Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.
Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Коуст Дора / Все Мы Немного Ведьмы: " №03 Ведьма По Профессии " - читать онлайн

Сохранить .
Ведьма по профессии Дора Коуст
        Все мы немного ведьмы #3
        Правила выживания для профессиональной обманщицы:
        Никогда не приезжайте в заброшенный домик на окраине! Даже если он перешел к вам по наследству от бабушки вместе с наглым котом, которого надо кормить.
        Никогда не утверждайте, что вы потомственная ведьма в десятом поколении! Даже если к вам в дом ввалился красавец, представляющийся ректором академии.
        И уж точно не стоит соглашаться стать преподавателем в его учебном заведении! Даже если вам грозят смертной казнью и не снимаемым проклятием неудачи.
        Что? Вы уже согласились? Тогда на вас откроют охоту не только студенты, но и те, у кого ваша бабушка что-то бессовестно стырила. Но разве это может вас напугать? Ведьма по профессии видела и не такое, а вот их всех жалко. Они с вами познакомятся впервые, а кое-кто даже умудрится влюбиться.
        В тексте есть: любовь и приключения, властный кот, неунывающая героиня
        Дора Коуст. Ведьма по профессии
        Глава 1: Ведьма по профессии
        - Вы ведьма вообще или кто? - возмущалась блондинка, постукивая по моему столу своими шестисантиметровыми леопардовыми ногтями. Лично я в этот момент задавалась вопросом, как с этими ногтями в принципе можно жить. Ни в носу поковыряться, ни пуговицы застегнуть, ни в туалет, простите, полноценно сходить. - Вы слышали, что я сказала? Я хочу, чтобы он бросил свою страшную жену и женился на мне! Это что, трудно?
        - Но вы же его совсем не любите, - откровенно недоумевала я, по инерции продолжая водить ладонью по стеклянному светящемуся шару, купленному на барахолке в качестве радиоприемника с подсветкой.
        Радио он, кстати, вообще не ловил, но зато потусторонние звуки, исходящие из него время от времени, впечатляли всех моих клиентов до сердечного приступа, добавляя мне как ведьме сразу сто баллов из ста.
        - Да какая вам разница?! - вспылила блондинка, хлопнув своими когтями по столешнице. - Он богат, не очень противный, и вообще… Что я тут перед вами отчитываюсь? Вы делать что-нибудь будете?
        - Для работы мне нужна тишина.
        Прикрыв веки, я продолжила водить ладонью по светящемуся голубым потусторонним сиянием шару. Честно говоря, просто успокаивала остатки своих бедных нервов, потому что вот такие пересидевшие в солярии мамзели с огромными ноготками и перекачанными губами приходили ко мне по три раза на дню, дабы с моей помощью захомутать очередного богатого папика. При этом каждый первый из них был женат и имел детей, что совершенно не волновало девушек, не отягощенных моральными принципами.
        Напротив, они искренне не понимали, что меня так удивляет, но и выгнать их я не могла. Четыре тысячи рублей, которые каждая из них платила за прием, к сожалению, на дороге не валялись, поджидая такую хорошую меня.
        А деньги мне были просто необходимы! Долги по квартире, накопившиеся за три года моего отсутствия, сами себя не покроют.
        Я принимала клиентов прямо дома. Обустроив в маленькой комнате настоящее логово ведьмы Лилианы, сама жила в большой, куда по вечерам сбегала отдыхать от ароматов благовоний, которые за день благовоняли так, что голова нестерпимо болела. Но это были единственные ароматы, успешно перебивающие оставленные теткой запахи, поэтому приходилось плакать, материться, но терпеть.
        Эта квартира еще несколько лет назад досталась мне от родителей, но, пока я училась в колледже на учителя начальных классов, здесь попросилась пожить моя тетка - сестра отца. Несмотря на то, что квартиру я собиралась сдавать, чтобы получать пассивный доход, на просьбу родственницы согласилась, потому как идти ей было некуда: дом в деревне сгорел. Однако я выдвинула ей условия, что та будет оплачивать коммуналку и интернет.
        Знала бы моя бедовая голова, чем это обернется.
        Вернувшись в родной городок, я обнаружила огромные долги по квартплате и пустую квартиру в состоянии после бомбежки, с выломанной входной дверью. В маленькой комнате явно случился пожар, после которого остались следы черной копоти на стенах и потолке, а большую, судя по всему, использовали в качестве мусорки.
        Остатки еды, хлама, вещей и газет вперемешку с пустыми бутылками заставили не только задергаться мой глаз, но и прослезиться от сногсшибательных ароматов. Целую неделю я приводила квартиру в более-менее приемлемый вид, выскребая остатки своей заначки на черный день, но от долгов оказалось не так просто избавиться.
        Триста тысяч рублей не свалились мне на голову по взмаху чужой волшебной палочки, а на работу я еще устроиться не успела. Да и если бы успела, обещанные в школе семнадцать тысяч зарплаты на первое время мне нисколько не помогли бы.
        Зато помог случай.
        С Машкой мы не то чтобы были лучшими подругами, но за время учебы однозначно сдружились на фоне того, что обе оказались из одного города. Заехав ко мне на следующий день после возвращения, она увидела всю ту разруху, от которой я пыталась спешно избавиться.
        - Над тобой висит злой рок! - выдала она авторитетно и тут же потащила меня к потомственной ведьме в десятом поколении.
        Привезла она меня в типовую многоэтажку, что стояла на окраине нашего города, вместо нарисованного моей фантазией старого покосившегося домика в лесу. Поднявшись на шестой этаж, мы позвонили в обычный звонок, и дверь нам открыла совершенно обычная девушка лет двадцати пяти. С ведьмой ее роднил разве что черный балахон до пола да темные круги под глазами, которые жирная черная подводка только подчеркивала.
        Пропустив нас в ничем не примечательную квартиру, она толкнула дверь маленькой комнатки. Из дверного проема тут же повалил въедливый запах благовоний, который стал только сильнее, стоило нам занять деревянные стулья с высокими спинками. Нас с доморощенной ведьмой разделял только стол, а остальная часть комнаты была занавешена черной непроницаемой тканью.
        - Вы пришли ко мне, потому что над каждой из вас висит злой рок! - хриплым голосом произнесла ведьма, поводив руками над снежным шаром с фигуркой Микки Мауса внутри.
        - Да-да! - подтвердила Машка, закивав. - Очень злой рок!
        - Я вижу… - протянула девица. - Я вижу…
        - Замуж хочу! - не вытерпела Машка, а я прыснула в кулак, чем заслужила неодобрительные взгляды.
        Просто о том, что Машка хочет замуж, не знал только ленивый. Как, впрочем, и о том, что с парнями ей категорически не везет. И не потому, что судьба у нее такая, а потому, что сама Машка выбирала себе кандидатов, которые в принципе на роль отца семейства не годились.
        Последний ее парень имел розовые волосы, четыре сережки в ухе и раздвоенный язык. Из транспорта у него был только скейтборд, а из личного имущества - тараканы на съемной квартире. Но все это вполне можно было бы пережить, если бы он хотя бы работал. Но нет, работать ему не позволяли личные убеждения, уговаривающие его терроризировать родителей.
        - Да, на тебе венец безбрачия. Чтобы снять его, необходимо провести очень сложный ритуал в полнолуние. Стоит это недешево, - тут же взяла быка за рога ведьма, а Машка только наивно закивала. - А ты… От тебя тоже мужики шарахаются.
        - Еще бы! От меня пахнет, как от мусоропровода, - усмехнулась я, нисколько не веря аферистке.
        Да я бы от себя сама шарахалась. Выветривались ароматы из квартиры очень неохотно.
        - А еще тебе в деньгах не везет, - забросила девушка вторую удочку.
        - Если вы про казино, то оно запрещено законом. А если про работу, то я на нее еще неустроилась.
        - Лиля! - дернула меня Машка, обижаясь на мое веселье.
        - И не устроишься, - неожиданно заявила ведьма. - Тебя прокляли.
        - Чем? Несварением желудка? Так это я вчера чебуреки на вокзале сдуру купила, - честно поделилась я своими злоключениями. - Кстати, не хотите один? Своим запахом он гарантированно избавляет от всех злых духов в округе. Я его просто в холодильник вчера так и не убрала…
        Мне было смешно. С каждой новой фразой, что так и не попала в цель, доморощенная ведьма все больше злилась, а Машка все больше обижалась на мою реакцию. Подруга охотно верила всему тому, что слышала, в то время как мне было ясно как день, что перед нами обыкновенная мошенница.
        В конце концов, не выдержав моих насмешек, ведьма сказала, что кто-то в этой комнате подает негативные импульсы и запечатывает ее энергетическое поле, поэтому сеанс по не зависящим от нее причинам завершен. Естественно, оба взгляда с осуждением скрестились на мне.
        Для снятия венца безбрачия Машка записалась на следующую встречу, отвалив за эту целых четыре тысячи рублей. Увидев деньги, моя жаба дернулась в порыве задушить то ли Машку, то ли ведьму, а уже позже ночью, в попытке отыскать в интернете способ быстро заработать, я подумала: а почему бы и нет?
        В конце концов, в детстве все, о чем я говорила, так или иначе сбывалось, а окружающие удивлялись этому. Да я даже пропавшие предметы с успехом отыскивала! Спрячет папа свою заначку куда-то, а потом вспомнить не может - так я тут как тут. Покручусь в середине комнаты с закрытыми глазами, остановлюсь, например, напротив шкафа, глаза открою, и все. Куда взгляд упал в первую очередь, там и надо искать. Например, на второй полке, где у мамы хрустальная посуда стояла за стеклянной дверцей. Папа туда свои заначки часто прятал, потому что посуду оттуда мама доставала только по праздникам.
        Да что я, не смогу чего-нибудь туманного рассказать, чтобы люди сами себе все додумали? Это же самовнушение чистой воды.
        Решив все для себя, я дала объявление во все возможные социальные сети и газеты. Тем временем подготовила одну из комнат, занавесив ее темно-коричневыми шторками, что пылились на антресолях. Всяких непонятных и странных штук в квартире после тетки осталось много, а пучки с травами и ветками я насобирала прямо на улице, ночью проредив соседскую клумбу.
        А вот на благовония пришлось раскошелиться, но это было то единственное, что я купила кроме светящегося шара. Даже балахон мне достался бесплатно: его я сделала из маминого старого плаща, в котором она ходила в лес по грибы.
        С тех пор, как я выложила объявления, прошло уже две недели. Народ ко мне валил как из рога изобилия, а я старалась им всем помочь в меру своих сил, переворачивая их странные желания с ног на голову, как, например, сейчас.
        - Вижу… - резко открыла я глаза для пущего эффекта, отчего блондинка вздрогнула и закусила длинный ноготь. - Вижу, что ты многое потеряешь, если привяжешь к себе чужого мужа. Вижу, что забеременеешь, как только он разведется с женой, и засядешь дома на долгие годы. За одним ребенком появятся второй и третий. Ты будешь убираться, стирать, готовить, гладить и смотреть за детьми с утра до вечера, пока он будет развлекаться с новыми молоденькими любовницами, потому что ты располнеешь и потеряешь свою красоту.
        Блондинка смотрела на меня с ужасом в глазах, но эта схема уже была отработана, так что ее дальнейшие слова меня нисколько не удивили.
        - Но я так не хочу! Я на такое не соглашалась! - истерично воскликнула она.
        - Молчать! - приказала я грозно. - Но если ты откажешься от него прямо сейчас, в течение месяца познакомишься с мужчиной, которого полюбишь всем сердцем несмотря на его непривлекательность. Он будет любить тебя, носить тебя на руках, и всего в жизни вы добьетесь вместе. И на квартиру, и на машину заработаете. И дачу купите… - расщедрилась я, хотя конкретно ей я бы ничего такого не желала.
        Но, может, еще не все потерянно? Вдруг исправится?
        - Но я не хочу работать. Я слишком красивая, чтобы работать! - с обидой в голосе прослезилась клиентка.
        - Красота - это еще не все. Итак, выбор за тобой. Оплата наличными.
        Получив деньги от впечатлившейся ближайшими перспективами блондинки, я закрыла новенькую дверь. Эта клиентка была на сегодня последней по записи, так что, стянув с головы глубокий капюшон, я с чистой совестью могла отдыхать.
        Если так и дальше пойдет, я вскоре стану самым богатым человеком в городе. За две недели я почти заработала необходимую сумму. Еще немного, и долг по квартире будет полностью выплачен, а я наконец-то перестану вздрагивать, когда ко мне будут стучаться, чтобы отключить электричество. Да и в том, чтобы скрываться от приставов, тоже нет никакой романтики. Они ж ко мне ходят чаще, чем к себе домой!
        Погладив желудок, что вполне себе справедливо бурчал об отсутствии положенных ему обеда и ужина, я уже собиралась пойти на кухню, чтобы побаловать себя чем-нибудь вкусненьким и вредненьким, но в дверь неожиданно позвонили, а мгновением позже настойчиво постучали.
        Что это у нас, приставы во внерабочее время ходить уже начали?
        С подозрением приблизившись к дверному глазку, я всмотрелась в того, кто стоял за надежной преградой. Облик невысокого пожилого мужчины слишком отличался от тех, что принадлежали заглядывающим ко мне приставам. Для них он был слишком откормленным. Пиджак едва-едва сходился на его животе, грозясь в любое время избавиться от пуговиц. Протерев свою лысину белым платочком, он снова потянулся к двери.
        - Кто там? - спросила я голосом галчонка из “Простоквашино”.
        - Добрый вечер, как хорошо, что вы дома! - радостно скороговоркой выдал мужчина, подпрыгнув на месте от нетерпения. - Я нотариус из юридической конторы, в которой ваша бабушка регистрировала завещание. Мне нужно с вами срочно поговорить.
        - У меня нет бабушки, - ответила я изумленно.
        - На данный момент совершенно точно нет, в связи с чем я приношу вам свои соболезнования. Но раньше она очень даже была. Так вы откроете? - заглянул он в глазок, вынуждая меня невольно отпрянуть. - Мне необходимо передать вам бумаги на дом.
        - На какой дом?
        - На тот, что вам завещала бабушка.
        Дверь я открывала не без опаски. Смерив мужчину оценивающим взглядом через образовавшуюся в проеме щель, внутрь я его просто втащила, дабы и дальше не радовать соседей новыми слухами. Бабушки у подъезда до сих пор нарадоваться не могут, что ко мне, по их словам, “мужики и бабы ежедневно шарахаются”. А слух у них - дай боже каждому.
        - Документы где? - потребовала я, коршуном закрыв вид на свою квартирку.
        - Так вот оно все, - всполошился мужчина, спешно доставая бумаги из своего потертого кейса. - Читайте.
        Я не верила своим глазам. Ознакомившись с завещанием, составленным несколько месяцев назад, я никак не могла поверить в то, что грузовики с плюшками иногда переворачиваются и на моей улице. Согласно документам, я получала дом и небольшую территорию вокруг него, но не это было главным, а его месторасположение. Новенький поселок только-только закончили отстраивать где-то совсем рядом с этим местом.
        - Ваш дом стоит в конце одной из улиц нового поселка, - подтвердил мои мысли мужчина, протирая вспотевший лоб платочком, - но к поселку не относится. Вы сможете его выгодно продать…
        И вот у меня к нему был только один вопрос: неужели он не мог прийти раньше? Продав этот дом, я бы точно не стала притворяться ведьмой в десятом поколении. Да мне же наверняка и на ремонт, и на покупку машины теперь денег хватит!
        Мой внешний вид мужчину нисколько не удивил. Потоптавшись на пороге, он явно ждал приглашения зайти в квартиру, но вести его мне было откровенно некуда. На кухне резвыми коняшками бегали жирненькие тараканы, не поддающиеся вонючему дихлофосу и “Машеньке”, в моей комнате жил откровенный бардак, а приемная ведьмы и вовсе не подходила для делового разговора. В общем, стояли мы в узеньком коридоре метр на два, притаптывая старенький коврик.
        - И что я должна сделать? - в который раз взглянула я на бумаги.
        Радоваться я боялась, ибо вот так просто мне никогда не везло. Даже учитывая, что само строение, по словам нотариуса, давно имело потрепанный вид, земля, где построили новый поселок стоила немало.
        Рассказав мне о моих дальнейших действиях, подсунув бумажки для подписи, нотариус засобирался на выход, но остановился уже перед распахнутой дверью.
        - И самое главное! Вам необходимо как можно быстрее съездить туда, чтобы забрать кота. Я пытался это сделать, но бедняжка был напуган и не давался мне в руки. Я, конечно, оставил ему еды, но, боюсь, этого хватит только на сегодня, - обернулся мужчина. - А, и еще одно. Официально вступить в наследство вы сможете только через полгода. У вашей бабушки нет других родственников, кроме вас, но законы для всех одинаковые, поэтому продать дом быстро вам не удастся.
        - А вы не подскажете, это бабушка по папиной или по маминой линии?
        - Чего не знаю, того не знаю, - пожал он широкими плечами. - Не забудьте про кота!
        Резво для своей комплекции скатившись вниз по лестнице, мужчина вскоре скрылся, а вслед за ним исчезли и его шаги. Подъездная дверь так и не хлопнула, что делало эту встречу еще необычнее.
        То, что нотариус пришел ко мне домой, да еще и сам, показалось мне очень странным, но что я понимала в юристах и их конторах? В конце концов, в двадцать первом веке принято все упрощать.
        Оставался один вопрос: что делать с котом? И на него имелся один ответ: однозначно забирать.
        Глава 2: Домик с проблемами
        Утро добрым не бывает. Вот и мое утро сразу же не заладилось хотя бы потому, что я выслушала множество примечательных вещей о себе. На этот раз словоохотливыми источниками стали совсем не бабушки на скамейке у подъезда, а мои клиенты, никак не желающие переносить время приема. Честно говоря, я даже задалась вопросом, кто из нас потомственная ведьма, потому что проклятия в меня летели только так.
        С горем пополам прозвонив всех, кому было назначено на эту неделю, я заново заполнила ежедневник и отправилась собираться. Завтракала уже на ходу, забежав по дороге в пекарню на углу. Они готовили замечательные печеные пирожки на любой вкус, на которых я с удовольствием отъедалась после голодных студенческих будней.
        Набрав с собой в дорогу от жадности целый пакет, я помчалась дальше по улице в зоомагазин, в который ранее мне заходить не приходилось. До такси оставалось полчаса, и я думала, что этого времени мне хватит, чтобы вернуться, но, как оказалось, одним кормом кот обойтись никак не мог. Консультант убедила меня, что на дальние расстояния обязательно нужна переноска, а еще мне понадобится лоток, наполнитель к нему, домик, когтеточка, игрушки, миски, вкусняшки и лакомства. Из зоомагазина я вывалилась с огромными пакетами, которые держала даже в зубах.
        С трудом дотащив свои покупки до подъезда, я загрузилась в такси и тут же получила счет за лишние десятки минут ожидания. По-хорошему надо было бы занести все пакеты домой, но таксист смотрел на меня так, будто я у него последний надкушенный беляш отобрала. И вот что странно, я еще не успела даже увидеть этого кота, а он мне уже заочно не нравился.
        Да я в лучшие годы даже на себя столько денег не тратила!
        В дороге до поселка я провела почти четыре часа. За это время мои уши завяли от новинок современной попсы. Каким-то песням таксист даже подпевал, отчего мои мучения казались бесконечно невыносимыми. Когда он остановил автомобиль прямо посреди поселка, я выдохнула с облегчением. Лучше на себе пакеты тащить, чем прослушать еще одну песню в стиле “Раз снимаешь с меня платье, покупай мне Мазерати”.
        А ведь это слушают дети!
        Когда я проходила практику в одной среднеобразовательной школе, дети из начальных классов на переменах бегали со смартфонами, слушая попсу и рэп. И это несмотря на запрет использовать телефоны в школе. И ладно бы там песни были нормальные, так нет же. “Этой ночью мы будем вдвоем, мы с тобой весь холодильник сожрем” была самой скромной.
        - Куда дальше? - поинтересовался таксист, поймав мой взгляд в зеркале заднего вида.
        - Не знаю, но я сама найду, - протянула я помятые купюры. - Спасибо.
        Выбравшись из машины посреди красивых двух- и трехэтажных зданий, скрывающихся за высокими заборами, я забрала свои покупки и побрела вперед по дороге. Такой чистой и ровной дорогой не могла похвастаться ни одна улица нашего города, так что я тихонько завидовала богатеям, оторвавшим себе здесь кусок земли.
        Это ж какие деньжищи надо иметь, чтобы такие хоромы себе отстроить?! И главное, ведь никакой суеты. Вокруг только лес, тишина и порядок.
        У дома, который я искала, по документам не имелось ни улицы, ни номера, но, по словам нотариуса, он находился в самом конце поселка. И вот я бы совсем не отказалась обменять его на что-нибудь вот такое двухэтажное, новенькое, с баней и садом, но увы.
        - Ну не-е-ет, - простонала я, заметив тот самый дом.
        Была на сто процентов уверена в том, что это он. Нотариус говорил, что у дома потрепанный вид, но я даже не представляла насколько. Дерево, из которого его построили, давно посерело от времени. Крыльцо с тонкими перилами окосело, завалившись на правую сторону, а маленькие окна, казалось, собрали на себя пыль и грязь со всего поселка.
        Отдельным шедевром растительного искусства являлись заросли, облепившие дом со всех сторон. А вишенкой на торте была хорошая такая чернеющая дыра сбоку на крыше.
        В общем, даже моя напрочь убитая после теткиного пребывания квартира выглядела в десять раз лучше, чем эта развалюха. И как бабушка тут жила? Да еще и в одиночестве. До поселка от этого дома было метров тридцать, не меньше, а до супермаркета, что находился в самом начале, и вовсе метров сто пятьдесят.
        Кое-как дотащив до не внушающего доверия крыльца пакеты, я осторожного толкнула дверь. Она отворилась с диким скрипом, будто кто-то ногтем провел по школьной доске. Выдержав и эту напасть, я шагнула в пыльное помещение и…
        - Это что за хрень?
        Внутри дом выглядел совсем не так, как снаружи. Казалось, что его только что отстроили, проделав нешуточный ремонт. Причем снаружи он был раза в три так меньше, чем внутри, что навевало мысли о глюках.
        Дверь со скрипом закрылась за моей спиной, но я даже не обратила на это внимания. Опустив пакеты на чистенький деревянный пол, я сделала еще шаг. Справа от меня располагалась длинная кухня, о которой я раньше только могла мечтать, смотря передачи о ремонте. Деревянная, покрытая белой краской, она имела множество ящичков и полок, а также встроенную технику, но больше всего взгляд приковывала мраморная столешница с большой раковиной под окном.
        Напротив кухни, в самом центре комнаты, словно желая довести меня до нервного тика, расположился пузатый чугунный котел. Под ним тихо-мирно лежали дрова, а над ним имелась вполне себе новенькая вытяжка.
        Левее этого экспоната стоял прямоугольный деревянный стол с четырьмя стульями с высокими спинками. За ними стройными рядами разместились шкафы. Их створки имели вставки из стекла, что позволяло мне во всей красе рассмотреть всевозможные баночки, скляночки, коробочки и мешочки. Чуть дальше от них имелась приоткрытая дверь, через которую проглядывался унитаз в окружении керамической плитки.
        В самом конце комнаты стояла огромных размеров выбеленная печь. Она словно шагнула сюда прямиком из деревни, дополняя собой то старое, что имелось в этом доме и так охотно перекликалось с новым и современным.
        Заметив, что слева от меня что-то мелькнуло, я едва не подпрыгнула, увидев в старом круглом зеркале свое отражение. Потертая рама была прикреплена прямо к боковине шкафа.
        Мои карие глаза выглядели испуганными. Они казались не просто большими, а огромными. Светлые волосы растрепались, пряди вылезли из косы. Я была похожа на домовенка Кузю, который только-только вывалился из печки.
        Да, в таком доме я и сама смогла бы спокойно жить. Но правда в том, что я до сих пор не верила тому, что видела. Может, у них тут болота какие с ядовитыми газами? А я сейчас не стою, а сижу себе посреди разрухи и пускаю слюни на грязный пол.
        - Сама ты хрень, - прозвучало внезапно хриплым прокуренным голосом.
        - Кто здесь? - всполошилась я. Запнувшись о пакеты, чуть не свалилась на пол, но вовремя ухватилась за столешницу. - Предупреждаю, вы незаконно находитесь на моей территории! Я вооружена и очень опасна!
        - Шо, прямо и колдовать умеешь? - раздалось удивленное.
        - Ага! Сейчас как колдану чем-нибудь тяжелым по голове, так мало не покажется! - пригрозила я, ища, чем бы вооружиться. - А ну, живо выходи!
        - Да шо ж так орать-то? - пробурчал незнакомец недовольно. - Я и не прячусь.
        Миг, когда со шкафа спрыгнуло что-то мохнатое и белое, вполне мог бы стать в моей жизни последним. Я успела рассмотреть белого котяру до того, как бросила в него железным ведром, стоящим у порога.
        - Эй! - возмутился кошак, отпрыгивая в сторону. - Ты шо, ведьма, с ума сошла?
        - Это ты разговариваешь? - От изумления мои ноги подогнулись, и я села прямо на пол, больно ударившись копчиком, но даже не заметила этого.
        - Ну не совесть же твоя! - продолжал обижаться упитанный кот. - Судя по всему, у тебя ее нет!
        - Радиация, - все решила я для себя, пощупав свою кожу на предмет сползания по костям, но, как ни странно, все было в порядке. - Может, выхлопные газы?
        - Ты шо, еще и токсикоманка? Вот принесло же родственницу, - словно не видя моего вытянувшегося лица, кот совершено спокойно разговаривал.
        С опаской обойдя железное ведро, он запрыгнул на кухонную столешницу. Схватив зубами сиротливо лежащее в одиночестве зеленое яблоко, котяра так же резво спрыгнул вниз и подошел ко мне.
        - На вот, - выплюнул он яблоко мне в ладонь, останавливаясь рядом. Усевшись на свою мохнатую попу, он обернул передние лапы пушистым хвостом. - Пожуй. Говорят, яблоки хорошо от глюков лечат.
        - Правда? - спросила я заторможенно, откусывая от зеленого бока, где еще не побывали кошачьи зубы.
        - А леший его знает, на тебе и проверим, - ответил котяра, а я закашлялась, подавившись.
        Но это, как выяснилось, была меньшая из моих проблем. В тот самый миг, когда я все-таки проглотила застрявший в горле кусок, дом изнутри засветился, полностью лишая меня зрения. Проморгалась я с огромным трудом, но свечение так никуда и не ушло.
        Оно впиталось. В меня.
        Светилась моя одежда, светилась кожа, светились ногти. И пока я рассматривала себя, как призрака, дом неожиданно затрясло. Он трясся так, словно его прямо сейчас сносили бульдозером. Я даже вот-вот ждала, что в окно залетит гигантский шар, как в мультике “Ну, погоди!” - но ничего такого не случилось. Напротив, несмотря на землетрясение, на пол ничего не рухнуло. Ни одна склянка не выпала из шкафа, ни один предмет мебели не перевернулся.
        - Э-то что та-ко-е? - закричала я, пытаясь не откусить язык клацающими зубами.
        - А… - махнул кот лапкой, будто происходило что-то незначительное. - Домой возвращаемся.
        - Ку-да до-мой?
        - К себе, на Птелаций. Земля, конечно, интересная, но у нас чище и красивее. Я, кстати, забыл представиться. Потомственный фамильяр семьи Булуар, Аристотель.
        - Фа-ми… кто?
        - Защитник, хранитель тайн и живой накопитель магии. Принадлежал твоей бабке, а теперь тебе.
        - Но я не Бу-лу-ар! Я Ли-ля Са-мой-ло-ва. - Трясучка усилилась, будто я скакала верхом на коне или неслась по лесу в избушке на курьих ножках.
        - Еще какая Булуар, а иначе бы ведьмовская сила через яблоко не передалась. - Кот развалился у моих ног и лениво помахивал хвостом, пока трясучка сходила на нет. - Добро пожаловать в новый мир.
        Первым делом я сиганула прочь, на ходу перепрыгивая через пакеты. Выбежав на улицу, неслась со всех ног, но очень скоро поняла, что нахожусь не в поселке. Ни красивых домов за высокими заборами, ни высаженных клумб, ни дороги. Только вытоптанная тропинка посреди густого темного ельника, что расползся, казалось, на сотни метров вокруг, закрывая собою солнечный свет.
        - Лиля! - доносился за спиной хриплый голос кота.
        Этим голосом запросто можно было пугать темной ночью в парках маньяков, а грабители, заслышав его, совершенно точно отдали бы все награбленное, а то и сверху бы еще принесли.
        - Ли-и-иля-я-я! - надрывался Аристотель, пугая самых страшных чудовищ, засевших в кустах.
