Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.
Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Коуст Дора / Все Мы Немного Ведьмы: " №02 Ведьма По Призванию " - читать онлайн

Сохранить .
Ведьма по призванию Дора Коуст
        Все мы немного ведьмы #2
        Правила выживания для попаданок:
        Никогда не спасайте прекрасного незнакомца, если не хотите все время встречать его на своем пути. Даже если он дьявольски красив и смертельно ранен на голову!
        Никогда не разговаривайте со странным котом, если не хотите получить фамильяра-клептомана. Даже если он нагло ворует вашу еду прямо у вас под носом!
        И никогда, никогда не отправляйтесь в путешествие по другому миру, если не хотите участвовать в опасных приключениях. Даже если это ваш единственный шанс вернуться домой!
        Что? Вы уже все это сделали? Тогда от всей души поздравляю и утираю скупую слезу. Из глубокой-глубокой и темной-темной нам придется выбираться вместе!
        Коуст Дора-Ведьма по призванию
        Глава 1
        Попаданки бывают разные
        - Он должен сам тебя найти! - наставлял меня Лео, шурша по кустам. - Не смотри на них! Просто чувствуй!
        - Если я закрою глаза, чувствовать будет уже некому! - резко ответила я, с трудом прорываясь сквозь заросли и колючие ветки. - Тут бугор на бугре и бугром погоняет!
        - А я тебе говорю, что ты должна почувствовать! - мельтешил пушистый рыжий хвост справа от меня.
        Тяжело вздохнув, я остановилась и закрыла глаза. Вот была на сто процентов уверена, что нужный прутик таким способом все равно не найду, но попробовать стоило. Еще немного, и ночь вступит в свои права, а в темноте оставаться одной в лесу не хотелось совершенно. Мало ли кто тут водится и чем питается? Стать чужим ужином я не планировала ни сегодня, ни завтра!
        Сделав еще один вдох, я медленно выдохнула и попыталась расслабиться. Казалось, что слева от меня появилась какая-то странная пульсация. Повернув голову, так и не открывая глаз, я едва не шарахнулась в сторону от неожиданности, увидев маленький огонек, едва-едва трепыхающийся.
        Обрадовавшись тому, что так легко отыскала прутик для своей первой в жизни метлы, я на ощупь полезла через кусты, ломая все вокруг и цепляясь и без того изорванным платьем за колючие ветки.
        Достаточно приблизившись к огоньку, чтобы не потерять его из виду, я распахнула глаза и...
        - Да чтоб вам жилось долго и счастливо! - выругалась я, узрев утопленника.
        Утопленник в ответ мирно лежал на берегу, омываемый грязными водами зловонного зеленого болота. Вот почему тут так воняло! А я грешным делом на прожорливого кота косилась!
        - Ильгальда, ты чего? - выскочил вслед за мной на берег Лео.
        - Галя я! - раздраженно повторила я в который раз.
        - Да как скажешь! - мигом пошел на попятную рыжий котяра и наконец-то посмотрел туда, куда смотрела я. - Мать моя кошка! Мужик!
        - Боюсь, что в таком состоянии уже нет, - философски заметила я, размышляя над тем, подойти или все-таки мимо пройти.
        Инстинкт самосохранения настаивал на втором варианте, а надежда тихонечко скребла мою руку, несчастным взором заглядывая мне в глаза. «Ну а вдруг это наш принц? Мы его столько лет ждали!» - шептала она, осматриваясь в поисках коня. Дохлый конь, как ни странно, мимо не проплывал.
        Попытавшись договориться с совестью, я плюнула на это неблагодарное дело. Сколько лет себя помню, она всегда выигрывала, так что зря терять время я не стала. От нависающей темноты и без того становилось страшно, а нам еще дохлого мужика щупать на предмет его живучести.
        - Лео, а ну, прекрати! - гаркнула я, заметив, как кот пытается лапами снять массивный перстень с чужого пальца.
        - Да он ему уже все равно не нужен, а нам за крышу над головой придется чем-то...
        Тихий стон, раздавшийся из комка водорослей, закрывающих чужое лицо, напугал и меня, и кота. Лео так вообще прямо в воздухе подпрыгнул, едва не бухнувшись в воду. Я же, наоборот, поспешила оттащить несчастного от воды.
        Если стонет, значит, шансы на выживаемость есть!
        Мужчина оказался тяжелым. Я тянула его за скользкие руки, а кот тащил меня за драную юбку платья. Так мы и доползли до кустов, где я решила остановиться на ночь. После кросса в три-четыре метра ночной лес уже не казался таким страшным, а кусты и вовсе стали поразительно мягкими. Вытерев пот со лба, я сделала последний рывок - туда, где не было колючих веток и луна хорошо освещала бесконечную зелень.
        - Добьем? - предложил Лео, с надеждой приглядываясь к перстню.
        - Ага, - кивнула я, падая на землю рядом. - Я же его именно для этого и тащила.
        - Тогда хоть посмотрим давай, каков улов.
        Осторожно убрав водоросли с чужого лица, я на миг замерла, перестав дышать. Теплый ветер трепал мои распущенные рыжие волосы. Вьющиеся пряди лезли в рот, но нисколько не мешали разглядывать лицо прекрасного незнакомца.
        Лично я таких красивых мужчин видела только по телевизору. Остатки водорослей, затесавшиеся в коротких черных волосах, нисколько не портили впечатление. Проведя кончиком пальца по округлому подбородку, я почувствовала колючки щетины. Чуть пухлые губы, маленький рот - всегда считала, что для мужчины это идеальное сочетание.
        Неидеальным, на мой взгляд, был нос - широкий, но он хорошо гармонировал с густыми бровями. Пришла шальная мысль, что дай этот нос, эти брови и эти губы кому-нибудь другому - и от былой красоты не останется и следа, но здесь, в этом мужчине, все эти черты сочетались идеально.
        Да с него хоть прямо сейчас портрет пиши!
        - Ага, посмертно, - брякнул Лео, тонко намекая на то, что последнюю фразу я произнесла вслух. - Ты это, дышать только не забывай, а то рядом ляжешь.
        - Да ну тебя, - отмахнулась я, с самым серьезным видом осматривая чужую одежду на предмет ран. Крови мною замечено не было, что являлось плюсом, но усложняло понимание того, что произошло с незнакомцем. Не придумав ничего лучше, я решительно заявила: - Чтоб тебе к утру выздороветь!
        Ничего не произошло. Собственно, и не должно было, ведь я сама сказала: к утру.
        - Что? И на этом все? Даже раздевать не будем? - Кот накрыл перстень лапой.
        По лапе и получил!
        - Сам высохнет. Сейчас только костер соорудим.
        В темноте искать пригодные для костра ветки было той еще невыполнимой задачей. Психанув через некоторое время, я от всей души пожелала, чтобы молния ударила в иссохшее и уже явно погибшее дерево. Кот от страха запрыгнул мне на руки в тот самый миг, когда в абсолютно ясном небе прогремели раскаты грома и сверкнула молния, угодившая прямо в дерево. Замена костра запылала.
        - Слушай, Галлия, а ты страшная женщина! - прохрипел Лео и был тут же выкинут в кусты.
        - Галя я! - повторила, собственно, я и улеглась прямо на траву, приминая ее своим телом.
        Спать хотелось жутко, так что в сон я провалилась сразу же. В сон тревожный, наполненный страшными и удивительными воспоминаниями сегодняшнего дня. Дня, когда я неожиданно для себя оказалась в чужом мире.
        В своей размеренной жизни я в последнюю очередь могла представить, что когда-нибудь очнусь в центре пентаграммы, залитой кровью. Нет, я, конечно, знала, что и в наше время полно придурков, у которых не все дома, но как-то не предполагала, что стану жертвой одного из них.
        В темном затхлом помещении без единого окна, несмотря на простор, нечем было дышать. Мало того, что свечи, окружающие меня, нещадно чадили, так еще благовония благовоняли на всю округу. Именно из-за них создавалось стойкое ощущение, будто я попала прямиком в индийскую лавку.
        Но на этом обзор прекрасного не заканчивался! Настенные факелы, дающие местами тусклый свет, трещали так, что от этого шума разболелась голова.
        И самое странное, что в этом помещении не было ни души. Это позволило мне сесть и осмотреться, но в первую очередь я, конечно, осмотрела себя.
        Игнорировать такую лужу крови было глупо и недальновидно.
        Да во мне столько крови не было, сколько имелось на полу и напиталось в платье. В странное, кстати, платье. Черное, с пышной юбкой, рубашкой и корсетом. А уж чего стоил вид на полосатые черно-оранжевые чулки и смешные ботинки! Да я бы такие никогда не купила!
        Ощупав себя с ног до головы и убедившись в том, что цела, я насторожилась. Где-то в отдалении слышались голоса и гул чужих шагов. Я не понимала ни где я, ни как я тут оказалась, ни почему сижу в такой странной одежде, но на всякий случай решила применить тактику опоссума и притвориться мертвой.
        Правда, ложиться обратно в лужу крови не хотелось совершенно. Я даже губы брезгливо поджала, чувствуя, как неприятно липнет влажная ткань к телу, но без информации ничего не могла сделать, а ее - информации - категорически не хватало.
        - Я провел ритуал согласно вашим описаниям! Почему опять ничего не получилось?! Я должен был стать сильнее! - произнес противный скрипучий голос, а шаги стали значительно ближе.
        - Возможно, мы неверно перевели записи, мой господин? - проблеял второй голос, заметно нервничая.
        - Возможно? Возможно?! Вы были обязаны все перепроверить! - заорал первый, да так, что у меня появилось стойкое желание заткнуть уши.
        - Мой господин, ну вы же понимаете, что древние писания на то и древние. Не все записи хорошо сохранились. Но мы обязательно, вот прямо сейчас все перепроверим!
        - Ваше счастье, что ведьма не сдохла! - прошипел грозный тип и надсадно закашлялся. -Я успел ее вылечить и отдал последние крохи сил! Мне нужен подробный перевод ритуала к завтрашнему утру, иначе на ее место ляжешь ты.
        - А с ведьмой что делать? - жалобно вопросили надо мной.
        - Под замок ее и смотрите, чтобы до утра не подохла!
        Кто ведьма? Где ведьма? Я ведьма?! Да меня еще в жизни так не оскорбляли! Это что тут такое происходит? И главное - где именно находится это чертово «тут»?!
        Я дышала через раз, воинственно отгоняя от себя скользкие щупальца страха. Притворяться тем самым трупом было сложно. Особенно сложно, учитывая, что меня взяли на руки.
        Ну как на руки? Закинули на плечо, словно мешок с картошкой, выбивая из легких последний воздух. И вот как-то мне не понравилась фраза «под замок». А еще мне невероятно хотелось уединиться. Не для того, чтобы поплакать и пожаловаться на свою судьбу. Совсем нет.
        Трудно плакать, когда ты ни черта не понимаешь. Впрочем, кое-что я уже уяснила: некоторое время назад меня чуть не убили, чтобы обрести какую-то силу. Совсем больные! Где пропадают наши доблестные стражи правопорядка? Я за что налоги плачу и плачу?!
        Чуть приоткрыв один глаз, я успела рассмотреть сгорбленный силуэт, прежде чем меня вынесли в коридор. Седовласый старик брезгливо накинул тряпку на пентаграмму и пошел тушить свечи странным металлическим приспособлением. Приспособление побольше имелось и для факелов, но, когда мужчина попытался его поднять, резинка на его замусоленных серых штанах лопнула, оголяя всю правду-матку.
        Ой, мамочки! Дайте это развидеть! Кто ходит в таких длинных рубашках до колен?
        Глаза нещадно слезились. От детины, несшего меня по коридору, пахло так, будто у него под одеждой сдохли десятки мышей. Я пыталась сосредоточиться на чем-то другом, но в темном коридоре не было окон и горели все те же факелы. Холод, дикий и пронизывающий, гулял здесь вместе с ветром, весело надувая мою странную юбку, пока меня почему-то тащили вниз, а не наверх по лестнице.
        Я была бы совсем не прочь увидеть белый свет!
        Запах гнили ударил в нос. Абсолютно не заботясь о моем физическом состоянии, меня закинули в тюремную камеру прямо на гнилое сено. С громким скрипом камера закрылась, а детина ушел.
        Я решила полежать для порядка. Потом еще немного. И еще...
        Кто-то что-то жрал, причем жрал совсем рядом со мной. Чтобы осмотреться, я села и стала свидетелем занимательной картины. Огромный толстый рыжий кот совершенно бессовестным образом вычищал все, что лежало в двух деревянных тарелках, которые, видимо, стояли здесь для меня.
        А есть-то хотелось, даже очень. Последний раз еду в глаза я видела лишь в обед на работе, а это было.
        Давно, в общем, это было.
        - Уважаемый, вас ничего не смущает? - возмутилась я, сложив руки на груди.
        Рыжий кот жрать мигом перестал и медленно обернулся, сверкая своими зелеными глазищами.
        - Ты шо? - пробубнил он с набитым ртом. - Видишь меня?
        - Боюсь, что не увидеть вас не получится в любом случае, - тонко намекнула я на его шарообразные объемные формы и только потом поняла, что он разговаривает!
        В следующую секунду ненормальный разговаривающий котяра кинулся на меня. Сначала я подумала, что сожрать или расцарапать хочет, но потом поняла, что он меня просто лижет шершавым языком, повалив своей немаленькой тушкой обратно в гнилое сено.
        Я так опешила, что далеко не сразу пришла в себя, а этот лохматый явно пользовался моей дезориентацией - терся об меня своей головой, бурчал себе под нос что-то невразумительное, но отчетливо расслышать я смогла только одну фразу:
        - Ты меня видишь!
        - Да вижу, вижу, - с трудом сдвинула я его тушу с себя и поднялась.
        Просто старалась не думать о том, что платье теперь пропитано не только кровью, но еще и гнилью.
        Заглянув в пустые тарелки, укоризненно посмотрела на пристыдившегося кота. Он мгновенно сделал жалостливые глаза, будто его минимум неделю не кормили.
        - А что, другие не видят? - поинтересовалась я, все еще привыкая к тому, что кот разговаривает.
        Или я сошла с ума, или это какой-то уж слишком реалистичный сон.
        - Никто не видит, - тяжело вздохнул котейка, повесив хвост. - Как ведьма моя померла, так и скитаюсь тут по подземелью. А почему ты раньше не сказала, что видишь меня? Я же твою еду все три дня ел.
        - И тебе не стыдно? - грозно посмотрела я на него, а потом до меня дошло.
        Как это три дня? Разве я тут три дня? Да не может этого быть! Я... я не помню!
        - А чего стыдного? Тебя все равно, как и других ведьм, убьют. А я растущий организм -мне кушать необходимо, - обиделся рыжий.
        - Так. С этого места, пожалуйста, поподробнее.
        Оказывается, три дня назад прямо посреди ночи меня сюда принесли. Кот слышал, что меня поймали в лесу и что билась я как горный тролль - до последнего, но победа все равно была на стороне противника.
        Три дня, по словам кота, я ревела белугой, и три часа назад меня из камеры забрали, хотя упиралась я героически.
        Впрочем, меня бы это все равно не спасло. К сожалению, в плену у этих гадов я была не первая и даже не двадцатая. Его ведьма, которую тоже убили, но которая перед смертью успела отвязать от себя своего фамильяра, была похищена прямо в городе посреди белого дня.
        В город этот они прилетели для выполнения заказа. Иногда за ингредиентами для зелий ведьмам приходилось пересекать все королевство.
        Где они, черт возьми, взяли здесь ведьму и королевство?!
        - Понимаешь, опоили нас в местной таверне. На святое покусились - на молоко!
        Очнулись мы уже здесь. Альданза как смекнула, что беда пришла, так сразу связь нашу и разорвала. С тех пор меня никто и не видел, но зато по замку я мог перемещаться свободно и много чего узнал.
        - Например? - спросила я, до сих пор не веря ни услышанному, ни увиденному.
        Часть меня отчаянно надеялась, что это все просто сон. Ну или плод моего разыгравшегося воображения.
        По словам кота, развалины эти когда-то принадлежали некроманту, который свой замок сам и разрушил. Сейчас же здесь незаконно жил старый маг и его приспешники. Долгое время он пытался стать сильнее, используя различные писания и ритуалы, которые для него находили по всему свету и переводили его помощники.
        В одном из таких ритуалов меня, ну то есть явно не меня, а кого-то другого, и угораздило поучаствовать. И, судя по всему, ее все-таки убили, но почему, как в этом деле оказалась замешана я?
        Я верила в то, что после смерти мы перерождаемся и вновь находим свою судьбу, но как-то представляла себе это иначе. Я ведь должна была снова родиться, а не очутиться в своем теле непонятно где.
        А тело точно было мое! И руки мои, и волосы, и даже родинка на запястье! Другого объяснения случившемуся я не находила, хотя и в это верила с трудом.
        Да у меня просто в голове не укладывалось, что можно очутиться... явно в чужом мире! Ведьмы, маги, некроманты и разговаривающие коты! Если я сейчас лежу в психиатрической больнице, то мне должно быть или очень плохо, или очень весело!
        Про обмен душами, кстати, кот ничего не знал и о такой магии никогда не слышал. Лишь развел лапками в стороны, сказав, что меня, видно, просто головой об пол ударили сильно, вот и не помню ничего о себе.
        Но я-то помнила! Абсолютно все помнила до того момента, как оказалась здесь - в центре пентаграммы. И падение в открытый люк помнила - чернота и боль обрушились одновременно; и как с младшей сестрой по телефону по дороге домой разговаривала - эта шестнадцатилетняя зараза снова сбежала из дома и отправилась в ночной клуб, в который ее даже пускать не должны были.
        А ведь пустили, потому что выглядела Зоя так, будто это ей было двадцать три, а не мне.
        В отличие от меня у нее и грудь была третьего размера, и косметикой она пользоваться умела, и одевалась так, будто через пять минут должна была присутствовать на кинофестивале, где ей лично вручит награду известный актер.
        Что же касалось меня, я не отличалась ни пышными формами, справедливо полагая, что не в третьем размере груди счастье; ни нежными чертами лица - никогда не использовала косметику, предпочитая тратить время на что-нибудь полезное.
        Впрочем, жаловаться было не на что: выглядела я на все те же шестнадцать, которые благополучно миновали семь лет назад. И как бы я ни одевалась, все равно казалась подростком. Особенно с вьющимися рыжими волосами и совершенно неподходящими под цвет голубыми глазами.
        Да, я прекрасно помнила, как свалилась в открытый люк, который не заметила. Следующим утром я должна была собрать роскошный букет для одной дамы, которая, видимо, теперь останется без цветов, потому что цветочный ларек этим утром просто-напросто не откроется.
        Возможно, меня даже будут искать. Возможно, объявят пропавшей без вести, а возможно, кто-нибудь еще грохнется в тот люк и, приземлившись на мягкое, то есть на меня, выживет и позовет на помощь.
        Я тяжело вздохнула. Прошлое казалось чем-то невероятным, далеким, тусклым, тогда как настоящее откровенно пугало.
        - Слушай, а расскажи мне об этом... мире?
        Глава 2
        А ведьмы здесь рыжие
        Кто только не населял этот странный мир!
        Чем больше кот рассказывал, тем шире становились мои глаза. Кроме ведьм, магов, некромантов и говорящих котов, то есть ведьмовских фамильяров, здесь запросто можно было встретить гномов, эльфов, василисков, вампиров и прочую нечисть. Нет, люди здесь, конечно, тоже жили, но в гораздо меньшем количестве, нежели другие расы, отличающиеся долголетием.
        У меня глаза на лоб лезли!
        И да, кот сказал, что я действительно ведьма. Только без метлы, без фамильяра и без остроконечной шляпы, что было очень плохо. По регламенту я обязана была все это иметь, и потеря таких важных вещей могла обернуться для меня наказанием от верховной ведьмы.
        Да, имелась здесь и такая. Самая важная ведьма руководила тринадцатью своими помощницами, а они, в свою очередь, стояли над всеми остальными ведьмами, которые неизменно все, как одна, проходили обучение в ведьмовской школе. Там их учили летать на метле, соблюдать магические законы, различать травы, варить зелья и применять заклинания. В том числе составлять личные заклинания.
        Естественно, как ведьма я была самым глубоким дном. Вот и угораздило же меня!
        Когда москитная сетка с окна девятого этажа на улицу свалилась, я подумала, что это неприятно, но не смертельно. Когда белые рабочие футболки с красным носком постирала, расстроилась, конечно, но народными средствами отбелила. Когда меня машина окатила из лужи, испортив новое светло-розовое платье, я поревела пару часов, но тоже справилась, а тут.
        Я пыталась себя пожалеть. Целый час потратила на это, но, как ни странно, выдавить не получилось ни слезинки. Я не могла поверить в то, что умерла. Да и как поверить, если я сижу сейчас здесь живая и невредимая.
        Может меня этим, как его, порталом перенесло? Ну путешествовали же космические корабли в фильмах через пространство. Может, и я так же?
        - Кот, а может, мы спим, а? - Ущипнув себя за руку, я ойкнула от боли. Но, подумав, что этого недостаточно, ущипнула и кота за ухо.
        - Мя-я-яу тебя! Ты что творишь, окаянная? - встрепенулся рыжий, вздыбливая шерсть.
        - Проверяю.
        Кот бросился на меня повторно! На этот раз он вылизывал мои щеки с таким усердием, что коже больно становилось.
        - Я почувствовал! Я почувствовал, как ты меня ущипнула! - радостно закричал кот. -Раньше помощники мага прямо сквозь меня проходили и я совершенно ничего не ощущал, а теперь! Только я, наверное, через стены больше ходить не смогу...
        Тыкнувшись мордой в решетку, котяра грустно сел на толстую попу и тяжело вздохнул. Я решила его отвлечь:
        - А у меня ведь тоже должен быть фамильяр?
        - Должен быть, - вздохнул котяра. - Но тебя сюда без всего притащили. Может, по дороге помер, когда тебя защищал. Мы, фамильяры, девять жизней имеем, чтобы в нужный момент хозяйку свою спасти. Меня когда хозяйка отвязала от себя, я последнюю жизнь имел.
        Мы грустно вздохнули. Потом погрустили еще немного. И еще немного.
        - Как выбираться будем? - спросила я, чего-то подустав грустить.
        - А у меня ты почему спрашиваешь? У меня магии нет.
        - А у меня что, есть, что ли? - всплеснула я руками.
        - Кто из нас ведьма вообще?
        Я призадумалась. Потом еще немного призадумалась. Нет, конечно, если так рассуждать, то номинально ведьма я - это если верить словам кота. А вот на практике.
        - А что делать-то нужно?
        - Ну. заклинание произнести можешь? - повернулся ко мне кот, обняв свои лапы пушистым хвостом. Зеленые глазища блеснули интересом.
        Посмотрев на железную решетку, я неуверенно произнесла:
        - Чтоб ты проржавела?!
        Дверь моей временной - и теперь я точно знала, что временной, - тюрьмы неожиданно покрылась ржавчиной и с тихим треском осыпалась на пол. У кота челюсть встретилась с полом, а я просто не верила своим глазам.
        Это кто? Это я сделала?
        - Это какое-то новое заклинание? - ошарашенно спросил кот, не имея сил отвести взгляд от грязно-оранжевой трухи.
        - Ага. Только что придумала, - не менее изумленно выдала я.
        - А можешь запеченную курицу наколдовать? - воодушевился рыжий шарик.
        - Не знаю, давай попробуем. Чтоб тебе курица запеченная в лапы упала!
        Я желала от всей души, потому что кушать хотелось не только коту. Мой желудок последний раз ходил на свидание с едой в обед. Ужин я пропустила по причине того, что до дома не добралась, а сейчас, судя по пройденному времени, уже стояла глубокая ночь. А то и к утру дело шло.
        Или здесь время идет по-другому?
        Я едва успела отпрыгнуть в сторону. Огромная куриная тушка с золотистой корочкой упала прямо с потолка.
        Я тихонько начинала себя бояться. Это точно я? Точно-точно я?
        - Слушай, а как тебя зовут? - вспомнила я о манерах, с трудом откручивая куриную ножку.
        И вот даже желания извиняться не было, потому что не каждый день мне попадались говорящие коты. Тут бы кто угодно о вежливости забыл!
        - Леотард, - ответил он со всем достоинством, повыше задрав свой розовый нос, но через секунду снова принялся есть. Да с таким аппетитом, с такой скоростью, что ему можно было только позавидовать.
        - Галина, - представилась я в свою очередь, но кот нахмурился и произнес:
        - Нет. Они тебя называли Ильгальда. Ты просто не помнишь. Надо бы тебе к Верховной ведьме обратиться. Она наверняка сможет твою голову в порядок привести. Да и о пропавших ведьмах доложить надо.
        - Она действительно настолько могущественная?
        По словам Леотарда, верховной всегда назначалась самая отважная, самая опытная и самая сильная ведьма. Она строго блюла за всеми своими подопечными, и обратиться к ней, а точнее, позвать на помощь ее помощниц я могла бы прямо сейчас, будь у меня на шее специальный кулон, позволяющий связаться с другими ведьмами.
        Увы, такого кулона на моей шее не висело и даже в карманах ничего не лежало, а потому пришлось узнавать, как до этой ведьмы добраться.
        - На метле, - выдал Лео простую истину, но так казалось только ему, потому что...
        Ну я же не ведьма! А соответственно, и метлы у меня нет. Но даже если бы была, как на ней летать? Как на ней удержаться?
        - Так, а если ножками? - нахмурилась я, сыто привалившись к противоположной от гнилого сена решетке.
        - А если ножками, то одной небезопасно. У тебя вообще деньги есть?
        - Ага, полные карманы, - продемонстрировала я пустые карманы, вывернув их наружу.
        - Нет, сама ты отсюда точно не выберешься. Мы сейчас, считай, на окраине материка находимся. Разгул преступности, ворье на каждом шагу, беглые каторжники и остальные прекрасные представители своих профессий. Еще немного, и на земли гномов попасть можно. Через всю страну тебе одной точно не пройти. Ведьм хоть и уважают, но то ведьмы, а ты даже постоять за себя не можешь со своей бедовой головой. Ни фамильяра, ни кулона, ни метлы, ни памяти, ни денег. И заклинания у тебя хоть и вкусные, но странные. Плохая из тебя ведьма.
        - Ну спасибо, - прошипела я, обижаясь до глубины души, однако сама же прекрасно понимала, что котяра прав. - В общем, так. Сначала выберемся, а потом решать будем.
        В этот момент по темному коридору, освещенному факелами, прозвучало гулкое эхо чужих шагов. Действовать нужно было моментально, потому что дверца тюремной камеры отсутствовала напрочь, что, увы, сразу заметил грязный и грозный помощник мага.
        - Чтоб тебе на каждом шагу спотыкаться! - прокричала я, вскакивая на ноги.
        Широкоплечий детина в серой рубашке меня, конечно же, услышал, но не поверил в силу моих слов. Шел себе шел, не сбавляя темпа, смотрел так угрожающе, будто одним кулаком меня пришибить готов, но стоило ему оказаться на расстоянии десяти шагов от меня, как мое пожелание сработало.
        Шаг - споткнулся, упал. Поднялся. Шаг - споткнулся, упал. Поднялся.
        Пока помощник мага размышлял о добром и вечном - об убийстве одной бессовестной меня, - мы с котом быстренько обошли его по дуге и направились к черной лестнице. Видимо, мыли ее в последний раз тогда, когда здесь еще жил некромант.
        - Ведьма убегает! Держите ее! - заорал детина своим жалостливым голосом.
        Скупая слеза скатилась по моей щеке - правду сменщица на работе говорила: большие размеры обычно компенсируют что-нибудь маленькое. Например, кошелек.
        Еще двое вышибал появились прямо на лестнице. Один пухленький и низенький, а другой
        - высокий и худой как щепка. Видимо, кормили их в свое время одинаково, но генетику не пропьешь и с солью не прокушаешь.
        - Чтоб вам ослепнуть от моей неземной красоты! - пожелала я, входя в раж.
        Оборванцы тут же повалились со ступенек, вытянув вперед руки. Мы же просто прошли мимо.
        - Слушай, а ты страшная ведьма, - с уважением покосился на меня Лео.
        - Сама поражаюсь.
        Наверху нас уже ждали. Седовласый старик стоял прямо в центре той самой комнаты, в которой я очнулась ранее. Однако нападать он не спешил. Сначала послал вперед своих людей - еще четыре помощника угрожающе скалились и шли на нас с котом, нервно сжимая кулаки.
        Сам маг развел руки в стороны, голову задрал, будто падать спиной назад собрался. Грязно-зеленого цвета субстанция потекла из его рук. Он явно намеревался колдовать, а потому...
        - Чтоб тебе чихать на каждой букве! - пожелала я, посчитав, что самый опасный здесь именно маг.
        Пока седовласый старик заходился чихом, меня успели схватить. Еще бы! Четверо таких бугаев на одну маленькую меня.
        - Да как вам не стыдно, господа?! - возмутилась я. - Чтоб вам руками своими не владеть! Руки у двоих наглецов тотчас же повисли плетьми.
        - Чтоб вы ходить разучились! - пожелала я другим двоим, уже свободно отходя от приспешников чихающего мага. - Так сколько, ты говоришь, они тут ведьм погубили?
        - На моих глазах больше тридцати, - вывел меня Леотард к длинному коридору. На противоположном его конце виднелась массивная двустворчатая дверь.
        - Чтоб вам сгореть вместе с этой крепостью!
        Это было взвешенное, абсолютно обдуманное решение, на принятие которого потребовалось лишь мгновение. В тот же миг за нашими спинами все объяло пламенем. Столько жертв, столько крови - и ради чего? Чтобы один говнюк стал сильнее?
        Нет, я не считала себя рукой правосудия. Не думала о том, что имею право карать или миловать. Мои мысли крутились вокруг одной-единственной правды: я-то уйду, а другим
        - следующим - точно так же, как мне, может и не повезти. Ведь другие ведьмы наверняка тоже умели колдовать, но выбраться они не смогли.
        - Держите ее! Не дайте ей уйти! - кричали из горящего развалившегося замка, пока я совершенно спокойно из него выходила.
        Следовала по каменному мосту, под которым плавали рыбки-людоеды. На рыбок-людоедов не менее плотоядно поглядывал шествующий рядом со мной кот. Собственно, о том, что это страшные тварюшки, Леотард сам и рассказал.
        - Чтоб вам провалиться! - от души пожелала я, и горящий замок рухнул в подвалы, куда тут же потекла вода, наполненная живностью.
        А что? Кто к нам с добром...
        А нет, это не то. Не зли ближнего своего.
        Нет, тоже не подходит. А, вот! Разгневанная женщина не волк, в лес не убежит! Как минимум уйдет неспешно и красиво.
        - Слушай, а ты точно ведьма? - спустя некоторое время обрел дар речи Лео.
        Мы уже вышли за территорию развалин и теперь не торопясь следовали по узкой тропинке, уходя все дальше в лес.
        - Не точно, но какая теперь разница? Главное, что мы оттуда выбрались и больше от рук этих мерзавцев никто не пострадает.
        Собственно, именно так мы и очутились в лесу. Идти пешком кот отказывался категорически, поэтому учил меня искать прутик, из которого я должна была сделать метлу. Но вместо прутика мы на свои головы нашли утопленника.
        ***
        То, что на меня пристально смотрят, я почувствовала отчетливо. Распахнув глаза, лишь немного удивилась, увидев, что к горлу моему приставлен острый, словно игла, клинок с разноцветными камнями на рукояти. Красавец-мужчина, которого я спасла прошлым вечером, опасно нависал надо мной, загораживая утреннее солнце, видимо решив таким способом отплатить мне за свое спасение.
        Ну не такая уж я и страшная, чтобы сразу на меня с острыми предметами кидаться!
        - Ты кто? - потребовали у меня ответа, да таким сногсшибательным голосом, что я на мгновение потерялась в голубых глазах.
        Но тут же себя обругала! Меня тут жизни сейчас лишать будут!
        - А ты кто? - поинтересовалась я с не меньшей наглостью. Кинжал царапнул кожу, вынуждая слегка отодвинуться.
        - У тебя три секунды на то, чтобы мне ответить, - безжалостно сверкнули его глаза. -Раз.
        - Галя я! - бесстрашно, хотя страшно было даже очень, убрала я клинок от своей шеи. - Я тебя спасла, между прочим. Лео, ты где прячешься, засранец?
        - Лео - это твой подельник? Отвечай! - Образ прекрасного принца где-то потерялся по дороге вместе с белоснежным конем.
        - Мой подельник после этой ночи остеохондроз! - с трудом поднялась я на карачки, кряхтя и сопя. - А Лео - это мой кот. Леотард, я тебе хвост откручу, если ты сейчас же не появишься! Меня тут убивать собрались, представляешь?
        - Я... - Соседние кусты громко зашуршали, выпуская наружу пушистую рыжую попу. -Тьфу! - выбрался котяра, сплевывая мне под ноги дохлую мышь. Надувшись от гордости, он важно произнес: - Я тебе завтрак искал!
        И вот он, весь гордый и важный, сидел и косился на нашего незнакомца, но зеленые глазищи выдавали его страх с потрохами. Впрочем, кончик его хвоста тоже не остался безучастным - то и дело дергался, отрываясь от земли.
        - Так как тебя зовут? - осведомилась я, так и не дождавшись ответа на первый вопрос.
        Удостоив меня холодным взглядом, бывший утопленник промолчал и прошел мимо, очень быстро скрываясь среди кустов. Вскоре не видно было даже его чернявой головы.
        - И что? Это все, что ли? - Мне стало обидно.
        Я его тут, понимаешь ли, из болота вытащила, жизнь спасла, а он не то что имени своего не назвал - даже не обернулся! Вот и помогай после этого всяким. Да лучше б мне конь полудохлый встретился - и то пользы больше!
        - Может, он того? На голову раненный? - предположил котяра.
        - Ой, больно-то и надо было знакомиться, - отмахнулась я, не желая показывать перед котом то, как сильно меня эта выходка задела.
        Но уходил стервец, конечно, очень красиво. Такие бедра, такие плечи. А какие глаза! И все-таки не везет мне на мужчин. Первый раз в жизни на пути такой красавец повстречался, и все туда же - мимо меня. Ну и ладно! Перевернется и на нашей улице фура с апельсинами.
        - Пс-с. - позвал меня Лео, отвлекая от безрадостным дум. - Пойдем скорее!
        Я не понимала, куда мы идем, но за котом через кусты все равно полезла. Не стоять же мне здесь весь день столбом перед дохлой мышью в качестве завтрака. Двигаться надо.
        Увидев среди сочной зелени небольшой черный мешочек и точно такой же клинок с камнями в рукояти, которым меня собирались лишить жизни, я оторопела. Но лишь на секунду. В следующее мгновение голос мой возмущенно зазвенел:
        - Ты что, у него все это украл?!
        - Ну надо же нам как-то защищаться. Да и деньги лишними не бывают. У него видела, какой перстень на пальце? Чистое золото! Если что, продаст.
        - Леотард! - прогремело на весь лес.
        - Ну нам же нужнее!
        Я злилась на кота, сверля его взглядом, далеким от благодушия. Где-то там, в своих мыслях, я его этим взглядом испепеляла, но вслух ругаться опасалась, потому что неизвестно, чем могут обернуться мои слова в сочетании с магией.
        - А пойдем тебе метлу соорудим? - как ни в чем не бывало предложил кот, глядя на меня необъятно преданным взором.
        Вот что с ним делать, а?
        Глава 3
        Верхом на бревне
        - Ловись, прутик, большой и маленький... - устало шарахалась я по лесу вслед за котом, двигаясь на его голос.
        Ходить с закрытыми глазами было трудно. Несколько раз я спотыкалась о траву и падала. Один разок, больно ударившись коленом, я выругалась так, что трава выросла до самого неба, на время совершенно скрывая кота в своих зарослях. Вылез он оттуда с огромными глазами.
        - Не виноватая я, - пожала я плечами, неловко шаркнув ножкой по земле. - Оно само получается.
        - Так держи язык за зубами! - возмутился Лео. - Мы сейчас как здесь пройдем?
        - В обход? - предложила я, бодренько зашагав по траве. - Чего стоишь? Пойдем прутик искать!
        На поиск «того самого» прутика мы потратили большую часть дня. Солнце давно начало опускаться, а мы так и не нашли ничего подходящего. Точнее, ни одна веточка не откликнулась, не повела меня за собой, как говорил кот.
        Бросив это бесполезное занятие, я устало села на бревно и протянула ноющие ноги. Кажется, стопы превратились в одну сплошную мозоль. Даже разуваться боялась. Глядишь, разуюсь, и вся живность в радиусе ста метров помрет.
        - Покушать бы чего. - тонко намекнул котяра, усевшись рядом со мной.
        - Сейча.
        Я хотела сказать, что сейчас что-нибудь придумаем, потому что есть действительно хотелось, но неожиданно ощутила толчок. И не где-нибудь, а прямо под собой.
        - Ты это почувствовал? - в изумлении спросила я.
        - Что именно? Голод? Уже часа два как мой бедный животик мурлыкает грустную песню.
        - Да нет. - растерянно прошептала я, ощутив новый толчок. - Это!
        - Да что это-то? Ты можешь нормальными словами объяснить? Что случилось? Мигрень? Живот прихватило? Ты скажи, я одно зелье знаю. Вмиг все пройдет!
        - Ой, ну тебя, - махнула я рукой и встала, чтобы понять, что с этим бревном не так.
        Для верности закрыла глаза - прав оказался кот, так сосредоточиться было легче. Закрыла и едва не выругалась вслух повторно.
        - Лео, а скажи мне, прутик - он светиться должен, да?
        - Да. А что? Светится веточка какая? - судя по голосу, оживился рыжий.
        - Голубым светиться должна, да? - снова переспросила я, очень надеясь, что кот ответит отрицательно.
        - Ага. Так что? Какая светится? Хватай скорее да полетели отсюда!
        - Бревно светится, - убито произнесла я.
        - Как бревно? Может, веточка на бревне? - с надеждой спросил Леотард.
        - Бревно, - повторила я с отчаянием. - Что делать будем?
        Чего мы только с этим бревном не делали! И переворачивали - с трудом, правда, - и тащить пытались - с еще большим трудом, - и даже попинали от души пару раз. И как я должна его с собой таскать? Да оно просто не поместится в карман для метлы!
        - И как я должна его в метлу превратить? Может, когда метлой станет, оно полегче будет?
        - Да как бы тебе объяснить принцип создания метлы... - посмотрел котяра на меня с грустью. - Вот находит ведьма прутик. Привязывает его к себе, разделяя с ним свою магию. А потом просит прутик превратиться в метлу. Ну или еще во что-нибудь. Моя ведьма, например, и в лопату превращала, и в вилку, и даже в ведро разок. Незаменимая вещь, скажу я тебе. Только вот в чем загвоздка. Прутик всегда превосходит себя в размерах в десятки раз при первом превращении.
        - То есть.
        - Угу, - с тяжелым вздохом согласился рыжий.
        - Так как я должна его к себе привязать?
        План созрел моментально. Послушав объяснения Леотарда, я снова закрыла глаза и расслабилась. Я должна была почувствовать ветер, почувствовать зелень, солнце и все живое вокруг. Ведьмы, как объяснил кот, могут бесконечно черпать энергию природы -всего того, что нас окружает.
        Однако нельзя переусердствовать. Если много колдовать и забывать подпитываться вовремя, то можно и магии лишиться на неопределенное время. Впрочем, если тратить понемногу, резерв наполнялся самостоятельно. В общем, странная штука эта магия. И как понять, когда много, а когда мало?
        Вроде бы почувствовав природу - словно теплый ветер ласково коснулся моего лица, - я в нетерпении протянула руки ладонями вниз и попыталась отдать свою магию. Казалось, будто тепло исходит прямо из моих пальцев. Удивительное чувство! Никогда еще я такого не испытывала.
        Открыв на мгновение глаза, я улыбнулась своим успехам и закрыла веки снова, чтобы от всей души попросить:
        - Превратись, пожалуйста, в лодку.
        - В лодку? Да ты совсем с ума сошла, Ильгальда? То, во что ты в первый раз превратишь прутик, и будет основным транспортом!
        - Галя я, - привычно отозвалась я, но на этот раз с улыбкой.
        Потому что превращение началось.
        Массивное бревно приподнялось над землей, на этот раз засверкав светло-зеленым. Прикрыв глаза, я с замиранием сердца наблюдала за настоящей удивительной магией. Раз! И бревно стало больше, раздалось в ширину и длину. Два - в несколько раз увеличилось в высоту. Три - начало приобретать форму лодки, но не просто лодки, нет, а будто бы миниатюрного корабля.
        Благородное, абсолютно черное дерево сверкало в лучах уходящего солнца, играя красными, розовыми и фиолетовыми отсветами. На носу корабля появилась деревянная статуя смутно знакомого кота, который правой лапой словно указывал путь. На корме дерево завернулось так, будто волна застыла на своей самой высшей точке. И все это дело украшали до невероятности кровавые паруса.
        - Слушай, ведьма, ты точно ненормальная, - восхищенно произнес кот, глядя на статую имени себя.
        Я это приняла как комплимент и первая ступила на свою «метлу», забравшись по деревянному трапу. Любовно погладив мачту, с восторгом осматривалась. Не знаю, как было принято на других кораблях, но на нашем на носу разместилось деревянное кресло, очень сильно напоминающее трон. Он был частью корабля, поэтому сдвинуть или переместить его не представлялось возможным.
        Рядом с креслом имелось небольшое возвышение, напоминающее люльку. В окружении четырех невысоких бортов лежала мягкая красная подушечка. Такого же цвета подушечки и плед украшали мое кресло.
        На корме корабля, прямо под застывшей волной, словно спрятанная в нише, висела кровать, приросшая к кораблю с трех сторон. С четвертой стороны спальное место было прикрыто слоями тонкой багряной ткани с черной вышивкой.
        Под досками обнаружился внушительный отсек - видимо, для хранения. Впрочем, там запросто можно было спрятать человек семь в положении сидя.
        Присев в кресло, я накинула на плечи плед. Котяра занял свое почетное место.
        - И куда держим путь?
        - Нам нужно попасть в ближайший населенный пункт. Мне необходимы нормальные вещи: брюки, кофта, плащ. Что у вас тут еще носят? Сапоги? Не в этом же платье мне перед Верховной показываться. Я больше на зомби похожа.
        - Ты с ума сошла? Штаны только мужчины могут носить. Ведьмы всегда в платьях или юбках ходят - по кодексу положено!
        - Лео... - ласково протянула я, поглаживая наглую морду.
        - Ну да. У кого я спрашиваю? Носи что хочешь, Галлия.
        - Вот-вот, - не стала я исправлять рыжего, согласившись на компромисс с моим именем. -Заодно и узнаем, в какой стороне столица этого вашего королевства. С ветерком долетим!
        - Ты это, попридержи метлу. Нам сейчас максимум как раз до ближайшего населенного пункта добраться можно, и то осторожно. Через все королевство мы бы и на метле пролететь не смогли, а у тебя целый корабль. Вот у тебя документы есть?
        - Какие документы? - оторопела я.
        Что, и тут без паспорта никуда?
        - Если нам попадется воздушный патруль, а он нам обязательно попадется, потому что во всех городах живут дежурные ведьмы, которые ежедневно следят за порядком и докладывают обо всем необычном, то нас обязательно остановят.
        - Ну остановят - и что? - не видела я в этом проблемы.
        - А то, что если у тебя при себе не будет разрешения на магическую деятельность, то метлу, ну то есть корабль, у тебя отберут, а тебя саму отправят в ближайшую городскую стражу для установления личности, - размеренно объяснял котяра, время от времени тяжко вздыхая над судьбой учителя.
        - Может, так даже лучше? Объясню все им, расскажу, что со мной произошло, что с другими ведьмами случилось.
        - Ага, и в дом для душевнобольных магически одаренных тебя отволокут, если ты им начнешь говорить про другой мир. Нет, Галлия, нам нужно добраться именно до Верховной. Только она тебя действительно выслушает, потому что на своем веку повидала немало. Ну и голову твою вылечит, если ты действительно ударилась.
        - Да нормально у меня все с головой! - рявкнула я, в душе надеясь, что верховная ведьма действительно такая сильная и умная, как кот про нее рассказывает, потому что вернуться домой мне хотелось очень сильно.
        Здесь было интересно, любопытно, даже весело местами, но я не знала этот мир, не знала его правил и законов. Для меня каждый шаг мог стать смертельным именно по незнанию, а в своем мире я была как рыба в воде.
        Пожалуй, это была единственная причина, почему я хотела вернуться. Знала, что родители без меня обойдутся: из дома во взрослую жизнь я шагнула в семнадцать и уже тогда перестала от кого-либо зависеть. Младшая сестра тоже не огорчится. Она давно просилась у родителей переехать ко мне - в квартиру, которая досталась нам от бабушки. Единственной преградой была я - родители хотели, чтобы я построила свою семью, а теперь и меня нет.
        Так что да, единственной причиной, почему я хотела вернуться, был страх. Страх неизвестности.
        - Как скажешь! - пошел на попятную Лео, преданно заглядывая мне в глаза. - Покушаем?
        Ближайшим населенным пунктом оказалась неказистая деревенька. Я бы, честно говоря, лучше выбрала город, но до него еще неизвестно сколько лететь, а ночью на большие расстояния передвигаться по воздуху было просто небезопасно.
        Небезопасно из-за меня, потому что именно ведьма силой мысли, передавая картинку полета своей метле, управляла транспортным средством. Ох, сколько мы верхушек у деревьев посбивали, пока до этой деревни добрались, - не сосчитать. За это время солнце уже почти скрылось из виду, а мы то ли пообедали, то ли поужинали тем, что с неба упало, - пельмешками, которые кот почему-то называл янылчарами.
        Впрочем, от смены названия их вкус нисколько не испортился.
        Облетев деревню по кругу с немаленькой высоты, мы с котом пришли в уныние. Перекошенные старые дома из разваливающегося от времени дерева, шатающийся по улицам разный сброд неказистой наружности - все это не внушало никакого доверия, но и спать приземлившись в лесу или, не дай бог, прямо в воздухе не было никакого желания.
        Да я такого страху натерпелась, пока мы летели, что пальцы до сих пор плохо разгибались. Нет, восторг, конечно, тоже присутствовал - не каждый день я летала на воздушных кораблях, - но все-таки страху было больше.
        В общем, оба варианта нам не подходили, потому было решено оставить корабль в лесу под личиной бревна, а нам заночевать в деревне на постоялом дворе. Хорошо, такое заведение здесь нашлось. Только кот опять пригрустил.
        - Ты чего это? - спросила я, проходя мимо распахнутых настежь ворот.
        Ну как распахнутых? Одна створка героически висела на единственной уцелевшей петле, а вторая мирно лежала на земле, радуя глаза посторонних внушительной дырой.
        - Есть и спать тут не будем однозначно, - постановил котейка, сердитым взглядом осматривая строения. - Это та самая деревня, где нас с моей ведьмой опоили. Я бы вообще прямо сейчас рекомендовал разворачиваться и идти обратно.
        - Ну конечно, - кивнула я, и не думая возвращаться. - Я отсюда без нормальной одежды не уйду. Должен же здесь кто-то вещами торговать. Люди же как-то живут.
        - Да кто тут живет? Посмотри, сброд один и ни единой честной души.
        - А я тебе рыбки наколдую. Ведро, - пошла я на хитрость, но сама оставалась настороже.
        - Милейший! - на всю одну-единственную улицу заорал Леотард, вприпрыжку ускакав вперед. - У вас тут торговец одеждой есть?
        На всю деревню торговал чем-либо только один мужик. И это был именно мужик - спина широкая, кулачища огромные, волосы сальные, а взгляд такой алчный, что мне как-то разом сделалось не по себе.
        Но деваться было некуда, потому что те лохмотья, которые я носила, платьем уже никак нельзя было назвать.
        Перебирая ворох тряпья в его повозке, я отыскала более-менее целые белую рубашку, черные штаны, плащ и широкий красный пояс. Создавалось стойкое ощущение, что этот комплект сняли с одного человека, потому что в отличие от остальных вещей выглядели они новее и добротнее.
        Правда, снимали, видимо, уже после смерти, потому что на рубашке на спине имелось небольшое пятно крови и маленькая дырочка, словно от пули или шпаги. На плаще дырка дублировалась, но Лео сказал не волноваться: магией можно и очистить, и залатать, и даже по размеру подогнать. В общем, вещи будут как новые.
        Сложнее было с сапогами. На мой тридцать пятый размер ничего не подходило, но Лео сказал брать любые, поэтому, не особо сопротивляясь, я вцепилась в черные, из мягкой кожи. Торговался тоже котяра. Я никогда не любила устраивать шоу из покупки, поэтому тихонько стояла в сторонке, прикидываясь немой.
        Но без проколов, к сожалению, не обошлось. Мешочек с монетами я давно спрятала в корсет, оставив снаружи в кармане только одну монетку, но монета эта, как и все прочие в кошеле, была золотой.
        Увидев ее, торговец нехорошо улыбнулся, только деваться нам уже было некуда: кто и где бы нам в лесу золото поменял? Не белки же с волками.
        Завернув все купленное в плащ, мы отправились на постоялый двор.
        - Выпей с нами, красавица! - окрикнул меня хриплый прокуренный голос.
        - Не приставайте! - строго отрезал кот. - Злая она у меня сегодня. Нервная, знаете ли. Как проклянет, так всю жизнь гавкать или хрюкать будете. Комнату нам, да поживее.
        Последняя фраза была предназначена бородатому детине, который стоял за длинной высокой стойкой и протирал деревянные кружки отвратительно грязной тряпкой.
        - Слышь, кот? А мы тебя здесь раньше не видели? - окликнул рыжего косой одноглазый индивид в рваной шляпе с широкими полями.
        - Только если на портрете рядом с надписью «Разыскиваются».
        Я чуть от смеха не померла. На самом деле находиться в этом месте было жутко - грязно, дымно, пахнет так, что глаза слезятся, а компания и вовсе просит топора, но выбора не было. Раз уж мы здесь засветились, то и выбираться из деревни нужно было с хитростью.
        Понятно же, что сейчас все, кто нас видел на улице и внутри, соберутся на первом этаже постоялого двора, где расположилось что-то вроде питейного заведения. Дождутся ночи, договорятся, чья добыча, и ограбят нас, а то и убьют. А так вылезем через окно второго этажа и быстренько в лес, пока они под дверью дежурить будут. Вот кот и держался так нагло, точно зная наш план.
        Только пошло все, естественно, не так, как мы планировали.
