Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Ведьма по обмену Дора Коуст
        Все мы немного ведьмы #1
        Правила выживания в городке Кентерфил:
        Никогда не вставайте на пути у Светлой ведьмы, если до получения разрешения на магическую деятельность ей остался всего один шаг - отработать три месяца при городской страже!
        Никогда не вставайте на пути у Темного ведьмака, если до истечения срока его рабочего контракта следователя осталось всего три месяца!
        И не дай Боги, если они встанут на пути друг у друга!
        Тогда всем злоумышленникам придется спасаться бегством; неведомой силе, выпивающей магию волшебных существ, рекомендуется похоронить себя на ближайшем кладбище, а горожанам остается просто прятаться, потому что нет ничего страшнее чем эти двое на одной территории.
        Хотя нет. Есть. Вредная ведьма и влюбленный ведьмак.
        ДОРА КОУСТ
        ВЕДЬМА ПО ОБМЕНУ
        Аннотация
        Правила выживания в городке Кентерфил:
        Никогда не вставайте на пути у Светлой ведьмы, если до получения разрешения на магическую деятельность ей остался всего один шаг - отработать три месяца при городской страже!
        Никогда не вставайте на пути у Темного ведьмака, если до истечения срока его рабочего контракта следователя осталось всего три месяца!
        И не дай Боги, если они встанут на пути друг у друга!
        Тогда всем злоумышленникам придется спасаться бегством; неведомой силе, выпивающей магию волшебных существ, рекомендуется похоронить себя на ближайшем кладбище, а горожанам остается просто прятаться, потому что нет ничего страшнее чем эти двое на одной территории.
        Хотя нет. Есть. Вредная ведьма и влюбленный ведьмак.
        ГЛАВА 1: ПОЕЗД ПЕРЕМЕН
        - Летя-я-т у-у-утки, летя-я-ят утки… - голосил наглый черный котяра, выманивая у меня печенье.
        - Даже не думай! Все равно не дам! - строго посмотрела я на него, поправляя черную остроконечную шляпу.
        - А все-таки без косметики тебе намного лучше, - снова перешел фамильяр к нотациям, но чуть не свалился с полки, когда вагон в очередной раз тряхнуло. - Да чтобы вас мама в четыре утра будила!
        Наверное, машинист этого магического поезда совсем недавно окончил обучение, раз не может долго удерживать потоки, по которым скоростной путешествует. Говорят, это невероятно сложно и нужен очень большой резерв, но я в магическом транспорте не особо разбиралась. Вот если бы что-то ведьмовское, это да.
        - Я ведьма, - напомнила я, жирнее накладывая на веки черные тени. - А значит, должна соответствовать. Что там по кодексу еще нужно? Ничего не забыла?
        - Гетры натянула?
        - Точно!
        Взвившись с твердой полки, я мигом подняла ее и полезла в сумку, чтобы достать оттуда полосатые оранжево-черные гетры. Мы с котом были единственными пассажирами этого купе. И не то чтобы мы так хотели. Просто, увидев нас, наши потенциальные соседи быстренько решили, что ехать им не так уж и нужно.
        А все почему?
        Да потому, что слава моя летит далеко впереди моей метлы. Я, кстати, к этой славе совершенно не имела никакого отношения. Оно само как-то всегда получалось, честное слово!
        Подумаешь, один раз зелье неправильное вышло! Но четыре старых дома при этом сами по себе сгорели. Так никого же в них не было, а ведьмовская школа потом еще и новые отстроила владельцам. Зато призраков след простыл! Цель-то в итоге была достигнута!
        - Все. Теперь точно все, - оправила я черное платье, следя за тем, чтобы каблуки не цеплялись за подол.
        - Не понимаю я, и чего ты выпендриваешься? Подумаешь, следователь. Что мы, мр-р-р, следователей не видели?
        - Видели, - согласилась я, вспоминая всех тех следователей, которые отказались брать меня в городскую стражу под свое крыло для прохождения практики. Все по той же причине отказались даже под угрозой смерти от ведьм, а это страшно. - Только первое впечатление самое важное.
        - Первое впечатление… - пробурчал котяра, запрыгивая ко мне. - Вот если бы мы на метле прилетели…
        - Ты же знаешь, что на метле нельзя, - вздохнула я, зарываясь пальцами в мягкую шерсть.
        К сожалению, свободно на метлах могли летать только те, у кого было постоянное разрешение на магическую деятельность. У меня, как у выпускницы ведьмовской школы, такого разрешения, естественно, не было, потому что обязательную практику я еще не прошла.
        Практику молодые ведьмочки всегда проходили по месту жительства при городской страже в качестве целителей и младших офицеров. Такая же участь ждала и меня, если бы не одно жирное но.
        Ни один близлежащий город не захотел брать на себя такую ответственность (считай, ходячую катастрофу) в моем лице. О моих приключениях были наслышаны в каждом населенном пункте, потому как за одиннадцать лет обучения куда нас вместе с группой и куратором только не посылали.
        То там нечисть выловить, то здесь эффект от контрабандного зелья свести. Так и получалось, что ехала я сейчас на магическом поезде на другой конец материка в город под названием Кентерфил, о котором абсолютно ничего не знала.
        Впрочем, обо мне в этом городе тоже ничего не знали, что, несомненно, являлось огромным плюсом. Нас с местной выпускницей просто поменяли местами, так что в это же время, когда я готовилась к неизвестности, она на таком же поезде ехала покорять столицу.
        - И… ммм… Вот здесь еще почеши. Мр-р… - словно старый трактор на последнем издыхании, тарахтел котяра, подставляя мне свое черное ухо.
        - Кот, а Кот? А иди-ка ты уже на свою полку. Приедем скоро.
        - Вот так всегда: чуть что, сразу Кот. А я, может, положительной энергией делюсь.
        - Шерстью ты делишься прямо на новое платье. Причем очень обильно, - усмехнулась я, подталкивая его под упитанный бок.
        Обиженный котяра перепрыгнул на свою полку, всем своим видом показывая, что всякие ведьмы не имеют ни стыда, ни совести, а его личная так вообще ничего в положительной энергии не понимает.
        Впиваясь когтями в подушку, он наконец улегся, а я подумала о том, что без него бы мне в этот город ехать было страшно. Все-таки фамильяр для каждой ведьмы - это особое существо, которое не только положительной энергией делится, но и магию накапливает.
        Этой магией при случае ведьма могла свободно воспользоваться, не говоря уже о том, что фамильяры - это защита от смерти. Как минимум от первых восьми покушений.
        При всем моем почтении моего фамильяра так и звали Кот. Непутевая ведьма в моем лице с детства его так называла, а потом уже было поздно: все привыкли. Кот был для меня не просто фамильяром, но еще и нянькой, и другом, так что я везде таскала его за собой, а он, как умел, за мной приглядывал. В общем, в приключения обычно мы попадали вместе.
        И от верховной ведьмы нам тоже метлой попадало обоим.
        - Госпожа ведьма? - постучался с той стороны двери проводник. - Можно к вам войти?
        - Входите, не заперто, - откликнулась я, поднимаясь на ноги.
        Замок щелкнул. Дверь с тихим скрипом отъехала в сторону.
        - Ой, госпожа ведьма! Вот ведьма ведьмой, невооруженным глазом видно! Господин следователь сразу поймет, что шутки с вами плохи.
        - Хорошо бы, - зарделась я от комплимента, глядя на пожилого проводника в сером костюме магических линий.
        - Я того, предупредить зашел. Через пять минут уже на вокзале будем.
        - Отлично, - обрадовалась я. - Значит, пора собираться.
        Сборы наши не были долгими. Уже через пять минут я стояла на перроне, крепко сжимая в одной руке метлу, а в другой саквояж. Котяра прикидывался меховым воротником, расположившись у меня на плечах, но при этом со всей строгостью смотрел по сторонам, блюдя мои честь и достоинство.
        Раскаленный воздух опалял жарой, а потому глотнуть свежести не получилось. Хорошо хоть, широкие поля остроконечной шляпы защищали от слепящего солнца. Шла, оглядываясь по сторонам, потому что куда идти - не знала, но меня окликнули почти сразу же, как только я вышла из старенького здания вокзала.
        - Госпожа ведьма!
        Повернув голову в сторону окликающего, я на несколько секунд совершенно точно пропала. Чуть не запнулась на ступеньках, засмотревшись на статного мужчину в темном плаще городской стражи.
        Белоснежные волосы следователя были убраны в длинную тугую косу. Высокий - гораздо выше меня, - он производил неизгладимое впечатление. Чем ближе я подходила, тем лучше могла разглядеть его темно-серые глаза, вначале показавшиеся мне черными.
        Твердый подбородок, острые черты лица. Если бы следователь так сильно не хмурился, то мог бы даже показаться мягким и милым. Под плащом скрывались черная рубашка, брюки и высокие сапоги. Прям не мужчина, а картинка из любовных романов.
        - Добрый день, госпожа ведьма. Как добрались?
        - С комфортом, - ничуть не слукавила я, подавая ему свой саквояж. Тонкий намек на толстое обстоятельство проигнорирован не был, так что от тяжелой ноши я на время избавилась.
        - Очень рад. Меня зовут Жозеф Калье. Я старший следователь при городской страже, но вы можете это не запоминать.
        - Шутите, да? - улыбнулась я, медленно следуя рядом с мужчиной в направлении неизвестном. - А я Селена Абигайл, но вы, наверное, это уже знаете.
        - Не запоминал, - снова пошутил он, почему-то ставя мой саквояж в телегу. Раз! И саквояж был запущен в полет, освобождая место с краю. - Присаживайтесь.
        - Сюда? - удивилась я, разглядывая неровный настил из дерева, покрытый высохшей грязью и верховная знает чем.
        - А-а-а… Вы, наверное, там у себя, в столице, к каретам привыкли? - запрыгнул следователь в этот странный транспорт, свешивая ноги наружу. - Так простите, у нас экипажей нет. Точнее, есть, но не на балансе городской стражи. Думаю, вас бы не устроила тюремная карета?
        - Да как сказать, - не вовремя поддакнул кот, не подававший признаков жизни все это время.
        Я предпочла промолчать, потому что дерзить и ругаться не хотелось. Я - благовоспитанная ведьма. Если повторять это по несколько раз на дню, может, и сама поверю.
        - Так что там у вас в столице? Свободные места для практики ведьм закончились? Или, может, маги наконец вспомнили, что и без ведьм работать умеют?
        - Не умеют! - с гордостью ответила я, точно зная, сколько раз в день городская стража к помощи ведьмовской школы прибегает. Ни дня без нас не могут!
        - Значит, в трудовую повинность вас отправили. Если не секрет, что натворили? Зельем любовным кого-то опоили?
        - Да как вы… Да как вы подумать такое могли? - задохнулась я возмущениями, обижаясь не то что за себя - за всех несправедливо обвиненных ведьм. Если бы я кого-то и опоила, меня бы никогда не поймали!
        - Да бросьте. За вами не встанет, - саркастично усмехнулся мужчина, спрыгивая на дорожку.
        За этим возмутительным разговором я совсем не заметила, как мы приехали, и возничий остановил свою дряхлую колымагу рядом с красивым респектабельным особняком.
        Он больше походил на музей, нежели на пункт городской стражи, а я даже город рассмотреть не успела.
        - Хоромы! - довольно цыкнул языком котяра, спрыгивая на дорогу, выложенную светло-серой брусчаткой.
        - В общем, так, госпожа ведьма. Практику я вам поставлю через три месяца, но при одном условии. Первое - вы никуда не лезете. Второе - на работу вы вообще не приходите. И третье - все три месяца вы отдыхаете и находитесь как можно дальше от здания городской стражи. Думаю, мы договорились? - Мой саквояж был вручен мне лично в руки.
        Такого неприкрытого хамства я уже стерпеть не смогла!
        - То есть я, по-вашему, одиннадцать лет в ведьмовской школе училась для того, чтобы меня вот так вот, без суда и следствия, в шкаф убрали, как старый котел?! - голос мой звенел все громче с каждым произнесенным словом.
        - Интересное сравнение, - заметил следовать. - Но мой ответ: да.
        - Да что вы себе позволяете? Да я… Да я вам еще докажу! Я вам всех преступников переловлю! Между прочим, по статистике, ведьмы всегда ведут следствие лучше, чем ведьмаки и маги.
        Насмешливый взгляд и скептично изогнутая широкая светлая бровь - это все, чего я была удостоена. Хотя нет, еще в его голосе я уловила львиную долю снисхождения:
        - Я все сказал. А если вы меня не услышали, то пощады не ждите, потому что мой контракт истекает ровно через три месяца и я не позволю, чтобы вы испортили мой идеальный послужной список своим вот этим вот, - кивнул он на мою шляпу и метлу. - Так что вещи свои можете даже не распаковывать. А еще лучше прямо сейчас отправляйтесь обратно на вокзал. И кстати… У вас глаза пожелтели.
        - Это потому что я злюсь! - с ненавистью выкрикнула я, до слышного скрежета стискивая древко метлы.
        - Всего хорошего.
        Запрыгнув обратно в телегу, следователь и вовсе от меня отвернулся. А я ведь так много ему еще хотела сказать!
        Ведьмино заклинание для обидчика уже было готово сорваться с языка. Сила бушевала, требуя немедленного выхода. Мы обе хотели расквитаться с этим самоуверенным следователем, и даже Кот был на нашей стороне, бурча себе под нос что-то вроде: «Такого я, конечно, не ожидал», но так и не свершившееся правосудие резко и бесцеремонно прервали:
        - Вы заселяться-то будете? - с нескрываемым любопытством поинтересовалась немолодая дама в белом переднике.
        Я даже не заметила, когда она появилась рядом со мной.
        - Буду! - заявила я решительно, понимая, что никакими угрозами следователю меня не остановить. Я ему такую ведьму сотворю, что на всю жизнь запомнит! - Показывайте, чего у вас там.
        ГЛАВА 2: МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ
        - И чего ты там ищешь? - с ленивым любопытством поинтересовался фамильяр, разлегшийся на кровати поверх клетчатого мягкого пледа.
        В выделенной мне спальне было совсем немного мебели. Кроме кровати в наличии были лишь тумбочка и небольшой шкаф, но в ведьмовской школе я и к меньшему привыкла.
        - Ничего, - тяжело вздохнула я, разглядывая свое отражение в красивом кованом зеркале.
        Утро уже наступило, а глаза мои по-прежнему оставались желтыми. И не просто желтыми, а с вытянувшимися в узкую линию зрачками.
        А все почему?
        Да потому, что злилась я на беспардонного следователя до сих пор. Вот и проявлялись папины гены - оборотень как-никак. Правда, мне только глаза и передались. Да и то увидеть эту метаморфозу можно было лишь в моменты сильной злости.
        Вот прямо как сейчас.
        И как вчера, когда я заселялась в это чудесное место. Оказалось, что особняк мадам Элен был не только ее домом, но и работой. Предприимчивая мадам сдавала комнаты на верхнем этаже постояльцам, а сама вместе с тремя племянницами жила на первом.
        Мадам Элен Боржуа мне понравилась. Чем-то она походила на мою маму. То ли всегда белоснежным фартуком, то ли тем, что женщина держала и дом, и своих домочадцев в строгости. Но больше всего, конечно, попадало постояльцам. Так, например, общие завтраки, обеды и ужины проходили строго по часам, а тех, кто не успевал ко времени, просто не кормили.
        Уборка комнат тоже проводилась ежедневно и с точностью до минуты. А в комнате ты, спишь ли или гостей принимать изволишь, хозяйку не волновало. В общем, нравился мне такой серьезный подход к делу, а уж то, что комната у меня была оплачена на три месяца вперед не из моего кармана, нравилось вдвойне.
        - Селена, спускайтесь завтракать! - раздалось за дверью после короткого стука.
        Так сразу было и не определить, кто из племянниц мадам зазывал постояльцев на завтрак. Голоса у них были очень похожи - так, что и не различишь. Зато внешне девушки отличались.
        Альята обладала пышными формами, но при этом имела маленький рост, чем, видимо, пошла в свою тетушку. Калия особо ничем не выделялась - среднего роста, среднего телосложения, но с вечно мечтательной улыбкой на губах. Третью сестру - Фелисию - можно было запросто спрятать за шваброй, как поговаривала мадам, настолько худой была девушка. Самая высокая из всех, она тщательно следила за своим внешним видом, нося в маленьком кармашке платья крохотное зеркальце.
        Но было и то, что объединяло всех хозяек этого дома. Все они были голубоглазыми блондинками и обладали приятной, располагающей внешностью.
        - Проснулась уже, красавица? Это хорошо. Сегодня впятером только завтракаем. Остальные постояльцы уже по делам разошлись, - встретила меня мадам улыбкой, ставя в центр обеденного стола высоченную стопку блинов.
        Кот пролетел по лестнице куда быстрее меня, обгоняя вся и всех и усаживаясь за стол прямо на один из свободных стульев. Вооружившись вилкой и ножом, он просительно глянул на пораженную до глубины души хозяйку особняка.
        - Я, конечно, очень сильно извиняюсь, мадам, но мне бы тоже хотелось присутствовать при трапезах. С вашего разрешения, разумеется.
        И если девушки так и замерли с открытыми ртами, поражаясь тому, что мой фамильяр разговаривает, то мадам Боржуа быстро взяла себя в руки:
        - А ты лапы мыл? - строго посмотрела она на котяру, уперев руки в пышные бока.
        - Обижаете, мр-р-р, мадам. Сделал все в самом чистом виде. А можно мне вот этот румяный и наверняка очень вкусный блинчик?
        - Вам со сметаной? - тихо уточнила Калия.
        - Со сметаной, - сдержанно согласился Кот. - Я сметану очень уважаю.
        - Какой вы, однако… Воспитанный.
        - Когда папа лев, а мама фамильяр в двадцатом поколении, манеры - это очень важно. Ох, простите, обворожительные дамы, мое упущение. Мое имя Кот. Месье Кот.
        Я бы сказала проще: месье хвастун, - но портить первое впечатление девчонкам не стала. Они с таким восхищением смотрели на моего фамильяра, будто перед ними за столом действительно сидел лев, а не наглый черный котейка, возомнивший себя аристократом.
        То, что его мать была фамильяром в двадцатом поколении, частично действительно было правдой. Если сосчитать всех его родственников, служивших фамильярами у ведьм, то около двадцати обязательно получится. Только не поколений, а существ.
        А уж история с папой львом и вовсе была придумана им самим. Нравилось ему считать, что у него такой большой, страшный и гордый родитель. А то, что не видел он его никогда, так это ничего. Он же не только страшный и гордый, но еще и важный и занятый. Шутка ли - быть царем всех зверей?
        За завтраком разговор с кота как-то незаметно перешел на племянниц хозяйки. Пока я с удовольствием поглощала блины с домашним малиновым вареньем, девчонки попеременно краснели.
        - Ох, поскорее бы уже мужьям в руки моих красавиц передать. Ухажеры-то есть у каждой, а замуж все не зовут. Может, есть у вас зелье какое, чтобы они любовь-то свою поскорее разглядели?
        - Зелья-то есть такие, - улыбнулась я, чувствуя себя неудобно оттого, что придется отказать в помощи этой доброй женщине. - Только использовать их никому нельзя. Законом запрещено. Статья девяносто восьмая, пункт восемнадцатый - шесть лет принудительных работ на каменоломнях.
        - Ох! - впечатлилась хозяйка, подкладывая мне еще блинов. - Нет, тогда такого добра нам не надо. Сами разберемся. Правда, мои дорогие?
        Девчонки убежденно покивали, а я за них тихо порадовалась. У них на моськах все было написано: влюбленные по самые уши. Лишь бы кандидаты хорошие были, а не вот такие вот, как старший следователь при городской страже.
        - А что старший следователь? - нахмурилась мадам Элен, а я со всем отчаянием поняла, что последнюю фразу произнесла вслух.
        Котяра усмехнулся, глядя на покрасневшую меня, и притянул к себе плошку с оставшейся в ней сметаной.
        - Да… Злой он у вас. Бесчувственный, - тщательно подбирала я слова, здраво предполагая, что мое честное мнение может присутствующих обидеть.
        - Злой, не то слово, - вдруг согласилась со мной хозяйка дома. - Но ему по должности положено, а иначе что тогда вокруг твориться будет?
        - Что?
        - Беспредел. Вот взять, например, ведьму, что на окраине живет. Раньше как было? Все к ней в очередь выстраивались. Кто за любовным зельем, кто на будущее погадать, кто соперницу того - со свету сжить. Очередь до центральной площади каждый день была, еще и с соседних городов и деревень ехали. А сейчас что?
        - Что? - повторила я, внимательно слушая.
        - В город совсем перестала приходить, не видать ее. А все потому, что следователь как приехал, так сразу к ней на разговор отправился.
        - Убил? - предположила я худшее, в деталях вспоминая профиль этого бесстыжего мужчины. Он мне даже ночью сегодня приснился, зараза такая!
        - Да почему же? Провел воспитательную беседу.
        - И вовсе не так было, тетя, - вмешалась в нашу беседу Фелисия. - Скандал был знатный, горожане до сих пор помнят. Мы и сами не знали, где прятаться, так магия по сторонам летала. А потом как-то все само собой устаканилось.
        - Говорят, что господин Калье ведьму магией своей сильно огрел. Вот она и не выходит больше, - шепотом добавила Калия.
        - А я слышала, что у нее в доме зелье какое-то взорвалось, и с тех пор она совсем на себя не похожа стала. С ума сошла, - не осталась безмолвной и Альята.
        - Да ну, не слушайте их. Тоже мне, сплетни собирают. В общем, ты с ним не шути, лучше действительно три месяца пересиди, тем более что и зарплату платят, и жилье снимают, а там разрешение получишь - и обратно к себе.
        - Посмотрим, - не дала я конкретного ответа. - Так где, вы говорите, эта ведьма живет?
        Я прекрасно знала, что в каждом городе живет как минимум одна дежурная ведьма. Простой люд к нам часто обращался за помощью. Особенно тогда, когда в рамках закона наказать обидчиков не получалось.
        Особенность Светлых ведьм была в том, что наказывали мы не по закону, а по справедливости. У нас был свой, особенный кодекс, которому мы и подчинялись, но жить только в своих рамках не могли.
        Приходилось лавировать, соседствуя с правилами государств, в которых мы проживали, и в этом была самая большая трудность. В надзоре, который за нами велся. Если бы не он, нам бы не приходилось проходить практику при городской страже, чтобы получить разрешение на магическую деятельность.
        В общем, жизнь наша была бы гораздо проще.
        Согласно кодексу, существовало одно важное правило: с дежурными ведьмами всем приезжим ведьмам нужно было знакомиться обязательно. Во-первых, это делалось для того, чтобы вас могли поставить на общий учет и в случае чего призвать вас к оказанию помощи страждущим.
        Во-вторых, дежурная ведьма для выпускницы, отправленной на практику, являлась не только наставницей, защитницей, но и информатором. Они всегда знали больше остальных, могли дать дельные советы касаемо горожан и поделиться опытом.
        Нам с Котом предстояло очень важное знакомство.
        - Я пешком не пойду! - заупрямился фамильяр, брезгливо оглядывая не слишком чистую брусчатку.
        - Конечно, не пойдешь, - согласилась я, ступая на серые плиты. - Побежишь. В конце концов, ты лев или кто?
        - Но у меня лапки!
        - Так и пользуйся ими по назначению.
        Найти домик ведьмы с первого раза не получилось. Оказалось, что жила она не на окраине, как сказала мадам Боржуа, а за городскими воротами рядом с кладбищем. Чтобы окончательно не потеряться, пришлось нанимать возничего и свободную телегу.
        Кот был счастлив.
        - Сколько с меня? - слезла я с телеги, отряхивая слегка запачкавшееся черное платье.
        - Да что вы, госпожа ведьма? Ничего не надо… - отмахнулся возничий, как-то странно на меня поглядывая. Странно же на нас косился и его тощий замученный конь.
        - Запрещенные зелья не варю, - предупредила я строго, окинув эту компанию хмурым взглядом.
        - Два медяка, - тут же скис наш провожатый. Даже плечи опустились.
        - Заплачу четыре, если дождетесь нас здесь и отвезете обратно.
        - Маловато будет четыре, - включился в седовласом мужчине торгаш, наверняка уже прикидывающий будущие расходы.
        - Не маловато. Два сюда и два за простой.
        - А обратно?
        - А обратно вам все равно ехать придется.
        Пожав плечами, вредная ведьма в моем лице отправилась к захудалому покосившемуся забору. Городское кладбище находилось несколько левее, и дорога до него была темной, мрачной. Раскидистые ветви деревьев с ссохнувшейся зеленью свисали, будто слипшиеся сосульки. Я не боялась, но таких мест старалась избегать, потому что прекрасно знала, кто там может жить.
        Новые знакомства среди серых холодных плит и старых венков - не предел моих мечтаний.
        - Тук-тук-тук, - постучала я по забору и едва не отпрыгнула от него, так опасно он накренился, а калитка и вовсе повисла на одной петле. - Есть кто дома?
        За калиткой перед нами предстали настоящие заросли. Вся дорожка была покрыта мелким песком и сухими листьями. Распустившиеся цветочные кусты повяли и едва проглядывались за буйными джунглями. Сорняки оплели и ступеньки, и фасад дома, залезая даже на покосившееся крыльцо.
        Некогда яркая темно-синяя краска на ставнях местами осыпалась, потрескалась, а серая стена, казалось, вся покрылась разводами. Из печной трубы валил ярко-розовый дым.
        - Я не понял, мы к дежурной ведьме пришли или куда? - оглядел представшее перед нами безобразие кот.
        - Не знаю, - удивленно оглядывалась я по сторонам, следуя к крыльцу. - Но узнаю.
        Стучать не пришлось. Едва я притронулась к створке, обшарпанная деревянная дверь открылась, оглушая округу ужасающим скрипом. У моей метлы веточки дымом встали от этого противного звука.
        За порог не проходили: не по кодексу это - в дом к ведьме без приглашения врываться.
        - Госпожа ведьма! - окликнула я, рассматривая грязь и бардак, творившийся в доме.
        - А тут точно кто-то живет? - с сомнением произнес кошак. Смешно пошевелив усами, он громко и звучно чихнул.
        - Кто? Кто в гости ко мне заглянул? - раздался звонкий мелодичный голос откуда-то сверху.
        Топот чужих ног поднимал от ковра, которым были обиты ступеньки, клубы пыли.
        Женщина, что спускалась к нам, на настоящую Светлую ведьму походила в последнюю очередь. Из-под зеленого цвета короткой юбки выглядывала необъятных размеров голубая, увешанная голубиными перьями.
        Подол едва ли прикрывал разноцветные носки. Один носок, обвивающий щиколотку, был ржаво-оранжевого цвета. Второй, достигающий колена, отдавал всеми оттенками фиолетового.
        Поверх синей кофты была накинута мышиная шаль, что почти сливалась по цвету с взлохмаченными волосами женщины. Ведьмовским регламентом здесь и не пахло, а ведь есть особые правила, которых мы должны придерживаться в одежде, чтобы узнавать друг друга даже издалека.
        Очень странная ведьма.
        - Черных ночей и чищеных котлов вам, госпожа ведьма, - вежливо поздоровалась я, переминаясь с ноги на ногу. - Я Селена, Селена Абигайл. Меня прислали в Кентерфил на практику в городскую стражу. Вы должны отметить мое появление.
        - Ох, деточка! Да что же это творится! Я и не подготовленная совсем, - всплеснула она руками, отчего по сторонам разлетелись яркие мигающие искры. - Да проходи, проходи, не стой на пороге. Сейчас я тебя отваром напою. У меня и плюшки с крапивой где-то были…
        Находиться в домике ведьмы было некомфортно. Плюшки с крапивой давно высохли - ими запросто можно было гвозди забивать. Отвар из трав горчил и отдавал неприятным ароматом. Затхлый воздух скопился в помещениях. Стул подо мной скрипел.
        Я не понимала, что здесь происходит.
        Перта Рейнар не выглядела молодой, но, как сама она сказала, совсем недавно ей исполнилось тридцать - всего ничего для ведьмы. О себе госпожа Рейнар говорила много и с удовольствием, но ничего важного для себя я так и не услышала. Мои вопросы она словно игнорировала, рассуждая о чем-то своем.
        Последней каплей стала рыжая зеленоглазая кошка, которая решила, пользуясь случаем, приударить за моим фамильяром. Вместо магического существа перед нами предстало самое обыкновенное домашнее животное.
        - Мадам! - возмутился мой котяра повышенному вниманию. - Что вы себе позволяете? Я однолюб! Я не приветствую мимолетные отношения!
        Кошка не слушалась, зазывно мяукала и требовала ласки, временами обтираясь о мои ноги.
        - …И тогда я сварила свое первое любовное зелье. Как он потом за мной бегал! Как клялся в любви! Но я была неумолима. Зачем мне…
        - Простите, - перебила я, поднимаясь из-за стола. - Вы очень интересно рассказываете, спасибо за угощение, но мне, к сожалению, уже пора. Работа не ждет.
        - Понимаю, - кивнула хозяйка дома. - Но ты заходи еще, не забывай. Мы с Мусей всегда гостям рады. Да, моя красавица?
        Из домика дежурной ведьмы я выходила в растрепанных чувствах. Очень многое меня напрягало, но первым делом я полезла в те самые засохшие кусты, разгребая колючие заросли руками.
        Хотела проверить свои опасения и… К несчастью, оказалась права.
        - Да что ты там ползаешь? - шипел Кот, чинно-мирно сидя у калитки. - Ты же видишь, что она того. Вот и не ухаживает ни за домом, ни за садом. Видимо, одичала тут совсем. Лечить ее надо.
        - Лечить ее надо, в этом ты прав. Только с ума она сошла не по своей воле. Смотри, - вылезла я наружу, демонстрируя свои запачканные ладони.
        - Ну грязь.
        - Эх ты… - с осуждением покачала я головой. - Это - серая плесень. Ее появление свидетельствует о том, что в этом районе кто-то совсем недавно совершил сильное, масштабное колдовство. Кусты поражены не полностью, лишь поверхностно, что говорит о промежутке времени в месяц-два. Еще одна странность - фамильяр госпожи ведьмы. Фамильяр становится обычным животным только в случае, если у него осталась лишь одна жизнь. А на что фамильяры тратят свои жизни?
        - На защиту ведьмы, - ошеломленно выдохнул Кот, прикрывая лапкой удивленно открытую пасть. - Так ты думаешь…
        - Да. Я думаю, что на эту ведьму очень сильно покушались и она едва осталась в живых, чему поспособствовали запасные жизни ее фамильяра.
        - И что мы будем делать?
        - Перво-наперво отправим письмо в ковен. В Кентерфиле нужна новая дежурная ведьма, необходимо провести расследование, а госпоже Рейнар требуется лечение и уход.
        - А потом? - запрыгнул котяра ко мне на руки, едва я закрыла покосившуюся калитку.
        - А потом сварим суп с мышиным хвостом и пойдем очаровывать непреступного следователя. Я ему покажу, что ведьма - это не хухры-мухры! Ведьма - звучит гордо!
        ГЛАВА 3: МОРЕПРОДУКТЫ ЛЮБВИ НЕ ПОМЕХА
        - Варись суп вкусный, суп правильный, - шептала я над котлом, помешивая его содержимое поварешкой. - Куда лапы тянешь?
        - Да я только попробовать! - обиделся мой пушистый нянь. - Уж очень вкусно рыбкой пахнет.
        - Потому что из морепродуктов получается самый сильный любовный суп, - со знанием дела пояснила я.
        - Ой, чувствую, не доведет до добра твой суп…
        Я усмехнулась:
        - Так и не для добра делаю.
        В арсенале любой уважающей себя ведьмы всегда имелись любовные зелья разной категории. Правда, применение настоящих любовных зелий каралось законом, а для того, чтобы торговать и использовать более легкие составы, необходимо было иметь разрешение на магическую деятельность.
        Которого у меня, естественно, не было.
        Зато в законе имелась хорошая лазейка. Ей-то - этой лазейкой - добропорядочные ведьмы и пользовались. Да, мне нельзя было варить любовные зелья, но никто же ничего не говорил про суп? Это блюдо у меня всегда получалось на отлично.
        Суп я варила прямо в своей новой комнате - на полу. Давно прошло то время, когда для того, чтобы нагреть котел, приходилось сначала собирать хворост, а потом разжигать костер. Теперь все пользовались магическими горелками, под которые даже место особое выделять не приходилось.
        Зажгла горелку, поставила котелок на подставку и добавляй себе ингредиенты, помешивая согласно инструкциям. Красота же!
        Выключив горелку, я поднялась, на глазок осматривая дело рук своих.
        - Хорошая консистенция, крутая, - похвалил меня кот, все-таки стащив в поварешке немного супа.
        На фамильяров колдовство своей личной ведьмы никогда не действовало, так что я не переживала. Максимум в укромном уголке придется сидеть, но это Кот любил. Особенно если есть свежая газетка, которую можно прочитать, попеременно то ругая нынешнюю власть, то зачитывая вслух веселые анекдоты.
        Забрав котел, накрытый крышкой, я накинула на плечи ведьмовской черный плащ. К вечеру над улицами собирались сумерки, а воздух становился прохладным, приятным. Все лучше, чем удушливая жара. Я бы и от дождя не отказалась, если бы не одно но.
        Новенькие ботинки мочить совершенно не хотелось.
        Мы с Котом, разлегшимся у меня на плечах, по красивым широким улочкам, выложенным брусчаткой, ходили недолго. Горожане охотно делились информацией о том, как пройти к зданию городской стражи.
        Правда, делились, с необъятной надеждой заглядывая мне в глаза, но я была неумолима. Что же я, зря, что ли, одиннадцать лет законы учила? Сказано если, что нельзя нарушать, значит, горожанам нельзя нарушать.
        А ведьмам можно. У нас свой собственный кодекс чести.
        Здание городской стражи на самом деле, как оказалось, можно было найти без особого труда. Находилось оно в самом центре города, напротив мэрии, и эффектно выделялось рядом с аккуратными, словно вытянутыми к небу двух- и трехэтажными домами.
        Абсолютно все здания в Кентерфиле снаружи были выкрашены в приятные пастельные тона. Тут тебе и беж, и персик, и небесный голубой на фоне светло-серой черепицы крыш. Белая отделка придавала зданиям праздничный вид, а симпатичные вывески притягивали взгляд наравне с чудесными ароматами.
        И только здание городской стражи выглядело как замок вампира, расположенный на отшибе. Темно-серое, почти квадратное строение со всех трех этажей угрожающе скалилось черными зачарованными решетками. Черной же была и крыша, и даже печные трубы.
        Рядом с центральным входом сиротливо жалась зачарованная металлическая тюремная карета с двойкой лошадей.
        Мрачнее здания я на своем веку еще ни разу не видела. Да тут и призраки бы никогда не поселились! Может, на то и расчет?
        - Что-то мне совсем не хочется туда идти, - пошевелив усами, выдал Кот вполне разумную вещь, но…
        Есть такое слово «надо». В конце концов, нам тут немытыми сапогами по ведьминской гордости потоптались! Да ни одна ведьма такого не спустит!
        - Хорошо, что нас поселили отдельно, да? - попыталась я найти хоть один положительный момент в нашей ситуации, но и сама поняла, насколько он притянут за уши.
        Просто оскорбили меня, как оказалось, вдвойне, потому что всем сотрудникам городской стражи жилье предоставлялось именно здесь.
        Это участливые горожане рассказали, спросив, чего это я налегке.
        Как и другим, комната мне полагалась на третьем этаже со всеми удобствами, а не в особняке мадам Боржуа, куда меня, подальше от себя, заселил бесчестный следователь.
        На втором городская стража трудилась и вела архив. Там же находились общая столовая и зал для тренировок, а на первом в наличии были просторный холл, кухня, приемная, допросная и камеры временного пребывания.
        Все это нам с Котом без тени стыда рассказали по пути. И вот разве так можно? А если кто захочет здание захватить? Где секретность, верховная меня покусай!?
        - А блины у мадам Боржуа просто отменные, - напомнил мне фамильяр, видя на моем лице обиду, быстро перерастающую в желание показать одному конкретному индивиду, где вампиры обитают.
        - Пойдем-ка. Будем надеяться, что ужина у них еще не было.
        Обиженная ведьма - это страшно.
        - Темных ночей вам, госпожа, - щедро улыбнулась я, примыкая к стойке для посетителей.
        Дверной колокольчик противно звякнул, оповещая секретаря о моем приходе, но миловидная брюнетка с большими выразительными серыми глазами не обратила на меня никакого внимания.
        Уткнувшись в модный столичный журнал, пропагандирующий красоту во всех ее проявлениях, молодая девушка даже не пошевелилась. Ан нет! Пошевелилась!
        Перелистнула страницу журнала.
        - Мадмуазель, - исправили меня, передвинув ко мне ближе табличку с надписью «Мадмуазель Валенсия Фрай». - Что у вас? - монотонным голосом без какого-либо участия поинтересовалась Валенсия. - Жалоба или заявление? Украли или убили? Имейте в виду, жалобы на соседей рассматриваются в течение сорока пяти дней с момента регистрации заявления в общей службе учета…
        Я уснула.
        Ошарашенный кот, разинув пасть, смотрел то меня, то на секретаря. Протерев лапками глаза, что в мгновение ока стали необъятных размеров, он снова взглянул на меня.
        Да… У нас в столице такого никогда не было. Вот не пустить на порог отделения могли, а чтобы так открыто игнорировать, если посетителю все же удалось попасть внутрь… Там уже с уважением встречали. Потому что не каждый в отделение городской стражи сумеет пройти! В этом деле нужны смекалка и острый ум!
        - Так что у вас, мадам? Не задерживайте очередь.
        Мы с фамильяром оглянулись по сторонам. В девственно чистом холле разве что ветер не гулял. Деревянные лавки отбрасывали тени, получая последнюю на сегодня порцию солнечного света. В самом конце помещения висела доска почета, с которой на меня убийственно-серьезными взглядами смотрели несколько человек, включая секретаря и следователя.
        И вот художник им явно польстил!
        - Ну все! - шарахнула разозленная ведьма древком метлы по стойке, намереваясь произнести кратковременное заклинание, приводящее нахалов и вот таких невоспитанных барышень в ступор…
        - Госпожа ведьма!
        Метаморфозы были, как говорится, на лицо. С таким жизнерадостным оскалом меня разве что в тюремных камерах заядлые игроки в «Морской бой» после очередного «Упс!» встречали в надежде отыграться.
        В камеры городской стражи я попадала часто. Молодые офицеры ведь и слушать не хотят, когда задерживают, что оно само получилось. Это матерые следователи, наученные горьким опытом, знают, что меня лучше сразу в ведьмовскую школу отсылать. А иначе все отделение будет на ушах стоять.
        Я ведь не только в «Морской бой» хорошо играла, но и песни задушевные петь умела.
        - Госпожа ведьма! - Меня обняли, отчего Кот свалился на пол с возмущенным «Мя», а я едва удержала котел.
        Нет, вот так меня еще ни разу не встречали.
        - А наш следователь сказал, что вы не приехали! Что вы его не предупредили, что позже приедете? Он с вокзала злой такой вернулся, хуже демона! Надо было хоть весточку прислать, - Валенсия говорила настолько быстро и эмоционально, что мне на минутку даже захотелось сбежать обратно к мадам Боржуа, но я вовремя вспомнила, что я, вообще-то, оскорбленная ведьма.
        - Так я вовремя приехала, - улыбнулась я, насилу подавляя злорадство. - Просто мы с вашим следователем на вокзале разминулись.
        - А где же вещи ваши?
        - В особняке мадам Боржуа. Я туда заселилась, чтобы офицеров не обременять. А я вам тут суп сварила, - протянула я девушке котел. - По маминому рецепту.
        Стоило Валенсии только забрать у меня котел, как пустой холл огласило громкими перезвонами. Сработал один из кристаллов вызова, что находились на стене за ее стойкой. Такие же кристаллы имелись во всех зданиях любого города или деревни.
        Не прошло и секунды, как на первом этаже появились офицеры, выстраиваясь в одну линию.
        Ну, я тоже встала. Предпоследней. А фамильяр последним, гордо демонстрируя умение держаться на задних лапах.
        - Откуда сигнал? - требовательно вопросил спешно появившийся в холле следователь.
        - Из кондитерской господина Ыдэйк. - бодро отчиталась Валенсия.
        - Оперативная группа - на вы… - Вот тут-то господин следователь и заметил нас с Котом.
        А мы что? А мы внимаем, впитываем, так сказать, знания всеми фибрами души.
        Наверное, это все же была игра света. Не может человеческое лицо так сильно исказиться, даже если он очень зол. Да и нечеловеческое не может, но нам с фамильяром сейчас демонстрировали обратное.
        Столько ярости! Того и гляди сейчас на мне остроконечная шляпа вспыхнет!
        - Темных ночей вам, господин следователь. Разрешите доложить? - сурово вопросила я, подавляя чисто женское самодовольство.
        - Не разрешаю! - рявкнул он так, что я чуть метлу не выронила.
        Но нас криком не запугать! И не таких видели!
        - А я все-таки позволю себе доложить. Младший офицер Селена Абигайл к месту дальнейшего прохождения практики прибыла. Разрешите приступить к работе?
        - Не разре… - первым неладное почуял Кот, несильно дернув меня за подол. Да-да, я тоже заметила, как посветлело, разгладилось лицо следователя, а на губах его заиграла коварная улыбка. - Разрешаю. Всем на выход!
        - Простите, господин следователь! - окликнула его Валенсия. - Вам тут мама ваша корзинку прислала.
        Эмблему столичной ведьмовской кондитерской мы с фамильяром разглядели отчетливо. Только там можно было купить сладости, которые так сильно нравились ведьмам. Паучьи лапки в глазури, кексы с кремом из мяты, мухоморы в шоколаде и прочее.
        Все это великолепное многообразие сейчас и находилось в корзине. С огромнейшим сожалением я прошла мимо, покидая отделение.
        Ох, кто бы знал, каких трудов мне это стоило! В город нас во время учебы выпускали не чаще раза в месяц, но впрок-то не закупишься! Магической обработке эти кондитерские изделия подвергать было нельзя.
        - Селена, ты поняла, что сейчас произошло? - Запрыгнув мне на руки, Кот с волнением заглянул мне в глаза.
        - Да, - жалостливо обернулась я на центральный вход, спешно следуя за офицерами стражи. - С нами не поделятся.
        - Ой, ведьма! - закрыл Кот лапкой глаза, осуждающе качая головой. - Мама у следователя кто, если она ему из ведьмовской кондитерской гостинец прислала?
        - Светлая ведьма, - логично поразмыслив, ответила я.
        - А он тогда кто, если мама у него Светлая ведьма?
        - Темный… - я запнулась. И буквально, и фигурально, осознавая всю степень подставы, свалившейся на мои бедные хрупкие плечи. - Темный ведьмак!
        Фамильяр озвучил нашу общую мысль:
        - Нам конец.
        Было принято считать, что у Светлых ведьм всегда рождались только такие же Светлые ведьмы. Причем независимо от того, кем был отец. В моем случае, например, оборотнем, но я от него унаследовала лишь крупицы - глаза, что менялись тогда, когда я пребывала в крайней степени враждебности.
        Так было всегда. В девяноста девяти процентах случаев.
        А вот в одном…
        Лишь изредка у Светлых ведьм рождались мальчики. В такие моменты говорилось, что кровь отца взяла верх над генами матери. А сильнее ведьм с многолетними традициями были еще более многолетние.
        Маги, которые обуздали черную сторону своей силы. Рыцари, несущие ночь, и те, от кого у Светлых ведьм рождались Темные ведьмаки - ведьмы в мужском обличье, в равной степени перенявшие оба дара своих родителей.
        Они были вреднее ведьм. Они были злопамятнее ведьм. Они были хитрее ведьм.
        И беспощаднее.
        - Нам конец, - повторил Кот, перебираясь ко мне на плечи. - Может, вернемся за супчиком?
        - Да сейчас! - разозлилась я. - Ведьмы не отступают!
        Я без труда догнала офицеров городской стражи. В дом семьи Ыдэйк мы врывались уже вместе, но мужчин я пропустила вперед, потому что старенькая дверь, что находилась рядом с входом в кондитерскую, оказалась заперта.
        Ну не мне же ее ломать? У меня платье новое, а у них форма казенная - не жалко.
        Представшая нашим глазам картина не оставляла сомнений в том, что поступивший вызов не был ложным. Рядом со светло-зеленой дверью, прямо в прихожей на полу сидел грустный мужчина лет шестидесяти на вид. Он опирался подбородком на свою ладонь.
        Сгорбленная спина, потухшие глаза. Все это вкупе с воткнутыми в дверь ножами указывало на то, что конфликт был, но, судя по всему, завершился без участия второго собеседника, который от греха подальше очень разумно решил спрятаться.
        - Господин Ыдэйк, - обратился к мужчине один из трех офицеров, чье лицо покрывали задорные веснушки. Не слишком длинные золотые волосы были убраны в короткий хвост, отчего легко можно было разглядеть светло-карие глаза и округлые черты лица. - Ну как же вы так? От вас я такого точно не ожидал.
        - Я тоже не ожидал, - тяжело вздохнул владелец кондитерской, продолжая сидеть. - Забирайте, чего уж там.
        - Госпожа Ыдэйк, выходите, - окликнул хозяйку дома блондин.
        Светло-зеленая дверь осторожно приоткрылась, а наружу выглянула моложавая женщина, которой навскидку я могла бы дать не больше сорока. Ее платье, как и одежда мужа, было пошито из добротной ткани. У обоих присутствовали белые накрахмаленные фартуки.
        - Заявление писать будете? - грозно осведомились за моей спиной, отчего у нас с фамильяром шерсть дыбом встала. Ведьмак собственной персоной.
        - Не буду, - утерла женщина краем фартука щеку, по которой катилась слеза. - Вы только рядом постойте, пока я с мужем поговорю…
        - Сопровождением не работаем. Или заполняйте заявление, или оформляйте ложный вызов. Патрик - на месте, остальные - в отделение. И да, госпожа ведьма, - тон голоса следователя очень нехорошо смягчился. - Вы тоже остаетесь здесь. Ваша задача - убедиться, что здоровью граждан ничего не угрожает. Психологическая помощь, помощь целителя, предупреждение и проведение профилактической беседы. Вы же это умеете?
        Оба офицера посмотрели на нас с тем, кого назвали Патриком, с изрядной долей сочувствия. Голубоглазый блондин явно приуныл оттого, что придется работать так поздно. Я же, наоборот, воодушевилась. Воодушевленно же проводила взглядом уходящего следователя.
        Что может быть лучше нового дела на второй день практики? Это не бумажки перебирать! Это целое дело, пусть и бытовая ссора.
        - Так… - огляделся молодой офицер явно в поисках места, куда бы мог пригнездиться.
        - Хозяюшка, вы рассказывайте, рассказывайте, - обратилась я, потоптавшись на месте. - Что у вас приключилось?
        А приключилось совсем не то, что виделось на первый взгляд. Да, муж на жену разъярился, ругался страшно, но ножи совсем не он бросал в дверь, а призрак свекрови, которая даже после смерти успокаиваться не желала.
        Склочная была женщина, властная. Все любила держать в ежовых рукавицах, но сейчас не о том. Ссора произошла по причине того, что из семейного сейфа пропали все деньги, которые господин и госпожа Ыдэйк откладывали на открытие кондитерской в столице.
        Буквально с полчаса назад тихий и добрый отец семейства это обнаружил, а его жена отпираться не стала. Сказала, что это она взяла, но все свои злоключения полностью поведать не успела, потому что появилась свекровь.
        Увы, но деньги госпожа Ыдэйк действительно потратила. Не по своей воле - со слов потерпевшей. Странные события, произошедшие с ней сегодня, она помнила плохо и будто в тумане.
        Утром в кондитерскую заходила за печеньем женщина, которая приехала в Кентерфил вместе с магами, что путешествовали по миру, рекламируя новейшую перевозную студию красоты.
        Разговорившись с хозяйкой кондитерской, покупательница вручила ей приглашение на бесплатную консультацию, на которой так же бесплатно можно было опробовать на себе новинки волшебной косметики.
        Подменившись в кондитерской, госпожа Ыдэйк вместо того, чтобы отправиться на законный обед, побежала в арендованный приезжими магами дом. Пока ее консультировали, рассказывая о чудодейственных свойствах омолаживающей косметики, женщина пила чай со своим же печеньем, а потом все как в тумане.
        Смутно помнила, как ей крем в кожу лица втирали, как в зеркале свое отражение разглядывала, рассматривая эффект. Точно сама своими ногами домой заходила и сейф открывала, забирая оттуда все до последней копейки. Очнулась женщина уже дома, с чемоданчиком в руках, в котором и лежала волшебная косметика.
        - Вы поймите, я бы по своей воле никогда эту дрянь не купила. Ну не стоят четыре крема и две мази целой кондитерской! Я ведь знаю, как долго мы эти деньги откладывали, как мечтали, что о нашей стряпне вся столица будет говорить, - вытирала госпожа Ыдэйк бегущие по щекам слезы. - Вы не подумайте, я же к ним ходила после этого. Сразу, как очнулась, так и побежала с этим чемоданом, а они мне под нос магически защищенный договор с моей подписью, что сама купила, по своей воле, никто не принуждал. Отказались деньги возвращать.
        - Разберемся, - подняла я голову от записей, которые делала попутно. - Вот, прочтите и распишитесь. Это заявление от вас на студию красоты, а это ваши показания. И руку вашу, будьте добры, мне нужно взять у вас немного крови. Хотя… Если схема та же, то отравляющее вещество уже выветрилось.
        - Ты что делаешь? - зашипел мне на ухо Патрик, при этом улыбаясь сидящим с нами за одним столом хозяевам. - Тебе следователь что сказал?
        - То же самое, что и тебе. Всесторонняя помощь пострадавшим, - усмехнулась я, сгребая все бумажки в папочку.
        Любовно прижав папку к груди, я обратилась к хозяину кондитерской:
        - Господин Ыдэйк, вы, главное, не расстраивайтесь. Городская стража во всем разберется в самые кратчайшие сроки. Госпожа Ыдэйк, не могли бы вы дать мне пригласительный? Если он у вас остался.
        - Да, конечно, - воодушевилась женщина.
        Поднявшись, она спешно скрылась за дверью. Мы тоже поднялись. Один лишь Кот продолжал нагло лопать угощения: булочки, пирожные, печенье и зефир.
        - Жозефу это не понравится, - прошептал офицер, протягивая лапки к папке.
        По лапкам и получил:
        - Плевать я хотела, что понравится вашему следователю, а что нет. Я выполняю свою работу.
        Мне действительно не было страшно. В обиду меня никогда не дадут. Стоило мне лишь с силой сжать кулон, свисающий с моей шеи, как здесь в короткий срок окажется весь ковен. Этот кулон всем ученицам выдавали еще при поступлении в ведьмовскую школу, и через него же мы могли связываться друг с другом, если в этом была необходимость.
        Именно через него я передала сегодня информацию о том, что дежурной ведьме нужна помощь.
        Забрав у хозяйки пригласительный на ее имя, я попрощалась и последовала на выход. Над городом уже стояла густая ночь. Тусклые фонари освещали улицы и немногочисленных прохожих.
        Один такой как раз поджидал нас на тротуаре, беседуя с дамами, что были облачены в красивые платья. Они на него смотрели так, будто вот-вот собирались приправить солью и перцем и сожрать.
        Простите, затащить под венец.
        Их экипаж мирно скучал на дороге на пару с возничим и лошадью.
        Увидев нас, молодой мужчина галантно поцеловал дамам ручки и направился к нам. Поданную руку я бессовестно проигнорировала. Что я, без чужой помощи три ступеньки не преодолею?
        - Ордин? - удивился сопровождающий меня офицер. - Какими судьбами?
        - Ну не мог же я оставить вас одних. Ты всего месяц как на службе, а обворожительная госпожа ведьма слишком ценный экземпляр, чтобы оставлять ее под твою ответственность.
        Вся эта тирада была произнесена в попытке захомутать мою руку для поцелуя. Пришлось срочно прятать руки вместе с папкой за спину.
        А ведь точно! Этого господина я сегодня уже видела. Он был одним из трех офицеров городской стражи, о чем красноречиво говорил его плащ. Пепельного цвета волосы были убраны в длинный хвост, желтые волчьи глаза поблескивали, ловя отсветы фонарей.
        Выше меня однозначно. За его широкой спиной можно было спрятать не только нас с котом, но и Патрика. Оборотень. Стопроцентный оборотень. Теперь понятна реакция дам. У оборотней вместе с генами передавалось сильнейшее обаяние, противостоять которому было почти нереально.
        Только на меня господин Ордин особого впечатления не произвел. За все то время, пока оба офицера настойчиво провожали меня до особняка мадам Боржуа, я услышала десятки комплиментов, но…
        Ничего полезного.
        Просто, когда папа оборотень, трудно не выработать иммунитет на это особое обаяние. Но офицера, конечно, задело. Это было видно по его разочарованному лицу.
        - Спасибо, что проводили, - улыбнулась я, уже стоя на крыльце.
        - Я бы, честно говоря, не отказался от чашечки бодрящего отвара в хорошей компании. Как вы на это смотрите, госпожа ведьма? - все-таки поймал мою руку Ордин, чтобы прижаться к тыльной стороне ладони губами.
        - Простите, но вы нервируете моего фамильяра, - вырвала я свою ладонь. Огромное желание вытереть ее об юбку проигнорировала с трудом. Воспитание! - Господин Варлщ, я жду вас утром к девяти. Не опаздывайте, пожалуйста, на завтрак.
        - Меня? - удивился Патрик, нервно переминаясь с ноги на ногу. - Но как же отчет?
        - Вот завтра господину следователю и передадим. Вместе с преступниками. Доброй ночи, господа.
        И вредная ведьма была такова. А все почему?
        - Бессовестные! - бранился Кот, спрыгнув на пол холла, едва дверь за нами закрылась. - Ну ничего, я им в тапках обязательно подарки оставлю. Нечего к моей кровиночке лапки тянуть! Где честь? Где достоинство? Где долгие ухаживания и цветы? Вот в наше время…
        Спать ведьма в моем лице ложилась голодной, но счастливой. Первое дело было почти раскрыто, а значит, нос следователю я все-таки утерла.
        ГЛАВА 4: КОДЕКС ВЕДЬМ
        Кодекс ведьм существовал еще в те времена, когда не родилась наша верховная. Этот кодекс неустанно блюли все ведьмы от мала до велика, потому что он - этот кодекс - способствовал нашему выживанию как отдельному виду, к которому то и дело протягивали жадные лапки другие расы.
        Так вот именно в это утро я нарушала важнее правило ведьмовского кодекса - собиралась самостоятельно пролезть в стан врага, в то время как умная ведьма послала бы того, кого не жалко. Например, ведьмака или оборотня.
        Но существовало в этом кодексе и другое правило: видишь, что можешь помочь, - значит, помоги. Собственно, именно это я планировала сделать.
        Кто, кроме меня, поможет несчастной семье, на которой нехило нажились аферисты? В том, что госпожа Ыдэйк встретилась с мошенниками, я не сомневалась ни на грамм. Могла даже на свой котел поспорить!
        В столице уже давно переловили всех мошенников, использующих эту легкую схему наживы, а до дальних городков, выходит, нечестные на руку прохиндеи только добрались. Благо я знала, что делать.
        Просто так прийти в этот салон красоты и арестовать преступников я не могла. Нужны были неопровержимые доказательства того, что при консультации приглашенных гостей опаивали дурманящими зельями.
        Отследить воздействие такого зелья по истечении времени было невозможно. Анализы не находили его в крови, потому что у всех подобных зелий эффект был кратковременным. Нет, мне нужен был тот самый отвар, которым опаивали гостей, из той самой кружки.
        А как его получить, не попав внутрь? Никак, если не намереваешься притвориться гостем.
        - Вы завтракайте, завтракайте, господин Варлщ, - покивала я, вооружившись половинкой сырой картофелины и заклинанием из записной книжки.
        - Можно просто Патрик, - раскраснелся парень, смущаясь под взглядами племянниц мадам Боржуа.
        Как и договаривались, он пришел точно к девяти, успевая на завтрак, который я ела только одной рукой. Горячая гречневая каша со сливочным маслом имела приятный, чуть сладковатый вкус, а холодный кефир придавал ей кислинки и делал эту кашу молочной, а значит, полезной.
        Вторая моя рука тоже была занята очень важным делом. Я подделывала имеющееся в наличии приглашение, стирая с карточки чернила половинкой сырого картофеля. Заклинание очистки без труда избавляло от лишних разводов, а другое заклинание, копирующее почерк, создавало новую запись. Точно так же я исправляла плохие отметки в дневнике перед тем, как показать его верховной.
        Конечно, имя на карточке сейчас было написано выдуманное, но ведь меня в этом городе в принципе мало кто знает. Другое дело, что одежду срочно нужно было менять. Регламентированное ведьмовское платье выдавало мою причастность к городской страже с головой.
        - Мадам, я покорен вашими кулинарными способностями! - разливался соловьем Кот, что сидел по правую сторону от меня. - Возможно, у такой замечательной хозяйки найдется стаканчик теплого парного молочка?
