Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Котлова Марина: " Не Родись Заклинательницей " - читать онлайн

Сохранить .
Не родись заклинательницей Марина Евгеньевна Котлова


        Всё в этом мире обычное и вампиры и оборотни и даже эльфы. Вот только ей не повезло. Или повезло? А демон его разберёт. Жизнь покажет, а друзья не подведут.


        В этой книге рассказывается о молодой девушке волею судеб оказавшейся заклинательнице душ. Наряду с уникальными способностями видеть магию, она могла еще, и переходить на другую сторону, общаться со смертью и возвращать тех, кто ушёл до срока. Кстати, вы уверены, что знаете, как выглядит смерть, если да, то вас ждёт большой сюрприз.
        Ещё одним даром героини, было наличие в теле артефакта, позволяющего вызывать мечи, когда-то принадлежавшие эльфам.
        Живя в глухом лесу, она находит там, свою подругу, девушку — оборотня, и по ходу книги встречает новых друзей и свою любовь.
        Повстречав команду истребителей монстров, она даже не предполагает, как осложниться её жизнь. Она вдруг окажется в эпицентре событий связанных с тем, что случилось несколько столетий и даже тысячелетий назад. Ей придётся спасать не только чужие жизни, но и свою.
        Для того чтобы вытащить из беды новых знакомых, она пройдёт через весь континент, попадая в неприятные, а иногда и в смешные ситуации. Главное не попасть в рабство и не застрять у амазонок.
        Ей предстоит за короткое время понять, что же она на самом деле испытывает к эльфам, терпеть их не может, или они ей всё же нравятся.
        Предстоит узнать цену дружбы, и предательства. А если она попадёт в плен, где её искать? У вампиров, лесных людей, а может у драконов. Нет, в таком случае, просто необходимо спросить у гномов.
        Неприятности не так уж страшны, если решать их сообща, тогда и коварные планы неведомого недруга разрушить легче, и спасти землю от незапланированной войны намного проще.
        Главное, чтобы рядом были верные друзья, а остальное приложится.

        Котлова Марина Евгеньевна
        Не родись заклинательницей

        Часть 1


        Вечерело. Закатное небо переливалось рубиновыми отблесками. Они все были здесь, все двенадцать Верховных во главе с Владыкой. Повод для собрания был более чем веский, их родовой оракул, наконец-то изрёк пророчество.
        — Многоуважаемый совет,  — произнёс Владыка звучным красивым голосом.  — Мы собрались сегодня здесь, чтобы решить судьбу нашего рода. Вот уже более ста лет как проклятие обрушилось на наш род. Вот уже более ста лет у наших половинок не рождаются дети. Но судьба подарила нам ещё один шанс, так выслушаем же нашу глубокоуважаемую Вараку. Прошу тебя.
        Владыка сделал приглашающий жест рукой, и она вышла на середину зала. Сказать, что эльфийка была стара, значит, ничего не сказать. Она была древней, очень древней, вся её фигура говорила о прожитых даже не столетиях, а тысячелетиях. Пожелтевшая пергаментная кожа обтягивала, состоящее как будто из одной кости лицо, волосы беспорядочными серыми клоками обрамляли обтянувшую череп кожу. Единственное, что было живым на этом лице, это глаза, неожиданно яркие они горели лихорадочным огнём, выдавая сущность своей хозяйки. Оглядев всех присутствующих внимательным взглядом Варака начала говорить. Её тихий скрипучий голос пробирал до самого сердца, он заставлял слушать, он завораживал.
        — Слушайте же многоуважаемые Верховные эльфы клана Серебряного клинка. Слушай и ты Владыка Гэрриодроэль. Я видела ту, что спасёт наш род ту, что вернёт смех в наши дома и улыбки на лица наших женщин. В день, когда звёзды начнут небесный танец, а луна поменяет цвет, родится обещанная небом. Вы все знаете, что эльфы не оскверняли свою кровь союзом с человеком. Боюсь, нам придётся нарушить традиции, потому как в моём видении лишь союз эльфийского принца и человеческой женщины поможет разрушить заклятие и вернуть былую силу нашему роду.
        После того как затих последний звук голоса оракула, наступила томительная тишина, через минуту взорвавшаяся роем возмущённых голосов. Несколько минут Владыка сидел, молча, слушая этот многоголосый хор, а затем, подняв руки, заговорил.  — Высокородные эльфы, многоуважаемый совет,  — и как только он заговорил, в зале наступила оглушительная тишина,  — я понимаю ваше возмущение, и поверьте, никогда бы не нарушил традиций нашего рода, но трудные времена требуют трудных решений. Мне будет тяжело как никому из вас, ведь это именно мой сын должен будет нарушить традиции и взять в жёны человеческую женщину. Это будет тяжёлым испытанием для нашей семьи, но мы к ним готовы. Да будет так.
        После того как совет разошёлся, Гэрриодроэль вышел на балкон и вздохнул полной грудью.
        — Переживаешь?  — спросила Варака.  — Ты боишься? Чего?
        — Да, я боюсь потерять второго сына. Ему будет трудно смириться. Он так похож на свою мать!  — Владыка устало провёл по лицу рукой.
        — Не стоит переживать,  — усмехнулась оракул — Я не могу знать всего, но я точно могу сказать, что в этом испытании ты найдёшь больше, чем потеряешь. Сделай, что должно и верни своему роду его былое величие.
        Больше ничего не сказав, Варака удалилась. А он остался стоять, глядя в даль и единственное, что придавало ему сил, это надежда.



        Глава 1

        Утро было замечательным, в такое утро хотелось поваляться на берегу речки, поболтать с друзьями, пожарить шашлычок. Вместо этого приходилось тащиться к шефу на разборки. Разве же они виноваты, что так и не смогли сработаться ни с одной из подсунутых им девиц. Они прекрасно понимали, что по штату им положен целитель, но по факту, зачем им целитель? Чтобы понять недоумение тройки парней шествующих по коридору, наверное, нужно их представить.
        Первый из них это Фил — весельчак и балагур. Высокий крепкий парень с белозубой улыбкой он вызывал искренний интерес у женского населения базы. Местные дамы прощали ему даже главный его недостаток, Фил был оборотнем. В самом прямом смысле этого слова. Как он оказался на базе по борьбе с монстрами мало кто знал, но все без исключения знали, что здесь не обошлось без шефа.
        Вторым из компании был Влад. Молодой человек с аристократичной внешностью и безупречными манерами, вместе с тем он, был отличным войном, впрочем, как и Фил. Женского внимания он привлекал к себе не меньше чем вышеупомянутый.
        Высокий, черноволосый, с пронзительными карими глазами и чувственными губами, он просто завораживал женщин своим низким чарующим голосом.
        Но и у него была своя так сказать, изюминка — Влад был вампиром. Не тем, которым пугают маленьких детей по ночам, а самым настоящим породистым вампиром. И как любой уважающий себя вампир имел клыки и крылья, похожие на крылья летучей мыши, которые нисколько не портили его образ и даже придавали ему некоторую пикантность.
        Ну и конечно третий по списку, но не последний по значимости — это конечно Вин. Вы спросите, что особенного в этом смазливом пареньке. Кроме конечно популярности у женщин. Чем, безусловно, отличалась вся тройка. Да так, ничего особенного, просто Вин был эльфом, со всеми вытекающими отсюда последствиями — высокий, с длинными золотистыми волосами, как правило, заплетёнными в косу. Поражающее какой-то неземной красотой лицо, на котором, особенно выделялись изумрудно зелёные глаза, обрамлённые пушистыми чёрными ресницами.
        Все три молодых человека разительно отличались друг от друга, как внешностью, так и манерой поведения, но в целом составляли, пожалуй, одну из лучших команд истребителей.
        Каким образом удалось сработаться этим, троим, было загадкой даже для шефа. Ведь не секрет что там, в большом мире представители этих трёх рас, мягко говоря, сильно не ладили между собой. Как правило, любое столкновение, даже на первый взгляд безобидное заканчивалось стычкой, что, конечно же, не улучшало отношений между расами.
        В общем, вся великолепная тройка, в полном составе, направлялась сейчас в кабинет шефа, который при первом знакомстве всегда коротко представлялся Пал Палыч.
        — Вин ты не знаешь Палыч нас, зачем позвал, по делу или так пар выпустить?  — Подал голос Фил.
        — А что есть повод?  — усмехнулся эльф.
        — Ну не то чтобы, но ты же ведь знаешь Палыча, у него как где косяк, так сразу мой.  — Недовольно пробурчал Фил.
        — Ну конечно, а на самом деле ты весь такой белый и пушистый.  — Иронично протянул Влад.
        — Нет, насчёт пушистости у меня претензий нет, а вот насчёт масти это поклёп, у меня в роду блондинов не было.  — Фыркнул Фил.
        Весело переругиваясь, парни дошли до кабинета шефа. Глубоко вздохнув, Вин постучал и, повернув ручку, шагнул в кабинет. Разом замолчавшие ребята присоединились к нему. Как бы то ни было, но шеф у всех вызывал уважение. Пал Палыч возглавлял Базу вот уже более сорока лет и лучшего шефа она ещё не знала. Высоченный, более двух метров ростом, и от этого казавшийся грозным, Палыч, однако, обладал удивительно спокойным характером, вывести его из себя было практически не возможно.
        На его крупном лице весело сверкали добродушные глаза, вторая же часть лица была полностью скрыта волосами. Если честно никто не помнил Палыча без бороды, казалось, он так с ней и родился.
        — Вызывали?  — спросил вошедший Вин.
        — Да да ребята, проходите,  — пробормотал шеф, усиленно роясь в столе,  — ну где же она? Ага, нашёл. Ну, рассказывайте, как прошло? Хотя по вашим физиономиям вижу, прошло неплохо, хотя, кто бы сомневался.
        Влад и Фил слаженно фыркнули. Вин лишь слегка дёрнул плечом, и так было понятно, раз все живы и стоят перед шефом, то всё прошло без проблем.
        — А раз так то отправляйтесь-ка ребятки на склад получите довольствие. Вас ждет новое задание, отправляетесь в заповедные леса, что возле эльфийского союза.  — Задумчиво пробасил шеф.
        От неожиданности поперхнулся даже всегда невозмутимый Влад. Переглянувшись с Филом, они хором выдали,  — А как же положенные два дня отдыха?
        Палыч пожал плечами и спокойно сказал.  — Вот вернётесь и отгуляете за оба задания. Открывшего было рот Фила, жестом остановил Вин.
        — Что-то серьёзное?
        — Не знаю, но есть определённые подозрения, что шалят собратья Фила, причём шалят не по-детски. В долине Рос какие-то твари вырезали уже две деревни… подчистую. Сообщение пришло слишком поздно, когда туда отправились наши ребята, там уже некого было спасать. Но потом случилось ещё кое-что.
        Палыч помолчал несколько секунд, как будто не зная как преподнести следующую новость, а потом заговорил глухим надтреснутым голосом.
        — На сигнал среагировали две группы, Сивая и Ланы. Группа Ланы так и не вернулась.
        — Сколько прошло времени,  — тихо спросил Вин.
        — Четыре недели.
        Больше Палыч ничего не сказал, но ничего больше и не требовалось. Все прекрасно понимали, если опытная команда более двух недель не выходит на связь, дело плохо. Все, присутствующие, в кабинете прекрасно знали команду Ланы и прекрасно понимали, как тяжело было шефу — Лана приходилась ему племянницей.
        — Что удалось узнать команде Сивая? Есть какие-нибудь зацепки?
        — Ребята пробыли там не так долго, но косвенные улики говорят, что придётся иметь дело со стаей волкодлаков.
        — Что?  — удивлённо воскликнул Фил.  — Но мы не объединяемся в стаи, никогда.
        — Боюсь, кто-то нашёл способ это изменить и отнюдь не из благих целей.  — Тихо сказал шеф.
        Парни помолчали.
        — В общем, ребята я лично прошу вас заняться этим делом.
        — Мы понимаем.  — Сказал Вин. Его команда синхронно кивнула.

* * *

        Спустя пару часов парни выезжали из ворот базы. Ощущение смутной тревоги не покидало их с тех пор, как они покинули кабинет шефа.
        База истребителей монстров находилась на территории города Ванилена. Это был небольшой городок, на восточной окраине Ронии — государства людей.
        Близость к заповедным эльфийским лесам и Бандору — вотчине гномов, придавала городу некоторый политический вес. Как правило, все переговоры, касающиеся разногласий между расами, проходили здесь. Тащиться ради такого сомнительного удовольствия в столицу никому не хотелось. В связи с этим, пришлось достопочтимому королю Эдвину привести Ванилен в приличный вид, и ежегодно выделять средства на поддержание этого самого, приличного вида. Надо сказать, что стремительное людское море, не смогло захлестнуть эти земли и разбилось о незыблемые скалы защиты древних рас. В такой ситуации, ничего не оставалось, как учиться жить рядом и договариваться.
        Вот и то, что эта необыкновенная тройка смогла поступить на службу в человеческую организацию, произошло только благодаря способности договариваться.
        До долины Рос добрались за три дня. Несмотря на замечательную погоду, настроение было отвратительное. Оно ещё больше испортилось после того, как тройка посетила одну из разорённых деревень. Она стояла как прежде: дома сверкали целёхоньким стёклами окон, не было ни выбитых дверей, ни сломанных заборов. Вокруг щебетали птицы, стрекотали кузнечики, не было только одного — людей.
        — Да,  — протянул Влад,  — ощущение, что здесь никогда никого и не было.
        — Но они были,  — отозвался Вин.  — И мы должны выяснить, что здесь произошло. Фил займись периметром, мы с Владом осмотрим дома.
        Рассредоточившись, парни прочесали всю деревню и её окрестности, через два часа встретившись на другом её конце.
        — Их было шестеро, но в деревню они не заходили.  — Сказал Фил.
        — Да, в домах тоже всё цело. Они выглядят так, как будто хозяева вышли на минутку и вот-вот вернуться.  — Отозвался Влад.
        — Аура здесь какая-то странная,  — задумчиво проговорил Вин.  — Они не боялись. Я не ощутил ни их страха, ни паники, они даже не беспокоились. Это очень странно, они даже взяли с собой детей.
        Фил вздрогнул и перевёл взгляд на темнеющий за околицей лес.
        — Придётся идти туда, здесь мы больше ничего не узнаем.
        — Лошадей оставим тут, только распряжём,  — отозвался эльф.  — В лесу им делать нечего.
        На то, чтобы распрячь лошадей, ушло не более десяти минут. Сёдла и упряжь сложили в одном из домов, почему-то уверенные, что сюда никто не сунется. За скакунов парни не переживали, они знали, что в чужие руки те не дадутся, от зверя уйдут и вернуться по первому зову.
        В лес вступили бесшумно, это они умели. Двигаясь слаженно и быстро, к вечеру углубились уже достаточно далеко. Фил предложил обследовать местность, перед тем, как устраиваться на ночлег, остальные его поддержали. Сняв одежду, оборотень сосредоточился и несколько секунд на земле стоял крупный серый волк. Взрыхлив мощными лапами дёрн, серый исчез среди деревьев, бесшумной тенью. Темнота сгущалась, но оставшиеся терпеливо ждали возвращения товарища. Он появился так же внезапно, как и исчез. На обратную трансформацию ушло ещё несколько секунд и, наконец, Фил улыбнувшись, сказал.  — Всё чисто.
        Ночлег организовали быстро. Наломали еловых веток для лежанок, собрали хвороста для костра, благо его кругом хватало. Под конец приготовлений Вин поставил защитный контур и заодно сферу неразличимости. Горящий посреди леса ночью костёр мог привлечь ненужное внимание.
        Первым на карауле остался Вин, половина ночи прошла спокойно, спустя несколько часов его сменил Влад. Вампир сидел, вслушиваясь в темноту и перед самым рассветом, ему почудилось какое-то движение неподалёку. Привстав, он внимательно вгляделся в лесную темень, движение повторилось. Выходить за контур не имело смысла, почуять кого-то за ним было не возможно, а сфера неразличимости надёжно скрывала их от посторонних глаз.
        За долгие годы работы на базе, Влад научился прислушиваться к внутреннему голосу, который не раз выручал его из трудных ситуаций. Вот и сейчас вампир остро почувствовал необходимость разбудить друзей, чтобы разобраться с неожиданными гостями.
        Стараясь не шуметь, Влад осторожно дотронулся до плеча, лежащего ближе к нему Вина, тот сразу же открыл глаза. Затем, разбудив, Фила они втроём прислушались к предрассветному лесу.
        Лес жил своей жизнью: потрескивали на ветру деревья, шелестела листва, где-то ухал филин, укладывающийся на дневной отдых. Раздавшийся вдруг чуть в стороне звук явно не вписывался в общую музыку леса, треснула ветка, под чьими-то осторожными шагами, затем тишина и снова тихий шорох.
        Команда вряд ли обратила бы на эти звуки внимание, если бы не была начеку. Вин приложил палец к губам и жестом показал, как будто обхватывает кого-то руками, кивнув при этом на Фила. Владу, эльф показал растопыренные ладони и помахал ими, будто показал птичку, тот понятливо кивнул.
        Через несколько секунд Вин снял контур и сферу. И вампир предстал перед невидимым злыднем во всей красе. Зябко передёрнув плечами, он сладко потянулся, будто только что встал после крепкого и продолжительного сна. Вдоволь потрещав косточками во всём теле, включая крылья, Влад неспешно подошёл к почти потухшему костру и пошевелил угли хворостиной. В это время двое его напарников бесшумно скрылись за ближайшими деревьями.
        Тактика отвлечения принесла плоды и через пару минут на место стоянки команды выскочила волчица.



        Глава 2

        Проснулась она сегодня в каком-то дёрганом настроении, всё раздражало и выводило из себя. Не помогло даже то, что у неё наконец-то получились безупречные оладушки — золотистые, в меру пышные и до умопомрачения ароматные — почти как у бабушки.
        Предчувствие родилось внезапно и не желало исчезать вместе с утренним туманом. Что-то должно было случиться, она не знала хорошее или плохое, знала только, что это будет что-то, очень важное в её жизни.
        Такое же предчувствие посещало её перед смертью мамы, и перед тем как она нашла Наську, и перед тем, как убили жителей двух соседних деревень, и даже перед тем как впервые заявились эльфийские сваты.
        Закончив с оладушками, девушка прошла в соседнюю комнату и бросила быстрый взгляд в большое зеркало, в человеческий рост, оставшееся ещё от мамы. В зеркальной поверхности привычно отразилась худенькая фигурка, казавшаяся хрупкой, но на самом деле скрывающая сильные гибкие мышцы. В свои неполные двадцать лет девушка выглядела от силы на восемнадцать.
        На маленьком, круглом личике её, удивлённо моргали большие серо-зелёные глаза. Аккуратный носик и пухлые губки, довершали образ девочки - одуванчика.
        Волосы были заплетены в толстую косу, спускавшуюся ниже талии, а более короткие прядки, видимо когда-то бывшие чёлкой, обрамляли лицо.
        Через несколько минут, после того как Мара закончила печь оладьи, на маленькой кухоньке появилась её подруга Насьяна. Худенькая девушка лет шестнадцати, восемнадцати, с пепельно-русой косой и задумчивыми серыми глазами.
        — О, оладушки!  — радостно воскликнула она.
        — Иди руки мой.  — Мара только улыбнулась.
        Когда девушки насытились и лениво поглаживали животы, Мара вдруг повернулась к подруге и тихо сказала.  — Нась, не ходи сегодня в лес. Девушка удивленно подняла глаза и, встретившись с серьёзным взглядом подруги, спросила.  — Ты что-то чувствуешь?
        Марья неопределённо пожала плечами.  — Не знаю, просто беспокойно как-то.
        — Ладно.  — Насья серьёзно кивнула, она привыкла доверять предчувствиям подруги.
        Много позже, когда солнце уже устало, катилось к горизонту, Мара неожиданно поняла, что должна пойти в лес, её там ждали. Нет, это был не зов, заставивший выйти из домов всех жителей деревни Перекаты, а затем и другой, соседней Пестрянки. Просто какое-то смутное ощущение необходимости, быть сейчас в лесу.
        Промучившись с час, Мара подошла к Наське и сказала.  — Нась, мне в лес нужно, а ты здесь подожди, может ничего серьёзного.
        — Ага, ежик лапку подвернул.  — Отозвалась девушка.  — Ты давай не дури, вместе пойдём. Сама знаешь, твои предчувствия пустыми не бывают. Подожди только, я перекинусь.
        — Зачем?  — Удивлённо посмотрела на подругу Мара.
        — В лесу так проще.  — Пожала плечами Насья.
        Через полчаса Мара уверенно шла по лесу, ведомая одной ей видимой нитью. Бродить по лесу ночью девушки не любили, особенно после последних событий, но не боялись. В этом лесу им был знаком каждый кустик, каждая кочка, каждое дерево. Осторожно пробираясь между поваленными стволами, Мара вдруг замерла и прислушалась.
        — Колдуют рядом.  — Тихо сказала она.
        — Где?
        — Не знаю, не очень далеко, у меня руки чешутся.
        Подруга понятливо кивнула и принюхалась, она давно знала об уникальной способности Мары чувствовать творимое кем-либо волшебство. Сила и опытность мага не имела значения, девушка улавливала даже незначительные искорки магии. Как сейчас, например, она не знала какое заклинание, применил неизвестный, но, судя по лёгкому холодку, пробежавшему по рукам, это была защитная магия. Поплутав ещё немного решили остановиться отдохнуть, позади была большая половина ночи, но девушки всё-таки немного поспали, неизвестно было что ждало их впереди и утомлённые бессонной ночью они могут не дать отпор неведомой опасности.
        Продремав часа три, подруги отправились на дальнейшие поиски источника непонятной тревоги. Чем ближе был источник колдовства, тем точнее вырисовывалось для Мары направление пути. Когда её правого бока коснулась колющая прохлада, она уверенно повернулась туда и сказала.  — Тише скоро дойдём.
        Через час девушки вышли к небольшой поляне. На ней было темно, как и во всём лесу, но это для других. Марья видела зеленоватую полусферу, с пробегавшими по ней серебристыми сполохами, внутри сферы что-то смутно маячило.
        — Здесь?  — Тихо спросила Наська.
        — Да, здесь.
        — Я никого не чую.
        — Они замаскировались с помочью волшебства. Тихо, похоже, мы их всполошили.
        — Кого их?  — Волчица с любопытством наклонила голову и высунула язык, ну точь-в-точь как их дворовый пёсик Кусай. Это так насмешило Мару, что она не заметила, как магическая сфера, мигнув, лопнула, и только почувствовав тёплую волну, обернулась к поляне, и с удивлением уставилась на потягивающегося вампира. Нет, она слышала о таких, но в живую никогда не видела, поэтому, что что-то не так поняла слишком поздно. Запоздало охнув, она развернулась и тут из-за ближайших деревьев вышли двое.
        Один чем-то смутно напоминал Наську, те же по-звериному осторожные движения, тот же настороженный взгляд из-под бровей. А вот второй заставил Марью скрипнуть зубами «Ну что в ней не так, что заставляет этих ушастых появляться там же, где находилась она»  — потому что второй был эльфом. Классическим таким эльфом, отличающимся необычной для всех перворожденных красотой, ну и, пожалуй, ещё заострёнными ушками.
        Это настолько выбило Мару из равновесия, что она подпустила их слишком близко, бежать уже не имело смысла, а драться она пока с ними не собиралась.
        Наська же рыкнув, инстинктивно рванула в сторону и, вылетев на поляну, сбила с ног шарахнувшегося вампира. А два этих подлых типа, крепко схватили девушку за руки и выволокли следом.



        Глава 3

        Представшее перед ними зрелище было поистине захватывающим. Разобиженный вампир крепко прижимал к себе упирающуюся всеми четырьмя лапами волчицу, причём передними лапами она усиленно пихала его в подбородок, лапы то и дело соскальзывали. В итоге волчица кое-как сползла с порядком потоптанного вампира.
        — Извращенец!  — восхищённо протянула Мара.
        Раскрасневшийся от гнева и смущения вампир вскочил на ноги и зарычал, оскалив внушительные клыки. Волчица только фыркнула и с величественным видом продефилировала к подруге.
        — Нась я тебе говорила, что обниматься с первыми встречными неприлично и, в конце концов, просто опасно.  — Продолжила высказываться девушка.  — А вы господа, что вчера перебрали и сегодня ноги не держат?
        В ответ на вопросительный взгляд двух парней Мара рявкнула.  — Руки отпустите!
        — Ну, вот, так-то лучше.  — Удовлетворённо проговорила девушка.  — А то вцепились как в алкаши в придорожный столб. Я конечно не против хорошего общения, но ведь разрешения спросить нужно, да и познакомиться для начала не мешает. Меня Мара зовут, эту очаровательную девушку,  — Марья указала на взъерошенную волчицу.  — Насьяна. А вас?
        Немного смущённые таким напором парни, начали представляться. Первым протянул руку сероглазый парень.  — Фил.  — Низким, с небольшой хрипотцой голосом, представился он. Ловко сцапав лапку девушки, он легонько её поцеловал, а затем, приложив руку к сердцу, церемонно поклонился волчице.
        Вторым решил представиться эльф, немного склонив голову, он коротко сказал.  — Вин. Девушка, представившаяся Марой, удивлённо распахнула глаза и немного поморгав, спросила.  — И всё? Никаких тебе титулов, ни полного семейного имени. Я в шоке. Впервые встречаю эльфа с таким коротким именем.
        — И что, много встречала?  — Вкрадчиво спросил эльф.
        Девушка слегка сморщила носик.  — Было дело.
        Волчица зашлась в лающем кашле, старательно скрывая за ним смех, но под угрюмым взглядом подруги постаралась его подавить, переключив внимание на пролетающие по небу облака. Эльф, решив оставить любопытство на потом, кивнул в сторону всё ещё дующегося вампира.  — А его, зовут Влад.
        — Владимир Каррский.  — Поправил его обиженный брюнет.
        — Это что вампир?  — С любопытством спросила Мару подруга.
        — Ну, судя по определённым признакам, как-то наличие крыльев и специфического прикуса, я бы сказала что да, это вампир. Вон тот ушастенький как ты уже поняла эльф, а третий, если не ошибаюсь, твой сородич, то бишь оборотень. Интересненькая композиция вырисовывается.  — Уже про себя протянула девушка.
        Затянувшееся молчаливое переглядывание прервала Наська, дёрнув подругу за штанину, она потребовала свою одежду и скрылась за ближайшими кустами. Через несколько минут уже заплетающей косу девушкой она подошла к новым знакомым и слегка кивнув, спросила.  — Вы случайно не команда истребителей нежити?
        — Ну, допустим.  — Протянул Фил.
        — Что же вы так долго, мы вас уже заждались.  — Воскликнула девушка.
        — Вы? Так это вы послали запрос?  — Догадался эльф.  — Как вы узнали, что орудует нежить?  — Начал говорить он, но, бросив быстрый взгляд на Насью, осёкся и пробормотал.  — Ах да.
        — Дело не только в ней.  — Опередила его мысль Мара.  — Мы слышали зов. Решили проверить, кто это у нас чудит и пришли к деревне. Тут голос девушки предательски дрогнул.
        — Вы, видели, как они напали?  — Тихо спросил эльф.
        — Я не знаю, что это были за твари. Но то, что это не оборотни совершенно точно, их бы я узнала. А эти намного выше и очень худые, а глаза горят красным. Ещё одно могу сказать точно, живыми они не были. Самое страшное не то что они убили, а то, что люди стояли и ждали смерти с улыбкой на губах. Мы не знаем, кто бросил зов и хозяина собачек не видели, но нужно быть полным уродом, чтобы сделать такое, там же были дети и мы ничего не смогли сделать, просто не успели.
        Лицо девушки исказилось от переживаний, но вскоре она взяла себя в руки и глубоко вздохнув, постаралась успокоиться.
        — Во вторую деревню мы не пошли, отправили запрос на базу истребителей, но никто так и не пришёл. Вот мы и решили что вы оттуда.  — Подхватила разговор Наська.
        — Как никто?  — Истребители переглянулись.  — По нашим данным здесь побывало две группы, одна так и не вернулась.
        — Значит дело совсем плохо.  — Констатировали девушки.  — Тот, кто прислал собачек, как-то узнал о том, что мы вызвали подмогу. Мы проследили за ними, сколько могли, их следы ведут к Волчьей впадине. Дальше в одиночку мы соваться не стали, решили подождать подкрепления.
        После последних слов парни удивлённо уставились на девушек, они видели перед собой хрупкие создания, которым категорически противопоказано шляться по лесу в поисках нежити неизвестного вида.
        — Девушки спасибо за помощь, но дальше мы думаю, справимся сами.  — Начал Вин.
        — Мы знаем эти леса лучше.  — Перебила его Марья.  — Сами вы доберётесь в лучшем случае через неделю, мы доведём вас за три дня, ну может за четыре.
        — Вин, нам не стоит отказываться от помощи девушек.  — Вклинился оборотень.  — Если это позволит сократить путь. Никто же не заставит их успокаивать нежить, как только определимся с направлением, сразу же отправим их домой.
        — Ты прав, от помощи отказываться глупо. Девушки мы будем благодарны, если вы покажете нам дорогу.
        — Может девушки сначала расскажут, откуда они здесь взялись, что-то я не заметил по близости никакого жилья.  — Решил вдруг подать голос вампир.
        Мара вдруг смутилась, а Насья усмехнувшись, сказала.  — Просто кое у кого в одном месте свербит, наша Марья вас ещё вчера почуяла. Надо говорит идти, ну мы и пошли. Вижу, она не ошиблась, колоритная у вас компашка. А когда вы колдовать начали, так её как верёвкой потянуло, и как она вас нашла, я например, даже находясь в двух метрах, ничего не чуяла.
        — Нась прекрати.  — Смущённо протянула девушка.  — Мы в лесу живём не далеко отсюда, нам, кстати, по пути, забежим, возьмём кое-что для дороги. А пришли сюда действительно из-за меня, видимо кто-то знал, что мы вам нужны и привёл. Не спрашивайте, как, всё равно объяснить не смогу, а потом я шла на отголоски вашего колдовства, оно у вас, кстати, красивое, я такого ещё не видела.
        — В каком смысле?  — Спросил Вин.  — Ты же не могла его увидеть, никто не может. Любой ребёнок знает, колдовство можно почувствовать, если ты достаточно силён, но увидеть его не может даже архимаг. Ты же пошутила?
        — Нет, не пошутила. Я действительно вижу, как выглядит то или иное заклинание.
        — И что же ты увидела, когда вышла к поляне?
        — Полусферу, зелёного цвета и по ней пробегали серебристые сполохи. Очень красиво. Что это было?
        — Купол неразличимости, поверх защитного контура.  — Задумчиво протянул Вин.
        — Может, позавтракаем и пойдём?  — Спросила Насья.
        — Да, пожалуй, нужно выдвигаться.  — Ответил эльф.
        К удивлению парней, девушки быстренько развили бурную деятельность по приготовлению завтрака. Буквально через полчаса, все ели удивительно ароматное варево из гречневой крупы и кусочков копчёного мяса. Истребители, вот уже почти месяц, питавшиеся выдаваемыми на базе сухпайками, набросились на еду как коршуны, но девушки только умилялись, глядя на их аппетит.
        Вскоре все уже бодро вышагивали по утреннему лесу. Не сговариваясь девушки пошли рядом с Филом, видимо он единственный не вызывал у них никаких нареканий. Насья всё ещё бросала на вампира подозрительные взгляды, которые тот игнорировал с царственным величием.
        Мара же старательно избегала эльфа. Нет, она отвечала на его вопросы, если он их задавал, принимала его помощь, когда он подавал руку, чтобы перелезть через препятствие, но в целом предпочитала находиться от него подальше. Вся эта ситуация немного напрягала парней, они впервые столкнулись со столь странным поведением представительниц женского пола. Только Фил находил эту ситуацию забавной, впервые на его памяти, женщины реагировали на его красавцев напарников со столь явным неприятием.
        К обеду спутники вышли к небольшой, вросшей в землю наполовину избушке. Парни удивлённо осмотрели раритетное строение.
        — И вы тут живёте?  — Удивлённо воскликнул Фил.
        — Да, с недавнего времени. Это бабушкина избушка, она умерла прошлой весной, и мы решили переехать сюда.
        — Вы же говорили, что хорошо знаете этот лес.  — Вспомнил вампир.
        — Да, знаем. Я жила здесь же только в другом доме, с отцом.  — Ответила Мара.
        — Почему переехала? Папа замучил нравоучениями?
        — Нет, он пропал, почти сразу после смерти бабушки. Мне было трудно оставаться там, да и другие причины были.  — Марья покосилась на подругу, но уточнять какие именно причины не стала, да никто и не настаивал.
        Пообедали в избушке. Мара расстаралась и попотчевала голодных истребителей тушёной картошечкой и пышными оладушками, с мёдом.
        Фил удовлетворённо потёр полный живот и весело сказал.  — Давно я так не объедался, Марьян выходи за меня замуж а.
        — Спасибо что-то не хочется. Мне и без замужа хорошо, чего я там не видела.
        Как только зашла речь о замужестве Насья как-то подозрительно закашлялась, за что тут же получила от подруги тычок в бок. Пока парни отдыхали после сытного обеда, девушки быстро собрались в дорогу, закрыли окна ставнями, отпустили дворового пёсика с привязи и вскоре уже стояли во дворе с небольшими рюкзаками за спинами. Вскоре избушка скрылась из виду.
        Уже к вечеру парни поняли, что девушки не преувеличивали когда говорили что знают лес как свои пять пальцев, они его действительно знали. Подруги шли, уверенно ориентируясь по одним им ведомым знакам. Практически незаметные тропки, позволяющие обходить непроходимые с виду буреломы, находились в самых неожиданных местах. Они то ныряли в монолитный с виду кустарник, то огибали стволы вековых деревьев, то ныряли в небольшие ручейки и находились чуть в стороне на другом берегу, а то и вовсе казалось, зарывались под поваленные стволы, но на поверку оказывалось, что под этими стволами можно вполне пройти, правда, нагнувшись.
        На привал решили устроиться на небольшой поляне, неподалёку бежал хрустально прозрачный ручей. Фил с Насьей на пару обежали окрестности, все сходили до кустиков, набрали воды и как только собрались на поляне Вин начал ставить круг.
        Мара, впервые смотревшая на него с интересом, сильно нервировала, но он старался не отвлекаться, не дай бог ещё ошибётся в чём-нибудь.
        — Ты что раньше никогда не видела, как ставят защитный контур?  — Спросил вампир.
        — Нет.  — Отозвалась Мара.  — Видела только, как выглядит круг, но никогда изнутри. Это красиво. Вот только не представляю, как теперь буду спать, от сферы такой свет идёт, хоть глаза завязывай.
        — А ты нашего командира попроси, он тебе темноту в глазах организует.  — Хохотнул Фил.
        — Чтобы потом на ощупь отбиваться от невидимых монстров и в суматохе положить своих? Нет уж спасибо, как-нибудь обойдусь.
        Вскоре на поляне весело потрескивал костёр, Мара колдовала над котелком, остальные благоразумно решили ей не мешать. Даже Насья, чья помощь ограничивалась чисткой овощей, старательно избегала лишних телодвижений в сторону готовившегося ужина. Она искренне считала, что готовка сродни зельеварению и без необходимого таланта, и опыта, возле плиты делать нечего.
        Истребители же следили за действиями Мары с искренним интересом, несмотря на большой опыт походной жизни, никто из них, так и не научился хоть, сколько-нибудь прилично готовить. Но полчаса шпионских наблюдений так и не дали ответ на главный вопрос: «Как из скромного набора продуктов можно приготовить такую вкуснятину?»
        Через час, когда ночь полностью вступила в свои права, девушка наконец-то позвала всех на ужин. Парни лопали с таким воодушевлением, что подруги начали всерьёз беспокоиться за их здоровье.
        — Но ведь вкусно же!  — Воскликнул Фил.  — Девушки, вы не представляете, до чего нам надоели сухие пайки и базовая кухня, вроде и съедобно, но удовольствия никакого.
        — А что о приправах у вас на базе не слышали?  — удивилась Мара.
        Фил пожал плечами и с надеждой покосился на котелок, но Насья виновато показала, пустую тару. Вскоре начали укладываться спать. Девушки легли с одной стороны костра, парни расположились с другой. Караулить остался Фил.
        Через некоторое время к нему подсел Вин.
        — Ну, как тебе наши проводники?  — Спросил он у друга.
        — Нормальные девчонки. Только ты уж извини, но, по-моему, рыжая терпеть не может эльфов.
        — Почему рыжая?
        — А ты разве не заметил, как у неё на солнце волосы вспыхивают?
        — Где ты в этом лесу видел солнце?  — пробурчал эльф.  — Но ты прав, нашего брата она недолюбливает. Интересно почему? Ладно, разбуди через три часа.
        Переночевали относительно спокойно, с первыми лучами солнца уже двинулись в путь. После сытного, вкусного завтрака настроение команды истребителей было близко к замечательному. Только четкое понимание, что они вышли не на увеселительную прогулку, а ищут тварей, приговоривших жителей двух деревень к смерти, заставляло их максимально собираться.
        Лес становился всё мрачнее, всё реже попадались поляны и всё чаще, поваленные стволы, когда-то лесных гигантов. Как будто здесь недавно прошёл великан, оставив после себя хаотичное нагромождение изломанных стволов и вырванных с корнем деревьев.
        К полудню вышли к небольшому ручейку и решили остановиться на привал. Мельком оглядевшись, Мара вдруг сказала.  — Здесь кто-то был, недавно и это не местные. Может ваша пропавшая команда?
        Истребители с большим вниманием оглядели окрестности и заметили следы магического огня. Зачем кому-то понадобилось тратить резерв столь глупо? Конечно, обычный костёр не столь послушен и за ним нужно следить, а магически созданный будет гореть ровно и столько, сколько нужно магу. Вот только зачем тратить столь необдуманно силы, если можно просто зажечь обычный костёр? Подобное могло оправдать только звание огненного мага, причём сильного мага.
        — Лана!  — Хором воскликнули парни.
        — Интересно, когда она здесь прошла и почему так открыто пользовалась магией. Только бы она была ещё жива.  — Задумчиво сказал Вин.
        — А мне всё это кажется странным.  — Вдруг сказал вампир.  — Если она знала о тварях, почему не вышла на связь и не сообщила на базу? Лана, далеко не дура и прекрасно понимает, что в одиночку она с нежитью не справится. Фил ты нашёл следы остальных членов команды?
        — Нет, Лана была одна. Не знаю, куда делись остальные, но с ней они не шли. Вин?
        — Когда найдём Лану, спросим. Надеюсь, она сможет всё объяснить.
        Быстренько перекусив предложенными Марой бутербродами (И когда только успела сделать?), пошли дальше в полном молчании. Каждый думал о своём и мысли эти не были радостными. Несмотря на опасения парней, девушки шли вперёд с прежней лёгкостью. Глядя на этих хрупких девчушек, парни не уставали удивляться их выносливости. Подруги шли через лес так, как будто вышли на прогулку. Они ни разу не сбавили темп, не попросили передышки.
        На привал остановились только на закате. Девушки, весело переговариваясь, готовили ужин, а парни впервые за очень долгое время, чувствовали себя не в своей тарелке рядом с женщинами. Казалось, что эти девицы совсем не замечают с кем идут вот уже вторые сутки по лесу. Даже у эльфа зрело внутри тихое раздражение, как можно находиться рядом с ними и совершенно никак не реагировать?
        Пока готовился ужин, Вин с Владом решили размять косточки и, раздевшись по пояс, отошли от костра вооруженные мечами. Вначале движения их были довольно вялыми, но затем, заметив, впервые, с начала совместного путешествия, заинтересованные взгляды девушек воодушевились. Когда решили, что с них хватит, остановились отдышаться и тут, до их ушей донёсся голос Мары.  — Хорошо двигаются, отцу бы понравилось. Готово можно есть.
        Влад закатил глаза, а Вин чуть не заскрипел зубами от злости «Бесы, они, что совсем на мужчин не реагируют?»
        Мрачные парни подсели к костру, взяв предложенные тарелки с ароматным варевом и, вдруг Насья ахнула.  — Мар смотри, у него ранка заживает, прямо на глазах.
        Она ткнула пальцем в сторону Влада. Мара подалась вперёд и с интересом посмотрела.
        — Обычная вампирья регенерация.  — Пробурчал тот.
        Похоже, этих девиц интересовало всё, кроме собственно представителей противоположного пола. Фил, глядя на потуги друзей, веселился вовсю.
        — А что девушки у вас женихи то есть?  — Спросил он. Мара вздрогнула, а Насья опять захрюкала, как в прошлый раз, когда речь зашла о замужестве.
        — У меня нет, а вот Марьяночку уже сватали. Пришли и говорят, у вас товар у нас купец отдавайте под венец. Настырные такие. И чего приперлись, может экзотики захотелось?
        — О, да я могу быть очень экзотичной, особенно спросонья и со сковородкой в руках.  — Хмуро процедила Мара.
        — И кто же это тебя так не устроил? Деревенский пастух свататься приходил?  — Продолжил допытываться Фил.
        — Если бы пастух я бы ещё подумала, но нет, это были эльфы.
        Влад с Вином подавились одновременно, но, кое-как справившись с кашлем и отбившись, от сердобольно хлопающего им по спинам Фила, они уставились на Мару во все глаза. Она ответила им мрачным взглядом.
        — А может, тебе это приснилось?  — Вкрадчиво спросил Влад.
        — Ага, три раза снилось, с последнего раза уже почти год прошёл. Причем в последний раз нам двоим одновременно.  — Во всю веселилась Насья.
        — Ну и когда свадьба?  — Спросил Вин.
        — Никогда.  — Зло процедила Мара и, вскочив начала убирать посуду.
        — Ты отказала перворожденному?  — Спросил слегка опешивший оборотень.
        — Уже три раза, но что-то мне подсказывает, что увижу его и в четвёртый. Перворожденные блин, только, на мой взгляд, роды явно были преждевременные. Вот скажите мне, чего они ко мне прицепились, была бы красавицей писаной, так ведь нет. Но этот же привязался как банный лист и никак не уймётся.  — Зло буркнула девушка.
        Наступившая вслед за этим тишина, заставила её обернуться. Недавние собеседники находились в ступоре, особенно потрясённым выглядел эльф. Глубоко вздохнув, Мара пощёлкала пальцами перед лицами парней, но реакции не добилась.
        — И что я такого сказала? Почему все считают, что предложение перворожденного о браке, должно приводить всех без исключения женщин в восторг? Эльфы такие же мужчины, как и другие и тоже могут не нравиться.
        Отмерший наконец-то Вин, при последних словах девушки чуть не задохнулся от возмущения. Как бы то ни было, он тоже был эльфом и такое пренебрежительное отношение к представителю его народа, его покоробило.
        — А тебе вообще мужчины нравятся?  — Язвительно спросил он.
        — В смысле?
        — В прямом.
        — Не знаю, пока не встречала такого, который бы понравился. Если честно даже не представляю, что это значит.
        Любопытство в её голосе добило эльфа, издав какой-то непонятный звук, он дёрнул девушку на себя и крепко поцеловал. На секунду Мара опешила, а потом мысли вообще покинули её голову. Если несколько секунд назад она хотела оттолкнуть хама, то теперь с удивлением поняла, что не хочет чтобы он её отпускал. Губы инстинктивно приоткрылись, и поцелуй стал ещё более глубоким. Где-то внизу живота родилась щекотка, дышать почему-то стало трудно, а сердце гулкими ударами отдавало в ушах.
        Когда Вин, наконец-то её отпустил, девушка долго смотрела на него, немного потрясенная, а когда отдышалась, сказала.  — Так он меня не уговаривал, а то бы я, наверное, согласилась. Только ты так больше не делай.
        — Почему?
        — Я ведь могла тебя и убить.  — Совершенно серьёзно сказала она, опустив глаза.
        Вин проследил за её взглядом и увидел узкий стилет, застывший у его груди. Отстранившись, Мара оглянулась и увидела квадратные глаза подруги. Друзья эльфа тоже смотрели на него с огромным изумлением. Ужин закончили в полном молчании.
        Намного позже, когда звёзды устлали всё небо, почти невидимые для Мары из-за переливающейся сферы, Вин услышал, как перешёптываются девчонки.
        — Ну, как?  — Спросила Насья.
        — Что как?
        — Мар, ну не томи, это ведь был твой первый поцелуй, мне же любопытно.
        — Любопытство сгубило кошку, а теперь спи, нашла время любопытствовать.
        — Ну и ладно, я тебе тоже ничего не расскажу.
        Мара фыркнула и повернулась на другой бок, тут же столкнувшись взглядом с эльфом. Несмотря на темноту, он мог поклясться, что щёки девушки залил жаркий румянец, но уже в следующую секунду она глубоко вздохнула и закрыла глаза.



        Глава 4

        Утро встретило их неласково. Погода начала стремительно портиться. Наскоро перекусив, тронулись в путь. Дорога стала ещё более трудной, то и дело попадались буреломы из поваленных деревьев, овраги, заросшие колючими кустами и непролазные сплетения из веток деревьев и росшего под ними кустарника, через который приходилось буквально прорубаться.
        За весь день останавливались лишь однажды, чтобы пообедать, девушки настояли. По их словам выходило, что к вечеру команда будет на месте и когда ещё придётся нормально поесть, неизвестно.
        Ближе к вечеру девушки остановились и указали на восток.
        — Там начинается Волчья впадина, дальше мы не ходили.  — Сказала Мара.
        Истребители тут же подобрались и объявили внеочередной привал. Совещались довольно долго, но, в конце концов, пришли к решению, идти дальше.
        — Не стоит терять время.  — Сказал Вин.  — Возможно, именно сейчас наше присутствие необходимо пропавшей команде.
        Если бы эльф знал насколько необходимо их присутствие, особенно для одного из членов пропавшей команды, он бы, наверное, ещё десять раз подумал, прежде чем продолжать путь, но он не знал.
        — Девушки, спасибо за помощь, думаю вам нужно вернуться. Дальше мы справимся сами. Я дам вам амулет стационарного защитного контура, будете его активировать, когда встанете на ночлег. Амулета хватает на несколько раз, так что до дома доберётесь в относительной безопасности. И ещё одна просьба, как доберётесь до людей, сообщите на базу истребителей, куда мы пошли, на всякий случай. Лучше им знать наш маршрут.
        Распрощались довольно тепло, даже вампир всю дорогу державшийся довольно холодно, сердечно пожал девушкам руки. Только между Марой и Вином ещё чувствовалось некое напряжение. Возможно, парни предчувствовали в своём будущем, какой-то подвох, но пытались списать это, на огорчение от предстоящей разлуки с очаровательными попутчицами.
        Как только они скрылись за деревьями, Насья повернулась к Маре и спросила.  — Ну и что, мы действительно пойдём домой? Что-то уж слишком самонадеянны наши попутчики. Не находишь?
        — Нет, они просто уверенны в своих силах. Разве это плохо? Но ты права, рано нам ещё домой, у меня предчувствие, что мы ещё пригодимся нашим истребителям.
        — Я так и думала.  — Хмыкнула Насья.
        Вскоре девушки организовали импровизированный лагерь. Рядом нашлось подходящее дерево, возле которого, подруги соорудили незаметный со стороны шалаш, пол которого выстлали еловым лапником. Поели без особого аппетита, памятуя, что где-то по лесу бредут, лишённые горячего ужина парни. Возможно, они уже сражаются с отвратительными тварями, погубившими жителей, по крайней мере, двух деревень.
        Когда к стоянке двух девушек подкралась желтоглазая ночь, они уже лежали, крепко прижавшись, друг к дружке и с тревогой прислушивались к разноголосому ночному лесу. После безуспешных попыток уснуть, девушки разговорились.
        — Марьян,  — начала Насья.  — может, всё-таки расскажешь?
        — Что ты хочешь знать?  — Отозвалась подруга, уже уверенная в том, что именно услышит.
        — Ну, расскажи, как тебе первый поцелуй?
        — На то он и первый, чтобы запомниться навсегда. А этот тем более не забудешь. Знаешь, мне очень понравилось и это плохо.
        — Почему?
        — Лучше бы он этого не делал, ведь теперь буду всё время сравнивать и я не уверена, что кто-то сможет его переплюнуть.
        — А как же твой жених, ты же сказала…
        — То, что я сказала Вину, будто вышла бы замуж после таких уговоров, это не совсем правда. Понимаешь, мне мой так называемый жених совсем не нравится. Я чувствую, что за этим сватовством что-то кроется, но эльфы большие перестраховщики и не хотят объяснить всё нормальным языком. Они будут носиться со своими тайнами, как курица с яйцом, но не позволят узнать больше, чем считают нужным открыть. Не знаю, за кого они меня принимают, но я не считают себя дурой. Нась им нужна именно я, и это пугает.
        — Думаешь, они тебя в жертву решили принести?  — Спросила Насья, пытаясь за иронией скрыть беспокойство.
        — Да нет, наверное. Просто не хочется быть ступенькой, для достижения кого-то, каких-то непонятных целей. А жених, он холодный. Вот стоит, вроде бы, слова красивые говорит, а от его красоты, наверное, не одна женская голова закружилась, но я вижу только, как он насилует себя, чтобы быть со мной любезным. Знаешь, что я решила? Когда всё здесь закончится, я сама поеду к этим сватам и потребую нормальных объяснений, а не тех нелепых отговорок, которыми они меня потчуют. Если бы они доступно рассказали мне о причинах, по которым я должна вручить свою жизнь их хвалёному прынцу, может, диалог бы и состоялся. А то пришли с такими рожами, будто в болоте жаб ловить заставили и сватают так, будто делают мне огромное одолжение. Правильно отец их в своё время выставил.
        — Да, наверное, так будет лучше всего. А если их доводы окажутся достаточно весомыми, ты выйдешь замуж?
        — Не знаю Нась, я уже ничего не знаю. Давай спать.
        Как всегда, при упоминании об отце, сердце тоскливо сжалось. Маму Марьяна потеряла давно, лет десять назад она слегла в горячке, да так и не встала. Отец очень горевал, но несмотря ни на что дочь без присмотра не оставил. К шестнадцати годам девушка знала лес как свои десять пальцев. Она умела ориентироваться на местности, разбиралась в следах, умела выживать в сложных условиях. Бабушка научила её разбираться в травах. Благодаря бабушке, Мара могла приготовить отвары от многих недугов. Помимо лесной науки девушка постигала и другие, позволявшие ей, если бы возникла такая необходимость блистать даже при королевском дворе. Зачем ей нужны такие знания, девушка никогда не спрашивала, раз отец считает, что они нужны, значит, так тому и быть. Политика, география, изящная словесность, танцы, история, экономика и многое другое находило своё место в голове, жадной до знаний девочки. Обучал её отец и основам магии, после того как узнал, что она видит магические формулы в виде визуальных проявлений.
        Теперь девушка могла безошибочно сказать, к какому виду магии относится, выполненные в её присутствии заклинания, хотя сама колдовать не умела.
        Но, наполняя голову девушки знаниями, отец не забывал и об уроках владения оружием. Мара научилась неплохо стрелять из лука, конечно не как эльф, но на вполне приличном уровне. Отлично метала кинжалы, хотя здесь её, пожалуй, могла обойти Насья. У подруги кинжалы казались продолжением руки, до того ловко она ими орудовала. Хотя, из всех видов оружия Мара предпочитала мечи. Особенно если учесть, что с мечами произошла занятная история.
        Когда девочке было шесть лет, она добралась до интересных вещиц, которые хранились в комоде, родительской спальни. Что тогда там понадобилось маленькой Марьяне, она уже не помнила. Помнила только, как обнаружила в верхнем ящике, довольно увесистую шкатулку и когда попыталась её вытащить, та выскользнула из рук, и по полу рассыпались красивые безделушки. Чего там только не было и переливающиеся камушки, и амулетики, и броши, и даже какие-то деревянные таблички, но больше всего девочку привлёк странный, переливающийся многоугольник. Когда отец вошёл в комнату, он застал такую картину, вся комната засыпана высыпавшимися из шкатулки артефактами, а его дочь сидит, склонившись над какой-то безделушкой. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что девочка читает надписи на артефакте, он не знал, откуда ей известен мёртвый язык, да и никто не знал, но рванувшийся к дочери мужчина опоздал всего на долю секунды. Артефакт в руках Мары, начал наливаться ярким серебристым светом, вначале он грел руки, но вскоре уже жёг маленькие ладошки, и девочка закричала.
        Прибежавшая на крик мать, застала дочь лежащей без сознания, а над малышкой, с тревогой на лице застыл отец. Артефакт казалось, растворился без следа, оставив на ладонях сильные ожоги. Выздоравливала девочка долго, полностью следы на руках исчезли только через несколько месяцев. Именно тогда и стало понятно, что магический предмет не исчез без следа, а просто нашёл себе новое место жительства.
        Однажды, девочку напугала выбежавшая из леса собака, она взмахнула ставшими горячими руками и в них появились, переливающиеся на солнце клинки. Изящные рукоятки удобно лежали даже в детской ладони, а по красиво изогнутым лезвиям всполохами пробегало серебристое сияние. Мама была очень напугана, но отец успокоил её, сказав, что это всего лишь древний артефакт, избравший себе нового носителя. Отец не стал говорить маме, что мечи спали более тысячи лет и считались утерянными. И уж тем более не стал говорить, что никто уже давно не помнит мёртвый язык, разбудивший артефакт, но за дочерью стал присматривать более бдительно.
        Как бы то ни было, но он стал учить девочку бою на мечах, поражаясь, как легко даётся ей эта наука. Мечи порхали в руках девочки, подчиняясь малейшему движению. Вначале отец недоумевал, почему они такие короткие, на взгляд взрослого человека. Ответ нашёлся со временем, они росли вместе со своей юной хозяйкой. Когда Маре исполнилось шестнадцать, оружие достигло своего истинного размера.
        Год назад отец исчез, ушёл в лес и не вернулся. Тогда же Мара нашла Насью. Видимо кто-то, распознавший истинную природу девушки, попытался её убить. Странная волчица с перебитыми лапами почти умирала, её тело было пригвождено к земле деревянными кольями. Видимо работал дилетант, выдающий себя за охотника на монстров. Только намного позже Мара узнала, что девушку предал тот, кто клялся ей в любви. С рождения оставшаяся сиротой, Насьяна привязалась к симпатичному и озорному соседскому мальчишке, а со временем рассказала ему и свою главную тайну. Паренёк заверил её, что это не имеет значения и что любит девушку такой, какая она есть, а потом продал за несколько монет приблудным охотникам.
        Поправлялась девушка долго и тяжело, но кровь оборотня взяла своё, и через пару месяцев, ничего не напоминало о пережитом ужасе, кроме ночных кошмаров. Временами они снились Насье и сейчас, в такие моменты Мара просыпалась от истошного крика подруги, а потом до самого утра слушала, как та всхлипывает в подушку. Однако, ещё больше чем ночных кошмаров Насья, стала бояться мужчин.
        Поэтому Мару удивило то, с какой лёгкостью та сошлась с недавними спутниками, но здесь, наверное, сыграло свою роль, что среди них был оборотень. Раз мой собрат им доверяет, значит, и я могу им доверять, видимо так.
        Мара была очень рада появлению новой, а вернее единственной подруги. Забота о девушке, помогла заглушить боль, от потери последнего, родного человека.
        Как же не хватало ей этого сильного и заботливого мужчины, он всегда выручал её из всех сложных ситуаций, когда делом, а когда и советом.
        Эльфы пришли в первый раз, когда Маре исполнилось шестнадцать. Удивлённый отец пригласил их в дом, о чём они тогда говорили, она не знала, но ушли неожиданные гости довольно быстро. Как впоследствии узнала девушка, отцу эльфы тоже ничего путного не сказали.
        Второй раз они пришли уже после исчезновения отца, как будто за порогом ждали. Это навело девушку на довольно неприятные размышления, а не приложили ли перворожденные к пропаже свои ручонки, но потом постаралась откинуть эти мысли.
        Ну, с чего бы эльфам красть её отца, чтобы вынудить выйти замуж? Но это же смешно. Выслушав напыщенную речь послов, Мара ответила, что не заинтересована их предложением и попросила покинуть её дом, но ушастые оказались на удивление настырными. Через пару месяцев они заявились опять и на этот раз, с ними приехал сам жених. Красивый до одури эльф с золотыми волосами и бирюзовыми глазами.
        Представившись Гароиэлем, он высокопарно превозносил красоту стоявшей перед ним девушки, будто не замечая её скептического взгляда. Не то чтобы она считала себя уродиной, но в сравнении с эльфийскими женщинами, явно проигрывала. Они оба это прекрасно понимали.
        Внимательно выслушав золотоволосого красавца, девушка задала всего один вопрос: Почему я? Ответ был очень долгим, очень запутанным и непонятным.
        Мара отделалась от него, сказав, что она в трауре и попросила приехать через год.
        Год подходил к концу, но девушка с ужасом понимала, что не хочет видеть своего потенциального жениха. Она наконец-то поняла, почему он ей не нравился. Оказывается, всё это время она ждала другого, того, чьи прикосновения будут обжигать, а поцелуи останавливать сердце.
        — Как же всё плохо.  — Прошептала засыпающая девушка.
        Ночь прошла довольно спокойно. Проснувшись, девушки убрали защитный контур, умылись в протекавшем неподалёку ручейке и, набрав воды, принялись за готовку.
        Беспокойство накатило неожиданно, только что утро было безоблачным и вдруг оно потеряло свои краски. Мара не находила себе места. Острое чувство надвигающейся беды медленным ядом просачивалось в кровь, холодило ставшими неуклюжими руки, сбивало сердце с привычного ритма, обжигающими искрами пробегало по позвоночнику и к обеду прорвалось волной паники.
        — Нась, нужно идти их спасать.
        Подруга ничего не спросила, она только посмотрела в горевшие тревогой глаза Мары, и тихо вздохнув, пробормотала.
        — Конечно, пойдём, куда же мы денемся.
        Быстренько уничтожив следы, своего пребывания на поляне, девушки уже через десять минут маршировали по дну Волчьей впадины.
        Сразу за ней начинался другой лес. Всё в нём было неправильно, начиная от странно искривлённых деревьев и заканчивая оглушительной тишиной. Ничто не нарушало покой мёртвых деревьев: не слышались птичьи трели, не шуршала трава под лапами и копытами пробегающей живности, да и самой живности собственно не было, даже вездесущие насекомые здесь напрочь отсутствовали.
        Лишь время от времени раздавался треск деревьев, да завывал между стволами холодный ветер.
        Ощущение тревоги не отпускало, оно становилось всё сильнее, обретая вполне определённые очертания — с парнями случилась беда. Девушки упорно шли вперёд, не замечая усталости. В какой-то момент Насья решила перекинуться и теперь впереди бежала волчица, выискивая на потрескавшейся земле следы прошедших тут недавно истребителей.
        — И с чего они решили, что справятся в одиночку?  — Бурчала Мара. Она всю дорогу, костерила на разные лады, отправившихся на поиски монстров парней. Но злые мысли не могли унять тревогу. Вот уже битый час в её голове вертелась лишь одна мысль: только бы успеть.



        Глава 5

        «Идиоты, какие же мы идиоты». Так думал, сидя на земле, скованный по рукам и ногам эльф. Это же надо так глупо попасться. Ведь всё указывало на Лану, ну всё, а они ломанулись в гостеприимно расставленную ловушку, как молодые олени, во время гона. Хорошо, что девчонки сейчас в безопасности, если бы их схватили вместе с ними, Вин бы, наверное, со стыда сгорел. Хотя и сейчас он чувствовал себя хуже некуда. Так глупо подставить команду под удар мог только полный идиот, и он в полной мере ощущал свою ответственность за произошедшие события.
        Друзья сидели, понурив головы, да, попали так попали. Впервые, на памяти команды, их командир не знал что делать, таким беспомощным, он себя давно не чувствовал. И главное кто их сделал, какая-то человеческая девчонка, да она отличная колдунья, да она проработала в составе команды истребителей более десяти лет, да её дядя был шефом базы, но от этого она не переставала быть простой человеческой девчонкой.
        Лана подошла как всегда бесшумно, рядом с ней крались две дымчатые тени — те самые твари, из-за которых команда оказалась в этом проклятом лесу.
        — Мальчики вы не скучали?  — Приторно ласковым голоском спросила, подошедшая дамочка. Лана была по-своему красива, слишком высокая для женщины, она, однако была обладательницей очень даже притягательной фигуры. Жгучая брюнетка, с голубыми глазами и красиво очерченными губами, она пользовалась большой популярностью среди мужского населения. Только команда Вина её старательно игнорировала, отчасти чтобы не портить отношения с шефом, отчасти потому, что на вкус парней, Лана была слишком по-мужски агрессивной.
        В своё время, Лана подкатывала ко всем из команды Вина, но не получив желаемого, затаила обиду и перестала общаться со всеми кто посмел её отвергнуть.
        Но в целом, Лана производила впечатление, довольно открытого человека, как же ошибочно было это впечатление. Сейчас, на освещённой факелами поляне, стояла жестокая хищница. Лана презрительно скривила губы при виде троих друзей.
        — Признаться, я разочарована, не думала, что лучшую команду истребителей нежити, будет так легко поймать. Но так даже лучше, целые и невредимые вы мне нужны гораздо больше.
        Лана подошла ближе, и парни увидели её во всей красе. Привычный наряд отряда истребителей, сменило довольно смелое платье, оставляющее открытыми большие участки обнаженного тела. Ткань платья струилась и переливалась от малейшего движения.
        — Самое главное вы появились так вовремя.  — Продолжала ворковать она.
        — Вин, солнышко, у меня для тебя припасён большой сюрприз. Я надеюсь, ты любишь сюрпризы? Фил, Влад не хмурьтесь, для вас я тоже кое-что приготовила, вам понравится. Отдыхайте, до завтра. Завтра, всё, в любом случае, закончится. Да, кстати, не пытайтесь бежать, мои малыши за вами присмотрят.
        Твари недовольно порыкивая, отошли от бывшей истребительницы и улеглись недалеко от парней. Лана же, довольно потирая руки, пошла по своим делам.
        — Восхитительно.  — Прошипел вампир.  — Что будем делать?
        — Ничего.  — Удрученно сказал эльф.  — Пока мы ничего не можем сделать.
        Фил хмыкнул, его сковали особенно тщательно, памятуя о том, что он может перекинуться в зверя и просто скинуть оковы. Кроме того, его, видимо чтобы подстраховаться, опоили какой-то гадостью и теперь он не мог вызвать даже незначительную трансформацию.
        На запястьях Вина дополнительным грузом висели браслеты. Ничем непримечательные с виду они, тем не менее, досаждали ему больше, чем все оковы вместе взятые. Сделанные из особого сплава, они гасили его магические силы, вызывая, довольно сильную физическую слабость, а при попытке применить магию ощутимо жгли запястья, заставляя зло шипеть от бессилия.
        — Мне даже интересно, что могла придумать эта мегера.  — Снова подал голос Влад. Его не просто сковали, а сковали с помощью специально обработанной и замагиченой, серебряной цепи, на вид не очень толстой, но достаточной, чтобы ослабить вампира до состояния пятилетнего ребёнка. Несмотря на довольно счастливое детство, снова ощущать себя ребёнком было неприятно.
        Им нужно было заподозрить неладное, ещё тогда, когда им позволили подобраться слишком близко. Но нет, они самонадеянно возомнили себя неуловимыми и непобедимыми. Великие специалисты, бесы их раздери, шагнули в широко раскрытую ловушку и даже не почесались. А ведь было предчувствие, но они отмахнулись от него, чтобы не прослыть паникёрами. Вот и домахались.
        Когда парни, подкрались к предполагаемому логову нежити, достаточно близко, то вместо логова, обнаружили вполне благоустроенную полянку. Цветочки, белоснежный домик, и вообще всё такое благоухающее, чистенькое. В первую секунду команда растерялась, и этой секунды противнику хватило, чтобы атаковать первым. Ментальный удар по сознанию был такой силы, что даже устойчивый к подобному воздействию вампир вырубился почти сразу.
        В себя приходили долго и тяжело, и были неприятно удивлены, обнаружив себя в цепях, а напротив радостно улыбающуюся Лану.
        Теперь было понятно, что просто так их не убьют, скорее всего, Лана придумает бывшим коллегам изощрённое наказание, за бывшие обиды. Остаток ночи провели за невесёлыми размышлениями.
        Вин вдруг вспомнил родные места, дом, друзей и самое главное отца. Сейчас сидя в ожидании неизвестного будущего, он неожиданно понял, что давно уже не сердится на отца. Тогда сто пятьдесят лет назад, он был мальчишкой, глупым юнцом и при виде новой половинки Владыки взбунтовался.
        Тогда он решил, что столь юная и прекрасная эльфийка не должна прозябать рядом со стареющим Владыкой, даже если он приходится ему отцом. Как же он был наивен, погружённый в свои переживания, даже не удосужился узнать мнение собственно девушки. И с чего он тогда взял, что она могла пойти за отца лишь по принуждению?
        После неудачной попытки украсть предмет своих воздыханий, наследный принц клана Голубого клинка — Винадриэль, отправился в добровольное изгнание.
        Только теперь на пороге неизвестности Вин вдруг понял, что лелеял в своём сердце давно не существующую обиду. Как ему захотелось поговорить с отцом, но, похоже, путь отступника подошёл к концу. Эльф ещё никогда не чувствовал себя таким беспомощным.
        Утро наступило неожиданно быстро. Лана заявилась с первыми лучами солнца, зато испарились стерегущие парней твари. Плохо переносят солнечный свет, отстранённо подумал Вин. Даже сейчас, он оставался профессионалом и продолжал собирать информацию.
        Первым увели Фила. На поляне появились какие-то странные женщины, с накачанными телами, в очень коротких одеяниях, но вооружённые до зубов.
        После коротких переговоров, дамы, оказавшиеся прибрежными амазонками, сменили цепи оборотня на другие оковы, ограничивающие пространство передвижения. Когда на шее истребителя защёлкнулся ошейник, он дёрнулся и зарычал, но невозмутимые амазонки, только крепче вцепились в цепи и уволокли его в противоположную от парней сторону. Судя по слабым отголоскам возмущения магического поля, там находился постоянно действующий портал.
        — Зачем им Фил?  — Удивлённо спросил вампир.
        — Он будет моим подарком царице амазонок.  — Отозвалась услышавшая его Лана.  — Будет очень забавно посмотреть, как гордого лесного жителя приручат к цепи. Очень скоро, он будет ходить на задних лапках и есть с рук, как комнатная собачка. Амазонки умеют ломать мужской менталитет, можете мне поверить.  — После столь утешительной информации, она удалилась, оставив друзей переваривать услышанное.
        Спустя несколько часов появился какой-то тип, с довольно отталкивающей наружностью, и неприятной улыбочкой. Осмотрев пленённых истребителей, он отошёл с Ланой в сторонку и что-то нашёптывал ей на ухо, сопровождая свои слова усиленной жестикуляцией.
        — Нет, эльф не продаётся.  — Донёсся до Вина жёсткий голос магички.
        Скользкий тип, которого магичка называла Вэйром, неприязненно поджал губы и, отдав Лане позвякивающий мешочек, подошёл к Владу. Вампир тихо зашипел, оскалив клыки, но что он мог в конечном итоге?
        Двое крепких парней, пришедших с торговцем живым товаром, уволокли упирающегося Влада в сторону портала.
        Скользкий тип слегка поклонился Лане и сказал.  — Очень приятно иметь с вами дело, всегда рад буду навестить вас снова.
        Через минуту уже ничего не напоминало о его визите.
        — Приятно ему,  — прошипела Лана, сморщив носик.  — Ты бы с удовольствием и меня продал, если бы не боялся, урод.
        Подойдя к Вину, Лана присела возле него на корточки и, прихватив его подбородок двумя пальчиками, приподняла его лицо.
        — Ну вот мы и одни, мой сладкий, не переживай за своих друзей, их судьба не так уж плоха. Если парнишки совладают со своей гордыней, то возможно, проживут долгую и счастливую жизнь. А для тебя, всё очень скоро закончится. Мне очень жаль, что ты в своё время, так нагло, проигнорировал мои чувства, но в конечном итоге, всё сложилось довольно удачно, для меня.
        — Ты точно также поступила и со своей командой?  — Спросил эльф, высвобождаясь из рук магички.
        — К сожалению, нет, они не захотели ко мне присоединиться, и стали моими первыми жертвами. Для получения конечного результата мне не хватает лишь одной, и ты мой дорогой идеально подходишь. Когда я накоплю достаточно энергии, я заставлю этих глупых людишек меня слушаться. Но больше всего я хочу отомстить твоему папочке.  — Лана расхохоталась, неприятным, режущим слух смехом.
        — Ради создателя, не делай такие удивлённые глаза. Можно подумать ты не знал, как твой отец любил развлекаться в молодости. Тогда тебе будет любопытно узнать, что я дитя его внебрачной дочери, рождённой от человечки. Да, твой папочка, так яростно защищающий традиции чистой крови, позволил себе такую слабость, а расплачиваться за его ошибки придётся тебе, и заодно всему клану. Если бы ты поддерживал связи с родным домом, ты бы знал, что заклятие, наложенное на твой клан, ещё более полутора веков назад, лишило женщин вашего рода способности, рожать детей. И теперь, благодаря своему дражайшему Владыке клан вымрет. Но ты этого уже не увидишь. А ведь всего лишь нужно было послушать мою прабабку и жениться на моей бабуле, но нет, он не послушался. Сегодня вечером ты встретишься с создателем, а твой род сделает ещё один шаг навстречу гибели.  — Очаровательно улыбнувшись Лана, крепко поцеловала Вина. Эльф запоздало дёрнулся, но магичка уже отошла, вскоре скрывшись в доме.
        Истребитель устало откинулся на столб, к которому был прикован. Не стоило ему уходить из клана, вместе они бы что-нибудь придумали, а теперь он не только не поможет, но и усугубит положение тех, кто был ему дорог.
        Одна ошибка тянула за собой другую, отец ошибся в одном он в другом, но конечный результат в любом случае будет неутешителен для их клана. И тут Вин вдруг вспомнил недавнюю знакомую, Мару, такой, какой она была сразу после поцелуя. Ему вспомнились её затуманенные серо-зелёные глаза, чуть припухшие губы и это удивительно милое, немного удивлённое личико.
        Удивительно о чём начинаешь думать, находясь на пороге смерти. Интересно, вспомнит ли она его когда-нибудь, или через пару месяцев он полностью сотрётся из её памяти, а там глядишь выйдет замуж и заживёт счастливой жизнью со своим эльфом. Эльфом? Стоп. Глаза Вина резко распахнулись, демон и почему он не спросил, из какого клана был эльф приходивший свататься к Марьяне. Смутные подозрения витали в голове, но теперь он не мог их развеять, у него просто не было времени.
        Прошли часы и солнце, стало клониться к закату. Золотистые лучи поменяли окраску на розовую. Небо, ещё недавно, поражающее прозрачной голубизной стремительно темнело, сменив цвет, вначале на сиреневый, а затем фиолетовый. До полуночи было рукой подать. Начавшие активизироваться, ночные насекомые, завели свои монотонные трели.
        Эльф, уставший от длительного ожидания, начал дремать, когда его, довольно бесцеремонно растолкали. Лана пришла в сопровождении двух крепких парней, с совершенно неподвижными лицами. Вина подняли и повели, после многочасового нахождения в отнимающих силу браслетах, он едва переставлял ноги.
        Алтарь, для жертвоприношения нужен алтарь. Куда она его потащит, неужели через портал? В браслетах портал его не пропустит, им придётся их снять и тогда он попробует что-нибудь сделать, так просто он не даст себя зарезать.
        Но к разочарованию Вина, алтарь нашёлся прямо здесь, неподалёку от того места, где он сидел. Эта ведьма всё предусмотрела.
        Алтарь — масляно блестевший, чёрный камень вызывал смешанные чувства, восхищения и ужаса.
        Молчаливые стражи, быстренько сорвав с эльфа одежду, уложили его на холодный камень. Камень, был снабжён довольно крепкими цепями, призванными удерживать жертву на месте. Вин невесело усмехнулся, видимо добровольцев среди жертв не встречалось. По-прежнему, не произносившие не звука парни, прикрепили цепи к рукам и ногам эльфа, а затем бесшумно растворились в темноте.
        Как заметил, Вин милых собачек Ланы тоже не было видно. Правильно растолковав взгляд своей жертвы, она сказала.  — Мои малыши выходят только после заката, солнечный свет их сильно раздражает, но я это исправлю.
        — Ты скормила им жителей двух деревень. Зачем?
        — Должны же они чем-то питаться. Или ты думаешь, я должна вылавливать для них одиноких путников. Это были, всего лишь, тупые крестьяне и через пару десятков лет, они бы всё равно сдохли, от какой-нибудь заразы. Так что будем считать, что я подарила им избавление от беспросветной жизни.
        Убедившись, что все цепи закреплены хорошо, магичка удовлетворённо хмыкнула и быстренько закончила приготовления. Свои места заняли жертвенная чаша, кинжал с необычной чёрной рукояткой и книга в ветхом кожаном переплёте.
        Ждать осталось не долго, как только последний луч солнца скроется за горизонтом, Лана начнёт ритуал жертвоприношения. И вот, ослепительно сверкнув напоследок, солнце окончательно скрылось, уступив место, переливающемуся бриллиантовыми россыпями небу.
        Взяв в одну руку книгу, а в другую кинжал, Лана принялась на распев читать довольно сложное заклинание. В первые несколько секунд Вин даже не понял, что именно произносит бывшая истребительница, а когда понял, ужаснулся. Эта идиотка призывала тёмных демонов. Крепко сжав зубы, эльф ждал, когда Лана закончит произносить слова и приступит собственно к делу.
        То, что произошло дальше, явно стало для магички сюрпризом.