        Комната оказалась... Будь я в другом положении, никогда бы сюда не зашла. Испытывала такую брезгливость, что мне даже стоять здесь было неприятно. Хотелось куда-нибудь отойти, но грязь была повсюду: черный от пыли подоконник, неопределяемого цвета покрывало с дырами, в которые запросто можно было просунуть руку, деревянная кровать со следами копоти. Собственно, кроме кровати, трехногого стула и зеркала, здесь больше ничего не было.
        - Ты говорил, что есть заклинание очистки, - произнесла я, наблюдая за тем, как кот старается ступать самым краешком лап. - Давай тут в порядок все приведем, иначе я в окно не полезу.
        - Давай, - согласился котейка. - Доставай свой гримуар.
        - Кого?
        Оказывается, у каждой ведьмы имелся свой гримуар. Такая личная толстенькая тетрадка для записей, которая специальным образом зачаровывалась. В этом гримуаре хранились рецепты зелий и все заклинания, которые изучали в ведьмовской школе или приходили ведьме на ум с опытом.
        Была ли у меня такая книжка? Ответ очевиден.
        Так и сжимая узелок с чужой одеждой и обувью, я прибегла к тому, что уже умела на отлично, - к импровизации:
        - Чтоб все в этой комнате стало как новое!
        Однажды я видела видеоролик, где всего за две недели из дряхлого, развалившегося, зачуханного дома сделали конфетку, заменив там абсолютно все, включая стены, потолки, проводку, трубы и полы. До и после невозможно было сравнить, потому что это были совершенно разные дома.
        Пожалуй, что-то похожее я сейчас и испытывала, с открытым ртом наблюдая за преображением комнаты. Когда-то здесь было очень даже... хорошо.
        - Ненормальная, да? - спросила я с улыбкой, поймав ошарашенный взгляд кота.
        - Заметь, я этого не говорил!
        - Нужно дверь запереть.
        Новым стало абсолютно все. Дверной замок совершенно спокойно открывался и закрывался, но для верности я еще и спинкой стула его подперла. Бросив преобразившийся узелок на чистейшее новенькое покрывало, я с удивлением обнаружила, что и та одежда, которая была на мне, тоже стала новой. Ни кровинки, ни пылинки, ни дырочки. Ботинки сверкали, платье радовало насыщенным черным цветом, а в отражении зеркала отображалась я.
        Именно я - мое лицо, мои руки, моя фигура, но... Имелось все-таки одно-единственное отличие, позволяющее мне понять, что это тело не мое. Да, длина волос осталась почти прежней, но я всегда стриглась каскадом, а у девушки в отражении у всех прядей была одинаковая длина. Такая нелепая мелочь, но такая существенная в вопросе моего попадания в этот мир.
        - Все нормально? - осведомился Лео, взгромоздившись на кровать.
        - Скоро узнаем.
        Несмотря на то, что одежда и обувь на мне вновь стали новыми, я все равно переоделась. Во-первых, в брюках было гораздо удобнее, а во-вторых, в брюках было гораздо удобнее убегать. Попросив кота повернуться к лесу задом, я быстро привела себя в порядок и переложила наше имущество.
        Чужой кошелек с деньгами улетел в сапог, кинжал занял свое место между шнуровкой корсета, который я надела поверх рубашки, а разменянная мелочь была ссыпана в карман. Пояс, которым полагалось обмотаться, пошел мне вместо головного убора. Обернув его раз, оставшиеся концы я сплела вместе с волосами в косу.
        - Ты точно не из нашего мира, Галлия, - наконец-то дошло до Леотарда, когда он оценил мой наряд.
        В тот самый миг, когда я закончила с переодеванием, в дверь снятой нами комнаты забарабанили. Да так забарабанили, что котейка испуганно подпрыгнул до самого потолка.
        - Кто там? - поинтересовалась я, имитируя сонный голос. - Я сплю уже.
        - Открывай, девица, - пошло заржали с той стороны. - Мы тебе подарок приготовили.
        - Секундочку! Сейчас, только носик припудрю, платье сниму, бельишко поправлю...
        С той стороны задумчиво промолчали. Видимо, гайки за винтики зацепились и застопорили мыслительный процесс. Конечно, когда это дамы перед гнусностью сами раздевались?
        Мы с котом вылезали в окно. Ну как мы? Кота я просто спустила на выступ между первым и вторым этажами, но, в отличие от внутреннего убранства комнаты, остальная часть здания не изменилась, а потому выступ надломился и кот шмякнулся прямиком в темноту.
        Выяснять его состояние было некогда.
        Встав на выступ, я держалась за подоконник. На дверь уже напирали с той стороны, а потому пришлось срочно искать пути отхода. Помощником в этом деле мне стал все тот же выступ, надломившийся повторно. Словно кошка, я съехала по стене, цепляясь ногтями за каждую неровность, чтобы попросту не грохнуться на спину и не сломать себе чего-нибудь для пущего увеселения.
        Когда ноги мои наконец-то коснулись земли, я заметно выдохнула.
        - Лео! Лео, ты где? - шептала я, пытаясь разглядеть кота в темноте.
        - Я тут! - ответили мне жалобно.
        - Где тут? - рыскала я рядом со странными высокими, но при этом узкими бочками, от которых невероятно воняло тухлой рыбой.
        - В бочке, - прозвучало еще жалостливее.
        Я выругалась. Очень сильно выругалась, красочно, заковыристо, но мысленно. Ну вот как он умудрился свалиться в бочку?
        - Подожди, сейчас переверну.
        Как бы я ни старалась, сдвинуть бочку хотя бы на миллиметр у меня не получилось. Не знала, из чего их делали, и не хотела знать, потому что лезть в бочку мне все равно пришлось. Оглянувшись по сторонам, я ненароком отвлеклась и подняла голову на шум. Слезы, выступившие от смрада, застилали мои глаза, но высунувшиеся в проем окна головы я рассмотрела.
        Надо было торопиться.
        Перегнувшись через высокий борт, едва сдерживая приступ тошноты, я протянула руку, но ухватить кота за шкирку никак не получалось. Да и он сам, судя по всему, даже поднявшись на задние лапы, до меня не доставал.
        Пришлось нырнуть еще немного глубже и...
        Новости было две. До кота я достала. И, кажется, застряла.
        - Скорее вытаскивай! - обрадовался Леотард, цепляясь лапами за мои руки. За мои руки, на которых я фактически стояла.
        - Не могу, - пропищала я, чувствуя, как кровь приливает к голове. Страх мерзкими щупальцами проник в сердце вместе с осознанием того, что мы в ловушке, я в ловушке. В панике других вариантов я просто не видела: - Помогите!
        - Ы-ха-ха! Сейчас мы тебе поможем, краса! - откликнулись где-то за пределами бочки. -Сейчас, только немного развлечемся.
        Попа сжалась от страха. Впрочем, не только попа. Забившись в бочке, словно селедка, я потерялась в том ощущении ужаса, что накрыло с головой, лишая разума.
        Вот и все, закончилось мое путешествие по этому странному миру. А ведь Лео говорил! Говорил уходить сразу же!
        - Ага, я так же подумал, - прозвучал чужой, донельзя ленивый голос.
        Попа напряглась повторно, ноги сжались, а сердце застучало как сумасшедшее. Рыжий пытался утешить меня, поглаживая лапкой, и тихонько предлагал взорвать чертову бочку магией, но что-то никто не торопился меня трогать.
        Наоборот, я слышала лязг металла и негромкие стоны, но и они вскоре стихли. И вот тогда кто-то схватил меня за бедра. Я брыкалась как в последний раз. У меня даже сапог слетел - тот самый, с заначкой.
        - А ну-ка, успокойся! Успокойся, я тебе говорю! - рывком вытащили меня из бочки, а я в свою очередь схватила кота. - И почему я не удивлен? - сверкнула в темноте белозубая улыбка.
        Голубые глаза в тусклом свете факела смотрели внимательно.
        Накрыв необутой стопой вывалившийся из сапога кошель нашего незнакомца, я отчаянно сдерживала себя от того, чтобы не кинуться к нему на шею. Неимоверно хотелось расцеловать своего мужчину, который, судя по раскиданным телам, вернул мне долг и спас меня от незавидной участи.
        А ведь я даже имени его не знаю! И от меня жутко пахнет гнилой рыбой. Все как всегда. Стоит мне встретить кого-то приличного, и я тут же попадаю впросак или выгляжу как чучело.
        Смущенно покраснев, я обула сапог, стараясь незаметно вложить обратно кошель. Не хотелось как-то, чтобы он обвинил меня в воровстве.
        Я стою, и он стоит. Я молчу, и он молчит. Даже кот не подавал признаков своего здесь присутствия. Кто-то из нас явно ждал слов благодарности, но не дождался, потому что...
        Я не была злопамятной, совсем нет. Скорее очень-очень вредной.
        - Ты как здесь раньше меня оказаться умудрилась? - спросил он, прищурившись.
        - Шла, шла и пришла, - пожала я плечами и сделала маленький шажочек к мужчине. - А вы сейчас куда направляетесь?
        - В попутчиках не нуждаюсь, - отрезал незнакомец и чеканным шагом прошел мимо меня, толкая двери постоялого двора, за которыми стало удивительно, неестественно тихо.
        Крики, шум, звон бьющейся посуды, страшная ругань и лязг металла. Мы с котом стояли на улице куда дольше десяти минут и время от времени переглядывались. Откуда-то точно была уверена, что мы с Леотардом думаем одинаково. Слова рыжего лишь подтвердили мои мысли:
        - Он нам очень даже нужен. С ним мы точно выберемся из этих земель, а в крупных городах уже будет легче. Там такого беспредела не происходит...
        Мой темноволосый незнакомец вышел из таверны уверенным шагом, на ходу зубами вытаскивая деревянную пробку из какой-то запыленной бутылки с пойлом. В темноте было не разглядеть его цвет, но что-то мне подсказывало, что горло напиток обжигал и кровь заставлял пылать.
        Прошагав мимо меня, как мимо ничем не примечательного столба, незнакомец отправился дальше по дороге, которая сплошь и рядом состояла из ям побольше и поменьше. Переглянувшись с котом, мы последовали за ним.
        Через несколько шагов он обернулся и с подозрением взглянул на нас.
        Мы с Лео резко остановились и начали оглядываться по сторонам. Как только он отвернулся, мы снова отправились за ним, но еще буквально пять шагов - и мужчина замер. Нехороший взгляд прошелся по нам с котом. А мы что?
        Пожав плечами, я медленно прошла мимо него, делая вид, будто не понимаю его подозрений. Да мы вообще не с ним! Что, уже и погулять нельзя?
        Незнакомец громко усмехнулся, будто прочитав мои мысли. Так и шли. Мы с Леотардом на два шага впереди, иногда оглядываясь, чтобы сверить направление, а мужчина позади, отчего-то то и дело улыбаясь. Я первая не выдержала тишины.
        - А за что вы так этих разбойников? - поинтересовалась я, когда молчать уже надоело.
        Разбитые ворота деревеньки мы миновали еще полчаса назад и теперь шли по дороге, что дорогой вовсе и не являлась. Засохшая грязь буграми пристыла к земле, а потому в темноте идти было очень трудно. Приходилось внимательно вглядываться под ноги.
        - Останавливался здесь несколько дней назад. К их несчастью, - неохотно ответил мужчина и с укором в голосе продолжил: - А потом тебя в лесу увидел. А что? Подельники твои были?
        - И вовсе нет. Пусть хоть сгорят синим пламенем, - махнула я рукой.
        За нашими спинами хорошо так полыхнуло в темени ночи. Синим полыхнуло. Оглянувшись, я быстренько сделала вид, что это вовсе и не моих рук дело. Только укоризненный взгляд Леотарда выдавал меня с потрохами.
        Незнакомец посмотрел на меня с интересом.
        - А ты кровожадная. Куда путь держишь, кровожадная?
        - В столицу, - ответила чистую правду. - А вы?
        - И мне туда. Только попутчики мне все равно не нужны, - поравнялся он со мной, догнав в один шаг.
        - Да как скажете, - весело пожала я плечами.
        Мы с котом довольно переглянулись. С таким защитником на нас точно никто не нападет. Конечно, если нам болото по пути опять не встретится.
        Глава 4
        Восемнадцать минус
        Полная луна стояла высоко в небе, отражая свой лик в тихом озере. Мы остановились на его берегу недалеко от воды, рассматривая сверкающую гладь.
        Ну как мы? Сюда пришел наш незнакомец, а мы вроде как следовали отдельно от него, но в то же время за ним. Взглянув на нас, он остановился у ссохшегося бревна и бросил на песок свой плащ, а мы под его пристальным взором отошли от него шагов на пять-шесть.
        На песке я тоже расстелила плащ за неимением ничего другого. Спать на голой земле совершенно не прельщало. Присев на ткань, я подперла щеку рукой.
        Есть хотелось просто страшно. Голодные глаза кота буравили меня, залезали в самую душу. Его желудок рычал как лев, тогда как мой тихонечко бурчал, что хозяйка в последнее время его совсем забросила.
        Темная тень нависла надо мной, загораживая собой лунный свет. Почувствовав, как мой сапог попросту пнули, я в недоумении вскинула голову. Мужчина протягивал мне половину кругляша зачерствевшего хлеба.
        Взяла я больше от неожиданности. Не посмотрев на меня ни секунды лишней, мой незнакомец пошел дальше, вскоре скрываясь за кустами и широкими стволами деревьев. Оглянувшись назад, я заметила костер. Пламя полыхало, пожирало изогнутые ветки недалеко от лежащего на песке плаща.
        Взор мой прошелся по озеру. Помыться бы - пахло от меня так, что глаза слезились, но бдительность наше все. Пожелав нам с котом чистых рук и лап, я принюхалась. Тошнотворный запах гнилой рыбы был не таким уж сильным, но и цветами от нас явно не пахло.
        - Ну что? Ты мужиков-то своих кормить собираешься? - тронул меня лапкой кот, возвращая к своей персоне. - А то смотри, пропадет в лесу наш защитник-то. Опыт имеется.
        - А чего у вас тут самое вкусное едят? - нахмурилась я, обдумывая, как бы лучше свои возможности обыграть.
        - М-м-м... Кролик запеченный, - предложил кот. - Куропатки тоже, мр-р-р, очень вкусные.
        Косу пришлось расплести. Сложив широкий пояс в несколько раз, я расстелила его перед собой. Как человек, еще заставший лучшие советские мультики, я не знала другой магии.
        - Пусть пояс превратится в пояс-самобранку, - не очень уверенно попросила я.
        Ткань засверкала, распрямилась, срослась в тот же миг, будто всегда была единым целым. В предвкушении потерев ладони друг о друга, я заказала кролика и куропаток, но от себя еще добавила фруктов, свежих и запеченных овощей, целый каравай еще теплого хлеба и ягодный пирог.
        Подумав, попросила еще красного вина и сока, и в итоге получился настоящий пир. Правда, некоторые овощи и корнеплоды Лео забраковал, заметив, что видит их впервые в жизни. Их пришлось срочно убирать, чтобы не нарваться на неудобные вопросы.
        - Ну можно уже? - облизывался кот, щедро обливаясь слюной. Нет-нет да и приходилось бить его по лапам, которые будто сами собой тянулись к куропаткам.
        - Нельзя пока. Нужно нашего незнакомца дождаться. И где он там запропастился? Может, сбежал?
        - Только не говори, что мы его среди ночи искать попремся, - все-таки стащил котяра пучок зелени и сейчас с остервенением его жевал.
        - Думаю, что...
        Произнести очередную колкость я не успела. Из-за кустов, шурша ветками и зеленью, выбрался наш потеряшка. Сначала в темноте я даже не поняла, что именно он несет, а когда увидела...
        Как же хорошо, что я владею этой странной магией, а иначе бы мы с котом совершенно точно остались голодными. Огромную жирную дохлую мышь мужчина нес, удерживая за длинный облезлый хвост. Но больше всего меня напрягала расцветка. Оранжево-голубой окрас наводил на мысли о том, что этот страшный зверь ядовитый.
        Увидев нас и наше пиршество, тот, кто считал себя кормильцем и добытчиком, неожиданно споткнулся и едва не упал. Чем ближе он подходил к нам, тем шире становились его глаза. Неприкрытое удивление, изумление легко читались в чертах его лица, однако уже через мгновение глаза его зло сузились, будто мужчина не только был недоволен нашим пиршеством, но еще и подозревал нас в чем-то неведомом.
        - И где же ты все это взяла? - голос его звенел, хоть незнакомец и говорил совсем негромко.
        - Ну я же у вас не спрашиваю, где вы живность свою достали, - кивнула я на задохлика, которого навряд ли стала бы есть, даже если бы была безумно голодной.
        - В лесу поймал. - Пристальный взгляд оставался холодным.
        - М-м-м... - промычала я понимающе, и на этом все.
        Больше ничего я объяснять не собиралась. Не нравились мне ни его тон, ни его взгляд. И вообще, я даже имени его не знаю! А у нас тут, можно сказать, уже третье свидание.
        - Присаживайтесь, - пригласила я его к нашему импровизированному столу. - Только вас и ждем. Уже все слюной закапали.
        На мгновение на красивом лице проступила брезгливость. Выкинув явно подверженную радиации мышь из Чернобыля куда-то в кусты, мужчина присел по-турецки, а не так, как я, - на колени. Взор его прикипел к коту, который, воспользовавшись тем, что я отвлеклась, быстренько набросился на куропаток.
        Аж за ушами трещало!
        - Да ладно вам, это я образно говоря, - махнула я рукой, сперев с блюда огурец. - Лео у меня очень чистоплотный. Он даже лапы моет.
        Чем именно и как кот моет лапы, я уточнять не стала, чтобы не портить никому аппетит, но для себя решила сегодня побыть вегетарианкой. Во-первых, потому что кот действительно подгреб к себе целую тарелку с куропатками, а во-вторых, потому что крольчатину я никогда не ела.
        Ну жалко же ушастых. Они такие милые, когда не кусаются и не пытаются заселить потомками всю вверенную им жилплощадь.
        Ели молча. К вину я не притрагивалась из-за собственных принципов - употребляла такие напитки крайне редко, и то только по большим праздникам. Да и не хотелось терять бдительность. Этот мужчина по-прежнему оставался для меня незнакомцем, хоть он нас и фактически спас.
        Мало ли какие ненормальные тут шастают? Помнится, этот голубоглазый совсем недавно клинок мне к шее лихо приставлял. И гляделками своими сверкал очень уж устрашающе.
        Видимо, лично я у мужчины доверие вызывала. Он к вину прикладывался охотно, наталкивая меня на определенные подозрения. Я искала в нем подвох, потому что такие красавцы идеальными обычно не бывают. Пока в список попали скверный характер и любовь к горячительному. В общем, я себя однозначно отговаривала влюбляться.
        Ну как можно влюбляться, когда на тебя смотрят с таким подозрением? Впрочем, к концу ужина мужчина совершенно точно расслабился и подобрел. Я решила этим воспользоваться и незнакомца разговорить.
        - Так что вы делали в этом забытом всеми месте? - с тяжелым вздохом отвернулась я от недоеденного пирога. Больше в меня не лезло. Меньше тоже.
        Леотард вообще лежал кверху пузом и бессовестно дрых, время от времени что-то там причмокивая. Кажется, ему снилась недоеденная куропатка.
        - Я выполнял важное поручение.
        - И какое? - полюбопытствовала я, занимая положение лежа. Сидеть уже не было никаких сил.
        - Занимался поисками одной девушки. Поисковый кристалл привел меня в эти земли.
        - А-а-а... - протянула я, понятия не имея, что такое поисковый кристалл. - Нашли?
        - Нет. Поисковый кристалл у меня отобрали вместе с деньгами, шпагой и вторым клинком. В деревне в этой, чтоб им демон на головы свалился. Дрянь какую-то в воду подмешали. Я даже угрозы не распознал.
        - И что теперь делать будете?
        - Придется обратно в столицу за новым кристаллом возвращаться и снова искать.
        - Сочувствую. - Зевок никак не удалось подавить, поэтому я прикрыла рот ладошкой. - А я вас в лесу нашла на болоте. Выглядели вы, конечно, отвратительно. Зомби и то краше.
        - То есть ты меня все-таки вылечила? Значит, я был прав. Ведьма?
        - А чего сразу обзываться-то? - насупилась я. - И вовсе я не ведьма. Так, умею немного, и все.
        - А это откуда? - кивком указал он на наш маленький поредевший пир.
        - Так это артефакт особый, - нагло соврала я, важно подбоченившись. - От бабушки достался, чтобы с голоду не померла. У меня руки с детства не из того места растут. Даже простую кашу запросто могу спалить.
        - Хороший артефакт. В походе так вообще вещь незаменимая.
        - А вы и в походы ходите?
        - Приходится иногда.
        - Так вы воин! - наконец-то дошло меня.
        Вот почему он так лихо со всеми расправился. Правда, на воина внешне мужчина был похож мало. Одежда у него была без отличительных знаков. Да и как-то я строже себе представляла тех, кто служит в армии. Впрочем, что я знала об этом мире?
        - Скорее наемник, - исправил меня незнакомец.
        - А зовут вас как?
        Я думала, что он снова не ответит. Смерив меня пронзительным взором, он молчал не меньше минуты, изрядно нервируя.
        - Ральгон, - все же представился мужчина.
        - Очень приятно познакомиться, - предложила я руку для рукопожатия. Взяв меня за самые кончики пальцев, Ральгон с улыбкой сделал вид, что пожал их. - А что девушка та? Важная какая-то персона?
        - Беглянка по имени Ильгальда. Не слышала про такую?
        - Да где же мне слышать было? - стараясь скрыть нервозность, отговорилась я, в то время как кот внезапно вскочил на все свои четыре лапы. Пришлось взглядом показывать Лео, что совсем не обязательно так вытаращивать глаза.
        Вот же засранец лохматый! Вместо того чтобы спать, притворялся и нагло подслушивал.
        - А сама ты здесь как оказалась?
        - Не помню, - пожала я плечами, и это была чистая правда. Сам процесс-то я не видела! -Тоже, как и вы, в лесу очнулась. Леотарда вот нашла, пока по лесу блуждала. А потом и вас.
        - А в столицу тебе зачем?
        - Так учиться хочу пойти, - брякнула я первое, что пришло на ум.
        - И куда же? - спросили у меня требовательно.
        Наш разговор все больше походил на допрос, а ответы у меня, как назло, закончились. Ну и куда я хочу пойти учиться? Да я об этом мире вообще толком ничего не знаю! И как мне теперь выкручиваться? Не отвечу - и он точно что-нибудь заподозрит.
        На выручку, как ни странно, пришел кот:
        - В военную академию Галлия собирается, - произнес он с гордостью. Так красочно врать я не умела. - Следователем хочет стать, но стесняется рассказывать. Боится удачу прогнать.
        - Похвально, - чуть лукаво улыбнулся Ральгон. - Помыться бы тебе, будущий следователь.
        - Да и вам бы не помешало! - отчаянно краснея за ароматы, которые от нас исходили, весело ответила я.
        - Ну тогда я первый.
        Легко поднявшись на ноги, наемник проследовал к своему костру. Подбросив веток в угасающее пламя, мужчина без стеснения стянул жилет, а потом и рубашку. Я чуть слюнями не захлебнулась, пока пояс-самобранку в порядок приводила и волосы по новой заплетала.
        Какие мышцы, какие плечи... А какие руки! Господи, где ты их таких берешь, а? Да у него же кубиков больше, чем в детском конструкторе!
        - Косоглазие заработаешь, - усмехнулся Лео, пока я выжидательно смотрела на чужие штаны.
        Сапоги Ральгон уже снял и теперь стягивал длинные, до самого колена, носки. Отбросив их, мужчина развернулся и под мой жалостливый вздох побрел к воде. В штанах побрел!
        - Мерзавец! - смертельно обиделась я за незаконченный стриптиз.
        - Еще какой! - поддакнул котейка, своим пушистым хвостом обернув передние лапы. -Где совесть? Где честь? Где достоинство? При незамужней ведьме раздевался, бесстыдник!
        На кота я взглянула с укоризной во взгляде. Ничего он не понимал в колбасных обрезках. Мне, можно сказать, впервые в жизни удалось побывать на недостриптизе, где объект совсем не дурен, а очень даже наоборот.
        Нет, конечно, были в моей жизни и другие стриптизы. Один мой знакомый, например, решил подарить мне три ромашки, шоколадку и слоника на новый год. Пока он дошел до слоника, я дошла до истерики, потому что никак не могла остановиться и не хохотать.
        Пришел-то он в трех слоях, как капуста, - сразу видно, мама одевала, чтобы зайка, не дай бог, в двух парах треников не заболел. И мало того, что он все это с себя снимал не менее часа, так еще час потратил на то, чтобы все это дело аккуратно сложить на стул.
        Больше мы с этим знакомым не виделись: не пережила душа поэта моего истеричного хохота.
        Пробегал как-то мимо меня еще и знакомый номер два. Брутал был до мозга костей - в общем-то, только в костях там мозг и остался. Тело все закачанное-перекачанное, тренажерка как дом родной. А хвалиться как любил! И вот тут пощупай страшное незапоминающееся название мышцы, и вот там посмотри, как накачал незапоминающееся название мышцы на ноге.
        В общем, дело шло к серьезным осложнениям через ЗАГС, но плотоядной любви через прощупывания ему было мало. Так мы и пришли к картине “Двое в коме”.
        Стриптиз в его исполнении страшно напоминал танцы каких-нибудь древних аборигенов. Он носился по залу со своими трусами, как с великой ценностью. И махал ими, и на пальце крутил, и даже на люстру закинуть умудрился. На бабушкину, между прочим, хрустальную люстру!
        Но разве могла я его остановить? Нет, я в этот момент обливалась горючими слезами и отчаянно пыталась глотнуть в каком-нибудь углу свежего воздуха, потому что пришел этот индивид ко мне налаживать семейные отношения сразу после тренировки, не додумавшись поменять носки.
        Но ладно бы только я!
        В этот эпический для моей жизни момент в гости ко мне без предупреждения решила заявиться мама с покупными пирожками, как предлогом повидаться. Ключи у нее были свои, а звук открывающегося замка не услышала ни я, ни мой “ароматизированный” суженый, привлекший швабру в качестве помощницы в нелегком деле соблазнения меня.
        В итоге на полу оказались и мама, и пирожки. Зато запах валерьянки, как выяснилось, отлично перебивает любые ароматы.
        Ну и, конечно, затесался в моих ухажерах кандидат номер три. Предприниматель с большой буквы “Пи”, ежедневно придумывающий новые стартапы и деловой настолько, что забегал ко мне исключительно за деньгами.
        Стриптиз в его исполнении, пожалуй, был самым коротким, но самым запоминающимся.
        В один прекрасный день, когда ему понадобилось новое финансирование на “очень крутое дело, которое точно выгорит”, я решила расставить все точки над “и” и объяснить, что мой банк уже давненько работает в минус, вот-вот собираясь повеситься с голоду, как мышь в моем холодильнике.
        Мужскую истерику я видела впервые. Меня пять раз обвинили в том, что я его не люблю. Трижды в том, что я скупердяйка и жаба. И один раз в том, что ничего я не понимаю в бизнесе и так и помру безграмотной и нищей.
        Но уходил он, конечно, красиво. Попросив после всего выслушанного вернуть мне все то, что этот альфонс занимал, я была удостоена чести в подробностях рассмотреть каждый участок его тощего тела. В цветочном магазине на потеху публике в меня летело все: ботинки, рубашка, брюки, трусы и носки.
        Как он добрался до дома, я знать не знала и в принципе знать не хотела. Зато в салоне появилось на две половые тряпки больше.
        В общем, тот стриптиз, который я видела сейчас, однозначно являлся возглавляющим список моего личного топа. А уж когда он в воду зашел, у меня вообще появилось стойкое желание пойти поплавать на сон грядущий. И желательно утопиться рядом с ним пару раз, чтобы меня спасали, спасали и еще раз спасали, не забывая при этом делать искусственное дыхание.
        - Надо бы бревнышко наше к нам поближе позвать, чтобы в случае чего рядом было, -произнес Лео, нервно постукивая лапкой по песку.
        - В случае чего? - не поняла я, завороженная чужими широкими гребками.
        - Ну ты же слышала, что он тебя ищет. Чего натворила-то, ведьма непутевая?
        - Да я откуда знаю? - пожала я плечами. - Не Ильгальда, а Галя я. Запомни ты уже раз и навсегда.
        - Я-то запомню, а с другими что делать будешь?
        Я промолчала. Откуда я знаю, что я буду делать с другими, если этих самых других еще в глаза не видела? Как всегда, что-нибудь придумаю.
        Бревно я призвала к нам поближе. Ральгон как раз выходил из воды, освещаемый лунным сиянием, когда бревно свалилось в сантиметрах от меня прямо перед моим лицом, изрядно осыпав зелеными листьями. Только тогда я соизволила отвернуться, ибо проснулась совесть, которую от души хотелось попинать ногами.
        Ну вот когда я еще такое увижу? Кот вообще последние минуты пытался глаза мне закрыть, бурча, что благовоспитанным ведьмам не положено на бессовестных мужиков любоваться.
        - Я вообще не ведьма. И уж тем более не благовоспитанная, - вздохнула я, окончательно отворачиваясь.
        Но ненадолго. Меня хватило лишь на мгновение. Ну интересно же, как он одеваться будет!
        - Подглядываешь? - весело спросил наемник, натягивая на себя рубашку.
        - И вовсе нет, - сделала я невозмутимую моську, заглядываясь на костер. Исключительно на костер! - Было бы на что там смотреть.
        - Ну так сейчас и поглядим. Твоя очередь идти мыться, Галлия.
        Я едва не закипела. Еще один на мою голову! И чем им всем имя мое не угодило? Прям напасть какая-то.
        Смерив наемника недовольным взглядом, я поднялась и медленно побрела к озеру. Участвовать в развлекательной программе я не планировала от слова совсем, так что так и шла одетая, удерживая невозмутимую мину.
        - А что? Раздеваться не собираешься? - окликнули меня, когда я стянула сапоги и поставила их у кромки воды.
        - А мне еще постираться нужно, - нашлась я с ответом. - Так удобнее.
        Ральгон посмеялся, но спорить не стал, так что заплыв я делала одетой. В качестве мыла Леотард притащил мне какое-то пахучее растение. Терла себя листьями, смывала, а потом снова терла. Что примечательно, вода и одежда мылились, появлялись настоящие пузырьки.
        Пока плавала, думала о том, зачем Ильгальда кому-то сдалась и от кого она сбежала. Так ничего путного и не придумав, решила, что никому про себя пока ничего рассказывать не буду. Вот доберусь до столицы, встречусь с верховной ведьмой, а там уже и посмотрим. Было бы отлично, если бы она меня сумела домой отправить.
        Спрятав грудь руками, из воды я вышла гордо, даже несмотря на то, что с меня текло в три ручья. Высушившись при помощи магии, спать легла поверх плаща, им же и накрывшись. Мое бревнышко оберегало меня со спины, а котейка дрых у живота, нагленько сложив на меня свои лапки и хвост.
        И именно кот меня разбудил рано утром, когда первые рассветные лучи озарили небо.
        - Галлия, там нашего мужика русалки уводят!
        Глава 5
        Хвосты, камни, крылья
        Вы когда-нибудь дрались с русалками? Вот и мне как-то в моей жизни ни разу не приходилось. Нет, в школе, конечно, бывало, что и драться случалось, но уж точно я еще ни разу не получала по лицу хвостом и уж точно никогда не пыталась утопить русалок.
        А они были настоящими красавицами. Зеленые, синие, красные, золотые и черные чешуйки покрывали не только их хвосты, но и своеобразным лифом украшали грудь. В их длинных волосах скрывались, наверное, все богатства океана. Чего там только не было: и жемчуга, и драгоценные камни, и золотые цепи, заколки и диадемы.
        Правда, из всей этой писаной красоты меня очень смущали их острые, словно иглы, зубы. И ногти у них были такие, будто самые настоящие когти. Пару раз меня хорошенько оцарапали.
        А Ральгон, этот треклятый наемник, будто и не видел всей нашей возни. Словно зачарованный он входил все глубже в густое озеро в своей распахнутой рубахе, нисколько не обращая внимания на мои оклики. Через несколько минут слушать отборные ругательства и уверения в моей земной отвратительности от русалок мне попросту надоело.
        Кот на берегу меня, конечно, подбадривал. И лапами притаптывал, и хвостом подергивал, и предлагал ухи наварить целый таз. И я была склонна согласиться.
        В конце концов, у меня тут красивого мужчину из-под носа самым бессовестным образом уводят!
        - Да чтоб у вас ноги повырастали вместо хвостов! - от души пожелала я, в очередной раз получив хвостом.
        Чья-то чешуя залезла мне в рот, и пришлось отплевываться. Собственно, пока я отплевывалась, вымоченная по самую макушку, все русалки как-то в единый миг пропали в воде, а на поверхности озера появились пузырьки.
        “Буль-буль, буль-буль” - лопались пузырьки в разных местах вокруг меня. Зато наемник наконец-то очнулся, обнаружив себя по пояс в воде.
        - А... Почему я в озере? - недоуменно воззрился он на меня.
        - Купаемся! - зло развела я руки в стороны, высматривая притаившихся русалок.
        - Помогите! - начали выныривать русалки одна за другой, суча по воде ногами и ругами.
        - Помогите!
        - Я разучилась плавать! - противным голосом визжала другая.
        - У меня ноги! Ноги!!! - в ужасе голосила третья.
        - Спасать не будем, - мрачно заключила я, выходя из воды.
        Во-первых, там было едва ли больше чем по пояс, так что никакой особой трагедии я не видела. А во-вторых...
        Ну вредная я, да. А вот нечего у меня пытаться такого красавца забрать! Я еще список его минусов не до конца составила!
        Сегодня, кстати, туда добавился еще один пункт. Как истинный мужик, мимо себя наемник ни одной юбки, то есть хвоста не пропускает!
        - Верни хвосты, зараза! - орали русалки, требовательно суча по воде ногами и руками.
        - Плывите, пока еще и голоса не лишила! - пригрозила я в ответ, продемонстрировав кулак.
        Не такой внушительный, как у Ральгона, но зато очень даже действенный.
        Через пару-тройку минут на озере все стихло. Проследив смурным взглядом за тем, как разноцветные головы скрываются за горизонтом, я окончательно выбралась из воды и без разрешения села к чужому огню, дабы согреться. Потому что тепло уже не было совершенно. Солнце хоть и светило, оповещая о начале нового дня, но его лучи лишь изредка прорывались сквозь набежавшие тяжелые тучи.
        Только дождя для окончательной радости и не хватало!
        Подкинув веток в костер, наемник неожиданно поднял свой плащ и накинул его мне на плечи. Завернувшись в него, как в одеяло, я ждала слов благодарности. Но в очередной раз не дождалась.
        Мужчина в принципе предпочел беседам молчание. Он выглядел недовольным, хмурым и даже злым, и я решила не испытывать судьбу и к нему в душу не лезть. Понятно же, что ему явно не понравилось быть загипнотизированным. А именно на гипноз его шествие к русалкам и походило.
        У него же и взгляд был стеклянным, и на окрики мои он не реагировал.
        - Вы так выразительно молчите, Галлия. Хотите мне что-нибудь сказать? - слова его были резкими, отрывистыми.
        - Да нет, - пожала я плечами, грея у огня ноги. - Просто любопытно. Неужели от русалок нет никакой защиты?
        - Есть. Только все мои амулеты выкрали вместе с кристаллом поиска и деньгами, -процедил он сквозь зубы, а я сделала вид, что любуюсь огнем.
        Деньги-то его у меня в сапоге лежали! Еще, не дай бог, в воровстве и всего остального обвинит. Доказывай потом, что это Леотард у меня клептоман хвостатый.
        - Позавтракать бы... - тонко намекнул котяра на свое обездоленное состояние.
        Рыжая моська выглядела до невозможности несчастной, так что волосы я распустила и пояс-самобранку расстелила. Честно говоря, понятия не имела, что именно тут принято есть на завтрак, поэтому спросила у своих мужчин, чего их душеньке угодно.
        Котейка, как ни странно, попросил ухи и красную рыбу, запеченную в меду. Сказал, что очень уж аппетит у него от хвостатых пробудился.
        Ральгон был более скромен в своих желаниях - он попросил вяленого мяса, хлеба и горячего отвара. Собственно, это и был мой завтрак, оказавшийся очень даже вкусным и питательным. По крайней мере, вяленое мясо мне понравилось, хотя и показалось жестковатым.
        В путь мы отправились сразу после завтрака. Бревно плыло вслед за нами прямо по небу, время от времени прячась в деревьях. Управляла я им не то чтобы профессионально, а потому нет-нет да и слышался треск веток и шелест листьев, на которые изредка реагировал наемник, оборачиваясь.
        - Что-то случилось? - осведомилась я, любуясь природой.
        Просто шли мы с котом слегка позади Ральгона, имея возможность прекрасно рассмотреть все прелести, которые даровала ему природа. Особенно мне нравилась широкая спина. И брюки, которые отлично обтягивали “природу”, так сказать, представляя ее во всем своем великолепии.
        Природа же настоящая радовала глаз густой темной зеленью, всеми оттенками зеленого. Красивые мощные ветви извивались, изгибались подобно узорам на холсте. Пышные кусты разрастались всем разнообразием тонких и толстых листьев, округлых и острых, треугольных и овальных.
        Нередко по дороге нам встречались цветы. Одни цветы росли отдельно друг от друга, широкими лепестками создавая купол, объемную полусферу. Другие были мелкими, не больше ногтя или толщиной с палец. Они в основном располагались шапкой, льнули друг к другу, яркими пятнами пестрили среди зелени, поднимая настроение этим тусклым и безрадостным днем.
        - Да нет, показалось, - обернувшись, нахмурился мужчина.
        - А что именно показалось? - полюбопытствовала я.
        - Что бревно по небу летит.
        - Странные у вас фантазии, господин, - обеспокоенно произнес Леотард, глядя на наемника как на душевнобольного. - Вам бы целителю какому показаться. Мало ли... Может, вас того... По голове били?
        Ральгон смерил нас уничтожающим взглядом, но на невинную реплику кота не ответил. Мы же с Лео весело переглянулись и тихонько посмеялись.
        - Интересное дерево, - остановилась я, узрев непонятное, неестественное, но при этом удивительное растение.
        Его ствол сплошь состоял будто из черных пластмассовых чешуек, которые венчали странные иглы, расширяющиеся к основанию. На каждой чешуйке в центре был нанесен свой особый рисунок - красно-желто-оранжевое солнце, будто краска разлилась случайно.
        Ветки его занимали лишь самую макушку. Прямые, будто палки, они встали основанием своеобразного шатра, которое сплошь было утыкано резными широкими листьями, поделенными на несколько частей. Каждая часть была шире предыдущей, и самые широкие части свисали у самого низа.
        Однако на этом зелень не заканчивалась. Объединяя все листья в шатер, между ними невероятным образом росли тонкие лианы, усеянные маленькими листочками, что кучковались рядом друг с другом, напоминая новогоднюю мишуру.
        - Это кандальти - дерево жизни. Каждый, кто при смерти находится, будь то маг или животное, может спастись под этим деревом. Но насколько щедро оно, настолько же и опасно. Встав под него, прильнув к нему, присев рядом, можно выздороветь без помощи целителей. Однако именно кандальти принимает решение, кому жить, а кому пора понести наказание за свои грехи. Дерево жизни может убить, и потому под него мало кто решается встать.
        - И много таких деревьев на свете? - Свое любопытство теперь я предпочитала источать на расстоянии.
        Нет, ну мало ли? Я в своей жизни столько тараканов тапками поубивала, столько мух газетами прихлопнула, столько комаров беспощадно ладонью прибила, что как-то уж и страшно становится.
        - По одному на каждые земли. Они сами собой появляются уже большими, их невозможно вырастить или пересадить. Вот такое интересное растение.
        - А вы бы сами под него осмелились встать?
        - Я бы? Нет, Г аллия. Все мы в своей жизни совершаем ошибки, которые навсегда останутся на нашей совести и которые никогда не забудем. Я со своими ошибками под это дерево никогда не встану.
        Всю дорогу Ральгон рассказывал мне про растения и всякую живность, что попадалась нам на пути. Как ни странно, но самые красивые цветы и самые милые животные и насекомые оказывались ядовитыми, а самые блеклые кусты и страшные звери -полезными и безобидными. Я совершенно ничего не понимала в логике этого мира, зато Леотард отлично разбирался во всем, из чего можно было приготовить зелья, мази, притирки и порошки.
        И зачем мне в таком случае ведьмовской гримуар? Да у меня не кот, а кладезь знаний. Все рецепты наизусть знает!
        Короткий перерыв на обед мы делали прямо на дороге. Пояс-самобранка поделился с нами и свежими овощами, и горячей мясной похлебкой, и даже каким-то “шахрамом”. Странная белая крупа, похожая на очищенную перловку, была щедро залита сладким желтоватым сыром. К нему прилагалась россыпь орехов и сухофруктов - вместе эта смесь оказалась на удивление вкусной.
        Во второй раз мы остановились уже вечером. В сгущающихся сумерках нам попалась большая пещера в скале, что снаружи заросла цветами и зеленой травой. Кот еле лапы волочил, а потому последние несколько часов мне пришлось его тушку нести. Впрочем, если говорить откровенно, меня хватило едва ли на полчаса, а все остальное время, пожалев мои бедные руки, это делал Ральгон.
        Мужчина ворчал, время от времени бурчал, но котейку нес, продемонстрировав этим самым, что веревки из него вить очень даже можно. Если осторожно. Ведь когда Леотард ненароком попросил почесать ему пузико, то сразу же оказался выкинут в ближайшие кусты.
        - И что? Мы в этой пещере заночуем? - уточнила я, заглядывая внутрь.
        По размерам это пристанище можно было бы сравнить с одной комнатой, так что нам троим места вполне хватит.
        - Это самый оптимальный вариант. Больше на открытой местности мы точно ночевать не будем.
        - Боитесь снова повстречать русалок? Так озера тут нет, - усмехнулась я, но не старалась задеть словами.
        Мне и самой в этой пещере ночевать будет не так страшно после рассказов наемника. Не хотелось бы мне повстречаться, например, с кровососущей бабочкой.
        - Боюсь, что на этот раз вас кто-нибудь утащит. Вы разве не заметили, что у нас вошло в привычку спасать друг друга поочередно? - Вот пока он этого не сказал, я об этом даже не задумывалась. - Соберите хворост, разведите костер. Сегодня наш ужин - это моя забота.
        Я провожала наемника взглядом, не скрывая изумления. У меня даже рот от удивления приоткрылся, а руки, которыми я потянулась к волосам, а точнее к поясу-самобранке, безвольно опустились.
        - Это что сейчас такое было? - спросила я у Лео, как у самого опытного по этому миру и по его обитателям.
        Ну зачем так усложнять, если можно пояс расстелить, и все. Тут тебе и первое, и второе, и компот. Да все что угодно же можно попросить! Нет, я категорически не понимала мужскую логику.
        - Эх ты, бедовая голова. Ничего-то ты в мужиках не понимаешь. Мужчина, он же как? Добытчиком должен быть! Показать ему себя надо перед тобой с хорошей стороны.
        Чтобы осознала, разглядела, оценила, присмотрелась к кандидатуре.
        - К какой кандидатуре? - Нет, моя логика определенно сломалась.
        - Ой, да ну тебя, - махнул кот на меня лапой, глядя со снисхождением как на головой ушибленную. - Пошли веток для костра соберем, пока совсем не стемнело. Если повезет, может, и грибов к мясу найдем.
        - Я в грибах не разбираюсь, - призналась честно, закидывая в пещеру свой плащ.
        - Ни в грибах, ни в мужиках, - рассмеялся рыжий, бессовестно запрыгивая ко мне на руки. - Пойдем, горе мое луковое. Научу тебя всему, так уж и быть, но с тебя курочка. А лучше две.
        Веток мы насобирали целую кучу. Съестных грибов, правда, попалось совсем немного -выглядели они как сморщенные фиолетовые поганки, но зато Леотард нашел куст, корнеплоды которого можно было запечь, и травку, которую использовали как приправу для мяса.
        В руки все не помещалось, однако у меня имелся широкий пояс. Им я обвязала хворост и закинула его себе за спину, а корнеплоды, грибы и траву несла, приподняв подол рубашки. Только шли мы уже как-то слишком долго.
        - Мы точно туда идем? - уточнила я, совершенно теряясь в темноте.
        В ней, в этой темноте, абсолютно все вокруг казалось одинаковым. Стволы деревьев сливались вместе с ветками, и не было этому лесу границ, не было предела кустам и травам.
        - Да точно, точно. Что я, по-твоему, в трех кустах потеряюсь?
        Хруст под ногами заставил мое сердце испуганно взвиться к самому горлу. Да что там сердце? У меня все внутренности подскочили, тесно прижавшись друг к другу. Нелепо всплеснув руками, выронив всю свою ношу, я скатилась в какую-то яму, остановившись в
        миллиметрах от ржавых железных наконечников. Да у меня вся жизнь перед глазами промелькнула!
        Перед вот этими самыми глазами, без которых я только что чуть не осталась.
        - Галлия! Галлия, с тобой все в порядке? - проорал котяра где-то у меня над головой.
        - Вроде как, - неуверенно ответила я, все еще не отойдя от шока.
        - Отлично! Сиди там и никуда не вылезай!
        - Ты что, ополоумел?! - закричала я, моментально приходя в себя. - Я сейчас же бревно призову!
        - Вот ничегошеньки ты не понимаешь! - заглянула в яму усатая морда, но я видела лишь его тень под синим небом в окружении черных крон. - Это такой великолепный шанс Ральгона захомутать! Мужики себя спасителями чувствуют, когда женщинам помогают. А ты такая: “Ах, мой герой!” А он такой: “Ах, как ты прекрасна! Я чуть не потерял тебя!”
        Ты книжки вообще читала?
        - В моих книжках барышни всегда себя сами спасали, потому что, пока мужиков дождешься, родить дважды можно!
        - Ничего не знаю!
        - Да ты же сам против него был! - За этот вечер логика моя сломалась повторно.
        - Да я тут подумал просто... Мы как до Верховной доберемся, так меня развеют, скорее всего. Я ведь вместе с ведьмой своей умереть должен был - таковы законы магии. Так что пристроить бы мне тебя надобно, а то ты со своей головой пришибленной совсем одна пропадешь. Все! Я убежал спасителя звать!
        Злиться на усато-хвостатого не было никаких сил. Да и как на него ругаться, если он попросту сбежал, все порешав за меня? Вот что за бессовестная морда?! Пристроить он меня захотел. Я тут минусы, понимаешь ли, в список вношу, а он уже все придумал!
        Услышав какой-то странный лязг, похожий на скрежет металла, я злиться моментально перестала. Закричать отчего-то побоялась, предчувствуя худшее. По спине прямо-таки мороз пошел, оповещающий о проблемах.
        Себе-то верить я могла. У меня такой мороз изредка, но все же приходил, и непременно случалось что-нибудь плохое. То деньги сменщица из кассы выкрала, то соседи затопили по самые уши, испортив только сделанный ремонт. Всякое случалось, однако сейчас все во мне, прямо скажем, вопило о том, что надо поскорее уносить свои ноги.
        Только бежать уже было поздно.
        Огромное чудовище, гремящее железом, заглянуло в яму, заслоняя собой все небо. Казалось, что не волосы торчали в разные стороны, а нечесаные лохмы. Металл гремел, стучал, будто стальные пластинки бились друг о друга.
        Не видно было ни глаз, ни носа, ни рта. А еще где-то там, в вышине, назойливо жужжал целый ворох мух. Нет-нет, они и до меня долетали, но я даже не пыталась их отгонять. Страх настолько меня парализовал, что я и на миллиметр сдвинуться не могла.
        - Помогите? - судя по интонациям, предположила я.
        Грозный страшный рык огласил округу, аж земля подо мной задрожала. На мгновение мне даже захотелось в обморок свалиться, как кисейные барышни в средневековых историях, однако я себе такого позволить не могла.
        Как известно, спасение утопающих - дело рук самих утопающих.
        И только я собиралась что-нибудь предпринять, как услышала ленивое:
        - Я бы не советовал, уважаемый. Это моя добыча.
        И чего-то так сразу приятно стало... Но все же что это значит: “Это моя добыча”? Я что, вещь какая-то, что ли?
        Лязг металла, страшный скрежет разносились над моей головой. Ральгон то и дело показывался рядом с ямой, но я, к сожалению, уже никак не могла ему помочь. Кроме как словами приободрять да поддерживать.
        - Давай! Прибей его там! - прокричала я, воодушевившись. - Надавай ему лещей! Ральгон! Раль-гон!
        - Галлия, прекратите орать! Я вас тут у горного тролля отбить пытаюсь, а вы его своим голосом к яме призываете!
        - Ну простите! - возмутилась я. - Я-то откуда знала! Я, между прочим, не каждый день с горными троллями встречаюсь!
        Нахохлившись, я замолчала. И откуда в лесу взяться горному троллю? Впрочем, пещере здесь тоже взяться было неоткуда, но она же тут была.
        Минут десять я просто сидела и тихонько вздыхала, а лязг все никак не прекращался. В конце концов, у меня уже и ноги затекли, и филей замерз, да и вообще - сколько я тут сидеть еще должна? Право слово, можно и поторопиться.
        - Слушайте, вы там скоро? Я уже есть хочу.
        - Да я уже закончил давно. Мне просто было интересно, насколько хватит твоего недовольного сопения, поданного как смирение.
        Я насупилась еще больше, но чужую руку все-таки приняла и не очень грациозно выбралась из ямы, чтобы вздрогнуть от омерзения. Огромная каменная туша лежала при свете луны в окружении железа, а из его бока текла склизкая зеленая кровь, в которую я случайно вляпалась.
        Прижав к себе остатки уцелевших грибов, кореньев и травы, завернутые в пояссамобранку, я посмотрела на наемника. Выглядел он донельзя довольным. Я бы даже сказала, победителем.
        Хворост пришлось заново собирать на обратном пути.
        - А кот мой где? - заволновалась я, не обнаружив по дороге рыжего.
        - Пещеру охраняет. Я же не мог так просто оставить там мясо. Кто-то должен был присмотреть за нашим ужином.
        Когда мы пришли в пещеру, в небе уже стояла густая ночь, усыпанная звездами. Прямо на входе в пещеру ярко пылал костер, в свете которого и мне, и Ральгону отлично удалось рассмотреть Леотарда, от хвоста до ушей увешанного цацками. Заметив нас, он испугался и быстро начал все с себя скидывать, но было поздно.
