Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Костин Сергей: " Пепел Ара Лима " - читать онлайн

Сохранить .
  С.КОСТИН
        
        
        ПЕПЕЛ АРА-ЛИМА.
        
        
        В 8462 году от Сотворения, легрионы Кэтэра под предводительством верховного императора Каббара, численностью в восемнадцать тысяч легронеров и в две тысячи всадников перешли границу Ара-Лима и, утопив в крови вышедшую навстречу регулярную армию короля Хеседа, маршем двинулись на столицу Мадимию. Разрозненные отряды удельных керков, пытавшиеся поодиночке остановить Каббара, были разбиты. Головы керков, насажанные на колья, были выставлены перед стенами осажденной Мадимии. После трехмесячной осады столица Ара-Лима пала. По воле верховного императора Каббара в живых не оставили никого. Всех жителей Мадимии предали мечу и распяли у разрушенных стен столицы. Тела короля Хеседа и его молодой жены Тавии были сожжены на жертвенном костре, а их прах развеян по ветру. Кэтер возвестил о завершении создания Великой Империи Кэтер.
        От моря до моря. От гор до пустыни От неба до сердца земли.
        Из всех защитников столицы в живых сумели остаться только два человека.
        Никогда больше жители Мадимии не увидят снов.
        
        
        
        ХХХХХ
        
        У Йохо болел зуб.
        Невыносимая боль, то затихая на время, то накатываясь вновь, ковырялась в виске, заставляя лесовика считать себя самым несчастным существом не то что в деревне, но и во всем известном ему мире. Иногда от глупой жалости к самому себе у Йохо слезились глаза, а иногда, когда боль становилась совсем уж невыносимой, лесовик мечтал только об одном. Найти на берегу реки самую высокую кручу и кинуться в самый глубокий омут.
        Но Йохо прекрасно знал, что у деревенской реки Вьюшки нет крутых берегов, а уж тем более, глубоких омутов.
        Еще рано утром Йохо наведался к деревенскому лекарю. Хитрый старик, разглядев в утренних сумерках несчастное лицо Йохо, немедленно потребовал за избавление от зуба двух свиней.
        Две свиньи за один зуб?
        Йохо, смахнув пару слезинок, пообещал лекарю страшную смерть и даже, уходя, громко хлопнул дверью.
        - Две свиньи…, - скулил лесовик, придерживая горячую щеку, - Ну ничего…. Ты ко мне…. Еще попросишь….
        Йохо не был жаден. Две свиньи, не такое уж большое богатство. Случалось, что вконец обнаглевший старик-лекарь требовал за свои услуги большую цену. Жители давно собирались намять бока наглому деду, но все время откладывали взбучку. Кто потом позаботиться о больных зубах?
        - Ну, нет у меня двух свиней! - простонал Йохо. - Нету! Ой, мамочки!
        Лесовик Йохо придерживался старых заповедей. Он считал, что не подобает лесовикам пасти свиней, ковыряться в огороде или разводить в тихих заводях красную рыбу. Со старых времен его предки жили в лесу. Лес кормил и одевал, давал кров и прятал от врагов. Ни один из уважающих себя лесовиков не унизился бы до выращивания свиней. Гораздо естественней выследить в лесу выводок диких кабанов, или, на худой конец, обменять у равнинников свинину на собранные в том же лесу светящиеся камни.
        Но наступили новые времена. Они всегда наступают, новые времена. Теперь уже не считается зазорным ковыряние в земле, или выращивание на заднем дворе дома свиней. Все больше и больше лесовиков, пренебрегая мудростью предков, забывают лес и становятся похожими на равнинников.
        Но Йохо не из таких. В его маленькой хижине, что стояла у самой кромки леса, не было ни свиней, ни птицы. И прадед, и дед, и отец Йохо были настоящими лесовиками, предпочитающими хороший острый нож на тихой лесной дороге любой грязи на собственном дворе. И он, Йохо, в свои двадцать лет давно усвоил простую истину. Некогда лесовику заниматься глупостями.
        - Тьфу, - в сердцах плюнул Йохо и тут же взвыл от боли.
        Чертов зуб, чертов зуб, чертов зуб!
        Чего только не делал лесовик, чтобы прогнать боль. Жевал пепел лягушки, пойманной у колодца, взывал горячими просьбами к небесам, до одури сосал чеснок, бился головой о стену, завязывал узелки на выдернутых из курчавой головы волосах. Все пустое. Щека продолжала гореть, словно жгли ее каленым железом.
        Йохо, каждую секунду ощущая ноющую боль, добрел до края деревни. До самого последнего дома, стоящего чуть в стороне от всех построек. Потоптался на месте, не решаясь двинуться дальше, но возвратившаяся боль подтолкнула его вперед.
        Если Йохо чего и боялся кроме зубной боли, то только приближаться к этому дому. Да и не он один. Почитай все жители деревни обходили стороной жилище, скрытое от посторонних глаз густым кустарником, да десятком раскидистых деревьев. Странных деревьев. Во всем лесу столь уродливых кривулей вовек не сыскать.
        - Защити меня, - лесовик сжал корень дидры, и, стиснув по возможности зубы, распахнул калитку.
        Не успела несмазанные петли проскрипеть, как над ухом Йохо раздался громкий, хриплый кашель. Лесовик присел, скорее от неожиданности, чем от страха. Йохо был не из трусливых лесовиков, но, кто не упадет на карачки, когда над ухом хрипло кашляет невидимое чудовище?
        - К колдуну? - на Йохо, прикрыв один глаз, смотрел большой черный ворон. Толстая ветка под ним качалась, и, казалось, еще чуть-чуть, и треснет от непосильной ноши.
        - Ты чего?! - все еще не оправившись от неожиданности, заволновался Йохо, - Пугаешь тут! Я это….. Да. К нему.
        Ворон пару раз моргнул открытым глазом, переступил лапами:
        - И не боишься?
        - А чего его…., - Йохо остановился на полуслове, втянул голову в шею и прислушался.
        Тихо-то как? Словно все звуки разом решили покинуть этот мир. Ни чириканья ранних пташек, ни шороха листьев. Вымерло все, сгинуло. Только боль от зуба пищит, словно растревоженное осиное гнездо. И по виску, по виску, как по наковальне.
        Лесовик попятился, уперся спиной в изгородь и, не оборачиваясь, попытался нащупать рукой калитку.
        Ну его, колдуна. Лучше пойти в лес, отыскать светящиеся камни, да выменять на них у глупых равнинников пару свиней. И отдать проклятому старику-лекарю. Или, заявиться с утра в корчму, поссориться с кем-нибудь до драки, да подставить в нужный момент под кулак больной зуб. Могут, правда, и больше одного высадить, зато быстро и не так страшно.
        И больше никогда не придется приходить сюда.
        У самого дома заухало, завыло, и по листьям пробежал холодный ветер. Встретился с испуганным лицом лесовика, застудил глаза и, шепнув нехорошее, замер.
        Йохо, уже не сдерживаясь, взвизгнул, подпрыгнул и уцепился за ручку калитки, которая никак не хотела открываться.
        За спиной отчаянно рвущегося прочь лесовика противно захрипел в смехе ворон:
        - Да подожди…. Куда бежишь, глупый? Вот я сейчас тебя…..
        Лесовик перестав со злостью обрывать плющ, успевший стремительно обвиться вокруг его рук, отскочил от закрытой калитки. Вытащил из-за пояса широкий нож, пригнулся, выставил острие в сторону ворона.
        - Ну, давай! - лезвие недобро сверкнуло, описав пару широких полукругов, - Налетай! Я вас всех! Ну!
        Ворон дернулся, прикрыл лапой клюв и затрясся от веселья. Толстая ветка жалобно затрещала, но выдержала. В глубине деревьев кто-то зашелся в истеричном, неживом каком-то, смехе.
        - Шустрый, - растопырив черные крылья, ворон уселся удобнее, - Это не ты, шустрый, третьего дня двух солдат в лесу прирезал? Прирезал, да закопал под корнями.
        Нож чуть было не выпал из руки.
        Йохо почувствовал, как сильно и гулко в груди запрыгало сердце.
        - Откуда знаешь? - лесовик не узнал собственного голоса.
        Он мог бы поклясться могилами предков, что в тот день никто не видел, как он расправился с незнакомцами, по лесу шляющимся. И не было в том его вины. Приблудившиеся солдаты первыми набросились на него на глухой тропинке, когда он возвращался в деревню с полной сумкой светящихся камней. Он, Йохо, только защищался. Хотя, кто послушает простого лесовика в такое неспокойное время? Петлю на шею, меч под ребро, вот и весь суд.
        - Мало ли, - неопределенно ответил ворон, усмехнувшись, - Да ты не суетись, лесовик. Не суетись. И нож спрячь. Не правильное место ты выбрал, ножом махать.
        Что-то недоброе послышалось лесовику в голосе старого ворона. Не угроза, а нечто большее. Предупреждение.
        Йохо нехотя спрятал нож.
        - И что теперь? - смотрел он на черную птицу исподлобья. Нехорошо смотрел, - Сообщишь, куда следует? Так лети, сообщай быстрее. Чего зря клювом щелкать? За донос наверняка награда обещана.
        - Дурак, - сказал ворон, чуть склонив голову, - Мне эта награда нужна…. Хотел бы, давно бы ты в петле болтался. А я твои косточки поклевывал. Да и поздно уже, с доносами летать. Не к кому.
        Черная птица отвернулась и замерла, словно и не стоял рядом лесовик, готовый свернуть шею слишком любопытным и знающим то, что знать не положено.
        - Так я это… пойду? - в другое время Йохо непременно воспользовался ситуацией, но только не здесь. Да и прав ворон, Какое ему дело до чьих-то жизней. Свою бы прожить, не устать.
        На этот раз плющ торопливо убрал побеги, не препятствуя лесовику открыть калитку.
        Йохо, не веря, что сумел живым выбраться из страшного места, почти выбежал за изгородь. Но едва переступил невидимую границу, как резкая, перекашивающая все тело, боль вернулась. Резанула по вискам так, что сил осталось, свалиться на землю, скрючиться, да завыть от бессилия и жалости к себе.
        Загребая руками траву вместе с комьями земли, распахнув в крике рот, из которого стекала густая вязкая слюна, лесовик, сам не понимая, что делает, пополз обратно, к страшному дому, к причудливо изогнутым деревьям, к странной тишине и всезнающему ворону. Лучше умереть, чем терпеть невыносимый жар в мозгах и дикую боль. Лучше уж по доносу в петлю, чем сдохнуть посередине деревни. Вот уж повеселятся его враги.
        Калитка словно ждала возвращения лесовика, распахнулась сама, ни скрипнув, на всю ширину.
        - Эк тебя, - ворон спрыгнул с ветки и опустился рядом, - Вернулся. Знать достало.
        - Уйди, - взмолился Йохо, продолжая ползти. Боль немного отступила, но лесовик не рискнул подняться на ноги.
        - А кто тебя колдуну представит? - не унимался ворон, прыгая почти у самого лица Йохо, - Он ведь случайных гостей не жалует. Враз превратит в слизняка. Или в лягушку зеленую. Или в червяка двухголового. Хочешь в червяка?
        Йохо сморщился. Не от боли, которая с каждым ползком утихала, сменяясь прохладой. Лесовик представил себя двухголовым червяком, и ему это не понравилось. Может и права черная птица. Он явился в этот дом без приглашения. А в деревне с незваными гостями не церемонятся. Нож по самую рукоятку в грудь. И провернуть не забудут. А уж потом причитания, что, мол-де, не разглядели доброго жителя.
        К дому Йохо подобрался на четвереньках. У самых дверей постоял немного в задумчивости, покачиваясь, поднялся на ноги. Зуб хоть и ныл, но той боли, которую он испытал у калитки, не осталось. Огляделся по сторонам, примечая возможные пути бегства, и только после этого повернулся к ворону.
        - Стучаться?
        - А ты думал, - птица подпрыгнула и, резко хлопнув крыльями, на которых уже виднелись седые перья, уселась на не струганные перила, - Да только в глаза ему не смотри. Не любит он этого. Враз в слизняка превратит. Или в лягушку зеленую. Или….
        - Знаю, в червяка, - лесовик облизал губы, обтер на всякий случай об штаны ладони и осторожно занес над дверью кулак.
        Зря он сюда пришел. Ой, зря. О колдуне в деревне слава недобрая. Нехорошая слава. Те жители, кому пришлось погостить в доме, ничего не помнят. На вопросы любопытных, кто такой колдун, не отвечают. Уставятся в потолок и молчат. Словно заклятие страшное наложено.
        Но с другой стороны, колдун никому ничего плохого пока не сделал. Никого зря не обидел. А то, что про него страхи разные рассказывают, так то от незнания. Или от глупости. И про то, как колдун по ночам на кладбище с мертвыми разговаривает. И про то, что в подвалах у него… как ее, лабтория со склянками, в которых кишки разные, да мозги тухлые плавают. Брешут, язык не берегут.
        Год назад, еще до того, как Избранные войной поперли, старосте Ятрышнику и его двум непутевым сыновьям захотелось показать, кто в деревне хозяин. Мол, колдун один, кто из всех жителей камни в общую казну не вкладывает. Нехорошо как-то. Неправильно. А посему, чтобы неуплатчика проучить, решили на дом колдуна красное облако напустить. Поджечь решили. Да только ничего у них не получилось. Как потом сами говорили, когда еще при мозгах были, дерево огонь принимать отказалось. Почадило только. Деревенские не поверили. Как это, дерево, а не горит? Значит плохо поджигали.
        Поверили после того, как дом самого Ятрышника развалился в одночасье до трухи, а сам староста и два сына непутевых умом окончательно ушли. Даже не оглянулись. На жителей бросаться стали. Ножами детишек уличных пугать. Всей деревней их и убивали.
        А большего зла от колдуна никто не помнил.
        - Двум могилам не бывать, - прошептал лесовик и, собрав все свое мужество, благо не надо было его занимать у соседей, стукнул в двери три раза.
        Открылась сразу. Йохо даже как следует не успел рукой до дерева дотронуться. Распахнулась черным пятном, дыхнула холодным, но свежим воздухом.
        Йохо заморгал часто, попятился назад, но ноги, до этого никогда не подводившие хозяина, приросли к полу, одеревенели. И даже корень дидры не показался в этот миг надежной защитой. А ведь он, Йохо, отдал за волшебный амулет четыре светящихся камня. Обманула городская знахарка, на посмешище выставила.
        - Проходи, - каркнул ворон, заходя вперед лесовика, - Нечего сквозняки устраивать.
        Йохо послушался, и, стараясь унять дрожь, зуб ведь как болел, так и не переставал ныть, шагнул в темноту, удивляясь, что на этот раз ноги послушались. Знать все-таки наложили на него колдовство, раз такое случилось.
        Наткнувшись в темноте раза два на стену, Йохо усмотрел светлую полоску и, не раздумывая, толкнулся вперед, удивляясь собственной смелости.
        Лесовик только раз в жизни испытал настоящий ужас. Когда год назад, по весне, умываясь в лесном ручье, привиделось ему страшное отражение с пустыми глазницами, с облезлой кожей и оскаленными зубами. Отражение пялилось на него, глазниц пустых не отворачивало, беззвучно зубами двигало, смеясь, а может угрожая.
        Три недели после этого не ходил в лес. Закрывшись в доме жег коренья волшебные, да лоб об угол расшибал за грехи прошлые и будущие.
        Но знать плохо расшибал, коль привела судьба его в место страшное. К колдуну, чье лицо, медленно поворачиваясь, открывало тот самый лик, что в ручье привиделось. Лик - маску ни на что не похожую, разве что на смерть, если, конечно, существует она в образе живом.
        Лесовик встряхнул головой, зажмурился, а когда вновь на колдуна посмотрел, то и совсем мыслить перестал. Только ресницами хлопал, да рот открывал, удивляясь.
        Стоял перед ним старик обычный. Не страшный, не жуткий, не уродливый. Неказистый, каких полно в деревне. Борода седая только ниже колен, да взгляд синих глаз пронзительный, до самой печенки проникающий. Уши оттопыренные, не горбатый, ни юродивый. Руки сухие крючковатую палку сжимают. Посох с золотым набалдашником. На макушке седоволосой шапочка, бисером расшитая, узором замысловатым украшенная. И одежда не такая, как у всех лесовиков. Не из кожи зверя дикого, а из тканного полотна, что только в городах за большие деньги купить можно.
        Колдун не был лесовиком. Пришел в деревню простым путником. Давно, Йохо тогда еще к деревьям на карачках ползал. Никого не спрашивая, поселился в доме заброшенном, на отшибе стоящем. Поначалу хотели деревенские пришлого силой выгнать, да только, по рассказам, ничего не вышло. Толи колдун заразу какую напустил пугливую, толи еще какая беда случилась. Да только решили колдуна не трогать. Себе дороже. Тронь, потом век деревню от заговоров не очистить.
        Так и остался колдун в деревне жить. Вреда от него никакого не случалось, по правде сказать все больше пользы. Как в лесу засуха страшная с пожарами, так лесовики к дому крайнему представителей с подарками засылают. Как Вьюшка глупая по весне через края разливается, опять к нему, с сумками полными. И помогал, усмирял колдун и пожарища, и разливы. Да что говорить, как пришлый в деревне поселился, лесовики раза в два больше камней стали отыскивать.
        Случалось жители и поодиночке к колдуну хаживали. Кто с дитем недоношенным, кто с раной смертельной. Что там с ними происходило, про то не рассказывали, но деревенские видели, чем походы секретные оборачивались. Детишки выкарабкивались, а раны не живучие затягивались. Покрывались в один день коркой сухой, да на следующее утро отваливались.
        Однако близко к себе колдун никого не подпускал. А слишком любопытным носы одергивал. Как надумает кто поглазеть без разрешения в дом крайний, так у того с неделю из носа кровь хлещет. Хоть пробками деревянными забивай.
        Долго бы стоял так Йохо, пялясь на деда чудного, кабы не ворон.
        Птица черная неторопливо вышла из темноты, встала перед лесовиком, прокашлялась в крыло:
        - Вот…. Сам пришел, искать не надо.
        Метнулся лесовик обратно к дверям, услышав в словах птицы угрозу явную. Да только лоб расшиб. Двери, что ворота дубовые, перед носом захлопнулись. С той стороны засовом железным задвинулись. В окошко бы бросился, да больно маленькие, не пролезть. Одна надежда на нож осталась. Но и ножика проверенного, в крови врагов лютых закаленного, за поясом не оказалось. Обложили что зверя слабого, глупого. А с пустыми руками, какой из него вояка?
        Йохо стоял, крепко прижавшись к стене, ворочал глазами то на черную птицу, невозмутимо прохаживающуюся по скрипучим доскам пола, то на колдуна, даже не сдвинувшегося с места. В который раз за сегодняшнее утро пожалел лесовик, что затянуло его, бедолагу, в плохой дом. И хоть знал, что силы в нем во сто крат больше, чем у ворона и колдуна вместе взятых, но чувствовал, селезенкой и что там еще в пузе плещется, в этом месте сила не главное.
        - Я говорил, что шустрый, - обращаясь к седому старику, прокаркал ворон, - Ишь зыркает. Сам явился, а зыркает. Может, его в слизняка превратишь? Или в лягушку зеленую. А в червяка двухголового он сам не хочет. Брезгует.
        - Не хочет, не будем, - голос у старика оказался на удивление мягким, с придыханием. И совсем не страшный. Йохо даже от стены отлип, вперед подался.
        - Отпустили бы меня? - попросил он, непонятно на что надеясь, - Я вам ничего плохого не сделал. Случайно вот.
        Колдун погладил палку свою, улыбнулся морщинистыми уголками губ:
        - А и не стану держать тебя, лесовик. Дверь-то, в одну сторону открывается. Да только подозреваю, не от случайности ты в дом мой заглянул. Зуб-то как? Перестал, наверно, раз торопишься?
        Йохо дотронулся кончиком языка до зуба больного, словно проверяя, не ушла ли боль звенящая. Не ушла. Притаилась, затихла жаром в десне. Понял, пока здесь стоит, жар не высунется. А стоит за изгородь выйти, от боли завоет.
        - Помощи прошу, - потупил глаза лесовик. - Совсем измучался. Помоги, если можешь.
        - Помочь…, - колдун задумчиво вытащил из-за пояса лягушечью лапку, засушенную, сморщенную. Сунул в рот, пожевал, да выплюнул. - Тьфу, гадость какая! Помочь помогу. Да только как расплатишься?
        - Камни принесу, - простонал Йохо. - Сколько скажешь, столько и добуду.
        Закашлялся в смехе ворон черный. Да и колдун в седую бороду усмехнулся.
        - Ни к чему мне камни твои, лесовик. Этого добра полон лес. Работой отдашь. Пойдешь ко мне в работники?
        Не бывало такого, чтобы вольный лесовик к кому-то в услужение ходил. Все равно, что свиней разводить. Позора не оберешься. Засмеют, заплюют. И в хороший дом через порог не пустят. Стыдобинушка.
        - Да ты головой не верти, лесовик, - постучал по полу посохом колдун. - Отказаться всегда можно. И к лекарю вашему вернуться можно. Да только он в беде твоей по уму не поможет. Вышибет зуб камнем речным, да сдерет за работу пустяковую втридорога. А у меня лишь одно поручение выполнишь, да свободен, как птаха лесная.
        Ворон птица, в подтверждение слов колдуна каркнул громко, взмахнул крыльями черными, что смола пережженная, взлетел, да опустился на плечо седого старика. Колдун даже не пошевелился, стоял, как стоял. Словно невесомый ворон был.
        Йохо погладил горячую щеку.
        Одно поручение не работа. Сделает, никто и не заметит. Лишь бы помог проклятый колдун. Главное, сдуру в муть не сунуться.
        - Дело-то, какое? - осторожно, еще не соглашаясь, поинтересовался лесовик.
        Колдун, словно и не слышал вопроса, подошел к окну крошечному, заглянул, согнувшись.
        - Солнышко-то сегодня, какое радостное, - лесовику пришлось напрячься, чтобы слова старика услышать. - И знать не знает, какие дела на земле творятся. Все ему весело, все ему светело. Кровь по всей земле реками разливается. Зверь зверя грызет. Птица птицу в полете бьет. Живые живых не жалеют. Мертвым покоя не дают. Пойдешь, лесовик, на дальние угодья, к дубу сухому тысячелетнему, что на мертвой поляне стоит. Небось, знаешь где? Принесешь то, что найдешь. Или, что дадут.
        Странные слова колдун говорит. Но, на то он и колдун, чтобы выражаться фразами непонятными. Что под корягой старой найти можно? Гриб колдовской, или ящерицу дохлую, для волшебства пригодную. А может камень особенный. Мало ли….
        - Всего-то? - шмыгнул носом Йохо. - Принести то, что найду? А если много чего отыщу? Да так, что не дотащу? В лесу всякой драни полно валяется.
        - Не ошибешься. Узнаешь. Иди, лесовик. Да не возвращайся, пока не найдешь. А в случае чего ворон подскажет. Авенариусом его кличут. Позовешь, прилетит. Ступай, лесовик. А вернешься, про боль свою позабудешь. Обещаю.
        Йохо еще раз шмыгнул. За странными речами колдуна он как-то и про зуб забыл. Словно не стучало со вчерашнего дня в висках, да под черепом не свербело. Знать, правда, сила старика велика, что сумел боль на время приглушить.
        - А может, прям сейчас? - замешкался у дверей лесовик. - Что б, значит, в лес здоровым идти? А, колдун?
        Только чуть старик в его сторону повернулся. Голову наклонил, обнажая лик, в ручье увиденный. С лоскутами кожи, да с глазом пустым, холодным.
        Лесовик и не заметил, как из дома выскочил. Споткнулся о калитку, вышибая телом скрипучую преграду, растянулся на вытоптанной траве. В ладони вспотевшей заговоренный корень, на губах молитва случайная, которую вспомнить сумел. Лоб не расшиб, но носом изрядно в земле поковырялся.
        - Чтоб меня! Чтоб меня…, - вскочил на ноги, развернулся, что было скорости.
        Никто следом за ним не гнался. Никто крови его не хотел. Даже ворона не видно. Авенариуса черного.
        А мир вокруг ожил. Заголосил птицами дикими, зашумел деревней проснувшейся. Потянуло борщом утренним, из щавеля, да кореньев сладких. Вот только солнышка веселого что-то не видно. За тревожной пеленой спряталось. Толи слов колдуна постыдилось. Толи на него, на лесовика, обиделось.
        Неспокойно на душе стало. Тревога не тревога, а поступь беды Йохо услышал. Померещилось ему в дымке ранней, будто над деревней зарево взвилось. Упало с неба, до домов дотронулось, да исчезло, словно не было.
        - Чтоб меня, - повторил Йохо, поворачиваясь спиной к домику, что спрятался в зарослях. И рванул, что мочи, в сторону леса.
        Только в нем спасение от страха. Только там, в лесу, он дома. Где знаком каждый куст, каждое дерево, каждая живность глупая.
        
        ХХХХХ
        
        Колдун проводил в окошко убегающего лесовика, дождался, пока не скроется за деревьями фигура коренастая. Сотворил талисман воздушный для удачи. Одними губами, чуть слышно, послал вслед молитву. Незнакомые слова странного, нездешнего языка, собрались в крошечное облако, которое, задрожав, приняло форму вытянутую, прошло сквозь мутное стекло и устремилось вслед за лесовиком.
        За каждое такое слово королевские палачи по два раза голову рубили.
        - Проследи за ним, - колдун обернулся к задремавшему ворону. - На глаза не показывайся, но в случае чего помоги.
        - Он шустрый, - как будто черный ворон убеждал колдуна, что лесовик в помощи не нуждается. Справиться сам, если послали.
        - Молод он еще без помощи обходится. От лесовика сейчас многое зависит. Что вдруг испугается? Или, наоборот, вперед глупости бросится?
        - Солдатиков, значит, в ямы закапывать не молод? Видел бы кто, как он с беднягами разделался, - ворон хрипло засмеялся, вздрагивая крыльями. - Ни капли не пролил на траву, так ловко. Даже не вскрикнули. Ловок лесовик, слов нет.
        - Ты еще здесь? - вскинул брови колдун, приподняв посох.
        Авенариус давно служил колдуну. Лет сто, не меньше. И знал, что лучше Самаэля не злить. Вмиг превратит в лягушку или червяка двухголового. А кому хочется червяком быть? Даже двухголовым.
        - Лечу, лечу, - поспешно собрался ворон. - Уж и покаркать нельзя на дорожку.
        Взмахнул лениво черным с проседью крылом, старый стал. Гордо, не торопясь, вышел в дверь. И только потом послышались торопливые щелчки шагов, а вслед и глухие удары крыла о воздух. Гордость гордостью, но Авенариус верно колдуну служил. Да и глупостью не отличался. Понимал, что на карту колдовскую поставлено.
        Едва исчез черный ворон, Самаэль устало на лавку опустился. Долго сидел, уставившись в одну точку, в сучок на доске, похожий на солнышко разбушевавшееся.
        Сегодня важный день наступает. Даже думать не хочется, что завтра будет. Вполне может случиться, все старания напрасны. Мало ли что звезды предсказывают. Нет веры звездам. Как хотят, так и выстроятся на ночном небе. Пожелают, дорогой прямой лягут, а нет, так острому клинку путь к сердцу укажут. Избавь всех нас, Отец наш Гран, от всех душевных и телесных страданий прошедших, настоящих и будущих. Дай нам всем во благости Твоей, мир и здоровье и яви милость нам, Твоим созданиям.
        Мыслей в человеке, что воды в реке. Всю не выпьешь, все не передумаешь.
        Маленький паучок спустился на тонкой паутине с потолка, повис перед носом Самаэля.
        Колдун подставил ладонь, сжал пальцы, обрывая почти невидимую нить. Дунул, разжимая кулак. Сорвалась стремительно с ладони жирная черная муха.
        Самаэль горько усмехнулся. Если бы одним дуновением волшебным мир возможно было спасти, вот бы чудо вышло.
        Поднялся, опершись на посох. Не от старости и усталости, по привычке, зачем добро без пользы таскать. Отошел на шаг от стола, сотворил мелко знак замочный. Кусок плотно уложенного досками пола разом вздрогнул, осел косыми ступенями. Как раз под стол дубовый.
        - Суета, - Самаэль выбрал из каменной печи полешку почернее, чиркнул широко от плеча по воздуху, пламя добывая, и, выставив огонь вперед себя, спустился вниз. В подвал потайной. Прошел в самый угол сырой каменной ямы. Повозившись немного, открыл в земляной стене дверь, железом обитую.
        В просторном помещении только один большой стол. На столе, от края до края, карта.
        По карте не спеша струятся водами реки, блестят в свете факела нити ручьев. Кособокие горы с редкими снежными шапками на макушках отбрасывают тревожные тени на крошечные города и чуть заметные деревни. Клубится по светлым росчеркам дорог пыль, поднятая невидимыми путниками. Зелено-изумрудная трава лесов волнуется под движением ветра. На прибрежные полоски песка накатываются неслышные волны моря.
        Кажется, склонись чуть ниже, и удастся разглядеть многочисленные повозки беженцев, спешащих уйти подальше от войны. Бродячих циркачей, умирающих на обочине - не до веселья сейчас, за представление никто куска хлеба не бросит. Мародеров, снующих по покинутым, чудом уцелевшим домам. Крестьян, торопливо собирающих недозревший урожай.
        Ничего этого, как ни старайся, не видно. Но зоркий глаз может различить многое другое.
        Колдун облокотился ладонью о свободный край стола, подался вперед.
        Вот она граница между бывшим миром и нынешней войной. Приграничная река Фис. Красная, полная крови, река.
        По одну сторону Кэтер, дерзкий и сильный. Подмявший под себя земли гунийцев, вийтов, кипчаков. Взметнувший стяги с черными солнцами над столицами Коктала, Амурзеты, Пилены. Взявший в союзники Баталию, Маравию, Фессалию. Кэтер, мечом и подкупом, объединивший все западное побережье. Больше двух десятков некогда свободных государств. Все под одним мощным кулаком верховного императора Каббара, зарвавшегося мальчишки, возомнившего себя императором.
        На другом берегу, благословенный Ара-Лим. Некогда единственный оплот мира, к голосу которого прислушивался каждый правитель. Сейчас - растерзанный на крошечные куски разноцветный лоскут удельных княжеств и самостоятельных государств. От былой мощи остались только горькие воспоминания, да триумфальные арки на пыльных дорогах, которые с каждым годом беспощадно разрушаются ветрами и дождями. Королевство без союзников, без сильного короля, без надежды на будущее.
        Взгляд колдуна на несколько мгновений задержался на участке равнины, где совсем недавно произошло решающее сражение между наспех собранной армией Ара-Лима и свирепыми легрионами Кэтера. Два аралимовских легриона против трех кэтеровских.
        Большое красное пятно среди зеленого буйства трав. Десять тысяч человек, большинство из которых давно позабыло, как махать мечом Вырезаны полностью. Десять тысяч человек лежат там, на равнине и некому положить холодные тела на последний костер.
        Тянет с испачканной кровью земли гарью, веет кровью. Явственно различается трупный запах разлагающихся тел. Какая бесславная битва. Возможно, последняя битва. Осталась только Мадимия. Величественный город. Король Хесед со свитой успел скрыться за его крепкими стенами. Насколько крепких?
        Самаэль встряхнул головой, прогоняя видения еще не случившиеся. Из неглубокой ниши в стене вынул ларец из красной меди. Немного подумав, достал из него небольшой, с голубиное яйцо, черный камень. Сжал в кулак, прижал ко лбу. Зашептал слова на языке тайном:
        - Отец мертвых, пусть прикажет тебе Отец наш Владыка через слугу твоего, недостойного кары Самаэля. Пусть прикажет тебе через око земное, живое. Повинуйся, или пропади навечно в аду пламени. Покажи прошлое, настоящее и будущее, таким, каким видит его Отец наш Владыка.
        Камень, брошенный колдуном, прокатился, чуть подскакивая, через горы, долины, через реки и ручьи. Резко остановился на красном пятне последней битвы. Вытянулся, превращаясь в черного червяка, и неторопливо пополз к столице.
        - Знаю, знаю, - колдун нервно дернулся, словно подгоняя камень. - Кэтеровские легрионы пошли на Мадимию. Что дальше?
        Не слышал его черный камень. Полз не торопясь к Мадимии, оставляя на карте капли крови. То удельные керки, одумавшись, опомнившись, решили силой с легрионами Каббара померяться. Поздно. Уже поздно. Как щенков, как лягушек, без пощады. Спаленные дотла усадьбы, разграбленные поселки, вырезанные до последнего жителя деревни.
        От черного червяка по сторонам расползаются черные песчинки. То отряды натасканных на убийство легронеров идут по древней земле. Кэтер спешит возвестить всем, что Избранные пришли на землю Ара-Лима.
        Камень подполз к Мадимии, растекся вокруг, обхватил клешнями, вцепился в крепостные стены, не оторвать, и остановился. Замер черным кольцом, сквозь который не пройти, ни пробиться.
        - Знаю. Мадимия в осаде.
        Колдун, не мигая, смотрел на огненные всполохи над столицей Ара-Лима, на дым, темным облаком закрывающий город от света факела. Смотрел до рези в глазах. До слез, медленными каплями стекающими по сведенным ожиданием скулам. Черный камень, мертвый по сути и в тоже время живой, сжимал город крепкими объятиями, пульсировал, то наступая, то откатываясь от далеких игрушечных стен. Мадимия сражалась, из последних сил сдерживая натиск штурмовых отрядов Кэтера.
        Внезапно над картой, над самым осажденным городом, над пылающими домами и башнями, взорвалось, мерцая и гудя, белое невиданное сияние. Переплелось белыми молниями, полыхнуло страшным узором, вонзаясь болью в сердце колдуна. И медленно, слившись в один мерцающий кусок огня, покатился прочь от обреченного города.
        - Свершилось! - выдохнул колдун, хватаясь за потревоженное сердце. - Хвала тебе, Отец наш Гран. Хвала тебе, что не оставил Ты детей своих в скорбный час. Значит, будут добрые вести.
        И почти тотчас черный камень вспучился существом живым, вздулся тварью ненасытной, накрыл собой Мадимию Сожрал город, которому тысячи лет. Город, который сотворил Отец всех отцов Гран. Город, на белые мостовые которого никогда не ступала нога чужеземного солдата.
        Зашипел факел в руке колдуна. Погас, испустив последнюю искру. Но недолго царствовала темнота. Над всем Ара-Лимом взметнулось алое зарево последнего погребального костра. Горели леса, взметаясь языками красными до земляного потолка. Металось пламя по степям, пожирая и траву дикую и зверя дикого. Ядовитым пурпуром тлели остановившиеся реки. Душный дым метался от города к городу. Рассыпались в пепел строения, трещало заживо мясо человеческое. Тихий стон пронесся над Ара-Лимом. И затих, спрятавшись в глубоких оврагах, в прибрежных пещерах, в непроходимых лесах.
        Мадимия пала.
        - Сжалься над ними. Посмотри с высот своих. И прими детей своих в ангелы.
        Колдун выронил ненужный теперь факел, постоял немного, скорбью переполняясь. Вздрогнул, вспомнив о посланце. Отыскал на пылающей холодным огнем карте тропинку невидимую, лесовиками протоптанную. Разогнал ладонью гарь-дым. Почернели глаза, продираясь сквозь растояние. И отразился в них лесовик, сквозь кустарник тенью скользящий. На короткое мгновение взглядами встретились. И отпрянули друг от друга.
        Самаэль закрыл лицо ладонями. Хватит с лесовика. Одного напоминания достаточно. Не свернет в сторону, не сбежит от предначертания. Да и куда бежать?
        Последний взгляд на карту колдун бросил. Провел широко сжатыми пальцами над пожарищем. И на карту опустился черный саван, из воздуха сотканный. Закрыл тех, кто уже мертвым был, и тех, кто еще мертвым будет.
        Только не спрятал саван одинокого всадника, который, коня загоняя, мчался от угасающей Мадимии в сторону мертвой поляны, в сторону дуба сухого, под корнями которого лежали еще со старого времени тринадцать лесовиков, заживо в костер лихими людьми брошенные.
        Колдун в темноте нашел дверь железную, поднялся по ступеням в дом, обвел невидящим взглядом утварь простую. Не взяв ничего, кроме посоха кривого, да сумки наплечной, загодя приготовленной, вышел в сад тихий. Не оборачиваясь отошел на край деревни и скрылся на опушке леса.
        И видел лесовик Фуль, от соседки сладкой домой возвращающийся, как сгустился воздух над домом колдуна. Как всосал он в себя и деревья кривые, и кусты шиповника, и даже калитку скрипучую. А когда испуганный лесовик глаза протер, да знак охранительный сотворил, то увидел на месте страшного видения только серый валун, который не обхватить даже десятью парами рук. И если бы лесовик Фуль читать умел слова тайные, то разобрал бы на валуне надпись, огнем горящую.
        «Ара-Лим пал».
        
        ХХХХХ
        
        - Вот же какая зараза, - бормотал Йохо, скользя между хлесткими ветками, да продираясь ловко меж колючек кустарника густого. - Принеси ему, что найдешь…. Нашел работника. Сам бы сбегал, не развалился. Или ворона послал. Авенариуса. Дал же бог имечко. Так нет. Меня нашел. Глупого, да больного.
        Может, плюнуть на все? Уйти в чащи непроходимые. Затаиться на время. Так найдет. Рано или поздно найдет. Он же колдун. Или солдатам сдаст. Те костьми лягут, а отыщут. Принесут в подарок веревку длинную, да жизнь короткую. Зуб разом пройдет.
        На тропе тайной, одному ему известной, попал под ногу камень светящийся. Лесовик зло пнул камень, богатством наполненный, не ко времени встретившийся. В другое бы время ласково поднял, поговорил бы по-доброму. Обтер рукавом, да спрятал в сумку подальше от глаз посторонних. Так ведь не ко времени. Но место приметил.
        - Вернусь. Вот как от зуба старик избавит, так сразу и вернусь. Но сначала выслежу птицу болтливую. Шею сверну, чтоб, значит, не каркала много. Да и колдуну кровушку слить не мешало бы. Ох, беда….
        
        Много на совести Йохо греха имел. Лихим он был лесовиком. Случалось, и кровь случайным встречным пускал. Особливо солдатам, которые в лес по глупости забредали. Каменья светящиеся искали. Случалось, и он на засады злые напарывался. Желающих от него, от Йохо, избавиться предостаточно. Да только где они, эти охотнички? Давно родственниками оплаканы, да в землю глубоко зарыты. Или на кострах сожжены. Так что, одним колдуном меньше, одним больше, на загробную жизнь сильно не скажется.
        
        Тропа, для глаза чужого незаметная, взметнулась в гору. Йохо убавил шаг, сохраняя дыхание.
        
        Он с детства раннего этими тропами хаживал. Сначала дед его науке лесной учил. Потом отец, до того как стрелу шальную в сердце принял, разуму обучал. Знал Йохо где бегом бежать, а где тихо полежать. Лес спешки не любит. И чужих не любит. Поторопишься, оступишься. Или в яму незаметную, или в ловушку, другим лесовиком поставленную. Не на зверя, а на случайного прохожего. Зачем? А вот так положено. Каждый дом свой охраняет, как может. Как умеет.
        Не зря же места здешние королевские легронеры стороной обычно обходили. Боялись. Раз только кодра в пять десятков солдат в деревню заглянула. Обрадовали, что налог на камни светящиеся в связи с войной ожидаемой в гору пошел, да и уйти посмешили. Ушли, да невесело. Кого лесовики ночью ради баловства не избили, не изувечили, тот в бегстве в ловушки хитроумные лесные угодил, да с неделю подмоги дожидался, лесовиками от щедрой души едой поддерживаемый. Такой лесовики народ гордый. Не любят они чужаков.
        Да вот только с той поры лесовикам из леса нос не высунуть. Королевские легронеры ловят каждого, у кого уши в трухе деревянной, да на первом пне все штаны задние в кровь плетками изукрашивают.
        
        Место у дуба тысячелетнего Йохо знал хорошо. Места там были не то что темные, но так… небезопасные. Много раз лесовик слышал, как заунывно пели по ночам у сухаря лесного души тех, кто под кореньями похоронен. Еще его дед рассказывал, что давным-давно, когда и деревни на берегу реки Вьюшки не было, под дубом злые люди умертвили тринадцать лесовиков. За то, что отказались они степнякам тайные кладовые указать, по тропам заветным провести. А степняки народ лютый. Долго не церемонились. Спалили лесовиков под дубом одним жарким костром. С тех пор дерево сухое стоит, корнями могилы детей своих охраняет, влагу мертвую пить не желает.
        Степняки с тех далеких времен в силу вошли. Полземли к рукам прибрали. Зваться стали иначе. Империей. На что Ара-Лим глыбой несокрушимой казался, а и тот сапогами кожаными затоптали, на копья подняли.
        Йохо, как и все лесовики, мало интересовался тем, что творилось в мире. Был бы лес зелен, а спокойная жизнь приложится. Лесовики издавна в обособлении жили. К другим с советами не лезли, но и в свой мир мало кого допускали. Платили исправно дань королям Ара-Лима. Не больше, не меньше. Как положено и как договорено было. Камнями светящимися, да пушниной звериной. За то их короли не трогали и жадных до чужих угодий керков от лесных территорий лесовиков отваживали. Так было и при старых королях, и при последнем - Хеседе. Было. Будет ли?
        
        Лесовик вышел на пустолесье. Под сапогами из крепкой кожи зачавкало мелкое болото. В прошлом месяце Йохо нашел здесь четыре камня. Остановиться, поискать бы новые, да старик проклятый образом страшным подгоняет. Торопит.
        Йохо, по привычке внимательно следя за местностью, прибавил шаг.
        
        Первые новости о войне в деревню привез торговец Аквил пять месяцев назад. Аквил, тот еще жулик, за каждый мешок муки по восемь камней светящихся брал. Но в этот раз даже торговаться не стал. Сколько давали, за столько и сам отдавал. Спешил сильно. Когда озадаченные лесовики обступили толстого торговца у колодца и, с ножиками у горла поинтересовались, отчего нынче такая щедрость, Аквил по-доброму все выложил. Даже не приукрасил.
        Странные и страшные вещи рассказал торговец. Будто Кэтер собрал под свои знамена неисчислимые легрионы. Будто пошел войной на весь мир. И будто стоит у самой границы Ара-Лима двадцатитысячная армия Кэтера, готовая вторгнуться в королевство.
        Конечно, в тот раз лесовики Аквилу не поверили. Вовеки вечные на Ара-Лим никто не нападал. А кто мысли черные задумывал, сам под меч шею подставлял. Слишком велико королевство Ара-Лим! Могущественно и богато! Да будут благословенные его короли и их могилы!
        С торговцем лесовики честно поступили. Отобрали все добро, да голого в лес отпустили.
        Может и зря, да только обоз с товарами больно богатым показался. Не утерпели.
        Через месяц королевский гонец из столицы прискакал. Думали, про торговца разбор поведет, но обошлось. Другим удивил. От имени Хеседа призывал гонец под едиными знаменами выступить против Кэтера. В грудь не стучал, золотых гор не обещал. Одну только свободу. За что был осмеян, да отправлен живым обратно. Лесовики никогда ни под чьи знамена не становились. Проливать кровь за далеких королей может и почетно, да только глупо. За свою свободу каждый отвечает сам. Лесовики в лесах, прадедами завещанными. Короли в королевствах, в наследство доставшихся. Лесовики со своими бедами всегда самостоятельно справлялись, никого на помощь не звали. Не раз и ни два наглых керков из лесов вышибали, кишки выпущенные на ветки наматывали. Чего ж король помощи просит? Или сил мало? А коль мало, отдай власть тому, у кого этой силы навалом.
        Думали лесовики, что правильно поступают. По закону совести и леса.
        
        О том, что Кэтер перешел границы королевства, в деревне узнали случайно. К берегу Вьюшки плот прибило самодельный. На плоту том нашли труп еле дышащий. Человек, весь в ранах рубленных, перед тем как молитву последнюю услышать, нашептал вести черные. О разбитой у границы королевской армии, о выжженных городах, о смертях многочисленных. Рассказал он о жестокости легронеров, убивающих всех, кто на пути встретится, не жалеющих ни старика от старости умирающего, ни ребенка, только что на свет появившегося. Перед последним выдохом поведал человек, что неприятельская армия маршем на столицу идет.
        В ту ночь ни один лесовик не спал. Вся деревня собралась у дома старосты. Спорили, ругались. Дело до ножей доходило. До крови не дошло. Особо горячих колодцем остужали. Или плеткой поперек рыла.
        Решали лесовики в ту ночь, как дальше жить. Недоброе от будущего чуяли. Одно дело зажравшиеся жадные керки, на кусок леса глаз положившие. Совсем иное кэтеровские легрионы, обученные, хорошо вооруженные, ни перед чем не останавливающиеся, вокруг столицы армией несметной ставшие. Падет Мадимия, падет основа и надежда великого Ара-Лима. И вечное королевство, которому столько веков дань исправно плачена, сгинет в пепле и крови.
        Меньшинство судило о том, что неправильно поступили, отказав Хеседу в поддержке. В одном же королевстве живем, из одних озер воду пьем. Всем миром с кем угодно справиться возможно. Засунули бы гордость подальше, глядишь и не топтали бы чужие сапоги дороги Ара-Лима.
        Большинство же уповало на то, что не сунуться степняки в леса непроходимые. А если сунуться, не пройдут болот, не пробьются сквозь буреломы, не минуют ловушки смертельные, не справятся со зверьем диким. Не достать степнякам кэтерским деревню.
        Меньшинство в ответ, что, мол, у Кэтера столько солдат, сколько листьев у березы колодезной. Попрут валом, ни один лес не выстоит. Не помогут ни болота, ни ловушки хитроумные. Сколько в деревне способных нож держать? Сотня с детишками малыми наберется. Одним не выстоять. Надо, говорило меньшинство, в столицу отряды на подмогу посылать. Если по всему королевству умные головы не перевелись, столицу отстоять еще возможно.
        Большинство за кнуты похватались. Как это, в столицу? Или волчьих ягод объелись? Лес покинуть, на открытое пространство выйти? Разве ж такое возможно? Лесовик только в лесу хозяин да боец, а в поле букашка беззащитная. Да и не вериться, что деревня, в самой чаще леса затаившаяся, нужна Кэтеру. А вот камни светящиеся любому королю нужны. Вскрыть тайные кладовые, да откупиться от легрионов кэтерских. Небось, свет камней неисчислимых увидев, голову каждый потеряет.
        А ведь когда-то считались лесовики умным народом, не только с ножом умеющие обращаться, но и с мозгами собственными.
        На том сборище он, Йохо, присутствовал. В сторонке сидел, лесные орешки щелкал. Языком, как некоторые, зря не трепал. Но и не молчал, словно рыба глупая. Вставлял когда требовалось свое слово веское. Все больше прозвище обидное на очередного спорщика. На лесовика обижались, но с ответом не спешили. Знали его горячий характер. Нож-то рядом, за поясом.
        Душа у Йохо за спор не болела. Все равно было. Если б вынесли решение в столицу отрядом подсобным отправляться, в первых рядах пошел. Уж больно хотелось кровушку кэтеровским легронерам пустить. А коль решили б на месте прятаться, за болотами, да за буреломами непроходимыми, что ж? Как и у каждого лесовика у него на дальней делянке угол запасной имелся. Не то что легронер вшивый, зверь не отыщет, пока мордой его туда не сунешь, да не скажешь, что это.
        Ничего на том сборище не решили. Кричали много. Подрались мало, без крови особой. Но, окончательное решение до новых вестей оставили. Понадеялись лесовики, может, обломает Кэтер зубы о стены высокие Мадимии? А коли обломает, то и спрос с лесовиком малый.
        Да только один Йохо, два кармана орешков перещелкавший, зуб злополучный покалечил.
        
        Йохо заметил грифона, с облезлой спиной, с клювом, в грязи перемазанном. Шикнул громко, чтоб не орал, словно резанный. Не чужой по лесу шляется, свой - лесовик. Может метко камнем по глазу садануть, коль правил лесных кто не знает.
        Грифон, хоть и глупая птица, поняла что к чему. Часто лесовика с кудрями непослушными здесь видела. С расспросами хоть и не приставала, но знала, кто в лесу законы творит. Кто наказывает, и кто милует.
        Дорога до дуба сухого не близкая. По прямой если, часа два. Да только в лесу по прямой никто не ходит. Лес не дорога утоптанная. То болото поперек пути встанет, то дерево, упавшее во время осенних ураганов, тропинку перегородит. Может и зверь дикий встретиться. Пока в гляделки с ним наиграешься, смотришь, а уже и солнышко на другую сторону перепрыгнуло. Да мало ли в лесу всякого?
        Йохо уж и шагам счет потерял, когда до места добрался. Вышел на опушку, огляделся.
        Вот он дуб. Сухой, как полешка на зиму высушенная. Ни одного живого листочка. Раскорячился у старой дороги, которой, почитай, лет триста никто не пользовался. Ни торговец городской, ни путник усталый, ни сами лесовики, к тропинкам утоптанным не привычные. Давно заросли обочины неуемной травой. По пояс, а местами даже по шею. У травы свои порядки. Пустое место без внимания не оставит. Вот только в проплешину у скрученных корней дуба никак протиснуться не может. Мертвая там земля, кровью лесовиков обагренная.
        Перед тем как к дубу подойти, нашлось у Йохо слово заветное. Не молитва, не верят лесовики в молитвы пустые. Заклинание старинное, что отец в свое время с плеткой заставил вызубрить. Чтоб, значит, не брали лесовика трусость и отчаяние. Чтобы до последнего цеплялся, барахтался, но выкарабкивался. Помогало пару раз, когда он в жижу болотную, вина перепивши, на спор прыгал. От самого дна вылезал. Только от жижи вонючей морщился. Жижа болотная не вино, на вкус неприятная.
        Последний раз Йохо был здесь больше года назад. Пробежал мимо, зачурался, не остановился. Нечего здесь надолго задерживаться. Того гляди запоют на ухо грустную тягучую песню сгоревшие лесовики. Могут и с собой утащить, с них не станет. Хорошая компания, да еще из соотечественника, никому не помеха.
        Поискал в карманах корень дидры, от всех духов защиту надежную. Не нашел. Потерял, видно, по дороге. Или в саду у колдуна обронил.
        Не стоило колдуна вспоминать. В который раз образ безглазый в самую душу заглянул, скрутил сердце веревкой крепкой. Но опустил быстро. Не задержался.
        - Так и привыкнуть недолго, - выдохнул лесовик. Особой тревоги он больше к лику не испытывал. Показалось даже, что ободряюще кивнула ему физиономия облезлая. Не подведи, мол, лесовик Йохо. А то… сам понимаешь.
        Никого подводить лесовик не собирался. Зуб иногда дергался, несильно правда, напоминая, для чего он приперся в даль несусветную. Да и самому Йохо интересно стало, ради чего такого ценного колдун его к дубу отправил? Уж явно не за светящимися камнями, которых, при известной удаче, можно и у самой деревни насобирать с три пазухи. Конечно, не чистых, в которых небо отражается. Но и не совсем пустых булыжников, пригодных разве что на мостовые в городе.
        Стараясь держаться поближе к лесу, лесовик обошел по широкому кругу поляну мертвую. На голой, потрескавшейся земле не увидел ничего, что могло бы заинтересовать деревенского колдуна. Ни травы волшебной, тут и обычная не растет, да и далеко еще до полнолуния. Ни жабы с красными лапами - высушенная в течение трех недель в любое снадобье пригодная. Белых звериных костей много, но они колдуну без надобности.
        Лесовик постоял немного, засунув кулаки в карманы штанов кожаных, раздумывая. Может, меж кореньев поискать? Боязно, конечно, близко к месту проклятому приближаться. Но есть нож, которым можно в крайнем случае от лиха отбиться. Есть быстрые ноги, чтобы сбежать. И есть зуб, который ноет, пощады просит.
        Зажав пальцем ноздрю, лесовик демонстративно высморкался, храбрость показывая всякому, кто видеть его мог, и смело зашагал к дереву, предварительно очистив об штанину руку неудачно запачканную. Хорошо, что не видел никто позора этого.
        В переплетеньях корней, как и чувствовал Йохо, ничего не отыскалось. Комья окаменевшей мертвой земли, травинки засохшие, да те же кости мелкие, от птицы и зверья глупого, что на беду свою до дерева добрались. Плюнуть бы на поиски, да нельзя. Поручение обязательное получено. Принести то, что найдется, или что отдано будет. И хотя сомневался Йохо, что в лесу кто-то что-то задаром отдает, решился остаться. У каждой вещи свой хозяин. У каждого события свой срок. Всякому ожиданию свои награды. В лесу всякие чудеса случаются.
        Лесовик выбрал место поукромнее, между двух кореньев больших, под землей не помещающихся, прислонился к стволу голому, сухому и теплому. Подождет до вечера. А если ничего не случится, вернется к страшному колдуну с объяснениями. Должок зубом потребует. К дубу ходил? Ходил. Искал непонятно что? Искал. Ждал исправно дарителя неизвестного? А как же. Раз так, то избавляй от боли зубовой. Уговор дороже камней светящихся.
        Йохо и сам не заметил, как навалилась на глаза дрема, закутала в слабость голову, усыпила сном глубоким. Уже и не чувствовал лесовик, как под ним земля мертвая зашевелилась, как задвигались корни толстые, выталкивая под солнышко тех, кого до поры до времени от взора любопытного укрывали.
        Сладок порой сон бывает. Особенно под дубом мертвым, на мертвой земле стоящим.
        
        ХХХХХХ
        
        Черный дым от пожарищ настолько тяжел, что не в силах поднять его даже северный ветер. Тщетно тужится, кружит вокруг, пыхтит, срываясь в злобных порывах. Да только тяжел дым, стелется по засыпанным пеплом мостовым, ищет короткие пути в распахнутых настежь дверях и выломанных ставнях. Спотыкается о мертвые тела, щедрым ковром усыпавшие улицы, испуганно жмется к наполненным красной водой каналам. Упирается в разрушенные стены, нащупывает пробитые таранами дыры и, облегченно расстилаясь по искореженной земле, покидает мертвую Мадимию.
        По улицам благословенного города бродит раненая лошадь. Из разорванного бока сочится на каменную мостовую кровь. Глаза животного слепы. Пустые глазницы наполнены кашеобразной массой из крови и пепла. Лошадь натыкается на перевернутую телегу, испуганно шарахается в сторону от невидимого препятствия, спотыкается о груду мертвых, падает на колени. Жалобный, почти человеческий крик заглушает вой пожара.
        - Бедное животное, - всадник в золотых доспехах придержал поводья, облокотился на луку седла и с минуту наблюдал за вопящей от ужаса лошадью. - Убейте ее.
        Стоящий рядом легронер из кодры личной императорской охраны вытащил короткий меч, подошел к лошади и коротким ударом успокоил кричащую тварь.
        - Мой Император!
        Несколько всадников, подняв на дыбы коней, остановились напротив всадника в золотых доспехах. Один из них, высокий черноволосый человек в помятом панцире, без шлема, соскочил с седла, придерживая меч подбежал к всаднику, припал к его стремени:
        - Мой Император! Ваш приказ выполнен. Последние защитники готовы к распятию перед городскими стенами.
        - Поднимись Генерий, - Каббар дотронулся до волос легона железной перчаткой. - Не годиться герою взятия Мадимии стоять на коленях даже перед верховным Императором Кэтера. Твой легрион был первым, кто вошел в город. Империя Избранных не забудет твоего усердия.
        - Я служу тебе, мой Император, - легон второго данийского легриона слишком быстро поднялся с колена, но тут же склонил в поклоне голову. - Приговоренные к смерти ждут твоей воли, мой Император.
        - Так не будем их задерживать, - засмеялся всадник, слегка запрокинув голову в позолоченном шлеме. - За мной, мой верный полководец. За мной все!
        Красная пыль взметнулась под тяжелыми копытами злых лошадей. Искры брызнули из-под подков. Посторонитесь, верные солдаты Кэтера. По улицам поверженной столицы Ара-Лима мчится словно ветер ваш верховный Император. Спешите уйти с дороги храбрые легронеры. Иначе, быть вам раздавленными личной кодрой вашего повелителя.
        Почти мертвый город без стона смотрел на проносящихся по его любовно выложенным мостовым всадников. Он уже был сломлен, поруган и разграблен. Испачкан чужим сапогом, изгажен чужой рукой. И истекал последними каплями жизни.
        У разрушенной крепостной стены, рядом с разбитыми городскими воротами, под охраной цеперии, сидели, лежали, стояли, поддерживая друг друга, двадцать человек. Почти все они были ранены, с замотанными наспех обрубками рук, ног, с кровоточащими ранами.
        В центре группы коренастый, с пыльной сединой человек обнимал за плечи бледную, такую же седую, как и он, женщину. Его дикие глаза, наполненные невыносимой ненавистью, метались от высоких деревянных крестов у стен с распятыми на них людьми, к хохочущим легронерам, забавляющихся киданием камней в несчастных. Некогда белая рубашка на человеке потемнела от крови, а грязная бинтовая повязка на плече говорила за то, что он не отсиживался во время осады в глубоких подвалах.
        Жалок был его вид. И если бы не тяжелый золотой браслет с талисманом Ара-Лима на запястье, да не височная печать, покрытая потеками крови, вряд ли бы кто узнал в истерзанном человеке короля Хеседа.
        - Скоро все закончится, - говорил он, гладя прильнувшую к нему женщину по рано поседевшим волосам. - Скоро и мы уйдем к небесным ангелам. Встретимся с Отцом нашим Граном. Мы честно боролись. И честно хотели умереть. И не наша вина в том, что видим мы разрушенный город таким, каким он стал. Потерпи Тавия, скоро все закончится.
        - Не о себе плачу, - женщина оторвалась от плеча, посмотрела в глаза королю и мужу. - Ты же знаешь.
        - Знаю. Конечно, знаю, Тавия. Наши молитвы с ним. Да поможет ему Гран. Элибр преданный слуга и телохранитель. Он смел и быстр. Сильней его нет в нашем бедном королевстве. И он сделает то, что обязан сделать. Не плачь, моя Тавия.
        Король Хесед смотрел на любимую женщину, только год назад ставшую королевой. Смотрел на жалкие остатки гарнизона. Он понимал, что всем этим людям придется умереть. Кэтер не милует тех, кто встал на пути у Империи Избранных.
        Есть ли его вина в том, что эти несчастные люди и эта несчастная молодая женщина, поседевшая от горя, погибнут, не дожив до завтрашнего рассвета? Все ли он сделал для спасения своей страны? Нет! Тысячу раз нет! Он не сумел обуздать отбившихся от королевского трона керков. Не сумел поднять племена. Не сумел убедить соседей в опасности военных походов Кэтера. Он многое чего не успел.
        - Но ты успел сделать самое главное, - Тавия через слезы улыбнулась и погладила его по щеке, словно услышала мысли своего короля. А может и правда услышала. Ведь не зря же говорили, что в ее жилах течет кровь натцахских прорицателей.
        - Это было прекрасное время. И оно еще вернется. Вернется, чтобы отомстить за павший Ара-Лим.
        Хесед улыбнулся. И было в этой улыбке нечто такое, что даже солдаты Кэтера, заметившие этот нечеловеческий оскал, затихли пораженные. Вера в будущее и твердая надежда на отмщение, вот что увидели кэтеровские легронеры.
        - Закройте ему рот! - заорал очнувшийся цеперий, которому было поручено охранять со своим взводом пленников. - Заткните эту пасть, пока я не пересчитал ваши ребра! Никто не смеет улыбаться солдатам великого Кэтера
        Легронеры, приученные беспрекословно выполнять приказы командира, рукоятками мечей растолкали слабую преграду из тел, поднявшихся на защиту своего короля, подскочили к Хеседу и обрушили град тяжелых ударов на голову короля. Королева Тавия, попытавшаяся закрыть собой мужа, была грубо откинута в сторону, под копыта лошадей, выскочивших из-за сваленной набок осадной башни.
        - Именем верховного Императора Каббара!
        Сильные кони растолкали засуетившихся легронеров, оттеснили к догорающей башне, образовали плотный круг из потных мускулистых тел вокруг кучки пленников. Оставили только неширокий проход, по которому к несчастным неспешно подъехал, сверкая золотыми доспехами, сам верховный Император.
        - Слава Императору!
        Близкие и далекие солдаты, все, кто слышал этот громкий клич императорской кодры, присоединились к нему, колотя мечами о щиты. И над поверженным городом, над обугленной равниной, над павшими телами и распятыми защитниками пронесся громогласный рев:
        
        - «Слава Императору».
        - Король Хесед? Великий и непобедимый, овеянный людской славой и женской лаской король Хесед? Один, без своего воинства? Без свиты и слуг? Без трона? Эй! Кто-нибудь, принесите королю Хеседу трон. Негоже королю стоять перед степной чернью.
        Не видно из-за золотой маски-шлема, улыбается ли Каббар, или серьезно говорит.
        Метнулись верные оруженосцы по сторонам. Бросились на поиски псы верные. Вот уже и тащат стул, грубо сколоченный. Из трактира приходного, штанами многочисленных пьяниц засиженный.
        - Займи свое место, король Хесед. А мы тебе в ноги упадем. Воздадим королевские почести.
        Хесед поднял на Каббара глаз, второй от удара заплыл невозможно. Отпихнул ногой треногу неустойчивую, кабацкую.
        - Шутом меня сделать хочешь, тварь степная?
        Шелохнулся навстречу к Императору, кулаки содранные до синевы сжав.
        Верные охранники шагу сделать не позволили. Сбили с ног, голову седую в пыль вжали, позвоночник загнули до крика, руки за спину закрутили, не пожалели и раненую, кровью залитую. Зароптали бывшие защитники столицы, закричала сквозь зубы королева Тавия. Десятки мечей в их сторону повернули, к груди примеряясь.
        - Отпустите его.
        Верховный Император подал знак, подскочил к лошади человек специальный, для работы скотской обученный. Подставил спину под золоченые сапожки Каббара.
        Каббар спрыгнул сам, отпихнул сапогом скота рабочего. Слишком низко тот прогнулся, не угадал желания императорского.
        - Что же ты, король Хесед, на соседа своего кидаешься? Где же твое уважение гостеприимное? Или Мадимия больше не славиться радушием? Не привечает дорогих гостей белокаменный город яствами изысканными и богатствами несметными? Что случилось с твоим великим городом, король Хесед? Ответь мне, ничтожному.
        Ничего не ответил Хесед. Только глазом одним врага буравил, скрепя зубами окровавленными.
        - Говорить не хочешь? - удивился Каббар, возмущенно взмахнул железными, в тонкое кольцо, рукавами. - Брезгуешь с мальчишкой говорить? Снимите с меня
        шлем!
        Ловкие пальцы оруженосцев отстегнули застежки металлические, распутали завязки кожаные. Стянули шлем прочный, с ликом золотым, с красным двойным гребнем.
        - Слава лику Императора! - заорали восторженно легронеры. На колено опустились, головы склонили в робком почтении. Одни цеперии, особо к императору приближенные, зорко за всем следили, руки с мечей не убирали.
        Каббар, сын Тулла, Император по наследству и по закону, был невысок, как все степняки, скуласт, почти худощав, но силой богами невероятно одарен. Широкий нос с большими ноздрями, редкие прямые волосы, никогда не собиравшиеся в пучок. Высокий лоб с печатью императорской. Сросшиеся брови неподвижные. И глаза, от одного взгляда которых нехорошо становилось на сердце каждого, кто встречался взором с верховным Императором.
        С семи лет Каббар сопровождал в походах отца своего, Императора Туллу. А после смерти последнего от стрелы горца мятежного, в одиннадцать лет принял трон Кэтера. За четыре года бесконечных походов, сражений и схваток, сумел сделать то, что не позволили боги сделать отцу его. Завоевал пятнадцатилетний верховный Император Каббар полмира.
        Мягкой походкой Каббар подошел к королеве Тавии. Не глядя, схватил за седые волосы. Блеснул в железных перчатках нож поясной.
        - Неужели и сейчас промолчишь, король Хесед? Не пожалеешь молодой жены?
        Дрогнул подбородок Хеседа. Отвердели скулы короля:
        - Отвечу. Не мальчишке отвечу, а зверю. Думаешь, раз Мадимию сжег, так и Ара-Лим под твоей властью? Ошибаешься, Каббар. Слаб ты для Ара-Лима. Не удержать тебе долго власти над этой страной. У Ара-Лима свой король есть.
        - Уж не ты ли? - усмехнулся Каббар, отпуская волосы Тавии. Видно было, озадачили его слова короля побежденного.
        Настала очередь Хеседа усмехаться. Губами ссохшимися, кровяной коркой сжатыми.
        Смотрели друг на друга два великих короля, два человека из разных миров. Победитель и непобежденный. В глазах одного застыл немой вопрос. А второй отвечал презрением. И неясно было, кто из них сломлен был.
        Ухнул Каббар зло, повернулся на пятке к королеве Тавии в догадке страшной. Рванул платье тонкое. Полетели в стороны крючки и пуговицы.
        От нечеловеческого крика верховного Императора вздрогнули даже те, кто рядом с ним много лет был.
        - Будь проклят дьявол, позволивший зачать отродье аралимовское. Генерий!
        Высокий кэтеровец в помятом панцире, с эмблемой данийского легриона, выступил вперед.
        - Я здесь, мой Император.
        - Что это, Генерий? Или обманывают глаза мои? Разве у ног моих не аралимовская продажная девка, которая принесла приплод не белее трех дней назад? Поправь меня, если я ошибаюсь, Генерий, герой Мадимии.
        - Твои глаза не могут ошибаться, мой Император, - задрожал голос у легона. - Ты прав, мой Император. У нее был ребенок.
        - Был? Но где же он? Отвечай мне, Генерий! Обыскали ли твои солдаты все дома этого проклятого города? Проверили ли все чердаки и подвалы? Обшарили ли все сундуки в поисках? Отвечай, Генерий! Отчего у старика Хеседа вид не побежденного, а победителя? Где младенец новорожденный?
        - Мы никого не нашли с печатью королевской, мой Император. Ни мертвого, ни живого. Только Хесед и она.
        Каббар, с искаженным лицом, превратившим его в столетнего старца, приподнял за горло королеву Тавию:
        - Где он? Где твой щенок? Где наследник Ара-Лима?
        Словно тихий ветерок слетел с губ женщины:
        - Далеко теперь мой мальчик. Не достать его ни стрелой быстрой, ни копьем острым, ни заклинанием колдовским. Далеко он. Но вернется через лета в свой город, в свою белокаменную Мадимию, чтобы воссиял новой славой Ара-Лим. Запомни это, зверь. Вижу я, как загорается на небе новая звезда. Вижу моря крови. А в море том вижу тебя, Каббар. Вижу зверя, с глоткой перерезанной.
        - Дрянь!
        Страшен Каббар в гневе. Но еще страшней в безумной ярости.
        - Генерий, твой легрион первым вошел в Мадимию. Был ли кто спасшийся от мечей твоих? Все ли оставшиеся в живых здесь стоят?
        - Все, мой Император, - бледный легон трясся мелкой дрожью. По лбу предательски сползала крупная капля пота. - Ни одна птица не вылетела за стены города. Ни одна тварь ползучая не прошмыгнула мимо доблестных солдат твоих.
        - Не о птицах спрашиваю, - зашипел верховный Император, вплотную приближаясь к Генерию. - О людях. Кто-нибудь бежал от воли императорской?
        - Нет, мой Император, - легон Генерий, овеявший себя славой во многих битвах, не раз бывший на волосок от смерти, первым ступивший на мостовые благословенного города, упал на колени, пытаясь поймать железную перчатку Императора.
        - Врет, подлая собака!
        Расступились свирепые охранники императорские, пропуская вперед человека, возрастом неопределенного. В грубом рубище, давно не мытом. В спутанных волосах колтуны нечесаные. Бородка козлиная, выщипанная. Глазки, что две горошины, по блюдцу мечутся. Кожа волдырями гноящимися покрыта. На ногах сандалии стоптанные.
        - Великих побед тебе, Каббар, - даже головы не склонил. Один взгляд только на псов императорских бросил. Опустили глаза легронеры бесстрашные. Боялись мага, больше смерти боялись.
        - Горгоний? - Император недовольно поморщился. - Почему ты здесь, а не колдуешь на благо Избранных. Не место мудрому старцу среди мертвых.
        - Я и сам давно мертв, - маг остановился против упавшего на колени легона. - А здесь потому, что денно и нощно забочусь о благе твоей империи, Каббар. И о твоем благе. Неужели никто не сумел сбежать из города?
        Генерий, которому предназначался вопрос, выдержал взгляд мага:
        - Я уже ответил великому Императору.
        - А как же тот всадник, что прошлой ночью раскидал, словно щенят, твоих непобедимых солдат, с боем миновал многочисленные посты и канул в направлении неизвестном?
        - Но….
        - Разве не нес тот всадник сверток, бережно охраняемый? И разве не узнали в том всаднике телохранителя Хеседа верного, майра Элибра? Зачем молчишь, собака брехливая, глаза таращишь? Или неправду мне духи прошептали? Не ты ли, собака, приказал легронерам своим молчать под страхом смерти о том эпизоде позорном?
        Каббар поступью неслышной подошел к Генерию, бережно поднял за плечи, посмотрел в глаза испуганные:
        - Ты, мой верный слуга, прошел со мной от Венузских гор до столицы Ара-Лима. Ты не раз спасал меня от вражеского меча, закрывал своим телом от стрел и копий Ты первым был в бою, последним в отступлениях. Половина империи тобой завоевана. И тебе доверяю больше, чем кому бы то ни было. Чем ответишь на обвинение? Скажи, что никто не бежал из города. Скажи, что не было никакого всадника. Скажи, что ребенок Хеседа, наследник Ара-Лима, мертв давно и тело его грызут псы бродячие. Тебе поверю. Не бойся, друг мой.
        Встряхнул легон Генерий руки Императора с плеч своих. Встал прямо, открыто в глаза посмотрел.
        - Мне бояться нечего. Маг прав. Ночью через третий манион пытался прорваться отряд из Мадимии. Словно крысы подлые налетели. С городских стен их катапультами поддерживали. Две цеперии перебили. Но солдаты твои, всесильный Император, атаку отразили. Всех в ров сбросили, с грязью перемешали. Только одному удалось прорваться.
        - Майру Элибру?
        - Да, мой Император. Признали в том воине Элибра, телохранителя Хеседа.
        - И у него был сверток, - не спросил, а выдохнул Каббар.
        Легон Генерий замешкался, но сумел овладеть собой:
        - Так говорят, мой Император.
        - Говорят…, - верховный Император Каббар сжался, будто от удара плеточного. Отвернулся от легона. - Говорят….
        Никто не заметил, как просвистел меч императорский, кузнецами кэтеровскими в водах трех морей закаленный, семью днями тщательно точенный. Страшный удар оружия волшебного обрушился на голову легона, рассек ее словно тыкву переспелую, от правого уха до левого плеча.
        Тело Генерия стояло мгновений несколько, затем качнулось от ветра налетевшего, и рухнуло к ногам всесильного Императора. Кусок отрубленный покатился неспешно в сторону мага, рядом стоящего:
        - Вот и подарок старику от Императора, - зашептал он, поднимая кусок окровавленный. - Возьму себе, коль хозяину без надобности. Сотворю какое снадобье от собак брехливых оберегающий.
        Маг спешно затолкал кусок в сумку холщовую, зажал под мышкой ношу драгоценную и, разбрасывая проклятия во все стороны, торопливо скрылся в черном дыму, из города поверженного убегающего.
        Верховный Император Каббар меч о тело легона брезгливо вытер, спрятал бережно в ножны, золотыми бляхами отделанные. Вскочил на коня пританцовывающего. Брызнул слюной злой:
        - Эй ты! - из круга сделал шаг вперед легронер из кодры охранной. - Принимай под командование данийский легрион. Город сжечь полностью. Сравнять с землей и дома и храмы и стены.
        - Повинуюсь, мой Император, - дотронулся до рукоятки меча новый легон второго данийского легриона.
        - Ты! - перчатка Каббара указала на следующего телохранителя. - Возьми цеперию и догони беглеца. Умертви всех, кто повстречается на дорогах. Не жалей никого. Привезешь наследника аралимовского, станешь гуратом. Солдат награжу щедро. Вернетесь ни с чем, вырежу весь твой род до пятого колена. А тебя по частям магу Гаргонию отдам.
        - Повинуюсь, мой Император, - захрипел легронер, судорожно ища рукоять меча.
        Император посмотрел взглядом невидящим на приговоренный город, развернул коня. К нему, низко согнувшись, под присмотром охранников, приблизился цеперий, чей взвод охранял захваченных в плен.
        - Прости меня, мой Император.
        - Что тебе, цеперий? - придержал поводья император.
        - Как прикажите с пленными поступить, мой Император?
        Каббар на мгновение задумался, тряхнул жидкими волосами:
        - Во славу империи Избранных повелеваю предать несчастных легкой смерти через меч. Да будет Каббар милосерден. Потом на кресты распять. И не снимать, пока все грифоны Ара-Лима не насытятся.
        - Простите, мой Император, с королем поступить так же, как с остальными?
        - Слишком мало чести, - гневно блеснул зеницами Каббар. - Хесед был храбрым противником. И он достоин королевских почестей.
        Каббар обернулся в седле и долго смотрел на короля Хеседа, неподвижно стоящего посреди последних оставшихся в живых защитников Мадимии.
        - Хеседа и королеву Тавию в костер. Живьем. А пепел… Пепел развейте по ветру.
        Взвился на дыбы конь Каббара, испугавшись стелящегося по выжженной земле черного дыма. Каббар яростно хлестнул плеткой по бокам животного. И крикнул, заходясь в сумасшедшем смехе:
        - Отдайте их пепел Ара-Лиму.
        
