как лошади, но не лошади, а олы зовут. Они очень медлительные, но сильные и едят все подряд. Мы одному скормили убитого шарка, они и его съели. Все воины так смеялись, но вокруг были местные благародные и они сказали, это нельзя. Шарки это зло, а вы его к себе привлекаете, это к несчастью. Я им только посмеялся в ответ. И так большего несчастья, чем то, что я должен сопроводить караван из Метлоса в Горное. Только оттуда вернутся в империю, нельзя и придумать. То, что мы на верблюдах могли проехать за три дня, мы здесь едем на этих олах уже шесть дней, и до столицы Крамена Милоса и прибудем только к утру. Нападения шарков почти нет, ну, было одно и все, а то тут некоторые из купцов которые, так восприняли со страхом, что олы эти шарка съели. В Милосе отдохнули всего день и взяв из местного отделения Синода еще троих священнослужителей поехали дальше.
        Так все спокойно и ротации нет и никакой ереси не замечено. Если бы еще двигались побыстрее, то и совсем я уже согласен на такие путешествия, тем более что они очень прибыльны. Смешно сказать, за глиняную миску дают три золотина (1железо=3 золотых, золотой 1= 4 золотина, 1 золотин=3 серебряных, 1 серебряный=4 серебрушки). Да, у нас за эту миску и серебрушку не дадут, если она без рисунка. Так что многие в свой хабар вложат только миски и все, чтобы при переходе поменять на деньги и там уже взять еды или еще что. На границе тоже нас понимают, и просто с каждого по миске и все, верблюд не выдаст, шарк не съест. До столицы Милоса этого, никто ничего не продает, а вот в столице можно сдать скупщику по полтора золотина, или самому нести дальше, и продать уже в замках баронам или тем же лучникам или благородным по полной цене. Многие так и сделали, часть отдали скупщику, лишь бы хватило на первое время, а остальное повезут дальше, тем более что большую часть товара, там ткани и черепицу для дворца короля и трех баронов здесь уже оставили. Черепица в Крамен идет только по заказам баронов, на их одно
здание в замке и все, это такое небольшое унижение, как по мне нашего императора. В империи Стор уже нет домов крытых не черепицей, а здесь, наоборот только их камышес и все.
        Мотилко дюжин-дюжин (сотник по нашему)
        То, что пошли через болота это конечно быстрее и шарков здесь поменьше. До вечера было только одно нападение и то вначале. К вечеру дюжина сопровождения ушла обратно, а мы пошли дальше. Почему это все говорят, и священник говорит, что он прижимистый этот барон Маратос, а нам даже дал еще дюжину, чтобы пройти опасный участок, не понял. Ночью пошел дождь, и мы серьезно стали тонуть. Нет. По такой местности еще можно было передвигаться, а вот дальше. Кое-как вплавь пересекли левый Лирч и тогда встал вопрос, а что дальше.
        То, что до столицы мы не дойдем и так ясно, возвращаться, священник Апосотолин был против и после долгих споров решили идти к барону Понтосу или как он звал себя. Хозяин болот Кастос Понтос. У него было сотня хуторов и ни одной деревни, его замок это три лачуги и десяток шалашей на деревьях. Он живет со сборов трав и добычи ползков. С него и налогов не брали, да и как их взять, кто к нему пойдет и живым вернется. В свое время он был очень близок королю, но потом что-то случилось, и он ушел в единственное место, где его не достанут, никто. Даже священника ему не дали, только послушника из числа самых дерзких и бестолковых. Вот к нему и решили идти. Почти неделю шли под проливным дождем и болотам, трое утонули, а одному сломали руку ползки. Все равно дошли, долго кричали, пока вышел сам барон и по хитрой системе дорог через всякие незаметные ямы и рытвины при помощи двух бревен он нас провел в свой «замок».
        Да, у имперцев в тюрьме условия конечно не очень, но здесь было хуже. Послушник Инин тоже был здесь и прятал глаза, как я видел, он был слегка пьян или не слегка, может это его естественное состояние. Священник Апосотолин попытался сделать ему внушение, и заставить читать молитву «Единому», но в ответ нарвался на такую брань, что уже был и не рад, а когда ему сказали, что его заменят. Он задал один вопрос, когда и на кого. Больше священник Апосотолин его не трогал. А, когда мы здесь пробыли две недели, уже и священник Апосотолин, вечером позволял себе по маленькой. Здесь почти никого нет. Сам барон с подругой и детьми спит в соседнем нет, не замке, а что-то чуть лучше шалаша и с кайре вместе. Здесь такой запах и эти ползки. Они кругом, барон еще сказал, что сейчас ничего, а вот по теплу сюда приползут и ядовитые ползки, вот, это страх. Я уже и не рад, что сюда дошел, и с первыми погожими днями отсюда уходим и желательно побыстрее, Харе-Лельку. Священник Апосотолин уже и не ругается с послушником, а все дни напролет расспрашивает его о том, как здесь и что. Он неплохой рассказчик и его приятно
послушать, тем более что больше и некого.
        Барон с нами не разговаривает. Он сказал, я дал вам жилье, а мои мысли и слова оставьте мне. Вот так и прошел этот месяц, наконец, мы смогли отсюда уйти. Как же рады были лучники, а их осталось только семеро. Еще двоих, задушили ночью ползки.
        Антон Сомов
        Вот и переход кончился или кончается. Как здесь не понятно все. Я немножко покуролесил и переименовал под себя. Так что здесь уже весна, зима, лето и осень. Мне привычней, а местные привыкнут, кайре, тем все равно, а благородные так вроде и не против. Ввел рукопожатие, пустячок, а приятно. Пока еще войков мало, но ловчие ямы мы наделали, и за три дня уже два волка. Пробуем его стричь и шерсть перегонять в нить.
        Честно, пока не очень, сам процесс я знаю, а конкретно, каждый момент, нет. Сотан это местный управляющий говорит, что в столице делают шерстяные изделия, но заняты только имперцы, или очень к ним приближенные. Так что все методом тыка, пока получили один клубок, но и, то хлеб. Сети здесь не делают, а вот такие решетки из веток применяются, рыбу окружают и там уже бьют.
        Стали копать глину, здесь ее завались, а вот с песком проблема, нет его. В реке приходится мыт как золото. Когда первый раз сказал что мне надо, то даже благородные смотрели на меня как на кайре. Я всем объяснять для чего не стал, мойте, сказал и все. За день намыли две мерки. У Хаарома Каледас экспроприировал его пилу, пошел пилить лес на древесный уголь. Тоже смотрели, как, я после уже понял, и теперь за такой взгляд сразу по роже. Такое уважение ко мне появилось, а пришлось и этим благородным пару раз заехать, ну силу я рассчитывал, конечно, но когда как. Вот так и зарабатывается авторитет.
        Даже выражение в народе пошло, мне разведка донесла, если лор Демон сказал делать, значит делай, а то все равно будешь делать, только еще и голова заболит. Сегодня великий день, построенная печь высохла, и мы ее загрузили нашими изделиями, как оно пойдет, я слегка мандражирую, хотя на кирпичном заводе был и технологию помню, но все же. Всю ночь пока горело, бегал смотреть, потом весь день остывало и только следующим утром раскрыли и что. Половина посуды потрескалась и развалилась, но половина вышла вполне приличной и прошла испытание нагревом.
        Это событие застал и Езус Тодас, он пока печи не строил, да и не очень он понял, что к чему. Но когда он увидел что в одной печи можно получить до трех четырех дюжин мисок или две дюжины кувшинов, то впал в ступор. Здесь миска стоит почти золотой или чуть меньше, я так понимаю, или золото дешевое здесь, или кто-то кого-то крепко дурит. Когда я ему предложил по четыре миски за золотой, причем в обмен на уголь, то согласие было немедленно получено. Вот такие радостные новости. После этого я тут же заложил еще две печи, и думаю сделать меха для наддува и выплавки железа, но как всегда на все времени не хватает.
        Как я раньше жил, а ведь здесь ни телевизора, ни магнитофона, где мои вечерние новости. Правда есть две рации, но я как-то не придумал им применения, да и честно, нет в ней особой нужды. Далеко она не действует, а рядом и на лошади, ничего успеют. Поговорил с Хааромом когда будет первый караван, выяснил следующее. Через три недели от последнего дождя, плюс минус два дня. Так прошла уже неделя и три дня, пока ждем.
        Тодас Соколис
        Кончились дожди, я уже и не мог дождаться, когда. Всех кайре погнал в копуши, да и благородные туда пошли многие. Особо близким, я дал задание намыть песка и копать глину. Двое так мне стали говорить, мол, помнишь два перехода назад, как имперцы смеялись, мол, опять хочешь. Так, сказал всем заткнутся и поспорил на золотой со всеми самыми умными, а демону я верю. Он врать не будет, не зачем ему это. Как и говорил демон, сколько брать песка, надо подбирать, а я пожалел, думал глупость много вложить и просчитался, где больше там прекрасно все вышло, а где мало там все потрескалось, как и первый раз.
        Хааре-Лелку все это ерунда, главное десять золотых, я в карман положил, а именно с десятью я поспорил. Во второй раз, а я заложил постройку еще трех печей и первую заложил изделиями снова. Вышло все просто отлично, только две миски и один кувшин лопнул, ну на это даже и внимания никто не обратил. Я уже половину людей на мытье песка поставил, а ну, это же выгоднее чем золото. А вот и мысль, это сколько же эта миска стоит в империи Стор, если у меня так получается, да они же нас обманывают и даром берут наше золото. Как бы то ни было, а миски мисками, но надо сказать брату и если успею отцу. Пошел собираться, и на утро поеду с лучниками к брату.
        Лейре Каледас
        Как хорошо, что кончился этот переход, и дождя больше нет. Мой Демон Ахнтоон в овраге около леса понаделал каких-то труб из глины, и зовет это печь для выпечки тарелок и кувшинов. Нет, я, конечно, ему, верю, но ведь у Тодаса Соколиса ничего не вышло, я, же ему уже рассказывала. Всю ночь он бегал и как этих войков не боится, хотя, что их боятся. Вон, я на веревочке двоих вожу и ничего, даже бывает и стукну их, когда они не туда, куда надо лезут. Зато как меня кайре боятся, как, как благородные лора Демона, вот. Сегодня мой Демон Ахнтоон сделал миски и кувшины и такие гладкие и хорошие, как нам привозят купцы, и там брат был и приехал этот барон Езус Тодас. Он привез этот уголь, вот так называется, а по мне зола золой. Только зачем он, и так дорого, говорили за один золотой, а ему отдали за четыре миски, а миски же дорогие. Я так Демону Ахнтоону и сказала, что он ничего не понимает. Ой, мне так страшно было, когда так говорила, он другим как двинет по уху, они это и падают. Мне он только улыбнулся, и сказал, и где ты эти миски купила. Теперь мы будем с посудой, и кувшины у нас, и казаны большие и
все, все будет.
        Еще наделали молотков из золота, а как же имперцы, ведь нельзя, но он опять сказал, разберемся. Теперь нас всех заставляют утром мыться, и раз в неделю совсем, и к кайре это тоже относится, только они на своей половине двора. А, еще он свои эти его железные лопаты, а у него их было ДВЕ и он их поломал на четыре части каждую, и у нас теперь восемь ножей железных. Они такие острые и почти не тупятся, но все равно мой демон сказал что материал, ну, плохой он сказал. Ага, плохой, а раздал только всем десятникам и нам всем.
        Еще к нам Тодас Соколис приезжал и они о чем-то долго говорили, и он сразу и уехал, даже ночевать не остался. Кайре почти все перешли под стены замка со стороны реки. Там нарыли эти ловчие ямы и в них почти каждый день ловятся войки, так теперь шарков зовут. Их почему-то мало стало, может они демона боятся, может еще рано. Демон Ахнтоон говорит, а их раньше много было, и стал считать и получается, что правда, ведь раньше как было. Прибегают два ша… войка и одного убивают, а один что-нибудь или кого-нибудь схватит, и убежал, а теперь прибежал и в яме, и так каждый день вот они и кончились.
        Антон Сомов
        Второй раз приезжал Езус Тодас и поделился своими опасениями, а когда увидел, сколько посуды я ему могу дать. У него, по-моему, жаба задавила, когда он понял что продешевил с чашками, но его проблемы, я не виноват, он сам предложил, четыре чашки за куб угля. Я стал делать и кружки из глины, раньше их из-за дороговизны не брали, проще эти выращенные были. Есть и хорошие новости, работают ловчие ямы, и шарки в них падают каждый день. Приезжал Тодас Соколис у него много новостей и разные.
        Про меня вроде ничего не слышно, толи не дошли еще священник, толи погибли по дороге, последнее лучше, но на него не буду ориентироваться. Посуда у него тоже получается хорошая, правда из-за того, что песок из реки все время разный, нельзя подобрать соотношение и качество плавает, но и то, что выходит, уже существенно его обогатило, и все даже кайре едят из отдельной посуды. Им это так не привычно.
        По золотису, он согласился весь отдать мне, из расчета пополам на деньги и брата своего так заагитировал. Как получится, не знаю, но будем посмотреть. С моими печами пока все хорошо, и решил заняться выплавкой железа из руды как выйдет, не знаю. Ездил на недельку, в бывший замок Кора, и тут порядки навел. Здесь тоже всех кайре собрали под замком и нарыли таких полуземлянок. Понастроили ловчих ям и вобщем все нормально. С местным Священником Каливатином переговорил, вроде нашли общий язык, правда мутный он какой-то, но я ему свободы не дам. Я Толу Валеас так и сказал, что никаких ему лучников в охрану. Что попросит, сделайте, но если это не мешает основной работе. Все эти их посиделки, которые молитвы, для благородных по желанию, а кайре раз в неделю не более.
        К своему этому Хааре-Лелку если бегают, пусть бегают. Так что паству, я ему конкретно сократил. Зато нашел работу, он грамотный, вот пусть и повышает грамотность населения, в свободное от службы время. Это почитай все время. Заинтересовал Тола Валеас печами, но у него проблема реки рядом нет, только родники, так что для него пока только таф, травы и если хочет пусть жжет уголь, чувствую, его много понадобится.
        Телинко дюж-дюж империя Стор
        Прибыли к барону Хтону Соколису, неплохо расторговались и я часть товара продал и мои десятники тоже, варварская нищая страна, но какие все гордые. За столом сидели, а у них даже кружки их дерева, а не глиняные, нищета и вино не крепкое, тфу. Пробыли два дня, пока посчитали весь золотис и подбили налог, поменяли треть на золото. У него было две меры, но он нам отдал полторы, сказал, что остальное следующим. Я согласился, по закону, надо все золото отдать первым трем, а кому как это его дело, хоть все последнему. Я, так и не жаждал все забрать, еще через три или четыре баронства ехать, там наберу.
        Когда прибыли к следующему барону Монису Соколису, тут и начались непонятные дела происходить. Посуду не брали, нет, предлагали по золотину не больше, но это что получается, в столице дороже скупщику. Может, кто из Горного цену скинул, так не должны они убивать верблюда, который их кормит, ничего не понял. По золотису тоже, дали только полмеры и все, остальное сказали потом. Ну, я возражать не стал, потом, так потом. Мне еще ехать, два баронства проезжать, а у меня уже две меры. Больше трех-пяти я все равно не повезу.
        Поехал дальше, у барона Тодаса Соколиса тоже как-то не так, мне бы задуматься, но подвело, то, что они много тканей брали, а вот посуду вообще не брали, только несколько мечей и пару казанов медных и все. По золотису, нет слов, мне выложили три небольшие кучки и сказали, меняй. Да, там, на тысячу монет и вышло и все. Я ему, а остальное. Он мне, остальное потом и стоит, верблюд такой, улыбается, а мне и сказать нечего, имеет право. Ну, я так смотри, до третьего каравана, чтоб все сдал. Он обязательно, все так и будет, ну форменно издевается, а сказать ничего не могу, а так хочется врезать.
        Ничего впереди еще один замок и можно зайти в другой, там, правда, золота нет, но все же, хоть посуду сдадим. Так решили к Хаарому Каледас, а там и в соседний замок заскочим, а то что-то, в этот раз торговли нет и золотиса мало. Нет, его в плохой сезон бывает мало, но все же. Ладно, если даже у Хаарома Каледас мера будет и то пойдет, не пустой рейс. Только что они не сдают сейчас, может, ждут чего, так цена не меняется, чего ждать то. Одно хорошо, мои воины «Единого» не нарадуются, по дороге всего три шарка, этих местных Кашану (дух песка) напали и все, это по прежним переходам считай, и не было никого, может сейчас начнется. Подошли к замку Хаарома Каледас, и тут началось.
        Антон Сомов
        Ожидание сильно выматывает, и я поступил проще, на расстоянии метрах по триста, ну где как вышло. Посадил на деревья наблюдателей и раздал флажки, чтобы сигнализировали. Так что у меня запас был в пару часов по любому, чтобы подготовится. Прибыли эти обозники, купцы-грабители с опозданием на два дня, собаки. Я всех людей загонял, а ну держать на деревьях десяток и подвозить им еду воду и это на лошадях все и с охраной. Так что когда они подошли, а было это где-то часа два по полудню.
        Ставить время по восходу на семь часов себя не оправдало, теперь ставлю по солнечным, это получше. Правда солнце это местное, зеленое Гранис, оно редко в обед светит еще. Продолжительность дня здесь, где-то 22 часа с копейками, точнее не скажу. Я для себя решил 22 с половиной и когда тучи, то так поправку делаю и зашибись. Ладно, к делу, когда эти обозники показались, а знатный обоз за сотню вояк примерно, десяток телег по два быка, ну, олов местных в каждой и 30, Тридцать лошадей. Я как увидал это богатство, так своим движителям и сказал, в коней не бить, подальше.
        Тут я решил, что такую массу, я сам без последствий не осилю. Нет, разбить, разобью, но, сколько останется их после и сколько у меня останется, если они как Соколисовские станут бить, не взирая на последствия. Поэтому инструктировал до посинения, и как кидать гранаты, и что делать остальным, и что если что. Я им такой курс молодого бойца дал, они такого не видели еще. Тем более авторитет у меня уже непререкаемый. Подошли они толпой, толи не ожидали ничего, толи еще ничего не знают. Как-то слабо верится, но это теперь их проблемы.
        При подходе за стенами не было никого, я всех в замок загнал, и демонстративно поднял ворота, а решетку опускать не стал. Это по-местному, я не боюсь, но впускать не желаю. К самому мосту подошел высокий, выше местных, и на имперском, потребовал барона и опустить мост. Я Хаарому Каледас так сказал, скажи что мост опустим, но пусть сам идет на переговоры, в противном случае будем стрелять. Хааром так и прокричал, я его понимал не плохо, каждодневные занятия с интенсивным разговором разумами, эта местная специфика, очень в этом отношении продвигает хорошо. Этот высокий на лошади, что-то сказал своим телохранителям, или кто они у него и они отошли. Мост опустили и Хааром Каледас пошел на переговоры, я решил подстраховать и стал с верным АКМом в проходе, и слышно все, и если что…. Хааром Каледас пошел пешком, жалко ему свою лошадь, видите ли было, ну его дело.
        Телинко дюж-дюж империя Стор
        То, что что-то не так было понятно, эти мои священники из службы надзора сказали, что вроде демон здесь какой поселился, но вроде мирный. Так, ничего не понятно, об этом им сказали только в последнем баронстве этого Тодаса Соколиса, а там не священник, а послушник и кто его туда поставил, хотя здесь глушь сплошная, и сюда либо в ссылку отправляют, либо вот таких бестолковых, так что толком и не поймешь, что здесь. Сначала все было хорошо, в столице как всегда, ну, не знаю как, а десять переходов так и было, потом первый барон, там также.
        Вот, оно, уже у его сына как его там Мониса, уже там не то. Мне бы обратить внимание, ведь что-то вот чувствовалось, вот, ведь не стали там брать посуду, цена упала. Предлагали, но за треть цены и золотис не весь отдали, но это всегда так было. Его не торопятся с первым караваном, не то, что цена другая, просто в другом караване товар будет подходящий и тогда. Так сказать из рук в руки ха-ха, местное дурачье, верблюды хм-м (вообще-то его зовут Тилинко на самом деле, но все зовут Телинко. Тилин-верблюд). В прошлом баронстве, что покинули, у Тодаса Соколиса, там просто ни одной миски не продали, и если бы он не брал так много ткани, и кинжалов, и котел бронзовый. Кашану, вот оно, он не взял ничего из глины, совсем ничего, только из бронзы и золотиса он дал строго отмеренную дозу и все. Столь мало еще никто не сдавал, были и плохие сборы, но не столько.
        И эти, из службы надзора, нет бы, мне раньше сказать, а то сами меж собой обсуждают, едучи на колеснице, этой местной телеге. Вышел барон местный Хааром Каледас так его зовут, списки у меня на всех есть и начал, на неплохом имперском, правда. Умеют «верблюды» разговаривать, так, и что он такого скажет. Что, предлагает сдаться и всем гарантируется жизнь, что-о-о он мне предлагает. Я даже переспросил, он повторил и показал на два облака, что были перед Гранисом, когда пройдут, и пошел обратно.
        Нет, каков наглец, я уже хотел его зарубить мечом, когда поглядел и увидел, и на стенах, и в проходе в замок стояло до двух дюжин лучников и все с наложенными стрелами, и все только на меня. Я не трус, но менять свою жизнь, на жалкую жизнь этого барона, и я повернул коня, лишь в след ему бросил, я тобой займусь, лично, потом. Когда отъехал от моста, ожидал, что сейчас мост подымут и как обычно, но я жалеть не буду, закидаю горящими стрелами и пусть, сами выскочат.
        Мост не подымали. Повернул к своим и устроил совет, были и все десятники, и эти хвала единому, служба надзора. Все такой шум подняли, как буря в пустыне, и камнепад в след. Подождал и оглянулся на замок, мост не подымали, может это ловушка, я про такое знавал. Еще в империи некоторые города так делали, открывали ворота, а там яма сразу за воротами. Может и здесь так, тогда много людей поляжет, но все равно ведь яму закроем, хоть и телами и ворвемся, что он думает. Ладно, надо послать еще одного на переговоры как бы, и пусть посмотрит, нет ли там западни. Тимассо тебе идти, если что империя тебя не забудет. Так смотри сюда, у них там, скорее всего яма, подойди как можно ближе и посмотри внимательно, если вернешься, расскажешь. Так пошел я сказал, ждем.
        Антон Сомов
        То, что имперец не рубанул, хотя хотел. Я его все время на прицеле держал, но мог бы не успеть, выстрелить, хотя как сказать. Отдача от пули такая, что с коня его ссадила бы, и удара могло и не получится. Хааром Каледас вернулся мокрый, а нелегка ты шапка Мономаха, а как ты хотел, барон. Сидим, ждем, я на стену не полез и здесь все видно, а наверху три движителя, вот пусть и смотрят, я уже всех проинструктировал, а там бой покажет, какой из меня учитель и командир. Эти пришлые устроили целое заседание и что-то бурно обсуждали, потом один отделился и, сняв шлем, а у них что-то вроде такого шлема было, не полностью закрытый, но уже что-то. Шел он быстро и, зайдя на мост, стал кричать беседа, беседа. Это здесь так переговоры обозначают, и он вроде с белым флагом идет.
        Ну, идет и идет, он зашел почти за ворота замка, когда его остановили, и Хааром Каледас вышел навстречу, чего так торопится, но по его взгляду стало понятно, чего он хотел. Хоть он и боялся, но взгляды он кидал очень определенные, и я сразу понял, не переговорщик он, лазутчик, и просто высматривает все наши уязвимые места, ну-ну, думаю, смотри, смотри. Много ты насмотришь, то что перед глазами ведь не воспринимается, а основная ударная сила, я, и те трое наверху, и они даже без луков. Вот их кто воспримет, и что ты расскажешь.
        Его чтобы окончательно сбить с толку даже вином угостили, я хотел крепкого имперского, но до него далеко идти, перебьется. И так он все осмотрел, и сейчас они посовещаются, и думаю, начнут, ну и мы помолясь, кто хочет. Имперец ушел, оглядываясь, по-моему, он до последнего не верил, что его вот так отпустят.
        Телинко дюж-дюж империя Стор
        Тимассо вернулся, никто его уже не ждал и его жену уже жалели, но он вернулся, и даже поделился, что вино у барона дрянное, вот верблюд. Какое вино, десятник, я тебя, зачем посылал. Он тогда все подробно рассказал, что видел, и что ямы никакой нет, и даже котлы не горят. Я даже засомневался, котлы должны греться, но списал на глупость барона и демона, никакого не было. Был какой-то имперец, как сказал десятник Тимассо, ну, очень высокий, как верблюд.
        Ну, ты пошути мне еще. Так значит, ямы нет, а я только ее и опасался, потери будут большие, при ней. Ты смотри, лучники на стенах стали расходится в разные стороны, ну дураки форменные. Ведь наоборот надо перед воротами всем собираться, и тогда только они будут силой, и представлять опасность для нас. Не понял я этого барона, толи он не в своем уме, толи демон правда был здесь, и все с ума сошли. Ну, как еще это понять, ворота открыты, мост не поднят, или они надеются, что он перевернется и все уйдут в секрет, ага как же.
        Это все отработано, сейчас все туда подойдут и там станут на этой половине, пока укроются щитами, а потом забьют колья, и все мост закреплен, прощай барон благародный. Облака давно прошли, но со стен не стреляли, и я стал строить всех в таксис, даже классически, правда боялся, что подымут мост, и немного спешил, но все равно. Лучники на стенах тоже с интересом на нас смотрели и даже луки поопускали и сняли стрелы.
        Только в воротах стояло пятеро лучников и с луками и с наложенными стрелами, ну-ну. Они то и решили все дело, значит, опасаешься барон, ну, что, во славу империи и «Единого». Когда весь таксис устремился к мосту, в этот ключевой момент, я больше всего думал, что мост успеют поднять. Но нет, его не подымали и все устремились на мост там короткая задержка, пока забивают колья и даже пара пошла по мосту, и с той стороны забить стопорные колья, но не вышло. Сначала из ворот раздался частый гром. Так колдун, точно так колдун поджигает что-либо и это мои воины, ну, посмотрим, насколько тебя хватит колдун. Десяток и все, а потом что, да мои воины тебя на копья возьмут сейчас и все. Раздался страшный гром, и еще один, и темнота.
        Антон Сомов
        Как они пошли на мост, я прикинул, что завалят толпой, и не успею их расстреливать, но все вышло даже лучше, чем планировал. Классическое избиение. Они поперли толпой, да еще и перед мостом стали и начали его прибивать копьями, чтобы его никто не поднял, как будь-то, его кто-то собирался, подымать ну ослы.
        Как только я начал стрелять, наверху стали кидать гранаты. Ну, слегонца напартачили. Да, нормально все, но потерю коней я им припомню. Это наш неугомонный Челин, в самую толпы загнал эфку, и покосил всадников, причем с лошадьми вместе. Здесь они на меня тоже перли, как бешеные и два рожка я высадил на это все дело и…
        Только крики раненых и все. Сверху стали кричать, не стреляй демон, они сдаются. То, что сдаются я понял по тому что уже никто не лез на мост. Вперед выдвинулись лучники Катанаса и баграми просто стали скидывать с моста в ров всех. Не очень разбирая, живые или нет, не до них, и освобождая проход.
        Что я заметил у имперцев другой вид капитуляции. Если благородные в этом мире, просто садятся на землю и все, то имперцы ложились и так изображали звезду, мордой лица вниз. Вот, так интересно, я геройствовать не стал. Сменил рожок на новый. Сдвоенный передал Лейре в работу, пусть и она поработает на благо родного замка. Сам, контролируя ситуацию, следил, как мои бравые солдаты резво заносили в замок все колюще режущее и даже пинали одного борзого, что что-то вякал там. За час все было окончено и всю толпу посадили перед мостом. Всех поделили на две кучки, воинов в одну сторону, а купцов в другую. Также выбрал всех военачальников, их осталось всего-то двое, спасибо Челину и матери его.
        Нет, это же надо из тридцати лошадей в живых осталось десять и пять вроде так можно вылечить, нет, точно внушение будет. И так, маленький такой анализ, этой, скорее всего первой, но думаю не последней войны с империей Стор, а, то, что это не королевские войска я вижу. На всех только трое, было благородных, и то выжил только один. Всего пришло сюда их 135 человек. Три монаха со стрелками, два крутых военачальника, десяток десятников хи-хи, и сотня лучников, мечников, кто из них кто, я не вникал, а у всех были луки и мечи. Причем у каждого третьего уже железный, а это серьезно. Было еще двадцать купцов, именно что было. Когда я поработал слегонца, да мои движители, дали залп. Я их так инструктировал заматываем гранату в кусок кожи и вынимаем кольцо. Все дальше никаких движений, только ждем моей команды, когда я открываю огонь, только тогда высматриваем, где толпа и кидаем в центр. Все это было отрепетировано в течении почти недели, причем не пожалел даже одну гранату чтобы показать эффект, ну и рыбки поели, глушенной. Не бестолку же ее рвать. Вот так и вышло. Граната в полете разматывается и рычаг
отщелкивается, а мы имеем еще и дополнительное время. Я первые три гранаты сам умотал и положил, ну переживал, что там говорить, а ну как не то, и не так, и сами погибнем, и замок не спасем, но и без гранат, такую толпу я не удержу, будет много жертв. Можно конечно выучить стрелять из автомата, но на это и ящика не хватит на обучение, а у меня их всего два, так что обойдемся пока. Гранаты бросали с такого ложа, в форме половинки трубы, вырезанного из дерева, и отшлифованного в процессе отработки до зеркального блеска. Так вот, в живых осталось: аж пять купцов, монах или кто он там и тридцать в различной степени живности вояк, и два почти целых командира. Один как выяснилось, был зам местного дюж-дюжина, когда я сказал сотник что ли. Как его перекосило, но подумав, он так и сказал, точно, он сотник. Еще остался, кто бы подумал тот десятник, как выяснилось, что к нам ходил на переговоры Тимассо так его зовут вроде, этого счастливца.
        Мотилко дюжин-дюжин (сотник по нашему)
        Харе-Лелку как же мы задержались с этой непогодой, проклятый мир, проклятое
«Единым» место. Сюда только в ссылку отверженных и преступников сгонять и пусть работают, золотис добывают, а всех этих благородных и кайре. Нет, всех не надо, особенно среди благородных, такие попадаются эх, так что всех не надо.
        Когда дошли до Хтона Соколиса выяснили, что первый караван уже проследовал буквально утром и ушел, а сейчас был уже за полдень, как не хотелось их вернуть, но не было времени, сведения важней и может их еще «Единый» спасет. Нам выделили десяток охраны, потому что от тех, что дал барон Маротос, осталось пятеро, такие некрепкие бойцы оказались. Я их валю с одного удара, уже была пара случаев, они меня боятся и правильно, империя сильнее всех. Этот священника Апосотолина надоел, гонит, и гонит надо в синод передать, или хотя бы в общий монастырь.
        Где он общий монастырь видел, здесь в Крамене только монастырь, это эти местные его Синодом зовут и священнослужителям нравится. Только посвященные знают, что Синод находится в империи Стор, и общий монастырь, тоже там. Здесь же так монастыришко, и не самый лучший. Если бы не золотис и того не было бы. Местного священнослужителя не стали предупреждать, чтобы не сеять паники, только сказали усилить службу и все. Сами заторопились в Милос. Я к Апосотолину, а не скажешь монах, почему тебя, твое величие (обращение к иерарху), отправили в эту «Единым» забытую страну.
        Тот с усмешкой мне, ты правильно ко мне обратился дюж-дюжин и я замолвлю за тебя словечко в этом местном «общем» монастыре. Ничего себе, это выходит что священник Апосотолин, и не священник вовсе, а иерарх. Да, кого только не встретишь в этом Крамене, где золото там и все. Осталось только императора и Приближенного встретить в этом королевстве и я уже ничему не удивлюсь. Два дня с половиной, этой выматывающей гонки и, наконец, в столице. Священник Апосотолин или Иерарх Апосотолин, я так и не понял, как его звать теперь, засел в монастыре, а меня предварительно допросив, как молодого новобранца в первом переходе, отпустили в таверну сходить или еще куда. Но далеко не отлучаться.
        Священник Апосотолин (Иерарх)
        Монастырь не впечатлял, далеко не впечатлял, да были и золотые навершия и служба и многочисленные послушники и священнослужители, даже два монаха были. Все равно чувствовалось запустение и отсутствие единения с «Единым» не было того исступления, и рвения в службе какое бывало в имперких монастырях. Все здесь делалось из под палки, наказания применялись сплошь и рядом, а последнее говорило скорее не о строгости, а о разложении службы и ее проводящих.
        Как пришел, сразу собрал совет и даже от короля пришел иерарх Тамалисталин, такой важный, и слегка толстый. Совсем разленились здесь служители. На меня так посмотрел, свысока поприветствовал как монаха, но как только узнал причину, уцепился как паук в мотыля. Сразу и обращение, иерарх, и угощение, но и сведения выпытывал, только дай. Здесь оказывается не все так хорошо, как виделось на местах.
        У многих баронов были, оказывается, не священнослужители, а всего лишь послушники, а им задурить мозги, это для баронов, как кайре заставить работать. Только у Батоса Паоли было два послушника в остальных графствах доходило до пяти и выше. В графстве же Тастолиса что около самого Благородного мира там вообще было всего два послушника и один единственный монах, но из отверженных, правда службу бдит и от него поступает много нужных сведений.
        Так вот выяснилось, что шарков этот Благородный мир посылает сюда специально. Уж как они их выращивают неизвестно, но посылают в большом количестве, чтобы затруднить завоевание Империей Стор этой территории. Еще вроде ведут переговоры с самим королем Пьетру Кьенусом о присоединении к Благородному миру королевства Крамен, а этого допустить никак нельзя. Отсюда идут основные поставки золота и древесины. Так что надо известить императора и Синод о нынешних делах и возможно придется убить короля, неразбериха в столице благотворно скажется на обороноспособности королевства, и мы без проблем введем сюда войска нашего императора. Надо только всерьез озаботить императора Вер иб Зариб о том, что шаманы Астрала, это потом, сейчас главное Крамен и этот демон. Надо, прежде всего, дождаться пока первый караван пройдет до Горного, и там мы уже будем все знать, или в худшем случае, если первый караван не дойдет до Горного, тогда мы точно будем знать что ВСЕ.
        Антон Сомов
        Так, что взяли такой караван-обоз это хорошо. Угрызений совести я не испытывал, не местные это, враги и то, что они не воевали, а всего лишь собирали дань и даже вроде давали деньги в обмен, ничего не меняло. Деньги были из этой империи Стор, и часть в обозе была железными монетами. Я во время допроса священника спросил, где эти монеты имеют хождение, он так презрительно, только в королевстве Крамен. Так все ясно, даже здесь дурят, это же надо, за три полновесных золотых, дают кругляш железный и местные еще рады.
        Дурят, как кайре, я как это услышал, не удержался по морде съездил этого монаха или кто он там. Еще бы бумажки давали вместо денег и совсем как у нас, зашибись получается. После допроса монаха, а он был именно монах, здесь такая интересная, ну, на мой взгляд, не верующего, система. Сначала идет послушник, это обычно бродяжки, бездомные и просто оторванные от родителей. Как мне говорил Хааром Каледас, родителей же они и сами могли убить, с имперцев станется.
        Вот, такая тихая страна и святая вера. Потом шли священнослужители, это или обедневшие граждане империи Стор, или все же выслужившиеся послушники, когда как. Потом шли монахи в основном бывшие военные и советники императора, попавшие в опалу и прочее. Затем Иерархи и выбираемый из них Приближенный, это я так понял к их «Единому», ну-ну. Что делать с этим монахом откровенно не знал, и убить рука не подымалась, и оставлять тоже как-то оно не того.
        Ну, есть на свете бог это точно, пришли шарки и сожрали монаха, правда и кайре прихватили за компанию, но ладно. А дело было так, я этих оставшихся пленных переместил поближе к замку и потихоньку сортирую, а кайре поближе к лесу сортируют ну не сами конечно, а под руководством пары лучников, самых нерасторопных. Это вроде наказания для них, и собирают погребальные костры для убитых, а приличные костры получаются, и работы дня на два.
        Так вот туда я в наказание и послал этого монаха, он еще говорил, что надо по их обычаям везти его в империю он даже оплатить обещал, я спросил, а где деньги возьмешь или то, что в королевстве награбил, тем будешь рассчитываться, отеми железками. Он так с опаской на меня поглядел и спрашивает ты, где служил изгой. Я почему-то, имперцами причисляюсь к каким-то их изгоям. Кто такие, пока не понял, но я разузнаю.
        Утомил он меня, короче. Лучники же, что занимались в похоронной команде, не придумали ничего лучше, как послать его за дровами и естественно пришли войки-шарки. Кайре те часть сбежали, часть на деревья, а лучников и того, нету, и мне не до этого, а ну такую массу пленников охраняй и по замку тоже все, и со стороны реки, а люди не резиновые не тянуться, и не размножаются делением, задолбало уже все. Так что на похоронную команду только двое, этих организаторов провинившихся и все. Пока то, да се, пока я подошел, войки и двух кайре схарчили, и этого монаха серьезно погрызли. Он так от кровопотери и дошел, но сильный был, одного войка сам, только при помощи палки задушил. Местные зеленомировские не чета нашим, крупные и злые. Я вот двоих выращиваю, они уже с взрослую овчарку вымахали и жрут за троих, что странно, хорошо поддаются дрессировке, на волков не похоже, что-то тут не чисто.
        За моими Мухтар и Коши, а второго Лейра назвала так, она и первого зовет не Мухтар, а скорее Мухталшсс, где-то так, но он отзывается. Тут из-за них целая делегация кайре приходила, и у них есть некто вроде старейшины, так они так просили, что если убрать нельзя этих Войков, то хотя бы по территории замка чтобы они ходили на веревке, а то они очень боятся. Ну, боятся не бояться, а дети их уже вовсю кормят лисотом, и чуть что, кричат Туха, лис, лис, это местная рыба такая. Наверно это и хорошо, если бы не кайровы дети, то кайре точно ушли, уж слишком они боятся их.
        Я Толу Валеас дал задание, тоже поймать маленьких, а для этого надо в ловчие ямы не ставить острые копья, а то я для надежности сказал ставить, так чтобы наверняка, и пусть себе заведет, или хоть поймает, а там и я подойду. В последнее время их вообще мало стало, за неделю двое и вот трое сейчас на этого монаха, может они за ними, и приходили, шутка. Только у Езуса Тодаса много, но и он говорит, что не так уж. Приходят по два по три, ниче себе не много. Он говорит, а раньше и по пять, да я и сам помню как тогда при мне 15 штук к ряду. Так что уже совсем хорошо. Кайре с одним или двумя лучниками в лес ходят, и без нападений считай. Только ночью в ямы и попадаются, я их на рыбку ловлю, на середину ямы на ветки вешаю рыбу, они прыгают, и в яме уже на кольях. Надо самому в лес сходить, и посмотреть может чего, и разузнаю, да и войчат поискать, вдруг, где затерялись.
        Езус Тодас
        С ловчими ямами все просто прекрасно и шарков меньше и шерсть я от лора Демона узнал, используется в тканях да у меня у подруги хороший такой жакет под тулуп из шерсти только там шерсть токозос, но и такую попробую. Подруга уже организовала кайрочек, и они вовсю стругут или как-то так, демон говорил, когда шерсть очищают со шкуры и пытаются делать тонкую нить и с нее ткани и потом шить.
        Я мало, что понял, но у подруги глаз наметан, и она сказала лор Демон придет, надо с ним поговорить и насчет этого угля, я так сначала рад был, а ну, такие деньги за золу с деревьев, а теперь и сам не знаю что. Получается, сам себя обманул. За этот
«куп» один золотой, это очень много, а если менять на четыре миски, так прибыль еще больше, я и луки могу не делать, и то выгодно. Но что-то мне говорит, что демон меня провел, а где не пойму, ну вот чувство мое, так и кричит обман, обман, а в чем не понятно. Скоро должен быть караван, там ткани должны быть, и эта посуда, может, цена упала, так с чего бы это.
        Но караван нужен и товары нужны. Кроме посуды и тканей нужна пила, та третья так и всеж, совсем сломалась, а кусками толстые бревна не попилишь никак. Собрался к лору демону оставил сына пусть здесь вникает. Сейчас поспокойнее стало с нападениями, и будет больше времени на работу. Купцы пойдут налог собирать, но и товар дадут, так что до тепла или как это по новому до лета, во, надо все успеть, а потом такое солнце. Еще это в лесу надо пропилы делать, а то с этим углем пожары могут быть, и ялис погорит, жалко. Другой весь лес ладно, его много. Буду таф больше сажать, а ялис жалко с него вся основная прибыль, а он растет то там, то там, нет бы в одном месте, тогда можно выжечь место и все, правда граф Батос Паоли, старый, запрещал это делать, а как новый, он молодой, надо с ним поговорить, может, разрешит сжечь.
        В пути так я взял две дюжины лучников, как обычно, так все отдыхали, сначала два войка, и все, нет больше войков. Это же надо, за всю дорогу два войка, это лор Демон их так зовет. Толи и, правда, они его боятся, толи мало их стало, но не дорога, а отдых сплошной. Дюжина так вообще луки не расчехляла даже. Когда приехали, вот где страх, костры пылают и смрад идет, людей жгут, похороны видно, стало быть, и случилось что. Я так испугался сначала, а потом вижу, Сотан на лошади, и Катанас на лошади, и Лейре на лошади, не понял, половина замка на лошадях скачет. Даже лучники простые, и те на лошадях. Это что же такое, где лор Демон лошадей столько взял.
        Все ясно, то, что в стороне стояли телеги, и телеги известные, и у стены сидели, тоже известные люди, все понятно. Судя по тому, что одежды у сидящих нет, они в плену, а значит, караван лор Демон захватил. Это, что теперь, ведь это война, неужели он не понимает, или понимает. Ведь, демон и значит, война это его жизнь, а как же мы. Как нам всем, и смотри люди радуются, и дальше что, придут королевские войска не чета… не чета чему, имперским. Да, а ведь имперские, они не чета королевским, и пришли, и вот сидят, вон один уже под себя ходит, значит, и вставать нельзя, дела. Прискакал лор Демон, поговорили, спросил, почему раздетые, ну, на имперцев показываю. Лор демон уже так хорошо говорит по-нашему, только иногда имперские слова вставляет, когда или не знает нашего, или не может сказать, так интересно он говорит, но все понятно.
        Оказывается, тут эти захваченные пытались восстание сделать, и даже ранили нескольких, правда не убили никого, он так и сказал их счастье, а то всех в костер бы побросал, прям так, живыми. Они вроде Лейру захватили, ничего не понял, но демон очень злой по поводу имперцев. С товарами, правда, все очень хорошо. Я, правда, ничего не брал с собой из телег, торопился, мне разговор важнее. Поговорили о многом, и хотя, сначала эти имперцы сильно отвлекали, мы потом ушли в замок и там уже обстоятельно все выяснили.
        Обоз, оказывается, отказался сдаться, и лор Демон дал им всем время, а они напали сами, так что он только оборонялся, и вот так оно вышло, но мне это не надо. По товарам лор Демон сказал, что даст все, что мне надо, по тем ценам, что я беру и ниже. Предложение очень хорошее, в обозе нашлась пила и несколько казанов, и кучи посуды. Как сказал лор Демон, они тут немного перебрали так, что ты извини, опаздал чуток, но тебе тоже достанется, не переживай. Я так прикинул, что опоздал я сильно не чуток, но деваться не куда. Когда же мне и имперские миски отдали по той цене что и лор Демон делает, я окончательно убедился, с лор Демоном дело иметь, только себе в убыток. Правда, с тканями очень все хорошо, за полцены все взял, я уже боюсь, как только дешевле, что у лор Демона возьму, обязательно в убытке, я что-то не понимаю, а ведь раньше так хорошо торговал столько даже железных монет взял. Надо, наверное, сыну передавать все, да лор Демон обещал его подучить, и счету и прочему. Правда должен вернутся Джакос, это наш гувернер-учитель, но что-то мне говорит, что это не совсем так, и как он будет учить,
скажет лор Демон, а это ой, как не то, и как хорошо было раньше, даже эти шарки, как я по вам соскучился.
        Ужас, я вспоминаю шарков с удовольствием, надо подруге сказать. Хотя чему удивляться, мои кайре уже нового Харе-Лельку прям под стены деревни-цеха поставили, и ничего. А, при священнике ходили, так что и за день не обернешься, и лучников давай, ведь без лучников не пустишь, съедят, а лучников дашь самому мало. Если же не пускать, они работать отказываются, вот такие вот дела.
        Тут лор Демон дал мне много товаров, причем как он сказал под запись. Мы так делаем иногда, все-таки соседи и доверяем не много друг другу. Так вот, он в своей, как он сказал тетради, записал на меня все, что я взял, правда по своему, Хааром Каледас подтвердил, что все правильно, он уже по демонски понимает, и меня заставили расписаться, ну так нарисовать свой знак, так интересно, и так оно серьезно все, дела. Еще он сказал, что можно придумать, чтобы деньги не носить, сделать какой-то банк и там держать свои деньги. Как-то я не понял, зачем я свои деньги буду, держат у кого-то, я ничего не понял, но сына сюда отправлю, пусть учится. У них здесь есть такой, каласссш называется, где все сидят и учатся, прям как у нашего гувернера, только про «Единого» он ничего не говорит, и про короля тоже.
        Все равно учить сына надо, выйдет что, не выйдет, а я уже точно ничего не понимаю, и если так и дальше, то я прямо и не знаю, я вроде под рукой демона, но может он купит у меня замок, я даже и не знаю. Пробыл ночь у лора Демона, все хорошо, а наутро он меня совсем озадачил, предложил взять несколько пленных в качестве рабов, или как я хочу. Он им так и сказал, что второго восстания не потерпит, и если кто хочет то может идти работать, хоть у него, хоть вот ко мне, а нет, так он их отпустит совсем. Ага, как же до первого шар… войка и все, совсем отпустит. Я прошел по рядам, все сидят хмурые злые, но двоих, а потом и еще троих, я выбрал, а что они здоровые, а мне работники нужны, жаль, им сказал луков не давать, но и рабочие мне тоже нужны.
        Антон Сомов
        С пленниками такая морока, что я и не знаю. Я, хорошо отделил купцов и командиров, всего двух, спасибо Челину. От всех остальных, но как-то не рассчитал. Я уже привык к местным реалиям, что сдались, значит, сдались, а тут кайре пошли кормить, этих пленных и Лейра за ними увязалась, а они и возьми их в заложники или что они хотели, благо лучники не растерялись, ну и я немного. За Лейру порву любого, так и вышло. Троих лучники ранили, и двоих я… убил, а что, я там соображал такая толпа и вдруг кто-то хватает кайре и Лейру заодно и что-то начинает, кричать, шум гам, ну я и прыгнул с ножом, а оружия другого с собой и не было. Хотел всех там, и порешить в запале, но смотрю с другой стороны, их начальник упал, и ко мне ползет и главное никто его не трогает, не понял сначала, а потом только дошло, он ползет и кричит, убей меня.
        Как, потом объяснили мне, это такой позор на командира, что его люди не слушают приказа, что ему уже и не жить совсем, да дикие законы. Младший не выполнил, а старший просит убить его. Вобщем ничего не стал делать, а того, что ко мне рвался, мне Сотан как специалист по местным военным правилам, ну, умнее его больше никого и нет, Томас Отатос то погиб. Вот он и сказал, что надо у того, что полз клятву верности взять, и он тогда не будет себя убивать, и хорошим командиром мне будет, но не слугой, он уточнил.
        Это интересно, клятву я сразу же принял, а что с меня не убудет. Он только клятву произнес, сразу потребовал свое оружие, и выбрал себе троих воинов, из пленных, это говорит его лучшие, ну, из тех, кто остались. А остальных куда спрашиваю, а сам, малость фигею от такого напора, а хоть убей, говорит, я их не знаю, это не мои люди. Вот такие дела. Я так на эти вещи погляжу, здесь все как-то черно-белое все, то полная верность, то наоборот. Отправил его пока на ту сторону, за кайре следить, даже и не знаю что делать. Сотан утверждает, что ему теперь можно верить, да и Хааром Каледас согласен, я к такому пока не привык.
        А ну вернутся, или нападут опять его эти имперцы, но мне сказали, пока он, при мне и новому кому он соберется принести клятву верности, не принесет эту клятву, это не считается, а если предаст, его свои, же и убьют, это здесь норма такая. Я такое здесь уже слышал, и как это ни дико, но здесь так. Получается, поменять хозяина можно сколько хочешь, раз, но всегда должны присутствовать оба, иначе убьют свои, же, с обеих сторон, средневековье что сказать. Его прежний хозяин и был здесь, мной, а вернее этим умником Челином и того, убит.
        Ну, с ним определился, с купцами тоже понятно. Они вроде богатые люди, и мне что-то обещали, вобщем я это дело на Хаарома Каледас сбросил, его время, пусть разбирается. Не по мне это, я человек прямой, а здесь что-то юлить, надо изворачиваться, торговаться, по мне с этим военачальником и то проще, мой не мой, а с купцами вроде и выгодно, а вроде и нет. Ладно, это он пусть решает, с пленниками тоже не понятно после того их восстания их раздели и только воду дают и все, так что если ничего не решить дня за три четыре они сами и того.
        Жарко здесь становится уже, а это вроде еще не тепло по-местному. Здесь когда тепло это лето местное оно вроде месяца три, четыре здесь. Так все, трава засыхает, река Лирч и та обмеливает до метра двух шириной. Деревья почти все листву сбрасывают, ну у кого она есть, и вот так, хуже чем зимой. Так что мир еще тот, мне достался. Я по этому поводу кое-какие мысли имею, но это потом. Что делать с пленными они вон сидят надутые и злые, ну я их, где-то понимаю, но в голову ничего не приходить.
        Приехал Езус Тодас и как увидел что обоз уже того, так сразу запереживал, я его чтобы хоть как-то утешить все что ему надо со скидкой продал. А что у меня теперь много чего есть, у самого. Да и в обозе, Лейра уже покопалась, и Хааром Каледас там был, да и Сотан с лучниками, прошлись хорошо. Правда гранатами много посуды перебило, но и оставшейся всем хватит. Тут и расписанные тарелки были тоже местный прикол, мы правда их себе забрали, остались только голые, тарелки, не рисунки, но Езусу Тодасу пойдет. Он когда увидел, сколько всего, так вроде и обрадовался, но даже когда эти тряпки пересматривал, все равно такой задумчивый был, с чего бы это. Он тоже много чего взял, я ему телегу с парой волов, этих олов местных, отдал. Хотел насовсем, но Лейра сказала только в аллендуу и все, смешная такая она у меня.
        Езус пообещал сына прислать на учебу, говорит, надо ему обучатся. Я его в этом поддержал, это надо, а то что-то Езус Тодас в новых реалиях того, толи боится сильно, толи уже все, хотя вроде не старый. Здесь оказывается, много местные не живут, кайре лет 40 или это по-местному 80 переходов, редко больше, и только те, кто при замках. Благородные до 60 лет и все, причем как-то не понятно живут, стариков в нашем понятии нет. Лет до 40 он стареет, а потом все до 60 так и остается, а потом только раз и не встал, иногда прямо в поле, или во время ходьбы упал и не встал, вот так оно. Ладно, о грустном не будем, так вот Езус Тодас как узнал про пленников. Согласился пятерых взять, и не опасно, и люди ему нужны, а им и деваться особо некуда. Я тоже рад, и убивать не придется, а то как-то не очень, и помощь своим людям. Имперцы так вроде сильные, и неплохие вроде, умные ну, на тупых не похожи, так что для населения этого места, пойдут как нельзя лучше. К тому же людей здесь мало и нужны, вот и будет народонаселение. Так раскидаю по пять человек, и нормально будет. Толу Валеас еще пяток подкину и Тодасу
Соколису остальных, так что все нормально. Я когда этим после ухода Езуса Тодаса так сказал, смотрю, повеселели, и некоторые даже, здесь захотели остаться, так что посмотрю еще. Что делать с золотом уже и не знаю, вроде инструмент делать так не практично оно, и пока их соединишь в один слиток эти кусочки, а это только ковкой, пока вместе сплавлять не пробовал. Вот печь под металл сделаю там и посмотрим.