        Глава 6

        — Нет, ты только посмотри,  — Раздался возмущенный голос,  — мы торопимся, чуть ноги не переломали, а они тут развлекаются.
        Из темноты, к алтарю вышли две девушки.
        От неожиданности Лана запнулась и с ужасом уставилась на новых участников разворачивающейся драмы.
        — Где эти демоновы псы, когда они так нужны?  — Прошипела она зло.
        — Да ты не переживай, скоро придут. Солнце же только закатилось, мы так понимаем, солнышко они не любят? Может, пока поболтаем, а то просто так ждать скучновато.  — Голос Мары был полон издевки.
        — Зачем вы пришли?  — С отчаяньем пробормотал Вин. Он то надеялся, что девушки находятся в безопасности, далеко отсюда.
        — Ну, извини, что помешали твоим суицидальным планам. Нам уйти?
        Лана не захотела ждать конца их перепалки и прервала разговор самым невежливым образом. Хищно оскалившись, магичка что-то крикнула и на поляне, стало ещё более многолюдно. Молчаливые крепкие парни в количестве шести штук, очень освежили пейзаж.
        Отвратительные псы Ланы, кстати, тоже подтянулись, но на поляну заходить не торопились. Алтарь, догадался эльф, он обладает очень сильной собственной энергетикой и отпугивает тварей.
        Мара в это время, всплеснув руками, умиленно смотрела на парней.  — Нет, Нась ты только глянь, какие лапочки.
        Лана расхохоталась.  — Вы всё равно опоздали. Жертва будет принесена.  — И её рука, с зажатым в ней кинжалом, плавно пошла вниз. В следующую секунду, неведомая сила вырвала кинжал из рук Ланы и она, вскрикнув, отшатнулась от алтаря. Насья, так удачно прервавшая ритуал, метнув кинжал, ехидно улыбнулась.  — Ой, простите, я такая неловкая.
        — Освободи его.  — Быстро сказала Мара. Насья одним хищным рывком оказалась на алтаре и начала освобождать Вина. Когда цепи с него свалились, она поддела сковывающие руки браслеты, кинжалом и они, хрупнув, осыпались с запястий эльфа.
        — Я не владею магией и поэтому для меня это всего лишь обычные железяки.  — Ответила девушка на немой вопрос Вина.
        — Понятно.  — Сказал он и скатился с алтаря.
        Лана, не успевшая среагировать, на слишком стремительное освобождение жертвы, дико вскрикнув, бросилась на Насью, но тут же отлетела в сторону.
        — Твой амулет защитного контура.  — Весело фыркнув, сказала Насья.
        Вин кивнул и развернулся в сторону второй девушки, от увиденного у него перехватило дыхание. Мара стояла в довольно расслабленной позе, а в её руках сияли клинки. Он узнал их сразу, хотя никогда прежде не видел. Похоже, ему есть о чём поговорить с новой знакомой.
        Девушка же, больше не отвлекаясь на спасённого, плавно перетекла в боевую стойку и обворожительно улыбнувшись молчаливым парням сказала.  — Потанцуем?
        Парни видимо были не против. Секундное затишье сменилось яростным боем. Мечи девушки сверкали молниями, отбивая мощные атаки хмурых парней. Через несколько секунд, один из них рухнул, получив довольно серьёзное ранение, второй последовал за ним ещё пять секунд спустя. Оставшиеся, сменили тактику, став более осторожными, но это их не спасло, через минуту, количество нападавших уменьшилось, ещё на двоих.
        Эльф, всё это время, с восхищением следивший за боем, попытался привстать, но Насья его удержала.
        — Поверь мне, Маре не нужна помощь, сейчас лучше не вмешиваться. У тебя ещё будет возможность помахать мечом.
        Удивлённый эльф, перевёл взгляд на сражающихся и понял, что Насья права, бой закончился. Мара убедившись, что никто не ударит ей в спину, подошла к друзьям.
        Контур она перешагнула, будто не заметила.
        — Ну, что расселись?  — Несмотря на событии минутной давности, голос у девушки был довольно спокойным.  — Вин, солнышко, не подскажешь, куда делась твоя подружка?
        — Эльф растеряно огляделся.  — Не знаю, и это плохо, потому что пакости делать она умеет.
        — Ничего, с её пёсиками мы как-нибудь справимся, а насчёт магических атак не переживай, на меня её магия не подействует.
        — Почему?
        — Я не только вижу магию, но ещё и умею, её отражать. Если бы ты был внимательнее, ты бы давно это заметил. А теперь давайте убираться отсюда, скоро наша злодейка натравит на нас своих тварюшек, а с ними договориться труднее, чем с давешними парнями. И, сказать по правде, не нравится мне вон та чёрная воронка, зависшая над алтарём. Что она там завывала, когда мы её перебили?
        — Она призывала тёмных демонов. Стой, ты хочешь сказать, что эта идиотка успела открыть дверь?
        — Не знаю, о какой двери ты говоришь, но мне не нравится та бяка, что начинает лезть через воронку, она явно хочет кушать, а жертва то ту-ту и поэтому делаю конструктивное предложение. Бежим!!!
        Уговаривать дважды никого не пришлось, стартовали очень резво. Даже эльф, несмотря на сильную слабость, проникся моментом и изо всех сил перебирал ногами. За спинами послышался какой-то нарастающий гул.
        — Быстрее, сейчас рванёт.  — Прокричал Вин, из последних сил ускоряясь. Вылетевших им навстречу, собакоподобных тварей, бегуны просто смели со своего пути. Эльф, по причине магического истощения, просто бежал. Насья ловко взмахнув кинжалами, отбросила от себя зарвавшуюся тварюшку, а Мара держала своими мечами остальных на достаточном расстоянии, для беспрепятственного бега.
        Когда добежали до портала, шум позади, стал совсем уж невыносимым. Обернувшийся Вин заковыристо выругался и, схватив девушек за руки, прыгнул в сияющее окно портала. В последнюю секунду, девушки услышали ужасающий грохот, и в спины ударила взрывная волна. В следующее мгновение их проглотила темнота портала.
        Другая сторона встретила беглецов довольно радушно, чем-то мягким. Когда смогли разлепить глаза и сфокусировать взгляд, обнаружили что лежат в высокой траве. Небо здесь имело сиреневый оттенок, что говорило о скором восходе.
        — Далеко же нас занесло.  — Пробормотала Мара.
        — Если с последнего перемещения настройки не меняли, то мы где-то недалеко от побережья.  — Подал голос эльф и тут же об этом пожалел. От многообещающих взглядов, девушек он сразу как-то погрустнел.  — Э… Девушки вы чего?
        — Где остальные?  — Преувеличенно ласково спросила Мара.
        — Я не знаю, но очень скоро выясню. Мне нужно только восстановить магический резерв, на парнях стоят маячки. Их легко засечь.
        — Только тебе?  — Приподняв бровь, спросила Насья.
        Выражение лица эльфа говорило само за себя.
        — Все демоны хаоса, как я об этом не подумал? Ведь магические маяки может засечь любой достаточно сильный маг. Нет, я всё-таки полный идиот.
        — О! Какие мы сегодня самокритичные.  — Голос Мары просто источал медовый яд.  — Ты бы ещё волосы на себе порвал, благо есть что рвать.
        — Конечно, давайте добьём лежачего. Думаешь, я не знаю, кто виноват в том, что случилось с моей командой? Да, я ошибся, и эта ошибка дорого стоила парням. Что ты хочешь мне объяснить? То, что я зарвался и возомнил себя непобедимым, я и так это знаю.  — Под конец речи, Вин уже орал. В себя, его привело деликатное покашливание Насьи. Осёкшись посреди слова, он посмотрел на девушку и смутился, та смотрела на него осуждающе.
        — Может, для начала спасибо скажешь, а потом познакомишь нас с недостатками своего характера? Между прочим, если не ошибаюсь, Мара тебе сегодня жизнь спасла. Если конечно, это не было какое-то утончённое развлечение, с тобой в главной роли. Может, мы тебе планы нарушили? Так ты только скажи, и мы оставим тебя в покое.
        Вин устало потёр лицо ладонями и, посмотрев на девушек, с трудом произнёс.  — Извините, я не имел права вымещать на вас своё плохое настроение. И Мара, спасибо тебе, если бы не ты, я бы уже беседовал со своими предками. Я рад, что вы пришли вовремя.
        Насья пожала плечами, а Мара лишь вздохнула и мечи начали медленно втягиваться в её ладони. Эльф с интересом следил за этим процессом, а потом спросил.  — Мара, а ты знаешь, что владеешь эльфийским артефактом? Причём артефактом, когда-то принадлежавшим моему роду?
        Девушка удивлённо взглянула на Вина.
        — Как же так получилось, что ваш род потерял этот артефакт?
        — Подробностей я не знаю, это случилось давно, задолго до моего рождения. Во время одной из древних войн, случилась битва, и мой прадед одержал в ней победу, но ценой этой победы, стала потеря единственной дочери. Эльфийская принцесса пропала в самый разгар битвы, и с тех пор её никто не видел. Вместе с ней пропал и древний артефакт Лунных мечей. Дело в том, что он признавал своим владельцем только женщин, и только женщин рода Серебряного клинка.
        При последних словах эльфа девушка немного побледнела.
        — Почему же он признал меня?
        — Я не знаю. Возможно, ты как-то связана с нашим родом, или должна будешь связаться.
        — Замечательно.  — Прошептала Мара, прикрыв глаза. Только этого мне не хватало.
        Проигнорировав удивлённый взгляд эльфа, она только махнула рукой и потёрла виски.  — Ладно, это всё очень занимательно, но сейчас у нас есть вещи поважнее. Вин, нужно найти твоих друзей. Сколько тебе нужно времени, чтобы восстановиться?
        — Не знаю, обычно хватало несколько часов, но эти браслеты высосали меня под чистую.  — Смущенно почесав затылок, он добавил.  — А поесть, у вас ничего нет, а то что-то штормит, как с перепою.
        Мара молча начала рыться у себя в сумке. Через несколько минут, эльф с наслаждением впился зубами, в внушительный бутерброд. Девушки довольствовались более скромными аналогами, поглощаемого Вином монстра. К огромному смущению девушек, они наконец-то обнаружили, отсутствие на эльфе одежды. После ещё нескольких минут перекапывания, внутренностей сумки, на свет была извлечена какая-то тряпица, на поверку оказавшаяся, чистым льняным полотенцем, достаточно большим, чтобы эльф обернул его вокруг бёдер.
        Перекусив и соорудив что-то вроде набедренной повязки, Вин встал и предложил пройти немного в сторону, видневшегося неподалёку леса.
        Вблизи лес оказался небольшим островком, состоящим из пары десятков деревьев.
        Здесь спутники решили немного отдохнуть и подождать пока восстановятся силы Вина. Не зная направления движения, идти, не имело смысла, ведь с одинаковым успехом могли, как приближаться к цели путешествия, так и удаляться.
        Поставив защитный контур, с помощью, несколько подсевшего амулета, расположились на отдых. Несмотря на бессонную ночь, никому не спалось. Немного поворочавшись, в бесплодной попытке согреться, Вин, наконец, заговорил.
        — Девушки, почему вы не ушли домой? Нет, поймите правильно, я очень рад, что вы не ушли, но ведь должны были?
        — За это, скажи спасибо опять же Маре, у неё очень своеобразный инстинкт, напоминающий материнский. Она не может оставить без присмотра, ни одно живое существо, попавшееся ей на пути, пока не убедится, что у того всё в порядке. Ты со своими друзьями тоже попал в категорию бедняжек, что как мы убедились недалеко от правды.
        Вин только усмехнулся.  — Впервые я рад тому, что меня посчитали беспомощным. Не привык, знаете ли, что обо мне кто-то заботится, это даже приятно.
        — Ну что Нась не дадим пропасть парню во цвете лет?  — Мара подмигнула подруге и придвинулась к заметно продрогшему эльфу.
        — Конечно, мы же не хотим потерять единственный источник информации, о том, где найти остальных страдальцев.  — Протянула Насья и тоже двинулась в сторону Вина. Тот заметно занервничал, подозрительно поглядывая на девушек.
        — Конечно, мне говорили, что находиться рядом, с не совсем одетым мужчиной довольно опрометчиво, но чего только не сделаешь из человеко… Тьфу ты, из эльфолюбия.
        Немного потрепыхавшись, Вин вскоре успокоился и, пригревшись, незаметно для себя задремал. Разбудили его птичьи трели. Открыв глаза, он, в первую очередь обратил внимание на абсолютно чистое, без единого облачка небо, а потом скосил глаза на задремавших девушек. Да, таким оригинальным образом, его ещё никто от холода не спасал.
        Осторожно прислушавшись к своему организму, эльф с удовлетворением понял, что магический резерв почти восстановился, но для полного счастья, не мешало бы немного подкрепиться. Вот только для этого, необходимо было разбудить девушек, чего делать совершенно не хотелось. Он понимал, что они тоже предыдущей ночью не спали, да ещё пришлось поработать оружием, но чем быстрее они выяснят, куда уволокли его друзей, тем быстрее он сможет отправиться на их поиски.
        Спрятав чувство вины подальше, Вин начал активно шевелиться, что принесло свои плоды уже через пару минут. Первой глаза открыла Насья и, с изумлением уставилась на эльфа, через несколько секунд к ней присоединилась и Мара.
        Заглянув, в начинающие темнеть глаза девушек, Вин поспешно заговорил.  — Спокойно, только без нервов, девушки вы сами вызвались меня спасти. Может, теперь не будете меня убивать?
        — Нась, а ведь он прав, сами предложили. Ладно, не тронем мы тебя. Просто как-то не привыкли просыпаться в мужской компании.
        — Ага, окончательно нам моральный облик подпортил, гад. Как только всё закончится, мы с тебя такую компенсацию стрясём, что ты ещё десять лет бесплатно работать будешь.
        — Уговорили, только давайте сейчас поедим, а?
        — Просто феноменальная наглость.  — С восхищением протянула Мара.  — Ладно, поедим, раз уж встали. Надеюсь, сразу после этого, ты сможешь обнаружить парней. А то пока мы тут прохлаждаемся, как бы чего с ними не случилось.
        Эльф радостно закивал головой и, уже через каких-то полчаса, наслаждался горячим сытным завтраком, состоящим из наваристой каши и ароматного чая.
        После завтрака, Вин отошёл от девушек в сторонку и занялся какими-то манипуляциями. Через пару минут, на очищенном от растительности месте, он вычертил ножом знак, совершенно девушкам не знакомый, но как только он произнёс первые слова заклинания, Мара ахнула от восхищения.
        — Нась, жаль, что ты этого не видишь, так красиво.
        После того, как были произнесены последние слова заклинания, знак начал светиться видимым, даже для других светом и вскоре над землёй висела переливающаяся навигационная карта, с обозначением всех городов, деревень, лесов, болот и других особенностей ландшафта. Судя по карте, они находились недалеко от портового города Эклеона.
        — Готов поклясться, Влад находится здесь.  — Сказал Вин, ткнув пальцем в точку, обозначающую, собственно город.  — Сейчас проверим.
        Он произнёс ещё несколько слов и, на карте загорелась небольшая красная точка. Она горела, точнёхонько в центре круга, обозначающего город. Точка равномерно пульсировала и Вин, удовлетворённо сказал.  — Похоже с ним всё в порядке, по крайней мере, он жив и здоров.
        — Я знаю.  — Отозвалась Мара.
        — Откуда?
        — Чувствую.  — Смущённо отозвалась она.
        — Я ведь не шутила, когда говорила, что вы теперь под её пристальным присмотром.  — Усмехнулась Насья.
        Хмыкнув, эльф ответил.  — Теперь понятно как вы так вовремя появились там на поляне. А что насчёт Фила скажешь?
        Девушка на несколько минут замерла, закрыв глаза, а потом ответила.  — У него тоже всё неплохо, но и не так хорошо, как у Влада. Он испытывает от чего-то сильный дискомфорт и очень злится.
        — Его забрали амазонки, а они известны своим крутым нравом. Если учесть, как Фил не любит подчиняться, легко предположить, что просто ему не будет. Сейчас попробую выяснить, где он.
        Прошло ещё несколько минут ожидания, и на карте появилась ещё одна, но на это раз зелёная точка. Судя по появившимся рядом с ней надписям, Фила везли в столицу амазонок Каллион.
        — Трудно будет его выцарапать у амазонок, они неохотно отпускают то, что попало им в руки.  — Задумчиво сказала Мара.  — Сначала вытащим Влада, а потом подумаем, как спасти вашего лохматого друга. Очень хорошо подумаем.
        — О чём это ты?  — В голосе эльфа звучало неподдельное удивление.  — Вы что пойдёте со мной?
        — Нет, пожмем тебе руку, пожелаем счастливого пути и отправим спасать друзей, прямо так, в одной тряпочке.  — Съязвила Мара.  — Не говори глупости, конечно, мы идём с тобой. Или ты хочешь, чтобы мы погибли во цвете лет, замученные собственной совестью?
        — Конечно нет, как я могу допустить, чтобы мир понёс такую потерю. Просто вы ведь не обязаны это делать. Зачем вам это?
        — Ну, считай, что мы тоже хотим побыть немножко героинями. Не всё же вам мужикам являться спасителями, нас слабых. Может, нас тоже на подвиги потянуло, и вообще могут девушки немного развлечься. А то выйдем замуж, нарожаем детей и будем всю оставшуюся жизнь пинетки вязать и щи-борщи варить.
        Вин примирительно поднял руки.  — Ладно, ладно, Я буду только рад вашей помощи.
        — Да, помощь явно необходима. В первую очередь, нужно найти тебе какую-нибудь одежду, а то в таком виде тебя в город не пустят.  — Подхватила разговор Насья.
        Эльф смущённо усмехнулся.  — Надеюсь, нам попадется в ближайшее время деревенька, а то и правда не поймут.
        Деревенька попалась довольно скоро. Буквально через пару часов, после того как спутники стартовали, на горизонте показались первые домики небольшого селения.
        Зайти в неё решили со стороны дворов, дабы не шокировать общественность, не совсем одетым эльфом. Как оказалось, их расчёт был совершенно верным. На заднем дворе одного из дворов, они попались на глаза какой-то девице. Видимо, вид практически обнажённого эльфа, был для неё в диковинку, так как при виде колоритной тройки девица издала неразборчивый звук и тихонечко сползла на землю.
        — Припадочная, какая.  — Констатировала Насья. Оглядев нервничающего Вина, она добавила.  — Надо хватать и убегать, а она в обморок. Мара тихо хихикнула. В этот момент из дверей избы показался здоровенный, заросший бородой мужик.
        — Чего надыть?  — Пробасил он, заметно прихмурев, при виде бесчувственной девушки.
        — Вы чего энто с моей дочёной приключили бесы?
        Выступив вперёд, Мара постаралась успокоить мужика.  — Здравствуйте, ничего мы вашей дочери не делали. Она видимо просто на нашего спутника отреагировала, но он в своём виде не виноват. Понимаете, его во время ночёвки обворовали, у вас не найдётся какой-нибудь одежды на продажу?
        Мыслительный процесс у мужика затянулся, он даже глаза под брови закатил, видимо так думалось лучше. Итогом стало протяжное.  — Ась?
        Пришлось, собрав волю в кулак, повторить всё вышесказанное, максимально упростив речь. Пока мужик думал, его дочь пришла в себя, и быстренько спряталась за широкой спиной родителя. Время от времени показывался её любопытный нос, первый испуг давно уступил место здоровому любопытству.
        Наконец-то до мужика дошло, что от него хотят и он, почесав бороду, ответил.  — Новых вещей почитай и нету, а вот в прошлом годе сыну у меня в хород подалси, можа чего средь его вещей нашарим.
        Развернувшись, он потопал к дому, а потом, притормозив, повернулся к тройке пришлых и, махнув рукой, пригласил за собой.
        Как ни странно, вещи нашлись и вполне приличные, даже по размеру подошли. Перепали эльфу даже сапоги, новые. Как оказалось, сыну они оказались малы и так и стояли никем не востребованные. Окончательно пришедшая в себя дочка, сноровисто накрыла на стол. Гости одобрительно посмотрели на тушёного в сметане кролика, голубцы и огромное множество солений и копчений, занявших добрую часть стола.
        От приглашения отобедать никто не отказался. Правда хозяйская дочка, то и дело стрелявшая глазами в сторону красивого гостя, очень сильно его нервировала, но он изо всех сил старался игнорировать, направленные на него знаки внимания. Девушки веселились во всю, наблюдая за мучениями спутника.
        — Мар ты только глянь, она же сейчас ему мозоль натрёт, нет ну правда. А глазами то глазами как косит, я прям, переживаю, как бы косоглазие не заработала, а то заставят в качестве компенсации жениться, и останется наш красавец здесь по хозяйству помогать.
        Услышав последние слова Насьи, эльф вздрогнул и опасливо покосился на хозяйскую дочку. Как раз в этот момент, она особенно игриво подмигнула, вызвав у впечатлительного перворожденного икоту. Промучившись ещё с час, эльф стал смотреть на девушек таким умоляющим взглядом, что они не устояли и по быстренькому распрощавшись, поспешили покинуть столь гостеприимный дом.
        Прикупив у хозяина ещё и немного продуктов, вышли за околицу деревни.
        — Никогда не думал, что скажу это, но я испугался этой женщины.  — Потрясение в голосе эльфа было настолько явным, что девушки не удержались и расхохотались.
        — Смейтесь, смейтесь, но когда вас будут охмурять какие-нибудь местные красавцы, я тоже палец о палец не ударю, чтобы вас выручить.
        Так, за разговорами и перепалками, прошли довольно длинный путь. На ночлег остановились затемно, поужинали и, оставив небольшой костерок, улеглись спать. Дежурного решили не оставлять, так как люди в этих местах, как выяснилось в деревне, встречались редко, а для непрошенных гостей вполне хватит защитного контура. Проснуться они успеют, а потом, можно будет очень вежливо объяснить, почему не стоит подкрадываться к двум беззащитным девушкам и безоружному эльфу.
        Вспомнив опыт предыдущей ночёвки, решили не выпендриваться и просто сразу улеглись рядышком. Эльф по старой традиции оказался в серединке и очень скоро, вся тройка сонно посапывала.
        Утро застало их врасплох. Оказалось, что за ночь Вин повернулся к Марьяне и теперь, она спала на его руке. Другой же рукой он довольно крепко обнимал спящую девушку, а ноги их перепутались между собой. Проснулись голубки от тихого смеха Насьяны. Дёрнувшись, попытались отодвинуться друг от друга, получилось не сразу.
        В итоге, через пару минут, красная от смущения Мара, сверлила возмущённым взглядом подругу. Вин тоже чувствовал себя неловко, но очень умело это скрывал.
        Быстренько позавтракав, отправились в путь.
        — Интересно, а что стало с той мымрой у алтаря?  — Вслух подумала Насья. Мара быстро посмотрела на Вина, а ведь и правда, как-то забыли они о ней. Вряд ли магичка позволила поджарить себя, вышедшему из-под контроля заклинанию.
        — Освободим ребят, а потом займёмся её поисками.  — Сказал Вин.
        — А поздно не будет?  — Тут же спросила Мара.
        — Мы очень сильно подпортили ей планы, не думаю, что Лана сможет быстро оправиться.
        — Лана? Ты её знаешь?
        — Она работала в той команде истребителей, которая пропала, около месяца назад.
        — Что она с ними сделала?
        — Не знаю, но думаю, ничего хорошего. В её команде были хорошие ребята.  — Голос эльфа на секунду дрогнул, и девушки поняли, он действительно переживает.
        К концу второго дня пути, подошли ещё к одной деревне. Купили ещё немного еды, попутно заметив странные взгляды деревенских.
        — Чего это они?  — Спросила Мара.
        — Не знаю, может чужаков не любят.  — Ответил Вин.
        Странную деревню поспешили покинуть, каково же было их удивление, когда за околицей их догнал паренёк. Кое-как, отдышавшись и поминутно озираясь, он быстро сказал им.  — Меня мамка послала, она сказала, как на ночлег вставать будете хорошенько схоронитесь.
        — Почему?
        — Так ведь Эклеон рядом, а там рабам завсегда рады. Потому путники у нас часто пропадают. В общем, это, поберечься бы надо.  — И паренёк рванул в сторону деревни.
        До вечера шли без приключений, на закате решили поискать место для ночлега. Помня о наказе совестливого паренька. Решили не рисковать и устроились в достаточно закрытом месте. Кругом росли невысокие кустики, и со стороны казалось, что рядом с ними невозможно разместиться трём путникам.
        Вместе с защитным контуром, Вин поставил ещё и сферу неразличимости.
        — Это поможет максимально запутать, охотников за лёгкой наживой. Особо настырные, конечно смогут нас обнаружить, но особо настырные и не живут долго.  — Вин ухмыльнулся.
        Их всё-таки обнаружили, проснулись все одновременно, от звука сработавшего контура. Подскочившая тройка, с восторгом вслушивалась в трёхэтажные выражения, звучащие из ближайших кустов. Потом, оглядевшись, поняли, любителей лёгкого заработка оказалось четверо.
        Выбравшийся из кустов видимо был главарём, так как сразу же развил бурную деятельность по выковыриванию путников из-за защитного контура.
        — Ну, чего ждём?  — Мара поиграла, появившимися клинками.  — Вечно же мы здесь не просидим, а таких козлов учить надо, чтоб неповадно было связываться с тем, кто заведомо тебя сильнее. Контур, мигнув, исчез. Предводитель охотников за наживой осклабился и распорядился.  — Девок вяжите, с эльфом поосторожнее, за него много отвалят.
        — Чего отвалят то любезный?  — Преувеличено вежливо спросила Мара.  — Если хороших…. то мы и сами можем, нам не трудно. Зачем же за этим добром в такую даль переться.
        Мужики оскалились и, подобравшись, попёрли на тройку. Близко они подойти не успели, несколько взмахов мечами и их главарь, упал на траву, уже не такой бодрый и красивый. Мара вопросительно посмотрела на оставшихся.  — Ну, кто ещё хочет заработать?
        Любителей лёгкой наживы как ветром сдуло, через пару минут их топот окончательно затих вдали.
        — Надо же какие нервные.  — Пожала плечами девушка.
        Несмотря на лёгкую победу, место стоянки решили покинуть не мешкая. Мужики могли вернуться с подкреплением, а у эльфа оружия не было. Магические способности это конечно хорошо, но иногда важнее иметь в руках банальный меч. Путники это прекрасно понимали и решили не рисковать. Зачем идти на встречу неприятностям, если их можно просто обойти.
        Пожевали на ходу, наскоро приготовленными Марой бутербродами. К её чести, надо сказать, что маленькое количество времени, потраченное на приготовление, никак не сказывалось на качестве полученного продукта. Спутникам девушки оставалось только поражаться тому, как она умудрялась из ничего, делать что-то вкусненькое.
        Местность вскоре изменилась. Лес кончился, дальше пошли невысокие холмы, поросшие небольшим кустарником, вскоре кончился и он. Всё чаще стали попадаться каменистые насыпи и небольшие, будто выросшие из земли скалы. Поражала расцветка этих камней, от чёрного, до всех оттенков розового, жёлтого, зелёного и синего. Казалось, будто кто-то, запустил в это место толпу ребятни и предложил разукрасить камни в свои любимые цвета. Дети постарались на славу, среди всего многообразия, невозможно было встретить двух одинаковых камней. Хотя на взгляд путников, от всей этой пестроты очень скоро начинало рябить в глазах, глаз замыливался и вглядываться в местность, в поисках врагов было довольно сложно. Однако постепенно, цвета камней стали терять свою интенсивность и вскоре радовали взгляд, более привычными, серо зелёными оттенками. Изменился и воздух, став более тяжёлым и влажным.
        — Мы прошли радужную долину.  — Сказал Вин.  — Море уже не далеко, да и до Эклеона рукой подать, но мы дальше не пойдём.
        — Почему?  — Хором спросили девушки.
        — Ночью нас в город всё равно никто не пустит, так что отдохнём и завтра с новыми силами двинемся в путь.
        Перекусив остатками снеди, улеглись спать. Костёр разжигать было не из чего, поэтому легли опять рядышком. Летние ночи были тёплыми, но, близость моря, сделала ночной воздух довольно влажным и проснуться, от стука собственных зубов никто не хотел.
        Утром Мара опять проснулась в объятьях Вина, причём сегодня она ещё и сама его обняла и спала у него на груди. Распахнув глаза, девушка только шумно вздохнула и, отодвинувшись, растолкала спутников. Вскоре они уже шли в сторону угадывающегося в тумане города.



        Глава 7

        Город был как город. Грязный, шумный и многолюдный, а заодно многотрольный, многогномный и много ещё чего много. Только представители эльфийской и вампирской рас встречались редко, впрочем, это никого не удивляло, таких самовлюблённых задавак как эти, нужно было ещё поискать. Перворожденные предпочитали отсиживаться в своих вотчинах, искренне считая, что другие расы не могут ничем обогатить их идеальный мир. Только редкие представители эльфийского народа, переступив через свою гордыню, вели торговые дела с человеческими городами. Да ещё, пожалуй, политика могла заставить какого-нибудь эльфийского посла, появиться вне своего родового гнезда.
        Вампиры же были довольно скрытым народом. О них ходило даже больше слухов, чем об эльфах. В большинстве своём, кровожадные рассказы о них на вечерних посиделках, были полнейшим бредом, но человек такое существо, если он чего-то не понимает, то окутывает непонятный предмет мистическими россказнями. Ведь легче уничтожить то, что не понимаешь, чем попробовать понять. Именно по этой причине представители народа вампиров, встречались в людских городах ещё реже, чем гордецы эльфы.
        Заплатив въездную пошлину, путники окунулись в водоворот жизни прибрежного города. Люди и нелюди сновали по нешироким улочкам непрерывным речным потоком, временами, разбивающимся на небольшие ручейки, утекающие в боковые проулки. Облюбованные живым потоком места, скрывали в своих недрах торговые лавки, питейные и увеселительные заведения и другие, не менее популярные среди завсегдатаев места.
        С трудом, проталкиваясь через толпу, тройка путников шла в сторону центрального рынка. Неожиданно Мара остановилась напротив небольшого неприметного здания, немного подумав, наморщив лоб, она кивнула, как будто соглашаясь сама с собой, и вошла внутрь. Спутники, недоумённо переглянувшись, потянулись за ней.
        Когда огляделись, стало понятно, что находятся в ювелирной лавке, судя по чистому, симпатично отделанному помещению, лавка пользовалась спросом.
        — И что нам здесь понадобилось?  — Спросила Насья.
        — Нам нужны наличные.  — Малопонятно объяснила Мара, впрочем, достав из внутреннего кармана куртки небольшой мешочек.
        Вышедший им на встречу, хозяин лавки оглядел путников внимательным взглядом и слегка поклонившись, спросил.  — Чем могу помочь?
        Мара молча подошла к пожилому гному и, протянув ему мешочек, ответила.  — Нужно обменять по местному курсу.
        Хозяин лавки, ловко развязав мешочек, высыпал содержимое на столик и хмыкнул. На столе, переливаясь в неярком свете масляных ламп, лежали крупные рубины. Внимательно оглядев камни гном, покряхтев, сказал.  — Десять тысяч луариев.
        Мара только усмехнулась.
        — Ты же знаешь, что они стоят в пять раз больше.
        — Не думаю, не самые лучшие камни, которые я видел. И потом, должен же я иметь хоть какую-то выгоду.
        — Хорошо, мы пойдём к тому, кто лучше разбирается в камнях и сможет увидеть их истинную ценность.  — Мара начала не спеша собирать камни в мешочек.
        Хозяин лавки, судорожно сглотнув, смотрел за её действиями, Вин же прекрасно понимал, что он просто набивал себе цену. Даже невооружённым глазом было видно, что камни отменного качества, а уж гном это разглядел сразу и теперь ни за что не упустит такой товар и, точно не позволит, чтобы им завладели конкуренты.
        Скрипнув зубами, гном сказал.  — Хорошо, пятнадцать.
        После выразительного взгляда Мары он с тяжким вздохом произнёс.  — Двадцать, но это окончательная цена. Откуда мне знать, может вы их украли, а мне потом придётся доказывать, что я не причём.
        Встретившись глазами с эльфом, он поспешил их опустить, это ж надо было додуматься обвинить перворожденного в воровстве, он же ему теперь голову снесёт и не почешется. Вот до чего жадность доводит, просто теряешь чувство реальности.
        Но эльф, вопреки ожиданиям, лишь криво усмехнулся и продолжал стоять в стороне, будто всё происходящее его нисколько не касалось. Предъявившая же камни девушка скептически посмотрела на гнома и сказала.  — Я тебе не оторву голову лишь потому, что она и так слишком низко от земли. Ты прекрасно знаешь, откуда эти рубины, а так же знаешь, что украсть их невозможно. Я получила их по наследству. Надеюсь, больше глупых разговоров не будет, а теперь ты дашь мне за рубины, тридцать тысяч луариев и мы разойдёмся к взаимному удовольствию.
        Задыхающийся гном схватился за сердце и, прохрипев,  — Конечно госпожа,  — бросился в соседнюю комнату, через пару минут, вернувшись, с несколькими, довольно увесистыми мешочками.
        — Госпожа пересчитает?  — Опасливо косясь, спросил гном.
        — Не думаю, что в этом есть необходимость. Вы ведь не станете обманывать бедную девушку?  — Мило улыбаясь, спросила в свою очередь Мара.
        Побледневший гном всем своим видом говорил, что бедная девушка, вполне может ему доверять, он никогда не станет обманывать того, кому принадлежат эти рубины.
        — Я всегда рад вас у себя видеть.  — На прощание сказал хозяин лавки.
        — Ну, ещё бы.  — Пробурчала Насья.  — Мар, откуда у тебя камни, ты никогда мне про них не говорила. Хотя больше меня интересует, где ты их всё это время прятала, не в сапоге же.
        — Действительно, поделись с нами грешными, что это за история с особыми рубинами.  — Поддержал Насью Вин.
        — Должны же быть у девушки, хоть какие-нибудь секреты.  — Фыркнула Мара.  — А тебе я Нась ничего не говорила, потому что знаю какая ты впечатлительная. Да ты бы вся извелась, если бы знала, что я просто так, тащу с собой, такую прорву камней. Извини, но тебе иногда, лучше не знать. Не обижайся.
        Насья в ответ лишь пробурчала что-то неразборчивое. Эльф же тихо сказал, глядя на Мару.  — Мне иногда кажется, что ты один сплошной секрет.
        Больше спутники к девушке с вопросами не приставали, сделав для себя мысленную зарубку, обязательно серьёзно поговорить с ней, при ближайшем удобном случае.
        Вскоре вышли к рынку. Торговая площадь поражала своими размерами и шумом. Казалось, здесь говорят все сразу и очень громко. Гомон стоял невообразимый, но как ни странно, прислушавшись к ближайшим собеседника, путники отчётливо услышали, о чём те говорят. Речь шла о скором привозе каких-то чудо мечей.
        — Кстати о мечах.  — Проговорила Мара.  — Думаю, нашему ушастенькому не помешает купить оружие, а то что-то надоело кидаться на всех с мечами наголо. Дама я, в конце концов, или нет. Я тоже хочу постоять в сторонке, пока сильные мужчины выясняют отношения, защищая мою честь. Как ты думаешь Нась?
        Ответом ей были, округлившиеся глаза подруги.
        — Ладно, проехали.  — Вздохнула Мара.  — Пошутила я. Но оружие Вину всё-таки необходимо. Пойдёмте, там мечи продают, по-моему, неплохие.
        Разбирающийся в оружии эльф, мечи выбрал быстро, а заодно и пояс с кинжалами, и небольшой, явно эльфийского производства лук. Вооружившись, Вин почувствовал себя увереннее, правда его немного смутило, что за него платит девушка, но он успокоил себя тем, что обязательно отдаст ей все долги, как только разберётся с навалившимися проблемами.
        Теперь, пришло время, искать пропавшего, на просторах Эклеона вампира. Поплутав немного по рынку, задав несколько наводящих вопросов, спутники вышли таки к рядам работорговцев. Конечно, открыто здесь никто живым товаром не торговал, но если знаешь к кому подойти и что спросить, то постепенно путь вырисовывался.
        Вэйра, как оказалось, знали многие, а после пары монет охотно делились своими знаниями. Вин, уже не один раз благодарил судьбу, позволившую ему узнать имя, купившего вампира работорговца. В общей сложности, через пару часов скитаний подошли к большому старому зданию, которое от соседних отличалось лишь полным отсутствием окон. Вернее оконные проёмы были, но, приглядевшись, любой мог убедиться, что окна изнутри заколочены деревянными щитами, не позволяющими увидеть ни пяди внутреннего пространства. Снаружи же, все проёмы были забраны металлическими решётками.
        В дверь стучали долго, подсказанным одним из завсегдатаев, условным стуком. Небольшое окошко в ней открылось лишь через десять минут, и гнусавый голос спросил.  — Чего надо?
        Вин назвал пароль, названный одним из разговорчивых друзей Вэйра, оказывается, пять золотых луариев, заставляли забыть о старой дружбе и выдать все секреты, вплоть до детских шалостей. Да, дёшево у торговцев живым товаром ценилась дружба, но Вину это было только на руку.
        После секундного замешательства, дверь отворилась, и путники вошли в душный полумрак комнаты представляющей собой узкий, с множеством дверей по бокам, коридор.
        — Где хозяин?  — Спросил Вин.
        Здоровенный детина, открывший дверь, посмотрел на эльфа с интересом, видимо, прежде ему не доводилось видеть в лавке работорговца, подобных посетителей.
        — У себя он.  — Наконец-то разродился мужик.  — До конца коридора дойдёте, а там свернёте направо и в последнюю дверь.
        Шли не долго, искомая дверь оказалась тяжёлой дубовой доской, с вырезанным на ней драконом. Коротко стукнув, Вин, вошёл, девушки за ним. Вэйр стоял к ним спиной и что-то усиленно искал в ящике стенного шкафа. Услышав, что к нему вошли, он бросил поиски и повернулся, с самой радушной улыбкой, которая, впрочем, при виде эльфа сразу же увяла. Стремительно бледнеющий работорговец, явно узнал Вина, резко выдохнув, он, было, подался в сторону, но тут же наткнулся взглядом, на тускло блестевший в полутьме комнаты клинок, находящийся в руках безобидной на вид девушки. Не сводя с гостей напряжённого взгляда, Вэйр отошёл вглубь комнаты, поближе к большому, заваленному бумагами столу.
        — Что вам нужно?
        — Вампир, которого ты забрал у Ланы, где он?
        — Я продал его.  — Работорговец явно чувствовал себя паршиво, но соврать не мог, эльф всё равно почувствует ложь.
        — Кому?
        — Я не могу этого сказать. Покупатели не любят называть имена.
        — Хорошо, не можешь не говори, мы пойдём, найдём того, кто сможет сказать, а ты нам больше не нужен.  — Эльф медленно потянул меч из ножен, работорговец сильно позеленел. Вэйр очень давно был в этом бизнесе, чтобы понимать, что церемониться с ним не будут.
        — Подождите, я скажу. Госпожа Цирвик, я продал его ей. Нужно было продать его на корабль, но она так настаивала, что я не смог устоять.
        — Интересно, в скольких луариях выразилась её настойчивость.  — Задумчиво протянула Насья.
        — Она заплатила десять тысяч.  — С видимым трудом выдавил из себя Вэйр.
        — О!  — Протянула девушка уважительно.  — Вампиры нынче в цене, а давайте мы его освободим и снова продадим, раз пять, от него не убудет, а нам приятно.
        Вин, в ответ на её тираду, только дёрнул плечом, а подруга хмыкнула.
        — Вот так всегда, как что дельное предложить, так никого нет, а как критиковать, так всегда, пожалуйста.  — Фыркнула девушка.
        Неожиданно Мара ощутимо напряглась, внимательно глядя на работорговца, она сказала, обращаясь к эльфу.  — Не знаю, может ничего страшного, но наш голубок колдует, у него с рук ползут какие-то голубые нити. Ты знаешь, что это такое?
        — Догадываюсь. Вэйр, не дури, ледяное дыхание тебе не поможет, я маг огненной стихии и отразить подобный удар, для меня не проблема. Зачем нас злить, мы и так не в духе.
        Работорговец смотрел на эльфа с изумлением и ужасом.  — Как ты узнал, что я хочу применить магию. Ты не мог почувствовать её на ментальном уровне. Это просто не возможно.
        — Ты прав, не возможно. Но у нас свои секреты, а теперь будь хорошим дядей и дай нам адрес госпожи Цирвик.
        Вэйр склонив голову, признавая поражение, побрёл к столу, но стоило ему зайти за него, он дёрнулся в сторону и неожиданно нырнул в открывшееся в стене отверстие.
        — Какого беса он сделал?  — Запоздало охнула Насья.
        — Обвёл нас вокруг пальца, вот что он сделал.  — Зло сплюнул на пол Вин.
        Метнувшаяся, за работорговцем Мара, опоздала всего на секунду, и проход закрылся, перед самым её носом. С чувством, пнув стену, она повернулась к спутникам.  — Ну, что будем делать? Этот гад, же не будет сидеть, сложа руки и обязательно подстроит нам какую-нибудь пакость.
        — Уходим,  — быстро сориентировался Вин,  — а этого мы ещё найдём, и не таких находили.
        Планы эльфа нарушил громкий топот в коридоре, через минуту сменившийся грохотом в дубовую дверь. Шустрый Вэйр, уже успел отправить своих парней, по душу неприятных посетителей. Грохот в дверь нарастал и Вин поморщившись, сказал.  — Придётся открыть дверь, потайную мы сейчас не откроем, да и на другой её стороне может быть ловушка. Будем выбираться здесь.
        Дверь открылась неожиданно легко, толпившиеся за ней мужики, ломанулись к нарушителям спокойствия, и застряли в дверном проёме, как огурцы в горлышке банки. Злобно пыхтя, они, изо всех сил, пытались протиснуться в маленькую комнатку. Глядя на их потуги Мара, только закатила глаза, а Насья ответила ей согласным фырканьем.
        В конце концов, мужики смогли ввалиться в комнату, но порадоваться этому не успели. Первых троих успокоил Вин, а потом в дело вступили и девушки. Через несколько минут всё было кончено. Оглядев место стычки, решили не задерживаться, никто не станет вникать в то, что они защищались, скорее всего, местные власти встанут на сторону того, кто им регулярно платит, тоесть Вэйра.
        Судя по невесёлым лицам, такая мысль посетила всех, поэтому из комнаты просто вылетели, только Насья на секунду задержалась, быстро выхватив что-то из верхнего ящика стола. Спутников девушка догнала, уже через десять секунд и гордо продемонстрировав увесистый мешочек, проговорила.  — Вот, забрала компенсацию за моральный ущерб, думаю, Владу этого хватит. Скорее всего, после освобождения он будет не в лучшем положении, чем Вин.
        Из «гостеприимного» дома выскочили, сбив с ног, выпучившего глаза привратника, а нечего было вставать на пути, раскинув руки. Нет, правда, он бы ещё ими помахал и покричал Кыш-Кыш, на него летят вооружённые мечами люди и нелюди, а он их голыми руками ловит. Интересно все наёмники такие умные, или им попались эксклюзивные экземпляры. Такие мысли проносились в голове Мары, пока они бежали, пытаясь затеряться в толпе.
        Отдышались только, когда скрылись от любопытных глаз, в какой-то подворотне, которую, большинство горожан обходило стороной.
        — Нужно как можно быстрее найти эту госпожу Цирвик, вытаскивать Влада и уносить из города ноги. Дражайший Вэйр слишком деятелен, через пару дней из города выбраться будет намного труднее.
        В голосе Вина слышалась явная озабоченность.
        — А если Вэйр солгал насчёт госпожи Цирвик?  — Спросила Мара.
        — Значит, придётся ещё раз поговорить с нашим дорогим другом и в этот раз он не будет, так лучится здоровьем.  — Хищно оскалился Вин.
        Немного поразмыслив, пришли к логическому выводу, что, скорее всего, дом искомой госпожи находится в престижном районе города, потому как, не каждая дамочка сможет вывалить за понравившегося ей мужчину десять тысяч. К вечеру, они владели достаточной информацией, чтобы устроить ночной налёт на гнездо, любительницы развлечься с купленным мужиком.
        — Пойдём после заката, а пока где-нибудь перекусим.  — Решил Вин. Девушки с ним не спорили, всё-таки стратегические разработки были ему ближе. Как раз неподалёку нашлась подходящая корчма, на первый взгляд вполне приличная.
        Проигнорировав, заинтересованный вид хозяина заведения Вин прошёл к дальнему столику и уверенно усевшись, сделал заказ, девушки не отставали. Заказ принесли довольно быстро, квас был выше похвал, а тушёное с овощами мясо оказалось неожиданно вкусным.
        Когда они уже почти закончили, есть, к их столику подвалил один из посетителей. По мужику, горючими слезами, обливались цирюльник и зубной лекарь, По крайней мере, с такой очаровательной улыбкой и длинными, торчащими во все стороны патлами он производил убойное впечатление.
        — Эй, ушастый, а тебе двух девок не много будет, надорвёшься ещё малохольный, так что придётся делиться.  — Осклабился он.
        Вин окинул его мрачным взглядом.  — Делишься ты, причём почкованием и видимо не первое поколение, а я предпочитаю размножаться. А девушки, сами решают, с кем им проводить время и я, что-то сильно сомневаюсь, что твоя компания их заинтересует.
        Мыслительный процесс занял у мужика довольно много времени. Постепенно на его лице появилось выражение понимания, сменившиеся злобной гримасой.  — Ты чего это, проблем захотел? Иди в свой лес и там командуй, а то повадились в наши города и ещё баб наших переманивать будете?
        Наклонившись над Марой, мужик обдал её непередаваемым ароматом, из пота, перегара и отродясь, нечищеных зубов.
        — Ну что, милашка, не хочешь провести время с настоящим мужиком?  — И тут же подавился словами. Медленно опустив глаза, он увидел, что в его пах упирается лезвие меча, и откуда только взяла, мужик мог чем угодно поклясться, что не было у девки оружия.
        Эльф, с философским видом пожал плечами и продолжил, прерванную трапезу. Теперь стало понятно, почему он не торопился защитить свою подружку, ей не требовалась защита, а вот у любителя чужих барышень появились проблемы.
        Холодно посмотрев, на «ароматного» мужика Мара прошипела.  — Исчезни, и не дай бог попадёшься мне на глаза, ты будешь на сто процентов уверен, что размножаться уже не сможешь. Я понятно объясняюсь?
        Мужик побагровев, старательно пытался сделать вид, что ничего незапланированного не происходит, но злость на несговорчивую бабу, грозила всё испортить.
        Положение спас вмешавшийся эльф.  — Да брось ты его Мара, ну не подумал мужик, в следующий раз будет осмотрительней выбирать объект своих притязаний.
        — Пусть извинится.  — Девушка упрямо поджала губы.  — Я сегодня на взводе, одним трупом больше одним меньше, какая разница?
        — Предыдущих трёх тебе не хватило?  — Хохотнула Насья. Мужик при этих словах, сразу как-то погрустнел. Он уже не раз проклял беса дёрнувшего его подойти к эльфу с его бабами, ведь и ежу понятно, что с ними не всё чисто, ну не будет нормальная дека путаться с перворожденным. Догадка, осенившая не шибко умную голову, заставила глаза округлиться.  — Простите, госпожа амазонка, не признал, был не прав. Всё, считайте, меня здесь уже нет, не было и не будет.
        Заискивающе улыбаясь, он попятился и вскоре выскочил за дверь корчмы, будто за ним гнались тёмные бесы. Мара пожала плечами, амазонка так амазонка, не ведьма и ладно. Меч втянулся в ладонь, привычно покалывая руку, и девушка откинулась на спинку стула.
        — И с чего он взял, что ты амазонка?  — Удивлённо протянула Насья.
        — Не она, а вы. Сама подумай, две девушки в не совсем привычной компании, при оружии, трупы опять же за собой оставляете, что ещё он мог подумать. Вполне логично, что он принял вас за наёмниц, защищающих мою тщедушную тушку.
        Эльф явно веселился, тщедушным его мог посчитать только идиот, видимо им попался как раз такой.
        Другие посетители корчмы, до сих пор с интересом прислушивающиеся к творившемуся за их столиком, поспешно отворачивались. Правильно, зачем привлекать внимание неуравновешенных дамочек, коими считали всех амазонок.
        Расплачиваясь за ужин, заодно сняли на вечер комнату. Наверх поднялись по шаткой лестнице, перед ночной вылазкой нужно было отдохнуть. Оглянувшийся Вин, заметил уважительные и завистливые взгляды посетителей корчмы, ну и фиг с ними, пусть думают что хотят, главное, чтобы не лезли больше с глупыми мыслями и предложениями.
        Когда вошли в предложенную хозяином комнату, то смогли в полной мере оценить его чувство юмора, либо полное его отсутствие, кому как. В комнате, не было никакой мебели, кроме огромной двуспальной кровати.
        — Ну, всё, теперь, я разозлилась. Сейчас пойду и этому козлу всю бороду повыщипываю.  — Звенящим голосом проговорила Насья.
        Вин успокаивающе улыбнулся.  — Да ладно вам девушки, пускай передохнут там от зависти, нам в этом городе не жить, а им хоть будет что вспомнить.
        — Действительно, поздновато отстаивать своё честное имя, так что тьфу на них.  — Неожиданно поддержала его Мара и, бросив в угол сумку и скинув сапоги, завалилась на кровать. Спустя минуту, к ней присоединилась подруга. Эльф, посмотрев на живописную композицию, составленную девушками, вздохнул и начал снимать с себя вооружение. Сложив пожитки в общую кучу, он произнёс несколько слов, попутно делая какие-то пассы руками. Открывшая глаза Мара, увидела, как по комнате начали пробегать голубоватые язычки пламени.
        — Что ты сделал?
        — Поставил защиту от любопытных, а что не надо было?
        — Вот теперь все точно подумают, что у нас тут оргия.  — Проворчала Насья.
        — А что, честный эльф уже не может себе позволить немного расслабиться?  — Разулыбался Вин и тут же пожалел о своих словах. Прилетевшие с двух сторон подушки, на секунду его оглушили, а потом он начал отбиваться. К концу потасовки кровать представляла собой плачевное зрелище: кругом перья, постельное бельё зияет прорехами, спинка кровати перекосилась.
        — Я же пошутил.  — Тяжело дыша, сказал эльф.  — Истерички.
        — А нечего шутить, мы и так на взводе.  — Отозвалась Насья.
        В следующую секунду комнату наполнил громкий хохот, напряжение последних дней давало о себя знать. Отсмеявшись, попытались кое-как привести спальное место в порядок. Плюнув на это гиблое дело, улеглись и к своему удивлению уснули как убитые. Когда проснулись, солнце уже закатилось. Собрались молниеносно, а за дверью их поджидал сюрприз, в виде бесчувственной служанки и пары нокаутированных мужиков.
        — Твоя работа?  — Шёпотом спросила его Мара.
        Вин пожал плечами.  — А нечего подслушивать, их никто не заставлял.
        Спустившись вниз, нашли хозяина и, предупредив его, что вернуться, попросили заменить постельное, а если получится то и кровать.
        — О!  — Протянул тот, бросив быстрый взгляд на слегка помятого эльф, а когда Вин выходил, показал ему оттопыренный большой палец.



        Глава 8

        Нужный дом стоял, почти в конце улицы, что вовсе не упрощало задачу. Хозяйка дома, из-за расположения своего жилища опасалась воров, и надо сказать небезосновательно. За последнее время её пытались ограбить уже пять раз, подобный нездоровый интерес к дому заставил принять очень серьёзные меры по защите от нежелательного вторжения.
        Сейчас, глубоко за полночь, жилище госпожи Цирвик было освещено так, что казалось, здесь царит вечный день. На огромной площади, прилегающего к дому сада, не было ни одного не освещённого участка. Дом просто фонтанировал светом.
        Увидев всё это великолепие магических светильников и лампочек, Вин витиевато выругался, заслужив уважительный взгляд Насьи.
        — Ну и как мы туда просочимся, нас же через пять секунд увидят?
        — Нда! Весело живётся соседям дамочки.  — Присвистнула Мара.
        — Бес с ними с соседями, нам то, как быть, ведь там ещё и магическая защита стоит нехилая, а её за минуту не снимешь.
        — Ага, стоит.  — Радостным голосом сообщила Мара.  — На доме видов десять заклинаний висит, причём из разных стихий. Кстати, там ещё собачки бегают, на вид довольно злые.
        Вин посмотрел на девушку не понимая, что могло вызвать у неё такую бурю положительных эмоций.
        — Мара, может ты не в курсе, но нам в городе задерживаться нельзя и поэтому дом нужно вскрыть сегодня, а с таким количеством защитных заклинаний я вряд ли справлюсь. Так как, спрашиваю я вас, мы проникнем в этот дом?
        — Никак.
        — Может, тогда объяснишь, что тебя так развеселило.  — Голос Вина слегка задрожал, от еле сдерживаемых эмоций.
        — Мы не будем проникать в дом.  — Уже более спокойно произнесла Мара.  — Мы в него просто войдём.
        Вин с Насьей удивлённо переглянулись и уставились на Мару.
        — Да успокойтесь вы, я в порядке, просто только что из задней двери вышла женщина и вывела с собой мужика. Мы просто постучимся в эту дверь и скажем, что договаривались о встрече. Мол, мы привели экзотический экземпляр, который хозяйка очень хотела видеть.
        Девушки оценивающе уставились на эльфа. Под их взглядом Вин нервно заёрзал и даже отступил на шаг назад.
        — А ты знаешь, может сработать.  — Задумчиво протянула Насья.
        — Это вы о чём?  — Нервно спросил Вин.
        — Слушай Вин перестань разыгрывать из себя невинную девицу, всё равно не похож. Тут, понимаешь ли, друга спасать надо, а он выделывается. Ничего страшного с тобой не случится, ты же сам говорил, что нам в этом городе не жить, так что никто о твоём падении не узнает, а мы не расскажем.
        Вин тоскливо вздохнул, играть предложенную роль очень не хотелось, но девушки были правы, так они могли быстро, а главное без лишних подозрений попасть в дом.
        — Хорошо пойдёмте, но запомните, мне это очень не нравится.  — Недовольно пробурчал он.
        — Конечно, конечно.  — Успокаивающе погладила его по плечу Мара.  — Если хочешь, мы тебе потом чего-нибудь сладенького купим, только ты уж постарайся, не завали конспирацию.
        Спустя пять минут, Мара уже стучала в дверь. На стук вышел пожилой щупленький мужичок. Он оглядел неурочных гостей и гнусавым голосом спросил.  — Что опять?
        — Опять.  — Синхронно вздохнули девушки.
        — Да когда ж она нагуляется, кошка драная.  — В голосе мужика появились истеричные нотки.  — Третий за ночь, и это не считая нового раба. Приструнил бы её кто-нибудь, ведь сил уже смотреть нету, как она батюшкино добро на мужиков тратит.
        Сплюнув, мужичок поманил за собой девушек.  — Не обращайте внимания, накипело, я же понимаю, вы тоже птицы подневольные, вам сказали вы и привели. Пойдёмте, да жеребца своего не забудьте.
        Услышав последнюю фразу Вин, гневно запыхтел, за что тут же получил тычёк в бок от Насьи. Дальше шли молча, только глаза эльфа обижено поблёскивали.
        Пройдя по каким-то коридорам, вскоре вышли к широкой лестнице, ведущей на второй этаж.
        — Здесь я вас покину.  — Проговорил их провожатый.  — Боюсь, если поднимусь с вами, то обязательно выскажу этой бесовке, всё что о ней думаю. Подниметесь и повернёте на право, а потом до конца коридора и постучите в последнюю дверь слева. Удачи.
        Вскоре, шаги мужика затихли, и спутники решились вступить на широкую лестницу.
        Поднявшись, повернули на право, как и было сказано, перед ними оказался широкий и длинный коридор. Несмотря на то, что все трое умели ходить бесшумно их шаги шорохом раздавались по коридору, заставляя то и дело нервно вздрагивать.
        Последняя дверь слева приближалась с роковой неизбежностью. Когда она, наконец, предстала перед ними, Вин заметно занервничал.
        — Девушки, а если вы будете слишком долго искать Влада? Мне что-то не улыбается остаться один на один, с озабочено мадам, к которой мужиков табунами водят. Как я от неё отобьюсь?
        — Вот делов то, зачем отмахиваться, ты же не бросишь друга в беде из-за небольшого приключеньица?  — Голос Насьи просто источал мёд.
        Эльф, однако, совсем не разделял её оптимизма и в последний момент попытался дать задний ход, но предвидевшие это девушки, проворно втолкнули его в гостеприимно распахнувшуюся дверь.
        При виде открывшейся им картины, стали понятны сразу две вещи: во первых, вампира искать не нужно, а во вторых, Вин оказался прав, эстетические чувства такого чуткого существа, как эльф, просто не смогут простить ему хоть какую-нибудь вольность в отношении представшего перед ними существа. Назвать розовый колобок, с малюсенькими глазками, на абсолютно круглом лице, и кругленькими же приложениями, вместо ручек и ножек женщиной не смог бы даже тот, кто никогда эту самую женщину вживую не видел.
        С трудом, оторвав взгляд от розового чуда, девушки ахнули. Да уж открывающийся вид впечатлял. Комната была отделана в розовых тонах, что уже не удивляло, всюду были рюшечки, подушечки и мягкие коврики. Огромная кровать, под золотистым балдахином, не просто впечатляла она пугала. Теперь, легко представить посреди этого великолепия, потаённую девичью мечту, практически обнажённый вампир в полном рассвете сил.
        Малюсенькая тряпица, кое-как прикрывающая его естество, оставляла мало места для воображения. От рук вампира, к стене возле кровати тянулись очень изящные серебряные цепи.
        Когда в комнату ввалились его спасители, новоиспеченная хозяйка, как раз тянула вампира в сторону кровати. Ослабленный серебром он, однако, превосходил её в физическом плане, но и дамочке упорства было не занимать, в итоге пока побеждала дружба. Если уж быть совсем точными, то парочка занималась перетягиванием цепей, стоя на одном месте.
        — Ну же, ангелочек мой не упрямься, мамочка купит тебе лялю, пойдём в кроватку златокрылый ты мой.
        Вампир в ответ только лениво порыкивал, обнажив клыки, видимо это была не первая попытка затащить ангелочка в кроватку и, судя по безмятежному виду Влада, до сих пор удача была на его стороне. Приглядевшись, девушки поняли, почему дамочка называла его златокрылым, потворствуя её буйным фантазиям, крылья вампира были вызолочены, видимо госпожа Цирвик решила, что так должен выглядеть идеальный вампир.
        Узрев наконец-то, неожиданных гостей, парочка замерла на месте, в довольно живописной композиции. Мара вдруг вспомнила о подозрительно притихшем эльфе и оглянулась на него, тот стоял, практически не дыша и, с ужасом смотрел на друга.
        Привести его в чувство Мара не успела, с другой стороны послышались подозрительные звуки и, посмотрев туда, она застала подругу в тяжёлом состоянии. Насья закрыв лицо руками и, дрожа всем телом, сползала по стеночке, то, что Мара приняла за плач, оказалось истеричным смехом, который, грозил перейти, в совсем уж неприличный хохот.
        — Так, всем успокоиться.  — Взяла инициативу в свои руки Мара.  — Вин, займись Владом, Насья прекрати истерику сейчас не время.
        — Ага, ну значит вот и да. Ну, как-то так.
        Судя по красноречию эльфа, из ступора он ещё не вышел. Произошло кое что пострашнее, его заметила госпожа Цирвик.
        — Ой! Эльфик!  — Восторженно взвизгнула она и бросилась в сторону вошедших, забыв выпустить из рук цепь. Результат не заставил себя ждать, цепь натянулась, а потом дёрнула ретивую дамочку назад, как хозяин собаку за поводок. Пискнув, розовоё чудо взлетело ласточкой и, перелетев половину комнаты, приземлилась точнёхонько на вампира. Против такого напора, не устоял даже он и как следствие, оказался на полу, придавленный барахтающейся тушкой госпожи Цирвик.
        Обнаружив себя в вожделенной близости от вампира, та растерялась, с одной стороны — крылатый красавец, которого она давно добивалась, с другой — тайная мечта, эльф в полном рассвете сил. Мозг барышни не вынес столь обильного наплыва мыслей, и она зависла. Сидя на полу, госпожа Цирвик что-то перебирала в уме, загибая пальцы и время от времени, нервно похихикивая.
        Воспользовавшись её замешательством, эльф осторожно подкрался к другу и провел рукой по оковам, которые тут же свалились беспорядочной кучкой.
        — Спасибо,  — еле слышно прошептал Влад,  — я уж думал ты не придёшь?
        — Если бы не девушки, не пришёл бы, а теперь давай выбираться.
        К тому времени как эльф освободил вампира. Насья, уже почти успокоилась и только иногда прыскала, но тут же брала себя в руки. Стоило друзьям потянуться к двери, пришла в себя и госпожа Цирвик, она захлопала ресницами и пискляво пропела.  — Не поняла, а куда вы уводите моего ангелочка? Верните его немедленно и так уж, и быть я разрешу остаться эльфику.  — Тут она, так интенсивно затрепыхала, явно наклеенными ресницами, что у всех возникло вполне обоснованное опасение, что она сейчас просто взлетит.
        Парни, почему-то, не оценили её усилий и вздрогнув, поспешно ломанулись к двери. Девушки же, напротив, направились в сторону ничего не понимающей женщины и помогли подняться на ноги. А потом, несколько минут что-то усиленно ей втолковывали. Когда до госпожи Цирвик наконец-то начала понимать, что именно пытаются донести до неё девушки, она возмущённо взвилась.  — Ну, Вэйр, гад, я с тобой ещё разберусь. Спасибо вам девочки, теперь всё понятно, а то я уж начала думать, что со мной что-то не так.
        Мара с Насьей мило улыбнулись, мол, никаких проблем, это наша работа.
        — Ну, мы пойдём?  — Проговорила Мара.
        — Конечно, конечно, и заберите с собой этого бракованного.
        Услышав это высказывание в свой адрес, вампир резко остановился, он непонимающе уставился на девушек и его глаза едва уловимо потемнели. Вин дёрнул его за плечо, и они поспешили покинуть дом. Девушки присоединились к ним через минуту. Как только отошли, на достаточно большое расстояние, от излишне гостеприимного дома, Влад резко остановился и развернулся к заметно напрягшимся девушкам.
        — А теперь выкладывайте, что вы там наплели этой озабоченной дамочке.
        — Ничего особенного, просто заметали следы, вы же не хотите, чтобы за нами гнались через весь город?
        — Что?  — В голосе вампира появились раскатистые звуки, напоминающие рычание.
        Мара глубоко вздохнула и, посмотрев ему прямо в глаза, спокойно ответила.  — Мы сказали вышеозначенной мадам, что ей подсунули бракованный товар, и мы пришли устранить это недоразумение. Ещё мы пообещали, что завтра, в крайнем случае, послезавтра, будет произведена замена. Нужно только подождать.
        Вампир зарычал уже в полный голос.  — Да какое вы имели право оскорблять меня подобным образом, да вы…
        — Окстись клыкастый, мы между прочим твою задницу спасали, не нравиться, ты можешь прямо сейчас вернуться, к своей обожаемой хозяйке и доказать ей, что мы были неправы и навели на твоё имя тень, исключительно по злобе душевной.  — Голос Насьи просто источал зимний холод.  — Действительно, а чего мы вмешались, может он всё свою жизнь об этой крале мечтал, может она олицетворяет его идеал женщины, а мы приперлись, и все планы ему поломали.
        Вин успокаивающе дотронулся до плеча девушки.  — Нась, не злись, он просто перенервничал, не думает, что говорит.
        — Можно подумать, ты бы отреагировал по-другому.  — Зло сплюнул вампир.
        — Знаешь, совсем недавно, наверное, так же, а сейчас, скорее всего по-другому.  — Грустно улыбнулся эльф.
        Взаимное, напряжённое переглядывание, заняло довольно много времени, но, в конце концов, вампир опустил взгляд. Устало, потерев лицо ладонями, он проговорил.  — Извините девушки, Вин прав, я не имел права срывать своё напряжение на вас. Просто не привык чувствовать себя чьей-то игрушкой, довела меня эта дамочка до ручки, ещё немного и, я бы дошёл до убийства.
        Из взгляда Мары исчезла напряжённость, а Насья только передёрнула плечами и, они отправились дальше.
        — Куда пойдём?  — Спросил Влад.
        Девушки переглянулись, а потом посмотрели на Вина и разулыбались, ну не могли они долго сердиться. Эльф же напротив, почему-то помрачнел, но покорно шёл за подругами. Вампир не обратил внимания на странное поведение своего друга, а зря. Если бы он знал, какие слухи будут ходить о них очень скоро по городу, он бы сам вернулся к бывшей хозяйке и вёл бы себя тише воды.
        Нужная корчма нашлась на удивление быстро. Хозяин заведения встретил их как родных. Впрочем, когда его взгляд остановился на практически обнажённом вампире, его брови проворно поползли вверх, достигнув недосягаемых высот. Постояльцы же, с совершенно равнодушным видом прошли мимо него и только бросили,  — До утра не беспокоить.
        Комната была всё та же, только кровать им явно заменили, что не преминула заметить Мара, тут же впрочем, сделавшая вид, что это не она сказала. Вампир, однако, отличался хорошим слухом и заинтересованно уставился на друга, но не дождался от безмятежно улыбающегося эльфа никаких объяснений.
        — Я с ним рядом спать не буду.  — Вдруг подала голос Насья, стоило Вину поставить на комнату защиту. Мара только вздохнула, штаны они нашли, благо купили парочку, когда ходили по рынку, а вот рубашка не подходила из-за особенностей анатомии, то бишь наличия крыльев.
        Так и не решив, кто, где ляжет, девушки плюнули на это дело и, пока парни, что-то тихо обсуждали в сторонке, завалились на кровать и вскоре сладко посапывали. Постепенно, они перекатились в середину кровати, и парням ничего не оставалось, как лечь по краям.
        Проснувшаяся на заре, Мара опять обнаружила себя в объятиях Вина. Осторожно выбравшись из его рук, она повернулась и посмотрела на подругу. От увиденного девушка, чуть не прыснула от смеха, Насья спала на правом боку, примостив голову на обнажённую грудь вампира и перекинув через него ногу. Надо сказать, смотрелись они мило.
        Мара сладко потянулась, при этом, нечаянно толкнув Вина, который чуть не свалился с кровати. Недовольно ворча, эльф попытался улечься поудобнее, попутно оглядевшись и тут же замолчал, натолкнувшись взглядом, на спавшую по соседству парочку. Марьяна приложила палец к губам и, быстренько обойдя кровать, сладким голосом пропела вампиру на ухо.  — Пора вставать, ангелочек.
        Результат не заставил себя ждать, вампир дёрнулся и распахнул глаза. Насья зашевелилась, потревоженная его движением. Влад скосил на неё взгляд и замер. Девушка сфокусировала заспанные глаза и, охнув, шарахнулась в сторону, все-таки свалив на пол, бесстыдно хохотавшего эльфа. Мара изо всех сил зажимала рвущийся смех руками, но получалось плохо.
        Насья насупилась.  — Тоже мне подруга.
        — А ты,  — ткнула она пальцем в сторону вампира,  — держись от меня подальше.
        Тот лишь слегка дёрнул уголками губ, потупив чересчур честные глазки.
        Закончив разборки, посовещались и решили, что девушки пойдут на рынок и купят необходимую одежду и снаряжение, а так же продукты, на первое время путешествия. Лошадей же решено было покупать вместе и сразу выехать из города.
        Когда девушки спустились, зал был ещё практически пуст. Хозяин, завидев их, вопросительно прогудел.  — А?  — И бросил быстрый взгляд наверх.
        — Отдыхают.  — Коротко бросила Мара.
        — Да, слабый нынче мужик пошёл.  — Мстительно добавила её подруга.
        Хозяин корчмы был деморализован окончательно.
        Вернулись девушки через два часа, оголодавшие парни метались по комнате, но говорить ничего не стали. Все принесённые девушками вещи пришлись впору и вампиру и эльфу. Не забыли они и об одеялах, и оружии для Влада. Вскоре, собрав пожитки и вручив парням по увесистой сумке, спустились вниз. Сели за облюбованный столик и заказали завтрак. Обслуживал их сам хозяин, поглядывая на парней с уважением, а на девушек, с некоторой долей испуга.
        После завтрака отправились покупать лошадей, как ни странно, подходящие попались сразу. Выведенные местными коневодами, крепкие выносливые лошадки и стоили вполне приемлемо. Неприятности настигли их сразу же после того, как деньги за лошадей и сбрую были отданы, а скакуны осёдланы. На другом конце торговой площади, появилась стража, в сопровождении поднадоевшего Вэйра и розового шарика. При более пристальном вглядывании, во всём этом море рюшей и воланов, можно было разглядеть ночную любительницу ангелочков.
        — Всё-таки попёрлась с разборками, вот курица.  — Ласково проговорила Насья.  — И чего ей дома не сиделось, нет, надо обязательно испортить нам жизнь.
        Остальные были полностью с ней согласны, вампир даже слегка побледнел.  — Вы как хотите, а я к ней не вернусь.
        — По коням, быстро.  — Скомандовал Вин. Никого дважды уговаривать не пришлось, все взлетели на лошадей с такой скоростью, что бедные лошадки, от неожиданности, даже присели на задние ноги. Четыре всадника врезались в толпу, как нож в масло. Несмотря на отчаянное сопротивление, этой самой толпы продвигались медленно, но верно. Вскоре они уже выезжали с рынка, оставив далеко позади преследователей, и разноголосую брань подавленного народа.
        Отъехав немного от места поспешного бегства, Вин затормозил коня и повернулся к остальным участникам забега.
        — Я сейчас наложу на нас пелену невидимости, и попробуем выехать через главные ворота, их не закроют даже ради нашей поимки, не того полёта птицы. Главное производить как можно меньше звуков, а то нас на ощупь поймают.
        Все согласно закивали. Вин заострил внимание на Маре.  — Постарайся не сопротивляться волшебству, будешь его отталкивать, и ничего не получится.
        — Хорошо, попробую.
        — Ну, начали.  — Эльф произвёл какие-то замысловатые пассы руками и произнёс несколько слов, Сначала ничего не происходило, но затем силуэты всех четверых стали размываться, а потом и вовсе исчезли. Последней, в воздухе растворилась Мара, которая тут же издала облегчённый вздох.  — Я уж думала не смогу.
        — Мы по прежнему материальны, поэтому постарайтесь задевать поменьше народу.  — Голос Вина раздался откуда-то сбоку.
        — А я всё равно вас вижу,  — Весело заявила Мара,  — только вы теперь такие чудные, все светитесь.
        — Ещё бы ты не видела.  — Проворчал Вин. Он, до сих пор не понимал, как девушке удаётся видеть то, чего увидеть нельзя и это бередило его душу.
        Дальше четвёрка двигалась в полном молчании, хотя абсолютно раствориться в городских лабиринтах им не удалось. Проходивший мимо народ, то и дело оборачивался, стараясь обнаружить источник лошадиного фырканья, и топота копыт по мостовой. Не трудно догадаться, что никто, конечно, ничего не видел, и, сотворив защитный знак, любопытные проходили дальше, чтобы тут же забыть, о только что встреченной странности.
        Когда доехали до ворот, стало понятно, что просто так их не выпустят, там их ждала усиленная стража и дежурный маг, которому ничего не стоило развеять наложенное эльфом колдовство.
        — Вот демоны, обложили.  — Скрипнул зубами Влад.  — Прорываться будем?
        — Нет, подождём, что-нибудь обязательно подвернётся.
        Ждать пришлось долго, но их ожидание себя оправдало. Какой-то мужик пригнал на продажу, небольшой табунок лошадей и собирался прогнать его через ворота. Видимо все документы у него уже проверили, так как он позвал своего помощника, и они направились к табуну.
        — Поехали, быстро.  — Скомандовал эльф, и вся четвёрка тронулась вперёд, благо объяснять, что он задумал, никому не пришлось, все и так всё прекрасно понимали.
        Через пару минут озабоченный конезаводчик с удивлением наблюдал, что его лошади продвигаются вперёд по странной траектории. Они то и дело, шарахались в стороны, будто натыкаясь на невидимое препятствие, приходилось снова собирать их в кучу. На странное поведение животных обратил внимание и дежуривший у ворот маг, но очень скоро он понял, что если сейчас, на его глазах разворачивалась нештатная ситуация, то он опоздал. Пройдя ворота лошади, сразу успокоились и размеренным шагом, послушно перебирали ногами. Хозяин табуна только удивлённо почесал затылок, не находя объяснения недавнему поведению животных.
        Если бы, кто-нибудь из тех, кто сейчас стоял на воротах, внимательно посмотрел на уходящую от города дорогу, то он бы увидел, как взвивается пыль под копытами невидимых лошадей, уносящих прочь невидимых всадников. Но конезаводчика интересовали только его лошади, стражники обленились от жары, а маг просто не хотел лишних неприятностей, он думал, что о его проколе никто не узнает. Откуда мог знать обленившийся городской маг, что вечером, после удачной продажи лошадей, конезаводчик зайдёт в корчму, чтобы отметить это событие и после пары кружек хорошего пива, вдруг вспомнит о событиях произошедших у ворот. Откуда он мог знать, что за соседним столиком будет сидеть осведомитель начальника городской стражи и, смекнув в чём дело побежит докладывать об услышанном. И, наконец, откуда он мог знать, что, несмотря на то, что думали о нём подчинённые, начальник стражи был достаточно умным человеком и сразу смекнул, в чём там было дело.
        — Упустили?  — Напряжённо спросил Вэйр.
        — Упустили.  — Благодушно пробасил начальник стражи,  — но ты сам пойми, нас не предупредили что среди них маг. Ай, как нехорошо, если бы мы знали, то приняли бы соответствующие меры, а так ничего не попишешь.
        Вэйр неприязненно зыркнул на собеседника, он понимал, что с ним считаются, пока он платит, а на самом деле, все вокруг презирают его за то, чем он зарабатывает. Ну и плевать. Главное разобраться с этой истеричкой госпожой Цирвик, а потом он подождёт своего часа, их дорожки обязательно пересекутся и тогда он возьмёт своё, тогда он отомстит за своё унижение. Нужно только подождать, а ждать Вэйр умел.



        Глава 9

        Лошади отнеслись к своей невидимости довольно флегматично и неслись вперёд во весь опор. Наездники же смогли терпеть несущуюся под ними землю не долго. Как только, ворота города скрылись из виду, Вин скомандовал остановку и произнёс обратное заклинание.
        Вновь обретённой видимости обрадовались несказанно, особенно Насья. Для неё невидимость стала настоящим испытанием.
        — В следующий раз предупреждай, экспериментатор блин,  — Набросилась на эльфа она.  — Мне чуть не поплохело, когда подо мной лошадь исчезла.
        — Да, ладно.  — Примирительно сказала Мара.  — Главное из города выбрались.
        — До вечера нужно подальше отъехать, а то мы тут как на тарелке, слишком открытое место.
        Привал сделали спустя несколько часов, за это время городские стены окончательно скрылись за горизонтом.
        Быстренько перекусили и Вин, снова вызвал карту с горящими точками. Зелёная, обозначающая Фила, сияла где-то на востоке, на побережье Саринского моря.
        — Где это он?  — Удивлённо спросил Влад.
        — В Каллионе, столице амазонок.  — Сказал Вин.
        Вампир присвистнул.  — Да вот уж повезло, так повезло. Как мы его оттуда доставать будем?
        — Не знаю. Но мы должны попытаться. Девушки.  — Обратился он к подругам.  — Вы очень нам помогли и теперь можете отправиться домой, думаю, вам хватит впечатлений, я не хочу, чтобы с вами что-нибудь случилось.
        — Вин, не говори глупости, никуда мы не пойдём. Раз уж ввязались в эту потасовку, так пойдём до конца. И потом, в стране амазонок вы одни точно не справитесь, они, как бы это сказать, не очень любят мужчин.  — Выдала тираду Мара.
        — Ну почему же не любят.  — Подхватила Насья.  — Может они их просто готовить не умеют? По мне так они их очень даже любят, только какой-то странной любовью, я бы даже сказала загадочной.
        Парни напряжённо переглянулись.  — Что вы имеете в виду?
        — А вот как доедем, так и поймёте.  — Многообещающе проговорили девушки.
        Дорога обещала быть долгой. До столицы амазонок, нужно будет добираться около месяца. За это время могло произойти что угодно.
        — Мара, ты не скажешь, как там Фил?  — Вдруг спросил её Вин.
        Девушка на несколько секунд закрыла глаза, а потом сказала.  — Не очень хорошо, по-моему, он сидит взаперти, я чувствую, что ему тяжело дышать, но в целом он вполне здоров.
        — Откуда ты знаешь?  — Удивлённо спросил вампир.
        — Радуйся, ты попал в разряд друзей нашей Марьяны.  — Сказала Насья.

* * *

        Дорога обещала быть долгой. После привала ехали без остановок до самого заката. В деревни решили не заезжать, провизия пока была, чем дальше они отъедут от Эклеона, тем больше вероятность, что о них не слышали и можно будет пройти незамеченными. Ни один из спутников не тешил себя напрасными надеждами, оставляя за спиной таких сильных врагов, как Лана и Вэйр они очень рисковали, но другого выбора не было.
        На ночлег устраивались в самых неприметных местах. Вин исправно ставил защитный контур, но теперь на страже всегда оставался кто-нибудь из четвёрки. Вначале парни пытались лишить девушек удовольствия ночных дежурств, но они очень популярно объяснили им, как они не правы. Теперь одну ночь дежурили Вин и Мара, а другую Влад и Насья.
        К удовольствию парней, готовили всегда девушки и в отличие от большинства их знакомых, не строили из себя великих воительниц, которым не пристало готовить, стирать и вышивать крестиком. Со стиркой, кстати, девушки справлялись блестяще. Стоило им выйти, на берег более или менее приличной речушки, или озерка как девушки, объявляли внеочередной привал и устраивали купание и постирушки.
        Благодаря магическим способностям эльфа, который сушил одежду за считанные секунды, остановки не были такими уж длительными, так что парни не возражали. Лучше потратить полчаса и ехать дальше в чистой одежде, чем распугивать лесных зверей убойным благоуханием.
        Через неделю пути, решили заехать в первую же деревеньку, на предмет пополнения сумок провизией. Их опасения оказались напрасными, здесь о них и слыхом не слыхивали. Видимо, всё-таки обаяния Вэйра не хватило на то, чтобы их объявили в розыск. Прикупив провизии, дальше двинулись более уверенно. Теперь четвёрка позволяла себе выезжать и на крупные дороги.
        Несмотря на то, что места для ночлега было предостаточно, спать ложились, по сложившейся традиции, рядышком и со временем девушки привыкли к тому, что просыпаются в объятиях парней. В остальном, спутники вели себя безупречно, так что к этому девушки относились вполне философски. Может их мамы в детстве недообнимали, ну не убудет же с них, в самом деле.
        Пока шли через лес, на них пару раз покушалась лесная нежить, но очень быстро понимала свою ошибку и вскоре нападения прекратились. Не иначе, неудачливые тварюшки предупредили своих собратьев, не связываться с ненормальной добычей, себе дороже выйдет.
        Через несколько дней совместного путешествия, Насья задала вампиру, давно мучающий её вопрос.
        — Влад, а ты действительно кровь пьёшь?
        Вампир, в это время что-то жевавший, от неожиданности подавился и закашлялся. Насья участливо похлопала его по спине.
        — Да, пью.  — Начал он.  — Но всё не так просто, как про нас говорят. Живая кровь требуется в исключительных случаях. Мы вампиры вовсе не ходим на охоту каждую ночь, чтобы замучить очередную девицу, да мы вообще девиц не трогаем.
        — Это я уже поняла, мы находимся рядом с тобой уже несколько дней, а ты жуёшь только Марьину стряпню.
        — Правильно, напасть мы можем только после тяжёлого ранения, когда требуется срочная регенерация. Да ещё когда мы рождаемся, нам дают выпить глоток крови, иначе, любой вампир будет расти слабым и способность к регенерации вообще не разовьётся. В этом состоит наша физиологическая особенность, это вопрос выживания расы и ничего другого.
        — Влад.  — Тихо сказала Насья.  — Я же не говорю, что это неприемлемо. У каждой расы свои особенности, без которых она не может существовать. Взять хотя бы нас оборотней, мы с Филом скорее исключение из правил, чем закономерность. Большинству наших собратьев волчья ипостась роднее, чем человеческая и убийство считается вполне нормальным явлением.
        Вампир внимательно посмотрел на девушку, ей действительно неприятно было говорить о своих собратьях, она действительно переживала, что оборотни считаются одними из худших монстров среди существующих.
        — Ты жалеешь, что родилась такой?
        — Нет, я такая, какая есть и это моя сущность. Не любить свою вторую ипостась, всё равно, что не любить свою руку или ногу. Ты, наверное, уже задавал этот вопрос Филу?
        — Да.  — Усмехнулся Влад.  — И он ответил точно так же как и ты.
        — Тогда ты понимаешь.
        — Да, наверное.
        Больше к болезненным вопросам они не возвращались, но отношения их с этого дня претерпели значительные изменения. Мара, всё чаще стала ловить нежные взгляды вампира, обращённые на подругу и в один из дней, решилась поговорить с ним.
        Когда Насья на очередном привале пошла за водой, а Вин отправился собирать хворост для костра, Мара подошла к вампиру и заговорила.
        — Влад.
        Он удивлённо поднял на неё глаза.
        — Мне нужно кое-что тебе сказать.
        — Говори.
        — Понимаешь, Насья моя подруга и если с ней что-нибудь случится…
        Заметно напрягшийся Влад спросил.  — И что, по-твоему, я могу с ней сделать?
        — Влад, не обижайся, но ты мужчина, а вы легче переносите любые изменения в своей жизни. Я прошу тебя только об одном, не обижай её. Насья очень много пережила, для столь юного существа, она видела смерть родителей, а последний мужчина, которому она доверилась, предал её.
        Мара тихим голосом рассказала вампиру историю жизни подруги, он слушал не перебивая.
        — Теперь ты всё знаешь, ты первый представитель мужского рода, с которым Насья смогла найти общий язык и, если ты её предашь, ей будет очень тяжело. Ей только недавно перестали сниться кошмары.
        — Я не обижу её.  — Ответил Влад.
        — Спасибо.
        Появившаяся из леса Насья, с подозрением посмотрела на сидящих рядышком, подругу и вампира, но Мара не чувствуя за собой никакой вины не стала шарахаться от Влада. Подождав, пока Насья выйдет на поляну, она не торопясь, встала, и взяла у неё котелок с водой.
        — О чём вы говорили?  — Тихо спросила Насья.
        — Да так ни о чём важном. Знаешь, ты ему нравишься.
        — Наверное.  — Подруга была явно смущена. Больше она не о чём не спросила, Маре она доверяла, а Мара, в свою очередь, чувствовала, что поступила правильно, поговорив с Владом. Она сделала всё возможное, чтобы уберечь подругу, и теперь всё что произойдёт между этими двумя, целиком будет зависеть от них.
        К концу второй недели местность стала холмистой. Дорога стала сильно петлять, огибая то и дело встающие на пути высокие холмы. Дорога петляла всё сильнее, холмы становились всё выше, а они не проделали даже половину пути.
        Всё реже им попадались маленькие деревеньки, провизию приходилось добывать самим, но это нисколько не тормозило продвижение четвёрки.
        На двадцатый день пути, подъехали к небольшому городу, или большой деревне, как посмотреть. Решено было, что девушки отправятся не разведку. Парней оставили у небольшого озерца, и ушли, пообещав вернуться самое позднее к вечеру.
        Искупавшись, эльф и вампир лежали на берегу, предаваясь блаженному ничегонеделанью. Видимо всё-таки, общение с девушками их испортило. В старые времена они бы копошились, обустраивали место стоянки, готовили обед, а теперь лишь предавались праздной лени. Нужно было срочно брать себя в руки, но как-то не получалось.
        Влад.  — Подал голос эльф.  — Как ты думаешь, я Маре нравлюсь?
        — С каких это пор тебя интересуют человеческие женщины. Помнится, ты не особенно заморачивался на их счёт раньше.
        — Понимаешь, она необыкновенная, я никогда раньше не думал, что буду обязан какой-то девчонке жизнью, а теперь очень рад, что она встретилась на моём пути. Знаешь, по-моему, к ней сватался кто-то из моего рода, нужно обязательно проверить этих сватов.
        — Ты уже о сватах думаешь.  — Усмехнулся Влад.  — А ведь мы ещё даже не вернулись. Хотя знаешь, я в последнее время тоже стал подумывать о будущем. Что-то мы заработались, вот так пройдёт ещё пара сотен лет, а о нас даже вспомнить некому будет.
        — Тебе нравится Насьяна.  — Скорее утвердительно, чем вопросительно сказал эльф.
        Вампир усмехнулся.  — Меня очень подробно проинструктировали о том, что со мной сделают, если я её обижу, так что, похоже, я отбегался.
        Друзья переглянулись и невесело улыбнулись. Однако девушки задерживались, вечернее небо уже окрасилось сиреневыми переливами, когда они показались из-за ближайшего пригорка. Они не выглядели обеспокоенными, однако в движениях подруг читалась какая-то напряжённость.
        — Как сходили?  — Решил взять быка за рога Вин.
        Девушки переглянулись и, вздохнув, подошли к парням.
        — Сходили, в общем-то, неплохо.  — Начала Мара.  — В общем, тут такое дело.
        Тут девушка запнулась, видимо, не зная как донести до спутников свою мысль. Немного поколебавшись, она продолжила.  — Дальше начинаются владения амазонок, туда мужчинам ход закрыт, если только они не относятся к дипломатической миссии, или не принадлежат какой-нибудь амазонке.
        — В каком смысле принадлежат?  — Насторожился вампир.  — Это что, опять рабом становиться? Мне вполне хватило одного раза, спасибо.
        — Нет, можно конечно попробовать и так пройти,  — Подхватила разговор Насья,  — но тогда нас очень задержат стычки, в которых вы будете то и дело доказывать право ходить без ошейника.
        Высказав эту крамольную мысль, она осеклась, но парни, не отличающиеся недостатком ума и сообразительности, уже уловили основную мысль её слов.
        — Какой ошейник?  — Вкрадчиво спросил Вин.
        — Такой.  — Видимо Маре надоело ходить вокруг да около.  — Главным признаком принадлежности кому-либо здесь, является ношение ошейника, оснащённого магическим замком. Снять такой ошейник может только та женщина, которая его одела и, при её прикосновении он отзывается на руку хозяйки, вспыхивая, чужака же ударит магическим разрядом.
        — Так.  — Протянул Влад.  — Значит так, никакого ошейника я одевать не буду. Не хватало ещё, чтобы потомка рода Карских водили на цепочке, как комнатную собачку.
        С каждым словом он распалялся всё больше и больше, Вин же просто стоял и, поджав губы, неодобрительно смотрел на девушек. В его голову прокралась мысль, что девушки специально пошли с ними, чтобы посмотреть на них в ошейниках, но он тут же отмёл эту мысль как лишённую смысла. Действительно, с чего вдруг их спутницам желать надеть на них, какие-то странные ошейники.
        — Закончили истерику?  — Холодно спросила Мара.  — А теперь сядьте и хорошенько подумайте, мы не будем вам мешать.
        Высказавшись, она развернулась и, поманив за собой подругу, пошла к озеру, сумки, которые принесли девушки, остались лежать возле парней.
        Оставшись одни, друзья задумались, в молчании прошло довольно много времени, наконец, Вин подал голос.  — Что думаешь?
        — А что я могу думать, мы же не знаем, как на самом деле строятся здесь отношения между мужчинами и женщинами. Возможно, девушки правы и намного проще будет надеть эти проклятые ошейники, но у меня даже зубы начинает ломить от одной мысли об этом. Вот бесы Вин, ты представляешь мы, и добровольно обрядимся в это барахло.
        Эльф недовольно поморщился, он понимал головой, что нужно послушать совета девушек, но веками воспитываемая в крови родовая гордость, просто сходила с ума от возмущения. Надеть на шею рабский ошейник и добровольно склонить голову, перед заведомо слабым противником, да лучше самому себе руку отрубить.
        За душевными терзаниями они не заметили, как на поляне стало намного многолюднее. Выступившие из тени женщины поражали своей воистину дикой красотой и военной выправкой. Ни у кого бы, не повернулся язык назвать представших, перед парнями девушек слабым полом. Сильные мускулистые тела девушек были затянуты в кожаные наряды, выгодно подчёркивающие все их достоинства и, оставляющие большие участки обнажённого тела на виду.
        В первую секунду истребители опешили, это же надо так задуматься, чтобы пропустить приближение такого количества народа, а потом было уже поздно, что-либо предпринимать. Окружили их профессионально, не оставив никаких путей для отступления.
        Одна из женщин, появившихся на поляне, вышла вперёд и, довольно бесцеремонно осмотрев парней, насмешливо спросила.  — Ну, надо же, какие голубки и без охраны. Каким ветром занесло к нам таких необычных птичек?
        Мгновение напрягшиеся парни смотрели на девушек, а потом попробовали договориться миром.
        — Издалека занесло.  — Начал Вин.  — Идём по делам в столицу, никаких дурных намерений в голове не имеем.
        — Мужчины, да с добром, ну это вы кому-нибудь другому расскажите.  — Улыбка женщины, видимо являющейся главной среди пришедших, стала ещё более язвительной.  — Сейчас вы пройдёте с нами к нашим старейшинам, и мы поговорим о ваших мирных целях.
        В сторону парней мгновенно метнулись наконечники копий, вынуждая идти вперёд. Продвижение процессии прервало появление новых действующих лиц. Мара и Насья, выскочившие из-за ближайших кустов, всплеснули руками.  — Это, уже ни в какие ворота не лезет, стоит их только оставить одних, как они собирают возле себя толпу женщин. Сёстры позвольте полюбопытствовать, куда это вы вознамерились увести наших мужчин?
        Предводительница отряда амазонок, удивлённо взглянула на миниатюрных девиц, заявивших свои права, на только что обнаруженных парней.
        — Если они ваши, почему на них нет ошейников?  — Вкрадчиво спросила она.  — Только не говорите, что вы не знали о правилах ввоза в царство мужчин.
        — Почему же не знали,  — Спокойно ответила девушка с золотистыми волосами.  — Но вы же понимаете, за пределами царства не особо чтят традиции амазонок, и достать там ошейник довольно проблематично. Мы купили их здесь и просто не успели надеть.
        — И что, оденете прямо сейчас?  — Недоверчиво изогнула бровь амазонка.
        Мара посмотрела Вину в глаза и, прочитав там нужный ответ, сказала.  — Да, оденем прямо сейчас.
        Влад с шипением пропустил через зубы воздух, но возражать не стал, он тоже принял решение. Мара подошла к брошенным сумкам и достала неприметные с первого взгляда ремешки, отдав один из них подруге, она подошла к эльфу. Вин, поколебавшись с секунду, склонил голову и, на его шее защёлкнулась застежка ошейника, заставив вздрогнуть. Вампир колебался дольше, но, в конце концов, и он склонил голову, позволив Насье застегнуть кожаный ремешок, и при этом, он всего лишь на секунду показал клыки. Однако стоило раздаться щелчку, как Влад расслабился и перестал пыхтеть, словно рассерженный бык.
        Наблюдавшие за ними, с нескрываемым интересом амазонки, удивлённо переглянулись, видимо, они до последнего были не уверенны, что парни позволят себя захомутать. Предводительница отряда хмыкнула и, сделав воительницам, знак отступить, прошла к четвёрке спутников, задумчиво разглядывая девушек.
        — Я не буду спрашивать, что вы сделали, чтобы победить этих мужчин, впервые вижу, чтобы так покорно надевали знаки неволи и склоняю перед вами голову. Наши отряды больше вас не побеспокоят, можете продолжать своё путешествие, но лучше переоденьтесь. Ваши наряды могут вызвать лишние вопросы, да и мужчин своих приоденьте.
        — Спасибо.  — Искренне поблагодарили её девушки.
        Взмахом руки, приказав отряду отступить, амазонка, однако осталась на поляне и немного поболтала с девушками. Представившись Калерией, девушка показала себя интересной собеседницей. Вскоре спутники знали все последние слухи и новости, бродившие по царству амазонок, включая ту в которой говорилось о новом протеже царицы амазонок.
        — Говорят, она завела себе оборотня.  — Продолжала болтать Калерия, не замечая многозначительных взглядов парней.  — Не знаю уж, насколько правдивы слухи, но я обязательно поеду на праздник Великой матери, уверенна, королева обязательно покажет своего нового мужчину. А вы тоже едете на праздник? Если так, то я бы посоветовала вам поучаствовать в конкурсе, вы со своими мужчинами имеете реальные шансы на выигрыш.
        Тут Калерия замолчала и снова бросила на парней оценивающий взгляд.
        — А всё-таки, как вы их уломали одеть ошейники?  — Шёпотом спросила она у девушек.
        — Сами в шоке.  — Так же шёпотом ответили те хором.
        Калерия совсем уж по девичьи захихикала и, пожелав хорошего пути, напоследок посоветовала гостиницу в городе, которая, по её мнению, могла носить гордое звание приличной.
        — Надеюсь, увидимся в столице.  — Напоследок прокричала она и исчезла за холмом.
        — Фу.  — Шумно выдохнула Насья.  — Пронесло.
        — Да, пронесло.  — Поддержала её подруга.  — А теперь нужно последовать совету амазонок и переодеться. Не стоит сильно выделяться.
        — Может, для начала, снимете с нас эти украшения.  — Почти прорычал вампир.
        — Зачем? Чтобы каждый раз кидаться их поспешно надевать?  — Удивлённо спросила Мара.
        — Начнём с того, что мы не давали своего согласия их одевать.  — Сказал Вин.
        — Но и не отказались. Если бы не хотели, то просто не дали бы одеть, так что нечего теперь рычать. И вообще, либо вы дальше идёте так, либо мы снимаем ошейники и умываем руки. Нам вовсе не улыбается, каждый раз объяснять, что вы не просто так тут гуляете и отбивать вас от излишне агрессивных тёток. Если вам такое положение вещей поперёк горла, можете оставаться, а мы пойдём дальше, у нас то проблем не возникнет.
        Передёрну плечами, Мара отошла к лошадям и начала что-то усиленно разыскивать в своей сумке.
        — Вот бесы, я же со стыда сгорю, если об этом кто-нибудь узнает.  — Вампира просто трясло от еле сдерживаемых эмоций.
        — Влад.  — Эльф на секунду закрыл глаза.  — Они правы, дальше мы без них не пройдём. Придётся смириться, иначе Фила не вытащить.
        Окончательно всё осознавший вампир, только зло сплюнул.
        Подхватив сумки, девушки начали извлекать прикупленные в городке вещи. Оставив парням их наряды, они коротко бросив.  — Мы купаться.  — Убежали, в направлении матово блестевшего, в подступившей темноте озерца.
        Первым делом парни развели костёр, а уж потом начали разбирать выданные кульки с вещами. Обрядившись, в какое-то подобие шароваров и коротких жилеток, парни окончательно прихмурели, но самое главное потрясение ждало их впереди. Когда к жарко пылавшему костру вышли освежившиеся девушки истребители на секунду потеряли дар речи, а потом синхронно закашлялись, подавившись украдкой сгрызенными сухарями.
        С поляны уходили милые девчушки, а вернулись истинные дочери царства амазонок. Извивающееся пламя осветило подруг, которые оделись по местной моде: кожаные лифы плотно облегали грудь, а от них причудливо переплетаясь, шли разнообразные ремешки, оплетавшие тело кожаным узором, заканчивалось всё это безобразие, довольно короткими юбочками, позволявшими видеть стройные ножки хозяек.
        Посмотрев на странную реакцию спутников, девушки переглянулись и придирчиво осмотрев, друг дружку встали, уперев руки в бока.  — Ну и что не так?  — Грозно спросила Насья.
        — Учите, от вашего ответа зависит, в каком виде вы поедете дальше.  — Поддержала подругу Мара.
        — В каком смысле?  — Спросил, прокашлявшись, вампир.
        — В прямом, мы ведь можем и некоторую помятость организовать, нам не трудно.  — Ласково проворковала Мара.
        — Думаю, не стоит.  — Смог, наконец, выговорить Вин.  — Вы просто поразили нас своей красотой, и мы не справились с чувствами.
        Девушки с подозрением посмотрели на, честно хлопавших ресницами истребителей и ведь не придерешься.
        — Ладно, будем считать, что нам показалось.  — Соизволила проговорить Насья.
        Посчитав инцидент исчерпанным, девушки принялись за готовку, ужин был готов меньше чем через час, но парни продолжали нервировать подруг своим неадекватным поведением. Каждый раз, когда девушки проходили мимо эльфа и вампира, те шарахались в сторону. При этом, усиленно делая вид, что им срочно понадобилось то одеяло, то собрать старую одежду, то меч поточить. Больше всего их удивил Влад, который в один из таких манёвров, схватился за седло. Растерявшись, он замер, спешно придумывая предлог, для такого странного выбора, но, похоже, девушек это уже не интересовало, они сами стали шарахаться от странно себя ведущих парней.
        Поужинали в полном молчании, и, помыв посуду подруги не сговариваясь, легли рядышком, на противоположной от парней, стороне костра. Заметно погрустневшие истребители, решили всё же не искушать судьбу и легли со своей стороны костра, пожелав девушкам спокойного сна.
        Девушки уже давно смотрели десятый сон, а к парням он всё не шёл.
        — С ума сойти.  — Не выдержал, наконец, Влад.  — Будто мешком по голове дали. Предупреждать же надо, а то чуть сердце не остановилось.
        — Не говори, наши дамы превзошли себя, так глядишь, и понравится в ошейнике ходить.
        Друг, вопреки ожиданиям, не разозлился, а только тяжело вздохнул и скосил глаза на спящих девушек.
        Сон пошёл всем на пользу. Отдохнувшие парни вели себя более адекватно, они больше не шарахались от девушек каждый раз, как те подходили слишком близко. После завтрака девушки занялись стиркой, решив не тащить с собой грязные вещи. Со стиркой разобрались довольно быстро, предоставив Вину сушку, подруги принялись делать друг дружке причёски.
        Вскоре на поляне был идеальный порядок, ничто не говорило, о том, что здесь совсем недавно была стоянка. Девушки как раз закончили с причёсками и теперь смотрели на парней с подозрительной задумчивостью. Парням их взгляд определённо не понравился, они стали осматриваться, ища пути к отступлению, но девушки их опередили. Вцепившись в спутников мёртвой хваткой, дабы пресечь на корню все попытки к бегству, подруги ласково попросили их не дёргаться и не позорить мужской род дракой с беспомощными девушками.
        Оказалось, что девушки решили и парням сделать причёски, мол, нечего пугать общественность своими колтунами. Ничего не оставалось, как покориться.
        У Вина волос был длинный, а у Влада очень густой, так что в обоих случаях девушкам пришлось повозиться. В итоге Мара заплела эльфу довольно симпатичную косу, замысловато собрав волосы. Как оказалось впоследствии, такая причёска достаточно долго держалась на голове и позволяла обходиться без расчёски несколько дней, при этом волос не растрёпывался и не путался.
        Насья же, заплела Владу множество, идущих параллельно колосков, закрепив их на концах кожаными ремешками. Получилось очень мило и невообразимо шло вампиру.
        Пока девушки мучились с волосами парней, те тихо млели от прикосновений их ловких пальчиков и даже то, что ошейники вспыхивали всякий раз, как девушки их случайно задевали, не портило им настроение.
        Вот в таком блаженном настроении тронулись в дальнейший путь.