        ХХХХХ
        Проснулся лесовик Йохо по привычке старой. Зачесалась сильно рана на ноге, что в драке с диким зверем, дидрой болотной ядовитой, получена была. От той раны Йохо часто но ночам просыпался. Засвербит проклятая, сил нет, пока пятерней изрядно не прочешешь, поперек волос особенно, спокойствия ждать не следует.
        Не открывая глаз, потянулся к зачесанному месту, да так и замер с рукой вытянутой.
        Хороший лесовик чует траву вонючую за сто шагов. Живность лесную за триста. А злого врага за добрую тысячу. Особенно если со стороны ветреной. Только на сей раз почуял Йохо не траву и не зверя и не врага далекого. Мертвым в лицо пахнуло. Да так близко, что, хоть и смел лесовик с детства был, испугался не на шутку. Даже глаза открывать не захотел.
        - «Вот же нелегкая занесла, - думал лесовик, одними пальцами осторожно к ножу поясному подбираясь. - Говорили, и не раз, старики деревенские, не ходите дураки к дубу мертвому, не играйте со смертью, не балуйтесь. Чего не послушался? Перед кем геройствовал? Кому смелость показывал? Тем, кто сейчас перед тобой стоят, на тебя, дурака, глаза таращат? Того гляди схватят за ногу, да утащат по корни мертвые. Могут и сожрать, не побрезговать, коли разговорами умными не развеселишь души мертвые. Может и отпустят, когда натешатся. Чай не чужой, может и потомок чей-то. Вот лет через триста и отпустят».
        Проверенный нож с рукоятью из твердого черного дерева, что растет за Изумрудными болотами, лег привычно в ладонь. Та сама сжалась в хватку крепкую.
        - «А ведь сам беду накликал. Про две могилы вспомнил ни к месту, ни ко времени. Теперь не вырваться. Даже старики древние, по самую шею плесенью заросшие, ни разу про героя не слышали, кто от дуба живым уходил. И я не лучше».
        Собравшись духом и смелостью, закричал Йохо воем молодецким. Тем воем страшным, за который и имя странное получил. Вскочил в одно движение на ноги, ширанул ножом острым да широким перед собой. Глаза на всю возможную ширину растопырив, бросился вперед, стремясь дерзким бегом уйти от тех, кто его окружил.
        Коряга гнутая не вовремя под ногу легла. Сбила резвый ход. Разъяренной мордой о сухую землю врезала. Перевернула несколько раз, меняя небо и землю местами.
        Понял лесовик, что не уйти от дуба живым. Не отпустят. Но живым отдаваться не захотел. Слишком много резвости в нем имелось, чтобы каждому мертвецу в целости отдаваться. Жирно-то не станет?
        Рука нож заветный не выронила. Глаза не ослепли. Тело не околдовано, не обездвижено. Драться надо, чего зря мозгами ворочать? На том свете для этого времени предостаточно найдется.
        Вскочил торопливо, нож вперед выставил, чтоб близко никто не смел подойти, да только теперь и осмотрелся. А как осмотрелся внимательно, совсем тоска осилила.
        Стояли, окружив с четырех сторон, тринадцать смертцев.
        От живых лесовиков мало что осталось. Кожа сухая, местами треснутая, огнем и корнями подземными порванная. Лохмотьями истлевшими чуть прикрытая. Рожи ссохшиеся, страшные. Ничего хорошего лесовику не предвещающие. В пустых глазницах песок пересыпается, на землю, давно кровью политую, просыпается. Тянут руки тонкие к Йохо, но с места не двигаются.
        - Идем с нами, брат наш, - Йохо от услышанных голосов заунывных чуть не поседел раньше времени. Но вовремя одумался, только ножом лишний раз по воздуху провел. Словно границу указал, через которую переступать никому не советовал. - Идем с нами, брат наш. Под землей тишина и спокойствие. Никто не потревожит, никто кровь безвинную не прольет. Идем с нами. Тоскливо нам одним под корнями мертвыми лежать. Все песни перепеты, все подвиги пересказаны, все истории по тысячу раз вспомнены. Тоскливо нам!
        - Не рассказчик я вам, братья, - как можно ласковее ответил Йохо. Чувствовал, не стоит злить мертвых лесовиков. Рассердятся, от беды не уйти. - Другого поищите. Дело у меня здесь. Поэтому и потревожил ваш сон долгий. Встреча, стало быть важная. Но я достаточно наждался, уйти пора. Ждут меня.
        - Смерть тебя ждет, брат наш. Мучительная смерть. Не от нас, слабых. От зверя черного. Лучше с нами иди. Там, под мертвым деревом тебя никто не найдет. От всех бед укроем. Убаюкаем. Не увидишь ты моря красные, не увидишь землю багровую. Без тебя смертный мор по земле пройдет. Идем. Тоскливо нам.
        - Тоскливо вам? - совсем осмелел лесовик. Голосом покрепчал, смертцев передразнивая. Умом понял, раз смерть от зверя черного, а не от тринадцати мертвецов, то и бояться нечего. От смерти еще никто не убегал, но кой-кому прятаться удавалось. Поживет еще лесовик Йохо. А придет проклятая, поборется. - Так что ж, веселить вас должен? Я вам не бродячий циркач, булыжниками жонглирующий. И не певец. Видите, нет при себе ни струны, ни дудки. Расступитесь, братцы, да пройти не мешайте. Я хоть и живой, но в гневе сильно опасный.
        Быстрой тенью метнулся навстречу первый смертец, острым пальцем в глаз метя.
        Йохо крякнул, приседая, от удара коварного уходя. Ждать не стал, рубанул ножом по руке, словно ветку пытался срезать. Да ничего не получилось. Проверенное железо как о камень звякнуло, от костей отскочило. От удара нож из ладони сжатой вырвался, отлетел в сторону, в щель земную по рукоять вошел.
        - Обманули братцы, - закричал лесовик, кулаками отмахиваясь. - Набрехали с три сумки! Все одно ваша не возьмет!
        Хоть и был Йохо силой да ловкостью не обижен, через минуту уже знал, что не справиться ему с смертецами. Кулаки его черепа обгорелые не крошили, кости окаменевшие не ломали. Да и не сильно кулаками помашешь, когда на тебя тринадцать смертцев разом наваливаются, костлявыми ручищами за разные места цапают, в глаза целятся, да норовят пальцы сухие в рот засунуть, порвать щеки отъеденные.
        Когда на землю мертвую повалили, совсем лесовик отчаялся. Вспомнил Грана, колдуна вспомнил, на погибель пославшего. Удивиться успел, что зуба больного совсем не чувствует. Выбили проклятые смертецы, не пожалели. Хотел в кольцо свернуться, уж больно сильно ногами мертвые лесовики пихались, да не успел.
        Разом смертецы отступили, вскинули черепа, песком наполненные. Будто услышали то, что Йохо пока не слышал. Заговорили на языке древнем, лесовику непонятном, к кореньям дуба поспешили.
        - Эй! - вскинул руку лесовик, поднимаясь, - Вы что?
        Один смертец, чуть задержавшийся, обернул к Йохо глазницы, песком плачущие:
        - Когда совсем невмоготу станет, приходи. Примем радостно.
        - Ага, - мотнул головой Йохо, соглашаясь. Не верил, что пустяками отделался, синяками, царапинами, щекой порванной, да зубом потерянным. Задом подальше от дуба попятился. - Ждите, как же.
        - Придешь, брат наш. Никуда не денешься.
        Сомкнулись корни дерева тысячелетнего, пряча смертцев. Сошлась земля обратно узором треснутым. Тихо стало, хоть уши отрезай, да выбрасывай за ненадобностью.
        - Ждите, ага! - заколотило Йохо, от ушей не отрезанных, до пяток уцелевших. Будто он в лютый мороз на улице без штанов целый день простоял. От такой колоты только одно средство, напиться отвара передержанного из волчьих ягод, да забыться сном долгим. Дома, под медвежьим одеялом, или, на худой конец, у вдовы соседки, что второй год по праздничным дням морошковым пирогом подкармливает.
        Лесовик нащупал трясущимися руками нож. С опаской поглядывая в сторону дуба, попятился к лесу.
        - Колдуну глотку перережу. Обязательно перережу. Принеси ему, мол, то, что дадут. Кто даст? Смертецы? Отец ты мой, Гран, да он меня специально на смерть послал! Мертвецам жертвоприношение. Не жить колдуну!
        Йохо глазом прищуренным посмотрел на солнышко. Высоко висит, до ночи не скоро. Выбежал, спотыкаясь от не успокоенности, на дорогу заросшую. Хоть и крюк порядочный до деревни она делала, но лучше три часа лишних топать, чем снова по болотам, да по местам звериным ноги портить. Устал для прямых путей Йохо. Главное, подальше от мертвой поляны оказаться.
        Не успел лесовик в траву зеленую ступить, как замер, голову склонив. Почувствовал, как дрожит под ногами земля. А спустя минуту различил топот конский. Не зря, ох не зря смертецы в норы подземные уползли. Раньше него, лесовика, пришлого почуяли. Если уж они топота испугались, то и ему не следует поганкой на дороге торчать. Уходить надо.
        Йохо, где стоял, оттуда в кусты придорожные не глядя и сиганул. Топот лошадиный близко, спешить надо.
        Но видать со вчерашнего вечера судьба не заладилась. То зуб разболелся, то смертецы в гости насильно зазывали, а то кусты малины дикой не там где надо разрослись.
        От обиды на злодейку судьбу, а больше от шипов, от которых кожа штанов защитой слабой оказалась, выскочил лесовик обратно на дорогу. Да там и остолбенел.
        Мчался на него всадник огромный. Такой огромный, что показалось на мгновение, заслонил он телом своим весь свет. Черный конь в пене белой, с серебреными бляшками на сбруе дорогой. Черная грива, с репейником застрявшим, по ветру стелется, черный глаз на лесовика зло смотрит. Черное копыто в грудь метит.
        Йохо только охнуть успел, да на мягкое место осел. От пережитого и увиденного сил не осталось даже в сторону отползти.
        Взвился черный зверь на дыбы, твердой рукой остановленный. Заиграли копыта над головой лесовика, воздух вымешивая.
        Что-то огромное с коня свесилось, за ухо лесовика зацепило, да приподняло, как есть, в штанах с шипами застрявшими, над дорогой, да над землей.
        - Кто ты, червяк ползучий?
        Такого страшного незнакомца лесовик с рождения не видел. Не лик, конечно, постоянно преследующий, но и не лучше. Как проморгался, разглядел лицо черное, от пыли да грязи, в шрамах многочисленных. Борода короткая, курчавая, с завитками, огнем опаленными. А уж глаза - лучше сразу могилу копать глубокую. Незнакомец глянул, как кишки из живота вынул, да на кулак намотал.
        - Кто ты, спрашиваю, - незнакомец встряхнул лесовика, чуть душу не вытряхнул.
        В другом месте, да при других обстоятельствах непременно рассердился бы лесовик. Обиделся. В горло обидчику зубами вцепился. Но с ногами, что в воздухе болтаются, сильно не обидишься. Особенно если ты за ухо подвешен.
        - Лесовик я, добрый господин, - завопил Йохо. - Из деревни, что на берегу Вьюшки.
        - Лесовик? - незнакомец подтянул ухо лесовика поближе. Заглянул в глаза, слезами налитые. Словно всю душу наизнанку вывернул. - Что же ты лесовик, по лесу бродишь, под копыта бросаешься? Или лазутчик ты кэтеровский? Говори, червяк ползучий, пока жив.
        - Не лазутчик я, добрый господин. Больно-то как! По принуждению здесь. Злой колдун послал. Отпустили бы вы меня, добрый господин. Приказал принести то, что найду. Ой, мамочки! Или, что дадут.
        Незнакомец скривился, глазом сверкнул.
        - Видно знамение это, - забормотал он в кудряшки черные. - Хоть и не ангел, но живой человек повстречался. Не уйти мне. Конь устал, с ноги сбивается. Тяжела ноша, не уйти от погони. Слушай, червяк ползучий. Слушай внимательно, лесовик!
        Йохо, отпущенный, ногами на твердую землю встал, за ухо оттянутое схватился. Но сбегать от всадника не спешил. Заметил за плечом незнакомца страшного лук боевой. Стрела, из такого лука летящая, за триста шагов человека через мгновение с ног сшибает.
        Переступил конь усталый с ноги на ногу, гривой черной встряхнул, словно крылом птицы огромной мир заслонил.
        - Слушаю тебя, добрый господин? - а у незнакомца-то бок правый в крови весь. И панцирь в дырках, словно сито. Видно не на прогулку незнакомец в лес заехал. И не с пира званного, а с рубки смертельной. Еле в седле держится.
        - Коль тебя, лесовик, за делом послали, так дело и сделаешь. Возьми, лесовик.
        Незнакомец, щекой от боли дернув, из-за спины сверток тугой достал, щитом широким от стрел прикрытый. Щит, как еж, остриями утыкан. Нагнулся, осторожно кулек в руки Йохо вложил.
        - Эт-то что? - от неожиданности Йохо заикаться стал. Вспомнил напутствие колдуна. Может об этой вещи разговор шел? Ничего не нашел, а получил только от всадника смертельно раненого куль тяжелый. Уж не с золотом ли?
        Всадник в седле выпрямился, в сторону, откуда прискакал, голову повернул.
        - Сбереги его, лесовик, - куда только голос грозный пропал. Не приказывал, просил всадник черный. Глазами умолял, сердцем молил. - Беги с этого места, лесовик. Быстро беги, как сможешь. Не оборачивайся. И никогда не возвращайся. Сбереги то, что дал тебе Элибр, телохранитель и друг короля нашего.
        - Элибр? - ахнул Йохо, рот от удивления распахнул. Деревня его хоть и глубоко в лесу спряталась, да только каждый в ней слышал о могучем майре Элибре. Слишком много славного телохранитель короля Хеседа за жизнь свою сделал.
        - Что стоишь, лесовик! - закричал всадник громко. - Или не слышишь, как скачут сюда волки кэтеровские? Или не понял, о чем просил я тебя? Ступай прочь, если верен ты королю Хеседу!
        Спала от окрика грозного пелена с мозгов лесовика. Вернулось чутье лесное. Различил он и топот лошадей многочисленных, и приторный запах равнинников, в большом числе по дороге старой к дубу скачущих. Понял лесовик, что не просто так всадник черный ему ношу вручил. Погоня за ним злобная. А с такими ранами, да с такой усталостью далеко не уйти.
        - Все сделаю, как ты просил, - взглянул преданно. - Никто меня никогда в лесу не догонял. И сейчас не догонит. С травой сольюсь, деревом обернусь, но ношу твою не отдам равнинникам. Скажи только, что спасать мне приодеться? Что в мешке спрятано?
        Всадник черный уже коня усталого развернул. Уже пришпорил бока пенные. Но на вопрос лесовика обернулся:
        - В том свертке самое ценное, что есть у твоей страны, лесовик. Там сила и надежда Ара-Лима.
        Не успел Йохо глазом моргнуть, как конь черный копытом мохнатым в землю ударил. Понес майра Элибра по старой дороге навстречу приближающемуся топоту копыт лошадей равнинников. Только меч темный, от крови засохшей, в небо путь указывает.
        Лесовик, рукой сверток придерживая, в сторону скоро бросился. Ящерицей по траве пополз. Подальше от дороги. Хотелось поскорее место опасное покинуть. Но любопытство природное верх взяло. Сделал крюк по бурелому, с другой стороны к дубу выполз. Залег в заросли густые. Не то что человек, зверь не увидит. Зато дуб мертвый на земле сухой как на ладони.
        Только лесовик улегся, только листочки по сторонам раздвинул для обзора лучшего, как из леса на поляну мертвую выехали первые всадники. Йохо ни разу не доводилось видеть живых кэтеровских легронеров. Он и в городе Мадимии ни разу не был, а что уж про врага говорить иностранного.
        Но как только разглядел лесовик шлемы с железными рогами, сердцем почувствовал - вот он враг. Вот они - степняки, кэтеровские волки, на Ара-Лим напавшие.
        Выезжали они из леса по трое в ряд. Нескончаемая вереница круглых щитов с черными солнцами на красной коже. Шли крупной рысью, спешили по следам беглеца. Впереди цеперий, примятую траву, да землю копытами вывороченную высматривающий.
        Его первого меч майра и настиг.
        Черный всадник, майр Элибр, верный телохранитель короля Хеседа, выскочил из-за деревьев, что поляне вплотную подступали. Без единого крика, только конь черный пеной горькой хрипит, в бок цеперия врезался. Меч мягко между металлическими пластинами прошел, вспорол кожаный панцирь, разрезал шерстяную рубашку, раздвинул ребра и замер на мгновение в самом центре человеческого сердца.
        Никто никогда не узнает, о чем думал тридцатилетний цеперий, падая с равнодушной лошади на землю чужой страны. Может думал он о том, что ждут его в далекой Гунии два маленьких сына и красавица жена. Может, последние мысли его были с верховным Императором Каббаром, который в это время облизывал жирные пальцы после обильного стола и любовался полуобнаженными танцовщицами, присланных ему в знак почтения правителем Берии. А может быть думал цеперий о том, что трава чужой страны не такая мягка, как на его далекой родине.
        Кому это интересно?
        Первые два ряда колонны были раскиданы телохранителем Элибром за несколько мгновений. Рухнули солдатские головы, затрещали щиты, против неистового меча бесполезные, закричали раненые, замолчали убитые. На землю засохшую свежая кровь пролилась.
        Закричали дико легронеры, славой многочисленных сражений увенчанные. Заблестели мечи, в полукруг выстраиваясь. Не родился еще в подлунном мире герой, способный в одиночку против кэетеровской отборной цеперии выстоять. Злоба и сила сошлись в коротком сражении. В неравном сражении. На смерть.
        Застонал в кустах Йохо, видя, как теснят чужие волки раненого хищника. Дернулась рука к поясному ножу, рукоять стиснули пальцы разом онемевшие. Подниматься начал с зубами оскаленными.
        - Куда, дурак?! - зашипело над головой. - Смерти ищешь, лесовик?
        - Авенариус? - Йохо нервно лягнул ногой и только потом вывернул шею.
        Над ним, вцепившись когтями в хлипкие ветки, балансировал крыльями ворон и давился кашлем. Старые вороны не привыкли шипеть на всяких разных лесовиков. От этого горло садиться. Каждый должен каркать в полное горло.
        - Как ты здесь? - Йохо не то чтобы удивился, просто он готов был поклясться, что мгновение до этого рядом с ним никого не было.
        - Как, как? - передразнил ворон. - Как и все. Мимо пролетал. Ты куда бежать собрался со штукой, что в потных ладошках зажимаешь?
        - Так ведь…, - лесовик беспомощно посмотрел в сторону дуба, куда, отбиваясь от легронеров отступал Элибр.
        Черный конь майра был уже мертв. Лежал на дороге, исполосованный острыми мечами легронеров. Сам Элибр, прижавшись спиной к мертвому дереву, отражал многочисленные нападения сгрудившихся вокруг него солдат Кэтера. Могучие удары его то и дело достигали цели, и количество мертвых тел увеличивалось прямо на глазах спрятавшегося лесовика.
        Вот один солдат, неудачно сделав выпад, откинул в сторону оружие и, схватившись за рассеченное плечо с криками попятился назад, под прикрытие товарищей. Стоящий рядом легронер на мгновение посмотрел на раненого и тут же из шеи его брызнула кровь. Третий завизжал, воздевая к небу обрубленную кисть. Но и его визг не долго беспокоил лес. Клинок майра исправил собственную ошибку.
        - Он же умрет! - застонал Йохо. - Смотри, сколько их.
        - Старые солдаты не умирают. Просто они уходят наемниками в армию Отца нашего Грана. Уходят с мечом в руке. Он не мечтал бы о другой смерти, поверь мне, лесовик. Погибнуть за будущее Ара-Лима, что может быть почетнее для такого старого вояки, как майр Элибр.
        - Но я…, - лесовик Йохо хотел сказать глупому ворону, что он, как и каждый лесовик, чтобы бы о них не сочиняли в городах, тоже мечтает погибнуть за свою страну. И он, Йохо, не такой уж плохой боец. И он сумел бы уложить пару кэтеровских волков, прежде чем позволил достать себя блестящим железом. Хотел, но не сказал. Потому, что увидел, как скрылось за красными щитами мощное тело королевского телохранителя. Увидел, как в последнем полете замер высоко поднятый меч майра. Как в то место, где только что стоял могучий воин втиснулись щиты из красной кожи с черными солнцами.
        - Ты уже ничем ему не поможешь, смелый лесовик, - вздохнула над головой мудрая птица.
        - Но я даже ничего не сделал, - Йохо задыхался от собственного бессилия. И не чувствовал ничего, кроме злобы на самого себя за то, что остался лежать в кустах, когда умирал настоящий герой.
        - В этом мрачном мире ничто не бывает без последствий, заметил ворон.
        Лесовик, кусая до крови губы, смотрел, как отступают от дуба кэтеровские легронеры. Как оттаскивают раненых. Как оставляют мертвых. На высоком валу из человеческих тел в шлемах с красными гребнями разглядел Йохо изрубленное, почти неузнаваемое тело майра.
        - Я отомщу, - прошептал он, чувствуя, как тоненькая струйка теплой крови стекает по уголкам губ.
        - За тебя это сделают другие. А сейчас неплохо было бы поскорее убраться отсюда. Солдаты не успокоятся. Убийство майра только начало. Хотя…. Кто ответит, почему я ввязываясь в человеческие отношения?
        Несколько солдат остались у мертвых тел, что-то разыскивая. Они тщательно осмотрели труп телохранителя, но, ничего интересного для себя не обнаружив, посовещавшись, направились к кустам, обильно растущим вокруг голой поляны. Самым неприятным оказалось то, что легронеры шли именно туда, где прятался Йохо.
        - Накаркал, старый собиратель падали, - лесовик вжался в землю, стараясь слиться с ней.
        К удивлению лесовика, ворон, вместо того, чтобы оправдываться, слетел с веток и, не беспокоясь о том, что их заметят, опустился на мертвую землю. Расправил широко крылья и громко, не сдерживаясь, закричал на своем, вороньем, языке.
        - Ну, вот, - пожал плечами Йохо. - Сами напросились.
        После чего, освободившись от поклажи и оставив только широкий нож, встал во весь рост.
        Его заметили сразу. Тяжело не заметить кудрявого лесовика, особенно если он сам этого хочет. Солдаты закричали, указывая на Йохо и на нагло прогуливающегося по голой земле большого ворона. Два десятка легронеров, те, которым не удалось скрестить мечи с подлым аралимовским телохранителем, предвкушая веселую охоту, бросились к лесовику.
        Они не сделали и пяти шагов.
        Сухая земля треснула, выпячиваясь. Взметнулась толстыми корнями. Брызнула фонтанами удушающей пыли. И из многолетнего плена, из могилы, из самого сердца земли, щедро орошенной свежей кровью, показались на свет тринадцать страшный существ.
        В первое мгновение лесовик даже не узнал смертцев. Словно за то время, которое Йохо не видел лесовиков, на их кости наросло мясо и свежая плоть обтянулась грубой кожей. И только приглядевшись, Йохо понял, это не мясо. Это земля, облепившая твердые кости. Спрессованная до невозможности.
        - Хочешь спать без кошмаров, отвернись, - посоветовал ворон, шаркая крылом. - Начнется сейчас весьма прелюбопытная балета.
        Но Йохо не отвернулся. Наоборот, с каким-то непонятным для себя чувством облегчения он, не моргая, вцепился глазами в удивительную, но в то же время ужасную сцену, разворачивающуюся под сухими ветвями мертвого дуба.
        Солдаты Кэтера, увидев смертцев, тут же позабыли о Йохо и, быстро развернувшись боевым строем, двинулись на мертвых лесовиков. Зазвенели мечи, сталкиваясь с каменной плотью. Завизжали первые раненые, пали первые убитые.
        Смертецы, не обращая внимания на острые мечи, лезли вперед, к живой еще плоти, вонзались коричневыми зубами в тела солдат, вырывали сильными руками оружие, крошили резкими ударами кулаков деревянные щиты с черными солнцами. Полетели в стороны первые вырванные конечности. Покатились по мертвой земле оторванные головы. Такого богатого жертвоприношения давно не видела сухая земля. Она жадно впитывала каждую упавшую на нее каплю, дышала, словно живая. Радовалась невероятной щедрости подносителей.
        В какой-то момент легронеры дрогнули, поняли, что только мечами справиться с мертвыми им не удастся. Мертвых должны убивать мертвые. Сгруппировались, оставив раненых, и одной большой, нескладной черепахой спешно отступили к дороге, под прикрытие деревьев, зеленой травы и испуганно мечущихся лошадей, подальше от страшной сухой земли, которая не терпела топота чужих сапог.
        Смертецы, очистив принадлежащую им по праву территорию, собирали богатый урожай. Стаскивали, закинув на сильные полечи трупы солдат к корням дуба, ногами катили оторванные головы, скидывали в ямы куски оторванные, да изредка бросали внимательные взгляды на торчащего одиноким пеньком Йохо. С приглашениями не приставали, за что и был им благодарен лесовик.
        - Теперь и нам пора, - Авенариус торопливо доковылял до впавшего в ступор Йохо. - Мертвый к мертвому. Живой к живому. Поспеши лесовик, пока есть время.
        - Да, да, - Йохо и не думал долго задерживаться. Майру уже не помочь. Меряться силами с солдатами расхотелось.
        Подобрал сумку, закинул, не глядя, через плечо короткий плащ и задом попятился в лес. Последнее, что увидел, смертецы обступили мертвого Элибра, бережно на руки подняли и с ноющей песней, в которой трудно было разобрать слова, скрылись под растрескавшейся коркой успокоившейся мертвой земли.
        - Будет кому сказки загубленным душам рассказывать, - подытожил ворон, перелетающий с ветки на ветку вслед за уходящим в лес лесовиком. - Майру есть что рассказать, души не обидятся. Да ты, шустрый, ногами пошевели. Солдаты уж про тебя не забудут. Как отойдут от страха, за тобой направятся.
        Йохо и без напоминаний скоро шел. Внимательно прислушивался к звукам леса, не раздастся ли где треск ветки сухой под ногой кэтеровского солдата? Дергал широкими ноздрями, да глаза широко раскрытыми держал. И только убедившись, что лес впереди чист, стал приставать к Авенариусу с расспросами.
        - Уж не ты ли, птица, смертцов из могилы вызвал?
        - Да ты не благодари меня, - усмехался ворон. - Как увидел, что побелел ты, ровно плесень, решил подсобить колдовством простеньким. Забыл что ли, при ком состою, кому служу. Научился слегка за столько-то лет.
        - А что ж ты, раз такой умный, раньше не помог? - нахмурился Йохо, вспоминая сегодняшний день. - Что ж не колдовал, когда меня лесовики дохлые хотели под землю затащить.
        - Хотели бы, затащили. Баловались они. На прочность тебя проверяли. Да ты на предков не обижайся. Скучно им в темной земле, вот они и проказничают. Мертвые, ведь что дети малые. На месте лежать тяжко. А ты-то, ты-то…, - Авенариус захихикал по-своему, по вороньему. - Да вы меня не трогайте, братцы! Да не рассказчик я вам! Дел по горло! Я чуть все перья от смеха не растерял, на тебя, шустрого, глядя.
        - Давно, значит, следишь? - усмехнулся Йохо.
        - Ну так…, - ворон замолчал, соображая, чего это он перед шустрым лесовиком разговорился.
        Вышли они на берег речушки неглубокой. Вода хоть и тихая, но с ледяных гор начало брала, так до самого моря и не нагревалась.
        Йохо недовольно поморщился, но в обход, до брода известного, идти не решился. Помнил слова ворона о солдатах, которым не терпится пощекотать его, беглого, мечами наточенными. Решил здесь реку переходить. Ступил в воду прозрачную, поморщился.
        - Ты бы сумку повыше поднял. А то не ровен час замочишь, - Авенариус сидел на другом берегу, на камне, мхом поросшим. Клюв когтем острым чистил.
        Лесовик совет выполнил, задрал сумку с подарком, что от телохранителя королевского получил. Чтобы там ни было, ворон плохого не посоветует. Если сам майр за куль тот смерть принял, то и он, Йохо, должен ношу тяжелую до колдуна в целости и сохранности доставить.
        Уже на середине течения холодного екнуло сердце у лесовика. Почувствовал, как задергалась сумка с кулем. От неожиданности нога на скользком камне подвернулась. Потерял лесовик равновесие, да с головой под воду ледяную ушел. Но руку с сумкой не опустил. Потому, как в одно мгновение услышал писк неразборчивый и понял, что не золото королевское тащит.
        - Ох, увалень! Ох, раззява! - Авенариус бегал по берегу, хлопал крыльями, да причитал в полный голос. - Кому дело важное поручили? Безногому лесовику! Рукой загребай, дурень! Да неужто во всем лесу умнее кандидатуры не нашлось. Дегенерата послали страну спасать.
        Йохо на ворона старого не обижался за слова обидные. Может, потому, что были они незнакомые и на слух вполне приятные. Да и не до обид было. Тело от воды судорогой вмиг свело. Внутри все от холода страшно тряслось, зуб перестал на зуб попадать. Кое-как на берег сухой выкарабкался. На четвереньках, зубами стуча, выполз на траву зеленую, сочную. Скрюченными пальцами, ножом помогая, стал рвать застежки на сумке.
        - Что там? О, Гран!
        Лесовик торопливо, не вслушиваясь в невнятные объяснения ворона, развернул кулек, майром Элибром переданный. А как развернул, ахнул удивленно, да так и замер, ошарашенный:
        Смотрело на лесовика из куля личико крошечное, красное, сморщенное, с маленькими припухшими глазками. Взгляд неосмысленный, невидящий. Рот с беззубыми деснами. В крике распахнут.
        - Отец наш Гран! Да что же это? Да как же!?
        Личико морщинистое покраснело больше, с новой силой запищало.
        - Успокоить его надо, - ворон, убедившись, что содержимое куля в полной сохранности, успокоился. Обратно на камень взгромоздился.
        Йохо, не думая что твоит, пятерней грубой закрыл лицо сморщенное.
        - Что делаешь, дурень деревенская! - Авенариус аж подпрыгнул от ярости, завопил со всей силы, набрасываясь на лесовика. - Задушишь малого.
        - Так что делать? - совсем растерялся лесовик, руками разводя.
        - Покопайся в тряпье, бутылка там должна быть.
        Йохо, дрожа от холода, но больше от возбуждения, раскидал по сторонам дорогую парчу, белые простыни. Ворон прав оказался. Отыскалась глиняная бутыль, тряпочной соской заткнутая. Молоком на четверть наполнена.
        Лесовик, до ребенка не дотрагиваясь, сунул тряпку в резиновый рот. Писк кошачий сразу стих, осталось сопение тихое.
        - Гляди-ка, получилось! - ощерился лесовик, победно посматривая на ворона. Мол, знай наших. Мы не только по лесу бегать умеем.
        Но ворон старый восторгаться успехами лесовика не спешил:
        - Рубашку свою снимай. Да не спорь, делай, что говорят. Ну и что с того, что мокрая? Не видишь, старые простыни совсем того…, негодные стали, по причине естественной. Не пожалей тряпья деревенского для дитяти малого. К телу прижмешь, по дороге само высохнет. Да не выкидывай ничего. Негоже след оставлять, да и колдун приказал все в целости доставить.
        Дождавшись, пока детеныш насытиться, Йохо кое-как замотал заснувшее красное тельце в куль, уложил сверток в сумку. Обнял с нежностью для себя непонятной.
        - Надо быстрее в деревню возвращаться. Там помогут.
        И поспешил широким шагом, плавным, чтоб сумку не потревожить лишний раз.
        Много мыслей разных в голове у лесовика толкалось. Слаживал он мозаику загадочную. У ворона ничего не спрашивал, сам догадывался. Вспоминал слова майра, будто в живую слышал просьбу его последнюю. Сберечь во что бы то ни стало силу и надежду Ара-Лима. Не забыл и то, что Элибр телохранитель короля Хеседа, год назад взявшего в жены натцахскую принцессу Тавию. Выходило удивительное.
        Неужели несет он наследника Ара-Лима, ребенка Хеседа и Тавии? Не может такого быть!
        - Может, лесовик, может, - ворон от Йохо не отставал. Изредка взлетал к верхушкам деревьев, местность обозревая. Но все больше рядом с крыла на крыло ворочался. Предупреждал о ямах, листвой запорошенных. О лужах скользких. О кочках неприметных. В мысли чужие без разрешения влезал. Колдун ясно приказал, за каждым шагом посланца следить.
        - Как же так? - удивлялся Йохо, ступая по тропе незаметной. - Зверь, и тот детеныша своего одного надолго не оставляет. От зуба шального бережет, из пасти кормит. А королева, выходит, мальчонку бросила? На телохранителя оставила? Куда король наш, добрый Хесед смотрел? Это же детоубийством пахнет.
        - Дураком ты, лесовик, был, дураком и подохнешь. Королева и король в столице осажденной остались. Уж не знаю, живы ли? А телохранитель верный, Элибр смелый, наследника из города обреченного сквозь заграждения кэтеровские провез. Невелик шанс был, но майр тот случай использовал. А потом и жизни не пожалел за куль, что в сумке твоей сны видит.
        - За силу и надежду.
        - Что? - не понял ворон.
        - За силу и надежду Ара-Лима. Так майр Элибр сказал. Что же теперь с детенышем станет?
        - О том мне не известно, лесовик. Будущее только колдун Самаэль знает. Только он один сквозь туман времени видит. Ах ты, дрянь!
        Старый ворон, откуда только сила в седом крыле взялась, взвился черной стрелой, прошелестел по кронам деревьев. Обратно вернулся не один, с ношей тяжелой. Швырнул на землю, сам сверху уселся. Под когтями Авенариуса голосила серая птица со спиной ободранной, с клювом грязью перемазанным.
        - На что тебе грифон? - лесовик узнал птицу глупую, которую по дороге к дубу спугнул.
        - Она за тобой от самой деревни следует, - пояснил ворон, тюкая твердым клювом по черепу грифона. - Я ее давно заприметил, да только дрянь хитрая, далеко от нас держалась, по кустам пряталась. А тут чуть ли к тебе в пазуху полезла. Следила, стало быть. И все, о чем мы говорили, слышала. А ну сказывай, отродье смердящее, что задумала?
        Ворон перенес вес тела на правую лапу, на ту самую, которой на горло серой птице наступил.
        Птица захрипела, высунув узкий язык, и часто заморгала.
        - Она не сможет ничего сказать, пока душишь ее.
        Ворон щелкнул клювом и нехотя ослабил давление.
        Серая птица никак не хотела приходить в себя. Она дико крутила глазами и дергалась, словно ее только что сбили стрелой.
        - Дай-ка я, - попросил Йохо, знающий, как надо поступать с молчаливыми птицами.
        Старый ворон пожал костлявым плечом, но позволил лесовику схватить серую птицу за ноги.
        Держа грифона на вытянутой руке, Йохо донес ее до мелкой лужи, что после дождей никак высохнуть не могла, и окунул птицу в воду.
        - Добрый ты, - озадаченно крякнул ворон, поеживаясь.
        Серая птица, как только оказалась на воздухе, хрипло вздохнула и затараторила:
        - Сволочи! Головой! В жидкость! Уроды!
        Лесовик вторично глупую птицу в лужу пихнул. Не любил Йохо слов обидных.
        Серая птица, отхаркивая воду, вывернулась и обвила лесовику крыльями шею. В таком положении окунать ее воду было неудобно. Что, впрочем, и не потребовалось.
        - Все скажу, родные! Только больше не хочу. Туда. В жидкость.
        Ворон каркнул, одобрительно покачивая клювом.
        - То-то же, глупая птаха. С нами ссориться нельзя, так и запомни. Что ты там рассказать нам хотела?
        Серая птица, скосив на Йохо черный глаз, зачастила, боясь, что ее мнение о вредности сырых луж не примут во внимание.
        - Мальчишка мертвец. Мальчишка труп. Груда костей и несъедобного мяса….
        - Не части, - ворон поковырялся крылом в ухе, - И не ори, как утопленник. По порядку рассказывай. Иначе….
        Ворон изобразил при помощи двух крыльев движение, напоминающее сворачивание шеи. Серая птица сглотнула, стала говорить медленнее, старательно выговаривая слова, поглядывая то на лесовика, то на ворона.
        - Не поверите, но из любопытства за лесовиком увязалась. Дай, думаю, полетаю, узнаю, чего это лесовик по лесу шастает. Все видела, все запомнила. У дуба сухого аж умом не двинулась. Но я живучая, отошла.
        - Дальше что? - нахмурился ворон.
        - Вижу, солдатики что-то по лесу ищут. Наверно, думаю, нашего лесовика обыскались. Со свертком подозрительным. Дай, думаю, помогу добрым людям. А то так до самой ночи меж деревьев и проплутают. Подлетаю ближе. И с вопросом соответствующим к солдатикам обращаюсь. Не одинокого ли лесовика со свертком подозрительным разыскиваете?
        - Дура! - заорал ворон, расправляя крылья, - Что еще людишкам иноземным наболтала?
        - Дура, не дура, а две денежки заработала, когда сообщила кому следует, в какой стороне деревня находиться. Денежки в месте укромном спрятала, сама за вами полетела. Просили меня…. Ой!
        - Хуже стервятника, - ворон обтер о землю окровавленный клюв, - Те хоть ждут, когда труп сам собой образуется. А эта… За две денежки продалась. Ты чего на меня, лесовик, так смотришь? Осуждаешь?
        Йохо пнул труп со спиной облезлой:
        - Мертвый к мертвым. Мразь к мрази. Так, кажется, ты говорил?
        Ворон удивленно встрепенулся:
        - А ты и не дурак вовсе! Эй, лесовик, ты куда? Подожди, лесовик, куда ж без меня?
        А Йохо спешил в деревню. Новости, только что услышанные, взволновали лесовика. Кэтеровские всадники скачут в его деревню. Что может случиться, даже представить страшно. Скорее лесовик, скорее. Может и успеешь поднять деревню. Лесовики на сборы скоры. Уйдут в леса, не поймать. Дома легронеры сожгут? Беды в том большой нет. Дома заново отстроятся. Главное успеть живых спасти.
        У глиняного оврага, где в прошлом году двух лесовиков завалило подкопанным косогором, Йохо резко остановился. Ворон рядом опустился, переводя дыхание.
        - Опоздали мы, - по лицу лесовика покатились слезы. - Чуешь, гарью тянет? Слышишь, крики смертные?
        И в самом деле, наполнился лес звуками до этого им не слышанными. Ржали вдалеке лошади кэтеровские, а в воздухе тяжелый смрад стоял.
        - Страшные времена, - ворон неподвижно сидел, о своем, о древнем думал. - Ты, лесовик, не вздумай туда идти. Сам пропадешь, и наследника погубишь. Сейчас у тебя один долг, о нем и волнуйся. Придет время, за все расквитаешься. Душу вволю отведешь.
        - Но ведь там мои сородичи умирают. Тяжело мне здесь с тобой стоять, запах смерти чувствовать. Прости меня, Авенариус, но пойду я. По мне лучше умереть, чем с таким грузом на сердце жить. Ты уж сам о сумке позаботься. Ты мудрый.
        Ворон только вздохнул тяжело, глядя, как исчезает в зелени буйной фигура лесовика.
        - Нет больше твоей деревни, лесовик. И нет больше у тебя пристанища. Ты теперь себе не принадлежишь. Ара-Лим тебя призвал, Ара-Лим только и отпустит. Беги, лесовик. Наполни сердце ненавистью. Мертвые к мертвым. Живые к живым….
        Йохо что есть сил к деревне бежал. С каждым шагом запах пожарища сильней становился. Знал, что не успеет, знал, что не поможет, но торопился, позабыв об опасности. Тенью неприметной на край деревни проскользнул. Забрался белкой на дерево одинокое, присел в развилине, слился с листвой зеленой. Уже не слышал Йохо ни криков воинственных, ни стонов молящих. Умерла деревня. Только гудело тяжелое пламя, скакало с крыши на крышу, радуясь поживе легкой. По улицам тела лесовиков лежали, землю обнявшие. Кто с копьем в спине, кто с ранами страшными, а кто со стрелами в горле застрявшими.
        Лежат лесовики в лужах багряных. Молчат лесовики. Не споют больше песню, не передразнят птицу дикую. Не отыщут в лесу камень светящийся. Не сойдутся в споре горячем у испоганенного колодца.
        - Что же вы? - только и сумел прошептать Йохо, разом всю смерть увидевший. - Почему понадеялись на ловушки скрытные, на зверей лесных. Почему дозоров не выставили, умных стариков не послушались. Разве ж можно так?
        И вспомнил Йохо, как привиделось сегодняшним утром, когда он от колдуна уходил, зарево пожарное над родной деревней. Отец Гран знак огненный подал, а он не внял голосу небесному. Ведь мог же тогда еще к старосте забежать, рассказать о видении. Мог, но не сделал. А могло все по-другому обернуться.
        Может, он один виноват в том, что нет больше деревни? Ах, глупая серая птица, что же ты наделала?
        Лесовик прижался к дереву, заплакал, кулаком стиснутым слезы по лицу растирая. Плакал, скорбный стон в грудь заталкивая. Щекой по коре с силой терся, до крови кожу сдирая. Горе свое родному лесу пересказывая.
        Со стороны хутора показались три всадника. С факелами горящими. Закрутили коней, проверяя, все ли дома подпалены. В груду тел огонь за ненадобностью сбросили.
        - Убью, - перехватило дыхание, застучало сердце гулко.
        Йохо с дерева на землю сполз. Слезы рукавом утер. Стиснул зубы. Нож поудобнее перехватил. Крадучись, за дым, да за костры огромные прячась, двинулся в сторону, где кэтеровские всадники скрылись. О жизни своей не думал. Хотел одного, местью кровавой забыться. Убить, сколько получиться, да самому от меча вражеского пасть.
        - Не спеши, лесовик, умирать.
        На Йохо сквозь дым смотрело лицо страшное, с оскалом зубным, да с кожей облезлой. Смотрел лик колдуна деревенского. Не увидел в пустых глазницах лесовик ни гнева, ни злобы. Скорбь и тоска мертвая в тех глазницах виделась.
        - Прочь, - махнул рукой лесовик, образ отгоняя. - Не удержишь меня.
        Но только ноги к земле приросли, с места сдвинуть невозможно.
        Упал лесовик на живот, хотел ползком ползти, да разве он, деревенщина, с силой колдовской справится? Только пальцами, судорогой сведенными, траву опаленную загребал.
        - Отпусти, - взмолился Йохо, к лику колдовскому обращаясь. - Что жить, когда все мертвые. Зачем на солнце смотреть, когда оно черное? Отпусти! Дай свободу.
        - Зачем тебе такая свобода? Зверем неприкаянным по лесу шастать, да от горя выть? Или в силах ты перебить все войско кэтеровские? Или мало крови лесовиков пролито? Хочешь и свою бесславно выплеснуть?
        - Тогда скажи, что делать? Скажи, где место мое, если не рядом с остальными?
        Сгустился лик нечеловеческий, пеленой подернулся:
        - Место твое, лесовик, рядом с наследником. Сейчас он в тебе больше нуждается, чем твои сородичи мертвые.
        - Не мамка я, за мальчишкой присматривать. Да и что могу? Лошадью ломовой на горбе куль по лесу таскать?
        - Станешь верным слугой его. Ни на шаг от наследника не отлучишься. Когда время придет, научишь всему, что сам знаешь. Как нож острый метать, чтобы в сердце кэтеровского солдата лезвие тихо входило. Как по лесу тенью незаметной скользить, ни один лист не побеспокоив. Научишь языку зверя дикого, птицы певчей, букашки ползучей. Расскажешь, что камни светящиеся не только красотой ценятся. Но, пока далеко еще то время, послужишь и лошадью ломовой. Возвращайся к месту, где ворон куль драгоценный сторожит. Там и я тебя дожидаюсь.
        Сгинул лик страшный, дымом в пламя ушел. Йохо только головой помотал, не привиделось ли? С тоской посмотрел на деревню горящую, на тела жителей, каждого из которых знал близко, мертвыми глазами в небо глядящие. Вздохнул в последний раз, прощаясь. Попросил Отца Грана позаботиться о душах детей его. И к оврагу глиняному пошел. Словно пьяный, дороги не разбирая. Словно слепой, под ноги не глядя. Словно безродный, один одинешенек на целом свете. Как и наследник, сын Хеседа и Тавии.
        Прав колдун. Десять раз по десять прав. Убьет он, Йохо, одного солдата. Убьет двух. Даже с десяток на лесных тропах вырежет. Все равно сердце стонать не перестанет. Выход один есть, всех степняков с мечами в Ара-Лим пришедших, смерти предать. Тогда только месть небесная свершиться. Только тогда душа успокоиться. Но одному ему, лесовику деревенщине с целой армией не справиться. Пусть вырастет новый король. Возмужает, силой наполниться. И поведет наследник войска собранные против Кэтера. Тогда и он, Йохо, найдет работу ножу своему.
        У оврага глиняного ждали его колдун, куль качающий, да ворон, вокруг расхаживающий. На лесовика внимания не обратили, делом заняты. Йохо рядом присел, за колдуном наблюдая.
        Колдун травой волшебной, черной папоротью, над писклявым личиком разводы водил, слова колдовские шептал:
        - … Алга, Анатос, Смесис, взгляните на слугу своего, готового защищать имя Ваше, прикажите ангелам Вашим услышать дите человеческое, прикажите встать стражниками у глаз его. Алга, Анатос, Смесис, суд Ваш и право Ваше, да услышьте слугу Вашего.
        Писк из куля стих.
        Йохо только горько хмыкнул. Имея такую травку, можно и без слов лишних кого угодно в сон вогнать.
        Колдун, вычертив травой волшебной над головой младенца знак закрепляющий, кивнул лесовику, словно сейчас заметил:
        - Рад, что ты вернулся. Рад, что ты с нами. Бери наследника. Не волнуйся. Он крепко спит. Духи на три дня его к себе забрали. Иначе не выдержит младенец перехода. Предстоит нам дорога неблизкая. Здесь оставаться опасно. Рано или поздно легронеры кэтеровские вернуться. Не успокоятся, пока наследника не найдут. И прежде всего тебя искать станут. Бери сумку. Должны мы до гор дойти. Там только в безопасности окажемся. Да сохранит нас Отец Гран от встреч ненужных.
        Йохо, ни о чем не спрашивая, сверток молчащий к груди прижал. Знал он, в ком теперь его надежда.
        Колдун встал, о посох оперившись, глянул на Йохо, грубой рукой куль неумело обнимающий, улыбнулся. Не ошибся он в выборе слуги для наследника Ара-Лима. Король Хесед выбор этот непременно одобрил бы. Лесовик хоть и горяч до решений, но смел и предан. Такой от первой стрелы не побежит, от первого солдата не поворотиться. Последней каплей крови пожертвует, но защитит младенца от бед всяческих.
        Колдун дождался, пока лесовик, вороном сопровождаемый, отойдет прилично, знак колдовской сотворил, следы заметая. Трава примятая в полный рост поднялась, ветки, случайно Авенариусом обломленные, срослись. Земля посохом неглубоко проткнутая затянулась свежей коркой. Ничто не должно навести на след собак кэтеровских.
        - Забери ветер запах, забери вода пыль, закрой глаза солнышко, чтоб нас не видеть. Вернемся, всех отблагодарим. Никого не забудем. Новые храмы воздвигнем, новые жертвы воздадим.
        Верил колдун Самаэль, что вернется скоро на несчастную землю Ара-Лима законный король. Верил, что воссияет на небе новая звезда Ара-Лима. Иначе, зачем все страдания? Зачем кровь пролитая?
        
        ХХХХХ
        
        Лесовику дальние переходы не в тягость. Странствовал и с товарищами, и в одиночку. Бывало и до сухих южных пустынь доходил. И до северных мхов. Не для дела, а так, ради развлечения. Себя в стычках многочисленных показывал, у других боевому делу учился.
        Случалось, били его до полусмерти. Случалось, убегал, сопли кровавые по носу размазывая. Но чаще выходил победителем. Умел лесовик вовремя нож в нужное место пырнуть, умел и вовремя от свистящего удара увернуться. Со слабыми не связывался, с сильными не задирался. Знал лесовик свою силу, и цену знал. Веселости от смерти чужой не испытывал, но и над побежденным не глумился. Когда надо рану обидчику перевязывал, водой поил, когда надо и добивал, чтоб не мучился. Веселым воином лесовик был. Одним словом, в отличие от всех лесовиков, на дух просторы равнин не переносящих, любил дорогу дальнюю.
        Но в этом походе все не так было. На тропу протоптанную не выходи, к жилью не приближайся. Стерегись каждого шороха, от каждого щелчка на ноги вскакивай. Закрывай куль с наследником от дождя да ветра. И смотри, не оступись, не подверни ногу, не упади неудобно. Какое уж тут веселье?
        Йохо задержал шаг, на колдуна обернулся.
        Третий день к концу приближается, а у него даже на лбу пот не выступил, дыхание ни разу не сбилось. И как по лесу идет! Не слышно поступи колдуна, как ни прислушивайся. Иногда кажется, что не ступает нога Самаэля на сучки сухие, на листья шуршащие. Хоть и стар на вид, ни разу остановился, дыхание перевести не попросил. Знай себе слова неразборчивые в бороду бурчит. По ночам, на привалах коротких да неспокойных, когда даже костер не разводился из-за опаски быть замеченным, глаз не смыкает. Сидит, в широкий плащ укутавшись, в одну точку уставясь. Толи с духами говорит, толи в будущее заглядывает.
        Лесовик голову задрал, услышав шелест крыльев черных. Авенариус приветливо крылом качнул. Все спокойно и дорога свободна. Идите, путники, без страха. Предупредит ворон и о человеке нехорошем, и о звере голодном.
        За три дня только один раз к селению выходили. На окраине укрывшись, видели, как по домам кэтеровские солдаты рыщут. Всех жителей на улицу гонят. Каждый дом тщательно проверяют, подвалы и чердаки наизнанку выворачивают. Мужчин, по отдельности отделив, допрашивают, кнутами кожаными с железными концами стращая. Детей из люлек вытаскивают, печать королевскую высматривают.
        Потом на пути деревни встречались не раз. Но решено было стороной жилье обходить. На глаза никому не показываться. Зачем лишний раз судьбу испытывать?
        А того огородника, что нечаянно на тропе повстречался, Йохо собственной рукой успокоил. Хоть и взял смерть бесчестную на душу, долго не переживал. У кэтеровских кнутов кожа крепкая, какой угодно язык говорить заставят. Не за себя Йохо боялся, за комок живой, что спал в куле сном колдовским.
        Что впереди их ждет, лесовик у колдуна не спрашивал. Где в горах укроются, интереса не испытывал. Давно понял, колдун на день вперед видит. Раз в горную страну тащит, значит лучше так для всех, а в первую очередь для наследника. Сила колдовская ему опора. Не зря же к дубу мертвому посылал, значит знал наперед, что повстречает Йохо всадника, получит в сохранность груз драгоценный.
        - Пришли. Отдохни, лесовик.
        Колдун обогнал Йохо на три шага, остановился, прислушиваясь к звукам леса.
        - Куда пришли? До гор еще топать и топать. Я знаю. А мы и так непонятный крюк сделали. Догоняй теперь сколько упущено.
        - Не суетись, лесовик, - колдун ладонь поднял, прося помолчать немного. - Дорога рядом. Там случилось что-то.
        - Нам-то какое дело? Не у нас случилось, не нам и разбираться. Тебе любопытство, а мне потом ножом горла людей добрых, перед нами ни в чем невиновных, вспарывать? Хватит уж в игрушки играть. Или одной души бедной, что на меня повесил, мало тебе? Пойдем дальше, колдун. Третий день на исходе, а мы от мест безопасных далеко. Скоро уж наследник проснется. Чем кормить? Диких коз в здешних местах не водиться. Или пошлешь меня с разбоем в деревни?
        Самаэль словам Йохо особого внимания не уделял, буравил лес глазами, да чуть головой вертел, прислушиваясь.
        - О том и беспокоюсь, глупая башка.
        Дунул особым способом в кулак, Авенариуса призывая. Ворон, будто знал, что понадобится, рядом оказался. Рухнул камнем под ноги, захлопал беззвучно крыльями с проседью.
        - Что там, птица верная?
        Йохо от такого обращения колдуна к ворону поморщился. Верная птица за все дни хоть бы мышь дохлую приволокла. Если бы не его, лесовика, глаз меткий, да не нож острый, с голоду давно опухли. Вот тебе и птица верная. Как к нему, к Йохо обращаться, так или башка глупая, или дурень деревенский. Нет, рано или поздно не выдержит такого обращения, рассердится. Покажет, какой порой горячий нрав у лесовиков бывает.
        - На дороге повозка разграбленная. Трупов не видно, кроме осла дохлого. На земле следы копыт конских.
        - Проверить надо.
        Ругаясь беззвучно, лесовик поплелся за колдуном. Если живых нет, то дело интересное. Повозка хоть и разграбленная, да что поискать в вещах не грех. Хлеб, почитай, уже в запасах заканчивается. Но все иначе может обернуться. Сам такие засады хитрые устраивал. Разбросаешь камней светящихся на дороге ходовой, да ждешь, пока путник богатый голову склонит. Остается только по темечку палкой крепкой оглушить, да добром чужим воспользоваться.
        Едва из-за кустов выглянул, почувствовал тревогу. Телега на боку валяется. Рядом осел околевший, с горлом перерезанным. Бедный скарб вокруг раскидан. Но что-то не так.
        - Что скажешь, лесовик? - у Самаэля тоже в глазах недоверие. Колдуны, они на засады чувствительны.
        - Если шальные люди, почему следы оставили? Не столкнули повозку с дороги? Не забрали упряжь? Осла с собой не взяли? Если солдаты безобразничали, где трупы хозяйские? С собой забрали? Глупо. Лишней обузы никому не надо. Но и на засаду непохоже. Слишком явно все.
        Лесовик потянул ноздрями, стараясь запах незнакомый, чуждый лесу, уловить.
        - Воняет, словно от кучи навозной, - замотал он головой. - Не нравится мне все. Уходить надо, пока не поздно.
        И попятился в лес задом.
        - Подожди.
        Колдун раздвинул кусты, вперед подался. Тотчас с той стороны дороги звякнула коротко тетива. Йохо только и успел колдуна по голове кулаком прихлопнуть. Может тем и спас.
        Стрела короткая тихо просвистела, в пенек, за которым Самаэль от подзатыльника отходил, впилась.
        - Стойте там, где стоите, псы кэтеровские!
        Лесовик и колдун переглянулись удивленно. Голос женский из чащи доносился.
        - Глаза-то протри, - закричал лесовик, осторожно из-за дерева выглядывая. - Мы на псов совсем не похожи. Свои мы.
        - Свои по домам сидят, по лесу не ходят, к чужому имуществу руки не тянут.
        - Да что с ней разговаривать? - Йохо снял с плеча сумки, уложил аккуратно подле колдуна, макушку потирающего, нож вытащил. - Сейчас посмотрим, кто с луком балуется.
        Задом отполз чуть, в сторону метнулся. Шагов через тридцать, за изгибом, перебежал дорогу. От куста к кусту. От дерева к дереву. Дело знакомое. Ближе к месту, откуда стреляли, ползком пополз. Голову не задирал, носом листву обнюхивал. Да недолго. Три кочки только перевалил.
        - С каких пор лесовики Кэтеру служат? - раздался голос прямо перед Йохо. - Ножичек-то отпихни. Не понадобиться больше.
        Йохо свел глаза на переносицу, туда, куда уперся наконечник стрелы. Потом подумал, дальше посмотрел. Тетива натянута так, что стрела в черепе надолго не задержится. Насквозь пробьет.
        Шмыгнул обиженно носом, поднял глаза. Разглядел лицо стрелка незнакомого. В грязи измазанное, с глубокой царапиной на щеке. Волосы в тугой хвост завязаны. И глаза, глубокие да синие, как деревенский колодец в ясный день.
        Если верить печати височной, а печати не врут, давно ведомо, стояла перед лесовиком бродяжка ганна. Женщина без роду и племени, всеми проклятая. Потому как известно, кто с ганной поведется, всю жизнь чашу горькую пить будет.
        - Ты с пальчиками поосторожней, - посоветовал лесовик, размышляя, останется в живых или нет. Ганны первым делом убивают, а уж потом здороваются. - Я тебе зла не желаю.
        - А мне и добра никто не желает, - ганна, криво усмехнувшись, подтянула тетиву. - Не я к вам, а вы ко мне пришли. Ты же лесовик, правила знаешь. Так что извини, что без молитвы умираешь.
        За спиной у ганны скрипнуло. На короткий миг она вздрогнула, глазом испуганно моргнула, стрелой пошевелила.
        Йохо времени зря не терял. Хоть заранее с жизнью и попрощался, но жить не расхотел. Резко голову вниз опустил, переносицей наконечник подминая, тут же, без промедления всякого, лицо отвернул от стрелы сорвавшейся. Отметил про себя, что худшего избежал. Стрела по касательной по плечу чиркнула, между ног прошла, в траву вгрызлась.
        Ударил ладонью что силы по икрам ганны, подтянулся, навалился сверху на тело подкосившееся. Чтобы не визжала, вырвал травы клок, да в рот затолкал. Вместе с комьями земли, да с листвой прошлогодней. Слышал Йохо, что даже голос ганны может беду накликать.
        Накликал.
        Ганна выгнулась, словно змея за горло схваченная, лягнула лесовика туда, куда стрела промахнулась. Был бы в то мгновение нож в руках, не задумываясь лесовик его бы использовал. Но железо в траве сразу и не отыскать. Тем более с такой болью сгибающей.
        Глаза Йохо, конечно, выпучил, щеки надул, но хватку не ослабил. Голыми руками решил ганну придушить.
        В кустах по новой заскрипело. Да так жалобно, что опешил Йохо. Показался знакомым скрип. Слышал он такой три дня назад.
        Отвесил крепкую пощечину, чтоб ганна не вертелась, к уху ее наклонился:
        - Что там у тебя? Быстро говори.
        Женщина замычала, дикими глазами на лесовика глянула. От такого взгляда у настоящих лесовиков кровь застывает. Если, конечно, не смельчак или не мертвый.
        Йохо обхватил шею ганны крепким захватом, нож оброненный в траве нащупал:
        - Попытаешься убежать, убью. Ты ж законы наши знаешь. Кто проиграл, тот и мертв.
        Потащил тело обмякшее к кустам, из которых скрип доносился. С каждым шагом тревожнее на сердце становилось. Уже знал, что увидит. И знал, что сделает с тем, что увидит.
        В траве густой, под листьями белены, на грязных тряпках сучил толстыми ножками ребенок.
        - Везет мне в этом году на неожиданности, - застучало в висках у лесовика. Знать начали сказываться чары ганны. - Что ж ты…. Мать, можно сказать, а в добрых людей стрелами швыряешься?
        Ганна с силой траву изо рта выплюнула. Немного до лица лесовика не долетело.
        - Тронешь сына, в аду сгоришь. И все твои родственники в огне сгорят. Никого не останется.
        - Сгорели уже, - нахмурился Йохо. Не знал, толи здесь свидетеля лишнего убить, толи к колдуну тащить. И не знал лесовик, сумеет ли нож поднять. Одно дело ганну проклятую жизни лишить, следов за собой не оставить. Совсем другое - на дите малое нож поднять. Не законченный подлец же он, в самом деле. Даже если колдун прикажет.
        - Ах ты, дьявол! - лесовик не удержался, по лбу кулаком хлопнул. - Ай да колдун! Ай да мерзавец! Ну-ка, вставай! Бери дите, да к обозу своему ступай. Не бойся, в спину не ударю. Но если побежишь, вспомни перед смертью, что лесовики без промаха ножи метают.
        Ганна, то и дело на Йохо поглядывая, взяла ребенка на руки.
        - Почему сейчас не убьешь? Зачем к повозке ведешь?
        - Потому, что работу для тебя нашел, - гоготнул довольно лесовик, лук поднимая, за плечо вешая. - Работа не черная. Можно сказать, королевская работа.
        Так смеясь от собственной сметливости до дороги и шел.
        Колдун сидел на перевернутой повозке, болтал босыми ногами, да на небо, поглядывал. Мудро улыбался, счастливо щурился. Авенариус вокруг осла кругами ходил. Косил глазами то на хозяина, то на мертвечину.
        - Посмотрите, кого привел! - Йохо придержал ганну за локоть. - Признайся, колдун, не зря ты нас от прямого пути в сторону направил? Ответь, видение тебе было? Знамение какое?
        Самаэль от неба оторвался, спрыгнул, руку морщинистую к женщине протянул:
        - Иди ко мне, дитя бедное. Не бойся старика седого. Видел я тебя в своих снах старческих. Знаю, где путь твой начинался, и где закончится. Отец наш Гран повелел мне придти к тебе в этот час тяжелый. Не бойся. Никто не обидит ни тебя, ни твоего ребенка.
        - Значит, вы не кэтеровские соглядатаи? - ганна хоть и была испугана, но держалась гордо. Спину не гнула, глаза не опускала.
        - Хочешь ответы на вопросы получить? - улыбнулся колдун. - Посмотри сюда. Здесь все ответы.
        Самаэль показал на корзину ивовую, в которую куль положил.
        Ганна приблизилась осторожно, отвернула угол. Ахнула. На шаг отступила.
        - О мой дух Барехас, прости меня, что дозволила глаза свои поднять на тайное.
        - Не говори, что не заметила печати королевской, - Самаэль встал рядом, до плеча ганны дотронулся. - Понимаешь теперь, почему Отец наш Гран нас к тебе прислал?
        Ганна облизала губы сухие:
        - Или меня к вам. Так ведь вернее будет?
        Из корзины донеслось всхлипывание. Вслед за ним и из тряпья грязного, что в руках ганны ворочалось, жалобный писк эхом повторился.
        Колдун вопросительно посмотрел на ганну. Ничего не говорил. Ни о чем не просил. Ждал.
        Женщина постояла нерешительно, гневное лицо к колдуну обратила:
        - Разве сможете вы меня убить после того, как я покормлю его грудью своей, молоком своим? О том, что видела, молчать буду. Вы знаете, что ганны никому ничего не рассказывают. Все свои тайны с собой в могилу уносят. Заключим сделку честную. Я вам помогу, а вы меня отпустите.
        - Согласен на сделку, - колдун ладонь протянул. - Но условия другие. Вы, ганны, по закону детей иметь не должны. Прокляты вы на веки. Наверно поэтому тебя солдаты убить хотели? Не отвечай, знаю точно. Ну уйдешь от нас. И что? Не жить тебе в одиночестве. И недели не протянешь. Наткнешься на нож гражданина добропорядочного, о вере заботящегося. А сына твоего, скорее всего, в озере утопят. Или живым в землю закопают. Сама знаешь порядки людские. Предлагаю стать тебе кормилицей ребенку, которого видела. А сын твой станет молочным братом отмеченному печатью королевской. Выбирай сама. Или с нами пойдешь, хоть и нелегок путь. Или здесь останешься.
        Ганна ноздри тонкие раздула, склонила голову, к крикам детским прислушиваясь:
        - Имя мое Вельда.
        Подхватила корзину и за повозку зашла. Вскорости и звуки пищащие смолкли.
        - Вот так история! - Йохо хлопнул ладонями по коленям. - А ведь могла, Самаэль, стрела Вельды тебе в глаз войти, а из затылка выйти. Чтоб тогда делали?
        - Мне в глаз, тебе в переносицу. Разница небольшая. Извини, Йохо, хочу я к духам за советам обратиться. А для этого мне тишина нужна. Да и тебе собраться не мешало бы. Теперь за двумя младенцами присматривать будешь. И за кормилицей. Не отвернулось еще солнце от Ара-Лима.
        Пока колдун с духами в молчании общался, Йохо, из двух корзин сумку заплечную сооружая, все удивлялся. Как удается Самаэлю все видеть, все знать, все предвидеть?
        Ночевать на дороге не остались. Больно место бойкое. Могут и солдаты появиться, и жители любопытные. Хоть и ночь наступала, но поостеречься не мешало. Мало ли кому под луной путешествовать захочется.
        Отошли подальше в лес, первый раз за три дня костер развели. Самаэль колдовал долго, дым с воздухом смешивая, чтобы ни запаха, ни видимости.
        Ворон в дозор улетел, местность проверяя. Когда вернулся, летел низко, верхушки кустов пузом черным цепляя. Клюв в крови, глаза довольные. На суровый взгляд хозяина только каркнул, оправдываясь.
        - Не пропадать же добру. Такая туша. Все одно падальщикам достанется.
        Вельда от младенцев не отходила. В ручье, что поблизости протекал, тряпье выстирала. И наследника и брата его молочного. В одной куче, в одной воде. Сама грязь с лица стерла, волосы растрепанные в тугой пучок собрала. Йохо, как обратно вернулась, даже челюсть закрыть забыл.
        - Глаза свернешь, обратно не вернешь, - ганна сверкнула очами бездонными. Не забыла, как лесовик ей травой рот затыкал. Такое долго не забывается.
        Йохо, странное дело, засмущался. Захотелось ему сказать ганне слово ласковое. Душе такой же одинокой, как и он сам. Не сказал. Знал, что к проклятой скиталице не положено с добром обращаться. Злом может вернуться. Только выдохнул воздух, легкими сжатый. Отвернулся к костру, ножом занялся. Бруском, от деда доставшимся, заговоренным, как положено, полотно стал точить. Чтобы волос мог недвижимый пересечь. Чтобы в дерево, как в воду. Ну, и в живое тело без помех. Все как положено.
        Самаэль, наблюдавший за лесовиком и ганной, ухмыльнулся в седую бороду. Вспомнил карту, что под камнем в деревне осталась. Была там и дорога. И обоз перевернутый. И была еще капля росы белая, как туман утренний над рекой Вьюшкой. Вокруг той капли осколок угля раскаленного вертелся. Никак ближе подобраться не мог. Огонь и вода редко сходятся.
        Вздохнул колдун, глаза прикрывая. Много чего на той карте осталось. Всему и объяснения еще не было. Но будет. В этом он, Самаэль, уверен так же, как и в то, что теперь у них с добряком деревенщиной есть еще один надежный друг и союзник. Кормилица для наследника.
        Ночью, у костра неприметного, глазу чужому незаметному, Самаэль ганну расспрашивал, что в королевстве творится? Ганна Вельда страшные вещи рассказывала, на Йохо иногда поглядывала.
        - По всему Ара-Лиму солдаты Кэтера ищут лесовика с мордой перекошенной. С лесовиком вместе и ребенка новорожденного. Все дороги перекрыты, на всех тропинках посты выставлены. Хватают всякого, кто лицом кривой. Допрашивают с пристрастием, на дыбе, да под кнутами. Живыми после пыток не оставляют. По всем дорогам кресты стоят с распятыми.
        - То нам известно, - колдун слушал внимательно, палочкой в костре ворочал. На Йохо, лицо удивленно ощупывающего, не смотрел. - Что говорят в Ара-Лиме про наследника, знаешь ли?
        - Про наследника короля Хеседа, пусть позаботится о нем Гран, никто не знает. Если бы сама печать височную не видела, не знала, что есть он на свете. Равнинники, ремесленники да крестьяне, шепчутся, что сам Каббар, император Кэтера, младенца в костер вместе с родителями бросил. Но легронеры кэтеровские почему-то всех детей досматривают.
        - А у тебя ребенок от кого? - колдун тему переменил. - Что за мужчина гнева людского не испугался? Знать смел и отважен был, раз с тобой, ганной проклятой, полюбился?
        Йохо щеки щупать перестал, прислушался. Знаться с ганной страшным грехом считалось. Мужчину, с проклятой заговорившего, позорили нещадно. А уж того, кто семя свое отдавал, забивали камнями до смерти. Только женщина могла с ганной безбоязненно общаться. Да и то, если стара была, ни на что не пригодная.
        - Имени не скажу, чтобы на ребенка гнев духов не навлечь. Знаю только, погиб он за короля нашего, - Вельда помолчала, обратилась к колдуну, - Скажи, Самаэль, что задумал ты? Где думаешь спрятаться от сыщиков Кэтера. Раз уж я с вами, позволь и мне высказаться. В города нам нельзя. По деревням тихим не скрыться. Если солдаты не найдут, всегда добродетель болтливый сыщется. На что надеетесь? Лесовику может головы своей не жаль, а мне моя дорога. Я хоть и ганна, всеми проклятая, но жизнь ценю. Куда путь держите, куда меня с собой зовете?
        - В горы наша дорога. Завтра с утра покинем лес. Где конец пути не знаю. Ведут меня духи, они и направление указывают. В горах нас искать не станут. Не любят равнинники кручи высокие, скалы острые. Если не забудет нас Отец Гран, найдем убежище. Есть в горной стране Ара-Лима союзники. Там воспитаем наследника Ара-Лима. А теперь поздно. Завтра с утра дорога тяжелая. Ложись поближе к костру, ни о чем не беспокойся.
        До рассвета Йохо не спал. Ворочался на постели еловой, забыться пытался. Виделось пламя, над деревней его скачущее. Виделись сородичи мертвыми. Мерещились всадники с черными солнцами на щитах. Пытался гнаться за лошадьми быстрыми, да все время лик колдовской дорогу загораживал. Пробовал от земли оторваться, птицей догнать солдат чужеземных, но возвращал назад детский плач.
        Под утро, как только туман по воде плясать собрался, подхватил Йохо корзины, особым образом скрепленные, взвалил на плечи, вслед за колдуном направился. За ним ганна шла, след в след лесовику ступала. Лук, со стрелой вложенной, из рук не выпускала.
        Йохо первое время шеей поеживался. Чудилось поначалу, будто натягивает ганна лук, да ухмыляется, стрелу меткую в позвоночник ему посылая.
        Ганны, хоть и проклятые женщины, но себя обижать не позволяют. Умеют и стрелой точно прицелиться, и дубиной по темечку приласкать. Были ганны без рода, ни на кого не похожи. Ни на лесовиков косматых, ни на равнинников длинноногих. Глазами узки, ростом небольшого. Никто мужчин того странного племени не видел. А про женщин небылицы складывали. Все более страшные. И глаз у них черен, и слово проклято. Бродили по дорогам в одиночестве, друг с другом редко общались. В селениях на слово словом отвечали. На удар ударом. На пинок проклятием. За то и не любили, гнали из селений. Да только слово плохое от ганны услышав, трудно забыть его. Потому, что сбываются проклятия.
        Говорили, что приплыли ганны из-за далекого горизонта. Будто земля, на которой они жили задолго до Сотворения, опустилась в море. Лично Йохо в то не верил. Как может твердая земля, да еще с целым народом узкоглазым, под воду спуститься? Обман здесь.
        Пытался лесовик с Вельдой говорить. Да только на все вопросы ганна таким взглядом отвечала, что рот у лесовика сам закрывался. В конце концов Йохо плюнул на все и шел вперед, уткнувшись под ноги. Теперь, когда отвечал он за две души неокрепших, еще внимательней стал. Каждый шаг просчитывал, каждую ветку над головой свисающую обходил. Снимал корзины только когда пищать начинали. Далеко от кормящей Вельды не отходил. Грозно насупясь за лесом следил.
        Самаэль несколько раз хотел от лесовика ношу драгоценную принять. Но после категорического несогласия лесовика отказался от этой мысли. Пошел впереди всех, изредка с Авенариусом общаясь, но все больше в своих мыслях витая.
        Торопился колдун. Не казался ему лес надежной защитой. Каббар, верховный император Кэтера, не глуп. Не успокоиться, пока не увидит собственными глазами мертвого наследника. Весь Ара-Лим секретными шпионами наводнит, каждого доносчика подкупит, но искать будет до последнего. Когда поймет, что не найти рыжего лесовика с ношей королевской в деревнях да селах, леса прочешет. Под каждый куст заглянет. Сил у Каббара для этого достаточно. Нельзя в лесу оставаться. Даже укрывшись в самой чаще, не найти спокойствия. Через несколько месяцев зима придет. Тогда совсем туго станет. Как букашки малые на ладони станут заметны. Только в горах спасение. Не зря же духи, с которыми он по ночам шепчется, советуют шаг ускорить.
        Далеко за полдень вышли к реке, что камни ворочает. За той рекой равнина резко в горы поднималась. Далеко впереди горизонт шапками снежными, никогда нетающими, топорщился. Где-то там, среди скал и оползней, среди льда и тишины безмерной, спасение. Где-то там убежище, которое надежно укроет усталых путников от кэтеровского меча. Ни один всадник в эти горы не пойдет. Ни один легронер шага вперед не сделает. Горная страна надежно охраняется. Здесь кончается власть Кэтера. И начинаются владения горняков.
        - Надеюсь колдун знает, что делает, - впервые ганна голос подала. Ни к кому не обращалась, хоть Йохо и рядом стоял.
        - Горняки мирных жителей не трогают, - Йохо тут же откликнулся. Старался говорить бодро, да только не всегда получалось.
        - Но и назад, на равнины и леса не отпускают. Говорят, привечают путника добром, откармливают мясом, а потом в шахты загоняют. Камни драгоценные из камня выколупывать. Тысяча камней и свобода куплена. Да только столько никто не добывал.
        - Самаэль нас на смерть не поведет, - нахмурился Йохо. Не понравились ему слова ганны про шахты. Он, лесовик, простор любит.
        - Да поможет нам Отец наш Гран.
        По камням скользким переправились на другой берег, поднялись по крутому берегу. Вокруг, насколько глаз хватало, только камни, неумелой рукой перемешанные. Ни деревца, ни кустика. По такой россыпи, да по таким насыпям не то что коннице, пешему пройти, что полжизни отдать.
        - Здесь одна дорога. Через ущелье дальше пойдем, - колдун рукой путь отметил. - За племя горняков не беспокойтесь. Зла не причинят. Слышал ваши опасения. Знают они, что мы идем. Видите, над холмами дымка местами поднимается? Это сигналы, горными постами друг другу передаваемые.
        Лесовик невольно к поясу потянулся. Да и ганна за лук схватилась.
        - За ножи не хватайтесь. Не любят этого горняки. Хоть про них много дурного говорят, нас не обидят.
        - Чем мы лучше степняков да равнинников? - Йохо, хоть и послушался колдуна, но не успокоился. - Для горного племени что равнинник, что лесовик, что ганна с младенцами, все одно. Если нет поручителя, прямая дорога в шахты глубокие. А могут по дороге камнями завалить, или бурю снежную нашлют. А я снега с детства не переношу. У меня нос слабый.
        - Без поручителя в горы нельзя, - согласился колдун, улыбаясь. Неуловимым движением скинул с плеча плащ, рубашку шерстяную стянул, обнажая печать синюю, все плечо занимающее.
        Первой ганна опомнилась. Вперед лесовика с корзинами прыгнула, заслоняя, лук до скрипа натянула.
        - Так ты Крестоносец? - дрожит стрела, сорваться готовая. - Что ж колдуном прикидывался?
        - Разве колдун Крестоносцем быть не может? - Самаэль на глазах преображался. Исчезала сутулость старческая, разгладились морщины глубокие, втянулись мешки под глазами. - Опусти лук, женщина. И посмотри вокруг, может тогда успокоишься.
        Вельда Крестоносца послушалась. Оглянулась, вздохнула испуганно. К лесовику плечом прижалась.
        Со всех сторон шли к ним фигуры, в плотные плащи закутанные. Из-за камней выходили, грозно хмурились. Окружили путников плотным кольцом, замерли в ожидании.
        Колдун среди них стал:
        - Отдайте им корзины.
        
        ХХХХХ
        
        Верховный император Кэтера был в ярости. И никто не смел беспокоить его в эти минуты.
        Солдаты из охраны, замершие у стен, старались не встречаться взглядами с разгневанным Каббаром. Молодой император, известный своим злобным нравом, метался по просторной палатке, резко останавливался, чтобы заглянуть в лица суровых псов императорской кодры. Казалось, искал он виновника собственных неудач.
        Проклятый Ара-Лим. Он, верховный Император Кэтера, завоевал столько народов, покорил столько племен. И везде его встречали на коленях, прося только одного, жизни и возможности видеть в нем повелителя. Ему смиренно приносили ключи от городов. При одном появлении его флага складывали оружие огромные армии. Вожди припадали к его ногам, клянясь в вечной верности. Но Ара-Лим….
        Каббар, откинув красный плащ с ручной вышивкой, который подарила ему мать еще в начале боевых походов, и с которым он никогда не расставался, облокотился на стол, разглядывая карту.
        Вот он - Ара-Лим. Королевство, о богатстве которого слагались легенды. Города, утопающие в роскоши. Бездонные золотые копи, леса, полные светящихся камней, поля, приносящие урожай четыре раза в год. Как давно он мечтал об этом дне. Как часто он закрывал ладонью зеленое пятно на военных картах, представляя, как покоренные города открывают ему, Императору Кэтера богатые кладовые и сокровищницы. Почему этого не случилось?
        Каббар раздраженно ударил по золотой чаще с легким вином, стоящей на краю карты. Красное вино густым пятном залило Ара-Лим, четко обозначив его границы, тонким щупальцем неторопливо протянулось через всю карту и замерло, уткнувшись в столицу Кэтера. Дурной знак.
        Он разгромил армию Ара-Лима, разрушил Мадимию. Сжег и развеял по ветру королевский пепел. Что еще нужно сделать, чтобы Ара-Лим пал на колени? Почему каждый город сопротивляется до последнего солдата? Почему в каждой деревне его солдат ждут засады? Императорские обозы, если они не обеспечены надлежащей охраной, подвергаются нападениям. Крестьяне сжигают свои поля, ремесленники ломают до непригодности станки. В портах не осталось ни одного ходового военного или торгового корабля. До сих пор в его сокровищницу не упала ни одна монета Ара-Лима. Все прячется, закапывается, топится в реках. Не помогают ни рейды, ни наказания. А теперь еще и наследник…. Три дня прошло после падения Мадимии. Его войска заняли или осадили практически каждый город непокорной страны. Все дороги перекрыты, леса прочесываются отрядами союзников. Но поиски тщетны. Ара-лимовское отродье пропало.
        Император развернулся и хлестко ударил железной перчаткой ближайшего охранника.
        - Благодарю, мой Император, - легронер даже не вздрогнул. Опустил только глаза в пол, куда капала его кровь с разбитых губ. Кровь, похожая на густое вино, пролитое по карте.
        Каббар вздернул губу, злясь на себя за несдержанность. Отец не похвалил бы его за этот поступок. Он не должен наказывать своих солдат только потому, что кто-то не был до конца предан Империи.
        Верная охрана не виновата в том, что телохранитель Хеседа сумел вывезти из Мадимии наследника. Не виновата охрана и в том, что отряд, посланный в погоню, вернулся ни с чем. Всего три дня…. А в завоеванном, но не покоренном королевстве среди черни уже ходят слухи о наследнике сожженного короля, который вернет повергнутое в прах величие Ара-Лима.
        Император рванул ворот шерстяной рубашки, освобождая горло.
        Мадимия еще горит, и едкий дым долетает до императорского лагеря. Даже ветер Ара-Лима против Кэтера. Несет свои силы все время на лагерь. Уже три раза меняли местоположение, но черный дым, словно привязанный, следует за ним, за императором.
        Каббар скорым шагом вышел из палатки.
        Вокруг императорской резиденции в пять рядов стояла охрана. Высокий частокол из кольев, четыре деревянных вышки с лучниками по углам. За частоколом ров. За рвом еще один ряд солдат. Безопасность Императора превыше всего.
        Каббар втянул ноздрями горький воздух. Глаза его, чуть слезившиеся от воздуха чужой страны, остановились на двух десятках крестов, на которых умирали распятые солдаты, оставшиеся от той, неудавшейся погони за наследником. Император должен сдерживать свои обещания. Не выполнившие приказ верховного Императора должны быть наказаны.
        - Мой Император! - к нему приблизился цеперий охраны. Дотронулся до рукоятки меча, склонил голову. - Маг Горгоний просит встречи с вами? Пропустить?
        - С каких пор Горгонию требуется мое разрешение? Или ты забыл, что он единственный, кто имеет право входить ко мне без стука в любое время?
        - Прости, мой Император, - цеперий обернулся, подавая знак стоящей на воротах страже.
        Заскрипели деревянные валы, натянулись крепкие канаты, поднимая ворота. По вытоптанной земле шесть черных скотов из южных пустынь несли на плечах носилки мага. Над носилками трепетал на ветру одинокий флажок с изображением золотой молнии.
        Темнокожие скоты остановились в десяти шагах от императора, не смея приближаться ближе. Вздулись крепкие мускулы, опуская ношу. Один из скотов распластался на земле под носилками.
        - Великих побед тебе, Каббар! - из открытой дверцы показались грязные ноги в стоптанных сандалиях. Долго выбирали место, куда ступить.
        - Живи долго, Горгоний, - Каббар, скрестив руки, наблюдал за магом, со стонами и оханьями слезающим с носилок. Могло показаться, что маг одной ногой стоит в могиле, но император знал, что это только видимость. Горгоний, по виду старик, поддерживал свои силы волшебными отварами, которые, по слухам, готовил из крови убитых младенцев.
        - Ждите меня за воротами, проклятые лентяи, - маг пинками прогнал подхвативших носилки скотов, и только потом обратился к императору. - Твоя охрана, Каббар, слишком усердствует. Заставили немощного старика ждать на проклятом ветру твоего разрешения. Еще одно такое ожидание, и мои легкие разорвутся от налипшего пепла.
        Каббар не обратил на стенания мага никакого внимания. Кивком пригласил старика внутрь палатки.
        - Оставьте нас одних.
        Императорские телохранители молча вышли, уступив дорогу в проходе ковыляющему старику магу.
        - Что привело тебя ко мне, Горгоний? - Каббар указал магу на кресло с кожаным сиденьем.
        - Постою, - отмахнулся маг, осматривая внутренности палатки. Замер, заметив разлитое на карте вино. - У Императора плохое настроение? Что могло разозлить великого создателя империи Избранных?
        - Ара-Лим, - коротко ответил Каббар, чувствуя нарастающее напряжение. Маг ковырялся в его мозгах когда хотел и как хотел.
        - Ара-Лим? - удивился маг, хищно сощурив глаза. - Ара-Лим покорен и уничтожен. Как может он доставлять беспокойства самому великому из великих? Твоя империя самая огромная за всю историю этого мира. Тебе подчиняются сотни городов. Твоего снисходительного взгляда ждут десятки племен. Твои сапоги готовы облизать все вожди и все керки! Одного императорского слова достаточно, чтобы любая жизнь прекратила свое существование.
        - Мне не нужна любая жизнь, - Каббар сел в изготовленное специально под его рост кресло, вцепился пальцами в поручни. - И не надо меня убеждать в том, что я великий. Та жизнь, которая мне нужна, не признает моего величия.
        - Ты говоришь о наследнике? Стоит ли беспокоится о младенце?
        - Младенец, в жилах которого течет кровь Хеседа.
        - Ну и что с того? - Горгоний обмакнул палец в разлитое вино и с удовольствием облизал его. - Даже если волчонок выживет, даже если вырастет, то что он представляет без трона? Пустое место.
        - Пустое место? - Каббар сжал пальцы. - Ты забыл, сколько мне было лет, когда я получил в наследство жалкую страну, важно величавшую себя Империей? Но прошло всего четыре года и я завоевал мир. Но я не знаю, что станет с этим миром через десять лет. Уже сейчас каждый ара-лимовский житель умирает со словами молитвы за наследника. Солдаты, воздевая окровавленные руки к небу, просят позаботиться богов не о собственных душах! В осажденных городах поют о нем песни! Они готовы сдохнуть за щенка, которому всего три дня. Слухи о выжившем ребенке короля Хеседа разносятся по всей стране быстрее ветра. Они же славят его! Они уже создали из него бога!
        - Ты завидуешь? - прищурился маг, заглядывая в дикие глаза императора. - Завидуешь наследнику?
        Каббар дернул головой, отворачиваясь. Он не хотел, чтобы маг видел, насколько он прав. Где-то в глубине сердца он, действительно, завидовал. Маленького щенка любят не за подвиги и не за покоренные страны, а только потому, что он законный наследник.
        - Сегодня мне приснился сон. Я видел, как с неба на меня падает молодой орел. Они бил меня белым крылом, он выклевывал мне глаза. И я ничего не мог сделать. Только задыхался от крови.
        - Тебя страшат проклятия королевы Тавии.
        - Это тоже.
        - Ты хотел завоевать мир и не услышать ни одного проклятия?
        - Здесь все не так. Почему никто не сдается? Почему они спешат умереть? Они не знают, что такое страх. И они верят, что потомок Хеседа рано или поздно вернется.
        - Тогда…, - маг задумчиво обвел контуры Ара-Лима густым вином. - Тогда остается одно средство.
        - Что ты предлагаешь, Горгоний? Мой отец всегда слушал твои мудрые советы. И я, его сын, всегда прислушивался к ним. Что сделать мне, чтобы эта страна навсегда забыла о наследнике?
        Маг сжал пальцы в тугую щепоть, дунул на них. На кончиках пальцев показалось крошечное пламя. Горгоний медленно поднес огонь к карте. Пролитое вино вспыхнуло желтым пожарищем. И месте Ара-Лима осталось только черное выжженное пятно.
        - Сделай так, чтобы никто и никогда не вспоминал о наследнике.
        Каббар вскочил, опрокинув кресло, расставив руки, склонился над черным пятном Ара-Лима:
        - Да, - маг Горгоний непроизвольно вздрогнул, услышав зловещий шепот императора. - Я сделаю это. Я уничтожу всю страну. Я вырежу всех жителей. На всем просторе от реки Фис до Восточного побережья не останется ни одного живого существа. Я превращу Ара-Лим в пустые земли, на которых не сможет расти даже трава. И когда наследник вернется…, если вернется, то никто не вспомнит, кто он такой. И ты, Горгоний, мне в этом поможешь.
        Маг смиренно склонил голову.
        Конечно, он поможет. И не ради кровожадного мальчишки, руками которого создана империя для Избранных. Не ради призрачных богатств, которые не нужны Избранным. Он поможет императору ради себя самого. Уничтожив Ара-Лим, они уничтожат последний оплот Крестоносцев, и тогда Избранным ничто не помешает властвовать во всем известном Мире.
        
        ХХХХХ
        
        - … Отдайте им детей, - повторил колдун Самаэль, указав посохом на ношу лесовика.
        Йохо неторопливо снял корзины, поставил у ног. Затем резко прыгнул вперед, на ходу вытаскивая нож. Ганна, мгновенно оценив ситуацию, вскинула лук. Нацелила стрелу точно в лоб колдуна-Крестоносца.
        - Сейчас, - усмехнулся лесовик недобро. - Только уши от твоей лжи прочищу. Ты у меня первый под ножом очутишься. Давно хотел кровь тебе пустить, еще когда зубом мучился. Чувствовал, что в тебе зло таится. Жаль, поздно рассмотрел.
        Говоря это Йохо шашками мелкими к колдуну неподвижно стоящему приближался. Следил внимательно за горняками, которые, к удивлению, даже топоров из-за поясов не вытащили.
        - Глупый ты лесовик, хоть и смелый до невозможности, - улыбнулся колдун.
        - Хоть и глупый, но так просто наследника не отдам, - перебил колдуна Йохо. - Не ты первый, кто меня в западню поймал. Не ты последний, кому глотку перережу.
        Колдун только пальцем пошевелил, и пальцы лесовика от нестерпимого жара сами разогнулись. Выпал клинок добела раскаленный из руки. А стрела, что ганной в тот же миг отпущена была, замерла в воздухе, к ногам Крестоносца бесполезной тростинкой упала.
        Колдун, вместо того, чтобы лесовика и ганну к смерти подтолкнуть, рассмеялся беззлобно:
        - Что ж вы меня старого в предательстве обвиняете? Не выслушаете до конца колдуна, в котором Крестоносца не признали. Думаете, в капкан, негодяй, вас заманил? На детей невинных позарился?
        - Иного от тебя не ждем.
        Лесовик руку, заклинанием колдовским ошпаренную, к груди прижал. Быстро огляделся, ища путь к спасению. Да только тяжело найти то, чего не существует. Не лес родной, скалы черные вокруг. И врагов не один десяток.
        - Давно меня в предательстве не обвиняли, - смахнул Самаэль с глаз слезу смешливую. - Детей горнякам отдаю не для того, чтобы предать. Для того, чтобы вы, глупые, к горным переходам непривычные, на камнях не поскользнулись, да корзины не выронили. А горняки в этом деле более сноровисты. Им по камням ходить, что тебе лесовик, по деревьям лазать. Не оступятся, не споткнутся.
        Йохо хмыкнул озадаченно. На ганну притихшую посмотрел.
        - А не врешь, колдун?
        - Если бы врал, ты бы моего вранья не различил. Давно бы мертвым валялся, под деревом или под кустом. Назад оглянись.
        За спиной у ганны и лесовика, близко совсем, непонятно откуда взявшиеся, стояли четыре горняка, за ручки корзины с младенцами держали. Улыбались дружелюбно, не насмехались.
        - Ах ты…, - беззлобно выругался Йохо, нож остывший поднял, за пояс засунул. - А ведь был ты, колдун, на волосок от гибели. Я уж тебя постарался, исполосовал бы как следует. Да повезло видно. Вельда, ты что?
        Ганна без сил опустилась на камни. В глазах слезы показались:
        - Вы больше так не делайте. Уж лучше сразу убейте, чем так шутить.
        Самаэль помог ганне подняться, по щеке сырой погладил.
        - Прости дурака старого. Думал удивить вас, а вон как все вышло. Извини. Не обидит тебя больше никто. Если не веришь слову колдуна, поверь обещанию Крестоносца. Здесь, в горах, вы под моей защитой. И под защитой горняков, которые Ара-Лиму верны. А теперь пора нам.. Идем мы в долину, что горняками Зеленым Сердцем гор зовется. Там, под надежной защитой неприступных камней да холодных ветров воспитаем младенцев.
        