        - Ты где это взял, засранец хвостатый?! - Моему изумлению, моему возмущению не было предела.
        Вот как он умудрился в глухом лесу кого-то обокрасть? Это что за таланты такие криминальные?
        - Да нигде не взял, - сразу же открестился котяра, еще и лапой от себя горсть украшений отодвинув. - Оно прямо тут, под камешком лежало. Там еще о-о-очень много - на всех хватит, чтобы век безбедно жить и ни о чем не думать. Представляете, как повезло?
        - Так, собираемся, быстро. Поужинаем в другом месте. Эта пещера явно принадлежит дракону, и нам с ним совершенно точно не стоит встречаться.
        - Дракону?! - в ужасе переспросила я.
        - Что? Ты в первый раз о драконах слышишь? Из какой ты глуши?
        На этот провокационный вопрос я ничего не ответила, но, как и все, постаралась смотаться побыстрее.
        Мы ушли вниз по тропинке и остановились в самой гуще леса под высокими кронами деревьев, чтобы с воздуха не было видно. Все, чего я хотела в этот момент, - это поесть, лечь и вытянуть ноги.
        - Да я с голоду помру, пока вы кролика освежуете и пожарите, - теребила я пояссамобранку, обливаясь горючими слюнями. К сожалению, в моем желудке на данный момент был только яд, который я щедро расплескивала.
        - Запомни, Галлия: то, что получено без труда, ценится гораздо меньше. Поверь, пища, добытая и приготовленная самостоятельно, гораздо вкуснее.
        - Ну это смотря чьими руками приготовлено. Если руки-крюки, то...
        Ели уже в темноте, и было действительно до невероятности вкусно. Я даже пальцы собственные облизала под насмешливым взглядом голубых глаз, но делать это мгновенно прекратила. Потому что на меня так смотрели, так смотрели - кострище полыхал в чужих голубых глазах, играя отблесками.
        Особенно вкусным оказалось мясо, натертое травами и кисло-сладкими ягодами, которые отыскал кот. Вот уж где мой желудок отыгрался за все страхи и вынужденное голодание. Хорошо, что еще жевать не забывала.
        Спать мы с Ральгоном укладывались на плащи по разным сторонам от костра. От синего неба нас закрывали кроны деревьев. Леотард подлез ко мне под бок и громко мурчал, убаюкивая своей музыкой.
        Но проснулись мы вновь с первыми лучами рассвета. От дикого непередаваемого рева.
        Глава 6
        Сладости для гадости
        Этот мир однозначно нравился мне все меньше. Попытавшись вскочить на ноги, чтобы понять текущую обстановку, я была тут же прижата к траве мощным телом. Ральгон фактически залез на меня сверху, придавливая своей тяжелой тушкой. Сбоку ко мне в страхе жался кот.
        - Ни звука! - едва размыкая губы, прошипел наемник. - Лучше вообще не шевелиться.
        И я отлично понимала причины. Сквозь ветки и листья деревьев было отчетливо видно, как над лесом летал разъяренный дракон, кажущийся антрацитовым в предрассветных лучах.
        Эта ужасающая махина плевалась огнем направо и налево, нервно подрагивая своим колючим хвостом. Выглядело это настолько страшно, что даже Леотард со своим немаленьким пузякой умудрился спрятаться под мужчину, скучковавшись у него под рукой. Один рыжий хвост только и торчал.
        - Что ему тут надо? - я обмирала от страха, едва ли выговаривая слова.
        - Он что-то ищет, - ответил Ральгон, настороженно следя за драконом.
        За настоящим, чтоб его, драконом!
        - Что?
        - А вот этого я не знаю. Ты ничего, случайно, не брала из пещеры?
        - Что? Нет! Конечно, нет! Я же не самоубийца!
        И тут я вспомнила об одном засранце с криминальными наклонностями. Ах ты, клептоман хвостатый!
        - Лео! - разгневанно заорала я, совсем позабыв о том, что где-то там летает разъяренный чешуйчатый. - Что ты взял из пещеры дракона?!
        - Ничего! Совсем-совсем ничего! - высунулась из-под мужской руки кошачья морда с жалобными зелеными глазищами.
        Дракон услышал нас мгновенно. Резко развернувшись, он пулей полетел в нашу сторону, тонко намекая на то, что не прочь плотно позавтракать. Все мои внутренности тут же сжались в намеке на призрачное спасение, но спасаться уже было поздно.
        - Я в последний раз спрашиваю! - процедила я сквозь зубы, спешно выбираясь из-под мужчины. - Отвечай правду, иначе я из тебя всю душу вытрясу! Нас сожрут сейчас, это ты понимаешь?!
        - Да я всего лишь маленькую заколочку взял. Это же безделушка! Там этих безделушек целая сокровищница! - оправдывался котяра, своей вины совершенно не чувствуя. - А мне семью кормить надо!
        - У тебя нет семьи, усатая ты морда!
        - А ты? Тебя, между прочим, кормить, обувать, одевать надо...
        Извилистые ветки дерева заполыхали прямо над нами. Ральгон резко откатился в сторону, спасаясь от пышущего пламени, а я все-таки подскочила на ноги.
        - Живо заколку! - потребовала я у Лео.
        - Да, может, он вообще не поэтому прилетел! - заартачился засранец. - А ты знаешь, что драконы падки на девственниц? Вот ты девственница?
        - Лео, за ногу тебя, Тард! - топнула я ногой от негодования.
        - Ладно-ладно, я просто предположил!
        Вытянув из своей густой шерсти заколку с плотным зажимом, котейка передал ее мне. И вовремя, потому что полыхающее дерево, под которым мы стояли, было тут же вырвано с корнем. Ральгон попытался утянуть меня вслед за собой, но я выскользнула из его рук и побежала на открытую местность, демонстративно потрясая заколкой.
        - Эй, ты! Зверюга хвостатая! - зазывала я драконище, прекрасно понимая, что сейчас меня, скорее всего, попытаются сожрать.
        Но тут ключевое слово “попытаются”. Я-то себя точно в обиду не дам. Правда, потом, наверное, придется объясняться с Ральгоном. Что-то мне подсказывало, что сразить такого ящера в этом мире могут далеко не многие.
        - Тащи свою клыкастую пасть сюда! Давай-давай, шевели крыльями, ящер-переросток!
        Мельком отметив тот факт, что Лео и наемник стояли с отвисшими челюстями, я остановилась посреди зарослей травы. Махала побрякушкой изо всех сил, хотя, в принципе, это было уже без надобности. Дракон не только меня заметил, но и уже успел оценить мой словарно-ругательный запас.
        У меня сердце в пятки ушло, когда чешуйчатый стрелой понесся прямо на меня, а в следующую секунду он вдруг превратился в роскошного мужчину с длинными антрацитовыми волосами. Его одежда представляла из себя музейный экспонат века так семнадцатого-восемнадцатого и выглядела дорого из-за золотой отделки и всех этих белоснежных рюшей. Крупная брошь с зеленым камнем - под цвет его глаз - украшала шейный платок.
        - Ой! - пораженно выдала я, протягивая побрякушку на раскрытой ладони. Как-то я не рассчитывала на то, что чешуйчатая зверушка обернется человеком, а потому мне было очень даже стыдно. - Ваша заколочка?
        - Моя, - грубовато согласился дракон.
        И вот стою я, не знаю, куда себя девать. Щеки горят, руки за спину спрятала, потому как их очень даже могут оторвать. А дракон смотрит на меня. Пристально так, внимательно. А это, похоже, мой последний рассвет в этом мире. Короткое вышло путешествие, к сожалению.
        - Вы нас извините, пожалуйста, - спешно подошел к нам Ральгон, вставая так, чтобы спрятать меня за своей широкой спиной. - Она у нас в детстве головой часто билась, вот и не осознает, что несет.
        - Очень часто билась. Ежедневно, - поддакнул Леотард, запрыгнув мне на руки. Вот уж кто бы молчал!
        - У нее психическое расстройство. Совсем реальность и выдумки не отличает. Простите нас еще раз.
        - Она не выглядит умалишенной, - заметил дракон, опасно прищурившись. - Сестра?
        - Жена, - спокойно ответил наемник, повергая меня в еще больший шок. - Из жалости женился. Должен же за этой убогой кто-то следить.
        По разъяренным глазам своего невозмутимого спутника я поняла, что для обид времени нет и надо срочно косить под дурочку. Криво улыбнувшись, я спихнула Лео со своих рук и схватила немаленького дракона за плечи. Притянув его к себе, я от души поцеловала его сначала в одну щеку, а потом в другую.
        - Цветочки, цветочки, красивые цветочки! - побежала я по траве вприпрыжку, громко напевая песню, состоящую из одного предложения.
        Как можно дальше отсюда побежала. Бесконечно дальше.
        Нагнали меня уже недалеко от городских ворот.
        Собственно, доходить до них в одну моську я как-то опасалась. Выглядели ворота из серого камня мощно и величественно, но ощущалась от них какая-то угроза. Точнее, не от них самих, а от невысоких башен с открытыми стенами. Там стояли по двое лучников, и их арбалеты были точно направлены в мою сторону.
        - Чего встала-то? Так бежала, так бежала. Мы даже залюбовались, - усмехнулся Леотард, останавливаясь рядом со мной.
        - Вот чья бы усатая морда пасть раскрывала, - посмотрела я на него укоризненно. - Это большой город?
        - Не то чтобы большой, но все же именно город, - ответил наемник, накидывая мне на плечи мой же плащ, который я забыла от страха. - Пойдем. Стоит позавтракать.
        - Позавтракать - это очень хорошая идея. Я люблю завтракать! - напомнил о себе котейка, но мгновенно скис под моим строгим взглядом.
        - Дракон не сильно ругался? - поинтересовалась я, приноровившись к шагам мужчины.
        - Твое поведение окончательно убедило его в твоей несознательности. Я даже сам ненароком поверил в психическое расстройство. Поцеловать дракона - на это способна действительно только сумасшедшая.
        - А что? Их никто не целует?
        Нет, не то чтобы я что-то имела против, но любопытно же! Где бы я еще живого дракона увидела? Точно не в своей старой жизни. Кино - это одно, а вживую... Если в своем мире я кому-нибудь об этом расскажу, меня точно в психиатрической больнице закроют!
        - Драконы - самые опасные существа на всех землях. С ними никто никогда не связывается, а если какой-нибудь дурак осмелится перейти им дорогу, то ему можно сразу же присматривать себе место на кладбище. На этот раз нам просто повезло.
        Пройти через ворота нам все-таки разрешили. Правда, за вход пришлось заплатить - такое я точно видела впервые в жизни. Ральгон хотел обменять на наш пропуск свое кольцо-печатку с крупным синим камнем, но я не дала, достав из кармана разменянные монетки.
        Кольцо-то явно дороже стоит!
        Город мне понравился. Я то и дело вертела головой, рассматривая широкие и узкие улицы. Дома здесь были исключительно двух- и одноэтажные. Причем маленькие домики располагались дальше - в глубине города, а двухэтажные украшали собой центральную улицу. В них на первых этажах работали мастерские, всевозможные лавки и салоны, которые цветастыми вывесками приглашали зайти.
        Попадались и стеклянные витрины. Их мы с Леотардом провожали голодными взглядами, потому что демонстрировали они в основном хлебобулочные изделия, всевозможные сладости и деликатесы вроде колбас, связок сосисок и сарделек.
        Мне нравились эти странные домики с покатыми крышами. Светло-серые, бежевые и белые - они выглядели нарядно, учитывая одинаковые графитовые крыши. А вот двери здесь были преимущественно разноцветными. Пока мы шли, мне на глаза попадались красные, зеленые, синие и желтые - очень необычно.
        - Не стоит так глазеть по сторонам, - выражая недовольство, предупредил меня мужчина.
        - Мы привлечем чужое внимание. Здесь достаточно воришек, заинтересованных в путешественниках и их кошельках.
        - Но тут так... интересно! - попыталась я объяснить свое поведение.
        Несколько минут я действительно шла, глядя себе под ноги - на квадратные плитки брусчатки, но вскоре любопытство снова напрочь прилипло ко мне. Ну как тут не смотреть, если вокруг столько удивительного? И вот нечего глядеть на меня со смехом!
        - Впервые вижу кого-то, кто смотрит на мир вокруг с таким детским восторгом, - пояснил Ральгон свою улыбку, а я смутилась.
        Ну взаправду же интересно!
        Но больше всего меня поразили люди. Впрочем, чистокровных людей как раз встречалось мало. Я умилялась гномам - ростом в два раза меньше меня, они казались такими важными и сосредоточенными, передвигаясь размеренно совсем маленькими шагами.
        Засмотревшись на одного такого, я едва не подпрыгнула от неожиданности, потому что грозно рявкнули на меня от души:
        - Чего вылупилась, букашка? Иди давай своей дорогой! Ходют тут всякие, зыркают! В зеркало на отражение свое любоваться будешь!..
        Гном еще долго ругался такими заковыристыми выражениями, что покраснели у меня даже уши. Испугавшись его сурового вида и явно заточенной кирки, Ральгона я от греха подальше схватила за руку.
        И еще крепче сжала его руку, когда увидела вампиров. Парочка - судя по всему, муж и жена - неспешно следовала по дорожке. Мужчина в черных одеяниях одной рукой удерживал коробки с покупками. За другую держалась его супруга, шествующая в бесподобно откровенном красном платье и черном плаще.
        Да тут даже василиск самый настоящий был! Правда, самой идентифицировать мне его не удалось. Это наемник сказал мне, указав на мужчину в черных солнцезащитных очках. А вот оборотня я не распознала по другой причине. Увидев огромного медведя, мирно идущего на задних лапах по улице, я просто не поверила своим глазам.
        И это еще хорошо, что Ральгону удалось затащить меня на постоялый двор. Впечатленная по самые уши, я бы и еще с удовольствием погуляла по городу, но желудок требовал плотного завтрака. Впрочем, как и кот.
        - Вкусно? - поинтересовался наемник, усаживаясь за стол.
        - Осень кусно! - честно ответила я с набитым ртом, уплетая омлет с овощами, от которого шел пар.
        Засовывая ложку в рот, я обжигалась, но все равно ела. И вот что странно: я почти на сто процентов была уверена, что точно такой же омлет готовили в детском саду. Только вместо коричневой шапки сверху слоями были выложены свежие хрустящие овощи, а вместо зеленого горошка на тарелке соседствовал какой-то тонко нарезанный корнеплод, напоминающий по вкусу сладкую картошку.
        - Итак, наш единственный способ быстро добраться до столицы - это сесть на магический поезд. Но придется делать одну пересадку в пути.
        - Поезд? Тут есть настоящий поезд?
        Моему удивлению не было предела. Как в этом мире одновременно умудрялись существовать и магия, и технический прогресс? Это было необычно, непривычно, но в глубине души я тихо радовалась, что здесь существует хоть что-то знакомое.
        Правда, сидя за столом, я еще не знала, как сильно ошибалась в своих мыслях. Ральгон не зря упомянул, что поезд магический. Именно магическим он и был, путешествуя не по рельсам, а фактически по воздуху. Наемник сказал, что под ним есть какие-то силовые линии, по которым поезд двигается, направляемый специально обученным магом. Однако это было уже позже, а сейчас...
        - Конечно, есть. Ты никогда не видела поезд? - погладил Ральгон меня, как маленькую, по голове, глядя со снисхождением.
        Я словно несмышленым ребенком себя почувствовала. И еще больше ощутила, когда мужчина подвинул ко мне тарелку со своим куском яблочного пирога. После такого отказываться я и не подумала. Назло схомячила и второй кусок под насмешливым взглядом и голодным взором опустошившего свои тарелки кота.
        Как ребенка мужчины еще ни разу меня не воспринимали!
        В общем, оскорбилась я до глубины души, а потому после завтрака всю дорогу молчала. Прежде чем отправиться на вокзал, Ральгон предложил прошвырнуться по лавкам и немного принарядиться, чтобы не выглядеть.
        Не знаю, что его не устроило в моей одежде, но я обиделась еще сильнее. Ну хорошо же выглядела! Пусть одежда и была чужой, но я же привела ее в порядок.
        - А расплачиваться как будем? - спросила я чисто для того, чтобы поддержать разговор.
        Это у меня деньги были. Правда, принадлежащие наемнику, но все же. А у него, кроме кольца, не было ничего, что, впрочем, совершенно не помешало ему расплатиться за наш завтрак. Сделал он это при помощи листка бумаги, заполнив специальную форму, которую предъявляли в банк.
        Собственно, в банк мы и направились. Сняв со своего счета кругленькую сумму, наемник стал чувствовать себя заметно увереннее. Сначала мы зашли к мастеру по коже. Там мы купили две сумки - побольше и поменьше, вторая из которых досталась мне. Туда тут же залез Леотард, приговаривая, что теперь ему действительно удобно.
        Неисправимый кот!
        - А теперь нам нужно. Что там ведьмы носят? Платье, остроконечная шляпа, чулки в полоску. Я ничего не забыл?
        - А я откуда знаю?! - демонстративно возмутилась я, но в душе очень даже напряглась. -Я же не ведьма. А вам зачем ведьмовская одежда?
        - Точно-точно не ведьма? - усмехнулся Ральгон.
        - Точно, - насупилась я, пряча взгляд.
        Предпочитала рассматривать витрины лавок, в которых стояли деревянные манекены существ, наряженные в платья и костюмы.
        - Странно, а со стороны вылетая. Ну да ладно. Предпочитаешь мужскую одежду?
        В лавку мужской одежды мы все-таки отправились вместе. Наемник был озадачен тем, что я всерьез согласилась на его предложение. Озадачен, но не более. Ровно до того момента, пока из моего сапога не вылетел его мешочек с деньгами.
        Я в этот момент как раз снимала обувку, чтобы примерить новые ботинки.
        Увидев свой кошелек, мужчина поднял его с пола и взглянул на меня с немым упреком. А я что? А я ничего! Стыдно мне было даже очень, но...
        - Если что, это Леотард, - как ни в чем не бывало нагнулась я, чтобы обуть новый ботинок.
        И именно в этот эпический момент кинжал, что бесцельно все это время путешествовал у меня между рубашкой и корсетом, решил обнародовать свое существование. С громким «бдзынь» он грохнулся на пол.
        Теперь на меня смотрели два негодующих взгляда - Ральгона и торговца, подбирающего наемнику костюм.
        - Это тоже Лео, - криво улыбнулась я, чувствуя, как пальцы от волнения начинают подрагивать. - Он у меня вообще клептоман по жизни.
        - Кто? - вздернув бровь, поинтересовался мужчина.
        - Все блестящее любит, и если что-то плохо лежит, то обязательно забирает, - пояснила я.
        - Я все слышу! - обиделся котейка, опасливо выглядывая из-под стула.
        - Тогда поддакивай тогда, когда это нужно, - с нажимом произнесла я, тонко намекая на то, что хорошо бы в случае чего отбиваться вдвоем.
        Лео мои взгляды проигнорировал от слова совсем. Что, впрочем, совершенно не помешало Ральгону пристально любоваться моей персоной еще пару минут. Наверное, в моих глазах он искал совесть, но она, как назло, не находилась.
        - Так что? Покупки все еще в силе? - присела я на стульчик, мысленно призывая бревно.
        Пара мгновений, и оно будет рядом с городом. Я успею убраться отсюда раньше, чем наемник вынесет мне приговор.
        - И чтобы вы знали, никаких кристаллов и прочего мы не брали. Это кто-то другой до нас вас обчистил.
        - Это. не радует, - вдруг улыбнулся Ральгон. - Если бы и все остальное было у тебя, мне бы не пришлось возвращаться в столицу. Какого цвета плащ ты хочешь?
        Я не поверила своим ушам. Злиться на нас с котом мужчина явно прекратил, так что бревно я на время притормозила, но настороже продолжала оставаться. Нет, ну мало ли что? Вдруг он собирается прибить нас без свидетелей? А тут торговец в наблюдателях.
        Одежду я себе все-таки выбрала. За чужой счет, но это уже детали. К симпатичным брюкам выбрала рубашку и плащ, а корсет купила уже в другой лавке. Честно говоря, в моем внешнем виде абсолютно ничего не поменялось касаемо деталей, но дорогие ткани делали свое дело.
        Я однозначно выглядела лучше, презентабельнее, если можно так сказать. Да и Ральгон как-то преобразился. Даже держаться стал по-другому, более величественно, что ли. В любом случае в его компании я чувствовала себя как минимум как дама из высшего света. Если бы не брюки.
        Пообедали мы все там же - на постоялом дворе. Мужчина был задумчив и лишь изредка бросал на нас с Леотардом многозначительные взгляды. А мы в ответ продолжали нервничать, пытаясь поесть. Даже рыжему кусок в горло не лез, не говоря уже обо мне.
        - Да ладно вам. Расслабьтесь. Насылать на вас городскую стражу совершенно точно не буду.
        - Точно-точно? - решил уточнить Леотард, пока я с облегчением выдыхала.
        - Но если вы еще что-нибудь попытаетесь у меня украсть...
        - Ну мы же не самоубийцы, - поддакнул кот и тут же нарвался на мой предупреждающий взгляд.
        Уж кто-кто, а этот засранец усатый точно знал, что из пещеры дракона ничего утаскивать нельзя. Знал, но все равно стащил, так что его разумность я была готова поставить под большой вопрос.
        По дороге на вокзал Ральгон неожиданно расщедрился на кулек ведьмовских сладостей. Почему их называли ведьмовскими, я поняла, услышав названия этих самых сладостей. В кульке были плюшки с крапивой, паучьи лапки в глазури, кексы с кремом из мяты, мухоморы в шоколаде и печенье из чертополоха с шоколадной крошкой.
        Другие расы такие сладости не ели. Я бы тоже, быть может, услышав названия, пробовать их не стала, но, к сожалению, схомячила все раньше, чем познакомилась с составом. Что примечательно, было на удивление вкусно. А уж Лео как лапками хрустел!
        - Это и есть магический поезд?
        С нашими поездами этот странный транспорт было не сравнить. Я насчитала всего девять вагонов, которые делились между собой на три вида. Первые четыре были закрытыми, имели большие квадратные окна и даже незастекленные балкончики шириной с мою руку.
        Стены еще трех вагонов, к моему глубочайшему изумлению, были сплошь стеклянными.
        С перрона я прекрасно видела диваны и лавки, расставленные рядами. Пассажиры усаживались на них, а рядом ставили свою поклажу.
        Последние два я даже вагонами назвать не могла. Толстые прутья соединялись в крепкие решетки, а за ними. В одном вагоне ехали животные. Смирная лошадка меланхолично жевала сено, на котором лежали корова и ее теленок. Две собаки перегавкивались друг с другом, а быть может, лаяли на страшный волосатый комок, с грозным рыком раскачивающий клетку.
        В последнем вагоне стояли деревянные коробки и тряпичные мешки. Он был забит ими сверху донизу. Я бы даже руку между ними не смогла просунуть. Это же как их туда запихали?
        Но больше всего меня, конечно, волновало другое. Поезд парил как минимум в метре над землей, и никаких ступенек, ведущих к входам в вагоны, я не видела. Зато видела магов, которые чарами поднимали себя в воздух, и людей, которые попросту помогали друг другу, затягивая соседей внутрь.
        - А нам билеты не надо покупать? - поинтересовалась я, придерживая сумку со спящим и храпящим котом.
        Не знаю, как тут, но у нас на вокзалах воришки очень даже промышляли. Правда, воровать у меня было нечего. Да и денег на покупку билета не было. Грызла ли меня совесть на этот счет? Отнюдь. В конце концов, Ральгон мне должен: я ему жизнь целых два раза спасла, так что его траты были вполне оправданы.
        Ну или я свою совесть так успокаивала. Да-да, временами она у меня все же просыпалась.
        - Сегодня билеты на этот поезд мы купить уже не можем. Продажа закрывается накануне вечером, - ответил наемник, задумчивым взглядом следя за крупным мужчиной в серой форме.
        - А как же мы тогда на него попадем?
        - Обратимся к машинисту, - усмехнулся Ральгон. - Милейший, можно вас на минутку?
        Машинистом оказался тот самый крупногабаритный мужчина в серой униформе. Заметив наемника, усач застопорился и на мгновение словно бы растерялся. Об этом говорили его расширившиеся, будто от ужаса, глаза и покрасневшие щеки.
        Мне с моего места было не слышно, о чем мужчины говорили, но между ними был заметный контраст. Наемник держался уверенно и несколько отстраненно, а машинист нервничал, и губы его тряслись. В конце концов усач едва ли не поклонился Ральгону, но тот вовремя его удержал.
        Я однозначно не понимала происходящего. Однако надеялась, что мне хоть что-нибудь объяснят.
        - В спальном вагоне место осталось только одно. Но нам же не привыкать, правда? -забрал наемник у меня сумку с котом. - Пойдем, поезд тронется через несколько минут.
        Я не уставала удивляться. После того как Ральгон подсадил меня, мы попали в небольшой коридор, что был изнутри гораздо шире, чем выглядел снаружи. Показав сидящей в кресле проводнице один билет, мужчина тут же заказал нам ужин, а миловидная женщина записала наши пожелания в свой журнал.
        Закрыть рот никак не получалось. Изнутри коридоры вагона были обиты бордовым бархатом. В нескольких местах располагались подсвечники, свечи в которых пока были не зажжены. Попав во второй коридор, мы свободно вдвоем прошли по нему и заселились в свою комнату.
        А это действительно была комната. Всего одна, но в ней умещались и кровать, и два кресла с низким столиком, и еще одно кресло у рабочего стола. Небольшой шкаф высотой до самого потолка мог бы скрыть в себе весь мой гардероб. Роскошно. Даже слишком роскошно, учитывая черный ковер с длинным ворсом, изумрудные полотенца, стопкой лежащие на рабочем столе, и багровое постельное белье под цвет стен, застеленное золотым покрывалом.
        - Здесь есть уборная? - уточнила я, несмело делая шаг и снова замирая.
        Ходить здесь в обуви казалось настоящим кощунством. И видимо, не только мне, потому что черные бархатные тапочки стояли на подставке для обуви.
        - Здесь есть все, кроме кухни. Готовят здесь в вагоне-ресторации. Наш ужин принесут именно оттуда. Располагайся. Если ты не против, я первым посещу ванную.
        - А на балкон выйти можно? - полюбопытствовала я.
        - Делай, что хочешь, - махнул он рукой, но у неприметной двери остановился и обернулся. - Только не обкрадывай меня больше, Галлия. Второй раз я этого не прощу.
        Я надулась. Сколько еще раз я должна повторять, что это Лео виноват? Ай, да ну его. Запишем еще один минус: злопамятный. Но щедрый, а это плюс.
        Пока Ральгон отсутствовал, я хотела призвать бревно, чтобы каким-нибудь образом незаметно поместить его на крышу вагона, но, выйдя на балкончик, делать это передумала. Потому что стала свидетелем занимательного разговора.
        - Да вы врете, уважаемый! - воскликнул мужчина из соседней комнаты.
        Он и его сосед стояли на балконе так же, как и я, и дымили деревянными трубками.
        - Вот вам крест! Сам, своими глазами видел, как бревно по небу летело. Само летело!
        - Да не может этого быть! Вероятнее всего, вы просто не заметили мага-воздушника, который им управлял.
        - Не было там никого. Летело-летело, ветки ломало, а потом у самых ворот упало. Я даже в городскую стражу заявление подал, чтобы разобрались...
        Дальше слушать я не стала. Закрыв за собой дверь, я вернулась в комнату, обдумывая новый план. Бревно рядом мне было жизненно необходимо, чтобы я могла сбежать в любой момент, так что этот вопрос оставался открытым. Придется действовать ночью.
        - Леотард, ты совсем охамел?
        - А это было не для меня?
        Наглая рыжая морда лишь на мгновение оторвалась от нашего ужина. Половина тарелок уже была опустошена, а содержимое второй половины кое-кто заметно пожевал и понадкусывал.
        Делать было нечего. Пришлось прикрывать прожорливого кота и идти заказывать новый ужин. Оставшихся мелких монет, хранящихся в моем кармане, как раз хватило на возмещение убытков. Улики пришлось спешно убирать, а неповоротливого объевшегося наглеца прятать под кровать.
        Безуспешно. Жирная пузяка там совершенно не помещалась, а потому я сунула его в кресло и накрыла покрывалом, чтобы тут же сбежать в ванную, едва Ральгон ее освободил. А когда вернулась...
        Записала еще один плюс в копилку положительных качеств наемника. Оказывается, он знает, что такое романтика.
        - Почему замерла? - невозмутимо вскинул он голову, отрываясь от газеты.
        Ну или почти знает.
        - Да так. Задумалась о том, сколько нам лететь.
        - Утром будем в Гархидри. До столицы поезд отходит после обеда. Вечером будем на месте. Торопишься от меня сбежать?
        Мужчина отложил газету и поднялся, чтобы подать мне руку. Его прямой, пристальный взгляд завораживал. В нем читалась насмешка - легкая, едва уловимая, но не поддаться его очарованию было невозможно.
        Это просто гипноз какой-то! Но хорош стервец, что уж скрывать. И прекрасно владеет собой, знает, какое влияние оказывает.
        - Обдумываю эту идею, - с улыбкой проговорила я, присаживаясь в кресло. - Что у нас на ужин?
        Я намеревалась поесть. Поесть и немного пофлиртовать в этой романтической обстановке в окружении десятка свечей, вставленных в подсвечники, но однозначно эту игру вела не я.
        Достав из-за второго кресла букет цветов, мужчина вручил мне его, словно фокусник. А цветы были прекрасными. Ярко-голубые, на толстых ножках, они пахли просто одуряюще. Чем-то сладким, едва уловимым, словно сладкая вата. Этот аромат хотелось вдыхать снова и снова.
        Я уже и забыла, что флиртовать - это так приятно. Легкое красное вино совершенно не кружило голову. Голову кружили слова, что лились из уст наемника будто тягучая патока. Я откровенно наслаждалась вечером и вкусным ужином в приятной компании.
        Этот мужчина сегодня вел себя не так сдержанно, как обычно. Казалось, что вместе с одеждой, с появлением золота в нем поменялось и что-то еще. А быть может, это изменилось мое восприятие.
        Ральгон нравился мне, и чем дальше, тем тяжелее было находить в нем минусы. Но я упорно старалась. Потому что не бывает идеальных мужчин. Бывает слишком много вина.
        - Все хорошо? - уточнил Ральгон, как истинный джентльмен, помогая мне подняться. Интригующая улыбка никак не сходила с его губ, опаляя меня жаром. - Еще вина?
        - Достаточно, - кивнула я, отстраняясь на шаг. - Итак, кто из нас спит на полу?
        - На полу? Мне кажется, кровать большая, чтобы мы оба могли на ней спать, -проговаривая это, наемник подвел меня к постели.
        Присев - грациозно присев, я очень старалась, - я закинула ногу на ногу и... Ничего не возразила. Потому что кровать действительно была огромной. Даже если мы ляжем вместе, между нами поместятся еще двое.
        Он расстегивал пуговицы своей рубашки настолько медленно, что это даже было неприлично. У меня дыхание перехватило, когда наемник потянулся к ремешку своих брюк, но.
        - Ты так и ляжешь спать с распущенными волосами? Мокрые, завтра они будут торчать во все стороны. Кроме того, только ведьмы ходят с распущенными волосами. Ты же не ведьма?
        - Не ведьма, - завороженно повторила я, следя за его ремнем.
        За ремнем, который он просто поправил! Тут-то я и очнулась. Судорожно собрав мокрые волосы руками, я начала заплетать их в косу. Ключевое слово «начала», потому что ничегошеньки у меня не получалось. То петухи появлялись, то волосы путались.
        Понаблюдав за моими мучениями, Ральгон тяжело вздохнул и отобрал у меня волосы, присев рядом. Чувствовала, что он меня заплетает, и не могла поверить в это. Этот поступок наводил меня на не очень хорошие мысли.
        Со мной часто в цветочном пытались знакомиться женатые мужчины. Покупая букеты женам или любовницам, они заигрывали и просили телефончик, но у многих из них были дети, а у некоторых даже дети мои ровесники. В маленьком городе трудно оставаться нераскрытым. Особенно если ты часто общаешься с людьми.
        Да у нас каждая бабушка у подъезда знала больше, чем печатали в местной газете.
        - И откуда же подобный опыт? У тебя есть дочь?
        - М-м-м. Уже ревнуешь?
        - Да сейчас! - возмутилась я, попытавшись скинуть его руки со своих плеч.
        Но не преуспела. Наоборот, наемник внезапно осмелел и обнял меня крепче прямо поверх рук, не давая вырваться. Ощущала его дыхание на своей шее. В животе все замерло, кожа покрылась мурашками, а дыхание сбилось, сделалось тяжелым, порывистым.
        До дрожи хотелось закрыть глаза и прильнуть спиной к чужой груди. До дрожи, но разум кричал об обратном.
        - У меня есть младшая сестра, - пояснил Ральгон. Голос его был мягким, вкрадчивым. -Когда она была маленькой, то никому не давалась в руки, кроме меня. Мне часто приходилось ее заплетать, а иногда и делать ей прически. Так было до тех пор, пока она не выросла.
        - Она вила из тебя веревки?
        - Можно и так сказать, но это всегда позволялось только ей. Я вас познакомлю, когда мы окажемся в столице.
        С этими словами мужчина самым бесчестным образом выпустил меня из своих объятий и улегся спать. В брюках улегся спать! С самым невозмутимым видом!
        Поглядев на это безобразие лишь миг, я вдохнула, выдохнула и тоже улеглась, отвоевав себе одеяло, которое мне было совершенно без надобности. Потому что в одежде и без него было тепло.
        Расположившись так, чтобы ни миллиметром не касаться мужчины, я обняла одеяло и закрыла глаза. После такого бессовестного поступка спать расхотелось окончательно. Ни пересчет овец, ни воспоминания о прошлом, ни мечты - ничего не помогало заснуть. Я сходила с ума от близости наемника и невозможности к нему прикоснуться.
        Именно сейчас так сильно хотела, чтобы он сам сделал первый шаг. Пусть завтра мне будет стыдно, пусть завтра я обо всем пожалею, но я желала его объятий. Чтобы убедиться, что в этом мире я не одна. Чтобы точно знать, что и здесь у меня есть родственная душа. Потому что одиночество губит гораздо сильнее, чем любые болезни.
        Одиночество - самое страшное, что может быть, когда тебя окружает толпа.
        Он обнял меня сам. Чужая ладонь скользнула на мою талию, пальцы забрались под рубашку, обжигая живот, да там и остановились. Я совсем разучилась дышать, чувствуя, как горячие губы касаются моей шеи. Наверное, на секунду я потеряла сознание, проваливаясь в этот безумный коктейль из эмоций и желаний, а в следующее мгновение очнулась, уже отвечая на поцелуй.
        На поцелуй, что забирал мое дыхание и заставлял сердце стучать еще сильнее.
        Глава 7
        Горошина для принцессы
        Раньше я никогда всерьез не воспринимала слова своих знакомых и подруг о том, что крупные домашние животные - это тот еще геморрой. И дело было совсем не в кормежке, не в прогулках несколько раз в день и не в смене лотка.
        Нет. Оказывается, самое ужасное - это их своевольный характер. Впрочем, если говорить еще проще, то кошки и собаки попросту самые наглые зверюги в мире, и в этом я убедилась ночью. В самый эпический момент, когда я уже вовсю наслаждалась прикосновениями к горячей груди, наслаждалась сводящими с ума поцелуями под тусклым светом догорающих свечей, Леотард внезапно решил проснуться.
        И не просто проснуться, но еще и запрыгнуть к нам на кровать, умудрившись засунуть свою мохнатую голову между нами:
        - А у нас покушать ничего не осталось?
        Если бы взглядами можно было убивать, в коте бы стало на четыре дырки больше. Мы сверлили его взорами, в которых было столько упрека, что хоть тазиками черпай, но Лео оставался невозмутимым.
        - Что? Совсем-совсем ничего нет?
        - Леотард! - едва сдержала я вздох, полный разочарования.
        - Ну нет так нет. Тушите свечи, давайте спать. Так завтрак быстрее наступит.
        И этот бессовестный хвостатый уместил свой филей прямо рядом со мной, собственнически закинув на меня свои передние лапы.
        Естественно, ни о какой страсти больше речи не шло. Наемнику пришлось остывать в ванной, а я отпаивала себя холодной водой под насмешливым взглядом котейки. И вот я была на сто процентов уверена, что он это сделал специально. Уж слишком довольной была его морда.
        А у меня даже слов не находилось, чтобы его отругать. Потому что занималась я в этот момент самокопанием из разряда «как я до такого докатилась». Честно говоря, совесть просыпалась неохотно, а вот негодования было хоть отбавляй.
        Никуда оно не делось и утром. Из вагона я выходила сонная, растрепанная и злая, потому что разбудили меня уже тогда, когда поезд остановился. Разговаривать не было желания ни с Ральгоном, ни с Леотардом, но плотный завтрак исправил положение.
        Каша с орехами и фруктами заставила это утро заиграть новыми красками, а меня отвлечься на новый город. И все-таки странная здесь была архитектура. Этот город был заметно больше прошлого. На центральной улице располагались трехэтажные дома и строения. Чуть дальше - двухэтажные, а ближе к окраинам совсем маленькие домики.
        Гуляя по улицам, мы рассматривали магазины и лавки, заходили то в одну, то в другую, но лично я ничего не покупала, потому что денег не было. А хотелось бы, ведь вокруг было столько всего интересного и необычного. Я будто впервые в жизни попала в парк аттракционов, где на каждом шагу продавали игрушки и сладости.
        Но я держалась. Даже вида не показывала, что чем-то заинтересована. Хотя Ральгон предлагал. Создавалось впечатление, что он в принципе таскает меня по лавкам лишь с целью, чтобы что-нибудь мне купить.
        Однако выдержка моя дала сбой, стоило мне увидеть посреди жаркого лета самый настоящий каток. Сплошь состоящий из слоев льда, он находился за границей, где начиналась шумная ярмарка, занимающая целую площадь.
        Схватив Ральгона за руку, я сама потащила его в толпу и остановилась лишь у разграничительной линии, за которой начинался каток. Удивительно, невозможно, нереально, но мужчина, занимающий место на своеобразном ледяном троне, распылял снег прямо из ладоней и создавал всем желающим ледяные ботинки с ледяными же лезвиями на подошве.
        - Как? Как он это делает? - трясла я наемника за руку.
        - Это магия, Галлия. Самая обыкновенная магия. Умеешь кататься?
        На каток я затащила даже Леотарда. Он так мило смотрелся в маленьких ботиночках, что всем вокруг непременно хотелось его потискать. Приходилось коту спасаться бегством, пока мы катались, но у него это не слишком-то получалось. В конце концов, ругая меня на все лады, котейка залез на плечи к Ральгону, нагло свесив по обеим сторонам от его шеи лапки.
        А я наслаждалась. В последний раз я вставала на лед лет десять назад. Потом как-то было не до того: то учеба, то работа, то новые увлечения. Сегодня же я будто снова вспомнила о том, что счастье в мелочах. Я улыбалась так широко, что сама себе ненароком завидовала. И чувствовала себя просто нереально - ребенком, который дорвался до самой большой американской горки.
        С катка меня удалось вытащить лишь перед самым поездом. И у нас снова не было заранее купленных билетов, но... Больше меня это не напрягало.
        Наоборот, чувствовала предвкушение оттого, что мы снова останемся наедине.
        Ну или почти наедине, учитывая наличие прожорливого кота. После «издевательств, за которые я ему теперь должна», этот хомяк-переросток очистил тарелки с обедом просто-таки со скоростью света. Он и к нашим блюдам свои лапки загребущие тянул, но по этим же лапкам и получил.
        Я, между прочим, тоже проголодалась.
        Чувствовала себя не очень уютно. Я не привыкла быть нахлебницей, совершенно не привыкла сидеть у кого-то на шее. Зависеть от кого-то финансово для меня всегда было трудно, и, если бы не наемник, я бы уже нашла способ заработать.
        Но покидать Ральгона так рано мне не хотелось. Нет, я с грустью понимала, что нам со дня на день придется расстаться - это неизбежно, но лучше позже, чем сейчас. Правда, один вопрос до сих пор не давал мне покоя.
        Когда мы заняли три места в общем вагоне - котейка потребовал личный трон под свой филей между нами, - я решилась его задать:
        - А почему ты искал ту девушку? Ильгальда, кажется. Она что-нибудь натворила?
        - Тебе это знать не нужно, - с нежной улыбкой отговорился наемник и потянулся, чтобы взять меня за руку.
        И тут снова встрял Леотард. С самым невинным видом встрял, будто не понимал, что нам мешает. Или, наоборот, специально хотел помешать.
        - Галлия, а почеши меня? Только двумя руками. Что-то у меня шерсть во все стороны лезет. Лишняя, наверное, да? - И глазками своими хлоп-хлоп.
        Я насупилась. Не знаю, на кого больше: на кота или на мужчину. Мне было очень даже надо знать, зачем наемника послали за ведьмой. Мало ли, может, меня как воровку по всей столице ищут, а я ни сном ни духом. Проверять это прискорбное предположение на личном опыте как-то желания не возникало.
        Неизвестность немного пугала. Немного - потому что бревно было где-то далеко и при свете дня звать его я опасалась. А вдруг кто-нибудь додумается отследить его полет? Если я не знаю границу своей силы, то это совсем не означает, что все остальные слабее меня. Скрутят, а потом сиди доказывай, что ты вообще тут случайно затесалась.
        Интересно, а у них здесь есть инквизиторский костер?
        Я терзалась тягостными мыслями до самой столицы. Настроение из: “Ого, как это любопытно!” - быстро переползло до отметки: “Боже, что же делать?!” Пока мы ходили по лесу, все проблемы казались такими далекими, что я с чистой совестью откладывала их решение на потом, а теперь это самое “потом” наступило.
        Знала точно: мне обязательно нужно было попасть к верховной ведьме. С этой целью мы с Лео и добирались до столицы, но...
        Могло возникнуть слишком много неучтенных факторов. Например, знакомые Ильгальды, которые хорошо знали, как она выглядит. И вот окликает меня такой знакомый, а я с Ральгоном рядом иду. И все - конец конспирации!
        А еще меня начинало беспокоить поведение кота. В лоб у него я спросить не могла, почему он ведет себя будто усатая нянька при девице, но его слова и действия наводили меня на не очень хорошие мысли. То он против наемника, то почти поженил нас по дороге, то снова делает все, чтобы помешать развитию наших симпатий.
        А они были! Это я теперь могла сказать точно. Хотя и не убирала далеко список с минусами.
        Нет, ну мало ли? Когда есть минусы, то и расставаться уже не так обидно. Например, моя сестренка искренне считала, что бывшие парни были просто ее не достойны. Их минусы она могла перечислять часами, и, наверное, это действительно помогало. Как минимум повышало самооценку.
        - Галлия, просыпайся, - легонько тронули меня за предплечье.
        - Что? Уже приехали?
        Я сама не заметила, как заснула. Наглаживая Леотарда, настолько погрузилась в свои мысли, что проспала почти всю поездку. А ведь хотела же посмотреть на то, что творится за окном. Все-таки это как другая планета - столько всего неизведанного.
        - Прилетели, - поправил меня наемник, поднимаясь.
        За стеклом стоял густой вечер. Даже предположить не могла, который сейчас час, но внутренние часы говорили, что около девяти. Упаковав кота в сумку, я вышла на перрон. А если точнее, меня там просто поймали, потому что расстояние до земли было внушительное.
        Ральгон прижимал меня к себе гораздо дольше необходимого. Находясь в сантиметрах от его губ, чувствуя его дыхание, наверное, я бы все же хотела, чтобы он меня поцеловал. И кажется, мужчина даже на это решился, потому что взгляд его прикипел к моим губам, но...
        - Вы меня сейчас задавите, ироды! - раздался вопль Лео из сумки, что была зажата между нами.
        Никогда не испытывала особой нелюбви к котам, но тут прям уже накипело. А если Ральгон любовь всей моей жизни? А если это как в сказках, как в романтических книгах и фильмах? Нет, это издевательство надо было прекращать.
        По перрону к вокзалу мы шли вместе. В свете фонарей величественное четырехэтажное светло-зеленое здание, украшенное белой лепниной, выглядело внушительно и эффектно. Однако любоваться столицей мне было некогда. Я обдумывала насущный вопрос: у кого бы попросить попить, чтобы поесть и переночевать бесплатно.
        Денег-то у меня не было и быть не могло. Нет, конечно, запасной вариант с поесть и поспать у меня в рукаве имелся. В темное время суток никто не станет приглядываться, что там в небе летит - ведьма или бревно, но где его расположить? Придется искать какой-нибудь лес, а иначе сидеть нам с Лео на вокзале. Не думаю, что верховная ведьма обрадуется нашему появлению среди ночи. К ней идти лучше всего утром.
        - Ну что? - остановилась я у входа в вокзал, слегка смущаясь. - Пора прощаться?
        - Так скоро? - ответил мужчина вопросом на вопрос, коснувшись моей руки.
        Меня будто током пронзило в этот момент. Большим пальцем он поглаживал тыльную сторону моей ладони, глядя мне в глаза, а я бессовестно млела и таяла. Даже описать словами не могла свое состояние, потому что это было что-то из разряда “по голове лопатой ударили”. Мозги отключились напрочь.
        - Вам пора, наверное, - неловко шаркнула я мыском сапога. - Нам с Лео тоже.
        - Приемная комиссия начнет принимать будущих студентов лишь утром. Вы уже подумали, где будете ночевать?
        Черт возьми, я же учиться собралась поступать! Как я забыла об этой маленькой лжи?
        - Мы что-нибудь придумаем, - ответил котейка вместо меня, выглянув из сумки. - Были рады познакомиться. Удачи вам. Пишите письма.
        - Боюсь, у вас сложилось обманчивое мнение о столице, - никак мужчина не отпускал мою руку, да и я не стремилась разорвать этот странный контакт. - Дело в том, что найти здесь хороший гостиный двор не проблематично, но при этом все места в них выкуплены на месяцы вперед. Вы, конечно, можете поискать приюта в чьем-нибудь доме, но я не берусь сказать, насколько это безопасно.
        - Мы не пропадем, не переживайте. Да, Галлия? - с нажимом спросил у меня кот.
        - А что ты нам можешь посоветовать? - проигнорировала я Леотарда.
        - До утра вы могли бы остановиться у меня. Да и дольше тоже при необходимости. Знаешь, у меня есть хороший друг - он старший следователь в одном из отделений городской стражи. Я как раз приглашен к нему на свадьбу и мог бы поговорить о тебе. Жозеф по моей просьбе может дать тебе рекомендательное письмо. Оно поможет при поступлении. Тебя сразу внесут в списки без экзаменов.
        Я не знала, что сказать. Учитывая тот факт, что учиться я нигде не собиралась, для Ральгона это были лишние телодвижения. Но при этом мне было приятно, что он хочет мне помочь. Даже ночлег предложил, что тоже пошло в копилку с его плюсами.
        Однако находиться с ним рядом в столице мне было просто небезопасно. Не пойду же я с ним к верховной?
        - Нам не хочется тебя смущать своим присутствием. Мы, наверное, тебе и так уже надоели.
        - Очень надоели! - поддакнул кот. - Пойдем, Галлия.
        - Ты меня нисколько не смущаешь. Да и Лео я уже полюбил как родного, да, лохматый? -Наемник совершенно безжалостно взъерошил шерсть рыжего, отчего котейка с нервным «мяу» спрятался обратно в сумку. - Поехали. Посмотришь, как я живу. Разве тебе не любопытно?
        - Любопытно, но...
        - Тогда поехали, - отобрал он у меня сумку свободной рукой, при этом не выпуская мою ладонь из плена своих пальцев.
        - Но только до утра! - предупредила я.
        - Как скажешь, Галлия.
        По другую сторону вокзала собрался целый таксопарк из карет и телег. Каких только лошадей здесь не было! Видеть такое вживую, собственными глазами было чем-то из ряда вон выходящим. В последний раз в экипаже я каталась, когда мне было года четыре. Мы с родителями посетили парк, и там как раз детей катала лошадка на карете, о чем свидетельствовали мои фотографии. Только тот экипаж ни в какое сравнение не шел с настоящим. Как будто маленький дом на колесах.
        Подозвав извозчика, Ральгон дождался, пока карета остановится рядом с нами.
        Худощавый мужчина, чья одежда была явно на пару-тройку размеров больше, едва не свалился со своего места, поспешив к нам. Низко поклонившись, он снял шляпу с широкими полями и взмахнул ею, подметая брусчатку. Хотел было и дверцу кареты для нас открыть, но наемник остановил его жестом.
        - На площадь Четырех ветров, - скомандовал он, помогая мне взойти на выступ.
        Только тогда, когда сумка с Лео оказалась на одной лавочке, обитой мягкой тканью, а мы с Ральгоном на другой, я осмелилась задать один очень интересующий меня вопрос:
        - А почему люди тебе кланяются?
        - Потому что вежливые? - скорее предположил, чем ответил мужчина, неожиданно обнимая меня.
        И такая интригующая у него улыбка появилась на губах, сверкнувшая белизной даже в темном нутре кареты, что я как-то разом напряглась и посмотрела на кота. Леотард же глядел на меня с недовольством, которое не собирался скрывать. Правда, надолго его не хватило. Махнув хвостом, он сделал вид, что обиделся, и залез обратно в сумку.
        А я напряглась еще больше.
        - Галлия... - шепнул наемник, вынуждая меня повернуть голову.
        Я растерялась, когда Ральгон мягко погладил мою щеку костяшками пальцев. Мужчина смотрел на меня с удивительной нежностью, одаривал мощнейшей волной обаяния, игриво улыбаясь одним уголком губ. В его взгляде читалось все: и легкое превосходство игрока в покер, когда точно знаешь, что выигрыш уже за тобой; и невероятная уверенность в правильности собственных поступков, и такая решимость, что мне оставалось только завидовать.
        Горячие губы нежно коснулись моих губ. Не могла смотреть ему в глаза - веки закрылись сами собою, а я полностью отдалась на волю чувств. Каждый поцелуй - маленький взрыв, заставляющий сердце стучать ускоренно. Каждое прикосновение - порождение колких мурашек, что впечатывались в кожу, обжигая льдом.
        Где-то там мимо нас проносились улицы столицы, но я забыла о них, о любопытстве -забыла обо всем. Здесь и сейчас было только темное нутро этой кареты и...