        Я пугалась вместе с чудовищами. Запрыгнув в лапы к одному такому волосатому волку, дальше я уже передвигалась на нем.
        Правда, совсем недолго.
        Он несся, не разбирая направления, и вскоре вылетел прямо на дорогу. Бросив меня навстречу лошади и телеге, волчара нырнул в кусты, мгновенно теряясь среди елей. Я же изо всех сил пыталась затормозить, чтобы не попасть лошади под копыта. И в конце концов замерла, не имея сил пошевелиться.
        Ужас настиг меня, стоило понять, что еще миг - и от меня останется только трупик. Очень несчастный, затоптанный лошадью трупик, которым, скорее всего, даже монстры после пыльной дороги побрезгуют.
        Лишь в последний миг я закрыла голову руками, слыша лошадиное ржание и ругань извозчика. Перед глазами пролетела вся моя недолгая жизнь, но вдруг звуки резко оборвались. Секунда, две, пять. Лошадь так и не налетела на меня. Со мной абсолютно ничего не произошло.
        Несмело опустив руки, я с опаской открыла глаза и окончательно офигела. Лошадь встала на дыбы и застыла изваянием. Застыли и телега, и испуганный извозчик, вскочивший на ноги. Он был одет в серую подпоясанную рубаху с рукавами и затертые до дыр штаны.
        - Фу-у-ух! - расслышала я и мигом обернулась на звук. - Бегаешь хорошо - для ведьмы это плюс, но в местности совсем не ориентируешься, а это минус. Если ты хотела утопиться, то тебе в другую сторону.
        - Да ты офонарел?! - закричала я, выплескивая весь пережитый ужас.
        - Ох уж эти ваши словечки, - поцокал кот розовым языком. - Ты бы это, расколдовала их да обратно шла. Там на пороге девица мнется, тебя дожидается.
        - Какая девица? - рявкнула я от души.
        - Да обычная такая, деревенская, в платье слегка поношенном и чепчике. Шо ты смотришь на меня так? Иди да сама посмотри.
        После пережитого идти никуда не хотелось, смотреть на деревенских девиц - тем более. Кое-как поднявшись с пыльной дороги, я пару раз качнулась на нетвердых ногах, но так и не придумала, что делать с получившейся статуей. Да я до сих пор глазам своим не верила!
        Как я это сделала? А самое главное: как это исправить?
        Кот посоветовал слишком-то не убиваться по этому поводу. В крайнем случае магия сама развеется через какое-то время, а если нет, то ими можно и позже заняться: не убегут. А вот наш заработок может уйти, так и не дождавшись.
        - И много зарабатывает ведьма? - господи, это точно я спросила?
        - По-разному, но на жизнь хватает. Ты, главное, меня слушай. Вместе точно не пропадем.
        До дома мы шли долго. Я даже не думала, что успела так далеко убежать. Пока шла, все пыталась смириться с реальностью, но она никак не желала мириться со мной. И вот вроде бы смотришь: ничего необычного вокруг. Деревья, кусты, трава - обычный лес, если не заглядывать глубже. Вот там-то и прячутся дриады - телесные души деревьев, девушки с волосами цвета листвы. Тут, даже если приспичило, с такими соседями до дома дотерпишь.
        Особенно если встретишь лешего.
        Он заправляет всеми ветрами в лесу, он сам лес - его сердце. И даже учитывая то, что роста он небольшого, а одет по-человечески, в рубаху и штаны, подходить к нему я не захотела. Потому что кот сказал, что неугодных он и сожрать может. А я, пока бежала, столько веток в его лесу переломала. Как-то мне мои конечности еще дороги.
        У меня же их не шесть, как у кентавров!
        Я чувствовала себя сумасшедшей. Лошади с человеческими туловищами, кикимора, русалки, анчутки, василиски, волкодлаки, водяные… Чем больше Аристотель рассказывал, тем больше я убеждалась, что перестаю дружить с головой.
        Никогда не думала, что у меня такая изощренная фантазия.
        Еще на подходе к дому я заметила на крыльце мнущуюся девицу. Темные курчавые волосы лишь слегка выглядывали из-под чепчика. Платье то ли серого, то ли светло-зеленого цвета укрывало ее ноги до щиколоток, не пряча тонкие кожаные балетки.
        Приложив руки к груди, она высматривала кого-то по сторонам, пока ветер трепал короткие кружевные рукава ее платья, а увидев нас, она обрадовалась нам как родным, мигом слетев по косым ступенькам.
        - Госпожа ведьма, а я вас жду-жду! - улыбнулась она, отчего разом помолодела лет на пять. - Мне бы травку для приворота.
        - Приворота? - переспросила я, категорически отказываясь быть главной звездой этого дурдома.
        - Ага. Поможете? Я щедро заплачу.
        - Здесь стой, - сурово приказал кот и боднул мои ноги, поторапливая.
        В дом я фактически ввалилась, перешагнув через пакеты. С моего первого здесь появления ничего не изменилось.
        - И шо ты встала как вкопанная? - возмутился Аристотель. - Открывай левый шкаф, вторая полка сверху. Там мешочек такой бархатный зеленый и мелкие пустые рядом лежат. Одна щепотка - одна серебряная монетка.
        - И часто тут кого-то привораживают?
        К шкафу я все-таки подошла. И даже стеклянные створки раскрыла, взглядом отыскав мелкие мешочки и большой мешок. Достав один маленький, отмерять щепотку не спешила.
        - Да хоть раз в неделю кто-нибудь кого-нибудь да привораживает, - махнул кот лапкой и в один прыжок забрался на стул. - Оно ж как? Один любит, а второй нет. Ну или выгодный брак намечается. В общем, не наше оно дело, чего они с травкой этой делать будут. Нам главное - продать.
        - Слушай, а тут чай есть?
        - Потом чаевничать будешь, покупатель ждет, - насупился котяра.
        - Нет, ты мне сейчас скажи, чай есть?
        - Ну есть, и шо с того? - Кажется, Аристотель что-то заподозрил.
        - А лежит где?
        Вызнав у кота, где лежат травы, я выбрала из пяти баночек успокоительный сбор с ромашкой и пустырником, который и сама была бы не прочь отведать. Отмеряв хорошую щепотку, завязала тесемки и под ругань хвостатого вышла на крыльцо.
        - Заваришь вместе с отваром, - наказала я. - Но имей в виду, что подействует травка, только если ты мужику совсем не нравишься. А если нравишься, то и результата не жди. Придется по старинке. Но если все же не сойдетесь, второй раз травку только через месяц ему можно будет дать.
        Покивав ради приличия, девушка выхватила мешочек, обменяв его на квадратную серебряную монетку. Была уверена на сто процентов, что она меня совершенно не слушала, но кому от этого хуже?
        - Вся в бабку! - гневно заметил кот, стоило мне вернуться обратно в дом.
        - Слушай, а как ее звали?
        Ответил Аристотель с неохотой:
        - Ее звали Мальва.
        Мальва уже давно была ведьмой в возрасте. В том самом возрасте, когда опыта хоть черпаком разливай, а похвастаться некому. Жила она в этой глуши не всегда и даже не каждый день, но природу любила и с лесными жителями дружила. Люди из соседних деревень ее уважали и побаивались, но на порог приходили часто, по несколько раз на дню.
        То корова заболеет, то мужик налево пойдет, то урожай никак расти не хочет. В общем, без ведьмы всем было туго, оттого и заработок у них имелся всегда.
        Поставив чайник на плитку, не имея ни малейшего желания выяснять, откуда здесь взялся газ, я достала кружку из шкафчика, а из пакета пирожки. Они давно остыли, поэтому подогревала я их в микроволновой печи. У меня всегда так было: стресс я чаще всего заедала, но при этом не поправлялась ни на грамм. А ведь сокурсники по этому поводу еще три года назад прозвали меня ведьмой.
        - …ушла она от меня за черту, а перед этим наказала верой и правдой тебе служить дарод Булуар прославлять, - заливался котейка соловьем, принюхиваясь к моим пирожкам. - С рыбой, да?
        - И с рыбой, и с мясом, и с капустой. Там даже сладкие есть - с яблоками, - выложила я свое добро на тарелку, жестом предлагая Аристотелю угощаться. - И в каком поколении я ведьма?
        - Так в десятом. Мамка твоя непутевая ведьмой была, бабка твоя ведьмой была, прабабка…
        - Тоже, судя по всему, ведьмой была, - усмехнулась я, немного обрадовавшись тому, что хотя бы выяснила, откуда ноги торчат.
        - Да нет же, прабабка твоя за ведьмака замуж вышла, а вот его мать уже ведьмой была.
        - Ведьмак - это как ведьма, только мальчик?
        - Я рад, что мозги у тебя на месте, - съязвил котейка, стаскивая пирожок.
        - Знаешь, наверное, все же произошла какая-то ошибка. Моя мама точно ведьмой не была. Она бухгалтером работала на заводе, где с папой познакомилась.
        - Ну не знаю, кем она там была в твоем мире, а родилась Розалия здесь, - произнес он имя моей мамы, только папа ее всегда Розой называл. - И ведьмой она была, скажу я тебе, непутевой. Сколько бабка твоя над ней ни билась, а она так и норовила из дома сбежать. Вот и сбежала в другой мир суженого искать.
        Кот хотел сказать что-то еще, но в дверь настойчиво забарабанили. Оторвавшись от пирожков, я открыла непрошеным гостям. На этот раз сразу две девицы стояли на крыльце. Одна смущалась и краснела, а вторая робко улыбалась. От своей предшественницы в одежде они отличались разве что цветом платьев.
        - Чего вам? - буркнула я недружелюбно, как и полагается ведьме в десятом поколении.
        - Нам бы травки, - вымолвила блондинка. - Для приворота.
        Успокоительный отвар в этот день шел на ура. Я трижды подогревала себе чай, потому что он остывал за то время, пока меня нагло и бессовестно отвлекали от трапезы. Заметив, что кот сожрал добрую половину пирожков, я накрыла свои припасы второй тарелкой, что обидело Аристотеля.
        Моську он сделал самую несчастную, будто его три года не кормили, а теперь поманили ароматами, но ничего не дали. А между тем шесть пирожков даже я в себя за раз не запихнула бы!
        Девушки все не заканчивались. На смену тем двум прибежали еще три, а после восьмой просящей я и вовсе перестала считать.
        Ближе к вечеру начали подтягиваться дамы постарше. Услышав от сгорбленной старушки, кое-как передвигающейся посредством деревянной палочки, что и ей необходима чудо-травка для приворота, я выпала в осадок и дородной женщине лет сорока уже даже не удивлялась.
        За этот день посетителей у меня было так много, что глаза разбегались. Это ж ни единой свободной минуты! Хоть делай вид, что дома никого нет!
        Зато стопка с квадратными монетами на столе все увеличивалась и увеличивалась. Среди них много было меди, чуть меньше серебра и лишь один золотой. Им расплатилась женщина, у которой оказалось девять дочерей пригодного для брака возраста. От жадности она набрала по десять порций чая для каждой, включая себя.
        Сделав нехитрые подсчеты прибыли, я поняла, что в одном золотом сто серебряных монет, а в одном серебряном - сто медных. Вроде бы несложная арифметика.
        - Я прошу прощения, - обратилась я к той самой женщине, распихивающей бархатные мешочки по карманам платья. Оно выгодно отличалось от тех, в которых ко мне приходили девушки. Было видно, что ткань дороже, да и отделка из кружев искуснее. - А чего все сегодня травку для приворота покупают? У меня уже запасы иссякают.
        И это была чистая правда. Успокоительного сбора осталось шиш да маленько, поэтому последним посетительницам я насыпала измельченные листики смородины. От простуды! Успокоительный чай хоть немного решила оставить себе.
        - Так в деревню маг столичный приехал. Ох, вы бы его видели! Красив, воспитан, благороден! А как богат! А какой конь у него! На таком только пахать и пахать!
        - На маге или на коне? - решила я уточнить на всякий случай.
        - Да на обоих! А как одет! Сапоги высокие, начищенные, из кожи василиска. Рубашка черная шелковая, камзол золотыми нитями прошит. Девки мои уже приданое готовят.
        - Ну, с приданым я бы не спешила. Я же сказала, что…
        - Да как тут не спешить? - перебила меня женщина. - Девок-то в деревне незамужних полно. Ох, и так с вами тут задержалась. Кабы кто не опередил.
        Вслед спешно удаляющейся женщине я смотрела с сомнением. И как бы они его делили, если бы я им реальной травки для приворота насыпала? Бедный мужик. Вот попал так попал.
        В очередной раз подогрев себе отвару, я только откусила от пирожка, как в дверь сновапостучались.
        - Да чтоб вас! - рявкнула я от души, шибанув ладонью по столешнице, отчего кот на своем стуле в ужасе подпрыгнул. - Я сегодня больше не принимаю!
        В дверь забарабанили с новой силой. Да что у них там, пожар, что ли?
        Подкравшись к двери, я резко толкнула ее и тут же напоролась на преграду, услышав сдавленное «ауч». Это “ауч” принадлежало явно мужчине, что заставило меня уже гораздо медленнее открывать дверь, чтобы несмело высунуться наружу.
        Потирая ушибленный нос, на крыльце стоял невиданной красоты мужчина. Длинные темные волосы казались гладкими и невесомыми, подхватываемые ветром. Две пуговицы шелковой рубашки были не застегнуты, обнажая гладкую кожу. На сгибе локтя покоился черный камзол с той самой золотой вышивкой. И сапоги из чьей-то там кожи тоже имелись в наличии.
        - Ведьма в девятом поколении? - спросил он угрожающе.
        - Не-а, в десятом, - оторопев, выдала я и закрыла дверь.
        По ту сторону образовалась изумленная тишина, но, к сожалению, ненадолго.
        Вскоре в дверь снова забарабанили.
        Глава 3: Ведьма в десятом поколении
        Вот так бывает. Редко, конечно, но все же бывает. Сидишь ты на пороге своего собственного дома, пусть и достался он тебе от бабушки. Сидишь, значит, теплый ветер обдувает тебя со всех сторон, и ночь такая звездная, и лесом пахнет, и птички где-то там поют…
        А прямо перед тобой снаружи на бревне сидит самый красивый мужчина на свете, нагло жрет твои последние пирожки с чаем и бессовестно тебе угрожает. Скажете, не бывает такого? А вот бывает.
        Забрав с тарелки, что лежала на крыльце, последний пирожок, он откусил разом половину, прожевал и снова посмотрел на меня. Испытующе так, с намеком, пытаясь задавить одним-единственным взглядом.
        Только все его взгляды мне были побоку.
        В дом ведьмы без ее разрешения никто не мог войти, а внутрь этого красавца я впускать не собиралась ни под каким предлогом. Не после того, как меня обвинили в пособничестве преступницам. Мол, опоить его пытались приворотным зельем целых сорок семь, чтоб его, раз.
        - Не врите. Максимум, чем вас опоили, - это успокоительный и противопростудный сборы. Правда, вам они, судя по всему, не помогли, - уколола я мужчину за последний пирожок.
        А он, между прочим, с мясом был!
        - Ну отчего же не помогли? Если бы не помогли, дома у вас уже не было бы, а так вполне мило ужинаем. Природой любуемся, свежим воздухом дышим… Но! Я вполне могу сказать, что мне подмешали смесь для приворота, и более того, смогу это доказать. Рассказать, чем вам это грозит?
        - Очень любопытно, - покивала я, поглаживая кота.
        Коту мои поглаживания совершенно не нравились, о чем беззастенчиво говорили его когти, впивающиеся в мои ноги, но ему, как и мне, приходилось терпеть.
        - А грозит вам смертная казнь. Смею напомнить, что привороты на территории нашего королевства запрещены уже больше полувека. Вас сожгут на костре.
        - И это все? - Я позволила себе усмешку, хотя левое веко все-таки дернулось, но его я, в отличие от ситуации, не контролировала. - Чтобы сжечь меня на костре, вам для начала необходимо выкурить мою тушку из дома. А я отсюда могу очень долго не выходить.
        - В таком случае мне ничто не помешает наложить на вас не снимаемое проклятие неудачи, - обворожительно улыбнулся красавец.
        - Послушайте, что вам надо? - восхитилась я его непробиваемостью. - Вы же ко мне не просто так заявились из-за безобидного чая. И даже, смею заметить, не представились.
        - Как и вы, - перевернул мои слова этот наглец. - Директор Салемской Академии Магии, Артимус Прайвс. И вы правы, к вам я, как вы выразились, заявился не просто так. Мне срочно нужна ведьма. В качестве преподавателя.
        До тех пор, пока он держал загадочную паузу между последней и предпоследней фразой, я успела надумать себе кучу всяких странностей, но, когда все слова наконец обрели законченный смысл, ужас во мне только возрос. Причем в геометрической прогрессии.
        Да я же не ведьма! Я домой хочу!
        - Академия только открывается, поэтому в этом году набран всего один класс. Преподавательский штат тоже небольшой, но со временем расширится вашими коллегами.
        - И с какого бы лешего я должна соглашаться? - от его предложения опешила не только я. Аристотель тоже выпучил глаза. Или это потому, что я ему хвост нечаянно сжала? - У меня даже нет опыта преподавания.
        - А вам и не нужен опыт. Вы ведьма и просто передадите им все, что знаете.
        - А если не знаю?
        Таким диким способом меня на работу еще ни разу не приглашали! Обычно до угроз руководители учебных заведений скатывались уже после трудоустройства, когда надо было кого-то заболевшего или вышедшего в декрет срочно заменить. Причем я под горячую руку ни разу не попадала, как практикантка, а вот преподаватели мучились по полной.
        - Ведьма в десятом поколении - и ничего не знает? - тон мужчины с дружелюбного вновь скатился до угрожающего. - Не стоит мне лгать, или мы вернемся к разговору о казни инеснимаемом проклятии.
        - То есть шантажируете? - правильно поняла я его толстые намеки.
        - Скорее рисую перспективы. - Его улыбка стала запредельной, рисуя обворожительные ямочки на щеках. - И еще немного о перспективах. Вас порадует ваша зарплата.
        - Я еще не согласилась! - от возмущения я даже со стула вскочила, но быстро одернула себя, чтобы не дай бог не высунуться за порог.
        Аристотель оказался умнее. Он сразу же взобрался по мне и спрыгнул на пол за моей спиной.
        - У вас нет других вариантов. К своему заявлению в городскую стражу я добавлю еще исломанный нос.
        - А ты почему молчишь? - вызверилась я на кота. Нашел время умываться! - На меня, между прочим, давят!
        - А шо я могу? - искренне недоумевал хвостатый. - Если я расцарапаю ему лицо или помечу сапоги, на одного фамильяра в этом мире станет меньше. Тебе меня совсем-совсем не жалко? Меня ни в коем случае нельзя убивать. Я же белый и пушистый!
        - Так, все, закончили балаган, - поднялся Артимус с поваленного ствола дерева, которое сам же и притащил откуда-то из лесу. - Решение принято.
        Всего один щелчок пальцев, и в моей руке появился желтый листок из плотной бумаги, с гербом и зеленой восковой печатью. Он был исписан синими чернилами. Больше того, я прекрасно понимала, что именно на нем написано, но больше всего меня возмущала моя размашистая подпись, которую я совершенно точно не ставила.
        - Это что еще за?.. - опешила я, глядя на документ как баран на новые ворота.
        - Только что вы согласились занять должность преподавателя в моей академии сроком на год. Ваш дом перенесется на территорию учебного заведения завтра вечером. Если не хотите добираться до академии самостоятельно, то будьте в нем. За пропуск одного дня штраф десять процентов от зарплаты. Если так и не прилетите к началу учебного года, то в следующий раз мы с вами встретимся на костре. И да, доброй вам ночи, госпожа Булуар. Спасибо за пирожки.
        Выдав всю эту тираду абсолютно спокойным тоном, с максимально уверенным видом, ректор Салемской Академии Магии просто растворился в воздухе, оставив после себя серый дым и неприятный запах болота. Как будто тину где-то рядом раскидали.
        - Чтоб тебе эти пирожки всю ночь спать не давали, - от души пожелала я и на всякий случай добавила: - Два дня!
        Ну вдруг я и вправду настоящая ведьма?
        Я предавалась возмущениям до глубокой ночи. Сначала наворачивала круги по домику, что вдруг стал казаться невероятно тесным несмотря на свои габариты. Потом выговаривала пушистой сволочи все, что думала лично о нем и о том, зачем он меня сюда засунул. И уже в конце заедала свое горе тушеными овощами, которые котяра, между прочим, приготовил в мультиварке!
        Да в нем талант повара пропадает, овощерезка ему в помощь! Правда, белые волосинки нет-нет да и попадались в моей тарелке. И они принадлежали не мне.
        - Чисто технически это сделал не я. Ты сама сюда пришла, а я лишь дал тебе яблоко, чтобы к тебе перешла сила твоей бабушки.
        - Сила! - воскликнула я. - Извозчик и лошадь! Я совсем про них забыла!
        Я обзывала себя последними словами. Как я могла забыть о живых существах, которые пострадали по моей вине? Во всей этой чехарде у меня просто не осталось времени даже подумать над их спасением, а теперь посреди густой ночи мы с котом как ошалелые рыскали в книгах, которые принадлежали моей бабушке.
        Они занимали целую полку шкафа. Одни были большими, тяжелыми талмудами, другие - тоненькими тетрадями без разметки. Что удивительно, я свободно понимала все записи, хотя язык совершенно точно был другим. Витиеватая письменность снабжалась множеством завитков и точек во всех возможных местах.
        Перелопатив добрую половину записей, мы все-таки нашли то, что в теории могло бы нам помочь. Глава в книге называлась “Стихийная магия и ее последствия”. В ней описывалось, как избавиться от неосознанного выброса чар. Как пояснил Аристотель, использовали заклинание и зелье преимущественно на детях, которые еще не вошли в полную силу и не обрели контроль над собой. По словам кота, я в своей магии как раз сейчас приравнивалась к ребенку. Немножко туповатому и наивному.
        - А хочешь, я тебе хвост налысо обстригу? - предложила я, смерив котейку предупреждающим взором.
        - Но-но-но! У меня это самая волшебная часть!
        Переписав из книги зубодробительное заклинание на листочек, ибо выучить его вот так, с нахрапа, абсолютно невозможно, я отправилась собирать по шкафам ингредиенты для зелья. Чувствовала себя сумасшедшей, отмеряя две лягушачьи лапки, расталкивая три листика ежевики, перебирая червей по цветам, потому как в банке красных мне нужно было найти одного белого.
        Слава богу, ничего сверхъестественного типа черепа козла искать не пришлось, а то мои бедные нервы точно не выдержали бы. Ну подумаешь, одну сушеную летучую мышь надо добавить. Одна крохотная летучая мышь ничего же не сделает?
        Еще раз сверившись с рецептом, я разожгла деревяшки под котлом. Огонь освещал дом гораздо лучше свечей. Приятное тепло заполнило комнату. Сразу захотелось забраться в кресло и взять какую-нибудь книжку, как в зарубежных фильмах, но увы.
        Я, как в самом настоящем ужастике с уклоном в черную комедию, варила зелье.
        - Ты точно все по рецепту варила? Имей в виду, хоть шаг в сторону, и эффект может быть непредсказуемым, - наставлял меня Аристотель.
        - Да точно, точно. Что я, по-твоему, читать не умею? Не маленькая же.
        - Ну как сказать, - горестно вздохнул кот, но, поймав мой взгляд, тут же встрепенулся. -
        Заклинание взяла?
        - Взяла. И запасной флакон с зельем взяла, даже два.
        - Умница, а теперь иди дворить тобро.
        - Чего?
        - Добро, говорю, иди творить.
        Пушистая попа явно нацелилась спать, но у меня-то планы были другие!
        - И как я его посреди ночи одна творить буду? Я же дорогу не найду.
        - Пху-у-у… - сдулся хвостатый, выражением морды показывая, как я ему дорога. - Ничего без меня не можешь. Пойдем, только лапами шевели. Я спать уже хочу.
        - Если что, у меня ноги, - буркнула я, прикрывая дверь.
        - Пока у тебя только лапки. А вот если сработает твое зелье…
        До места мы добирались совсем не так долго, как мне показалось. Фамильяр, конечно, предлагал мне путь сократить и пройти прямиком через лес, но я от перспективы быть сожранной решила отказаться. Я еще помню лешего, кентавра и их веселую компанию. Как-то я не так свои последние дни представляла.
        Пока шли, я очень боялась, что наш памятник лошади и извозчику уже кто-нибудь спер, но еще больше меня приводили в ужас звуки ночного леса. Все эти шорохи, скрипы ветвей и крики животных сводили мое бедное сердце с ума, потому как нервные клетки сдохли еще на ректоре Салеймской Академии Магии.
        - Ну вот видишь, а ты переживала, - решил подбодрить меня Аристотель. - Стоят на месте, тебя дожидаются. Лей давай свое зелье.
        - Прямо полностью их обливать? - засомневалась я.
        Если полностью, то мне трех флаконов даже на одну лошадь не хватит. Надо было с собой весь котел тащить.
        - Зачем полностью? - удивился хвостатый, обмахиваясь, собственно, хвостом. - Капни на лошадь, извозчика и телегу и читай заклинание. Только быстрее давай, комары уже одолели.
        - Странно, а меня нет.
        - Это потому шо я вкусный, а ты ведьма. Давай уже, Лилька, запрягай коней.
        Сказать было гораздо легче, чем сделать. Вылить зелье - это половина беды, а вот без запинки прочитать эту скороговорку - это еще надо постараться. И хорошо, если с десятого раза получится, а то и язык в узел завязаться может. И вот кто мне его в таком случае будет развязывать?
        Увы, но на кота надежды нет.
        Облив всю конструкцию зельем, я встала сбоку, чтобы лошадь на меня не налетела. Текст заклинания зачитывался с трудом, но уже на шестой строчке произносить сложные слоги стало гораздо легче. Дочитав последнее слово, я протяжно выдохнула. Какое это все-таки утомительное действо - всматриваться в листик под светом единственной свечи. А ведь огонек еще и трепыхается!
        - И? Не получилось ничего? - нахмурилась я, всматриваясь в лошадь.
        А лошадь неожиданно скосила на меня свой глаз! Раз - и копыта с грохотом коснулись земли, а следом раздалась ругань обескураженного моим резвым перемещением извозчика.
        - Как ты здесь оказалась? Ты же там стояла… - протянул он озадаченно, почесав седую бороду. - А почему сейчас ночь?
        - Не знаю, - пожала я плечами и резвенько пошагала по дороге.
        Кот не отставал. Его пушистая попа так и мелькала рядом. А еще его пробило на поговорить.
        - И… Шо собираешься делать дальше?
        - Поищу в бабушкиных книгах способ вернуться обратно в свой мир, - ответила я откровенно.
        - Да ну, это бесполезно, - произнес он как-то слишком радостно. - Ты принадлежишь этому миру и вернулась сюда, восстановив исходный баланс. Ты, шо такое равновесие, знаешь?
        - Но моей маме же удалось уйти на Землю. Ты сам говорил, а значит, способ есть.
        - Да, но она заключила с магией сделку, шо вернет ровно то, шо забрала, то есть тебя. Она обменяла одну душу на другую, а ты так сделать уже не сможешь. И потом, зачем тебевозвращаться? Тут же весело.
        Несмотря на все уговоры кота, я ему не поверила. Под светом свечей до самого рассвета искала в книгах возможность перенестись обратно на Землю. Варила зелья, читала заклинания, рисовала пентаграммы, но тщетно.
        Когда последний вариант был испробован, а моя надежда решила утопиться в раковине, я, от души отдавив хвост коту, устало завалилась на кровать, что стояла за печкой. С грозным «мяв» он попытался читать мне нотации, но был тут же заткнут подушкой и вскоре улегся рядом.
        И только я закрыла глаза, как началось…
        Я даже задремать не успевала, как в дверь начинали стучать все новые и новые несчастные. Дверь им открывала самая настоящая ведьма с растрепанными волосами, черными кругами под глазами и наиотвратительнейшим характером. Мое грозное “Чего надо?” воспринималось ими с благоговейным трепетом, а некоторые и вовсе позволяли себе бедную ведьму подкупать.
        Кто яиц куриных принесет, кто молока, кто творога и сметаны. Последнюю кот нагло собирался сожрать в одну харю, быстренько спрятав глиняный кувшин под стол, но был подло перехвачен мной, а сметана убрана в холодильник.
        А хорошо ведьмы здесь живут, сыто. За травку от простуды мне приперли картошки, за порошок для коровы, что вдруг стала мало молока давать, - морковки и капусты. Даже кусок свинины притащили, но это уже за снадобье, повышающее мужскую силу. Расплачивались деревенские и монетками, и продуктами, и кое-какими травами.