        Глава 10

        До Каллиона добирались ещё четыре дня, по пути ми то и дело попадались небольшие отряды амазонок, но, убедившись, что мужчины продвигаются в сопровождении девушек, быстро оставляли их в покое.
        Столица амазонок поразила их своим великолепием. Издали показалось, что на берегу примостилась гигантская раковина: изящная, витая, увенчанная серебристой короной.
        Изяществом поражало всё, и белоснежные стены, изукрашенные великолепными узорами, и высокие витые ворота, и даже перекидной мост, вместо привычного дерева, выстланный искрящейся на свету мраморной плиткой.
        Но город снаружи, не отражал всей красоты города за стенами, он заставлял смотреть, затаив дыхание. Неповторимые по красоте дома переливались на солнце серебристым сиянием и казались сотворёнными из сахара. Именно такие ассоциации, возникали в голове девушек разглядывающих город, во все глаза.
        Даже эльф, принадлежащий к народу, издревле славившемуся своим мастерством в строительстве, задумчиво присвистнул.  — Похоже, нам есть чему поучиться у амазонок.
        — И не только вам.  — Поддержал его вампир.
        К удивлению спутников, несмотря на обилие камня, хватало в городе и зелени. То тут то там встречались небольшие парковые зоны, со стоящими в тенёчке скамейками и небольшими фонтанчиками. Возле каждого дома пестрели цветами клумбы, а с балконов свисали зелёные ковры вьющихся растений.
        Видимо, каждая хозяйка считала своим долгом украсить любимый город. Побродив немного по красивым ухоженным улочкам, и пару раз спросив направление, вышли к гостинице указанной Калерией.
        «Танцующий единорог» оказался довольно просторным зданием, такого же серебристого цвета, как и все здания в городе.
        Стоило им въехать на двор гостиницы, как к ним подбежал мальчонка, который сноровисто принял у них лошадей. Забрав сумки, путники прошли внутрь, к их удивлению хозяином гостиницы оказался мужчина, вернее гном. Низкорослый, как и все представители его племени, он производил впечатление довольного жизнью. Подмигнув вновь прибывшим, гном вышел из-за стойки. Глубоко посаженные серые глаза оглядели их с хитрым прищуром. Погладив окладистую, чуть рыжеватую бороду он, слегка поклонился вошедшим девушкам и спросил.  — Я так понимаю, нужны две комнаты? Всё будет исполнено в лучшем виде, ванна будет готова через полчаса, а обед, если пожелаете, подадут в комнаты. Банщики видимо, тоже не нужны, ну ещё бы кому нужны эти задохлики, когда тут свои такие.
        Заметив, как девушки нахмурились, а сопровождавшие их мужчины напряглись, гном поспешил поменять тему разговора.
        — Ну, всё.  — Трагическим шёпотом протянул вампир.  — Теперь этот ходячий пенёк разнесёт по всем родственникам, что видел вампира и эльфа в ошейниках. Нам же житья не дадут.
        — Поздно переживать, теперь даже если снимем, не поверят, так что придерживаемся плана и терпим.
        Вампир в ответ только закатил глаза и надулся.
        Комнаты были великолепны, как и всё в этом городе, чистые и светлые. Интерьер комнат составлял довольно большой шкаф, удобные мягкие кресла возле круглого столика и большая двуспальная кровать под балдахином. Небольшая резная дверь вела в уютную уборную, в которой кроме прочего находилось и большое, в человеческий рост зеркало.
        Через полчаса, как и было обещано, за девушками зашли и отвели в просторную ванную комнату с огромной, больше похожей на бассейн ванной.
        — Госпожи желают, чтобы их вымыли?  — Спросил, склонившись в поклоне, приведший их паренёк.
        — Нет, у нас есть свои банщики.  — Слегка улыбнулась Мара.
        Паренёк склонился ещё раз и удалился, оставив девушек в одиночестве, но не на долго. Спустя пару минут, в ванной появились немного удивлённые Вин и Влад.
        — Нас сюда какой-то мужик послал, вы не знаете зачем?  — Спросил Вин.
        — Знаем. Чтоб нас помыть.  — Ответила Мара.
        Дошло до парней не сразу, а когда дошло, их глаза начали медленно, но верно расширятся.
        — Ну, зачем ты так сразу.  — Укоризненно сказала Насья.  — Они же сейчас глаза потеряют и что нам с ними, потом делать.
        — В каком смысле помыли?  — Хрипло спросил Влад.
        — О Всевышний, да в прямом. Что непонятно? Мы что должны были соглашаться на их банщиков? Хотя, я уже сама склоняюсь к этой мысли, они бы наверняка не стояли с отсутствующим выражением лица, а чётко выполняли свою работу.
        — Да, расслабьтесь вы, мы же не кусаемся. Почти.  — Развеселилась Мара.  — Вам, кстати, тоже не помешает помыться. Думаю, в этом озере всем места хватит.
        С этими словами, девушки скрылись за небольшой ширмой и через несколько минут, вышли, уже завёрнутые в белоснежные простыни.
        Вода оказалась горячей, но уставшие за время долгого путешествия девушки этому только порадовались. Опустившись в воду, по шею, подруги блаженно застонали.
        Эльф и вампир, постояв немного в нерешительности, зашли за другую ширму и быстро разоблачившись, обмотали вокруг бёдер простыни, из более грубой ткани, чем у девушек, но всё же белоснежные. Затем по очереди спустились в ванну и чуть не застонали вслед за спутницами, до того приятным было для истомлённого тела обжигающее тепло воды.
        Так они сидели, наверное, с полчаса, наслаждаясь горячей водой и покоем. Вдруг Насья насторожилась.  — Кто-то идёт.
        — Сюда, быстро.  — Зашипела парням Мара и, выдав им по мочалке, сделала страшные глаза.
        Парни всё поняли быстро, и к тому времени, как в ванной показался один из слуг, эльф осторожно намыливал Маре спину, плавно проводя мочалкой по плечам, а вампир, с выражением крайней сосредоточенности, проводил мочалкой по руке Насьи. Когда он в очередной раз провёл рукой к плечу девушки, она вдруг откинула голову назад, положив её ему на грудь и ему, ничего не оставалось, как начать медленно проводить мочалкой по её шее.
        Видимо выглядело всё это довольно двусмысленно, по тому, как запнулся слуга и поспешно ретировался, взяв их вещи, постирать и пообещав вернуть примерно через час. Слуга, так больше и не оторвавший глаз от пола, вышел, оставив вместо их одежды халаты для девушек, а парням что-то вроде набедренных повязок.
        Когда слуга удалился, девушки смущённо попытались отстраниться от добровольных помощников, но парни хором проскандировав.  — Нам же не трудно.  — Упорно продолжали своё грязное дело. Ещё больше девушки смутились, когда обнаружили, что простыни, намокнув в воде, стали почти прозрачными.
        Охнув, Насья шарахнулась от вампира и тут же поняла, что только улучшила ему обзор. Покраснев, она вырвала у него из рук мочалку и прошипела.  — А ну брысь. Быстро отвернись. Хам.
        — Что, для особо ушастых повторить?  — Мара хмуро смотрела на эльфа.
        Тот расплылся в ехидной улыбке и смиренно проговорил.  — Конечно, как госпожа пожелает.
        Имеющие железную выдержку истребители не думали, что это будет так сложно, удержаться от соблазна обернуться. Девушки быстренько намылили друг дружку и перебрались в соседнюю ванну, она была поменьше и вода в ней была тёплой.
        Ещё через десять минут, довольно пофыркивающие девушки, вышли из воды и, зайдя за ширму, вытерлись мягкими полотенцами.
        — Мойтесь быстрее. Хватит отмокать.  — Крикнула парням Мара. Тех не нужно было упрашивать дважды. Мытьё закончилось в рекордные сроки, и едва успели вытереться и одеться в предложенные повязки, как из-за своей ширмы показались девушки. Довольные, раскрасневшиеся, одетые в длинные, в пол, халаты из мягкой белой ткани, с искрящимися на свету волосами они произвели на парней странное впечатление. Впрочем, как всегда.
        Девушек уже порядком утомило то, что каждый раз как их облик менялся, парни начинали на них таращиться как-то странно.
        — Хватит пялиться.  — Не выдержала Насья.  — Пошли, есть же хочется.
        Парни всё так же молча пошли за девушками. Комнаты нашли быстро. Чтобы не вызывать подозрений, Вин с Марой вошли в одну из них, а Влад с Насьей в другую. Вскоре принесли выстиранные вещи.
        Коротко скомандовав.  — Отвернись.  — Мара быстро переоделась и начала расчёсываться. Через пару минут расчёску из её рук забрал Вин. Девушка удивлённо обернулась, эльф уже переоделся.
        — Думаю, что смогу заменить Насьяну, я умею обращаться с волосами.  — Слегка улыбнулся он. Мара пожала плечами и снова повернулась к эльфу спиной.
        Никогда раньше девушка не думала, что столь простое дело, как расчёсывание волос, может быть настолько захватывающим. Лёгкими быстрыми движениями эльф привёл её волосы в порядок, а затем, начал заплетать какую-то необычную косу. Ловкие пальцы перворожденного, нежно перебирали прядки девушки, так что к концу процедуры, она окончательно разомлела.
        Перестав чувствовать его руки, Мара резко распахнула глаза, эльф стоял рядом и задумчиво смотрел на неё. Немного смутившись, девушка слегка осипшим голосом велела ему сесть на кровать, он был слишком высок. Вин молча подчинился. Причёска эльфа заняла ещё минут двадцать, так что к концу этого времени, сердце девушки колотилось как бешеное.
        — Всё.  — Тихо сказала она, но когда попыталась встать, оказалось, что ноги немного затекли, и Мара покачнулась. Эльф среагировал мгновенно, быстро вскочив, он подхватил девушку, крепко прижав к своей груди. Тут сердце девушки решило, что хватит с него потрясений на сегодня, и пропустило удар. Резко выдохнув, она попыталась отодвинуться от Вина, но руки скользнули по кожаному жилету и оказались на его плечах.
        «Нет, нельзя»- Успела подумать девушка, за секунду до того, как его губы нашли её. Как и в прошлый раз мысли, стройными рядами начали покидать её голову, губы приоткрылись, и она ответила на поцелуй. Где-то, глубоко в сознании билась мысль, что нужно остановиться, нельзя подпускать остроухого красавца слишком близко, потом будет очень больно. Однако ещё отчётливее она понимала, что давно проиграла эту борьбу с самой собой и ничего уже не изменить. Рука эльфа скользнула по спине Мары, лишая её возможности отстраниться, но она и не хотела. Руки девушки обвили его за шею, и мозг окончательно отключился.
        Опомниться их заставил стук в дверь. Резко отстранившись, девушка некоторое время приводила дыхание в порядок, а потом открыла дверь. Стоящий за дверью слуга, заметно смутился.
        — Госпожа, обед готов, прикажете принести его в номер?
        — Нет, мы сейчас спустимся.  — Отрезала Мара. Слуга поклонился и удалился. Девушка, закрыв дверь, постояла ещё немного, потом подошла к сумкам и вытащила мешочек с монетами. Проведя рукой по волосам, она сказала.  — Возьми с собой оружие, после обеда пройдёмся по городу.
        — Слушаюсь госпожа.
        Девушка метнула на эльфа быстрый взгляд, пытаясь разглядеть следы издёвки, но он оставался, серьёзен, только глаза блестели, как два драгоценных камня. Надев пояс с кинжалами и, пристроив за спиной меч, эльф молча вышел, и Мара услышала, как он стучит в соседнюю дверь.
        «Бесы, да что же это на меня нашло»- думала девушка — «Нет, как только всё закончится, домой, в родной лес и уж больше никаких эльфов. Хватит».
        Вскоре в комнату зашла Насья.
        — Ну что пошли?
        Вид у подруги был немного взъерошенный, Внимательно посмотрев на неё Мара, наконец, спросила.
        — Ты тоже?
        И девушки прыснули от смеха.
        — Ладно, пошли, пока ещё чего не натворили.  — Сказала, наконец, Мара.
        Обед был замечательным, хозяин расстарался. Давно уже путники не получали такого удовольствия от еды. Как ни старались смаковать, всё равно закончили быстро и приняли волевое решение, всё-таки пойти в город. Нужно было начинать операцию по вызволению Фила.
        Сейчас было видно, что город готовится к празднику. Многие дома украшали гирляндами из цветов, вывешивали магические разноцветные фонарики. Кругом сновали, гружёные коробками и корзинами слуги.
        Посмотрев по сторонам девушки, решили, что им просто необходимо приобрести праздничную одежду.
        Магазин готового платья нашёлся неподалёку. После примерно часа примерок, подобрали себе вполне приличные наряды, ну приличные на взгляд девушек. А вот парни на вопрос — «Ну как?»  — каждый раз таращились на подруг как пьяные орки на эльфиек, танцующих танец живота.
        Полюбовавшись на ошалелые физиономии спутников, девушки решили — «Сойдет»- и велели упаковать покупки. Потом, зашли в обувную лавку, потом в ювелирную. Вскоре парни ничем не отличались от снующих туда сюда мужиков, так же обвешенные свёртками и пакетами, они уже почти не видели куда идут. Посмотрев на страдальческие лица друзей, девушки сжалились и отпустили их в гостиницу.
        Побродив ещё немного по городу, девушки узнали, когда начнётся официальное торжество, а заодно решили выставить своих парней на состязание.
        Уже на пути в гостиницу, подруги услышали разговор двух дамочек и притормозили, якобы разглядывая фонтан, очень симпатичный кстати.
        — Слышала, у царицы новый мужик? Говорят он оборотень.
        — Болтай больше. Никто раньше не приручал волкодлака, с чего ты решила, что нашей царице это удалось?
        — А я говорю, правда, или ты думаешь, моя сестра врать будет, она, между прочим, в царской прачечной работает, мужиками тамошними руководит.
        — Ну, раз сестра то может и правда. А Калионела наша молодец, умеет себя подать. Теперь все приехавшие на праздник гости узнают, что с нами шутки плохи, раз мы даже оборотней приручаем.
        Болтавшие девицы весело расхохотались и пошли по своим делам, вскоре их голоса заглушили другие, и Мара сделала Насье знак рукой идти в гостиницу.
        По дороге они ещё несколько раз слышали о новом подданном королевы Калионелы, а ещё несколько раз прозвучали слова о состязании, в котором этот самый новый подданный обязательно будет участвовать.
        Вернувшись в свои комнаты девушки, не застали там парней, но, судя по наличию в них покупок, они всё же до комнат добрались, поэтому девушки отправились к хозяину гостиницы с единственным вопросом «Где?»
        — Как где?  — Удивился гном.  — Коней чистят.
        Парни действительно нашлись в конюшне. Они с очень умным видом начищали до блеска лошадей. Завидев девушек, Влад сделал совсем уж дебильное лицо и спросил.  — А хвост в косички не заплести хозяйка?
        Насья лишь погрозила ему кулаком.
        — Хватит злиться.  — Остудила их Мара.  — Поднимайтесь в комнату, есть важная информация.
        Парни переглянулись, сразу же став серьёзными, и в рекордные сроки перестали издеваться над бедными животными. Насье даже показалось, что лошади облегчённо вздохнули им вслед.
        Как только уединились в комнате, эльф поставил защиту от подслушивания, и приступили к совещанию.
        — На празднике будет проходить конкурс на самого лучшего мужчину, которого удалось подчинить. Мы решили выставить вас, насколько мы поняли, Фил будет участвовать в обязательном порядке.
        — С чего вы взяли?
        — Его подарили королеве амазонок, Калионеле, а она обязательно похвастается подобным приобретением перед гостями столицы.
        — И вообще, с чего вы решили, что нас можно выставлять, как подчинившихся. Насколько я знаю, мы с вами за лидерство не боролись.  — Оскорбился Влад.
        — Но они то этого не знают. И вообще, не нравиться, я сейчас сниму ошейник и иди, ищи себе другую хозяйку. Замучил уже своими страданиями, увидят, узнают, ой как стыдно. Мы, между прочим, тоже со своим добрым именем, из-за вас давно распрощались, но в отличие от вас истерики не закатываем.  — Голос Насьи дрожал от возмущения.
        Мара успокаивающе погладила её по плечу, и предостерегающе посмотрела на Влада.
        — Действительно, мы же не навязываемся, если у вас свой план, пожалуйста, воплощайте его в жизнь. А мы пока отдохнём, на праздник сходим, на людей посмотрим, себя покажем.  — Голос Мары был спокоен, но чувствовалось, что она тоже обижена.
        Поняв, что перегнул палку Влад пошёл на попятную.  — Извините.  — Слова явно давались ему с трудом.  — Конечно, нам нужна ваша помощь, я был не прав. Что-то у меня в последнее время нервы шалят.
        Вин посмотрел на сумерки за окном и внёс конструктивное предложение.  — Может, сходим, поужинаем?
        — Действительно, что-то мы заговорились, пойдёмте.  — Поддержала его Мара.
        Когда спустились вниз, хозяин гостиницы опять встретил их лично и проводил к удобному столику возле окна.
        — Вы всегда так внимательны к постояльцам?  — С подозрением спросила Насья.
        — Нет, только к особенным.  — Подмигнул ей гном и, наклонившись над столом, тихо сказал.  — Уверен вы будете участвовать в состязаниях, думаю, будет честно, если я поставлю на ваших ребят. Вы же не будете против, если бедный гном немного заработает?
        Вампир хмыкнул, слова бедный и гном были несочетаемы.
        — Только вы уж меня не подведите ребята.  — Добавил гном напоследок и удалился в сторону кухни.
        Ужин оказался ещё лучше обеда, всё просто таяло во рту.
        — О! Такими темпами меня скоро придётся перекатывать с места на место.  — Простонал вампир.
        — Не, не получится.  — Утешила его Насья.
        — Почему?
        — Крылья будут цепляться.  — И девушка демонстративно помахала руками, изображая птичку, чем вызвала дружный смех.
        — Тьфу, на вас.  — Обиделся вампир.
        Когда поднялись наверх, девушки безапелляционным тоном отправили парней в одну из комнат, сами при этом направились в ту, которая изначально предназначалась для Мары и Вина.
        Друзья понуро поплелись в сторону другой комнаты, когда их остановил окрик Мары.
        — Куда?
        Вин с надеждой повернулся, но девушка лишь сказала.  — Защиту нам на комнату поставь. Снаружи.
        Пришлось чаровать, когда Вин закончил, он пошёл к себе, но по дороге то и дело оглядывался, но девушки оставались, безучастны к его страданиям. Как только Мара закрыла дверь, Насья повалилась на кровать от безудержного смеха. Отсмеявшись, она каким-то жалобным голоском прошептала.  — Марьян, я кажется, влюбилась. И что мне теперь делать?
        — Ну что тут можно сделать, будем любить.  — Грустным голосом ответила Мара. Подруга не стала задавать никаких вопросов, она всё прекрасно понимала. И ещё долго лёжа без сна девушки, говорили, говорили обо всём и ни о чём. Пока усталые глаза не закрылись, но даже тогда на губах девушек трепетали ставшие родными имена.



        Глава 11

        Проснувшись утром, девушки первым делом заказали себе ванную, но сходили туда в гордом одиночестве. Потом они выгнали из комнат парней и принялись наводить марафет. Одетые в праздничные наряды, с прическами, состоящими из водопада волос и косичек, они выбили парней из колеи. Когда тем позволили войти, они по очереди врезались в открытую дверь, а потом повторно с ней пообнимались когда, пятясь, выходили обратно.
        — Как мы с ними куда-то пойдём, я же себе косоглазие заработаю.  — Возмущённо пыхтел вампир.  — Или поубиваю всех, кто будет на них пялиться. Тоесть всех. Они что не понимают, что их вид смертельно опасен для окружающих?
        Вин только кивал, глядя в одну точку слегка затуманенными глазами. Конечно, он вчера видел Марьяну в магазине во время примерки, но праздничный вариант девушки превзошел все его ожидания, ей определённо шло быть амазонкой.
        Мара была похожа на богиню, белоснежная струящаяся ткань платья с золотистыми вставками, скрывала всё что нужно, но при этом воображение начинало работать в полную силу. Искрящийся водопад волос, очаровательное ожерелье из ракушек, приковывающее взгляд к груди и как последний, окончательно сражающий штрих, немного косметики, сделавшей глаза, ещё более выразительными, а губы, ещё более манящими. Что же она с ним делает?
        Из гостиницы вышли поле завтрака, во время которого парням то и дело приходилось сдерживаться, чтобы кому-нибудь не накостылять.
        Казалось, что на их девушек пялились всё, даже хозяин гостиницы, засмотревшись, врезался в стойку и потом долго тряс головой, пытаясь избавиться от звона, который стоял в ушах.
        Несмотря на то, что вокруг было много красивых, нарядно одетых женщин, рядом со спутницами они все меркли.
        На площадь, где развернётся основное празднование, шли в полном молчании. На их четвёрку то и дело оборачивались, но поручиться, из-за девушек или из-за парней, никто из них не мог. Гном был прав, им не составит труда попасть на состязание.
        Главная площадь перед дворцом была заполнена народом. Нарядно одетые женщины, в сопровождении одного или нескольких мужчин, составляли большую часть прибывших на торжество, но попадались и женщины-одиночки, так называемые истинные амазонки. Такие амазонки не признавали мужчин, ни в каком виде, даже в качестве рабов, они вообще не считали их за мыслящие существа.
        Кругом было шумно весело и красиво. Быстро разузнав, как зарегистрироваться для участия в состязаниях, спутники двинулись в сторону указанную, молоденькой амазонкой. Тумба регистрации нашлась неподалёку, но стоило спутникам появиться возле неё, как их взяли в плотное кольцо, вооружённые до зубов женщины с суровыми лицами. Обезоруженные и связанные они предстали перед царицей Калионелой.
        Царица оказалась красивой высокой женщиной. Хотя назвать её красавицей в общепринятом смысле этого слова было нельзя, но её величественная манера держаться, гордая посадка головы и яркие лучистые глаза, заставляли взирать на неё с восхищением.
        — Так вот как выглядят те, кто доставил так много хлопот?  — Звучным голосом проговорила царица.
        За спиной величественной амазонки стоял Фил, его шею украшал золотой ошейник, а одежда отличалась дороговизной и изяществом, однако сказать, что оборотень был счастлив, означало, погрешить против истины. При виде связанных друзей и их спутниц желваки на лице Фила заходили ходуном, и из горла вырвалось тихое рычание.
        — Успокойся мой мальчик.  — Улыбнулась Калионела.  — Мы амазонки ничего не принимаем на веру. Несмотря на то, что до нас дошла информация о готовящемся покушении на меня.  — Тут царица усмехнулась.  — Мы позволим вам пройти лабиринт истины, и если в ваших сердцах не было злобы и злого умысла, вы пройдёте его без потерь.
        — Это кто ж нам так портрет подпортил?  — Задумчиво протянул Влад.
        В этот момент из-за спины королевы вышла ещё одна фигура, закутанная в плащ, когда она откинула капюшон, парни дружно выругались, а девушки закатили глаза.
        — Вот стерва.  — Не выдержала Насья.  — Надо было её добить на той поляне, чтобы не повадно было другим жизнь портить.
        Лана, а это была она, подошла к четвёрке пленников и с ласковой улыбкой пропела.  — Здравствуйте мои хорошие, вот мы и снова встретились, вы скучали?
        После приветствия она подошла вплотную к Вину и, прижавшись к его уху губами, прошептала.  — Я же говорила, что принесу жертву, так или иначе.
        Резко отстранившись, она обратилась к царице.  — Уважаемая Калионела, это именно те предатели, которые хотели прервать твоё правление и погрузить царство амазонок в великую печаль. Они должны умереть.
        Царица прервала Лану взмахом руки.  — Как я уже сказала, дорогая сестра, во время твоего отсутствия, им будет предоставлена возможность, оправдаться, пройдя лабиринт истины и, если они враги, лабиринт их не выпустит, а если их оболгали незаслуженно, наказание понесёт тот, кто их оболгал.
        По мере того как она говорила, лицо Ланы вытягивалось от разочарования и беспокойства.
        — Но ведь ты не стала бы возводить напраслину на безвинных, дорогая сестра.  — В голосе царицы звучала усмешка.  — А посему тебе не о чем волноваться. Ну что ж пора начинать праздник.
        После этих слов Калионела направилась к выходу из зала, поманив за собой амазонок конвоирующих пленников.
        Появление царицы амазонок на балконе дворца, вызвало шквал аплодисментов, амазонки ликовали и, как заметили истребители, многие мужчины тоже искренне рады были её видеть. Царица подняла руку, и толпа мгновенно успокоилась.
        — Приветствую вас мои подданные, сёстры мои, сегодня великий день, сегодня мы отмечаем день Великой Матери, подарившей нам жизнь.
        Толпа ответила оглушительным ликованием, впрочем, затихнув по первому же успокаивающему жесту царицы.
        — Сегодня, многие из вас смогут показать свою силу и доблесть. Но прежде чем вы начнёте состязаться, я скажу ещё несколько слов. До нас была донесена информация о готовившемся покушении на вашу царицу.
        После этих слов толпа гневно загудела, но Калионела поспешила успокоить амазонок.
        — Сёстры мои, все вы знаете, что мы амазонки ничего не принимаем на веру. Посему эти четверо,  — и царица указала на связанную четвёрку,  — пройдут Лабиринт Истины. Лабиринт создала сама Великая Мать, и она сможет определить, что на уме у преступников и что в их сердце, и если их души чисты, а помыслы благородны, они найдут выход.
        Толпа вновь взорвалась овациями, восхваляя мудрость своей царицы.
        — А теперь, да начнётся праздник!  — Торжественно проговорила царица.
        Удар гонга подтвердил её слова, запустив колесо веселья.
        — Ну что ж,  — обратилась королева к пленникам,  — теперь вы сможете доказать, что не виновны, вам нужно всего лишь выйти из Лабиринта Истины живыми.
        — Действительно, мелочь, какая, выйти живыми оттуда, откуда ещё никто не выходил.  — Послышалось бурчание Фила.
        — Да, праздник нынче у дамочек удался.  — Высказался в свою очередь Влад.
        Пленников развязали, впрочем, не выпуская из поля зрения ни на секунду, и подвели к высокой кованой двери.
        К Вину подошла худощавая немолодая женщина и, протянув ему склянку, искрящуюся зеленоватой жидкостью, сказала.  — Выпей.
        Вин, поколебавшись, взял бутылочку и одним махом выпил содержимое, его передернуло, и он вернул, пустую бутылочку женщине.
        — Что это было?  — Спросила Мара.  — Вокруг тебя появилось какое-то странное сияние.
        — Эликсир блокирующий магические силы.  — Ответил Вин.
        — Лабиринт можно пройти, пользуясь только силой ума и тела.  — Сделала дополнение к его объяснению худощавая женщина, видимо являющаяся придворным магом.
        — Замечательно.  — Прошептала Насья.  — А оружие то нам дадут? Или нам клыками отбиваться от местных злыдней?
        Внимательно оглядев девушку, придворный маг проговорила.  — Кстати о клыках.  — И порывшись в своей сумке, протянула Насье другую бутылочку, в которой плескалась жидкость сапфирового цвета.
        — Эликсир затмения.  — Выдохнула Мара.  — Зачем?
        — Лабиринт можно пройти, только находясь в облике человека.  — Ответила магичка.  — Я просто устраняю соблазн перевоплотиться, ничего страшного в этом нет, через пару дней его действие пройдёт. Если выйдете.  — Невесело добавила она.
        Насья поёжилась и жалобно посмотрела на подругу, но пузырёк всё же взяла. Как только жидкость перекочевала в её желудок, девушку скрутил сильный приступ боли, который впрочем, быстро закончился.
        Когда кровавая пелена, застилавшая глаза рассеялась, она обнаружила себя лежащей на руках Влада, а Мара обеспокоено выглядывала из-за его плеча.
        — Всё в порядке.  — Прохрипела Насья.  — Жить буду, можно идти.
        — Подождите.  — Неожиданно вмешался Фил.  — Я хочу пойти с ними.
        Царица Калионела вздрогнула и посмотрела ему в глаза.  — Почему?
        — Они мои друзья и пришли сюда из-за меня. Я не позволю им просто так погибнуть, ты не можешь мне отказать, того, кто хочет себя испытать лабиринтом, остановить нельзя. Ты же знаешь.
        Немного побледнев, Калионела на секунду прикрыла глаза, а потом тихо ответила.
        — Да, нельзя. Раз ты так решил, иди, и да поможет вам Великая Мать.
        После её слов Фил перешёл в ряды тех, кому предстояло войти в лабиринт.
        Амазонки до сих пор являющиеся их конвоирами, вернули им оружие и отступили на несколько шагов назад, оставив возле друзей довольно большое пустое пространство.
        Дверь за спинами истребителей и девушек натужно скрипнула и начала открываться, сразу стало заметно, что пользовались ей редко. Из открывшегося проёма пахнуло холодом и затхлостью, заставив невольно отступить, но уже в следующую секунду приговорённые сжав зубы, ступили в полумрак лабиринта.
        Дверь за их спинами закрылась со зловещим скрежетом. Теперь они окончательно были отрезаны от внешнего мира, выход был где-то впереди.
        — Какие будут предложения?  — Первым подал голос Вин. И тут всех будто прорвало, Фил бросился обнимать всех подряд, парни хлопали его по плечам, а девушки улыбались.
        — Уф. Я уж думал, что так и сдохну сидя на цепи.  — Наконец смог выговорить Фил.  — Умеют эти дамочки найти слабое место и бьют точно в цель. Знают же, что я в клетке долго не протяну и соглашусь на всё, что они мне предложат.
        — Так тебя что в клетке держали?  — Искренне изумился вампир.  — А по тебе и не скажешь.
        — Держали, держали, не сомневайся, кормили как на убой, спальное место довольно приличное, но в остальном, решётка и цепи. Ещё и эта их царица, смотрит так жалостливо, мол, это для твоего же блага. Знаем мы их блага.  — Оборотня явственно передёрнуло.
        — А почему тебя не напоили эликсиром?  — Неожиданно спросила Насья.
        — Потому что меня им уже давно напичкали.  — Грустно усмехнулся Фил.  — Не доверяют. Да ещё Лана стерва наплела им, что особенно опасен в облике волка. Гадина. Если бы мог перекинуться, то, пожалуй, подтвердил бы её слова, так и вижу, как разрываю её пополам.
        — Успокойся.  — Остановил его кровожадные излияния Вин.  — С ней мы ещё поквитаемся. Сейчас нужно думать, как выбираться будем.
        — Думаю, для начала нужно начать двигаться, всё равно куда, лишь бы не стоять на месте.  — Встряла Мара.
        — Хорошее предложение, значит идём. Направо или налево?
        — Прямо. Слева колышется какое-то зелёное зарево, и оно мне определённо не нравится, а справа кто-то моргает красными глазами. Кто-нибудь желает познакомиться со здешней фауной?
        — Не думаю, что ты найдёшь среди нас энтузиастов, идём вперёд.
        И они двинулись. Всем вместе идти было довольно весело. Фил рассказал о том, что с ним приключилось с тех пор, как амазонки уволокли его с той памятной поляны, а эльф и вампир поделились своими приключениями.
        Особенно Филу понравился рассказ о том, как спасали Влада. Несмотря на гневное сопение друга, он хохотал как сумасшедший. От смеха он даже икать начал, но слёзно умолял закончить повествование.
        Вин, рассказывал, девушки комментировали, Фил хохотал и лишь вампир страдальчески закатывал глаза.
        Они не знали, сколько времени шли, когда опять вышли на развилку, но все уже порядком подустали. Мара внимательно осмотрев три пути, расстилавшиеся перед ними, уверенно отмела правую дорожку. Там отчётливо виднелась паутина натянутая поперёк дороги, впрочем, видимая только девушке.
        Заклятие Ловчей сети мало кто мог поставить, а уж определить и вовсе могли единицы, но после того как Мара описала то, что видит, Вин сразу понял, о чём идёт речь. Оставшиеся два пути не вызвали никаких нареканий и после непродолжительных споров решили идти налево, однако примерно через полчаса движения уткнулись в глухую стену, впереди был тупик. Пришлось повернуть назад.
        Дойдя до знакомой развилки, пошли по пути, который изначально вёл прямо. Дорога оборвалась внезапно, пятёрка вылетела на большую площадку, посыпанную песком.
        — Не нравится мне всё это.  — Проговорила Насья. Несмотря на действие эликсира, нюх у неё оставался всё же более тонким, чем у человека и этот нюх говорил, что рядом крупное животное и это отнюдь не домашняя скотинка.
        Её опасения полностью оправдались, неожиданно на площадку вылетел чёрный жеребец. Глаза великолепного животного были налиты кровью, ноздри широко раздуты, а из горла вырывалось злобное ржание, временами напоминающее рычание.
        — Островной каркан!  — Восхищённо протянул Фил.  — Я думал они все вымерли.
        — Видимо не все.  — Задумчиво протянул Влад.
        Тем временем, жеребец, завидев чужаков, резко присел на задних ногах, передние же оторвал от утоптанного пола и замолотил в воздухе копытами.
        Неожиданно Вин двинулся вперёд, жестом остановив рванувшихся за ним друзей, он медленно подходил к злобной зверюге. У девушек перехватило дыхание от беспокойства за эльфа, а он продолжал неспешное движение вперёд.
        В следующую секунду Мара услышала посторонний звук, который до сих пор тонул в гневном ржании и топоте мощных копыт. Эльф пел. Его голос ласковой волной омывал пространство, он завораживал, он подчинял и убаюкивал.
        Мара тряхнула головой, сбрасывая неожиданное наваждение, она впервые почувствовала на себе пресловутое эльфийское обаяние. Тем временем завораживающий голос эльфа звучал всё громче и вот уже перестал вставать на дыбы жеребец, он всё ещё диковато косился на Вина, но никаких попыток напасть не предпринимал.
        Вот эльф уже стоит на расстоянии вытянутой руки, но не прикасается, он всё ещё поёт и когда последний звук, сорвавшийся с его губ, затих, облетев площадку, жеребец сам подошел и ткнулся мордой ему в ладонь.
        Ласково потрепав животное по гриве, эльф наклонился и что-то прошептал в услужливо оттопыренное ухо. Конь закивал головой, будто с чем-то соглашаясь, и громко заржал. В ту же минуту, откуда ни возьмись, появились другие животные, ничем не уступающие чёрному жеребцу. Одно лишь отличало их от вожака, среди разнообразия мастей, не было больше чёрных. Эльф поманил к себе друзей и когда они подошли, сказал.  — Кирт разрешил нам пересечь часть лабиринта верхом. Так что до Озера плача доберёмся быстро.
        — Озеро плача?
        — Да, он так его назвал, нужно торопиться.
        — Ты не говорил, что умеешь общаться с животными.  — С любопытством посмотрела на него Насья.
        — Не смотря ни на что, я остаюсь эльфом, а мы всегда умели находить общий язык с природой.  — Усмехнулся Вин.
        — То-то я смотрю вы от нашего брата просто в восторге.  — Насмешливо проговорила девушка.
        Сев на предложенных лошадей все с удивлением почувствовали, что и без сёдел сидеть очень даже удобно. Как только Вин оседлал чёрного жеребца, тот сорвался с места пущенной стрелой и все занятые седоками кони вихрем последовали за ним. Путь пролетел незаметно.
        Только что они были в большой пещере и вот уже впереди перекатывает небольшие волны серебристое озерцо. Не доехав, каких-то сто шагов, лошади встали как вкопанные, пришлось спешиться.
        Поблагодарив лошадей, а в особенности вожака, Вин подошёл к друзьям, табун же вскоре скрылся в ближайшей пещере.
        — И как они здесь живут, без солнца, без простора, без зелени, наконец.  — Жалостливо проговорила Насья.
        — Это же островные карканы,  — Недоуменно сказал Фил.  — Ты что никогда о них не слышала?
        — И что я должна была о них слышать?
        — Ну, ты даёшь, они же хищники. И травка им совершенно не к чему.
        На девушку было жалко смотреть, её губы затряслись, а глаза увлажнились.
        — Ты хочешь сказать, что это не лошади?
        — Почему же, лошади, единственные в своём роде.
        — Но это же не правильно.
        — Ну, знаешь ли, природа и нас с тобой забыла спросить, что такое правильно.
        Глядя на их перепалку Вин, решил вмешаться.
        — Ну что идём дальше?
        — Может всё-таки стоило побольше узнать об этом месте у местных хищников.  — Подал голос вампир.  — Что-то не нравится мне название этого озера.
        — И что тебе не нравится, красивое название, может оно вовсе ничего не означает.
        — Просто красивое название в Лабиринте Истины, ты сам то веришь в то, что говоришь?
        — Хорошо уговорил, будем предельно осторожны.
        И они двинулись вдоль берега, искрящегося серебром озера.
        Первой пропала Насья, только что она шла рядом с Владом и, вдруг её не стало. Мара несколько раз с усилием моргнула глазами, но ничего не изменилось, подруги не было.
        — Вин.  — Испугано вскрикнула она, но когда повернулась к эльфу, то обнаружила, что и его нет.
        Паника накатила волной и Мара вдруг поняла, что осталась на берегу озера совершенно одна. Тоска сжала её сердце железными тисками, «ну почему она всегда всех теряет». Мама, бабушка, отец, а теперь и друзья, чем она это заслужила. Почему, всякий раз как ей начинает казаться, что жизнь налаживается, как всё рушится и приходится всё начинать сначала.
        Невесёлые мысли окончательно разбередили, казалось бы, зарубцевавшиеся раны в душе и по щекам потекли солёные ручейки.
        Практически задохнувшись от рыданий, девушка неожиданно распахнула глаза, к ней пришло озарение. Озеро, оно не просто так носило своё название, оно заставляет пережить всё самое плохое, что было в твоей жизни. Озеро питается болью и слезами тех, кто ступил на песок его берега.
        Поспешно вытерев щёки, Мара резко встала и бросилась бежать, подальше от страшного озера. Стоило ей пересечь невидимую черту, как чувство тоски отпустило, и обернувшаяся девушка увидела своих друзей.
        Вин стоял возле самой кромки воды, низко опустив голову. Фил сидел на песке и, задрав голову, тоскливо выл на одной ноте. Влад раскрыв крылья, и выхватив меч, медленно отступал от невидимого противника с выражением невыразимой тоски на лице.
        Хуже всего приходилось Насье, Мара уже понимала, что именно видит её подруга, и отчётливо понимала, что её срочно нужно оттуда вытаскивать, иначе озеро её сломает. Лёжа на песке, Насьяна дико кричала, выгибаясь под невероятным углом, её руки и ноги безвольно трепыхались, но она даже не делала попыток ими воспользоваться.
        Мара не знала, откуда в её голове возникают слова, но, подчиняясь внутреннему порыву, она их произнесла, и вода в озере передернулась лёгкой рябью, реагируя на древний язык.
        Девушка сделала несколько шагов вперёд и поняла, что продолжает видеть друзей. Волны ряби продолжали морщить воду озера, но Мара продолжала видеть спутников даже когда подола к ним вплотную.
        Упав на колени возле подруги, девушка обхватила её голову руками и начала говорить. То, что Насья её не видит, она поняла сразу, но настойчиво продолжала нашёптывать ей, что всё будет хорошо, нужно только вспомнить Влада, обязательно нужно вспомнить. Как бы ни было сейчас больно вампир обязательно придёт и спасёт её, нужно только позвать, и слова Мары начали доходить до измученного болью и страхом сознания девушки.
        В последний раз, изогнувшись в бесплодной попытке подняться, она закричала.  — Влад!
        И он услышал. Резко дёрнувшись, вампир начал изумлённо оглядываться по сторонам. Наморщив лоб, он усиленно пытался вспомнить, где же он слышал раньше этот полный муки голос.
        — Влад!  — Снова закричала обессиленная девушка, и он её увидел, молниеносно вложив меч в ножны, вампир бросился к рыдающей девушке и, подняв с песка, крепко прижал к себе. Ласково поглаживая её по голове, он что-то беспрестанно нашёптывал ей на ушко, потом начал покрывать поцелуями её лицо, руки и она затихла.
        Рыдания перестали душить девушку, руки начали повиноваться и вскоре, она уже крепко обнимала ставшего таким родным вампира. Редкие всхлипы всё ещё вырывались, но она совершенно точно знала, больше ей не будут сниться кошмары.
        Мара тем временем убедившись, что хотя бы эти двое пришли в норму, бросилась к Вину. Она успела вовремя, когда эльф был уже рядом, Мара услышала его тихий стон и увидела, как он заносит ногу для шага вперёд, прямо в озёрную гладь.
        — Нет!  — Окрик Мары заставил его замереть и оглянуться, он её не видел, но на уровне чувств понимал, рядом кто-то есть. И этот кто-то ему дорог, но он никак не может вспомнить. Ну почему он не может вспомнить? Вин сжал виски руками, но это не помогло, а потом Мара сделала то единственное, что могла сделать в этой ситуации. Подчиняясь инстинкту, она рванула Вина на себя и прижалась к его губам в страстном поцелуе. Несколько секунд ничего не происходило, а потом эльф ответил.
        Он не видел девушки, которая так отчаянно боролась за его рассудок, но по телу расползалось тепло, изгоняющее тоску из самых потаённых уголков души и, в следующую секунду, он увидел её отражённую в озёрной воде. А потом контур Мары стал проступать перед ним и вскоре он мог лицезреть её воочию. Пелена, всё это время застилавшая глаза эльфа спала, и он смог видеть все, что происходило вокруг.
        — Оторвавшись от его губ, Мара с тревогой заглянула ему в глаза.  — Ты как?
        — Спасибо,  — хрипло проговорил Вин,  — ты опять меня спасла.
        Тут он увидел остальных спутников, у Влада с Насьей, по всей видимости, всё было неплохо, а вот Фил всё ещё был во власти озера.
        Вин знал, что гложет его друга. Когда, будучи совсем молодым, Фил перекинулся в первый раз, он нечаянно убил свою сестру и это воспоминание, отравляло всю его дальнейшую жизнь. Это воспоминание убивало его и сейчас.
        Успокаивающе сжав руку Мары, Вин двинулся к другу. Крепко обхватив его за голову и глядя в невидящие глаза, Вин начал говорить, он говорил долго, вкладывая в свой голос как можно больше силы убеждения и Фил, наконец, услышал. Несколько раз дёрнувшись, оборотень сфокусировал взгляд на друге и тихо всхлипнув, прошептал.  — Я не хотел.
        — Я знаю, это не твоя вина. Так сложились обстоятельства. Слышишь. Ты не виноват.
        Крепко обняв друга Вин, говорил что-то ещё, пока Фил не перестал дрожать, а с его лица не исчезло затравленное выражение.
        Отстранившись, оборотень потёр лицо ладонями и просипел.
        — Вот бесы, чуть не сдох. Надо же, как зацепило. Что это было?
        — Озеро.  — Коротко ответила Мара.
        — Нас убивало озеро?  — Тихо спросила Насья.
        — Нет, мы сами. Озеро лишь вытащило из нашего сознания самые болезненные наши воспоминания и усилило их своей магией.
        — Гадство.  — Зло сплюнул вампир, всё ещё прижимая к себе Насью.  — Какое-то болото, чуть не отправило меня на тот свет.
        Никто, даже друзья, не знал, как вампир стал изгоем. Будучи представителем знатного рода, он рос в роскоши и внимании, но пришло время, выбирать нового правителя клана и его мать стравила между собой нескольких братьев. Влад без труда с ними справился, он убил тех, с кем совсем недавно вместе играл, с кем учился владеть оружием и строил планы на будущее. Родственники попытались защитить своих детей и поплатились своими жизнями.
        Торжествующий смех матери в конце бойни всё расставил по своим местам, молодой вампир понял, что мать просто расчистила ему дорогу, но не захотел больше играть в её игры и ушел, нарушив все её планы.
        Ему было очень трудно смириться с тем, что совсем недавно любящая и ласковая женщина превратилась в кровожадного монстра. Отрёкшись от всех привилегий, Влад покинул дом, несмотря на мольбы, а затем и угрозы матери.
        И вот уже более ста пятидесяти лет его нога не ступала на родную землю.
        — Вот тебе и болото.  — Прервал размышления вампира, всё ещё глухо звучащий голос Фила.
        — Нужно идти дальше.  — Прервал всеобщую задумчивость Вин.  — Озеро ослабло, но это не значит, что оно не нанесёт нового удара.
        Все дружно повскакивали на ноги и изобразили страстное желание идти дальше, лишь бы быть подальше от страшной воды.



        Глава 12

        За озером снова начиналось разветвление пещер.
        — Не важно куда пойдём.  — Озадачила всех Мара.  — Ловушки есть везде.
        — С чего взяла?  — Спросил Фил.
        — Во всех пещерах видны отблески наложенных заклятий. Так что вопрос не в том попадём мы в ловушку, а сможем ли из неё выбраться.
        — Замечательно.  — Устало вздохнула Насья.  — Только ты можешь с таким энтузиазмом сообщать плохие новости.
        — Стараюсь.  — Скромно потупила глазки Мара, за что, тут же получила подзатыльник от подруги.
        — Ай, поосторожнее, последние мозги стрясёшь. Чем я думать буду?
        — Ну, до сих пор чем-то же думала.
        Мара показала Насье язык и отступила под защиту широких плеч эльфа.
        — Влад, успокой свою волчицу, а то она всех покусает, придётся потом, от бешенства лечится.
        — Ах, так?  — Взвилась Насья и бросилась ловить подругу, с явным намерением оставить ей на память пару отпечатков своих зубов. Мара взвизгнув, бросилась бежать, выписывая невообразимые пируэты вокруг застывших парней.
        — Так, что говоришь, озеро делает с мозгами?  — Трагическим шёпотом спросил Фил.
        — Не знаю точно, но как вернусь нужно показаться целителю, а то мало ли что.  — С опаской, пощупав голову, ответил эльф.
        — Да, тьфу на вас.  — Сказала резко затормозившая Мара.  — Уже и поразмяться нельзя.
        — Конечно можно.  — Голосом доброго доктора проговорил оборотень.
        Тут Насья не успевшая среагировать на манёвр подруги, с шумом в неё врезалась, и они кубарем покатились вперёд.
        — Ну, вот мы и выбрали направление движения. Усмехнулся вампир, помогая подняться немного помятым девушкам, на ноги.
        — Ой, я, кажется, ноготь сломала.  — С ужасом проговорила Насья. Парни только закатили глаза, и пошли вперёд.
        — Только женщины перед лицом смертельной опасности, может волноваться о сломанном ногте.  — Поддел её Фил.
        — Так ведь, когда перекинусь, бегать будет не удобно. Дубина.
        — А, ну тогда действительно беда.  — Глубокомысленно протянул он, за что тут же получил тычёк в бок острым кулачком.
        Стоило спутникам войти в пещеру, как дурашливое настроение с них слетело. Впереди маячил странный зелёный свет, не вызывающий никаких радужных ассоциаций.
        Продвигаться стали с большей осторожностью, то и дело, останавливаясь, при малейшем намёке на опасность и всё равно момент, когда сработала ловушка, пропустили. Решётка за их спинами опустилась внезапно, отрезав путь к отступлению. Метнувшиеся вперёд спутники вылетели на небольшую площадку, напоминающую арену, по всему периметру которой стояли вооружённые войны.
        Из толпы выступил высокий светловолосый мужчина, главным украшением которого был шрам, пересекающий всё лицо. Широко улыбнувшись, мужчина зычным голосом пророкотал.
        — Добро пожаловать. Мы вас заждались. Уже давно к нам никто не заходил. Познавшие смерть приветствуют вас.
        Только теперь Мара стало понятно то странное чувство, которое посетило её при первом взгляде на войнов окруживших арену. Стал и понятен источник смутившего их зелёного света. Перед ними стояли призраки. Их тела при более пристальном вглядывании начинали просвечивать.
        Поприветствовавший спутников призрак, сделал широкий жест рукой.
        — Прошу вас принять участие в наших состязаниях и если вы выйдете победителями, то сможете двигаться дальше.
        — Как можно убить того, кто и так уже мёртв?  — трагическим шёпотом спросила Насья.
        — Их нужно не убить, а победить, так что шанс у нас есть. Но не забывайте, нас они убить могут.
        — Ладненько, значит первым, пойду я.  — Неожиданно решил Фил.
        — Почему ты?
        — У вас будет шанс присмотреться к их стилю ведения боя.  — И Фил подмигнув девушкам, вышел на середину арены. Его противником оказался рослый орк. С раздражающим скрежетом, вытащив меч из ножен, он встал напротив Фила и окинул его оценивающим взглядом, а потом неожиданно атаковал. Мечи со свистом рассекали воздух, каждый раз, при столкновении высекая искры.
        Противники оказались примерно равны по силе, бой продолжался уже несколько минут, а лидер всё ещё не выявлялся.
        — Ишь ты призрак, а силён.  — Протянула Насья.
        — Если Фил не поторопится, то очень скоро начнёт терять силы, а его противнику это не грозит.  — «Обрадовал» всех Вин.
        — Вы что с Марой договорились?  — Возмутилась Насья.
        Между тем бой продолжался, Фил успешнее оборонялся, чем атаковал, но всё же смог разглядеть ошибку в обороне противника и, совершив неожиданный рывок, прижал остриё меча к шее орка. Бой закончился.
        Настроение спутников немного поднялось, шансы на благополучное продолжение пути возросли.
        Второй решила пойти Насья. Выхватив свои кинжалы, она вышла вперёд. Против неё выставили невысокого, но юркого паренька. Медлить они не стали. Паренёк рванул вперёд, намереваясь сразу же обезоружить, казавшуюся хрупкой девушку, но не тут то было. Девушка уже была далеко от того места, куда метил её соперник. Он нападал снова и снова, но каждый раз девушка-оборотень необъяснимым образом исчезала с линии удара.
        Наконец, окончательно выведя его из себя, Насья ринулась в бой. Казалось, кинжалы в её руках являются их продолжением. Девушка теснила противника, не давая ему возможности, выстроить сколько-нибудь эффективную защиту, каждую его попытку она пресекала на корню, и ему оставалось только бестолково отмахиваться. Когда девушке окончательно надоело изображать из себя мельницу, она вдруг сделала резкий рывок вперёд, и немного забрав в сторону, оказалась за спиной соперника, при этом один из её кинжалов оказался прижатым к его шее, а второй замер напротив сердца.
        Слегка поклонившись поверженному сопернику, Насья направилась к своим и наткнулась на полный восхищения взгляд Влада. От смущения она даже запнулась и, встав рядом с вампиром, прошептала.  — Только ничего не говори.
        Следующим пошёл Влад, против него выставили вампира. Судя по тому, как подобрался побледневший друг, все сделали вывод, что соперник был знаком Владу при жизни. Наблюдать за боем вампиров было сложно, он состоял из затишья до и сумасшедшего вихря после.
        Слышался лязг оружия, временами до спутников доносилось сдавленное рычание, и больше ничего нельзя было разобрать среди мечущихся по арене теней.
        Бой закончился так же внезапно, как и начался. Двое остановились напротив друг друга, только у одного из них не было в руках меча, а Влад крепко сжимал рукоять своего оружия, смотревшего в направлении сердца противника.
        — Ты всегда был лучшим.  — Тихо проговорил призрак.
        Влад вздрогнул и, отвернувшись, зашагал к своим друзьям.
        — Мы не держим на тебя зла.  — Продолжил ему в спину побеждённый.  — Пришло время и тебе простить, она достаточно наказана.
        Шаг вампира лишь на секунду сбился и вскоре он уже стоял рядом с друзьями.
        — О чём он?  — С тревогой спросила Насья.
        — Потом.  — Тихо ответил Влад.
        Пришла очередь Мары, глубоко вздохнув, она, скользнула на песок арены. Против девушки выставили эльфа, красивого, как и все представители его народа. Темные волосы противника были заплетены в тугую косу, карие глаза внимательно осмотрели девушку и, он позволил себе лёгкую улыбку.
        Видимо вид девушки не соответствовал его представлению о грозном сопернике: вечерний наряд, распущенные волосы и отсутствие оружия.
        Но улыбался эльф не долго, из рук Мары начали медленно выползать клинки. Фил удивлённо присвистнул, в отличие от остальных он видел это впервые. Противник же посмотрел на девушку более внимательно, слегка сузив глаза.
        Крутанув мечи в руках, Мара встала в боевую стойку, изящество с которым она это проделала, говорило о долгих тренировках, и немалом опыте. Эльф зеркальным отображением повторил её движение, и время рвануло вперёд.
        Мечи столкнулись с хрустальным звоном. Противники боролись с холодной расчётливостью. Эльф наносил искусно подготовленные удары, но к своему восхищению понял, что девушка недосягаема, попасть по ней было не легче чем по перышку, опережающему меч, на дуновение ветерка им же поднятого. Она снова и снова ускользала от его ударов, не переставая наносить свои, которые всё труднее было отражать.
        Понимая, что бой может затянуться надолго, эльф решился на рискованный манёвр и ошибся. Сделав резкий выпад вперёд, от которого девушка никак не успевала уклониться, он вдруг с изумлением не обнаружил её перед собой.
        Не прошло и секунды, как девушка с изяществом птички опустилась на остриё его клинка, эльф сразу понял, что она подпрыгнула, в последний момент. Инстинктивно он напряг руку, чтобы меч не вывернулся, девушка же слегка согнув колени, скользнула по лезвию к рукояти и спружинив метнулась за спину эльфа, ненавязчиво прижав мечи к его шее.
        Охнув от облегчения, Насья обнаружила, что не дышала последние пару минут.
        — Я не знала, что эльфы бывают такими?  — С трудом проговорила она.
        — Это представитель рода Лоуре, тёмный эльф.  — Отозвался Вин, и Насья заметила, как побелели костяшки его пальцев от напряжения, он тоже переживал за Мару.
        Как только победа девушки была зафиксирована, она легко соскользнула на песок арены и мечи блесну исчезли из её рук. Побеждённый эльф медленно повернулся к ней и, вложив мечи в ножны, поклонился ей, прижав руку к сердцу.
        — Очень горд, что довелось с вами сразиться, госпожа.  — Проговорил он и растаял в полумраке пещеры.
        Оставался только Вин. Ободряюще пожав руку Мары, он вышел на арену. Его противником оказался воин первым поприветствовавший их.
        Широко улыбнувшись, мужчина подошёл к эльфу и, подмигнув, пророкотал.  — Хорошую ты себе женщину выбрал, а главное правильную.
        Вин не совсем понял, о чём идёт, но на всякий случай кивнул. И начался бой.
        Эльф дрался красиво, даже изящно, но при этом сила его ударов не уступала силе ударов мощного соперника. Вопреки ожиданиям бой оказался недолгим. Напряжение от наблюдения за боем Мары сказалось на настрое Вина, и вскоре, светловолосый гигант остался без меча.
        — Даже не сомневался, что вы выиграете.  — Усмехнулся предводитель призрачного войска.  — Но, если честно, надеялся, что вы вмешаетесь в борьбу девушек и нарушите правила. Зря надеялся, вы доверяете им больше, чем можно было ожидать.
        — Тогда, зачем вы всё это затеяли?
        — Скучно нам,  — невесело улыбнулся призрак,  — вот и решили немного развлечься. Вы уж нас простите, не удержались.
        — Тоже мне, нашли передвижной театр.  — Пробурчал Фил.
        Вин внимательно посмотрел на недавнего соперника, а потом подошёл к нему вплотную.  — Ты сказал, что-то о правильной женщине, что ты имел в виду?
        Призрак усмехнулся и, слегка поклонившись Маре, сказал.  — Заклинательница, всегда желанный гость, как для живых, так и для мёртвых. Береги её. Вы можете идти дальше, и да хранит вас всевышний.
        Вслед за великаном растаяло и всё призрачное войско, будто и не было.
        — Замечательно. Мертвецов развлекли, что дальше?  — Устало потёрла лоб Насья.
        — Интересно сколько мы уже здесь?  — Неожиданно спросил Фил.
        — Подозреваю, что здесь вообще нет времени.  — Рискнул предположить Вин.
        — Да, похоже на то, что мы находимся в каком-то пространственно-временном кармане.  — Присоединился к нему Влад.
        — Понятно. Куда пойдём?
        Мара внимательно огляделась и показала в сторону левого прохода.
        — Там тихо, в том смысле, что там не видно никаких магических всплесков, но это не значит, что механических ловушек там нет.
        — Не переживай.  — Уверенно сказал оборотень.  — С механическими я разберусь.
        И все дружно потянулись к левому проходу.



        Глава 13

        Выбранный коридор встретил их темнотой, сколько они шли неизвестно, но ноги уже начали ощутимо уставать, когда коридор внезапно кончился. Друзья оказались в довольно просторной пещере.
        То, что коридоры заканчивались внезапно, всем порядком надоело. Это лишний раз доказывало правильность выводов Влада и Вина. По всем законам, в конце коридора должен был забрезжить свет, а уж потом они должны были выйти к его источнику, а тут получалось, что кто-то рассовывал пещеры на их пути в самый неожиданный момент.
        Та, которая появилась перед ними сейчас, была полна света и… Мебели. Да, да, вся пещера была буквально утыкана креслами, диванами, софами и думочками. И всё это великолепие украшали подушки, всевозможных форм и размеров и цветов.
        — Ой, как я устала.  — Простонала Наська.  — Мар, на них хоть сидеть можно?
        — Можно.  — Растеряно ответила Мара.  — Диваны как диваны, даже странно.
        Девушки неуверенно сели на ближайший к ним диван. Парни, поколебавшись, тоже решили немного отдохнуть. Но стоило всем пятерым расслабиться, как откуда-то послышалась тихая музыка и в пещере стали появляться люди.
        Несколько девушек и юношей, приблизились к ним, ловко лавируя в этом океане мебели.
        — Приветствуем вас, о путники в нашем гостеприимном доме.  — Пропели они нежными голосками.  — Здесь вы найдёте покой и заботу, здесь вы сможете расслабить свои усталые тела, здесь вы можете без страха преклонить усталые головы. Отдыхайте же и ни о чём не беспокойтесь.
        И тут Мара почувствовала, что у неё слипаются глаза, усталость навалилась с возросшей силой, и сон казался самой необходимой вещью в эту минуту. С трудом, разлепив глаза Мара, увидела, что и другие находились на грани сна, мягкие диваны манили всё сильнее.
        «Почему бы и нет» устало подумала девушка и прилегла на диван. Что заставило её открыть глаза, она не знала, но открыла и увидела гостеприимную молодежь боковым зрением. Сон слетел с нее, словно её облили ледяной водой.
        Вместо симпатичных молодых людей, рядом с ними находились отвратительные монстры, их обезображенные тлением лица глумливо корчились, высунув распухшие посиневшие языки. Стараясь не показать своего испуга, Мара сладко потянулась и немного привстала со своего ложа. Неторопливо отодвинувшись от «милых» молодых людей, девушка резко нырнула за спинку дивана и вызвала клинки. Её манёвр заставил монстров отвлечься, и остальные спутники Мары недоуменно переглядываясь, начали подниматься с таких удобных диванов.
        Дальше Мара решила не медлить и отточенными ударами располовинила ближайшего к ней урода, с криком.  — Осторожно это не люди.
        К радости девушки парни опомнились быстро и, выхватив оружие, начали кромсать тех, кто находился рядом с ними.
        Хуже всего пришлось Насье, она не успела встать и один из уродов вцепившись ей в волосы, с отвратительным шипением оскалил гнилые зубы. Видимо стоило одному из них заметить подвох, как истинная сущность монстров вылезла наружу. Влад оказался рядом быстрее, чем девушка успела испугаться и, ещё одним смердящим трупом стало больше.
        Оглядевшись несколько минут спустя, друзья увидели удручающую картину, всё вокруг было забрызгано отвратительно пахнущей жижей, тут и там валялись останки незадачливых монстров. Насью передернуло, и она нервно провела по волосам рукой, там, где их касалась рука живого трупа.
        — Чуть вечный покой нам не организовали, гады.
        Раздавшиеся внезапно звуки аплодисментов, заставили всех вздрогнуть. На освещённое пространство пещеры вышел мужчина. Его лицо поражало безупречной красотой, а фигура божественным телосложением. Чёрные как смоль волосы и карие таинственные глаза окончательно дополняли образ. Именно эта идеальность и не понравилась Маре.
        Улыбнувшись, мужчина сказал глубоким завораживающим голосом.
        — Браво, вы меня удивили, Ещё никто не мог пройти мимо этих монстров. Я думал их чары действуют безупречно. Вы не представляете, как они мне надоели, но я не мог с ними справиться, так что благодарен вам безмерно.
        Сделав ещё несколько шагов вперёд, красавец оказался рядом со спутниками.
        — Разрешите представиться, Парсель, ваш покорный слуга.  — Ловко сцапав руки девушек, он по очереди их поцеловал. Парни при этом заметно напряглись, но ничего предосудительного в его действиях не было, поэтому они промолчали.
        — Позвольте пригласить вас в моё скромное жилище, теперь, когда эти отвратительные твари не перекрывают дорогу, я в полной мере смогу наслаждаться обществом гостей.
        Галантно предложив девушкам руки, новый знакомый двинулся в сторону одного из боковых проходов. Смена обстановки произошла мгновенно, как и всегда. Только что они шли по полутьме коридора и вот уже перед ними огромная пещера, под сводами которой, стоит самый настоящий дворец, с множеством балконов башенок и флюгерей.
        Девушки от неожиданности заморгали, парни удивлённо присвистнули.
        — Не слабое у вас скромное жилище.  — Насмешливо протянул Фил.
        — Ну, что вы, просто вы не видели мой старый дом, вот где был простор, а теперь приходится ютиться в такой тесноте.
        Парсель проводил их внутрь и сдал на руки своим служанкам, на этот раз вполне нормальным симпатичным девушкам. Фил, при виде такого цветника, расплылся в довольной улыбке. Мара с Наськой напротив напряглись, что-то в этих девушках всё же было не так, но они никак не могли понять, что именно.
        Служанки проводили гостей в довольно просторную комнату и усадили на мягкие диваны.
        Появившийся неожиданно Парсель, с самой радушной улыбкой обратился к своим гостям.  — Думаю, вам просто необходимо принять ванну, после долгого путешествия, это самое первое средство от усталости.
        Спутники неуверенно переглянулись, в самом деле, почему бы и нет. Путешествие действительно было долгим и очень хотелось освежиться и отдохнуть. Если бы спутники не были так утомлены, они бы, наверное, задались вопросом, откуда их гостеприимный хозяин знает, что они уже давно в пути. Хоть здесь и не существовало понятия времени, но усталому телу это объяснить было трудно.
        Если бы путники знали, что единственной целью Парселя, было их разлучить. Они бы, наверное, согласились шагать без отдыха ещё несколько дней, но они не знали. Услужливые девушки развели друзей в разные стороны, объяснив это тем, что здесь мужчинам и женщинам принято мыться отдельно. А потом пришёл туман. Мара неожиданно поняла, что не помнит, как оказалась в этом красивом доме.
        Всё вокруг девушки казалось таким правильным и привычным, будто она прожила здесь не один год, но какой-то червячок непереставая грыз её изнутри. Решив разобраться со своими сомнениями, она ненадолго спряталась в одной из многочисленных комнат огромного дома и начала усиленно думать. И вот после пары часов мучений в её голове вдруг всплыли имена: Насьяна, Вин, Влад, Фил. Она, совершенно определенно, знала кого-то с такими именами, но кто это был, она не помнила. Помогла ей одна из девушек дома, она, найдя Мару в одиночестве, почему-то испугано попросила её идти с ней и Мара заглянула ей в глаза. Эти глаза заставили её замереть, там жила тоска, беспросветная, выжигающая душу тоска.
        Ну, конечно же, Насья — это её подруга и она не видела её очень давно.
        Как это могло получиться? Как можно было забыть ту, которая стала частью её жизни? И тут события стали стремительно восстанавливаться в голове Мары. Теперь она понимала, что те твари в пещере диванов были слугами Парселя, так он устранял ненужных ему мужчин, а все попавшие к нему девушки становились его рабынями. Стала понятна и ещё одна странность, на которую Мара сразу обратила внимание, но не придала особого значения, в доме не было других мужчин, кроме Парселя.
        Укоряя себя за свою безответственность, она молила только об одном, лишь бы парни были ещё живы. Лишь бы с подругой ничего не случилось, а как выбраться они решат, оказаться бы вместе. Нашедшая её девушка, привела Мару в большую общую комнату, сейчас, когда воспоминания стали возвращаться, она поняла, что провела в этом доме не более нескольких часов.
        Парсель сидел в глубоком кресле, в окружении своих наложниц и предавался праздной лени. Сейчас Мара не понимала, как она могла считать его привлекательным. От развалившегося в кресле мужчины ощутимо веяло пороком и холодом. Стоило девушкам зайти в комнату, как он гнусавым голосом пробурчал.  — Где же вы ходите мои птички, мне скучно, я хочу, чтобы новенькая меня развлекла. Ну же, я жду.
        В тёмных глазах хозяина замка появилось хищное выражение и Мара, с содроганием поняла, что если бы не пришла в себя, то выполнила бы его приказ как сам собой разумеющийся. Теперь же девушка осталась стоять там, где остановилась, после того как вошла в комнату и, склонив голову на бок, разглядывала Парселя с интересом птицы, разглядывающей ползущего по тропинке жука.
        Немного занервничавший Парсель, встал и потянул девушку за собой к небольшому диванчику стоявшему тут же неподалёку. Усадив Мару, он начал ласково с ней разговаривать и, судя по появившемуся в голове шуму, опять пытался её зачаровать, но теперь она точно знала, где находится и кто сидит рядом с ней, а ведь он занял место, которое по праву принадлежит другому. Осознание этого факта так разозлило Мару, что она довольно грубо оттолкнула мужчину склонившемуся к ней с явным намерением поцеловать.
        — Вам не кажется, что вы немного торопите события?  — Насмешливо спросила его девушка.  — По-моему мы с вами, не так давно знакомы, чтобы переходить к столь решительным действиям.
        Значительно озадаченный мужчина смотрел на Мару, приоткрыв рот в немом изумлении.
        — Но как? Ты не могла скинуть чары, никто не может.
        — Ой, простите, я же не знала.  — Голос девушки был полон издёвки.
        Вскочив, взбешённый мужчина дёрнул к себе Мару и зло процедил.  — Если ты думаешь, что сможешь победить меня на моей территории, то ты глубоко ошибаешься. Ты всё равно будешь моей.
        С этими словами он привлёк девушку к себе и впился в её губы поцелуем. Мара не почувствовав ничего кроме омерзения, оттолкнула его от себя и вызвала клинки.
        — Я спрошу всего один раз.  — Чётко проговорила она.  — Где мои друзья?
        Губы Парселя изогнулись в злорадной улыбке.
        — Твоих дружков уже давно нет в живых, я не терплю конкурентов в своём доме, а твоя подружка оказалась более сговорчивой и теперь наслаждается покоем в своей комнате. Тебе тоже лучше смириться со своей участью и сдаться на мою милость, тогда, возможно, я буду милосерден и не накажу тебя слишком строго.
        Возможно, Мара и забеспокоилась бы, если бы не видела то, что не видел Парсель, за его спиной медленно собирались все девушки бывшие в комнате, на их лицах явственно читалось недоумение. Только что, наложницы поняли, что власть их хозяина не безгранична, и ему можно сопротивляться.
        — Ну, что девушки, вам ещё не надоел этот слащавый тип?  — Спросила Мара, поигрывая мечами.
        — Надоел.  — Неожиданно проговорила одна из девушек.  — Но мы просим тебя, его не убивать, у нас к нему свои счёты.
        Не ожидавший такого поворота событий Парсель явно растерялся, он стоял и тупо смотрел на, теперь уже бывших наложниц, и усиленно пытался осознать, что происходит. Как могло в одночасье рухнуть то, что он выстраивал долгие годы?
        — Стерва,  — наконец обернулся он к Маре,  — ты всё испортила.
        — Ну, извини. Ты же хотел новых впечатлений, вот и получай. Поверь, эти воспоминания очень долго не смогут стереться из твоей памяти.
        Окончательно потеряв к этому мужчине интерес, девушка обратилась к бывшим наложницам.  — Не подскажете, что с моими друзьями?
        Вперёд выступила миловидная темноволосая девушка, по-видимому, являющаяся негласным лидером, среди невольниц этого дома.
        — Парсель вам солгал, они ещё живы. Сейчас они в темнице, он хотел скормить их своим псам. Я тебя провожу.
        Парсель заскрипел зубами от еле сдерживаемого гнева, как эта дрянь посмела его предать. В его голове всё ещё не укладывалась, проста истина, он больше не был хозяином положения, его чары потеряли вою силу и всё из-за этой, такой странной и такой желанной, девушки.
        — Свяжите его и ждите меня.  — Распорядилась темноволосая девушка и поманила Мару за собой. Шли они довольно долго, сначала по многочисленным коридорам, а потом по крутой винтовой лестнице. Как оказалось, камеры для заключённых, находились на самом нижнем ярусе.
        — Скажи.  — Заговорила с девушкой Мара.  — А в темницу у вас сажают часто?
        — Нет.  — Неожиданно грустно проговорила девушка.  — Как вы уже, наверное, знаете, Парсель завёл себе каких-то тварей, которые обучены убивать только мужчин и приводить к нему всех, попавших в пещеру женщин. Если же мужчины каким-то образом спасались, их приводили сюда, опаивали, и они попадали в темницу, а оттуда один путь на съедение псам Парселя. Он специально приучал их к человеческому мясу, чтобы мы боялись убегать, ведь на поимку беглянок он так же отправлял своих тварей. Но, несмотря на это девушки всё же решались на побег и их всегда ловили, а потом Парсель показывал нам, что от них осталось, так сказать в воспитательных целях.
        Немного помолчав, девушка продолжила.  — Так погиб мой жених, его скормили псам на моих глазах. Я ненавижу Парселя всем сердцем и сделаю всё, чтобы он в полной мере познал наши муки. Ведь этот гад казнил таким образом, не только беглянок, но и тех кто ему просто надоел.
        В глазах девушки стояли слёзы, воспоминания давались ей с трудом.
        — Но разве он не применяет чары стирающие память?  — Удивлённо спросила Мара.
        — Да, вначале он действительно одурманивает, чтобы сломить сопротивление, а потом восстанавливает память и наслаждается нашими мучениями.
        — Теперь он ничего не сможет сделать, теперь вы сможете быть свободны.
        — Да, теперь мы свободны, но многие из нас пробыли в этом месте слишком долго и мы просто не сможем жить по старому.  — Убито проговорила девушка.  — Почти каждая из нас потеряла своего любимого или родственника, такое невозможно забыть и мы будем доживать свой век здесь, помогая заблудшим найти выход. Мы пришли.
        Девушки остановились возле одной из многочисленных дверей, тянувшихся вдоль узкого коридора. Мара отодвинула громоздкий засов, запирающий дверь и вошла внутрь. Парни сидели прямо на полу, понуро повесив головы.
        Стоило ей войти, как они повскакивали со своих мест и бросились к ней.
        — Наконец-то,  — облегчённо вздохнул Влад,  — мы уж думали, не выберемся. А где Насья?
        Мара растеряно посмотрела на приведшую её девушку.
        — Она на верху в комнате новеньких.  — Ответила на её немой вопрос девушка.
        — Что ещё за новенькие?  — Насторожился вампир.
        — Пойдёмте я вас провожу.  — И девушка развернулась к выходу из темницы.
        — Мара, что произошло?  — Осторожно спросил Вин.
        — Наш гостеприимный хозяин, оказался чародеем выскочкой, с завышенным самомнением, но его чары дали сбой и вот я здесь.
        — Понятно.
        После повторного петляния по коридорам и лестницам, спутники вышли в коридор, превосходящий подземный по ширине раз в пять. В нём они обнаружили ряды белоснежных дверей. За одной из них и нашли пропавшую Насьяну.
        Мара подошла к подруге и принялась её тормошить. Насья распахнула удивлённые глаза и, оглядевшись, спросила.  — Вы кто?
        — Жеребцы в пальто.  — Нервно сплюнул Влад.  — Собирайся, мы уходим.
        — Я не могу, сейчас придёт господин, он обещал.  — И глаза девушки подёрнулись мечтательной дымкой.
        — Чего?  — Сиреной взвыл вампир и, метнувшись к Насье, грубо схватил её за плечи.  — Какой господин, дура, я сейчас всех твоих господ на верёвочки порву.
        Насья испугано сжалась в комочек, ну ещё бы нависший над ней вампир с распахнутыми крыльями и злобно оскаленными клыками кого хочешь, до заикания доведёт. Мара рванула, было к подруге, но её удержал Вин. Вампир продолжал трясти Насью, её губы затряслись, а по щекам потекли слёзы и, наконец, не выдержав её обиженного взгляда, Влад клокочущее рыкнул и, прижав девушку к себе поцеловал.
        В первую секунду она напряглась и даже попыталась его оттолкнуть, но потом неожиданно расслабилась. Когда вампир, наконец, оторвался от её губ, Насья сфокусировала на нём свой взгляд, вздохнула и удивлённо спросила.
        — Влад?
        — Слава создателю, очухалась, а то, кто вы такие, да где я, да господин придёт.  — Ехидно прокомментировал её возвращение Фил, однако за сарказмом старательно маскируя беспокойство, он неожиданно почувствовал, что эта девушка напоминает ему погибшую сестру.
        Ничего не понимающая девушка покраснела и беспомощно посмотрела на Влада, а потом вдруг обвинительно ткнула его в грудь пальцем.  — Ты орал на меня, какого беса ты на меня орал?
        Влад радостно улыбнулся, сбив девушку с толку и, прижал её к себе.
        — Замечательно, покричи на меня, только больше не говори таким писклявым голоском. Ты хоть понимаешь, как меня напугала, я уж думал мы тебя потеряли.



        Глава 14

        С бывшими наложницами распрощались вполне душевно, девушки покормили их на дорогу и дали немного с собой. Пожелав путникам счастливого пути девушки, отправились вершить суд над бывшим хозяином.
        Из пещеры, где расположился дворец, решили пойти направо, по пути им встретились агрессивно настроенные псы, с ними пришлось разобраться радикальным способом. Когда дошли до развилки решили повернуть направо. Несмотря на задержку во дворце все чувствовали сильную усталость, но нужно было идти, ведь их путь мог закончиться в любую минуту. Кто знает, когда лабиринту надоест их испытывать, и он отпустит пленников на свободу.
        Неожиданно путь спутников прервал провал, каменный пол туннеля резко оборвался и на сколько тянулась пустота, никто из них сказать не мог, края провала терялись в темноте.
        — Что будем делать?  — Спросила Мара.  — Повернём назад?
        — Подождите, я проверю, что там впереди.  — Неожиданно сказал Влад. Сняв с себя всё лишнее, он расправил крылья и, взяв небольшой разбег, взлетел над пропастью. Вскоре его фигура утонула в темноте. Насья стояла на краю пропасти, с тревогой вглядываясь в даль. Прошло много времени, прежде чем приглушённое хлопанье крыльев возвестило о возвращении их крылатого друга.
        — Тут не очень широко, пожалуй, я смогу вас всех перенести, если с передышками.
        — Хорошо, попробуем.  — Неуверенно сказал Вин. Он неожиданно понял, что если лабиринт решил испытать их, таким образом, то поворачивать назад и идти другим путём не имеет смысла, они всё равно придут к пустоте.
        Первым решили перенести Фила, никому не хотелось оставлять девушек одних, несмотря на то, что они неоднократно доказывали, что могут за себя постоять. Оборотень немного поворчал, что не привык чувствовать себя барышней, которую спаситель несёт на руках, но другого пути перенести его через провал не было и, вскоре, парни скрылись из глаз.
        На этот раз Влад отсутствовал намного дольше. Когда он прилетел, то долго не мог отдышаться, а потом ещё долго сидел, восстанавливая силы.
        Второй полетела Насья, её нести было намного легче, но это мало помогало вампиру. Он чувствовал, что его силы на исходе и перенести оставшихся на той стороне провала друзей будет проблематично. Как только ноги вампира коснулись твёрдой поверхности, он не удержался и упал на колени.
        — Вот бесы, похоже, Вину с Марой придётся подождать. Так быстро я не восстановлюсь.
        Насья ласково погладила его по плечу и прижалась к нему щекой, а потом вдруг резко выпрямилась и посмотрела на Влада загоревшимися глазами.
        — Влад помнишь наш разговор?
        — Какой?
        — О том, когда вы пьёте кровь. Ты сказал, что вы позволяете себе немного, когда нужно срочно восстановиться.
        — Да помню, но где я возьму тебе здесь кровь.  — Отмахнулся вампир и вдруг, нехорошая догадка озарила его, и он с опаской посмотрел в сияющие глаза Насьи.
        — Нет, даже не думай.
        — Но ты же немножко и потом я быстро восстанавливаюсь, ты же знаешь.
        — Нет, а вдруг я перестараюсь и не смогу остановиться. Ты хоть понимаешь, о чём говоришь?
        Насья обхватила лицо вампира ладонями и посмотрела ему в глаза.
        — Влад, я знаю, что ты не сделаешь мне ничего плохого, у нас нет другого выхода, ты же понимаешь.
        Фил, всё это время с интересом прислушивающийся к их разговору, решил, что пришло время вмешаться.
        — Она права Влад, это единственный выход, но думаю, что моя кровь будет ничем не хуже.
        — Фил, извини, но нет, если ты слишком ослабнешь, тебя нести будет сложнее, чем меня и потом, у меня такое чувство, что ты ещё будешь, нужен, там впереди.
        — Хорошо, я прослежу, чтобы Влад не слишком увлёкся.
        Вампир беспомощно водил глазами от одного к другому и Насья быстро решила все его сомнения. Выхватив кинжал, она сделала довольно глубокий надрез на запястье и приказным тоном произнесла.
        — Пей.
        Вампир судорожно сглотнул и, помедлив, припал к ранке губами. Сколько он так сидел и сам бы не сказал, только вдруг он скорее почувствовал, чем услышал, как сердце Насьи дернулось, сбиваясь с привычного ритма и, мгновенно оторвался от руки девушки, проведя напоследок по ранке языком, запуская заживление. Секунду спустя его плеча коснулась рука Фила.
        Насья слабо ему улыбнулась и слегка покачнулась. Влад подхватил её, с тревогой вглядываясь в побледневшее лицо.
        — Я позабочусь о ней.  — Услышал он голос Фила.  — Тебе нужно торопиться, пока действие крови не закончилось.
        И вампир полетел, только что он получил доказательство, которое так долго пытались добыть его соплеменники: действие добровольно отданной крови, в несколько раз превосходит то, которое они добывают на охоте. Всё внутри Влада пело, энергия бурлила в каждой клеточке тела, и только беспокойство за оставшуюся позади девушку не отпускало ни на секунду.
        Когда вампир ураганным ветром ворвался на площадку, на которой оставались Мара и Вин, они только удивлённо уставились на него.
        — Ты что оркской травки покурил?  — С опаской спросила его Мара.
        — Нет, лучше, но об этом потом, сейчас нужно торопиться.
        Подхватив девушку, вампир пущенной стрелой полетел вперёд, Мара даже глаза зажмурила от страха. Перелёт закончился неожиданно быстро, даже не присев для передышки вампир рванул назад за последним из спутников, а Мара задумчиво посмотрев ему вслед, повернулась к подруге.
        Заготовленная речь о вреде стимулирующих трав, застыла на её губах, Побледневшее лицо подруги, круги под глазами и синюшного оттенка губы, говорили сами за себя.
        — Ты что с ума сошла.  — Набросилась на неё Мара.  — О чём ты только думала? А вы? Защитники демонов вам в печёнки. Каким местом вы думали?  — Переключилась она на Фила.
        Оборотень отвёл глаза и побурчал себе под нос.  — Я бы тоже отдал свою кровь. Что тут такого?
        — Так почему не отдал?  — Продолжала бушевать Мара.
        — Мара,  — неожиданно подала голос Насья,  — не шуми. Так было нужно, ничего со мной не случится, а слабость быстро пройдёт, ты же знаешь. Со мной и не такое бывало.
        Марья посмотрела на подругу с грустью, конечно, знает, но лучше бы не знала, ведь это так трудно видеть, как страдает тот, кто тебе дорог. Неожиданно услышав за спиной шум хлопающих крыльев, девушка обернулась. Влад опустил Вина на твёрдую поверхность и сразу же бросился к Насьяне.
        Виновато опустив глаза, под обвиняющим взглядом Мары, он осторожно взял Насью на руки и прижал к своей груди.
        Мара резко выдохнула и, махнув на них рукой, пошла вперёд. Ничего не понимающий Вин вопросительно посмотрел на Фила, но тот лишь пожал плечами и пошёл вслед за девушкой.
        На их пути, ещё два раза попадались провалы, но вампир, в котором всё ещё бурлила сила, с лёгкостью переносил через них друзей.
        Этот туннель закончился, так же как и остальные — пещерой, но в ней, в отличие от других, их не поджидало никаких сюрпризов. Только снова нужно было выбирать направление движения.
        На этот раз выбор доверили Филу, он сразу же сказал, что из правого сильно пахнет железом, видимо там было много механических ловушек. Два оставшихся прохода ничем друг от друга не отличались, поэтому Фил выбрал центральный.
        Примерно через сто метров им попалась первая ловушка. Резко затормозивший оборотень, молча показал по сторонам и, подняв небольшой камень, бросил его вперёд. В следующее мгновение из стен вылетели стрелы, хотя от долгого нахождения во взведённом состоянии они летели как-то вяло, их наконечники уже тронула ржавчина, несмотря на то, что металл был изготовлен гномами и по их заверению никогда не ржавел. Но, несмотря на свои изъяны, стрелы оставались стрелами.
        — Нда, долго эта ловушка ждала своего часа.  — Пробурчал Фил.
        Дальше двинулись с ещё большей осторожностью. Следующая ловушка попалась уже метров через двести.
        Идущий впереди Фил, наступил на какой-то камень и, из практически незаметных отверстий по бокам коридора, вылетели небольшие топорики.
        Спасла Фила только звериная реакция. Рыкнув, он припал к земле, и смерть пролетела над самой его макушкой, срубив несколько волосинок.
        — Ты, это, осторожнее.  — Нервно сглотнул Влад.  — Нюхай лучше.
        — Да, нюхаю я, нюхаю.  — Огрызнулся оборотень. Но дальше, шёл действительно, только хорошенько обнюхав дорогу в самых подозрительных местах. В человеческом облике это смотрелось довольно забавно и, вскоре, девушки начали нервно похрюкивать от смеха.
        — Сейчас кое-кто пойдёт вместо меня принюхиваться.  — Пригрозил Фил.
        — А толку?  — Веселилась Мара.  — Насья, сможет нюхать, только если её по земле за ноги поволокут, а я только пылью надышусь и расчихаюсь. Хотя, может, от моего чиха сразу все ловушки сработают, и дальше можно будет идти спокойно. Слушай это мысль.
        — Поверьте мне барышня, то, что бродит у вас в голове, это далеко не мысли.  — Решил съехидничать Фил, за что тут же поплатился. Небольшой камешек довольно ощутимо саданул его между лопаток. В ответ на его грозный взгляд Мара фыркнула.
        — Себе девушку найди, а потом её дурой называй.  — И показала оборотню язык, спрятавшись за Вина.
        — Не дождётесь.  — Пробурчал Фил, продолжая осторожно продвигаться вперёд.
        Таким образом, ему удалось обнаружить ещё несколько ловушек, пока удача не решила, что с неё хватит, и не удалилась в неизвестном направлении.
        Следующий поворот встретил их неласково, стоило друзьям высунуть свой нос, как в них полетело несметное количество дротиков. Поспешно нырнув за только что, так непредусмотрительно покинутый поворот спутники пересчитали свои ранения. Два дротика впились в Фила, один пробил вампиру ухо и ещё один, видимо летевший под невероятным углом, торчал у Мары из под правой ключицы.
        — Вот, Гадство.  — С чувством прошипел Фил, выдёргивая металлические занозы. Судя по тому, как блестел металл, ловушку зарядили недавно.
        — Может мы разрядили ловушку?  — Неуверенно спросила Насья.
        — Вряд ли, но на всякий случай проверим.  — Ответил Фил и осторожно высунул из-за угла свой меч. Дротики полетели с новой силой, и так, каждый раз, как оборотень решался на очередную попытку.
        — Да сколько же их там?  — Раздражённо прокричал вампир.
        — На нас хватит.  — «Успокоил» его Вин.
        — Нужно проверить на какой высоте реагирует ловушка.
        — Зачем?
        — Есть мысль.  — Ответил эльф.
        Опытным путём установили, что на высоте более двух метров, ловушка не реагировала на движение.
        — Нужно пробраться по верху и отключить механизм ловушки.  — Констатировал Вин.
        — Интересно и кто же это у нас такой ловкий?  — Начал Фил и осёкся под взглядом четырёх пар глаз.  — Эй, ребята, вы чего я же не циркач, а если я сорвусь?
        — Клятвенно обещаю, что буду каждый день носить тебе на могилку цветочки.  — Расчувствовалась Насья.  — А теперь не позорь славное имя оборотней и лезь. Раз шеф сказал надо, значит надо.
        Фил, всё ещё пытаясь воззвать к совести бессердечных друзей, жалобно заканючил.  — Может, тогда глоточек крови, так сказать в целях укрепления организма.  — За что тут же получил с двух сторон, от Насьи и Влада.
        — Ай, не бейте меня по голове, она же у меня закружиться может. Кто вас тогда спасёт?
        Заметив, что парочка снова поднимает руки для новой порции подзатыльников, Фил проворно отскочил и начал разуваться. Освободившись от обуви, он ловко вскарабкался по стене на потолок и, удерживаясь за камни, выдохнул.  — Изверги.
        Продвигался он медленно, но уверенно. Пару раз его ноги начинали соскальзывать, но он быстро перебирался на другое место и вскоре обнаружил механизм, так щедро поливающий их железом. Странного вида деревянная конструкция, (теперь ясно, почему оборотень не учуял её заранее) примостилась за камушком. В полу под механизмом, Фил обнаружил небольшое отверстие, в которое тянулась лента транспортира с прикреплёнными к ней дротиками. Понятно, почему они не заканчивались. Фил спрыгнул вниз позади механизма и что-то в нём подёргал, а потом помахал перед машиной, мечём, дротики больше не вылетали. Быстренько перебежав разделяющее их расстояние, друзья вздохнули с облегчением.
        — Интересно, много ещё впереди ловушек?  — Высказала всеобщий интерес Мара.
        — Не знаю, но в ближайшее время по потолку бегать не смогу.  — Поморщившись, сказал Фил, и тут все заметили, что пальцы оборотня сильно кровоточат.
        — Тогда пойдём, что стоять.  — Сказала Мара.
        Фил вздохнув, начал натягивать сапоги, давалось ему это с трудом, о шнуровке и вообще можно было забыть. Посмотрев на его мучения, девушки решили прийти к нему на помощь. Не обращая внимания на его смущение, они ловко зашнуровали сапоги.
        Поблагодарив девушек, Фил взял свои вещи и вдруг начал заваливаться назад. Бестолково взмахнув руками, оборотень выругался и исчез в темноте, разлившейся позади него. Девушки, коротко вскрикнув, дёрнулись к нему. Парни попытались их удержать, но неожиданно обнаружили, что летят в неизвестность.
        Неизвестность встретила их жёстко. Постанывая от болезненных ощущений, все приняли вертикальное положение, но помогло это мало, тьма стояла непроницаемая.
        — Фил.  — Осторожно позвали девушки, не надеясь на положительный результат, но голос оборотня раздался неожиданно близко.
        — Я здесь. Будьте осторожны, здесь кто-то есть, кто-то живой.
        Все замерли, с тревогой вглядываясь в темноту и, вдруг темнота растворилась во вспышке света. Она больно ударила по глазам, сотнями одновременно загоревшихся факелов. С трудом проморгавшись спутники с ужасом и восхищением уставились, на хозяйку лабиринта.
        Огромная дракониха гипнотизирующим взглядом окинула пятерых нарушителей спокойствия. Её антрацитовая шкура тусклым маслянистым блеском сияла в свете факелов, роговые гребни, выдающие её далеко не юный возраст, причудливо нависали над глазами и провалами ноздрей, придавая морде воистину устрашающее выражение.
        Янтарные глаза с узкими прорезями зрачков, казалось, заглядывали в самую душу, вызывая желание упасть ниц и молить о милости. Огромным усилием воли спутники устояли на ногах, но при этом эти самые ноги ощутимо подрагивали.