        Антон Сомов
        То, что посуда получается, еще ничего не значит, хотя прогресс на лицо, но как обычно я ступил, и про гончарный круг вспомнил в последнюю очередь, да, и не до этого пока было. Гончарный круг здорово поднял качество изделий из глины, и здесь помогли уже наши неугомонные движители, круг они раскручивали, будь здоров, даже приходилось их притормаживать, так что мои технологии, да местные маги-экспериментаторы это что-то, мне бы в подчинение таких раньше. То, что это все не плохо, я понял быстро, но и самому все делать нафик, нафик. Так что пара новых гончарных дел мастеров у меня появилась быстро, и я здесь уже не был задействован. Сам же, занялся обустройством печи по выплавке железа, ну и золотя тоже, но между делом. Его лучше плавить в печи, а не в маленьких горшках на костре, как я до этого. Кстати, здесь мне сильно помог один имперец Валиссо, такой темный кожей, и здоровый телом, он, оказывается, был в молодости подмастерьем и дальше не пошел в мастера, так что клятвы он не давал. Оказывается, все мастера в империи Стор, дают клятву не распространять свое искусство никому кроме своего цеха, и за
это одно наказание смерть. То, почему он не пошел в мастера, я понял быстро, но даже и того, что он знал, да на мои послезнания, вобщем работы стало выше крыши. Что хорошо, этот золотис легко плавится и получение слитков, то бишь заготовок под молотки и кувалды существенно продвинулось. Надо было видеть глаза имперцев когда я двоих, ну самых вменяемых, на мой взгляд, поставил работать молотобойцами и вручил золотые кувалды, ну нет у меня других пока, нет. Объяснят им это, не стал, но чувствую, авторитет заработал до небес, а ведь только дал инструмент, и заставил им работать, и все чес слово.
        За всеми этими делами пролетела неделя, и прибыл обоз из Милоса, но не купцы, а местные вернулись. Привезли много посуды мисок и кувшинов, нет, это же надо одну телегу полностью занятую глиняной посудой. Когда они все, а сначала такое удивление было, ну и перепугались не много, куда ж без этого. Демон в замке, имперцы по двору ходят и лошадей конюшня полная, и еще одну строят. Так что разговоры о том, что шарков дескать мало потонули в крике, шарки во дворе. Под это дело, чуть моих маленьких, ну уже не маленьких, щенков чуть не пристрелили. Хорошо они уже в замке расслабились, а то б я им дал за моих питомцев. Так что оно вроде все неплохо. С этим учителем вечером переговорю. В обозе много тряпок всяких привезли, обуви. Кальтос, а так звали заместителя уже Сотана, он сильно пожилой, ему уже 120 переходов, может и больше, так что он в любой момент может того, кирдык. Так вот он сказал, что в Милос прибыло много имперцев, и они так по городу и шастают, что делают не понятно, но много. Он сначала думал это как обычно в караваны, но потом видит, что купцов мало и как-то все не так. Из города многие
уходят, и с их обозом пришла целая семья и три благородные. Как он сказал, это братья прислали к Хаарому Каледас на его глаз. Я, так сильно еще в местных обычаях не понимаю что к чему, но когда подошел Хааром Каледас то все стало ясно. Это такой способ женится. По замкам ездят не замужние парни и девушки, причем в открытую. Никаких тебе хи-хи и ха-ха, а самые настоящие смотрины и оценки. Торга, правда никакого нет, просто сначала сидят за столом, а потом по одному уходят поговорить, и ну, дальше как где. Так что если что Хааром Каледас уже сегодня может быть с подругой. А как же это свадьба и прочее спросил, ну, здесь все просто сводил в храм к Фрай-Лелку и уже женат, а где у нас этот храм, а то я что-то не слышал, и не видел. Я здесь как человек или демон, ну, как для кого, так вот я принципиально держусь подальше от всех этих разговоров, а то есть у меня такое, как дам больно. Потом сам буду извиняться, конечно, но сначала дам. Так вот ближайший храм этого Фрай-Лелку в деревне Румшистес. Тут всего, где-то три лиги этих. Это на наши, километров пять, по дороге на Горное как раз. Сгонять что ли,
лошадей вон, сколько, и из тех пяти раненых, две уже оклемались, еще одна тоже, наверное, а две только как тягловая скотина, так хромают не сильно, но уже не скаковые.
        Сказано, сделано, собрали такую толпу и все на лошадях. Когда эти приезжие, да и местные, но из прибывших с города увидели, сколько лошадей и все у меня. То я уже увидел их плотоядные взгляды и не только я. Так что разговор, что Лейра не поедет, увял сам собой. Выехали часа в два, ну по моим часам не водяным. Тут Челин, немного занялся часами и «тарифицировал» их по моим, проще говоря, накидал в некоторые стаканы камешки, а то они так чуть отставали, так что они теперь хоть какую-то точность дают. За полчаса были уже на месте, и что, я ожидал там колонны и прочее. Какие колонны домик в деревне, ну, побольше и понаряднее, а так ничего примечательного.
        Вышел в остроконечной шапке мужик, ну не бывает здесь стариков и говорит, кто желает пройти в храм, все мнутся, так на меня посматривают. Я от нечего делать, и пошел, и Лейра за мной увязалась, кудаж без нее. Этот мужик завел, кукую-то песню, и по стенам так повел рукой и потом нас подводит к истукану такому и говорит, и что ты подруге своей подаришь, а я что, без задней мысли так.
        Я замок подарил, а что еще что-то надо. Сам что-то догадываться уже стал, и вдруг Лейру слышу, демон я всегда буду твоя, и Фрай-Лелку подтвердил, и тут меня накрыло. Как таким ватным одеялом, и тепло, и хорошо и Лейра рядом и так ничего не хочется, хорошо-о. Тут это, служка только всю малину испортил, подошел и так руку уколол, и кровь с руки на этого истукана покапала, а потом и у Лейры также, вот такие пироги с котятами. Даже паспорт не понадобился, а уже расписали.
        Я только сейчас врубился, и к этому ризныку, а целоваться надо. Мне Лейра, ты, что Демон Ахнтоон, это же на людях не хорошо, так свадьба же вроде. Тут она не поняла, какая свадьба, это же ну типа семейное дело, это только для двоих. Так, а вот теперь это так не пойдет, и у меня будет, по-моему. Так что, раз такая вумная, вечером будем справлять свадьбу как у меня, с песнями и пьянками, тут танцы у вас бывают или как. Она, ну так бывают, это только когда, э… священник не видит, не пойдет, говорю, и он пусть видит, мы и его позовем, а то не хорошо не по-божески это.
        Так что когда я вышел, Челин долго мне рассказывал, что это хороший выбор и так далее. Что-то я не понял, а Лейре что ничего не скажешь. Он, так это же мужчина выбирает. Ничего не знаю, и ее поздравляй и остальным передай, а то, что за дела. Так что, я еще и на цирк посмотрел. Как они, после того как меня поздравят, еще и Лейре поздравление давали. Ну, не принято здесь так, женщина при мужчине и все. Хотя у Езуса Тодаса да и у Тодаса Соколиса тоже, я так понял, что с ними советуются, но как бы между делом и вроде барон все сам решает.
        Я как все это закончилось, спросил, а еще никто не желает, но желающих не было, наверное, по причине отсутствия этого противоположного пола, так что, то, что я сказал, все восприняли как шутку. Всю дорогу Лейра ехала радом со мной чуть позади и улыбалась, ну, что женщине для счастья надо, мужа, трепку и тряпку. Ладно, чего жалеть к этому все и шло, в последнее время, и если бы не изматывающая работа с этими печами, да эти имперцы, то я бы даже на кайрочке ну, типа «женился» на ночь. Правда для местных оно и ничего, а я как гляну на эти лица. Так сразу чертей вспоминаю с их пятачками, а он у них так еще потешно шевелится, когда они нюхают или морщатся.
        Лейре Каледас
        Как страшно было, когда пришли купцы имперские и с ними воины империи Стор, они хотели на нас напасть. Я тут тоже была, и эти железные патроны заряжала, у меня так хорошо получается, лор Демон обещал дать пострелять, как он говорит, только я боюсь еще пока, а то раз уже было, так страшно. С имперскими купцами пошел говорить мой брат, я так за него волнуюсь, ведь убьют, правда лор Демон сказал не успеют. Не знаю, он от них далеко, но я Демону Ахнтоон верю, но все равно страшно. Брат вернулся и все хорошо, только потом еще от них кто-то пришел и его даже вином угостили, зачем я не поняла.
        А потом они напали, так страшно было. Лор Демон предупредил всех, чтобы не выглядывали и уши закрыли, а рты открыли. Я так удивилась, но все так сделали и я тоже. Потом я поняла, такой гром гремел сильный, только вот рот, зачем открывать, но сказали, значит надо. Всех имперцев лор Демон убил, такая большая их куча прям на мосту была. Я еще спросила, почему мост не подняли, ведь они нападут именно здесь, а Демон Ахнтоон сказал, а мне и надо, чтобы здесь, а то лови их, потом по всему полю. Это он вроде правильно говорит, только, так ведь никто никогда не делал, но я ему верю. Мой Демон все правильно делает.
        Так все быстро кончилось, и имперцы уже сдаются, и лор Демон уже на Челина так ругается, и обещает его в сарай к олам, на всю ночь посадить. За что я не поняла, он так хорошо эту железную штуки кинул, и всех убил. И лор Демон так и сказал, скотина, всех убил, он такой испуганный, ну, Челин перед лор Демоном стоял. Потом вроде так отошел, и уже спокойно пошел караван осматривать. Когда всех имперцев рассадили по разным сторонам от ворот, и их стали охранять лучники, мы с братом хотели пойти и поговорить с тем, что грозил брату, но оказалось, что его нет только его помощник и еще один десятник и все.
        Я тогда сказала брату, что пойду к телегам посмотрю, что там есть, ведь интересно же. Они все равно нам везли все это. В телегах было много посуды, и казаны были и ой, такие ткани, я прямо наглядеться не могу и это нравиться и это. Ой, надо попросить лора Демон пусть мне купит, я у брата денег попрошу э…. а да, а у кого же деньги. Так что-то я не поняла, деньги все у меня, и брат когда берет, у меня спрашивает, ну не сильно спрашивает, но всегда говорит. Так, а если я возьму, мне у кого спрашивать и кому…. Ничего не поняла, вот пойду и у Демона Ахнтоон спрошу. Спросила, он так поглядел на меня, ну, говорит, выберешь, что хочешь и мне покажешь, а деньги говорю, а это говорит, потом посчитаем, зачем их сейчас тягать не до них. Я так ничего и не поняла, куда деньги, почему не до них, и считать зачем, брат все точно считает, я ему доверяю. Ладно, стала выбирать. Были даже две курточки из шерсти, но я их побоялась брать, они дорогие, я только ткани смотрела и железные мечи, но были только бронзовые. Подошел Демон Ахнтоон, и я показала курточки и говорю, только они дорогие, он так на меня посмотрел и
говорит, а ты что все дешевое носишь только. Потом взял и мне их обе и отдал, я а деньги как же. Он так. Да, что ты заладила деньги, деньги тебе вещи нужны, или деньги.
        Я, так за вещи надо платить. Как он стал смеяться, я так испугалась и все вокруг, а он даже присел так смеялся. Так это говорит, все наше, и деньги говорит, тоже наши. Я думал, тебе деньги с обоза интересуют, а ты сама заплатить хочешь, так кому, ну говорю, вон купцам что остались. Так они сами мне еще должны будут, а сколько так это вот пусть, наверное, твой брат считает, он в этом больше меня понимает. Я как услышала такое, сначала не поняла, потом решила все заберу себе. Потом растерялась, бегаю и там гляну и там посмотрю, а потом так собралась, и сама себе говорю. Я «хозяйка замка» и не правильно, если хозяйка бегает, как молоденькая кайра за качи детенышем.
        А так что, взяла себе немножко, только Ката и Мата помогали мне, ну, три раза в замок все относили и все, а так немного то и взяла. Потом брат там смотрел, потом еще десятники подходили, а так там много чего еще осталось, но лор Демон сказал, что еще барон Езус Тодас придет, ему надо дать или отвезти и Тол Валеас тоже. Вечером же случилось несчастье, я и кайре понесли пленным еду, и они нас схватили. Такого никогда не было, что там с имперцами непонятно, но так не должно быть, а они. Так вот меня схватили и прям стали душить, и что-то кричали. Что там было, не помню, я уже только когда прибежал мой Демон, и ну, крови было много, а зачем они нападали, мы им есть принесли только. Потом, правда, разобрались, то какие-то пришлые были.
        Потом этот сотник или как у имперцев дюж-дюжин вроде принес клятву верности лору Демону, и взял из пленных троих своих имперцев и пошел кайре охранять. Так как-то все быстро, я пока сходила кровь смыла, а они уже все сидят раздетые и лучники рядом. Лор Демон сказал лучникам, кто только дернется стрелять и кормить не надо, а то они сытые злые. Весь вечер все золото, а его столько и деньги потом и даже железные деньги были. Все это в замок сносили. Только товары оставили, лор Демон сказал дождя нет, пусть лежат.
        Ой, а утром что случилось, приехал обоз с нашими, что в город ездили и все приехали и даже Кальтос еще приехал. Хотя он уже со всеми попрощался и мы и не ждали его, он был еще при моих родителях и Сотан стал на его место только потому, что время уже, а так он очень хороший. Еще брат средний мой Стилос Каледас прислал на смотрины трех девушек из хороших семей. Это Мило, Велита и Тохтило, а также приехала семья Мариса Талико и с ними две девушки, одна тоже в смотринах участвовала, ее звали Татоса, я как это увидела, так обрадовалась, а то, что это совсем и брат сам и Сотан сам, и даже Тол Валеас и тот сам. Только потом я так подумала и когда увидела, как они смотрят на моего, моего Демона Ахнтоон, я так испугалась и уже хотела идти с братом ругаться, и я не знаю что делать.
        Только ничего не надо, тут лор Демон собрался выезд как он сказал сделать, и заодно дорогу на Горное узнать, и к храму Фрай-Лелку съездить. Я так сначала испугалась, думала он кого-то нашел, а я. Только потом вижу никого нет с ним, а эти ну я брату скажу и я с ним решила поехать и там его уговорить, а что я даже такой кусок золота нашла там у этих имперцев неужели он откажется. В храме Фрай-Лелку так все хорошо получилось, и мой Демон Ахнтоон совсем был непротив, и даже золото не понадобилось и так хорошо все получилось.
        Только потом он сказал, что будет это свадьба как у них. Это как у них в храм ходят, и он сказал, что нужен священник, я ничего не поняла, как это у демонов и священник. Ой, а что было вечером, и Священник Каливатин был и обряд провел как у демона и все пили вино, и мой Ахнтоон, он так сказал. Демон он для других и так все интересно было и весело и Священник Каливатин нас водой из кувшина брызгал и из золота колечки такие были и целовались при всех, а все кричали горько, а когда мы целовались, то сладко. Так хорошо и потом Ахнтоон меня унес в нашу комнату, и все так хорошо было, и потом тоже, ну Ката держись.
        Антон Сомов
        Что-то голова у меня с утра болит, так Лейра с утра сопит на плече, ну это ее обычное место. Только теперь она моя жена или подруга на местном, что суть одно и то же. Тут я ездил дорогу на Горное смотрел, ну, это я так думал, а некоторые так решили свою тушку к делу пристроить. Это моя теперь уже благоверная, ну, и благородная, куда же без этого. Там у них есть это дворец бракосочетания, по местному храм Фрай-Лелку. Вся эта процедура бракосочетания занимает время, ну пока в наших песнях припев пропоют и все. Правда плата, в энном количестве крови выражается.
        А, так ничего мне понравилось, потом я правда им показал как это у нас, и сейчас думаю, что если имперцы сегодня бы утром пришли, то нас можно брать тепленькими и недвижимыми. Пойду, что ли посмотрю, да, и воды попить неплохо, а то имперское я все выпил и Хааром Каледас тоже меня в этом потдержал, так что пойду ему посочувствую что ли. Да, и поищу, мож чего завалялось. По замку все нормалек, служба стоит вся на местах. По территории бодро прохаживается мой новый зам главнокомандующего дюж-дюжин Этирко, это имперец, что мне клятву принес, поздоровался с ним за руку. Он так ничего, правда, по привычке норовит голову набок наклонить, но я только сказал это уже никчему. Так поговорили, все спокойно и никаких движений нет. Только со стороны Лирча в ловчую яму попал шарк и сильно выл, пошли, забили, чтобы не мучился, днем достанут или на шкуру или на шерсть.
        Так переговорили и пошел дальше, во дворе уже чистота и порядок, даже на стороне кайре почище, как ввел этот еженедельный банный день, так хоть воздух чище стал, а то когда благородные идут, то так сяк, а как кайре, такое амбре, что только держись. Новенькие, что из города приехали видно хотели что-то показать, типа они чистюли и умываются, так их Лейра в ванную повела, и заставила всех полностью помыться, столько удивления было, те понимаешь цивилизацию сюда принесли, рожи до шеи мыть, и то не каждый день, думали здесь колхоз, а здесь шик-модерн, почти.
        Мыло здесь уже есть, но применяется, так скажем, очень избирательно, в столице им вроде моется королевская семья и одежду стирают, здесь же больше золой и песком пользуются, а это не очень для кожи. Я так поузнавал, но толком ничего нет. Из столицы вроде привозят щелочь, но она нужна при производстве кожи. Потом так повспоминал и вокруг поглядел, неделю глядел, а потом дошло. Ну, Езус Тодас приехал, уголь древесный привез и я вспомнил в золе этой поташ, ну тоже типа щелочь и есть, так что мы здесь варим уже мыло, разного качества, правда, но для нас и такое пойдет. Может потом, что придумаю еще.
        После этой керамической посуды, глиняной, это вернее, занялся строительством домны, это сильно, конечно, сказано. Так больше смахивает на курган. То место где я в свое время встретил Лейру, это опушка леса была, теперь лес метров на сто убежал от наших этих экспериментов, и я так думаю что еще с год два, и он и на километр уйдет.
        Так вот постройка печи времени не то чтобы много заняла, но трудоемко это, и по углю расход бешеный оказывается. С мехами тоже заморочки были, но тут мои движители помогли, правда, они и сами уже не рады, а вышло так. Они по привычке крутят себе потихоньку гончарный круг и крутят, а я возьми и скажи как вентилятор и стоп. Тут расспросы, а что, а как, ну, я и сделал. Сделал вентилятор с трех досок, пропеллер насадил на, сначала была, просто палка, потом заменил на медный меч. Его расковали в вал, а потом и железный меч расковали в вал. Как это делал, а у меня уже и кузня здесь есть, примитив, конечно, полный, одно достоинство, почти все инструменты из золота, ну, золотиса, а я как сказал, но это временно, потом будет как положено. Так вот, работают там три имперца, из них два молотобойца и один полу-мастер, блин и трое благородных в виде подмастерьев, будущих кузнецов. Здесь эта профессия, как у нас чеканка монет, вроде где-то есть, но никто не видел. Так у них и горн уже есть и материала я им дал. Пока много бронзы, но и железо есть, бывшие мечи, вот они на них и тренируются. Учатся гвозди делать
пока из бронзы, а там и из железа будут, то, что здесь все здания, которые из камня переложены глиной и в нее вводится вроде яйцо и еще что-то, так что крепость не очень, не цемент.
        Жаль, я не помню, как цемент делается, вроде что-то прокаливается с чем-то, но это потом, сейчас больше волнует железо. Здесь все деревянные здания без единого гвоздя, такая интересная технология, только кое-где привязано и все. Так я это, кое-где хочу заменить гвоздями, вон Челин уже уши навострил, неугомонный наш. Так вот сделал я это вентилятор и на железный бывший меч, а то другие материалы не выдерживают даже со смазкой.
        Так показал Челину как крутить, а как сказал, сколько тут он и сник, но не все так плохо. Ему оказалось не трудно, и он мог до двух трех часов кряду, и с приличным ветропотоком. Потом и остальные по очереди, так что даже меха мне пока не нужны, попробую так. Два дня они крутили этот вентилятор, и он это скрутился, даже со смазкой. Нет, меч выдержал, а вот древесина нет. Отверстие посередине стало ну, уже больше чем гарда у меча и слетает. А держать еще и вентилятор на одном месте и крутить движители не могут, так что испытание этот способ не выдержал, но ничего кайре под руководством тетушки Мараш, уже нашили мехов, и в следующий раз будут работать кайре, не знаю, как выйдет, а мои движители просто счастливы. Как мало им для счастья надо.
        Печь разобрали, и что золото хорошо расплавилось и стекло вниз все, ну, с ним я и не видел проблемы, а вот мой тигелек прогорел и железо тоже частично стекло, но уже кое-что. Челин когда увидел, что из той красной и рыжей земли получается железо, так сразу загорелся, наделаем железных монет и поменяем, нет, я тут об обороноспособности думаю, а он все в деньги перевел. Я здесь собственно, что сделал всем окрестным баронам, запретил к приему железные деньги, сказал, можете их куда хотите, в столицу отдайте или еще куда, а между собой ни-ни. Чувствую, что-то намечается, из столицы было всего два обоза к нам и к Езусу Тодасу и все, так что думаю уже скоро гостей ждать, местные обозы правда ездят вовсю, и даже уже сократили лучников в охране до 6-7 человек. Приезжал Тодас Соколис, и принес тревожные сведения, вроде было нападение на короля, но неудачно и он куда-то уехал, считай, сбежал. Из столицы во все стороны уходят люди. На границе с империей собираются войска, но это не точно. Так что у нас здесь предвоенное положение. Есть правда и хорошие новости. Наш барон таки сходил в храм Фрай-Лелку и
сыграл свадьбу ну по-нашему тоже, может не так пышно, но тоже ничего, взял это Мило, я все путаю и говорю Мыло. Сотан тоже не отстал и взял себе Татосу это дочь семьи, что переехала сюда жить мастера по коже Мариса Талико, а что нужная профессия. Я чувствую, что после таких событий к нам сюда повалит народ из столицы, так что мы еще будем перебирать, кого брать, а кого нет. Оставшиеся две девушки уехали к Езусу Тодасу, так что и у него может быть свадьба, ну я имею в виду его сына.
        Езус Тодас
        С города пришел караван, и приехали все мои родственники, даже те, что жили в столице. Я и не ожидал даже. Также вернулся гувернер Джакос и приехали две семьи на жительство. Редко это у нас случается. Привезли, смешно сказать, помощник Косталис так хвалился, я говорит смог взят посуду по два золотина, ол этакий. Да-а, как он был удивлен за то, что я ему такой разнос устроил, и пообещал вообще отправить лучниками командовать, а потом показал ему кучу тарелок по, я даже уже и не знаю почем. Часть, я обменял за этот уголь, часть мне продал Лор Демон за, вообще за запись. Так иногда делают, но непонятно это, я мог рассчитаться, привез бы через день или там два, но Лор Демон сказал, потом и я согласился. Через два дня приехали от Лора Демона лучники, и привезли двух девушек на смотрины. Пора моему оболтусу уже определятся с подругой, но я оказывается, опоздал. Из той семьи, что приехала, он уже выбрал Маритто Калес ей правда всего 32 перехода, но выбрал и ладно. Так что смотрин не получилось или получились, я не знаю, но я отправил их дальше к Маратосу, а там не мои заботы. Мне теперь сына
обустраивать. Что делать и не знаю, это надо к моему сюзерену лору Демону, а то еще не так что сделаю. Лучники нашли в лесу волчат и при мне убили, я сначала хотел, как и говорил Лор Демон их забрать, а потом подумал, зачем я буду их плодить, только, только легче стало, а тут сам себе убийц выращивай.
        Лор Демон передал распоряжение железные деньги не брать. А у меня, их много мне купцы в основном ими расплачивались, я теперь и не знаю они удобнее их меньше надо и они легче золотых. Купцов нет этим из города тоже ничего такого дорого не нужно, тем более они здесь жить будут, а местным нельзя с этим у нас строго.
        Вон, Маратос пару раз пытался провести некоторых, так потом такая слава о нем пошла, что он толи на дуэли дрался, толи с дружками из таверны, но долго он все это разбирал, и сейчас еще вспоминают ему. Так что, я, когда отправил благородных на смотрины, уже со своими лучниками десятника строго предупредил по поводу железных денег, чтобы Маратосу передал обязательно, и сказал это распоряжение Лора Демона. Не знаю кто там Маратос для Лора Демона, но это уже не мои заботы. Мне теперь караван собирать или к лору Демону на доклад, что делать не знаю. Своего сына отправляю с лучниками Хаарома Каледаса и своих две дюжины даю вроде как в охрану, а так я уже и не знаю что делать. Лишние получаются, как армия, и по золоту накладно, и толку от них. Это что же получается переход только проходит, а я не знаю, куда лучников деть. Может Лор Демон заберет, а то у меня их как я посчитал дюжин 20. Раньше-то я считал только, только и они бедные еще и не справлялись, а гибли как. Сейчас же половина так помогает на обработке древесины, а кому она нужна, я уже все планы выполнил, и пила, что за полцены взял у Лора
Демона, опять я в убытке. Ничего не понимаю, ведь выгодно взял, да в другое время я бы «Единому» пожертвование сделал, а… точно вон пойду цесарку Харе-Лельке зарежу все польза, да и идти не далеко теперь.
        Антон Сомов
        Запарка все круче не успеваю нигде, хорошо с этими свадьбами все вроде закончилось, и отправил этих пришлых невест, это же надо ездять по замкам в поисках мужа, хотя да, а куда им деваться, здесь танцев нет. На балы в столицу не пригласят да и ехать до той столицы больше недели даже нашей, а не то, что местной шестидневки. Я уже семейный человек, не привычно слегка. Женой пока доволен, во всем, вот учу ее управлять финансами пусть осваивает. Тут приехал гувернер ее, так сразу за «Единого» взялся. Пришлось ему так на заднем дворе внушение сделать, а то он больно умный был, и он теперь тише травы, ниже воды, стал. Особенно когда ему так «по секрету» Катанас сказал, что в соседнем баронстве священника отпустили и все, самого из замка, и он ушел….
        Уже три дня как кончились дожди, и стало припекать солнце, да вроде конкретно припекать. Я здесь как расспросил, и выяснил, что все теперь дождя не будет до конца лета или «Тепло» по местному. Это юмор здесь такой, «тепло», это как в сахаре. Уже стали готовить бассейны и запасать воды. Пока по чуть-чуть, но дальше будет больше. Когда спросил, а что вода в реке кончится, сказали, нет, все равно будет, но такая рыжая останется и вонючая, что лучше запастись сейчас. Кайре правда будут пить с реки, на всех не хватит этих бассейнов, ну а остальные кипятить и пить. Я так спросил, а зачем кипятить, а в ней заводятся такие водоросли и прочее, что только кипятить и то плохо. Вот это да, если для них здесь плохо, то что же для меня. Сказал, а в нашем овраге, что около печей там же бежит родник. Родник пересохнет через месяц, и тогда все, с него, кстати, и берут воду сейчас на нужды замка и заливают в бассейны. Да, однако. Дал команду раскопать родник и посмотреть, что и откуда он бежит, пока копают, деревянными лопатами и парой бронзовых лопат, оно не очень копается. Одно радует, еще неделя и все, если
никто не приедет, то до конца лета никого не будет.
        Здесь все пересохнет и езда по местности будет практически самоубийством. Нет, вдоль реки Лирч еще можно, но правый или золотой Лирч пересохнет практически весь, а левый идет по болотам, и там не сильно-то походишь, а плоты здесь не очень распространены, лодки тем более. Появилась мысль сделать плотину, хотя бы небольшую. Спросил местных, никто про такое и не слышал, да и зачем в переход ведь все смоет. Я так тоже подумал и даже хотел отказаться, но когда узнал что и рыба исчезнет и птица улетит, то решил все же попробовать. Сделал рекогносцировку на местности и нашел в километре всего отсюда неплохое место и поуже и лес даже ближе к реке. Отправил к Езусу людей за пилами, ну не всеми, а сколько может дать и свою вовсю уже использую. Стройка пошла вовсю и дополнительно пришли люди Езуса уже с пилами. Вообщем как оно ни быстро, а получается, три дня только собираемся. Хотел забить в дно бревна, типа сваи, получилось, но не везде, здесь три метра ил и все, дальше камень и не лезет, только где видно щели были, там лезет. Здесь кстати пригодились мои стропы и движители. Я их применил как сваебой.
Ставим стоймя сваю на нее небольшую деревянную площадку и камень такой килограмм на сто двести ну, нет здесь пока весов, и привязали его в три стороны как растяжки на стропах, а наши двигатели втроем поднимают и бросают этот камешек. Часто не получается, тяжело для них, но за пять десять таких ударов и свая стоит. За неделю пока ставили сваи на пол реки, уровень упал почти на три метра и то, что еще вчера было в воде уже сегодня на суше. Собрал здесь почти тысячу человек такая работа стоит и день и ночь. Езус доволен, у него столько людей, а работы нет, купцы не едут и у него простои. Да, и у всех здесь обычно сейчас такая скука, что я даже не знаю, что они делали. Вроде кайре в спячка впадали, а благородные, ну кто где, но жизнь точно замирала.
        Сейчас же движение еще то, правда и смертность тоже поднялась, пятерых кайре задавили, двое сами умерли, благородные двое умерли, но от старости как мне сказали. Один лег на ночь и не встал утром, а один шел и упал. Здесь это обычно, а мне так дико немного. Закончили и вторую сторону и стали затягивать сваи тонкими ветвями и потом впереди еще бревна наложим. Два крыла уже закончили осталась середина метров десять всего, но там глубина метров пять осталось из пятнадцати двадцати в переход. Решил подождать еще метр и тогда буду закрывать проход и держать уровень в пять метров.
        Расчетов никаких не делал и даже приблизительно, да и не спец я в этом. Так что выстоит, не выстоит, не знаю. Так вроде должна, а там черт его знает. Пока думал, стало клонится, я как стал перекрывать проход так и стало валить. Мне уже и показывать, даже Сотан и тот говорит, что надо вдвое больше, а мне как в голову стукнет, точно двое. Так и стали делать, за первым рядом отступили, хотел пять потом решил, не мелочится и отступил на десять метров и поставил еще одну полосу свай, а пространство между ними заполнил бревнами. Жаль, нет здесь камней почти так мелочь и все, а с основания, так это только взрывать. Когда стали заполнять проход, выяснилось что бревна того плавают заразы, но это решилось быстро, бревна сшивались в плоты, а на них корзины с глиной и так в несколько слоев. Такой пирог слоеный вышел, но держит и даже уровень стал расти. Уже к вечеру уровень в реке стал вровень с моей плотиной и даже потихоньку через верх перетекает, но очень потихоньку.
        Вся природа уже прилично съёжилась, на полях приличная засуха и только трава колышется сухая и все. Лес наполовину сбросил листья, и стоит голый, хорошо хвойные не сбрасывают свою хвою, а то зрелище еще то было бы. Поговорил с Сотаном надо просеки делать, по местному пропилы, а то как бы чего не вышло. Камыш в Лирче, что должен был остаться на берегу и засохнуть, не сохнет и это даже дает пристанище птицам, также и рыба в реке осталась. Так что польза от запруды есть, и даже если ее снесет по осени или в переход по местному и то эти месяцы уже жизнь здесь не угаснет. За всеми этими делами я так и не дождался нападения, хотя до последнего думал, нападут. Я даже с собой брал половину запаса оружия на всякий случай, если придется прорываться с боем к замку обратно.
        Печи работают вовсю, и мои новые гончарщики или глиняных дел мастера, вроде так здесь это зовется. Так вот они стали осваивать производство черепицы, это Тодас Соколис надоумил меня в один из приходов. Он тоже это пробует и у него что-то получается, а по мне так это даже легче. Он же и сказал, что нападения точно до осени не будет. Золотой Лирч уже пересох и только после его баронства еще есть вода, а там, в столице уже все. Он был сильно удивлен моей постройкой плотины. Сам он тоже никак не мог понять, почему не падает уровень в реке, раньше он сильно падал, а теперь застыл на трех метрах и стоит. Теперь все это стало понятно, и он даже хотел, немного принят участие в строительстве, я сказал на следующий год, а пока могу поменять золотис на деньги и товары если что. Он сказал, что это хорошо, так же его заинтересовали мои печи с железом, но я объяснил, что это пока в стадии проекта и пока не заработает, не покажу, боюсь сглазить. Его такой ответ устроил, и он сказал, что будет ждать результата.
        Священник Апосотолин (Иерарх)
        Империя Стор не успевала организовать поход в это царство ереси, королевство Крамен. Пока дошло до общего монастыря, пока в Синоде все проверили и доложили Императору Вер иб Зариб, а потом как обычно его сыновья заспорили, кто пойдет наставлять на путь истинный неверных и еретиков. Так потеряли две шестидневки, а тут пересох Золотой Лирч и все. Здесь правило такое, после того как пересох Лирч никто и никуда не пойдет. В пути четыре дня и даже если взять запас воды то кони не выдерживают жары и люди тоже, а не дай «Единый» пожар, а он не редкость и все или сгорят все или что вернее задохнутся в дыму. В это время нет ветров, и пожар медленно горит, но удушливый дым распространяется на большие территории и их ни пройти, ни проехать. Так что поход Император Вер иб Зариб перенес на переход на зиму и тогда уж им не поздоровится, а сейчас пусть на этой жаре помучаются в засухе. Жаль, конечно но не ему указывать императору, что ему делать.
        Император Вер иб Зариб
        Совет в синоде прошел и мое мнение так и не изменилось. Для вида, я как всегда в таких случаях дал право выбора моим сыновьям и их спор продлился все заседание. Как же злились эти Иерархи, ну еще мне их не понять. Ведь я им обещал новый общий монастырь в это «тепло», а теперь придется ждать. Так что у меня дальше. После заседаний этих, разговор потек с визирем моим совсем в другом русле и если бы я сейчас присутствовал на заседании, то войска уже строились. Думаю через месяц, головы всех неверных баронов, а может и этого графа. Хотя нет, граф этот Батос Паоли у меня всегда под рукой и надо его отправить обратно. Пусть разберется со своими баронами, а то что-то он не выполняет своих обязанностей, то у меня во дворце, то в столице и у себя в своем Милосе, не порядок.
        Так, а ну, визирь, сколько говоришь, мы теряем из-за этого демона или изгоя имперца. Я так и не понял кто на самом деле там. Да, 50-ти тысячная армия в течении года, это столько мы теряем.
        А скажи, сколько мой отец вводил в Королевство Крамен для его покорения.
        Что, три с половиной тысячи, и вот я сейчас не найду такого количества.
        Да, а где все войска. Я понимаю, что шаманы Астрала очень сильны, и Эмиратство Хилл тоже теперь наша забота. Спасибо, тебе мой отец.
        Что, смотришь это не, непочтение, это констатация того факта. Королевство Крамен нам ежегодно дает лес, рыбу и еще и 30, Тридцать мер золота, пусть после обработки
15-20, но это деньги, Эмиратство Хилл, что дает. Пятитысячная армия там стоит и только охраняет моих граждан, которые вместо местных, мне добывают рыбу, янтарь, жемчуг и мраморный камень.
        Скажи, надо было уничтожать всех этих людей.
        Ну не нравился ему черный цвет их тел, так что теперь. Сейчас вот самим приходится этим заниматься, и эти шаманы нет на них Кашану. Кстати, а почему у них там нет этого Кашану, может быть….
        Что, ты визирь не забывайся и Ханум Юйя не виновата это только наша вина, и эти как их нехры, как моя Ханум говорила, это только мои проблемы иди визирь, иди.
        Антон Сомов
        Приехал Тол Валеас и о чудо привез на трех телегах с охраной десять, десять щенков. Надо было видеть глаза лучников, когда они приехали. Вроде уже и привыкли они к моим войкам, а все равно страшно им. Так тут еще привезли. Опять пришла делегация кайре, и мне пришлось объяснять, что я их лор, этих войков и они меня, меня слушаются, и никого трогать не будут, и тех, кто меня слушается и выполняет мои приказы тоже. Такие эти кайре иногда наивные бывают, или всегда. Ведь поверили, и даже что-то меж собой поговорили и пошли к лесу, только одного лучника взяли и судя по тому что взяли две курицы эти местные, цесарками зовут, а по мне курица и курица только в крапинку и мелкая. Это они к своему богу Харе-Лелку, что-то или просить или советоваться, я так вроде не верю в это все, но как меня торкнуло в храме Фрай-Лелку, я запомнил, так что что-то, наверное, есть. Да и еще мои движители тоже ведь со счетов не сбросишь. Тут у меня такая мысль появилась, тачку хочу сделать на Челин ходу. Я как-то спросил, а можешь телегу сдвинуть с места, и не останавливать так у него что-то такое вышло и вот завтра хочу
попробовать.
        Наутро взяли самую крепкую телегу, приделали перекладину впереди и давай ее толкать. Сам Челин толкает, ну как олы эти тащат, так что эффекта не было, тогда подключил и Колосса, только он сам не может, приходится мне помогать, ему убирать эту черту-рамку, чтобы движение было вперед без остановки. Что сказать, слаженности пока мало, но надо было видеть лучников, что скакали к замку Кора на лошадях (так за ним это имя и осталось) а мы их лихо обошли и примчались первыми, ну не без приключений. Лихо заехать в замок, не вышло, перед самыми воротами как всегда что-то не пошло и после особо сильного рывка телега рассыпалась на куски. Так что хоть и переполох устроили, но я доволен. Такими темпами можно и крытую телегу делать только колеса с ними надо что-то делать, а то эти отрезанные круги от дерева это как то не очень, хоть и обитые медной полосой, но трясет, я извиняюсь.
        Да, зачем приехал, здесь три ручья текут во круге, где замок Кора берет воду, но летом здесь два пересыхает, а третий далековато и к нему раньше ходили такой толпой. А, ну и лучники нужны и кайре таскать, нужны, и шарки там, и вся эта толпа в одно место. Естественно не без приключений обходилось. Так и сейчас щенков Тол Валеас там и набрал часть родителей их, убили, другие там сами ошивались, видно отец мать шарков в ямах ловчих погибли. Ходить далековато решили раскопать те два что поближе. Свой я также раскопал и теперь использую как колодец, вода с него уже не бежит, но на дне всегда есть. У Тола нашелся мешок этого Ттуса, а по мне пшеница, пшеницей или может ячмень. Я если честно ни то, ни то, близко не видел. На поле бывал, а как оно там не знаю. Вот и решил, посажу, и пусть растет. Так что реквизировал этот мешок и поехал обратно уже верхом, а им моим коням-движителям передал пусть делают телегу-авто-черте-что и возвращаются.
        Вернулся после долгих препирательств и утрясок, решили копать каналы от реки типа арыков и по берегам их высадить эту ттусу или по мне пшеницу. Народу у меня прилично уже и каналы буквально за три дня и нарыли. Благо здесь уклон небольшой и копать надо не глубоко. Правда в сезон, а пусть по моему осенью, это все зальет водой, но до этого дожить еще надо. Здесь жара такая стоит что дуреешь. Хорошо с этой запрудой вышло, прям все не нарадуются. Даже этот Соколис сказал, на следующий год за его счет. Я согласился, а что всем надо, да и удобно. Рыба у нас теперь есть и камыш растет, а то он раньше пересыхал весь и все. Сейчас же сами режем и сушим. Местные им крыши крыли раньше, а теперь шляпы делаем. Ввел моду на широкополые типа сомбреро, здесь такого не знали и сначала благородные были против, но когда разобрались им не нравилось что без хвоста. Мы же не кайре говорят. Так какие проблемы говорю вот сюда присобачте и все дела, а хозяйке и полоски парашютного шелка на шляпу, тоже ничего. Лейра весь парашют пустила на одежды. То-то я смотрю сюда к нам сначала Езуса эта его жена приехала, а потом и
Соколиса тоже. Уехали они на следующий день очень довольные, и я тоже Лейра около меня ну, вы понимаете. Так и прошло это лето. Из происшествий, у Езуса Тодаса случился пожар, и такой капитальный. Сгорела деревня-цех и много кайре и благородных тоже. По этому поводу мы даже по душам поговорили, и теперь уже Езус Тодас не барон, не в том смысле что умер или еще что, а просто я своим решением поменял, на его сына с женой. Это кстати мне Лейра и сказала, что Езус Тодас уже не может, и его подруга все время его успокаивает. Я хотел ее как у себя, тогда хозяйкой сделать, но у меня на обучении был Кошан это сын Езуса Тодаса и я так понял, что он потянет, а что не потянет, так мать его подскажет. Барон же сам пошел мастером в один из своих цехов, все-таки он специалист пусть будет при деле.
        За лето набралось двадцать щенков войков и я их понемногу дрессирую. Чтобы не пугать кайре им пошили такие ошейники жилетки тоже из шелка их далеко видно и кайре не так пугаются, правда приходится часто стирать, но не мои заботы. Летом шарки войки не нападают, оно и понятно, прни такой жаре и суше. Может с запрудой, здесь и больше их было бы, но ямы их проредили капитально.
        Лейре Каледас
        В замке все хорошо у нас и в классе уже я учительница, вот. Здесь разделили, я учу девочек, а мой, во такое сложное слово «муж» ведет мужской класс, а иногда и совместно. Смотря, какие занятия. Я уже могу считать до миллиона и даже больше так легко, только таблицу умножения я на листочке записала, а то она трудная очень. Челин наш и другой Колосс тоже уже наш, вот они придумали телегу без олов, и ездят на ней что и на лошади не догонишь. Я сама видела. Они с моим Ахнтооном устроили соревнования, и выиграли. Им лор Демон дал, даже пострелять за это, вот.
        Еще посадили Ттус и он вырос, он у нас никогда не рос, а сейчас вырос и уже даже зерна есть я смотрела, еще месяц и урожай будем снимать. Все родники, что пересыхали на тепло, ой лето. Так вот теперь на их месте колодцы копаем и там всегда есть вода и вкусная, а то в наших бассейнах я как вспомню, что раньше было, ужас. Почему это священники запрещали трогать родники, они говорили, тронем, и вода совсем пропадет, а она и не пропадает, не понятно. Может мой Ахнтоон секрет, какой знает, а может он так колдует, он с движителями занимается сам, и они там такое творят, но это секрет и никто ничего не знает и у них там так иногда взрывается, ну очень страшно.
        У нас был такой страшный пожар, не у нас, конечно, а у Езуса Тодаса, но все равно как у нас, и в дыму задохнулось много благородных. Так лор Демон очень ругался, и сделал бароном его сына, а самого Езуса Тодаса отправил в цех работать. Мне так стыдно за него, но он даже вроде доволен, мне по секрету лара Лота, это подруга Езуса сказала, когда ко мне приезжала. Я ей тоже дала такой кусок ткани этой белой. Потом и подруга барона Соколиса лара Толла приехала и тоже попросила ткани, так все интересно. Приплывал барон Ролек Валес он из соседнего графства, и он как приплыл к нам так был удивлен всем. Особенно, что я «Хозяйка замка». Потом с ним еще лор Демон долго говорил, и он вроде со всем соглашался, я так ничего не слышала, они разумами говорили, но очень серьезно. Он тоже ночевать не стал и сразу уехал. Так что у нас все хорошо и до осени, а по прежнему «переход на холода», я думаю, ничего уже и не будет, вот.
        Книга 3
        Мир довольно жесток и движение может быть только вверх или вниз. Нельзя остановится и постоять, поразмыслить, если ты себя показал, действуй, не то придут другие…
        Пролог
        Красив мир зеленого солнца. Все здесь прекрасно, и очень красивые рассветы и замечательные закаты. Даже слегка пониженная сила тяжести даст почувствовать увальням себя легкими на подъем и быстрыми как нигде еще. Природа просто чудная, отсутствуют комары и мухи прост рай кто понимает. Правда довольно много жуков и бабочек, но ведь должна же быть в мире какая-то гармония и красота, на тему если где-то чего-то то и где-то наоборот. Вот и в этом мире не все ладно и гладко. Впрочем, о чем я. Вам судить, а я просто мимо проходил.
        Часть 1
        Королевство Крамен. Графство Батоса Паоли
        Кастос Понтос хозяин болот
        Заготовка трав за вес сезон «тепло» была хорошая и даже бестолковые кайре (местные крестьяне, не совсем люди) не отлынивали и работали как надо. Ползков было, конечно, много, куда от них денешься, но хотя бы шарков, приходило не как в прошлый сезон перехода, а намного меньше с чего бы это. Что-то непонятное происходит, обычно по краю моего болота их бродит туча. Это местные так здесь всю местность и зовут болото Понтоса, а некоторые «Понтовое болото», мне не нравится, а им смешно, но хоть какое-то развлечение, а то все только квакши, да птицы гольши, что их едят. В какой уж переход ко мне зашли эти двое, священник и дюжин-дюжин с лучниками, тоже мне ходоки. Это же надо, не смогли перейти по болоту в нашу столицу Милос, я сначала думал с проверкой моего священника и вообще. Я то знаю, что про меня в синоде много что известно, опала не снята до сих пор, но дело прошлое и не надо мне сейчас этого, слишком много переходов прошло уже с того времени.
        Сегодня с утра ко мне прибежали, с острова Кругляш два кайре. Еще молодых, им и 20 переходов нет, и лопочут, мол, сверху упал камень, и прямо упал, и в болото, только с краю и утонул не сразу, и вроде с него благородные двое вышли.
        Один как все благородные, а другой прямо великан и такие, страшные прямо ужас, и камень такой блестящий и такой…. Они вот убежали, а это, отец и сестра там и остались и что они там и не знают, вот. Такой страшный благородный и глаз у него нет и говорят они странно, и лор Кастос Понтос вы хозяин болот, вы уж разберитесь с ними, а то они больно страшные очень, и вот мы… все.
        Прям, мне делать больше нечего, как выслушивать бред всяких малолетних кайре. Знаю я этот остров, там посредине лежит камень круглый, за что его и зовут так, редкость здесь необычайная, болота все же. Сходить что ли, ну если обманули, то я лично выпорю и этих двоих и отца их и…, тоже. Эту семью я знаю, отец их Сохо нехорошую привычку имеет, то наберет подруг (местное название жены-подруга, можно иметь несколько, если потянешь), когда работать надо, а на «холода» выгоняет, мол, ленивые, я его уже понял. Теперь, сказал, берешь с моего согласия и бросаешь только в начале перехода, а не в конце, ушлый ты наш, видишь ли, как ползк. Они ему трав заготовят, рыбу насушат в переход, а он потом в «тепло» и в «холода» пузо в шалаше греет и не работает, от кайре ленивый, но хитрый. Ладно, есть у меня пара решительных благородных, бывшие лучники короля, они голыми руками ползков ловят, и ничего, мы вместе в столице служили, пока война шла, а потом я их к себе забрал. Вот их возьму, и пойдем, только мы впереди, а вы за нами и не шуметь. Пока собрал своих лучников, вышли уже вечерело, и подплыли к острову,
считай ночью.
        Я детей кайре, на соседнем острове перед этим оставил, они местные разберутся, и под ногами не будут крутиться, если что. Тихо пробрался к шалашу и только хотел откинуть шкуру, что закрывала проход в шалаш, как из него прям через шкуру, вылезла дубина, и стало темно.
        Где-то далеко в космосе
        Карлик.
        Когда летели только и думал, вот это попал. Я ведь сначала считал, попалась вроде неплохая женщина, думал даже молодая, ага, девочка 240 лет. Правда на вид и не скажешь, но иногда такое у нее проскальзывает, сядет и сидит сиднем часами, как задумалась, потом вскакивает, и понеслась, носится черте где, а потом сядет и опять сидит часами, точно сумасшедшая какая-то.
        Мне этот Джон безглазый бывший штурман космокара, сначала плел, что все хорошо, ты парень не тушуйся, все путем будет, а потом как узнал про мой возраст, так и сник. Ясно говорит, зачем ты ей, я говорит, тоже бы не отказался, только у меня стонов нет, только креды золотые, а кому они к кардам нужны(по местному так дьявол зовется или что-то на него похожее не вникал). Вот такие дела. Я сначала хотел их обоих замочить, а нафик они мне, эта баба бешеная, как оказалось старуха
«баба-яга», и этот безглазый гопник ей в помощь, а потом понял, и куда я без них. Эта, которая баба обещала на какую-то планету толи два, толи три, а как называется и не сказала, дура, и там, мол, заживем, ага, кто заживет, а кто и нет. Я и объяснить не могу, у нас то тела не воруют… пока, такой и статьи даже нет, дела.
        Тогда тоже вид сделал, что поверил, а потом мне этот штурман или как-то так, переводчик перевел, мол, давай сначала на космокар с него в аварийный бот попадем, а там и свалим отсюда, от нее подальше. Мне сначала страшно было, а потом все равно стало. Ведь как я понял, она хотела мое тело забрать, а мне оно самому еще пригодится, да и привык я к нему уже за столько лет как к родному!
        Вобщем мы с этим штурманом, поклялись друг другу, что будем помогать до смерти, а там как кривая вывезет. Хотя и не то все как-то, а куда деваться. Я хоть и вижу и здоровый, но в такой технике как слепой, я не рублю, не по мне это. К радиотехнике это да, в компьютере немного там в Интернет выйти кино посмотреть или музыку послушать, а здесь все на чипах. Здесь оказывается под кожей на руке, вроде устройства ввода есть, как у нас клавиатура типа. Вот с такой штукой оказывается, и управляют кораблем, положил на специальный экран и работай ни проводов, ни разъёмов, ничего нет. Правда, штурман Джон, говорит, уже лет двадцать как не летал, но это говорит старый корабль, и он его знает, вообщем разберемся. Эта что нас захватила к нам и не заходит, только иногда по связи спросит, что все в порядке и все, а мой союзник вроде смог через местный терминал выйти в сеть корабля и хоть и нельзя отсюда управлять, но хоть знаем, где мы и что, и когда полетим. Вот в момент скачка как он сказал и надо в бот, и сразу после скачка отваливать, но в сам момент скачка отваливать нельзя, будет крышка и до, тоже нельзя,
местные выловят, а оно нам надо.
        Вот и ждем, сидим, когда этот скачек будет. Уже долго по времени и неясно почему, Джон говорит, давно на орбите должны быть, тут по времени час два и уже у другой планеты, а он как не зайдет в сеть все эта планета и эта.
        Наконец скачек, я и сам почувствовал, это уже второй раз со мной так, как ватой уши закрыло, и воздух тянется как резина, а этот Джон уже каюту открывает и говорит, не спи, быстрее, быстрее. Ну и рванули мы по коридору. Нашли этот бот, скорее не бот, а люк в стене в него и проскочили. Джон сразу стал, шарит по панели, а там одни кнопки, а такого экрана как в нашей каюте и нет. Он, тогда как стал материться.
        Это говорит еще старее лоханка, чем я думал, и тут нет экрана управления, так что я им не могу управлять. Я сначала малехо струхнул, а потом и говорю, а в чем сложности то. Он, да ты не понимаешь, тут и команды отдавать и просчитывать надо, а я же не вижу и все, кранты. Так ты говорю и там не видел, нет, говорит, там я видел, по другому, но видел, нас по тому экрану и по улицам ходить учили, он хоть и не глаза, но все же, а тут все, считай кранты. Я ему не тушуйся, прорвемся и не в таких передрягах были. Хотя, конечно, в таких, точно не были. Где говорю здесь пуск-старт и прочее, ты сказать можешь. Он мне и стал объяснять, так значит это старт, что-то клацнуло и нас здорово тряхнуло.
        Этот Джон как закричит, ты, что делаешь, здесь же нет защиты и во время скачка нельзя стартовать, а то хана развалимся, ну хана и хана, а когда скачек кончится то, и только я сказал как он и кончился, в смысле поплыло все, и марево аж перед глазами стоит. Тут экран один засветился, потом другой и вокруг их штук пять загорелось и везде звезды, звезды и в одном солнце блеснуло, и экран тут же понизил яркость.
        Вот говорю, все нормально вышло, вот и солнце какое-то, а ты боялся. Вижу, он стал успокаиваться и давай мне говорить, что и куда жать, хорошо здесь почти все автоматика, хоть он и говорит что древность, по мне так нам до этой древности еще жить, да жить.
        Уже через час я видел и солнце и карту звездного неба и, и даже по каталогу определили, что этого места там нет. Что… этого места нет, и куда нас черт закинул, тут это Джон тоже перешел на выражения, которые переводчик мне не стал переводить, ограничившись выражением: отсутствуют в словаре, записать. Я и передал записать как крепкие выражения, мягко выражаясь хм-м.
        Вот и летели, за два дня уточнил, что планет в системе, что мы оказались целых четыре и вторая вроде подходит по параметрам. Потому как первая слишком близко, ну я ничего не понимаю в этом, но компьютер этот продвинутый или по местному старье жуткое, так перевел. Тут для особо тупых, оказывается, есть голосовой интерфейс, и дело более менее сдвинулось с мертвой точки. Я был за глаза, а за штурмана Джон, вот и летели не весть, куда и зачем. Одна радость от этой молодой «старухи» смылись, так что хуже мне уже точно не будет. По запасам, оказалось без малого год, можно жить, что хорошо, нам особо торопится не куда и разобраться надо, что бы из огня да в полымя не попасть.