        Режут острые камни кожаные подошвы. Ледяной ветер, слетевший с заснеженных вершин, рвет одежду. Пусто глазу. На десять шагов одна травинка тонкая, на сто - куст, к камням прижавшийся, на тысячу - дерево, из последних сил за твердь цепляющееся. Ни зверья, ни птицы. Ни хижины одинокой, ни речушки быстрой. Камни, только камни. И солнце, такое близкое, что пожелай, дотянешься рукой. Обожжешься только.
        Горняки, как пауки, цепко по камням идут. Весело с валуна на валун перепрыгивают. Кто-то песню запел, сразу остальными подхваченную.
        Йохо через два часа выдохся. Соленым потам облился, в глазах круги разноцветные. Непривычен лесовик по камням путь держать. Милее ему леса, далеко за спиной оставшиеся. Их и видел он, когда глаза закрывал. Несколько раз спотыкался, падал. Если бы не горняки, по бокам идущие, да вовремя поддерживающие, быть бы лесовику с разбитым лбом. Позор на все его племя лесовское.
        В отличие от него ганна Вельда стрекозой по камням скакала. От горняков, что корзины несли, ни на шаг не отходила. Иногда и покрикивала, когда замечала, как горные братья слишком в веселье ударялись.
        Самаэль позади всех шел. Через каждые сто шагов назад оборачивался. Хоть и знал колдун, что по горам посты оставлены, которые о любом незнакомце вмиг предупредят, тревожно на душе его было. Не о погоне Крестоносец волновался. Чувствовал колдун, что сгущаются тучи над Ара-Лимом. Жалел он, что оставляют они страну древнюю без присмотра, на растерзание волкам кэтеровским. И даже показалось единожды, будто услышал он, как возносятся над Ара-Лимом молитвы злом наполненные. Молитвы Избранных.
        Глубокой ночью, когда уже и горняки стали с ноги сбиваться, стали на привал. Костров не разводили, ночь короткая, утро близкое. Залегли под защиту камней, кто как придется. Вельда с младенцами рядом устроилась, на первый их зов мгновенно откликаясь. Йохо неподалеку, под голову камень плоский положив, прилег так, чтобы ганну видеть. Пытался со сном и с усталостью бороться, да где там. Только глаз сомкнул, заснул крепко. Горняки тоже недолго ворочались. Захрапели так, что камни вековые задрожали.
        Один Самаэль сна не изведал. Сидел, ноги скрестив, в сторону, где солнце восходит, лицо обратив. В темноту смотрел, пытаясь разглядеть в ночи будущее. Что чудилось колдуну, никому неведомо. Может в мерцание звезд видел он пепел Ара-Лима, по ветру развеянный. Может, знамена многочисленные, заслоняющие солнце покоренной страны. Кто знает….
        Проснулся лесовик от росы холодной, что на камнях густым покрывалом легла. Поежился, стараясь сон вернуть, да окончательно проснулся. Послушал с закрытыми глазами как воет ветер, играя со скалами. И вдруг почувствовал знакомый запах. Сладкий запах травы.
        Стараясь не наступить на похрапывающих горняков пробрался на край лагеря. Между двух камней заметил колдуна, стоящего спиной к лагерю.
        - Самаэль!
        Поспешил к колдуну, ногой по камню скользя. Рядом остановился, рот открыл, собираясь вопрос задать, да так со ртом открытым и остался.
        Под его ногами раскинулась зеленая долина, окруженная со всех сторон мрачными скалами. Отвесными стенами поднимался камень от зелени буйной. И всходило над долиной яркое солнце. И ни одно облако не смело закрыть зеленую долину от света небесного светила.
        Далеко внизу, у подножья отвесных стен, различил Йохо хижины крошечные, поля возделанные, дороги-тропинки в скалы упирающиеся, в дымке утренней пропадающие. Увидел он и точки-фигурки горняков, снующих между домов букашками. В самом центре долины различил темное пятно большого озера.
        - Что это? - прошептал лесовик, завороженный видом открывшимся.
        - Зеленое Сердце, - колдун повернул чуть голову. - Посмотри, лесовик, туда.
        Йохо проследил за взглядом колдуна и во второй раз наполнилось его сердце волнением.
        С северной стороны, высоко над долиной, на гигантском уступе скалы стоял замок. Еще лучами утра не освещенный, черный и мрачный, как сами горы. Высокие башни вырастали из камня, несокрушимые. Толстые стены с бойницами узкими, на долину взирающие, из камня выползали и в камне исчезали. Каменные своды и каменные арки. Каменные балюстрады и каменные колонны. И узкая лестница, в долину спускающаяся, с тысячью ступенек, из камня вытесанных. По краям лестницы звери каменные, пасти страшные разевающие.
        - Это наш новый дом. На долгие годы. Здесь мы воспитаем нового короля, законного наследника страны, которую покинули. От этих стен начнется слава поверженной страны. Слава Ара-Лима….
        ХХХХХ
        
        В 8463 году от Сотворения, империя Избранных по указу верховного Императора Каббара ввела на захваченных землях королевства Ара-Лим политику геноцида, названную в дальнейшем историками как «Политика тихого меча». В весну 8463 года во всех населенных пунктах страны, включая самые отдаленные селения, расположились сильными гарнизонами отряды Кэтера. В их задачу входило не только поддержание минимального порядка, ликвидация всевозможных народных волнений, но и выполнение секретного плана, направленного на полное уничтожение Ара-Лима, как государственной структуры.
        В первый же год после завоевания страны десять тысяч молодых мужчин, невзирая на сословие, место жительства и семейное положение, были отправлены из Ара-Лима в южные пустыни континента под предлогом создания под эгидой Кэтера аралимовского военного легриона. Однако, в дальнейшем, ни в одном историческом документе не найдено ни одного упоминания об этом образовании. Дальнейшая судьба более чем десяти тысяч жителей неизвестна.
        Следующим шагом Кэтера стал указ, запрещающий жителям королевства заводить детей. Однако, поднявшееся по всей стране народное волнение, заставило Кэтер отказаться от обязательного выполнения данного распоряжения. Милостивым разрешением Императора разрешено было заводит в семье не более одного ребенка. Семьи, уличенные в нарушение данного приказа, беспощадно вырезались именем верховного Императора.
        В 8466 году в несчастной стране началась охота на так называемых «черных слуг». Всего за восемь месяцев на жарких кострах, по обвинению в сговоре с Крестоносцами, была сожжена практически четверть всего населения страны.
        За любое преступление, проступок или, что случалось чаще, просто за взгляд в сторону солдат Кэтера, существовало только одно наказание - смерть.
        К лету 8468 года от Сотворения, всего через пять лет после окончания войны, королевство Ара-Лим утратило почти треть своего довоенного населения.
        Ара-Лим угасал.
        
        ХХХХХ
        
        Молодой белый орел, редко взмахивая крылом, впервые в жизни парил над зеленой равниной. Его неокрепшие крылья слабо чувствовали ветер, но он уже знал, что нет ничего прекраснее, ничего более волнующего, чем подняться на воздушных потоках к самому небу и с невероятной высоты смотреть на далекий зеленый мир, окруженный серыми, безжизненными скалами.
        На каменной террасе, выступающей далеко вперед от высеченного в скалах замка, опершись на перила, стоял высокий белобородый человек. Взгляд его прищуренных глаз был устремлен на расположенную у подножия крепости долину. Рядом с ним, на перилах, сидел черный ворон.
        - Прости, хозяин, - говорил ворон. - Но эти негодные мальчишки совсем перестали слушаться меня. Не далее, как вчера днем Гамбо вырвал из моего хвоста самое лучшее перо. А наследник Аратей, пока я спал, привязал к лапе веревку.
        - Что же случилось дальше, мой друг Авенариус? - колдун, а именно он стоял рядом с вороном, улыбнулся.
        - Дальше эти негодники заорали так, что я со страху мгновенно проснулся и попытался улететь подальше от опасного места. Хозяин даже представить не может, что пришлось испытать старому ворону, когда неведомая сила сбила его полет над самыми острыми скалами. Только невероятное мужество и мудрость не позволили мне разбиться.
        - Надеюсь, ты наказал проказников?
        - Наказал? - Авенариус зашелся визгливым смехом, каким умеют смеяться только столетние вороны. - Да будет известно хозяину, что я только заикнулся о возможном наказании. Негодные мальчишки тотчас пожаловались этому ужасному лесовику Йохо. Будто бы я, просто так, от злого умысла, намерен заточить их в самую холодную яму подземных казематов. В итоге, вместо того, чтобы истинные виновные понесли справедливое наказание, Йохо пообещал, что свернет мне шею, если я еще хоть раз напугаю маленьких мальчиков. Слышите, хозяин? Маленьких мальчиков! Монстров! Чудовищ! Исчадий ада!
        - Не забывай, мой друг, что один из них законный наследник этой страны.
        - А по мне, хозяин, хоть бы и принявший клятву на короне. Никто, даже короли, не смеют привязывать веревки к лапам Авенариуса.
        - Хорошо. Я поговорю с наставниками и с детьми. Попрошу их не слишком надоедать старому ворону. Объясню, что древнему Авенариусу нужен покой и долгий сон. Или, если захочешь, прикажу, чтобы они не приближались к тебе ближе, чем на десять шагов?
        Ворон переступил с одной лапы на другую.
        - Разве о том прошу? - пробормотал он. - Разве отказываюсь играть с негодниками? Разве в тягость мне рассказывать мальчишкам на ночь сказки о великих воинах и королях прошлого? Чем еще заняться старой птице здесь, в долине? Об одном хлопочу, чтобы перестали выдергивать перья у из хвоста. Да и с веревками как-то нехорошо….
        - Хорошо, Авенариус, я поговорю с мальчиками.
        - И с лесовиком, - напомнил ворон, ворочая шеей.
        - И с Йохо. Обещаю, - кивнул колдун. - Я слышал, что в последнее время горняки жалуются, что наследник не слишком хорошо себя ведет?
        - Не слишком хорошо? - встрепенулся ворон. - Позволю заметить, что данное определение не достаточно точно указывает действия будущего короля. Аратей и его молочный брат Гамбо собрали из детей горняков и беженцев настоящую шайку. Вся зеленая равнина стонет от их проказ. Пусть не сочтет хозяин слова мои за доносительство, но не далее как три дня назад встретил я горняка по имени Менто. Добрый житель пожаловался, что кто-то, не стану говорить кто, ночью проник в его дом и перемазал всех его обитателей медом. Хочу напомнить, хозяин, что Менто держит пасеку. Представляете, что случилось утром, когда проснулась семья Менто, а вместе с ними и пчелы? А случай с Позием, у которого в шахте пропали все камни, которые он добыл за целый день? Бедняга проискал их до глубокой ночи, а когда совсем отчаялся и вернулся домой, то обнаружил камни в своей постели.
        - Кхм, - нахмурился колдун. - Надеюсь, он не утверждает, что это сделал наследник?
        - Нет! - взмахнул крыльями ворон. - Как можно, хозяин, обвинять этого доброго мальчика? Ни один горняк в открытую не пожалуется, сколько Аратей и его друзья натворили за это время. Все слишком любят будущего короля. К тому же, стоит только сказать слово обвинения о наследнике, как тут же прибегает лесовик и с кулаками начинает доказывать, что его любимчик сам дух добродетели, спустившийся с небес.
        - Я хочу поговорить с Йохо. Если увидишь его, сообщи о моем желании. Где сейчас дети?
        - Последний раз, когда я видел их, они были с лесовиком. Этот деревенский увалень учил мальчишек, как бесшумно передвигаться по лесу и как незаметно подкрадываться к врагу.
        Колдун бросил быстрый взгляд в сторону темного коридора, ведущего внутрь горной крепости:
        - А что, мой друг, действительно ли будущий король настолько ловок, что его шагов не слышишь даже ты?
        - Хозяин слишком плохо думает о старом вороне? Конечно, - ворон гордо задрал голову, - Конечно, мой слух не тот, что был, скажем, двести лет тому назад, но смею утверждать, что я еще не настолько глух, чтобы не услышать грохота поступи…..
        Две быстрые тени метнулись от дверного проема к соседней колонне.
        - … Поступи мальчишки, которые едва научился как следует ходить.
        Самаэль недоверчиво хмыкнул:
        - Думаю, мой старый друг, ты заблуждаешься.
        Из-за колонны тихо выскользнули две маленькие фигуры, в одно мгновение оказались за спиной ничего не подозревающего Авенариуса и, с громкими криками, набросились на старого ворона. От неожиданности Авенариус присел, захлопал крыльями и только поняв, что на него совершено нападение, стал отбиваться.
        - Разорву, - захрипел он, громко щелкая крепким клювом. - Заклюю на смерть!
        Тяжелый клюв, способный пробить череп любой птице, грозно щелкал в воздухе, но ни разу не достал до двух визжащих тел, что крутились вокруг несчастного ворона.
        Колдун, с улыбкой наблюдающий за свалкой, склонился и выхватил из пыльной кучи сначала одного, затем второго нападающего.
        Освобожденный ворон, хрипя сдавленным горлом, распластался на каменных плитах, одним сверкающим глазом подсматривая за происходящим.
        - Аратей! Гамбо! - колдун приподнял за шкварник двух мальчишек. - Разве вам больше нечем заняться?
        Один из плененных, дрыгая босыми ногами, смешно сморщил нос:
        - Но Учитель! Наставник Йохо приказал нам найти Авенариуса и показать ему, чему мы научились за сегодняшний день.
        - Охо-хо, - ворон уронил на пол голову, предварительно подставив под нее крыло, и перестал дышать. Впрочем, подсматривающий глаз продолжал сверкать так же, как и у живого.
        - А что скажет наследник, будущий король Ара-Лима Аратей?
        - Будущий король хочет, чтобы его поставили на ноги.
        - Что ж. Раз будущий король хочет, то почему бы ни выполнить его просьбу. Только, если вздумаете сбежать, то обещаю, вдогонку пошлю самого страшного духа, которого сумею вызвать.
        Самаэль опустил детей на пол.
        Перед ним стояли мальчишки, как две капли похожие на всех остальных мальчишек долины. Перемазанные в грязи дети, с содранными коленками, в царапинах. Наследник Аратей был чуть выше своего молочного брата. Гамбо казался полнее. Оба брата имели наглые мордочки. Случайный житель, встреть он в долине Аратея и Гамбо, вряд ли подумал, что перед ним королевский наследник и его молочный брат. Специально не стриженые волосы надежно закрывали печати на висках. У одного силуэт аралимовского орла, у второго ганновский треугольник.
        - Посмотрите, что вы сделали с вороном, - стараясь не улыбаться, колдун показал на распростертую на плитах черную тушку.
        - Мы знаем отличное место у ручья, где можно похоронить Авенариуса, - сказал Аратей, шмыгая носом. - Йохо говорит, что там самое место для такого старого ворчуна..
        Бездыханное тело ворона несколько раз дернулось.
        - Хоронить Авенариуса слишком рано, - сурово нахмурился колдун. - Он еще не рассказал вам всех историй о былом могуществе страны, частью которой вы скоро станете. Правда, мой друг?
        Авенариус приподнялся, опершись на крыло. Его клюв растянулся в довольной улыбке.
        - Ловко я вас обманул, глупые мальчишки? Но в следующий раз, если надумаете так пошутить, я умру по настоящему. Кстати, если хотите подобраться к кому бы то ни было незаметно, не шмыгайте сопливыми носами. Вам ни за что не перехитрить старого ворона.
        Авенариус раскатисто рассмеялся, тряся головой.
        Аратей и Гамбо переглянулись, подмигнули друг другу.
        Колдун решил не говорить старому слуге, что от колонны к лапе ворона тянется прочная веревка. Но так просто отпустить наследника и его друга Самаэль не мог.
        - Наследник Аратей и брат наследника Гамбо! - заговорил колдун торжественным голосом. Мальчишки мгновенно притихли и во все глаза уставились на Учителя. - Наша чаша терпения переполнилась! За все проступки, совершенные вами за последний месяц приказываю вам немедленно спуститься вниз, в долину и найти горняка по имени Позий. Надеюсь вы помните доброго жителя, которому подсунули камни в кровать?
        Аратей и Гамбо дружно кивнули.
        - Спуститесь вместе с ним в шахты и целый день будете помогать таскать найденные им камни на поверхность. Это и будет вашим наказанием за совершенные проступки. Надеюсь, вам повезет и вы не встретите в подземных лабиринтах злого горного духа, который больше всего на свете любит мучить маленьких детей, принадлежащим к королевской семье. Это все. Я вас больше не задерживаю.
        Наследник и его брат развернулись и, понурив головы, двинулись к выходу с террасы. Но едва переступили порог, как тут же пустились бегом, вопя что есть силы:
        - В шахты! В лабиринты! Смерть злым горным духам!
        - Не слишком ли суровое наказание для шестилетних мальчишек? - спросил Авенариус, расправляя клювом помятые в потасовке перья.
        - Не волнуйся, мой друг, за ними присмотрят. Да и вряд ли путешествие в лабиринт можно назвать наказанием. Еще одна игра.
        - Тогда кому-то сегодня не поздоровится, - заметил Авенариус, проводив мальчишек взглядом своих черных глаз-бусинок. - Бедный Позий. Боюсь, именно он станет для сорванцов злым духом, над которым можно вволю поиздеваться. Надо бы предупредить доброго Позия.
        Ворон расправил крылья, собираясь взлететь.
        Раздался чуть слышимый свист и рядом с хвостом Авенариуса, в щель между плит, вонзился с противным скрипом широкий нож, который мог принадлежать только одному человеку в этом замке.
        - Йохо, будь ты проклят! - завопил ворон, но тут же замолчал, разглядывая перерубленную ножом веревку.
        - Все же сорванцы тебя обманули, - щеря белые зубы, лесовик показался из тени, подошел мягкой походкой к ворону и, предварительно вытащив нож, поклонился колдуну. - Могу ли я поговорить с тобой, Крестоносец?
        - Приветствую тебя, Йохо. Какие важные дела заставили лесовика покинуть долину и подняться в крепость, которую он так не любит?
        - Я действительно не люблю холодный камень, - поежился Йохо, обводя взглядом каменное окружение. - Не понимаю, почему даже трава не может зацепиться за этот безжизненный кусок горы? Но я поднялся не для того, чтобы избавить Авенариусу от повторного падения. Серьезное дело привело меня к тебе, Крестоносец.
        - Йохо, мы слишком давно знаем друг друга. И я не раз просил называть меня Самаэлем. В крайнем случае колдуном.
        - Я помню, Самаэль, но…, - Йохо поежился. - Я постараюсь не забыть этого, Самаэль.
        - Так что за дело? - напомнил колдун.
        - Да. Значит вот о чем я подумал, Самаэль. Наследник и Гамбо уже достаточно выросли. Многое из того, что я знаю, уже заложено в их светлые головы. Должен сказать, что растут они умными и сообразительными. Схватывают все на лету. Но этого не достаточно.
        - Я слушаю внимательно, мой лесной друг.
        - Как ты и просил, я учу их ловкости, хитрости и умению обращения с ножом. Все постепенно и ненавязчиво. Так?
        - Да. Ты повторил мою просьбу слово в слово.
        - Но нож слишком слабое оружие для наследника и его друга, - Йохо покачал головой. - Если мы хотим воспитать настоящего короля, то должны воспитать настоящего солдата. Нож…. Ножом хорошо снять часового. Хорош он и в тесной комнате. Но на поле битвы короткий клинок подобен жалу пчелы. Жалит, но не убивает. Нужен кто-то, кто научит их владеть мечом. Тот, кто научит их настоящему мужеству. Я всего лишь лесовик, и не способен дать им то, в чем они нуждаются. Боюсь, что скудность моих знаний не принесут слишком много пользы будущему королю Ара-Лима. Это все, что я хотел сказать, Самаэль.
        Колдун, слушая лесовика, кивал белой бородой.
        Лесовик говорит все правильно. Против Кэтера с одним ножом не пойдешь. И даже те знания, которые он, колдун, дает детям, не принесут большой пользы без умения сражаться. Конечно, можно приставить к мальчикам воина горняка. Он сможет научить их, как управляться мечом. Но этого мало. Очень мало. Нужны знания, которые позволят Аратею сражаться на равных с военачальниками Кэтера. И для этого нужен очень хороший учитель. Очень хороший.
        - Что ты предлагаешь, лесовик?
        Йохо немного помялся, собираясь с мыслями. То, что он хотел предложить Самаэлю выглядело по меньшей мере странным. Подобные мысли никогда не приветствовались в старом, прежнем Ара-Лиме. Обвинение в черной крамоле, по меньшей мере. Но сейчас другие времена, другие обстоятельства.
        - Отец наш Гран учил, что иногда, ради ближнего своего, мы должны жертвовать не только законами, но и принципами, - Йохо облизал сухие губы и продолжил, ободряемый взглядом колдуна. - Я знаю воина, который способен дать наследнику то, что не сможем дать мы.
        - Назови его имя? Знаю ли я его? И что это за человек, который согласиться обучить наследника искусству войны? Он смел? Он способен стать наследнику другом и учителем? Сколько он просит? Мы не сможем щедро заплатить ему. Собираемое по крупицам золото должно в будущем оживить целую страну.
        - Ему не нужно золото. Он ненавидит Кэтер так же, как его ненавидим мы. Может, даже больше.
        - Говори же! Кто он?
        - Да простит меня Гран, боюсь что его имя вызовет у тебя гнев, колдун. Потому… потому, что это майр Элибр.
        - Все. У лесовика окончательно повредились мозги, - встрепенулся Авенариус и боязливо посмотрел на небо, ожидая неминуемую кару в виде молнии, или, на худой конец, грома.
        - Помолчи, ворон, - резко оборвал причитания колдун и тут же обратился к лесовику, - Похоже Авенариус прав. Не перегрелся ли ты на солнце? Понимаешь ли сам, что ты хочешь? Майр Элибр, телохранитель сожженного короля Хеседа уже шесть лет как мертв. Шесть лет, лесовик! Или ты не видел, как убили его кэтеровские всадники?
        - Он лучший из лучших, Самаэль, - стоял на своем Йохо. - И в твоих силах, я знаю….
        - Лучший из мертвых, ты ведь это хотел сказать? Предлагаешь, чтобы я, Крестоносец, взял в союзники смертца? Кажется мне, ты не совсем понимаешь, что из этого следует.
        - Почему же? - Йохо пожал плечом. - Вы, Крестоносцы, сражаетесь против мертвых. Вы не приемлете ничего, что воняет могилой и потусторонними силами. В отличие от ваших извечных противников, Избранных, вы, Крестоносцы, проповедуете чистый дух и верное Отцу нашему Грану слово.
        - Поумнел на дармовых хлебах, - прокашлял Авенариус.
        - Почти так, - кивнул колдун, не обращая внимания на замечания птицы. - И даже зная все это, ты, лесовик, предлагаешь вернуть к жизни труп шестилетней давности? Чушь! Мы не сможем пойти на это.
        - Даже ради будущего короля?
        - Ты…! - колдун возмущенно махнул рукой, - Поднятые из могил смертецы несут зло и смерть. Где гарантия того, что майр не поднимет свой меч против нас, против наследника, против всей долины?
        - Человек, который погиб за жизнь наследника, даже мертвый не сможет причинить ему вред. Мне кажется, умирая, Элибр мечтал только об одном - чтобы Аратей вновь взошел на трон своей страны. И я знаю, я уверен, только он, майр Элибр, способен помочь ему в этом. Подумай, Самаэль, лучший меч мира будет на нашей стороне.
        - Глупец, какой же ты глупец, лесовик, - колдун почувствовал, как жжет его плечо печать крестоносца, - Если кто-то узнает, что мы приняли в свои ряды смертеца…. Представляешь, чем это может грозить нам? От нас отвернуться. Нас проклянут. И последний циркач не подаст нам на пыльной дороге руки. Я уже не говорю о том, что Избранные с радостью воздвигнут нам храмы. Мы же нарушим Старый Договор. Избранные только этого и ждут.
        Йохо улыбнулся. Он, действительно, уже достаточно знал колдуна, чтобы понять, Самаэль почти сломлен.
        - Вы сделаете так, чтобы никто и никогда не узнает, что Элибр появился среди живых. Для вас, Крестоносцев, это не сложно. Вы можете считать меня деревенским глупцом, ваше право. Но я убежден, если вы не призовете майра под знамена будущего короля, Ара-Лим никогда не прости вам этого.
        Колдун яростно кусал губы. Еще никогда ранее он не стоял перед разрешением такой сложной задачи. На чашу весов ложились слишком неравнозначные вещи. С одной стороны он должен сделать все, чтобы Аратей стал сильным королем и вернул под свою руку Ара-Лим. Именно этого требует его совесть Крестоносца. Но с другой….. На второй чаше лежат древние силы, потревожив которые можно разрушить все. Проклятый Старый Договор.
        - Ара-Лим ждет, - наполнил Йохо, прислоняясь спиной к колонне. Он сказал все, что хотел и теперь оставалось только ждать решения колдуна. И он готов был ждать сколь угодно долго.
        - Не торопи меня, - от страшного голоса колдуна даже Авенариус поспешил отойти подальше. Не приведи Гран, наколдует что с ярости. - Не торопи, лесовик. Я должен подумать.
        Самаэль стащил с головы расшитую бисером шапочку, подставил горному ветру лицо и, крепко сжимая витой посох,, задумался.
        «Думай, Самаэль, думай. И не забудь о том, что мертвые не любят, когда тревожат их сон. Не забудь о том, что остальные Крестоносцы не одобрят твоего решения. Отвернуться, сделают изгоем. Слишком призрачна удача. Слишком невероятен успех. Но если все получится….. Если Элибр действительно будет верен наследнику! Лесовик прав в одном, лучшего меча нет во всем известном мире».
        - Ради Ара-Лима, - прошептал Йохо, пристально глядя на колдуна. Словно хотел напомнить тому про новости из королевства, доставленные неделю назад гонцом. Но колдуну не надо напоминать о том, о чем болит его сердце.
        Кэтер планомерно уничтожает королевство Ара-Лим. На страну обрушиваются странные болезни, выкашивающие целые города. Жестокие законы не оставляют шанса выжить даже самым законопослушным жителям. За каждый взгляд, за каждое неверное движение, за тихое слово полагается смерть. В Ара-Лиме уже почти не осталось мужчин, способных держать оружие. Родителей убивают на глазах у детей, оставляя последних сиротами, у которых нет будущего.
        Доверенные люди разыскивают таких сирот и тайными тропами приводят их под защиту гор. Уже сейчас в долине, в семьях горняков живет по меньшей мере сто детей Ара-Лима. Когда-нибудь из спасенных можно будет воспитать новое поколение Ара-Лима. Маленькие подданные маленького короля. Короля Аратея, который поведет их за собой против Кэтера. С чем? С ножом от лесовика? С магией, что даст ему он, Самаэль? С горняками, которые ничего не смыслят в равнинных битвах? Верная смерть. Пустая смерть. Кэтер только улыбнется, раздавив необученного войне молодого короля. Не пожалеет ли он, колдун, о том, что не послушался совета лесовика? Пожалеет, когда уже будет поздно.
        - Я принял решение, - Самаэль погладил колдовской посох, словно прося у него прощение за свои черные мысли. - Я, Крестоносец Самаэль, беру на себя ответственность перед Отцом нашим Граном за тот шаг, что совершим мы во имя страны нашей, родины нашей - Ара-Лима. Мы призовем к себе смертеца, носившего шесть лет назад имя Элибра, личного телохранителя короля Хеседа. Не ради собственной прихоти и безопасности, не ради поклонения силам недобрым, ради будущего нового короля Ара-Лима - наследника по закону и совести Аратея.
        Колдун замер на мгновение, обратил глаза свои в сторону лесовика, к колонне привалившегося.
        - Ты! - его палец уткнулся в грудь Йохо. - Ты будешь первым, кто умрет, если смертец вздумает пойти против нас. Я лично выну из твоей головы мозги, что задумали рисковое дело. И поверь, лесовик, я ни за что не засуну их обратно.
        - Без мозгов будет тяжело, - Йохо улыбнулся, довольный решением колдуна. - Но я согласен. Потому, что твердо уверен, майр Элибр станет хорошим советником для молодого короля. Не то что мы, деревенские увальни. Когда мне отправляться в путь?
        - В путь? Желаешь отправиться сам?
        Странно. Только несколько минут назад колдун готов был проклясть лесовика за то, что он предложил взять нового союзника. Но теперь, все тщательно обдумав и взвесив, Самаэль понимал - Йохо предложил то, о чем ни один из Крестоносцев не позволил бы себе даже задуматься. И за это был благодарен колдун рыжеволосому лесовику.
        - Дорога мне известна, - сказал Йохо, потирая руки. Наконец-то он скоро увидит свой лес. - Место знаю. Надеюсь майр не забыл за шесть лет, кому он поручил ребенка. Да и с мертвыми я уже имею небольшой опыт общения. Лучше меня с этим поручением никто не справится.
        - Тебя могут схватить кэтеровские солдаты.
        - Это в лесу-то? - засмеялся Йохо, представив, как толпы закованных в железо легронеров рыщут по его родному лесу, пытаясь схватить неуловимого лесовика.
        - Элибр может не согласится.
        - Я постараюсь найти нужные слова.
        - Будет трудно. Смертецы не слишком разговорчивы. Сначала они убивают живых, а уж потом общаются с ними.
        - Я умею рисковать. К тому же у меня есть важный довод.
        - Какой?
        - Ара-Лим. Если майр Элибр не повредился, так сказать, умом, если он помнит, от чьих рук принял смерть, если осталось в нем хоть что-то от того героя, что мы знали, он вернется в зеленую долину вместе со мной.
        - Что ж, - колдун сотворил в воздухе оберегательный знак. - Через три дня ты получишь все необходимое. Я бы пошел с тобой, но думаю, буду только обузой. Моя работа начнется здесь, в долине. В твое отсутствие за детьми присмотрят кормилица Вельда и Авенариус.
        Ворон закатил глаза к каменным сводам, представляя, скольких перьев он может еще лишиться.
        - У меня единственная просьба, - замялся лесовик. - Если со мной что-то случится, мало ли какая напасть встретится, напомните Аратею и Гамбо, когда вырастут, что был такой лесовик, по имени Йохо, который положил за них жизнь. Что они были единственными, ради которых он не пожалел самого ценного, что у него осталось.
        - Я сейчас расплачусь, - хмыкнул ворон, предусмотрительно отходя подальше. Знал мудрый ворон, что таким горячим парням, как лесовик, горло птице свернуть, что плюнуть с высокой скалы.
        
        ХХХХХ
        
        В холодных камерах, что расположились длинными рядами под императорским замком было тихо. Многочисленные заключенные, томящиеся здесь, говорили мало и негромко. По тесным каменным мешкам передвигались осторожно, больше ползком, боясь нарушить гробовое спокойствие подземелья. Редко, очень редко темные подвалы нарушил крик несчастного, сошедшего с ума или переставшего воспринимать реальность. Тотчас к той камере спешили темные фигуры и мечами затыкали горло нарушителя, потревожившего покой. И тогда стены плакали теплыми кровяными каплями от боли и отчаяния.
        Здесь, под роскошными императорскими покоями, под величием и силой Кэтера, в переплетениях подземных коридоров, среди крыс и сочащихся из стен грунтовых вод, жил и творил свои заклинания человек, которого в Кэтере боялись даже больше, чем верховного императора. Здесь, в подвалах, находились владения мага Горгония.
        Каббар, верховный император Кэтера, часто спускался сюда. Если бы кто-то сумел разговорить молчаливых стражников, неподвижно стоящих по темным углам подземелья, то, возможно, узнал бы, что император предпочитает бывать здесь по ночам. Иногда, закутавшись в широкий плащ, он долго стоит против молчаливых камер, наблюдая за копошащимися в слабом свете факелов телами заключенных. Никто не знает, о чем думает в это время верховный император. Никто не может проникнуть в мысли самого могущественного человека мира. Разве только сам маг Горгоний.
        Вот и сегодня, в день своего рождения, в то самое время, когда под окнами императорского замка беснуется пьяная толпа, а в роскошных залах веселиться знать Кэтера, император спустился вниз, в сырость подземной тюрьмы. Не отвечая на осторожные приветствия охранников, он миновал длинный коридор с многочисленными решетками и остановился напротив железной двери.
        - Он здесь?
        Легронеры прикоснулись к рукояткам мечей и сделали по шагу в стороны:
        - Да, мой Император, - ответил старший из солдат.
        Каббар распахнул дверь и нагнувшись, вошел внутрь просторного помещения.
        Редкие светильники, заправленные плохим маслом, чадили, почти не освещая комнаты. Камин был завален объедками и тряпьем. Под ногами хлюпали отсыревшие тургайские ковры. Стены завешаны черным, в серых потеках, материалом. На потолке крепилась золотая звезда, подарок Императора, указывающая стороны света. За единственным столом, на высоком кованом стуле сидел Горгоний, подслеповато щурясь, вглядывался в мерцающее стекло магического зеркала:
        - Как забавно, - маг не обернулся на шаги. Знал, только Каббар может придти к нему, - Император вспоминает обо мне именно тогда, когда я заглядываю в его будущее.
        - И что же видит там великий маг?
        Каббар попытался заглянуть через плечо мага, но тот быстрым движением заслонил от него зеркало:
        - Простым смертным не дано права общаться с духами будущего. Не сердись, Каббар. Все, что узнаю, я рассказываю тебе. Твои глаза ослепнут, едва ты посмотришь туда, где властвуют сумерки.
        - А ты нет? Не ослепнешь?
        - Я Избранный. Мы общаемся с духами по их высокому разрешению.
        - Так что ты видел там?
        - Как всегда, только величие и славу, - маг обнажил гнилые зубы. - Твоя империя велика, и имя твое внушает всем уважение и страх.
        - Это я знаю и без тебя. Каждый день со всех концов империи торопятся в столицу Кэтера гонцы, спешащие рассказать о моем величии. Мне этого мало.
        Горгоний занавесил зеркало куском материи и обернулся к Императору:
        - Что же ты хочешь?
        Каббар выдвинул из-под стола второй стул, брезгливо смахнул с него обглоданные куриные кости.
        - Ты прекрасно знаешь, что мне требуется. Когда я увижу зелье бессмертия. Мне надоело довольствоваться пустыми обещаниями. Уже год, как я слушаю одно и тоже. Скоро, подожди, еще немного…. Терпение верховного Императора не бесконечно.
        - Знаю, - мягко ответил маг. - Знаю, Каббар, как торопишься ты расстаться с обычной жизнью. Но, поверь, это слишком сложная задача.
        - Даже для Избранных?
        - Даже для Избранных, - кивнул Горгоний, пристально всматриваясь в выражение лица Каббара. - Даже для меня, главного сановника Избранных. Требуется много составляющих, чтобы создать неповторимый эликсир.
        - У тебя есть все, что ты просишь. Травы, благовония, волшебные камни. Последний раз ты попросил меня найти глаз тысячелетней жабы. Я нашел и это. Но где результат? Или попросту обманываешь меня?
        - Не сердись, повелитель, - Горгоний заметил, как Каббар, как бы случайно, дотронулся до меча, что висел на его правом боку. - Император забыл о самом главном составляющем. Без него все мои старания превращаются лишь в слабую попытку создать нечто величественное.
        - Ты говоришь о золоте? У тебя его полные сундуки. Или мало в твоих тайниках драгоценных камней?
        - Золото и бессмертие вещи несовместимые, Император. Я говорю о сердце твоего самого злейшего врага.
        Каббар вскочил со стула:
        - Сердце врага? А кто по-твоему сидит в каменных мешках? Кого ты каждый день режешь на куски, колдуя над неостывшими внутренностями? Кто визжит от страха, когда я прохожу мимо камер? Мои верные друзья? Здесь, под замком самые злейшие мои враги. Ара-лимовские собаки. От седых стариков, место которых в кладбищенских ямах, до новорожденных, вытащенных из живота убитых матерей.
        Горгоний, слушая дикие крики императора, видя его вытаращенные безумные глаза все ниже и ниже опускал голову. Такого Каббара он еще не видел.
        - Мой Император! - маг решил, что официальный тон хоть немного убережет его от гнева Каббара. - Все это так. И истинны слова твои. Но из сердец этих врагов получаются совсем другие зелья. Посмотри, - Горгоний указал грязным ногтем на полки, заставленные стеклянными колбами и пузырьками, - Посмотри, что получается, если использовать внутренности тех, кто сидит сейчас в темницах. Средство от насморка, от чирьев, от злого глаза. Настойки поднимающие мужскую силу и настойки делающие сильного слабым. Я могу сотворить эликсир, заставляющий вспомнить все, даже утробу матери. Хочешь, я дам тебе зелье, приняв которое, ты вознесешься в небо и уже никогда не захочешь вернуться обратно.
        - В ад все твои яды, проклятый маг! - Каббар подскочил к стеллажам и взревев, словно дикий зверь, опрокинул их на пол.
        Сотни стеклянных сосудов, в каждом из которых была частичка чьей-то жизни, обрушились на камень, раскололись, лопнули гулким звоном и слились в одну большую лужу.
        Каббар подскочил к магу, схватил в кулак грязные ворота балахона, стащил его со стула и притянул к себе:
        - Мне нужен один единственный эликсир. Я хочу, и я стану бессмертным. Даже если для этого мне придется убить тебя, Горгоний.
        Маг зашипел, словно змея. Его лицо исказилось, глаза налились недобрым огнем. Цепкими кривыми пальцами он разогнул крепкие руки императора и без всякого стеснения оттолкнул его от себя.
        - Хочешь стать бессмертным, щенок? Тогда принеси мне сердце! Сердце не сброда и скота. Сердце наследного короля. Ты знаешь, о ком я говорю. У тебя, о великий и всесильный щенок Кэтера, есть только один враг, которого ты должен бояться и чьей смерти ты должен жаждать так сильно, как можешь. Я говорю о наследнике Ара-Лима. О том самом младенце, которого вынесли из-за стен осажденной Мадимии. О том самом младенце, про которого в Ара-Лиме слагают легенды. Где он?! Где?!
        Горгоний пододвинулся вплотную к замершему, словно изваяние Императору, дыхнул на него гнилой запах:
        - Принеси сердце наследника Ара-Лима. И тогда я сделаю тебя бессмертным. И больше никогда не смей угрожать мне. В руках и в голове мага больше силы, чем в твоей глупой голове.
        Маг взобрался на свой железный стул, вытащил из-под стопки книг древний фолиант, раскрыл на заложенной странице и водя по строчкам пальцем стал читать древние письмена не обращая более внимания на Верховного Императора.
        - Прости меня, Горгоний, - тихо попросил Каббар, встряхнув головой, словно прогоняя остатки гнева. А может и страха перед главным сановником Избранных. - Я забыл твои уроки, дал волю словам, а не разуму. Прости.
        Маг сморщил лицо, покрытое вечно гноящимися волдырями:
        - Простить нетрудно, мой мальчик, - отодвинул книгу, спрятал усмешку в губах, покрытых коркой. - Горгоний слишком мудр, чтобы обижаться на верховного Императора Кэтера. Тем более, в день его рождения. Надеюсь, эти жирные свиньи, что считают себя владельцами твоей империи, славно веселятся наверху?
        Прощеный Каббар улыбнулся. Он знал, насколько Горгоний не любит кэтеровскую знать. Знал, что старик не любит скучных разговоров про богатства и развлечения, о которых только и говорят вельможи. Маг всегда презирал роскошь. Однако, при всем при том, Горгоний никогда не отказывался от щедрых подношений, которыми его одаривал Каббар. Куда только они исчезали, не знал даже он, Император. Подвалы столицы Кэтера Трибы бездонны.
        - Как поживает Королева? - маг сделал вид, что не заметил, насколько неприятен последний вопрос Императору. - Надеюсь она в добром здравии? Я каждый день молюсь, чтобы боги послали ей здоровье и удачу.
        Три года назад Император, следуя устоявшейся многовековой традиции и исходя из собственных политических интересов, взял в жены дочь фессалийского царя принцессу Стинию. В обмен на обещание не нападать на Фессалию, вместе с двумя легрионами фессалийских солдат, Каббар получил два миллиона стеронов золотом, и в придачу, милое создание, которую сразу же после обряда спрятал в хорошо охраняемой башне, рядом со своим дворцом.
        За все время их супружеской жизни Стиния готова была два раза подарить Императору наследника, но оба раза все заканчивалось неудачей. Горгоний знал, что в высших кругах Кэтера поговаривают о том, что Император Каббар гораздо удачливее на поле боя, нежели в постели у Королевы. Маг также помнил, что по старому закону, если Королева и в третий раз не сможет осчастливить Императора, то ее ожидает позорная смерть.
        - Королева готовится стать матерью, - Каббар поморщился от вопроса Горгония. - Мои предсказатели обещают, что наследник родится сильным и здоровым.
        - Как и ты, мой Император, - склонился маг, стараясь, чтобы Каббар не заметил ехидного блеска его глаз.
        Он один знал, как далеки слова Императора от истины. Звезды, выстроившиеся на небесном своде Кэтера говорили Горгонию совсем о другом.
        - Кстати, я приготовил небольшой подарок. Надеюсь, он тебе понравится. Идем со мной, император Кэтера.
        Маг сполз со стула и направился к дальнему углу комнаты, где находилась крошечная дверь.
        - Не сочти за унижение, пригнись, - попросил маг, первым проходя в низкий проем.
        Каббар, согнувшись, проследовал за магом. Он еще никогда не был здесь, в секретной комнатке мага. Раньше, на вопросы относительно железной двери, Горгоний уклончиво отвечал, что за ней хранятся опасные реактивы.
        Пискнула под кованым сапогом крыса, пахнуло в лицо спертым воздухом. Каббар на мгновение остановился, почувствовав запах, который он не спутал бы ни с одним земным запахом. Так сладко могла пахнуть только кровь.
        К его удивлению комната была хорошо освещена. На трехногих подставках горели толстые свечи, дающие достаточно света, чтобы во всех подробностях рассмотреть убранство секретной комнаты мага.
        Совсем крохотное помещение. Несколько шагов в длину, несколько короче в ширину. В самом центре железный стол, на котором еще сохранились следы крови. Каббар знал - чьей крови. Камеры подземелья пополнялось практически еженедельно.
        Рядом со столом, в полу, отверстие, уходящее глубоко под землю. Выносить и хоронить человеческие остатки слишком дорого для императорской казны.
        Каббар поморщился, разглядев на столе причудливые инструменты для работы с человеческими телами.
        - Считаешь, что я жесток с материалом? - спросил маг, заметив исказившееся лицо императора.
        - Тебя считают ужасным, - признался Каббар, обходя стороной отверстие в каменном полу.
        - Ужасным? Как интересно. Даже ужаснее тебя, мой Император? Как же заблуждаются люди!
        - Но это действительно так. Здесь, в подземелье ты творишь свои страшные вещи. Твое имя вызывает страх у людей. Я уже не говорю о пленниках. Как только они узнают, что путь их лежит в подземелья императорского дворца, они готовы самостоятельно проститься с жизнью, нежели оказаться здесь, на этом ужасном железном столе.
        Горгоний ничего не ответил императору. Конечно, он мог бы сказать, что в отличие от Каббара, который осуждает людей на долгий плен и отчаяние, он, маг Горгоний, дает скотам легкую смерть.
        - Оставим пустые разговоры, Каббар. Я привел тебя сюда не для того, чтобы выяснять кто из нас внушает больший страх друзьям и врагам Кэтера.
        - Согласен, великий маг! Я помню, зачем мы здесь. Но не вижу своего подарка? Или это очередная порция яда, от которой три дня валяешься в мягких постелях и ничего не помнишь?
        - Лучше, Каббар. Гораздо лучше, - маг поманил императора поближе. - Стань здесь, верховный Император Кэтера. И посмотри сюда.
        Горгоний указал на каменную стену, напротив которой находился сам.
        - Долгими ночами я готовил заклинание, которое было бы достойно стать подарком для моего Императора. Я знаю, что ты желаешь больше всего. Я вижу это, проникая в твои мысли и видя твои сны. Ты ищешь ответа на вопрос, который мучает и меня. Жив ли наследник? И если жив, где он сейчас и что делает. Или я не прав.
        - Ты прав, маг, - Каббар предпочел согласиться с Горгонием. Мысли о спасшемся наследнике не часто посещали его, но в связи с последним разговором о создании зелья бессмертия узнать местонахождение наследника было бы весьма полезно. - Тысячи моих шпионов наводнили мир, ища следы аралимовского щенка. Но пока все тщетно. Он словно испарился.
        - Верю, что смогу помочь тебе, Каббар, - маг вынул из углубления в стене крошечный пузырек с черной жидкостью. Несколько капель дурно пахнущей жидкости упали на его ладонь. - Я приготовил зелье, выпарив над священным огнем тысячу человеческих глаз. Неприятное, скажу, занятие. Люди так противно визжат, расставаясь с такой мелочью, как глаза.
        Горгоний растер капли между ладонями. Каббар, чувствуя, как к горлу его подступает тошнота, заметил, что между ладонями Горгония засветилось колдовским огнем сияние. Маг подошел к каменной стене, встал напротив нее и заговорил тихим голосом:
        - Да станет твердь водой, а вода воздухом. Да станет далекое близким, а до высокого рукой дотянуться. Да придет к нам мудрость твоя, Хамхел-Рокха! Раствори соль земную, раствори соль водяную. Призови материю, подвластную тебе и сделай глаза наши всевидящими. Повинуйся именем солнца, повинуйся именем луны, повинуйся Хамхел-Рокха!
        Маленькое помещение неожиданно наполнилось ревом, словно от морского прибоя. Ударило по перепонкам, отбросило мага от стены. Но Горгоний, прокричав что-то, задрал руки с горящим на них светом. И вдруг стена, лицом к которой обращен был маг, вспыхнула непереносимым светом. На миг ослепила и мага и императора. И проступили на ней знаки непонятные, линии длинные переплетенные, лики ужасные.
        - Повинуйся! - страшно закричал маг, простирая вперед ладони свои.
        В один миг погасло пламя, остались лишь горящие рисунки. В самом центре треугольник огненный. По его краям два меча пылающих. Под треугольником буквы, все время порядок меняющие. А над ним крест с тремя перекладинами.
        Горгоний, не опуская рук, подскочил ближе к стене, прикоснулся к центру треугольника. Под его ладонями разгладился камень грубый, обернулся гладким зеркалом, в котором не отражалась комната подземная.
        - Покажи,… покажи нам Хамхел-Рокх наследника аралимовского. Если жив - покажи. Если мертв - покажи. Если даже и не было его - покажи.
        Треугольный знак помутнел ненадолго, но сквозь блики и вспышки стали проступать очертания смутные. Словно кистью молевщика странствующего размытые.
        - Ближе! - зашипел маг.
        Каббар, словно к нему обращен был призыв, сделал два шага вперед, на ногах негнущихся, глазами стену зеркальную буравил, стараясь понять, что показывает оно. И увидел он, как два маленьких человека, сгибаясь под тяжестью тяжелых корзин с камнями, поднимаются по узким ступеням. Одна из крошечных фигур, словно почувствовала, что кто-то смотрит на нее сквозь дикие расстояния, повернула голову. И закричал император Кэтера. Потому, что узнал в обращенных к нему глазах взгляд последний короля Хеседа, сожженного им на костре под стенами столицы Мадимии.
        - Успокойся, мой Император, - маг дотронулся до плеча Каббара. - Старый король давно мертв. А это всего лишь его копия. Юная и глупая. Это наследник. Тот самый, о котором мы беспокоимся.
        - Значит, жив он? - страх прошел. И теперь Каббар разглядывал ребенка с интересом зверя, почуявшего добычу. - Где он? Что это за место?
        - Кто знает? - маг пожал плечами. - Нам и так многое показано. А теперь прости. Хамхел-Рокх не любит долго говорить со смертными. Отпустить его требует. Так не станем противиться духу воздушному, оказавшему нам, ничтожным, почести.
        Горгоний свел ладони вместе, и стена, словно ждала этого, скрыла все - и мечи, и крест, и треугольник с видением.
        - Он жив, - император сжал виски. - Жив, проклятый аралимовский щенок. Где найти его?
        Маг, вытер ладони о грязный балахон, развел руки:
        - Скорее всего там, где твои солдаты не смогут достать его. В горах, что на востоке от Ара-Лима.
        - Я пошлю туда армию. Мои верные легрионы обыщут все горы, но найдут гаденыша.
        Каббар, в сильном возбуждении, перепрыгнул яму, что вела в самый центр земли, выскочил из комнаты. Горгоний поспешил за ним:
        - Это плохая мысль, мой Император, - слова мага были спокойны и рассудительны. - Послав в горы доблестные легрионы Кэтера, ты ничего не добьешься. Поверь мне, мой мальчик. Даже мы, Избранные, не в силах остаться в живых в этой дикой местности. Это территория Крестоносцев. Верные им горняки, отродья, никогда не спускающиеся в долины, надежно защищают серые камни от чужаков. Твои солдаты будут раздавлены темными скалами. Горняки коварны и жестоки, и они знают, как надежно спрятать сокровище.
        - Но он нужен мне! Мне нужен аралимовский наследник! Скажи, Горгоний, что мне делать? Помоги мне, как помог уничтожить Ара-Лим. Разве твоя магия не может достать одно единственное существо, спрятавшееся за скалами?
        - Наследника оберегают Крестоносцы, - проворчал маг. - А они все еще сильны. Наш орден Избранных пока не в силах преодолеть их охранные заклинания. Но поверь мне, я сделаю все от меня зависящее, чтобы выполнить волю твою. Существует масса способов, чтобы выкрасть из горной страны мальчишку. Или, если не получиться, принести хотя бы его сердце.
        - За гаденыша могут выступить горняки.
        - Кучка глупых созданий, которых не беспокоит ничего, кроме своих богатств, укрытых в подземных лабиринтах.
        - А Крестоносцы? Если вы их боитесь….
        - Избранные никого не боятся, - перебил Каббара маг. - Если бы выжившие из ума старики были такими страшными, как ты их представляешь, твои доблестные легрионы никогда бы не захватили королевство Хеседа. Не волнуйся ни о чем, мой мальчик. Старый маг Горгоний никогда не обманывал тебя. Придет время, и ты увидишь жалкого наследника уничтоженной страны у своих ног. А если хочешь, чтобы это случилось поскорее, давай обратимся к ваалам. За деньги эти наемные убийцы найдут кого угодно и где угодно, даже под скалами восточных гор.
        - Ты прав, Горгоний. Ты как всегда прав. Ваалы надежные наемники. Но если они не принесут мне сердце наследника, то я отправлю в горы свои легрионы, одобряешь ты это или нет. Я не могу и не умею ждать.
        Маг Горгоний покачал головой. Император также нетерпелив, как и жесток. Его желание стать бессмертным и единолично управлять миром убивает столько людей, сколько не погибло за все войны. Но Избранные считают это благом для себя. И пока так будет продолжаться, они, Избранные, и он, главный сановник, будут поддерживать Императора. Слишком многое их связывает. Как Каббар не сможет более существовать без поддержки магов, так и Избранные не смогут обойтись без Императора.
        Со стороны коридора послышался шум. Невнятные крики, громкие предупреждения.
        - Кто смеет нарушать покой мага? - Горгоний пошаркал до дверей и приоткрыл их:
        
        - - Сегодня мне потребуются мозги двух бестолковых солдат, - вкрадчиво сказал он, обращаясь к побелевшим от ужаса охранникам. - Разве я не говорил, что никто не должен беспокоить полет моих мыслей?
        - Простите, господин, - солдаты, загромыхав доспехами, рухнули на колени. - Простите, но Императора хочет видеть сатриций Нибур. Мы предупреждали его, что Император говорит с вами, господин, но сатриций настаивает
        В стороне, подбоченясь, стоял довольно толстый человек, чья богатая перевязь, завязанная чуть ли не у шеи, говорила о его высоком статусе. При появлении мага сатриций благоразумно отступил от дверей, что, однако, не уберегло его от недоброго языка Горгония.
        - Сатриций Нибур? Тот самый Нибур, про которого говорят, что он плетет заговоры за спиной нашего верховного Императора?
        Сатриций покачнулся, мгновенно посинел и залепетал что-то в свое оправдание.
        - Горгоний, ты перепугаешь всю мою знать, - из покоев мага показался Каббар. - Сатриций из славного рода. Он служил еще моему отцу и, доказав свою безграничную преданность, вряд ли помышляет что-то против меня. Не так ли?
        Нибур замотал головой так, что во все стороны полетели мелкие капельки пота, проступившие на его черепе.
        - Не люблю жирных патрициев, - проворчал Горгоний, отходя в тень.
        - Их и не надо любить, - сказал Каббар тише, чем мог услышать испуганный человек. - Ими надо управлять. Что случилось, Нибур?
        Придя в себя, сатриций на всякий случай упал на колени, не беспокоясь о чистоте белоснежных одежд, и воздел к Каббару руки:
        - Добрая весть, мой Император. Да хранит вас Отец наш Гран. Очень добрая весть.
        - Чем больше говоришь, тем меньше хочется тебя слушать. Говори короче, Нибур.
        - О, мой Император! Королева Стиния только что ….
        - Что? - побледнел Каббар, сжимая плечо сатриция. - Говори же! Это случилось?
        - Да, мой Император! Только что, мой Император! Королева Стиния соизволила подарить Империи Вашего ребенка.
        - Слышишь, Горгоний! - Каббар обернулся к магу, возбужденно блестя глазами. - Это случилось! У меня есть сын! Есть наследник Кэтера!
        - Простите, мой Император…., - залепетал сатриций, дрожа, как высохший лист от ветра.
        - Я воспитаю его так же, как года-то отец воспитал меня. Я оставлю ему весь мир. Сын! Благодарю тебя, Отец наш Гран! Как ты милостив! Почему ты стоишь на коленях, сатриций? Встань, Нибур. Ты принес мне радостную весть и я хочу наградить тебя. Что хочешь ты? Золото? Землю? Тысячи скотов? Говори, сатриций, ибо велика моя радость в этот прекрасный день! Что? Что ты мычишь, Нибур?
        - Мой Император! - сатриций прижался к ногам императора. Дрожал всем телом и даже толстая накидка потемнела от пота. - Я только хотел сказать….. Не сын. Королева только что родила дочь. Вашу дочь, мой Император.
        Маг Горгоний тихо качал головой, отходя подальше в тень.
        Верховный Император Каббар замер, осмысливая слова сатриция. Склонил голову, глядя куда-то вдаль, в темноту подземелья.
        - Ты говоришь, Стиния подарила мне дочь?
        - Истинно, мой Император, - прохрипел сатриций, чувствуя, как от императора исходит непонятная волна угрозы. - Прекрасная маленькая дочь, мой Император. Народ Кэтера уже извещен и радуется этому вместе с тобой, мой Император.
        - Радуется?
        Каббар, словно очнувшись, обернулся, посмотрел на застывшего мага. На солдат, замерших у дверей.
        - Радуется…. Кэтер радуется, что у меня нет сына?
        - Да…, то есть я хотел сказать, что все мы….
        - Молчи, сатриций Нибур. Молчи. Сегодня мой день рождения. И день рождения дочери верховного Императора. Ты ведь знаешь, Нибур, что в таких случаях положены жертвоприношения Грану.
        - Десять белых баранов ждут у жертвенных камней, мой Император.
        - Баранов? Зачем убивать бедных, ни в чем неповинных животных. Отец наш Гран не обидится, если вместо десяти тощих баранов ему преподнесут одного жирного барана. Я прав, Горгоний?
        Маг, спрятав руки в рукавах, склонил голову:
        - Как пожелает великий Император.
        Казалось, что Каббар находится в каком-то забытьи. Слова его были протяжны, тихи. Так говорят мудрые старики, умудренные годами долгой жизни. Пожалуй только один Горгоний понимал, что творится в душе у верховного Императора. Надежда на продолжение рода рухнула. Стиния, фессалийская принцесса, Королева Кэтера, подарила не тот подарок, который ожидал Император.
        - Знаешь, Горгоний, - Каббар посмотрел на мага взглядом, в котором плескалась кровь. - Я хочу разделить радость с теми, кто ликует в моем дворце по поводу того, что у меня не родился сын. Я хочу посмотреть, как они это делают. Я ухожу.
        Каббар двинулся к выходу из подземелья. Сатриций, подхватив испачканные концы белого плаща и лепеча поздравления, поспешил было за ним. Но Каббар, сделав только два шага, остановился, что-то вспомнив:
        - Горгоний? Кажется ты говорил, что у тебя есть средство от докучливой головной боли?
        - Прости, Император, - маг хищно ощерился. - Но ты сам расколотил все готовые склянки. Мне придется создать новый эликсир. Но тот материал, что сейчас находится в камерах, непригоден. Придется искать новый.
        - Сделай это, - император склонил голову в сторону разглядывающего грязный пол сатриция. - Моя голова раскалывается от новостей.
        Верховный Император Кэтера надвинул на голову капюшон, кивнул магу и направился к выходу.
        Нибур, высокородный сатриций, владелец обширных земельных уделов на юге страны, хозяин нескольких сотен скотов и двух десятков наложниц, не сделал и шагу. Легронеры, повинуясь молчаливому приказу Горгония, сбили его с ног, оглушили сильными ударами и, подхватив за ноги, поволокли внутрь личных владений мага. В ту самую комнату, где стоял железный стол со следами крови, а рядом чернела дыра, которая служила бесконечной могилой для многих и многих.
        Маг Горгоний поспешил следом. Он торопился выполнить заказ Каббара потому, что знал, не пройдет и часа, как подвалы императорского замка наполнятся воем и воплем нескольких десятков высокородных сановников, чьей виной будет только одно - слишком рьяное желание первыми поздравить Императора Кэтера с не рождением его сына.
        Спасутся те, кто умеет молчать и думать.
        
        ХХХХХ
        
        От спаленной шесть лет назад деревни не осталось и следа. Лес быстро захватил оставленную лесовиками территорию. Закрасил зеленью красные пятна на земле, спрятал от любопытных глаз сгнившие кости, закидал листьями давно не топтаные тропинки. Только одинокий колодец из крепкого камня, окруженный непролазной изгородью можжевельника, напоминал о том, что здесь, в самом сердце леса, жил когда-то род лесных людей.
        Йохо погладил траву, служившую надгробиями погибшим лесовикам. Зажмурился, пытаясь вспомнить всех, кого знал и кого помнил. Посмотрел в ту сторону, где стоял его дом, а теперь зеленела целая поросль молодых деревьев. И вновь к нему вернулось забытое чувство вины. За то, что не успел предупредить, за то, что не отомстил, не прирезал ни одного кэтеровского солдата.
        - Мне пора, - прошептал он, поднимаясь. - Молодой король Ара-Лима ждет меня. Когда он вырастет, обещаю, я расскажу ему, какими вы все были смелыми и добрыми. Расскажу, как погибли вы от рук врагов его. Верьте, он узнает это.
        Налетевший от леса тихий ветер качнул макушками деревьев, словно отвечая лесовику. И почудилось Йохо, зашептали ему слова прощения те, кто лежал под травой. Он улыбнулся, через силу сдерживая слезы:
        - Пора. Прощайте.
        Развернулся, и больше не оглядываясь, побежал, не разбирая дороги, к тому самому месту, куда послал его в первый раз колдун Самаэль. К мертвому дереву, под которым лежали тринадцать лесовиков. Под которым лежал и майр Элибр.
        Лесовик бежал вперед, позабыв о старых ловушках, о хищниках, которые забыли, кто настоящий хозяин в этом лесу. Бежал Йохо не от собственной совести, а от горькой боли, что плескалась в его сердце. Все долгие шесть лет он мечтал вернуться сюда, в деревню, и вымолить прощения у тех, кого не успел спасти. И он вернулся. И получил то, что хотел.
        До сухого дуба лесовик добрался ближе к вечеру. Первым желанием его было уйти обратно, подальше от мертвого места, переждать ночь, а уж с первыми солнечными лучами вернуться. Но Йохо помнил наставления колдуна. Вытащить майра из могилы возможно только в полночь, когда на земле властвуют духи тьмы.
        Помянув нехорошо колдуна, лесовик принялся за дело. Собрал по округе сухих веток, коряг трухлявых. Соорудил четыре костра, сориентировав их согласно странному приспособлению, что получил от Самаэля. Стекляшке, зеленоватой жидкостью наполненной, поверх жидкости спица блестящая плавает, не тонет.
        Первая куча дров и торчащая на ней короткая свеча там, куда указывало острие вертлявой спицы. Второй костер запылает с другой стороны поляны, напротив первого. Остальные две кучи Йохо свалил строго по сторонам.
        Затем вытащил из наплечной сумки веревку, тонкую, да длинную, колдуном заговоренную. Посматривая в сторону дуба, разложил веревку вокруг поляны на мертвой земле. Только-только хватило. Завязал узел крепкий. Плюнул на него. Не колдун велел, сам решил, что так надежнее.
        Разложил на лопухе сорванном четыре пузыря. Если не врал колдун, в пузырях тех была вода, собранная со всех четырех сторон света. Заговоренная, как положено. Долго вертел в руках свиток с заклятием, повторяя про себя слова замысловатые. И зубами стучал сильнее, с каждой минутой ночи дожидаясь. Хоть и смел был лесовик, да отчаян до безрассудства, побаивался Йохо дела предстоящего. С мертвецами разговор иметь - наипоследнейшее приключение, которого желать стоило.
        Ночь в лесу быстро наступает. Едва солнце за макушками деревьев скроется, почитай и тьма пришла. Знай только глаза широко открытыми держи. Да приготовь нож острый, чтобы уверенность и смелость до конца тебя не покинули.
        - Что ж ты, колдун, со мной не пошел? - шептал Йохо, дрожь унять стараясь. Да только плохо получалось с дрожью предательской справится. - Что ж ты, раз умный такой, прямо из замка не сумел смертеца поднять. Наколдовал бы что-нибудь, глядишь, трупик бы сам до замка горного дотопал. И ему хорошо, и мне спокойнее.
        Перед самой полуночью разобрала Йохо икота. Да такая сильная, что совсем упал духом лесовик. Колдун приказал говорить заклинание страшное непрерывно, без остановок. А как говорить, если грудь дергается, да звуки непотребные на весь лес разносятся?
        Зря Йохо волновался. Как только услышал скрип дуба, корни раздвигающие, в миг икать перестал. Наоборот, дыхание перехватило, воздуха в груди хватать не стало
        - И то правда, что люди говорят, от страха всякая гадость проходит, - прошептал лесовик, в ночь вглядываясь. Глазами зоркими, с детства к темноте приученными, разглядел движение у дуба. Толи земля глыбами вспучивается, толи дуб корнями шевелит.
        - Пришло времечко, - пискнул Йохо, пузыри колдовские в кулаки загребая.
        А ночь такая тихая, такая безоблачная. Не будь дуба мертвого, а под ним смертцев приставучих, подняться бы во весь рост, да спеть песню веселую про звезды яркие.
        Лесовик на коленках подобрался к первому костру. Зубами вырвал из пузыря нужного пробку, выплеснул содержимое на дрова. Шустро, ноги высоко задирая, чтобы о корень какой не споткнуться, добежал до следующего складовища сухого. Спешил, слыша звуки скрипучие от дуба исходящие. С оставшимися кострами быстро разделался. Вернулся к первому, на который острие спицы все время указывало. Отдышался чуть, глаза прикрыв. Нашарил в кармане камушек зеленый, волшебной силой наполненный, беду отворачивающий. Да и вышел под свет луны, на паутину тресканную, сухую и мертвую.
        Задрожала под ногами земля, наизнанку выворачиваясь. Взвились корни сухие, фонтаны земляные создавая. Раскрылась земля мертвая, и перед глазами лесовика, которому совсем нехорошо стало, под звездное небо ночи выползли из своей могилы тринадцать смертцев. Тринадцать лесовиков, давным-давно под дубом убитых.
        - Ты, лесовик? - зашептали, песком в глазницах пустых пересыпаясь. - Пришел, значит? Говорили тебе, дождемся мы. Хорошо живого видеть, радостно. Иди к нам, лесовик. У нас земля теплая, корни мягкие, время течет медленно.
        - А вы за шесть лет-то и не изменились, - заплетается язык, губы как воды студеной напились, онемевшие. Но ноги в лес не бегут, стоят твердо, рука камень заветный в кармане тискает. - Все такие же гостеприимные. Да только не к вам пришел.
        - А что так? - по черепам пустым и не видно, удивляются ли смертецы, или смеются над живым. - Не мы к тебе, ты к нам пожаловал. Кроме нас здесь и нет никого более.
        - Как нет? - осмелел лесовик, видя, что замерли смертецы, от дерева сухого и шагу не делают. - А где же труп, который под землю утащили шесть лет назад? За ним пришел. Его и отдайте, пока добром прошу.
        Затряслись головы пусты, песок из глазниц на землю мертвую просыпался. Странный смех у смертецов, будто лезвием ножа по камню заточному. От такого смеха любой смелый духом волю теряет.
        - Странный ты, лесовик, - сказали смертецы, двинулись на Йохо, полукругом широким заходя. - Как можем отдать мы того, кто нас от скуки вечной спасает? Вот и тебе пора к нам присоединится. За те годы, что не приходил, многое ведь случилось? Расскажешь нам, от скуки избавишь. Иди к нам, лесовик, мы тебя не обидим.
        Йохо стрельнул глазами по сторонам. Еще немного, заключат его в круг, не вырваться. Но с места не сдвинулся. Растопырил ноздри, воздух ночной в себя втягивая:
        - Не хотите по хорошему? Воля ваша. Тогда не обижайтесь на живого.
        Расставил плечи пошире, запрокинул лицо к луне любопытной, заговорил скороговоркой торопливой, повторяя заклинание, что на свитке колдовском значилось:
        - Вечный, несотворенный Отец всех счастливых мертвых! Хвала тебе и обожание твоих велений. Воззри на меня, твоего недостойного слугу, и на мои чистые помыслы. Дай ветра небесного, дай воды небесной, дай огня небесного во славу твою….
        Боковым зрением уловил, как остановились смертецы, корявые лапищами глазницы прикрыли. Увидел, как вспыхнули огнем складовища, заранее из веток сухих сложенные. Ветер кинулся в лицо, ударил по кудрям спутанным, да на смертецов набросился. А за границами земли мертвой, за веревкой заговоренной, дождь с неба обрушился. В одно мгновение стену мокрую из капель воздвиг. Подумал Йохо - велико колдовское слово, и смертца векового остановит, и мертвого из могилы вытащил. Продолжил посуровевшим голосом:
        - … Удостой послать ко мне твоего ангела… как его…, - Йохо замер неожиданно, сбился, заклинание позабыв, быстро заглянул в свиток, нашел нужное место, по буквам слово сложное прочитал. - … Депрекордоминина, чтобы он призвал, нет, тоесть приказал рабам твоим и товарищам твоим повиноваться мне. Приди же, ангел над мертвыми царствующий, чье имя … о господи, чтоб твою глотку, колдун, судорогой свело, … Депрекордоминин.
        Зашипели, погасая костры, мокрым покрывалом рухнул на лес волшебный дождь, ветер улегся, устав, на мертвую землю.
        Смертецы уже не закрывали глазницы, песком наполненные, зло шипели, к лесовику приближаясь. На нож, в руке лесовика появившегося, внимания не обращали. Когда слово заклинания нарушено, никакой нож не поможет.
        Поздно лесовик спохватился. Назад кинулся, под прикрытия леса, да смертецы уже в полный круг его взяли. Вспомнил Йохо тут же и напутствие Самаэля, строго запретившего слова посторонние в клятву вставлять, вспомнил, как в первый раз его смертецы играючи по земле костяшками катали. А в этот раз так легко не отделается. Прямая дорога под дуб сухой. Значит судьба у лесовика такая, живым под землю погребенным быть.
        Почувствовал Йохо на теле своем прикосновения от костей чужих, ухнуло сердце, ужасом, как путиной липкой обернутое, зажмурил крепко глаза, до пятен разноцветных скачущих. Хорошо хоть не с чужими в могилу ляжет. Со своими, лесовиками, предками старыми. Одно облегчение.
        - Не трогайте его!
        Цепкие пальцы враз лесовика отпустили. Тело, никем не поддерживаемое, рухнуло на землю-камень.
        У дуба стоял, на меч опершись, человек не человек, мертвый не мертвый, но и не живой. Волосы клочьями с головы сухой свисали. Одежда кусками на теле сухом болталась. Железный панцирь, пылью покрытый, камнем исцарапанный, в многих местах пробитый, на плечах болтался. От сапог кожаных, твердым металлом подбитых, только тот металл и остался.
        - Майр? - ахнул Йохо, глаза протирая. Всего ожидал, но только не этого. Самаэль, в дорогу отсылая, говорил, что мертвого из могилы только заклинание надежное вытащит. А раз заклинание не получилось, как тогда вышло? - Майр Элибр?
        Смертецы, до того зло поглядывающие, к мертвому воину отступили, стали по сторонам в почтении.
        Наклонил голову мертвый, удивленно взглянул на лесовика ссохшимися глазами. Словно и не лежал в земле шесть лет.
        - Или не узнал меня майр? - Йохо поднялся. Теперь уж терять нечего. При первой же опасности дорога за спиной свободна. Бросится в бегство, не задумается.
        Майр долго молчал, разглядывая Йохо: Голова по сторонам, как от ветра сильного качалась.
        - Узнал я тебя, лесовик. Узнал. Как не узнать, когда часто вспоминал о тебе.
        - Что ж это за место такое, что все меня вспоминают? - пробормотал Йохо, а громко, для всех, сказал:
        
        - Раз вспоминал, значит не стоит и историю рассказывать. Сам должен понять, зачем я в дыру это дьявольскую явился.
        Смертецы заново зашипели, на лесовика поперли, но остановились, повинуясь взмаху руки мертвого телохранителя.
        - Выполнил ли ты просьбу мою, лесовик?
        - О том сам узнаешь, если со мной отправишься?
        Йохо уже в себя пришел. Да и дрожь в коленках исчезла. Знал, сработало заклятье, что колдун дал. Может и не полностью, но свою часть сделало. Теперь дело только за ним, за лесовиком. Уговорить майра уйти от могилы нелегко. Для этого веская причина должна быть. И такая причина, считал Йохо, у него имелась.
        - Шесть лет я в земле лежал. Шесть лет каждый день и каждую ночь чувствовал, как умирает Ара-Лим. Умирает страна, ради которой я кровью оросил эту землю. Я слушал каждую птицу, что пролетала надо мной, говорил с каждым червяком, что вгрызался в мое тело. И никто из них не слышал о наследнике, которого я поручил тебе, лесовик. Нет больше Ара-Лима. Зачем мне идти с тобой. Увидеть такую же мертвую землю как и здесь. Но я лучше останусь под деревом мертвым. Буду помнить свою страну живой и прекрасной.
        - Останься…, - зашипели смертецы. - Ты не рассказал нам столько историй.
        Майр покачал головой:
        - Они правы, лесовик. Здесь, под твердой землей так прекрасно. Так тихо и спокойно. Нет войн, нет крови. Уходи, лесовик.
        - Но ты нужен Ара-Лиму! - воскликнул Йохо.
        - Я сделал все, что мог для этой страны. Я не пожалел себя. Нельзя требовать от мертвого больше, чем он сделал будучи живым. Если тебе больше нечего сказать, лесовик, оставь нас в покое. И не твори больше заклинаний, заставляющих меня покидать могилу.
        - Не-ет! - закричал Йохо. - Я не отпущу тебя просто так. Ты, который славился своим мужеством и отвагой, ты, который был лучшим другом и телохранителем старого короля, ты, который отдал мне младенца, хочешь спрятаться под толстым слоем земли? Спрятаться от врага?
        - Ара-Лим мертв, - прошептал майр, роняя голову.
        - Но зато жив тот, кто возродит его! Наследник Ара-Лима, которого ты дал мне на дороге! И ты нужен ему.
        - Разве он жив? - насторожился солдат.
        - А о чем, пустая башка, я тебе целую ночь рассказываю! Наследник Ара-Лима! Мальчик, сын короля Хеседа. Наследник в пеленках, которому сейчас исполнилось шесть лет! О, Гран! До чего же вы тупые, мертвые!
        - Жив?! - мертвый человек, гремя железом и костьми, подошел к застывшему лесовику, взял перчаткой железной за подбородок , глянул страшными глазницами:
        
        - И он ждет меня?
        - Да каждый день спрашивает, где дядюшка Элибр? Да когда придет дядюшка Элибр? Выйдет с утра на дорогу, сядет в пыли и целый день выглядывает тебя, проливая слезы. Тьфу.
        Майр Элибр закрыл сухие веки:
        - Он помнит меня. Мой мальчик, мой хозяин помнит меня. Разве не об этом я мечтал? Разве не об этом думал все шесть лет. Мой король….
        Йохо вдруг увидел, как из мертвых, сухих глаз майра показались две крошечные, почти неприметные, но такие прозрачные слезинки. Лесовик затряс головой, прогоняя видение. Мертвые не плачут. Мертвым не положено плакать. Но нет, майр Элибр, телохранитель и друг короля Хеседа, солдат, спасший от рук Кэтера наследника, слезой согласие свое давал. И там, где падали слезы солдата, почва затягивала сухие раны и редкие, еще слабые травинки, прорастали сквозь твердый камень земли.
        - Но нет! - помотал головой воин. - Как я могу появиться перед моим королем в таком виде? Разве выдержит живое сердце вид мертвого воина?
        Йохо скептически оглядел майра:
        - Это верно, вид у господина Элибра слегка мрачноват. Я бы даже заметил, достаточно мертвецкий вид. Но, думаю, наследник не станет обращать внимание на ваше, простите, господин майр, не слишком симпатичное лицо. В зеленой долине и не такие рожи встречаются. Да и колдун обещал привести вас, почтенный майр, в порядок. Хороший колдун, сильный. Так что отбросьте в сторону все сомнения, забирайте свой ржавый меч и пойдемте. Обещайте только, что не придушите бедного лесовика где-нибудь под кустом. От вас, от мертвецов можно всякого ожидать. Собирайтесь, господин телохранитель.
        - Мои сборы не будут долгими, - Элибр сделал попытку улыбнуться, но на его лице получилась такая страшная гримаса, что лесовик еле на месте устоял. - Мой меч со мной.
        - У мертвецов легкая поклажа, - согласился Йохо. - Поторопимся, а то не нравятся мне смертецы, товарищи ваши по могилке. Того гляди перестанут спокойно провожать, набросятся, или за компанию с нами попрутся. А мне не велено некого, кроме вас, уважаемый мертвый майр с собой брать. Дорога дальняя, тяжелая. Подохнут по второму разу, что тогда делать? Я такой грех на душу не возьму.
        - Лесовики с нами не пойдут. И дорога для нас долгой не станет.
        Повернулся Элибр к мертвому дубу, что на мертвой земле стоит. К удивлению нескрываемому лесовика засунул два костлявых пальца в рот и, толи свистнул, толи прошипел страшно.
        Затрещало сухое дерево, вздулась твердь, и на поляну из плена мертвого вырвался конь черный, что зверь лютый.
        - Прости Гран, что видят чудо страшное глаза мои, - прошептал Йохо, наблюдая, за спину майра спрятавшись, как несется к ним мертвый конь телохранителя королевского.
        Давно сгнила богатая упряжь, стала белой грива черная. Только копыта не источились, вырывают из сухой земли комья каменные. Только глаза блеск свирепый не потеряли, таращатся на лунную ночь. Хрипит мертвый конь, только пыль земная из ноздрей валит. Бока, гнилой кожей по ребрам выпуклым обтянутые, от дыхания тяжелого вздуваются.
        - На нем поскачем, - Элибр коня по шее гладил, куски кожи истлевшей на землю сбрасывая.
        - Отец наш Гран! - выдохнул Йохо. - Только этого мне не хватало. Зачем нам, господин хороший, такое страшилище? Одно слово - гад земляной, которому место там, откуда выполз. Или хочешь, что бы мы на нем до равнины зеленой добрались? Да только я на мертвых лошадях как-то сидеть не приучен. Может и не знает, добрый майр, но от мертвечины всякую гадость заразную подхватить можно.
        Элибр брови пыльные нахмурил, лесовик язык прикусил.
        - Зараза к заразе не пристает, - оскалился вдруг майр, захохотал так, что у Йохо кудри распрямились. - Не думал, что ты, лесовик, из пугливых. Вроде сюда явился, не побоялся.
        Черный конь с седой гривой перед майром на дыбы встал. Мертвый перед мертвым. Элибр зубы белые в свирепой улыбке обнажил, коня успокаивая. В одном движении тело на круп зверя закинул. Ударил по бокам сухим, глазами мертвыми тараща. Протянул руку лесовику:
        - Эй ты, лесной человек! Раз посмел ты мертвого из могилы поднять, посмей и рядом с ним быть.
        Перегнулся майр, схватил Йохо поперек туловища и одним движением позади себя усадил. Лесовик только вздрогнуть успел.
        - Прощайте, братья мои, - развернул майр зверя свирепого к дубу, где смертецы песню заунывную затягивали. - Зовет меня мой король. Не через день, не через два, но вернусь. Одна у нас земля, одна могила.
        Захрипел черный конь повинуясь твердой руке майра Элибра. В три прыжка поляну мертвую покинул, в лес зеленый врезался. Лесовик успел только за пояс майра ухватится.
        Радуйся уничтоженный Ара-Лим. Даже мертвыми возвращаются сыны твои, чтобы славу твою вернуть.
        