        - А морда у вас, уважаемый Кот, не треснет от третьего-то стаканчика? - нисколько не повелась Элен на его сладкие речи.
        - Обижаете, мадам, - ничуть не обиделся фамильяр. - Моя морда переживет и пять, мр-р, стаканчиков.
        - Вот, возьмите, господин фамильяр, - передала наглецу свой стакан Альята.
        - Мадмуазель! Ваша щедрость не знает границ! Очарован вами. Премного благодарен.
        Теперь краснел не только Патрик, сидящий по левую руку от меня, но и Альята, что, впрочем, никому не мешало завтракать. Мешало другое.
        - Госпожа ведьма, я, конечно, не сомневаюсь в ваших методах, но разве вы сейчас… не нарушаете закон?
        - Чем? Подделыванием пригласительного? Я, между прочим, совершаю благое дело. Преступников собираюсь поймать. Вот скажи мне, Патрик, как ты будешь смотреть в глаза мадам Боржуа, если мадам станет жертвой этих мошенников и отнесет им все свои сбережения? Вот-вот! А ведь ты можешь их сегодня поймать, и тогда граждане города не пострадают.
        - Но господин следователь сказал, чтобы мы передали это дело ему, - настаивал паршивец.
        - Конечно, сказал. Потому что хочет забрать все лавры себе, а ведь это наши лавры! Вот представь, что напишут в газетах. Молодая красивая ведьма-практикантка и не менее обаятельный офицер, совсем недавно начавший свою карьеру в городской страже, поймали опасных мошенников, опаивающих честных жителей города дурманящими зельями с целью выманить у них денежные средства. Нас не только похвалят, нас еще и повысить могут. А может, и наградят за смекалку, смелость и оперативность. Как тебе такое?
        - А Кот? - возмутился, собственно, Кот, слизывая белые усы от молока.
        - И Кот там тоже был. Все, пора идти. Спасибо за завтрак, мадам Боржуа.
        Патрик явно ушел в своих фантазиях дальше, чем я. Покинув особняк, он следовал за мной по пятам, но гордая осанка и мечтательная, чуть глуповатая улыбка с ним никак не расставались.
        Во-о-от! А говорили, что я не умею людей вдохновлять! Сейчас бы мне наша преподавательница по дипломатии, интригам и пакостям точно высший балл поставила!
        Путь я держала в ближайший магазин готовой одежды. Мне требовалось что-то простое, но при этом элегантное и из хорошей ткани, чтобы мошенникам сразу было видно, что горожанка я зажиточная. В моем саквояже ничего подобного не имелось по причине ненадобности.
        Нет, у меня, конечно, были платья, но исключительно ведьмовские, по регламенту - строгие и сдержанные, а еще где-то завалялись брюки и рубашка - не в платье же мне по особо злачным местам преступников разыскивать, но все это для нашего дела не подходило.
        - А здесь сыровар живет. Сыр у него всегда самый лучший, свежий. А вот тут кузница за углом. Если надо, и меч, и подкову соорудят, - проводил Патрик мне коротенькую экскурсию.
        - А здесь что? - спросила я, указывая на странную лавку. Вся витрина была заставлена книгами так, что и не разглядеть, что происходит внутри.
        - Так книжный магазин. Все новинки из столицы возят, поэтому появляются они у нас здесь с опозданием.
        - А там? - всполошился Кот, соскользнув с моих плеч мне же в руки. - Неужто рыбу продают?
        - Рыбу, рыбу, - усмехнулась я, почесывая ему шею.
        В эту лавку я ходила без него. Потому что знала, что его потом за хвост не вытащишь, а финансы у нас не резиновые.
        Вообще, городок показался мне очень даже приветливым. По крайней мере, пока мы шли, доброго утра нам желали все встречные прохожие. Меня приветствовали с уважением, молодого офицера с доброй, чуть снисходительной улыбкой - так смотрят на свое чадо, когда он маминой помадой рисует на стене кособокое солнышко.
        По пути нам встретился мальчишка, торгующий газетами. Кто бы сомневался, что на первой полосе будет новость о том, что в Кентерфил приехала долгожданная ведьма. Правда, опубликовали статью без фотографии, что полностью соответствовало моим ожиданиям.
        Пусть кто попробует сфотографировать ведьму без ее разрешения! Превращением в лягушку или рогами не отделаются!
        Лавка готовой одежды находилась достаточно далеко от здания городской стражи, чтобы не попасться на глаза следователю, но близко к дому, который арендовали мошенники. Офицер и фамильяр заняли стратегически важное место на диване, пока хозяйка лавки не без опасения помогала мне выбрать соответствующий делу наряд.
        Ведьм остерегались, да. Но уважали.
        - Вот это светло-зеленое платье, пожалуй, подойдет. И можно мне таз с водой? Мне бы умыться.
        Ведьма в моем лице преображалась. Аккуратно сняв остроконечную шляпу и платье, я сложила их во врученную мне коробку. Смыв с лица косметику, промокнула лицо поданным полотенцем.
        Платье мне определенно шло, но от былой ведьмы не осталось и следа. Я сразу сбросила лет пять, обидно походя на свои восемнадцать.
        Распущенные волосы тоже пришлось убрать. Я заплела их в длинную тугую косу, хотя непослушные локоны то и дело желали вырваться наружу. Оценив дело рук своих, результатом осталась довольна.
        Вылитый человек!
        - Ну что? Как я вам? - вышла я из примерочной, чувствуя себя нагой без ведьмовских атрибутов.
        - Храшавиша! - похвалил меня Кот, за обе щеки уплетая неизвестно откуда взявшуюся свежую рыбу.
        Патрик же смотрел на меня, выражая всем своим видом крайнюю степень удивления. Да что там удивления? Изумления! Неверия!
        - Г-г-госпожа ведьма? - почему-то спросил он шепотом.
        Даже хозяйка лавки не сводила с меня пораженного взгляда. И только Коту все было нипочем. Он меня и не такой видел! Больше того, он видел самое страшное - то самое растрепанное и помятое чудовище, что встает по утрам с одним-единственным желанием - убивать.
        Расплатившись за покупку, я вытащила мужскую, но не самую сильную половину нашего сабантуя на улицу.
        - Значит, так. Мои вещи и фамильяр на тебе. Подкрепление нужно вызвать ровно через полчаса, потому что вдвоем мы их точно не возьмем. Пострадавшая описала как минимум троих: двух магов и их помощницу…
        - Следователь нам на помощь не придет. Он ясно сказал: передать это дело ему. Может, все-таки сами, как и хотели?
        - Сами можем не справиться, поэтому подкрепление необходимо. Знаешь что, ты скажи ему, что меня убили. Зуб даю, он сразу прибежит, чтобы позлорадствовать.
        - Ты уверена? - засомневался Патрик.
        - Под мою ответственность.
        И пошла я. Не в ту сторону пошла, на мгновение потерявшись в малознакомом городе, но тут же исправилась. Гордый и независимый вид наше все.
        Нужное здание располагалось через два дома и радовало отсутствием вывески. Входная дверь, к моему неудовольствию, оказалась заперта, но мы - ведьмы - народ настойчивый, и не в такие места попадали. Через несколько минут оглушающего стука, когда на меня уже косились из соседних домов и лавок, за стеклом появилась сонная морда мага номер раз.
        - Доброго утречка, уважаемый, - расплылась я в глупой улыбке. - А я вот к вам на консультацию пришла. Маменька послала. Иди, говорит, доченька, посмотри, что там за косметика такая. Они с папенькой в столицу за товаром уехали…
        Я специально говорила громко и эмоционально, чтобы слышал меня не только маг, но и любопытные. Расчет был на то, что при таком раскладе меня сразу затащат внутрь, чтобы не привлекала лишнего внимания к законной на первый взгляд деятельности.
        Но только на первый взгляд.
        Косметика, которой торговали мерзавцы, на самом деле эффект оказывала, но кратковременный - не больше часа, потому что более дорогие экземпляры требовали больших финансовых вложений и умений и надзор за такими средствами тоже велся пристальный.
        Денег, за которые эту омолаживающую косметику продавали, она не стоила. Когда в столице был суд над подобной компанией, выяснилось, что цена для разных клиентов была завышена в сто, в двести, а то и в триста раз. Тут уж смотря насколько богатые клиенты попадались мошенникам.
        Моя уловка сработала на отлично. Внутрь меня действительно затащили, грубовато схватив за руку, но я даже не пикнула, продолжая изображать восторженную дурочку.
        - Ой, как у вас тут красиво. И стойка такая интересная. А это присесть можно, да? Ничего, если я печеньем угощусь? А это ваша продукция, да? Какие баночки симпатичные!..
        - Подождите, пожалуйста, одну минутку, - попросил маг, глядя на меня оценивающе.
        - Конечно-конечно.
        Как примерная девушка, я заняла место на низком мягком диване. В приемной, кроме стойки, дивана и небольшого столика, на котором стояла ваза с печеньем, больше ничего массивного не было. Все остальное место занимали грамоты, благодарственные письма, картины, на которых были изображены девушки, рекламирующие эту косметику, и, собственно, сам стеклянный стенд с косметикой.
        Простенькая белая дверь на фоне бежевых стен едва ли выделялась, но скрылся маг за другой. За той, что стояла в закутке и, скорее всего, вела в жилую часть дома. Именно оттуда вскоре появилась женщина лет сорока. Расплывшись в щедрой улыбке, она предложила мне чаю.
        Дело в том, что быстродействующее зелье, от которого временно страдал рассудок, вот такие аферисты добавляли именно в напитки, а если гость от угощений отказывался, то в пробник чудодейственного крема.
        Эффект наступал через полчаса - ровно столько нужно было лежать, чтобы дурман подействовал. Жертве показывали ее отражение, ей, естественно, все нравилось, поэтому от «выгодной» покупки она не отказывалась и, туго соображая, тащилась за деньгами.
        От чая я не отказалась. Напиток можно незаметно испарить и не пить, а от отравленного крема так легко не избавишься.
        - А вы тоже пользуетесь этой косметикой? - с любопытством уточнила я, потихоньку испаряя содержимое кружки, не забывая при этом подносить ее к губам и имитировать глотки.
        - Конечно! - с удовольствием делилась со мной помощница. - Вот сколько лет вы мне дадите?
        - Тридцать? - очень сильно польстила я чужому самолюбию.
        - Что вы, что вы! Мне уже шестьдесят, - зарделась женщина от моего комплимента.
        Я, конечно, глаза большие сделала, словно не могу поверить в такие преображения, но про себя тихонько посмеивалась. Если верить ее словам, меня отсюда младенцем вынести должны.
        - А что ваша маменька? - поинтересовалась помощница.
        - Так уехали они с отцом в столицу за товаром. Ювелирный салон ведь не так просто держать. Нужно следить за модой и закупать актуальные украшения. На прошлой неделе, например, в моде были бриллианты…
        Я испарила половину кружки, когда в приемной показался маг. Не тот маг, что открывал мне двери, а миловидная женщина в симпатичном голубом брючном костюме.
        - Пройдемте на консультацию, госпожа, - позвала она меня.
        - А можно я кружку с собой возьму? - смущенно спросила я. - Уж очень у вас чай вкусный.
        Кружку с собой мне взять разрешили. После словосочетания «ювелирный салон», мне кажется, мне бы и луну с неба достали, если бы я того потребовала.
        Проведя меня во второе помещение, магичка представилась, показала свои награды и благодарственные письма от постоянных клиентов, а после предложила занять место на кушетке, чтобы мне было комфортнее.
        Кружку при этом я из рук не выпускала. Да я легче без платья останусь, чем оставлю улику без присмотра!
        Пока меня мазали чудодейственным средством, словоохотливая магичка рассказывала о составе этого крема, его полезных свойствах и женщине, которая придумала эту косметику, экспериментируя с различными натуральными ингредиентами.
        В общем, мне врали. И даже не краснели.
        - А теперь я вас ненадолго оставлю. Крем должен впитаться. Если что, зовите.
        Времени прошло навскидку минут двадцать, когда магичка вернулась. Я это время потратила с умом, осторожно помещая улику вместе с ее содержимым в специальную сферу. Так на месте останутся все отпечатки, а чаек не расплещется, зависнув над потолком.
        - Ну как? Видите эффект? - подала женщина мне объемное круглое зеркало в тяжелой кованой раме.
        - Ничего себе! - восхищенно выдала я, осматривая себя со всех сторон. - Это правда я? Смотрите, у меня вот здесь были морщинки! А теперь их нет! И кожа… Кажется, кожа стала светлее! А прыщик? Смотрите, вот тут был, на подбородке!
        - Раз вас устраивает эффект, только сейчас и только вам я могу предложить весь набор наших чудодейственных омолаживающих средств со скидкой пятьдесят процентов, а два набора - для вас и для вашей мамы - со скидкой шестьдесят процентов. Как вам такое предложение? - коварно улыбалась дамочка, наблюдая за моими обезьянничествами и слушая мою начинающую заплетаться речь.
        - Маме точно понравится! А что маме понравится? - с сомнением поинтересовалась я у магички.
        - Наша косметика. Вы хотели купить два набора - себе и маме.
        - Да? - удивилась я. - А сколько…
        - Стоимость? Сущие копейки за возможность выглядеть молодо и эффектно. Вы покупаете не косметику, вы покупаете восхищенные взгляды окружающих! Вот сколько у ваших родителей есть денег?
        - Денег? - переспросила, будто с усилием пытаюсь что-то вспомнить. - Много денег.
        - Тогда несите все! Ваша красота - это вложение в ваше безбедное будущее!
        - Нести все, - слезла я с кушетки, думая о том, что пора бы уже офицерам и следователю появиться.
        И только я об этом подумала, как за дверью раздался грохот, женский вопль и мужская ругань. Где-то там даже знакомое «Мя-я-яв!» проскользнуло.
        - Живо на пол! Держать руки так, чтобы я их видела! - молниеносно оборачиваясь, скомандовала я.
        Белая дверь слетела с петель. Я точно знала, что за моей спиной офицеры городской стражи, но тишина, воцарившаяся ни с того ни с сего, меня откровенно напрягла.
        Удерживая магичку на мушке собственного заклинания, я ме-е-едленно обернулась.
        Да, два офицера и следователь стояли в дверном проеме. И нет, с ними не все было в порядке. Когда три мужика смотрят на тебя как на вожделенный кусок мяса, это очень-очень плохо. Потому что именно так действует любое зелье. И любовный суп.
        - Селена, я там всех уронил! - с гордостью проскользнул между трех пар ног мой фамильяр. - А чего это они застыли?
        - Клара, беги! - заорала магичка, сбивая меня с ног заклинанием.
        И вот кто бы бедной ведьме помог!
        - Стоять! Сидеть! Лежать! - кричала я, выпрыгивая в разбитое окно вслед за магичкой.
        Юбку платья пришлось задрать выше колен, но эстетическая сторона вопроса меня волновала мало. Несясь по улице в полосатых чулках и новых ботиночках, я уворачивалась от заклинаний, пуская в ответ не менее болезненные.
        Плюнув на все, очень злая ведьма призвала метлу. На своем излюбленном средстве передвижения магичку я не только догнала, но и перегнала, встречая ее, бегущую на всех парах, ударом метлы.
        Заклинания? Чары? Чистая магия?
        Удар метлы по мордасам! Умеем, любим, практикуем!
        - Будешь еще честных граждан обманывать? Будешь всякой дрянью опаивать? - наподдавала я прутьями до тех пор, пока меня не оттащили.
        - Госпожа ведьма, да успокойтесь вы! - схватив за талию, тащил меня следователь, пока Патрик запаковывал деморализованную магичку в наручники из зачарованной стали.
        Поставив меня на землю, мужчина развернул меня к себе и… Пропал. Он явно хотел сказать что-то обидное, но лицо его изменилось, черты разгладились, став более мягкими. Следователь по-прежнему оставался серьезным, но теперь не злился.
        Наоборот.
        Порывисто притянув меня к себе, Жозеф Калье меня поцеловал.
        Сладкая дрожь охватила каждый сантиметр моего тела. Перед глазами потемнело, веки зажмурились, а горячая волна пробежала от спины до затылка.
        Его губы были чувственными, мягкими. Прикосновение оказалось приятным настолько, что я позволила мужчине углубить поцелуй.
        Задержание? Преступники?
        Пусть с этим разберется кто-нибудь другой, потому что я… Кажется, я научилась летать без метлы.
        И вот насколько неожиданно меня поцеловали, настолько же неожиданно и отстранили от себя, удерживая на вытянутых руках.
        - Да чтоб вас вампиры к себе утащили! - выругался следователь, глядя на меня как на истинное зло - с ужасом. - Да я вас на костре сожгу!
        Последнее, чего я ожидала после таких угроз, так это того, что меня бессовестно закинут в портал. Я едва успела сгруппироваться, падая не на пол, а на диван, что стоял рядом.
        Судя по черной решетке на окне, находилась я в здании городской стражи, а если брать во внимание обстановку, то в комнате отдыха, в которой офицеры коротали время.
        И вот как прикажете это понимать? Точно захотели все лавры себе забрать!
        Только я собиралась встать, как портал над моей головой открылся повторно. С возмущенным «Мя-я-яв!» на колени мне приземлился взлохмаченный фамильяр.
        - Да чтоб вас икота три дня мучила! - пожелал он тем, кто остался по другую сторону, и едва успел отпрыгнуть, потому что следом прилетела коробка с моими вещами, которые я оставляла для сохранности Патрику вместе с Котом.
        - Я так этого не оставлю! - полная решимости, поднялась я на ноги, чтобы вернуться обратно на место преступления. - Конец ведьмаку!
        - Ой, госпожа ведьма, это вы? Дайте-ка я вас обниму… - появилась в дверях Валенсия, явно испробовавшая моего супчика, как и все, кроме Патрика.
        Кот тяжело вздохнул:
        - Кажется, конец пришел именно к нам.
        ГЛАВА 5: УБИТЬ НЕЛЬЗЯ ЛЮБИТЬ
        - Что вы там опять добавляете, госпожа ведьма? - предупреждающе поинтересовался ведьмак.
        Причем на меня, колдующую за одним из четырех рабочих столов, мужчина вот совсем не смотрел, а занимался написанием отчета по сегодняшнему делу, но видеть все мои действия этому наглому, беспринципному… гаду! - его занятость нисколько не мешала.
        - Так травки добавляю. Для лучшего эффекта, - самым честным образом соврала я, закидывая помет летучей змеи. Исключительно из вредности.
        Где-то что-то опять громыхнуло, а следом раздался волчий вой.
        - Патрик, сходи посмотри, чего они там опять, - приказал следователь.
        Офицер, до этого мирно заполнявший документы, с жалостью глянул на меня и вышел в коридор. Там, на первом этаже, в тюремной камере были временно заперты оборотень, маг солнца и имеющая на последнего виды секретарь.
        Впрочем, сейчас все они имели виды только на меня, включая следователя, который супчиком тоже угостился, но, в отличие от остальных держал себя в руках и с непристойными предложениями на меня не бросался, раскидываясь заверениями в вечной любви.
        Нет, он обещал мне кое-что другое, если в течение получаса я не сварю антидот. При этом его совершенно не волновало, что ведьм на костре последний раз сжигали больше века назад. Дремучие были времена.
        - Валенсия просит еще котелок супа, но уже для мага солнца, - отчитался Патрик, возвращаясь обратно за свой стол.
        - А премию ей не начислить? - усмехнулся ведьмак, откладывая очередной исписанный мелким почерком лист.
        - У них там, между прочим, любовь, - со знанием дела ответила я.
        Пока мы с Валенсией ждали весь остальной состав, девушка не только заверяла меня в симпатии, но и рассказывала о своих чувствах к непреступному и явно слепому магу солнца. Офицер игнорировал ее и раньше, но, когда она устроилась в городскую стражу секретарем, вообще перестал замечать ее намеки.
        А у нее любовь! С первого взгляда! По крайней мере, большие серые глаза наполнялись неподдельными слезами, когда Валенсия рассказывала мне о своих чувствах.
        - Я уже столько романов любовных перечитала! Все делала! И глазки строила, и вздыхала, и о помощи просила, и комплименты говорила. А он… А он бесчувственный!
        С этим я могла бы поспорить. Под любовным супом маг солнца показался мне очень даже пылким и романтичным. По крайней мере, в здание городской стражи мужчина вернулся не с пустыми руками, а с цветами. Оборвать чужую клумбу и получить за это звездюлей - очень романтично.
        - Как там у нас дела с отворотным зельем? - лениво поинтересовался ведьмак.
        - Готово, - выключила я горелку, сдувая прядь волос, что нависла на лоб.
        - Отлично. А теперь пробуйте.
        - Что? - удивилась я, возмущенная до глубины души.
        - Пробуйте, что не ясно? Вы же не думаете, что я поверю вам на слово?
        Хотелось закричать, топнуть ногой и что-нибудь срочно разбить. Но вместо этого я спокойно взяла котел и так же спокойно вышла с ним из кабинета, чтобы вылить его содержимое в унитаз.
        Обратно в кабинет я возвращалась с гордо поднятой головой и расправленными плечами.
        Насмешливый взгляд ведьмака до последнего преследовал мою спину, прожигая в ней парочку дыр. Но что нам взгляды? Меня уже обещали задушить, утопить, расчленить и сжечь. Чего я там не видела?
        Снова поставив котел на подставку, я включила горелку. Мою сумку с ингредиентами и всем необходимым из особняка мадам Боржуа Патрик притащил еще полчаса назад. И это не я его посылала, а разъяренный ведьмак. Мужчина сказал, что не выпустит меня отсюда до тех пор, пока я не сварю отворотное зелье.
        Увы, первая попытка провалилась.
        - И вот мне любопытно, что за зелье вы приготовили? Судя по запаху, это было слабительное, - размышлял следователь вслух, все больше пугая Патрика, который и без того на меня с опаской косился, хоть и пытался свой страх не показывать.
        - И не только слабительное, - с гордостью ответила я. - Вы когда-нибудь чувствовали себя животным?
        - Каким животным? - заинтересовался ведьмак.
        - Мышью. Очень наглой белой мышью.
        - Угрожаете? - все-таки удостоили меня вниманием, оторвав взгляд от бумаг.
        - Что вы? Я никогда не угрожаю, - улыбнулась я. - Я сразу делаю.
        Нормальное отворотное зелье было сварено за пятнадцать минут. На этот раз следователь не предложил мне попробовать мое варево. Однако и сам пить не спешил.
        - Патрик, сходи к пострадавшим и предупреди, что деньги им будут возвращены после суда, который назначен на утро.
        - Но я еще не заполнил все бумаги, - возразил младший офицер.
        - Что непонятного я сказал? Потом заполнишь. У тебя вся ночь впереди.
        С тяжелым вздохом парень стащил со стула свой плащ и поплелся на выход из кабинета. Да, попало ему не меньше, чем мне, потому что виноваты перед следователем мы были оба.
        Ведьмак так считал.
        Вот и отдувались.
        - Мне уже можно идти? - поинтересовалась я, складывая в сумку инвентарь.
        Тишина мне не ответила. Насторожившись, я обернулась. Вопль удалось сдержать с невообразимым трудом. Жозеф стоял прямо за моей спиной и задумчиво меня разглядывал.
        - Отворотное зелье? - предложила я, схватив поварешку.
        Ведьмак же схватил меня.
        Поварешка выпала из моих рук, громко звякнув о стенку котла. Чужие губы совершенно беспардонно впились в мои, упрямо раздвигая их. Я чуть в обморок не грохнулась. То ли от неожиданности, то ли от чувств, что нахлынули на меня, словно бушующие волны океана в шторм.
        Упиралась ладонями в его плечи, но мужчина моего сопротивления будто и не чувствовал. Хотя какое там сопротивление? Так, легкое возмущение.
        Возмущение оттого, что меня прижали к ближайшей стене, опасно нависая надо мной. Мы оба тяжело дышали, когда это безумие закончилось. Точнее, его прервал ведьмак, увеличивая расстояние между нами до десятка сантиметров.
        - Уходите, госпожа ведьма. Уходите и больше никогда не попадайтесь мне на глаза, - процедил следователь, гипнотизируя, убивая меня взглядом. - Сегодня из-за вашего супа мы едва не упустили преступников.
        Я обиделась. Вот серьезно, я обиделась, а когда ведьма обижается…
        - Без меня вы бы за это дело даже не взялись.
        Дверью на прощанье я хлопнула от души. Возвращаться в особняк в одиночестве, да еще и в растрепанных чувствах, было не очень уютно. Кот убежал под крылышко мадам Боржуа еще тогда, когда Патрик отправился за моей сумкой.
        Впрочем, стоило признать, что Кот ушел не по своей воле. Его выгнал Жозеф, потому что мой пушистый нянь начал за меня заступаться, грозясь подать заявление в отдел по защите ведьм фамильярами. Да, имелся в наличии и такой, что совершенно не понравилось ведьмаку.
        Пришлось Кота выпроваживать от греха подальше.
        На ужин я снова опоздала, поэтому спать пришлось ложиться голодной. Ну или почти голодной - котейка утащил для меня бутерброд и припрятал его прямо под подушкой, чтобы мадам Боржуа не нашла. Так, глядишь, скоро одни глаза останутся.
        - Нет. Не спится, - поднялась я с кровати, провертевшись под одеялом около часа.
        А ведь голодная и обиженная ведьма - это очень злая и вредная ведьма.
        - Ты что делаешь? - поинтересовался Кот, с любопытством наблюдая за мной с подушки.
        - Мстить собираюсь, - честно ответила я, зажигая горелку и ставя котел. - Завтра на работу не идем. Будем заниматься подрывной деятельностью.
        - Это как?
        - Подорвем авторитет одного наглого следователя. У госпожи Ыдэйк в доме призрак свекрови. Думаю, и у других горожан скелеты в шкафах найдутся. Ты со мной?
        - Я всеми лапками за!
        На варку разного рода зелий, изготовление притирок, кремов и мазей я потратила целую ночь. Под одеялко мы с Котом заползли только с рассветом. Уставшие, но довольные собой, пригнездились на подушки и…
        Кажется, глаза мы закрыли только на минутку, а нас уже разбудил такой невообразимый грохот, что мы даже на кровати подпрыгнули. Фамильяр так вообще до потолка взлетел да когтями за него зацепился.
        За окном солнце стояло уже высоко. Обед мы точно пропустили, как и завтрак, но не это было главное, а то, что особняк мадам Боржуа, кажется, собирались сносить. По крайней мере, стены дома сотрясало очень похоже.
        - Выходи! Выходи, подлая ведьма! Выходи, зараза!
        И вот кричали же явно с улицы. Что-то мне это очень сильно напоминало. Меня так окликали как минимум раз в неделю, но это в столице. А здесь-то что? Я еще толком ничего не успела натворить.
        Кот подумал так же:
        - Ты чего натворила, ведьма моя непутевая?
        - Не знаю, - пожала я плечами, спешно умываясь, красясь и натягивая платье. - Но, видимо, скоро узнаю.
        Крики на улице не прекращались. Грохот лишь усиливался, но хозяйка особняка не спешила за мной бежать. А все почему? Потому что защиту на особняк я еще в первый день поставила самую лучшую, за что и заработала пригоршню монет.
        Я-то себя знала! Кто-то бы да попробовал взять этот особняк штурмом. Летали, знаем. Комната в общежитии ведьмовской школы у меня была защищена на отлично! Ни один таракан не прошмыгнет, ни один дракон не сломает!
        - О, Селена, - улыбнулась мне Элен, убирая со стола. - Обедать будешь?
        - А есть чем? - уточнила одна чрезвычайно голодная ведьма.
        - Есть. Садись, сейчас принесу.
        - А мне? - с надеждой посмотрел на кормилицу кот.
        - А тебе могу усы оборвать! Кто вчера ночью целую банку сметаны съел?
        - Мыши? - предложил самый честный в мире фамильяр, жалостливо сложив лапки.
        - Я тебе дам мышей!
        - Мадам Боржуа, а что там на улице происходит? - попыталась я подойти к окну, но Элен, взяв за руку, усадила меня за стол.
        - Поешь сначала. Как раз к этому времени успокоится.
        - Кто успокоится? - прислушивалась я к голосам снаружи.
        - Следователь твой, - усмехнулась женщина и скрылась на кухне.
        Под грохот и крики я с удовольствием расправилась с поздним обедом и даже добавку приговорила. Кота тоже едой не обидели, так что из-за стола мы вышли сытыми и довольными.
        Одно только но. Ведьмак успокаиваться даже не думал.
        - Может, пересидим? - предложил фамильяр.
        - Ведьмы не прячутся!
        На крыльцо особняка я вышла вовремя. Защита, установленная мною, заискрилась, тонко намекая на то, что продержится она недолго. Силен господин следователь! Очень силен!
        - Иди сюда, зараза! Я тебя придушу! - воодушевился Жозеф, увидев меня.
        Оказывается, офицеры городской стражи его держали. Причем держали на расстоянии от особняка, но мужчина все равно кидался сферами с чистой магией, забирая на себя все внимание собравшейся толпы.
        Неужто отворотное зелье не сработало?
        Да нет, остальные-то адекватно себя ведут, а значит, сработало.
        - Это все, конечно, отлично, но вы хотя бы объясните за что? - спросила я, спускаясь на одну ступеньку ниже.
        - Она еще и не знает! - разъярился ведьмак, вырываясь из рук своих подчиненных.
        Только вместо того, чтобы подойти ко мне, мужчина резко крутанулся и чеканным шагом отправился прямо в толпу зевак, разрезая ее, словно корабль море.
        Я не поняла, это он так обиделся или все-таки выдохся?
        - Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? - окончательно спустилась я вниз.
        Офицеры городской стражи приблизились ко мне словно бы с неохотой да еще и опасливо посматривали в ту сторону, куда ушел Жозеф.
        - Госпожа Абигайл, а вы зачем делегацию ведьм из столицы вызвали? - осторожно поинтересовался Патрик, переминаясь с ноги на ногу.
        - Обворожительная госпожа… - попытался поймать мою руку оборотень.
        - Почему вы господину следователю не доложили о том, что стало с дежурной ведьмой? - взял слово маг солнца.
        Ему я и ответила, как человеку более располагающему к откровенности:
        - Господин Бельман, ваш следователь отстранил меня от работы, угрожал тем, что не поставит мне практику, если я приду в здание городской стражи, и поселил меня в особняке мадам Боржуа. Скажите, это похоже на радушный прием? - поинтересовалась я, сжимая в кулаке три склянки с зельями из ночного запаса. - Так почему я должна оказывать ему содействие? Я выполняла свою работу согласно ведьмовскому кодексу. Раз меня не считают полноценным сотрудником, то и докладывать я никому ничего не должна.
        Появление ведьмака из воздуха в нескольких сантиметрах от меня едва не стоило мне жизни. Как ко мне не подкрался дяденька инфаркт, ума не приложу. Я не испугалась, нет. Ведьму вообще мало что может напугать, но это было неожиданно.
        Настолько внезапно, что склянки я бросила мужчинам под ноги, даже не задумываясь о том, что делаю. Защитный рефлекс!
        - Ой, - выдал Кот, застыв на ступеньке с открытой пастью.
        Безудержный хохот огласил всю округу. Толпа, что уже явно заскучала и собиралась расходиться, получила новую порцию зрелищ. Три офицера и следователь городской стражи стояли, с ног до головы покрытые яркими разноцветными пятнами.
        Красящие зелья я действительно готовила этой ночью, но намеревалась их использовать для помощи городским - забор там покрасить, стены дома или одежду. Готовила на всякий случай, потому что ситуации бывают разными, но брала их с собой не специально.
        Склянки были подписаны как замораживающие. И как я могла залить зелья не в те сосуды? Видимо, ночью все-таки надо было спать, а не магичить.
        Я покраснела.
        Каждой клеточкой тела ощущала, насколько мне стало стыдно. Щеки пылали, губы то и дело кривились, пытаясь удержать улыбку, а за придушенным кашлем я скрывала смех.
        Ведьмак невозмутимо взмахнул рукой. Раз! И вся краска с мужчин испарилась, оставляя девственно чистые плащи городской стражи. Но это она с них испарилась.
        Разноцветной стала посмеивающаяся толпа.
        Разноцветным стал мой чисто-черный фамильяр в двадцатом поколении.
        Разноцветной стали я и особняк мадам Боржуа за моей спиной.
        - Через пять минут я жду вас с подробным докладом о ведьме в отделении, госпожа Абигайл. Время пошло.
        Так легко избавиться от краски, как ведьмак, я, естественно, не могла. Нужно было произносить очищающее заклинание, для которого требовалась серьезная концентрация. Но о какой концентрации может идти речь, когда невозможно сдержать смех?
        Такими красивыми мы с котом и ехали на телеге. И вот я была уверена, что господин Калье подстроил это специально. Они-то порталом ушли, а мы так быстро на своих двоих до здания городской стражи никак не добрались бы.
        Нас видели все, но смеяться над нами себе не позволил никто. Вот что значит правильное чувство самосохранения!
        - Госпожа ведьма! - обрадовалась Валенсия мне как родной, подскакивая за стойкой.
        - Любовный суп больше варить не буду, - ответила я вместо приветствия, направляясь сразу вглубь первого этажа.
        Офицеры нашлись все в том же кабинете, в котором я вчера варила отворотное зелье, однако ведьмака среди них не было. Следователь ждал меня в своем кабинете. На допрос с пристрастием.
        После двух поцелуев оставаться с мужчиной наедине было настоящей проверкой для моей выдержки, но меня успокаивали сразу три вещи. Первое - ведьмак вчера так же, как и остальные, был подвержен влиянию любовного супа, а значит, целовал меня не по своей воле. И это, пожалуй, даже было обидно.
        Второе - я была ведьмой, а ведьмы никогда ни о чем не сожалеют и своих поступков не стыдятся. И третье - со мной был мой пушистый нянь, свято блюдущий мои честь и достоинство, а это даже пострашнее дракона.
        Нас со следователем разделял только его стол. Усевшись на стул, я приготовилась выслушивать. В столице я уже привыкла к нотациям и разборам полетов, но, как оказалось, слушать намеревались меня.
        - Итак, коротко и по существу. Что там с дежурной ведьмой?
        После того, что Жозеф устроил перед особняком мадам Боржуа, я не ожидала от него такого колоссального спокойствия. Только время от времени мне все же казалось, что руки его подрагивали и тянулись в сторону моей шеи. Ощущение такое создавалось.
        Я рассказала все, каждую мелочь, прекрасно понимая, насколько эти мелочи могут быть важны в нашем деле. Говорила, а сама внимательно наблюдала за следователем, отмечая его реакцию на мои слова.
        Да, я его подозревала в причастности к тому, что произошло с дежурной ведьмой, но мужчина ожидаемой ответной реакции не дал.
        Он слушал, да. Не перебивал, иногда уточнял, но на мою уловку не попался. Когда я заговорила о внешнем виде дома, упомянула о плесени, но не уточняла, что она была серой и появилась от выброса магии.
        - Обычная плесень? Пожалуй, это действительно странно. Она не укладывается в общую картину.
        - Я сказала обычная? - картинно удивилась я. - Нет, там была серая плесень. Выброс произошел около месяца назад. Может быть, чуть больше. Я сообщила в ковен обо всем произошедшем для того, чтобы они прислали новую дежурную ведьму и помогли госпоже Рейнар. Это все.
        Не было упреков за то, что я не рассказала обо всем раньше. Господин Калье прекрасно понимал, что виноваты мы оба. Он, конечно, больше, но все же была и моя вина в том, что нам не удалось нормально поговорить. Мне из вредности не хотелось сообщать ему что-либо, а ему из вредности не хотелось, чтобы я вообще здесь находилась.
        Вот такой пердимонокль!
        - А давно ведьмы прилетели? - поинтересовалась я, страдающая отсутствием информации.
        Со мной сегодня никто не связывался. О прилете ковена я узнала от офицеров, и это было обидно. Я же им сообщила, а они?
        - Они прилетели рано утром, и я хотел бы объяснить вам свою несдержанность по этому поводу. Сами того не подозревая, вы, Селена, оказали нам медвежью услугу. Благодаря вашим стараниям нам запретили даже приближаться к дому дежурной ведьмы, не то что вести это дело.
        - Так дело в ущемленной гордости? - усмехнувшись, я расслабилась, но по серьезному лицу ведьмака поняла, что ошиблась.
        Кот ободряюще погладил мою руку лапкой. Взгромоздившись на мои колени, он все это время тихонько сидел, стараясь не мешать.
        - Вы приехали к нам издалека и не осведомлены о том, что здесь происходит. Господин Ян Апарти уже давно является капитаном нашего отделения и еще шести пунктов городской стражи, что расположены в ближайших городах. Вам с ним только предстоит познакомиться, госпожа ведьма. Конечно, если я не вышлю вас обратно в столицу раньше.
        - Что? - возмутилась я на неприкрытую угрозу.
        Я ему тут, можно сказать, душу открыла, всю правду поведала, а он вот как? Ну ведьмак!
        Будто и не заметив, а то и просто проигнорировав мое возмущение, следователь хладнокровно продолжил:
        - С некоторых пор во всех семи городах происходят странные вещи. Магические существа бесследно пропадают, а то и вовсе умирают. Их находят истощенными настолько, что от них остаются только кожа да кости. А если и удается кого-то спасти, то они фактически теряют себя как личность и абсолютно ничего не помнят.
        Я похолодела. О таком я, естественно, не знала, а иначе бы не разгуливала по улицам города так легко. Да я бы увеличила запас зелий вдвое, а то и втрое и вообще перемещалась бы исключительно на метле! Какие там мошенники, когда в городе происходит такое?
        - Как часто происходят… эти события? - спросила я, пытаясь в голове составить полную картину.
        - Если брать конкретно наш город, то приблизительно раз в неделю.
        - И вы уверены, что все они связаны?
        - На сто процентов в нашем деле без неопровержимых доказательств невозможно быть в чем-то уверенным. Бывает так, что неделя проходит спокойно, а через несколько дней мы находим труп восьмидневной давности. Пока это единственная правдоподобная версия. Теперь вы понимаете, какую ошибку совершили? Госпожа Рейнар могла рассказать нам что-то, что помогло бы продвинуться в этом деле. Как ваш куратор, я требую от вас следовать единым законам и больше не приплетать ведьм к делам нашего городка. Надеюсь, я услышан?
        - Это означает, что я приступаю к работе наравне со всеми остальными? - Такой легкой победы я не ожидала.
        - Это означает, что вам необходимо сначала исправить то, что вы натворили. Нам нужно допросить дежурную ведьму и осмотреть ее дом сегодня, пока ее не забрали в столицу.
        - Но вам же запретили приближаться? - Я совершенно ничего не понимала.
        - Мне? Да. А вам нет. Встречаемся на закате на выезде из города, а если не придете или предупредите ковен, не видать вам разрешения на магическую деятельность как своих ушей.
        А ведь я только поверила, что выиграла. Ну ничего. Мы еще посмотрим, кто кого переиграет. Метлой клянусь, я переверну этот город с ног на голову и сама найду преступника! Без всяких… ведьмаков!
        ГЛАВА 6: А КЛАДБИЩА ЗДЕСЬ ТИХИЕ
        Закат мерцал на небе всеми оттенками лилового. Мы с котом давно выбрались за центральные ворота Кентерфила и теперь ждали ведьмака.
        - Может, он не придет? - с надеждой вопросил фамильяр, хвостом отгоняя от себя комаров.
        Я бы тоже сейчас предпочла нежиться под одеялом, потому что невероятно устала, когда избавляла нас и особняк мадам Боржуа от разноцветной расцветки, но увы. Мне позарез было необходимо разрешение на магическую деятельность, так что ведьмака придется слушаться.
        Хотя бы изредка.
        Убрав с метлы прилипшую травинку, я любовно погладила древко.
        - Пришли? - появился ведьмак прямо из воздуха.
        Волосы его были убраны в хвост, а все остальное скрывал темный плащ. Не плащ представителя городской стражи, а самый обычный, что было вполне объяснимо.
        Следователю-то приближаться к дому дежурной ведьмы запретили!
        - А были варианты? - едко осведомилась я, седлая метлу. - Запрыгивайте.
        - Вы собираетесь лететь на метле?
        - Ну не пешком же в этой темноте идти. Запрыгивайте, пока не передумала. Я, знаете ли, на своей метле абы кого не вожу. Или боитесь? - прищурилась я, помогая забраться фамильяру.
        - Я ничего не боюсь.
        «Абы кто» явно обиделся, но гордость этого показать не позволила. Оседлав мою метлу, ведьмак замер.
        - Я бы на вашем месте держалась, - предупредила я и…
        Сразу взлетела.
        Жозеф явно раньше на метле не передвигался. Вцепившись в меня так, что мне было трудно дышать, мужчина что-то тихо бормотал себе под нос. То ли заклинания, то ли ругательства - я не слишком-то вслушивалась, потому что была занята другим.
        Скидыванием следователя с метлы.
        И кто сказал, что ведьмы злопамятные? Ведьмы очень-очень злопамятные!
        Хотя, стоит заметить, мне было приятно. Между удушьями меня очень даже интересно обнимали. И тепло спине было опять же!
        В ночном небе на нас никто не обратил внимания. Я старалась лететь ближе к макушкам деревьев, чтобы наше появление не обнаружили раньше времени. Сделав круг, мы свободно зависли прямо над крышей покосившегося домика, однако спускаться с метлы я пока не планировала.
        Не хотелось проваливаться, ступив на черепицу. Пусть ведьмак ее крепость на себе проверяет.
        - Господин следователь, - шепотом насмешливо окликнула я своего пассажира, - меня уже можно отпускать.
        Жозеф руки разжал. Не с первой попытки и даже не со второй, но у него это получилось. Невозмутимо ступив на крышу, мужчина отряхнулся от несуществующих пылинок, убрал из своих волос зеленый листик и наконец-то обрел голос:
        - Спасибо, - кивнул он скупо и подал мне руку.
        Я отказываться от помощи не стала. Окончательно спустив метлу, пересадила кота себе на плечи. Но только, судя по всему, это была вовсе не вежливость.
        - После вас, - кивнул он на маленькое окошко, скрытое под треугольником крыши.
        А я что? Я полезла. В отличие от ведьмака, я совершенно точно ничего не боялась. По кодексу не положено!
        - Темно, как в котле, - прошипела я, ступая на дощатый пол.
        - И пыльно, - согласился со мной ведьмак, а Кот и вовсе чихнул.
        - Ведьмочка!
        Я подпрыгнула, больно стукнувшись головой о низкий потолок, а ведьмак выругался, освещая помещение яркой вспышкой чистой силы. Госпожа бывшая дежурная ведьма сидела на кровати, одетая сразу в три разноцветных халата.
        Женщина улыбнулась нам как родным.
        - Ох, а у меня и к чаю ничего нет! - всплеснула она руками, мгновенно поднимаясь. - А нет, я же пряники с мухоморами пекла!
        - Тише-тише, госпожа дежурная ведьма, - пытался успокоить следователь ее энтузиазм. - Темного вечера вам. Мы ненадолго к вам в гости зашли.
        - Проведать, - добавила я. - Помните, вы мне рассказывали, как ваш фамильяр жизней своих лишился?
        - Жизней? - удивилась ведьма, задумчиво усаживаясь на кровать.
        Ничего такого женщина мне, естественно, не рассказывала, но долго мы здесь задерживаться не могли, поэтому действовать приходилось быстро. Где-то там, на первом этаже, сидел если не весь ковен, то какая-то его часть.
        По головке за самоуправство нас точно не погладят.
        - Да, что-то такое припоминаю. Помню, что холодно тогда очень было. Я все никак согреться не могла. И глаза помню. Черные-черные. И холодно было. Очень, - силилась женщина вспомнить хоть что-нибудь, но, судя по мукам, отразившимся на лице, давалось ей это с огромным трудом. - Да, холодно было тогда, а сейчас тепло.
        - А больше ничего не помните? - с надеждой уточнила я.
        - Глаза помню. Черные-черные. Ой, отвар же подогреть надо!
        - Не надо! - сказали мы хором со следователем.
        - Мы пойдем, - принял решение Кот, как самый ответственный. - Поздно уже.
        - Темно опять же, - подыграл ему Жозеф.
        - Не провожайте, - добавила я, вылезая в окно.
        - Вы еще приходите! - высунулась вслед за нами ведьма.
        А мы… А мы снова седлали метлу, но, взлетев, так и зависли между толстых веток, потому что, куда дальше лететь, я не знала. Мы ведь ничего толком не выяснили. Можно сказать, просто так слетали.
        Чужие руки обнимали меня за талию. Чужие губы - едва не касались шеи, щекоча дыханием. Отчего-то смутившись, я вдруг вспомнила один за другим поцелуи. Не первые свои поцелуи в жизни - я на помидорах в школе тренировалась, но это все же было совсем другое.
        Такое теплое, тревожное, но безумно приятное. Прямо жалко стало, что во всем виноват любовный суп. И ведь не сваришь больше - сожгут! Ну или в школу доложат, что почти то же самое.
        - И что? На этом все? - спросила я отстраненно, рассматривая с высоты птичьего полета темный лес и едва заметный на его фоне домик дежурной ведьмы.
        - Дом сможем осмотреть только завтра, когда ведьмы улетят. Думаю, что нам стоит посетить кладбище. Оно совсем рядом - буквально в двух шагах.
        - Предполагаете, что это нечисть?
        - Вам когда-нибудь доводилось встречать вампиров?
        - Доводилось, но в столице их живет мало. Я знаю, что они вместе с кровью высасывают и жизненную силу. А еще привидения. Определенный класс - выше пятого, но такие встречаются еще реже.
        - А знаете, кто еще жизненные силы высасывает? - буркнул Жозеф, усмехнувшись мне в шею.
        - Кто? - с любопытством уточнила я.
        - Ведьмы. Тоже определенные.
        - Думаете? - весело качнула я метлу, направляя ее вперед.
        - Знаю, - ответили мне задумчиво. - Куда-то мы не туда летим, госпожа Абигайл.
        - Как это не туда? Вы же сами сказали: на кладбище. Вот я и лечу на кладбище.
        - Кто вас учил, горе вы луковое?
        - И ничего я не луковое, - обиделась я, а Кот хрюкнул, тщательно подавляя смех.
        Один ведьмак оставался невозмутимым:
        - Без подготовки на кладбище делать нечего, а вдвоем так и вовсе опасно. Вы поймите, кладбище большое, ночь темная, кто там водится - никто не знает. Так что все оставляем до завтра.
        - Значит, обратно в город? - грустно спросила я.
        - Значит, в город.
        До города мы летели молча. Я обижалась, сама не зная на что, но точно обижалась. Не на такую прогулку я надеялась.
        Где расследование? Где погоня? Где допрос?
        В конце концов, мог бы окрестности показать. Болота там, леса опять же. В полнолуние мухоморы собирать, между прочим, очень романтично!
        Я не остановилась у ворот. Пролетев высоко над забором, направилась прямиком к зданию городской стражи. Видел бы меня сейчас кто-то из ковена, выговором бы не обошлось, но ведьма без метлы как книга без страниц.
        Спустившись на брусчатку, я подождала, пока ведьмак встанет на ноги, и только после этого взяла в руку метлу.
        - Темных ночей вам, - попрощалась я.
        - Пойдете пешком?
        - Хочу прогуляться перед сном, - ответила я уже на ходу.
        - Тогда и я прогуляюсь, - в два шага нагнал меня Жозеф и приноровился к моим шагам. Котяра, сидящий у меня на плече, громко усмехнулся.
        - Меня не надо провожать, - возразила я.
        - Кто вам сказал, что я вас провожаю? - с самым серьезным лицом спросил следователь. - Я гуляю. Ночь-то какая сегодня темная.
        - И луна круглая, - согласился Кот, не скрывая сарказма.
        - И звезды светят, - добавила и я свое слово в эту копилку очевидностей.
        - Знаете, а я люблю гулять молча.
        - Ну и любите на здоровье, - показала я Жозефу язык. - Кот, запевай…
        Всю дорогу мы горланили песни про мухоморы, царя-лягушку и принцессу, которая повелась на его корону. Где-то на девятом куплете ведьмак застонал и схватился за голову. На тринадцатом у него явно задергался глаз, а в моем лексиконе появились новые ругательства, когда рядом с нами на брусчатку приземлился цветочный горшок.
        Зато на восемнадцатом следователь, к нашему с Котом общему изумлению, начал нам подпевать. Жалко, что остальные семьдесят три куплета мы так и не исполнили - дошли до особняка мадам Боржуа.
        - Жутких вам снов, госпожа ведьма, - попрощался Жозеф, нагло погладив моего фамильяра, который еще и спустил это следователю с рук.
        - Темных вам ночей, господин ведьмак, - поднялась я по ступенькам, но была остановлена уже у самых дверей.
        - Должен признать, что вы молодец, госпожа Абигайл.
        Поперхнувшись воздухом, я обернулась и во все глаза уставилась на ведьмака. Кот так вообще мимо ступеньки шагнул, отчего шмякнулся и сел на толстую попу, удивленно открыв пасть. Мы оба ждали продолжения, потому что «но» так и чувствовалось повисшим в воздухе.
        - Но разрешения на магическую деятельность вам все равно не видать.
        - Это почему это?
        Я была возмущена до глубины души!
        - Потому что бесите.
        И вот кто мне скажет, почему спать я ложилась с широченной улыбкой?
        - Будешь так улыбаться, морщинки вылезут, - пробурчал Кот, увидев мою довольную физиономию по утру.
        - Ничего страшного. У меня есть крем, - улыбнулась я фамильяру и вообще этому замечательному солнечному дню, но от колкости не удержалась. - Тот самый, которым ты свою моську каждый вечер мажешь.
        Вкусный завтрак, любимое черное платье, метла и фамильяр. Казалось бы, больше для ведьминского счастья ничего и не нужно, но прямо у дверей городской стражи меня ждал еще один приятный сюрприз.
        - Госпожа ведьма! - обрадовалась моему появлению хозяйка кондитерской.
        - Госпожа Ыдэйк? Как хорошо, что я вас встретила. Погодите минутку, у меня для вас кое-что есть.
        Заглянув во все свои карманы, в одном из них я все-таки отыскала порошок, который готовила специально для этого семейства.
        - Вот, госпожа Ыдэйк. Рассыпьте его по углам в доме, и уже к вечеру призрак вашей свекрови упокоится с миром.
        - Правда? Нет, вы не шутите, госпожа ведьма? Неужели эта сварливая дама наконец-то отстанет от нас?
        - Еще как отстанет, не сомневайтесь. Как пропадет, порошок можно убирать.
        Меня обняли - крепко, порывисто. Кот свалился с моих плеч на брусчатку, не слишком довольный таким положением дел.
        Смахнув выступившую слезинку, госпожа Ыдэйк призналась:
        - Уж сколько крови она нам попортила, уж сколько сил выпила! Я и к ведьме дежурной обращалась, но…
        - Теперь все хорошо будет, - постаралась я приободрить женщину. - По всем углам. Если еще что понадобится, вы знаете, где меня найти.
        Подхватив фамильяра, я уже хотела зайти в здание, когда хозяйка кондитерской меня снова окликнула:
        - Ой, чуть не забыла, госпожа ведьма! Я же что пришла? Поблагодарить вас хотела. Деньги-то нам вернули вчера - все до последнего медяка. Супруг и не верил даже, а я ему так и сказала: госпожа ведьма пообещала, а ведьмы всегда держат слово. Вот, возьмите, это вам.
        - Да что вы… - попыталась я откреститься от плетеной корзины, прикрытой полотенцем.
        - Никаких возражений не приму! Вы столько для нас сделали!
        - И Кот! Я тоже там был! - обиделся мой фамильяр, обделенный вниманием, но, получив порцию поглаживаний, быстро успокоился.
        Попрощавшись с хозяйкой кондитерской, я все-таки попала на работу. Офицеры городской стражи были очень даже рады позавтракать свежей выпечкой. Даже Валенсия, что встретила меня хмурым выражением лица, подобрела, выпив отвару с шоколадным печеньем.
        Подобрел и Кот, которому перепал пышный рыбный пирожок, а точнее все пирожки с рыбой, потому что никто на них глаз не положил. У меня же настроение стало вообще запредельным.
        - Милая Селена, я горю желанием… - подсел ко мне поближе оборотень, переставляя свой стул.
        - Могу потушить. Как вам ведро ледяной воды в качестве утреннего душа? - не глядя, ответила я, усмехнувшись.
        - …провести для вас экскурсию по городу, - кисло закончил Ордин, но тут же воодушевился. - А знаете ли вы, какое место в Кентерфиле считается самым романтичным?
        - Общая тюремная камера в здании городской стражи?
        - А вот и нет. Я могу показать вам…
        - Все здесь? - вошел в столовую Жозеф, недовольно зыркнув на нас с оборотнем. - Две минуты на сборы. Валенсия, новые заявления были?
        - Никак нет, господин следователь.
        - Отлично. Все на выход.
        Пирожок с яблоком и корицей я дожевывала уже на ходу. Была горда собой и тем, что меня все-таки приняли в ряды городской стражи, пусть еще и не совсем официально.
        Оставив обожравшегося Кота на попечение Валенсии, я отправилась на улицу вслед за мужчинами. Одноразовые артефакты-порталы выдавались городской страже в ограниченном количестве. Велся строгий учет по их использованию, и активировать их можно было только в крайнем случае. Поэтому до домика дежурной ведьмы нам пришлось ехать на телеге.
        Рядом с Жозефом господин Гальра вел себя более чем ненавязчиво, так что добралась я в тишине и спокойствии, любуясь сначала улицами, что сегодня казались гораздо симпатичнее, а потом и красивыми пейзажами.
        Правда, извозчика ведьмак отпустил.
        - Вы только за ворота не лезьте, господа, - предупредила я, рассматривая преобразившийся забор. - Котлом клянусь, ведьмы наверняка поставили защиту.
        - Что нам их защита? - расправил плечи оборотень, игриво мне подмигнув. - Так, на один зуб.
        Покрасовавшись секунду-другую, господин Гальра подошел к калитке. Демонстративно открыв ее, он сделал шаг за забор. Я же мстительно молчала.
        А что? Я всех предупредила, а кто не услышал, тот сам дурак.
        - Твою за ногу! - выругался маг солнца уже в полете.
        От забора откинуло абсолютно всех, но больше, конечно же, досталось Ордину. Он улетел так далеко, что спиной врезался в ствол ближайшего дерева. Остальным, включая меня, повезло больше. Я так вообще приземлилась на ведьмака, кажется что-то ему сломав.
        По крайней мере, характерный хруст я расслышала отчетливо, и это было обидно. Да я похудела за эти дни килограмма на три!
        Раз! И у нас на головах ко всему прочему оказались тыквы. Очень дурно пахнущие тыквы. Ведьмы всегда умели наказывать не только физически, но и морально.
        - Не дергайтесь! - крикнула я куда-то в тыкву. - Сейчас сниму!
        Заклинание отлетало от зубов скороговоркой. Тыквами в ведьмовской школе наказывали часто, так что избавиться от них я могла с закрытыми глазами. И от них, и от склизкой жижи на волосах, и даже от запаха.
        Поднявшись на ноги, я осмотрела ведьмака.
        - У вас там хрустнуло что-то, - оправдала я свои действия, бесцеремонно лапая чужие руки, плечи, грудь и живот.
        Собственно, на животе мои ладошки и поймали, предупреждающе покачав головой.
        А я что? А я вообще ничего такого!
        - То есть войти мы не можем? - отряхнулся Патрик, поднимаясь на ноги. - Так зачем мы вообще сюда пришли?
        - Вы - не можете, - согласилась я. - А я очень даже могу.
        Подойдя к забору, я приложила к нему ладони и закрыла глаза. С ведьмами главное что? Правильно, вежливость.
        Попросив у дома разрешения войти, ожидаемо получила его только для себя. Это-то и объяснила, но господа офицеры на слово мне не поверили. Правда, проверять снова отправили оборотня.
        - Пять минут, полет нормальный! - с улыбкой прокомментировала я защитную реакцию забора.
        На этот раз меня дом не тронул. Тыквы с голов мужчин я сняла одним щелчком пальцев.
        - Еще раз проверять будем? - спросила я, не сдерживая смех.
        - Да нет, госпожа ведьма, - зыркнул на своих подчиненных Жозеф. - Не могли бы вы и для нас вход открыть?
        - Вне моих возможностей, - пожала я плечами.
        - Тогда давайте-ка вы сами.
        Калитку я оставила открытой, как и входную дверь, чтобы меня офицерам хотя бы было слышно.
        - Ну что могу сказать, у меня две новости, - вышла я обратно во двор, оглядывая сад. - В доме идеальный порядок и чистота, и это плохая новость.
        - А хорошая? - с надеждой поинтересовался маг солнца.
        - А хорошая… Судя по тому, что я вижу, сад они не тронули. Видимо, времени не хватило.
        - Тогда вперед, госпожа ведьма, - ехидненько заметил следователь. - Мы вас ждем.
        Ползать по саду было не очень-то весело. Мало того, что я по уши была в грязи, так еще и платье умудрилась порвать. Увы, кроме серой плесени, я больше ничего не нашла, но и ее нужно было собрать.