        Правда, не все радужно, как казалось. Горючего в свпасательной шлюпке оказалось только на один прыжок к любой планете, поэтому надо определяться. Мы как раз находились между первой и второй и дальше были еще две. За неделю, что мы провели в спасательной шлюпке, компьютер просчитал. Что сила тяжести на первой, половина от номинала, на второй примерно равна плюс-минус, на третьей 2,4, а вот на четвертой тоже где-то единица может чуть больше, точнее нельзя узнать, далековато, а оборудование не позволяет. Как перевел мой переводчик, базовое оборудование шлюпки не позволяет, а корабль матка отсутствует в ближайшем секторе пространства.
        Стали гадать дальше, по всему выходило, что третья нас не устроит, четвертая далеко, а вот вторая или первая это вопрос. Еще неделя ясности не принесла и расчет показал что примерно в течении 40 дней, они будут в пределах наибольшей близости, и можно будет определиться точнее и возможно поймать передачи радио, если там есть жизнь.
        В процессе ожидания я делился своей жизнью, а Джон своей, и если я ожидал, что ему будет что рассказать. Ведь ему как он говорил больше двух сотен лет, а мне в десять раз меньше. Реалии оказались совсем другие, как выяснилось, это мне было что рассказать, а у него рейс отдых, рейс отдых и все. Свою молодость, ну до пятидесяти лет, он не помнил. Я даже поразился, когда он сказал, что вроде была у него женщина, и он даже вроде из-за нее толи дрался, толи еще что, но он уже и не помнит. Самое главное, это у него самого такое вызывало удивление.
        А когда я сказал, что это правильно, он на меня так посмотрел, когда же я сказал, что женщины нужны ну для производства детей и вообще с ними хорошо, то мы не поняли друг друга окончательно. Он считал это глупостью и детской блажью, мне он объяснил, что я ничего не понимаю, и пойму когда мне будет лет 150 не раньше. Поэтому мы остались каждый при своем, и эту тему больше не поднимали. Остальное время в основном спали, здесь такой шлем, на голову оденешь, и спишь ментелем. Когда прошли 40 дней, тогда окончательно и определились.
        Выбор пал на вторую планету, первая оказалась малость горячая. Зато вторая в самый раз, там был огромный материк на пол планеты и куча островов. Расстояние, правда, было велико и еще не видно, что там и как, но температура уже была в пределах нормы и после не долгих расчетов, было решено прыгать к ней. Расчет и все это, я за глаза, Джон все остальное занял еще неделю, и вот мы у планеты на ее орбите. Стали выбирать место и проверять, нет ли там жизни. Увиденное нас сильно обрадовало, что я даже кинулся обниматься с Джоном, там была жизнь и почти везде. Правда была большая пустыня и много воды и горы, да все было, решили не заморачиваться, а спускаться, потому, что не знаю как кому, а находится в этой железной коробке оно как-то не очень, и хоть здесь вроде все хорошо, но по «ночам» как-то, не уютно, что ли. Выбрали точку у слияния какой-то большой реки и стали спускаться.
        Все шло хорошо, до высоты ну как я понял, а по местным цифрам я не очень, ну Джон сказал двести вроде, а чего, роков каких-то, как он выразился. Так вот, как стало двести, этих роков выбросило парашют, и компьютер отрубился. Причем отрубился полностью, зажглось аварийное освещение и все, ничего не работает, все экраны погасли короче капец полный. Так и летели. Я признаться порядком струхнул, да и Джон тоже, а ну консервная банка и мы в ней, хорошо хоть парашюты выкинуло, а то все полный капец. Когда раздался удар, я по подсказке Джона стал быстро крутить аварийный люк и вылезать.
        Оказалось очень вовремя, мы упали в какое-то болото и успешно погружались в трясину. Еле-ели успели выскочить, я схватил какой-то набор типа последний шанс, а Джон взял оружие нечто вроде пистолета, только бьет разрядами молний, он мне объяснял, но я не особо понял, хотя штука хорошая, меня при помощи таких штук только мощнее, захватили еще там, не знаю где. Вот на легке и выскочили, благо рядом какой-то островок был. Мы туда и подались. Я то сразу поплыл, а Джон он не видит же ни шиша, и плавать он тоже не умеет, оказывается.
        Короче вот пока я его до берега доволок, пока определился, что и как. Тут этот абориген и пожаловал. Сразу на меня с луком, еле отскочил, хорошо здесь камыш кругом и ветки кустарника, вот за ними и схоронился. Потом обходить стал, но не вышло, этот зараза, абориген, опять на меня вышел и луком своим в морду целит, ну, делать нечего, а с собой ничего нет, кроме ножа.
        Решил так и так мне не жить и метнул. Этот местный и дернуться не успел. Как я ему прямо в горло попал, все как учили, навык то остался. Подхожу ближе и высматриваю нет ли его товарищей поблизости. Только сейчас и заметил, а то как-то не обратил внимания, лицо у него какое-то не такое. Круглое, и вместо носа как у свиньи пятак такой. Точно хряк на двух ногах или может черт, я даже перекрестился, потом на ноги глянул, нет ноги обыкновенные и даже в какие-то галоши деревянные обуты, дела, однако.
        Затем крик раздался от того места, где Джон остался, я вытащил свой нож и рванул туда бегом. При подходе, увидал уже не Джона, а какой-то шевелящийся клубок из змей и огромного удава или еще кого-то. Да, как не жаль мне Джона, но это не по мне и со своим ножиком, даже если я кинусь, то ничем не помогу, а и сам там останусь в виде десерта. Удав этот с мою ногу толщиной и сколько там в нем метров неизвестно и рядом пара змеек поменьше. Оглядевшись, я отошел подальше и стал осматриваться вокруг на предмет, этих полу чертей, и вот таких ползающих зверушек, а гостеприимная планета оказывается.
        Если это в самом начале, то, как дальше оно все пойдет. Вернулся осторожно, к своему первому аборигену и не спеша и оглядываясь, рассмотрел его. Лук у него был и десяток стрел в колчане за спиной, нож на поясе бронзовый, не железный. Выходит, здесь еще дикари живут, весело, однако. Сумка была из, из, а сумка интересная, из материала какого-то, так, что не все так плохо. Раз умеют делать материю, значит, где-то есть станки и цивилизация, живем, вроде, это первая радостная новость за сегодня.
        В сумке была бутылка, ну сначала я так подумал, а потом понял это выращенная бутылка и замотанные в листья какие-то корешки травки измельченные, может приправа к еде или еще что, я не понял. Вот такая находка. Взял себе лук со стрелами и нож, какое-никакое, а оружие, да и пригодится. Стал осматриваться дальше и на противоположной стороне этого небольшого островка обнаружил лодку-долбленку. Теперь ясно, что здесь никто не живет, и он сюда приплыл, видно увидел наш корабль и рванул, на посмотреть и увидел. Ну, сам виноват, нечего на других с оружием выходить.
        Еще раз вернулся к Джону и ничего там не увидел, только на траве сиротливо лежал его пистолет, это как прощальный привет от моего такого непонятного. Но все же единственного друга, в этом или еще не в этом, а какая теперь разница будет. Пошел собирать свой нехитрый скарб, сумку аборигена прихватил, свой аварийный чемоданчик или скорее мешочек с ручкой и вот пистолет Джона, это, кстати, единственное реальное оружие здесь. Правда, насколько его хватит, не знаю. Ладно, я вроде тоже, не писарем в армии был, прорвемся. Короче, собрал манатки и в лодку и ходу. Погнал, куда глаза глядят, но осторожно. В лодке и весло было или даже два, правда второе какое-то квадратное, типа лопаты, но деревянное, наверное, весло, но для чего-то типа по течению плыть или еще как.
        Плыл долго, видел много, кое-где на деревьях висели эти удавы, но на меня они только глазом вели и все. В воде же было прилично змей или ужей черт их разберешь местную живность, ушек желтых ни у кого не было. Были, только некоторые красноголовые и марево в воздухе зеленоватое висело, толи от воды, толи еще от чего, а так вроде ничего, нормально все. Пока плыл, показался островок и на нем два шалаша, вот и аборигена жилье. Судя, по количеству шалашей и по их ветхости он не один тут жил, и давно.
        Ладно, потихоньку пристанем и обойдем, вдруг, кто поспокойней будет, но пистолет достанем, и лук пусть недалеко полежит. Хоть я с него и не очень, но с 10 метров в человека точно попаду. Пошел к шалашам, сам настороже, а ну, сейчас подарок вылетит из шалаша и готов. Подхожу к первому и, заходя сзади шалаша, бросаю по боку палку, что тут валялась, если там кто есть или выскочит, или закричит однозначно, но тишина. Беру палку и ею сбоку задираю шкуру, что закрывает проход, опять никого. Делать нечего, подымаю еще палку и бросаю в шалаш и сам влетаю следом, с расчетом, пока они или кто там будут разбираться с палкой я, и разберусь с ними. Расклад конечно гнилой, но ничего лучше не придумал, да и по следам на острове видно, что-то заброшено все. Все получилось замечательно, и в шалаш заскочил и убил даже, а вот это везение.
        В шалаше была змеюка, такая с красной головой, она как раз обвила ту палку и не успела напасть на меня, так я ее и пригвоздил к земле. Пол в шалаше и был земляной. Когда осмотрелся, то понял. Здесь если и был кто, то давно. Был лежак, над землей поднятый и сбоку несколько глиняных горшков, куча тряпья в углу с ароматом трав и отходов человека, так скажем. Потом осмотрел второй шалаш, он был похож на первый, только лежанок было две и на них лежали шкуры и были еще несколько этих местных бутылок с водой и одна даже с молоком вроде, или чем-то на него похожим. Значит, здесь есть люди или эти вот полу черти.
        Пришлось вытащить на берег лодку и обследовать все капитально. Хоть и не очень большой, но островок все же приличный. Никого найти так и не удалось, и я решил заночевать во втором шалаше, там и посуше, и под открытым небом оно как-то не очень, только на всякий случай, проломал и с другой стороны ход, чтобы в случае нужды было куда удрать и на просторе уже будет другой разговор. До вечера обосновался и решил немного вздремнуть, а то больно суматошный денек выдался. Друга потерял и этого аборигена кокнул, и вот змею убил и жрать хочу, а что тут съедобное, черт его знает. Правда вода вроде ничего я уже пил, и даже чуть глотнул того молока, вроде живой пока. Ночь перекантуюсь, а там видно будет, если что вон змей трескать буду.
        Ага, перекантовался как же, ночью и вернулись эти хозяева или еще кто они, я не понял сразу. Я в шалаше дырок наделал и в шкуре тоже, что вход закрывает, пару щелей прорезал, с улицы незаметно, а с шалаша все хорошо видно. Если конечно они, те кто придут, не начнут с луков насквозь простреливать, то я еще потрепыхаюсь, ну а начнут, так у меня Джона посмертный подарок есть.
        Как только стемнело, они и пришли, что хорошо, они шли, не таясь и громко разговаривая, так что пока они подходили, я подготовился. Открыл задний «Черный выход» и стал с дубиной, тут их благо в углу на выбор стояло, штук с пяток.
        Только этот первый стал наклоняться ко входу, а подходило их трое к шалашу, я не поднимая шкуру через нее и долбанул дубиной ему в лоб, а сам с противоположной стороны и выскочил. Присел и жду, тут ходоки эти стали. Один смотрю, дернулся к тому, что заглядывал, а второй лук взял и отступил чуть назад и что-то закричал. Я ничего не понял, а мой переводчик был выключен, чтобы звуком себя не выдать. Смотрю, переговариваются и тот, что смотрел, на того, что упал, откинул шкуру и видно вошел в шалаш. Мне уже не видно, я отполз подальше и стал ждать что будет.
        Слышу, он там что-то пошуршал и стал выходить. Так они там переговаривались о чем-то мне не слышно, а потом вдвоем стали обходить шалаш, с двух сторон и вот когда один проходил мимо меня, я его так аккуратно и двинул дубинкой, а что язык еще никому не помешал и второй тоже. Сам же пошел навстречу тому, что с другой стороны шалаша шел, так мы и встретились сзади шалаша. Только он меня не ожидал увидеть, он больше в сторону глядел, здесь же его напарник шел, как бы, а тут я, вот невезуха. Так что и этот, правда, со второго удара свалился, ну все же. Я их перетащил к входу и связал веревками из шкур. Их здесь много было, вот и пригодились. Потом посадил к стенке шалаша и еще раз привязал, а то мало ли что. Их вон сколько, а я один.
        Только после всех этих пертурбаций заметил, а ведь это другие и лица у них нормальные и нос как у меня, только глаза такие вытянутые, ну типа эльфы. Вот, фэнтези начитался, ага стал уши смотреть, нет уши обычные нашенские, круглые. Короче, неправильные какие-то эльфы и ходят они громко, хотя здесь не лес, но все же. Голос тоже я их слышал какой-то шипящий, тоже не певучий, точно не эльфы. Ладно, пошел за водой, буду приводить в сознание и при помощи жестов и моего переводчика, глядишь, и узнаю чего-нибудь.
        Королевство Крамен. Графство Батоса Паоли
        Кастос Понтос хозяин болот
        Как болит голова. Чем это меня… почему я связан и темно. Рядом Толис говорит странные слова. Слова вообще-то обычные, но мы так не говорим никогда. Он перечисляет все что видит, и показывает на это рукой, еще бы пальцем показывал. Мне плохо видно и кружится голова, сильно же мне дали или ударили чем. Что-то я не понял, это кто сидит перед Толисом. Вроде обычный благородный, но что-то в нем не так. О, закончил с Толисом и перешел к Матасу, непонятный он, что ему надо и почему голос я слышу как бы не от головы, а где-то на уровне груди благородного.
        Да он расспрашивает, где это место и кто здесь живет. Откуда же он приплыл, что заблудился. Ладно, послушаем, а вот и ко мне подошел. Странный он, какой-то, и одет непонятно. Спрашивает сколько людей и какое-то непонятное слово «серт», тоже сколько. Когда я попросил сказать, что такое «серт», то понял что он про кайре говорит. Он что никогда кайре не видел, странный благородный. Может это имперец или вообще шаман Астрала, я их не видел никогда, может точно он. Так что у них кайре нет что ли, или они о них не знают.
        Расспрашивает, где мы живем и сколько нас, что-то я не хочу ему ничего говорить, еще с войны всех имперцев ненавижу, хотя на них вроде непохож те высокие и темные, а этот обычный благородный. Что, сказал вести к лодке. Он говорит с каждым разом все лучше и лучше, я его почти понимаю. Он развязал всем ноги и отвязал нас от хижины кайре Сохо.
        Когда пошли к лодке, он стал предупреждать, что если что, всех убьет, хотя лук Матаса повесил за спину, только в руке держал, кукую-то блестящую штуку непонятную, колдун он, наверное. Тогда да, надо слушаться, а то знаю я, спалит и дернутся, не успеешь, надо и своих учников об этом предупредить.
        Пришли в лодку, у меня хорошая, большая, он ее долго смотрел. Что он в ней нашел, лодка как лодка, и велел нам садиться в нее. Меня посадил на нос, а моих помощников на весла и велел к себе вести. Ага, так я и повез, хоть колдуна Астрала, хоть имперца из Империи Стор к себе в имение. Лучше я на корм ползкам пойду или он меня пусть сожжет сам. Я стал показывать дорогу от имения в сторону Благородного мира, пусть там покомандует, короли ему быстро укорот сделают там тоже шаманы есть и сильные. Вижу, мои лучники не понимают ничего, но тоже ничего не сказали и мы поплыли вверх по Лирчу. Пускай там, на гряде или дальше где, на шарках свое умение тренирует колдун, даже если до Благородного мира не дойдем.
        Всю ночь плыли, я упросил, и по очереди менялись на веслах. Я своим объяснил пока этот колдун сзади сидел, что к дому его не ведем, скажем, издалека мы и в этих краях случайно. Мол, благородные мы из дома приплыли типа на разведку, места разведать. Толис, правда, показал на руки, мол, как же благородные. А пальцы ты считал, твое благородство. Это да, я как-то не подумал, но он вроде не обратил внимания и плывем хорошо, течения большого нет, так что за ночь далеко уйдем, а там, в воду прыгнем, и пусть ищет, кого хочет.
        Я думаю, шарки его быстро на корм пустят, их там много, не то, что на моих болотах. Под утро пристали к берегу, и этот пришлый шаман, сказал ловить рыбу и готовить еду. Ну, Матас и взял легу, этот колдун сразу схватился за свое оружие, что ему не понравилось. Матас тоже не понял, покрутил головой и пошел к берегу, ловить рыбу, шаман за ним. Вот сейчас я и увидел, у монаха были глаза, какие-то не такие и рука одна была черная вся, толи перчатка такая одетая, толи еще что. Шаман, колдун, все у них не как у всех людей.
        Он пошел за Матасом и стал смотреть, как тот ловит рыбу. Что там смотреть, не понимаю, рыба и рыба. Долго он не ловил я только, только костер разжег, а они уже трех рыбин принесли, и этот колдун так на рыбу смотрел. Рыба как рыба, Лисот обыкновенный, он здесь везде водится, что в нем такого. Я пока этот непонятный шаман с Матасом ловили рыбу, Толису стал объяснять свой план. Уводим его как можно дальше, от моих земель и пусть там разбирается, с кем хочет, он вроде на нас внимания пока не обращает. Правда все оружие, луки и ножи забрал и в лодке сложил. Если на нас шарки нападут, загрызут быстро, но и шамана тоже, неужели он не боится. Никак не решусь, толи ему поклясться в верности, что бы оружие вернул, а то как-то боязно, против шарков-то, или ладно, пропадем, так пропадем. Толис, правда, сказал, что лучше поклясться, мол, подальше уведем все равно, а там пусть делает что хочет, вредить согласно клятве не будем, а сам погибнет мы не виноваты ни перед Единым ни перед Лельками(местные верования Единый нечто вроде христианства и Лельки божества воды, леса и мира). Вот так и решили все. Когда поели
все, я и обратился к шаману с просьбой, он вроде ничего, не возражает и говорю.
        Я согласен принести тебе клятву верности шаман, и мои люди тоже, а то нам здесь страшно, здесь много шарков бродит, и без оружия мы им быстро на корм пойдем, да и ваше колдовство быстро кончится, может, а так мы с луками поможем все же если что.
        Он так долго смотрел на нас, а потом стал про клятвы все выспрашивать и про короля и прочее. Долго с нами разговаривал и очень не понятно, зачем это все ему надо, клятву принесем и ладно. Затем руку каждому порезал и сказал, клятва принята, это что же у шаманов так клятвы приносят, или он какое колдовство совершил, и если нарушил, то тогда все, сразу умрешь, страшно то как. Сильный видно колдун, правда, вроде не злой, про ползков все расспрашивает нас, и этих давунов больших.
        Королевство Крамен. Графство Батоса Паоли
        Карлик
        С этими людьми плыву уже три дня. Они мне сказали, что плыли неделю и по течению, так что сейчас, наверное, дней десять плыть к ним придется. Они мне принесли клятву верности, это мой переводчик перевел. Он что-то в последнее время работает с тормозами какими-то, и рука плохо работает, если на корабле работала как часы, я уже и воспринимал ее как свою живую, то здесь как-то непонятно. Я отдам команду, а она сначала ничего. А потом с замедлением в секунд пять, только срабатывает, это не рука получается, а дубина какая-то и то та быстрее сработает, поэтому надежды на нее уже нет, я и пистолет в нормальную руку переложил. Стреляю я хорошо с обеих рук, слава богу, научили. Правда сомнения меня берут, а сработает ли и он. Пока плыву, есть время подумать, что делать, как дальше жить, надо определяться, а думаю о возвращении домой надо забывать. Если в том другом мире, где и космические корабли бороздят вселенные и техника продвинутая еще какой-то шанс был вернуться, пусть и очень маленький то отсюда точно никакого, надо здесь как-то устраиваться жить.
        Мои попутчики говорят, какие-то шарки водятся, что это такое не понял. Вроде звери большие, по описанию вроде тигры или львы. Ну, где-то вроде, поживем, увидим, природа конечно красивая вокруг, птицы, бабочки, каких только расцветок нет и в воде гадов этих ползучих полно, тоже разных расцветок и размеров тоже. Одно хорошо комаров и мух нет, зато жуков полно, по воде снуют постоянно.
        С местной клятвой тоже не все мне понятно, они как захотели ее принести я, и понял, им оружие надо, а то боятся они. Я сначала думал меня, и оружие думал не давать, потом понял. Они все по сторонам больше зыркают, когда мы к берегу пристаем и, расспросив их про эти клятвы. Здесь и эти цари и бояре есть, и помещики. Феодалы кругом одни, так что клятву я принял у них, только на крови. Им объяснил, что если что, то это их убьет, туфта полная, конечно, но им дополнительный стимул не нарушать, а мне поспокойней, а то я уже замаялся в полглаза спать. На корабле отоспался, думал на всю жизнь, а сейчас все отдам, за мягкую постель и спокойную ночь, даже просто за сон часов пять хотя бы.
        Плывем, пятый день и, наконец, мне показали этих шарков, они стояли на берегу, двое и следили за нами. Было далековато, так что стрелять никто не стал, да и эти в воду не кинулись за нами. Никакие это не тигры, а так толи волки, толи собаки. Но так приличные, где-то метр в холке и морда тупая и пятна рыжие на боках. Да, собачки симпатичные, мне понравились, а когда спросил, вы их дома таких же держите. У меня дома хороший азиат жил, Рексом звал, страшный, здоровый, но добрый был, кто его знал, никто его не боялса, а так на вид, кажется, порвет и не подавится.
        Эти сразу домики рисовать стали. Смешно очень, это они типа крестятся по местному. Я тут от нечего делать спросил про верования местные, у них вроде один бог есть. Так и зовется «Один», ну и ладно, правда добавили, что есть и эти типа мои. Я и не понял, почему мои, Фрай-Лельку и еще какие-то, переводчик отказался переводить. А на слух вроде Харя какого-то Лельки получается.
        Ладно, это все потом, плывем пока, кроме рыбы ничего и нет, а по берегу ходит после таких собачек. Мне тоже что-то не хочется, поэтому на берегу, мы только рыбы жарим, а едим уже на воде, а то нафик, нафик. Уже не с таким удовольствием думаю, о том, что придется выходить на берег, и как здесь люди только живут.
        Расспросил своих попутчиков, оказывается или в замках за высокими стенами или на деревьях, но это в основном «черти» живут, или их по местному «кайры» зовут. Тут мой этот переводчик загибаться стал, я это понял, после того как в туман такой голубой мы влетели. Здесь и так все с зеленцой и солнце это местное тоже зеленое, и все какое-то темноватое. Вот еще и туман или как нити клочки бывает, над рекой висят. Я сначала не обращал внимания. А теперь вот как попал в один такой мне-то ничего, а переводчик стал совсем глючить, тормоз.
        Придется, видимо язык учить, а то так совсем ничего понимать не буду скоро, и оружие тоже как-то оно себя поведет. Хоть и в лодке оно лежит, этого тумана над водой мало он в основном над поверхностью больше, где-то с метр и выше и в вышине линии какие-то бывает, видны, когда солнце за тучи заходит. А так ничего, хотел своих спросить попутчиков или кто они мне, холопы или рабы, или, а попутчики и ладно. Тоже мне, корчу из себя не весть что. А сам на планете без года неделя, и знаю ну очертания материка и карту, вроде не много помню и все.
        А то тоже, рабы, рабовладелец, какие нафик рабы, у рабов клятву верности не берут. Это вроде только у этих, аристократов, что ли. Тоже мне, знаток истории нашелся.
        Мои попутчики, буду так их называть или по именам. Я имена уже выучил они интересно на букв «с» кончаются, тоже мне литовцы блин выискались, был у меня в части один Римонис звали, ну тормоз я скажу вам, мне все рассказывал мы литовцы еще ниче, а вот эстонцы это да. Ладно, о грустном не буду, а то ностальгия замучит. Природа потихоньку меняется, и деревьев по берегам стало меньше и уже видны просветы. Раз повезло с попутчиками, они прямо с лодки подстрелили утку и потом еще одну, она по местному кача зовется, надо запоминать.
        Я стараюсь уже сам все говорить, выходит не очень, но стараюсь, а то переводчик, то тормозит, то нормально, но думаю, загнется он скоро, а жаль такая хорошая штука, ведь моментом язык аборигенов усвоил и стал переводить буквально два дня, и они меня, и я их полностью пониманием. Так что надо с переводчиком поработать и с этими «попутчиками» тоже, пусть меня языку своему учат.
        Прошло дней, наверное, пятнадцать, я уже путаю не много, а моим спутникам вроде и все равно. Наконец пристали к берегу, и они сказали, что к Благородному миру в ту сторону, и надо идти мимо гряды и желательно подняться в горы, а то внизу шарков не меряно. Этих местных веселых собачек много гуляет. Я что-то не пойму, толи они мне голову морочат и уводят в другую сторону от своих мест. Толи они сами шпионы-разведчики, и они здесь, как и я, тоже вроде в разведке у местных чертей-кайре. Мне, правда, до лампочки (какое смешное выражение, где я здесь ее увижу, у местных, скорее всего факела и может быть газ, хотя это вряд ли, вроде в средние века было уже, а черт его знает), так и путешествуем.
        Два дня стояли вдоль берега, и набили этих качек или качи-птичек местных вроде наших утей на вкус очень ничего, еще бы подливки и специй вообще обалдеть, а у нас только соль и той мало.
        Как у местных тут спряжения, склонения я еще не понимаю. Я больше на знаки налегаю, крылья расправлю и кря-кря, они так улыбаются, мол, поняли, для меня эту качу местную и зовут кря-кря. А что понимаем и ладно.
        Наловили рыбы. Ага, наловили, ее этими остями бьют здесь, удочек никаких нет, да и не удивительно, примитив здесь полный, хотя кое-что у них такое высокотехнологичное, та же рубашка, хоть и грубая ткань, а все же видно, что станок, а не руками сделана. Набрали запасец, на несколько дней, накоптили и пошли в горы или через горы. Что здесь удивительно, уже, сколько движемся, а людей совсем нет, толи здесь очень мало населения, толи мы в том месте идем, где никто не живет из местных.
        Ведь я как сверху смотрел, то вроде здесь и города видел, а черт, вот оно. Мы от тех городов и уходим, и они точно меня уводят, хотя и дальше за горами, там тоже были города и вроде даже и побольше, ничего не понимаю, а и какая мне разница, те города, эти.
        Я все равно ни там, ни там не был, какая мне разница, лишь бы довели, а там посмотрим, с людьми я общий язык всегда найду, вот только потренируюсь в нем немного и все. Дома я всегдо в компании был, и общий язык со всеми находил и здесь найду, только выбраться надо к людям.
        А вот это уже плохо, впереди показались эти шарки, мои тут же выхватили луки и стали стрелять, да глупо как-то в спешке, я тоже хорош. Как нажал на свой пистолет, ведь не стрелял ни разу с него и вместо молнии выпустил такой шар плазмы и сразу трех этих собачек и завалил. А остальные все равно прут, я на курок, а оно все, здохло. Оружие инопланетное, тоже мне супертехнология блин, и где мой верный калаш, он меня никогда не подводил. Отскочил за ближайший валун и думаю, как подороже жизнь отдать. Все-таки со мной мой нож и еще один местный и лук даже местный есть, но это больше для местного колорита, я его даже не достаю. Потому как пока направлю стрелу, они мной уже и перекусят и на водопой пойдут, а я все целится, буду.
        Стал камнями кидать, благо их тут много, и вот когда уже думал капец пришел. Короче вот как вышло, что я взял этой своей рукой с протезом, а камень возьми и выскочи, а я как бы зачерпнул ниток этих клубок, благо их тут полно кругом и кинул, и с такой злостью, я и сам поразился себе.
        Мне бы засмеяться, да обстановка не та. Вообщем нити эти голубые, стали как-то скручиваться и в этих собачек страхоподобных, уже летело, что-то огненное и с такими синими протуберанцами, я уж залюбовался, а когда оно врезалось в песика, то такое впечатление, что его разорвало изнутри и только ошметья полетели. Остальные звери, видя такое, бросились наутек, а я присел за камешком посидеть, не хорошо что-то мне стало. В глазах не много, как зайчиков от сварки нахватался, типа того. Посидел немного не знаю сколько, и вышел из-за камня, поглядеть как оно и что.
        Смотрю один мой попутчик, который Матас, сидит над своим командиром, или кто он им и плачет, а сам тоже рука вон перемотана и второй тоже рядом лежит, вроде живой, но с ногой у него что-то не то. Я уже пошел смотреть. Матас просто рану замотал ему, я тогда перетянул выше куском веревки и размотал посмотреть, рана загляденье конечно.
        Здоровенный кусок вырвали собачки так, что не ясно пойдет он когда-либо или нет. Ладно, это все потом, промыл из фляжки этой местной, чем есть, все лучше, чем так и открыл свой чемоданчик. Его уже, сколько дней тащу, а так и не заглянул, что там полезного есть. Да, оно, конечно, все понятно. Рулон как бумаги и на нем в ряд по девять горошин каждого цвета и что я должен думать об этом. Дальше идем, вот типа нашего шприц тюбика, тоже понятно, что непонятно, а вот нашел, это я знаю. Мне такую на руку накладывали, я видел. Только вот проблема как ее открыть, ножом, что ли резать, так не хочет резаться, крепкая собака, так, а если за эту ниточку потянуть, то раскроется само, и еле успел на рану приложить.
        Сильная штука, прямо сама легла и растянулась по всему участку и все дальше не пошла, и кровь всю впитала в себя, вот это да, и бинт и йод, все в одном флаконе. Жаль, таких полосок-тюбиков есть всего пять штук, или уже четыре. Остальное тоже непонятно, смотри не смотри. Все завязую, а то пока я здесь докторую, эти которые большие собачки, опять придут и доедят, что первые не доели.
        Сделаем такой анализ боя, приходило их десять может одиннадцать, я не сильно пересчитывал, не до того было. Веселился немного, шары, шутихи пускал, даже устал малехо. Троих я убил из этого инопланетного оружия, троих мои попутчики,
«однополчане» завалили, и одного я этим не пойми чем. Вот такие пироги получаются с маком, а что оно было и не попробовать ли еще. Теперь уже двое моих «попутчиков» со страхом на меня посматривают. Я и так слышал не раз, шаманом меня кличут, по местному как сатосос-лель звучит. Мне конечно лестно, я это пока как шутку воспринимал, а вот сейчас уже и не шутка, и спасло нас это.
        Эти псы местные, ведь луков не боятся ни капли, я точно понял, а вот от шаров огненных, они мигом разбежались, и вон до сих пор нет никого. Ладно, все хорошо, а руку надо смотреть, а то что-то она вон раскрылась и так и замерла. Да, попробовал другой рукой пальцы согнуть, даже и не шевельнулась. Жаль, хорошая рука была, а так ни то ни се получается, хотя бы сжатая была, тогда бы как кулак использовал. Стоило подумать, как она плавно, но все же закрылась, только мизинец остался и большой не до конца, но и то дело, а то смотрится не очень как-то.
        Королевство Крамен. Графство Батоса Паоли
        Матас
        Шаман этот, все нас гонит и гонит, куда он так спешит. Сначала я думал он к имперцам идет, но непонятно зачем, и это же, совсем не сюда, а в противоположную сторону. Теперь я думаю, не соврали те дети, это точно из того камня он. Это вроде как эти священники «Единого» демона вызывают, хотя и говорят, что это зло, но я то знаю у них там, в пустынях они и живут, и ничего местные с ними как-то обходятся и уживаются.
        Мне мой барон Кастос Понтос много чего про имперцев рассказывал, и все не очень хорошее. Вот про шаманов Астрала и не говорил ничего. Вроде они вместе, вроде и нет. Они только в Горное заходят иногда и все, а по Крамену, я их ни разу и не видел, так что с ними ничего не ясно еще. Может вот в камне они помощь присылают, а может, передвигаются в камнях, шаманы все у них не как у людей. Он до столицы просто не долетел и упал раньше, а что, вот кинут камень, а внутри эти шаманы и внутрь замка или даже города и все. Они уже в стенах, а там делай, что хочешь, город твой, наверное, так наверное оно и есть. Может спросить, куда он летел, оно и боязно, но все же любопытно.
        Пока вот сидим здесь в горах, здесь дерево одно трухлявое было, вот им топим и ждем, когда Толис сможет начать ходить. Шаман хоть и сильный, но с лечением он не очень, только рану закрыл и все, а остальное сказал, как получится.
        Толис ходит уже, но еще плохо, сильно хромает и дня три мы здесь в горах посидим на одном месте, это точно. Шаман вон полез на скалу зачем-то, от нас подальше и неудобная она какая-то. Он еле на ней стоит и машет своей черной, страшной рукой. Ого, вот это страх, такое пламя вниз полетело и там сразу сильно загрохотало, а вон еще, и еще. У-у, все вроде успокоился, вон слезает, качаясь, и улыбается. Нет, эти шаманы Астрала, страшные, еще страшнее шарков с имперцами будут.
        Это же надо, без дела такие огни пускать, наши колдуны вон только факел зажечь могут, и то не далеко от себя, а этот как кидал шары страшные, неужели все шаманы Астрала это делать могут, а может это их главный, прилетел и не долетел, а я его в другую сторону веду. Это, если он узнает. Что будет, но вроде нет, он ни разу не сказал, куда ему надо, непонятный какой-то он. Может спросить, а то приведу в Благородный мир, а он обидится и… Что же делать, а спрошу его, может что скажет.
        Королевство Крамен.
        Графство Батоса Паоли На окраине.
        Карлик
        После драки с милыми собачками все получили ранения, правда кто больше кто меньше, но досталось всем. Моего лечения для попутчиков оказалось мало, да и не большой я спец в этом, пришлось немного повременить с ходьбой, в виду отсутствия возможности этой, ходить. С такими ранениями не очень-то походишь, и если Матас еще может идти со своей рукой, то Толис пока никакой ходок, хотя вроде уже заживает, так что дня через три можно и попробовать, не век же здесь сидеть в горах. Мне торопится особо не куда, и если бы не эти собачки, мне вообще все равно, куда и как идти, лишь бы к людям поближе.
        Надо бы пристроиться где, и пожить годик другой мир узнать язык выучить, но это по обстановке. Поэтому пока сказал, делаем привал, здесь расположимся, тут и гнилое дерево нашлось и место более- менее. День я так отходил и только высматривал собачек потому как тоже стал к ним с опаской относится все таки они довольно агрессивные и крупные. После той бойни серьезной, никого больше нет в округе, да и поднялись мы высоко в горы, здесь относительно безопасно.
        Я после как отошел от этих стрессов, решил еще поэкспериментировать с теми комками тумана, благо его здесь полно кругом.
        Полез, где было самое кубло этого тумана синего, хотя там не очень удобно стоять, стал экспериментировать. Сначала ничего не выходило, я и так и сяк. А потом как зло взяло, я и хватани этот пучок. Что интересно чтобы его схватить и кулак разжимать не надо, и так берется и посылается. Первый раз послал или скорее кинул, короче это все же полетело, абы куда, и абы как, главное что я потом понял, это полетело.
        Потому как грохнуло, против первого раза, ну очень не слабо, хорошо ударная волна прижала к скале, а не откинула, а то кувыркался бы я отсюда со скалы и далеко, и долго. Второй раз взял поменьше и кинул не много повыше наклон взял, улетело подальше и грохнуло не так уж и сильно. Вроде, как и тогда с собачкой, только улетело метров на сто, скорее всего. Третий раз стал кидать не много, но далеко старался, умчалось прилично, но с небольшой такой скоростью. Правда, с полкилометра, наверное, будет, и там бабахнуло, хотел еще попробовать. Интересно же что это такое со мной, но что-то мне не хорошо, и качать меня стало, как после хорошего праздника, а кто меня сейчас в казарму дотащит, так что все мальчики ша, концерт по заявкам окончен, пора и в люлю.
        Пришел, сел, все плывет перед глазами, я хлебнул водички, вроде полегчало. Проснулся аппетит, и решили перекусить, мои попутчики-однополчане смотрят в рот и ничего не говорят. Сам начал, что испугались, ничего, не бойтесь, я сейчас еще отдохну и не такие пущу, а то эти что-то маленькие больно.
        Специально это сказал, хочу на их реакцию посмотреть. Понять не могу, они тоже могут или нет, вроде у них колдуны есть, я слышал. Они меня все шаман, да шаман кличут. Значит это здесь не новость и мне сейчас интересно, другие могут это делать или нет. А, то может это все цветочки и кто-то может, как там я читал, огненный шторм, или стена пламени, например. Надо проверить их реакцию, а то мне, после того как иноземное оружие приказало долго жить и противопоставить особо здесь нечего. Ножом я много не навоюю и рука только одна, вторая так серединка на половинку. Короче, определяться надо, как жить дальше здесь.
        Завел разговор и жду, что скажут. Матас так осторожно начал, что больше не надо, а то им сильно страшно, они, конечно, слышали, что шаманы Астрала сильны, но не думали что настолько. Стал расспрашивать, ну, чтобы не выдать себя и что он слыхал о шаманах, а сам так хитро на него смотрю, дескать, я все знаю, а ты ври, ври.
        Смотрю, замежевались и говорят да оба, что они ничего против шаманов не имеют, только против имперцев и все, замолчали и так испуганно смотрят. Видно испугались, вот здесь еще и имперцы какие-то есть. Надо и это узнать, вот сейчас застращаю, и спрошу. Скажи, а чем тебе имперцы не нравятся.
        Смотрю, испугались, посжались и друг на друга глядят. Да, думаю надо назад сдавать, а то не у кого будет спрашивать. Хорошо говорю, меня имперцы не волнуют, так что не боись, мне только скажите, чем они вам то не нравятся. Они так воспряли духом, и чуть ли не наперебой, так они и посуду дорогую продают, и котлы медные тоже дорого, а ткани только бароны и позволить себе могут и золотис отбирают, и делают что хотят, да и в Горном вы же знаете, как они себя ведут. И веру Вашу запрещают и только «Единого» и все. Стоп про какое-то Горное это не надо можно попасться. Я то реалий местных не знаю, а там видно и эти шаманы есть и имперцы, видно где-то на границе трех государств.
        Ладно, разобрался с этим, а сейчас в благородном этом вашем, что про него скажешь, а. они так задергались и на свои руки так смотрят, я тоже так вроде с пониманием поглядел. Хотя по мне, руки как руки, самые обычные. Они так тоже повздыхали, и этот Толис мне и выдал подсказку, а может, решился на что. Стал мне и говорить, мол, видите, изгои мы, благородного то пальца и нет, только у нашего короля и вроде у соседнего графа есть, и вот на ногах остались. Я так чуть опешил, но вида не подаю, а ну говорю, покажи. Ну, этот Толис и размотал, и показал. Вроде думал там что, а оно и правда не впечатляет, ну шесть пальцев и шесть, я чуть не ляпнул, и что тут такого. Потом замолчал, для них ведь это трагедия, и я спалюся по не знанию.
        Я и сказал, и у меня тоже, мол, пять и что. Они ко мне с почтением, а у вас это у всех в роду. Я, а что правду матку резать, так резать. У всех говорю до седьмого колена, не знаю, что они поняли, я ведь только наполовину сам говорил, часть слов, этот переводчик переводит, он пока с задержками, но еще работает, вобщем чуть лучше руки, та только сжать и разжать и то без мизинца, он окончательно здох в открытом виде.
        Такой разговор на полу намеках, полу понятиях и недопонимании. Одно меня выручает, они меня боятся, и здесь я уже понял, сильно к клятвам относятся с почтением. Типа если поклялся то все, причем, судя по разговорам, даже враги это соблюдают, дуэльный кодекс и все по правилам. Надо уточнить, конечно, осторожно, но это сильно меняет все дело. В таком мире и пожить можно, если конечно это все, правда, то мне уже нравится здесь.
        Королевство Крамен.
        На окраине. Графство Батоса Паоли
        Матас
        Ничего спросить и не получилось, считай. Шаман такого страха на нас напустил, что я чуть как кайре не визжал, а ну, вот он про имперцев этих стал спрашивать. А мой барон их сильно ненавидел, и я тоже, хотя я их и не часто видел, даже когда в гвардии служил, правда там и недолго был. Но он мне все рассказывал, и я многое понимал, и с такими мыслями не далеко и в монастырь, а то и сам Синод попасть.
        Хорошо этот шаман не сильно про имперцев спрашивал. Ой, страшно то как, вон и Толис с лица тоже бледный и глаза какие расширенные, я тоже, наверное, похоже выгляжу. Будешь тут такой, когда такие огненные шары тут пускают и перед этим шарков побил ими же. Я, правда, не видел, с другого края был за камнями только слышал как шипело что-то как ползк на охоте. Рядом с шаманом барон Кастос был, дальше Толис.
        Барона эх, уже нет, а Толис рассказал, что шарка буквально разорвало на куски и остальные шарки, они ведь не погибли, а удрали, и до сих пор нет никого. Обычно же все кружат, пока либо они, либо их не убьют.
        Значит шаманы против имперцев, это конечно хорошо, только, почему они не нападают на них, может у них мир с ними. Хотя какое мне дело, да и шаманам, что для них какой-то маленький Крамен, со своими проблемами и горестями.
        Вот, иногда особенно когда барон расскажет что-либо, или мой отец пока был жив, много рассказывал. Про то как в пустыне на демонов охотились или как дракона ловили, вот где страсти. Да я не слушал ничего,
        меня больше другое тогда интересовало. Барон, в последнее время как-то затих, и уже ничего не говорил, а когда приходили, толи проверяющие, толи еще кто. Сидели на болотах, весь считай переход, и что их принес сюда Харе-Лельку. На наше болото никого шарком не заманишь, а эти святоши, тут считай весь переход просидели. После этого барона и слышно не стало, все говорил, пропал Крамен.
        Я еще обрадовался, когда он нас с Толисом взял в это как я думал, веселое мероприятие. Думал посмеемся над глупыми кайре, ага посмеялись и мой барон, вон под соседней скалой тоже наверное сме… Вот и я когда-нибудь, все надо заканчивать, шаман уже дежурства на ночь распределяет и завтра потихоньку пойдем, а то продукты кончаются, здесь и охоты никакой нет. Я дежурю последним под утро, все пошел спать.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Кастило Ратос
        У подножия скальной гряды, немного находилось охотников жить. Жизнь здесь была трудной, хотя сезон «тепло» и проходил легче, такой жары как везде не было, и даже иногда за сезон «тепло» капал дождик, очень небольшой, но капал же. В других местах в сезон «тепло» дождя никогда не было, это как дождь в пустыне кто-то может, и слышал, но никто не видел. Я в пустыне не был, но приезжие купцы много рассказывали и про драконов и про духов и много чего интересного, прямо заслушаешься, может и врали как же без этого, все равно интересно. Ладно, не об этом речь.
        Зато все это с лихвой компенсировалось сезоном «холода». Он здесь был почти три, а иногда и поболе, и такие холода были, что только держись, тот же снег что у соседнего барона Валона выпал не выпал, здесь всегда выпадал и очень хороший, такие сугробы наметает. Харе-Лельку и «Единый» ему помощник, как говорил старый барон, когда священник не слышал.
        Барону Кастило в последние переходы так слегка не везло, и хоть был он уже опытный и даже очень, но взять ту же смену священника. Бывший до этого послушник Сталин, заменен священнослужителем Косталином, что уже само ИМЯ говорит. Все это, барону настроения не добавляло, тут еще две дочки. Хотя одна дочь еще молода, ей только
36 переходов, уже конечно пора, но есть еще время. Со второй еще хуже ей 42 и уже пора, давно пора. Вот такие дела у барона Кастило.
        Да, я как-то уже теряю хватку, и даже в последний раз чуть не согласился отдать Есулу Фунтису часть казны. Это лор Фунтис настоящее бедствие всего графства Тадола Тона, это наш граф и хозяин всех здешних земель до самого почитай Благородного мира.
        Чем знаменито все семейство барона Фунтис. Количеством детей, их целый выводок, дюжина сыновей и три дочери. Самого барона как зовут, где он сам, никто и не знает толком, и даже имя моя подруга Тали, наверное, только знает, ну она все знает в отличии от Малик. Это другая моя подруга, но знает, гораздо меньше, у нее одно достоинство и даже до сих пор. Она первая красавица в округе и как я ее заполучил, это была целая история, не один переход гулявшая по всем баронствам. С тех пор в два баронства я ни ногой и они тоже ко мне врядли, когда поедут.
        С Тали же я познакомился чисто случайно, или она со мной, хотя вроде она говорит, что я с ней, ну не знаю я.
        Вышло все вот как, я уже жил тогда десять переходов с Малик, и тут к нам прибыли на смотрины пять девушек, дело обычное, прибыли и прибыли. То, что смотрин у меня не будет, они и сами поняли. Все благородные заняты, детей тогда пока еще не было, и они собирались уже к следующему барону. Может там повезет им больше, а как раз шел караван купцов, так что мне и охрану предоставлять не понадобилось, они и с караваном прекрасно доберутся, а мне мороки меньше.
        Тут и возник этот спор с купцом, а сидели в наружной столовой, что используется, когда «тепло», ну, у всех так и у меня, чем я хуже других и девушки со смотрин, и моя Тали там стояла, а что им делать то еще.
        Мы же заспорили не на шутку, а ну такие большие цифры и как можно много потерять денег, за свои товары, а они не просто здесь в предгориях достаются. Я вот чувствовал, что не так что-то, а доказать не могу, как то ускользает все. Тогда лара(лара обращение к женщине благородной не кайре) Тали подошла и говорит, а можно я помогу, лору барону. Как-то не привычно, конечно, лары даже благородные в разговор не влезают обычно, но эти пришлые, да из самой столицы, они не такие, не похожи на местных девушек. Ну, я и немного растерялся, а купец сразу заулыбался и говорит, благородная лара понимает счет. Ну, ясно же, издевается, ол старый.
        Думал, наверное, опозорить, хотя какой позор для лары, не знать счет, не ее это дела. Тали же возьми и скажи, знаю, давай говори.
        То, что дальше было, слушали уже все. Бедный купец, она подняла все, и последнюю покупку, и предыдущие, хоть купца потом и не побили, как-то оно не принято это, но денег я заработал почти вдвое больше, это же надо. Купец тогда сильно обиделся, и не взялся на смотрины девушек дальше везти. Я все же думаю, не взял еще и потому, что они все были свидетелями его позора. Пришлось мне самому отвозить всех к соседнему барону. Этому Харе-Лельку барону Фунтису. Пока вез, то да се, разговоры говорили, вот и не довез я Тали до барона. Вез пятерых на смотрины, а оставил четверых, а мою Тали, теперь уже по закону, по дороге в храм Фрая-Лельку заехал и вернулся уже с подругой Тали.
        Вот такая история. Малик, конечно, обижалась сначала, пришлось даже здание замка достраивать, не могли они друг друга видеть, но потом как увидела, что при Тали и дела пошли в гору. Учет у меня налаженный, и кайре не отлынивают от работы. А как камни я открыл красивые, так уже и дружба между ними завязалась, а ну такие богатства.
        Все, правда, под контролем «Единого», ну да моя подруга и тут все придумала, пока был послушник, ему маленький зеленый «яшат» дала он и рад без памяти, а потом еще пару красных «аги». С новым священником такое не получилось, еле выкрутились, там я, уже договорился. Что мои верные помощники, не бегут с каждым камнем ко мне, и с криками барон, что мы отрыли, а тихо складывают в охоронку, и я забираю потом, а они раз в шеститдневье привозят пару мелких «аги» и, хвастаясь, показывают всем. Это все Тали придумала, она у меня такая, как другие не замечали, какая она хорошая и умная странно это не много для лары но ничего я привык уже.
        Ведь с самой столицы ехало, их три дюжины девушек набралось тогда, и все почти остались по дороге, по баронствам, а эти четверо и моя Тали, ну почему те остались, я понимал, и на вид они не очень, и по хозяйству тоже никак не могут. Они все младшие дочери столичных баронов безземельных, там таких много, как же столичные, а что за душой ни замка, ни лошоди это не важно. С моей же подругой баронам видно зазорно было, когда подруга, это, лучше барона в делах понимает, вот и ехала она пока меня не встретила.
        Ведь на земле растить таф и травы добывать, не все могут, а все родством с Благородным миром кичатся, а сами то, ни то и ни туда, Харе-Лельку им…. Ладно, что-то я разозлился не по делу, а у меня, дел еще, делать не переделать. Кайре вроде таф посадили, и только раз эти звери шарки были.
        Они здесь не частые гости, все-таки не их пути здесь, но если нападают то сразу по пять, десять дюжин, и тогда только прятаться. Из-за стен можно, конечно, пострелять, но это больше для себя, для очистки совести. Все равно им ничего сделать нельзя. Они, правда, покружат, покружат и уходят дальше куда-то, по своим шарковым неведомым делам. Скоро дожди должны пойти, они здесь как-то непонятно идут. У всех я знаю переход, это переход. Это месяц сплошных дождей и два слякоти и сырости без солнца нашего Граниса, а здесь в предгорьях, когда как, бывает и перепады и даже солнце показывается.
        Я даже и не радуюсь сильно, а то этим Фунтисовым детям только дай повод и поблажку в миг с дружиной под стенами будут. У меня тоже силы есть куда же без этого, но на все деревни и эти норы в земле, где камни красивые добываю, тоже много охраны требуется, а лучники не кайре им не только еда нужна, а еще и звонкая монета за службу. В прошлый переход шарки до одной норы добрались и… я через дюжину дней пришел, никого в живых, только три камня нашел и все. Две лучшие дюжины лучников ведь пропали, и два верных человека, а это вдвойне обидно.
        С этим новым священнослужителем сладу нет, хорошо хоть он тоже шарков до смерти боится, и на норы не ходит, а так только грозит карой «Единого» и Синодом за сдачу налога. Опять на башне знак подняли, что шарки идут, ну что за день сегодня, и так перед непогодой дней мало осталось еще и эта напасть, хоть бы покрутились да мимо пошли.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        Идем от гор уже третий день, еда давно кончились, и только воды не много есть, повезло попался родничок, и немного затарились. Мне пока терпимо, а вот Толису плохо, ему сейчас есть надо больше, и пить много, да и Матас неважно выглядит, тоже рука покусанная поднапухает. Что здесь сейчас хорошо, шарков не стало вовсе, толи мы от их путей миграции отошли, а может здесь им есть нечего вот они и не ходят здесь, уже хорошо.
        Три дня идем, а ни единого человека не встретили, что за места дикие. Ладно, людей, а животные, птицы, где все, только клочки этого тумана и все. Я своих попутчиков спросил про этот туман, и чуть на непонятки не нарвался, они его не видят ни шиша, и линии в воздухе тоже. Я еле выкрутился, сказал, показалось, мол, устаю и от слабости, вроде кажется, поверили, да и ладно, мне как-то уже все равно.
        Вроде с гор выходить стали, места пошли веселее, не только камни сплошные, но и тропка показалась. Стало больше попадаться кустов и вон даже деревья уже, ну наконец-то. Начнется хоть нормальная местность, и живности настреляем, и может люди появятся, а то одичаем совсем в этой глуши. Хорошо хоть после известных событий у меня борода и усы не растут. Борода вот ладно, а усы жалко, мне они нравились очень.
        К обеду решили сделать привал и только расположились под деревьями, как вдали услышали лай и крики, и опять лай.
        Ну, не знаю как кому, а в чистом поле я сейчас не завидую тем, кто там попался. Стал осматривать деревья на предмет как бы забраться и пересидеть, хотя перспектив не вижу, эти песики могут под деревьями, сколько хошь сидеть, им не привыкать, а у нас стрел раз-два и обчелся. Последний раз много выпустили и половину уже с концами, поламались или не нашли.
        Хорошо рядом нашлось приличное дерево, и я подсадил на него Матаса и вместе, потом втянули Толиса. Сам залез на дерево чуть в стороне, чтобы если что, хоть какой-то маневр был.
        Звуки битвы были, наверное, часа два, ну навскидку, часов у меня нет, примерно по солнцу определяю, плюс минус трамвайная остановка. Потом тишина, а потом и показались собачки, да вот это собачки, нет, они были не больше тех, что и первый раз и такого же размера и даже меньше. Но сколько же их, я только тех, что увидел, насчитал 30-35. точнее не посчитаешь. Они тут снуют туда-сюда, и пойди, посчитай.