        Естественно, без Аристотеля я бы никогда так быстро не разобралась, где и что брать, а главное - в каком количестве давать. Это ж настоящий кладезь знаний по ведьмовскому искусству.
        За день мне так и не удалось даже подремать. Плюнув на все попытки побега к подушке и одеялу, я снова взялась за поиски способа вернуться домой. По второму кругу перелопачивала бабушкины записи под едкие комментарии кота, но, как он и говорил, ни один из способов не помог.
        - Не майся дурью, Лилька, - забрался Аристотель на стул рядом со мной. - Ну хочешь, я тебе поесть шо-нибудь приготовлю?
        - Приготовь, - жалобно выдохнула я, чувствуя себя выжатой как лимон после ручной соковыжималки. То есть пожевали меня значительно и во всех местах.
        - Да не вздыхай ты так, - сжалился надо мной котяра. - Со мной не пропадешь, а на Птелации тебе еще понравится. Ты в своем мире ничего такого увидеть никогда не смогла бы.
        Конечно, фамильяр был прав в своих суждениях. Ну, в той части, где говорил о новом удивительном мире. Я ведь, кроме леса, его обитателей и деревенских, пока больше ничего не видела и, что уж скрывать, увидеть желала, но домой хотелось значительно больше.
        Потому что там все понятно, просто и привычно, а здесь я была слепым котенком, который наткнулся на коршуна в виде ректора Салемской Академии Магии. И чем эта встреча обернется, я пока даже предположить не могла. Потому и не отказывалась от своих планов. Не помогли бабушкины книги, значит, помогут другие.
        В ожидании ужина по рецептам кота я решила отвлечь себя разбором пакетов. Со вчерашнего дня они так и стояли сиротливо у порога, а мне каждый раз, когда я подходила к двери, приходилось через них перешагивать. Дважды за день я о них и вовсе спотыкалась, грозясь расшибить себе самые ответственные части тела: нос и лоб. В общем, так или иначе время их разобрать настало.
        - Это шо такое? - с любопытством подошел ко мне кот, наблюдая за тем, как я прикрепляю к конструкции последний лежак.
        Домик получился не таким большим, каким казался на витрине. В самом низу к дощечке были прикреплены две когтеточки, на них выше по конструкции расположились на разных уровнях домик, обитый мягкой тканью, прямоугольный лежак с низкими бортами и круглый лежак с высокими. От домика вниз еще и игрушки свисали - мягкие мышки, закрепленные веревочками. А между двух столбов протянулся гамак.
        Чтоб я так жила и ни в чем себе не отказывала!
        - Это тебе. Тут ты можешь спать, просто лежать или играть. А, и еще когти точить вот здесь будешь, - указала я на веревки, что обнимали столбы. - Нравится?
        - Да как тебе сказать… - протянул кот, глядя на меня с явным подозрением. В чем именно он меня подозревал, я так и не поняла.
        - А ты попробуй запрыгнуть, а я тебе пока миски помою. Ты есть-то хочешь?
        - Сметанку буду! - с воодушевлением воскликнул он, запрыгивая на нижний лежак.
        - А при чем тут сметанка? - искренне удивилась я. Сметанку я и сама с удовольствием съем. - У меня для тебя есть кое-что поинтереснее. Говорят, здоровая и вкусная еда как раз для таких котов, как ты.
        - Это для каких это котов?
        - Для энергичных.
        Вывалив в чистую миску пакетик с жидким кормом, во вторую я насыпала сухого, а в третью налила воды. Разместив все это хозяйство на полу, приглашающим жестом подозвала Аристотеля.
        - Ты шо, ведьма, совсем этикету не обучена? Я тебе шо, собака какая, с полу есть?
        Кот явно собирался смертельно обидеться. У него на хитрой морде все было написано.
        - Я думала, что так удобнее, - пожала я плечами и переставила все на стол. - Пробуй давай.
        Перепрыгнув с лежака на стул одним выверенным движением, кот оперся лапами о стол, будто это было по этикету, и принюхался к содержимому мисок. Первой его реакцией стал рвотный позыв. Глаза Аристотеля увеличились в несколько раз, когда его розовый язык вывалился из пасти.
        - Ты шо мне тут наложила? - возмутился он.
        Смотрел то на меня, то на миски с ужасом, словно я была отравительницей, а ему насыпала яду и цветочками украсила.
        - Да ты хоть попробуй. Может, оно на вкус как в лучших ресторанах?
        - Правильно говорить в ресторациях, - пробухтел этот защитник словарей, брезгливо подцепляя когтем тонкий ломтик мяса в соусе.
        Зажмурившись, а возможно, даже и помолившись, он бросил его себе в рот, скривился и начал остервенело жевать, будто хотел превратить кусочек в пюре. Проглотив, глаз так и не открывал.
        - Ну как? - спросила я с опаской.
        - Ужас, - произнес Аристотель сдавленно и вдруг бухнулся мордой в миску, неистово изображая пылесос.
        Через мгновение миска оказалась пуста под моим изумленным взглядом.
        - Отвратительнейшая вещь, - вынес вердикт котяра, умываясь. - Но что-то такое они сюдадобавляют. Есть будешь?
        Есть хотелось очень даже. Получив порцию тушеной капусты с мясом, я только отрезала себе хлеба и села за стол, как в дверь снова постучали. В этот момент я подумала о том, что лучше бы меня действительно забрали подальше отсюда, пусть и в академию к детям. И подумала не зря.
        Стоило мне открыть дверь, как в меня полетел искрящийся шар.
        Я лишь чудом успела нагнуться под ор Аристотеля. Вскинув голову, в ужасе смотрела на мужика в черном плаще. Светлые волосы длиной до подбородка выглядывали из-под его капюшона, а глаза казались самой бездной.
        Попытавшись шагнуть в дом, сделать этого он, слава богу, не сумел. Его просто откинуло назад, а в дверном проеме замерцала тонкая пленка. Это промедление дало мне шанс на то, чтобы подняться, но большего я не успела.
        Разозлившись, страшный тип подскочил и начал один за другим пулять искрящиеся шары, что создавались в его руках прямо из воздуха. Только шары эти, долетая до мерцающей пленки, просто-напросто исчезали. Пленка словно впитывала их, что совсем не устраивало гада.
        - Отдай артефакт, который украла, ведьма! - прокричал маг, бросая все новые и новые шары.
        - Я ничего не крала! - взвизгнула я, закрывая дверь.
        Но маг о том, что ему не рады, к сожалению, не догадался и домой не ушел. Наоборот, стены начали вздрагивать и грохотать все сильнее каждый раз, когда в них попадали магические шары.
        А я не понимала, что делать!
        - Защита долго не выдержит! - прокаркал кот, от страха вздыбив шерсть.
        - А что я могу? - паниковала я не меньше.
        - Ну, колдани ему шо-нибудь! Ты же ведьма!
        - Да я же еще ничего не умею! А о каком артефакте он говорил?
        - Я не знаю.
        И вот тут-то я и поняла, что Аристотель очень даже знает, зачем сюда пришел этот маг и что конкретно он от меня требует. Слишком поспешно котейка отвел взгляд. Слишком быстро успокоился.
        - Ты врешь! - произнесла я твердо, вздрагивая от каждого грохота. - Ну-ка, живо говори, кто и что у него украл!
        - Не у него, а у ведьмовского братства, - с неохотой пояснил хвостатый. - Твоя бабушка перед своей смертью выкрала у них артефакт, но какой именно и где он находится, сейчас я не знаю.
        - Опять лжешь? - разозлилась я.
        - Нисколько. Вот леший, защита слетела!
        Последнюю фразу фамильяр в буквальном смысле прокричал, подпрыгивая вместе со мной и домом. Громкий треск мы слышали оба, как и видели то, как с грохотом распахивается дверь. Но именно в этот момент случилась вспышка, ослепившая нас обоих, а дверь как была открыта, так и осталась, продемонстрировав то, что было снаружи.
        Густой ельник за дверью пропал. Вместо него нас встретили чужие дома.
        Глава 4: Преподаватель поневоле
        - Да посмотри ты уже! - психовал кот, разглядывая то, что творилось за окном.
        - Вот сам иди и посмотри! - в который раз ответила я, дожевывая капусту.
        - Еще чего! - возмутился Аристотель. - Я у себя такой один!
        - Трус! - бросила я ложку обратно в тарелку и подошла к двери.
        Прежде чем все-таки открыть створку, приложила ухо к деревянной поверхности, но по ту сторону дома только деревья шумели.
        Тяжело вздохнув, я открыла дверь, но в темноте было видно плохо. В домах, что стояли напротив через зеленую лужайку, тускло горел свет. Их окружали высокие могучие деревья с густой листвой, что шевелили своими веточками на ветру. Зелени вокруг в принципе было много, но аллея, на которой стояли дома, была начисто выстрижена.
        Поежившись от вечерней прохлады, я чуть вышла на крыльцо, всматриваясь в самый конец аллеи. За зелеными кронами хорошо проглядывался высокий мрачный замок с бойницами и окнами, в которых тоже горел свет. На фоне чистого ночного неба замок казался громадной скалой. В противоположной от него стороне где-то совсем далеко мигали еле заметные огоньки. Может, город?
        - Уху! - вдруг ухнула сова совсем где-то рядом, изрядно меня напугав.
        - Уху! - произнесла я в ответ, сама не знаю зачем. Наверное, от неожиданности.
        - И зачем ты меня передразниваешь? - спросила сова мужским басом, вываливаясь из кустов, что располагались между двумя домами напротив.
        Сова имела темно-серое оперение, большие желтые глаза, светящиеся в темноте, длинные клыки и пушистый хвост. А еще это был волк. Гораздо выше меня ростом, шире в плечах, и почему-то стоял он на двух ногах.
        Пардон, на двух лапах.
        Такую страхолюдину я даже в лесу не видела!
        - Простите, - пискнула я приглушенно, на ощупь отыскивая проход обратно в дом.
        Сделав один шаг назад, ни в коем случае не поворачиваясь спиной к мохнатому, я запнулась о порог, упала, но быстро поднялась и закрыла дверь. Еще и спинкой стула ручку подперла!
        - Ты шо? - с недоумением наблюдал за моими действиями кошак.
        - Там волк! - произнесла я шепотом. - Огромный.
        - Ты, часом, грибы сушеные с печки не брала? - засомневался Аристотель в моей адекватности.
        И вот я на его месте тоже засомневалась бы, но это был не тот случай. Я ж его своими глазами видела! Лапы во! Глаза во! Клыки во! Вот такой волк не только бабушку Красной Шапочки мог бы запросто сожрать, но и всю семью девочки за один присест ухомячить.
        - Да я тебе правду говорю, там волк! - настаивала я на своем.
        - Ой, иди уже ешь да спать ложись, - махнул котейка лапкой, намыливаясь в сторону печки.
        - Ты мне зубы-то не заговаривай, - вспомнила я о насущном. - Нас чуть не убили меньше часа назад. Какой артефакт выкрала твоя ведьма у этого братства?
        - Понятия не имею. - Если бы мог, он наверняка пожал бы плечами. - Твоя бабка передо мной не отчитывалась. Ты как хочешь, а я спать.
        И ушел, гад такой хвостатый. Но вопросы-то остались! Это сегодня нам повезло, что нас перебросило в академию, как и обещал Артимус Прайвс, но где гарантии, что меня здесь не достанут?
        То-то и оно, что никаких гарантий нет.
        Расхаживая по комнате при свете единственной свечи, я все прислушивалась к тому, что творится на улице. Моя паранойя дошла до того, что створку теперь подпирали два стула, хотя тому огромному волку они наверняка были что пылинки.
        Вздрогнув от негромкого звука, я вспомнила о своем мобильнике. Телефон лежал в кармане джинсов все это время, а сейчас сообщил о том, что жить ему осталось недолго и вскоре он превратится в кусок бесполезного металла.
        Пропиликав в последний раз, мобильник мигнул и выключился. Толку от него все равно не было никакого: сеть в этом мире он не ловил, да и зарядку я с собой не брала. А надо было, потому что розетки здесь имелись, но кто знал, что я еду не на два часа?
        В худшем случае на всю жизнь, а в лучшем я расправлюсь со своей проблемой в ближайшие дни. По крайней мере, я на это очень сильно надеялась.
        Покопавшись на поверхности стоящего у печи сундука, я отыскала в нем длинную светлую просторную ночнушку. От нее пахло цветами, да и выглядела она чистой, поэтому, сходив в душ, я переоделась и забралась под мягкое одеяло.
        Что нисколько не помогло мне уснуть.
        Как только я закрывала глаза, за стенкой слышались шорохи или скрипы. Кто-то явно бродил за моим домом, а прямо посреди ночи где-то рядом и вовсе раздался волчий вой. После такого точно никто не уснет!
        Собственно, я и не уснула. Только с рассветом задремала, а в дверь тут как тут, словно поджидая моей дремы, настойчиво постучали. Я в этом мире вообще когда-нибудь высплюсь?
        Стук я намеренно проигнорировала. В конце концов, у ведьмы тоже должны быть выходные, но незваный гость решил не сдаваться. Он стучал все громче и громче. Казалось, что долбит молотком прямиком по моей бедной голове, по еще выжившим в неравном бою нервным клеткам.
        Первым не выдержал Аристотель.
        - Да иди уже открой, спать охота! - пробурчал кот, забираясь под мою подушку, где, между прочим, лежала моя голова.
        - Убью! - вызверилась я и вскочила с кровати, путаясь в длинной сорочке.
        Открывая дверь какому-то дятлу, я собиралась зачитать парочку проклятий, придуманных прямо на ходу, даже если они не помогут в итоге, но, увидев за дверью ректора академии, на мгновение пыл поумерила.
        Он был все так же чертовски хорош, прямо загляденье. Не мой типаж, конечно: мне длинноволосые мужчины никогда не нравились. Длинные волосы придавали им смазливости, что ли, но этому мужчине невероятно, просто бессовестно шло.
        И глаза… Такие серые, пронзительные, чистые.
        Артимус Прайвс был бы идеальной мечтой для воздыхания, если бы не открывал рот. Причем у него имелась одна особенность, отличающая его от других мужчин, с которыми я была знакома ранее.
        Ректор Салемской Магической Академии умел взбесить всего лишь парочкой фраз.
        - Собирайтесь! - рявкнул он строго, явно разозленный тем, что ему долго не открывали.
        Я намеревалась позлить его еще немножко.
        - Я сплю! - гаркнула я не менее зло и закрыла дверь прямо перед ректорским носом.
        И только я собиралась отойти от двери и заползти обратно под теплое одеялко, а возможно, и под подушку, если там осталось для меня место, как снаружи раздалось то, что я никак не могла проигнорировать:
        - У вас есть пять минут на сборы, а потом я засчитаю вам прогул. А может быть, сразу отправлюсь в городскую стражу…
        Дверь я не открыла - распахнула с грохотом.
        - Вы издеваетесь?
        - Нисколько, - обворожительно улыбнулся мерзавец, опираясь плечом на дверной косяк. - А время уже идет.
        С особым удовольствием хлопнув дверью, надеясь, что Артимусу прилетит не только по носу, я помчалась одеваться. Одевалась опять в свое, хоть вещи уже и были не первой свежести. Будь у меня замена, я бы их постирала, а так приходилось обходиться меньшим.
        Конечно, бабушкины сундуки я еще не перебирала, но сама идея носить ее вещи мне даже в здравом уме не пришла бы. Ну что там может быть? Старые платья времен динозавров? Пуховые платки для каждой части тела? Коллекция теплых носков? Да в ее ночнушку я могла бы обернуться дважды, а потому даже не стала пытаться что-либо искать.
        План был другим. Если мне придется жить здесь какое-то время, то я должна обзавестись нормальной одеждой, подходящей для этого мира. И для этого у меня имелась целая горка монет, вырученная от продажи трав, порошков, притирок, зелий и мазей.
        Не в джинсах же мне с детьми работать, в самом деле? Я должна подавать хороший пример!
        И да, я рассчитывала именно на “какое-то время”, потому что оставаться в этом странном мире не желала ни под каким предлогом. У меня только-только начало все налаживаться в жизни! Да у меня планы на десятилетия вперед были!
        Если не помогли бабушкины записи, это не значит, что способа вернуться нет. Я верила, что он есть. Просто я о нем еще не знаю.
        Переодевшись, умывшись, я вышла за порог, и первое, что услышала, было полное издевки:
        - Не выспались?
        Смерив наглеца пронизывающим взглядом, я мстительно промолчала, не собираясь отвечать на провокацию. Вместо этого спросила о насущном:
        - Где здесь ближайший город? Мне нужно купить одежду.
        - У вас будет такая возможность сразу после обеда, - лениво ответили мне, откровенно окидывая меня оценивающим взором. - Ближайший город прямо за воротами. И да, одежда у вас странная, я еще вчера заметил. Новая ведьмовская мода?
        Он меня еще и подкалывал! Я пыхтела как паровоз, захлебываясь невысказаннымивозмущениями. Значит, обманом заставил работать на себя, а теперь еще и издевается! Ну, гад, я тебе покажу! Я тебе такое будущее предвижу, что мало не покажется!
        Я в молчании неспешно следовала за ректором. Честно говоря, попросту осматривалась в свете дня, пользуясь тем, что под ухом никто не жужжит. Предатель-кот остался досыпать, а потому я могла в одиночестве осознать и оценить открывающиеся передо мной перспективы.
        Из ближайших перспектив, как бы это ни было символично, имелось кладбище. Оно начиналось прямо в конце аллеи, что вела в центр своеобразной площади, а если проще, то зеленой лужайки для отдыха, напоминающей парк для прогулок. Из примечательного здесь были лишь деревянные лавочки да фонарные столбы, к которым даже электрические провода подведены не были.
        По левую сторону от парка стоял величественный замок, выложенный из темного, почти черного камня. Не зря вчера ночью он показался мне громадиной, потому что именно громадиной он и был. Самый высокий шпиль, наверное, достигал уровня седьмого этажа, в то время как в ширину я его даже на глаз измерить не могла. Одно понимала точно: помещений там - хоть всем городом живи.
        Справа от этого парка находились массивные кованые ворота. Они были сверху донизу облеплены цветущим плющом, что вился даже по забору, прячась за многочисленными деревьями. Я бы сказала, что здесь было очень красиво, если бы не одно но: рассматривать все это я предпочла бы в полном одиночестве, а не с довеском в виде хитровыделанного гада.
        Он - гад - как ни в чем не бывало рассказывал мне о том, что рядом с кладбищем находится озеро, а за ними большая площадка для занятий на воздухе. Она хорошо просматривалась из трехэтажного общежития для студентов и была почти не заметна из теплиц, что разместились рядом с огородами прямо за замком. Просто теплицы и тренировочную площадку разделял фруктовый сад.
        - А другие дома? - спросила я чисто из любопытства.
        - Аллея полностью отдана преподавателям и персоналу, а левее замка стоит здание, принадлежащее целителям. Вот они живут прямо там, чтобы иметь возможность оказывать своевременную помощь круглосуточно.
        - Думаете, она понадобится? - Нет, я не была наивной, просто хотелось понять, насколько все плохо.
        - Ну, это же дети. Они вечно влипают в неприятности.
        О да! Это я знала не понаслышке. И пусть у меня не было собственных детей, но в школе, где я проходила практику, одному мальчику во время переодевания дверца от шкафа упала прямо на пальцы ноги. Слава богу, все пальцы остались целыми, но боль он ощутил нешуточную. Да и с неделю провалялся дома, потому что опухшей ноге требовался покой.
        А вот девочке из параллельного класса не повезло. Младшеклассница после уроков каталась со своими одноклассниками на горке, которую построили прямо у входа в школу. И все было бы ничего, если бы она не поскользнулась на ледяных ступеньках и не упала, воткнувшись передними зубами прямо в ступеньку. Передний зуб раскололся надвое, а потому ее маме пришлось оплачивать наращивание. Но не это было самое страшное, а то, чего девочка чудом избежала. От удара передние зубы вполне могли бы войти в десну, и вот там уже так легко не отделаешься.
        - А вы всем проводите личные экскурсии? - поинтересовалась я, когда мы уже поднимались по каменным ступенькам.
        - Не всем, только самым упрямым. Ну и самым красивым, - усмехнулся мужчина, учтиво открывая для меня дверь. - Добро пожаловать в Салеймскую Академию Магии.
        Изнутри замок оказался еще величавее, но как следует рассмотреть холл мне помешали люди, что набились в его переднюю часть. Навскидку здесь было человек тридцать-сорок, но в том, что все они люди, у меня имелись огромнейшие сомнения.
        У кого-то из-под мантии торчал пушистый хвост. У кого-то были вытянутые и заостренные уши, а одна дамочка даже имела прозрачные крылья, которые я поначалу приняла за плащ.
        Решив ничему не удивляться, я протиснулась в толпу, чтобы быть поближе к импровизированной сцене, куда уже вышел ректор этой академии, судя по всему, чтобы задвинуть очень воодушевляющую речь.
        - Вот теперь все собрались, - заключил он, оглядывая нашу разношерстную компанию. Я и сама тайком осматривалась, чтобы вычленить среди умудренных жизненным опытом старцев преподавателей помоложе. - Итак, через мгновение я проведу для вас небольшую экскурсию по академии. Затем у вас будет возможность познакомиться между собой за завтраком. Сейчас мы находимся в главном холле замка…
        Замок изнутри оказался красивым. Я представляла себе холодные стены, мрачное убранство, массивную мебель, но ничего такого и в помине не наблюдалось. Да, на стенах висели факелы, но сами стены при этом были оклеены бумажными обоями с золотыми выпуклыми завитушками, а в сердцевинах факелов вместо пламени горели огненные шары.
        Холл, большая столовая, разделенная на два помещения - для студентов и преподавателей. Нам показывали хозяйственные комнаты, учительскую, кабинет директора и классы. Что примечательно, здесь не было парт в том виде, в каком они существовали у нас. Вместо десятков столов в кабинете их было всего восемь, и они тянулись от одной стены до другой. Один стол был рассчитан примерно на пять-шесть человек.
        И как дети в таком случае должны выходить к доске?
        Ах да, деревянной доски, покрытой привычной темно-зеленой краской, здесь тоже не было. Как, впрочем, и учительского стола. Вместо него стояла массивная прямоугольная трибуна, за которой располагались пока еще пустые шкафы. Конкретно мой класс находился на втором этаже этого увеселительного заведения.
        Показав нам гардеробные, большой класс для тренировок в плохую погоду и зал для празднеств, ректор удалился, давая нам немного побыть в одиночестве. Но прежде очень многозначительно посмотрел на меня. Так, будто я должна была по этому взгляду что-то понять. Наверное, что-то вроде: “Теперь вы понимаете, какие надежды я на вас возлагаю?” Хотелось, чтобы именно это глаза мужчины и выражали, потому что второй вариант, появившийся в моей голове, возрастной ценз не проходил.
        Пока мы спускались вниз в столовую, преподаватели, не скрывая, радовались, что в этом году класс только один, а платить им будут полную ставку, несмотря на количество отработанных часов. Я же их веселья не разделяла. Потому что понятия не имела, что ждет меня впереди. Как я должна учить детей тому, чего сама не знаю?
        Наполнив поднос разнообразными тарелками, я зацепила стакан с соком и выбрала себе столик поближе, чтобы в первый же день не стать посмешищем всей академии. Был у меня во время практики случай, за который мне до сих пор было стыдно. Вырядившись, как и подобает учительнице, на свой первый урок в строгий костюм: длинную серую юбку до пола, серый жакет и белую рубашку, - я перед звонком захотела в туалет, а справившись с этим нетрудным делом, вернулась в класс, успев прямо перед началом урока.
        И вот загвоздка: туалет находился в одном конце коридора, класс в противоположном, а я ни в одном из окон не захотела рассмотреть свое отражение даже мельком. А вот если бы захотела, то поняла бы, чего весь коридор откровенно ржет. Подол моей длинной красивой юбки зацепился за колготки, которые я натянула по самое не могу. Так я и продефилировала, продемонстрировав часть своего филея. Хорошо еще, что белье прикрывало больше, чем демонстрировало.
        Усевшись за столик, я оглядела свой нескромный завтрак. Омлет на пару, салатик из капусты, сырники со сметаной и стакан сока - все было настолько привычным, что даже не верилось, что я сейчас нахожусь в другом мире. Может, все-таки радиация?
        - И не надейся, - вдруг произнесла молодая брюнетка, подсаживаясь вместе со своим подносом за мой столик.
        - Что “не надейся”? - переспросила я, так и не уловив сути ее выпада.
        - Не надейся, что все это сон, - усмехнулась она, ставя на мой поднос одно из своих пирожных - шоколадный бисквит в обилии белкового крема, с красной ягодкой на самой макушке. - Амелия Сампус, преподаватель по травологии.
        - Лиля… - произнесла я, намереваясь представиться, но тут же одернула себя, вспомнив, что здесь меня величают под другой фамилией. - Лилия Булуар, потомственная ведьма в десятом поколении.
        - О-о-о! - восхитилась девушка, пожимая мою протянутую через стол руку. - Будем знакомы.
        Сама столовая хоть и была разделена на две части широкими арками, но с наших мест хорошо проглядывались столы для студентов, как, впрочем, и преподавательские. И вот что странно: завидев Амелию, другие учителя явно намеревались подойти к нам, но стоило их взглядам остановиться на мне, как наш стол они тут же обходили десятой дорогой.
        - Тебе не кажется, что на меня как-то странно смотрят? - прошептала я, искоса поглядывая на чужие крылья, рога, хвосты и уши.
        - Ничего странного, - улыбнулась девушка, закручивая блин с вареньем. - Ты здесь единственная ведьма, а к ведьмам маги относятся настороженно. Да и не только маги. Сама знаешь, какая у вас репутация.
        - Угу, - скромно кивнула я, на самом деле понятия не имея, о чем Амелия говорит.
        - Да не переживай ты так, не тебя одну избегают. Вот взять, например, Ротрифа, - указала она на статного крылатого мужчину с изогнутыми рогами. - Он чистокровный демон. Их вообще все кругом боятся.
        - А какой предмет он преподает? - поинтересовалась я, стараясь не смотреть на хмурогомужчину.
        - Он дает уроки ближнего боя.
        - А зачем они ведьмам и ведьмакам? - Я точно чего-то не понимала.
        - Как зачем? - Амелия аж возмутилась. - Чтобы уметь постоять за себя там, где нельзяиспользовать магию.
        - А, ну да. Логично. - Я натянуто улыбнулась. - А это кто?
        - С рыжими волосами? Это Лукреция - секретарь ректора. В ее родословной потоптались лепреконы, поэтому у нее такой маленький рост и вредный характер. А через стол от нее сидит Облин. Он настоящий оборотень.
        - Тоже преподаватель? - Вспомнив волка, которого видела и слышала прошлой ночью, я даже выпрямилась.
        Вот ему я точно какое-нибудь вредное зелье сварю за свою бессонницу!
        - Да нет, он из охраны.
        Разделавшись с блинчиками, Амелия принялась за десерт, а я только вспомнила, что мне тоже, между прочим, есть надо. Потратив пару минут на то, чтобы расправиться с сырниками и салатом, я продолжила тему беседы:
        - А ты многих здесь знаешь, да?
        - Да почти со всеми уже перезнакомилась за неделю.
        - За неделю? - Скрыть удивление мне не удалось.
        - Ну да, многие преподаватели прибыли раньше, чтобы помочь облагородить территорию и замок. Хотя, как на мой взгляд, этим должны заниматься ученики или их родители. Как будто нам больше всех надо. Ну ничего, мы на каникулах на них отыграемся. - Улыбка девушки в тот же миг засияла, а я уже заранее пожалела бедных родителей, которым придется чинить шкафы, красить стены и отмывать с парт надписи разнопланового характера. - Кстати, а как ты вообще согласилась на эту работу?
        - Так получилось, - пожала я плечами, не желая рассказывать, что здесь оказалась из-за своей неопытности в магических вопросах.
        Да ладно, что юлить? Меня попросту обвели вокруг пальца. Посмотрела бы я на этого ректора, если бы на моем месте оказалась бабушка. Она бы себя точно в обиду не дала.
        - Насколько я знаю, кодекс ведьм запрещает разглашать любую информацию чужакам. Ведьма передает свои знания только своим детям. Разве это не так?
        Я аж закашлялась, подавившись пирожным. У нас тут еще и свод особых правил для ведьм имеется?
        Хотя это тоже вполне логично. Если есть братство, значит, есть и законы, которые я, выходит, собираюсь нарушить. Отличненько меня ректор подставил! А делать теперь что? И еще интереснее, что мне за это будет?
        Как следует прочистив горло, я сипло ответила:
        - Это старые правила. Сейчас они уже не действуют. Современное общество и все дела…
        - Ну и отлично. А то я слышала, что за нарушение кодекса ведьм и ведьмаков казнят свои же. Было бы досадно, если бы тебя убили. Тут мало молодых преподавателей, - как ни в чем не бывало размышляла Амелия.