        Сортировала из разных мест по индивидуальным склянкам, наскоро подписывая, откуда взяла. Плесень, в принципе, не отличалась, но с ее помощью мы могли подтвердить, что эпицентром свершившегося злого колдовства стал именно дом дежурной ведьмы.
        А колдовство точно было. Очень сильное, злое, гнилое. Гнилью здесь пахло просто тошнотворно.
        Одно я могла сказать уже сейчас. У нас очень могущественный противник. Настолько могущественный, что страшно стало даже мне.
        ГЛАВА 7: СВЕРХСУЩЕСТВЕННОЕ
        - Вы уверены, что нам сюда надо? - опасливо озирался Патрик по сторонам, придерживая глубокий капюшон своего плаща.
        В плащах были все, включая меня, но в отличие от остальных мой нашивками городской стражи глаз не радовал. Я на этот факт сегодня намекала весь день, однако господин следователь слышать меня категорически отказывался.
        Игнорировал попросту, гад, но ведьмы так легко не сдаются! Мне эти нашивки, между прочим, по закону положены!
        Вечер синевой опускался на кладбище и окружающий захоронения лес. Где-то там над городом уже догорал закат, а здесь и вовсе, казалось, давно не появлялся солнечный свет.
        Серые плиты, темная влажная земля, покосившиеся надгробия и черненые кресты. Редкий забор скрипел на ветру вместе с голыми ветками деревьев, разгоняя тощих голубей и остроклювых воронов, желающих поживиться за чужой счет.
        Где-то кто-то выл, и это точно был не волк. Даже не оборотень, на которого мы дружно покосились. И даже не Кот, что изо всех сил делал вид, будто ему вот нисколечко не страшно.
        Мне не было страшно. Что я на том кладбище не видела?
        - Нам только сюда и надо, - отрезал ведьмак, открывая калитку. Она держалась на честном слове и одном единственном болте. - Ордин и Бельман идут налево, мы - направо. Встречаемся здесь же. Если кто-то кого-то или что-то находит, оповещает сигнальными огнями. Ни в коем случае не разделяться. Вопросы есть?
        - Никак нет, - кисло ответили офицеры.
        - А у меня есть, - гордо шагнула я вперед, зажигая светлячок.
        Ведьмак посмотрел на меня с легким превосходством. Мол, другого и не ожидал. Только ведьму так просто с истинного пути не сбить!
        - Почему офицеры идут вдвоем, а мы вчетвером? Где равноправие?
        - Равноправие? - с усмешкой переспросил Жозеф, зажигая еще один светлячок - гораздо ярче моего. - Ну, давайте считать, госпожа ведьма. Один плюс один?
        - Два, - поджала я губы, усиливая свечение своей магии.
        - Отлично. А один плюс две половины?
        - Это мы-то с Патриком половины? - возмутилась ведьма явной несправедливости.
        - Заметьте, это сказал не я. - Светляк ведьмака на мгновение ослепил, поражая размерами. - Итак, встречаемся здесь же.
        Подхватив фамильяра, я торопливо направилась по узкой тропинке. Так меня еще ни разу в жизни не оскорбляли, но обиднее всего было за Кота. Его вообще не посчитали! А он, между прочим, активная боевая единица!
        - Я один туда не пойду! - упрямилась «боевая единица», упираясь лапами по обе стороны щели, что образовалась в одном из склепов.
        - Пойдешь! - пыталась я его протолкнуть, потому что по-другому внутрь нам было не попасть. Механизм, открывающий дверь, заклинило, а ломать строение мы не имели никакого права.
        - Не пойду! А вдруг там крысы?
        - Ты кот! - возмущенно напомнила я.
        - Вот именно! Мне совесть не позволяет охотиться на живых существ!
        Не знаю, чем бы закончилось наше препирательство и закончилось ли вообще бы, но ведьмаку слушать нас однозначно надоело. Взмахнув рукой, он легко, словно бы играючи, вырвал каменную дверь, магией отставляя ее в сторону.
        Мы с фамильяром замерли на месте, подбирая отвисшие челюсти.
        Не понимала. Как с такой силищей следователя отправили в это захолустье?
        - Патрик, вперед, - скомандовал ведьмак.
        - Да, господин следователь.
        В отличие от нас у молодого офицера выбора не было. Никто не спрашивал, хотел ли он спускаться вниз. Попрощавшись с нами унылым взглядом, Патрик побрел по ступенькам, затянутым паутиной. Путь ему освещал светляк ведьмака.
        Ожидание было волнительным. Мы с Котом смотрели на следователя, а он в свою очередь на нас. Никто из нас не собирался спускаться вниз.
        - Твою ж… А-а-а-а! - раздалось из склепа.
        Фамильяр драпанул в ближайшие кусты, а я, наоборот, кинулась вниз, но была остановлена Жозефом. Он сбежал по ступенькам раньше меня и к тому моменту, как я оказалась внизу, уже держал наготове две сферы с чистой магией, осматривая пыльное помещение, захламленное паутиной.
        Патрик стоял в углу.
        Ну как стоял? Словно паук, он завис у потолка, упираясь в стены и руками, и ногами.
        - Ты чего орал? - спросила я, понимая, что, кроме каменного гроба и паутины, здесь больше ничего нет.
        Вот совсем ничего не было. Вообще. Если не считать затхлости, что ударила в нос.
        - Там крыш-ш-шка двигалась! - еле-еле выговорил парень, во все глаза уставившись на каменную плиту.
        С сомнением осмотрев гроб, я подошла поближе. И еще немного ближе. И…
        - Госпожа ведьма, разрешите-ка мне, - оттеснили меня в сторону, загораживая весь обзор.
        - Вот! Я же говорил! - обвинительно указал Патрик на крышку, что действительно сместилась с характерным скрипом.
        - Здесь механизм, - опустился Жозеф на корточки, стирая слой пыли с пола ладонью. - Когда кто-то наступает на плиту, крышка отъезжает в сторону. А внутри… - Наступив на плиту, мужчина забрался рукой прямо в темное нутро.
        Офицер заметно побледнел, а я подлезла с другой стороны, чтобы лучше видеть.
        - Что там? - Мне не терпелось узнать ответ.
        - Пусто, - легко ответил следователь, сбрасывая с пальцев паутину. - Патрик, соберись. Нам еще десяток склепов прочесывать.
        На улицу я выбиралась, разочарованная целиком и полностью. Не паутину и пыль мы здесь искали. Я-то надеялась, что все будет легко и просто, но так, увы, не бывает.
        Или бывает?
        - Селена!!! - кричал мой фамильяр. - Скорее! Я его поймал!
        Половину кладбища мы в буквальном смысле пролетели, хотя я была без метлы. В этой темноте тропинки между надгробиями едва проглядывались, но мне этого вполне хватало. Я бежала на помощь к Коту, и остановить меня сейчас могла разве что верховная ведьма.
        - Вот! Вот этот гаденыш! - гордо продемонстрировали нам серого мышонка, пойманного за хвост.
        Я села. Вот как стояла, так и села прямо на дорожку, оглушая округу собственным смехом. Чего я себе только не напридумывала за эти секунды, а тут просто перепуганная мышка.
        - Ну Кот… - усмехнулась я, поднимаясь на ноги.
        - Что? Не тот? - дошло до моего фамильяра.
        - Как-то мелковат для нашего преступника, - улыбнулся Жозеф, скрывая смех за приглушенным кашлем.
        Мы прочесывали могилу за могилой, склеп за склепом. Искали разрытые ямы - первые признаки нечисти, но ничего подобного нам не встречалось. Я заготовила целый арсенал, распихав зелья на все случаи жизни по карманам, однако все больше убеждалась в том, что ни одно не пригодится.
        Не было здесь никого. Кроме нас и наглых птиц.
        Яркая вспышка на мгновение осветила все кладбище, разрезая темное небо.
        - Туда! - скомандовал следователь.
        Схватив фамильяра, я побежала вслед за мужчинами, не забывая смотреть под ноги. Чем дольше мы бежали, тем отчетливее я видела зависшую в воздухе магическую клетку, в которой билось некое существо.
        Тень, сама тьма - вот что виделось на расстоянии. Вампир - вот что было там на самом деле.
        - Ага! - обрадовался Патрик, с предвкушением потирая ладони.
        Маг солнца казался спокойным и собранным, оборотень лучился гордостью, выпячивая наружу свое раздувшееся самомнение, и только мы со следователем смотрели на тощего бледного вампира с сомнением.
        Загнанный в клетку, он выглядел не самым лучшим образом.
        - Прятался и убегал от нас, но я поймал, - пояснил нам господин Гальра, совершенно безбоязненно опираясь плечом о клетку.
        - Да что вы такое творите, господа?! - возмутился наш подозреваемый, цепляясь крючковатыми пальцами за магические прутья. - Я аристократ в седьмом поколении! Со мной нельзя так обращаться!
        - Уважаемый, вы зачем на дежурную ведьму напали? - без лишних реверансов спросил Жозеф в лоб, чем изрядно вампира удивил.
        - Я? - переспросил аристократ, судя по выражению лица обижаясь до глубины души. - Да я ее первый раз вижу!
        Крючковатый палец указал на меня.
        Я не впервые видела, как проводится первичный допрос. Прекрасно знала, что существует ряд вопросов, которые задаются один за другим, чтобы у подозреваемого не было времени на размышления. Именно этот метод сейчас использовал следователь, и чем больше вопросов он задавал, тем яснее мне становилось, что вампир к нашему делу не имеет никакого отношения.
        Больше того, они с ведьмаком уже встречались однажды и в тот самый раз господин Калье оставил мужчину без клыков, что не слишком способствовало разнообразию в его меню. Вампир даже вспомнить не мог, когда в последний раз «нормально» питался.
        - Вот скажите мне, юная госпожа, разве вы смогли бы кого-нибудь укусить сломанными клыками? - жалобно посмотрели на меня, демонстрируя обрубки зубов. - То-то и оно, шо не шмогли бы. Я вообще людей любить перестал. Слово чести! Мышами питаюсь от случая к случаю, а сейчас знаете как трудно хорошую мышь поймать? Все какие-то тощие…
        - Господин вампир, - перебил Жозеф жалостливую речь.
        - Месье Ардамс, - с гордостью исправил мужчина следователя.
        - Месье Ардамс, не видели ли вы кого-нибудь странного на кладбище в последние месяцы?
        - Кого я должен был видеть, господин следователь? Я из своего склепа толком и не выхожу. Кладбище не покидаю. Если бы не эти ваши… - с обидой кивнул вампир на офицеров. - Я бы и не вышел. Ходят тут, рыщут, как у себя дома.
        - Но позвольте, месье Ардамс, - ничуть не устыдился маг солнца, - в вашем склепе мы нашли целую головку сыра. Если вы не покидаете кладбище, откуда тогда она взялась?
        На вампира мы посмотрели гораздо пристальнее. Солгал в малом, соврет и в большем, однако мужчина, к моему огромному удивлению, покраснел. Сквозь белые щеки в свете светляков отчетливо проглядывался розовый румянец.
        Оказалось, что головку сыра вампир нагло и бессовестно украл у сыровара в городе. Мол, так мыши и крысы на запах приходят и ловить их легче.
        - А почему не купили? - строго спросила я, не собираясь проходить мимо воровства.
        - А деньги где взять, госпожа ведьма? Как замок мой погорел, так и скитаюсь. Вот до чего дошел - до воровства опустился.
        Кровавые слезы меня не впечатлили. Нет, ведьмой я была жалостливой - иногда, но вот такого искренне не понимала. Руки есть, ноги есть, здоров, пусть и вампир, так какого лешего?
        Как воровать, так бессовестный, а как работать, так сразу аристократ!
        Жозеф был того же мнения. Хоть в чем-то мы сошлись.
        - Если поможете следствию, за воровство наказание смягчим. Возможно, вы что-то слышали, месье Ардамс?
        По глазам вампира я сразу поняла, что ему есть что нам сказать. Вот оно мгновение триумфа!
        - Знаете, иногда на кладбище будто кто-то воет. Протяжно так, жалостливо, но проверять я не выходил. Мало ли кто там? Может, оборотень какой блохастый от стаи отбился.
        «Оборотень блохастый» подавился воздухом, а я прыснула в кулак, скрывая смех. Это ж сколько лет нашему гражданину, если он еще помнит те времена, когда оборотни жили исключительно стаями и полноценными представителями современного общества не являлись?
        Страшно представить! Может, он еще и гонение вампиров застал?
        Спрашивать я не стала: как и у женщин, у вампиров не принято интересоваться возрастом. Так и в глаз получить недолго!
        - А мы ведь тоже слышали вой, господин следователь, - шмыгнул Патрик носом, плотнее заворачиваясь в плащ.
        - Ордин, составьте протокол о правонарушении и прочешите оставшуюся часть кладбища. Вам, месье Ардамс, необходимо выплатить сыровару стоимость украденного сыра. На первый раз ограничимся предупреждением.
        - Но позвольте! - сильнее прежнего вцепился вампир в магические прутья. - Где же я возьму деньги?
        - Хороший вопрос. Могу предложить вам общественные работы сроком на две недели. Будете по ночам делать то, что умеете лучше всего.
        - Что? - спросили мы с вампиром одновременно.
        - Ловить мышей и крыс.
        Оставшуюся часть кладбища мы исследовали гораздо тщательнее. Кот заглядывал во все щели и углы, я осматривала надгробия и могилы, а мужчины тормошили склепы и более старые захоронения.
        Кладбище уже заканчивалось, когда мы снова услышали тот самый вой. Причем звучал он буквально в двух шагах от нас. Вот как тут не побежать? Я и побежала, но была самым подлым образом остановлена ведьмаком. Да он меня попросту магией спеленал, пригрозив пальцем, словно маленькой.
        - Вас совсем в вашей школе ничему не учили? - не торопясь, прошел мужчина мимо меня.
        И вот я бы ему ответила! Я бы ему так ответила! Только вымолвить не могла ни слова, потому что рот мне тоже закрыли магией. Чары спали лишь спустя несколько десятков секунд, когда расстояние до Жозефа и Патрика составляло не менее пяти шагов.
        - Ну хочешь, я его укушу? - шепотом предложил фамильяр, лапкой погладив меня по плечу.
        - Не хочу, - отозвалась вредная ведьма в моем лице. - Я сама его покусаю. Призрак!
        Я закричала так громко, что распугала всех птиц и напугала самого призрака. Мои любимые ботиночки вязли во влажной земле, мой плащ продувало всеми ветрами, но я была счастлива.
        Потому что это целый призрак! Настоящий! К дому не привязанный! Да на нем практиковаться и практиковаться!
        - Господин мэр, вы ли это? - с изумлением в голосе осведомился ведьмак, без тени страха подойдя вплотную к бестелесному существу, сидящему на декоративной кованой лавочке.
        - Как мэр? А разве он у вас не молодой? - удивилась я.
        Я точно знала, что мэру Кентерфила было не больше тридцати пяти, а сейчас перед нами сидел сгорбившийся старик.
        - Молодой, - тихо ответил мне Патрик. - А это прошлый наш мэр. Тот, который все средства себе присвоил и сбежал.
        - Я не сбегал! Да как вы так?.. Убили, понимаете, убили меня!
        Призрак не выл, нет. Пожилой бестелесный мужчина горько плакал, заливаясь невидимыми слезами. Мне было его жалко, честно, но работа превыше всего:
        - Господин мэр, простите, но не могли бы вы сказать, зачем вы пытались выпить дежурную ведьму?
        - Какую ведьму? Я никого не пил. Я выбраться отсюда не могу уже какую неделю.
        Указав нам на высокий массивный крест, мужчина тяжело вздохнул. И действительно, прямо напротив лавочки разместилось старое надгробие, которое венчал…
        - Неужто чистое серебро? - присвистнул Патрик, прикасаясь к металлу.
        - Чистое, - бесцветным голосом ответил Жозеф. - Так кто, вы говорите, вас убил, господин мэр?
        Пожилой мужчина, к сожалению, совершенно не помнил собственную смерть, но отчего-то был уверен, что его убили. Это одно-единственное слово он произнес сотни раз, пока рассказывал нам о своих злоключениях.
        Странно, но бывший мэр Кентерфила не сожалел о собственной смерти. Он не плакал о тех годах, которые еще мог бы прожить. Вся его беда состояла в том, что у него осталось одно очень важное незавершенное дело, и, скорее всего, именно из-за него он сейчас предстал перед нами в образе призрака, а не упокоился с миром.
        - Понимаете, я фонтан людям обещал построить на центральной площади. Деньги-то мне из казны выделили, план строительства я подписал, а в работу ничего отдать не успел. Но самое главное, что деньги, деньги так до сих пор наверняка и остались спрятанными в подвале мэрии. Я ведь, знаете, деньги уже лет двадцать как в сейфе не храню. С того самого ограбления, когда гастролирующий цирк все дома обчистил. С тех самых пор я все по разным местам прятал - в подвале у меня несколько тайных местечек было, но на то они и тайными были, что про них, кроме меня, никто не знал. А теперь что?
        - А теперь вас обвиняют в хищении и побеге, - задумчиво резюмировал следователь.
        - Но я ведь ничего не воровал! Не убегал, понимаете?
        - Понимаем, - кивнула я, чем вынудила Жозефа недобро зыркнуть на меня. - Вы, главное, не переживайте. Мы обязательно во всем разберемся. Перво-наперво расскажите, пожалуйста, где вы очнулись?
        Очнулся бывший мэр где-то в километре от кладбища, далеко за чертой города, на пустыре. Могила его ничем не выдавала своего присутствия, потому что вокруг лежала вязкая густая грязь. Это уже потом он осознал, что по-настоящему больше не живет, а тогда не понимал, где очнулся и что произошло.
        Осознание пришло именно здесь - на кладбище, когда он шел мимо этого самого серебряного креста. Серебро всегда задерживало нечисть, поэтому дальше определенного радиуса призрак выйти больше не смог. Ловушка захлопнулась, сделав его узником этой кованой лавки.
        - А до того? Что вы помните до того, как очнулись за городом? - спросил следователь, пока Патрик записывал все показания, а Кот активно ему мешал, пытаясь упереть из кармана парня яркий платок.
        - В тот последний день, как сейчас помню, ко мне заходили парнишки: сын кондитера - господина Ыдэйк - и друг его - смазливый такой, юркий. Они просили место им найти подходящее. Собирались свою мастерскую открывать по изготовлению мебели, а больше… А больше ничего и не помню.
        - Ну, это уже кое-что, - посмотрел Жозеф на меня предупреждающе, а ведь я уже собиралась открыть рот.
        Но как собиралась, так и захлопнула, не желая нарываться по пустякам.
        - Значит, поступим следующим образом. Вам придется вселиться в Патрика на некоторое время, чтобы вы могли своей рукой написать завещание. Так сказать, последняя воля - про фонтан и про то, что все городские деньги вы держали в подвале. Обязательно укажете, в каких местах.
        - Но почему я?! - возмутился офицер, роняя на землю писчее перо и миниатюрную чернильницу.
        - Потому что я гораздо сильнее и смогу усмирить призрака, если все выйдет из-под контроля, - легко ответил Жозеф, не собираясь считаться с чувствами бывшего мэра. - Господин мэр, вам придется показать моим ребятам то место, где вы, скажем так, пришли в себя, чтобы мы могли обнаружить вас и предъявить завещание.
        - Конечно-конечно. Только… Как же быть с этим крестом?
        Подойдя к старинному захоронению, господин Калье просто вырвал серебряный крест из земли и отошел с ним на несколько шагов вперед. Дождавшись, пока изумленный призрак поменяет место дислокации, мужчина вернул его обратно.
        И вовремя! Слежавшаяся от времени могила начала трескаться, а откуда-то из-под земли послышался неясный устрашающий скрежет. Кажется, оттуда кто-то собирался выбраться. Серебряные кресты просто так никогда не устанавливают!
        Как ни в чем не бывало отряхнув ладони, Жозеф подошел к нам.
        - Итак, ритуал.
        Наблюдать со стороны за этим странным ритуалом было любопытно. На моей практике еще ни разу не случалось, чтобы кто-то добровольно запускал призрака в собственное тело. Несколько раз мне доводилось увидеть изгнание, но чтобы наоборот…
        Господин следователь контролировал каждый вдох бывшего мэра. Его чары оплетали все то место, на котором стоял Патрик. Без моей помощи тоже не обошлось. Правда, я всего лишь держала папку, которую использовали в качестве стола, чтобы составить так называемое завещание.
        На самом деле завещанием этот документ не являлся. Никто не мог подобным образом распоряжаться деньгами государства, так что бумажка являлась чем-то вроде последней воли, которую могли и не исполнить. Все будет зависеть от планов нынешнего мэра на эти вновь обретенные средства.
        С этим важным делом мы закончили уже в компании остальных офицеров. Прочесав свою часть кладбища, они нашли нас и нарвались на новое задание. Всех троих своих подчиненных следователь отправил вместе с призраком, а по их следам натравил экипаж судмедэксперта.
        Веселая ночь становилась еще веселее.
        - Пойдемте, я провожу вас до особняка мадам Боржуа, - неожиданно произнес Жозеф. Не предложил, а именно приказал, вынуждая ведьмовскую вредность приоткрыть один глаз.
        - Спасибо, конечно, но я прекрасно доберусь сама, раз уж мне нельзя сопровождать офицеров, - укусила я в ответ, но не то чтобы сильно. Скорее просто показала свою обиду.
        Вот почему им можно искать труп посреди ночи, а мне нельзя? Чем я хуже?
        - Госпожа ведьма, поздно уже.
        - Вот-вот. Вам наверняка домой пора. Бумажки там перебрать, книжку почитать, или что вы там делаете в свое свободное время.
        - С удовольствием расскажу вам о том, чем предпочитаю заниматься в свободное время, по дороге к особняку. Вы когда-нибудь собирали скелеты?
        Наша беседа была… Занимательной. И вынужденной.
        Я, честное слово, не собиралась разговаривать с Жозефом, желая всем своим видом показать, что мы с Котом личности самостоятельные и провожатые нам не нужны, но следователь быстро увлек меня своим рассказом.
        Еще бы! Я никогда не встречала людей, коллекционирующих и собирающих самые настоящие скелеты. Мало того, что они хранились у него в специальном шкафу, так еще и выписывал он наборы из столицы. Они приходили в Кентерфил в коробках, а потом мужчина играл в игру «угадай, куда присобачить эту кость».
        Котлом клянусь, это было самое странное увлечение на свете. Самое странное для кого угодно, но только не для ведьмака.
        - Ну, на чай не приглашаю. Сами понимаете, время позднее, - остановилась я на крыльце, схватившись за дверную ручку.
        - Эх, а я так рассчитывал на горячий отвар… - с притворным сожалением заметил мужчина.
        - А мы спать хотим! - решительно заявил Кот, на корню обрубая все романтические порывы.
        - Но, быть может, тогда мы выпьем кофе? - проявлял следователь удивительную настойчивость.
        - Предпочитаю все же отвар, - скромно заметила я, но тут же опомнилась.
        Однако уже было поздно мешать испорченное зелье.
        - Вот и отлично. Вам отвар, мне кофе.
        - А у меня еще и ужин для вас найдется, - неожиданно открылась входная дверь, являя нам хозяйку дома.
        - Но мы хотим спать! - продолжал блюсти мои честь и достоинство фамильяр.
        - Вот и иди спать! - рявкнула мадам Боржуа, но тут же улыбнулась. - Прошу, господин следователь. Что же мы все на пороге да на пороге…
        И вот тут окончательно проснулась ведьмовская вредность, открывая уже оба глаза. Нет, я могла бы сдержаться, но не хотелось. В конце концов, меня исследовать пустырь не пустили!
        - Приятного аппетита вам, господин Калье, - остановилась я у лестницы, тогда как хозяйка дома и полуночный гость уже прошли вперед в гостиную. - Доброй ночи, мадам Боржуа.
        По ступенькам на второй этаж мы с Котом взлетели за секунды.
        ГЛАВА 8: ПЯТЬ ДОПРОСОВ ВНЕ ОЧЕРЕДИ
        - Понимаешь, Селена, беспокоюсь я за своих девчонок. Ты кашу ешь, ешь. Так вот, проверить бы надо их женихов. Уж давно на свиданки бегают, а со мной знакомиться так и не приходят. Может, преступники какие, а может, и вовсе женатые.
        - А я-то думаю, чего вы господина следователя в дом посреди ночи потащили… - усмехнулась я, помешивая в кружке остывающий отвар.
        - А кого же еще просить? Не капитана же вашего. У меня в его присутствии уши сразу в трубочки заворачиваются, так он сквернословит. Не встречались еще?
        - Не посчастливилось.
        - И хорошо, - кивнула женщина, расставляя тарелки для своих племянниц и других постояльцев. - Нечего такой юной ведьмочке с такими невоспитанными экземплярами знакомиться. Тебе пирожков с собой положить?
        - Положить! - закивал Кот, восторженным взглядом провожая тарелку с выпечкой.
        - Да нет, мы уже и так опаздываем. В городе чем-нибудь перекусим.
        До здания городской стражи мы добрались быстро и с ветерком - на метле. Однако у самого входа зависли, с удивлением наблюдая за невероятной картиной.
        - Дамы, дамы, зачем же скандалить? - попытался Ордин приобнять за талии сразу двух женщин.
        - Да ты, волчара облезлый, совсем охамел! - ругалась та, что радовала чужие взгляды неприличными формами.
        - Ну почему же сразу охамел? Зачем ругаться? Меня на вас обеих хватит.
        Две звонкие хлесткие пощечины приземлились на гладко выбритые щеки мужчины одна за другой. Горделиво вздернув носы, дамы разошлись в разные стороны, оставляя оборотня в одиночестве, но он, казалось, даже совсем не расстроился.
        Потирая щеки, наоборот, воодушевился, заметив нас с Котом.
        - Селена!
        - Третьей щеки у вас нет, - прошла я мимо, кивком головы скупо поблагодарив за открытую для меня дверь.
        - А зачем мне третья щека? - не понял господин Гальра, следуя за мной.
        От ответа меня, как ни странно, спас Жозеф, рассматривающий почту на стойке отсутствующего секретаря. Оторвавшись от бумаг, мужчина встретил нас хмурым взглядом.
        - Вы-то мне и нужны, - улыбнулся он, но как-то едко, с насмешкой, отчего я сразу заподозрила месть за вчерашнее. - Отправляйтесь-ка в дом семейства Ыдэйк и расспросите их сына по поводу того последнего дня, когда он встречался с бывшим мэром. Как расспросите, возвращайтесь назад.
        - Как скажете, господин следователь, - с готовностью вытянулся оборотень по струнке.
        - И да, кота вашего здесь оставьте, госпожа ведьма. У меня к нему отдельное задание будет.
        Подчиняться не хотелось из вредности, но пришлось. Честно говоря, мне и самой было интересно это дело. Кто-то ведь нападал на несчастных, причем жертвами своими выбирал совсем не людей, а существ, наделенных магией.
        Кроме этого самого случая.
        Он в общую картину совсем не вписывался, потому что бывший мэр Кентерфила являлся человеком чистокровным. Может, и не связаны между собой эти преступления?
        В любом случае это все нам только предстояло выяснить и напарник у меня был не то чтобы ненавязчивый. Я бы предпочла на его месте видеть своего фамильяра, но увы.
        И вот интересно, зачем Кот понадобился ведьмаку? Неужто наконец-то разглядел в нем боевую единицу? Что-то не верится…
        - Госпожа ведьма! - радостно всплеснула руками хозяйка кондитерской, завидев нас на пороге лавки. - Как хорошо, что вы зашли! Мы вам так благодарны! Понимаете, я сначала не очень-то верила. Надеялась, конечно, но чего мы только не перепробовали, чтобы свекровь упокоить, а тут раз! Я только и рассыпала по углам, ее сразу же и след простыл!
        - Я очень рада, что у вас все получилось, госпожа Ыдэйк, но мы к вам, если быть откровенными, не просто так зашли, а по делу.
        - Случилось чего? - растревожилась женщина, выйдя к нам из-за стойки.
        - Госпожа Ыдэйк, а где сейчас находится ваш сын? - перешел сразу к делу оборотень. - Нам бы поговорить с ним.
        - С отцом он. В кухне. Пойдемте, я вас провожу. Только лавку сейчас закрою на перерыв…
        Как с несовершеннолетним, мы могли разговаривать с парнем только в присутствии одного из родителей, поэтому рядом с нами за столом сидела госпожа Ыдэйк, тогда как ее супруг временно встал за прилавок.
        Семнадцатилетний мальчонка чертами больше походил на отца, но цвет глаз все-таки унаследовал от матери. Он был спокойным, уверенным в себе и совершенно не волновался, что могло говорить сразу о двух вещах: или он кристально чист, или у него отличное алиби.
        - Я тогда ушел из мэрии первым. Матери нужно было помочь - разнести заказы по городу, а друг мой Крашти, сын булочника, еще остался договариваться о месте под мастерскую. Кроме нас, посетителей больше и не было. Ничего странного не помню. Помощник мэра - мэр наш теперешний - над бумажками своими корпел. Секретарь отвар пил, принесенный поварихой вместе с обедом для мэра. А уж когда я ушел, что там творилось, не знаю. Это у Крашти спрашивать нужно.
        - Спасибо, Апирити, - поблагодарила я парня, заканчивая записи. - Не подскажешь, где живет твой друг?
        - Я знаю, где булочная, - поднялся Ордин из-за стола, пожимая парню руку. Поцеловав госпоже Ыдэйк тыльную сторону ладони, он уверенно направился к выходу.
        Вот не нравилась мне его самоуверенность, но что поделать? Мы не можем нравиться всем и каждому, и в этом есть своя прелесть.
        - Так куда мы идем? - осведомилась я в который раз, совершенно не понимая, какого черта мы ползем так медленно.
        - Мы идем обратно на службу. Ты же слышала приказ господина Калье, - весело хмыкнул оборотень, но шага не прибавил. Наоборот, шел, с наслаждением вдыхая ароматы цветов и довольно жмурясь под солнечными лучами.
        - А к сыну булочника?
        - Только с разрешения Жозефа.
        Я прибавила шагу. Уж что-что, а здание городской стражи я и без Ордина найду.
        Без Кота я себя ощущала не в своей тарелке. Мне как будто бы чего-то не хватало. Может, его едких комментариев, а может быть, нравоучений. В любом случае я желала воссоединиться со своим другом как можно скорее.
        - Куда же ты, о прелестная Селена?! - прозвучало за моей спиной, но я лишь отмахнулась, не удостоив оборотня и взглядом.
        Его навязчивость уже начинала порядком надоедать.
        Меня нагнали в двух шагах от центрального входа. На инстинктах шарахнувшись в сторону, я сжала в кармане плаща склянку с зельем, но, рассмотрев в пестром пятне букет цветов, расслабилась и выдохнула.
        Не то чтобы я кого-то боялась, но странности, происходящие в этом городе, заставляли быть настороже.
        - Это что? - уточнила я у Ордина, что лучезарно улыбался, демонстрируя мне свои чуть удлиненные клыки.
        - Прекрасные цветы для прекрасной дамы.
        - Красивые, - была вынуждена я признать. - Если что, я вас прикрою.
        - В каком это смысле?
        - Ну, вы же к своей даме сейчас пойдете, чтобы цветы ей подарить. Перед следователем вас прикрою.
        Сдвинув офицера в сторону вместе с его букетом, я вошла в приемную и сразу же натолкнулась на Жозефа. Он будто и не уходил. Снова стоял рядом со стойкой секретаря, читая какую-то корреспонденцию.
        Однако имелись и изменения. Такие, от которых я замерла с открытым ртом, моментально потеряв дар речи.
        Мой Кот сидел прямо на стойке, а следователь свободной рукой начесывал ему уши и шею.
        - Я не поняла...
        - Я тоже безмерно удивлен, госпожа ведьма. Ордин, что за клумба у нас посреди приемной?
        - Так цветы, господин следователь. Для Селены.
        Всего секунду назад Жозеф стоял расслабленно и даже лениво, а теперь нас сверлили таким жизнеутверждающим взглядом. В общем, жить захотелось гораздо сильнее. Особенно в свете того, что букет мне все-таки всучили.
        - Хочу напомнить, что нерабочие отношения на службе запрещены, - его голосом запросто можно было замораживать воду.
        - Как запрещены?! - подскочила на месте Валенсия, которую до этого момента из-под стойки даже видно не было. Опять под столом журналы читала.
        - Официально. Увижу - буду штрафовать. Вы сына кондитера опросили?
        - Опросили. У Селены протокол, - быстренько скинул на меня все хвосты оборотень, открестившись от любых видов.
        - Отлично. Ордин свободен, госпожа цветочная ведьма - за мной.
        - А Кот? - впихнула я букет Валенсии.
        Но ответил мне не ведьмак, а фамильяр:
        - А Кот сегодня выходной.
        Вытащив из папки протокол, уже на улице я передала его Жозефу. Читая его, следователь сначала шел в одну сторону, но, видимо дочитав до конца, резко крутанулся на пятках, увлекая меня в сторону противоположную.
        - Как вы считаете, показаниям мальца можно верить?
        - Не думаю, что он врал. По крайней мере, вел себя спокойно и уверенно. Проверим, когда официально вызовем на допрос. Что мэр?
        - А что мэр? Обнаруженным деньгам обрадовался, а новым обязательствам не очень. Попросил расследование тихо провести. Только тихо не получится. Судмедэксперт подтвердил версию с убийством. Желудок пострадал больше всего - он первым разложился, так что это было отравление. Возможно, напрямую. А может быть, через еду или напитки. В любом случае, как именно и чем, мы узнаем только завтра, когда восстановится достаточное количество тканей для проведения экспертизы.
        Я остановилась. Смотрела на Жозефа пристально и не понимала, что изменилось. Откуда взялась эта словоохотливость? Он же мне все рассказал, каждую мелочь. Это было... подозрительно!
        - Что? - спросил он у меня.
        - Пытаюсь понять, в чем подвох.
        - Подвох? - переспросил чемпион года по невозмутимости. - Ах да... Деньги действительно нашлись в тайниках, на которые указал призрак покойного мэра. Но не все. Один тайник оказался пустым. Кто-то забрался в него до нас.
        Я не поверила.
        Нет, не в то, что кто-то ограбил один из тайников прежде, чем их нашли. Я не поверила в то, что это и был подвох. Слишком странным казалось поведение мужчины.
        Да он себя вел… Да он себя вел так, как я себя веду перед тем, как сотворить что-то из ряда вон выходящее!
        Семья булочника проживала в том же доме, где на первом этаже располагалась их лавка. Жозеф был сама вежливость и галантность. Открыв дверь, мужчина пропустил меня вперед, что, несомненно, лично для меня стало плюсом.
        Мне первой довелось оценить выражения лиц хозяев, когда за моей спиной оказался следователь. И если пожилой мужчина встретил нас с добродушной улыбкой и прямым взглядом, то парнишка, стоящий за кассой, подпрыгнул едва не до потолка, явно разволновавшись.
        - Парень что-то натворил, - шепнула я, медленно продвигаясь к витрине.
        Ароматы стояли просто одуряющие, а золотистые корочки хлебобулочных изделий так и манили укусить за бочок. Сглотнув выступившую слюну, я премило улыбнулась, собираясь объяснить наше здесь появление, но меня опередили.
        - Доброго дня, господа. Нам бы побеседовать.
        - Господин следователь, говорите прямо, что мой обормот снова натворил? - поймал мужчина сына за ухо, подтащив его к себе поближе.
        - Ну дедушка! Я ничего не делал! - завозмущался Крашти, а я с удивлением поняла, что ошиблась.
        - Ваш внук действительно ничего не натворил. На этот раз. Но нам бы все же поговорить, и желательно в присутствии одного из родителей.
        Я бы поспорила насчет первого утверждения. По взгляду парня, по мимике было видно, что он нервничает. Если его реакция была не связана с нашим делом, то была точно связана с каким-то другим.
        Беседу Жозеф проводил в присутствии матери парня. Крашти вел себя дергано, скованно, говорил быстро и будто бы желал поскорее избавиться от нашего присутствия. Только мне так и не удалось произнести ни слова.
        - После того как Рит ушел, мэр выписал нам разрешение. Я тоже надолго не задерживался: пришел помощник мэра, и меня выпроводили.
        - А ты ничего странного не заметил? Может, еще кто в это время в мэрию заходил? Или вел себя кто-нибудь странно?
        - Ничего странного. Никто не заходил. Если это все, можно я вернусь в лавку? Отцу по делам ехать нужно, а дед часто сдачу неправильно дает.
        - Это все, но если ты что-нибудь вспомнишь…
        - Да-да, - перебил Крашти ведьмака. - Сразу приду в здание городской стражи.
        И сбежал, лишь белый фартук мелькнул в дверном проеме.
        - Он точно что-то скрывает. Вполне вероятно, что не по нашему делу, но все же, - поделилась я своими ощущениями, едва мы вышли на улицу.
        С удовольствием оторвав от круглого хлеба корочку, я с наслаждением вгрызлась в нее. Жена булочника целую корзину выпечки нам со следователем пыталась вручить, однако Жозеф был неумолим. Городская стража не берет взяток, даже если это просто благодарность.
        Закапав слюной весь пол, хлеб я купила на свои кровные. Да просто невозможно пройти мимо свежей выпечки, когда стоят такие ароматы. Я и в ведьмовской школе когда училась, всегда в столовую рано утром прибегала, чтобы отщипнуть мягкого, еще горячего хлеба.
        - Хотите? - предложила я, заметив, как странно на меня смотрит ведьмак.
        - А хочу, - отщипнул и он кусочек, целиком закидывая его в рот. - Согласен насчет Крашти, но это подождет. Парни хоть и молодые, но на убийство не пошли бы ни ради денег, ни ради чего-то другого. Однако они все равно остаются под подозрением.
        - Потому что были там в тот день, - согласилась я.
        - И потому что могли иметь доступ к еде. В Кентерфиле принято дарить подарки в качестве благодарности. А что могут подарить сыновья булочника и кондитера?
        - Выпечку. Но ведь есть же еще повар, секретарь и нынешний мэр. Наверняка у них тоже был доступ к напиткам и еде.
        - Поэтому и они под подозрением. Начнем с повара?
        Все трое подозреваемых сейчас находились в здании мэрии, так что именно туда мы и отправились.
        Хлебный кругляш каким-то невообразимым образом исчез в наших руках, а точнее в желудках. Когда хотел, Жозеф вполне мог вести себя непринужденно, забывая о холодности и отчужденности. Даже его строгий, будто пригвождающий взгляд пропал, что еще больше убеждало меня в том, что ему от меня что-то нужно.
        Ну не бывает таких радикальных изменений из ничего! Не верю я в такие подарки судьбы!
        - А что необычного? Ничего необычного! Все как обычно было, - отвечала на наши расспросы повариха, работающая при мэрии не один десяток лет. - Подальше от кастрюль отойдите. Не дай бог волос упадет!
        Сделав синхронный шаг назад, мы с ведьмаком едва не снесли стеллаж с посудой, но Жозеф вовремя успел поймать. Падающую меня. Стеллаж выровнялся при помощи магии.
        - Простите, - неловко улыбнулась я женщине, высвобождаясь из тесных объятий своего временного напарника. - Так кто, вы говорите, был здесь в тот день?
        - Да кого только не было! Мэрия - это вам не хухры-мухры. Тут люди работают!
        Мы тонкий намек на толстое обстоятельство очень даже распознали, но дружно решили проигнорировать. Однако ничего путного больше женщина не рассказала. Лишь подтвердила, что последними посетителями являлись парни, а еще что в мэрии в тот день присутствовали и помощник, и секретарь.
        Вторым опрошенным стал теперешний мэр. Он был единственным человеком за все время моего здесь пребывания, который искренне порадовался за пополнение в рядах городской стражи.
        Только насторожила меня его невозмутимость. Мне показалось подозрительным то, как легко и беззаботно мужчина говорил о смерти того, с кем был близок на протяжении многих лет. Словно и не тронула его смерть бывшего мэра.
        - Извините, не могли бы вы припомнить, были ли у мэра недруги, завистники или враги? - вмешалась я в разговор мужчин.
        Мне уже надоело слушать о том, как хорошо, что деньги нашлись, и как плохо, что не все. Не хватало кругленькой суммы.
        - Как же не быть? Наверняка были. Такая должность не подразумевает всеобщую любовь, госпожа ведьма.
        - А можете перечислить имена и фамилии?
        - Да в любой дом Кентерфила загляните. Будут вам и имена, и фамилии. Что же, я еще и за вас вашу работу делать должен? Если у вас все, то я бы предпочел вернуться к бумагам. У нас тут проверка на носу.
        Я промолчала, но в голове пометку сделала, что с этим человеком лучше не иметь ничего общего. Неприятный тип. Таких за километр третьей дорогой облетать надо.
        Последним, с кем мы еще не поговорили, являлся секретарь. Этот пожилой мужчина так же, как и повариха, работал в мэрии уже давно, но показался мне гораздо приветливее остальных.
        Правда, его показания сильно отличались от того, что говорил нам нынешний мэр.
        - Хороший был человек. Справедливый. Я к нему на службу в самый первый год заступил, так что всякое довелось увидеть. И как из нищеты город вытаскивали, помню. И как неурожай был, помню. И как от нечисти Кентерфил очищали. Любили его все, вот вам крест! Он всего себя отдал этому городу. Ни жену не завел, ни детей, потому что времени всегда не хватало. И днем здесь сидел, и по ночам работал. Жаль его, конечно. Я в эти байки про воровство и побег сразу не поверил, потому что не о нем это, а теперича вот как вышло.
        - А вы не могли бы припомнить, кто в тот последний день присутствовал в здании мэрии?
        - Отчего же не припомнить? У меня все запротоколировано. Кто на прием был записан, кто так приходил. А кроме того, мы вчетвером были. Мы же каждый день здесь с утра и до вечера находились, не то что сейчас. Сейчас-то уже совсем не то…
        - Господин Бельвган, если что, меня ни для кого нет, - выглянул из-за двери мэр. - О, вы еще здесь?
        - Уже уходим, - премило улыбнулась я.
        - Господин Бельвган, можно нам тот документ, о котором вы говорили?
        Документ нам не дали, потому что это отчетность, но имена, фамилии и время посещений мы переписали. Правда, я была не уверена, что нам это поможет. Обойти всех - обойдем, но ведьмовское чутье говорило, что разгадка где-то на поверхности.
        - Кроме мести, других причин я не вижу, - произнесла я, когда молчание затянулось.
        Мы переходили дорогу, возвращаясь в здание городской стражи.
        - Среди опрошенных явного мотива не было ни у кого, - согласился со мной ведьмак. - Помощник мэра мог и не стать мэром. Поварихе все равно, кого кормить, а секретарь и вовсе вел с покойным дружбу.
        - Но при этом каждый из них может быть убийцей.
        - Согласен. Если нет явных причин, значит, есть скрытые, - придержали для меня дверь, позволяя первой войти в приемную. - Валенсия, напиши и разнеси официальные приглашения на допрос. Мэру, его секретарю и их поварихе. И мальчишкам - сыновьям булочника и кондитера.
        - На сегодня, господин следователь? - с готовностью отозвалась девушка, рукой подальше запрятывая любовный роман.
        - Нет, на завтра. На разное время. Сегодня у нас еще есть дела.
        - Какие дела? - полюбопытствовала я.
        - Парни пойдут опросят жителей соседних домов. Вдруг кто-то что-то помнит о том дне, а точнее о вечере, когда мэра видели в последний раз. Местом убийства могла быть мэрия, а нашли покойного далеко за городом. Если переносили не порталом, то делали это ночью. Кто-то мог что-то заметить.
        - Логично, - была вынуждена я признать. - Тогда стоит и мэрию осмотреть. Вдруг какие-то улики остались.
        - Этим тоже займутся офицеры, но уже завтра.
        - А я? - собиралась обидеться собственно я, потому что меня, по-моему, снова решили прокатить с расследованием.
        - А вы, госпожа ведьма, а точнее, мы сегодня займемся другим важным делом. Как вы смотрите на прогулку по кладбищу?
        Нет, меня и раньше некоторые смельчаки приглашали на свидания, но чтоб на кладбище... Согласилась я из чистого любопытства, хотя на самом деле других вариантов у меня просто не было.
        Наша послеобеденная прогулка являлась не чем иным, как очередным расследованием. Оказывается, не меня одну заставил напрячься серебряный крест, а если конкретнее - то, что под ним было замуровано. Жозефу тоже показалось странным это захоронение.
        - Утром я сделал запрос и выяснил, что это захоронение никому не принадлежит. Больше того, по документам это место должно быть свободным, а это означает…
        - А это означает, что кого-то там похоронили незаконно.
        - Если похоронили, - исправил меня мужчина, ловя для нас телегу.
        - Думаете, заперли, как в тюрьме?
        - На это намекает серебряный крест. Не раскопав, не узнаем.
        - Вы шутите! - громко удивилась я, чем напугала и коня, и возничего.
        - Нисколько, - довольно улыбнулся Жозеф, будто именно такой реакции и ждал. - Умеете держать защитный контур?
        Он был сумасшедшим! Даже сумасшедшее меня!
        Хотя… У него мать ведьма, так что есть в кого.
        Держать контур защитного купола я умела. Без этих знаний меня бы за порог ведьмовской школы не выпустили, да только имелись у нас серьезные проблемы. Ведьмак сошел с ума и собирался находиться в самом центре защитного купола, раскапывая захоронение.
        - А если вас съедят? - ужаснулась я.
        - Значит, практику вам подпишет кто-нибудь другой.
        Я нервничала. Я так сильно нервничала, что молчала всю оставшуюся дорогу, сохраняя тишину даже на кладбище. Не боялась, нет, но волновалась однозначно. Была бы я одна, не сомневалась бы ни на секунду. Сейчас же я несла ответственность не только за себя. К сожалению.
        - Да не волнуйтесь вы так, госпожа ведьма, - усмехнулся мужчина, вооружаясь лопатой.
        - Я не волнуюсь! - психовала я, пытаясь замкнуть защитный контур.
        Получилось только с третьей попытки, но получилось же!
        - Шаг назад, - скомандовал Жозеф и…
        Вытащил из земли серебряный крест, откидывая его в сторону, словно он ничего не весил.
        Мы оба замерли на местах. Я так вообще не дышала, ожидая, что вот-вот появится тот самый треск или неясный скрежет. Где-то шелестела трава. Вот ворон перелетел с ветки на ветку.
        - Странно, - прошептала я, едва размыкая губы. - Ты слышишь что-нибудь?
        - Ничего, - нахмурившись, снял мужчина плащ, бросая его на лавочку.
        Расширившимися от изумления глазами я наблюдала за непотребством:
        - Ты что делаешь? Вы…
        - Раздеваюсь, - улыбнулся Жозеф. - Не хочу испачкать рубашку. И да, можно на «ты».
        Я старалась не смотреть. Честное ведьминское, старалась не смотреть, но любопытный взгляд то и дело возвращался к мужчине. Рельефные мышцы играли на солнце, красивые изгибы привлекали взор.
        Кажется, я покраснела, а потому на время отвернулась, чтобы прийти в себя. Вдох, еще один вдох и выдох. Нещадно не хватало Кота с его едкими комментариями. Вот кто мог бы испортить всю малину в мгновение ока.
        Говорят, что можно часами смотреть на то, как горит огонь под котлом, как стекает дождь с крыши и как работает кто-то другой. Если этот другой будет так же хорошо сложен как ведьмак, то я трижды согласна.
        - Госпожа ведьма, посмотри-ка, - окликнул меня Жозеф.
        Смотреть в землю! Смотреть в землю! Смотреть в землю!
        - Черный гроб! - порывисто выдохнула я, пересекая защитный купол. - Мы имеем дело с личом!
        - Откроем. Только заступи обратно за черту.
        Я сделала шаг назад.
        Спустившись вниз, в разрытую яму, ведьмак начал медленно приподнимать крышку. Нервы были на пределе. Я удерживала защитный купол, готовая в любой момент замкнуть его, чтобы не дать личу выбраться за его пределы и…
        - Селена!!! - прохрипели за моей спиной.
        В яму к ведьмаку я свалилась со страху. И не просто свалилась, а еще и следователя под себя подмяла, вынуждая его распластаться по крышке гроба.
        Сердце стучало как ненормальное. Замкнутый купол ярко мерцал изумрудным светом. Я…
        Я лежала на Жозефе, с ужасом глядя ему в глаза.
        - Там… там… - шептала я, взглядом показывая себе за спину.
        - А вы что тут делаете? - с явным изумлением вопросил все тот же хриплый голос.
        - Загораем, - усмехнулся ведьмак, усаживаясь вместе со мной.
        В эту самую секунду где-то над нами прогремел гром. Теплый ветерок превратился в порывистый, штормовой. Еще через мгновение по кладбищу забарабанили крупные капли.
        - И теперь? - спросил тот, кто находился за моей спиной. Ее - спину, - между прочим, успешно придерживал ведьмак.
        - И теперь, - важно кивнул Жозеф, даже и не думая менять наше положение. - Да не трясись ты, госпожа ведьма. Оборачивайся.
        Я отрицательно покачала головой. Что я, в самом деле? Враг себе, что ли?
        - Ведьма моя непутевая, ты бы честь-то смолоду блюла! Негоже это - у чужого следователя на коленях сидеть. А вы, господин следователь, хоть бы срам прикрыли! Где же это видано, чтобы посторонний мужчина перед молодой ведьмочкой - да без рубашки?
        И вот тут я обернулась. Хорошо так обернулась, резко, едва ведьмака обратно на спину не свалив.
        - Кот, а Кот? - нахмурилась я, складывая руки на груди. - А о чем это вы с господином следователем в мое отсутствие говорили?
        - Тебе подушечку принести? А одеялко? Хочешь, я притащу? - пошел фамильяр на попятную, но я продолжала сверлить его взглядом. - Ну, Селена… Он сам тебе все расскажет. Честное кошачье!
        Испытующего взгляда удостоился и ведьмак, но в отличие от Кота мужчину не проняло. Аккуратно ссадив меня на крышку гроба, Жозеф отряхнулся и потянулся за своей рубашкой.
        А я вот, между прочим, очень даже была не против того, чтобы он и дальше радовал меня своей наготой! Холодные капли дождя так интересно стекали по его коже…
        - Эм… Так что там с нашим личом? - постучала я по черной крышке гроба, когда меня все же поймали за подглядыванием.
        - С к-к-каким личом? - прохрипел Кот, отпрыгивая от защитного контура.
        - Да ничего. Гроб пустой, - ответил следователь, накидывая себе на плечи плащ.
        - Как пустой?! - не поверила я, магией распахивая деревянную коробку.
        Изнутри гроб выглядел так, будто там никогда никого не было! Абсолютно чистая, даже не истлевшая временем бордовая ткань, мягкая плоская подушка.
        - Но там же кто-то скребся! - возмутилась я, перерывая чужую постель. - Господин ведьмак, ну-ка, оттащите его в сторону.
        - Можно на «ты», - напомнили мне как бы между прочим.
        - Как на «ты»? Уже? - выглянул из-за куста Кот, чем заслужил предупреждающий взгляд от ведьмака.
        Схватившись за чернильные бока, мужчина поставил эту махину боком, а там…
        - Осторожно, Селена! Не упади, - ухватил Жозеф меня за талию, неожиданно спиной прижимая к своей груди.
        А перед нами предстала черная дыра. Комья земли скатывались в нее, пропадая в ее бездонном нутре. В эту дыру вполне могли бы поместиться все мы трое или один могущественный лич.
        Личами называли некромантов, что умерли, но не пожелали уходить в мир иной. Сильные, могущественные, опасные, не знающие жалости. Они не боялись никого и ничего, но один способ справиться с ними все же был.
        Нужна была жертва. Добровольная жертва - та, что связана с личом узами или кровью. Если связь была сильна, то, навеяв на родственника некроманта вечный сон, маги погружали в сон и лича, закапывая его в черном гробу - метке, указывающей на то, кто находится под крышкой гроба.
        Так люди на время избавлялись от лича.
        Почему на время? Да потому что обязательно находились те идиот или идиотка, которые желали «расколдовать» спящего родственника. Это же, котел им промеж глаз, так романтично!
        - Идем? - спросила я для проформы, не имея никакого желания спускаться под толщи земли.
        - Нет. Сюда отправлю Ордина. Он в темноте видит лучше да и запахи чует самые тонкие. Сворачиваемся, госпожа ведьма. Лучше подумаем над тем, кому было выгоднее избавиться от старого мэра.
        - Да что тут думать? К еде доступ был у повара и секретаря. К напиткам - только у секретаря.
        - Но еще в самом кабинете есть барный шкаф, а к нему имели доступ сам мэр и его помощник.
        - Значит, кто-то из них троих, - пожала я плечами. И тут до меня дошло! - Кот, а ты почему хрипишь?
        - Так я от ворот кладбища вам кричал-кричал, кричал-кричал, а вы не слышали. Я чего пришел? К вам там мужик какой-то седой забегал. Сказал, что мэра самым простейшим ядом отравили. Для мышей, представляете?
        - А вот это уже кое-что, - обрадовался ведьмак. - Госпожа ведьма, выходим за пределы контура. Я защиту до прихода Ордина поставлю.
        С остальными офицерами мы встретились уже у мэрии. Жозеф сразу же отправил оборотня на кладбище, что хвостатому не слишком понравилось. Он только-только начал раздавать комплименты, а ему от ворот поворот. Я прямо умилилась.
        - Бельман, разрешение на обыск принес? - обратился к магу солнца ведьмак.
        - Обижаешь. Гном все подписал.
        Меня даже немного потряхивало от ощущения торжественности момента. В мэрию мы вошли с невозмутимыми лицами, а кто-то даже с невозмутимой усатой мордой.
        Показав разрешение на обыск секретарю, следователь раздал указания. Всем нам предстояло провести магический обыск, который вытаскивал наружу все тайны и секреты. В прямом смысле вытаскивал. Сейфы, скрытые ниши и прочее страдали в первую очередь.
        Что касается яда, то его искать надо было ручками. И я была готова! Честно! Уже представляла, как найду заныканную банку, как укажу на преступника, но…
        Говорят, новичкам везет. На этот раз, пока мы с Котом ползали по пыльному складу, где хранилась всякая праздничная мишура для города, повезло Патрику. Банку с ядом он нашел в кухне.
        - Это для мышей, - заволновалась женщина, показывая на банку. - Уж чего не пробовали, только яд их и берет.
        - А кто может прикасаться к этой банке? - спросил Жозеф, на расстоянии упаковывая улику в защитную сферу.
        - Да кто угодно. Я же не прячу, у нас тут все свои.
        - Понятно. Сожалею, но мы вынуждены задержать вас на время расследования. Бельман, карету к центральному входу.
        - Но я ничего не делала! За что?
        - Вы подозреваетесь в убийстве бывшего мэра. Обвинения вам будут предъявлены в случае, если наш специалист подтвердит идентичность ядов. Уводите.
        Я прямо залюбовалась. Не ведьмаком, совсем нет. Просто всегда себе представляла, как участвую в подобном деле, а потом меня торжественно благодарят за хорошо проделанную работу.
        - Ну что? Нашли что-нибудь? - появился на кухне нынешний мэр как раз в тот момент, когда Патрик на пару с магом солнца собирались вывести женщину. - Тетя? Вы? Да как вы могли?
        - Все разговоры потом, господин мэр, - обрубил Жозеф назревающую тираду. - Жду вас завтра для дачи показаний.
        - И что? Это все? - шепотом спросила я, подойдя к следователю поближе.
        - Все? Нет, Селена, это только начало.
        Садиться в карету, чтобы попасть на другую сторону улицы, было смешно, поэтому мы с ведьмаком прогулялись пешком.
        Мужчина, на удивление, был невероятно добр, так что даже разрешил мне поприсутствовать на допросе. В кабинете два на два мы с Котом сидели тихо-тихо, стараясь совсем не отсвечивать. А послушать было что. Послушать и поучиться.
        - Я ничего не буду говорить без адвоката! - упрямилась женщина.
        - Я прекрасно знаю, что у вас был подельник. Этот факт мне уже известен, а завтра, после получения доказательств, я его арестую. И вот тут лично для вас я готов сделать послабление. Если сегодня назовете своего подельника под запись, вам наказание смягчат. За помощь следствию.
        Лично я ни о каком подельнике ничего не знала, а потому внимательно слушала каждое слово, ведя протокол допроса.
        Женщина отнекивалась долго и эмоционально. На загнанную в угол жертву она нисколько не походила. Скорее уж на уверенную в своей безнаказанности преступницу, но следователь не зря получал зарплату.
        - Ваш племянник…
        - А вот не надо его сюда приписывать!
        - Отчего же? Завтра и припишу. Вместе сядете. Надолго.
        Давление на подозреваемую? Неа, не слышали. И вот хорошо, что адвокат еще не пришел. Этим ведьмак и пользовался.
        - Нет? Ничего не хотите сказать? Ну нет так нет. Госпожа ведьма, несите зелье правды…
        - Зелье правды? - переспросила я, первый раз в жизни слыша о подобном.