        - Я вам напоминаю, что существуют такие понятия, как честь и достоинство, - нудным голосом произнес кот из сумки. - Блюди честь смолоду, а кошелек с первого заработка. Чести лишиться - в пруду утопиться. Проиграть честь можно всегда, а выиграть -никогда...
        - Да поняли мы уже! - рявкнула я, надуваясь как лягушка.
        Щеки горели просто непередаваемо. Поднеси к ним спички - и полыхнуло бы однозначно. Окончательно смутившись, я отвернулась к окну, слегка убирая в сторону тюль, и увидела огромный величественный дворец, скрывающийся за кованым забором. Со зданием вокзала его было просто не сравнить.
        Я даже рвано выдохнула от переизбытка чувств. Высокие колонны, соединяющие этажи; массивные окна от пола до потолка, множество полукруглых балконов с балюстрадой и двери, в которые запросто прошли бы великаны.
        Перед дворцом даже в темноте наступающей ночи работали фонтаны, подсвечиваемые изогнутыми фонарями. Вековые деревья росли словно по линеечке в окружении бесконечных клумб. Там были лавочки, там были беседки и зеленые лабиринты, а вдалеке по искусственно созданному или природному водоему плавали настоящие белые лебеди.
        - Нравится? - спросил Ральгон, заметив мой восторг. - Этот дворец построили мои предки более трех веков назад.
        - Ты тут живешь?
        Я сначала спросила, а потом уже испугалась того, что услышала. Нет-нет, как-то мне совершенно расхотелось получать ответ на этот вопрос. Пусть его предки будут рабочими, которые этот дворец построили! Ну пожалуйста! Я же была хорошей девочкой и никогда ничего не просила у Деда Мороза!
        - Да, Галлия. Я живу тут.
        - Знаешь, лучше мы себе комнату где-нибудь найдем, - нервно подскочила я, поправляя плащ, но тут же вынужденно села, потому что карета подпрыгнула на кочке. - Нам не хочется тебя стеснять.
        - Ну наконец-то! - воскликнул Лео, высовывая морду из сумки.
        И вот тут-то я и поняла, почему Леотард все это время нам мешал. Не знаю как, но он определил в наемнике кого-то высокопоставленного и понял, что держаться подальше от него нам нужно вдвойне. А я, дура, уши развесила! Уже мысленно свадебное платье примеряла!
        - Ты смеешься? - мило улыбнулся Ральгон, сцапывая мои пальцы в свою ладонь. - Там комнат больше, чем людей. И потом, у тебя совсем нет денег. Как ты собираешься поздним вечером без денег снять где-то комнату?
        - Ну... Посуду там помою, по хозяйству помогу...
        - Чего ты испугалась, Галлия? Я тебя не съем и никому в обиду не дам. Неволить тоже не стану. Захочешь уйти - уйдешь. Только не в ночь, пожалуйста. В столице далеко не безопасно. И потом, мы тихо зайдем, тихо разбредемся по спальням, а завтра разберемся с рекомендациями и твоим поступлением. Ну же! - Его улыбка стала шире, коварнее. -Разве тебе не хочется окунуться в горячую ванну? Лечь спать на свежие простыни?
        Предложение было заманчивым. Настолько заманчивым, что прекрасная картина мигом нарисовалась в моих мыслях и частично я уже была там - во дворце. Нежилась на пуховом одеяле, обнимала словно воздушные подушки, сидела у камина с бокалом чего-нибудь. Это же настоящий дворец! Настоящий!
        - А какие великолепные блюда готовит наш повар... - добил меня, а точнее, мой желудок Ральгон. Его - желудок - ту же стянуло от голода.
        - Ты так и не сказал, кто ты, - внимательно посмотрела я на мужчину, на время отодвинув в сторону все его попытки меня соблазнить.
        - Наследный принц Актонии Ральгон Ободийд ист Арвинити.
        Кажется, я хлопнулась в обморок. А нет, нет, подождите, все-таки это был микроинфаркт.
        Я испугалась еще сильнее. На долгое время в салоне кареты воцарилась просто-таки мертвая тишина. Кот молча пожал лапками, мол: “Я сделал все, что мог. Сама дура!” - а я совершенно не знала, как реагировать.
        Вот не зря же говорят: “Бойтесь своих желаний!” Мечтала всю жизнь о принце на белом коне? Вот тебе, Галя, распишись и получи. Так сказать, с доставкой на дом тебя к принцу.
        - Слушай, а у тебя конь белый есть? - насупившись, поинтересовалась я, глядя в одну точку куда-то сквозь карету.
        - Есть. Любишь кататься верхом? - участливо вопросили у меня.
        - Не-а, - честно призналась я. - Я не умею.
        - Ну, никогда не поздно научиться. Если хочешь, я могу тебя завтра и прокатить, и поучить немного.
        Господи, ну вот откуда ты такой взялся, а? Что там за болото такое было радиоактивное?
        Ничего ответить я не успела. Карета давно въехала через кованые ворота на прилегающую к дворцу территорию и теперь остановилась на подъездной дорожке. Дверцу на этот раз открыл какой-то парень в длинном голубом пиджаке с рюшами и жилетом под ним. Вместо штанов у него были бриджи того же цвета, а ниже - белые чулки.
        И вот, глядя на него, я кое-что осознала: тихо нам пройти, как говорил Ральгон, точно не удастся.
        Перед принцем низко кланялись, перед ним открывали двери, на него не смотрели прямо
        - прятали взгляды. Даже я, далекая от этикета в принципе и этикета этого мира, понимала, насколько облажалась.
        Я ведь Ральгону запросто тыкала, взгляд не прятала, реверансов не делала, но...
        Да сам он виноват! Вот если бы сразу сказал, что принц, мы б с котом десять раз подумали, прежде чем в попутчики к нему навязываться. А тут все - куда деться с подводной лодки?
        В общем, я была в шоке и отойти от него никак не могла, но стоило признать, что во дворце и внутри было на что посмотреть. Взяв меня за руку, чтобы помочь выбраться из кареты, мужчина мою ладонь больше не отпускал. Так мы и вошли в просторный холл, потолок которого заканчивался где-то на уровне третьего этажа.
        Бордовые тканевые обои с золотыми рисунками, десятки картин в золоченых рамах, золотые канделябры, бра и, наверное, двухметровая люстра. А каким красивым был пол! Это точно был камень - серый с белыми и голубыми пятнами разных размеров и форм.
        У стен стояли высокие узкие столики, больше походящие на полки на ножках. Множество букетов в небольших вытянутых вазах, темно-синяя ковровая дорожка, ведущая от входа и полностью покрывающая лестницу. Мне нравилось все, что я видела. Я словно попала в музей, где единственным отличием были многочисленные слуги и служанки.
        Они встречали принца, выстроившись в одну линию, пока я от растерянности не знала, куда себя деть. Будь моя воля, я бы прямо сейчас сбежала, но Ральгон не только крепко держал меня за руку, но и нес сумку с Леотардом, который выглядел не менее шокированным, чем я.
        Выслушав отчет управляющего о том, что произошло в то время, пока принц отсутствовал, Ральгон раздал приказы. Именно в этот момент я отчетливо осознала, что
        рядом со мной стоит принц. Он говорил четко и выверенно, не имея сомнений в том, что его указания будут исполнены. Со мной он разговаривал совсем не так.
        По словам управляющего, отец мужчины, то есть король этого славного королевства, на данный момент вместе со свитой находился на охоте. Матушка и сестра тоже во дворце отсутствовали - они уехали в храм молиться за здоровье Ее Высочества.
        Ральгон не говорил, что его сестра чем-то болеет.
        - Также есть несколько неотложных дел, которые требуют вашего личного внимания, Ваше Высочество, - вновь обратился управляющий к принцу.
        - Хорошо. Леди Галлия, вас проводят в гостевые покои, - приподнял мужчина мою руку до уровня своих губ, целуя тыльную сторону ладони. - Мы с вами встретимся утром. С любыми вопросами и просьбами вы можете обращаться к Марго и Элес. Доброй ночи, леди.
        От линейки слуг отделились трое: две молоденькие девушки и мужчина лет сорока. Ему Ральгон передал сумку, в которой притаился не подающий признаков жизни Леотард.
        Не знала, как себя вести. Высокие двустворчатые двери закрылись за принцем, а я так и осталась стоять в просторном зале, в котором запросто можно было танцевать вальс, все еще переваривая это нескромное “леди”. Слуги не пошевелились ни на сантиметр с уходом главного действующего лица. Лишь мужчина тихонько подсказал, что нам следует подняться по полукруглой лестнице.
        Ну, я и поднялась, а они шли за мной, следуя по пятам, не отставая ни на шаг. Если я останавливалась, они тоже останавливались. Если я шла быстрее, то и они повторяли за мной. Так на подсказках я добралась до узких двустворчатых высоких дверей, что располагались в левом гостевом крыле второго этажа.
        По бокам от них стояли двое слуг, чьи одежды копировали униформу моего провожатого. Словно по команде они склонили головы и открыли передо мной резные створки.
        Я боялась показаться деревенщиной. Пыталась контролировать свое лицо, но большое прямоугольное зеркало во всю стену, размещенное в коридоре, выдало все мои эмоции с потрохами. Даже Лео из сумки буркнул, чтобы я челюсть с пола подобрала.
        А я не могла. Такую роскошь я видела разве что в фильмах, но никогда, еще ни разу в жизни не могла прикоснуться к ней вживую. Напольные и настольные вазы, картины в красивых рамах, мягкие ковры. Я словно в сказку попала и никак не могла перестать любоваться окнами, что сверху были округлыми и достигали пола. А какие красивые и тяжелые здесь были шторы из темно-синей ткани с ажурным рисунком.
        Попав в выделенные мне “покои”, я растерялась окончательно, потому что искала глазами кровать, а наткнулась на две двери, ведущие куда-то, судя по всему, из гостиной. Рассматривать и дальше все под чужим надзором мне было просто неловко.
        - Леди, вы хотите сначала принять ванну или поужинать? - спросила одна из служанок, едва мужчина в голубом камзоле вышел за дверь, оставляя сумку с котом на пуфике.
        - Поужинать! - мигом принял решение за нас обоих Леотард. - А еще лучше все и сразу. Одна на кухню, вторая ванну наполнять - действуйте.
        - Лео! - одернула я этого дорвавшегося до власти засранца, на что он мне сурово подмигнул. Если бы я не знала этого кота, то подумала бы, что у него нервный тик. Посмотрев на его дергающийся глаз, я обратилась к ожидающим от меня приказа девушкам: - Сделайте, пожалуйста, как попросил Лео.
        Девушки еще раз поклонились и разбежались по разным сторонам. Одна скрылась за правой дверью, что находилась рядом с окном, а вторая вышла в коридор. Когда мы остались наедине, котейка соизволил поговорить:
        - Спасаться через окно будем?
        Такого вопроса я не ожидала. Потому что в принципе пребывала в состоянии полнейшей растерянности. Голова работать отказывалась совершенно, а глаза не верили самим себе.
        Опасливо присев на самый край кресла, я тяжело вздохнула:
        - Ты когда догадался?
        - Я не догадался, я вспомнил. За годы моего заключения принц заметно вырос и возмужал
        - узнать его теперь было невозможно, но перстень... - Леотард перепрыгнул с пуфика на диван. - Это фамильный перстень королевского рода. Он не наемник, Галлия, но зачем-то представился именно так. А еще он ищет тебя, и я не думаю, что это хорошо.
        - Я тоже ничего хорошего не жду, но. Лео, это будет неправильно, если мы вот так скроемся прямо посреди ночи, ничего никому не сказав, тебе не кажется? Давай хотя бы дождемся рассвета и утром уйдем. Он же сказал, что не станет нас задерживать.
        - Это пока он не знает, кто ты есть на самом деле. Думай, Галлия, думай, но помни, что эта птица не твоего полета. В лучшем случае лапы нам унести удастся. В худшем.
        Что там в худшем, котейка так и не говорил. Не успел на самом деле, потому что в гостиной появилась служанка. Плеск воды прекратился, заставив нас замолчать, а дальше я на несколько часов пропала из реальности. Тот, кто хоть раз бывал в спа-центре, меня поймет.
        Меня мыли, массировали мне плечи и голову, мазали всевозможными кремами и маслами, где каждое следующее средство пахло вкуснее предыдущего. Я размякла настолько, что не могла даже пошевелиться, но ненароком сквозь опущенные ресницы рассматривала примечательный антураж.
        Собственно, то, что здесь был бассейн, называемый ванной, и горячая вода, уже говорило о многом. Конечно, унитаз отличался от тех, к каким привыкла я, но его комфорта его внешний вид не отменял. А еще радовало то, что в этой просторной комнате он хотя бы прятался за ширмой.
        Комоды с полотенцами всех цветов и размеров, кушетка для массажа, зеркальное трюмо от пола до потолка. Под всевозможные бутыльки были выделены специальные шкафчики со стеклянными дверцами, а чтобы не скользить, часть пола устелили странными коврами, похожими на шахматные доски.
        Досталось и коту. Леотард откровенно наслаждался, сидя в тазике с горячей водой. Его мурлыканье было слышно, наверное, даже через улицу, но лично меня оно успокаивало. «Всего один вечер», - напоминала я себе. Всего один. И от него нужно было успеть взять по максимуму.
        Все комнаты так или иначе соединялись между собой. Девушки мне попались неразговорчивые. После того как мне заплели косу и натянули на меня сорочку до пола, я отпустила их, а сама пошла проводить себе экскурсию. Гостиная, спальня с небольшой пустой гардеробной, будуар, кабинет - все комнаты можно было спокойно пройти по кругу, но остановились мы с Лео именно в гостиной.
        Потому что здесь был камин. Дрова в нем приятно потрескивали, пожираемые пламенем.
        В комнате было тепло и уютно, а сидеть на мягком ковре с высоким ворсом было еще и удобно. Мы спустили тяжеленный поднос с поздним ужином прямо на пол, но ели молча, каждый думая о своем.
        Я так вообще ни о чем не хотела думать. Бывают такие мгновения, в которых просто нужно быть, и это являлось именно таким. Я бы, честно говоря, даже
        до спальни не доползла бы. С удовольствием притащила бы подушку и одеяло к камину, но для других мое поведение будет странным.
        - Все. Больше не могу! - признался Леотард, сыто откидываясь на спину.
        Лапы торчали в разные стороны, а сам котейка по форме напоминал меховой рыжий шар. И я его понимала. Еды нам принесли столько, что и за неделю вдвоем не управиться. По крайней мере, я так думала, пока Лео не ополовинил все тарелки поистине королевского ужина.
        Его ненасытная лапа потянулась за ягодкой.
        - Ты же больше не можешь! - мой смех прокатился по комнате.
        - Это десерт! - торжественно зажевал он красную бусинку и окончательно упал. - Вот бы всегда так жить.
        - Попросись у Ральгона остаться во дворце, - пожала я плечами, поднимаясь.
        - Боюсь, ему мои глаза не нравятся настолько, как твои, - съязвила эта наглая морда.
        Вернув на стол поднос, я с трудом подняла не подающего признаков жизни котейку на руки и понесла его в спальню. Кровать там стояла такая, что спать можно было десятерым. Под темно-зеленым балдахином, перекликающимся по цвету с тканью, которой были обиты стены, лежали подушки всех форм и размеров.
        Потянув одеяло, я уложила Лео, накинула длинный халат, волочащийся по полу, и поплелась на балкон. На улице было тепло, столица сияла тысячами огней, как и дворцовый парк. Вдохнув такой желанный свежий воздух, я обняла себя руками и закрыла веки, потянувшись к бревну своей силой, как учил Лео.
        Не знала, сколько прошло времени, прежде чем в безоблачном небе появилась черная точка, хорошо заметная на фоне круглой луны. Мой необычный транспорт приближался стремительно, а я очень сильно надеялась, что его никто не видел. И не слышал, ибо с посадкой у меня пока имелись проблемы.
        Опуская его, я едва не разбила стеклянную дверь.
        Погладив теплое дерево, пристроившееся на открытом балконе, я вернулась в комнату и легла, мигом утонув в мягкой перине. Вот раз! И нет человека. Один только кончик носа из подушек и одеяла торчит.
        В комнатах стояла идеальная для сна тишина. Простыни приятно холодили кожу, а мягчайшее одеяло грело. Котейка посапывал и временами переходил на храп, а я все никак не могла уснуть. Смотрела на балдахин и думала над вопросом, что не переставая крутился в моей голове.
        А ведь Леотард прав. Зачем принцу самому и без охраны плестись в далекую глушь, чтобы найти какую-то ведьму, которая сбежала? Для этого должны были быть весомые причины.
        Что же ты натворила, Ильгальда?
        Увы, мне нужно было это выяснить. Потому что по факту Ильгальда - это я.
        Глава 8
        Букет из вампиров
        Утром меня разбудили служанки. Бессонная ночь красноречиво и нецензурно говорила о себе, не желая выпускать меня из вороха мягких подушек. Простонав что-то неразборчивое, я юркнула обратно под теплое одеяло к сопящему Лео, накрываясь с головой.
        Но не тут-то было. Одеяло с меня самым наглым и бесчестным образом содрали!
        - Поднимайтесь скорее, леди! У нас есть всего два часа до тех пор, пока Его Высочество не придет. Нам нужно поторопиться. Вам и так дали на отдых лишний час по приказу Его Высочества.
        - Лишний час? - ошалела я, продирая глаза. - Да я могу спать еще полтора часа как минимум!
        Я смотрела на служанок как на дрессировщиков в цирке. Они на меня - как на капризную барышню, но ведь я была права. Чтобы собраться, мне вполне хватит и получаса, и это уже учитывая завтрак. Никогда не понимала девушек, проводящих по утрам по полтора часа перед зеркалом. Только сон! Только хардкор!
        В общем, мои стенания попросту игнорировали. И если вчера я откровенно наслаждалась косметическими процедурами, то сегодня проклинала всех и вся. Но исключительно мысленно. Когда твоя магия остро реагирует на слова, десять раз подумаешь, прежде чем что-то произнести вслух.
        Хотя... Нет. Потерпим, запомним, переживем, а потом отомстим. Да чтоб я еще раз останавливалась в королевском дворце!
        Меня купали, меня чесали, меня сушили. Львиная доля времени ушла на прическу и макияж, но стоило признать, что в зеркале отражалась очень миленькая девушка привлекательной наружности. А уж когда мне притащили зеленое платье.
        Сначала это был восторг. Уверена, каждой хотя бы раз в жизни хотелось примерить что-то пышное, с кринолином, корсетом, узорами, камешками и рюшами, и я была не исключением. Потом это был ад, когда я поняла и оценила, насколько трудно это все надеть и как тяжело в этом всем ходить. А затем это снова был восторг.
        Потому что шло мне просто невероятно. То ли подлецу все к лицу, то ли надо мной матушка-природа постаралась от всей своей щедрой души.
        Платье состояло из нескольких слоев и покрывало абсолютно все, кроме плеч и ключиц. Честно говоря, несмотря на всю красоту, чувствовала я себя в нем не очень уютно. Приходилось вынужденно держать спину прямо и ходить мелкими шажками.
        А уж завтракала я и вовсе так, будто к спине мне примотали швабру, а к ней приклеили руки. То ли дело котейка. Выспавшись, Леотард пришел на все самое вкусное и удостоился лишь чести быть расчесанным. Вот кому мучиться совершенно не приходилось. Ну разве что мучиться от жадности, потому что ел кот снова как не в себя.
        Служанки нас не оставляли наедине ни на минуту. По этой причине обсудить с Лео наши текущие планы не получилось, а еще я очень волновалась о том, что кто-то из девушек может выйти на балкон. Вот как я им объясню наличие бревна? Сказать, что дровосеком по ночам подрабатываю? Или, быть может, деревянного мужчину выстругать собираюсь?
        А что? Спасение утопающих - дело рук самих утопающих. В смысле, хочешь идеального мужчину - сделай сам.
        Короткий стук в дверь отвлек от безрадостных мыслей.
        - Его Высочество Ральгон Ободийд ист Арвинити, - монотонно объявили где-то там за дверью. - Наследный принц Актонии.
        - Леди! - шикнула на меня одна из служанок. - Вам следует подняться!
        Да легко сказать! Собственно, подняться из-за стола я очень даже пыталась, но филей, обтянутый слоями юбок, перевешивал все мои желания. Опершись на спинку кресла, я все-таки умудрилась сделать рывок и неожиданно для себя самой вспомнила о том, что приличные и благовоспитанные девушки в исторических фильмах делали реверансы, если в комнаты к ним входил кто-то высокопоставленный.
        Опустив взгляд до уровня пола, я, как смогла, присела, едва заметила чужие черные сапоги с золотыми бляшками, появившиеся на пороге комнаты. Допустим, слегка присесть было не так уж и трудно, а вот удержаться!
        Мой вестибулярный аппарат резко вспомнил, что я и равновесие никогда не дружили. Я даже на велике кататься в детстве научилась позже сестры, годам так к четырнадцатипятнадцати, когда моим сверстникам на этот способ времяпровождения было уже наплевать.
        Ноги уже тряслись. И вот вроде бы у обувки были совсем маленькие квадратные каблучки, а ощущалось так, будто я стою на двадцатисантиметровых шпильках. На лбу выступила испарина, пальцы мелко подрагивали, придерживая верхнюю юбку, но я все равно стояла.
        Потому что в тех же фильмах девушки не распрямлялись, не поднимали взгляда до тех пор, пока им этого не разрешали.
        А Ральгон, как назло, молчал.
        Понимая, что еще пара секунд - и я попросту свалюсь, я осмелилась посмотреть на мужчину. Исключительно с целью воззвать к его совести. Но стоило мне только поднять взгляд, как я безвозвратно пропала в синеве его глаз. Голубые радужки псевдонаемника самым неожиданным образом потемнели, преображаясь, становясь еще ярче.
        Ральгон смотрел на меня так, будто видел впервые в жизни. В его взгляде охотно читались восхищение, удивление, восторг и что-то еще. Что-то темное, глубинное, опасное, отчего мне резко перестало хватать воздуха, а щеки запылали, заалели, вспыхивая пожаром.
        А он все продолжал смотреть на меня, не отводя пристального взора.
        - Доброе утро... - наконец-то заговорил мужчина, а мне поплохело окончательно.
        Совсем не оттого, что ноги уже не держали. Скорее от того, каким чарующим, обволакивающим вдруг стал его голос. Где-то в душе я уже растеклась по полу липкой лужицей, а потому приходилось мысленно давать себе затрещины и взывать к благоразумию.
        Правильно Лео сказал: эта жар-птичка не из нашего гнезда. В нашем гнезде бывают исключительно дятлы.
        Я следила за каждым его шагом. Если бы не платье, Ральгон уже наверняка бы заметил мои трясущиеся ноги, но длинная юбка спасала от позора. Остановившись рядом со мной, наследный принц этого странного королевства подал мне руку и помог подняться. Однако руку мою не отпустил. Приподняв до уровня своих губ, запечатлел на тыльной стороне ладони долгий поцелуй. И все это не сводя с меня прямого взгляда.
        А ведь хорош стервец! В этой черной рубашке, застегнутой наглухо. В этом темнозеленом жилете, в черном камзоле, расшитом золотой нитью. От наемника, которого я вытащила из болота, не осталось и следа. Выгляди он так тогда, я бы его, скорее всего, по широкой дуге обошла. Исключительно потому, что милым, добрым и пушистым мужчина сейчас не казался от слова совсем.
        От него исходила такая сила, такая мощь, такая уверенность в собственном я, что рядом с ним срочно хотелось притвориться маленькой девочкой, не умеющей абсолютно ничего.
        И шоколадку!
        - Доброе утро, - ответила я, осознав, что пауза как-то затянулась. Совершенно не знала, о чем говорить! - Как спалось?
        - Не так приятно, как в предыдущие дни, - ответил он с интригующей улыбкой.
        А ведь тут были служанки! И Леотард! Господи, как перестать краснеть?! Ведь Ральгон фактически признался, что без меня ему спалось не так приятно. И если девушки точно ничего не могли понять, то на моське у котейки надолго задержалось ехидство.
        - Готова к прогулке по столице?
        - Готова, - решительно кивнула я, однако готова не была совсем. Свежи еще были мысли о том, что нам могут встретиться знакомые Ильгальды.
        Приказав подать шляпку и плащ, Ральгон сам помог мне все это надеть. Сначала завязал шляпку, которая как-то подозрительно напоминала черный кокошник, а потом и плащ. И вот в тот момент, когда пальцы его порхали над шнурками, сооружая бантик, наши взгляды встретились и...
        До поцелуя оставался всего лишь вдох. Какие-то жалкие сантиметры разделяли нас, и эти сантиметры становились все меньше и меньше, тонко намекая на то, что социальную дистанцию нам держать уже поздно.
        Наглый рыжий котяра прыгнул прямо между нами, своей густой шерстью залезая в рот не только мне. Пока я отплевывалась и искала негодника испепеляющим взглядом, он как ни в чем не бывало шел в сторону дверей, виляя окорочками.
        - Давненько я не был в столице, - усмехнулся Лео, оборачиваясь. - Вас долго еще ждать? Пойдемте скорее, пока я опять кушать не захотел.
        Мне предложили локоть. Честно говоря, в свое личное пользование я бы с удовольствием еще взяла в комплект руку и сердце, но, увы, видимо, предложение было ограничено или о предзаказах на лимитированные коллекции здесь еще не знали.
        Знакомый коридор сменился не менее знакомой лестницей. Я ощущала себя странно, двигаясь размеренно, не торопясь, мелкими шагами. Создавалось впечатление, что именно такой всегда и должна была быть моя жизнь. Словно двадцать три года я прожила в чужом для себя месте, а теперь вернулась домой, где мне дышалось гораздо свободнее.
        Магия и чудеса, красивые наряды и отсутствие загнанности. Да, в своей жизни я все время куда-то неслась, куда-то торопилась, будто боялась, что время убежит, ускользнет и оставит меня ни с чем. Большая часть прожитых лет прошла под девизом “Учиться и работать”, а что я видела по итогу в своей жизни? Не было у меня особых впечатлений, поездок в другие города и страны, головокружительных романов и волшебных мгновений, когда весь мир будто останавливался на паузу.
        Я просто жила, как жили все, от зарплаты до зарплаты, изредка разбавляя скучные будни походами в поликлинику.
        А здесь за эти несколько дней моя жизнь перевернулась с ног на голову, сделав кульбит, три сальто и два погружения. Так надо ли мне возвращаться? К чему возвращаться?
        У входа нас ждала роскошная карета. Ее было не сравнить с тем транспортом, на котором мы вчера добирались сюда от вокзала. Этот экипаж утопал в золоте и бархате, а на дверце, которую Ральгон самолично для меня открыл, взглядом показав слуге смыться, сиял симпатичный герб. Разделенный на два цвета пополам, зеленый и оранжевый, он хранил в себе рисунок вооруженного мечами двуглавого льва.
        Усевшись на мягкую лавочку, я потратила мгновение на то, чтобы разгладить складки платья, но на самом деле тянула время. Размещение друг напротив друга предполагало тесное общение глаза в глаза, а я еще от того его взгляда не отошла, чтобы подвергать себя новой пытке.
        Кстати, в том, что мы разместились друг напротив друга, был виноват кот, быстренько занявший место рядом со мной, едва я присела.
        - А здесь центральная площадь. Видишь эти часы? Им более трех веков, но они до сих пор еще ни разу не давали сбой. Вся столица по ним сверяется, - рассказывал мне мужчина, указав на башню с большим круглым циферблатом.
        - А это что за здание?
        - Большая магическая библиотека. В ней собраны уникальные экземпляры книг со всего света.
        - А едем мы куда? - полюбопытствовала я, рассматривая столицу.
        Она сильно отличалась от тех городов, что мы видели по дороге. Здесь было и просторнее в разы, и гораздо больше зелени. Не было хаотичности, беспорядка или грязи. Дома и другие здания разделяли этот крупный город на улицы, группируясь по формам, цветам и размерам. Клумбы, парки, скверы и отдельно стоящие лавочки попадались повсюду, добавляя красок.
        Но больше всего мне понравилось упорядочивание. Например, на одной улице находились мастерские. На другой - торговые лавки с продуктами, на третьей - одежда и предметы обихода. Я обещала себе, что обязательно побываю в кондитерской, чтобы попробовать засахаренные трубочки с крапивой, которые рекламировали на красочной вывеске. Обязательно зайду в мебельную мастерскую - исключительно для того, чтобы узнать, что это за шкаф такой на витрине причудливый. А уж как меня завлекла лавка старьевщика...
        - Узнаешь, - лукаво улыбнулся Ральгон. - А вот и академия, в которой ты будешь учиться.
        У меня чуть сердце в пятки не ушло. Нет, не доведет нас до добра наше вранье. С одной стороны, мне невероятно нравилась участливость мужчины, было приятно чувствовать его заботу, а вот с другой...
        Как я должна сказать ему правду? Когда? Когда он за руку отведет меня за ворота? Или когда у столов приемной комиссии выяснится, что никаких документов у меня нет? Вообще никаких, совсем. Обманщица и кот-клептоман - да мы с котом идеально подходили друг другу.
        За высоким темно-серым монолитным забором мало что можно было разглядеть. Из нутра кареты были видны четыре шпиля, венчающие башни, и странное строение, будто конусообразную крышу перевернули с ног на голову. Собственно, на этом все.
        Карета остановилась на одной из улиц, с виду ничем не примечательных. Взглянув на мужчину с немым вопросом во взгляде, на этот раз я получила ответ:
        - Вечером мы приглашены на свадьбу. Помнишь, я тебе говорил? Необходимо позаботиться о подарке.
        - Мы? - переспросила я, не веря собственным ушам.
        - Галлия, не придирайся к словам. Да, приглашен я, но ты ведь не откажешься меня сопровождать? Точнее, для меня будет честью сопровождать такую прелестную особу.
        Леотард возмущенно кашлянул, напоминая о том, что в экипаже мы не одни:
        - А у меня вы, Ваше Высочество, разрешения спросить не хотите? Как старший родственник, за Галлию несу ответственность имен... Кха-кха...
        Взглянув на котейку, Ральгон разве что не проклял его вслух, выражением лица обещая тому самые страшные муки. Угроза возымела успех - Лео подавился и закашлялся по-настоящему, так что мне даже пришлось похлопать его по спине.
        Придя в себя, Леотард упрямо продолжал стоять на своем:
        - Я блюду ее честь!
        - А давай ты будешь блюсти ее в карете? - с улыбкой предложила я, поднимаясь на ноги вслед за мужчиной.
        Даже мысленно называть его принцем у меня язык не поворачивался.
        - Да сейчас! Знаем мы этих ушлых принцев. Вот, помнится, ведьма моя как-то раз попала на земли эльфов...
        Когда я спустилась на мостовую, то едва не отпрыгнула в сторону. Передо мной больше не стоял Ральгон, совсем нет. Фигура, одежда, прическа - все это принадлежало ему, но лицо изменилось до неузнаваемости.
        - Ты маг? - озадаченно выдохнула я, уже прикидывая, чем эта новость нам с котом может грозить.
        Перспективы вырисовывались не совсем радужные.
        - Ну так, магичу потихоньку, - вернул мужчина мне мои же слова, а на его губах появилась лукавая улыбка.
        Но если он маг, то почему мы всю дорогу до столицы фактически добирались пешком? Разве маги не умеют летать? Ну или там портал какой открывать, чтобы раз - и уже на месте.
        На наследного принца и псевдонаемника я посмотрела совсем по-другому. Пристально, настороженно и с абсолютным отсутствием доверия. Умолчать уже второй важный факт о себе - это надо постараться!
        Хотя стоило признать, что в этом плане мы друг другу подходили идеально.
        Я не знала, какой именно подарок Ральгон искал. Со стороны казалось, что мы просто гуляем, забредая то в одну лавку, то в другую. Чуть дольше, чем везде, мы задержались разве что в кукольном театре. Последний раз на чем-то подобном я присутствовала в далеком детстве, а потому следить за новой для себя историей мне было интересно.
        Среди прочих гостей театра больше, чем через одного, сидели дети всех возрастов. Из разных сословий, они и одеты были совершенно по-разному, но никто никого не задирал, не пытался показаться выше. Наоборот, с живейшим любопытством они следили за развивающимися на сцене событиями.
        А это действительно была сцена. Декорации замка, леса и города сменяли одна другую.
        На сцене появлялись то одни деревянные игрушки, то другие, но объединяла их качественная мельчайшая детализация.
        - А как ими управляют? Что-то я веревочек не вижу, - прошептала я Ральгону.
        Мы сидели в креслах на последнем ряду, а котейка разлегся у меня на коленях своей немаленькой тушкой и срочно требовал чего-нибудь поесть, чтобы спасти его от голодного обморока, в который он стопроцентно вот прямо сейчас свалится.
        Ральгон посоветовал ему уже падать, потому как из-за его стенаний не слышно постановку.
        - Какие веревочки? - нахмурился мужчина, глядя на меня с непониманием. - Куклами управляет маг. Он же и озвучивает всю историю.
        Дожидаться завершения постановки мы не стали. Слишком уж сильно стенал Леотард, всем своим видом показывая, какой он бедный, голодный и несчастный. Один раз Ральгон попытался взять меня за руку, но это бессовестное животное мигом подставило ему свою пушистую попу с пожеланиями немедленно почесать где-то там, где ну очень чешется, но лапки не достают.
        Если так пойдет и дальше, чувствую, до встречи с верховной ведьмой Лео просто не доживет.
        Следующей остановкой стала мастерская артефактора. Вот где котейку я крепко прижимала к себе, чтобы его криминальные способности ни в коем случае не проявились. Он, конечно, вырывался, просил посмотреть “вот эту интересную штучку”, но я не велась. Слушала объяснения Ральгона, удивляясь, поражаясь все больше и больше.
        Различные механизмы, состоящие из деталей и шестеренок, были напитаны специальными чарами. Одни артефакты украшали драгоценными камнями, другие -дорогостоящими металлами. У каждого артефакта было свое определенное назначение: бытовые, пространственные, защитные и прочие.
        У меня глаза разбегались, но одно изобретение понравилось мне больше остальных. Это был компас, который мог привести своего хозяина куда угодно, стоило лишь проговорить над ним место назначения. Своеобразный магический навигатор этого мира.
        - А мы кушать не будем, да? - нахохлился обидевшийся на меня и на судьбу Лео.
        - Чуть дальше по дороге продают кристальный лед, - ответил Ральгон. - Только подождешь? Я вернусь, деньги разменяю. Золотые монеты на улице без охраны лучше не светить.
        Я кивнула, отпуская котейку на землю. Таскать его на руках было нелегко, так что дальше по тротуару мы шли отдельно друг от друга, что совершенно не мешало нам беседовать.
        - Лео, прекращай диверсию, - предупредила я тихонько. - Еще немного, и ты перейдешь грань дозволенного.
        - А чего он руки свои тянет? Не жена, так пусть не трогает, - возмутился засранец.
        - Так, а если потенциальная?
        - Все равно пусть не трогает. Он тебя, между прочим, сам леди назвал, а с ледями так себя не ведут.
        Кристальный лед мне не понравился. На вкус он был далек от нашего мороженого, а по виду напоминал мелко дробленный лед, политый сиропом или молоком, размешанный с кусочками шоколада, фруктов, цветов или трав. Леотард, понятное дело, взял себе всего и побольше, бездонная он бочка. Ральгон попросил стаканчик с горьким шоколадом и мятой, а я - с сиреневыми цветами и ягодами.
        На этом эксперименты решено было приостановить. Существовало в моем мире такое правило: собираешься на важное мероприятие - не ешь ничего нового, а иначе закон подлости будет действовать во всей своей красе. Пропустить свадьбу мне не хотелось.
        - Ты так и не сказал, что мы будем дарить? - обратилась я к мужчине, когда с перекусом было покончено.
        - Понимаешь, подарок должен быть воистину королевским. Поэтому я предлагаю тебе поучаствовать в одном увлекательном и даже опасном деле.
        - В каком? - спросили мы с Лео хором, поджидая тот самый закон подлости.
        - Тебе когда-нибудь приходилось ловить банду вампиров?
        Бывают в жизни такие предложения, от которых просто невозможно отказаться. Прыгнуть с парашютом посреди пустыни? Ок, когда летим? Скатиться с самой высокой водной горки? Отлично, надеваем купальник. Съесть на спор самый большой бургер? Дайте два!
        Безусловно, ничего подобного мне никогда не предлагали, но в том-то и соль. Как я могла отказаться от настоящей охоты на вампиров? И пусть мне было немного страшно, а при воспоминании о бледнолицых срочно хотелось взять Ральгона за руку, я уверенно кивнула. А потом еще раз кивнула на случай, если с первого раза мужчина не понял. Ну или моргнул в тот момент, когда я кивала.
        - Нет! - воскликнул Леотард, переводя ошарашенный взгляд с меня на мужчину и обратно. - Нет-нет-нет! Мы не будем в этом участвовать. Меня же сожрут! Все знают, как вампиры падки на котов.
        - Лично ты можешь и не участвовать, - погладила я взбушевавшегося котейку, у которого от испуга глаза стали как два тазика. - Правда же?
        Ральгон со мной согласился. Не согласился Лео. Трясясь как старый трактор на последнем издыхании, он забрался ко мне под юбку и честно там обосновался, вцепившись когтями во внутреннюю сторону платья.
        И вот чего-то так приятно стало. Боится, трясется, но все равно меня одну отпускать отказался. Так, может, ну его, этот идеал? Вот кто настоящий мужчина! Правда, с хвостом и жрет много, но у кого из нас нет недостатков?
        - Так зачем нам нужно ловить этих вампиров? - поинтересовалась я, поправляя юбку, которую со спины сильно тянуло вниз.
        Мои нижние девяносто резко превратились в сто тридцать. И если случайные прохожие мужского пола сворачивали головы и врезались в других прохожих, то женщины смотрели осуждающе, закрывая глаза юным девушкам и детям. В общем, впечатление мои формы однозначно произвели.
        - А это и будет наш подарок на свадьбу Жозефу, - неожиданно ответил Ральгон.
        - М-м-м... Это странный подарок.
        - Только если ты не старший следователь при городской страже, - коварно улыбнулся мужчина. - Из-за этой кровожадной банды несколько лет назад Жозефа сослали на службу в самую глушь - в городок под названием Кентерфил. Поверь мне, он будет несказанно рад видеть этих засранцев. Тем более что в прошлый раз они слишком легко отделались и продолжили свое кровавое дело.
        - А насколько кровавое? - почти шепотом спросил Леотард.
        - Нападение на случайных прохожих с целью грабежа и частичного обескровливания.
        Безэмоциональный ответ принца кота совершенно не порадовал. Какой-то особо острый коготь едва не впился мне в зад, выражая тем самым все, что котейка думал о нашем развлекательном мероприятии.
        По крайней мере, я надеялась, что будет весело, потому что страшно мне было уже сейчас. Как минимум мне хотелось знать подробности. Да и подготовиться не помешало бы: чеснока там пару килограмм, ожерелье из осиновых колов, литра четыре святой воды. Главное - не забывать при этом придерживаться оптимизма.
        - Ну а план-то какой?
        Дальнейший путь до места назначения я проделала пешком и в гордом одиночестве, если не считать скрытого хвостика в виде кота. Ральгон следовал за мной по другой стороне улицы и делал вид, будто мы совсем не знакомы.
        Идти пришлось долго, моей целью была северная окраина столицы, где среди близко стоящих друг к другу старых домов и узких улочек-лабиринтов скрывались самые неординарные личности этого мира: воры, мошенники, убийцы и прочие преступники, презирающие законы.
        На мой вопрос о том, что они вообще делают в столице, принц ответил просто: поддерживают необходимый любому цивилизованному обществу баланс. Если где-то что-то случилось, офицеры городской стражи знали, где искать ответы на свои вопросы. Да и для королевства эти люди и нелюди выполняли кое-какую грязную работу. Например, проникали на земли врагов. С какими целями - Ральгон умолчал.
        То, что северная окраина столицы - жуткое место, понятно стало еще издалека. Казалось, что небо затянула ночь, настолько темно было на этих узких улочках. Крыши кособоких домов создавали своеобразные навесы, перекрывая солнечный свет, а по земле, по грязным тротуарам стелился густой туман.
        Собственно, здесь и запахи были соответствующие. И люди никакого доверия не вызывали, потому что выглядели как разбойники с большой дороги, собравшиеся на общественной помойке. Да я едва отпрыгнуть в сторону успела, когда с верхнего этажа кто-то вывалил овощные очистки прямо на улицу.
        - Кы-ы-ыс-кыс-кыс-кыс-кыс, - шептала я, настороженно следя за каждым движением на улице.
        Ральгон не зря назвал это место лабиринтами. Я уходила все дальше, даже сама уже забыла дорогу - путь мой состоял из тупиков и сплошных поворотов, серых стен, грязных бочек и разбитого стекла.
        Забредя в очередной тупик, я встретилась взглядом с мужчинами далеко не симпатичной наружности. У одного почти полностью отсутствовали зубы, у другого борода висела слипшимися клочьями, а у третьего один глаз был скрыт за замусоленной повязкой.
        - Извините, - сделала я шаг назад, но скорее неосознанно, в приступе активировавшегося инстинкта самосохранения. - А вы не видели здесь кота? Рыжего такого. Толстого.
        Мой зад совершенно бесцеремонно укусили. Подпрыгнула я, наверное, до самой крыши, попутно надавав котейке по лапам. Однако из виду бандитов не выпускала, а потому отлично заметила перемены в их настроении. Они так мне обрадовались, что где-то там уже отложились кирпичи для постройки целого дома.
        - Конечно, видели, краса. Еще как видели, - закивал беззубый, пошире улыбаясь.
        - Сейчас и отведем тебя к нему, - подмигнул мне одноглазый.
        Бородатый тоже собирался что-то сказать, но сделать этого не успел. Открыв рот, он тут же его захлопнул, а после мои “мелкие проблемы” явно превратились в большие. Потому что трое детин просто-напросто скрылись за ближайшей дверью.
        Я даже слышала, как щелкают замки!
        Оборачивалась я очень медленно. Оно как - мозг уже понимает, что неприятностей не избежать, но надежда все еще высовывает голову наружу, чтобы, так сказать, по этой самой голове и получить.
        Я улыбнулась. Широко так улыбнулась, открыто, всем телом разворачиваясь к бледному тощему вампиру. Его черный костюм-тройка сидел идеально. Его рубашка была белой как снег. Из нагрудного кармана торчала золотая цепочка часов, а черные ботинки были начищены до зеркального состояния. Идеальными были и волосы, приглаженные сосульками.
        Увы, мне радостно оскалились в ответ.
        - Добрый день, - интеллигентно поздоровались со мной, сильнее обнажая клыки.
        - Да как сказать... - ляпнула я, натянуто улыбаясь. - Знаете, я вас сразу предупрежу, вы только близко ко мне не подходите. Я сегодня чесночным супом завтракала. И обедала. И ужинать им же планирую. Вообще, страсть как чеснок люблю.
        - Я тоже, - почему-то обрадовался вампирюга, делая шаг ко мне.
        Ну как шаг? Ноги его оторвались от земли, и мужчина попросту пролетел это короткое расстояние, зависая прямо в воздухе. Я же в этот момент сделала сразу два шага назад.
        - Да? - наигранно порадовалась я, но скрыть удивление не получилось. - Ну тогда я вам еще кое-что расскажу. Вдруг мы с вами и в этом сойдемся. У меня есть одно интересное увлечение. По ночам я делаю красивые гробы. Но исключительно из осины. У меня еще со школы любовь к ним проснулась, когда я к мальчикам на труды бегала.
        Вампирюга оскалился еще сильнее. Его улыбка стала просто запредельной. Он медленно, словно играючи, плыл по воздуху, пока я также неспешно отходила спиной назад. Паника уже подступала к самому горлу.
        - А вы знаете, какой предмет обихода сейчас является последним визгом моды? Не знаете? А я вам расскажу! Осиновый кол в сердце. Очень, очень важный аксессуар. Столичные модники и модницы без него даже из дома не выходят. Хотите, я вам организую? Так сказать, по знакомству.
        - По знакомству я хочу кое-чего другого, - удосужился кровопийца ответить, окончательно сокращая это жалкое расстояние между нами. - Ты так вкусно пахнешь... Котом.
        Я уже была загнана в грязный угол и теперь отчаянно пыталась закрыться руками. Бледнолицый склонялся надо мной, раззявив пасть так широко, что я, кажется, даже увидела его желудок. Не моргала в приступе ужаса, а сердце мое и вовсе перестало стучать. Вроде как от греха подальше. Вдруг он мертвечиной побрезгует?
        - А у вас в зубах петрушка застряла, - предприняла я последнюю попытку оттянуть время и срок своей жизни.
        - Что?
        Собственно, это самое “что” и стало моим спасением. Странно дернувшись, вампирюга взглянул на меня недоуменно и... резко свалился к моим ногам, а заодно и в симпатичную грязную лужу, обдавая мое новое платье десятками брызг.
        За “телом” как ни в чем не бывало обнаружился Ральгон собственной персоной. С кирпичом в руке.
        - Ты как? Жива? - обеспокоенно поинтересовался он, заглядывая мне в глаза.
        - Да вы бы еще через полчаса спросили! - сорвалась я, ощущая, как все напряжение исчезает в единый миг.
        Огромное облегчение поселилось внутри меня. Ноги опасливо задрожали, тонко намекая на то, что стоять мне осталось совсем недолго. А тут еще кот под платьем трясется, намертво вцепившись когтями не только в сорочку, но и в мой филей!
        - Прости. Я искал кирпич потяжелее. Пришлось из стены выковыривать.
        - А он того? - едва тронула я чужой фрак мыском туфли, хотя на самом деле хотелось от души попинать этого кровопийцу. - Помер?
        - Да нет, к сожалению. Эти заразы знаешь какие живучие? Могут веками без крови сидеть. Правда, иссушаются со временем, но капля чужой крови и с такими делает чудеса. Так, давай-ка мы тебя почистим, а этого допросим.
        Как ни странно, но допрос Ральгон провел тут же. Ему хватило одного удара магией, чтобы дверь, за которой скрылись бандиты, открылась нараспашку. В темном затхлом помещении уже никого не было. Только оконный проем зиял дырой, что говорило о спешном побеге трусов с места дислокации вампира.
        Брезгливость во мне прямо-таки горела огнем. Мне срочно хотелось сбежать отсюда и помыться пару-тройку сотен раз, чтобы вытравить эти ароматы, от которых не только слезились глаза, но и все состояние организма тихо приближалось к предобморочному.
        Собственно, если бы не все та же грязь и котейка, решивший уйти в беспамятство, я бы лучше предпочла темноту. А так приходилось держать рыжую тушку, что обмякла в моих руках, едва мне стоило достать его из-под кринолина.
        Мне впервые довелось присутствовать на допросе. Ральгон однозначно знал толк в пытках, а потому уже через десяток минут у нас были все имена и все места, где прятались кровавые бандиты. А ведь мужчине всего-то пришлось достать обыкновенное птичье перышко и немного пощекотать нашего саблезубого друга.
        Почему саблезубого? Да потому что при падении у вампира знатно пострадали клыки.
        - Никогда бы не подумала, что вампиры боятся щекотки, - призналась я, первой выходя из дома.
        Вслед за мной шел наследный принц. Мужчина вел закованного в специальные наручники бледнолицего, которому происходящее, судя по искривившейся физиономии, не нравилось совершенно.
        Нет, ну правильно. Меня-то магией почистили, а его нет.
        - А чего же им еще бояться? Всем известно, что вампиры падки на котов и кошек, пьют кровь и боятся щекотки, потому что умирают от смеха. Странно, что ты не знаешь.
        - Просто не сталкивалась с ними раньше, - одернула я себя, мысленно проклиная собственную говорливость. - А сейчас мы куда?
        Ловить остальных.
        Честно говоря, это даже было немного весело. Когда мы выбрались из серого лабиринта страшных улиц, нас уже ждала тюремная повозка. Ну, точнее, не нас, а вампира. Вооруженные мужчины в черных плащах быстро погрузили кровопийцу внутрь и последовали за нашей каретой.
        Объехать адреса особого труда не составило. Мы врывались в дома будто сумасшедшие: с криками, с оружием наперевес, с перьями в руках. Вампиры, не ожидающие гостей и наглого кота, угрожающего всех их растерзать вот этими вот когтями, тут же бросались наутек, словно мы им ядерные бомбы притащили, но далеко сбежать не успевали. Примерно через час у нас была полная повозка, перевязанная красными лентами и праздничными бантами.
        Но как-то чего-то не хватало.
        - А может, мы им букеты в руки дадим? Как-то это неправильно: вашему другу подарок есть, а невесте нет. Я бы обиделась.
        - А что? Это хорошая идея - согласился со мной Ральгон, пока кровопийцы угрожающе скалились нам из-за решетки. - Кто клыки не спрячет, вырву. Ребята, едем к цветочной лавке.
        Глава 9
        Невидимка
        Цветочно-вампирская композиция получилась вполне себе ничего. Букеты просто были красивыми, а вампиры в подарок - как минимум экстравагантно.
        Пока мы ехали в экипаже в родовой замок семейства Калье, Ральгон поделился со мной историей знакомства со старшим следователем одного из отделений городской стражи. На тот момент Жозеф Калье еще только-только закончил обучение и получил звание младшего офицера при собственном отце, который, на минуточку, являлся и является главой столичной стражи.
        Такое назначение парня нисколько не устраивало. Он желал работать отдельно от родственника, а не под его началом, чтобы всего добиться самому, а не потому, что отца уважали и боялись. Но папа его был неумолим. Родитель желал присматривать за своим чадом и не желал отпускать того в большой мир.
        Вероятно, именно это горе Жозеф Калье и запивал горячительным в таверне в центре столицы в то же время, когда почти по тем же причинам там находился под иллюзией наследный принц. Из-за чего произошел конфликт с отцом у него, мужчина не пожелал рассказывать. Однако упомянул, что горячительного и в его случае было немало.
        И вот можно было бы предположить, что мужчины нашли взаимопонимание, быстро подружились и продолжили куролесить уже вместе...
        Но нет. Они друг другу сразу не понравились и в итоге подрались, разворотив целую таверну. Посетители вместе с хозяином в ужасе выползали оттуда тайком, спасаясь элементарным бегством.
        Это уже потом - через некоторое время, когда пар был обоюдно выпущен, - они потребовали новые напитки и познакомились. Причем знакомились долго - до самого утра, делясь собственными проблемами.
        А утром за ними явилось подкрепление. Зря. Очень-очень зря.