        - Мне в город надо, - выдохнула я, окончательно обомлев.
        Руки мелко затряслись от страха, а мысли заплясали по разным сторонам в поисках выхода. Он, как назло, не находился. Паника в ужасе приказывала бежать за тридевять земель.
        - О, и мне тоже, - обрадовалась брюнетка. - Сходим вместе?
        - Ага, встретимся через час, - согласилась я, понимая, что проводник в этом мире мне просто необходим. И лучше, если это будет не кот. - Мне надо домой забежать.
        До старого ветхого домика, что зарос высокими кустами, я не добежала - долетела. А ворвавшись в него, тут же накинулась на вылизывающегося кота.
        - Нашел время! - психанула я, падая на стул. Ноги не держали совершенно.
        - А шо я такого делаю? - недоуменно замер кот, задрав заднюю лапу выше головы.
        - Да вот именно, что ты ничего не делаешь! Ты почему мне не сказал, что меня мои же сожгут, если я преподавать ведьмам и ведьмакам стану?!
        - А смысл? - Ужаса в глазах кота не наблюдалось, но лапу он опустил. И на том спасибо! - Уже ничего не изменить. Договор-то магический, так просто не расторгнешь.
        - Да меня же убьют теперь! - вызверилась я, раздражаясь от спокойствия Аристотеля.
        - Не убьют. Ты договор-то вообще читала, бедовая твоя голова? До конца срока договора ты находишься под защитой академии и ректора. Почитай на досуге.
        Ждать досуга я не стала. С тех пор, как договор появился в моих руках, я его действительно не читала. Просто смотреть на него не могла, потому что он являлся прямым доказательством моей несостоятельности как личности. А еще потому, что до сих пор сомневалась в реальности происходящего. Мне, как современному человеку, было гораздо легче поверить в психическое расстройство и радиацию.
        Схватив со стола листок бумаги, я внимательно вчиталась в него. Несколько пунктов описывали мои обязанности. Так, например, я должна была отработать двадцать четыре часа в неделю, за что мне полагалась неплохая такая зарплата по меркам этого мира, но злости моей ее размер нисколько не умалял.
        А еще ректор Салеймской Академии Магии изрядно схитрил. На территории учебного заведения мне должны были предоставить жилье, а вместо этого он перетащил сюда мой дом. Вот и нарушение одного из пунктов, но что-то мне подсказывало, что даже если я на него укажу, потребовав разорвать договор, пошлют меня далеко и надолго. Технически-то жилье на территории академии у меня есть.
        Нет, так жить я не могла. Мне срочно нужно было составить план.
        Собственно, им я и занялась.
        Разыскав в шкафу лист бумаги и карандаш, что отличался грубоватой отделкой, я набросала примерный план своих дальнейших действий.
        Первое и самое важное - мне нужно найти способ вернуться обратно в свой мир. Для этого мне необходимы знания, которые, я надеялась, смогу получить в академической библиотеке. Ведь на то это и академия, чтобы в ней имелись книги по всем направлениям.
        Вторым пунктом являлись мои финансы. Зарплату, согласно договору, я смогу получить только в следующем за отработанным месяце, а значит, мне придется изворачиваться и искать способ быстрого заработка. Жить-то мне на что-то нужно.
        Как насчет нелегальной торговли прямо на территории академии? Ох и взбесится Артимус! Только ради этого стоит начать приторговывать порошками, зельями да мазями!
        Третье и самое печальное - мне придется чему-то учить детей. А чтобы их чему-то научить, я должна сама хоть что-нибудь знать. Пожалуй, из всего плана этот пункт был самым сложным.
        Разобраться в нем мне должны были помочь бабушкины записи. Наверное.
        Четвертое, но не самое простое по важности - я должна обзавестись элементарными вещами, которые нужны для комфортного проживания в этом мире. Конечно, стоило бы сначала провести ревизию в доме и понять, что вообще тут есть, чтобы не тратить деньги на лишнее. Возможно, чтото ненужное мне даже удастся продать.
        Ну и пятое - то, что прямо-таки жгло мою душу. Все мое естество настаивало на том, что я должна максимально испортить жизнь ректору, чтобы он триста раз подумал, прежде чем неволить ведьм, подставляя их под угрозу казни.
        И нет, я совсем не злопамятная. Просто злая и память у меня великолепная.
        - Хм… Как насчет любовного зелья? - спросила я у Аристотеля, что развалился на столе передо мной, внимательно читая все мои записи. - Хотя нет, это как-то слишком просто. Пусть будет заклинание спутанных волос. Интересно, в бабушкиных книгах такое вообще имеется?
        Чтобы не тратить лишнего, я на отдельном листе составила список покупок. Деньги-то я посчитала, но понятия не имела, на что этого хватит. Оценив мой список, кот смешливо цокнул языком.
        - Негусто, - прокомментировал он наши богатства. - Но что-то дешевенькое подобрать вполне можно, если тебе нужно все из твоего списка.
        - Все, - согласилась я, пересматривая записи.
        Нет, я определенно не могла выкинуть ни одежду, ни обувь, ни канцелярию. В своих кроссовках, джинсах и футболке с ветровкой я буду выглядеть как бельмо на глазу академии. Другие преподаватели, даже несмотря на отличающие их от людей лишние или видоизмененные части тела, одевались строго и профессионально. Ничего вызывающего в их обликах я сегодня не заметила, поэтому ударить в грязь лицом не могла.
        Час прошел незаметно. Будь у меня еще хотя бы полчаса, я бы обязательно провела ревизию в сундуках, но за неимением времени решила заняться этим по возвращении.
        В конце концов, мне не привыкать жить целый месяц на одну стипендию. Да я даже одеваться при этом умудрялась!
        А что? Кормят тут бесплатно - это договором прописано. Крыша над головой у меня тоже есть. В общем, если еще и приторговывать из-под полы, то вполне себе можно жить. А если много приторговывать, то жить и вовсе поучится хорошо.
        Переложив квадратные монеты в мешочек, я засобиралась на выход.
        - В дом никого не пускай. И поесть что-нибудь, пожалуйста, приготовь.
        - Я тебе шо, кухарка? - возмутился котяра, спрыгивая со стола на пол. - И потом, я обязан пойти с тобой.
        - С чего бы это?
        - Фамильяр всегда сопровождает ведьму, - важно ответил Аристотель, за мной следуя к двери. - Фамильяр - неотъемлемая ее часть.
        - А что ж ты со мной не отправился, когда ректор пришел?
        - Я себе враг, шо ли? - натурально возмутился кот, проскакивая на улицу. - Ты знаешь, какой у него уровень магии? Он даже нашу защиту преодолел! А если бы захотел, то и в дом смог бы войти.
        - А чего ж тогда не вошел?
        - Вежливый, наверное. А может, это ты ему доверия не внушаешь. Мало ли что у тебя там в голове? Ты же ведьма.
        - Ну спасибо, - проговорила я возмущенно, следуя вперед по зеленой аллее. - Слушай, а раз фамильяр должен везде с ведьмой ходить, это означает, что ты присутствовал при воровстве артефакта.
        - Присутствовал, - на удивление, согласился хвостатый, - но что это был за артефакт и куда он делся потом, я не знаю.
        И вот врал же! Нагло врал прямо в глаза, неизвестно по каким соображениям. Помолчав минуту-две, я решила, что наставить на ответе не стану. Вместо этого лучше сама поищу информацию об этом сборище ведьм без кота.
        - Как, ты говоришь, называется это братство? - поинтересовалась я задумчиво.
        - Ведьмовское, - легко ответил Аристотель.
        - Ладно, разберемся. При других о моем попаданстве ни слова.
        Амелия ждала меня прямо у ворот. Переодевшись вместо светло-серого костюма в темно-красное платье длиною до пола, девушка вся цвела и пахла. Пахла определенно духами, причем такими, что забыть этот аромат попросту невозможно. Впрочем, его влияние прошло уже буквально через минуту моих кажущихся бесконечными мук.
        Но этой минуты миловидной брюнетке с большими голубыми глазами хватило, чтобы затискать Аристотеля до состояния ужаса.
        - Помоги! - орал он, пытаясь вырваться из крепкого захвата.
        - Не понимаю, что тебе не нравится, - мстительно улыбнулась я, наблюдая за его мучениями.
        Правда, уже в следующее мгновение буквально все не понравилось мне. Цапнув Амелию за руку, хвостатый стрелой запрыгнул на мое плечо, а потом и вовсе развалился, обвиваясь всей немаленькой тушкой вокруг моей шеи. Качнувшись от тяжести, я едва не упала, но отодрать наглого котяру не получилось ни с первой, ни с пятой попытки. Он просто вцепился в мою ветровку когтями. За что и получил по пушистой попе.
        Ветровка, между прочим, была моей любимой!
        Городок действительно находился прямо за воротами академии. Его даже можно было бы назвать современным, если бы не повозки с запряженными в них конями.
        Трехэтажные здания оплетали собой всю главную улицу, впитывая ржавыми стенами солнечные лучи. Из того, что я видела, можно было смело сделать вывод, что живут здесь люди только на вторых и третьих этажах, в то время как первые использовались под магазины. Только называли их здесь по-простому - лавками.
        Дорога, по которой мы шли, была вымощена серым камнем. По бокам от нее рядом с домами раскинулись узкие тротуары, по которым, в принципе, мало кто ходил. Городские предпочитали простор и смело шли навстречу коням и возницам.
        Фонари здесь, как ни странно, тоже имелись. Правда, не такие столбы, к которым я привыкла. Вместо них стояли железные трубы высотой примерно с меня. Каким образом они давали свет, я пока не понимала.
        Что примечательно, кроме чистокровных людей, нам больше на пути никто не попался. Одеты они были по-разному. Кто побогаче, кто победнее, но одно я могла сказать точно: у нас так давно не одевались, лет так двести, наверное. Я в своей одежде на фоне их старомодных вещей однозначно привлекала внимание.
        - Городок тут совсем небольшой. Буквально на пять улиц. Но зато чистый. Мы когда приехали неделю назад, мэр как раз ремонт заканчивал. Видимо, в связи с открытием академии король выделил дополнительное финансирование, - рассказывала Амелия, в отличие от меня не вертя головой, чтобы увидеть и запомнить как можно больше.
        - А уж местные, наверное, как обрадовались тому, что академия открывается, - предположила я.
        - Торговля вырастет, а значит, и доходы, так что им действительно есть чему радоваться. - согласилась девушка.
        - Интересно, а магов тут много?
        - Тут? Да, может, с десяток слабеньких наберется. А ты вообще сама-то откуда?
        - Из деревни “Покровка” мы, - ответил за меня кот, не давая мне рассказать о том, как я сюда попала против своей воли.
        Будто я сама не понимаю, что лучше этой информацией ни с кем не делиться. Мало ли, может, у них тут хождение между мирами под запретом? Я же даже законов местных не знаю.
        По лавкам мы нагулялись от души. Все больше бродили и рассматривали, потому что денег мне действительно мало на что хватило, но и покупали тоже. Кот посоветовал мне в первую очередь купить одежду, что полагалась ведьме по регламенту. Существовали особые правила, в чем и при каких обстоятельствах должна появляться ведьма. Так я обзавелась черным и темно-синим платьями с поясками, черным плащом и кожаными ботиночками. Еще на глаза мне попалась недорогая сумка из чьей-то чешуи. Ее продавали со скидкой из-за небольшого брака: кто-то чешую поцарапал когтем.
        Оставшихся денег мне едва хватило на чулки, белье, ночнушку и канцелярию. Чистые тетради и ручки я в принципе любила еще со школы - это была моя маленькая слабость, но здесь привычных взгляду предметов не нашлось. Вместо обычных ручек были перья, которые заполнялись чернилами и имели острые наконечники. Вместо тетрадей в полоску или клетку - обычные альбомные листы. Разве что переплет шел по широкой стороне.
        Вообще, я даже примерно определить не могла, какой курс у местных денег был по отношению к тем, какими я пользовалась на земле. Цены на товары скакали, различаясь высотой. Например, обувь здесь стоила очень дешево, а вот тетради и платья обошлись мне в кругленькую сумму. Не хватило мне на красивый иссиня-черный плащ. Он был безумно дорогим по отношению к тому, который я купила. На эти деньги я могла бы взять десять таких плащей.
        На последние монетки мы с Амелией посидели в местном кафе, которое называли таверной. Я честно хотела оставить про запас хотя бы пару монет, но не удержалась. Было любопытно, какими блюдами славится этот мир, но ничего сверхъестественного в меню таверны не нашлось. И самого меню не нашлось - его нам пересказывала подавальщица в белом фартуке.
        Девушка смотрелась так гармонично на фоне деревянной мебели. Грубо сколоченные столы, лавки и стулья приковывали взгляд. Казалось, что я попала в настоящее средневековье, но, по сути, это так и было. Современностью тут и не пахло.
        Я себе заказала по одному кусочку пирога на дегустацию: капустный и яблочный. Амелия выбрала пышные булки с мясом, а кот скромно остановил свой выбор на тарелке молока. Пили мы по итогу чайный сбор, щедро приправленный медом.
        - Интересно, а почему я единственная ведьма в академии? - спросила я, чтобы не сидеть в молчании.
        Да и так любопытно было. Вроде учат ведьм и ведьмаков, а преподают маги. Разве могут маги знать все тонкости ведьмовского искусства?
        - А потому что только ты ведешь ведьмовские предметы. История, землеведение, расы, физподготовка, травология и другие - эти направления вполне могут вести маги. Там особых знаний не нужно…
        Амелия все говорила и говорила, рассказывая, какие дисциплины преподают в академии, но я ее уже не слушала. Все мое естество вдруг сделало стойку. В желудке поселилось неприятное ощущение страха. Чувство, будто на меня пристально смотрят, стало неотъемлемой моей частью.
        Обернувшись на деревянном стуле, я наткнулась взглядом на окно, но, кроме торговца овощами, чья лавка находилась ровно напротив, за ним больше ничего не просматривалось.
        Но мне же не показалось! Или все-таки показалось?
        Обратно мы с Амелией и котом возвращались довольные покупками и друг другом. Магичка оказалась очень общительной и эмоциональной. Я еще в столовой поняла, что принимать ее общение необходимо дозированно, а иначе разболится голова, а в городе мои подозрения только подтвердились. Но все равно она мне понравилась. Как человек, а точнее, как маг.
        Распрощавшись с коллегой в начале зеленой аллеи, где стояли дома для преподавателей и персонала, мы с котейкой прошествовали к себе. Я тащила объемные свертки, он - просто наслаждался жизнью, но ровно до того момента, пока не разглядел наше крыльцо. Там нас уже поджидали гости, и не сказать, чтобы долгожданные.
        - Ты тоже это видишь? - скукожился Аристотель, прячась за мои ноги и опасливо выглядывая.
        - Я же тебе говорила, что тут волк есть! - обрадовалась я, засеменив к дому. - А ты - грибы, грибы…
        Глава 5: Первое данубря
        Оборотень по наши души пришел не просто так, а с очень деликатной проблемой, из-за которой я его в дом не пустила и к коту приближаться не разрешила.
        Оказывается, блохи его задолбали, что аж сил уже с ними бороться нет. Побегал он тут в академии, территорию патрулируя, да в кустах и нахватался по самые уши.
        - Если кто узнает, стыдоба же, - отчаянно подвывал Облин, чухаясь мохнатой лапой. - Подумать только, оборотень блохастый, да еще и в таком почтенном возрасте. А мне же по территории во время дежурства только в волчьем облике перемещаться можно. А как тут перемещаться, если чешется все?
        Я с трудом удерживала серьезное лицо, слушая жалобы волка-переростка. Проблемой мужчины я, конечно, прониклась, но не настолько, чтобы не ржать над ним. Все-таки есть справедливость в этом мире! Он мне спать всю ночь не давал, а ему теперь блохи покоя не дают! Карма!
        - Вы зайдите ко мне через час, а я пока подумаю над решением вашей проблемы, - сипло выдавила я из себя, чтобы не смеяться. - Ну, не чешитесь вы, право слово. Мне еще котаблохастого не хватало!
        Закрыв дверь, я сгрузила свои покупки на стол, а сама отправилась к шкафу за бабушкиными книгами, но, потратив на поиски чего-то стоящего целый час, так ничего подходящего и не нашла.
        И вот как я сейчас волку скажу, что ему придется и дальше чухаться? Хоть полынь иди собственноручно ищи! А ведь если он кому еще и расскажет, что ведьма ему помочь не смогла, я вообще без клиентуры останусь, так и не успев ничего заработать!
        - Лиль, а Лиль? - подошел ко мне кот, обтираясь под столом о мои ноги. - А сыпани мне, пожалуйста, той дряни невкусной из пакетика?
        - Так она же тебе не понравилась? - удивилась я, заглядывая под стол.
        - Не понравилась, - согласился Аристотель. - Но уж больно хочется еще. Как будто дурман какой-то. Ну сыпани, а? Жалко тебе, что ли?
        - Да не жалко, - пожала я плечами, поднимаясь.
        Нырнув в пакет с кормом, я перебирала вкусы, пока не заметила на самом дне пакета белую бутылку с синей этикеткой. А это у нас что?
        Достав бутылку, я едва не заплясала от радости! Это был шампунь от блох, который мне консультант всучила как очень важную в жизни каждого кота вещь. И не только кота! И вот теперь я понимала, что таки невероятно важную. Этот флакончик мне репутацию спасет!
        Стук в дверь раздался ожидаемо, потому как время вышло, но я все равно попросила Облина немного подождать. Мне нужно было перелить шампунь в другой объемный пузатый флакончик.
        А то мало ли? Вдруг они тут и читать умеют на всех языках нашего мира?
        Закупорив бутыль, я вышла на порог к чешущемуся оборотню. Причем чесался он теперь в два раза интенсивнее, бросая мне на порог свою шерсть. Линька у него началась, что ли?
        - Вот, самое лучшее зелье из тех, что я отыскала. Вам нужно помыться в волчьем облике, используя это средство.
        - И поможет? - с надеждой в желтых глазах взглянул на меня волк-переросток.
        - Обязательно. Главное, намыльтесь хорошо и подождите минут пять, а потом смывайте.
        Даже не считая монет, мне всучили целый мешочек. Он был увесистым и тяжелым, даря мне безграничную радость. Эх, если так и дальше дело пойдет, я и на красивый плащ насобираю, и точно ни в чем не буду нуждаться. Как говорил наш преподаватель, на одну зарплату учителя не проживешь. Лучше выходить замуж и жить на две, ибо две пенсии в старости тоже пригодятся.
        Я уже собиралась закрывать дверь, как словно прямо из воздуха появился белый листок бумаги. Он припечатался мне на лоб, изрядно этим напугав. Это что еще у нас тут за новости?
        Отлепив листок от себя, я зачитала оповещение, посланное ректором. В нем говорилось, что завтра у меня пар нет, но на работу все равно надо. На утро была назначена планерка, где я должна была изучить свое расписание и подписать его. Затем от меня ждали составления программы занятий хотя бы на ближайшие дни. Ну и знакомство с учениками - куда уж без этого?
        Ниже прилагался список предметов, по которым я должна была составить подробный план занятий на первый год обучения. В него входили зельеварение, ведьмовское право, полет на метле, составление заклинаний, лечебное дело, запрещенная магия и фамильяры.
        От количества дисциплин, приписанных мне, я, откровенно говоря, ошалела. По всему выходило, что у этих детей я вела все основные занятия, как и положено учителю начальных классов, но вот в чем загвоздка: у других учителей был только один предмет, а зарплата им полагалась такая же, как и мне! Амелия мне сама сказала.
        Прикинув в уме, что двадцать четыре часа в шестидневку - это по четыре урока в день, я не спешила радоваться. Можно было бы подумать, что таким образом большая часть дня у меня останется свободной - работа не бей лежачего, однако все было не так просто.
        Подготовка к урокам - это раз. В моей ситуации ее в любом случае придется делать заранее. Чему я буду учить детей, если сама ничего не знаю?
        Проверка домашних заданий, тестов и контрольных - это два. Во время уроков и перемен я точно не буду успевать это делать. Там бы материал успеть рассказать, чтобы в ясных головах хоть что-нибудь осталось.
        Внеурочная деятельность, к которой меня, естественно, припахают, - это три. Учебное заведение же не может быть просто учебным заведением! Им концерты подавай да всевозможные проекты!
        С такой жизнью хоть бы на сон время находить! Когда я шла учиться, то ни о чем из этого совсем не думала, а вот на практике хлебнула по полной, проверяя чужие домашки до самого утра. И ладно бы потом можно было лечь спать - так нет же! Приходилось тащиться в школу и вести занятия. А потом дети спрашивают, почему учителя у них злые. Да потому что спать хотят!
        К подготовке я приступила тут же, стоило разобрать свои покупки. Пока я корпела над бабушкиными записями, выбирая темы для первых занятий, Аристотель после корма воспылал тягой к готовке. На ужин меня ждали сырники со сметаной и кот, который тонко намекнул, что на одном твороге мы долго не протянем и надо бы продуктов купить, а то заканчиваются. Я в ответ пообещала завтра же заняться этим вопросом. Конечно, если сегодня меня покормят.
        А есть хотелось просто жутко. Два кусочка пирогов давно улеглись, а желудок мечтательно вспоминал о йогурте с ешками, о печенье на пальмовом масле, о зеленом чае и вредном кусочке торта. Мне даже мерещились ароматы пюрешки и жареной куриной ножки.
        Может, к соседям на ужин напроситься? Явно же у них пахнет.
        В общем, есть хотела сильно, но ни один из этих деликатесов ко мне чудесным образом так и не явился. Вместо них кот придвинул мне тарелку с сырниками и сметаной, которые я, между прочим, сегодня уже ела на завтрак. Знала бы, блинов с вареньем взяла бы.
        - Итак, первая тема занятия - правила поведения в школе, - написала я на чистом листе, откусывая от сырника, наколотого на вилку, но тут же все зачеркнула. - Тьфу ты, в ведьмовской, чтоб ее, академии.
        Делая записи и пометки да изучая бабушкины книги, я просидела до самой ночи, а составив план занятий на первый день, спешно искала заклинания по глажке и стирке, чтобы привести в порядок свои вещи и те, что купила в городе. Как ни странно, таковые заклинания действительно имелись в наличии, так что жизнь моя стала значительно проще. Особенно когда они сработали.
        Разобравшись с вещами, выбрав на завтра темно-синее платье, я засела за новые записи, чтобы подыскать темы для второго учебного дня, но Аристотель моего энтузиазма не разделял. Он уже не просто начал ругаться, а, в буквальном смысле вцепившись зубами в мою сорочку, тащил меня в сторону кровати.
        Пришлось подчиниться. И только моя голова коснулась подушки, как меня тут же вырубило. Показалось, что не прошло и минуты, как я проснулась от оглушающего «врррряяяяуууу», которое абсолютно точно не принадлежало коту. Мы с ним, в принципе, проснулись синхронно, и если бы не печка и стена, между которыми была фактически зажата кровать, то мы вдвоем шандарахнулись бы на пол.
        - Это что? - спросила я обескураженно, пытаясь разлепить глаза.
        Этому простому действу поспособствовал лист бумаги, снова появившийся прямо из воздуха. Как и в прошлый раз, он прилетел мне точно в лоб.
        Смахнув бумажку, я бурно выругалась. Месть ректору обещала быть знатной, прямо-таки фееричной. Оставалось только найти на нее время.
        Зачитав послание, я спешно слетела с кровати. Ровно через час мне нужно было находиться в холле главного здания для встречи с моими учениками. Казалось бы, что нет ничего сложного в том, чтобы умыться, привести себя в порядок и одеться, но так думает тот, кто никогда не был женщиной. На самом деле на все это уходило много времени. Особенно на макияж, на котором так настаивал Аристотель.
        - Ни одна нормальная ведьма не появится на людях без соответствующего ведьмовского образа! - наставлял он меня, готовя завтрак.
        Впрочем, завтраком меня баловали исключительно потому, что прежде я выложила в миску содержимое пакетика с влажным кормом. Эту «мерзость» хвостатый у меня буквально выпросил, заставляя обеспокоиться о его состоянии. Может, туда и правда что-то такое добавляют? Кошачью мяту, например, или валерьянку. Лично я в кошачьих предпочтениях не разбиралась.
        - В следующий раз сам себе накладывай. Ты же знаешь, где лежат пакеты с кормом, - посоветовала я, забирая со стола записи.
        - Да ты шо? Как я его открою? - возмутился Аристотель, делая большие глаза. - У меня же лапки!
        - Ну ты же как-то готовишь, - удивилась я, вспомнив нарезанные им же овощи.
        - Как-то! Да я самый лучший повар! - решил обидеться фамильяр. - Тут все под меня сделано, чтобы мне удобно было. Да если бы не я, род Балуар уже давно вымер бы, ибо никто из моих ведьм готовить совсем не умел.
        - Вот что верно, то верно, - безоговорочно согласилась я. - Ты знаешь, я даже удивлена, что у меня тогда зелье для извозчика и лошади сварить получилось. Обычно я даже с омлетом не справляюсь.
        - Ешь давай садись, горе мое луковое, - проворчал котяра, ставя на стол тарелку с гречневой кашей.
        Кроме нее меня почивали свежим хлебом с маслом, вареными яйцами и чаем. Быстро поглотав все, толком даже не жуя, я вспомнила о папке, которую вчера купила в городе. Надеялась, что она придаст мне некоторой солидности, чтобы я могла выглядеть специалистом, знатоком своего дела. А что? Врать - так до последнего.
        Переложив в папку все листы с планами занятий, я добавила парочку бабушкиных книг. Они должны были мне помочь, если кто-то из детей вдруг начнет задавать мне вопросы. Если я не смогу на них ответить, то какое мнение они обо мне составят?
        В последний момент решив вооружиться по полной, я распихала по карманам платья десяток ингредиентов и парочку зелий для демонстрации. Одно из них было успокоительным. Его я даже влить в себя не побрезговала. Все лучше, чем чувствовать мандраж, что не охватывал меня уже давненько. В последний раз я испытывала его на самом первом экзамене.
        Последним штрихом в моем бесподобном образе оказался Аристотель. Он запрыгнул мне на плечи, оборачиваясь меховым воротником.
        - Вперед, - скомандовал фамильяр, обдавая меня ароматом влажного корма с курицей.
        Н-да… Такими духами от меня еще не пахло.
        - Слушай, а метлу брать? - застопорилась я уже у двери, наткнувшись взглядом на этот летный транспорт, что притаился в углу.
        - А мы что, летим куда-то? - озадачился котейка не меньше меня.
        - Да нет… - засомневалась и я. - Но регламент же и все дела.
        - По регламенту метлу не обязательно с собой таскать. Ведьма может свою метлу в любое время призвать.
        - Ага, только у меня своей метлы нет, - вздохнула я, мысленно добавляя в свой длинный список еще один пункт. - Ладно, будем разбираться с проблемами по мере очередности.
        С легкой душой толкнув дверь, я успела сделать только шаг, прежде чем в эту же дверь и влетела. Створка никак не желала поддаваться, сколько бы сил я к ней ни прикладывала.
        Это что у нас опять за новости? Вслух же сказала другое:
        - Не поняла.
        Следующие несколько часов меня бесили сразу две вещи: дверь, которая никак не открывалась, и ректор, который строчил мне послания одно за другим. Эти послания неизменно прилетали мне прямо в лоб, даже если этот самый лоб я прятала под подушкой.
        Идеально выглаженное заклинанием строгое платье давно помялось, макияж размазался, а папка улетела на стол из-за своей ненужности. За это время мы с котом перепробовали все способы открыть дверь и даже пытались выбить ее, но створка абсолютно не поддавалась. Больше того, ее не пробирала даже магия, а снять с дома поставленную бабушкой защиту у меня так и не получилось.
        Попытка вылезти через окно тоже оказалась бесполезной. Я даже ненароком подумала, что это именно сам дом меня не хочет выпускать. В конце концов нам с Аристотелем пришлось смириться с таким положением дел. Я надеялась, что кто-нибудь явится нам на помощь, а кот просто решил заняться чем-нибудь полезным. Например, приготовлением обеда.
        И я, быть может, тоже последовала бы его примеру, если бы не одно маленькое но. С каждым часом записки от ректора становились все красноречивее и прилетали все чаще.
        И это в мой первый рабочий день! Да что я за ведьма такая, которая из собственного дома выбраться не может?
        Записки были самыми разнообразными. Сначала у меня просто спрашивали, когда я явлюсь пред светлые очи ректора и учеников. Потом взывали к моей совести, рассказывая о том, что я хоть и девушка, имеющая право на опоздание по этикету, но приглашали меня не на свидание.