        Со своими попутчиками переговариваемся, через деревья. Они от меня в трех деревьях скажем, сидят. Они уже и с жизнью прощаются и просят меня простить, мол, ну типа нашего, не поминай лихом. Я тоже поначалу струхнул, а потом такая злость нашла, тоже мне думаю, дикая собака динго и как швырнул клубок этих нитей. Благо их здесь на высоте прилично, мелковаты клубочки, правда, но собачкам хватило. От двух псов ошметки до меня долетели, а вся стая с воем и визгом унеслась куда-то вдаль.
        Фи, даже не интересно, я только в это, в раж вошел, а они и убежали. Такая веселуха я бы еще пошвырялся, мне понравилось, а уже и не в кого. Раз такое дело слез я с дерева и пошел к своим, слазьте, говорю, нечего рассиживаться. Пойдем, посмотрим, что и кого там собачки скушали, может нам чего осталось. Попутчики с таким почтением мне отвечают. Я им прямо и царь и бог, впору загордится, только есть охота, а не гордится и с чего гордится подумаешь собок разогнал эка невидаль.
        Короче говорю своим, все слазим и пошли, тоже мне здесь аристократию развели, не люблю я этого. Сказал, пошли, значит пошли. Они чуть ли не попрыгали с дерева и потрусили за мной, я смотрю, они меня уже как не больше тех собачек боятся. Надо это прекращать, а то застращаю, и в трудную минуту, это может мне боком выйти, да и не привык я к этому подхалимажу.
        Потихоньку идем не спеша по сторонам поглядываем, мало ли что, вдруг вернутся. Вот вышли на простор и… местные сражения я еще здесь не видел, но то, что здесь было, бойней иначе не назовешь. Кругом кровища. Тел целых нет совсем, а оставшиеся, разодраны в куски. Ну, не буду объяснять, это не перед обедом такое говорить и смотреть.
        Видно была или лошадь или что-то похожее теперь уже не понять. Короче даже меня проняло, хотя я и видал подобное уже. Ничего мы здесь брать не стали, кроме стрел не много и два меча нашли железных, а так ковыряться не стали, хотя есть хотелось, но после этого решили, что еще чуть-чуть мы точно потерпим. По следам стали разбираться, откуда шли и куда. Откуда ничего не поняли, хотя я и на дерево залазил и приглядывался, не понял, а вот куда было видно. Вдали виднелся замок или городок, непонятно, но что-то там было. Туда и пошли благо тут пара километров может чуть больше всего то.
        С мрачным настроением решили пойти дальше, ведь вроде и не виноваты мы, а ну сейчас такое горе людям принесем, хотя и не мы, но все же мы, вот такой парадокс. Так и шли в молчании, каждый о своем думает. Я уже в раздумьях что скажу, а Толис и спроси меня.
        А Уважаемый Шаман как мы в замок придем, как просители или как захватчики. Это что-то я не понял, почему как захватчики, я ни кого захватывать не собираюсь. Он тогда значит как просители, мы же ничего не имеем. Разве что эти мечи. Но если они их опознают, то нас точно убьют. Вот такие пироги, я даже репу чесать стал и так и эдак, я виноват получаюсь.
        А, правда, чем я сейчас докажу, что видел как этих воинов шарки схарчили, а я где был, почему не помог. Что на деревьях пересидел, ведь никто же не поверит. Так и эдак виноват. Все перекур думать буду. А ну рассказывайте, что здесь и как у вас с замками. Если захватывать то, как и что надо для этого.
        О, здесь все очень интересно, оказывается, существует два вида захватов замка. Я сейчас по быстрому расскажу, обалдеете. Первый это классика, пришел всех побил и, короче, наш вариант, победитель всегда прав и во всем. Второй, местный вариант. Пришел, «показал силу», ну, там войско большое или там боевого слона привел, ну, я это образно рассказываю, к примеру, и все такое.
        Тебе открыли ворота, и ты можешь забрать треть всего, это казны, провизии и вобщем… все на этом. Эти кайре, жены дети и прочее в раздел не идут и лошади, кстати, тоже. Не понял, почему и лошади? Вот такие пироги. За всем этим следит местный толи поп, толи священник, этого, который «Один» или как я уже немного разбираюсь, вроде «Единый» его величают, наверно это точнее все же будет перевод с местного благородного.
        Вот посидели немного, допили последнюю воду и пошли. Что с этим замком делать, ума не приложу. Причем, что захватим, это с моими-то возможностями сейчас, даже не вопрос, а вот удержать такую массу людей в повиновении. Ведь выстрелят в спину с лука, арбалета, и прощай жизнь, ты была прекрасна и удивительна, уж в этом я теперь уверен на сто процентов. В сомнениях и шли, замок все ближе, а настроение все хуже.
        Вот уже и со стен нас заметили. Кричать что-то стали, мои перевели, поговорить хотят. Матас шапку снял и пошел, это тут такой обычай вроде нашего белого флага. Подошел ко рву и стал ждать, что характерно они даже мост не подняли, типа мы вас не боимся и плевали на все. Стою, жду, выехал кто-то из замка важный такой, и на лошади. Толис объяснил, это неуважение, не то что бы оскорбительно, но дополнительно показывает, что ты ниже его по сословию. Типа этих местных кайре крестьян по нашему вроде, они никогда на лошадь не садятся, им и запрещено, и не по чину совсем, «черти» куда им лошадь.
        Между тем, там шел разговор, о чем не слышно, но все вроде понятно. Вон Матас меч показывает и тот на лошади смотрит на него, потом что-то кивает головой, здесь головой качают не как у нас, а прямо наоборот, наш кивок, это как раз и несогласие, такая вот петрушка. Поговорили, и Матас пошел обратно, а всадник поехал в замок и мост за ним поднялся. Да, «и не поговорили», как говорится. Пришел Матас и рассказал новость, не то что бы плохую, ну, вроде, серединка на половинку.
        Меч этот, оказывается какого-то лора Есула Фунтиса, это сын соседнего барона, и им вобщем-то на него плевать, такого дурака еще поискать. Нас они тоже не воспринимают за силу, нападать сказали, не будут и объяснили, вон туда дорога к лесу. Это типа нашего, а не пошел бы ты… лесом. Ну, все, я обиделся, буду зверствовать, а давай Матас пусти стрелу вот под таким углом прямо на стену.
        Зачем, зачем?
        Надо же мне прикинуть, куда их стрелы не долетят до меня.
        Понятно, можно подойти еще метров на 20-30 не больше, они то на стенах и их стрелы дальше соответственно летят метров… знает на десять примерно.
        Матас, а ты сказал, кто я, и что они сказали?
        Это был «движитель», и он меня не признал хм-м. Это что-то новенькое, а ну расскажи, кто такие «движителе», и почему я такого не знаю.
        Что ты на меня смотришь?
        Может у нас они и есть, только по другому называются.
        А, понял,
        Это у нас экстрасенсы называется, это для выкачивания денег, тебе не понять.
        Да, поступила новая информация, и что делать. Эти «движители» или колдуны местные, они и в голове ковыряться могут, и вроде предметы двигают, как все не хорошо получается.
        Я вот уже рассчитывал, я такой непобедимый, а ан нетушки. О, вон вылезли на стену, пальцем показывают и хохочут, черт, что же делать. Как с этими
«колдунами-движителями» быть и много их в замке должно быть или неть, вот проблема на мою голову.
        Да, паршиво и моим показывать нельзя, что я этих опасаюсь и самому, а была, не была, держите. Размахиваюсь и кусок тумана, привычно скручиваясь в огненн-синий шар, уходит в небо над замком. Мои хоть и привычные уже, но все равно втягивают голову в плечи, а над замком любо дорого посмотреть.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Кастило Ратос
        Целый день прошел в заботах. Эти шарки что-то не задержались и мимо прошли, может добычу, где учуяли, а может еще что. Ну, ушли и ушли. Хоть спокойнее стало, и даже подумал, может к лесу выйти деревьев напилить и привезти пока погода позволяет, и не задождило, а то вон и крышу сенника починить и столовую подновить тоже надо. Ближе к вечеру, по времени два стакана, появились из леска люди, со стороны барона Фунтиса опять же, и стали медленно к замку приближаться.
        Что за люди не понятно, подошли ближе, вроде благородные, но местные, если по одежде судить, по рукам ведь видно обычные люди. Стража со стены крикнула, вроде поговорить, кто такие и откуда. Интересное же дело, никогда по столько, по лесу не ходят тем более со стороны гор, надо не меньше дюжины, а то и двух. Шарки вмиг съедят, если людей мало, а тут трое идут и как по замку у себя, что-то больно смелые.
        Стали со стены кричать, переговорить чтобы, а то, что за дела. Может «движители», какие или еще кто. Послал Пушана, это мой личный «движитель» пусть поговорит, разберется, что к чему. Он и пошел, и разобрался. Выяснилось, что эти пришлые двое, от барона Кастос Понтоса из графства самого лора Батоса Паоли. Эк, издалека идут, и с ними шаман Астрала, толи самый главный, толи… они так не понятно говорили, что даже движитель не понял. Зато, он одно понял, эти двое, никто, вроде лучники какие-то, да и раненые при том, а тот третий, тоже не «движитель». Пушан его никак не определил, но потому как они раненые, видно какой он «шаман Астрала». Даже своих людей защитить не смог, а шаманом еще называется, обманщик видно просто.
        Я захватывать их не стал. Они все же хорошую новость мне принесли, недалеко с лигу (два километра) отсюда, шарки порвали людей, много, и там был Есул Фунтис. Меч движитель Пушан точно узнал, им Есул всегда грозил, когда приходил сюда к нам, а приходил он часто, и уходил всегда… ни с чем, а в этот раз и не дошел. Значит, видно, судьба его такая, хвала «Единому».
        Что-то, правда, было здесь не правильное, а что не могу понять. Пойти с подругой Тали, что ли, посоветоваться, а то как-то не понятно. Меч у этих не пойми кого, если врут и забрали у Есула, то как, а если правду говорят, то почему их самих шарки не тронули. О, Коротос, это мой начальник стражи всего гарнизона замка, на стену вылез и потешается над этими, которые шаман астрала с помощниками, или кто они ему. Шутник Харе-Лельку, смотри доостришся вот когда-нибудь у меня и Харе-Лельку наколикал беду кажется демон.
        Внезапно над замком повисло солнце, и раздался страшный грохот. Половину моих людей сбросило со стены вовнутрь, а половину наружу. Кайре эти Харе-Лельку, вон как визжат, будь-то их, шарки режут, что же это такое. Неужели и, правда, Шаман Астрала, и что тогда. Да, за такое неуважение к нему и его спутникам. Эй, там, в башне живо мост опускайте, Тали, а ты что пришла?
        Уходи, здесь сейчас мужские дела будут решаться, и как, я даже и не знаю. Иди, иди не до тебя сейчас. Надо же, не побоялась, прибежала, а что теперь делать-то, выходить надо, и винится. Коротос, где мой меч, давай сюда живо, сдаваться пойду.
        Я с мечом по замку не хожу, никчему это. Кому надо меня и так здесь все знают, да и цепляет он за все. За замком другое дело, и вид, и уважение, да и по делу тоже не раз применялся он. Нацепил перевязь и пошел, а что, вон Коротос уже прихрамывает, а нука со стены слететь, как еще жив, остался, другим вон больше не повезло. Это что же получается, а если он еще раз так, и все, замка нету больше, то-то я слышал, их имперцы не трогают.
        Таких, точно никто трогать не будет, себе дороже. Дольше проживет, а мне что делать. Ведь сразу не согласился, а теперь что. Все равно пойду, я хозяин замка, с меня и спрос. О, вон сели и сидят в кружок, Шаман Астрала совсем отвернулся и не смотрит, что же делать-то, а идти надо. Подхожу на десять шагов и, как положено, салютую мечом и втыкаю в землю. Шаман Астрала только голову повернул и смотрит, потом кивком показывает на место рядом с собой, и опять отворачивается.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        Шарахнуло, любо дорого посмотреть, я специально хороший комок нитей прихватил, а злость и так была при мне и на этих собак переростков и на дорогу и что жизнь помотала и вообще, замок этот под руку подвернулся. Как эти, что на стене, смеялись и показывали руками, здесь оказывается пальцами нельзя, это типа убить, только ладонью, надо же, надо не забывать. Вот они-то летели, часть вовнутрь упала, часть наружу выкинуло, хоть живы остались, а то неудобно как-то. Что я сделал? Как местные говорят, «силу показал», они сразу поняли, мост почти мгновенно опустили, и из замка показался сам хозяин. Я Матаса порасспросил, уточнить, как по-местному все происходит. Дескать, у нас все по другому, чтобы не потерять лица, и не убить не на роком кого зазря.
        Он мне все подробно и стал объяснять. Мы сели в круг и разговариваем, я еще спиной специально сел к замку, дескать, видали мы. Этот барон или помещик, кто он там по-местному, короче хозяин замка шел к нам и с мечом.
        Мне эти мои попутчики-однополчане, а ведь на самом деле выходит, где мы только уже с ними и не были, в каких заварушках. Вот они мне и объяснили. Сейчас подойдет, отсалютует, это типа честь отдал, и меч в землю воткнет, значит, не воюю, согласен на мир и раздел по справедливости.
        Сижу, жду, только голову повернул и кошу глазом, а то вдруг он какой дурной или еще что. Нет, сделал все как надо, и отсалютовал, и меч воткнул в землю. Киваю головой на место перед собой. Мол, садись, гостем будешь или как оно получится. Подошел, сел, смотрит, молчит.
        Вот и сидим, значит, я бы еще посидел, да жрать больно охота (это друг у меня был в части и говорил обычно, с утра я хотел кушать, не кормили, в обед я хотел, есть, не кормили, а сейчас я хочу жрать и поем сам, что найду). Вот и у меня, что нашел то и съем, этот замок ну очень вовремя подвернулся под руку.
        Я с Матасом переговорил как себя вести, и примерно обсказал, что я хочу и как себя вести. Он и начал. Вот, барон видите, сидим за столом и поесть нечего, что же вы за хозяин, гостей не накормите, не напоите. А если гости голодные, а обидятся, то хозяину урон для чести, или жизни, там уже как получится.
        Тут хозяин подрывается, и типа гости дорогие пошли в замок к столу. Я это все и без него знаю, и с его колдунами, ой, как не хочу встречаться, и вот какой нашел выход из положения. Будем, есть тут, и на ночь он нам палатку поставит походную есть у них здесь такие, от шарков я по любому отобьюсь. Их я уже нисколько не боюсь, да, и спутники мои, я думаю после той рощи, тоже. Хотя для них это дико выглядит, шарков не боятся. Как обезопасить себя от этих колдунов-движителей местных, я тоже придумал. Оказывается ими, никогда не бывают женщины. Вот пусть они и подают, еду и напитки, и помещик пусть с нами посидит, а остальных я ближе ста метров видеть не желаю.
        Вот такие мои мысли, и озвучивает сейчас Матас. Смотрю, очень заволновался местный помещик, но делать ему все равно нечего, пошел за угощением. Мы сидим, а что делать, прыгай не прыгай, быстрее не будет. Вот сейчас поесть принесут, там побеседуем о житье бытье, а там поспать и дальше ходу отсюда подальше.
        Хочу уже в город, надоел мне этот зеленый мир, где людей видишь раз в неделю, и то не всегда живых, и пешком не хочу ходить. О, решено стребую с него лошадей, а то ноги не железные, правда вот рука частично, но какая есть и польза от нее большая. Так и сидим, из замка уже процессия этих показалась, женщин….
        Что-о-о Матас это кто такие, идут?
        Он. Ну, это кайре, а что такого?
        Так, бегом убрал этих чертей-кайре, чтоб я не видел, эти свиные рыла. Я кто такой вам?
        Напугал бедного Матаса, он рванул, быстрее барона местного. Что-то там переговорили и процессия, оставив еду, юркнула в замок. Минут двадцать, наверное, никого не было, потом показались уже нормальные женщины. Черт, мне только этих с пысоками не хватало, до сих пор первую свою жертву забыть не могу.
        Ну откуда я знал, что он стрелять не будет. Ведь смотрел и лук со стрелой направлял. Это потом мне Матас рассказал, что кайре никогда в благородного не выстрелит. Если только не защищает жизнь своей семьи или жизнь своего барона и то еще не факт. Вспомнил, очень неприятно стало, трава зеленая и кровь по ней течет, бр-р.
        Настроение упало, и даже когда эти разостлали шкуры, и сверху, какую-то холстину положили. Только когда бутылки эти местные выращенные стали ставить и жаркое, я вроде оттаял немного. Ладно, думаю, жизнь удалась, правда не сразу и не всем, но что-то в ней есть, наверное, чтобы есть. Даже на стихи потянуло, как еду увидал.
        Подошел хозяин,
        Спросил, довольны ли мы?
        Сказал, довольны, довольны, и его к столу пригласил и этих его подносчиц его, которые посимпатичней. Я решил двух зайцев убить, и посмотреть на них приятно, и не отравят, если что, потому как я лично решил, пока я хоть одну не накормлю чем-нибудь, есть, сам не буду. А то мало ли что, хоть Матас и сказали, что вроде никогда такого не было, это только вроде с иноземцами допускается, и то не приветствуется, а в своей стране это и вовсе карается. Все равно думаю, осторожность не помешает никогда и здоровая паранойя, здорово жизнь продляет.
        Расселись все, где придется. Около меня Толис сидел и одну такую симпатичную я посадил около себя. Она, как дотронулся до нее, вся дрожать сразу стала, мне сам бог велел ее угостить чем-нибудь, а че, я ничего лучше не придумал, как вина налить. Как она на него смотрела. Я, сначала и решил, точно отравлено. Это потом я только узнал и понял, женщины мало того, что за столом с мужчинами не сидят здесь, так и вино еще не пьют вовсе.
        Короче я ей чуть ли не насильно влил пол кружки вина местного, и вроде как закусить даю, смотрю, барон тоже вина наливает себе и пьет, что меня и успокоило. Я и себе уже стал наливать, и на эту утку местную налег, а то пока я этим недоверием страдал.
        Мои соратники, уже вторую кря-кря приканчивают, и один это кувшин или бутылек местный оприходовали. А хорошо пошло, вино это местное, правда по крепости никакое, против нашего, как у нас компот перебродит, но что-то в нем есть, и пьется приятно и под утку хорошо идет, и это, под боком тепло приятное. Что-то меня уже не туда повело.
        А, правда как у них с этим делом, а то я вроде тоже человек и ничто мне из этого, и даже очень. Ладно, сейчас не буду, а как барон отойдет, я своих порасспрашиваю. Как тут и что, мол, у нас все нормально в этом Астрале или как они зовут, ту страну. из котороя я якобы прилетел, а как у вас здесь на месте в вашем королевстве Крамен.
        Пока сидел, хорошо стало, спокойно, уже и в сон клонит. Внезапно оборачиваюсь, смотрю, идет кто-то и что-то в руках такое блестящее и с огнем на конце, ну все думаю, расслабился, вот и хана пришла мне. Благо рядом это облачко было, я без замаха хватаю немного и швыряю, ну суки думаю, ведь почти поверил, что все хорошо уже. Грохнуло знатно, только… ну, как и с собачками, ошметья полетели. Все попадали, визжат. Я встал и уже готовый на все спрашиваю, это что было такое?
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Кастило Ратос
        С самого начала разговора все пошло наперекосяк, ну, не заладился день, что-то с утра. Причем я заметил, если хорошая новость, сразу следом плохая идет. За плохой опять, вроде, хорошая, так и весь сегодняшний день и еще ведь не вечер. Сначала принесли хорошую новость, погиб лор Есул сын барона Фунтиса и даже немного жаль, но поделом ему, дудаку такому. Сколько на мой замок ходил, пятерых лучников у меня убил ол. Потом плохая, этот, что мимо шел, правда Шаман Астрала и я ему совсем своим замком не противник ни разу, он играючи сожжет мой замок и дальше пойдет не останавливаясь.
        Я что-то уже сомневаюсь в шарках, что это они убили Есула, его лучники этому Шаману Астрала, так, мимо пройти и рукой махнуть, причем, сколько бы там дюжин лучников у него не оказалось. Потом вроде все хорошо стало и они. Вернее ОН, вроде, согласны, принять мою сдачу, по закону. Вот сидим, разговариваем, и тут опять шаман отказывается в замок идти, а это по обычаю плохо. Отказываются от еды, значит, и не согласны и в замок не идут, а это уже не переговоры, а так временное перемирие и все.
        Хотя пока я так думал, они вдруг и начали тот, что помощник, он по-нашему лучше говорит и понятно все, а то Шаман Астрала как-то вдвойне говорит то он. То он, но другим голосом и как-то понятнее что ли.
        Помощник вдруг заговорил о гостеприимстве и о том, что гостей принято угощать, только условие одно у них есть, пусть женщины приносят еду и сюда, а не в замок, чтобы идти.
        Оно, конечно, не совсем хорошо, но бывает и так, когда прохладно и гости особенно с телохранителями (им по закону в замок нельзя, никак) хотят поесть в чистом поле. А что, женщины так и так они еду готовят и приносят. У меня повариха кайра Вота, знатно готовит, и моя подруга Тали тоже может, но она больше по деликатесам всяким. Я быстро побежал и все организовал, благо было уже время вечерней трапезы, и все было готово.
        Началось все, когда кайре понесли все к ним за замок на стол. Как Шаман Астрала возмутился, что эти кайре, он как-то их по-другому называл, ну что они делают и, мол, мы, что не благородные, что нам, как олам вроде, я так его понял.
        Ну, я перепугался, ведь это обида, какая, оскорбление гостю, оно и, правда, как-то не очень, но у нас всегда это, не благородных же ставить на кухню, их и не много и да как-то кайре всегда подавали нам еду и ничего.
        Ладно, что делать, я быстро своих всех переодел и говорю, не до приличий, кайре до ворот донесут, а там уже вы, только быстро, мои хорошие и слова, где нашел. Я так только…, а ладно не о том сейчас речь. Надо отдать должное, все собрались и быстро.
        Похватали все чаши и сосуды и быстро расставили на стол. Тут моя Тали такая мастерица, она говорит, даже на приеме у самого Кьенуса, короля нашего была и не раз. Только расставили, тут опять не пойми что, этот Шаман Астрала, а он главный у них и строгий видно и рука у него страшная такая черная в перчатке зачем-то. Он стал всех моих подруг и дочерей усаживать за стол и старшую Малику, около себя посадил и вином угощает.
        Да, я не знаю как у них там, а у нас не принято с девушками кушать и вином их угощать тем более не положено. Это вот если наоборот, то тогда все ясно, а это я даже не знаю, что и думать. А, он Шаман Астрала и вином ее угостил, и крылышко качи дает. Я свою подругу иногда кормлю, но вина я ей ни разу не давал, что бы это значило, что-то мне непонятно и страшно становится. Потом еще сказали, чтобы ни один человек не подходил ближе дюжин-дюжин шагов. Может он, что будет говорить и хочет, чтобы никто не слышал, но при женщинах кто же о делах говорит секретных, это же все знать будут, потом, непонятно. Может, боится, так кого или чего, но это ни к Харе-Лельку, да и не поверю я в это никогда.
        Все пока хорошо, уже и по второму разу еду приносили и гости уже сидят и Шаман так прижимается к Малике, как бы чего не вышло, но мне главное не злить их, а пока все хорошо идет. Оно ведь как всегда хорошее, плохое. Вот и показался мой священник Косталин, куда же без нашего «Единого» денешься, идет со своим навершием, сейчас начнет говорить, почему его не пригласили на переговоры. Дальше я понял, почему сказали никому не подходить, а теперь уже поздно все равно.
        Шаман Астрала встрепенулся слегка, а он уже почти спал на плече у Малики и глянул на священника, потом как махнул на него своей страшной черной рукой и… вижу, как от руки его такой шар огненный отделился. Сначала вроде небольшой был, а потом больше, больше и уже красный с такими синими языками, страшными вокруг и прямо в священника, как загрохотало, все кричать, женщины визжать.
        А Шаман и спрашивает.
        И кто это был?
        И почему он нарушил мой приказ?
        Я уже на коленях, а куда деваться, не до чести, тут вся моя семья.
        Это говорю наш священник, и он шел на переговоры Ваше колдовство.
        Шаман глянул, улыбнулся, мне от его улыбки еще страшнее стало и говорит,
        А, ну тогда ладно, я его прощаю, но чтоб больше никто без разрешения не подходил, и опять сел на место.
        Тут и остальные кто был, попадали в обморок. Этот Шаман сел и эту Малику трясет, потом стал ее по щекам бить. Ну, не сильно, я видел, и когда она открыла глаза, он ей сразу еще вина залил, ужас просто. Тут он снова и говорит, мол, надо палатку ставить и он будет спать и так значительно на меня смотрит, ну я все понимаю. Куда уж тут не понять, по всему ясно, устал Шаман Астрала и на отдых ему пора, а мне бы ноги унести и или до утра дожить, а ведь как думал, еще не вечер.
        От замка было пошли люди, но я их рукой остановил, и велел не вмешиваться, мне только не хватало, что бы Шаман здесь всех попалил, своими шарами огневыми. Ведь если он вот полусонный рукой махнул и все, нету, священника Косталина, то, что он сейчас может вот в ярости сделать.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        То, что опять сморозил глупость, я понял сразу. Это, как и моя первая жертва, неужели это мой крест по жизни, вот все время вляпываться в приключения, да. Дальше пришлось действовать экспромтом, не объяснять же местным что я, дескать, обознался или того хуже, испугался. Тогда все, ведь и до утра не доживу я здесь.
        Стал делать вид, что это, все нормально и как всегда переиграл в другую сторону, уже и свои попадали в обморок. Я, а что, аппетит испортили. Уже все, буду спать, стал этому, который барон местный, давай, став палатку, буду баиньки. Сам эту местную красавицу, кто она служанка или еще кто, я у них тут не разбираюсь, но, судя по моим прикидкам это средневековье или еще дальше, в смысле глубже, тьфу ты, короче здесь на ночь должны удобства предоставлять гостю, и я вот от Таких Удобств не отказываюсь совсем и даже наоборот.
        Правда, я что-то расслабился, даже имя не спросил у Удобства. А это не порядок, да она еще и сознание потеряла, я слегка бью по щекам, и когда она приходит в себя, заливаю ей еще пол кружки местного вина, чтоб пришла в себя, а то прямо как будь-то у них здесь и не убивают вовсе.
        Я, когда эти мои спутники рассказывали про то, что видели там, где шарки поели этого соседнего барона со своей дружиной или кто они по местному, но там прилично людей полегло. Тоже думал, они сейчас в обморок падать будут и прочее, а они даже и ничего, это вроде типа жалко, но подумаешь, вот вам и отличие от нашего времени.
        Сейчас тоже им не столько противно, что кровь разбрызгалась, сколько страшно, что я могу разгневаться. Вот такие реалии. Вскоре и барон и мои спутники привели всех в чувство, и барон пошел раздавать распоряжения по палатке и где ее ставить. Решили что вон к тому холму, повыше, я люблю пригорки. Я там приглядел хорошие клочки тумана, думаю, если что пригодятся, а то знаю я местных и людей и особенно собак. Палатку поставили быстро и стали решать, что дальше делать.
        Тему про этого священника никто не затрагивал, Матас было сказал, что это хорошо, но я не поддержал, и он замолчал.
        Как-то так вышло, что я прогуливался с этой Маликой, а Матас тоже ходил только с Салино, вроде так звучит имя той другой девчушки. Она по моему совсем молодая, они еще оба очень интересно за руки держались, только самими кончиками пальцев, чтобы это значило или может здесь это принято. Он ей уже что-то рассказывает, а она смеется, и вроде ничего и не случилось, может так оно и есть, а я тут невесть что возомнил.
        В конце концов, я замок завоевывать шел, шел, вот в процессе этого завоевания и получились жертвы, и вот трофеи военные, а что. Вроде все довольны и вон стол уже убрали и на холм палатку потащили. Я слышал, у Матаса спросили, а ничего, что ее воины будут ставить. Он на меня посмотрел, я махнул рукой, дескать, не отвлекай. Я, в кои веки с девушкой познакомился, да еще и с такой красавицей. Здесь такой красивый закат, солнце зеленое или, правда, скорее зеленоватое, а закаты прямо кроваво-красные и зеленые лучи проскакивают иногда очень красиво, прямо загляденье. Потом пошли к палатке и сели напротив солнца.
        Я Матасу сказал, мы здесь посидим, а ты где-нибудь в той стороне погуляй, он понял правильно и пошел с другой стороны. Глянул, где Толис, они недалеко внизу сидели вчетвером, барон и еще две эти подносчицы или кто они там, и тоже разговаривали, лепота чес слово. Пошли за палатку сели как раз напротив солнца, и хорошо мне стало, что я тут же стал целовать такие мягкие и податливые губы, моей девушки.
        Пусть завтра будет кровь, смерть, но жизнь продолжается, и вот за такие мгновения стоит жить, ведь все остальное проходящее, а жизнь она ведь действительно, вечна и прекрасна. Ночь была тоже прекрасна, описывать не буду, пусть каждый думает в меру своих фантазий и возможностей. Оно примерно так, где-то и было. Если же учесть, что за ночь никто не пришел. Я про шарков говорил, хотя мне потом утром, уже мои сказали, что барон разослал вокруг людей, и они жгли костры всю ночь и сильно боялись.
        Все-же шарки это для них очень страшно, и если я скажем зло приходящее и не очень часто, то шарки эти псы войны вечны и неотвратимы как закаты и рассветы. Сколько они поели местного населения, я как узнал, это же уму непостижимо просто.
        Утром, а утром тоже было неплохо, я очень хорошо «выспался». Правда, когда это утро было, я и не заметил, солнце уже высоко и дело к обеду идет как видно. Малика уже чуть отошла от вчерашнего, и у нее первое в ее жизни похмелье. На местных, оказывается, сильно действует спиртное. Вот то никакое вино, для них, что для нас водка, это получается, что я ее, оказывается, вчера капитально споил, и теперь надо лечить.
        Ну, средство я знаю только одно, от чего больна, тем и лечим. Она сначала отказывалась, ну, не сильно, но я сказал по чуть-чуть и она согласилась. Правда, она не знала это мое по чуть- чуть и вообщем, когда принесли поесть, она была уже прямо скажем слегка не трезвая.
        Мне-то с такой дозы хоть бы хны. А местные вот, я кое-как скормил ей ножку этой кря-кря. Я и местных уже всех переучил кря-кря говорить. Да, тут вчера пока я голодный был, и все шло на ура, а сегодня стал, есть, смотрю все не досоленное, я к барону, что за не порядок. Он сначала испугался и стал что-то мычать про толи веру, толи еще, что… и быстро послал за солью, что у них за табу на соль я и не узнал.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Кастило Ратос
        Священника убили жалко… немного, но люди видели, если что подтвердят, что я не причем, и эти, блюстители порядка и веры тем и должны, удовлетворится, а там что будет, то и будет. Дальше все пошло, как и обычно бывает при нападениях, правда, и отличия были. Местные все же кайре вот так использовали, а Шаман Астрала их видеть не может и все на них серти, да серти. Это, неверное, у них их зовут по местному, и у них что-то за табу на них. Надо своих кайре предупредить, конечно, если все пойдет нормально, что к Шаману Астрала не подходить близко. Даже на глаза не показываться, а то жаркое будет с них в лучшем случае, а то и не найдут даже. В замок опять, даже ночевать не пошел, что-то я снова не на месте себя чувствую не по обычаю это все.
        Хотя все у них не по нашему, но все же. Одно радует, Малика дочь моя старшая ему понравилась и они уже вон гуляют, правда, он ей вина наливал, а это тоже не хорошо, но может у них это принято, и он не специально споить хотел. Не хочется думать о плохом. Его телохранитель тоже с моей младшей дочерью ходит, и он ее за руку держит как, как будь-то к Фраю-Лельке, вести собрался, даже и не знаю, радоваться или нет.
        Сам я пока сижу у костра около холма, где Шаман палатку поставил, и разговариваем с его другим телохранителем. Я все думаю, а ему на ночь никто не понадобится, а то у меня только две мои подруги здесь и все, в замке можно найти, но это сложнее, а кайре нельзя, что за невезение такое. Нет, пока все обошлось, этот телохранитель шамана Толис его зовут, серьезно пострадал, когда в горах шарки на них напали. Он очень не понятно говорит. Толи Шаман не подготовился, ага как же, не подготовился, видел я, как ему готовиться надо. Он полусонный и крепко пьяный, ведь выпили они не мало, особенно Шаман Астрала. Махнул рукой, и нету священника, как не было.
        На ночь я вокруг посты поставил, подальше конечно от палатки шамана и посадил там кайре. Еще и по одному, а где и по двое лучников посадил, иначе кайре, ни в какую не соглашались ночевать в поле. С лучниками им хоть какая-то защита, правда, не защита это, а видимость одна, вся надежда только на Шамана Астрала.
        Он сильно уверен в себе, что даже в замок не пошел, а ведь никто без серьезной армии в поле не ночует, и то обычно, и ров копают вокруг, и костры жгут и все равно страшно. Мне приходилось, до сих пор с содроганием вспоминаю, а ведь давно это было еще по молодости.
        Утром тоже пока эти не встали, я то с восхода по делам бегаю, а Шаман и его охрана до конца первого стакана(десять часов примерно) почитай не вставали, только Толис, все иногда посматривал вокруг и все. Как они могут, ведь шарки вокруг, может все на Шамана Астрала надеются, на его силу.
        Утром встали, и по новой. Как завтрак, опять у меня новость. Шаман соль потребовал, почему не соленое, мол. Как будь-то не знает, почему. Правда, если судит по вчерашнему происшествию, то может и не знает. С утра опять напоил мою Малико и доволен, а ей вон как плохо. У нас девушки не пьют ведь вино, только иногда и только в возрасте, а молодые никогда, а у этих Шаманов Астрала все по другому выходит.
        Вот и завтрак прошел и мне напомнили, что я как бы что-то должен, вроде. Я и сам знаю, что должен, только вот кто будет проверять и присматривать, это священник должен, а он уже вроде, как и не доложен и отсутствует напрочь. Он уже, скорее всего у «Единого» отчитывается там высоко на небе.
        А, мне как быть Харе-Лельку, даже и не знаю. Решил все сам Шаман, и мне неясно, больше он с меня взял или, я вроде еще легко отделался. Потребовал он еды на неделю, трех лошадей и все… Я даже и не понял сначала, с одной стороны не положено при добровольной сдаче замка лошадей требовать, не по закону это. С другой стороны, и не дам я и что тогда.
        Он сам возьмет, я уже и не увижу. Опять же все запасы, их правда с «тепло» мало осталось, но есть же, и про казну Шаман Астрала вообще ничего не сказал. Это, он видно по своему все делает, как у них принято, а оно как бы и лучше, лошадей конечно жалко, но за треть казны я лошадей куплю, а если еще про красивые камни вспомнить, то и совсем хорошо.
        Нагрузили им припасы в дорогу и вроде как они уезжать собрались даже. Тут один из охранников Шамана, Матас его, вроде, зовут, попросил себе в подруги мою младшую дочь.
        Это правильно по закону, ведь она может быть уже предназначена кому, или есть иные препятствия, все по обычаю только как-то быстро все очень, и даже не знаю, как быть. Вроде я и хотел этого, но хотел я за местного кого отдать, только не за детей этого барона Фунтиса Харе-Лельку ему конечно, не дай «Единый» таких родственников. Они хоть и не бедные, но с таким характером сгинут они и костра им погребального не будет. Сейчас вот стоим, и ответ давать надо вроде уезжают они насовсем. Тогда Шаман Астрала стал с этим своим Матасом охранником разговаривать, они отошли я не слышал, но тот что-то говорит, а Матас не соглашается, потом развернулись и пошли обратно. Я уже сильно что-то боюсь, видно Шаман не доволен своим охранником, но вроде ничего делать не стал.
        Подошел этот Матас ко мне и стал на предмет храма Фрая-Лельку выспрашивать, где он находится и как до него ехать.
        Известно где, хотя да, им неизвестно, они же не местные, в соседнем баронстве, почти на границе с Благородным миром у барона Тола Винсс у них даже имена рода остались оттуда, мы все завидуем, как в гости приезжаем. Нам нельзя, король запрещает, да и привыкли уже все здесь.
        Я вот еще помню мне от родителей перешло, а им от их родителей так и запомнилось. Что окончание ос и ис и нет второй буквы С. Это требование королевства Крамен, и идет еще от первого короля как то, что мы отделились и свободные, а не традиции и верования Благородного мира нам указ. С верованиями, правда, недолго мы были сами, вот теперь в «Единого» верим, спасибо Империи Стор.
        Этот Матас согласен и туда идти, только Шаман что-то на него грозно смотрит, правда, как узнал, что по дороге, махнул рукой и ушел на замок смотреть. Пошел сам и далеко ото всех, как не боится, хотя ему-то ничего не будет, а мы не ходим сами, только с охраной или когда посты на посадки или уборки урожая выставляются.
        Стал, уже по новой собирать все. Вроде вдвоем они на лошади поедут. У меня хорошая лошадь, Ялис зовут для подруги Тали, она такая же крепкая, как и это дерево. Шаману я свою лошадь отдаю, свою Гору мне ее очень жалко, сил просто нет, а Толису будет Парто это у старосты из деревни Корешки, уже должен прискакать оттуда, я давно послал, а вот и староста сам.
        Что Колис не повезло тебе, как и мне, да знаю что не по закону, не до закона здесь, живыми бы остаться. Я в дорогу решил Малико дать камней, мало ли как оно пойдет все дальше в ее жизни. А то золотых ей я не доверяю, и не хочу показывать их, хотя у меня и железные есть, да и девушке деньги, баловство одно это.
        Вот, опять нехорошо вышло, Шаман, как увидел камни красивые, и по своему сразу их назвал, и давай их рассматривать и так повертит и так. Особенно «яшат» его заинтересовал, он даже в сторону отошел и им махать начал и потом как-то странно стал по сторонам озираться и вдруг как размахнется и как кинет «яшат» куда-то далеко и стоит, смотрит, смотрит.
        В той стороне, куда он кинул, такой шар просто огромный в воздухе повис и далеко, над самым леском у ручья, и загрохотало и нас всех на землю повалило, и даже протащило по земле не много.
        Такого ужаса я никогда еще не видел, над замком, когда шаман силу показывал и то огненный шар меньше был тогда.
        Сборы все прекратили лошадей еще до вечера ловили и все были побиты и поцарапаны, даже Шаману Астрала досталось. Он, правда, крепился, но чувствовалось, что и его о землю приложило, тоже сильно. С поездкой к замку Винсс пришлось переносить на завтрашний день и мне, наверное, придется все про камни рассказывать и он их, заберет все себе, как это нехорошо все вышло, а ведь как знал.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        С этими обычаями тоже мне жених и невеста понимаешь, тут путешествие срывается, а он женится, надумал. Хотя я в принципе ни куда не тороплюсь, но все же, хотелось куда-нибудь в город пристроиться и пожить, а то эти замки местные не нравится мне все это, пыль грязь и запах ото всех. Мне тут не очень с чистотой их нравится. Как утром сказал, про умывания, они все покрутили головой, это у них как у нас плечами пожать и ничего не сказали. Организовал Матаса, сказал, будешь, дневальный и дежурный сегодня, а было дело.
        Я такого здесь наделал, и самому досталось. Теперь придется мне здесь еще ночь и день пробыть. Этот жених решил невесту во дворец бракосочетания вести, по местному храм Фрая-Лельку называется. Вроде Фрай это имя, а Лельку дух, божество я не совсем понял, но где-то близко по смыслу. Решил и решил, а добрый папа дал за дочку приданное, драгоценные камни, их оказывается здесь в горах, где-то добывают, толи шурфы роют, толи в пещерах, не помногу, но все же есть, и барон на этом видно хороший навар имеет. Только все это втайне от их этого священника надсмотрщика.
        Здесь священник, прямо и судья, и полиция, и королевская власть, все в одном лице, как у нас налоговая только круче, потому как налоги устанавливают, как левая нога скажет.
        А, я что, камни яркие такие красивые у нас, где я их еще увижу, а тут вот они бери, смотри. Два рубина были так с палец толщиной, а изумруд совсем маленький как ноготь мизинца и искорка там пробегала в камне. Мне же интересно на нее стало глядеть, я возьми и поиграй ею на солнце, а рядом клубок этого тумана был, он возьми и втянись в камень почти весь.
        Я еще давай, а потом смотрю, разгораться в камне искра такая стала, прямо видно. У меня же, такая ассоциация пошла, на старт, запал, первая ступень пошла…. Думаю, от греха подальше зашвырну, а то я такие вещи чувствую, я и в армии как служил еще или уже, трудно сейчас что-то сказать определенное. Вот, там всегда знал, когда неприятности. Всегда всем и говорил, сегодня спокойный выброс будет, а в другой раз, держись ребята, сегодня будет жарко, всегда по мне выходило. Вот и сейчас чувствую, что-то будет, как зашвырнул этот камешек, он, правда странно как-то полетел, я думал откинуть метров на двадцать и там посмотрим.
        А вышло, он улетел вверх метров на двести где-то наверное и вдаль на все пятьсот и там рванул, да рванул не слабо, что мы все здесь попадали, и даже меня чуток по земле протянуло.
        Опять пришлось делать вид, что это и должно быть, не очень получилось, конечно, но ничего, главное результат. Все были впечатлены, и недовольство выражалось, только в том, что, дескать, предупреждать надо «ваше колдовство Уважаемый шаман Астрала».
        Я тогда типа, я же не знал, что у вас такие качественные камни, у нас, дескать, такие же, только похуже чуток. После чего уже к нему, показывай товар лицом, он вроде замялся и к этой подносчице своей обращается, где мол, «камни хорошие» вроде я понял, он их так называет.
        Это, что-то я не понял, а кто эта девушка или уже женщина, она интересно выглядит, вроде молодо, а вроде и не очень. Он мне ее и представляет. Это моя подруга Тали, а эта подруга Малик (это жены зовутся, по местному подруги) и две дочери Малико и Салино. Вот это номер, а я их за простых служанок-подносчиц считал, а оно вон как. Да, попал я, как-то не хорошо, я думал, развлечься, отдохнуть, а тут типа женится, и пожить получается. Черт, надо с Матасом или Толисом переговорить насчет их местных обычаев, мне с одной стороны по барабану, а с другой корежить местную систему взаимоотношений, тоже не буду, и свои меня не поймут, а без союзников, соратников, вобщем без друзей, куда. Мне здесь друзья ой, как нужны, я ведь один здесь считай и есть, да и устраиваться как-то надо и надолго, скорее всего, если не на всю жизнь.
        Смотрю, пошла эта Тали в замок, а мы пока сидим, раны зализуем, еще какая-то женщина из замка воды нам принесла, и сразу ушла, все хоть немного помылись. Сели выпили, вроде отошли от происшествия. Там, куда я этот изумрудик маленький кидал, лесок был небольшой, они здесь пока небольшие, но везде натыканы, не то, что там, где меня выбросило. Там после болот, сплошные леса были, ну с берега совсем местность не видна, одни деревья, да высокие стояли, а здесь по другому, там дубрава, там тройка деревьев.
        Вот и в том месте теперь уже чистое поле только кой-где деревья лежат, и чистые такие как обтесанные. Мне конечно далеко отсюда не видно, не подумайте, просто пару деревьев почти до нашего холма доволокло, и вон они лежат, как оструганные. Это нам еще повезло, что за холмом были, и палатка с этой стороны, ее только опрокинуло и раскатало по склону. Будь мы все с той стороны, и нас бы раскатало, а сейчас только посовало и то хорошо, встряска для мозгов, чтобы думали, прежде чем делать что-то.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Кастило Ратос
        То, что младшую дочь удастся отдать за телохранителя Шамана Астрала, и хорошо и не очень. Как я хотел, но видно не получается, у соседа барона Тола Винсс есть два сына Варил и Равос. Вот на них у меня и были планы только, толку теперь с тех планов. Надо же было Тали давать те камни красивые при Шамане, дала бы денег лучше, ан нет, не положено свободным девушкам денег, тоже эти столичные манеры, сколько переходов уже прошло, а все помнит, ну где скажи, она их здесь потратит, ты хоть одну лавку здесь видела. Единственная таверна «Прощай Мир» в шестидневье отсюда, да и она в стороне от нас.
        Ладно, что вышло, то вышло, неси камни, смотреть будет Шаман Астрала. Сели под холмом подальше от воинов, что ставили палатку и стали смотреть «камни красивые». Я сначала, побоялся, что шаман все камни заберет себе и мне даже придется просить, чтобы оставил на проживание, а то до урожая далеко, а мне и лучников содержать и кайре кормить надо, а это большие расходы.
        Только все обошлось хорошо, Шаман красные «Аги» чуть посмотрел, причем смотрел почему-то маленькие. Я думал, он самые крупные заберет, они же дорогие, когда крупные, а он, наоборот, мелкие только смотрел, и все рукой махал с камнем, как тер об воздух, мне не понятно, если бы не знал, что Шаман Астрала, подумал бы что сумасшедший, и «Аги» не взял ни одного. Когда же перешел на зеленые «Яшат», то сначала большие стал смотреть, взял самый крупный камень и даже отошел от нас, и опять по воздуху водить стал, очень осторожно с опаской. Я теперь тоже понимаю, если тот маленький дубраву у родника всю уничтожил, то, что такой большой сделает.
        Нет, вернулся и бросил камень до красных «Аги» не понравился он ему чем-то. Он стал все крупные камни осматривать, и уже более небрежно их в сторону отсыпал. Когда же взялся за мелкие, то тут прямо обрадовался и стал их перебирать, отбирал не все, какие он выбрал, я из тех не взял бы ни один, и мелкие, и неправильные. Я их в первую очередь старался продать, они все не очень, а другие хоть и мелкие, но яркие красивые он тоже все откинул.
        Когда он перебрал все камни, что принесла Тали, то спросил, еще есть, и не на меня смотрит, а на Тали, как знает что-то. Тали сразу глаза опустила и головой качает, есть, он сразу какие, она и говорит пять больших «Аги» и три тоже больших «Яшат». Шаман ничего не стал говорить, только махнул рукой, такие не надо, говорит.
        Все сказал, забирай, эти все, мне такие камни не нужны. Когда Тали пошла их относить, он ко мне, а скажи барон, ведь они в разных местах добываются, правда ведь. Я, да, одни в горах, в зыбкой пещере, а эти в дальних предгорьях там все такие крупные и красивые.
        Ладно, говорит, эти крупные меня не интересуют и мелкие вот такие, тоже. Только вот эти как он сказал «невсславшные» или какое-то слово не понятное, это он по своему их называет. Только эти камни мне и нужны, и ты их больше никому не продавай, я у тебя буду брать, хочешь за деньги, хочешь еще как, на твое усмотрение и еще, если у кого их можешь вернуть, все собери. Я тебе компенсирую из расчета этот «несславшный» на один вот такой крупный.
        С таким то предложением, мне вроде прямая выгода, а я их в первую очередь продавал, правда, я эти мелкие в основном местному священнику отдавал и его послушнику, а Харе-Лельку, послушника уже и нет и священника вот тоже. Я, ведь совсем из головы вышло, и священника нет и его келья, а они точно там должны быть, он хоть, и говорил, что все в Общий монастырь отдает, но может «забыл» отдать, надо бы проверить. Это только самому, никто в келью не зайдет, это табу и все знают, но как же быть и Шаман в замок не идет почему-то. О, а я попрошу его охранника Матаса, пусть он сходит и там хорошо поищет, он не местный, и ему уж точно ничего не будет. Сказал все это и… Шаман согласился, он вроде ничего хороший, только временами что-то такое страшное проскальзывает во взгляде, и тогда точно что-то будет. Лучше его не злить и можно даже…. все, это все потом, торопится не надо, уже поторопились на свою голову.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        Когда барон принес, а скорее не барон, а его баронесса Тали вот так обломится, это же надо, но кто знал их дурацкие обычаи, что гостям хозяева подают еду, как-то не понятно мне здесь все. Ладно, не об этом речь, стал я рассматривать камни, рубины почти сразу откинул, раньше бы эти богатства, а теперь на черта они мне, только таскать, зачем они мне. Зеленые изумруды стал внимательнее рассматривать, взял такой не самый, конечно, крупный, но приличный и отошел и стал водить там, где туман был, но не много, и что, да ничего. Он проходит, как не замечает его, потом остальные рассматривал, только мелкие изумруды, и такие слегка тусклые неяркие, короче невзрачные такие, но с какой-то искрой внутри. Вот они то и были те, что я искал, и вот плечо еще не прошло, болит зараза после экспериментов.
        Просмотрел все камни, и зацепило меня что-то, а не заначила ли эта баронесса местная на черный день, парочку маленьких. Этак, типа, мол, пригодится, да и не заметили, мол, если что. Я и к ней, пока все от стресса не отошли. Смотрю глаза к земле опустила, а красивая она, чертовка, и лишь качает головой, ну, по здешнему это типа нашего «да», я уже и сам привык, хотя сначала сильно напрягало, а теперь и ничего.
        Думал, смолчит. Нет, сказала, что пять этих красных рубинов и три изумруда больших. Аппетит, однако, я то, как раз думал, что она пяток маленьких как раз оставит, типа не заметила, если что, потому и спросил, а она очень нормально заначила. А что, я все понимаю, о семье заботится и правильно делает. Я ей поэтому и сказал, эти мне не надо, да и эти все забери, тоже. К барону же с предложением, что мне надо вот таких мелких и даже те, что продал, попробуй вернуть обратно. Я махну их на такие же, только большие, где я их возьму, я пока сам не решил, но думаю, барон задумается, а там и я что-то решу.
        Мелких камешков было 12 штук, и я каюсь, решил попробовать, как они сами не взрываются. Дал Матасу камешек и подвел под одно такое облачко. Понятно, что он его не видит, это я уже выяснил, просто сказал ему, вот здесь поводи, и если скажу, быстро мне отдашь, а сам изготовился, чтобы если что на тоже место швырнуть в «бывшую дубраву у родника», как местные зовут теперь то место.
        Эксперимент не удался, или удался, как посмотреть, эти нити из тумана как бы тянулись за камешком, но вовнутрь не входили, и стоило облачко покинуть, как они отлетали от камешка и растворялись в воздухе. Также попробовал я их поносить на палке уже сам, и также с тем же результатом, только в руке они начинали втягивать нити. Я только перехватил камешек, когда брал со щепки, и уже смотрю одна нить, нырнула в камешек. Я сразу перепугался, но смотрю, никаких действий не происходит и чувство опасности молчит. Что теперь с этим камнем делать даже и не знаю, и брать с собой боязно, и бросать страшно, это как граната с выдернутой чекой и безопасно вроде пока руку не разжал и бросить нельзя, рванет.
        Решил по своему поступить, пусть барон всех предупредит, дескать, я такой могучий сейчас колдовать буду, и пусть все со стен и из зданий повыходят, а я немного пошумлю, это я значит думал вначале эксперементатор блин. Подождал, пока барон всех оповестит, надо сказать, что если часть действительно ушла в замок, то некоторые наоборот вышли и стали около стен замка, зрители блин, пришли на развлечения смотреть. Когда все было готово, я аккуратно на той же щепке, а я Матаса попросил, камешек там поджать чтоб не выпадал, нес так честное слово, как мину не разминированную, даже пот прошиб немного.
        Все укрылись за холмом. Я стал на самом верху, нашел облако небольшое, сильно набирать не хотел, как и прошлый раз стал рукой с камнем водить, и рассматривать, что происходить экспериментатор тоже доморощенный. А было, что посмотреть, нити как прилипали к камешку, а потом как будь-то, засасываются, и чем их больше туда заходит, тем они больше и быстрее засасываются в камень. Хотел по чуть-чуть, а вышло как всегда, но зато я его от души зашвырнул.
        Я понял, он летит не оттого, что я кидаю, а от какого-то внутреннего желания, я вот даже не могу сказать, как. Как бы кидаю не рукой, а мыслью, ну не могу сказать, вроде как-то так. В этот раз, куда камень улетел, я даже и не увидел, а вот тот шар, что появился, видели все. Это было красиво, конечно, один шар чуть зеленоватого солнца в одной стороне горизонта, это местное светило Гранис, вроде его зовут и рукотворное в другой стороне. Я как увидал это, рванул под гору, только пятки засверкали и всем кричу, ложись, они, что хорошо, попадали, как стояли, уже наслышаны. Ну что могу сказать, нет палатку, конечно, нашли и даже собирались снова, потом ставить, а вот урон замку это да, крышу с самого замка снесло и со всех пристроек тоже. Они все соломой здесь крыты, или камышом, я не понимаю в чем разница. Я городской житель, я даже знаю, что хлеб в поле растет, только вот как они определяют, где батоны сажать, а где обычный белый. Разговор как-то не получился, барон, такое впечатления, боялся дышать рядом со мной, не то что разговаривать.