        - Да-да, ваше фирменное. То, от которого все секреты рассказывают моментально.
        - Хорошо, - пересадила я Кота на стул, поднимаясь. - Сейчас принесу.
        - Не надо зелья! - запаниковала наша подозреваемая. - Это племянник! Он все придумал! Старый мэр обещал порекомендовать его на должность мэра в соседний город и не сделал этого. Должность другому досталась, а мой мальчик не у дел оказался. А вы бы простили такое? Он обещал, понимаете?
        - Бельман! - окликнул Жозеф мага солнца. Мужчина тут же заглянул в допросную. - Возьмите под стражу нынешнего мэра. Он обвиняется в преднамеренном убийстве.
        - А я? - с тревогой спросила женщина.
        - А что вы? Суд все решит. Госпожа ведьма, пойдем выпьем отвару.
        Горячий отвар я пила с удовольствием прямо в приемной. Грела руки о теплую чашку и трескала принесенный Валенсией поздний обед.
        Мне всегда нравились такие дни, когда приходит осознание того, что проблема решена. Чувствуешь себя при этом будто на вершине горы или верхом на метле, рассекая бесконечное небо.
        - Теперь мэра будете допрашивать, да? - уточнила я, наслаждаясь уютной тишиной.
        Валенсия отпросилась домой, оборотень еще не вернулся с кладбища, а офицеры отправились обратно в мэрию. Не вечер, а благодать.
        - Да, но на этом все не закончится. Суд будет только завтра, после того как пришлют экспертизу.
        - А с пустой могилой что делать будем?
        - Искать, если Ордин ничего не найдет…
        Входная дверь распахнулась с грохотом. Запыхавшиеся офицеры ввалились в приемную, едва не сбивая друг друга с ног. Кот подскочил до потолка, повисая на деревянной балке.
        - Ушел, гаденыш! Все вещи разбросаны, в кабинете хаос. Секретарь сказал, что карета с полчаса назад уехала.
        - В каком направлении? - торопливо поднялся Жозеф.
        - К северным воротам, - в отличие от Патрика не так эмоционально ответил Бельман.
        Я призвала метлу. Оседлав ее, мигом вылетела в распахнутую дверь.
        - Селена! - долетело грозное мне в спину, но ведьму уже было не остановить.
        До северных ворот я долетела за секунды. Карету догнала еще через некоторое время, а дальше была полная импровизация.
        Усилив голос магией, я прокричала:
        - Именем городской стражи, черная карета, приказываю немедленно остановиться! Остановитесь или мне придется применить чары!
        Я снижалась, кони замедляли свой ход. Выпрыгнувший из экипажа мэр бежал резво, почти что галопом, удерживая в руках огромный саквояж. Только моя метла была быстрее.
        - Вы арестованы по подозрению в убийстве бывшего мэра! Остановитесь или мне придется применить магию!
        - Да чтоб ты с метлы свалилась, ведьма!
        - Обязательно, - щедро улыбнулась я, летя рядом. - Сразу после вас.
        Заклинание сорвалось с губ легко и играючи. Пеленающие петли вечнозеленого растения прицепились к спине мужчины, разрастаясь прямо на глазах. Всего через миг мэр Кентерфила запнулся на дороге и упал, но при этом не терял надежды хотя бы уползти.
        Эту уползающую гусеницу я и перенесла заклинанием на метлу, вместе с его саквояжем, из которого то и дело сыпались моменты. Неужто еще и воровство?
        - Да не шевелитесь вы, господин мэр, - усмехнулась я. - Иначе разобьетесь насмерть. А тут вампир голодный, между прочим, по округе ходит.
        Обратно в город я влетала победительницей. То, что мое имя не скандировали горожане, нисколько не умаляло важности момента. Меня даже встречали - прямо у центральных дверей. Правда, взгляды были совсем не благодарными.
        - А я вам подарочек притащила, - натянула я на губы улыбку, спрыгивая с метлы.
        - Ордин, мэра в допросную. Госпожа ведьма, ко мне в кабинет.
        И таким это тоном было сказано, что…
        Мне как-то сразу захотелось под крылышко к мадам Боржуа. Даже Кот смотрел на меня с осуждением.
        Пришлось плестись вслед за ведьмаком. У меня прямо дежавю случилось, когда я снова заняла стул напротив мужчины. Как и раньше, нас разделял только стол. И тишина, потому что следователь молчал. Молча же буравил меня пронзительным взором.
        А глаза у него… Красивые.
        - Селена, ты меня слышишь?
        - А? - встряхнулась я, скидывая с себя наваждение.
        - Я спрашиваю, в чем была твоя ошибка?
        - Ошибка? А что я сделала? - возмутилась я. - Я вам преступника поймала. А он, между прочим, скорее всего, себе еще и деньги найденные присвоил!
        - Да. А могла и не поймать. Знаешь, почему сегодня я отправил на кладбище только Ордина? Потому что точно уверен, что лича уже и след простыл и, скорее всего, это больше не наша проблема. А теперь подумай вот о чем, госпожа ведьма. Что, если бы мэр был магом? Что, если бы он ехал не один, а с магически одаренным подельником? Что, если бы у него при себе имелись зелья или артефакты, активировать которые он мог бы и без магии? И в конце концов, что, если бы у него при себе имелось оружие? Один выстрел - и нет безголовой ведьмы. Именно поэтому офицеры городской стражи работают в паре. Не потому, что чего-то не могут. А потому, что может случиться такое, когда один не справится.
        Я скисла. Причем не только скисла, но еще и обиделась за безголовую. Нет, я, конечно, не подумала о том, что мне могли причинить вред, но все же действовала логично.
        Убежал преступник? Надо поймать по горячим следам.
        Бежал впопыхах? Значит, не подготовлен и ничего с собой толком не брал.
        На моем веку люди еще ни разу не скрывались от правосудия с тремя чемоданами, саквояжем и маленькой собачонкой. Магией шандарахнуть могли, но мэр же не маг.
        - И не обижайся, Селена. Квалифицированный специалист в первую очередь думает головой. У господина мэра возничий был?
        - Был, - тяжело вздохнула я, глядя на свои руки.
        - А где он? Вдруг он добровольно мэру скрываться помогал? Это ведь статья.
        Я снова грустненько вздохнула. Вот и делай после этого добрые дела.
        - Твоя проблема в том, что ты поступаешь в первую очередь как ведьма, а не как офицер городской стражи. Ну ничего, время есть. Я тебя научу.
        - Что вы сказали? - вскинувшись, я с недоверием взглянула на следователя. - Не могли бы вы повторить?
        - Я сказал, что я тебя научу. Насколько это в моих силах.
        Мягкая, чарующая полуулыбка окрасила губы мужчины. Это что же? Меня даже ругать не будут? Совсем-совсем?
        - Только и от тебя в ответ мне кое-что потребуется. Дело в том, что на днях приезжает моя мама. И, скорее всего, с собой она везет потенциальную невестку. Не могла бы ты на время ее приезда сыграть мою невесту?
        - Я не буду врать ведьме! - всполошилась я, подскочив с места. - Ведьма ведьме никогда не врет! Кодекс ведьм!
        - Ну ты же хочешь получить разрешение на магическую деятельность? С тем, что я вижу, практику мне тебе ставить не за что.
        И вот тут я как никогда в жизни захотела вызвать маму. Свою маму! Даже к шнурку, что болтался на шее, потянулась, но…
        Дверь кабинета распахнулась так, будто у нас снова мэр сбежал.
        - Господин следователь! - в ужасе ворвался к нам Патрик. - Там это… Кажется, ваша мама приехала.
        - Так что, Селена? - обратился Жозеф ко мне. - Мы договорились?
        - Конечно, любимый, - проворковала я сквозь зубы.
        Где-то там Патрик икнул от изумления.
        Теперь понятно, о чем они разговаривали с Котом. И еще более понятно, почему ведьмак сегодня был таким добрым и терпеливым.
        И вот знаете что? Глаза у него совсем не красивые, а наглые и бессовестные!
        ГЛАВА 9: ТАНЕЦ НАД СМЕРТЬЮ
        - Кот, а Кот? У тебя совесть есть?
        - Селена, ну я же ни в чем не виноват! - оправдывался Кот, которого я приперла к шкафу. Не было его со вчерашнего вечера. Прятался где-то, засранец! - Он же ничего мне не говорил! Спросил только, как добиться от тебя согласия! Я думал, что он ухаживать собирается, влюбился! Честное кошачье!
        - И что ты ему ответил? - сурово взглянула я на этого предателя.
        - Правду и ответил. Что ты на что угодно согласишься, если он тебе практику поставит. Нам без практики возвращаться никак нельзя!
        - А гладить ты ему себя позволил почему?
        - Ну ты же не гладишь! - попытался обидеться фамильяр.
        - Кот! Правду говори! Иначе овощами вареными накормлю!
        - Рыбку он мне обещал, - сдался хвостатый, поморщившись от обещанной незавидной участи. - Каждый день.
        Я выдохнула и отошла к кровати. Нет, на кота было злиться просто глупо. Такая уж у него порода, что он за вкусненькое последний хвост готов отдать, но ведьмак тоже виноват.
        Нашел самое слабое место ведьмы и по нему ударил. Согласие ему, видите ли, подавай! У-у-у, шантажист! Верховной на него нет!
        - Так, ладно. Что сделано, то сделано, - заключила пострадавшая в моем лице, падая на подушки. - Возникает другой вопрос. Что будем делать?
        - А вот этот вопрос уже не к коту. Кот, с вашего позволения, пошел завтракать, - дотопал хвостатый до двери и поднялся на задние лапы, чтобы эту самую дверь открыть. - И вообще, ты подумай насчет ведьмака. Кандидат-то неплохой.
        - Ага, - простонала я. - Мне только влюбленности для пущего эффекта не хватало. И вообще, ведьмы не влюбляются!
        - Ага, и рождаются из воздуха. Форточкой надувает.
        С кровати подниматься не хотелось совершенно. Еще больше не хотелось спускаться вниз на завтрак и отправляться после этого на работу, чтобы знакомиться с чужой мамой.
        Вчера эта грандиозная встреча так и не произошла. Жозеф попросту отправил меня домой, приставив ко мне в качестве провожатого Патрика. Парень всю дорогу молчал, вопросов лишних не задавал, но смотрел на меня с плохо скрываемым изумлением.
        Еще через час офицер снова вернулся к особняку мадам Боржуа. Спустившись вниз, я получила записку на три листа, в которой рассказывалось о том, что мне необходимо знать о «наших отношениях» с ведьмаком.
        Там было описано все: где познакомились, когда впервые поцеловались, как Жозеф за мной ухаживал. А еще имелось несколько памяток: день рождения, любимая еда и прочее.
        В общем, я обиделась. И решила обидеться и всерьез, и не взаправду.
        В конце концов, никто же не сказал, что перед мамой следователя я должна играть любовь и обожание. А что, если Жозеф обидел свою «невесту»?
        Вот теперь пускай сам и выкручивается.
        К завтраку я спустилась в прекраснейшем настроении, однако ела в гордом одиночестве. То ли все уже разошлись, то ли еще не спускались. Но странно было то, что даже Кота на горизонте не наблюдалось.
        Он-то на поесть всегда первый!
        Покончив с завтраком, я собиралась уже выйти на улицу, как встретилась в дверях с самой Элен.
        - О, Селена! А ты чего на работу опаздываешь?
        - Да всего-то на пятнадцать минут. День-то какой сегодня хороший! - прошла я мимо, спускаясь по ступенькам. - А вы фамильяра моего, случайно, не видели?
        - Видела. Он со мной из дома выходил. Сказал, что в городскую стражу помчался. На разведку.
        Приятно, что хоть у кого-то есть совесть и он при этом вину свою чувствует.
        Идя по улицам Кентерфила, было трудно не заметить оживление в эти утренние часы. То тут, то там владельцы лавок украшали свои дома гирляндами из цветов, красивыми букетами и просто композициями в тяжелых каменных клумбах.
        На центральной площади и вовсе было не протолкнуться. Одни жители города сооружали навесные шатры, другие занимались расставлением стульев и столов, а третьи и вовсе устанавливали небольшие лотки для товаров.
        - Простите, милейший, - подошла я к одному из извозчиков, что из своей телеги как раз выгружал корзины с цветами. - Не подскажете, что это у вас? Праздник сегодня какой-то?
        - Так мэра нового нам прислали, госпожа ведьма. Из самой столицы! В честь него и праздник вечером будет, и танцы с ярмаркой. Наконец-то взяточника и шантажиста этого посадили!
        - Госпожа ведьма, а правду говорят, что это он мэра нашего бывшего потравил? - спросила молодая женщина, что остановилась рядом с нами, чтобы забрать цветы, а потому стала невольной слушательницей нашего разговора.
        - Не могу ничего рассказывать до официального объявления приговора, сами понимаете. Но не переживайте, суд все решит.
        От этой парочки я попросту сбежала, заметив, что к нам со всех сторон начинают подтягиваться любопытные. Ни ведьмам, ни офицерам городской стражи ни при каких обстоятельствах нельзя было раскрывать тайны следствия.
        Даже если все уже решено, даже если у тебя сведения выспрашивает твой лучший друг, существовали нормы этики и морали, а кроме того, распространяться о чем-либо было запрещено законом.
        А вдруг среди них находится настоящий убийца, подставивший мэра? До приведения приговора в исполнение ни в чем нельзя быть уверенным.
        У двери, что вела в приемную, я остановилась и перевела дыхание. Запрятать улыбку глубоко-глубоко было просто невыносимо трудно, но я справилась. Сделала обиженное лицо и для пущего эффекта надула губы.
        Только дверь открылась сама собой.
        - Селена! А мы только тебя и ждем!
        Губы ведьмака расплылись в счастливой улыбке. Кажется, между делом он даже гулко выдохнул. Наверное, уже не верил, что я приду, так весь изнервничался.
        В приемную меня в буквальном смысле затащили. Выпрямившись, я отметила взглядом, что Валенсия прячется за своей стойкой и, делая страшные глаза, указывает мне на…
        Я сначала даже глазам своим не поверила. Захотелось срочно потереть их кулаками, чтобы развидеть стройную и высокую, как сам Жозеф, ведьму.
        Ее черная шляпа с оранжевым ремешком тонко намекала на то, что передо мной стоит одна из тринадцати помощниц верховной ведьмы. И это было очень-очень плохо, потому что…
        - Темных ночей вам, госпожа ведьма, крепких котлов, - поздоровалась я согласно кодексу.
        Женщина, облаченная в длинное чернильно-черное платье, резко крутанулась на мой голос, а на ее не по годам молодом лице отразилось непонимание.
        - Селена? Тебя сюда какой метлой занесло?
        И вот тут я окончательно скисла, потому что именно эта ведьма о моих проделках знала гораздо больше остальных. Именно госпожа Таль сопровождала наш курс на различных вылазках, а потом огребала от Верховной вместе со мной.
        А сколько раз она меня из городской стражи вытаскивала…
        Я и вправду чуть не заплакала. Отличный план полетел коту под хвост. Причем Кот сидел здесь же, в приемной, под столом, прячась вместе с секретарем, и делал не менее, чем у Валенсии, страшные глаза.
        Увы, этой ведьме не скажешь, что меня ее сын обижает.
        Она прекрасно знает, что я сама кого хочешь обидеть могу. И довести до нервного тика.
        - Работаю я тут, - ответила я, кисло улыбнувшись. - Временно. Практику прохожу.
        - А еще Селена моя невеста, мама. Прошу любить и жаловать.
        Вы когда-нибудь видели, как меняется взгляд у вампира, почуявшего чужую кровь? Я, к счастью, тоже нет, но примерно так себе это и представляла.
        И вот надо было мне все-таки брякнуть со страху…
        - А ваш сын меня обижает!
        На меня посмотрели все. Вот совсем все. Вообще.
        Госпожа Таль переводила изумленный взгляд с меня на своего сына. Валенсия и Кот, кажется, окончательно упали под стойку, потому что грохот был соответствующий, а офицеры городской стражи и вовсе заглянули в приемную, не скрывая удивления на лицах.
        Собственно, только их головы из дверного проема и торчали.
        На ведьмака я смотреть не собиралась, ибо страшно, но прекрасно слышала, с каким скрежетом скрипнули его зубы. Да что там зубы? Кажется, даже пол под ним характерно хрустнул, а такое происходит очень редко - в случаях, когда очень большое количество магии рвется наружу.
        Неужели нас ждет магический взрыв?
        Ох, лягушки болотные!
        - Ну… Это вполне в духе Жозефа, - задумчиво произнесла госпожа Таль. - Он, Селена, у нас сам себе на уме. Никогда не подчинялся никаким правилам. Прямо как ты.
        В глазах ведьмы горело торжество. На ее губах играла такая улыбка, что всего на мгновение мне сделалось по-настоящему жутко. Я знала этот взгляд. Частенько видела его в своем отражении, поэтому ничего хорошего заведомо не ждала.
        - Итак, дети мои, - шагнула женщина к нам, приобнимая нас за плечи так, что мы оказались по обе стороны от нее. - Свадьбу назначим на сегодня.
        - У меня дела! - открестилась я от сомнительных перспектив, отпрыгивая от ведьмы на добрых полметра - к самой двери. - У нас этот, как его, сын булочника странно себя ведет! А у господина следователя вообще лич где-то гуляет! И потом! Я обиделась, понимаете?
        - А еще у нас сегодня дежурство, - повторил мой маневр ведьмак, но продвинулся дальше - под пристальным взглядом смог открыть дверь. - Праздник сегодня в Кентерфиле. - Потенциальная свекровь недобро прищурилась. - И вообще, она обиделась, мама, а это у вас, ведьм, надолго. Офицеры, на выход!
        Сбежали все. Абсолютно. Совсем.
        Первым в открытые двери вылетел Кот со словами: «Мое почтение!» Следующей за ним, столкнувшись в дверном проеме с магом солнца, выбежала Валенсия, а уже за ней Патрик и оборотень, который умудрился на прощание госпоже Таль еще и руку поцеловать.
        Этот спонтанный побег из городской стражи замыкала я, а потому прекрасно слышала, как мама Жозефа игриво произнесла:
        - Хорошо. Значит, сейчас по-быстрому всех переловим, а потом жениться.
        - Не надо!!! - воскликнули мы хором и…
        Заперли дверь перед собой, почти что синхронно накладывая такие одинаковые, но все же разные заклинания, скрепленные чистыми чарами.
        И вот тут ведьмак нехорошо так взглянул на меня.
        - А надолго мы вашу маму не задержим, - напомнила я как бы между прочим.
        С той стороны двери что-то прогромыхало.
        - Твою маму! - то ли выругался, то ли исправил меня ведьмак.
        - Так что? Я пошла допрашивать сына булочника?
        - Ой, делай что хочешь, - махнул Жозеф рукой, однако тут же встрепенулся и хищно улыбнулся. Семейное у них это, что ли? - Знаешь, дорогая невеста, а я тебя сегодня освобождаю от дежурства. На весь день.
        - В чем подвох? - осторожно уточнила я, на всякий случай делая шаг назад.
        - Если ты ничего не найдешь на парня за сегодняшний день, то до конца своей практики будешь разбирать бумажки в городской страже. Никаких расследований, никаких кладбищ, никаких…
        - Я поняла! Кот, со мной!
        Ведьмак наверняка хотел сказать еще очень многое. По его лицу было сразу видно, что он вознамерился почитать мне нотации, но нас с Котом мокрой метлой не напугать!
        Не дослушав его наверняка вдохновляющую речь, я схватила фамильяра, оседлала метлу и взмыла вверх, направляясь дальше по улице.
        И вот я была на сто процентов уверена, что это следователя так речь помощницы верховной ведьмы вдохновила. Она-то, как никто другой, знала о моих подвигах. Могла бы и не упоминать о том, что я не подчиняюсь правилам…
        А кстати! Интересно, каким это правилам не подчинялся ведьмак?
        - Ох, еле лапы унесли! - выдохнул Кот, сидя у меня на плече. - И закинуло же ветром госпожу Таль.
        - Да, неожиданное совпадение, - согласилась я, плавно снижаясь.
        На самом деле я не полетела к булочной, а сделала круг и вернулась на центральную площадь. Вначале я хотела еще раз поговорить с секретарем, что работал в мэрии. Мне казалось, что он, как никто другой, мог припомнить тот вечер, когда бывший мэр еще был жив.
        Меня беспокоили сразу две вещи. Первое - поведение Крашти. Парень показался мне дерганым. Все его эмоции указывали на то, что он сильно нервничает, и виной тому было присутствие следователя.
        Второе, что меня напрягало, - это та часть денег, что пропала из четвертого тайника убитого. Никто, кроме самого мэра, не знал об этих тайниках, но тем не менее деньги пропали. И пропали они в тот самый промежуток времени, когда бывший мэр Кентерфила считался беглецом и подлецом.
        Возможно, это было ведьмовское чутье. Возможно, мне просто хотелось думать, что разгадка этих двух странностей лежит на поверхности, но я была готова свой котел поставить на то, что парень связан с пропажей денег.
        Спрыгнув с метлы, я вошла в мэрию и отправилась сразу на второй этаж.
        - Здравствуйте, - постучала я по створке, что была открыта.
        - Доброго дня, госпожа ведьма. Никак с новым мэром зашли познакомиться?
        - Обождет, - улыбнулась я, проходя внутрь, чтобы присесть на стул для посетителей. - Я к вам. По важному делу. Не могли бы вы еще раз припомнить тот последний день, когда господин мэр был еще жив? Меня интересует мальчишка - сын булочника.
        Парни не соврали, когда рассказывали о том дне. Они действительно пришли сюда вместе, но чуть позже Апирити, сын кондитера, ушел помогать матери, а Крашти остался еще на несколько минут.
        Только Крашти не сказал нам о том, что в тот злополучный день возвращался в мэрию уже перед закрытием.
        Завершив свой рабочий день, секретарь, как обычно, заглянул к мэру, но, увидев того в кресле с закрытыми глазами, подумал, что мужчина задремал над бумагами. Такое происходило нередко - возраст давал о себе знать, поэтому особого значения господин Бельвган этому не придал.
        Погасив основной свет и включив бра, секретарь засобирался домой, но уже на лестнице снова встретился с сыном булочника. Счастливый парнишка перепрыгивал через ступеньки и поделился радостной вестью.
        Крашти удалось быстро отыскать помещение, которое можно будет арендовать хоть завтра, так что дело оставалось за мэром.
        - Понимаете, им нужна была всего одна подпись.
        - Вы спустились вниз и не знаете, когда именно Крашти ушел? - уточнила я.
        - Не могу знать, к сожалению, но утром бра так и оставались включенными. Я лично их выключал.
        - Спасибо вам за помощь. Мы пойдем.
        Взяв Кота, что уже приговорил из вазы все печенье для гостей, оставив только крошки, я спустилась вниз и снова оседлала метлу. Получается, что последним убитого мэра видел именно сын булочника. Причем мэр к этому времени, скорее всего, уже был мертв, ведь приправленный ядом ужин был за несколько часов до окончания рабочего дня.
        Но разве можно узнать что-то у трупа, если ты не некромант? Как мальчишка выяснил про тайник?
        До булочной я не долетела. Остановив метлу, снова спрыгнула на брусчатку и решила прогуляться, чтобы подумать.
        Если деньги из четвертого тайника стащил Крашти, то заранее знать о том, где он находится, парень никак не мог, иначе бы залез туда задолго до этих событий.
        - А что, если подсказка была в самом кабинете? - спросила я у Кота.
        Вслух почему-то размышлять всегда было легче.
        - Какая подсказка? - уточнил Кот, вальяжно прогуливаясь рядом со мной.
        - Не знаю, - задумчиво прикусила я губу, рассматривая содержимое стеклянных витрин. - А что, если мэр умер не мгновенно? Что, если мужчина осознал, что с ним происходит, и попытался поведать свой секрет бумаге, чтобы секретарь мог найти тайники и передать деньги следующему градоправителю?
        - Но тогда бы деньги пропали из всех четырех тайников.
        - Логично, если бы не одно но. Я сказала «попытался написать», а не «написал». Что, если мэр успел записать на бумагу местонахождение только одного тайника? Пришедший Крашти попробовал жертву разбудить, но не преуспел в этом и испугался. Обратив внимание на записи, мальчишка пошел вниз искать тайник, ведь, кроме остывающего мэра, в здании в этот момент уже никого не было. Взяв деньги, он просто скрылся и поэтому никого не позвал на помощь и никому не сообщил о том, что был там и видел мэра мертвым.
        - Вот! Что бы ты без меня делала, - запрыгнул котяра ко мне на руки. - Полетели арестовывать? Нас там, наверное, уже свекровь заждалась.
        Энтузиазма фамильяра насчет «свекрови» я совсем не разделяла. Честно говоря, в наличии имелось просто огромнейшее желание погулять по городу как можно дольше. А лучше совсем потеряться до тех пор, пока госпожа Таль не улетит.
        Эх, мечты-мечты…
        Я-то знала, что она меня при необходимости где угодно найдет и даже из-под земли достанет. Другой такую важную должность и не дали бы.
        Мы едва не столкнулись!
        Схватив Кота, я вместе с метлой юркнула в проулок между домами, чтобы спиной прижаться к холодной стене. Сердце билось словно сумасшедшее, но я не шевелилась и фамильяру пасть ладонью закрыла.
        Госпожа Таль прошла совсем рядом с нами, а я наконец-то увидела ту, которую ведьма пророчила в жены своему сыну. А по-другому и быть не могло! Лучшая ученица курса! Да что там курса? Всей ведьмовской школы!
        - А вы уверены, что она заинтересовала вашего сына? - с блистательной, вот просто лучезарной улыбкой спросила девушка, пальцами отбросив длинные золотые волосы себе за спину.
        - Не уверена. Но то, что он кого-то самолично назвал невестой, уже прогресс. Такую возможность никак нельзя упускать. С мэром мы договорились, ведьмовское свадебное платье возьмем твое.
        - Только перешить придется, а иначе подол будет волочиться и грудь висеть.
        - Это да. Лягушек бы еще наловить…
        Шайли Аштар лично мне никогда не нравилась. Не то чтобы мы конфликтовали в школе… Скорее обходили друг друга стороной. Я - потому что действительно и рядом не стояла с такими, как Шайли, - отличницами, суперведьмами и просто красавицами, а она…
        Скорее всего, до этого дня и не знала о моем существовании, потому что таких, как я, просто не замечала.
        Осторожно выглянув из проулка, я едва не заорала, дернув рукой.
        - Ты чего кусаешься?!
        - Ты мне… тьфу… нос и пасть зажала! Тьфу… - отплевывался Кот, а после еще лапами по высунутому языку прошелся. - Селена, ты когда в последний раз руки мыла?
        - Тогда же, когда ты в последний раз лапы вылизывал, - брякнула я. - Что делать-то будем? Нас тут без нас замуж выдать собираются!
        - Ведьма моя, ты смотри на это с положительной стороны. Практику-то он тебе в таком случае точно подпишет!
        Махнув на фамильяра рукой, я поспешила дальше по улице, не забывая опасливо озираться по сторонам. Во второй раз я со своей потенциальной свекровью встречаться не собиралась, но, как избежать этой встречи, пока не придумала.
        Перво-наперво сын булочника, а все остальное потом.
        Я не хотела беспокоить родителей парня до тех пор, пока не буду уверена в своих обвинениях. Достав из кармана стандартный кристалл записи, активировала его и повесила на шею.
        Такие кристаллы ведьмы часто использовали, чтобы запечатлеть что-либо. В основном это были выступления артистов или музыкантов, но я пошла дальше.
        Если бы у меня не было таких кристаллов, никто бы никогда мне не поверил, что все, что происходило с моим участием, происходило само собой. Потому что слишком часто я влипала в неприятности, а если точнее, то ежедневно.
        Заглянув в булочную, я поздоровалась с хозяевами и попросила запаковать мне шестнадцать булок хлеба, восемнадцать булочек с повидлом, три булочки с маком и один самый черствый багет.
        Челюсть Кота с грохотом упала на пол.
        - А багет-то вам зачем черствый, госпожа ведьма? - спросил хозяин лавки, упаковывая мои покупки в две большие коробки.
        - Так от голубей отбиваться буду, а иначе до особняка мадам Боржуа в целости не донесу.
        - Это к свадьбе вашей, да? - с любопытством поинтересовался Крашти.
        - Какая свадьба? - опешила я.
        - Ваша. Со следователем, - ответили мужчины хором, а после слово взял старший представитель семьи пекарей: - К нам госпожа Таль не далее как полчаса назад заходила и заказ оставляла, чтобы мы к десяти часам к центральной площади хлеб и каравай привезли. Мы таких размеров каравай еще ни разу не пекли, но будьте спокойны, все сделаем в самом лучшем виде! Да вашу свадьбу еще столетие вспоминать будут!
        - Не дай верховная… - прошептала я, находясь в состоянии тихого ужаса.
        - Что, госпожа ведьма?
        - Покупки бы нам кто помог донести, - спас положение Кот. - А-то у меня, знаете ли, лапки.
        - Так я и помогу, госпожа ведьма, - вызвался Крашти. - А это правда, что господин следователь в вас с первого взгляда влюбился?
        Я кивала. Я кивала абсолютно на все и бездумно до тех пор, пока не очнулась близ центральной площади. Остановившись, вынудила притормозить и парня.
        - Крашти, у тебя всего одна попытка рассказать мне правду о том, что произошло в тот вечер, когда ты один вернулся в мэрию и столкнулся на лестнице с господином Бельвганом.
        Коробки в одночасье выпали из рук парня. Хлеб и булочки оказались на брусчатке под голодными взглядами голубей. Уже через секунду перед нами творилось настоящее птичье безумие, но я не обращала ни на что внимание, пристально следя за Крашти.
        Первыми словами парня было:
        - Я не убивал.
        Чтобы не стоять близ площади и не мозолить никому глаза, мы зашли в пустую чайную. Медленно помешивая отвар в чашке, я слушала рассказ испуганного мальчишки.
        По его словам, тем вечером он действительно прибегал в мэрию во второй раз, чтобы рассказать об успехах и получить заветную подпись, но пожилого мужчину не добудился, а проверив пульс, и вовсе понял, что тот мертв.
        Крашти хотел позвать на помощь, но побоялся, что никто разбираться не станет и обвинят именно его. Побег показался ему на тот момент самой лучшей идеей, но вначале парень попытался вернуть мэру прежнее положение. Тут-то он и заметил смятый листок бумаги, что был частично зажат в кулаке мужчины.
        Если вкратце, там было описано местонахождение одного из четырех тайников с деньгами. Местонахождение второго тайника мэр тоже пытался записать, но почерк поехал, размазался, превратившись в нелепые каракули.
        Осознав, что это его шанс, Крашти спустился вниз и вскрыл тайник, забрав с собой и записку.
        - Понимаете, госпожа ведьма, - плакал парень над чашкой, - я не хотел воровать. Я взял, чтобы, если меня обвинят, было на что бежать. Ни копейки не потратил, все спрятанное дома лежит.
        - Что же ты так в наше правосудие не веришь? - вздохнула я, терзаясь между желаниями поступить правильно или по закону.
        - Я верю. Просто страшно это, понимаете? Папка историю рассказывал, как кузнеца ни за что ни про что в убийстве обвинили только потому, что он саблю выковал, которая стала орудием убийства, представляете?
        - И давно это было? - невесело усмехнулась я.
        - Не знаю, но папка тогда молодой еще был.
        - И за эти годы многое изменилось. Никогда не замалчивай преступление, Крашти. Если бы тогда ты позвал на помощь, господина мэра не посчитали бы беглецом и вором, это преступление раскрыли бы гораздо быстрее - возможно, в тот же день, а дело о пропаже денег из мэрии даже не возбуждали бы. И тебе бы не надо было бояться того, что за тобой придет господин следователь.
        Я замолчала, давая парню время осознать его ошибку. И вот знала, что пожалею. Прекрасно понимала, чего лишаюсь, но между законом и человечностью иногда необходимо выбирать второе.
        Потому что мы в первую очередь разумные существа, а уже потом офицеры, следователи, капитаны и прочее. И если забывать об этом, мир вокруг нас никогда не станет добрее.
        - Неси сюда деньги, Крашти, и запомни еще кое-что. Молчи о том, что видел, и никогда больше не вспоминай об этом. Тебя не было в мэрии в тот вечер, ты не видел мэра мертвым и не находил записку. И никогда, слышишь? Никогда не забирал эти деньги.
        - Но господин секретарь…
        - Он тоже забудет об этом. Неси деньги, Крашти. Неси, пока я не передумала, потому что это будет стоить мне слишком дорого.
        Парень убежал, а я сидела и допивала холодный чай, задумчиво глядя в окно, украшенное тонким тюлем. Он покачивался от легкого ветра, что нет-нет да и проникал в чайную.
        Я не любила чай. Этот напиток казался мне невкусным, но новая мода уже давно заполонила столицу, где чайные появлялись тут и там, словно червяки после дождя.
        Гораздо больше мне нравились отвары трав. Всегда можно собрать свой личный букет - букет уникальный, подходящий определенному времени и настроению. Один отвар успокаивал после волнительного дня, другой, наоборот, придавал сил и наполнял энергией, а третий просто хорошо шел под ленивые мысли, что текли неторопливо, унося меня в поисках ответов.
        Да, я прекрасно понимала, что одним своим этим решением ломаю все, к чему стремилась всю прошедшую неделю. Жозеф наверняка с удовольствием посадит меня за бумажки до самого конца практики, и все самые интересные дела пройдут мимо меня, но…
        Эта жертва была ничтожной по сравнению с тем, что кому-то не сломают жизнь статьей за воровство в особо крупном размере.
        Это того стоило.
        - Эх, ты… Ведьма моя сердобольная, - погладил Кот меня лапкой, тяжело вздохнув.
        Все это время он молча сидел рядом, энергично шурша фантиками от съеденных конфет, а я…
        А я чувствовала, что поступаю правильно.
        - Простите, госпожа ведьма, - неожиданно подошла к нам хозяйка чайной, отвлекая от созерцания подготовки к празднику, что полным ходом шла за окном. - Сегодня к нам заходила госпожа Таль. Госпожа сделала заказ на вечер для вашей с господином следователем свадьбы - десять тысяч чашек чая, по две с половиной тысячи каждого сорта, но дело в том, что сортов чая у нас насчитывается больше двадцати, а какие именно сорта, госпожа не уточнила. Не могли бы вы попробовать напитки и сделать свой выбор?
        Чашка с грохотом встретилась с блюдцем, а моя челюсть с деревянным полом. Судя по всему, моя потенциальная свекровь за ничтожное время успела обойти если не весь город, то значительную его часть уж точно.
        И вот мне интересно, а ведьмак в курсе, что у нас тут свадьба намечается вот прям сегодня?
        - Знаешь, а меня начинает пугать энергичность этой ведьмы, - признался Кот, выпучив свои глазищи.
        - Ты только сейчас это понял? - с сарказмом поинтересовалась я.
        - Мы можем пожаловаться маме, - предложил фамильяр.
        - Или сбежать.
        - Или отправить письмо в организацию по защите ведьм фамильярами.
        - Или сбежать.
        - Или что-нибудь разрушить, и тогда нас арестуют. - Я посмотрела на Кота. - Что? Я хотя бы варианты предлагаю.
        - Только не мою чайную, - попросила хозяйка чайной, напоминая о себе. - Пожалуйста.
        Я честно пыталась отменить заказ, а точнее все заказы, которые госпожа Таль оставила и оплатила на этой улице, но, увы, отменить их могла только сама ведьма.
        Что примечательно, ей за короткий срок действительно удалось обойти если не весь город, то его большую часть уж точно. Так, например, в ближайшей таверне уже готовили закуски и горячие блюда, в швейной мастерской в конце улицы перешивали вульгарнейшее по меркам ведьм платье, которое явно изначально шили не на меня, а из здания мэрии выносили цветочную арку и пьедестал, где обычно торжественно расписывали брачующихся.
        Такие арки имелись абсолютно в каждом городе и были похожи друг на друга как две капли одного зелья.
        - Мы все еще можем что-нибудь натворить, - напомнил мне Кот, так же, как и я, поражаясь масштабам подставы от ведьмака.
        Кажется, он не понимал, что побыть временной невестой и побыть постоянной женой - это не одно и то же. Да я лучше без практики останусь, чем…
        - Нет. Бежать не вариант, - отмела я настойчивую мысль. - Надо сначала зайти к секретарю мэра и вернуть городские деньги.
        Господин Ксар вошел в мое положение. Он так же, как и я, пожалел мальчишку, но был несколько подавлен новостью о том, что в тот самый последний вечер мэр уже был мертв.
        Если бы он почуял неладное, помощник мэра не вывез бы тело, а это большое дело уже давно было бы закрыто. Только, увы, мы не можем повернуть время вспять. Нам остается лишь разгребать последствия наших поступков.
        - Госпожа ведьма. Я понимаю, что еще рано, но все же разрешите поздравить вас с будущим браком. Господин следователь достойный человек и непременно станет достойным супругом.
        - Спасибо, - кисло улыбнулась я, думая о том, что хорошее дело браком не назовут.
        Обратно в здание городской стражи мы с фамильяром возвращались аки шпионы, но госпожи Таль, слава верховной, нигде не наблюдалось. Впрочем, это еще не говорило о том, что ее нет внутри, а потому первым на разведку я отправила кота. Сама зашла только после того, как фамильяр вернулся.
        Пройдя к кабинету следователя, я замерла у двери. Жозеф явно с кем-то разговаривал, и вот я не хотела подслушивать. Честно не хотела подслушивать, но он сам виноват, что так громко беседовал!
        - А драконы? У тебя же наверняка есть знакомые драконы. Пусть полетает, позапугивает, парочку домов сожжет. Я на следующий день все восстановлю.
        - Сынок, это не вариант, - ответил ему слегка грубоватый мужской голос.
        - А зомби? У тебя же работает в отделе некромант. Пусть нашлет на город волну управляемых зомби. Походят, порычат да и мимо пройдут.
        - Жозеф, твою маму не остановят даже две волны зомби. Смирись, сынок, из Кентерфила ты ее не вытуришь до тех пор, пока она не уверится в том, что у тебя с твоей невестой все серьезно. Ну или пережди недельку. Ты же знаешь, на нее раз в год находит, что ей срочно нужны внуки. Перебесится да сама улетит.
        - Я не выдержу неделю. Она к свадьбе весь город готовит, понимаешь? Меня сегодня уже раз сто поздравили! Прохода не дают, а тут дел нераскрытых на два вагона. На площади весь город соберется вечером, улицы патрулировать нужно, а…
        - Простите, - заглянула я в кабинет после короткого стука, но, к своему удивлению, никого, кроме Жозефа, не увидела. Зато нашла в его руке переговорный артефакт, над которым нависала иллюзорная голова собеседника.
        - Отец, знакомься, моя невеста Селена. Селена Абигайл, - подмигнул мне ведьмак, а у меня, кажется, начался ответный нервный тик.
        - Ты?! - прогремело в кабинете следователя.
        К сожалению, главу столичной стражи я тоже видела не впервые.
        - Здравствуйте, господин Калье, - неуверенно помахала я мужчине, с которым виделась очень часто и в отделе которого обычно оказывалась после разного рода случайностей.
        - Так! Я отправляю дракона и некроманта! - заявил он решительно. - Эта свадьба состоится только через мой труп!
        Следователь опешил, глядя то на меня, то на своего отца. И вот мне сразу фамилия Жозефа показалась знакомой, но как-то не додумалась я связать этих двух таких разных, но в то же время одинаковых мужчин.
        - Не надо никого отправлять. Живите долго и счастливо, - пожелала я от всей души. - Я тут немножко придумала…
        - Жозеф, эвакуируй горожан! - приказал глава столичной стражи.
        - Да не такое придумала, - отмахнулась я. Сразу видно, что меня знают и в меня верят! - Попроще и поинтереснее.
        - Жозеф, эвакуируй все ближайшие города и поселки!
        - Да что вы заладили? - улыбнулась я, без приглашения скромненько усаживаясь на стул. - Вы сначала выслушайте.
        Моя идея пришлась младшему господину Калье по душе. Старший же горячо отговаривал сына вообще связываться со мной, потому что ведьма я проблемная и проблемы с моим участием возникают очень часто.
        Да они наконец-то вздохнули свободно, когда меня упекли в самую дальнюю глушь! Горожане хоть из домов теперь выходить не боятся, праздник даже устраивали в мою честь! Шесть следователей и два капитана поседели раньше времени!
        Я прослезилась. Приятно, черт возьми.
        - Так, - резюмировал Жозеф, рассматривая меня очень странным взглядом. Небось не терпелось посадить за бумажки в самом дальнем углу отделения, и я оказалась права. - По сыну булочника что-нибудь нашла?
        - Нет, - чистосердечно соврала я. - Абсолютно ничего. Мальчишка волновался по другому поводу. Первая любовь у него.
        Следователь нахмурился и прищурился, явно не поверив моим словам.
        - Что? Я как положено всех опросила. Неофициально, правда, потому как происшествия не случилось, но и родители, и друзья, и знакомые, и соседи, и даже та самая девушка все подтвердили. А еще, кстати, вот, - положила я на стол следователя деньги, завернутые в тряпицу, которую я на всякий случай облапала со всех сторон.
        - Это что? - Жозеф повторно недобро прищурился. - Взятка?
        - Да побойтесь верховную! Деньги я нашла. Те самые, которые якобы пропали.
        - И где же?
        - В мэрии. Там еще один тайник был, о котором господин мэр не написал. Там и нашла вместе с господином секретарем. Каждый угол, между прочим, облазили.
        Я даже не моргала, не отводила взгляда, чтобы меня не заподозрили во лжи. Повторно допросить уже упокоенного мэра не представлялось возможным, так что я знала, что врать, и свидетель у меня имелся.
        - Хорошо, - хлопнул мужчина ладонью по столешнице и магией переместил сверток в ящик своего стола. - Тогда у тебя выходной до конца дня, а у меня еще есть работа. Встречаемся вечером на площади. И… Селена, пожалуйста, не разгроми город.
        - Я буду очень-очень стараться.
        До самого вечера я пряталась в доме госпожи Боржуа. Время от времени в особняке раздавался назойливый стук в дверь. Сначала привезли платье и фату из швейной мастерской, потом заехал обувщик, представляя нашему вниманию ювелирной работы сапожки на огромном каблуке.
        Затем к нам пыталась прорваться неизвестная женщина с целым ящиком косметики. Несколько погодя к ней присоединилась мастер по прическам и уже вдвоем они влезли в окно, на ходу прося прощения у Элен.
        - Вы простите, конечно, что мы так нагло, но нам ведьма голову оторвет, если мы другую ведьму в порядок не приведем, - затаскивали они внутрь свои инструменты.
        Мы же с мадам Боржуа просто опешили. А защита-то моя куда делась? Неужели госпожа Таль и здесь успела побывать?
        Пока из меня лепили писаную красавицу, племянницы Элен прожужжали мне все уши про своих женихов. Говорили, что тоже хотят такую роскошную свадьбу, а я просто хотела пожаловаться маме на ведьминский произвол.
        Ну ничего! Недолго терпеть осталось!
        - И фамильяра моего, будьте добры, тоже принарядите, - мстительно попросила я, уже порядком устав слушать его громкий смех.
        Кота сдуло ветром в окно. То-то же!
        Я не хотела надевать платье, перешитое с чужого плеча. Тем более что оно было слишком открытым. Мало того, что мои обнаженные плечи мог рассмотреть любой желающий, так еще и ткань корсета целиком и полностью состояла из кружева. Но на этом все не заканчивалось. В наличии имелись сразу два разреза от бедра.
        - Ва-а-у… - выдохнули девушки хором, а Элен шикнула на них, придирчиво осматривая платье.
        - Ну, если господин следователь до сегодняшнего дня и сомневался в чем-то, то этим вечером шансов у него нет. Наверное, даже до свадьбы не дотянет, бедолага.
        Мне было страшно. Мне было очень страшно, неуютно, некомфортно, но «будущая свекровь» не должна была ничего заподозрить. Именно поэтому, до скрежета сжав зубы, я накинула на плечи плащ и наглухо его застегнула.
        Из особняка мы выходили все вместе. Мадам Элен как старшая дама сопровождала своих племянниц. Ну и меня заодно, на время став для меня своеобразной поддержкой.
        Лучшие наряды, счастливые улыбки, атмосфера праздника. Площадь пестрила яркими цветами, а гомон толпы лишь изредка перекрывала музыка, что лилась будто отовсюду одновременно.
        Сразу появилось желание танцевать. А еще непременно пробежаться по торговым лоткам - ярмарка была в самом разгаре. И обязательно испробовать что-нибудь вкусное - кажется, справа от сцены торговали сладкими пирожками. Но сначала все-таки танцевать!
        - Девушки, вы идете? - окликнула я уже на ходу.
        - Мы женихов подождем, госпожа ведьма, - раскраснелась Альята. - Вы идите, позже на вашей свадьбе встретимся.
        Я лавировала между горожанами, устремляясь ближе к сцене. До десяти часов оставалось около получаса, и в эти полчаса я собиралась насладиться вечером по полной. Только дорогу мне заступили раньше.
        - Очаровательная Селена, приятно поражен вашей красотой! - с восхищением произнес оборотень, оглядывая меня с ног до головы. - Разрешите пригласить вас на танец?
        - Не разрешаю, - раздался голос Жозефа сбоку от нас. - Ордин, я дал тебе выходной не для того, чтобы ты развлекался, а потому, что сегодня полнолуние. Быстро домой!
        - Но до полуночи еще больше двух часов! - обиделся оборотень, успевая при этом подмигнуть мимо проходящей девушке.
        - И эти два часа тебе лучше провести не здесь. Все, Ордин. Не испытывай мое терпение.
        Господин Гальра явно долго обижаться не умел. Кивнув нам с Жозефом, он отправился с площади, но по пути успел зацепить двух дам, в компании которых и ушел. На мой изумленный взгляд ведьмак пожал плечами и пояснил:
        - В шахматы играть пошли.
        - Втроем? - удивилась я еще больше.
        - У всех нас есть свои странности.
        Я ждала. Я честно прождала около пяти минут. Надеялась, что, спугнув одного партнера по танцам, Жозеф предложит взамен свою кандидатуру, но мужчина молчал. Молча же осматривал площадь, игнорируя мой тонко намекающий на толстое обстоятельство взгляд.
        Пришлось обижаться, потому что танцевать хотелось, а кроме оборотня сегодня ко мне навряд ли кто-то осмелится подойти. Наглости не хватит, пока господин «жених» будет рядом стоять.
        - А мы сегодня в дежурстве, да? - заметила я как бы между прочим.
        - Ты - нет, а я - да. Я курирую офицеров из соседнего города. Их прислали нам в помощь, когда капитан узнал о нашей с тобой свадьбе.
        Мы помолчали еще немного. Над площадью пронеслась мягкая чарующая мелодия. Ну сейчас-то грех не пригласить!
        - Понятно, - тихонько вздохнула я. - А погода сегодня хорошая, да? И вечер такой… волшебный.
        - Селена, ты хочешь потанцевать? - наконец-то доперло до ведьмака.
        - Хочу, - улыбнулась я, мгновенно наполняясь предвкушением.
        - Ну так иди. Не обязательно стоять рядом со мной весь вечер.
        Хотелось ударить по лбу. Не себя.
        Но я сдержалась, а потому очень собой гордилась. Даже не прокляла, хотя чесоточное проклятие так и вертелось на языке.
        - Знаешь, а у тебя снова глаза желтые. Опять злишься?
        - У меня папа оборотень, - прикрыла я веки, усмиряя эмоции. - Пойду посмотрю, чем сегодня торгуют, - вздохнула и поплелась к торговым рядам.
        - Если ты не против, я с тобой прогуляюсь. На такие праздники мелкие воришки часто приезжают вместе с купцами.
        - И не только мелкие, - со знанием дела выдала я.
        - Может, тебе тоже лучше домой?
        - Я прекрасно контролирую себя в полнолуние, - поняла я, зачем мужчина пошел вместе со мной. - Только глаза меняются, когда злюсь.
        - Ты со мной хотела потанцевать?
        И вот тут я мстительно промолчала!
        На стихийной ярмарке было на что посмотреть. Чем только не торговали купцы, но цены при этом были не самые маленькие.
        Остановившись около лотка с украшениями, я купила себе красивый многослойный браслет из бусин, что будто были вырезаны из бирюзы. Маме в подарок тоже взяла украшения - она не меньше меня любила все блестящее, а вот отцу подобрать что-то оказалось сложнее.
        С выбором, как ни странно, мне помог ведьмак.
        - Оборотни по природе охотники. Лучше посмотреть подарок у приезжего оружейника. Я видел там неплохие ножи из синийской стали. Он единственный сам своим товаром торгует, сможет подсказать крепкое изделие.
        - Цветы! Прекрасные букеты для прекраснейших дам! - совсем рядом с нами прокричала бойкая цветочница. - О, господин следователь! Купите любимой красивой букет, чтобы она любила вас еще сильнее.
        Мы с цветочницей выразительно посмотрели на Жозефа. Очень выразительно, выжидательно.
        - Будьте добры ваш лучший букет для моей невесты, - не менее выразительным взглядом ответил мне следователь. - Держи, любимая. Теперь ты любишь меня еще сильнее?
        - Боюсь, что одного букета будет маловато, - пошутила я.
        Ну мы же шутим, правда?
        Как оказалось, ведьмак тоже умел шутить.
        До оружейника я еле добралась, кое-как утаскивая за собой тележку с десятками различных букетов. Да я сто раз прокляла присланные госпожой Таль сапожки, но легче не становилось.
        А Жозеф и не думал помогать. Он сказал, что я должна прочувствовать всю тяжесть его любви, раз сама я такая жадная и не хочу любить его немножко сильнее. Вот я и чувствовала, с трудом подбирая цензурные выражения.
        Торговец действительно помог мне с выбором. Расспросив для кого и зачем, крупный мужчина с пышными рыжими усами сам подобрал красивый тяжелый нож. Его лезвие было усеяно будто размытым узором - красными и синими прожилками.
        - Спасибо вам, - улыбнулась, осторожно вкладывая нож в футляр, как самую дорогую ценность, и забирая его с собой. - Странно, что ваша мама еще не появилась на площади.
        - Это как раз совсем не странно. Не думаю, что она покажется нам на глаза до самого торжества. Кстати, нам стоит поторопиться, если мы не хотим опоздать на собственную свадьбу.
        - Да-да, - закивала я, спешно засеменив среди рядов.
        - Госпожа ведьма, ты цветы забыла.
        - А? - обернулась я, поджав губы. - Точно. И как я могла?
        Тележку Жозеф у меня все-таки забрал и обратно к сцене вез самостоятельно. По дороге мы еще раз проговорили то, что собирались разыграть под свадебной аркой. Достав из кармана плаща фату, я попросила мужчину помочь мне ее закрепить.
        - А можно я буду в плаще? - жалобно спросила я, проследив взглядом за мэром, что уже поднялся на сцену.
        До десяти часов оставалось не больше минуты.
        - Нельзя, Селена. Давай порадуем мою мать хотя бы в этой мелочи. Она ведь наверняка платье из самой столицы привезла. Как и мой костюм.
        Ведьмак первым снял свой плащ с нашивками городской стражи. Я, признаться, обомлела и вообще забыла, где нахожусь. Элегантный темно-серый костюм идеально подходил к глазам мужчины. В сгущающихся сумерках в них - в этих глазах - то и дело мелькали огоньки пламени.
        Длинные светлые волосы Жозефа были убраны в строгий хвост, переплетенный серой лентой. Начищенные сапоги украшали явно золотые бляшки с крупными драгоценными камнями. Белое жабо спускалось на грудь поверх камзола.
        - Вы аристократ? - опешила я, разглядывая наряд.
        - То есть записку мою ты не читала? - прищурился ведьмак, но по лукавым глазам было видно, что произведенным эффектом он доволен.
        - Читала, - ответила я. - Местами.
        - Дорогие горожане! Я сердечно благодарен вам за теплый прием. Я надеюсь, что наше сотрудничество станет продуктивным для Кентерфила. Впереди нас ждет немало нового и приятного, но будьте уверены, я буду свято хранить все традиции вашего, а теперь уже и моего города, - закончив свою речь, новый мэр сделал паузу, давая горожанам время на аплодисменты. - А теперь сюрприз этого вечера. Мне выпала честь сочетать браком важных представителей этого города. Господин следователь, госпожа ведьма, прошу на сцену.
        Кажется, нам аплодировали даже громче, чем мэру. Чуть полноватый мужчина не выглядел на свой возраст - дамы в толпе шептались, что ему около сорока. Черный костюм сидел хорошо и придавал некой строгости его образу, однако добродушная улыбка выдавала нового главу города с потрохами.
        Если мое чутье меня не обманывало, перед нами стоял хороший человек.
        - Твой плащ, - улыбнулся Жозеф, помогая мне снять верхнюю одежду. - Ты…
        На лице следователя застыло непередаваемое выражение. Он даже не моргал, рассматривая мой наряд. Мужчина будто видел меня впервые и был… поражен? Впечатлен? Изумлен?
        Свою ладонь он предложил мне словно под гипнозом.
        Поднявшись на сцену, мы с ведьмаком встали друг напротив друга. Я вгляделась в толпу. В десяти шагах от сцены стояла довольная происходящим госпожа Таль, а несостоявшаяся невеста руководила всеми теми, кто привез заказы к десяти часам.
        Тут была и хозяйка чайной, и семья кондитера, и булочник с сыном, и многие, многие другие. Масштабы устроенного праздника поражали, и я мысленно представляла, как сильно рассердится помощница верховной. Да только назад пути у нас уже не было.
        Не жениться же в самом деле!
        - Семья - это важная ячейка современного общества, но прежде всего это огромная ответственность, одна жизнь на двоих, - начал торжественную речь мэр, стоя сбоку от нас и лицом к горожанам. - Итак, я прошу ответить вас, Жозеф Калье. Согласны ли вы, господин Калье, взять в жены Селену Абигайл, делить с ней все радости и невзгоды, здоровье и болезни, богатство и бедность, магию и жизнь?
        Я ждала. Именно сейчас я смотрела на ведьмака и ждала, когда же он начнет действовать по нашему плану, но Жозеф молчал. Молчал и продолжал пораженно смотреть на меня.
        - Хм… Господин следователь? Так вы готовы?
        - Что? - отмер ведьмак, лишь на секунду взглянув на мэра.
        - Эм… Так вы готовы взять в жены госпожу ведьму?
        Я выпучила глаза, показывая, что как бы самое время нам с ним все брать в свои руки. Но вместо того, чтобы действовать по плану, неожиданно для меня мужчина твердо и уверенно ответил:
        - Да.
        У меня земля ушла из-под ног. Как «да»? Откуда взялось это «да»?
        - Но не сегодня, - добавил Жозеф, взял меня за руку и развернулся к толпе. - Уважаемые жители города. На самом деле всех вас мы ввели в небольшое заблуждение. Мы с Селеной обязательно поженимся, но не сегодня. Сегодня каждая пара может заключить брак под этой аркой, а после праздновать вместе со всеми. Этот праздник для всех вас за мой счет, потому что вскоре выходит срок моего контракта и мне придется покинуть Кентерфил и вернуться в столицу. Пейте, ешьте, гуляйте. Пусть заключенные сегодня браки охраняются звездами и луной.
        - Для девушек в телеге рядом со сценой лежат букеты цветов, - вставила и я свои пять монеток. - А эту фату прошу передавать из рук в руки. У невесты может и не быть свадебного платья, но фата должна быть обязательно.
        Сняв с себя фату, я взмахнула ею, и черное кружево мгновенно поменяло цвет на белоснежный. Спустившись по ступенькам, передала ее первой попавшейся девушке. Сделать это было нетрудно, ведь у лестницы уже выстроилась небольшая очередь из желающих.
        - Попал наш новый мэр, - со смехом прокомментировал Жозеф количество смелых пар.
        - Будут знать, как за спиной жениха и невесты свадьбу устраивать. И вообще, я на вас обиделась. Всего на мгновение мне показалось, что вы забыли все, о чем мы с вами сегодня говорили.
        - С тобой, - исправил меня ведьмак, и не думая отпускать мою руку. - Знаешь, а я ведь действительно забыл. Потанцуешь со мной?
        - Нет, - отказалась я из вредности, пытаясь отобрать свои пальцы.
        Мужчина нежно поглаживал мою ладонь, щекоча кожу.
        - Практику не подпишу, - шире улыбнулся Жозеф.
        - Больно надо… - отчего-то улыбнулась и я, заметив, что следователь сократил расстояние между нами до полушага.
        - Тогда… Тогда я тебя поцелую, - пригрозили мне.
        - А я улечу.
        - Не успеешь, ведьмочка. Не успеешь…
        Расстояния между нами не осталось совсем.
        - Жозеф!!! - окликнула сына госпожа Таль.
        - Потом устроишь скандал, мама. Все потом.
        Мы закружились в танце. Мелодия то лилась медленной тягучей каплей, то проскакивала звонкой капелью, то убыстрялась, унося нас по площади. Все вокруг смазывалось в разноцветные пятна, исчезая, словно бы растворяясь.