        Затем содержимое сообщений стало на порядок злее. Мне угрожали, меня предупреждали, а сквозь предложения так и чувствовались те ругательства, которые не были записаны.
        Только толку от угроз Артимуса не было никакого.
        Вслух-то я на его сообщения отвечала, а вот отправить ответ магически не могла. В бабушкиных книгах не нашлось заклинаний, которые помогли бы мне отправить письмо, и даже Аристотель не знал, как с кем-то связаться на расстоянии без особого артефакта.
        Окончательно расстроившись, я переоделась обратно в сорочку. Время уже подходило к ужину, а еда у нас закончилась еще в обед. Ко всему прочему последняя записка от ректора гласила, что я оштрафована на десять процентов от зарплаты.
        Зашибись, я еще ничего не заработала, а уже ушла в минус по деньгам. Но, честно говоря, мне было уже все равно. Я ощущала вселенскую грусть, боясь лишь одного: что в голодном заточении мы можем оказаться не на один день.
        В последний раз без особой надежды толкнув по-прежнему запертую дверь, я села за стол писать план других занятий. Прежде чем в дверь с той стороны настойчиво забарабанили, я успела полностью сделать конспект для одной темы.
        - Кто? - спросила я без особого оживления.
        - Ваша совесть, - зло пророкотали с другой стороны. - Немедленно откройте дверь.
        - Не могу, - ответила я, сохраняя спокойствие.
        - Что значит не могу?
        Судя по голосу, ректор становился все злее, но что я могла поделать? Даже успокоительных капель через окно выкинуть не могла.
        - Вот то и значит - не могу.
        - ВЕДЬМА, ДА ТЫ ИЗДЕВАЕШЬСЯ? - Кажется, у кого-то сдавали нервы.
        А мне почему-то так хорошо на душе становилось. Вот прямо не знаю, с чего бы.
        - А вы попробуйте дверь открыть, - предложила я.
        С той стороны дверь не то что открыть, снести попытались, но, как и мне, она не поддалась.
        - Не понял.
        - Удивительно, да? Вот и я удивилась. - Отложив записи, я все-таки поднялась из-за стола и подошла к двери, чтобы наконец выразить свои возмущения: - Вместо того, чтобы забрасывать меня записками с угрозами, могли бы послать кого-нибудь за мной и выяснить, что я из дома с самого утра выбраться не могу! А мы тут, между прочим, голодные! У нас продукты закончились!
        - Да! - поддакнул кот, видимо, ощутив себя защищенным за дверью.
        Но ненадолго. В то же мгновение наш дом затрясся так сильно, что мне пришлось схватиться за шкаф. Стул качнулся, все записи посыпались на пол вместе с перьями. И вот хорошо, что им не требовались чернильницы для заправки, а иначе была бы у меня сейчас синяя лужа на столе и на полу.
        Все остальное, словно намертво приклеенное, стояло по своим местам. Я уже знала, что так работают чары, наложенные бабушкой.
        - Вы что там делаете?! - крикнула я, прилипнув к шкафу.
        - Защиту снимаю, - деловито оповестили меня. - Ее у вас перемкнуло.
        - А не из-за ваших ли записок ее перемкнуло?!
        Эта мысль пришла ко мне не сама собою, не интуитивно. Всего несколько минут назад я закончила конспект для занятия, на котором как раз собиралась разобрать влияние чужой магии на уже готовое плетение, сколь бы незначительным оно ни было. Так вот, бабушка в своих записях ясно давала понять, что вмешиваться в чужое плетение нельзя, а иначе последствия могут быть непредсказуемыми. Чужое плетение можно только полностью снять.
        - Может, и из-за моих, - недовольно ответили мне. - Мы спорить будем или вас вызволять?
        Сразу после этой фразы наш дом трястись перестал, позволяя мне наконец-то отлипнуть от шкафа, а коту выбраться из своего укрытия - печки. Более того, дверь спокойно распахнулась, являя мне донельзя благодушного мага, облаченного во все черное. Мне даже улыбнулись ненароком.
        - Разрешите пригласить вас на ужин, - вдруг миролюбиво произнес Артимус, так и не переступая через порог.
        - Я за! - тут же откликнулся кот и пулей оказался у двери рядом со мной.
        А я только поняла, что предстала перед ректором в одной ночной рубашке. И если меня сам этот факт не очень смущал, то от пристального взгляда мужчины я почувствовала себя не в безопасности.
        Может, он просто тоже голодный, а?
        Дав мне пять минут на то, чтобы привести себя в порядок, Артимус сам так и остался дожидаться меня на улице, но, когда я вышла при всем параде, выяснилось, что ужинать мы идем совсем не в академическую столовую.
        - Там сейчас толпа оголодавших за день студентов и таких же оголодавших преподавателей, - оповестили меня, неспешно следуя по зеленой аллее между домами. - Честно говоря, я на них за целый день уже вдоволь насмотрелся. Хотелось бы немного отдохнуть. Я, кстати, захватил ваше расписание. Как раз изучите в спокойной обстановке.
        - Соглашайся! - шепотом настаивал кот, свернувшийся воротником на моей шее. - Наверняка все лучше, чем столовские харчи. Заодно и продуктов купим.
        - Ваш фамильяр прав. Лавки работают допоздна.
        Несмотря на старания Аристотеля, ректор все его шепотки услышал и теперь смотрел на меня с теплой, чуть хитроватой улыбкой. Под напором двух таких разных взглядов мне пришлось сдаться, но я все равно предпочла бы поесть в столовой. Во-первых, идти недалеко. Во-вторых, денег тратить не надо. А в-третьих, там мы с Артимусом не остались бы наедине.
        - Чем занимались сегодня? - поинтересовались у меня как ни в чем не бывало, когда мыпроходили через ворота.
        Скрипучую железную створку для меня учтиво открыли и даже вперед пропустили, но возмущений моих это нисколько не умаляло.
        - Вы серьезно?
        - А почему бы и нет? - улыбнулись мне мягко, предлагая локоть.
        Широкий жест я проигнорировала, ответив лишь вздернутой в удивлении бровью.
        - Сначала мы пытались выломать дверь, - начала я перечислять наши “успехи”. - Потом пробовали вылезти через окна. Затем старались снять защиту. А перед вашим приходом я села писать планы для будущих занятий.
        - И как? Успешно? - в его голосе слышалось настоящее участие.
        - На первый учебный день у меня все готово, а на второй набросать темы полностью не успела: вы пришли.
        - Какой я, однако, гадкий тип.
        - И не говорите, - тут же полностью и безоговорочно согласилась я.
        - Если что, это был сарказм, - взглянули на меня недовольно.
        - А у меня нет.
        И столько счастья было в этих словах, что кот цапнул зубами меня за ухо, за что и получил по носу. А чего он кусается? Или в этом мире и свободы слова тоже нет? Если так, то делать здесь мне точно нечего!
        - А хотите узнать, как я провел день? - Благодушие вновь вернулось к мужчине.
        Посмотрев на него с подозрением, я ответила честно и коротко:
        - Мне неинтересно.
        - Мне тоже, - не растерялся этот ухмыляющийся гад, - но я все равно расскажу. Итак, я встал с первыми рассветными лучами.
        - Оу, какое важное событие! - Моя язвительность так и порывалась в бой.
        - Не язвите, - попросили меня миролюбиво. - Момент своих сборов, пожалуй, пропущу, будильник вы и сами слышали и записку получили. А вот потом я без вас встречал учеников.
        - И как?
        - Да вы наконец-то заинтересовались! - Его тоже язвительность стороной не обошла.
        - Ничего подобного, просто вежливо поддерживаю беседу.
        - Да вы лгунья, Лилия.
        И так он на меня посмотрел, что я запнулась на ровном месте и чуть не упала, лишившись кота, но меня вовремя подхватили и поставили на ноги. Чтобы скрыть неловкость, я спросила о самом важном, по моему скромному мнению, но фраза прозвучала донельзя двусмысленно:
        - Так что там с нашими детьми?
        - С нашими детьми? - переспросил Артимус удивленно.
        - С учениками, - конкретизировала я свой вопрос.
        Теперь коту приходилось идти рядом со мной по широкой улице, и этим фактом он был не слишком-то доволен, то и дело цепляясь за мое платье.
        - Ну, вместо тридцати семи их прибыло ровно тридцать восемь. Буквально вчера у еще одного неодаренного проявилась сила.
        - Вы так говорите, будто это нонсенс.
        - Это нонсенс, - подтвердил мужчина. - Ни у кого из них нет в родственниках ни ведьм, ни ведьмаков. Раньше сила не просыпалась вот так просто у сторонних, только в ведьмовских семьях, где будущих ведьм и ведьмаков учили совладать с собой и своими силами, передавали все знания, которые накопили за сотни лет.
        - То есть у таких детей было домашнее обучение? - уточнила я.
        - Всегда. Те же, для кого император открыл эту ведьмовскую академию, не имеют родственников, которые могли бы их обучить.
        - А разве другие ведьмы не могут их научить? Есть же ведьмовское братство, - произнесла я спокойно, но спокойствие это было напускным. - А-а-а… Вы же очень удачно забыли, что знания ведьм нельзя выносить из семей, когда обманом вручили мне договор, подделав мою подпись.
        - Строго говоря, подпись ставится в тот момент, когда вы касаетесь договора, - поправили меня. - А вы разве не знали?
        - Про договор или уединенность ведьмовских семей?
        - И про то, и про другое.
        - Знала, - нагло соврала я и решила закрыть эту очень шаткую тему. - Так что там с моимрасписанием?
        Как бы долго мне ни пришлось быть в этом мире, я никому не собиралась рассказывать о том, что являюсь попаданкой. Пока я не найду способ вернуться домой, мне нужна была работа, ведь кушать желательно три раза в день и вкусно.
        Также не стоит забывать, что мне была обещана защита, в которой я так сильно нуждалась. Я понятия не имела, что бабушка украла у братства, а до тех пор, пока я этот предмет не найду, мне лучше иметь рядом сильное плечо.
        Очень сильное и непомерно наглое плечо.
        Пришли мы, как ни странно, совсем не в то кафе, в которое мы заходили с Амелией. Артимус привел нас с котом в настоящий ресторан, который здесь назывался не иначе, чем ресторация. Встретил нас на пороге слуга в бордовой ливрее, но так как верхней одежды при нас не было в связи с теплой погодой, нас сразу провели к столику.
        Столики, кстати, стояли далеко друг от друга. Наверное, для того, чтобы никто не слышал чужие разговоры. Каждый столик был отделен от основного зала полупрозрачными занавесями, что создавали некий мерцающий купол.
        Я с любопытством рассматривала зал: светлые, почти белые стены с выпуклым золотым узором, деревянные панели и массивные люстры из хрусталя. Пол был выложен мраморными плитами, по которым даже ступать хотелось торжественно.
        Присев за столик, покрытый бежевой скатертью с золотыми вензелями, я расправила бордовую салфетку и положила ее себе на колени. Врученное официантом меню подверглось моему тщательнейшему изучению, но странные названия не имели расшифровки или рисунка, поэтому пришлось слукавить.
        Когда официант вернулся, чтобы принять заказ, я спросила, что бы он мне порекомендовал. Так обычно делали посетители в различных кулинарных шоу.
        Согласившись на запеченное мясо под ягодным соусом и какой-то мегавкусный десерт, я подождала, пока Артимус сделает выбор, и потребовала у него свое расписание.
        - Вы куратор нашей первой группы, поэтому почти все ваши занятия проходят у них в первой половине дня.
        - Куратор? - возмутилась я, в полной мере представив, какая насыщенная жизнь меня ждет. - Вы этого не говорили!
        - Теперь говорю, - поставили меня перед фактом.
        - Но за кураторство платят больше!
        Моим возмущениям не было предела! Открыв рот, я собиралась доказать, что ректор принял неверное решение, но, опередив все мои аргументы, Артимус Прайвс щелкнул пальцами, и в моей руке снова появился лист бумаги. На этот раз это было приложение к моему договору, в котором значилось изменение заработной платы. Разумеется, в большую сторону.
        - Да вы опять?! - я почти перешла на крик, но немногочисленные посетители ресторации этого словно и не услышали, никак не отреагировав.
        А вот подошедший с подносом официант даже вздрогнул ненароком.
        - Вы же сами просили прибавки, - широко и бессовестно улыбнулся ректор, ничуть не смущаясь свидетеля. - Ешьте. Нам еще обратно возвращаться.
        В том, что нам стоит поторопиться, мужчина, конечно же, был прав. Для студентов ворота академии закрывались ровно в девять вечера, а для преподавателей и персонала всего на час позже. Причем в этот час народ проходил только по пропускам, которые демонстрировались артефакту, прикрепленному к калитке. Сама охрана в это время уходила со своего поста патрулировать территорию.
        Вышеуказанный пропуск мне, кстати, был выдан вместе с расписанием.
        Принесенные официантом блюда мне понравились. Безусловно, повар был настоящим гением в кулинарном мире, но насладиться как следует ни мясом, ни десертом из пышного теста и нежной начинки у меня не получилось. Компания была несоответствующая.
        Ну не нравился мне Артимус Прайвс, и ничего с этим я поделать не могла.
        Единственным, кого абсолютно все устраивало, был кот. Аристотель не сказал ни слова за весь ужин. Сначала мой фамильяр делал вид, будто его вообще с нами нет, а потом занялся самым натуральным обжорством.
        В его желудке бесследно пропали запеченная рыба, какой-то странный красный суп-пюре, салат с орешками, так похожими на кедровые, только больше по размеру, и корзинка со сметанным кремом. Если бы я столько съела, то из-за стола никогда не поднялась бы, а он ничего - еще и пробежаться до выхода умудрился, наставляя меня, что дама никогда не должна платить за свой ужин в присутствии кавалера.
        Я так не думала, но мысль, что мои личные сбережения сохранятся, примирила меня с тем, что за ужин целиком и полностью заплатил ректор. А еще меня безмерно порадовал тот факт, что в дверях ресторации мужчина столкнулся со своим знакомым. Это хоть ненадолго избавило меня от его компании.
        - Я пойду потихоньку в сторону лавок, - сообщила я, осознав, что про меня забыли.
        Ну не стоять же дурой, притворяясь, что меня рядом с ними нет. Уж лучше я продуктов домой куплю, пока лавки еще открыты.
        Прогуливаясь по главной улице городка, я рассматривала подсвеченные витрины. Свет от фонарей, что ночью становились прозрачными и прятали в себе яркие спирали, отражался в стеклах. Я в принципе любила ночь с ее вечерней прохладой и словно праздничными огнями, поэтому наслаждалась этой прогулкой.
        - Ты, главное, мяса побольше бери. И овощей! И яйца у нас закончились. А еще масло. А еще… - все больше разгонялся кот, важно шествуя на шаг впереди меня.
        - Ты бы губу не раскатывал, - посоветовала я. - У меня денег не так много. Да и в столовой питаться можно совершенно бесплатно.
        - Если хочешь отравиться, то пожалуйста. Только потом не жалуйся.
        Строя из себя напыщенного индюка, кот остановился у первой лавки. Много я набирать не хотела. Мне нужно было выбрать продукты с учетом готовки максимум на два дня, чтобы они просто лежали на случай непредвиденных обстоятельств, как было сегодня.
        Собственно, своего плана я и придерживалась, пока Аристотель ныл, что я слишком жадная.
        А я не жадная! Я экономная! Очень большая разница, между прочим.
        Осознав, что очень хочется сладкого, я заглянула в пекарню, что располагалась за углом. К закрытию выбор там был не ахти, но два вида печенья и пирог из песочного теста с яблоком нам завернули, чему лично я была безмерно рада. Уже представляла, как сяду на своем крылечке с кружкой ароматного отвара и захомячу кусочек пирога.
        Но моим планам вот прямо сейчас сбыться было не суждено. Выбравшись из пекарни обратно на главную улицу, я поискала взглядом ректора, но ни его, ни его знакомого не нашла. Над городом уже стояла густая ночь, что несколько затрудняло поиск Артимуса.
        Решив добираться до академии самостоятельно, я нырнула в проулок, за которым начиналась дорога к учебному заведению.
        Чувство тревоги пришло за секунду до того, как я ощутила удар. Он пришелся в спину и свалил меня с ног. Бумажные пакеты с продуктами попадали на пол, я больно ударилась коленями и ободрала ладони о брусчатку. Кот же спрыгнул с моей шеи, ощерился и зашипел.
        Оборачиваясь, я уже заранее предполагала, кого увижу.
        Он был одет в черный плащ с глубоким капюшоном. Под тусклым светом фонаря четко просматривалось лицо, испещренное морщинами. Ладонь, зависшая в воздухе, была объята угрожающим голубым пламенем.
        Ну если у меня на новом платье подпалина образовалась, я его сейчас своими руками урою!
        - Аристотель, ну-ка, глянь, у меня сзади платье целое? - приказала я, и не думая подниматься.
        Лежачих и сидячих, как известно, не бьют!
        - Тебя действительно сейчас именно это интересует? - продолжал шипеть кот, вздыбив шерсть.
        - Очень, - подтвердила я.
        - Верни артефакт, ведьма! - прервал нашу милую беседу ведьмак, явившийся к нам прямиком из братства.
        - Какой, почку вам в печень, артефакт? - разозлилась я. - Аристотель, что там с моим платьем?
        - Ар… - начал было что-то говорить недружелюбный мужчина, но резко прервался, вдругзагоревшись целиком и полностью.
        Лично я ничего такого не делала. Даже на руки свои посмотрела, чтобы убедиться, что это точно не я.
        Корчась в муках в чистом огне, от которого даже жаром перло, ведьмак неожиданно пропал. Вот стоял только что, а потом раз - и исчез. Даже огня на том месте не осталось. Зато вместо него появился Артимус.
        - Где? Куда он делся? - возмущалась я, поднимаясь на ноги.
        - С тобой все в порядке? - обеспокоенно спросил ректор, подавая мне руку. - Он не успелпричинить тебе вред?
        - Вред? Так это вы его подпалили?
        Я мысленно взвыла. А ведь ведьмак начал мне что-то отвечать! Я могла у него узнать, как выглядит этот чертов артефакт!
        - Я. А не должен был?
        - С-с-спасибо, - выдавила я из себя, подбирая пакеты.
        А явившийся так не вовремя мужчина все не унимался:
        - Это представитель ведьмовского братства?
        - А вы как думаете? - буркнула я, недовольная тем, что бутылка с молоком разбилась. Омлета утром я точно не поем. - Убить меня хотят за раскрытие секретов по вашей, между прочим, вине.
        - Тогда вам не стоит ходить в город в одиночестве.
        - Сама разберусь, - огрызнулась я. - Аристотель, так что у меня с платьем?
        - Вроде целое, - вздохнул кот, всматриваясь в мою спину.
        - Тогда пойдем. Там ворота уже, наверное, закрыли.
        До академии мы с котом добирались вдвоем. На предложение забрать мои пакеты я ответила Артимусу отказом. Да и вообще идти с ним рядом мне не хотелось, поэтому, ускорив шаг, от мужчины я быстро оторвалась.
        Не знаю, что он подумал о моем поведении, но мне рядом с ним находиться было некомфортно. Какое-то внутреннее чувство не давало мне расслабиться в его компании. И вроде бы внешность не отталкивающая, но смотришь на него и понимаешь, что человек он плохой. А если и не плохой, то неприятный однозначно.
        До дома мы добрались быстро и без эксцессов. Калитка легко открылась, стоило мне приложить пропуск к артефакту, на который указал Аристотель. Он тут был чем-то вроде замка, но выглядел при этом как стальная пластина с нанесенными на нее знаками.
        Разобрав купленные продукты, а точнее, то, что от них осталось, я села пить заслуженный чай с пирогом, но настроение мое так и не поднялось.
        - А ведь он хотел сказать нам название украденного артефакта, - размышляла я вслух, все больше сожалея о том, что ректор появился так не вовремя.
        Нет, за свое спасение я ему была очень даже благодарна, но лучше бы мне с тем ведьмаком поговорить было подольше.
        - Кто? - не понял меня Аристотель.
        - Ведьмак тот. Как же нам с тобой вычислить, что это был за артефакт?
        - А зачем?
        - Чтобы вернуть, - пожала я плечами, объясняя очевидное. - Я не собираюсь до конца своей жизни бегать от этого братства.
        - Но ты же вроде хотела найти способ вернуться обратно в свой мир?
        - Хотела и хочу, - согласилась я. - Но вдруг ничего не получится? Я должна быть готова к любому развитию событий.
        Глава 6: Второе данубря
        Это утро началось просто идеально. Поднявшись даже раньше всеобщего противного будильника, я поняла, что наконец-то выспалась. Позавтракав вчерашним пирогом, который сегодня оказался на порядок вкуснее, я быстро привела себя в порядок и собрала свою папочку. Только около двери занервничала немного, но створка спокойно открылась, выпуская меня на улицу, навстречу слепящему солнцу.
        До главного здания академии мы добирались неспешно, любуясь окружающими нас просторами. Настроение было просто замечательным. Встретив на дорожке Облина, я даже приветливо помахала ему.
        - Мои благодарности вам, госпожа ведьма! - широко улыбнулся волк, продемонстрировав мне свои внушительные клыки. Кот от греха подальше забрался мне на шею. - Зелье ваше помогло, как вы и говорили. А что вы так рано? Еще и побудки не было.
        - Да я пока кабинет свой осмотрю как следует да к урокам приготовлюсь. В первый день и приглядеться-то не успела.
        - Ну удачного вам дня, - пожелали мне от всей души и умчались в ближайшие кусты, а я продолжила свой путь.
        И все-таки красиво здесь было. Особенно когда стояла такая волшебная тишина. Помню, я и сама, когда училась в школе, с радостью прибегала в нее на час раньше еще по темноте, чтобы с другими своими одноклассниками оккупировать все скамейки на этаже.
        На них мы в прямом смысле этого слова досыпали, завернувшись в свои же пуховики и дубленки да подложив под головы такие неудобные портфели. Было это как раз в пятом классе, когда мы еще не чувствовали себя взрослыми, ненароком по привычке таская с собой игрушки.
        Интересно, а дети этого мира носят с собой в школу игрушки? Тридцать восемь учеников - от одного этого числа вся моя ностальгия таяла, а на ее место приходила суровая реальность. Как я со всеми ними одна-то справлюсь?
        В самом здании Салеймской Академии Магии тоже пока стояла одухотворяющая тишина, но персонал нет-нет да и попадался мне на глаза, пока я шла по уютным коридорам. На своем месте уже находились повара и уборщицы, что было совсем неудивительно: они всегда приходили гораздо раньше.
        Удивительным оказалось другое. Прямо в коридоре второго этажа, направляясь к себе в класс, я встретила нечто маленькое и лохматое, приняв его сначала за ребенка. А уж когда разглядела чернявую морду с вытянутым носом, так взвизгнула и отпрыгнула от него, совершенно себя не контролируя.
        - Ты чего орешь, окаянная? - выдало это… это… Да я даже слово подобрать не могла!
        - Я ей все время тот же вопрос задаю, - произнес Аристотель, ни на секунду не потерявсамообладания. - Знакомься, Лилия, это домовой академии.
        - Я тут чистоту поддерживаю, - произнесло рыжеволосое существо, смешно качнувшись с пятки на носок и обратно да натянув руками подтяжки от коротких штанов.
        - Доброе утро, уважаемый, - опасливо поздоровалась я, по-прежнему предпочитая держаться от домового на расстоянии.
        - Серафим, - представился рыжий и протянул мне руку.
        Маленькие пальцы я пожимала очень осторожно. До сих пор своим глазам не могла поверить.
        - Ну я пойду? - почему-то спросила я разрешения, отступая на шаг.
        - Ага, - согласился домовой, снова качнувшись.
        Обойдя рыжего по стеночке, я отправилась прямиком к себе в класс, да так быстро, как только могла, а попав в него, еще и заперлась изнутри.
        - Ну и невежливая же ты, - сделал мне замечание Аристотель, по-хозяйски запрыгивая на мой стол.
        - Да я домового в первый раз в жизни увидела! - созналась я. - Так что мне простительно.
        - А что, в твоем мире не было домовых? - заинтересовался хвостатый.
        - Не-а. У нас из домашних животных только кошки и собаки. Ну это из крупных, - тут жепоправилась я. - А так еще рыбки, черепахи, птички… В общем, кого только нет.
        - Ну а это тебе что, не домовые? - усмехнулся кот. - Они же оборачиваются, когда их никто не видит. Ну ты и деревня.
        - Сам ты деревня, а у нас никто не оборачивается.
        - А, ну да, - неожиданно согласился фамильяр. - У вас же мир безмагический. Бедняги всю жизнь заперты в своих телах.
        - Никто нигде не заперт, не придумывай. Они просто животные.
        - Ну-ну.
        На этом спор я посчитала завершенным. Просто не видела смысла спорить, потому что каждый из нас все равно остался при своем мнении. Вместо выяснения правды я занялась осмотром своего кабинета. С прошлого раза здесь совсем ничего не изменилось. Восемь длинных столов и скамеек по-прежнему стояли на своих местах. Мое рабочее место, то есть кафедра, тоже никуда не делось, но с центра я передвинула ее к окну: так было привычнее. Посередине она занимала все место перед доской.
        Пока воображаемой.
        - Так, а доски-то у нас нет, - произнесла я очевидное. - А на чем же я буду писать?
        - А зачем писать? - озадачился вместе со мною кот.
        - Ну как же? Вот надо мне вызвать ученика к доске, чтобы он на вопрос ответил и примеры написал…
        - Не понял, - перебил меня Аристотель. - Зачем кого-то вызывать? Спрашиваешь, а он с места тебе отвечает. А для записей тетради есть. Ты диктуешь, они записывают.
        - А домашнюю работу им задают? - спросила я, уже кое-что начиная подозревать.
        - В смысле по дому убраться?
        - Та-а-а-а-ак, - протянула я, усаживаясь прямо на кафедру рядом с фамильяром. - Ну-ка, расскажи мне все, что знаешь об обучении в академии.
        А знал кот достаточно много. Во-первых, здесь не существовало контрольных работ как таковых. Во-вторых, домашних заданий детям тоже не задавали. Все домашнее задание заключалось в повторении записанного на предыдущем уроке материала, что, естественно, делали не все и даже не половина.
        Само занятие проходило как лекция, а в конце четверти проводили зачет по каждому предмету. Такой зачет состоял всего из трех вопросов по разным темам. Первый - самый легкий, второй - на уровень сложнее, а третий - самый сложный.
        Что же касалось самой учебы, то, как я уже сказала, четвертей здесь было четыре, но каникулы между ними составляли всего две недели. То есть дети учились даже летом.
        Нет, конечно, просто рассказывать материал, ничего не требуя взамен, мне как учителю будет гораздо легче, но детям-то пользы никакой. Что у них там останется в их головах? Особенно если кто-то совсем не будет делать записи, а другие так и не удосужатся их элементарно перечитать.
        Нет, такая методика обучения мне совершенно не подходила. Я-то, быть может, сначала себе и сделаю легче, а потом тот же ректор будет спрашивать с меня, почему это у нас одни двойки на экзамене. Еще оштрафует опять! От него я и не такого могла ожидать.
        Решив, что буду вести занятия так, как привычно мне, я перечитала свой набросок для первого урока. Будильник уже давно прозвучал, так что до прихода детей у меня оставалось совсем немного времени.
        А ведь мои ученики вчера заселились в общежитие. Надо бы спросить у них, все ли нормально. Все-таки новое место. Да и дети сейчас бывают не очень добрыми. Лишь бы конфликтов между ними не появилось. Хотя чего я себя обманываю? Конфликты будут стопроцентно, и разгребать их придется мне.
        - Доброе утро, дети! - широко улыбаясь, проговорила я, отрываясь от своих бумаг, стоило двери распахнуться.
        Но как только мой взгляд впился в тех, кто входил в класс, меня бросило в жар. А потом в холод. А потом снова в жар. В общем, мне сделалось дурно, потому что в кабинет вошли вовсе не дети, а вполне себе взрослые мужчины и девушки примерно моего возраста. Они неторопливо заполняли собой длинные лавочки.
        Пока я пребывала в полнейшем шоке, прямо с потолка мимо моей кафедры двумя ровными стопками свалились серые папки, поверх которых медленно слевитировала записка от ректора, что это личные дела моих учеников, с которыми я должна ознакомиться.
        “Желаю удачи!” - приписал он в конце, и отчего-то мне показалось, что с явной такойнасмешкой.
        В этот момент я очень красочно представляла, куда конкретно директору эту удачу засуну.
        - Рассаживайтесь, а я на минутку, - оповестила я своих “детей” и пулей вылетела из кабинета, но уже в дверях застопорилась. - Аристотель, ты за старшего!
        Промчавшись по коридорам академии, а потом и мимо возмутившегося секретаря ректора, в его кабинет я влетела разъяренной фурией. Затормозить умудрилась только перед его столом, где и грохнула от души ладонями по столешнице.