        Я же мило разводил руками, а что, я не виноват, само вот вышло. Чтобы еще больше не пугать барона, я сказал, что, наверное, мы поедем уже. Он, тогда по поводу кельи священника, может мой телохранитель сходит. То, что Матас сходит и посмотрит, я был не против, а даже очень за, и пока он ходил, решил поразмыслить над всем этим.
        То, что я мог вот рукой кидать эти паутинки это хорошо, просто вроде бы зачерпнув их из тумана, которого вокруг было не меряно, ну, конечно, где чуть больше, где чуть меньше, но был везде, повыше его было даже еще больше. Только отличие было, если я бросал камешки, я не уставал абсолютно и эффект, ну если что, барон вам подтвердит. Просто рукой, а я когда после той встречи с шарками, стал экспериментировать, то подсчитал. Я могу кинуть или три больших, или с десяток маленьких таких шариков и все, где-то на полдня, я никакой как вагон с углем разгрузил.
        Поэтому камешки эти, для меня представляют ценность необычайную, и барон в связи с этим тоже. Может и правда плюнуть на этот поход, и остаться здесь ну его тот Благородный мир, куда меня помощники ведут. А что, прикажу выстроить мне здесь избушку, и буду жить поживать. Нужны будут деньги или зачем мне здесь деньги, буду брать продуктами. Вот камнями или еще чем, наберу себе армию и пойду в поход, и убьют меня там из лука. со спины.
        Да-а, а такая перспектива вырисовывалась, не свезло. Пока я предавался таким радостно-унылым мыслям, пришел Матас с бароном, они там целый спектакль разыграли, барон попросил на случай если эти священники будут разборки устраивать, что да как.
        Он говорит нельзя в келью к священнику заходить, это местное табу такое. Вот они и пошли в замок, барон показывает Матасу замок, и между делом как бы показывает. Это келья Косталина, и типа идет дальше, а Матас и говорит, а я хочу ее осмотреть, и очень громко говорит. Барон нельзя, дескать, табу, а Матас, приказ Шамана Астрала, все здесь осмотреть, и я не могу ослушаться, а барону что делать, пришлось согласиться. Там мой телохранитель перерыл все, и много чего нашел, и камни нашлись, и записи для Синода и денег тоже нашлось много. Да, священник еще тот Плюшкин был, как я посмотрел. Из вещей священника, я выбрал себе только камни, такие как меня интересовали, их было семь и три мелких изумруда обыкновенных, также и пяток крупных, но не сильно рубинов.
        Когда подсчитали, то вышло, что священник Косталин, ни одного камня в монастырь не передал, вот такие дела. Барон камни отказался брать после священника и деньги тоже, тогда я разделил их на всех троих. Матасу, его девушке, и Толису, надо же их поощрять чем-то, а то они у меня как рабы бесправные получается. Они уже и сами не понимают, зачем идут со мной. Ведь сначала оказывается, хотели меня увести подальше от своего баронства, потом из королевства, а теперь, когда погиб барон Кастос Понтос, то им вроде уже ничего этого и не надо. А все равно идут со мной, клятву то никто не отменял.
        Они мне все это сами рассказали, так что они могли бы остаться в замке, и с каким-нибудь попутным караваном уйти обратно домой я был не против, если бы попросили меня. Здесь хоть и не часто, но сообщения все же есть, какое-то движение все время идет, медленное, но есть. Между замками идет непрерывный обмен: товарами, новостями и прочим, конечно, только между соседними, далеко не принято ездить, но ведь каждый замок кому-то соседний. Вот так и идут товары новости и прочее.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Кастило Ратос
        Вот и уехал, наконец, это кошмар и ужас Харе-Лельку, или прости «Единый» Шаман Астрала, кто же мог подумать, что они такие сильные эти шаманы, не то что наши колдуны-движители. С виду обычный благородный и пальцев даже не шесть. Я кое-что про них слышал от купцов и баронов, но такого ужаса я никогда не испытывал, даже имперцы мне кажется добрее, не лучше, но все же добрее. Живут племенами, никого не трогают, и их никто не трогает. Мне много было, ну до этого времени не понятно, почему их Империя Стор не трогает, они же вроде и малочисленные и разрозненные, а место, где они живут хорошее, я слышал не то что пески имперские. Зато, сейчас я понимаю, почему не трогают, вот наоборот, почему шаманы их не трогают. Вот это я теперь никак не понимаю, может они такие спокойные просто. Ведь, это точно Матас говорил, что это их главный Шаман. Точно, а я и забыл. Надо с Маликой поговорить, как придет, что она скажет, и о чем с ней говорил Шаман, но все это потом.
        Сейчас надо заняться ремонтом замка, потому что до дождей две шестидневки осталось и все, а у меня ни одной целой крыши, спасибо Шаману Астрала. Была в этом и хорошая черта, моя старшая дочь, она хоть и не считается все же подругой Шамана Астрала в храм он с ней не ходил, а я и не предлагал, боязно мне что-то, но кому надо я могу шепнуть. Мне сам Шаман разрешил это сказать, что она ему предназначена, и он будет очень недоволен, если обидят ее или ее род, а кто не верит пусть в дубраву сходит, посидит там подумает, может и надумает чего. Это он мне все сам сказал. Очень непрост этот Шаман Астрала, очень.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        Уехали от этого замка и впереди опять дорога, а дороги здесь такие, как у нас, то есть, нет дороги, а одни направления движения. Хорошо еще дождей нет и земля пока такая каменистая. Кое-где травка и бабочек, бабочек и жуков разных, что интересно, комаров и мух нет совсем, а жуков и бабочек сколько хочешь.
        Солина дорогу знает, и нам показывает, иногда отвлекаясь на цветные поляны, они здесь больше с синими, и какими-то черными цветами. Мы ее по очереди с Матасом расспрашиваем, они оказывается с бароном часто сюда ездили, и камни возили, причем все думали, что они в горы, а они сюда. Только в замок сам не ездили, там, около замка есть такая зимовка или нет слов, как сказать, такой домик на деревьях, но приличного размера.
        Я плохо еще понимаю, а этот мой переводчик, я его в сумку к камням сложил, чтоб они как экран для него были, а сам практику разговорную нарабатываю, но пока плохо получается. Слова вроде уже все знаю, а с произношением не очень. Матас бывший воин, он вроде со своим бароном воевал против империи или как-то так, он не очень об этом говорить, любит, но язык этих имперцев знает. Он для меня как то полегче будет, а этот, что внутренний или Благородный, как его зовут, ну очень тяжел для меня, особенно произношение шипящее. С имперским лучше, но на нем здесь не все говорят. Только бароны знают все. Потому что имперские караваны ходят, что дань собирают, и говорят только на имперском в нем все.
        Сам этот край или королевство Крамен по местному, вроде и свободен, но свобода очень условна, и религия здесь не своя. Эти Лельки (божества) всякие только местные, а вера в какого-то «Единого» это из Империи Стор. Это вроде нашего христианства, но со своими заморочками. Креста нет, а такая стрела с рубином на конце, из-за этого рубин очень ценится, но кто знает, это мне барон шепнул, что главные стрелы, которые в самой империи они с изумрудом на конце, что бы это значило, какие-то предчувствия у меня неясные и не хорошие.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Матас
        Как мне повезло, что я встретил этого Шамана, ведь еще две шестидневки назад, я и барона проклинал и Харе-Лельку, что мне такая судьба, но ведь без всего этого я не встретил бы свою Солину, и хоть барона Понтоса жалко, но в его гибели никто не виноват. Все могли там погибнут, если бы не наш Шаман. Надо же, как я стал думать, а что он неплохой благородный, или как правильно, они же тоже вроде люди, а не кайре, ой. А мы сейчас едем в замок к барону Толу Винсс, у него стоит храм Фрая-Лельку, и я буду со своей Солиной, уже как с подругой, хорошо то как все.
        Что едем сами, мы уже не боимся, а Солина за моей спиной тоже ничего не боится, она только иногда прижимается ко мне, а мне тогда совсем хорошо. Шарков здесь что-то совсем нет, барон, правда, это и говорил. Что или совсем не будет, или сразу по две три дюжины налетят, и тогда только держись.
        Поэтому они всегда ходили пешком и только от опушки до опушки, и если что на деревья заскакивали. У них вроде даже такие небольшие лесенки с собой были, потому что у Ялиса, а его здесь большинство растет, стволы толстые и первые ветки начинаются в десяти метрах от земли, но зато на одно дерево можно всем забраться, и не спеша постреливать в шарков.
        Они, если их многих поранить, уходят и не сидят долго. Барон рассказывал, раз не повезло, три раза за день нападали и что, по несколько шарков поранят, они убегают, а мы говорит в другую сторону, и тоже бегом. Вот и передвигаются от дерева к дереву. Да, а у нас все по другому, в смысле у графа Батоса Паоли, у нас просто отстреливаемся и все. Обычно больше трех редко бывает, только у Езуса Тодоса вроде, но я там редко бывал. Ехали три дня, и нам повезло, а может шаман своими бахами напугал всех окрестных шарков. Ни одного шарка мы не встретили, только раз было озеро не большое, и настреляли этих кря-кря, как на качу, говорит шаман, и даже сами покупались и вещи свои помыли, шаман очень следит за чистотой и нас приучает, странный он какой-то. Так что я был просто самый счастливый, ну вы понимаете меня.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        Вот и прошли еще три дня жизни в этом мире, опять пыль да туман и только одна радость. День назад проходили какое-то местное озеро, я всех загнал в него помыться и шмотки постирать, а то уже несет от нас, как и от наших коней. Я хоть и умею с ними обращаться, нас в части учили, потому, как по горам с грузом не пройдет БМПха, а лошадь саме то. Здесь же лошадь и транспорт, и вид престижа, из-за этого цена некоторых приближается к цене замка я узнавал. С использованием же, из-за этих псов, она как бы это сказать, не может полноценно использоваться, и в основном стоит в стойлах. Потому как все вынуждены передвигаться с охраной, а на всех охранников, лошадей купить не по карману ни одному барону, ни даже графу как я слышал.
        Поэтому даже если барон выезжает из замка на лошади. Все равно его эти воины-лучники идут следом пешком, и он вынужден подстраиваться под них, смысл тогда в этой лошади, но имидж это наше все, на ту же телегу, запряженную олами, этими местными быками, барон никогда не сядет, западло это им. Наконец и показался замок этого барона Тола Винсс. На этот раз я послал Толиса, с требованием сдачи, а что пусть развлечется, молчаливый наш в отличии от Матаса. А, то Матасу, как жениху, не по чину, да и настроение у парня, вон прямо светится весь, какой из него переговорщик выйдет сейчас.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Толис
        Нога почти прошла, и мы подъехали к местному этому барону Толу Винсс, а хороший замок у него, и стены высокие, и такой, я бы сказал правильный замок. Меня наш Шаман Астрала попросил «разыграть спектакль», он так зовет то, что мы все говорим
«показать силу», что это такое «спектакль» не объяснил, не понятный он временами бывает. Может зверь, какой страшный, страшнее шарка у этих шаманов, наверное, разные звери есть, он вон говорил, что у них и шарки около домов живут, страх то какой.
        Только надо хитро построить разговор будь-то, мы просим его сдаться, а потом как с бароном Кастило. Чтобы весело получилось, он такой непонятный бывает, этот наш Шаман Астрала. Если бы не тот ужас, что я перед ним испытываю иногда, то можно подумать, что он обычный благородный, ничем не примечательный. Только рука его черная, и глаза, они совсем не такие, хотя тоже вроде зеленые как наши, но зрачок как-то не понятно открывается, не как у нас, а круглый такой непривычный.
        Остановились, не доходя до стен за пятьсот шагов, чтобы стрелы не долетали, а то кто их знает этих баронов. Хоть и соблюдаются обычаи, но вдруг у него только были, или он сам с похода неудачного вернулся. Может и не сдержаться, пустит стрелу с башни и все, кончились мои переговоры, не начавшись. Я, конечно, верю, Шаман отомстит за меня, но я как бы уже не увижу этого, а мне вот тоже подругу завести хочется. У меня в отличии от того же нашего Матаса, уже намечалось такое событие с дочерью старосты нашей деревеньки, да вот как оно вышло, все не так в моей жизни получилось.
        Когда подошел к мосту, его не подняли, а решетку опустили. Ясно, сказали ждать, в замок не пустят. Стою, немного страшно, но раз сразу не стреляют, значит, будут разговаривать, подождем. Вышел сам лор Винсс, я его по одежде баронской сразу признал и он сразу грубо начал, кто такой, и что надо. Он вроде начал, что нищим не подаю. Хоть и видел, приехали на трех лошадях, а это уже говорит, что приехала сила. Обычно на лошади приезжает парламентер, и тоже только барон или дюжин. А то и дюжин-дюжин и это же говорит, что там за леском стоит очень не малое количество дюжин лучников.
        Я, как и учили, с поклоном и с такой улыбочкой, и начинаю. Что мой хозяин, просит, нижайше вас произвести капитуляцию Вашего замка, и он тогда обязуется, по возможности оставить в живых всех жителей, ну, или как оно там получится.
        Этот барон сразу побагровел и начал. Кого ты представляешь воин. Мне сразу страшно стало, но вроде Шаман сам просил, Харе-Лельку мне уже ничего не хочется, но деваться некуда. Я и начал, да вот тут я с Шаманом Астрала мимо проходил, и он мне и говорит, а не взять ли нам этот замок. Вроде такой хороший, с виду, замок, и ему будет, где обряды Харе-Лельку проводить(в данном случае, это имеется ввиду народное выражение, нечто вроде устроить в доме отхожее место, то есть такое скрытое оскорбление), что скажете, уважаемый барон.
        Ну, барон еще больше покраснел, ноздри раздул, и резко бросил, уходи, бой на смерть и повернулся и ушел. Ну как просили, то я сделал, а дальше уже пусть сам Шаман Астрала воюет, я к этому замку больше не подойду, теперь бы живым уйти, а то сейчас лучники выскочат и нашпигуют как качи в полете. Вернулся назад ни жив ни мертв по спине пот течет и все это Шаману нашему и сказал. Вроде как сказали, так и сделал. А все равно страшно. Он тогда хлопнул меня по плечу и пошел вперед, а я и сел где стоял. Ноги меня уже не держали, да что бы я когда нибудь на замок пошел, да никогда в жизни. Вон пусть бароны со всякими шаманами ходят, я простой лучник, что скажут то и сделаю, а всякие переговоры с баронами не помне это все.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        Жребий брошен, Рубикон перейден, начало положено, жизнь прошла, нет, последнее уже не в тему. Начнем, пожалуй, это вернее будет. Тут подымаются ворота, и показались сразу пять всадников и два или три десятка лучников и передний всадник с таким навершием Зеленым, и кричит. Подожди Шаман, мы блюстители веры, и сейчас уйдем, а ты продолжай. Так этому барону и надо.
        Я честно, сначала немног испугался, а потом до меня дошло. Это же эти самые главные монахи или считай захватчики местного королевства. Они предлагают мне, расправится с замком, а сами они уйдут как не при делах, а во всем, если что, будут виноваты Шаманы какого-то Астрала. Знать бы еще кто это такие. Но, это все не важно сейчас, виноват то, буду я, и эти, эти шаманы, а эти чистенькие уйдут сейчас. Не, не выйдет, ребята, и без замаха бросаю в передних такой небольшой пристрелочный шарик. Да, видно опять из-за ярости, не подрасчитал и четверо первых всадников буквально разносит в клочья, а у пятого всадника лошадь падает и придавливает ему ногу и сама замирает, видимо убитая пока не до этого.
        Бросаю еще шар в лучников, что сосредоточились позади всадников, но уже чуть в стороне от них, чтобы видно им сволочам стрелять было по мне удобнее. Действительно их стрелы уже почти долетают до меня, но вспыхнувший шар, быстро приканчивает большинство из них, а оставшиеся забавно отбрасывают лук вперед, и садятся на землю.
        Я с Матасом уже говорил о местных сражениях, как здесь и что, вот это их действие называется, безоговорочная капитуляция. Если бы они положили лук на колени, значит, воевать не будут, но не сдадутся. У имперцев, там все по другому, надо лицом вниз и раскинуть ноги и руки как можно дальше, причем лицом вниз, если голова будет повернута набок могут и убить, а там где они живут вроде песок, вот такие местные реалии.
        Подзываю Толиса, он стоит не далеко от меня и с луком наготове. Пойди, добей, того всадника и собери оружие, а там думать будем дальше. Что за блюстители веры, даже помереть не могут толком, ну не попало на всех не подрасчитал малехо, что же орать-то. Это кричит последний не добитый мной всадник, ему видно не досталось или мало досталось, сейчас Толис пойдет, разберется, а я подстрахую.
        Толис, неуверенно, они же сдались, как же это можно, это, пленных не по закону убивать. Наши шаманы говорят, что черные времена настанут тогда. Я уже хотел махнуть рукой, дескать, делай что сказал, но что-то задумался, может, опять потороплюсь, а потом каяться буду, да, поздно будет.
        Ладно, говорю, иди, разберись, чего он кричит. Лошадь, наверное, ногу придавила, Потом, если что никогда не поздно, ну, погиб в процессе дознания, с кем не бывает. Как-то слишком кроваво у меня все выходит, хотя, что я. Вон местные, этих своих чертей-кайре, совсем за людей не считают. Я то их просто игнорирую, как-то неприятные они мне после того случая, все его вспоминаю и забыть не могу. А со своими, я обговаривал и они мне много про этих кайре понарасказывали, и бестолковые они и медлительные, но вроде работящие и исполнительные. Как всегда нужен глаз да глаз, чуть что, завалятся спать, где-нибудь и ищи-свищи их.
        Ну, такие истории я и про людских слуг много слышал, и ленивые, и тупые, и тому подобное, только итог один. Когда они не видят перспективы и отдачи от своего труда, то какой смысл и работать, вобщем все как везде. Слуги ленивые, а добрые господа их направляют на путь истинный, и они в процессе направления сходят на нет, а еще шарки помогают хорошо. Нет, ну надо же, у меня тут замок под боком с вооруженными людьми. Пленных куча и людей у меня нет, совсем считай, а я в философию ударился.
        Это друг у меня был, тот все мягко, с толком, с расстановкой делал, а что я переживаю, если что этих добью и… и замок спалю нафик. Да и ну его все к черту, сам же барон этот местный сказал, бой вроде до смерти, а здесь как сказал, слово надо держать, а то и свои уважать не будут, да и пойду я дальше. Стоп, дальше не пойду, я зачем сюда шел, женить Матаса вот, а сам что собираюсь. Разворачиваюсь, иду назад там, где Матас со своей невестой. Они очень напряженно стоят, следят за всеми, и он даже сейчас ее нежно поддерживает, идиллия прям, хоть картину пиши. Я тут понимаешь, воюю, живота можно сказать не жалея, а что две стрелы мимо пролетали, пролетали, и явно не привет передать. Подхожу ближе, и тут слышу, как Толис уже стал кричать. Да, что же это делается, заразился он, от того всадника не добитого, криком, что ли. Пока я думал, мимо меня пробегают Матас и даже Солина, и несутся к Толису.
        Вот это уже интересно, что там может быть такого, что мои верные спутники туда бегом побежали, и меня не спросив, может чего дефицитного дают, и мне это тоже надо. Пошел и я, но осторожно, не по проспекту мира чай гуляю, все же. Да и стена замка рядом, а на ней лучников видимо, не видимо. Тоже мне поэт доморощенный, а вот почему не стреляют, хотя дистанция позволяет, не понятно, а значит опасно. Может потому, что блюстители веры, или как они там зовутся, но не похоже.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Король Пьетру Кьенус
        С последнего доклада, принесенного от верных людей, я узнал, что дела мои плохи, и имперский визирь уже дал распоряжение на мое устранение. Это еще хуже, но предполагаемо, то, что о переговорах с Навахо Малисс одним из королей Благородного мира, станет известно императору, я думал, но считал, что у меня еще есть некоторое пусть не большое, но время. Хоть посол и плел, что войска Империи Стор собираются в столице для устранения какого-то демона, что появился в графстве Батоса Паоли.
        Ну, да, я и поверил им, нет, может, он и появился там, и даже точно, он появился там. Я просто уверен, что он там появился, причем вовремя, самое, когда это нужно Империи Стор. У них все всегда получается, когда нужно выпадает снег, когда надо неурожай или прошлый раз. Ведь была возможность наладить производство глиняной посуды в самом королевстве, но нет, на тот обоз прямо вовремя напали шарки, очень вовремя. Когда же на дуэли под полностью надуманным поводом, убили моего сына, а после этого, убийца не дошел домой. Потому, что на него напал грабитель с великолепным железным ножом. То есть все ночные люди Милоса, моей столицы, ходят с железными ножами. В то время, как я своей гвардии не могу их обеспечить, в казне нет таких денег на железное оружие, только на бронзовое.
        С уходом из дворца получилось, конечно, и сумбурно, и в спешке. Зато никто ничего не понял. Я думаю, только это позволило нам или скорее мне одному считай, добраться до замка барона Винсс. Старый друг еще моего отца и посредник в переговорах с королем или точнее советом королей Благородного мира. Все же, как ни хороши были наши уловки, а Империя Стор не зря зовется империей, и не королевству Крамен, с ней соревноваться в интригах.
        Все равно обидно, осталось два дня перехода до границы и все. Там уже никакая империя Стор, мне не страшна, но не повезло, и вот меня везут вроде как обратно в столицу. Как этот имперец назвал, возвращение на престол блудного короля, а мой первый советник Идало Тонисс уже у престола «Единого» или, да что теперь говорить, нет больше первого советника, а у престола он или нет, не так уж и важно Харе-Лельку.
        Я думаю, что в течении месяца или двух точно, и я сам это узнаю. Это месяц дороги до столицы, там, вроде, я отрекаюсь в пользу того, кто выгоден императору Вер иб Зариб и все. Меня ждет зиндан в Империи Стор и думаю, месяца пыток я не вынесу, если не убьют раньше, просто из жалости.
        О, что-то забегали мои священослужители-пленители, те, что должны везти меня в столицу. С чего бы это, вроде я слышал, это на завтра на утро, а сейчас только день сегодня, что-то их поторопило.
        Уже и выводят, ты смотри, какая скорость, неужели кто-то напал на замок барона Винсс. Я не верю, нет еще такого барона, может два три договорились, или может это специально, чтобы меня спасти, Винсс все сделал. Нет, не успеет он это, только ко всем соседям баронам по три дня добираться, да и эти шарки от них конечно польза есть, но ладно, чего уж теперь рассуждать. Правда, все же интересно, это лора Винсс работа, или кто-то все же на самом деле напал. Смотри, наш палач кричит что, что… он кричит, что шаман Астрала может уничтожать замок, только их выпустить должен, они блюстители веры «Единого». Понятно, почему торопились, чтобы не попасть под случайный обстрел, по другому то священников никто не тронет.
        Никогда не видел шаманов Астрала, много раз верные люди к ним ходили, но все договорится и не смогли, а тут ты смотри, сами пришли и нападают на замок Винсс. Я что-то не пойму, а где собственно шаманы Астрала, нет, вон вроде один стоит, по виду как благородный, и он машет рукой и летит какой-то шар. Пока смотрю, как медленно или это только кажется, к нам приближается шар, и вот я уже лежу. Видимо в момент падения, я потерял сознание.
        Сейчас мне плохо видно и голова болит, но те лучники, что охрана спасителей веры, вон в стороне сидят, с видом полной покорности и это, это о чем-то да говорит. Там ведь лучшие бойцы, причем половина из королевства, а часть элитные бойцы самой империи, и все сидят в позе полной покорности. Это что же за бойцы у шамана Астрала или это сами колдуны Астрала и есть, если их боятся блюстители веры.
        Хотя почему боятся, я уже понял. Впереди меня было четверо всадников, и где они, даже у моей лошади головы не стало, а ведь я ехал или скорее вели мою лошадь последней, что меня и спасло. Нет, надо что-то делать, и нога болит, наверное, сломана, а что же крикнуть.
        Вот крикну свое имя, бойцам блюстителей веры оно ничего не скажет, а шаманы Астрала, возможно, знают меня, не думаю я, что у них служба «по изучению» королевства Крамен поставлена хуже имперской. Если не лучше, а если учесть их возможности, то и вообще. Так, пока кричал кто-то подбежал и сразу спрашивает, Ваше Величество, интересно, это кто же у шамана из моих подданных в услужении, и что они здесь делают. Может они…., но это было бы слишком хорошо и невероятно.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        Медленно приближаюсь к моим спутникам и посматриваю на стену, очень мне не нравятся их позиции. Стоят все с луками и очень напряженно. Пока не стреляют и как-то неправильно они все стоят, и смотрят то же неправильно, острия стрел направлены в сторону моих пленных лучников, что смирно сидят в стороне. Ни один, даже не направлен в меня, мне это уж прекрасно видно, то есть получается, они не меня боятся, а опасаются этих пленных, но почему.
        Пока я думал над этим вопросом, мои телохранители освободили всадника или скорее пленника. Теперь ясно, последним ехал или скорее везли на веревке пленника, это был какой-то человек, и все теперь так суетятся из-за, а стоп, из-за какого человека будут все бегать, как заведенные. Ну, я конечно, мощный шаман с этим… аналитическим умом, что и не говори, но здесь и к гадалке не ходи, это или сам король Крамена Пьетру Кьенус, или уж точно первый министр или как он у них тут зовется советник, а… не важно вобщем.
        Ну, что я говорил, это сам ОН, Кьенус который Пьетру. Ну, здравствуйте, ваше болезнество. Я не кривляюсь, просто он так неважно выглядит и, и нога у него точно сломана. Его очень неудачно подняли, что это и вызвало у него непроизвольный стон, как раз в этот момент, как я подошел. Руку я протягивать не стал, здесь это не в моде, а надо приложить кулак к сердцу и поклонится, причем голову наклонять только с туловом вместе. Такие обычаи, а иначе или вызов на дуэль или просто пошлют.
        Можно просто, если равные встречаются, наклонить голову направо или налево вроде все равно, я такие нюансы не изучал. Чтобы уже сильно не выделятся, я решил наклонить голову налево, и пусть думает, что хочет. Кланяться я ему не буду, кто он мне, да и выглядит он откровенно жалко. Будь он, конечно, у себя во дворце и при регалиях. В окружении этих ну, министров по нашему, тогда да, честь и почет, а сейчас перебьется.
        Что надо сказать, мои телохранители, мой наклон головы, восприняли как должное, и Матас тут же стал говорить королю, кто я, и что они здесь делают. Ну, никакой субординации, потом выговор сделаю. Сзади стала подниматься решетка, и показался тот напыщенный индюк, что вел переговоры с моим телохранителем Толисом. Как же он сейчас отличался от того себя прежнего, кардинально. Он не успел выйти, как стал кланяться, причем полным поклоном, с рукой, прижатой к сердцу, и стоит, молчит, и опять кланяется.
        Мне уже Толис стал говорить, что я молчу.
        А я что?
        Я уже прямо к Толису.
        А что я должен делать.
        Он так замялся.
        Это, говорит, или разрешить подойти, или прогнать.
        А спросить говорю, его нельзя, что он хочет.
        Толис, он это хочет помочь его величеству, но боится вас.
        А, ну скажи ему, пусть идет, мне то что.
        Толис на меня глянул, что-то покивал головой для себя, и крикнул этому барону Ваньке- встаньке, что тот может подойти.
        Барон так аккуратно, медленно подошел и опять стоит. Я вы ко мне, или к нему. Барон снова выпучил глаза, а я что, опять не то сказал, и говорю ему. Если вас интересует, этот мой пленник, можете его забрать, а с вами мы наш вопрос потом уладим. У меня тут еще пленники есть, и что с ними делать, я еще не решил, а тут еще ваш замок приступом брать, поэтому поторопитесь пожалуйста.
        Да, чем-то все местные бароны похожи, этот так же на колени упал и просит, не губите. Я согласен на добровольную сдачу, если, конечно, возможно это.
        Ну каюсь, хотел покуражится, и даже уже рот раскрыл. Потом махнул рукой, а ну их. Мне здесь еще жить и жить, а с друзьями лучше все же, чем с врагами или обиженными мной. Сказал, согласен, только тогда с пленными возитесь сами, а то мне не досуг. Он снова как китайский болванчик закивал. Матас этому барону и говорит, несите носилки и… только, и на меня поглядывает, это, чтобы кайре рядом не было, совсем. Барон опять закивал и пулей умчался за ворота. Дальше мне уже было неинтересно. Я пошел назад, сел под каким-то деревом и загрустил на тему, никто меня не любит, и никому я не нужен. Все только боятся и все.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Матас
        То, что последним всадником оказался наш король Пьетру Кьенус, это такая удача, и я просто счастлив. Ведь он мог попасть под эти огневые шары нашего шамана Астрала и погибнуть, а так досталось только его лошади. Я когда-то служил в гвардии очень не долго, конечно, и нас потом расформировали. Началось перемирие с империей Стор, и такое количество войск уже было не нужно. Тогда меня и забрал лор Кастос Понтос к себе в баронство вместе с Толисом, почему я сразу и узнал нашего короля. Он, хоть и прошло уже много времени, почти не изменился, только видно, что последнее время ему сильно досталось.
        Эти имперские прислужники, только прикрываются верой в «Единого», а сами служат имрператору Вер иб Зариб, я точно знаю, мне и мой барон это говорил. Когда меня позвал Толис, я сначала не понял, а он кричит, здесь Высший, здесь Высший. Мы в гвардии короля звали «Высший», между собой, все равно, мол, выше его нет никого. Так и сейчас, Толис как крикнет, здесь Высший ранен. Я и побежал, даже шаману ничего не сказал, и моя Солина за мной побежала.
        Вместе мы быстро освободили короля от придавившей его лошади и поставили на ноги. К нам подошел и наш шаман и как с равным, сдержанно поздоровался. Неужели шаман Астрала тоже Высший, вроде будь обычный шаман, должен был поклониться, но он точно тоже высший. Из ворот выскочил местный барон и просит его подпустить к королю на помощь, а наш Шаман только смотрит и ничего не делает, ни подпускает, ни гонит, странный он какой-то у нас. Уже Толис стал говорить ему, что вот барону надо разрешить подойти.
        Ну, наш шаман Астрала и разрешил, лучше бы не разрешал, говорит, что этого пленника. Как же это можно, это же наш король. Хотя для нас, это наш король, а ему то он не король, он вон даже здоровается как с равным.
        Подошел барон Винсс и просит разрешения забрать своего сюзерена и шаман ему разрешает, а потом и говорит, что он сейчас разберется с пленниками блюстителей веры. Потом будет брать на приступ замок барона Винсс. Это да, как же это можно, а наш король он же в замке будет.
        По закону, конечно, все правильно, он отдал своего пленника своему противнику, это правильно, такое бывает… иногда, а потом будет битва. Это тоже правильно, но это, же получается, он опять будет бросать, эти свои огненные шары, и наш король может погибнуть и…. тут барон Винсс стал сразу просить пощады и сдачи по правилам, это правильно, и благородно.
        Ради короля я тоже бы также поступил, ну, если бы у меня был, конечно, свой замок. Шаман Астрала что-то пробормотал на своем языке и махнул рукой, тогда говорит, и с пленниками моими разбирайтесь сами, и опять ушел в рощу перед замком. Не любит почему-то шаман Астрала замки. К этому времени барон и несколько солдат, стали осторожно перекладывать короля на носилки. Он все же был очень плох. Я еще предупредил барона Винсс, что бы он ни в коем случае не выводил из замка кайре. Шаман на них очень сердит и может и того, осерчать, и лучше вообщем не надо кайре, чтобы и близко не были, а то и до беды не далеко. Барон пообещал все сделать как надо.
        Я за этими всеми событиями забыл и про себя, что хотел зачем шел в замок, а Солина вот и нет, она меня так ласково спросила, а я не забыл свое обещание. Я ей тут же пообещал пойти в храм и спросил, в какой деревне он. Барон Винсс и тут меня удивил, оказывается, храм Фрая-Лельку находится в самом замке, и я могу пройти в него прямо сейчас.
        Это удивительно, ведь всегда храм находится при замке, в ближайшей деревне или просто около замка, но никогда на его территории. Все эти, священники «Единого» запрещают. Они сначала даже вообще их хотели убрать, но потом как-то они разрешили, я не знаю даже и почему.
        Солина меня даже попросила, а можно я короля возьму, в сопровождение, это иногда делают, правда, чаще всего это или отец или брат отца. Вроде как он поддерживает молодую подругу, есть такой обычай, он не обязателен, просто не у всех девушек есть отцы, и вот с сопровождением ей вроде как легче. Я не знаю, зачем им такое, но обычай есть, и я своей будущей подруге не решился отказать. Она сразу убежала с бароном Винсс и что она там уж говорила, но пришла очень довольная и мы сразу пошли в храм Фрая-Лельку.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        Пока я предавался меланхолии и с тоской взирал на это зеленое, которое светило. Моих пленников куда-то споро увели, и ко мне подошел сначала Толис и попросил за барона Винсс. Тот не решился и на глаза показываться уже, но мне все было по барабану. Толис что-то за него там извинялся, я его оборвал и сказал, короче, а то уже вечереет. Он этого анекдота не знал, и юмора не понял. Делится с ним, я не стал, а сказал, говори. Выяснилось, что барон зовет на праздничный обед, но не может определиться, с тем как это событие поименовать.
        А в чем собственно дело, я и без интереса спросил, как поименуете, так и будет мне то, что за дело. Толис замялся и даже вроде растерялся. А я и говорю, а потом нельзя, а то мне что-то есть хочется уже, а ты со своими определениями, как скажет, то и будет, мне то что за дело. Толис окончательно стушевался и попросил, а можно я короля пришлю… э ну попрошу, что бы его сюда принесли. И зачастил, там будет только двое воинов, они будут нести короля, и две благородные напитки там и прочее принесут. Только это, у барона сыновья и он попросил разрешения, что будут подавать дочери его военачальника Сотиса Тихос и замолчал. В связи с этим у меня разыгрался аппетит, ну большой и разный, я даже духом воспрянул, а что жизнь то налаживается.
        Тогда говорю, пойдет, можешь и ты поприсутствовать, а то видишь твой друг Матас уже поприсутствовал, а ты вот в стороне, что-то и остался. Он зарделся, как красна девица чес слово. Получив мое согласие, он пулей умчался, и буквально следом появились носилки с королем и такие симпатичные «подносчицы».
        Прямо, я уже и весел и всем доволен как кот со сметаной, и даже король меня не смущает. Он я слышал, вроде женат, ну по местному есть подруга, иногда еще говорят по этому поводу, король есть, что означает, король женат, в противном же случае просто говорят, король присутствует, а ни что другое. На званых ужинах здесь не всегда женщины бывают, хотя где как, я точно не выяснял пока.
        Процессия подошла к деревьям и короля очень аккуратно усадили под деревом на мягкие подушки. Под голову, что-то подложили, что надо отдать должное, мне тоже сгрузили этих подушек, я от половины отказался, и их положили рядом. «Подносчицы» споро организовали стол, и вопросительно уставились на нас.
        Причем они переводили взгляды с меня на короля и видно и не поняли, кто здесь главный и просто стояли. Я что бы не нагнетать обстановку, просто встал и провел их к нам поближе и усадил. Причем я теперь умный и Толису досталась та, что постарше, а мне другая, ее звали Нило, и она все время мило краснела, и пугалась, когда я налил им всем вина. Толис уже был привычный, а король тоже расширил глаза, когда я всем разлил вино, не обходя и девушек. Видно ему это в диковинку, а мои, его не предупредили пока. Надо отдать должное он быстро пришел в себя и просто уточнил, за что мы пьем. Здесь не чокались, я это знал, так как традиции травить друг друга, здесь не было изначально, вот и не появилось такого обычая.
        По местному подымался бокал или местная кружка на уровень глаз, и произносилась короткая речь или длинная в зависимости от того, что хотелось сказать. Я тоже не стал много говорить, да и не хотелось если честно. Тут такая красавица, а я речи буду толкать. Нет, я мог бы долго и вычурно говорить о красоте ее глаз, я про свою соседку по поляне говорю, но меня бы никто не понял, да и не силен я еще в местном настолько.
        Здесь вообще женщины на таких мероприятиях отсутствуют как класс. Только вроде на семейных, в смысле домашних обедах, там вроде все семьей сидят и то вроде, не везде и не всегда. Сказал я просто «За победу» и выпил, и внимательно стал смотреть, как пили остальные. Если девушки пили скорее с таким тихим ужасом и решимостью, король очень задумчиво, то Толис выпучил глаза, и только когда уже король ему показал глазами на кружку. Он выпил, и опять выпучив глаза, застыл, так и не поставив ее на стол.
        Я, как ни в чем не бывало, стал угощать Нило, этой качи или качей, не знаю как правильно. Я и ей стал объяснять, что я ее зову кря-кря и все так засмеялись. Обстановка вроде нормализовалась, и даже стала более-менее непринужденной. Продолжалось это не долго.
        Уже после третьего ничего, не значащего тоста, слово взял король и предложил выпить за взаимопонимание, мы все выпили, и он неожиданно предложил, так официально, а не согласится ли Шаман Астрала провести сейчас переговоры в такой простой обстановке. Я был только за, и очень удивился, когда Толис и девушки, встали, и сказали что они посидят вон там вдалеке и если что, то они сразу подойдут.
        Вот всегда, только соберешься, значит, отдохнуть душой и телом, как тебе время выполнять свои возложенные на себя обязанности. Как мне это уже не хочется и надоело, но дураком я не был, и понимал что путей у меня вобщем то только два, либо вверх, к власти, славе и смерти, или вниз, и только к смерти. Этот мир при всей своей простоте, требовал и простых решений либо ты кто-то и с тобой считаются, или ты никто и тебя растопчут просто между делом, просто ни за что.
        Когда ушли сопровождающие девушки, король начал первым и спросил, вы извините меня, конечно. Вы спасли меня случайно или вы здесь по заданию своего Шалито и ваша цель не я, а Благородный мир. То, что король сказал про какое-то Шалито, вероятно это власть в этом Астрале или как он там и что мне говорить. С одной стороны мне можно все, с другой стороны просто врать не по делу, я без особой нужды не хочу и не буду. Ну, если конечно, это не красивая девушка, там я могу разливаться соловьем часами и все по делу и ради этого «дела».
        Тогда чтобы не сказать лишнего и хоть что-то сказать, я придумал миссию, и начал. Я сейчас в свободном поиске мне поступила информация, и я ее сейчас анализирую. Для этого мне необходимо попасть в этот ваш Благородный мир. Король выслушал и продолжил, а я не могу вам подсказать и помочь в этом деле к нашей обоюдной выгоде разумется, а потом мы можем разойтись, куда каждому надо. Предложение я встретил благосклонно и поощрил улыбкой. Король продолжил, понимаете, я не знаю как у вас с информацией относительно прохода в Благородный мир, но туда пускают не всех, а если по простому то туда не пускают никого.
        Я, конечно, заранее прошу прощения, но вы не можете там иметь полное подданство, и он показал на мои руки и взамен показал свои. Я только сейчас заметил, у короля было шесть пальцев на руках, то есть большой и еще ПЯТЬ пальцев. У вас отсутствует благородный палец, и он показал палец между средним и безымянным в таком знаете знакомом жесте, что я не произвольно скривился, а король меня понял совсем не так, и сразу поспешил меня вроде как утешить. Я если позволите, могу походатайствовать перед советом королей, и объяснить им ваш статус, и ваше положение. Все, вкупе с вашими возможностями, и вы можете получить там статус и высокую пайсу.
        А у вас она есть, спрашиваю, а сам без понятия что это. Он сразу быстро достает такую небольшую пластину с ладонь размером и с одной дыркой с одного краю и все. Я ее повертел и вернул. Что я могу сказать, пластина состоит из двух слоев медного и железного со стороны медного, выбиты какие то закорючки, а с железного только точки. Напротив одной точки пробита дыра, а напротив где две ничего и также, где три точки, четыре и пять. Типа как у нас права и чтобы это значило я с вопросом к королю. Он как видите, у меня высокий статус, я только не могу проживать на территории городов Благородного мира, а все остальное могу, правда, он улыбнулся, ничего не хочу, и замолчал надолго.
        В процессе этого обмена информацией или скорее выпытывания кто, что и где. Как же это выматывающее, ничего не сказать и в тоже время все узнать, да еще и не выглядеть дураком, и невежливым. Про пластину я узнал буквально следующее, эти точки это допуск или по нашему, такой своеобразный паспорт.
        Он есть у всех жителей того мира, куда я собрался. Получить его просто он стоит всего-то сто монет для местных людей, это вроде нашего миллиона. То есть сумма в принципе не подъёмная, для баронов проще такая сумма у большинства есть, но там вступает другое условие, эти права, то есть дырки по простому, в идеале их для полного дворянина благородного мира не должно быть.
        Что они означают:
        одна точка проживание на территории городов,
        две точки торговля на территории городов,
        три точки торговля за городской чертой,
        четыре точки проход Благородного мира
        и пять точек заход в Благородный мир.
        Получается, что стоит на моей этой Пайсе пробить дыру напротив пяти точек и я полностью бесправен. То, что это действительно произойдет король подтвердил наклоном головы, правда добавил, что еще есть возможность зайти в ближайшее управление стражи, и если это ошибка, то сто монет и все исправят. Однако как у них там весело и просто.
        Когда же я поинтересовался, а как велики заработки у населения, то выяснил что в принципе для местных это не очень и много. Там даже люди полей, это местных крестьян зовут так, получают до трехсот монет в месяц, вобщем не все плохо.
        Перспективы для меня все более радужные, но меня волновало не это, что с пальцевой дискриминацией. Это тоже не было большой бедой, и где-то треть людей в благородном мире была обычная с пятью пальцами всего как и здесь в Крамене. Король много чего мне говорил, а еще больше хотел узнать. Как понимаете, сказать о шаманах астрала я ничего не мог, даже если бы и хотел, а вот о своих планах я ему напел и очень подробно, и сильно сгустил краски, что даже под конец вынужден был сказать, что я пошутил.
        Я ему сказал что хочу, наверное, быть королем Благородного мира, потому как королевство Крамен меня уже не прельщает совсем, больно маленькое и сильно отсталое в развити. Это вызвало неоднозначную реакцию, хотя король с надеждой, а может, уже привык к моей манере общения, кто его знает. Спросил это такая шутка, хотя поза и голос были очень напряженные. Я сказал, да, и он успокоился, но бокал налил и выпил. Видно ему было очень не просто это спросить, наконец, все это порешалось, или скорее только начало выстраиваться. А мы перешли к вопросу о победе, что я имел ввиду, когда подымал тост за победу и какая победа имелась ввиду.
        Я спросил,
        А что не понятного?
        Моя конечно.
        Король опять на меня непонимающе посмотрел и над кем. Я, а что, я такой, над собой конечно, ведь победы бывают только над собой, как учат нас наши учителя или кому не повезет то поражения. Последним высказыванием я добил его окончательно и он так и не найдя, что сказать спросил, может мы пригласим наших спутников и продолжим уже непринужденную беседу. Чем я и немедленно воспользовался.
        Дальнейшее действие мало, чем отличалось от того что было у предыдущего барона, за малым исключением.
        Я не стал, больше проводит показательные пуски этих шаров. Того, что нарассказывали Толис и Матас, а еще добавила Солина среди женского общества, было более чем достаточно, чтобы на эту сторону замка даже выходить не рисковали. Уже на следующее утро, ну утро относительное, конечно учитывая, что спал я опять не один. На беседу ко мне, опять напросился король, и он пришел не сам, а с Солиной и был такой очень интересный разговор.
        Все началось с того, что Солина рассказала, что ее мать часто присутствовала на званых обедах у короля. Я тоже это слышал, но не обратил внимания, мало ли кто, где присутствовал. А по местным законам оказывается, это возможно только между родственниками. Ну, там подруга (жена), дети и если статус приходящего выше того, кто устраивает обед. По поводу статуса короля понятно, что выше быть не может, а вот что она может быть его дочерью, вполне допускалось королем.
        Вот он и хотел отправиться к барону Кастило Ратос и на месте все расспросить, но у него две проблемы. Он пока плохо переносит езду на лошади, и вторая, здесь все-таки водятся дикие шарки, и еще он опасается священников и особенно лучников, блюстителей веры. Они очень сильны и хотя барон Винсс может предоставить и пять дюжин охраны, это не гарантирует, что удастся отбиться. Особенно если перед этим будет нападение шарков, а они в этих местах проходят очень в большом количестве. В общем, мне предлагалось поработать охранником, и получить за это не плохие дивиденды. Я не стал отказываться и даже предложил королю выход из положения, что если он не может ехать на лошади, он может ехать в телеге.
        Мое последнее предложение вызвало очень странную реакцию, он сначала сильно побагровел, а потом рассмеялся. Вы шаман Астрала действительно не местный и не знаете местных обычаев. Никогда барон не сядет в телегу, запряженную олами. А, я король, вы понимаете, даже имперские воины, не рискнули посадить меня в телегу с олами.
        Я, а причем здесь олы, эти ваши быки, они вроде очень медлительны, я слышал, а если запрячь лошадей и быстрее, и для престижа урон меньше или даже никакого вроде, тоже мне помешанные на обычаях. Как на меня король смотрел. А потом и рассказал, а ведь действительно, как давно я из столицы. Там ведь наши пожилые советники ездят в карах ну это такие телеги с верхом, крыша есть, как он стал объяснять, я перебил, не трудитесь, я знаю, что такое карета. Что такое карета, не знал уже король, и мы немного недопоняли друг друга. Я то думал что карах от слова карета, ну все на свой язык перевожу, а имелось ввиду что существует Карах это носилки на колесах и Нарах это носилки которые носят рабы, или по нашему, паланкин вот такие местные реалии.
        Когда это все мы выяснили, то король был очень доволен, действительно телега, запряженная парой лошадей никакого урона чести короля нанести не могла, и что еще более существенно передвигалась очень быстро. Оставшееся время прошло в суматошных сборах и распределении кто поедет и на чем.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Король Пьетру Кьенус
        Мое спасение это просто чудо, и надо, как и обещал открыть храм Фрая-Лельку в столице около дворца, а то, это не порядок, знатные бароны и высшая аристократия Крамена вынуждены ходить на окраину Милоса. В то время, как храм «Единого» стоит на главной площади, и каждый желающий может зайти в него в любое время. Ко мне пришла дочь барона Кастило Ратос, хорошая девушка, и попросила быть ее сопровождающим. Она очень мило стеснялась, и у нее были такие ямочки на щеках, такие же были у моей Католи, мне сразу стало не по себе.
        Ведь сколько переходов назад уже пропала моя дочь, верные люди прошли все баронства, где она могла бы быть и ничего, никаких следов. Поэтому я согласился, пусть будет тебе счастье девочка, и отпустил в храм, только сказал прийти и рассказать, как все прошло, это не обязательно, но всегда говорилось в напутствии.
        Смелый все же этот барон Винсс, ведь какие кары ему сулили священники, за размещение храма Фрая-Лельку на территории замка, а он все же построил и такой красивый. Келья «Единого» в другом конце замка совсем не смотрится. Эта девушка Солина теперь уже подруга Матаса действительно пришла и сильно стесняясь, стала рассказывать, что жрец попросил ее…. Она опять не смело улыбалась поговорить мне с ее матерью, что бы это значило. Неужели то, что я думаю, но нет, нельзя спугнуть удачу поеду, а там уже на месте все и выяснится, это сколько же переходов прошло. Когда собирались, этот Шаман такое предложил, и мы чуть-чуть недопоняли друг друга, если так можно выразится, но потом все разрешилось. Ведь на карах ездят только в столице, в баронствах это невозможно по двум причинам. Это страшно дорого и зачем, когда на лошади сподручней, и проще.
        Выехали сразу утром на трех лошадях и Карах запряженной двумя лошадьми. Конечно, карах не такой как в столице, но за ночь барон Винсс как мог, улучшил телегу. Заменил все доски и даже устроил некое подобие ложа, хотя я и просил не сильно стараться, воин я или нет, в конце концов. Ну, утром это мягко сказано, Шаман Астрала никогда не торопится, тем более, когда у него бод боком есть, кому скрасить ночь, эх молодость, молодость.
        Ну, ладно, не дело короля лезть в жизнь шаманов Астрала. Хотя зачем он здесь? Хотелось выяснить, очень не с проста все это. Он ничего не рассказывал, а его этот поиск, я встречал путников высокого сана, но не в Крамене же, у меня здесь, это в принципе не возможно из-за диких шарков, а вот в Благородном мире. Да, Благородный мир это мое проклятие и мой долг.
        Когда выехали, солнце уже было в самом зените, но лошади скакали легко, и за три дня я надеялся добраться до замка барона Ратоса. В дороге событий не было, почти. Не считать же событием, появление трех диких шарков и визг Солины. Чего она испугалась больше, я не понял толи того, что выскочили шарки, толи того что Шаман, не останавливаясь, махнул рукой и от них ничего не осталось. Замок барона мы увидели, а скорее услышали, издали там раздавались крики битвы, тянуло дымом и возле стен кружили всадники и множество лучников, мне не нужно было даже приглядываться, чтобы понять. Это были воины блюстителей веры. Только они носят темные одеяния, и у них даже наконечники стрел железные, в отличии от моих воинов, где только бронзовые, железные мне не по карману слишком дорого. Ведь своего железа в Крамене нет только привозное.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        Когда напали шарки, я сам себе удивился, только разговаривал с Солиной, слышу ее визг. Оглядываюсь на шарков, машу своей, ну этой культей с протезом не знаю, как назвать, и продолжаю разговор. А что, о каких шарках речь, если рядом красивая девушка, даже и не моя. ну и что, поговорить то я с ней могу. Матас тоже к вроде дернулся за луком и все, только этот на телеге, королевский охранник уже стоял с наложенной стрелой, и у него было до нельзя забавное выражение лица.
        Попробуйте сразу изобразить: решительность, самопожертвование и удивление. Все это было хорошо и не стоило повествования, а вот когда на горизонте появился замок, и в воздухе явно потянуло гарью и еще чем-то непонятно-знакомым, тогда да, мне сразу вспомнился мой мир и такая далекая и близкая война.
        Пока нас не заметили, остановились у небольшого леска и стали совещаться. Здесь пока не знают огнестрельного оружия и обычно прут тесной толпой, что мне на руку. Легче справится с ними, ведь стоит им меня, скажем, начать окружать и вряд ли я что сделаю. Ведь как не велики мои возможности, но свой предел я знаю, и он где-то в районе десятка вот таких шаров, или трех, если напрячься, четырех больших, а потом полдня ни гу-гу. Хоть нас и было пятеро, но у нас было секретное оружия в моем лице, и его решено было использовать.
        Что надо отдать должное, при всей бесшабашности воинов этого мира, решение уехать подобру по здорову, высказывали трое из пяти здесь присутствующих. Так что здравомыслящие люди были, и поэтому мне не было сильно страшно, а что кто-то думает, что я вот такой теперь крутой, пру не разбирая дороги. Может у кого-то и сносит крышу, но реально я понимаю, что пара попаданий в ноги руки или одно, но в тело, а на мне нет сейчас даже бронника, и что, дальше. Свежий труп обеспечен.
        После долгих перипетий и разбирательств, а все же жаль было отца и мать Солины, решили попробовать выманить их на нас, а там может и удастся что. Телохранитель короля Котосс, как раз был против, и только настойчивость Солины, перевесила чашу, и мы решили сражаться. Как, это был вопрос, лесок был далековато от замка, и как их выманить сюда никто не знал. Вот с этого все и началось.
        Матас как раз сказал, как выманить, а я говорю, тогда в засаде посижу, и в тыл им кину пару сюрпризов, вот и повоюем. Развернули телегу с королем в обратную сторону. Солину посадили к королю, и телохранитель короля Котосс пересел на ее лошадь, и медленно поскакал к замку, сзади его страховал Матас с луком, и изображал что он, дескать, командир лучников, а они вот, вот выйдут из-за леска. Спектакль был разыгран как по нотам. Котосс изображает разведчика и вроде осматривает, что здесь и как, Матас на заднем плане вроде он командир дюжин или кто там по местному, командует воинами, и они спешат, где-то там, на заднем плане, где король с Соланой усиленно пылят.