        ХХХХХ
        
        Одна за другой гаснут ночные звезды. Падают, срываясь с неба, на зазубренные вершины гор, что окружили зеленую долину. Белые макушки далеких вершин сверкают, освещаясь невидимым еще солнцем. В деревянной кровати, сработанной мастером Деблом, под теплым шерстяным одеялом спит будущий король Ара-Лима. Что видит во сне маленький король? Снится ли ему радуга, каждый день висящая над старой крепостью? Или видятся ему почерневшие от копоти стены Мадимии? Может быть летает он над Зеленым Сердцем белым орлом? Или слышится ему сквозь сон, как с тяжелым грохотом проносит свои воды подземная река?
        И почему не слышит будущий король Ара-Лима, как тихо скользит по каменным плитам темная фигура, укрытая от любопытных глаз просторным капюшоном?
        Вот замерла она у колонны, пропуская мимо двух горняков, патрулирующих королевские комнаты. Слилась с камнем, рядом стоять - не заметить. Прошелестев плащом, метнулась тенью неприметной к кровати наследника. Склонилась над спящим ребенком. Прислушалась, все ли спокойно в каменном замке. Медленно освободила руку из-под плаща и дотронулась до плеча спящего:
        - Аратей?! Вставай мальчик. Будущий король не должен пропустить самое величественное зрелище.
        Наследник даже не пошевелился.
        Самаэль откинул на плечи капюшон, присел на край кровати, похлопал ладонью по одеялу:
        - Просыпайся, ленивый мальчишка. Будущий король должен вставать раньше всех в своем королевстве. Что скажут подданные, когда увидят, что их повелитель нежится в кровати до самого полдня?
        В ответ колдун услышал лишь сопение.
        - Ах так! - в руке колдуна появился крошечный огонек, который сполз с ладони Самаэля и проскользнул под одеяло. Послышалось тихое хихиканье и из-под одеяла показались блестящие глаза наследника.
        - Нечестно, Учитель! Ты же знаешь, Учитель, что я терпеть не могу щекотки.
        Маленький огонек, выполнив поручение, спрятался за пазухой у колдуна.
        - Нам пора, Аратей. Мы должны успеть на верхнюю площадку до восхода солнца, а ты все еще любуешься грезами, которые тебе посылает повелительница снов Ундрина.
        - Это неправда.
        Аратей откинул одеяло. Вместо ночной рубашки, в которой он обычно спал, был одет на нем походный костюм, сшитый из козьих шкур умелыми руками кормилицы. Оставалось только сунуть ноги в кожаные сапожки.
        - Я не спал всю ночь, Учитель, - лицо Аратея растянулось в довольной улыбке.
        - Значит, ты обманул старого колдуна, хитрец?
        - Просто я помнил, что ты мне обещал. Идем же, Учитель! Идем! Целый год я ждал этого дня.
        - И он не разочарует тебя, мой мальчик. Только ступай тише, чтобы не разбудить Гамбо. Иначе он со сна поднимет на ноги всю охрану. А мне бы не хотелось выслушивать укоры твоей кормилицы Вельды.
        - Она заботится обо мне.
        - И за это все мы уважаем ганну Вельду. Но порой она слишком оберегает вас с Гамбо. Ты готов? Тогда вспомни, о чем я учил тебя вчера днем.
        Молодой король Ара-Лима повернулся к окну, в ту сторону, откуда обычно приходило солнце, развел руки и зашептал, изредка поправляемый колуном:
        - Тарквам, тарквам, невидимый цветок. Черный стебель, белый лист. Заклинаю тебя, оберни меня воздухом, оберни неслышным, оберни невидимым. Тарквам, тарквам, белый стебель, черный лист. Ой!
        Тело Аратея приподнялось над каменными плитами. Не слишком высоко, если постараться, можно было прикоснуться к камню носками. Но на этом волшебство не завершилось. Под внимательным взглядом колдуна Аратей обернулся три раза вокруг себя, с каждым разом становясь все прозрачнее.
        - Получилось! - запищал он восторженно.
        - Тише, тише! - улыбнулся Самаэль. - Тот, кто умеет подчинять волшебные силы, должен, прежде всего, научиться подчинять свои собственные эмоции. Ты хорошо усвоил урок, мой мальчик. А теперь поспешим.
        Два, практически невидимых силуэта, выскользнули из комнаты, миновали общий коридор, благоразумно уклонились от встречи с возвращающимися горняками и, не издав ни единого шороха проплыли к винтовой лестнице, ведущей на верхнюю смотровую площадку.
        - Следуй впереди, Аратей, - пошептал Самаэль склоняясь к наследнику. - Если почувствуешь, что тело твое не в силах справится с подъемом, просто помоги ему руками. Оттолкнись от воздуха и будь свободен.
        Но Аратей уже летел вверх. Едва касаясь ногами шершавых камней, перескакивая через ступени, он чувствовал себя птицей, которой подарили небо. Упругий воздух нежно подталкивал его, не позволяя опустится. Как оказывается легко быть свободным!
        Самаэль, неотступно следуя за мальчиком, постоянно контролировал наследника. Его руки, напряженно вытянутые перед собой, уплотняли воздух там, куда ступала нога молодого короля. Аратей еще слишком неопытен, чтобы полностью держать под контролем свою силу. А сила в нем была.
        Колдун, поднимаясь вслед за наследником, вспомнил, как впервые почувствовал силу в маленьком теле.
        Пять лет назад, он, Самаэль, поспорил из-за какой-то мелочи с ганной. Дело происходило в детской комнате, на глазах у испуганных детей. В какой то момент выведенный из себя колдун перешел на крик, но неожиданно почувствовал, как неведомая сила сковала его тело, завязало тугим узлом горло, перекрывая воздух. Проваливаясь в беспамятство Самаэль успел заметить, как пристально, совсем не по-детски, смотрит на него будущий король.
        На его счастье ганна вовремя сообразила, что происходит. Не обращая внимания на истеричный крик своего сына и на холодное молчаливое равнодушие Аратея, Вельда подхватила его, Самаэля, под руку и оттащила, цепляющегося за сознание, в другую комнату.
        Уже придя в себя колдун понял, что случилось. Наследная сила молодого короля, доставшаяся ему от матери, уроженки натцахских прорицателей, выплеснулась из глубины веков и, никем не контролируемая, чуть не убила Самаэля. После этого случая Самаэль предпринял сохранные меры, чтобы до поры до времени таящаяся в теле молодого короля сила не выплескивалась наружу.
        Они вышли на смотровую площадку как раз вовремя. Алое зарево, окрасившее макушки далеких гор, только разгоралось. Огромное солнце неторопливо выползало из ночного укрытия, разукрашивая блестящими вспышками снег, тысячелетиями покоящийся на вершинах.
        Самаэль обнял Аратея за плечи, укрывая от прохладного утреннего ветра.
        - Смотри внимательно, мой мальчик. Не пропусти ни одного мгновения. Когда-то давно, когда я был таким же как ты, мне довелось видеть это чудо. И каждый раз, когда на сердце останавливается печаль, я вспоминаю тот день моего детства. Такое возможно увидеть только здесь, в Зеленом Сердце гор. И только один раз в тысячу лет.
        Слепящий глаза круг тяжело закатился на вершину самой высокой горы, замер, останавливаясь.
        - Смотри…, - колдун сжал плечи наследника.
        Следом за солнцем, догоняя его, из блестящего снега выполз черный круг. Такой черный, что казалось, в нем сосредоточена вся темнота мира. Он догнал неспешное солнце, набросился на него со злобой дикого зверя, отхватил край, проглатывая. Не утолив голода, продолжал заползать на жаркий огонь, постепенно гася далекое пламя, пока полностью не закрыл солнечный диск непроницаемой тьмой.
        - Учитель….
        - Тихо, мой мальчик. Это еще не все. Смотри и запоминай.
        Аратей, не моргая, смотрел на черное пятно посреди потемневшего неба, ожидая, что сильное и жаркое солнце, под лучами которого так уютно играть среди травы равнины, вырвется из-под туши черного зверя. Вырвется и скинет его в черные пропасти, где ему и место.
        Неожиданно он увидел, как в самом центре темноты, посередине черного пятна рождается маленькое, крошечное пламя. Почти искра. С каждым мгновением эта искра росла, становилась все больше и больше. Она отвоевывала у черного круга, поглотившего жаркое солнце, кусок за куском. В какой-то момент Аратею показалось, что крошечная искра разожгла среди темноты и мрака новое солнце. Создала новое пламя, которое уничтожила мрак, а вместе с ним и остатки ночи.
        Новое, яркое, гораздо ярче прежнего, солнце всходило над зеленой долиной. Над миром.
        - Ты все запомнил, мой мальчик?
        - Да, Учитель, - Аратей отвел глаза от солнечного диска и увидел, как сотни ярких бликов заплясали непонятный танец в его глазах. - Что это было?
        - Это Гран, Отец всех живых существ, увидел и благословил тебя. Его всевидящее око заметило тебя и дало знак. Ты, молодой король Ара-Лима, также как и та слабая звездочка, что уничтожила темную звезду, должен вернуть свое солнце, вернуть свой Ара-Лим. Когда-нибудь ты станешь таким же ярким и сильным, как та искра, и сделаешь невозможное - уничтожишь темноту, которая спустилась на твою несчастную страну, на твое королевство. Знай, юный король - Гран верит в тебя. И он всегда будет незримо стоять рядом с тобой.
        - Как и мой отец?
        - Да, Аратей. Как и твой отец, мудрый и добрый король Хесед.
        Аратей отвернулся от колдуна и посмотрел туда, где всходило новое, только что родившееся солнце:
        - Почему он оставил меня одного? Разве он не любил меня так же сильно, как и наша кормилица Вельда?
        - Король Хесед и твоя мать, королева Тавия не пожалели ради тебя жизни. Как и многие другие, мой молодой король. Весь Ара-Лим не пожалел своей жизни ради того, что бы ты остался жив и сумел отомстить за убитых и сожженных. И когда ты вырастешь, когда станешь совсем взрослым, ты должен сделать это.
        - Отомстить?
        - Да.
        - Йохо говорил, для этого я должен много убивать? Убивать всех, кого встречу на своей тропе?
        - Что еще говорил Йохо? - нахмурился колдун.
        - Учитель Йохо говорил, что убивать легко и приятно. Говорил, что для того, чтобы я смог вернуть королевство, я должен не жалеть ни врага, ни друга. И еще, что дорога моя будет залита кровью. Как это понимать, Учитель Самаэль?
        - Проклятый лесовик, - пробормотал колдун. - Он слишком много говорит. Послушай, мой мальчик. Возможно, ты не совсем правильно понял учителя Йохо. Убивая всех, ты никогда не станешь достойным королем. Есть враги, смерть которых необходима. Но только в определенных случаях. Есть верные друзья, убийство которых никогда и ничем не может быть оправдано. Когда ты вырастешь….
        - Даже ради Ара-Лима?
        Самаэль растерялся. Серые глаза мальчика смотрели на него не отрываясь, готовые впитать каждое слово мудрого учителя. Каждое слово. Готов ли он сказать эти слова. И знает ли, что говорить ребенку, в чьем сердце стучит не отмщенная кровь отца.
        - Смотри, мой мальчик, - Самаэль протянул в сторону равнины ладонь. Тот час на нее опустилась маленькая серая птичка, что сладко поет, пока в мире царит ночь. - Это вирбен, предвестник утренней зари. Дотронься до нее. Чувствуешь, какая она теплая?
        Аратей прикоснулся к серому комку и ощутил, как стучится маленькое сердце доверчивой птицы.
        - Теплая…, - согласился он, разглядывая вирбена.
        - Теплая и живая, - кивнул колдун. - Это она будит тебя по утрам красивой песней. Это по приказу ее сладкого голоса встает солнце. Скажи - друг она тебе, или враг?
        Наследник задумался ненадолго, поглаживая притихшую птаху по крохотной головке:
        - Конечно, друг.
        - Возьми ее в свои ладони. Видишь, она тоже считает, что ты ее друг. Она не улетает. Она верит тебе. И она готова петь свои песни под твоим окном всю жизнь. А теперь, сожми ладони так сильно, как только сможешь.
        - Но, Учитель! - исказилось лицо юного короля.
        - Я приказываю, - не попросил, твердо сказал колдун, не сводя с наследника прищуренных глаз. - Я приказываю!
        - Я не могу, - на глазах Аратея показались слезы. - Она не сделала мне ничего плохого. Она просто сидела у меня в ладонях.
        - Приказываю! - лик колдуна исказился, стал незнакомым, страшным.
        Аратей зажмурился и, повинуясь приказу Учителя, сжал маленькие ладошки. Послышался тихий хруст и между пальцами юного короля на каменные плиты площадки просочилось несколько капель темной крови. Наследник побледнел, разжал руки и к его ногам упало бездыханное серое тельце.
        - Я не хотел, - прошептал мальчик, опускаясь на колени.
        - Но ты сделал это, - голос колдуна был холоден, как топор мясника. - Ты убил ее. Ты убил своего друга. Правда, это было легко сделать? Одно движение рук, и все. Никто не споет больше песню. Никто не прилетит на твое окно угостится хлебными крошками. Никто не согреет твои замершие руки.
        - Я не хотел! - на капли крови упали первые капли слез. - Учитель, ты же сам приказал!
        - Птица не была моим другом. Ты - король, и должен был сам решить, что для тебя лучше. Убить легко. Главное, потом не жалеть о том, что сделал. И в особенности о том, что сделал ты, поверив или послушавшись чужим словам. А теперь…. Я не хочу больше говорить с тобой. Иди к себе и подумай о том, что ты сегодня видел, что сделал, а главное, что не сделал. Иди, юный король, и пусть Гран хранит тебя.
        Аратей поднялся с колен и, размазывая по лицу слезы, бросился вниз.
        Самаэль проводил его взглядом:
        - Беги мой мальчик. Сегодня ты получил хороший урок. Надеюсь, пройдем много лет, прежде чем ты забудешь маленького друга, которого убил собственными руками. Пусть эта боль останется единственной в твоем сердце. Пусть хранит тебя Гран.
        Колдун нагнулся, поднял окровавленную тушку, накрыл ее ладонью. Прошептал тайные слова. Серый комок ожил, встрепенулся.
        - Лети сладкий голос гор, - Самаэль раскрыл ладони, открывая птице путь к небу.
        Вирбен взмахнул маленькими крыльями и совершив над головой колдуна небольшой круг, устремился навстречу встающему над Зеленым Сердцем гор солнцу.
        
        ХХХХХ
        
        В самом центре зеленой долины, на берегу прозрачного озера, что питалось несколькими ручьями, стекающими с высоких гор, укрытый от посторонних взглядов раскидистыми ветвями вековых деревьев, лежал плоский черный камень. Его поверхность никогда не нагревалась, даже в самые жаркие дни лета. И никогда не покрывалась снегом, даже в самые лютые зимние морозы. Ни одна, даже самая крепкая кирка не могла отколоть от камня ни единого куска. Старые горняки, которые еще помнили рассказы своих предков, говорили, что камень упал с неба много и много веков назад.
        В тихий вечер, когда до ночи было еще далеко, но день уже собирался уходить на покой, у черного камня собралось два десятка человек. Все они были в белых одеяниях, под которыми угадывались очертания коротких мечей. Большинство из собравшихся стояли двумя плотными рядами у подножия камня. Пять фигур, в простых одеждах, расположились чуть поодаль, у небольшого костра.
        От тех, кто стоял у подножия монолита, отделилась одна фигура и, путаясь в белой накидке, пыхтя и сопя, забралась на черный камень. Расставила широко ноги, грозно осмотрела собравшихся:
        - Все ли пришли сюда по доброй воле?
        - Все! - ответил нестройный хор.
        - Все ли принесли с собой оружие?
        - Все, - вторили спрашивающему те, кто стоял у камня.
        - Где новенькие?
        Пятеро, что сидели у костра и, открыв рот наблюдали за происходящим, поднялись. У них одних не было мечей и белых одежд.
        - Подойдите ближе, - приказал тот, кто стоял на камне. Дожидаясь, пока новенькие, толкаясь и перегоняя друг друга, подойдут к монолиту, он осмотрелся, проверяя, не подсматривает ли кто. И только убедившись, что вокруг все спокойно, заговорил снова:
        
        - Рад приветствовать тех, кто явился в эту темную, ужасную и страшную ночь к небесному камню, нашей святыне.
        - Сейчас же только вечер! - засмеялся один из пяти.
        Тот, кто стоял на камне, недовольно покачал головой.
        - Похоже, чьи-то глаза видят совсем не то, что вижу я. Цеперий Гамбо, объясните гражданину Элифасу, какая сейчас ужасная ночь.
        Гамбо, коротко стриженый крепыш, оскалил зубы, выхватил из-под белой простыни, что без спроса спер из сундука матери, короткий деревянный меч и подскочил к тощему пятилетнему Элифасу, только неделю назад прибывшему в зеленую долину.
        - Ты что, не видишь, подлая кэтерийская собака, какая вокруг темнота. По-твоему, я зря собирал дрова, чтобы зажечь священный костер, который освещает всю долину? Отвечай великому королю, или я отрежу твою голову!
        Элифас, сын убитого кэтеровскими солдатами ремесленника, готов был расплакаться:
        - Сам ты подлая кэтерийская собака! Я уйду и расскажу все Учителю Самаэлю. И тогда посмотрим, кто из нас собака!
        - Уходи, - Гамбо отвернулся и подмигнул товарищам. - Если ты не хочешь стать одним из нас, если хочешь всю жизнь играть с девчонками, уходи. Мы не любим трусов. А с предателями поступаем так!
        Деревянный меч описал широкую дугу, срывая с ветки несколько листьев.
        Элифас шмыгнул носом, поковырялся ногой в траве и, подумав, сказал:
        - Могу ли я подбросить в костер несколько веток. Ночь и впрямь темная.
        - Конечно, гражданин Элифас, - Гамбо вернулся на свое место, гордо посматривая на стоящего на камне Аратея.
        Молодой король кивнул молочному брату:
        - Мы собрались здесь, в священном для нас месте, чтобы принять в наш тайный союз новых воинов. Назовите себя, граждане долины!
        Пять мальчишек, включая и Элифаса, назвались, делая по шагу вперед.
        - Хорошо. Известно ли вам, граждане, что требует наш союз от каждого, в том числе и от меня? Я напомню. Цеперий Гамбо, прикажите солдатам обнажить мечи!
        - Мечи вон! - заорал Гамбо, выхватывая свое оружие.
        Пятнадцать деревяшек показали острие небу.
        - Мы, тайный и секретный союз долины Зеленого Сердца, превыше всего ценим преданность Ара-Лиму! Каждый, кто вступил в наши ряды должен любить свою страну и ненавидеть врага. Наш союз открыт для каждого воина, кто мечтает отомстить Кэтеру. Мы не принимаем девчонок, этих плаксивых и глупых созданий. Никто из нас не должен ничего рассказывать взрослым, и даже Учителям, о том, что происходит в этом священном месте. Отличившиеся воины будут получать награды и звания. Когда нас станет больше, вы станете ерантами, цепериями и кодерами. Может быть, если в долину будут приходить новые беженцы, кто-нибудь из вас станет майром или гуратом. И последнее. Помните, каждый из вас готов будет отдать жизнь за Ара-Лим и за своего товарища.
        - По-настоящему? - спросил Скок, горняцкий сын, получивший свое имя потому, что все время подскакивал на месте.
        - Если хочешь играть в игрушки, ступай к мамочке, - отрезал Аратей. - У нас все по-настоящему. Наши мечи остры, наши сердца открыты. Поодиночке мы слабы, но все вместе - мы несокрушимая сила!
        Последние слова Аратей подслушал случайно, когда к Учителю Самаэлю приходили незнакомые люди в длинных плащах с такими же, как и у Учителя, длинными седыми бородами.
        - Готовы ли вы стать воинами Ара-Лима? - понизив голос спросил Аратей, задирая повыше меч. - Готовы вы умереть за свою страну?
        - И за своего короля? - вставил Гамбо.
        Аратей хотел осадить брата, но передумал. Умереть за короля - звучит тоже достаточно торжественно.
        - … И за своего короля? - повторил Аратей, стараясь смотреть на новеньких как можно более торжественно.
        Пять тоненьких голосов ответили дружно:
        - Готовы!
        - Отлично! - сказал Аратей, спрыгивая с черного камня. - Перед тем, как вы станете нашими товарищами и нашими друзьями, вы должны доказать свою смелость и мужество. Видите эти камни?
        Пять пар глаз посмотрели небольшую кучку светящихся камней, сложенную невысокой пирамидой у монолита.
        - Каждый из вас должен спуститься в подземные лабиринты, дойти до подземного кладбища и принести оттуда по одному камню. После того, как вернетесь, останется последнее испытание настоящим железом и пройдя его без слез и крика вы сможете стать одними из нас.
        - На кладбище? - зашушукались новобранцы. - Но на кладбище бродит злой демон Гютриз. Нам рассказывали, что он подстерегает тех, кто приходит на могилы и высасывает у них души.
        Аратей усмехнулся:
        - Гютриз высасывает душу только у трусов. А к смелым воинам он боится приближаться. Если так страшно, я готов отдать вам свой острый меч. Не демонов надо боятся, а сторожа Садила. Спросите у Гамбо. Он близко видел сторожа и может рассказать, что у того вместо рук здоровые клешни, а вместо зубов острые клыки. Правда доблестный цеперий?
        Гамбо утвердительно кивнул и потрогал через штаны еще не зажившие раны от плетки сторожа.
        - Настоящий зверюга.
        - А испытание настоящим железом - это больно? - спросил Чикко, чье прозвище означало «проросшее зерно». Очевидно он получил его за свой маленький рост.
        - Смелый солдат не должен думать о боли, - важно заметил Гамбо. - Я даже не закричал, когда Аратей испытывал меня. Мой король, позвольте я укажу короткую дорогу зеленым новичкам. Иначе нам не успеть до вечернего ужина.
        Аратею не хотелось разлучаться с Гамбо, но веская причина в виде ужина перевесила желание.
        - Идите. И вернитесь с победой! - сказал он, засовывая деревянный меч за веревочный пояс штанов. - К вашему возвращению с кладбища мы подготовимся к последнему испытанию. Да поможет вам Гран.
        Цепочка детей, во главе с Гамбо, разглагольствующего о страшном стороже, скрылась за деревьями. Старый вход в подземные лабиринты, который Аратей и Гамбо отыскали совершенно случайно, находился рядом, в зарослях дикой прикрыш-травы.
        - О, великие воины, овеявшие свои мечи славой! Вы знаете, что делать.
        Четырнадцать человек, подхватывая все время спадающие с плеч простыни, выволокли из кустов тяжелый железный котел, весь в ржавых дырках. Общими усилиями затащили его на черный камень. Установили дном вверх. После чего бросились на поиски сухих дров. Священный костер должен быть ярким.
        Аратей в это время забрался на дерево, стоявшее рядом с монолитом, пошарил в глубоком дупле и вытащил завернутый в тряпки предмет. Сполз, обдирая колени, вниз. Сел на траву рядом с костром. Дожидаясь, посланных за дровами друзей, ковырялся палкой в костре и бубнил под нос только что сложенную песню:
        Твой верный меч
        Тару-ра-ру
        Горит огнем небесным.
        Твой верный меч
        Тару-ра-ру
        Ославь огнем и местью.
        Если бы Аратей был немного повнимательней, то непременно замети, как, затаившись за деревьями, наблюдают за ним внимательные глаза. Но молодой король был слишком поглощен пляшущим перед ним огнем. Он любил смотреть на гибкие языки жадного пламени. Любил следить за искрами, что гасли, едва отлетали от породившего их костра.
        Вернулись посланные за дровами. Свалили в огонь ветки, молча расселись вокруг костра. Прижались друг к другу плечами. Слушали внимательно бормотание Аратея, который, казалось, был не здесь, у черного камня, а далеко-далеко, за серыми горами. Слушали, шевелили губами, повторяя слова:
        Твой верный меч
        Тару-ра-ру
        Как молния сверкает.
        Твой верный меч
        Тару-ра-ру
        Усталости не знает.
        Со стороны старого подземного хода послышался топот.
        - Аратей, они возвращаются!
        Первым показался Гамбо, невозмутимо жующий зеленую травинку. За ним, перемазанные в грязи, со счастливыми лицами пять мальчишек, сжимающие в кулаках светящиеся камни.
        - Мой король! - Гамбо выплюнул огрызок травы и вытер рукавом рот. - Мой король, посланные на подвиг новобранцы вернулись без потерь, но с захваченной добычей. Говорят, что видели самого Садила. Потерь нет. У Чикко, правда, выпал зуб, но он и так до этого шатался.
        - Это так, - улыбнулся Чикко, показывая всем, как самую великую награду, щербину в зубах.
        - Достойно ли вели себя граждане? - Аратей, в отличие от остальных не улыбался.
        - Достойно, брат мой, - Гамбо скосился на чумазых товарищей. - Обратно бежали так быстро, что успели штаны высохнуть.
        Все, включая и новеньких, весело засмеялись. Довольный Гамбо открыл было рот, чтобы сказать новую, только что придуманную шутку о кладбищенском стороже, но замер, заметив, как исказилось лицо Аратея.
        Наследник, странно дергая щекой, подошел к брату, встал против него и, не сводя глаз, заговорил тихо:
        - Достойно смеяться повергнув врага. Можно радоваться выигранной битве. Но нет особой доблести в смехе над другом своим или товарищем. Или напомнить тебе, цеперий Гамбо, как после кладбища твои штаны отстирывала кормилица Вельда? А ты сам орал, смывая зеленой водой кровь от кнута Садия. Разве смеялся я над тобой? Разве шутил, видя, как тяжело и больно моему брату, моему другу, моему цеперию? Как смеешь ты потешатся над теми, кто прошел твоей дорогой?
        Гамбо, ошарашенный словами Аратея, попытался возразить:
        - Прости, мой брат, но я думал….
        - Ты думал, это всего лишь игра? Глупая детская игра? Да, Гамбо, игра. Но когда-нибудь она перестанет ей быть. Ты же не хочешь, чтобы в тот день, когда настоящий меч пронзит твое сердце услышать их смех над твоим мертвым телом?
        - Нет, но…, - Гамбо тяжело вздохнул, вытащил из-за деревянную палку и протянул его Аратею. - Прости, мой брат. Этого больше не повторится. Я первым вызову на драку того, кто вздумает посмеяться над одним из наших братьев. А теперь можешь наказать меня.
        - Убери свой меч. Он еще пригодится тебе. У нас мало времени. Мы должны успеть завершить посвящение до наступления вечера. Керо, Колпо! Начинайте!
        Керо и Колпо, близнецы из семьи горняка Фалега, кому, собственно ранее и принадлежал дырявый котел, забрались на черный камень. По знаку Аратея они стали ритмично постукивать рукоятками мечей по железу, стараясь не производить слишком много шума.
        Те, кто уже был в белых простынях, подвели озирающихся новеньких к костру, встали за ними, крепко держа за локти. Толстяк Буко и сын местной знахарки Фило вытащили из-за пазух мотки тонких шерстяных бинтов и целебную мазь.
        Аратей развернул материал на свертке, который он вытащил из дупла. Внутри оказался железный прут с клеймом на конце в виде маленького круга с двумя пересеченными линиями. Концы стержней выступали за железный круг.
        - Словно перечеркнутое черное солнце, - прошептал Аратей.
        Он нашел старое клеймо в шахтах, совсем недавно. Исследуя в одиночку коридоры катакомб, забрел случайно в заброшенную штольню. Продираясь по пыльным камням заметил торчащий из камня железный прут. Достать с первого раза находку не получилось. Целый месяц, почти каждый день, Аратей спускался в лабиринт, чтобы с помощью большой кирки вызволить из каменного плена штырь. Камень был тверд, но настойчивость наследника победила эту твердь. Через месяц Аратей держал перед собой кусок железа с перечеркнутым черным солнцем на конце. Именно тогда ему в первый раз пришла мысль о том, как можно воспользоваться клеймом.
        Аратей провел пальцами по холодному металлу и, склонившись, сунул клеймо в самый центр костра. Туда, где белое пламя плясало по черным углям.
        - Что вы хотите сделать? - задергался в крепких руках Элифас.
        Аратей выпрямился, посмотрел в глаза пятерым, которые готовились стать его товарищами.
        - Это больно, - тихо сказал он. - Это очень больно. Но вы, если хотите стать такими же, как мы, должны вытерпеть все. У каждого из тех, кто полностью прошел посвящение, есть этот знак.
        Наследник задрал рукав, обнажая запястье. На внутренней стороне руки, у самой кисти краснело незажившее еще клеймо - перечеркнутое солнце.
        - Он останется с вами до конца дней, и будет означать только одно. Вы - солдаты Ара-Лима. Вы - тайная сила Ара-Лима.
        Аратей замолчал, посмотрел на верхушки деревьев:
        - Вы еще можете отказаться. Можете уйти. Обещайте, что никто в долине не узнает о нашей тайне, и уходите. Никто из нас не будет смеяться над вами. Но никто из нас никогда не заговорит с вами. Уходите, если вам не нравиться быть солдатами Ара-Лима. Уходите. Мы никого не держим.
        Пятилетний Элифас всхлипнул, почувствовав, как его отпускают. Сделал шаг в сторону озера, в сторону нового дома, где ждала приютившая его семья горняков. И вдруг замер, увидев, будто стоит среди зеленой травы и улыбается ему такой знакомой, такой доброй улыбкой его отец. Отец, которого на его глазах изрубили мечами кэтеровские легронеры.
        - Жги! - резко повернулся к Аратею, протягивая руку.
        Аратей поднял раскаленное клеймо, опустил сжатый кулак Элифаса на свою ладонь, сжал крепко и, глядя прямо в глаза сыну ремесленника, прижал ярко-желтое перечеркнутое солнце в кожу.
        Элифас дернулся, словно пытаясь выдернуть руку, но сразу же остановился. Страшно сморщилось лицо его, из широко раскрытых глаз брызнули слезы. Но не издал он не единого стона, ни единого звука. Стоял крепко, глядя залитыми зрачками, как поднимается в небо Ара-Лима дым его клятвы в верности.
        - Добро пожаловать в Зеленое Сердце, Элифас, - Аратей вернул клеймо в костер, улыбнулся новому другу. - Буко, позаботься о новом солдате Ара-Лима. И не жалей целебной мази и бинтов. Следующий.
        Вышли сразу двое. Скок и Чикко. Были они горняцкими детьми, приходились друг другу дальними родственниками. Не могли пропустить ни одной игры, а уж тем более такой, от которой на всю жизнь след остается.
        Пока Буко и Фило возились с Элифасом, наматывая на раненую руку метры бинтов, Аратей не торопясь, давая последний шанс отказаться, избежать боли, колдовал над родственниками. Чикко только пищал, зубами губу стискивая. Скок, оправдывая прозвище, подпрыгнуть пытался. Губу до крови прикусил.
        Четвертым Баель выступил. Назвали его так в честь ангела восточного. Ни помнил он ни отца, ни матери. Подобрали Баеля на дороге Ара-Лима года три назад. Валялся в канаве, скулил щенком затравленным. За все время, что в долине прожил, никто от него слова не слыхал. Только знал Аратей, что по ночам кричит Баель так, что даже взрослым горнякам страшно становится.
        Подошел найденыш к наследнику, молча руку протянул. Глаза бешенные, словно дьявол в них нашел пристанище. Ни щекой ни дернул, ни глазом не моргнул. Словно к камню клеймо раскаленное прикоснулось, словно мертвую плоть выжгло.
        Отпихнул Баель подскочившего к нему тощего Фило, отвернулся и молча стал рану зализывать.
        Самым последним оказался семилеток Фил из горняцкого рода Сампсов, что на краю деревни жил. Долго руку отдергивал. Просил подождать немного. Будто от ожидания боль меньше покажется. В конце концов приказал себя подержать.
        Аратей кивнул согласно. Тотчас на Фила навалились, стиснули, что продохнуть не мог. Все равно смотрел маленький горняк на свою руку так, словно отрезать ее собирались. Гамбо, пыхтя, старался голову Фила к себе прижать, чтоб не бодался:
        - Аратей, может, поставим ему знак на другое место, куда он посмотреть не сможет?
        Фил замычал, обернул голову до хруста шейного, чтобы взглянуть хоть одним глазком на то самое место, что для взгляда недоступно. В это время Аратей его и прижег.
        Отпустили разом, поспешно по сторонам разошлись. Фил хоть и был увальнем, каких в зеленой равнине мало, но кулаки крепкие имел. От боли сильной мог и бока намять всем без разбора.
        Горняк семилетний ойкнул только. Принюхался, руку к носу поднеся.
        - Да и не так больно, как плакались, - сказал он. - Меня папаша в сто крат сильней дерет. Шмотками кожа отлетает. А это так, царапина.
        Но у Буко остатки бинтов и банку с мазью забрал полностью. Намазал ровным толстым слоем, замотал руку, словно мясо козлиное на зиму спрятал. Не рука, а дубина получилась. Разве что без шипов.
        Аратей приказал братьям, что по котлу железному ритм отбивали, силу прибавить.
        - Закончилось ваше испытание. Все с ним справились. Теперь положите камни, что с кладбища принесли, в общую кучу.
        Пятеро мальчишек, кто с улыбкой радостной, кто со слезами непросохшими, но все с головой гордо поднятой - выдержали, не испугались, не сбежали - подошли к пирамиде и прибавили свои камни в общее число. Встали, равные, в круг таких же, как и они, равных.
        - Вот и двадцать нас, - обвел взглядом тайное племя свое Аратей. - Поклянемся же, не бросать друг друга в беде, всем скопом на обиду отзываться, одним кулаком обидчику мстить. Поклянемся меч свой не обнажать на друга. Поклянемся забыть, что такое предательство. Поклянемся, что не стыдно будет Ара-Лиму за наши поступки. Пусть Гран вырвет наши сердца и отдаст их бродячим шакалам, если нарушим клятву.
        - Клянемся!
        Коснулось солнце нижним краем своим далеких вершин.
        - Слава Ара-Лиму! - закричал Аратей, вскидывая игрушечный меч.
        - Слава королю Аратею! - заорал Гамбо, присоединяя свой меч к мечу короля.
        - Слава! - пролетел над зеленой долиной зычный крик из двадцати детских голосов.
        Со стороны центральной деревни послышались звуки главного колокола. Отозвались колокола помельче, у самых скал расположенные. Вторил им и подземный набат, в большой пещере установленный. То звали на ужин всех, кто в поле работал, кто камни в шахтах искал. И тех, кто с мечами острыми на верность Ара-Лиму присягал.
        - Успели, - улыбнулся Аратей. Взглянул весело на брата своего, довольно нос почесывающего, на новых друзей, знаком тайным отмеченных. Вскинул меч, засмеялся:
        
        - Слышите, солдаты! Это враг вызывает нас на поле боя! Кто первый до колокола добежит и до звонаря мечом дотронется, тому первый почет и первая слава! Йо-хо!
        Сорвалась с места стайка беззаботная, бросилась на перегонки к деревне. Через кусты колючие, через поле золотое, вдоль озера чистого. Позабыв про боль, про костер непотушенный, котел неубранный, неслась, мелькая пятками, с мечами деревянными, радуясь теплу и беззаботности, будущая сила Ара-Лима.
        Из-за деревьев показалась та, чьи глаза все видели. Ганна Вельда. Удерживая лук охотничий, чтоб по спине не стучал, приблизилась к месту секретному. Подняла клеймо, в огне добела раскаленное. Постояла, вслед убегающим глядя. Закатала рукав до локтя и вжала красное от жара железо в кожу белую.
        - О, Барехас, дух матерей! Как больно! - затрясла рукой ганна. Запрыгала, боль унимая. Зашептала слова колдовские, жар с кожи прогоняя. Когда унялось пламя, осмотрела вздувшийся на руке круг, двумя линиями перечеркнутый. - Ах, негодники! Вот, значит, куда простыни все пропадают. А я на Авенариуса грешила. Оторвать бы проказникам уши, да только не за что.
        Перед тем, как в деревню поспешить, остудила клеймо железное, завернула в тряпку, под котел дырявый положила. Вернутся, найдут. Затоптала костер. К пирамиде каменной подошла. Стала перед ним на колени. Из кошеля кожаного светящийся камень достала. Сбоку к пирамиде пристроила.
        - Было двадцать вас, а со мной двадцать один будет. Станет еще больше, дайте только времени мимо пролететь. Вырастет гора эта до неба. Камень к камню, воин к воину. Поведет вас, знаком тайным отмеченных, к земле покинутой король наш Аратей. Поведет легрионы свои непобедимые на Ара-Лим. И в сражениях кровавых перечеркнет мечами своими черное солнце Кэтера.
        Во второй раз колокола сигнальные прозвонили. Только один главный колокол молчал. Знать занят сильно был звонарь, коль от дела важного оторвался.
        Ганна завалила ветками, от костра оставшимися, пирамиду каменную, к деревне направилась.
        В наступающем быстром вечере горел под ветками двадцать один камень светящийся.
        
        ХХХХХХ
        
        Черный конь с белой гривой остановился у подножия широкой лестницы, что вела к старому замку. Оглядел свирепым глазом долину, укрытую, как одеялом, утренним туманом. Что-то не понравилось черному коню, может скалы нависшие, может запах мирный, только дернул мордой, заиграл под седоками, назад пятясь.
        - Стой, проклятый зверь!
        Йохо, постанывая, сполз с крупа, ступил в белое покрывало, вздохнул наконец облегченно, растер насиженное место.
        За те несколько дней, что провел он за спиной майра Элибра, многое пришлось испытать лесовику, многое увидеть. Не раз и не два думал, что догнал их Стан - дух смерти. Когда прорубались они через заставы кэтеровские, когда через реки студеные да быстрые переправлялись. Когда по горам ползли, мокли под дождями холодными.
        Вряд ли забудет лесовик, как напоролись они в ночи темной на пост вражеский. Мимо не пройти, в объезд не пробиться. Справа овраг с берегами крутыми, слева болото с газами подземными. Ступишь, пропадешь навек. Назад возвращаться славы мало. Да и нельзя назад. Там поле ровное, для стрел кэтеровских раздолье.
        Майр долго не размышлял. Приказал лесовику крепче держаться, да и направил коня своего, зверя черного, прямо на частокол деревянный. Под натиском тела мертвого затрещал забор шаткий, как игрушечный на землю повалился. К тому времени, как конь черный майра и лесовика до середины поста донес, весь лагерь поднялся. Со всех сторон лучники высунулись. Легронеры со щитами да пиками наперевес навстречу двинулись, в кольцо забирая, криком оглушая.
        Майру, да зверю с белой гривой, стрелы, что колючки безвредные. В тело неживое не впиваются. Мертвых убить сложно. А Йохо изрядно поволновался. Он живой, для острия и лезвия добыча желанная. Да видно уберег его Гран, защитил от метких стрел. А от мечей майр своим телом закрывал. Не на мгновение коня не задерживал. Дал свободу зверю черному.
        Хоть и испуган был Йохо, но все разглядел. Как темной молнией меч Элибра головы кэтеровские сносил, как рассекал на половинки щиты крепкие, ломал пики, вражеские мечи словно соломинки отбивал. Зверь черный от хозяина не отставал. Проламывал хрупкие шлемы копытом каменным, наваливался на пики выставленные, подминая и их хозяев.
        Когда легронеры поняли, что не совладать им со страшным всадником, дрогнули, под защиту лучников отступили. Решили, что стрелы любого смельчака на землю свалят.
        Был бы один майр, не успокоился, пока весь пост не изрезал. Или пока сам голову под меч не подставил. Да лесовик из живой плоти сзади сидел. Торопил поскорее место опасное покинуть.
        Глянул последний раз Элибр на тех, кому посчастливилось меча его избежать, улыбнулся недобро, направил коня к выходу. Захрустели под копытами кости упавших, мертвых и раненых. Копыта зверя черного красными сделались.
        Когда от поста уходили, Йохо не удержался, обернулся, показал солдатам кэтеровским пальцы искусно сложенные. Что та фигура умная означала Йохо не знал, но от дедов, что фигуре мудрой научили, слышал, проклинает та фигура мудреная всякого, кто увидел ее. Главное, чтобы палец большой подальше из кулака сжатого высунуть. Так и трясся лесовик до самого замка пальцы на правой руке не разжимая. Для счастья наверное.
        - Коня своего здесь оставь, да к замку поднимайся, - Йохо взглянул с признательностью на морду лошадиную, что косилась на него глазом умным. - Трава здесь сочная. Впрочем, я и забыл, что не жрет он ничего, кроме солнечного света. Я здесь остановлюсь. Присмотрю за конем. С тобой, майр, к замку ползти, последних сил лишится. Ждут тебя там. Видишь, Самаэль на верху топчется. Тот самый колдун, что за тобой посылал, что больше всех тебя видеть хотел.
        - Нельзя мне с ним расставаться, - майр потрепал коня по гриве седой. - Это рядом со мной он конь, а без меня пеплом мертвым станет.
        - Поступай, как знаешь, - махнул рукой лесовик. - Если колдун спросит - где я, скажи в деревню отправился. На мягкой кровати раны смертельные залечивать. Больно спина у коня твоего костлявая.
        Майр засмеялся, губы рваные до десен черных задрав, развернул зверя, направил к ступеням.
        - Тупая скотина, а что творит! - удивился Йохо, наблюдая, как конь черный по ступеням каменным, как по ровному месту, к крепости горной направляется.
        Помахал вслед, предварительно фигуру мудрую из пальцев разрушив. Посмотрел на деревню и, предвкушая сытый стол, да перину двухслойную, потопал, прихрамывая, к домам в тумане утопающим. Хоть и не считал себя Йохо героем особенным, но на ходу придумывал истории, которые расскажет горнякам за столом гостеприимным. Про то, как они с майром славно кэтеровских солдат убивали. Уж он то сумеет рассказать такую историю, от которой любое сердце страхом зайдется.
        
        Копыта каменные о камень искры выбили. Зверь черный по приказу молчаливому замер рядом со стариком моложавым, что стоял опираясь на посох витой с золотым шаром на конце. Потянулся зверь лютый, без духа живого к ладони протянутой, подобрал губами мертвыми траву куволку, повел ушами, слушая колдовские бормотания:
        - Все тебе мохнатый зверь на хозяйский двор: пей, ешь, гриву чеши. Зла на нас не держи.
        - Что шепчешь ты, колдун, другу моему? - склонился к гриве белой майр, с любопытством старика разглядывая.
        - Устал твой друг мертвым быть, - Самаэль, улыбаясь, гладил присмиревшего коня. - Силы потерял, того гляди рухнет, в пыль превратится. Я ему траву волшебную дал, что силы мертвым возвращает. Здравствуй, майр Элибр. Долго мы тебя ждали. Добро пожаловать в Зеленое Сердце.
        - Такая трава и мне не помешает, - Элибр спрыгнул с коня. Загрохотал железом просторным - Пришел я по твоему зову, крестоносец. Так ли лесовик, что Йохой кличут, мне слова твои передал, будто нужен я молодому королю Ара-Лима? Ответь скорее, колдун, успокой мертвого слугу королевства погубленного.
        - Лесовик врать не умеет, - ответил Самаэль, оглядывая майра. Именно таким и представлял колдун телохранителя королевского. Широкие плечи, дикий взгляд, сильные руки. Еще бы вид человеческий придать, для глаза привычный, и можно Элибра жителям без страха показывать.
        - Где же он, наследник Ара-Лима? - майр вперед подался. - Веди к нему, крестоносец. Хочу присягнуть ему.
        - Рано тебе перед наследником появляться, - покачал седой головой Самаэль. - Не забывай, что ему всего шесть лет. Испугается он твоего вида страшного.
        - Что же делать, крестоносец? Не для того я из могилы встал, чтобы вдалеке от сына Хеседа быть.
        - Идем со мной, храбрый солдат. Знал я, во что ты превратился за столько лет, подготовился. Поколдуем над телом твоим, если против ничего не имеешь. А там, глядишь, и король молодой появится. Сам прибежит.
        Застучал посох по камням древним.
        - Как же друг мой? - окликнул Элибр колдуна, коня черного удерживая. - Должен ты знать, что исчезнет плоть мертвая без хозяина.
        - О животном позаботятся. А трава, что я дал недавно, поможет разлуку перенести. Не волнуйся майр, верь старику.
        - Элибр никому, кроме короля своего не верит.
        Но за колдуном следом пошел, на коня мертвого оглядываясь. Когда уже в двери узкие, в камне пробитые, протискивался, заметил, как два горняка к коню подходят, ласковыми словами задабривают, звериный норов смягчают. Уводят в глубину скалы, в тень холодную.
        - Один был верный друг, и того горняки живые стреножили.
        Низки потолки коридорные. Горняки, что крепость в скалах вырубали, роста были невысокого. Переходы и двери по себе мерили. С тех давних пор горный люд хоть и подрос немного, а крепость никто не переделывал.
        Элибр за колдуном топал, голову у дверей многочисленных берег. Она хоть и мертвая, голова, да все одно своя. От долгого пребывания в могиле земляной могла и размягчиться.
        - Далеко ли еще, крестоносец? Не пристало мне полусогнутым быть. Не переношу я духа каменного. Того гляди завалятся стены, под глыбами могилу новую устроят.
        - Стены крепки, - Самаэль вперед шел, не оглядывался. По дороге зажигал редкие лампы, маслом наполненные. Чтобы и впрямь телохранитель голову гнилую не сшиб. - Через два поворота, да одну лестницу трехступенчатую на месте будем.
        Вышли в покои, что колдуну были отданы. Потолок высокий здесь, можно и разогнуться безбоязненно.
        - Скромно у тебя, - огляделся майр, меч придерживая. - Ни золота, ни серебра. Вы, крестоносцы, к богатству никогда не стремились. Все больше по кельям, да по монастырям дальним от богатств прятались. Мысли мудрые изрекали о мире, да согласии. Жаль, не слушал вас никто. За то и поплатились.
        Элибр оставил оружие у дверей, к узкому окну подошел, где зеленая долина с высоты птичьей просматривалась. Оглядел внимательно горы неприступные, хмыкнул, заметив столбы дыма дальние, коими охранные горняки друг с другом перемигивались.
        - А лесовик твой ловким парнем оказался. По горам провел, ни с одним горняком не повстречались.
        - Ловкий, да только болтает лишнее. Но про это потом. Подойди сюда, майр. Взгляни, что с тобой время сделало.
        Подошел Элибр к зеркалу, что от пола до потолка, да в две руки шириной. Во время дороги дальней к долине близко к воде не подходил, страшась увидеть то, что земля да могила натворила. А сейчас, вспомнив слова колдуна о наследнике, которого испугать мог видом мертвым, повиновался.
        - Я ли это?! - воскликнул майр, разглядев в зеркале страшное чудовище, ничем прежнего телохранителя не напоминающее.
        Не человек в зеркале отражался, а уродливое создание. Клочьями из черепа гнилого волосы торчали. Сквозь лохмотья одежды такие же лохмотья, только из кожи сухой свисали. Кулаки, что когда-то в пыль камень сжать могли, превратились в корявые палки, сухожилиями перетянутые. Одни глаза прежними остались. Разве что боли в них прибавилось.
        - Я ли? - повторил Элибр, к отражению прикасаясь. Дотронулся, руку поспешно убрал. Резко к колдуну повернулся, что рядом стоял. Опустил голову. - Прав ты, крестоносец. Даже я сам себя испугался. Что уж говорить про дите малое. Обратно мне надо. В могилу, чтоб не видел никто мертвого взгляда сгнившего Элибра.
        - Рано назад собираешься. Или забыл, кто перед тобой? Сделаю я дело тайное, Грану, Отцу нашему неугодное. Пойду наперекор уставу рода нашего. Не ради тебя, мертвого. Ради наследника, который без тебя, телохранителя и воина, не вернется в Ара-Лим победителем. Готов ли ты, майр, к тайным знаниям прикоснутся? До конца сознания своего рядом с королем быть в новом обличие, что дам тебе, закон крестоносцев нарушив.
        Элибр пал на колени перед старцем:
        - Хоть в собаку преврати, хоть в тварь ползучую. Одного хочу, служить наследнику. Обещал королю Хеседу позаботиться о ребенке его, законном короле Ара-Лима. Клятву сдержать хочу.
        - Тогда встань с колен, майр Элибр. В собаку, да в тварь превращать, на то только Избранные горазды. А я попроще, без излишеств. Закрой глаза, если веки позволяют. И молчи, чтоб не делал я. Доверяй рукам моим и голосу. Может, что получше собаки придумаем.
        Колдун обошел круг майра, смиренно стоящего, глаза сухими веками без ресниц закрывшего. Скинул с того рванье трухлявое. Звякнули о каменный пол доспехи, мечами вражескими пробитые.
        - Чтобы ни делал, чтобы ни говорил, молчи майр и не шевелись. Иначе навлечешь беду и на меня, отступника, и на наследника. Да и на себя безобразного.
        Замер майр, словно изваяние из камня гранита. Не привыкать мертвым недвижимыми быть. Шесть лет большой срок, многому научишься.
        Не торопясь, боясь ошибки пагубной, колдун вокруг майра насыпал порошком серебряным звезду пятиконечную. На каждом острие положил таблицы тайные, на глиняных досках выведенные, меж сторон звезды начертал тем же серебром буквы-печати, что означали имена пяти планет небесных. Ступил без боязни внутрь символа серебряного, руками странные знаки колдовские творя:
        - Мы, духи властвующие: цари, князья, герцоги, полководцы, как и другие, подвластные нам духи, признаем и клянемся священными именами, клятвами и заклинаниями, находящимся в знаках этих, что взываем мы к тебе дух смерти Стан!
        Задрожало серебро звезды, песчинки с места сдвинулись.
        Колдун, продолжая шептать заклинание, принялся обрывать с тела мертвого майра кожу гнилую, лоскутами длинными и лоскутами короткими, бросал на пол, топтал ногами.
        - Подчиняемся и обязуемся Стан, что вернем тебе принадлежащее, небом и временем отданное. Заверяем, что ни один смертный не будет знать того, что совершено и выполнено против воли твоей!
        Серебро, перекатываясь, стало углы внутренние сравнивать, захватывая постепенно буквы-печати планет.
        - Ни один дух, тебе поклоняющийся, не сообщит никому, даже по требованию, кому бы то ни было, даже Грану, Отцу всего живого, для чего ты, Стан, вызван был.
        Серебро, живым кажущееся, поглотило буквы-имена, распрямило стороны, превращая звезду пятиконечную в круг идеальный. Таблицы тайные поползли к ногам колдуна, превращаясь в массу белую, пузырями вздувающуюся. Подобрались к нему, в одну кучу живую соединились.
        Колдун нагнулся, погрузил руки в кашу дышащую, одними губами шепча слова из заклинания:
        - Именами ангелов и духов, что служат в твоем легрионе, в присутствии тебя самого, могущественного и превосходного их начальника, заклинаю тебя, Стан, приди ко мне на помощь и исполни волю мою!
        Поднял колдун массу пульсирующую, руки обвивающую и сверху на майра выплеснул. Пять шагов назад сделал, покидая круг самосозданный. Обессиленный, упал на колено, глаз с мертвого майра не сводя.
        Серебро круга магического закипело, к потолку устремляясь, воздвигло стену из пыли блестящей, для взора колдуна непроницаемую. Заключило майра в объятия плотные. Послышалось, как внутри будто кто-то чавкает, зубами острыми мясо неживое рвет. И завизжало что-то, радуясь добыче легкой, да неподвижной.
        А потом все разом пропало. Сгинуло. Серебряная пыль осыпалась, по комнате разлетаясь. И тишина наступила, как в могиле глубокой.
        - Красавец! - внятно произнес Самаэль, растягивая губы в довольной улыбке. - Глянь-ка что получается, когда с дьяволами союз заключаешь! Майр, думаю, что пора открыть тебе глаза и посмотреть на облик, что тебе Стан подарил.
        Элибр вздрогнул, наклонил голову, вслушиваясь. Пошевелил пальцами, губы, плотно сжатые, освободил. Открыл глаза медленно:
        - Видел я его, - хрипло сказал. - Так же как и тебя, крестоносец, близко видел Стана. Обещал он за мной вернуться, когда позову его в час назначенный.
        - Все мы его звать будем, - Самаэль к майру ближе подошел. - То время еще далеко. Ты, майр, о сегодняшнем дне беспокойся. Посмотрел бы, что я с тобой сотворил. Вдруг не понравится. Пока время есть можно обратно все вернуть, как было.
        Элибр, шлепая босыми ступнями по холодному камню к зеркалу у стены подошел. Если бы не колдун, вовремя плечо подставивший, упал бы от изумления и неожиданности.
        - Что сделал ты, крестоносец? Как удалось вернуть тебе прошлое? Словно не лежал я в могиле долгих шесть лет. Словно не убивали меня многократно клинки кэтеровские. Отчего кожа моя белая, словно не прикасалась к ней земля могильная? Посмотри на меня, крестоносец! И руки целые и ноги крепкие! И даже волосы, как в ранней юности, черные, что ночь. Я же стал таким, каким раньше был!
        - Таким, да не таким, - под весом тяжелого тела телохранителя задрожали коленки колдуна. Поспешно табурет пододвинул, усадил на него Элибра, в себя никак не приходящего. Отдуваясь, сказал, - С волосами, признаться, перестарался Стан. Можно было и пореже кудри высадить. Да и в остальном ты не сильно радуйся. Один облик у тебя человеческий, а внутри, как был смертцем, из могилы вытащенным, таким и остался. Прислушайся к себе, майр.
        Элибр мрачным стал:
        - Прав ты, крестоносец. Не слышу я сердца своего. Разрезано оно на куски мечами. Не течет по телу кровь горячая. Нет крови в жилах. Мертвый я.
        - Какая беда в том? В остальном ты такой же как все. Ну…, если, конечно, не вдаваться в мелочи, - Самаэль подал Элибру штаны кожаные, из шкуры быка целого сшитые. - Надень воин. Может и малы чуть, но тебя рядом не было, когда кроили.
        Телохранитель натянул штаны, нитками потрескивая, посмотрел вниз, на ноги голые.
        - Обуем и оденем, никуда не денемся, - вздохнул Самаэль, прикидывая, во сколько шкур одеяние новое обойдется. - А доспехи сам выкуешь. Кузницы у горняков всегда на это готовые.
        Поклонился майр колдуну, почти до ног его достал:
        - Благодарен я тебе, крестоносец, за то, что сделал ты для меня. Знаю, не одобрят поступка твоего другие крестоносцы. Одно обещаю, не пожалеешь за сделанное. Верным телохранителем наследнику стану. От любого меча, от ножа, от любой стрелы уберегу.
        - Верю, убережешь. Но не только этого жду от тебя, храбрый майр.
        - Чем еще могу я послужить наследнику?
        Колдун отошел к тому окну, из которого ранее Элибр на зеленую долину смотрел:
        - Посмотри, майр Элибр. Видишь эти горы? Через них без ведома горняков ни один кэтеровский солдат не пройдет, ни один кэтеровский всадник не проберется. Наследник здесь в безопасности. Но сидя в крепости, он Ара-Лим не вернет. Рано или поздно должен наследник выйти из-под защиты гор. Должен ступить на равнины Ара-Лима с мечом в руке.
        - Научу наследника всему, чем сам владею, - майр прижал руку правую к груди, где сердце мертвое молчало. - Мой меч, и ваше колдовство поможет ему.
        - От колдовства прок небольшой, - покачал головой колдун. - Одними заклинаниями битвы не выигрываются. К тому же, уверен я, Кэтеру скоро известно станет, что телохранитель королевский из могилы восстал. Слышал, может, ты о Договоре между Крестоносцами и Избранными? А если не слышал, то скажу коротко. У Избранных теперь тоже руки развязаны. На мое колдовство двумя ответят. Даже страшно подумать, что ждет нас впереди. Кэтер так просто Ара-Лим не отдаст.
        - Я помогу наследнику, - насупился Элибр.
        - Этого мало, майр! Два меча против целой империи?
        - Что ты хочешь от меня, крестоносец? Больше чем могу, не сделаю.
        Колдун поднял руку, майра успокаивая:
        - Здесь в долине живут горняки. Чем не солдаты?
        - Горняки за горы не пойдут, - твердо сказал майр.
        - Верно. Не пойдут. Горняки боятся равнин больше, чем обвалов в своих глубоких шахтах. Но у горняков есть дети, которым пока не ведом страх перед бескрайними равнинами, широкими реками, густыми лесами. Есть сироты, которых мы собираем по всему Ара-Лиму. Есть дети беженцев, чудом вырвавшихся из лап Кэтера. Только в деревне, что под крепостью, их почти пятьдесят человек. Слышишь, майр? Пятьдесят детей, в крови у которых вместо крови течет желание отомстить за Ара-Лим. Понимаешь теперь, о чем я говорю? Понимаешь, зачем я вытащил тебя из когтей Стана?
        - Наследнику… молодому королю нужна хорошо обученная армия, - засверкали глаза Элибра, рука сама к мечу потянулась. - Пятьдесят детей - целая цеперия.
        - В долине шесть крупных деревень. В горах есть еще селения, не столь многочисленные, но есть. Через посты из Ара-Лима и сопредельных государств постоянно идут беженцы. Люди тайные разыскивают детей на дорогах войны. Мы сможем собрать всех подростков здесь, под стенами горной крепости.
        - Горняки не захотят отдавать своих детей войне.
        - Это не так, майр. Вожди горняков прекрасно понимают, что Кэтер слишком прожорливый хищник. Маленькая горная страна, богатая золотом, светящимися камнями, драгоценными минералами - лакомый кусок для империи.
        - Но ты говорил, что ни один солдат Кэтера не преодолеет этих гор?
        - Пока не одолеет. Всему свое время. Зеленая долина должна быть готовой ко всему. Ара-Лим был добр к горнякам. Но не Кэтер. Они помнят это. И помнят короля Хеседа. И любят молодого наследника. Открою маленькую тайну. Встречаясь с вождями, я позволил сказать, что их детей, их маленьких воинов будет воспитывать лучший меч Ара-Лима. Ты бы видел, как загорелись их глаза. И представь Элибр, каким светом загорятся глаза детей, когда они узнают, чей меч будет им учителем.
        - Новая армия Ара-Лима…, - майр задумчиво посмотрел на долину. - Ради Хеседа, который, я уверен, хотел именно этого, я сделаю то, о чем ты просишь, крестоносец. Я воспитаю наследника и обучу его армию. С твоей помощью, крестоносец, мы создадим такую армию, которой не страшны будут кэтеровские мечи. Или пусть меня заберет обратно в могилы Стан.
        - И меня вместе с тобой, храбрый воин, - улыбнулся колдун.
        Он выиграл эту маленькую битву с мертвым телохранителем. Отправляя лесовика за майром, колдун не был уверен, что Элибр согласится заботиться о ком-то еще кроме наследника. Хорошо, что даже мертвые понимают, что король без верных солдат всего лишь пустое, ярко украшенное и любовно оберегаемое пусто место. Теперь, когда главный вопрос решен, можно быть уверенным, у Аратея будут солдаты, которые встанут стеной за своего господина.
        - Хорошо, Элибр, - Самаэль расправил плечи, сбрасывая груз решенных проблем. - Теперь, когда ты знаешь, что делать, не желаешь ли увидеть молодого короля?
        - Если ты позволишь, крестоносец, - склонил голову майр.
        - Разве могу запретить тебе, телохранителю короля, видеть самого короля. Ты должен быть рядом с ним, как и обещал. Он здесь, рядом, через несколько комнат. Его зовут Аратей, если болтливый лесовик еще не сказал тебе имя маленького короля Ара-Лима.
        - Аратей? Белый пепел?
        - Да. «Белый пепел». На этом настояла Вельда, добрая женщина, вскормившая молодого короля.
        - Пусть с ней всегда будет Гран.
        Элибр остановился у дверей, не зная, куда прицепить свой меч. Вернулся, подобрал старую перевязь, приладил к правому боку оружие. Пихнул ногой лохмотья старой одежды:
        - Могу ли я надеется, что крестоносец сохранит мне коня?
        Колдун почесал щеку, поморщился:
        - Придется обращаться к Стану еще раз. И хоть заклинания высасывают все мои силы, отказать тебе, доблестный телохранитель короля, не могу. Такой конь большого стоит.
        
        ХХХХХХ
        
        За узким дубовым столом, в комнате без окон, освещенной только несколькими масляными фонарями, сидели Аратей и Гамбо. Аратей, подложив ладонь под щеку, с отвращением ковырялся деревянной ложкой в тарелке, в которой находилась желтая дымящаяся масса. Посматривал, морщась, на брата, который с видимым удовольствием стучал ложкой по дну своей тарелки.
        После того, как Гамбо принялся облизывать тарелку, Аратей отодвинул нетронутую миску на середину стола:
        - Ненавижу кашу.
        Гамбо мгновенно дотянулся до тарелки и подтянул ее к себе, собираясь славно поработать за молочного брата.
        Вельда, стоявшая позади братьев, отвесила каждому по хорошему подзатыльнику. Гамбо, который на свою беду уже склонился над тарелкой, оказался весь перемазанный кашей.
        Аратей, глядя на друга, прыснул.
        Ганна повторила подзатыльник, причем каждый из братьев получил свою порцию.
        - А мне за что? - захныкал Гамбо, утираясь рукавом.
        - За компанию, - ехидно улыбнулась Вельда. - Вы же сами говорили, что у вас и беда и радость, все пополам. А раз так, то отвечать за совершенные поступки и шалости будете вместе, независимо от того, кто что сделал.
        - Но кашу я все равно не хочу, - Аратей втянул голову в плечи, ожидая наказания, но больше надеясь посмотреть, как Гамбо окажется в тарелке во второй раз. Но на этот раз кормилица ограничилась только тяжелым вздохом:
        - Сдается мне, сегодня у юного короля не хватит сил, чтобы отправится к озеру. Нам с Гамбо придется пойти одним. Славно же мы постреляем из лука по дюжине козьих пузырей, что я выпросила в деревне.
        Гамбо, который уже зачерпнул полную ложку каши, замер. Посмотрел на растерянное лицо брата. Нехотя тарелку на место вернул.
        - Без тебя будет неинтересно.
        Аратей, недовольно пыхтя, взялся за ложку. Испортить такой чудесный день не съеденной кашей он не мог. Кормилица от своих слов не отступится. Как скажет, так и сделает. А сидеть целый день в холодной кровности, приятного мало.
        - Когда стану настоящим королем, обязательно прикажу запретить подавать мне по утрам кашу.
        - Вы и сейчас настоящий король, - ганна склонилась перед наследником в шутливом, но почтительном поклоне. - Но, хочу напомнить, что настоящий король не должен оставаться голодным и слабым. Вам необходимо много сил, чтобы вести свои армии на врага. Иначе меч выпадет из ваших рук, мой король!
        - Я сумею удержать меч, - Аратей скосился на лавку, где лежало его игрушечное оружие. Дубовый меч в кожаных ножнах, что сшила кормилица.
        - Мой брат самый сильный! - облизывая ложку, заявил Гамбо. - Самый сильный и ловкий. Вчера он сумел перепрыгнуть через ручей, что течет рядом с пастбищем.
        - Я очень рада этому, - кивнула ганна. Она не стала признаваться, что Авенариус, наблюдавший за детьми, сообщил, что король только с пятой попытки одолел ручей. А до этого, под смех своих товарищей, четыре раза оказывался в воде.
        - Все, - Аратей отодвинул пустую тарелку. - Теперь кормилица возьмет меня к озеру?
        - Конечно, мой король. Только вымойте свои рожицы. Я буду ждать вас в круглом зале.
        Аратей и Гамбо, перегоняя друг друга, бросились в умывальню, в комнату, где из стены через сложную систему труб текла нагретая солнцем вода из горного озера. Не успели они добежать до дверей, как на пороге появился горняк из охраны крепости. Прикоснувшись к мечу, он, почтительно поглядывая на Ганну, сказал, больше обращаясь к наследнику:
        - Учитель Самаэль просил подождать его прихода здесь.
        - Что-то случилось, Жарю? - ганна обеспокоено приблизилась к горняку.
        - Ничего особенного, госпожа, если не считать, что у нас в крепости гость, - улыбнулся тот. - Сегодня рано утром вернулся Йохо. Не один, как вы понимаете.
        - Значит лесовик справился. Это прекрасная новость. Хорошо, Жарю, мы никуда не отлучимся.
        Горняк, выполнив поручение, исчез, а дети бросились с расспросами к кормилице. Куда уезжал Учитель Йохо и с кем он вернулся.
        Вельда усадила детей за стол, сама села напротив:
        - Помните, я рассказывала вам историю о том, как смелый и храбрый солдат Элибр спас тебя, Аратей, от рук врага нашего императора Каббара? Как пробивался он через вражеские войска, спасая будущего короля Ара-Лима от мечей Кэтера?
        Дети кивнули. Из всех сказок, что рассказывала им на ночь кормилица, история о доблестном майре была самой удивительной и интересной.
        - Майр Элибр! - прошептал восторженно Аратей. - Он одним ударом меча убивал сразу сто легронеров. А его черный конь мог перепрыгнуть через целую реку. Мы помним эту историю, кормилица.
        - Так вот, - продолжила ганна. - Майр Элибр здесь, в крепости.
        - Но он же мертв? - заерзали друзья по скамейке.
        - Что с того? Иногда и мертвые встают из могил, чтобы отомстить живым. Майр умер, спасая короля. Но сейчас, стараниями вашего учителя Самаэля, он снова с нами и, надеюсь, готов положить свой меч к ногам сына короля, чьим телохранителем был столько лет. И я также надеюсь, что он станет самым лучшим вашим другом и советчиком.
        - У нас будет мертвый друг, - Гамбо склонился к уху Аратея. - Гора тухлого мяса будет теперь ходить за нами целый день и советовать, как нам лучше играть. Матушка! А нельзя ли нам отказаться от такого друга?
        Вельда покачала головой.
        - Разве можно отказаться от того, кто предан вам всем сердцем? Пусть даже оно и мертвое. Или вам не хочется научиться правильно владеть мечом? Если вы подружитесь, майр научит вас вещам, о которых вы даже не подозреваете. Разве вы забыли, что меч майра считался лучшим мечом во всем Ара-Лиме?
        - Лучший меч, это меч Гамбо! - закричал сын ганны, вскакивая из-за стола и вытаскивая деревянный меч.
        - Лучший меч - мой! - подхватил Аратей, доставая свое игрушечное оружие. - Защищайся, глупец!
        Скрестилось грозное оружие. Во все стороны полетели от ужасных ударов щепки. Ибо такими сильными были противники, что не выдерживало даже острое дерево. Удар за ударом, выпад за выпадом. Гамбо, яростно взмахивая мечом, теснил Аратея и тот, защищаясь от быстрых, словно юная молния, ударов, отступал к коридору.
        Вот от меткого выпада Аратея на щеке Гамбо появилась царапина, из которой выступили капельки крови.
        Вельда привстала, намереваясь прекратить игру, но Аратей и Гамбо засмеялись, давая понять, что все в порядке.
        - Я выиграл! - закричал Аратей, победно взмахивая оружием.
        - У меня в запасе есть кое-что для тебя, - не сдался Гамбо и прыгнул вперед, направив острие меча прямо в сердце наследника.
        Аратей, стремясь избежать удара, отпрянул назад, к коридору, споткнулся о каменную ступеньку и, выронив от неожиданности меч, стал заваливаться назад.
        Сильные руки подхватили его, отчаянно орущего, поставили на ноги. Подобрали деревянный меч. Вставили обратно в потные ладошки горячую рукоять.
        - Первое правило солдата. Ни при каких обстоятельствах не выпускай из рук оружие. Иначе быть тебе первым павшим на поле боя.
        В дверях стоял очень большой человек. Такой большой, что Аратею пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть его.
        Широкое лицо с приплющенным носом, длинные, чуть вьющиеся волосы. Бугры мышц. Почти белая кожа. Из одежды только несуразные кожаные штаны. Сбоку длинный ржавый меч, весь в бурых пятнах засохшей крови. За спиной незнакомца улыбался Учитель Самаэль.
        Аратей отступил от странного, немного страшного человека. Таких больших людей он не видел никогда. Самые высокие горняки достигали ему только плеч, и даже Учитель Йохо, который считал себя самым высоким в зеленой долине, вряд ли бы мог состязаться с незнакомцем в росте. И уж конечно даже силач Йохо был гораздо уже в плечах, чем незнакомец.
        - Ты мне не нравишься, - сказал Аратей, отступая еще на шаг. Ближе к кормилице, куда уже сбежал Гамбо.
        Колдун хотел было вступить в разговор, но незнакомец остановил его знаком руки:
        - Почему же, мой король? - спросил он, учтиво склонив голову.
        - Потому, - ответил Аратей, сжимая деревянный меч, - Потому что никто не имеет права вмешиваться в честный бой между двумя гражданами. Закон наказывает виновного смертью. Готов ли ты защищаться? Или твое сердце дрожит при виде моего оружия.
        - Прости мой господин, - еще ниже склонился незнакомец. - Я не знал о существовании такого важного и справедливого закона. Слишком долго я отсутствовал. Но в мыслях моих не было помешать вашему бою. Если считаешь, что я достоин смерти, готов принять ее от рук твоих.
        Незнакомец, не поднимая глаз, снял с пояса огромный меч и протянул его на руках наследнику.
        Аратей, слегка озадаченный поворотом дел, вопросительно посмотрел на кормилицу, потом на учителя Самаэля. Ни ганна, ни колдун ничего не сказали, только пожали плечами, предоставляя ему право выбора. Только один Гамбо, выглянув из-за спины матери, высказал свое мнение:
        - Отруби поскорее голову этому наглецу. И сделай это как можно скорее. Иначе мы проторчим здесь до самой ночи.
        - Отличный меч, - шмыгнул носом Аратей, решив, что любая игра должна заканчиваться вовремя. Прикоснулся к холодной стали. Маленькие пальцы остановились на засохших бурых пятнах. - Это кровь?
        - Да, мой король. Это кровь наших врагов. Тех, кто не хотел, чтобы я встретился с тобой.
        - И много ли ты убил врагов этим мечом, майр?
        Незнакомец поднял на Аратея темные, почему-то блестящие глаза:
        - Мой король знает, кто я?
        Аратей с силой втянул носом воздух, желая только одного, чтобы предательская сопля не вылезла в самый ответственный момент, громко хлюпнул и ответил как можно более торжественно:
        - Ты Элибр, телохранитель моего отца?
        - Это так, мой король, - кивнул майр. - Я майр Элибр, личный телохранитель короля Хеседа, твоего отца. А с этой минуты твой телохранитель.
        - Мне не нужна еще одна нянька, - рассмеялся Аратей. - За мной и так постоянно ходит куча народа. И хоть Учитель Самаэль думает, что я ничего не вижу, он ошибается.
        - Телохранитель не нянька.
        - Мне не нужен телохранитель. Я достаточно большой, чтобы самостоятельно защищать себя. К тому же у меня есть брат, который всегда поможет в трудную минуту. Ведь это так, брат Гамбо?
        Аратей повернулся к кормилице и брату, с интересом наблюдавшим за их с майром разговором. Ганна быстро метнулась к наследнику и тряся широким платком, заставила короля высморкаться. Аратей замычал, протестуя, но когда снова повернулся к майру, лицо его было по-прежнему невозмутимым:
        - Этой ночью мы с братом охотились на привидений. Замок просто кишит ими, а сквозняки такие сильные, что могут сдуть в долину даже такого большого человека, как ты майр.
        - Это правда, мой господин, - согласился Элибр, даже не моргнув глазом. - Горные ночи холодны. Не сомневаюсь также, что вы с братом уничтожили всех приведений в крепости?
        - Конечно, майр. Наши мечи не знали жалости. Но теперь передо мной стоит еще один мертвый, которого нужно загнать обратно в могилу как можно быстрее.
        - Аратей! - предупреждающе вскричал колдун устремляясь к наследнику. Такого поворота событий Самаэль не ожидал.
        Телохранитель чуть повернул голову, останавливая колдуна:
        - Я хочу поговорить с королем с глазу на глаз. Это возможно?
        Самаэль, покусывая губы, вопросительно посмотрел на ганну. Вельда кивнула.
        - Мы будем за дверью.
        Дождавшись, пока колдун, кормилица и Гамбо, который никак не хотел покидать брата, вышли в коридор, майр плотно прикрыл за ними дверь.
        - Мой король! - майр встал перед наследником на колено. - Тысячу лет мой род служил вашему роду верой и правдой. Мы были верными телохранителями и всегда выполняли свой долг до конца. Тридцать лет я, также как и мой отец, так же, как и мой дед, служил вашему роду. Я был не только телохранителем, но и другом короля Хеседа. День и ночь оберегал я покой королевской семьи. Не раз спасал жизнь вашему отцу. Мы были рядом в дальних походах. Мы были рядом в шумных застольях. Ваш отец доверял мне больше, чем кому бы то ни было. Последней волей моего господина была просьбы спасти вас, родившегося младенца и позаботиться о вашем воспитании. Я сделал все что мог, пока кэтеровские мечи не загнали меня в могилу. Но я не до конца выполнил последнюю волю короля Хеседа. И уверен, будь ваш отец жив, он бы не одобрил ваши последние слова.
        - Мой отец мертв, - глаза Аратея наполнились слезами. - А ты здесь, рядом. Почему Учитель Самаэль вернул тебя, а не моего отца? Это было бы справедливей.
        - Это невозможно, мой король. Пепел вашего отца отдан Ара-Лиму. Из пепла еще никто не мог вернуться. Поверь, мой король, если бы я мог…..
        - Я знаю, - дернул подбородком Аратей. - Я знаю, майр, что ты поменялся бы с отцом местами. Прости меня, майр. Самаэль рассказывал мне, как погиб мой отец. И рассказывал, как спас ты меня. Но….
        Аратей, не сдерживаясь больше, зарыдал, бросился к майру, обнял его за мертвую шею. Пепел кипел в маленьком сердце. Пепел юного короля, который никогда не знал настоящей материнской ласки, не чувствовал тепла отцовской руки.
        Элибр обнял Аратея, погладил по голове грубой ладонью. Он вспомнил, как шесть лет назад он вот также прижимал к груди беззащитное тельце, пробиваясь сквозь плотные ряды кэтеровских солдат. Вспомнил, как плакала королева Тавия, отдавая ему сверток с наследником. Как дрожал плечами отвернувшийся к полной луне король Хесед. Вспомнил, как болело под толщей земли его изрубленное на куски мертвое сердце.
        - Ничего, мой маленький господин. Ничего. Каждый из нас когда-нибудь теряет дорогих людей. Мы должны быть сильными. Ты очень похож на своего отца. Он был таким же сильным и мудрым. И еще он никогда не прощал обиды. Мы должны отомстить Кэтеру за смерть твоих родителей, - майр отстранил Аратея и пристально заглянул в заплаканные глаза юного короля. - В моем мертвом сердце, также как и в твоем, живом, живет месть. Нельзя, чтобы она полностью поглотила наши сердца. Если позволишь, я помогу тебе. Вместе мы сможем многое сделать.
        Аратей всхлипнул в последний раз, вытер рукавом под носом, улыбнулся:
        - Брат говорит, что от тебя должно вонять мертвечиной. А от тебя пахнет ночным дождем. Мы договорились. Ты поможешь мне, а я помогу тебе. Если хочешь, стань моим телохранителем. Но будет лучше, если ты станешь нам другом.
        - Мудрые слова, мой юный король.
        - Но предупреждаю, если ты, также как и кормилица Вельда, будешь заставлять меня есть кашу, то я немедленно прогоню тебя из крепости. Договорились?
        Элибр улыбнулся и уклончиво ответил:
        - Желание короля закон для государства.
        
        ХХХХХ
        
        
        Поздней ночью, когда все жители зеленой долины видели сны, в самой дальней комнате горной крепости ярко горели светильники. За большим прямоугольным столом собрались десять человек. Девять из них прибыли в Зеленое Сердце только что, преодолев огромное растояние от самой Зарабии. Лица их скрывались под просторными капюшонами, а руки прятались в широких рукавах. Рядом с каждым, к столу, был прислонен витой посох. Десятый, крестоносец Самаэль, сидел во главе стола, и слушал то, о чем кричали собравшиеся люди.
        - Брат Самаэль совершил непростительную ошибку.
        - Он нарушил наши древние законы!
        - Он связался с дьяволом!
        Самаэль наклонился вперед, сжав поручни кресла. Это его движение послужило как бы сигналом к общему молчанию. Девять крестоносцев прекратили кричать, перебивая друг друга, и обратили внимание свое на колдуна.
        - В чем меня обвиняют? - неожиданно громко прогремел голос колдуна. - Что за ошибки совершил я? Какие законы нарушил? Говорите прямо.
        Один из крестоносцев откинул капюшон. Это был очень старый человек. Глубокие морщины и слезящиеся глаза говорили за то, что прожил он на этом свете по крайней мере лет двести. Говорил он тихо, лишь изредка, не сдержавшись, повышал голос:
        - Брат Самаэль! Крестоносцы обеспокоены тем, что происходит на материке. Твои неосторожные действия вызвали смещение небесных тел. Малая звезда Юпитиус вторую неделю неподвижно висит на одном месте. Последний раз такое было тысячу лет назад, когда на мир спустилась небывалая засуха.
        - К засухе я не причастен, - мрачно пошутил Самаэль.
        - Но ты, брат Самаэль, причастен к другому проявлению нестабильности. Ты посмел обратиться к врагу нашему, духу смерти Стану.
        - Это была необходимость.
        - Ничем нельзя оправдать нарушение древних законов. Кому как не тебе, хранителю, этого не знать? Как только до нас дошли тревожные слухи, что брат наш Самаэль воззвал к Стану, мы оставили наши тесные кельи, где пытались удержать равновесие мира, и поспешили сюда, чтобы задать тебе несколько вопросов.
        - Так задавайте! С удовольствием расскажу все, что не могут знать великие крестоносцы, которые целыми днями заботятся о равновесии давно рухнувшего мира.
        - Не забывайся, Самаэль! - подал голос еще один ночной гость. - Ты не можешь идти один против всех. Даже если ты хранитель, твои слова не оправдано резки. Только благодаря нам, крестоносцам, мир держится в равновесии. А ты оставил наше общее дело ради кучки грязных людей? До этого момента мы сквозь пальцы смотрели на твои забавы, считая их причудами. Но разве не хватило тебе, Самаэль, пятидесяти лет, чтобы понять, никто в этом мире не скажет спасибо за помощь, которую ты пытаешься оказать глупым существам? Существам, чье предельное желание заключается в том, чтобы потуже набить живот и вволю пролить кровь подобного себе. Ты перешел грань, брат Самаэль, и мы вынуждены принять меры, чтобы вернуть тебя в наши ряды.
        Колдун откинулся на спинку кресла. Лицо его было неподвижно. Ни один мускул не дрожал, выдавая волнение. А волноваться было чему.
        Высший совет крестоносцев явился в крепость в полном составе. Он даже не помнит, случалось ли когда подобное раньше. Требовалась чрезвычайная ситуация, чтобы разом вытащить девять немощных тел из глубоких келий. Похоже, такая ситуация пришла.
        - Каждый держит равновесие как может, - спокойно сказал Самаэль, оглядывая старцев. - Вы молитесь, взываете к небесам, упрашиваете духов. Я же обращаюсь к сердцам, как вы справедливо заметили, грязных существ. Это не нарушение закона.
        - Брат Самаэль, похоже, не понимает, о чем мы говорим, - послышался голос третьего крестоносца, того, что сидел рядом с колдуном. - Нам абсолютно все равно, что делаешь ты здесь, на континенте. Каждый из нас по молодости играл в эти игры. Если помнишь, мы ничего не сказали тебе даже после того, как ты, брат Самаэль, нарушил течение истории, послав к месту гибели ребенка смертного, чтобы тот спас его. Но когда ты вернул на свет мертвого, выпросив у Стана обличие живого, чаша нашего терпения переполнилась.
        - Он мне нужен не в могиле, - колдун всеми силами старался быть спокойным.
        Крестоносцы разом заговорили, тыкая в колдуна пальцами. Кто-то, из-за капюшона не видно было кто именно, пытался поднять посох. И если бы не старший из крестоносцев, глава совета, неизвестно, что бы стало с Самаэлем.
        - Тише, братья мои. Тише. Отец наш Гран взывает к вашему разуму. Брат Самаэль слишком молод и не понимает что творит. Вызвав мертвого, заключив сделку со Станом, он забыл, что тем самым нарушил Старый Договор, который был заключен между Крестоносцами и Избранными много столетий назад. Именно благодаря этому Договору мир долгое время находился в блаженном равновесии. Но теперь, взломав печати, брат Самаэль позволил Избранным поступить точно так же, как поступил он.
        - Избранные не узнают.
        - Но мы же узнали!
        Самаэль опустил голову. Глава совета прав. Избранные рано или поздно узнают о том, что ворота смерти распахнуты в обе стороны. И тогда им ничто не помешает пройти через них. Но он, Самаэль, знал об этом тогда, когда обращался к духу смерти. И он верил, что делает это не по ошибке, а по велению своего сердца.
        - После битвы при Брило, которая произошла три столетия назад, Избранные были отброшены нами в безвестность. Они даже не помышляли встать нам поперек дороги. Но сейчас, после твоего безумного поступка, надо ждать страшных событий. Надеюсь, Брат Самаэль, тебе известно, что Избранные весьма активно сотрудничают с этим кровожадным завоевателем по имени Каббар?
        - Это одна из причин того, что я здесь, а не с вами, - ответил колдун.
        - Тогда тебе ведомо и то, что именно с помощью Избранных Кэтер создал Империю, равной которой не было в этом мире. Мы также думаем, что страшный мор, опустошивший некие земли, прошел не без участия Избранных.
        - С помощью Грана я уничтожу эту Империю.
        Из-за стола послышались смешки.
        - О, брат наш, ты мнишь себя равным богам? Или ты настолько могуч, что способен уничтожить армии людей? Не думаешь ли ты, брат Самаэль, что вырвав мальчика из рук смерти, ты тем самым уже одержал победу над Избранными? Нам жаль тебя. И жаль заблуждения твои.
        - Я не нуждаюсь ни в чьей жалости.
        - Может быть ты не нуждаешься и в нашей помощи и в нашей поддержке?
        Крестоносцы разом замолкли. Наступила тишина, нарушаемая только треском горящего масла в бронзовых светильниках.
        Самаэль поднялся с кресла. Оглядел долгим взглядом ждущих его ответа. Он уже знал, что скажет. Знал, что ответит старцам, которые воспитали его, создали его и вложили в его руки силу и знания. Он боялся того, что хотел сказать. Потому что знал, обратно дороги не будет. Знал, но сказал:
        - Не так давно, когда я только пришел в эти земли, она была счастливой и богатой. Люди, встречаясь со мной, улыбались в ответ. Из каждого дома неслись радостные песни и детские голоса. Мир был счастлив. Мир был спокоен. Никто из его обитателей не нуждался ни в нас, Крестоносцах, ни в Избранных. Они жили своей жизнью, встречали рассветы и видели прекрасные сны. Мы, крестоносцы, уединившись за морем от всего этого мира делали вид, что своими молитвами создаем тишину и спокойствие. Держим мир в равновесии. Знаете, я тоже верил в это. Верил свято, до глубины своего глупого сердца. Но потом пришли чужие солдаты. Солдаты, которые потопили в крови этот прекрасный и добрый мир. В один миг исчезли улыбки, песни, детские щебет. Осталась только кровь, красная, как ваша остановившаяся звезда Юпитиус. И я решил помочь этому миру. Сначала я молился за него, умоляя духов послать бедной земле избавление. Но духи не слышали меня. Они отворачивались при первых же словах моих. И знаете что я тогда понял?
        Крестоносцы молчали, внимая каждому слову колдуна.
        - Я понял, что Отец наш Гран выбрал своими слугами не тех духов. Я решил, что помогу этому бедному миру без помощи тех, кто отвернулся от него в трудную минуту. Поэтому я остался здесь и стал делать то, что делаю. Если хотите знать, я ничуть не жалею, что спас королевского ребенка, на чьем роду была написана столь ранняя смерть. Я ни капли не жалею, что вызвал мертвого, вложив в руки его оружие. Потому, что этот ребенок и этот мертвый, вызванный из глубокой могилы, сделают для несчастного мира гораздо больше, чем сделали мы все, за все эти столетия. Я верю в это. Мне не нужна ваша помощь, как не нужна она миру, за который вы так слезно молитесь.
        Колдун закончил говорить и сел на свое место. Долгие мгновения никто не издавал ни звука. Все ждали, что скажет глава совета Крестоносцев.
        - Отступник, - прозвучали тихие слова.
        Самаэль стиснул зубы.
        Это был приговор. На одиночество. На забвение. На отречение от совета. Больше он никогда не сможет вернуться в рай, под названием Зарабия. Больше его голос не будет решающим на тайных собраниях. И никогда больше Крестоносцы не назовут его своим братом.
        Но это ему больше было не нужно. Он выбрал свою дорогу.
        - Тот, кто звался братом Самаэлем! Встань!
        Колдун, повинуясь, поднялся. Встали и все девять крестоносцев. Глава Совета, поддерживаемый с двух сторон соратниками, грустно покачал головой:
        - Мне жаль, что все заканчивается так печально. Жаль, что лучший из нас предал нас. Гран знает, мы все надеялись, что ты, Самаэль, когда-нибудь примешь власть над нами. Жаль, что не дождались мы этого.
        - Я не предавал вас, - подал голос колдун.
        - Теперь это не важно. Ты не захотел следовать законам и открыл двери в запретный мир. Ты, может быть сам того не сознавая, вверг этот мир в череду страшных по разрушительности событий, коим нет оправданий. Мы не в силах помешать тебе. Но с этой ночи ты больше никогда не сможешь спросить нашего совета и потребовать нашей помощи. Ты стал одиночкой. Мы отвергаем тебя и все, что связано с тобой. Оставайся с миром, и пусть Гран позаботиться о твоей душе.
        Масляные лампы вспыхнули ярко и погасли едино. Комната на мгновение погрузилась в кромешную тьму. А когда робкое пламя фитилей вернулось, в каменной комнате оставался один только Самаэль.
        - Проклятье! - прошептал он, яростно опуская руку на каменный стол.
        На твердой поверхности, в том месте где коснулась рука колдуна, остались глубокие царапины, как от когтей дикого зверя. И лицо колдуна, до этого спокойное и непроницаемое, превратилось в тот самый ужасный лик, что давно, шесть лет назад, привиделся лесовику Йохо на лесной тропе.
        