        - Мои ученики не дети! - прокричала я, не скрывая ни возмущения, ни негодования.
        - А кто вам сказал, что ваши ученики дети? - Правая бровь Артимуса медленно поползла вверх, но это все, чем он выразил свои эмоции. Внешне мужчина оставался абсолютно спокойным.
        - Но вы же… - вспомнив все, что в моем присутствии произносил господин Прайвс, я, к своему удивлению, поняла, что он действительно ничего такого не говорил.
        Это я изначально думала про них, как про детей, доверяя своей логике. Я почему-то считала, что магия просыпается в людях еще в малолетстве. По крайней мере, именно так писали в большинстве фэнтези.
        - Вы серьезно думали, что ваши ученики дети? - спросили у меня ровным тоном, даже снекоторой долей участия.
        - Да вы вообще ничего не сказали! - по инерции продолжила я возмущаться, не желая признавать, что сама ошиблась. - Они… Да некоторые из них выглядят старше меня!
        - Вот это, пожалуй, ложь. Сколько вам лет? Ах да, дамам нельзя задавать такие вопросы, но наверняка больше пятидесяти, раз вы живете одна, без надзора старшей ведьмы рода, - сам себе придумал Артимус ответ на вопрос. Полученной информацией я, безусловно, была удивлена. Я не знала, что мне полагается старшая ведьма! - Так вот им от двадцати семи до тридцати пяти лет. По сравнению с нами они еще дети, а в магическом смысле и подавно.
        - Прошу прощения, а сколько вам лет? - поинтересовалась я, поумерив свой пыл.
        Он думает, что мне больше пятидесяти! Неужели я так плохо выгляжу, что мой реальный возраст нужно умножать на два?
        - Сто три, - ответили мне без лишнего смущения, повергая все в больший шок. - Еще вопросы?
        - Нет, - скромно отказалась я от дальнейшей беседы. - Меня ждут на уроке.
        Из кабинета ректора в секретарскую я вышла не только ошарашенной, но и полностью выбитой из колеи. На ходу забрав у Лукреции с подноса кружку с чаем, который готовили явно не для меня, я выбралась в коридор.
        Так, с этим чаем, нервно отхлебывая его, я и вернулась обратно в класс, где стояла абсолютная тишина. Глянув на столы и мельком на учеников, я отметила, что все они сидели с раскрытыми тетрадями, а кое-кто даже успел что-то себе записать.
        Интересно, что, если я еще даже тему урока не озвучила?
        Господи, да они все старше меня! Но я ведь учитель! Так и не поработавший по профессии, если не считать практики. Так, Лилька, отставить панику! А ну-ка, соберись!
        - Итак, я рада приветствовать вас в ведьмовской Академии Магии. Ко мне можно обращаться госпожа ведьма или госпожа Браус. Я являюсь куратором вашей группы, - представилась я, глядя исключительно в стену напротив. Так говорить было гораздо легче. - Большинство занятий у вас буду проводить именно я и именно в этом классе. Чуть позже с вами запишем тему урока, а сейчас закройте, пожалуйста, ваши тетради. Каждая ваша тетрадь должна быть подписана, чтобы я точно знала, кому она принадлежит…
        Первый урок, как и второй, и третий, и четвертый, прошел на одном дыхании и в состоянии полнейшего ужаса. Руки почти все время прятала под столом, потому что они мелко тряслись. Я даже не помнила, что говорила со страху, но в свои конспекты заглядывала часто, и если бы не они, то, наверное, так и сидела бы молча. А так весь запланированный материал изложила и даже на чьи-то вопросы ответила.
        Первая пара была посвящена целиком и полностью предмету ведьмовское право. На нем я говорила о технике безопасности в академии и на уроках, а также раскрывала перед будущими ведьмами и ведьмаками самые главные, а точнее, первые по списку законы в кодексе ведьм.
        Ох, если бы мне их кто-нибудь рассказал прежде, чем ко мне заявился ректор!
        Первый закон касался распространения полученных знаний. Ведьмы и ведьмаки ни при каких обстоятельствах не имели права раскрывать информацию никому, кроме своих будущих детей. Даже женам и мужьям нельзя было, если они являлись магами или, например, людьми. За это действительно грозило сожжение на костре своими же - приговор в исполнение всегда приводило братство.
        Второй закон касался личных вещей. У каждой ведьмы за жизнь накапливался особый список предметов, который подлежал передаче из руки в руки наследникам или сжигался. Список этот не был большим. В него входили книги и записи, ведьмовской котел, метла и фамильяр. Все остальное в список личных вещей не входило и могло быть спокойно брошено, если, например, ведьме срочно необходимо было бежать.
        Метла, кстати, в случае смерти ведьмы являлась вещью бесполезной, потому что у каждой ведьмы она была своей. Что же касалось котла, то он сохранял в себе информацию обо всех когда-либо приготовленных зельях, и если ведьма была нечиста на руку, то эту информацию недруг мог обратить против нее.
        Вторая пара был посвящена зельеварению. Я коротко рассказывала о сборе ингредиентов, а точнее, о том, что берутся они не из воздуха, а некоторым ингредиентам, прежде чем они отправятся в котел, необходима особая подготовка. Акцентируя внимание на всех тонкостях и нюансах, я показательно сварила одно и то же простое зелье в трех котлах, подчеркивая мелкие и на вид незначительные детали, которые могут привести к абсолютно другому результату.
        В первом котле успокоительное зелье было сварено согласно рецепту. Во втором вместо высушенных листьев одуванчика я добавила свежие, принесенные мне котом, а в третий вместо грацестии положила грацастию. Оба растения приходились на одно семейство, но первое было безобидным и употреблялось в пищу, а второе ядом отравляло любое варево.
        Когда вторая пара подходила к концу, я решилась вступить в диалог со своими учениками.
        - На этом на сегодня все, но я хотела бы узнать, как у вас вчера прошло заселение в общежитие? Не возникло ли трудностей?
        В ответ весь мой класс дружненько промолчал. Ну, радует то, что они хотя бы дружны.
        Тишина длилась гораздо дольше минуты, приводя меня в полнейшую растерянность, ибо дети начальных классов если не все, то многие охотно шли на контакт. Да и знала я, как с ними себя вести. А с взрослыми что делать?
        - Ну раз все хорошо, то можете идти. У вас сейчас по расписанию физкультура, то есть физподготовка, - тут же поправила я себя и обреченно выдохнула, усаживаясь обратно закафедру.
        Шум поднимающихся мужчин и девушек меня больше не волновал. Я отчаянно хотела, чтобы они поскорее оставили меня в одиночестве.
        - Шо, умаялась, бедняга? - с сочувствием спросил у меня Аристотель, а я вздрогнула, услышав его голос.
        За последнюю пару я вообще забыла о том, что он находится в классе вместе со мной.
        - Как все прошло? - спросила я тихо, особо не рассчитывая на похвалу.
        - Тебе честно или пощадить твое самолюбие?
        - Не щади. Я и так понимаю, что все плохо. - Если бы не студенты, до сих пор освобождающие класс, я уже спрятала бы лицо в ладонях и как следует побилась бы головой о кафедру.
        - Хочешь, покажу твое лицо в последние четыре часа? - весело предложил кот.
        Я несмело кивнула, предчувствуя худшее. И кот не стал меня разочаровывать. Он просто взял и выпучил глаза. Так, как будто уже пару часов хотел занять трон всевластия в уединенной комнате.
        В этот момент в дверь моего кабинета постучали.
        - Да? - доброжелательно ответила я, предполагая, что это кто-то из моих учеников что-то забыл в классе.
        И оказалась почти права. С приятной улыбкой на лице в кабинет действительно заглянул мой ученик. Отросшие курчавые светлые волосы так и лезли в его лицо. Он был высок, худощав, хорош собой, но, как на мой вкус, слишком смазлив. Как принц из мультика про зеленого огра.
        Кивнув парню, я словно к стулу филеем приросла, но нашла в себе силы выдавить:
        - Вы что-то хотели?
        - Вы спрашивали, все ли у нас в порядке в общежитии, - напомнил он, целиком так и не просочившись в класс. Его ноги находились снаружи, в коридоре.
        - Да-да? - воодушевилась я. Вот и первый контакт!
        - У нас там кровати очень скрипучие и тесные, - выдал этот блондин с отсутствием совести. - Не могли бы вы помочь нам в этом вопросе?
        - Я прошу прощения, тесные для кого? - все же решила я уточнить.
        - Ну… - протянул он, нисколько не смущаясь. - Для двоих.
        Я думала, что невозможно впасть в еще больший ступор. Оказалось, что очень даже возможно, но ненадолго.
        Вспомнив, что разговариваю с тем, кто старше меня, я вдохнула, выдохнула и осознала со всей ясностью, что надо мной сейчас просто-напросто глумятся, как над неопытной учительницей.
        Плохо, плохо, что я показала свой страх, но…
        Мне же наверняка больше пятидесяти! Да я же ведьма в десятом поколении, черт возьми!
        - А вы не охамели, молодой человек? Вам здесь что, увеселительное заведение? - поднялась я из-за кафедры, а чтобы казаться внушительнее, еще и руки на груди сложила. Улыбка с лица блондина сползла в тот же миг, но меня уже было не остановить. - Весело вам, да? А хотите, чтобы и мне было весело? Сейчас как прокляну по самые уши, неотделаетесь!
        - Что здесь происходит? - И без того приоткрытая дверь резко распахнулась, впуская в кабинет ректора академии.
        Но так я подумала лишь в первое мгновение. Статный красавец был просто похож на Артимуса, но все же это был другой человек. Несколько шире в плечах, немного выше, да и взгляд его не казался наполненным превосходством.
        Честно говоря, я аж обомлела на миг. Может, это заместитель ректора? Скажем, его брат.
        Решив держать лицо до последнего, я ответила чистую правду:
        - Воспитательный процесс. А вы кто?
        - Я староста нашего класса, - произнес мужчина, перекинув длинный черный хвост за спину.
        Староста? То есть мой ученик?
        Ничего не понимаю, но отчаянно продолжаю держать лицо.
        - В таком случае объясните, пожалуйста, своему другу, что скрипучие, тесные для двоих кровати - это не моя проблема. А теперь свободны, оба, - строго приказала я и тут же изменила свое решение: - Хотя нет, готовьтесь по пройденному сегодня материалу. Завтра вызову обоих.
        Блондин после моих слов совсем поник, а вот староста смерил меня нечитаемым взглядом. Даже каким-то пробирающим, что ли, но я стойко выдержала все до тех пор, пока они не скрылись за дверью. Вот тогда я и упала на свой стул.
        - Ну ты, мать, сильна, - присвистнул кот, то ли издеваясь, то ли действительно с уважением. - Меня аж пробрало до самых когтей.
        - Пусть знают, что со мной шутки плохи, - кивнула я своим мыслям в знак того, что поступила совершенно верно.
        И еще раз кивнула, чтобы точно себя в этом убедить.
        Пар у меня на сегодня больше не было, поэтому я с чистой совестью отправилась в столовую на обед, а потом домой - готовиться к завтрашним занятиям. В столовую кот со мной не пошел, назвав это место недостойным даже его хвоста, но мне было откровенно по барабану. Кормили тут неплохо, да и все лучше, чем готовить самой. Тем более на халяву.
        Уже по дороге к дому на зеленой аллее я встретила куда-то спешащую Амелию. Девушка сегодня была чудо как хороша в бежевом приталенном платье с отделкой из белого кружева.
        - О, хорошо, что я тебя встретила! - обрадовалась она, стиснув меня в объятиях как родную. - Ты в город сегодня со мной пойдешь? Мы с преподавателями начало учебного года отметить собираемся.
        - Прости, я бы с удовольствием, но не могу, - напустила я на себя вселенскую скорбь, на ходу придумывая, чего бы такого соврать. - Мне готовиться к завтрашним парам надо. Приходится собирать материалы для каждого урока, чтобы составить план на год.
        - Жаль. - Амелия действительно очень расстроилась, но ровно на секунду. - А как тебе твои новые ученики? Правда, симпатичные? Будь я лет на сорок помоложе…
        - А тебе сколько? - спросила я из чистого любопытства. Ну так, чтобы сравнить.
        - Восемьдесят два, - ничуть не смущаясь, улыбнулась девушка, а у меня как-то вдруг неожиданно дернулся глаз.
        Чтоб я в свои восемьдесят два так выглядела!
        - Ну ладно, встретимся завтра.
        Помахав мне на прощание, преподавательница отправилась дальше по дорожке. В полнейшем шоке я пребывала даже тогда, когда наконец вернулась домой, чем и поделилась с Аристотелем.
        - А чего ты удивляешься? - произнес котейка, шурша на кухне. - У тебя по сравнению с ними еще вся жизнь впереди.
        - Ты меня совсем не подбодрил, - вздохнула я, ощущая себя маленькой и какой-то неважной.
        Да тут каждый первый старше меня!
        Но раскисать времени не было. У меня имелся план, и я собиралась его придерживаться.
        - Я документы забыла в кабинете, скоро вернусь, - проговорила я для кота, а сама пулей отправилась в академическую библиотеку.
        Еще на экскурсии я увидела, что библиотека в академии пока небольшая, но ректор обещал постепенно заполнить ее книгами и пособиями под завязку. Однако не указал, когда намеревается выполнить свое обещание, так что сейчас в просторном помещении талмудами были фактически заняты всего два стеллажа из десятков.
        - Добрый день, - крикнула я в пустоту.
        Где есть библиотека, должен быть и библиотекарь. Его помощь в поиске необходимых книг мне очень сильно была нужна.
        - Добрый день, - внезапно произнесли за моей спиной тонким, хрустальным голосом.
        Обернувшись на звук, пальцами потерла свои глаза. Передо мной прямо над столом порхала маленькая, даже миниатюрная, фея. Ее полупрозрачные крылышки отливали насыщенным зеленым цветом, в то время как сама она походила на желтую веточку в своем желтеньком платье да со светлыми волосами.
        - Вам нужна моя помощь? - улыбнулось это чудное создание, опасливо подлетая чуть ближе.
        - Мне нужны книги по порталам в другие миры и по ведьмовскому братству для занятий. Не могли бы вы помочь мне с поиском? - попросила я, по-прежнему не веря своим глазам.
        - К сожалению, книг на эти темы пока нет в нашей библиотеке, но я выпишу их из столицы специально для вас. Думаю, через месяц-другой они уже будут у нас.
        - Так долго я ждать не могу, - я расстроилась, услышав ответ, и все волшебство от увиденного мгновенно рассеялось.
        - Тогда обратитесь в городскую библиотеку Сайлема. У них выбор больше нашего.
        - Спасибо за совет, - от души поблагодарила я, вновь воспрянув духом.
        Однако сегодня в город я так и не пошла, отложив это важное дело на завтра. Сегодня у меня были другие планы. Во-первых, приготовиться к следующим парам, а во-вторых, разобрать, наконец, бабушкины сундуки. Вечер обещал быть самым спокойным из тех, что я провела в этом мире, а вот утро следующего дня как-то сразу не задалось.
        Глава 7: На тропе войны.
        Ни отрубленной головы, ни пиратского клада, ни сушеных пауков - ничего из этого, разбирая бабушкины сундуки, я так и не обнаружила, хотя очень сильно надеялась. Впрочем, кое-какими находками я все-таки похвастаться могла. К ним относился небольшой мешочек с деньгами, мигом отправившийся к моим запасам, да кое-что из вполне приличной одежды.
        В одном из сундуков я нашла хорошее черное платье, что почти подходило мне по размеру; строгий брючный костюм с белой блузкой и пышным воротом - такой могла бы носить аристократка; и красивый темно-серый плащ, отливающий серебром.
        В другом сундуке можно было смело выбрасывать все и сразу, но я искренне порадовалась, что не сделала так. В ворохе вещей нашлись портрет и письмо, которое было адресовано мне. Но его я открыла в последнюю очередь, потому что никак не могла оторвать взгляд от изображения. На нем словно нарисовали меня и в то же время совсем не меня. Если бы не надпись на задней стороне, я бы так и не поняла, что это портрет моей бабушки.
        Теперь предельно ясно, почему представители братства требовали артефакт от меня. Они нас просто перепутали, потому что мы с этой девушкой были похожи как две капли воды.
        Интересно, сколько же ей было лет? Это же просто странно - иметь бабушку, которая выглядит не старше тебя.
        Третий сундук оказался под завязку набит всевозможными травами, порошками, мазями, притирками и прочими ингредиентами. Каждый мешочек был аккуратно подписан и завязан, что открывало для меня новые возможности в плане торговли. Денег и времени мне этот сундук сэкономил целую прорву.
        Окончательно расправившись с уборкой, я накормила кота влажным кормом, который он у меня просто вытребовал в обмен на запеченную курочку с овощами. Я так и не поняла, когда мы опустились до шантажа, но его нездоровое влечение всерьез начинало меня беспокоить.
        А еще меня смущало, что он напрочь отказывался ходить по своим делам в лоток, предпочитая ему унитаз. Он его вначале вообще за сито для муки принял, а когда я рассказала, что это, спрятал за шкафом в самый дальний угол. Ну хоть домиком своим пользовался, и на том спасибо.
        Повалявшись в ванне с пеной, которая вновь возвращала меня в мой мир хотя бы в воображении, я отправилась делать наброски планов для завтрашних занятий. Ночь прошла хорошо. Я даже не вздрагивала и не просыпалась, постепенно привыкнув к шуму на улице, а вот утро меня в восторг не привело.
        Проснувшись от будильника, я поняла, что совсем не хочу идти на занятия. Может, дверь опять сломать, а?
        - Имей совесть! - разорялся кот, накладывая мне в тарелку кашу. - Там же дети ждут!
        - Они не дети, - поправила я, удрученно сползая с кровати.
        Настроение было просто паршивым. Позавтракав и приведя себя в порядок, я вышла на улицу и поняла, что к чему. Над академией зависли темные тяжелые тучи. Они пронизывали мокрую землю дождем, образуя глубокие лужи. Вернувшись в дом за плащом, я выбралась за порог и почти тут же промокла насквозь. Холодный ветер пробирал до самых костей.
        Вот вам и осень явилась. Я не любила это время года и одинаково любила. Не любила как раз из-за вот таких холодных и мерзких дней, когда хочется обратно в кроватку, под плед да горячего чаю, а любила за теплые золотые деньки, когда пахло прелыми листьями, что умиротворяющее шуршали под ногами.
        - Давай быстрей, - окликал меня кот, постоянно подгоняя.
        Но, как оказалось, подгонял не зря. На одно важное мероприятие, о котором меня никто не предупредил, я все-таки опоздала.
        Ректор встретил меня на первом этаже, в холле академии, стоило нам с котом в него ворваться. То, что утро точно не доброе, я поняла сразу же по выражению его лица.
        - Почему вас не было на завтраке? - поинтересовались у меня требовательно, недовольно сложив руки на груди.
        - Потому что завтракать я предпочитаю дома.
        - Вы пропустили совет, - огорошили меня.
        - Простите, а он проходил прямо в столовой? - вместо возмущения во мне родилась злость. Получив в подтверждение величественный кивок, я задала вполне логичный вопрос: - А откуда я, простите, должна была знать, что на завтраке в столовой будет проходить совет?
        - Позавчера… - начал было ректор и тут же осекся. - Впрочем, неважно.
        - А обсуждали-то что? - Я торопливо обошла мужчину, намереваясь подняться в класс.
        - Поведение ваших оболтусов.
        Я помрачнела. Пятой точкой еще заранее чувствовала, что в покое меня в этой академии не оставят. А все потому, что вместо маленьких миленьких детей мне подсунули здоровенных лбов, у которых сейчас на уме совсем не игрушки. Им кровати тесные на двоих!
        - Вам необходимо провести с ними беседу, - предсказуемо оповестил меня Артимус.
        - И что они уже успели натворить?
        А натворить за два дня своего пребывания в стенах академии они сумели многое. В первый же день довели до нервного срыва кастеляншу, которая выдавала им постельное белье и академическую форму.
        - У них есть форма? - прервала я рассказ в жанре ужаса.
        - Удивлены? Значит, и к вам они вчера пришли кто в чем, а это в стенах нашей академиинеприемлемо.
        У меня целиком и полностью создавалось ощущение, что отчитывали сейчас именно меня.
        - А что они кастелянше сделали?
        - Вечером притащили шесть комплектов испорченного белья, а нового на замену нам еще не доставили.
        - Чем они его испортили? - я спросила, да, но знать совершенно не хотела.
        - Они практиковали заклинание огня и прожгли в нем дыры. Но это еще не все. Две комнаты полностью погрязли в копоти, а впоследствии еще и были затоплены, когда пожар пришлось тушить. Хорошо еще, что пустых комнат у нас пока много.
        - Я обязательно сегодня проведу с ними разъяснительную беседу.
        Нет, ну а что я еще могла сказать? Правила поведения в академии мы обсуждали еще вчера. Ну как обсуждали? Я рассказывала, они слушали и даже что-то записывали.
        - Боюсь, одной разъяснительной беседой не обойдется. Вчера после занятий они ускакали в город.
        - Им запрещено выходить в город? - О таком правиле я точно не слышала.
        - Не запрещено, но четыре драки, устроенные ими, и разрушенная таверна - это теперь проблемы академии. А у меня нет лишних средств, чтобы возместить хозяину таверны убытки. И это еще не все.
        Прикрыв веки, чтобы переждать приступ бешенства, я со всей ясностью поняла, что в кабинет буду подниматься уже седой. Два дня… Они в академии только два дня, а понаворотили уже выше моей головы!
        - Троих студентов мне этим утром пришлось вызволять из городской тюрьмы. Еще шестеро пришли сами, хотя обязаны ночевать в академии. Поговорите с ними, а иначе это сделаю я.
        Последняя фраза прозвучала донельзя угрожающе, что мне как-то разом даже стало жалко своих студентов. Кивнув в подтверждение того, что все услышала, я уже намеревалась смыться вслед за давно сбежавшим котом, но меня внезапно поймали за руку.
        Мягенько так, но настойчиво.
        - И кстати, вы сегодня прекрасно выглядите.
        - Угу, - вякнула я, предпринимая попытку высвободиться.
        Бесполезную попытку.
        - Может быть, сегодня тоже вместе поужинаем?
        - Хотите показать мне разрушенную таверну и не желаете идти туда в одиночестве? - предположила я.
        Уж слишком хитрым мужчина выглядел. Будто что-то задумал и не признается.
        - Вы несказанно догадливы.
        Кажется, мне удалось удивить господина Прайвса.
        - Ну не на свидание же вы меня зовете, - пробухтела я, потирая запястье, которое все-таки освободили из крепкого захвата.
        - Как знать. Удачного вам дня, Лилия.
        Пока я поднималась на свой этаж, все думала над тем, как ректор на меня смотрит. Я видела много взглядов, обращенных в свой адрес. Некоторые из них были именно вот такими - с огоньком, но за этими взглядами никогда не стояло того, что я искала в мужчинах.
        Интерес, похоть, желание, азарт - все это без труда читалось в их глазах, однако быть девочкой на один раз мне не хотелось от слова совсем. Таким потом не признаются в любви, после единственной совместно проведенной ночи. Таких не берут замуж, потому что ищут в девушках совершенно другие качества, где аморальное поведение даже не значится в длинном списке.
        Да, я знала этот взгляд. И знала, какие трудности он может привнести в мою и без тогосумасшедшую жизнь.
        Дверь в мой кабинет была слегка приоткрыта. Намереваясь войти, я вдруг услышала голос
        Аристотеля:
        - …Таким образом, каждой ведьме и каждому ведьмаку необходим фамильяр. Фамиляр - это не только защита, но и хорошая компания. Существо, которое вас никогда не предаст. Фамильяр будет также защищать ваш дом, вашу семью и все то, что вам дорого. Но самое главное - не ведьма выбирает фамильяра. Фамильяр выбирает себе хозяина.
        Тем, что кот начал проводить лекцию, я была несколько удивлена, но, с другой стороны, это хорошо, что он меня подменил. Сигнал, оповещающий начало занятия, уже давно прозвучал, пока я беседовала с Артимусом.
        Сделав глубокий вдох, я вошла в кабинет, но, пройдя всего несколько шагов, остановилась. Воспитывать так воспитывать.
        - Вы должны подниматься всегда, когда в класс входит учитель, и садиться, когда вам позволят, - сообщила я, вспомнив старое доброе уважение. - Я сейчас выйду и зайду снова.
        Выбравшись обратно в коридор, я постояла там несколько секунд и вновь вошла в класс. Все мои ученики разом поднялись, а услышав пресловутое: «Садитесь», заняли свои места.
        - А теперь еще раз, - приказала я и снова вышла из класса.
        Третий мой заход они запомнят надолго.
        Войдя в аудиторию, я отметила, что студенты встали. Была довольна выученным уроком, но не всем остальным. Пройдя на свое место, я согнала Аристотеля со стола и села. Но и на этом воспитательный процесс не закончился. Я потратила еще несколько минут на то, чтобы разложить бумаги. Только после этого я положила руки перед собой и взглянула на своих учеников.
        Осматривала каждого, стараясь взглядом пригвоздить их к полу. Когда моя первая учительница так смотрела на меня, у меня резко вырабатывалась любовь к учебе.
        А посмотреть было на что. У блондина, что заглядывал вчера ко мне в кабинет и вел себя, мягко говоря, похабно, обнаружился хороший такой синяк под глазом. Я, как учитель, была обязана выяснить природу его появления.
        Так было положено: учитель разбирал не только конфликты в классе, но и должен был обращать внимание на синяки и ссадины, если таковые появлялись. Вдруг это родители дома чадо поколачивают? У нас, конечно, родителей здесь нет, но конфликт, так сказать, налицо.
        - Что с вашим глазом, Олдо? - спросила я, умудряясь снизу вверх смотреть на них свысока.
        И это я даже усилий никаких не предпринимала. Обыкновенной злости хватало.
        - Об косяк ударился, - скривившись, ответил студент и мельком взглянул на темноволосого старосту.
        Мне этого взгляда хватило с лихвой. Значит, парней поколачиваем-с. Пробежавшись взглядом по остальным ученикам, я нашла еще у нескольких подобные отметины. У кого-то синяки, у кого-то ссадины, а у некоторых оцарапанные костяшки пальцев.
        Отметив этот факт, я, к своему неудовольствию, была вынуждена признать, что и сегодня все и разом проигнорировали академическую форму.
        - Итак, почему вы не в форме? Вчера я закрыла на это глаза, у нас был первый учебный день в новой академии, где пока не все гладко, но сегодня мне довелось узнать, что форма вам была выдана вовремя. Итак, почему вы не в форме? - требовательно повторила я свой вопрос, и не думая разрешать им садиться. - Кто мне ответит? А ответит мне староста. Ну же, я жду ответа.
        - У меня нет ответа на ваш вопрос, - холодно произнес студент, что было вполне ожидаемо.
        Но меня это ни в коем разе не останавливало. Я уже выбрала себе жертву плохого настроения. Как говорится, назвался старостой - будь любезен отвечать за всю группу.
        - Понятно. Тогда вопрос номер два: почему вы позволили себе испортить имущество академии? Хотя нет, не так. Кто позволил вам тренироваться в колдовстве вне стен класса или тренировочного поля? Староста?
        - Виноватые уже получили по заслугам.
        А виноватые - это, видимо, те самые побитые. Что же, теперь мозаика сложилась.
        - Отлично, а испорченная комната? - наседала я, с трудом выдерживая взгляд мужчины. Вот точно родственник ректора! - Нет ответа? Зато он есть у меня. В наказание за самоуправство и нарушение первого академического закона виновные будут сами своими руками устранять последствия содеянного. Прямо после уроков вам придется очистить комнату, а староста проследит.
        Допустив минутную паузу, я ожидала реакции на свои слова, но черноволосый никак не выразил недовольства моим наказанием. Зато тихонечко застонали побитые, выдавая себя с головой. Честно говоря, метод рукоприкладства я не разделяла, но радовало хотя бы то, что староста ответственно относится к своим обязанностям.
        - Вопрос номер три: почему шестеро из вас вернулись в академию только этим утром? Я вчера познакомила вас со всеми правилами академии, и вы решили, что вам позволено их нарушать? Напоминаю, три нарушения - это блок на ваши чары и вылет из академии. Ровно в девять вы должны находиться в академии, даже если случился потоп, пожар и ураган, - припечатала я, продолжая заглядывать в глаза каждому бессовестному.
        Бессовестные глаза ожидаемо отводили, а самые бессовестные отчаянно делали вид, что вообще не понимают, о чем я говорю.