        Я чувствовала горячую ладонь на своей спине - корсет был настолько неощутимым, что создавалось впечатление, будто его и вовсе нет. Где-то там остались наши плащи, осталась госпожа Таль и все ее свадебные приготовления.
        Здесь…
        Здесь были только мы. Только пальцы, что переплелись, чуть сжимая. Рука к руке. Между телами лишь сантиметры. Сердце то стучало в такт музыке, то сходило с ума. Кожа покрылась мурашками. Меня сжигало изнутри. Горячая волна лавой, чистым пламенем разливалась по венам.
        Дышать. Нужно было дышать, но сейчас я не помнила даже своего имени, глядя в темно-серые колдовские глаза ведьмака.
        Музыка затихала. В последний раз крутанув меня от себя, мужчина неожиданно дернул сильнее - так, что я оказалась в его объятиях, спиной к нему, а его руки, ладони прижались к моему животу.
        Мы смотрели друг другу в глаза. Я ощущала его дыхание на своих губах. Понимала, что это неизбежно. Губы пересохли в ожидании поцелуя. Секунда, две, три…
        Это был взрыв. Словно тысячи магических залпов разрезали небо, рассыпаясь миллиардом искр. Кажется, на мгновение я даже потеряла сознание, но ответила на поцелуй, прорываясь сквозь эту сладкую пелену.
        Чужие руки сжали крепче. Так сильно, что и не вдохнуть, но я не желала, чтобы меня отпускали. В этих объятиях было тепло и комфортно, без них - холодно, как в самую морозную ночь.
        Сколько длился наш поцелуй?
        Кажется, сменилась уже не одна мелодия, а мы все стояли по центру площади, глядя друг другу в глаза. Волшебный миг не хотелось разрушать, и я бы самолично убила любого, кто попытался бы разорвать магию этой ночи.
        Но не все жители могли от души порадоваться празднику. В густой темени ночи, перекрывая музыку, раздался истошный крик:
        - Убили!
        ГЛАВА 10: ОДИНОКИЙ ЛОВЕЛАС ЖЕЛАЕТ ПОЗНАКОМИТЬСЯ
        Место преступления оцепили офицеры, не пуская ближе чем на десять метров ни любопытных, ни сочувствующих, ни знакомых. Стояла в нескольких шагах от трупа и ежилась. То ли от ветра, что касался нагих плеч, то ли от ужасающей картины.
        Стояла одна.
        Все офицеры вместе с Жозефом находились с другой стороны и переговаривались с капитаном городской стражи. Пожилой гном, как оказалось, не далее как час назад вместе со своим помощником вернулся в город, чтобы поздравить нас со следователем со свадьбой.
        А тут и ни свадьбы, и свеженький труп.
        Ох, как он ругался! Впору было не то что запоминать - записывать!
        - Чтоб вас мама обратно родила! Чтоб на ваших стульях кактусы выросли! Да чтоб вам всю жизнь на одну зарплату жить!
        А как он следователю выговаривал за то, что проморгал преступника, который шуровал у нас прямо под носом! А нас ведь сегодня было в два раза больше, если не считать отсутствующего оборотня.
        Интересно… А как это Жозеф очутился так далеко от столицы? И это при том, что у него отец глава городской стражи. Даже не капитан, а целый глава, управляющий немаленьким штатом. Неужели не мог сыну найти что-то получше?
        Правда, я тут же вспомнила причину, по которой сама здесь оказалась при наличии влиятельных родителей. Может, и у ведьмака похожая ситуация?
        - Быстро за работу, ленивые задницы! - проорал гном напоследок, а его помощник быстро делал какие-то записи в увесистой папке, из которой то и дело вываливались листы.
        Гномов я видела не впервые. Все они отличались небольшим ростом и огромным самомнением. Была у них одна интересная привычка - они прекрасно умели смотреть на всех свысока.
        Впрочем, если капитану это удавалось легко, то лежащему на тротуаре убитому уже было все равно. Рваная рана на шее не оставляла ни шанса на выживание.
        - Замерзла? - накинул Жозеф мне на плечи и мой, и свой плащ, стягивая края.
        Его руки задержались у меня на талии чуть больше необходимого. Старалась не улыбаться, потому что происходящее не располагало, но было приятно. И внимание, и такие словно нечаянные касания.
        - Не очень. Долго мы еще тут?
        - Уже идем в отдел. Улики собрали, патологоанатом приехал.
        И действительно, седой старик с помощниками забирали убитого гнома, когда мы шли к зданию городской стражи. Из улик было найдено немного - только клочки шерсти под ногтями убитого и на лопате недалеко от трупа.
        Гораздо больше нам должны были дать показания свидетеля. Женщину уже увели в отдел, и теперь Жозефу предстояло провести допрос.
        Что примечательно, свидетельницей оказалась мать Патрика. Он-то ее и увел, пытаясь успокоить истерику. Когда мы вошли, она уже пришла в себя и вернула себе самообладание.
        При допросе мне разрешили присутствовать.
        - Я с площади шла домой. День сегодня долгий был, устала. Да и нечего мне делать среди молодежи. Ну и шла себе, шла, никого не трогала. А зрение у меня плохое, издалека толком и не вижу. Разглядела, будто на четвереньки упал кто-то. Ну я и поспешила на помощь. Когда топор, торчащий из спины, разглядела, закричала. А оно знаете как? Страшно, мысли все спутались, ноги не слушаются. А этот волчара как повернулся. Глазища желтые, пасть оскаленная вся в крови, рычит. Гнома-то мертвого я уже потом увидела, а тут сама не знаю, что нашло. Что под руку попалось, то и схватила. Даже не смотрела. Думаю, бежать надо. Как мальчик мой без меня будет? Вот я и бросила в волка, что нашла, а сама наутек.
        Бросила госпожа Варлщ лопату, что, собственно, и сохранило ей жизнь, дав время на побег. На лопате тоже остались волосинки от шерсти, и уже по ним было понятно, что мы имеем дело с оборотнем. В отличие от волков шерсть у оборотней гораздо длиннее и имеет более шероховатую структуру.
        Только было в ней что-то не то. Даже внешне шерсть казалась выцветшей и будто утратившей краски.
        Отпустив Патрика вместе с мамой, мы засели прямо в приемной. Честно говоря, уже хотелось спать. День действительно вышел насыщенным, а горячий терпкий отвар только усугублял сонливость, нисколько не прибавляя бодрости.
        - У нас оборотень, - резюмировала я, отчаянно зевая.
        - Хуже. Пришли отчеты из лаборатории. У нас еще и плесень. Такая же, что была в доме ведьмы.
        - Но ведь там все вычистили после нас… - удивилась я.
        - Вот именно. Мама с… новой дежурной ведьмой остановились именно там, и сейчас там идеальная чистота, поэтому плесень не оттуда, - поставил Жозеф кружку на столик и освободил кресло, неожиданно присаживаясь передо мной на одно колено. Руки его сжали подлокотники кресла, в котором сидела я.
        - А откуда?
        - Это нам и предстоит выяснить. Но вначале дождемся Ордина. В эту ночь у него нюх обострен до предела. Найдет своего сородича. Тем более что он, судя по всему, ранен.
        - А мы?
        - А мы…
        Центральные двери распахнулись с грохотом, а я от неожиданности даже подпрыгнула в кресле. И подпрыгнула повторно, потому что на всю приемную прогремело взбешенное:
        - Жозеф!!!
        Лукаво улыбнувшись, ведьмак достал из кармана переносной артефакт и взял меня на руки. Всего на мгновение меня ослепило, а после мы оказались в шаге от здания городской стражи.
        - Я думала, мы выйдем у дома мадам Боржуа, - усмехнулась я, спустившись на тротуар.
        - Могли бы, но тогда я не смогу тебя проводить. Прогуляемся?
        Оказывается, иногда прощаться можно очень долго - почти до самого утра, расставаясь лишь с первыми рассветными лучами. И при этом целоваться совсем не обязательно.
        Утро встретило меня… Котом.
        - Се-еле-ена-а… - протянул этот бессовестный, взгромоздившись на меня поверх одеяла.
        - Ты чего? Валерьянки перепил? - внюхалась я в его амбре, мгновенно просыпаясь.
        - Ничего ты не понимаешь! Ик! У меня праздник! Кровиночку свою в хорошие руки пристро… Ик!
        - Между прочим, свадьбы не было, - грозно сложила я руки на груди.
        - Как не было?! - ошалело вытаращился фамильяр и качнулся, теряя равновесие. - А что же мы тогда с фамильяром госпожи Таль праздновали? Нет-нет-нет, мы уже решили породниться, так что будьте добры… Хр-р-р… - захрапело это чудовище.
        Н-да-а-а… Такого утра у меня еще не было. Но несмотря ни на что оно было замечательным.
        Завтракала уже на ходу. Первым делом я отправилась совсем не в отдел, а на кладбище. Мне не давала покоя шерсть, найденная вчера, и я хотела проверить свою догадку.
        Слишком она была тусклая, сухая, что навевало мысли о мертвечине. К моему удивлению, эти выводы пришли в голову не только мне.
        - Господин следователь? - улыбнулась я, встречая мужчину у ворот кладбища.
        - Приятно поражен, - открыл ведьмак калитку, пропуская меня вперед. - Ты же не за ингредиентами для зелий?
        - Нет. Шерсть оборотня показалась мне слишком тусклой. Мне кажется, он уже был мертв к тому моменту, когда напал на гнома.
        - И ты совершенно права. Полчаса назад пришел ответ из лаборатории. Ткани на волосках давно мертвые. Кроме того, Ордину удалось поймать след, но он оборвался через сто метров от городских ворот. Там он нашел топор, шерсть и немного плесени.
        - А это означает, что мы ищем разрытую могилу. Остается вопрос: сам он поднялся или помогли?
        Это было удивительно - мыслить с кем-то в одинаковом направлении. Жозеф заканчивал за мной предложения, а я за ним. Иногда мы и вовсе понимали друг друга без слов. В такие моменты улыбка никак не покидала мои губы. Я вообще словно бесконечно улыбалась, не имея сил сделать серьезное лицо.
        И тем не менее работу свою мы выполняли.
        Разрытая могила нашлась почти что в самом центре кладбища. Земля была еще свежей, а потому мы могли смело сказать, что это наш случай. Пока ведьмак связывался с офицерами, вызывая сюда группу, я списала с памятника имя, фамилию и годы жизни. Захоронение оказалось относительно недавним.
        - Селена, отойди в сторонку. Я поставлю защитный купол, пока наши доберутся.
        - Наши? - игриво приподняла я бровь, делая в сторону пару шагов.
        - Наши, - кивнул мужчина, а на его щеках появились симпатичные ямочки. - Мы ведь вместе работаем?
        Офицеров на кладбище мы не дожидались. Вновь связавшись с Валенсией, Жозеф попросил девушку узнать, есть ли родственники у того, чья могила пустовала. Однако быстрого ответа мы не получили.
        Наоборот, нам пришлось срочно порталом перемещаться к зданию городской стражи, где вовсю шел стихийный митинг. Народ ополчился против нашего оборотня, потому что в городе он был единственным представителем этой расы. А учитывая полнолуние и личную неприязнь у мужской половины населения, у них все звезды как-то разом сошлись.
        - На плаху его! Четвертовать! - орали мужчины, вооруженные тесаками, вилами, лопатами и прочим колюще-режущим инвентарем.
        И народу собралось немало. Глядишь, еще немного - и штурмом здание городской стражи возьмут.
        - Что делать будем? - осведомилась я, с тревогой глядя на толпу.
        Ведьмак направился в самую гущу мужчин. Я семенила вслед за ним, опасливо рассматривая недовольных. В таких сборищах самое главное - держаться как можно дальше от толпы, потому что произойти, к сожалению, может всякое.
        Мало ли на свете неадекватных?
        Только подальше держаться в этот раз не получалось. Загородив собой вход, Жозеф шарахнул магией под ноги собравшихся, тем самым начерчивая светящуюся линию.
        - Того, кто переступит эту линию, посажу на пятнадцать суток за хулиганство, - угрожающе предупредил он, но при этом голоса не повышал. В образовавшейся тишине его и так было слышно отчетливо. - Господин Гальра не имеет никакого отношения к вчерашнему убийству. Хотите, чтобы реальный убийца получил по заслугам? Тогда не мешайте следствию. Сейчас вы задерживаете всех офицеров, не давая им выполнять свою работу.
        - Но где доказательства того, что этот волк блохастый ни при чем? - кивнул пожилой мужчина нам за спину.
        Из здания городской стражи как раз вышли все три офицера.
        - Этот «волк блохастый» сейчас находится при исполнении. Хотите наказание за оскорбление офицера? Нет? Тогда держите себя в руках. Что касается доказательств, обвинения здесь предъявляю я, а не вы. Расходитесь, иначе я внезапно вспомню обо всех неуплаченных в казну штрафах.
        - Но… - попытался кто-то возразить.
        В абсолютно ясном небе сверкнула молния, грянул гром, а после и вовсе стеной хлынул дождь.
        - Перестаралась, - заключила я, виновато шаркнув ножкой под пристальным взглядом Жозефа. - Ну зато все расходятся.
        Переволновавшаяся толпа действительно разбегалась кто куда. Мы тоже решили не отставать и вошли в приемную, пользуясь магией, чтобы мгновенно высохнуть. И только я избавилась от дождя…
        - Свободу Ордину! Свободу Ордину! - начали скандировать на улице женские голоса.
        Кто-то взвыл, и это точно была не я. На звук мы обернулись все вместе, чтобы застать удивительную картину.
        Маг солнца стоял, опустившись на одно колено, перед Валенсией, которая всеми правдами и неправдами пыталась отгородиться от мужчины.
        - Нет! - заявила она резко.
        В ее глазах читалась самая настоящая паника. Выставив в качестве щита свой стул, девушка спряталась за стойкой, вжавшись в самый дальний угол.
        - Но Валенсия! Как честный маг, после всего того, что между нами было вчера, я просто обязан на тебе жениться!
        Крупное кольцо с золотым камнем очень интригующе выглядывало из круглой бархатной коробочки. Даже отсюда я могла понять, что стоит оно немало, но секретарь не поддавалась ни в какую.
        И вот что странно - еще вчера она всеми правдами и неправдами добивалась внимания Бельмана, а сегодня все как-то уж слишком кардинально поменялось.
        - Чего это с ними? - шепотом спросила я у ведьмака, шагнув к нему поближе.
        - Любовь, - ответил он, загадочно сверкнув темно-серыми очами. - Они вчера на площади тоже танцевали. И целовались… Тоже.
        Нет-нет-нет! Ведьмы не умеют краснеть!
        - И что? После поцелуя надо сразу жениться? - засмущалась я, неловко поправляя платье.
        - Иногда одного поцелуя более чем достаточно. - Меня одарили коварной улыбкой. - Бельман, потом дожмешь. Защитный купол на кладбище долго не простоит.
        Мне казалось, что в своей жизни я повидала уже все, но такого не могла подкинуть даже моя изощренная фантазия. Там, где буквально только что стояла разгневанная толпа из мужчин, собралась не менее разгневанная толпа из женщин.
        - Свободу Ордину! Свободу Ордину! - без умолку кричали они до тех пор, пока оборотень не появился в поле их зрения.
        Что тут началось! Дамы его чуть на сувениры не растерзали, радуясь так, будто его нахождение здесь было их личной победой. Но ведь никто его не задерживал!
        Оборотень же в свою очередь раздавал совсем не воздушные поцелуи, лобызая чужие пальцы, руки, щеки и вообще не утруждая себя таким понятием, как брезгливость. Да мало ли где их руки сегодня были?!
        - Балаган, - резюмировала я, заглядывая в клочок бумаги, который удерживал Жозеф.
        На нем Валенсия написала нам адрес, по которому проживали родственники восставшего из мертвых оборотня. Самое странное, что усопший, согласно уликам и показаниям свидетельницы, находился именно в ипостаси волка в момент убийства гнома, а это означало, что и умер он не в человеческом виде.
        Если восстал самостоятельно.
        А вот если его поднял некромант, то он же мог поспособствовать обороту умершего оборотня. В любом случае эту тайну нам могла раскрыть только семья восставшего.
        - Ордин, заканчивай и бегом на кладбище. Через час я должен знать, было ли там за последние сутки нарушение магического фона.
        - Господин следователь, но на это мало часу! - возмутился маг солнца.
        - Чем быстрее закончите, тем быстрее вернешься обратно в отдел к Валенсии.
        После этих слов Бельман оборотня попросту утащил, отбивая того у разошедшихся женщин. Бедный Патрик едва поспевал за ними, с опаской поглядывая на неугомонное преследование. Мужчинам в спины разве что платочками не махали.
        Меня же взволновал другой вопрос:
        - А вы ведь говорили, что отношения в отделе запрещены?
        - Отношения да, - невозмутимо ответил Жозеф, высматривая кого-то вдалеке. - Брак нет. Тем более что магов солнца не так много осталось. Надо способствовать увеличению популяции.
        На этом сломалась даже моя странная логика.
        - Так. Поспешим, пока нас снова женить не начали, - предложили мне свой локоть.
        - Госпожа Таль на горизонте?
        - Хуже. Уже на подлете.
        По узким улочкам мы петляли, как василиск по зеркальному лабиринту. Дом, который значился на клочке бумаги, находился на восточной окраине города. Дверь нам открыла симпатичная девчушка лет шести, сообщившая, что ее бабушка сейчас во дворе.
        Рассказывать кому-то о том, что тело его родственника снова гуляет по городу, - занятие совсем не благодарное, а потому на этот раз я решила помолчать, предоставив Жозефу возможность самому сделать всю грязную работу.
        Он и сделал. Причем не только выяснил, что оборотень был похоронен в своем человеческом обличье, но и аккуратно преподнес информацию о его временном воскрешении. Мне бы точно тактичности не хватило.
        Мало того, что это новый удар для семьи, так еще и новые расходы на повторное захоронение. Только для начала нашего восставшего еще нужно было отыскать.
        - Значит, мы ищем некроманта, - тяжело вздохнула я, не спеша прогуливаясь по улице.
        - Нет, Селена. Мы ищем очень сильного некроманта. Обычный некромант смог бы поднять умершего, но оборот во вторую ипостась требует колоссального объема магии. Только проблема в том, что некромантов в Кетерфиле нет и никогда не было.
        - А если приезжий?
        - Слишком большой круг подозреваемых. Вчера была ярмарка - приезжих было очень много. И это не считая гостей. Нет, здесь у нас зацепок нет. Мы знаем лишь приблизительное направление, куда умчался оборотень, и больше ничего.
        - Тогда… - совсем приуныла я. - Допросим семью гнома?
        - Нет у него никого. Один в городе жил. Да не расстраивайся ты так, - приобняли меня за плечо. - Зато мы знаем, что смерть гнома напрямую связана со всеми остальными смертями, исчезновениями и тем, что случилось с дежурной ведьмой.
        - Из-за плесени?
        - Не только. Из гнома сначала выпили магию, а уже потом за дело взялся оборотень.
        - Чтобы скрыть реальную причину смерти. А это уже интересно. Зачем кому-то, кто раньше действовал открыто, скрывать свою причастность сейчас?
        - Чтобы мы не нашли его по остаточному следу, Селена. Все тела, которые мы находили, мы обнаруживали уже поздно. Поздно для того, чтобы иметь возможность отследить связь между убийцей и жертвой. Вчера же у нас такая возможность была, но нас ввело в заблуждение нападение оборотня.
        - Вот… засранец! - выругалась я, осознавая реальную картину. - Значит, у нас снова ничего нет. А не может быть лич и некромант одним и тем же лицом?
        - Может, но пока эта теория под большим вопросом.
        Обратно в отделение мы вернулись фактически ни с чем. Впрочем, остальные офицеры конкретикой нас тоже не порадовали. Магический всплеск был, что подтверждало теорию с некромантом, но на этом все.
        И за это «все» от капитана попало всем и каждому:
        - А я сказал: ищите! И найдите! А иначе тебе не видать повышения после завершения контракта! - орал он на следователя, взобравшись на пустующую стойку секретаря в приемной. - А вам, госпожа ведьма, не видать практики! Да я вас всех в должности понижу, если вы мне до конца недели подозреваемого не найдете! Будете школы и академии патрулировать! Гарнас, сними меня!
        Бедный, бедный Гарнас.
        Темноволосый парень с вечно всклокоченными волосами был помощником капитана и одновременно его секретарем. С огромной папкой бумаг, рассеянный, немного неряшливый. У меня возникало искреннее желание пожалеть паренька.
        Я капитана видела только второй раз в жизни, и мне уже хотелось сбежать на другой конец города, а он находился рядом с гномом ежедневно, если не ежеминутно.
        А тут еще госпожа Таль масла в огонь подлила:
        - А еще они жениться не хотят! Внуков меня лишают!
        - Внуки только после поимки преступника! И еще. Почему это у нас госпожа ведьма живет не в городской страже? Вам что? Особое приглашение необходимо?
        - Никак нет, товарищ капитан, - обрадовалась я. - А плащ мне тоже можно?
        - Нужно! Без плаща городской стражи на улицу не выходить! Если что, я в своем кабинете. И это, василиск вас за ногу, Валенсия домой отпросилась, так что замените ее.
        Капитан ушел, звучно хлопнув дверью, а взгляды всех присутствующих скрестились друг на друге. Помощница верховной ведьмы буравила взглядом меня и ведьмака. Жозеф нечитаемым взором пригвождал к стойке секретаря Патрика. Оборотень любовался на свое отражение в зеркале, а маг солнца состроил жалобную моську, гипнотизируя следователя.
        И вот тут как никогда не хватало Кота! Он бы точно что-нибудь такое ляпнул, чтобы разрядить обстановку.
        Но, увы, обошлось и без него. Главные двери распахнулись, впуская взволнованную мадам Боржуа.
        - Беда! - со слезами на глазах воскликнула женщина. - Беда!
        - Что случилось, мадам Боржуа? - заволновалась я.
        Вот не зря вспомнила про Кота!
        - Бельман, выходной до конца дня, но не больше! - приказал ведьмак, и счастливый маг солнца тут же ускакал на поиски прячущейся от него Валенсии.
        Только зря с работы сбегала. Всем известно, что при свете дня да при солнечной погоде силы магов солнца почти безграничны. Бельман девушку в два счета найдет, даже если она уже далеко за пределами города.
        - Патрик, ты сегодня в приемной. Связь через артефакт.
        - Есть, - с сожалением вздохнул офицер.
        - Остальные в мой кабинет.
        - А я? - напомнила о себе госпожа Таль.
        - А ты, мама, иди и делай то, что получается у тебя лучше всего. На тебе подготовка к свадьбе.
        Челюсть моя встретилась с полом, а глаза госпожи Таль, наоборот, зажглись ярким огнем воодушевления. Из отделения она вылетела едва ли не быстрее мага солнца, а я вдруг очень хорошо начала понимать Валенсию.
        Одно дело, когда ты, находясь не в здравом уме и не в твердой памяти, пытаешься отловить арканом брака мужчину, и совсем другое, когда самым неожиданном образом этот аркан разворачивают против тебя.
        Да это, зелье мне в котел, попросту страшно!
        - Госпожа ведьма, ты идешь? - окликнул меня ведьмак, придерживая дверь.
        - Куда? - насупилась я, обдумывая план побега.
        - Мадам Элен помогать.
        - А свадьба?
        - А что свадьба? Вот пускай сначала организует, а там посмотрим.
        И такая коварная улыбка застыла на его губах, что я вот как-то сразу расслабилась. Потому что не женятся мужчины с такой улыбкой. Не женятся, а затевают что-то очень интересное.
        А где интересное, там и я.
        Мадам Боржуа действительно требовалась помощь. Оказалось, что сегодня с утра Элен обнаружила пропажу денег. Да не где-нибудь, а в трех шкатулках, куда откладывала оплату от постояльцев, собирая племянницам на приданое.
        - Понимаете, я деньги хотела доложить. Мне как раз за неделю вперед заплатили, а там пусто. Никто, кроме меня и племянниц, моих к этим шкатулкам подойти не мог. Я их в обед и собрала. Так они, представляете, сказали, что приданое свое забрали, чтобы женихам своим помочь. Мол, пока ехали к нам с товарами, их на дороге ограбили, а они деньги в долг брали, и эти долги необходимо срочно отдать. А чтобы отдать, надо на что-то новый товар купить и привезти да продать его.
        - Что? Со всеми троими одна и та же беда приключилась? - выразил общие сомнения Жозеф.
        Ну это же странно! Чтобы у троих сразу один в один ситуации случились. Ведь девчонки говорили, что между собой их женихи не знакомы.
        - Так в том-то и дело. Когда одно и то же друг за другом повторили, взбеленились, ругаться начали и драться, а я понять ничего не могу. Я их по спальням заперла, но боюсь, что ненадолго это. Уж больно сильно друг на друга взъелись. А мне куда бежать? Может, хоть при вас скандалить прекратят да нормально все объяснят. Деньги-то пропали немалые, и неизвестно, в чьи руки перешли. Женихи-то ни один так знакомиться и не пришел.
        - Не переживайте, Элен, - попыталась я успокоить женщину. - Мы по отдельности с каждой поговорим и все выясним.
        В особняк мадам Боржуа мы отправились втроем. Ордина Жозеф оставил в отделении на случай, если еще кому-то понадобится помощь. Вкратце я уже знала, что внешность женихов кардинально отличалась друг от друга, а потому одна и та же история неудачи действительно навевала нехорошие мысли.
        И они только подтвердились, когда мы получили полное описание мужчин. Темноволосый, темноглазый, высокий, стройный, невероятный и самый лучший - так описывала своего жениха Альята.
        Калия же вовсю восхищалась статным широкоплечим блондином, что хоть и был неказистого роста, но глаза имел просто нереально огромные и голубые.
        Что касается Фелисии, то ей достался еще более выделяющийся жених - рыжая копна волос, рыжие усы и зеленые глаза. В общем, связывала этих красавцев только трагичная история - одна на всех.
        Когда допрос закончился, мы собрали всех в столовой, чтобы задать уже более обобщенные вопросы.
        - Значит, деньги вы передали, расписки, естественно, не брали и знаете только имена, - резюмировала я, заканчивая записи.
        - Что же вы, девушки, такие доверчивые? - покачал Жозеф головой, но в его взгляде не было осуждения.
        Потому что ну что с них взять? Когда мозги пудрят, в любую чушь поверишь. А если еще и профессионально пудрят, так и последнее за любовь отдашь. Особенно в таком возрасте, когда страсть как романтики хочется.
        - Так. Если они приезжие, значит, должны были где-то остановиться. Они говорили, где живут? - задал ведьмак еще один вопрос.
        - Нет.
        - Не говорил.
        - И я не спрашивала, - пожала плечами Альята, притупив виноватый взгляд. - Но мой точно на днях обратно вернется! Он всегда возвращается!
        - И мой! - воскликнула Фелисия.
        - И мой! - подтвердила мои худшие опасения Калия. - Серж сказал, что утром за товаром уедет.
        - И Ринк сказал! - подскочила Фелисия.
        - Нет, Фави! - вцепилась Альята в волосы сестры.
        От очередной драки нас всех спас ведьмак. Жозеф даже ничего вслух не говорил, но я остро почувствовала сильный магический импульс. Он в буквальном смысле пригвоздил племянниц Элен к стульям, не давая им рта раскрыть без команды.
        Да, ведьмаки очень сильные существа. Как-то я стала забывать о том, кто мой «жених».
        - Последние вопросы: кто из вас познакомилась с женихом первая и как быстро рассказала о том, что ваша тетушка собирает для вас приданое?
        Два взгляда тут же скрестились на Калии. Девушка понуро опустила голову.
        - Зачем про приданое рассказала? - мягко спросила я.
        - Мы пожениться хотели и уехать, но торговля у моего жениха плохо шла. Вот я и сказала, что, если уедем, на первое время денег нам хватит.
        - А потом и другие сестры неожиданно с женихами познакомились, - заключила я сей прискорбный факт. - Девушки, я не хочу вас расстраивать, но, скорее всего, это была банда мошенников. А возможно, и вовсе один и тот же человек, но иллюзионист…
        Девушки выпучили глаза, надулись словно мыши на крупу, явно не согласные с моими предположениями, но магия следователя не давала им говорить раньше времени.
        - Что больше похоже на правду, - кивнул Жозеф. - А чем торговали ваши женихи?
        - Вышивкой всякой, платками пуховыми, носками вязаными и прочим, - ответила Калия.
        - У всех? - строго поинтересовался ведьмак.
        Девушки обреченно кивнули. И как это они так попались? Мошенник или мошенники даже разнообразием себя не утруждали. Одну и ту же историю рассказывали от начала и до конца. Меня такие поразительные сходства давно бы на мысли определенные натолкнули.
        Тут даже ведьмой или офицером городской стражи быть не надо!
        - Так. Из дома выходить как обычно. Делами заниматься как обычно. Никому ничего не рассказывать даже на полслова. Молчать, на людях не реветь, - раздал указания мужчина. - Нам нужно, чтобы ваш так называемый жених вернулся обратно в город. Если увидите их, с кулаками не кидаться и ничего не говорить о наших подозрениях, а сразу сообщать в отдел.
        - Неужто есть шанс приданое вернуть? - с надеждой спросила Элен, что до этого мгновения старалась нам не мешать.
        - Мадам Боржуа, ничего обещать не можем, но очень постараемся, - ответила я, подавая заявление на подпись. - Тут главное - мерзавцев не спугнуть.
        Будни офицеров городской стражи никогда не бывают обыденными и скучными. Если у них есть хоть пять минут на то, чтобы просто посидеть, то это огромный успех. И дело было даже совсем не в том, что без происшествий в нашем странном мире не проходит ни дня. Скорее уж сказывалась постоянная занятость.
        Если не расследование, то допрос. Если не допрос, то заполнение отчетности. Если не отчетность, то патрулирование. И так изо дня в день, но мне такая работа нравилась.
        Потому что ощущаешь себя важным и нужным.
        Первым делом мы отправились в мэрию. Причина этой встречи для меня до последнего оставалась загадкой. После того как мы нагло эксплуатировали нового мэра на празднике, попадаться под его очи не хотелось совершенно.
        Но это мне. Жозеф же себя чувствовал на отлично, когда просил закрыть город для приезжих хотя бы на пару недель. Эта просьба была напрямую связана с некромантом, который мог быть личом или кем-то еще.
        Честно говоря, в этой странной истории я уже ни в чем не была уверена.
        - Мой ответ нет. Да у нас вся торговля встанет! Меня гильдия мастеров на ленточки порежет!
        - Тогда мы не перестанем находить трупы на улицах, - вполне ожидаемо ответил Жозеф.
        - А это уже ваши проблемы. Максимум, что я могу, это отправлять к вам всех приезжих для регистрации.
        - Да нет, этого будет маловато. Ладно, сами что-нибудь придумаем. Не впервой.
        Из мэрии следователь вышел с постной миной. Я понимала, что закрытие ворот было бы самым лучшим решением в деле некроманта, но в деле с мошенниками наоборот - как хороший ингредиент, но не в то зелье.
        Нет, здесь нужно было что-то кардинально другое.
        - Мы сможем встретиться вечером после работы? - неожиданно вопросили у меня.
        Настолько неожиданно, что я споткнулась на ровном месте, едва не познакомив свой нос с брусчаткой. И чего-то так стыдно стало. То ли за свою неуклюжесть, то ли за воспоминания о поцелуях, которые сегодня как-то не торопились появляться.
        - А зачем? - опасливо поинтересовалась я, в дополнение вспомнив о свадьбе, которую где-то там наверняка со всем размахом готовила госпожа Таль.
        - Целоваться будем, - невозмутимо ответили мне, повергая в шок.
        - Что? - переспросила я, мысленно сгребая в кучу остатки ведьмовской гордости.
        - Заниматься будем, Селена. Я же обещал тебе дополнительные занятия. Вечером предлагаю провести первый урок: как создать два артефакта, определяющих в магах некромантов, если в наличии только ведьма и ведьмак.
        - И Кот! - то ли предложила, то ли настояла я.
        - А Кот нам зачем? Или ты боишься остаться со мной наедине?
        Интригующая, искушающая улыбка заняла губы мужчины. Вот вроде бы только что между нами было достаточно свободного пространства, а сейчас казалось, что мне совершенно нечем дышать.
        - А? - выдавила я из себя сквозь силу.
        - Я говорю: и фамильяр пригодится. Нужно же нам на ком-то опыты ставить. А теперь разделимся, чтобы время понапрасну не терять. Я опрошу всех тех, кто сегодня работает на вокзале, а ты извозчиков. Нужно узнать, кто из приезжих сегодня покидал город и как выглядели. Давай, Селена, я в тебя верю.
        Я в себя тоже верила.
        Да.
        И, кажется, меня опоили любовным зельем.
        Мне было невероятно приятно, что мои способности наконец-то оценили по достоинству. Да меня такая гордость за себя брала, что и словами не описать!
        И пусть мне доверили всего лишь опросить извозчиков, это уже была маленькая победа. Только закрался один вопрос: это мои способности или все-таки вчерашние поцелуи так хорошо на ведьмака повлияли?
        Хотелось бы, чтобы первое, но не исключала и второе. С улыбкой на губах не исключала, прекрасно ощущая, как меня провожают интригующим взглядом. Но мы, ведьмы, народ вредный. Никогда не оглядываемся.
        Даже если очень сильно хочется.
        Сам ведьмак отправился на вокзал. Если наши мошенники выбрали этот путь, то кто-то с их примечательной внешностью точно должен был их запомнить. Такие яркие личности обычно не остаются без внимания.
        Извозчики, по обыкновению, в свободное от работы время стояли у центральных ворот. Судя по всему, день у них сегодня не задался, потому что пустующих повозок было много.
        - Хороших дорог вам, господа, - поздоровалась я, оглядывая мужчин. - А не подскажете, много ли сегодня до обеда приезжих из города вывозили?
        - Так всего ничего, госпожа ведьма. Двое. Остальные-то еще вчера ночью в обратный путь отправились. Сразу после того, как праздник прервался.
        - Перепугался народ страшно, - кивнул другой, посасывая кончик своей трубки.
        - Сможете описать этих двоих?
        - А чего там описывать? Первым оружейник уехал, что вчера на ярмарке сам торговал. Он нам скидку хорошую обещал на следующей ярмарке. А выглядел он…
        - Я знаю, как он выглядел, - пометила я в своей записной книжке, понимая, что этот мужчина нам не подходит. Он стоял за прилавком сам весь вечер и быть нашим мошенником никак не мог. - А второй?
        - Вторая, - исправил меня мужчина. - Дева еще уезжала. Сама, без сопровождения. Молоденькая, годков восемнадцати, наверное.
        - Магичка или ведьма? - уточнила я, потому что это было странно.
        Молодые девушки никогда не путешествовали без сопровождения, если не имели диплома ведьмовской школы или магической академии.
        - Ни та, ни другая. Даже не из аристократишек. В платье простом, но чистенькая, опрятная. Косища белая длинная, толщиной с мой кулак.
        - А что было при ней?
        - Да ничего примечательного. Сумка была. По виду тяжелая, но помочь не позволила. Сама в повозку затаскивала. Я еще удивился, откуда силы столько в таком хилом теле.
        - Сумка? Не узелок? - прищурилась я.
        - Сумка. Добротная такая, из кожи.
        - Больше ничего не запомнилось?
        К сожалению, больше мужикам ничего не запомнилось. Спросив, докуда девушку довезли, я получила еще один престранный ответ. Конечным пунктом назначения стал перекресток дорог. Куда дальше отправилась эта странная дева, извозчик не знал.
        - А через какие ворота она уезжала? - спросила я последний интересующий меня факт.
        - Так через центральные и вез. А что? Натворила чего? Неужто в смерти гнома подозреваете?
        - Что вы? Что вы? - улыбнулась я. - Просто проверяем, чтобы все было под контролем.
        Пропускная стража стояла на обоих воротах Кентерфила, как и во всех других городах. Городской стражи они не подчинялись, у них имелось свое подразделение, которое фиксировало всех въезжающих и выезжающих. Через такие пункты в день проходило огромное количество человек, но от всех напастей они не спасали.
        Всегда находились умельцы, проникающие в города в обход пропускной стражи.
        Описав стражнику девушку, что уезжала этим утром, я получила новые сведения. Эта дева была магичкой, что подтверждали заполненные документы. Отчетность в пропускных пунктах действительно была строгой, но, к сожалению, они не обязывали себя конкретикой. Каким даром владела эта дама, так и оставалось загадкой.
        И вопрос: зачем магичке делать вид, что она обычная простушка?
        - И как часто она здесь появляется?
        - Два раза в неделю утром уезжает и вечером приезжает. Я переписал вам данные. Вот.
        Жозентина Пайнай - это имя мне совершенно ничего не дало, но кто сказал, что оно настоящее?
        На всякий случай описав все три облика нашего мошенника, я, как и полагала, получила отрицательный ответ. Эти типы не то что не выезжали из города, а даже не въезжали в него. Все-таки мы имели дело с иллюзионистом.
        К этому же выводу пришел и Жозеф, которому не удалось узнать ничего. Приезжие поездом за последние сутки не отправлялись, а тех троих, что являлись «женихами», на вокзале и вовсе не видели.
        - Значит, магичка. Теперь мы знаем, как она выглядит, - улыбнулся мужчина, предлагая мне свой локоть, что был напрочь мною проигнорирован.
        - Да, и если верить пропускной страже, этим вечером она вернется в город. Устроим засаду?
        - Устроим, но вначале нужно исполнить приказ капитана.
        - Какой? - насупилась я, силясь вспомнить этот самый приказ.
        - Переселить тебя в здание городской стражи.
        Пожалуй, это был самый лучший день за все время моего пребывания в Кентерфиле. Вещей у меня было совсем немного - все уместилось в один саквояж, но Жозеф все равно вызвался мне помочь. Так и шли: я несла выспавшегося Кота, который всю дорогу стонал, сетуя на головную боль, а мужчина мои вещи.
        Что примечательно, когда мы вернулись в отдел, там нас совершенно не ждали. Ордин и Патрик играли в квирги - карточную настольную игру, - обсуждая, как лучше обхаживать дам. Советы давал оборотень, что неудивительно с его-то опытом.
        Увидев следователя, парни быстро спрятали карточки под стол.
        - Третий этаж, вторая комната, - произнес Жозеф, очень нехорошим взглядом пригвождая подчиненных к стульям.
        К лестнице мы с Котом направились шустро, пока и нам за компанию не попало.
        На самом деле мне было немного жаль переезжать из особняка мадам Боржуа. Я испытывала теплые чувства и к самой Элен, и к ее племянницам, но теперь все стало так, как должно было быть изначально. Теперь я точно с гордостью могла называть себя офицером городской стражи.
        - Ну капельку! Капелюшечку исцеляющего зелья! - стонал Кот, страдая в муках, развалившись на кровати поверх простенького покрывала.
        Кровать, к слову, была односпальной, что меня не смущало совершенно. Даже размеры комнаты устраивали, хотя в нее и вмещались лишь дубовый шкаф, скромная прикроватная тумба и старое потертое кресло.
        - Не дам! - коварно усмехнулась я, раскладывая вещи в шкафу. - Как валерьянку пить, так ты первый, а как последствия ощущать, так исцеляющее зелье подавай. В следующий раз думать будешь.
        - Кто кому нотации должен читать? - насупился этот засранец, горделиво заползая под покрывало. Только несчастная морда и одно ухо торчали.
        - Тот, кто находится в здравом уме и твердой памяти. Все, я ушла, - с улыбкой стащила я с вешалки новенький плащ городской стражи. С нашивками!
        - Как ушла?! А кормить меня кто будет?!
        - Тут столовая есть. - отмахнулась я, точно зная, что голодным он не останется.
        - Бессердечная!
        - Заметь, я этого и не отрицаю.
        ГЛАВА 11: ДОЖДЬ ИЗ ЛЯГУШЕК
        Вечером мы засели в засаду прямо у центральных ворот. Ведьмак скрывал нас чарами от чужих глаз, что позволяло нам оставаться незамеченными.
        На самом деле это только звучало весело и интересно - сидеть в засаде. Ничего интересного в том, чтобы торчать пару часов на улице, не было. Ноги затекали от нахождения на одном месте, а ходить туда-сюда не позволяла маскировка.
        Нас-то горожане не видели! Могли и натолкнуться, и наехать, и с ног сшибить. Мы же должны были находиться во всеоружии.
        - Мы же не будем ее сразу брать, правда? - на всякий случай уточнила я, разглядывая всех, кто проходил через пропускной пост.
        - Недостаточно улик, чтобы предъявить реальные обвинения. Проследим и посмотрим, где остановится. Это не она? - кивнул Жозеф на белокурую девушку, что слезла с повозки.
        - Похоже, она. И сумка кожаная. Все как извозчик говорил, - ринулась я, но чужая рука легла на мое плечо, останавливая.
        - Подожди. Пусть уйдет на пару шагов вперед. Нельзя исключать вероятность, что у нее есть подельники.
        - Странно, да, что она два раза в неделю уезжает и приезжает?
        - Ничего странного, если у нее есть тот, кто ждет ее где-то там. Похоже, она одна. Пойдем, иначе упустим.
        В качестве магички Жозентина Пайнай останавливалась в доме почтенной госпожи Храски. Постоялый двор в несколько этажей радовал приезжих большим количеством свободных комнат за нескромные деньги. Гномы всегда задирали цены так, что глазик дергался, но зато предоставляли качественный сервис.
        Тут тебе и вода горячая по первому требованию, и еду в номер принесут свежую, и, когда надо, глаза на преступление закроют. За отдельную плату, естественно. За очень отдельную и очень плату.
        - А я смотрю, защиту-то у вас давно не обновляли, госпожа Храски, - начала я издалека, на секунду опередив Жозефа.
        - Как это давно не обновляли? Вот на той неделе мага из самой столицы заказывала, чтоб ему долго на мои деньги жилось! - возмутилась почтенная гномка, от негодования едва не выпрыгнув из-за стойки.
        - Плохо, - подытожила я, с сомнением разглядывая стены и потолок.
        - Что плохо? Что плохо-то, демона тебе под юбку?!
        - Защиту плохую вам поставили. Устаревшую. Она и половины заклинаний не поглотит, если маги в драку бросятся. А уж если пожар будет…
        Что случится, если будет пожар, я дала женщине додумать самой. Нервно поправив свой синий колпак - принадлежность к обеспеченному роду, - она звучно чмокнула губами, выказывая недовольство. Три, два, один…
        - Вот паршивцы! Так и норовят все на честных гномах заработать! И кого теперь вызывать? Как магам верить?!
        - А зачем вам маги? Я и сама могу поставить вам прекрасную защиту. На целый год хватит, - незаметно подмигнула я следователю, которому мой спектакль явно был не ясен.
        Прищурившись, почтенная гномка почти минуту нервно вгрызалась зубами в свою губу, глядя на меня оценивающе-пренебрежительно - чтобы цену сбить, какой бы она ни была.
        - Три золотых, - каркнула она, пробарабанив пальцами по стойке.
        - За три золотых я даже из дома не выйду, госпожа Храски. Десять и ни монетой меньше, и то это уже с огромной скидкой. Из уважения к вашему почтенному возрасту.
        - Да я приезжим магам пять платила!
        - Ну так они вам на два с половиной и сделали. А мне если десять заплатите, в плюсе останетесь. Ведьмы не меньше тридцати за такие услуги берут.
        - Грабеж среди белого дня! Семь! Это мое последнее слово!
        - Уже вечер, уважаемая, - улыбнулась я, делая шаг ближе к стойке. - Десять и ни монетой меньше. Или…
        - Что или? - мигом активизировалась женщина, почти целиком забравшись на стойку, чтобы лучше меня слышать, потому что я перешла на шепот.
        - Или вы отвечаете на парочку наших вопросов и позволяете нам прогуляться по вашим коридорам, а я ставлю защиту абсолютно бесплатно.
        - Составим договор!
        Договор мы составлять не стали - и так время утекало сквозь дырявый котел. Пока ведьмак задавал интересующие нас вопросы, я по-быстрому снимала старую защиту и выставляла новую. Это дело уже давно у меня было доведено до автоматизма.
        Жозентина Пайнай действительно снимала комнату у госпожи Храски, и снимала ее не так чтобы давно. Об этой девушке гномка мало что могла рассказать, но при этом указала, что постоялица тихая, скромная и вообще редко из своей комнаты выходит.
        Узнав, в каком номере эта особа проживает, мы с Жозефом разделились. Он поднялся на второй этаж под чарами невидимости дежурить прямо у двери, а я спряталась в кустах недалеко от окна.
        Можно было, конечно, ведьмака вместо себя на улицу послать, но я такой магией, к сожалению, не владела, а нужного зелья при себе у меня не было. Да и не сравнится его действие с чистыми чарами.
        Я просидела в компании букашек с полчаса, прежде чем распахнулось то самое окно. В плохо освещаемом дворе я даже носа своего не видела, но луна, как по заказу, проникала сквозь толстые ветки деревьев и листву, во всей красе демонстрируя беглеца.
        Именно беглец это и был! По вьющимся лианам растений на землю спускался крепкий мужчина неказистого роста, что совершенно не имел отношения к тем женихам, которых описывали племянницы мадам Боржуа.
        Спрыгнув на землю, беглец обернулся, и под светом луны я отчетливо разглядела гнома. Кончик красного колпака был слегка согнут и имел заплатку, да и одежда молодого парня не выглядела богато.
        Тихонько шурша веточками, куст в моем лице осторожно последовал за гномом. И вот здравствуйте! Гном вошел обратно, но уже через дверь. Терзаясь сомнениями, я мгновение спустя зашла следом и, сделав большие глаза, не дала ничего произнести госпоже Храски.
        Гном сидел за столиком на первом этаже харчевни. Его лица не было видно от входа, потому что сидел он спиной ко мне, но заштопанный колпак мелькал как магические огни, зазывая меня подойти поближе.
        Заняв место за соседним столиком, я сверлила чужую спину и внимательно вслушивалась в разговор, что уже давно набрал обороты. Молоденькая гномка с улыбкой предлагала потрапезничать гостю за счет заведения, потому что у того не хватало монет на полноценный ужин.
        И вот где это видано, чтобы гномы свои кровные разбазаривали?
        - Милая Пруша, вы так… добры ко мне, - продолжал этот индивид давить на жалость, с наигранной нежностью взяв девушку за пухленькую ладошку. - Я знал, что не зря хожу сюда каждый вечер. Я хожу сюда, чтобы иметь возможность хоть немного полюбоваться вами. Вы - моя золотая монетка, мой чистейший изумруд в миллион карат.
        Зардевшись от таких комплиментов, молоденькая гномка смущенно прикрылась небольшим блокнотом и аккуратно высвободила свою ладонь. Через несколько минут на столе перед гномом стояла тарелка с мясным рагу, свежие овощи, целая лепешка, ломоть сладкого пирога и большая кружка кваса.
        И это только то, что я успела заметить на подносе!
        Кроме нас двоих в пустом зале не было больше гостей. Когда я пришла, немолодая пара уже уходила, а вторая подавальщица убирала со стола, так что мило беседовать с гостем гномке по имени Пруша никто не мешал.
        Кроме меня. Но меня как будто и не замечали вовсе.
        С одной стороны, мне это было на руку: нечего деньги транжирить, когда их и так немного. С другой стороны, если я гость харчевни, то должна бы уже возмутиться, что меня так откровенно игнорируют: тут конспирация превыше всего. А с третьей стороны, и вовсе желудок заунывно урчал, уже не помня, когда сегодня в последний раз видел еду.
        В общем, плюсы перевесили минусы и в честном бою победила логика.
        Поднимая руку, я уже собиралась окликнуть подавальщицу, как за эту самую руку меня схватили, ко всему прочему еще и рот зажимая. Я чуть сотню проклятий разом не наслала, но по понятным причинам сделать этого не смогла.
        - Это я, - шепнули мне на ухо, щекоча дыханием, а я лишь секундой позднее поняла, что это Жозеф. - Мы под невидимостью, так что внимание лучше не привлекать.
        - А как ты узнал, что я тут? - произнесла я одними губами, едва меня перестали с нежностью придушивать.
        - Трудно не заметить странный куст, из которого торчит твоя юбка. В коридоре второго этажа есть окно.
        Я покраснела. Вот прям взяла и покраснела, вспомнив, в какой позе я притворялась кустом, пытаясь слиться с ландшафтом. Уж лучше бы луна сегодня скрылась за тучами!
        А разговор за столиком тем временем продолжался. По беседе было понятно, что видятся эти двое не впервой и питают друг к другу кое-какую симпатию. Точнее, молоденькая гномочка явно была влюблена в этого облезлого типа, а он такое зелье ей на уши лил, что никакого любовного приворота не надо было использовать.
        - Если бы мог, я бы похитил вас у ваших родителей прямо сегодня! - вещал деятель, преданно заглядывая подавальщице в глаза. - Но, увы, мне нечего вам дать. Мой дом давно погорел. Все, что я умею, это работать, но все свои деньги я отдаю моей пожилой тете. Она давно и безнадежно больна. За баснословные суммы маги понемногу продлевают ей жизнь, но… Разве я могу бросить свою тетушку? Она единственная семья, которая у меня осталась. Если бы вы только согласились… Я бы был самым счастливым гномом на свете!
        И вот прослезиться бы мне, но… Я на таких рассказчиках собаку съела. К сожалению, в столице было очень много мошенников, которые выбирали в качестве своего главного номера слезливые истории, пытаясь обокрасть наивных граждан.
        Тут хочешь не хочешь, а почерствеешь.
        - Нет-нет, не обещайте! Мое бедное сердце разобьется, если вы передумаете. Ваши достопочтенные родители никогда не согласятся на наш брак, - совсем приуныл гном, но при этом не забывал жевать. - Вот если бы… Нет-нет, я не могу!
        - Что? Что «если бы»?
        - Вот если бы вы могли одолжить мне немного денег. Некоторую сумму, чтобы я… Мне стыдно показываться в таком виде перед вашими уважаемыми родителями. А я бы вам все отдал! Обещаю, я осыплю вас золотом, как только вы станете моей женой.
        - Я… У меня нет своих денег, но… Но, наверное, я могу взять некоторую сумму из своего приданого. Раз уж оно все равно после свадьбы будет вашим, - предложила доверчивая гномка, млея от нежных поглаживаний ладони. - Только не сегодня.
        - Конечно-конечно, моя золотая монетка! Я все равно буду приходить сюда каждый день, чтобы любоваться вашей красотой. Что еще остается бедному честному гному…
        Так и не расплатившись за щедрый ужин, гном покинул харчевню, а мы отправились прямо за ним, отставая лишь на пятерку шагов. Это позволяло нам с Жозефом тихонько перешептываться.
        - Пруша - единственная дочка госпожи Храски, - рассказывал мне ведьмак. - А семья у них не бедная. Госпожа Храски постоялый двор держит, супруг ее ювелирных дел мастер, а брат юридическую контору в столице открыл.
        - То есть приданое там большое.
        - Даже по меркам гномов большое. Госпожа ведьма, а не одолжишь ли ты следствию безвозмездно свое красящее зелье?
        - Ценные бумаги и монеты пометить?
        - Я рад, что мы понимаем друг друга с полуслова.
        Я зарделась. Правда, всего лишь на мгновение, потому что гном завернул в проулок между домами, а мы последовали за ним. Прямо на наших глазах неказистый гном превратился в статного чернявого красавца аристократической наружности.
        Черная трость с рукояткой в виде оскаленного дракона слегка постукивала по тротуару, пока этот индивид степенно шествовал по улице.
        - Все-таки иллюзионист! - подпрыгнула я на месте от нетерпения, радуясь тому, что оказалась права.
        - Иллюзионист, - согласно кивнул Жозеф, беря меня под локоть.
        Следующей остановкой нашего мошенника стала единственная в Кентерфиле ресторация. В этом городе проживало не так много аристократов, чтобы таких заведений было больше.
        Заняв один из свободных столиков, мужчина сделал заказ и принялся ждать. Вскоре к нему присоединилась довольно-таки зрелая дама, что даже визуально была старше хлыща.
        Тут все происходило уже не так очевидно, но все по тому же сценарию. Жалостливая история была рассказана с налетом грусти и гордости, а сам иллюзионист вел себя как достойный сын своих родителей-аристократов.
        Ухаживая за дамой самостоятельно, он плел ей о том, как его младший брат проигрался в столице в карты. Крупную сумму было необходимо вернуть вот прям завтра, а иначе страшные беспринципные мошенники грозились в прямом смысле слова оторвать дураку голову.
        Конечно же, таких средств у молодого аристократа сейчас не было, потому что все свои деньги он вложил в ювелирную мастерскую, которая только начинала набирать обороты, но как только, так вот сразу отдаст с процентами и подарками.
        В подтверждение своих слов мужчина достал из кармана жилета кожаный футляр, передавая его женщине. С моего места было плохо видно, что там, но Жозеф сказал, что это кольцо.
        - Подделка, - буркнул следователь, прошептав про себя что-то ругательное.
        В ресторации мы простояли до самого завершения ужина. Что примечательно, здесь мошенник себе ни в чем не отказывал и за ужин заплатил сам, ринувшись проводить даму до ее экипажа.
        Деньги ему были обещаны на послезавтра.
        - Что будем делать? - спросила я, уже без особого энтузиазма следуя за хлыщом в шляпе.
        - Ты - пойдешь спать, после того как я тебя провожу, а я снова отправлюсь к госпоже Храски и затем заеду к мадам Эндванталь.
        - Что? Собираетесь избавиться от меня? - возмутилась я, надувшись. Мне, может, тоже интересно в сговоре поучаствовать!
        - Я беспокоюсь о том, чтобы ты выспалась завтра.
        - На великом шабаше высплюсь! И вообще, кто-то обещал научить меня изготавливать артефакты.
        - Раз обещал, значит научу. Но не сегодня. Сегодня и без того дел хватает.
        Проводив иллюзиониста до постоялого двора, мы все-таки вернулись в здание городской стражи, но лишь затем, чтобы взять красящие зелья. Честно говоря, за этот долгий день я невероятно устала, но вредность была сильнее, а потому пришлось тащиться вместе с ведьмаком.
        У госпожи Храски, которая выслушала нас с завидным спокойствием, я еще держалась. Присутствовала при разговоре и даже участвовала в покраске монет и ценных бумаг. Жозеф каким-то заклинанием сделал краску невидимой до поры до времени, и я тоже хотела так уметь.
        Однако все мои хотелки закончились в особняке мадам Эндванталь. Как сидела за столом, попивая поздний чай, я еще помнила, а все остальное уже нет. Кажется, у кого-то была истерика, но лично мне все было до метлы. Мне снилось, как я получаю разрешение на магическую деятельность и расцеловываю следователя за то, что подписал мне практику.
        Проснулась я уже в новой комнате, как раз в тот момент, когда меня укладывали в кровать. В первое мгновение я даже не поняла, чего это я обнимаю кого-то за шею и так яро прижимаюсь всем телом, а во второе до меня дошло, что мы еще и целуемся. Хорошо так целуемся, страстно.
        Отлипнув от чужих губ, я попыталась сфокусировать взгляд:
        - Господин следователь… - протянула я, машинально продолжая держаться за чужую шею.
        - Да, госпожа ведьма? - невозмутимо откликнулся ведьмак, и не думая выпрямляться. Так и стоял полусогнутый рядом с кроватью, на которой я полулежала.
        - А чего это вы ко мне целоваться лезете?
        - Я лезу? - опешил мужчина. - Да вы меня коварно соблазняете вот уже с десяток минут!
        - И как? - поинтересовалась я чисто с исследовательской целью. - Хорошо соблазняю?
        - Лучше, чем ведете расследования, но над техникой я бы еще поработал.
        Вставить еще один едкий комментарий мне не дал смачный чмок, раздавшийся в темноте. Не отпуская меня, Жозеф обернулся на звук и зажег небольшой светляк. Ну, я тоже приподнялась и посмотрела.
        - Шо? - продолжая бессовестно жевать сардельку, невозмутимо спросил Кот. - Вы там целуйтесь, целуйтесь. Вы мне не мешаете.
        - Кот, а Кот? Ты где целую связку сарделек спер? - строго потребовала я ответа.
        - Где спер, там уже нет, - ничуть не устыдилась эта наглая кошачья морда, запихивая в себя еще одну сардельку. - Но там еще хлеб остался, будете?
        Ни о какой романтике дальше не могло быть и речи. Озадачившись вопросом, что бы пожевать на сон грядущий, мы с ведьмаком спустились в столовую. Столовая при городской страже работала ежедневно, и здесь всегда было что пожевать. Тут готовили и для временных заключенных, ожидающих суда, и для тех, кто был арестован от суток до пятнадцати, и для офицеров.
        И вот хорошо, что Кот холодильные шкафы открывать не мог! Разогрев на печи гороховую кашу и тефтели, мы то ли вкусно поужинали, то ли плотно позавтракали, запивая все это дело настойкой из трав, которую я заварила.
        Обсуждали. Обсуждали, чем нам грозят последующие дни, и продумывали стратегию отлова иллюзиониста и некроманта.