        Королевская гвардия на пару с офицерами городской стражи долго осознавали, что забрать подружившихся горемычных не получится. Им на это потребовалось попыток десять, после чего несчастные решили присоединиться к парням на руинах уже бывшей таверны.
        К слову, хозяин заведения уже через месяц на месте питейного заведения отстроил немаленькую ресторацию и по сей день ее держал, нехило заработав на горе наследников двух аристократических родов. В общем, отцы своих бестолочей явно любили.
        - И сколько вы не виделись? - полюбопытствовала я.
        - Три года. Его отец в ссылку отправил как раз из-за этих вампиров. Пытаясь их поймать, Жозеф половину столицы разгромил. Не специально, конечно. Заклинание угодило в повозку, в которой перевозили бракованные зелья. Тут такой салют грохотал, что в соседних городах было и видно, и слышно.
        - А сейчас он насовсем вернулся? - спросил кот, который почти всю дорогу предпочитал отмалчиваться.
        После поимки вампиров он собой страшно гордился и вел себя важно, величественно глядя на нас сквозь опущенные ресницы. Прямо-таки хвостатый охотник на кровопийц.
        - Насовсем, - кивнул принц и широко улыбнулся. - Приехали.
        То, что мы добрались до места назначения, стало понятно сразу. Из огромного черного замка лилась плавная, расслабляющая мелодия. Ее было отлично слышно из-за того, что главные двери были распахнуты настежь. К ним по дорожке и ступенькам вел широкий черный ковер.
        - А твой друг, случайно, не вампир? - уточнила я на всякий случай, осматривая мрачненький антураж.
        Нет, трава тут, конечно, была зеленая. Цветы росли - в основном в клумбах вокруг статуй, но детали...
        Вместо разноцветных кустов парк перед замком был украшен колючими зарослями темно-красных и белых роз. На толстых стеблях, перекрученных между собой, словно колючая проволока, не было ни единого листочка.
        Статуи мужчин и женщин, которые вроде как должны были разбавлять общую картину, были высечены из черного камня. Черными были каменные лавочки, каменный фонтан и каменные тропинки. В совокупности от всего этого разнообразия-безобразия хорошо так веяло холодом. Кладбищенским холодом. Им бы еще кресты сюда в довесок, честное слово.
        - Не вампир, не беспокойся, - предложил Ральгон мне свой локоть, и я тут же за него с удовольствием ухватилась. - Видишь витраж?
        - Над дверьми? - закинула я голову, чтобы получше рассмотреть большое круглое окно.
        - Да. Этот мужчина в черной мантии - первый ведьмак древнего рода Калье.
        - Ведьмак?
        - Черный маг, если по-простому. Издревле считалось, что по законам магии у любого зелья должен быть антидот. Чтобы уравновесить появление ведьм, природа создала ведьмаков. Только она не подумала о том, что характер не зависит от дара. Как ведьма может перейти на сторону зла, так и ведьмак может служить во благо другим. Жозеф как раз такой.
        На нас смотрели. Глядя на нас, перешептывались. А все потому, что в замок мы вошли вместе со своим подарком. Вампиры, увешанные букетами с ног до головы, еле передвигались, перевязанные лентами и бантами. На их ногах и руках за цветами прятались наручники, не позволяющие им совершить ни одного лишнего движения.
        Попав в холл, Ральгон не стал дожидаться, когда к нам подойдут, чтобы поприветствовать, а сам пошел сразу в главный зал, протащив меня мимо длинной лестницы, прижатой к стене.
        Стоило отметить, что роскошь здесь, как и во дворце, тоже бросалась в глаза. Правда, золота в интерьере здесь было гораздо меньше, но массивная резная мебель, тяжелые дорогие ткани, картины в рамах, статуи, вазы с цветами и ковры делали свое дело. Сто пятьдесят оттенков черного - именно так хотелось назвать этот замок.
        Зато как ярко выделялись гости на фоне такого антуража. Пестрые платья всех цветов бросались в глаза, как и камзолы мужчин. Ювелирные украшения сверкали, ослепляя, если сквозь высокие окна на них попадали закатные лучи. Зал был просто огромным, но и приглашенных гостей оказалось немало - самое то, чтобы затеряться в толпе.
        Или не затеряться.
        - Друг мой! - весело окликнул Ральгон статного мужчину в черном костюме.
        Он обернулся мгновенно, открывая моему любопытному взору молодую невесту. Она была невероятно шикарна в черном облегающем платье, что закрывало абсолютно все от шеи и до самого пола.
        В. Облегающем. Платье. А что, так можно было?
        Из украшений на тонкой подвеске болтался изящный медальон, а в уши были вставлены длинные серьги с крупными золотыми камнями на концах.
        - Ты успел, - обрадовался жених, но вел себя по-военному сдержанно.
        - Как я мог опоздать? Такое событие я не пропустил бы никогда в жизни. Но да, мы немного задержались. Долго выбирали подарок...
        Чуть отступив в сторону вместе со мной, Ральгон тем самым открыл вид на наш скромный скалящийся подарок. Говорить вампиры не могли: от ругательств их удерживали магия и грозный взгляд принца.
        Рассмотрев презент, Жозеф Калье своей холодности лишился напрочь:
        - Так вот почему мы сегодня никого не нашли в рейде! Ах ты хитрец!
        Гости тоже обратили внимание на нашу веселую компанию и тихо пребывали в шоке. Впрочем, тихо - это я зря. Кто-то особо впечатлительный там, за моей спиной, явно грохнулся в обморок.
        - Поздравляем! - произнесли мы как-то хором и посмотрели друг на друга, отчего я немного смутилась.
        Ну, просто немая пауза затягивалась, а количество обмороков увеличивалось в геометрической прогрессии. Зато за всем этим представлением никто не видел наглого рыжего кота, что утянул под стол с закусками целый поднос чего-то наверняка вкусного. Кристальный лед моим желудком уже давно забылся, и теперь организм вполне обоснованно требовал продолжения банкета, так что желание присоединиться к Леотарду возникло тут же.
        Отойдя от эмоций, мужчины через несколько минут все же вспомнили, что неплохо было бы нас с невестой представить.
        - Познакомьтесь, моя невеста Селена, - произнес жених, с нежностью целуя ладонь девушки.
        Они смотрели друг на друга такими влюбленными глазами, что где-то во мне проснулась зависть, но я быстро запинала ее ногами. Потому что нехорошо завидовать чужому счастью - нужно тратить это время на построение своего.
        - Очень приятно. Вы обворожительны, - сделал Ральгон комплимент невесте, отчего та немного зарделась. - Позвольте вам представить мою... гостью. Галлия не местная, но много раз спасала мне жизнь в моем нелегком путешествии.
        - Даже так? - удивился ведьмак. - Приятно поражен вашей смелостью...
        Жозефа отвлек слуга, прошептав ему что-то на ухо. Извинившись, жених сказал, что пора начинать торжественную часть, и удалился вместе со своей невестой. На прощанье девушка мне почему-то подмигнула.
        Мельком отметив Леотарда, я увидела преинтереснейшую картину. Под столом, едва скрываемые скатертью, уже сидели два кота: рыжий и черный. И не просто сидели, а перетягивали поднос с едой.
        - Видимо, будет драка, - кивнула я принцу.
        Шла рядом с ним к диванам и креслам, что были выставлены перед невысоким постаментом.
        Какая свадьба без драки? - отшутился он, но магический импульс под стол запустил.
        Судя по взглядам, коты впечатлились и содержимое подноса таки поделили.
        Нам достался небольшой диванчик в первом ряду, прямо рядом с проходом. С наших мест великолепно просматривался весь постамент, так что я не пропустила ни мгновения церемонии. Начиналось все очень даже привычно: жених и невеста отвечали на вопрос, согласны ли они разделить друг с другом жизнь. Получив соответствующие ответы, жрец в черной хламиде начал что-то колдовать.
        - А что он делает? - шепотом спросила я, с ужасом наблюдая за тем, как потянулось черное пятно из ведьмака прямо к невесте.
        Это пятно окутало ее с головы до ног, пряча от наших глаз.
        - Так устанавливается родовая защита, - пояснил принц. - У ведьмаков она особая и не привязана к артефактам рода.
        - А теперь что? - Черное пятно окутало и жениха тоже.
        - А сейчас они, скрытые ото всех, дают клятвы не себе, не друг другу, а самой магии. Ничего лучше древней магии не связывает жениха и невесту.
        - И что, у всех такие ритуалы?
        - Ну почему же? У каждой расы свои. Во многом все зависит от принадлежности к магии,
        - ответил Ральгон и еще ближе склонился к моему уху. - Знаешь, мне иногда кажется, что ты не из этого мира.
        - Я росла в глухой деревне, - буркнула я обиженно.
        И вот зря. Потому что дальше случился контрольный в голову.
        - В какой? - поинтересовался принц непринужденно.
        - М-м-м... Это далеко. На землях гномов. Ты наверняка не знаешь, - в панике врала я, удерживая хорошую мину при плохой игре. Мужчина выразительно осмотрел меня сверху донизу. - Что? Родители у меня не были гномами, - прошипела я возмущенно.
        Торжественная часть мероприятия быстро подошла к концу. Как только чернильное пятно рассеялось, приглашенные кинулись поздравлять молодоженов, но почему-то с пятой свадьбой. Странные люди. А точнее, нелюди.
        Ну, мы тоже пошли, а точнее, Ральгон меня потащил. И вот все бы ничего, но невеста снова мне подмигнула. Это у нее нервный тик или это я с ума схожу?
        И тут я похолодела. А что, если она знакома с Ильгальдой? Выяснить это я могла только одним способом - подойти к ней отдельно ото всех.
        - А ты не подскажешь, где тут... - смущенно спросила я у своего кавалера.
        - В холле под лестницей. Пойдем, провожу.
        - Не надо! - поспешно выдала я и снова себя обругала. Натянув улыбку, попыталась успокоиться. - Я сама справлюсь. Ты лучше нашего кота найди.
        - Нашего? - непонятно чему изумился мужчина.
        А до меня с опозданием дошло, что и кому я сказала, и... Я просто взяла и сбежала из зала в холл. Потому что язык мой - враг мой. Хорошо, что про совместных детей еще не ляпнула.
        Шагнув в холл, я уже хотела завернуть под лестницу, как увидела двух женщин. На вид им было не больше тридцати, и стояли они на нижних ступеньках, разговаривая на повышенных тонах.
        - Ну помоги мне найти Ильгальду! - произнесла рыжеволосая.
        В нишу под лестницей я фактически ввалилась.
        - Помоги! - выдохнула она повторно. - Ты наша последняя надежда.
        - Ты просишь о невозможном, Игира, - холодно ответила вторая женщина.
        Ее эмоции никак нельзя было прочитать. Держалась уверенно, прямо, слегка высокомерно. Чувствовались в ней и сила, и мощь в отличие от ее собеседницы. Вторая дама явно пребывала на грани отчаяния.
        - Когда ты отказалась от своей магии, ты потеряла право просить у меня о чем-либо.
        - Но моя дочь! - воскликнула несчастная. - Ей нужна магия! У нас остался всего месяц!
        - Ты сама выбрала этот путь, несмотря на все мои попытки объяснить тебе неправильность твоих поступков, - проговорила черноволосая размеренно, нисколько не испытывая жалости к просительнице.
        Больше того, женщина прошла мимо нее, но остановилась аккурат недалеко от меня и грациозно обернулась.
        - И еще: если я узнаю, что ты причинила вред хоть кому-то из ведьм, я самолично тебя накажу, не глядя на твой теперешний статус, - эти слова прозвучали жестче.
        Черноволосая в роскошном темно-синем платье без кринолина прошла мимо, не заметив меня. Несчастная просительница же спешно выбежала из особняка, даже не оглянувшись. А я, кажется, на протяжении всей их беседы даже не дышала, боясь пропустить хоть слово.
        Именно этой женщине нужна была Ильгальда. Но, может быть, это какая-то другая девушка с таким же именем? Вдруг это имя здесь что-то вроде наших Кати, Маши и Наташи?
        Себя-то я успокаивала, но верилось с трудом. А что дальше? Для чего ей нужна была Ильгальда? Ей, а точнее, ее дочери требовалась магия. Но я-то тут при чем? Она хочет, чтобы я наколдовала ей магию? Но разве такое возможно?
        И тут до меня дошло. А что, если магию хотят отобрать у меня, но... на каком основании? А может, это я отобрала у дочери этой женщины магию и они хотят вернуть свое?
        Голова пухла, меня разрывало от догадок. С невероятным трудом отбросив все мысли, я вдохнула, выдохнула и заставила себя вспомнить о том, зачем вообще вышла в холл. Я хотела наколдовать отдельный подарок от себя для невесты, чтобы под предлогом вручения отвести ее в сторону для беседы.
        - Пусть в моих руках появится самый желанный подарок для Селены, - прошептала я, предварительно оглянувшись по сторонам. Холл был пуст.
        Я вложила весь имеющийся максимум желания. Мне действительно нужен был этот подарок, и через мгновение в руки мне упала свернутая в несколько раз ткань. Встряхнув ее, я поняла, что это плащ.
        Что она, мерзнет там, что ли?
        Уже хотела попробовать еще раз, складывая плащ пополам, как вдруг поняла, что вторая сторона делает своего носителя невидимым. Вот уж точно надо было поменьше фэнтезийные сказки смотреть по телевизору. Правда, вместо мальчика в наличии имелась девочка, которая во что бы то ни стало хотела выжить.
        Обрадовавшись, что такой презент и дарить не стыдно, я поспешила обратно в зал. Поплутав немного среди гостей, я отыскала не только невесту и ее жениха, но и Ральгона. Принц под своей личиной стоял рядом с ними и о чем-то оживленно беседовал.
        - Еще раз поздравляю вас, - произнесла я, подойдя к ним. - Селена, можно вас на минутку?
        Девушка, конечно, удивилась - это было видно по выражению лица, но кивнула, тем самым соглашаясь. Отошли мы буквально на пять-шесть шагов, спрятавшись от гостей за колонной. За этими колоннами по обеим сторонам зала стояли фуршетные столы.
        - Я вам тут подарить хотела. В общем, вот, - немного смущенно сунула я в руки ей плащ.
        Со стороны наверняка казалось, будто я передала девушке воздух.
        Нахмурившись, Селена расправила ткань и осмотрела ее с обеих сторон, приходя в нереальный восторг. Она так прыгала, так хлопала в ладоши, что я ненароком испугалась лишнего внимания. Особенно когда девушка меня вдруг крепко обняла.
        - Спасибо! Ты просто не представляешь, сколько лет я за этой вещицей гонялась! Ну теперь-то все! Ох, сколько я дел с ним наворочу!
        - Рада, что тебе понравилось.
        - А ты из наших, да? Тоже ведьма? Что-то я тебя раньше не видела, - выпустила она меня из тесных объятий.
        Да нет, я не ведьма. Так, балуюсь немного.
        - Как это - немного балуюсь? Если в школе ведьмовской училась, диплом получила, значит, ведьма.
        - Я не училась в ведьмовской школе, - призналась я, тогда как внутри меня поселилось ощущение, будто целая гора с моих плеч свалилась. Селена не была знакома с Ильгальдой!
        - Не училась? Ты откуда же такая взялась?
        - Издалека, - улыбнулась я такому живому характеру девушки.
        - Но как ты продержалась так долго? Я ведь чувствую в тебе магию ведьм, - продолжала она удивляться. - Тебе необходимо учиться управлять собой, своими чарами, а иначе это может привести к самым неожиданным последствиям. Давай я тебя с мамой своей познакомлю? Она у меня Верховная ведьма. Сейчас, постой тут минутку. Вместе что-нибудь придумаем.
        Девушка улыбнулась, тепло пожала мою руку - видимо, чтобы приободрить, - и спешно скрылась в толпе. Проследив за этим неугомонным метеором взглядом, я с ужасом осознала, что та черноволосая женщина в темно-синем платье из холла особняка и есть верховная.
        Я испугалась. Испугалась так сильно, что даже не поняла, как ноги принесли меня к фуршетному столу. Кот только и успел, что мяукнуть, а я уже неслась с ним на руках в сторону выхода. Оказавшись на улице, не нашла ничего лучше, чем спрятаться за углом замка. И вот только там я отдышалась и осознала, что фактически сбежала от встречи с той единственной, кто мог помочь нам с Лео.
        - Ты чего творишь, ненормальная? - возмущался Леотард, дрыгая лапами, чтобы я его отпустила. - Я только на горячее нацелился!
        - Нам нельзя к Верховной!
        Кот посмотрел на меня с сомнением во взгляде. Хоть лапами дрыгать перестал - и то хлеб.
        - Ну! - требовательно дернулся Лео. - А продолжение-то будет?
        Я, как смогла, вкратце рассказала все то, что случайно узнала. Да, верховная ведьма отказалась помогать той женщине по имени Игира, но это совершенно не значило, что она меня не сдаст, когда я сама явлюсь пред ее очи. Искать-то меня тогда уже будет не нужно!
        - Не понимаю. Ты же сама сказала, что ты не Ильгальда?
        - Не Ильгальда, - согласилась я, но с подводной лодки не спрыгнешь, когда кругом океан.
        - Но как я им это докажу? Тело-то ее! Нет, и мое, конечно, тоже, но ее все-таки в большей степени. У меня волосы не так острижены были, да и шрама на бедре не хватает. В общем, ты как хочешь, а я пока с этой встречей повременю. Нужно сначала больше узнать о той женщине и о том, зачем им Ильгальда понадобилась.
        - И как ты собираешься это сделать?
        Ответа на этот вопрос у меня пока не было, но произнести я все равно ничего не успела. Напугав до чертиков, из-за угла вынырнул принц собственной персоной, по-прежнему пребывающий под чужим лицом.
        - Галлия, ты чего сбежала? - остановился он, нахмурившись.
        - Душно стало, - почти и не соврала я. - Там очень много людей... и нелюдей. Ты иди обратно, а я еще тут немножко постою, в себя приду.
        - Ну конечно, так я тебя тут одну и оставил. Тут знаешь сколько лордов неженатых среди приглашенных?
        - Сдалась я им, - махнула я рукой, а кот чебурахнулся на землю, громко выругавшись.
        - Это ты просто их взгляды не видела. А знаешь, если не хочешь возвращаться, можем не идти. Я понимаю, ты, наверное, не привыкла к таким помпезным мероприятиям.
        - Вообще не привыкла, - энергично закивала я.
        - Тогда подожди меня здесь. Я плащи наши заберу, и поедем во дворец.
        - Во дворец? Разве не в академию? - Возвращаться обратно во дворец в мои планы однозначно не входило. Было бы гораздо лучше, если бы мы попрощались с Ральгоном прямо сейчас.
        - А что тебе сейчас делать в академии? Часы работы приемной комиссии уже закончились. Рекомендательное письмо я взял. - Достав конверт из-за пазухи, мужчина мне его продемонстрировал. - Утром уже отправимся. Обещаю, что разбужу тебя пораньше. Жди здесь, сейчас вернусь.
        - А я проконтролирую! - вякнул кот и побежал, перегоняя принца. Видимо, обратно к фуршетному столу.
        Ждать пришлось долго. Нет, Ральгон с нашими плащами и моей шляпкой вернулся достаточно быстро. Накинув плащ мне на плечи, мужчина вновь помог мне совладать с завязками, что было приятно, если не сказать больше.
        Однако на празднике мы никак не могли оставить кота, а он, этот хвостатый засранец, всеми силами не желал расставаться с горячим. Пришлось принцу применять силу и тащить рыжего за шкирку.
        - Вы не имеете права! Я буду жаловаться в общество по защите фамильяров! Ну хотя бы ку-у-у-урочку захватите!
        Лео первым залетел в темное нутро экипажа. Он еще долго вздыхал и всячески сожалел о расставании с его единственной любовью - едой. Да я так по парням никогда не убивалась!
        Пригревшись на чужом плече, я даже разговаривать не хотела. Карету покачивало, меня укачивало, а Ральгон успокаивающе поглаживал мою руку, пока я думала над тем, как разыскать ту женщину и вызнать подробности. И ведь надо все сделать так, чтобы сама я ей на глаза не попалась.
        - Ты себя точно хорошо чувствуешь? - озабоченно поинтересовался мужчина, подавая мне руку, чтобы помочь выбраться из кареты.
        - Просто устала. День сегодня был насыщенным, - соврала я, вымучивая улыбку.
        - Зато теперь ты можешь всем хвастаться, что участвовала в поимке банды вампиров.
        - И побывала на свадьбе ведьмы и ведьмака.
        - Да, это событие, - со смехом согласился мужчина, закрывая за мной дверцу.
        Внутри кареты возмущенно заорали:
        - Кота забыли!
        Весело переговариваясь, мы поднялись по ступенькам, но стоило нам только войти в холл, как атмосфера заметно изменилась.
        - Ее Величество и Ее Высочество только что вернулись, - отрапортовал управляющий, вытянувшись по струнке. - Ужинают в малой столовой. Прикажете накрыть и на вас?
        - Галлия, ты меня извини...
        - Конечно-конечно, - отозвалась я, продолжая улыбаться. - Я в комнаты пойду.
        - Ты чудо, - неожиданно чмокнули меня в кончик носа. - Тебя проводят.
        До комнаты меня действительно проводили. И снова была ванна и остальные мучения, которые нравились исключительно коту. Впрочем, как и ужин. Мне кусок в горло не лез, в то время как Леотард поглощал все, что видел, с немыслимой скоростью.
        - Ты вообще когда-нибудь наедаешься? - усмехнулась я, натягивая халат поверх сорочки.
        - Я аккумулирую энергию. Вот понадобится тебе магия, а я голодный. Никакой тогда тебе помощи, - философски заметил котейка, поливая мясной стейк ягодным джемом.
        - А зачем мне твоя магия? У меня и своя вроде бы неплохая.
        - Она у тебя не то что неплохая. Она у тебя странная. И знаешь, я тут подумал...
        Верховная у нас женщина понимающая. Я бы на твоем месте обратился к ней и все рассказал. Думаю, она тебя не выдаст той... Как ты там говорила?
        - Игира.
        - В общем, не выдаст ей. Может, попытаемся?
        - Я подумаю.
        Несмотря на общую опустошенность, я никак не могла уснуть. Мучимая мыслями, вертелась и крутилась, то сбрасывая на пол подушки, то заворачиваясь в одеяло с головой, то раскрываясь.
        И все-таки зачем Ильгальда нужна была той женщине? Как в этом деле связаны магия и ее дочь? И самое главное: почему принц отправился сам искать Ильгальду? Каким боком ко всему этому относится Ральгон?
        Услышав противный скрип, будто дверь с несмазанными петлями открылась, я напряглась и мигом притворилась спящей. Тихие шаги вторили ударам моего сердца. Когда надо мной склонилась темная тень, я едва не закричала от испуга, но губы мои мигом закрыли.
        Закрыли сладким, таким долгожданным, умелым поцелуем.
        Глава 10
        Три алые капли
        Наверное, именно его - поцелуя - мне и не хватало для того, чтобы уснуть. Ощущала чужое дыхание на своих губах. Пальцы зарывались в мягкие волосы, касались шершавой щеки с колкими иголочками щетины. С удовольствием отвечала на поцелуй, но вскоре он превратился в короткие, едва ощутимые прикосновения.
        - Почему не спишь? - спросил Ральгон, с нежностью оглаживая мою щеку костяшками пальцев.
        - Как раз собиралась. А ты почему не спишь?
        - Да я тут забыл кое-что. Хотел еще вечером подарить.
        Перед моим носом возникла небольшая коробочка. Недоверчиво взглянув на мужчину, я села, завернувшись в одеяло по самые уши. Маленький светлячок возник над нашими головами от щелчка пальцев принца. Интересно, а я так умею?
        - Спасибо, - смущаясь, приняла я подарок.
        А мне насмешливо напомнили:
        - Его полагается открыть.
        Открывала я осторожно. Вообще не представляла, что там может быть. Да и как-то неудобно стало. Ральгон мне подарок принес, а мне подарить ему совершенно нечего, но вскоре и эти мысли забылись.
        Я узнала артефакт, что лежал на темной бархатной подушечке. В свете светляка круглый предмет, так похожий на медальон, переливался золотом. Под ажурной узорчатой крышкой проглядывалась золотая стрелка, что сейчас просто болталась, указывая в никуда.
        Очень дорогой подарок. Баснословно, учитывая, что тот артефакт, который я видела сегодня в лавке, золотым не был. Да и явно драгоценные камешки его крышку по периметру не украшали.
        - Я не... - попыталась я отказаться от столь щедрого презента.
        Но меня тут же настойчиво перебили:
        - Можешь. И примешь. Это маленькое напоминание тебе о нашем приключении. С его помощью ты никогда больше не потеряешься.
        Так тонко на мою топографическую дезориентацию еще никто не намекал!
        Но что уж врать. Было приятно, что пусть и так, но обо мне позаботились. А еще я поняла очевидное: сегодня мы прощаемся. Совершенно точно прощаемся, и этот подарок прощальный.
        От осознания того, что это последняя ночь, которую мы проведем вместе, сделалось грустно.
        - Спасибо. Мне очень приятно, - не солгала я ни словом, закрывая коробочку.
        - А хочешь, я покажу тебе что-то красивое? Только халат лучше накинуть.
        Храп кота раздавался на всю округу. Пока я натягивала халат прямо под одеялом, этот защитник отсыпался за всех сразу, даже усом не пошевелив. Скрип потайной двери, размещенной прямо в стене спальни, Лео нисколько не потревожил, а вот меня насторожил.
        Как-то это боязно - знать, что к тебе в любой момент могут припереться без приглашения. Особенно когда есть что скрывать.
        За массивной тяжелой частью стены скрывался темный коридор. Путь нам по-прежнему освещал один-единственный светляк, дающий тусклое сияние. Больше чем на два шага под ним ничего было не разглядеть, но я не переживала.
        Потому что Ральгон держал меня за руку и уверенно вел вперед. Он-то точно знал, куда идти, но кое-что я все же не могла не спросить.
        - А тут мыши есть? - Мягкие тапочки шуршали по каменному полу и пока еще не успели насобирать на себя паутину.
        - Ты боишься мышей? Серьезно? - усмехнулся мужчина, явно надо мной подтрунивая. -Дракона не испугалась, а маленьких безобидных мышек боишься?
        - Я испугалась, - призналась я нехотя. - Просто не хотела, чтобы он тебя сожрал. Ну и кота.
        - Маленькая смелая ведьмочка.
        Пальцы мои сжали чуть крепче, не причиняя боли. Было приятно вот так просто держаться за руки. Тем более что шли мы достаточно долго, пока не уперлись в узкую лестницу с высокими ступеньками.
        - Так куда мы идем? - полюбопытствовала я, придерживая полы халата и сорочки, чтобы не запачкать их.
        Впрочем, переживала точно зря. Пол и ступеньки были чистыми, будто тут мыли полы ежедневно. Может, не такой уж этот ход и тайный?
        - Сюрприз. Если я расскажу, тебе будет уже неинтересно. Да и пришли мы.
        Дверь, что венчала ступеньки, была тут же распахнута мужчиной. Заглянув в проем, я опасливо сделала шаг назад. Перед нами раскрывала свою пасть пропасть, что начиналась сразу за кусочком отвесной скалы. Если мы встанем на него вдвоем, тесно прижавшись, то больше там никто и не поместится.
        А под скалой, что никак не была отгорожена даже балюстрадой, шуршали бескрайние воды. Волны размеренно катались по чернильной глади. Ночное синее небо, усеянное звездами, отражалось то ли в море, то ли в океане. Где-то вдалеке по бокам от водной дороги горели огни столицы. Будто бы и не исчезала никуда из своего мира. Просто поехала в другую страну.
        Прикрыв веки, я так некстати вспомнила родителей. Скучала. Очень сильно скучала, будто мы расстались с ними слишком давно. Даже по младшей сестре скучала. Как она там? Опять чудит, выматывая нервы родителям, или все-таки взялась за голову?
        По щеке скатилась предательница слеза. И уж чего я точно не ожидала, так это того, что Ральгон вдруг обнимет меня, позволяя спрятаться на широкой груди. И прогонит тоску, обжигая шею поцелуем, касаясь губами чувствительного места за ушком.
        - Все хорошо? - вкрадчивый шепот обрушил на кожу толпы мурашек.
        - Да. Спасибо за сюрприз. Мне очень нравится. Здесь невероятно.
        - Тогда поднимемся?
        Ступать на пятачок скалы было поистине страшно. Адреналин прошил кровь, заставил сердце работать усерднее. Однако я чувствовала спиной чужую горячую грудь даже через слои одежды, ощущала, как крепко меня держат чужие руки, обнимая за талию, и переставала бояться.
        - Под нами Айтшеловое море - самое теплое море на свете. За этот кусок земли наши маги воевали почти два столетия. Знаешь, какая у него особенность?
        - Не-а, - грелась я в нежных объятиях.
        - Здесь невозможно утонуть, даже если очень сильно постараться, - пояснил мужчина и неожиданно совершенно серьезно спросил: - Прыгнешь?
        Я опешила от такого предложения. Запрокинув голову, смотрела на Ральгона во все глаза и не могла поверить услышанному. Однако принц так и не улыбнулся, не рассмеялся своей шутке, как бы я ни ждала.
        - Ты серьезно?
        Более чем.
        - Нет. Я не настолько безрассудная, - отрицательно покачала я головой. - Спасибо, конечно, за предложение, но, если можно, я сверху полюбуюсь.
        - Трусиха, - протянул он насмешливо, явно подначивая.
        - Я не трусиха! - заупрямилась я.
        - Тогда покажи это. Ну же. Давай спрыгнем вместе. Обещаю, я буду держать тебя.
        Глядя в голубые глаза, что смотрели пристально, с ожиданием, я вдруг поняла, что это больше, чем развлечение, больше, чем предложение или просьба. Это доверие, которое сейчас искали в моем ответном взгляде.
        - Хорошо, - выдохнула я тревожно.
        В конце концов, если бы был хоть малейший шанс умереть, наследный принц этого королевства навряд ли подверг бы свою жизнь опасности.
        Сглотнув слюну, что вдруг стала вязкой, я покрепче вцепилась в его руки, что по-прежнему сжимали мою талию.
        - Только не отпускай меня, - попросила я, зажмуриваясь.
        - Никогда.
        Один-единственный шаг в пропасть с отвесной скалы мы сделали вместе. Где-то там, на периферии сознания, мелькнула мысль, что внизу может быть не так уж и глубоко, как кажется, а значит, мы имеем все шансы разбиться, но...
        Она действительно только мелькнула.
        У меня дух захватило. Огромная, просто нереальная высота разделяла нас и море, но воздух прошел сквозь нас, прошил грудную клетку, заставляя сердце сбиться с ритма. Увидев черную гладь, что уже была под нами, я зажмурилась повторно и зажала нос пальцами, чтобы не наглотаться воды.
        Дно. Я ощущала его ногами. Мы нырнули глубоко, слишком глубоко, если пальцы ног пусть и едва-едва, но все же касались камней. Первой моей реакцией было оттолкнуться от этой шероховатой поверхности. И я пыталась оттолкнуться, действительно пыталась вынырнуть, но у меня почему-то не получалось.
        Совсем.
        Вообще.
        Вторая попытка, третья. Воздуха уже не хватало. Руки проходили по воде - она ощущалась словно бы густым киселем. Не вода, точно не вода, но думать об этом мне было некогда. Легкие горели, просили сделать один-единственный вдох, но я по-прежнему находилась в этой толще, отчаянно отталкиваясь из последних сил.
        Я знала, что нужно открыть глаза. Открыть глаза, выпустить немного воздуха и посмотреть, куда уйдут пузырьки. Ведь они всегда стремятся к поверхности. Но и этого я сделать не смогла. Распахнув веки, перед собой увидела лишь все тот же густой желтый кисель. Он был именно желтым, словно в небе стояла совсем не ночь, а яркое ослепляющее солнце.
        Тогда, когда казалось, что выхода уже нет, я предприняла последнюю попытку - гребла двумя руками, будто бы разрезая эти бесконечные воды, и, к моему глубочайшему удивлению, это сработало. Буквально через миг, секунду, я вдохнула такой желанный воздух и...
        Не поверила своим глазам, своим рукам и ногам, своему телу. Я стояла на каменной поверхности, на дне этого странного и ужасного моря, а вода едва покрывала мою грудь. Больше того, неразделимо от меня рядом со мной находился Ральгон. Как и обещал, он продолжал обнимать меня со спины, но я совершенно точно не чувствовала его под водой.
        Там его со мной рядом не было.
        - Что. Это. Было?
        - Это море, Галлия. Самое удивительное море, за которое мои предки воевали два столетия, - голос принца звучал слегка виновато. - Оно не выпускает из своего плена до тех пор, пока не убедится в чистоте помыслов. Я уже говорил, что в нем невозможно утонуть, но и выплыть из него может далеко не каждый. Тот, кто совершил что-то плохое, злое в своей жизни, так и останется пленником этих вод.
        - Оно работает так же, как и кандальти? - спросила я глухо, едва сдерживая эмоции.
        - Не совсем. Оно не залечит раны, даже если ты этого достоин. Но и не убьет, если в сердце твоем есть зло. Пленники этого моря действительно живы, однако выйти из него смогут лишь тогда, когда по-настоящему раскаются в своих поступках. На это может уйти не одно столетие.
        - Ты обещал меня держать.
        - Я и держал. Не выпускал из рук ни на мгновение. - Объятия стали крепче, почти душили. - И не отпустил бы, даже если бы море захотело тебя забрать.
        - И в какой раз ты сюда прыгаешь?
        - В первый.
        Больше спросить мне было нечего. То, что это была какая-то проверка, я поняла отчетливо. Однако, что именно она дала мужчине, я даже размышлять не желала. Ясно одно: он хотел проверить меня на чистоту поступков, но и себя поставил наравне, чтобы это испытание для нас обоих было честным.
        Только вот он знал, заранее знал, что может и не выплыть, учитывая тот его ответ про дерево кандальти. Что бы я тогда делала, если бы вдруг оказалась посреди этих вод одна?
        Перевернула бы это море с ног на голову, но отыскала бы его и вытащила. Это знала я, но он об этом и понятия не имел.
        Ральгон, ты сумасшедший, - заключила я через некоторое время.
        И ты, Галлия. И ты...
        Я не утерпела. Эмоции во мне так кипели, так раздирали меня, что, зачерпнув побольше воды, я обернулась и обрызгала этого несносного мужчину. И била по воде до тех пор, пока не выплеснула всю себя.
        А принц не отставал. Брызгался, смеялся - с облегчением, - а потом и вовсе попытался от меня уплыть по этому мелководью. Ну а я что? А я поплыла в противоположную сторону, и уже ему пришлось меня догонять.
        Вот за принцами я еще не бегала!
        А они, а точнее, один конкретный принц за мной очень даже бегал, а если еще точнее, то плавал. Поймав меня недалеко от берега, этот ненормальный решил, что сейчас самое время, чтобы целоваться.
        Ну не отказываться же, право слово? И то ли это воды такие жаркие, то ли кожа пылает от каждого жадного прикосновения. Где, как и когда потерялся мой халат - история умалчивает. На песчаный бережок у стены замка меня вынесли уже без него, но это было и неважно.
        Подумаешь, меня несут в одной сорочке! Подумаешь, она облепляет все тело! Гораздо больше меня интересовало другое тело, которое тоже было облеплено, но рубашкой. Пуговичка за пуговичкой я расстегивала ее с таким рвением, будто от нее зависела моя жизнь.
        А поцелуй все тянулся. Нет, это был не один поцелуй. Их было десятки, сотни, тысячи, пока меня несли, кажется, через сад, но разве какой-то там сад может идти в сравнение с горячей кожей, с сердцем, что так отчаянно бьется под моими ладонями?
        Не может, а потому окружающий нас антураж я видела лишь мельком, уделяя особое внимание упрямым губам и широким плечам. Этот мужчина просто сводил меня с ума, лишал разума, лишал всего, включая здравомыслие и совесть. Они, кстати, сидели в первом ряду и ели попкорн, когда меня заносили через неприметную дверь обратно во дворец.
        Сколько там было этажей? Ральгон попросту взлетел по лестницам, а я не представляла, как он не спотыкается, если смотрит исключительно на меня. О да, в его глазах адским огнем горело желание, делая голубые радужки темнее, насыщеннее, гуще. А в них отражалась я - мокрая, податливая, жаждущая.
        Когда вокруг стало окончательно темно, меня это совершенно не взволновало. Я была занята мужчиной настолько, что упади сейчас с потолка розовый слон - я бы и не заметила. Но заметила другое - как открылась дверь, словно от порыва ветра, а меня внесли в спальню, не в мою, после чего дверь захлопнули ногой.
        Мокрую, пьяную от желания, разгоряченную, меня опустили прямо на простыни. Нависал надо мной, удерживая свой вес на локтях, целовал так упоительно нежно, а через секунду с сумасшедшей страстью покрывал мое лицо короткими поцелуями. А я таяла от умелых ласк, от сильных пальцев, что сжимали талию, бедра, причиняя удовольствие на грани боли.
        - Я хочу, чтобы ты была моей, - не спрашивал, говорил утвердительно, будто все уже решено. - Я не отдам тебя никому, слышишь? Из этого дворца ты выйдешь только моей женой.
        Боже, как долго я ждала этих слов хоть от кого-нибудь. Как часто искала взглядом в толпе того самого принца на белом коне, который закинул бы меня себе на плечо и утащил бы в свой замок. А оказывается, в моем мире просто перевелись принцы лично для меня. Мой принц ждал меня совершенно в другом месте.
        И дождался.
        Простыни сминались, подушки... и вовсе в какой-то момент оказались на полу. Просто они мешали, как мешало абсолютно все вокруг: мебель, одежда, одеяло - все это являлось небольшой помехой на пути к нашему маленькому счастью. И мы не щадили ничего.
        Жар волнами разлетался по телу, скользил под кожей, наполняя разум новыми образами, новыми воспоминаниями. Плавилась под этим обжигающим взглядом, таяла в его руках и умирала. Умирала десятки раз за эту долгую ночь, чтобы воскреснуть, возродиться заново и вновь поддаться чужому огню, вновь уплыть в горячие воды океана, где не существовало никого и ничего, кроме нас. Где были только мы - кожа к коже, душа к душе. Где ярким пламенем пылала любовь.
        Вино в бокале играло всеми оттенками золота, отражая в себе языки пламени. В какой момент, каким образом мы оказались на полу у камина, я бы не смогла рассказать даже под пытками. Измученная, уставшая, но счастливая до невозможности, я с невообразимым удовольствием очерчивала губами каждый сантиметр разгоряченного тела.
        - Люблю, - шептали непослушные губы.
        - Люблю, - отвечали упрямые, но уже такие родные.
        И было совсем неважно, что лежим мы фактически на чьей-то шкуре. И что вторая шкура играет роль одеяла, пока мягкие медлительные поцелуи ложатся на мои руки. В этой неравной игре пострадал за благое дело каждый пальчик, оба запястья и даже ладони. И наверное, дело дошло бы даже до локтя, но мой организм приказал спать, так что уснула я там же, пригревшись в таких надежных объятиях, а проснулась...
        Не так сладко и не так приятно.
        Женские голоса определенно шептались обо мне, пока я лежала на кровати под одеялом в спальне принца. И вот вставать совершенно не хотелось, но внезапно шепот служанок сменился разговором на повышенных тонах. Правда, не в спальне, а за ее пределами.
        Я даже села, чтобы расслышать хоть слово, но говорили так быстро, отрывисто, что речь смазывалась.
        - Ой, вы проснулись. Леди... - запричитала одна из молоденьких служанок, подрываясь ко мне.
        Меня не трогать!
        Этот короткий и даже властный приказ был связан с тем, что собраться я хотела как можно скорее. Не желала сидеть в ванне два часа, пока там за дверью кто-то ругается. Боялась, что причина этой ругани - то, что произошло этой ночью и...
        А что, собственно, и? Это вчера у меня романтика все мозги вышибла, а сегодня я была в состоянии эту настойчивую заразу отогнать от себя хотя бы на время. Чтобы подумать. И понять. Понять, что вчера Ральгон со мной фактически попрощался до того, как мы спрыгнули в это ненормальное море.
        То есть рассчитывать мне было особо не на что, а значит, причина ругани - мое нахождение в чужой спальне. Так исправить эту оплошность очень легко.
        Пока приводила свою внешность в порядок, накрутила себя по самое не балуйся. Сердце требовало вернуть принца в спальню и в наши загребущие ручонки. Совесть -ретироваться, чтобы перестать быть причиной конфликта. А мозг...
        Ну это мозг. Он преподнес самое правильное решение - выйти и наконец разобраться с тем, что там происходит, чтобы не надумывать себе ужасов.
        Пока я переодевалась в принесенный через тайный проход наряд, пока мне делали самую простую прическу, разговор за дверью стих сам собою. В тишину выходить было еще опаснее, но я мужественно открыла дверь.
        Будь что будет!
        - Ильгальда?! - прогремело, казалось, на весь дворец. - Ты же сказал, что не нашел ее!
        Требовательный голос, требовательный взгляд. Последний был обращен куда-то в сторону, но я лишь могла предположить, что там находится принц. Потому что сама во все глаза уставилась на ту самую женщину, которую видела в замке ведьмака.
        Игира - ее имя я запомнила очень хорошо. Только тогда на ее голове не было короны, усеянной драгоценными камнями.
        - Сын мой, почему ты молчишь?!
        Повернув голову, я отважилась посмотреть на Ральгона. И зря, потому что глаза его словно выцвели, а сам он заметно побледнел.
        Глава 11
        По щучьему велению
        Наверное, к каждому человеку в жизни когда-нибудь приходило отчаяние в той самой стадии, когда ты не знаешь, что предпринять.
        Вот совсем. Вообще.
        Понимаешь, что вокруг творится откровенная Ж, но при этом ничего не можешь поделать. Потому что от тебя или фактически ничего не зависит, или зависит слишком многое.
        У меня абсолютно ничего не спросили. Мне совершенно не дали ничего сказать. Игира хладнокровно отдала приказ слугам, и они не посмели ее ослушаться. Ральгон даже с места не сдвинулся - он больше походил на статую самого себя, чем на живого человека, когда сопротивляющуюся меня на его глазах вытаскивали из гостиной в коридор, чтобы запереть в других покоях на третьем этаже.
        Как я уже успела выяснить, эти покои никому не принадлежали. Здесь не было личных вещей, только то, что могло найтись в любых покоях. Даже в тех, в которых я жила.
        Неизвестность - худшее наказание. Дверь была заперта, так что выйти из покоев я не могла. Мои крики о том, что цивилизованные люди и маги разговаривают, тоже никого не впечатлили. Утро, день - они пролетели в моих попытках занять время поиском хоть одного тайного хода в этих чертовых стенах, но то ли я не там искала, то ли скрытых проходов в этих покоях просто не существовало.
        Так я до самого вечера и просидела, глядя в окно да подперев щеку кулаком. Окна и балконная дверь были также заперты, а потому я даже бревно свое призвать не могла.
        Хотя нет, могла. Могла бы даже разбить им и окно, и балконную дверь, но этот козырь пока предпочитала держать в рукаве. Только бревнышко с балкона на балкон силой мысли перетащила.
        А вдруг выделенную мне комнату будут обыскивать? Нечего давать им лишнее преимущество.
        И все-таки я была расстроена. Совсем не тем, что меня заперли. И совсем не тем, что я так нелепо попалась той, которая искала Ильгальду. Будь у меня желание, я бы и через каминную трубу наружу выбралась при моих-то магических возможностях, но...
        Я была расстроена поступком Ральгона, а точнее, отсутствием хоть каких-то телодвижений с его стороны. В моей жизни уже случалось такое, что мне признавались в любви. Всегда за этими словами стояло что-то другое, ненастоящее, и на этот раз мое отчаявшееся сердце желало, чтобы он был тем самым, одним-единственным, тем, кого я ждала аж двадцать три года.
        И видимо, переждала, раз возлагала на мужчину такие огромные надежды. Где-то в груди поселилась пустота. Знакомая мне, сосущая, тягостная. Она, как старая подруга, пришла и разместилась на своем излюбленном месте.
        Только слезы так и не покатились по щекам. Себя жалеть я уже давно разучилась.
        Звук открывающегося дверного замка я бы никогда не перепутала ни с чем другим. Под моим ошеломленным взглядом дверь открылась, а на пороге появилась служанка с небольшим столиком на колесах. Она не посмотрела на меня даже краем глаза и сама не вошла. Лишь столик внутрь вкатила, после чего дверь была закрыта на замок повторно.
        Все-таки вспомнили, тюремщики, что я на святом духе долго не протяну. И, судя по количеству тарелок и крышек, отыграться они решили сразу за завтрак, обед и ужин. Так сказать, в компенсацию.
        Освободив низкое кресло у окна, я потянулась, разминая затекшие мышцы, но к столику подойти не успела. Самая большая крышка внезапно приподнялась и звякнула краем о
        тарелку. Так быстро я еще ни разу в жизни не вооружалась, и уж тем более мне не приходилось брать в руки каминную кочергу.
        Крышка окончательно перевернулась с грозным “звяк”, обнаруживая наглого, бессовестного, толстого, рыжего...
        - Лео! - обрадовалась я, увидев поверх обглоданных куриных костей сыто развалившегося кота.
        Расстояние между нами я преодолела за мгновение. Стиснув рыжего в крепких объятиях, ощущала себя бесконечно счастливой. Потому что когда ты один - любая беда кажется неразрушимой преградой, а когда вас хотя бы двое - это новое увлекательное путешествие, за которым обязательно последует что-нибудь хорошее.
        - Да тихо ты, ненормальная! - взвизгнул Леотард, лапами уперевшись мне в подбородок и плечо.
        Но я была неумолима. Танцевала вместе с ним по гостиной, прыгала, скакала, обнимая так крепко, как только могла.
        - У меня сейчас курица обратно попросится! - предупредил котейка сдавленно, и только тогда я его выпустила. От греха подальше, а точнее от меня, он запрыгнул на книжный шкаф, который сейчас пустовал.
        - Ну? И как у нас дела?
        А дела у нас были отвратительно, если говорить откровенно. Леотард зря времени не терял. Панику поднял еще утром, когда проснулся, а меня в спальне не оказалось. Но служанки - эти вертихвостки - ничего путного ему сказать не смогли. Только платье из шкафа утащили куда-то через тайный ход.
        Ну он тоже в этот тайный ход вслед за ними проник. Только заплутал, заблудился и на время остановился у стены, в которой имелись два отверстия. Естественно, никто о комфорте бедного кота не подумал, а потому Лео пришлось прыгать на стену и цепляться когтями за что придется. А уж там он и подглядел, и подслушал.
        - Понимаешь, об этом никто не знает, но у нашей королевы до брака с королем, оказывается, уже была дочь. Ведьмы - народ простой, замуж редко выходят, а чаще и вовсе дочек сами растят.
        - То есть... - доперло до меня. - Игира тоже ведьма?
        - Не совсем. Она была ведьмой, но ведьма по законам магов королевой стать не может. Или человек, или магичка, чтобы чаша весов ни в чью сторону не пошатнулась. А потому этой твоей Игире пришлось перед замужеством отказаться от своего дара и передать свою магию дочери. Чары-то не водица - в никуда выплеснуть невозможно, только кому-то, кто имеет родственную магию передать.
        - А дочь? - я задавала вопрос, но, кажется, уже сама знала ответ.
        - А дочь ее звали Ильгальдой, - подтвердил мои самые худшие опасения кот.
        В общем, пора стреляться.
        Пока котейка делился историей этой экстравагантной семьи, я как упала в кресло, так больше и не вставала. Мыслей в голове не было ни одной. Создавалось стойкое ощущение, что кто-то открыл двери настежь и там, где жили мои мозги, теперь радостно летал сквознячок.
        Только я могла так вляпаться. Что же мне так не везет-то по жизни? А впрочем, это кому из нас еще не повезло. Я-то хоть жива осталась, а вот Ильгальда...
        По словам кота, вторая дочь Игиры была самым младшим ребенком. Для мира волшебства ее постигла страшная участь: в отличие от старших брата и сестры, магией она не обладала совсем, но этот факт яростно скрывали от общественности.
        Так вместо принцессы на столичных праздниках и балах во дворце магичили или король, или наследный принц, а девушка лишь делала вид, что это ее рук дело. И все бы было замечательно - живи себе и живи, если бы в один из прекрасных дней не объявились драконы.
        Драконы всегда были самой малочисленной, но при этом самой сильной расой. Ими восхищались, их боялись, но, несомненно, каждая девушка втайне мечтала стать женой крылатого. Однако так было до тех пор, пока драконы не начали грозить пойти войной на самое территориально большое королевство. Чтобы доказать всю серьезность своих намерений, они частенько устраивали демонстрационные полеты над городами и селами, а в дальнейшем нет-нет да и нападали на скот, жгли дома и в общем вели себя как настоящие захватчики.
        Оценив ситуацию в целом и свои силы, король этого замечательного королевства был вынужден пойти на невыгодную для себя сделку, предложенную хвостато-крылатыми. Он заключил с драконами договор, согласно которому принцесса должна выйти замуж за ненаследного принца чешуйчатых. Таким образом будет создан нерушимый союз между магами и драконами, а это несчастное королевство, соответственно, поделят на два поменьше. Одна часть так и останется за Ральгоном, а вторая отойдет в качестве приданого драконам.
        Но правда в том, что на такой исход короля согласиться вынудили. Да, договор был заключен по всем правилам династического брака, но никаких особых плюсов это не принесло. Не видя друг друга ни разу в жизни, принц и принцесса оказались помолвлены. Свадьба была назначена через год, и этот срок уже вот-вот должен был выйти.
        Сделано за этот год оказалось немало. Те земли, которые должны отойти драконам, были опустошены от края до края. Люди, скот, посевы - все, что было ценное, давно вывезли за пределы этого куска земли. Король не оставил хвостатым ничего, кроме разрухи.
        - Кстати, там, где мы встретились, как раз будущие земли драконов. Так что неудивительно, что там процветает преступность, - произнес Леотард, доедая мой ужин.
        - Хорошо, - помассировала я виски, пытаясь собраться с мыслями. - Это, конечно, все замечательно, земли поделили, народ спасли, но я-то тут при чем? А точнее, при чем тут Ильгальда?
        - А при том, что Элинсия, сестра твоя, хоть с сотней охранников без магии не сможет ничего противопоставить супругу, а у них женщина без магии - фактически никто. Понимаешь, на своих же землях принцессу ждет участь рабыни. Если драконы узнают, что магии в ней нет, она не станет главной женой. Ее сделают одной из - наложницей, не имеющей никаких прав.