        - Также вами вчера было совершено четыре драки в городе. Наверное, вы не понимаете, что это пятно не на вашей репутации, а на репутации академии. Еще одна драка с вашим участием, и вылет из академии драчунам гарантирован. - Заметив испуганные лица среди девушек, я решила, что пора добивать: - Возможно, сейчас вы не понимаете, что потеряете, лишившись своих сил, но я все равно скажу: магия - это прерогатива, которая дается не каждому. Магия - это возможность быть сильнее, возможность зарабатывать больше, возможность стать кем-то известным, привнести в этот мир что-то хорошее, научить этому хорошему других. Лишившись магии, вы вернетесь туда, откуда вас забрали. Я видела ваши личные дела. У многих из вас незавидная жизнь.
        На этот раз я слукавила, так как вчера просмотрела только три папки с личными делами учеников и учесала спать. На большее меня просто не хватило. Слишком уж насыщенным оказался вечер.
        - И последнее: трое из вас вчера разнесли таверну в городе. Я не буду объяснять, насколько глуп ваш поступок, но сегодня ужина у вас не будет. Вместо этого вы пойдете устранять последствия своих гуляний. А теперь живо переодеваться в форму. На это у вас есть пятнадцать минут. Те, кто откажется носить форму, лишатся всех своих вещей посредством костра. И в отличие от вас мне за это абсолютно ничего не будет. Время пошло. - И уже коту: - Аристотель, проследи.
        За этот первый урок, что подходил к концу, когда мои ученики отправлялись в общежитие, я устала так, что хотелось просто подняться и уйти. Но за те пятнадцать минут, пока студенты отсутствовали, мне удалось взять себя в руки, так что остальные занятия прошли нормально.
        Студенты на следующий урок вернулись в полном составе и одетые по форме, хотя и были в холле академии остановлены ректором для выяснения причин прогулки во время урока. Эту причину с гордостью озвучил котейка, а потом не без той же гордости доложил мне, какой он молодец и как со всем справился. Правда, кого-то из особенно медлительных парней ему даже пришлось куснуть.
        В итоге особенно попали под мое плохое настроение только двое: блондин с синяком под глазом и староста. Я прекрасно помнила, что обещала вызвать их для пересказа пройденных вчера тем, но, так как первый урок был сорван, они оба получили дополнительное домашнее задание, которое выражалось в написании реферата на тему «Роль фамильяра в жизни ведьмака».
        При этом я себя ощущала очень злым преподавателем, но совесть пришлось запихать в самый дальний угол. Потому что нечего расслабляться. Нашли время на баловство - найдут и на подготовку.
        Закончив последнюю лекцию на тему “Простейшие заклинания очищения”, я тоже начала собираться. Студенты спешно сбегали на занятия по самозащите, напоследок одаривая меня хмурыми взглядами, ибо домашних заданий было много и только на моих уроках. Я же складывала свои записи, собираясь убрать их в отдельную папочку, куда отправились прошлые планы уроков, и даже не подозревала о подставе.
        У моего стола кто-то остановился.
        - Что вам, студент? - спросила я с тяжелым вздохом, но, подняв взгляд, тут же взяла себя в руки.
        Перед моим столом стоял староста, и, судя по выражению его лица, ничего хорошего он мне сказать не хотел. А впрочем, у него всегда было такое выражение лица, насколько я успела заметить. То ли недовольно хмурое, то ли отстраненно холодное, то ли поверхностно высокомерное.
        - Сегодня вы должны присутствовать на нашем занятии по самозащите, - произнес он так, будто сообщал, что кто-то помер вот прямо сейчас.
        Видимо, умирали мои нервные клетки. А похороны сейчас, между прочим, ого-го какие дорогие!
        - С чего бы?
        - Распоряжение ректора, - сообщили мне просто. - Вас проводить?
        - Я знаю, где находится тренировочная площадка. - Упаковав последние листы, я сложила папки друг на друга.
        - Я бы мог помочь вам донести ваши папки, - никак не отставал староста.
        - И с этим я справлюсь сама. Идите готовьтесь к занятию, студент.
        - Меня зовут Рейвар Прайвс.
        - И это что-то меняет? - Я с удивлением вздернула бровь, наконец решившись посмотреть ему в глаза.
        - Видимо, совсем ничего.
        Его прямую спину я провожала хмурым взглядом. Смысл этого диалога так и не дошел до меня. Решив не заморачиваться, я взяла стопку с папками по предметам.
        - Ты шо, так и не поняла? - как-то нервно спросил у меня кот.
        - Что именно я должна была понять? - Удерживать папки было непросто. Каждая так и норовила соскользнуть.
        - Он родственник ректора, у них одна фамилия! - бежал вслед за мной Аристотель.
        - И?
        - И старостой его назначили не просто так. Думается мне, шо ты зря его загрузила по самые уши.
        - Думаешь, жаловаться будет?
        Мне, если честно, было все равно. Для меня все ученики имели равные права и обязанности, а если кому-то что-то не нравится, то он может сам вести у студентов занятия. И наказывать их может тоже сам.
        - Да нет, на жалобщика он не похож, но лучше будь с ним помягче, - попросил у меня котейка, видимо, переживая за свою шкуру. А не его ли он укусил? - На всякий случай.
        - Для меня все студенты одинаковые, никого выделять я не собираюсь, - процитировала я то, о чем уже подумала.
        - Ну и дура, - выругался кот и помчался по коридору вперед. - Я в столовую.
        - Ты же сказал, что там дрянью кормят.
        - А я и не есть туда иду, - остановился он уже перед поворотом. - Послушаю, шо про нас другие преподаватели говорят.
        Балансировать вместе с папками было непросто. Полигон для тренировок находился по правую сторону академии, недалеко от кладбища, так что путь мне предстоял нелегкий. Несколько раз теряя папки по пути, к месту проведения занятий по самозащите я приползла уже в разгар урока.
        И не только я. Преподавательница по травологии стояла у низкой ограды вместе с еще двумя учительницами - по истории и расам. У последней на спине трепетали тоненькие крылышки.
        - О, ты как раз вовремя, - обрадовалась моему появлению Амелия. - Они уже мечи разбирают.
        Взглянув туда, куда были обращены взоры преподавательниц, я увидела примечательную картину. Мои ученицы сидели прямо на траве, подставляя свои лица слепящему солнцу, пока парни, обнаженные до пояса, примерялись к мечам. Кто-то просто взвешивал в руке рукоятку, а кто-то делал пробные замахи.
        И все бы ничего, если бы лицом к нашей тесной компании не обернулся староста. Отметив отлично сложенное тело, как из рекламы дезодоранта, я просто подвисла на пару минут, не понимая, откуда может взяться такое количество рельефов и как теперь это все развидеть. Брюки сидели низко, обнажая живот, а длинные черные волосы были забраны в тугую косу.
        Справа от меня раздался слаженный женский вздох. Он-то и вывел меня из гипноза.
        Скинув с себя наваждение, я всучила свои папки Амелии и двинулась по полю к преподавателю.
        - Ты куда? - окликнула меня магичка.
        - Исправлять несправедливость.
        А если еще проще, то творить и вытворять.
        Надвигающуюся на него угрозу в моем лице учитель по самозащите почувствовал заранее. Повернув лысую рогатую голову в мою сторону, он продолжал что-то объяснять студенту.
        Скандал однозначно назревал.
        - Я прошу прощения, а что за срам? - поинтересовалась я, остановившись среди стриптиз-клуба на выезде.
        - Так жарко же, - объяснил мне преподаватель, помогая студенту правильно взяться за меч.
        В это время почти вплотную ко мне остановился староста. Глянув на мужчину, я смерила его осуждающим взором.
        - Студент, отодвиньтесь от меня на пару шагов. Вы нарушаете мое личное пространство.
        Улыбнувшись мне в ответ, чернявый отошел ровно на шаг. Но меня было уже не сбить с истинного пути!
        - Почему у вас студентки бездействуют? - вновь обратилась я к преподавателю.
        - Девушкам нет необходимости учиться драться на мечах. Об этом я и просил поговорить с вами ректора.
        О как! То есть ректора попросили сообщить мне эту околесицу, а он отправил меня сюда! Мол, сами разбирайтесь, дамы и господа!
        - Я прошу прощения, а это лично вы так решили?
        Преподаватель промолчал, сверкнув лысиной, но нахмурился, явно осознав, что ничего хорошего не будет. И правильно осознал. У меня сегодня было прямо-таки прескверное настроение.
        - Вы должны проводить равноценные занятия как для мужской, так и для женской половины студентов, - припечатала я. - Если вы отказываетесь, значит, я поставлю перед ректором вопрос о вашей замене. Девушки, разбирайте мечи.
        Женская половина в ответ на мою тираду горестно застонала. Я же решила разговор на этом завершить, но уходить следовало красиво. Крутанувшись на пятках, я споткнулась на ровном месте и физически почти не пострадала.
        Пострадала морально, когда меня очень удачно поймали. Уткнулась я носом прямо в чужую обнаженную грудь. Не в женскую, что несколько мирило меня с действительностью.
        Ощутив, как разом покраснели обе щеки, я подняла голову и встретилась взглядом с Рейваром. А этот поганец еще и улыбнулся.
        - С вами все в порядке? - спросил он участливо.
        Оттолкнувшись ладонями от его живота, я выпрямилась и хмуро огляделась, находя взглядом бедового преподавателя.
        - И оденьте их! Девушки должны думать об учебе, а не о…
        О чем именно не должны думать девушки, я так и не произнесла. Просто слово удачное никак не подбиралось, а потому я решила сбежать от случившегося позора.
        Поле я пересекла в единый миг, но стоило мне оказаться недалеко от преподавательниц, как прозвучали разочарованные возгласы. На меня прекрасная половина преподавательского состава смотрела с нескрываемой обидой.
        - А вот нечего! - рявкнула я, забрала у Амелии свои папки и встала рядом с ними.
        Но надолго разочарованные преподавательницы не остались. До конца занятия, бдительно следя за тем, чтобы девушки занимались, а парни не раздевались, я простояла в гордом одиночестве. В столовую поплелась, только когда студенты начали сдавать мечи.
        Набрав себе всего и побольше на раздаточном столе, я села за свободный столик, намереваясь пообедать. Кот в поле моего зрения так и не попался.
        - Как ваши дела? - без спроса подсел ко мне ректор, глядя на меня с доброжелательнойулыбкой.
        Но уже через десяток минут его улыбка целиком и полностью сошла на нет. Пока мужчина ел, я высказывала ему все, что думаю об учениках, преподавателях и их поступках. Мне просто нужно было кому-нибудь выговориться, выплеснуть свои возмущения, а иначе последствия для академии могли быть самыми непредсказуемыми.
        Ладно я в гневе страшна. Так я же еще теперь и ведьма!
        - И беседы я, кстати, со всеми провела, - закончила я свою длинную речь.
        - Предпочту поверить вам на слово, - произнес ошарашенный мужчина, переставляя порцию десерта со своего на мой поднос. Такой же шоколадный бисквит с шоколадной пропиткой и шоколадным кремом уже покоился на моем блюдечке. - Вам нужнее. Вы сегодня какая-то нервная.
        - Издержки профессии, - пожала я плечами, довольная тем, что выговорилась.
        - Напоминаю вам о нашем ужине. Встретимся к семи у ворот.
        И сбежал, гад такой, а я так и не успела ему сказать, что ужинать мы будем в компании трех виноватых студентов. Чтобы отбить все романтические порывы, а кое-кого научить уму-разуму.
        Ох и тяжела преподавательская жизнь.
        Стоило ректору уйти, как громкой и шумной толпой в столовую ввалились студенты с еще влажными после душа волосами. Мимо моего столика к раздаточному столу они пролетели ураганом, а в обратном направлении настоящим торнадо, что стало следствием непоправимого.
        Оба моих десерта, что стояли в тарелочках уже на столе, а не на подносе, который я отодвинула, намереваясь выпить чаю, оказались на полу. Толкнув друг друга, парни чуть не перевернули мой стол. И если стол я удержала, то чай расплескался, а тарелочки почили смертью храбрых.
        - Живо уберите, - приказал смертникам остановившийся рядом с моим столом староста, шокируя меня твердостью своего голоса.
        Он уже взял поднос с едой, а потому кулаками махать не думал. Но парням и взгляда хватило, чтобы ринуться на кухню выпрашивать тряпки.
        - Прошу прощения, этого больше не повторится, - произнес Рейвар, обращаясь ко мне, и поставил на мой столик свою тарелку с десертом. - Они иногда бывают неуправляемые.
        - Студент, заберите свой десерт, - ответила я холодно, пытаясь держать хорошую мину при плохой игре.
        Не помогло.
        Мягко и даже как-то загадочно улыбнувшись, черноволосый перехватил свой поднос одной рукой, а другой наколдовал белую лилию. Положив ее на мой стол рядом с пирожным, он отправился обедать.
        Я же смотрела на презенты как на клеща, что вдруг обнаружился на ботинке и пытался вскарабкаться дальше на штанину в намерении под нее заползти.
        - А я смотрю, у нас поклонники множатся, - запрыгнул Аристотель на соседний свободный стул.
        - Ой, не говори ерунды, - отмахнулась я, поднимаясь из-за стола.
        - Слепая ты, Лилька, вот и не замечаешь ничего дальше своего носа, - засеменил рядом со мной котейка. Презенты так и остались нетронутыми на столе. - Нравишься ты ректору, и родственнику его тоже нравишься. Я-то на таких взглядах собаку съел.
        - Это другие взгляды, мой хвостатый друг, - протянула я задумчиво.
        - Ничего не другие. Я на хвост свой готов поспорить, что ты им нравишься! Младшенький на уроках знаешь как на тебя смотрел? Глаз отвести не мог!
        Резко остановившись перед зданием академии, я вдруг подумала: а что, если это правда? Что, если я действительно просто понравилась им обоим?
        С ректором в город мне резко расхотелось идти. Да у меня тут других проблем хватает!
        - Да нет, нормально они на меня смотрели, - проговорила я вслух, успокаивая не столько кота, сколько себя.
        Или все-таки нет?
        Глава 8: Чай, кофе, потанцуем
        После обеда мы с котом ненадолго зашли домой, чтобы оставить папки, и побрели в городскую библиотеку. Изначально брать с собой Аристотеля я не собиралась, слишком уж меня напрягало его активное участие в моей жизни, но и спорить с ним не хотелось.
        Он считал, что фамильяр - это неотъемлемая часть ведьмы.
        До библиотеки мы добрались не так чтобы быстро. Я прогуливалась, с любопытством посматривая по сторонам, но на самом деле в оба глаза глядела, чтобы за нами никто не следил. Нарваться на братство я, с одной стороны, желала, а с другой - как-то не очень.
        Узнать бы как-нибудь, как выглядит украденный бабушкой артефакт. Только пострадать или умереть мне в этом случае совершенно не хотелось.
        Библиотека в городе оказалась внушительной, но необходимых мне книг в наличии не нашлось. Пожилому мужчине, что заведовал этим храмом знаний, пришлось заказывать их из столицы с помощью специального сундука-артефакта.
        Отправив запрос, он через несколько минут просто вытащил книги из сундука и отдал их мне.
        Стопка оказалась внушительной. Я просила специализированную литературу о перемещении в другие миры и что-нибудь про ведьмовское братство. Если бы мне пришлось тащить все обратно в академию, я бы точно надорвалась, так что даже обрадовалась, что решила не заводить читательский билет и знакомиться с содержанием томиков прямо в библиотеке.
        Усевшись за свободный стол, я разложила перед собой книги и решила начать с самого крупного пособия - по перемещениям в пространстве. Кот с любопытством заглядывал на страницы вместе со мной, сидя на стуле по правую руку от меня.
        Листая страницы, что не имели привычного взгляду оглавления, я то безмерно радовалась, то смертельно разочаровывалась. Способов перемещения из одного мира в другой нашлось сразу несколько, но в трех из четырех вариантов сотворить колдовство для перехода мог исключительно маг. Лишь один вариант идеально подходил любому магическому существу на этой грешной земле. А еще он был более легким по сравнению с остальными.
        В нем не требовались ни слезы младенца, ни кровь девственницы.
        Подготовка к ритуалу и сам ритуал проводились поэтапно. Вначале нужно было изготовить зелье для пропитки фитиля для черных свечей, а потом уже и сами свечи. Второе зелье для самого ритуала нужно было сварить заранее, чтобы оно успело настояться. И третье - необходимо назубок выучить заклинание.
        Но самое важное - проводился этот ритуал исключительно в полнолуние.
        - Извините, а вы не подскажете? - окликнула я мимо проходящего парня. - Когда следующее полнолуние?
        Парень, чьи волосы были заплетены в слишком знакомую косу, как-то слишком знакомо обернулся. Перед моим столом остановился мой студент. И не просто студент, а староста моей группы.
        - Сегодня, - произнес он, окидывая взглядом мои записи и горку книг, что в хаотичном порядке были разбросаны по столу.
        - Вы что, меня преследуете? - не сдержала я возмущения, а кот позволил себе негромко рассмеяться и добавить тихое, но торжественное: «Я же говорил!»
        - А вам бы этого хотелось? - с непомерной самоуверенностью улыбнулся мужчина.
        Я натурально опешила от его улыбки. Кровь в моих венах забурлила от злости.
        - Вы…
        - Успокойтесь, я просто шучу, - голос его стал мягким, обволакивающим, с толикой хрипотцы. - Госпожа ведьма, вы сами дали мне задание написать реферат. К сожалению, в академической библиотеке я не нашел книг на заданную вами тему, поэтому пришел сюда. Я не следил за вами.
        - Это радует, - буркнула я, изо всех сил стараясь не стыдиться своей реакции на появление в библиотеке студента.
        Еще подумает, что я ненормальная!
        - Совсем нет, - вдруг возразил Рейвар. - Увы, здесь мне тоже не повезло найти что-то на заданную вами тему. О ведьмах в общем доступе имеется только распространенная информация, поэтому я не могу выполнить ваше задание.
        - Тогда я буду вынуждена поставить вам два. - Во мне мигом включился преподаватель.
        А точнее, его самая вредная часть.
        - Что, простите? - переспросил студент.
        - Два. Мои предметы оцениваются по пятибалльной системе, - охотно пояснила я.
        - Жаль. - Ни капли отчаяния в его взгляде я не увидела. - Я планировал быть лучшим в своей группе. Возможно, вы согласитесь позаниматься со мной дополнительно? Раз уж в силу некоторых причин не смогли провести урок по этой теме.
        Ох и лис! Так завуалированно намекать на то, что моя совесть тоже не совсем чиста, - это настоящий талант. Но мы тоже кое-что умеем. Например, разочаровывать.
        - Не соглашусь, у меня много дел, - произнесла я коротко и холодно. - А теперь простите, я занята.
        Постояв рядом со столом, за которым я сидела и делала вид, что читаю, еще мгновение, мужчина неопределенно хмыкнул и ушел. Его прямую спину я провожала взглядом исподлобья, но сама же себя одернула. Быть пойманной на горячем, да еще и студентом, мне совершенно не хотелось.
        Даже если этот студент на целых десять лет старше меня.
        - А я был прав! Ты ему нравишься! - возопил кот на всю библиотеку, стоило Рейвару скрыться из виду.
        Со всех сторон на моего фамильяра тут же зашикали, а я и вовсе зажала ему пасть ладонью.
        - Держи свои умозаключения при себе, - посоветовала я, убирая руку. - Он все-таки мой студент.
        - Да когда это кому-то мешало? - усмехнулся Аристотель, но, встретившись с моим предупреждающим взглядом, мигом пошел на попятную. - Ладно-ладно, молчу. Слушай, а ты целоваться-то умеешь?
        Коту я не ответила. Вместо того чтобы тратить время на пустые разговоры, наскоро переписывала все необходимое для проведения ритуала. В это полнолуние я точно ничего сделать не успею, потому что к проведению обряда необходима подготовка, но до следующего у меня в запасе оставалось приблизительно четыре недели, если в этом мире действует такой же лунный календарь.
        В любом случае мне и недели хватит.
        Отложив талмуд в сторону, я принялась за информацию о братстве. Ничего примечательного из книг о них я не узнала, кроме того, что уже сама поняла. Ведьмовским братством называлось сборище ведьм и ведьмаков. Они являлись хранителями законов и порядка на всех землях, но при этом ни про какие артефакты речи не шло.
        Совсем.
        Ни в одной книге.
        - Что же бабуля у них выкрала? - размышляла я вслух, складывая книги в стопку. - Хоть бы в письме написала.
        Кот на мои слова ничего не ответил и первым побежал к выходу. Вернув книги библиотекарю, я тоже последовала за ним. Приближалось время ужина, и опаздывать на него нам было не с руки, если мы хотели поесть в академической столовой.
        Как говорится, семеро одного не ждут.
        Но моим грандиозным планам не суждено было сбыться. Отметив, что темная лестница, ведущая со второго на первый этаж, где находились только небольшой холл, подсобные помещения и гардероб, больше не освещается, я не придала этому значения.
        А надо было.
        Стоило мне оказаться на последних ступеньках, как меня совершенно бесцеремонно втолкнули в какое-то помещение. Оно напоминало обыкновенный класс в школе и использовалось, скорее всего, для каких-нибудь литературных вечеров.
        Пролетев по инерции парочку метров, я упала, больно ударившись коленями.
        - Да вы вообще офонарели? - выругалась я.
        Перевернувшись, я поднялась на ноги, дабы понять, кто тут у нас такой смертник, но чуть сама им же не стала. В полумраке, что обитал в помещении, в меня полетел круглый шарик, искрящийся от молний, заключенных в него. Я лишь чудом успела отскочить в сторону и отгородиться столом, как щитом.
        - Верни артефакт, ведьма! - пророкотал мужской бас.
        - Да я не та ведьма! - возмущенно закричала я в ответ, выглядывая из-под стола. - Ваш артефакт моя бабушка украла! А она умерла!
        - Лжешь!
        Вторая сфера пролетела мимо моей головы, задевая прядь волос, что моментально осыпалась пеплом.
        - Да не вру я!
        - Или ты сейчас же вернешь артефакт, или… - угрожающе надвигались в мою сторону, если судить по приближающемуся голосу.
        Меня распирало от отчаяния.
        - Да скажите хотя бы, как он выглядит!
        Звук распахнувшейся двери вынудил подосланного ко мне ведьмака на мгновение отвлечься. Высунув голову, в свете, что вновь лился с лестницы, я рассмотрела черноволосого. На плече моего студента важно восседал Аристотель.
        Терять время понапрасну я не любила. И никому обязанной быть тоже не любила, даже если в этот момент спасают мою шкурку. Собственно, именно поэтому я и решила спасать ее сама.
        Шустро выбравшись из-под стола, я схватила стул и что было сил ударила им представителя братства.
        Мужик мне под ноги свалился как подкошенный, а стул даже не хрустнул.
        Так и продолжая стоять со стулом в руках на случай, если кому-то одного раза мало, я подняла взгляд на Рейвара.
        - Чего смотришь? - шмыгнула я носом. - У тебя веревка есть?
        Веревку мне нашли в течение нескольких минут, но просто так отдавать не собирались. А у меня, между прочим, уже руки устали стул на изготовке держать!
        - Кто это и что он от тебя хотел? - спросил студент, создавая на ладони ослепительно яркую сферу.
        Ее он запустил под потолок, освещая комнату, пока я забирала из второй его руки веревку.
        Безуспешно забирала. Мне веревку не отдавали.
        - Это не твое дело, - произнесла я строго. Больше злилась из-за того, что между нами пропало такое важное “вы”, но я сама была виновата - первая начала, обескураженная произошедшем. - Не задавай мне вопросов. Или помогай, или уходи.
        На меня ожидаемо посмотрели сверху вниз, но кроме разницы в росте причиной этого взгляда было еще и осуждение, что легко читалось в глазах мужчины.
        Проигнорировав его молчаливый выпад, я вновь потянула за веревку, однако вместо того, чтобы мне ее отдать, Рейвар сам опустился на корточки и начал связывать ведьмака из братства. За его манипуляциями я следила с любопытством. Такие узлы я вязать точно не умела. Каждый узел вспыхивал голубым сиянием.
        Связав мужчину, студент освободил место для меня. Понадобилось две последовательные пощечины, чтобы ведьмак очнулся, ошалело уставился на меня из-под капюшона плаща и задергался.
        - А теперь послушайте меня, - обратилась я к мужчине, грозно уперев руки в бока. - Я не та ведьма, которая вам нужна. Я ее внучка Лилия. И я не знаю, какой артефакт украла у вас моя бабушка, но если скажете, как он выглядит, то я попробую его поискать.
        - Да я испепелю тебя, ведьма! Ты выкрала артефакт! - распалялся ведьмак, зло сверкая глазами. - Ты открываешь знания ведьм чужакам, нарушая кодекс!
        - Еще раз по голове дать? - предложила я любезно и повернулась к черноволосому. - Выйди, пожалуйста, на минутку.
        Меня смерили насмешливым взглядом. Мол, совсем дура, что ли? Но я не считала, что совершаю глупость.
        Молчаливо стоя на своем, я упрямо ждала, пока Рейвар сдастся.
        И дождалась. Пусть и неохотно, пусть и закатив при этом глаза, мужчина вышел из комнаты за дверь. Я снова посмотрела на связанного.
        - В последний раз повторяю: я внучка вашей ведьмы, и я ничего не воровала. Или мы сейчас нормально разговариваем, или я не буду помогать вам в поисках артефакта. А насчет нарушения кодекса…
        Я оглянулась на дверь, но она по-прежнему была закрытой. Правда, голос до шепота я все же понизила:
        - Я попала в этот мир несколько дней назад и вместо того, чтобы получить помощь от вашего братства, наткнулась на наглого мага, вынудившего меня обманом подписать договор на трудоустройство в его академию. Если я откажусь там преподавать, меня сначала оштрафуют, а потом казнят. И что-то мне подсказывает, что ваше братство на помощь мне в этом случае не придет. Хотите, чтобы я перестала там преподавать? Дайте мне политическое убежище в своем братстве и помогите вернуться в свой мир. Я же со своей стороны постараюсь помочь вам найти артефакт. Передайте это, пожалуйста, вашим главным. Встретимся через два дня здесь же в это же время.
        С этими словами я при помощи магии сожгла веревки и освободила ведьмака. Просто развязать узлы у меня их не получалось, как бы я ни пыхтела.
        Смерив меня недоверчивым взглядом, представитель братства как-то неуверенно кивнул и испарился. Просто исчез в черном пятне, от которого я едва успела отпрянуть.
        - Зря ты это сделала, - брякнул кот, запрыгнув на один из столов. - Тебе не помогут и точно не простят за нарушение кодекса. Разглашение знаний грозит сожжением в любом случае. Исключений нет.
        - Посмотрим, - протянула я задумчиво. - Я как минимум попыталась исправить ситуацию, в которой оказалась против своей воли. Теперь они об этом хотя бы знают.
        Выйдя из комнаты в коридор, я наткнулась на Рейвара. Честно говоря, увлеченная своими мыслями, я уже забыла о нем. Мужчина в качестве преграды вынудил меня остановиться, но, обойдя его, я продолжила путь.
        Он ожидаемо увязался вслед за мной и даже открыл передо мной дверь, позволяя первой выйти на улицу.
        Но чего я не ожидала, так это того, что студент нагло подслушивал мой отчаянный монолог с ведьмаком.
        - Мой дядя действительно заставил вас работать на него обманом?
        Опешив от его наглости, я вновь позабыла о границах.
        - Ты все слышал!
        - Ты сказала мне выйти, но подслушивать не запрещала. - И ни грамма раскаяния в голосе! - Так это правда?
        - Правда, - вынужденно признала я и постаралась взять себя в руки. Вдохнув прохладный вечерний воздух, я взглянула на темнеющее небо. - Ваш дядя угрожал мне казнью, а потом и вовсе магией вручил мне договор с моей подписью, которую я не ставила.
        - Да, это его излюбленный фокус, - огорошил меня Рейвар, подстраиваясь под наш с Аристотелем темп. - Но если вам станет легче, я могу объяснить его мотивы. Он объездил всю империю в поисках ведьмы или ведьмака на роль преподавателя, но никто не согласился добровольно, а отбиваться наша братия всегда умела. Вы стали его последней надеждой, и, судя по всему, ему очень повезло, что вы неопытны.
        - Кто вам сказал, что я неопытна?
        - Вы забыли, я ведь все слышал, - улыбнулся черноволосый. До ворот академии оставалось всего ничего. - Так вот, вы не только его последняя надежда, но и надежда всей группы. Если вы уйдете, никто не научит их пользоваться магией, никто не расскажет про законы и в конце концов их силы запечатают. Вы верно сказали: раскрывшиеся способности для них - это шанс на новую жизнь.
        - Но я все равно уйду. Я не хочу жить в этом чужом для меня мире, это не моя жизнь. Да я даже магией своей управлять не умею!
        Кажется, я была на грани истерики. А еще испытывала невероятное облегчение оттого, что наконец-то могла с кем-то поговорить о своих проблемах. Я даже не замечала, насколько сильно меня все это душило.