        Мне понравилось вот так по-простому сидеть на небольшой кухне рядом с ведьмаком. Было во всем этом что-то теплое и домашнее. Когда я приезжала домой на каникулы, мы иногда собирались всей семьей точно так же на нашей кухне и пили отвар с печеньем из чертополоха и шоколада.
        Глаза уже слипались, когда мы наконец поднялись наверх. Оказалось, что комната ведьмака находилась ровно напротив моей двери. Опершись о дверной косяк моей комнаты, Жозеф чего-то ждал, о-о-очень медленно склоняясь над бедной хитрой маленькой мной.
        Когда его губы были уже в сантиметре от моих, я коварно произнесла:
        - Кошмаров вам!
        И бессовестно юркнула за дверь.
        Сердце билось просто сумасшедше. Щеки пылали, а губы горели, будто чувствуя поцелуй, что так и не случился.
        Как всегда говорила мама: «Мужчину нужно для начала как следует помучить, чтобы сразу знать, не слабонервный ли он. А то что? Нам в семье слабонервные не нужны! Ведьмы - народ вредный и очень эмоциональный. Встала не с той метлы - вот тебе и скандал!»
        И да, папа у меня был и с характером, и сильный, и очень смелый. Иногда как по столу кулаком шваркнет, так у мамы сразу скандал заканчивается. А если истерика, так обнимет по-медвежьи, прижмет, что дышать невозможно. Словом, настоящий мужчина.
        И вот плохо, что мамины советы я всегда вполуха слушала. Ну не собиралась я замуж! А тут…
        Ай, ладно! Что я, в самом деле, мучить не умею? Я же ведьма, котел мне за пазуху! А ведьмы всегда первыми были в этом нелегком деле!
        ***
        Мы ждали этого утра с нетерпением и предвкушением. Два долгих дня мы готовились к операции, в которой были задействованы абсолютно все офицеры. Валенсия же так и оставалась на своем посту - в приемной, на этот раз привязанная к зданию магическими наручниками.
        Увидев светящуюся желтым петлю в первый раз, я даже присвистнула, с уважением глядя на мага солнца. Такого поворота я никак не ожидала. Зато Валенсия светилась счастьем, как новенький котел. Уж не знаю, что Бельман ей наговорил, но девушку ее положение нисколько не смущало и вообще полностью устраивало.
        Да они так смотрели друг на друга, пока Жозеф устанавливал артефакт, определяющий дар, что мне даже местами завидно становилось.
        И таки да, артефакт мы изготовили, но случилось кое-что от нас не зависящее. Во всем Кентерфиле, к сожалению, не нашлось сапфиров необходимого размера. Самый большой, который мы отыскали, был чуть больше подушечки моего безымянного пальца, и то попался лишь в одном экземпляре.
        Искать камни большего размера по ближайшим городам и в столице времени уже не оставалось. Мы и так бездействовали непозволительно долго. Пришлось использовать для изготовления артефакта уже имеющийся. В знак благодарности господин Храски продал его Жозефу с трехпроцентной скидкой.
        Да-да, о щедрости гномов ходят легенды!
        Артефакт мы заговорили и установили тем же днем. Удивительно, но господин следователь действительно знал очень многое. За час работы над магическим изделием я узнала столько нюансов об артефактах, что и не перечесть.
        Мы-то в ведьмовской школе их почти не проходили! За ненадобностью, потому что артефакты всегда изготавливали маги-артефакторы, но ведьмак сказал, что офицер должен знать все и даже чуточку больше.
        А еще мне удалось не только выучить, но и записать в ведьмовской гримуар целых два заклинания, что принадлежали ведьмакам рода Калье, а это… Это даже не доверие высшего уровня. Меня словно пустили в чужую семью.
        Установить артефакт на одни из ворот мы не смогли по причине несоответствия радиуса. К сожалению, радиус воздействия артефакта напрямую зависел от размера сапфира. Так и получилось, что созданный нами артефакт остался в приемной городской стражи, а мы воспользовались предложением мэра, и теперь к нам в приемную для определения дара на поклон к Валенсии приходили все приезжие.
        Только результатов это пока не давало.
        - Я пошла, - шепнула я Жозефу, скрытому невидимостью.
        В это раннее утро, словно в насмешку, над Кентерфилом собрались все темные тучи. Мелкий дождь моросил. Холодные капли неприятно скользили по лицу и вымачивали плащ.
        Совершенно обычный плащ, стоит заметить. И платье самое обыкновенное, с заплаткой на подоле. И ботинки стоптанные.
        На себя я в это утро вообще не походила. Нет, лицо осталось тем же самым, но на нем не было ни грамма косметики. Мои пышные черные волосы блистали белизной и были забраны в тугую косу. Тряпичный узелок слегка покачивался на моем плече.
        Простушка, деревенщина, глупышка - такое впечатление я должна была производить со стороны.
        Меня уже ждали. У центральных ворот ютилась только одна повозка, извозчиком которой выступал загримированный маг солнца. Всех остальных представителей этого древнего ремесла мы из города отослали совсем, чтобы у нашего иллюзиониста не было других вариантов, как напроситься ко мне в попутчики.
        - Отвезете? - наигранно обрадовалась я, боковым зрением отметив появление девушки, что так сильно походила на меня. - Как замечательно! А погода-то сегодня какая…
        Усевшись в повозку, я положила узелок себе на колени и крепче завернулась в потертый плащ.
        - Отец? - растерянно окликнула моего извозчика скрывающаяся под именем Жозентины Пайнай. - А где другие-то?
        - Так на заказ поехали, - усмехнулся Бельман в пышные усы, пригладив седую бороду. - В селе соседнем сегодня праздник, вот и повезли провизию да другие товары. Я один остался, больше нет никого.
        Казалось, девушка была обескуражена и не знала, что делать. Продолжая мокнуть под дождем, она усердно о чем-то думала.
        - Тебе коли срочно, так со мной поехали, - дружелюбно предложила я, показавшись из-под капюшона. - Далеко путь держишь?
        - До первого перекрестка по большой дороге, - с явным сомнением ответила Жозентина.
        - Так нам в одну сторону! - еще более восторженно заметила я и даже в ладоши хлопнула. - Поехали, може и монеты сэкономим. Чего под дождем аки пугало мокнуть?
        - Дева, решай чего, - поддакнул маг солнца, усаживаясь на ступеньку. - Холодно мокнуть-то. Так и быть, по половине с каждой возьму, коли вместе на перекрестке выйдете. А если дальше, то доплатить придется.
        Иллюзионистка в повозку села. Как и описывали извозчики, при себе у нее была новенькая кожаная сумка, что совершенно выбивалась из образа простушки. Первые метров двадцать мы молчали и только слушали капли дождя, что стучали по деревянным бокам повозки.
        - А ты в городе живешь, да? - начала я издалека, чтобы на всякий случай иметь в запасе план Б.
        Все варианты операции мы продумали от и до. Жозеф ехал вместе с нами в повозке, заняв место спиной к извозчику, а оборотень и Патрик ждали в кустах на перекрестке. Если нам не удастся за ней проследить, нужно сделать так, чтобы она сама искала встречи со мной.
        - Нет, - скупо ответили мне, видимо не собираясь разговаривать.
        - И я нет, - обрадовалась я в который раз. У меня уже щеки болели от улыбки. - Я в деревне живу. «Большие драконы» - слышала про такую? К тетке сюда приезжала. Она в последний год совсем плоха была, а детей-то нет. Я за ней и ухаживала, а тут померла она и меня письмом нотауриус вызвал. Все мне завещала покойница. А оно мне надо? Вот как корову подоить, это я знаю. Как картошку выкопать, из кислых яблок сладкое варенье сделать - это тоже знаю, а как бизенесом управлять - совсем нет. Это ж знать чего надо, а я и грамоте не обучена. Батька пропал, мамка померла, кто бы меня грамоте учил? И что теперь делать с этим наследством…
        - А большое наследство-то? - заинтересовалась моя попутчица.
        - Да огромное. И деньжища такие, что я и в руках столько никогда не держала, и дом в два этажа, и мастерская швейная, и харчевня. Заброшена давно, правда, харчевня - говорю ж, болела тетка сильно, а мне куда деваться? У меня дома куры, коровы, свиньи. Хозяйство, в общем. Да и урожай надо собирать. Не представляю, что теперь со всем этим делать.
        - Знаешь, а у меня братец как раз по таким делам. В столице на управляющего выучился. Знает, как что. Ты скажи, где тебя найти, я ему шепну.
        - А чего меня искать? Говорю ж, деревня «Большие драконы». Это та, которая сразу за малыми. А зовут меня Ксюндра. Тама у кого хошь пущай спросит, ему сразу на дом мой укажут. У меня дом знаешь какой? Самый красивый на улице!..
        Я несла всю дорогу такую чушь, что у меня от самой себя разболелась голова. Попутчица смотрела на меня со смесью жалости и брезгливости, но где надо поддакивала, вроде как поддерживая разговор. Когда мы наконец остановились на перекрестке и расплатились с извозчиком, я готова была наслать на эту дамочку пару проклятий.
        Чисто из вредности! Да я столько за весь год не говорила, сколько нанесла за последние полчаса!
        - Так куды тебе? - кивнула я на перекресток, звучно шмыгнув сопливым носом. Еще бы! Полчаса под дождем мокнуть. Да у меня уже зуб на зуб не попадал. И ведь магию не используешь - сразу поймет, что никакая я не деревенская.
        - В другую сторону, - отрывисто произнесла девица, провожая повозку настороженным взглядом.
        - Ну тогда пока. И ты это… Братцу своему скажи про меня. Я на завтра пирожков с тыквой напеку. Они у меня знаешь какие? Пальцы по локоть проглотить може.
        - Скажу-скажу. Не хворай.
        Так мы и разминулись. Я закатала подол платья по самое не балуйся, нехотя ступая по грязи, что местами была выше щиколотки. На этом моя роль в этом деле заканчивалась. Как сказал ведьмак, я должна было красиво уйти по дороге вперед и ждать их в тех самых «Больших драконах», но меня такой поворот не устраивал.
        Как могла быстро, я дошла до небольшого леска, что аккурат находился между двумя дорогами. Тут-то я уже и просушилась, и защиту себе выставила, чтобы дождь не пропускала, и зелье собственноручно изготовленное выпила.
        У этого зелья были похожие свойства с тем заклинанием, что использовал Жозеф. Правда, под заклинанием нас не видели совсем, словно нас и не было, а под зельем при желании меня могли запросто разглядеть. Зелье не давало эффекта невидимости. Оно лишь позволяло мне ненадолго слиться с окружающим пространством, будто хамелеону.
        Свою попутчицу я догнала довольно быстро при условии, что она шла спешным шагом, а я бежала рядом с дорогой по примятой траве, чтобы не оставлять следов и не издавать лишних звуков. Вынужденно остановилась лишь у неказистого дома, что стоял на самом краю деревни.
        Замерев под тонкой липой, я следила за тем, как девушка входит в дом. К сожалению, в узкой щелке ничего разглядеть не удалось, и…
        - Ты чего тут делаешь? - прошипели мне на ухо рассерженно.
        - Аморте ша…
        Рот мне очень вовремя заткнули. Еще секунда, и вместо ведьмака под заклинанием невидимости сидела бы жаба, которую мы по понятным причинам искали бы до завтрашнего дня.
        Кто так к ведьме подкрадывается?!
        - Признала? - вопросили у меня сурово, явно понимая, что за заклинание я чуть не произнесла.
        Энергично закивав, я со свистом вдохнула такой желанный воздух. Нос-то мне вместе с губами закрыли!
        - Госпожа ведьма, ты какого лешего… - начал было Жозеф воспитательный процесс, но его, к моей радости, прервали:
        - Г-г-гос-с-сподин следователь! - заикаясь произнес Патрик, которого я тоже не видела. - Х-х-холодно.
        - Офицеры городской стражи не знают, что такое холод, - досталось и парнишке.
        - В-в-ам легко г-г-говорить. В-в-вас магия г-г-греет.
        Щелчок пальцев я услышала отчетливо. Не знаю, что сделал ведьмак, но тишина воцарилась просто мертвая. Лично я говорить после этого опасалась. Дело-то нешуточное!
        - Итак, действуем согласно плану…
        В план я, конечно же, не входила, но кто бы попытался меня удержать. Ордин, дежуривший за забором, должен был сыграть роль заблудившегося повесы, что искал дом своей тетки, которую не видел много лет. Мы же в этот момент должны были проникнуть в дом с двух сторон: я и Жозеф с задней двери, а Ордин и Патрик с центрального входа.
        Обойдя дом, мы внимательно вслушивались в происходящее во дворе.
        - Эй, хозяева! Я тут заблудился немного, - раздался голос оборотня сразу после скрипа калитки.
        - Давай! - скомандовал ведьмак и в щепки разнес дверь, врываясь в дом.
        - Чтоб мне всю жизнь ведьмовская школа снилась, - присвистнула я, обескураженная увиденным.
        В большой комнате вскочили на ноги сразу шесть одинаковых девиц. Шесть! Все они были одеты в одинаковые платья. Одинаковые светлые волосы были заплетены в одинаковые косы, а лица носили отпечаток черт одного-единственного лица.
        Седьмая влетела в комнату так, будто ее затолкнули.
        Вот те раз!
        Среди этих зеркальных отражений одного лица выделялся только один тип, но рассматривать их всех времени не было. Я давно хотела опробовать спорное зелье, рецепт которого нашла в книге забытых зелий и доработала. На то, чтобы бросить склянку, у меня была только секунда. И я эту секунду использовала с толком.
        Последствия оказались впечатляющими.
        - Ой…
        Я не в первый раз дорабатывала спорные зелья. Иногда получалось с первого раза, иногда меня настигал выговор от верховной и очередные угрозы от городской стражи, но в этом зелье я была уверена на сто процентов.
        Собственно, на сто процентов оно и сработало.
        Сразу два эффекта проявились молниеносно, показывая истинные образы всех тех, кто находился в этой комнате. Офицеры стражи, что были под заклинанием невидимости, предстали во всей своей красе. Со всех семерых иллюзионистов спали одинаковые личины, и теперь передо мной стояли мужчины и женщины разных возрастов и различной наружности. Без изменений остался только мужчина в темных одеждах, что занимал кресло по центру комнаты.
        И вот все бы хорошо, но ведь был же еще и второй эффект. Пожалуй, я впервые пожалела, что зелье сработало так, как надо.
        Потому что в статуи самих себя превратились абсолютно все.
        И следователь, и офицеры, и мошенники. Взгляд, чтоб его, василиска!
        Нервно пожевав губу, я вышла на улицу и присела на крыльцо. Хоть метлу вызывай да в город лети за антидотом, который еще и приготовить надо! А как я их всех тут оставлю? А если еще кто заявится?
        - Госпожа ведьма? С вами все в порядке? - вырвал меня чужой голос из тягостных дум.
        Вскинув голову, я обрадовалась так, что была готова расцеловать мага солнца. Правда, повисать на нем не стала, потому что явился он не один, а вместе с надзирателем и понятыми на тюремной карете.
        Рассказав все целиком и полностью, я оставила мужчин забирать статуи, а сама улетела на метле, игнорируя их опешившие взгляды. Что мне их взгляды? Меня к вечеру совершенно точно убивать будут! А с какой интенсивностью, зависит от того, как быстро я Жозефа расколдую.
        - …И тут я ему говорю: мы только за серьезные отношения! Нам ухаживания по всем правилам пода… Ой, ведьма моя непутевая, а ты чего тут делаешь? - всполошился Кот, заметив влетевшую в приемную меня.
        - Спасайся! - выкрикнула я ему уже на ходу, пропадая на лестнице. - Скоро меня разберут на ингредиенты!
        Фамильяр помогал мне готовить антидот. Пока он высчитывал граммы, исходя из количества статуй, я отмеряла ингредиенты и носилась в поисках круглого зеркала. По преданиям, превратить статую обратно в живое существо мог только сам василиск, взглянувший на нее через отражение в зеркале. У нас, конечно, василиска не было, но было зелье, наделяющее взглядом василиска на несколько секунд.
        Только имелся у него один побочный эффект. Готовя это зелье, я рассчитывала на одного иллюзиониста, максимум на несколько мошенников, но никак не на одиннадцать человек.
        Через сутки после того, как выпью зелье, меня ждала грандиозная расплата, но до этой расплаты еще нужно было дожить.
        - Селена, карета приехала, - сообщил мне Кот, разгуливающий у окна.
        Закупорив последний пузырек, я вдохнула, выдохнула и спустилась вниз. Когда статуи мошенников были заперты в отдельных тюремных камерах, а офицеров и следователя затащили в комнату отдыха, я принялась всех расколдовывать. Причем Жозефа оставила напоследок.
        - А может, не стоит? - жалобно спросила я у хмурых и явно недовольных офицеров городской стражи.
        - Нам капитана обратно вызвать? Он несколько часов назад уехал, можем и воротить, - пригрозил мне маг солнца, приглаживая свои золотые волосы.
        - Шли бы вы… к возлюбленной своей, - буркнула я, обижаясь.
        Однако прекрасно понимала, что на этот раз действительно сама виновата. Первый раз в жизни сама виновата! Но исключительно из лучших побуждений!
        Залпом выпив содержимое последнего флакона, я смотрела на статую, что стояла за моей спиной, отражаясь в зеркальной глади. Зеркало я держала в руках, а когда наконец увидела, что камень начал осыпаться тонким слоем, чуть не уронила его на пол.
        Если взглядом можно убивать, то именно это со мной сейчас и делали. Тридцатью тремя способами. Хладнокровно. Собственными руками, но, слава верховной, лишь в мыслях.
        - Ну, я пойду, да? У меня там Кот некормленый, - сделала я маленький шажочек к двери.
        - Стоять!!! - прогремело на всех этажах, и, кажется, даже здание городской стражи подпрыгнуло.
        Но меня там уже не было. Прихватив Кота, я сбежала под крылышко мадам Боржуа. И не только для того, чтобы рассказать о том, что мошенники пойманы. Просто моя защита на ее особняке стояла до сих пор.
        Однако особняк до самого вечера никто не штурмовал. Лишь на закате явился Патрик. С видом великого, но при этом хитрого мученика парень передал мне письмо, скрепленное восковой печатью.
        Надломив печать, я прочла сухой текст:
        «Передай мадам Боржуа, что мошенники задержаны и уже дали признательные показания, выложив о делах друг друга все и даже больше. Деньги Элен будут возвращены завтра, сразу после суда, повестку на который принесут утром.
        И, Селена…
        Я тебя убью убью убью прощаю на тебя не злюсь. Возвращайся в городскую стражу никогда через неделю завтра вместе с Патриком».
        - Так чего, госпожа ведьма? Идем? - усмехнулся парень, будто был прекрасно осведомлен о том, что написано в послании.
        - Никуда мы не пойдем! - неожиданно возмущенно вмешался Кот, а мы все, сидящие за столом, удивленно на него взглянули. - Никуда! - повторил фамильяр, еще и лапкой по столу грохнув. - Пока я не доем. Обворожительная хозяйка, а не найдется ли у вас еще немного ваших наивкуснейших блинов со смета-а-а-а-а-уной?
        Кот - это Кот. Что с него взять?
        ГЛАВА 12: ДОЖДЬ ИЗ ЛЯГУШЕК - 2
        Я не присутствовала на суде. В это утро мне любезно дали выспаться - видимо, перед смертью. Со вчерашнего дня мы с Жозефом так и не пересекались. Когда мы с Патриком и Котом вернулись, все уже разошлись по комнатам и спали. Ну, или делали вид.
        На посту оставался только один дежурный, охраняющий тюремные камеры. Он-то мне и передал слова своего начальника о том, что до самого обеда я могу быть свободна.
        Только не спалось. Не потому, что не хотелось, а потому, что рано утром меня разбудили звуки стройки. Кто-то так красноречиво ругался, не подбирая слов, что я ненароком подумала, будто капитан снова вернулся в город.
        Но обошлось. Это всего лишь бригада строителей под управлением гнома приступила к сооружению фонтана. Довольный мэр чинно прогуливался вдоль камней, словно бы изучая серый рисунок, нанесенный самой природой.
        Место под фонтан выделили внушительное. Самый центр дороги перед мэрией изрядно раскопали, выковыряв всю брусчатку. Из этой бездонной дыры одиноко торчали спаянные трубы.
        И вот как тут спать?
        Решив прогуляться по Кентерфилу, я нос к носу встретилась в приемной с госпожой Таль. И вот по ее счастливому лицу стало сразу понятно, что она очень-очень рада меня видеть. Настолько очень, что Кот громко предложил мне побег через окно.
        - Ох уж эти ваши шутки, - весело потрепала она моего фамильяра по голове, особо не стесняясь.
        Кота надо было видеть! На его усатой моське легко читалась обида за бесцеремонно поруганные честь и достоинство.
        - Чищеных котлов вам, госпожа Таль, - натянула я на губы улыбку, просматривая пути отступления.
        Как назло, мама ведьмака стояла ровно по центру, загораживая собою дверь.
        - И тебе прутья метлы не обломать, моя любимая ученица.
        Так и хотелось воскликнуть: «Кто? Я?»
        - А я вот тебя поджидаю. Пригласительные на свадьбу на сколько существ распечатывать? С нашей-то стороны понятно, не меньше двухсот гостей будет, а с твоей?
        Громко сглотнув, я решилась на всякий случай переспросить:
        - С чьей-чьей стороны?
        - С твоей. Жозеф сказал, что свадьбу откладывать и дальше нет смысла. Через три дня назначено торжество, а до этого момента надо же пригласительные разослать. Так что? Составишь до вечера список имен с адресами?
        - Ага, - кивнула я, радуясь хоть какой-то отсрочке.
        - Ну вот и ладненько, - потрепали и меня по щеке. - Ух ты ж моя ведьмочка! Вечером зайду.
        Госпожа Таль покинула здание городской стражи походкой, которую запросто можно было назвать танцующей. Больше того, она даже что-то себе напевала. Вполне возможно, что это была панихида по нашему с Жозефом спокойствию, но догонять и уточнять желания не нашлось.
        - Госпожа ведьма, я тут спросить хотела… - опасливо выглянула из-под стойки Валенсия. Ее рука все так же была прикована к этому месту волшебной удавкой, но девушку этот факт не беспокоил. - А вы что Патрику дарить будете?
        - В каком это смысле?
        - Ну так день рождения сегодня у него. Вечером на праздник всех пригласил. И вас тоже пригласил. Только вы спали.
        Теперь у нас с Котом была официальная причина прогуляться по Кентерфилу. Только вот… Что дарить?
        - А я тебе говорю: бери рыбу! Стопроцентно не прогадаешь!
        - Кот, а Кот, напоминаю, день рождения не у тебя, - усмехнулась я, рассматривая товары в лавке старьевщика.
        - Так и я про то! Вот что рыба? Рыба же всем нужна! Ее и на пару, и жареной, и вареной, и даже сырой можно! А какая польза! Кальций, калий, йод, фосфор, витамин Д. Вкусно опять же.
        - И Кот голодным не останется.
        - И это… Что? Да я вообще не себе!
        Над подарком мы бились долго - гораздо больше, чем я предполагала. Так и не придя к общему варианту, просто купили парню артефакт, в котором были заложены магические заряды. Три магических заряда могли исполнить три простых желания, никак не влияющих на мир и существ в целом.
        Например, можно было пожелать самый модный плащ или короб, заполненный конфетами. Ну, или редкую домашнюю зверушку. В общем, обратно в городскую стражу мы возвращались почти победителями, а кое-кто и вовсе успел схомячить рыбку. Потому что…
        - Я сейчас от голода в обморок упаду!
        - Тогда я возьму тебя на руки и понесу, - не поддавалась я.
        - Закопай мой хладный труп вон под тем кустиком... - Несчастные глаза наполнились самыми настоящими слезами.
        - Это крапива, - глянула я на куст, что рос у чужого забора.
        - А это чтобы ты каждый раз кололась, навещая меня, и вспоминала о том, как рыбку мне не купила!
        А в городской страже уже собрались все. За исключением именинника. Как зашла, так и выйти немедленно захотелось, потому что, уткнувшись в документы, мимо меня как ни в чем не бывало прошел ведьмак.
        И только я хотела обидеться на то, что меня так нагло проигнорировали, как:
        - Селена, не забудь до праздника написать отчет о вчерашнем приключении. Мне в дело подшить надо.
        Набрав в грудь побольше воздуха, я мгновенно сдулась.
        - А я маму вашу сегодня видела, - заметила я как бы между прочим, невинно шаркнув ботинком по полу.
        - И как там продвигается наша свадьба?
        - Уже составляются списки гостей, - с недоумением честно ответила я.
        - Отлично. Тогда увидимся здесь же через час. - Впервые за время нашего разговора взгляд мужчины остановился на моем лице. Легкая улыбка коснулась его губ.
        - Через час? - зачем-то повторила я, теряя связь с реальностью.
        - Ну да. Тебе же нужно… Переодеться там или подкраситься. Впрочем, ты и так восхитительно красива, - коснулся Жозеф пальцами моего подбородка, окончательно обескураживая, и ушел, насвистывая до боли знакомую мелодию. - Кот, рыба ждет в моем кабинете.
        За проскакавшим галопом фамильяром я следила очень внимательно. Весь его невинный вид да и вся картина в целом говорили о том, что я что-то очень сильно упустила.
        А потом я вспомнила, что между ними была заключена договоренность. Только выглядело все это все равно слишком уж подозрительно. Настолько подозрительно, что…
        Тряхнув головой, я избавилась от ненужных мыслей. Я ведьма, а ведьмы никогда ни на кого не надеются! Только на себя!
        Я была готова к намеченному часу. Ну как готова? Абсолютно ничего не меняла в себе, потратив это время на написание отчета. Хоть Кот и бухтел, что надо бы принарядиться, я все еще помнила слова ведьмака.
        В конце концов, праздник ведь не у меня. Вот пусть Патрик и наряжается.
        - А где все? - спросила я у Жозефа.
        Спустившись вниз вместе с Котом, мы застали только следователя. Мужчина копался в сигнальных артефактах, подключая их к переносному кристаллу связи. Видимо, чтобы получать импульсы, если кто-то из горожан запросит помощь.
        - Уже ушли. Нам тоже стоит поторопиться.
        - Согласна, - усмехнулась я. - Госпожа Таль обещала вечером зайти за списком гостей с моей стороны.
        - Тогда тем более поторопимся. Если моя мать что-то решила, она обязательно это сделает.
        Родители Патрика жили в симпатичном двухэтажном домике. Красные стены с белой отделкой чем-то напоминали кусок хорошего стейка, и такие ассоциации великолепно подходили к роду их деятельности.
        Как рассказал Жозеф, отец парнишки был лучшим мясником Кентерфила, а мать вела хозяйство и помогала ухаживать за многочисленными животными.
        - Я спросить хотела… - остановились мы перед дверью, что вела в жилую часть дома. На той двери, над которой красовалась вывеска «Мясо», висела табличка «Закрыто». - А что мы будем делать… ну… со свадьбой?
        - Ничего, - пожал мужчина плечами, давая как следует рассмотреть симпатичные ямочки на его щеках. - Пока моя мать занята подготовкой к свадьбе, она не станет требовать с нас еще и внуков.
        - Но мы ведь… Мы ведь не поженимся через три дня?
        - Тебе не о чем переживать, Селена.
        Открыв дверь, в спину меня слегка подтолкнули. Оказалось, что мы, в принципе, были последними гостями, а потому все только нас и ждали. Что примечательно, для нас с ведьмаком оставили соседние места. По правую от нас сторону сидели Валенсия и Бельман, повязанные магической петлей. По левую - отец Патрика, статный плечистый мужчина в годах, с блестящей лысиной и пышными седыми усами.
        Напротив нас разместились госпожа Варлщ, Ордин и незнакомая мне барышня, заливающаяся переливчатым звонким смехом. Честно говоря, шутки у оборотня были просто отвратные, но девушке, судя по всему, все нравилось. Она так и льнула к нему, позволяя мужчине время от времени прикладываться губами к ее щеке.
        По ту сторону угла занял свое почетное место сам Патрик. Парень выглядел невероятно счастливым. В красивой белоснежной рубашке, с всклокоченными волосами, он буквально светился, то и дело поглядывая на молоденькую девушку, что сидела рядом с ним. Она так мило краснела и прятала взгляд, что не только мне была видна симпатия между этими двумя.
        Тосты за Патрика смешивались с пожеланиями и подарками. Презенты парень распаковывал тут же и был безмерно рад каждому, благодаря горячо, от чистого сердца.
        - Господин следователь, вы невесте своей индейки-то положите. Негоже это, когда тарелка пустая, - заметила госпожа Варлщ, поглядывая на нас с умилением. - А вы, госпожа ведьма, не переживайте. У нас все свое, сами хозяйство ведем. Ни одной лишней калории. Не то что в столице вашей. Говорят, у вас скот магией пичкают, чтобы мяса больше было. А польза-то какая от этого? Пользы-то никакой.
        - Дорогая… - мягко обратился к жене господин Варлщ, осаживая ее порыв. - Про нашего сына сегодня было сказано немало хороших слов. Я рад, что сегодня здесь собрались друзья нашего Патрика, и отдельно хотел бы поблагодарить господина Калье. Господин Калье, мы с женой бесконечно благодарны вам за то, что вы взяли нашего сына под свое крыло. Патрик с детства мечтал работать в городской страже, и благодаря вам эта мечта сбылась. За вас, господин Калье.
        Мне хотелось узнать подробности. Если бы могла, я бы обязательно выспросила их у Жозефа, но с каждой минутой мое состояние все больше ухудшалось. Чтобы выпить за ведьмака вместе со всеми остальными, я далеко не с первой попытки взяла стакан с соком.
        Перед глазами двоилось, троилось и даже четверилось. Небывалая легкость поселилась во всем теле. Тесная комната вдруг начала менять очертания, то смазываясь, то уменьшаясь еще сильнее.
        - Селена, с тобой все хорошо? - обеспокоенно шепнул Жозеф, повернувшись ко мне.
        - Откат, - произнесла я одними губами, оттягивая в сторону ворот платья.
        - Откат от чего?
        - От зелья, - вынырнул из-под скатерти Кот, чья морда была странно вытянута, напоминая волчью. - Она вчера его столько выкушала, чтобы всех из камня вернуть, что последствия, мягко говоря, нас ждут непредсказуемые.
        - Насколько непредсказуемые?
        - Можно минуточку внимания? - поднялся на ноги Бельман, у которого вместо головы сияло нарисованное солнце с глазами. - Мы с Валенсией женимся через три дня и хотели бы пригласить всех вас разделить с нами эту радость.
        Аплодисменты, смех, поздравления. Все это смазывалось на общем фоне. Я видела, как запястья жениха и невесты обвивала длинная змея. В руках Валенсия почему-то держала букет из рыбешек. Голова кружилась все сильнее.
        - Так. Пойдем, - взял Жозеф меня за руку, но подняться самостоятельно я не смогла.
        Ноги подкосились, перед глазами все побежало и…
        Рывком подняв меня на руки, мужчина отрывисто бросил за спину:
        - Мы ненадолго.
        За чужие плечи я даже не пыталась цепляться. Окончательно потерявшись в пространстве, очнулась резко, настолько неожиданно, что мгновенно села, оказавшись на коленях у мужчины. Мой порывистый вздох показался оглушительным.
        - Тихо-тихо, - заставил Жозеф посмотреть меня ему в глаза. - Видишь меня?
        - Ага, - кивнула я, но меня продолжало качать.
        - Сколько пальцев видишь?
        - Шесть? - уточнила я, но сама же поняла, что у него на одной руке не может быть сразу столько пальцев.
        - Допустим, - как-то странно улыбнулся ведьмак. - А где мы, помнишь?
        - На дне рождения Патрика… - огляделась я по сторонам, отмечая, что сидим мы в чужой спальне. - Были.
        - Уже лучше. Пойдем, тебе нужно еще немного поспать. Через пару-тройку часов отпустит. И… Селена?
        - Да? - качнулась я на чужих коленях и, чтобы не упасть, вцепилась в плечи мужчины.
        - Через эти пару-тройку часов я буду очень зол.
        - Как вчера?
        - Нет, моя безголовая ведьмочка. Как позавчера, но гораздо, гораздо хуже. Вот тебя ремнем давно били?
        Силясь вспомнить нечто подобное, я честно ответила:
        - Никогда.
        - А в угол хоть раз ставили?
        - Не помню.
        - Плохо. Придется воспитывать.
        И с таким весельем он все это произнес, что мне как-то сразу лучше стало. Настолько лучше, что появилось желание сбежать вот прямо сейчас.
        Только сделать этого мне не дали.
        Хоть Жозеф и помог мне подняться на ноги, руку мою не отпускал и за талию придерживал, пока мы выходили из одной комнаты - как оказалось, спальни ведьмака - и заходили в другую - мою.
        То, что я при этом была облачена лишь в сорочку до колен, вызывало целый океан вопросов, но я предпочла промолчать. Потому что страшно было услышать правдивый ответ!
        Уложив в постель как маленького ребенка, мужчина накрыл меня и подоткнул мне одеяло, коротко целуя в лоб.
        - Помни, через несколько часов я буду очень зол, - повторил он с улыбкой.
        - А как мы оказались в городской страже? - жалобно спросила я, поворачиваясь на бок.
        - Это очень долгая история, и позже я тебе обязательно ее расскажу.
        Ведьмак ушел, оставляя меня в одиночестве. За окном еще не рассвело, но я прекрасно могла рассмотреть и свою новую комнату, и тот факт, что Кота в ней не было. А ведь он мог бы поведать мне о часах, которые были попросту вырваны из моей памяти.
        Промучившись несколько минут, я на нетвердых ногах таки добралась до своего гримуара. Заклинание, которое я собиралась использовать, ведьмы редко проговаривали для себя. Все чаще для парней, придерживающихся разгульного, а оттого и часто беспамятного образа жизни.
        Никогда не думала, что дойду до такого.
        - Не помню ни слов, ни существ, ни взглядов,
        Тело мое отравили ядом.
        Чтобы утраченное время вернуть,
        Покажи мне забытый путь.
        Упав на пол, я только и успела, что закрыть глаза. Воспоминания обрушились градом, придавливая меня, раздавливая. Лучше бы я так и оставалась в неведении.
        Выведя меня на воздух из дома Патрика, ведьмак воспользовался неизвестной для меня магией. Учитывая измененное сознание, я успела зафиксировать только вспышку. Она словно молнией ударила в меня, будто бы разрезая.
        Чувствовала, как откат становится меньше. Туман в голове частично рассеивался, состояние улучшалось, но при этом я четко знала, что откат нельзя ни уменьшить, ни ликвидировать.
        И Жозеф об этом знал, а потому большую часть скверны из меня втянул в себя, оставляя мне минимальное воздействие.
        - Лучше?
        - Намного, - порывисто выдохнула я, приходя в себя. - А ты?
        - За меня не беспокойся. Ведьмакам чернота что-то вроде бокала хорошей настойки, но ты… Селена, чем ты думала, когда использовала зелье? Чем ты думала, когда одна пила антидот?
        - Не думала, - была вынуждена я признать. Опустив голову, рассматривала мыски своих ботинок.
        - А надо думать, Селена. Я не всегда буду рядом. Не хочу на тебя давить, но вчера все могло закончиться не так радужно. И ты это должна понимать.
        - Понимаю, - вздохнула я еще тяжелее.
        Груз содеянного давил, и именно поэтому я сама пила весь антидот, желая искупить свою вину. Даже не мыслила о том, чтобы попросить о помощи!
        Мужчина пальцами коснулся моего подбородка, вынуждая посмотреть ему в глаза. В его взгляде не было ни злости, ни презрения.
        - Селена, я не ругаюсь. Я лишь хочу объяснить тебе, что ты здесь не одна. Работа в городской страже предполагает работу в команде. Взаимопомощь - это важный аспект нашей жизни. Ты не должна пытаться самостоятельно решить проблему, если у тебя другое задание. Распределение обязанностей, контакт, обсуждение и, конечно, исполнение приказов - это то, что должно намертво засесть в твоей голове. Если бы ты изначально спросила у меня, можно ли использовать это зелье, то ничего бы этого не было. А если бы первым расколдовала меня, со всех остальных чары снял бы я сам. Ты порывиста, и это неплохо, но в нашем деле иногда нужно выдохнуть и сделать шаг назад, прежде чем сделать два шага вперед, понимаешь? Ты можешь обратиться ко мне за любым советом, с любым вопросом, по любому поводу. Обращайся, Селена, и помни, что ты не одна.
        Когда мы вернулись обратно в дом, праздник уже набрал обороты. Сидящие за столом играли в ответ-вопрос, и, судя по тому, что Патрик отжимался от пола, он был последним проигравшим.
        - Господин Варлщ, госпожа Варлщ, Патрик, мы с Селеной очень благодарны вам за приглашение, за этот чудесный вечер, но, к сожалению, вынуждены уйти. Сами понимаете, мы не можем надолго оставлять городскую стражу без присмотра. Надеюсь, что вы нас простите. Патрик, еще раз с днем рождения.
        К сожалению или к счастью, уйти нам сразу не дали. Госпожа Варлщ, как женщина опытная, тихонько нашептала мне, что есть у нее чудодейственная змеиная настойка, которая лечит буквально все, в том числе и плохое настроение, которое неминуемо во мне поселилось.
        Отец Патрика Жозефа без еще одного тоста тоже отпускать отказался, так что мы еще и в игре поучаствовать успели, и за столом посидели, и над Котом посмеялись, которому досталось в честь проигрыша желание спеть какую-нибудь серенаду.
        И чего-то мне после настойки так хорошо стало. Как говорится, змея змею видит издалека.
        Ан нет… Это из другой басни.
        С праздника мы все-таки ушли первыми, но уже поздно ночью. Так весело мне не было даже на выпускном, хотя, несомненно, там тоже было о чем вспомнить и чему устыдиться.
        - Ну не-е-ет, - канючила я. - Не хочу спать. Может, прогуляемся немного? Совсем чуть-чуть. Ночь-то какая сегодня…
        - Какая? - улыбаясь, пытался поймать меня ведьмак, но я из раза в раз ускользала. Не потому, что не хотела обниматься, а потому, что хотела обниматься, но подольше.
        - Темная, - ответила я очевидное. - И звездная.
        - А еще лунная, - согласился Жозеф.
        - И холодная.
        - Холодная? - переспросил мужчина, все-таки ловя меня в свои объятия. - Тогда нам срочно нужно согреться.
        Целоваться было приятно. Целоваться было ошеломительно, но… Вредность во мне проснулась вместе с желанием погулять. Оторвавшись от чужих губ, я выгнулась в руках мужчины и была совершенно обескуражена тем, что мы каким-то образом оказались уже возле фонтана.
        - Прокляну! - предупредила я с улыбкой.
        - Проклинай на здоровье, - склонился Жозеф еще ниже, останавливаясь в сантиметре от моих губ. - От меня все проклятия отскакивают. Я же ведьмак.
        Меня целовали много. Меня целовали долго, и никакие проклятия мужчину не останавливали. Я сыпала ими направо и налево. Ведьмовские чары искрили в воздухе, но господину Калье было все равно.
        Он заставил меня сдаться на волю победителя, и вот уже я сама отвечала на его поцелуи, без стеснения зарываясь пальцами в его волосы, притягивая к себе. То, что творилось внутри меня, можно было запросто назвать сумасшествием.
        Огонь, пожар, магический взрыв. Я терялась в пространстве, в реальности, в себе и своих чувствах. Происходящее между нами уже давно вышло за рамки дозволенного.
        Я дышать забывала и словно бы в бреду слышала пробирающий до мурашек шепот:
        - Маленькая сладкая безголовая ведьмочка. Наказание мое. Сумасшествие мое. Искушение мое.
        Все, что тщательно пряталось за толстой маской сдержанности, треснуло в один миг, рассыпаясь в прах. Я заживо варилась в бурлящем котле чужих страстей, щедро отсыпая приправу по вкусу.
        Приемная, стойка секретаря, стена, дверь, лестница - мы останавливались на каждом шаге, на каждом поцелуе. Первым под моими пальцами сдался шейный платок, который я с Жозефа просто стащила.
        Следом куда-то на пол полетел мой плащ. Плащ же Жозефа я снимала о-о-очень медленно, расстегивая пуговицу за пуговицей, глядя в затуманенные глаза. Дышали, словно загнанные звери, но останавливаться на достигнутом не было никакого желания.
        Не было вообще никаких желаний, кроме одного - стать ближе, максимально близко. Настолько близко, чтобы души переплетались в страстном танце вместе с телами. Чтобы магия звучала в унисон, как и сердца.
        - Сумасшедшая, - выдохнул мужчина и сам рванул мое платье.
        Жемчужные пуговки рассыпались по ступенькам. Плотная ткань свалилась к моим ногам, оставляя в одной сорочке. Использовав те крохи магии, что еще оставались во мне, я в клочья разорвала черную рубашку, дрожащими от предвкушения пальцами прикасаясь к горячей коже.
        Схватив меня на руки, Жозеф понес меня к себе в комнату, целуя неистово, дико, необузданно, ни на секунду не позволяя мне одуматься. И я не хотела одумываться, но пришлось. Потому что на первом этаже городской стражи разом завопили все сигнальные кристаллы.
        - Нет-нет-нет-нет… - простонал мужчина мне в губы.
        Короткие поцелуи осыпались на мое лицо, подбородок, шею и обнаженные плечи, но звон никак не хотел униматься. Наоборот, он будто многократно усилился, оповещая о проблемах горожан всю округу.
        - Селена… - попытался ведьмак оторваться.
        - Только попробуй! - предупредила я, едва дыша. - Второго шанса не будет.
        - Шантаж? - удивился он, окинув меня нехорошим, опасным, предвкушающим взглядом. - Селена, я не люблю, когда меня шантажируют.
        - Останови меня.
        Моей улыбкой можно было запросто сражать толпы нежити, настолько провокационной, наглой она была, и я это прекрасно знала. Во мне проснулась, отряхиваясь ото сна, стерва, о наличии которой меня никто не предупреждал.
        - Селена, ты играешь с огнем. Я же не остановлюсь. Из Кентерфила ты уедешь только замужней ведьмой.
        - А это мы еще посмотрим. Ведьма и замужество редко сочетаются.
        Меня поцеловали. Упрямые губы впились в мои, подавляя, искушая. Задохнувшись новым витком этих странных отношений, я слишком поздно почуяла чары, что оплели меня, погружая в кокон.
        Жозеф меня усыпил! И не только усыпил, но и поработал с моим сознанием, стирая часть воспоминаний. А так как времени у него было мало, действовал мужчина грубо, затерев гораздо больше, чем, скорее всего, собирался.
        У-у-у! Нечестный!
        Все, что происходило дальше, я уже помнила. Поднявшись с холодного пола, вернулась под одеяло и завернулась в него с головой, сгорая от стыда. Тот факт, что несколько минут назад ведьмак был в рубашке, указывал на то, что по делам мужчина действительно сбегал.
        Что могло случиться в городе, что разом заголосили все оповещалки?
        Однако имелся у меня и еще один вопрос: как господина следователя не зацепило ни одно проклятие? Неужели на ведьмаков они и вправду не действуют? Я ведь не рядовыми проклятиями бросалась, а самыми лучшими!
        Даже тем, которое влияет на мужскую силу.
        Ну что ж… Пора собирать чемоданы.
        ГЛАВА 13: ПОЛТОРА ЗЕМЛЕКОПА
        - А я тебе говорю: правильно! Пусть знают наших! Мы уедем, а они о нас еще своим внукам рассказывать будут! - вещал Кот, туда-сюда вышагивая рядом с кроватью.
        - А-а-а-а-а… - стонала я из-под подушки, мучимая дикой головной болью.
        Эта боль была попросту откатом оттого, что я при нулевом резерве еще и заклинанием имела наглость воспользоваться, чтобы восстановить свою поврежденную память. Но как было иначе?
        Это страшно, когда ты приходишь в себя и совершенно не помнишь того, что происходило с тобой в предыдущие пять-шесть часов. Однако теперь я бы с удовольствием отмотала все назад и просто легла спать.
        Потому что резерв мой до сих пор оставался пустым, а голова буквально разрывалась, будто на нее котел надели и черпаком по нему ударили. Впрочем, если с головной болью можно было справиться при помощи завтрака и огромных доз сахара, то резерв так просто не восстановишь.
        Минимум до вечера пустая ходить буду, а то и до утра. А это… Это как будто ты на улицу в одних панталонах вышла. Ну или столкнулась с десятком зомби, а из оружия у тебя только вилка.
        - Кот, а Кот? Вот где ты вчера был? - высунулась я одним глазом из-под подушки.
        - Понял. Затыкаюсь, - мигом перестал строить из себя засранца мой фамильяр и запрыгнул ко мне на кровать, чтобы поработать моим личным мурчателем.
        Не зря же ведьмы в качестве помощников всегда заводили котов. Тут тебе и грелка, и от боли избавитель, и снотворное, и даже психолог. Не самый хороший, любящий похомячить, но психолог.
        - Селена? Ты уже проснулась?
        Стук в дверь раздался не то чтобы неожиданно, но все-таки я надеялась, что ведьмак о моем существовании забудет хотя бы до обеда.
        Не забыл. Еще и завтрак принес.
        - Отравленный? - спросила я чисто из вредности, желая тихонько помереть.
        - С чего бы? Очень вкусный, полезный, а главное - питательный завтрак, - поставил мужчина поднос на стол. - Между прочим, сам готовил.
        Несмотря на головную боль, из-под подушки я высунулась целиком, потому что такое зрелище не могла пропустить. Мне было любопытно, что Жозеф там наготовил.
        А наготовил немало. В плоской круглой тарелке лежала яичница, украшенная свежими овощами. На квадратном блюде заманчиво покоились тонкие блинчики, по которым водопадом стекал сироп. Россыпь из нарезанных фруктов составляла ему аппетитный аккомпанемент.
        - Сок тоже сам выжимал? - насупилась я, прикрываясь одеялом.
        - И даже отвар сам заваривал. Правда, травы не я собирал. Поцелуешь в благодарность? - склонился ведьмак надо мной, напрочь игнорируя голодный взгляд фамильяра, направленный следователю в самое сердце.
        - Еще чего? - возмутилась я.
        Прямо-таки чувствовала, как щеки начинает заливать румянец, но я ему стойко сопротивлялась. Потому что прекрасно помнила обо всем, что было вчера. К слову, Жозеф тоже не забыл.
        - А вчера ты сама меня целовала, - протянул он игриво.
        - Не я, а змеиная настойка госпожи Варлщ, - исправила я его клевету. Вот как есть клевету!
        - Завтракай, я жду тебя внизу.
        Могла поклясться, что видела усмешку на губах мужчины. Она была и самодовольной, и даже слегка злорадной, но в чем причина, я никак не могла понять.
        Что задумал ведьмак? Завтрак в постель - это как минимум странно. И ведь ни словом не обмолвился о вчерашнем.
        Внизу я была уже через десять минут. Запихав в себя половину завтрака, которую удалось отвоевать у Кота, я готовилась к шторму, к буре, к тайфуну или даже к нашествию зомби. Потому что так прекрасно утро может начинаться, только если потом меня ждет настоящий звездец.
        И он ждал. Все они ждали.
        - Что-то случилось? - обеспокоенно поинтересовалась я у собравшихся.
        В приемной, как ни странно, были все. Притащив из комнаты отдыха стол, они мирно сидели и пили чай со вчерашним тортом, до которого я, между прочим, так и не добралась.
        Отсалютовав мне чашкой, донельзя довольный ведьмак внес предложение:
        - Госпожа ведьма, на улицу выгляни.
        Когда я открыла дверь, у меня тут же возникло просто непреодолимое желание эту дверь закрыть. То, что я увидела, не поддавалось никакому описанию. Кот говорил мне не волноваться. Мол, это хорошо, что нас запомнят и внукам своим рассказывать будут.
        Будут. Обязательно будут, но мы в этот момент, скорее всего, в гробу по сто раз на дню переворачиваться будем.
        Ярко-розовая, будто флуоресцентная, вода ключом била из верхушки фонтана. Самая обычная вода водопадом текла с домов.
        Откуда она бралась?
        Да василиск его знает, но казалось, будто бы льется прямо по окнам, стекая на улицы. Причем стоки уже явно были забиты, потому что уровень воды покрывал верхние ступеньки домов, а сами горожане перемещались вплавь или на лодках.
        Но ладно бы только это.
        Абсолютно все крыши домов занимали целые полчища громко квакающих лягушек, а по стенам ползали просто огромные улитки, устрашающие своими размерами. Одну такую как раз пытался палкой скинуть мэр, но не преуспел и перевернулся вместе с лодкой и своим секретарем.
        Правда, и это еще было не все.
        В небе до сих пор стояла ночь, а улицы освещали фонари.
        - Господин следователь, а что с городом? - жалобно уточнила я.
        - Это мы у тебя хотели спросить, госпожа ведьма.
        Дверь я решительно закрыла. Как-то разом сразу вспомнились все мои проклятия, которые я так щедро вчера насылала на ведьмака. А ведь он предупреждал, что они от него отскакивают, но кто бы слушал?
        Точно не я. На вопрос, где в этот момент была моя голова, отвечать не хотелось категорически. Видимо, настойка госпожи Варлщ просто противопоказана ведьмам. Ну, или безголовым ведьмам.
        - Господин следователь, а вы сегодня злой, да? - скромно поинтересовалась я, глядя на мыски своих ботинок.
        - Очень, - благодушно отозвался Жозеф. - И вот что любопытно. Через полчаса сюда прилетит моя мать за списком гостей. Варианта два: или встреча с будущей свекровью, или ты исправляешь все то, что натворила.
        Я понимала… Нет, я прекрасно помнила, что магии во мне сейчас ни на грамм, но встречаться с госпожой Таль - увольте! Да я лучше утоплюсь… за порогом!
        Однако моих проблем это нисколько не решало. Ох, метла! Надо было бежать из города еще вчера!
        - Господин следователь, тут такое дело…
        - Ты еще что-то натворила? - мигом встрепенулся ведьмак, глядя на меня очень нехорошим взглядом. Кажется, у него даже глаз нервно дернулся. Правый.
        - Можно вас на минуточку?
        Выбравшись на лестницу, я остановилась в ожидании Жозефа. Признаваться в своей слабости при всех было как минимум стыдно. Что я за ведьма такая, не сумевшая проконтролировать свой резерв?
        - Сознавайся, Селена, - тяжко вздохнул мужчина, грозно сложив руки на могучей груди.
        - Я не смогу ничего исправить сама. У меня магии нет и не будет до завтрашнего утра.
        - Я знаю.
        Я опешила. Стояла, смотрела, моргала, но до меня с трудом доходило. Как это он знает? А если знает, то как я должна исправить? Или он надеялся, что я попрошу его о помощи? Так вот к чему все это было!
        Переступить через собственную гордость было почти нереально. Я прямо-таки чувствовала, как слова застревают в горле, а мышцы лица перекореживает от одной лишь мысли. Однако я все-таки сумела это произнести:
        - Так вы мне поможете?
        Где-то там по дороге затерялась иная формулировка: «Помогите мне, пожалуйста». Впрочем, она затерялась вместе с совестью, так что скучно им вдвоем не будет.
        - Ммм… Дай-ка подумать. Помогу. Если ты меня сама поцелуешь.
        Оборзел! Так хотелось сказать, что он оборзел, но...
        - Да вы оборзели!
        Вместе с совестью однозначно потерялся и инстинкт самосохранения.
        - Я? - с широченной улыбкой осведомился Жозеф и с явным удовольствием произнес: - Ах да… Ты же не помнишь. Я, знаешь ли, Селена, очень не люблю, когда меня пытаются шантажировать. А ты вчера откровенно шантажировала. Так кто из нас оборзел?
        Последнее слово мужчина выделил интонациями, но я и без того прекрасно помнила произошедшее вчера. Предательский румянец залил щеки, уши, лоб и, судя по ощущениям, даже ключицы. Значит, месть, да?
        - Кот!!! - заорала я, а где-то наверху что-то с грохотом упало, разбилось, скорее всего сломалось и треснуло, потому что «Тыгыдык» по коридору прогремел ну очень внушительный.
        Прыгнув мне на плечо, котяра едва отдышался:
        - Ты чего орешь?
        - Мы уходим! - постановила я.
        - Совсем? - опешил Кот, чуть не свалившись с моего плеча от таких новостей.
        - А это мы еще посмотрим.
        Вызвав метлу, я с самым независимым видом вылетела на улицу. Мало кто знал, что фамильяр для ведьмы - это не только дополнительные жизни, но еще и энергия, а точнее не очень большая ее часть. Как артефакты забирали излишки магии у магов, так и фамильяры принимали в себя чары ведьм.
        - Сейчас мы будем делать из тебя худого кота, - решительно заявила я, зависая над фонтаном.
        - Не надо! - взмолился Кот, но, встретившись с моим прямым взглядом, быстро сдулся, жалобно прошептав: - Прощайте, мои любимые килограммчики.
        Первое заклинание сменило ночь на день. Яркое солнце на миг ослепило, вынуждая закрыться рукой. Глаза неохотно привыкали к свету. К сожалению, в теплых лучах картина по-прежнему оставалась удручающей.
        Второе заклинание - самое пустяковое по растрате энергии - уменьшило страшных монстров-улиток до их нормальных размеров. Сейчас их даже толком видно не было на домах, не говоря уже о том, чтобы пугаться.
        Третье заклинание, на которое едва хватило энергии, остановило потоки воды. Она перестала водопадом стекать по окнам, но уходить из города, судя по всему, не собиралась совершенно. Так и стояла, ни на сантиметр не снизившись по уровню.
        На все остальное скопленной фамильяром энергии не хватило.
        - И как будем выкручиваться дальше? - спросил заметно отощавший Кот, высматривающий что-то в воде у нас под ногами. - О, рыбка!
        Я не успела его поймать. Спрыгнув с моего плеча, эта пушистая попа приземлилась прямо в воду, изрядно при этом меня забрызгав. Бедная рыбешка была бесхитростно сожрана в тот же миг.
        И это лев! Аристократ!
        - Шо? - задрал котяра морду, наконец-то распознав на моем лице негодование. - А как мне, по-твоему, энергию восполнять? Ты думаешь, это я много ем? Да я за тебя радею, пуза своего, можно сказать, не жалею, чтобы у моей ведьмочки дополнительная энергия всегда под рукой была. О, еще рыбка!
        Провисев около десяти минут и тяжко повздыхав, я поняла, что в качестве союзника фамильяр для меня окончательно потерян. Он, пока всю рыбу не пережр… не поймает, отсюда точно не вылезет.
        А мне что делать?
        Так и не придумав ничего путного, я полетела к центральным воротам, чтобы посмотреть, почему вода из города не уходит. Чем ближе я подлетала, тем меньше становился уровень воды, но кратковременная радость быстро сменилась разочарованием.
        Потому что стоило мне вернуться к центру, и вода оказалась все того же уровня. Ну вот кто? Кто так города строит?
        Вылетев за границу города, я остановилась в лесочке неподалеку от дороги. Вариантов у меня было немного, а точнее один-единственный - копать. То ли озеро копать, то ли реку, то ли море, чтобы в нем же потом утопиться.
        - Давай, метла, - в который раз вздохнула я, - превращайся в лопату. Работы у нас с тобой непочатый край.
        Первые полчаса я копала быстро, да с такой злостью, с таким желанием доказать ведьмаку, что я и без него обойдусь, что только земля в разные стороны летела. Еще через полчаса усердных пыхтений я уже была не так уверена в том, что у меня получится хотя бы лужа.
        На пальцах, не привыкших к такому труду, начинали появляться мозоли.
        Где-то через час кропотливой работы ведьмак, если бы пришел, узнал бы о себе очень много нового. И вот, с одной стороны, жаль, что он не пришел, а с другой…
        Ямку я ему уже, так сказать, выкопала.
        Правда, последние десять минут я все больше ревела, чем копала, оставляя на лице грязными руками грязные же разводы.
        - Вот что ему стоило помочь? - всхлипнула я, стоя по колено в земле. - Но нет! Гордость же задели! Шантажировала я его, видите ли! А то, что он сам меня до шантажа довел, - это ничего? Да зачем я вообще в этот город приехала?!
        - Чтобы учиться, Селена, - неожиданно ответили мне, а рядом со мной мелькнула чужая лопата, отбрасывая землю в сторону. - Учиться и смирению в том числе, и пониманию того, что магию нельзя использовать направо и налево, когда тебе это заблагорассудится. Нужно уметь правильно расставлять приоритеты.
        Взглянув на ведьмака, я не поверила своим глазам. Как ни в чем не бывало он энергично копал землю, отбрасывая ее в ту небольшую кучку, что уже накопилась. Но это еще было не все. Маг солнца, оборотень и Патрик стояли в десяти шагах от нас и тоже копали, а из Кентерфила в нашу сторону шли горожане, вооруженные лопатами.