        ХХХХХ
        Огонь бушевал, уничтожая деревянные постройки наспех сколоченной крепости. Хлипкие наружные стены из заостренных кольев были повалены. Невысокие башенки, служащие лучникам местом для стрельбы, разрушены. Все пространство между выкопанными для обороны рвами, было заполнено сотнями тел. Между ними ходили солдаты, добивающие тех, кто хоть как-то подавал признаки жизни.
        На холме, неподалеку от горящей крепости, стоял Каббар. Вокруг него замерли легронеры из кодры охраны. Император Кэтера который час стоял неподвижно. Ветер рвал полы его плаща. Горячее солнце нещадно жгло его неприкрытую голову. Щурясь от яркого пустынного солнца Император смотрел на огонь, пожирающий крепость, на мертвых врагов, на своих раненых солдат, плетущихся от крепости по горячему песку. Около него, не отвлекая императора от созерцания, сидел Горгоний. Мутный взор его жадно метался от многочисленных трупов к Императору.
        - Славная добыча. Славная, - изредка шептал он, внимательно поглядывая на Каббара.
        Но тот, казалось, не слышал, задумавшись. Только изредка прикрывал воспаленные от долгой бессонницы глаза. Верховный Император Кэтера не спал третьи сутки.
        - Бунтовщики подавлены, - чуть громче, чем позволялось в таких случаях, заметил Горгоний. - Легронеры Императора умертвили всех, кто посмел восстать против Кэтера.
        Каббар оторвал взгляд от бушевавшего внизу огня.
        - Почему они идут против меня, Горгоний? Чего им не хватает? Я дал им хлеб, свою защиту, свою власть. Я сделал их гражданами моей Империи? Это уже третье восстание за последний год. Объясни мне, Горгоний? Почему?
        Маг поскреб щеку с не проходящими язвами:
        - Что еще ждать от скотов? Пустынники никогда не принимали твоих щедрот. Им не нужен твой хлеб, твоя защита. Они привыкли ютиться в глиняных хижинах, которые разрушает даже самый слабый ветер. Они, никогда не видевшие величия твоих дворцов, заботятся только об одном. Чтобы и дети их, жили в этой мерзкой пустыне, ковырялись в сухом песке, пытаясь вырастить горсть пшеницы. Они дикари, император Каббар. И останутся дикарями, что бы ты ни делал ради них.
        - Ты как всегда прав, маг. Как всегда. Только достойные имеют право жить в моей империи. Только достойные имеют право поклоняться мне и Кэтеру. Много ли у нас пленных?
        Императору ответил гурат, чьи легронеры только что сожгли укрепления восставших пустынников:
        - Около двухсот мужчин, остальные женщины, старики и дети.
        - Сколько из них выживет после перехода к столице?
        - Наши запасы продовольствия и воды невелики, мой Император. Но пустынники выносливы. Они могут стать хорошими скотами на кораблях Вашего флота. Если конечно….
        Гурат замялся, заметив оскалившееся лицо Горгония.
        - Продолжай, - приказал Каббар.
        - Многие погибнут в трудных переходах. Но мы можем сократить ненужные расходы, если оставим здесь наиболее слабых.
        - Твои темницы, Каббар, давно не пополнялись новыми сердцами, - напомнил Горгоний, бросая уничтожающие взгляды на смутившегося офицера. - Было бы разумней просто ограничить пленных в еде и воде. Пустынники, как и их уродливые горбатые лошади, способны много дней обходится без влаги.
        - Но наши солдаты, мой Император, тоже нуждаются в продовольствии. К тому же, среди Ваших солдат много тяжелораненых, чья транспортировка заметно уменьшит нашу скорость.
        - Тот, кто был ранен подлым скотом, не достоин называться солдатом Императора, - заворчал Горгоний.
        - Остановись, маг, - Каббар растянул сухие губы. - Можно не любить врагов Кэтера, но только не его солдат. Ни один раненый не должен испытывать недостатка в воде. Это приказ. Все они, сражающие за Империю, должны выжить. Ты отчитаешься за каждого солдата, Варниций. Если необходимо, возьми воду из моих запасов.
        - Слушаюсь, мой Император, - склонился гурат.
        - Теперь о пленных, - Каббар прикрыл глаза. - Отберите из их числа сто самых сильных и выносливых. Остальных убейте.
        Горгоний громко закашлялся, выплевывая из глотки зеленую слюну.
        Каббар покосился на мага и добавил:
        - Вырежьте у них сердца и отдайте магу Горгонию.
        - Благодарю тебя, Император, - потер руки маг и добавил, ни к кому не обращаясь, - Говорят, у пустынников красивые женщины?
        - У нас нет времени заниматься ими, - Каббар нахмурился, не принимая никаких возражений. - Женщин и детей отпустите.
        Когда гурат удалился, дабы исполнить приказ Императора, Горгоний недовольно обратился к Каббару:
        - У моего Императора слишком мягкое сердце? Зачем ты оставил скотское отродье в живых? Почему не погнал в столицу? Даже если половина из них подохнет в дороге, представляешь, какой богатой могла бы стать добыча. Что с тобой, Каббар? Или Ара-Лим разжалобил твою душу?
        - Я лишь забочусь о будущем империи, - устало отмахнулся Каббар. - Мертвые не станут скотами. Пусть дети подрастают. Через десять лет они займут места своих отцов на боевых кораблях Кэтера. Империя нуждается в постоянном притоке рабочей силы. Или я не прав, Горгоний.
        - Я об этом как-то не подумал, - проворчал маг. - Однако такая пустая трата ресурсов….. Жаль. Очень жаль.
        Каббар подал знак приблизиться легону, который дожидался распоряжений Императора.
        - Тоний, поднимай войска через час. Идем обратно.
        - Но, мой Император, - легон удивленно вскинул брови. - Солдаты устали, им нужен отдых. Не лучше ли выдвинуться завтра на рассвете? Тем более, что и вы, мой Император тоже….
        - Твой Император потерпит, - сверкнул воспаленными глазами Каббар. - Выполняй приказ, легон. Мы должны как можно скорее покинуть пустыню.
        Спустя час взвились в жаркое небо кэтеровские знамена с черными солнцами. Заорали, надрывая горло погонщики повозок. Затрубили походные трубы, поднимая солдат. Дрогнула земля под сапогами. Заржали подстегнутые лошади, поднимая копытами сухой песок. Пентийский легрион, усмирив восставших пустынников, длинной железной змеей двинулся в обратный путь. Далеко за горизонтом их ждала столица империи Турлим.
        Впереди извивающейся ленты, в четырехколесной повозке, запряженной шестью тяжеловозами, со всех сторон окруженной охранниками, ехал сам император Каббар. Напротив него, прислонившись к матерчатой стенке, дремал Горгоний.
        Каббар, отодвинув занавеску, молча смотрел на безжизненные земли, которые были самыми южными в его империи. Их завоевал еще его отец тридцать лет назад. За все эти годы здесь неоднократно вспыхивали восстания пустынников, которые подавлялись Кэтером жестоко и быстро. Именно отсюда в Турлим шли караваны с добытой медью и углем.
        - О чем задумался император Кэтера? - заворочался в своем углу маг. - Что за тяжелые мысли не позволяют заснуть творцу великой Империи?
        Каббар откинулся на сиденье, запрокинув голову на спинку и закрыл глаза.
        - Я думаю о будущем Кэтера.
        - Что о нем думать? - маг вытащил флягу с водой и стал пить, незаметно подглядывая за императором. Потом заткнул сосуд, запихал подальше, под складки одежды. - Твоя империя как никогда богата. Ее будущее видится мне прекрасным. Духи на твоей стороне.
        Император криво усмехнулся:
        - Мне трудно одному управлять такой огромной территорией.
        - А те бездельники, которые тучами вьются вокруг твоего трона? Они готовы наизнанку вывернуться, лишь бы угодить тебе.
        - Прежде всего они хотят угодить самим себе. Я никому не могу довериться. Кроме, конечно, тебя, Горгоний.
        - Кажется я догадываюсь, что волнует тебя, мой императорский друг.
        Каббар резко поднял голову и вцепился глазами в безразличное лицо мага:
        - Что же волнует меня больше, чем величие Кэтера?
        Горгоний вытянул губы трубочкой, причмокнул:
        - Знаю, что тревожит тебя, Каббар. Королева Стиния, пусть хранят ее духи, никак не может подарить империи сына.
        Каббар покачал головой:
        - Это так, Горгоний. Ты, как всегда, прав. Гран мне свидетель, три года все попытки были пустыми. Кэтер так и остался без достойного наследника.
        Маг вздохнул, не спуская глаз с императора. Ибо знал, что в минуты, когда Каббар думает о не рожденном сыне, кровь его становится черной. Любое неосторожное слово может вызвать такую бурю, что пустынный ураган может показаться по сравнению с ним легким ветерком. Горгоний до сих пор помнит, как страшно кричали в его темницах те несчастные, что на свою беду оказались во дворце императора в день рождения его дочери.
        - Ты еще молод, мой Император, - осторожно сказал маг. - Если Стиния не может подарить тебе сына, что ж….. Королева может заболеть, нечаянно отравиться. Может оступиться на лестнице. Говорят, она часто катается со служанками на лодке.
        - Фессалийские легрионы самые преданные. Если с Королевой что-то случится, ее четыре брата керка отвернутся от меня. Они контролируют все западное побережье. И мне не хочется развязывать войну в самом центре империи. Пока Стиния моя жена, все богатство этой территории принадлежит Кэтеру. К тому же я люблю ее. Больше не говори ничего про случайную смерть.
        - Любовь…, - заворчал маг, расчесывая струпья на лице. - Разве я говорю о смерти? Что ты? Это так, предположения. Но есть много красивых женщин из диких родов. Одна тайная встреча и через девять месяцев розовощекий наследник воздаст из своего родового фонтана славу во имя Грана. История мира знает такие примеры.
        - Незаконнорожденный сын от смазливой, но глупой, как пробка, дикарки? Ты хочешь, чтобы вместе со мной Кэтером правил наследник с бессмысленным лицом и пустыми мозгами.
        Горгоний сморщился, обдумывая ответ.
        Конечно, ничего не соображающий король был бы для Избранных наиболее выгодным правителем. Но Каббар проживет еще долго и играть с ним в игры слишком опасно. Но и без мудрого совета оставлять зверя опасно. Может сорваться с цепи и натворить много ненужного.
        - У Императора есть дочь.
        Император, ничего не говоря, смотрел на Горгония и тот понял, что угадал мысли Каббара.
        - Дочь королевских кровей, - продолжил он, наблюдая за выражением лица воспитанника. - Она, конечно, не мальчик. Но если правильно воспитать ее, если обучить принцессу мудрости и разуму, то все твои проблемы, Каббар, будут решены в одночасье.
        - Женщина никогда не научиться владеть мечом.
        - Чтобы руководить армиями совершенно не обязательно махать железными палками. Достаточно дать их тех, кто рядом. Часто в сражениях побеждают мозги, а не количество солдат.
        - Ее могут не признать солдаты.
        - Император смеется? Как может армия пойти против дочери всесильного Императора? А если и появятся недовольные, дороги империи длинны и на всех хватит крестов.
        - Знать?
        - Если потребуется, уничтожь всех, кто откроет рот.
        - Нет, - Каббар махнул рукой, прогоняя надежду. - Это невозможно. Законы Империи не позволяют женщине принимать участие в битвах или в управлении страной. Моя маленькая дочь Ивия никогда не сможет стать Императрицей.
        - А разве верховный Император Кэтера собирается лечь в могилу? - хитро прищурился Горгоний. - После того, как мы отловим аралимовского щенка и сделаем эликсир бессмертия, ты, Каббар, навечно останешься Императором. А дочь твоя, воспитанная подобающим образом, станет помогать тебе в тяжелой работе управления великой Империей. Вместе с нами, Избранными, конечно. Если ты позволишь, я лично займусь воспитанием юной Ивии. Я сделаю из нее умную девочку. Тебе не будет стыдно за ее мозги, когда она сядет рядом с твоим троном.
        - Ты знаешь слова, чтобы убедить меня, Горгоний, - рассмеялся Каббар. - Даже если эликсир всего лишь сказка, не мотай головой маг, я только предполагаю, даже если это так, то законы Кэтера всегда можно изменить. Так или иначе после меня должен остаться кто-то, кто примет Кэтер. Ты убедил меня, маг. Как только мы вернемся в столицу, немедленно изолируй Ивию от Королевы. Не подпускай близко к Ивии всех этих визгливых нянек и служанок. Я хочу, чтобы моя дочь воспитывалась как настоящий солдат. Собери по всей Империи лучших учителей. Заплати им столько, сколько потребуют.
        - Я все сделаю так, как велит Император.
        Неожиданно Каббар быстро наклонился к магу и крепко сжал его колено твердыми пальцами:
        - Об одном предупреждаю тебя, Горгоний. Именно ты, и никто более, отвечаешь с этой минуты за жизнь будущей Императрицы Кэтера. Если с ней что-то случиться, то я забуду всю свою привязанность и благодарность Избранным. Я даже не вспомню, что именно ты воспитал меня. Я уничтожу весь ваш род, и тебя самого. Помни это, Горгоний.
        Каббар отпустил побледневшего мага, сложил руки на груди и закрыл глаза. Он слишком устал и глаза его требовали отдыха.
        Горгоний, растер колено, на котором наверняка остались синяки. Мягко улыбнулся, глядя на заснувшего императора.
        Все получилось даже лучше, чем он предполагал. Избранные никогда не дадут Каббару эликсир вечной жизни. Сейчас, когда Избранные слабы, им нужен этот сильный и смелый человек. Но через годы, когда род их войдет в полную силу, случайная смерть заберет с собой Императора. И когда на трон взойдет девчонка, полностью подчиняющаяся ему, Горгонию, все переменится. Империя Избранных станет не просто пустым названием, а действительно Империей, где будут властвовать такие, как он, маг Горгоний. И тогда даже заносчивые Крестоносцы не помешают Избранным прибрать к рукам весь мир.
        - Горгоний, ты не забыл про наемников, которые должны принести мне сердце аралимовского наследника?
        Маг вздрогнул. Он был уверен, что Каббар крепко спит. Три бессонных ночи свалят кого угодно.
        - Ваалы уже в пути, - на всякий случай прошептал он, прислушиваясь к ровному дыханию императора.
        Он воспитал его. Он знал каждую его мысль, мог угадать каждое желание Каббара. Он считался первым советником верховного Императора. И был таковым. После гибели отца он заменил Каббару отца. Но так и не перестал бояться этого молодого человека. Человека и Императора, который мог послать на смерть кого угодно. Даже Избранного.
        Лоб мага покрылся холодным потом и он, чтобы успокоиться, привалился в угол и закрыл глаза.
        Если юный зверь не испугался и выпустил стрелу, которая пронзила сердце отца, что стоит такому зверю уничтожить его, мага и всех Избранных.
        Страшно.
        
        ХХХХХ
        
        Аратей часто приходил сюда. Ему нравилось смотреть на долину с высоты птичьего полета.
        Гнездо белого орла он нашел год назад, когда сбежав от Йохо и кормилицы, бродил по горам в поисках приключений. На скальном выступе, до которого можно было добраться только цепляясь за узкие трещины в камне, он заметил брошенное гнездо, сложенное из веток и шкурок мелких животных. Содрав на коленях кожу он смог подняться на выступ, откуда ему открылся удивительный, прекрасный вид на зеленую долину.
        То, что он испытал год назад, то необычайное воодушевление, тот неудержимый стук сердца, готового от восторга вырваться из груди, заставляли юного короля возвращаться сюда вновь и вновь.
        Когда Аратею становилось особенно грустно, или когда обида застилала его глаза, он тайно покидал приветливую долину и бежал сюда. Чтобы вновь вспомнить неповторимое волшебство, которому, казалось, не будет конца.
        Здесь было его тайное место, которое он не показывал даже брату Гамбо.
        Редко, очень редко на выступ прилетал белый орел. Он садился чуть в стороне и пристально наблюдал за Аратеем. Сначала, когда молодой король пытался заговорить с ним, орел непременно улетал, испугавшись голоса маленького существа. Но с каждым разом птица доверяла Аратею все больше и больше. Вот и сейчас, белая птица сидела чуть в стороне и, не мигая, наблюдала за наследником.
        - Смотри, Молчун. Вот скала похожая на меч, - шептал Аратей, валялась на сухих ветках, и разглядывая причудливые очертания гор, окружающих долину. - А вот человек склонился над прекрасным цветком. А этот рассматривает облака, проносящиеся над ним. А этот огрызок горы похож на собаку, виляющую хвостом. Ха-ха-ха! Смотрите-ка! Ты видишь, Молчун, ту странную гору? Неужто Авенариус превратился в камень и расправил над Зеленым Сердцем почерневшие крылья?
        Белая птица переступила по нагретому солнцем камню, но как всегда промолчала. Голос орла Аратей слышал только тогда, когда красивая птица, улетая, кричала, громко, словно прощалась с ним.
        Из долины послышался перезвон обеденных колоколов.
        - Мне пора, Молчун, - Аратей поднялся, довольно улыбаясь орлу. - Я вернусь, но не скоро. Обещай ждать меня.
        Не дождавшись ответа, Аратей подполз к краю площадки, повис на руках, примериваясь к прыжку. Следующий выступ был мал, а под ним был только воздух. Так что нужно было хорошо рассчитать прыжок, чтобы не свалиться с бешеной высоты на голову какого-нибудь горняка.
        Аратей прыгнул, балансируя на одной ноге отыскал в камне знакомую щель, зацепился.
        - Учитель Самаэль выпорол бы меня, если бы видел, чем я занимаюсь, - прошептал он, прижимаясь щекой к шершавой поверхности.
        Отдохнув несколько мгновений, Аратей сделал несколько шагов в сторону и спрыгнул на безопасное место. Здесь, в завалах огромных камней, ему уже ничто не грозило. Всего несколько минут стремительного бега вниз, по чуть заметной тропе, он уже будет в деревне. Конечно, за опоздание он может быть наказан, но он что-нибудь придумает. Кормилица всегда верит его выдумкам.
        Над головой Аратея неожиданно низко, едва не коснувшись крепкими когтями волос, пронесся белый орел.
        Аратей испуганно нагнулся, прикрывая голову руками. И почти в то же мгновение в камень, что свалился с горных вершин столетие назад, ударила короткая арбалетная стрела. Если бы не белая птица, то лежать бы законному наследнику Ара-Лима со стрелой в голове.
        Затравлено озираясь, Аратей взвизгнул. Упал лицом вниз на холодные камни. Закрыл глаза, стараясь таким образом избежать смерти.
        «Хороший лучник способен выпустить вторую стрелу за один вздох»
        Аратей раскрыл глаза. Сердце его замерло, не повинуясь. Слова кормилицы, которая часто учила их с Гамбо стрелять из лука, прозвучали в голове так реально, что показалось, ганна рядом.
        «Один вздох «, - пронеслась быстрым ветром мысль.
        Не понимая, что делает, Аратей быстро перевернулся, не обращая внимания на боль от впивающихся в ребра острых камней.
        В то место, где только что лежало тело юного короля, врезались сразу три стрелы, отскочили от вековых камней, разлетелись по сторонам.
        «Кормилица за такую стрельбу порет крапивой».
        Аратей вжал голову в плечи и, быстро перебирая руками, пополз под защиту камней. Туда, где скрывалась узкая тропинка, ведущая вниз в долину. Тропинка, знакомая до каждого бугра, до каждого поворота.
        Не обращая больше внимания на стрелы, то и дело свистящие рядом, Аратей проворно выполз на тропу, вскочил и, сжав кулаки, бросился вниз. Он бежал так быстро, как не бегал никогда. Ему казалось, что ноги его не касаются камня, будто отталкиваются от воздуха. Казалось? Наверно, так оно и было. Его мозг, помнящий уроки колдуна, помогал своему хозяину избежать смерти. Аратей не думал об этом, не воспринимал настоящее. Он мечтал только об одном, оказаться как можно быстрее в долине, под защитой горняков, под защитой кормилицы.
        Впереди была ровная площадка, за которой находился последний перед долиной многометровый спуск. Только преодолев его можно быть в безопасности. Но, так далеко до спасения.
        Выскочив на ровное место Аратей оглянулся. Три фигуры спешно карабкались по камням, стараясь догнать его. В руках незнакомцев блестели металлом арбалеты. Аратей никогда не видел такого оружия, но кормилица часто рассказывала, что похожими приспособлениями, очень короткими луками с рукоятками, пользуются большинство наемный убийц.
        Заметив, что мальчик остановился, наемники почти одновременно сделали залп. Короткие стрелы не долетели до наследника.
        - Йо-хо! - закричал Аратей боевой клич учителя Йохо и помахал рукой.
        Наемники, разъяренные неудачей, что-то закричали. Но Аратей не вслушивался в слова проклятий. Бежал, уже не слишком торопясь к спуску. Ему будет что рассказать Гамбо. Аратей уже представлял удивленное лицо брата, как новая опасность заставила замереть юного короля на месте.
        Из-за валунов, что лежали на краю площадки, показалось трое новых наемников. Вытянутые головы, закрытые железными масками лица, серые плащи, сливающиеся с цветом камня, тусклый металл в руках. Они двигались к Аратею молча, неторопливо, зная, что ценная добыча, за которую Кэтер заплатил огромные деньги, уже никуда не денется.
        Аратей растерянно озирался, ища пути из ловушки.
        Он по собственной глупости попал в нее. Достаточно было свернуть с горной тропы чуть в сторону, укрыться до наступления ночи в надежном укрытии, в заброшенной штольне или в естественной пещере, где его не нашла бы и сотня людей в железных масках. Но нет, он решил, что ноги смогут спасти его от страшных людей. Не спасли. Наоборот, завлекли в самую настоящую ловушку.
        Ладонь наследника поднялась на уровень груди и, как учил Самаэль, резко повернулась сжатым пучком в сторону наступающих наемников:
        - Фагулат ханк вестра! - прошептал Аратей и разжал пальцы.
        Кончики ногтей его неимоверно накалились, засверкали ослепительным огнем, и с них сорвалась яркая вспышка.
        - А-а-а! - завопил Аратей, взмахивая обожженной рукой.
        Сноп горячего пламени упал к его ногам, рассыпался на камнях и пропал.
        Со стороны подбирающихся все ближе и ближе наемников послышались возгласы. Аратей, занятый ошпаренной рукой, не разобрал - толи это был возглас удивления, толи люди в масках смеялись над неудачным заклинанием.
        От боли и страха на глазах короля проступили слезы. Неожиданно он вспомнил, как убил серую птицу, которая доверчиво села в его ладонь. Сейчас он, Аратей, как та птаха. Сидит тихо на ладони и ждет, когда захлопнется ловушка.
        Аратей знал, что такое боль. И всегда помнил, что такое смерть. Но его сердце, сердце шестилетнего мальчика, никак не хотело верить в то, что всего через мгновение его жизнь может оборваться. И Аратей почувствовал, как дико, как безумно дико ему не хочется умирать.
        Аратей, совершенно обезумев от этого элементарного человеческого желания, развел руки, закрыл крепко глаза и, словно желая задушить нападающих, с диким, почти нечеловеческим криком, бросился на близких наемников.
        Трусливый поступок юного короля. Смелый поступок юного короля. Кто, трусы или смелые умирают чаще?
        Наемники, видя, что добыча сама бежит в их руки, остановились, целясь острыми клинками в сердце несущегося навстречу юного короля. Слишком легкой оказалась добыча.
        Позади людей в железных масках, словно духи безмолвия, тихо и неслышно возникли два силуэта.
        Первый из них, высокий и широкоплечий, всего три раза взмахнул мечом, на котором внимательный глаз мог заметить несмываемые коричные пятна засохшей крови. Первый наемник в один миг лишился головы, второй упал с перерубленным туловищем, а третий рухнул, расколотый на две равные половины.
        Второй силуэт, который был гораздо ниже первого и не такой широкоплечий, три раза натянул лук с неслышной тетивой. Три стрелы, выпушенные, казалось, за один вздох, словно невидимые молнии пронеслись мимо орущего Аратея, пробили стальные панцири на телах арбалетчиков и вылетели с другой стороны, вырывая каждый по куску мяса, кожи и непрочной материи.
        Аратей на полной скорости врезался в валуны, втиснулся лбом в камень, отскочил и рухнул на спину, так и не открыв глаз.
        Два силуэта склонились над потерявшим сознание королем, молча переглянулись, кивнули друг другу, о чем-то сообщая, и быстро, не издав ни звука, исчезли. Вместе с ними с площадки и с тропы сгинули шесть трупов наемников.
        Высоко в небе, над горной площадкой, парил молодой белый орел. На его груди сочилась, засыхая на вольном ветре, кровь от арбалетной стрелы кэтеровского наемника.
        Аратей очнулся через два часа. Приподнялся на локтях, осмотрел каменистую площадку. Мотнул головой, замычал от боли. Дотронулся до здоровой шишки, зашипел. Вспомнил, куда бежал и от чего спасался.
        - А где? - сколько не всматривался наследник, нигде не было видно страшных незнакомцев в железных масках. Ни на тропе, ни у камней, нигде.
        Захлопав ресницами, развел руками, спрашивая у гор - куда пропали те, кто хотел убить его.
        Но горы молчали, хмурясь белыми облаками. Горы не из болтливых. Свои секреты они хранят надежно.
        Мальчишка, пятясь, и все время оглядываясь, подошел к спуску в долину. Внимательно осмотрел тропу, ведущую вниз и, словно сорвавшись с обрыва, бросился вперед.
        Как бежал - не помнил. Как перепрыгивал через камни - не помнил. Как спотыкался и падал, обдирая руки и колени - тоже не помнил. Мчался быстрей горного ветра, что дул ему в спину. Быстрее мыслей, что роем вились в его детских мозгах. Только кровь горячая стучала в висках и колотилась об испуганное сердце. Да еще ныла, не переставая, огромная красная шишка на лбу рано повзрослевшего короля.
        Аратей, не встретив по дороге ни одного жителя долины - кто в поле трудится, кто в шахтах руду добывает - на одном дыхании вбежал по лестнице, что вела к горной крепости. В другое время три передышки делал, на ступенях отлеживался. Но только не сегодня.
        На самых последних ступенях не выдержал, упал без сил, выдыхаясь.
        - Что-то случилось, юный король?
        Стояли перед Аратеем все Учителя. И Самаэль, с древней белой бородой. И кормилица Вельда, руки перед собой почтительно сложив. Рядом лесовик Йохо, щепкой в зубах ковырялся. Позади всех возвышался майр Элибр. Опираясь на меч, взгляд вдаль устремил. Между ними Гамбо вышагивал, удивленно на взрослых посматривал - что это все на воздух вылезли? Чуть в стороне горняки из охраны неспешно разговор вели, перешептывались.
        - Там! - Аратей задохнулся от усталости, но рукой направление показал.
        - Там горы и небо, - Самаэль нахмурился, что не предвещало ничего хорошего наследнику. - Они никуда не денутся. А вы, юный правитель, опоздали на три часа. Не расскажите нам очередную забавную историю? Может быть вы свалились в глубокое ущелье? Или заблудились в подземных лабиринтах?
        - Вы не понимаете, - от возбуждения Аратей перешел на крик. - На меня напали! Там, на тропе.
        - С восточной стороны? - уточнил учитель Самаэль.
        - Наверно. Я не знаю. Шесть человек с железными лицами. Они стреляли в меня и хотели зарезать.
        - Вот видите, - перебила Аратея кормилица Вельда. - Каждый раз, когда наш король опаздывает к обеду, он рассказывает мне такие небылицы.
        - Подождите, ганна, - остановил ее колдун. - Может быть мальчик и в самом деле встретил в горах незнакомцев. Что же было дальше, юный король? Вы сбежали от них?
        - Нет, - замотал головой Аратей. - Я…. Я бросился на них, закричал, и…. они пропали.
        Со стороны горняков, внимательно слушавших разговор, послышались смешки.
        - Вот так значит, - колдун оттопырил губу и обернулся к окружающим. - Вы слышали? Наш король с криком бросился на врага и они все разбежались. Подобной храбрости настоящего воина можно только позавидовать. Не так ли, мой король?
        Аратей из подобья смотрел на окруживших его людей.
        Они не верили ему. Не единому слову. Но он заставит их сделать это.
        - А это что? - рука мальчика прикоснулась к шишке, что красовалась на его лбу. - Учитель Йохо! Вы же знаете, я всегда говорю правду!
        Лесовик выплюнул щепку, которую дожевал до ужасного состояния, цыкнул сквозь зубы:
        - Знал я одного мальчика, у которого от постоянного опоздания на обед на лбу вырос здоровый рог. Похоже, перед нами аналогичный случай.
        - Но они правда напали на меня! - на Аратея жалко было смотреть. Если бы не Гамбо, который недовольно посматривал на Учителей , он давно бы расплакался.
        - Мой юный король, - колдун пожевал губы и глубокомысленно выставил вверх указательный палец. - Вы наверно забыли один из моих уроков о горной природе. Помните - иногда из горных щелей в небо вырывается ядовитый газ, наглотавшись которого можно увидеть то, что было, и то, чего никогда не было.
        - Но…, - Аратей опустил голову.
        - Поверьте, мой король. Вам все привиделось. Такое часто случается даже с горняками. Спросите у них, добрые жители подтвердят это.
        Горняки, уже не улыбаясь, дружно закивали бородками, подтверждая слова колдуна.
        - Ни один из горных дозоров не видел у восточных склонов подозрительных и незнакомых людей, тем более в железных масках. А вы, как король, должны знать, никто не может пройти мимо наших постов незамеченным, будь то хоть Отец наш Гран, да простит он меня такое сравнение.
        Аратей вздохнул. Может быть учитель Аратей прав? Может и не было незнакомцев? Все привиделось. Как во сне, когда кажется, что все увиденное настоящее.
        - Гамбо. Проводи брата в столовую и ждите нас там.
        Самаэль проводил взглядом понурую фигурку наследника и его молочного брата, после чего повернулся к остальным.
        - Это неправильно, - Элибр не отрываясь смотрел на горы.
        - Неправильно, что? - переспросил колдун, прищуриваясь.
        - Надо было рассказать королю все, как было.
        - Он слишком юн, чтобы забивать свои мозги ненужными страхами. Аратей должен быть в полной уверенности, что здесь, в Зеленом Сердце гор он находится в полной безопасности. Как бы вы повели себя, узнай, что за вами охотится целая империя?
        - Король вел себя достойно.
        - Король прежде всего вел себя безрассудно! - повысил голос колдун. - Уйти одному в горы? Бросаться, закрыв глаза на убийц, это вы называете достойностью?
        - У него не было иного выхода, - Элибр перевел взгляд на колдуна. - У мальчика смелое сердце.
        - Может быть. Может быть. Однако, мы чуть не потеряли его. Чуть не потеряли короля! Где были вы, майр? Ведь это ваша обязанность охранять жизнь молодого короля? Почему вы молчите, майр?
        - Позвольте, - выступила вперед ганна, - В полдень майр Элибр находился у плавильни. Я была с ним, помогала выбирать лучшую руду для его новых доспехов. Мальчики в это время находились в крепости. Никто не думал, что Аратей сбежит в горы.
        - Такое случалось и раньше, - вставил свое слово Йохо. - Мы не удерживали его, считая, что это закалит ребенка.
        - Что было дальше? - колдун нервно постукивал посохом по каменным плитам.
        - Дальше? Дальше майр Элибр сказал мне, что чувствует - с молодым королем что-то не так. Майр стал каким-то…., - Вельда попыталась найти подходящее определение, но не смогла. - Майр стал другим. Он схватил свой меч и бросился прямо в горы. Мне не оставалось ничего другого, как последовать за ним.
        - Почему? - поинтересовался Самаэль.
        - Элибр не отвечал на вопросы. И у меня создалось впечатление, что он точно знает, что делает. Так или иначе, мы успели вовремя.
        Самаэль, вздохнул, оглядывая задумчивого майра. В который раз он убеждался, что сделал правильно, вызвав этого могучего солдата. Никто в долине не смог бы спасти короля. Но майр…. Его род связывает с королевским родом долгая дружба. Возможно, эта связь даже более тесная, чем можно предположить.
        - Мы все виноваты в происшествии, что случилось сегодня. Я хочу, чтобы никто не сообщал королю подробностей. Пусть думает, что все, что было с ним, только видение. Но с этой минуты я требую, чтобы короля Ара-Лима постоянно оберегали. Слишком многое лежит на весах. Кэтер не успокоится. Если в горах появились одни наемники, значит появятся и другие. Я сейчас же поговорю с вождями, попрошу усилить посты. Необходимо уничтожить все лазейки, по которым убийцы могут пробраться в долину.
        - Надо прочесать все окрестности, - заметил Йохо. - Я могу взять горняков из охраны крепости и сделать это.
        - Хорошо, - согласился Самаэль, кивнув ожидающим горнякам. - Майр Элибр, сколько вам нужно времени, чтобы завершить свои дела в кузнице?
        - Два дня. Но по ночам я буду рядом с королем.
        - Днем за мальчиками присмотрю я, - пообещала ганна Вельда. - Мне поможет Авенариус.
        - Хорошо, - кивнул Самаэль, соглашаясь. - И помните, Все мы давали клятву спасти Ара-Лим. Но что толку с этой клятвы, если мы потеряем юного короля. Он наша надежда, наша сила. Без Аратея мы…., - колдун развел руки, - … Без Аратея мы солдаты у которых нет надежды. Идите, друзья мои, и делайте то, что требует от вас долг.
        Через минуту лестница опустела. Самаэль спешно отправился к вождям горняков, чтобы обсудить меры по защите гор от кэтеровских наемников. Йохо с тремя десятками горняков ушел в горы, чтобы обследовать каждый кусок их. Ганна, предварительно отыскав старого ворона, занялась детьми.
        Тем же вечером Аратей, укладываясь спать, обнаружил в кармане своих штанов наконечник от арбалетной стрелы. Он молча спрятал его под подушку и улыбнулся Элибру, неподвижно застывшему у его кровати.
        Через две недели после неудавшегося покушения на юного короля в столицу Кэтера прибыл гонец, который передал Горгонию мешок, в котором маг обнаружил шесть окровавленных железных масок и шесть кусков человеческой кожи с печатями ваальских наемников. В ту же ночь, под страшными инструментами разъяренного мага Горгония на железном столе в дальней комнате простились с жизнью двадцать невольников и гонец, привезший в Турлим дурные новости.
        
        ХХХХХ
        
        - Основное оружие кэтеровского солдата есть меч. Тонкое острие, заточенный с двух сторон клинок. Таким мечом удобно колоть и рубить. Не советую никому подставлять под это лезвие голову.
        Элибр замахнулся и коротким, но сильным, ударом расколол пополам толстую деревянную чурку.
        Аратей, Гамбо, и еще с десяток детишек, что сидели вокруг майра, возбужденно загалдели.
        - У солдат Ара-Лима были примерно такие же мечи, но из более прочной стали, - продолжил майр, воткнув в дерево меч, который по его просьбе добыл Йохо в своих редких набегах на дороги империи. - Горняки, поставлявшие мечи в Ара-Лим, изготавливали их из сплава особых руд, которые можно добыть только в горной стране. Однако в бою прочность не играет особой роли. Крепкая рука, вот главное оружие. Без твердого кулака любой меч превращается в игрушку.
        Дети, распахнув рты, внимали каждому слову могучего солдата и даже самые маленькие из них знали, что когда-нибудь уроки Учителя Элибра обязательно им пригодятся.
        - Кроме меча на вооружении кэтеровского легронера имеется копье, - Элибр выдернул из земли полутораметровое древко. - Деревянная палка, с железным острием на конце. Взрослый воин, коими вы несомненно когда-нибудь станете, может метнуть его на пятьдесят шагов.
        Майр перехватил копье и бросил его в сторону деревянного сарая, у стены которого на солнышке дремал лесовик Йохо. Копье, задрожав деревянным древком, вонзилось на расстоянии одной ладони от головы лесовика.
        Ребятня радостно заорала, а Йохо приоткрыл один глаз, глянул на торчащее из стены копье, непонятно пошевелил губами и снова задремал.
        - Тихо! - гаркнул майр. - Тот, кто много смеется, быстро умирает.
        Дети замерли, вновь обратив внимание на Элибра.
        - Кроме меча и копья у нашего врага есть щит. К сожалению Учитель Йохо не смог доставить данное пособие по причине того, что сжег его во время холодной ночи на одном из горных перевалов. Но вы должны знать, что сделан он из дерева, покрыт кожей, а по кроям обит металлом. В своих походах кэтеровцы вешают щиты за спиной. Вы всегда сможете распознать врага по щиту. На имперских щитах обычно намалевано черное солнце. Для своей защиты легронеры империи также используют металлический шлем и панцирь с железными пластинами.
        Элибр строго оглядел детей:
        - Надеюсь все усвоили сегодняшний урок? Завтра вы узнаете, что представляет из себя грозная конница. Также я расскажу вам о великих воинах Ара-Лима, силой своей восславившие многие века назад свою страну. После чего научу вас, как правильно разжигать костры и нести охрану. А сейчас ступайте по домам и, как следует, набейте животы. Сильный солдат должен быть сытым. И не забудьте по дороге изрубить вашими острыми мечами чучело, которое приготовил для вас Учитель Йохо.
        Дети подскочили и махая деревянными мечами понеслись к соломенному солдату, облаченному в кэтеровский шлем и панцирь. Для ясности лесовик намалевал дегтем черный круг на железных пластинах панциря.
        - Аратей! Гамбо! - остановил майр мальчишек, собирающихся присоединится к остальным. - Вас хочет видеть Учитель Самаэль. Мы идем к нему.
        Братья сморщились, недовольные тем, что их лишили возможности показать, на что способно их оружие, но распоряжение Элибра выполнили. Оглядываясь на друзей, разрывающих на части чучело, они поплелись за майром.
        Лесовик Йохо потянулся, зевая, заметил удаляющихся Элибра и мальчишек и поспешил за ними. Но перед этим выдернул из стены сарая копье, оглянулся, не наблюдает ли кто, и со всей силы швырнул копье в дерево, что росло в десяти шагах от него. Копье задрало металлическое острие и плашмя врезалось в ствол.
        Йохо покачал головой, сплюнул, вытащил из-за пояса нож, подбросил его, крутанув. Остро наточенный клинок завертелся в воздухе сверкающей мельницей и вернулся к лесовику, подставившему под отполированную рукоять ладонь.
        - Меч, копье…, - хмыкнул лесовик. - Хороший нож! Вот что нужно настоящему бойцу. И ничего более.
        В это время в горной крепости, в прохладе каменных стен, Самаэль принимал доклад Авенариуса, только что вернувшегося из Ара-Лима. Колдун сидел за столом, положив перед собой руки, слушал внимательно, задавал вопросы, когда что-то было непонятно и качал головой. Колдуну не нравилось то, что он слышал, и лицо его темнело все больше и больше.
        - Ты говоришь, что города Ара-Лима пусты?
        Авенариус расхаживал по столу, редко останавливаясь, чтобы вспомнить какую-нибудь важную деталь из своего длинного рассказа:
        - Да, хозяин, - ответил черный ворон. - В тех городах, над которыми я пролетал, жизнь чуть теплится. Пару раз я ослушался твоего приказа и присаживался на крыши домов, чтобы послушать, о чем говоря жители, а также солдаты с черными солнцами на щитах.
        - Что же ты слышал?
        - Последние из оставшихся в живых жители сетуют на то, что Кэтер забирает всех здоровых взрослых, оставляя на произвол судьбы дряхлых стариков и немощных старух. В городах царит голод. Некому возделывать поля. Зато болезни собирают богатый урожай. Почти везде валяются гниющие мертвые. Кэтеровские солдаты не успевают сжигать трупы.
        Колдун спрятал лицо в ладони, а ворон продолжал:
        В поселках и деревнях дела обстоят чуть лучше. Кое-где я даже видел ухоженные поля.
        - Кэтер все заберет, - пробормотал Самаэль.
        - Верно, хозяин. Солдаты все забирают. По дорогам в сторону Кэтера идут нескончаемые караваны. Вывозят все, что представляет ценность.
        - Особенно людей.
        - Да, хозяин. С жителями солдаты не церемонятся. Тех, кто не желает идти, убивают на месте. Смерть гуляет по Ара-Лиму. Я собственными глазами видел, как кэтеровские легронеры зарезали деревенского кузнеца только за то, что нашли в его доме нож, длиннее ладони.
        - Да хранит его Гран.
        - Но кузнец успел перерезать глотку одному из солдат. За это легронеры спалили всю деревню.
        - Подожди, Авенариус, - поднял руки колдун, умоляя ворона замолчать. - Тяжело мне слышать твои слова. Болит сердце. Подожди.
        Колдун подошел к окну, вдохнул воздух свободных гор. Несколько минут стоял, задумавшись.
        - Скажи, мой друг, много ли кэтеровских солдат в бедном королевстве?
        - Разве сосчитаешь. Но скажу точно, хозяин, их больше, чем я за свою жизнь сожрал падали. Они в каждой деревне, в каждом городе. День и ночь рыщут по домам, высматривают очередную добычу. Но я встречал и тех, кто не желает мириться с властью империи.
        - Говори же!
        - Многие из тех, кому не нравится жить под мечом Кэтера, уходят в леса. Уходят целыми семьями, побросав имущество бросаются под защиту непроходимых болот. Я видел целые деревни из неприметных землянок, где живут беженцы. Помня твои наставления, хозяин, я никому не говорил, что можно укрыться в горах.
        - Зеленая долина не выдержит большого наплыва жителей. Горняки приветливые люди, но им не прокормить целую страну. Пролетал ли ты, Авенариус, над столицей Мадимией?
        Ворон перестал топать по столу, остановился:
        - Мадимии больше нет, хозяин. На ее месте выжженное пятно, которое долго еще не зарастет травой. Все стены разобраны. Камни, из которых были сложены стены, утоплены в море. Нет больше глубоких рвов, окружавших город. Они заспаны. Только пустое место.
        - Когда-нибудь король Аратей построит на том месте новую столицу, - сказал колдун, прикасаясь подрагивающими пальцами ко лбу, словно стараясь унять боль от слов черной птицы.
        - В стране много бездомных детей, - сказал ворон, вопросительно поглядывая на колдуна. - И еще. Я не встретил ни одного крестоносца, или их посланцев.
        - После того, как Совет отказался помогать нам, никто не ищет брошенных детей Ара-Лима. Крестоносцы решили отсидеться в своих кельях и больше не посылают верных людей на поиски несчастных.
        Авенариус каркнул.
        - Что ты сказал, мой друг.
        - Извините, хозяин, сорвалось. Ваш Совет глуп, как дождевой червь, выползший на поверхность земли в самый жаркий день. Корабли с гербом Кэтера заходят в море все дальше и дальше. Они торопятся освоить все морское пространство вокруг восточного побережья. С такими темпами Кэтер через несколько лет найдет Зарабию и уничтожит Крестоносцев.
        - Будем надеяться, что этого не произойдет. Иначе Избранные очень сильно обрадуются. Если это все, то я больше не задерживаю тебя, мой друг. Скоро сюда придут дети. А мне бы хотелось немного придти в себя после твоего страшного рассказа.
        - Да и мне не мешало бы отдохнуть, - ворон спрыгнул со стола и заковылял к выходу. - Есть еще одно, о чем я забыл рассказать, хозяин. Как ни странно, жители Ара-Лима знают, что наследник жив. Они помнят и молятся за него. И хотя по королевству настойчиво ползут слухи, что наследник давно мертв, или даже находится в темницах Кэтера, народ мало в это верит. Надеюсь хозяин не станет сердиться на меня, если старый ворон скажет, что шепнул нескольким ушам, что мальчик Аратей, несущий в своем сердце пепел Ара-Лима жив и скоро вернется, чтобы вернуть то, что принадлежит ему по закону.
        - Я не стану ругать тебя, мой друг. После покушения на юного короля бесполезно скрывать его от народа Ара-Лима. Кэтер прекрасно знает, что наследник жив. И я думаю, император Каббар изрядно волнуется, когда ему сообщают об этом.
        Старый ворон тоже бы волновался, узнай, что у него есть такой враг.
        Авенариус кашлянул в крыло и, не дождавшись больше вопросов, неспешно удалился. На кухне его ждала полная миска хлебных крошек и теплая корзина, пахнущая яблоками, где можно было превосходно отоспаться после дальних перелетов или после утомительных игр с наследником и его молочным братом.
        Дожидаясь прихода детей, колдун, машинально раскладывая на столе толстые книги, чистые свитки для письма и чашки с волшебными порошками, размышлял о судьбе Ара-Лима.
        Будущее королевства не виделось колдуну радостным. Немногие жители Ара-Лима дождутся короля. Аратей слишком мал, и ему необходимо многое узнать и многому научиться, чтобы заявить о себе, как о короле, который намерен вернуть трон Ара-Лима. Будет ли что возвращать? Кто встанет под знамя нового короля? Появятся ли надежные союзники, недовольные Кэтером? Много вопросов. И нет ответов на большинство из них.
        Со стороны коридора послышалось торопливое топотание. Колдун согнал с лица озабоченность и приготовился с улыбкой встретить мальчишек.
        Братья с растрепанными волосами влетели в комнату и, не поздоровавшись, принялись бороться за лучшее место рядом с Учителем. У каждого в руке колдун заметил по черному перу. Видно Авенариус не успел добраться до своей корзины.
        - Я тоже рад видеть вас! - покачал головой колдун.
        В дверях показался майр, быстро оценил обстановку и молча ухватив обоих мальчишек за уши, выволок их, вопящих, в коридор: Самаэль не успел ничего сказать, только вскинул удивленно брови.
        - Учитель Самаэль!
        Аратей с красным правым ухом и Гамбо с таким же красным, только левым, ухом, смущенные, топтались в дверях, не решаясь переступить порог. Позади них высилась гора мускулов майра.
        - Прекрасный день, учитель Самаэль.
        - Чудесный день, дети. Проходите.
        Аратей и Гамбо чинно заняли скамейку, сложили руки и уставились на колдуна.
        - Ну, что ж…, Самаэль покосился на застывшего Элибра и потрогал свои уши. - Тема нашего сегодняшнего занятия - заклинание, позволяющее услышать, что говорит враг, находящийся от вас на расстоянии в тысячу шагов. Вы готовы?
        Аратей и Гамбо переглянусь, одновременно потерли уши и хором ответили:
        - Нет!
        Элибр развернулся, скрылся в коридоре и почти сразу же замок затрясся от громового хохота майра.
        Подождав, пока присоединившиеся к веселью дети успокоятся, колдун попросил их открыть книги.
        - Давайте мы оставим подслушивающее заклинание на другой день, - сказал Самаэль, сам едва сдерживая улыбку. - Рассмотрим иную тему. Например вот эту.
        Палец колдуна уперся в пожелтевшую страницу древней книги. На искусно нарисованной картинке человек держал в руках щит из клубящихся завитков воздуха.
        - Небесный щит! - восторженно прошептали братья.
        - Именно так. Может статься, что в бою вы потеряете щит. Или вас застигнут врасплох вражеские лучники.
        Колдун многозначительно взглянул на наследника, но Аратей выдержал взгляд.
        - Надежное заклинание лучше самого хорошего щита, - продолжил Самаэль, обходя по кругу стол. - И чтобы не говорил вам многоуважаемый учитель Элибр, каждый уважающий себя колдун обязан суметь защитить себя и своих друзей в непредвиденных ситуациях. Гамбо, прочти слова, что написаны в лежащей перед тобой книге.
        Гамбо облизал губы и пододвинул поближе в себе древний фолиант.
        - Но страницы пусты, Учитель! - воскликнул он, глядя на желтые о времени листы.
        - Смотри внимательней, Гамбо. Попробуй увидеть душой то, чего не в силах рассмотреть глазами.
        Гамбо запыхтел, надувая щеки, вытаращил глаза, пытаясь увидеть письмена, но вскоре сдался.
        - Аратей! Теперь твоя очередь.
        Наследник склонился над книгой. Сначала он, так же как и Гамбо ничего не различал, но неожиданно на бумаге проступили неясные очертания, которые сложились в буквы, а буквы сложились в слова:
        - Смелей, Аратей. В словах нет ничего страшного.
        - Небесный щит, как материальный предмет, вызывается посредством использования божественных имен и божественных знаков. Имена эти произнесены должны быть во время каждого создания. Для вызова небесного щита человек, заклинание произносящий, должен сложить пальцы левой руки в знак вызывающий ангела небесного Саработ-Короля….
        - Вот так, - колдун показал, как правильно расположить пальцы. - Продолжай.
        - … В знак ангела и произнести заклинание….
        - А теперь остановись. Перед тем, как Аратей прочтет заклинание, не им придуманное и не им написанное, запомните. Любая магия несет на себе отпечаток зла, так же, как, например огонь в камине несет тепло, а вода сырость. Магия, вызванная даже ради благого дела, противна по сути своей человеку. Она не из мира сего. И, обращаясь к волшебству, не стоит забывать - любым, даже самым простым заклинанием можно нанести вред всему, что вас окружает. А теперь, Аратей, прочти те слова, что видишь в книге волшебной. Прочти лишь один раз и запомни на всю жизнь. Того же и от тебя Гамбо прошу.
        Тщательно проговаривая, впитывая звуки сердцем, Аратей громко произнес:
        - Нофакт имагим Диа. Дот ил Диа.
        - Запомнили ли вы слова тайные? - Самаэль внимательно наблюдал за детьми. И по их глазам видел - запомнили. - Теперь же, встаньте у окна. И сделайте то, чего просят ваши души. Один совет, держите руку подальше от лица.
        Гамбо первым сложил пальцы в нужном знаке. Прокричал почти, волнуясь, нужные слова.
        Бледное, невесомое облако родилось перед сыном ганны. Края расплывались туманом белым, в середине облака молнии пробегали. Гордый собой, Гамбо поднял руку с небесным щитом, покрутил кистью, любуясь переливами.
        - Отлично! Просто отлично, - похвалил колдун мальчишку.
        После чего, без предупреждения, поднял посох свой, с золотым набалдашником, и тем набалдашником ткнул прямо в центр Небесного Щита. Посох завяз в сгустках воздуха, что в жиже болотной. С трудом Самаэль посох вытащил:
        - Не забудь Гамбо заклинания. Второй раз никто тебе его не скажет, не напомнит. А кто и скажет, у того язык отвалится. Аратей, что ты медлишь? Твоя очередь.
        Наследник поднял руку, оглядел пальцы свои, будто первый раз их увидел. Под удивленным взором Самаэля, первый раз таким колдун короля видел, медленно пальцы сложил, рука словно замороженная застыла. Разомкнул губы:
        - Нофактима Гим Диа. Дот ил Диа.
        - Нет, нет, нет! - воскликнул раздраженно крестоносец. - О, Отец наш Гран! Не так, Аратей! Ты же видел слова, ты произносил их вслух. Ну, почему, ты так невнимателен? Это же так просто!
        - Просто, - согласился Аратей, продолжая рассматривать руку.
        - Тогда объясни, почему ты не смог создать Небесный Щит?
        - Учитель! Он здесь, у меня на руке, - глаза Аратея засверкали странным огнем.
        - Ты смеешь обманывать меня? - неожиданно для себя Самаэль разозлился, что никогда ранее с ним не случалось. Разум его потемнел, задрожали руки. Желая наказать маленького вруна, колдун с непонятно откуда нахлынувшей злобой сильно замахнулся и бросил витой посох, целясь прямо в грудь наследника. В последний момент Самаэль словно очнулся, понял, что совершает непоправимое, но было уже поздно.
        Он уже не ничем не мог помочь наследнику. Слишком далеко тот стоял от колдуна. И майр Элибр тоже ничем не мог помочь. Хоть и бросился от дверей наперерез посоху.
        Крестоносец, распахнув рот в беззвучном крике, видел, как тяжелый боевой посох, применяемый Крестоносцами как тяжелое копье, острым концом своим летит точно в сердце короля. В голове пронеслись ненужные теперь слова молитвы Грану. Но колдун знал, через мгновение король будет мертв. Не зря же на посох наложены были самые сильные заклинания, способные пробить самую непробиваемую защиту.
        Раздался звук удара, словно дерево споткнулось о камень, и боевой посох, заговоренный и остро заточенный, упал к ногам неподвижно стоящего юного короля с раздробленным концом.
        - О, Гран! - зашатался Самаэль, хватаясь, чтобы не упасть, за край стола. - Что ты сделал?
        Ничего не ответил наследник. Изваянием неподвижным замер. И улыбка, такая странная и спокойная, скользила по губам его.
        Майр уже рядом был. Опустился на корточки перед Аратеем. Гладил, как сумасшедший, воздух перед королем.
        - У него щит, - глухо сказал он, понимая, что значат слова его. - Невидимый щит. Тверже камня, легче воздуха, холодней воды. Колдун, король не обманул тебя.
        Самаэль, все еще не решаясь поверить, подскочил к наследнику, отпихнул майра. Раскрытыми ладонями осторожно прикоснулся к тому, что Элибр назвал щитом. Ладони его прикоснулись к чему-то живому, но невидимому. Упругая энергия струилась под ладонями, переливалась, щекоча кожу, покалывая тысячами колючек.
        - Сними знак, - тихо попросил он.
        Аратей выпрямил пальцы и тот час живое и невидимое пропало.
        - Ты цел? - колдун ощупал тело короля, ища повреждения.
        - Пока с королем ничего не случилось, - глухо ответил за Аратея майр. - Но могло случиться. Что произошло с тобой, колдун? Понимаешь ли ты, что я должен был бы убить тебя, как только ты поднял боевой посох на короля?
        - Дети! - Самаэль, нервно подергивая бородой, обратился к детям. - Аратей и Гамбо, ступайте в свою комнату и никуда не отлучайтесь. Я должен поговорить с Учителем Элибром.
        Наследник, не глядя ни на кого, и Гамбо, испуганный только что разыгравшимися в комнате событиями, торопливо покинули помещение. Майр Элибр, не желая оставлять мальчишек без присмотра, поручил горняку, охранявшему коридор, проводить детей до детской и не отлучаться от них до его возвращения. И только убедившись, что горняк последовал за мальчишками, повернулся к колдуну.
        - Я знаю, - сказал майр, обращаясь к колдуну, который опустив руки на колени неподвижно сидел на скамье, - Я знаю, что случилось что-то необъяснимое. Но мой мертвый разум не понимает, что? Если ты можешь объяснить, говори.
        Колдун, все еще возбужденный, пожал плечами:
        - Трудно объяснить то, что необъяснимо. Король неправильно произнес заклинание. Пустые слова. Пустые, ничего не значащие звуки. Это подтвердит любой крестоносец.
        - Я вижу перед собой только одного крестоносца, который хотел причинить наследнику вред.
        - Я не знаю, что произошло. Что-то непонятное… невероятное случилось со мной. Руки и разум не слушались меня. Но, послушай, майр, в тот момент, когда я кинул посох, я уверен, перед королем ничего не было. Ничего. И не могло быть. Небесный Щит не вызывается пустым набором слов.
        - Но что-то остановило посох?
        - Да. В самый последний момент я заметил, как вокруг Аратея возникло что-то непонятное. Мои глаза видят многое из несуществующего, но даже я с трудом различил волнение невидимой материи, что защитило мальчика.
        - Меня больше интересует, почему ты метнул посох. Клянусь Ара-Лимом, только чудо спасло тебя, колдун, в тот момент от смерти. Мой меч уже готов был попробовать на прочность твою шею, колдун.
        - Благодарю твой меч, что этого не случилось, - горько усмехнулся Самаэль. - Я не могу найти оправданий своему поступку. Может быть слова, сказанные Аратеем вызвали мой гнев? А может это козни Избранных. Прости, майр, но я ничего не могу сказать в свое оправдание.
        Элибр кивнул, словно удовлетворяясь объяснениями крестоносца. Поднял посох и внимательно осмотрел расплющенный конец его.
        - Ни один нормальный человек не сможет с такой силой бросить посох, - задумчиво проговорил телохранитель. - Мне думается, что заклинание, произнесенное мальчиком, вызвало не только щит, как я думал вначале, но и вытащило наружу твою душу. Такое ведь бывает?
        - Крестоносцы не знают заклинаний, способных сделать это. Послушай, майр, мальчик повторил слово в слово необходимые слова. Но с той разницей, что сказаны они были совсем не так, как положено. Ни в одной древней книге не найти волшебства, способного вызвать невидимый щит. Такого не может быть. Ни в белом, ни в черном свете.
        - Не может, - согласился майр. - Но юный король сотворил невозможное.
        - Иногда я боюсь его, - прошептал Самаэль, не глядя на телохранителя. - В глазах наследника горит странный огонь. В его голосе странная сила.
        - В жилах наследника течет натцахская кровь прорицателей.
        - Прорицатели исчезли с материка тысячу лет назад. Слабые отголоски древнего рода не могут так влиять на ребенка.
        - Что знаешь ты, колдун, про отголоски прошлого? Может, тлела искра, дожидаясь своего часа. И вспыхнула с твоей помощью, учитель Самаэль.
        - Значит ли это, что нам необходимо прекратить обучение Аратея?
        Элибр протянул разбитый посох колдуну:
        - Юный король сумел защитить себя от этого, сумеет справиться и с древней кровью. Будь осторожней, Самаэль, обучая наследника. Думается мне, в нем заключена большая сила, чем нам всем кажется. И ни делай более ничего, что позволило бы мне исполнить обязанности телохранителя. В следующий раз я не стану медлить.
        Элибр развернулся и вышел в коридор. Направляясь к детской комнате, он тихо шептал, обращаясь к давно умершим:
        - Ах, мой король! Если бы духи позволили тебе посмотреть с небес на своего сына! Ты бы увидел, каким великим королем он становится. Увидел бы, что все жертвы сожженной Мадимии не были напрасны. Ах, мой несчастный король!
        Если бы майр хоть на мгновение отвлекся от своих мыслей, если бы хоть на мгновение посмотрел назад, то увидел, как позади него, не касаясь каменных плит старого замка, парят две прозрачные фигуры. Увидел бы, как одобрительно кивают они, и как из глаз их срываются, испаряясь в живом воздухе мертвые слезы.
        
        Оставшись один, Самаэль спешно подошел к полке, заставленной книгами. Одну за другой он выкладывал их на стол, торопливо листал пыльные страницы, пытаясь отыскать те слова, которые могли бы вызвать невидимый щит. Но все старания его были тщетны. Волшебные книги не могли открыть ему тайну, которую не знали.
        Выбившись из сил колдун сел, уставился в одну точку.
        Если бы можно было обратиться к Совету? Наверняка кто-то из старых ворчунов знает, что произошло на самом деле. Но дорога к кельям Зарабии закрыта. Значит, придется разбираться самому.
        Самаэль закрыл глаза, отдаваясь на волю бешено скачущим мыслям.
        В юном короле определенно скрывается непонятная, незнакомая еще мощь. Гамбо, сын Вельды, в крови которого дремлют знания всех ганн, и тот не смог прочесть слова книги. А ганны, как известно, имеют большую силу. Но Аратей! Мальчик обманул древние законы, перемешал тайные слова заклинания, и собрал из разобранного новое волшебство. Он повторил путь древних, когда из хаоса строились планеты и по кусочкам создавалось волшебное знание. Это ли не знак того, что юный король наделен могуществом гораздо большим, нежели все Крестоносцы вместе взятые?
        Колдун застонал, сознавая, с какой силой он встретился.
        Главное не ошибиться. Главное, правильно указать наследнику дорогу. И тогда все могущество, все армии мира не устоят перед ним. Но как трудно сделать это не ошибаясь! Майр Элибр определенно прав.
        Но телохранитель, как и все в крепости, не знает главного. В короле есть не только натцахская кровь. Хесед, сожженный на костре король Ара-Лима, был потомком одного из поверженных Избранных. И в Аратеее смешалась то, что не должно было смешиваться никогда.
        Когда Самаэль очнулся от раздумий, была уже поздняя ночь. Колдун поднялся, подобрал с пола посох. Завтра он вернет ему прежнюю форму. Наложит новые заклинания. Но только завтра. Сегодня не осталось ни сил, ни желания.
        Он вышел в коридор, кивнул горнякам, неслышно прохаживающимся с тяжелыми топорами по коридору. Спустя несколько минут ноги сами принесли его к детской. В темноте комнаты Самаэль различил два сверкающих зрачка майра. Мертвые не спят. Мертвые высыпаются в могилах. Неслышно ступая приблизился к кровати наследника. Провел рукой над спящим Аратеем, освещая лицо его слабым светом.
        Юный король спал, широко раскинув руки. Веки его чуть дергались, словно видел он тревожные сны.
        Самаэль смотрел на мальчика, пытаясь разглядеть на его лице признак будущего могущества. Но колдун знал, что ничего не увидит. Такое не проявляется. Только приходит со временем.
        Сзади подошел майр Элибр, встал за спиной.
        - Он очень похож на своего отца, - тихо сказал телохранитель. - В первый раз, когда я увидел глаза наследника, показалось, будто мертвый король смотрит на меня.
        Самаэль коротко кивнул. Он сам видел Хеседа только на золотых стеронах, да и то, на монетах король был изображен только в профиль.
        Неожиданно внимание колдуна привлекло запястье наследника. В слабом свечении, что был окружен Аратей, колдун различил на руке короля красный ожог, похожий на перечеркнутое солнце. Крестоносец отпрянул от кровати, словно различил что-то ужасное.
        - Ты видел это? - колдун указал майру на запястье мальчика.
        - Это было у короля до того, как я приехал в долину.
        Элибр заметил, что колдун, словно пересиливая себя, склонился почти вплотную к знаку перечеркнутого солнца. Осторожно прикоснулся к шрамам. И под его пальцами круг с двумя линиями, что перечеркивали его, засветился.
        Тотчас колдун отскочил от кровати, чуть не сбив телохранителя. Вцепился в рукав Элибра и потащил майра к коридору.
        - Король не говорил, откуда у него этот знак? - чуть не задыхаясь, спросил колдун, хватая собеседника за вороты куртки.
        - Нет, - замотал головой майр, удивленно взирая на колдуна. - Но у Гамбо на руке такой же ожог. Простые детские забавы, беспокоится не о чем.
        - Не о чем! - воскликнул слишком громко колдун, встряхивая Элибра. - Да знаешь ли ты, мертвая голова….
        Самаэль безнадежно махнул рукой, ничего не объясняя.
        - Ганна Вельда как-то упомянула, каким образом все это произошло. Но я не обратил внимания на ее слова.
        Телохранитель топтался на месте, чувствуя, что случилось нечто страшное. Иначе, что другое могло так взволновать белобородого старика?
        - Вельда? - оживился колдун. - Оставайся здесь, майр. И смотри в оба. Не спрашивай меня ни о чем. Я пока не знаю ответа ни на один твой вопрос. Может то, что видели мои глаза, всего лишь случайность. Но может статься и так, что все мы оказались невольными участниками ужасного действа.
        Колдун, куда только девалась его степенность, метнулся к соседней двери, за которой находилась комната, отведенная кормилице. Распахнул ее, не удосуживаясь даже постучать. Не успел перешагнуть порог, как в лицо его смотрел кончик стрелы.
        - Какого дьявола? - равнодушно поинтересовалась Вельда, опуская лук, который всегда был рядом с ней. - Я уж подумала, что кэтеровские легрионы штурмуют нашу крепость.
        - Хуже, - колдун отвел глаза от тонкой рубашки, в которую была одета женщина. - Накинь на себя что-нибудь. Нам необходимо поговорить.
        - Посреди ночи? Весьма любезно с твоей стороны, - Вельда натянула на плечи одеяло, и шлепая босыми ногами по полу, выглянула в коридор. - Доброй ночи, Элибр. Что стряслось с нашим уважаемым колдуном?
        Майр, стоявший у дверей детской, пожал плечом. Он и сам хотел бы знать, что случилось.
        - Майр сказал, что тебе известно, при каких обстоятельствах у короля и твоего сына появился на запястье знак, перечеркнутый двумя линиями круг, - колдун крепко сжал сильными пальцами плечо ганны, не позволяя ей вертеться.
        - Знак? - ганна сморщилась. Руки у колдуна были достаточно сильны, чтобы даже сквозь одеяло причинять боль. - Перечеркнутый круг? Вот такой? О, Гран!
        Вельда протянула к Самаэлю руку, на которой светился желтым огнем знак перечеркнутого солнца.
        Колдун, не обращая внимания на удивленную ганну, стремительно прыгнул ей за спину, обхватил одной рукой шею женщины, а в другой в ту же секунду возник ослепительно горящий нож.
        - Не двигайся, дьявольское отродье, - почти нежно прошептал колдун на ухо ошеломленной ганны. - Видишь, в руке моей огненный нож? Как раз для такого чудовища, как ты. Одно прикосновение и твое тело испарится в страшных муках.
        Вельда, скосив глаза, моргнула, подавая знак, что она все поняла и никогда в жизни не посмеет пошевельнуться.
        - Ответь, ведьма, это ты поставила клеймо на руки детей? Где взяла ты его? Признавайся, а не то….
        - Колдун, у тебя совсем помутился разум, - прошептала ганна, наблюдая за огненным лезвием. Она, как наследная ганна, прекрасно знала, для чего нужны такие мощные ножи. Уничтожать сбежавших из ада духов. - Если ты отпустишь меня и перестанешь махать ножом у моей шеи, я с удовольствием расскажу все, что знаю.
        Самаэль подумал мгновение и согласно кивнул.
        - Если сделаешь хоть одно движение, я уничтожу тебя, - прошипел он и, отпустив женщину, шагнул назад, к дверному проему.
        Вельда покрутила шеей и, отпуская через каждое предложение проклятие тому, кто безо всякой причины будит бедных женщин по ночам и грозиться прирезать, поведала крестоносцу про тот вечер, когда она, негласно присматривая за юным королем, стала свидетельницей детской игры.
        - Мне пришлось изрядно потрудиться, колдуя, чтобы боль от раскаленного железа была не столь ужасна, - завершила она свое повествование. - Иначе дети визжали бы так, что на их крик сбежались все горняки с долины. Поверь Самаэль, это была всего лишь игра, забава. В шестилетнем возрасте, да будет тебе известно, старый убийца женщин, дети любят играть в тайные общества. Им нравится быть независимыми от взрослых. И я не вижу ничего плохого в этом.
        - Что случилось дальше? - колдун, хоть и уничтожил огненный нож, но смотрел хмуро, не до конца доверяя словам ганны.
        - Дальше? Дальше я сама поставила на свое запястье знак. Было, знаешь ли, больно.
        - Зачем?
        - Тебе этого не понять, - ганна в очередной раз выбранилась, правда совсем беззлобно. - То, как делали это дети, показалось мне интересным. Трогательным, если хочешь. Тайный союз, секретные знаки и слова, непонятные всем остальным. Понимаешь меня, колдун?
        - Кажется, да. Ты спятила, женщина. Но даже если все, что ты сказала правда, откуда у Аратея клеймо?
        Вельда оттопырила нижнюю губу:
        - За месяц до этого горняки говорили, что часто видели, как наследник спускался в лабиринты. Скорее всего, что он нашел железяку именно там. В шахтах полно разного брошенного барахла.
        - Возможно, - колдун подошел к ганне. Та, помня обещание колдуна и зная, что Самаэль обещания свои в большинстве своем выполняет, стояла неподвижно. - Пока я не удостоверюсь, что все сказанное правда, не успокоюсь. И горе тебе, если я ничего не найду у черного монолита. И горе всем нам, если хоть одно слово в твоем рассказе неправда. Ты пойдешь со мной.
        - На улице, кажется, ночь, - поежилась Вельда.
        - Может случиться так, что ночь никогда не закончится, глупая женщина. Делай то, что говорят. Я жду тебя в коридоре.
        - Старый дуралей, - проворчала Вельда, скидывая одеяло и подхватывая со стула одежду. - Никогда в жизни не гуляла по ночам с мужчиной, у которого не все духи в голове.
        Одевшись и прихватив лук, Вельда вышла в коридор, где колдун шепотом давал указания набежавшим со всей крепости горнякам. Заглянув в детскую комнату, ганна обнаружила, что все узкие окна-бойницы завешаны толстыми железными листами, а у кроватей братьев кольцом стоят горняки, грозно ворочая насупленными лохматыми бровями. Наличие у каждого из них топора не оставляли никаких сомнений, что здесь они не ради того, чтобы полюбоваться на спящих детей.
        - Видно и впрямь старый колдун умом повредился, - ганна попыталась подойти к сыну, но дорогу ей преградил майр Элибр, недвусмысленно сжимающий огромными кулаками меч.
        - Идем, ведьма, - Самаэль дернул ганну за рукав. - Я приказал майру немедленно убить тебя, если ты вернешься в крепость без меня и попытаешься хоть пальцем дотронуться до детей. Как думаешь, он сделает это?
        - Вам только нужен повод, чтобы обидеть хрупкую женщину, - улыбнулась ганна. Но улыбка получилась какой-то натянутой. Заглянув в глаза майру Вельда разглядела там все, что могло ожидать ее в случае возвращения в крепость без крестоносца.
        Хоть и старалась Вельда показать, что ее веселит суета вокруг последствий детской игры, на душе ганны неспокойно стало. Может Самаэль и старый маразматик, но с головой у колдуна все в порядке. Просто так, ради одной ночной прогулки по долине не стал бы колдун поднимать всю крепость на ноги.
        Вельда посмотрела на знак, на запястье своем выжженном. Что в нем такого, чего бояться стоит?
        - Возьми это, - крестоносец протянул ей широкий серебряный браслет, больше похожий на половинку оков. - Закрой им знак. И не снимай защиту до тех пор, пока я не разрешу. Даже если тебя попросит об этом сам Гран.
        - Боюсь, если попросит Гран, я не сумею отказать такому мужественному богу. - Хмыкнула ганна и, ехидно улыбнувшись, на прощанье потрепала невозмутимого майра по щеке.
        Колдун пропустил ее вперед, а сам, чуть отстав, проследовал за ганной. Близко не приближаясь, но и не отпуская слишком далеко. Вельда ни о чем крестоносца не спрашивала. Не ответит, пока не разберется. Руку не зря перед собой держит, готов в любую секунду огненный нож сотворить, сзади по шее полоснуть. Посему шла ганна, шеей не вертела, на поворотах колдуна терпеливо дожидалась.
        Перед лестницей, что в долину вела, остановилась, удивленная. Вся зеленая долина в огнях утопала. Возле каждого дома, в ближней деревне, в дальнем ли селении, суетились огоньки. Да и сама крепость подстать долине была. На всех башнях лучники так и кишели, за зубчатыми стенами горняки топорами долине грозили. Никто не шумел, все в тишине происходило, оттого более страшно становилось.
        - Видишь, что по глупости женской происходит, - колдун остановился в двух шагах от нее. - Нет бы сразу все сказать, глядишь, не произошло такого беспорядка. Спускайся, ганна, и пусть охранит нас Гран от беды.
        Хотелось крикнуть Вельде - от какой беды Гран хранить должен? - Но снова промолчала. Почувствовала, как напрягся Самаэль, готов вспыхнуть от любого слова.
        Застучали каблуки кожаные по лестнице крутой. Хоть и освещена была редкими факелами, но при спуске оступиться нельзя. В темноте любая выщерблина на камне, что яма на ровной поверхности. Лететь кубарем до подножия - кости перемолоть.
        Ступив на утоптанную землю, ганна дух перевела. А колдун дальше торопит. Хоть и старый по годам, но прыткий, даже не запыхался. Знай только бороду свою к груди прижимает, от ветра ночного успокаивая.
        Не успели и десяти шагов сделать, как за спинами глухой звук родился. Словно невидимый великан горы вершинами столкнул.
        Не утерпела ганна обернулась. Вскрикнула, рот ладонями зажимая.
        Огромная лестница, что, казалось, была высечена из одного куска скалы, складывалась. Ступени, по которым Вельда не раз прыгала, опускались каждая по себе, с землей сравниваясь. И рождалась на глазах у ведьмы стена отвесная. Гладкая, что зеркало. И темная, как ночь в которой родилась. А у подножия скалы, на которой крепость древняя возвышалась, образовалась площадка горбатая, словно валы многочисленные со рвами перемешанная. По краям фигуры каменные, зверей страшных и невиданных, которых ни в одном лесу не встретишь. Такое заграждение не то что конному да пешему, ползучему не преодолеть.
        - Древние умели дома свои защищать, - пробасил колдун, сам останавливаясь, чтобы зрелищем насладится. - Но, полюбовались, и хватит. Не знаю, сколько у нас времени, и есть ли оно вообще, давай поспешим к озеру.
        Сжалось сердце ганны. Уже и винила себя за то, что не рассказала, как положено колдуну о том дне. Ведь просил и ее, и лесовика и майра, о каждом шаге короля докладывать. А она не послушалась, думала хоть один секрет детям оставить.
        Пройденная много раз тропинка широкая, горняками натоптанная, отвернула от озера, в другую сторону повела. Вельда в сторону свернула, к черному камню, что прятался меж деревьев. Пошла медленнее. На тропе сильно глаза напрягать не надо, под луной и так все видно. А здесь, в кустарнике, да в траве по пояс, можно ногой в нору оступиться. Тогда, хочешь не хочешь, закричишь от неожиданности, руками взмахнешь. А крестоносец только того и ждет.
        - Здесь это, - ганна, разглядев впереди заваленную ветками горку светящихся камней остановилась.
        Самаэль обвел взглядом место. Кивнул, что-то отмечая про себя. Затем обошел Вельду и быстро, ганна даже вздрогнуть не успела, прикоснулся кончиками пальцев к ее лбу:
        - Постой здесь.
        Вельда попыталась пошевелиться, да только ноги неподвижно стояли. Руки и тело сковывала крепкая сила. Одни глаза живые. Простенькое заклинание, да только самому из него не выйти. Стой и любуйся, как играет ночной ветер травами темными.
        Самаэль, прислушиваясь к ночным звукам, подошел к веткам, что камни прикрывали. Сапогом поковырялся в груде листьев засохших, потом одним словом ветки раскидал, обнажая камни. Собранные в большом количестве светились они, словно костер волшебный. Своим светом осветили и поляну маленькую, и монолит черный, и даже таз железный, что рядом лежал, травами скрываемый. Деревья ближе показались, освещенные. Засуетились тени придуманные, заголосили птицы разбуженные.
        - В каком дупле клеймо лежит?
        Ганна замычала, не в силах губы разомкнуть.
        - Посмотри на него, этого достаточно будет.
        Хотела Вельда колдуна в самые колючие кусты отправить, что росли неподалеку, но вовремя одумалась. Глазами задвигала, дерево показывая.
        Погрозив на всякий случай пальцем, не балуй мол, колдун подобрал длинные полы плаща, за пояс завернул. Поплевал на ладони, не для заклинания, а для удобства. Бубня слова, для Вельды неслышимые, вскарабкался до дупла, откуда с предосторожностью великой выудил сверток. Долго в руках не держал, скинул вниз. Следом сам приземлился.
        - Видишь, что заставляешь старика творить? А я тебе не белка прыгучая и не мальчишка голопузый, по сучьям карабкаться.
        Хоть колдун и ворчал негромко, но различила Вельда в голосе старика страх. Да такой, что самой захотелось немедленно от поляны бросится. Да только ноги-то, к земле прикованы.
        Колдун сверток на монолит перенес. Двумя палками тряпки с предосторожностью огромной развернул, железо обнажая. Лежало перед ним самое обычное клеймо, которым многие горняки на дальних пастбищах пользуются. Рукоять кем-то из детей неумело кожаным ремнем замотана, чтоб руки железо не обжигало. На конце стержня само клеймо. Вроде вещь обычная, какая в каждом хозяйстве имеется. Да только знак на клейме страшный. Толи круг мечами закрыт, толи крестом Избранных перечеркнут. Трудно разобрать, пока клеймо мертвое. А когда оживет поздно разбираться станет
        Самаэль глянул на ганну. Вроде спокойно стоит, только глазами сверкает, наблюдая. Обошел вокруг черного монолита, раздумывая, как дело лучше сделать. Шепнул одними губами слова, заставляющие любой предмет суть свою показать. Потянулся к клейму осторожно, зная, как обманчиво железо бывает.
        Едва дотронулся, не до голого металла, до кожи на рукояти, клеймо словно ожило. Змеей закрутилось, накаляясь докрасна. К руке колдуна потянулось, ужалить собираясь.
        Колдун, руку протянутую не убирая, второй швырнул порошок волшебный, пепел бархатца темно зеленого перемешанного с перемолотым зубом большого зверя, что водился в далеких странах. Сам безустанно шептал слова, никем не слышанные. Рисовал над клеймом светящиеся знаки.
        Вельда те знаки узнала. Были то талисманы небесные, имена ангелов, Грану подчиняющиеся.
        - Открою я книгу, сломаю печать, укажу тебе на имя бога, чтоб подчинился ты, - колдун, слова приговаривая, закружился мелким шагом вокруг монолита, не сводя глаз с клейма.
        От раскаленного добела железа загорелось тряпье, вспыхнуло быстрым пламенем, превращаясь в обугленные ошметки. Тут же ветром серые обрывки унесло, оставляя клеймо на монолите. Заплясали вокруг черного камня неясные тени, не придуманные ночью, а самые настоящие. Бросались на колдуна, ручища корявые протягивая. Только Самаэль близко к монолиту не подходил, знал, что делает.
        Заблестели в небе молнии, хоть и ясной ночь была. Посыпались от звезд небесных сверкающие копья Грана на камень, прямо в клеймо впиваясь. Железо проклятое больше накалилось. От молний, да от собственного жара кожа рукояти вмиг сгорела.
        Самаэль, тени пляшущие успокаивая, выкрикнул слова рун тайных, руками от жара закрываясь. Имя Грана три раза выкрикнул.
        Гром родился, по всей зеленой долине слышимый. Затряслась земля под ногами. На монолите черном вспыхнуло так, что даже ганна, далеко стоявшая, зажмурилась от света нестерпимого. А когда глаза открыла, увидела, что стоит Самаэль подле камня, в землю вросшего, к монолиту руки протягивая. На монолите клеймо спокойно лежит. Ни теней, ни огня не видно. Только железо в твердый монолит, словно в масло разогретое, провалился. Одна рукоять и осталась.
        Самаэль обернулся, глазом страшным Вельду обжег. Но почти тот час улыбнулся.
        - Что стоишь столбом, женщина? Заклятие давно снято. От страха что ли?
        Ганна без сил на траву опустилась, в себя приходя.
        - Что это было? - прошептала она, мотая головой, прогоняя остатки неподвижности.
        Самаэль вытащил из монолита клеймо. Холодное, словно в студеном колодце только что побывало.
        - Вовремя успели, - подошел к Вельде, рядом опустился на корточки, не стесняясь возраста древнего. Знак железный рядом в траву безбоязненно бросил. - Думаешь, наследник железку обыкновенную в шахтах отыскал? А про то не подумала, что такие вещи в камне просто так не прячутся?
        До клейма ганна дотронулась, руку холодом обожгло.
        - Когда Отец наш Гран только людей создал, давно это было, был у него ангел верный. Да ты, небось, слышала. Элеоном его Гран прозвал.
        Ганна кивнула. Кто на земле про ангела, от Грана отлученного, не слышал?
        - Значит, - продолжил Самаэль, глаза прикрыв, - Значит слышала, что Элеон поднял духов подземных и против Грана выступил. А чтобы духи лютые верными до конца были, приковал он каждого из них клеймом своим. Легрионы свои повел Элеон против Отца нашего. Да только у Грана армии ангельские посильней оказались.
        Вельда на железо, рядом лежащее покосилась.
        - Оно и есть, - колдун клеймо носком сапога двинул. - После того, как Отец наш Гран Элеона уничтожил, а духов восставших, да ангелов к Элеону примкнувших, загнал обратно в глубины земные, велел он спрятать подальше клеймо, что впитало в себя всю злость ангела восставшего. Да только не знал Гран, что наш юный король найдет его, и из места тайного вытащит. Вот уж судьба как повернулась.
        - И что будет теперь? - ганна на свое запястье взглянула.
        - Никто не знает, что случилось, если бы не вмешался вовремя. Клеймо, печатью предательской отмеченное, вас бы к себе призвали. Служить заставило. Или, того хуже. Вырвались бы на волю в темноту сброшенные. Тогда бы здесь ни одного живого не осталось. Неизвестно, стал бы Гран во второй раз в наши дела вмешиваться. Да только теперь ни клеймо, ни знак, что на руках ваших, неопасные. Однако, один Гран ведает, как все отзовется в будущем.
        Помолчали немного, рассматривая клеймо небесное. Самаэль после колдовства еще не отошел. Ганна слова Самаэля обдумывала.
        - Говорить ли наследнику о том, что произошло здесь?
        Крестоносец плечом пожал:
        - Пусть все, как есть останется. Клеймо, безопасным ставшее, может хорошую службу королю сослужить.
        - Это как? - заинтересовалась Вельда.
        - Раз уж ты, женщина неразумная, знак себе прижгла, то сделай так, чтобы каждый, кто рядом с наследником окажется, такой же знак имел. А со знаком клятву на верность королю дал. Пусть печать эту получают только самые достойные, кто с Аратеем до самого конца проследует. В первую очередь, дети, что с наследником в игры играются, да вместе с ним грамоту постигают.
        - Королевская гвардия?
        - Хоть и так, - согласился колдун. - Через несколько лет Аратею не сколько друзья нужны будут, сколько верные соратники. Так пусть клеймо ангельское, со знаком безопасным, служит знаком клятвы верной королю Ара-Лима. А теперь, ганна, давай возвращаться. Долину зеленую и ее жителей успокоить надо.
        Колдун снял плащ свой, завернул в него клеймо. Сам на дерево не полез, сетуя на старость, да ломоту в костях. Ганну попросил сверток в дупло вернуть.
        Пока Вельда по дереву карабкалась, отвернулся спиной. Рукав задрал.
        На запястье его шрам старый виделся. Круг двумя мечами перечеркнутый. Если бы ганна тот знак видела, то сказала, не одна сотня лет шраму тому.
        