        Здесь был небольшой ветерок, как раз от нас в сторону замка, поэтому если хорошо поднять пыль, то можно не надолго обмануть противника в количестве людей. Учитывая, что всадников и просто лучников у замка много, они непременно должны расправится с нападавшими, чтобы не воевать на два фронта. Ведь из замка точно пока не выйдут, и по любому замок никуда не денутся. А тут неизвестно кто, точно погонятся. Я же все это время сижу в лесу в засаде. Решено было, что если всадников будет не более пяти, я их просто пропускаю мимо и жду лучников, а вот если конных всадников больше, тогда будет хуже и их надо уже валить и готовиться воевать всерьез. Так оно и вышло, Солина с королем на заднем плане усиленно мели дорогу и пылили, как могли. Я бегом стал пробираться чуток вперед рядом крутился на лошади Матас и все не мог выбрать выгодную позицию, а Котосс умчался уже вперед. Судя по тому, что там прошло движение, и крики усилились, и даже раздался шум вроде трубы, никогда не слышал еще, что-то сейчас будет. В отличии от нашего мира, здесь все делается медленно и неторопливо.
        Нет, криков там хватало и даже очень. Что надо отдать должное, всадники нападающих не погнались, как планировали мы, а остались со своими лучниками, и стали собираться в строй, и поворачиваться к нам сюда. Наш разведчик скакал передними и подбадривал их выстрелами, пока сам не получил в руку подарок в виде стрелы, после чего он бодро прорысил мимо нас к королю, а уже следующим за ним Матасу пришлось изображать активность, правда он не стал сильно выпендриваться, в отличии от Котосса, и поэтому целый ускакал туда же к королю. Там, а судя по увеличению пыли, они уже вчетвером изображали толпу, и пока вроде им это удавалось.
        По крайней мере, организованная толпа уже почти сравнялась со мной. А много все же нападающих было. Теперь и я не видел из-за пыли, остались у замка, или нет нападающие, но мимо меня прошло уже с полсотни, и по бокам и сзади трое конников. Черт как пылят наши да и не наши воины аж сюда долетает в лесок. Плохо это, конников всех сразу не достану, а если они разойдутся совсем плохо. Переигрывать уже не стал, и только расстояние от последнего конника стало метров двадцать, хватаю из ближайшего облачка так пучочек и швыряю в толпу, с расчетом попасть по коннику справа от меня. Пока летит первый шар, выскакиваю на дорогу и, пользуясь тем, что меня не заметили из-за пыли, еще бросаю второй шар в заднего и короче, кому достанется. Взрыв первого наделал немало бед, а от второго и я сам пострадал малехо, меня опять хорошо приложило об землю. Ладно, хоть камней не было, и было чуть-чуть травы, а то и сознание мог потерять.
        Поднявшаяся пыль скрыла все из глаз, и я что бы не попасть под шальную стрелу или еще что, как ужом скользнул обратно в лесок, и там уже пригибаясь, стал обходить всю толпу, пытаясь зайти ей в голову. Когда отплевываясь и протирая глаза, я вылез, уже было все закончено. Здесь что хорошо, никаких проблем с добиванием, все кого не убили, садятся и сидят. По мне детский сад чес слово.
        Около пленников уже суетились, телохранитель короля и Солина, а Матас и король были в стороне с луками наготове. Причем король с одной стороны, а Матас с другой, вполне профессионально, не перекрывая друг друга. Когда я вылез из зарослей, Матас только чуть дернулся, а телохранитель уже стоял с двумя ножами наготове, серьезно, однако у него с подготовкой. Увидев, что это я, Котосс как ни в чем не бывало, продолжил сбор оружия, а Матас продолжил контролировать лучников, которые спокойно сидели прямо на дороге. Что надо сказать рядом валялись раненые, их никто не трогал, и когда я кое-как вылез к Матасу и спросил, а что с ранеными делать. Он лишь неопределенно покрутил головой, а что, они не сдались и не нападают, что делать, оружие Котосс собрал, там видно будет.
        Да, с одной стороны вроде все гуманно, даже по мне чересчур, с другой, раненым не помогают, пока они не сдадутся, а они не сдаются, не могут просто подняться, вот такая дилемма. Мне этих раненых тоже было не очень жаль, да и если честно, я боялся, что эти человек пятнадцать сейчас вскочат, и хрен мы что сделаем с ними, завалят всей толпой. Пока собрали оружие, пока пыль улеглась, около замка тоже прошло движение, и оттуда показались лучники, я уже изготовился, но тут Солина сорвалась и с криками отец, убежала. Если такое дело, я тоже расслабился и тихо сел на травку, начался отходняк, и меня стала сильно бить нервная дрожь.
        Вроде и не впервой, и хуже бывало, а вот уже месяца три, наверное, или даже больше вот не бегал в открытую, и на тебе. То, что я перед этим взял можно сказать два замка, там скорее была демонстрация силы, можно сказать намерения, а не дело. Подошедший граф стал раскланиваться с королем, а потом построили пленных, и повели в замок. Если кто думает, что раненых подняли и понесли как же. Скажем, я повернулся и пошел к замку, а в живых сзади уже никого не осталось, как мне потом объяснил телохранитель, пленных мы забрали, а зачем живые враги. Вот такие реалии этого мира.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Кастило Ратос
        Шаман уехал, и не спокойно стало на душе, вроде и не опасаюсь за них, а не спокойно. Уже и вазеса нарвали, у меня реки поблизости здесь нет, и камыша из-за этого нет, но на некоторых полянах около дубрав растет трава, вазес зовем, она похожа на камыш, чуть поменьше, но тоже ничего для покрытия крыш пойдет. Кто бы знал, что это бесполезно, нет, только укрыли все крыши, и даже стал подумывать о самом замке. Где брать черепицу, опять заказывать купцам а это расходы не дешовая она да и разрешение надо брать на нее. Вот приехал отряд блюстителей веры, и потребовал выдачи лары Тали. Когда стал спрашивать в чем дело, то мне предложили или я ее отдаю им, или они осаждают замок и берут ее силой.
        Тали уже даже хотела сама выйти к ним, но не учла одного, что среди баронов предателей нет, и Ратосы никогда ими не были. Такого позора я не потерплю, чего бы, это мне ни стоило. От заката и до восхода блюстители дали время на подумать, и с появлением Граниса, начали планомерный отстрел. Сначала они подожгли несколько скирд сена внутри замка, потом крышу конюшни, хорошо лошадей не было, хоть в чем-то польза, а я все жалел, вот хоть в живых останется моя Гора, я все по ней сильно скучаю.
        Я перед приходом блюстителей веры, уже хотел пойти к соседям и узнать, у кого можно жеребенка купить или обменять, ведь камни у меня остались, да вот как оно все получилось. Нападающих было около пяти дюжин лучников и пятеро всадников. Они постоянно скакали вокруг замка, и малейшая заминка, как какой-то лучник падал или раненым или убитым. За полдня, только одна удача, все же убили одного всадника и ранили пятерых лучников. В остальном все плохо. На территории замка, многочисленные пожары, а воды в бассейне мало. Все же готовились к дождям, кто же перед дождями будет воду запасать. Если осада продлится больше двух дней, будут падеж олов, и даже в замке многие умрут от жажды, ведь раненым нужно много воды. Да, и чтобы всю ночь стоять на страже, надо пить сотко, а воды опять-таки нет.
        Уже ближе к вечеру со стороны барона Винсс показался какой-то отряд. Если это помощь блюстителям веры, то можно идти в последнюю атаку, так как нам не выстоять против такой силы. Харе-Лельку я сам поставлю тебе храм в замке, если выживу, конечно. Помощь пришла, но какая-то слабая, показался один воин на лошади и он стал скакать вдалеке и ничего не делал, постреливал иногда только, странно, один воин, откуда он. Это был не лучник блюстителей веры, они тоже заволновались, и стали строится в таксис и, оставив пятерых около главных ворот, сами пошли за всадником на лошади, кто же это может быть.
        Над лесом стояло облако пыли, там видно приближался большой отряд, а это был дозорный от них, значит. Справятся ли они с блюстителями, и не помощь ли это самим блюстителям. Вроде не помощь, но все равно не понять ничего, почему показался, может, заманивает, хотя против пяти дюжин, хоть заманивай, хоть не заманивай, вряд ли что сделаешь. Монастырские воины очень хорошие воины, туда берут лучших и там есть много имперцев, сам видел троих. Это мне стоило ранения в руку, когда неудачно выглянул из-за стены.
        Когда отряд блюстителей веры уже прошел половину леска, там раздался страшный бабах и следом еще один. Хоть и было страшно, но даже в замке все стали кричать, что это наш «Шаман Астрала». Действительно так мог воевать только наш Шаман Астрала.
        Под крики ликования были опущены ворота, и оставшихся воинов блюстителей веры, буквально нашпиговали, как качи специями. Все схватились за мечи и поторопились навстречу шаману, может понадобиться помощь. Помощь действительно понадобилась. Транспортировать пленников, и выручать меня от моей Солины, она буквально задушила меня.
        Что меня поразило еще больше, среди тех, что бежали на помощь, были несколько кайре с топорами. Они с луками вобщем не очень, а вот с топорами, иногда очень хорошо помогают, они сильные. Может медлительные немного, но ведь иногда надо просто задержать, а там мы и сами справимся.
        Это вызвало не шуточные опасения, ведь шаману может, не понравится и что тогда, я всерьез опасался. Когда же появился сам Шаман, он сидел на телеге с королем Пьетру Кьенус и погонял ЛОШАДЕЙ. Это же надо, телега, но с лошадьми, а ведь это да. Урона никакого нет, ведь лошади, благородные животные, а на них ты едешь или на телеге с лошадьми, какая разница.
        Я поклонился своему сюзерену и шаману Астрала, а как же, он ведь тоже, или он меня и спас. Хотя король, я тоже думаю, в стороне не стоял, он великий воин. Переходов, конечно, ему не мало, но они живут долго, те, у кого шесть пальцев, я слышал. Я уже хотел распорядиться, чтобы все кайре быстро покинули нас, но не успел, на них уже грузили все оружие пленников, а Шаман смотрел на это и ничего не говорил, а был даже доволен и улыбался. Может он в хорошем настроении просто, и не хочет в честь победы портить настроение мне, себе. Ладно, что теперь надо будет, извинюсь, что теперь, я еще с прошлого раза должен ему жизнь, а теперь уже две.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Король Пьетру Кьенус
        Победа досталась не легко и даже, даже. То, что нашлась моя пропавшая и любимая дочь, не может затмить горечь утраты, в замке погибло более пяти дюжин лучников три дюжины кайре и это за одно только нападение, еще одно такое, и замку не выжить. Нет, я понимаю, Благороджный мир спасает Крамен от Империи Стор, но такой ценой, и что делать.
        Разговор с Шаманом очень не простой вышел, и поднял такие проблемы, которые вроде и проблемами не казались. В замке всего двое людей, формально связанных с империей и имперцами. Это священник и учитель, и оказывается этого достаточно, чтобы реальная власть в стране принадлежала не мне, и даже не баронам замка, а Империи Стор, которая за многие дюжины и дюжины лиг отсюда.
        Не знаю, что и делать, если я издам сейчас закон о запрещении обучения, это плохо, упадет в будущем вся экономика Крамена. Ведь как выяснилось, купцы, пользуясь не знанием счета баронами, а я ведь закрывал глаза на то, что сыновья баронов, явно не учат науки, а только бой и не много стихов и этикета эх, молодость, молодость. В результате замки почти не получают прибыль от торговли с купцами, и если бы не обмен между самими замками внутренними товарами, то было бы еще хуже.
        Допрос этого Жикахо, учителя замка тоже показал, что ему было рекомендовано. Уделять внимание в первую очередь вере в «Единого», потом танцы и этикету, и только потом изучению местности и счету. Своим указом, я все же поменял приоритеты, Хотя этого явно мало, но что можно изменить и сделать, я сделал. От меня пошли указы за личной печатью, жаль, государственная печать осталась в столице, но ее нельзя взять без того чтобы об этом не стало известно имперцам, и сбежать тогда не вышло бы совсем. В указе, который я издал, было особо подчеркнуто, что учитель обязан учить счету, грамоте, изучению земли проживания и этикету, без упоминания веры. Любое упоминание верований учителем строго воспрещалось, а было хитро придумано.
        Шаман Астрала здесь подсказал, что надо разделить, пусть священник учит вере в
«Единого», кто против, многие в него верят и пусть, но этим занимается только священник, а учитель только учит. Упоминание «Единого» и любого божества Лельку наказывается на усмотрение барона замка. Этим убивались сразу два шарка, как объяснил шаман. С одной стороны меньше прививается вера в «Единого», и в то же время учитель не сможет ругать старые верования, хвалить он их в любом случае не будет, а так и ругать их он не сможет. Просто демонский план и если бы не Шаман Астрала, я что-то все же и подумал, а не демон он случаем, хотя по виду и не скажешь, но это уже в меня проникла вера в «единого».
        В замке я пробыл около шестидневья, за это время было три посещения. Два очень желательных, приходили барон Ситос Ланис со своей дружиной и военачальник барона Этоса, это на самой границе графства Скито Варис с ними обговорил новости и их чаяния, он пообещал лично заняться распространением указа, это очень нужное дело и сильно поможет Крамену.
        Третье же посещение ужасное по сути как событие, но приятное по исполнению. Приехали блюстители веры, но не за Тали, как вначале все подумали, а обычная ротация священников. Когда им стали объяснять, что священник погиб в результате нападения Шамана и барон вобщем не виноват, не то что бы они не поверили. Поверили, куда же им, тем более, что аргумент в виде этого самого шамана Астрала, сидящего на холме и как бы между прочим бросающего огненные шары в небо.
        При появлении этого отряда, он как раз запустил очередной на невообразимую высоту, и он там расцвел красивым цветком Алот, было очень красиво и еще более страшно. Если представить, что такой цветок расцветет над замком, или в самом замке, или посреди лучников, например, блюстителей веры.
        Вид блюстителей веры, которые были сама любезность и обходительность, и главное скорость, с которой они провели все формальности, и отбыли обратно в столицу. Просто запредельная. Как рассказывал барон Ратос, прошлый приход, они были почти шеститдневье, и облазили весь замок и все окрестности.
        Оставшийся священник, такой пожилой монах, был тих и скромен, как молодой послушник и прочел указ короля с таким почтением, как будь-то он королевский гонец и спешит к ближайшему барону с поручением. Все здесь было хорошо и хотелось еще остаться, но впереди сезон перехода или сезон дождей.
        Как назвал шаман, «осень», куда ж от нее, такое смешное слово, хотя многим понравилось, даже все стали говорить, а что, ошень не много похоже на наше увядание, засыпание может и правда заменить.
        Пока ничего не решил, заботы управления королевством никто не отменял и, хотя я на случай своей гибели, оставил все грамоты и указы на мою дочь Католи, и соответственно в случае моей гибели барону Кастило Ратос быть королем, то-то имперцы удивятся, такому обороту дел.
        С бароном все было оговорено, и хоть он и был не очень, мягко выражаясь рад назначению и свалившимся перспективам, но он был патриотом моего королевства, и готов был принять в случае нужды все тяготы на себя. Наш путь же лежал обратно в замок Винсс и дальше в Благородный мир, в который с сезона «тепло», я все не могу попасть Харе-Лельку.
        Королевство Крамен.
        Тали урожденная Католи
        С самого детства жизнь Католи была тиха и незаметна. Когда ее старший брат Маратос усиленно занимался мечным боем и науками. Сидел днями за изучением своей страны и денежными делами, а в королевстве за этим строго следил его отец король Пьетру Кьенус. Ей все это не было нужно и ее дружки, дочери знатных аристократов Милоса все время ее зазывали на балы посиделки и просто прокатится на Карах. Все это ее нравилось до тех пор, пока она не узнала, что оказывается ее дружка Малита, уже не принадлежит к аристократам, потом другая дружка Талис, тоже отдана в подруги совсем не за аристократа и все по одной причине.
        Какие-то купцы что-то не то посчитали, толи продали дорого материал, толи чашки были очень дорогие или бронза опять стала дороже. Когда она этим стала интересоваться, сначала брат ее спросил, зачем ей это надо. Ему она поведала историю Малиты и несколько других, брат ей быстро объяснил, что если отец Малиты, только хороший мечник. Это еще ничего не значит, надо и хорошо знать счет, одним мечом это только с шарками, и он не стал дальше продолжать. После всего сказанного Католи сильно задумалась, и потом попросила отца, дать и ей возможность учить счет, а не только танцы и этикет. Хотя Пьетру Кьенус был и не в восторге от задумок дочери, но препятствовать не стал, пусть попробует, надоест, скажет или сама бросит.
        Первоначальная задумка просто помочь своей дружке Малите и другим, как-то незаметно переросла в увлеченность и она днями могла этим заниматься. Когда она своими постоянными требованиями дать еще знаний довела своего учителя до истерики.
        Отец вроде как в наказание отправил ее помогать своему барону Сильватос Марос. Советнику ответственному за торговлю и финансы всего королевства Крамен, надеясь, что это отобьет всякое желание у дочери заниматься деньгами и счетом. Какое же было его удивление, когда уже дочь пришла к нему и буквально на двух листах объяснила, что купцы, что привезли медь и черепицу для крыши дворца, сильно завысили сумму и, хотя цена была приемлемая, но там были разные сорта и на этом купцы сильно выиграли.
        Тогда увлечение дочери сильно помогло экономике всей страны. С тех пор и повелось, Католи все дни напролет просиживала в здании счета и денег, как звали казначейский дом. Ее даже не гласно стали звать барон Католи, чем в тайне гордился король. Когда в королевстве Крамен стало не спокойно, Пьетру Кьенус решил отправить дочь подальше, к своему другу барону Винсс.
        Первоначальный план, что надо через графство Батоса Паоли и дальше был очень хорош и практически безупречен. За одним маленьким исключением, не выполним. Был как обычно сбор налогов и в империи Стор было много, очень много людей, которые знали кто такая, барон Католи. Это обычные люди ее не видели и не знали и считали что это помощник Сильватос с необычным вроде женским именем и все. Поэтому сначала верные люди просто пересидели в таверне «У дороги», а потом вернулись, обратно и уже вдоль моря пошли в обход королевства и всех ищеек империи Стор.
        Надо отдать должное имперцам, что до таверны «У дороги», Католи находилась под плотным присмотром и уже на следующем баронстве ее просто тихо забрали бы и все, но планы, планы, все изменили три шарка. Сначала они загнали небольшой отряд на деревья, потом когда шарков убили, и они попытались проследовать дальше. Начался дождь перехода, потом были еще шарки, потом. Потом уже было совсем плохо.
        Лучников убили всех, и она с единственной дружкой шла, а скорее плыла по болотам в сторону моря. Когда они, каким то чудом, все же добрались до него, у ее дружки и верного телохранителя началась болезнь, толи от недосыпания, толи от переохлаждения и у Католи не стало дружки. горько проплакав и похоронив верную дружку Католи пошла дальше. Может от утраты, а может и от всего сразу, ведь Католи кем бы она себя ни считала, была всего лишь дочерью короля, а не обученным воином.
        Да, она была прекрасно обучена считать, что-то готовить, но жить на природе, в не самом спокойном месте королевства Крамен. Все же судьба снизошла до Католи, и ей повезло встретить рыбачку Имериас. У той не было ничего, в последний шторм в море унесло и жизнь главы семейства, и жизнь ее сына Конаса, она уже сама хотела уйти следом. Но на берегу моря, где впадала небольшая река Лурас, она увидела изможденную девушку почти ребенка и не смогла пройти мимо.
        Жизнь Католи, поле того как ее нашла рыбачка, сильно изменилась. Если поначалу, она считала, что попала в империю, и ни за что не стала сознаваться кто она. Она даже имя поменяла Католи на Тали, явно не очень благородное, и так к нему привыкла, что даже когда она уходила от Имариас, она так и написала в записке ТАЛИ.
        Она ушла, прожив два года не самых легких, а откуда легкие годы в семье рыбака. Только сейчас судьба ей, наконец, улыбнулась, она в очередном баронстве встретила большой отряд лучников и много, много девушек на смотрины.
        Некоторых она даже вроде как видела, но они ее не узнали, конечно. Ведь она все же была дочь короля, и если они на балу были только в королевском саду, то она была в самом дворце и не в таком наряде как сейчас, и не такой загорелой. Выдать себя за одну из дочерей местного барона, тем более, что по своей прежней «работе», она прекрасно была осведомлена кто из баронов, что имеет, и сколько у кого детей. Поэтому она вместе с остальными девушками стала совершать поход по баронствам примерно по тому маршруту, что и хотел король, только вот на два года позже, и ее естественно никто не узнал, да она и не очень хотела этого.
        События вокруг развивались не очень хорошо и, хотя ее вроде как не искали, но девушки рассказывали, очень страшные истории. Может, конечно, это частично были и выдумки, чего не скажешь, что бы понравится или разжалобить очередного сына барона, но Тали решила не рисковать. Несколько раз и ее пытались вытащить на беседу, и даже два раза серьезно пришлось выкручиваться, чтобы не взяли подругами, но все удалось.
        Продолжалось это путешествие почти до границы с Благородным миром, и когда она уже было, обрадовалась, что вот уже и конец ее путешествия, она узнала.
        Что в баронство Винсс она не попадет, купцы, что с ними были, получили приказ сворачивать в сторону, и идти к совсем другому барону. Это так огорчило Тали, что она не сдержалась и в отместку решила отомстить купцам, благо прежний опыт работы казначеем не забылся, она и с Имариас часто ходила на шанаш или местный морской базарчик, и там была возможность и приценится и поторговаться. Вот так и познакомились лара Тали урожденная Католи дочь короля Крамена и барон Кастило.
        Королевство Крамен. Графство Тадола Тона
        Карлик
        Я научился пускать сверхмалые шары. Нет, я, правда, научился, то, что король нашел свою семью. Это хорошо, это просто замечательно, но я научился пускать маленькие такие шарики. Что очень важно, их могу пускать много. Ну, штук 50 точно пробовал, может и больше, конечно. Он убивает только человека или лошадь, или одного шарка и все, но первое он довольно быстро летит в отличии от других шаров, чем больше шар тем медленнее он летит, от очень большого можно запросто удрать бегом. А эти летят как стрела, а если постараться то и быстрее.
        О расстоянии я вообще молчу, вверх швыряются ну, я не знаю как где, а на уровне облаков, наверное, километра три четыре точно, вон как облака подырявил в вышине. Я думаю и вперед также, просто я не вижу настолько далеко. Все окончилось с местным бароном тоже нормально, хоть он и потерял много людей и этих пятачковых. Я их так стал звать, а то черти, черти не катит, я проговорился кто такие черти своей полу подруге.
        Ну, в храм я не пошел с ней, и расставаться тоже не хочу, а что она хорошая такая, а семейные обязанности. Это не по мне, хоть по местным обычаям можно иметь, сколько хочешь, правда, реально больше трех никто и не слышал что-то. Там с возможностями не получается, как не вникал, не понял и ладно, оно мне не надо. Поэтому я такой полу семейный, а что уже в двух замках по подруге ну и что, что в храм не ходил. Я это, типа не верующий, хотя, что-то в свете всех этих чудес с моим участием, мне, что-то не по себе. Одно, когда тебе рассказывают, что где-то там, а то еще и после смерти и совсем другое, что вот ты можешь, и тут еще какие-то демоны с хвостом рогами и тоже могут, прийти и настучать по голове. Поэтому я имею желание поговорить со знающими людьми или по местному жрецами вроде. Только выберу, с каким и поговорю, вот в храме барона Ратоса вроде жрец Фрая этого, который Лельку.
        Поговорить не удалось, он постоял, посмотрел на меня и сказал, не время, потом придешь, после возвращения и ушел. Я хотел возмутиться, а потом подумал, раз он сказал, что после, значит, у меня будет это после, а мне и не надо больше ничего. Вот с такими мыслями шли к границе. Барон дал охрану хорошую и даже Матас и Толис шли со мной до границы. Дальше договорились, они не пойдут и дорого, хотя мне это не проблема и второе, как бы мне их еще защищать не пришлось в дороге. Скрепя сердцем согласился, а что опять надо начинать все сначала.
        Часть 2
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Король Пьетру Кьенус
        Через границу переходили втроем. Это не опасно я уже раз пять здесь был и многое знаю. Здесь я даже не король соседней державы, как многие думают, а всего лишь дальний родственник семьи Кьенусов, которые из-за опалы, только недавно снятой кстати, только, только стали оправляться и вставать на ноги. Поэтому я Шаману Астрала сразу все и объяснил, что я всего лишь проводник и не более того. Он даже был немного рад, что меня удивило. Это он объяснил просто, меньше внимания, больше возможностей. Я не понял, да и ладно, до столицы Благоса, отсюда почти двести лиг, и это если на лошадях. Меньше чем за две шестидневки не добраться, а местные цены сильно отличаются от Краменовских, и хотя шаман заставил раскошелиться барона Винсс. Да, и я не беден, все же нам придется экономить, заработать вряд ли здесь получится. Первое, что удивило моего телохранителя и совершенно не затронуло шамана, это сторожевые шарки. Они здесь в каждой усадьбе и при зданиях в городе.
        Все же не понятный шаман, я думал, он удивится, но он вобще равнодушно прошел мимо и все, а когда из одного двора выскочил щенок, то я еле удержал своего телохранителя. Он хотел уже стрелять, в то время как Шаман Астрала просто слез с лошади и долго играл с ним. Я и не понял, где он мог видеть щенков шарков, ведь кроме Благородного мира их нигде больше нет и в стране шаманов Астрала, их точно нет, я бы знал про это. Выходит шаман много путешествовал и мне всего не говорит, но Благородный мир он как-то пересекал или был очень рядом. Может в диких землях, что я еще не знаю о нашем шамане.
        В первом городе Закатоне он расположен на заходе благородного мира потому так и называется. Выдали телохранителю и шаману карту пропуск Пейсу. Телохранитель получил с тремя отверстиями и вобщем был очень доволен этим. Я пообещал получить ему через своих родных с двумя отверстиями, а шаман совсем без отверстий. Как он этого добился, он молчит и улыбается, только сказал, хочешь жить умей крутиться. Это он наверно к моему телохранителю обращался. А что, я ехал как и положено, а вот телохранитель во все стороны крутил головой. Ему было действительно не по себе, ведь начать с того, что здесь лошадь почти в каждом дворе и по улицам все время кто-нибудь скачет, и что шарки, которые здесь находятся, ни на кого не нападают, а иногда просто рычат и гавают. Они звуки такие издают поэтому и говорят, гавчет. Это для телохранителя было труднее всего. Перекусив в местной таверне, мы поехали в следующий на пути город Полес.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Карлик
        Пересекли границу и наконец, я увидел более менее приличные места. Нет, автомобили не побежали по дорогам, и асфальт тоже не проглянул сквозь траву. Хотя изменения были существенные. Стало меньше лесов, их скорее не стало совсем. Вокруг сколько глаза видят, были поля и между ними прокопаны каналы с водой, видимо орошение или что-то похожее. Пьетру подтвердил, действительно это растет зерно Ттус, сейчас его только убрали и посадили Таф. Однако как у них здесь все продумано и есть севооборот или как-то так это называется. Через два дня скачки попали в город Закатоне, ну по нашему закатное, это понятно он на западе этого Благородного мира. В город не пустили, вернее, пускали только короля, а нас отвели в отдельный вход с большим количеством охраны. Правда, когда посмотрел на охранников, то понял никакие они не охранники, а больше вид делают, бутафория вобщем. Массовка для купцов, мне это потом объяснил местный «выдавальщик пропусков».
        Когда еще ехали до границы, я все же решил разобраться с местными колдунами или
«движителями». Их основные возможности, оказывается, двигать предметы и иногда зажигать огонь типа факел или там нагреть шлем, меч в руке или еще что по мелочи, правда, это не сильно и очень недалеко.
        Что я боялся, это что они читают мысли. Сразу скажу, мне это не грозит у меня это типа как у местных священников, что-то там не в порядке или заблокировано. Ни я, ни у меня прочитать ничего не вышло, по крайней мере, у телохранителя короля, а он говорит, что сильный движитель. Вобщем с этой стороны опасности нет, по поводу его движительства, здесь непонятное что-то. Мы много пробовали с ним и так и этак, оно интересно все же. Когда он что-то двигает, он берет нити те же что и я, и ими тянет предмет до такой рамки из небольшой дымки, перед тем местом, где он хочет остановить предмет. Саму рамку он же и ставит. Выяснилось интересное, ни нити, ни рамку эту дымчатую, он не видит, и как сказал, никто не видит. Когда я специально попросил подвигать, там, где нет тумана этого голубого совсем, здесь редко, но можно найти такие места, то у него ничего не вышло. Хотя рамка ставилась, а вот нити, что тащили предмет, не было и все. Отобрать нити у него не получалось, само движение очень быстрое, а вот убрать рамку запросто, тогда получался интересный эффект, предмет не останавливался, а летел и очень далеко и
быстро. Я, глядя на такое, подумал, чем не дробовик или пищаль только на телекинезном принципе. Задумок было много и надо попробовать, но это потом.
        Главное я теперь не боюсь движителей, и даже их возможности валить нападающего или просто любого на меня не действуют, это те же нити, а я их вижу и просто убираю или поглощаю. Нагрев же вообще не проходит, это хорошо, но по той же причине, я движителем быть не могу, нити меня не слушаются, только поглощаются и выбрасываются и все.
        Выдача пропусков, тоже мне диво, просто в одной комнате взяли деньги, потом в другой как водится, стали спрашивать, имя, звание, имя рода и прочее. Здесь сидел такой хитрый старичок колдун, может он и не колдун, но что-то мог, я пока не сообразил, как его можно дурить, то чуть не спалился. Даже пришлось свою фамилию сказать Аксенов, а потом вспомнил психотренировки. Там нас учили, при вранье главное верить, в то, что говоришь, или давать ответы, без, да и нет. Типа, может быть, наверное, и все, после этого старичок только на меня хитро посматривал, он то понимал, что я, что-то не договариваю, но формально то правда, вот и прокатило.
        На выдаче пропусков уже сидел молодой такой, но солидный. Ну, это он думал, пока меня не встретил. Он как раз заканчивал выбивать мое имя с бронзовой стороны. Оно бьется, какими-то иероглифами, надо бы выучить, но это потом. Стал мне этот дырокол объяснять, про дыры, и что они значат, и сколько мне оставят, я ему и объяснил, что дыр мне не надо, не положено Шаману Астрала дыры. Он, было, возмутился, тогда я взял и из ближайшего облачка немного нитей и совсем меленьким шариком пробил стену и все. Ему я объяснил, тебя трогать не буду, а вот эту стопку новых пластин, что у тебя лежит здесь. Пробью аккуратно напротив пяти дырочек, и можешь, тогда их всем выдавать, он, поглядывая, то на меня, то на отверстие в стене, со словами простите лор Шаман Астрала. Я ничего такого, и отдал мне целую пластину, я только наклонил голову вбок и ушел. Как в последний момент успел вспомнить, что не вниз, а то совсем бы в ступор ввел чиновника. Здесь наклон головы вниз, отказ в разговоре или вызов в поединке.
        Когда прошли в город, а здесь в город только по этим пропускам Пейсами зовут, и все. Телохранителю было нельзя в город, допуск не тот, хотя они намекали, что все же можно, но только в этот, это, мол, приграничье, но я достал свою Пейсу, и они сразу вытянулись, и только сказали, простите, он с вами и отошли. Да, без бумажки или в данном случае «железки», ты никто, так и пошло. Я как «истинный благородный», заходил в таверны и говорил, они со мной, после показа Пейсы без дырок, все вопросы сразу отпадали. Пейсы здесь были у всех, но с одной или двумя дырами, а такой пустой ни у кого не было. Я спросил короля, почему это?
        Объяснение было простое. Это провинция и граница, истинных аристократов мало, и они в таверны не ходят, по крайней в такие, а мы в те не ходим, нам не по карману. Пока сидели, отдыхали и устраивались на ночлег в таверну, а называлась она «Мул короля». Вроде здесь, когда-то был король и его мул здесь или умер или наоборот, но я так и не понял что.
        Я еще не очень в языке силен и на слух он бывает сильно мне не понятен, когда особенно женщины на базаре быстро тараторят, я тогда совершенно не понимаю. В разговорном, понимаю хорошо, но здесь были такие идиомы, и как-то одинаковое звучание, разный смысл. Я не уловил, в общем.
        Значит, сидим, в зал вваливается толпа вооруженных солдат, здесь луков не так уж и много, так что не лучники, и с ними такой плотный низкого роста, но не толстый человек, и говорит вина всем и закуски и тут, же с порога. Есть караван в столицу, я беру караван и согласен довести всего за десятую часть и прочее, прочее. Я уже не слушал, мне это было не интересно, как оказалось, зря. Здесь были три каравана в столицу и сами главы караванов сидели в зале, они как раз ждали охрану и коротышка Тосс, ради них сюда и зашел. Это, оказывается, была его точка, где все караванщики собирались в обратный путь в столицу, а коротышка соответственно нанимался к ним в охрану.
        Когда же телохранитель Котосс задал вопрос, а если нет шарков, то от кого же охранять. Это вызвало здоровый смех, и все сразу признали в нас жителей Крамена, только там боялись шарков, но как оказалось, зато у нас не было лихих людей на дорогах. Здесь же это было довольно обычное явление, и переправы через мосты тоже были приличным расходом, там тоже шерстили хорошо. За провоз по мосту или на пароме, а по дороге как выяснилось, было три реки, то есть два моста и один паром. Коротышка Тосс сразу предупредил, лихие люди или «свободные» как здесь местные говорят, на нем, а на мостах там замковая стража, это уже ему не по чину.
        Купцы начали шумно торговаться, а я задумался, не пойти ли мне с караваном только в каком качестве и что дает тот вариант или этот. Если в качестве охраны, а что я такой круче меня только эти… и подстрелят меня в ближайшем леске и все. Второй, я еду как барон и ничего не делаю, меня еще и охраняют, но надо платить денежку и немалую. Когда считали, благо не надо было узнавать что почем, эти купцы так орали или шипели, что я думаю, вся таверна знала, куда и сколько и прочее. Да, видно это ни для кого и не было секретом, коротышку знали все, купцы тоже были все свои и торги шли из любви к искусству, а не для того чтобы реально что-то поменять. Тем более что, когда, в конце концов, коротышка сказал, как и в прошлый раз все сразу согласились, и больше вопросов не было.
        Я же с королем и телохранителем стали думать. То, что ехать с ними это однозначно, но только как, прикидывали и так и этак и, в конце концов, сошлись на том, что под охраной, но не как купцы. Чтобы было дешевле, решили все же что телохранитель едет в качестве такой неофициальной охраны, а мы как истинные благородные только в качестве охраняемых.
        Свои умения я не стал показывать, им хватило и того, что Котосс сказал, что он движитель, и его с радостью взяли. Согласившись за это не брать за охрану короля, а только за мою и оплату только за питание и провоз вещей, и то вышло почти сто монет, а хорошие у них цены кусачие. Судя по выражению лица Кьенуса, он тоже об этом думал, но это были обычные цены, а было что послушать во время спора, поэтому возмущаться я не решился. Выезжать стоило завтра с первого стакана, это время такое, по мне так часов десять, наверное. Они объяснили, чтобы успеть до деревни Лески, потому что раньше бессмысленно, а позже там закроют ворота.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Король Пьетру Кьенус
        С оплатой разобрались и с утра выехали в деревню Лески. Это первая деревня на пути в столицу, все мне здесь хорошо, но не спокойно мне. Мой мир не здесь, только отъехав от моего Крамена, я уже тоскую по нему, по моим людям, по моей дочери и внучке. Сколько радости сразу, и если бы не государственные дела, я бы никогда сюда не прибыл, но Крамен в опасности. Я знаю это как никто другой, имперцы все ближе и ближе, и их не спешное наступление, может в любой момент перейти в атаку безудержную и безостановочную. Шаман, а он попросил называть его Астрал, а то шаман здесь для местных, это жрец храма и на него уже нехорошо смотрели. Почему он не в том одеянии, кто он вообще такой, а каждому объяснять, что он в свободном поиске. Что это такое, он мне и не объяснил. Поэтому стал он благородный Астрал, имя вполне местное, а где его поместье здесь не принято спрашивать, потому, как не у всех оно есть.
        С этими купцами тоже неплохо получилось, они, как увидели Пейсу Шамана, теперь если какой разъезд или в деревнях, сразу его выдвигают, а это срабатывает безотказно. Здесь не часты аристократы или по местному истинные благородные ездят с караванами купцов. Это там ближе к столице, а здесь это провинция одно слово, вроде моего Крамена. Поход ничем примечателен не был, проехали один мост и один паром, когда же ехали ко второму мосту, то на выходе, а уже на выходе брали деньги, попался ну очень жадный барон. Это был, как купцы говорили молодой барон. Здесь приключилась небольшая война местного масштаба, и в ней погибли несколько старых баронов, и вроде даже ранили местного правителя, что вот они уже первые птицы изменений порядка.
        Новый барон установил и новые цены за проезд. Когда же купцы стали апеллировать к королю. Он прямо сказал, что он пока ему оммаж не давал и ничего не знает. Платите или разворачивайтесь. Вышел тогда Астрал, а он уже затомился стоять на мосту среди подвод. Все подводы не влезли на площадку после моста, и когда он подошел, то, как и обычно он поговорил с бароном и нас сразу быстро за пол цены пропустили, что он сказал, никто не понял.
        Барон назад не вернулся, а ускакал в свой замок, он был невдалеке отсюда, и мы поехали дальше. Впереди был город Ботохо, столица местного королевства и резиденция короля Ротих Такисс, я его мало знал. Потому как на совете королей был всего лишь раз. Весь Благородный мир представляет собой союз из двенадцати королевств, и провинции Крамен, ее до сих пор зовут мятежной тринадцатой провинцией и даже есть представитель от нее в совете, но он никакой реальной власти не представляет, и до сих пор был чисто номинально. Только последний переход, вместо него стал мой дядя и хоть он как-то сдвинул дело с мертвой воды, и я вот еду засвидетельствовать ему свое почтение, и что поделаешь, просить помощь совета королей. Что-то говорит мне, что эту помощь, я скорее всего не получу, но я все равно еду.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Астрал он же Карлик
        Путешествие, уже все себе стер, что можно, а эти телеги все купцовские заняты, целыми днями только и едем. Хоть здесь и лошади запряжены в телеги, но дорога не сильно располагает к быстрому движению, и телеги прилично гружены, купцы постарались на славу. Один мост и паром прошли нормально, дерут с купцов здесь прилично, конечно, но я так понял, что все окупается. Заминка вышла уже после последнего моста, уже и перешли все, ну, не все каюсь, мне не вышло и вот стою, моя лошадка переминается с ноги на ногу, а впереди только шум нарастает, пошел и я, ну, вдруг что дают. Действительно, там новый хозяин замка и соответственно моста через реку, и у него как всегда новый аппетит, вот он и задрал расценки, почем зря.
        Уже дело идет и разворачиваться, а что вроде есть переход в трех днях пути, там вброд можно, но это шестидневье теряем и места там неспокойные. Решил и я поговорить, сказал барону, а если я рассчитаюсь хорошо, тогда как?
        Пропустишь?
        Он только глянул, а молодой еще, молоко на губах не обсохло, а наглый, чувствует силу за собой, а ну замок вон и километра нет, сейчас дружину вызовет, и раскатают нас здесь по колесу.
        Я тогда беру его и показываю Пейсу, он, это конечно аргумент, и я ничего против высокородных не имею, и пропущу Вас и вашу свиту, ну а купцов, извините, ваша благородность.
        Ладно, думаю, уел, тогда я показываю ему флаг у него на башне, видишь, он смотрит и не понимает, я у него на глазах беру и пускаю маленький такой шарик, а что, зря я тренировался столько. Я теперь с любого расстояния попаду, во что угодно, только это видеть надо и все.
        Вот я при нем и снес его флажок и говорю, а хочешь чуток ниже возьму и побольше шарик, и главной твоей башни, как не бывало. Он сразу струхнул, и говорит, не губите там моя, моя… подруга. Живи, говорю, но цены, полцены, что было на год, и смотри. Буду обратно идти, проверю. Он сразу головой замотал, я думал и голова у него открутится, а ну, влево вправо гоняй, по местному то.
        Что бы купец сильно не радовался скидке, я сказал, что другую половину мне. Как договаривающейся стороне, а если что, то он может еще поговорить с бароном. Он сразу заткнулся, а я что, особой любви я к купцу не испытывал. С меня, он взял по полной, и почему я должен ему скашивать. Это уже не плохо, а то я вижу, что с местными ценами, наши деньги быстро к концу подойдут.
        Я ехал и ни о чем не думал, а что, до столицы еще далеко, тоска. Подъехал король Пьетру и сказал, что это не порядок и если с каждого купца будут брать по столько, то никакого движения с той стороны не будет, а там его Крамен, и он о нем беспокоится. Я уже хотел сказать, что я все решил, но тут король сказал, что надо заехать в резиденцию местного короля и на правах правителя Крамена объяснить, что это не порядок.
        Ну, и он на полчаса стал приводить свои аргументы. Мне было это до одного места, все равно, я ни в какой замок не пойду, не по нраву они мне и все, но я все же слушал. Даже иногда удачно поддакивал, так что Кьенуса хватило минут на сорок разглагольствований. Даже после того что я узнал, о том что на меня не действуют эти движители местные, все равно не люблю замки, грязь, вонь, свет только от факелов бр-р. Все же когда стали подъезжать к городу, купцы поехали в город, а мы поскакали к летней резиденции, это замок местного короля, где он бывал в сезон
«тепло» и сейчас вроде тоже был там.
        Купцы только сказали, что поедут дальше через три дня и нам нежелательно опаздывать, ждать не будут. Они отдохнут, поменяют лошадей, проверят телеги, в общем, им будет, чем заняться, а мы отдохнем, как я думал, да и Кьенус считал.
        До замка было не далеко, всего полдня не быстрой скачки и все.
        Подъезжали мы уже к замку, вечерело. Что меня удивило, это то, что перед замком было полно костров и было много людей, а на стенах.
        А на стенах шла война. Уже три осадные машины тащили к стенам замка, и короче, замок брали, судя по всему штурмом.
        Король Кьенус, как же, собрата обижают, сразу загорелся помочь.
        Что надо сказать, здесь стреляют хорошо и в нашу сторону уже скакали с десяток и летели стрелы. За кого они нас приняли, не знаю, но когда они убили мою лошадь Турель, это ее по местному звали, я на них сильно обиделся, поэтому от отряда ничего не осталось. Телохранителю тоже чуток досталось, а нечего было гарцевать перед королем и делать вид, что грудью защищаешь. Поэтому если король просто соскочил и даже устоял, то телохранитель слетел, и перелетел через двух лошадей, и все сражение Пьетру его только и отхаживал, мне как-то было не до этого.
        Этот отряд и три эти башни или что это, я сжег быстро, а потом уже, бросал небольшие шары, там, где людей было побольше. Когда из замка подскочили осажденные, а там видно, тоже не сразу поняли, что пришла помощь, или может, боялись такой помощи. В любом случае, когда они появились, я уже лежал около лошади, и просто отдыхал.
        Если бы приехали сейчас нападающие, мне бы тоже было уже все равно. Что было дальше, я не сильно помню, вроде король объяснял, кто я, кто он, и еще что-то, я не прислушивался, не до того мне было. Проснулся я только утром и в палатке. Рядом сидело чудесное виденье и плакало.
        Мне сразу жалко его стало, что я не нашел что сказать и спросил кого хороним. Как оно сначала вскочило, а потом выскочило, и с таким визгом убежало, через минуту уже Кьенус зашел ко мне в палату и стал объяснять, кто, что и как.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Король Пьетру Кьенус
        Мое возмущение не имеет предела, нет, у меня тоже бароны делают что хотят, но это касается внутри замковых вещей. Если между замками, это уже королевская власть, и здесь только согласование со мной или моими советниками, а здесь какой-то барон и такая наглость. Я понимаю, что шаман то есть Астрал, эту проблему решил, но на каждый мост, шаман не приедет. Нет, я обязательно пойду к королю и засвидетельствую свое почтение, и мягко намекну. Что не плохо и власть показать, а то сегодня купцы пострадали, а завтра и уважение к правителю.
        При подъезде к городу, местной столице Ботохо, мы оставили купцов и, пообещав, вернутся, через три дня, поехали к замку. Это была летняя резиденция короля Ротихо Такисс за городом. У меня такая же есть, или скорее… была.
        При подъезде, я сразу понял, что-то не так, и даже когда лошадь Астрала убили, и он стал швырять свои страшные огни, а мне пришлось спасать телохранителя. Мой телохранитель до последнего пытался меня защитить от стрел нападающих. Нападающие конные лучники по нему не попали, а он сам попал под действие взрывов огней Шамана, и мне пришлось его перевязывать, он сильно повредил руку, и свез плечо о камень. Когда пришли воины из замка, мне пришлось держать ответ, кто мы и зачем приехали.
        Здесь мне и была поведана печальная история. Ну, не на дороге, конечно, а уже в самой летней резиденции короля Такисс, а вела ее королева Ситона Такисс и, хотя она объясняла, что она уже как бы и не королева. Я как мог, убеждал, что она несравненная королева. Действительно она очень хороша собой, и даже невзгоды, которые на нее обрушились, не сломили ее решительность и, ее, и она так, так выглядела как, как настоящая королева. Она самоотверженно сражалась с захватчиками замка, и каким жаром горели ее глаза, когда она все мне рассказывала.
        Оказалось, что три барона сговорились и хотели захватить резиденцию и силой взять ее в подруги, пока место свободно. Короля похоронили четыре дня и до конца шестидневья, а по закону только два дня дается бывшей королеве на решение проблемы владения. Обычно запасной вариант всегда есть, и даже король его имеет, хоть и скрипит зубами, но такова обязанность правителя, но здесь был двойной удар, в междоусобице погиб и брат короля. А он специально не имел подруги, нет, у него была женщина, но в храм он, ни с кем не шел, именно по этой причине, чтобы не подвести брата, если что. И вот она узнала еще два дня назад, что и брат короля погиб, а у нее только дочь и это тоже уже невозможно. В случае если бы нападающие победили, у нее два варианта. Либо она с одним из баронов идет в храм, или они ее убивают и уже берут ее дочь с тем же результатом, но уже с более сложной процедурой. Там уже нужно утверждение совета королей Благородного мира, правда, если претендент высокорожденный, то препятствий обычно не бывает.
        Когда мне было предложено пойти с ней в храм Фрая-Лельку, а это обязательное условие, союз, не скрепленный божеством, не признавался и королями. Сначала я хотел отказаться, и неожиданно как-то, а все же внезапность присутствовала. Я, конечно, король и должен быть готов к разным неожиданностям, но ее аргументы, что если за провинцию Крамен будет просить король Кьенус, кто в Благородном мире, ну, не стоит кривить душой, никто. С чем я действительно был согласен. Или это будет правитель королевства Ташель, Пьетру который есть, и урожденная Ситоны Такисс в чем будет заверение жреца Фрая-Лельку. Вот с такими намерениями мы и шли к храму, а в летней резиденции был такой небольшой храм именно на такой случай.
        Когда проходили мимо палатки благородного Астрала, сначала услышали визг, а потом из палатки выскочила Матико, дочь Ситоны. Когда я поспешил узнать, что же ее сильно испугало. Она сказала, что прекрасный рыцарь говорит, что кого-то хороним и ей сразу стало страшно. Я немедленно зашел и встретился взглядом с Астралом, он был еще сильно слаб, но уже вполне и, то, что он испугал Матико, скорее говорило о его здоровье, чем наоборот. Ему я вкратце рассказал, что случилось, и объяснил, что его ждут большие перемены, в связи со всем этим он был в недоумении и сказал, что если то виденье его покормит, то он на все согласен.
        Хоть я и сильно сомневался в этом, но все же согласился. Ситона же расспросила Матико, что случилось, и пожурила, что она боится смелого рыцаря, который спас и ее. и ее мать. Матико сильно засмущалась, но пообещала, что она постарается угодить смелому рыцарю. Мы пошли в храм, а я подумал, успею я до следующего крика в храм дойти или нет, но я не все, оказывается, знал про возможности шамана Астрала.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Астрал
        Король ушел жениться, а быстр он, а я на него думал, куда тебе уже, а он вон как. Мне аж завидно. Я понимаешь, тут живота не жалею, а он на все готовенькое. Но мои, слово изъявления, прервал посетитель, новый или старый. Вернулась та девушка, что была у меня, интересно, кто она такая? Наверное, опять дочь какого-нибудь начальника охраны или еще кого, а может какого генерала или как там на местном, о, советника по обороне, блин страна советов, как у нас когда-то.
        Я стал ее расспрашивать, как она и почему испугалась. Она сказала, что я очень странно говорю, я спросил, кто ее отец, и она снова заплакала и через слезы, что ее отец умер. Ну, что за сволочи, эти местные люди, в Крамене мне хоть еду подносили дочери военачальников и даже баронов, а здесь сиротинку обидели и прислали. Ну ладно, что теперь, мне меньше проблем. Да, и девочка хорошенькая, а я какая никакая, но все же защита ей, если что буду. Поэтому кружка вина, и дальше она уже лопотала, что отец погиб в какой-то местной войне, и он славный воин. Мы и за это выпили, и дальше было все хорошо, а когда черт принес не вовремя короля Кьенуса, ну, он очень не вовремя… явился.
        Он пришел похвастать, что он правитель Благородного мира, а именно королевства Ташель. Потом он делал очень круглые глаза, и говорил, что он, конечно, понимает, что Астрал победитель, но хотя бы разрешения королевы спросить, можно было. Когда же я сказал, что я ни сном ни духом не виноват, бедняжка сама сказала, что у нее отца нет. То он и подтвердил. Что да, король Ротих Такисс умер от тяжелых ран, и его четыре дня назад похоронили, и если моя благодарность за все. Он тактично намекнул, на мое, скажем очень некорректное поведение, то храм Фрая-Лельку тут за углом, и он меня даже туда проводит, на правах отца Матико.
        Матику удалось разбудить, правда, только через пару часов. Все же вино, видно, для местных очень крепкое, а может без привычки, и я эти пару часов пережил очень большую бурю, в виде Ситоны Такисс, правительницы этого королевства и по совместительству матери Матико.
        Даже то, что я герой и спаситель, и ее лично тоже, не сильно мне помогло. Мне доходчиво объяснили, правда, вежливо и культурно, что у особ королевской крови, вообще-то, принято спрашивать разрешение, и постольку, поскольку я герой, и вроде дочь тоже по своей воле, то до храма меня, если что, проводят, и прямо сейчас.
        В храме, я сразу ничего и не понял, я ожидал каких-то речей, ну хотя бы толпу людей, ага как же. Какой-то бодрый старец в балахоне и все. Он прочитал какую-то ахинею, причем на языке, на каком, я и не понял, а вот потом было интересно. Нас подвели к какому-то идолу, ну чурбак, вырезанный в форме головы кого-то, и около него был туман такой зеленый, не синий как везде, а зеленый и этот чурбан старый. Ну, тот, который живой, конечно, порезал мне руку, сволочь такая, да так что аж кровь закапала на этот чурбан, и от него такое тепло пошло сразу.
        Я видел, и в меня, клево, и жене уже моей Матико, она мне что-то шептала, типа, что я боюсь. Ну, я понял, я тогда ей так рукой подвинул не много этого тумана, и она сразу вся заискрилась, а этот чурбан, который живой, на колени сразу упал, и опять стал что-то читать, но уже громко и протяжно. Я стоял и как дурак смотрел, а он закончил, встал и проводил нас к выходу, ну и обычаи здесь. Нет, кольца там, какие-нибудь, или полотенце хоть повязать, а то руки режут, тоже мне язычники, правда, тепло и согрелся, а то уже зябко и Матико тоже вроде, согрелась, я ее прижал к себе. Вот мы и пошли из этого «дворца бракосочетаний».
        Част 3
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Фарел Тарес Аситан
        Шаман Фрея-Лельку в летнем замке короля Ротих Такисс
        Жизнь шамана не поле ттуса перейти. Хотя молодые шаманы только, только посвятившие себя служению своему Лельку (божеству) обычно так и думают. Сейчас главное набрать большее количество приходов, перейти в главный храм Фрая как высшего божества и все…. Одного не поймут молодые, главное, это медитации, и присмотр за молодыми дворянами, выявление сильных движителей и направление их в королевскую гвардию. Ведь вот какая штука, взять хоть эту провинцию Крамен, казалось, нищая ничем не примечательная местность, и опальный король во главе, но как поставлена служба, нет, ни одного незарегистрированного с даром, а ведь там гонения на нащу веру там их этот «Единый» и монахи империи Стор.