        - У тебя всегда должен быть достаточный запас магии, чтобы дать отпор преступнику или защитить вверенный тебе город. А еще, Селена, очень важно помнить, что ты не одна и всегда можешь попросить о помощи. В нашем деле не может быть гордости, когда на кону жизни людей. Офицеры городской стражи, заступая в должность, больше не могут думать только о себе как об отдельной единице. Офицер городской стражи - это сердце города. И, конечно, никогда не стоит рассчитывать только на магию. Как видишь, ее может и не быть, но ты от этого не перестанешь быть офицером и твоя помощь людям будет требоваться точно так же.
        - Очередной урок, да? - всхлипнула я, но скорее машинально, нежели от обиды.
        - Я же обещал сделать из тебя настоящего офицера, - подмигнул мужчина, подавая мне белоснежный платок. Платочек тут же стал чернее некуда. - А еще, Селена, меня нужно слушать. Если бы ты все-таки поцеловала меня, то я бы в этот момент легко поделился с тобой энергией. Для передачи энергии нужен максимально близкий и при этом добровольный контакт. Ну так как? Целоваться будем?
        - Я грязная, - шмыгнула я носом, показывая на платье. - И страшная.
        - А по-моему, очень даже прекрасная. Знаешь ли, люблю наблюдать, как другие работают. А подслушивать своих подчиненных так вообще оказывается полезно.
        И тут я со всем отчаянием поняла, что Жозеф слышал каждое мое слово. Абсолютно каждое! Чтобы не дать ему возможности рассмотреть мои горящие щеки, я все-таки потянулась к нему за поцелуем, обхватив руками горячую шею.
        Собиралась чмокнуть быстро. Вот просто раз - и все, но кто бы дал мне прерваться. Сильные руки обнимали крепко, прижимая к твердому телу, позволяя вдохнуть опьяняющий терпкий аромат чужой кожи.
        А где-то там раздавались аплодисменты. И чего они веселятся?
        С восполненным резервом дело пошло куда быстрее. Честно говоря, мы вдвоем прекрасно могли бы просто испарить лишнюю воду в городе, но после поучительного урока прибегать к такому легкому способу показалось просто нечестно.
        Вот мы и копали до самого вечера, а сердобольные женщины то и дело таскали нам чего-нибудь съестного. Даже не видела, кто именно разжег костер, но общее дело плавно перетекало в посиделки у котлована. Пока у котлована.
        - Госпожа ведьма, направляйте воду, - скомандовал Жозеф, оглядев дело наших рук.
        Озеро получилось внушительным, но все равно не вместило всю воду без остатка. Излишки пришлось незаметно испарять, делая при этом самый честный вид. Потому что копать больше не было ни сил, ни желания!
        Наколдовав камыши и кувшинки, ведьмак отдал следующее распоряжение:
        - Заносите лягушек и улиток.
        Кто в чем - дети от мала до велика тащили ведерки, тазики, котлы и кастрюльки, в которых временно проживала отловленная ими живность. Пара ребятишек и вовсе прятала лягух у себя в ладошках, а особые смельчаки использовали кружки.
        Жареным мясом пахло просто волшебно. Поленья потрескивали под большим чаном, в котором готовилась каша с овощами и говядиной. С благодарностью взяв у ведьмака тарелку, я с удовольствием ела самую вкусную кашу в мире, сидя на поваленном дереве, и любовалась на озеро, в котором плескались дети.
        Сотни светляков, пущенных в небо магами, освещали происходящее наравне с яркими звездами и луной. Маги же в нашем лице время от времени подогревали воду в озере, чтобы она была чуть теплее.
        - Мне не холодно, - улыбнулась я, почувствовав, как плечи укутывает чужой плащ.
        - Вот демон! А я еще, как назло, собирался тебя обнять, - расплылись губы ведьмака в шкодливой улыбке.
        - Как жаль, что не получится, - наигранно тяжко вздохнула я и немного отсела дальше по бревну.
        - Как это не получится? - невозмутимо придвинулся Жозеф. - Значит, мне придется отобрать у тебя свой плащ.
        - Ах вы бессовестный, господин следователь! - перескочила я еще дальше. Народ поглядывал на нас с любопытством и откровенной опаской. Кое-кто даже отходил подальше и уводил детей.
        - Это я-то бессовестный? Я ее тут, значит, учу уму-разуму, беспокоюсь о ней, переживаю, люблю, в конце концов! А она…
        - А что она? - вопросила я с живейшим интересом и отсела еще дальше.
        Ведьмак снова придвинулся, и на этот раз голос его был таким проникновенным, таким мягким и чарующим, что я чуть с бревна не свалилась:
        - А она меня любит?
        - А я почем знаю? У нее и спрашивайте!
        - Ах ты, зараза!
        Схватив на руки, Жозеф закинул меня себе на плечо и словно сумасшедший побежал в воду. Мои ругательства, наверное, были слышны даже в самом центре Кентерфила, но мужчину это нисколько не остановило. Я его и топила, и на дно утянуть пыталась, а меня в ответ то и дело целовали. Урывками, весело и как-то по-детски.
        - Да тихо вам! Вы мне всю рыбу распугали! - вынырнул между нами Кот и тут же был обрызган с двух сторон.
        - Все равно утоплю! - смеялась я, пытаясь перевернуть мужчину.
        - Вместе ко дну пойдем! - беззастенчиво целовали меня, щедро делясь брызгами.
        - Кхм-кхм… - раздался неожиданно кашель где-то совсем рядом с нами. - Вы что тут устроили, задери вас коза?! Почему мэра валерьянкой на центральной улице отпаивают?! Что вы сделали с новым фонтаном, змея вам в задницу?!
        - И где список гостей со стороны невесты?! - появилась в небе метла, на которой плавно снижалась не менее разъяренная, чем капитан, госпожа Таль.
        - И где… Что?! - задрал гном голову, найдя для себя нового козла отпущения. - Вы мне тут со своими свадьбами не лезьте! Если они до утра мне город в порядок не приведут, я их на мясо пущу и зомбякам отдам! Все меня поняли, сопли выдры?
        - Так точно, товарищ капитан! - ответили мы хором, и даже Кот честь отдал.
        Правда, все дружненько промолчали, что уже почти все исправлено. Зачем волновать большое начальство? У него вон помощник и так уже заикается.
        - Быстро вылезли, высохли и в отдел, - скомандовал Жозеф, на руках вытягивая меня из воды.
        Через десять минут мы уже были в нашей родной приемной. Еще через десять неловко прощались с ведьмаком в коридоре, стоя каждый у своей двери. Если бы не Кот, мы бы, наверное, еще долго стояли, но этому обожравшемуся шарику хотелось спать и зелье от боли в животе. Пришлось спасать несчастную животинку.
        Казалось, что я только-только закрыла глаза, как…
        - Тревога! Живо построиться на первом этаже!
        Две минуты. У меня было только две минуты, чтобы при всем параде предстать перед следователем. К моему глубочайшему изумлению, вызов пришел из дома родителей Патрика. Пока Валенсия наскоро выдавала нам защитные артефакты, я с сожалением была вынуждена отметить состояние парня.
        Совершенно неудивительно, что Жозеф приказал ему остаться дежурить в городской страже. Вот что значит приказ начальства выше своих желаний. Хотя, видит Верховная, парню было невероятно сложно подчиниться.
        К порогу дома семьи Варлщ мы переместились порталом. Жозеф даже стукнуть по двери не успел, как створка распахнулась, являя нам растревоженного отца семейства.
        - Там такое! Такое, господин Калье!
        - Что случилось? - решительно вошел мужчина в дом, а я засеменила следом.
        Весь рассказ не занял больше двух минут. Кто-то пожрал все свежее мясо в лавке. Господин Варлщ вечером пошел перекладывать мясо с витрины в холодильный шкаф, а перекладывать оказалось нечего. И можно было бы подумать, что в лавку забрались воришки, но пожеванными остатками был устлан весь пол.
        В это же время госпожа Варлщ отправилась в ангар на вечернюю дойку. Бедная женщина едва ноги успела унести и теперь сидела за столом, громко икая от страха.
        - Они кидались на меня, представляете? Там столько крови! И куры, и свиньи, и коровы! Все они будто взбесились!
        - Бельман, Ордин, осмотрите лавку, - приказал ведьмак. - Селена, за мной.
        - Мы что, правда пойдем к ангару? - шепотом спросила я, не отставая от мужчины.
        - У тебя есть другие варианты, как узнать, что произошло с животными?
        - Ну… Я могу слетать на метле. Там наверху наверняка есть окошко.
        Одну меня не отпустили. Вызвав метлу, я оседлала ее и позволила забраться Жозефу. Приземляться на покатую крышу было по меньшей мере опасно, однако мужчина дополнительно подстраховал нас магией. В круглое окошко мы пролезли без проблем - опыт уже имелся, а вот дальше…
        - Что это с ними? - просипела я, обескураженная увиденным.
        - Они стали умертвиями. Нужно спуститься и прочесать весь ангар.
        Ведьмак не боялся совершенно. Я всегда считала себя не робкого десятка, но то, как мужчина расправлялся с умертвиями, было достойно отдельного восхищения. Увы, того, кто покусал скот, нам найти не удалось. У Ордина с Бельманом тоже не нашлось зацепок.
        В итоге город мы прочесывали до самого утра. Я отчаянно зевала, когда солнце появилось на горизонте, постепенно освещая Кентерфил. За это время в городе больше ничего не случилось, что не могло не радовать, но и других следов умертвия отыскать не получилось.
        Оно будто сквозь землю провалилось!
        - Уже уезжаете? - прикрывая зевоту ладошкой, обратилась я к помощнику капитана.
        - Да, госпожа ведьма. Мы тут проездом, незапланированно, - улыбнулся Гарнас, пригладив ладонью свою растрепанную шевелюру. - Удалось что-нибудь найти по ночному происшествию?
        - Нет, Гарнас. Только знаем, что это было умертвие. Сейчас пойдем кладбище прочесывать.
        - Желаю удачи.
        - Спасибо. И это… У тебя на ботинке грязь засохшая. Надо бы протереть.
        Спать хотелось просто дико. Усталость наваливалась волнами, и даже бодрящего зелья хватало ненадолго. Кое-как плелась вместе со всеми на кладбище. Могла бы воспользоваться метлой, но боялась уснуть прямо на ходу.
        А на кладбище обязательно нужно было идти. Умертвие не могло взяться из ниоткуда. Только, судя по всему, из ниоткуда оно и взялось, потому что кладбище выглядело абсолютно спокойным. Таким, каким вообще должно быть кладбище.
        - Может, вампир что видел? - спросила я, мыском ботинка гоняя камешек по земле.
        - Точно нет, - покачал Жозеф головой. - Наш вампир теперь живет в подвале мэрии и официально устроен на должность городского ловчего. После той встречи на кладбище он больше не возвращался. Привязка к городу не позволяет этого сделать.
        - Тогда у меня закончились варианты, - пожала я плечами. - Призрака мы упокоили.
        - Ничего нет, - вернулся к нам Патрик. - Все могилы в идеальном состоянии.
        - В склепах тоже все спокойно, - вынырнули на дорожку Ордин и маг солнца.
        - Значит, умертвие не отсюда, - резюмировал ведьмак.
        - А откуда? Думаете, его привели в город?
        - Есть один вариант, - усмехнулся следователь. - Бельман, сходи к моей матери и скажи, что свадьба переносится на завтра, а мы прогуляемся к нашему новому мэру.
        - Не самая лучшая идея, - пробормотала я.
        Фонтан до сих пор изрыгал розовую воду, и, как это исправить, я пока не придумала.
        - Что? - переспросил Жозеф.
        - Говорю, погода-то сегодня какая солнечная! Прямо как на заказ для праздника. Жаль, что Бельман и Валенсия только завтра смогут пожениться. Это ведь для них госпожа Таль свадьбу готовит?
        - Для них, - хмуро кивнул ведьмак и, тяжело вздохнув, добавил: - За мой счет.
        Кто тянул меня за язык?
        Через полчаса в Кентерфиле стеной лил дождь, а небо закрыло толстым слоем тяжелых туч. Ни просвета, ни лучика. Если бы не полный резерв, я бы вымокла до нитки. А так отделалась только мокрыми ботинками. И то потому, что наступила в лужу.
        Мэр встретил нас с распростертыми объятиями. С криками, швырянием в нас документами и просьбой принести ему высокоградусное успокоительное. Впрочем, последнее распоряжение он дал не нам, а своему секретарю, который как раз выдавал под роспись господину Варлщу компенсацию за причиненный умертвием ущерб.
        - Я даю вам время до вечера, чтобы отыскать умертвие! - припечатал мэр, приложив ко лбу стакан с янтарной жидкостью. - Или вы его найдете, или прощайтесь со своими местами! Завтра же я вызову спеца из столицы!
        - Дайте нам ключи от старого кладбища, - напрочь проигнорировал Жозеф и его слова, и злобный взгляд.
        - От какого старого кладбища?
        Ведьмак не ответил. Смерив мэра нехорошим взором, он в два шага дошел до массивного шкафа из красного дерева и вытащил с полки третью по счету книгу. Открыв темно-синюю обложку, следователь достал объемный старинный ключ из черненого серебра.
        Я таких ключей раньше не видела.
        - Кто вам разрешил копаться в моих вещах?! - прилетело возмущение, но уже нам в спины, потому что из мэрии мы выбирались как можно скорее.
        - А нам ничего за это не будет? - робко уточнила я уже в дороге. В отловленной повозке мы ехали вчетвером.
        - Тебе ли об этом спрашивать, госпожа ведьма?
        Жозеф усмехнулся, тонко намекая на мои проделки, а я решила не краснеть. В конце концов, урок мне вчера уже преподали.
        Старое кладбище находилось метрах в трехстах за вторыми воротами. Проехав через пропускной пункт, мы высадились у самой ограды. Высокий кованый забор состоял сплошь из толстых крученых прутьев. Через узкие проемы ничего не было видно - сквозь них даже мышь не просочится. Выглядело сооружение внушительно.
        Подойдя к воротам, Жозеф намеревался вставить ключ.
        - Что за?.. - громко выругался он, когда ворота открылись сами собою, без вмешательства ключа.
        - Я так понимаю, это ненормально, - подошла я к мужчине и опасливо заглянула внутрь. - Насколько старые здесь захоронения?
        - Это кладбище закрыли много веков назад, - ответил мне Ордин, нервно оскалившись.
        - Здесь такие кадры закопаны…
        Ведьмак оказался не прав. Здесь такие кадры закопаны БЫЛИ! Восемь могил оказались полностью разрыты, а старые деревянные гробы вытащены наружу. Часть из них уже прогнила и потрескалась, а другая была разломана до состояния щепок.
        Я слов цензурных подобрать не могла, оглядывая это безобразие.
        - Куда делось такое количество мертвяков? - сипло выдавила я из себя, пораженная масштабами бедствия.
        - Не мертвяков, Селена, - отрицательно качнул Жозеф головой. - За столько веков здесь остались только кости.
        - Но зачем кому-то кости? Их ведь нельзя оживить!
        - Можно. При должном желании и умении оживить можно даже камень. Ордин, что с защитой?
        - Аккуратно распутана как раз в месте, где расположены ворота. Контур не нарушен, поэтому сигнала и не поступило.
        - Можешь по запахам определить, когда в последний раз тут был кто-то живой?
        - Прости, начальник, но абсолютно ничего не чувствую. Даже мертвечины.
        - Тогда, боюсь, нам придется просить подкрепление из столицы. Селена, нужно поставить внутренний защитный купол на уцелевшие могилы.
        Справились мы только после обеда. Сначала ставили защитный купол на могилы, а потом работали над улучшением плетения внешнего контура. Еще около часа Жозефу понадобилось на то, чтобы снова привязать ключ-артефакт к воротам. К этому времени Патрик и Ордин уже умчались обратно в город вылавливать счастливого Жениха, чтобы тот по магической почте отправил послание в столицу.
        Настроение было невероятно паршивым. Мало того, что спать хотелось просто жутко, так еще и осуществление этого, казалось бы, легкого желания было невыполнимым. Мужчины в количестве всех четырех штук отправились до самого утра патрулировать улицы, а нас с Валенсией оставили дежурить в приемной, чтобы, если что, мы могли быстро сообщить о том, где сейчас нужна помощь.
        Так мы и сидели втроем: я, Валенсия и Кот, - заливая в себя бодрящее зелье. Счет сбился уже после десятой кружки. Но это мы, а наглый и бессовестный фамильяр сладко спал, развалившись в кресле.
        - У тебя грязь на ботинках, - кивнула Валенсия.
        - Странно, я произносила заклинание чистки, - наклонилась я, сидя на стуле, и протерла обувку салфеткой. - Госпожа Таль, кстати, не заходила? - спросила я, чтобы окончательно не уснуть.
        - Не заходила, - вздохнула моя собеседница. - Залетала вместе с этой столичной ведьмой. Ругалась страшно, что свадьбу на завтра перенесли. Черным свадебным платьем трясла. Его примерить нужно было, а она тебя все поймать не может. Господин следователь на всех защиту поставил, вот она и не смогла ваше местоположение вычислить.
        - Это она еще не знает, что женимся не мы, - усмехнулась я.
        - Представляю, какой скандал будет, - засмеялась девушка, прикрывая лицо ладошками. - Пригласительные-то я рассылала. Нашим родственникам, друзьям и знакомым.
        - Представляю, что сказали бы мама и папа, если бы им пришло пригласительное на мою свадьбу. Страшно представить!
        - А у тебя родители очень строгие?
        - Да как сказать… - вспомнила я лица своих родителей, незаметно стирая слезинку с щеки. Соскучилась невероятно. - Если они прилетят, Кентерфил не устоит.
        ГЛАВА 14: ИЗ ДВУХ ЗЕРКАЛ
        - Он точно должен был приехать утренним поездом? - спросила я, рассматривая опустевший вокзал.
        Поспать несколько часов удалось лишь под утро. С первыми рассветными лучами офицеры в компании Жозефа вернулись обратно в отдел. Несказанно радовало, что за прошедшую ночь ничего сверхъестественного так и не случилось, но вместе с тем умертвие или умертвий мы так и не нашли.
        Отправив всех нас спать, ведьмак сам заступил на дежурство в приемной. Там же мы и встретились утром. В отличие от нас мужчина выглядел свежим и выспавшимся, а мы перед ним стояли как на подбор - в гроб и то краше кладут.
        Однако ни общая усталость, ни нераскрытые дела, ни приезд некроманта из столицы не могли омрачить этот день. Валенсия и Бельман на сегодня получили выходной. Маг солнца готовился к свадебному торжеству прямо в городской страже, а девушка была отправлена домой - к маме и теткам.
        Ордину и Патрику досталось почетное задание. Сегодня они отвечали за принятие сигналов в городской страже и составление заявлений, если таковые будут. Мы же отправились на вокзал, чтобы встретить некроманта.
        - Стопроцентно. Письмо пришло еще ночью. Он с вечера сел на поезд, - ответил Жозеф, как и я, рыская взглядом среди немногочисленных прохожих.
        - Значит, или мы его пропустили, или он не приехал. - По носу мигом ударил запах свежей сдобы. Слюни потекли самопроизвольно. Пришлось втягивать их в себя обратно. - Тебе портрет не высылали?
        - Нет. Ладно, нужно возвращаться. Нельзя надолго оставлять городскую стражу.
        - Там же Патрик и Ордин, - удивилась я.
        - Это-то и страшно, - усмехнулся мужчина.
        На обратном пути я упросила Жозефа зайти в лавку всяких мелочей. Мы с котом в эту лавку уже заходили, когда искали подарок для Патрика, а теперь я хотела что-то подобрать для наших молодоженов.
        Никогда не задавалась вопросом, что дарить на свадьбу. По идее, подарок должен быть не для каждого в отдельности или не для кого-то одного, а сразу для двоих, но в голову, как назло, ничего не приходило.
        Ну не приглашали меня раньше на свадьбы! Да-да, дурная слава летела впереди меня.
        - Лучше подарить что-нибудь для дома. Им еще только предстоит обживать новый дом - Бельман уже нашел неплохое строение, но уюта ему явно недостает. Может, портьеры?
        - Сразу на все окна? - поинтересовалась я, представляя цену такой покупки.
        Мой кошелек жалобно зазвенел остатками былой роскоши.
        - Ну почему же на все? Одного комплекта вполне хватит.
        - Вам легко говорить, - печально вздохнула я. - Вы им целую свадьбу дарите. Мне тоже не хочется в грязь лицом ударить.
        - Ну, допустим, не целую, а лишь часть. Все-таки я не настолько щедрый. Но дело ведь не в стоимости подарка, Селена, а в том, с какими мыслями ты его преподносишь. Подарок должен быть нужным, а не способом откупиться. Например, им совершенно ничем не поможет постельное белье - уверен, у Валенсии хорошее приданое, в котором найдется не один комплект постельного белья. Но тем не менее в приданое не принято собирать портьеры или тюль, ковры или посуду. Обычно предполагается, что все это уже есть в доме мужа. У Бельмана, как ты понимаешь, ничего этого нет.
        - У него не было дома?
        - Ты имеешь в виду дом родителей? - Я кивнула, подтверждая свой вопрос. - Бельман не повезет Валенсию в дом родителей. Во-первых, потому что он находится в столице, а ты сама должна понимать, что она навряд ли захочет уезжать далеко от родителей. Во-вторых, его работа здесь, и в ближайшие годы, пока не истечет контракт, перевестись он не может. А в-третьих, после смерти матери Бельман не общается с отцом.
        - Они поругались?
        - Можно и так сказать. Отец привел в дом новую молодую жену, и у них не заладились отношения. Бельман тогда был еще мальчишкой. Уйдя учиться, домой он больше не вернулся.
        Мне было очень жаль мага солнца. Не представляла, как это - совсем не общаться со своими родными. Прошло только две недели с момента моего приезда в Кентерфил, а я уже невероятно скучала по родителям. Правда, так и не связывалась с ними, чтобы не расстраивать лишний раз.
        Мне хотелось показать свою независимость. Доказать, что я могу справляться с трудностями самостоятельно. Только, увы, пока выходило не слишком хорошо. Правильно Жозеф сказал: мне еще учиться и учиться. То, что преподавали нам в ведьмовской школе, кардинально отличалось от реальной работы в городской страже.
        - Тогда, может, все же лучше комплект посуды? Посуда-то куда важнее, чем портьеры.
        - Селена, что ты чувствуешь ко мне?
        И вот хорошо, что я в этот момент была прикована взглядом к витрине с посудой. Такого прямого вопроса я никак не ожидала услышать. Да что там прямого - я вообще не планировала поднимать эту тему после того, как вчера Жозеф фактически признался мне в любви.
        И пусть в конце концов мы все перевели в шутку... Пусть я старалась всем своим видом показать, будто ничего не слышала... Я все слышала, но старалась об этом не думать. Просто не хотелось обмануться.
        Как вообще понять, что это любовь?
        В ведьмовской школе девчонки встречались то с одними парнями, то с другими, а потом находили себе третьих. И каждому, каждому они клялись в вечной любви! И получали в ответ точно такие же клятвы.
        Разве это любовь?
        Вот у моих родителей точно любовь - раз и навсегда. Папа за маму любого порвет, а мама за папу любого на ингредиенты разберет. Вот это я понимаю любовь - под одной крышей день изо дня, каждую ночь друг с другом. И в болезни, и в горести, и в радости.
        А вдруг у нас с Жозефом не так? Как узнать наверняка?
        Осознав, что мое молчание затянулось, я робко обернулась, не имея никакого понятия, что буду говорить, но ведьмака рядом со мной уже не было. Мой обеспокоенный взгляд пробежался по магазину, застыв на стеклянных дверях. Мужчина стоял на улице спиной к входу и, видимо, ждал меня.
        Я честно не хотела обижать его молчанием, а потому поспешила расплатиться за покупку и выйти.
        Первые три шага по брусчатке мы сделали молча. Жозеф на меня не смотрел.
        - Вы мне нравитесь, - произнесла я, но получилось тихо-тихо, как-то жалобно, а потому пришлось повторить, чтобы голос мой звучал тверже. - Вы мне очень нравитесь. Очень сильно. Я вас, наверное, даже люблю.
        - Наверное? - переспросили у меня.
        Очень серьезно взглянув на мужчину, я кивнула в подтверждение своих слов. Ведьмак тоже выглядел не менее серьезным, забирая у меня коробку с сервизом. Только в глазах все же искрилось веселье.
        - Вы смеетесь надо мной? - сощурившись, уточнила очень недобрая ведьма в моем лице.
        - Что вы, госпожа ведьма? Как я могу над вами смеяться? - тоже перешел мужчина на официальный тон, но ненадолго. Склонившись ко мне, он вкрадчиво проговорил: - Я очень рад, что нравлюсь тебе. Очень сильно нравлюсь. И уж тем более рад, что ты, наверное, в меня влюблена.
        Моему возмущению не было предела! Поджав губы, я чеканным шагом отправилась вперед по дороге. Прекрасно слышала смех ведьмака, что летел мне в спину. Мужчина отставал лишь на шаг.
        - Селена, ну не обижайся, пожалуйста. Я не смеюсь над тобой. Точнее, я не смеюсь над твоими словами или над твоей личностью. Мои чувства к тебе сильны и открыты, - поймали меня за руку, вынуждая остановиться. Коснувшись пальцами свободной руки моего подбородка, ведьмак заставил меня посмотреть на него. - Просто... Ты такая милая, когда пытаешься быть серьезной. Но очень, очень нравишься мне. Любой, Селена. Ты нравишься мне любой, без всяких “наверное”. И я буду еще больше рад, когда это “наверное” покинет и тебя. А еще у тебя невероятные глаза. Даже тогда, когда они желтые. Разрешишь пригласить тебя в ресторацию?
        - Прямо сейчас? - Щеки мои покрылись румянцем от внезапного комплимента и слов, которых я никак не ожидала услышать.
        - Лучше завтра. Думаю, ты тоже имеешь непреодолимое желание вздремнуть хотя бы пару часов. Как насчет ужина завтра?
        Ответить согласием я не успела. Жозеф открыл передо мной дверь, пропуская вперед, и на нас в тот же миг обрушились звуки, оповещающие о происшествии в городе. Сигналка так орала, что я тут же закрыла уши. Ведьмаку повезло меньше: он нес мою коробку.
        Сделав шаг внутрь, я оторопела.
        - Откуда сигнал? - громко спросил следователь, просачиваясь мимо меня.
        Коробка была поставлена на стойку секретаря, а сам ведьмак поспешил на помощь Патрику и Ордину. Мужчины стояли у стенда, предпринимая попытки отключить кристалл, но им это не удавалось.
        - Мы не можем понять, - признался Патрик, охваченный паникой.
        А я так и продолжала стоять все на том же месте. Поверженная в шок, даже не пыталась поднять упавшую челюсть с пола. Где-то там на лестнице отчаянно жестикулировал лапами мой фамильяр, но взгляд мой был прикован к некроманту, что стоял чуть ближе, рассматривая меня с ленивой улыбкой.
        - Все, отключил, - выдохнул Жозеф, оборачиваясь. - Сигнал идет из мастерской стекольщика. Оранжевый цвет означает, что помощь не требуется сию же секунду. А вы?..
        - Разрешите представиться, господин следователь, - со всем достоинством произнес некромант, как и всегда умудряясь на всех присутствующих смотреть свысока. - Старший офицер особого подразделения по поимке незарегистрированной нечисти Алдин фон Крайтиштил к вашим услугам.
        О да! Алдин, в отличие от ведьмака, никогда не скрывал своего аристократического происхождения. Больше того, некромант всегда гордился тем, что его род вот уже несколько столетий славится самыми сильными магами. Он повторял это так часто, что ничего другого я от него и не слышала за то время, пока он пытался за мной ухлестывать.
        К слову, жуткие были времена. Если кто-то атаковал мою комнату с намерением тихонечко придушить, то этот индивид неизменно приходил с роскошными букетами самых дорогих цветов и часами мог стоять у меня под дверью, пока я выбиралась через окно башни с четвертого, между прочим, этажа.
        Слов отказа этот индивидуум категорически не понимал.
        Чего уж говорить?! Пару раз меня по его указке похищали прямо на улице, чтобы доставить к нему в особняк на романтическое что-то там. Да он даже в дом к моим родителям заявлялся!
        За благословением.
        Ух и надавал тогда ему мой папка по самые апельсины...
        Жаль, что сейчас надавать некому.
        - Госпожа ведьма. Безмерно рад вас снова видеть, - самым наглым образом сцапал он мою ладонь, приподнимая ее до уровня своего лица, чтобы лишь слегка прикоснуться губами.
        - Снова? - заинтересовался ведьмак, оценивающим взором потоптавшись по некроманту.
        - Дело в том, что мы с Селеной... - начал было Алдин.
        - Все потом, - резко прервал его Жозеф, чем вызвал у меня улыбку. - Мастер стекольщик до завтра ждать не будет.
        - Мне идти с вами? - поинтересовался некромант.
        - Можете сидеть здесь, если умеете ловить умертвий на расстоянии.
        Мой герой! Столько сарказма я не слышала от ведьмака даже по отношению к себе. Попросив Ордина отнести коробку с подарком в мою комнату, я с улыбкой отправилась вслед за Жозефом.
        Мастер стекольщик, как оказалось, жил на восточной окраине города, но его мастерская находилась почти в самом центре - за поворотом от главной улицы. Занимался мужчина не только изготовлением стекол, но и зеркал - об этом по пути мне поведал Жозеф.
        - Все зеркала! - сокрушался мастер стекольщик. - Все до единого! Как я теперь заказы вовремя отдам?
        - Когда в последний раз вы заходили в этот зал? - спросила я, доставая блокнот.
        - Утром. Я каждое утро все проверяю! Все зеркала были целыми, а час назад я зашел за заказом и...
        - Вы весь день находились в мастерской? - опередил меня следователь.
        - Конечно. Я тут с самого утра и до позднего вечера работаю. Без выходных, между прочим!
        - А как тогда получилось, что вы не услышали звона разбившихся зеркал? - этот вопрос задала уже я.
        - Так у меня лучшая защита на мастерской установлена, на каждом зале, чтобы соседи на шум не ругались.
        - А разбитое окно? Сигнализации нет? - обнаружил себя некромант, о котором мы с ведьмаком дружно забыли.
        - Как это нет? Есть! На все живое реагирует, когда меня в зале нет. Ни одна мышь не проскочит неопознанной!
        - Ну кто-то же здесь побывал... - размышляла я вслух.
        - Защитный купол не нарушен, - поколдовал Жозеф что-то у окна.
        - Все легко: это нежить, - снова влез Алдин, пальцами касаясь стены. - Поэтому сигналка не сработала.
        - Но зачем ей зеркала? - ничуть не поверила я. - Всем известно, что мертвяки не могут видеть. Они перемещаются на слух.
        - Если в мертвом теле не осталось разума - да. А вот если восставший умер недавно... - Многозначительная пауза некроманта заставила меня возвести очи к потолку. Всегда раздражала его такая манера не договаривать. - Нужно узнать, кого похоронили недавно, в прошедшие сутки или кто умер в ближайшие три дня.
        - Первый пункт - точно нет. Сегодня мы проверили оба кладбища. Буквально несколько часов назад. Разрытыми оказались древние захоронения - я писал об этом в письме.
        - Я все сказал, - прозвучало надменно.
        Вот бы дать ему метлой по голове!
        То, что это не наши пропавшие костлявые товарищи, было понятно сразу. Я просто не видела логических причин, почему бы они должны были посреди белого дня заявиться в мастерскую. Да и увидели бы их на улице. Такое зрелище вряд ли осталось бы без внимания горожан.
        Что касается нашего умертвия, погрызшего мясо в лавке господина Варлща, то оно тоже не подходило. Во-первых, умертвия не ходят днем - их стихия ночь, а во-вторых, будь это действительно оживший зомби, от мастера стекольщика остались бы разве что только стекла.
        Оба этих вывода, к сожалению, приводили нас к следующему суждению: у нас завелся новый оживший. И хуже всего - разумный, недавно умерший оживший.
        - Мне обязательно идти с вами в морг? - поморщилась я от предстоящих перспектив.
        - Селена, я не помню, чтобы ты когда-нибудь боялась мертвецов. Неужели моя храбрая ведьмочка стала трусихой? - произнесли слева от меня.
        Кажется, где-то только что кто-то сдох. Скорее всего, это была моя совесть, потому что некроманту подножку я поставила без капли жалости. Споткнувшись, Алдин едва не упал, но смог восстановить равновесие.
        На меня взглянули очень недобрым взглядом. Впрочем, ведьмак на некроманта тоже смотрел без любви.
        - Что-то я еще и неуклюжей стала с нашей последней встречи, фон Крайтиштил. Рекомендую в целях безопасности держаться от меня подальше. Что же касается мертвецов, мне всего лишь не нравится запах, исходящий от них. Я ведь не некромант.
        Жозеф, идущий по правую руку от меня, коротко хохотнул, пряча смех за кашлем.
        - Можешь постоять на улице, ведьмочка моя, - проговорил мужчина, сделав акцент на последних словах.
        На и без того безрадостном лице Алдина проступило осознание. Он даже с шага сбился, пока на моих губах расцветала шкодливая улыбка. Вот теперь попробуй замуж меня утащить! Тут и без тебя смельчаков хватает!
        У парадного входа в городской морг я не простояла и трех минут. Зайдя, мужчины почти тут же вышли с безрадостно-радостными новостями. За последние три дня в это заведение никого не привозили, что, с одной стороны, было хорошо, а конкретно для нашего дела - плохо.
        - Я попросил отправить запрос в соседний город, - проинформировал меня Жозеф. - К вечеру нам должны дать ответ.
        - А если и там никого нет? - Очередное нераскрытое дело удручало.
        - Тогда будем настаивать на пентаграммах на всех улицах. В столице навряд ли захотят выделить нам дополнительное финансирование, но другого способа закончить все это я не вижу. Слишком много странных происшествий, связанных с восставшими мертвецами, при условии, что некромантов в городе нет.
        - Простите... - возмутился, собственно, некромант тем, что его за человека не считают.
        - Это я не про вас, - не глядя ответил ведьмак.
        - А нет никакого другого способа? Вся эта нечисть должна же где-то прятаться все это время?
        - В том-то и дело, что они себя не показывают, будто ждут чего-то. И я, честно говоря, не хотел бы узнать, чего именно они ждут.
        Обратно в здание городской стражи мы вернулись ни с чем, но лучше бы не приходили туда вовсе. Парадный вход мрачного здания был украшен воздушными шарами, роскошными красными, белыми и черными цветами и магически созданными вихрями.
        Красная ковровая дорожка полностью покрывала ступеньки и была зачарована от дождя мощным заклинанием. Двустворчатые двери кто-то услужливо распахнул.
        - Я туда не пойду! - прошептала я, отчетливо расслышав грозный голос госпожи Таль.
        - А должна! - припечатал Жозеф с улыбкой. - Мы хотим расстроить Валенсию и Бельмана?
        Ведьмак знал, на что давить. Недовольно поджав губы, я вдохнула, выдохнула, поправила платье, осмотрела юбку, чихнула два раза, глянула на фонтан, в котором можно было бы попробовать утопиться, и...
        Поднялась по ступенькам, отсчитывая последние секунды спокойствия.
        - Вы где были, бессовестные?! - тут же накинулась на нас госпожа Таль.
        Наверх по лестнице нас утащили в тот же миг. Я даже пикнуть не успела, как мы были запиханы по разным комнатам. Мучения повторялись с особой точностью, и меня снова мыли, терли, красили, выдирали мне волосы и уничтожали нервные клетки.
        Я пыталась уползти! Молила Жозефа через дверь упокоить меня и закопать прямо под зданием городской стражи, но никто не слышал бедную несчастную ведьму.
        Но на этот раз попала я не одна!
        В тот самый миг, когда меня головой вперед запихивали в черное платье, которое было еще откровеннее, чем прошлое, в комнату кто-то очень меткий вбросил моего фамильяра, облаченного в белоснежный костюм с черными манжетами. Глаза у Кота были настолько большими, когда он завис, вцепившись когтями в потолок, что я ненароком подумала, что кто-то переусердствовал, повязывая ему на шею галстук-бабочку.
        Впрочем, они все здесь были самыми настоящими садистами и наверняка подрабатывали палачами на полставки. Мне корсет затянули так, что я через каждый шаг на несколько секунд теряла сознание.
        И вот могла колдануть! Могла такого наколдовать, что век не забудут, но помнила, что сегодня день Валенсии и Бельманда. А их праздник я портить не хотела. В конце концов, это еще псевдосвекровь не знает, что женимся сегодня снова не мы.
        - Селена! Давай сбежим через окно! Вызывай метлу! - прошептал фамильяр, спрыгнув мне прямо на плечо, отчего я покачнулась и с трудом устояла на ногах.
        - Не могу! - просипела я в ответ, кое-как рассматривая себя в зеркале.
        Даже если бы очень сильно хотела, я бы все равно не смогла отсюда сбежать. Не потому, что у нас с Жозефом что-то там складывалось, а потому, что будущая свекровь предусмотрела все. Черное платье хоть и было откровенным - с разрезами от бедер, внушительным декольте и совершенно нагой спиной, - но весило, наверное, как целый замок. А все потому, что было расшито красными, черными и белыми камнями.
        В нем я не могла ступить и шага.
        В нем мне предстояло выйти из комнаты и спуститься по лестнице.
        А где-то в соседней комнате в это же время к самому важному шагу в своей жизни готовился маг солнца. А где-то по улице уже запрягали украшенную к свадьбе карету, в которой должна была подъехать к мэрии Валенсия. А где-то в коридоре меня ждал ведьмак.
        - Все под контролем? - улыбаясь, спросила я, не разжимая зубов.
        - Все лучше, чем я мог рассчитывать, - ответил мне Жозеф с такой же, как у меня, ненастоящей улыбкой. - Прекрасно выглядишь, ведьмочка моя. Не тяжело идти?
        - Если я когда-нибудь выйду замуж, то все торжество буду устраивать сама! Никакой свекрови! Никаких гостей! Никакого застолья! Только я, муж и мой фамильяр в качестве свидетеля!
        - Все настолько плохо? - обеспокоенно взглянули на меня, пока я медленно, но верно преодолевала ступеньку за ступенькой, вцепившись в руку “жениха” мертвой хваткой.
        - Платье очень тяжелое, корсет очень узкий, а каблуки очень высокие. Я имею все шансы до мэрии не добраться!
        - Замри и улыбайся.
        Я замерла, осматривая приемную, а точнее тех, кто в ней собрался. Сейчас она казалась не просторной комнатой, а невероятно маленьким помещением, настолько много приглашенных оказалось. Тех, кого я знала хотя бы по именам, можно было смело пересчитать по пальцам.
        Странный треск заставил меня нахмуриться. Он шел откуда-то совсем рядом, но, взглянув на Жозефа, поняла, что его наряд в полном порядке.
        И тут посыпалось...
        Сотни камней отрывались от моего платья и гремели, встречаясь со ступеньками, полом. Открыв от удивления рот, я наблюдала за камнепадом и мысленно представляла, что сейчас будет с госпожой Таль, а потом и с нами. Выражение лица женщины из радостного быстро переросло в никакое. Улыбка померкла, черные глазищи нехорошо зажглись опасным блеском, а губы вытянулись в тонкую линию.
        Госпожа Таль явно не оценила саботаж.
        Но на этом все не закончилось. Каблуки, на которых я и так не очень твердо стояла, резко надломились, а я едва не упала. Повезло, что Жозеф меня удержал. Мужчина не только улыбался, но и хитро мне подмигнул.
        И вот когда он подмигнул, где-то там на пояснице ослабли нити корсета, а я с блаженством сделала глубокий вдох. Не знаю, как реальная невеста, а я в этот момент была по-настоящему счастлива.
        - А где Бельман? - спросила я, с удовольствием продолжив спуск.
        - Должен идти за нами.
        Достигнув последней ступеньки, я обернулась и не смогла сдержать восхищенного вздоха. Под громкие аплодисменты родственников и друзей маг солнца спускался по лестнице. Его золотые волосы были приглажены и убраны в хвост. Под темно-синей парадной формой офицера городской стражи скрывалась белая рубашка. Золотой пояс - принадлежность к магии - был начищен так, что в него можно было смотреться, словно в зеркало.
        - Интересно, как бы ты выглядел в этой форме... - проговорила я вслух, но на самом деле озвучивать появившуюся мысль не собиралась.
        Но тут как? Сказал “А”? Значит, держи морду кирпичом, а метлу по ветру.
        - У тебя обязательно будет возможность увидеть все собственными глазами. - Костяшки пальцев коснулись моей щеки.
        Даже не могла описать этот взгляд. Ведьмак смотрел на меня так, будто я вся целиком и полностью состояла из золота, которое ему удалось прикарманить, минуя государство.
        - Дети мои, я что-то не поняла... - очень зловеще прошипели за нашими спинами.
        Кажется, одна совсем не добрая ведьма собиралась плеваться ядом.
        - Мама, давай ты нас завтра обязательно поругаешь, а сейчас нам уже пора встречать невесту.
        - Сын мой! Да за кого ты, бессердечная зараза, меня держишь?! Я тебе что, устроительница свадеб? Я не подписывалась на то, чтобы переженить весь Кентерфил! - возмущалась помощница Верховной, от злости сжимая кулаки.
        Новая дежурная ведьма за ее спиной тоже выглядела не очень-то довольной, но взгляд то и дело приклеивался к Жозефу. Плотоядный такой взгляд, настораживающий.
        Может, она и есть наш мертвяк? Интересно, что будет, если я задержу ее на пятнадцать суток за отсутствие платья? Я думала, что это я выгляжу неприлично, но нет! Шесть черных полосочек - вот что выглядело абсолютно неприлично! И ведь на нее смотрели все кому не лень. Да так, что стыдно становилось почему-то именно мне!
        - В свою защиту должен сказать, что никто лучше тебя не устраивает свадьбы, мама. Где бы мы еще нашли такого волшебного устроителя? Да тебе в этом городе никто в подметки не годится! Да что там в этом, в...
        - Прекрати заговаривать мне зубы! Весь в отца! - наигранно обиделась госпожа Таль, но было видно, что ей очень даже приятно.
        - Госпожа Таль, разрешите выразить вам свое восхищение, - освободился от внимания приглашенных Бельман, вставая рядом с нами. - Не найдется в целом свете таких слов, чтобы я мог целиком и полностью описать свою благодарность вам за проделанную работу. Я безгранично счастлив, что вы приехали в Кентерфил и помогли нам с подготовкой к свадьбе. Моя мать умерла больше десяти лет назад, но, если вы не против, я бы хотел просить вас стать моей нареченной матушкой, чтобы соблюсти человеческие обычаи.
        - Я... Э... Да. Да! Конечно! - прослезилась госпожа Таль.
        Все! Официально заявляю: каменное сердце помощниц Верховной совсем не каменное.
        - Помогите! - вдруг раздалось среди гула голосов, а я обмерла, готовясь к худшему.
        Что? Ну что могло еще случиться?! Почему хотя бы этот день не может пройти нормально?! Чем я так провинилась перед великим шабашем?
        Ну ладно я - со мной все понятно, но остальным-то это за что?
        - Помогите! - кое-как вышел на лестницу Кот, утаскивая на себе объемное тяжелое зеркало в кованой раме. - Я сейчас упаду!
        У меня от сердца отлегло! Кажется, мы все вместе синхронно выдохнули: и ведьмы, и офицеры, и жители города.
        - Так благородному льву кто-нибудь поможет или нет? - возмутился Кот, стоя на трясущихся задних лапках.
        - Простите, а зачем нам зеркало? - уточнила я, не припоминая ни одного такого свадебного обряда.
        - Для внуков, - шмыгнула носом госпожа Таль, утирая слезинку черным кружевным платочком. Кардинальное изменение в ее поведении наступило в то же мгновение. - Так! Всем на выход - встречать невесту! Приглашенные со стороны жениха - встать справа от парадного входа, со стороны невесты - слева!
        - А общие гости? - спросил Ордин, плотоядно поглядывая на дежурную ведьму.
        - А общие гости подтерли слюни и тоже вышли!
        Самое главное событие в жизни Бельмана и Валенсии началось.
        ГЛАВА 15: СОСЛАГАТЕЛЬНОЕ ИСКЛЮЧЕНИЕ
        Все проходило… замечательно.
        Встретив экипаж невесты и саму смущающуюся девушку в белоснежном платье, мы, как и полагается, поочередно поделились напутствиями на будущую семейную жизнь. Ну как мы? Те, кто знал в этом толк. Лично я просто тихо радовалась.
        Проводив жениха и невесту в мэрию, мы все присутствовали на священной церемонии. Долго и упорно мэр разглагольствовал о том, на какой важный путь ступают эти двое. Госпоже Таль даже пришлось слегка подпалить портьеры, чтобы мужчина заканчивал побыстрее.
        Обменявшись кольцами по человеческим обычаям, молодожены обменялись еще и золотыми браслетами - по обычаям магов - и только потом поцеловали друг друга. Это было прекрасно. Я по-доброму завидовала Валенсии, ведь ей достался чуткий супруг, готовый соблюдать не только свои, но и человеческие традиции.
        - Поздравляем! - радостно загалдела толпа.
        - Поздравляем! - крикнула я и запустила к высокому потолку зала для приемов магический салют. - Ой…
        - Се-ле-на… - с тяжелым вздохом протянул ведьмак, закатив глаза.
        - Что? - шаркнула я мыском туфли по мраморному полу. - Честное слово, оно само!
        Потолок горел недолго. Никто и не обратил внимания на пылающую ткань, чьи языки так и порывались поближе познакомиться с люстрой. Жозефу хватило лишь щелкнуть пальцами, чтобы все потушить.
        Мне бы такую прорву магии! Я бы таких дел натворила!
        - Опять чудачишь, Селена? - прошептали мне на ухо.
        Обернувшись, я, к своему неудовольствию, встретилась нос к носу с некромантом. Ну вот кто его сюда пригласил?! Он же даже не знает ни жениха, ни невесту!
        - Люблю твои чудачества, - состроил Алдин моську, вытянув вперед свои пухлые губешки.
        От колких слов меня уберегла госпожа Таль, позвавшая всех на улицу. Женщина ловко руководила потоками гостей, формируя из нас целый отряд. Маленькие детки шли впереди всей процессии вместе со своими родителями и рассыпали по брусчатке лепестки цветов.
        Дальше следовали уже законные муж и жена - они единственные, кто ехал в экипаже, но обидно не было ничуть, потому что смех, веселье и угощения были здесь. Так мы и добирались до ресторации, которая, оказывается, сегодня работала только под торжество.
        Но еще раньше, прежде чем мы вошли в красиво украшенный зал, госпожа Таль и мама Валенсии провели интересный человеческий обряд. Как и положено, новоиспеченная жена краснела, бледнела и очень смущалась, когда Бельман кормил ее еще горячим хлебом, оторвав кусок от воздушного румяного каравая руками.
        Валенсия в ответ поила новоиспеченного мужа красным вином из кубка. В горести и в радости, в болезни и в здравии, в любви и в дружбе. Этим обрядом молодожены подтверждали, что всегда готовы заботиться друг о друге.
        - Сейчас будут бросать букет невесты, да? - загорелась я, желая рассмотреть получше и это зрелище тоже.
        - Да, Селена. Если хочешь его поймать, то тебе стоит встать поближе.
        - Да ну… Мне-то он зачем?.. - протянула я, но тут же встрепенулась. - Смотрите! Летит!
        Букет с белыми, красными и черными цветами совершенно точно летел совсем не в мою сторону. Да и не добросила бы Валенсия его так далеко, потому что девушки, решившие попытать удачу, стояли прямо у нее за спиной, пропустив вперед пожилую женщину с седыми волосами и изогнутой деревянной клюкой.
        - Мне кидай, внучка! - каркнула она. - Я тут такого юнца присмотрела!
        Однако прямо в полете букет неожиданно изменил свою траекторию. Вот он падал точно в руки настроившейся на брак бабули, а вот взмыл вверх и полетел на меня.
        - Нет-нет-нет! - зашептала я, пятясь назад, но букет был неумолим.
        Расталкивая опешившую толпу, я бежала так быстро, как могла, для удобства придерживая юбку. Петляла как пьяный заяц по площади перед ресторацией, однако цветочки все равно не отставали, как и бабуля с клюкой. Она грозила букету, пыталась сбить его в полете и вообще вела себя довольно энергично для своих седин.
        Только букету было все равно. Обогнав у фонаря, он впечатался точно в меня.
        - Ну все, госпожа ведьма! - окликнул меня некромант, широко и счастливо улыбаясь. - Теперь точно придется замуж идти.
        Букет разочаровавшейся бабуле я сунула, не думая ни секунды. Пускай себе этого жениха недоделанного забирает!
        Наслаждаться застольем никак не получалось. То, что Жозефа посадили по левую руку от меня, меня очень даже устраивало, но некромант, сидящий по правую, прямо-таки доводил до трясучки.
        Жозеф наполнял мой бокал соком, Алдин - второй бокал вином. Жозеф выбирал для меня самые сочные мясные кусочки, Алдин - без спроса подкладывал в мою тарелку морепродукты.
        Мимо меня летали такие взгляды, что в какой-то момент мне очень сильно захотелось просто отодвинуться, чтобы не мешать мужчинам в их немых дебатах. Тем более что зазвучала музыка - молодожены открыли вечер красивым медленным танцем. На них невозможно было не залюбоваться.
        Высокий, стройный, золотоволосый маг солнца и темноволосая Валенсия - такая хрупкая, такая маленькая в его объятиях - смотрелись вместе просто восхитительно. А какие взгляды! Создавалось ощущение, что они не замечали ничего и никакого вокруг, кроме друг друга. Вот бы и на меня так когда-нибудь кто-нибудь смотрел.
        - Потанцуем? - предложил ведьмак, с чьим взглядом я пересеклась.
        - Конечно, но, если можно, немного попозже. Хочу досмотреть их танец, - кивнула я на молодоженов.
        - Может, принести десерт?
        - Было бы замечательно.
        Не улыбаться было невозможно. Не только от самой атмосферы, но и от того тепла, что исходило от Жозефа, оплетая меня, будто сети паука. Проводив мужчину взглядом до столов с десертами, я вновь вернулась к разглядыванию парочки.
        - Ведьмочка моя ненаглядная, я хочу с тобой потанцевать, - внезапно взяли меня за руку, вынуждая повернуться.
        Да что там повернуться? Вынуждая встать, так навязчиво меня тянули.
        - Я не желаю танцевать с вами, фон Крайтиштил, - попыталась я забрать свою руку, но некромант вцепился в нее, причиняя ощутимую боль. - Отпусти… те.
        - Прекрати упрямиться, Селена. Мы оба знаем, что ты от меня без ума.
        - Что? - воскликнула я чуть громче, чем хотела бы. - У тебя с твоими мертвяками совсем крыша потекла?
        - Дорогая, не стоит меня оскорблять. Что бы ты ни говорила, я все вижу по твоим глазам.
        - Тогда разгляди там: «Пошел к лешему!»
        - Да кому ты нужна, кроме меня? Идиотка, которая вечно влипает в неприятности! Да ты шнурки на собственных ботинках без приключений завязать не можешь!
        - Господин фон Крайтиштил, я настоятельно рекомендую вам отпустить руку моей невесты и заткнуться, - холодно произнес вернувшийся к столу ведьмак, стоя за моим плечом.
        - Вашей невесты? Да какая она вам невеста? В вашем отделении все знают, что вы лишь играете на публику! - воскликнул Алдин, а я похолодела.
        Потому что капец нам. Ведьмы никогда не прощают тех, кто водит их за нос! Это месть до последнего вздоха! Кровная!
        Тишина в зале стояла такая, что хоть прямо сейчас в котле топись. Оборачиваться и смотреть на госпожу Таль я даже и не думала. Если что, буду все спирать на Жозефа! В конце концов, это же именно он меня шантажом заставил подыграть!
        - Селена, будь добра, попробуй десерт, - с мягкой улыбкой передал ведьмак мне креманки, а сам сделал шаг вперед и ка-а-а-ак врезал по аристократической морде!
        Я аж чуть креманки с кристальным льдом не выронила! Что тут началось! Запеченные куры, рыба и даже свиньи, которых успели изрядно поесть, ожили и понеслись на следователя прямо по столам.
        Только ведьмаку было все равно. Он отбивался от подъеденного горячего легко и свободно, не забывая при этом давать некроманту по морде. Бросив креманки на стол, я мигом кинулась разнимать мужчин - совершенно не хотелось, чтобы Жозеф пострадал, но оклик седовласой бабули: «Не пускайте ведьму! Все зрелище испортит!» - настиг меня раньше.
        Ордин и Патрик поймали меня уже на подлете. Одного я с чистой совестью укусила за руку, а другому с чувством, с толком, с расстановкой отдавила все ноги.
        - Предатель! - прошипела я оборотню прямо в лицо. - Лучше бы начальника своего спасали!
        - Наш начальник сам кого хочешь спасет, - усмехнулся хвостатый, но тут же поморщился, потому что на ногу я ему наступила повторно.
        А гостям все нравилось. Ушлый Кот собирал ставки в спертую у кого-то шляпу, не забывая при этом орать, что оба кандидата на руку и сердце ведьмочки хороши, но победит только сильнейший, умнейший и хитрейший.
        И вот не зря мой фамильяр упомянул хитрость. Про бесчестные методы Алдина я была наслышана давно, а теперь даже представился шанс поглазеть. Набрав полную горсть салата, некромант бросил его прямо в лицо ведьмаку.
        Магия заискрилась на кончиках моих пальцев.
        - Селена, не вздумай вмешиваться, - осадил меня Ордин. - Настоящий мужчина должен продемонстрировать, что сам может постоять за свою женщину. Тем более что господин следователь отлично справляется.
        - Ты мне еще скажи, что шрамы украшают мужчин! - взбеленилась я.
        - Конечно, украшают. У меня знаешь какой шрам на за…
        Некромант пролетел мимо нас и, врезавшись в стену, упал на один из столов с десертами. Непобежденный Жозеф, потирая скулу, стряхивал со своей рубашки остатки роскоши.
        - Прошу прощения, - учтиво произнес он и двинулся на выход, но его вряд ли кто-то услышал, потому что довольные победители свадебной лотереи уже искали Кота, чтобы стрясти с него свой выигрыш.
        И никто не видел, как Кот юркнул через парадную дверь вместе с ведьмаком.
        Оттолкнув от себя надзирателей, я смерила их уничижительным взглядом и достала из корсета платочек, чтобы насыпать в него кристальный лед. Жозефа я догнала уже на крыльце. На ступеньках они стояли вместе с моим фамильяром.
        - А хорошо получилось, да? Какая свадьба без драки? - пытался подбодрить ведьмака мой Кот.
        - Совершенно необязательно было лезть в драку, - произнесла я сипло, привлекая к себе внимание. Протянув холодный платок, так и замерла на месте. - Вы могли пострадать.
        - Я никогда и никому не позволю тебя оскорблять, - совершенно серьезно проговорил мужчина, так и не повернувшись ко мне. - Даже если при этом говорят правду.
        - Что? - возмутилась я, качнувшись от порыва ветра. Стоять в одном платье было холодно.
        Однако Жозеф больше не произнес ни слова. Так и прикладывая мой платок к своей скуле, он спустился по лестнице и чеканным шагом отправился вперед по тротуару.
        - Кажется, тебе, моя дорогая ведьмочка, только что признались в любви.
        - Мне в ней еще позавчера признались, - буркнула я, заглянув обратно в зал.
        - Что? - воскликнул Кот с теми же интонациями, как и я минутами ранее. - А почему я ничего не знаю?!
        - Потому что спать нужно меньше. И есть.
        Плюнув на наши плащи, я тоже спустилась по ступенькам и побежала по тротуару вслед за мужчиной, стараясь не поскользнуться. Хоть и шел господин следователь не особо торопясь, догнала я его только у мэрии, где по-прежнему флуоресцентной розовой водой бил фонтан.
        Красиво бил, между прочим!
        - Ты почему без плаща? - хмуро глянул на меня Жозеф, явно что-то наколдовав. Теплее мне стало на тысячу процентов!
        - Я вам спасибо хотела сказать. А плащ забыла. Куда положила, - не очень ловко соврала я. - А вы?
        - Ты, - исправил меня ведьмак, на мгновение недовольно поджав губы.
        - А ты? - как хорошая ведьма, повторила я.
        - И я забыл.
        - А мы куда-то конкретно спешим или так просто… Гуляем? Если гуляем, то можно… уфф… чуточку помедленнее идти? Я не успеваю.
        - А у меня вообще лапки! - брякнул Кот, бежавший позади нас.
        - Кристалл вызова сработал, - сбавил скорость ведьмак, а я наконец-то смогла отдышаться. - Меня ждут в морге.
        На этот раз в еще более мрачное здание, чем городская стража, мы вошли вместе. В кабинете у колоритного мужчины с синюшным оттенком лица мы задержались от силы минуты на две. Пришел ответ на запрос, который Жозеф оставлял еще днем, и лично меня этот ответ очень даже обрадовал.
        - Значит, василиск, - резюмировала я, когда мы выбрались в темную ночь. - Вот почему зеркала оказались разбиты. Василиски ненавидят зеркала. Интересно, что он забыл в Кентерфиле?
        - Если это тот, о ком я думаю, то у него живет здесь невеста.
        - Знакомый? - заинтересовалась я.