        - Подожди-подожди! - замахала я руками в ужасе. - У драконов процветают гаремы?
        - Не просто процветают, а растут и пахнут, - усмехнулся кот, держа лапами соусницу со сметаной. - Они популяцию увеличивают таким образом, понимаешь? Борются, так сказать, с природой. А Ильгальда... Тут все сложно. Раньше ты, то есть она, то есть ты...
        - Неважно, - отмахнулась я, поторапливая Лео.
        - В общем, раньше ты спокойно в столице жила в небольшом домике на окраине.
        Работала журналистом в местной газете, о новостях писала. Магией своей пользоваться так и не научилась: не поддавался тебе чужой дар вперемешку с твоим, так что проживала ты жизнь обычного человека.
        - Как обычного? - ошалела я, вспомнив, на что способна.
        - А вот так. Королева до сих пор уверена, что магичить ты не можешь. Но мы отвлеклись. В один из дней к тебе на порог явилась Игира со своей бедой. После этой встречи ты и подалась в бега. Честно говоря, я не знаю, каким образом так получилось, но о том, что королева твоя мать, ты никогда не знала. Когда она познакомилась с королем, ты была младенцем. Королева с ребенком - такого высший свет не принял бы, так что Игира отдала тебя на воспитание помощницам Верховной ведьмы. Они тебя вырастили, а родителей своих ты не видела даже на портрете.
        Я прискорбно молчала. Взяв чашку со стола, наколдовала себе чего покрепче вместо чая и выпила залпом. Только не полегчало ни на грамм. А Леотард все продолжал присыпать земелькой мой личный гроб:
        - При дворе о тебе не знали и узнать были не должны. Именно поэтому наследный принц сам, тайно и без охраны, отправился на твои поиски, даже не зная, как ты выглядишь. У него был артефакт крови с каплей крови твоей матери, и именно он вел его к тебе.
        - Ну, теперь хотя бы ясно, почему Ральгон не узнал меня, - с грустью проговорила я, но расклеиться себе не давала. - Итак, непонятным по-прежнему остается только одно: зачем я им?
        - А ты разве еще не поняла? Про тебя вспомнили лишь потому, что существует ритуал передачи магии между родственниками. Как Игира передала тебе свою силу, так и ты можешь передать свою Элинсии. Только передача магии - дело исключительно добровольное, да и не факт, что эта сила в ней приживется, но то, что она у нее будет, уже спасет ее от неприглядной участи. Как-то так.
        - И ты все это узнал за один день? - поразилась я.
        Да я за все время путешествия из Ральгона ничего не сумела вытянуть касаемо Ильгальды.
        - А ты во мне сомневалась? Я суперкот! Я мягколапый шпион! Я... - завелся Леотард, встав на две лапы и выпятив вперед свое круглое пузо.
        - Достаточно, - рвано выдохнула я, закрывая лицо ладонями.
        Мы с наследным принцем родственники.
        Капец! Да что я в другое тело попасть не могла? Что за несправедливость такая?!
        Хотелось рвать и метать, закатить долгую слезливую истерику, разбить что-нибудь ценное, и не один раз, но я продолжала сидеть за столом. Только ладони от лица отстранила, чтобы сложить пальцы в замок.
        - Итак, Ральгон - брат Ильгальды.
        - Да, - подтвердил кот, уворовывая с последней тарелки остатки роскоши. - Сводный. Родители-то у вас разные.
        - Как разные? - Все внутри сжалось от робкой надежды.
        - Так разные. Голову-то свою включай. Он тебя старше на четыре года. Сын первой королевы, которая умерла родами, упокой Верховная ее душу.
        За эти секунды я пережила такой калейдоскоп эмоций, что едва не была раздавлена толщей этих чувств. Да, я совсем не спрашивала у Ральгона, сколько ему лет, но по нему и внешне было видно, что он старше меня. Прав кот: там, где танцуют огненное танго эмоции, разуму места нет, но.
        Но как же это замечательно! С моих плеч будто целая скала упала, а настроение мигом взлетело вверх до самой высшей отметки. Нет-нет, мы еще поборемся за свое счастье!
        - А еще у Ильгальды есть сестра, у которой нет ни капли магии, - продолжила я подводить итоги, улыбаясь, как дура, широко и открыто.
        - Да, - снова согласился кот, вылавливая когтем морковку.
        - И меня они ловили для того, чтобы мою магию отобрать и передать другой дочери, которая выходит замуж. Кстати, когда? - вскинулась я, нащупав в этом разговоре самое важное. Об остальном пока думать не хотелось.
        Совсем не хотелось. Вообще.
        - Меньше месяца осталось до заключения брака, но прибыть ко двору драконов она должна гораздо раньше - как минимум за две недели, потому что пошив одежды по их моде, подготовка и предсвадебные ритуалы занимают время. Плюс еще неделя на дорогу по землям хвостатых. Они не разрешают магам пользоваться порталами у себя.
        - То есть осталось чуть меньше недели, - подытожила я. - Армагеддец.
        - Да, - снова весело поддакнул кот, но быстро сдулся под моим задумчивым взглядом.
        Голова болела, и казалось, что от новой информации она и вовсе распухла. Массируя виски, я думала об Ильгальде. Мне было до отчаяния жалко девушку, что раньше жила в этом теле. Она никогда не знала своих настоящих родителей, ее воспитывали чужие люди, пока ее мать вольготно устроилась на троне в качестве королевы.
        Разве можно променять собственную дочь на власть? На мужчину? На других детей?
        Я искренне не понимала этого поступка Игиры. Впрочем, что далеко ходить? В детстве у меня была подруга, которую воспитывали бабушка и дедушка. Когда умер ее папа, мать фактически отказалась от нее, а потом и вовсе завела другую семью, где ей места не нашлось. И это страшно. На самом деле страшно, когда родные люди становятся чужаками. Такие обиды и с возрастом не забываются.
        Однако, еще страшнее, когда спустя десятки лет эти родственники без стыда и совести объявляются на твоем пороге и просят о помощи. А то и угрожают - не зря же Ильгальда сбежала. Только не повезло ей в пути. Попав в руки дурного мага, девушка умерла - вот и вся короткая жизнь, тогда как у других детей Ее Величества было и будет все.
        Ральгон никак не выходил у меня из головы. А ведь у него тоже голубые глаза, как и у меня, только оттенок другой. Волосы черные мужчине от кого-то из родителей достались. У нас с Игирой волосы рыжие, и этим мы похожи, а с наследным принцем совсем не похожи. Видимо, и вправду влюбленные женщины думать сразу разучиваются.
        Тяжелый вздох разнесся по гостиной, ухнул к потолку и отразился эхом. Это был мой вздох, потому что ничего не забылось, да и не могло забыться. В памяти отпечатался каждый поцелуй, каждое трепетное касание, каждый взгляд.
        Как можно такое забыть? Почему я должна забывать? Мне-то он не то что не сводный брат - он мне вообще никто в этой родственной цепочке!
        Но против правды, к сожалению, не попрешь. Игира считает меня своей родственницей, и разубеждать ее в этом я не собиралась. Мне еще дорога моя голова.
        Глубокий вдох, медленный выдох. Мне всегда удавалось выбираться из любых передряг, и из этой обязательно выберусь, но...
        Схватив чашку со стола, я со всей силы бросила ее в противоположную стену, попав прямо в дверь. Только не произнесла при этом ни звука. Потому что все еще отчетливо помнила, какую разрушительную силу имеют мои слова вкупе с эмоциями.
        - Ты чего творишь, окаянная?! - взвизгнул кот, прячась под столик на колесах. - Совсем из ума выжила? А кстати, ведьма моя ненормальная, ты где ночь провела?
        Одинокая слеза предательски скатилась по щеке. Новый вдох, новый выдох. Я не дала себе и секунды на то, чтобы превратиться в бесформенное рыдающее нечто. Забыть. Пока просто забыть как страшный сон. Никогда не бегала за мужиками и сейчас унижаться не собиралась.
        - Я так понимаю, все еще сложнее, чем я думаю, да? - несмело выглянул Лео из-под белой скатерти. - И что ты собираешься делать?
        - Выбираться отсюда, - ответила я максимально хладнокровно. - Улетаем прямо сейчас.
        Дверной замок неожиданно щелкнул повторно. Сердце болезненно сжалось в надежде увидеть Ральгона хотя бы еще раз. Не верила, что он вот так просто бросит меня. А точнее, верить в это не хотела, но суровая реальность, как всегда, была ярче самых страшных кошмаров и самых нелепых предположений.
        Дверь отворилась с тихим скрипом, а на пороге обнаружилась знакомая молоденькая служанка. Низко склонив голову, она слегка присела, прежде чем заговорить:
        - Леди, вас приглашают на семейный ужин в малую столовую, - коротко и как-то стыдливо объявила она, по-прежнему пряча взгляд. - Я помогу вам переодеться. Вас уже ожидают.
        - Мне не требуется переодевание, - отрезала я, порывисто сделав шаг, чем явно напугала девушку.
        Она вскинула голову, едва ли не в ужасе глядя на меня.
        - Но так нельзя, - возразила она. - Ваше платье не подходит для...
        - Плевать я хотела на платье. Веди.
        Теперь я смотрела на коридоры этого дворца без восторга. Наоборот, мне было мерзко от этой вычурной роскоши, от золота, что лилось рекой, используясь в интерьере. Всем вокруг король и королева показывали свой достаток, но при этом бедная маленькая, никому не нужная ведьмочка жила сама по себе и со своими проблемами справлялась тоже сама.
        Журналистка в местной газете. Много ли получают журналисты за свои статьи? Уж точно не столько, чтобы позволить себе приличный дом и роскошь.
        Остановившись у резных голубоватых дверей, служанка замерла в стороне. Двое слуг в одинаковых нарядах не удостоили меня и взглядом, когда словно по команде открывали створки. Первое, что мне бросилось в глаза, - это объемы малой столовой.
        Простите, но если это малая, то я стесняюсь спросить, какая тогда большая.
        Посреди огромного помещения, у правой стены, напротив окон стоял прямоугольный стол, рассчитанный человек так на десять, согласно имеющимся местам, и человек так на тридцать, если пройтись по количеству блюд. Однако сидели за ним всего четверо.
        Во главе стола - Его Величество собственной персоной. Как я и предполагала, черноволосый, черноглазый, так сильно смахивающий на ястреба. Не только острым носом, но и хищным цепким взглядом. Чувствовалось в нем что-то эдакое. То ли в широких плечах, то ли в ровной спине, что выдавала военную выправку. Он смотрел на меня настороженно, когда я вошла, но не только он.
        По левую руку от него сидела Ее Величество Игира. Вот у кого во взгляде плескались и злость, и ненависть, и ярость.
        Были ли они обращены на меня? Не понимала, но и не исключала. Вполне возможно, что женщину злила сама эта ситуация. Но что там ее? Знала бы она, как все происходящее злило меня.
        Если бы знала, десять раз подумала бы, прежде чем приглашать меня на разговор. Сейчас мне казалось, что одним-единственным словом я могу сравнять с землей весь этот дворец. Да что там дворец? Все королевство.
        Страшные, страшные мысли меня посещали.
        Рядом с матерью сидела красавица-дочь. Хрупкая, маленькая, утонченная. Она была такой хорошенькой, нежной, воздушной и так похожа на мою младшенькую, что у меня даже сердце защемило.
        Ее? Дракону? Тому страхолюдному ящеру, что я видела в лесу? Да он ее раздавит и не заметит.
        Рыжеволосая, голубоглазая. Нет-нет, мы с ней совершенно не были похожи. Она взяла от Игиры всю красоту, утонченные черты, а Ильгальда... Ну, собственно, зеркало от моего отражения не трескалось, и на том спасибо.
        И, наконец, по правую сторону от короля сидел Ральгон. Спиной ко мне сидел, а точнее, видела я его вполоборота, но мужчина подчеркнуто не обернулся, даже не посмотрел на меня. Наверное, считал обманщицей, ведь врать ему или недоговаривать мне приходилось очень часто, но что я могла поделать? Я - попаданка, которая была не знакома с этим миром. И как жаль, что он об этом никогда не узнает.
        - Добрый вечер, родственнички, - с насмешкой поздоровалась я, заметив, что приборы для меня положили на противоположном конце стола. Так сказать, указали мне мое место.
        - А у вас так принято? Ужинать по два раза. Хорошо живете.
        - Ильгальда! - попыталась одернуть меня Игира, но этот паровоз уже было не остановить.
        - Да, матушка? - премило оскалилась я, демонстративно усаживаясь за стол без помощи слуги, который просто не успел выполнить свои обязанности. - Вы что-то хотели?
        Скрип чужих зубов я расслышала отчетливо. Демонстративно сдернув со стола салфетку, нагло расправила ее и положила себе на колени. Я прекрасно знала основы этикета - в школе учительница труда пыталась вбить их в нас с завидной регулярностью, но следовать им не собиралась от слова совсем.
        Просто потому, что метать бисер здесь было не перед кем.
        Так и не дождавшись начала ужина, я сама сдвинула железную крышку и взялась за приборы. Мой ужин нагло и бессовестно приговорил кот, чей желудок, судя по всему, был бездонным, так что есть мне хотелось очень даже. И нет, под этими злобными, шокированными, недовольными и безэмоциональными взглядами я ни разу не подавилась. Наоборот, ела с удовольствием, смакуя каждый мясной кусочек.
        Тишина стояла напряженная, оглушающая, но голым филеем ежа не напугать.
        Наконец, спустя несколько минут, когда я уже приканчивала горячее, Его Величество подал знак слугам. Крышки со стола тут же были убраны, а после и слуги покинули столовую, повинуясь молчаливому приказу своего властителя.
        Ну правильно, возможных свидетелей лучше убрать.
        - Дорогая, расскажи отцу, какую книгу ты сегодня закончила читать? - неожиданно мягко произнесла королева, обращаясь к своей дочери.
        Я даже на мгновение жевать перестала. Это что у нас за показательные выступления?
        Немного смутившись и слегка покраснев, Элинсия заговорила робко, в то время как ее звонкий голос звучал переливом колокольчиков. Мать моя женщина, отец мой телевизор, девчонка же еще совсем!
        - Я прочла любовный роман, который мне дала Агата. Главный герой так красиво ухаживал за героиней. Представляете, папенька, он ей такие замечательные стихи писал, -мечтательно вздохнула девчонка и вдруг переключилась на меня. - Если вам интересно, Ильгальда, я могу дать вам книжку после ужина. Мне Агата все равно еще мою не вернула.
        - Спасибо, обойдусь, - сипло выдавила я из себя, вытирая скупую слезу.
        - Вам не нравятся любовные романы? - спросило это дарование, наивно хлопнув ресницами.
        - Предпочитаю реализм.
        - Это жанр такой, да? Или что-то иностранное? Простите, к нам зарубежная литература редко попадает.
        Я промолчала. То, что хотелось сказать, этому юному созданию говорить совершенно точно было нельзя, а что-то более цензурное на ум никак не приходило. Родственнички же в этот момент как ни в чем не бывало трапезничали.
        Побарабанив пальцами по столу, я встретилась взглядом с Игирой и... Мгновенно раскусила ее замысел. Мой злой смех пролетел по всей столовой, эхом ухнув к потолку. С недоумением на меня покосилась только Элинсия.
        - Уважаемые родственники, - сложила я руки на груди и откинулась на спинку стула. - К чему вся эта игра? Вы хотели продемонстрировать мне вашу замечательную дочь, которая была не обделена вниманием родителей в отличие от меня?
        Чужая вилка неприятно звякнула о тарелку. Отложив приборы, королева смотрела куда-то мимо Ральгона. Видимо, пыталась в окне найти ответ на мой вопрос, недовольно поджимая при этом губы. Король тоже есть прекратил, но свои эмоции скрывал с большим успехом. Не отказался от ужина только наследный принц, чтоб ему икалось.
        - Итак, принцесса мила и прекрасна, - продолжила я свои размышления. - Но дальше-то что? Я должна ее пожалеть? Проникнуться к ней симпатией? Быть может, должна безапелляционно согласиться передать ей свою магию?
        По тому, как покрылась красными пятнами Элинсия, я поняла, что попала в точку.
        Именно на то и был расчет.
        - Это моя магия! - воскликнула королева, теряя лицо.
        - Она была вашей, - произнесла я с превеликим удовольствием. - Сейчас эта магия моя, и я не отбирала ее у вас. Вы сами отдали ее мне.
        - Да ты даже пользоваться ей не можешь! Я знаю от Верховной, что она не прижилась у тебя!
        - Правда? - изогнула я бровь в намеке на издевательство. Лучше бы мне и дальше скрывать свою магию, но я просто не смогла удержаться. - Чтоб вам позеленеть от злости.
        Кожа Игиры молниеносно стала зеленой. Женщина в неверии рассматривала свои руки, пока я получала истинное удовольствие от этой маленькой мести. Нет, я мстила совсем не за то, что меня заперли в комнате, как какую-то школьницу. И даже не за то, что Ральгон не проявлял ко мне никаких эмоций. Я мстила за Ильгальду - девушку, которая была ни в чем не виновата, но которую хотели нагло и беспринципно использовать.
        - Мама! - всполошилась Элинсия, обмахивая королеву платочком.
        - Еще проверим или достаточно? - с убийственным спокойствием произнесла я, сложив руки в замок, чтобы разместить на нем свой подбородок. Да-да, я помню про то, что локти на столе - моветон.
        - Хватит! - внезапно саданул кулаком по столу Ральгон.
        Я думала, что первым моего такого поведения не выдержит король, но вышел из себя наследный принц. То есть не черствый камешек, да?
        - Отмени свои чары, Ильгальда, - проговорил он сдержанно, но эмоции так и рвались из него наружу. Это было заметно по стиснутым зубам, по вмиг заострившимся скулам. -Мы не используем магию против своей семьи.
        Если он думал, что эта проникновенная речь меня взбудоражит, то очень сильно ошибался. Сложив руки на груди, я всем своим видом показывала, что ничегошеньки исправлять не собираюсь. Перестанет злиться - само пройдет.
        Тяжело вздохнув, Ральгон сел на место. Я видела, как трудно ему давались слова, и ждала их с каким-то ненормальным предвкушением. Смотрела при этом исключительно на короля, который, в свою очередь, смотрел на меня. Меня немного тревожило то, что мужчина при всей некрасивости данной ситуации до сих пор не проронил ни слова. Мы словно бы присматривались друг к другу, как матерые хищники, приглядываясь, с какой бы стороны куснуть.
        - Нам нужна твоя помощь, Ильгальда, - произнес наследный принц, собравшись с мыслями.
        - Если бы вам действительно нужна была моя помощь, вы бы не заперли меня в комнате,
        - устало ответила я.
        Злиться мне уже просто надоело. Всему имелся предел, и моему терпению в том числе.
        - Я был не согласен с этим решением матери.
        Слышать из уст Ральгона это обращение по отношению к королеве было по меньшей мере странно, но, если так прикинуть, сколько ему было тогда, когда Игира появилась в их с королем жизни? Три-четыре года, не больше. Она вырастила его. Подарила свою любовь чужому ребенку, навсегда забыв своего.
        Горечь против воли оседала на моих губах.
        - Ты любишь свою сестру, Ральгон? - поинтересовалась я. - Сделаешь ради нее все что угодно?
        - Конечно. Чего ты хочешь за свою магию? - по-своему понял мои вопросы мужчина.
        - Ничего, - покачала я головой, разочаровываясь. - Просто хотела напомнить, что я тоже как бы твоя сестра, несмотря на то, что родители у нас разные.
        На это наследному принцу абсолютно нечего было сказать. Лицо его закаменело, а губы сжались в тонкую линию. Голубые глаза налились темнотой, став гуще. Взгляд мужчины о чем-то меня предупреждал. Наверное, он хотел, чтобы я замолчала, но у меня оставалась еще парочка вопросов.
        - Так как я, по-вашему, должна буду жить без магии?
        - До нашей встречи ты всю свою жизнь обходилась без нее, фактически ведя существование обычного человека, насколько мне известно. - ответил принц.
        - И что? Это дает вам право претендовать на мою силу? Почему я должна согласиться? Назови мне хоть одну адекватную причину.
        - Я прошу.
        А вот и тяжелая артиллерия подоспела. Наверное, в этот момент я должна была произнести что-то вроде: “О да, любовь моя! Я согласна на все! Бери меня и неси на край света в шалашик”. Только мне его просьб было как-то мало для того, чтобы отдать часть себя. Да я с этой ненормальной магией уже, можно сказать, сроднилась!
        - Мы просим, - порывисто повторила Элинсия, а я заметила слезы на ее щеках.
        И вот тут-то мое сердце и сжалось. Никогда не могла ни в чем отказать своей младшей сестре. Особенно когда она смотрела на меня вот такими несчастными глазами обиженного ребенка, которому не досталось мороженки.
        Закрыв глаза, я сделала глубокий вдох и резко поднялась из-за стола.
        - Первое - если кто-то из вас хотя бы попытается причинить мне вред, Верховная ведьма накажет вас, несмотря на статусы. - Игира вздрогнула, переведя на меня ошарашенный взгляд. - Да, матушка, я слышала ваш разговор в доме Калье. Второе - если вы запрете меня в комнатах еще раз, я разнесу ваш дворец по камушку, сбегу отсюда и вы меня никогда больше не найдете.
        Ты не посмеешь, - впервые подал голос король.
        Хриплый, неприятный, но тем не менее твердый. Только я не дрогнула ни на грамм, не сбилась с мысли. Хотят проверить? Пусть попытаются меня запереть.
        - Третье - я хочу увидеть прямо сейчас подписанный договор между вами и драконами. И четвертое - мне нужны сутки, чтобы подумать. И я бы на вашем месте не радовалась раньше времени.
        Они были заложниками моих решений - это понимали они, это осознавала я, но из-за стола я выходила, почему-то чувствуя себя заведомо проигравшей.
        Глава 12
        Земли ведьм
        Вчера я так и не соизволила прикоснуться к договору, который мне принес Его Величество лично. Слишком сильно устала за этот долгий вечер. Он показался мне почти бесконечным, потому что на ужине не завершился. Сразу после него я поднялась в свою спальню, где лежали мои вещи, но буквально за мной след в след появились служанки, решившие немного потрепать мне нервы.
        Ее Величество Игира распорядилась переселить меня в те самые покои на третьем этаже. Как я уже успела понять, на третьем этаже проживала королевская семья и некоторые приближенные придворные, которые сейчас во дворце почему-то отсутствовали.
        То ли честь оказали, то ли к себе решили держать поближе. Почему-то во второй вариант верилось больше.
        Я не дала служанкам перенести мои личные вещи. Сама собрала свой узелок из скатерти-самобранки и прихватила Леотарда. Этот прохвост свободно бегал по дворцу и собирал новые слухи, пока я ужинала с родственничками. На мое предложение лечь спать он отреагировал ожидаемо:
        - А что? Побег уже отменяется?
        - Открылись новые обстоятельства, - пробурчала я, падая на кровать.
        И вот как упала, так до самого утра не поднималась, но мой ультиматум королевской семьей был выполнен. Двери в комнаты больше не запирались, а окна и балконную дверь я могла открывать свободно. Пока я завтракала за небольшим столиком и по десятому кругу перечитывала договор, прохладный утренний ветерок пробирался в комнаты, остужая мою разгоряченную голову.
        Только изучать в этой бумажке было особо нечего. Принцесса такого-то королевства, дочь такого-то рода, по истечении заявленного срока должна прибыть в земли драконов, чтобы сочетаться браком с ненаследным принцем такого-то государства по драконьим обычаям. Также были прописаны условия дальнейшего сотрудничества. Половина королевства отходила драконам в качестве приданого, а драконы, в свою очередь, брали на себя все предсвадебные расходы, включая пошив нарядов новоиспеченной супруги и прочее.
        В общем, сделка была невыгодной от слова совсем.
        - И что? Ты так просто отдашь им свою магию? - запрыгнул кот на стул, чтобы повязать у себя на шее салфетку. Как истинный аристократ, он даже за приборы взялся, намереваясь покромсать омлет.
        - Ты за кого меня принимаешь? Моя магия - моя единственная защита. Без нее меня размажут и не заметят. Отдать ее - чистое самоубийство, - перемешивала я ужасную на вид кашу. На вкус она тоже была не лучше.
        - Ну хоть в чем-то мы солидарны. Зато теперь понятно, почему у тебя такая ненормальная магия. Она просто не такая, как у остальных ведьм. Из того, что я видел, могу точно сказать, что ты не подчиняешься привычным законам магии. Твоя сила больше, чем у среднестатистической ведьмы, и при этом тебе не нужны ни заклинания, ни зелья, только желание.
        - И все потому, что у меня не только моя сила, - кивнула я. - Интересно, почему Ильгальда не пользовалась ею раньше? Ведь она без труда могла размазать того придурковатого мага по стенке.
        - На этот счет я могу поделиться только предположениями. - Я кивнула повторно, тем самым выражая интерес. - Ведьм с детства учат управляться со своей силой по одной и той же методике. Она работает безупречно и проверена веками, так что сомневаться в ней не приходилось. Думаю, Ильгальда просто не пыталась колдовать как-то по-другому. Ты же абсолютно не знакома с законами магии, а потому плевать хотела на все правила.
        - Но она должна была за столько лет хотя бы случайно что-нибудь колдануть.
        - Исключено. Из того, что я успел услышать этой ночью, могу совершенно точно сказать, что ты не Ильгальда. Верховная описывала Игире ее дочь как скромную, тихую, воспитанную юную особу, а сама королева, когда явилась к ней в дом, в такой характеристике лишь убедилась. И теперь ей очень сильно не нравится, каким невероятным образом ты изменилась.
        - Это еще цветочки, - усмехнулась я, все-таки отодвигая от себя кашу. Нет, ее категорически невозможно было есть. - Ягодки будут потом, если противостояние станет открытым.
        Соорудив себе на тарелке бутерброд, я разлила по чашкам остатки чая. Кот же в этот момент нацелился на ту самую кашу, но едва пододвинул к себе тарелку и принюхался к ней, так сразу же с ругательством отодвинул.
        - Ты чего? - изумилась я, так и не откусив от своего гигантского бутерброда.
        - Тут сизай-трава. Ты не почувствовала? - всполошился кот, глядя на кашу как на врага народа.
        - Еще бы я знала, что это за трава.
        - Да ты совсем с другой планеты рухнула? Сизай-трава блокирует магию ведьм! Вот тебе и открытое противостояние, - возмущенно вскочил Леотард на задние лапы.
        - Отли-и-ично, - протянула я недовольно, а мой глазик все-таки дернулся. Кто мог знать, какая трава блокирует силу ведьм? Только ведьма, пусть и бывшая. Мой счет к Игире разрастался прямо на глазах. - Значит, будут им ягодки.
        - Много съела?
        Лео явно беспокоился из-за всей этой ситуации, но, честно говоря, лично я ничего необычного не почувствовала. Абсолютно никаких изменений.
        - Шесть ложек осилила.
        - Ой, плохо это. - У кота даже шерсть побледнела. - Может, на бревнышко - и пока-пока, пока нас не скрутили и в дворцовые казематы не поместили?
        - Чтоб тебе жареная курица на стол упала.
        Со столом это я, конечно, погорячилась. Под крупной жареной тушкой тарелки и чашки развалились на черепки, но зато кот был счастлив. То ли тому, что моя магия не заблокировалась, то ли новой порции вкусной еды. Я даже не понимала, что он там так радостно бурчал, вгрызаясь в золотистую корочку.
        И вот пока он ел, я думала над тем, что мне ничего не стоит послать эту семейку к чертям. Я ничего никому из них не должна, а на кое-кого бессовестного и вовсе обижена, но...
        Девочку было жалко. И откуда во мне взялся этот альтруизм? Вроде бы головой нигде сильно не ударялась, а все туда же - в благотворительность.
        Но с другой стороны, а куда мне идти?
        Да, у Ильгальды есть домик в столице, но что я там буду делать? Не помидоры же на подоконнике выращивать? Зелья готовить я не умею, а значит, торговать ими не смогу, даже имея кота с феноменальной памятью. Ну расскажет он мне рецепты, а дальше что? Если ингредиенты покупать, то доход будет маленьким. А если искать самой, то опять же нужны знания.
        В общем, замкнутый круг какой-то. Хоть заново иди в ведьмовскую школу учись, что явно натолкнет на нехорошие мысли верховную ведьму. Сообщать ей о том, что я попаданка, я как-то передумала. Слишком уж веет от нее опасностью, слишком подавляющая аура. Еще, не дай бог, на эксперименты пустят.
        Допустим, я действительно могла пойти учиться на следователя. Даже без рекомендации могла бы. Мне когда надо - я и горы сверну, но... Оно мне было не надо. Это кот ляпнул, поддерживая нашу легенду, а я даже в своей прошлой жизни ничего такого не планировала. Работа полицейского опасна и трудна, а когда кругом царит что-то вроде средневековья...
        Журналистка в местной газете? Тоже себя в таком качестве не представляла. Никогда не была связана с написанием статей, а за сочинения в школе и вовсе четверки с натягом получала. О чем я буду писать, если не знаю ни законов, ни жителей, ни особенностей различных рас? Да я тут в трех улицах потеряюсь, потому что нигде толком так и не побывала.
        Не знала, чем займусь, если брошу это семейство на произвол судьбы, но в одном была уверена точно: на поклон к верховной ведьме идти необходимо, и желательно именно сегодня. Хотя бы для того, чтобы рассказать про пропавших ведьм и об их дальнейшей судьбе. Да и Леотарда стоит показать - все-таки он не мой фамильяр и прав на него я никаких не имею.
        Только идти все равно было страшновато. Если верховная ведьма хорошо знала Ильгальду раньше, то у нее могут возникнуть вопросы, ответов на которые я не имею. Например, как я научилась пользоваться своей магией.
        Но даже это все отходило на второй план, когда я начинала думать о своем будущем. Понимала, что в столице оставаться для меня просто небезопасно. Не только потому, что меня родственнички изведут, но и из-за знакомых и друзей Ильгальды, которые у нее наверняка имелись. Играть в потерю памяти не хотелось совершенно - такое обычно до добра не доводит.
        А впрочем, о чем я гадаю? Оставаться в этом королевстве мне не хотелось категорически, учитывая, кто им рано или поздно будет править. Вздыхать по несбыточному и плакать ночами в подушку? Нет уж, увольте, этот вариант не для меня. Уж лучше улететь как можно дальше на своем бревнышке. И у меня даже имелся на примете вариант, который устроит всех.
        - Шо-то мне шофшем не нравиша твой кровошадный фзгляд, - с набитым ртом заметил Леотард, глянув на меня своими зелеными глазищами. - Ты шо придумала?
        - Лео, а ты когда-нибудь сам бывал на землях драконов? - спросила я, подперев щеку кулаком.
        - Не-а. И не горю желанием. - Котейка даже от курицы отвлекся, заинтригованный моей широкой улыбкой.
        - А хочешь побывать?
        - Ты чего, в котел с зельем в детстве упала? Нам нечего делать у этих тиранов и деспотов!
        - Просто “нам”- конечно, нечего. А вот если я туда приеду в качестве невесты ненаследного принца, а потом еще и женой его стану... Если он меня раньше “любящим родителям” не вернет. Со своей магией я этим узурпаторам быстро нервы вымотаю, так что еще и сами от брака откажутся. Да за две недели до свадьбы я им там все замки с землей сравняю. Обратно еще и с выкупом отдадут.
        - Тогда точно войной пойдут.
        - Да какая им потом война, Лео? Им бы сначала свое восстановить после нашего с тобой пришествия. Да они по ночам в поту просыпаться будут от кошмаров.
        Да, это был не мой мир, не моя жизнь, но именно мне предстояло здесь жить - в этом мире и в этом теле, которое от моего отличалось только длиной волос и отсутствием шрамика на бедре. Так почему бы не проучить крылатых засранцев?
        Страшно? Естественно, но оказаться в центре пентаграммы в незнакомых развалинах в крови было гораздо страшнее. Больно? Больнее осознать, что тот, кого ты всем сердцем полюбила, так просто отказался от тебя.
        Со временем я обязательно забуду об этом разочаровании, как забывала о других. Возможно, даже избавлюсь от этой ноющей боли в груди, от надежды, что робко скребет сердце. Возможно...
        Но, не попытавшись, никогда не узнаю.
        Собравшись с духом, силами, мыслями, я все-таки дожевала свой бутерброд и допила травяной отвар. Вызывать служанок, чтобы переодеться, смысла не видела: не безрукая же. Да и покопаться в новом гардеробе хотелось без свидетелей.
        О том, что у меня новый гардероб, я узнала рано утром, когда все те же служанки, шушукаясь, затаскивали наряды в гардеробную, что находилась за стенкой от спальни и имела еще один вход из гостиной.
        Ну любопытно же, на что расщедрились родственнички.
        Окинув цепким взглядом обилие кружев и рюшей вперемешку с пастельными оттенками, я скривилась и закопалась в гардеробную по самые уши. Чего-то путного на вешалках было мало, а в принцессу я уже наигралась достаточно. Отыскав единственный нормальный наряд - судя по всему, для верховой езды, - я раздобыла на нижней полке высокие коричневые сапоги из тонкой ткани, без каблука.
        Вот это уже по-нашему. В этом наряде и сбежать легко, и отбиться от навязчивых кавалеров не трудно.
        - Ты в курсе, что это костюм для верховой езды? - озадаченно рассматривал меня кот, пока я разглядывала свое отражение в зеркале.
        Как там Ральгон говорил? Только ведьмы и магички носят волосы распущенными? Распущенной мою копну было небезопасно оставлять даже из желания немного насолить Игире, но и делать какую-то невообразимую прическу я не стала. Просто убрала волосы в высокий хвост, перевязав их летной. Бантик на моей макушке смотрелся очень даже мило.
        - Я так и предполагала, - задумчиво ответила я, повернувшись к зеркалу боком.
        А ничего так. И плащ симпатичный. Симпатичный тем, что простой, без всех этих вышивок и ленточек.
        - Ты точно уверена, что нам надо к Верховной? - засомневался в разумности нашего поступка Лео.
        - Уверена. Я боялась, что она сдаст меня Игире, а теперь это уже не имеет никакого значения. И потом, нужно же рассказать ей про твою ведьму и других ведьм. Не бойся, я тебя в обиду не дам. Если что, станешь моим фамильяром. Конечно, если захочешь.
        - А чего бы мне не хотеть? Только от моих хотелок ничего не зависит. Фамильяры могут установить связь только с одной ведьмой, я же рассказывал.
        - А еще ты рассказывал, что фамильяры после смерти своей ведьмы погибают, но ты-то здесь. Чем черт не шутит? Ну что, пойдем?
        Из выделенных мне комнат я вышла совершенно свободно. Прекрасно понимала, что около моих дверей делают двое слуг. Другие слуги тоже охраняли комнаты королевской семьи, но почему-то мне казалось, что они здесь исключительно из-за меня.
        Разве нужна охрана магам? А Ральгон и Его Величество именно маги, и наверняка не самые плохие. При необходимости они скорее всего могли защитить свою семью куда лучше, чем эти бравые парни в накрахмаленных рубашках.
        Собственно, вспомнишь... нехорошего человека, он тут как тут.
        Ральгон стоял на ступеньках лестницы, будто только меня и поджидал. И ведь стоял так, словно бы он тут вообще мимо проходил и случайно статуей залюбовался.
        Смерив его изничтожающим взглядом, я намеревалась пройти мимо. Честно собиралась, но когда начала свой головокружительный спуск, меня резво схватили за руку, мигом прижимая к стене.
        Что творилось в этот момент с моим бедным сердцем, лучше умолчать. Чтобы не выражаться нецензурно.
        - Будешь делать вид, что меня здесь нет? - прошипел он мне почти в губы, опаляя горячим дыханием.
        - И тебе бы порекомендовала то же самое, - без страха встретила я его испытующий взгляд. - Отпусти, иначе тоже зеленым ходить будешь.
        - Почему ты не сбежала до ужина? У тебя есть магия, о которой Игира не знала, так почему ты не сбежала, Ильгальда?! - каждое слово он цедил сквозь сжатые с силой зубы, а я, честно говоря, от такой постановки вопроса опешила.
        То есть я еще и виновата в том, что не сбежала? А он, значит, благородный принц, не стал сдавать девушку в беде, предпочитая тихо отсидеться в стороночке. Интересно девки пляшут.
        - Наверное, потому, что я не привыкла убегать от проблем? - спросила я с вызовом, тонко намекая на его персону. - Обычно это они от меня в страхе разбегаются.
        - От твоего невежества. Я заметил, - съязвил этот гад. - Даю тебе еще одну попытку этой ночью. Если не уйдешь, мне придется принять меры.
        - Помнится, ты говорил вчера на ужине совершенно другое. “Помоги, Ильгальда, мы такие несчастные”.
        - Я предупредил. Не уйдешь - отправишься прямиком на допрос к следователю, а затем за решетку.
        - С чего бы это? - его угрозу я всерьез не восприняла.
        Чего он бегает из крайности в крайность? Нет, я его решительно не понимала. То помоги, то уходи.
        Расстояния между нами не осталось совсем. Прижавшись ко мне, почти касаясь губами губ, мужчина произнес слова на грани слышимости:
        - С того, что подаренный тобою Селене плащ-невидимка в то же время пропал из сокровищницы одного очень уважаемого аристократа из жутко древнего и нервного рода. А еще в течение последних недель были замечены мелкие кражи. Очень сильно пострадал хозяин ресторации в Кентерфиле. Представляешь, включая сегодняшнее утро, у него пропало целых шесть запеченных куриц и множество других готовых блюд.
        - Каких шесть? Их всего-то три было! Или ты, Галлия, без меня курицу ела? - возмутился кот клевете, а я со всей обреченностью поняла, что попалась.
        Попалась еще в тот момент, когда дарила плащ. Я-то думала, что моя магия из воздуха все создает, а она, засранка, воровством промышляла.
        - Я возмещу, - проговорила скупо, но на самом деле вообще не представляла, где взять средства. Да там один плащ, наверное, в половину стоимости дворца оценивался!
        - Лучше убирайся отсюда куда подальше. К гномам, - вспомнила эта бяка мое вранье.
        - А как же твоя сестра? Вы уже не нуждаетесь в моей помощи?
        - Я пойду на драконов войной.
        Собственно, это было последнее, что мужчина произнес, выпуская меня из своих тесных объятий. А жаль, я уже так хорошо пригрелась.
        Подождите, что он сказал? Мигом взяв себя в руки, я сделала отстраненное выражение лица. Видимо, не судьба мне стать народных героем, избавителем магов от хвостаточешуйчатых, но... Войной? Я не ослышалась? Да если тех драконов будет хотя бы штук тридцать, они это королевство в руины превратят. Уж я-то чешуйчатого видела, считай, глаза в глаза!
        Сумасшедший мужчина! И недалекий. И сумасшедший!
        - Лео, челюсть со ступенек подними, - с самым независимым видом произнесла я и все-таки начала спуск по лестнице.
        Чувствовала, что меня провожают взглядом: так и хотелось почесать между лопатками, где этот самоубийца недоделанный высверливал пару дырочек. Одна лестница, вторая. Подойдя к массивным дверям, ведущим из дворца на улицу, я толкнула створки и...
        Ничего не случилось. Они попросту не открылись!
        Медленно обернувшись, я сложила руки на груди. И вот чего улыбается так довольно, Иуда? Смешно ему, значит.
        - То есть я заложница, да? - насупилась я.
        - Ты - нет. Двери заперты не из-за тебя. Много чести, знаешь ли.
        - Правда? - Повернувшись к избушке задом, а к лесу... Тьфу ты! К дверям передом, я без сожаления произнесла: - Чтоб вам щепками осыпаться!
        Королевские стражники, охраняющие вход, едва успели отпрыгнуть в стороны. Створки в буквальном смысле взорвались, осыпаясь на пол деревянными щепками. Я же спокойно перешагнула через порог, сошла по ступенькам и отправилась к воротам, наслаждаясь прекрасным теплым днем. И в этот прекрасный день абсолютно не вписывался пристроившийся рядом Ральгон.
        - В попутчиках не нуждаюсь, - скупо вернула я ему его же фразу, не замедляя шага.
        - Ты или выйдешь отсюда со мной, или вообще не выйдешь.
        - Где-то я уже нечто подобное слышала. Не припомнишь?
        И да, я издевалась, как издевался он над моим бедным сердцем, так что скрип чужих зубов встретила радостно - можно сказать, с распростертыми объятиями.
        - Ильгальда! - воскликнул он предупреждающе.
        - Я предпочитаю, чтобы меня называли Галлией.
        Железные кованые ворота я просто снесла, не страдая излишней совестливостью. У них денег вон сколько, новые поставят, а у меня тут, между прочим, время сквозь пальцы утекает. Драконы заявятся за своей невестой, а я не готова. И да, от своей идеи я не отказалась, потому что.
        Да потому что идиот! Не знаю, насколько сильный он маг, но, когда тебя испепеляют огнем, мне кажется, магия никакой роли не играет.
        Леотард говорил мне, куда идти. Помнил дорогу котейка смутно - слишком давно не был в столице, так что уже через пару сотен метров мы остановились. И вот честное слово, без всяких там сами бы разобрались, но наследный принц, натянувший иллюзию чужого лица, решил на бесплатных началах побыть нашим временным провожатым.
        И вот знал же, гад такой, куда идем. Неужто подслушивал нашу с котом беседу? Если так, то список моих претензий возрастал в геометрической прогрессии.
        Уже через десяток минут мы оказались у внушительного каменного забора с выкованными пиками. За ним - за этим забором - хорошо просматривалась обширная территория, отданная ведьмам. Лео сказал, что здесь же находится ведьмовская школа, где молодые ведьмочки живут почти круглый год, за исключением каникул. В одном из зданий находилась приемная верховной, но сначала нам предстояло пройти через ее помощниц.
        И мы прошли. Мы - это я с котом, а Ральгона оставили в зале ожидания под присмотром тринадцати настороженно настроенных ведьм в остроконечных шляпах с оранжевыми ремешками на них.
        И да, страшно мне было даже очень, а Леотард, сопровождающий меня, и вовсе трясся, но я была почему-то уверена, что и эту крепость мы возьмем.
        - Черных ночей вам и чищеных котлов, госпожа Верховная, - произнесла я ритуальную фразу, положенную по кодексу. Лично я этот ведьмовской кодекс в глаза не видела, но Лео сказал, что только так и надо с ведьмами здороваться.
        - И тебе прутья метлы не обломать, Ильгальда, - кивнула та самая женщина из замка, сидящая за аккуратным рабочим столом на тонких резных ножках. - Что привело тебя ко мне?
        Рассказать почти правду, а точнее, часть правды было поистине сложно, но я справилась, осторожно подбирая слова. Рассказывала о том, как в лесу меня поймали прихвостни мага, когда я сбежала из столицы. Рассказывала и про самого мага, и про то, что поведал мне кот о других ведьмах.
        - Мне очень жаль твою ведьму, Леотард, - произнесла верховная с сочувствием. - Я рада, что ты остался жив. Магия пощадила тебя. Что же касается сумасшедшего экспериментатора... Его настигнет истинная ведьмовская месть.
        - Не надо! - встрепенулась я, поторопившись объяснить. - Там уже некому мстить.
        - Вот как? Что с твоей магией, девочка моя?
        - Проявилась. В самый критический момент я неожиданно научилась ею пользоваться, -пришлось преподнести правду несколько в другом свете.
        - Я всегда тебе говорила, что теорию необходимо учить. Магия - это суть ведьмы, ее сердце, ее дыхание, и проявиться она может в любой момент. А теперь скажи мне, милая. Мать тебя нашла? - последняя фраза была произнесена с изрядной долей брезгливости.
        У верховной даже губы искривились недовольно, будто она таракана увидела. Все-таки зря я со свадьбы сбежала. Надо было еще тогда пообщаться с этой женщиной.
        - Я сама нашлась, - призналась я со вздохом. - Так. получилось.
        - Ты всегда можешь рассчитывать на ковен.
        - Спасибо за беспокойство, но пока я попробую справиться сама. Как-никак родственники, - растянула я губы в горькой усмешке.
        - А где твой кулон? Что-то я не вижу цепочки у тебя на шее.
        - Отобрали, когда у мага в заточении была. И шляпу отобрали, и метлу. Метелку пришлось новую создавать. И фамильяр мой, к сожалению, тоже не выжил. Но мы с Лео подружились за время путешествия.
        - Да, я вижу связь между вами. И знаешь, это странно. Ведьма не может взять другого фамильяра даже после смерти предыдущего.
        - А она у меня вообще неправильная, - с гордостью буркнул кот, а мне резко захотелось дать ему подзатыльник, чтобы язык за зубами держал. Целее будем!
        - Возможно, это связано с тем, что в тебе снова проснулась магия, - задумчиво проговорила верховная. - В любом случае спасибо тебе за помощь на границе. Теперь мы хотя бы знаем, куда пропадали наши ведьмы.
        - Вы сказали, что я могу обратиться к вам за помощью в дальнейшем.
        - Да, через кулон, как и другие, - открыла женщина ящик своего стола, перебросив черные распущенные волосы за спину. Достав кулон, она поднялась и подошла ко мне, чтобы застегнуть цепочку у меня на шее. - Теперь при наличии активной магии ты сможешь не только при необходимости вызывать ковен, но и общаться с моими помощницами через сообщения.
        - Даже если я буду за пределами королевства?
        - Да, Ильгальда. У ведьм нет своих и чужих земель, ты ведь знаешь.
        «Будут!» - злорадно подумала я, машинально поглаживая кулон.
        - Не нравится мне твоя улыбка. Что ты задумала? - внезапно спросила ведьма, вернувшись за стол. И словно озарение к ней пришло: - Нет! Ильгальда, это не твоя судьба.
        - А вам это откуда известно? - спросила я осторожно, стараясь не нагрубить. - Никто не властен над будущим. Спасибо вам, госпожа Верховная. Чищеных котлов вам.
        - Темных ночей тебе, девочка.
        Ну что я скажу? Ведьма явно что-то заподозрила, настолько задумчивым был ее вид, но... Мы с Леотардом сбежали раньше.
        Глава 13
        С волками жить - по-волчьи выть
        Просто так нас из корпуса не выпустили. Помощницы верховной ведьмы всучили мне полный боекомплект, состоящий из форменного платья, остроконечной шляпы, чулок и удобных ботинок. Если верить коту, у ведьм существовал определенный регламент даже в одежде, и я его сейчас нагло и бессовестно нарушала. Пришлось переодеваться под недовольными взглядами этих гарпий.
        Ну ведьмы же! Самые настоящие!
        Я очень сильно надеялась, что Ральгон плюнул и ушел, оставив нас на произвол судьбы. У меня имелось несколько вопросов к Леотарду, которые я могла ему задать исключительно без лишних ушей. А они, эти уши, увы, очень даже были. И не только уши. Вместе с ушами в зале перед кабинетом нас ждал весь наследный принц целиком и полностью.
        - Ты так на меня смотришь, как будто в жабу превратить собираешься, - проговорил он настороженно, слегка прищурившись.
        Вашей семье очень идет зеленый цвет.
        И да, я язва! И идиотка! Но лучше быть веселой язвой и идиоткой, чем подпаленным или казненным трупиком.
        Обратно в замок мы ехали на карете. Ральгон не пытался со мной заговорить, но время от времени бросал на меня многозначные взгляды. Я же отвечала ему полным равнодушием, игнорируя само его присутствие. Сидела, гладила Леотарда, который пристроился у меня на коленях, и смотрела в окно. Там, за окном, вовсю кипела столичная жизнь и никому дела не было до того, что вскоре на этих землях могут появиться захватчики.
        Если ничего не предпринять.
        И да, дурой я не была. Прекрасно понимала, зачем этот весь конвой. Несмотря на свои слова там, на лестнице, наследный принц не мог допустить, чтобы я сбежала. По крайней мере, из-под его надзора, а вот ночью - пожалуйста. И чего-то так грустно стало, что аж смешно. Обо мне ему переживать точно незачем.
        Карета остановилась прямо у зияющего проема, который сейчас спешно чинили. Новые двустворчатые двери стояли в стороне, прислоненные к дворцу, а новые ворота умельцы уже поставили. И даже магией чего-то там искрили - видимо, усиливали защиту.
        Проигнорировав поданную мне руку, я спустилась по ступенькам и успела сделать лишь шаг в холл, как на меня накинулись с криками:
        - Как ты посмела? Где ты была, дрянная девчонка? Ты!
        Но я лишь отмахнулась от курицы-наседки в лице Игиры.
        - Матушка, а сегодня у нас будет семейный ужин? - поинтересовалась я, не скрывая сарказма.
        Не знаю, что там намеревалась проорать Ее Величество, давно потерявшая лицо, но от моей наглости королева захлебнулась яростью. То, что цвет ее кожи при этом зеленел, для меня было сродни десерту. А может, и я в одной из прошлых жизней была ведьмой? А что? Как по мне, вполне мое амплуа.
        Естественно, ни на какой ужин я не пошла. Не потому, что меня не пригласили - мне бы наглости хватило и без приглашения заявиться, - а потому, что встречаться с этими неприятными людьми не хотелось совершенно. Мы с Лео и пообедали, и поужинали в своих покоях, разговаривая ни о чем и обо всем на свете.
        - Я тут спросить хотела. А откуда Верховная узнала, что я задумала?
        - Так все просто, - притянул котейка к себе и мой, и свой десерт - малиновое суфле, покрытое сливками и ягодами. Отобрав у него свою порцию, я ждала ответа. Несчастными глазами на меня смотрели недолго. - Верховная может ловить отголоски мыслей ведьм.
        На то она и Верховная. У нее знаешь какой уровень магии?
        - Как ловить отголоски мыслей? - похолодела я, судорожно вспоминая, а не подумала ли я при ней про свое попаданство.
        - Да я-то откуда знаю как? Ловит, и все. А ты думала, почему я боялся? За тебя и боялся, дурынду. Вот поймала бы ведьма мысль о том, что ты не Ильгальда...
        - Леотард! Да я тебя убью сейчас! Ты почему раньше не сказал?!
        - Тихо-тихо, суфле перевернешь, - спрятал Лео свой десерт лапами. - А что бы это изменило? Нам все равно к Верховной нужно было. Зато теперь мы знаем, что я твой фамиляр. Правда, отлично?
        Протяжно застонав, я рухнула обратно на стул, закрывая лицо ладонями. Мы могли, а точнее, я могла так легко попасться! Да тогда бы... Тогда бы уж точно нам не до драконов было! Тут бы свой филей спасти от опытов!