        Глава 15

        С трудом, оторвав взгляд от драконихи, Насья проговорила.  — Вот теперь мы попали.
        Антрацитовое чудовище расхохоталось низким утробным смехом. Отсмеявшись, дракониха наклонила голову и оскалила кривые мечи зубов. Этот оскал придавал морде пугающее выражение, видимо друзьям демонстрировали улыбку.
        — Вот значит, кто пожаловал в мою обитель.  — Пророкотала дракониха.  — Надо сказать, странная у вас компания. Любопытно будет услышать вашу историю, а потому вы сейчас решите, кто из вас останется здесь со мной, а остальные смогут уйти.
        Хитро прищурив глаза, старая дракониха немного отошла, дабы не мешать друзьям принимать столь трудное решение. В первые секунды после её слов друзья лишились дара речи — не может быть, чтобы, находясь так близко от вожделенной свободы, они должны были лишиться кого-то из своих.
        Как только первый шок прошёл, заговорили все одновременно, каждый наперебой доказывал, почему его кандидатура будет наиболее оптимальной. Лишь Фил, не принимал участия в общем споре. Когда, наконец, остальные обратили на это внимания, то обнаружили, что он стоит немного в стороне и грустно улыбаясь, смотрит на них.
        — Вы же знаете, кто должен остаться.  — Начал он, взмахом руки попросив замолчать начавших, было спорить друзей.  — Это будет правильно.
        Повернувшись к драконихе, Фил прокричал.  — Эй, старушенция, мы тут посовещались и я решил.
        Та от неожиданности разразилась дымным кашлем.
        — Это ты мне?  — Ошалело уставилась она на оборотня.  — Вот нахал, а если я тебя за старушку съем?
        — Не ешьте. Несварение заработаете, такую язву ещё поискать надо.  — Встряла Наська.
        — А это что за воробушек тут у нас пищит?
        — Она не воробушек, а зверобушек.  — Тут же встрял Фил.
        — Вот ведь действительно язва.  — Изумилась дракониха.  — Так что, оставляете его мне?
        — Никого мы не оставим.  — Неожиданно возмутилась Мара.  — Либо уходим все, либо все остаемся.
        Дракониха приблизила морду к лицу девушки и задумчиво её оглядев, проговорила.  — А не многовато гонору для такого щупленького тельца?
        — В самый раз.  — Буркнула Мара. На неё неожиданно нашло какое-то бесшабашное веселье. В самом деле, сколько можно трястись над своим будущим, ну останутся они здесь, так хоть повеселятся напоследок.
        — А вас как зовут?  — Полюбопытствовала Мара.
        — Хм. Называй меня Фира.  — Ответила драконица.
        — Очень приятно, нам думаю представляться не нужно?
        — Не нужно.
        — Вот и познакомились. А скажите-ка нам многоуважаемая Фира, у вас перекусить ничего не найдётся, а то мы последний раз ели бес знает, сколько времени назад.
        — И что я вам дам? Ногу свою пожарю что ли?  — Изумилась дракониха.
        — Нога это хорошо.  — Кровожадно облизнулся вампир.  — Особенно вон та, задняя, там мяса больше.
        Неожиданно тоненько взвизгнув, Фира шарахнулась от оголодавших гостей, поджав лапы и хвост.
        — Вы чего совсем? Вам там, что по головам настучали? Убивцы.
        — Да какие же мы убийцы? Просто немного зверски проголодались. И убивать то зачем, мы аккуратненько ножку чик-чик, и бегайте дальше себе на здоровье, вот только на трёх ногах.
        Вампир, с самым невинным выражением лица сделал несколько мелких шажков в сторону драконихи. Она, разгадав его манёвр, ещё плотнее поджала конечности и фукнула в его сторону.  — Брысь кровопийца, живой не дамся.
        — А он кровь сегодня уже пил.  — «Сдала» его Насья.  — Ему бы мяска, а то сами знаете какие эти мужчины капризные, когда голодные.
        — Да вы о чём?  — «Искренне» удивился Влад.  — Я же просто так посмотреть, так сказать сражён вашей неземной красотой.
        — Вы ему не доверяйте.  — Трагическим шёпотом, обратился к драконихе Вин.  — А то вон одна доверилась, а он раз и всё.
        — Что всё?
        — Всю кровушку выпил.
        — Как всю? Она же шевелится.
        — Вот именно, шевелится, а долго ли ей шевелиться осталось.  — Грустно вздохнул эльф.
        — Ну, вы вообще!  — Восхищённо зацокала языком дракониха.  — Это ж надо? Дракону угрожать. Бес с вами, можете все уходить, а то проснусь, а у меня частей тела не хватает. Ужасс.
        — Да, пошутили мы.  — Попыталась успокоить её Мара.
        — Нет уж, в каждой шутке есть доля правды. Идите, вредители.
        — Почему вредители?
        — А кто мне озеро испортил? Кто духов разогнал? Кто Парселя, этого гадика, на растерзание наложницам оставил? Кто, в конце концов, половину ловушек попортил? Я что ли?
        — Откуда вы знаете?  — Изумлённо переглянулись друзья.
        — Как же мне не знать?  — Усмехнулась дракониха.  — Ведь лабиринт это я.
        И в ту же секунду, стены начали расплываться, теряя свою чёткость, пол уплыл из под ног и, спутники обнаружили себя стоящими на большой поляне. Солнце по-прежнему сияло на голубом небосводе, где-то отчётливо слышался шум ликующей толпы, а позади них, тускло сияла кованая дверь, через которую они попали в лабиринт.
        — Так мы никуда отсюда не уходили?  — Изумилась Наська.
        — И да, и нет, но одно могу сказать точно — вы первые кто вернулся.
        — Ничего не понимаю.
        — Тебе и не нужно. Вы доказали всем, а самое главное себе, что ваши души чисты, а сердца полны отваги и никогда не теряете чувство юмора. И ещё, вы верите в дружбу, это сейчас такая редкость. Берегите друг друга. Пока вы есть друг у друга, ваша жизнь будет яркой.
        Голос старой драконихи величественно возвысился.  — А теперь, идите с миром. Вас ждёт ещё много дел.
        Друзья, тихо развернувшись, направились к кованой двери, лишь Мара на минуту задержалась и, нерешительно подойдя к драконихе, спросила.  — Можно задать вам вопрос?
        — Ты можешь задать мне любой вопрос, другое дело, отвечу ли я на него.
        — Там, в одной из пещер, где мы состязались с духами, их предводитель назвал меня заклинательницей. Что он имел в виду?
        — А ты не догадываешься?
        Мара непонимающе посмотрела на Фиру.
        — Ты знаешь.  — Неожиданно продолжила драконица.  — Вопрос в том, хочешь ли ты принять это знание. Придёт время тебе придётся сделать выбор, очень трудный выбор и рядом не будет никого, чтобы подсказать и помочь. Тебе решать, становиться ли заклинательницей, но помни, однажды ступив на этот путь, ты уже не сможешь свернуть. А теперь иди. Мне нужен отдых. Стара я стала.
        — Заклинательницей чего?  — Попыталась ещё раз достучаться до драконихи Мара, но та лишь хитро прищурила глаза и, продолжая бурчать, побрела прочь.
        Маре ничего не оставалось, как догнать друзей и через двери они прошли все вместе. Их встретили неожиданными овациями. Царица амазонок стояла на том же месте, где они видели её в последний раз, перед тем как вошли в лабиринт. Сейчас её мудрые глаза излучали доброту и какую-то материнскую нежность.
        — Рада всех вас видеть в добром здравии. Вы прошли лабиринт, а это значит, что все обвинения с вас сняты. Лана.  — Обратилась царица к закутанной в плащ фигуре.  — Ты обманула наше доверие, ты воспользовалась нами для достижения своих целей. Но ты забыла, сила амазонок не только в их руках, сила амазонок в знании. Только получив полную информацию, мы принимаем решение, теперь ты займешь место тех, кого хотела обречь на гибель.
        Неожиданно Лана расхохоталась демоническим смехом.  — Глупые курицы, неужели вы думаете, что справитесь со мной. У меня не получилось на этот раз, но я добьюсь своего и для этого мне не нужна помощь ненормальных тёток. Придёт время, и вы пожалеете, что отказали мне в небольшой помощи, я не прощаю обиды.
        Главный маг царства амазонок, не стала выслушивать безумную речь магички до конца и с её пальцев сорвались голубые молнии, в мгновение ока окружившие Лану тесными кольцами. Дико закричав, она изогнулась и прорычав.  — Я ещё отомщу.  — Бросила под ноги какой-то предмет. Нестерпимое сияние, последовавшее за этим, заставило всех отвернуться, а когда снова смогли смотреть, оказалось, что Лана исчезла, оставив на память о себе обгоревший амулет мгновенного перемещения.
        — Идиотка.  — Констатировала главный маг.  — Разве можно телепортироваться из колец Аптра.
        — И что с ней сейчас будет?  — Полюбопытствовала Насья.
        — Да ничего хорошего. Если не разорвёт на части, то потреплет хорошенько.
        Царица Калионела с озабоченным выражением лица раздавала указания, а потом повернулась к пятёрке друзей.
        — Мне очень жаль, что так получилось. Если она в царстве, её найдут. Мне следовало предвидеть такой поворот событий, Лана всегда была взбалмошной девочкой.
        — Вы давно её знаете?
        — Да, я была дружна с её матерью. Она была замечательной женщиной, не понимаю, в кого пошла её дочь.
        — Не корите себя, Лана многих обвела вокруг пальца.  — Обратился к царице Вин.  — Она много лет прикрывалась маской замечательного человека, и её перевоплощение для всех нас стало сюрпризом.
        — Ну что ж, не будем больше о плохом, праздник ещё только начался и я приглашаю вас во дворец на бал, посвящённый этому знаменательному событию, а заодно отметим ваше триумфальное возвращение из лабиринта.
        Друзья смущённо переглянулись, и Мара решилась сказать то, что чувствовали все вот уже неизвестное количество времени.
        — Дело в том, что, несмотря на то, что здесь времени прошло очень мало, там, в лабиринте, мы пробыли слишком долго и чувствуем просто смертельную усталость. Так что боюсь, гости из нас будут никудышные.
        — Об этом можете не беспокоиться.  — С мягкой улыбкой сказала Калионела.  — Мои люди приведут вас в чувство раньше, чем наступит вечер.
        — Что ж, в таком случае мы с удовольствием примем ваше предложение.  — Ответил за всех Вин и поклонился.
        Царица благосклонно склонила голову в ответ и покинула своих гостей, но они не долго оставались в одиночестве, буквально через минуту к ним подошёл, безупречно вежливый молодой человек и попросил следовать за ним.
        Сейчас, когда над друзьями не висела угроза быть казнёнными, и можно было немного расслабиться, все с большим любопытством разглядывали помещения, через которые их вёл слуга. Чего только там не было: и картины, написанные с невообразимым мастерством, казалось изображённые на них люди, животные или пейзажи вот-вот оживут и покинут тесные полотна, были здесь и скульптуры, сотворённые с поистине мастерским изяществом, были и представленные в великом множестве вазы, блюда, усыпанные драгоценными камнями и многое другое.
        Всё вокруг дышало изяществом и грацией. Кто бы мог подумать, что амазонки, чья воинственность, вспыльчивость и мастерское владение оружием вошли в легенды, так уважают искусства. Проводив друзей до выделенных им комнат, слуга, поклонившись, удалился.
        — Наконец-то.  — Простонала Насья, падая на кровать.  — Я уж думала, что это никогда не закончится.
        — А всё ещё только началось,  — успокоила её Мара,  — нам ещё на праздник идти. Не забывай.
        — Нет.  — Захныкала Насья.  — Я больше не могу. Что хотите, делайте, а я с места не сдвинусь.
        Мара только вздохнула, ей тоже очень хотелось упасть на кровать и не вставать до завтрашнего утра, но нельзя было проигнорировать приглашение царицы, их попросту не поймут. Лабиринт их отпустил, но до этого успел вытянуть из них все силы, даже их стратегический запас.
        За размышлениями Мара не услышала, как тихонько скрипнула дверь, пропуская в комнату гостя, поэтому деликатное покашливание застало её врасплох.
        Главный маг царства амазонок, с улыбкой смотрела на двух удивлённых девушек.
        — Я подумала, вам понадобится помощь, шутка ли пройти Лабиринт истины. Сейчас я дам вам одно редкое зелье, думаю, оно быстро поставит вас на ноги.
        Порывшись в сумке, женщина извлекла из неё два небольших пузырёчка с искрящейся сиреневой жидкостью.
        — Эликсир «Крылья пегаса».  — Восторженно воскликнула Мара.
        — Ты о нём знаешь?
        — Слышала, мне про него бабушка рассказывала, очень сложный в изготовлении, да и ингредиенты в него входят довольно редкие и дорогие, но зато он единственный даёт силу и бодрость без последующего отката.
        — Что это значит?  — Насторожилась Насья.
        — А то и значит, любое зелье, неважно какое, усиливает какую-нибудь функцию организма: поднимает настроение, повышает выносливость, ловкость или физическую силу, либо приглушает боль. Но за этим неизбежно следует откат: раны начинают болеть сильнее, чем до приёма обезболивающего эликсира, сила сменяется слабостью, ловкость неуклюжестью, а выносливость полным упадком сил. Вот это ослабление организма и называется — откат.
        — Зачем же тогда принимать зелья и эликсиры, если от них такой эффект?
        — В том то и дело, знающие люди стараются не злоупотреблять искусственными стимуляторами и зелья принимают только в крайних случаях. Ведь во время боевых действий, когда нет возможности отдохнуть, нормально поесть и залечить раны, приходится прибегать к помощи эликсиров и зелий, они дают возможность дольше продержаться в строю и по возможности выиграть сражение, а уж потом можно и по настоящему отдохнуть и раны залечить. Когда сражение выиграно, тогда и откат не страшен, тогда можно и потерпеть неприятные последствия.
        — И ты говоришь, что от этих крыльев отката не бывает?
        — Представь себе, нет. Просто уникальный состав!  — Мара просто фонтанировала восторгом.
        — Рада, что смогла вам помочь,  — улыбнулась магичка,  — а теперь пойду на помощь ещё трём страждущим, нужно приводить ваших спутников в порядок, а то они будут плохо рядом с вами смотреться. Мы же не можем этого допустить?  — Подмигнула девушкам спасительница, и тихо вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь.



        Глава 16

        — Ну что, понеслась?  — Проговорила Мара и девушки выпили предложенное зелье, одним махом. Результат не заставил себя ждать — по телу разлилось приятное тепло, всё внутри запело, переполняя ликованием душу. Хотелось запрыгать, как в детстве, хотелось петь, танцевать, хотелось всех обнять и расцеловать.
        — Страшная вещь!  — Восторженно проговорила Насья.
        — Ага.  — С радостью закивала ей подруга.
        Дверь их комнаты снова приоткрылась, и в комнату вошли две девушки. Положив на кровать новые платья, они поманили подруг за собой, Мара и Насья весело переглянувшись, последовали за девушками. Как оказалось их привели в шикарную ванную комнату.
        — Была бы русалкой, я бы здесь жила.  — Ахнув, проговорила Наська.
        Переливающаяся перламутром ванная была оснащена всем необходимым и здесь девушки провели целых четыре часа, отмываясь от пыли лабиринта, умащивая свои тела всевозможными маслами и отварами, придавая коже лица и тела просто восхитительный вид.
        Посвежевшие и похорошевшие девушки, вернулись в свою комнату и решили примерить платья. Это была одежда богинь, сравнивать эти платья с теми, что были на них до этого, было просто кощунством. Поглазев, друг на дружку, подружки начали, было делать причёски, но тут пришла одна из девушек принёсших платье и предложила свою помощь.
        Из под рук девушки выходили просто шедевры, произведения искусства. Насьяна не дыша, посмотрела на себя в зеркало и с трудом проговорила.  — Я же теперь голову мыть не буду, разве можно такую красоту портить.
        Мара переглянулась с девушкой делавшей прически, и они рассмеялись, но Насья не обратила на них внимания, её волновало только, как отреагирует на неё один очень знакомый вампир. Из ступора её вывела Мара, она подкралась к подруге и, ухнув ей в ухо, весело проговорила.
        — Ну что так и будешь на себя любоваться или позволишь и другим на тебя поглазеть?
        — Позволю.  — На секунду смешавшись, ответила девушка.  — Как ты думаешь, Влад меня не испугается?
        Вопрос, мягко говоря, удивил Мару.
        — А почему он должен испугаться?
        — Но ведь это не я!
        — Ты, просто торжественно-праздничный вариант, вот и всё. Слушай, если ты ему нравишься, то понравишься любая. А теперь выше голову и вперёд, нас ждут завоевания.
        — А оно нам надо?
        — Надо, должны же мы как-то держать своих парней в тонусе, а то совсем уж просто у них всё получается. В конце концов, амазонки мы или нет?
        Насья захихикала, но, решительно расправив плечи, направилась к двери, вслед за подругой. За дверью их уже ждали. Парни тоже переоделись, теперь они выглядели очень представительно и невероятно мужественно. Девушки даже немного засмущались, при таком непривычном виде спутников, но очень быстро взяли себя в руки.
        О том, как отреагировали на девушек парни, вообще можно не говорить, вот именно, они ничего и не говорили, только смотрели с пришибленным видом. Полюбовавшись друг на друга, решили всё же пойти на праздник.
        — Это, наверное, можно снять?  — Сказала Мара, дотронувшись до ошейника на шее эльфа. Вин немного смутился, а вампир, улыбнувшись, сказал.  — Вы знаете, я даже привык к нему, будет даже жалко с ним расставаться.
        Полюбовавшись на удивлённые лица девушек, Влад рассмеялся и, покачав головой, вежливо предложил Насьяне руку, а когда она решилась, за неё ухватится, целеустремлённо направился в сторону банкетного зала. Вину с Марой не оставалось ничего другого, как последовать их примеру.
        Их появление в зале, где проходил праздничный банкет не прошло незамеченным. Гости находившиеся в зале разразились рукоплесканиями, а царица Калионела величественно выступила вперёд, тем самым, показывая, что данные пары являются её личными гостями.
        — Мы очень рады видеть вас на нашем празднике, надеюсь, что местная музыка и блюда которые приготовили мои повара, придутся вам по вкусу. А теперь развлекайтесь, и пускай всё, что произошло с вами в лабиринте, забудется как страшный сон.
        Друзья синхронно склонили головы, благодаря за добрые слова и праздник начался.
        Гости во дворце отличались редкостным разнообразием. Как заметили девушки, среди мужчин присутствовавших на празднике, были и окольцованные золотыми ошейниками, как Фил, были и с простыми кожаными, как у Влада и Вина. Но были и мужчины, которые и вовсе не носили ошейник, но таких было всё же меньшинство. Видимо, в последнее время не так строго придерживались традиций, как раньше. Теперь, ошейник одевали скорее, чтобы обозначить спутника жизни, чем как знак превосходства.
        Женщин же на празднике было великое множество, разных возрастов, разных положений, и разной степени достатка. Видимо, у амазонок наличие или отсутствие денег, не было каким-то возвышающим, или наоборот уничижающим показателем.
        Стоило царице отойти от друзей, прихватив с собой упирающегося Фила, как к ним подошли несколько девушек. Амазонки с удовольствием знакомились с новыми героями дня и, вскоре, в зале установилась непринуждённая обстановка. Среди приглашённых во дворец, к радости друзей оказалась и Калерия. Она, весело улыбаясь, обняла девушек и кивнула парням.
        — Я смотрю, вы благополучно добрались до столицы и даже успели немного отличиться? Должна сказать, я впечатлена, до вас ещё никто не выходил из лабиринта и когда мне сказали что вы в него вошли, уже хотела за вас поставить свечку Великой матери.
        — Не дождётесь.  — Белозубо усмехнулся Влад.  — Мы ещё попортим кое-кому в этом мире настроение.
        — Не сомневаюсь. Видела, как сбежала эта ненормальная Лана, это ж надо было додуматься сжить вас с помощью амазонок, у самой видимо, кишка тонка.
        Все рассмеялись, но всё же на душе было как-то неспокойно.
        — Кстати, спасибо за подсказку насчёт гостиницы, она оказалась просто замечательной.
        — Рада, что смогла вам помочь. Я, тоже остановилась там. Сегодня приехала.
        Девушки щебетали так, будто знали друг дружку уже очень давно, глядя на это, к их компании стали подходить и другие амазонки. Вскоре друзья были знакомы уже со многими в зале. Эликсир, заставлял кровь бурлить, помогая легко освоиться в новой обстановке, даже парни пользовались известным интересом, как у девушек, так и у их спутников. Последние интересовались, где они умудрились повстречать таких обворожительных девушек и остались ли там ещё такие красавицы.
        Подобный интерес немного напрягал, но, глядя на улыбающихся спутниц, парни понимали, что им действительно невероятно повезло, что эти девушки выбрали именно их. Ведь помощь девушек неоднократно спасала им жизнь, двум этим красавицам они были обязаны многим и собирались отдать свои долги, любым способом.
        Одна из молоденьких амазонок, с любопытством глядя на парней, спросила.  — А почему они не сняли ошейники?
        — Не могут, вы же знаете, что их может снять только та, что одела.
        — А разве они не сами их одели, мы думали они так маскируются?  — Забавно удивилась девушка.
        Спутники переглянулись, такая мысль ни разу не пришла им в голову.
        — Нет, мы вполне традиционно надели эти украшения.  — Слегка улыбнулся Влад.
        — Просто так, совершенно добровольно, вы признали власть женщины над собой?
        — Вы удивитесь, на что толкает дружба и доверие.
        — О!  — Протянула девушка, устроившая допрос.
        — Вся эта ситуация доставила нам только радость.  — Проговорил Влад.  — Ведь не каждый может похвастать, что ему в хозяйки достались такие девушки.  — Взяв руку Насьи, вампир нежно её поцеловал, заставив девушку залиться краской.
        — Пожалуй, мы пойдем, принесём что-нибудь своим дамам, извините.  — Вмешался Вин, и парни отправились к стоявшим неподалёку столикам, уставленным всевозможными яствами и напитками.
        — Вы позволили ему поцеловать вам руку.  — Неожиданно недовольно, проговорила одна из стоявших рядом с девушками, амазонок.  — Это давно считается дурным тоном.
        — То, что любой мужчина, склоняет перед тобой голову, независимо от того, превосходит он тебя в чём-нибудь или нет, считается дурным тоном?  — Изумилась Насья.
        — Ну, уж нет.  — Поддержала её Мара.  — Вы как хотите, а мы никогда не откажемся от этого жеста мужского внимания и уважения.
        — Мне это не приходило в голову.  — Недоуменно проговорила, высказавшая перед этим своё недовольство амазонка. С задумчивым видом она отошла от девушек, видимо её жизненные ценности проходили переоценку.
        Больше никаких неприятных моментов в этот вечер не было, веселье лилось рекой. Девушки танцевали со своими спутниками, несколько раз выходили подышать в сад, который, как и всё вокруг, поражал своей необычной красотой.
        Необычные по форме и расцветке цветы, испускали нежные ароматы, кружа и без того задурманенную голову. Звёздное небо подмигивало яркими звёздами, настраивая на романтичный лад. Но всё это, не шло ни в какое сравнение с дурманом, который дарили в эту ночь девушкам поцелуи.
        Впрочем, стоит сказать, что надолго уединяться со своими кавалерами девушкам не давали. Стоило им приметить какую-нибудь беседку, как их там разыскивал очередной любопытствующий. Всем было интересно знать, что там, в лабиринте и как им удалось спастись.
        Наконец, когда небо стало призрачно сиреневым из-за приближающегося рассвета, их оставили в покое, но и действие эликсира начало ослабевать, все почувствовали подступающую сонливость.
        Праздник потихоньку подходил к своему логическому завершению, усталые гости расползлись по уголкам, то тут, то там слышалась тихая музыка и приглушённое пение.
        Царица Калионела обнаружила друзей, тихонько сидевшими на одном из многочисленных диванчиков. Фил, неотступно следовавший за ней, впрочем, как и в течение всего вечера, только усмехнулся, глядя на этих голубков. Девушки встрепенулись, при виде царицы и встали поддерживаемые парнями.
        — Надеюсь, праздник вам понравился.  — Начала Калионела и дождавшись заверений, что всё было просто чудесно, продолжила.
        — Думаю нам необходимо поговорить, безотлагательно.
        Грусть в голосе царицы, немного отрезвила задурманенные головы друзей.
        — Я уже давно не встречала такой преданной дружбы, которую наблюдаю в вашем случае, да и Фира мне многое рассказала.  — Между тем продолжила она.  — Вы её покорили, за свои три тысячи лет, она не встречала стол необыкновенных существ. Я знаю, вы пришли сюда за Филом, признаюсь, поражена тем, на что вы пошли ради своего друга, особенно если учесть его необычность в плане происхождения. Знаю одно, такие сильные чувства не могут остаться без награды.
        Друзья благодарно поклонились царице, впрочем, не совсем понимая, о чём идёт речь.
        — Признаюсь, я тоже одно время думала, что вы юноши сами одели себе ошейники, дабы сбить нас с толку и при этом не подвергать себя риску остаться в них надолго, но очень скоро я поняла, что ошибалась. После того как вашу историю мне поведала Калерия, все сомнения окончательно отпали.
        — Вы знаете Калерию?  — Хором воскликнули девушки.
        — Конечно, как я могу не знать свою племянницу? Так может, поведаете, как так получилось, что двое сильных мужчин признали добровольно над собой власть двух девушек. Если не ошибаюсь один из вас довольно сильный маг? В таком случае ваша история кажется ещё более невероятной.
        Вин усмехнулся.  — Есть вещи, против которых бессильна любая сила и даже магия.
        — Вы правы, мне следовало это учесть.
        — Вы отпустите Фила?  — Неожиданно вмешалась Насья.
        — Да, отпущу.  — Было видно, что эти слова даются царице с трудом.
        — Знаете, он напоминает моего сына, такой же упрямый и своевольный.
        — У вас есть сын?
        — Был. Он погиб несколько лет назад.  — Голос Калионелы дрогнул.
        — Нам очень жаль.  — Высказался за всех Вин.
        Царица грустно улыбнулась.
        — Что ж, не будем о грустном, ночь ещё не кончилась, развлекайтесь, о делах поговорим потом.  — И царица удалилась, оставив друзей. К их удивлению Фил последовал за ней.
        После разговора. Радужное настроение окончательно испарилось, посидев ещё немного спутники, решили выйти в сад и встретить там рассвет, но тут их перехватила стайка девушек.
        — Спойте, пожалуйста, что-нибудь.  — Умоляюще проговорили они, протягивая гитару. Переглянувшись с подругой Мара, решительно взяла инструмент и села на предложенный табурет.
        Некоторое время она бесцельно перебирала струны инструмента, а потом из-под её пальцев полилась мелодия. От необыкновенной красоты переборов перехватывало дыхание, но потом пришёл черёд Насьи, она запела сильным чистым голосом.
        Её песня разлеталась по залу, отражаясь от стен. Всё больше и больше гостей подходили к ним, заслушавшись восхитительным дуэтом. Вот последнее слово слетело с губ поющей девушки, последний аккорд проиграли чуткие пальчики, и песня затихла, растворяясь в наступившей тишине.
        — Спасибо!  — Тихо сказала, какая-то женщина, украдкой вытирая набежавшие слёзы и, остальные подхватили её слова, разразившись аплодисментами.
        Парни смотрели на девушек горящими глазами. Сейчас они открылись им с новой стороны, а казалось, они знают об этих миниатюрных созданиях всё, но они снова и снова преподносят им сюрпризы.
        Вскоре веселье окончательно улеглось, и подкравшийся рассвет всех разогнал из огромного зала.
        Уже засыпая, девушки улыбались, каждая своим мыслям. В эту минуту они были счастливы, без всяких условностей и оговорок. Скоро наступит новый день, который может принести новые сложности, но это ощущение счастья уже навсегда поселилось в их сердцах, и будет греть их, даже если наступят холодные времена.
        Проспали друзья до обеда, потом встретились в небольшой комнатке, где отобедали с царицей. После обеда, они немного поговорили, она благословила их напоследок и вручила каждому по памятному подарку. Фил, уже без ошейника перешёл в ряды друзей, сияя как начищенная бляха, но потом неожиданно подошёл к царице и, преклонив перед ней колени, проговорил.  — Я счастлив, что имею честь знать одну из самых красивых и мудрых женщин.
        — Я тоже очень рада, что познакомилась с тобой.  — Тихо проговорила она.  — Ты знаешь, что всегда сможешь рассчитывать на мою помощь и всегда найдешь в моём доме приют и понимание. Калионела неожиданно нежно обняла оборотня и погладила его по щеке материнским жестом.
        Покидали дворец с противоречивыми чувствами.
        К вечеру друзья вернулись в гостиницу, к вящей радости хозяина - гнома. Как оказалось, он всё же сделал ставку, но не на их победу, на состязаниях, а на возвращение из лабиринта. Так как желающих рисковать кровно заработанным больше не нашлось, то выигрыш гнома составил просто невероятную сумму.
        Всплеснув руками и пуская умиленные слёзы, гном порхал вокруг друзей, и только что пылинки с них не сдувал. Ужин он им приготовил просто царский, впрочем, присоединившаяся к ним Калерия со своим другом, помогла расправиться с этим чудом кулинарного искусства.
        В дорогу снедь гном тоже приготовил, и ванну шикарную организовал, и выспаться дал, предоставив каждому по отдельной комнате, и всё, как он выразился «за счет заведения».



        Глава 17

        Обратный путь протекал быстрее, может быть потому, что ехали они домой, а может быть потому, что они не замечали времени. Нет, ни один из спутников не сделал никаких признаний с вытекающими последствиями, но их чувства были слишком заметны.
        Фил, всё чаще оставался в одиночестве, его никто не гнал, но он чувствовал себя неуютно среди влюблённых взглядов. Парни всё больше смотрели на девушек, старались остаться с ними наедине, при любом удобном случае.
        Главные слова, те, что никто из них ещё не произнёс, витали где-то рядом, всё чаще напоминая о себе. Что именно останавливало девушек, оборотень не знал, а вот парней хорошо понимал, жизнь, которая совсем недавно казалась такой простой, теперь пугала своей неизвестностью. Что там впереди, никто из них не мог сказать с точностью, но то, что будет нелегко, всем было предельно ясно.
        В дополнение ко всему Влада пугало прошлое Насьяны, а Вин смутно чувствовал какой-то подвох с этим мифическим женихом Марьяны. Нужно было всё проверить, узнать всё как есть, прошлое, не должно было в один прекрасный день, постучаться в дверь их домов.
        Через три недели пути, наконец-то подъезжали к городу Ванилену, у которого располагалась База истребителей нежити. Трудный путь остался позади, но смутная тревога, от незаконченного дела мучила души команды истребителей.
        База встретила их насторожено.
        Идя по коридору, команда Вина, то и дело натыкалась на здешних обитателей, которые шарахались от них, как от приведений. Ничего, не понимая, они продолжали продвигаться к кабинету шефа.
        Секретарша, увидев их, пискнула и сползла по стеночке.
        — Как-то странно вас здесь встречают.  — Рискнула высказаться Мара.
        Дверь в кабинет шефа была приоткрыта и, они услышали следующее.
        — К сожалению, мы понесли большие потери. За последнее время мы потеряли две лучшие команды.  — Голос шефа был полон искренней печали.  — Но, мы постараемся выполнить вашу просьбу. Поисками займёмся незамедлительно.
        Явление команды истребителей в кабинет, получилось воистину феерическим. Глаза Палыча расширились, и он шарахнулся от вошедших, но уже в следующую секунду он прохрипел.  — «Живы»- и наплевав на всё, бросился обнимать своих бойцов. Изрядно потискав всех троих, он повернулся к своим посетителям, всё это время с изумлением взиравших на странное поведение шефа базы.
        — Не обращайте внимания, это я от радости. Мы ведь думали, что они почили с миром, а эти засранцы живы. Вот убил бы, да жалко. Теперь мы точно выполним ваше задание. Эти орлы из-под земли достанут вашу беглянку.
        — Какую беглянку?  — Спросил Вин, внимательно вглядываясь в тех, с кем так душевно разговаривал шеф. Это были эльфы, более того, это были эльфы из его клана. Они сидели и неодобрительно щурились на Влада и Фила, презрительно поджав губы.
        Неожиданно один из эльфов, совсем молодой, встал и двинулся в сторону Вина. Не дойдя несколько шагов, он окинул его внимательным взглядом и спросил.
        — Винадриэль?
        Это заставило Вина внимательнее присмотреться к просителю, и он опешил, они были похожи, очень, можно было сказать «как две капли воды», если бы не глаза, у пришедшего были глаза матери.
        — Да.  — Ответил Вин.  — А ты?
        — Гароиэль. Отец много про тебя рассказывал.
        — Так, какую беглянку мы должны для вас разыскать?  — Перебил его Вин.
        Молодой эльф смутился и на время замолчал, а потом всё же продолжил.  — Она скорее не беглянка, а пропажа. Мы не знаем, что с ней случилось, знаем только, что она исчезла из своего дома. Мы должны были встретиться неделю назад, чтобы обсудить кое какие дела, но не обнаружили её на месте. Соседи ничего не знают, а ближайшие деревни были вырезаны неизвестными монстрами.
        Нехорошее предчувствие скрутило внутренности Вина в тугой узел.
        — И как зовут вашу пропажу?  — Вкрадчиво спросил он.
        — Марьяна.
        Тут, из-за спины Вина раздался громкий вздох, и Мара выступила вперёд. Глаза эльфёнка полезли на лоб. Он стоял и как рыба открывал и закрывал рот. Звуки упорно не желали выходить наружу, наконец, плюнув на это безнадёжное дело, он захлопнул рот и уставился на Мару, а потом на Вина и снова на девушку, а потом на Вина. Мара с каждым перехваченным на себе взглядом, мрачнела всё больше и больше и, в конце концов, не выдержала.
        — А вам не приходило в голову, уважаемый принц, что если с вами не встретились, то возможно не хотят.
        Судя по ошарашенному виду эльфов, такое им в голову точно не приходило.
        — Выходит, вы зря меня искали, мой ответ был бы, нет. Так что теперь со спокойной душой можете отправляться назад.
        — Мы не можем.  — Голос Гароиэля был полон печали.  — Без тебя, мне нечего делать дома. Отец, велел приехать с тобой и я, должен выполнить его приказ.
        — Интересно, как? Стукнешь по голове и на себе понесёшь?  — Язвительно спросила Насьяна.
        — Нет.  — Эльф явно смутился. Видимо такие мысли всё же приходили в его голову.  — Я попробую её уговорить. Поймите, это вопрос жизни и смерти.
        — Да я то здесь причём?
        — На этот вопрос тебе лучше ответит отец и наш родовой оракул. Я сам не всё знаю. Все считают, что я слишком молод и многого не пойму.  — Эльф усмехнулся, неожиданно задорно и действительно стал похож на мальчишку, только что перешагнувшего порог взросления.
        — Замечательно, меня прочат в жёны ребёнку.  — Прошептала Мара.
        Неожиданно в разговор вмешался Вин, всё это время молча стоявший в сторонке.
        — Мара, почему бы нам не съездить к отцу и не узнать, в чём там дело?
        — Ты тоже поедешь?  — Спросила она.
        — Да. Тем более что я очень давно не был дома и мне есть о чём поговорить с отцом.
        В голове Вина, вдруг, всплыли слова, сказанные Ланой, там на поляне. Он должен был во всём разобраться и найти магичку, она просто так не отступится.
        Взглянув на Мару, Вин понял, что она колеблется, девушка в задумчивости почёсывала нос и оглядывала всех присутствующих в комнате. На Вина она посмотрела в последнюю очередь.
        — А, Наська со мной поехать сможет?
        Ведь прекрасно знала, что эльфы, мягко говоря, недолюбливают оборотней и от того, что сейчас ответит молодой эльф зависело, захочет ли она вообще иметь дело с перворожденными.
        Поколебавшись Гароиэль, наконец, произнёс.
        — Вы можете привести с собой в качестве гостя всех кого пожелаете. Любой из вас, будет почётным гостем клана Серебряного клинка.
        Судя по тому, как посмотрели на него его сопровождающие, мнение Гароиэля разделяли далеко не все в клане, но как ни странно, они оставили свои мысли при себе.
        Это всё решило.
        — Хорошо.  — Сказала Мара.  — Мы поедем и поговорим с вашим оракулом. Но если его слова мне не понравятся, я уеду и мне, не будут препятствовать.
        — Клянусь.  — Эльф поднял руку, закрепляя свои слова клятвенным знаком.
        — Вот и замечательно.  — Пал Палыч довольно потёр руки.  — Как я понимаю, дело раскрыто, и девушка найдена, значит можно отдохнуть.
        Неожиданно глаза шефа наполнились тревогой.  — Ребятки, а о Лане вы что-нибудь узнали?
        Команда опустила глаза.
        — Шеф, с Ланой не всё так просто, мы обязательно всё вам расскажем, когда придём с отчётом.  — Тихо сказал ему Вин.
        — Да, конечно, идите, отдохните. Завтра жду вас с отчётами. И не думайте, что легко отделаетесь, с вас не только отчёт, но и объяснительная о долгом отсутствии. Ишь, повадились чужих невест умыкивать, а мне отдувайся.
        Парни заметно погрустнели, но согласно кивнули и отправились в своё жилище. Мара и Насья немного замешкались, а потом бросились за ними.
        — Мы с вами.
        — Куда?
        — Туда. Между прочим, мы тоже устали и хотим вымыться и поесть или вы хотите, чтобы мы пошли с этими милыми ушастиками?  — Девушки умиленно посмотрели в сторону стоявших кучкой эльфов.  — Думаем, они с удовольствием обеспечат нас всем необходимым.
        Угроза возымела действие, парни видимо в красках представили, как именно будут предоставлять всё необходимое девушкам, подхватили их под руки и потащили за собой.
        Оглянувшись, Мара помахала удивлённым послам и прокричала.  — Увидимся завтра.
        Обитель команды истребителей оказалась на удивление уютной. В большой общей комнате был большой камин и удобные кресла, а так же у каждого была своя комната. Наличествовала здесь и кухня, которой, по всей видимости, редко пользовались.
        Девушки освободились от сумок и требовательно спросили.  — Где ванная?
        — Вообще-то, она есть в каждой спальне.  — Ответил им Вин.
        — Вот и замечательно, мы мыться, а вы раздобудьте продукты.  — С этими словами девушки упорхнули в сторону спален.
        Фил весело расхохотался.  — Да ребята, похоже, кончились ваши золотые деньки.
        Хлопнув друзей по спинам, он, продолжая похихикивать, отправился в свою комнату.
        — А я, пожалуй, пойду, сполоснусь, пока меня тоже какая-нибудь дамочка не охомутала.
        Вин с Владом мрачно смотрели ему вслед, а потом, плюнув, решили последовать совету девушек и раздобыть продукты. Столовая на базе, конечно, была, но обед уже давно прошёл и если честно, есть столовскую еду как-то не очень хотелось.
        С заданием справились блестяще, к тому времени, как сияющие чистотой девушки появились на кухне, продуктами был завален весь стол. Чего тут только не было: и крупы, и зелень, и сыр, и мясо, и хлеб, и ещё много чего.
        Мара открыв рот, оглядела всё это великолепие.  — Мы что на всю базу будем готовить?
        — Нет.  — Смущённо замялись парни.  — Мы же не знали, что вам понадобится и вот.
        — Понятно. Ладно, марш мыться, а мы тут разберёмся.
        Парней будто ветром сдуло.
        Старательно приведя себя в порядок, они уселись возле камина, то и дело украдкой поглядывая в сторону кухни. Доносившиеся оттуда ароматы вызывали обильное слюноотделение, но рисковать и соваться туда они собирались.
        Хватит того, что Фил сунулся и тут же получил половником по рукам. Теперь он сидел в стороне и с раздражающей жалостью смотрел на друзей.
        Ждали не долго, очень скоро Мара крикнула, чтобы накрывали стол в большой комнате и спустя каких-то десять минут, он был заставлен разнообразными яствами. От обилия блюд глаза разбегались, а желудок начинал усиленно напоминать о своём существовании.
        Резво усевшись за стол, принялись за трапезу. Когда утолили первый голод, Фил сбегал в свою комнату и притащил два бутыля эльфийского вина.
        — За возвращение.  — Пояснил он.
        Парни разулыбались, а девушки пожали плечами, почему бы и нет. Стоило выпить по бокалу, как в дверь кто-то постучался. Мара, как сидящая ближе всех к двери, пошла открывать, какого же было её удивление, когда она обнаружила за ней эльфа, в лице Гароиэля.
        — Ты что тут делаешь?
        Эльф только грустно вздохнул и посмотрел на неё печальными глазами.
        — Заходи уж.
        Мара посторонилась, пропуская нового гостя внутрь. Гароиэль запнулся, не пройдя и половину пути, натолкнувшись на взгляды истребителей.
        — Да, ладно вам, пусть посидит, что вы на ребёнка накинулись.  — Успокоила парней Мара.
        — Конечно, пусть сидит. Проходи.  — Насья гостеприимно подвинулась, пропуская эльфа к столу. В результате он оказался сидящим между девушками. Ещё некоторое время, эльф затравленно оглядывался, всё больше косясь на друзей Вина, а потом решился попробовать яства, в изобилии уставлявшие стол. Еда, приготовленная руками девушек, явно пришлась ему по вкусу.
        — Где вы это взяли? В корчме, где мы остановились, готовят ужасно.
        — Это наша Марьяночка,  — тут же «сдала» подругу Насья,  — она у нас на все руки мастерица. Хоть врага порубать в капусту, хоть капусту в борщ.
        Видимо, бокал вина давал о себе знать, разговорившаяся девушка, то и дело бросала на Влада игривые взгляды, заставлявшие его заметно нервничать.
        Мара, заметив неадекватное поведение подруги, поспешила её увести в спальню. Выглянув через несколько минут, она быстро сказала.  — Уберите тут сами и на ночлег, тоже сами распределяйтесь, мы будем спать здесь.
        Насья, попыталась, было, выбраться из-за спины подруги, но не тут-то было. Оттерев её назад, в комнату, Мара захлопнула дверь. Потом послышались звуки борьбы, а затем всё стихло.
        Гароиэль выглядел потрясённым, он во все глаза смотрел на дверь, за которой скрылись девушки, но абсолютное безразличие, сидевших за столом истребителей, к происходящему, его немного успокоило.
        — И часто так?  — Решился спросить он.
        — Да, нет, они вообще-то впервые на нашей памяти вина выпили. Вывод, больше им не наливать.  — Отозвался Вин. Остальные, синхронно кивнули.
        — Понятно. А вы давно знакомы?
        — Месяца два, наверное, а что?  — Спросил Влад.
        — Просто странно. Вас они знают всего два месяца, а уже рискуют пить с вами вино, а я прихожу уже два года, и меня даже на порог пускают неохотно. Может, я что-то не так делаю?
        Его задумчивый вид всех немного позабавил.
        После того, как расправились с ужином, тарелки стаскали на кухню и разошлись по комнатам. Решено было, что Фил ляжет с Владом, а Вин с неурочным гостем, так как он с радостью сообщил, что искать его не будут, он, видите ли, сообщил своей охране, о своём намерении ночевать под защитой лучшей команды истребителей.
        Несмотря на обилие вопросов, толкущихся в голове, заснули все довольно быстро, усталость от долгого перехода дала о себе знать. Утром встали поздно. Фил вышел хмурый и пробурчал, что больше с этим озабоченным вампиром, который всю ночь лез обниматься, спать больше не будет. Гароиэль промолчал, но покрасневшие уши выдали его с головой, и пришла очередь Вина смущаться.
        Девушки же напротив выглядели свежими и отдохнувшими. Пока парни продирали глаза и лениво перебраниваясь, выползали из комнат, они успели уничтожить следы вчерашних посиделок, в виде горы мусора и грязной посуды. Теперь из кухни доносились ароматы свежеприготовленного завтрака.
        После того как сытые и довольные парни разбрелись по комнатам, писать отчёты и рапорты, девушки остались с Гароиэлем наедине. Теперь, он мало напоминал, того холодного сына леса, каким предстал перед Марой в своё время. На самом деле, он оказался очень милым, дурашливым и непосредственным.
        Незаметно для себя, они проболтали до самого обеда, что, впрочем, не помешало приготовить девушкам, этот самый обед. Вскоре и истребители начали выползать из своих норок, с покрасневшими от напряжения глазами. Размяв затёкшие от долгого письма руки, они дружно отправились к шефу, сдавать свои творческие изыскания, на его суд.
        Судя по довольным физиономиям, появившихся вскоре истребителей, они успешно отчитались о задании и теперь были относительно свободны. Шеф дал им внеочередной отпуск, для того, чтобы съездить к Вину на родину.
        Выехать решили завтра на рассвете, Гароиэль отправил домой магического голубка, с вестью, что Мара нашлась и едет в гости, а с ней её друзья. О Вине, по его настоянию, он умолчал.
        Девушки, после обеда убежали в город, делать покупки. Фил вызвался их сопровождать. Друзья проводили его ехидными взглядами, уж они то знали, как девушки делают покупки.
        Гароиэль отправился к своим сопровождающим, чтобы приготовиться к дороге.
        Оставшиеся одни, Вин и Влад некоторое время задумчиво молчали и, наконец, вампир не выдержал.
        — Ну, что ты просто так её отдашь?
        — Я не знаю.  — Эльф устало потёр глаза.  — Буду разбираться с ситуацией на месте.
        — На месте? Ты понимаешь, что твой отец, вот уже во второй раз, хочет забрать у тебя любимую женщину, а ты всё ещё разбираешься в ситуации.
        — Влад, ты не всё знаешь. Тогда, там, на поляне, Лана кое-что мне рассказала. Это имеет отношение к моему отцу, самое прямое. У нас перестали рождаться дети Влад, а ты прекрасно понимаешь, что это означает конец рода. Несколько столетий и наш род полностью угаснет, по вине моего отца.
        — О чём ты?
        И Вин рассказал всё, что слышал от Ланы, все, что смог выяснить и до чего додумался сам.
        Некоторое время Влад молча переваривал полученную информацию, а потом спросил.
        — И ты откажешься от нее, если того потребуют интересы рода?
        Вин посмотрел ему прямо в глаза, поджав губы, и вампир всё понял.  — Глупец. Не сделай ошибку, которую не сможешь сам себе простить, а самое главное, не сможет простить она.
        Их разговор прервало появление девушек, в сопровождении крайне измученного оборотня. Его вид настолько насмешил друзей, что они на время забыли о только что обсуждаемой теме, и весело поздравили Фила с новым опытом общения с женщинами.
        — Вы знали.  — Обвинительно ткнул он в веселящихся парней пальцем.
        — Конечно, знали, но мы не могли лишить тебя столь незабываемых впечатлений, так что извини.
        Фил клокочущее вздохнул, но потом махнул на них рукой и без сил рухнул в кресло.
        — Не понимаю, как они ещё могут после такого забега, скакать как козочки.  — Простонал он, глядя на весело щебечущих девушек. Подруги как раз перетаскивали покупки в комнату Вина, видимо закрепив за ней свои права. Сразу же после этого, они понеслись на кухню и всё так же весело щебеча, стали готовить ужин.
        — Я просто ног не чую и голова как чумная, а они будто по лесочку прогулялись, цветочки понюхали.  — Голос Фила был полон обиды непонимания.
        — Да брось Фил, это есть величайшая загадка природы и имя ей — Женщина.  — Нравоучительно сказал Влад.  — Не стоит пытаться их понять, нужно просто принять.
        — Надеюсь, я ещё долго не встречу свою загадку.  — Простонал оборотень.
        После ужина Фил убежал в неизвестном направлении, заявив, что от их четвёрки у него скоро начнётся изжога. Так что сегодня парни легли спать в разных комнатах в гордом одиночестве.



        Глава 18

        Отправление прошло без заминок и лишнего шума. Просто встали, позавтракали и неспеша собравшись, выехали из ворот базы. Как и ожидали парни, их жеребцы вернулись самостоятельно, не дождавшись хозяев возле разорённой деревни. Теперь, когда ехать приходилось на родных животинках, чувствовали себя намного увереннее.
        Эльфийские послы, всё больше помалкивали, диковато косясь на разношёрстную компанию, направляющуюся в их родные пенаты, но присутствие двух принцев, в этой самой компании, немного успокаивало.
        К вечеру преодолели большое расстояние. Озадаченные эльфы внимательно наблюдали за тем, как девушки сноровисто готовят ужин, видимо, для них было в диковину, что столь значимые особы, способны на большее, чем томно нюхать цветочки, сидя на стриженой лужайке.
        Когда послам предложили отужинать со всеми, они некоторое время колебались, но, глядя на уплетающего за оби щеки снедь Гароиэля, они решились снять пробы и их удивление стало ещё больше. Предполагаемая невеста принца не просто готовила, она УМЕЛА готовить.
        К концу третьего дня пути, эльфы окончательно оттаяли и с удовольствием участвовали в общих беседах. Нет, всё-таки жизнь полна сюрпризов: и вампир, и оборотень, оказались довольно приятными в общении и очень умными собеседниками.
        Девушка-оборотень вообще покорила их своим остроумием и неистребимой энергией. Не сказать, чтобы это нравилось Владу, но он относился к происходящему философски.
        Пару раз, то Насья, то Фил перекидывались и обегали окрестности, разведывая обстановку, но теперь это не казалось эльфам, таким уж диким.
        Вопреки сложившимся стереотипам, после смены ипостаси, оборотни не становились неуправляемыми кровожадными монстрами, у них сохранялась речь и вполне нормальное мышление. Правда, как призналась Насья, порой звериные инстинкты сильно сбивали с толку, но ещё ни разу им не удавалось взять полный контроль над телом.
        До границы клана добирались ещё несколько дней. Чем ближе было место назначения, тем задумчивее становился Вин. Мара не понимала, что с ним происходит, и старалась находиться с ним рядом.
        Гароиэль это замечал, но старательно делал вид, что всё происходящее его совершенно не касается. Марьяна ему нравилась и даже очень, но он не хотел встревать в зарождающиеся между ней и братом отношения.
        Несмотря на юный, с точки зрения эльфов, возраст он уже многое понимал. Родители находились в полной уверенности, что он ничего не знает, но Гароиэль знал о причине вынудившей старшего брата покинуть родной дом. Он вовсе не хотел стать той причиной, которая окончательно разорвёт все связи Винодриэля с родиной.
        Клан встретил их настороженно, но и с облегчением. Едва завидев въехавших на двор лошадей, им навстречу выбежала эльфийка. Необыкновенно красивое, воздушное создание. Серебристые волосы её струились по спине, хрустальным водопадом, достигая земли. На очаровательном личике, сияли широко распахнутые, бирюзовые глаза. Именно по эти глазам Мара определила, что перед ними мать Гароиэля.
        Всхлипнув, эльфийка повисла у принца на шее, к немалому его смущению.
        — Мама, ну перестань.  — Пытался он успокоить рыдающую родительницу.  — Я же вернулся. Ну что ты, в самом деле.
        Не переставая плакать, среброволосая красавица ласково поглаживала принца по лицу и что-то беспрестанно шептала. Было даже, как-то неловко присутствовать, при этом, воистину материнском, проявлении любви.
        Немного успокоившись, эльфийка наконец-то заметила сопровождающих сына гостей, и удивлённо охнула. Когда же её взгляд остановился на Вине, глаза у неё распахнулись ещё шире, заняв большую часть лица.
        — Винадриэль?  — Тихо выдохнула она.
        — Приветствую тебя, княгиня Леонвиль.  — Голос Вина был спокоен.
        Будто очнувшись, княгиня защебетала.
        — Ну что это я. Заходите и чувствуйте себя, как дома.
        При этих словах, вампир клыкасто ухмыльнулся, а оборотни весело переглянулись.
        Выбежавший по первому зову конюший, забрал лошадей и вся толпа бодро прошествовала внутрь княжеских покоев. Здесь всё было таким, каким запомнилось Вину. От воспоминаний защемило сердце, и тут он поймал на себе внимательный взгляд княгини, заставивший запрятать эти воспоминания как можно глубже. Сейчас не время показывать слабость, у него ещё будет время во всём разобраться.
        А через несколько минут Вин вдруг понял, что прошлое уже давно утратило свою остроту и идущая рядом с ним девушка значит для него намного больше, чем все его воспоминания.
        Мара, будто почувствовав, что он думает о ней, посмотрела на Вина и улыбнулась. Эта улыбка окончательно расставила все токи, он пришёл сюда ради неё и всё остальное не имеет значения.
        Князь ждал их в большом зале. Там же находились и несколько советников, дела рода не требовали отлагательств. Но при виде вошедшего Гароиэля, глаза его просияли и он, раскрыв объятия, пошёл к нему навстречу.
        — Я очень рад твоему возвращению, сын мой. Мне доложили, что ты привёл с собой друзей, так познакомь меня с ними.
        Секунду спустя взгляд Владыки зацепился за Вина, и он побледнел.
        — Винадриэль?  — Точно так же, как и княгиня недавно прошептал он. Поспешно преодолев разделявшее их расстояние, князь вгляделся в лицо, казалось давно утерянного сына.
        — Здравствуй отец.  — Хрипло проговорил Вин, жадно разглядывая лицо стареющего эльфа. Хотя, старым его вряд ли можно было назвать, По-прежнему гладкое, без единой морщинки лицо, по-прежнему сияют золотом, длинные до пояса волосы. Выдают его возраст лишь глаза, слишком мудрые для этого молодого лица.
        Руки князя заметно дрожали, когда он протянул их, намереваясь обнять сына. Нерешительность сквозила в каждом его движении, и Вин сделал первый шаг, он качнулся вперёд и обнял отца. Вин не мог видеть, но те, кто стоял позади него увидели, какое облегчение появилось в глазах князя.
        — Я очень рад, что ты вернулся, сынок.
        — Не совсем вернулся.  — Тихо ответил Вин.  — Мы прибыли по приглашению Гароиэля. Я приехал за ней.  — И эльф указал на Мару, тихо стоявшую позади него.
        После его слов, князь внимательнее пригляделся к тем, кто стоял возле его сына, и с удивлением распознал среди его свиты оборотней и вампира. С ещё большим удивлением, он посмотрел на девушку с серьёзными серо-зелёными глазами, она смотрела на его сына, смотрела с нежностью и пониманием. Хотя этим сыном был не Гароиэль.
        Сердце князя зашлось от боли. Снова, почему снова ему придётся причинить боль своему сыну, обоим сыновьям. Видит создатель, он этого не хочет, почему за его ошибки должны платить его дети.
        Видел ли кто-нибудь, какая боль отразилась на минуту в его глазах, сейчас это не имело для него значения, рядом были его дети. Пуст не надолго, но он мог наслаждаться их обществом, сейчас, в эту минуту.
        После взаимных приветствий, князь, не обращая внимания на неодобрительное пыхтение советников, приказал проводить гостей в гостевые покои, а сам, прихватив с собой сыновей, отправился к себе. Вин, только успел прошептать изумлённым друзьям.  — Всё хорошо, я скоро приду.  — И ушёл вслед за княжеской четой.
        Оставшись одни, друзья позволили себе высказаться по поводу произошедшего.
        — Я что-то не понял, так наш Вин, получается, наследный принц этих самых, как их там, клинков? Вот блин горелый, и ведь ни слова не сказал, а ещё друг называется.
        Эмоции Фила зашкаливали, у него даже клыки начали появляться, до того он был взвинчен.
        — Да ладно тебе.  — Попытался урезонить его вампир.  — У каждого из нас, есть свои секреты, та прогулка у озера слёз, это совершенно ясно показала, так что не стоит так распыляться.
        — Ты прав мы все не без греха, но я никогда не скрывал своего происхождения, вы всё обо мне знали, всё.
        — Фил, но если подумать он тоже ничего не скрывал, сколько раз правда была у нас под носом, мы просто не хотели её замечать. Я заподозрил неладное уже тогда, когда его узнал Гароиэль. Вспомни, ведь они говорили об отце, об общем отце. Теперь всё кажется вполне понятным, а тогда я, честно говоря, немного запутался, хотя правда лежала на поверхности.
        Девушки сидели молча, лишь переводя взгляды с одного на другого.
        Пришедшие вскоре служанки, принесли сменную одежду и пригласили всех освежиться после долгого пути, впрочем, стараясь держаться на расстоянии.
        Несмотря на несовсем радужное настроение, ванну все приняли с большим удовольствием. Вымытый и переодетый Фил, немного успокоился и всё равно, когда в комнату вошёл Вин, он надулся и что-то засопел себе под нос.
        — Извините, что покинул вас на столь долгий срок.  — Начал Вин. Грустная улыбка скользнула по его губам.  — Нужно было о многом поговорить. Сами понимаете, я не видел отца более ста пятидесяти лет. Фил не сердись, знаю, я должен был сказать, но сначала я хотел забыть, а потом всё это уже потеряло свой смысл.
        Что-то в том, как вёл себя Вин, насторожило Мару, она очень долго прислушивалась к себе, чтобы понять, что именно не так, а потом вдруг отчётливо поняла — Вин не смотрит ей в глаза. Он смотрел куда угодно, только не на неё, от нехорошего предчувствия сжалось сердце.
        Вскоре, их пригласили на праздничный ужин, в честь принцев и их друзей, они довольно ярко представили, что это будет за ужин. Скорее всего, гости будут жаться по сторонам, в ужасе поглядывая на странную компанию наследного принца.
        Мара немного замешкалась и когда все вышли из комнаты, окликнула Вина.
        — Может, скажешь. Что произошло?  — Тихо спросила она.  — Не молчи, пожалуйста, ты меня пугаешь.
        Вин, по-прежнему не глядя на неё, с трудом проговорил.  — Тебя как всегда невозможно провести, но потерпи. Скоро ты всё узнаешь сама.
        Сказав всё это, он вышел вслед за друзьями.
        Желание куда либо идти окончательно покинуло Мару. Она ведь знала, что нельзя привыкать к этому остроухому чуду, знала, что будет больно, ну почему её сердце оказалось таким глупым. Продолжая предаваться грустным мыслям, Мара вышла из комнаты и двинулась по коридору. Только спустя некоторое время она спохватилась и поняла, что не знает в какую сторону ушли её друзья.
        Пройдя ещё немного, Мара поняла, что окончательно заблудилась. Продолжая двигаться вперёд, она подошла к резной двери, из-за которой слышались короткие всхлипы — там кто-то плакал.
        Немного поколебавшись Марьяна, толкнула дверь и вошла. В комнате царил полумрак, на смятой постели лежала, уткнувшись лицом в подушку эльфийка. Её худенькое тело вздрагивало каждый раз, когда из неё вырывалась новая порция рыданий. Услышав, как тихо скрипнула дверь, девушка оторвала лицо от подушки и с удивлением уставилась на вошедшую Мару.
        — Вы кто?  — Наконец, нарушила молчание заплаканная красавица.
        — Да, так, мимо проходила.  — Ответила Мара, с любопытством разглядывая эльфийку с серебристыми волосами, её не покидало острое чувство дежавю.
        — У тебя, случайно, нет в родне княгинь?  — Спросила она напрямик.
        Удивлённая эльфийка, вытерла глаза и ответила.  — Почему нет, княгиня Леонвиль моя сестра.
        — Вот как. А то я смотрю и, мне кажется, что я тебя уже где-то видела. Здравствуй, я Марьяна, можно просто Мара.
        Девушка прошла в комнату, протянув руку, для приветствия. Эльфийка робко её пожала и с любопытством уставилась на гостью.
        — Значит, это тебя, вот уже несколько лет, пытается заполучить князь?
        — Почему князь, я думала, что моя скромная персона интересует исключительно его малолетнего сыночка.
        — Поверь мне, его, твоя персона интересует в последнюю очередь, тут всё намного сложнее.
        — И ты знаешь, в чём тут дело?  — осторожно спросила Мара.
        — Да, знаю.  — Усмехнулась, окончательно успокоившаяся эльфийка.  — Хотя моя обожаемая сестричка до сих пор думает, что мы с Гароиэлем ничего не ведаем. Но нельзя жить во дворце и не иметь отношения к дворцовым интригам и сплетням.
        Через полчаса Мара знала обо всём, что имело отношение к её делу.
        Не сказать, чтобы услышанная информация её обрадовала, но теперь, хотя бы стало понятно странное поведение Вина. А ведь с него станется отказаться от неё ради благополучия своего клана, несмотря на то, что этот самый клан не сделал для него ничего хорошего.
        В душе у девушки поднялась какая-то волна, очень напоминающая гнев.
        — Так, со мной всё понятно, а ты, почему ревела?
        — Мне не разрешили присутствовать на торжестве. Сказали, что там будет неподходящая для меня компания.  — И эльфийка, совсем по детски надула губы.
        Мара же после её слов нахмурилась. Значит, неподходящая компания. Глаза девушки гневно сузились.
        — Хочешь на праздник?  — Вкрадчиво спросила она у эльфийки.
        — Да, хочу.  — Глаза красавицы просияли.  — А можно?
        — Со мной можно. Значит так, приводи себя в порядок и пойдём. Ты будешь моей личной гостьей, против этого им сказать будет нечего. Кстати, как тебя зовут?
        — Ой! Извини, забыла представиться, я Карионель.
        — Ну, вот и познакомились. А теперь, быстро одевайся.
        Эльфийка привела себя в порядок в рекордные сроки. Очень скоро девушки весело переговариваясь, двинулись в сторону праздничного зала, в котором проходило торжество.
        Их появление произвело фурор, на лицах друзей появилось облегчение, остальные взирали на них с неприкрытым изумлением.
        — Я взяла на себя смелость пригласить очаровательную Карионель на праздник, надеюсь, я не нарушила тем самым какой либо этикет?  — пропела Мара с милой улыбкой. После «искренних» заверений, что всё в порядке, она подхватила новую знакомую под руку, и повела знакомиться со своими друзьями.
        — Что ты творишь?  — тихо прошипел над её ухом Вин.
        — Ничего особенного, вывожу в свет твою тётушку, раз твои родственнички не соизволили это сделать. Вин, ты должен был уже давно понять, я не одна из ваших женщин, я не буду принимать всё происходящее в моей жизни с рабской покорностью. И ещё одно, прежде чем принести очередную жертву ради своего клана подумай, как к этому отнесётся сама жертва.
        Вин проводил недоуменным взглядом ставшую похожей на рассерженную фурию девушку, а потом до него дошло, она всё знает. Не важно, как она узнала, но то, что она узнала, ей определённо не понравилось.
        Между тем Мара подвела Карионель к друзьям и начала их представлять. Как ни странно, на новых знакомых она отреагировала довольно нормально, вот только Фил её немного смутил. Видимо его открытая улыбка и искрящиеся весельем глаза никак не вязались с её представлениями об оборотнях, а когда он галантно поцеловал ей руку, она совсем растерялась.
        Положение спас Влад, он предложил девушкам принести напитки и утащил упирающегося оборотня с собой.
        По возвращении, парни застали девушек за оживлённым разговором. Не долго думая, Фил снова завладел вниманием очаровательной эльфийки, при этом он нагло игнорировал возмущённые взгляды высокопоставленных эльфов.
        Стоило оборотню заграбастать дрожащую лапку Карионель и легонько поцеловать, как её лицо расцвело маковым цветом. От смущения она не знала, куда прятать глаза. Слишком бурная реакция эльфийки не осталась незамеченной, Фил сразу же бросился в атаку — произнёс несколько комплиментов, чем окончательно вывел девушку из колеи.
        Беспомощно посмотрев на Мару, она затравленно заморгала длиннющими ресницами. Такая реакция на, в общем-то, невинное поведение, говорило о том, что либо эльфийка не привыкла к мужскому вниманию и комплиментам, во что верилось с трудом, либо всё дело было в том, что Фил слишком ей понравился, что было гораздо ближе к правде.
        — Фил, прекрати пугать девочку.  — Укоризненно сказала Мара.  — Лучше пригласи её на танец.
        Фил заразительно улыбнулся и галантно предложил девушке руку, которую она, поколебавшись, приняла. Вскоре они влились в ряды танцующих. К слову сказать, Фил танцевал великолепно, красиво ведя партнёршу в танце, он одновременно уводил её от столкновения с другими танцующими парами.
        Княгиня заметно напряглась, наблюдая за веселящейся сестрой. Она не замечала весёлого блеска в глазах сына и его брата. Уж эти-то двое прекрасно знали, кто подбил юную княгиню на этот своеобразный бунт.
        Вин и Гароиэль стояли рядом. Несмотря на последние события, Вин не испытывал ненависти к брату. Сейчас, все мысли эльфа были о миниатюрной девушке, которая заняла так много места в его сердце. Мысли эти не были радостными, Вину многое нужно было обдумать: сделать несчастными нескольких, или весь клан.
        Тяжёлые мысли не мешали Вину наблюдать за предметом его страданий, и чем больше он на неё смотрел, тем отчётливее понимал, что не сможет от неё отказаться, даже ради благополучия всего клана. Когда в его сознании произошёл такой переворот, он не мог сказать, но желание назло всему стать счастливым всё сильнее овладевало им.
        Сейчас в эту минуту Мара была так прекрасна, что сердце Вина то и дело пропускало удары, он любовался ею, окончательно осознав, что не может её отпустить. В самом деле, почему они снова должны платить по чужим счетам, должна же в этой жизни быть хоть какая-то справедливость.



        Глава 19

        То, что что-то изменилось, заметили не сразу. Пары по-прежнему танцевали, по-прежнему, перешёптывались девушки и выходили в сад желающие подышать свежим воздухом.
        Первой заволновалась Мара, с тревогой оглядывая зал, она начала неспешно проталкиваться к князю и стоявшим возле него сыновьям.
        — Что-то происходит.  — Тихо сказала она, добравшись до цели.  — По залу расползается какое-то заклинание, я не знаю, что это за заклинание, но ничего хорошего от него не жду.
        — Я ничего не чувствую.  — Удивлённо проговорил Владыка.  — О чём ты девочка?
        — Отец,  — тут же вклинился Вин,  — она знает, о чём говорит. Мара как оно выглядит?
        — Как будто зал покрывается инеем, только цвет у него какой-то грязно серый.  — Ответила девушка, не обращая внимания на недоуменные взгляды князя и его окружения.
        — И всё?
        — Нет, под ним как будто сиреневые сполохи пробегают.
        — Оглушающее заклинание, прикрытое заклятием сокрытия сути. Даже если бы мы почувствовали что-нибудь, то наверняка решили бы что просто кто-нибудь балуется иллюзиями. Это Лана.
        Подоспевшие к концу разговора истребители, тихо выругались.
        — Снова эта стерва и чего ей неймётся?  — С чувством прошипел Фил. Вин с Владом переглянулись, но ничего говорить не стали. Князь же, напротив, заметил переглядывания двоих друзей и, по его лицу пробежала тень.
        — Сегодня, здесь, её нужно остановить раз и навсегда.  — Сказал Вин.  — Рассредоточимся и внимательно наблюдаем, Мара, как только что-то заметишь, сразу же подавай знак. Мара серьёзно кивнула и, вскоре все разошлись по залу.
        — Я не совсем понял, что здесь сейчас происходило?  — Неожиданно встрял один из советников Владыки.  — Что значит это если заметишь, разве может какая-то девчонка, быть лучше наших войнов?
        — Может, если она видит магию.
        — Что значит видит? Это же не возможно, вы шутите? Нет, вы не шутите.  — Тихо проговорил любопытный эльф, встретившись глазами с Вином.
        — Рад, что вы наконец-то поняли. Попрошу вас сосредоточится, ситуация серьёзная.
        — Насколько серьёзная?  — спросил ещё один из советников.
        — Очень серьёзная, настолько, что она стоила жизни уже многим сильным и подготовленным людям.
        Несмотря на усиленную бдительность, Лане всё же удалось застать всех врасплох. Неожиданно, одно из зеркал находящихся в зале потемнело, и из него повалили красноглазые твари, которые были знакомы истребителям по памятной для всех поляне. Послышались испуганные крики гостей, и пространство возле зеркала быстро опустело.
        — Где лучники?  — Едва слышно спросил Вин у отца.
        — Не знаю, уже должны быть здесь.  — Растеряно ответил князь.
        — Они не придут.  — Неожиданно вмешалась в их разговор Мара.  — Никто не придёт, она всех усыпила.
        — Как?  — в голосе Владыки послышалось волнение.
        — Я заметила, как во все стороны от этого зала прошла волна, какого-то странного зелёного свечения, если не ошибаюсь, это очень мощное усыпляющее заклинание. Вырубает всех находящихся в радиусе пары вёрст, за исключением, пары сотен метров в эпицентре.
        — Значит, она всё предусмотрела, не стоило её недооценивать. Теперь придётся расщитывать только на свои силы. Сколько в нашем распоряжении магов и войнов?
        — На празднике присутствовало около пятидесяти лучших магов, включая восьмерых из Совета и меня.
        — Ты забыл о нас.  — Сказал, появившийся рядом с Вином Гароиэль.
        — Простите, действительно забыл, тогда пятьдесят два. Из войнов, наверное, наберётся около полутора сотен.
        — У вас, что каждый второй воин?  — Присвистнул Фил.
        — Второй не второй, а войнов у нас много, это почётное занятие. Даже для женщин. Но сейчас разговор не об этом. Сейчас нужно собрать всех здесь, в месте прорыва.
        И тут появилась Лана, во всей красе. Необдуманный побег от амазонок оставил свои следы. Кольца Аптра, не выпускали просто так. Кожа, с левой стороны лица у Ланы стянулась, как от сильного ожога, волосы тоже были сильно повреждены, казалось, кто-то развлекался, то, поджигая их, то туша. До того неровными паклями торчали они в разные стороны.
        Только одной головой повреждения не закончились. Левая рука Ланы выглядела так, будто её долго сушили на солнце, сморщенная жёлтая кожа обтягивала кости, неопрятно сморщиваясь, при малейшем движении.
        Судя по тому, как двигалась магичка, досталось и правой ноге, она заметно подволакивала её при ходьбе.
        — Что такое?  — Начала Лана, язвительно улыбаясь.  — Не ожидали меня увидеть? Извините, что без приглашения, я его в другом наряде оставила.
        И тут, Лана расхохоталась каким-то жутким безумным смехом.
        — О, Владыка, я так давно мечтала с тобой познакомиться, вы же не будете против моей компании.
        Лана двинулась вперёд, окружённая своими жуткими тварями, которые всё выползали и выползали из потемневшего зеркала.
        Один из придворных магов ринулся ей наперерез и, вскрикнув, упал как подкошенный.
        — Да, совсем забыла предупредить, Владыка, скажи своим людям, чтобы не пытались остановить меня с помощью магии, заклятие зеркала, как видите, я догадалась подготовить заранее, так что они только причинят себе лишние страдания. Я хорошо подготовилась.
        Владыка сделал повелительный знак рукой, отзывая всех своих магов.
        — Что тебе нужно Ланалея?  — Спокойно спросил он.
        — Ничего особенного,  — жеманно пожала плечами магичка,  — всего лишь то, чего я была лишена по твоей вине. Если бы ты женился на моей бабке, как и обещал, то смог бы избежать многих неприятностей. Но нет, ты посчитал, унижением своего достоинства брак с человечкой, тем самым, обрекая свой род на вымирание.
        На несколько секунд Лана прервалась, окидывая торжествующим взглядом, окруживших её плотным кольцом эльфов.
        — Да, да, теперь вы знаете, кто повинен в ваших бедах. Ваш обожаемый Владыка, сделал роковую ошибку и теперь пытается исправить то, что натворил, с помощью своих сыновей, но я не могу этого допустить. Вы думаете, что нашли лазейку, но то, что начертано, должно исполниться и не вам менять будущее. И чтобы исключить саму возможность, каких либо попыток в будущем, я заберу у вас то, что является главным ключом к вашим надеждам.
        Тут Лана подняла тяжёлый взгляд на Мару.
        — Я с самого начала выбрала неправильную тактику, мне следовало узнать имя той, что предсказана звёздами и, убрать её со своего пути, но у меня ещё есть время исправить эту ошибку.
        Злорадно расхохотавшись, Лана вытянула вперёд руки.
        — Владыка, сейчас ты сможешь полюбоваться на то, как я уничтожаю будущее твоего клана и твои надежды.
        По молчаливому приказу Ланы, волкоподобные твари сорвались с места, противно скрежеща когтями по мраморным плитам пола. Князь с отчаяньем смотрел на то, как твари приближаются.
        Неожиданно Мара дотронулась до руки Вина.
        — Останови их.
        — Как, мы не можем пользоваться магией.
        — Но я могу.  — С лёгкой улыбкой на губах сказала Мара.  — Направляй заклинание через меня. Этот удар она отбить не сможет.
        Не долго думая Вин произнёс слова заклинания и взял Мару за руку, она подняла свободную руку и произнесла ключевое слово одновременно с эльфом. В тот же миг, твари завизжали тонкими щенячьими голосами, их начала окутывать голубоватая дымка. Вскоре судорожно вздрагивающие тела тварей полностью скрылись в клубящейся лазури, а спустя минуту, о них напоминали только глубокие борозды царапин, оставленные страшными когтями.
        — Нет!  — Дикий крик Ланы заставил всех вздрогнуть.  — Как вы посмели, как вы могли. Как же я вас всех ненавижу, боитесь, лишний раз шевельнуть своими напудренными задницами и считаете высшим сортом, а на самом деле прогнили изнутри, как поваленное дерево, стоит только посильнее сжать руку как посыплется труха. Думаете, смогли меня остановить, ничего подобного, теперь будем играть по крупному.
        После её слов, из зеркала послужившего порталом потянулась мгла, она, клубясь, проползла над полом и, достигнув ног торжествующей магички, начала окутывать её плотной пеленой.
        — О Всевышний, она всё таки призвала силы хаоса.  — Тревога в голосе Вина заставила всех напрячься.
        — Владыка сейчас нужно атаковать, заклятие зеркала уже не действует. Надо постараться не выпустить её за пределы круга.
        — Какого круга.  — В голосе князя слышалось искреннее недоумение.
        Вин снова произнёс заклинание и направил его в сторону Ланы. Вокруг магички образовался сияющий круг, впрочем, сияние быстро исчезло, но все заметившие эту странность успели удивиться.
        — С кем поведешься.  — Смущённо проговорил Вин.
        Несмотря на то, что для других круг стал невидим, Мара продолжала его видеть, от защитного контура его отличало то, что по периметру круга пробегали всполохи, напоминающие прутья решётки.
        Двинувшаяся было вперёд Лана, с шипением отскочила назад, по кругу пробежала рябь и в сторону магички полетели небольшие молнии, большинство из них она отбила, но те, что попали в цель, особого вреда не нанесли, хотя и настроения не улучшили.
        — Зря стараетесь,  — зло процедила сквозь зубы Лана,  — ваши жалкие потуги похожи на детский лепет, этим меня не остановить.
        Вытянув вперёд руки, она что-то прокричала, и круг разлетелся сияющими осколками.
        — Она разрушила круг.  — Предупредила всех Мара. Но маги были уже готовы к ответному удару, и начался бой.
        Лана подпитываемая силами хаоса, бросалась заклинаниями почти без передышки. На стороне эльфийских магов был многовековой опыт и страстное желание защитить свой клан.
        Время от времени, какое-либо заклинание Ланы находило свою жертву, но выбывших из строя магов, тут же заменяли другие. От перенасыщенности магией воздух уже искрил.
        Тьма хаоса же, стоило ей оторваться от разбушевавшейся магички, материализовалась в жутких тварях. Магия их почти не брала, и тут пригодилось воинское мастерство эльфов, среди которых вполне гармонично смотрелись Фил и Влад. Они яростно рубили порождения хаоса, но они всё прибывали, казалось, им нет конца, они всё текли и текли полноводной рекой.
        Как-то так оказалось, что к началу сражения в зале не осталось мирных эльфов, казалось всё население клана Серебряного клинка, взялось за оружие.
        Усыпляющее заклятие продолжало действовать, и все понимали, что долго они не продержаться, если не сломить магичку сейчас, то без подкрепления, твари хаоса просто задавят их своим числом, поэтому сражались с небывалой яростью. Девушки не отставали от войнов, щедро раздавая удары направо и налево.
        Когда одно из заклятий Ланы рикошетом полетело в сторону сражающихся девушек, Карионель вскинула руку и молниеносно поставила щит.
        — Так ты тоже маг?  — Спросила её Мара.
        — Можно и так сказать, у меня есть магические способности, но кое-кто решил, что мне не нужно учиться магии.  — Карионель скосила глаза в сторону бледной сестры, но та не обратила на слова сестры никакого внимания. Сейчас, все её мысли были о самых дорогих её сердцу эльфах, которые сражались в первых рядах.
        Между тем противостояние продолжалось, хаос стремился вырваться за пределы зала — там он мог найти себе новые жертвы и увеличить свою силу, но эльфийские маги уверенно теснили Лану к импровизированному порталу, который, кстати, кто-то помог проложить ей с этой стороны. С этим было решено разобраться попозже, если бы они знали, как это важно и, к чему приведёт промедление, то, наверное, начали бы искать предателя не откладывая, но они не знали и потому не забивали себе голову, не самыми важными на взгляд эльфов мыслями.
        В какой-то момент, Лана оказалась слишком близко от зеркала впустившего её сюда и, уклоняясь от очередной атаки, случайно коснулась помутневшей глади. Неожиданно зеркало начало её засасывать. Лана забилась в попытке освободиться, но мутное стекло упорно тянуло её в себя и тут одно из заклинаний пущенное магом, со свистом пролетев до магички, взорвалось перед самым её лицом, заставив отчаянно завизжать.
        Силы взрыва оказалось достаточно, чтобы окончательно втолкнуть Лану в портал. Следом за ней, потянулся и расползшийся хаос, уходить ему совершенно не хотелось и клубящаяся тьма, изо всех сил цеплялась за малейший выступ, за малейшую трещину. И вот, наконец, последние клоки хаоса скрылись за зеркальной гладью портала.
        — Неужели всё?  — С опаской двинулись вперёд маги.
        И вдруг из зеркала резко вынырнула Лана. Заклинание, сработавшее перед её лицом, не добавило ей привлекательности. Теперь, к ожогам добавились глубокие раны, окончательно обезобразившие её лицо.
        Хищно оскалившись, Лана неожиданно подняла вверх лук, с туго натянутой тетивой.
        — Эй. Владыка, зря ты надеялся избежать возмездия.
        И тетива запела, отпуская стрелу в полёт.
        — Нет!  — Крик Вина совпал с его молниеносным движением, и стрела нашла свою цель.
        — Я же говорила, что принесу свою жертву.  — Торжествующе расхохоталась магичка. Глядя на окаменевших магов, она выпустила из вида группу девушек, стоявших в сторонке.
        Стоило Вину с тихим стоном упасть на мрамор, как Мара закричала — так кричат дикие звери, так кричат бешеные орки во время атаки, так кричит женщина, потерявшая любимого. Мара окинула зал диким взглядом и вскинула руки, впервые магия её послушалась, она ревущим потоком пронеслась по телу девушки, и вырвалась на волю ужасающей силой.
        Там, где прокатывалось заклинание, произнесённое Марой, оно сметало всё на своём пути: мебель разлеталась в мелкую щепку, трескались и вспучивались мраморные плиты пола, осыпались дождём осколки взорвавшихся зеркал. Когда же жуткий смерч достиг Ланы, её пожалели даже самые жёсткие из эльфов. Магичку ломало, выкручивало и сдавливало так, что она не могла даже кричать, спустя минуту всё было кончено.
        Наступившую гробовую тишину нарушили тихие шаги Мары. Она подошла к Вину и присев рядом с ним на пол осторожно дотронулась до его лица. Глаза эльфа, затуманенные болью, распахнулись, и он что-то прошептал обескровленными губами. Девушка наклонилась ниже, силясь разобрать слабый шёпот умирающего.
        — Мара. Где Гароиэль?
        Как только брат показался в поле его слабеющего зрения, он из последних сил прошептал.
        — Поклянитесь, что выполните просьбу отца, поклянитесь, что поженитесь, это очень важно, прошу вас.
        — Клянусь.  — Произнесла Мара бесцветным голосом.
        — Клянусь.  — Эхом повторил Гароиэль.
        Глаза Вина на секунду просияли, а затем закрылись, уже навсегда.
        Мара плохо понимала, что происходит, её слух, и зрение будто выключились. Вина унесли четверо эльфов, включая Владыку и Гароиэля, многие плакали, не стесняясь своих слёз, кто-то разговаривал, но всё это проходило мимо девушки.
        Как станет известно впоследствии, в этом бою эльфы потеряли не только одного из принцев. Ещё десять прославленных мужей стали жертвами безумной магички, включая двоих Верховных.
        Насья подошла к по-прежнему сидящей на полу подруге и, обняв её за плечи, тихо заплакала, но Мара даже не шелохнулась, впервые подчинившееся ей волшебство выжало её до основания.
        А потом вдруг пришло озарение — выбор, ведь у неё есть выбор. Губы Марьяны изогнулись в слабом подобии улыбки, напугавшей Насью. Дракониха — старая перечница, она знала, у Мары не было выбора, никогда.
        Резко поднявшись на ноги Мара, повернулась с решительным лицом к Насьяне.
        — Мне нужно к нему, срочно.
        Подруга не стала ни о чём спрашивать, раз так надо она отведёт её, и Насья подошла к одному из эльфов, спросить дорогу. Вскоре, девушки уверенно шагали в сторону княжеских покоев, попытавшиеся остановить их стражники, поспешно отскакивали, стоило им взглянуть в глаза Мары.
        Вина перенесли в его собственные покои, он и сейчас был красив, несмотря на смертельную бледность, разлившуюся по лицу.
        Возле его ложа собралась вся его семья и члены Верховного совета, тут же стояли Фил и Влад, судя по тому, что на них никто не обращал внимания, все находились в сильном шоке от случившегося.
        Княгиня, поддерживаемая сестрой, тихо всхлипывала, по щекам князя и Гароиэля текли слёзы.
        Мара целенаправленно протолкнулась к ложу, несмотря на некоторое возмущение собравшихся. Проведя рукой над его лицом, она повернулась к князю.
        — Мне нужно, чтобы все покинули эту комнату, на сутки, немедленно.
        Смесь чувств промелькнула по лицу Владыки, от гнева, до испуга и изумления, но неожиданно он понял одну вещь, он не имеет права отказывать этой хрупкой на вид девушке.
        — Мара он умер.  — Попытался достучаться до неё Влад, но запнулся под её странно спокойным взглядом.
        Насья ничего не стала спрашивать, она привыкла доверять своей подруге и если она говорит так надо, то значит так действительно надо. Взяв за руки, Фила и Влада, девушка молча вышла из комнаты, потянув за собой друзей.
        Князь Гэрриодроэль проводил их задумчивым взглядом и, решившись, сделал знак рукой, призывая всех покинуть комнату. Один из членов совета, самый молодой, неожиданно решил взбунтоваться.
        — Почему мы должны слушать эту человечку и нарушать наши традиции, почему вы позволяете ей командовать?
        — Потому, что я могу сделать то, что не под силу вам.  — Спокойно ответила Мара.
        — Воскресить умершего?  — Насмешливо спросил эльф.
        — Нет, вернуть ушедшего. Умереть, я имею в виду окончательно, можно только от старости и неизлечимого недуга. Те же, кто расстался с жизнью насильно, лишь уходят, их срок ещё не пришёл и поэтому их можно вернуть.
        — Да что может знать о таких вещах какая-то человечка?
        Рука князя легла на плечо возмущённого эльфа.
        — Много, если эта человечка заклинательница душ, мой дорогой Виталиан.
        Казалось, дар речи покинул Верховного, а после того, как в руке девушки материализовался меч, в котором все без исключения узнали пропавший в древности артефакт, все молча потянулись к выходу, только бунтарь оглянулся напоследок, окинув девушку задумчивым взглядом.
        — Владыка,  — окликнула выходящего последним князя Мара,  — прошу вас, последите, чтобы в течение суток сюда никто не заходил.
        — Никто не зайдёт.  — Твёрдо ответил эльф, в глазах которого зажглась надежда. Он знал, кто перед ним и имел на это полное право.
        Как только дверь закрылась, отрезая девушку от внешнего мира, она не мешкая, начала действовать, зашторив окна, она быстро раздела Вина, а затем разделась сама. Материализовав клинок, Мара с силой провела лезвием по ладони, и кровь закапала на пол. Мара подошла к вину и позволила ручейку крови скользнуть ему по губам, а потом обильно окропила ею рану эльфа.
        Соблюдая осторожность, Мара легла на неподвижное тело Вина и, крепко обхватив его лицо ладонями, наклонилась к самым его губам. Слова сами всплывали в её голове, древний язык острыми осколками царапал горло, сушил губы. Дыхание давалось с трудом, но девушка упорно шептала. Она знала, останавливаться нельзя, иначе случится беда и она шептала, несмотря на подступающую темноту, несмотря на то, что руки и ноги начало сводить от могильного холода.
        И когда последний звук сорвался с её губ, она облегчённо вздохнула и тьма поглотила девушку.