        В Благородном же мире, таких случаев сплошь и рядом. На прошлом переходе, когда было затишье. Ведь я сам прошел по трем деревням и нашел две дюжины одаренных, и трое из них сильных, где работы по выявлению, а ведь в каждой деревне есть, и шаман пусть он даже простой послушник ну и что, и староста и да все есть и что это меняет. Нет, надо созывать тан (собрание, совет) и там подымать вопрос и строго наказывать нерадивых.
        Если так будут и дальше нести службу, то скоро здесь и власти не будет и врагов не надо будет, сами короли передерутся меж собой. Вот сейчас какая битва была сколько баронов сменилось в замках, хотя вроде все по прежнему, но былого союза нет и власть Ротихо Такисс существенно зашаталась. Вон он лежит сейчас раненый. Вроде не сильно, вызванный целитель делает все, что может, но на все воля Лельку и что будет не известно, хотя у него есть брат и мы не останемся без правителя, но все же это уже не то.
        То, что я узнал дальше, окончательно меня вывело из расположения духа и только медитация и возложение рук мне помогли справиться. Я много переходов уже живу и на последнем дэн-тане (большой совет) мне разрешили уже провести паломничество в дикие леса.
        На севере Благородного мира есть местность, куда могут пройти только шаманы, и где они проходят высшее посвящение. Не многие оттуда возвращаются, но все вернувшиеся отмечены таким почетом и уважением, что шаман после определенного возраста буквально стремится туда и даже не всем разрешается. Самому Фарел Тарес Аситану разрешили идти туда только через дюжину переходов, после того как он их отбудет в летней резиденции короля Ротихо Такисс, здесь и людей то только воины и часть слуги, никаких обрядов соединения сердец и сбора тафа.
        Кто же будет из простых людей идти в резиденцию короля или даже по другому сказать, кого сюда пустят. Бароны тоже, только иногда во время аудиенции у короля. Получается, что только что бы не прервалась королевская династия он и находится здесь. Ну, и иногда вот выполняет функции поиска людей с даром и собирания сведений от других шаманов на тан или даже дэн-тан, все же Фарел уважаемый шаман и опыт у него не малый.
        События закрутились как буря в степи, и все пошло как я и предупреждал короля, но что сейчас говорить было и забыто. Сначала поднялись бароны южной части королевства, но это и понятно их там науськивает король Навахо Малисс, он хочет, что бы часть баронов перешла к нему, и сулит им не малые уступки в налогах и податях.
        Это конечно все до перехода под его руку, но кто об этом сейчас думает, а там очень много сейчас молодых баронов и они падки на лесть и славу. А ведь поучаствовать в такого рода забавах как сражения за замок барона соседа, чем не слава. Правда им быстро дал укорот брат короля, но лучше бы он этого не делал, сам погиб и мало чего добился, как я слышал, а то что наш король Ротих Такисс пошел ему на выручку и сам ранен и уже не выживет, вот это беда.
        Правда три барона, что собрались и штурмуют сейчас резиденцию короля или бывшую резиденцию уже, это тоже не хорошо. Я хоть и понимаю, что нужен король, но по слухам, а я имею даже точные данные, они хотят убить королеву и насильно выдать Матику за Навоса этого выскочку хоть и высокорожденного, но кроме сильных рук и умения драться он ничем не выдающийся. Мне рекомендовали его отцу предложить хороший союз его сына с дочерью Калес Матосс как раз из южных территорий Ташель, и союз не плохой и границу укрепить, а вот видишь, как оно вышло и что теперь. Защита замка долго не продержится и думаю уже завтра, мне придется вести обряд
«соединения сердец», и что-то мне говорит, что еще переходов двенадцать я буду в этом замке. Как не справившийся, со своими обязанностями жреца храма и ничего не сделавший для спокойствия Благородного мира как высшей цели всех местных шаманов Лельку.
        Пока я медитировал в храме, события понеслись вскачь. Королева Ситона Такисс, как могла, организовала оборону, но против трех баронов, это не городская резиденция короля, ей долго не выстоять. Когда еще подводили осадные машины, это я после узнал, появилась помощь откуда-то, а вот этого уже я и не ожидал, и баронов пожгли как, как факела при пожарах. Я даже не знаю, кто там выжил, и в конце всего этого, королева нашла короля. Конечно это не брат короля Такисс, что несомненно плохо, но и не этот молодой лор Навос, что меня уже сильно радует.
        Кьенус хоть и бедный король из Крамена, но он уже был правителем, и я думаю, понимает свою ответственность за королевство Ташель. Я надеюсь, он наведет здесь порядок, надо только присмотреться к нему и направить твердой рукой. Думаю, ближайший дэн-тан выскажет свое слово во славу и процветание Благородного и мира и я, наконец, смогу отправится в дикие земли в паломничество, надо только оставить здесь опытного шамана мне на замену, хотя бы на первое время и я буду спокоен.
        Все получилось просто хорошо, и обряд их принял, и Фрай-Лельку был благосклонен, и после пришла, еще одна пара.
        Это целое отдельное событие, тот храбрый рыцарь или кто он я пока и не выяснил. По этому делу король Кьенус так сказал, что это шаман Астрала в свободном поиске. Я переспросил, он идет в свободные дикие земли, на что король выдал еще более загадочную фразу, он там был, и все… Я не стал ничего расспрашивать. Не положено у таких людей ничего расспрашивать, но сомнение у меня было, не было у него одеяния свидетельствующего о том, что он там был, где зеленый обруч, где кольцо совета. Правда, то, что он в одиночку разбил трех баронов, это кое-что говорило, но все же я сильно сомневаюсь.
        Сомнения отпали окончательно, когда он пришел на обряд «соединения сердец». Сначала все шло своим чередом, и если бы не его статус героя, но такое у меня создалось впечатление, что он не по своей воле шел в храм, не было огня любви в глаза, скорее долг или что-то другое.
        Нет, он не отказывался, помилуй Харе-Лельку, не в храме Фрая будет сказано, но я думаю, он меня поймет. Принудить героя, спасителя королевы Ситоны, вряд ли кто смог бы, даже если бы и хотел, но как-то все шло до самого конца не складно. В конце же началось совсем странное, шаман Астрала или просто Астрал как он представился мне, что все время вроде как чувствовал озноб, внезапно согрелся, и даже стал выше ростом, и вдруг повел рукой от статуи Фрая-Лельку к Матико, будь-то давая ей что-то.
        То, что произошло дальше, описывается только в историях, последнее такое событие было более пятисот лет назад, родилась Истинная. Вся фигура Матико покрылась блестками и заискрилась. То, что она не поняла, да, и этот шаман или кто он уже, тоже ничего не понял. Я и то, только потому, что уже прошел посвящение и готовился к паломничеству, обряд этот знал, и хоть и с запинками, но прочел без ошибок, я надеюсь.
        Обряд прошел правильно и то, что все правильно показало небольшое свечение у головы Фрая-Лельку. Только, только я теперь не знаю, что им сказать, по закону, у Истинной, не может быть короля, она не может быть никому подругой. У Истинной, может быть только защитник и телохранитель, нет, что она там с ним будет делать, это ее дело, но Истинная одна. На троне, не предусмотрено второго места рядом как у королей.
        Многие короли совета, да что многие, все имеют рядом со своим троном, кресло чуть поменьше, для своей подруги. Хоть официально подруга правителя и не имеет слова, но многие с ними советуются или, по крайней мере, они развлекают беседой во время долгих заседаний, когда приходится иногда сидеть днями. Советы имеют очень древнюю традицию. До решения любого вопроса, никто не может покинуть здание совета, а если вопрос военный или экономический. Да еще и касается какого-нибудь отдаленного, того же морского короля Томара Китасс и что. Пока он согласовывает свои вопросы, никто не покинет совет, а он такой, я знаю, сам из этого королевства, я там когда начинал свою долгую жизнь еще совсем юным паломником и потом послушником.
        Три недели этот правитель, может согласовывать все свои вопросы, и что? Зато самое стабильное королевство из всех, и линия короля там самая длинная и прямая. Только дети, никаких дядей и усыновлений. Ладно, это все понятно, но что сказать этому Астралу, и не сбывшемуся новому главе семьи Такисс, и новому королю Ташеля Пьетру Кьенусу, что сказать?
        Да и в совет надо сообщать, я так думаю, там уже знают. Знак Истинной появился ведь во всех храмах Фрая-Лельку, и сейчас уже по всей стране гонцы ищут, где это случилось, то-то будет радости, но я думаю, не всем понравится, ой не всем в Благородном мире. Но на все воля Лельку.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Король Пьетру Кьенус
        Выход этого непутевого шамана Астрала и Матики, я ждал в нетерпении и с опаской. Все-таки эти шаманы не предсказуемые, а ну сорвет обряд или его Фрай-Лельку не примет. Ведь и такое бывало, очень не часто, но бывало. Хотя я и рад был в некоторых случаях. Это когда некоторые имперцы из Империи Стор, пытались породниться с благородными семействами Крамена, и Фрай-Лельку почему-то не давал своего согласия, а без этого их никто не признает родственниками.
        Сейчас же, сначала вышли шаман Астрал и Матика, я уже хотел поздравить Астрала с новой подругой и дать напутствие, это полагается, да, и мне хотелось. Да, Матика моя теперь названная дочь, но выскочивший следом шаман Фрая-Лельку, не дал и слова сказать, как тут же стал их растаскивать в стороны друг от друга и кричать. Я даже испугался немного. Сначала даже подумал что шаман сошел с ума
        Истинная, Истинная и нам приказал тут же принести присягу верности и сообщил, что в течении двух шестидневок здесь будут все короли, и ей будут оказаны все необходимые почести и он.
        Вобщем он сказал, что он здесь пока временно и дальше его полномочия не распространяются, ему не по чину. Я вобщем ничего и не понял да и все окружающие тоже. Шаман же продолжал, ей надо предоставить самые лучшие покои и никто к ней не имеет права приближаться, пока она не примет от всех клятву верности…. Что за почести, зачем все это и почему, все с этим шаманом Астрала не так.
        Когда же я спросил, а как же благородный Астрал, он же вроде… Мне намекнули, что я хоть и король Ташеля недавно, но законы Благородного мира надо знать… и даже выполнять.
        У Истинной, не может быть короля или кого бы то ни было, и тем более, она никому не подруга, оказывается. Что сказать шаману Астрала, я не представлял, да и сама Матико тоже, стояла и ничего не понимала.
        Бедная девочка, вот только что у нее не стало отца, вот только вроде все разрешилось и даже хорошо, правда с этим благородным Астралом, я бы не загадывал, конечно, и вот такое событие. Да, это почетно и то, что Крамен, я теперь думаю, будет в безопасности. Я, теперь даже уверен, но какой ценой и что сейчас начнется, бедная Матика, мне почему-то ее стало сильно жалко и появились нехорошие предчувствия.
        Я помню мое «соединение сердец», ведь две шестидневки в Милосе, еще той столице Крамена, порядка не было, а ведь там у меня куда как проще все, а здесь, что начнется сейчас, даже не представляю.
        Моя подруга, и королева Ситона, тоже не знала, что и делать, с одной стороны двойная радость и такое событие. Что-то смутно я это все помню, вроде действительно в Благородном мире правит… или правила, Истинная. Ее даже не зовут королева это оскорбление для нее. Но как же давно это было. Я, вобщем и совсем не помню, вроде мне учитель рассказывал в детстве, но это вроде сказок: про чудо рыбу-великана или про дракона с гору величиной.
        Одно теперь ясно, надо ожидать теперь всех королей в гости сюда к нам. Потом уже в столицу, и как бы это не затянулось до следующего перехода, а столько я думаю, моему Крамену не выстоять. Надо как-то поторопить с решением, может Ситоне сказать, и она Истинной намекнет, что провинцию Крамен надо бы вернуть в лоно Благородного мира и побыстрее.
        Пока я сам с собой рассуждал, моя Ситона пригласила меня за замок, на праздник. Сюда приехали «веселушники» это продячие артисты, я уже и забыл, что это такое. В Крамене их почти везде запретили священники «Единого», они в своих сценках часто высмеивали их веру, и не всем это нравилось. Сначала я вроде хотел указом запретить сценки, только жонглеров и фокусников оставить, но люди не стали смотреть и веселушники тайком показывали сценки с участием священников в неблаговидном свете, и в конце концов их совсем не стало из-за этого.
        Вот и сейчас вспомнилось детство, и я с удовольствием решил посмотреть на действо. За замком было два холма рядом и между ними поляна, видно не первый раз там они останавливались для дачи представления. Веселушников было не много человек восемь всего. Они споро растянули повозки, установили шесты, и когда мы подошли, уже вовсю шло представление. Сначала ходили по веревке жонглеры, потом ловко бросали ножи по живой мишени и самое интересное, сценки. Уже были видно, что они здесь все свидетели, того что творилось вчера, или может веселушники были из местных. Потому что разыгрывалась сцена взятия замка, и в лицах изображались местные нападающие бароны. Точно видно, веселушники их всех знали, они очень хорошо подмечали, и как бароны ходят, и как отдают приказы, и как падают со стен.
        Толпа просто умирала со смеху. Даже шаман Астрала улыбался и что-то говорил Матике, и она тоже не смело смеялась. Как все быстро меняется, еще вчера утром я хотел поговорить с королем Ташеля и объяснить, что надо разобраться с местными баронами, и это все не порядок. Сейчас же я сам правитель Ташеля, и уже завтра ко мне придут и скажут, что у меня не порядок, и я ничего не смогу им сказать, что я только день король, и что ничего не успел. Скажут, если ничего не можешь, не успеваешь, то зачем ты король, и кому нужен такой правитель.
        По моему погрустневшему виду, королева Ситона все поняла, и только сказала, что надо посидеть до конца, а то люди не правильно поймут, и могут прогнать веселушников, а они ни в чем не виноваты. Жизнь здесь такая, сегодня они на пиру веселятся, а завтра, если не успели уехать, могут и на похоронах побывать, и там тоже надо выступать, и тоже играть. Им ведь не позавидуешь, не понравится барону, какому, и убьет по дороге. Открыто ничего не сделает, а вот так скажет, кому надо и нападут разбойники на мирных веселушников, а там и «последнее выступление».
        По традиции, разбойники, перед тем как убить веселушников, просят показать свое искусство. Если им понравится, то убьют быстро или даже отпустят, что не часто, но бывает. Грабить то их бессмысленно, у них ничего нет за душой. Сценки были до самой темноты, и даже ночью зажгли факела, и они продолжали выступать. Мы поднялись и ушли, что бы люди ничего не подумали, я бросил им на помост, заранее приготовленный кошель с деньгами и принародно предложил прийти завтра в замок выступить еще раз. Как же не хотелось браться за дела, но никуда не денешься, надо быстрее вникать во все, и еще с этой Истинной появившейся очень не вовремя. Надо переговорить и с этим шаманом Фрая-Лельку, а то я что-то в этом ничего не понимаю. Когда я зашел в замок, он меня уже ждал там и, положив голову набок, испросил аудиенции.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Астрал
        Обалдеть, а как здесь у них весело, однако. Только вчера война не на жизнь, а на смерть, сегодня уже концерт по заявкам устраивают, и все вон веселятся, совсем как у нас. Только у нас с концерта в бой и обратно, вертушки возят, а здесь за неимением, все на месте, и бой, и концерт по заявкам. Я хоть и не видел толком, с кем воевал, а вот сейчас посмотрел концерт, и все понял, и про толстяка Саргайла, и худого Агриппа и даже какого-то Навоса видно очень сильного, но не очень умного сына барона. Вон как все потешались над ним. Король Кьенус с королевой Ситоной сидели до темноты, а потом бросили деньги на сцену и ушли. Я тоже, поднялся и в обнимку с Матикой пошел следом.
        Покрутил головой, толи я ничего не понимаю, толи охрана такая никого не увидел и немного напрягшись, пошел к замку. Не понятно здесь все, вчера была война, а сегодня все беспечно ходят, а бароны что не могут снова напасть. Стал расспрашивать Матико, а то не очень это все понимаю я. Ответ получил еще более удивительный. Война кончилась и все разошлись, обиды нет и метку мести никто не принес, значит все, никто нападать не будет, с чего волноваться то. Стал расспрашивать, что за метка и вообще как оно все здесь, мол, у нас все по другому.
        Услышал интересное, оказывается, что после битвы, когда все расходятся, если нет претензий, то садятся за стол и ведут переговоры. Чаще всего просто произносят восхваление друг друга и расходятся, это значит, что претензий нет, и никто нападать ни на кого не будет до следующего раза. Правда, раз этот может быть и через неделю. Раньше просто армию не собрать по новой и не вернуться, но это не важно, жизнь здесь такая, веселая, очень. Это можно сказать хороший вариант, и он, скорее всего и будет. Завтра в замке соберутся на пир и туда придут все участники битвы, однако.
        Такое вот положение, есть и плохой вариант, куда ж без него. Это когда на пир устраиваемый победителем приносят сломанный меч или нож, завернутый в материал цвета того барона кто нападал. Тогда все знают, что удовлетворения он не получил и не согласен, тогда надо либо идти и самому брать его замок, или все время ждать нападения повторно, где угодно. Я поинтересовался, и что она думает об этом, но Матика в этом ничего не понимала и рассказала, как ее учили, а что к чему она не понимает. И вообще, она только с веселушниками отдохнула, так что она хочет, есть и спать, она стала около меня крутится и надувать свои красивые румяненькие щечки, что я все понял и мне стало не до местных средневековых заморочек.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Король Пьетру Кьенус
        Как же тяжело все начинать сначала. Здесь все не так хорошо, хоть Ситона многое знает, и здесь сейчас много помощников, и по казначейству и по вооружению, без таких людей нечего, и думать, что-то сделать. Уходить в столицу, теперь уже моего королевства Ташель, нельзя. Завтра третий день после битвы, и надо провести пир в замке, где будут все участники с обеих сторон, ну не все конечно, а только бароны и их дети или военачальники, и с ними решим все вопросы мира, или не дай Е… Харе-Лельку войны. Так это зовется, хотя Ситона и сказала, что теперь уже повода для войны нет, и скорее завтра будет просто формально, небольшое веселье.
        Потом все разойдутся до следующего раза, но все же, не спокойно мне. Я на новом месте и все вокруг быстро меняется. Здесь все другое, раньше это не бросалось в глаза, а сейчас, когда я за все в ответе очень заметно. Здесь почти нет бронзовых изделий, все из железа, и это не роскошь, а повседневность. Каменные орудия совсем отсутствуют, есть кузня, это чудо. Я вчера целый день ходил и смотрел, вроде как считал, сколько оружия сломали и сколько надо, а сам не мог оторваться. Такие прекрасные мечи, все железные и очень крепкие, с одного раза рубят два бронзовых. Я в Крамене имел железный меч, и считал его лучшим, но здесь оказывается это самый рядовой меч, и тот, что мне положен сейчас и рядом не колол с этими мечами, а тем более с моим старым еще краменовским мечом.
        Порядок цен на товары совсем не тот, что в Крамене, с одной стороны все дорого тот же таф и ттус, раз в десять дороже, с другой стороны, вся посуда из глины стоит дешево, даже по нашим Краменовским ценам. Не понимаю, почему бы не торговать с Краменом, когда стал расспрашивать у Ситоны, она только сказала, что это решение совета королей Благородного мира, и она его выполняет. Оказывается, уже целых целых два баронства занимаются выращиванием шарков, и отправлением их в Крамен.
        Для меня это не новость, я и раньше знал и знаю, зачем это, но как, же мне жаль тех людей, и даже кайре, кто погибает от этих злых зверей. Только необходимость как-то сдержать империю Стор, удерживает меня от пресечения этого.
        Пришел соглядатай Сигона Саторс, это заместитель советника по надзору и безопасности королевства Рамиса Саторса и его племянник, здесь все помощники и заместители, основные находятся в столице королевства Ташель, оно и лучше, наверное, да и правильно. У меня с ним состоялся разговор и узнал, что за прошедшее «тепло», и сейчас в «переход на холода» эффективность шарков упала. В Крамене научились с ними бороться, как и что он не знает и хотел бы у меня спросить. Дело в том, что если в графствах на границе Благородного мира все по прежнему и люди боятся носа высунуть за стены замка. То в графстве Батоса Паоли что-то придумали, и там шарков стали бить и уничтожать, поэтому до столицы Милоса они уже и не доходят, а это плохо. Именно река Лирч и волнует Благородный мир.
        Ну, почему Лирч их волнует это и понятно, только его название, золотой Лирч, и сразу все ясно, почему их волнует эта река. Это волнение распространяется и на Империю Стор, империю, правда, интересует еще и лес, у них его почти нет, совсем, там пустыня все же.
        Все это было, и надо решать в первую очередь. Даже появление Истинной меня не сильно взволновало. Хотя подруга Ситона, места себе не находила, и все расспрашивала шамана Фрая-Лельку, как и что. Он хоть и знал про все это, но не много, и сказал, что когда соберется Дэн-тан, событие то не рядовое, там нам все и расскажут, осталось не долго ждать.
        Не знаю, как недолго, для этих жрецов храма, для них недолго и десять переходов, а у меня и так уже большая часть жизни прошла. Ближе к полдню начался праздник и все садились за стол, пока еще никого нет из королей благородного мира, только нападавшие бароны и наши дюжины и дюжин-дюжины.
        Собрались все, это я думал в начале. Был барон Саргайла, уже новый барон Тонис Саргайла, его отец лор Саткис, погиб при нападении. Был барон Навос Конусс его отец барон Касс Конусс не погиб, но был серьезно ранен, и скорее всего баронством будет править уже его сын Навос. Все это было хорошо, но не было третьего нападавшего барона Агриппа и где он не понятно, вроде они погибли оба, но тогда должен быть хотя бы управляющий.
        Он и появился, в разгар праздника он подошел к столу, это я про управляющего говорю и, развернув зеленую ткань, это их цвета, бросил на стол обломок меча. Все стали вскакивать и хвататься за оружие. Управляющий пояснил, что он только передал ответ его барона, самого барона нет, он хоронит сына Ватоса и будет сразу после похорон. Его проводили до ворот, праздника больше не вышло, и когда остались только бароны стали решать, что с Агриппой делать. Было предложение пойти и наказать, но я как новый король Ташеля сказал. Я понимаю, что это говорит любовь отца к сыну, и пусть он успокоится, а там видно будет. Все согласились со мной, хотя и с большой неохотой, не принято здесь прощать оскорбления.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Астрал
        Интересно здесь в этом мире для меня все, только я решил что, наконец, по настоящему женился, типа хомут на шею, как в части у меня говорили. Правда перспективно вроде, как-никак дочка короля и все такое, я даже три дня радовался как дурак. Тут меня и огорошили, что жена мне и не жена и даже не подруга по местному, а какая-то «истинная». Что это значит, я и не понял сначала, стал спрашивать, мол, королева, нет, говорят. Вобщем дурдом какой-то, и все короли должны прийти, и оказать ей какие-то почести, и прям суперцарь какой-то в юбке.
        Вот чувствую одним место, не к добру все это, и боком мне обернется, да и Матике тоже, во блин попал. А еще этот Кьенус, все про свой Крамен, надо спасать его королевство, надо спасать. Я с ним конечно согласен. Даже пытался по делу, что-то советовать, я все же хоть и не с этого мира, но военный и опыт имею хотя больше по разведывательной части. Когда стали сравнивать, да, действительно можно попробовать, тем более, что как таковой войны не будет, а вроде пограничные конфликты. Хотя какие пограничные, на глубину всей территории враг проник, и даже свою религию принес, какой тут пограничный конфликт, считай захват и оккупация.
        Пока все это обмозговывали, прибыл первый вестник, отряд из десяти конников на лошадях и тут же, как узнали, отправили местную почту, синеголовых. Это вроде наших голубей, только летят не в пример быстрее, мне сказали, за три дня всю страну облетят, если надо. Только так не делают, ее, что бы объехать месяца два надо только поперек, и зачем это, поэтому выпускают на короткие расстояния, как на перекладных лошадях, только это на почтовых птицах.
        То-то я смотрел, мимо часто такие птицы пролетают. В замке тоже были синеголовые, но их всех выпустили на известия о войне с баронами, и обратно еще не привезли, не до того было. Как мне стало известно, птицы долетят до самого дальнего королевства за четыре дня, и еще примерно дней десять, сюда будет добираться правитель из тех мест, поэтому на все про все недели три уйдет точно, а то и больше.
        Здесь сейчас начнется сезон дождей, и дороги будут никакие, асвальта здесь нет и брусчатка вроде только в крупных городах и то не везде. Все это время моей не знаю кому, но звать Истинная, надо находится здесь. Потом вроде ехать в столицу Благородного мира, что делать мне, я не спрашивал, да и не надо оно мне. Для себя решил, что кто она моя Матика, истинная или ложная, а для меня «жена настоящая» и все. Вот оно и получается, что днем она принимает почести от окружающих, а ночью я, ничего не подумайте, стал учить ее приемам самообороны и занятиям типа «убей первой».
        Надо отдать ей должное, что учится она, старается. Потому как здесь действительно, от того, как ты владеешь колюще-режущим, напрямую зависит, какая твоя жизнь, и время ее жизни тоже.
        За эти дни, а это считай две ночи и один день она только, только метать нож научилась, но и то дело. Хрупкие они все здесь, и она тоже здоровьем большим не отличается, я ей специальный пояс сделал с вставками из железа и в башмаки тоже прокладку из меди положил, так что она за целый день как бы и тренируется немного.
        По поводу королей не знаю, а местные бароны уже все здесь перебывали. У меня уже в глазах и мелькают Ватосы, Ратосы, Катосы, вобщем осы сплошные. Что поразило бароны все поджарые худые и не высокие с меня ростом, а вот местные матроны или как они говорят, «моя подруга», эти через одну такие кругленькие, ну толстенькие, я бы мягко сказал. Стал спрашивать у Матики, почему это с ними такое. Она и сказала, что если от здоровья барона, зависит его жизнь, и процветание всего баронства. То подруга наоборот, может годами, или по местному переходами (это полгода), не выезжать из замка. Вот только в гости в карахе (карете) съездят, раз в сезон или два и все, а все больше сидят в своем замке, и никуда носа не высовывают.
        Да, им не позавидуешь, тогда действительно, это для них событие. Для местных баронов и баронш или баронесс то может и событие, а я забодался охранником работать, у собственной жены. Сначала вообще опасался, а ну все с мечами, с охраной, поди, разбери, что они хотят. Потом разобрался, и уже как светский лев, хожу всем киваю(голова набок это здесь кивок такой), здесь такой бомонд собрался, а хорошо еще, королей нет. Вот появятся, тогда начнется катавасия.
        Началась, действительно, приехал первый король Томара Китасс с берега моря или океана не знаю как, но другого берега никто не достигал еще. В этом Благородном мире, ну и название стране придумали, вроде покруче, чем в любимом Крамене короля Кьенуса, но все равно. Если там ранне-первобытное общество, то здесь позднее извиняюсь средневековое, но тоже не далеко ушло. Вот перечислю, сражаются луками, даже арбалетов толком нет, что-то там с деталями.
        Я с местным кузнецом разговаривал, он сказал, что да, есть такое оружие, но оно большое и в основном применяется как стационар. На стенах и к переноске не годится, мне даже показали часть его, действительно такое один и не поднимешь. Зато сказали, стреляет на триста-четыреста шагов и пробивает любой доспех или лошадь на вылет, серьезная штука. Мечи здесь хорошие и разные, о закалке они знают, но видно сталь не очень, и поэтому мечи получаются такие, разные вобщем.
        Спросил про многослойные, но кузнец ничего не сказал, а только хитро посмотрел и замолчал. Чтобы не оставлять это на потом, пошел к Кьенусу и выяснил, что есть здесь гильдии по ремеслам, и если я не состою в ней, то со мной ни о чем говорить не будут. Потому как мне то ничего, а мастер может лишиться головы. Да, вот проявишь интерес, и не станет какого-нибудь мастера. Это касается любого мастера того же кожевника или плотника, вот как оно все не просто.
        Даже к правителям это относится, и многие из аристократов состоят в гильдиях, не мастерами конечно, а почетными членами, но уже это дает доступ к технологиям гильдии, и есть возможность и выбрать меч и посмотреть, как и что делается. Это очень способствует увеличению продолжительности собственной жизни. Этот местный король Ротих Такисс, тоже был в гильдии, только кожевенной и поэтому у него тут очень неплохая кожевенная мастерская, а в замке полно одежды из кожи с всякими вставками из металла, тоже рокер своеобразный выискался.
        Я смотрел, это целое произведение искусства, а ну сделать одежду и прочно и удобно, и чтобы смотрелась, это надо уметь. Правда, я больше по колюще режущим, и уже прозондировал почву, мне тут по блату пообещали содействие, но надо принести пользу гильдии, или хотя бы выделить денег, но последнее, не очень приветствуется. Это вроде как гильдия покупается. Я узнавал, надо либо открыть месторождение, либо помочь с технологиями, или еще как. Задумки у меня уже есть, и как эта катавасия с этим признанием Истинной закончится, я этим и займусь, если ни что другое не помешает.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Король Пьетру Кьенус
        Вот и прибыл первый правитель. Это Томара Китасс, с приморского королевства Китосс это первый кто сюда добрался, но оно и понятно, он граничит с королевством Ташель, теперь и моим королевством, немного не привычно. Мое королевство, все же я привык, что я король, а все ниже меня, а здесь я или равный или даже скорее опальный король. Хотя обряд и сделал меня равноправным вместе с остальными правителями Благородного мира, но их уважение еще надо заслужить, и простым обрядом соединения сердец уважение не заслуживается, а как бы и не наоборот. Не порядок это, я такого не люблю.
        Только мой возраст и опыт, сильно мне помогают, после принесения клятвы Истинной, клятва как выяснилось предварительная, вроде, что мы клянемся Истинной но не именно Матике, а «Истинной» вообще. Истинной же Матика будет, когда все соберутся в столице Благородного мира, и это будет не скоро, туда еще надо добраться. Пока же, здесь скорее будут местные переговоры по поводу торговли, обсуждение пошлин и прочего, тоже очень нужное дело, только у меня маленькая проблемка. Я не владею всей информацией, и приходится быть очень осторожным. Чувствую этот Китасс очень умный, и своего не упустит. Эта клятва клятвой, а не попасть бы с пошлинами, это для меня важнее. Следом за морским, прибыло сразу еще трое правителей, и завертелось.
        Одно хорошо, по закону, королю дается три дня на это событие, поэтому многие друг друга и не увидят. Ну, и пускай, встретимся на совете. Я к тому времени все узнаю, посоветуюсь со своими советниками и уже, потом в столице окончательно обсудим, вроде дальше никаких проблем не должно быть.
        Проблемы как раз и начались, когда через две шестидневки прибыл, глава шаманов Матал Тарес Маситан, и он же глава Ден-тана и объявил, что согласно решению совета, а был, оказывается уже и совет шаманов, как оно здесь все быстро делается. Он как верховный шаман Благородного мира объявляет.
        Что с уходом последнего короля, через три дня или пол шестидневки, Истинной дается два перехода, в течении которых, она должна, и обязана, посетить все столицы Благородного мира, и лично встретится с каждым королем на его территории.
        Это вроде ответный визит вежливости, там подарить и получить подарок правителя. Только после этого прибыть в столицу Благос, где и будет окончательное ее признание как «Истинной Благородного мира» и уже Матики Такисс.
        Сказать, что это всех удивило, это ничего не сказать, только шаман Астрала стал говорить незнакомые слова, на своем языке, и я, даже не зная, что они означают, был с ним согласен. Ведь только к каждому чтобы доехать надо месяц, а правителей двенадцать. Все два перехода прошли, пускай где-то ближе, но ведь где-то и дальше, что задача ну очень не простая понимал и шаман Матал Тарес Маситан.
        Я когда подошел и спросил про мой Крамен. Надо ли ей и туда, то верховный шаман сказал, что нет. Столица Ташеля здесь, вот пусть сюда и едет. Это уже хорошо, здесь всего полдня езды на лошадях и уже, какая-никакая, а помощь. Хотя, я и волнуюсь больше за мой Крамен, но и Матика мне не чужая. Я сильно переживаю за ее это «путешествие претендентки». Мне с ней нельзя, только личная охрана, кто согласится. Надо сказать, что короли, все пришедшие, по крайней мере, высказались за то, что по дюжине выделят охранников и самых лучших.
        Подсчитав количество людей, вынужден был отказаться, слишком много и дорого все же. Охрана то за ними, а прокорм то за Истинной. Осталось трое правителей, а их все нет, это самые дальние королевства, и видно дожди там сильно уже размыли дороги. Это и хорошо с одной стороны, ведь чем позже начнется переход, тем больше будет времени у Матики для этого «путешествие претендентки». Тем более, оно будет уже по хорошей погоде, а не по тому, что сейчас творится во дворе замка. Здесь хоть и не как у меня сплошной дождь, что целое наводнение, но тоже слякоть грязь, та же дорога до столицы, что месяц назад занимала полдня, сейчас расстанется на два дня, и с такими усилиями, что к концу пути, чтобы не помереть надо точно, хотя бы день, два отдохнуть.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Астрал
        Размечтался как же, кончится, ага уже кончилась. Приехал такой из себя шаман, крутой весь в висюльках блестящие камни на лбу обруч, я сначала пережухал. Думал точно просечет, что я не тот за кого себя выдаю, но я ему был, по моему, глубоко безразличен. Он с достоинством поприветствовал высокое собрание, а здесь как раз собралось пять королей, местных, и он как представитель местной церкви, или жрец по местному. У него званий было, его служка задолбался перечислять, я и половины не запомнил. Одно мне потом объяснили, то, что у него зеленый обруч, значит, он был в Диких землях. Это я уже знаю, это вроде Мекки по нашему, только не каждый оттуда возвращается, едва ли каждый третий.
        Вот это светило их бога или Лелька по местному. Шаман представлял сразу всех трех, этих Лелек, и он сказал, что то, что пришли сюда короли это почести были Истинной. Именно Истинной, а не Матике конкретно, и их отдали правители Благородного мира. А, уже проблема Матики, вернуть этот долг правителям обратно, и только после она будет признана на совете в столице в качестве Истинной. Но никак не раньше, вот такие пироги с котятами, а то истинная, истинная.
        Я потом минут пять излагал им по русски, что я о них думаю, благо никто не понял, хотя Кьенус вроде понял, и даже был согласен со мной. Это же надо, молоденькой девице, подростку даже, скажем, проехать всю страну, и не абы как, а посетить все столицы, и побывать у всех королей на аудиенции. Мероприятие не то чтобы не вероятное, но практически не выполнимое. Да, этот Благородный мир не то чтобы большой, но раз в пять, побольше Крамена и здесь и горы есть, и болота и даже вроде пара озер неплохих имеется.
        Я карту смотрел, нормальная такая страна, большая. Когда сами остались, спросил Кьенуса, а если ну его нафик, это «путешествие претендентки», и без него не плохо живется. Он посмотрел на меня, тогда Матике проще со стены вниз, сейчас броситься, и нам за ней следом. Хоть с почестями похоронят, ясно говорю, все понял, был не прав, думаем дальше.
        Дальше пока не получилось, не было еще трех этих монархов, и погода была тоже, ну не было погоды, дождь лил как с ведра, и настроения не было. При всей моей не любви к замкам, жил я сейчас как раз в нем, и хотя сырость и вон факелов, никто не убирал, но плавать во дворе, тоже нет настроя. По словам местных, эти хляби небесные закроются еще через шеститдневку. Это неделя такая, по числу пальцев на руке благородного или по числу богов вроде, но пока в это я еще не вник, не до этого мне сейчас. Раз придется путешествовать по всей стране, поговорил на эту тему с Кьенусом.
        Благо теперь у меня есть знакомый король этого мира, и того, который Крамен, не подумайте чего. Кьенус все рвался со мной в путешествие, но потом видно понял, что это как-то его не красит, и он тем самым ставит под сомнение, возможность дочери, пройти этот путь самостоятельно. Решили с первыми погожими днями выдвигаться.
        Уже сюда завезли этих почтовых синеголовиков, и последняя новость была о том, что оставшиеся три правителя находятся в столице Благородного мира и будут у нас через четыре дня или около того, погода как позволит. Если посчитать получается что дней семь или восемь у нас есть, и пойдет отсчет года до вступления Истинной на престол или как оно здесь называется. Или не пойдет, если она не успеет, а это по местному означает конец всему, и жизни в том числе.
        Как здесь все непонятно, вроде примитивно, иногда кажется, попал в детский сад, младшая группа. Вот только, в младшей группе не ходят с мечами остроты бритвы, и не выполнивший слова, предпочитает броситься с башни, чтобы позор, хотя бы на родственников не пошел, вот такие дела. Иногда об этом забываешь, и хочется пообещать то или другое, только в последний момент приходится прикусывать язык. В поход с Истинной собрались четверо: ваш покорный слуга, сама Матика, я правда, предлагал ей остаться и сказал, что мы ей все расскажем как вернемся, но моего юмора никто не оценил.
        С нами пошел телохранитель Котосс, Кьенус так ему объяснил. Жизнь короля зависит от жизни Матики, и чем он лучше ее защищает, тем целее король будет на троне, где ему и без него, вроде, ничего не грозит. Последним с нами согласился пойти, этот шаман, или местный жрец Фрая-Лельку, Фарел Тарес Аситан. Он объяснял тем, что свою миссию продолжения рода королей Ташеля он выполнил, и теперь может передать свой храм следующему шаману. Разрешение совета или по местному Тана он получил. Осталось дело за малым дождаться трех правителей и идти в кругосветное Благородное путешествие по заявкам… жрецов местных.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Король Пьетру Кьенус
        Какие короли все разные. Я понимаю, что ответственность за жизни людей и постоянное возвеличивание тебя окружающими, накладывает свой отпечаток, но все же. Ведь если взять того же правителя Китосс, короля Томара Китасс, очень правильный и справедливый король. Приехал, привез подарки, обсудил новости жизни в Благородном мире, между делом и пошлины и охрану границ, куда без этого, и разошлись по человечески, чем то он на меня похож. То с королями Зан Затосс королевства Заяс, Астрал все переспрашивал, как, как называется королевство, а что название как название, у них так и главная река называется также. И королем Кайроса, Тором Каройрасс, все достоинство того в том, что на его королевство приходится столица всего Благородного мира. С ними просто невозможно разговаривать, заносчивы, высокомерны, они только отдарились и оглядев окружающих удалились к себе в свои королевства.
        Сегодня выдался первый погожий день, и к полудню прибыли сразу все оставшиеся с окраин страны, а именно с королевства Заталин и Заталис, это два королевствам бывшие, когда то одним, но у короля было два сына, и он его им разделил. С ними прибыл и король Такос Стас из королевства Мастасс. Это самые дальние королевства и они прибыли последними. Из интересного, если король Такос Стас привез интересное поющее дерево, такое хитрое устройство его веточек, они очень плотно растут друг от друга, и когда ветер дует, получается свист, временами очень мелодичный. Из Заталина и Заталиса привезли зверушек вроде маленьких драконов, не знаю, что они хотели, но кроме визга Матики, они ничего не получили. Было очень не приятно, но короли очень довольные по моему, уехали из дворца.
        Больше нас ничто не держало и «путешествие Истинной за престолом» или какой-то
«квест», как сказал Астрал, началась. До столицы доехали почти за день, дороги уже начали подсыхать, и только кое-где приходилось спешиваться и идти ногами. В самой столице аудиенция прошла больше для виду. Я зашел с черного хода дворца, а в это время все ждали с парадного первого выхода нового короля Ташеля. Все-таки Харе-Лельку как приятно, даже то, что это не Крамен, я чувствую, что здесь тоже все будет не плохо, и я, наконец, смогу помочь людям и кайре с той стороны границы.
        Церемония встречи прошла хорошо, и я получил подарок. Как сказать и почетно, и вроде с далекими последствиями, и очень, неожиданно. Матика или Истинная это будет, наверное, правильно, подарила мне «Яшат». Да, именно тот маленький невзрачный как сказал шаман Астрала, но с очень большими возможностями. Он как она сказала, дает положительное решение в пользу короля в обмен на этот камень. Не знаю как другие, а я знаком с его возможностями и еще другими в руках шамана Астрала тоже, и я благосклонно принял подарок. Вечером Матика сказала, что это Астрал все придумал и по королевски, и с большими перспективами, а кто откажется всегда можно показать от чего он отказался причем прямо на дворце.
        Они решили уйти сразу же ранним утром. Только одну ночь проведут во дворце и все. Все по закону. Традиции соблюдены, надо провести или весь день или три не более дней и в путь. Три дня решили не терять и на утро они собирались уехать, но не судьба видно.
        Утром только Матика вышла во двор как прямо во дворце на нее напали. Это были два конюха и управляющий двором, вернее его заместитель. Как раз, управляющий погиб, защищая королеву в летней резиденции. Хвала всем богам охрана дворца не растерялась, и быстро схватившись за оружие, убила всех быстро, но и Матика пострадала. Одна стрела попала ей вбок, и она упала на землю. Пока мне сообщили пока прискочил Астрал хорошо успели разобраться, что Матика жива, а то я не знаю, что было бы с королевой Ситоной.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Астрал
        Крики во дворе сразу привлекли мое внимание и бросив примерять новый костюм для дальней дороги выскочил во двор и… опоздал. Матика лежала в луже крови, и рядом еще были трупы и несколько раненых. Пока я соображал, король Пьетру Кьенус быстро отдал команду закрыть ворота во внутренние помещения дворца и разослал всюду своих людей.
        Когда стал подходить ближе чтобы посмотреть что случилось, увидел что моя Матика поворачивается на спину и с удивлением смотрит на стрелу, торчащую из ее бока. Сказал ей, не шевелится. А то сейчас в шоке она не чувствует боли и может себе все там повредить, хотя видя куда было ранение уже понял это все, от стрелы в печень уже врядли что поможет. Пока я мандражировал Матика опять скривилась и сказала, больно, царапает. Ничего не понял, что там может больно царапать, если это все по кости что ли. Подошел посмотреть и уже все понимая, даже засмеялся, Пьетру тоже не понял думал я сошел с ума от горя, но потом сам подошел и увидел.
        Дело в том что я заставлял Матику тренироваться и носить широкий кожаный пояс со вшитыми медными пластинами. Сверху непонять что это, кожаный пояс и ладно, а что внутри. Какой дурак будет носить железо на поясе и тяжело и защиты никакой. Вот эти не состоявшиеся убийцы и купились. Стрела пробила два слоя кожи три пластины меди и сейчас через рубашку царапала наконечником нежную кожу моей жены вот она и жаловалась мне. А мы не весть что подумали. Быстро унесли всех раненых по комнатам и стали разбираться с убийцами, кто они такие.
        Что бы не говорили, но местная служба безопасности работает как надо и сразу опознали и барона Ратансс. Это опалный барон и он вроде состоит в местной гильдии убийц и воров.
        Уже к обеду выловили помощника повара и еще троих из банды Ратансса привели из города. Что здесь произошло, более мене удалось узнать от помощника повара. Он во первых был скорее не при делах, чем виноват. Он поставлял местной банде информацию, какие купцы, с чем уходят из дворца и когда. Такая мелкая крыса, не способная гадить по крупному. Когда за него взялась служба безопасности, он сразу во всем сознался. Оказывается этот барон Закос Агриппа, нанял Ратансса. Вроде Ратансс даже сильно не хотел, но долг надо выполнять и он пошел на это преступление. Сам же барон Закос Агриппа вроде будет ждать у себя в замке три дня, а потом вроде уедет и долг если барон Ратансс не выполнит, то боги его покарают. Даже скорее не боги, а его люди от него отвернутся. Потому что у кого нет чести, а с такими даже в воровской гильдии никто не будет связываться и жить ему до захода солнца. Долго совещались мы в этот день с королем. Ситона увела дочь к себе и не показывалась, а я все думал.
        Пьетру Кьенус все винил себя и свою жалость к несостоявшемуся убийце. Почти до вечера мараковали, что делать и решили. До замка барона Агриппа полдня скакать отсюда и если сейчас взять десяток лучников и на конях, то мы успеем его достать в родном замке. Король все порывался собрать армию и взять на меч весь замок. Просчитывали и так и этак и выяснили, что если собирать армию то это растянется на неделю, а то и больше, барон за это время уйдет, не спеша, и куда хочет, поэтому будем действовать по моему плану. Король Кьенус дает мне трех телохранителей еще трех проводников из самых верных и заводных лошадей, и мы погнали. Собирались не долго, а чего собираться, дорогу местные знают, еды много с собой не надо. Оружия тоже, я и есть оружие, если что, такая ходячая на двух ногах атомная бомба. Чтобы не нагнетать обстановку и даже Ситоне было объявлено, что мы едем на разведку. Узнать как там и что. Потом когда разведаем все, пойдет армия короля и барон Закос Агриппа пожалеет, что не погиб тогда во время нападения на летнюю резиденцию.
        Только король Пьетру и я знали, зачем мы едем и что оно будет, правда, даже я не знал, как получится, но думаю барону Закосу не выжить это по любому точно. Ведь если бы он напал на меня, я бы понял, но чем ему не угодила девчушка, которая его даже и не видела никогда.
        Ладно, лирику в сторону, физика рулит. Скакали почти всю ночь, не смотря на троих проводников, не много пришлось поблукать. Луны на местном небе нет, есть яркие звезды, но луну они все равно не заменяют, а в этот раз и со звездами был, напряг. Уже под утро обнаружили замок, он стоял у реки, и мы его немного проскочили. Трое разведчиков ушли к замку, а я с оствашимися телохранителями подполз ближе к главному входу, мощным воротам вдобавок закрытыми подъемным мостом. Что и как меня не интересовало, главное это в замке барон или нет, остальное вторично и не важно. Когда уже почти совсем рассвело, ну не точтобы очень, здесь осень и солце за тучами, но замок просматривается уже нормально. Прибежали разведчики, двое просто грязных, а один хоть и грязный, но улыбка до ушей. Вот от него и узнал, что барон в замке пьянствует со своими охранниками. Это он узнал от знакомого лучника, который после смены рванул через заднюю калитку замка в ближайшую деревню. Где у него зазноба жила. Пожелав ему счастья, к чему и я присоединился, разведчик выждал время, вдруг этот солдат вернется, но любовь штука такая кто же
от нее откажется.
        Помятуя о своих возможностях и их возрастании при ухудшенни настроения, а оно и до этого было поганое, а ночная гонка на лошадях его не сильно улучшила. Поэтому отошел на пол километра от ворот и пустил первый шар прямо в центр ворот. Как и ожидал, шар оказался больше чем рассчитывал. Поэтому предупредил своих, чтобы залегли и не высовывались. Взял «Яшат-изумруд» и хорошо напитав из ближайшего облачка тумана, зашвырнул в самый центр перед этим проделанной дыры в воротах замка барона Агриппы. А сам бегом за ближайший холм.
        Что сказать, за холм я забежать не успел, поэтому пришлось залетать. Хорошо земля в грязи и мягкая, а небольшие кусты, что там были, приняли меня как родного, поэтому отделался мелкими ушибами и порезом локтя, но вобщем мелочи, могло быть и хуже.
        Когда прошел звон в ушах, и потухло пламя. Послал четверых найти следы барона Агриппа. Долго никого не было ни видно, ни слышно, но, наконец, от одного из разведчиков услышал крик. Он шел со стороны реки и нес тело. Это было именно тело, причем не совсем целое или совсем не целое не было одной руки, совсем. Да и нога была одна и только по колено, а второй не было совсем. Лицо было сильно побито, но все опознали его как барона Закоса. Что бы не отсвечивыать нашли какуюто холстину или вроде местный ковер. Вот в это и замотали то что осталось от барона, одно другого теперь стоило. Привязав ЭТО к лошади не спеша, поскакали к столице.
        Разведчики и телохранители всю дорогу молчали и даже не разговаривали. Особо вроде они не боялись меня, но впечатление видно было еще то. Почти до вечера ехали. Благо видно и доскакали еще, и темнеть не начало. Уже на подходе к столице меня встретил сам король со свитой.
        Быстро осмотрев труп, переложил его в телегу и ее куда-то споро увезли, а мы не спеша, поехали во дворец. С королем по дороге скорректировали, что будем говорить королеве и Матике. О том, что на самом деле было, решили молчать и разведчиков предупредили, да они и сами понимали. Дле всеобщего же доступа было сказано, что в замке барона Закоса Агриппа был сильный пожар и все сгорело, а для наших дорогих дам, что это все, правда, только то что мы это все подошгли, ну чисто случайно вышло.
        Для себя, что могу сказать, да людей жалко, там было много невиновных, может и большиноство и что, это не повод всякой швали убивать моих родных и близких. Хотя да, я им сочувствую, не много.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Король Пьетру Кьенус
        Что ждет Матику и Астрала, я не знаю, Ситона всю ночь плакала, я пожелал им выполнить все, что на них возложила судьба, и они уехали. Что произошло за этот такой долгий день, мы стараемся не вспоминать и даже слуги предупреждены. Что была простая попытка воровства и виновные понесуть наказание и это все пока. Потому как если слухи о замке барона Закос Агриппа достигнут столицы вот тогда и буду думать, а пока подождем. Как говорит Астрал «время терпит», что он под этим имеет ввиду я не понимаю, но мне понравилось
        Дальнейшее не поддается описанию, здесь столько надо всего менять. В Крамене у меня было пять советников, и у них двадцать примерно, я не считал, их помощников. Здесь двадцать советников, и у каждого по двадцать или у некоторых и больше помощников. Между тем, когда стал спрашивать по ситуации, по казне, по количеству людей. Выясняется, никто ничего не знает, надо звать того помощника, сего и так далее. Дал всем день на разбирательства и устроил большой совет. С летней резиденции Ситона пригласила нескольких гвардейцев из ее личной преданной охраны. Местным я пока не очень доверяю, и надо дюжин-дюжин раз все проверять. В самом дворце невиданная роскошь, а в казне не очень много денег, и никто не знает, куда они идут. Откуда идут, хоть это известно. Завтра все буду менять, как я привык в своем теперь уже бывшем королевстве.
        Благородный мир. Королевство Ташель Королевство Китосс
        Астрал
        Все, кончились дожди, и кончились короли, последние были со своими причудами, перепугали мою Матику своими ящерками. Ящерки, правда, с такими зубками и сказали, как вырастут, даже вроде пламя выдыхать будут. Не знаю, как пламя выдыхать, а жрут, как дышат, не накормишь. Я придумал подарки королям, дарим каждому по тому зелененькому изумруду с искоркой. Вроде это если что «голос за» Истинной, а что для короля подарок саме то. Кому не понравится, можно, и продемонстрировать, отчего он отказался, причем прямо на дворце, я думаю, мало не покажется никому.
        После известных события, я ночь отсыпался и наутро выехал из столицы Ташеля, как и не в чем не бывало. А зачем будоражить народ, для местных это нормальный процесс уничтожение замков, здесь краменовская сдача под 30 процентов не прокатывает почти никогда, поэтому все нормально.
        Выбрались и поехали по дороге на королевство Китосс, это на берегу местного моря или океана, я чего-то и не понял. Толи здесь нет кораблей, толи другая причина, но в море далеко не плавают только вдоль берега на лодках и все, непонятно. До границы Ташеля нам выделили две дюжины охраны, и мы как порядочные ехали. Ехать приходилось только верхом, кареты или по местному карах, не везде пройдет, но Малика хорошо ездит правда женских седел здесь нет. Малика уже неплохо метает ножи, а я стал осваивать местные лук и меч. Не так все это просто. Мне, с моей одной рукой не очень удобно, но это только мои проблемы. До границы добирались три дня, Колосс уже не кидается на встречных собак или как их шарков, и даже было раз нападение «свободных людей», как по местному разбойников зовут.
        Здесь нечто вроде крепостного права, правда, довольно мягкое, можно выкупится, но это мало что даст. Все равно, потом придется к кому-нибудь идти в услужение. Мир по сравнению с Краменом, густонаселенный. Вдоль дороги попадается много деревень и сел. Правда с мордами, как у поросят, здесь нет, но много высокого роста и темных не негры конечно, но близко. Высокого, это конечно для местных, а для меня они чуть меня выше и все, здесь все низкорослые. Нападение разбойников для местных своеобразное развлечение. Поездили по местному леску, здесь это редкость не то чтобы нет, но мало, так вот, на нас напали, постреляли. Ощущения я скажу, как дома, такие же мурашки по коже. Все, правда, быстро кончилось, двоих убили, двоих повесели, это здесь нормально, а остальные убежали. Из наших, ранили одного, но легко в плечо, и одному разрезало щеку, на месте и зашили. Здесь есть лекарь, он как-то может гасить боль и никаких обезболивающих не надо.