        ХХХХХХ
        
        К 8477 году от Сотворения, империя Избранных подчинила своему влиянию более шестнадцати королевств, включая независимые племена юго-западного побережья и дикие народы пустынь юга. В результате Гутского сражения, случившегося утром восьмого дня весны 8476 года, в котором участвовали по двести кораблей с каждой стороны, кэтеровскими галерами был разгромлен и пущен под воду считающийся на то время самым сильным флот острова Лак-холм. Империя Кэтера стала единовластным хозяином на море и самой сильной морской державой мира.
        Однако, неоднократные попытки легрионов Каббара продвинуться дальше на восток, заканчивались неудачами. Объединившиеся племена востока, защищенные от империи Гиндукским нагорьем, успешно пресекали попытки Кэтера раздвинуть границы.
        В результате постоянных набегов варварских отрядов на лагеря Кэтера, Империя вынуждена была отодвинуть восточные границы ближе к Бурскому морю, в район надежных укреплений. Большая часть ранее завоеванных земель осталась нейтральной и представляла пустынную зону, служащую шаткой границей между Империей и варварским миром. Северная часть этой границы упиралась в горы, в самом центре которых находилось Зеленое Сердце гор.
        
        ХХХХХ
        
        - Гадкая девчонка…!
        Солдаты охраны, услышав дикий крик мага Горгония, поспешно прекратили разговоры о скором празднике Урожая и застыли на своих постах, вцепившись в короткие копья.
        Из комнаты, с перекошенным лицом, выбежал, стуча клюкой, Горгоний. Зло зыркнув на замерших солдат, маг, выкрикивая проклятия, спешно направился к покоям императора.
        Многочисленная прислуга, расслышав стук клюки Горгония и топот его стоптанных сандалий, торопливо прижималась к стенам, а то и вовсе спешила скрыться в прилегающих к коридору комнатах. Встреча с императорским магом, когда у того было плохое настроение, не сулила ничего хорошего. Сколько уже дворцовых слуг и скотов бесследно исчезло после подобных встреч.
        Отпихнув в сторону неуклюжего солдата, не успевшего освободить дорогу, Горгоний, не взирая на слабые попытки еранта охраны предупредить мага, что Император приказал никого не пропускать, распахнул инкрустированные золотом двери и влетел в апартаменты Каббара. Не задерживаясь в приемной, ткнув по дороге пальцем в глаз выскочившему навстречу личному секретарю Императора, Горгоний, продолжая брызгать слюной, вбежал в рабочий кабинет верховного Императора Кэтера.
        У большой карты Империи, что висела на стене, и на которой лучшими картографами империи были вырисованы даже лесные тропинки, стояли Император и несколько генералов. Среди них были легоны Клавий и Сеперний, выигравшие морскую битву у Лак-холма, и легон Ласта, герой клодийского похода, снискавший славу самого удачливого легона империи. Рядом с Императором стоял генерал Паслий, основавший кэтеровскую базу на острове вольных пиратов Сведии и тем самым закрепивший власть империи на южных водах. Прочие присутствующие не принадлежали к высшей касте легонов и являлись лишь унаследовавшими это почетное звание по причине великих богатств или знатного происхождения.
        Легон Паслий, делавший доклад о положении дел на восточных границах империи, замолчал, заметив вошедшего мага. Вопросительно посмотрел на Императора, продолжать ли?
        - Что случилось Горгоний? - нахмурился Каббар.
        В последнее время маг стал раздражать его. Не было ни одного дня, чтобы старик не лез с советами. Ходит по пятам и, льстиво улыбаясь, вмешивался во все дела империи. Сидел бы в своем подвале, колдовал над снадобьями, общался бы с духами. Нет! Неужели Горгоний считает, что великий Император до сих пор нуждается в опеке Избранных?
        - Прошу верховного Императора Кэтера простить недостойного слугу его, - вкрадчиво проговорил Горгоний, но даже головы не склонил. - Вижу, что отрываю тебя, мой Император, от дел государственных? Ничего, ничего, зайду в следующий раз. И хоть дело, по которому я посмел предстать перед очами Императора не подлежит отлагательству, старый и дряхлый маг подождет.
        - Я выйду к тебе сразу, как только мы обсудим несколько очень важных вопросов, - сдерживая себя, кивнул Каббар.
        - Конечно, конечно! - Горгоний оставался стоять на месте, буравя маленькими глазками легонов. - Я понимаю. Империя требует, чтобы лично Каббар принимал все решения. В Кэтере не осталось достойных мужей, способных самостоятельно осмысливать важные политические и военные новости. Рядом с Императором только толпа ленивых, жаждущих денег, людишек!
        Последние слова маг выкрикнул, громко и зло, по обыкновению своему разбрызгивая зеленой слюной.
        Никто из присутствующих даже не подумал подать голос. Легоны, овеявшие знамена Кэтера славой и кровью, молчали, опустив глаза. Все они помнили, как шесть месяцев назад статор верхней палаты Воргон, славящийся своим влиянием, родом и богатством, осмелился выдвинуть против мага слово закона, обвиняя Горгония в убийстве двух служанок, которые, якобы, украли у мага кошелек с десятью стеронами.
        Ровно через шесть часов после выступления Воргона, его самого четвертовали на центральной площади Турлима за измену Империи. В чем заключалась измена, никто до сих пор не знает. В Кэтере люди лишаются головы за гораздо меньшие прегрешения.
        - Оставьте нас, - обратился Каббар к военачальникам. - Паслий, положи свитки с докладами на стол. Я посмотрю.
        Подождав, пока легоны выйдут, Каббар повернулся к магу.
        - Говори, зачем пришел.
        Горгоний постучал клюкой по креслу:
        - Разве великодушный император не предложит старику присесть?
        - Твоя одежда заляпана реактивами и кровью, - поморщился Каббар. - Я не хочу менять кресла после каждого твоего посещения.
        - Твой отец никогда не говорил мне такие обидные слова, - маг опустился в кресло, откинулся на мягкую спинку. - Но я стар и умею прощать тех, кто об этом умоляет. Тем более, если о прощении просит сам Император Кэтера.
        - Я ничего не просил, старик. Ты помешал военному совету ради того, чтобы сообщить, что тебя обижают? - Каббар раздраженно сел напротив мага.
        - О, нет, Каббар. - маг вздохнул, блаженно прикрывая глаза. - В моем подвале нет таких мягких кресел. А старику Горгонию тяжело сидеть на железных табуретах.
        - Я велю отправить кресло, на котором сидишь, в твои подвалы. Тем более, что оно уже непригодно.
        - Император добр, - захихикал маг. Но тут же остановился, вспомнив, ради чего явился к Каббару. - Вот, собственно, зачем я…. Посмотри, что натворила твоя дочь!
        Каббар уставился на вытянутую руку мага.
        - Она укусила тебя?
        - Укусила? - негодующе взвизгнул маг. - Да она попросту отхватила своими острыми зубами кусок мяса с моей руки! И это в благодарность за то, что вожусь с ней целыми днями, за то, что присматриваю за ней, как последний скот.
        - Ты сам хотел воспитывать ее, - напомнил Каббар, в душе насмехаясь над магом. - Я дал тебе право видеть Ивию даже чаще, чем вижу ее я.
        Император действительно редко видел дочь. Постоянные военные походы, восстания скотов, набеги варваров, вынуждали Каббара находится вне столицы практически круглый год. В те редкие дни, когда он бывал в Турлиме, Каббар занимался прочими государственными делами и редко находил время, чтобы побыть с маленькой Ивией наедине.
        Но в суете дел и событий Каббар всегда знал, что происходит с его дочерью. Еженедельные доклады нянек, присылаемые с гонцами, Каббар всегда читал в уединении, радуясь успехам Ивии. Конечно, он любил свою дочь, как любят дочерей все отцы. И недостаток ласки, которую он не мог дать Ивии, император старался компенсировать многочисленными подарками и предоставлением полной свободы ребенку.
        - Любой житель Империи гордился бы, если бы его укусила дочь Императора, - продолжил Каббар, рассматривая отпечаток маленьких зубов на ладони мага. - Хороший укус, Горгоний. Надеюсь, Ивия сделала это не со зла? Ведь она всего лишь девятилетний ребенок.
        В глубине замка родился дикий визг, ничем не напоминающий человеческий.
        Каббар схватился за рукоять меча, обеспокоено прислушался к незнакомому вою.
        - Что это? - воскликнул он, бросаясь к балкону, под которым располагались внутренние сады.
        - А это как раз и есть ваша дочь, мой Император, - смиренно ответил Горгоний. - Видимо ее рассердили служанки. Или садовник принес не ту розу из сада, что хотела принцесса. А может быть стражник посмотрел не так, как должен был посмотреть. Причин может быть много, но скорее всего у Ивии просто дурное настроение. Если бы ты, Каббар, почаще бывал в столице, а не ездил по всей Империи, то знал бы, что у девчонки вздорный характер. Моя прокушенная до крови рука тому подтверждение. Было бы неплохо, если бы Император побеседовал с ней на этот счет.
        - Ивия еще ребенок. Она нуждается в заботе, а не в нравоучениях. В ней я узнаю себя. Ты хочешь, чтобы наследница Кэтера попросила у тебя прощения? Что стало бы с Империей, если бы я у каждого поверженного врага просил прощения? Лучше давай поговорим, как продвигается ее обучение?
        - Те учителя, что прислал ты с западного побережья, оказались тупыми и безмозглыми баранами, - маг спрятал руку под грязную рубашку. - На первом же занятии твоя дочь, принцесса Ивия, приказала солдатам кинуть их в камеру. Туда же приказала отправить их книги. Ивии не понравилось, что в них нет картинок с изображением зверюшек.
        - Вот как? Глупый поступок. Гораздо умнее было бы сослать глупых учителей на галеры. Кто же теперь дает ей знания?
        - Я, - обнажил гнилые зубы маг. - И никто больше. Не беспокойся, Каббар. Я был учителем у твоего отца, я воспитал тебя, сумею воспитать и твою дочь. Правда, сделать это будет нелегко. Ее не привлекают обычные детские игры. Ей нужна кровь. Видел бы Император, как радостно смеется она, присутствуя на скотских поединках с оружием. Однако, должен заметить, твоя дочь, мой Император, растет слишком резвой и смелой. Уже сейчас она без страха присутствует на всех моих опытах. Лучше нее никто не знает названий реактивов и снадобий. Она даже лучше меня читает старые книги. А если бы ты видел, как таскает она за волосы скотынь!
        Каббар остановил разговорившегося мага движением руки:
        - Мне доложили, что Ивию видели на трибунах, во время праздничных Игр? Кроме того, что законом запрещено посещение Игр женщинами, я не позволял будущей императрице поваляться в городе. Чернь может навредить принцессе.
        - Кто посмеет остановить твою дочь, Император? Я могу контролировать ее только в пределах дворца, но на остальной территории города маленькая принцесса делает то, что захочет. Но я не стал бы слишком беспокоиться. Ее постоянно окружают лучшие имперские телохранители. Они разорвут каждого, кто посмеет хоть что-то не разрешить юной королеве.
        - Хорошо, Горгоний, - Каббар встал из-за стола. - Как только у меня появится немного свободного времени, я непременно встречусь с Ивией и поговорю с ней обо всем, что ты рассказал. Также посоветую ей впредь не кусать тебя за руку. Теперь, если тебе больше нечего сообщить, я должен продолжить военный совет.
        Маг вздохнул, но с кресла не встал.
        - Говорят, у Кэтера неприятности на востоке?
        - Ты всегда все знаешь, - ответил Каббар, неприязненно взглянув на мага.
        - Не всегда и не все, - поморщился Горгоний. - Но раз великий Император собирает военный совет, значит что-то случилось. А так как в твоих покоях собрались командующие восточными войсками, то я и сделал соответствующие выводы. И разве я не прав? Расскажи старому магу, что беспокоит тебя, мой Император. И может я сумею дать мудрый совет.
        Каббар подошел к карте, остановился напротив серого пятна, на котором не было видно ни одной точки.
        - Меня беспокоит Ара-Лим.
        - Да? И чем же именно может беспокоить белое пятно на карте?
        - Нам казалось, что мы полностью уничтожили эту страну. Но она продолжает огрызаться.
        - Император имеет в виду восточных соседей этой страны?
        - Нет. После заключения мира варвары отвели от границ свои дикие отряды. Мои легрионы также отошли к морю. Я обещал варварам, что в течение года нога кэтеровского легронера не переступит нейтральных территорий.
        - Тогда, кто огрызается? - удивленно вскинул брови Горгоний. - Разве остались в Ара-Лиме те, кто смеет быть недовольным твоим правлением? Мне кажется, что за десять лет мы сбили желание аралимовцев бунтовать? У нас везде сильные гарнизоны, способные удержать власть Империи. А те крупицы разбойников, что прячутся, словно крысы, по лесам и болотам, не должны представлять особой опасности.
        - Легон Паслий только что вернулся с восточных границ, - кулак Каббара уткнулся в место соприкосновения серого пятна Ара-Лима и коричневой полосы гор. - Он сообщил, что на территории Ара-Лима появилась шайка, нападающая на кэтеровские отряды, караваны и даже гарнизоны.
        - Шайка? - всплеснул руками Горгоний. - И все? Кучка выживших с ума жителей, промышляющих разбоем? Какая печаль? У тебя в Ара-Лиме собраны лучшие солдаты империи. Двенадцать тысяч вооруженных человек разбросаны по всем городам и деревням. Разве трудно поймать негодяев и перевешать их всех до одного? Очевидно, легон Паслий недостаточно тщательно выполняет возложенные на него обязанности, раз допускает существование на подчиненной Кэтеру земле кучки разбойников.
        - Это не просто разбойники. Вот, посмотри.
        Подойдя к столу, Каббар поднял оставленные Паслием свитки и протянул их магу. Горгоний развернул один из них и глаза его тот час округлились:
        - Более трехсот убитыми за четыре месяца? Почти манион солдат?
        - Не считая обозов с продовольствием и двух полностью разрушенных передовых постов с гарнизонами. Это сделала, как ты заметил, самая обычная шайка разбойников и мародеров. Теперь, как и обещал, дай мудрый совет.
        Горгоний сделал вид, что не расслышал издевки в словах Императора. Он отбросил свитки, облокотился на поручень кресла:
        - Зачем думать над тем, что давно известно. Можно устроить засаду. Можно подкупить местных жителей. За сотню стеронов любой укажет, где скрывается шайка. Можно также послать отборные отряды, чтобы они расправились с бунтовщиками. Вспомни, Каббар, бунты и волнения случались в империи не раз. Почему же одна-единственная группа бандитов так сильно обеспокоила тебя?
        - Это не обычная шайка, - Каббар налил из стоящего на столе серебреного кувшина вино и залпом осушил кубок. - Уцелевшие солдаты сообщили, что этот отряд… эти люди… они не похожи на воинов.
        - Конечно, - засмеялся маг. - Разве в Ара-Лиме остались воины? Я же говорю тебе, Император, это самые обычные бунтовщики, взявшие в руки оружие. Стоит ли волноваться? Не удивлюсь, если среди них одни старики, выжившие из ума, и калеки.
        Каббар вслушался в слова старика, затем лицо его исказилось и он с силой швырнул кубок в угол:
        - На мои гарнизоны, на мои караваны с продовольствием и оружием нападают дети!
        - Да хоть старухи…, - Горгоний запнулся, осознавая смысл сказанного императором. - Кто? Дети? Повтори, Император.
        - Не говори, что ты также глух, как и стар, Горгоний. Да! Дети! Самые обычные подростки. Банда подростков грабит мои караваны. Банда подростков, самому старшему из которых не больше пятнадцати, убивают моих солдат. Тебя, маг, это не удивляет?
        Горгоний, не отвечая на вопрос императора, качал головой, обдумывая только что услышанное.
        Пятнадцать лет. Ровно пятнадцать лет назад Каббар сжег столицу Ара-Лима Мадимию. И ровно пятнадцать лет должно было исполниться спасенному из осажденного города наследнику, сыну короля Хеседа. Все это время Кэтер тщательно и методично уничтожал Ара-Лим. Насылаемые им, магом, болезни выкашивали целые города. Засухи чередовались с потопами. За пятнадцать лет был умерщвлен каждый третий житель королевства.
        И все эти пятнадцать лет где-то в горах подрастал сын Хеседа. Много раз по личному распоряжению Горгония на поиски наследника отправлялись лучшие убийцы и наемники. Многие из них возвращались ни с чем, не найдя ни одного следа, ни одного упоминания о аралимовском гаденыше. Многие не возвращались. Но у него, у мага Горгония, никогда не пропадало подозрение, что наемники погибли от рук мальчишки, или от рук его приближенных. Это не могло не беспокоить.
        Но с каждым годом беспокойство это становилось все слабее и слабее. Империя завоевывала новые земли, решала новые проблемы. Даже Каббар, казалось, давно забыл о своем желании стать бессмертным. И вот теперь это известие.
        - Ты думаешь о том же, что и я? - Каббар опустился на свое кресло, нагнулся, стараясь заглянуть в постоянно слезящиеся глаза мага.
        Горгоний встретился взглядом с императором, увидел в его глазах испуг, и решил промолчать. Пусть император сам произнесет то имя, что внушает ему столько беспокойства.
        - Ты думаешь, что это аралимовский щенок выполз из норы и теперь мстит за убитого отца?
        В каком-то порыве Каббар схватил руку мага и с силой сжал ее, требуя ответа.
        Горгоний сморщился. Он не любил, когда его касались чьи-то руки.
        - Если это шайка собрана наследником, - маг говорил тщательно подбирая слова, потому что знал, плохие вести должны говориться верными словами. - Если среди нападающих и был сын Хеседа, то, поверь старику, это не месть.
        - Что же это? - вскричал Каббар, еще сильнее стискивая пальцы.
        - Это только подготовка к мести, - почти мстительно проговорил Горгоний, тщетно стараясь вырвать сжатую руку.
        - Что значат слова твои, маг? - захрипел Каббар.
        - Пока мы незнаем точно, был там наследник или нет, говорить что-то определенное, значить противоречить фактам. Но если допустить на минуту, на мгновение, что к тем нападениям на твои обозы причастен аралимовский наследник, то с уверенностью можно сказать - он только тренируется. Он учиться убивать твоих солдат.
        - Но это же невозможно! - лицо Каббара задрожало от ярости. - Как могут дети убивать хорошо натренированных солдат? Наверняка им помогают наши враги, враги Кэтера.
        - Не делай мне больно, Император, - Горгоний, больше не в силах терпеть, с силой вырвал руку из сжатых пальцев Каббара. - Вспомни себя, мой мальчик. Ты был со своим отцом при осаде Гранрипола. Ты сидел на коне за спиной отца при сражении Десяти Королей. Ты был с ним всегда, видел все, что видит он. И учился. Учился видеть и не бояться крови. Учился убивать, не закрывая глаза. Учился, чтобы в один прекрасный день заменить отца на троне. То же самое, возможно, сейчас делает наследник Ара-Лима. Он учиться быть королем. И пока у него, судя по донесениям, это получается. Ты должен остановить его, пока не поздно.
        Неожиданно лицо Каббара успокоилось. Он запрокинул голову и засмеялся. Весело и заразительно, как смеялся только будучи мальчиком, который играл в глиняные фигурки солдат.
        - Пятнадцатилетний юнец захотел вернуть трон? Не смеши меня, маг. Даже если это он, в чем я сомневаюсь, никто не может победить мои армии. Я немедленно прикажу отправить в Ара-Лим баталийский легрион. Если наследник существует, его найдут и уничтожат. Или загонят в горы, откуда он не сможет даже высунуть
        - Лучше прикажи привезти его в Турлим и убей собственными руками, - посоветовал Горгоний, не обманутый напускной веселостью Каббара. Он слишком хорошо знал императора.
        - Я так и сделаю, Горгоний. Как всегда мудры слова твои.
        - Могу ли я посмотреть еще раз донесения, что пришли с востока, - попросил маг, указывая на разбросанные по столу свитки. - Кое-что меня в них заинтересовало.
        - Делай, что хочешь.
        Горгоний тщательно просмотрел свитки. Пару из них отложил в сторону.
        - Странно, - пробормотал он. - Помнишь, Каббар, что рассказывали солдаты, которых ты послал в погоню за телохранителем Хеседа. За тем самым майром, который сумел спасти из Мадимии наследника?
        - Перед смертью они вопили что-то о вылезших из-под земли чудовищах, которые и уничтожили весь отряд погони.
        - Все верно. Чудовища, выползшие из-под земли. Еще они говорили, что телохранитель был убит и тело его должно было остаться там, на месте сражения.
        - К чему эти разговоры?
        - В этом донесение говориться, что один спасшийся ветеран вроде бы узнал среди разбойников того самого телохранителя. Если мне не изменяет память, его звали Элибр.
        - Мертвый телохранитель среди живых? Ты ошибаешься, маг. Разве может такое быть?
        Горгоний еще раз внимательно прочитал свиток и только после прочтения ответил:
        - Позволь, я объясню кое-что. Давным-давно, когда я еще сам был неразумным ребенком, когда еще не существовала империя Кэтера, мои предки и Крестоносцы заключили соглашение, согласно которому ни мы, Избранные, ни Крестоносцы не могли переходить в наших весьма напряженных отношениях определенную грань. Грань, за которой находились силы с Той стороны.
        - Мертвые?
        - И они тоже, - кивнул маг. - В природе существует определенное равновесие. И если нарушить его, вызвав, например, мертвого духа, то могут произойти весьма неприятные события. Всемирные потопы и вековые пожары ерунда по сравнению с тем, что может случиться, если нарушиться старое соглашение. Требуется быть весьма сильным волшебником, чтобы, вызвав духа с Той стороны, суметь не допустить полного разрушения мира. До сих пор я не знал ни одного человека, способного сделать это. Слишком большая цена для всего мира. И Избранные и Крестоносцы это понимали. Поэтому долгие столетия мы боролись друг с другом только с помощью самой элементарной магии. Те штучки, что я иногда показываю тебе на поле боя, всего лишь фокусы.
        - Огненная дьявольская стена, сжирающая тысячи людей, фокусы? - не поверил Каббар, вспомнив, как с помощью Горгония была выиграна битва с племенами керка Артория.
        - Существуют заклинания, гораздо более мощные. Но все они находятся под запретом. Вы, простые смертные, думаете, что черная магия умерла. Исчезла в давности лет. Испарилась вместе с великими магами и колдунами.
        - Так говорят.
        - Нет, мой дорогой Император. Высшая магия спрятана здесь, - Горгоний постучал сухим пальцем по голове. - Она ждет своего часа. И, похоже, этот час скоро настанет. Если твои солдаты видели именно телохранителя Хеседа, то это значит, что Крестоносцы нарушили Договор.
        - И чем это выгодно для Кэтера? - заинтересовался Каббар.
        «Чем это выгодно для Избранных?» - подумал маг, заметив, как оживился император.
        - Если Крестоносцы переступили грань, если посмели обратиться к духам смерти, то тем самым они разорвали Соглашение. Следователь, Избранные могут сделать то же самое. Иначе равновесие будет нарушено, и за мир, в котором мы все живем, никто не даст ни стерона. Крестоносцам никогда не удержать самостоятельно природный баланс.
        - Я не вижу никакого толка в этом, - отмахнулся Каббар.
        - Толк? Толк есть во всем, мой Император. Обратившись к Той стороне, мы можем получить таких воинов, каждый из которых по силе равен целому маниону. Мы сможем вызывать ураганы, сметающие на своем пути целые города. Мы сможем перетирать в порошок горы и поворачивать вспять реки. И, если хочешь, мы даже сможем потушить звезды.
        - Страшные вещи ты говоришь, Горгоний, - поежился Каббар, представив рассыпающиеся в песок горы. - Почему же раньше ты не вызывал ураганы. Соглашение? Соглашения для того и существуют, чтобы нарушать их.
        - Клятвы волшебников гораздо крепче, чем обещания простых смертных, - ответил маг, с некоторым сожалением посматривая на императора. - Чтобы нарушить Соглашение требовалась сила, которой у Избранных не было.
        - Но она была у Крестоносцев?
        Маг задумчиво поковырялся в ухе:
        - Хм. Крестоносцы тоже слабы, чтобы нарушить старый Договор. Выходит, нашелся отступник, посмевший отвернуться от общей стаи? Такое возможно. Отступник, не побоявшийся пойти наперекор Совету. Колдун, который хранил все знания, и который воспользовался своим положением, чтобы обратится к Той стороне. Уж не Самаэль ли это? Хранитель старых знаний? Интересно, очень интересно.
        - Что ты бормочешь, маг?
        - Пустые мысли, мой Император, - улыбнулся Горгоний. - Похоже, наступают веселые времена. Только что я почувствовал присутствие старого врага. Не хочу предугадывать, но думаю, скоро придут очень веселые времена. Времена магии и хаоса.
        Потирая ладони Горгоний зашелся в истеричном смехе.
        Каббар, наблюдая, как трясется острый кадык Горгония, неожиданно почувствовал, по спине его пробежала волна холодного страха. Каббар был не глуп, и прекрасно понимал, что Избранные помогают Кэтеру завоевать мир не ради интереса и не из любви к нему, к Императору. Древний род, берущий начало с самого Грана желает того же, что и все смертные. Власти и могущества. Избранные амбициозны. Но они слабы. Пока что слабы. И им необходим Кэтер, чтобы не сгинуть во времени. Но сейчас, когда, по словам мага, нарушено какое-то Соглашение, не захотят ли Избранные большего, чем имеют сейчас?
        Во все времена люди относились к волшебникам настороженно. Чужое могущество не может не настораживать. Но былые времена, когда люди, наделенные магической властью, вершили судьбы королевств, прошло. Избранные только помогают ему, Каббару, повелевать Кэтером. И хотят они только одного, уничтожить Крестоносцев. А для этого им пока что нужен он, Каббар.
        - Я должен быть уверен, что слова ветерана правда, - маг резко прекратил смеяться и уставился на императора. - Если великий Каббар желает, чтобы Избранные и впредь помогали ему, то пусть он узнает все о тех разбойниках. Пусть пошлет в Ара-Лим верных людей, которые знают в лицо бывшего телохранителя короля Хеседа.
        - Разве одного донесения тебе мало? - мысли о возрождающемся могуществе Избранных вновь вернули раздражение на мага.
        - Ошибка может дорогого стоить, - неопределенно ответил Горгоний. - А что если ветеран ошибся? Что если мы, Избранные, поверив смертному, первыми нарушим Соглашение? Крестоносцы не простят нам этого. И у них появится возможность обрушиться на нас всей силой магии, на которую они способны. И тогда, поверь, не устоит даже Кэтер. Сделай то, о чем просит старик Горгоний. И клянусь Граном, если слова донесения правдивы, Избранные откроют перед тобой двери в ад, где ты почерпнешь новые силы.
        - Хорошо, - согласился Каббар. - Я сделаю то, о чем просит мой учитель. Ты первым узнаешь, ошибся, или нет, ветеран.
        - Вот и замечательно, - маг поднялся с кресла и двинулся под пристальным взглядом императора к выходу. У выхода он остановился:
        
        - Избранные верят тебе, мой Император. И ты должен верить нам.
        
        Следующим утром баталийский легрион, стоящий лагерем вокруг города Спринеса, в спешном порядке выдвинулся в сторону восточных границ. В секретном свитке, который получил командующий легрионом Торий Самийский от самого верховного Императора Кэтера находился приказ, который предписывал в случае обнаружения пятнадцатилетнего мальчика с королевской печатью на виске незамедлительно доставить его в столицу, сопроводив надежной охраной и поместив пленника в железную клетку. Далее в свитке говорилось, что легронерам разрешаешься убивать каждого жителя Ара-Лима, взявшего в руки оружие, независимо от возраста и пола.
        Шесть тысяч тяжеловооруженных легронеров, набранных из бедных семей Баталии, сопровождало двести пятьдесят кэтеровских всадников и пятьсот легковооруженных наемников из варварских стран, покоренных Каббаром.
        Кроме вспомогательных отрядов, следовавших позади растянувшейся на многие километры колонны, параллельно ее следованию, никогда не соприкасаясь и не пересекаясь, следовали три десятка закутанных в плащи всадников.
        На частых заставах и постах на просьбу офицеров охраны предъявить пропускной свиток, один из всадников, не поднимая с глаз плотного капюшона, протягивал солдатам небольшой прозрачный медальон, внутри которого навечно застыл мертвый паук. После чего отряд беспрепятственно двигался далее.
        Это были личные дознаватели Империи. Тайные агентуры, которые должны были подтвердить, или опровергнуть известное уже донесение кэтеровского ветерана.
        
        ХХХХХ
        
        Зима в Ара-Лиме холодная и снежная. Северные ветры, пробиваясь через Колмское нагорье, обрушивают на застывшую землю дикие ураганы, опрокидывают с небес тонны и тонны снега. Редкий день встречает жителей светом солнца. Да и то, поиграв блестками снега, исчезает в налетевшей метели.
        Цеперий Селонот вышел из натопленного барака, вздрогнул от налетевшего порыва ветра, плотней укутался в шерстяное одеяло. Отвернув лицо от колючих снежных зарядов, побрел по протоптанной в глубоком снегу тропинке в сторону сторожевой вышки.
        - Будь проклят тот день, когда Императору вздумалось напасть на эту дикую страну.
        Селенот не любил зиму. Был он родом из теплой Иминии, где круглый год плодоносит сладкий виноград, а вода в море теплая, словно парное молоко. Но волею судьбы и по желанию верховного Императора Селенот оказался в стране, где зимой с неба падает мокрый снег, а летом солнце палит так, что плавятся доспехи.
        Селенот и возглавляемая им цеперия из пятидесяти человек вот уже пять месяцев охраняли пересечение дорог, связывающих несколько местных городов, название которых цеперий не помнил, да и помнить не хотел. Со дня на день его отряд должны были заменить, и Селенот с нетерпением ждал того момента, когда покинет он со своими людьми негостеприимный край. Того жалованья, что заработал цеперий, должно хватить, чтобы купить на родине приличный кусок виноградников. А содержимое потайного мешка, что грелось под тяжелым панцирем, добавило бы к винограднику хорошее имение с сотней другой сильных скотов.
        Кое-как взобравшись по занесенной снего лестнице на верхний уровень стены, цеперий по настилу добрел до сторожевой вышки. Преодолевать еще одну вертикальную лестницу не хотелось и Селенот, высунув из-под одеяла лицо, закричал, преодолевая вой не на шутку разбушевавшегося ветра:
        - Эй! На вышке!
        На голову цеперия упал приличный сугроб, а в люке показалось синяя физиономия Дориния, солдата из четвертой парнии. По помятому лицу легронера Селенот понял, что тот, вместо того, чтобы нести службу, только что проснулся. Спать на вышке в такую погоду, ну что за мерзость.
        - Десять палок после обеда! - рявкнул Селенот. Хоть и понимал он, что в такую пургу никто по дорогам шляться не станет, но сам военные законы выполнял и других заставлял соблюдать положенные правила. Проверял посты как положено, а застав какого солдата спящим, или хуже того, в пьяном виде, наказывал нещадно.
        Выругавшись, цеперий скинул одеяло, под которым колючий снег не казался таким уж и колючим, полез на вышку, решив, что неплохо бы согреться, намяв нерадивому солдату бока. Протиснувшись через узкий люк, Селенот вскарабкался на настил:
        - Что ж ты, скотский сын, рожу на посту мнешь? - набросился он на испуганного легронера. - Почему факел погас? Чем тревогу поднимать станешь, если враг нападет? Видать, десять палок тебе мало будет.
        Солдат утер рукавом мокрый нос, потупился взглядом:
        - Господин! Сквозь снег ничего не видно. В трех шагах ничего не видно. Да и какой здесь враг, господин? Мертвая страна вокруг нас, господин.
        - Мертвая страна…., - цеперий вдруг вспомнил, как неделю назад лично зарубил последних жителей деревушки, что находилась рядом с постом. Не по своей воле, конечно, мирных жителей убивал. Был на то приказ Императора. - Страна хоть и мертвая, да мало ли что. Слышал небось, что гонец рассказывал? Толи разбойники, толи мародеры баловать стали.
        - По такому снегу ни один мародер не пойдет, - словно оправдываясь за сон, сказал Дариний. Сам же про себя обругал цеперия последним идиотом. Да и то правда, какой сумасшедший в метель снежную мародерствовать или разбойничать выйдет? Вместо того, чтобы на снег пялиться, лучше вздремнуть под завывания ветра.
        - Ладно, солдат, - цеперий почувствовал, как незаметно пробирается стужа под рубашку, да под кожаную куртку. Как накаляет нестерпимым холодом железный панцирь. - Десять палок за мной остается. Смотри, я снова приду, проверю.
        - Да, господин, - солдат до рукоятки обледенелой дотронулся.
        - Факел разожги! - крикнул напоследок Селенот, сползая по лестнице. Следовало бы еще семь вышек проверить, как военным законом положено, но цеперий неожиданно подумал о том, что всего через пару дней ему уже будет совершенно наплевать и на этот пост, и на военный закон, и даже на самого императора. Будет он топать в сторону виноградной страны, к своему, пока что не купленному, имению и к красивым скотыням, которые согреют своими теплыми телами его замерзшее в поганой стране ноги.
        Дориний склонился над люком, наблюдая, как уходит цеперий. Поморщился, вспомнив о предстоящем наказании.
        - Иди к дьяволу, - прошептал он и плюнул вслед офицеру.
        Отстегнув меч, присел в углу. Вытащил из сумки кремень, зажал между ног потухший факел. Можно было спуститься вниз, зайти в казарму и подпалить его, но оставалась опасность того, что встретится еще кто-то из младших командиров. И тогда точно, десятью палками порка не ограничится.
        Искры сыпались на тряпки, перемазанные смолой, но огонь никак не хотел разгораться. Помянув недобрым словом цеперия еще раз, Дориний откинул факел, встал в полный рост, собираясь поплотнее укутаться в плотную накидку. Всего на мгновение обернулся в сторону дороги, взглянул на летящие в лицо снежинки.
        Из быстро падающей на чужую землю белой стены выпорхнула странная маленькая серая птица с острой мордой и неестественно мохнатым хвостом. Стремительно подлетела к изумленному солдату и впилась цепким клювом прямо в переносицу Дориния. Падая на бревенчатый настил, Дориний, в последнем проблеске сознания понял, что никакая это не птица, а самая обыкновенная стрела.
        Сняться ли мертвым сны?
        Прочный железный крюк зацепился за край сторожевой вышки. Дернулся, упираясь остриями в дерево. Привязанная к крюку замысловатым узлом веревка натянулась, задрожала от напряжения. Мотнулась, натянутая, из стороны в сторону несколько раз.
        Гибкое тело мягко спрыгнуло внутрь вышки.
        Невысокий человек присел, прислушиваясь к звукам. Стащил с руки белую рукавицу, перевернул мертвого солдата.
        - Мертв, - прошептал человек, закрывая солдату глаза. Потом, отпихнув мертвого от люка, осторожно спустился на верхний уровень стены, туда, где царил злой ветер. Прижался к занесенным снегом кольям.
        Тело человека скрывало от посторонних взоров тонкое белое покрывало, плотно обтягивающее тело. На ноги натянуты белые мешки. А голова, как куль, завернута в тесную, с прорезями для глаз накидку. Но даже кожа человека, открытая для любопытных взоров, была выкрашена белой краской. Так же, как и рукоять острого ножа, торчащего за поясом.
        Человек выждал, пока северный ветер бросит на пост очередную порцию снега и быстро метнулся вниз, к баракам. Перебежал открытое пространство, направляясь к воротам.
        Двери барака распахнулись.
        Невысокий человек замер, присел в сугроб, опираясь на него спиной.
        Из казармы, высоко задирая ноги, выбежал легронер и направился прямо к тому сугробу, где замер белый человек. Путаясь в складках одежды, солдат приспустил штаны и блаженно уставился на белое месиво. Через минуту он уже бежал обратно, довольный и повеселевший. Бежал к теплому огню и веселым товарищам.
        - Империя требует героев, Кэтер рожает дураков, - глубокомысленно изрек сугроб и, стряхнув с себя желтые разводы, пополз к воротам.
        У ворот топтались, пытаясь согреться, три легронера. Толстые овчинные накидки делали их похожими на горбатых барашков, ищущих среди снега клок зеленой травы.
        Когда перед лицом одного из них прямо из снега возникла страшная белая фигура с вытаращенными синими глазами, кэтеровский солдат даже не успел ничего подумать. Схватился за разрезанное горло, из которого хлынула кровь, попытался что-то крикнуть, но только издал булькающий звук. Закружился умирающим волчком, разбрызгивая по сторонам красные капли.
        А нож с крашеной белой ручкой и красным лезвием плавно продолжил неудержимый полет. Заткнул еще одно горло, вспорол живую плоть второго. И показалось, три тела, три горбатых барашка рухнули в снег почти одновременно.
        - Да успокоятся ваши души в объятиях Грана, - прошептал человек, пряча обагренный кровью врага нож за пояс.
        Поднатужась, крутанул деревянный ворот с намотанной крепкой цепью.
        Заскрипел вал, жалуясь на лютый мороз, завизжали звенья цепи, перетирая друг об друга намерзший лед. Тяжелые ворота выслушали эту жалобу, подумали мгновение и приоткрыли узкую щель ветру, что бился об обитое железными листами дерево. Вместе с ветром через щель, внутрь поста, охраняющего пересечение дорог, заскользили, словно белые привидения, низенькие фигуры. Было их двадцать, не более.
        Половина сразу же бросилась к вышкам. Тенями незаметными, чуть видимыми облаками пара. Вскарабкались молча по обледеневшим лестницам.
        Те, кто на вышках стоял, ничего не почувствовали. Не вскрикнули, но и не мучились. Кто от ножа погиб, а кто от стрелы меткой. Костлявым духам все равно с каким инструментом на похороны идти.
        По знаку того человека, что ворота открыл, все вокруг барака кругом встали. Больше у дверей, к стенам прижались. Остальные напротив редких окон с луками притаились. Замерли, ожидая команды.
        На крышу барака ворон черный, с седыми перьями опустился. Почесал клюв об коготь. Закрыл глаз один, задумавшись о своем, о птичьем.
        Человек с лицом белым толкнул плечом товарища, что рядом, на одно колено опустившись, стоял. Кивнул на ворона.
        - Заснет ведь, того гляди. Напомни-ка ты, Гамбо, старине Авенариусу, зачем мы здесь. А то до ночи сигнала не услышим. Уж больно ему хотелось в нападении поучаствовать.
        Гамбо отложил в сторону меч в белых ножнах, скинул на снег рукавицы, стянул, подбородок выпячивая, нижнюю часть накидки. Улыбнулся Аратею:
        - Только прикажи, мой король.
        Сгреб снег в комок плотный, коротко замахнувшись, швырнул его метко в ворона.
        Авенариус, хоть и с глазом закрытым сидел, отскочил резво в сторону. Покачал головой черной, укоризненно глянул на Гамбо.
        Не спал, выжидал момента удачного. Что ж тут непонятного?
        Встряхнулся, клюв открыл, и гаркнул свое, любимое, всем птицам понятное:
        - Кааррда!
        Первым в барак Аратей ворвался. Следом Гамбо, короля прикрывая. Без крика громкого, без вопля ненужного. Чуть в стороне фигура молчаливая, с огромным мечом в руке. Остальные товарищи юного наследника тихим ветром влетели, обнажив мечи сверкающие, горняками из лучшей руды выкованные.
        Те, кто в бараке находился, поначалу ничего не поняли. Даже не обернулись на ветер холодный, от дверей хлынувший. Кто спал, укрывшись с головой, на нарах деревянных. Кто в кости на стероны золотые, да добычу по деревням награбленную, увлеченно играл. Кто мечтам о земле далекой предавался.
        Первым беду цеперий Селенот почуял. После проверки постов прикорнул он у огня, что пылал в каменной груде, задремал, на кулак сжатый голову опустив. Да только спокойный сон не шел, огонь жаром все время подпаливал. И душа не спокойно мыслями тревожными металась. Словно чувствовала, что хозяин ее не вернется на свою виноградную родину.
        Краем глаза заметил цеперий движение неясное в дверях. Словно бельмо белое в глаз попало. Повернул голову, силясь рассмотреть в тусклом свете, что за напасть такая? Да только не успел.
        Короткий меч Аратея плашмя по черепу его прошелся. Оглушил, на пол сваливая. Прямо к камням горячим, от которых жар шел во все стороны.
        - Варвары! - по бараку крик истошный пронесся.
        - Варвары! - засмеялся, как сумасшедший, Гамбо, вторя крику, ни на шаг от короля не отступая.
        Аратей, сдернув накидку с головы, прыгнул вперед, меч выставив, вспарывая первое тело, какое попалось. Не взглянув на труп бездыханный, к ногам его упавший, следующую жертву уже искал. Оказался им легронер, под два метра ростом, пытавшийся к арсеналам пробиться. Рухнул на колени, безумными глазами взирая на поразившего его человека. Мальчика, лет пятнадцати. У ног которого разливалась красная лужа от крови кэтеровский.
        Аратей оттолкнул уже мертвое тело сапогом, дорогу расчищая. Замахнулся, готовый к удару, да заметил на лбу человека, что к нарам прижался, печать императорскую.
        - Гонец?
        Не дождавшись ответа, отпихнул закрывающегося руками человека к стене.
        - Этот живой нужен, - крикнул.
        - Нужен, значит останется, - крякнул Гамбо, пронзая тело легронера, который на короля от окна кинулся. Чуть ниже сердца меч вогнал, по самую рукоять, краской белой испачканную.
        К тому времени солдаты, отрезанные от арсенала, увидели, что против них не сильный отряд, а горстка мальчишек малолеток. Без мечей и копий можно справиться. Руками голыми в бараний рог скрутить, да игрушки железные отобрать.
        - Дави их! - подали команду еранты, собирая вокруг себя свои парнии.
        Кто-то вспомнил о награде, которую императорский гонец за каждую голову разбойничью обещал. Загалдели довольно. Бросились вперед, через нары перепрыгивая. Ножи-то у них никто не отбирал.
        Да только редкие до короля добраться смогли. Вспыхнуло среди солдат пламя горячее, светом ослепляющее. Закричали, глаза закрывая, легронеры, попятились назад. А те, кто успел вперед пламени до Аратея добежать, натолкнулись на стену невидимую, за которой пятнадцатилетний мальчишка зло глазами ворочал.
        Ножи кэтеровские в ту стену вонзились, как об камень остановились. Непреодолима преграда колдовская. Но только не для меча короткого, что искало и находило новые жертвы.
        Зверем лютым зарычал Аратей, глаза его налились кровью. Взмахнул рукой, щит невидимый убирая. По мертвым телам ступая, вперед двинулся, разя во все стороны солдат империи.
        Сбоку, незамеченный, кинулся легронер с ножом. Метил в сердце, как будто знал, что нет на юном наследнике ни доспехов тяжелых, ни панциря железного. Гамбо в трех шагах от короля находился. Только открыл рот в крике испуганном, понимая, что не успеет вперед ножа до брата допрыгнуть.
        Белой тучей метнулась в сторону Аратея массивная фигура. Тяжелый меч с красными подтеками опустился на голову легронера, раскалывая тело того на рваные половины.
        Аратей, разобрав шум за псиной, обернулся, быстро глянул в глаза майра, кивнул коротко. И снова вперед пошел. Много еще врагов впереди. Бить не перебить. А майр подмигнул укоризненно Гамбо, брату молочному короля, не зевай солдат! Ощерился Гамбо, словно зверь дикий, и уже до конца схватки от короля не отходил. Не один удар от Аратея отвел. Не одно тело отшвырнул.
        Резня превратилась в избиение. Кэтеровские легронеры, поняв, что не совладать с мальчишками, бросились напролом, пытаясь спастись бегством. Но все погибали под мечами ребятишек малорослых, шеренгой ровной рядом с юным королем стоявших. Самые разумные к окнам бросились. Посчитали, что жизнь дороже чести. У окон тех и умирали, стрелами меткими утыканные.
        Через полчаса все было закончено.
        Аратей стоял неподвижно среди груды окровавленных тел, глядя на агонию тех, кто уничтожал день за днем страну его. И не было в сердце молодого короля жалости. Месть заполняет все сердце, не оставляя даже крохотного уголка для разума.
        - Соберите всех, кто остался в живых, на улице, - приказал он выходя из казармы.
        Немного осталось, живых. Человек пятнадцать. Среди них цеперий, с головой окровавленной, и гонец императорский, трясущийся от страха.
        Аратей встал перед ними. Белая накидка забрызгана кровью. Глаза дикие, глядят исподлобья. Страшные глаза, безжалостные.
        - Обыскали?
        Гамбо протянул наследнику кожаный мешок, найденный у цеперия:
        - У него отыскали. Визжал, как свинья, отдавать не хотел. Пришлось приласкать немного.
        Аратей мешок развязал, высыпал содержимое на снег.
        Кроме монет золотых на снег упали украшения. Серьги и браслеты, кольца и ожерелья. Среди серебра и камней драгоценных коронки золотые, из ртов мертвых выбитые.
        Наклонился Аратей, поднял полную горсть блестящих побрякушек.
        - Кто из нас разбойник? Скажи солдат. Ради этого ты пришел в мою страну? Ради этого убивал ее жителей? Что сделали тебе старики, которых ты убил? Ответь - что?
        Задрожали у цеперия Селенота губы. Услышал он в голосе мальчишки приговор, пока вслух не произнесенный. Позабыв о чести, рухнул на колени, руки в мольбе к юному королю протягивая. Замычал слова неразборчивые, пытаясь жизнь вымолить.
        - Псами вы были, псами и останетесь, - Аратей швырнул в лицо цеперия золото. - Ара-Лим прощения не знает.
        - Что делать с ними? - поинтересовался Гамбо, ухмыляясь, заранее зная, какой ответ от короля своего получит. Не в первый раз.
        - Как обычно, - Аратей отвернулся от пленных. - Гонца только оставьте.
        Закричали легронеры, участь свою узнав. Хоть и ведали, что не оставляют разбойники аралмовские в живых никого, до последнего в милость надеялись. Не верили, что сможет мальчишка юный столько крови желать. Зря надеялись.
        По команде королевского брата фигуры белые мечи подняли. Живую плоть молча крушили. Падали в белый снег солдаты империи. Падали в снег, захлебываясь кровью. С пронзенными сердцами, с расколотыми черепами. Чтобы никогда больше не сделать шаг по земле, не им принадлежащей.
        Последним умер цеперий Селенот. Пытался в последний момент сгрести под себя драгоценности разбросанные. Словно верил, закончится страшный сон. Не закончился. Не будет у цеперия ни виноградников, ни усадьбы богатой. И никто не согреет ноги его в холодном снегу, который обнимает он руками, кровью перепачканными.
        - Грязная работа, - Гамбо меч о павшее тело легронера вытер.
        - Грязная, - согласился Аратей, безучастно наблюдавший, как умирают кэтеровские солдаты под мечами его друзей. - Но кроме нас никто ее не сделает. Некому в Ара-Лиме грязную работу выполнять. С нашей стороны потери были?
        - У толстяка Буко плечо сильно порезано, - Гамбо на гонца, в сугроб вжавшегося кивнул:
        
        - А с этим что? Прикажешь убить или повесить на вышке?
        - Нет. Мы отпустим его.
        Гамбо крякнул недовольно. Снова брат поступает неправильно. Зачем свидетелей оставлять, которые видели все и кому надо доложить могут.
        - Встань, - Аратей дождался, пока гонец, мужчина лет тридцати, поднимется. - Я подарю тебе жизнь. Но за это обещай выполнить просьбу мою. Кивни, если язык к горлу примерз.
        Замотал гонец растрепанными волосами, на все согласный, лишь бы не присоединиться к тем, кто рядом убитый лежал.
        - Вернешься в Кэтер. Доберешься до своего императора. С твоим лобным знаком задержки в этом не станет. Да он сам тебя найдет, как только узнает, что от гарнизона дальнего приграничного один ты в живых остался. Передашь Каббару, что Ара-Лим жив. И есть у Ара-Лима защитник. Знаешь, кто я? По глазам вижу, знаешь. Передай Каббару, что я, Аратей, законный король Ара-Лима, не успокоюсь, пока не очищу страну свою от заразы кэтеровский. И если Гран будет ко мне милостив, и с твоим императором побеседую.
        Гамбо короля за рукав потянул, внимание привлекая:
        - Дозорные сообщают, что к посту отряд кэтеровский движется. Человек двести, не меньше. Есть конные. С ними обоз. Через час здесь будут. Встретим гостей? Повеселимся?
        - Нет, уйдем. Нас всего двадцать. Пост все равно не удержим, а друзей погубим. Вернемся, когда время придет. Скажи, чтобы оставили подарки кэтеровцам, как ранее договаривались. Соберите все оружие, потушите огни. Через десять минут уходим.
        Спустя десять минут, как и приказывал наследник, остался в лагере только гонец императорский. Ползал человек по снегу, снег через пальцы просеивал. Забыв о духе смерти, с которым чуть не встретился, золотые монеты и украшения в бездонные карманы запихивал. И радовался, что за страх свой сполна получил от короля аралимовского.
        Еще через час кэтеровская кодра из двухсот человек подошла к посту. По команде старшего офицера остановилась у ворот распахнутых.
        Встречали отряд не крики приветствия, а мертвые легронеры, на вышках к поручням привязанные. У каждого глаза вырваны, язык обрезан. Под стенами груда тел высилась, снегом падающим засыпаемая. Все до одного солдаты императорские. А на перекладине ворот, на цепи ржавой, человек болтался, со знаками цеперия на куртке окровавленной. Качался на сильном ветру, как кукла тряпичная. Глаза стеклянные взирали на пришедших. Изо рта свисали бусы драгоценные.
        Ужасом наполнились сердца легронеров, когда увидели они эту картину страшную. С криками ворвались внутрь поста, надеясь, что застанут еще врага, учинившего бойню кровавую. Но пусто было среди деревянных построек. Только красный снег с неба падал, укрывая все кругом саваном пурпурным.
        Зароптали легронеры, в кучу сбиваясь, со страхом на мир окружающий взирая.
        Шли они к теплу и к спокойной службе в малолюдной стране. А пришли к мертвым телам, холодным казармам, да пустым амбарам. Не согреться после долгого перехода, не выпить вина горячего.
        В дальнем углу казармы, под нарами перевернутыми, нашли одного живого. Гонца императорского. На все вопросы гонец бормотал слова непонятные, на бред похожие. Повторял без конца, словно заколдованный:
        
        - «Ара-Лим жив», - и показывал пальцами в сторону метели, что бушевала за стенами.
        А на крыше казармы пустой сидел, внимательно за всем наблюдая, черный ворон. И если бы какой солдат с любопытством на птицу глянул, то непременно различил, как ухмыляется птица древняя.
        
        ХХХХХХ
        
        По узкой горной тропе двигалась неторопливым шагом цепочка людей. Ледяной ветер трепал их белые одежды, пытаясь скинуть в бездонную пропасть. Над головами нависали тяжелые снежные шапки, готовые рухнуть с неимоверной высоты от одного громко сказанного слова.
        Люди шли молча, сгибаясь под тяжестью ноши, вымеряя каждый шаг. Горы не прощают ошибок.
        Впередиидущий остановился, поднял руку, приказывая прекратить движение. Стал карабкаться по чуть заметным ступеням вверх по камню. Метрах в трех выше тропы забрался на небольшой выступ. Откинул в сторону несколько белых веток, обнажая в скале узкий лаз. Заглянул в темноту. Затрепетали ноздри, принюхиваясь. Нет ли чужого запаха? Не затаился ли враг хитрый. Даже камням доверять нельзя. Осторожности такой Аратея Самаэль учил.
        - Поднимайтесь, - наследник махнул, подавая знак, что опасности нет.
        Один за другим его спутники забирались на выступ, скидывали вперед себя поклажу, а затем протискивались сами. Внутри, по пологому обледенелому спуску, скатывались внутрь небольшой пещеры. Сразу же зажигали небольшие факела, сваленные специально для этого в углу пещеры. Последний из путников, высокий гигант с тяжелым мечом, бранясь, еле пролез в лаз и, скатился по льду вниз головой.
        Поднялся резво, зыркнул предупреждающе, так, что даже самые смешливые поспешили спрятать улыбки. Учитель Элибр на расправу скор. От тяжелой руки голова долго трещит.
        - Все, - доложил Гамбо, поднимая связку тяжелых мечей.
        Аратей, сам с такой же ношей, кивнул. Направился к темной стороне пещеры, где за камнем плоским - еще одна предосторожность - скрывался ход подземный. Коридор, в камне вековом древними горняками выбитый. Тянулся тот ход от самого Зеленого Сердца до границ Ара-Лима.
        Двадцать мальчишек, самому старшему из которых едва за шестнадцать перевалило, двинулись следом. Один толстяк Буко налегке шел, руку порезанную острым ножом кэтеровским к груди прижимал. Замыкал отряд майр. Останавливался часто, прислушиваясь к внутреннему дыханию гор. Долгие годы службы научили его не доверять ни твердому камню, ни мягкой воде. Одному себе, своим ушам и глазам, да пожалуй еще и предчувствию.
        Коридор каменный петлял часто, извивался, словно змея встревоженная. По сторонам от него другие коридоры отходили. Все более обманные, ямами бездонными заканчивающиеся. Либо ловушками хитроумными, из которых ни в одиночку, ни с чьей-то помощью не выбраться.
        Аратей в том переплетении лабиринта один разбирался. Не один день над старыми планами катакомб сидел, не с одним горняком о ловушках беседовал. Знал, куда идти, чтобы до места самому в целостности добраться и друзей, что клятвой ему присягнули, живыми довести.
        Через час ходьбы коридор стены расширил, потолок поднял. Майр Элибр вздохнул свободнее, плечи расправил. Не привык он в полусогнутом состоянии находится, но забота о наследнике и брате его принуждали постоянно рядом с ними быть, от случайностей оберегать.
        - Внимательней всем! - пронеслось по цепочке.
        Впереди была Пасть горного Мастера, духа злого, подземные катакомбы охраняющего. Пропускал только тех, кто слово нужное знал.
        Проход стремительно расширился, превращаясь в пещеру огромную. В пещере той лава горная плескалась. Горняки старые говаривали - то тело самого горного Мастера. Если спит, то лава чуть булькает, а как рассердится, не спасется никто. Затопит все проходы горячим огнем, сжигая живое и мертвое.
        Отряд остановился, не выходя в пещеру. Один Аратей, скинув связку мечей перевязанных, подошел к стене вертикальной, на которой, как соты, тысячи отверстий имелось. Из отверстий жижа раскаленная в щель скальную стекала потоком бесконечным.
        Аратей, каждый раз, когда огненное озеро переходил, волновался. Для того, чтоб не разбудить Мастера горного, требовалось всего пять отверстий из тысячи камнями заткнуть. И тогда над огнем мост поднимался. Несколько минут пламя сдерживал. А потом все назад возвращалось. Но нужные отверстия каждый день место меняли. А нужный порядок только один, ошибешься, пожалеешь.
        Достав из кармана заранее приготовленные камушки, Аратей подбросил их на ладони, словно взвешивая. Отсчитал в бесконечном ряду шестой ряд и десятый столб. Именно так сегодня звезды нужные расположились и луна ночная повелела. С большой предосторожностью вставил первый камень, перекрывая поток мелкий. Прислушался, к шороху тягучему. Если что-то не так сделает, горный Мастер в один миг взбесится, жаркой волной накроет.
        Но спит горный Мастер. Не рычит лавой разбуженной.
        Аратей не спеша камни на места свои вставил. С последним чуть помедлил, к друзьям, в отдалении застывшим обернулся. Предупреждая, что пора готовым быть. С силой последнее нужное отверстие закупорил. Метнулся назад, к остальным. Те уже бежали вперед, помня, как мало времени им отпущено.
        Аратей подхватил связку брошенную, в хвост колонны торопливой пристроился.
        Как только вбежали в пещеру, прямо на глазах из лавы поднялась выше огня полоска, не больше четырех ладоней в ширину. От одного берега, до другого. А иного пути кроме моста узкого и нет
        Первым на мост Гамбо ступил. Считался он среди друзей везунчиком. Да и смелостью отличался безрассудной. В любой драке, в любом бою на рожон лез.
        Заорал во все горло, и побежал по узкой полоске, быстро ногами перебирая. Следом за ним, с такими же криками, не от страха, а от задора, остальные поспешили. Над огненным озером чего ж не покричать, когда душа просит. Разве что майр Элибр общему веселью не поддавался. От того, что его веселье в могиле у старого дуба на поляне мертвой осталось.
        Как на другую сторону перебежали, в просторный туннель бросились, дыхание перевести, да на то, как мост Мастером подаренный, в пучине огненной будет тонуть, посмотреть.
        Дорожка узкая повисела чуть, да в одно мгновение разом в лаву ушла. Только желтый огонь в потолок каменный взметнулся.
        Отдышавшись, дальше двинулись. Катакомбы совсем широкими сделались. Можно и по четыре в ряд идти, и даже по пятеро, если животы не слишком толстые. С этого места до главной пещеры, где ждали их возвращения горняки с учителями, рукой подать. Десять поворотов, да тридцать ложных уходов. Вот и весь путь.
        Кроме крестоносца Самаэля, да ганны Вельды и лесовик рядом с ними был, ждал возвращение воспитанников.
        Тесал ножом широким корягу толстую, с самой зеленой долины в пещеры принесенную, чудное животное из нее вырезая. За умение из каждой деревяшки забаву детскую освобождать, уважали сильно горняки лесовика. Сами-то они только по рудам мастера были. Болванку какую выплавить, и из той болванки меч выковать, без труда особого. А вот с деревом, которого в зеленой долине немного было, а что было, берегли особо, никто не умел обращаться.
        Ножом работая, Йохо говорил с колдуном, у костра кости старые греющего:
        - А не кажется тебе, Самаэль, что слишком уж жестоким наследник растет? Не нравится мне, что он с дружками своими такими делами в Ара-Лиме занимается. Для военного дела мал еще, король наш. Привыкнет к крови, потом что делать?
        - По-твоему, пусть куклами твоими безмозглыми играется, - колдун глаз не открывал. Отвечал не думая. Не в первый раз лесовик с тревогами своими приставал. Не он один волнуется. Вот и ганна рядышком вертится. Подслушивает.
        - Не про кукол разговор, - Йохо поворочал в костре головешки красные. - Уже год прошел, как ты короля одного в набеги отпускаешь. Сколько он голов уже снес? Не сосчитать. Я когда с ним ходил, видел, с какими глазами он людей резал. Чуть не стошнило меня. А Аратею хоть что. Я уж не говорю про банду, что по твоему распоряжению, Самаэль, вокруг наследника образовалась. Головорезы юные. А их пороть и пороть еще. Лучше бы книжки твои умные читали, да уму набирались.
        Вельда, что мимо проходила, одобрительно кашлянула, соглашаясь со словами лесовика.
        - Чтоб вас, - колдун спиной к костру повернулся. - Должен сам понимать, что не удержать мне больше наследника в долине зеленой. Его сердце там, в Ара-Лиме. Или не слышишь, как стонет он по ночам, повторяя имя отца своего и матери своей. Душа его мести просит.
        - Так ведь месть слишком безрассудной получается. Мальчишки на обученных кэтеровских солдат бросаются. Смерти не страшатся. Рано или поздно беда придет, помяни слово мое.
        Все трое, разом, не сговариваясь, плюнули в костер, беду отпугивая. А лесовик, не обращая внимания на взгляды ганны осуждающие, продолжал на колдуна с разговорами наседать:
        - Дурная месть до добра не доведет. Ты, Самаэль, головой не верти. Ответь как есть, колдун, раз старшим считаешься, зачем Аратею руки кровью заливать? Его дело королевское. Собрал армию, послал на бой. Победил, радуйся. Проиграл, новую армию собирай. Дело известное. Береги корону с молоду, вот и весь шум леса.
        - Дурья башка твоя деревянная, - Самаэль не выдержал, к лесовику повернулся. Ганна тут как тут, рядом присела, лук за спиной поправляя.
        - А ты словами не бросайся, - улыбнулся Йохо, любивший со стариком колдуном умные беседы вести. - Объясни, если не понимаю. Зачем Аратею в походах разбойных участвовать, шею под меч подставлять. Разве для того мы его спасали, для того воспитывали?
        Крестоносец сердито посохом о каменный пол ударил:
        - Да затем, липовые мозги, чтобы месть его перебесилась. Пока душа его кровью вражьей не омоется, никакого короля из него не получится.
        - Это как? - разом спросили ганна и лесовик.
        - Много ты умного в злобе сделал? - спросил колдун, заглядывая в глаза лесовику.
        - Да было пару раз, - скривился Йохо, припоминая дни лихие, когда еще в своем лесу безобразничал.
        - Пару раз! - передразнил колдун лесовика. - На горячую голову, которая только местью забита, ничего путного не сотворишь. Не о мелочах говорю, а об управлении целой страной. Думаете, мне нравиться, что молодой король со своей свитой на равнинах тем забавляется, что головы кэтеровским солдатам рубит? Будь моя воля, запер бы его в горной крепости. На солнце выводил, чтобы только пару глотков воздуха свежего мог Аратей глотнуть. А все остальное время сидел бы у меня наследник над книгами, древнюю мудрость понимая. Или тренировался для будущих сражений в зале с майром. Но я и другое понимаю. Бурлит сердце короля, память о родителях просит крови. Ара-Лим над ним сейчас стоит и им правит. А надо, чтобы он над Ара-Лимом стоял.
        - Хорошо сказал, - вздохнул лесовик. Не Ара-Лим над королем, а король над Ара-Лимом. Сам запомню и другим передам.
        - А если кэтеровские солдаты ловчей окажутся? - подала голос ганна, в огонь глядя. - С каждым разом братья на большее замахиваются. Майр говорил, что сегодня они хотели пост, что на перекрестье стоит, приступом взять. А там солдат в три раза больше.
        Самаэль повозил по камню посохом:
        - Я многому короля научил. И сына твоего, Гамбо, тоже. Не страшусь, что ударит их стрела вражеская. Да и майр Элибр рядом. Всегда подскажет, что делать, а что не делать. Ничего с ними не случится. Умные мальчишки сильнее обученных солдат. Помните, как они обоз с годовым жалованием для легронеров Сампиры захватили?
        Лесовик и ганна кивнули.
        Когда это было, а в зеленой долине до сих пор о том нападении разговоры не утихают.
        Братья, да еще Элифас, сын ремесленника, полгода назад на равнину выбрались. Никого не предупредив, в глубь Ара-Лима пошли. Если бы не майр, неусыпно за наследником следивший, никто бы и не знал, как все случилось.
        На третьи сутки путешествия увидели мальчишки на дороге толи караван, толи обоз небольшой. В ту пору еще с вылазками не ходили, кэтеровские солдаты должным образом обозы не берегли. Кого бояться в пустой стране? Из всей охраны пять человек, да и те, пьяные песни горланят.
        Друзья чуть ли не к самой дороге подобрались, разглядели, что везут на телеге здоровый сундук с печатями императорскими. Из разговоров, да перебранок солдат пьяных, поняли - жалованье легронерам везут, пятьсот тысяч стеронов золотом.
        Хотели поначалу ночью телегу угнать, да к темноте обоз на посту охраняемом остановился. А днем на повозку нападать опасно. Борта высокие, из дерева крепкого. С ножом не пройти, стрелой не пробиться. А самому под меч попадать не хочется.
        Поразмыслив немного, друзья хитрую штуку придумали. Опередив обоз, на дороге указатели перебили. Понадеялись, что на следующий день легронеры пьяней пьяного будут. Может и не заметят подмены.
        Так и случилось. Обоз повернул в ту сторону, куда ложный знак указывал. Двинул по пыли без всякой опаски.
        Аратей лично обратно за тем знаком вернулся, с собой прихватил. На следующем распутье гвоздем ржавым к столбу маячному прибил.
        Вознице что? Глаза открыл, дернул поводьями, куда бирка указывает, и снова дремли под равномерное покачивание телеги. А солдатам и того меньше заботы. Едут спокойно, да и ладно.
        На второй день легронеры забеспокоились. Постов не видать, местность, вроде, незнакомая. Горы из-за холмов подниматься стали. Долго совещались у очередного маяка, но решили все-таки по направлению двигаться. Полдня еще ехали, пока вконец забеспокоились. Повернули обратно, проклятиями возницу осыпая.
        Да только далеко не уехали.
        Повстречали на дороге мальчишку оборванного. Сидел, почти голый, в пыли ковырялся. Лошади, как околдованные, на дыбы встали, захрипели дико, с места не сдвинуть. Как только один из охранников слез с повозки, его тут и стрела меткая, из кустов выпущенная, уложила. Прямо в шее застряла. Второго охранника, что на подмогу вылез, мечом размахивая, Аратей сам уложил. Из пыльной горки, что перед собой насыпал, выхватил нож, и, как лесовик учил, бросил метко, рукоятью закручивая. Железо, на горном ветру закаленное, кость под глазом легронера пробила. По рукоять вошло.
        Видя, что твориться на дороге, возница кнутом по спинам лошадей прошелся. Хлестал до крови, до измора. Хороший кнут порой сильнее самого сильного заклятия. Сдвинулись лошади, преграду невидимую разрывая. Понеслась вперед повозка, только на колдобинах подпрыгивает. Да не по дороге, а куда попало.
        И опять далеко не ушли. Наехали на холм земляной, что полевой зверь из норы своей вытолкал. Повозка набок перевернулась. Третьего солдата сразу сундуком тяжелым задавило, даже вскрикнуть не успел. Четвертый головой на дерево напоролся, сломал позвонки, тут же и умер. С последним друзья долго не церемонились. Близко не приближались, из луков расстреляли.
        Возницу Аратей в тот раз отпустил. Отдал старику седому одну лошадь, сказав, что они, мол, добрые разбойники и много их, за каждым кустом прячутся. А у возницы от страха и так перед глазами все кусты шальными людьми забиты. Хоть и стар был, да вскочил на спину лошадиную, словно молодой. Пятками бока животного сдавил, да что есть духу прочь от шальных разбойников поскакал.
        Про то, как майр о вознице побеспокоился, братьям не рассказывали. И сам Элибр помалкивал. Нарушил волю королевскую не ради измены, а ради спокойствия.
        Как сундук до гор дотащили, особый рассказ. Лошадь, что себе оставили, оказалась с ногой перебитой. Пришлось бросить несчастное животное на съедение волкам длиннохвостым, самим груз с золотом волочь. Майр, все видевший, на помощь не спешил. Ухмылялся только, наблюдая из мест укромных, как истекают потом мальчишки, тяжелый сундук на веревках волоча.
        Когда горняки, посланные на розыски, отыскали в ущелье отряд из долины сбежавший, то увидели забавную картину. Майр сундук на одном плече тащил, а за веревку вел покачивающихся друзей. Хоть и падали от усталости, но счастье в глазах, что все сделали, а сами в живых остались, так и светилось.
        Вот с тех самых пор и почувствовал молодой наследник, что можно и без силы великой, одними мозгами работая, побеждать противника.
        
        Колдун Самаэль нагнулся, поднял уголь раскаленный, от костра откатившийся. Сжал в кулак, дунул не глядя. А когда раскрыл ладонь, на ней камень драгоценный лежал, гранями сверкая.
        - Ловко, - ухмыльнулся Йохо. - Может тебе, колдун, побольше костер развести. Камни такие, говорят, в цене большой у заморских торговцев.
        Самаэль снова кулак сжал. Потекла меж пальцев вода.
        - Эх! - огорчился лесовик. - Лучше бы Вельде отдал. Все больше пользы от такого волшебства глупого.
        - От костра жаркого больше пользы, - заворчал колдун, руки к огню протягивая. - А Вельде таких подарков и подавно не надо.
        К костру горняк подошел, один из тех, кто в лабиринтах подземных проходы охраняет.
        - С дальних постов передают, что возвращаются они, - сказал, голову почесывая. У всех горняков в волосах пыли, как на хорошем морском берегу песка.
        - Как появятся, пусть сюда следуют, - распорядился Самаэль, поднимаясь. - Отдохнут до утра завтрашнего, а там и в зеленую долину возвращаться надо. Может и прав ты, Йохо. Хватит им уже баловством заниматься. Пора учебу продолжать. До лета многое успеть надо. Да и Учителя Элибра ученики заждались.
        Самаэль отошел к навесу, под которым соломенные тюфяки валялись. Пока до лагеря юные разбойники доберутся, вздремнуть можно. Подумать, не вслушиваясь в слова лесовика надоедливого.
        Закрыв глаза, Самаэль размышлениям предался.
        Мальчишки с каждым днем мужают. Вот уже и посты кэтеровские приступами берут. Пусть не силой, а больше хитростью, что с того? В битве не одна сила выигрывает. Пройдет совсем немного времени, и сила сама к ним придет. В Зеленом Сердце гор уже десять лет армия, преданная королю, готовится. Все племена горные детей своих на обучение присылают. Считают за честь наследнику служить, рядом с ним с мечом стоять. Не успеет в какой деревне мальчишка на ноги встать, а уже спешат к крепости горной вестники с просьбой принять очередного бойца желторотого в отряды королевские. Майр Элибр один и не справляется. Пришлось кое-каких горняков из шахт вытаскивать. При нужде, да при желании каждый из них хорошим учителем становится. Горняки от предложения не отказываются. Каждый хочет детей своих сильными видеть. И живыми еще.
        Сколько их уже? И не сосчитать. Специально пришлось новую деревню рядом с горной крепостью строить. Одних казарм шесть штук настроили. Лучшие земли для воспитанников выделили. С полигонами, да с мастерскими. Каждый горняцкий род чуть ли не каждую неделю обозы с продовольствием шлет. Лучшие горные кузнецы мечи куют. Лучшие ремесленники, что бегством от Кэтера спастись сумели, доспехи да щиты крепкие клепают. Не боевые, тренировочные. С деревянными мечами только до поры до времени можно по долине носится. Рука должна к железу привыкать.
        А внутри камня, под большим секретом, в пещерах хорошо охраняемых, в таких же мастерских другое оружие плавят. Из белого металла, что только в одном месте гор найти можно. Мечи, из того сплава выкованные, долго не тупятся и прочностью неимоверной отличаются. Пройдет несколько лет и мальчишкам понадобится другое оружие, не то которым сейчас чучел соломенных рубят. Тогда только вынесут на свет и мечи белые, и стрелы специальные, с жидкой ртутью в наконечниках. Вытащат из-под земли шлемы крепкие, да щиты, белым металлом обитые.
        И тогда ступит на землю Ара-Лима сила несокрушимая. И во главе силы той будет стоять законный король Ара-Лима - Аратей, сын Хеседа. И будет над ним простирать свои заботливые десницы могучий Гран, оберегая наследника от дурного слова и подлой стрелы.
        Пока крестоносец, валяясь на жестком тюфяке, размышлял о будущем Ара-Лима, у костра лесовик и ганна о том же разговор вели:
        - Беспокоюсь я за детей, - Вельда тихо говорила, в сторону колдуна под навесом посапывающим поглядывая. - Огрубеют сердца их, как потом жить? Ведь всего по пятнадцать им. Мальчики совсем.
        - Мальчики…, - Йохо прекратил фигурку вырезать, уставился на ганну. - Для тебя они всегда мальчиками будут. А по мне, так давно пора на Ара-Лим идти. Братья лучше меня ножом владеют. Да и луком длинным управляются не хуже тебя.
        Какой Ара-Лим? - зашипела ганна, руками всплескивая. - С кем? С толпой ребятишек? Или с майром одним? Может ты знамя королевское впереди детей понесешь? Смелый выискался. Да за такие слова я тебе глаза выцарапаю, язык вырву, чтоб глупости не болтал.
        - Тихо, тихо! - на всякий случай лесовике от сердитой ганны отодвинулся. Вельда хоть с виду женщина спокойная, кулаком двинет запросто, не посмотрит с кем разговаривает.
        Йохо, за костром укрывшись, наблюдал за кормилицей, которая никак успокоиться не могла. Плевала в огонь, отчего тот вспыхивал искрами разноцветными.
        С той самой минуты, когда увидел Йохо у перевернутой повозки ганну, не спокойно было сердце его. Оставшись один на целом свете, тянуло его к такой же одинокой и законом отверженной женщине. Поначалу, знаки внимания всяческие оказывал. То слово едкое в личность ганне скажет, то шипуна колючего, с иголками растопыренными в подарок принесет, то из глины зверушку вылепит. По крайней мере именно так в его деревне за девушками ухаживали.
        На все его попытки завоевать расположение, ганна только смеялась, говорила слова обидные. Что, мол, и глуп лесовик, и дремуч. Кроме леса своего знать ничего не желает. И не ей, ганне, с таким мужланом знаться.
        А после того, как десять лет назад Йохо, смелости набравшись, заявился к Вельде посреди ночи, да попробовал по душам поговорить, руки распуская, а ганна его через весь замок прутом железным, что угли ворочают, гнала, на смех охранникам, лесовик окончательно с долей своей смирился. Теперь дальше вздохов незаметных, да взглядов быстрых дело не заходило. Про смятение души своей даже не заикался. Держался рядом с ганной, как с другом, одним делом важным занимаясь. Разговоры чаще всего про Аратея и Гамбо вел, на большее не претендовал.
        - А вот скажи мне, лесовик! - Вельда неожиданно подобрела, даже ближе подсела. Не так близко, конечно, чтобы до руки ее коснуться, но и глаза щурить не надо, рассматривая ямочки на щеках забавные. - Скажи, Йохо, отчего ты королевский знак на руке отказался ставить? Или железа раскаленного испугался?
        - Я и без знака королю верен, - пробурчал Йохо, невольно смущаясь оттого, что поймал себя на мысли - разглядывает беззастенчиво тонкую шею ганны, ожерельем родовым закрытую. Аж дыхание перехватывает. Хоть и было ганне Вельде тридцать с небольшим, а все как восемнадцатилетняя выглядела. И правда люди говорят, не властно время над ганнами проклятыми. - В конце концов должен быть в зеленой долине хоть один человек, которого можно без страха в стан врага послать.
        - Уж не про себя ли говоришь, - засмеялась ганна.
        - Смейся, глупая женщина. Разве не знаешь, что кэтеровские солдаты у всех, кого встречают, запястье смотрят? Донесли, видать, лазутчики. Слышал даже, вроде императорский указ вышел, у кого разбойный знак такой странный заметят, смерть мгновенная. Поэтому и говорю, что распустились легронеры империи, давно пора их на свое место поставить. Этим наследник и занимается. Я с Самаэлем согласен, ребятам нужно почувствовать, на что они уже сейчас способны. Узнать силу рук своих. И пока пустых набегов не было. Жаль только, Аратей все своими руками делает. Не королевское дело кровь врагу пускать.
        - Кэтер не глупее нас, - задумалась Вельда. - Может крестоносец не чувствует, как над Ара-Лимом тучи сгущаются, а у меня сердце неспокойно. Своими походами глупыми зверя сердим. Долго ли будет терпеть укусы Кэтер? Рано или поздно поймет, что не простое разбойничье племя здесь хозяйничает. Или, думаешь, император не знает, что во главе разбойников, что обозы потрошит, Аратей король наследный?
        - А кто узнает, что это наследник? В живых никто не остается. Майр Элибр за этим строго глядит.
        - А как не углядит? Аратей с каждого набега одного милует. Отсылает в Империю с угрозами. Элибр хороший телохранитель, но все ошибки королевские с каждым днем исправлять все сложнее. Один он рядом с Аратеем следит за тем, чтобы никто империи не донес о ненужных вещах. Страшно представить, что случится, когда узнает Кэтер, что наследник в Ара-Лим ходит, разбойничает.
        Йохо, поглаживая зверушку, из деревяшки вырезанную, вынужден был согласится.
        Не раз уже предотвращали попытки убить Аратея. Шесть раз на дальних горных подступах наемников перехватывали. Два раза лихих ваалов только у крепости обнаруживали. По знанию ли они сюда шли, на удачу ли? Неизвестно. Иногда казалось лесовику, что Кэтер давно знает, что жив наследник. И как ни старается колдун, отводя от наследника взгляды далекие, империя точно ведает, где скрывается законный король Ара-Лима. Хотя….. Все в этом мире неопределенно.
        - А что, Йохо, - ганна неожиданно потянулась, выгнулась телом гибким, хищно зубами сверкнув. - Правда ли, что я тебе до сих пор нравлюсь?
        Деревянный олень из рук лесовика выпал, отскочил в костер, загораясь мгновенно. Сам Йохо поперхнулся воздухом дымным, под высокими сводами пещеры кучами собирающимся, рот открыл в изумлении. Раньше за такие же слова, что он сам, смущаясь, ганне шептал, она его нещадно по щекам лупила. И не только рукой. Случалось и предметы разные для того приспосабливала. Быстро язык за зубами держать научила. А сейчас….
        Йохо быстро сообразил, что сидя с ртом распахнутым, мало кому понравится можно. Взглянул на ганну хмуро, ощерился опасно, одной губой оттопыренной, как только лесовики умеют,:
        - Ты, Вельда, кочергу железную в рукаве что ли прячешь? Мои слова давно сказаны. Мы, лесовики, повторять десять раз не приучены. Кабы не была ты дурой, давно имела при себе человека, который ради улыбки твоей душу не пожалел бы, заложив ее Стану, мертвых хозяину. А ты все хахоньки, да хихоньки. Неужели вы все ганны такие дурные, да разборчивые?
        Вельда поднялась, подошла сзади к лесовику сгорбившемуся, погладила по кудрям непослушным.
        - Не все, лесовик, - тихо ответила. - А насчет твоего предложения… знай, я думаю.
        Сказала, и пошла встречать сыновей своих. Родного, да приемного.
        - Долго думаешь, - вздохнул Йохо, поглядывая с тоской вслед уходящей ганне. - Пятнадцать лет уже. Так и помереть можно, ожидаючи.
        