        Глава 20

        Сознание упорно не хотело возвращаться, оно цеплялось за окутавшую его тьму, с отчаяньем кота снимаемого с дерева. Но упорство победило, и глаза девушки распахнулись. Особой разницы она при этом не заметила — было по-прежнему темно, только эта темнота была другой, она была живой, она шевелилась и перетекала с места на место.
        С трудом, заставив себя принять вертикальное положение, Мара с удивлением почувствовала, что одета, какая-то мягкая ткань окутывала её с ног до головы, еле слышно шелестя при малейшем движении.
        Свет появился внезапно, только что была непроглядная тьма и вот уже вокруг сияют массивные факелы.
        Проморгавшись, Мара обнаружила, что лежит на тёмном, отполированном до блеска камне, очень напоминающем жертвенный алтарь. Внимательно себя оглядев, девушка поняла, что на ней одето платье из переливающегося чёрного шелка.
        — Я позволил себе, выбрать этот наряд, надеюсь, угодил.
        Раздавшийся неожиданно голос, заставил Мару вздрогнуть. Оглядевшись, в поисках его источника, она увидела сидевшего, почти напротив, на каменном кресле, напоминающем трон, мужчину. Он, не дожидаясь пока девушка придёт в себя, легко поднялся со своего места и подошёл к Марьяне.
        Мужчина имел привлекательную внешность, тёмные волосы до плеч и тёмные же глаза, именно тёмные, а не карие, Казалось темнота, совсем недавно окружавшая девушку, целиком сосредоточилась в этих глазах. При одном только взгляде на этого мужчину хотелось стать незаметной, хотелось спрятаться как можно дальше.
        Взяв волю в кулак, Мара посмотрела на мужчину и ответила.
        — Платье очень красивое, спасибо.
        — Ты намного моложе, чем другие. Странно, что ты пережила обряд.
        — Видимо молодость, не самый главный мой недостаток.  — Пожала плечами девушка.
        Мужчина окинул её ещё одним задумчивым взглядом, и предложил руку. Мара, не колебаясь ни секунды, вложила свою ладонь в его и легко вскочила на ноги.
        — Где я?  — решилась задать она вопрос.
        — У врат, где же ещё.
        — А вы кто?
        Мужчина посмотрел на девушку с нескрываемым интересом и резко наклонившись, посмотрел ей прямо в глаза.
        — А ты, не догадываешься?
        Тьма в его глазах ожила — она пульсировала, она клубилась, она притягивала, лишая воли и сил.
        — Вы смерть!  — Ахнула Мара, отстраняясь.
        — Да, я смерть. А ты, ожидала увидеть кого-то другого у врат?
        — Нет, наверное, нет. Но я думала, вы выглядите по-другому.  — Ляпнула Мара и прикусила губу.
        Мужчина позволил себе лёгкую улыбку.
        — Ты предполагала, что увидишь женский скелет с косой наперевес? До сих пор не понимаю, как люди определяют, что скелет именно женский?  — Хмыкнул мужчина, и пришла очередь Мары улыбаться.
        — Так почему же все упорно представляют вас в таком виде?
        — Не догадываешься?
        — Хотите сказать, что мужчины даже здесь перетянули одеяло на себя. Стараясь, возвысится в собственных глазах, они как всегда обгадили образ женщины?
        — Что-то вроде того. Глупцы, им даже в голову не приходит, что существо способное подарить новую жизнь, не может олицетворять её окончание. В своём стремлении самоутвердится, они рушат все каноны, что сильно меня огорчает.
        — Но вы же тоже мужчина?  — неожиданно даже для себя сказала Мара.
        — Я вечность.  — Ответил ей мужчина.
        Спустя несколько секунд, Мара решилась ещё на один вопрос.
        — А как вас зовут?
        Мужчина удивлённо посмотрел на девушку, слегка нахмурив брови.
        — Но ведь смерть это не имя?  — Допытывалась девушка.
        — Называй меня Мореон, если тебе так проще.  — Пожал он плечами и пошёл вперёд.
        Некоторое время, Марьяна шла за новым знакомым молча, а потом не выдержала.
        — Вы знаете, зачем я здесь?
        — Да, знаю и не могу не задать вопрос, он этого стоит?
        — Стоит.  — Твёрдо ответила девушка, глядя ему в глаза.
        Мореон усмехнулся.  — Ты не похожа на тех, кто приходил до тебя. Они прекрасно знали к кому и зачем идут и всё-таки боялись, а ты, несмотря на полную неосведомлённость. Похоже, совсем не боишься.
        — Я должна чего-то бояться?
        — Ну, например, того, что я не захочу тебя отпустить.
        — Я привыкла смотреть в глаза тому, с кем общаюсь. Почему смерть должна стать исключением. А забрать вы меня всё равно заберёте, вопрос только в том, когда.
        — Ты определённо мне нравишься.  — Неожиданно весело проговорил Мореон.
        — Что-то, это, не внушает мне оптимизма.  — Пробормотала Мара.
        Продвигаясь вперёд, они вышли к своеобразному каменному саду. Здесь были собраны самые причудливые камни, которые ей когда-либо приходилось видеть: вот стоит дерево, с висящими на нём плодами, а там мальчик бежит за собакой, рядом с ним парочка неспешно вышагивает, держась за руку, а дальше единорог гордо вскидывает голову.
        Чего тут только не было, Мара затаив дыхание, шла за мужчиной, временами слегка касаясь живописных камней.
        — Других мой сад пугал.  — Сказал Мореон, заметив интерес девушки.  — Нет, ты всё-таки необычная.
        Под его взглядом Мара неожиданно смутилась, слишком много жизни было в его глазах, слишком много страстей горело в них. Но прошло несколько секунд, и мужчина отвёл глаза в сторону, заставив девушку вздохнуть с облегчением.
        — Мы пришли. Врата.
        Мара медленно подняла глаза на то, что преградило им путь, как она могла не заметить их сразу, это по определению было не возможно, но это было. Врата проступили перед ними, только когда они подошли вплотную, хотя для столь монументального заслуживало другого названия — это были ВРАТА!
        — О!  — только и смогла протянуть Мара.
        — Впечатляет?
        — Не то слово. Это же какую силу удерживают за такой дверцей?
        — Силу несметного количества душ, с начала времён.
        — И вы здесь с самого начала?
        — Да, я был сотворён с этим местом и для этого места, вместе с ним я и уйду в вечность.
        — И вам не скучно?
        — Разве мне дадут соскучиться, умирают все и везде. Чего только стоят почившие драконы, хорошо, что здесь не существует понятие времени, иначе даже мне не хватило бы его, чтобы переслушать болтливых ящеров.
        Здесь собрана вся мудрость и вся глупость народов. Здесь можно услышать все, когда-либо спетые песни, все, когда-либо написанные стихи и прозу. Да что говорить, об искусстве и науках, мне известны даже все когда-либо произнесённые бранные слова, на всех существующих языках.
        Мара некоторое время постояла, хлопая глазами, а потом рассмеялась. Мореон немного слукавил, это место было знакомо со всеми звуками, кроме смеха. Почему-то раньше никому в голову не приходило, здесь смеяться.
        Вначале, смех девушки тяжёлыми камнями падал вниз, но потом вдруг разлетелся звенящими осколками, разбивая тишину. Не замечая этого, Мара продолжала веселиться, а Мореон прислушивался к новой, живой тишине.
        Смех девушки уже затих, но звуки продолжали жить: вот послышалось хрустальное журчание ручейка, вот серебристым колокольчиком засмеялся ребёнок, вот сердито всхрапнул конь, а следом раздалось хлопанье крыльев и мурлыканье кошки.
        Стоило вслушаться, как звуки исчезали, но потом вновь всплывали, где-то там, в глубине сознания.
        Мореон смотрел на притихшую девушку и не мог понять, что он к ней испытывает, никогда раньше живое существо не вызывало у него каких либо чувств.
        О том, что родилась новая заклинательница, он знал давно — сестра рассказала, и ждал её прихода. Рано или поздно они все приходят, но, как правило, позже и основательно подготовившись. Эта же девчушка, ринулась в неизвестность с головой, и при этом совершенно неадекватно реагирует на происходящее, она же не может не понимать, где находится и кто рядом с ней.
        Да нет, понимала, скорее всего, понимала, но совершенно не боялась. Ожидания Мореона себя оправдали, она была тем чудом, которое пробило броню вечности, и всколыхнула всё самое сокровенное под пеплом веков.
        — Я должен ещё раз спросить тебя, готова ли ты отдать плату за его жизнь?
        Мара понятия не имела, о какой плате идёт речь, но решительно кивнула в ответ.
        — Да, готова.
        — Ну что ж.
        Мореон подошёл к вратам и трижды постучал по ним. Открывшееся в них смотровое окошко позабавило девушку, и она вновь улыбнулась. Окошечко захлопнулось, и открылась калитка, в два человеческих роста высотой, высунувшаяся из-за неё сгорбленная фигура сухим надтреснутым голосом спросила.
        — Зачем беспокоите мёртвых?
        — Хамн, заканчивай маскарад не до того.  — Поморщился Мореон.
        — Вот так всегда, никакого удовольствия от работы. Мореон, дружище нет в тебе никакой романтики.  — Привратник (а это был он), ворча, откинул капюшон своего пыльного плаща и, на девушку уставились бусинки глаз, принадлежавших старому горному троллю.
        — Ого!  — протянул он, бесцеремонно разглядывая девушку.  — Вы как, по делу, или тебя наконец-то на женщин потянуло?
        Тролль, заговорщески подмигнул Мореону, заставив девушку, почему-то, почувствовать себя неловко. Действительно, с чего этот карлик решил, что её скромной персоной может заинтересоваться сам смерть, но слова, которые произнёс, спустя несколько секунд Мореон, заставили её окончательно смешаться.
        — Нет, мой многоуважаемый Хамн, на этот раз, к сожалению, по делу, но надеюсь, когда-нибудь прекрасная Марьяна согласится навестить нас с дружеским визитом. Так сказать, поболтать о том, о сём, прогуляться, посетить наши достопримечательности.
        — Да.  — Протянул тролль, почесав в затылке.  — Знать большое впечатление на тебя девица произвела, раз сам в гости зазываешь. Ты не поверишь милочка, но эта, с позволения сказать — смерть, так и норовит схалтурить, вот вроде и надо кого-нибудь забрать, а ему, видите ли, жалко, пусть говорит, ещё поживёт.
        — Хамн.  — Прорычал Мореон, нахмурив брови.  — Прекращай болтать, мы по делу.
        — О, вишь как шумит, значит зацепило.  — В глазах тролля появился радостный блеск.  — Да, ты девонька не боись, он только так шумит, для виду, а так тихонький, аж слезу при взгляде на него пробивает. А работу вашу справим в лучшем виде, не сомневайся.
        — Я и не сомневаюсь.  — Ответила Мара, исподтишка поглядывая на хмурого Мореона. Болтливость тролля ему явно не понравилась. Неожиданно для себя, Мара с большим вниманием пригляделась к мужчине, обратив внимание на его гордый профиль и статное телосложение. Особенно умиляло девушку то, как трепетали его длинные ресницы, когда он моргал.
        Нет, почтительное отношение никуда не делось, но вместе с тем на девушку нашёл какой-то покой, она была уверена, что этот представитель мужского пола, совершенно точно не сделает ей ничего плохого. А ведь речь шла о смерти, да Марьяночка, докатилась, строишь глазки мужчине неопределённого возраста, довольно мрачной профессии. Головку то подлечить бы надо, нет, как только всё закончится в деревню, на травку, на свежий воздух, молочка попить.
        — Ну, так как, будем мы вашего усопшего вызывать, али как?  — Прервал мысленные терзания девушки тролль.
        Поймав на себе задумчивый взгляд Мореона, Мара покраснела и поспешно сказала.  — Конечно, будем, а что нужно делать?
        — Во даёшь, а ты что не знаешь?
        Мара развела руками, с виноватым выражением лица.  — Нет, не знаю. Извините, что я вот так, без подготовки, но всё получилось спонтанно, некогда было размышлять о наличии необходимых знаний.
        — Ну, ты отчаянная. Другие годами готовятся, заклинания учат, а она раз и здесь. Да не бойся, на первый случай мы тебе поможем, а потом будь уж любезна, подучись, а то ведь форменное безобразие получается.
        Мара клятвенно приложила руку к сердцу, заверяя, что в следующий раз обязательно подготовится.
        В следующую секунду Мореон и тролль стали необычайно сосредоточенными. Поставив девушку между собой, они нараспев произнесли заклинание на незнакомом мелодичном языке, и врата засияли зеленоватым таинственным светом, а через несколько минут зеленоватая дымка отделилась от ворот и направилась к Маре.
        Зрение девушки затуманилось, все предметы рядом потеряли чёткость.
        — Назовите своё имя.  — Прошептал в голове девушки шелестящий голос.
        — Я, Марьяна Велиона — наречённая заклинательница, обращаюсь к тебе дух врат.
        — Назови имя.
        — Винадриэль, наследный принц эльфийского клана Серебряного клинка.
        Стоящие по бокам от девушки, Мореон и Хамн продолжали что-то бормотать, а она продолжала ждать ответа. И вот, наконец, уже знакомый шелестящий голос проговорил.  — Душа эльфа Винадриэля рядом, прикажи ему вернуться, и он пойдёт за тобой.
        — Спасибо.  — Неожиданно вырвалось у Мары.
        — Не за что, обращайся заклинательница.  — Хмыкнули в ответ.  — И позволь совет, будь с ним построже, эльфийские души отличаются поразительной капризностью.
        В следующее мгновение Мара почувствовала, как сквозь неё проходит тёплая волна, и стало тихо. Потом стало возвращаться зрение, а когда оно вернулось окончательно, то Мара увидела, что рядом с ней колышется полупрозрачная фигура Вина. Сердце девушки сжалось от нахлынувших чувств, но она усилием воли загнала их подальше, сейчас не время.
        Подбодряемая выразительными взглядами помощников, Марья сделала шаг в сторону души и сказала.  — Винадриэль, сейчас ты пойдёшь со мной и вернешься в своё тело.
        — Зачем?  — Флегматично спросила призрачная фигура.
        — Потому, что, я так сказала.  — Неожиданно разозлилась Мара.  — Ты просто идёшь за мной и ничего не спрашиваешь, нечего отлынивать от своих обязанностей. А то молодец, хорошо устроился, он тут прохлаждается, а мы значит могилку рой, да цветочки сажай. Марш домой и без разговоров.
        Фигура души Вина, поколыхавшись, приняла вид решительной готовности к действию. Мара довольно потёрла руки.  — Ну, вот сразу бы так, а то зачем да почему, ты бы ещё сходил с мамой посоветовался.
        Неожиданно, позади девушки раздалось деликатное покашливание, заставившее её вздрогнуть — надо же, а она совсем забыла, что не одна.
        Мара обернулась и натолкнулась на ошалевший взгляд тролля.
        — Ну, ты мать даёшь, сразу видно подготовки никакой, разве же можно с душой так разговаривать, меня и то пробрало, а она бедненькая, наверное, всю дорогу икать будет.
        — Сам виноват, нечего нюни разводить. Этак все мужики помрут во имя высшего долга, а нам девушкам что делать? Всем поголовно отправляться в храмы и, за них бедненьких день и ночь молиться? Нет уж, я детей хочу и семью нормальную.
        Мореон глядя на творящееся безобразие, неожиданно расхохотался. Отсмеявшись, он весело проговорил.  — Да уж, ещё неизвестно, что было бы для парня лучше, здесь остаться или с тобой вернуться, но, похоже, выбора у него нет. Впервые вижу такой способ заклинания душ, но, по крайней мере, оригинально. Что ж, вам пора отправляться домой, пока он не передумал.
        Но, стоило им двинуться в сторону покинутого накануне алтаря, как он заметил брошенный, в сторону врат, Марой быстрый взгляд.
        — Ты хочешь, что-то спросить? Спрашивай.
        — Извините, я.  — Мара запнулась, но потом, всё же продолжила.  — Я хотела спросить об отце. Он проходил врата?  — Слова давались с трудом, но это был шанс узнать хоть что-то.
        — Нет, твой отец ещё не проходил через врата, его время ещё не пришло.
        Радость, загоревшуюся в её глазах, затуманило беспокойство: Раз её отец жив, но не вернулся домой, значит, что-то случилось и она должна узнать, что именно.
        — Теперь я готова.  — Твёрдым голосом сказала девушка, и они отправились к месту отправления. Душа Вина по дороге пыталась пару раз слинять, но после грозного окрика Мары, возвращалась на прежний курс.
        Когда подошли к алтарю, на котором Мара очнулась после перемещения, Мореон велел ей встать на него и начал произносить какие-то слова. Когда он закончил произносить свою непонятную речь, он дотронулся до головы девушки и спросил.  — Готова ли ты, заклинательница душ Марьяна Велиона, заплатить за возвращение души эльфа Винадриэля в его бренное тело?
        — Да, готова.
        — Готова ли ты к муке расколотой души?  — Снова задал Мореон вопрос, положив ей руку на грудь.
        — Да, готова.
        — Да, будет так.
        Боль скрутила девушку внезапно, казалось, заболело всё одновременно, каждая клеточка тела кричала от боли, а потом от груди девушки отделилась маленькая искрящаяся точка, которая, пролетев к Мореону, упала к нему на ладонь.
        — Плата принята.  — Громко сказал он.  — Вы можете уходить.
        Душа Вина, взяла Мару за руку.
        «Как странно, на ощупь как живой»- успела подумать девушка, растворяясь в беспамятстве.
        А Смерть стоял и смотрел на то место, где только что была девушка, в руке его была крепко зажата искрящаяся песчинка.
        — Ты не хотел её отпускать.  — Раздался из-за его спины голос, но он даже не вздрогнул.
        — Нет, не хотел. Какими судьбами Варака?
        — Я не поняла, это что такой каламбур?
        — О, сестрица пожаловала.  — Голос Хамна остался прежним, а вот облик разительно переменился. Сейчас, на каменном кресле Мореона сидел симпатичный молодой парень, светловолосый и ладный. Единственной его странностью было то, что его глаза постоянно меняли цвет: то они были голубыми, то зелёными, то серыми, а в следующее мгновение и вовсе менялись на карие.
        — Я смотрю, без тебя не обошлось?  — Насмешливо проговорила прорицательница.
        — Ну, до дел Судьбы мне далеко, а так всегда к вашим услугам, мадам.
        — Мадмуазель.  — Скривила губы девушка. Здесь, где не нужно было носить личины, прорицательница Варака представала красивой, какой-то завораживающей красотой молоденькой женщиной.
        — Как поживаешь, старушка?  — с лёгкой усмешкой проговорил Мореон, подставляя щёку для поцелуя.
        — Кто бы говорил, меня хотя бы не изображают женщиной скелетом.  — Пробурчала девушка.
        — Умеешь ты поднять настроение, дорогая сестрица.
        — Да я смотрю, вы с братцем и так не скучаете, девицы тут всякие шастают. Что же ты нас не познакомил?
        — Ты прекрасно её знаешь, к чему всё это?
        Варака внимательно посмотрела в глаза брата.  — Я знала, что эта девочка на многое способна, но не предполагала, что она способна на подобное. Брат, ты же знаешь, смертные не для нас. К тому же, рано или поздно она всё равно попадёт к тебе, а до того ещё не раз наведается с визитом, тебе всего лишь нужно подождать.
        — Это ещё пол дела.  — Решил высказаться Хамн.  — С чего вы решили, что после того как она сменит жизнь, на послежизнь, она забудет своего эльфа?
        — Она забудет его ещё раньше, уж я постараюсь.  — Самоуверенно сказала Варака.
        — Ты в этом уверена? А ты, разве ты можешь быть в чём-то уверен?
        — В этом то и прелесть брат, я впервые ни в чём не уверен, и я впервые страшусь времени, и знаете — это прекрасно.



        Глава 21

        Маре снился отец, он улыбался своей доброй улыбкой и ласково гладил девушку по голове. Просыпаться совершенно не хотелось, но боль во всём теле заставила открыть глаза. Девушке показалось, что по ней проскакал табун лошадей, все кости ломило, а мышцы ныли, но она сразу же забыла о боли, когда увидела перед собой такое родное лицо.
        Бледность ещё покрывала его, но он, совершенно определённо, дышал. Отстранившись, Мара посмотрела на рану — её не было, только едва различимый розовый шрам напоминал о недавней трагедии.
        — Получилось.  — Прошептала девушка, и по её щекам потекли слёзы счастья.
        Только где-то глубоко ныла свежая рана, которая никогда не зарастёт, но Мара постаралась отогнать мысль об этом, как можно дальше, она ни о чём не жалела.
        Пошатываясь, девушка встала и отдёрнула шторы на окне, за ним властвовал закат, солнце разлилось по горизонту кровавой пеленой, но это вовсе не выглядело зловеще.
        Пока Мара одевалась, Вин пошевелился и что-то невнятно пробормотал. Мара подошла и поцеловала его в губы, а потом нетвёрдой походкой пошла к двери. За ней её ждали, князь и княгиня стояли, держась за руки, Гароиэль и Фил о чём-то переговаривались, Влад обнимал за плечи зябко ёжившуюся Насью. Была здесь и Карионель и все пережившие нападение Ланы Верховные.
        При виде вышедшей девушки вся эта разномастная компания замерла, потрясение, отразившееся на их лицах, немного напугало, но Маре было сейчас не до чужих странностей.
        — Я смогла его вернуть, но ещё некоторое время он будет слаб.
        Вздох, вырвавшийся у князя, был красноречивее всяких слов, всё это время он молил небеса о чуде, и чудо случилось.
        Мара покачнулась и её тут же поддержали чьи-то руки. Насья сразу же оказалась рядом, поглаживая подругу по плечу, она настойчиво повела её куда-то по коридору. В её глазах тоже плескалось беспокойство.
        Насья привела подругу в ту комнату, в которой их поселили в самом начале, и стоило девушке коснуться головой подушки, как она провалилась в сон без сновидений.
        Как потом, оказалось, проспала она двадцать часов.
        Осторожно приподнявшись, Мара с радостью почувствовала, что последствия «далёкого путешествия» практически исчезли. Мышцы ещё немного ныли, но это была даже приятная боль, она напоминала Маре, что она всё ещё жива.
        Спустив ноги с кровати, девушка уже собиралась встать, когда в комнату ворвалась Наська. Разохавшись, она принялась сновать возле подруги, что-то болтать, без умолку, вытаскивая из большого шкафа какие-то наряды, но всё это мало волновало Мару. Она внимательно наблюдала за подругой и когда в её речи наметилась небольшая пауза, Марьяна тихо спросила.
        — Он жив?
        — Ты же знаешь, что да.  — Ответила, внезапно замершая Насья.
        — Тогда в чём дело?
        — Мар, ты всё узнаешь сама, скоро, я не могу…
        Насья, с внезапно повлажневшими глазами, вылетела из комнаты, оставив после себя полный беспорядок.
        Мара закусила губу, она знала, что не всё будет гладко, не всё будет просто, но она не думала, что будет так больно. Посидев ещё немного, девушка решила, что хватит себя жалеть, нужно вставать и идти навстречу неизвестности, или она сама придёт к ней.
        Быстро поднявшись, Мара надела первое попавшееся платье и проведя по волосам расчёской, выбежала из комнаты. Сад она нашла быстро, тут ей помола способность хорошо ориентироваться на местности и хорошая память. Блуждания в компании с Карионель, в поисках праздничного зала, помогли узнать дворец.
        Ароматы цветущих растений, немного успокоили разгорячённую голову Мары. Она сидела на скамье оплетённой зеленью и смотрела на проплывавшие по небу облака.
        Сколько времени она так сидела, прежде чем услышала за спиной тихие шаги?
        — Зачем?  — Голос Вина звучал как-то хрипло, и был полон боли.
        — Я не могла иначе.
        Мара повернулась к нему, и он вздрогнул, увидев то, что так напугало всех, когда девушка впервые вышла из комнаты после обряда. Над левым виском у неё начиналась неширокая, но сразу бросавшаяся в глаза прядь, совершенно белых волос.
        Эта седая прядь так дико смотрелась на голове юной девушки, что эльфу стало трудно дышать. Он прекрасно понимал, что просто так ничего не даётся, и ей пришлось заплатить за его возвращение, но насколько же тяжела была эта плата, если тело так на неё отреагировало.
        — Мара, я уезжаю.
        — Уезжаешь?
        — Да, мне нужно привести дела в порядок. А тебе нужно готовиться к свадьбе.
        После этих слов Мару, будто холодом обдало.
        — Ты хочешь, чтобы я выполнила обещание?
        — У нас нет другого выхода, от этого зависит будущее всего клана. Прости. Но иначе все, что было сделано, было сделано напрасно.
        Мара посмотрела в потемневшие глаза любимого и тихо сказала.  — Что ж, если ты так решил, я выполню обещание.
        Когда она уходила, Вин не видел поселившейся в её глазах пустоты.

* * *

        Они уехали через неделю. Вин всё время молчал. Филу в довольно резкой форме намекнули, чтобы он не искал встреч с сестрой княгини. О Карионель не стоило и думать, её довольно быстро спрятали от него. Несмотря на фальшивые заверения, что друзья Вина почётные гости клана, им чётко дали понять, что их присутствие нежелательно и пора бы уже и честь знать.
        Неожиданно для всех, Винадриэль тоже засобирался в дорогу. Влад смотрел на своих друзей и чувствовал себя препаршиво, не в его силах было что-то изменить. Разве он был виноват, что у нег с Насьей всё складывалось хорошо.
        Только страдания Насьяны отвлекали его от мрачных мыслей. Девушка просто не знала, куда себя деть. Мару они почти не видели, толи она сама не хотела видеть никого из, уже прошлой жизни, толи её, как и Карионель, попросту прятали от нежелательных элементов.
        Насья, пребывая в расстроенных чувствах, начинала плакать по любому поводу, и когда подруга не вышла, чтобы попрощаться, вновь разразилась потоком слёз, который не иссякал почти всю дорогу.
        На базе всё было как всегда, коллеги встретили их радостно. Весть о чудесном воскрешении уже достигла ушей здешних обитателей и заодно всего города. Все считали своим долгом прийти и удостовериться, что их Вин вернулся в целости и сохранности.
        Пара недель пролетела как-то незаметно и тоскливо. Крупных заданий не предвиделось, и шеф дал команде Вина ещё немного времени на принятие жизненно важных решений. Теперь, когда он был в курсе, кем является на самом деле его лучший истребитель, он не имел права настаивать на его дальнейшей службе в команде.
        За повседневной суетой, никто не обращал внимания на подавленное состояние эльфа и, уж тем более, никто не заметил странного поведения шефа. А вёл он себя более чем странно, после того как команда Вина отчиталась о происшедшем в клане и о гибели Ланы, шефа будто подменили.
        Обычно добродушный Пал Палыч, сейчас вёл себя до странного замкнуто. Он не растягивал сдачу отчётов, как раньше, на пару часов, с шутками и прибаутками. Ласковое выражение глаз старика, часто затуманивало набежавшее облако отрешённости. Все списывали его состояние на то, что его племянница оказалась мегерой попытавшейся уничтожить очень многих хороших людей и не только людей, и теперь Палыч чувствует себя неловко перед коллегами.
        Вин с парнями, тоже это замечали, но не придавали должного значения, а потом шеф исчез. Рано утром как обычно раздал задания, по отечески пожурил нескольких сотрудников, отправился в город по хозяйственным делам и исчез.
        Хватились его вечером, секретарша с побелевшим от тревоги лицом прибежала к команде Вина и сообщила, что шеф так и не вернулся из города, а полчаса назад лошади с повозкой вернулись сами и стоят возле ворот.
        Искали его всей базой, где только не были. За неделю команда облазила всё, но шеф, будто в воду канул.
        По вечерам Вин с парнями сидел в зале возле камина, они всё больше молчали, каждый думал о своём. И в один из таких тихих вечеров Влад сказал.
        — А я хотел у шефа отпуск выпросить на неделю, мы с Насьяной хотим пожениться.
        Вин поднял на него тяжёлый взгляд, а Фил ехидно осклабился.
        — Это ты хорошо придумал, а главное вовремя.
        — Парни я всё понимаю, но Насья и так живёт в моей комнате несколько недель, другие уже шептаться начинают, а я не хочу, чтобы о ней плохо думали, она этого не заслуживает.
        Неожиданно Фил подошёл к другу и крепко его обнял.  — Ты молодец, брат, не позволяй никому разбить твоё счастье, я с удовольствием выпью за здоровье молодых.
        А потом, любой желающий, мог наблюдать, во всей красе, коллективный срыв. Всё, что навалилось на друзей в последнее время, потребовало выхода. Несколько бутылок гномьего самогона, припасённые для особого случая, сделали своё чёрное дело.
        Отлучавшаяся в город Насья, по возвращении застала такую картину: пьяные в хлам парни изо всех сил пытаются разжечь огонь в камине. Хотя то, что они делали, скорее, походило на ритуальные пляски возле костра.
        — Насьяночка.  — Расплылся в пьяной улыбке Влад.  — Солнышко моё, как я по тебе соскучился.
        — Я вижу.  — Глаза девушки опасно сузились.  — Может кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит?
        — А что происходит?  — Пьяненько захихикал Фил.  — Всё просто прекрасно. Мы поздравляем друга с прекрасным выбором и знаменательным событием.
        — А заодно заливаете своё горе?
        — Имеем право.
        — Конечно, имеете.  — В голосе Насьи послышались рычащие нотки.  — Вы просто идиоты, отказавшиеся от своего счастья ради мифических высших идеалов. Что вы сделали ради тех, кого любите, ничего, вы просто от них отказались. Ах вы бедненькие, обидели вас, любимых отобрали. Конечно, это так просто уйти со скорбным выражением лица и изображать из себя мучеников. Так было нужно, так предначертано судьбой. Мне было предначертано умереть ещё пару лет назад, но я выжила, назло всему и всем, выжила благодаря Марьяне. Она просто заставила меня жить, она билась за меня, каждую минуту, каждую секунду, может быть даже отчаяннее чем за тебя Вин.
        И теперь я живу и люблю, я встретила того, кто стал смыслом моей жизни, самым дорогим для меня существом. А вы просто трусы.
        Под конец своей речи, Насьяна уже орала, не скрывая своих чувств. Её просто трясло от переполнявшего её гнева, то, что Вин так просто оставил её подругу, не укладывалось в её голове. Какая же это любовь, если от неё так легко отказываются. А Фил, тоже хорош, ему сказали нельзя, мол, рожей не вышел и масть не та, он и лапки сложил. Ушёл, поджав хвост и даже не рявкнул в ответ, не оборотень, а болонка комнатная.
        Трое пьяных парней сидели и, глупо хлопая глазами, таращились на разбушевавшуюся девушку.
        — А ты что расселся?  — Набросилась Насья на Влада, стоило ему подумать, что его гроза миновала.  — Зачем ты им потворствуешь? Нечего их жалеть, они сами свою судьбу решили, своими собственными руками выстроили свой дальнейший путь, так что в своих бедах виноваты тоже сами. Хотят заливать своё горе выпивкой, пожалуйста, но я, не собираюсь жить рядом с вечно пьяными физиономиями. Так что милый мой делай выводы.
        И девушка ушла в комнату Влада, громко хлопнув дверью. Наступившая после её ухода оглушительная тишина, давила на уши. Больше они в этот вечер не пили, того, что они в себя влили, вполне хватило для незабываемого утра.
        О! Что это было за утро. Сейчас, каждый из трёх страдальцев, так весело проводивших время накануне, готов был по быстренькому свести знакомство с лучшим в городе палачом. Головы друзей немилосердно болели, так плохо им уже давно не было. Любой звук, любое движение, приводили к усилению жутких ощущений. Но от Насьи они жалости не дождались, девушка с величественным видом удалилась, напоследок с силой хлопнув дверью, чем чуть их не доконала.
        Когда Насья вернулась, то застала дома противоестественный порядок, а парни с мрачными физиономиями жевали ужин, взятый в столовой.
        — Я смотрю, вы уже пришли в себя.  — Проговорила девушка, поджав губы.  — Ну что, такой выход из ситуации вас устроил? Что-то я не вижу восторга на ваших лицах.
        — Нась, ну зачем ты так? Нам и так не сладко.  — В голосе Влада слышалась лёгкая обида.
        — Ну, извини дорогой, что не принесла тебе водички. И хочу, чтобы ты запомнил, мне не нравится, когда горе заливают литрами самогона. Если ты мужик, сделай что-нибудь, только не сиди.
        — Нась.  — начал вампир, но его неожиданно перебил Вин.
        — Нет, Влад, она права, мы сами виноваты. Нельзя было просто так отступать. Ради меня Марьяна пошла на ту сторону, а я, как последний трус, побоялся остаться с ней даже на этой. И ведь всего лишь, надо было остаться в клане и признать свой титул, ведь я тоже сын Владыки, но я сбежал как последний идиот. Теперь уже, наверное, поздно, она уже, наверное, стала женой Гароиэля, но я всё равно должен вернуться и попробовать всё исправить. Самое главное, чтобы она, меня простила.
        Все посмотрели на эльфа с немалым изумлением. Фил осторожно спросил.  — И как ты себе это представляешь? Придёшь и скажешь, я передумал, давайте по быстренькому оформим развод и я сам на ней женюсь?
        — Я не знаю, но что-то сделать нужно, иначе я сойду с ума.
        Друзья проспорили всю ночь, за окнами лил дождь, в последнее время погода редко радовала — осень была совсем близко. Только Насью всё происходящее поднимало настроение, может быть теперь, всё наладится и она сможет увидеть подругу.
        Неожиданный стук в дверь заставил всех вздрогнуть, на улице стояла глубокая ночь, кто мог в такое время решиться на визит, да ещё в такую погоду.
        Друзья переглянулись, и Вин пошёл открывать. В комнату вошёл, закутанный в промокший насквозь плащ мужчина, когда же он откинул капюшон, все просто потеряли дар речи — это был Гароиэль.
        — Где Мара?  — Тихо спросила Насья, терзаемая смутными тревожными предчувствиями.  — Ты же сейчас должен быть рядом с молодой женой.
        — Свадьба не состоялась.
        — Почему? Кто-то из вас передумал?
        — Хуже, Мару похитили.



        Часть 2

        Глава 1

        Насья не могла дождаться утра, сегодня она станет женой Влада. При мысли о том, что подруги не будет рядом, слёзы навернулись на глаза, но девушка сердито смахнула их. Нет, сегодня нельзя предаваться грусти, Марьяне бы это не понравилось. Она всегда учила её искать во всём только хорошее, тогда, даже самые большие трудности она сможет преодолеть с лёгкостью.
        С тех пор, как Гароиэль пришёл к Вину с плохой новостью. Минул месяц, но никаких следов Мары обнаружено не было. Не нашли и шефа истребителей — Пал Палыча.
        Сейчас, по прошествии довольно длительного времени, Насья прокручивала в голове последние дни пребывания шефа на базе и неожиданно стала вспоминать тревожные подробности.
        Например, однажды, когда парни отлучились по делам базы, Насья прогуливалась в небольшом парке, разбитому на территории базы и неожиданно наткнулась на Пал Палыча. Тогда она не предала значения его странному поведению, но теперь ей вспомнилось, что шеф парней холодно посмотрел на девушку и спросил, как ей живётся на базе. После того как Насья робко ответила, что всё хорошо, он напряжённым голосом проговорил «Ну что ж, надеюсь, что ваше впечатление от нашей скромной обители и дальше будет оставаться столь же радужным. Очень надеюсь, что ничто не сможет испортить твоего настроения. Хотя, я бы на твоём месте повнимательнее присмотрелся к своему избраннику, Так ли он хорош как может показаться с первого взгляда. Вполне возможно, нет я почти уверен, что он тебе не подходит.»
        О том, что Насья, как и Фил является оборотнем, шеф видимо ещё не знал, но его предвзятое отношение к лучшей команде на базе, было девушке не понятно и очень её покоробило. Разве можно так говорить о своих любимых сотрудниках?
        Теперь Насья всё чаще вспоминала тот холод, который увидела в глазах Палыча, очень уж он не вязался с образом старого добродушного вояки. Что-то тут было не так, но что именно Насьяна выяснить не успела, очень уж вовремя он исчез.
        Дальнейшие размышления девушки прервал деликатный стук в дверь. Появившееся в дверном проёме очаровательное личико могло принадлежать только Карионель. Она вопросительно посмотрела на Насью и, встретив ободряющий взгляд, вошла в комнату.
        Не сказать, чтобы девушки стали закадычными подругами, но после того, как команда истребителей в полном составе вернулась в столицу княжества Форутан, они очень сблизились. Отчасти это произошло из-за того, что Насья сильно тосковала по Марьяне, и Карионель хоть как-то пыталась её утешить, а отчасти из-за того, что на визиты к девушке-оборотну бдительная сестрица смотрела сквозь пальцы, и это позволяло Кари, встречаться с Филом без помех.
        Насья только порадовалась, когда поняла, что у этих двоих сильные взаимные чувства, уж она то знала, как трудно оборотню найти свою половинку. После возвращения в клан, Фил проявил поразительную настойчивость, в попытке добиться благосклонности прекрасной эльфийки и, к всеобщему удивлению, довольно скоро она сдалась.
        В последнее время Насья всё чаще заставала парочку в своей комнате, они сидели рядышком и о чём-то перешёптывались. Терпению девушки пришёл конец, когда она застала их целующимися. Филу тогда сильно досталось, он ещё долго от неё шарахался, а Карионель пришлось выслушать длинную лекцию о мужиках и приличном поведении. Покинула комнату тогда эльфийка с пунцовыми от смущения щеками. Заявление Насьи, что после таких посиделок очень часто появляются дети, ошарашило её. Несколько дней Карионель ходила с отсутствующим видом, всё это время она прокручивала в голове картинки своего будущего и место Фила в этом самом будущем, и неожиданно пришла к выводу, что совсем не прочь родить детей от него.
        Фил все эти дни тоже ходил, как в воду опущенный, ему в голову стукнуло, что Кари после обстоятельного обдумывания сложившейся ситуации даст ему неизбежную отставку. Конечно, она слишком хороша для него, да и какая девушка захочет связать свою жизнь с оборотнем.
        Разговор между влюблёнными состоялся накануне и, судя по тому, как горели глаза Фила, объяснение стало радостью для обоих. К Владыке они решили пойти после свадьбы Насьи и Влада, не хотелось портить торжество руганью с высокопоставленными родственниками Карионель. А то, что ругань будет, никто из них не сомневался, но это уже не могло их остановить.
        Сейчас же, Карионель вошла в комнату к Насье и немного смущаясь, предложила свою помощь в приготовлении к свадебной церемонии. Подготовка заняла несколько часов, но результат того стоил. В большом зеркале отразилось прекрасное эфемерное существо.
        — Какая же ты красивая!  — Ахнула Карионель, когда Насья предстала в окончательном варианте свадебного наряда. Насья же, смотрела в зеркало и не верила своему отражению. Никогда ещё она не чувствовала себя такой необыкновенной, даже когда узнала, что ждёт ребёнка, хотя именно это обстоятельство заставило их поторопиться со свадьбой.
        — Что-то мне не хорошо.  — Насья слегка покачнулась, под испуганный возглас Кари.
        — Осторожнее, о создатель, как же ты пойдёшь к нему, если даже стоять не можешь? Давай ка успокоишься и глубоко подышишь.
        Ласковые причитания эльфийки помогли, туман, застилавший глаза немного рассеялся, и дышать стало легче. Насья посмотрела на подругу беспомощным взглядом и слегка улыбнулась дрожащими губами.
        — Кари, мне страшно.  — Неожиданно выдавила она.  — Может быть, не стоило это всё затевать? Влад, он такой необыкновенный, а я всего лишь деревенская девчонка. Очень скоро ему станет со мной скучно, и он уйдёт, а я уже не смогу без него жить.
        Карионель нависла над девушкой, грозно сдвинув брови.
        — Что это ещё за мысли, а ну быстро выбросила все глупости из головы. Нет, ты только посмотри, по ней такой парень с ума сходит, а она тут нюни развела. И запомни, ты самая необыкновенная, такой как ты, он больше никогда не найдёт. Так что голову выше и срази их всех наповал.
        Насья смотрела на разбушевавшуюся эльфийку во все глаза, когда они успели поменяться ролями? Ещё вчера эта девочка краснела от любого комплимента и терялась в присутствии мужчин, а теперь устраивает ей такую встряску. Нет, что не говори, а любовь - это страшная сила.
        Отлучившись на минуту, Карионель вернулась с Вином. Указав на Насью, она решительно сказала.  — Так, ты следи за этой в белом. Займи её чем ни будь, а то она слишком много думает, и будьте готовы выходить через полчаса. Я пойду, посмотрю, всё ли там готово.
        Оставшись с Насьяной наедине, Вин успокаивающе сжал ей руку.
        — Не переживай, Влад будет не самым плохим мужем.
        — Да, умеешь ты подбодрить.  — Усмехнулась Насья, а потом неожиданно погладила его по руке и заглянула в глаза.
        — Вин, то, что я говорила тогда на базе, я не хотела тебя обидеть.
        — Нась. Ты всё правильно говорила. В том, что произошло, виноват только я. Сейчас вы бы шли к алтарю вместе, а теперь… Слушай, я всю землю переверну, но верну её, обещаю.
        — Вы что-нибудь узнали?
        — Верховный Виталиан пропал вскоре после исчезновения Марьяны.  — Вин несколько секунд постоял с закрытыми глазами, собираясь с мыслями, в последнее время ему всё больнее было произносить имя Мары.
        — Мы тщательно обследовали комнату, из которой она исчезла и нашли следы колдовства Виталиана. Он помогал строить портал, его же следы были обнаружены в праздничной зале. Следовало раньше обратить внимание на его странное поведение. Отец очень переживает по этому поводу.
        Стоило Вину упомянуть о странности в поведении верховного эльфа, Насья открыла рот, чтобы указать на странности в поведении Палыча, но их прервали.
        Карионель впорхнула в комнату и, придирчиво оглядев невесту, поправила несколько складочек на платье, сдула несколько несуществующих пылинок и, удовлетворённо хмыкнув, сказала.  — Ну что ж, можно идти.
        Вин галантно предложил девушка руки, согнув их в локтях. Карионель уверенно взялась за него, а вот пальчики Насьи ощутимо дрожали, когда она положила их на руку эльфа.
        Стоило им дойти до дверей праздничного зала, Вин обратил внимание на бледность невесты и, осторожно приподняв её лицо вверх, выдохнул какое-то заклинание. Что именно он сказал, девушка не разобрала, но на неё неожиданно снизошло такое спокойствие, что она даже смогла улыбнуться.
        — Спасибо.
        — Всегда к вашим услугам.  — Заразительно улыбнулся Вин, и они вошли в зал.
        Количество пожелавших присутствовать на свадьбе вампира и оборотня поражало. Казалось, здесь собралась половина клана Серебряного клинка. Хотя удивляться было нечему, за то время что они провели в Форутане, их таланты и душевные качества оценили по достоинству. Влад, к вящему неудовольствию Насьяны, стал неожиданно пользоваться большим интересом у эльфиек. Не было дня, чтобы какая-то красотка не ошивалась поблизости по какому-то непонятному делу.
        Насья злилась, но Влад всё обращал в шутку. Однажды, когда особенно рьяная поклонница, смогла таки подобраться к вампиру, Насья вышла в сад и застала такую сцену — Влад сидит на одной из резных скамеек, а на его коленях примостилась золотоволосая красотка. Задохнувшись от возмущения, Насья язвительно спросила у него, не отсидела ли ему красавица ноги, на что он немного смущённо попытался ссадить девицу с колен, но она неожиданно крепко в него вцепилась и отвратительно писклявым голосом заявила, что Насья не имеет права устраивать сцен. Мол, Влад свободный мужчина, с кем хочет, с тем и сидит, а ей следует поучиться манерам.
        Обычно, не лезущая за словом в карман девушка, в этот раз почувствовала, как обида заполняет сердце и, всхлипнув, бросилась прочь, но далеко уйти ей не удалось. Неожиданно подступившая дурнота, заставила девушку резко остановиться, а через несколько секунд она соскользнула в спасительное беспамятство.
        Увидев это, эльфийка скривив губки, заявила, что такие дешёвые фокусы не красят приличную девушку. Видимо забыв, что совсем недавно поймала Влада на уловку, якобы подвёрнутой ноги. Влад же, прекрасно знавший, что Насья никогда не опустится до такого, так же знал, что она никогда не теряла сознания, всполошился не на шутку. Ссадив докучливую поклонницу с колен, он подошёл к Насье и осторожно приподнял её. Неровное дыхание девушки окончательно его испугало и он, схватив её на руки, бросился бежать в поисках лекаря.
        По пути он встретил Винадриэля, и, запинаясь, рассказал о произошедшем. Между тем, девушка по прежнему не приходила в сознание, это насторожило и Вина, тем более, что по её лицу начала разливаться нездоровая бледность.
        Однако, то, что сказал им лекарь, спустя десять минут, как они пришли к нему, чуть не заставило Влада прилечь рядом с любимой. Оказывается, девушка всего-навсего была беременна.
        Когда Владу разрешили к ней зайти, он был похож на побитую собаку. Подойдя к девушке, он бухнулся на колени и умолял простить его, а потом неожиданно заявил, что свадьбу больше нельзя откладывать.
        Насью такой расклад немного возмутил, но тут Влад взял её за руки и так ласково посмотрел в глаза, что у девушки не нашлось слов. Чтобы возразить, а после того, как вампир с нежностью поцеловал её живот, она и вовсе разрыдалась и была готова согласиться с чем угодно.
        Теперь, глядя на сотни любопытных глаз, Насья снова оробела. Если бы не Вин, то она уже лежала бы без чувств.
        Влад стоял возле Владыки Гэрриодроэля и казался таким невообразимо красивым, старые сомнения вновь ожили в душе девушки, но стоило ей посмотреть в его горящие глаза, как все глупые мысли покинули её голову. Они любят друг друга и это главное, а остальное не имеет значения.
        Винадриэль медленно подвёл девушку к Владу и вложил её маленькую ладошку в его руку.
        — Властью данной мне небесами,  — тут же начал Владыка Гэрриодроэль,  — я соединяю два любящих сердца.
        Потом последовало перечисление того, что ожидает молодых в браке и чего они должны опасаться. Вот, наконец, наступил долгожданный момент.
        — Владимир, прими в свою семью Насьяну, да и будет твоё имя ей защитой, да и будет её имя тебе опорой.
        Вампир взял с бархатной подушечки, поданной Вином кольцо и, прошептав над ним клятву верности, одел его на пальчик любимой. Когда пришла её очередь, руки у неё дрожали, но голос был твёрдым и вот уже Влад любуется золотой лентой, опоясавшей его палец.
        — Объявляю вас мужем и женой.  — Торжественно проговорил Владыка, и Влад с улыбкой притянул Насьяну к себе. Их поцелуй был встречен восторженными аплодисментами собравшихся гостей. И начался пир.



        Глава 2

        — Ну, и каково тебе замужем?  — Спросил девушку Фил, слегка приобняв её за талию.
        — Пока неплохо.  — В тон ему ответила девушка.  — А вы когда пойдёте нервировать Владыку?
        — Да вот отгуляем и начнём. Мне не хочется уезжать, не будучи уверенным, что Кари, принадлежит мне.  — Сказав всё это, Фил неожиданно замолчал и покосился на Насью, но было уже поздно, она правильно ухватила основную мысль в его словах.
        — Уезжаете? Куда? И почему я ничего об этом не знаю?
        Фил тут же куда-то заспешил и вскоре скрылся в толпе празднующих. Насьяна стояла, закусив губу — значит, парни что-то разузнали и собираются отправиться на поиски, а ей ничего не сказали, из-за её, так сказать, деликатного положения. Ну, ничего, просто так они от неё не отделаются, не будь она Насьяна.
        Когда к девушке подошёл Влад, ему очень не понравился лихорадочный блеск её глаз.
        — Милая, что-то случилось?
        — Нет, ничего, всё в порядке. Ты не мог бы принести мне попить?
        — Конечно, я сейчас.  — И вампир растворился в толпе.
        Глядя на веселящихся эльфов, Насья пришла к выводу, что эта раса, просто обожает веселиться. Причём, повод для них совершенно не важен, вот и свадьба вампира и оборотня подошла. При всей своей чопорности и холодности, погулять они умели.
        Девушка не просто так, бессмысленно вглядывалась в толпу, как могло показаться, она искала. Сейчас ей просто необходимо было переговорить с Карионель. Девушка чувствовала, что завтра может быть уже поздно. Наконец, эльфийка мелькнула среди празднующих и Насья мгновенно среагировав, резким броском выхватила девушку, вытянув её за руку.
        — Нась, ты меня напугала.
        — Кари, мне нужно срочно с тобой поговорить.
        — Сейчас твоя свадьба, что может быть более срочным.
        — Это серьёзно. Похоже, парни собрались отправиться на поиски Мары. Фил, случайно тебе ничего не говорил?
        Весёлость тут же слетела с эльфийки, она нахмурилась и посмотрела Насье в глаза.  — Ты уверена? Нет, Фил ничего мне не говорил. Ну что ж, если это действительно так, нам нужно что-то предпринять.
        Двинувшаяся было куда-то Карионель резко затормозила и озабочено посмотрела на Насью.
        — Нась, а тебе не вредно совершать дальние прогулки, в твоём то состоянии.
        — Кари, я оборотень, а мы оборотни отличаемся повышенной выносливостью, то же касается и моего ребёнка. Тем более что Влад на здоровье тоже не жалуется.  — Губы девушки изогнулись в чуть ироничной улыбке.
        — О! Я об этом не подумала, тогда да. Ладно, я пошла, ни о чём не переживай. Никуда они от нас не денутся.
        Эльфийка ушла, а Насья неожиданно почувствовала, как на неё опускается спокойствие. Она была уверена, что всё будет хорошо, уже давно она не была в этом так уверена, это было даже как-то непривычно. Подоспевший с коктейлями Влад окончательно её успокоил, больше никто в этот вечер не говорил о делах.
        Праздник был в самом разгаре, когда молодые исчезли, но этого уже никто не заметил. Влад отнёс молодую жену в покои, приготовленные специально для них и, до утра их уже никто не видел. А утром…
        Если бы все не гуляли так усиленно накануне, то смогли бы лицезреть такую картину — молодые тихонько крадутся по коридору, то и дело, оглядываясь и прислушиваясь. Вот только крались они по отдельности и в разные стороны. Вскоре Влад скрылся за дверью, которая вела в спальню Винадриэля. При этом он был абсолютно уверен, что его наречённая сладко спит на их свадебном ложе, и видит десятый сон.
        Девушка же, как раз дошла до комнаты Карионель и в последний раз оглянувшись, скользнула за дверь.
        — Ну что, удалось что-нибудь узнать?
        — Обижаешь, чтобы я да не выведала необходимые сведенья.
        — И сколько при этом пострадало эльфов?  — Усмехнулась Насья.
        — Ты не поверишь, но ни одного. Я была сама любезность. Правда один молодчик заартачился, было, но я ему мягко намекнула, что скажу Филу, будто он ко мне неровно дышит и тогда он порвёт его на много маленьких эльфиков. Так бедняга почему-то побледнел и чуть в обморок не грохнулся, интересно почему? Фил ведь даже мухи не обидит, без острой необходимости.
        — А тебе не проходило в голову, что этот парень действительно к тебе неравнодушен?  — Спросила Насья, приподняв бровь.
        — Да ну тебя. В общем, узнала я следующее. Магам удалось таки узнать конечную точку выхода из портала, и наши красавцы решили переместиться туда и начать поиски. Они уверены, что там тоже остались следы. Ведь по замыслу врагов, здесь в Форутане следов точно остаться не должно было, но они просчитались и теперь есть надежда.
        — Хм. Значит нужно собрать экипировку и решить кое-какие дела. Когда говоришь, они собираются отчалить?
        — Точно не знаю, но думаю, речь идёт всего лишь о нескольких днях.
        — Постой, но вчера Фил сказал мне, что не уедет, пока ты не станешь его женой.
        — Всё правильно, не уедет.  — И Кари, показала подруге руку, на которой блеснуло кольцо.
        — Но, когда?  — Ахнула Насья.
        — Сегодня ночью. Конечно, он пойдёт к Владыке и попросит благословения, как и положено, но мне показалось, что так вернее.
        — Так это была твоя идея?  — Захихикала Насья.
        — А ты сомневалась. С этими мужчинами просто беда, боится лишнее движение сделать, не могу же я ещё сто пятьдесят лет ждать, пока он раскачается. И потом, мой отъезд ни у кого не вызовет теперь вопросов, за мужем уехала, и всё тут.
        — Ты что, тоже пойдёшь?  — Насья с удивлением посмотрела на эльфийку.
        — Конечно, поеду, разве я могу отпустить мужа одного в такую даль. И потом, я же здесь с тоски помру, а так хоть на мир посмотрю. Я ведь нигде не была, совсем нигде.
        — Что, совсем?
        — Совсем.
        Дальнейшие обсуждение планов длилось ещё полчаса, а потом Насья так же тихо вернулась в свою комнату. О том, что ночь они провели совсем в других, свадебных покоях, она начисто забыла и только когда уже удобно расположилась на своей родной кровати, вспомнила. Заскрипев от злости зубами, она поплелась в эти самые свадебные покои. Тоже, придумали в другие покои переводить, так и заблудиться не долго.
        Вернувшийся вампир, застал девушку мирно дремавшей. Она, к своему удивлению, действительно заснула, стоило ей коснуться головой подушки. Разбудил её ласковый поцелуй Влада. Насья сонно захлопала ресницами и, улыбнувшись, спросила.  — Ты куда-то ходил?
        — Да. Вот, принёс завтрак своей спящей красавице.
        — О! Спасибо, что-то я действительно проголодалась. Вчера так толком и не удалось поесть. Нет, больше я не хочу быть предметом всеобщего внимания, так что замуж я выходила в первый и в последний раз.
        — Очень рад это слышать, а теперь давай подкрепимся.
        Завтрак прошёл очень весело, а потом Влад решился и, ласково водя пальцем по руке Насьи, сказал.
        — Нась, мне нужно уехать. Не на долго.
        — Когда?
        — Послезавтра.
        — Это как-то связано с поисками Мары?
        — Да.  — Честно признался вампир.
        — Хорошо. Только не оставляй меня надолго, тем более среди эльфов. Вот вернешься, а я уже себе другого нашла.
        — Я тебе найду. Я этому другому все ноги повыдёргиваю.
        — Ой, как страшно. Прямо не знаю куда бежать.

* * *

        Вин внимательно наблюдал за работой магов, сегодня они должны были назвать точную точку выхода из портала, по которому увели Марьяну. Виталиан очень сильно просчитался, решив, что его не смогут вычислить. Одно его исчезновение уже о многом говорило. Такие глупые ошибки бывшего Верховного говорили о том, что он занервничал. Но что могло заставить его занервничать? Объяснение у Вина было только одно, тот, кто заказал девушку, что-то предпринял, и это что-то заставило эльфа действовать.
        Мысли просто разрывали голову Винадриэля, какое-то смутное подозрение теснилось в глубине подсознания, но упорно не желало вылезать на свет. Вин чётко понимал, одновременно с тем как пропала Мара, произошло что-то ещё и это что-то непосредственно связано с исчезновением девушки, но что именно.
        — Владыка Винадриэль.
        Вин недовольно поморщился, это правило, называть всех сыновей Владыки, тем же званием его немного напрягало, но он ничего не мог с этим поделать.
        — Мы нашли точку выхода, прошу вас.
        Эльфы подошли к магической карте раскинувшейся по всей западной стене, просторной комнаты. На карте явственно проступал значок портала, он находился где-то в Восточных лесах, близ города Лернона. Это был небольшой приграничный городок, государства Перонава. Большую часть населения Перонавы составляли люди-охотники, так как большая часть государства была занята лесами.
        Небольшие размеры городка Лернон объяснялись очень просто, он находился в непосредственной близости от границы с соседним государством. Им была Дейволия — государство вампиров.
        Но что могло понадобиться похитителям в этой глуши. Как они собирались выбираться оттуда и главное, куда они увели Мару? На эти вопросы у Вина не было ответов, но он собирался их найти, во что бы то ни стало.
        — Владыка Винадриэль, это всё что мы смогли узнать.  — Голос вырвал его из задумчивости.
        — Спасибо, вы очень помогли, дальше я сам.  — Он вышел из обители магов и отправился во дворец. Необходимо сообщить парням, и ещё, просто необходимо задержать здесь девушек. Вин усмехнулся, он был готов голову дать на отсечение, что эти две неугомонные девицы не станут сидеть, сложа руки, и обязательно попытаются увязаться с ними. Нужен был отвлекающий манёвр, но какой? За этими размышлениями он не заметил, как дошёл до дворца, так же как не заметил одного из молодых магов, следовавшего за ним от магической академии. Между тем молодой эльф, скользнул в придворцовый сад и растворился в подступающей темноте.
        — Ну что?  — Раздавшийся за спиной молодого мага голос заставил его вздрогнуть. Резко обернувшись, он увидел двух девушек, эльфийку, которая выпытывала у него вчера информацию и вчерашнюю невесту. Девушки ошиблись совсем немного, он действительно питал к одной из них сильные чувства, но не к Кари, а к Насьяне. В первое время эта увлечённость пугала и возмущала его, но очень быстро его сердце окончательно сдалось на милость мучительного чувства. После того, как он увидел девушку - оборотня в наряде невесты, он потерял покой и был готов на любые глупости, лишь бы заслужить благодарную улыбку этой феи.
        Молодой маг стоял и смотрел на девушку взглядом побитой собаки, пока Карионель не одёрнула его.  — Говори же.
        Эльф опустил голову и тихо проговорил.  — Они нашли точку выхода, это в Перонаве, недалеко от Лернона.
        Насья присвистнула.  — Да, далековато их занесло.
        — Ты сможешь нас туда перекинуть?  — Между тем продолжала допытываться Кари.
        — Да, наверное, но ведь там опасно. Если вам необходимо туда пойти, идите вместе со всеми.
        — Ты прав, нам просто необходимо туда попасть, но, к сожалению нас, не возьмут, именно поэтому мы и обратились к тебе. Так ты нам поможешь?
        — Да, госпожа.
        — Вот и отлично. Спасибо Гравиль.  — Неожиданно вступила в разговор Насья.  — Мы тебе очень признательны.
        Взгляд эльфа стал совсем уж несчастным и вдруг глаза его просияли.  — Возьмите меня с собой, я вам пригожусь.
        Девушки с изумлением посмотрели на него.
        — Гравиль, зачем тебе это?
        — Я просто не могу, отправит вас в неизвестность, и не предложить свою помощь. Если с вами что-то случится, я себе этого никогда не прощу.
        — Не переживай, мы сможем о себе позаботиться.
        — Но опытный маг вам совсем не помешает.
        — Тебе лет то сколько, опытный маг?
        Покрасневший эльф низко опустил голову и пробормотал.  — Сто тридцать.
        — Создатель, ты же ещё совсем ребёнок.  — Выдохнула Карионель.  — Ты хоть понимаешь, что мы не на увеселительную прогулку собираемся, и нам некогда будет нянчиться с ребёнком, который только вчера соску бросил.
        Гравиль насупился и с обидой посмотрел на эльфийку.
        — Я не ребёнок. По крайней мере, в магии я понимаю больше тебя.
        — Помолчал бы уж.  — Пришла очередь Кари обижаться. Неумение пользоваться своим даром, притом, что он у неё был довольно неплохим, было для неё больной темой.
        — Так, ладно, все успокоились,  — решила вмешаться Насья,  — Гравиль ты нас главное до места доставь, а дальше уже по обстоятельствам, но запомни, если мы скажем, что ты должен уйти, ты уйдёшь. Теперь займёмся деталями, до времени отбытия меньше двух дней, а у нас ещё ничего не собрано. Встречаемся послезавтра, сразу, после того как отбудут наши бойцы. Самое главное тут, это не опоздать, а то разминёмся, и будем блуждать по просторам земли до бесконечности.
        Как расходились эти трое, тоже никто не видел. А послезавтра наступило очень быстро.



        Глава 3

        Как и предполагали Фил с Кари, Владыка очень бурно отреагировал на их просьбу благословить молодых на совместную жизнь. Впрочем, княгиня, пожалуй, была ещё более категорична. Фил при этом продолжал сохранять просто ледяное спокойствие, а вот Карионель всё больше и больше распалялась и под конец разговора не выдержала.
        — Хватит, в конце концов, я уже взрослая и имею полное право устраивать свою судьбу, как пожелаю нужным.
        Взяв, Фила под руку, эльфийка ласково потерлась щекой о его плече и продолжила.  — Знакомьтесь.
        — Знакомы уже.  — Мрачно пробурчал князь.
        — Нет, вы ещё раз познакомьтесь. Это мой муж, Филипп, прошу любить и жаловать.
        Княгиня с тихим всхлипом осела в кресло, а князь, только и смог, что махнуть рукой и отойти к окну.
        — Вы уверены в том, что сделали?  — Наконец подал он голос.
        — Я ещё ни в чём не был так уверен.  — Спокойно ответил Фил.  — Не переживайте, мы не будем смущать умы эльфов своим присутствием. Как только ситуация прояснится, мы уедем.
        — Уедете?  — Оживилась вдруг княгиня.  — Но куда? Как вы будете жить, и главное на что?
        — Я смогу позаботиться о своей жене.  — Последовал холодный ответ.
        Уже не в первый раз на памяти князя, ситуация выходила из под его контроля, но как ни странно он был даже рад этому. С тех пор, как Лана всех посвятила в тонкости наложенного на род заклятия, он то и дело сталкивался с осуждающими взглядами подданных. В начале его это смущало, потом стало раздражать, а потом откровенно злить.
        Можно подумать другие не грешили по молодости, позволяя себе «нехорошие» связи с представителями других рас. Да грешили, но только он один попался и теперь за всё отвечать ему одному.
        Предательство одного из Верховных, было особенно неприятно, да и попытка прорыва в лице сумасшедшей магички Ланы, оставила не самые приятные воспоминания. Особенно если учесть, что она была его внучкой.
        В тот день к нему пришли половинки погибших магов и спросили, почему его сына вернули, а их мужья уже никогда их не обнимут. Владыке нелегко было ответить, да и что он мог сказать. Что это не он решает, кому вернуться, а кому нет, и что силы заклинательницы душ не безграничны. К сожалению, она могла вернуть только того, кого лично знала при жизни.
        Как объяснить рыдающим эльфийкам, что их надежда на спасение рода просто не справится с такой нагрузкой и останется во тьме.
        А теперь и Карионель решила взбунтоваться и он её не винил. Она просто хотела быть счастливой и если для этого она выбрала оборотня, то так тому и быть.
        Владыка Гэрриодроэль отвернулся от окна и подошёл к притихшей Кари. Внимательно посмотрев ей в глаза, он вздохнул и сказал.
        — Ну что ж, если таково ваше окончательное решение, я не буду вам препятствовать.
        Взяв руку Карионель, он сказал.  — Я благословляю вас на совместную жизнь в печали и радости, да будет так.  — И вложил её в руку молчаливого оборотня.
        Княгиня что-то протестующе пискнула, но по большому счёту, сделать она уже ничего не могла. Через день же, они уже прощались с тремя отважными истребителями. Насья и Кари, как и положено молодым жёнам всплакнули, повиснув у мужей на шеях, чем немного вывели их из душевного равновесия.
        Вин, глядя на всё это безобразие, только слегка улыбался.
        Девушки ещё постояли немного, помахали платочками, а потом куда-то исчезли. Все решили, что они пошли в свои комнаты, чтобы поплакать без свидетелей, но никому и в голову не могло прийти, что они учудят.
        — Ну, что, всё готово?  — Насья ещё раз проверила, хорошо ли закреплена сумка за плечами.  — Тогда пошли.
        Из дворца они выбирались окольными путями, им совершенно не нужны были лишние свидетели их импровизированного побега. Стоило хоть одному слуге, заметить крадущихся по коридору и, беспрестанно озирающихся девушек, как на попытке побега можно было поставить жирный крест.
        — Ну и где этот опытный маг?  — Кари начинала заметно нервничать, для неё сегодняшнее приключение было в новинку и она, просто не знала как себя вести.  — Вот если он сейчас не появится, я ему такую взбучку устрою, что он все заклинания позабудет.
        Гравиль появился в тот момент, когда даже Насья начала волноваться.
        — Извините, меня главный маг задержал, я не мог уйти, не выполнив его поручения, а то бы он что-нибудь заподозрил.
        — Ладно, главное, что ты пришёл. Сколько времени тебе понадобится для постройки портала?  — Деловито спросила его Насья.
        — Не очень много. Главное смотрите, чтобы нас не прервали, а то не очень хорошо получится.
        — Что, не получится? Заклинание?  — Решила съязвить Кари.
        — Нет, заклинание то, как раз получится, а вот с направлением возникнут сложности.
        — В каком смысле?
        — В том смысле, дорогая, что закинет нас к демоновой бабушке и без права возвращения.  — Успокоила подругу Насья.
        — Ну, в общем, где-то так.  — Подтвердил её слова маг и начал чертить на земле какие-то знаки. Вознамерившаяся было с ним поругаться Кари, благоразумно промолчала и стала внимательно присматриваться к его действиям. Независимо от того, как сложатся обстоятельства, ей не мешает хотя бы приблизительно знать, как создавать портал, возможно от этого будет зависеть их жизнь. Нет, всё-таки ей нужно вплотную заняться своим магическим образованием, а то способностей прорва, а знаний кот наплакал.
        Гравиль тем временем уже произносил заклинание, и как только он произнёс последнее слово, воздух возле него заклубился и вот уже перед ним плещется переливающийся портал.
        — Скорее, у нас мало времени.  — Гравиль торопливо натянул свою походную сумку.
        — А что, создать портал как твоим старшим коллегам тебе слабо?  — Вновь поддела его эльфийка.
        — Нет, но там их было несколько и они друг друга страховали. В моём случае страховки, к сожалению нет.
        Больше повторять не пришлось, девушки более не задерживаясь, нырнули в гостеприимное сияние, Молодой маг последовал за ними, бросив вокруг последний внимательный взгляд. Портал растаял в воздухе через пару минут после того, как пропустил их в свои недра и вскоре, ничто не говорило о том, что совсем недавно здесь колдовали, даже начерченные на земле знаки размыл вовремя пролившийся дождь.
        От девушек осталась только записка, которую служанка принесла Владыке примерно через час, после их самовольной отлучки.
        Сказать, что князь был зол, значит, ничего не сказать, он был в ярости, но поделать уже ничего не мог.

* * *

        — Ну и где это мы?
        Насьяна осмотрелась, но ничего нового не увидела. Деревья, кругом были одни деревья, а под ними было просто буйство зелени. Трава достигала девушкам до колен, разнообразный кустарник переплетался с этой самой травой, создавая просто непроходимые заросли.
        — Сейчас проверим.  — Отозвался Гравиль и начал чертить в воздухе какие-то знаки.  — Мы в паре километров от Лернона.
        — В паре километров? Они что город прямо посреди леса построили?  — Возмущённо проговорила Кари.
        — Но мы же строим.  — С удивлением посмотрел на неё эльф.
        — Ты, пожалуйста, наш лес с этим не сравнивай, по-нашему хотя бы ходить можно.
        — Хватит.  — Остановила их перепалку Насья.  — Давайте потом займёмся сравнением, сейчас выбираться нужно. В какой стороне говоришь город?
        — Там.  — Гравиль махнул куда-то вправо.
        — Ну, вот и отлично, начало положено. Идём туда.
        Надо отдать им должное, по лесу они шли почти бесшумно. Эльфы это хорошо умели, да и Насья никогда не отличалась неуклюжестью. Но неожиданно оказалось, что ещё одна особенность организма девушки пришлась им очень кстати.
        Первая ловушка попалась им уже через пару десятков метров и, только благодаря чувствительному нюху девушки — оборотня, они в неё не попали. Дальнейшая траектория их передвижения по лесу, напоминала танец пьяного гнома. Капканы, силки, петли, ловчие ямы, наведенные арбалеты — всё это изобилие заставляло спутников выписывать среди деревьев немыслимые пируэты.
        Временами они могли поклясться, что описывают возле одного и того же дерева вот уже несколько кругов, без всякой надежды двинуться вперёд.
        — Интересно, у них действительно водится столько живности, сколько стоит ловушек?  — Процедила сквозь зубы запыхавшаяся Кари.
        Насья захихикала, представив себе, как один единственный зверёк, затравленно озираясь, бредёт по лесу. Да, с таким раскладом он скорее умрёт от инфаркта, чем попадёт в ловушку.
        Внезапно лес кончился, тоесть — лес кончился, начался город. Поняли они это, потому что уткнулись носами в городскую стену. Старая обветшалая каменная кладка, была густо оплетена цветущими лианами и другими ползущими растениями.
        Девушки подняли глаза, но ничего не увидели за кронами вековых деревьев, казалось, кто-то просто принёс и поставил стену посреди леса.
        — Интересно девки пляшут.  — Протянула Насья.  — Ну что, господа, в обход или так заберёмся?
        Прикинув высоту Кари вздохнула.  — Давайте уж в обход.
        — В обход, так в обход. В какую сторону пойдём?
        Немного поколебавшись, эльфы указали противоположные стороны.
        — Ага, значит, кидаем монетку. Замечательно, идём налево.
        — А не рановато ли ты, после свадьбы пошла налево?  — Съехидничала Кари.
        — Нет, в самый раз. Тем более, что я не одна, а в хорошей компании.
        Им показалось, что стене нет конца, руки уже устали прорубаться сквозь зелень, а ворот всё не было видно.
        — Ты была права.  — Сказала Насья.
        — В чём?
        — Нужно было идти направо. Похоже, мы скоро полностью город обойдём.  — Тут девушка замолчала, с удивлением глядя на знакомые кусты. Здесь они в первый раз подошли к стене.
        — Так. Ага. Просто замечательно.
        — Что именно.  — Недоуменно озираясь, спросил Гравиль.
        — А замечательно то, что мы совершенно напрасно угробили столько времени, обходя эту стену. В ней нет ворот.
        — Как нет?
        — А вот так. Нет и всё.
        — Как же они выходят и заходят?
        — Я знаю как.  — Неожиданно подала голос Кари, глядя куда-то вверх.
        Спутники проследили за её взглядом и заметили, тянущиеся среди крон деревьев канатные пути.
        — Ну что я могу сказать, по крайней мере, оригинально.  — Пробормотала Насья.  — Осталось найти, где у них тут пост, то бишь пограничное дерево.
        Ещё в течение часа они блуждали по лесу, задрав головы, но искомое дерево так и не находилось.
        — Представляю, как весело за нами наблюдать.  — Пробормотала девушка.  — Я бы уже на месте городской стражи животики надорвала, от смеха.
        — А мне почему-то не смешно.  — Хмуро возразила Кари.
        — Аналогично.  — Поддержал её Гравиль, явив редкостное единодушие.
        Именно этот момент выбрала городская стража, для своего эффектного появления.
        — Стойте на месте, одно движение и вы трупы.  — Раздался за спиной спутников хриплый голос.
        — Слава создателю, живые.  — Всплеснула руками Насья.  — Как же мы рады вас видеть, вы не представляете, в каком месте у нас этот лес уже сидит.
        — Ну почему же не представляем,  — проговорил один из вышедших из-за дерева мужчин,  — вы нам уже половину растительности вытоптали, благодаря вам, город теперь хорошо просматривается с воздуха. Просто подарок врагам.
        Мужчина, видимо начальник стражи, изо всех сил пытался сохранить грозный вид, но его губы предательски подрагивали, выдавая с головой.
        — Что, сильно мы вас позабавили?  — С ласковой улыбкой спросила его Насья.
        — Не то слово, давно так не веселился. Это ж надо было водить вокруг города хороводы, а потом ходить с задранной головой, у вас шеи то не затекли?
        — А вот я сейчас вам по этой самой части тела настучу, тогда и узнаете.  — Кинулась к мужикам Насья. Эльфам с трудом удалось её удержать. Карионель ласково поглаживала её по плечу, а Гравиль ненавязчиво оттеснял от удивлённых мужиков. Откуда им было знать, что они только что чудом избежали членовредительства от лап немного перенервничавшего оборотня.
        — Насьяночка успокойся, тебе вредно нервничать. Что я Владу скажу в случае чего.
        — Это им вредно, чтобы я нервничала.  — Девушка тыкнула пальцем в притихших мужиков, до них стало понемногу доходить происходящее.
        — Ого, а ты никак из ночных. А с виду и не скажешь, такая тщедушная.
        — Я тебе сейчас такую тщедушную покажу, всю оставшуюся жизнь будешь на знахаря работать.
        Возмущенный оборотень, рыкнув, кинулся на слишком разговорчивого мужика, но к своему изумлению она обнаружила себя в крепких руках казавшегося субтильным Гравиля.
        — Не стоит, они же не виноваты, что живут в такой глуши и понятия не имеют о манерах. Ты же потом жалеть будешь.
        Насья несколько раз глубоко вздохнула и позволила эльфу оттащить себя от окончательно обалдевших мужиков. В Перонаве к оборотням относились достаточно спокойно, даже довольно часто брали на работу. В зелёных массивах лесной страны им просто не было равных, другое дело, что адекватные оборотни встречались довольно редко, большинство из них предпочитали находиться в волчьем облике и считались довольно опасными особями.
        Появление девушки — оборотня в лесах Перонавы, само по себе не вызывало удивления, но то что её при этом сопровождали эльфы, мягко говоря вызывало недоумение. Негативное отношение перворожденных, к этому виду существ, уже давно считалось само собой разумеющимся и не поддавалось сомнению, а тут такая горячая, можно сказать любовь.
        Проследив, за украдкой брошенным взглядом молодого эльфа, который, предназначался, отнюдь не представительнице своего вида, начальник стражи окончательно удостоверился — речь шла именно о влюблённости. Ужас, куда мир катится, если уж эти две расы смогли договориться.
        — Ну что ж, раз вы так рвётесь в город, можем вам это организовать, тем более скоро закат, а нам за ваши жизни отвечать не хочется.
        — В каком это смысле?  — Насторожились спутники.
        — В самом прямом, вампиры то рядом.
        — Чушь, какая.  — Закатила глаза Насья, но Кари, предупреждающе сжала ей руку и посмотрела многозначительным взглядом. Относящимся с предубеждение ко всему, что касается вампиров, перонавцам вовсе не нужно было знать об особенностях семейного положения девушки.
        — Хотя вы конечно правы, вампиры это серьёзно.  — Пошла она на попятный.  — Ну, что пошли что-ли, в гости к вам заглянем, а то так кушать хочется, что переночевать негде.
        Мужики усмехнулись, расслабляясь и вскоре уже бодро вели гостей к огромному в несколько обхватов дереву, внутри которого, как, оказалось, была вырезана винтовая лестница, ведшая наверх.



        Глава 4

        — Ну, что там видно?  — В голосе Влада слышалось явное раздражение. Вот уже несколько часов, они сидели в засаде. И надо же им было выбрать место рядом с муравейником. В начале, никто не обращал внимания на снующих туда сюда букашек, но совсем недавно они предприняли попытку массированной атаки, довольно ощутимо покусывая истребителей. Видимо, обрадованные букашки приняли троих лежащих парней за особо ценный деликатес и вознамерились перетаскать их к себе в муравейник, по кусочкам.
        — Да них… ничего, в общем, не видно. Впервые встречаю место, в котором совершенно не ориентируюсь.  — Раздражённо ответил Фил.
        — Не переживай, здесь никто не ориентируется. Даже сами перонавцы иногда теряются в своих лесах, несмотря на то, что прожили тут всю свою сознательную жизнь.  — Похлопал его по плечу Влад.
        — Мне от этого не легче. Я чую рядом, по крайней мере, шесть ловушек, так что сильно не побегаешь, незамеченным в город тоже не заберешься.
        — Вин, что?  — Не выдержал Влад.
        — Тихо, они кого-то выловили. Можно посмотреть, как они попадают в город.
        — А почему бы нам просто не подойти к страже и не попроситься на ночлег?  — Спросил Фил.
        — С нами Влад.  — Коротко сказал эльф.
        Оборотень уставился на друзей непонимающим взглядом, вампир решил объяснить.  — Граница Дейволии довольно близко, поэтому, к нам здесь относятся, мягко говоря, с некоторой долей недоверия.
        — С некоторой?
        — Ладно, нам совсем не доверяют. Должен заметить, это очень предвзятое отношение, мы не охотимся на людей, обычно, но.
        — Но случаются накладки.
        — Да, но это происходит очень редко. С такой же вероятность любой из них мог погибнуть на охоте.
        — Но погиб, от клыков твоих собратьев.
        — В общем, да.
        — Действительно, совершенно неадекватное отношение. Влад вполне может подождать нас здесь.
        — Если очередной переход находится в черте города, нам будет некогда за ним возвращаться. Нет, идти нужно вместе.
        — Ладно, тогда я попробую подойти к ним, открыто. К оборотням здесь относятся намного лучше. Разведаю обстановку и попробую по-тихому затащить вас за городскую стену.
        — А если они ничего не знают?
        — Значит, выйду утром. В любом случае информация нам не помешает.
        — Ты прав, так и сделаем. Постарайся не слишком их напугать.
        — Обижаешь, когда это я кого пугал. Да меня даже мухи не бояться, так и летают рядом заразы.
        — А ты попробуй чаще мыться, глядишь, может парочку и испугаешь.  — Съязвил вампир.
        Оборотень в ответ только вяло зарычал, вскоре он уже неслышно подходил к недавно обнаруженному проходу в город.
        — Здорово бойцы, как служба идёт?  — Гаркнул он, всполошив двоих мужиков, решивших немного перекусить. Один из них закашлялся, подавившись хлебной коркой и, Фил заботливо постучал его рукой по спине.
        — Ты хто такой?  — Просипела жертва хлебобулочного изделия.
        — Да так, мимо проходил, смотрю вы, вот и решил подойти поздороваться.
        — Поздоровался? Ну, так иди себе дальше по добру по здорову, а то ходят тут всякие.
        — Так я хотел провизией разжиться, а то малость поистратился. У вас случайно не найдётся?
        — Отчего же не найдётся, в городе знамо всё есть. Только нам чужаков пускать не велено.
        — Как это не велено? Что же мне теперь с голоду подыхать что ли?
        — Так ты кругом посмотри, это лес, а в лесу голодным остаться невозможно, тем более такому, как ты.
        — Да мне бы хлебушка, а то уже вторую неделю без него родимого. Так соскучился, вы даже не представляете.
        — Хлебушка,  — протянул один из мужиков,  — ну хлебушка, наверное, можно. Только быстро, а то нам влетит.
        Фил радостно закивал с самым счастливым выражением лица.
        — Тебя как звать то страдалец?
        — Да Филькой кличут.
        — Значит так, Филька, как в город войдёшь, поворачивай направо, там дед Берей торгует, у него купишь всё что надо. Только больше нигде не шастай.
        — Вот спасибо, я мигом, одна нога тут, а другая там.
        Мужики внимательно огляделись, подошли к внушительному дереву, возле которого предавались заслуженному отдыху и отвалили в сторону часть коры. Внутри обнаружилась лестница. Стражники подробно объяснили, как, и куда нужно идти, а самое главное, что говорить при встрече другим стражникам.
        Путь до города занял совсем немного времени, и вот уже ноги оборотня подпирает городская земля. Город, мягко говоря, немного удивил Фила, главным образом потому, что городом тут и не пахло.
        За высокой городской стеной, притаилась небольшая деревушка. Иначе это назвать язык не поворачивался — несколько улочек деревянных срубов, заканчивались внушительным двухэтажным домом, единственного торгового дома, по совместительству являющегося и гостиницей. Одно здание, впрочем, было сложено из грубо обработанного камня и гордо именовалось городским собором.
        Фил задумчиво почесал в затылке, и пошёл в направлении торговой лавки. Внутренний вид лавки приятно удивил, видимо, несмотря на довольно сильное удаление от крупных городов, данный конкретный населённый пункт, не забывали снабжать всем необходимым.
        Ассортимент поражал своим богатством, здесь было всё от разнообразной снеди до хорошего оружия и одежды.
        — Здорово батяня.  — Зычно гаркнул Фил, заметив копошившегося в углу дедка.
        — Чего орёшь, не глухой. Пришлый?  — Спросил дед, прищурив неожиданно яркие для его лица глаза.
        — Что так заметно? Хотя ты же всех местных в лицо знаешь, при твоём то роде занятий.
        — Да уж на память не жалуюсь. А ты чего хотел то, добрый молодец? Или так зашёл, на людей посмотреть и себя показать?
        Фил жизнерадостно оскалился, обнажив идеально ровные белоснежные зубы, выдавая свою нечеловеческую сущность.
        — Нет, прикупить кое-что надо, вот и заглянул. А что часто к вам гости заходят?  — С преувеличенной небрежностью спросил он.
        — Ну, это как посмотреть, а тебе на что? Ищешь кого?
        Оборотень неопределённо пожал плечами.  — Так, для общего интереса. Информация не помешает. Сам понимаешь дальняя дорога.
        — Ну-ну,  — хмыкнул хозяин лавки,  — и далеко путь держишь?
        Ответить Фил не успел, дверь неожиданно распахнулась, и в лавку вошёл молодой парень в форме городской стражи.
        — Здорово Воланыч.  — Парень окинул Фила подозрительным взглядом. Меня Терентичь прислал, у него гости какие-то, велел чего-нибудь съестного приволочь.
        — Что за гости то?
        — Да, бабы какие-то и эльф с ними имеется. Ну, вот откуда я знаю, что эти бабы любят, да ещё нелюди.
        Фил настороженно навострил уши, что-то не нравилось ему происходящее, в душу закрался червячок подозрений. Нет, не может быть, чтобы их излишне деятельные жёнушки смогли провернуть подобное и отправиться вслед за мужьями к демону на рога.
        — И что, так просто шлялись по лесу?  — Продолжал допрос дедок.
        — Да кто их знает, только шеф их принимает как родных и это при его то подозрительности.
        По виду паренька было видно, что он изрядно удивлён поведением шефа.
        — Ищут они кого-то, подробностей не знаю, это ты потом у Тернтича сам спросишь, а мне бежать пора.
        Парень окинул Фила ещё одним цепким взглядом и исчез за дверью.
        — Что стоишь, бери, что надо и иди себе, по добру по здорову.
        Фил не заставил себя долго упрашивать и вскоре забил рюкзак всем необходимым, притом, что по большому счёту, ничего из того, что он приобрёл, ему не было нужно, но маскировки необходимо было придерживаться.
        — Слышь, дед, а переночевать у вас где-нибудь можно, ежели что?
        Старик почесал ухо и сказал.  — Да, у меня и ночуй, мне не жалко. Тем более что у нас гости редко бывают, может, чего интересного расскажешь.
        — Спасибо дед, а где у вас стража квартирует?
        — Тебе зачем?
        — Схожу, спрошу, может чего интересного в последнее время видели.
        — Вряд ли они тебе что-то расскажут, у нас почитай ничего и не происходит. Вот, правда с месяц назад, а может и поболее, было у нас какое-то движение. Говорят, толпа какая-то по лесу шарила, кто такие не знаю, только не понравились они нашим парням. Попросили они их побыстрее испариться, ну те и послушали, испарились, как по волшебству.
        — И что же вашим парням не понравилось?
        — Нервные они какие-то были. Хорошие люди, да и нелюди так не ходят. Боялись они чего-то, очень боялись. Торопились. А ещё воевода наш сказал, что с ними пленница была, кто такая не знаем, а вот только берегли они её от посторонних глаз, и боялись, наверное, больше чем тех, кто мог их искать.
        Наши то, освободить её хотели, да только не успели, пришлые в сторону границы подались и скрылись за ней.
        — Так они в Дейволию ушли?  — Напряжённо спросил оборотень.
        — Ну, стало быть, так.
        Фил хмыкнул и после минутной задумчивости спросил.  — Так, где говоришь, стражников можно найти?
        Как оказалось, местная стража квартирует в единственном каменном здании в городе, который по совместительству был и собором и администрацией.
        Стучаться Филу не пришлось, стоило ему войти на крыльцо, как дверь распахнулась, явив за собой того самого парня, который приходил к торговцу. Парень окинул оборотня насмешливым взглядом и крикнул, обращаясь к невидимому собеседнику.
        — Терентичь, ты был прав, он пришёл.
        Фил, настороженно озираясь, вошёл в гостеприимно распахнутую дверь, а практически следом за ним втолкнули его друзей. Они выглядели немного помятыми, но в целом всё было не так уж плохо, как можно было ожидать.
        — Похоже, вся компания в сборе.  — Усмехнулся начальник стражи, оглядев пленников.  — Интересно было бы послушать, каким ветром вас к нам занесло. Хотя нет, думаю нужно ещё кое-кого пригласить, так сказать для полноты картины. Фиол, приведи наших гостей.
        Молодой стражник кивнув, метнулся за дверь и, вскоре в комнате заметно прибавилось народу, а уж эмоции вообще начали зашкаливать. Встреча молодожёнов прошла на уровне, немая сцена явно затягивалась.
        — Так, а ну-ка прекратить мне это безобразие.  — Стукнул по столу Терентичь.  — Нечего мне тут глаза выпучивать. Не ровен час повыпадывают, мне, что их потом на рынке как семечки продавать.
        Удостоверившись, что все немного успокоились, начальник местной стражи приступил к перекрёстному допросу.
        — Как я понимаю, вы знакомы. Замечательно. Давайте господа начинайте рассказывать, что забыли в наших краях.
        Вин, видя, что от товарищей, возмущённо смотревших на жён, толку нет, решил спасать ситуацию.
        — Мы кое-кого ищем. След привёл нас к вашему городу.
        — Откуда нам знать, что вам можно доверять? Может нам не стоит сдавать тех бедняг, которых вы так упорно разыскиваете.
        — Эти бедняги, пытались уничтожить мою семью, они украли мою невесту.
        — Но она человек.  — Несколько опешил начальник стражи.
        — Да. Значит, вы всё же кое-что знаете?
        — Допустим, а вот я стесняюсь спросить, кем вам приходятся эти дамы?
        Секунду поколебавшись, девушки подошли к своим мужьям и встали по левую руку от них, с покаянным вздохом.
        — Чудны дела твои создатель.  — Пробормотал Терентичь.  — Вот уж не думал, что доживу до таких времён, когда вампир из рода Каррских возьмёт в жёны девушку — оборотня.
        — А что, собственно, вас удивляет, уважаемый.  — Влад насмешливо вскинул бровь.  — Извините, что так грубо попираем ваши жизненные устои, но нам глубоко наплевать на ваше мнение по этому поводу.
        — Как вас вообще угораздило связаться с вампиром?  — Это был просто крик души, на который, все присутствующие, ответили только лёгким пожатием плеч.
        — Что вообще происходит, с каких пор вампиры эльфы и оборотни работают вместе?
        — На самом деле с очень давних.  — Успокоил его Вин.
        — Ну что ж, раз дела обстоят так, то, наверное, нужно сесть и всё обсудить.
        — Совершенно с вами согласен.
        — Только у меня ещё один вопрос, а этот молоденький эльф, он с кем?
        — Он с нами,  — тут же вступилась за мага Насья,  — он помог нам сюда попасть.
        — Дорогая,  — вкрадчиво начал Влад,  — а тебе не кажется, что ты слишком быстро, после моего ухода, нашла себе нового друга.
        — Милый,  — в тон ему ответила девушка,  — я нашла его на следующий день после свадьбы, так что можешь, смело считать его старым другом семьи. Тем более что это не я его нашла, а мы, вдвоём с Кари. И вообще, Влад, не будь таким вредным. Парень нам помог, совершенно безвозмездно, а ты фырчишь.
        — Он притащил вас сюда, этого достаточно, чтобы оторвать ему голову.
        — Между прочим я здесь и всё слышу.  — Обижено пробурчал Гравиль.
        — Правда? Может тогда объяснишь мне, непонятливому, какого ты поволок девушек неизвестно куда?  — Вызверился Влад.
        К чести эльфа, надо сказать, он даже не вздрогнул, а посмотрел вампиру прямо в глаза.
        — Можно подумать, вы свои половинки не знаете, если они что-то решили, то это не подлежит обсуждению. Ну, отказался бы я им помочь, так они бы сами этот демонов портал построили, а если учесть, что у Кари с владением магии, некоторые проблемы, то вы легко можете представить, куда бы их занесло. Не мог же я позволить им так рисковать.
        Вин положил руку на плечо Влада.  — Успокойся, он прав. Я, почему-то был уверен, что они обязательно пойдут за нами. Мы не можем их останавливать, попробуй понять.
        Влад внимательно всмотрелся в широко распахнутые глаза жены и вздохнул сдаваясь.
        — Хорошо, пойдёте с нами, только, чур, слушаться, все приказы выполнять беспрекословно. Теперь от этого будет зависеть ваша жизнь.
        Насья взвизгнув, повисла на шее мужа.  — Какая же ты всё-таки прелесть, дорогой.
        — О да, даже самому тошно. Надеюсь, напильник мне в ближайшее время не понадобится.
        — Зачем?  — С изумлением посмотрела на него Насья.
        — Рога подпиливать, чтобы не так заметны были.
        Насья уперла руки в бока и нахмурила брови.
        — Не нервируй меня Владимир. А ты думал, я буду сидеть дома вышивать платочки и нюхать цветочки по вечерам. Между прочим, речь идёт о жизни моей подруги. И нечего смотреть на меня таким страшными глазами, то, что я вышла за тебя замуж не значит, что я стала твоей тенью. Так что, в следующий раз, будь любезен, делись со мной информацией, во избежание подобных инцидентов.
        Выдохшись, девушка резко отвернулась, с гордым выражением лица и тут её взгляд упал на корзину с провиантом, закупленным в торговой лавке молодым стражником.
        — У меня есть ещё одно конструктивное предложение.  — Сказала она, совершенно нормальным голосом, начисто забыв о своём плохом настроении.  — А давайте поедим.
        Стражники с изумлением смотрели, как она потрошит корзину, но сказать ничего не решались.
        — Она в последнее время много ест, просто поражаюсь, куда в неё столько влезает.  — Прошептала Кари, тут она встретилась взглядом с Филом и ласково потёрлась щекой о его плечо.
        — Мы же хотели как лучше, а Гравиль он ничего, хоть и молодой.
        Оборотень в ответ только тяжело вздохнул.
        Тем временем, Насья выудила из необъятных просторов корзины палку колбасы и сейчас уплетала её с такой довольной моськой, что все невольно заулыбались.
        Влад присел рядом с ней, сохраняя обиженное молчание. Заметив это, девушка робко забралась к нему на колени и, прижавшись к его груди, пробормотала.  — Извини, что-то я в последнее время такая нервная, сама себя ненавижу. Я не хотела тебя обидеть.
        — Я знаю.  — Влад поцеловал её в макушку.  — И ты меня прости, нужно было тебе всё сказать, ты имеешь право знать.
        Вскоре уже все сидели за одним столом и горячее обсуждали дальнейшие действия. Стражники в первое время диковато косились на сидящего за столом вампира, но, глядя на воркующую с ним девушку, понемногу успокоились.
        — Вы можете нам показать, где они перешли границу?
        Вин сидел напротив начальника стражи и вёл с ним обстоятельную беседу.
        — Отчего не можем. Обязательно покажем, только ведь больше месяца прошло, там, наверное, и следов не осталось. Да и потом, вам придётся идти в Драгонь, неужели твоя невеста стоит того?
        Взгляд эльфа был красноречивее любых слов.