        На границе наша охрана осталась, а мы вчетвером уже отправились дальше. Какого-то особого досмотра нет, и привычного шлагбаума нет. Лежат два камня на одном написано Китосс, на другом что с нашей стороны Ташель и все. Вот такая граница, как сказал, дюжин Ратос, его так зовут, вся таможня, и местная стража в ближайшей деревне, Ставки называется это уже заграница. Попрощались с охраной и поехали дальше, как я не храбрился, а встреча с местными свободными людьми, мне не понравилась.
        Уж лучше краменовские шарки, чем эти. Собачки из-за кустов с лука не стреляют, а эти запросто. До деревни добрались быстро, здесь километров десять не больше, и началось, и кто такие, и почему, и что вам надо, и так далее. Когда уже я стал размышлять, дать денег, или спалить всю деревню. Потом пойдем дальше, появился местный шаман, правда не Фрая-Лельку а всего лишь Ран-Лелку бога покровителя рек и озер, но для местных хватило и его. Он подтвердил, кто перед ними и мы прошли дальше. Здесь тоже используются те же пластины Пейсы, но на ней должна стоять виза или сат если для местных. Это такие сложные иероглифы, виза разрешение на проезд, а сат по местному город. Это значит местный житель, и с ними разговор совсем другой, уже согласно дырок. Мне пока ничего не светит, у местных таможенников, прав таких нет, они только берут въездные пошлины, и отправляют дальше со своим человеком, почему берут пошлины, объяснили, а чтоб другим не досталось, а в подтверждение, что все уплачено, дают сопровождающего. Он все подтверждает, но берет деньги за сопровождение.
        С нас ничего не взяли, но за сопровождение десяток золотых затребовали, а куда же, без этого. В сопровождение нам выделили веселого парня, Колис зовут, он всю дорогу рассказывал шутки, и совершенно не боялся свободных людей, а что с вас взять, спросил он. Все местные… имеют людей в деревне, и если будет ехать обоз или еще что, а сейчас, он даже по секрету сказал. Мол, из деревни никто не поехал впереди вас, значит, никого и не предупреждали, тогда чего волноваться. Ну, не знаю как кому, либо я ничего не понимаю, или здесь все же лучше, чем в Ташеле.
        До столицы добирались почти три дня. Встречу, местный правитель нам организовал хорошую, за него я и не очень волновался. Во первых он сосед Ташеля, во вторых и с предыдущим королем Томар Китасс дружил и с нынешним, я видел, он был в хороших отношениях, что здесь волноваться. В столицу Китосс, а здесь все просто, все столицы именуются в основном по названию королевства, и иногда еще, если число жителей превышает что-то около десяти тысяч человек, к названию добавляется слово сат, это значит город. Сам Китосс, никак не мог получить эту приставку, как я узнал, жителей было очень много, но все жили промыслом рыбы, и город мог, когда шторма или дожди разрастись и сильно, а в рыбный промысел, соответственно же быстро обезлюдеть. Вот и посчитай сколько жителей. Поэтому местная элита считала, что столица Китосс-сат, и уже надо делать ворота и брать входную пошлину. Ей же наперекор местные простые рыбаки и главы артелей, не соглашались. Считали, что городок еще чуть-чуть не достает, и надо не ставить ворота, чтобы был стимул приезжим, здесь поселится, и город еще больше вырос.
        С Матикой пока мы ехали, я занимался не только оружием и боевой подготовкой, а также и простой учебой, в свете прошлых событий она не отлынивала, стимул был серьезный как ни как. Она же пыталась мне объяснить местную письменность и счет. Здесь применяется двенадцатизначная система счета и десятичная, вторая считается не благородной и всячески притесняется, хотя большинство знает и ту, и ту. Правда как я позже узнал, скорее большинство не знает никакую. Та же Матика, не смотря на то, что дочь короля, знала до тысячи десятичной, и тридюж двенадцатиричной. Это не так мало, я пересчитал где-то 1728 примерно наших. Как по мне все таки удобнее в десятичной, и я Матике это и преподавал, но и благородную систему не забывали, в ней тоже были свои хорошие черты. Мне, правда, не нравилось, но здесь меня никто не спрашивал, а на рынках часто цены были именно в благородной системе поэтомуприходилось учить обе ну и морока я вам скажу.
        Когда стал выяснять, зачем тогда десятичная, оказалось, купцы с Крамена и имперские, а были здесь и те и те, не признают другую, и чтобы с ними торговать, местные торговцы под приезжих купцов и подстроились. Да и крестьянам или как здесь называют люди полей или кайре, от названия главного инструмента для работы. Я улыбнулся, вспомнив, кто такие кайре в Крамене. Стал объяснять Матике, она что-то слышала, но никогда не видела, а местные даже и не слышали. Стал рассказывать, слушали все раскрыв рот, как откровения Иисуса, здесь нет газет, и все разносится только устно. С королем я лично не говорил, здесь мой статус не более чем телохранитель, то есть я присутствую на всех мероприятиях, но в виде мебели, или как-то очень близко. Я особо и не расстраивался, где надо я подскажу, где не надо промолчу. Не очень зная местные реалии, не сильно-то и подскажешь.
        Местный правитель сразу сказал, что он понимает, что мы торопимся, но раньше чем через три дня нас не отпустит, а иначе его не поймут ни соседи ни местная знать. Где королевское гостеприимство и почему не показал город и порт. До порта было без малого лиг 25, или по мне, наверное, километров 50.
        Скакали почти весь день с заводными лошадьми и с небольшими перекурами, для придворных. Это был целый выезд, было и много собачек, больших и разных, здесь в моде что-то вроде наших болонок, только не белого, а желтого цвета и все благородные скакали с ними. Наш телохранитель уже привык и только косился на больших охранных псов. Вот это собаки, величиной почти с лошадь, и да, похожи на Краменовских, но только еще больше. Одно хорошо, без команды, ни на кого не бросаются, а вид ну очень грозный.
        По дороге решили устроить маленькую охоту, одна такая собачка из «охранных» как их зовут, сама завалила оленя или еще кого, я не понял, уж больно ветвистые рога и приволокла к нам. Я впечатлился, а бедный Котосс все приговаривал, хорошо, что наши шарки Краменовские такие маленькие. Не знаю как для местных, а порт мне не понравился, вонь, грязь и куча лодок плоскодонок, довольно больших, но отнюдь не корабли. Тут уже я стал расспрашивать местных, а почему нет киля и как они плавают. Киль был, но очень небольшой, здесь у берега много водорослей и корабль или лодка по моему никак не тянула она на корабль. Вот это скажем нейтрально судно, и ходило в море. Правда была одна проблема здесь дули ветры в холода с моря, а в тепло с суши. Вот и сейчас ветер дул с моря, и все суда были у берега, а что, как там держаться, когда стал спрашивать, а что против ветра слабо выстоять.
        Мне объяснили, что гребцы конечно могут, но кому ловить и эти морские Шукры как с ними быть. Они в холода лютуют сильно. Из-за них цена на рыбу сильно растет, только в тепло они не много от берега уходят и тогда можно ловить и лучше и больше. Не смотря на все это. я напросился в море, нет, я ни разу не моряк, и жил в глубинке, иногда выезжал пару раз и все. Сейчас просто же решил покататься благо на халяву, и Матике хотелось. Было еще относительно тепло и день хоть, и клонился к закату, был погожий. Тремя лодками вышли в море на одной мы с королем Томара Китасс. Он как потомственный рыболов, нам рассказывал и как ловят, и что за трава, и какие случаи бывают, я вобщем даже заслушался, про Матику вообще молчу. За какой-то час отплыли от берега, и даже рыбаки с соседней лодки закинули сети, чтобы нас побаловать свежей рыбкой. Я смотрел на мелкие волны, Матика слушала Томара, и только когда со стороны берега и с соседней лодки закричали Шукра, Шукра, мы встрепенулись.
        Я не знаю, кто такая Шукра, но про Лохнесское чудовище слышали все из нас. Вот это было оно, где-то метр, а может и больше толщиной и метров 50 длиной, у страха конечно глаза велики, но очень уж страшно было. Томара Китасс, надо отдать должное, не испугался, а только закричал боковой лодке вперед к берегу, и нам стал быстро объяснять. Это старая морская хитрость Шукр, от берега встает один или два наиболее крупных морских ползков, и пугает рыбаков, а когда они отбегут дальше от берега, а летом при попутном ветре это очень легко, то там всех встретят много мелких Шукр, и все, нет рыбаков. Сейчас же, когда ветер дует к берегу, есть шанс.
        Если первая лодка отвлечет шукра на себя, то у нас будет время проскочить. Ценой своей гибели, они нас спасут. Хоть это и не всегда получается, но все же шанс. Шанса не стало, когда из воды показался и второй Шукр, еще больше первого, и даже Томара стал бледный и стал что-то шептать про себя. Лодка уже ставшая заворачивать к первому морскому змею остановилась и ждала команды, там был крепкий экипаж, это было заметно по ним. Может они, и боялись, но слово короля, и они пойдут в бой на смерть. На голове Шукры находился метровый рог из прочнейшей кости, которым она пробивала судно, как нож консервную банку. Я еще в столице видел во дворце на стене небольшие кости. Я их сначала принял за бивни слона, а теперь понял, что это за бивни и кому они принадлежать. У второго Шукра этот бивень, был почти два метра на мой взгляд.
        Да, покатались, Матика упала в обморок, я про себя подумал, что это и к лучшему, не будет мучиться если что. Когда же уже почти собрался, и я дорого продать свою жизнь, вспомнил, а я тормоз, ведь у меня есть оружие, что ему какая-то Шукра, да хоть десяток. Король уже закончил свою молитву или что, и собрался послать одно судно на одного змея, а другое на другого, а мы может, проскочим в это время. Я его остановил и сказал, а можно я сам их побью, только вот та палка у него на носу моя. Томара Китасс посмотрел на меня как на сумасшедшего и говорит, да хоть обе.
        Я говорю, заметано, только вон туда чуть сдай лодку, там как раз было такое хорошее облачко этого тумана местного. Лодку сдвинули в сторону, и когда змей с таким шипением кинулся к нам.
        Я пустил такой небольшой шар прямо в пасть Шукре. Что сказать, приказ короля первая лодка выполнила, правда одному матросу или рыбаку кто он там, пришлось нырять за моим трофеем. А что, я не виноват, что как всегда переборщил, и голову буквально разнесло и бивень или рог не знаю, как сказать на местном, откинуло далеко в сторону, но моряки с первой лодки успели и его достали. Второго я уже бил умнее, и запустил шаром не в голову, а дальше в показавшееся из воды кольцо туловища, метрах в десяти от головы, нам даже пришлось еще ждать, когда змей издохнет. Зато его привязали за клык и потянули к берегу, где в это время было всеобщее ликование.
        Ведь эти чудовища сильно мешали любому рыболовству, и если летом по местному в
«тепло», еще можно было как-то ловить, то зимой по местному «холода», это было настоящее бедствие. Шукры занимали все побережье, и любой выход в море мог оказаться последним.
        Королевство Китосс
        Король Томара Китасс.
        Когда прилетел синеголовый и принес весть что Истинная, о которой мне уже три дня как рассказывал жрец Фрая-Лелку почтенный Корес Тарес Натан, этот наш верховный жрец королевства. Я слышал об Истинной из книг, и в королевской морской школе, что-то об этом рассказывали. В королевстве были школы и при храмах, и хоть этого не было в других королевствах или скажем по другому, там тоже было, но не как у нас. Школы возникли, когда понадобилось обучать людей полей, морскому искусству.
        Это было не просто, но поднявшийся спрос на рыбу, вынудил правителя Китосс, еще моего отца, открыть королевские морские школы. Потому как первое время без обучения, слишком много людей гибло в море, это вместо прибыли приносило одни убытки. Обучение хоть и требовавшее больших денег, уже за три перехода себя оправдало, более опытные рыбаки, передавали свои знания, опыт, и между делом небольшие умения в счете и письме, чтобы даже бывшие людей полей, могли подсчитать, что они поймали и составить отчет, хотя бы самый простой.
        По требованию жреца отправился выразить почтение Истинной, было и самому интересно, что это, или кто это. Увиденное мне не очень понравилось, я ожидал опытную благородную в годах, а оказалось, что это дочь соседнего короля. Я ее и до этого знал, еще малышкой, как она стала истинной, я не понял, но обряд есть обряд, и против этого никак не пойдешь.
        Из всего путешествия извлек только одну выгоду. Познакомился с новым королем и с ним обсудил пошлины и новые условия союза. Вполне вменяемый сосед, очень взвешенные решения, ничего на веру не берет, и большинство решений перенесли на потом. Когда он прибудет к себе в столицу и определится с текущим положением дел у себя. Может это и не очень хорошо для меня, но все же он мне больше понравился, чем Ротих Такисс, который сначала много обещал, а потом просил все пересмотреть, забери его морской дракон. С этим я думаю, таких проблем не будет, или если будут, то существенно меньше.
        Уже по приезду к себе в столицу узнал через синеголовых. Что клятва верности Истинной, будет считаться действительной, только через год. Только когда Матика пройдет все королевство, и перебывает у всех королей с ответным визитом. Это очень хорошо, и правильно, именно это я сам хотел сказать жрецам. Я, правда, очень сомневаюсь, что она успеет, но если она сможет, то я точно буду считать ее Истинной, ведь она смогла, и Лельки ей помогают, а против божества я никто.
        Есть у меня, конечно, сомнения, что она выдержит испытание, но это мое мнение, и я его никому не скажу. Те же верные люди мне передали, что сразу же после Ташеля,
«претендентка», это сказали жрецы, очень странное слово, но как объяснили. Она еще не Истинная, потому как не прошла испытание, поэтому только «претендентка», и не иначе. В мое королевство «претендентка» прибыла только после сезона дождей или перехода, не самое удачное время.
        Все равно, я чту обычаи и традиции, и быть у морского короля и не побывать на море. Этого я допустить не могу, поэтому, когда Матика совершающая «путешествие претендентки» приехала в столицу, то устроил пышную встречу и прямо сказал. Что даже если они торопятся, это меня не касается. Традиции гостеприимства никто не будет нарушать, и раньше чем через три дня. я никого и никуда не отпущу не отпущу. Во время церемонии обмена подарками, я подарил ей крупную «Юшу», мы добываем их из раковин на морском дне. Это очень не просто и сопряжено с большими трудностями и опасностями.
        В ответ мне подарили небольшой «Яшат». Такие камни у меня есть, и даже большие, но как символ, я его охотно принял. Матика передала буквально следующее, что это огромный источник силы, и также у меня есть возможность, ценой отдачи этого камня, получить согласие уже Истинной на решение любого моего вопроса, но только одного и один раз. Это на будущее, очень заманчиво, хотя и не очень верится, но все же, не понял только о какой силе идет речь, но меня это не очень волнует. А вот решение одного вопроса в мою пользу это да, нужное дело, очень заманчиво.
        Быть у меня в гостях, и не побывать на море в порту, кто меня поймет, мои жители точно мне этого не простят, и буквально на следующий день поскакали к морю. Путешествие проходило легко, и всю дорогу проводились охоты. Устраивали состязания, все было просто прекрасно. В порту, видя, что телохранители Матики, морщатся от запаха тины и разложения рыбы. Рискнул им предложить морское путешествие. Хоть ветер и был с моря, это плохое время не сезон. Взяли три большие лодки, и вышли в море.
        Одна лодка занялась рыбной ловлей, что может быть лучше свежей ухи из рыбы, да и пожарить некоторых с приправами, а были у меня здесь мастера. Я думаю Матика будет довольна, а мне есть чем ее удивить. По молодости, я много времени провел в море, вот и сейчас. Рассказывая про различные случаи, и про всяких морских жителей. Не обошел и вниманием Шукр, огромных морских ползков, грозы всех окрестных рыбаков.
        Нет, лучше бы я этого не делал, стоило мне о Шукре вспомнить и вот, пожалуйста. Позади нас со стороны берега, всплывает один. Это еще не страшно, хотя и не приятно, но я знаю способ. Мне это не нравится, но ради гостей, я думаю. Моя охрана сейчас пойдет вперед и отвлечет Шукра на себя, а мы в это время проскочим, благо ветер попутный, на берег. Удача отвернулась окончательно, когда из воды показался второй Шукр. Это был настоящий исполин, только рог на голове был величиной с меня. Я таких еще не видал. Я уже прочитал молитву Ран-Лелку, покровителю морей, на удачу. Ведь если от одного Шукра, мы точно уйдем хоть и ценой гибели возможно двух лодок, то от двух Шукр, уже не уйти, как не пытайся. С ближней лодки мой главный телохранитель Масит, уже требовательно кричал, что он пойдет в бой и спасет меня, или погибнет, спасая правителя. Я уже собрался отдать приказ, о нападении на Шукра, но вмешался охранник Матики.
        Он встал и неожиданно, улыбнулся, хотя перед этим я видел, он сильно испугался. Сказав, чтобы немного отошли в сторону, причем подальше от лодки охраны, и потом глядя на двух Шукр, сказал. Только ваше королевство, вот с тех он сказал зиюк, так смешно, эти рога мне. Мне было не до шуток, что я ему и сказал, бери оба, про себя подумал, мертвым они уже никчему. Охранник пожал плечами, и неожиданно не вставая, махнул рукой в черной перчатке, и с нее сорвался огненный шар. Не успел я испугаться, как увидел, что с лодки уже моих охранников прыгнул в воду Масит. Что он там делает, и зачем прыгает, я не понял, до тех пор, пока его не вытянули из воды. К нему был привязан канат, и когда его вытянули, он двумя руками держал огромный рог Шукра. Между тем к нам стал спешить второй Шукр, еще больше первого.
        А вот с ним, телохранитель Матики не стал поступать, как с первым, а бросил свой страшный огненный шар в середину тела Шукра. Нам еще пришлось толику времени ждать, пока морской ползк умрет. На берегу в это время было всеобщее ликование, и я не будь правителем, точно к нему присоединился. Убить таких огромных Шукров, еще никому никогда не удавалось.
        Только из-за них в холода невозможно выйти в море, цена на рыбу возрастает, и если бы не люди полей, то и до голода не далеко. Шукра или сказать часть Шукра привязали между двумя лодками охраны и потащили к берегу. Что меня еще больше удивило, это когда телохранитель Матики спросил, а больше этих зиюк не будет, а то нас четверо. Я так даже и не понял, он шутит или от страха ничего не понимает уже.
        Но он уже хлопал Матику по щекам, причем не очень вежливо, но все же. Она очнулась, и он ей рассказал, что то, что она не видела как он сражался с этими зиюками. То он ей даст тот рог, что поменьше.
        Не знаю, кто он ей, у Истинной нет, я даже не совсем понимаю как это. Шаманы мне объясняли, что у них есть, но «подруг» я не могу сказать, а по другому, не знаю как сказать. Но то, что он очень сильный движитель. Это я уже понял, и тот подарок с маленьким «яшат», уже мне не кажется таким дешевым, и не достойным подарком Истинной. На берегу продолжилось всеобщее ликование, и в честь победы над такими исполинскими Шукрами, было организовано грандиозное пиршество.
        Там, когда я постарался выяснить уже у своих служб, кто этот движитель. Он ведь явно не житель Благородного мира, мне передали, что он из провинции Крамен, но это не точно, и по слухам он из шаманов самого Астрала. Я знал, что его зовут Астрал, это его Матика называла, но я думал это его имя, а выходит это таинственные племена, что живут далеко на юге. Гулянье продолжалось почти всю ночь, и могло быть еще дольше, если бы, я не спросил, а как шаман Астрала это делает. Он уже был не очень трезв и одной рукой он обнимал Матику, а другой той, что в перчатке он сделал, движение будь-то, что-то берет из воздуха, и неожиданно кинул в воздух над морем. Тот огромный огненный шар, который сорвался с его руки, был намного больше дневных шаров. Он ушел далеко в море, и потом с огромным грохотом там взорвался, это уже страшно.
        Возникшая волна, такая, что бывает только в сильный шторм, а мы сидели недалеко на берегу, чуть подальше от пирса, чтобы запах, рыбы не долетал. Это нас и спасло, стоящие лодки на берегу все перевернуло, нас окатило водой, и было очень весело. Хотя веселье такое, относительное, только потому, что все гости уже были не трезвые, обошлось без жертв и больших обид. На счет обид не знаю, а шамана Астрала, стали боятся и то, что Матика стала ему выговаривать, что это не хорошо, и чтобы он больше не делал этого. Шаман повинился, но без особого пиетета, видно это уже не впервой с ним такое.
        Я пока никто ничего не понял, решил узнать уже у шамана, благо он был благодушен. Что в том зеленом «Яшат». Ответ я получил еще более удивительный, он выразился сравнением, что вот этот небольшой шар, что сейчас получился, ага небольшой. Он ничто, по сравнению с тем что можно получить из того камня. Я не стал дальше ничего говорить, но если это правда, то надо дюжину раз подумать, куда его положить, и не опасно его брать. Хотя я понял, что у Матики они еще есть, и она не боится, так что, наверное, ничего страшного нет, пока движитель его не использует. Ладно, у меня тоже есть хорошие движители надо у них порасспрашивать, это дело государственной важности, и еще узнать, где их берут. Вроде имперские купцы возили я видел.
        Благородный мир. Королевство Китосс
        Астрал
        Когда я уже поумнею, ну стоило хвастаться пускать шар этот в море. Хорошо хоть далеко закинул, а то вон какая волна пришла и окатила водой. Правда все протрезвели быстро и даже я вспомнил, что мне, нам вообще-то надо это весь этот Благородный мир пройти и за два перехода, а время тикает и хотя уже у двоих считай были, но это самые ближние и с ними и до этого было все ясно. Дальнейшее путешествие в гонке за престол, или как сказал шаман, «путешествие претендентки» на Истинную, продолжилось.
        Путь в следующее королевство протекал через столицу Китосс-сат, буду так величать, Томару вроде нравится, а мне что, с меня не убудет. До столицы добирались с комфортом и уже к полудню были в столице. По заверению правителя Томара, да и наш телохранитель с шаманом сказали, что надо бы на рынке прикупить теплой одежды еще две три шестидневки и все, наступят холода. Сильно холодно не будет, но подымится ветер, и туда дальше пойдет снег небольшой, но неприятный. Я завел дневник, с бумагой здесь напряг, есть какие-то листы, толи с дерева или делают как-то, но как узнал стоимость таких листов, то понял. Если продать две книги по дюжине листов в каждой, то хватит на всю жизнь семье безбедно прожить в хорошем доме. У самой Матики книг пять или шесть было, а в основном пишут на ткани или на дощечках с воском, это распространено особенно на рынках. Там у каждого несколько таких дощечек и они все там что-то черкают, стирать хорошо зато, подержал над огнем и все пиши снова. Я себе нашел тканевую книгу, тоже не дешевое удовольствие, но все же не как бумажная. Вот пишу, с моими всеми приключениями сейчас идет
12 день. Это по местному две шестидневки, здесь все как у меня дома, правда дней в полугодии, тфу-ты, я уже по местному говорю.
        Здесь все считается переходами по полгода, и начало года отсчитывается в начале зимы или сезона холода по местному. Для местных это никакой не праздник, да и как праздновать, если по полгода. Есть праздник сбора урожая и время окончания дождя, вот и все праздники, а может это один и есть, не разбирался.
        Еще есть, какие-то особые дни у шаманов, но для простых кайре они значения не имеют. Они работают и все. Выходного и одного нет, есть раз в три дня время после полудня, это когда работнику дается время сделать свои домашние дела, и что-то купить, продать на рынке. Раз в три дня для всех по разному и базар или по местному Шанаш, шумит все время. Здесь используется двенадцать месяцев, ну по числу пальцев на руках и неделя тоже шесть дней это понятно. Год тоже 360 дней с маленьким хвостиком, но его только шаманы знают, и они раз в шестилетье вроде добавляют один день, вроде так. Суда по моим записям идем мы хорошо, и если учесть что за 12 дней два королевства считай, прошли, то путешествие будет очень простым и быстрым.
        Что-то мне говорит, не говори гоп, пока шарк не прыгнет, это я перефразирую местный фольклор. Переночевали во дворце и уже с рассветом, опять с хорошим сопровождением, все-таки уважает местный король Матику, и видно желает ей всяческих благ, нас проводили из столицы. До границы королевства передвигались с эскортом, считай без приключений, правда, убили неделю. Но как говорится не до жиру. На границе опять два камня и мы уже вчетвером идем дальше, а охрана помахала только в след ручкой.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Король Пьетру Кьенус
        Матика уехала, моя Ситона проплакала целый день, а на меня навалились проблемы. То совещание что я назначил, как и ожидалось, сорвалось, часть не пришла, многие были заняты или больны. Местный командир гвардейцев мне честно сказал, если не ввести военное положение, власть мне не удержать. Сильно привыкли местные к вольнице, старый король не обращал на местную элиту внимания, больше был занят войной в южных провинциях и вот во что это вылилось. Что делать я не знал, но был у меня один план плохой и даже очень, но этот шаман Астрала посоветовал. Вроде у него это сработало, правда там была военная необходимость, но моя жизнь и благосостояние королевства, того я думаю, стоят.
        Командиру гвардейцев, а он вызывал доверие, отдал приказ. Ночью перевезти во дворец всех советников с помощниками и с их семьями. Советников ко мне, а их семьи в правое крыло, и пусть там спят, отдыхают. Все вежливо, спокойно, никого не бить и объяснять. Что в стране неспокойно, это для их защиты. Не все получилось, как хотел, во время привода советников, троих застрелили. Пятерых покалечили, но зато на утро был полный сбор, за исключением двоих. Один был болен, и смертельно, его просто не стали трогать, и один был с визитом в соседнем королевстве. Вот как все быстро и просто, на душе, конечно, не хорошо, но без показа власти, кому такой правитель нужен.
        Во время совета, сначала, все пытались кричать, произвол и старый король себе такого не позволял. Я всем напомнил, где теперь старый король, и чем все это кончилось. В результате из дюжин-дюжин советников и помощников, на прежних должностях осталось трое, и часть помощников поднялись до советников. Остальных пришлось лишить места, и двоих, наверно, и головы в будущем, пока еще не решил, но факт предательства и раздачи имущества на сторону, на лицо. Когда в такой толпе людей, кому-то грозит смертная казнь, он молчать не будет. Я очень много чего узнал и то, что я ночь и день на ногах, оно того стоит. Лучше сейчас побегать без сна, чем потом заснуть, уже без всякого бега, навечно. Волнений в столице не вышло, ведь то, что при взятии советников, всем объяснялось, что это для их же спасения, якобы от заговорщиков, просто состоится заседание, ночное, ну время ведь не ждет, заговор же.
        Дальнейшая неделя прошла в таких же бегах, пришлось брать три замка, и менять в них баронов. В столице вычищать Шанаш местный (базар) от всякого отребья, по дорогам пускать конные разъезды, а то житья от свободных людей не стало. Я даже жалею, что шарков нет, может быть и здесь им устроить, нет, это плохая мысль, но вот пускать с разъездами шарков, это надо.
        Во всех баронствах потребовал выявления людей с даром, за то, что этого не делают, будет увеличение податей. Здесь в гвардии только с даром и используются, а по другому никак. Я еще по Крамену знаю, люди с даром самые верные, если воспитать правильно конечно. Здесь же вроде брались только, у кого есть благородный палец, то есть шесть плацев на руках, отменил это. У меня и простые будут служить, ничуть не хуже, зато людей на много больше будет, а то в результате этих смен советников, убыль в войсках как от небольшой войны. Я, конечно, понимаю, тренировка армии нужна, но потери уж больно велики.
        Благородный мир. Королевство Мариносс
        Астрал
        Два камня были таких же, как и в прошлый раз. Только на одном было написано Китосс, а куда мы переходили Мариносс. Что я знал об этом королевстве, правитель Танель Васс высокий худой с волнистой черной гривой волос. Вероятно были родственники из имперцев. По тому, как он был на приеме, я его не очень помню. Вроде подарил трость из какого-то дерева Кьенусу, и какую-то статуэтку Матике, ей она понравилось, больше про него ничего не знаю. Местность, как и понятно не поменялась совершенно, да и с чего бы ей поменяться. Мы как ехали и продолжаем ехать, мне не много не по себе без охраны, все-таки уже привык, и к грубоватым шуткам гвардейцев короля, и к постоянной толпе, да и уважение к себе любимому.
        Охранники ведь все знали, кто победитель морского змея или Шукра по местному. Бивни мы по настоянию правителя Томара, оставили во дворце и ему есть, что показать гостям, и нам не тащить с собой. Они все же неудобные. Нам с Матикой, король пообещал, что по первому требованию он доставит их, куда скажем, или привезет в столицу Благородного мира через два перехода к коронации, или как оно здесь называется.
        Скакали долго и решили, сделать привал. Пока я ехал с местными как-то все не получалось разговориться со своими. Котосса или как его имя склоняется, отчеств у местных нет. Не используют, а когда надо имя рода и что-нибудь типа рыжий, толстый или как в Китоссе был один. Его все звали «хвостатый», даже имя не знал никто толком. Я все не мог понять, где у него хвост, потом один из моряков-рыбаков объяснил. Его в детстве еще, рыба по морде хвостом дала, и за борт выскочила, а все видели, вот и прицепилось на всю жизнь.
        Недалеко от дороги была рощица, не рощица, кучка деревцев и все. Здесь лесов нет, а так два три дерева и много кустарника вокруг. Из-за этого с лесом напряг, но полно всяких ягод, вот и сейчас, уже поздняя осень или даже зима, по местному
«холода» называется. Местные не заморачиваются с названиями, холодно значит
«холода», тепло значит «тепло», а то, как у нас плоди слова, лето, осень, зима и так далее. Мир этот тоже зовут по разному. В Благородном мире, это так страна называется, где я сейчас нахожусь, зовут Лонглавос, соседи из Крамена, и имперцы Лонглавин зовут. Пока мы сидели у костра и шаман Фарел, нам рассказывал историю этого мира, и для чего мы все, и про божества, эти местные. А что, есть что послушать. Котосс не забывал своих обязанностей, и зорько оглядывал окрестности.
        Затем встал, и отошел от нас. Я немного заволновался, что случилось, и действительно, Котосс вернулся и говорит, тянет дымом, оттуда, куда мы идем. Может пожар, а может и нападение, надо бы проверить. Устроили маленький совет, и сам Котосс вызвался проверить все, а мы, чтобы были наготове. Наготове или как, а оседлали лошадей. Быстренько побросали в рот, что успели, не до еды сейчас. Во первых чужая земля, чужое королевство, и мы, неизвестно кто. Кому мы что докажем, то что это Истинная, может знать только король, а до него еще доехать надо. Я по карте глядел, это километров 150 не меньше, если я правильно местные лиги перевел, и не по самой легкой дороге.
        Ведь переходя границу, рассчитывал на таможню, и на проводника. Пусть и за деньги, как в соседнем Китоссе, но и это сейчас была несбыточная мечта. Хорошо, если это простой пожар, то может и поможем чем, а если нападение и нас либо как трофеи заберут, либо как свидетелей уберут, а могут и так и этак. С такими мыслями мы остались, а Котосс ускакал. Границу переехали, примерно, я на свое время перевожу. Оно хоть и не точно, но уж лучше чем местное, типа «два стакана». Я первый раз как услышал, так и в ступор впал, чтобы это значило, и что надо пить двумя стаканами, мои тогдашние попутчики Толис и Матас, здорово посмеялись. Объясняя мне устройство местных часов, где вода натекает в такие стаканы, вот время там и считают стаканами. Время было 10 часов (один стакан хи-хи), а сейчас после обеда где-то два стакана и есть.
        Ждали Котосса долго, уже и темнеть стало, наконец, показался всадник. Он быстро скакал по дороге, и, не сворачивая к нам, только выхватил стрелу, переломил ее и поскакал дальше. Я внимательно следил за ним, то, что он не стал останавливаться и поскакал дальше, сильно насторожило. Шаман же заметивший странный жест, мне перевел, не вступайте в схватку, уходите.
        Происходящее мне очень не понравилось, не знаю что там и как. Куда идти не ясно, весь первоначальный план, таможня-проводник-столица, как-то пошел лесом и надолго, если не совсем. Немного поразмыслив, благо был стимул, спрятались чуть дальше с опушки в глубь. Мимо по дороге скакали четверо всадников и сзади еще один.
        Первые очень торопились, а вот последний, не очень. Он внимательно смотрел за дорогой. Подъехав к месту, где Котосс сломал стрелу и внимательно стал все осматривать. Посмотрел направо, посмотрел налево и свалился с лошади, замертво. То, что он нас увидел или не нас, а наших лошадей, и дураку было понятно. Не заметить три лошади, почти при свете дня, могли только люди очень занятые погоней, а вот если, внимательно осматриваясь, спрятаться в этих кустах с лошадьми не реально. Быстро как мог, выскочил на дорогу и, перебросив тело через седло, увел лошадь с дороги. Кто бы это ни был, а надо узнать, что он хотел и куда спешил. Нет, то, что он спешил за нашим Котоссом это ясно, но зачем.
        Когда привез в кусты тело, и скинул на землю. Матика только зажала рот рукой, и ничего не сказала, ну и то хлеб. Мне здесь только обмороков не хватало, сейчас. Лошадь привязал к ближайшему кусту, и стал обыскивать пленника или скорее труп, с такой дырой в груди не живут. Шаман Фарел надо сказать, отнесся к этому спокойно, и только внимательно следил за шмоном. Он же и подсказал, где найти знак рода. Было очень интересно, когда доспехи оказались из королевства Китосс, а знак рода барона Засанис нашли под мышкой на теле, мне это ничего не говорило, а шаман Фарел, сразу сказал.
        Здесь что-то не то, это одеяние из баронства Карас, мы его проехали три дня назад, а знак вот этот, что на теле нашли. Это баронство Засанис и что, говорю, какая нам разница. Разница оказалась большая. Засанис это баронство королевства Заяс, я еще смеялся, над таким названием, помню, а сейчас от таких новостей стало совсем не смешно.
        По всему выходит, что хотят за уничтожение деревни Залесье, так зовут ту деревню, что мы не доехали. Выдать совсем не тех, кто виноват, и мы как раз свидетели, и нежелательные. Пока этак мыслили, вдалеке опять послышались крики, и по дороге опять понеслись конники, а большое здесь движение, однако. Нас опять не заметили, оно и понятно, пока мы рассуждали, стемнело окончательно и теперь даже если приглядываться, нас с дороги не видно. Луны здесь нет, а от звезд дорогу под ногами, не всегда видишь.
        Мы проезжих по дороге, только по шуму и услышали, а вобще только тени какие-то проскочили и все. Это повышенное движение подстегнуло мысли и вот что решили. Мы считай, находились недалеко от границы с Китосс, считай день где-то назад. В трех днях граница Заяс, это направо. Три дня столица Мариносс, это вперед, если по ходу движения. Вперед нам уже не с руки, один вон поехал, и очень быстро вернулся, с эскортом.
        В сторону королевства Заяс в свете того, что мы нашли и видели, что-то не хочется, совсем. Даже если это не политика самого короля, все равно можно нарваться на барона Засанис, или его слуг. Остается чисто мужской путь, мы уйдем налево, причем не все, но сразу. Свою позицию я обозначил словами. Сейчас я высматриваю дорогу, машу им и они, беря всех четырех лошадей, уходят через дорогу к следующей роще, и от нее дальше и дальше прямо к реке Залетной или Чудинке ее кто как зовут. Это местная речка, петляющая здесь очень чудным образом. Там есть такой хитрый изгиб, вот пусть меня или нас с Котоссом там и ждут. Хоть и получается хороший крюк, но не до жиру, ноги унести бы. Сам я остаюсь, но не здесь, а иду чуть назад и постараюсь разобраться с этими неизвестными и узнать, что с Котоссом.
        План, конечно, так себе, но лучше ничего не придумали. Попрощался с Матикой, без слез не обошлось, но она все понимала, что на карте не только ее жизнь, но и всей ее семьи. Даже всего Благородного мира, как это пафосно не звучит. Да, вся затея с этим путешествием, уже кажется почти не сбыточной, а куда деваться. Простившись, настроился на боевой лад. Откуда-то пришла уверенность, все будет хорошо и мне даже легче стало, раз будет, значит будет.
        Матика с шаманом Фарелом, скрылись в темноте, и даже стука копыт не стало слышно, а я пошел вдоль дороги туда, куда поскакал Котосс. Долго идти не пришлось, уже через полчаса послышался звон, говор и только успел упасть, как мимо проскакали всадники. Через время еще, если первые скакали быстро и молча, то задних было всего четверо, а если точнее трое всадников и лошадь с трупом через седло перекинутым. Ехали они, шагом не спеша, и переговаривались. Весь разговор я не слышал, но и части мне хватило.
        Это были люди какого-то Эруса, и им надо было увезти в баронство труп Котосса. Им не хотелось, потому, как надо было сворачивать куда-то в зуранку, а они боялись, и сейчас решали, где можно пересидеть до утра.
        Следя за ними, благо ехали они не быстрее, чем шли, темно же. Поэтому я успевал за ними. Кто бы подумал, они пошли к той же опушке, где и мы были всего час назад. Как хорошо, что Матика с Фарелом ушли в другую сторону, а не остались на месте. Сейчас бы точно, была бойня и неизвестно как оно все обернулось. Хоть и время поджимало, и не хотелось отставать, но решил, не торопится.
        Дождался, пока они поели, уснули и оставили одного на часах. Снять часового не большая проблема, он и не пикнул. Оглушил спящих, и связал. У них в сумках веревка была. Сел уже с чувством и поел, у меня всегда после ДЕЛА, такой аппетит, видно стресс еда снимает. Уже выполнив все дела, привел одного в чувства и приступил к допросу. Пленник сначала держался, но после экспресс методов поплыл, и мало что успел сказать, но и того мне хватило.
        Это действительно были люди барона Засаниса, они под видом купцов были в столице Мариносса, где собрались, подошли к деревне Залесье переоделись людьми из королевства Китосс и напали. В живых никого не оставляли мало ли что. Котосса они заметили, когда уже прочесывали окрестности и погнались за ним. Сам Тарас, так пленника звали не родовой Засаниса и просил его отпустить. С отпустить не вышло, слишком он упорствовал вначале. Второго допрашивал уже полегче, но сказал он еще меньше. Мне был нужен свидетель, но решительно все, просчитав, понял, сгодится и мертвый свидетель.
        Поутру, похоронив Котосса и забрав еще два знака рода Засанис, у двух пленника, у одного ничего не было. Уже на лошади и с тремя в поводу, поскакал в сторону, куда уехали Матика с шаманом Фарел.
        Благородный мир.
        Матика
        Путешествие мне нравится, я люблю красивую природу, и как птицы поют, и на людей хороших посмотреть люблю, и своего рыцаря… тоже. Моя мама, нашла себе короля и он благородный рыцарь. Сам король из этого, какого-то Крамена. Это вроде, толи далекая провинция, а может и какое отделившееся королевство. Мой учитель мне говорил, но я не очень слушала. Мне больше интересно, что у нас, как в столице прошли концерты веселушников, когда мы поедем в гости к соседям. Ага, вот и поехали, сначала началась война. Бароны из-за чего-то передрались, вроде все понятно, всегда это было, но было по двое, а здесь целая часть королевства пошла. Пришлось даже королевской гвардии вмешаться. Конечно, гвардию боятся, и порядок навели быстро, но отца ранили и очень сильно, а потом он и умер, мне его жалко сильно, я много плакала.
        Мне стало очень страшно, и уже пошли на штурм нашего летнего замка Кралес, и мама Ситона храбро сражалась вместе с воинами замка, и мы уже три дня сражались, и мне кажется, что мы… погибнем. Мама часто плачет по ночам, когда я не вижу, а днем сама выходит на стены, там опасно, но она говорит, надо, иначе мы проиграем, и нас убьют. На четвертый день после похорон, и третий день осады, пришла помощь. С города прислали сильного колдуна, и он всех попалил, до чего сильный колдун. Он когда сражался, отдал все силы, и его положили во дворе в палатке, не знаю почему, не понесли во дворец. Меня мама направила к нему присматривать, и подать воды или еще, что надо храброму рыцарю.
        Я просидела с ним весь день, и к вечеру только он очнулся, и стал говорить. Я сначала очень испугалась и убежала, а потом мама Ситона меня поругала и сказала, храбрый рыцарь нас всех спас. Мне стало стыдно, и я вернулась. Потом он стал расспрашивать меня, кто я и про моего отца, тоже расспрашивал. Я расплакалась, а он меня успокаивал, и даже напоил вином. Мне сразу стало легко и спокойно, а потом, потом и вовсе не больно, и потом пришел мой, мой отец.
        Это король Пьетру Кьенус, и он так ругал моего Астрала. Я ничего не помню, это мне потом мама рассказывала. Еще мы ходили в храм Фрая-Лельку, и там, так хорошо было. Только холодно как-то, а потом стало, тепло и мне объяснили, что я Избранная, и что я настоящая, такое слово интересное «Истинная». Я ничего не поняла, мама сначала радовалась, а потом опять плакала и даже, мой Астрал, а мне как «Истинной» запретили считать себя его подругой. Запретили и запретили, а Астрал сказал «зена» ты мне, а что местные говорят, меня не касается. Мне с ним всегда хорошо, он много знает, и всегда очень интересно все рассказывает.
        Он меня стал учить бросать кинжалы, и еще сшил пояс тяжелый, и в башмаки наложил, наверное, железа. Они такие тяжелые стали, я их еле-еле ношу, но Астрал говорит это надо, а то я такая слабая. И ничего я не слабая, я с Валиссой и Матиллой всегда боролась, это мои подружки, мы вместе играем, и я всегда выигрывала. Я это и сказала Астралу, но он только посмеялся, я тогда с ним стала бороться, и почему-то быстро улетела на пол и ударилась. Он тогда еще меня поцеловал нежно и сказал, тренироваться мне еще и тренироваться. Конечно, он же сильный мужчина, мой Астрал. Потом к нам приезжали все, все правители Благородного мира и поздравляли меня. Мне все нравилось, а потом пришли шаманы и сказали, что это вроде не считается, и мне надо посетить всех королей, и только потом в столице я стану настоящей Истинной.
        Мой Астрал стал говорить нехорошие слова на своем языке, он меня ему уже немножко учит, и я даже знаю несколько слов, но эти слова он мне не говорит. Но я знаю, это ругательства, так мужчины говорят, когда им плохо или когда дерутся между собой. Все разъехались, и кончился дождь перехода на холода. Скоро, может, выпадет снег, он не каждые холода выпадает, и почти никогда не лежит долго, а мне сильно охота покататься с горки на скользках и просто покидаться, играя в замки. Путешествие
«Претендентки», у-у какое сложное слово, это меня так зовут сейчас, началось.
        Сначала мы поехали в столицу нашего Ташеля, и там мне подарили красивый браслет. Я такой у мамы видела, и у меня теперь такой. С собой я его только не стала брать, оставила на хранение и опасно, и зачем он в пути.
        Еще это нападение на меня мне никто ничего не объясняет мой Астрал ездил к замку барона Агриппы и вскоре вернулся там был большой пожар и сам барон погиб его привезли и показывали мне. Ничего не поняла, почему, если был пожар, а у барона руки и ноги оторваны, может это Астрал с ним от злости, но он мне сказал, что все хорошо и я ему верю.
        Потом мы были у короля Китосс, и там Астрал убил его морских ползков, таких огромных страшных и нам достались их клыки или рог. Кто как зовет вроде по всякому правильно, а они красивые большие, только ползки страшные, меня мой Астрал потом ругал. За то, что я сознание потеряла, мол, что это за «истенная зена», что боится какого-то «зиюка». А я что они же большие, но мой Астрал их всех убил, и там мне тоже подарили красивый камень, большой, и потом… потом поехали дальше.
        Клыки мы оставили у короля Китосс, пусть полежат, не с собой их же везти, они большие и неудобные. Нам король Томар пообещал, потом в столицу привезет, когда я туда приеду. Путешествие «Претендентки» мне уже начинает нравится, и ничего здесь страшного. Ездим из столицы в столицу, и везде дарят подарки, и такие красивые места, и охрана у нас большая. Мне все нравится. Нам на это все путешествие
«Претендентки» дали два перехода времени. Да мы за это время, два или даже три раза всех объедем, и что здесь сложного. Вокруг все оченьк красиво, я весь Благородный мир увижу и побываю в каждой, каждой столице, жаль мне больше трех дней нельзя нигде быть, а я везде, везде хочу быть.
        Вот и проехали королевство Китосс и перешли границу, и я в Мариноссе никогда не была в этом королевстве мне все интересно. Сейчас дойдем до таможенников, скажем, кто мы, и нас проведут до столицы. В отличии от Китосса, в Мариноссы первая деревня далеко от границы, мы уже едем полдня, а все нет деревни никакой. Сбоку дороги маленький лесок, и мы там сделали привал, и лошадям надо дать отдохнуть, и нам перекусить, а то что-то я проголодалась. Пока отдыхали, этот Котосс, телохранитель наш, он все время вертит головой, и мне мешает на все посмотреть, куда бы я не стала смотреть он все время впереди меня. Я даже Астралу жаловалась, что он неправильно делает и мне мешает, а он не то что поругал, а даже похвалил его, сказал ему, что он действительно хороший специалист.
        Какой он специалист, он ничего не делает, готовит всегда шаман Фарел, и я немножко помогаю, мой Астрал дрова таскает и воду, а этот Котосс, только бегает вокруг и все. Не успеем, мы остановится, где как, он или на лошади, или пешком и побежал куда-то. Вот и сейчас уже сказал, что слышит какой-то дым. Ага, я тоже слышу, вот даже вижу, он и дымит и горит, но Котосс сел на лошадь и ускакал. Астрал же быстро затушил костер, а мы и приготовить ничего не успели толком.
        Потом вообще что-то непонятное началось, мы залезли в самые кусты и там сидели долго. Когда начало темнеть по дороге наконец показался наш Котосс и… вместо того, чтобы к нам поскакать он поскакал дальше. Через время за ним поскакали четыре всадника и потом еще один. Что-то мне страшно, этот последний остановился против нас, и мой Астрал его убил. Это какие-то враги, и бедный Котосс оказывается, нас спасал, отвлекая их на себя. Астрал притащил сюда этого человека мертвого, и стал его раздевать, зачем-то, и даже шаман Фарел ему подсказывал, что надо делать.
        Они его обыскивали, ой так страшно, это как на войне, но мы же ни с кем не воюем. Они там нашли знаки рода и стали спорить о чем-то. Потом мой Астрал остался, а нам с этим шаманом сказал уходить, и забрать лошадей с собой. Он сказал, что нас догонит, я начала плакать, мне уже страшно, и я хочу домой, и ничего не хочу больше, но он меня успокаивал и мы уехали а, а он остался. Сначала мы ехали шагом, а потом стали скакать, а потом лошадь подвернула ногу, и я полетела с нее, а потом ничего и не помню.
        Благородный мир. Королевство Ташель
        Король Пьетру Кьенус
        За заботами, о теперь моем королевстве Ташель, как-то стало не до провинции Крамен, нет, я не забыл. Крамен пока надо отложить это не правильно, но надо, а местная вольница, нет, это же распустить всех, о чем он думал. Я о короле что был до меня. Хорошо, это в прошлом, за путешествием Матики, я тоже слежу, у нее все вроде в порядке. Мне и король Томар слал послание, и мои люди передают, там все хорошо, я рад за них, очень.
        Были какие-то приключение, но куда же без этого. Я теперь понимаю, зачем это путешествие «претендентки», шаманы придумали. Ведь пока она пройдет, все королевства и опыта наберется и поймет, где как люди живут, что хотят, в чем нуждаются. Молодая, конечно, она еще, но это как сказал благородный Астрал, это то, что всегда проходит. Ну, наверное, правильно, непривычное высказывание, но у него много таких, «парадоксами» он их зовет.
        Как ушли Матика с неугомонным Астралом из морского королевства прошло уже две шестидневки, а что-то сообщений нет, может синеголовый затерялся где, а может, что и случилось, не дай «Единый». Какое смешное выражение, здесь о нем и не слышали, а у меня, его постоянно повторяют.
        С Томаром королем Китосса переговорил о союзе, по поводу освобождения Крамена, что-то я не хочу подключать весь совет Благородного мира, и «Истинную» тоже можно не дождаться, время уходит уже и «холода». Самое время, когда ввести войска, да и баронам будет, чем заняться. Дал команду прекратить пускать шарков на территорию Крамена. Пусть лучше выращивают меньше шарков, но дрессированных, а не таких, что только убивать могут. Думаю, за месяц соберется армия, тогда и двинемся. Пока имперцы задумаются в чем дело, пока кинутся, соберут армию, половину Крамена мы под себя подомнем, а там «переход на тепло», и все остановится до самого «тепло». А там и весь Крамен опять мой. Эх, какие планы, еще б они сбылись, но я очень надеюсь, а нет, шаман Астрала поможет, или в совет Благородного мира обращусь, тоже ведь не откажут, хотя и дорого это выйдет мне, но как было тоже оставлять нельзя, никак нельзя не правильно это.
        Благородный мир. Королевство Мариносс
        Шаман Фарел Тарес Аситан
        Ехали долго и даже перешли на рысь, и тут случилось несчастье, конь Матики подвернул ногу, и она полетела наземь. Все-таки она не очень ездит на лошади хоть и из благородных. Когда я подбежал, она была без сознания. Я внимательно осмотрел вроде ничего не сломано, но без сознания, пока ничего не определить. Пока я осматривал Матику, из ближайших кустов вывалилось какое-то существо, которое и за человека может принять только абсолютно слепой. Оно было волосатым, в потертой кожаной рваной одежде, а в руках держало большой кинжал. Услышав скрип натягиваемого лука на дереве, я понял, что неожиданно нашел людей. Но каких.
        Это кто к нам пожаловал? - спросило существо, в котором я теперь опознал человека, никогда не мывшегося и не имевшего ни расчески, ни мыла.
        - Мы всегда рады гостям! - продолжил человек. - Особенно тем, у которых можно чем поживиться!
        А вот тут я понял, кого встретил. Это оказались свободные люди, а выражаясь проще
        - разбойники. Теперь стал понятен и его вид, и лучник на дереве… Я лихорадочно соображал, что делать дальше. Первым делом мне нужна вся информация, а то я могу блуждать по этому месту в буквальном смысле.
        Тем временем сзади подошел второй разбойник Ронис как его назвал первый
«свободный», такой же грязный и заросший.
        - Слушай, а может его Возкису показать? - спросил Ласис. - Может он захочет его послушать?
        Ронис думал недолго, а потом приказал мне:
        - Пошли с нами и бабу свою забирай.
        Про их имена я узнал в процессе разговора между собой.
        Разбойники поморщились и, подхватив моих лошадей и все вещи, углубились в чащу. Я последовал за ними, все же, не переставая думать и пытаясь незаметно выведать, где же ближайшая деревня. Когда я своим разговором надоел разбойников, они приказали мне замолчать, или они прирежут меня прямо здесь. Такими темпами я ничего полезного от них и не узнаю надо что-то думать.
        Шли мы недолго, но за это время в лесу я наткнулся уже на дюжину кустов и попал во много ям. На небе не было ни облачка. Зато звезды были яркими и давали немного света, позволяя мне не идти на ощупь до встречи с ближайшим деревом. Наконец, впереди, показался отблеск пламени, мелькавший за темной массой деревьев, а вскоре послышались звуки - человеческая речь, брань, смех. Я понял, что лагерь разбойников близко и еще раз продумал про себя, что я могу сказать, опуская некоторые моменты про нападение в деревне.
        Разбойники, что вели меня, ускорили шаг и вскоре мы вышли из кустов на поляну, где в различных позах сидели, лежали, ходили и занимались прочими делами человек, да дюжины три, по виду не слишком отличавшихся от «моих» разбойников и вооруженных кто чем. По краям поляны во многих местах были простенькие шалашики из веток, а посередине горел костер, на котором висел котел, распространяющий довольно вкусные ароматы. Стоило нам выйти, как мы привлекли всеобщее внимание. Многие разбойники поднялись с земли, и подошли к нам, рассматривая и галдя как на шанаше. Мне, естественно уделяли большее внимание, а потом кто-то особо глазастый увидел Матику. Внезапно общий гвалт перекрыл грозный рык:
        - Ну-ка всем разойтись и заткнуться!
        Толпа, обступившая нас, расступилась, пропуская огромного, судя по виду имперца. На полголовы выше остальных, и настолько же шире в плечах. При взгляде на него мне сразу захотелось оказаться подальше отсюда,