        - Да ладно тебе расстраиваться, - махнул котейка лапой, а я потянулась к запеканке, смутно напоминающей картофельную. - Я бы на твоем месте ее не ел. Там точно сизай-трава есть - я отсюда чувствую.
        - Да пошли они со своей травой! - взялась я за вилку, приступая к ужину. - Мне она все равно вреда не приносит. Но все же странно. Верховная ведьма мне так легко поверила. И вопросов уточняющих задавать не стала.
        - А чего странного? - поднялась от тарелки измазанная в сливках морда. - Это все кодекс ведьм. Ведьма ведьме никогда не соврет и вреда не причинит. Конечно, если это не темная ведьма.
        - То есть они вообще никогда друг другу не врут?
        - Вообще никогда. Даже во благо. Недоговорить могут, а вот наврать...
        - Ну, значит, я точно неправильная ведьма. Слушай, а может, я того? Темная?
        - Кто? Ты? Не смеши мой хвост. Ведьмы с черным даром - они знаешь какие? Волосы черные, жгучие. Глаза - совершенно без белка. Все чернотой заволочено. Да и аура у них такая... Вот как будто на старое кладбище пришел, а там лич тебе попался - вот какая у них аура.
        - А лич - это кто? - Запеканка закончилась, а десерт еще нет. Правда, периодически его приходилось отбивать от всяких нахальных.
        - Некромант, который умирать не захотел. Причем сильный некромант. Слабые личами никогда не становятся даже при всем желании. А вообще, не заморачивайся. Если лича встретишь, то поверь, тебе уже будет все равно, кем он там был в прошлой жизни.
        Спать мы легли вместе. Притянув к себе под бок рыжий меховой шарик, я думала над тем, какая же я все-таки идиотка. Я могла бы сбежать отсюда прямо сейчас, сигануть через окно и вперед на бревне, но что это исправит? Когда срок выйдет, драконы сожгут королевство магов, нисколько не думая о том, что здесь есть другие расы. Хотя...
        Может, они именно об этом и думают? Слуги-то им, таким великим, явно нужны будут. Только это будет уже другое государство и другая жизнь с гаремами и прочими прелестями. Как далеко я успею скрыться за эти дни, если сбегу прямо сейчас? Что буду делать без денег и элементарных знаний в чужих странах? Да и смогу ли простить себе то, что могла предотвратить, но прошла мимо?
        Я знала ответ на этот вопрос. Но мне еще предстояло донести его до других.
        Я спала. Казалось, что только закрыла веки и провалилась в дрему, но, ощутив чужое присутствие, мигом проснулась. Однако глаза пока не открывала, чтобы понять, что будет делать наш ночной нежданный гость. Сквозь опущенные веки мне было замечательно видно, как мужчина закрывает тайный проход, который в моей спальне все же имелся. Жаль, сама раньше не нашла.
        Подосланный убийца? Король, желающий силой отобрать у меня магию?
        Да нет, это был Ральгон собственной персоной, которому почему-то не спалось в этот час и вообще не ходилось где-нибудь подальше от меня. Присев на край моей кровати, мужчина вдруг решил вытереть свою ладонь о мои волосы. Нет-нет, он совсем их не гладил в этот момент. Руки вытирал! Правда-правда!
        Склонившись надо мной, этот полуночный смертник и вовсе осторожно прикоснулся к моим губам, оставляя на них крохотный поцелуй. Да я даже распробовать не успела! Зато звонкую хлесткую пощечину влепила от души, мгновенно открывая глаза. Сначала влепила, а потом решила за что - за то, что не распробовала!
        Потерев пальцами щеку, смотрел мужчина на меня далеким от добродушия взглядом.
        - Как ты посмел поцеловать меня?! - прошипела я змеей.
        - Я пришел сделать то, что считаю правильным. Ты права, ты не должна страдать из-за нас - из-за тех, кто фактически вычеркнул тебя из своей жизни. Ты ничего нам не должна.
        - Да неужели! - всплеснула я руками, но веселья в моих действиях не было совсем.
        - Помолчи, - предложили мне жестко. - Это то самое рекомендательное письмо, которое я тебе обещал. Если ты не врала, что собираешься поступить в академию, у тебя есть для этого несколько дней. Дальше прием заявлений будет действовать только на общих основаниях. До момента завершения обучения ты будешь защищена даже от королевской семьи. Там свои правила и студенты живут по уставу, а после... После, я думаю, они о тебе забудут.
        - Какой героический поступок! - демонстративно захлопала я в ладоши. - А все вокруг пусть сдохнут, да? Сначала на войну отправится королевская гвардия. Потом - офицеры городской стражи. Затем, когда первых и вторых покромсают в фарш, противостоять драконам отправят студентов, со мною в первых рядах. И знаешь, я даже останки твои отыщу. Чтобы повесить над ними табличку “Идиот”!
        Кажется, у него дернулся глаз. Честно говоря, в темноте мне было не очень хорошо видно, но то, что я перегнула палку, почувствовала остро. И поняла, что надо бы заткнуться.
        Хотя бы до утра. А то он ко мне с благими намерениями, можно сказать, выход из ситуации нашел - пусть и идиотский, чтобы не выбирать между мною и сестрой, а я, понимаешь ли, его жертв не оценила.
        Положив конверт на прикроватную тумбу, Ральгон поднялся и молча прошел к стене, за которой скрывался тайный ход. Уже в зияющем чернотой проеме он неожиданно остановился, но не обернулся.
        - Мне жаль, что мы встретились, - произнес он сухо, холодно, бесчувственно, а я...
        А я схватила подушку и бессильно бросила ею ему в спину, но стена тайного прохода уже встала на место.
        Я проревела в подушку всю ночь, отчаянно жалея себя и свое бедное сердце, но уже следующим утром выглядела как самый огуречный огурчик из банки. И нет, это не я так хорошо сохранилась, это служанки постарались сделать из меня подобие человека, потому что, когда они пришли, при виде меня у кота возникало одно-единственное желание -добить, чтобы не мучилась.
        Зато решительности во мне было столько, что хоть котлами, хоть ведрами черпай. Я намеревалась еще до завтрака выловить во дворце свою сестру, отца или мать, чтобы назначить с ними совместную встречу. Однако, пока Леотард нагло сжирал мой завтрак, меня в этом чертовом дворце просто игнорировали!
        - Ваше Величество! - преградила я дорогу мужчине, но меня с этой дороги элементарно отодвинули.
        Король первым юркнул в лестничный проем, спешно спускаясь по ступенькам.
        - Матушка! - окликнула я женщину, что от своего супруга вот вообще не отставала, но Ее Величество лишь махнула на меня рукой.
        Пришлось вернуться обратно в коридор. Моей третьей целью была Элинсия, да только едва я ступила на этаж, с моими глазами что-то произошло. Я совершенно точно видела, как в дальнюю по коридору комнату метнулась темная тень. Это что у нас за новости такие? Да еще и слуги на этаже отсутствовали.
        - Матушка! - заорала я в три раза громче, вновь бросаясь на лестницу. - Там...
        Перегнувшись через перила, я отметила мелькающую юбку королевы в проемах между этажами, а вскоре показалась и ее нервная голова.
        - Немедленно скройся в покоях, ведьма! И не смей называть меня матушкой! Не выходи из покоев, пока я не позову! - прогавкала она, снова зеленея на глазах.
        - Чтоб вам волчицей стать, - пожелала я от души, почему-то вспомнив “Красную Шапочку”.
        Голова королевы утонула в платье, а сам наряд упал на ступеньки. Буквально через миг из-под юбки показалась недоуменная серая морда.
        - С волками жить - по-волчьи выть, - назидательно выдала я и сама полетела в эти покои, едва не сшибив с ног молоденьких девушек, направляющихся, судя по всему, туда же.
        - Вы кто? - рявкнула я, преграждая им путь.
        - Фрейлины Ее Высочества! - пискнула самая мелкая из них, с белыми локонами. - Мы только что вернулись во дворец вместе с остальной свитой.
        - Если сейчас же не уйдете отсюда, в мышей превращу! - пообещала я, но всей серьезности моих намерений они явно не понимали, так что голос пришлось повысить и добавить в него грозные нотки: - А ну, бегом отсюда!
        Девушки убегали с визгом, а я больше не теряла времени. Дверь с петель просто снесла одним желанием, почему-то предчувствуя худшее. Не покидало меня ощущение враждебности, но, попав сначала в чужую гостиную, а потом и в спальню, я едва головой не покачала, закатывая глаза.
        Здравствуйте, картина Репина “Приплыли”.
        Какой-то молодой и явно не обремененный моралью хлыщ приятной наружности оккупировал кровать, на которой лежала утомленная принцесса.
        В тот момент, когда я вошла в открытые настежь двери, он уже нависал над девушкой, целуя ее так смачно, будто собирался высосать последние мозги. И вот дело же явно шло к тому, что хорошим принцессам до свадьбы не положено.
        Я его оттащила за плащ. Схватила, как смогла, и рывком скинула на пол, а на эту безмозглую дуру спешно накинула одеяло. Она была в неглиже, и что-то мне подсказывало, что нижнее белье королевской дочери ни перед кем светить не стоило.
        - Дура безмозглая! - не удержавшись, таки брякнула я, провожая спину неудачливого кавалера задумчивым взглядом.
        В жабу его превратить, что ли? А хорошо бежит, поганец! Сразу видно, что опыт удирания большой.
        - Ну? И чего ты этим хотела добиться? - требовательно спросила я.
        - Меня не пошлют к драконам, если я перестану быть... - захлебывалась Элинсия слезами, комкая пальцами одеяло. - Невинной.
        - Еще одна идиотка на мою голову! - воскликнула я, не сдерживая эмоций. - Если тебя не пошлют к драконам, будет война, а точнее, запланированный захват всех ваших земель. Даже я это понимаю! И не будешь ты больше принцессой. Тебя вообще может не остаться. Предыдущую правящую династию, если верить истории, всегда уничтожают подчистую.
        Принцесса ревела белугой. Дешевле ее было запихнуть куда-нибудь в монастырь, чем объяснить, что она сделала не так. “Я хотела, я просто хотела...” - повторяла она как заведенная, расчесывая мои бедные нервы.
        И тут у нас появилось новое действующее лицо!
        В спальню залетела разъяренная оскалившаяся волчица, на которую я без зазрения совести накинула сползшее на пол покрывало.
        - Чтоб вам снова человеком стать, - пожелала я не то чтобы от души, но для дела.
        Игира тут же поднялась, оборачиваясь в покрывало, как в свою единственную на данный момент доступную одежду.
        - Ты! - закричала она так, что у меня чуть уши не заложило.
        - Только что спасла вашу наивную дочь от идиотского поступка, а ваше королевство от немедленной войны, - произнесла я жестко, не собираясь щадить никого в этой комнате. Меня бы кто пощадил! - Да-да, благодарственное письмо можете прислать голубиной почтой. И медальку не забудьте приложить.
        - Как ты посмела, Элинсия?! - перешел грозный взгляд на младшенькую. - У нас же посол от драконов во дворце!
        - Он за мной приехал! - прорыдала девица, а я решила, что с меня пока хватит.
        Честно говоря, самой реветь охота. Ну глупая же еще, мелкая. Как минимум мозгами. Какие ей драконы? Ее еще воспитывать и воспитывать.
        Я собиралась уйти. Собиралась. Слушать ругань матери этого семейства меня нисколько не прельщало, а в воспитательном процессе я уже поучаствовала, но в дверях все-таки остановилась.
        - А посол здесь надолго? - полюбопытствовала я.
        - Тебе какое дело? - оскалилась Игира, прижимая буйную головушку своей дочери к груди.
        - А хотите дворец разрушу? Вместе с послом, - спросила я с теми же интонациями, но мигом позже посерьезнела. - Как долго здесь будет посол?
        - До завтра. Завтра вечером моя дочь обязана быть готова к отъезду, - процедила королева, а меньшенькая зарыдала пуще прежнего.
        - Замечательно, - подвела я неутешительный итог. - Жду вас, вашу дочурку и вашего мужа на совместный обед. А точнее, это вы меня на обед, будьте любезны, пригласите. Но без Ральгона.
        - Что ты задумала? - мгновенно насторожилась женщина.
        - Ну вы же хотите спасти королевство.
        На обед меня позвали гораздо раньше по времени. Я даже посмеялась, что им так не терпелось меня послушать. Было любопытно, о чем они думают сейчас, дожидаясь моего появления в столовой, но лично для меня было важно, чтобы в этой теплой семейной компании не присутствовал Ральгон.
        И его не было. Три настороженных взгляда тут же скрестились на мне, едва я вошла в малую столовую.
        - К чему такая спешка? Вас дракон за задницу кусает? - сыронизировала я, не отказывая себе в маленьком удовольствии. - А, точно, совсем забыла, и вправду кусает.
        - Что ты хотела? - оборвал мой балаган Его Величество. Пришлось присаживаться за стол под его пристальным взглядом. - Мы не можем сидеть здесь вечно.
        - Через час у нас запланирован праздничный обед с послом, - выдала родителей Элинсия, звучно шмыгнув носом, за что получила недовольные взоры и от матери, и от отца.
        - Тогда... - протянула я, расправляя салфетку на коленях. - Вам стоит поторопиться. Вы должны, во-первых, признать меня своей дочерью и принять в свой род, а во-вторых, сделать из меня принцессу, которая поедет к драконам.
        Реакция у родственничков была разной. Элинсия смотрела на меня во все глаза, но медленно на ее лице проступала робкая радость. Осознание того, что я предлагаю провернуть, потихоньку приходило к девушке.
        Но через мгновения вся соль ситуации добралась и до Игиры. Она как сидела с открытым ртом, так больше и не двигалась, будто не могла поверить в услышанное. Что ж, мне явно удалось поразить этот черствый королевский сухарь без стыда и совести.
        А вот взгляд короля мне не понравился. Он словно оценивал новые проблемы, которые обязательно упадут на его бедные плечи, если он согласится с моим предложением.
        - Ну же, Ваше Величество, разве вам не жалко вашу дочь? - искушала я мужчину, совершенно при этом не понимая, почему еще и уговаривать их должна. - Да Элинсия еще по дороге скончается в муках, потому что ее укачает.
        - А я разве не порталом пройду? - озадаченно спросило дитятко.
        - И ее вы собираетесь отдать страшному, огромному, злому дракону. Пожалейте ваш цветочек. Пусть его кто-нибудь другой опыляет, потому что свою магию я никому никогда не отдам, - произнесла я четко и решительно. - Хотите решить сразу две проблемы - избавиться от меня и соблюсти договор с драконами? Отлично, у вас есть час. И да, ваш сын, Ваше Величество, не должен знать о нашей маленькой договоренности. Он у вас пытается правильным быть. Не будем его разочаровывать.
        - Мы еще не согласились! - возразил правитель, держась с достоинством.
        - Вы серьезно? - усмехнулась я. - Да у вас других вариантов нет. Ваш сын собирается идти войной на чешуйчатых, а ваша дочь сегодня едва не лишилась самого важного в жизни каждой девушки.
        - Что? - прогремело в столовой, а я поняла, что сказанула лишнего. Судя по всему, король был не в курсе последних приключений своей дочурки.
        - Мозгов! Я имела в виду мозги. Итак, для вашего сына я уеду отсюда в военную академию. Вы же спрячете Элинсию на пару дней, пока я не окажусь на землях драконов. И сегодня, кстати, Ральгона тоже лучше куда-нибудь отослать от греха подальше, чтобы ничего не испортил своим геройством.
        - А территории? - вопросил Его Величество.
        - А что территории? Вы обещали их в приданое своей дочери, то есть теперь уже мне. Нужно держать свое слово. В остальном моя жизнь вас заботить не должна, не так ли?
        Глава 14
        Мексиканские страсти
        Я отлично понимала, что совершаю глупость. Ну казалось бы, какое дело мне до их войны с драконами да и до проблем этого семейства в целом? Но мне было дело. Я искренне жалела наивную принцессу, совершенно непригодную для противостояния с мужем, и...
        Я не желала, чтобы Ральгон умер смертью храбрых и глупых вместе со всем своим войском. Может быть, на то и был их расчет. Возможно, именно они меня переиграли, выставив это безумие моим решением.
        Но я всегда умела отвечать за свои слова и поступки. В конце концов, кто знает? Может быть, второй шанс на жизнь мне был вручен именно для того, чтобы я совершила нечто грандиозное. Такое, на что не способен никто в этом мире.
        Когда им это нужно было, родственнички умели быть скорыми на решения. Его Величество одной подписью признал меня своей родной дочерью на бумаге. Документ спешно составлял первый секретарь, и, судя по тому, с каким недоумением на меня смотрели, на королевскую дочь я не походила совершенно. Немного больше времени заняло придумывание моего прошлого, но тут уже в игру вступила королева.
        Мол, украли младенца сразу после рождения, чтобы выкуп попросить, но что-то, видимо, у похитителей не получилось, раз на место встречи они не явились, а младенец бесследно пропал. Король и королева, конечно, погоревали, все земли облазили в моих поисках безрезультатно, но в какой-то момент отчаялись и стали воспитывать вторую дочь.
        - То есть вы хотите преподнести все так, будто мы с Элинсией близнецы? - опешила я. -Да ей же. Сколько ей лет?
        - Восемнадцать, - нехотя ответил король.
        - А мне не восемнадцать! И мы не похожи с ней! У нас только волосы одинаковые!
        - Да кого это вообще волнует? - разгорячилась Игира. - Как скажем, так и поверят. Не смогут не поверить. Все, время. Жаль, переодеть не успеем.
        - Так пойдет, - махнул на меня король рукой, освобождая кресло. - Поспешим. Драконы не отличаются терпением.
        Собственно, я тоже особым терпением не отличалась, так что неизвестно, кто из нас еще больший дракон.
        Помещение, в которое я, как приличная дочь, последовала за новообретенными родителями, невозможно было назвать столовой. Все что угодно, но не столовая. Честно говоря, это место больше походило на какой-нибудь навороченный ресторан, сделанный под старину, хотя лично я в таких никогда не бывала.
        Но усаживаться за роскошно накрытый стол никто не торопился.
        - Я надеюсь, что мы не Ральгона ждем, - вполголоса проговорила я, встав между королем м королевой.
        Они одинаково недовольно скривили губы, но ответил Его Величество:
        - Мы ждем посла.
        - А-а-а... Ну тогда умолкаю.
        Чувствовать себя дальней родственницей, которую никто не любит, было даже немного весело. Я прямо-таки чувствовала, что меня здесь терпят постольку-поскольку, и собиралась потрепать им нервы на пару лет вперед.
        Будто я не понимала, что не приди я к ним с этим решением, они бы придумали что-нибудь другое с моим участием. И не факт, что в этом случае я осталась бы в своем уме и живой. Если в этом мире есть магия, значит, имеются и чары, способные силой забрать чужой дар. Не зря же они Ильгальду искали после побега.
        Точно на что-то рассчитывали - например, на план Б.
        Посол появился буквально через несколько минут. Плюгавенький мужичок двойственной наружности произвел на меня неизгладимое впечатление тем, что совершенно не был похож на дракона, если сравнивать его с тем типом, с коим мне повезло повстречаться в лесу.
        Низенький ростом, лысый на голову. Навскидку я могла бы дать ему лет шестьдесят. Примерно столько морщин на его лице и было.
        Драконы чего же? Отправили за невестой того, кого не жалко? Он вообще дракон?
        - Рады приветствовать вас у нас. Надеюсь, что комнаты вам понравились. Если что-то понадобится. - начал было король вполне себе доброжелательно.
        - То я вам обязательно об этом скажу. А комнаты. Да как сказать. У меня уборная и то просторнее.
        Не рассмеяться было очень трудно, но я целиком и полностью копировала поведение Элинсии. Девушка стояла, скромно соединив руки где-то на уровне живота, и смотрела в пол, стараясь не отсвечивать. Ну я тоже не отсвечивала, думая над тем, сколько продержусь в роли скромницы.
        - Мы. постараемся уладить. несовершенства, - осторожно подбирал слова Его Величество.
        - Как? Стены снесете? Не тратьте мое время зря. Что у вас там по программе? - поправил мужчина свой расшитый яркими зелеными нитями черный камзол. Из-под него выглядывала простая черная рубашка, а на штанах и вовсе имелось пятно на колене, будто он этим коленом при приземлении о землю тормозил.
        - Позвольте представить вам наших дочерей. Элинсию вы, должно быть, помните. -Девушка слегка присела и улыбнулась, когда отец назвал ее имя. - А это Ильгальда. С ней вы не были знакомы.
        - У вас две дочери? - с сомнением взглянул на меня посол, и я ему явно не понравилась, но я честно старалась все точь-в-точь повторить за цветочком.
        - Да, - коротко ответил король, не заостряя на этой теме внимания. - Прошу к столу.
        Весь праздничный обед мы с Элинсией молчали. Я позволила слуге отодвинуть для меня стул и вообще ухаживать за мной. Чтобы не напортачить с приборами, повторяла все строго за цветочком и вообще вела себя идеально. У меня от улыбки уже челюсть сводило, когда мы наконец подобрались к самому главному.
        - Итак, завтра мы отбываем, - отложил посол салфетку, покончив с обедом. - Надеюсь, у вас все готово?
        - Фрейлины как раз сейчас укладывают наряды и приданое Ильгальды в сундуки. За ночь справятся, - с улыбкой ответила королева.
        - В каком смысле Ильгальды? - резко выпрямился мужчина.
        - В самом прямом, - премило подтвердила я, перетягивая внимание посла на себя. -Надеюсь, у моего жениха к свадьбе все готово?
        Посол не поверил. Сначала он не поверил в то, что с ним отправлюсь я, а потом не поверил в то, что я дочь своих родителей. Потребовав от нас проверку вот прямо сейчас, он едва в обморок не упал, когда магический артефакт подтвердил сначала наше родство с Игирой, а затем и с Элинсией. Слава богу, что до короля очередь не дошла, послу и первых двух проверок хватило с лихвой.
        Что творилось со мной в этот момент, цензурными словами да и просто словами не описать. В моей голове был только набор междометий. Я переживала так, что едва вилку не погнула. Если бы посол потребовал проверки с королем или наследным принцем, чувствую, война бы к нам пришла уже этим вечером.
        После первой стадии - отрицания - посол дошел до злости. Он ругался, кричал и требовал отдать ему другую дочь, на которую они год назад договаривались, но...
        - Уважаемый, вы договор внимательно читали? - отбросив лишнюю скоромность, присела я обратно за стол, плеснув в бокал что-то точно крепче чая. - Я вот внимательно читала. Там ни слова не сказано о том, какая именно принцесса должна стать женой вашего уважаемого ненаследного принца, а значит, я имею полное право отправиться в ваши земли в качестве невесты. Все честно и согласно договоренностям. За честность!
        Мой тост не поддержал никто. Ну и ладно. Мы тут сами с усами.
        Вслед за стадией злости пришла другая стадия - торга. Посол пытался торговаться с Его Величеством, с ужасом следя за тем, как я подливаю себе горячительного. А ведь я ему даже салютовала! И тосты у меня были очень правильные: за драконов, за мир во всем мире, за жениха.
        Когда мужчина дошел до пика отчаяния, рассказывая утешающим его королю и королеве о том, как ему откусят голову, я решила сбежать в свою комнату. Все равно принятие уже вот-вот забрезжило на горизонте, а лично от меня больше ничего не зависело. Я и так тут уже тостов на все праздники вперед понаговорила.
        - Матушка, отец, разрешите мне отправиться в свои покои? Нам с фрейлинами еще столько всего нужно упаковать. Деньги, драгоценности, новые наряды. Как вы считаете, десять сундуков влезут в экипаж?
        - Сколько? - тоненьким голосом вопросил посол. Нервный тик он на этом обеде уже заработал.
        Лица венценосных родителей надо было видеть. Они-то улыбались, радовались в душе, что все так легко разрешилось, а тут я со своими хотелками. А как они думали? Я в партию альтруистов себя никогда не записывала.
        Вот доведу я драконов до нервного тика, а дальше что? Нужно же мне где-то обосноваться, домик прикупить нам с котом, дело какое открыть - да хоть ту же цветочную лавку. У меня букеты всегда замечательными выходили - фантазию не прокушаешь, так что планы на будущее я имела самые что ни на есть грандиозные.
        Да и сердце мне все-таки разбили. Должна же я хоть какую-то компенсацию получить? Оно еще ого-го сколько заживать будет, а может, и вообще никогда не заживет. Если мне на судьбе написано до конца своих дней быть старой девой, вспоминающей по ночам одного небезызвестного принца, то я хочу быть очень обеспеченной старой девой, ни в чем себе не отказывающей. В конце концов, я их тут от ящеров крылатых спасать собралась!
        - Так я пойду? - пропела я, как примерная дочь, дожидаясь разрешения погрустневших родителей.
        К тому, что они смотрели на меня как на врага народа, я уже привыкла, так что нисколечко не смутилась.
        - Идите, девочки, - процедила королева. - Элинсия, пусть фрейлины подберут вам достойные платья для сегодняшнего бала.
        - Да, матушка, - отозвался цветочек трепетно.
        Но едва мы выбрались в коридор и отошли на достаточное расстояние от слуг, трепетным цветочек быть перестал. Наверное, до этого мгновения она просто скрывала свое волнение.
        - Вы и правда собираетесь поехать вместо меня, Ильгальда?
        - Ты же слышала, - повернула я на лестницу, отстраненно наблюдая за тем, как служанки украшают холл свежими цветами, а слуги расставляют столы.
        - И вы совсем-совсем не боитесь? - никак не отставала девушка, хлопая своими наивными глазенками.
        - Пусть они меня боятся.
        - Вы очень смелая, - сделала она мне комплимент с самым серьезным выражением лица.
        - Спасибо вам, что помогаете мне.
        - Я не смелая, Элинсия, я идиотка, - остановилась я в коридоре третьего этажа. - И помогаю я не тебе. Просто в вашем демоновом королевстве для нас двоих с твоим братом места нет.
        Вернувшись обратно в комнату, я сделала то, что хотела сделать еще утром, - упала на кровать и закрыла лицо руками, выдыхая с облегчением. Теперь точно можно сказать, что первая часть Марлезонского балета успешно пройдена, но это только начало. Я не хотела оставлять себе ни единого пути для отступления, ни единого шанса, чтобы передумать.
        Впрочем, я прекрасно осознавала, что по-другому бы все равно не поступила. И дуру эту малолетнюю жалко, которой восемнадцать всего. И людей вместе с нелюдями, что населяли это королевство. Они-то за что умирать должны?
        - Галлия! Галлия! - шепотом окликнул меня Леотард, резвым леопардом с испуганными глазами влетая в мою спальню и запрыгивая на кровать. - Там сундуки какие-то притащили!
        - А кроме сундуков ничего не притащили? - открыла я один глаз, прислушиваясь к шорохам юбок и натужным стонам.
        - Притащили! Ты чего натворила-то, окаянная?
        Леотард был в шоке. Леотард был в ужасе, и этот ужас он заедал всем, что только нашел в моих покоях. Он думал, что я пошутила, когда говорила про возможное путешествие к драконам, а теперь пытался отговорить от этого безрассудного поступка, но поздно. Сейчас уже действительно поздно что-либо менять. С необитаемого острова никак не сбежишь, если кругом один океан.
        - Всегда знал, что женщины имеют сверхспособность одним словом портить свою жизнь,
        - тяжело вздохнул кот, схрумкивая последнюю дольку чего-то очень похожего на шоколад. - Ну ничего, моя безголовая. У тебя есть я. Уж я-то этих драконов!
        Прекратив строить из себя гусеничку, я выползла из-под покрывала и пошла смотреть, чего там интересного приперли фрейлины. Дебет и кредит мы сводили вместе с Леотардом, фиксируя все, что уходило в каждый из десяти сундуков. Вести подсчет предложил сам котейка, мотивируя это тем, что всегда нужно знать, что есть в наличии.
        Итак, у нас имелись два сундука с постельными принадлежностями, на которых Элинсия собственноручно вышивала цветочки. Туда же полетели носовые платки, полотенца и прочие очень необходимые добропорядочной невесте тряпки.
        Еще два сундука были отданы под золото, серебро и медяки. И почему-то нам с Лео казалось, что золотых монет они положили куда меньше, чем могли бы. Как-то уж они слишком редко попадались среди серебряников и медяков. Вот скупердяи!
        Еще один сундук был наполнен симпатичными бархатными коробочками. Драгоценные металлы и камни в украшениях попадались через раз, но и на том спасибо. Было видно, что бижутерия не одноразовая, а еще мне очень приглянулись комплекты с бирюзой. Из простого металла, они были украшены маленькими голубыми камешками, но работа казалось ювелирной. Один комплект - цветы, второй и третий - бабочки, четвертый -капли, а пятый - солнца.
        - Ух ты, ведьмовские камни! - восхитился котейка, заглядывая в коробочку через мою РУ^к^У.
        - Это бирюза. Ну или по крайней мере имитация, - пояснила я, поглаживая камешки пальцами.
        - Не знаю, что такое бирюза, но то, что это ведьмовские камни, знаю точно. Они в себе магию накапливают, собирая ее извне, а потом ведьма может в критический момент эту силу себе взять, чтобы под ноль свой резерв не опустошать.
        - То есть совесть у Игиры все-таки есть? - задумчиво проговорила я, укладывая коробочки обратно.
        - Не знаю. Но навряд ли она их специально для тебя заказала.
        Я была согласна с котом как никогда.
        Еще пять сундуков пока пустовали. Из той одежды и обуви, что еще висела в моем гардеробе, по размеру мне подходило далеко не все, но я стоически молчала о том, что размер с моей магией - это не проблема. С удовольствием вертелась и крутилась, пока модистки снимали с меня мерки. Бедолагам предстояло шить весь вечер и всю ночь, чтобы к завтрашнему дню мои сундуки были наполнены.
        Ничего-ничего, Их Величества явно не разорятся на нарядах, а у меня наконец-то будет что-то не с чужого плеча. Форменная одежда ведьмы - это, конечно, хорошо, но все же не стоит так сразу шокировать драконов. Пусть сами додумаются, кто в гости к ним заявился на огонек.
        Фрейлины Элинсии уходить не собирались. Им было приказано подготовить меня к праздничному балу, на котором родители и придворные должны были попрощаться с принцессой. То, что народу во дворце значительно прибавилось, было понятно еще утром. Во-первых, на этажах больше не было такой приятной тишины, а во-вторых, в коридорах то и дело попадались неизвестные люди и нелюди. Ну прямо не дворец, а проходной двор какой-то!
        - Да вы мне сейчас волосы оторвете! - жаловалась я, пока мне делали из прядей локоны. -Да куда столько пудры?! - возникала, сидя перед зеркалом, стараясь вообще не смотреть на свое отражение. Да я если чихну, вся эта косметическая маска мигом отвалится!
        Однако я не могла не признать, что девушки знали свою работу и выполняли ее превосходно. Их задачей было сделать так, чтобы я выглядела на чужие восемнадцать, а не на свои двадцать три, и у них это получилось.
        Прям юный нежный ангел в светло-зеленом воздушном платье. Эдакая сладенькая рыжая пироженка.
        - Леди, вам лучше не улыбаться, - порекомендовала молоденькая фрейлина с явной осторожностью. - Вы когда улыбаетесь, даже мне от вас сбежать хочется.
        - Спасибо за честность, - криво усмехнулась я, натягивая белые перчатки длиной до локтя. - Что-то еще?
        - Ваша диадема, - поторопилась поднести коробочку вторая фрейлина.
        Вот теперь я точно была похожа на принцессу. Маленькая корона венчала мою голову, пока мелкие камешки переливались на свету.
        - Великолепно выглядишь, - ластился ко мне Лео. - Не принцесса, нет. Королева!
        - На бал с собой все равно не возьму, - убила я все надежды бедного кота.
        - Ну Галлия! Я уже кушать хочу!
        - Вот в комнате и покушаешь. Девушки, вы же принесете бедному маленькому котику еды?
        - Да-да, я очень бедный и очень маленький котик! Я с обеда в два раза похудел!
        Мне оставалось только смеяться, но смеется, как известно, тот, кто смеется последним. А ведь мне еще нужно было пережить этот бал!
        - Пора, Ваше Высочество, - обратилась ко мне фрейлина, вернувшаяся в гостиную.
        Я думала, что меня будут ждать, но нет. В сопровождении девушек я проследовала по коридору и спустилась по лестницам в холл первого этажа. Как ни странно, но бал проходил именно здесь, и королевское семейство присутствовало тут в полном составе.
        За исключением меня.
        Лично мне было совсем не обидно, но для общего дела их отстраненность имела негативное значение. Посол и так подозревал нас в мухлеже, а тут такой открытый игнор.
        - Добрый вечер, Ваше Высочество. Добрый вечер, Ваше Высочество, - приветствовали меня придворные как родную, пока я прямиком направлялась к родственникам.
        Присев перед королем и королевой в жутком подобии реверанса, я выпрямилась и сдержанно кивнула брату и сестре, чтобы нагло и беспардонно встать с ними рядом, отгораживая их от пришедшего в себя посла.
        - Милая, нельзя столько времени тратить на наряды, - по-доброму пожурила меня маман, улыбаясь на публику.
        И как они так быстро всех своих придворных подговорили? Прям святые люди!
        - Прошу прощения, - также любезно ответила я. - Потеряла счет времени.
        Церемониймейстер стоял чуть в стороне от нас на небольшом постаменте. Именно его голос, усиленный магией, объявил о первом танце, который открывали Их Величества. Ничего сложного в этом танце не было - они кружились по кругу и вокруг своей оси.
        Следом за королевской четой в центр зала вышли Ральгон и Элинсия. На первого лично мне было больно смотреть, потому что он-то как раз не удостоил меня и каплей внимания, а на вторую... Да тоже больно. Казалось, что девушка вот-вот сломается в руках брата, такой тростиночкой она была в этом обилии кружев.
        “Мне жаль, что мы встретились”, - эти слова прочно засели в моем сердце, словно иголка, которую хотела бы, да не могла вытащить. Жаль ему. Да он меня чуть под венец не затащил!
        - Позвольте пригласить вас на танец, - повернулся посол ко мне лицом.
        Собственно, только мы вдвоем и остались, так что вариантов не было. Его, как посла драконов, явно никто в этом зале не пригласит, а меня... А меня - как уже почти чужую жену.
        - С удовольствием.
        На балу мужчина предпочел появиться все-таки в чистом. Темно-синий камзол блестел серебряной вышивкой почти так же ярко, как и его лысина, а быть может, пятен на нем не было видно именно из-за цвета. В любом случае мыться не забывал, и на том спасибо. Если бы драконы были еще и дикарями, тут бы даже я не помогла.
        - И все-таки меня удивляет этот перформанс. У Их Величеств совершенно точно была только одна дочь год назад. Как же так получилось, Ваше Высочество?
        - Ой, это такая трагичная история. Но с хорошим концом! - с энтузиазмом откликнулась я.
        - Да-да, мне уже рассказали ее сегодня по меньшей мере раз тридцать. У вас очень исполнительные придворные. И все-таки, сколько вам заплатили за этот спектакль? Знаете, я мог бы дать вам вдвое больше...
        - Вам так хочется привезти жениху Элинсию?
        - Королевская семья ожидает увидеть именно ее, и я не хотел бы их разочаровывать. Очень дорого обойдется это разочарование.
        - Тогда заранее заготовьте сумму побольше, - произнесла я, отметив, как надежда появилась, заискрилась в глазах мужчины. - Думаю, драконы принимают исключительно золотом.
        Музыка еще не закончилась - музыканты играли, но посол предпочел прервать наш танец. И я его очень хорошо понимала. Я бы тоже от такой дряни, как я, держалась подальше. Ну ничего. Нам еще с ним весь путь вместе куковать - привыкнет.
        Все остальное время я провела рядом с королем и королевой. Во-первых, приглашать меня танцевать так никто и не захотел, а во-вторых, для того, чтобы не опозориться ненароком и не сказать чего лишнего. После первого танца у них такие пляски пошли, что все эти нелепые па и со стороны доверия не внушали, не то чтобы участвовать в чем-то подобном.
        Но красиво - с этим не поспоришь. И танцевали красиво, и одеты были нарядно, и улыбаться друг другу не забывали, прикладываясь к бокальчикам с чем-то настроение поднимающим.
        Только душно. Уже после первого часа я искренне завидовала дамам, у которых при себе имелись веера. Даже у Элинсии был, но оно и понятно. Цветочек в этот вечер пользовался успехом у противоположного пола. А как еще строить глазки так, чтобы папенька с маменькой не заметили? Правильно, прикрываясь этим стратегическим оружием.
        - И вот мне любопытно, как новость обо мне восприняли придворные? -поинтересовалась я, чтобы разбить тишину.
        Их Величествам-то было хорошо: они на своих креслицах сидели, а нам с Ральгоном приходилось стоять. Впрочем, стояла именно я. Наследный принц все чаще уходил к придворным и общался с молодыми повесами и умудренными сединой стариками. Развлекал себя как мог.
        - Как видишь, - ответила Игира, пристально наблюдая за послом, который нет-нет да и оказывался в центре внимания. - При дворе остались только самые проверенные, и они в курсе, что вторая принцесса объявилась лишь на днях. Когда им это выгодно, придворные умеют держать язык за зубами. Никто не хочет терять имеющуюся власть.
        - Еще бы. Они ведь наверняка привыкли жить в роскоши за королевский счет.
        Королева недовольно поджала губы, но отрицать сей прискорбный факт не стала. А вот экономили бы на придворных, глядишь, и армия была бы такая, против которой даже драконы побоялись бы выступить.
        Еще через час церемониймейстер объявил, что Их Величества вместе с детьми намереваются покинуть бал. Тут же своими бумажками зашуршали министры, стараясь подкинуть королю какую-нибудь задачку поинтересней на сон грядущий. Тут же возле королевы появились эдакие матроны со своими дочерями, которых бы тоже было неплохо пристроить ко двору или...
        Отправить в земли драконов вместе с Ее Высочеством - то есть со мной, ведь путешествовать юной особе без сопровождения не положено. Да и лучше это, когда на чужбине есть родное плечо. Я от смеха аж прослезилась, но, оказывается, плакать мне еще предстояло.
        Я думала, что я была готова ко всему - к любой ситуации. Считала, что именно сегодня собранна как никогда и готова дать отпор любому. Но когда подле меня появился Ральгон, мое сердце предательски дрогнуло, выдавая все мои чувства, о которых я старалась сегодня вообще не думать.
        И между прочим, у меня получалось до этого момента!
        - Разрешите пригласить вас на танец, - и вот он не спросил. Совсем не спросил.
        Насильно взял меня за руку, определив ее на сгиб своего локтя, и повел в зал к другим гостям, что уже приготовились к танцу, разбившись на пары.
        Я вынужденно положила руку поверх его руки, лишь кончиками пальцев касаясь его плеча. Пальцы второй руки мужчина беспощадно сжимал, приняв стойку, с которой этот танец начинался. Смотреть ему в глаза - в эти бездонные голубые озера - не было никакого желания, но я же дала себе слово? Значит, выдержу. Чего бы мне это ни стоило.
        И черт с ним, что в этих объятиях мне было трудно дышать. И черт с ним, что его пальцы обжигали мою спину даже через ткань платья, заставляя плавиться в его руках, словно восковая свеча от огня. Черт с ним, что перед глазами так и мельтешила картинка, где я останавливаюсь, обхватываю Ральгона за шею и прижимаюсь губами к его губам.
        Черт с ним...
        - Я слышал, что вы наконец-то приняли верное решение, - ошарашил он меня, пока я предавалась страданиям.
        И вот хорошо, что я морду кирпичом держала, а иначе бы паника точно отразилась на моем лице.
        - Вы насчет военной академии? Да, я покидаю ваш негостеприимный дом завтра. Думаю, так будет лучше для всех.
        - Конечно, - согласился он скупо.
        Был по-прежнему холоден как лед, так что из себя мы сейчас представляли две глыбы, что разрезали зал, лавируя между парами. Причем я то и дело пыталась вести, но первенство у меня молча и твердо отбирали.
        - А вы? Какие планы у вас? - поинтересовалась я, когда молчание затянулось.
        Он вел себя так, будто уже узнал у меня все, что хотел. Только один из нас отчетливо понимал, что это наша последняя встреча. Мог бы и улыбнуться на прощанье.
        - Мои планы вас больше не касаются. Вы и так получили все, что хотели. Насколько мне известно, вам начислили содержание как дальней родственнице.
        Я остановилась сама. Вскинув голову, хотела сказать так много, что даже не знала, с чего начать, чтобы обидеть посильнее, причинить боль - такую же, что испытывала сама. Но, сжав кулаки до побелевших костяшек, я промолчала. Развернулась - порывисто, резко - и направилась прямиком к лестнице.
        Фрейлины, что были приставлены ко мне, нагнали меня уже на ступеньках. И нет, я не оглянулась, хотя желание было. Не позволила себе в последний раз посмотреть на мужчину. Просто потому, что знала: будет еще больнее. Он и так приходил ко мне во снах, терпеть его еще и наяву я была не намерена.
        Оставшийся вечер я запомнила смутно. Сил на противостояние не осталось совсем, так что я просто позволила фрейлинам себя мучить. Обращались они со мной не в пример нежнее служанок, но экзекуция с ванной длилась гораздо дольше.
        Но я терпела. А точнее, не обращала внимания на них, закопавшись в ту пустоту, что зияла не только в груди, но и в голове. Перед тем как лечь спать, еще слышала их слова о том, что они останутся до утра в моей гостиной, чтобы дособирать приданое, но ни ткани, ни драгоценности, ни золото меня не волновали.
        Зато с ними остался Лео, заявивший, что не даст этим профурсеткам выкрасть нажитое непосильным трудом. Как по мне, да пусть хоть все заберут. Все, что мне нужно, было в моем узелке.
        Я слышала, как в темени ночи открылся потайной ход. Слышала шаги, что мягкой поступью вторили ударам моего сердца, но глаза не открыла даже тогда, когда матрас с правой стороны прогнулся под чужим весом.
        Сколько он сидел вот так рядом, просто глядя на меня? Не прикасаясь, не сказав ни слова. Я не знала, но в эту ночь, как и он, не спала, дожидаясь рассвета и нового дня.
        И он наступил. Вместе с рассветом в мои комнаты ворвался настоящий ад.
        Глава 15
        Дальняя дорога
        Меня собирали как в последний раз. Фрейлины то и дело бегали туда-сюда по комнатам, неожиданно вспоминая, что еще они забыли положить. В сундуки летели шляпки, плащи для всех сезонов, платья, обувь и даже несколько брючных костюмов. Сорочки, чулки и нижнее белье занимали один свой собственный сундук, а я тихо радовалась, что все это мне предстоит тащить не на своем горбу.
        Да проще было сразу все комнаты с собой забрать, чем уложить все так, чтобы вместилось. Если каждая принцесса так замуж выходит, то это горе в семье - разориться можно!
        И это еще хорошо, что девушки поздно вспомнили про меня. Пока они носились как угорелые, я успела спокойно позавтракать, развлекая себя беседами с Лео. А говорили мы о насущном.
        - Ну наколдуй курочку, - нудил Леотард, мурча у меня на коленях.
        - Нельзя. Я же тебе уже говорила, что я ее не из воздуха беру. Хочешь вместо дворца драконов в тюрьме отсиживаться?
        - Ну наколдуй курочку. В последний раз. А мы им потом денежку со слугой пришлем.
        - Нет, Лео, даже не уговаривай. Хочешь курицу - иди на кухню и строй глазки там.
        - Там повар страшный и жадный! - пожаловался котейка.
        - А ты скажи ему, что Ее Высочество приказала с собой ей еды собрать в дорогу. Принцесса я или где?
        Леотард сбежал, как и не было. Прямо не кот, а рысь. Только его тыгыдык и был слышен из коридора, а в дверь все заносили и заносили новые наряды. Оптимистично, если королевская чета надеется, что я так долго проживу, чтобы все эти наряды износить до состояния “на помойку”. И очень грустненько при условии, что наряды в день принято менять как минимум три раза и при этом не повторяться. Тогда больше десяти дней они мне не давали.
        Стащив меня со стула, даже не дав доесть бутерброд, две девушки раз за разом окунали меня в воду, нанося и смывая то один крем для тела, то другой. Да я такой скрипяще-чистой не была даже тогда, когда стиральная машинка мне в ванну налила порошковой воды, решив, что устала стоять на паузе и дожидаться, пока я помоюсь.
        После испытания в купальне меня ждала вторая глава этого триллера. Оказывается, существовал специальный дорожный наряд, который на меня вознамерились натянуть. Чулки, сорочка, нижнее платье, юбка и корсет, верхнее платье, больше похожее на халат, стянутый на спине лентами. Сверху предлагалось надеть специальный плащ, который держал открытыми руки до локтя, демонстрируя всем любопытным белые кружева второго платья.
        Когда мне вынесли шляпку, перчатки и туфельки на квадратном каблуке, мой глазик все-таки задергался, а терпение закончилось. Я и так во всем этом ходить не могла, а каково это - просидеть как капуста весь путь в душной карете?
        Они стонали, они плакали, они умоляли меня, но все составляющие наряда летели в стороны, пока я демонстративно раздевалась.
        Забравшись в один из сундуков по самую грудь, я таки откопала мужского кроя костюм для верховой езды - то есть с брюками и корсетом. То, что на мне будут сапоги, меня не волновало. Я уже успела понять, что эти, из тонкой кожи, не превращают ноги в ароматные отпугиватели всего живого.
        - Кареты запрягают! - прокричал пробегающий мимо моих комнат слуга, и все завертелось с утроенной силой.
        Времени переодевать меня повторно уже не осталось, так что фрейлины были вынуждены смириться с нагоняем от королевской четы. Пока я самостоятельно переодевалась в спальне, из гостиной выносили сундуки.
        Свои комнаты я покинула последней.
        Из окон коридора третьего этажа было великолепно видно четыре экипажа. К двум из них сейчас привязывали мои сундуки, а еще к двум - те, что принадлежали Элинсии. По коридору шла медленно, не торопясь, несмотря на всеобщую спешку. Наверное, где-то в глубине души я все еще ждала, что Ральгон покажется на этаже, выйдет из своих покоев мне навстречу, но...
        Этого так и не случилось.
        Встретившись на лестнице с Элинсией, я улыбнулась счастливой девушке. Она лучилась энергией, радостью, в то время как я ощущала себя мокрой тряпочкой, пролежавшей под кухонным шкафом не один месяц. Да, я рассыпалась в прах, но это внутри, а снаружи...
        Снаружи меня было никому не сломить.
        Меня не провожали. Милые родственники в количестве трех штук стояли у другой кареты, куда по двум ступенькам взбиралась принцесса, придерживаемая за руку Ральгоном. Я видела только его спину - прямую, как палка, - но не могла услышать ни слова, потому что между экипажами расстояние было значительным.
        М-да, даже спасибо не сказали, хотя я особо и не ждала. Такие люди, как эти, не знают, что такое благодарность. Им по статусу не положено. Да и мне их спасибо было не нужно. Я сделала это не для них, а для себя, для успокоения собственной совести.
        Я уже закрывала дверцу, когда в нутро кареты ворвался Леотард. Выплюнув мне в руки узелок, он запрыгнул на мягкую скамеечку, совершенно не беспокоясь о том, что может что-то запачкать. А он мог. Еще как мог!
        - Лео, ты почему в таком виде? Это что? Варенье? Мука? Яйца и...
        - И лучше тебе не знать, что еще, - оскалился рыжий в улыбке. У него явно было хорошее настроение. - Ты представляешь, пришлось воевать за наш обед, но я нашу честь отстоял.
        - С достоинством? - отодвинулась я подальше, чтобы не запачкать платье.
        - С еще каким! - задрал он нос-кнопку повыше. - Нас в этом дворце надолго запомнят!
        Очистив Лео одним желанием, я посидела еще минуту, отстраненно наблюдая за тем, как в первую карету забирается посол. Нервы уже, честно говоря, были на пределе, так что я стукнула по стене и приказала кучеру трогаться. Послышался щелчок хлыста, и экипаж в то же мгновение тронулся, поворачивая к воротам.
        Вторая карета последовала за нами, а за ней третья и четвертая. Ворота этого дворца радушно открылись для меня в последний раз. Ну хоть сносить не пришлось. Приятно, что учатся на своих ошибках.
        Я любовалась столицей. Убеждала себя в том, что все эти люди благодаря мне не познают, что такое война. Я и сама не знала, если честно. Изредка смотрела новости, и то, что там показывали, было лишь щадящей версией. Война - это смерти, много смертей, и не только на поле боя. От голода, от холода, от отсутствия каких-либо ресурсов. Война сжирала не только силы, она делала стариков из молодых и оставляла никому не нужных сирот.
        В детстве бабушка часто рассказывала мне о послевоенном времени, и это было страшно, действительно страшно.
        Все четыре кареты остановились на развилке, что находилась сразу за воротами пропускной стражи. Я сначала и не поняла, что произошло, а потому выглянула наружу, высунув голову в маленькое окошечко.
        - Что случилось?
        - Не в ту карету сел, - пробурчал явно недовольный посол, выходя из одного экипажа и пересаживаясь в другой. - Развели тут транспорта, понимаешь ли... То туда садись, то сюда садись. И сундуков этих насобирали...
        Нет, ну правильно. Ральгон-то должен думать, что вместе с послом уезжает Элинсия.
        - Сестрица! - закричал цветочек, вырываясь из своего экипажа.
        Я от такого обращения, честно говоря, даже на пару минут опешила. Но когда она оказалась напротив моего окошка, мигом пришла в себя. Потому что лицо надо уметь держать!
        - Вот, - просунула она книгу через окошко. - Помнишь, я тебе обещала любовный роман? Обязательно почитай в пути, тебе понравится.
        На обложке же книги было написано “Как встретиться с драконом и не умереть - пособие для аристократов”. Ну что же... Оригинально.
        После минутной заминки кареты снова тронулись в путь, разъезжаясь по разным сторонам на развилке. Я даже не представляла, сколько нам предстоит добираться на самом деле. Это кот сказал, что на путь нам выделена неделя, но как дела обстояли в реальности, мне было неизвестно, потому что географию этого мира я не учила.
        А лучше бы учила. И ее, и этикет, и даже фехтование на худой конец, потому что название первой главы внушало оптимизм: “Что делать, если вас сожрал дракон”. Ну, чисто теоретически варианта всего два.
        Мы проехали совсем немного. Я как раз успела насмеяться над первой главой, когда экипажи снова остановились. На этот раз я ничего спрашивать не стала. Просто выглянула на улицу, с любопытством наблюдая за тем, как посол выбирается из кареты и достает из-за пазухи какую-то внушительную... Ну пусть будет штуковину.