        Глава 5

        Ей было хорошо, яркие картинки сменяли друг друга, как в калейдоскопе. Там, в этих картинках она была счастлива. Глаза открывать совершенно не хотелось. Там, рядом был отец, там, подруга сидела рядом и болтала о глупостях, там, Вин был рядом и, в его глазах горела любовь. Но глаза всё же пришлось открыть.
        Обстановка показалась смутно знакомой, где-то она уже видела эти странные камни и этот призрачный свет.
        — Сад Мореона.  — Ахнула Мара, пытаясь подняться, но ноги её почему-то не держали.
        — Осторожнее.
        Девушку подхватили чьи-то сильные прохладные руки.
        — Ты ещё не совсем оправилась после перехода.
        Мара повернулась на голос.  — Я что, умерла?
        — Нет, если бы ты умерла, то находилась бы по ту сторону врат, а ты здесь.
        — Тогда что случилось?
        — Если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь, к тебе применили замораживающее заклинание. От шока, сознание пришло к альтернативному решению и переместилось сюда. Поверь мне долго находиться в абсолютной неподвижности, и испытывая при этом постоянную непрекращающуюся боль, настоящая пытка для разума. Так что будем считать, что тебе повезло.
        — Да уж, повезло.  — Мара поморщившись, приподнялась и села.  — Узнать бы ещё кто меня так приласкал, я бы ему бооольшое спасибо сказала.
        — Думаю, у тебя ещё будет возможность это узнать, а пока будь моей гостьей.
        — А где Хамн? Или он приходит только по вашему зову?  — Мара почему-то, чувствовала себя немного неловко наедине с черноглазым красавцем.
        — Ну, почему же, я всегда рад пообщаться с такой очаровательной девушкой как ты Марьяна.  — Раздавшийся откуда-то сбоку голос, напоминал тот, который когда-то слышала девушка, но всё же был другим, да и внешность сидевшего на одном из камней мужчины мало походила на запомнившегося Маре уродца.
        — Хамн?  — Неуверенно спросила она.  — Я запомнила вас другим.
        — Главное что запомнила, это уже прорыв. Большинство не запоминали даже после десятого посещения. Слышишь братец, даже в образе страшилы я произвожу на девушек впечатление. Признай, здесь я тебя обошёл.
        — Да, если бы женщины знали, кто ждёт их по ту сторону, они бы уходили с улыбкой на губах, а особо фанатичные, даже торопили бы это событие.  — Пробормотала Мара.
        Мужчины рассмеялись, и Хамн вскинул руки в знак поражения.  — Сдаюсь, вы совершенно правы, очаровательное создание. Теперь я понимаю, мне очень повезло, что большинство женщин не знает, о нашем Мореоне.
        Время слилось для Мары в один бесконечный день. Хозяин часто отлучался, но в те немногие часы, что он был рядом, делал все, чтобы девушка не скучала.
        Но, несмотря на все ухищрения, она ни на минуту не забывала о тех, кто остался там, где светило солнце. Ищут ли её друзья, или уже оплакивают, как безвременно погибшую. Нет, она должна верить что ищут, иначе можно сойти с ума. С каждым мгновением, тоска по былому усиливалась, но она никак не могла дать знать о себе.
        — Что-то случилось?  — Мореон пристально посмотрел на девушку.
        — Нет, просто мне снятся сны. В них я вижу тех, кто мне дорог.
        — Сны? Не знал, что здесь могут сниться сны.
        — Я жива, а живые видят сновидения.
        Их общение прервало появление Хамна.
        — Воркуете голубки, а я вот решил вас навестить. Мореон, пришла сестрица, просит разрешения тебя навестить.
        — С каких это пор ей нужно спрашивать разрешения?
        — С тех самых, как ты завёл себе подружку.  — Ухмыльнулся красавец.
        Мара непонимающе уставилась на Мореона.  — О чём он говорит? И почему я не слышала раньше о вашей сестре? Как её зовут?
        — В вашем мире её зовут Варака.  — Сказал Хамн, слишком поздно заметив предупреждающий знак брата.
        — Варака, где я слышала это имя?  — Задумчиво протянула Мара.  — Постойте. Варака, ну конечно, это же…
        Глаза девушки широко распахнулись.  — Варака ваша сестра, теперь мне многое понятно. Ведь, это ваша сестрёнка предсказала моё рождение и навязала меня эльфам. Вот старая хрычовка.
        — Я бы на твоём месте была поосторожнее в выражениях.  — Раздался рядом с Марой звучный женский голос.
        — Или что?  — приторно сладким голоском спросила Мара, оборачиваясь к виновнице своих бед.  — Может возраст мешает тебе вспомнить, но здесь ты ничего не сможешь мне сделать.
        — Зато могу там. Твоё замороженное тельце, довольно живенько смотрится в интерьере, одного, очень знакомого тебе мужчины. И прекратить твои мучения будет очень легко.
        — Конечно, но тогда я застряну здесь, и тебе будет уже не так приятно проведывать братца. А ты.  — Мара ткнула пальцем в Мореона.  — Я тебе доверяла, а ты…
        Мара махнула рукой, не сумев найти нужных слов и, резко развернувшись, направилась прочь из сада камней.
        — Марьяна,  — тихо позвал её Хамн,  — похоже, ты немножко забываешься.
        — Нет, я в отличие от вас прекрасно осознаю, что происходит, но участвовать в вашем спектакле, далее отказываюсь. Вы можете решить, какой будет моя смерть, но то какой будет моя жизнь решать не вам. Счастливо оставаться.
        — Куда ты?  — Встрепенулся Мореон.
        — Туда, где оживают мои сны. И знаете что, надеюсь, вы мне сниться не будете.
        Девушка, с гордо поднятой головой, устремилась в сторону алтаря.
        — Остановись.  — От голоса Мореона, мороз пробежал по коже и устремился внутрь, сковывая мышцы, но Мара продолжала упрямо чеканить шаг, пока её не скрутил приступ сильной боли.
        Оглянувшись, она увидела за своей спиной, своего совсем недавно такого заботливого хозяина. Сейчас он больше походил на демона, чернота клубилась в глубине его глаз, во всём его облике появилось что-то подавляющее волю, но самое главное. Самое главное, на его раскрытой ладони мерно переливалась маленькая светящаяся искорка.
        Мара дёрнула уголками губ в некотором подобии улыбки.
        — Ты можешь разорвать мою душу на маленькие кусочки, но не можешь её подчинить. Это не в твоей власти.
        — Там тебя ждёт только боль.
        — Какая разница, где её терпеть.  — Девушка легко вспрыгнула на алтарь и произнесла слова. Пелена окутала сознание и вскоре о том, что она была, напоминало лишь платье, так любезно подаренное ей Мореоном. Лишившись, хозяйки, платье скользнуло по отполированному боку камня и бесформенной массой осыпалось на землю.
        — Ой.  — Варака сделала большие глаза.  — Похоже, я немного напортачила.
        — Мы все немного напортачили, особенно братец постарался. Вот скажи мне, смертушка ты наша, как тебе только пришло в голову, пытаться остановить её силой. Ты бы ещё её к своим камням привязал, а ещё лучше на цепь посадил.
        Мореон в ответ лишь дёрнул плечом и ушёл в глубь своего каменного сада.

* * *

        Сказать, что возвращение не было приятным, значит не сказать ничего. Как только сознание вернулось к Маре, пришла и боль. Боль была невыносимой, но самое страшное, что прекратить эти мучения не было возможности: ни пошевельнуться, ни вздохнуть, ни закричать. Только темнота и боль.

* * *

        — Что, здесь?
        — Да.
        Фил внимательно осмотрел землю и растущие вдоль неприметной тропки кусты. Ему повезло, на одной из веток он обнаружил несколько волосинок, судя по всему принадлежавших эльфу.
        Гравиль внимательно их осмотрел и сказал, что на привале попробует считать с них ауру и восстановить облик их хозяина, а там возможно получится установить примерное местоположение в данный момент.
        — Так, всем отвернуться. Я раздеваюсь.
        Насья начала методично расшнуровывать сапоги.
        — Дорогая, зачем же такие крайности.  — Всполошился Влад.
        — А как я, по-твоему, должна бегать в виде волка, в юбке что-ли? Я конечно всё понимаю, но боюсь что вид оборотня в нижнем белье, вызовет шок в неокрепших умах молодых вампиров и тогда нам придётся отвечать за нанесение тяжких умственных повреждений, а так отделаемся парой укусов.
        Влад неуверенно посмотрел на своих друзей, на что Фил ободряюще похлопал его по плечу.
        — Не переживай, она будет не одна. Далеко мы заходить не будем, определим направление движения и вернёмся, а ты пока готовь речь, с которой выступишь перед своими собратьями.
        Вернулись они, как и обещали, быстро. Попрощавшись со своими проводниками, друзья отправились в путь. То, что они вошли в другое государство, бросалось в глаза. Слишком велика была разница во всём. Непроходимые заросли Перонавы, сменил хорошо приспособленный для пеших прогулок лес Дейволии. Одно обстоятельство не устраивало всех: давая простор для перемещений, местный лес, совершенно не позволял хоть сколько-нибудь маскироваться. Вампирский лес очень хорошо просматривался, так что в случае чего, им придётся расщитывать лишь на свои силы.
        — Хорошо тут у вас, только мы теперь для ваших как на ладони.  — Проворчал Фил.
        — Мы в любых зарослях были бы для них как на ладони.  — Успокоил его Вин.  — Не расслабляйтесь, местное население может появиться в любую минуту.
        Любая минута наступила довольно скоро.
        — Именем княгини, стоять.
        На небольшую поляну, посередине которой остановились спутники, вышло четверо крылатых парней.
        — Кто вы и по какому праву нарушаете границы государства Драгонь? Назовите себя.
        Вслед за этим заявлением, на поляне появился ещё один вампир, седина в волосах выдавала его более чем почтенный возраст — около тысячи лет. Окинув пленников внимательным взглядом, он сделал знак своим парням опустить оружие.
        — Ну, здравствуй Владимир, уж не чаял тебя увидеть.
        — Здравствуй Велтор, по-прежнему третируешь молодёжь.
        — А как с вами иначе, вам же паршивцам дай послабление, так вы на шею сядете.
        — Я рад видеть тебя, старый ворчун.
        Под удивлёнными взглядами вампиров, он обнял их командира, и тот ответил на его объятия.
        — Смотри ка, а хватка старая,  — прохрипел Влад,  — и годы тебя не берут.
        — Тебя очень долго не было Влад.  — Голос старого вампира вдруг стал очень серьёзным.  — Никто не винил тебя, когда ты ушёл, у тебя была веская причина, но тебе не следовало оставлять её одну надолго.
        — Как она?  — Спросил Влад, опустив глаза.
        — В начале было тяжело, а потом всё устаканилось. Надеюсь, у тебя найдётся время, зайти к ней.
        — Влад, а она это кто?  — Не выдержала Насья.
        — Может, познакомишь со своими спутниками.  — Усмехнулся Велтор, весело подмигивая, опешившей от такой наглости, девушке.
        — Конечно.  — Влад по очереди представил всех своих спутников, а на последок сказал.  — Это Насья, моя жена.
        — Кто?  — Взгляд старого вампира, совсем недавно горевший весёлыми искорками, начал медленно потухать.  — Повтори ка ещё раз, кто это?
        — Жена.  — Буркнула Насья.  — У вас дедушка, что со слухом проблемы?
        — Что? Слушай, жена, а тебе никто не говорил, что с вампирами лучше не связываться, о нас, знаешь ли, не очень хорошие слухи ходят.
        — Могу вас заверить, что об оборотнях тоже мало приятного можно услышать. Тоже мне, напугал оборотня клыками.  — Фыркнула девушка.
        — Насья.  — Тихо вздохнул Влад.
        — Ой, извини дорогой, я вовсе не хотела обидеть твоего дедушку. Сама не знаю, что на меня нашло.  — Покаянно вздохнула она.  — Может, перекусим?
        От неожиданности вампир не нашёл что сказать, а Кари вытаращив глаза пробормотала.  — Нась, мы же недавно ели.
        — Когда? Видимо я этот момент пропустила.
        — Да, Влад, повезло тебе. Этак ты скоро её не прокормишь.  — Усмехнулся Вин.  — Или она нас съест. Вот, проснёмся однажды утром, а кого-нибудь не хватает. Хотя, тебе то, что переживать, тебя она съест в последнюю очередь.
        — Очень смешно.
        — Ну, раз всё так серьёзно, думаю, что в родовом замке вам будут относительно рады.  — Решил вмешаться Велтор.
        — О да, я даже представляю характер этой радости, думаю, он чисто гастрономический.  — Пробормотал Гравиль, за что получил ощутимый тычёк в бок от Кари.
        Велтор сделал знак страже отойти и первым направился в сторону едва виднеющейся тропы. Вскоре лес кончился. Замок вырос на горизонте, величественный и пугающий одновременно. Он так не вязался с окружающим его очаровательным ландшафтом, что невольно возникала мысль о том, что он был принесён сюда из других мест, руками неведомого гиганта.
        — Может, всё же просветишь, к кому именно мы отправляемся.  — Не выдержала Насья.  — Все эти недомолвки мне совершенно определённо надоели.
        — Нась, прости ты права, давно следовало тебе сказать, но всё как-то времени не находилось. Это моя родина, и сейчас мы направляемся в мой родовой замок, в котором как ты уже, наверное, поняла, нас ожидает встреча с моей матерью.
        — Класс, нет, правда, всё просто супер. Ты наследный князь Дейволии и я узнаю об этом только сейчас.  — Девушка поджала губы и вырвала свою руку из ладони мужа.
        — Нась, разве это важно. Я уже очень давно отказался от трона.
        — Но это не значит, что так будет всегда. Не думаю, что твои подданные потерпят меня рядом с тобой, в случае чего.
        — Без тебя мне ничего не нужно, я хочу, чтобы ты очень хорошо это запомнила.  — Влад встряхнул Насью за плечи, что заставило всех посмотреть на них с удивлением. Только Вин шедший достаточно близко и кое-что услышавший, понимающе усмехнулся.
        Девушка пытливо посмотрела в глаза любимого, а потом, сдаваясь, вздохнула и кивнула, соглашаясь со всеми его доводами. Больше к этому разговору они не возвращались.
        Вопреки ожиданиям, внутри было очень мило, здесь сразу чувствовалась женская рука. Стены были обиты тканями постельных оттенков, везде стояли милые безделушки, висели очаровательные шторы и конечно много картин. Портреты, среди картин занимали не главное место, что говорило о том, что хозяин замка вовсе не страдает манией величия, как могло показаться, глядя на сооружение снаружи.
        — А у твоей мамы есть вкус.  — Задумчиво протянула Насья.
        — Только не вздумай её пробовать.  — Грубовато пошутил Влад.
        — Фу, думаю, она не станет морить голодом своего внука, а это может быть единственной причиной, для того чтобы я озверела.



        Глава 6

        — Велтор, мне доложили, что ты обнаружил на границе нарушителей.
        Голос принадлежал высокой статной женщине. Красота её была какой-то необычной, можно даже было сказать пугающей, но всё же она привлекала взгляды мужчин. Её чёрные загадочные глаза изучающее пробежались по лицам вошедших, а потом она заметила Влада.
        Охнув, вампирша схватилась за сердце и слегка покачнулась. Велтор плавным движением приблизился к ней и мягко поддержал под руку.
        — Владимир.  — Неуверенно проговорила красавица, как будто смертельно боялась ошибиться.
        Высвободившись из рук поддерживающего её вампира, она сделала несколько робких шагов вперёд и неуверенно протянула руку к его лицу.
        Казалось, она боится, боится, что когда дотронется до него, он исчезнет, развеется как утренняя дымка.
        Преодолев, непривычную для себя робость, она провела кончиками пальцев по щеке Влада.
        — Живой.  — Прошептал она, и вдруг разразилась громкими рыданиями. Мужчины начали, растеряно переминаться с ноги на ногу и девушки решили взять инициативу на себя.
        Насья подошла и, тихонько поглаживая рыдающую вампиршу, подвела её к ближайшему креслу. Кари, толкнув одного из охранников, что-то прошептала ему и вскоре уже подавала стакан с водой, всхлипывающей страдалице.
        Немного успокоившись, вампирша, стуча по краю стакана зубами, с трудом сделала несколько глотков. Насья подняла на мужа мрачный взгляд.
        — Не думала, что ты способен довести женщину до такого состояния, а если учесть, что это твоя мать, тебе вообще нет прощения.
        Влад, в ответ только опустил глаза, он не ожидал такой реакции от своей властной маман, и теперь совершенно не знал, как себя вести. Он медленно подошёл к креслу, на котором сидела его мать, и присел возле него на корточки.
        Вампирша с тревогой вглядывалась в его лицо, она боялась увидеть в его глазах прежнюю отчуждённость, но не заметила. Её сын вырос, и это было заметно не только во внешности, но и в том, как он себя вёл. Прежний Владимир, непременно бы напомнить своей матери, о её ошибках, новый, лишь внимательно вглядывался в глаза и молчал.
        — Мне нужно было тебя навестить. Прости, что не давал о себе знать.
        — И ты прости меня сынок, я так перед тобой виновата.  — Слёзы заструились по щекам вампирши.
        — Давно простил.
        — Но, ты не останешься.  — Тихим, чуть надтреснутым голосом, проговорила она.
        — Нет, пока нет. У меня с друзьями есть одно дело.
        — С друзьями?  — Вампирша окинула удивлённым взглядом разношёрстную компанию, пришедшую с её сыном. Последней в поле её зрения попала девушка, та самая, что не дала благородной вампирше опуститься до банальной истерики.
        Чем-то эта девушка привлекала к себе взгляд, хотя чем именно сразу сказать было сложно. Княгиня медленно оглядела её и вдруг, заметила кольцо. Быстро брошенный на сына взгляд, подтвердил её опасения, на его руке, переливалось в свете ламп, точно такое же.
        Правильно расценив её взгляд, Влад сказал.  — Познакомься, это моя жена — Насьяна.
        Этого мозг княгини уже не выдержал, и она соскользнула в спасительный обморок.

* * *

        — Влад, как ты мог, зачем ты взял в жёны девушку не своего рода. Создатель, она даже не нашей расы. О чём ты только думал? Для князя подобное поведение не допустимо.
        — Мама, я уже давно отрёкся от этого титула, а потому считаю возможным самому решать, кто именно подходит мне в жёны, а кто нет.
        — Тебя заставили, да?  — Предприняла ещё одну попытку, достучаться до сына княгиня.  — Её родственники силой заставили тебя жениться на ней.
        — Мама, Насья сирота и меня никто не мог заставить. Я просто люблю её. И давай закончим этот бесполезный разговор. Я не изменю своего решения, Насьяна теперь член нашей семьи и тебе лучше с этим смириться.
        Княгиня изумлённо заморгала глазами, никогда раньше она не слышала в голосе своего сына такой силы и властности. Спорить с ним совершенно расхотелось. Таким же был её муж, он взял её безродную молодую вампиршу в жёны и заставил уважать, вопреки всему.
        Подавив материнскую гордость, она промокнула глаза платочком и, вздохнув, поднялась на ноги.
        — Что ж, хорошо. Но может, всё же скажешь мне, а как же дети?
        — Что, дети?  — Влад непонимающе уставился на мать.
        — Что за дети у вас родятся. Ты хоть понимаешь всю несуразность положения?
        — Не стоит так переживать. Тем более что ждать осталось не долго, и совсем скоро мы узнаем, на что именно способен твой сын.
        — Она ждёт ребёнка?  — Испугано пискнула вампирша.
        — Да и я очень рад этому обстоятельству.
        — Хорошо. Раз ты твёрдо решил ввести в нашу семью эту селянку, пожалуйста. Только не говори потом, что я тебя не предупреждала и на поддержку не расщитывай. Её не будет.
        — Нисколько в этом не сомневался. Маман.

* * *

        — Ну, что сказала мама?  — Спросила Влада Насья, стоило ему появиться в дверях.
        — Мешать нам не будут, мы можем беспрепятственно перемещаться по Дейволии, но и помощи мы здесь не дождёмся. Так что всё зависит только от нас.
        — Что ж, значит, будем справляться сами.  — Подал голос Вин.  — Может, оставим девушек на попечение твоей мамы?
        Насья посмотрела на него округлившимися глазами.  — Ты что, смерти моей хочешь? Да они же меня морально загрызут и не подавятся.
        — Ладно, ладно, я просто предложил. Зачем же так нервничать?  — Эльф успокаивающе вскинул руки.
        — Вин, ты конечно лапочка, да и подруга моя к тебе питает некоторые чувства, но если ещё раз попытаешься меня кому-нибудь спихнуть, я тебя покусаю.
        Их перепалку прервало появление слуги.
        — Госпожа велела проводить вас в комнаты. Через два часа будет дан торжественный ужин в честь возвращения князя.
        — О чём это он?  — Насья нахмурившись, смотрела вслед удаляющемуся вампиру.
        — Маман опять решила проявить свой невозможный характер, но в этот раз её вновь ждёт разочарование.
        Эльфов комнаты вполне устроили, а вот парочки при виде предоставленного им жилья, заметно потемнели лицом. Переглянувшись, девушки, фыркнули, и уверенно взяв своих мужей под руки, увели их в свои, располагавшиеся в другом конце коридора спальни.
        Влад, почти сразу же удалился, как он выразился по срочным делам, оставив Насью отдохнуть перед ужином. До ужина он так и не появился, что, несомненно, было тщательно продуманным планом, коварной мамочки.
        Скучая, Насья подошла к окну, занавешенному тяжёлыми шторами, и стоило ей немного его распахнуть, как она услышала голоса. Они без сомнения принадлежали женщинам.
        — Соен, ты слышала, князь вернулся и притащил с собой какую-то человеческую замухрышку.
        — Да, слышала.  — Голос неведомой Соен, был полон яда.  — Сегодня вечером мы знатно развлечёмся за её счёт. Сельвиана обещала устроить ей незабываемую встречу. Владимир очень скоро разочаруется в своей красотке, а я уже буду рядом. Ведь ему так необходимо будет утешение.
        Голоса стали удаляться, а Насья всё стояла, опасно поблёскивая глазами. «Ах, значит замухрышка? Значит, повеселиться захотели? Что ж, будет вам веселье. Они на всю жизнь запомнят, как веселятся оборотни».
        Отдышавшись, Насья вышла из комнаты и постучалась к Кари. Удивлённая эльфийка впустила её. Когда девушка уходила к себе, на её губах играла удовлетворённая улыбка.
        Влад, вернувшись, застал девушку за приготовлениями. На кровати были разложены платья, которые ей принесли для вечера. Даже ему стало понятно, все, что здесь было, не подходило по размеру. Большинство платьев были слишком велики, были и малые, он заметил даже детское платьице, неизвестно как затесавшееся в общую кучу.
        — Дорогой, я смотрю, ты уже переоделся, а мне придётся немного повозиться.
        Нахмурившись, Влад развернулся к двери с явным намерением устроить кое-кому скандал, но его удержала маленькая рука жены.
        — Влад, не стоит. Так ты испортишь весь сюрприз.
        Заглянув в глаза жены, вампир усмехнулся, в них горели весёлые искорки.
        Вооружившись ниткой и иголкой, Насья всего за полчаса привела одно из платьев во вполне приемлемое состояние. Теперь, оно сидело на ней как влитое, выгодно подчёркивая ладную фигурку. Робко постучавшись в дверь, вошла Карионель, она тоже была одета в вечернее платье.
        Ещё немного времени, и на головке Насьи появилась очень милая причёска, открывающая личико, на котором таинственно поблёскивали её большие выразительные глаза.
        Немного блеска на губах и вот перед Владом стоит первая красавица при дворе с гордо поднятой головой и безупречными манерами.
        Хмыкнув, он осторожно поцеловал её руку.  — Не устаю тебе поражаться, дорогая. Ты прекрасна, как всегда.
        Он вытащил из-за пазухи небольшую бархатную коробочку и, открыв, показал Насье её содержимое. На тёмно синем бархате переливались серьги и ожерелье с рубинами. Как только застёжки защёлкнулись, камни ожили, они переливались при свете магических светильников и при этом невообразимо шли девушке.
        Насья посмотрела на мужа смеющимися глазами и, взяв его под руку, сказала.  — Теперь, можно идти знакомиться с твоими родственниками. Кстати, кто такая Соен?
        — Откуда ты о ней знаешь?
        Насья в ответ лишь пожала плечами, поняв, что ответа он от неё сейчас не дождётся, вампир начал рассказывать.
        — Когда мне исполнилось пятьдесят, у друзей нашей семьи родилась дочь, и нас помолвили. Мы должны были пожениться, после того, как будет избран новый Владыка рода.
        — И им стал ты?
        — Да, формально, но я отказался от титула и ушел, а Соен осталась ни с чем. Думаю, я сильно разозлил её тогда.
        — Ты даже не представляешь насколько.
        В коридоре они встретились с остальными спутниками. Мужчины отметили, как великолепно выглядят девушки и отправились вслед за слугой в праздничный зал. Их ждали с явным нетерпением. Стоило слуге их объявить, как все взгляды обратились на вошедших.
        Ошеломление, на несколько секунд появившееся в глазах княгини, заставило Насьяну довольно улыбнуться. Всё-таки уроки Мары не прошли даром, сейчас, перед этими чопорными вампирами, стояла утончённая леди.
        Неприкрытая злость, появившаяся на лице молодой белокурой вампирши, дала понять Насье, что это и есть пресловутая Соен.
        Княгиня неуверенно подошла, и поприветствовала вновь прибывших. Вслед за ней, и другие гости начали подтягиваться, в сторону блудного князя и его спутников. Как успели заметить многие, молодая княгиня была полна благородства, изящества и очарования. Она без труда поддерживала светскую беседу, в зале, то и дело раздавался её мелодичный смех.
        — Вы же говорили, что пошлёте ей неподходящие платья.  — Шипела, тем временем Соен, стоя рядом с княгиней.  — Как же получилось, что одно ей всё же подошло?
        — Сама не знаю, я сама лично их проверяла, и точно знаю, что это платье должно было быть ей велико.
        — Вы это хорошо задумали.  — Голос Влада застал их врасплох.  — Только одного вы не учли, мои драгоценные.
        — И чего же?  — С вызовом спросила Соен.
        — Того, что жена князя, умеет обращаться с иголкой.
        — Что?  — Глаза Соен некрасиво выпучились.  — Она перешила платье, за то время, что оставалось до ужина?
        — Совершенно верно. И, на будущее. Не пытайтесь выставить её на посмешище, ведь, в таком случае, вы сами рискуете оказаться в невыгодной ситуации.
        Соен, фыркнув, удалилась с гордо поднятой головой, а княгиня стала смотреть на невестку с куда большим интересом.
        После ужина, все прошли в каминный зал и разбились на небольшие группки.
        — Соен, дорогая, может, порадуете нас своей игрой?  — спросила княгиня, ласково улыбаясь.
        — Конечно маман, с радостью исполню, что-нибудь, для вас и гостей.
        Вампирша прошла к пианино и изящно присев за инструмент, принялась играть. Играла она хорошо. Можно даже сказать, красиво. Изящная мелодия лилась из под её пальчиков, невольно заставляя прислушиваться.
        Как только она закончила исполнение, раздались аплодисменты, а княгиня повернулась к Насьяне.
        — Дорогая, может, и вы порадуете нас, чем-нибудь?
        Глаза Насьяны на секунду заволокло дымкой, она вдруг вспомнила, как совсем недавно, они с Марой выступали, во дворце царицы амазонок. Проглотив подступивший ком, она сказала.  — Конечно, если мне принесут гитару.
        — Гитару?
        — Я не так сильна в игре на пианино, как уважаемая Соен.
        Гитара нашлась довольно быстро. Насья села на предложенный кем-то стул и пробежала пальчиками по струнам, привыкая к звучанию инструмента. А потом запела. Её голос завораживал, заставлял щемиться сердце. Она пела о дальних странах, о неведомых дорогах, о старых друзьях. Она пела, для неё, для той, что не могла её сейчас слышать, но как же Насье хотелось, чтобы услышала.
        Одинокая слезинка скатилась по щеке девушки и песня прервалась.
        — Извините, я что-то плохо себя чувствую.
        Насья быстро покинула зал, сопровождаемая Владом. Занятая своими чувствами, она не заметила, что вампиры так и остались стоять, молчаливые и раздираемые противоречивыми чувствами. Ни один из них не ожидал, что жена молодого князя, окажется такой необыкновенной и такой милой. Даже Соен проводила девушку изумлённым взглядом, а потом взяла одиноко лежавшую гитару и переложила её на пианино.



        Глава 7

        Через пару дней они отправились в путь, княгиня предоставила им лошадей. За то время, что они гостили у вампиров, Влад рассказал ей о цели своего путешествия.
        — Так значит, вы ищите свою пропавшую невесту?
        — Совершенно верно, княгиня.  — Вин слегка поклонился, как равной.  — И ваша помощь в поисках, просто неоценима.
        — Ну, что вы это же пустяки. Я только рада помочь. Только не говорите этого моему сыну.  — Заговорщеским тоном проговорила она, наклонившись к эльфу. Я и так слишком расслабилась за последние дни, это не пойдёт на пользу моим подчинённым, да и Владу не следует лишний раз показывать мягкость моего характера.
        — Конечно княгиня, я понимаю.
        На том и расстались.
        Как только они выехали за пределы замка, Насья с любопытством спросила у Винадриэля.
        — Интересно, а Гароиэль знает, что остался без невесты? Или ты сообщишь ему после возвращения?
        — Он знает. Так что, можешь приберечь своё ехидство, на потом.
        — И давно ты это решил?
        — Достаточно давно. Поверь мне, я умею учиться на собственных ошибках, больше я от неё никогда не откажусь.
        — Будем надеяться.
        — Главное, чтобы Марьяна меня простила.
        — Да уж, тут удача тебе не помешает.  — Усмехнулась Насья и, тронув поводья, поравнялась с мужем.
        Несмотря на то, что осень уже давно о себе заявила, солнце ощутимо припекало с самого утра. Лошади вяло переставляли ноги, да и сами путники не прочь были взбодриться.
        — Велтор, а что слышно от ваших шпионов?
        Вопрос Влада, заставил вампира вздрогнуть. Он неодобрительно посмотрел на бывшего воспитанника и, вздохнув, всё же заговорил.
        — Ерунду какую-то слышно. В последнее время, на севере, заметили сильное движение. Туда стекаются значительные массы, не совсем добропорядочных личностей. Сначала этому не придавали значения, а потом пропало несколько наших агентов. Сдаётся мне, кто-то собирает армию и, судя по тому, кого туда принимают, не для самых благородных целей.
        — Армию?  — Вин с изумлением посмотрел на старого вампира.  — Но как можно скрываться, собирая армию? Если бы кто-то затеял переворот, он не смог бы долго скрываться, да и прятать собирающиеся в одном месте силы, тоже долго не возможно.
        — Если ты не сильный маг.  — Неожиданно встрял Гравиль.
        — Что?  — Одновременно спросили спутники.
        — Известны случаи, когда сильные маги, скрывали своими чарами расположение больших войск. Во время первой межрасовой, таким образом, три мага общими усилиями, помогли людям подкрасться к расположению объединённых сил эльфов и вампиров. То сражение, закончилось самым разгромным в нашей истории поражением, но научило, что людям доверять нельзя.
        — Видимо мы стали это забывать.  — Вин устало провёл рукой по лицу.
        — И почему вы решили, что это человек?  — С любопытством спросила Насьяна.
        — Нась, наши расы частенько враждуют между собой, у нас часто случаются конфликты из-за недопонимания или, горячей крови, когда как. Одно мы никогда не станем делать, мы не станем устраивать полномасштабное военное вторжение, на территорию чужого государства. Все мы заинтересованы в выживании своих рас, кроме человека. С тех пор как они появились, было уже две войны. Страшных войны. После которых, наши народы отходили тысячелетиями. Людям же для этого понадобилось лишь пара сотен лет.
        Теперь ты понимаешь, что война может быть выгодна только человеку, мы вступим в неё, но только чтобы защитить тех, кого любим.
        Девушка испугано посмотрела на мужа.  — Так война всё же будет?
        — Всё говорит о том, что ждать нужно именно этого.  — Пожал плечами Велтор.
        — Теперь понятно, почему Ванилен, так бурлил в последнее время.  — Задумчиво проговорил Вин.  — Война ещё не объявлена, а новобранцы уже пакуют рюкзаки.
        К полудню достигли небольшой реки и решили устроить привал. Девушки принялись готовить обед. Гравиль, как и другие, отправился собирать хворост для костра, когда все услышали его громкий крик.
        — Сюда. Быстрее.
        Поспешившие на зов спутники, застали его за странным занятием, он ползал по земле, ощупывая её руками и, время от времени, закрывая глаза.
        Вин сразу всё понял.  — Что-то чувствуешь?
        — Да, здесь недавно открывали портал. Аура мага схожа с той, что мы обнаружили в Форутане. Просто удивительно, что подошел достаточно близко, чтобы заметить.
        — Это Виталиан?
        — Постойте.  — Фил нахмурился.  — Это слишком близко от родового замка их не могли не заметить.
        После его высказывания нахмурились все остальные.
        — Что ты хочешь этим сказать?  — Спросил Влад и тут же сам ответил на свой вопрос.  — Им помогал кто-то из наших. Как я сразу этого не понял. Да, Вин, видимо не только среди ваших встречаются предатели. Знать бы ещё кто это.
        У нас ещё будет время выяснить, кому пришло в голову проводит через наши земли чужаков.  — Вставил своё слово Велтор.  — Вам нужно идти, пока есть след, а мы здесь разберёмся.
        — Гравиль, ты сможешь определить точку выхода?  — Тем временем, поинтересовался Вин.
        — Постараюсь, только вам нужно отойти подальше, чтобы не было помех.
        — Хорошо, мы займёмся обедом, делай всё что нужно. Понадобится помощь, зови.
        Гравиль кивнул и тут же принялся за дело. Остальные отошли от него подальше и занялись готовкой. Только Вин не стал отходить далеко, он то и дело поглядывал в сторону копошащегося эльфа — мага, и стоило тому махнуть рукой, как Вин сорвался с места и поспешил к нему на помощь.
        Прошло ещё немного времени и они, произведя необходимые манипуляции, встали по бокам от обнаруженного места и, нараспев произнесли заклинание. По ним было видно, что волшебство даётся им с трудом. Несмотря на то, что здесь, со времени использования портала прошло намного меньше времени, чем во дворце, вытянуть вдвоём заклинание поиска было трудновато. Это вам не Эльфийская элита магов в полном составе, что ни говори.
        К всеобщей радости, у них получилось, и над ними загорелась карта, в левой стороне которой, ярко сияла золотистая точка, обозначающая место выхода из портала.
        — Они переместились в Роднор.  — Тихо выдохнул Гравиль.
        — К драконам, они направились к драконам. Какого их туда понесло?  — Прошипел сквозь зубы Влад.
        — Скоро узнаем.  — Ответил Винадриэль.
        — Ты думаешь, у нас будет возможность произнести хоть слово? Вот уже более трёх веков Роднор закрыт от чужаков. Никому туда хода нет.
        — Они прошли, значит и у нас есть шанс. Иного выхода нет.
        — А девушки?
        Вин вздохнул.  — Попробуем ещё раз предложить им отправиться в Форутан.
        — Они не уйдут.
        — Я знаю. Прости, но я не могу остановиться, только не сейчас.
        Влад только коротко кивнул и отправился к костру. Вин и Гравиль, вскоре присоединились к остальным. Быстро пообедав, начали готовиться к проходу через портал. Лошадей решили с собой не брать. В стране драконов они будут бесполезны, а куда их вынесет потом, никто из них не знал.
        Велтор, попрощавшись со всеми, велел своим парням разворачиваться и вскоре скрылся за горизонтом.
        — Ну, что, пора.  — Вин первым двинулся к месту будущего портала. Гравиль последовал вслед за ним и вдвоём они открыли портал.
        Роднор их удивил. Здесь было красиво, очень красиво. Изумрудная зелень обнимала искрящиеся на солнце скалы. А на горизонте, на самой высокой скале, состоящей, как могло показаться из хрусталя, стоял поражающий своей красотой и размерами замок.
        — Дракотер.  — Ахнула Насья.
        — Ты его уже видела?  — Удивилась Карионель.
        — Да в книге, у Мары была книга о драконах, там замок выглядел точно так же.
        — Замок, это хорошо.  — Пробормотал Влад.  — Нам бы ещё с местным населением не встретиться ненароком. А то, ведь даже не спросят, кто такие и зачем приходили.
        — Почему же не спросим?
        Раздавшийся позади вкрадчивый голос, заставил всех резко обернуться.
        — И кто же, среди вас, такой умный, пришёл к выводу, что такой толпой, вы сможете НЕЗАМЕТНО, пройти по землям драконов?
        Говоривший парень насмешливо смотрел, на спутников. Парень, как парень: молодой, симпатичный, русоволосый, только вот, глаза у него были не человеческие. Ну, не бывает у людей таких глаз, с постоянно пульсирующими зрачками, размер которых менялся от полностью закрывающих радужку, до узкой щёлочки. Да и цвет у них был довольно своеобразный, хотя бы потому, что определить его было просто не возможно, он постоянно менялся.
        Не переставая улыбаться, парень окинул их всех цепким взглядом, немного подольше задержав его на Вине.
        — Я смотрю, ваша компания претерпела некоторые изменения. Парочки я заметил сразу, а вы двое, что предпочитаете путешествовать, без женской компании? Или вам и вдвоём хорошо?  — Спросил он, весело поблёскивая глазами.
        Вин вместо ответа невесело улыбнулся, а Гравиль, покраснел до кончиков ушей и, украдкой сделал шаг в сторону от Винадриэля.
        Выступив вперёд, Вин коротко поклонился и сказал.
        — Приветствуем тебя, доблестный сын клана Аулар, мы пришли с миром. Наша цель поиск.
        — Что же вы могли потерять в наших землях?
        — Мы ищем девушки, и след похитителей привёл нас сюда.
        — Вы считаете, что кто-то мог пройти по Роднору незамеченным?
        — Если предположить, что им помогали, то да.
        Глаза молодого дракона, едва заметно потемнели.
        — Так, по-вашему, кто-то из наших провёл здесь чужаков, предав свой род?
        — Я никогда бы так не подумал, но, совсем недавно, мы столкнулись с фактом предательства ещё в двух родах, которые и подумать не могли, что такое возможно.
        Эльф твёрдо смотрел в глаза дракона. Парень усмехнулся и слегка склонил голову, в знак согласия.
        — Что ж, думаю, наши старейшины лучше разберутся в ситуации, для этого вам придётся пройти со мной.
        После этих слов, на месте где стоял юноша, поднялся пылевой вихрь, заставивший всех невольно отвернуться. Когда же спутники смогли открыть глаза, на месте симпатичного паренька, стоял красивый дракон.
        Его тёмно — серая шкура переливалась серебристыми отблесками. Отсутствие роговых наростов на голове, говорило о его молодости, но размер, говорил о том, что пора юности для этого ящера, давно миновала.
        — Вам придётся сесть мне на спину.  — Прорычал дракон.  — Другого пути наверх нет, если только у вас нет своих крыльев.
        Вампир в ответ клыкасто улыбнулся и с шумом распахнул свою пару. Подхватив Насью, он осторожно поднял её вверх и усадил между роговыми пластинами на спине, потом пришёл черёд Карионель. Парни забрались сами.
        Как только все уселись, Влад тоже приземлился и пристроился в самом хвосте.
        — Что, сам полетать не хочешь?  — Насмешливо фыркнул струйкой дыма дракон.
        — Зачем, у тебя это лучше получается. А я, пожалуй, поберегу силы.
        — Ну-ну.
        Больше ничего не сказав, дракон тяжело подпрыгнул и взмахнул крыльями, подняв тучу пыли. Когда спутники проморгались земля была уже далеко внизу. Размерено взмахивая крыльями, дракон быстро приближался к сверкающему замку.
        Вблизи, сооружение поражало ещё больше. По красоте и изяществу он, пожалуй, превосходил всё то, что доводилось видеть друзьям прежде.
        Приземлившись на небольшой площадке возле замка, дракон склонился к земле, опустив одно крыло, тем самым, облегчая спуск пассажирам.
        Как только последний из них коснулся ногами земли, на месте дракона вновь поднялся пылевой вихрь и вот уже пред ними вновь стоит молодой парень с белозубой улыбкой. Приглашающее махнув рукой, он направился в сторону замка и остальные вынуждены были последовать за ним.
        На воротах замка стояли стражники, высоченные плечистые парни, судя по глазам, тоже драконы.
        — Да, если уж наш провожатый обращается в такое чудище, то представляю, во что превращаются эти милые парнишки.  — Пробормотала Насья.
        Внутренний двор замка представлял собой сад, с множеством тропинок беседок и фонтанчиков. Только одна из тропинок — самая широкая, вела прямо к крыльцу. Конные заезды тут явно были не предусмотрены.
        Легко взбежав по ступенькам, молодой дракон протянул, было руку к двери, как она распахнулась, и навстречу путникам вышла красивая женщина, чем-то неуловимо на него похожая.
        — Теодо, я вижу, ты привёл гостей. Надеюсь, он не очень вас напугал, сами понимаете, молодость, горячность.  — Проговорила она, повернувшись к спутникам.
        — Мама, вот вечно ты всё испортишь.
        Вин выступил вперёд и, поклонившись, учтиво проговорил.
        — Мы очень рады приветствовать вас, прекрасная Енелея, для нас большая честь, быть принятыми в вашем родовом замке.
        — Вы не обычный эльф.  — Задумчиво проговорила женщина.  — Впрочем, Глафира меня предупреждала.
        — Глафира? Фира!  — Воскликнула Насья.  — И как поживает старая перечница?
        Испугано охнув, Насья зажала себе рот рукой и усиленно заморгала ресницами, но Енелея лишь улыбнулась, переглянувшись с сыном.
        — Да, что ей сделается, по-прежнему коптит воздух и на покой не собирается. Особенно после того, как вы навестили её обитель. Она до сих пор не может навести там порядок, и иначе чем вандалами вас не называет.
        — Нам очень жаль, что мы доставили достопочтимой Фире, столько хлопот.
        — Бросьте, старушка славно развлеклась, так что ей следовало бы вас поблагодарить. Ну что же это мы, проходите. Мы всегда рады хорошим гостям.
        Войдя в замок вслед за Енелеей, спутники оказались в просторном светлом зале, здесь их уже ожидали. По всему, большинство из собравшихся были старейшинами рода, включая князя — мужа Енелеи.
        Он степенно вышел вперёд и ласково посмотрел на жену.
        — Ты только посмотри,  — ахнула Кари,  — они женаты уже, наверное, не одну тысячу лет, а в глазах по-прежнему огонь.
        Фил слегка сжал её руку, и она ему улыбнулась.
        — Приветствую вас на земле Роднор. Что привело вас к нам?
        — Уважаемый Леонар, мы счастливы, оказаться у вас в гостях, но, к сожалению, к вам нас привела беда. Мы уже говорили вашему сыну, у меня похитили невесту, и следы похитителей привели нас сюда, в Роднор. Мы были бы очень благодарны, если бы вы помогли нам узнать, куда двигаться дальше.
        Старый дракон нахмурился точно так же, как и его сын, но в отличие от последнего горячиться не стал.
        — Вы уверены, что след привёл вас правильно?
        — У нас нет сомнений.
        — Что ж, нам необходимо всё проверить.
        — Отец, они предположили, что похитителям помогал кто-то из наших.  — Вступил в разговор Теодо.
        Глава клана задумчиво посмотрел на спутников.
        — Я не исключаю такой возможности.  — Неожиданно произнёс он.  — Ким в последнее время вёл себя очень странно, а недели две назад, он пропал.
        — Отец, ты же говорил, что отослал его с поручением на дальнюю границу.  — Воскликнул Теодо.
        — Извини сын, я не хотел тебя расстраивать, но мы обнаружили следы чужаков. За патрулирование в том месте отвечал Ким, но когда я велел ему явиться в Совет и объяснить ситуацию, он исчез.
        Потрясение появившееся, на лице молодого дракона было неподдельным, но совсем скоро растерянность сменилась гневом.
        — Мы должны его найти. Предательство недопустимо. Отец, позволь мне заняться его поисками, я верну его в клан.
        — Всему своё время сын. У тебя ещё будет шанс найти брата, а пока мы должны помочь нашим гостям найти следы похитителей. Как я понимаю, сюда они попали через портал. В Родноре они находились не долго, где-то совсем недалеко они создали ещё один проход и ушли. Думаю, мы быстро обнаружим это место.
        Пока мужчины собирались на поиски портала, Енелея предложила девушкам отдохнуть, как-то загадочно улыбаясь, когда смотрела на них.



        Глава 8

        Комната, в которую проводили девушек, оказалась очень милой. Насьяна устало опустилась на кровать, а Карионель выглянула в окно.
        — Нда. Отсюда просто так не уйдёшь.
        Их уединение нарушила Енелея. Она вошла в сопровождении двух служанок. Когда те сгрузили всё, что принесли с собой, то она отправила их, а сама подошла к подругам.
        — Не буду спрашивать вас, как вы оказались в столь странной для молодых девушек компании, всё и так понятно. Сама когда-то была такой. А вот ваших муженьков просто необходимо спросить, как они допустили, чтобы вы в вашем положении носились по горам и долам.
        — Нашем положении?  — Удивлённо переспросила Кари, а потом, охнув, положила руку на живот.  — Но когда?
        Насья захихикала.  — Ну, тебе лучше знать.
        — А как вы узнали?  — Глаза эльфийки засветились от любопытства.
        — Девочка моя, я дракон, а мы многое видим и чувствуем. А уж зарождение новой жизни мы никогда не пропустим.
        — О! Думаю, Филу пока не стоит говорить, иногда он бывает таким упрямым, и если он решит отправить меня домой, то его уже никто не переубедит.
        — Что ж, если ты считаешь, что так будет лучше.  — Задумчиво проговорила дракон.  — Но я бы на твоём месте не скрывала от него эту новость.
        Эльфийка пожала плечами. Девушки разобрали то, что принесли служанки и, отправились за одну из дверей, скрывающую за собой, невероятно красивую ванную комнату. Вдоволь наплескавшись, довольные и распаренные они вернулись в комнату и переоделись в предоставленные им радушной хозяйкой наряды.
        Когда мужчины вернулись, женская половина команды в компании Енелеи и ещё нескольких молодых драконов, вовсю веселилась, в небольшом уютном каминном зале.
        — Я смотрю у вас всё хорошо.
        Влад приподнял одну бровь, пристально рассматривая новых знакомых жены. Насья же легко вскочив, будто и не уставала, подошла к нему и, обхватив руками за талию, ласково потёрлась щекой о его грудь.
        — Как сходили? Результат есть?
        — Пока нет,  — вампир заметил завистливые взгляды, которыми наградили его драконы, и немного успокоился,  — вернее мы нашли след, но вести его нужно по земле, сверху это невозможно. Сейчас передохнём и продолжим. А что это у вас за собрание?
        — Так, женские разговоры.
        — Что это за женские разговоры, в компании мужчин?
        Насья беззаботно пожала плечами.  — Знаешь, Енелея сказала, что у нас будет мальчик.
        — Так и сказала?  — Влад усмехнулся, но взгляд его потеплел.
        После того, как все немного подкрепились, решено было отправиться на дальнейшие поиски. Девушки настояли, на том, что в этот раз пойдут вместе со всеми.
        — Не упрямьтесь, вам просто необходим ещё один чуткий нос.  — Насья подмигнула и обезоруживающе улыбнулась.
        Как ни трудно было это признать, но с девушками поиски пошли намного успешнее. Насья перекинувшись, обшаривала окрестности вместе с Филом. Кари же, как и любой эльф, замечала любое нарушение в природной гармонии, будь то сломанная ветка, смятая трава, сдвинутый камешек или порванная паутина. Общими усилиями, уже к вечеру они вышли на небольшую поляну, со следами стоянки.
        — Здесь.  — Неожиданно воскликнул Гравиль.  — Здесь они открыли портал, именно в этом месте.
        — Слава создателю, а то мне стало казаться, что я вдохнул всю пыль в этом государстве. Кстати, с вас премиальные за незапланированную уборку.
        Тут оборотень оглушительно чихнул и, принялся яростно чесать нос лапой, вызвав улыбки спутников.
        — Посмотрите, какие мы нежные. Побегал чуть-чуть и уже лапы ломит и хвост отваливается.  — Насмешливо проговорила Насья, пробегая мимо.
        Спустя каких-то пару часов, все присутствующие, смогли полюбоваться картой с изображением сияющего круга.
        — Это в горах Крипта. Они отправились к гномам.
        Вин внимательно разглядывал карту.
        — Судя по цвету круга, это конечная точка их перемещения.
        — Будем надеяться.  — Влад устало потёр лоб.  — Нужно приготовиться, неизвестно, что нас там будет ждать.
        — Вы можете взять у нас всё необходимое,  — отозвался Теодо.  — Скорее всего, я пойду с вами.
        Сборы заняли бы совсем немного времени, но отправляться в горы, на ночь глядя, никто не рискнул. Горы слишком непредсказуемы и, не имея навыка передвижения по гномьим тропам, легко было сорваться.
        Вечером, после сытного ужина, все сидели в знакомом каминном зале и разговаривали. Как оказалось, драконы тоже слышали о готовящейся войне.
        — Неужели нашелся идиот, решивший развязать новую межрасовую распрю?  — Недоуменно проговорил Фил.  — Нам, оборотням война по большому счёту не особенно повредит, у нас нет своего государства, а вот другим придётся не сладко.
        — Думаю, нашего неведомого недруга меньше всего волнует, что будет с другими расами. Его интересует конечный результат, о котором мы, к сожалению, не имеем ни малейшего представления.
        Вин недовольно нахмурился.  — И знаете что, меня в последнее время не отпускает ощущение, что исчезновение Мары и все эти странные приготовления к войне, как-то связаны.
        Отправление было назначено на утро. Как только взошло солнце, все уже были готовы к новому отрезку пути. Вскоре, Вин и Гравиль уже открывали портал.
        Горы встретили их ветром. Проход открылся высоко в горах, совсем недалеко от заснеженных вершин. Ожидая чего-то подобного, все оделись потеплее, но ветер всё равно пробирал насквозь.
        Какое-то время, спутники продвигались вперёд, по узкой тропке, ведшей вдоль отвесной скалы, но потом она стала расширяться, а вскоре, и вовсе вывела, к внушительному проходу в пещеру.
        Дохнувшее на путешественников из пещеры тепло дало понять, что она обитаема, или, по крайней мере, вела к тому месту, где кто-то жил.
        Дальше продвигались с осторожностью, но всё же местные жители сумели застать их врасплох. Когда они меньше всего этого ожидали, позади них раздался хриплый голос.
        — Кто такие и по какому праву здесь ходите?
        Путники удивлённо заозирались, но так и не смогли определить источник голоса. Гном выступил вперёд из небольшого бокового тоннеля, которому они не придали должного значения.
        — Чего глазеете? Гляделки сломаются. Ходят тут, понимаешь всякие, а потом кирки пропадают. Ну, чего встали то, идите, сейчас старшой на вас глянет и решит, чего с вами дальше делать. Ишь ты, и баб с собой припёрли, видать мод сейчас такой, девок с собой таскать.
        — И что, часто водят?  — Вкрадчиво спросил Вин.
        — Часто не часто, а намеднись, пробегали тут, с рыжей такой. А чего это вы интересуетесь? Что, жёнка сбёгла?  — Гном игриво подмигнул.
        — Ну, тут она прогадала, хотя надо сказать компашка у неё была, что надо. Как говориться полный набор, тут тебе и ельф, и вампир, и ещё один блондинистой наружности, не разбери кто.
        — Это, наверное, Ким.  — Прошептал Теодо.
        — Веди к старшему.  — Распорядился Вин.
        Вглубь горы они шли довольно долго, вскоре стало даже жарко. Пришлось немного раздеться. Туннель, по которому их вёл патрульный гном, всё чаще стал ветвиться, было просто поразительно, как он здесь ориентировался. Гном же, не обращая внимания на озабоченные взгляды друзей, продолжал идти вперёд бодрой походкой, что немного успокаивало и давало надежду, что он дорогу знает.
        Несмотря на то, что туннель был хорошо освещён, забрезживший впереди свет, дал понять, что они приближаются к окончанию своего пути. Сопровождающий их гном, удовлетворённо крякнул. Он не очень доверял чужакам и напряжённо ждал от них какого-либо подвоха всю дорогу, а теперь можно было и расслабиться.
        Впереди их ожидал просторный зал, освещённый множеством факелов. На небольшом возвышении в центре сидел седой гном, которого впрочем, ещё рано было записывать в старики. Под его кожаным одеянием легко угадывались бугрящиеся мышцы, а в глазах, в которых отражались факелы, воинственно посверкивали.
        — Что привело вас чужестранцы в горы Крипта?  — Голос его гулко прозвучал в полупустом зале.  — Мы не очень жалуем чужаков, они, как правило, по хорошему делу не приходят.
        — Мы приносим свои извинения за наше невольное вторжение, но если бы не крайняя необходимость, мы бы не стали нарушать ваше спокойствие.  — Голос Вина звучал уверенно.
        — И что же это за необходимость?
        — Мы ищем тех, кто похитил мою невесту.
        — Хм, невеста твоя, а остальные что свидетели на свадьбе?
        — Они наши друзья.  — Спокойно ответил эльф.
        — Все?
        — Да, ваше величество. Все. Ваш подданный сказал, что недавно здесь проходили чужаки, с девушкой. Судя по описанию, это те, кого мы ищем и, я прошу вашего позволения пройти по вашим горам, для того, чтобы их найти.
        Гномий король, задумчиво пожевал ус, внимательно осмотрел всех спутников, из под нависших бровей, а потом произнёс.
        — Нам нужно посовещаться мы скажем вам свою волю вечером. Постоите, у меня есть ещё один вопрос,  — гном поднялся и с любопытством спросил,  — зачем вы таскаете с собой этих девиц? Может, это вы воруете чужих невест, а потом продаёте их на стороне, откуда мне знать?
        — Девицы, обитают в доме терпимости, дядя, а мы, между прочим, законные супруги.  — Не выдержала Насья.  — И не шикай на меня.  — Тут же зашипела она, закатившему глаза мужу.
        Гном понимающе хмыкнул.  — Ну что ж, таких и вправду лучше при себе держать.
        Рванувшуюся было вперёд Кари, успел перехватить Фил.  — Пусти, я ему сейчас всю бородёнку повыщипываю, будет знать, как обзываться.
        — Милая, он не хотел. Не трогай дедушку, гномы нам этого не простят.  — Трагическим шёпотом увещевал её Фил.
        — С каких это пор, почтенный возраст, стал оправданием для хамства?  — Возмущённо зашипели девушки в один голос.
        На несколько секунд опешивший гном, разразился раскатистым хохотом, заставившим всех вздрогнуть и, с опаской посмотреть на каменные своды пещеры.
        — А девчонки у вас ничего, смелые. Надо же, королю гномов угрожать в его собственном тронном зале, в глубине гор. Отчаянные.
        Парни вымучено улыбнулись. Вот только дайте им выбраться из этой передряги, и они запрут своих ненаглядных за семью замками без права выхода на волю, до конца дней. Это ж надо, во цвете лет, до седых волос довести.
        Их довольно вежливо проводили в одну из пещер, в так называемую гостевую комнату и, потянулись томительные часы ожидания.
        Через какое-то время их покормили, а потом вновь оставили одних, закрыв дверь на засов, снаружи. Как успел заметить Фил, возле дверей их охраняли двое вооружённых до зубов гномов.
        — Этих двоих мы, пожалуй, снять сможем.  — Задумчиво протянул оборотень.
        — А толку?  — Вин был противоестественно спокоен.  — Выбраться из горных лабиринтов гномов, мы сами всё равно не сможем. Самое лучшее, это подождать их решения, что-то подсказывает мне, что оно нам понравится.
        — Как вы думаете, а здесь, тем, кого мы преследуем, кто-нибудь помогал?  — Неожиданно спросил Гравиль.
        — Думаю, да,  — сказал Вин, пару минут спустя,  — передвигаться здесь, да ещё с большой скоростью, можно только зная эти горы, как свои пять пальцев, или если тебя ведёт, тот, кто знает.
        — Раньше мне казалось, что всё происходящее завязано на Лане, а теперь я начинаю соглашаться с Винадриэлем. Слишком много у них сообщников, и работают они слишком уж слажено.
        Карионель посмотрела на мужа с тревогой.
        — А если действительно грядёт война? Как можно приготовиться к военным действиям, совершенно не вызывая подозрений? Кто на такое способен?
        — Пал Палыч.  — Вин, неожиданно яростно сверкнул глазами.  — Мне давно следовало догадаться, слишком уж всё указывало на него, но нет, разве я мог заподозрить наставника.
        Резко поднявшись на ноги, эльф заметался по комнате.
        — С чего ты это взял?  — Изумление в глазах парней было неподдельным.
        — Спросите у Насьи, она уже давно заметила странности в поведении нашего горячее уважаемого шефа, мне лишь оставалось сложить все факты вместе.
        — Да какие факты?  — воскликнул Фил.
        Следующий час ушёл на пересказывание всех странностей в поведении шефа, замеченные Насьяной и другими. Тогда, они не казались чем-то существенным, а в свете последних событий обретали совсем другую окраску.
        — Да, молодец Палыч. Провёл как маленьких детей. Получается, он сознательно пожертвовал Ланой. Победила бы, он всё равно нашёл бы способ от неё избавиться, но он знал, что она вряд ли выиграет. У неё была цель устранить кого-то конкретного, и боюсь, это был не ты, Вин.
        Их разговор прервало появление гномов.
        — Король Петриус, зовёт вас для объявления решения.
        Спутники проследовали за гномами, обуреваемые противоречивыми чувствами. Зал был по-прежнему освещён, только гномов в нём явно прибавилось и, все они с любопытством взирали на вошедших. Как только их подвели поближе к трону, король Петриус вскинул руки, призывая всех к молчанию. Гул голосов мгновенно затих, тишину нарушало лишь редкое шарканье ног да тихое покашливание.
        — Чужестранцы,  — начал Петриус,  — мы со старейшинами посовещались и решили не чинить вам препятствий на вашем пути. Кроме того, с вами пойдёт один из нас, он покажет вам дорогу.
        Вин посмотрел королю прямо в глаза.  — Один из ваших ушёл с ними.  — Скорее утверждая, чем, спрашивая, сказал он.
        Дальнейшие слова, давались королю, с явным трудом.
        — Да, мы обнаружили его пропажу, вскоре после того, как мне доложили о присутствии в проходах чужаков, но задержать их мы не успели. Об этом я, очень сожалею.
        Гномий король удручённо покачал головой.  — С ними ушёл мой сын — Бриди. Мне до сих пор плохо в это верится, как я мог допустить, чтобы мой мальчик попал в сети к чужакам.
        Это был не просто риторический вопрос, это был крик души отчаявшегося родителя.
        — Вы можете сказать, когда заметили первые изменения, в поведений вашего сына?
        — Около года назад, или чуть больше. Именно тогда Бриди начал меняться не в лучшую сторону. Если бы уделял ему больше внимания, то возможно мне удалось бы предотвратить его предательство, но я ничего не понял и теперь, чувствую свою вину.
        Старый гном понуро опустил плечи. Было видно, как тяжело ему говорить, но он продолжал.
        — Чуть больше года назад умерла мать Бриди, он очень тяжело это перенёс, но я был слишком занят делами и своим собственным горем и в результате, потерял ещё и сына. У меня будет к вам, только одна просьба, когда вы их найдёте, позвольте Гимптри забрать его. Я хочу, чтобы он предстал передо мной и объяснил, почему он так поступил, почему предал свой народ.
        — Хорошо.  — Тихо сказал Вин.  — Мы постараемся вернуть вам сына.
        — Спасибо. Гимптри пойдёт с вами, он покажет, куда ушли те, кого вы ищите, и проведёт по нашему лабиринту.
        — Вы не могли бы дать, что-нибудь из вещей вашего сына?  — Неожиданно попросила Насья.
        — Зачем?
        — Чтобы у нас был его запах. Ведь если он ушёл с ними, то его запах будет легко найти, да и потом пригодится, а то в пылу боя всякое может случиться.
        — Молодец Насья, и как я сам об этом не подумал.  — Похвалил её Фил.
        Король, недоумевая, посмотрел на них, а потом хмыкнул.  — Оборотни?
        — Вы имеете что-то против оборотней?  — Осторожно спросил Вин.
        — Нет, наверное, нет. Раз вы вместе, значит, вам можно доверять. Просто Бриди в последнее время не очень одобрял связи с другими расами, будь то торговля или не дай создатель кто себе жёнку со стороны приведёт. Теперь я понимаю, что это сразу после гибели матери — она попала под обвал, который устроили, как мы думали, горные тролли, но это оказались орки, клан Снежного барса. Но как говорится, от перемены расы вина не исчезла и, с тех пор он наотрез отказывался иметь, хоть какое-то дело, с чужими.
        — Однако он спокойно уходит из дома с компанией совершенно неблагонадёжных типов, совершенно не гномьей наружности.  — Хмыкнул Влад.
        — Не забудьте о моей просьбе, Гимптри уже, наверное, собрался. Если вам понадобится полномасштабная помощь, только пришлите весточку и примерные координаты вашего местоположения, и мы придём. Вести о якобы готовящейся войне, дошли и до нас, если это окажется правдой, мы не останемся в стороне.
        — Мы запомним.  — Вин слегка поклонился, и вслед за нм поклонились и другие.
        Гимптри действительно уже собрался и, уже поджидал их возле одного из выходов из главного зала.
        — Ну что, идём?  — Пробасил он.  — Итак, времени много потеряли.
        И они пошли. Гном уверенно вёл их по лабиринту пещер, ни разу не сбившись с пути. Вскоре, он вывел спутников к тем проходам, в которых видели чужаков, в последний раз, а уже к вечеру нашлось и место портала. У Вина и Гравиля, всё лучше и лучше получалось работать вместе.
        — Странно, судя по карте, выход из портала находится здесь же, в горах. Совсем недалеко.  — Удивлённо проговорил Гравиль.
        — Ничего странного.  — Усмехнулся Винадриэль.  — Если хочешь что-то найти, иди в горы, если хочешь что-то спрятать, иди в горы.



        Глава 9

        — Ну, что, проход открывать будем?  — Нетерпеливо, пробасил гном.
        — Конечно, только необходимо составить план дальнейших действий. Мы ведь не знаем, что там, по другую сторону.
        Вин, подозвал всех поближе и, после непродолжительного совещания, вместе с Гравилем принялся открывать портал. Спустя каких-то полчаса, портал призывно переливался прямо посреди тоннеля.
        — Надеюсь, что в ближайшее время никто не решит прогуляться по этому коридору, а то занесет туда, не знаю куда, а мы будем виноваты.  — Пробурчал Фил.
        Гном, только пожал плечами, мол, это не моя забота. Не откладывая в долгий ящик, спутники штурмовали портал. В начале им показалось, что они никуда и не перемещались, впереди был точно такой же тоннель, из которого, они только что ушли. По крайней мере, никакой разницы они не увидели, но они не были гномами. Гимптри же при виде места прибытия, присвистнул.  — Надо же, заброшенные пути Агра.
        — Что за пути?  — Все внимательно уставились на гнома, заставив его немного занервничать.
        — У нас о них каждый ребёнок знает. Их положили первые гномы, поселившиеся в горах. Говорят, тогда ими правила единственная за всю историю Бандора — королева. Хотя я, если честно, мало в это верю. Ну, не могла баба, гномами управлять. В общем, что именно тогда случилось, покрыто тайной. Только что-то эта королева натворила, заработав на свой род проклятие. Многие тогда погибли, многие сбежали, шахты были заброшены, пути перекрыты, а королева, говорят, пропала. А может, бродит до сих пор по этим коридорам.
        — Так это другой ход?  — Внимательно оглядываясь, спросила Насья.  — А я уж грешным делом подумала, поизносились наша маги.
        Вин с Гравилем, только укоризненно посмотрели на девушку.
        — Все, молчу, молчу, а куда идти то? Вперёд, или,  — она развернулась на сто восемьдесят градусов,  — в другой вперёд.
        — Вот сразу видно, что баба,  — презрительно сплюнул под ноги гном,  — откуда ветром тянет, туда и идтить надо.
        — А! Понятно, только есть одна проблемка, воздухом ниоткуда не тянет.  — Уверенно ответила на выпад гнома девушка.
        — Значит, будем определять по-другому.  — Вин, произвёл руками пассы и быстро произнёс несколько слов.
        Прежде чем кто-то успел задать вопрос, перед ними замаячило белёсое облачко, которое постепенно стало принимать форму человеческого тела. К удивлению бывших пленников лабиринта амазонок, перед ними завис глава призрачного войска, собственной персоной.
        — Что, соскучились?  — Насмешливо сощурившись, проговорил призрак.
        — Не дождётесь.  — Фыркнула Насья.
        — У нас к тебе один вопрос. Вы всё видите, скажи, куда они повели Марьяну.
        Призрак война слегка покачнулся, как от дуновения ветерка, а потом укоризненно посмотрел на эльфа.
        — Что, не уберёг, а ведь тебя предупреждали. Куда повели сказать могу, а вот где сейчас не ведаю. Среди мёртвых её нет, но и среди живых я её давно не видел, дальше уж сами думайте.  — И он растаял, указав рукой направление за спинами спутников.
        — Понятно, значит идём туда.  — Начала говорить Насья, а потом вдруг замерла.  — Что значит, нет среди живых и мёртвых? Вин, где же она тогда?
        Девушка с тревогой посмотрела на эльфа, но он только плотнее сжал губы и двинулся в указанном мертвецом направлении.
        — Вин, демон тебя побери, скажи, что это значит?
        Эльф нехотя обернулся.  — Это значит, что Мара, скорее всего, находится под действием заклятия, не позволяющего ей нормально жить, но и не дающего умереть. Теперь тебе стало легче?
        Насья охнула, испугано расширив глаза. Влад успокаивающе приобнял её за плечи и укоризненно посмотрел на друга, но заготовленные слова так и не слетели с его губ. Встретившись с взглядом эльфа, он увидел там столько муки и боли, что не смог ничего сказать.
        Вин же, вновь резко развернулся и зашагал вперёд. Спутники потянулись следом, разговаривать никому не хотелось.
        Коридор оказался не очень длинным и, привёл их к пещере, из которой вело ещё два выхода.
        — Да, помог призрак, ничего не скажешь.  — Фыркнул гном, но Вин не замечая общего замешательства, продолжал уверенно двигаться вперёд, свернув в один из ходов. Он видел. Перед ним как будто кто-то расстелил серебристую дорожку, такую, какая бывает в лунные ночи на стоячей воде.
        Впереди их ждало ещё несколько разветвлений пути, но эльф продолжал уверенно шагать по своей тропе. Остальные старались не отставать от него, боясь, заблудится в лабиринте, который был не знаком даже проводнику гному.
        Сосредоточенное лицо друга немного их напрягало, он как будто не понимал что делает, но остановить его никто не решился.
        Только когда призрачная тропа начала таять, колышась и клубясь как туман, Вин немного проморгался и удивлённо огляделся.
        Заметив его растерянность, друзья насторожились.
        — Вин, ты в порядке?
        — Да, наверное.
        Влад напряжённо вгляделся в ожидающий их полумрак дальнейшего пути.  — Почему ты остановился?
        — Не знаю.  — Эльф задумчиво потёр лоб.  — Я просто знал, куда нужно идти, и не спрашивайте почему. Знал и всё.
        — Хорошо, а что теперь?
        — Теперь. Впереди засада, нужно идти осторожнее.
        Так и сделали, теперь продвигались практически бесшумно. Если бы их сейчас увидела горная кошка, то, наверное, удавилась бы от зависти. Таким образом, восемь крадущихся теней, приблизились к первому вражескому заслону. Четверо орков охраняли следующую, попавшуюся на пути пещеру. Орки лениво переговаривались, стоя возле одного из выходов. Расслабленность их поз говорила о том, что они мало верят в проникновение в данное место диверсионного отряда. Они так и не поняли, от чего погибли.
        Дальнейшее передвижение становилось всё труднее, количество стражников, постоянно увеличивалось, а размер пещер становился всё больше. Но всему когда-нибудь приходит конец, закончился и их путь. Следующая пещера, охраняемая тремя десятками орков, оказалась резиденцией местного главаря.
        Нельзя не отметить, что наличие в пещере, всех тайных помощников похитителя, очень всех обрадовало. Однако отсутствие самого местного авторитета, немного расстраивало, ну ничего, до него они ещё доберутся.
        — Ты глянь.  — Умилилась Насья.  — А ведь они нас не ждали. Нет, я просто поражаюсь их наивности. Тщательнее надо продумывать операции, господа, тщательнее.
        Преступники мгновенно повскакивали на ноги, ощетинившись мечами. Один из них, был очень хорошо знаком большинству из вновь прибывших. Виталиан стоял в рядах предателей, хищно оскалившись, сейчас, с коротко стрижеными волосами, одетый в форму наёмника, он меньше всего походил на когда-то уважаемого Старейшину. Рядом с ним воинственно распустив крылья, напряжённо застыл вампир. Весь его облик говорил, что он принадлежит к знатному роду.
        — Симеон!  — Воскликнул Влад.  — Ты?
        Вампир не посчитал нужным ответить, он лиши злобно оскалился.
        По другую сторону от Виталиана, стоял гном, чем-то неуловимо похожий на короля Петриуса. Те же синие, глубоко посаженые глаза, то же хмурое выражение лица, только этот гном был молод, очень молод. Под тяжёлым взглядом Гимптри, он едва уловимо заёрзал, что говорило о его неуверенности в том, что он поступает правильно.
        — Я задам вам всего один вопрос и будет лучше, если вы на него ответите.  — Каким-то до жути спокойным голосом проговорил Вин. Даже его спутников этот голос заставил вздрогнуть и покосится на него с опаской. Девушки так и вовсе рты пораскрывали, с потрясением разглядывая нового, пугающего Вина.
        Эта странная реакция не осталась незамеченной и заставила ряды предателей немного дрогнуть, но так просто сдаваться они были не намерены.
        Между тем Вин смерил их всех мрачным взглядом и спросил.  — Где Мара?
        — Ты, никогда больше не увидишь свою девку.  — Злобно прошипел бывший верховный эльф.  — Вас всех ждёт та же участь.
        Больше никто не произнёс ни слова, время разговоров прошло, пришло время дела. Отступники сражались с отчаяньем обреченных, но это им не помогло, их очень сильно подвело то, что они не восприняли двух хрупких девушек, как реальную угрозу, а зря. Пока Насья виртуозно отбивалась клинками, Кари, бросала из-за её спины простенькие, но эффективные заклинания, которым обучил её Гравиль за время их совместного путешествия.
        Вскоре всё было кончено. Обезоруженные предатели сидели в центре зала и бросали на победителей злобные взгляды. К слову сказать, дракон предатель, так и не появился.
        — Ну и зачем вы всё это затеяли?  — Устало спросил Вин.  — Неужели, что-то в этом мире стоило вашего предательства.
        — Кто бы говорил.  — Презрительно искривив губы, прошипел Виталиан.  — Исчез, больше чем на век, а перед этим пытался умыкнуть молодую жену Владыки, который, между прочим, твой отец. Просто пример благородства.
        — Не переживай, я помню о своих недостатках, но Марьяну я тебе не прощу.
        — Можно подумать, мне нужно твоё прощение. Мне была нужна лишь чистота крови, а эта девка всё портила.
        — Где она?
        — Ты же говорил, что спросишь лишь один раз.  — Насмешливо изогнул бровь эльф.
        Их занимательную беседу прервал крик, раздавшийся откуда-то со стороны. Пока мужчины были заняты выяснением отношений, девушки решили проверить соседние пещеры, прихватив с собой Гравиля.
        — Идите, я за ними посмотрю.  — Дракон кивнул в сторону, откуда слышался крик.
        Вин быстро прошёл по одному из боковых коридорчиков, соединивших основную пещеру с миниатюрной соседней и оказался в тускло освещённом пространстве. Девушки были там, они стояли и с ужасом смотрели на что-то находившееся прямо перед ними. Эльф проследил за их взглядом и его сердце на несколько секунд сбилось с привычного ритма.
        Они нашли её. Там в глубине пещеры, освещаемой неровным светом факелов, стояла ледяная глыба. Охраняемый заклинанием магический лёд не таял, сохраняя в своих недрах, неподвижного пленника. Казалось, Мара просто заснула, до того спокойной она выглядела, но одному создателю было ведомо, какие муки она сейчас претерпевает. Заклятие чистого льда могло сковывать веками, не позволяя умереть, но и не давая возможности, полноценной жизни, попросту говоря, подвергшийся этому заклинанию медленно и мучительно умирал, находясь на грани и не имея возможности её перейти.
        Эльф заскрежетал зубами и с хрустом сжал кулаки.  — Гравиль!  — Крикнул, было, он, но молодой маг, уже стоял рядом и взирал на ледяной куб с ужасом.
        — Ох, ё!  — Влад с Филом тоже внесли свою лепту в общее шоковое состояние.
        — Что мы можем сделать?  — С трудом произнёс Вин. Мышцы лица его не слушались.
        — Можно попробовать обратится к ледяной стихии, простое механическое удаление льда её убьёт.
        — Значит, будем пробовать. Вдвоём вытянем?
        — Почему вдвоём? А меня вы в расчёт уже не берёте?
        Карионель выступила вперёд.  — Не волнуйся, всё будет хорошо.  — Успокаивающе погладила она Фила по плечу, в ответ на его тревожный взгляд.
        — Вам, лучше подождать снаружи.  — Вин посмотрел на Влада, тот без лишних вопросов осторожно потянул Насьяну к выходу. Она тихо всхлипнула и попыталась вывернуться из его рук, но вампир был настойчив.
        — Нась, мы здесь ничем помочь не можем, пойдём не будем их отвлекать.
        — От чего отвлекать?  — Бодрым голосом спросил Теодо, показавшись из прохода.  — Я так и не нашёл Кима. Понятия не имею, куда делся этот…
        Речь дракона оборвалась, когда он увидел, что именно привлекло всеобщее внимание.
        — Ким, гад, ну попадись ты мне.
        — Это сделал дракон?  — Изумлённо воскликнул Гравиль.  — Но разве вам подвластна ледяная стихия?
        — Да, если ты ледяной дракон.
        — Что ж, задача немного усложняется.  — Пробормотал эльфийский маг.
        — Почему?  — Кари недоуменно посмотрела на него.
        — Магия драконов, одна из самых сильных и запутанных. Распутать плетение её заклинаний будет сложновато.
        — Я вам помогу.  — Теодо уверенно прошёл вперёд.  — Думаю, что смогу, расплести заклинание Кима, если что, вы меня подкорректируете.
        — Как там пленники?  — Спросил напоследок Влад.
        — Спят, как младенцы, я решил, что немного магического сна им не повредит.
        — Понятно, что ж, приступайте.
        Влад с Филом выволокли упирающуюся Насью, под удивлённые взгляды гнома.
        — Пустите меня, я хочу к ней.
        Вампир крепко прижал её к себе и не отпускал, пока она не перестала биться.
        Между тем, в пещере, возле ледяного куба, маги проводили последние приготовления. Магические знаки, начерченные на полу пещеры, засветились неярким светом, стоило Теодо начать произносить заклинание. Факелы затрепетали, как на сильном ветру, стало холодно, но дракон упорно произносил слова. Чужая стихия не желала подчиняться, она рвалась на волю, злобно отплёвываясь снежным крошевом, но трое магов, стоявших вокруг Теодо, не позволяли ей вырваться на свободу.
        Завихрения холодного воздуха становились всё сильнее, теперь они походили на снежную метель. Маги с трудом различали друг друга. Холод всё больше мешал дракону, слова давались ему всё труднее, но он не замолчал, пока не произнёс последнее и ледяной куб не сдался, разлетевшись обжигающими брызгами. Марьяна, ещё какое-то время парила в воздухе, поддерживаемая остатками волшебства, а потом бесшумно и плавно опустилась на каменный пол.
        Винадриэль опустил одеревеневшие руки и подошёл к ней на негнущихся ногах.
        Теодо усиленно заморгал ресницами, привыкая к полумраку пещеры.  — Что, получилось?
        — Да, получилось.  — Ответил Гравиль. Но никто из них не решился последовать за Вином. Кроме Насьи. Стоило смолкнуть завываниям ветра и послышаться хрусту ломающегося льда, как она коварно рванулась из рук Влада и бросилась бежать. В пещеру она ворвалась словно ураган. Обведя всех настороженным взглядом, она, наконец, увидела лежащую на полу подругу и закричала.
        — Мара!
        В ответ на её вопль, девушка застонала.