        ХХХХХ
        
        Не зря ганн в миру не жалуют. Что скажет проклятая, то и сбудется. Пока молчит отверженная, пока стороной твой дом обходит, глаза на тебя не поднимает - все спорится, все ладится. А как глазом поведет, рот раскроет, да слово тихое вымолвит, заворачивай к дому, все одно счастье не встретишь. А если вдруг что имеешь, то и потеряешь. А коль ганна, из стран неведомых появившаяся, про беду, спаси нас Гран от тех слов, что-то намекнет, то жди беды непременно. И помни, рядом уже бродит черная.
        К середине весны горняки, что в дозорах горных стояли, спешно к крестоносцу с докладом явились. Из рассказов сбивчивых Самаэль узнал, что расположилась на границе Ара-Лима, на самых ранних подступах к горам, которые закрывали Зеленое Сердце, армия кэтеровская. Не манион, не гурт, а целый легрион из отборных наемников.
        Еще горняки докладывали, что разъезды конные с каждым днем все дальше в ущелье заглядывают. Пока горняки в стычки не вступают, хоронятся от глаза вражьего, даже сигналами не обмениваются, боясь открыть свое присутствие. Но всю жизнь не промолчишь, не попрячешься.
        Самаэль, выслушав новости и горняков из покоев своих выпроводив, заперся в комнатах. Сидел в тишине за столом нахмурившись. Задумался надолго, посохом по полу каменному постукивая. Так до самого позднего вечера и хмурился. Ни кого к себе не пускал, ни с кем не разговаривал. А на утро взял в попутчики лесовика, да несколько горняков верных, и сам в горы выбрался.
        По дороге сам с собой говорил. Сам себя успокаивал, убеждал, что не посмеет Кэтер в горы пойти. После того, как надоело в одиночку говорить, на других обрушился. Доказывал, что Зеленое Сердце гор мечу кэтеровскому не осилить.
        Никто колдуну и не перечил. Все и так знали, что до лета ни один солдат с равнины не сдвинется. Весенние разливы горных рек, обвалы снега мокрого, лавины каждодневные, погребут под собой любого, кто страха и осторожности не знает.
        По тайным подземным проходам вышли к самому лагерю кэтеровскому. Ползком, за каждую щель цепляясь, вылезли на утес, что высоко над равниной нависал, и с которого весь мир обозреть возможно было. Щурясь от ветра и солнца весеннего, заглянули вниз, где, по рассказам горняков, стояла армия Кэтера.
        Йохо последним на скалу взобрался. Непривычен был к ползанию по горам. Голова кружилась, да желудок наизнанку выворачивался. Казалось, каждый шаг к смерти ведет, к падению. Но как только лесовик к остальным присоединился, как только заглянул вниз, увидел силу империи, сразу и тошнота прошла и головокружение.
        - Что это? - прошептал он, устраиваясь рядом с крестоносцем.
        - А ты не видишь? - съязвил недовольно Самаэль, словно лесовик был виновен в том, что многотысячная армия империи расположилась лагерем за рекой, которая служила границей между Ара-Лимом и горной страной.
        Закусив от удивления губу, Йохо увидел то, что никогда за всю свою тридцатипятилетнюю жизнь не видел.
        Лагерь кэтеровского легриона представлял почти идеальный квадрат, окруженный глубоким рвом. Мерзлая земля, вытащенная изо рва была насыпана валом перед мощным деревянным частоколом. На каждой стороне лагерного квадрата стояло по пять, трехуровневых вышек.
        - Хорошо устроились, - заметил один из горняков.
        - Обычный военный лагерь для Кэтера, - ответил колдун. - Йохо, у тебя глаз острее, будь любезен, пересчитай бараки.
        Пока лесовик, сбиваясь и начиная счет снова, занимался поручением колдуна, Самаэль объяснял залегшим рядом горнякам устройство лагерное:
        - Видите тот небольшой дом у задних ворот с флагом Кэтера? Рядом с ним дома чуть просторнее. Это место легона и его штаба. Большие дома с соломенными крышами вдоль двух лагерных улиц есть бараки. В каждый может вместиться до пятидесяти солдат. Узнав общее количество бараков, мы узнаем и точное число армии.
        - А почему место перед домом главным свободно от застроек?
        - Где-то же легон должен принимать парады и осматривать войска, - ухмыльнулся Самаэль, зная, как любят кэтеровские военачальники пышные церемонии парадов, на которых можно сказать пламенную речь во славу Императора.
        - Лагерь хорошо укреплен, - заворочался на своем месте горняк с короткой курчавой бородой. - Такой нелегко взять приступом. Глубокий ров, трехметровый вал, бревенчатые стены. Кэтеровские волки могут спать спокойно.
        - Разве кто-то собирается нападать? - поинтересовался Самаэль. - Судя по тому, что империя устроила здесь самую настоящую крепость, до лета мы можем быть спокойными. У нас в запасе два-три месяца. Но после отведенного срока Кэтер пойдет на нас.
        - Почему доблестный крестоносец так думает? - возразил горняк в низкой меховой шапке из горной лисы. - Может, империя просто устроила здесь лагерь, чтобы контролировать границу.
        - Нет, - замотал головой Самаэль. - Судите сами, для того, чтобы снабдить такую армию фуражом, водой и дровами для костров, требуются большие территории. Вокруг лагеря еще легко найти воду, река рядом. Но с дровами и с продовольствием у солдат непременно возникнут проблемы. Доставлять обозы из самого Кэтера слишком разорительно даже для императора Каббара. Я убежден, как только сойдет снег, легронеры двинут в глубину гор. Йохо, сколько считать можно?
        Лесовик перестал загибать пальцы:
        - Больше ста больших домов с соломенными крышами, пять конюшен и пара десятков мелких сараев.
        Самаэль кивнул:
        - Примерно шесть тысяч человек.
        - Неплохо, - зацокали горняки. - Против такой силы трудно выстоять.
        Йохо, повернулся к колдуну и без всякого стеснения ткнул его локтем в бок:
        - Чего раскричались, как галки по весне? Сейчас наш великий крестоносец скажет пару заклинаний и весь этот чертов лагерь сожрет адское пламя и испепелит небесная молния. Ты ведь наколдуешь молнию, Самаэль?
        Крестоносец отодвинулся от наглого лесовика:
        - Замолчи, Йохо. И никогда не говори о том, чего не понимаешь. Любое колдовско есть длительная подготовка сил и духа. Ничего в этом мире нельзя сделать без определенного стечения обстоятельств, расположения нужного небесных светил и специального настроя разума.
        - Значит, - обрадовался Йохо, - значит, когда мне угрожаешь, что превратишь в червяка земляного, ты лжешь?
        Самаэль одарил развеселившегося лесовика таким взглядом, что у того моментально пропало всякое желание ерничать.
        - Уж и пошутить нельзя, - пробурчал он, укладывая подбородок на ладони. - Вместо того, чтобы фыркать, приказали бы горнякам проследить, когда в лагере посты меняются. Может никогда и не пригодиться, но для общего развития познавательно.
        Один из горняков, тот, что с бородой курчавой, услышав слова Йохо, кинул в него камушек:
        - Давно все узнано. Шесть раз ночью смена происходит, да чуть больше днем. У них в самом центре лагеря часы солнечные стоят. Как снег валит, некоторая стража по три часа на постах мается. А еще говорят, цивилизованные. По солнцу каждый дурак время определит, а вот попробовали бы как мы, по снегу, да по звездам. Вот, смотрите, как раз сейчас должны смениться.
        Все замолчали, вглядываясь в крошечные фигурки, мельтешащие по расположению лагеря.
        Зазвенели трубы далекие. Послышались команды чуть слышные. На площадке, от снега тщательно очищенной, прямо перед штабом, выстроился шестью прямоугольниками гурт, шлемами и копьями поблескивая. Впереди каждого прямоугольника по офицеру. После короткого осмотра отряды разделились и к вышкам отправились.
        - Красиво все у них организовано, - шмыгнул носом Йохо.
        - Дисциплина у Кэтера всегда превосходна была, - отозвался Самаэль. - Иначе полмира не завоевали бы. Ну вот что! Хватит без толку глазами хлопать. Полюбовались и достаточно. Пора возвращаться в зеленую долину. Необходимо собрать всех вождей и побыстрее решить, что делать.
        
        Через три дня в крепости собрались все вожди горные. По первому зову явились. Как только услышали, что у границы императорские отряды стоят сильным лагерем, побросали все дела, поспешили в горную крепость. За длинным столом расселись, между собой тихо переговаривались, крестоносца Самаэля ждали. Шептались больше о том, что, видать, пришло время мечи со стен снимать, да на границу идти. Не впервой врага от гор отгонять. За разговором вспоминать стали битвы великие, в которых каждый участвовал.
        Когда колдун в зале просторном, светом ламп масляных освещенном, появился, меж вождями все решено было. Собрать от каждого рода по сто бойцов, да, ночью прикрывшись, напасть на лагерь Кэтера. Вырезать всех до единого, чтобы впредь было неповадно никому на горную страну замахиваться. О том сходу крестоносцу и высказали, даже не поздоровались. Не забыли упомянуть и славные победы, что раньше над Кэтером одерживали, когда империя на горную страну отряды посылала
        Самаэль выслушал решение внимательно. Бородой седой качал, глаза на говоривших не поднимал. Вертел в руках посох витой, с золотым набалдашником. А как всех выслушал, кто слово хотел сказать, сам заговорил.
        - Рад видеть за одним столом великих воинов. Тебя, Авторей, кто северные племена объединил. Тебя, Модий, кто еще с прежним королем Хеседом дружбу вел. Рад видеть Феодония и Кува, чьи предки много лет назад поклялись в вечной преданности Ара-Лиму. Магдек, Сорбун, вам отдельно руку жму. Вы первые, кто высказался на большом собрании за то, чтобы наследника в Зеленом Сердце гор укрыть. И всех остальных я рад видеть в здравии. Всем ли удобно, у всех ли полны чаши вином?
        Вожди закивали утвердительно.
        - Благодарю всех, кто откликнулся на зов мой, - продолжил колдун, во главе стола усаживаясь. Не по причине старшинства, хоть и был Самаэль древнее всех собравшихся. По причине заслуг и звания. Крестоносцев горняки уважали, хоть в тайне и побаивались. Колдунов не бояться, жизни не знать. - Сразу мой ответ на ваше решение хотите слышать, или вначале желаете подкрепиться с дороги?
        - Не животы набивать пришли, - поднялся Авторей, глава северной области. - Слышали, что Кэтер вновь на нас войска посылает. Времени до лета мало осталось, каждый час на счету. Думаю, братья мои не обидятся, если скажу, ждем мы твоего решения, Крестоносец. Наше ты уже слышал.
        Самаэль обвел долгим взглядом собравшихся.
        - Хотите приступом крепость у реки взять? А мне говорили, что вас с камня не согнать.
        - Сами сгонимся, когда приспичит, - Модий встал, шапку в кулаках крепких сминая. - Одно дело в горах отряд небольшой под камнями схоронить, совсем другое армию. Думаем мы, что легче на равнине победу одержать. Подберемся ночью к стенам, перебьем охрану. Остальных так перережем. Если уж юному королю Аратею удалось пост взять, то у нас и подавно все получиться.
        - Вот оно что! - закивал Самаэль. - Наследника вспомнили. А про то, что на том посту всего пятьдесят солдат было, не помните? Пятьдесят? А в лагере, что у реки стоит, шесть тысяч! Шесть тысяч хорошо обученных легронеров, которые не одну битву прошли и живыми остались. Вы хоть видели знамена, что в лагере развеваются? А я видел. Это не просто наемники, собранные по деревням Империи. Отборные войска, которым, я уверен, такая награда за голову короля обещана, что никому из вас и не снилась.
        - У всех кровь одного цвета.
        - Хотите приступом лагерь брать? Берите. Только знайте, многие из вас обратно не вернуться. Стал бы Кэтер у вас под носом лагерем становиться, если бы не был уверен в своей безопасности? Не думаю. Поэтому вот вам мое слово. Против я глупого нападения.
        - Что же нам, сдаться на милость империи? - загудели за столом бородатые воины. - Упасть в ноги Каббара, присягнуть на верность ему, а юного короля предать?
        - О том не говорю, - немного успокоившись, ответил колдун. - Никто вас сдаваться не уговаривает. И в вашей верности Аратею никто не сомневается. Повелители Ара-Лима, много веков назад подарившие свободу вашему краю, верили в вашу преданность. У меня другое предложение.
        - Говори, - горняки притихли, к словам крестоносца прислушиваясь.
        - Одним нам против Кэтера не выстоять. Надо к старым союзникам обращаться. Надо гонцов с богатыми дарами в Примию и Садон-Мих посылать. Просить их забыть старые споры о территории, требовать военной помощи. Только объединенной армией можно Зеленое Сердце отстоять.
        - Примия и Садон-Мих далеко, а лето близко, - послышалось с дальнего конца стола, где сидели вожди более малочисленных родов. - Да и не согласятся они. Сами натиск Каббара еле сдерживают. Десять лет на границах армии свои держат, страшась каждого дня.
        - Обойдемся без прибрежников! - подал голос кто-то еще.
        - Сами кэтеровскую армию вырежем.
        - Под нож пустим!
        - В рудники скотами загоним!
        - Приступом возьмем!
        Самаэль поднял посох витой, призывая тишину соблюдать.
        - Есть еще одно предложение, - сказал он, когда вожди родов утихли, устав от криков бессмысленных.
        - Предложений много, а Зеленая долина одна, - проворчал Модий, бровь приподнимая. - Лаяться меж собой, не воевать. Говори, крестоносец. Может и дельное что скажешь.
        - Нет, - колдун встал, - Говорить не я буду. Потому, что не мной придумано. Стар я, чтобы планы военные строить.
        - Тогда кто? - удивились вожди.
        Самаэль отошел к дверям:
        - Должны вы выслушать человека, который, как мне кажется, дельные вещи придумал. Горная страна, хоть была и остается свободной, но всегда к Ара-Лиму территорией относилась. Вы добровольно налог королям аралимовским платили. Добровольно власть их признавали. За долгие годы всякое случалось. И на вас враги нападали. Тогда вы в Ара-Лим шли, помощи просили. Хочу, чтобы послушали вы, что скажет законный король ваш.
        - Наследник? - переглянулись горняки. Из-за стола Магдек поднялся:
        
        - Хоть и признаем мы короля Аратея, но не слишком ли молод он, чтобы советы нам давать.
        - А посты кэтеровские мечом вырезать - не молод? А золото в Зеленое Сердце приносить - не молод. В конце концов, вы только послушайте. А потом глазами сверкайте. Он законный король, и имеет полное право мнение свое высказать. Или я не прав, вожди?
        Пошептались воины, бородами курчавыми покивали. Согласились. Большой беды оттого, что юного короля выслушают, не случится.
        Самаэль распахнул дверь, в зал ведущую.
        Аратей, в чистых одеждах, с золотым обручем на голове вошел в зал. Сопровождал его майр, из-под мохнатых бровей на горняков поглядывающий. На плече Аратея Авенариус сидел, глазом прищуренным на собравшихся посматривал.
        Все поднялись с кресел, приветствуя короля. Даже седые вожди, ни перед кем головы не склонявшие, на ноги встали.
        К той весне исполнилось Аратею пятнадцать. С каждым днем он все больше на своего отца походил. Резкие черты лица, нос с заметной горбинкой. Волосы, заботливыми руками кормилицы стриженные. На виске печать королевская, орел крылья расправил. Глаза, хоть и смущенные, но смотрят прямо, без робости.
        Самаэль подошел к наследнику, кивнул с легкой улыбкой:
        - Вожди горной страны приветствуют тебя, король Ара-Лима. Все они, чтящие клятву верности больше жизни собственной, собрались здесь, чтобы решить, как поступить им с армией, что у реки собралась. Я сказал, что есть у тебя, наш король, свое собственное мнение, как с бедой наступающей поступить.
        Аратей облизал губы, смутившись многочисленных глаз, на него направленных.
        Колдун склонился ближе к наследнику. Зашептал:
        - Смелее, король. Слишком долго мир был без законного короля. Каждый из вождей сам по себе жил. Пора им показать, что есть еще в Ара-Лиме власть. Много не болтай, но то, о чем мне вчера вечером говорил, сообщи.
        Аратей вздохнул порывисто, бросил быстрый взгляд на майра, передал ему Авенариуса. И на негнущихся ногах к креслу, которое во главе стола длинного стояло, направился. Одно дело среди ровесников королем считаться, совсем другое с грозными вождями племен говорить. Каждый из них делом и мечом доказал свою преданность Ара-Лиму и горной стране. А он, мальчишка, только и может, что водить таких же как он смельчаков, в детские походы на посты, да на обозы, что плохо охраняются. Этим уважение солдат не заработаешь.
        - Вожди…, - хотел, чтобы получилось громко и торжественно, но вышло, как у земляной мыши, тихо и пискляво.
        Аратей почувствовал, как краснеют уши. Взглянул на тех, кто сидел за длинным столом, - не смеются ли над выскочкой, возомнившим себя королем? Но, нет. Никто из вождей не улыбнулся, все смотрели почтительно, как и подобает преданным слугам повелителя Ара-Лима.
        Аратей набрал полную грудь воздуха, успокаиваясь.
        - Вожди гор, - теперь голос его звучал ровно, хоть не хватало в нем той мужественности и величия, что приходит со временем к великим правителям. - Вы все знаете, что я несколько раз спускался на равнину. Если кто-то считает, что эти вылазки были лишь пустой забавой, тот ошибается. Я изучал нашего общего врага. И я уверен, никто из присутствующих не знает его лучше, чем я.
        Самаэль, стоявший позади кресла короля, укоризненно покачал головой. Не стоило Аратею словами ставить себя выше горняков. Но Аратей, не видя Самаэля и его реакции, продолжал говорить.
        - Вы все встречали кэтеровские отряды здесь, в горах. И неисчислимы были ваши победы. Слышал - сейчас хотите к реке идти, у которой лагерь империи стоит. Поверьте мне, в долине империя гораздо сильнее нас. И даже если вы посмеете напасть на нее, ничего хорошего из этого не получиться.
        - Прости меня, наш король, - со своего места поднялся Магдек. - Все эти слова мы уже слышали от крестоносца, и если….
        - Я еще не закончил, - резко оборвал его Аратей, вскидывая ладонь. - Или у горных вождей принято перебивать короля?
        Магдек удивленно крякнул, но на кресло опустился, задумчиво почесывая бороду.
        - Если мы хотим уничтожить ту армию, что стоит у реки, мы должны пропустить ее в Зеленое Сердце гор….
        Все вожди вскочили разом, рты открывая. Каждый, не слушая ни товарища, ни наследника, кричал что-то, в высшей степени нелицеприятное для юного короля. Даже те, кто относился к Аратею с нескрываемым почтением, досадливо ворчали о том, что своими словами мальчишка портит все то хорошее, что смог сделать своими вылазками на равнину.
        Неизвестно, что бы произошло далее, но в самый разгар криков, когда самые горячие головы уже бросали в лицо Аратея слова обвинения в измене Ара-Лиму, на стол перед Аратеем обрушился тяжелый меч майра Элибра.
        Все разом замолчали. Обнажать меч на совете запрещали древние законы, но какое дело мертвому до каких-то законов.
        - Молчите все, - в наступившей тишине хрип королевского телохранителя показался голосом из могил. - Если у вас не хватает терпения выслушать короля, хватит ли у вас смелости выстоять против Кэтера?
        - Но ведь наследник предлагает сдать Зеленое Сердце! - воскликнул один из вождей южного склона.
        - Наследник еще ничего не предложил, - зарычал майр, заставляя заткнуться тех, кто хотел сказать еще что-то. - Выслушаем же короля. Клянусь, он предлагает вещи, которые даже мне кажутся мудрыми. Выслушайте молча, иначе потом пожалеете.
        Ворчливые вожди по своим местам расселись. Связываться с майром никто не желал. Все знали о силе мертвой, и никто не хотел испытать на себе ярость телохранителя.
        Аратей с благодарностью на телохранителя посмотрел, и продолжил, голосом не дрогнув :
        - Предавать Зеленое Сердце в мыслях у меня не было. Но одно мне известно. На равнине мы с Кэтером не сладим. Прости меня, учитель, - Аратей повернул голову к крестоносцу. - Я сам ходил к лагерю, ослушавшись приказа не покидать крепости. Своими глазами видел укрепления. И увидел то, что ваши глаза не заметили.
        Самаэль только щекой дернул.
        - Легрион Кэтера до лета ждать не станет. Не пройдет и недели, как солдаты двинутся в горы.
        Вновь за столом загудели, не веря словам мальчишки пятнадцатилетнего.
        - Видели ли вы вышки кэтеровские? - Аратей голос повысил. - Не из бревен сложены, а из палок связаны. От одного дуновения ветра такие вышки рушатся. Такие вышки Империя только на временных лагерях ставит. Лишь бы от случайных нападений защититься. Если мне не верите, майр Элибр слова мои подтвердит.
        Все на майра посмотрели. Не верить старому солдату не могли. Слишком многое тот за свою жизнь и не жизнь видел.
        Элибр кивнул молча.
        - А еще никто из вас не заметил, что в лагерь из самого Кэтера прибыли осадные орудия. Чугунные тараны, черепахи, железом обитые, разобранные осадные вышки.
        - Ну и что? - Самаэль озадачен был не менее вождей. Он хоть и видел лагерь с высоты, но на такие мелочи, как осадные орудия внимания не обратил.
        - Те приспособления были спешно собраны, - показалось, что Аратея немного злит всеобщее непонимания, казалось, самых элементарных вещей. - Если бы армия у реки собиралась летом выступить, она бы не стала так спешить. К тому же, в последние несколько дней в горах совсем не появляются кэтеровские разведчики. О том мне смелый Авенариус сказал, что над лагерем часто летает.
        Ворон от удовольствия, что и его имя на совете прозвучало, второй глаз открыл.
        - Поэтому вывод я делаю, легронеры Кэтера со дня на день из лагеря выйдут. У них сборы короткие. На первый сигнал соберут вещи. На второй из-за укрепленного лагеря выйдут. Не побоятся ни снежных лавин, ни обледенелых скал. И последний довод, если мне не верите….
        Аратей хлопнул в ладоши.
        Со стороны дверей послышался шум, створки распахнулись, и в проеме показался Йохо, ведущий перед собой человека с мешком на голове. Лесовик подвел человека к столу, развязал узлы на веревках и сдернул мешок.
        Перед вождями стоял испуганный человек в военной одежде Кэтера. Лицо окровавлено, рука на перевязи к груди прижаты. Помяли, видать, собаку кэтеровскую. На пленном не видно было знаком различия, но по осанке, да по виду благородному, ясно было, что не простой солдат перед собранием стоит, а один из кэтеровских офицеров.
        Кое кто из молодых вождей, желая показать ненависть к врагу, вскочил с места, за рукоять меча хватился. Да только старики грозно на таких посмотрели, на место вернули.
        - Кто это? - Самаэль, сам впервые видевший пленника, удивлен не менее других был. Наследника хорошо знал, любил тот сюрпризы преподносить. Но такого от юного короля не ожидал. Взглянул только вопросительно на майра. Но и тот плечами пожал.
        Аратей, не отвечая пока на вопрос, приблизился к кэтеровцу. Хоть и был он выше мальчишки ростом, но под пристальным взглядом наследника на колени спешно опустился, голову к самому полу каменному свесил:
        - Скажи, солдат, когда твои товарищи хотят в горы выступить? Будете ждать лета?
        Пленник, не поднимая глаз, зашептал что-то губами в кровь измочаленными. Никто из шепота того ничего не понял.
        - Громче говори! - приказал Аратей, приподнимая голову человека за волосы спутанные.
        - Что может простой солдат сказать? - это Феодоний скривился улыбкой недоверчивой. - Под пытками даже червяк безмозглый все что хочешь выболтает.
        - Не солдат, - Аратей вытащил из кармана гуратский медальон. На золотой цепи черное солнце со знаками соответствующими. - И пытками его никто не донимал. Раны получил, когда мы его с Гамбо среди бела дня с насыпи лагерной стащили. Что он там в одиночку делал, нам неизвестно, но брыкался сильно, никак не хотел голову в мешок засовывать.
        - Среди бела дня? - нахмурился Самаэль, все более грозно на майра глядя. Тот стоял недвижимый, на пленника внимательно поглядывая. - Разве наш король не знает, что он подвергал себя опасности, появляясь днем у лагеря?
        Аратей только рукой махнул. К пленнику обратился:
        - Говори, солдат. И не забудь, что обещал я тебе за слова правдивые.
        Человек заговорил словами быстрыми, поглядывая то на короля, то на хмурые лица вождей:
        - Я гурат восьмого гурта Колгорний. Моему подразделению был дан приказ обеспечить безопасное продвижение основной армии по ущелью. Частью приказа была задача занять лучниками все господствующие скалы. Меня схватили в тот момент, когда я, позабыв осторожность, осматривал с вала прилегающие к лагерю горы.
        - Когда намечено выступление? - спросил Аратей.
        - Через две недели прибудет последний обоз с продовольствием из Империи. Сразу же после этого мы должны были занять свои места.
        - Что дальше?
        - Приказ верховного Императора обязывает нас захватить эту крепость до середины лета, и….
        Пленник замешкался.
        - Говори все, что тебе известно.
        - Нам приказано уничтожить всех жителей горной страны, а молодого наследника аралимовского престола доставить живым в столицу Кэтера Турлим. Если наследник сопротивление окажет, приказано убить незамедлительно.
        - Значит, Каббару известно, где находится король Ара-Лима? - Самаэль сжал посох, предугадывая ответ пленного гурата.
        - Это так. Тому, кто добудет голову вашего короля, обещаны угодья в Кимии.
        - Хорошая награда, - кивнул Самаэль.
        - Нужны ли вам еще доказательства справедливости моих слов? - наследник обернулся к вождям. - Через две недели мы должны быть готовыми встретить армию Кэтера. И это единственное, что сейчас важно.
        Горняки согласно загалдели, одобрительно поглядывая на юного короля. Его смелость и дерзость многим пришлась по вкусу. Не каждый горняк способен выкрасть из хорошо охраняемого лагеря столь ценного пленника.
        - Ты останешься жив, - наследник посмотрел на сжавшегося солдата. - Как я обещал, до конца войны ты будешь работать на подземных рудниках. И если Гран будет милостив к нам, после нашей победы ты вернешься домой. Это единственное, что я могу сделать для тебя. Учитель Йохо, уведи пленного и проследи, чтобы учитель Элибр не имел никаких дополнительных разговоров с ним. Обещание короля Ара-Лима могут обсуждаться, но не переделываться. Я правильно говорю, учитель?
        Майр усмехнулся, поглядывая на пленника.
        - Мне не нужна жизнь болтливой кэтеровской собаки. Смерть в рудниках не лучше смерти от меча.
        Подождав, пока лесовик утащил пленного гурата, Аратей вновь обернулся к вождям:
        - Теперь вы все знаете. И должны выбрать. Или вы действуете самостоятельно, пытаясь разбить легронеров Кэтера на ровной земле, в хорошо устроенном и защищенном лагере. Или, довериться своему королю. Я не хочу торопить вас, но не забывайте, что каждая минута ваших раздумий приближает время нападения Империи.
        Аратей демонстративно отошел к окну, давая возможность горнякам посовещаться.
        Подставив лицо горному ветру, он смотрел на зеленую долину, которая могла в самом скором времени стать или местом поражения, или местом первой его победы. Все зависит от решения вождей. Если они признают его, Аратея, своим настоящим королем, если станут подчиняться каждому его слову, то тогда есть надежда возродить Ара-Лим. Есть надежда оправдать надежды Учителей, и надежды сожженного у стен Мадимии отца. Он устал быть мальчишкой, с которым никто не считается. Чтобы вернуть Ара-Лиму былую славу, он должен властвовать над теми, кто доверит ему свои сердца и мечи. Только так.
        - Вожди хотят говорить с тобой, - шепнул Элибр, стоявший рядом.
        Аратей вернулся к столу.
        Первое слово дали Корбуну, немолодому уже горняку с многочисленными шрамами на лице. Впрочем, горняцкая молва утверждала, что большинство из них он получил не во время стычек, а от своей жены.
        - Ты убедил нас, - поглядывая на товарищей, сказал горняк, обращаясь к наследнику. - И мы все восхищены тем, что ты сделал для горной страны. Никто из нас не догадался, да и не сумел бы, взять в плен одного из солдат Кэтера. Мы вынуждены признать, что наши мечи и стрелы гораздо быстрее наших мозгов.
        За столом послышались смешки вождей.
        - Это точно, - Корбун хлопнул ладонями по бокам. - Мозги у нас окаменели от долгого сиденья в горах. Поэтому мы и хотим, чтобы ты, король, разъяснил нам, почему мы должны пропустить армию Кэтера в долину? Если ты сделаешь это также убедительно, как недавно убедил нас в скором наступлении императорских солдат, мы пойдем за тобой.
        Вожди загудели одобрительно.
        - Крестоносец прав, мы всегда были верны Ара-Лиму и твоему отцу. Но пойми нас правильно, юный наследник. Мы должны знать, за кем идти теперь. Можем ли мы распахнуть наши задубевшие от холодного горного воздуха души и отдать их все, без остатка, единственному королю, коим, без сомнения, являешься ты.
        - Хорошо сказал, - зашептались вожди, качая бородами. - Правильно.
        - Вы пойдете не за мной, - ответил Аратей. - Вы пойдете за Ара-Лимом. Вы хотите знать, что мы получим, если пропустим армию Кэтера в длину?
        - Это так, юный король.
        - Через две недели легрион, что сидит сейчас запершись в лагере, двинется в горы. Легронеры и всадники не станут ждать тяжелые обозы с продовольствием и неповоротливые осадные орудия. Они будут спешить поскорее достичь зеленой долины, чтобы встретиться с нами. Мы дадим им возможность совершить этот марш. Пусть войска Кэтера войдут в Зеленое Сердце гор. Одни, без продовольственных запасов. Без таранов и черепах. К тому времени все племена должны покинуть долину и уйти в горные лабиринты. В долине не должно остаться ни одного человека, ни одного горняка. Все, что можно спрятать, должно быть вывезено и спрятано. Все выходы лабиринта на поверхность должны быть завалены. Мы оставим Кэтеру пустую страну, где негде будет взять ни воды, ни хлеба.
        - Какой в этом смысл?
        - После того, как через горы пройдет основная сила Кэтера, мы закроем ущелье.
        В комнате наступила тишина, нарушаемая только сопением Авенариуса.
        Первым молчание нарушил Самаэль.
        - Закрыв проходы, мы тем самым запрем легронеров Кэтера в долине?
        - Да, учитель. Все очень просто. После этого любой обоз, любой караван, или даже небольшой отряд, сопровождающий осадные орудия, не смогут достичь зеленой долины. Надеюсь, смелые вожди смогут об этом позаботиться? Без провианта кэтеровский легрион долго не выдержит.
        - Но они приступом возьмут замок?
        - Без осадных орудий это невозможно, - парировал Аратей. - А без высоких башен, длинных лестниц подобраться к крепости невозможно?
        - Кэтеровцы сожгут дома и вытопчут все поля.
        - Дома можно отстроить заново. Ради победы всегда приходится чем-то жертвовать. Что вы выберете? Сотни и сотни павших товарищей в бессмысленных стычках? Или каменные хижины?
        - Все это так, наш король, но армия может вернуться в Ара-Лим?
        - И не выполнить приказ императора Каббара?
        Поднялся Феодоний, попросил тишины. Из уважения к старым ранам его вожди прикрыли рты.
        - Похоже, у юного Аратея на все наши вопросы готовы ответы? Но лично для меня остается только один вопрос. Что случиться, если предположения молодого короля окажутся неверными? Что если Кэтер переиграет нас? Что если обозы пойдут с армией? Что если из Кэтера прибудут еще войска и все наши жертвы окажутся напрасны?
        Взгляды присутствующих устремились к наследнику.
        Аратей почувствовал, как сильно застучало его сердце. Словно собирался он прыгнуть с высокой скалы в бездонную пропасть.
        - Тогда мы потеряем Зеленое Сердце гор и всякую надежду на возрождение Ара-Лима, - тихо сказал он. - Но этого не случиться. Если каждый из вождей сделает то, о чем я прошу, то все произойдет именно так, как было сказано.
        - Откуда такая уверенность, наш юный король?
        - Отсюда, - Аратей постучал пальцем по голове. - Здесь все то, чему меня учили. Военная история, тактика, психология солдата и командира. Здесь все знания, которые смогли дать мне мои уважаемые учителя. И сейчас наступает тот момент, когда они должны помочь нам всем уничтожить кэтеровскую армию. Доверьтесь мне. Это все, о чем вас просит Ара-Лим.
        Аратей стоял и смотрел на задумавшиеся лица горняков. Эти смелые люди вполне могли отказать ему, сопляку и мальчишке, в доверии. Поверив ему, они могли потерять все, что называлось их Родиной. Почему вожди должны жертвовать всем ради каких-то умных мыслей ученого наследника? Ради старой дружбы с его отцом? Или ради величия страны, под которой они жили столько лет? Но ведь все эти люди уже доверили Ара-Лиму своих детей. И если в их мозгах есть хоть крупица здравого смысла, они пойдут за Ара-Лимом и сейчас.
        - Мальчишка дело говорит.
        Из-за стола встал Авторей и легким шагом приблизился к наследнику, заглянул в его глаза, кивнул и отступил на шаг:
        - Мой род и мои племена встают за твой меч, король! Веди нас и наших детей в бой, король! Но если ты проиграешь эту войну, я первым спущу с тебя штаны и выпорю своим широким кожаным ремнем, как часто делал мой отец, когда я сам был таким же самоуверенным, как и ты.
        Вождь дотронулся до рукоятки меча Аратея, после чего прикоснулся пальцами к своей височной печати горняка. И встал за спиной признанного им короля Аратея.
        - Можно подумать, что широкий ремень только у этого хвастуна Авторея? - облокотившись о столешницу поднялся вождь Магдек. - В нашем роду не выполнивших клятву порят так, что вместо мягкого места остается одно кровавое пятно.
        Магдек, похлопывая по плечам сидевших товарищей, приблизился к Аратею.
        - Мой род и мои племена встают за твой меч, король!
        - Длинные языки! - встали из-за стола Модий и Феодоний. - Посмотрим, кто из нас первым будет в драке. Наши рода и наши племена встают за твой меч, король! Надеемся, что твой отец был прав, когда надумал сообразить такого удалого мальца, как ты. Пообещай нам только хорошую драку и мы никогда не нарушим данную клятву.
        - Обещаю, - ответил неожиданно растерявшийся Аратей, хлопая ресницами.
        Может нарочитая грубость вождей, напоминающая ласковую отцовскую суровость, которой никогда не было у наследника, была виной тому, но Аратею вдруг захотелось уткнуться в пропахшие горным ветром куртки этих суровых мужчин и заплакать. И только сильная рука майра Элибра, которая легла на его плечо, заставили унять дрожание подбородка.
        А к нему уже выстроилась вереница из вождей, желающих присягнуть ему:
        - Мой род и мои племена встают за твой меч, король! - говорил Модий, касаясь рукояти меча наследника.
        - Мой род и мои племена встают за твой меч, король! Мы не подведем тебя, король, - говорил седовласый Кув, одобрительно кивая юному королю.
        Вожди давали ему клятву верности, и Аратей знал, что теперь он обязан сделать все, чтобы не подвести этих людей, за чьими плечами незримо стояли сотни горняков и целая горная страна, краше которой мог быть только Ара-Лим.
        - Слава королю Ара-Лима! - вскинул сжатый кулак кто-то среди горняков, обступивших Аратея.
        - Слава королю Ара-Лима! - подхватили все, вскидывая руки.
        Авенариус, до этого спокойно сидевший на плече у майра, взмахнул крыльями и перелетел на каменный подоконник. Долго топтался, укладывая черные с седыми перьями крылья и размышлял, дозволено ли будет теперь сидеть на плече у короля, которому присягнули на верность столько мрачных бородатых людей.
        
        ХХХХХ
        
        Тяжелое облако заслонило зеленую долину от солнца, что неподвижно висело над головами. На каменной террасе, где несколько лет назад Самаэль преподал маленькому наследнику урок о жизни и смерти, стоял Аратей и майр.
        Внизу, на равнине, сотни людей суетились, словно муравьи в разрушенном гнезде. От деревни, лежащей под самый крепостью, в сторону гор тянулась вереница людей. Это горняки, их жены и детишки, нагруженные тяжелой поклажей, покидали свои дома и скрывались в последнем из не заваленных входов в лабиринт. За несколько дней Зеленое Сердце гор опустело. Между домов не носились веселая детвора, гоняющая визжащих поросят. Добропорядочные хозяйки не собиралась у центрального колодца, чтобы обсудить небогатые деревенские новости. Дома опустели и свободный горный ветер врывался в них через распахнутые двери. И улетал, не найдя ничего, что могло бы заинтересовать вольного скитальца.
        Горные вожди, выполняя план Аратея, освобождали долину для врага. Все, что можно, было спрятано. Легкое унесено в горы, тяжелое утоплено в озере. И даже колодцы, много столетий исправно служившие жителям равнины были засыпаны песком и камнем.
        - Высланы ли отряды в ущелье? - Аратей свешивался с перил, осматривая Зеленое Сердце.
        - Мы полностью контролируем горы, господин. Если легрион Кэтера двинется к нам, то мы будем знать о каждом его шаге.
        - Все ли племена прислали воинов?
        - Горняки прибывают каждый день. Но все они в лабиринтах. Вожди обещали, что кэтеровские легронеры не увидят ни одного жителя, пока не получат твоего приказа.
        - Ты сделал то, о чем я просил вчера?
        - Лучшие проходчики уже на месте. Через пару дней мы подготовим ущелье к приходу гостей. Горняки не подведут.
        - Главное, чтобы они потом не пропустили обозы. Удержать ущелье будет нелегкой задачей.
        - Они справятся.
        Аратей спрыгнул на пол.
        - Учитель, наша с Гамбо комната слишком велика для нас двоих. Я хочу, чтобы ее отдали горнякам. Туда вместятся несколько семей, а мы с братом можем переселиться в башню. В ту комнату, где кормилица зачем-то хранит травы.
        - Места всем хватит. Но, думаю, горнякам и их семьям понравится ваше решение, мой король.
        - Не называй меня королем, Элибр, - попросил Аратей, улыбнувшись. - Ты так же, как и Йохо и Самаэль заменили мне отца. И ваше право называть меня по имени.
        - Я слишком мертвый для того, чтобы называться отцом, - мрачно пошутил майр. - Прежде всего я телохранитель короля. И чтобы не скрывалось в моем мертвом сердце, я должен относиться к тебе, как к королю. Все остальное неважно.
        - Иногда ты несносен, - засмеялся Аратей. - Хорошо, делай, как тебе хочется. А сейчас напомни, все ли мы сделали, чтобы встретить кэтеровский легрион?
        - Все, мой король. Твоя маленькая армия в крепости. Готова вместе с горняками выдержать любую осаду. Кормилица Вельда заканчивает варить отвратительное зелье для озера. Не завидую тому, кто выпьет из него хоть глоток воды.
        - Ты забыл о светящихся камнях у монолита? Не хотелось бы, чтобы они все достались Кэтеру. После того, как наша детская тайна была открыта, многие положили в ту кучу свои камни.
        - Кладбищенский сторож Сабил до сих пор обижен на тебя за интересную идею с камнями, - усмехнулся майр. - Мне пришлось лично притащить ему пять сотен камней, выпрошенных у вождей и компенсировать ему те ограбления, что совершили твои сторонники. Не беспокойся, мой король. На месте ваших детских игр, которые переросли в обряд посвящения королю Ара-Лима, больше ничего нет. Камни надежно спрятаны в подземных пещерах. Кстати, весьма дальновидное решение, мой король. На эти светящиеся камни можно нанять хорошую армию.
        - Я никогда не думал об этом. И никогда не стану за деньги покупать верность. Ты же сам учил меня этому. Верность не купить ни за какие камни.
        - Ваш отец так говорил, - почтительно склонился майр.
        Наследник отвернулся к долине. Тяжелое облако все еще никак не могло покинуть Зеленое Сердце, пряча от людей весеннее тепло разбушевавшегося солнца. Белая птица скользила над замком, пристально вглядываясь в последних людей, покидающих свои дома.
        - Ты думаешь, мы сможем вернуться в Ара-Лим? - услышал Элибр вопрос наследника.
        - Если бы я не верил в это, никогда бы не встал из могилы.
        Ответ удовлетворил Аратея.
        - Расскажи мне, как там, в могиле? Раньше ты никогда не вспоминал об этом так часто. Йохо говорил, что ты рассказывал мертвым лесовикам разные истории о прошлых битвах и великих героях?
        Майр, прежде чем ответить на вопрос короля, поднял руку и несколько мгновений смотрел на нее. За пятнадцать лет та оболочка, что получил он от Самаэля, ничуть не испортилась. Элибр уже и не помнил, как выглядел он до подарка крестоносца.
        - Могила самое гнилое место, что можно представить. Но там тихо и никто не требует рассказать о том, что тяжело вспоминать. Кажется, вас ждет учитель Самаэль, мой король? Пусть лучше он расскажет вам, мой король, каково это быть крестоносцем.
        Аратей не обиделся на подобный ответ телохранителя. Кому приятно вспоминать яму, в которой червяки грызли твое тело. Майр и так достаточно часто рассказывал о тех днях, когда он еще служил его отцу, Хеседу. О славных битвах, о законах ведения войны, о предательстве и чести.
        - Тогда идем, мой верный телохранитель, - наследник ухватился за рукав куртки Элибра и потащил его к выходу с террасы. - Учитель Самаэль обещал, что покажет нам с Гамбо нечто особенное. То, что мы никогда не видели.
        Король и его телохранитель поспешили по крутым ступеням вниз, к замку, к лабтории колдуна, под которые тот занял чуть ли не половину западного крыла крепости.
        У дверей лабтории их уже ждали Гамбо и Йохо. В ожидании Аратея и майра они спорили о том, у кого из них острее заточен нож. Естественно, каждый доказывал, что его нож самый острый. Лесовик вяло огрызался на выпады Гамбо, который прыгал вокруг него и требовал немедленно скрестить здесь же ножи, чтобы выяснить, кто прав.
        - Не для того я учил вас важнейшей из боевых наук, чтобы сейчас вспороть твой живот, - говорил Йохо, разглядывая потолок. - К тому же ганна Вельда здорово накричала на меня в прошлый раз, когда я решил вступить в подобный спор. Помнишь, я тебе порезал руку?
        Гамбо, которому больше всех досталось от кормилицы, тем не менее не успокоился и предложил испытать ножи на перьях Авенариуса, который, на свою беду, прогуливался рядом.
        Если бы не Аратей, появившийся в полутемном коридоре, быть старой птице общипанной до последнего пера.
        - Наконец-то! - воскликнул Йохо, порядком уставший от настойчивости воспитанника, - Молодое чудовище, кое есть ваш молочный брат, вконец измучил меня своими спорами. А теперь давайте поспешим. Учитель Самаэль уже два раза спрашивал о вас.
        Войдя в лабторию колдуна посетители замерли как только переступили порог.
        Большое помещение, с редкими колоннами, поддерживающими потолок, было разделено на две половины. В одной, ближней, на многочисленных шкафах пылились толстые книги, по которым колдун обучал братьев. Столы завалены свитками и использованными писчими перьями. Каменные плиты пола превращены в большую мусорную корзину. Скомканные листы мягко шуршали под ногами и разлетались, если их хорошо пнуть ногой.
        Вторая половина была отделена от первой тяжелой шторой. Именно то, что происходило за ней и привлекло внимание вошедших. Именно оттуда слышался непонятный хруст, бульканье, звяканье и еще десяток других звуков, источник которых трудно было даже предположить.
        - О великий из великих колдунов и крестоносцев Самаэль!? - позвал Йохо, приложив ладонь ко рту. - Мы здесь и ждем вашего появления.
        Из-за шторы вышел Самаэль. Весь какой-то помятый, уставший, но вполне довольный.
        - Вы как раз вовремя, друзья мои, - сказал он, потирая руки. - Мне требуется ваша помощь.
        - Что вы делаете? - Гамбо попытался обойти колдуна и заглянуть за штору, но Самаэль остановил его.
        - Не спеши, мой мальчик. Великое колдовство не терпит спешки. Снимите все для начала обувь и наденьте вон те белые накидки, что весят на вешалке. Майр, тебя это тоже касается. Даже если считаешь, что в накидке ты будешь выглядеть смешно для телохранителя, сделай это для меня. Прекрасно! А теперь, прошу за мной, в святую святых горной крепости. А проще, во владения могущественного крестоносца Самаэля!
        Колдун засмеялся нарочито громогласно и отодвинул край шторы.
        Гамбо, первым проникший на вторую половину, разочарованно присвистнул:
        - Где же великое колдовство, учитель?
        В помещении почти ничего не было. Не считать же за волшебную вещь одинокий треножник, на котором булькала небольшая медная чашка.
        - Под ноги смотрите, несчастные! - закричал колдун, бросаясь наперерез братьям и их спутникам.
        На полу была расстелена обыкновенная простынь грязно серого цвета.
        - Уютно здесь у тебя, - оскалил зубы лесовик, подмигивая братьям. - А мы-то думали, что великий и всесильный Самаэль колдует над смертельным заклинанием, которое поразит в одно мгновение всю кэтеровскую армию. Вроде обещал. А, Самаэль?
        Колдун, не обращая внимания на лесовика, обратился к остальным гостям лабтории:
        - Уважаемый майр, встаньте вот в этот угол. Вы, друзья, вот здесь. А ты, болтливый лесовик, которого я рано или поздно превращу в двухголового червяка, займи четвертый угол. И ради Грана, помолчи! У тебя еще будет возможность почесать язык.
        Аратей, Гамбо, Элибр и Йохо, встали напротив углов грязной простыни. Лесовик откровенно хихикал, братья недоуменно переглядывались, один майр сохранял невозмутимый вид. Может быть он один знал, что происходит, но молчал. Мертвые не любят много болтать.
        - А теперь, друзья мои, возьмите каждый за свой угол и с величайшей осторожностью поднимите этот материал на уровень пояса. Йохо, я тебя предупреждаю! Если кто во время создания великого заклинания надумает поговорить о жизни, то язык его отсохнет на три дня. Нет, скорее всего на четыре.
        От шипенья колдуна лесовик мгновенно прекратил хихикать. Смех смехом, но не для веселья же в самом деле собрал их здесь крестоносец. Хоть и не выполняет никогда своего обещания превратить его, лесовика, в червяка, но кто знает? Возьмет, да и сделает. Да и с отсохшим языком ходить не хочется. Не повеселиться, не позубоскалить.
        Колдун быстро успокоился и на лице его вновь заиграла легкая улыбка:
        - Перед тем, как мы продолжим, я хотел бы сказать, что упреки лесовика в некоторой степени справедливы.
        Йохо сдержанно кивнул, в душе радуясь, что наконец-то колдун признал его правоту. За все время их знакомства Самаэль не совершил ни одного великого колдовства. Оживленный телохранитель не в счет. Как и не в счет прекрасные урожаи в зеленой долине, богатые рудники, в которых руками можно собирать светящиеся камни. Не в счет и другие, мелкие фокусы, которые колдун творит каждый день.
        По мнению лесовика настоящее волшебство проверяется на поле боя. Запустить гигантский огненный шар, или обрушить с небес на головы врагов каменные глыбы - вот где колдовство.
        - Однако, - продолжил колдун. - Однако волшебство волшебству рознь. Как справедливо думает улыбающийся тип, именуемый лесовиком, было бы просто здорово спалить до углей всю кэтеровскую армию. Но сделать это сложно. Очень сложно. Такие заклинания опасны, скажу даже больше, смертельны для того, кто их произносит. Они требуют долгой подготовки, больших сил, знаний и, несомненно, общего желания. Аратей, напомни мне, как долго нужно готовить заклинание обрушавшегося огня?
        - Десять месяцев, учитель. И то, если десять известных нам имен Грана находятся в должном порядке со звездами.
        - Отлично, Аратей. Ты хорошо запомнил мой урок. Как-нибудь объясни это учителю Йохо. Иначе он так и умрет с сознанием того, что великое колдовство есть лишь ворчание языком и шевеление пальцами.
        Йохо хмыкнул, покачал головой, но промолчал. Он не был бы настоящим лесовиком, если бы не знал такие элементарные вещи. Но право слово, скучно жить, делая вид, что все на свете известно.
        - Я собрал вас здесь для того, чтобы вы помогли сотворить не слишком сильное, но весьма гнусненькое заклинание, - колдун сморщился от удовольствия. - Я раскопал его в старых книгах, которые вы, братья, еще не изучили. Это, собственно, не заклинание, а так… глупость колдовская. Но именно эта глупость должна порядком подпортить настроение тем, кто придет с мечом в Зеленое Сердце гор. Вы готовы, мои ученики, а также гости колдуна Самаэля?
        Все ответили, что с радостью помогут крестоносцу.
        Колдун, совершенно не обращая внимание на горячий металл, взял с треноги медную чашку с булькающей жидкостью.
        - Здесь, в этом, так сказать, сосуде, плод двухмесячной работы. Нет, Аратей, лучше это не нюхать. Вреда особого не будет, но гадость, признаться, великая. Что это, вы спрашиваете? Сейчас все увидите и все услышите. Натяните-ка получше простынь.
        Убедившись, что его просьба выполнена, Самаэль тоненькой струйкой вылил мутную жидкость в середину натянутого материала. Не произошло ровным счетом ничего.
        - И не произойдет, пока не сказано заклинание. Я прошу никого ничего не говорить. Все мои указания выполняйте быстро и без опаски. Самые смелые могут даже закрыть глаза. Вы готовы?
        Колдун взял стоящий у стены витой посох и прикоснулся золотым набалдашником к мокрой лужице посередине простыни. Обтер кончиками пальцев губы, засопел страшно, нахмурился и заговорил тихо:
        - Встану я на утренней заре и пойду от дверей к двери, на западную сторону, через зеленую долину на синее небо. Возьму клок воды от ручья, клок от реки, клок от моря. Наложу ключ Грана, чтобы не подумал он на меня…. Страшно?
        Колдун оторвался от заклинания и обвел взглядом присутствующих. Страшно никому не было. Скорее наоборот. Слишком уж необычными были слова крестоносца.
        - Сейчас будет, - пообещал Самаэль и продолжил говорить заунывным голосом:
        - … Чтобы не подумал на меня, на сына своего. Терра, Фарра, Карра! Пропустите то, что прошу и заставьте то, что прошу повиноваться!
        С золотого набалдашника посоха неторопливо, очень медленно и как-то даже неестественно неспешно сорвалась капля грязной жидкости и упала на мокрое пятно простыни. Как только капля прикоснулась к материалу, прямо в середине натянутой простыни возникла беззвучная молния, дрожащая, переливающаяся огнем. Она уткнулась в грязное пятно, объяла его и неожиданно то пятно стало набухать, увеличиваться в размерах. Грязный серый комок стал похож на голубиное яйцо с дышащими боками. Он с каждым мгновением становился все больше и больше.
        - Соединяйте углы в один! - заорал колдун, откидывая посох в сторону. - Быстрее, Стан вас всех побери. Быстрее же!
        Братья, лесовик и майр торопливо соединили углы простыни и уставились на колдуна, который вытаскивал из-за пазухи длинную, весьма прочную на вид цепь.
        - Что глазами пучите? - вновь завопил колдун, кидаясь к только что образовывавшемуся узлу. - Помогите мне!
        Общими усилиями помогли Самаэлю затянуть цепью горловину здоровенного узла. Затянули так, что не распутать.
        - Элибр, привяжи другой конец к кольцу, что вмурован в пол. Остальные все отойдите подальше, если, конечно, не хотите стать почетными трупами, погибшими от заклинания крестоносца. Йохо, помоги мне завалить набок этот стол. Укроемся за ним.
        Йохо, чувствуя, что происходит что-то необычное, один повалил дубовый стол. Майр, завершив привязывать конец цепи к кольцу, повернулся и увидел четыре макушки, торчащие из-за столешницы.
        - Забавно, - сказал он.
        Едва Элибр сделал шаг в сторону укрывшихся, в привязанном куле, который к тому времени набух, словно рыбий пузырь, явственно громыхнуло. Майр, хоть и был мертвым по сущности, поспешил присоединиться к остальным, тем более, что Самаэль настойчиво торопил его сделать это поскорее.
        Куль, превратившийся в огромный раздутый грязно серый мешок оторвался от пола и резко дернулся к потолку. Если бы не цепь, крепко держащая его, он бы поднялся до самых балок перекрытий. В куле к тому времени гремело так громко, что приходилось затыкать уши, чтобы не оглохнуть. Сквозь неплотный материал было видно, как внутри раздувшегося мешка сверкает, бьется, обволакивая все внутренности, яркая молния. Как смешивается она с искрами, пытающимися пробраться сквозь материал.
        - Что это? - пересиливая грохот, закричал Аратей, обращаясь к колдуну. Тот только показал на губы. Молчи и смотри.
        В какой-то момент беснующийся шар рванул в их сторону, пытаясь настичь тех, кто спрятался за столом. Цепь заскрежетала, натянувшись, но выдержала. Шар подергался еще немного, затем внутри его все стихло и остался только еле различимый звук падающего дождя.
        - Страх-то какой, - вымолвил Йохо, утирая пот рукавом. - Крепко ли ты его привязал к полу?
        Элибр кивнул. Затем повернулся к отдувающемуся колдуну:
        - Объясни, крестоносец?
        Самаэль задрал в потолок указательный палец:
        - Прислушайтесь…. Ну же! Слышите шум дождя? А теперь посмотрите в окна.
        Все, даже невозмутимый майр бросились к узким крепостным бойницам.
        Над зеленой долиной шел проливной дождь. Из той тяжелой тучи, что нависла с утра над Зеленым Сердцем гор нескончаемыми потоками вываливались потоки воды. Аратей вытянул ладонь, и ладонь его сразу же наполнилась холодной водой:
        - Дождь?
        - А чего ты ждал? - колдун стоял позади всех и стаскивал с себя белую накидку.
        - Но при чем здесь волшебство?
        Самаэль проверил еще раз крепление цепи, похлопал по натянутой простыне:
        - Та утренняя туча, что вы могли видеть, была вызвана мной еще ночью. Заклинание, которому вы были свидетелями, поможет задержать тучу над зеленой равниной ровно на столько, на сколько нам понадобиться.
        - А мне не нравиться такая мерзкая погода, - вставил свое слово Гамбо.
        - И не только тебе, мой друг, - довольно расхохотался Самаэль. - Неужели вы хотите, чтобы кэтеровские солдаты, явившиеся в Зеленое Сердце без приглашения, могли нежиться под ласковым и теплым весенним солнцем?
        - Я понял! - хлопнул в ладоши Йохо. - Жителям зеленой долины, укрытым в крепости или в катакомбах, не страшен этот ливень. А вот легронерам империи будет ой как несладко.
        - Вот именно, - самодовольно согласился Самаэль. - Несладко, это верно подмечено. Вода, падающая с неба, такая же соленая, как и морская. Непрекращающийся ни на мгновение дождь. Ни одного сухого места в долине. Ни одной сухой деревяшки. Вода, которую невозможно пить. Холодная вода, которая проникает в каждую щель. Слякоть и грязь. И вечная мерзость с неба. Сомнительное удовольствие.
        
        ХХХХХ
        
        Армия Кэтера выдвинулась из лагеря у реки через две недели. Предсказания Аратея оправдались. Пленный гурат не обманул. Легрион не стал дожидаться лета.
        Ранним утром, когда солнце только известило мир о своем приближении робкими лучами, за трехметровым рвом и высоким бревенчатым частоколом затрубили боевые трубы и загрохотали барабаны, извещая солдат о немедленном построении с личными вещами и оружием на плацу перед штабом легриона. Шесть тысяч человек покинули бараки и, взяв с собой только то, что предписывалось, спешно выстроились десятью гуратами перед деревянной трибуной, обитой красным атласом.
        На трибуне, в окружении советников, предсказателей и штабных офицеров, стоял в золоченом панцире сам Торий Самийский.
        Легон Торий участвовавший во многих битвах рядом с верховным Императором Каббаром, не проигравший ни одного сражения, прекрасно знал воинское искусство, был храбр и умен. Его солдаты хорошо обучены, верны Империи и полны веры в победу.
        Торий, наблюдая, как строится его легрион, был уверен в быстром завершении этого похода. Пройти скорым маршем через горное ущелье и взять приступом крошечную крепость трусливых горняков. Что может быть проще, чем разгромить кучку варваров? Предсказатели говорят о быстрой победе, звезды предвещают ему славу и скорое возвращение в Турлим. И тогда Император Каббар выполнит свое обещание, сделав его пожизненным статором верхней палаты
        Десять гуратов замерли, ощетинившись копьями. Двести пятьдесят всадников из высших сословий заняли свое место позади полков. На вышках, продолжая нести охрану лагеря, остались только легковооруженные наемники, часть из которых уже расположились на окружающих вход в ущелье скалах.
        Вся оставшаяся часть армии, в которую входили сопровождающие мулов погонщики, врачи-костоломы, прописанные купцы, женские пурниии, услаждающие солдат и офицеров во время отдыха, а также скоты для переноски грузов, находились за пределами лагеря, позади задней стороны. Легон не любил, когда вид боевых рядов его солдат портили люди, не имеющие никакого отношения к войне.
        Барабанщики в последний раз прогрохотали, и над лагерем наступила тишина, нарушаемая только ржаньем лошадей.
        Советник Пациний почтительно склонился к Торию.
        - Баталийский легрион построен, господин.
        Легон Торий покосился на кучку людей в черных капюшонах, стоящих внизу трибуны, отдельно от всех. Это были тайные агентуры Императора - личные дознаватели. За все время, что они находились в лагере, никто не смел заговорить с ними. И они, сохраняя тайну, ни с кем не общались. Даже на приветствия Тория, который иногда встречал их во время инспекций армии, и который считался в лагере вторым императором, дознаватели отвечали лишь молчаливыми кивками капюшонов.
        Впрочем, Торию Самийскому было мало интереса до того дела, что привело тайных агентуров в Ара-Лим. Конечно, примерно он догадывался, что могло тревожить верховного Императора Кэтера, но предпочитал об этом помалкивать. Слишком уж страшными людьми были агентуры. Подчиняясь одному Императору, они вершили в Империи Закон. А связываться с Законом легону Торию не хотелось.
        Позабыв о тайных дознавателях, Торий обвел взглядом войска и поднял руку в знак того, что сейчас он скажет им речь.
        О чем может говорить военачальник своим солдатам? О доблести, которой не занимать легронерам. О силе и отваге. О скором возвращении домой. О богатой добыче, которая ждет за горами.
        Упомянув о добыче, Торий на секунду запнулся, воочию представив горы золотой руды и светящихся камней. Добыча и в самом деле обещает быть очень богатой. Неожиданность нападения его легриона не позволит горнякам спрятать все в горах. А если и спрячут, то его ищейки мигом найдут все в подземных кладовых. Не зря же он прихватил с собой целых пять повозок для награбленного. Половину, как велит Закон, он отдаст Империи, а оставшаяся часть прибавится к его неисчислимым богатствам, добытым в других военных походах.
        Речь Тория Самийского не отличалась особым красноречием и не была слишком длинной. Солдат должен слушать звон мечей, а не пространные речи командира. Настоящему герою милее крик умирающего врага, чем призывы к величию его и так великой Империи.
        Не забыв упомянуть о суровости к трусам, покинувшим поле боя, легон восхвалил верховного Императора Каббара, дождался, пока стихнут крики здравицы и, вытянув жезл легона в сторону гор, отдал приказ музыкантам.
        Вновь зашлись в грохоте барабаны, завизжали отрядные флейты. Каждый из стоящих перед Торием Самийским гуртов, повинуясь музыкантам, развернулся к выходным воротам, лицом к тем горам, через которые они должны были сейчас идти. Кодра за кодрой, выстраиваясь в широкую ленту, легрион, сотрясая землю сапогами, двинулся к Зеленой долине. Впереди, на некотором расстоянии от основных сил, неторопливо тряслись в седлах всадники.
        Торий стащил с головы тяжелый шлем с красным коротким гребнем, передал его помощнику и обернулся к гуратам, ожидающих его дальнейших приказов.
        - Мы должны быть в долине через три дня. Идти форсированным маршем. Сохранять боевой порядок. Второй манион должен обеспечить фланговые прикрытия. Дикие горняки их проблема. Пусть уничтожают каждого, кто вылезет из камня. В лагере для охраны остаются пятьсот человек наемников и пятьдесят всадников. Как только мы отобьем у варваров долину, я пришлю гонца. После этого осадные орудия должны быть на месте как можно быстрее. Надеюсь, у нас достаточно скотов, чтобы перетащить тараны через перевалы?
        Вопрос был риторический. Специально для переноски осадных орудий в зеленую долину в хорошо охраняемых бараках томились более тысячи скотов, скованные по десять человек.
        - Тогда вперед. И пусть хранит всех Империя.
        Торий спустился с трибуны, вскочил на коня, что подвел ему солдат из цеперии личной охраны Гнедой скакун не успел переступить с копыта на копыто, как неожиданно к нему приблизился один из личных дознавателей верховного Императора:
        - Легон?!
        Удивленный Торий придержал коня. Дознаватели впервые решили заговорить с ним?
        - Мы хотим, чтобы осадные орудия и обозники выступили немедленно.
        Если бы агентуры потребовали у него, у Тория Самийского, героя трех войн, немедленно отрубить руку по локоть, он бы незамедлительно сделал бы это. Но когда ему, лучшему из военачальников Империи какие-то люди со скрытыми лицами указывают, что делать….
        Торий раздраженно мотнул головой:
        - Я ценю ваши советы, но позвольте мне решать, что будет делать моя армия.
        - Нельзя оставлять обозы и орудия без надежного прикрытия, - вкрадчиво продолжал говорить дознаватель, пряча руки в широких рукавах просторной накидки. - И нельзя недооценивать варваров. Та немногочисленная охрана, что оставляете вы для сохранения запасов продовольствия, не в состоянии обеспечить их безопасность. Пусть обозы идут вместе с основными силами. Мы требуем этого именем Императора.
        Легону не хотелось ссориться с императорскими людьми. И он даже чуть было не согласился с их доводами. Но в тот самый момент, когда Торий Самийский открыл рот, чтобы отдать приказ об осадных орудиях, о многочисленных повозках с едой и провиантом, над головой его лошади стремительно пролетела большая черная птица. От громкого ее крика чистокровный даргейский скакун испуганно взвился на дыбы, чуть не скинув своего хозяина.
        С трудом удержавшись в седле, взбешенный неповиновением лошади Торий ударил жезлом по ребрам животного. Лицо легона исказилось в страшной гримасе:
        - Ищите лучше аралимовского сосунка, ведь вы за этим прячетесь за мои щиты? И никогда не вставайте у меня на дороге со своими глупыми советами.
        Если легон Торий послушался бы совета дознавателя, исход похода, возможно, был бы совсем иной. Но каждый делает историю так, как считает нужным. И оценивать поступки великих людей может только сама история.
        А черная птица, что испугала лошадь военачальника, поднялась высоко в небо и, следуя изгибам горного каньона торопливо полетела в сторону Зеленого Сердца гор, где с нетерпением ждали новостей от реки, которая служила границей между Ара-Лимом и горной страной.
        Вопреки опасениям штабных офицеров, отряды на всем протяжении похода через горы ни разу не встретили вооруженного сопротивления. Ни один горняк не попался на пути многочисленным разведчикам и ищейкам. Дозорные отряды сообщали только о покинутых наблюдательных постах неприятеля. Напрасно всматривались разведчики в сырой воздух гор, не было видно ни одного сигнального столба дыма, ни одного блеска костра. Только снежные вершины молча взирали на утопающих в снегу легронеров Империи, пробивающихся через подтаявший снег в глубину вековых гор.
        Даже по ночам, когда колонна была наиболее уязвима, никто не нарушал тревожный сон имперских солдат. На горных перевалах ни один камень не рухнул на головы идущих. Ни одна лавина не обрушилась со сверкающих склонов, погребая под собой сотни людей.
        Иногда людям, кутающимся в теплые шерстяные накидки и прячущим лицо от холодного горного ветра казалось, что и нет в этом мире врага, способного выйти против силы и настойчивости несокрушимого Кэтера. Шаг за шагом двигались они в те места, куда ранее никогда не ступала нога императорского солдата. И никто не пытался их остановить.
        За все три дня и три ночи из шести тысяч солдат погибло всего три легронера и два всадника. Первые провалились в незамеченную горную расщелину, вторые не удержались на крутом склоне и вместе с лошадьми свалились в пропасть.
        Легона Тория Самийского, следующего впереди своего легона, не беспокоила молчаливость гор. Как и всякий опытный военачальник он мог предположить, что варвары, напуганные неожиданным и стремительным броском его армии, спешно собирают свои отряды в зеленой долине, где и постараются дать Империи бой.
        Для того, чтобы сделать это в горах, как случалось раньше, у горняков нет ни времени, ни сил. Но та слабая попытка, что попытаются сделать варвары в своей долине, уже не будет играть никакой роли. Его легронеры разобьют плохо вооруженных и не привыкших к открытым схваткам горняков. Останется небольшая, судя по сведениям, легко доступная крепость, и горная страна станет еще одной крупинкой составляющей великую Империю Кэтера. Его, Тория Самийского, ждет слава и почет Империи. И обещание Императора. Доброго и всемогущего.
        Под утро четвертого дня, трехдневный марш баталийского легриона под командованием Тория Самийского, завершился. Грохоча барабанами, трубя трубами, звеня доспехами и оружием, десять гуртов тяжеловооруженных легронеров спешно выстроилась в боевые порядки на самом краю зеленой долины. Быстрая конница, даже не дав отдыха измученным лошадям, заняла свое место на флангах. Сам Торий, в окружении офицеров, находился впереди всей армии. За спиной у взволнованных солдат высились горы. Впереди их ждал враг и безусловная победа.
        - Прибыли ли разведчики? - легон, не обращая внимания на сильный дождь, так некстати обрушившийся с небес, пытался разглядеть сквозь стену косых толстых линий неприятельские отряды. Но дождь был настолько сильным, что Торий даже не видел правого фланга своей армии.
        - Пока нет, господин, - ответил ему Принес, офицер, отвечающий за пять десятков быстроногих разведчиков, специально обученных к быстрому и скрытному передвижению на любой местности. - Из-за дождя мои люди не могут верно оценить обстановку.
        - Проклятая непогода, - проворчал стоящий рядом главный советник Пациний. - Кажется, что под панцирем уже завелась плесень. А ведь только вчера, в горах, над нами сверкало солнце.
        - Ты испугался дождя? - засмеялся Торий, обтирая лицо ладонью. - Верховный Император предупреждал меня, что погода в этих местах непредсказуема. Горы…. Но не забывай, что варвары сейчас тоже мокнут под этим проклятым столбом из воды. Зато здесь нет снега и льда. Признаться, за эти дни холод надоел мне больше, чем бездействие. Где же разведчики, покарай их Стан!?
        Офицер Принес, чувствуя недовольство командира, кинулся в дождь, чтобы самолично узнать, вернулись ли посланные на поиски люди. Вернулся он через десять минут:
        - Господин, - офицер прикоснулся к рукояти меча. - Мои люди ничего не нашли. На расстоянии десяти тысяч шагов от нас нет ни одного неприятеля.
        - Твои люди проспали все это время под кустами, - нахмурился Торий, и знаком отпустил офицера, не доверять которому у него не было оснований. - Значит ли это, советник Пациний, что варвары не успели собрать армию? Или они бояться выступить против нас даже здесь, в сердце своей родины? Они трусы, или чего-то ждут?
        Пациний, мужчина в годах, поглаживая костяную ручку небольшого зонтика, предусмотрительно прихваченного из дома, вскинул брови:
        - Горняки, мой господин, совершили ошибку, не встретив нас в горах. Среди скал, в узком ущелье они могли бы нас изрядно потрепать. Но здесь, на ровном месте, мы, практически, непобедимы. Возможно они поняли это. А возможно, мы пока слишком далеко от них. Я советую двигаться вперед боевым порядком. Рано или поздно наша армия непременно встретит неприятеля.
        Легон опрокинул голову и, прищурясь, посмотрел на гигантскую тяжелую тучу, которая висела над головой. Было бы неплохо разбить сейчас палатки, развести костры. Людям нужен отдых. Хлюпать по размоченной, словно корка хлеба, земле тяжело. Но разве хоть одна победа дается легко? Разве для отдыха они пришли в проклятую долину? Необходимо как можно скорее разбить основные силы горняков, а уж потом устраиваться на отдых.
        Торий развернул лошадь к ожидающему распоряжений штабу:
        - Двигаемся в боевом порядке вперед. Конница должна быть разделена на четыре части. Две из них поставьте по флангам, одну в тыл, а оставшиеся пусть выдвигаются под командованием Принеса далеко вперед. Если к исходу дня мы не встретимся с варварами, то разобьем временный лагерь и дождемся хорошей погоды. Это все.
        Набухшие от воды барабаны, громыхнули как-то неохотно. Лениво заверещали дудки и флейты, заставляя легронеров Кэтера вытащить из растоптанной в грязь земли промокшие сапоги и двинуться, не сбиваясь в колонны, вперед.
        Торий соскочил с лошади. Грубо оттолкнул от себя скота с большим зонтом:
        - Уберите это от меня. Я солдат, а не придворная пурния, беспокоящаяся о сухости своего платья.
        Личная охрана легона отогнала скота и закрыла командира щитами от посторонних глаз. Торий излил из себя влагу, бормоча проклятия на непрекращающийся дождь, поправил пластины панциря и подал знак охране, чтобы те расступились. Подозвал к себе одного из цеперий. Взял его за локоть и пристально гладя, сказал:
        - Если к концу дня дождь не прекратиться, ты и твои люди убьете прорицателей, не сумевших выпросить у Грана хорошей погоды. Каждый, кто ест хлеб Империи, должен отрабатывать еду работой.
        Торий запрыгнул на лошадь, резким движением закинул сырой плащ за спину и, вдавив пятками бока скакуна, понесся вперед, быстро, насколько позволяла топкая от влаги грязь Зеленой долины.
        Целый день двигался баталийский легрион по долине. Медленно, удерживая равнение, с частыми остановками, продвигался вперед. И за целый день дождь не прекратился ни на одну секунду. Лил, лил, лил. Дозорные отряды, окружившие идущую армию, докладывали, что противник так и не появлялся в поле зрения разведчиков. Те несколько деревень, что повстречались легронерам, оказались покинутыми. Последовавший после этого приказ Тория спалить дома выполнен не был. Камень не горел, а дерево оказалось настолько сырым, что огонь никак не хотел забирать преподнесенные ему дары войны.
        К вечеру легрион вышел на берег большого озера, где и решено было разбить временный лагерь. Обессиленные солдаты валились прямо в грязь. Палатки, как и многое другое, находились в обозах. Торий, уверенный в быстрой победе и в выносливости своих солдат, не стал нагружать армию лишними вещами. Посланные на возведение заградительного рва солдаты отказались копать землю. Липкая грязь никак не хотела вычерпываться из ям, стекала со стен обратно, превращая рвы в жидкую ловушку для людей. О возведении бревенчатого забора не могло быть и речи. За весь день легронеры повстречали только один небольшой лес. Да и от того не было никакого толка. Практически все деревья были вырублены горняками.
        Легрион встретил ночь под открытым небом, практически без защиты, если не считать полусонных злых часовых.
        Несмотря на все ожидания, дождь не прекратился даже ночью. Наоборот, казалось, что под темным небом он стал еще сильнее. Легронеры, измученные, сидели на сырой земле, пытаясь укрыться щитами от струй дождя. Кто-то пробовал разжечь костер, но собранные дрова не горели.
        Легон Торий Самийский нервно метался из угла в угол в единственной на весь лагерь палатке штаба. У стен угрюмо молчали командиры гуртов и офицеры штаба.
        - Где они? - спрашивал Торий то у одного, то у другого советника. - Где эти проклятые варвары? Почему они не вышли нам на встречу? Почему они, как трусливые собаки, прячутся в своих горах? Мы же пришли завоевать их. Неужели они настолько малодушны, что позволят сделать нам это без битвы? Я вас спрашиваю!
        Советники, которые уже знали о той участи, что постигла прорицателей, смотрели друг на друга и не знали, что ответить.
        Действия варваров шли вразрез основным правилам ведения войны. При вторжении противника любое государство выдвигало против него свою армию и в честной битве решалась судьба земель. Но горняки все делали неправильно. И это пугало.
        - Возможно варвары выступят только утром, - осторожно предположил главный военный советник Пациний. - Не забывайте, господин, что мы пошли на военную хитрость и выступили в горы гораздо ранее, нежели этого ожидали варвары. Им необходимо время, чтобы перевести дух и собраться с силами.
        - Утром? - легон раздраженно хлопнул ладонью по столу, на который из-за прохудившегося потолка палатки накапала изрядная лужа. - Ты хочешь сказать - этим утром? Или утром следующего дня? Или через месяц? Сколько времени необходимо им, чтобы собрать силы?
        - Поступки горных варваров непредсказуемы. Разрабатывая стратегию мы предвидели и то, что нам придется пробыть в этой долине гораздо больше времени. Не стоит волноваться, мой господин. Варвары придут. Должны придти. Это их родина и ни один нормальный человек не станет отсиживаться дома в тот момент, когда к нему приближается… м-м-м освободительная армия Империи.
        - И поэтому они оставили свои дома и ушли в горы, - саркастически заметил Торий. - Вот что…. Мы не станем ждать, пока подлые варвары явятся к нам, чтобы с мечом в руке отстоять свою долину. Завтра утром найдите, где находится горный замок. Пошлите посыльных в основной лагерь с приказом о немедленном выступлении обоза и осадных орудий. Как только они доберутся, мы приступом возьмем крепость. Пусть тогда варвары приходят и просят меня о пощаде.
        
        В то самое время, когда в штабной палатке шел военный совет, в нескольких десятках метрах от нее, укрывшись под щитами, пытались заснуть несколько легронеров из второго гурта. От холода ночи не спасали даже шерстяные плащи, сырые от постоянно льющейся с неба воды. Сгрудившись как можно теснее, легронеры образовали над собой крышу из щитов, под которым и пытались укрыться от непогоды.
        - Сдается мне, что этот поход будет не таким скорым, как нам обещали, - шептал своим товарищам легронер Торсий, уроженец небольшого поселка, что ютится на самом востоке Баталии. - Целый день топали, а не встретили ни одного варвара. Разве это война?
        - Как не крути, все равно война, - отвечал ему Гедорианий, широкоплечий солдат с выступающим вперед крупным лбом. - В этих горах немало наших товарищей погибло. Пятнадцать лет назад Империя тоже хотела горы к рукам прибрать. Не вышло. Горняков хоть и мало, но слишком они коварны. В лоб не полезут. Помяните мое слово. Возьмут нас измором. Кто из нас готов гоняться за ними по горам? То-то и оно.
        - В горы не пойдем, - согласно закивал третий участник разговора, ерант Бурнус, получивший свое звание за битву при реке Нордине. - В горах нас, как зайцев перестреляют. Знаете, что я думаю, не от страха горняки на нас не идут. Сидят сейчас в сухих пещерах, у жарких костров, и смеются над нами. А как только дождь кончится, навалятся разом. Только будем ли мы готовы к той встрече.
        - Если завтра варвары не появятся, то сгнием мы здесь. А мне не хочется умирать за нашего Императора, который послал нас в такую дикую страну.
        - Тише! - Торасий толкнул локтем товарища. - За дерзкие слова можно и плеть заработать.
        - А что тише? - встрепенулся Гедорианий, но голос снизил. - Ради чего мы здесь? Ради добычи? Да я за двадцать лет войн только на новые сапоги и заработал. Офицеры, понятно, за что воюют. За славу, да за нашивки. А мы ради чего кровь проливаем? Грабить здесь нечего, а обещанное золото давно спрятано хитрыми варварами.
        - Мы здесь ради Империи, - по тону, с которым Гедорианий изрек это, непонятно было, толи смеется, толи серьезно говорит. - Ради Империи и ради верховного Императора.
        - Скорее уж ради его дочки, - прошептал Торасий, вздрагивая от просочившейся за шиворот струйки воды. - Империя, нашими мечами завоеванная, ей в наследство достанется.
        Упоминание о дочери Императора заставило говоривших ненадолго замолчать. Разговоры о наследнице императорского престола не одобрялись.
        - Говорят, она унаследовала характер отца, - нарушил шум дождя Бурнус. - Тот еще характер. Слышали, что она с охраной своей сотворила?
        История про охранников была всем известна. Один из солдат, приставленный к дочке самим императором, посмел сделать той неосторожное замечание, что мала, мол, она, кричать на людей, которые обеспечивают ее безопасность. Через два часа всю смену охраны поразил непонятный недуг. Тела покрылись гнилыми язвами, кожа накалилась, словно при южной лихорадке. Не прошло и часа, как двадцать легронеров умерли в страшных муках.
        Все, кто хоть немного знал юное создание, носящее императорскую фамилию, сошлись на том, что только благодаря Ивии стала возможна столь странная смерть. Не зря же она регулярно спускается вниз, в подвалы дворца и пропадает в страшных комнатах мага Горгония.
        - Королей и королев не выбирают, - глубокомысленно изрек Бурнус, пресекая тем самым опасные разговоры, за которые его парния могла в полном составе отправиться на кресты или в подвалы Горгония. - Одно могу сказать. Если на трон империи когда-нибудь взойдет императрица Ивия, то она переплюнет своего отца на сто шагов. Сердце ее крови не боится. Вот так. Гран, холодно-то как!
        Бурнус подставил ладонь под стекающую со щита струйку. Попробовал на вкус, тут же выплюнул:
        - Даже вода в этой стране соленая, словно морская волна. А уж про погоду говорить нечего. Не иначе, как горняки на нас дождь наслали. Как должно быть тепло сейчас в варварских пещерах. Полжизни бы отдал, чтобы просушить свое тряпье у их костра. Быстрее бы утро.
        