        Эту внушительную штуковину мужчина направил на дорогу перед нами. Я едва успела зажмуриться, прежде чем все окрестности осветило нестерпимо ярким голубым сиянием. Это что еще за новости?
        - Портал, - прошептал Лео, высунув морду вместе со мной.
        - Эта дыра сокращает путь? - уточнила я, вспомнив про пространственные переходы в фантастических фильмах.
        - Ага. Только я через такие ни разу не ходил. Может, ну их, а?
        И действительно, именно сейчас это предложение было как никогда актуальным, потому что посол вернулся в свой экипаж. Его карета двинулась, входя в это светящееся марево. Вот просто раз - и нету! Пропала!
        Да, именно сейчас я могла бы запросто сбежать, но совесть держала похлеще любых оков.
        - Лео, пристегнись! - скомандовала я, зажмурившись.
        - Что значит пристегнись? - завопил кот в панике.
        - Это означает, держись всем, чем только можешь и за что только можешь.
        Ну, неудивительно, что котейка держался всеми четырьмя лапами за меня. И зубами.
        Я будто провалилась в густой кисель. Это ощущение длилось всего мгновение, а через миг кареты уже стояли в совершенно другой местности. Разительный контраст. Отодрав от себя Леотарда, я вышла из экипажа, оглядываясь по сторонам с открытым ртом.
        Вслед за мной на горячий песок ступил и посол. Откуда я узнала, что он горячий? Да Лео своим криком рассказал, когда вывалился наружу.
        Черные скалы, зияющие проемы пещер и песок - моря, океаны песка. Проехать здесь было попросту невозможно. Да даже лошади здесь пройти не смогут - все ноги себе переломают. Это я удачно в сапогах.
        - Мы вообще где? - уточнила я, стараясь высмотреть в этой пустоши хоть что-нибудь живое.
        Хоть что-нибудь живое высматриваться отказывалось напрочь.
        - На землях драконов. Дальше этого места пройти порталом нельзя, - абсолютно спокойно заметил посол, но по его глазам было видно, что он ждет от меня реакции. Уж слишком ехидным был взгляд.
        А я что? Я взяла себя в руки, а точнее кота.
        - Простите, любезнейший, как ваше имя?
        - Вам его знать не обязательно, - нахамили мне.
        - И все же. Я же должна к вам как-то обращаться.
        - Базиль Семнадцатый Смелый, - официально представились мне, повыше задирая нос. Он даже приосанился и камзол свой поправил, впиваясь пальцами в его края на груди.
        - Итак, Базиль, - пожевала я губу, все надеясь увидеть хоть что-нибудь вдалеке, - в какую сторону путь держим?
        - Строго на юг, - махнул он рукой себе за спину, неловко обернувшись. - Там вулкан находится спящий - мимо точно не пройдете. В его углублении на самом пике, прямо в жерле, и разместился Партарштар.
        - Партар... что?
        - Наше королевство.
        - И большое оно?
        Мужчина поджал губы, стопроцентно недовольный моим вопросом.
        - Вот сами дойдете и узнаете.
        - Кареты здесь явно не пройдут. Мои люди убьются вместе с лошадями.
        - Конечно, убьются. А вы рассчитывали ехать с комфортом? Зря. Для тех, у кого нет крыльев, путь только один - пешком. - И такая у него ядовитая улыбка была, что я сразу поняла: все это специально подстроено.
        - И сколько дней занимает путь пешком? - медленно спросила я, уже зная ответ.
        - В лучшем случае неделю, но у вас же еще и сундуки.
        Да я и без сундуков до этого вулкана месяц пешком добираться буду! Но, конечно, вслух я этого не произнесла. Даже на ехидную насмешку дракона не ответила.
        - Я обернусь, с вашего позволения. В песках во второй ипостаси гораздо комфортнее, -решил добить меня этот гад, но я молча кивнула и вернулась в карету вместе с Лео.
        План мой был прост. Все я собой и раньше не собиралась тащить - хотела немного насолить родственничкам, посмотреть, как они от жадности беситься будут, так что пять сундуков с вещами мне были не нужны. Я попросила кучера отвязать от кареты только два: с драгоценностями и бижутерией и деньгами. В них и покидала два сменных комплекта одежды - исключительно брючных, свой узелок из скатерти-самобранки и провизию, добытую котом в бою.
        Документы о том, кто я, и копия договора между королями лежали у меня в корсете. Подумав немного, я достала из бархатной коробочки единственную диадему и нахлобучила ее себе на голову. Исключительно для того, чтобы меня как принцессу и невесту издалека узнавали.
        - А этот где? - спросила я у кучера, что закреплял веревки на других сундуках.
        - Так оборачиваться куда-то отошел. Видно, смущать не захотел.
        - Понятно. Возвращайтесь обратно в столицу.
        Оба кучера с радостью кинулись выполнять мой приказ. Они с улыбками въезжали обратно в так и не закрытый послом портал, оставляя меня фактически одну среди этих безжизненных скал, присыпанных песочком.
        А все-таки сильно здесь припекает.
        Присев на один из спущенных вниз сундуков вместе с Лео, я принялась ждать. Ждала не только противного дракона в его второй ипостаси, но и свою метлу, а точнее бревно, которое призвала несколькими минутами ранее. И вот интересно, за какое время оно сюда доберется?
        - Если вы думаете, что я сжалюсь и помогу вам, то очень сильно заблуждаетесь, -ворвался в наш тихий мирок странный писк.
        Повернув голову, я едва не свалилась с сундука. А кот свалился, а потом громко ругался на горячий песок и всех драконов, вместе взятых. И было на что ругаться, потому что в метре от меня хлопал своими крылышками самый настоящий синий дракон. В миниатюре. В очень сильной миниатюре. В такой, что я бы запросто могла посадить его себе на ладонь.
        Ну, теперь хотя бы понятно, откуда все это дребезжание и скверный характер. За чужой счет товарищ себе самооценку пытался поднять. И за что его природа так наградила?
        - Кхе-кхе, - прокашлялась я, чтобы заглушить смех. Обидеть этого и без того судьбою обиженного не хотелось совершенно. - Мы, собственно, на вашу помощь и не рассчитываем. Кхе-кхе.
        Я честно пыталась представить, как он понесет на себе хотя бы один из моих сундуков, но... Моя фантазия жестко буксовала, перекатываясь с хи-хи на ха-ха. Нет, ну если хотя бы половина драконов имеют такие же размеры, они и до вечера не доживут. Я их до смерти затискаю.
        Нет, все-таки не буду спрашивать разрешения погладить. Точно обидится.
        - Ваш жених за вами тоже не прилетит, - сразу решил мужчина обозначить свои позиции.
        - Да пусть себе летает, где хочет, - махнула я рукой, стараясь даже не улыбаться, но губы то и дело предательски разъезжались в стороны.
        Зато Лео себе ни в чем не отказывал. Ржал так, что его на всю пустыню было слышно, и совершенно не замечал, как на него косится мини-версия дракона.
        - Если что, это у него нервное. Он вообще ехать не хотел, но мы с ним с детства вместе, понимаете? Я его на улице нашла, разговаривать научила.
        - М-м-м... - задумчиво выдал пробник дракона.
        Ой, не могу! Надо срочно взять себя в руки, пока эта пробная версия ничего не заподозрила. Он-то летал рядом, но еще не осознавал, что идти я никуда не собираюсь. Сверлил меня подозрительным взглядом и наконец сказал то, что, видимо, хотел с особым удовольствием произнести уже давно:
        - Если вы не попадете во дворец к оговоренному сроку, договор будет считаться недействительным.
        А я что? А я продолжала молча сидеть. Нравилось мне бесить этого Базиля.
        Ощутив, что бревно уже близко, я оглянулась. Черная точка в бледно-голубом небе стремительно неслась, увеличиваясь с каждой секундой. Это же какая скорость невообразимая! Нет, все-таки нужно раздобыть где-нибудь карту и посмотреть, какое между королевствами расстояние. Так и весь мир за один присест облететь можно!
        Бревно пролетело мимо меня и чуть не стало причиной смерти дракона. Он чудом успел взмыть вверх, осматривая противника сверху, и вот я к этому абсолютно никакого отношения не имела. Видимо, чувствовало бревнышко мое, что перед нами нехороший тип неприятной наружности.
        - Это что такое?! - пропищал посол, в ужасе глядя на мой транспорт глазами-блюдцами.
        - Бревно, - невозмутимо пожала я плечами и...
        Одним-единственным желанием мысленно превратила бревнышко в летучий корабль. Сундуки отправились на борт в первую очередь, но пришлось уже вслух произнести свое желание, чтобы оно исполнилось. Прав Леотард, странная у меня магия. Даже для этого мира.
        Взяв кота, я величественно поднялась на судно и заняла свой трон, разместив рядом в колыбели кота. Дракон ругался где-то сверху исключительно междометиями и никак не мог поверить своим глазам. Не понимал, что это только цветочки. Ягодки будут слегка попозже.
        - Ведьма! - заорал Базиль, наконец-то совладав с буквами.
        И такой ужас слышался в его голосе, что я сразу поняла: мое появление драконы оценят.
        - Сами вы ведьма, - обиженно буркнула я, поднимая корабль в воздух. - А я... А я только учусь!
        Коварная улыбка никак не хотела сползать с моего лица. Посол попеременно то требовал меня спуститься вниз, чтобы проделать весь путь, как и полагается невесте, ножками, то обвинял меня в том, что я ведьма, приказывая остановиться немедленно.
        Когда он дошел до пика отчаяния, разбрасывая вокруг меня свою синюю чешую, на горизонте показался вулкан. Один-единственный на все эти бескрайние земли. Даже издалека я прекрасно понимала, что никакое это не королевство, а так - большой город. Единственный город драконов.
        Право слово, мне даже тиранить их расхотелось.
        Мой летучий транспорт встречали с криками, испугами и удивлением. Люди бегали по городу, стараясь не находиться под судном, будто боялись, что оно может в любой момент на них упасть. Не было в небе огромных драконов-стражников, не ходили по улицам драконы-горожане. Даже дети драконами не были.
        Из необычного я могла отметить только пестрые крыши, разноцветный орнамент на стенах домов и на удивление ровные мостовые из светлого, почти белого камня.
        Ну и наряды, конечно.
        Женская половина щеголяла в тонких штанах и топах или в более закрытых нарядах, имитирующих сари, а мужская в основном попадалась в одних штанах. Оно и понятно: припекало так, что, если бы не ветер, появившийся из-за скорости нашего перемещения, я бы уже давно взмокла. Но попадались мужчины и полностью одетые - на них были рубашки и подобие удлиненных камзолов, расшитых узорами, только ткань казалась невообразимо тонкой.
        - Эй, летучий голландец, нам куда? - прокричала я, петляя над городом.
        - Шею. Мне свернут шею, - тихо подвывал дракон, уже не пытаясь меня остановить.
        Осмотревшись без всяких хвостатых, я сделала вывод, что дворец должен быть самым большим зданием, а такое тут имелось только одно. Спикировав вниз перед роскошным белоснежным строением с золотыми статуями на ступеньках и золотой же куполообразной крышей, я приземлила корабль. Даже ничего не снесла по дороге, смею заметить!
        - Ну! - требовательно поинтересовалась я у опешивших стражников, замерших с оружием наперевес. - И где мой жених?
        Глава 16
        Огненный привет
        Вот уже сорок минут меня пытались сжечь. Сначала меня пытались сжечь очухавшиеся стражники, распознавшие во мне угрозу. Потом меня пытались сжечь выбежавшие из замка мужчины - видимо, драконы статусом повыше, судя по одетому верху. И теперь меня пытался сжечь красавец со жгучими черными волосами, которого я, между прочим, уже разок видела и даже в щеки целовала.
        Вот так нежданная встреча!
        Еще через десять минут скучных посиделок к нему на помощь выбежал из дворца его почти двойник, только немного помоложе да и ростом пониже. Впрочем, я им всем едва до плеча доставала, а потому сидела себе на своем корабле, подперев щеку кулаком, и тихонечко вздыхала о своей нелегкой судьбе.
        Там - на других столь же дружелюбных землях - осталось мое разбитое сердце, но не мозги, что определенно радовало. Без сердца жить можно, а без мозгов, увы, никак.
        И вот сидела я себе, поглаживала Леотарда, чья шерсть от ужаса вздыбилась, и не понимала, когда же до них наконец-то дойдет, что все их попытки спалить меня и мой корабль бесполезны. Я как только огонь в их руках увидела, так сразу же себя магией защитила, пожелав себе, одежде, сундукам, Леотарду и кораблю огнеупорности.
        Что самое интересное, с момента моего появления бедный посол так и продолжал летать надо мной коршуном, но его крики абсолютно никто не слушал. А он, между прочим, оповещал славных жителей этого города о том, что я принцесса.
        Хотя он, конечно, еще кричал о том, что я ведьма, а потому было не ясно, пытается он меня спасти или масла в огонь подливает. Слава богу, фигурально выражаясь.
        Когда на небе воцарилась кромешная ночь с миллиардами звезд, я поднялась со своего насеста, разминаясь - ну честное слово, уже надоело сидеть. Поднялась и выставила трап, медленно спускаясь к огнедышащим. Впрочем, что-что, а дышать огнем в человеческих ипостасях они точно не умели. Все больше из рук пулялись.
        Попытавшись подойти к уже явно уставшим черноволосым, я наткнулась на стражу, что еле дышала, но все-таки умудрилась преградить мне путь. Вторым рядочком перед черноволосыми столпилась аристократия. И вот как-то сразу ясно стало, что эти двое и есть принцы.
        Что самое любопытное, с волосами у драконов прямо напасть какая-то была. Синие, рыжие, зеленые всех оттенков. Я даже ненароком подумала, что у них тут мода на покраску волос, но выглядели пряди настоящими. Голубые так вообще сверкали, переливаясь на солнце, но это я рассмотрела еще до того, как темно стало.
        - Уважаемые, а не подскажете ли вы, кто из вас ненаследный принц? - обратилась я ко всем сразу, но смотрела исключительно на тех двоих, что сверкали на меня своими злыми зелеными глазюками.
        И вот как только я произнесла свой вопрос, тот, что выглядел постарше, живенько задвинул себе за спину младшего. Ну да, тут и логически думать не надо. И так все ясно.
        Если есть ненаследный принц, значит, в наличии имеется и наследный, а из похожих между собой мужиков тут только эти двое.
        - Я ненаследный принц Партарштара, - отозвался старшенький, принимая огонь на себя.
        Сделал он это вот просто с массой недовольства и во взгляде, и в голосе, и даже вся его поза выражала то же самое.
        А все-таки красивы драконы. Хорошо сложены. Ну, за исключением некоторых миниатюрных крылатых, но там и возраст уже. Может, он в молодости ого-го какой был!
        - Как ты посмела, ведьма, появиться на наших землях? - проговорил принц грозно и требовательно, напрочь игнорируя мою диадему.
        - Молча. И по воздуху, - шмыгнув носом, ответила я чистую правду. - Принцессу вызывали? Получите, распишитесь.
        Когда я полезла рукой в корсет, драконы на первой линии нервно задергались, а те, что стояли во второй, наблюдали за моими действиями с живейшим интересом. Но я всех разочаровала. Достав документы, передала своеобразный паспорт в руки стражникам, а они в свою очередь передали дальше.
        Принц, и во что больше верится - наследный, внимательно изучал бумажку с подписями, печатями и магическим оттиском, пока другие все так же не оставляли попыток меня сжечь.
        - Да прекратите вы огнем пуляться! - рявкнула я, топнув ногой. - И так темно, хоть глаз выколи!
        Вы думаете, меня послушались? Да как бы не так. Прицельный огонь по мне прекратился только после отрывистого приказа принца, который очень долго и очень вдумчиво рассматривал документ. Я за это время уже даже успела немного замерзнуть, а потому стояла, растирая плечи.
        Как-то резко у них тут температуры скачут. Хоть бы плащ кто предложил!
        - Иди во дворец, - приказал старшенький младшенькому и только после его тактического отступления спиной вперед распустил стражу и других любопытных. - Быстро занять свои посты!
        Осмотрев меня с ног головы так, будто собирался вот прямо сейчас препарировать, он задал самый идиотский на свете вопрос:
        - Ты ведьма?
        - Мы с вами еще на брудершафт не пили, - заметила я холодно. - Будьте любезны, обращайтесь ко мне, пожалуйста, так, как это положено.
        - Вы ведьма? - повторил он с нажимом.
        - Да бросьте, какая из меня ведьма? - усмехнулась я, игриво приподнимая бровь. - Я просто женщина. Просто очень уставшая, голодная и злая женщина.
        - Она ведьма! - заорал откуда-то сверху посол, но был прицельно сбит камнем, который из мостовой выковырял Леотард.
        Нет, мы с котом точно нигде не пропадем.
        - Придется вам еще немного побыть злой. Мы вас ждали только через неделю, Ваше Высочество. Ваши покои к вашему приезду не готовы.
        - Не беда, я и на корабле переночевать могу.
        - О, не-е-ет, - протянул он с каким-то странным предвкушением. - Вам положено находиться во дворце. Ну ничего, на эту ночь мы вам покои обязательно найдем. Только, к сожалению, и голодной вам тоже побыть придется. Ужин у нас уже завершился.
        - Как жаль, что вы пропустили его вместе со мной, - парировала я. - Так куда идти?
        - Эйринст, проводи Ее Высочество на пятый этаж башни.
        - Ага, - закивала я. - И сундуки мои захватите.
        Я совсем была не удивлена тем, что у меня ничего не спросили в стиле: “А где Элинсия?” Правда, “Я за нее!” - так и подмывало произнести, но не посчастливилось. Судя по взглядам, которые бросал наследный принц драконов на летающего посла, кого-то ждет не только допрос с пристрастием, но и пытки. И как же хорошо, что это не я.
        Подмигнув напоследок принцу, я уже порадовалась тому, что он меня не узнал, и ступила на лестницу, окликая Леотарда. И вот тут-то и прозвучало то самое страшное, что вообще в этой ситуации крылато-хвостатый мог произнести.
        - Это вы! - воскликнул он обвинительно.
        - Это я, - невозмутимо согласилась я, даже не оборачиваясь.
        - Нет! Это вы! - повысил он голос, будто любопытным от этого стало что-то яснее.
        - Да мы это, мы, - подтвердил Лео, запрыгивая ко мне на руки у самого арочного проема. Эти арочные проемы формировали подобие веранды. - А в котором часу у вас завтрак?
        - Базиль, за мной! - рявкнул драконище и пронесся мимо нас так, что я чудом на ногах устояла.
        Ишь, какой прыткий! Ну ничего, на каждый энерджайзер найдется свой волк в остроконечной шляпе.
        Стражник, провожающий меня по какой-то черной пыльной лестнице, подозрительно косился на нас с Лео всю дорогу. В какой-то момент я даже переживать начала, что он себе шею вывернет, но, слава богу, лестница была спиралевидной, а я старалась не дышать парню в затылок, переживая за уровень его впечатлительности.
        Правда, уже в самом конце, когда он бухнул тяжелые сундуки на пол перед старой деревянной дверью, поднимая клубы пыли, я все-таки не удержалась:
        - Бу! - произнесла я не то чтобы громко, но эффект превзошел все мои ожидания.
        Так быстро от меня мужики еще ни разу не убегали!
        Кончиком пальца толкнув старую дверь, я даже не испугалась, когда она упала на пол плашмя. Нет, я, конечно, не ожидала радушного приема, но чтобы у драконов настолько все плохо было с финансами и дружелюбием...
        В комнатке два на три, которую запросто можно было назвать кладовкой и ни разу не ошибиться, сиротливо стояли деревянный стул с надломленной ножкой и односпальная кровать, видавшая виды. Через маленькое окошечко, в которое разве что только голова моя пролезет, в комнату падал свет от ночных огней, что горели высоко в небе, венчая подобие фонарных столбов.
        К постельным тряпочкам я даже подходить боялась. Они выглядели серыми и старыми настолько, что могли рассыпаться в прах от одного моего взгляда. Я прямо-таки пожалела, что отправила обратно приданое Элинсии. Вот бы где мне сейчас пригодился комплект постельного белья. И подушка. И матрас.
        На стуле сиротливо пригнездился одинарный подсвечник с огарком свечи. Под кроватью нашелся ночной горшок. Его содержимое я бы с удовольствием сейчас вылила кому-то на голову прямо через окно.
        - Мы уже заключены под стражу или они так хотят заставить нас расторгнуть договор в одностороннем порядке? - заглянул котейка в комнату и тут же чихнул, поднимая новое облако пыли.
        - Думаю, что второе. У них было бы целых две недели, чтобы сделать жизнь принцессы невыносимой, а теперь мы предоставили им три. Ну что же... Кто сказал, что в эту игру должен играть только один?
        Магия лилась из меня как из рога изобилия. Приходилось тщательно продумывать свои желания, чтобы не произошло как с тем плащом и едой. На это уходило совсем немного времени, а потому вскоре мы получили просторные комнаты, размер которых изменился только внутри, но не снаружи.
        Кот пытался мне объяснить, что такое пространственная магия. Ее использовали для создания порталов и увеличения и уменьшения квадратуры помещений, но, махнув на его объяснения рукой, я справилась по старинке.
        В конце концов, чтобы научиться правильному колдовству, у меня впереди еще целая жизнь.
        Расширив размеры этой кладовки, мы принялись за очищение, а после - за мебель и маленькие мелочи, необходимые в быту. Так у меня появилась приемная - она же гостиная и столовая, спальня и нормальный санузел.
        Честно говоря, я бы, наверное, даже ноутбук смогла наколдовать, а к нему миллиард запасных батарей и дисков с фильмами и сериалами, но от привычной электроники за этот небольшой срок уже отвыкла. Да и имелось у меня развлечение похлеще. “Как встретиться с драконом и не умереть - пособие для аристократов” не было прочитано мною даже на десятую часть.
        Разобравшись с элементарным, мы по воздуху перенесли сундуки в мою новую спальню. Свет, исходящий от свечей, создавал приятную атмосферу, а в воздухе и вовсе пахло фруктами, которые кот уже уплетал. В узелке, который он честно отвоевал, нашлось столько еды, что мы запросто могли бы на драконьем нулевом пайке прожить как минимум неделю. Только пришлось колдовать шкаф для хранения всего этого богатства.
        Наевшись до отвала, я повесила свою одежду в шкаф и отправилась мыться. Было невообразимо приятно наконец-то провести минуты релакса в одиночестве, а не под постоянное жужжание служанок или фрейлин. Когда я вернулась в спальню, кот уже дрых, подняв кверху все четыре лапы, а к нам, как ни странно, никто не ломился с криками: “Ты же замужем!” или “Сжечь ведьму!”
        В общем, путешествие удалось. Но не ночь.
        Страшный драконий рев раздавался на всю округу еще несколько часов. Стены моей башни тряслись так, что я ненароком подумывала даже эвакуироваться через окно. Казалось, что не только башня, но и все строение вот-вот рухнет. Определенно где-то там внизу кого-то убивали и, если придерживаться логики, жертвой стал посол.
        Собственно, именно Базиль и ворвался ко мне утром, разбивая своей тушкой новенькое окно. И вот как ворвался, так и замер на месте, а потому не успел среагировать, когда в него прицельно полетела подушка. Получив по макушке, он шлепнулся на пол и превратился в человека.
        - Вы чего творите?! - запел он песни о главном, да так громко, что мне и вторую подушку было не жалко. - Я буду жаловаться султану!
        - Да хоть Людовику Четырнадцатому! - перевернулась я на другой бок, но минутой позже все-таки открыла один глаз, когда поняла, что тишина вокруг какая-то неестественная.
        Бедный несчастный посол стоял в центре моей новой спальни с открытым ртом и тер глаза, видимо никак не веря в то, что видит вокруг. Подложив руку под голову, я наблюдала за ним с усмешкой. Съели, узурпаторы?
        - Вы чего приперлись-то ни свет ни заря?
        - Вы в живых остаться хотите? - заинтриговал меня Базиль, потирая шею, по которой всю ночь получал. Не дождавшись от меня ответа, он торопливо продолжил: - Вам срочно нужно вернуться обратно к своим и тем самым расторгнуть договор.
        - А хлебушек вам маслом не намазать?
        - Ну я же серьезно! Если вы не покинете сегодня Партарштар, в полдень вас лишат вашей силы и сожгут на костре.
        - Это с какого бы лешего?
        Наш разговор становился все интереснее.
        - Нахождение ведьм на территории Партарштара строжайше запрещено. Наказание за нарушение - лишение дара и смертная казнь.
        - Что? - поинтересовалась я участливо, отбрасывая одеяло. Посол срочно отвернулся от меня, чтобы не видеть мою пижамку с кровожадными зайчиками-вампирами. - Так припекло его, да? А давайте-ка порассуждаем вместе. Если ваш султан попробует меня сжечь, не говоря уже о лишении силы, нарушителями договора станете именно вы. В этом случае не видать вам половины земель, но половина вас и не устраивает, правда? Ваш правитель и его сыновья хотят получить все, так что в любом случае полетят воевать. Но знаете, есть два очень важных момента. Один важен для вас, а второй для меня.
        Я сделала драматическую паузу, чтобы сначала все обдумать. На язык так и просились ругательства, потому что подставили меня осознанно по первое число. Да, я сама предложила свою кандидатуру, но Игира не могла не знать, что ведьм здесь сжигают. Вот и как ее после этого назвать? И она надеялась, что, убив меня, драконы не пойдут на них войной?
        - Первое - мои драгоценные родители прекрасно осведомлены о вашем маленьком интересном законе. Второе - я не ведьма и ведьмой никогда не была. Но, как я уже сказала, существует и третье - то, что важно для ваших правителей. Их не интересуют все эти незначительные мелочи. Впрочем, как и меня. И пока я готовлюсь превращать ваш город в прах, развлеките меня историей о том, почему здесь так сильно не любят ведьм.
        - А это обязательно? - робко уточнил посол, явно намереваясь смыться.
        - Вы когда-нибудь мечтали стать жабой?
        Пока я умывалась, переодевалась и завтракала на пару с Лео, Базиль поведал мне такое, отчего я, честно говоря, тихонечко взвыла. В те времена, когда даже король с королевой еще не родились, жила одна темная ведьма. Самая сильная ведьма в своем роду.
        Влюбившись в чешуйчатообразного и не получив взаимности, она прокляла всех драконов. Именно с тех пор принято считать, что ведьмы отказались от любви, встречаясь с мужчинами только для продолжения ведьмовского рода.
        Со временем ведьмы перестали блюсти эту традицию, но проклятие так и не исчезло. Обиженная темная предсказала, что с каждым годом этих существ будет рождаться все меньше, но жить при этом они будут долго, чтобы увидеть, как медленно погибает их племя. Сотни тысяч драконов превратились сначала в десятки, потом в тысячи, а теперь их насчитывалось чуть больше сотни.
        Согласно условиям проклятия, расколдовать эту расу могла только любовь. Настоящая любовь дракона к ведьме. И окончательно погубить могла тоже любовь. Любовь, способная сворачивать горы и лишать крыльев. Любовь, цена которой - жизнь.
        - Именно поэтому нам нужны новые земли. Веками мы пытались снять проклятие, но пришли к выводу, что проклято именно место, в котором мы живем. Продавать нам земли никто не захотел.
        - А ваша, прошу прощения за бестактность, миниатюрность?
        Поджав губы, дракон отхлебнул еще чаю и все равно остался недоволен:
        - Драконы вырождаются по разным причинам, и моя миниатюрность, как вы выразились, одна из них. Но мне еще повезло, у меня хотя бы есть крылья. Некоторым из нас даже крылья не даны.
        - А у ведьм помощи вы просить не пробовали?
        - Никогда! - заорал вдруг этот индивид, грохнув кружкой о стол. - Никогда мы не свяжемся с ведьмами! Все они - порождение зла!
        - Увы, - вздохнула я уныло, понимая, что альтруизм во мне все-таки нашел свое законное место, - вынуждена согласиться. Идите к своим правителям и передайте, что если через час мы не соберемся за столом переговоров, то я превращу весь город в пепел. И начну сразу с дворца.
        - Вы сумасшедшая! - воскликнул Базиль, но на меня смотрел не без уважения.
        - Я знаю. Это все люки.
        - Какие люки? - не понял меня посол.
        - Открытые.
        Ровно через час я заперла Лео в своей башне, чтобы никто, не дай бог, не попытался меня им шантажировать, и спустилась на улицу, где меня уже встречали с распростертыми объятиями. Я даже не сопротивлялась, когда меня скрутили, чтобы старший принц имел возможность приложить ко мне светящийся красный кристалл величиной с ладонь. Видимо, высасывающий магию.
        Улыбка на моем лице была просто запредельной, а вот они были хмурые - все как один. Когда кристалл погас, меня, связанную, понесли на площадь - видимо, центральную. Лично я любовалась солнышком, пока полуголые стражники скандировали: “Сжечь ведьму!” Притащив меня к деревянному постаменту метр на метр, товарищи, не отходя от кассы, привязали мое бренное тело к столбу.
        - Мы все равно отберем твое королевство, ведьма! - прошипел, брызжа слюной, толстенький дракон с шикарной короной на голове.
        - И мне с вами приятно познакомиться, многоуважаемый султан, - радостно кивнула я. От старшего принца донеслось тихое: “Я же говорил, что она умом тронутая”. - Смотрите, как умею.
        Первое желание освободило меня полностью. Я сделала всего лишь шаг, а стражники уже шарахнулись к своему правителю и его старшему сыну, закрывая их в буквальном смысле своей грудью.
        Моя улыбка стала ослепительной, когда они попытались атаковать меня огнем. Ливень рухнул на землю, да такой, что за этой стеной не было видно даже собственного носа. Но это им. Я же стояла в сухом кружке, думая над тем, сколько минут им нужно для того, чтобы охладиться.
        Мысленно отмерив пять, дождик я выключила, но все вокруг уже превратилось в болото, в котором болтыхались и стражники, и любопытные. Причем в разных ипостасях.
        Видно, пытались взлететь, но их прибило обратно к земле.
        - Итак, теперь, когда вы остыли, а я продемонстрировала вам свою силу, повторяю для непонятливых. Я - не ведьма. Я гораздо хуже и нападать вам на чужие земли не дам. Варианта у вас существует только два. Первый - я к демонам сношу весь ваш город. Всегда хотела посмотреть на извержение вулкана. И второе - мы с вами садимся за стол переговоров и я пытаюсь снять с ваших тушек проклятие. Выбирать вам, но считаю я до трех. Раз...
        Я видела по их лицам и мордам, что они мне не верили. Мокрые, по колено в воде, они все еще поражались моей наглости и моей силе, но именно в эти секунды до них должно было дойти, что мое предложение для них - маленький шанс на спасение, но все равно шанс.
        Почему маленький? Да потому что неизвестно, получится ли у меня снять проклятие.
        В тот момент, когда я уже собиралась сказать “два”, над городом грянул гром. И это точно было не моих рук дело. Вскинув голову, как и все остальные, я захотела протереть глаза, как посол совсем недавно. Нам всем отлично было видно, как в небе летели сотни ведьм, а впереди них - огромный антрацитово-черный дракон.
        - Это к вам? - спросил у меня Его Величество, все еще находясь в некотором шоке.
        - Точно не ко мне, - разбила я все его надежды. - Может, к принцу?
        Мы с королем одновременно взглянули на старшего принца, который стоял, сложив руки на груди, и тоже всматривался в гостей. И вот по морде сразу было видно, что гости ему не нравились.
        - И не ко мне. Это не наш дракон, - ответил Его Высочество или как их тут величают. -Он полукровка.
        - А это вы с чего взяли? - полюбопытствовала я.
        - У него четыре пальца на лапах. У нас зрение получше вашего будет. Вот идиот.
        - А обзываетесь почему?
        На меня посмотрели как на очень надоедливую муху. Наверное, если бы не мое предложение, меня бы прямо сейчас замуровали в камень, но принц все же соизволил ответить:
        - Потому что полукровки могут превратиться всего один раз в жизни и обратного пути для них нет. Теперь он дракон навсегда.
        - А как вы определили, что это он?
        Этот вопрос принц все же проигнорировал, а король и вовсе поперхнулся. Ну я же с исследовательской целью! Вдруг когда-нибудь понадобится отличить самку от самца. Надо же знать, как определять!
        Сделав круг почета над нами, ведьмы под предводительством дракона начали снижаться. Когда огромная туша приземлилась в нескольких шагах от меня, забрызгав нас всех водой, мне вдруг показались смутно знакомыми эти голубые глаза.
        - Р-р-р-ра-а-а-а-а! - пророкотал драконище, в один прыжок схватив меня лапой.
        - Ральгон, если это ты, то... - кипела я от злости, подозревая худшее. - То я тебя на чешуйки разберу! Уважаемые ведьмы, это принц?
        - Принц, принц, - вышла вперед Селена, усмехаясь. - Помощь нужна?
        - От Ральгона? - предположила я.
        - От драконов.
        - Да как вам сказать. Мы тут уже сами почти разобрались. Да, многоуважаемый султан?
        - Селена! - проорал мой кот, вынуждая меня неловко обернуться в чужой лапе. Младший сын султана нес на руках Леотарда, почесывая ему рыжее пузо. - Я взял принца в заложники!
        - Кто-нибудь, стукните его по голове, - попросила я тихо-тихо.
        - Кого? - хором поинтересовались все и сразу, и даже дракон что-то такое прорычал.
        - Да обоих, - покосилась я на кота, а потом на полукровку. - Пойдемте, что ли, хоть чаю попьем?
        Ситуация казалась патовой. По словам ведьм, Ральгон прилетел испепелять здесь все подчистую, а их взял в качестве своего войска, чтобы они спасли свою соплеменницу, то есть меня. Верховная отправила девушек без разговоров, а сам наследный принц обернулся в дракона, будучи прекрасно осведомленным о том, что назад для него пути не будет.
        Собственно, в этом и состоял его план победы над драконами. Зачем бояться драконов, когда королевство защищает свой?
        Как я его раньше обзывала? Забудьте. Он альтруист. Самый альтруистный альтруист на всю голову, чтоб ему и дальше весело жилось.
        За длинным столом все молчали. Напряженная тишина витала в воздухе, но никто не пытался ничего поменять. Потому что грустная я сидела на драконьей ладошке и громко звякала ложкой о стенки кружки, помешивая остывший чай. А думала я вот над чем:
        - И кто в роду магов отметился из хвостатых?
        Ответил мне, как ни странно, Лео. В отличие от остальных, он моего буйного характера уже не опасался.
        - Так покойная королева. А я тебе разве не говорил? Ой, там такая любовь была... Отец ее забрать пытался, но она ни в какую. Полюбила мага, и все - свет клином на нем сошелся.
        А ведь все знают, что от магов у драконов при смешении магии только полукровки рождаются. Вот отец ее и лютовал. Половину дворца снес, но потом его отстроили заново.
        - Ничего такого ты мне не говорил, - припечатала я, грустненько вздохнув. - Давай, чешуйчатый, спускай меня на пол. Будем из тебя человека делать.
        Дракон, согнувшийся даже в просторном зале буквой зю, почему-то, в отличие от остальных, поверил мне сразу. Спустив меня на пол рядом с остатками стены, которую сломал своей тушей, чтобы сюда пролезть, он порычал для порядка на всех вокруг и замер.
        Плохо, что говорить не умел, я бы его тогда назад не превращала, но скандалить хочется так, чтобы мне хотя бы имели возможность ответить. Если, конечно, получится вставить хоть слово.
        Пожелав от души этому гаду долгой и счастливой жизни в своей человеческой ипостаси, я смотрела на результат магии своей и прекрасно слышала пораженные вздохи за спиной. Но они меня не волновали. Как любая женщина, я знала, что на скандал сначала нужно настроиться. И только я открыла рот, глядя в эти наглые голубые глаза, как...
        - У всех нас есть свои секреты. Не так ли, Галлия? - произнес он загадочно, усаживая меня за стол и вставая рядом. - Вот скажи мне, как ведьма, проучившаяся в ведьмовской школе одиннадцать лет, может не знать, где находится эта самая ведьмовская школа? Да и вообще не знать элементарных вещей?
        - Да не ведьма она! - грянули хором драконы, радуя меня своим единодушием.
        А вот я потупила взгляд и промолчала. Назло. Потому что есть такие секреты, которые нельз...
        Взяв пальцами за подбородок, Ральгон заставил меня вскинуть голову. Яростный, сносящий все преграды поцелуй обрушился на мои губы, позволяя всему тому, что было спрятано глубоко-глубоко в моей душе, проснуться от недолгого сна.
        Ярче всего с победными улыбками пылали вера, надежда и любовь. Эти вертихвостки точно знали, что фура с принцами на белых конях на нашей улице уже перевернулась.
        - Любовь, цена которой - жизнь, - шепотом произнес султан, заставляя принца все-таки оторваться от моих губ.
        Не знаю, что именно он хотел спросить у повелителя, но неожиданно для всех нас все драконы в своих человеческих ипостасях взмыли вверх, к потолку. Вокруг них появились черные пузыри, словно из непроницаемой пленки, которые лопнули в то же мгновение со страшным грохотом.
        - А вот и проклятие снято. Все, как мама говорила, - хихикнула Селена, обращаясь к другим ведьмочкам, а после и к попадавшим вниз драконам: - А вы: “Не ведьма, не ведьма!” Еще какая ведьма. Такая, какую веками не забудут. Следующая Верховная, вобравшая в себя силы всех когда-то живших на свете ведьм. Ведьма, призванная к нам самой магией.
        Эпилог
        - Ну позязя! Ну позязя! - не отставал от меня маленький дракончик, летая вслед за мной по королевскому парку.
        - Сказала, не буду! Сколько можно уже? Я вам что? Личный маг на побегушках? -ругалась я, собирая цветочки.
        Черные розы, разросшиеся колючками и специально посаженые, чтобы отгонять особо наглых драконов, этих самых чешуйчатых нисколько не волновали. Они над ними летали!
        - Ну пожалуйста! - прогрохотало у меня над ухом от особи в несколько раз крупнее.
        Этих особей тут собрался целый парк, как, впрочем, и вчера, и позавчера, и вообще каждый день с тех пор, как я вернулась обратно в столицу магов.
        Вот кто меня просил превращать Ральгона обратно в человека на их глазах? Да меня это паломничество уже достало. С самого утра и до самого вечера тут в засаде сидят, выжидают, пока я выйду в парк. А особо прыткие еще и когтями в окошки скребутся.
        Мол, ты скоро там, ведьма? Давай скорее завтракай. Мы ночью налетались, нам спать пора.
        И ведь не останавливал их ни платный выход за ворота, ни колючий сорняк, пересаженный из парка Селены и Жозефа, ни Ральгон собственной персоной. Он их тут так гонял, что за столицу страшно становилось, но наглость - второе счастье: прилетят и опять в засаде сидят, за кустами прячутся, будто их не видно.
        - Ну позязя! - пискнул мне на ухо драконенок.
        Знали, гады, кого посылать! Вот как можно отказать ребенку?
        Тяжело вздохнув, я закатила глаза, поругалась мысленно на доставучих драконов и одним желанием превратила их обратно в людей. Пожалуй, это был мой самый любимый момент каждый день, потому что колючки никуда не делись, а летать крылатые в своих человеческих ипостасях просто не умели. Из всех драконов везло только детям - их я еще в воздухе на дорожку перемещала, остальным же приходилось выколупывать колючки из за... из разных интересных мест.
        Причем делали они это так интересно. Ругались сквозь зубы, выколупывали и одновременно благодарили меня.
        - На воротах заплатить не забудьте. Казна сама себя не наполнит, а мы за ваш счет налоги недавно понизили. Процветаем.
        - Ты уже все? - раздалось у меня за спиной, а мне на живот легли теплые ладошки, мигом нащупавшие самое интересное.
        И вот скажите мне, почему младенцы так сильно пинаются? Разгадать эту загадку я поручила своим фрейлинам, и теперь они с утра до ночи сидели в королевской библиотеке, изучая все, что можно найти про детей. Правда, отослала я их с целью, чтобы в покое оставили, но значимости вопроса это не меняло.
        Был, конечно, в ответах один вариант, но не особо реалистичный. Селена сказала, что это ведьмочка летать учится, но что тогда насчет других детей? В общем, эту тайну, покрытую мраком, до сих пор никто не разгадал. Во дворце все спорили друг с другом, а мы с Ральгоном спорили, кто родится. Он настаивал на полукровке-драконе - все-таки он больше маг, чем дракон, а я на том, что будет ведьма, потому что силы у меня больше. Так и жили вот уже девять месяцев.
        В разных покоях.
        - На сегодня все. Как думаешь, если я завтра еще и грабли здесь разложу, их проймет?
        - Думаю, не проймет. Летать в небе, как остальные драконы, - для полукровок это счастье, понимаешь? Вот ты же летаешь на своем корабле.
        - А ты чего, собственно, хотел? - нахмурилась я, уже начиная что-то подозревать.
        - Пойдем со мной - и узнаешь, - загадочно улыбнулся этот хитрец. Загадочно и довольно.
        - Опять свадьбу устроил? - возмутилась я. - Нет, я лучше погуляю.
        - Га-а-аллия, - протянул Ральгон соблазняюще.
        - Не по... О! О-о-о-о! - выдохнула я, ощутив что-то... - А-а-а-а!
        - Что такое?! - всполошился мужчина, придерживая меня.
        - Рожа-а-а-аю-ю-ю!
        На руки меня схватили тотчас. Слуги оперативно открывали перед нами двери, однако в холле меня ждал очередной сюрприз. Толпа гостей, магические искры, украшенный зал и алтарь, возвышающийся над всем этим цветочным безобразием. Чтобы вы понимали, нечто подобное Ральгон устраивал каждую неделю, не теряя попыток затащить меня под венец.
        Но мы, ведьмы, народ гордый и обидчивый, так что я неизменно отказывалась. Поначалу действительно была обижена на мужчину за то, что не поделился со мной своими планами, оттолкнул и вообще строил из себя непонятно кого, тогда как вместе мы могли бы легко решить все проблемы, но потом обида просто забылась. Ральгон же по той же причине обижался на меня всего неделю - на большее его не хватило.
        Нет, ругался, конечно, что поперлась одна, дурой называл, запрещал жертвовать собой и вообще грозился запереть под замок, чтобы ничего подобного я никогда в жизни больше не устроила, но потом стало известно о том, что мы с ним в интересном положении. Вот тогда мне и в любви признавались, и серенады вместе с оркестром под окном пели, и цветы с подарками с утра до вечера носили, и даже стихи писали пару раз по настоянию сестрицы.
        Кстати, именно Элинсия стала причиной того, что Ральгон вместе с ведьмами появился так быстро. Изначально он вообще планировал лететь на разборки один, в то время как Элинсию должны были перехватить королевские гвардейцы еще в пути в пустыне, но...
        Сестрица написала брату трогательное письмо из своего комфортного временного заточения, в котором сдала всех и еще и мои слова процитировала про то, что нам двоим в этом королевстве не место. Ральгон-то думал, что я в академии. Буду себе жить спокойно, жизнь проживать, пока он свою в качестве дракона будет губить.
        А тут пердимонокль!
        Я и вместо Элинсии отправилась - туда, где ведьм сжигают на костре, - и гвардейцы меня так и не перехватили. Тут-то он и сорвался на помощь вызволять безголовую ведьму, а заодно и драконам накостылять. А поздно: им уже я накостыляла, а после и другие добавили.
        И нет, мы с Ральгоном их не трогали - свои отношения выясняли. Ведьмам до драконов тоже дела не было - слишком высокомерные чешуйчатые, чтобы с ними дружбу водить. А вот король и королева своей выгоды не упустили.
        Когда они узнали о том, как обстоят текущие дела, условия договора решили соблюсти. Причем драконы от всего открещивались, но Игира пригрозила им мной, и Элинсия отправилась к будущему жениху. Сам жених этому нисколько не был рад - что взять с мальчишки, которому только сто восемьдесят исполнилось? Ребенок же еще совсем! Собственно, это и стало проблемой. Для драконов.
        Тесть и теща посидели, подумали, порешали да и сложили свои короны, полностью передав всю власть Ральгону. Коронация, кстати, была роскошная. Лично мы с котом весь вечер ели, не отходя от стола. Мне по статусу пузатому положено, ему - как фамильяру, но сейчас не о том.
        Так вот сложили они свои полномочия, чтобы оказаться от меня да от разгневанного сына подальше, и отправились в свои бывшие земли воспитывать поженившихся дитяток и драконов заодно. Они их и как дома правильно строить учили, и как народом управлять, и как скот держать, и каким дворец делать, и вообще везде свои носы засунули, включая гаремы.
        Нет теперь у драконов гаремов. И сил больше нет терпеть этот произвол, потому и улетают они как можно дальше, и желательно надолго, а потом возвращаются отсыпаться. Честно говоря, мне их даже немного жалко, но себя жальче. Таких свекра и свекровь я предпочитаю держать подальше от нашего дворца и поближе к Элинсии. Ее точно еще воспитывать и воспитывать.
        Что касается моего попаданства, то доподлинно все выяснить, увы, не удалось. Когда я встретилась с верховной ведьмой, желая задать ей парочку вопросов, женщина сказала, что именно так и было предначертано. Мол, раз в тысячу лет приходит в этот мир иная, что способна собрать в себя всю силу давно почивших ведьм. Так происходит обновление ведьмовского рода, которому суждено дальше нести бремя власти.
        В общем, от того, чтобы занять пост верховной ведьмы, Селена удачно избавилась, а мне эта плюшка прилетела по самое не могу. Кто бы у меня спросил, хочу я быть верховной ведьмой? Но с магией не поспоришь, а иначе что-нибудь плохое может случиться. Например, темная ведьма влюбится в эльфа - и хана светлым ушастым, а нам такого не надо! Нам еще драконью популяцию поднимать!
        - Ты станешь моей женой? - держал меня за руку Ральгон, пока я технично ломала ему пальцы от боли, которую испытывала.
        - Нет!
        - Ты станешь моей женой? - не отставал этот прохиндей, прямо как драконы.
        - Не-е-е-е-ет!!! - кричала я, молясь всем богам, чтобы все уже поскорее закончилось. -Ведьма не может стать королевой магов!
        - Я отменил этот закон. - коварно заметил мужчина. - Ты станешь моей женой?
        - А-а-а-а-а-а-а! - заголосила я в последний раз.
        - Да! Она сказала: да! Вы все - свидетели! Объявляйте нас мужем и женой, - приказал он седовласому магу, пока я приходила в себя сразу от двух важных событий в своей жизни.
        Вязь золотого браслета появилась на моем запястье, оплетая его двумя изогнутыми лентами, едва значимые слова слетели с губ торопившегося мага, что стоял за ширмой. Никого другого в нашу спальню больше не пустили. Я бы и его не пустила, но хитрый король подгадал самый правильный момент, чтобы я согласилась на любые его предложения.
        - А вот и прекрасная девочка. Поздравляю вас, Ваше Величество. В вашем роду родилась новая ведьма, - передала Верховная в руки Ральгона крошечный сверток, а я таки поняла, что справедливость все-таки существует.
        Или нет?
        - О-о-о-о... А-а-а-а-а-а! - закричала я пораженно.
        - А вот и второй смельчак подоспел. Все верно, крошка, девушкам нужно уступать, но этому тебя уже папа с мамой научат. Они тебя вообще многому научат. Например, как в дракона обращаться и летать. Будешь потом покорять безграничное небо и...
        - Пожалуйста, только без предсказаний, - попросила я верховную, устало откидываясь на подушки.
        - Да какие там предсказания? Нам и одной ведьмы по призванию хватает раз в тысячу лет. Да, малыш? Нет, пожалуй, к папе на руки не пойдем. Что-то как-то он у нас взбледнул нехорошо. Ну-ка, иди к маме, - передала женщина мне сначала один кричащий сверток, а потом и второй. - Все, теперь можете падать.
        - Куда? - недопонял Ральгон.
        - Как куда? В обморок, конечно. Такое счастье привалило. А сколько счастья они еще принесут.
        Земля, наши дни (Ильгальда)
        - Уй, да чтоб вас всех! - выругался незнакомый мужской голос. - Опять люк сперли, заразы.
        - Кого сперли? - уточнила я, вглядываясь в темноту.
        - Да люк, говорю, опять сперли. Третий раз уже за месяц и... А вы что тут делаете?
        - Сижу, - вздохнула я, осторожно двигаясь на голос.
        Я как раз собиралась пойти дальше по этим странным темным проходам, когда услышала звук удара. Думала, что дракон где-то рядом приземлился, а теперь понимаю, что нет. Драконы в своей второй ипостаси совершенно не так разговаривают.
        - И давно сидите?
        - Не знаю. Хотела вот выход поискать, да вы появились. Ой, не светите так ярко.
        Я прикрылась рукой, ослепленная на мгновение. Портал он, что ли, открывает? Или светляк такой яркий зажег? Ну точно маг, только они так экстравагантно одеваются. Правда, не все, но некоторые точно. Модники, чтоб их драконы пожрали.
        - Я вас осмотреть пытаюсь. У вас голова разбита.
        - Вы целитель? - спросила я с надеждой. Голова действительно болела.
        - Я не слепой. Что вижу, то и говорю. А вообще, я оператором пресса на заводе работаю.
        - Ничего не поняла. - смущенно призналась я. - Чем вы занимаетесь?
        - Железо прессую в кубы, - ответили мне озадаченно.
        - А-а-а! Так вы кузнец! А я ведьма. Ильгальда меня зовут, - протянула я руку для рукопожатия.
        - На таро, что ли, гадаешь? - с сомнением в голосе, но мне все же пожали пальцы. Правда, самые кончики.
        - Нет, я вообще не гадаю. Я журналисткой работаю в «Королевском Вестнике». Вот на прошлой неделе у уважаемого василиска интервью брала, а в том месяце про рудники гномов писала.
        - Эко ж тебя головой-то приложило! Ну-ка, давай-ка выбираться отсюда. На-ка пока мой платок себе к голове приложи.
        Дав мне тряпицу, мужчина перевернул свой светящийся прямоугольник, что-то поковырял в нем пальцем и приложил его к уху. Явно же артефакт!
        - Але, Михалыч? Вызывай команду спасения. Мы тут с девушкой в открытый люк свалились. С какой девушкой? С веселой. И с красивой. Да не ударился я головой, это она ударилась. - проговорил он весело и после паузы добавил, глядя на меня: - А может, и женюсь, кто знает?
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к