        Глава 10

        Несмотря на непрекращающуюся боль, Мара вдруг поняла, что что-то происходит. Лёд вокруг неё завибрировал, он стонал и кряхтел как престарелый гном, не желая выпускать свою пленницу. На несколько секунд ей даже показалось, что он её сейчас раздавит, а потом вокруг образовалась пустота и она провалилась в темноту.
        Голос. Её звал чей-то голос. Такой знакомый и причиняющий боль. Она не хотела открывать глаза, ей было хорошо в темноте, но потом раздался крик, заставивший девушку вынырнуть из забытья.
        — Насья, демон тебя дери, чего ты так орёшь?  — Мара с трудом разлепила веки и из глаз тут же ручьём полились слёзы. Она отвыкла видеть, свет раздражал, казалось, что в глаза насыпали песка и теперь тщательно его в них втирают. Девушка попыталась поднять руки, чтобы вытереть предательские слёзы, но они её не слушались.
        — И кто это меня так осчастливил, своим вниманием. Встречу, засуну головой в прорубь, гада.
        Теодо хрюкнул не удержавшись.
        — Я смотрю, кому-то здесь очень смешно?  — С угрозой в голосе проговорила Мара.  — Вот подождите, щас встану и вместе посмеёмся.
        Девушка ещё раз слабо трепыхнулась.
        — Нет, ну это уже, ни в какие ворота не лезет. Мне кто-нибудь поможет, или мне так на камнях и отдыхать.
        В следующую секунду сильные руки легко подхватили её с негостеприимной поверхности. Движение отозвалось тупой болью во всём теле и, девушка тихонько застонала.
        — Потерпи, скоро станет легче.
        — Вин?  — Выдохнула она, а в следующее мгновение на неё обрушилась визжащая масса. Насьяна обхватила подругу руками и целовала во всё, до чего дотягивалась.
        — Марьяночка, ты жива, а я чуть с ума не сошла.
        Мара закатила невидящие глаза к потолку.  — Нась перестань меня тискать, а то я ведь могу и передумать оставаться живой.
        — Ой, прости, просто я так рада, так рада.
        Тут Насья пискнув, оторвалась от подруги.
        — Мара, я её держу.  — Раздался спокойный голос Влада.
        — Влад, и ты здесь? Только не говорите, что по близости ошивается ещё и оборотень.
        — Да куда же он денется. Тут он родименький.
        — Кари? Тебя то, что с ними понесло?
        — Так получилось, за мужем пошла.
        — За каким мужем?
        — Можешь нас поздравить, мы с Филом поженились.
        — Так, стоп, это сколько же я тут скульптуру изображаю, если в мире такое творится?
        — Ну, на самом деле не очень долго.  — Насья покаянно вздохнула.  — Просто обстоятельства так сложились, но мы обязательно отпразднуем наши свадьбы ещё раз, специально для тебя.
        — Свадьбы? Кстати о свадьбах, что-то я не слышу голоса своего женишка, он, что не пришёл меня спасать?
        Мара услышала, как заскрипели зубы Вина.
        — Давай поговорим об этом потом, если ты не против.
        — Я против, почему потом?
        — Потому, что я так сказал.  — И эльф стремительно двинулся к выходу из злополучной пещеры.
        Мара ошарашено замолчала. Она ещё раз слабо дёрнулась, но из железной хватка этого предателя просто так не вырвешься, тем более теперь. Поняв, всю бессмысленность своего маленького бунта она расслабилась и блаженно расслабилась в руках любимого.
        Появление процессии во главе с эльфом, вызвало улыбки на лице гнома.
        — Нашел таки пропажу, молодец. А девчонка ничего, не зря ноги сбивал.
        — Думаю, нужно устроиться где-нибудь на ночлег. Маре нужно время, чтобы немного прийти в себя.
        — Я в порядке.
        — Конечно, просто немного, смертельно устала и ничего не видишь. Знаешь что, лучше помолчи, у тебя ещё будет время показать свой ангельский характер, милая.
        Мара ещё раз безуспешно дёрнулась, обижено насупившись.
        — Надо же, как мило, они уже ругаются.  — Насья восторженно смотрела на занятых перепалкой влюблённых.
        — Вин, у тебя ещё есть время подумать.  — Коварно встрял Фил.  — Может, ты просто подзабыл, как очаровательна твоя ненаглядная, когда сердится.
        — Эй, что за намёки?  — Насья прекратила безуспешные попытки вырваться.  — Не думаю, что моему жениху, всё это понравится.
        — О! Поверь, ему очень нравится.  — Прошептал эльф ей на ушко, заставив от неожиданности вздрогнуть.
        — Так, теперь, предлагаю, переквартироваться, в более гостеприимное место и немного отдохнуть.
        Против никто не был и вскоре они нашли довольно милое местечко, которое когда-то видимо, служило жильём ребятам, защищавшим входы в пещеры.
        Сторожить пленников остался дракон, ему сон не был так необходим, как другим. Гном забрал своего соплеменника и пообещав вернуться к утру, уволок на расправу к отцу.
        Постепенно все расползлись, по небольшим, примыкающим к общему залу комнаткам. Вин подхватил Мару на руки и пошёл в направлении одной из них.
        — А ну посади, где росло,  — неожиданно испугано проговорила она,  — и не стыдно тебе чужих невест таскать?
        — Мара, не шипи, тебе это не идёт.
        Возмутится, девушка не успела, неожиданно она почувствовала, что летит в пустоту, которая встретила её неожиданно мягко.
        — С ума сошёл, предупреждать надо.
        — Зато ты немного помолчала.
        — Ах, так, тогда я вообще с тобой разговаривать не буду.
        На глаза девушки навернулись предательские слёзы, она попыталась приподняться, но тело не слушалось. Бессильно откинувшись на подушку, она поджала губы, не желая показывать свою слабость.
        — Не торопись, скоро всё придёт в норму.
        — Тебе легко говорить, не тебе пришлось мёрзнуть в ледяной глыбе.
        Неожиданная тишина, настораживала, потом Вин вздохнул и прилёг рядом с девушкой. Ласково, но, настойчиво притянув её к себе, он прошептал.  — Прости.
        Мара не стала ничего отвечать, а спустя несколько минут уже спала, впервые за длительное время, просто спала, без сновидений и боли.
        Утром вернулся Гимптри, о судьбе наследника подгорного царства он умолчал, но друзья и не настаивали на разговоре.
        Мара, проснувшись с удовольствием потянулась и тут же обнаружила себя в объятиях Вина. На попытку высвободиться, эльф отреагировал усилением хватки. Отчаявшись выбраться самостоятельно, Мара начала его тормошить. В ответ на её трепыхания он распахнул затуманенные глаза, (сказывался недосып последних дней), а потом вдруг прильнул к её губам в страстном поцелуе. Мара даже охнуть не успела, не то что остановить его, а потом думать стало некогда.
        Создатель, что же он с ней делает, девушке показалось, что она в одночасье лишилась всех костей, а в голове поселился какой-то тихий звон. Единственное на что её хватило, это на то, чтобы напоминать себе о необходимости дышать.
        Когда Вин наконец-то оторвался от неё, она только и могла, что молча моргать, с трудом восстанавливая дыхание.
        — Всё ещё хочешь вернуться к жениху?  — Вкрадчиво спросил он.
        — Вин, вот кто ты после этого? Такой момент испортил.
        Эльф расхохотался и помог девушке подняться. Она с удивлением поняла, что тело вполне сносно её слушается, да и зрение почти вернулось. Некоторая слабость ещё сохранилась, но она уже смогла встать на ноги и выйти из пещеры.
        При виде подруги, Насья с Кари, бросились к ней и утащили в сторонку, для сугубо женского разговора.
        — Что дальше?  — Вампир внимательно посмотрел на Вина.
        — У них, где-то должен быть постоянный портал. Каждый раз строить новый слишком хлопотно, хотя, более безопасно. Но я думаю, что о безопасности они не особенно думали.
        — Значит, будем искать портал.
        Пленники на вопрос о портале, предпочитали гордо отмалчиваться, пришлось искать самим, но с Марьяной это было легко. Она вывела их прямиком к сияющей воронке.
        Эльфы внимательно проверили все настройки магического устройства, и пришли к выводу, что он совершенно безопасен. Ещё раз всё проверив, и немного перенастроив, путники шагнули в портал. Если бы они внимательнее приглядывались к своим пленникам, то, пожалуй, заметили бы, наличие некоторого злорадства в их глазах, но, к сожалению, портал занимал их несколько больше. А если бы они подвергли их более тщательному осмотру, то наверняка обнаружили бы прослушивающий кристалл, но одна ошибка повлекла за собой другую, и снежный ком будущих неприятностей набирал скорость.
        — Где это мы?  — Насья удивлённо огляделась.
        — Похоже, что в Эклеоне.  — Задумчиво протянул Влад.
        В городе царила ночь, но спать он, похоже, даже не собирался. На улицах по-прежнему сновали толпы праздношатающихся и, явно, куда-то спешащих личностей. С первого взгляда было понятно, что в городе что-то неуловимо изменилось, появилась какая-то напряжённость. Город чего-то ждал, буквально затаив дыхание. Это сказывалось и на строении горожан, гостей, да и просто временно заглянувших, они ходили с лицами, перекошенными от напряжения и, вжав головы в плечи, передвигались быстрыми перебежками, поминутно оглядываясь и вздрагивая.
        — Странно тут как-то.
        Карионель зябко передёрнула плечами.
        — Думаю, нам нужно где-нибудь затаиться. Возможно, даже снять комнату.
        — А я даже знаю, куда идти.  — Мара изо всех сил пыталась подавить улыбку.
        Парни слаженно фыркнули, уж они то знали, что она имела в виду.
        Сказать, что хозяин корчмы был в шоке, значит, ничего не сказать. Когда на пороге его заведения появились печально известные девицы, да ещё расширенным составом, он, только охнув, схватился за сердце. Глядя на многозначительные улыбки, изрядно сбледнувший мужик дрожащими руками протянул несколько ключей и исчез за стойкой.
        Если успевшие окольцеваться девушки отправились в комнаты совершенно спокойно, то Мара снова встала в позу. Безапелляционно сложив руки на груди, она посмотрела на Вина в упор.  — И с чего ты взял, что я снова буду ночевать с тобой в одной комнате? Если мне не изменяет память, ты довольно определённо высказался в нашу последнюю встречу, или я чего-то не поняла?
        Винадриэль покосился на притихших друзей.  — Может, мы всё-таки обсудим это, будучи уже в комнате?
        — Ничего я с тобой обсуждать не собираюсь.  — Мара фыркнула. К всеобщей радости, спорить с ней Вин не стал, он просто подхватил её на руки и, пожелав всем хорошего отдыха, удалился в сторону одной из комнат.
        Как только протестующие вопли девушки смолкли за дверью, остальные облегчённо вздохнув, разошлись по своим комнатам. Только дракон решил не тянуть с разведкой. Ночной город не был для него проблемой.
        Пока Теодо бродил в поисках информации, в комнате Винадриэля продолжались военные действия. Не на шутку разошедшаяся Мара, швырнула в него подушкой.  — Да как ты только посмел меня тронуть, после всего, что я от тебя натерпелась. Конечно, что ещё можно с меня взять кроме моего доброго имени, но нет, ты и его решил уничтожить. Ненавижу.
        — Имеешь полное право. Но что бы ты не говорила, я больше не выпущу тебя из поля зрения. Хочешь ты того или нет, но ночевать ты будешь в этой комнате.
        — Я смотрю, у кого-то испортился характер. Хотя, о чём это я, твоё воспитание всегда оставляло желать лучшего.
        — А ты очаровательна, как всегда.
        — Ты ещё и издеваешься?
        — И в мыслях не было. Просто отец посоветовал мне, во всём с тобой соглашаться и делать все, что ты захочешь.
        — Запирать меня насильно в комнате и лишать возможности выбора, ты называешь выполнением моих желаний? Ну, знаешь ли дорогой, ты…
        — Да, я внимательно тебя слушаю.
        — Ты бесчувственный чурбан, не понимаю, как я могла, что-то к тебе чувствовать. И вообще.
        — Что?  — Тихо спросил Вин, осторожно привлекая девушку к себе.
        — Я скучала.  — Прошептала девушка.  — И ещё мне было очень страшно, я думала, что уже не увижу тебя.
        Всхлипнув, девушка прижалась к его груди.
        — Шшш. Не плачь, я больше никому тебя не отдам. Ты мне веришь?
        Вместо ответа, Мара подняла на него свои, затуманенные слезами глаза, всхлипнула в последний раз и прошептала.  — Я не хочу уходить.
        А потом наступило утро.
        Неприятности ожидали их с первыми лучами солнца. Как только спутники покинули свои комнаты и спустились в корчму, то сразу почувствовали неладное. В помещении было непривычно пусто, даже хозяин заведения не изволил показать свою физиономию.
        Раздавшийся неожиданно злорадный смех, заставил всех вздрогнуть.
        — Ловушка.  — Успел крикнуть Влад, и тут началось. Их было много, слишком много. Даже для такого сильного отряда, коим являлись друзья.
        Девушки дрались с тем же пылом, что и мужчины, но силы были не равны. Не стоило даже гадать, кто их предал. Отсутствие хозяина корчмы, говорило сам за себя.
        Глядя на то, как Мара ловко орудует оторванной от стула ножкой, Насья лишь удивлённо моргнула.
        — Мара, где мечи? Думаю уже пора их достать.
        Сосредоточено вырубив одного из зарвавшихся молодцов, девушка процедила сквозь зубы.  — Я не могу.
        Отчаянье в глазах подруги напугало Насью, а потом их захлестнула волна нападающих.
        Связали их на совесть. Девушек увели сразу же, хотя увели это сильно сказано, идти они отказались, и их пришлось буквально тащить волоком.
        Освобождённые от пут Виталиан и Симеон, смотрели на поверженных врагов с плохо скрываемым злорадством.
        — Что ж, думаю, в итоге, всё сложилось не так уж и плохо.  — Симеон подошёл к Владу и усмехнулся.  — Лучше бы ты по-прежнему оставался мёртвым, глядишь, смог бы пережить будущие события. Теперь, не обессудь, но придётся тебя убить по настоящему. Ах да, твоя девчонка ничего, возможно, она даже скрасит несколько моих вечеров.
        — Тронешь ее, и ты пожалеешь, что родился на свет.
        — Неужели? И что же ты мне сделаешь? Думаю, что ничего. Совсем скоро, мир, к которому все привыкли, перестанет существовать и, я буду одним из тех, кому посчастливится изменить этот жалкий мирок к лучшему.
        — Так, похоже, парня понесло.  — Проворчал Фил.  — А меня вот больше интересует, где наш дракон шляется.
        Как говориться стоит помянуть и нате. Дракон не замедлил появиться, только это был совсем другой представитель древней расы. Высокий блондинистого вида парень, с необычным, свойственным всем представителям его вида, глазами, плавно скользнул к связанным пленникам и внимательно их оглядел.
        — Если честно, я расщитывал на что-то большее, и теперь немного разочарован. Однако вам удалось снять моё заклятие, это не каждому под силу. Вам помогал кто-то из наших?  — Правильно растолковав, брошенный на него взгляд Вина, он усмехнулся.  — Теодо, конечно, мне следовало догадаться. Раньше он не мог разрушить мои плетения, мальчик вырос. Не понимаю, почему господин так с ними возится, ни в одном из них я не увидел достойного соперника, или сколько-нибудь опасного врага.
        Дальнейшее разглагольствование дракона прервало появление новых действующих лиц. Вернее не совсем новых, а скорее хорошо забытых старых. При виде вошедшего, печально известного мужчины, парней хватило только на одно, они слажено вздохнули и выдохнули.  — Вэйр.
        — Что ж, очень рад, снова вас видеть, мои дорогие, очень дорогие друзья.  — Доброй улыбкой работорговца, можно было отравиться.
        — Я был уверен, что мы с вами ещё свидимся, как видите, я не ошибся. В знак моего к вам хорошего отношения, я постараюсь подобрать вам хозяев получше.
        — Где девушки?  — Хрипло спросил Вин.
        — А вот о них придётся забыть. На наших милых барышень у моего хорошего друга свои планы.
        Не дожидаясь дальнейших расспросов, Вэйр махнул рукой и к ним подошли крепкие плечистые парни. В мгновение ока, они окольцевали руки пленников специально приготовленными кандалами. Вин с Гравилем удостоились гасящих магию браслетов, а Влад скривился при виде серебряных цепей. Фила же вновь накачали какой-то дрянью.
        Потянулись долгие дни нахождения в застенках работорговца. Обращались с ними сносно, если считать сносным положение беспомощного пленника.
        Покупатели начали прибывать, где-то дней через десять.
        — О нет!  — Простонал Влад, при виде вплывающего в темницу розового облака.
        — Мой вампирчик,  — печально знакомым голоском взвизгнула дамочка,  — Ах ты негодник, ты так меня расстроил, я так скучала.
        В ответ на недоуменные взгляды Фила и Гравиля, Влад только вымучено улыбнулся.
        Вторым забрали Фила. Примерно через пару дней после того, как увели вампира, появились амазонки. Девицы с трудом протиснулись в узкую дверь темницы и, придирчиво осмотрев прикованных к стене пленников, ткнули пальцем в сторону Фила. Оборотень лишь заскрипел зубами.
        — Похоже, история повторяется.  — Злорадно проговорил Вэйр, с видимым удовольствием подбрасывая на руке увесистый мешочек с монетами.
        — Теперь, осталось спихнуть подальше двух магов, и можно считать себя вполне счастливым человеком.
        К приходу потенциальных покупателей, Вэйр приготовился тщательно, с эльфов сорвали рубашки и приковали к стене, с таким расчетом, чтобы в глаза сразу бросились все достоинства их телосложения. Несмотря на солидную разницу в возрасте, оба эльфа смотрелись внушительно. По Винадриэлю, сразу было видно, что он побывал во многих переделках, мускулистый торс и многочисленные шрамы говорили сами за себя. Юный возраст Гравиля же сейчас особенно бросался в глаза, но все же, по нему было видно, что занятия магией, вовсе не помешали ему развиваться и в физическом плане, его широкие плечи и крепкая мускулатура, говорили о том, что боевая подготовка не оставила его равнодушным.
        Дверь, заскрипев, отварилась и в темницу вошла женщина, красивая и величественная. Было в ней что-то, от чего перехватывало дыхание и хотелось склонить голову. Даже слизняк Вэйр притих, постаравшись слиться со стеной, дабы не дай создатель, не привлечь к себе лишнего внимания.
        Женщина подошла к Вину и посмотрела на него немигающим взглядом. Сейчас, когда она стояла так близко, стало очевидно, что перед ними дракон — очень древний дракон. Прежде чем эльф открыл рот, она подняла руку в предупреждающем жесте, а потом подошла к Гравилю.
        — Слишком молод.  — Недовольно сморщила она носик.
        — Но очень вынослив, госпожа.  — Решился подать голос работорговец.
        — Неужели?  — Женщина подошла вплотную к молодому магу и приподняла его лицо, взявшись двумя пальчиками за подбородок. Гравиль вспыхнул и, мотнув головой, освободился от её руки.
        — Молод, но горяч. Хорошо, я беру обоих.  — Дама небрежным жестом бросила Вэйру небольшой мешочек. Он недоуменно посмотрел на него, но когда соизволил развернуть и посмотрел на его содержимое, то только схватился за сердце и расплылся в совершенно идиотской улыбке.
        Всё время, пока пленников выводили из темницы, Вэйр беспрестанно кланялся и улыбался.



        Глава 11

        Мара сидела и уныло смотрела на серую стену своей темницы, подруги не решались с ней заговорить, отчаянье девушки было слишком сильным. Почему она не смогла вызвать мечи, не смогла помочь? Когда она успела лишиться своего талисмана? Одинокая слезинка скатилась по её щеке и Насья не выдержала, она подошла к подруге и тихонько её обняла. Секунду спустя, к ней присоединилась Кари. Так, обнявшись, они и стояли, пока девушка не перестала дрожать.
        — Мара, я понимаю, что, наверное, не вовремя спрашиваю, но может, всё-таки расскажешь, как им удалось тебя увести?
        — Я плохо помню. Помню, только что пришёл Виталиан, с поручением, якобы от Гароиэля, а потом только туман. Если бы я была повнимательнее, то, наверное, заметила бы, что он готовит заклинание, но я была слишком рассеяна и пропустила момент удара. Как только я стала приходить в себя, пришёл этот странный блондин и заморозил меня.  — Мара скривилась при воспоминании о том времени, что провела во льду.  — А потом была другая сторона и Мореон.
        — Что за Мореон?  — Насторожено спросила Насья, но Мара уже не слышала, её тело внезапно напряглось, как перед броском, а на лице появилось странное, хищное выражение, немного напугавшее подруг.
        — Мореон, гад, а я то голову ломаю, что, да как. Обещаю, дорогой, ты ещё долго будешь вспоминать эту встречу. Так девочки, мы тут уже давно сидим? Как думаете, нас скоро придут проведывать? А то мне по быстренькому умереть нужно.
        Подруги смотрели на Марьяну с ужасом.
        — Мара, ты в порядке.  — Насья осторожно коснулась плеча девушки.
        — Скоро узнаю. Только сгоняю кое-куда.
        Тут, дверь в их темницу заскрипела.
        — Пал Палыч.  — Выдохнула Насьяна.
        Старый вояка, стоял и смотрел на них своими добрыми глазами.  — Что же вы девушки, у вас было так много возможностей, такой выбор, а вы спутались со всяким сбродом. Ну, ничего, совсем скоро я установлю новый порядок, и никто не посмеет мешать кровь. Как вы не понимаете, дети от таких браков не должны рождаться, это неправильно, так быть не должно и я это исправлю. В новом мире не будет места полукровкам. Простите, но вы не оставили мне выбора, ваши неправильные дети не должны были увидеть свет.
        Насья и Кари, побледнели и закрыли животы в защитном жесте.
        — Как вы можете, вы поклялись защищать тех, кто в этом нуждается, а вместо этого вы несёте смерть и раздор.  — Мара с возмущением смотрела на мужчину.
        — Я и защищаю. Так уж получилось, что мне дано немного больше, чем другим, и мои возможности помогут мне выполнить предначертанное. В одном я совершенно уверен, войне быть и последствия её я уже сейчас берусь предсказать. Новый мир будет намного лучше старого, вы ещё будете меня благодарить.
        — Ничего у вас не получится, природа возьмёт своё, ведь пророчество здесь не при чём, если Кари, носит ребёнка, то свадьба последнего эльфийского принца, была лишь условностью.
        — Кто тебе сказал, что последнего? Варака, как всегда подстраховалась. Но как ни странно, это сыграло мне на руку, ваши метания дали мне необходимое время. Пророчество не сбудется, и у эльфов не будут рождаться дети, у всех эльфов. А потом и остальные расы лишатся такой возможности, уж я об этом позабочусь.
        Бывший глава базы истребителей, вышел из темницы, напоследок громко хлопнув дверью. Наступившая тишина давила на уши. На минуту в сознании девушек поднялась паника и отчаянье, но потом они переглянулись и слажено фыркнули.
        — Ну, что, покажем старому пеньку, где драконы зимуют?  — Спросила Мара. Улыбки у девушек получились чуть кривоватые и слегка пугающие. Если бы их сейчас видел Пал Палыч, он бы, наверное, тщательнее обдумал свои планы мести.
        — Первым делом, мне нужно смотаться на ту сторону, прикройте меня девочки.
        — Чем, рогожкой?  — Изогнула бровь Кари.
        — Нет, блин, соломкой. Словами прикройте, если пристанут с вопросами, скажите, что я сомлела от испуга и сознание потеряла.
        — Ладно, скажем, только мне всё равно, всё это не нравится.
        — О! А как всё это не понравится, одному черноглазому типу.  — Оскалилась Марьяна.
        Приготовления заняли у неё совсем немного времени, и уже через десять минут она проваливалась в знакомую темноту. Приходить в себя, по ту сторону, с каждым разом было всё проще. Мара поднялась со знакомого чёрного камня и обнаружила, что одета во что-то напоминающее простынь с дырой для головы.
        — Ах, так? Мы ещё и хамим? Замечательно, теперь я окончательно разозлилась.
        Мара подошла к креслу Мореона и резким движением сдёрнула с него красную ткань драпировки. Обернув её возле бёдер, она завязала сбоку на узел, теперь девушка выглядела вполне прилично. Гаденько ухмыльнувшись, Мара двинулась в сторону каменного сада, по пути она подобрала сучковатую палку и, повертев её в руках, удовлетворённо хмыкнула.
        Именно в таком виде, и застал её хозяин этих мест: непонятно во что одетой, злой и вооружённой палкой. Девушка стояла и с пугающим любопытством разглядывала одну из статуй, между прочим, его любимую — танцующую эльфийку.
        — Марьяна,  — холодно проговорил он,  — что привело вас в мою скромную обитель, только не говорите, что вы соскучились.
        — Отчего же не сказать?  — Вкрадчиво проговорила она.  — Я вот стою, любуюсь. Интересно, если стукнуть ей по ноге, она сразу рассыплется или ещё немного постоит?
        Мореон растеряно заморгал глазами.  — О чём вы?
        — Ты прекрасно знаешь, о чём.  — Девушка резко обернулась к нему, даже заставив вздрогнуть.
        — Верни их мне.  — Чётко проговорила она.
        — Кого их?  — К своему изумлению, Мореон почувствовал непреодолимое желание, немного отодвинуться от девушки (ну так, на всякий случай), и только невероятным усилием воли он остался стоять на месте.
        — О. Значит, мы упорно делаем вид, что ничего не понимаем? Замечательно. Значит, мы не решали наказать вредную девчонку, разорвав её связь с артефактом?
        Мореон, заставил себя выдержать взгляд девчонки.  — Не понимаю, о чём вы говорите.
        Мара смерила мужчину задумчивым взглядом, от чего он почувствовал себя очень неуютно.
        — Ладно.  — И девушка, взмахнув с неожиданной лёгкостью палкой, обрушила её на изящную статую.
        Мореон расширившимися глазами смотрел на то, как к его ногам осыпается жемчужина его коллекции.
        — Что вы делаете?
        — Освежаю вашу память. Я ведь всё понимаю, за то время что вы прожили на этом свете, она у вас слегка, как это сказать, поизносилась, и мохом поросла, но чего только не сделаешь, ради помощи ближнему. Ну, как, не помогло? Ещё не вспомнил? Чудесненько.  — И новая жертва разбушевавшегося живого урагана осыпалась шелестящими осколками.
        Мореон почувствовал, что задыхается.  — Нет! Прекрати, ты же их погубишь. Не ожидал от вас такой мелочности и мстительности.
        — Кто бы говорил. Мне, между прочим, по статусу положено, я женщина, а вот в вас я разочаровалась.
        Глаза Мореона резко потемнели.  — Да ты понимаешь, с кем говоришь? Девчонка.
        — Конечно, с мелким вредным типом, срывающим своё зло на слабой беззащитной женщине. Видимо на большее, вы не способны.
        — Да я тебе.  — Сквозь зубы процедил он.
        — Что, убьёшь? А вот и фигушки. Ты думаешь, я настолько глупа, что не поняла самой сути твоего здесь существования?  — Мара насмешливо изогнула бровь.  — Ты проводишь души, но сам никого убить не можешь, не так ли?
        — Для тебя я сделаю исключение.
        — Неужели?
        От переизбытка чувств, они уже орали друг на друга, в полный голос. Появившиеся вскоре Хамн и Варака застали картину, заставившую их замереть с открытыми ртами.
        Раскрасневшаяся девушка сидела на их обожаемом брате и мутузила его почём зря. Выглядел он, надо сказать довольно плачевно: один рукав куртки был почти оторван, под глазом наливался очень красивый фингал, губа разбита, а в руке девушки победно развевался клок чёрных волос.
        Хамну, стоило больших усилий, отодрать её от поверженного оппонента. Девушка упиралась и шипела, как разъяренная кошка.
        — Что здесь происходит?  — Наконец смогла произнести Варака, оправившись от первого шока.  — Ты что, с ума сошла. Ты вообще, каким местом думала, когда устраивала это безобразие?
        — Я устраивала? Вы лучше у этого ворюги спросите. Пусть вернёт, то, что украл.  — Мара коварно рванувшись из рук немного расслабившегося Хамна, попыталась пнуть измученного мужика, но он вовремя отскочил, спрятавшись за сестру.
        — Ничего я не крал. Уберите от меня эту помешанную.
        — Это я то помешенная?  — Девушка ловко цапнула с земли внушительный булыжник и запустила им в ближайшую статую. Под горестный вопль Мореона, мальчик с собакой, остался без собаки.
        — Прекрати этот вандализм. Истеричка.
        — Кто бы говорил.
        — Хватит.  — Крик Вараки заставил всех замолчать.
        — Мореон,  — уже более спокойным голосом проговорила она,  — ты блокировал Марьяну от артефакта. Да или нет?
        Мужчина пристыжено опустил глаза.
        — Сейчас же сними блокировку. Не ты её им одарил, не тебе и отнимать.
        Насупившись, Мореон достал из-за пазухи искрящуюся песчинку и, Мара почувствовала, как по телу пошло покалывание, а потом клинки появились в её руках. Она даже прослезилась от радости.
        — Мара, а теперь извинись.
        — За что, за то, что я же пострадала?
        — Нет, за то, что не попросила своё более цивилизованным способом.
        Девушка надулась, как мышь на крупу и посмотрела из-под лобья на объект своего гнева.  — Извини.  — Наконец процедила она.
        — Замечательно, а теперь обнимитесь и помиритесь окончательно.
        — Ага, щас, ты ещё скажи, поцелуйтесь и поженитесь.
        — А что, неплохая мысль.
        — Плохая. И вообще, у меня уже есть жених.
        — Это тот, который от тебя отказался?  — решил уточнить Мореон.
        — Нет, ну ты видела? Ну, как с ним разговаривать, всё изгадит.  — Девушка скрестила руки на груди.  — И вообще, злые вы, уйду я от вас.  — Круто развернувшись, она зашагала к чёрному алтарю.
        — Эй, ты куда, мы тебя ещё не отпускали.  — Возмущённо завопил Мореон.
        — Ну, конечно, вы мне ещё пропуск выпишите, за подписью и печатью.
        — Учти, тебе ещё сюда возвращаться.  — Попробовал припугнуть Мореон.
        — Я в курсе. Надеюсь, что к тому времени ты научишься извиняться.
        — Чего?  — Возмущённо ахнул Мореон, но девушка уже удобно расположилась на алтаре и вскоре о ней напоминала только красная накидка, сиротливо лежавшая на чёрном камне.
        Мореон ещё некоторое время стоял, открывая и закрывая рот, а потом сел на землю и расхохотался.
        — Братец, с тобой всё в порядке?  — С опаской спросила его Варака.  — Она по голове тебя случайно не била?
        — Она меня отмутузила, нет, честно-честно отмутузила. Совершенно сумасшедшая девчонка.
        Хамн осторожно подкрался к сидевшему на земле мужчине.  — Эй, братец, ты нас пугаешь. Прекращай вести себя как влюблённый идиот, возьми себя в руки, в конце концов. Ты же мужчина.
        — Да, я мужчина, а она женщина.  — Вздохнув, проговорил он и вдруг застыл на месте.  — Стоп, это что же… Вот прохвост… И когда только успел…
        Вскочив на ноги, Мореон рванул к алтарю, но потом резко остановился и сжал кулаки.
        — Мог бы, убил бы гада.  — Сипло проговорил он.
        Варака понимающе усмехнулась.  — А чего ты ждал, он, конечно, вёл себя как последний идиот, но теперь, своего он не упустит. Хотя, из-за твоей выходки, они все находятся в плачевном положении и, если с ним что-нибудь случится, она не скажет тебе за это спасибо.
        — Нечего каркать.  — Проворчал Мореон.  — Тоже мне прорицательница.
        Варака только закатила глаза.
        Мореон закусил губу, чего за ним раньше никогда не замечали, и с тревогой посмотрел на алтарь.

* * *

        — Марьяночка, очнись, ну, пожалуйста.  — Причитания Насьяны становились всё громче.  — Кари, она никак не приходит в себя, что будем делать?
        — А что делать, прикопаем здесь же, поплачем и забудем.  — Равнодушным голосом проговорила эльфийка.
        — Чего?  — Возмущённо воскликнула Мара, окончательно возвращаясь на грешную землю.  — Ах, так значит. Уже и отдохнуть нельзя. Подруги называется, стоило человеку немного задремать, как вы тут же кинулись его закапывать.
        — Ой, очнулась.  — Пискнула Насья.
        — А куда она денется. Симулянтка. Лежит тут, глаза закатывает.
        — Ну и тьфу на вас.  — Обижено фыркнула Мара, а потом вдруг вспомнила.  — Ой, и правда, чего это я, нужно проверить с каким результатом сходила.
        Девушка встала и немного отошла от подруг, судя по тому, как она закусила губу, Мара сильно волновалась, как оказалось напрасно. Привычно сосредоточившись, она почувствовала покалывание во всём теле, а потом мечи предано ткнулись в её ладони. Маре даже показалось, что в этот раз они были горячее, чем обычно, будто чувствовали свою вину, за то, что оставили её без поддержки на столь долгий срок.
        Изменилось и ещё кое-что, теперь рукоятки клинков были украшены изящной гравировкой, напоминающей птиц, вместо глаз у которых сияли крохотные сапфиры.
        — Позёр.  — Фыркнула Мара.
        — Кто?
        — Не важно. Ладно, с одним разобрались, теперь ждём следующего шага нашего «доброго» дедушки.
        — Мара, а поздно не будет?  — Волнение в голосе Карионель было слишком явным.  — Мы ведь не знаем, что там с парнями.
        — Если здесь замешан Вэйр, то убивать их не будут, а в остальном, они уже большие мальчики и смогут за себя постоять. Наше положение посложнее будет, пора бы им начать нас спасать.
        Дверь вновь распахнулась, и в камеру вошёл Вэйр, в сопровождении ещё двоих, оказавшихся вампирами. Судя по белоснежному цвету волос, они принадлежали к Северному клану.
        Совершенно неосознанно, девушки гордо вскинули подбородки и, несмотря на плачевное состояние одежды, и немного усталого вида, было в них что-то такое, от чего глаза беловолосых вспыхнули.
        — Мы берём всех.
        Вэйр злорадно оскалился, но вопреки его ожиданиям, вампиры повели себя с пленницами, вполне корректно. Вежливо пропустив девушек вперёд, они последовали за ними на некотором расстоянии. Ещё хуже себя почувствовал работорговец, когда мимо него проходила Мара, Немного притормозив, она холодно посмотрела на него и проговорила.  — Когда я вернусь, а я вернусь, ты будешь одним из первых в моём списке.
        Вэйр сам не знал почему, но он ей поверил.



        Глава 12

        Они скакали уже целый день, а цель их путешествия до сих пор была не ясна. Гравиль вёл себя тихо, он то и дело бросал на Винадриэля настороженные взгляды, но тот никак на них не реагировал, продолжая скачку с видом полного безразличия к происходящему. Казалось, что его ни коим образом не волнует, что в этом ужасном городе остались друзья и любимая. Гравиль выдержал ещё час, а потом начал усилено ёрзать в седле, всё чаще поглядывая назад.
        — Тебя что-то беспокоит?  — Наконец, соизволил подать голос Вин.
        — Да, меня немного волнует, что мы так спокойно удаляемся от своих друзей. Неужели мы ничего не сделаем?
        — Сделаете, но не сейчас.  — Голос женщины, купившей его у Вэйра, заставил юного эльфа вздрогнуть.
        — Ваши друзья вполне смогут продержаться без вашей помощи ещё немного, а девушки сейчас находятся в относительной безопасности. Северные вампиры чтят женщин.
        — Вин вздрогнул.  — Северные вампиры, но ведь до их земель чаще всего добираются на корабле. Фира, сколько нам ещё ехать?
        — Ты смотри ка, узнал.  — Женщина обернулась и с лёгкой улыбкой продолжила.  — Как, если не секрет.
        — Глаза. Только у драконов-перевёртышей бывают такие необычные глаза, а я знаю только одного дракона столь прекрасного и столь древнего.
        — Льстец. Я бы и так вам помогла. Или ты думаешь, я оказалась в этом клоповнике, по недоразумению называемым городом исключительно в целях развлечения. Делать мне больше нечего, вот только пришлось вытаскивать некоторых молодых пройдох из переделки.
        — Почему же вытащили?
        — Скажите спасибо Теодо. Крыльев не пожалел, прилетел. Спасите, говорит, помогите, друзья погибают. Зря волновался, я смотрю, вы бы и без моей помощи выбрались, но так вернее.
        Вин только хмыкнул, а Гравиль недоуменно переводил взгляд с одного на другого, плохо понимая, что собственно происходит, но спросить не решался.
        — И всё-таки, сколько ещё ехать?  — Настырничал Вин.
        Фира закатила глаза.  — О молодежь, до чего же вы нетерпеливы. Да приехали уже.
        Уже, оказалось небольшой поляной, свободной от камней и окружённой низеньким кустарником. Посреди поляны сидел Теодо и нервно жевал травинку, но стоило показаться Фире с вновьприобретёнными эльфами, как он вскочил на ноги и шумно выдохнул.
        — Слава создателю, я уж думал, что придётся вас с армией отбивать.
        — Не придётся, вот сейчас немного отдохнём и подумаем, как остальных вызволить.
        — Боюсь, без армии не обойдётся.  — Неожиданно подала голос Фира. Непонимающие взгляды парней вызвали у неё только грустную улыбку.  — Это началось давно, слишком давно, ещё до вашего рождения. Тогда в серединных землях появился очень сильный маг. Его звали Фритон. Он был очень силён и хорош собой.  — Глаза драконихи затуманились от воспоминаний.  — Повелитель стихий, да, так его называли, но ему оказалось мало звания лучшего мага, он захотел большего — власти.
        — И почему, все сильные маги, обязательно жаждут власти?  — Пробормотал Гравиль.
        — Можно подумать, у тебя было бы по-другому?  — Фира изогнула бровь.
        — В общем, случилось так, что он полюбил, сильно, по-настоящему, но его избранница, не смогла ответить на его чувства взаимностью, она принадлежала к другому народу и была не так свободна в своём выборе, как он. Но самое главное было не это, главное, что у неё уже был любимый, и менять его на зарвавшегося мага, она не собиралась. Тогда Фритон решил отомстить своей возлюбленной, он проклял её жениха и поклялся, стравить все расы так, что они никогда даже мысли не допустят о смешении крови, а если такое случится, то дети от таких союзов будут подвержены гонениям и лишениям.
        — И чего же он хотел этим добиться?
        — Что бы не говорили представители старой закалки, но народы не могут существовать в строгой изоляции друг от друга, если не вливать свежую кровь, то рано или поздно народы вымрут, только людей это не коснётся, они самые живучие и быстро размножаются.
        Все кто, когда-либо появился на этих землях, появились здесь не случайно, это было предопределено. Если допустить войну, если допустить победу наследника Форутана, то страшное пророчество мага сбудется и на срединных землях не останется древних рас, не останется магии.
        — Не останется магии? Но почему?
        — Гравиль, ты ещё молод и многого не знаешь. Ваши наставники стараются не говорить об этом, но магия существует не сама по себе, она обитает в мире, пока есть её хранители.
        — И в этом мире, хранители магии — драконы.
        — Да, ты прав. И пока жив хоть один дракон, волшебство не уйдёт из этого мира, но как только погибнет последний древний, уйдёт и магия.
        — Так цель наследника Форутана, истребить все древние расы, но ведь тогда он лишится магии.
        — Зачем же истреблять, если можно загнать в клетки и контролировать.  — Фира усмехнулась.  — Ему нужна гарантия того, что он останется сильнейшим магом, и его никто не сможет остановить. Пока такого мага действительно нет, но он где-то рядом. Мои видения не всегда бывают, точны, и это заставляет меня нервничать, но тот, кто сможет дать отпор наследнику мага совсем рядом, не могу понять, почему я не вижу его.
        Дракониха порывисто вздохнула и прикрыла глаза.
        — Может, что-то скрывает его от вас.  — Решил высказаться Гравиль.
        — Или кто-то.  — Вин внимательно посмотрел на дракониху.
        — Ты прав, это не приходило мне в голову. Если кто-то заблокировал силы молодого мага, то я вполне могла его не почувствовать, но теперь блокировка потихоньку спадает и, его присутствие стало ощущаться. Ну конечно, это же так просто.
        — Рад, что смог помочь, но ты не объяснила, что стало с Форутаном.
        — Его победили, четверо волшебников, очень сильных.  — Гравиль смущённо улыбнулся.  — Я читал кое-какую литературу в дополнительной секции, для внеклассного чтения.
        — Молодой маг прав, Форутана победили четверо великих, объединив силы, они заточили мага в недра драконьей горы, начисто лишив его магии, но остались его дети, его наследие. Они были не так сильны, как их отец, но достаточно самолюбивы и отравлены злобой. Несколько веков они ждали своего часа, и он пришёл. Родился тот, кому под силу завершить, начатое магом.
        — И он собирает армию?
        — Да. Из-под тишка, он действовал уже давно, а теперь созрел для активных действий. Ваше время тоже пришло. Вы оказались в самом центре событий и это не ваша вина, но ваша судьба. Если вы не сможете остановить наследие Форутана. То никто не сможет.
        — Но для этого нам тоже нужна армия.  — Схватился за голову Гравиль.
        — Что ж, значит, она у нас будет.  — Вин многообещающе улыбнулся.  — Фира, поможешь создать почтальонов.
        Конечно, куда будем посылать?
        — В первую очередь конечно в Роднор, если вы не против. Но возможно, драконы не захотят ввязываться.
        Фира переглянулась с Теодо, и они закатили глаза.  — Вин, мы уже ввязались.
        — Я просто предположил. Второго отправим в Дейволию, думаю, им будет интересно узнать, что кто-то попытался продать их будущего князя в рабство. Конечно, наших весточек ждут и в Форутане и на базе, в Ванилене. Попробуем связаться и с Криптом — гномам тоже будет интересно.
        — Что ж, приступим.
        Совсем скоро, магические почтальоны были отправлены по всем намеченным адресам.
        — Теперь, необходимо подумать о наших друзьях.  — Вин посмотрел в направлении Эклеона.  — Где искать Влада, я примерно догадываюсь, а вот Фил…
        — А Филом займусь я.  — Фира устало потёрла поясницу.  — Что-то задержалась я в этом облике. В моём возрасте, запихивать свою сущность в такую крохотную оболочку, прокладывать прямую дорогу к хандрозу, радикулиту и так далее. Калионела будет очень рада узнать, что он где-то поблизости, но очень расстроится от известия о том, что её сёстры спутались с Вэйром ещё раз.
        — Ещё бы, ведь мужчину следует победить в бою, а не покупать на невольничьем рынке.  — Усмехнулся Вин.
        — Конечно, но в последнее время амазонки стали забывать это непреложное правило.
        Трансформация заняла у Фиры совсем немного времени, но подняла столько пыли, что парни оставшиеся на поляне долго не могли прочихаться. Как только они распрощались, дракониха мощно взмахнула крыльями.
        — Как вы думаете, многие откликнуться?  — Спросил Гравиль, стоило антрацитовой красавице скрыться за горизонтом.
        — Не знаю, но пока, нам необходимо вернуться в город и вытащить Влада. Кстати, Теодо, почему вы остановились так далеко от города?
        — Мы оставляем очень мощные магические следы, даже если хотим их замаскировать. Такова уж наша природа. А так как с ними Ким, то думаю, он многое успел им рассказать о способах обнаружения притаившегося дракона.
        — Значит магией вблизи города пользоваться нельзя.
        Сопровождавшие до сих пор Фиру парни остались на облюбованной поляне до дальнейших указаний, а тройка друзей отправилась в обратный путь до города. Обратная дорога заняла совсем немного времени, через ворота прошли вместе с каким-то караваном из южных земель. Диковинные животные засушливых земель производили столько шума, что стражники торопливо пропустили их через ворота.
        Поплутав по ставшим уже знакомыми улочкам, трое друзей пришли к выводу, что им просто необходимо где-то отсидеться до вечера, ведь продвигаться открыто по элитным кварталом днём, для них было черевато.
        На искомую корчму натолкнулись совершенно случайно. По пути парни прикупили кое-какую одежду, и прежде чем объявится в заведении, решили переодеться, их внешний вид недвусмысленно говорил, что последнее время они провели взаперти и на цепях. Не желая привлекать к себе ненужного внимания, они свернули в какую-то подворотню и постарались принять более-менее приличный вид. Судя по скептическому виду Теодо, это у них не очень получилось, но что-либо менять было уже поздно, и они отправились в корчму так.
        Заведеньице оказалось грязным, как и всё в этом городе, но готовили здесь, как ни странно, довольно прилично. Как только друзья уселись, то первым делом, внимательно оглядели зал, их внимание привлекла пёстрая компания из людей, орков, гномов и ещё какого-то сброда неопределяемой наружности. Сдвинув столики, вся эта честная компания предавалась совершенно нетипичному занятию — они просто ели, не напивались, не заигрывали со служанками, не ругались — они просто ели. Их сосредоточенный вид говорил о том, что впереди их ждало что-то очень важное, настолько важное, что распылять своё внимание на что-то другое они не посчитали нужным.
        Теодо, отличающийся среди присутствующих, самым чутким слухом смог разобрать следующие слова.
        — Выходим завтра, Эклеон уже в наших руках, теперь двинемся на запад. Нас вполне достаточно, для захвата городов по старому сценарию.
        — Ага, Ким сказал, что первым будет Килет, мы проберёмся внутрь, под видом путников, а когда нас будет достаточно, мы ударим по их страже. Они даже не поймут, что их захватили, до поры до времени.
        Тихие смешки за столом сменились совсем уж неразборчивым бормотанием.
        Теодо указал друзьям глазами на дверь, и они, не решаясь более задерживаться, направились к выходу. Их провожали напряжёнными взглядами, очень уж хотелось зацепить этих остроухих, но прямой приказ сверху запрещал затевать сегодня драки, с чужаками.
        Пока добрались до дома госпожи Цирвик, уже стемнело. Действовать решили напролом. Теодо постучал в заднюю дверь, и стоило смотровому окошечку в ней приоткрыться, как дракон бросил в него заклинание подчинения, довольно слабенькое и примитивное, так что отследить возмущение магического поля было совершенно невозможно.
        Печально знакомый, по прошлому визиту слуга, безропотно открыл дверь, впуская пришедших, и стоял с отсутствующим выражением лица всё то время, пока они находились в доме.
        Вин быстро провёл друзей к знакомой комнате, и уже было потянулся к дверной ручке, как дверь распахнулась, и на него налетел вампир.
        — Вот демон, Влад, знал бы, что тебя не нужно спасать, посидел бы возле костерка. Кстати, а как ты снял цепи?
        — Уговорил несравненную госпожу Цирвик одолжить мне немного крови.  — Влад хищно оскалился.
        — Ты что, пил её кровь?
        — Ага, причём добровольно отданную, понимаешь, о чём я?
        — Это помогло тебе снять цепи.
        — Совершенно верно, не переживай, лишнего не взял.
        — Ты уверен, что никаких негативных последствий не будет?
        — Да что с ней станется, вон, лежит, глаза в кучу, улыбается.
        — Тогда уходим, времени мало.
        Из дома выбрались быстро и неслышно. На прощание, Теодо одним щелчком пальцев снял со слуги заклинание подчинения и тот тупо уставился на открытую дверь. Он ещё долго пытался понять, зачем её открыл, но так ничего и не вспомнил.
        Если бы крадущиеся в темноте друзья знали, какие последствия будут у действий вампира, то, наверное, ещё сто раз подумали о том, стоит ли оставлять у себя за спиной неуравновешенных дамочек.
        С этой ночи госпожа Цирвик возомнила себя великой вампиршей, и частенько гоняла слуг по ночам, пытаясь укусить их с диким рычанием. К тому же она поменяла гардероб, и теперь по городу плавало не розовое облачко, а чёрная тучка.
        — Ну, куда теперь?  — Жизнерадостно спросил Влад.  — Пойдем, накостыляем Вэйру и узнаем где девчонки?
        — Нет.
        — Нет? Вин, ты в своём уме? Что значит, нет? Мы что, будем прятаться как крысы и выжидать удобного момента?
        — Нет, ты не понял, девушек сейчас нет в Эклеоне и если верить словам одной уважаемой драконихи, они находятся сейчас в относительной безопасности. У нас же, сейчас немного другая задача.
        — Какая, например?
        — Армия.  — Ответил за Вина Гравиль.
        — Армия? Мы что будем собирать армию? Зачем нам это?
        — Чтобы остановить другую. Влад, Палыч не пропал, он узнал, что всё готово к нападению и ушёл в подполье.
        — Палыч, но ведь…  — Глаза вампира широко распахнулись.  — Так за всем этим всё-таки стоял Палыч.
        — Да, с самого начала.
        Коротко рассказав другу все, что знали, они между тем продолжали двигаться.
        — Нам нужно где-то переночевать, а утром выбраться из города. Необходимо предупредить Килет, он первый в очереди на захват.
        — Думаешь, поверят?
        — Не поверят, будут глупцами.
        Вин остановился и удивлённо огляделся, ноги сами привели их к знакомой корчме.
        — Что ж, заодно с хозяином потолкуем.
        Явление друзей произвело очень большое впечатление, впрочем, как всегда. Хозяин побледнел и весь затрясся, а постоянные посетители разразились эпидемией кашля.
        — А вот и мы, только не говорите, что вы нас не ждали. Ай, как не хорошо получилось. Мы значит к вам со всей душой, а вы нас продаёте, некрасиво господа.
        Господа после проникновенной речи вампира совсем погрустнели и покаянно завздыхали. Хозяин корчмы, только смотрел своими большими грустными глазами, он было уже, совсем попрощался с этим светом. Ему, как никому другому было известно, что этот город, не прощает. Просто не умеет. Но как ни странно, убивать его не стали, только пожурили в последний раз и потребовали приличный ужин и ночлег, а в случае чего… вампир обвёл всех присутствующих тяжёлым взглядом, слегка обнажив в хищном оскале клыки. Непонятливых не нашлось.
        Ночь провели относительно спокойно, один из них всё время находился на страже, несмотря на заверения хозяина, что в этот раз ни-ни.
        Рано утром, наскоро позавтракав, друзья набросили на себя чары невидимости и, Теодо проехал мимо полусонной стражи в гордом одиночестве.



        Глава 13

        Сказать, что девушки страдали от морской болезни, значит, ничего не сказать. Дольше всех продержалась Мара, но потом, совершенно неожиданно для всех, слегла и она. Это произошло, примерно через две недели морского путешествия. Проснувшись утром, девушка вдруг, отчётливо поняла, что её неудержимо влечёт к посудине стоявшей под кроватью. Подруги, удивлённо наблюдавшие за ней, были немного растеряны.
        — Не знала, что это заразно.  — Прошептала Насья.
        — Что? Морская болезнь или беременность?  — Решила уточнить Кари.
        Ничего не понимающая девушка-оборотень стояла, хлопая ресницами, но потом до её сознания стало доходить, что именно имела эльфийка в виду и она, охнув, прикрыла рот рукой.
        — Вот демон. И когда только успел.  — Повторила она слова Мореона.  — Попадись он мне.
        — Нась, ну что ты шумишь?  — Устала, спросила Мара.  — Обычная морская болезнь. Ничего страшного.
        — Ну, да, через две недели плаванья прорезалась. Ты мне лучше скажи любезная моя подруга, когда вы с Винадриэлем ночевали, вы просто, ночевали или…
        Мара хотела уже вяло отмахнуться, но потом поняла, к чему клонит подруга, и напряжённо застыла. После первых секунд паники, она начала считать, сбилась, начала снова, опять сбилась. Совсем некстати заглянувший с завтраком вампир, ещё долго дергал глазом и вздрагивал при слове женщина и всё потому, что умудрился заглянуть, когда девушка всё же закончила подсчёты.
        — Нет, не может быть, только не сейчас. Как не вовремя.  — Мара расхаживала по каюте, нервно покусывая ногти. Подруги провожали её взглядами и синхронно вздыхали. Устав ходить, Марьяна уселась на постель и задумалась. Ей неожиданно стало страшно, так страшно, как ещё никогда не было. Раньше ей приходилось думать только о своей безопасности, а теперь, появилось ещё одно живое существо, которое ей страстно хотелось защитить, но впереди была только неопределённость.
        Однако, очень скоро, ей надоело чувствовать себя жертвой. Тряхнув головой, она уверенно посмотрела на подруг и заявила.  — Ничего, всё будет хорошо, просто так, мы с вами не сдадимся. Нам бы только узнать, что этим белобрысым кровососам от нас понадобилось. И чего они к нам прицепились, что больше не к кому.
        — Может, экзотики захотелось?  — Робко предположила Кари.
        — Нет, это мы уже проходили, с экзотикой у нас туго. Значит должна быть другая причина. У кого бы узнать?
        — Зря ты сейчас того паренька напугала. Может он что-нибудь знает.  — Насья с сожалением покосилась на запертую дверь.
        — Девочки, я же не виновата, что он так не вовремя вошёл. Не сдержалась, с кем не бывает.
        — Ага, обозвала всех мужиков гордыми горными животными, то бишь козлами и популярно объяснила одному представителю, в каком именно месте они должны пастись и в каком именно виде. Нет, воспитывать их конечно надо, тут я не спорю, но зачем ты в него мечами тыкала, да ещё в непосредственной близости от его наследственности. Честное слово, не был бы он таким белым, точно бы поседел.
        Пристыженная Мара, только покаянно вздохнула, действительно как-то неудобно получилось.
        Обед принёс другой вампир, старше и увереннее, на все попытки разговорить его он отвечал ледяным молчанием.
        — Вот гад, даже не заговорил. Вот кто он после этого?
        Возмущению Насьяны не было предела.
        Дни стали тянуться ещё тоскливее, еду им теперь каждый раз приносили разные парни, и ни один из них не пожелал с ними разговаривать. Только однажды, их первый кормящий буркнул, «Запрещено» и всё.
        Девушки просто изнывали от безделья. Мара пробовала тренироваться с мечами, но маленькие размеры каюты, постоянная качка и, не прекращающаяся тошнота, не слишком этому способствовали этому занятию.
        Подходила к концу, четвёртая неделя их путешествия, когда девушки уловили, какую-то суету на корабле. Постоянные выкрики, топот и бряцанье, вызывали любопытство, но им, естественно, никто ничего не объяснял. Совсем скоро они поняли, что корабль пришвартовывается к пристани. Они приплыли. Куда было совершенно не понятно. Крошечные круглые окошки в их каюте не позволяли разглядеть хоть что-нибудь. Пришлось ждать, когда о них вспомнят.
        Через полчаса, после того, как они причалили, к ним в каюту вошёл тот самый вампир, который купил их у Вэйра. Насколько помнили девушки, представился он тогда Бродреком.
        Вежливо поклонившись, Бродрик попросил девушек надеть меховые накидки и сапоги, дабы сойти на берег. Такие приготовления оказались совсем не напрасными, снаружи было холодно, очень холодно.
        Северный ветер с завыванием проносился по белоснежной набережной, поднимая снежное крошево, которое мгновенно запорашивало глаза. Не ожидавшие такого девушки, постарались побыстрее устроится в ожидавших их санях, похожих скорее на карету установленную, на полозья.
        Стоило пассажирам, устроится внутри, как кони сорвались с места, увлекая сани за собой.
        Полозья легко скользили по искрящемуся на солнце снегу. Убаюканные мерным покачиванием кареты, девушки расслабились и начали дремать. Заметить физические изменения, произошедшие с девушками, мог только тот, кто хорошо их знал, но времени до того, как их интересное положение станет очевидным для всех, оставалось совсем немного.
        Санная карета остановилась возле парадного крыльца, довольно внушительного здания, особенно для здешних мест, вовсе не изобилующих строительным материалом. Выстроить что-либо приличное в стране вечного холода, казалось делом практически невозможным. Представшее же перед ними трёхэтажное здание казалось по истине великолепным, отличавшееся от окружавшего его пейзажа более темным, сероватым цветом, оно, тем не менее, сразу же привлекало к себе внимание. Оказывается, северные вампиры были искусными строителями.
        Стоило подругам выбраться из саней, как их поспешили проводить внутрь здания, и вообще эти вампиры вели себя, по отношению к ним, как-то подозрительно, слишком бережно, что ли. Это немного нервировало и настораживало, ничего не понимающие девушки, пока просто старались держаться ближе друг к другу.
        Дворец встретил их уютным холлом, весь пол которого был устлан мягким пушистым ковром. Из холла, вели две лестницы, по одной из которых сейчас спускался красивый необычной вампирьей красотой, мужчина. Возраст вампира всегда было трудно определить, но именно этот был уже не молод, нет, старым язык бы его назвать не повернулся, он был именно не молод. Яркие синие глаза мужчины смотрели с мудрым спокойствием и чем-то ещё, чему у девушек пока не было названия.
        Бродрик поклонился ему и проговорил торжественным голосом.  — Владыка Валлиал, задание выполнено, Заклинательница вернулась домой.
        Он ещё раз поклонился и отошёл в сторону. Теперь, внимание главы клана целиком было сосредоточено на стоявших перед ним девушках, а вернее, на одной из них. Неожиданно для себя, Мара поняла, что это внимание её тревожит, но то, что произошло дальше, окончательно выбило её из колеи.
        Глава клана Северных вампиров, подошёл к ней, слегка поклонился и чистым глубоким голосом проговорил.  — Здравствуй дочка, вот ты и дома, принцесса вернулась в северные земли.
        Расширившиеся глаза девушки замерли на его лице, было в этом мужчине что-то, смутно знакомое, но ведь это не возможно, не могла она его нигде раньше видеть. Тогда, почему сердце в груди так бешено колотится, а ноги вдруг стали ватными.
        Беспомощно оглянувшись на застывших подруг, Мара закусила губу и вновь посмотрела на сереброволосого вампира. Она не понимала.
        — Здравствуйте.  — Наконец решилась она подать голос.  — Но я не совсем понимаю, о чём вы говорите.
        — Я говорю о твоём возвращении в лоно родного дома, дорогая.
        Думать стало совсем тяжело, а потом из-за спины Владыки вышел пропавший отец, а вернее тот, кого она таковым считала. Это оказалось последней каплей, и Марьяна соскользнула в спасительный обморок.

* * *

        Открывать глаза не хотелось совершенно. Сейчас ей было хорошо, ничего не напрягало, не сводило с ума, не пугало, а там, её ждала страшная правда, правда о том, что вся её жизнь оказалась сплошным обманом.
        Леонтий сидел возле кровати, и с смотрел на дочь с грустью. Он совсем не изменился, всё та же добрая улыбка, те же морщинки возле глаз и всё те же волосы цвета вороного крыла. Странно, но никогда раньше она не задавалась вопросом, почему цвет её волос, так не похож на родительский, ведь мама тоже была черноволосой. Создатель, а была ли она её мамой?
        От неожиданно возникшей мысли горло перехватил спазм, а в глазах начали набухать слёзы. Что-то слишком часто она плачет в последнее время, и её положение здесь совершенно не при чём.
        — Почему?  — Наконец смогла произнести она. В это слово она вложила всю свою боль. Почему он предал её, почему ушёл, не сказав ни слова, почему не сказал правду и позволил остаться одной.
        — Прости меня дочка,  — начал Леонтий и осёкся, в его глазах мелькнула боль — он привык её так называть. С трудом, совладав с собой, он продолжил,  — Я должен был уйти, но ты была ещё не готова. Твоя сущность ещё спала, а времени, уже не было. Меня уже ждали. Как бы я хотел, чтобы всё было по-другому, но я не всесилен.
        Леонтий грустно усмехнулся, когда-то он считал, что в состоянии свернуть горы, а теперь самое большое, на что его хватало, это обойти эту самую гору.
        — Ты ещё молода, моя дорогая, у тебя ещё есть время что-то изменить, что-то исправить в этом мире. Я надеюсь, ты сделаешь правильный выбор.
        — О чем ты?
        — Позже, мы обо всём поговорим попозже, а теперь отдыхай.
        — Где девочки?
        — Они в соседней комнате, с ними всё в порядке, не волнуйся. Никто не посмеет обидеть подруг наследницы.
        — Не волноваться? В последние полгода все только и делают, что пытаются убить меня, оптом и в розницу гоняясь за мной по просторам нашей необъятной родины. Я очень близко познакомилась со смертью, и даже умудрилась испортить с ней, а вернее с ним отношения. Я чуть не вышла замуж, влюбилась и почти умерла, побывала в ледяном плену и в плену настоящем, я плыла на демоновом корабле в неизвестном направлении, страдая от морской болезни и чёрствости команды. Может быть, в данный момент я уже потеряла того, кого люблю больше жизни, а ты говоришь не волноваться?
        Возмущению Марьяны не было предела, вскочив на ноги, она начала нервно вышагивать по комнате. Будто почувствовав её состояние, в дверь заглянули подруги и, увидев ее, тут же впорхнули внутрь. Насторожено поглядывая на Леонтия, они подошли к девушке и успокаивающе поглаживали её по плечам.
        — Девочки, простите, то, что мы тут оказались моя вина.  — Голос Мары сорвался.
        — Марьяночка, не волнуйся, тебе вредно. Подумаешь, увезли, в первый раз что ли. Вот увидишь, всё будет хорошо, они у нас мальчики умные, справятся.
        — Вы думаете?
        — Ну, куда ж они денутся.
        — Вредно волноваться?  — Леонтий смог вычислить из речи Насьяны Ключевое слово. Почему вредно? В чём дело? Ты больна?
        Мара закатила глаза.  — О создатель, нет, я абсолютно здорова, и не за чем так волноваться, я просто немножко беременна.
        — Что?
        Лицо Леонтия стало приобретать нездоровый синеватый оттенок, он издавал такие звуки, будто ему не хватало воздуха.
        — Папа, только успокойся, ничего страшного не произошло. Давай ты успокоишься, выпьешь воды, и мы обо всём поговорим.
        — Ты беременна.  — Наконец, смог просипеть он.  — Как же так, я же всё предусмотрел, я обучил тебя всему чему только смог.
        — Папа, от любви мечи не помогают, да и все премудрости тоже, я проверяла.
        Сжав кулаки, мужчина вышел из комнаты дочери, такого он не ожидал. Оставляя её одну, он мог бы ожидать чего угодно, но не этого. Почему он не заметил, что она уже выросла. Он видел, как искусно она сражается, видел, как жадно она постигает новые знания, как интересуется всем сразу, и как всё за что она берётся, ей удаётся, но не понял, что она уже достаточно взрослая, чтобы заинтересовать мужчин, а самое главное заинтересоваться ими самой.
        Марьяна же тем временем сидела на кровати и вытирала злые слёзы, настырно бежавшие из глаз. Считать холодного красавца вампира своим отцом, она отказывалась наотрез. Нельзя игнорировать своего ребёнка в течение всей его жизни, переложив ответственность за воспитание и заботу на чужие плечи, а потом прийти, сказать «Я твой папа» и ждать беззаветной любви. У них должны быть причины, очень веские причины для всего этого безобразия и она потребует о них рассказать.
        — Что ж, как бы то ни было, совсем скоро мы узнаем всё, а сейчас не мешало бы перекусить. Как считаете?
        Против никто не был и, Мара дёрнула шнурок для вызова слуг. Явившийся перед их очи, через несколько минут паренёк выглядел немного испуганным и взволнованным. Весть о возвращении принцессы, которую вот уже два десятилетия все считали погибшей, уже разнеслась по дворцу и ему выпала честь увидеть её первым.
        Войдя в комнату, он споткнулся, не ожидая, наткнутся на взгляды трёх девушек, но принцессу он узнал сразу, она так походила на свою безвременно почившую мать.
        — Что желает госпожа?
        — Как тебя зовут?
        — Тит, госпожа.  — Растеряно проговорил юноша.
        Мара подошла к нему, и по-свойски подцепила под руку, продолжая говорить.  — Значит так, Тит, госпожа хочет ванну, новую одежду и что-нибудь покушать. Именно в таком порядке.
        Девушки сидевшие на кровати наследницы обворожительно улыбнулись и утвердительно закивали головами.
        — Да госпожа, всё будет исполнено.
        — Ну что ты заладил, госпожа, госпожа — Зови меня Марой. Идёт?
        — Но госпожа, так не принято.
        — Да, и фиг с ними.  — Девушка беззаботно махнула рукой. Молодой вампир ещё несколько раз сменил окраску лица и, покинул комнату, находясь в состоянии, близком к предобморочному. Он, конечно, многого ожидал, но такого?
        Таким задумчивым он и появился на кухне, все смотрели на него выжидательно, и, наконец, повар не выдержал.
        — Ну, как, видел?
        — Видел. Она такая… В общем во.  — И он поднял вверх большой палец, с самой идиотской улыбкой, на которую только был способен.



        Глава 14

        Первыми, как ни странно пришли гномы. Немного корявый телепорт, открывшийся прямо посреди примятой поляны, пропускал одного за другим, бородачей с сердитыми взглядами. Во главе довольно внушительного гномьего отряда, выступал Гимптри, по левую руку от которого шагал сосредоточенный Бриди. В данную минуту, молодой гном, как ни когда походил на своего отца.
        — Мы ничего не пропустили?  — Гимптри весело подмигнул.  — А то ребята переживают, что мы зря шли через чёрное око. Не любят они эту колдовскую хрень, и всё тут.
        — Ничего вы не пропустили, поверь, вам ещё надоест наша компания.  — Ухмыльнулся Влад.  — К тому же вы первые.
        Гномы довольно засопели, не часто им удаётся всех опередить, а быть первыми они любили.
        — А враг нас не заметит?  — С сомнением спросил один из бородачей.
        — Не беспокойтесь, здесь стоит мощная защита, такого защитного контура нет даже у владык.  — Успокоил его Гравиль.
        Следом за гномами пришли эльфы. Гароиэль с радостью обнял брата.
        — Мы получили вашего вестника и сразу же собрали отряд, ещё несколько ждут вызова, будем ориентироваться по ситуации.
        — Как отец?
        — Не плохо. Но сам понимаешь, он сильно переживает, да и совет в последнее время шумит. Совсем не дают ему покоя, будто ему легко. Ты бы с ним помягче, твоё мнение очень важно для него.
        — С чего бы?  — Вин вздёрнул бровь.
        — Перестань, ты сам всё прекрасно знаешь. Ведь он так долго думал, что потерял тебя, потом вновь чуть не потерял, следующего раза он не переживёт.
        Винадриэль пристально посмотрел в глаза брата, а потом тяжело вздохнул и отвёл взгляд.
        — Гароиэль, я собираюсь вернуть её, любой ценой. Ты понимаешь, что это значит?
        — Да, понимаю.  — Напряжение на секунду мелькнуло во взгляде молодого эльфа, но исчезло так быстро, что Вин даже засомневался, а видел ли он что-нибудь.
        — В тот день, когда она пропала, я шёл, чтобы освободить её от данного слова. Я не смог бы сделать её счастливой, очень хотел, но не смог бы. А ты можешь.
        Гароиэль, больше ничего не говоря, положил руку на плечё старшего брата и на мгновение сжал его, а потом быстро отошёл.
        Влад подошёл бесшумно.
        — Всё в порядке?
        — Да, наверное. Я всё больше жалею, что ушёл тогда, не нужно было уходить. Сейчас он бы уже, наверное, смирился, хотя…
        — С потерей любимого трудно смириться. Умом я понимаю, что сейчас ничего не могу сделать, но готов перелететь на собственных крыльях этот демонов океан, лишь бы вернуть свою жену. Мне её не хватает.
        — Мы вернём их. Слышишь?
        Влад заглянул в глубину глаз друга и молча кивнул.
        Вечером пришло подкрепление. Ко всеобщему удивлению, это были лесные люди. Им почтальона не высылали, но как сказал Терентьич, являющийся главой отряда.  — Нафиг нам надо в тылу врага оставлять. Они вас порешат и к нам заявятся.
        Вампиры прибыли на следующий день. Лесные на их прибытие отреагировали довольно насторожено, но в целом обошлось без потасовок.
        Велтор — этот старый вояка, не смог остаться в стороне и пришёл во главе отряда.
        — Что, затевается небольшая драка?  — Он весело подмигнул проходившей мимо девушке, из отряда лесных людей. Та в ответ только фыркнула и прошествовала вперёд, с поистине царским видом.
        — Если бы знал, что у вас тут такой цветник, то пришёл бы пораньше. Кстати о барышнях, где же твоя очаровательная спутница? Не выдержала твоего скверного характера и сбежала с заезжим менестрелем?
        Мрачный взгляд бывшего воспитанника заставил его осечься.
        — Что случилось?
        — Её здесь нет. И где она я не знаю. Девушек забрали в первый же день, один знакомый дракон сказал, что они у северных вампиров и им ничего не угрожает, но проверить это мы пока не можем.
        — Вы нашли свою подругу?
        — Да, и где они теперь, наверняка знает только Вэйр. Он точно знает, кому их продал.

* * *

        Разросшееся войско скрывать было всё труднее, даже совместные усилия присутствовавших здесь магов давали сбои. Время от времени, пролетающие над ними птицы с удивлением обнаруживали под собой не привычную каменистую пустошь, а кипящую движением массу, состоящую из представителей различных рас.
        В такие мгновения, несчастные пичуги с истошными воплями шарахались в сторону и маги понимали, что заклинания пора подновлять. В следующий раз, вместо пернатых над ними могли пролететь вражеские лазутчики, коими в изобилии кишела вся местность, но пока им везло.
        — Надеюсь, вы по мне скучали.
        Занятые обсуждением дальнейших планов союзники не заметили, как открылся портал и, в их лагере прибавилось гостей. Этот голос мог принадлежать только Филу.
        — Как ты здесь оказался?
        — Фира построила нам портал, но при этом она так брюзжала, что мы уже грешным делом решили, что он рухнет нам на головы.
        — Нам?
        Ухмыльнувшись, Фил указал рукой куда-то в сторону и перед изумлёнными взглядами мужчин предстали амазонки, во всей своей красе. Кто-то нервно сглотнул, кто-то закашлялся.
        Калионела величественно кивнула остолбеневшим мужчинам, и только весёлые искорки в глазах выдавали её с головой.
        — Интересно, что скажет Кари, когда узнает, сколько у тебя хороших знакомых?  — Задумчиво протянул Влад.
        — Не вздумай ей сказать.  — Всполошился Фил и тут же замер, сражённый внезапной догадкой.  — Её ведь здесь нет?
        — Нет, их увезли, и мы пока не уверены, куда.
        — Сейчас узнаем.  — Голос Теодо был полон скрытого триумфа. Он быстро приближался, волоча за собой, вытаращившего глаза Вэйра.
        — Надо же, какая встреча.  — Хищно оскалился Фил.
        — Ну, давай, выкладывай. Куда дел девушек.  — Теодо ощутимо тряхнул работорговца.
        — Вампиры. Их забрали северные вампиры. Я работал под заказ, даже если бы вы не приехали в город, мне пришлось бы отправиться на её поиски. Им была нужна именно она.
        — Кто?
        — Та, которая человек. Я не знаю, для чего, они не говорили.
        Вэйра ощутимо потрясывало, он вдруг отчётливо понял, что вчерашние рабы, сейчас, могут с лёгкостью свернуть ему шею и ничуть об этом не пожалеют.
        — Посадите его под арест и следите за ним получше, он не должен сбежать.  — С неприязнью проговорил Вин.
        — На кой северным вампирам понадобились девушки.  — Велтор задумчиво потёр подбородок.  — Что-то темнят наши дальние братья. Тебе так не кажется, Владимир?
        — Мы обязательно это выясним, как только разберёмся здесь.
        От разговора их отвлёк сильный шум, который доносился из ещё не закрывшегося портала, приведшего сюда амазонок. Совершенно неожиданно для всех, из пульсирующей темноты начали вылетать кони. Не ожидавшие такого подвоха войны, еле успевали увернуться из-под копыт, мчащихся во весь опор животных. Во главе табуна мчался чёрный как смоль жеребец.
        — Кирт.  — Выдохнул Вин. Жеребец начал снижать скорость, и стоило ему, приблизится к группе совещающихся, как он окончательно остановился, недовольно пофыркивая.
        Винадриэль сделал несколько шагов вперёд и остановился, слегка склонив голову. Их диалог, как всегда прошёл мимо ушей остальных, только Гравиль, казалось, к чему-то прислушивается.
        Вот чёрный красавец вздёрнул голову и громко заржал, и в то же мгновение, замерший было табун, пришёл в движение, удаляясь в сторону видневшегося на горизонте леса.
        — Что они сказали?  — Спросил Фил.
        — Они нам помогут, но просят относиться более терпимо, к их способу сражаться. Если будет необходимо, понесут на себе всадников, хоть очень этого не любят.
        — Не думаю, что кто-то решится сесть на такое чудо.  — Хмыкнул подошедший Терентьич.  — Если не ошибаюсь, это карканы?
        — Да, они.
        — Вот уж не думал, что доведётся их увидеть.
        — Жизнь полна сюрпризов.
        — Кстати, почему они решили нам помочь?
        — Если наш враг победит, то для них, точно не останется места в этом мире. Им просто не позволят жить.

* * *

        Последними прибыли драконы, их было неожиданно много. Теодо радостно поприветствовал своего отца, хотя, был несказанно удивлён тем, что тот сам решил участвовать в боевых действиях.
        В последние дни разведка стала присылать неутешительные сведенья, враг не дремал, за последнее время, они собирали свои силы, уже не скрываясь. Это было плохо, так как означало, что враг готов к решительным действиям, а они всё ещё не знали его цели, и место начала войны.
        Пресловутый потомок Фритона, всё продумал, до мелочей и его выступление, могло остаться не замеченным, если бы не вмешательство группы друзей. Не удивительно, что он лютовал, по сообщениям, всё тех же шпионов, в последнее время, количество наказаний в его армии значительно возросло, что естественно не добавляло ему популярности.
        Большая часть наёмников, из которых состояло войско Палыча, оставались в его рядах, из-за банального страха, либо им просто некуда было податься — отшельники, отбросы общества, окончательно потерявшие всякое представление о правильном поведении, они не могли рассчитывать на снисхождение и прощение, у них была одна дорога, и один конец пути.
        — Ну, и каков наш план?
        Очередное совещание предводителей, обещало быть последним. После длительных споров и обсуждений, решено было продвинуться поближе к предполагаемой цели захвата. Ближайшим городом на востоке, был Килет. Будучи крупным торговым центром, он был идеальной мишенью.
        Каждый день через ворота города проходили тысячи человек и не только. Заподозрить, что кто-то из них пришёл в город, с целью захвата власти, было слишком сложно. Звание крупного торгового центра, обязывало содержать в его стенах хорошую стражу, пожалуй, даже самую лучшую из тех, что когда-либо бывали в городах подобного масштаба.
        Предпринять попытку захвата, при таком раскладе, мог только идиот, но назвать человека, решившего уничтожить все древние расы с кучкой ненадёжных наёмников, человеком разумным, никто бы и не смог.
        Как только определились с предполагаемой первичной целью врага, им тут же выслали почтальона, но в то, что к их словам прислушаются, мало верилось, поэтому действовать нужно было без промедления.
        Если они опоздают, то город окажется в руках захватчиков и мирные жители, которые составляют абсолютное его большинство, окажутся невольными заложниками. Кроме того, столь удобное расположение города (а через него проходят, не только основные караванные пути, но и несколько стационарных, постоянно действующих порталов), позволит противникам, контролировать очень обширную территорию, и значительно усложнить жизнь своим оппонентам.
        Конечно, можно было предположить, что они довольствуются захватом главных торговых развязок, но в это верилось с трудом. У потомка Фритона, амбиций было не занимать.
        Скорее уж, Палыч хотел захватить, как можно больше городов, так называемым тихим способом. Ведь имея в качестве заложников, мирных жителей легче диктовать свои условия и навязывать свои правила игры.
        — Значит решено. Несколько небольших отрядов из гномов, перонавцев и амазонок, отправятся в Килет и попробуют занять выгодные позиции для обороны города и по возможности, ликвидировать просочившихся за стены неприятелей.
        — А почему мы не можем просто напасть на него?
        Голос принадлежал, одному из молодых драконов, прибывших с главой рода.
        — Всё очень просто, Дарн. Стоит нам вступить в открытую конфронтацию, как Пал Палыч покажет всю мощь своей силы, и можешь мне поверить, она будет не маленькой.
        Сейчас, у нас есть возможность отрезать его от союзников, и хоть немного уравновесить наши силы, если мы пойдём на открытое объявление войны, он, скорее всего, воспользуется альтернативным планом, не говоря уж о том, что в этом случае у него прибавится единомышленников, ведь войну объявим мы, а не он.
        Возле Эклеона осталось несколько диверсионных отрядов из вампиров и эльфов. Несмотря на старую неприязнь, они смогли, удивительно быстро договорится между собой, и вскоре скрылись в подступающей темноте.
        Основные же силы, слажено двинулись в сторону предполагаемого прорыва. Продвигались в основном ночью и то больше через порталы. Строить один большой портал для мгновенной переброски не решились, его легко было отследить. К концу пути маги были измотаны, но у них ещё было время восстановить силы, поэтому они не слишком волновались. В любом случае, мечём, большинство из них владело ничуть не хуже, чем магией.

* * *

        Вин напряжённо вглядывался в вереницу людей и нелюдей, продвигающихся к городским воротам Килета. Вот уже несколько часов он, и ещё несколько эльфийских войнов, лежали на поросшем высокой травой холме и обозревали местность. Всё было спокойно, пожалуй, слишком спокойно.
        Разведывательные отряды, вместе с группами зачистки, вошли в город ещё вчера вечером, но, до сих пор от них не поступало никаких известий. Это немного настораживало, не могли же их всех раскрыть. Только если кто-то передавал им информацию. Внезапная догадка, заставила Вина витиевато выругаться, под удивлённый взгляды соплеменников. Он дал им знак, что с поста можно сниматься, и они бесшумно покинули место наблюдения.
        — Где Вэйр?
        Этот вопрос немного озадачил Влада и Фила.
        — Точно не знаю, зачем он тебе?  — Спрсил оборотень.
        — Что-то не так, и мне кажется, что враг знает о наших передвижениях. Вряд ли, кто-то сливает им информацию, среди нас, только проверенные, поэтому я предполагаю, что у Вэйра есть что-то, что позволяет нашему недругу, нас отслеживать, а возможно, даже прослушивать.
        — Вот демон, необходимо срочно его обыскать. И почему мы сразу этого не сделали.  — Зло сплюнул Фил.
        Вэйр нашёлся неподалёку, он был довольно надёжно связан и прикручен к стволу дерева. Полностью обездвиженный, он только провожал, проходивших мимо войнов печальным взглядом, а когда это были амазонки, то его глаза заволакивала мечтательная пелена. Даже сейчас, будучи на волосок от гибели, он думал о том, какую выгоду смог бы получить от продажи того, или иного объекта.
        При виде приближающихся друзей, работорговец сжался в комочек и беспокойно заерзал в безуспешной попытке освободиться.
        — Где оно?
        — Что оно?  — Голос Вэйра дрожал.
        — То, что позволяет твоему хозяину держать с тобой связь.
        — Я не понимаю…
        — Ты всё отлично понимаешь. Либо ты добровольно, отдашь нам амулет связи, либо, мы найдём его сами, даже если нам придётся разрезать тебя на кусочки.
        Ухмыляющийся вампир, демонстративно поигрывал, довольно внушительным ножичком, то, подбрасывая его, то, ловя в самый последний момент. Молчание затягивалось и нож, плавно вошёл в землю, пробив перед этим штанину работорговца и слегка резанув по коже.
        — Надо же, какой я стал неуклюжий. Всё-таки сидение на цепи плохо влияет на координацию.  — Преувеличено печально проговорил Влад.
        Пленник лишь всхлипнул и заговорил.



        Глава 15

        Ожидание утомляло. Если бы ещё знать, чего именно они ждали. Мара, вот уже, наверное, в сотый раз подошла к окну, вид за ним не изменился. Всё тот же заснеженный пейзаж. Наверное, было даже красиво, но сейчас её ничего не радовало.
        С тех пор, как на их импровизированную вечеринку заявился белобрысый вампир, называющийся её отцом, их стали охранять более тщательно.
        Девушка слегка улыбнулась, и что они такого сделали, подумаешь, немного напоили слугу. При воспоминаниях о чудачествах, захмелевшего вампирчика, улыбка Мары стала шире. Всё-таки, им удалось вывести из равновесия этого холодного северного жителя.
        Вечеринка была в самом разгаре, девушки по причине своего интересного положения, спиртного не пили, но при этом умудрились напоить всех вокруг. Вдрызг пьяный Тит, отплясывал на столе, в обнимку со своей, почему-то сломанной гитарой, и при этом, у него были такие счастливые глаза.
        Прислуживающие принцессе девушки, тоже веселились во всю. Затащив в комнату двух стражников, они устроили игру в бутылочку, и теперь очумевшие парни, осоловело, моргали глазами, все их лица, были покрыты следами от поцелуев. Нет, всё-таки качественная у вампиров помада, легко стираясь с губ, она категорически отказывалась исчезать с покрасневших от титанических усилий по её удалению, лиц.
        Вошедший без стука Валлиал, схватившись за сердце, обозревал царивший вокруг беспредел и посреди всего этого хаоса, скромненько сидели три девушки. Потупив глазки, они слажено вздохнули и пожали плечами. Владыка, только клокочущее выдохнул и, махнув рукой вышел. Однако на следующий день слуг им сменили, что очень расстроило девушек. Они вовсе не хотели стать причиной немилости господина для этих ребят, но как говорится, сделанного не воротишь. Впрочем, как они узнали позднее, ребят вовсе не уволили, а просто запретили приближаться к комнате принцессы.
        Вновьприставленные стражники, походили скорее на войнов, чем на слуг и первое время, с ними было очень тяжело, они воспринимали только прямые приказы, и всё время ссылались на приказ Владыки. Но девушки не были бы собой, если бы не пробили их оборону. Не прошло и нескольких дней, как все, приставленные к ним парни начали радостно улыбаться при виде трёх подруг, а иногда даже болтали с ними на отвлеченные темы, избегая впрочем, разговоров об их будущем.
        Из комнаты девушек выпускали редко, всего на час в день, да и то в разное время, как объясняли, это в целях безопасности.
        — Нас что, может кто-то здесь обидеть?  — Напрямую спросила Мара Леонтия, в одну из таких коротких прогулок. Тщательно стараясь спрятать свой виноватый взгляд, он долго и непонятно говорил, но Мара его уже не слушала. Одно она поняла точно, возвращению принцессы рады далеко не все, а кое-кто, даже может поспособствовать тому, чтобы она как можно скорее стала лишь воспоминанием.
        Впрочем, чего-то такого она и ожидала, если её столько лет прятали от счастливых подданных, что-то здесь точно было не так, и совсем скоро она выяснит, что именно.
        Сегодня Леонтий что-то запаздывал, обычно он всегда приходил к ней до обеда и они разговаривали. Не смотря ни на что, она по-прежнему считала его своим отцом. Холодный же Валлиал, совершенно не трогал её сердца, она не знала, почему так происходит, но ничего не могла с этим поделать.
        Сейчас было уже далеко за полдень, скоро начнёт смеркаться. Здесь, на северных землях, сумерки наступали быстро, только что снег искрился под лучами усталого солнца и вдруг, всё погружается во тьму, которяя, впрочем, властвовала не долго.
        По всему Нороту, как по волшебству, вспыхивали магические светильники и фонари. Особенно ярко освещался дворец, казалось, что над ним вновь наступил день.
        Вот и сейчас, Мара заметила, что возле одного из уличных фонарей копошатся парочка вампиров, одетых в фирменную одежду магического цеха, видимо подновляли устаревшее заклинание магического света.
        Тихий стук в дверь, отвлёк девушку от этого захватывающего зрелища и, обернувшись, она увидела Леонтия. Сегодня он был особенно напряжен, это сразу бросалось в глаза. Видимо совсем скоро судьба девушки окончательно определится, и его это беспокоило.
        — Здравствуй Марьяна.  — Отец неуверенно потоптался у двери, но потом всё же решил пройти.  — Как ты себя чувствуешь?
        — Прекрасно. С чего бы это, такое беспокойство, о моём самочувствии?
        — Валлиал решил ввести тебя в курс дела сегодня, но если ты не готова, мы можем всё отложить.  — Поспешно проговорил мужчина.
        — Папа, ты учил меня никогда не откладывать дела на потом, тем более что это потом, под большим вопросом.
        Леонтий вздрогнул и посмотрел на дочь как-то испугано.  — О чём ты говоришь?
        — Всего лишь о непредсказуемости жизни папа, всего лишь об этом.
        — Хорошо, тогда идём. Твои подруги должны остаться здесь.
        — Я знаю.
        Мара подошла к девушкам и ободряюще пожала им руки.  — Всё будет хорошо, я скоро вернусь.
        Коридор показался девушке бесконечным, ей даже захотелось перейти на бег, лишь бы всё это поскорее закончилось. Почему-то она была уверена, то, что она сейчас услышит, ей совсем не понравится.
        Валлиал ждал их в большом странно оформленном зале. Пол в нём, украшал своеобразный узор, казавшийся набором непонятных линий и кругов, пока не выстраивался в определённую картину, в которой Мара с удивлением опознала пентаграмму.
        Северный Владыка был не один, по периметру комнаты расположились ещё шесть вампиров, их лица были одинаково невозмутимы, и только у одного из них, на мгновение вспыхнули глаза при виде вошедшей девушки, это ей не понравилось.
        — Приветствую тебя дочь моя, мы позвали тебя сегодня, чтобы поведать о событиях, давно минувших и о том, что ещё только грядёт. Начну я с далёкого прошлого. Тогда, в незапамятные времена, первые маги образовали союз, который успешно справлялся со всеми напастями.
        Постепенно, они очистили всю землю от заполнявшей её скверны, но одно было им не подвластно. Как бы они были не сильны, они не могли подчинить себе смерть. Она упрямо забирала всех, не считаясь ни с чем.
        — Он.  — Неожиданно поправила его Мара.
        — Что?
        — Смерть, он. Уж можете мне поверить. Хотя, извините, продолжайте.
        Валлиал внимательно оглядел девушку, но всё же решил продолжить.
        — Такое положение дел, не устраивало магов, и они решили поспорить с судьбой. В результате, своих экспериментов и изысканий, они нашли способ возвращать тех, кто умер раньше срока, от ран полученных в бою, или несчастного случая.
        Для этого, им необходимо было дитя смешанной крови, в нём должны были быть смешаны шесть кровей, от представителей шести разных рас.
        Ради достижения своей цели, они взяли себе в жёны девушек из разных народов, затем переженились их дети, затем внуки и вот, желанный младенец родился. В час его рождения, маги произнесли над ним своё заклинание. Кроме того, они напоили его особым зельем, натёрли специальным снадобьем и стали ждать, когда подрастёт их заклинатель душ.
        Когда ему исполнилось двадцать пять, они провели обряд, и, не смотря на то, что его обо всём предупредили, молодой человек тяжело его перенёс. В дальнейшем, он смог провести всего два обряда и скончался, от сердечного приступа.
        Но как бы то ни было, цель магов была достигнута, теперь, они могли поспорить со смертью, теперь, они могли умереть спокойно.
        Оставив после себя записи и учеников, маги покинули этот мир, а их наследие осталось жить. С тех самых пор, каждые триста лет, рождался новый заклинатель душ. Как правило, они не жили долго, но с успехом справлялись со своей задачей.
        За всё время существования заклинателей душ, женщина была им всего лишь однажды. Ты, Марьяна вторая рождённая заклинательница.
        — Моя мама, какая она была?  — Тихо спросила девушка.  — И как она согласилась меня отдать?
        Тяжело вздохнув, Владыка поднял глаза на Мару.  — Она не соглашалась, Лиара умерла сразу после родов, а спустя неделю, тебя попытались убить и мы приняли решение тебя спрятать. О том, где ты, не знал никто, даже я. Только тот, кто тайно вывез тебя из северных земель, знал, где ты, и что с тобой. Леонтий с женой заменили тебе семью. Всё это время я сходил с ума от неведенья, пока не пришёл Леонтий, вернее с трудом добрался, после нападения нежити. Его выходили гномы, потом переправили его в Эклеон, там он узнал о ходивших по земле слухах и поспешил прибыть сюда.
        Мы сразу же отправили за тобой отряд, но на месте тебя не оказалось. Нам понадобилось довольно много времени, чтобы обнаружить твои следы. Но слава создателю, ты жива.
        — Как она выглядела?  — Неожиданно прервала его Мара.
        — Кто?
        — Мама.
        Владыка молча подошёл к одной из стен и дёрнул невидимый шнурок, открыв картину, на которой была изображена женщина.
        В первые секунды Марьяна с удивлением разглядывала своё лицо, но постепенно до неё стало доходить, что это совсем другая девушка. Волосы девушки на картине были темнее, а глаза немного светлее, скорее ближе к серому, но в остальном, они были похожи, очень.
        Мара перевела взгляд с картины на сереброволосого вампира и успела заметить тоску в глубине его зелёных глаз. Он тосковал, по своей утерянной любви.
        Больше ничего, не говоря, Мара вернулась в центр пентаграммы.
        — И что же, я здесь. Что теперь?
        — Мы должны провести обряд, хотя ты ещё слишком молода и это может представлять для тебя определенную опасность. Но выбора у нас нет, грядёт война, которая может прервать династию заклинателей, мы должны её остановить.
        — Обряд.  — Мара задумчиво помолчала.  — Хорошо, будет вам обряд.
        Молча, остановив жестом двинувшегося было к ней Леонтия, она встала в центр пентаграммы и начала говорить, теперь слова были ей хорошо знакомы, даже слишком.
        Изумлённые вампиры повскакивали со своих мест, но девушка ничего этого не видела, тьма вокруг неё сгущалась, она перекатывалась клубами, вызывая священный ужас сердцах невольных свидетелей, а потом вдруг, разом схлынула, оставив вместо себя мужчину. Он стоял рядом с Марьяной, насмешливо посверкивая глазами.
        — Я решил, что ради разнообразия, можно прийти к тебе, тем более, что тебе сейчас вредно мотаться на ту сторону, только ради того, чтобы порадовать престарелых вампиров.
        — Надо же, какая забота.  — Мара насмешливо изогнула бровь.  — Как глазик? Поджил? Я смотрю тебе всё нипочём. Как всегда цветешь и пахнешь.
        Мореон с подозрением покосился на неё.  — Это, в каком смысле пахну?
        Мара в ответ только закатила глаза.  — Я тебя умоляю.
        Он с любопытством огляделся и заметил замерших вампиров и Леонтия.  — Привет.  — Жизнерадостно улыбнулся он, выходя за пределы пентаграммы, чем привёл всех присутствующих в ещё больший ужас.
        — Мореон, пришёл в гости, веди себя прилично.  — Осадила его Мара.  — Нечего, вот так, сразу, без предупреждения, лезть со своим здрасте. Не видишь, у парней шок.
        Девушка подошла к Владыке Валлиалу и пощёлкала перед его носом пальцами, реакции не последовало.
        — Так, ты чего это с папенькой сотворил, злодей?  — Прошипела она.  — По-простому, ведь, никак нельзя, обязательно нужно на психику подействовать.
        — Да ведь я не специально.  — Растеряно проговорил Мореон.
        — Ладно, пока они здесь придорожные столбики изображают, ответь мне на один вопрос. Говорят, меня в детстве убить хотели, знаешь почему?
        — Конечно, из самых благородных побуждений.
        — Не поняла.
        — Всё очень просто, этот неизвестный злыдень, решил избавить мир, от наследия ужасного Фритона. Ведь обладая немалым магическим потенциалом и уникальными способностями, ты ещё и была рождена заклинательницей душ. Гремучая смесь, между прочим. Согласись, будь на твоём месте кто-то другой, более амбициозный и менее правильный, то непременно бы этим воспользовался.
        — Ну, это вообще, ни в какие ворота, вот посмотрел бы, что вырастет, а потом уже гробил. Нет ну это вообще.
        Пока она произносила эту тираду, откуда-то, сбоку последовало движение, на которое Мара инстинктивно среагировала. Резко рванув в сторону, она развернулась к нападавшему лицом и увидела, что это один из присутствующих здесь, с самого начала вампиров. Мечи появились в руках, привычно согревая ладони. В руках вампира же, переливалось красными всполохами боевое заклинание.
        — Своих задеть не боишься?
        Вампир окинул девушку презрительным взглядом.
        — Мы предупреждали твоего отца, что Лиара не лучший выбор. Потомок Фритона, не мог стать хорошим подданным Северного клана, но он ничего не хотел слушать, а потом родилась ты. Этого не должно было произойти, мы очень старались, но твоя мать, всё же тебя выносила.
        Отмерший Владыка смотрел на своего советника и лучшего друга с ужасом в глазах.
        — Упрямство Валлиала сыграла с ним злую шутку, он всё же потерял жену и дочь. Очень жаль, что мы раньше не знали где тебя искать, но сейчас ошибка будет исправлена.
        — Савиан, остановись, как ты можешь, ведь это моя дочь.
        — Прости Валлиал, дружище, но грядёт война и мы не можем рисковать, оставляя детёныша гада в живых. Ты же понимаешь, при любом раскладе, она не сможет выступить против своего родственника.  — Заклинание сорвалось с его руки и полетело к девушке, но она резко вскинув руку, произнесла всего одно слово, и заклинание призванное убить рассеялось туманной дымкой.
        — Этого не может быть.
        — Может, дражайший Савиан. Для всех вас, наверное, будет сюрпризом, но обряд заклинательницы, я давно прошла и блокировка моих магических способностей давно закончилась, и любое ваше магическое действо для меня не будет сюрпризом.  — Мара посмотрела на вампира тяжёлым взглядом.  — Значит, это ты убил мою мать.
        — Ты можешь уничтожить меня исчадие Фритона, но больше не услышишь от меня ни слова.
        — Уничтожить? Мореон, как думаешь, у тебя найдётся местечко, для этого типа?
        — Даже не знаю, но, по-моему, он ещё не достаточно готов к загробной жизни.
        — Зачем ты советуешься с этим смазливым демоном, не хочешь пачкать свои руки?
        — Нет. Просто он Смерть, ему виднее.
        Как ни странно, но больше вопросов не последовало. Савиан посмотрел в глаза Мореона и, его и так не сияющее загаром лицо, побледнело ещё больше, а потом он закатил глаза и рухнул в обморок.