        ХХХХХ
        
        Колонна состоящая из тысячи мускулистых скотов, сгибающихся под тяжестью разобранных на части конструкций осадных орудий, из четырех десятков больших повозок с продовольствием, запряженных мулами, а также из трех сотен легронеров, обеспечивающих охрану каравана, медленно двигалась по узкому ущелью. Солдаты ежеминутно покрикивали на ленивых скотов, заставляя их двигаться быстрее. Особо ленивых подгоняли кнутами и ударами копий. Опасливо поглядывали на скалы, высящиеся по обе стороны ущелья, высматривая опасность.
        - Шевелитесь, уродливые создания Стана, - угрюмый Марнолий, командующий обозом, опустил длинный кнут на спину потерявшего равновесие скота. - Клянусь императором, я самолично убью каждого, кто вздумает упасть. Эй, дудкари! Сыграйте нашим носильщикам что-нибудь веселое!
        Дудки и рожки музыкантов, следующих в самом центре колонны, вопреки приказу Марнолия засвистели что-то грустное и протяжное.
        - Так-то лучше, - хищно ощерился Марнолий, сдавливая бока тощей лошаденке. - Скоро мы прибудем в зеленую долину, там и отдохнете. Райское место ждет вас. Не ленитесь скоты и напрягайте свои мускулы. И тогда благодать нашего Императора обласкает ваши тела.
        Марнолий задрал голову, прищурил глаз, поглядывая на жаркое солнце гор. В зеленой долине, где давно наступило лето, их ждет отдых. Легон Торий уже наверняка разбил варварские отряды и ждет с нетерпением его караван, чтобы захватить крепость в горах. Доставив в срок обоз он, Марнолий, займется тем, что наведается на кладбище горняков. Уж ему то известно, как хоронят своих сородичей варвары. На каждой могиле не менее десятка светящихся камней. Настоящее богатство.
        Привстав на стременах Марнолий оглядел обоз. Тысячи рабов, позванивая кандалами, тащили деревянные части для передвижных башен, железные листы для черепах, чугунные взломы. Где-то впереди колонны, за поворотом ущелья, несколько десятков наиболее сильных рабов волокли тридцатиметровое бревно, которое впоследствии должно было послужить тараном, пробивающим не только любые крепостные ворота, но и крепкие стены. Если бы не громоздкое бревно, обозы давно были бы в долине.
        Но, хорошо что большая часть пути позади. Еще несколько километров, и обоз достигнет конечного пункта. Легронеры Тавия возьмут приступом крепость и военная компания закончится еще до полного наступления лета. Возможно, Марнолий даже успеет вернуться домой до того, как облетят цветы в его прекрасном саду.
        Марнолий в который раз за этот день посмотрел на солнце, что висело над самым ущельем, и довольно улыбнулся.
        Со стороны головы колонны, послышался неразборчивый шум. Он с каждой секундой усиливался, пока не стало ясно, что это горы обрушивает камни с нависших над ущельем скал. Марнолий помянул злобных горных духов, которые не обошли его обоз вниманием и спешно направил лошадь к первым повозкам.
        - Дорогу завалило камнями, господин, - бросился к нему один из младших офицеров, что следовал впереди обоза. - Горный обвал, господин!
        - Вижу, что не бродячий цирк, - огрызнулся Марнолий, недовольный внезапной задержкой.
        За всю дорогу это был уже третий камнепад. На расчистку первых двух не ушло слишком много времени, но каждая минута, проведенная посреди гор без движения прибавляла Марнолию седых волос в черную бороду. Легон Торий не приимет никаких оправданий, опоздай обоз хоть на час.
        - Отправьте всех скотов на расчистку, - приказал Марнолий, придерживая лошадь. - Я хочу, чтобы дорога через час была бы свободна. Подтяните повозки ближе. Пусть солдаты внимательней смотрят по сторонам.
        - Думаете, это дело рук варваров?
        - Я ничего не думаю, офицер. И вы не думайте. Делайте, что приказано, и побыстрее.
        Грохот, перекрывающий даже громкий голос Марнолия, раздался с хвоста колонны.
        - Что такое? - прошептал Марнолий, оборачиваясь назад.
        Там, где только что находились его личные повозки, теперь висела плотная стена пыли. Последние булыжники, срываясь с почти отвесных стен ущелья, втыкались в кучу камней, полностью перекрывая дорогу обратно - к реке и к лагерю на раввине.
        - Раперий, Кроной! - Марнолий подозвал к себе помощников, следовавших неотступно за своим хозяином. - Быстро узнайте, в чем дело. Вы лично отвечаете за расчистку. Мы не должны надолго оставаться здесь.
        Желая самолично удостоверится, как будут проходить работы, Марнолий поспешил вперед, по ходу дела отвешивая удары плетью на головы несчастных скотов.
        Завал, преградивший путь обозу, оказался слишком велик, чтобы расчистить его за несколько часов. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять - даже если все скоты займутся расчисткой, до утра не управится.
        - Пошлите солдат наверх, - приказал Марнолий, быстро оценив ситуацию. - Я не хочу больше никаких неожиданностей. Слишком все это необычно. Два обвала перекрывающие дорогу в обе стороны…. Что-то здесь не так.
        Сотня солдат, поспешили выполнить приказ караванного мастера и стали карабкаться по завалу вверх. И почти сразу же из-за камней по обе стороны ущелья показались многочисленные фигурки с оружием.
        Марнолий, одним из первых увидавший неприятеля, заорал, крутясь на испуганной лошади:
        - Назад, назад! Всем назад! Это горняки! Всем занять оборону!
        Легронеры, вымуштрованные и хорошо обученные, беспрекословно выполнили приказ, скатились вниз и торопливо замяли оборону вокруг повозок. Их щиты образовали вокруг каждой телеги металлические колпаки, защищающие своих хозяев от стрел противника. Марнолий спрыгнул с лошади и протиснулся под защиту одного из таких колпаков.
        - Почему они не стреляют?
        Он смотрел на неподвижные человеческие фигуры и уже точно знал - тот камнепад, что перегородил ущелье с двух сторон, безусловно, дело грязных рук подлых варваров. Но пока не произошло ничего страшного. Подумаешь, кучка оборванных людей против прекрасно вооруженных солдат империи. Даже если караван надолго застрял здесь, в ущелье, ничего страшного. У них полно продовольствия. Они продержатся Даже если варвары перебьют скотов, что мечутся сейчас в поисках защиты, обоз не пострадает. Легон Торий скоро обеспокоится задержкой обоза и пошлет им на помощь свои отряды. И тогда варвары узнают мощь и силу Империи Кэтер.
        - Но почему они не нападают? - повторил Марнолий, поглядывая вверх. - Чего они ждут?
        - Посмотрите, господин, - стоящий рядом на одном колене солдат опустил щит, открывая Марнолию вид на завал.
        - Что это, о святой Гран?
        На самом верху груды камней, в развевающемся белоснежном плаще неподвижно стоял человек. Даже не человек. Мальчик, почти ребенок.
        - У него оружие, - заметил солдат.
        - Я вижу, - ответил Марнолий, разглядывая ребенка. У мальчишки, действительно, было оружие. Меч в поясных ножнах. Но ребенок почему-то не вытаскивал его. Стоял, опустив руки, и, чуть склонив голову, разглядывал сбившийся в кучу обоз, солдат, скрывшихся за щитами, скотов, затаившихся у стен ущелья. И, показалось Марнолию, мальчишка смотрит прямо в его глаза.
        Неужели горняки до того ослабели, что призывают на войну детей? Или это какой-то хитрый ход, призванный отвлечь внимание его солдат?
        - Чего вы ждете? - заорал Марнолий, высовывая голову из-под щита. - Убейте его!
        От ближайшей к завалу повозки выскочили восемь легронеров, и, ободряя себя криками, стали карабкаться на завал, торопясь выполнить приказ караванного мастера. Не успели они преодолеть и половину расстояния, как со стороны нависших над ущельем скал в их сторону полетело ровно восемь стрел.
        Если бы караванный мастер знал, чьи руки выпустили эти стрелы, он бы непременно удивился. Уроки ганны Вельды не пропали даром.
        Восемь стрел, издав неприятный чавкающий звук, пробили солдатские панцири и впились в живое мясо. Восемь легронеров Кэтера остались лежать неподвижными телами на камнях недружелюбной горной страны.
        - Где лучники Кэтера! - завопил Марнолий, чувствуя, как беспокойство дотрагивается до сердца неприятной холодной рукой.
        Из раскрывшихся железных колпаков выскочило несколько десятков лучников. Натянув изогнутые луки они сделали быстрый залп и также быстро поспешили укрыться за щитами.
        Мальчик на камнях даже не пошевелился. Он безучастно наблюдал за тучей стрел, летящих к нему. И не сделал и шагу в сторону. Стрелы, словно наткнувшись на невидимую преграду, замедлили полет и без сил упали к ногам странного ребенка. Не торопясь он подобрал несколько штук и, коротко замахнувшись, швырнул их в сторону затаившихся имперских солдат.
        Марнолий не мог поверить своим глазам. Стрелы, брошенный мальчишкой, пробили деревянные щиты легронеров и послышались крики раненых солдат.
        - Сохрани нас, Хамхел-Рокх, - прошептал Марнолий, пятясь в глубину колпака.
        Тем временем офицеры Кэтера, не слыша распоряжений своего командира, попытались самостоятельно решить возникшую проблему. Послышались отрывистые команды и новые легронеры, прикрываясь от стрелков, засевших в толщах скал, щитами, бросились к одиноко стоящей фигуре на завале. Но, как и в первый раз, смерть быстро настигала солдат. Невидимые лучники сбивали быстрый бег солдат, заставляя тех падать на прогретые весенним солнцем камни.
        Раз за разом выступали кэтеровские солдаты, и ни одна из их попыток не увенчалась успехом. После неудачных вылазок легронеры затихли у повозок, с ужасом взирая на мальчишку, который стоял недвижимо, словно высеченное из камня изваяние.
        Марнолий, видя все это, пришел в страшную ярость. Он никак не мог понять, как дикие горняки уже покоренной страны смеют задерживать обоз великой империи Кэтер. Багровея от ярости, он схватил за локоть ближайшего офицера и, брызжа слюной, крикнул:
        - Убейте этого мальчишку, иначе, клянусь, я отправлю вас всех к Берехасу.
        Цеперий глянул на Марнолия хмуро, выдернул руку:
        - Нас подстреливают, словно голубей на поляне перед императорским дворцом. Но пока мы сидим тихо, горняки не проявляют враждебности. Лучше дождаться ночи. Может тогда мы сумеем расчистить завал и уйти из каменного мешка.
        - Как ты смеешь указывать мне, что делать! - взвился Марнолий, хватаясь за рукоять короткого меча, что висел у него на поясе. Но из-за тесноты не смог вытащить его, поэтому продолжал шипеть на цеперия, стараясь дотянутся до его горла:
        - Я… собственными руками… тебя…. Ты солдат! Ты давал клятву Императору! Ты обязан выполнить мой приказ и, если потребуется, умереть за меня! Делай, что тебе приказывают, трусливая собака.
        Под сомкнутыми щитами послышался глухой ропот. Легронеры, покорившие полмира для империи, не считали себя трусами. Марнолий, слишком поздно понял, что позволил сказать себе лишнее.
        Цеперий, который тоже услышал в ропоте окруживших их солдат недовольство, неожиданно толкнул Марнолия в спину, выталкивая его за пределы щитов:
        - Так иди и попробуй умереть сам!
        Не ожидая такого резкого поворота событий, Марнолий засеменил ногами, стараясь удержать равновесие. Но ему это не удалось и он, на глазах врага, на глазах своих солдат и даже на глазах многочисленных презренных скотов, что нашли ненадежную защиту за камнями, растянулся во весь рост. Поспешно вскочил, растерянно озираясь. Бросился обратно под защиту колпака. Но легронеры, познавшие за долгие годы войны и смелость и трусость, еще плотнее соединили щиты, перекрывая даже маленькие щели.
        Марнолий, ожидая каждое мгновение смертельного толчка варварской стрелы, метнулся ко второй повозке, к третьей…. И везде натыкался на молчаливую любопытность, спрятанную за крепкими кэтеровскими щитами.
        - Изменники! - завопил Марнолий, грозя легронерам кулаками. - Вы все поплатитесь, когда верховный Император узнает, как вы поступили со мной.
        Никто не ответил ему. Сотни глаз следили за фигуркой, мечущейся по ущелью. Сотни глаз ждали, когда умрет человек, который так любил посылать на смерть других.
        Устав бегать между повозок, Марнолий, может быть впервые в своей жизни почувствовал, что его жизнь стала такой же, как у издыхающего от плетей скота. Жизнь, за которую никто не даст и медного стерона. В каком-то непонятном для себя порыве он метнулся к завалу, где продолжал неподвижно стоять странный мальчишка в длинном белом плаще.
        - Что тебе надо? - закричал Марнолий, обращая взор свой к застывшей фигуре, в которой чутьем собаки почувствовал главного из нападающих. - Почему медлят твои лучники? Что вам нужно?
        Не получив ответа, Марнолий, вконец обезумев, стал карабкаться по острым камням наверх, к мальчишке. Может быть в последнем своем желании умереть достойно, а может и просто не понимая, что делает и что творит.
        Ему удалось доползти почти до самых ног странного посланника варваров. Несколько раз он падал, чувствуя, как впиваются острые края камней в его тело. Его руки стали красными от сочившейся на них крови. Но безумство, даже если оно дитя страха, заставляет идти вперед несмотря ни на что. Еще несколько шагов, еще несколько камней выскользнуло из-под его ног, и Марнолий оказался совсем близко от вершины завала.
        Ему даже показалось, что удастся вытащить из-за пояса походный нож и расправиться с мальчишкой, который послужил причиной его несчастия и позора. Но как раз в тот момент, когда он уже потянулся к поясу, за спиной у мальчишки показался еще один человек.
        Человек ли?! Марнолий ужаснулся, вглядываясь в то существо, что медленно поднималось из камней. Высокий, на целых три головы выше его, Марнолия, воин. Со страшным, перекошенным ненавистью лицом. В руках огромный, очень огромный меч.
        Но что более всего поразило Марнолия, так это то, что он узнал воина, ставшего за спиной неподвижного мальчика.
        Давным-давно, когда Марнолий был еще простым торговцем и водил свои караваны от одной страны к другой, он не раз бывал в столице Ара-Лима Мадимии. Случалось, его, как богатого торговца всего восточного и западного побережий допускали до стола короля Хеседа. И там, на королевских приемах, поедая королевскую еду и выпивая королевское вино, Марнолий видел огромного телохранителя, неотступно следовавшего за своим королем.
        Марнолий, несмотря на все личностные качества, был не только ловким торговцем, но и достаточно умным человеком. По роду своей деятельности он обязана был знать все новости, случившиеся или происходящие на всем пространстве огромной империи. И, конечно же, караванный мастер, слышал историю о погибшем пятнадцать лет назад телохранителе короля Хеседа. Он даже присутствовал на казни тех легронеров, что вернулись ни с чем с той памятной погони за беглецом, спасшим аралимовского наследника. И слышал, как истошно вопили приговоренные к казне, будто сам телохранитель, так называемый майр по имени Элибр мертв, а наследник престола сожженной Мадимии съеден дикими волками в диких лесах.
        Значит, правильно сделал верховный Император Каббар, что не поверил этим слухам? Знал, великий Император, что нельзя доверять трусливым солдатам, испугавшимся одного единственного телохранителя.
        И вдруг Марнолий неожиданно понял, как ему необычно, просто сказочно повезло. Если сейчас перед ним стоит тот самый телохранитель, значит рядом с ним, вполне возможно, наследник…. Если суметь донести эту новость великому Императору, то какой же наградой щедрый Каббар наградит того, кто принесет эту новость.
        Оставался сущий пустяк. Выжить.
        Всего мгновение назад Марнолий представлял из себя кусок испуганного мяса. А сейчас, узнав и поняв страшную тайну, он превратился в хитрого зверька, всеми силами желающего только одного, выбраться из каменного мешка и поспешить в столицу Кэтера Турлим. Марнолий уже решил для себя все. Он сделает это, даже если ради спасения собственной жизни ему придется предать своих солдат, что так несправедливо поступили, вытолкав его из-под щитов.
        - Я у ног твоих, повелитель варваров! - крикнул он, падая перед неподвижным мальчиком на колени. - Один ты вправе решить, жить ли мне дальше, или умереть. Я не принесу тебе вреда. Отпусти меня, о великий.
        Марнолий, слыша, как закричали возмущенно оставленные им внизу легронеры, попытался прикоснуться кончиками пальцев к носкам сапог стоящего перед ним. Но неожиданно прямо перед лицом его воткнулся в камни, разбрасывая сноп белых искр, меч телохранителя Элибра. Марнолий, отдернул торопливо руки и поднял на мальчишку глаза, полные страха и неопределенности.
        На вид мальчику было лет шестнадцать. Глаза его, странно неподвижные, смотрели на Марнолия не отрываясь и как бы мимо его. Невольно по спине у Марнолия пробежали мурашки.
        - Ты ошибся, человек императора, - глухо проговорил за мальчика телохранитель. - Мы не милуем кэтеровских собак. Мы их убиваем.
        Задрожали губы Марнолия.
        - Я невиновный торговец, которого люди императора Каббара заставили провести этот обоз через ваши горы. Простой торговец, не более того. Если вы убьете меня, то никакой пользы не будет. Наоборот, я могу приказать легронерам бросить оружие и сдастся вам.
        - Прикажи - равнодушно согласился телохранитель.
        Марнолий не вставая с колен, развернулся торопливо в сторону обоза и, сложив ладони, закричал, пересиливая дрожь:
        - Эй, вы, все! Перед вами стоит наследник Ара-Лима, восставший из могилы! - он повернулся к мальчику, проверяя, как тот отнесется к его словам. Мальчишка даже бровью не повел, что подтверждало предположение Марнолия о том, что стоит он рядом со спасенным сыном короля Хеседа. - Если вы все немедленно бросите оружие, то наследник Ара-Лима обещает сохранить вам жизнь. Сделайте то, о чем говорит наследник, и вернитесь в свои дома живыми и невредимыми.
        Несколько минут обоз оставался недвижим и тих. Марнолий заволновался, чувствуя, как из-под мышек по бокам стекают холодные капли пота. Легронеры, хоть и подчинялись непосредственно ему, караванному мастеру, но последний инцидент с выталкиванием из-под колпака мог настроить всех солдат против него. И тогда…. Марнолий проглотил слюну и мотнул головой, прогоняя дурные мысли.
        Один из колпаков распался и солдаты, все еще прикрываясь щитами, приблизились к завалу. Поглядывая на окружающие их отвесные скалы, они торопливо побросали в одну кучу сами щиты, пояса с ножнами, короткие копья. Лучники, оставшись без надежного прикрытия, последовали за ними и в кучу полетели тисовые луки и колчаны с о стрелами.
        - Молодцы, - похвалил их Марнолий и, улыбаясь повернулся к мальчику и телохранителю. - Я прикажу им, чтобы они встали у стен, чтобы не мешать другим.
        Элибр, не меняя выражения лица, пожал плечами. Твои солдаты, что хочешь, то и говори.
        Легронеры отодвинулись в сторону, под стену, где и замерли в мрачном ожидании. Вскоре к ним присоединились другие солдаты, из второго колпака. Также, не говоря ни слова, они побросали свое оружие. Следом уже стояли остальные. Вскоре у подножия завала выросла большая гора из железа и дерева, а у каменной стены собрались почти все солдаты обоза. Никто не посмел выступить против варваров. Не из-за трусости. Каждый из этих нескольких сотен легронеров бывал во многих битвах. Они видели глаза своих умирающих товарищей. И глаза убитых ими врагов. Не трусость и не страх приказывали им, как поступать в этот час. Просто они видели, никому из них не уйти из капкана живыми. Но еще теплилась надежда.
        - О, наследник! - довольный, что его послушались, Марнолий с победной улыбкой обернулся к мальчику. - Что прикажешь сделать со скотами? По твоей воле я приказал расковать их и они свободны. Посмотри, они сильные и полны желания работать. Ты можешь загнать их их в подземные шахты, можешь заставить таскать камни, а можешь просто убить. Они твои.
        Телохранитель мальчика, не удостоив Марнолия взглядом, кивнул кому-то невидимому, находящемуся на скалах. Почти тот час же рядом с завалом, прямо в каменной стене открылся вход в подземные лабиринты. Из него выскочило десять мальчишек, одетых под стать своему командиру. Белые плащи, крепкие мечи и серые шлема с прорезями для глаза. Ни щитов, ни крепких панцирей.
        Марнолий покосился на скалы, откуда смотрели на них несколько сотен горняков. На скальные дыры, из которых прямо в солдат целились острые стрелы. Одно движение, один порыв убить кого-либо из этих маленьких солдат и здесь может начаться страшная резня. И в той резне могут задеть и его, Марнолия. И тогда Император Каббар никогда не узнает, кто ведет против него тайную войну.
        Тем временем скоты, направляемые детьми, торопливо, толкая друг друга, скрывались в толщах горы. Эти безмозглые люди, захваченные Империей в побежденных странах, не кричали, не молили о пощаде. Бросая последний взгляд на караванного мастера, иногда грозя ему кулаками, уходили они в гору. Не прошло и получаса, как в ущелье остались только брошенные повозки, поклажа и сгрудившиеся у отвесных стен ущелья легронеры.
        - Я выполнил все, о чем вы просили, наследник, - Марнолий в который раз за этот день склонился перед мальчишкой. - Теперь твоя очередь выполнить свои обещания. Отпусти меня.
        К удивлению его наследник впервые за все время склонил к плечу голову и внимательно посмотрела на него, словно увидел впервые:
        - Ара-Лим никогда и ничего не обещал ни тебе, ни твоей империи
        - Но….
        - Ара-Лим не дает обещаний.
        Мальчишка криво усмехнулся, обнажая белые зубы. Словно повинуясь этой улыбке телохранитель его, страшный великан Элибр, столкнул ногой с завала Марнолия. Визжа и воя, скатился тот по камням. Уже у самого дна, остановившись, он услышал тихий шорох, рождающийся на вершинах скал. Услышал, как завопили солдаты.
        Огромный пласт скалы, под которой стояли легронеры, повинуясь неведомым силам, откололся от стены ущелья и, помедлив немного, рухнул всей своей тяжестью, всей своей непомерной мощью на головы солдат, погребая под собой тех, кто пришел не званным в чужие горы. В горы, которые подчинялись только горнякам.
        Вздрогнула твердь, сотрясенная этим невиданным обвалом, поднялась туча из пыли и мелкого камня, затмевая собой даже яркое весеннее солнце. И на том месте, где только что стояли заранее приговоренные люди, осталась груда раскрошившихся камней. И ни одного живого.
        
        Когда через три часа окровавленный Марнолий, только чудом спасшийся в этом аду, выполз из-под каменной крошки, в ущелье гулял только вольный ветер. Отхаркивая кровь и пыль, Марнолий приподнялся на руках, обратился к небу, благодаря Грана за свое чудесное спасение. Его глаза неожиданно наткнулись на странное чучело из веток и травы, облаченное в одежу горняка. Не веря своим глазам Марнолий ощупал чучело, отыскал взглядом еще несколько таких же уродливых кукол.
        - Что это? - прошептал он, обводя взглядом мертвое ущелье, спрятавшее под камнем и многочисленные повозки, и солдат, и осадные орудия, предназначавшиеся легону Торию. - Что это…. Мальчишка обманул нас? Меня…? Там, на скалах стояли только куклы? Обманул? Триста лучших солдат… Лучники… Тысяча скотов… Мои повозки… Десять детей и мертвый телохранитель?
        Марнолий был недалек от истины. Всего в уничтожение кэтеровского обоза принимало участие, кроме десятерых друзей Аратея и майра, пятнадцать горняков, в чью задачу входило обвалить заранее приготовленный участок на головы идущих впереди солдат. А отряд Аратея должен был просто расстреливать из горных укрытий легронеров, по возможности задерживая продвижение обоза.
        Но все случилось так, как случилось. Порой одного единственного неосторожно сказанного слова достаточно, чтобы сотни людей нашли свое последнее пристанище под многотонными глыбами.
        Напрасно будут высматривать в нескончаемом дожде дозорные Тория Самийского бредущий по зеленой долине долгожданный обоз. Напрасно будут обещать гураты злым легронерам скорое прибытие продуктов, палаток и терпкого вина, которое может согреть продрогшее тело в любую погоду. Напрасно. Все это похоронено, перемолото, смято и перемешано с камнем.
        Такая она - война.
        А Марнолий, боясь света, дождется дня и, рыдая от боли и ненависти к мальчишке, будет пробираться к границе. Через несколько дней его подберет отряд кэтеровских всадников, оставленных для охраны лагеря у реки. Еще через неделю, отмытый, подлеченный, на свежих лошадях, он помчится, сопровождаемый надежной охраной, в столицу Империи. Ни один человек в том отряде не будет знать истинной причины, по которой Марнолий так стремился предстать перед суровыми очами верховного Императора Кэтера. Только он один, только Марнолий. Слава, богатства, почести, так же как и позор, должны доставаться тем, кто их заслужил.
        Известие о том, что человек, называющий себя караванным мастером, видел именно наследника Ара-Лима и его телохранителя, не вызовет у Каббара особого любопытства. Он, повелитель огромной империи, догадывался, а может и наверняка знал, что аралимовский щенок, спасенный из Мадимии, прячется в горах и готовит против него, всесильного Императора Кэтера военные планы.
        Жив? Что с того? Пусть проживет еще лишний месяц. Не он первый, не он последний. Рано или поздно легрионы Кэтера перемелют горную страну со всем ее населением. И рано или поздно он, Каббар, получит сердце этого мальчишки, возомнившего себя повелителем Ара-Лима. Глупец. Только такие щенки, как это аралимовское отродье способно тешить себя мыслями о возвращении. Империя Кэтера незыблема и ничто не сможет подорвать ее могущества. Ни какой-то там юнец, оставшийся в живых и через пятнадцать лет возвестивший о своем праве на трон уничтоженной страны. Ни горняки, дикие варвары, посмевшие помогать выскочке.
        Не заинтересовало Каббара известие и о том, что многочисленная армия подлых горных варваров напала на обоз и в страшной битве полностью разграбила его, не оставив в живых никого из солдат империи. Император верил - легон Торий и его баталийский легрион найдет достаточно возможностей, чтобы и без обоза уничтожить и отряды горняков и крепость, которая, по словам разведчиков, единственная основа могущества горного народа.
        При встрече с караванным мастером верховный Император был как всегда добр и милостив:
        - Ты смелый человек, - говорил Каббар, благосклонно поглядывая на караванного мастера. Сидел он на троне, перебирая пальцами драгоценные бусы слушал сбивчивый рассказ караванного мастера. - Рискуя своей благородной жизнью, ты, тем не менее, сумел принести важные сведения.
        - Я служу тебе, мой Император, - отвечал Марнолий, упершись носом в пол и не смея поднять головы.
        - Империя не забывает верных и смелых граждан, - Каббар пошевелил пальцами, давая понять, что Марнолий больше ему не интересен. - Приди завтра с утра и обратись к распорядителю. Я прикажу щедро наградить тебя. Смотри только, не напейся на радостях и не свались в дорожную канаву.
        Марнолий, рассыпаясь в благодарностях, пополз по мраморному полу к выходу.
        Если он больше не нужен всесильному Императору Кэтера, то стоит ли и дальше мозолить ему глаза? Завтра он получит обещанную награду и навсегда забудет страхи того дня, когда под камнями погибли сотни императорских солдат. Никто и никогда не узнает, что произошло в том ущелье на самом деле. Некому сказать. А уж он, Марнолий, караванный мастер, даже под пытками не раскроет рта.
        Если сведения, доставленные караванщиком, были не особенно интересны верховному Императору Кэтера, то они в большей степени заинтересовали мага Горгония. Он, стоя за троном императора, вслушиваясь в каждое слово и наблюдая за каждым движением слишком уж испуганного Марнолия, задумчиво качал головой, размышляя об услышанном.
        
        Наследник жив. Это маг знал и без караванного мастера. Десятки его лазутчиков находились в Ара-Лиме, собирая крупицы слухов, частицы рассказов, вырисовывая настоящую картину. Многие наемники, посланные в горную страну с приказом убить юного короля, вернулись ни с чем, если вернулись вовсе. Все приметы и все собранные сведения, включая и недозволенное вмешательство в мир духов, подтверждали существование аралимовского наследника. Но слова о страшном телохранителе, который охранял наследника, весьма взволновали Горгония.
        Вестей от тайных агентуров, посланных с легрионом Тория, пока не поступало. И рассказ караванного мастера, якобы видевшего мертвого телохранителя, косвенно подтверждал нарушение Крестоносцами Старого Договора.
        Если Крестоносцы отошли от Договора, скрепленного Великой Печатью земли огня и неба, если они предоставили себе право обратиться напрямую к запретным источникам, то это могло значит только одно. Договор, заключенный между Крестоносцами и Избранными, который был подписан кровью самого первого младенца, рожденного в новом тысячелетии, разорван. Раз и навсегда.
        - Подлые колдуны. Коварные крестоносцы, - шептал Горгоний, покусывая изъеденные гнойными струпьями губы. - Не выдержали испытания. Не смогли перебороть свою любовь к слабым и поверженным. Решили помочь ребенку? Взяли под знамена восставшего мертвого майра? Как глупо с вашей стороны. Очень глупо. Значит и нас, Избранных, не сдерживают обещания и клятвы? Значит и мы, Избранные, можем без всякой опаски говорить с другой стороной? Но ошибаться нельзя. Ошибки дорого обходятся тем, кто совершает их. Слова презренного караванщика могут быть обманными. Нужна полная уверенность. И тогда…., тогда Избранные покажут, кто имеет право властвовать над миром.
        - Я что-то не так сказал, Горгоний, - услышав смех мага, Каббар обернулся к нему.
        - Нет, - маг спрятал улыбку. - Твоя щедрость к этому человеку безгранична.
        - Все в Империи должны знать, что за верность и преданность Император награждает сполна.
        Горгоний поклонился Императору, соглашаясь со всеми его словами. Истина звучит из уст тех, кто могущественен и силен.
        Наблюдая за тем, как отползает караванный мастер, Горгоний подумал о том, что в голове, склоненной к самому полу, наверняка остались еще невысказанные мысли. Вполне возможно, если постараться, из этих мозгов можно выкачать и сохранившиеся образы тех, кого видел караванщик. Интересно было бы посмотреть, как сейчас выглядит мертвый телохранитель и его подопечный, аралимовский наследник. Ведь именно он, сын сожженного Хеседа, является первым разорванным звеном, которое привело к разрыву Старого Договора.
        - Если мудрый Император позволит, я выдам обещанную награду караванщику из своих сундуков, - маг смущенно заглянул в глаза Каббара. - У меня слишком много золота и драгоценных камней. А этот честный и смелый человек, несомненно, заслуживает хорошего вознаграждения.
        Не раздумывая, Каббар согласился. Император был твердо убежден, что любое золото не должно лежать мертвым грузом в сокровищницах. Оно должно работать на славу Империи. А подвалы мага скоро превратятся в набитые золотом каменные мешки, среди которых тому будет не развернуться.
        Так была решена участь караванного мастера, известного по имени Марнолий. Проведя радостную ночь в объятиях продажной белокурой пурнии, утром он отправился в замок всесильного императора Кэтера.
        Его дальнейшая судьба неизвестна. Подвалы императорского замка, в которых правит маг Горгоний, слишком темны, чтобы различить в тесных и многочисленных камерах лица людей. А личная стража мага давно разучилась говорить и слушать. Какое им дело до вопящего от ужаса человека с кудрявой бородой, который взывает к справедливости Императора.
        Каждый, отправляющийся на смерть, взывает к богу.
        Горгоний, исследовав внутренности, а в особенности глаза и мозг караванного мастера, со всей возможной поспешностью отправил многочисленных гонцов во все стороны света к членам совета Избранных с требованием немедленно собраться на единое собрание.
        Выбрасывая остатки мозгов Марнолия в бездонный колодец, маг думал о том, что увиденного им достаточно, чтобы с уверенностью заявить - Крестоносцы нарушили Договор. И теперь, после многих веков ожидания, Избранные, наконец, могут незамедлительно выступить против Крестоносцев, используя все доступные средства этого и того мира.
        
        ХХХХХ
        
        Вторую неделю баталийский легрион под командованием легона Тория Самийского бездействовал под отвесными стенами горной крепости. Недосягаемость ее стен без специальных приспособлений, постоянный дождь, отсутствие провианта и абсолютная невозможность разжечь костры и хоть как-то согреть недовольных солдат, вынуждали легона Тория по-новому взглянуть на маленькую войну.
        Каждое утро этот смелый и, в общем-то, талантливый военачальник, обходил лагерь, утопающий в грязи. И с каждым днем настроение его неимоверно портилось.
        Разведчики, посланные навстречу к обозу с требованием ускорить его продвижение, вернулись с дурными новостями. Обоза нет и не будут. Слухи по лагерю разносятся скоро. И уже через час после прибытия изможденных гонцов каждый легронер знал, что не стоит ждать ни палаток, ни еды, ни даже осадных орудий, без которых их пребывание в дождливой долине превращается в пустую трату времени.
        Торий видел, как с каждым часом ухудшается настроение его людей. Если в первые дни большинство из них были полны решимости, то сейчас, по прошествии двух недель вынужденного голода и бездействия, среди солдат явственно чувствовалось недовольство. Никто еще не роптал в открытую, но Торий каждую минуту ожидал, как забурлит неуправляемая, и что самое тревожное, вооруженная толпа голодных людей. И тогда не поможет ни его легонский жезл, ни верные телохранители. Сомнут, разорвут на части. И тогда уже не видать милости Императора.
        Этот военный поход был самым ужасным из всех, в которых доводилось принимать участие легону. За две недели никто из его людей не видел ни одного горняка. Ни одна стрела и ни одно копье не грозило легронерам империи. Первая радость от обнаружения горной крепости сменилась тревогой. Горная крепость была настолько неприступна, что Торий, взявший осадой немало хорошо укрепленных городов, даже не решился что-либо предпринять. Отвесные стены, столь гладкие, что по ним невозможно вскарабкаться, ни одной тропинки, по которым можно послать в горы отряды. И даже ни одного входа в подземные катакомбы горняков. Все засыпано, завалено, спрятано.
        Как только стало известно, что обоз, пойманный в ловушку, разбит, легронеры стали копать в земле норы, пытаясь таким образом укрыться от не перестающего дождя. Но большинство из этих человеческих нор или обваливались, или затоплялись грунтовыми водами. Только те счастливчики, кто сумел отыскать среди разрушенных деревенских домов укромные уголки, хоть как-то спасались от воды.
        Продовольствия катастрофически не хватало. Жалкие запасы, которые были при каждом солдате, закончились через шесть дней. Отыскать что-либо в оставленных деревнях долины не представлялось возможным. Посланные фуражиры вернулись ни с чем. Голодные легронеры бродили по сырой долине, стараясь подстрелить птицу или поймать хоть какого-то зверька.
        Окончательно настроение Тория испортилось, когда ему доложили, что солдаты, не найдя пригодных к использованию колодцев, стали брать питьевую воду из озера, что расположилось в самом центре дождливой долины. Все они, выпив озерной воды, заболели странной веселой болезнью. То тут, то там было видно, как по лагерю бегают совершенно счастливые голые люди. Торий поспешил выставить вокруг озера охрану, но даже это не спасало от эпидемии. С каждым днем веселящихся солдат становилось все больше и больше. По слухам, озерная вода полностью избавляла людей от голода и жажды, но разжижала их мозги, делая солдат неспособными держать оружие.
        - Господин, - перед Торием замер солдат. - Советники просят вас незамедлительно явится в штаб.
        - Что еще? - Легон, наблюдающий, как два солдата дерутся из-за найденной крысы, недовольно повернулся к посыльному.
        - Я не знаю причины, господин, но очевидно что-то случилось. Когда я получал приказ разыскать вас, советники показались мне обеспокоенными.
        Торий отпустил легронера и, с трудом вытаскивая ноги из размешанной в жижу сотнями сапог земли, поспешил в палатку, где находились советники.
        Еще не доходя до нее, услышал он, как изнутри доносится шум спора. Не стараясь понять его суть, Торий откинул полог и зашел внутрь. Скинул тяжелый от воды плащ, передал слуге шлем, и покосился на сложенный из камней круг для костра, в котором чуть заметно тлели несколько с трудом добытых на равнине щепок.
        - Вы звали меня?
        Советники, среди которых были весьма уважаемые в военном деле люди, замолчали, дожидаясь, пока легон усядется на невысокий стул.
        - У нас плохие новости, господин легон.
        - Это для меня не новость, - Торий устало вздохнул. - В последние дни я только и слышу, как все ужасно и отвратительно.
        - Мы приняли решение немедленно уйти из зеленой долины.
        Торий закрыл глаза.
        Он был слишком осторожным человеком и дальновидным военачальником, чтобы самому предложить этот выход. Он понимал, что его легрион проиграл эту войну даже не встретившись с противником. Он не сможет захватить горный замок, не сможет разгромить армию горняков. Дорога одна - возвращаться, пока не поздно. Но предложить этот выход самому, значит стать при возвращении собакой, на которой рассерженный Император испробует свои плети. Но теперь, когда предложение поступило от военных советников, можно успокоиться.
        Каждому из этих толстых боровов есть что терять. Богатые имения, сотни скотов, красивые наложницы, сундуки с золотом. Кому это все достанется, если погибнут они здесь, под дождем, без славы и чести?
        - Почему вы так считаете?
        Главный советник Пациний пригладил окладистую бороду, выступил вперед остальных:
        - С каждым днем боеспособность наших солдата падает. Мы скоро не сможем управлять ими. У нас нет еды, нет воды. Говорить о том, что армия варваров вот-вот спуститься из своих убежищ просто смешно.
        Торий кивнул, принуждая Пациния продолжать.
        - Мы также считаем, что горняки сражаются с нами не силой оружия, а силой магии. Подтверждение тому этот соленый дождь, отравленная вода в озере, гибель нашего обоза. При таких условиях армия Кэтера не имеет никакой возможности далее вести военные действия против жителей горной страны.
        - Ваше решение, советник.
        - Уходить. Немедленно. Мы еще можем спасти большинство наших солдат.
        - А кто спасет наши головы? - перебил советника Торий, вскакивая со своего места. - Вы все прекрасно знаете, что сделает наш Император с тем, кто отдаст приказ об отступлении. Если вы надеетесь, что это сделаю я, то ошибаетесь. Лучше умереть здесь, чем в подвалах Горгония.
        - Но никто из нас, господин, не сможет приказать солдатам отступать, - мягко сказал Пациний.
        Легон усмехнулся, обводя взглядом ожидающих его решения вельмож.
        - У меня есть другое предложение. Своим правом военного совета вы смещаете меня с поста легона и берете всю ответственность на себя. Закон предусматривает такую возможность. Мы убираемся из этой проклятой страны. Думаю, что Император не станет сердиться на общее мнение таких людей, как вы.
        Советники заговорили разом. Все они обвиняли Тория в том, что тот не выполняет свой долг до конца. Но легон резко поднял руку:
        - Или вы берете всю ответственность на себя, или ни один солдат не уйдет из этого Граном забытого места. Ни один. Решайте.
        Торий откинул ногой стул и больше ничего не говоря, выскочил из палатки. Подставил лицо надоедливым струям, льющимся с неба. Никогда еще в своей жизни он не испытывал такого позора. Он, прославленный солдат, вынужден отступать, спасая свою жизнь.
        - Мудрое решение, легон.
        Торий обернулся. Рядом с ним стоял, закутанный в темный плащ, тайный агентур Империи. Из-за низко опущенного капюшона Торий разглядел только острый подбородок и тонкие, почти прозрачные губы.
        - Что вам нужно? - недовольно проворчал Торий.
        - Нам? - удивился агентур. - Нам нужно то же, что и вам, уважаемый Торий. Выбраться живыми из этого проклятого места.
        - Вас никто не держит, - буркнул Торий, раздражаясь все больше. Сначала советники, сейчас агентуры. И всем необходимо взвалить ответственность на его плечи. Вернее сказать, шею.
        - Вы не совсем правильно поняли меня, уважаемый легон. Через два дня путь в империю будет закрыт и тогда никто не спасется.
        - Что значит закрыт? - насторожился Торий, явственно чувствуя в голосе собеседника тревогу.
        - Пока ваши солдаты месят в долине грязь и пьют соленую воду, мы кое-что выяснили, - голос агентура почти слился с шумом дождя и Торию пришлось приблизиться ближе к говорившему. - Тот проход, через который ваш легрион вошел в зеленую долину, закрывается.
        - Как? - Торий затаил дыхание, чтобы разобрать все слова агентура.
        - Вы прекрасно понимает, легон, что против нас в этой долине воюют не варвары, а их колдуны. Дождь, несомненно, их работа. Ровно, как и все остальное. Они берут ваших солдат измором и, поверьте, не покажутся на глаза до тех пор, пока последний из императорских легронеров не умрет в этой ужасной долине. Более того, чтобы окончательно отрезать легрион от империи, они, мы не знаем как, закрывают ущелье. Уже сейчас сквозь открытый еще проход могут пройти одновременно только четыре солдата разом. Завтра, это растояние станет еще меньше.
        - Почему я должен волноваться об этом? - Торий был слишком осторожен, чтобы в открытую заявить агентуру, что давно готов пойти на все, лишь бы побыстрее убраться из горной страны.
        - Эту войну, уважаемый легон, должны вести не солдаты. Это война колдовства и магии. И если вы еще не чувствуете, насколько окружающий воздух пронизан заклинаниями, направленными против нас, мне вас жаль.
        Легон Торий Самийский неожиданно отчетливо понял, если сейчас, здесь же, он не заключит сделку с тайными людьми императора, то будет все потеряно раз и навсегда.
        - Что вы предлагаете сделать для нашего спасения.
        Агенту одобрительно кивнул:
        - Уйти из зеленой долины всем легрионом не удастся. Уверен, горняки наблюдают за нами. Но вот улизнуть немногочисленной группе вполне возможно. Мы, вы, легон, и еще сотня преданных вам людей.
        - Оставить здесь шесть тысяч солдат лучшего императорского легриона?
        - Если нам удастся выбраться живыми, то мы гарантируем, никто, даже император Каббар не вспомнит о том, что вы самовольно покинули армию. Сведения, которыми мы располагаем, слишком ценны, и требуют незамедлительной доставки в столицу.
        - Я согласен, - после непродолжительного раздумья согласился Торий.
        - Мы знали, что мудрости в вас больше, чем жалости к своим солдатам, - покачал головой агентур. - Мы хотим покинуть долину сегодня же ночью. У вас осталось несколько часов, чтобы приготовиться. И вот еще что, уважаемый легон. Не волнуйтесь за оставленную армию. Люди рождаются только ради того, чтобы умереть.
        Агентур, не дожидаясь ответа Тория, скрылся в пелене дождя, оставляя легона одного.
        Этой же ночью чуть больше сотни всадников скрытно покинули лагерь и устремились к проходу в ущелье. Пользуясь темнотой, дождем и густым туманом, внезапно сползшим с горных вершин, они беспрепятственно просочились в ущелье и, не останавливаясь, спешно устремились прочь от зеленой долины. К середине следующего дня группа неожиданно наткнулась на засаду, устроенную варварами-горняками. Из-под града стрел и камней из всей сотни смогли спастись только четыре человека. Сам Торий Самийский и трое агентуров.
        Загоняя лошадей им удалось покинуть горы и живыми добраться до лагеря на равнине.
        Немного отдохнув, все четверо поспешили в столицу. Агентуры везли сведения о серьезности восстания в горах и о подтверждении личности телохранителя и наследника. Торий Самийский, которому была обещана императорская милость, намеревался выпросить у Верховного Императора Кэтера два легриона и попытаться исправить собственные ошибки, совершенные в зеленой долине.
        Легон Торий Самийский был убит во внутреннем дворе императорского замка стрелой, выпущенной дочерью Императора. Наследница империи Ивия таким образом развлекалась, пыталась избавиться от скуки. Безучастно наблюдая, как падает на каменную мозаику двора солдат в золоченых доспехах, принцесса Ивия даже не подозревала, что ее выстрел спас многие тысячи жизней. Как в Империи, так и в далекой горной стране.
        Император Каббар, на известие о случайной смерти лучшего легона, лишь покачал головой и сказал единственное слово:
        - Дети…, - после чего удалился, чтобы в личном кабинете мага Горгония выслушать прибывших из Зеленого Сердца гор агентуров и принять решение о дальнейших планах империи относительно этой маленькой страны.
        
        На следующее утро после позорного бегства Тория, военные советники в спешном порядке объявили о смещение с должности легона и передали жезл управления главному советнику Пацинию. Через час после формальных посвящений новоиспеченный легон Пациний приказал баталийскому легриону покинуть враждебную территорию.
        Тридцать манионов тот час двинулись нестройными колоннами к выходу из долины. Под струями дождя, в густом тумане кэтеровские легронеры бесславно бежали из непокоренной страны.
        На границе Зеленого Сердца отряды вынуждены были остановиться. В том самом месте, где раньше находился широкий проход, в горах оставалась крошечная щель, протиснуться в которую возможно было только одному человеку.
        Когда столпившиеся у прохода солдаты терпеливо ждали решения штаба, со стороны зеленой долины послышались звон оружия и рев боевых труб горняков. То, чего так долго ждали, произошло. Отряды горняков вышли из темных лабиринтов и последовали за отступающими императорскими войсками.
        Хорошо обученные, прекрасно вооруженные, но сломленные непогодой, голодом, отсутствием воды и бегством командира легронеры дрогнули. Среди солдат возникла паника, остановить которую не удалось даже офицерам. Многие легронеры, напуганные близким нахождением армии горняков, ринулись к узкому проходу, стараясь первыми протиснуться в спасительное ущелье.
        Самые мужественные ветераны, прошедшие не одну войну и видавшие достаточно в своей жизни, чтобы не испытывать страха только от страшных неведомых звуков, повернули свои мечи в сторону варваров. Не потерявшие духа офицеры поспешно выстроили наиболее подготовленные и выученные кодры в боевой порядок, стараясь обеспечить отход приговоренной армии.
        Пока самые слабые и сломленные бежали прочь, жалким ручейком продираясь между невероятно сведенными стенками ущелья, легронеры прикрытия тревожно всматривались в стену дождя и тумана, из которой вот-вот должны были появиться враги.
        Но неожиданно грохот приближающегося войска стих и не осталось над зеленой равниной ничего, кроме испуганных криков самих кэтеровских солдат.
        Несчастными оказались те, кто практически без оружия и доспехов пробрался в просторное ущелье. Там их встретили не только жаркое солнце и горячий камень, но и тысяча вооруженных, хорошо накормленных и отдохнувших скотов из уничтоженного обоза. С криками проклятия налетали бывшие рабы на бывших хозяев и в крови топили каждого, кто пробирался через узкий проход.
        Обагрились камни кровью, наполнился воздух запахом крови и облака в небе отразили кровь.
        А над теми, кто дожидался своей очереди умереть, небо разверзлось и дождь пошел с такой силой, что казалось, каждый из тысяч солдат империи стоит под водопадом, обрушивающимся с самого верхнего неба, оттуда, где живет Отец всех живых Гран.
        Передовые линии боевого порядка легриона не успели ничего понять, не успели ни вскрикнуть ни даже поднять оружия. Из сплошного обвала воды перед ними появились страшные в своей молчаливости варвары, вооруженные тяжелыми боевыми топорами, способными проломить любой щит или панцирь.
        Среди бородатых горняков кто-то, перед тем как упасть с раздробленным черепом, успел заметить низкорослые фигуры странных солдат с закрытыми лицами, в легких панцирях с белыми, сверкающими, словно молнии, мечами. Именно эти маленькие и верткие фигуры первыми врезались в ряды легронеров. Первыми опрокинули передовую линию. Их верткие тела протискивались между выставленных копий, и устремлялись вперед, неся верную и молчаливую смерть каждому, кто вставал на их пути. И если меч не пронзал врага, то короткий нож завершал дело.
        Тяжеловооруженные легронеры, привыкшие сражаться в более благоприятных условиях, не успевали заделать бреши в своей и так достаточно слабой обороне. Тщетные попытки выправить передовую линию ни к чему не приводили. Как только удавалось в одном месте оттеснить нападающих горняков, то хитрые варвары мгновенно исчезали с этого участка, перенося направление удара в другое, более слабое место.
        Некоторые цеперии, воодушевленные кажущимся бегством врага бросались со своими людьми вперед, но не находили там ни одного горняка. Зато рядом, там где было наиболее спокойно, из тумана и воды возникали оскаленные лица варваров, которые стремительно обрушивались на императорских солдат, заставляя их отступать. И после каждого такого отступления на сырой земле оставались десятки, а то и сотни, мертвых тел кэтеровских солдат.
        Три сотни императорских всадников под командованием майра Нортия попытались зайти в тыл наступающим. Но так как никто не знал, где в этом мешанине дождя и тумана тыл варваров, всадники, не слыша четких команд командира, рассеялись по долине и были безжалостно истреблены горняками.
        Увидев, а скорее всего просто почувствовав, что битва проигрывается, гурат Пациний приказал собрать все гурты в один мощный кулак, который, по его задумке, должен был на какое-то время сдержать варваров. Но как только легронеры, побросав раненых товарищей, построились мощным полукругом у выхода из ущелья, варвары мгновенно отступили в туман. Тот час на головы окончательно деморализованный солдат посыпались тучи стрел и камней, от которых не спасали ни щиты, ни доспехи.
        И наступил момент, когда вся многотысячная армия, весь баталийский легрион, дрогнул. Словно страх ласково провел своей корявой рукой по лицам легронеров, заставляя дрожать их сердца.
        Офицеры уже не могли добиться от солдат подчинения. Каждый сам решал, что ему делать. Кто-то, побросав тяжелое оружие, бежал в сторону узкого прохода. Кто-то бросался с безрассудностью смертника на топоры горняков. Но большинство из многотысячного легриона бросали мечи и вскидывали руки, отдавая жизнь свою на волю варваров.
        Но в этой битве никто никого не жалел.
        Обстрел кэтеровского легриона прекратился и из дождя вновь показались горняки. Молчаливые и ужасные шли они вперед, убивая всех, кто встречался им. Не останавливало их ни отчаянные смельчаки, умирающие с именем Каббара на устах, ни безумные, ни испуганные. Не обращая внимания на слабое сопротивление, врезались горняки в порядки кэтеровской армии и убивали.
        Убивали. Убивали. Убивали.
        И мальчики с белыми мечами, в белых же плащах, с закрытыми лицами, убивали наравне со всеми.
        Избиение продолжалось долгих шесть часов. Камень стал красным, и земля стала красной. Даже льющаяся с неба вода не успевала смывать кровь кэтеровских солдат. И наступил момент, когда над зеленой долиной не стало слышно криков умирающих легронеров. Более шести тысяч солдат баталийского легриона, оставленные своим командиром, покинутые богами и удачей, нашли последнее пристанище в горной стране, в долине, которая носила красивое название Зеленое Сердце гор. Шесть тысяч человек никогда больше не вернуться к домашнему очагу, никогда не обнимут своих жен, никогда не поднимут на руки детей своих.
        Война собрала достойный урожай.
        
        Внезапно налетевший ветер подхватил покрывало тумана и унес его к заснеженным вершинам. Дождь с каждой секундой становился тише, пока не превратился совсем. Тяжелая туча, нависшая над зеленой долиной посветлела и, измученная долгой работой, растворилась в чистом небе. Горячее солнце, так долго прятавшееся от Зеленого Сердца гор, осветило окрестности своим ласковым светом.
        Белый орел стряхнул с перьев своих последние капли долгого дождя, сорвался с камня и скользя по потокам воздуха, заскользил над землей, усеянной многими трупами.
        Твой верный меч
        Тару-ра-ру
        Горит огнем небесным.
        Твой верный меч
        Тару-ра-ру
        Ославь огнем и местью.
        Горняки, выискивающие и добивающие на поле боя раненых кэтеровских солдат, прекратили махать топорами и повернулись в сторону, откуда доносилась эта странная детская песня.
        Посреди мертвого поля, среди многочисленных трупов, стоял пятнадцатилетний наследник Ара-Лима. Его плащ, ставший из белого красным, чуть трепетал на ветру. Меч его, обагренный кровью кэтеровских солдат был устремлен в небо, к солнцу, которое впервые за много-много дней с любопытством рассматривало залитую водой и кровью зеленую долину. Рядом с Аратеем, за спиной его, молча стояли те, кто был рядом с наследником все эти часы. Суровый майр Элибр, спокойно сложивший большие кулаки на рукояти меча. Лесовик Йохо, обтирающий ножи от крови. Ганна Вельда с боевым луком. И конечно молочный брат короля, здоровяк Гамбо, с довольной улыбкой оглядывающий дело рук и топоров жителей горной страны.
        Те, кто находился рядом с наследником отметили, как необычайно светло и спокойно было лицо Аратея. Словно и не было за его плечами многих часов жесточайшей битвы. Словно не было многих сотен смертей, что впитал в себя его меч.
        Твой верный меч
        Тару-ра-ру
        Как молния сверкает.
        Твой верный меч
        Тару-ра-ру
        Усталости не знает.
        Гамбо, слышавший из уст бората эту песню не раз, встал рядом с ним, плечо к плечу и стал подтягивать, покачивая в такт словам кудрявой головой.
        К ним стали подтягиваться другие мальчишки и, обступая своего короля плотным кольцом, смотрели на него и пели вместе с ним. Детская песенка, сложенная Аратеем много лет назад как будто что-то значила для них. Словно в незатейливых и простых словах слышали они нечто важное, что помогло им всем одержать эту славную победу.
        Аратей оторвал глаза от ослепительного солнца и взглянул на друзей своих. По его лицу скользнула улыбка, которую так давно не видели друзья его. Не опуская меча своего, он потряс им и заорал что есть силы:
        - Ара-Лим жив!…
        И люди, обступившие его, мальчишки, горняки, учителя его, в каком-то диком единодушном порыве вскинули свое оружие к небу, обнажая каждый запястье с клеймом в виде перечеркнутого солнца, и закричали, сотрясая камни, окружающие зеленую долину:
        - Ара-Лим жив!
        И долго не могли успокоиться горы, передавая от вершины к вершине, от склона к склону, от камня к камню, этот мощный и величественный крик, означающий, что жива еще угнетенная Кэтером страна.
        - Отличная драка, мой король! - сквозь ликующую толпу горняков и жителей Зеленого Сердца к Аратею протиснулся улыбающийся Авторей, вождь одного из племен. - Все произошло именно так, как ты предсказывал. Твоя победа еще больше воодушевляет людей и они любят тебя.
        - Это ваша победа, - Аратей опустил меч и пожал протянутую вождем руку. - Это ваши топоры разбили лучшие войска империи. Я видел, как ты и твои товарищи отважно сражались за долину.
        - Излишняя скромность не к лицу великому воину! - захохотал Авторей, упирая кулаки в бока. - Мы хоть и сильны, но ни у кого из нас нет таких мозгов, как у тебя, наследник. Правду я говорю, жители?
        Горняки, услыхав громовой вопрос Авторея, в очередной раз вскинули топоры и заорали каждый на свой лад, выражая таким образом справедливость слов одного из горных вождей.
        - Теперь мы пойдем за тобой, хоть до самой столицы Кэтера, - завопил кто-то.
        И вновь разномастный крик пронесся над долиной.
        Аратей, не скрывая радость, смеялся. Но вдруг взгляд его неожиданно замер на задумчивом лице лесовика. Тот стоял, покачивая головой, обводя грустным взором усеянную телами долину. Наследник дотронулся до его руки, выводя Йохо из задумчивости:
        - Тебя что-то тревожит, учитель?
        Лесовик грустно улыбнулся:
        - Ты прав, Аратей. Тревога на сердце моем. Ты хочешь узнать причину ее?
        Аратей кивнул.
        - Посмотри на эти мертвые тела, - Йохо указал на нагромождения бездыханных трупов. - Неужели в сердце твоем нет печали, юный король? Многие из них могли бы остаться в живых. Мы убивали их только потому, что они носили доспехи империи. Но я видел, своими глазами видел, как многие из тех, кто лежит у наших ног, поднимали руки, моля о пощаде. Разве не могли мы подарить им жизнь?
        - Но это же кэтеровские солдаты! - воскликнул Аратей, не понимая, о чем говорит учитель. - Ты же сам говорил, что нет лучшего врага, чем мертвый враг. Они пришли сюда, чтобы убить и меня, и тебя, и других.
        - Все это так, мой юный друг и король. Но ты, как законный король, мог приказать оставить жизнь тем, кто бросил оружие. Иногда мне кажется, что в душе твоей слишком много пепла Ара-Лима. И это меня пугает.
        Аратей отступил на шаг. Лицо его неожиданно вспыхнуло.
        - Я знаю, учитель, ты все еще считаешь меня ребенком. Но это не так. Я перестал быть им в тот момент, когда огонь костра забрал у меня отца и мать. И поэтому я не могу быть жалостливым к врагам своим. Не могу, учитель. Сегодня, здесь, за Зеленое Сердце погибли многие наши друзья. Они отдали сердца свои и за меня. Все они верили, что я когда-нибудь полностью уничтожу Кэтер и его солдат. Поэтому, я буду убивать императорских солдат, даже если все духи ада встанут у меня на пути. Они сожгли моих родителей, сожгли мою страну и ты смеешь обвинять меня в не милосердии? Это несправедливо, учитель.
        - Я лишь боюсь, что месть, заполнившая всего тебя, когда-нибудь сожжет и душу твою. Поверь мне, нет ничего страшнее бездушного правителя. Как никто я понимаю боль твою, Аратей. В моей жизни тоже были пепелища. Но я никогда не позволял желанию отомстить полностью завладеть мной. Ты король, и твой разум должен быть чистым и спокойным. Не позволяй мести овладеть собой. Иначе сгоришь. Жителям нужен рассудительный и мудрый король, который способен не только карать, но и миловать. Излишняя жестокость порождает жестокость.
        Наследник повернулся к майру Элибру, ища у того поддержки.
        - Как поступал мой отец? Ответь, майр. Разве бы он не уничтожил врага вторгшегося на его землю до последнего человека?
        Майр поднял меч и прикоснулся пальцами к окровавленному клинку:
        - Когда-то, лежа в могиле, слыша, как опускаются мертвые листья на мертвую землю, я мечтал только об одном. Убить как можно больше тех, кто отнял у меня самое ценное. Мою страну, моего хозяина, мою жизнь. Сегодня я славно потрудился. Но странно, мое разрубленное на куски сердце не нашло покоя. Наоборот, оно скорбит по тем, кто идет сейчас по узкой тропе в подземное царство мертвых.
        - Ты жалеешь тех, кто убил тебя? - удивился наследник. - Но куда подевалась твоя ненависть?
        - Ненависть была к живым. А к мертвым…. За что ненавидеть мертвых? Мне их жаль, так же, как и тех, кто хотел, но не смог остаться живым. Опасен враг, который целит в твое сердце, но нет никакого геройства и отваги в том, чтобы убить безоружного и упавшего пред тобой на колени. Ты спросил меня, как бы поступил твой отец, юный король? Сложно сказать. Иногда случалось и нам уничтожать всех, кто поднимал руку на Ара-Лим. Но чаще, король Хесед миловал тех, кто признавал его власть и силу.
        - Значит, мой поступок был не королевским?
        Элибр усмехнулся и потрепал отчего-то расстроенного Аратея по волосам:
        - Любой твой поступок королевский. Хочешь ты этого, или нет. Не стоит винить себя, мой король. Думаю, сегодня был не тот случай, чтобы отпускать врага живым. Мы преподали хороший урок империи. Император Каббар сильно расстроиться, когда узнает о гибели целого легриона. Будем надеяться, что на ближайшие несколько лет империя оставит нас в покое. А потом мы сами напомним о себе. Ты хочешь этого, мой король?
        
        В тишине своих покоев, при свете волшебного огня, освещавшего стол и раскрытую толстую книгу, оплетенную в железный переплет, сидел колдун Самаэль. Руки его спокойно лежали на страницах фолианта, на которых любой житель не разобрал бы ни слова. Это была очень древняя книга, хранившая в себе знания давно ставших прахом крестоносцев. Глаза Самаэля были прикрыты. Колдун просто дремал, устав от дневных дел.
        Созданный колдуном свет неторопливо перескочил с книги на седые волосы, сполз на пол, задержался на витом посохе, прислоненном к тяжелому креслу. Внимание его привлекло неожиданно овившееся у окна слабое сияние. Это был не лунный свет, и не отблеск от железа.
        Сияние, сначала слабое, закружилось голубыми искрами, образовывая небольшой водоворот.
        Волшебный свет только на миг прикоснулся к сиянию, испуганно отпрянул от него и торопливо метнулся к колдуну, заметался на его ладонях.
        - Что? - веки Самаэля дернулись. Он вскинул голову, взглянул на затихший огонек в своих руках. Резко обернулся к окну, всматриваясь в пляшущие неясные тени. И, заметив водоворот из искр, торопливо вскинул руку, освещая комнату полным светом.
        Водоворот искр, невероятно быстро увеличиваясь в размерах, вдруг рассыпался на миллионы крошечных огоньков. На том месте, где только что кружились огни, стоял прозрачный силуэт человека:
        - А ты неплохо устроился, Самаэль, - появившийся гость медленно обвез взглядом покои колдуна. - Уютно, и, должно быть, тепло. А в моих подвалах, хе-хе, мерзко и сыро.
        - Горгоний? - крестоносец торопливо схватил посох с золотым набалдашником и, направив конец его на фигуру мага, коротко дернул посох. Из крепкого, словно камень, дерева, выскочила тонкая молния, пробила насквозь Горгония, следом за ним разворотила подоконник и улетала к звездам.
        - Чем старее, тем тяжелее просыпаться. Да, мой старый друг? - Горгоний похлопал руками по тому месту, куда вошло узкое лезвие молнии. - К сожалению призматические духи нематериальны. Иначе, хе-хе, вместо меня здесь стояли бы с десяток боевых Избранных, которые не стали бы развлекать моего старого друга долгими и нудными разговорами.
        - Как ты нашел меня? - Самаэль отложил бесполезный посох, подошел к Горгонию и, мгновение поразмышляв, сунул руку прямо в грудь прозрачной фигуре.
        - С детства не люблю щекотки, - захихикал маг, поеживаясь. - Хоть и знаю, что далеко ты, но все равно, умоляю, не прикасайся ко мне. Иначе, хе-хе, умру от смеха.
        - Что делает здесь такое презренное существо, как Избранный? - крестоносец быстро осмотрел комнату, заполняя светом все темные углы.
        - Ты все также осторожен, как и тогда, при нашей последней встрече. Не волнуйся, крестоносец. Я еще не настолько силен, чтобы принести с собой неприятности. Пока еще, - многозначительно добавил маг. - И не называй старого друга существом. Ты прекрасно знаешь, каких трудов мне стоило найти тебя и поговорить с тобой.
        - Ровно двести невинных душ, - нахмурив густые брови, колдун отошел к столу и встал подле него, облокотясь на край.
        - Хе-хе! Ты даже помнишь число составляющих. У тебя всегда была превосходная память. А вот мне пришлось переворошить кучу книг, чтобы найти заклинание и список нужных ингредиентов.
        - Если хочешь что-то сообщить мне, то сделай это поскорее. С каждой секундой тебя покидает одна душа, - неприязнь слышалась в голосе Самаэля.
        - Ты прав, мой друг. Тебя интересует, ради чего такого важного я отыскал тебя? Я отвечу.
        Образ мага вдруг смешался и перед Самаэлем появилась призрачная фигура телохранителя Элибра.
        - Именно об этом я и хочу поговорить, - сказал майр голосом Горгония. - Этот мертвый кусок мяса неразумно показался на глаза человека, который хоть и не являлся моим соглядатаем, но в свое время видел телохранителя короля Хеседа еще в более живом, хе-хе, состоянии. Помнишь караванного мастера?
        - Подлый скот! - скривился Самаэль.
        - Именно, - поддакнул маг, превращаясь в испуганного караванного мастера, у которого во лбу зияло отверстие, по краям которого виделись прилипшие куски мозгов, - За это я его, хе-хе, сбросил в свой колодец. Предварительно поковырявшись в его памяти. Хорошая работа для Избранного, согласись.
        Колдун молчал, наблюдая за превращениями Горгония.
        Неожиданно маг перестал хихикать и завизжал:
        - Вы, крестоносцы нарушили Старый Договор и перешли Грань! Вы разрушили печать, удерживающую этот мир в равновесии. Вы подло обманули звезды, которым мы давали страшную клятву. Знаешь ли ты, ничтожный крестоносец, что сделали вы?
        Маг Горгоний вспыхнул и превратился в страшное существо, не имеющее ничего общего с человеком.
        - Совет Крестоносцев не имеет к этому никакого отношения, - глухо проговорил Самаэль. - Это исключительно мое действие, которое не является нарушением Старого Договора. Я больше не являюсь членом Совета.
        Маг превратился в самого себя. Смотрел на Самаэля с какой-то жалостью:
        - Ты сам веришь в то, что сказал? Или настолько поглупел? Ты Хранитель, а значит, все твои поступки, пусть даже и не согласованные с Советом Крестоносцев, влияют на равновесие многократно. Тебе ли этого не знать. Пожалел мальчишку?
        - Тебе этого не понять.
        - Хе-хе. Вы всегда считали себя лучше нас, Избранных. Но, видишь как все получилось? Вы первыми нарушили Договор, и теперь у нас развязаны руки. Собственно, я нашел тебя, чтобы сообщить, готовься к неприятностям, Самаэль. Мы намерены взять реванш за старые поражения.
        - Совет Крестоносцев не допустит этого.
        - Совет? - Горгоний расхохотался так сильно, что прозрачное его существо всколыхнулось рябью. - Твои древние старики забились в кельи и говорят с звездами. Они, в отличие от тебя, неимоверно стары и им нет никакого дела ни до аралимовского мальчишки, ни до самого Ара-Лима. И уж тем более нет теперь никакого дела до тебя, мой друг.
        - Ты все равно проиграешь, - Самаэль постарался, чтобы голос его был тверд, но это ему плохо удалось.
        Горгоний зачесался, сморщив лицо:
        - Я видел то, что осталось от нашего легриона. Ваша победа впечатляет. Варвары сломили отборную армию Кэтера. Но теперь все будет иначе. У империи много солдат. И Избранные жаждут помочь им. Мое время заканчивается. Я ухожу. Но ты, мой старый, но не слишком приятный друг, помни, теперь начнется другая война. Война не за королевства и земли, не за души ничтожных людей и даже не за золото всего мира. Начинается война за власть. Хочу, чтобы ты знал это и приготовился к своему последнему часу. Видишь, как я добр к тебе. До встречи, Самаэль. Надеюсь, до очень скорой встречи.
        Прозрачный силуэт мага исчез, растворился в воздухе, и Самаэль устало опустился в кресло.
        Почему он так взволнован? Почему страшится грядущих времен? Ведь он прекрасно знал, на что шел, вызывная телохранителя к жизни. И он знал, что Избранные рано или поздно узнают, что он, Самаэль, взломал печать, скрепляющую Старый Договор. Горгоний прав, Совет не станет помогать ему. Совету нет никакого интереса вновь ввязываться в продолжительную войну, в которой мечи и копья не играют большой роли.
        Нет! Он не имеет права быть слабым. Он не имеет права падать духом. Он готовился к этому. И пусть у Избранных сейчас развязаны руки, они не знают самого главного. Того, что кроме него, Хранителя Крестоносца, не знает никто.
        Пятнадцать лет назад на свет появился новый крестоносец, ради которого и была сломана печать Договора. И именно ему предстоит стать спасителем. И для людей, и для их душ. Если только он, Самаэль, не ошибся. Если только не ошибся….
        
        ХХХХХ
        
        В 8477 году от Сотворения объединенные отряды горных племен, одержав победу над армией Кэтера, утвердила свое право владеть горной страной. Племенные вожди присягнули клятвой законному наследнику Ара-Лима, молодому королю Аратею, тем самым отдав Зеленое Сердце гор под правление его королевского величества. Маленькая страна, надежно защищенная от посягательств извне неприступными горными хребтами, стала центром противостояния против могучей империи Кэтер. В начале лета 1877 года, в самом центре зеленой долины, на берегу озера состоялся сбор всех племен, которое в дальнейшем получило название «Собрание отмеченных клеймом».
        
        На черном монолите, крепко вросшим в землю, в просторных одеждах, украшенных искусным шитьем золотой и серебряной нитью, с королевским венцом на голове, стоял пятнадцатилетний мальчик, чье имя было известно каждому из многих тысяч собравшихся в зеленой долине. Аратей, а это был никто иной, как наследник, молча взирал на действо, разворачивающееся у его ног.
        Огромная площадка перед черным камнем была очищена от кустарника и пней деревьев, уничтоженных еще при военных действиях против баталийского легриона Кэтера. Теперь перед монолитом была выложенная огромными каменными плитами площадь. По краям ее высились каменные изваяния Отца всех жителей Грана.
        По правую руку от Аратея стояли учителя его и наставники. Колдун Самаэль в черных одеяниях и с посохом с золотым набалдашником. Лесовик Йохо, молодцевато перепоясанный серебряной пряжкой кэтеровского гурата. Рядом с ним кормилица короля ганна Вельда, пряча руки в широких рукавах платья. Майр Элибр, как всегда молчаливый и неподвижный. На плече его дремал Авенариус, или делал вид, что дремал. По другую сторону от короля линией стали горные вожди, по торжественному случаю выряженные в лучшие свои одежды.
        Перед монолитом черным замерли отряды горняков. Были они в полном вооружении, с небольшими круглыми щитами, с зачехленными топорами. Большинство из них без железных шлемов. Не любили горняки, когда во время битвы, а тем более в праздник какой, не чуяли они ветра, что трепал их длинные волосы.
        В самом центре отрядов, стояли ровным прямоугольником пятьсот подростков, воспитанных и обученных в зеленой долине под присмотром наставников. У каждого на запястье клеймо знаковое, на поясе меч короткий, в подземных кузницах выкованный. Без доспехов стояли и без шлемов. Возглавлял тот отряд брат короля Гамбо.
        У самой кромки черного поля толпились жители, старики и дети малорослые, да женщины. Тянули шеи, взирая на великое сборище военных мужей.
        Между монолитом и отрядами было место, выложенное не черными каменными плитами, а белым мрамором. Постарались горняки, выполняя заказную работу королевскую. На белом мраморе высилась гора светящихся камней, которые в свое время возложили в общую гору первые друзья короля. С тех давних пор куча заметно выросла. Каждый, кто присягал на верность Аратею добавлял свой камень. И ставил на запястье клеймо раскаленное.
        Зазвенели вдалеке возвращенные на свои места из темных подземелий колокола. Взревели длинные трубы, возвещая о начале церемонии. Загрохотали барабаны, отбивая размеренный бой. Как только замолкли трубы, все собравшиеся горняки и дети их, стоявшие у самого монолита, вскинули руки, приветствуя короля своего. Каждый старался перекричать товарища, подпрыгнуть повыше, чтобы увидел только его королевский взор.
        От шума небывалого, что разразился над зеленой долиной, Авенариус на плече майра встрепенулся, распахнул глаза черные, склонил голову к Элибру:
        - Баловство какое надумали, парады посреди войны устраивать. Я над Ара-Лимом летал, много чего тревожного слышал. Жители говорят, Кэтер силы собирает, чтобы мальчишку нашего погубить. Не парады ходить следует, а войной самим идти. Таково мое мнение.
        Майр, больше наблюдавший за наследником, промолчал на слова птицы черной. Зато Самаэль, рядом стоявший, разобрав ворона, щелкнул несильно того по клюву, дернул уголками губ, улыбаясь:
        - Воевать, не каркать. Наследнику еще многое постичь надо. Помолчи, мой друг, послушаем, что скажет король своим подданным.
        Смолкли крики, опустились руки. Все смотрели на ступившего на шаг вперед наследника.
        Сердце у Аратея колотилось так, как не колотилось даже перед самым первым нападением на кэтеровских солдат, когда меч его впервые напился крови врага. Он смотрел на тысячи лиц, ждущих от него нужных и важных слов и думал о том, что сейчас он владеет гораздо большим богатством, нежели огромные территории или несметные сокровища. Он, наследник Ара-Лима, владеет доверием жителей горной страны.
        Много лет назад, когда он впервые осознал себя королем, у которого отняли принадлежащее по праву, он даже предполагать не мог, что пролетят годы и перед ним будет стоять армия, способная дать отпор империи. Как часто он, забравшись на скалы, мечтал о дне, когда сможет он послать свои собственные легрионы в бой. Как часто, засыпая, представлял себе великие битвы, в которых одержит победу. Он многое умеет и многое знает. Никто в зеленой долине лучше него не умеет управляться с оружием. Учитель Самаэль научил его волшебству, учитель Элибр военной тактике. У него есть верные друзья, готовые положить за него жизнь. И у него есть вера в то, что когда-нибудь он вернется на место сожженной Мадимии и вернет славу Ара-Лиму.
        Нет, Аратей не тешил себя мыслью о том, что время, которое его ожидает, будет наполнено только громом победных труб. Он отлично знал, что война с империей будет долгой и кровавой. Он знал, что в той войне могут погибнуть все те, кто сейчас стоит перед ним. И от этой мысли у него невольно першило в горле. Но когда у человека есть вера, он не думает о той великой цене, которую нужно положить на алтарь во имя достижения этой цели.
        - Граждане Ара-Лима! - Аратей вскинул руку, призывая всех стоящих перед ним прекратить лишние крики и отдать внимание только ему, - Имею ли я называть вас , стоящих передо мной, гражданами Ара-Лима только потому, что сам я являюсь королем Ара-Лима?
        Гул тысяч голосов послужил ему ответом.
        - Вы избрали меня своим правителем, - продолжил Аратей, чуть повысив голос, - Вы оказали мне доверие, о котором я не мог только мечтать.
        - Ты вел нас в бой! - загудела армия горняков. - И ты победил! Ты достоин, чтобы быть нашим королем.
        - Да, это так, - переждав гул, сказал Аратей. - Я и вы все выиграли эту маленькую войну. Но это было только начало. И вы все знаете, что Империя не успокоиться, пока не уничтожит нашу страну. Или, пока мы не уничтожим Кэтер. Впереди нас ждут долгие годы войны. Мы все не хотим этого, но иначе нам никогда не увидеть мирного неба. Вы знаете, чего я желаю больше всего. Я хочу возродить Ара-Лим, великое королевство, построенное моими предками. Это будет нелегко. Это будет сложно. Но если вы поможете мне, если ваши топоры и стрелы окажут услугу Ара-Лиму, моя страна никогда не забудет того, что вы сделали для нее. Готовы ли вы встать за Ара-Лим?
        Тысячи и тысячи глоток в едином порыве разорвали внимательную тишину над зеленой равниной, оглушая ее невероятно оглушительным криком:
        - Согласны! Веди нас. Король! Ара-Лим!
        И тысячи и тысячи человеческих тел преклонили колени перед законным королем. Преклонили колени седые горняки, не признававшие ранее ничьей власти. Склонили колени мальчишки, знающие, что у них только одна дорога - рядом с кролем до самого конца. Склонили колени мудрые старцы, знающие, что такое продолжительная война и иллюзорное ожидание победы.
        Один только колдун Самаэль остался стоять не коленопреклоненный. С последними словами Аратея в голове Самаэля словно взорвалась тьма. Крестоносец взирал безумными глазами на горняков и видел перед собой только горы гниющего мяса. Он видел и он знал, что многие, кто стоит сейчас перед черным монолитом умрут в войне.
        Колдун не мог с уверенностью сказать, кто останется в живых, а кто ляжет на поле боя. Но Самаэль мог различить, как парит над черной площадью силуэт Стана. Как жадно обнимает дух смерти обещанные ему тела. Не скоро получит их Стан, но получит. Весь вопрос только во времени.
        Самаэль почувствовал, как до него дотронулась чья-то рука. Он вздрогнул, повернулся даже быстрее, чем того требовали приличия. Рядом с ним стояла Вельда.
        - Неужели все так страшно? - тихо спросила она, глядя прямо в глаза Самаэля.
        - Ты тоже видишь его? - прохрипел колдун.
        - Я видела его еще у скал, когда мы резали кэтеровских солдат. Не ошибся ли ты, Самаэль, когда обратился к нему за помощью.
        Крестоносец замотал головой, взглянул на Аратея, ликующего вместе со своей новой армией:
        - Нет, Вельда. Уверен, я сделал все возможное ради этого мальчика. Мы все сделали все возможное. Мы посвятили ему свою жизнь. Ради Аратея и ради славы Ара-Лима. Но какова плата за эту славу - даже я не могу знать.
        - Тогда почему ты так волнуешься? - спросила ганна. - Пусть все идет так, как идет. Никто, даже Стан не может изменить судьбы. И если кому-то из нас суждено умереть, что же? Каждый рождается только для того, чтобы рано или поздно предстать перед Отцом нашим Граном.
        - Недавно я уже слышал эти слова. Но, они и есть истина, - Самаэль через силу улыбнулся. - Признаться, неприятно думать о том дне, когда мне придется расстаться навсегда с кем-нибудь из вас.
        - Не дождешься, старик, - улыбнулась в ответ Вельда. - Мы все пришли а этот свет, чтобы жить долго.
        Им пришлось прервать разговор, так как к ним присоединился Йохо. Непонятно отчего, но лесовик был хмур и невесел. Казалось, что та радость, что захлестнула всю зеленую долину обходит стороной всех учителей короля.
        - Вы слышали? - процедил Йохо сквозь плотно сжатые губы. - Аратей собирается немедленно начать военные действия против Кэтера. Не рановато ли? Один легрион заманенный и уничтоженный в западню еще не повод, чтобы считаться великим полководцем. Как хотите, а я собираюсь после этого сборища серьезно поговорить с наследником.
        - Идти на Кэтер еще рано, - согласился Самаэль. - Но мы уже не в силах остановить короля. Посмотрите сами. Горняки признали его. Воины готовы следовать за ним хоть до самого Турлима.
        - Как-то все забыли, что совсем недавно горняки убеждали нас, что никто из них не ступит за пределы горной страны ни одного шагу. Боюсь, их храбрость улетучится завтра же днем. И если Аратей надумает выйти за пределы Зеленого Сердца только имея за спиной несколько гуртов таких же детей, каким он сам является, скорое поражение от регулярных легрионов Кэтера не заставит себя ждать.
        Лесовик потоптался на месте, хитро прищурился и с извинением в голосе сказал колдуну:
        - Несколько дней назад мне не спалось. Душная летняя ночь мешала закрыть глаза. И я совершенно случайно, не желая этого, оказался около одной двери и также нечаянно подслушал разговор двух человек.
        Самаэль нахмурился и быстро бросил взгляд на ганну, которая, к его успокоению, уже отошла, оставляя колдуна наедине с лесовиком.
        - Проклятый шпион, - Самаэль ткнул пальцем в грудь лесовика, - Я немедленно превращу тебя в жабу.
        - Лучше в двухголового червяка. Прекрати Самаэль. Мне надоели твои глупые угрозы. Забудь, что ты отыскал меня в глухой лесной деревне. За эти годы я многое узнал и стал совсем другим. Я не шпионил. Неужели за столько лет ты так и не узнал меня.
        - Извини, мой друг, - колдун тяжело вздохнул, успокаиваясь, покачал головой. - Ты слышал все, что обещал тот гость? Значит знаешь, с чем нам придется столкнуться.
        - Меня это беспокоит, я бы так сказал, - Йохо почесал кончик носа. - Судя как паршиво ты выглядишь, нас ожидает не просто война, а нечто более страшное.
        - Это так, мой друг. Избранные могут пойти на крайние меры, чтобы добиться полного разгрома горняков, и соответственно Аратея.
        - Но ты великий колдун, если мне не изменяет память?!
        - Все не так просто, - Самаэль подхватил лесовика под локоть и стал отводить подальше от монолита. - Совет крестоносцев отошел от земных дел. Они не хотят помогать мне и не хотят идти против Избранных. Кучка древних стариков, считающих, что размышление о вечности защитит их от неминуемой смерти. Я остался один, и если Избранным удастся уничтожить меня, то не стоит и говорить, что скоро не станет не только этой армии, но и каждого из вас по отдельности.
        Самаэль отвесил поклон нескольким молодым девушкам, бегущим к Аратею с букетиками цветов, обернутых разноцветными лентами, облизал губы и продолжил:
        - И если простых горняков ждет достаточно легкая смерть, то поверь мне, для таких как ты, и тем более для юного короля, у Избранных найдется парочка другая гораздо более ужасных способов избавить вас от жизни.
        - Ты хочешь сказать, что против Избранных стоишь только ты?
        - Какой догадливый лесовик. Я последний из крестоносцев. Я - Хранитель знаний. И все знание моей древней расы в случае смерти уйдет в небытие. И некому будет тогда остановить выскочек Избранных.
        Йохо слушал колдуна, шаркал плитам ногой и совершенно неожиданно для Самаэля прервал его:
        - Ты ведь с самого начала знал, что останешься один? Ведь так? И, все предвидя, нашел себе приемника.
        Самаэль только вздохнул:
        - Разве можно что-то скрыть от тебя, мой лесной друг. Ты прав. Аратей, как никто другой подходит для этой роли. В его крови течет такая густая кровь, что иногда мне кажется, это сам Гран спустился к нам на землю в человеческом обличии. В его руках такая сила, выпустив которую, можно смести все живое с нашей земли. Если отдать наследнику знания, которыми владею я, как Хранитель, никаким Избранным не справиться с ним.
        - Так сделай это! - воскликнул Йохо, пораженный откровенностью колдуна. - Ты обучил его малому волшебству, так обучи и большому. Или Крестоносец Самаэль собирается жить вечно?
        - Знания требуют времени, - колдун бросил взгляд на наследника, который, смеясь, принимал от девушек цветы, - Сейчас в голове у наследника только месть и желание вернуться в Ара-Лим.
        - Если ты все объяснишь ему, он поймет. И он сумеет побороть огонь, что жжет его сердце. Прошу тебя, Самаэль. Уверен - и майр, и ганна поддержат нас. Аратей должен знать все, что знаешь ты. Он последний, кто может вернуть мир на эту проклятую и обагренную кровью землю.
        -Смотрите! Смотрите!
        Самаэль и лесовик разом обернулись на крик и замерли, увидев необычное зрелище.
        С высокого неба, с чистого неба, на плечо Аратея опустился белый орел. Он оглядел пораженных горняков пристальным взглядом, расправил крылья и закричал, обращая крик свой к Зеленому Сердцу гор и к тем, кто был его частью.
        И различил Крестоносец, как завертелся, закрутился смазываясь и беззвучно крича, лик духа Стана. Как исчез он, растворившись в прозрачном горном воздухе. И над королем Ара-Лима осталось только горячее солнце. Одно над Ара-Лимом и над Зеленым Сердцем. Одно над целым миром.
        - Гран не покинул нас, - прошептал Самаэль и глаза его заблестели так странно, что можно было подумать, что он плачет.
82

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к