        - Нет. Просто к нам в город не часто заглядывают василиски.
        - Отправимся на задержание прямо сейчас?
        Мне уже давно было не холодно. Да что там?! Я загорелась идеей поскорее решить это дело!
        - Я - да, а тебя я провожу обратно на свадьбу, - неожиданно выдрал мужчина все прутики из моей метлы надежды.
        - Господин следователь, - набрала я побольше воздуха в легкие, - а хотите понравиться мне еще больше?
        - Шантажистка, - улыбнулся ведьмак, взяв на руки Кота, который вот уже несколько минут притворялся дохлым у фонарного столба.
        - У меня хороший учитель.
        Невеста василиска жила через две улицы от мэрии. Когда мы подобрались к дому ее родителей, в окнах еще горел свет. Пропустив меня вперед через калитку, Жозеф молча задвинул меня себе за спину и вручил в руки внезапно ожившего Кота.
        - Господин следователь, вы только не помирайте, ладно? - прошептал этот прохвост. - Вы мне рыбку ежедневно давать обещали до конца жизни, но не уточняли чьей.
        Шикнув на засранца, я замерла, прислушиваясь к звукам. Стук в дверь явно произвел фурор в этом доме, потому что совершенно отчетливо было слышно, как по ту сторону створки что-то разбилось.
        - Кто там? - прозвучал взволнованный женский голос.
        - Доброго вечера, хозяйка. Городская стража, следователь Калье. Нам бы помощи вашей. У меня невеста на сносях, в уборную хочет. Боюсь, не дотерпит до дома.
        На ведьмака я посмотрела как на врага всего ведьмовского рода, пока Кот то открывал, то закрывал пасть:
        - Да вы когда успели?
        Пасть я ему рукой зажала вовремя. Дверь открылась после небольшой заминки, но, как только мы зашли внутрь, стеснительно улыбаясь молоденькой девушке - это я - и цепким взглядом осматривая помещение - это ведьмак, - Жозеф скомандовал:
        - На улицу!
        Выбежать я не успела. Огромная змея распушила свои крылья и кинулась прямо на нас. Кот голосисто завизжал, господин следователь едва успел отпрыгнуть в сторону, прикрывая собой меня, а я рефлекторно произнесла ослепляющее заклинание.
        Потому что если видишь василиска в его второй ипостаси, считай, видишь вообще что-либо в последний раз.
        - Вы задержаны за нападение на следователя и офицера городской стражи, - рявкнул Жозеф, ловко перекатываясь под хвост чудовища.
        - Вы обвиняетесь в проникновении на частную территорию и порче чужого имущества! - добавила я, ползком улепетывая с траектории падения василиска.
        Собственно, падение василиска на пол и было тем последним, что я еще успела увидеть. Дальше меня совершенно бесцеремонно ударили чем-то по голове.
        В себя я пришла уже утром. Солнечный луч словно специально светил мне прямо в глаз, не давая поспать еще хотя бы минутку. Впрочем, они с Котом были очень даже солидарны. Этот прохвост скакал по мне поверх одеяла без стыда и совести.
        - Вставай! Скорее вставай, ведьма моя непутевая! Все самое интересное пропустишь!
        - Кот, имей совесть! - проворчала я. - Мне тут такой сон снился!
        - Потом досмотришь! У нас там оживший василиск на допросе!
        С постели я подскочила словно пчелой в филей ужаленная. На сборы мне понадобилось не больше пяти минут, а на первый этаж я и вовсе прилетела на метле, потому что так было гораздо быстрее.
        В кабинет для допросов стучаться не пришлось. Дверь приглашающе была открыта, а на моем обычном месте уже лежали блокнот и писчая палочка. Вот приятно же, когда тебя ждут.
        - Итак, начнем, - кивнул Жозеф своим мыслям. - Вас задержали за подозрение в проникновении в мастерскую стекольщика и нанесение ущерба его имуществу. При задержании вы напали на меня и на офицера. Учитывая, что вы фактически являетесь ожившим мертвяком, лично для вас есть только один вариант - упокоение, поэтому вы можете ничего нам не рассказывать. Однако я рекомендую вам не молчать, если вам дорога ваша невеста. Укрывательство преступника и попытка убийства офицера… Ей не выбраться из этой переделки с чистыми руками.
        Чем больше Жозеф говорил, тем сильнее изменялось выражение лица василиска. Из абсолютно безэмоционального оно стало сначала ехидным, потом злым, а затем взволнованным. К тому моменту, когда ведьмак закончил свою речь, я уже знала, что у нас будут признательные показания. У нас будут ответы на все вопросы.
        - Я не помню толком ничего. Очнулся на кладбище, вылезающим из своей могилы. Вокруг были другие мертвяки. Они тоже копошились в земле, выбирались наружу. Наверное, они тоже слышали зов…
        - Зов? - переспросил Жозеф.
        - Да. Меня с силой тянуло куда-то. Я с трудом сумел его преодолеть. Цеплялся за памятник, пока зов не ослаб. Сами понимаете, обратно в город возвращаться было нельзя: там все знали, что я умер, так что сразу бы вызвали некроманта.
        - А в Кентерфил как попали?
        - Ночью через ворота прошел. Я часто сюда к невесте приезжал, поэтому меня без вопросов пропустили.
        - Лавка мясника тоже ваших рук дело?
        - Я отсиживался сначала в номере на постоялом дворе, но есть хотелось с каждым часом все сильнее. Обычная еда на вкус казалась помоями, и к следующему вечеру я с ума сходить начал. По запаху лавку нашел, но сырое мясо совершенно не помогало. Запах, что вел меня, исходил из ангара. После… посещения ангара мне стало заметно легче. Голод остался, но есть хотелось уже не так сильно. В тот же вечер я пришел к Онике. У них хозяйство свое, поэтому голодным я бы не остался. Да и соскучился, знаете ли. Только после смерти понимаешь, как много ты упустил, сколько не сделал, что не успел сказать. Почему-то все мы знаем, что жить нужно здесь и сейчас, но никто и никогда не соблюдает эту истину. А ведь мы так много теряем…
        - Ну а к стекольщику в мастерскую вы зачем залезли? - прервал размышления мужчины Жозеф, пока я на мгновение зависла, задумавшись над чужими словами.
        - Оника все зеркала из дома вынесла, чтобы я не мог на себя посмотреть. Понимаете, это ведь не жизнь, так - существование. Я хотел превратить себя в камень.
        - Не получилось? - с сочувствием спросила я, хотя на самом деле можно было не спрашивать. Василиск сидел перед нами без какой-либо защиты, даже без солнцезащитных очков, и в камень мы не превращались.
        - Нет, - понуро опустил мужчина голову. - Я не хотел зеркала бить. Просто разозлился, что ничего не получилось, вот и… Но вы не подумайте, я компенсирую все. И мяснику, и мастеру стекольщику. С деньгами у меня проблем нет. По нашим обычаям в могилу всегда мешок с деньгами кладут, чтобы следующая жизнь богатой была.
        - Вы не видели того, кто бросал вам зов? - перешел ведьмак к важному, а я вновь вернулась к записям.
        - Нет, не видел, но еще несколько раз слышал зов. Он был слабее первого, поэтому я легко преодолел притяжение.
        - Зовите некроманта.
        Приказ был адресован не мне, а Ордину, который тут же откликнулся. Некромант появился в допросной уже минут через пять, однако его идеальный внешний вид претерпел некоторые изменения.
        И дело было не в одежде, нет. Физиономию Алдина украшал синячище на половину лица. Удержаться от смеха было почти невозможно, но я стоически держала моську кирпичом.
        Неужели Жозеф вчера припечатал некроманту магией? Другой причины, почему Алдин не смог вывести синяк, я не видела.
        - Госпожа ведьма, прежде чем мы начнем, я хотел принести вам извинения за свое недостойное поведение. Клянусь, что больше не подойду к вам без вашего на то позволения.
        Я опешила. У меня даже слов не нашлось. Я смогла только запоздало кивнуть и не сразу включилась в процесс. А некромант тем временем уже приступил к сканированию.
        - Связи с создателем уже почти нет. Я не смогу отследить создателя по такому слабому сигналу. Если бы он не игнорировал зов…
        - Значит, мы будем ждать следующего зова, - заключил ведьмак. - К сожалению, вам пока придется остаться здесь.
        - А Оника? - обеспокоенно спросил мужчина.
        - Вашу невесту мы еще вчера отправили домой. С ней была проведена разъяснительная беседа.
        Не смотря на покушение, я была даже рада, что Жозеф не предъявил девушке серьезных обвинений. Несомненно, на ее месте я бы поступила точно так же. Понимала чисто по-человечески, однако, узнай об этом ведьмак, наверное, не обрадовался бы.
        Потому что у офицеров городской стражи долг всегда на первом месте. В идеале.
        - Теперь что? Только ждать? - засели мы со следователем в комнате отдыха, чтобы позавтракать.
        Василиска в камере Жозеф закрывать не стал. Выделил ему пустую комнату наверху. Пока мы завтракали, Патрик побежал домой да к мастеру-стекольщику, чтобы пригласить их в городскую стражу. Возмещение убытков - процесс не долгий, когда есть опись поврежденного имущества, а обвиняемый готов идти навстречу следствию.
        - Ждать, - согласился ведьмак и вдруг счастливо улыбнулся. - Кстати, ты пропустила скандал. Мать вчера улетела.
        - Сильно ругалась? - участливо вопросила я, но облегченный вздох скрыть не смогла.
        - Молнии метала только так.
        - Обиделась, наверное.
        - Она отходчивая. - махнул мужчина рукой. - Пару раз отомстит и забудет.
        - Вот вы где! - неожиданно ворвалась к нам Валенсия. - Вы вчера такое пропустили! К нам капитан на свадьбу приехал. Экипаж подарил. Красивый…
        - А у вас разве не выходной сегодня? - достала я еще одну чашку, чтобы налить отвару и для девушки тоже.
        - Выходной, но капитан сказал зайти. Он к обеду обещал здесь быть.
        Оповещающие кристаллы внезапно заорали все как один. Встрепенувшись, я вылетела из комнаты отдыха вслед за ведьмаком. Все кристаллы полыхали красным, пока Жозеф отрывисто раздавал приказы, выключая каждый из них.
        На улицу мы высыпались в то же мгновение, а там…
        - Разделяемся парами. Патрик с Бельманом, Ордин с Алдином. Через десять минут встречаемся здесь же.
        Солнце сегодня светить отказывалось совершенно. Тяжелые свинцовые тучи нависали над Кентерфилом, разливаясь на город дождем. Крики горожан были слышны на каждой улице, но вместо того, чтобы закрываться по домам, прячась от опасности, люди, наоборот, выбегали на улицы. Не все из них были одеты должным образом, а кое-кто и вовсе не одет.
        - Что случилось? - поймал за шиворот Жозеф молодого парня.
        - Черви из подвала полезли! Вот такие! - проорал испуганный мальчишка, руками показывая… Ну, я надеюсь, что это все же длина, а не ширина.
        Отпустив парнишку, ведьмак схватил меня за руку и потащил к ближайшему дому. Оттуда как раз выбегала дама с таким ужасом на лице, что я на мгновение даже засомневалась, а стоит ли туда идти.
        Но кто бы меня спрашивал?
        Втащив меня внутрь в светлое помещение, господин следователь громко и бурно выругался, поминая всю червивую семью до десятого колена. И да, это оказалась совсем не длина.
        - Это кто? - прошептала я, наблюдая за темно-фиолетовой тварью из-за спины Жозефа.
        Я в первый раз видела таких гигантских червей, и увиденное мне совершенно не нравилось, потому что пасть у этой страхолюдины оказалась внушительной. Особенно жутко смотрелись зубы, выстроенные тремя кольцами.
        Заглотить руку? Да в два счета!
        - Обед для зомби, - с неудовольствием произнес мужчина.
        - В каком это смысле? - отвлеклась я от созерцания подползающей к нам твари.
        - К сожалению, в самом прямом. Пойдем.
        С офицерами и некромантом мы встретились в условленном месте. Выглядели они такими же безрадостными, как и мы.
        - Все плохо? - спросил ведьмак, обращаясь исключительно к Алдину.
        - Подземные черви не выбираются наружу без причины, - самодовольно и несколько лениво заявил некромант и тут же получил от меня подзатыльник метлой. - Ау! Ты чего дерешься, полоумная?
        - Сейчас второй фингал для симметрии поставлю, - с угрозой в голосе предупредил Жозеф.
        - Четко, быстро, без лишних разглагольствований! - а это была уже я.
        - Да что непонятно? На город идет толпа нежити, а судя по тому, что черви выползли из подполов во всех домах справа от площади, ждать гостей нам стоит со стороны северных ворот.
        - Насколько большая толпа? - Патрик заметно побледнел.
        - Помножьте количество червей на двадцать, тогда узнаете, - огрызнулся некромант.
        - Нужно сообщить капитану, - внес предложение Ордин, а я…
        А я все это время молчала. Не понимала, что именно меня напрягает. Какая-то мысль так и крутилась у меня в голове, но я никак не могла поймать ее за хвост. Меня терзало ощущение, что я что-то упускаю. Что-то очень важное, что находилось на самой поверхности, лежало прямо перед глазами.
        - Селена, идем, - окликнул меня ведьмак. Мужчина остановился, заметив, что я не пошла вместе с ними. - Нужно успеть предупредить капитана. Закрыть город могут только капитан и мэр.
        - Не надо, - тихо ответила я, но, осознав свою оплошность, повторила уже громче: - Не надо сообщать капитану! Это он!
        - Что он? - недопонял ведьмак.
        По мере того, как я приближалась, возвращались и другие офицеры.
        - Это капитан. Правда! Все сходится! Необъяснимые нападения, серая плесень, высосанная магия - все это происходило тогда, когда капитан появлялся в городе. Вам не кажется это странным? Таких совпадений просто не бывает!
        - Селена, капитан бы никогда… Он давно занимает свою должность, - ответил Жозеф, но тень сомнения засела и в его взгляде. Я же сверлила его непримиримым взором, потому что была на восемьдесят процентов уверена, что права. - Нужно сверить маршрут капитана за последние недели и все произошедшие за это время события во всех городах, - отчеканил он, фактически отдавая приказ.
        Обратно в городскую стражу мы прибыли бегом. Пока взволнованные горожане собирались на площади, где Бельман объяснял мэру, что сами по себе черви людям не навредят, но имущество пострадает, мы перерывали записи Валенсии, а сама Валенсия связывалась с секретарями из других городов.
        И вот честное слово, я бы хотела ошибиться. Капитан показался мне гномом, радеющим за свое дело. Однако весь его маршрут за последние месяцы полностью соответствовал карте преступлений. Там, где находился господин Апарти, обязательно происходило что-то, связанное с убийствами, нападениями и некромантской деятельностью.
        Гном-некромант. Никогда я еще не слышала ничего страннее, абсурднее.
        - Что происходит в городе? - раздался громоподобный голос капитана где-то в приемной, а центральные двери грохнули так, что я слегка подпрыгнула от неожиданности. - Я у вас спрашиваю, сопли гусеницы! Почему один Бельман на площади?!
        - Простите, - несмело выглянула я из арки, в отличие от ведьмака ощущая неловкость. Патрик и Ордин стояли, понуро опустив головы. - Вы задержаны по подозрению в совершении нескольких десятков преступлений.
        - И имеете право хранить молчание, - подхватил Жозеф гораздо увереннее меня, пеленая гнома в магические наручники. - Все, что вы скажете, будет использовано в суде.
        - Что? Да вы совсем оборзели, помет ежа? Да я из вас отбивную сделаю и на ужин сожру! Да вы у меня в городской страже полы подметать будете!
        - Вы простите, пожалуйста, но нам вас правда проверить надо, - подхватила я со стойки секретаря артефакт, которым проверяли всех приезжих.
        Ну как всех? Учитывая василиска, можно запросто сделать вывод, что пропускная стража направляла в городскую далеко не всех.
        Приложив к сопротивляющемуся гному артефакт, я затаила дыхание. Мысленно отсчитывала три секунды и, когда время вышло, а ничего так и не произошло, с сожалением вздохнула.
        Но ведь сходилось же! Маршруты преступника и капитана полностью совпадали!
        - Да я из вас оригами, чтоб вам всю жизнь икалось, сделаю! - тем временем продолжал ругаться капитан, нетерпеливо подпрыгивая на месте, пока ведьмак рассеивал чары.
        - Не успеете, - был вынужден признать Жозеф. - Нас раньше надвигающаяся на город волна мертвяков убьет.
        - Каких мертвяков?! - брызгал разъяренный капитан слюной. Ему явно требовалась успокоительная настойка.
        - К сожалению, самых свежеподнятых.
        - Господин Апарти, а где сейчас находятся ваши кучер и помощник? - спросила я, все ломая голову над загадкой поразительного сходства.
        - На улице! Да какое вам дело… - вновь начал заводиться мужчина, но Жозеф его перебил:
        - Преступник двигался исключительно по вашему маршруту. Где были вы, там же был и он, совершая злодеяния с поразительной точностью вплоть до времени и места. Ордин, Патрик - на улицу! Алдин - к северным воротам!
        - Моему кучеру давно пора на покой, а Гарнаса я вообще с пеленок знаю! Это не они!
        - Следствие решит, - отрезал ведьмак.
        Но, увы, на улице, кроме кучера, Бельмана и мэра, больше никого не было. Приложив артефакт к кучеру, я снова осталась не у дел.
        - Я слышу зов! - выкрикнул василиск из окна третьего этажа, привлекая наше внимание.
        - Закрывайте все ворота, кроме южных, - распорядился Жозеф. - Горожан необходимо эвакуировать.
        ГЛАВА 16: НЕ ЗЛИТЕ ВЕДЬМ
        Чем ближе к Кентерфилу была толпа нежити, тем сильнее был зов, ощущаемый василиском. Во избежание нападений внутри города было принято решение эвакуировать его вместе с горожанами. Кентерфил покидали все, кроме городской и пропускной стражи. Двери вокзала были заблокированы внутри и снаружи.
        - Он там. Сейчас я могу сказать это со стопроцентной уверенностью, - кивнул Алдин в сторону надвигающегося безумия.
        Городская стена была не такой уж и высокой - всего три с половиной метра, но даже с такой высоты отлично просматривалась серая масса, движущаяся будто стая волков или рой насекомых.
        В центре этого роя, отделенный кольцом пустоты, неспешно следовал некромант в черном одеянии. Отсюда было не разглядеть, Гарнас это или кто-то другой, но среди эвакуировавшихся граждан помощника капитана точно не было.
        Рваные полы чужого плаща развевались устрашающе.
        Напряжение отдавалось в каждой клеточке тела. До хруста сжимала собственную метлу, чувствуя, как Кот тревожно прижимается к моей ноге.
        - Артефакт связи, - произнесла я сквозь сжатые зубы. - У вашего помощника есть личный артефакт связи?
        - Был, но толку? - прошипел капитан. За последний час он не выругался ни разу, что говорило о не лучшем состоянии мужчины. - Магический фон этих земель сильно нарушен. Мы даже подкрепление запросить не можем.
        И действительно, все кристаллы, оповещающие об угрозе, абсолютно все артефакты - все разом вышло из строя около часа назад. Мы не могли связаться с ближайшими населенными пунктами, не могли отправить сигнал бедствия или запросить помощь из столицы. Фактически у нас имелось только два варианта: попробовать отстоять город своими силами или… отступить.
        - Через сколько они будут здесь? - спросила я у Алдина. Он стоял с другими офицерами, напряженно вглядываясь в даль.
        - У нас есть не больше трех минут. Я пытаюсь взять под контроль хотя бы часть возрожденных, но их слишком много. Мне нужно, чтобы они подошли ближе.
        - Сколько ты сможешь взять на себя? - неожиданно одной рукой обнял меня ведьмак со спины.
        - Десятую часть. Еще одну часть сможет перебить эта десятая часть. На большее меня не хватит. Слишком, слишком много. Сюда бы десятка два некромантов уровня магистра.
        - Они остановились! - выкрикнул Патрик.
        Сколько бы Жозеф ни выгонял парня, он уперто стоял на своем и покидать город вместе с родителями отказывался категорически. Ни приказы, ни уговоры, ни угрозы на него не действовали. А ведь я даже проклятием грозилась его наградить!
        Впрочем, на меня тоже ничего не действовало. Ведьмак несколько раз заводил бесполезный разговор, на который я отвечала одним словом: нет.
        Мертвяки действительно вдруг прекратили свое организованное шествие. Словно волны океана, они расступались перед некромантом, пропуская его вперед и смыкаясь за его спиной.
        А некромант шел. Чем меньше становилось расстояние между городской стеной и черным балахоном, тем больше хмурился наш капитан.
        До ворот оставалось пятнадцать-двадцать метров, когда он наконец остановился, скидывая глубокий капюшон.
        - Гарнас! - выплюнул гном с омерзением, узнавая в некроманте своего помощника.
        - Удивлены? - зло усмехнулся парень, а его лицо исказила неприятная гримаса.
        Молодого мужчину было не узнать. Всегда скромный, слегка неопрятный, но приятный на вид. Сейчас последнее, что он вызывал, - это жалость.
        - Зачем тебе это надо? - не поддался эмоциям господин Апарти.
        - Вы мне жизнь сломали, - произнес помощник с особым удовольствием. - Побрезговали свою дочь за меня замуж отдать. Лишили возможности стать офицером, не разрешив пойти учиться. Я всю свою жизнь был грязью под вашими ногтями.
        - И это все? Ты хочешь погубить целый город, жителей Кентерфила, потому что тебя обидел злой гном? Гарнас, ты серьезно? Ты ведешь себя как обиженный мальчишка! - высмеивал его капитан, но я видела, что это веселье было напускным.
        - Я хочу разрушить все то, что вы любите, и этот город станет первым.
        - Он что, серьезно? - ошеломленно спросила я у Жозефа.
        Нет, я прекрасно знала, что затаившиеся обиды чаще всего становятся поводом для преступлений, но… Не понимала глубины именно этих обид. Не осознавала масштабов.
        Что связывало капитана и помощника? Почему первый не разрешил второму учиться и как вообще он мог ему что-то не разрешить? Что связывало Гарнаса и дочь капитана?
        - Он не знает, - убито произнес ведьмак, обращаясь явно не ко мне.
        - О чем не знает? - напомнила я о себе.
        Проигнорировав мой вопрос, Жозеф отдал очередной приказ:
        - Охранять капитана.
        Некромант уходил. Не проронив больше ни слова, он порывисто развернулся - полы рваного плаща повторно дернулись - и пошел обратно к своему войску, а я вдруг поняла, что помощник капитана просто не вписывается во все преступления.
        Зачем ему чужая магия, чужая жизненная сила? Ведь зачем-то ее выпивали из всех пострадавших! А главное, это делал кто-то, кому это было необходимо.
        - Их нельзя запускать в город, - тем временем объявил капитан.
        - Наши стены не выдержат такого натиска! - всполошился трясущийся офицер пропускной стражи.
        - Значит, придется биться перед стенами, - заключил Жозеф и вдруг заставил меня обернуться. Полный нежности поцелуй сладкой патокой заскользил по моим губам. - Улетай, Селена. Прямо сейчас.
        Схватив отстранившегося мужчину за ворот рубашки, на этот раз именно я вынудила его склониться. Мой поцелуй не был нежным ни на грамм. Наоборот, я вложила в него все свои чувства, всю страсть, все эмоции, которые испытывала по отношению к этому несносному ведьмаку.
        - Идите лесом, господин следователь, - рвано выдохнула я, с трудом удерживая себя на ногах. - Если мы останемся в живых и отстоим город, я выйду за вас замуж.
        - Спускаемся вниз.
        Последнюю фразу Жозеф произнес, не глядя на других. Он смотрел исключительно мне в глаза, и я видела, что мои слова мужчина принял всерьез. Впрочем, я действительно говорила серьезно, потому что шансы выжить и отстоять город у нас были минимальными.
        - Капитан, вы остаетесь здесь, - окликнул ведьмак своего начальника, направившегося к каменной лестнице за всеми остальными.
        - Не тебе мне указывать, щенок. Твоя задача - выжить и жениться на ведьме. Кто-то должен спасти мир, - сделал мужчина паузу. - От нее.
        И вот я бы обиделась! Сначала, конечно, покраснела бы, но потом обиделась бы! Только ни место, ни время не распологали.
        - Так о чем не знает Гарнас? - задержала я Жозефа на лестнице.
        - Господин Апарти его отец, - безэмоционально поведал ведьмак, а я едва со ступенек не рухнула.
        - То есть его дочь… и его сын…
        - Лилит не была его дочерью. Она попала в отделение городской стражи еще малышкой. Ее родители - очень дальние родственники Апарти - пропали, и за время их безуспешных поисков капитан прикипел к шестилетней девочке. Через два года на его пороге оказался десятилетний Гарнас. В сопроводительной записке было указано, что мальчик - сын капитана, и больше ничего.
        - Но почему Гарнас об этом не знает? Почему капитан не разрешил пойти ему учиться на офицера? Почему не одобрил брак?
        - Гарнас не знает о том, что капитан его отец, потому что Апарти не имел на него никаких документов и ему пришлось усыновить мальчика. Признаться капитан так и не решился. Что касается учебы, Гарнасу по состоянию здоровья нельзя подпадать под влияние любых чар. Для него это смертельно. Именно поэтому капитан заваливает его бумажной работой. А брак… Когда Лилит исполнилось восемнадцать, в ней проснулся дар суккуба, и это вызывало проблемы в первую очередь в жизни самой девушки. Капитану удалось найти других суккубов, которые согласились взять ее под свое крыло и научить совладать с даром. Общение с девушкой для Гарнаса рано или поздно привело бы к смерти последнего.
        - Но… но ведь он некромант!
        - В нем не было магии, Селена. Никогда не было, и я не знаю, откуда взялся этот дар. Вероятнее всего, и капитан не знает.
        - Нужно все ему рассказать. Нужно объяснить!
        - Не нам это решать, Селена. Не нам.
        Каменные ступеньки закончились, как и разговор. Мы были последними, кто вышел через узкую щель ворот. Железные створки с грохотом закрылись за нашими спинами, а мне до последнего не верилось, что сейчас нам придется драться.
        Тишина стояла оглушающая. Если бы я не видела тысячи мертвяков своими глазами, то никогда бы не определила их местоположение по звукам. Потому что стояли они словно статуи, будто ожидая приказа.
        А приказ все не поступал.
        - Почему он медлит?! - взволнованно произнесла я вслух, ни к кому особо не обращаясь.
        - Потому что пытается побороть мою магию. Я взял под контроль всю его первую линию… - с усилием выдавил из себя Алдин, пока по его вискам градом катился пот. - Только не мешайте!
        - Да мы вообще можем уйти! - поежился Патрик, ни на секунду не выпуская противника из поля зрения.
        - Господин Апарти, сейчас самое время! Вы должны признаться Гарнасу во всем! Вы должны рассказать.
        - Селена… - одернул меня ведьмак.
        - Но я же права! Вы должны поговорить с… сыном! Нам не выстоять против его армии!
        И капитан дрогнул. Я видела, как тяжело далось ему это решение. Видела, с каким трудом он сделал первый шаг, но чем дальше мужчина уходил, тем тверже становилась его поступь.
        Попытавшись ухватить меня за руку, Жозеф потерпел поражение. Потому что я не собиралась оставлять капитана один на один с его проблемами. Чувствовала, что иду не одна. Видела Ордина, Алдина, Бельмана и даже Патрика. Ощущала ведьмака в шаге от себя и радовалась тому, что Валенсию удалось вывезти из города.
        Пропускная стража и несколько человек из городской так и остались у стены.
        - Селена, ты сумасшедшая! - вынырнул фамильяр из-под моей юбки. Трясся, боялся, но шел вместе со мной.
        Что уж скрывать? И я боялась. И не потому, что запах смерти пропитал все вокруг, каждую травинку, каждый клочок земли.
        Нет.
        Просто мы точно знали, что шансы у нас невелики. Но ведь они были.
        - Селена, мы выживем, - с угрозой в голосе произнес Жозеф. - И клянусь тебе, несносная девчонка, нашу первую брачную ночь ты запомнишь надолго…
        - Гарнас, я твой отец. Твой родной отец, - громко, четко, без лишних раздумий произнес капитан, перекрикивая слова ведьмака.
        Обе эти фразы произвели эффект мгновенного взрыва. Алдин, что вполне неплохо шел вместе с нами, резко упал на одно колено, будто невидимая сила пригвоздила его к земле.
        Хрипы, рыки, хруст - чавкающие звуки сопровождали наводнение мертвяков. Они побежали так внезапно, что на доли секунды я растерялась.
        Я до последнего не верила, что нам придется биться. До последнего…
        - Кот, живо ко мне на плечи! - скомандовала я, преобразовывая метлу в лопату.
        - Защищайте капитана! - приказал Жозеф.
        - Защищайте стены! - приказал капитан.
        Я потерялась во времени. Время, как нечто ощутимое, просто исчезло из моей жизни. Читала заклинания одно за другим, стараясь прикрыть всех и сразу. Слышала рядом голос ведьмака - он твердо зачитывал что-то на древнем языке, отчего мертвяки сгорали десятками за раз.
        Хотя бы луч солнца - я исполнила эту просьбу Бельмана, взывая к самой природе, к чугунному небу, что поливало наши головы дождем. Робкие лучики то появлялись, то исчезали, но это было уже кое-что. Маг солнца хотя бы мог за себя постоять. Тем более что они с Ордином, обернувшимся волком, прикрывали фактически беспомощного Патрика.
        - Правее! А теперь слева! - направлял меня и мою лопату Кот.
        Махнув как следует, я едва не врезала Жозефу по спине. Чудом успела остановиться! Вопросительно приподняв бровь, мужчина еще и шутить успевал:
        - Что, Селена, решила не ждать исхода? Так сильно не хочется замуж?
        - Я своих слов на ветер никогда не бросаю! Поклялась, что сделаю твою жизнь невыносимой, и… Справляюсь в общем!
        - Это когда это ты поклялась? - бросил ведьмак чистый сгусток черного пепла, что мигом сожрал троих мертвяков, развеяв их по ветру.
        - В первый день нашего знакомства! - вернула я метлу, уже на ходу запрыгивая на нее.
        - Не улетай от разговора! - крикнул мужчина. - Впрочем, лучше действительно улетай.
        - Да сейчас! А котел на голову не хочешь?
        Наши препирательства, как ни странно, не отвлекали, а, наоборот, держали меня в тонусе. Взвившись в небо, я опешила на мгновение от того, как много еще мертвяков оставалось. Они оттесняли нас к стенам - сверху это было видно хорошо, однако своей целью я выбрала не их.
        Я единственная, кто мог летать. Чтобы добраться до Гарнаса, всем остальным нужно было сначала прорваться сквозь эту армию, а мне - всего лишь взмыть вверх. Это я и сделала, попутно выбрасывая с высоты бутыльки с разными зельями.
        Чего там только не было в моих карманах! И тут…
        Я резко затормозила прямо в воздухе. Мертвяки, управляемые некромантом, создавали вокруг него плотный конус, выступающий щитом. Но не это меня остановило.
        Жозеф сказал, что Гарнас никогда не владел магией. Более того, любые чары могли убить его в мгновение ока. Непереносимость магии, увы, целители все чаще ставили как диагноз, но…
        Бывали случаи, когда в том, кто должен был держаться подальше от чар, просыпался дар. Что, если в парне совсем недавно проснулся дар некроманта? И тут же я могла сказать, что такого не могло быть, а иначе бы он не стоял сегодня перед нами.
        Он бы был уже мертв.
        Но ведь он стоял. Больше того, он и чувствовал себя живее всех живых. И тогда я начала вспоминать все преступления, которые мы так и не смогли раскрыть до сегодняшнего дня. Первой пострадала дежурная ведьма, но что, если она осталась в живых не из-за своего фамильяра?
        Что, если она осталась в живых лишь потому, что Гарнасу не хватало опыта? Не владея магией, не дыша чарами с рождения, ему наверняка было трудно добыть жизненную и магическую силу существа.
        Особенно если на тот момент он был человеком!
        Но зачем ему тогда нужна была жизненная сила? Откуда он узнал, как забирать ее у магических существ?
        Возможно, ему попалась книга с запретными заклинаниями, но эта версия была слишком слабой. Потому что навряд ли человек без подготовки смог бы разобраться в этой книге.
        Значит, был кто-то другой, кто мог поделиться знаниями с обиженным на весь мир мальчишкой. И возможно, что именно ему - этому неизвестному, требовалась магическая и жизненная силы.
        Но кому она могла именно требоваться? Не одно убийство, и даже не пять, а десятки во всех городах.
        И тут я вспомнила гроб, который мы раскопали на кладбище. Лич, находящийся там, пропал, будто сквозь землю провалился, но на самом деле просто вышел по выкопанному тоннелю. Чуяла моя пятая точка, что выйти он смог именно в тот момент, когда мы сняли защитные чары с кладбища, чтобы освободить призрака покойного мэра, что стал узником чужой могилы.
        Но что, если нас специально привели на это кладбище? Что, если нападение на ведьму было спланировано таким образом, чтобы мы специально попали на это кладбище и освободили призрак мэра, заодно высвободив и очнувшегося лича?
        А пробудиться он мог заранее, если кто-то, кто выкопал тоннель, добывал для него магическую и жизненную силу, но вначале кто-то вывел из сна того, кто был связан с личом кровью или нерушимыми узами.
        И тут мы возвращаемся к оборотню, которого так и не нашли. После пробуждения лич всегда слаб. Даже учитывая то, что его пытались подкармливать, особая сила ему была недоступна, а чтобы восстановиться целиком, ему нужно было занять чье-нибудь тело.
        Что может быть лучше, чем занять тело опасного хищника? Оборотня. И тогда мы возвращаемся к убийству гнома. Подпитавшись его жизненной энергией, лич наверняка ощутил себя гораздо лучше. Мы подумали, что оборотень был отвлекающим маневром, но нет, он и был нашим преступником.
        Однако личу было мало, а оборотень - существо слишком заметное, тогда как альтернатива зазывно лежала на поверхности. Все это время Гарнасу удавалось не раскрыть себя, находясь под защитой капитана, под защитой образа несуразного мальчишки, и при этом он мог свободно посещать все города, курируемые капитаном.
        И тогда лич решил сделать то, на что у него хватило бы сил. Он занял тело Гарнаса, наверняка управляя его разумом. Зачем мальчишке устраивать эту битву? Слишком незначительный повод, если его не накрутили, не науськали, не взрастили в нем ненависть.
        А зачем эта битва личу? Почему он закрылся мертвяками?
        Потому что сейчас был уязвим, а уязвимы личи лишь в момент, когда питаются. Когда тянут магическую энергию, которой тут целая прорва. Вот почему отказались работать кристаллы и артефакты - магию из них просто вытянули.
        - Гарнаса поработил лич! Нельзя использовать магию!
        Мой крик ужаса, осознания перекрыл и лязг металла, и страшные хрипы, и рык, и ругань офицеров городской стражи. Отвлекшись на мгновение, Жозеф бурно выругался и погасил черное пламя на своей ладони. В ход теперь шло только оружие, которого было не так уж и много.
        Сбросив в дурно пахнущую толпу очередное зелье, я сжала ведьмовской кулон, призывая маму и вообще всех ведьм.
        Ведьма попала в беду - именно так звучал мой сигнал. Никогда не думала, что мне придется использовать его. Никогда не думала, что буду всеми силами молиться, чтобы этот сигнал сработал.
        Потому что выстоять мы сможем только в двух случаях. Или не используя магию, или используя за раз столько, чтобы лич ею захлебнулся.
        Резко спикировав, я вновь попросила метлу превратиться в лопату. Скольким мертвякам я попросту снесла головы? Не счесть, но их было слишком много. Даже тогда, когда над полем появилась новая дежурная ведьма, вызывая у меня облегчение на доли секунды, количество зомби не уменьшилось.
        - Что у вас тут творится?! - спикировала она рядом со мной, разбрасывая пузырьки с зельями.
        - О, свет моей… фуууух… Да отвяжись ты! - ногой оттолкнул Ордин назойливого мертвяка. - О чем я? Ах да! Прелестная… фуух… на свидание бы нам с вами.
        - Вы сначала с хвостом останьтесь, - посоветовала девушка, кокетливо превращая свою метлу в вилы.
        Я отвлеклась.
        Не должна была, понимала, где нахожусь, но отвлеклась на мгновение, услышав крик Патрика. Маг солнца в одиночку отбивал от парня с десяток мертвяков, а они нападали ожесточеннее, чуя кровь, что шла из рваной раны на руке.
        Фактически одна рука Патрика просто висела.
        И да, я отвлеклась, что чуть не стоило мне жизни. Услышав страшный хруст за своей спиной, оборачивалась словно в замедленной съемке, отмечая каждого. Капитана, который не подавал признаков жизни, лежа у стены. Его охраняли лишь двое. Только двое остались на ногах у ворот.
        Я видела мага солнца. Величайшего мага, который не мог воспользоваться своей силой из-за туч, что закрывали солнце. Мертвяки просто скрыли от меня и его, и Патрика. Парень больше не кричал.
        Я видела Алдина. Алдина, который пытался прорваться сквозь купол из мертвяков, чтобы добраться до лича и отвлечь его от управления нежитью. Зомби рьяно защищали своего хозяина, едва не разрывая некроманта на части.
        Я видела Ордина. Трансформировавшись лишь наполовину, он защищал ведьму, которая выкидывала флаконы один за другим, не видя, как со спины подкрадывается зомби.
        И я не видела. Я тоже упустила момент, а обернувшись, застала Жозефа, что лежал на земле поверх трупов со стеклянным взглядом и огромной рваной раной на шее. Его длинная изогнутая сабля надвое раскалывала череп мертвяка.
        Он подставился. Подставился, чтобы защитить глупую ведьму.
        Тишина. Я не слышала ничего, ни единого звука. Ноги подкосились сами собою, и уже ничто было не важно. Ни город, ни горы трупов, ни мертвецы, против которых мы изначально были бессильны.
        - Кот, - позвала я фамильяра омертвевшими губами, не веря, отказываясь верить своим глазам. - Кот! Спаси его!
        - Я не могу, Селена, - вынырнула черная голова из-под моих волос. - Я не могу. Он нам никто.
        - Он… - Слезы скользили по щекам, затуманивая взор. Меня словно душили за горло, так сильно я задыхалась. Не верила своим глазам, просто не могла поверить. - Кот, я без него не смогу. Слышишь? Не смогу!
        - Тогда ставь защиту.
        Я знала, прекрасно осознавала, что фактически сейчас прибавлю сил личу, но разве это имело значение тогда, когда мы проигрывали?
        Выставив защитный купол для каждого живого существа в радиусе ста метров, я окончательно уселась на землю и взяла Жозефа за руку, чувствуя обманчивое тепло. Сжимала крепко, так сильно, словно это могло что-то изменить. Но разве можно отпустить того, кого любишь?
        Я дышать не могла, захлебываясь болью. Меня словно разрывало изнутри, раздирало душу на части.
        - Селена, соберись! - цапнул меня Кот, возвращая к реальности. - Ты берешь в мужья ведьмака? Готова делить с ним дом, пищу, магию и сердце?
        - Готова, - выдохнула я приглушенно.
        - Ты готова брать то, что он может дать? Готова отдать больше, чем можешь предложить?
        - Готова, - повторила я, ощущая едва заметный аромат мяты.
        Он всегда сопровождал ведьмовской обряд разделения сердца. Выходя замуж, ведьмы в прямом смысле отдавали часть себя. Это и позволяло использовать запасные жизни фамильяра для того, чтобы помочь своим любимым. Конечно, если жизнь их еще теплилась на кончиках пальцев.
        - Ты готова забыть о том, кто ты? Готова отречься от семьи и магии? Готова служить своему супругу?
        - Не готова, - ответила я.
        Аромат мяты стал гораздо сильнее. Он ударил в нос, заполняя легкие, опутал и меня, и Жозефа. Маленькие листики оплели наши запястья, выстраивая брачный рисунок. Я держалась из последних сил, тогда как внутри меня клокотала настоящая буря.
        Я ненавидела лича! Я ненавидела мертвых! Я ненавидела Жозефа за то, что он ринулся меня защищать! Если бы не обряд, который нельзя было прерывать, я бы с удовольствием от души пнула ведьмака! За то, что посмел подставиться и умереть!
        - Селена, ты уверена? Это ведь твоя жизнь, - вдруг ударился Кот в нотации.
        - Делай! Мы теряем время!
        Из защитного купола я фактически вывалилась, сбивая с ног толпу мертвяков. Рассредоточившись по территории, они липли на защиту, словно мухи на котел с неудавшимся варевом.
        А я не могла. Просто не хотела видеть. Пока я не видела, у меня оставалась надежда на то, что мой фамильяр сможет отдать Жозефу одну из своих жизней. Теперь мы были связаны. Посмертно.
        И эта связь должна была помочь оживить ведьмака.
        Должна была.
        Слезы скользили по моим щекам непроизвольно. Ярость поднималась волнами, умножая, восполняя мои силы. Почувствовала, прекрасно ощутила, как поменялись мои глаза, а вместе с ними поменялось и отношение.
        Больше не было разума, не было правил, не было ограничений. Была только ведьма и ее магия, сносящая все на своем пути. Мне даже не нужны были заклинания. Ураган - вот что обрушилось на толпы зомби, снося, закручивая плоть, с корнем вырывая травы и растения.
        Город? Плевать я хотела на город! Я должна была попробовать убить лича, заполнив его до отказа собственной магией, потому что других вариантов у меня не имелось. Впрочем, убить - это было сильно сказано.
        Но я должна была хотя бы попробовать. Попробовать продержаться до того, как прилетит помощь.
        Если вообще прилетит.
        Я уже не осознавала, что творю. Выбрасывая чистую магию, я произносила заклинания - любые, что только приходили на ум. Слабела - с каждой секундой, с каждым вдохом, но упрямо продолжала вычерпывать из себя силу, истощая.
        Осталось ли хоть что-то от Кентерфила? Хватит ли мне сил и дальше удерживать защиту? Остался ли кто-то в живых кроме меня и Кота? Удалось ли фамильяру воскресить Жозефа?
        Серое небо больше не было серым. Тяжелые, будто свинцовые тучи затянуло в огромную воронку, в самом центре которой стояла я. Я видела лишь клочок неба. Маленький темно-синий клочок, меньше окошка, что становился все шире, начиная распадаться.
        В тот момент, когда я упала, по темнеющему небу заскользили сотни черных метел. Но раньше, чем я окончательно потеряла сознание, моя магия распалась, обрушая на траву настоящий град из мертвяков.
        В первое мгновение мне показалось, что один такой упал и на меня, но до боли знакомый аромат ударил по носу, а чужие пальцы нашли мои, переплетаясь. Теплые, действительно теплые пальцы.
        Закат догорал. Магия всех цветов и оттенков заполняла черное небо. Где-то там ведьмы окружали лича, захватывая его магией, пеленая, сковывая, заполняя собственными чарами до невменяемого состояния.
        - Теперь ты не отвертишься, Селена, - прошептал Жозеф, слегка приподнимаясь надо мной.
        - Я уже не отвертелась.
        ЭПИЛОГ
        - Что? Собираешь чемоданы, неблагодарная? - заглянул в мою спальню Кот, состроив обиженную моську.
        - Прекрати. Ты сегодня уже получил по рыбешке ото всех, - усмехнулась я наглости фамильяра.
        - Да что там было этой рыбешки? Я даже вкуса не почувствовал!
        - Зато мы все отлично ощутили запах. Все, Кот, прекращай стенания. Твои заслуги гораздо меньше твоей жадности.
        - Да я всех спас! Я на своих плечах всех вас вынес с поля боя… Я…
        - У тебя нет плеч, а спас ты только Жозефа, который, между прочим, каждый день покупает тебе целую корзину рыбы, думая, что я об этом не знаю. Все, Кот, пора уезжать.
        Три месяца моей практики пролетели как один миг. Ну, точнее, пролетели последние два с половиной месяца, потому что за это время в Кентерфиле ничего ужасного не случалось, если не считать ужасным то, что город фактически отстраивали заново после того, как из столицы выделили деньги. В стройке даже мэр собственноручно участвовал!
        А вот первые две недели…
        Их я запомню, наверное, на всю жизнь.
        Забрав чемодан и саквояж, я еще раз осмотрела комнату, мысленно прощаясь с этим местом. В последний раз спускалась вниз по этой лестнице, в последний раз стояла в холле, с улыбкой принимая от Валенсии чашку ароматного отвара.
        Мне не верилось, что я уезжаю, что мы уезжаем, но мне действительно пора было возвращаться в столицу, чтобы забрать из ведьмовской школы диплом. Ведь практику мне все-таки подписали.
        - Селена, - окликнул меня Патрик, выглядывая из дверного проема в приемную. - Капитан вызывает всех к себе в кабинет.
        - Хорошо, иду.
        С сожалением вернув на столик чашку, я поднялась и последовала за парнем. Сегодня он выглядел уже гораздо лучше, чем два месяца назад. Моя мама собирала его по кусочкам, но в итоге оно того стоило. Целители, присланные из столицы, сумели поднять на ноги практически всех.
        Даже Гарнаса, из которого вытащили лича. Когда парень наконец-то пришел в себя и достаточно окреп, то полностью подтвердил мою версию. Именно так все и было. Только никто из нас не знал начало.
        Парнишка оказался на кладбище совсем не так, как принято туда приходить. Однажды им вместе с капитаном пришлось ночевать в лесу: старый мост между городами рухнул, а пройти через реку не представлялось возможным.
        Отойдя от лагеря на небольшое расстояние, Гарнас вдруг провалился в тоннель, что был скрыт за ветками и кустами. Так он нашел гроб, в котором был захоронен и уже пробужден лич. Парень не знал, что это лич, а потому подошел слишком близко и сопротивляться его влиянию уже не смог.
        - Я будто понимал, что делаю, но совершенно не осознавал, что творю. Не я управлял собой, своими эмоциями, своей жизнью. Я лишь смотрел со стороны, наблюдал и ничего не мог с этим поделать.
        Верить на слово Жозеф парню отказался категорически: слишком серьезные обвинения были ему предъявлены, так что из столицы был привезен специальный одноразовый артефакт, определяющий правду и ложь. Он подтвердил слова Гарнаса, а капитан наконец-то смог выдохнуть.
        Несмотря на то, что гном держался отстраненно, я прекрасно видела, как ему тяжело. Впрочем, правду рассказывать всегда непросто, но господин Апарти справился и с этим. У меня вообще создавалось ощущение, что мужчина несокрушим, как скала.
        Невозмутимее господина Апарти оказался разве что Алдин. Когда ведьмы наконец прилетели на помощь, со слов моей мамы он встал, отряхнулся, скинул с себя оторванные части мертвяков, поздоровался с ведьмами, предложив им свою помощь, и… упал.
        Лечение ему назначили в столице.
        - Итак, буду краток, волосинки на заднице выдры, - начал свою речь капитан, едва мы расселись у него в кабинете. - Патрик, пока мой сын находится на лечении, ты временно, а может, и не временно станешь моим помощником, но не слишком рассчитывай на поблажки.
        Мы похлопали ради приличия, хотя парнишка выглядел не очень веселым. Впрочем, я его понимала. Кто захочет копаться в бумажках, когда вокруг столько нераскрытых преступлений? То-то и оно, но Патрику действительно нужно было немного отдохнуть после всех этих приключений. Парню хорошенько досталось.
        - Бельман, у меня к тебе отдельный геморрой. Сам понимаешь, хорошего следователя днем с огнем не сыщешь, и, пока я его ищу, это место займешь ты. Имей в виду, я с тебя три шкуры сдеру и четвертую следом.
        Маг солнца лишь улыбнулся в ответ на тираду. Все мы прекрасно понимали, что назначение совсем не временное. Просто капитан не умеет хвалить.
        - Ну а от тебя, блохастый, я решил избавиться. Пусть пропускная стража мучается с новым капитаном. Им как раз хвостатого не хватает, чтобы вспомнить о том, что на работе нужно работать.
        Ордин светился как начищенный котел. В его глазах так и читалось, что он уже знает, как воспользуется своей новой должностью. Даже расстраивать его не хотелось. Увы, одна дежурная ведьма уже положила на него глаз, а если ведьма что-то решила…
        - И, конечно, больше всего я рад выпнуть из города вас, мои голубки, - посмотрел господин Апарти на нас с Жозефом, а мы весело переглянулись. - Жозеф, твой контракт закончен, перевод в столицу я уже подписал. Что касается вас, госпожа ведьма, ваша практика тоже подписана, к всеобщему несчастью. Надеюсь, что столица устоит.
        Капитан замолчал, оглядывая всю нашу разношерстную компанию. Хватило мужчины всего на мгновение.
        - Ну и чего расселись? Живо проваливайте! У меня еще работы полно вашими стараниями.
        Обратно в приемную мы возвращались все вместе. Прощание вышло коротким и каким-то смущающим. Обнявшись напоследок с Валенсией, я взяла саквояж, а мой чемодан мигом оказался у Жозефа. Подмигнув мне, ведьмак открыл дверь, а там…
        Черные, белые и красные цветы переплетались между собой, основывая яркую арку. На площади перед зданием городской стражи собрались все горожане. Они хлопали, кричали и так громко радовались, что я ненароком передумала уезжать.
        Ровно на секунду.
        - Госпожа ведьма, вы помните, что вы обещали господину следователю? - хитро прищурился Патрик. - Вы сказали, что если мы выживем, вы выйдете за него замуж. Пора исполнять обещанное.
        - Кажется, я еще сказала, что город при этом должен устоять, - проснулась во мне вредная ведьма.
        - Если ты сейчас не согласишься, город не устоит повторно, - улыбнулся ведьмак, касаясь ладонью моей щеки.
        - Да мы же уже женаты! - возмутилась я. - По законам ведьм!
        Жозеф не смягчился ни на грамм, продолжая сверлить меня взглядом, полным нежности. У меня аж холодок по спине побежал, потому что этот взгляд я очень даже знала. С таким же взглядом Жозеф обещал мне незабываемую брачную ночь, которой, кстати, до сих пор не случилось.
        - Шантажист, - покачала я головой, чтобы пристыдить мужчину, но какой там! - Ответишь на один вопрос? Как ты оказался в Кентерфиле?
        - Разгромил половину столицы, пытаясь отыскать банду вампиров. Теперь поженимся?
        Ура! Оказывается, на перевоспитание отправляли не только меня!
        Нас поженили повторно, не отходя от здания городской стражи. Мэр произнес красивую речь, мы обменялись человеческими кольцами, которые притащил нам откуда-то Бельман, но на самом деле эта церемония ничего не значила.
        Потому что по законам ведьм мы уже были женаты, а обряд по правилам ведьмаков нам еще только предстоял. К нему придется готовиться целый месяц.
        Правда, подарки нам дарили настоящие. Мужская половина одаривала ведьмака коробочками, в которых были наборы с костями. Из них нужно было собрать то или иное животное. Отличный подарок в свете последних событий!
        Женская часть города подошла к подаркам более ответственно. Тут были и расшитые сорочки, и постельные принадлежности, и полотенца, и много чего еще полезного для женщины, но не для ведьмы.
        Для ведьмы был только один подарок - от мадам Боржуа и ее племянниц. Впрочем, он был даже не для меня. Черному Коту подарили чисто черную кошку. На воспитание.
        На вокзал нас провожали со слезами на глазах. Набившись на перрон, в вагон нас фактически затащили. Сердобольные старушки махали белыми накрахмаленными платочками, а дети кричали: «Ура», бегая по платформе.
        Поставив саквояж на нижнюю полку, я присела у окна, с улыбкой мысленно прощаясь с этим городом и с его замечательными жителями. Настолько замечательными, что, скучковавшись с одной стороны, они дали нам с Жозефом рассмотреть громадную вывеску, что пряталась за их спинами:
        «ПРАВИЛА ВЫЖИВАНИЯ В ГОРОДКЕ КЕНТЕРФИЛ:
        Никогда не вставайте на пути у Светлой ведьмы, если до получения разрешения на магическую деятельность ей остался всего один шаг - отработать три месяца при городской страже!
        Никогда не вставайте на пути у Темного ведьмака, если до истечения срока его рабочего контракта следователя осталось всего три месяца!
        И не дай Боги, если они встанут на пути друг у друга!
        Тогда всем злоумышленникам придется спасаться бегством; неведомой силе, выпивающей магию волшебных существ, рекомендуется похоронить себя на ближайшем кладбище, а горожанам остается просто прятаться, потому что нет ничего страшнее, чем эти двое на одной территории».
        - Как это нет? - возмутился Кот, прилипнув к окну, пока мы с Жозефом громко смеялись и даже ненароком целовались. - Есть! Самое страшное, если ведьма вредная, а ведьмак влюбился. Вот где стоит бояться!
        ***
        МЕСЯЦ СПУСТЯ
        - А я тебе говорю, что это была моя идея! - спорила госпожа Таль до хрипоты. - Куда вы вешаете сушеных летучих мышей? На потолок вешайте, я сказала! К паукам!
        - Да когда это была твоя идея? - возмутилась моя мама, сверяя списки гостей. - Это я с самого начала говорила, что моя Селена захомутает твоего ведьмака. Нет же, поперлась помогать. Вот чего, спрашивается, полезла? Дети сами неплохо разобрались.
        - Это тогда, когда чуть не издохли от лича, госпожа Верховная? - с ехидством поинтересовалась моя свекровь.
        - Это тогда, когда поженились без твоего длинного носа. Так… А где у нас невеста?
        Где только невеста не была в этот день. И в подполе большого темного замка пряталась, и на крышу лазала, и даже на кухню пробиралась, но больше медлить было нельзя.
        Развеяв окно на первом этаже, я бессовестно - под стать нашим родителям - вылезла в окно, спрыгивая прямо в клумбу, которую, между прочим, вырастили специально для нашей с Жозефом свадьбы.
        Пятой по счету, чтоб госпоже Таль долго жилось. Вы бы видели мое платье! Три ниточки на двух иголочках! Да как я гостям покажусь?!
        Пробежавшись по траве, я выбралась через калитку на узкую улицу. Этим ходом обычно пользовались слуги - так рассказывал Жозеф, но все чаще тут можно было заметить меня и черный экипаж, который ведьмак любезно отдал в мое распоряжение.
        Запрыгнув в карету, я стукнула по стене ладонью, тем самым приказывая кучеру трогаться. Идея у них, понимаешь ли! Одна в глухую глушь отправила, вторая женить приезжала. У-у-у, ведьмы! Ну ничего, вот сейчас подпишу контракт - и поминай как звали.
        Городская стража в столице была разделена на несколько отделений. Лично я ехала в самое центральное, и ехала я потому, что метлу у меня отобрали еще на прошлой неделе. Чтобы не сбежала. Но разве настоящую ведьму может что-нибудь остановить?
        - Дамочка, вы куда? - окликнул меня секретарь в приемной.
        - Я записана к господину старшему следователю на два часа, - прокричала я уже на ходу, вваливаясь в просторный кабинет, где проходило совещание. - Подписывайте! - выдохнула я, бросая на стол уже заполненное заявление.
        - Как вы смели ворваться сюда? - раздалось откуда-то сбоку.
        - Все нормально, - осадил своего подчиненного господин старший следователь, придвинув к себе лист бумаги. - Извините, господа, но мы продолжим через полчаса.
        Кабинет освобождали очень медленно. Ну или это для меня время тянулось как протухшее зелье. Побарабанив пальцами по столу, я без разрешения уселась на стул.
        - Почему вы хотите работать именно в нашем отделении? - протянул мужчина, наконец отрывая взгляд от заявления.
        - Потому что меня не берут ни в какое другое. По настоянию вашего отца. Так что, подпишете, господин следователь? Я отсюда выйду только с подписью!
        - Вас дезинформировали, госпожа ведьма, - улыбнулся Жозеф лукаво. - Вас не берут по моей настоятельной просьбе. А если подпишу, что мне за это будет?
        - Я разрешу вам не приходить на нашу свадьбу, - тоже не удержалась я от улыбки.
        - Ну нет. Так не пойдет. Хватит бегать от меня, Селена. Даже твой Кот уже согласился, а ты все продолжаешь отрицать. Ты ведь и так моя жена. И вот свою жену я бы с удовольствием взял к себе на работу…
        - Шантажист! - восхитилась я его продуманности.
        Впрочем, я прекрасно знала, что свадебный обряд по законам ведьмаков - это лишь дело времени. В конце концов, мы уже целый месяц живем под одной крышей и даже в одной спальне. Просто… ведьминская гордость требовала немного помучить жениха.
        - Какой есть. Так что? Ты даешь мне честное ведьминское?
        - Даю, - решительно кивнула я.
        В конце концов, через шесть часов состоится наша свадьба. Я подарки хочу!
        - Отлично, у нас новое дело, - не глядя поставил супруг подпись в моем заявлении. - В столице орудует банда вампиров.
        - Это те вампиры, из-за которых тебя сослали в Кентерфил?
        - Ага. - с предвкушением улыбнулся ведьмак. - До вечера успеем?
        - Разгромить столицу? Да запросто!
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к