        Глава 16

        — Скорее всего, наши уже схвачены, или итого хуже.  — Задумчиво проговорил Вин.  — Необходимо придумать другой способ, проникновения в город.
        — Какой другой? Они теперь на чеку, и любую попытку прорыва немедленно зафиксируют.
        — Значит, пройдём так, чтобы они не заметили.  — Влад многозначительно посмотрел на эльфа.
        — Кажется, я понимаю, о чём ты говоришь, но где мы найдём добровольца, на такое мероприятие.
        — Думаю, что с добровольцами проблем не возникнет.
        Они только приступили к обсуждению дальнейших планов, как их противник решил первым нанести удар, как они думали.
        Со стороны города послышался странный шум, настороживший всех.
        — Где разведка? Что у них там происходит?
        — Похоже, враги решили таки предпринять попытку переворота в городе.
        — Получилось?
        — Судя по тому, что звонит городской набат, незаметно всё провернуть у них не получилось. В любом случае, нужно продвигаться к воротам.
        Быстро построившись, объединённые отряды союзников двинулись в сторону встревоженного города. При подходе, стало понятно, что попытка смены власти провалилась. У ворот по-прежнему стояла городская стража, которая при виде приближающихся войнов, поспешно закрыла вход в город.
        На переговоры вышел невысокий, щупленький мужичёк, оказавшийся помощником градоправителя. Внимательно выслушав, все, что скажут ему внезапно появившиеся войны, он велел открыть ворота.
        Все в город заходить не стали, прекрасно понимая, что такого наплыва гостей он просто не выдержит, вошли только главы кланов, да ещё наши друзья.
        Как сказал градоправитель, к визиту диверсантов они были готовы. После получения магического почтальона, они решили прислушаться к совету, ведь слухи о надвигающейся войне, доходили и до них. Увеличив внимание к входящим в город путникам и торговцам, они сразу заметили неприятеля. Бандитские физиономии предполагаемых захватчиков, слишком бросались в глаза, они бы и без предупреждения насторожили городскую стражу, но так их вычисли ещё быстрее.
        За ними проследили, и при первой же попытке совершить противоправные действия, их схватили и заперли.
        Вошедшие, вскоре за ними небольшие команды, тоже вызвали подозрение и их на всякий случай упрятали в темницу, но теперь, конечно выпустят. И вообще, в мире творится, что-то странное, из других городов, уже давно доходят слухи о волнениях и перебоях с поставками товаров. Увеличилось и количество беженцев с запада.
        Они то и рассказали, что появился сильный маг, возомнивший себя вершителем судеб, что якобы он решил объявить войну всем расам. Будто прошлая война ничему не научила.
        — Как давно стали к вам поступать такие сведенья?  — Велтор заинтересовано склонил голову на бок.
        — Да, вот уже месяца два как, наверное. Точнее сказать не могу, не нравится мне всё это, не нужна нам война, совсем не нужна. Мы привыкли к миру.  — Градоправитель обеспокоено заёрзал в кресле.  — Если честно, не понимаю я всей этой кутерьмы. Нам всем, выгоднее находится в мире с другими расами.
        Человечество многое потеряет, если война пройдётся по землям, если с таким трудом налаженные связи будут разорваны, то всё исправить будет сложно, почти невозможно.
        — Это слова истинного властителя.  — Вин уважительно кивнул градоправителю.  — Вы совершенно правы, если война разорвёт все связи, то уже навсегда и это будет катастрофой. Но, боюсь, что наш противник не остановится на простом факте вражды, это будет поголовная резня. Да, многие расы сильнее людей, но их меньше, несоизмеримо меньше.
        Человеческое море нас просто захлестнёт. Пройдёт не так уж много лет, и мы исчезнем, вместе с нами исчезнут знания и магия.
        Люди этого не понимают, но магия жива, пока жив хоть один из древних. Как только истребят последнего, магия уйдёт из этого мира.
        Наступившая вслед за этими словами тишина, давила на уши.
        — Так чего мы ждём,  — не выдержал Теодо,  — Нужно остановить его. Нужно бросить зов.
        — Так и сделаем, мы отправим несколько своих,  — Леонар положил руку на плечо сына,  — и те, кому не всё равно откликнутся, не смогут не откликнуться. Мы выйдем ему на встречу и остановим, любой ценой.
        Общее собрание давно закончилось, но на душе у всех было тяжело. Даже гномы, эти любители уединения, понимали, что, несмотря на то, что им есть куда спрятаться, и их настигнет истребление, даже глубоко в горах выжить будет тяжело.
        Сейчас безумца, возжелавшего власти, ещё можно остановить, потом будет уже поздно.
        Вечерние сумерки уже растекались по городским улицам. То здесь, то там, начали вспыхивать фонари. Все шли по направлению к воротам и молчали, каждый о своём, и в то же время об одном. Первым не выдержал Гароиэль.  — Ты думаешь, с ней всё в порядке?
        — Да, я чувствую, что ей не просто, но она в безопасности.
        Именно это время выбрал Савиан, для нападения на Марьяну и сердце Винадриэля вдруг, дёрнулось, от неожиданно накатившей тревоги. Сбившись с шага, он остановился и замер. Где-то там, его любимой было плохо, и он ничем не мог ей помочь.
        Скрипнув зубами Вин, вновь двинулся вперёд, ускорив шаг.
        — Что случилось?  — Друзья нагнали его уже возле ворот.
        — Мара.  — Коротко ответил он.
        — Думаешь, она в опасности?
        — Я это совершенно точно знаю, и это меня убивает.
        — Брось Вин, она не одна, вместе они справятся почти со всем.  — Попытался успокоить его Фил, но при этом, его лицо перекосилось от беспокойства, что свело на нет все его усилия.
        — Я знаю, она сильная, но временами, она кажется такой хрупкой.
        Дальнейший путь они проделали молча. Стража на воротах беспрепятственно выпустила их из города.
        Теодо сразу же отправился к своим, предстояло выбрать тех, кто отправится с поручениями во все уголки государства, и в первую очередь, нужно было наведаться к королю Эдвину в столицу государства людей, Илонию. Знал ли он о том, что творится у него под носом, или был связан с заговорщиками. Ходили слухи, что достопочтимый король Эдвин недолюбливал представителей других рас, а попросту их боялся.
        С самого утра во все стороны полетели посланцы, драконы, обернувшиеся ящерами, поднялись в воздух, и вскоре скрылись из глаз. В столицу же, решил наведаться сам Леонар, вместе с Велтором и Гимптри.
        Как оказалось, о готовящейся войне король слышал, краем уха, но не придал этим сведеньям должного значения, и теперь очень в этом раскаивается. Конечно, его немного нервируют шастающие по улицам столицы, эльфы или вампиры, но при всём этом, он прекрасно понимает выгоду мирного сосуществования, как политическую, так и экономическую и он никогда бы не поддержал идею военного террора.
        Нервно прохаживаясь по тронной зале, король хмурился и кусал губы, наконец, он остановился и задал единственно правильный вопрос.
        — Вам нужна военная поддержка?
        — Мы будем очень рады, если ваше величество отправит с нами своё войско.
        — Что ж, я немедленно отдам приказ генералам, явится на совещание, и вы всё сможете обсудить в рабочем порядке.
        — Да, Ваше Величество, не мешало бы подключить и ваших магов, боюсь, наш противник очень силён именно в магическом плане, и без дополнительной помощи нам не справиться.
        — Конечно, считайте, что они уже здесь.

* * *

        Через несколько дней, войска Илонии присоединились к остальным. Быстрой переброске поспособствовали маги, они создали такой мощный портал, что переброска заняла минимум времени и сил. Скрываться от противника уже не имело смысла, он и так прекрасно был осведомлен о том, что против него решили выступить объединенные войска.
        Начали подтягиваться и отряды из других городов, что не могло не радовать.
        — Пожалуй, с такими силами мы справимся.  — Весело подмигнул Гимптри.
        — Что говорят разведчики?
        — Его войско собирается возле города Дактия, судя по тому, что нам сообщают, там собрались орки, тролли, несколько горных великанов, был замечен даже отряд гномов.
        При этих словах присутствующие на совещании гномы поморщились.  — Среди гномов тоже встречаются изгои.  — Пожал плечами Гимптри.
        — Никто вас не обвиняет, к сожалению, такие отщепенцы есть у всех рас. Конечно, не обошлось и без тёмных эльфов, но основная масса, это конечно люди. Даже не представляю, где он смог найти столько головорезов.  — Пробормотал Теодо.
        — Поверь, такого сброда всегда хватало, особенно если речь идёт о наживе. Им глубоко плевать на то, что является конечной целью их предприятия, значение имеет лишь количество добычи. Они с одинаковой лёгкостью готовы убить как взрослого вампира, так и новорождённого человеческого ребёнка.
        — Однако в подобном подборе кадров, для нас есть одно весомое преимущество. Как правило такие субъекты не знают что такое геройство и при малейшей перемене обстановки на поле боя, сулящей им поражение, бегут как крысы с тонущего корабля.
        — Боюсь, что в этот раз всё будет по-другому.  — Вин устало потёр виски.  — Тот, кто их собрал, контролирует ситуацию, используя свою колдовскую силу, и они не уйдут, даже если захотят, но они не захотят.
        — Что ж, значит, будем драться до победного конца.  — Главнокомандующий, присланных королём Эдвином войск, генерал Анри, невесело усмехнулся. Это был уже немолодой мужчина, лицо которого пересекал широкий, отталкивающего вида шрам.
        Все кто служил с ним, рекомендовали его как опытного и сильного война. При его командовании, наступил рассвет войск государства, солдаты готовы были за него душу отдать, да и он каждого своего подчинённого знал в лицо, что казалось им просто невероятным.
        Совещание уже подходило к концу, когда к ним присоединилась Калионела, она как-то странно взглянула на генерала Анри, но ничего не сказала.
        Заговорить с ним, она решилась намного позже, когда совещание закончилось, и он отправился в расположение своих войск.
        — Анри.  — Её голос заставил его замереть.  — Так вот значит, где ты был всё это время. А я ведь думала, что ты погиб.
        Генерал повернулся к вышедшей из тени амазонке и оглядел её цепким взглядом.  — Надо же, а ты совсем не изменилась, всё так же хороша.
        — Почему ты ушёл?
        Мужчина удивлённо распахнул глаза.  — А разве ты не этого хотела? И потом, с таким лицом мне не на что было рассчитывать.
        — Какой же ты глупец. Ты так и не увидел своего сына.
        — Сына?  — Охрипшим голосом проговорил генерал.
        — Да. Он погиб на охоте, несколько лет назад. Он был так похож на тебя.  — Из глаз амазонки скатились две крупные слезинки.  — Именно тогда я перестала ждать. А ты всё это время был рядом.
        Мужчина стоял и смотрел на нее, тяжело дыша, сжимая и разжимая кулаки, а потом, вдруг, весь как-то сгорбился и опустил голову.
        — Прости, видимо, я оказался слишком слабым для тебя.
        Калионела подошла к нему и подняла его лицо, положив ладошку на его изувеченную щёку.  — Ты никогда не был слабым, я была, ты нет. Наверное, нужно было тебя забыть. Нет не так. Я просто обязана была тебя забыть, но не смогла. Тоже мне царица амазонок, плачущая в подушку по ночам и теряющая голову, при одном взгляде на бывшего возлюбленного.
        Невесёлая усмешка промелькнула на её губах, но глаза оставались грустными. Она опустила руку и отступила на один шаг, и генерал, рванув вперёд с силой, прижал её к себе.
        — Ты хоть понимаешь, что со мной делаешь? Понимаешь, что со мной будет, если ты опять исчезнешь из моей жизни?
        — Это тебе решать.  — Спокойно ответила амазонка, с упоением вдыхая аромат любимого мужчины.
        Больше он ничего не говорил, просто подхватил её на руки и унёс в свою палатку, коротко бросив часовому, чтобы его не беспокоили по пустякам. Но тот и сам всё прекрасно понял, завистливо вздохнув вслед уходящему командиру. Хотя, нет, он был за него рад, ведь всё это время, генерал жил один, никто, никогда не видел его с женщиной, а вот, поди, ж.
        — Надо же, как тесен мир.  — Фил присвистнул.  — Никогда бы не подумал, что Калионела встречалась с этим типом.
        — Ну, тип то, надо сказать, довольно приличный мужик. Так что не переживай, может он тоже тебя усыновит.  — Фыркнул Влад.
        — Ага, и я буду приезжать к ним два раза в год, и мы будем дружной семьёй гулять по берегу моря, а мои детишки будут собирать ракушки и бегать показывать их бабушке с дедушкой.
        Гравиль тихонько захихикал, «честно» вытаращив глаза, когда Фил мрачно на него покосился.
        — Скажешь кому-нибудь, уши отгрызу.
        — А чего сразу уши то, у меня, что больше отгрызть нечего.  — Обиделся эльф.
        — Может и есть, только уши в тебе самое заметное.
        — Чего?  — Возмущённо завопил маг, бросившись к оборотню.  — Ты бы на свои посмотрел, когда перекинешься, мои хотя бы не волосатые.
        Тут в голос захохотали все.



        Глава 17

        Прошло уже несколько дней, после памятных событий, а Мара всё никак не могла успокоиться. Да за кого они её принимают, великое зло — демонов им в печёнку. Если хотите знать, ей даже мух убивать жалко, а тут, целое государство. Шутка ли.
        После того, как вампир, покушавшийся на её жизнь, благополучно провалился в спасительный обморок, Мара с трудом уговорила Мореона уйти. Он же развлекался во всю, говорил, что ему и здесь хорошо, весело у них, видите ли.
        — Мореон, я тебя по-хорошему прошу.  — Прошептала Марьяна.
        — А что, можешь и по-плохому.  — Вздёрнул он бровь.
        — Напомнить?  — Она поднесла руку, зажатую в кулак к его носу.
        Он скосил глаза к этому весомому аргументу и жалобно проговорил.  — Ты же не станешь подрывать мой авторитет, таким варварским способом?
        И захлопал ресницами.
        — Слушай, не выводи меня из себя, сам же говорил, что мне вредно волноваться, хотя я бы тут уточнила, это для окружающих вредно, когда я волнуюсь.
        — Ладно, ладно. Спокойно, уже ухожу, только пожалей папеньку. Вид избиваемой смерти, может плохо повлиять на его рассудок. Ему на сегодня потрясений уже хватит.
        Мара покосилась на убитого горем вампира, предательство лучшего друга сильно подкосило его, и сейчас она поняла, что он, далеко не молод. Холодное выдержка изменила ему, и теперь перед ней стоял пожилой, усталый вампир, не знающий, что ему делать дальше.
        — Ладно, заходи в гости. Буду нужен, зови.  — Мореон подмигнул девушке и скрылся клубящейся тьме, возникшей за его спиной.
        Сразу же после его ухода к ней подошёл Леонтий.
        — Как у тебя это получилось? Раньше, ни один из заклинателей не мог вызвать демона смерти на эту сторону, мы думали, что общение возможно лишь на той стороне.
        — Всё когда-нибудь случается в первый раз.  — Пожала плечами Мара.  — Как он?
        — Валлиал? Ему необходимо время, чтобы всё осмыслить, он обязательно придёт в себя.
        — Хорошо, тогда я пойду, а то девочки будут волноваться.
        — Я тебя провожу.
        — Нет, не оставляй его одного, ты ему сейчас нужен, намного больше чем мне.

* * *

        Сидя в своей комнате следующим вечером, Мара и так, и эдак, прокручивала в голове всё случившееся, и не понимала, как такое могло произойти с ней. А потом, её навестил Владыка Валлиал. Он довольно долго, молча стоял у окна, и тогда заговорить решила Марьяна.
        — Что он сказал?
        Вампир вздрогнул и повернулся к девушке.  — Он назвал ещё несколько имён. Заговорщики уже схвачены.
        — Что ты намерен делать?
        — Их будут судить.
        — Уверен, что это необходимо?
        Владыка удивлённо взглянул на неё.  — Они пытались тебя убить, разве ты не хочешь, чтобы их казнили?
        — То, чего хочу я, сейчас не имеет значения, но решать тебе.
        Валлиал, вдруг, сгорбился, на его внезапно постаревшем лице, отразилось терзавшее его отчаянье.
        — Я столько раз ошибался в жизни, но это, была самая большая моя ошибка. Я ошибся в выборе лучшего друга. Это невыносимо.
        — И ты не можешь перестать меня ненавидеть.
        Валлиал вздрогнул и медленно поднял голову, пристально вглядываясь в лицо дочери.
        — Почему ты так решила?
        — Всё это время, ты считал меня виновной в смерти твоей любимой. Я ведь была для тебя лишь необходимым результатом. Поэтому ты так легко согласился на разлуку со мной. Я была необходима, но не любима.
        — Ты меня презираешь?
        — Нет. Мне бы хотелось, чтобы было по-другому, но нет. Я не могу тебя презирать.
        Девушка вздохнула и отвернулась к окну.
        — У меня есть один вопрос.  — Неуверенно проговорил Владыка.
        — Спрашивай.
        — Тот демон, которого ты вызвала…
        — Это был Смерть.
        — Хорошо, пусть будет Смерть. Он сказал, что тебе вредно сейчас ходить на ту сторону. Что он имел в виду?
        — Ничего особенного, просто я жду ребёнка.
        Реакция вампира её напугала, внезапно побледнев, он схватил девушку за плечи и переспросил.  — Что ты сказала?
        — Я беременна, да что с тобой?
        — Это не возможно.
        — Почему?
        — Ни один из рождённых заклинателей душ не оставлял после себя потомства, мы думали это не возможно.
        — И совершенно напрасно. Боюсь, что вы настолько задуривали голову предыдущим заклинателям, их великим предназначением, что они просто не думали об этом.
        — И ты не замужем.
        — Нет, но я собираюсь исправить это досадное упущение, как только вернусь к своим друзьям.
        — Ты хочешь вернуться, но там сейчас начинается война.
        — Тем более вернуться необходимо, пока ещё есть за кого выходить замуж.
        — Боюсь, что быстро не получится, между нашим государством и основным материком так называемая мёртвая зона, в ней не работает магия.
        — И что это значит?
        — Портал построить не удастся.
        — Поэтому, нас везли сюда по морю.  — Догадалась Мара.
        — Да, иного пути нет.
        — Но это слишком долго и утомительно. Ладно, что-нибудь придумаем.
        Валлиал кивнул и вышел. А на следующий день, случилось ещё кое-что.
        Девушки сидели и как всегда болтали перед сном, когда к ним постучались. Вошедший вслед за этим вампир, всё время нервно озирался и вздрагивал. Он таинственным голосом проговорил, что с ней желают встретиться некие господа, в целях налаживания связей с потомком великого и ужасного Фритона.
        Если бы этот гость соизволил взглянуть на Мару, то заметил бы, как её глаза едва уловимо потемнели, а её подруги еле сдерживают смешки.
        — Ладно, зови. Только чтоб Шшш!
        Посланец поспешно скрылся, а девушки тем временем рассредоточились по комнате так, что Мара оставалась на виду, а вот двух других, в первые мгновения, вошедшие, не заметят.
        Их было трое, двое были незнакомыми Мара вампирами, а вот третий. При виде третьего губы девушки расползлись в довольной улыбке, а вот выражение его лица, трудно было спутать с радостным.
        Ледяной дракон смотрел на девушку, совершенно неприлично вытаращив глаза.
        — Ты?
        — Я. А ты ожидал увидеть кого-то другого. Ну, извини, что разочаровала. А вот я, напротив, очень рада видеть тебя, ледяной ты мой.
        Ким нервно дёрнулся и заозирался по сторонам, тут же натолкнувшись взглядом на двух воинственно настроенных девушек.
        — Этого не может быть.  — С мукой в голосе воскликнул он.
        — Может, ещё как может.
        — Вы знакомы?  — Наконец, решил подать голос один из пришедших вампиров.
        — О, ещё как. Совсем недавно, данный субъект, применил ко мне ледяное заклинание, на редкость болючее. А, говоря проще, он меня заморозил. Но я совершенно не собираюсь обижаться, вот отомщу, и не буду обижаться.
        Мара медленно двинулась по направлению к гостям, крадущимися шагами. После каждого стука каблучка, Ким вздрагивал, а потом, не выдержал и начал пятиться.
        — Куда же ты, серебряный мой? Мы с тобой ещё не наговорились. Это не вежливо, оставлять даму неудовлетворённой.
        Дракон мучительно покраснел и сделал ещё один шаг, но потом заметил, что отступать больше некуда, позади, с самыми мрачными выражениями лица, стояли девушки. Совершенно инстинктивно, он начал плести заклинание, но его остановил тихий вкрадчивый голос бывшей пленницы.
        — Не советую. Ты думаешь, я настолько глупа, что впустила бы к себе в комнату совершенно незнакомых мужчин, не позаботившись об элементарной защите?
        — Я не хотел,  — начал лепетать Ким,  — меня заставили.
        — Нисколько не сомневаюсь, что тебя бедненького заставили.
        Выражение лица дракона резко изменилось, и он неожиданно резко метнулся к Марьяне. Хищно оскалившись, дракон быстро приближался к девушке, но его ждал неприятный сюрприз. Стоило ему пересечь невидимую черту безопасности, которую определила для себя Мара, как его скрутило, и он замер. Ким навис над Марой, застывшей статуей и только губы его шевелились, продолжая произносить проклятия, одно за другим, напоследок он мрачно выдавил.  — Стерва.  — И презрительно замолчал.
        — Извини, ты сам напросился, а вы, господа,  — обратилась она к замершим вампирам,  — забудьте, что я потомок Фритона. Не стоит строить коварные планы, со мной во главе. Последнее, что я хочу, так это завоевать весь мир. А теперь, брысь отсюда.
        — Как бы вам не пожалеть об этом, принцесса.
        — Не имею такой дурной привычки.  — Фыркнула Мара.
        Вампиры удалились, а девушки окружили застывшего дракона.
        — Что же мне с тобой делать?  — Задумчиво проговорила Мара.
        — Может отдать его твоим папам, пускай они и его заодно осудят.
        — Нет, это мой личный враг. Так, что вы там хотели от потомка Форутана? Вот только не надо изображать оскорблённую невинность. Разве я первая на тебя напала? Нет. К тому же, советую всё рассказать самому, не хочется произносить заклинание подчинения, от него так башню сносит. Это из личного опыта.
        Ким, едва заметно побледнел.  — Вижу, ты тоже знаешь, а потому, давай ты будешь паинькой и сам всё честно расскажешь. Договорились? Я задаю вопрос, а ты честно и обстоятельно на него отвечаешь.
        Дракон окинул девушку ледяным взглядом, но она поняла, что он ответит.
        — Что ж, приступим. Как тебя угораздило спутаться с Палычем?
        Ким молчал довольно долго, но когда уже девушки думали, что он не ответит, вздохнул и заговорил.
        — Мы познакомились несколько лет назад. Он приезжал по делам в Эклеон, а я как раз просадил в карты последние деньги, которые мне доверили на покупку необходимых товаров. Он предложил мне свою помощь. Я отыгрался, а Палыч, с тех пор стал частенько наведываться ко мне в гости, в начале, один, а потом начал приводить своих друзей. Так я тогда думал. Только позднее я понял, что у него не может быть друзей. Всё, что он делал, он делал, извлекая выгоду, свою, зачастую никому не понятную.
        О том, что он готовится к войне, мы догадались совсем недавно, остальные пытались его образумить, но он будто с цепи сорвался, все его разговоры были только о новом прекрасном мире, без нас.
        Да, он, уже не скрываясь, говорил, что иные расы не имеют права на существование. Якобы он нашёл дневники своего предка и постиг всю суть его великих начинаний. Мрак.
        Как только я это понял, то решил попробовать найти другого наследника великого мага, и попробовать с ним договориться. Следы привели меня сюда.
        — Что ж, тебя ждал большой сюрприз? Постой, а когда вы держали меня в плену, он что не знал, что мы одной крови?
        — Видимо, нет, иначе попытался бы тебя уничтожить. Хотя ты и так должна была погибнуть, ледяной сон мало кому идёт на пользу.
        — А вот тут я должна сказать тебе спасибо.
        Непонимающий взгляд дракона её развеселил.
        — Конечно, всё это было не очень приятно, но в итоге, твоё заклинание, помогло мне избавиться от блокировки, сдерживающей мою магическую силу. Так что, что ни делается, всё к лучшему.
        — Очень рад, вам помочь, леди.  — Иронично проговорил дракон.
        Мара благосклонно склонила голову, а потом её глаза вспыхнули, от какой-то, внезапно возникшей в её голове, мысли.
        — Ты что-то задумала?  — Сразу же догадалась Насьяна.
        — Да, кажется, я знаю, как добраться до материка в короткие сроки.
        — О, да.  — Губы девушек расползлись в понимающих улыбках.
        — Что вы имеете в виду?  — Забеспокоился дракон.
        — Не переживай, с тобой ничего страшного не произойдёт. Есть только одно но, тебе придётся принести мне клятву верности.
        — Ты решила повоевать?
        — Почему бы и нет, только воевать будем за мир, а не за власть. Так что скажешь, ты готов принести себя в жертву будущего мира.
        Видно было, что дракону тяжело даётся решение. Он закусил губу и начал тяжело дышать.
        — Решение Ким.
        — Хорошо, но пусть они выйдут, мне придётся произносить своё истинное имя, это не для чужих ушей.
        — Они выйдут.
        Насья посмотрела на подругу с тревогой.  — Мара, ты уверена?
        — Да, так нужно. Не переживай, всё будет хорошо.
        Немного поколебавшись, девушки вышли, оставив Марьяну наедине с ледяным драконом. Первое что сделала она, это сняла своё заклинание подчинения, позволив мужчине двигаться, чем он тут же воспользовался. Как только его тело снова стало его слушаться, он мгновенно, рванулся к девушке и, сжав её шею своей рукой, прошипел.
        — И что мне мешает убить тебя прямо сейчас?
        — Если ты видишь своё будущее в истреблении своей семьи, то ничто. Думаю, что ради исключения Пал Палыч, посадит тебя в клетку и не позволит умереть. Ты будешь его страховкой, предашь ему уверенности, что магия в мире не исчезнет, пока ты жив. На его век хватит, а остальное его мало интересует.
        Медленно, очень медленно, но его рука разжалась, и медленно опустилась.
        — Хорошо, ты права. Мне очень это не нравится, но иного пути нет. Я произнесу клятву, а ты выступишь против него.
        — Тебе не сказали?
        — Что?
        — Я не могу выступить против него, у нас одна кровь. Фритон подстраховался, но я знаю, как это исправить.
        — Уверена?
        — Абсолютно.
        — Тогда хорошо. Я начинаю.

* * *

        Совещание в зале совета было в самом разгаре, когда в него ворвалась девушка. Оглядев всех присутствующих пронизывающим насквозь взглядом, она подошла к Валлиалу.
        — Завтра я отправляюсь назад, но прежде мне необходимо услышать несколько ответов.
        — Марьяна, сейчас не время.  — Попытался урезонить её Леонтий.
        — Нет, именно сейчас время, другого у нас не будет.
        — Что ты хочешь знать?
        — Как я понимаю, судя по тому, что миссия по рождению нового заклинателя легла на вас, вы являетесь хранителями древних знаний, значит, вы должны знать, как передать свою силу другому.
        — О чём ты?
        — Я не могу выступить против Палания, но если мою силу получит кто-то другой, то у него не останется преимущества.
        — Как ты узнала его настоящее имя?
        — Это не важно, ответьте на вопрос, знаете или нет?
        — Ты обрела свою силу совсем недавно, неужели ты согласишься добровольно её отдать?
        — Я ещё не успела к ней привыкнуть.  — Грустно усмехнулась девушка.  — К тому же это даст нам шанс.
        Тихий вздох заставил Мару обратить внимание на вампира, который до сих пор оставался не замеченным ею. Савиан сидел в кресле странной конструкции и смотрел на неё в немом изумлении.
        — Что здесь происходит? Папа?
        Это простое слово заставило всех замереть. Леонтий переглянулся с Владыкой и слегка склонил голову, призывая его ответить.
        — Мы судим виновных в измене.
        — И к чему пришли?
        — Мы как раз решали, какое наказание понесут предатели.
        — Они маги?
        — Что?
        — Я спрашиваю, они маги?
        — Да.
        — Тогда предлагаю отложить, разбор их казни на будущее. Они пригодятся на войне. Ведь возможность сразится с потомком, столь ненавистного колдуна, позволит им искупить вину. Не правда ли?
        — Ты что-то задумала?
        — Несомненно. Ким, заходи.
        Появление в зале ледяного дракона, вызвало всеобщее недоумение.
        — Что он здесь делает?
        — Важно не то, что он здесь делает, а то, что он собирается сделать.
        — ???
        — Ким великодушно предложил нам, перенести нас на материк, туда, где можно построить телепорт.
        — Вы полетите на драконе?
        — Поправочка, мы полетим на драконе.
        — Мы то там зачем?  — Недоуменно спросил Валлиал.
        — Вы проведёте обряд передачи силы.
        — Дочка, мы знаем этот обряд только в теории, никто из нас не проводил его по настоящему.
        — Ничего страшного, я вам доверяю. У вас всё получится.
        Девушка стояла и смотрела в глаза своего вновь обретённого отца, и он не выдержал, тяжело вздохнув, Владыка сдался.  — Хорошо, мы полетим с тобой. И да поможет нам создатель.
        Подготовка к отлёту заняла несколько дней, необходимо было утрясти все детали, оба отца Марьяны, вознамерились отправиться с ней, и поэтому нужно было найти кого-то, кто будет управлять государством северных вампиров в их отсутствие. Наконец во всём разобрались, всё прояснили, всё утрясли, и настал долгожданный день отлёта.
        Странные отношения были между Марой и драконом, это заметили все. Вроде бы, он и преклонялся перед ней, и в то же время, как будто ждал от неё какого-то подвоха. Но то, что отношения были напряжённые, это факт.
        Посмотрев на приготовившихся к отлёту, Ким мученически закатил глаза.  — Придётся делать две ходки, я конечно большой, но не до такой же степени.
        — Ладно, мы будем первыми.  — Мара, решительно взяла подруг под руки.  — Трансформируйся.
        — Слушаюсь и повинуюсь.  — Насмешливо проговорил Ким и в то же мгновение на месте, где он стоял, поднялся смерч из снежного крошева.
        Серебристый дракон, смотрелся внушительно, на фоне заснеженной равнины. Явно красуясь, он распахнул свои полупрозрачные, кажущиеся хрустальными крылья и пронзительно закричал, подняв голову к свинцовому небу.
        — Эх, не была б я замужем.  — Вздохнула Насьяна.
        — Может мне конечно и кажется, но, по-моему, у тебя патологическая страсть к крылатым мужчинам подруга.  — Кари неодобрительно покачала головой.
        — Кто бы говорил.
        — Ладно вам девочки, пора отправляться.
        Не прошло и десяти минут, а серебристый дракон уже летел в сторону скрывшегося за дымкой материка, и на его спине сидели, крепко уцепившись за роговые наросты, семь седоков.



        Глава 18

        Ожидание было хуже всего. Оно нависло над ними как меч, который вот-вот сорвётся и устремится к своей цели с неотвратимой неизбежностью. Все в лагере жили этим ожиданием, и если раньше, часто можно было услышать громкий смех, доносившийся из разных мест, то теперь всё будто замерло. Все ждали.
        Совсем недавно их войско пополнилось новыми новобранцами, к ним начали присоединяться люди, из тех, кому была не безразлична судьба их государства, и их семей.
        В последнее время, взгляды всё чаще обращались на запад, враг не дремал. Разведчики то и дело приносили новые сведенья, и они не радовали. Если сведенья были верны, Паланий — так по настоящему звали их врага, собрал огромную силу, под своим началом, и ещё большей силой обладал он сам.
        — О чём задумался?  — Голос Фила, вывел Владимира из состояния задумчивости.
        — Мне не нравится, что нам приходится действовать вслепую. Форутан был очень могущественным магом, его сила позволяла ему создавать собственные заклинания, которые передавались по наследству, только в его семье. Боюсь, среди нас нет мага, способного хоть что-то противопоставить его силе.
        — Но это не значит, что мы не попытаемся.
        — Да, мы постараемся.  — Влад грустно усмехнулся.  — Ты жалеешь, что её нет сейчас рядом с тобой?
        Некоторое время Фил молчал, а потом послышался его глухой голос.
        — Я рад, что она сейчас далеко, возможно, это позволит ей спастись, но, да, я жалею.
        — Я тоже. Мне кажется, если бы смог её обнять, хоть один раз, совсем не на долго, то мне стало бы легче. Я бы смог, в десять раз больше, если бы только она была рядом.
        — Звучит многообещающе.  — Проворковал до боли знакомый голос, а потом нежные руки обхватили его за шею, и тёплое дыхание возле уха, заставило его вздрогнуть.  — Я тоже скучала милый, я так скучала.
        Больше не сдерживаясь, вампир вскочил и с силой прижал к себе девушку.
        — Слава создателю, вы здесь. Я чуть с ума не сошёл, думая о том, как ты там без меня.
        — Что-то я не заметила бурной деятельности по моему спасению.  — Саркастически проговорила Насьяна.
        — Прости милая, мы решили, что так будет лучше для вас.
        — Быть в плену, неизвестно у кого, для нас лучше? Я бы сказала, что у вас оригинальное чувство юмора, милый.
        — Ну, прости дорогая. Ты права, нужно было броситься спасать вас, в то же мгновение, что смогли освободиться.
        — Кстати, а когда вы освободились?
        Ответить Влад не успел, в палатку ввалились все вернувшиеся девушки, в сопровождении Вина и ещё двух мужчин, в одном из которых он без труда опознал вампира из Северного клана.
        — Интересные у вас знакомства.  — Протянул он.
        — О! Ты просто ещё не всё знаешь, это Марьянины папы.
        — Папы? С каких это пор, папами становятся оптом? Или я чего-то не понимаю?
        — Я тоже очень рада видеть тебя Владимир.  — Мара подошла и, крепко обняла, обалдевшего вампира.
        Карионель тем временем, миловалась с Филом, совершенно не обращая внимания на всех присутствующих.
        Вскоре в палатку начали подтягиваться другие военачальники. Пришли и драконы, и гномы, и лесные люди, и королевский генерал, и конечно эльфы.
        — Гароиэль.  — Радостно воскликнула Мара.  — И ты здесь. Я так рада тебя видеть.
        — Я тоже рад узнать, что с тобой всё в порядке.
        Он осторожно обнял бывшую невесту, но глаза выдавали его чувства и поэтому он, постарался поскорее разжать такие болезненные объятия.
        — Как вы сюда добрались?
        — Нашли добровольца.  — Усмехнулась Мара. Именно в этот момент в палатку вошёл Ким.
        — Ты?  — Бросился к нему Теодо.  — Как ты могла ему поверить, после того, что он с тобой сделал?
        — Скажем так, он был очень убедителен.
        Под недоумевающими взглядами присутствующих, ледяной дракон распахнул рубашку и показал своё плечё.
        — Вот как?  — Усмехнулся Теодо.  — И что же заставило тебя это сделать? Только не говори, что это хрупкая девушка.
        — Ты не поверишь, но она может быть ОЧЕНЬ убедительной.
        — Зато я охотно верю.  — Вздохнул Вин.  — Кстати, что значит этот знак?  — эльф кивнул на плечё дракона.
        — Ничего особенного, просто мой братец принёс клятву верности твоей подруге, нерушимую и до конца своей жизни. За всю историю клана, такое случалось всего дважды, мне посчастливилось присутствовать при третьем. Поздравляю Мара, у тебя универсальный охранник.
        — Почему?  — Девушка удивлённо взглянула на хмурого Кима.
        — Умрёшь ты, умрёт он, и никаких исключений.
        — Вот демон. Почему ты меня не предупредил?
        — А это что-то изменило бы?
        — Да. Ладно, потом поговорим, сейчас есть дела поважнее.
        — Кто бы сомневался.
        — Что ж, все поздоровались, все удостоверились во взаимном хорошем самочувствии? Замечательно. А теперь пора приступать к делам. Леонтий, Валлиал.  — Позвала Мара, но увлечённые обсуждением перелёта и последующего перехода через портал, её не услышали.
        — Папа.  — Повысила голос Марьяна. Мужчины тут же обернулись, смущённо улыбаясь.  — Спасибо. Мы тут кое-что придумали, но начнем, пожалуй, с начала. А начало заключается в том, что Паланий, мой родственник.
        — Что?  — Послышался нестройный гул голосов.  — Но как такое возможно?
        — Эти вопросы уместнее задавать моей родне, с которой я не знакома, но сейчас вопрос не в этом. Моя сила равна, а возможно даже превосходит силу Палания, но есть одна проблема.
        — Какая?  — Осторожно спросил кто-то из присутствующих, уже обрадованных этим заявлением.
        — Я не могу использовать её против своего родственника. Этот запрет наложил ещё Форутан, на носителей своей крови. Он непреложен.
        — И что же делать?
        — Я думаю, что обряд передачи силы, должен здесь помочь.
        — Что? Мара, не вздумай. Это же сумасшествие.  — Воскликнул Вин.  — Я уж не говорю, что этот обряд, уже демон знает, сколько времени, никто не проводил.
        — Милый.  — Мара подошла к нему и ласково провела ладонью по его щеке.  — Нам нужен этот обряд, я знаю, что всё пройдёт хорошо, ведь рядом будете вы, все кто мне дорог. Прошу, не отказывайся не подумав. Я надеялась, что ты будешь одним из тех, кому я передам свою силу.
        — Что она имеет в виду, говоря, одним из тех.  — Недоуменно спросил Гравиль.
        — Магов должно быть несколько.  — Охотно пояснил Валлиал.  — Сила Марьяны слишком велика для одного, но здесь есть одно но, Маг должен обладать собственной силой, не нише среднего уровня, но не более. Если силы будет меньше, то чужая может быть отторгнута, забрав при этом его собственную, если больше, она просто убьёт мага, решившего её принять. Так что выбирать необходимо осторожно.
        — Понятно. Значит, есть риск либо потерять свои силы, либо просто умереть. Блеск. И кто на это пойдёт?
        — Я.  — Выступила вперёд Карионель.
        — Дорогая?  — Взгляд Фила был полон тревоги и недоумения.  — Ты уверена, что тебе это нужно?
        — Да, я полторы сотни лет ничего не делала, кроме того, что предавалась праздной лени. Сейчас у меня появился шанс это исправить, я могу быть полезной, а это главное.
        — Что ж, тогда я тоже поучаствую.  — Пробормотал Гравиль.
        Винадриэль сжал руку Любимой, и кивнул.
        — Замечательно, трое уже есть, осталось найти ещё шестерых.
        — Почему шестерых?
        — Валлиал говорит, что это оптимальное число преемников, необходимое для обряда передачи силы, такой мощи.
        — Что ж, тогда я тоже попробую.  — Пробормотал Влад.
        Насьяна посмотрела на него с удивлением.  — Что-то я не замечала раньше у тебя тяги к магическому ремеслу.
        — Это не значит, что у меня нет дара. Просто он был не так высок, как ожидалось, для наследника рода, поэтому я его не развивал.
        — Надо же какие интересные подробности всплывают.
        Таким образом, удалось таки набрать девять добровольцев из числа людей и эльфов. Ах да, и одного вампира.
        Обряд решили проводить не мешкая. Во-первых, кто-нибудь мог передумать, а во-вторых, разведка докладывала, о стремительном приближении, неприятельского войска, так что завтра, уже могло быть поздно.
        Маги попросили освободить достаточно большую поляну, вмешательство посторонних, могло значительно усложнить их работу.
        Девять добровольцев, одевшись в белые одежды, встали вокруг Марьяны. Девушка была заметно бледна, одно дело принять решение, и совсем другое, знать, что оно только что будет реализовано. Но, назад пути не было, это она тоже отчётливо понимала.
        Вспыхнул магический костёр, послышались первые звуки песни — заклинания. В первое мгновение, ей показалось, что ничего не происходит, но потом, пламя костра взметнулось, до небес, песня начала звучать громче. А потом всё пропало, Маре показалось, что всё вокруг окутал густой туман, не было видно никого, до неё не доносилось ни одного звука, только серебристый перезвон невидимых колокольчиков и чей-то тихий смех. Или ей это показалось?
        Это место было очень похоже на то, где она в первый раз увидела Мореона, и при этом оно разительно от него отличалось.
        Всё было одинаковым, кроме тьмы, вместо неё вокруг клубился молочный туман, или это был не туман, она даже не хотела этого знать. Ей было хорошо здесь, так спокойно и уютно, как дома.
        Внезапный толчок вывел её из полудрёмы, в которой она находилась. Что это было? Марьяна начала лихорадочно оглядываться, и ничего не видела. Странно, но ведь кто-то её толкнул. Глаза вновь сначала заволакивать дремотная дымка, и снова толчок.
        Широко распахнув глаза, Мара прошептала.  — Кто здесь?
        — Не спи, нельзя спать.
        Этот голос был похож на дуновение ветерка.
        С трудом, стряхивая с себя сладкую дремоту, Мара потрясла головой.
        — Молодец, девочка моя. Борись. Не позволяй им победить, ты у меня сильная.
        — Мама?
        От внезапной догадки глаза Марьяны распахнулись сами собой.  — Мама, где ты?
        — Я рядом, я всегда рядом. Ты у меня умница, ты всё делаешь правильно. Я горжусь тобой, милая.
        Слёзы сами собой потекли из глаз девушки, а потом она почувствовала, как что-то горячее ударяет ей в грудь и её тело начало медленно подниматься над землёй. Ей было так легко, так хорошо, что даже вырвавшийся из её груди ослепительный свет, не испортил общего впечатления.
        Медленно, очень медленно свет поднимался, отрываясь от её тела и постепенно превращаясь в светящийся шар. Шар начал медленно вращаться, потом быстрее и быстрее, а потом из его недр вырвался пучок белого пламени и устремился вниз, к невидимой цели, потом ещё один и ещё. Как только количество лучей достигло девяти, шар окончательно замер, а потом взорвался волной нестерпимого света, и наступила тишина.
        Мара медленно опустилась на землю, и внимательно к себе прислушалась. Странно, но она не почувствовала, внутри ожидаемой пустоты, только чей-то тихий, успокаивающий голос, напевал смутно знакомую песенку. Казалось, она ничего не потеряла, а наоборот приобрела.
        — Спасибо, мама.  — Прошептала она, и цвета начали возвращаться к окружающему. Вот, наконец, и девять добровольцев выскользнули из белёсого тумана.
        — Мара, всё в порядке?  — спросила Кари.
        — Да, всё замечательно, а что?
        — Ты куда-то исчезла на несколько секунд, мы начали беспокоиться.
        — Не стоит,  — Мара улыбнулась,  — Всё хорошо, правда. Сейчас самое время отдохнуть.
        Она медленно вышла из круга, чем повергла всех присутствующих в настоящий шок.
        — Мара, а как же обряд?  — Растеряно проговорил Влад.
        — Он закончен.
        — Но, ведь ничего не произошло.
        — Уверен?
        — Но…  — Влад нерешительно замолчал и закрыл глаза, прислушиваясь к себе, неизвестно, что он там увидел, но вот его глаза распахнулись, и он осторожно поднял руку, произнёс несколько слов и на его руке, начало танцевать пламя, странного зеленоватого цвета.  — Вот демон.  — Потрясённо проговорил он, и все вокруг засмеялись.
        — Дочка, ты как всегда, в своём репертуаре, у тебя даже обряд передачи сил, проходит не как у всех.  — Сквозь смех проговорил Леонтий.
        — Ну, извините.  — Мара смущённо пожала плечами.
        Отсмеявшись, все начали проверять свои способности, у всех получалось довольно сносно, и только Кари никак не могла распознать новую силу среди своей, она старалась и так, и так, но ничего не выходило.
        — Ничего не понимаю,  — бормотала она,  — как же так.
        Послышался тихий смех. Карионель удивлённо улыбнулась, в поисках его источника и увидела, как Мара прикрывает рукой рот, надеясь сдержать рвущийся наружу смех, но у неё плохо выходило.
        — Прости, но, похоже, тебя обскакали.
        — Кто?  — Растеряно проговорила эльфийка.
        — А ты не догадываешься?
        — О!  — Кари, покосилась на свой живот.  — Фил, милый, как ты отнесёшься к тому, что наш сын будет магом?
        — Оборотни не бывают магами.  — Машинально ответил он, а потом замер.  — Что ты имеешь в виду?
        — Похоже, наш сынок, решил, что маме вполне хватит её силы, и забрал лишнее себе.
        Изумление на лице Фила, медленно сменялось потрясением.
        — Но как?  — Хрипло пробормотал он.
        — Насколько я знаю, раньше оборотни не вступали в союз с магически одаренными эльфами, поэтому вполне логично, что ваш ребёнок решил взять от вас всё лучшее.  — Мара пожала плечами.  — Так что, утверждение, что оборотни не рождаются магами, не совсем верно.
        — Понятно. Но из всего этого следует один вывод, дорогая.
        — И какой же?  — С опаской спросила Кари.
        — Раз сил у тебя не прибавилось, то остаёшься в тылу. И ради создателя, не спорь.
        Бедной эльфийке только и оставалось, что стоять с глупо открытым ртом.  — Но так не честно.
        — Милая, жизнь редко бывает честной. К тому же у тебя будет очень хорошая компания.  — Фил покосился на Насью и Марьяну.
        — Что?  — Возвопили девушки.
        Искренние улыбки мужчин, дали понять, что Фил не шутит.
        — Вин, объясни.  — Потребовала Мара.
        — А что объяснять? Нам будет намного спокойнее, если мы будем знать что вы в относительной безопасности. И потом,  — эльф немного помолчал,  — вы, это последний рубеж обороны. Если у нас не получится, то…
        Марьяна осторожно обхватила его лицо ладонями.  — У вас получится, всё будет хорошо. Мы останемся, если так нужно.
        — Спасибо.
        Оставшееся время решили потратить кто на отдых, а кто на тренировки. Новые силы требовали навыка обращения с ними. К изумлению избранных, учить незнакомые заклинания не приходилось, нужные слова сами всплывали в голове, стоило о них подумать.
        Марьяна отдохнув, решила понаблюдать за тренирующимися, странно, но она совсем не жалела о своих утерянных силах. Сейчас пришла очередь Вина и Влада. Конечно, у эльфийского принца было преимущество в несколько сотен лет, но вампир брал упорством, пока выходила ничья.
        — Это и есть твой избранник?  — Голос Валлиала, заставил Мару вздрогнуть от неожиданности.
        — Извини, не хотел тебя напугать.
        — Ничего, всё в порядке, просто я задумалась.
        — О чём?
        — Как думаешь, мама сейчас рядом с нами?
        Пришла очередь вампира вздрагивать.  — Почему ты спрашиваешь?
        — Она была там, по ту сторону. Она говорила со мной и помогала. Без неё я бы не справилась.
        — Лиара?  — Тихо выдохнул Владыка. Лёгкий ветерок коснулся его щеки, взъерошил волосы, и вампир отчётливо услышал.  — Я буду ждать тебя вечно, любимый.
        Когда он посмотрел на дочь, она ласково улыбалась ему.
        — Как мне удалось произвести на свет такое чудо?
        — Ну, думаю, общепризнанные методы тебе хорошо известны, а вот всё остальное, только твоё обаяние.
        Вампир расхохотался и, пошёл в сторону своей палатки, качая головой.
        — О чём вы говорили?  — Неожиданно раздавшийся голос Вина над ухом заставил Мару вздрогнуть.
        — Да так, ни о чём. Ты уже наигрался новыми силами?
        — Нет, но мне очень хочется побыть с тобой. Ты не против?
        — Я, нет, но теперь нам необходимо спрашивать разрешения ещё кое у кого.
        — Ты имеешь в виду своих отцов?  — Приподнял бровь эльф.
        — Не совсем.
        Девушка нежно провела рукой по своему животу, заставив эльфа на секунду замереть, а потом он начал понимать и его глаза широко распахнулись.
        — Но когда?
        — Вин, у тебя очень короткая память. Вообще-то этого, когда было не так уж и много.
        Он больше ничего не сказал, только подхватил девушку на руки и закружил, счастливо улыбаясь.



        Глава 19

        Совещание было в самом разгаре, когда в палатку ворвался раскрасневшийся разведчик, он обвёл всех присутствующих напряжённым взглядом и выпалил.  — Они выступают. Будут здесь меньше чем, через сутки.
        — Ну что ж, значит началось.  — Спокойно проговорил Вин.
        Собирались без спешки, согласно заранее разработанному плану. Отряды выстроились в нужном порядке, и двинулись вперёд, навстречу неприятели в заранее облюбованное место.
        Если уж выступать против врага, превосходящего тебя по силе, то заранее разработанному плану.
        Как только все встали в свои позиции, на горизонте показалось облако пыли, оно поражало своими размерами, казалось, что им на встречу движется чудовищный по своим размерам ураган.
        Спустя каких-то полчаса, они смогли рассмотреть первые ряды неприятеля, конечно, разведка и раньше не радовала, рассказывая о составе его войска, но одно дело услышать, а другое увидеть собственными глазами.
        По рядам войнов прошёл гул, от одновременно вырвавшихся вздохов.
        — Мать честная, где ж он столько уродов понабрал?  — Не удержался от комментария Гимптри, почёсывая затылок топором.
        — Да, редкостные красавцы,  — протянул, соглашаясь Велтор,  — особенно вон тот, с тремя глазами. Или это не глаза?
        — Нет, это не глаза, уши, наверное.
        — А почему моргают?
        Эта небольшая перепалка, неожиданно привнесла бодрость в ряды сопротивления. Каждый начал разглядывать атакующих, в надежде разглядеть какую-нибудь несуразность, и враг оправдал их ожидания, то тут, то там начали раздаваться взрывы смеха.
        — Может их успокоить?  — Нахмурился Гимптри.
        — Не нужно, так даже лучше.
        — Ладно, значит, действуем по заранее разработанному плану?
        — Да. Приготовиться.  — Вдруг зычно закричал Леонар, и по рядам бойцов, прошла цепная реакция из аналогичных криков.
        Все мгновенно подтянулись, многочасовое ожидание закончилось, совсем скоро начнётся бой, который закончится их победой, или… О том, что может быть иначе, думать совершенно не хотелось.
        Неожиданно, вражеское войско остановилось всей своей массой. Вперёд выехал Паланий, в сопровождении сбежавших эльфа и вампира. Как только делегация достигла середины, оставшегося между войсками пространства, она остановилась.
        Со своей стороны парламентёрами поехали Вин, Велтор, и генерал Анри. Съехавшись, они некоторое время молчали, внимательно разглядывая друг друга.
        — Мне следовало ожидать, что ты выпутаешься.  — Колдун усмехнулся, глядя эльфу в глаза.  — Но, в конечном итоге, моя цель достигнута. Я убрал с дороги твою девку. Думаю, что в северном гареме, ей будет очень жарко, а со временем, я доберусь и до неё.
        Эльф холодно посмотрел на бывшего шефа.  — Она тебе не по зубам. И, у тебя не будет времени.
        — Один раз мне уже удалось заманить её в ловушку, думаешь, во второй не повезёт? Если бы эти олухи не упустили вас там, в горах, всё давно бы уже было закончено, для вас. Но, ничего, я ждал пятьдесят лет, подожду ещё немного.
        — Зачем ты нас вызвал?
        — Предлагаю вам сдаться, тогда, возможно, большинство из вас останется в живых. С нами вам не справиться. Со мной не справиться.
        — Это мы ещё посмотрим.
        Бросив друг на друга последний взгляд, они начали разъезжаться. А потом, войска дрогнули, и пошли вперёд.
        Когда они схлестнулись, грохот был такой, будто где-то обвалилась скала. Сражение было яростным, чаша весов перевешивалась то, в одну, то, в другую сторону.
        — Их слишком много.  — Сквозь зубы проговорил Влад, выдёргивая меч из очередного орка.
        — Я знаю.  — Фил посмотрел туда, где сражались маги, там всё искрило от переполнявшей атмосферу, магической энергии. Паланий был силён, очень силён. Их магам пока удавалось сдерживать его, но его заклинания всё чаще прорывали созданную ими блокаду.
        — Почему Вин так тянет? Чего он ждёт?  — Фил зло сплюнул на землю, ловко уворачиваясь от чьего-то кривого меча.
        Ответить ему Влад не успел, к нему подлетел Винадриэль верхом на каркане и крикнул.  — Пора, необходимо образовать возле него круг, но так, чтобы он ни о чём не догадался.
        — Понял. Фил, ты слышал? Прорубаемся по направлению к магам, скоро там будет очень жарко.
        На то, что бы добраться до колдуна, у всех ушло около получаса. Как только последний преемник силы отсалютовал о своей готовности к наступлению, Вин поднял свой меч и прокричал.  — Избранные вперёд!
        Что тут началось, магический вихрь буквально валил всех с ног, молнии били в землю, с пугающей частотой, воздух буквально звенел от переполнявшей его силы.
        — Этого не может быть.  — Побелевшими губами прошептал Паланий. Только что неизвестно откуда взявшиеся маги, буквально разнесли его заклинание, заклинание, о котором могли знать только те, в чьих жилах текла его кровь.
        Снова и снова Паланий швырял заклинаниями в наглецов, но они казались заговорёнными, ничего их не брало. А потом они что-то сделали, что-то, от чего его силы начали стремительно покидать его. Он забился в невидимых сетях чужой воли. Ярость душила Палания, не может быть, чтобы после стольких лет, удача ускользнула из его рук. Он предавал, убивал, обманывал и снова предавал, и всё ради сегодняшнего дня. Он убил собственную сестру, так как её слишком мягкий характер, мешал ему двигаться к его цели, он воспитал и отправил на гибель свою племянницу, чтобы отвлечь внимание от своей персоны и сбить всех с толку. Почему ничего не получилось? Что он сделал не так?
        Один взгляд в сторону замершего в тревоге города и он увидел причину своих неудач.
        — Нет.  — Взревел Паланий. Ни с кем не мог он спутать, ту, что стояла сейчас не городской стене. И картинка мгновенно сложилась в его голове, всё стало понятно, всё стало кристально ясно.
        Паланий собрал всю свою силу, чтобы обрушить удар на проклятую стену, и избавиться уже, наконец, от надоевшей соплячки, но его злость, сыграла с ним злую шутку. Пока он настраивался на удар, пропусти тот, что преемники обрушили на него, и свет померк в его глазах, когда сила окончательно покинула его тело.
        Не сразу, наёмники начали понимать, что их предводитель уже вне игры, они продолжали сражаться со всей яростью, на которую были способны.
        Преемники силы, окружили потерявшего сознание колдуна и, подхватив его на руки, начали отчаянно прорубаться по направлению к городу, они прекрасно понимали, если обезумевшие монстры, которых до сих пор сдерживал Паланий, поймут, что они лишились главаря, то, скорее всего, они окончательно озвереют, и остановить их будет очень трудно.
        Успели. Как только они смогли вынести пленного за пределы основного боя, все вздохнули с облегчением, теперь, можно и развернуться.
        Вернувшись на поле боя, преемники, уже не скрываясь, крушили врага с помощью меча и магии, той самой, которая до сих пор была на стороне их врага.
        Ряды наёмников дрогнули, ярость, застилавшая их глаза, начала рассеиваться, и они наконец-то заметили отсутствие своего вдохновителя. Добили же их драконы, они появились, казалось из воздуха, небо над полем боя задрожало от их рёва, и наёмники побежали. Маги поспешно доставали амулеты для мгновенного переноса, как правило, радиус действия таких штуковин не превышал пары километров, но сейчас, этого было вполне достаточно, главное убраться из эпицентра событий, а там их уже никто не найдёт.
        Орки и тролли бежали как крысы, большинство тёмных эльфов погибли в этом бою, и не только от рук союзников, участвующие в резне монстры, ненавидели эльфов, и старательно вырезали их, не особенно различая, где свои, а где чужие.
        Горные великаны, как только перестали чувствовать железную волю удерживающего их хозяина, тут же бросились врассыпную, передавив уйму бывших соратников.
        Войско союзников ещё не верило в это, но они уже победили, и как только это дошло до их сознания, победный клич вырвался из их груди, и это окончательно деморализовало противника. Он побежал.
        Долго их не преследовали, все устали. Решено было создать карательные отряды и отправить их вдогонку за бегущим врагом, но это потом, а сейчас все ещё не окончательно осознали, что смогли победить превосходящего противника, и не просто победить, а ещё при этом и остаться в живых.

* * *

        Первое утро после сражения не принесло радости, победа досталась им дорогой ценой. Сейчас, они ходили по полю боя и искали своих, раненых почти не было, убитых тоже опознавали с трудом, монстры постарались.
        Не смотря на накатывающую дурноту, девушки бродили среди тел, наравне со всеми, пока никто из знакомых им не попадался, но когда-нибудь их везению должен был прийти конец.
        — Нет.  — Выдохнула Мара, глядя перед собой расширившимися глазами, ноги отказывались её держать.  — Нет, нет, нет, пожалуйста. Только не он.
        Кое-как стряхнув с себя оцепенение, девушка подошла к лежащему навзничь телу молодого эльфа, слёзы бежали по её щекам, но она не замечала этого.
        — Как же так, Гароиэль. Ты же обещал быть осторожнее.
        Лёгкое прикосновение к плечу заставило её вздрогнуть, обернувшись, Мара увидела Вина, глаза его были сухи, только лихорадочно блестели.  — Я должен был быть на его месте.
        — Никто не должен.  — Твёрдо прервала его Мара.  — Скорее, необходимо перенести его в другое место, я проведу обряд.
        — Мара, уже поздно.
        — Нет, я должна, слышишь. Если ты не поможешь, я сделаю это сама.  — Девушка оттолкнула обнимавшего её эльфа и опустилась на колени возле тела Гароиэля. Она ласково повела рукой по его щеке.  — Всё будет хорошо, ты только держись, слышишь, не уходи.
        Винадриэль закрыл глаза и судорожно вздохнул, а потом осторожно отодвинул девушку и поднял брата на руки.  — Пойдём.  — Коротко бросил он. Было что-то в его голосе, от чего она молча встала и пошла за ним.
        Пустое помещение в городе отыскалось без труда, взволнованные друзья толпились неподалёку.
        — Марьяна, ты же помнишь, что сказал тебе твой демон.  — Прошептала ей на ухо Насьяна.  — Тебе нельзя сейчас туда, подумай о малыше.
        — Я смогу, у меня на всё хватит сил.  — Упрямо проговорила заклинательница.
        — Я пойду с ней.  — Голос Вина застал их врасплох.
        — Но, тебе нельзя.  — Растеряно проговорила Мара.
        — Кто сказал? Кроме того, мне совсем не нравится, что ты остаёшься там наедине с этим демоном, как там его?
        — Он не демон, он Смерть.
        — Не важно, я иду с тобой, и точка. Если смерти это не понравится, это его проблемы.
        Как только посторонние покинули комнату, Вин обнял любимую и пробормотал, уткнувшись ей в волосы.  — Всё-таки ты у меня сумасшедшая.
        — Кто бы говорил.
        Вздохнув, Мара ещё раз прижалась к нему, а потом резко отстранилась.  — Пора.
        — Да, пора.  — Легко согласился эльф.
        За приготовлениями невесты, Вин наблюдал с искренним любопытством, он совершенно не помнил, что было там, но ощущение чего-то тёмного не оставляло его. Марьяна же готовилась к предстоящему переходу, как к банальной прогулке.
        — Готов?
        — С тобой, хоть на тот свет.  — Улыбнулся он.
        Мара сморщила носик, потом показала ему язык и начала читать заклинание, слова текли легко, несравнимо легче, чем в первый раз. Как только тьма сгустилась вокруг неё, она успела в последний момент, схватить Вина за руку и провалилась в привычный водоворот. К своему удивлению, в себя она пришла сразу, эльф лежал рядом, его ресницы подрагивали, но сознание ещё не вернулось к нему.
        Мореон появился внезапно и, вспыхнувшая было на его лице улыбка, угасла, при виде лежащего на чёрном камне золотоволосого красавца.
        — Не понял, ты что, уже начала экскурсии ко мне водить? Ты бы хоть предупредила, я бы прибрался, в коем то веке.  — Едко проговорил Мореон.
        — Ничего, такому молодцу, всё к лицу.  — Мара, поморщившись, встала с камня и потёрла ноющую поясницу.
        — Да, старость подкралась незаметно. Вин,  — она толкнула вольготно развалившегося на камне эльфа,  — вставай. Ну, как хочешь, тогда я пойду к воротам с Мореоном одна.
        Глаза принца мгновенно распахнулись.  — Стоять. Какой ещё Мореон, какие ворота?
        — Милый, хватит изображать пришибленного доской лягушонка, пора выручать твоего брата, и моего жениха, между прочим, так как официального расторжения помолвки, я так и не дождалась.
        — Дорогая, ты уверена, что это ты носишь ребёнка, а то у меня сейчас такое состояние…
        — Создатель! И почему все мужчины такие нытики.
        — Ты меня не так поняла, я просто счастлив, быть рядом с тобой, даже в таком милом месте, как это. Просто голова раскалывается, немного потрясывает и я голый? Хм. Любимая, у тебя не найдётся лишней тряпочки, а то чувствую себя немного неловко.
        — Нет, не найдётся.  — Прошипела Мара, вытягивая подол своего платья из цепких рук эльфийского принца.  — И вообще, как ты думаешь, что лучше, быть раздетым тебе, или, не совсем одетой твоей даме, когда рядом ошивается посторонний мужчина.
        — Где?  — глаза эльфа распахнулись ещё шире.
        — Нет, ну нормально, ко мне же в гости завалились, без приглашения между прочим, да ещё и хамят.  — Восхищённо присвистнул Мореон.
        — А, ну в таком случае, конечно я выгляжу вполне прилично.  — Процедил Вин, выпрямляясь во весь рост и разворачивая плечи.
        — Вот демон, я вас умоляю.  — Закатил глаза хозяин и в то же мгновение на Вине появились вполне приличные штаны и рубашка.
        — Надеюсь, вы их хоть стираете.  — Пробормотал эльф, придирчиво разглядывая обновку.
        Мореон пристально посмотрел на него, но Винадриэль даже не поёжился под его взглядом.
        — Знаешь, а вы отлично подходите друг другу, оба совершенно сумасшедшие.
        — Видимо это был комплимент.  — Вин хмыкнул и повернулся к Маре.
        — Наговорились?  — Мрачно посмотрела она на него.  — Может, тогда вплотную займёмся делом? Мореон, лапочка, ты же знаешь, почему мы здесь.
        — Почему здесь ты, я знаю, но зачем ты притащила сюда своего прынца, для меня, если честно загадка.
        — Ничего странного не вижу, просто он тебе не доверяет, вот и всё, есть повод, знаешь ли. И не надо смотреть на меня такими круглыми глазами, можно подумать я сказала неправду.
        Тряхнув головой, девушка, не дожидаясь мужчин, целенаправленно двинулась к вратам. Им ничего не оставалось, как последовать за ней.
        — Что, боишься, что она останется здесь?  — Ехидно проговорил Мореон, поравнявшись с эльфом.
        — Нет, боюсь, она тебя покалечит, если попытаешься удержать силой.  — Вин очаровательно улыбнулся.
        — Ну-ну. Так я тебе и поверил.
        — Ты не поверишь, но плевать я хотел на твоё доверие, главное, чтобы она мне верила.
        Ответить Мореон не успел, по той простой причине, что они налетели на Марьяну, остановившуюся возле врат.
        — Сам позовёшь брата, или мне?  — Спросила она.
        Мореон сделал приглашающий жест рукой, но девушке не пришлось ничего говорить, только она набрала воздух в лёгкие для крика, как во вратах отворилась калитка, и из-за неё показался любопытный нос Хамна.
        — Кого это к нам опять занесло? О. Марьяночка, давно тебя не было. Мы уже начали скучать.  — Он покоился на помрачневшего брата.
        — Пришёл бы в гости.  — Пожала плечами девушка.  — Раз не пришёл, значит, так скучал. Но сейчас не об этом. Хамн, ты знаешь за кем мы пришли.
        — Знаю, но боюсь, он не пойдёт с вами.
        — Просто приведи его. Ладно?
        Привратник, хмыкнул что-то неопределённое и исчез, чтобы появиться вновь, но уже в сопровождении полупрозрачной фигуры.
        Мара тут же подобралась и сделала шаг навстречу погибшему принцу.
        — Гароиэль, пойдём с нами, ты нам нужен.  — Тихо проговорила она.
        — Зачем?  — Прошелестел призрак.  — Чтобы быть свидетелем на вашей свадьбе?
        — Я думала, ты всё понял?
        — Понял, но разве от этого легче.
        — Гароиэль.
        — Идите с миром и будьте счастливы.
        — Так, понятно. По-хорошему ты не понимаешь.
        — Гароиэль,  — повысила голос заклинательница,  — бери свою призрачную задницу и тащи её домой, иначе обещаю, я буду спускаться за тобой каждый день, пока ты не станешь заикой, или тебя не выкинут гостеприимные хозяева. Я понятно выражаюсь?
        Призрак беспомощно захлопал своими полупрозрачными ресницами.
        — Опять!  — Мореон устало прикрыл глаза.  — И кто её учил так с усопшими разговаривать? Лично я бы, десять раз передумал воскресать, после такого.
        — А ну отставить портить мне репутацию. Что касается тебя,  — она ткнула пальцем в парящую фигуру эльфа, при этом кажется, немного её проткнув,  — ты отправляешься со мной, если будет необходимо, в компактном виде, а-ля морской узел. Живо.
        — Я бы на твоём месте с ней не спорил, братец.  — Неожиданно встрял в диалог Вин.  — Уж можешь мне поверить, она и с этого света достанет.
        — Что ты имеешь в виду?  — Насупилась Мара.
        — Ничего, ничего просто пытаюсь тебе помочь.
        — Конечно, я так и подумала.
        Между тем призрак эльфа схватился за голову и простонал.  — Давайте уже вернёмся, а то я уже не знаю, на какой стороне лучше.
        — Вот, единственная разумная мысль, во всей этой болтовне.  — Поддержал его Хамн.  — Давайте идите уже, а то у меня души разволновались. Вы тут с одной справится не можете, а представляете, каково мне.
        — Подождите, а как же плата?  — Растеряно проговорила заклинательница.
        Мореон лишь вздохнул.  — Я решил, что это лишнее, твоя душа и так придёт сюда, и намного интереснее, если она будет целой, поэтому…  — Мужчина раскрыл свою ладонь, на которой, ярко горела яркая песчинка и, склонившись над ней, что-то тихо прошептал, после чего, искрящаяся звёздочка поднялась в воздух, а затем медленно подплыла к Марьяне и мягко ткнулась в её грудь, полностью растворившись в ней.
        — Спасибо.  — Тихо прошептала она.
        Мореон кивнул, а потом обратился к Вину.  — Береги её.
        — Теперь, я всегда буду рядом.  — Ответил эльф, глядя ему в глаза.
        — Пока смерть не разлучит вас.  — Усмехнулся Мореон.
        — Нет, даже тогда. Она моя, и если потребуется, я последую сюда за ней. Даже ты не разлучишь нас.
        — Наверное, это правильно, время покажет.
        Обратный переход прошёл так же гладко. Глядя на мерно вздымающуюся грудь уже спящего эльфа, Мара удовлетворённо улыбнулась.
        — Ну, вот теперь можно и отдохнуть.
        Винадриэль ласково притянул её к себе и, зарывшись в волосы, проговорил.  — Ты выйдешь за меня?
        — Я думала, ты уже никогда не спросишь.  — Девушка захихикала.  — Конечно да, и только попробуй опять куда-нибудь исчезнуть.
        — Ни за что.



        Глава 21

        Город приходил в себя после свершившихся событий. Конечно, битва не достигла городских стен, но знать, что где-то там, совсем рядом лежат тысячи погибших, было не намного легче.
        Отряды союзников подсчитывали свои потери и провожали в последний путь своих погибших. Большинство павших решили предать земле прямо здесь, но были и такие, кого с почётом отправляли на родину. Среди них был и Гимптри. Отважный гном пал от руки своего соплеменника, коварно вонзившего свою секиру в его спину.
        Горный народ скорбел молча, они положили своего генерала на шит, и попросили магов перебросить их поближе к горам, дабы похоронить его с почестями, как и подобает, для такого героя.
        Прощание было не долгим. Ещё раз, поклонившись всем присутствующим, гномы подхватили щит и исчезли в переливающейся тьме портала.
        Последним уходил Бриди, напоследок обернувшись, он коротко кивнул Вину и портал закрылся за его спиной.
        — Он был хорошим гномом.  — Тихо сказала Мара.  — Жаль, что я не успела ему помочь.
        — Ты не можешь помочь всем, милая. Это невозможно.
        — Я знаю, но всё равно чувствую себя виноватой.
        Виталиана и Симеона так и не нашли. Почувствовав, что запахло жареным, они поспешили скрыться на просторах земли.
        Паланием решили заняться сразу же после того, как основные силы союзников попрощались со своими погибшими, и разошлись по домам.
        Лишённый силы, он всё ещё представлял опасность, для спокойствия всех земель, ведь знаний и опыта ему было не занимать. Маги, присутствующие при захоронении трупов авторитетно заявили, что твари участвующие в бою на стороне Палания, частью, были созданы им, а частично были вызваны им из других миров. До сих пор такого никому не удавалось, и если колдун сможет найти достаточно подверженного чужому влиянию, и достаточно одарённого ученика, то сможет повторить свою попытку по захвату власти, и тогда у него вполне может получиться.
        Закованный, несмотря на лишение сил в антимагические оковы, Паланий стоял посреди зала и смотрел перед собой презрительным взглядом.
        Только однажды выдержка изменила ему, когда в зал вошла Марьяна, он дёрнулся, как от удара и, чуть слышно зарычал от злости и бессилия. Как ему хотелось свернуть тонкую шейку этой предательницы. Они могли бы править миром вместе, но она всё разрушила, она уничтожила его идеальный мир. Но, спустя несколько секунд, колдун взял себя в руки и вновь обратился неподвижной статуей, с презрительной улыбкой на губах.
        Допрос длился уже битых два часа, но всё чего удалось добиться судьям, это презрительное молчание.
        — Это бесполезно, он ничего не скажет.  — Пробормотал Влад.
        — Скорее всего. Надеюсь, в застенках королевской темницы от него добьются большего.
        Тем временем, в зале добавилось народа, среди прочих прибывших был и Ким. При виде бывшего соратника глаза Палания зажглись торжествующим огнём. Ким ненавязчиво приблизился к Марьяне и встал за её спиной.
        — Убей её, мой мальчик.  — Прошептал колдун.
        — Я бы и рад, но не могу.  — Ответили глаза дракона, и он пожал плечами, показывая свою беспомощность в данном вопросе.
        На следующий день колдуна под усиленным конвоем отправили в столицу, для дальнейшего разбирательства, а друзья решили отправиться домой. Вернее, сначала они всей весёлой компанией отправились в Форутан, на свадьбу эльфийского принца и заклинательницы душ.
        Гароиэль уже окончательно оправился от перехода и теперь, вовсю заигрывал с оставшимися в городе амазонками, те хоть и фыркали, но были заметно заинтересованы его знаками внимания.
        — Да, похоже нахождение на той стороне не лучшим образом сказалось на его характере.  — Сокрушалась Мара.
        — Не переживай, просто он почувствовал вкус к жизни. Как только вернётся домой, мать быстренько возьмёт его в ежовые рукавицы, так что, дай мальчику повеселится.
        До отправления домой оставалось совсем ничего, когда случилась ещё одна неприятность. В последнее время, девушки взяли в привычку прогуливаться вдоль городских стен, сегодня они тоже решили не нарушать сложившуюся традицию. Они уже почти дошли до середины своего пути, когда им на встречу вышла девушка, а вернее вампирша.
        — Соен?  — Удивлённо воскликнула Насья.  — Что ты здесь делаешь?
        — Удивлена? Не стоит, тебе как никому должно быть известно, что выживает сильнейший. Я тут подумала, что в данном конкретном сражении погибло слишком мало уродцев, пожалуй, ещё одна жертва не помешает.
        Соен медленно подняла руку с зажатым в ней амулетом.  — Он был моим, слышишь, моим, а ты украла его у меня. Тебе придётся за это заплатить.
        Две тени метнулись наперерез обезумевшей вампирше, прежде чем она привела амулет в действие. Ким злобно ощерился, прикрывая собой Марьяну, а у ног побледневшей Насьяны неподвижно лежал Гравиль.
        — Нет, ты должна была сдохнуть.  — Завизжала Соен.
        Насья медленно подняла на неё глаза, и стоило той, бросится вперёд, как в руках девушки, как по волшебству, появились кинжалы. Они легко вошли в тело вампирши.  — Тебе не стоило приходить.  — Прошептала Насья. Подоспевший Влад с ужасом смотрел на умирающую Соен.
        — Прости, но она не оставила мне выбора.
        Насьяна медленно опустилась на колени возле Гравиля.
        — Он любил тебя.
        — Я знаю. Мара?
        — Он ещё не ушёл. Сейчас я ничего не могу сделать, прости.
        — Но потом будет уже поздно. Да?
        Марьяна опустила покрасневшие глаза и кивнула. Неожиданно к ним подошла Фира. Старая дракониха внимательно посмотрела на бледное лицо умирающего эльфа и быстро сказала.  — Несите его в мои покои, я смогу ему помочь, но боюсь, после этого он перестанет быть обычным эльфом. Как думаете, он не будет против?
        — Помоги ему.  — Насья встала на ноги.
        — Уверена, что вышла замуж за того?  — Тихо спросила её Фира.
        Насьяна вздрогнула, а потом посмотрела дракону прямо в глаза.  — Да, уверена.
        — Может, тогда стоит его отпустить?
        — Он ещё сможет сделать кого-то счастливым, помоги ему.  — Повторила Насья.
        — Хорошо. Помогу.
        Обряд занял несколько дней, по окончании которых, Гравиль вышел из комнаты Фиры, немного бледным смущённым, но живым.
        — Ну, как себя чувствуешь?  — хлопнул его по плечу Фил.
        Понимая, что своими действиями, выдал себя с головой, Гравиль опустил глаза, стараясь не встречаться взглядом с Владом.
        — Ещё не понял. Хотя нет, чувствую себя живым.
        Все посчитали своим долгом подойти и хлопнуть его по плечу.
        — Так держать, наверное, это круто, быть наполовину драконом?
        — В каком смысле?  — Опешил эльф.
        — А ты что, не знаешь? Фира отдала тебе половину своего сердца, твоё заклинание почти выжгло. Обращайся с ним бережнее, случись, что с тобой, не поздоровится и многоуважаемой Глафире. Хотя, с другой стороны, если она решит отправиться к праотцам, то и тебя потянет за собой.
        — Ну, что ж, значит, так тому и быть.  — Гравиль усмехнулся.  — Она предложила мне отправиться с ней. Новые познания в магическом искусстве, это не так уж и плохо.
        — Ты полетишь?  — Спросил Влад.
        — Да, так будет лучше всего.
        — Спасибо. Спасибо, что спас её, я твой должник, до конца жизни.
        — Достаточно будет знать, что она счастлива.

* * *

        Форутан встретил их ликованием. Известию о скорой свадьбе Винадриэля и Марьяны никто не удивился. Город начал поспешно готовится к торжеству, ведь девушка сказала, что если оно не состоится через неделю, то состоится не раньше, чем через год. Выходить замуж с животом наперевес, она наотрез отказалась.
        Вот и наступил день долгожданного события. Заметно округлившиеся подружки невесты, всё время плакали и успокаивали Марьяну, хотя она-то как раз чувствовала себя вполне сносно. Когда их стенания окончательно ей надоели она, схватившись за голову, выбежала из комнаты.  — Лучше бы я брала в свидетели гномов, у них всё чётко, по делу и без эмоций.
        Поймал ее, как ни странно Ким, приволок назад, и наказал получше смотреть за счастливой невестой, а то не да создатель слиняет с собственной свадьбы спрятавшись в гружёном обозе. Мара, в ответ обозвала его бесчувственной ледышкой, с чем он полностью согласился и захлопнул за ней дверь, подперев её снаружи.
        На свадьбу ей всё-таки пришлось пойти. Подцепив её под руки с двух сторон, подруги подволокли её к отцам, те приняли смену и жизнерадостно потащили жертву свадебного произвола дальше. Конечным пунктом назначения был Вин, но тут уж Мара перестала сопротивляться и замерла, уставившись на него с восхищением. Нет, она, конечно, знала, что ей в мужья достаётся красавчик, но даже не думала, что такой.
        До сих пор им приходилось сталкиваться друг с другом в полевых условиях, теперь же, когда он находился при полном параде, эльфийский принц просто поразил её своей мужественной красотой.
        Не особенно вникая в то, что говорит Владыка эльфов Гэрриодроэль, она просто молча кивала и со всем соглашалась, не спуская восторженного взгляда со своего, уже состоявшегося мужа.
        — Милая, с тобой всё в порядке?  — Улучив минутку, решил спросить Вин.
        — Да, а почему ты спрашиваешь?
        — Ты сегодня слишком тихая, если честно, меня это немного пугает.
        — Всё хорошо, просто я поняла что счастлива. Это плохо?
        — Нет, это очень хорошо. Ты счастлива, это самое главное для меня.
        Поздравления посыпались на молодожёнов как из рога изобилия, среди прочих, подошла к ним и Варака.
        — Что ж, надеюсь, вы сможете пронести свои чувства, через годы и не растерять.
        — Варака,  — усмехнулась Мара,  — может уже хватит маскарада? Покажись, не пугай население своим очаровательным видом.
        — Вот, что ты за человек? Такую маскировку испортила.  — Пробормотала прорицательница, являя изумлённой публике свой истинный облик.
        — Скажи, только честно, зачем ты произнесла то пророчество? Ты ведь знала, что от свадьбы, моей и эльфийского принца, по большому счёту ничего не зависит.
        — Почему же, от неё очень многое зависело. Мне необходимо было внести в сердца эльфов смуту, чтобы все дальнейшие события не казались им чем-то невообразимым. У меня ведь получилось?
        — Тогда скажи, ты знаешь, почему эльфийские мечи признали меня, как хозяйку?
        — Ну, тут всё просто, предыдущей носительницей артефакта, была, как ты знаешь эльфийская принцесса. Но, кроме того, она была первой в истории заклинательницей душ, женщиной. В том сражении, она потеряла слишком многих, и, пытаясь их вернуть, осталась по ту сторону врат.
        — Вин, почему ты мне об этом не говорил?
        — Я не знал.  — Эльф нахмурился.
        — Никто не знал.  — Послышался неожиданно голос Владыки Гэрриодроэля.  — Мы держали это в строжайшей тайне, ведь у эльфов не принято, вернее не было принято мешать кровь. А все вы знаете, каким именно образом рождается заклинатель душ.
        — Что ж, в любом случае, я благодарна вашей принцессе, за то, что она помогла мне, подарив свои мечи.
        А потом было веселье. Всё утро первого дня семейной жизни, они прохохотали, вспоминая свадьбу. Начиналось всё очень чинно и культурно, а закончилось как всегда.
        Вначале случился скандал между вампиром и эльфом, и всё потому, что эльф застал свою невесту сидящей на коленях у крылатого соперника, драка получилась знатной. Правда потом, кто-то видел парочку соперников сидящих в обнимку и распивающих довольно внушительную бутыль гномьего самогона и сетующих на женское непостоянство, но это было позднее.
        Потом, какой-то развеселившийся гном попытался утащить невесту, для выкупа, как он потом объяснял, но одно дело решить, а другое волочь упирающуюся в два раза превосходящую тебя ростом девицу в подозрительные кусты. Результат не заставил себя ждать, охающего гнома унесли на носилках подоспевшие целители, они заверили встревоженных гостей, что всё будет в порядке, и у данного конкретного гнома даже будут дети, когда-нибудь, наверное.
        Потом, было ещё несколько драк, потом, танцы на столах. Ближе к ночи молодые попробовали уединиться, но не тут то было, папы невесты, решили, во что бы то ни стало проводить своё дитятко в опочивальню и по дороге объяснить ей всё о супружеской жизни. Напрасно она пыталась воззвать к их разуму и сказать, что подобный разговор уже не актуален, по той простой причине, что о супружеской жизни ей всё рассказал муж, и уже давно, но захмелевшие папеньки упорно тащили сопротивляющуюся девушку к опочивальне и, пьяненько хихикая, рассказывали истории из своей лихой молодости. Кое что, правда, она из их рассказа уяснила, молодость у них была Очень лихой.
        Кое-как, избавившись, от излишне заботливых родственников, молодые упали на кровать, и уснули мёртвым сном.
        Позже выяснились и кое-какие подробности из жизни Фиры. Старая дракониха, накатив по ошибке драконьего самогона, расплакалась и призналась опешившим гостям, что это из-за неё свихнулся Форутан, а она была влюблена в одного очень хорошенького эльфа, при воспоминаниях о нём её глаза мечтательно затуманились.
        — На тебя был похож.  — Неожиданно проговорила Фира, с нежностью поглядывая на Гравиля, чем очень смутила его. Однако это не помешало ему пригласить её на танец, а когда захмелевшая дракониха окончательно сомлела, он осторожно подхватил её на руки и унёс отдыхать. Больше его в этот вечер не видели.

* * *

        Илония готовилась отойти ко сну. Вечерние сумерки, уже давно отвоевали большую часть городских улиц, и продолжали наступать. Стремительно передвигающаяся по сонному городу фигура, по большому счёту, ни у кого не вызывала интереса, одним было просто всё равно, другие предпочитали не вмешиваться в то, что их не касалось, опасаясь за свою жизнь. Между тем, фигура приблизилась к городской темнице и несколько раз постучала в окованные железом ворота. Распахнулось смотровое окошко, и кто-то невидимый, внимательно осмотрел вновь прибывшего, с ног до головы.
        — К кому?  — Спросил хриплый голос.
        — К начальнику, у меня договорённость.
        Окошко закрылось, и почти сразу же отворилась тяжёлая створка ворот.
        — Проходи.
        Фигура молча кивнула, потом, быстро оглядевшись, нырнула в гостеприимно распахнутый проход.
        Ступени всё время вели вниз, те, кто бывал в столичной темнице, знали, что она занимает почти половину городских земель, но, только под землёй. Другое дело, что мало кто выходил отсюда живым, а если такое и случалось, то, как правило, вышедший уже не способен был хоть что-то рассказать окружающим.
        Знание, что твой дом стоит над камерой какого-нибудь отъявленного негодяя или душегуба не способствовало бы улучшению настроения граждан, поэтому меры по замалчиванию этого факта принимались нешуточные.
        — Принесли?  — Голос начальника темницы заставил вошедшего оторваться от его мыслей.
        — Да, как договаривались.  — Небольшой мешочек перекочевал в руки раскрасневшегося мужчины.
        — У вас пять минут, потом Мишка проводит вас назад, и запомните, вы никогда здесь не были.
        — Я никогда не жаловался на память.
        Начальник темницы кивнул и исчез за дверью своей комнаты.
        Молчаливый охранник проводил посетителя к одной из металлических дверей, и закрыл её за его спиной.
        Вошедший оглянулся на дверь и откинул капюшон на спину.
        — Ну, здравствуй Паланий, давно не виделись.
        — Привет Ким, я смотрю, ты легко отделался.
        — Легко? А, по-твоему, приносить клятву верности ничтожной человечке, это легко? С каким удовольствием я бы свернул её жалкую шейку, но демонова клятва не позволяет мне даже чихнуть на неё.
        — Да уж, тебе намного тяжелее, чем мне.  — Колдун недобро усмехнулся.
        Сейчас, у стены был прикован старик, те несколько месяцев, что он провёл в заточении, окончательно подкосили его здоровье. Судя по многочисленным шишковатым наростам на запястьях, руки его были несколько раз сломаны, а суставы вывернуты. Теперь, даже если сила каким-то чудом вернётся к нему, он уже не сможет колдовать с прежней лёгкостью, если вообще сможет.
        Волосы колдуна сильно поредели, а излишнюю худобу совершенно не скрывали рваные тюремные тряпки.
        Паланий постоял некоторое время с закрытыми глазами, а потом с трудом разлепил упорно закрывающиеся веки и спросил.  — В чём заключается твоя клятва?
        — Я не могу причинить вред той, кому присягаю на верность, а так же тем на кого она укажет.
        — И она указала?  — Внезапно оживился колдун.
        — Да, назвала всех поимённо.
        — Всех?
        — Что-то я не пойму, куда ты клонишь?
        — Разве она уже знала тогда, как назовёт своего ребёнка?
        Непонимание на лице дракона сменилось злорадной улыбкой.
        — Ты совершенно прав. Я хотел спросить твоего совета, как снять клятву, незаметно для неё, но так даже лучше. Хотя, здесь есть одна проблема, эльфы очень мнительны, и никого не подпускают к своим детям, пока им не исполнится двадцать лет.
        — Не забывай, он полукровка, и потом, разве ты куда-то торопишься?
        Спустя каких-то десять минут, тёмная, закутанная в плащ фигура, стремительно покидала район, где был расположен вход в темницу.



        Послесловие

        Крики уже давно затихли, а из комнаты никто не выходил. Вин уже, наверное, в тысячный раз прошёлся по коридору и остановился возле заветной двери. Когда он уже почти решился открыть её и войти, без приглашения, она распахнулась, и из неё вышел дворцовый лекарь.
        — Поздравляю, у вас здоровенькая девочка.
        Перекошенное от напряжения лицо эльфа слегка расслабилось.
        — А Марьяна?  — Нерешительно спросил он.
        — С ней, тоже всё в порядке. Она молодец. Да не тряситесь вы так, всё уже позади. Можете зайти.
        Обычно такой стремительный, на этот раз Винадриэль, нерешительно замер возле дверного проёма, но потом, видимо что-то для себя решив, сделал несколько шагов вперёд и оказался в комнате. Сейчас в ней царил полумрак, но жену он увидел сразу. Она лежала на постели прикрытая шёлковой простынёй, а возле её правого бока притулился маленький попискивающий свёрток.
        Вин с благоговением присел рядом со своими девочками и почти не дыша, прошептал.  — Спасибо, я, наверное, самый счастливый эльф на свете.
        — А я, самая счастливая женщина на свете.  — Улыбнулась ему Мара.  — Может, расскажешь, что там, в мире творится, а то, что-то я выпала из реальности ненадолго.
        Усмехнувшись, Вин начал.  — Владимир с Насьяной обосновались в Дейволии, их первенец уже вовсю осваивает княжеский дворец.
        — Как вовсю, он же только недавно родился.
        — Да, и на прошлой неделе перекинулся. Представляешь состояние его бабушки, когда она пришла проведать своего хорошенького внука, а вместо него, её встретил крылатый волчонок. Влад с Насьяной полдня уговаривали его вернуться в прежний облик, на что он только чесал за ухом задней лапой и гонялся за хвостом, но потом всё же перекинулся, чем несказанно всех обрадовал. Оказалось, он просто проголодался.
        Мара уже тряслась от еле сдерживаемого хохота.  — Вин, имей совесть, мне смеяться больно.
        — Ты же сама просила рассказать. Ну, так вот, Фила назначили начальником базы истребителей. Они сказали, что после Палания их уже ничто не пугает. К тому же жена — эльфийка, создаёт ему довольно хорошую репутацию. В общем, всё было бы хорошо, если бы не одно но.
        — О чём ты?
        — Их пупс решил довести папашу до белого каления. Представляешь состояние Фила, когда он просыпается, а под ним нет кровати, вернее кровать есть, но над ним, а сам он спит на потолке, вверх тормашками. Крику было не описать.
        Дальше хуже, стоило Филу сесть за стол, как этот маленький тиран начинал левитировать у него из-под носа тарелку. Фил естественно схватился за столь любимую им утварь, сынуля не отставал, в общем, победила тарелка.
        — Как это?  — Сквозь смех проговорила Мара.
        — Она разбилась.
        — Всё, хватит, и зачем только я попросила мне всё рассказать.
        — Ты права, тебе нужно отдохнуть. Поспи.
        — Не уходи.  — Тихо проговорила молодая мама.
        — Не уйду, я же обещал.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к