        - Научитесь вместе с нами, - предложил Рейвар, будто это так легко и просто. - В конце концов, от теории до практики не так далеко, а теория, насколько я понимаю, вам доступна. Я видел, у вас есть ведьмовские книги.
        - Все-то вы видите, - пробухтела я.
        Внутри себя понимала, что он прав. Собственно, в этом и был мой план - учиться самой и обучать студентов. Но временно, пока я не найду, как вернуться в свой мир.
        - Я очень внимательный, - похвалил себя черноволосый. Я аж восхитилась его самоуверенностью.
        - И все-таки хотел бы, чтобы вы согласились позаниматься со мной. Мне не хочется получить двойку за реферат.
        - Забудьте про реферат, - махнула я рукой, проходя на территорию академии через ворота. - Я перенесла пропущенную лекцию на завтра.
        - Это радует.
        - Ох, а который час?
        Только вернувшись обратно в академию и увидев привратника, я вспомнила о том, что обещала сегодня встретиться с ректором. Назначенное время давно прошло, но я все еще могла успеть.
        - Мне срочно нужно в таверну, которую разгромили студенты.
        - Отлично, я как раз собирался поужинать. - Меня учтиво пропустили обратно к воротам.
        - Да вы наглец, студент.
        Махнув на мужчину рукой - пусть делает, что хочет, - я на всех парах побежала в таверну. Рейвар не отставал ни на шаг, но, в отличие от меня, шел неторопливо. Вот что значит иметь такие длинные ноги.
        Спешно ворвавшись в заведение, я осмотрела полный зал, но среди гостей ректора взглядом не нашла. Зато отметила, что таверна разрушенной совсем не выглядит. Но что самое удивительное - три моих студентах в серых фартуках поверх одежды ходили между столами, принимая заказы и разнося тарелки с блюдами.
        Подобравшись к массивной барной стойке из темного дерева, я приветливо улыбнулась грузному седому мужчине. Он протирал белой тряпкой высокие стеклянные кружки с изогнутыми ручками.
        - Добрый вечер, меня зовут Лилия. Лилия Булуар. Я являюсь куратором тех студентов. Не подскажете, ректор еще здесь?
        - Он ушел с полчаса назад, госпожа ведьма. Мы договорились о том, что эти оболтусы отработают убытки, понесенные академией, в моей таверне. Деньги за их работу я буду перечислять в академию, пока долг не покроется.
        - Согласна, это самый оптимальный вариант в сложившихся обстоятельствах.
        Я была довольна тем, как Артимус решил этот вопрос. Пусть студенты на своей шкуре поймут, к каким последствиям могут привести их необдуманные поступки. Уверена, работать забесплатно никому из них не понравится.
        - Вам нужен столик? - вежливо поинтересовался у меня бармен, а по совместительству и владелец заведения, как я уже успела выяснить.
        - Да нет… - начала было я, но меня перебили:
        - Да, нам нужен столик. - произнес Рейвар, остановившись за моей спиной в опасной близости от меня. - Мы хотим поужинать.
        Окинув черноволосого оценивающим взглядом, я размышляла о том, что скрывается за его обескураживающим “мы хотим”. Ответом на этот вопрос стала поданная мне рука. Чтобы не устраивать концерт на виду у всех, ибо к нашим переглядываниям уже даже мои студенты присматривались, я проигнорировала чужую раскрытую ладонь и прошла мимо.
        Свободный столик нашелся в глубине зала. Заняв один из стульев, второй я отодвинула для кота. Будущий ведьмак приземлился по правую руку от меня.
        - Что будете заказывать? - процедил сквозь зубы Олдо, подошедший к нам.
        Выглядел блондин не слишком довольным такой жизнью, но, как говорится, любишь кататься, люби и саночки возить.
        - Вы первая, - предоставил Рейвар мне право выбора, чем, конечно же, подставил.
        Я понятия не имела, какие блюда тут в ходу и как они правильно называются.
        - Что-нибудь на ваш выбор. - Сохраняя невозмутимость, я погладила Аристотеля, что фамильяру не очень понравилось, но он вынужден был терпеть, если хотел поесть.
        Правда, даже мой аппетит спасовал, стоило мне услышать, что именно заказывал мужчина. Сегодня ужинали мы с котом куропаткой в сладком соусе, рагу из крольчатины и теплым салатом из оленины. Будь я в своем мире, никогда бы ничего такого пробовать не стала. Мне было слишком жалко свой желудок.
        - Так, значит, вы не из этого мира, - стоило Олдо уйти на кухню, как беседа возобновилась без моего на то желания.
        - Нет, - ответила я с неохотой. - В моем мире нет магии, а сюда я попала волею случая.
        - Занятно. И вы совсем не рассматриваете вариант остаться жить здесь. Наша империя удивительна. Если у вас нет магии, значит, и магических существ тоже нет.
        - Вроде фей? - уточнила я.
        - К примеру.
        - Вы правы, их нет, но мы и без этого живем хорошо. У нас активно развиваются технологии.
        - Так ваш мир техногенный? - Рейвар был удивлен.
        - Моя планета. За весь мир не скажу, - поправила я мужчину.
        После своего попаданства я не могла себе позволить разбрасываться неточностями, в которых была не уверена. Вдруг в моем мире существуют и другие населенные планеты? И вообще, что, если из своего мира я никуда не пропадала, а просто сделала пространственный прыжок на одну из этих планет? Уж лучше я буду говорить о том, в чем точно уверена.
        - И кстати, я бы очень попросила вас не распространяться о том, что вы сегодня узнали обо мне.
        - Я не стал бы болтать, даже если бы вы об этом не заговорили, но теперь просто вынужден получить из всего этого какую-нибудь пользу. Исключительно для вашего спокойствия, чтобы вы знали, что я у вас на крючке. Что предложите взамен моего молчания?
        - Студент, вы просто невыносимы, - покачала я головой, не скрывая улыбки. - Взамен я постараюсь сильно не придираться к вам на уроках.
        - Польщен. - Младший Прайвс тоже улыбнулся.
        Рядом с нашим столиком остановился Олдо. Сгрузив с подноса на стол все тарелки, он ушел к другим гостям. Я же с любопытством посматривала на блюда, силясь навскидку оценить, что из этого можно есть. Безобиднее всего выглядело рагу из крольчатины. Оно напоминало собой тушенную с мясом картошку.
        Положив немного рагу нам с котом на тарелки, я зачерпнула ложку, прожевала и была вынуждена признать, что это недурно. Даже вкусно.
        И только я хотела зачерпнуть вторую ложку, как у меня во рту внезапно все загорелось. Я силилась вдохнуть воздух и словно все больше обжигалась. Слезы потекли по щекам ручьями.
        Взяв свою ложку, Рейвар зачерпнул белый соус из соусницы и беззастенчиво засунул ее мне в рот. Стоило холодному соусу прокатиться по языку, как пожар мигом схлынул.
        - Это что было? - Пытаясь отдышаться, я потянулась к графину с водой, но мужчина меня опередил. Стакан, наполненный доверху, я принимала из его рук.
        - Хуатши - овощное рагу с кроликом - нужно обязательно поливать молочным соусом, чтобы убрать остроту. После нейтрализованной таким нехитрым способом приправы у блюда остается сладкий вкус.
        - А вы раньше не могли сказать?
        Я была возмущена и имела на это полное право!
        - Честно говоря, мне была любопытна ваша реакция.
        - А мне кажется, что вы меня проверяли. Хотели убедиться, что я из другого мира. Только я не понимаю зачем.
        Никак не опровергнув мое предположение, черноволосый налил соуса в мою тарелку прямо поверх рагу. Кот же просто отодвинул от себя предложенное мною блюдо и нагло подвинул к себе куропатку.
        - Перемешайте, - посоветовал мне мужчина.
        Его совету я последовала, потому как больше пожар испытывать не хотела, но дала себе зорок быть более осторожной рядом с ним. Вдруг яблоко от яблони все-таки недалеко падает?
        Блюдо вперемешку с соусом оказалось действительно недурственным. Белая масса чем-то походила на сметану. Ничего другого из заказа я не ела, опасаясь, что и там может быть какой-то подвох. Зато кот задорно хрустел свежими овощами и закусывал куропатку сырной лепешкой.
        Придя за пустыми тарелками, Олдо принес десерт. Порцию ягодного пирога он поставил только передо мной, что ничуть не обидело Аристотеля. Ему досталась миска сливок.а Рейвар ограничился только травяным чаем.
        Пирог я пробовала очень осторожно, всем своим видом демонстрируя невысказанные опасения, что черноволосого, похоже, забавляло. За тем, как я ем, он наблюдал с чуть лукавой улыбкой, не забывая вовремя подливать мне чай. Просто чашки для горячих напитков здесь были мизерными - на два глотка.
        В целом наш ужин прошел даже мило, и к его завершению я несколько смягчилась. Сытый человек - добрый человек. Особенно если за его ужин настойчиво платит кто-то другой.
        Нет, я бы и сама заплатила, мне совесть не позволяла так разорять студентов, что в моем мировоззрении являлись вечно голодными, но Аристотель шикнул на меня, стоило мне заговорить об оплате. Мол, думай головой, нам еще до зарплаты целый месяц жить.
        На улицу мы вышли прямо в прохладные объятия ночи. Забеспокоившись о том, а не опаздываем ли мы к воротам, я собиралась ускориться, но дорогу мне перегородили. Перегородил Рейвар. Я так и не поняла, что именно он сделал, но словно прямо из воздуха в его руках появился черный плащ. Его мужчина накинул мне на плечи.
        Меня же интересовало в этот момент только одно:
        - Как вы это сделали?
        - Меня с детства обучали как мага, но магическая сила во мне так и не проснулась. Правда, кое-что все-таки пригодилось, - по-доброму улыбнулся мужчина. - Я преобразовал некоторые заклинания и плетения, чтобы использовать их.
        - Например? - Мне действительно было интересно.
        - Например, мне удалось создать пространственный карман. В него можно поместить какие-то важные вещи, чтобы они всегда были под рукой.
        - Как сумка?
        - Да, но гораздо больше по объему. Да и тащить на себе ее не нужно, затрачивая силы.
        Так, слушая рассказ Рейвара и изредка задавая уточняющие вопросы, я добрела до ворот академии. И была несказанно рада, что мы успели перед самым комендантским часом.
        Кот первым прошмыгнул за ворота, а меня задержал Облин. Оборотень неожиданно мне подмигнул.
        - Теперь самостоятельно студентов в академию возвращаете, госпожа ведьма?
        - Ага, чтобы не задерживались, приходится возвращать, - кивнула я, чувствуя себя несколько неловко.
        Если говорить откровенно, то я и в таверне в компании своего студента испытывала некоторую неловкость. Ну не ужинают вместе студент и преподаватель, кто бы там что ни говорил. Даже дружить не могут, а иначе уже невозможно придерживаться определенных границ.
        - Ваши все уже вернулись, - отчитался хвостатый.
        - Это радует.
        Прибавив скорости, я желала как можно быстрее уйти от ворот, но неожиданно обнаружила, что черноволосый идет за мной.
        - А вы куда? - удивилась я, не сбавляя шага.
        - Проводить вас до дома. Признаться, всегда хотел своими глазами увидеть домик ведьмы. Говорят, это мрачное место.
        - Ничего подобного, - возразила я, но доказывать ничего не собиралась.
        Хочет увидеть? Пусть смотрит. Мне от этого ни горячо, ни холодно.
        Именно так я думала, пока не заметила темную тень у своего крыльца. Выйдя на свет, ректор Сайлемской Ведьмовской Академии окинул нас недовольным, неприятным, пронизывающим взором.
        - Интересная компания, - произнес он, окатывая меня волной холода. И не только меня. - Рейван, иди в общежитие.
        Смерив своего дядю мрачным взглядом и получив в ответ точно такой же, младший Прайвс зашагал по аллее в сторону противоположную. В воздухе будто искрило, настолько тяжелым он стал. Тут даже слепой и глухой сразу понял бы, что отношения у этих двоих натянутые.
        И это еще мягко сказано.
        - А вы ко мне приходили… - начала было я, пытаясь обойти мужчину.
        Но меня снова крепко схватили за руку, откровенно пугая подобной резкостью и подобными действиями. Но больше всего я боялась того, что мужчина скажет.
        И он не стал меня разочаровывать:
        - На чай не пригласите?
        Глава 9: Без головы
        Мое утро началось с торопливого стука в дверь. Створку я открыла, еще не проснувшись, продирая только один глаз, но даже одним глазом отчетливо видела, что за дверью никто не стоял.
        Опустив голову, прямо на пороге я обнаружила внушительных размеров белую коробку, поверх которой без лишнего стеснения лежал шикарный букет цветов. Красные и белые - они напоминали кровь на снегу.
        Обтершись о мои ноги, на порог вышел котейка.
        - Надо магией сначала проверить, - выдал он умную мысль, о которой я не подумала. - Вдруг это прощальный подарочек от братства с приветом на тот свет.
        - И как же мне это сделать?
        - Открывай бабушкины книги.
        Необходимое заклинание, устанавливающее уровень опасности предмета, нашлось в рукописной тетради. Попивая чай, заваренный котом, я изучала заклинание за столом, облаченная только в сорочку несмотря на то, что входная дверь была по-прежнему распахнута настежь.
        Оставлять подарок без присмотра я не собиралась. Не так часто мне перепадали презенты. Отставив кружку в сторону, я вернулась к порогу и, как было сказано в записях, выставила ладонь над коробкой и цветами. Прочитав заклинание сначала про себя, чтобы не сбиться, а потом и вслух, внимательно следила за тем, какое облачко появится. Его окрас и обозначал уровень опасности.
        Над подарком и букетом появилось белое облако. Эти предметы никакой угрозы в себе не несли.
        - Вроде чисто, - произнесла я задумчиво.
        - Или опасность неявная, - добавил Аристотель из кухни.
        - А ты умеешь подбодрить. - Плюнув на все, я забрала коробку и цветы и закрыла дверь. - Я так параноиком скоро стану.
        Несмотря на возможную опасность, любопытство во мне победило. Открыв коробку, я на мгновение замерла. Поверх сверкающей нежно-розовой ткани лежала блестящая белоснежная карнавальная маска. Отложив ее в сторону, я достала ткань и развернула ее, чтобы убедиться, что передо мной платье. И не просто платье, а платье невиданной красоты, ничуть не скрывающее спину.
        - И что это у нас за новости? - мой вопрос был адресован коту.
        - Не знаю. А записка есть? - подкинул он и вторую дельную мысль.
        К коробке ничего не прилагалось, но записка - небольшая карточка - нашлась в букете. Прочитав небольшое послание от ректора, я расстроилась и разозлилась.
        - Прайвс никак не угомонится, - пояснила я свой порыв.
        Платье безвозвратно было заброшено обратно в коробку - это и удивило кота.
        - Младший или старший?
        - Старший, чтоб ему икалось.
        Злилась на Артимуса Прайвса я совсем не просто так. События вчерашнего вечера подстегнули меня к этому. Во-первых, я была вынуждена пригласить его на чай, хотя видеть мужчину в своем доме этим вечером мне хотелось меньше всего.
        Пока Аристотель заваривал чай, ректор занял место за столом, а я сама снимала плащ Рейвара, который студенту просто забыла отдать. То, как я вешала этот плащ на крючок, не осталось без внимания Прайвса.
        Подманив магией чашки и пирог, которым я делиться ни с кем не планировала, Артимус сам начал беседу:
        - Почему ты не пришла к воротам?
        - Я была в библиотеке, - отчиталась я, хотя делать это совершенно точно была не обязана. - Искала материалы для лекции, и там на меня напал ведьмак из братства. Меня хотели убить за то, что я преподаю в вашем учебном заведении. Ваш племянник мне помог. И мы пришли в таверну, но вас там уже не было. Кстати, ваше решение проблемы с таверной я оценила.
        - На самом деле мне его подсказала ты, когда приказала студентам прийти в таверну.
        - Я рада, что все удалось. - Тянуть и дальше было бессмысленно, поэтому я тоже заняла место за столом. - Вы о чем-то хотели со мной поговорить?
        Уж лучше бы я не задавала этот вопрос. Уж лучше бы я вообще вчера не успела вернуться в академию до комендантского часа.
        - Я хотел извиниться перед тобой за то, что вынудил работать в академии, но ты была моей последней надеждой, - внезапно произнес ректор. - Этим ведьмам и ведьмакам нужен учитель, и я хочу заметить, что ты, несомненно, справляешься на все сто процентов. Мне доложили о том, что ты сегодня была на занятии по ближнему бою. Хочу, чтобы ты понимала: я целиком и полностью на твоей стороне.
        С этими словами мужчина взял меня за руку, протянув свою через стол. Удивившись его порыву, я смутилась и высвободила свои пальцы из чужого захвата. Но это Артимуса совсем не остановило.
        - Ты нравишься мне, Лилия. Я хочу, чтобы ты знала: ты можешь рассчитывать на мою защиту. И я еще раз прошу тебя не выходить без сопровождения в город.
        - Спасибо, конечно, но я сама разберусь со своими проблемами, - брякнула я торопливо.
        - Ты не поняла, Лилия, - проговорил он с нажимом, вынуждая меня посмотреть на него. - Ты нравишься мне. И я надеюсь, что также симпатичен тебе. Что только я симпатичен тебе.
        Челюсть моя как упала, так больше и не поднималась. Проследив за тем, как мужчина уходит и закрывает дверь, я ошарашенно перевела взгляд на кота.
        - Я б на твоем месте не отказывался от такого покровителя, - протянул он излишне оптимистично, взбудораженный услышанным.
        - Ты не на моем месте, - отрезала я, поднимаясь из-за стола. - В моем мире люди ухаживают, если кто-то кому-то нравится. В открытую с такими намеками говорят совсем не затем, чтобы строить долгие и счастливые отношения.
        - Но твой отказ может создать нам проблемы, - произнес кот очевидное.
        Я тяжело вздохнула.
        - Это-то и пугает.
        И вот передо мной лежит подарок от ректора: платье, маска и цветы. А в записке комплименты и приглашение на бал-маскарад, который пройдет завтра в академии. Этот праздник проведут в честь начала учебного года.
        В дверь снова торопливо постучали.
        Открывала я, предполагая худшее, но вновь была заинтригована. И не сказать, чтобы приятно. На моем крыльце опять лежала коробка. В окружении шести букетов цветов.
        - А это уже интересно! - выглянул вслед за мной кот. - Проверять будем?
        Просканировав заклинанием все презенты, я занесла их в дом. Во второй коробке тоже обнаружилось платье - на этот раз нежно-голубого цвета. К пяти из шести букетов прилагались записки. В приглашающих на бал отметились четыре студента и один преподаватель. Шестой букет был связан с коробкой, но в записке неизвестный не подписался. Он лишь указал, что поражен моей красотой и если я согласна пойти с ним на бал, то должна надеть его платье.
        Стук в дверь повторился.
        - Да они там что, с ума все посходили? - К двери я рванула в тот же миг, но доставщика застать не успела.
        Еще три букета сиротливо лежали на моем пороге.
        - Не хочется тебя огорчать, но мне почему-то кажется, шо в творящемся беспределе виновата совсем не твоя красота, а элементарная нехватка партнерш. У тебя в группе студенток сколько?
        - Двенадцать.
        - Плюс три преподавательницы и несколько человек персонала. Вот и все женщины в академии, - быстро посчитал Аристотель. - Все остальные - это мужики. Думается мне, шо ты в это утро не одна такая нарасхват. И в каком платье пойдешь?
        - Из этих? - кивнула я на стол, заваленный букетами и коробками. - Ни в каком. У бабушки в сундуке есть отличное черное платье - как раз по ведьмовскому кодексу. Пусть утрутся.
        На завтрак я отправилась в столовую, хотя есть после всего не очень-то хотелось. Шла я туда лишь с одной целью: чтобы не пропустить очередное собрание, о котором мне забыли сообщить, но никаких мероприятий на это утро запланировано не было. Зато вся столовая пропиталась разговорами о предстоящем празднестве.
        Слова кота действительно подтвердились. Букеты с приглашениями на бал пришли не только мне. Зато маски и платья больше никому не подарили. В связи с этим женская половина академии после занятий собиралась по лавкам, чтобы подыскать себе наряды.
        - Пойдешь со мной? - предложила Амелия, тряхнув темными кудряшками волос.
        - Мне не нужно платье, - призналась я. - У меня есть бабушкино.
        - Ну как хочешь. - Поднявшись, брюнетка забросила в рот кусочек сыра, жуя его на ходу. - Ладно, я побежала. У твоих сегодня первая пара у меня.
        Стоило Амелии отнести свой поднос на мойку, как ко мне за стол подсел Артимус Прайвс. Закатив глаза, я уткнулась в тарелку с кашей, но не ела, а просто размазывала ложкой.
        - Тебе понравилось платье, Лиля? - поинтересовались у меня не слишком любезно.
        Больше как-то даже требовательно.
        - Да, спасибо. Оно красивое, - проявила я вежливость. - И за цветы спасибо, но больше не стоит дарить мне подарки.
        - Ты не понимаешь, от чего отказываешься.
        Тяжело вздохнув, я отодвинула от себя тарелку и все же посмотрела мужчине в глаза.
        - Я более чем понимаю. А теперь простите, мне нужно идти.
        Отнеся поднос на мойку, я попросту сбежала в свой кабинет, хотя у меня в запасе свободными оставались целых полтора часа. Это время я потратила на то, чтобы набросать план занятий на сегодня и завтра. В тишине работать было на удивление легко.
        Пока на занятиях мы говорили лишь о теории, но вскоре по плану уже пойдут темы, которым требуется практика, а потому мне нужно было запросить дополнительные материалы. Только обращаться к ректору мне совсем не хотелось. Я вообще не желала попадаться ему на глаза.
        И если от Артимуса я скрываться могла, то от студентов деваться было некуда. На протяжении обеих пар я ловила на себе заинтересованные взгляды, но один перехватывала особенно часто. В отличие от других студентов Рейвар глаза не прятал, стоило мне на него посмотреть.
        И это меня тоже напрягало. Желая побыстрее сбежать, я первая вышла из класса, как только закончились занятия. Но скрыться в коридорах академии не успела. Меня догнала одна из моих студенток.
        - Госпожа Булуар! Госпожа Булуар! - окликнула меня хорошенькая рыжеволосая девушка. - Не могли бы вы мне помочь?
        - Какая у вас проблема? - Обернуться-то я обернулась, но ни на секунду не остановилась.
        - Я вчера в парке нашла странного зверька, но он, кажется, болеет. Не могли бы вы, конечно, если вам будет не трудно, взглянуть на него?
        Честно говоря, сейчас я была готова сбежать куда угодно, а потому произнесла лишь одно-единственное слово:
        - Ведите.
        В общежитие для студентов мы добрались минут через семь. В этом здании мне бывать еще не доводилось. Насколько величественно оно выглядело снаружи, настолько же мрачным оказалось внутри.
        Не знаю, кто придумал, что именно так должно выглядеть жилище ведьм и ведьмаков, но со вкусом у него явно имелись проблемы.
        Темные каменные полы едва просматривались из-под бурых ковровых дорожек, напоминающих засохшую кровь. Кованые факелы оставляли на серых стенах следы чернильной копоти, что будто дрожала от огня. Стрельчатые окна, впаянные в стены, могли бы стать убежищем для кого-нибудь, и именно их студенты облюбовали для посиделок.
        Мое: “Не сидите на холодном!” - пронзало воздух с определенной периодичностью.
        Здесь было мрачно. Здесь было сыро. Здесь в комнатах по два человека проживали моистуденты.
        Окинув не слишком просторное помещение придирчивым взглядом, я была вынуждена признать, что общежития во всех мирах выглядят одинаково. Две узкие койки стояли с обеих сторон от окна. Под самим окном располагался письменный стол. В изножьях кроватей притаились низкие тумбочки, а рядом с дверью эдаким гордецом в одиночестве замер шкаф. Рядом с ним на стене нашлось зеркало в полный рост.
        - И где ваш странный зверек? - поинтересовалась я.
        Признаков жизни в комнате никто не подавал.
        - Под кроватью, - несколько смущенно призналась рыженькая.
        Под этот деревянный предмет мебели мы заглядывали все вместе. И если мы с котом на мохнатое нечто, закопавшееся в одеяло, смотрели с подозрением, то моя студентка с нежнейшей улыбкой.
        - Иди сюда, мой мохнатик, - пропела она ласково.
        Мохнатик идти категорически отказывался, но и того, что мы увидели, оказалось достаточно. Черный крупный нос, маленькие глазки-пуговки. Звереныш был похож на ежа и так же сворачивался клубком, но опасных иголок не имел.
        - Это неауча, - с важным видом вынес вердикт Аристотель. - Магическое существо, которое во взрослом возрасте питается исключительно от хозяина. Судя по его размерам, повзрослел он не так давно, и для дальнейшей подпитки он должен создать с кем-то связь.
        - То есть по факту это фамильяр? - уточнила я, любуясь смешно шевелящимся носом.
        Студентка пыталась выманить неауча на кусочек яблока, но, не имея к нам доверия, ежище на контакт не шел. Только принюхивался.
        - Не самый лучший вариант, но да, он может стать фамильяром ведьмы, - ответил котейка, нагло запрыгивая мне на руки. - Для этого его нужно привязать посредством ритуала. Он слишком слаб, чтобы самостоятельно установить связь.
        - Студентка, вы желаете, чтобы этот зверек стал вашим фамильяром?
        Рыжая даже не думала. Не глядя на меня, она активно закивала и таки вытащила зверька на свет божий. Правда, перед нами предстал сплошной комок нервов, спрятавший нос.
        - Тогда я вернусь чуть позже. Мне необходимо подготовиться для проведения ритуала.
        Мое расплывчатое “чуть позже” ничего не говорило о конкретном сроке, потому как я понятия не имела, есть ли у меня информация о том, как проводится подобный ритуал, и что самое главное - все ли есть у меня ингредиенты, если для его проведения необходимо зелье.
        В общем, плохая пока из меня выходила ведьма. Непутевая.
        В книгах мы копались вместе с котом. Желание пообедать так и не пересилило меня, поэтому работали мы на голодный желудок. Зато выходило продуктивно. И ритуал с первого раза нашелся, и зелье вроде как получилось. По крайней мере, оно имело ярко-оранжевый цвет, как и говорилось в описании.
        Если у ежа вдруг вырастут еще четыре ноги, я не виновата.
        Обратно до общежития мы добежали быстро, но в дверях я была вынуждена остановиться. Нам с котом навстречу неожиданно вышел Рейвар. Да не один, а с мечом наперевес. Оружие даже на вид выглядело тяжелым, но парень нес его легко, закинув острие себе на плечо.
        А я вот не помнила, чтобы сегодня у моих студентов было занятие по самозащите.
        - Студент, а вы куда направляетесь? - спросила я требовательно, проигнорировав широкий жест.
        Чуть отойдя в сторону, черноволосый пропустил меня вперед.
        - Заниматься на тренировочную площадку. Хотите посмотреть? - улыбнулся этот наглец.довольно прищурившись.
        Его мордашку в этот момент я могла бы сравнить с мордочкой хитрого лиса. Вроде бы и умильно, но прямо сейчас на него надо ругаться, ибо две задушенные курицы чести ему не делают. В нашей ситуации вместо задушенных куриц имелось нечто другое. Позволив себе добавить пригоршню строгости в голос, я все-таки попыталась с независимым видом пройти мимо:
        - С чего бы?
        Окатив меня заинтересованным взглядом, Рейвар вдруг вцепился в ручку моего котла, насильно отбирая его. Небольшой котелок я тащила целиком, потому как переливать конкретно это зелье во флаконы было категорически нельзя, а иначе его свойство тут же менялось.
        Вцепившись в котел двумя руками, я всем своим видом выражала негодование. Это что еще у нас тут за обкрадывание преподавателей?
        - Отдайте котел, - попросили у меня мягко. - Я отнесу его, куда скажете.
        Нахмурившись, я покатала на языке невысказанное: “С чего бы?” - ибо минутой ранее его уже произносила. Решив, что, в принципе, помощь мне не помешает, руки от котелка я убрала.
        - Второй этаж, женское крыло, - произнесла я уже на ходу.
        Кошачий хвост мелькнул на верхней ступеньке лестницы, и я поставила себе целью догнать предателя, оставившего меня со студентом один на один. Особенно учитывая, что студент этот дико разговорчив.
        - И какие у вас планы на это зелье? - полюбопытствовали у меня, следуя буквально по пятам.
        - Собираюсь привязать фамильяра к ведьме. - Моей невозмутимости можно было толькопозавидовать.
        - А можно посмотреть?
        Резко развернувшись на последних ступеньках, я собиралась этим самым придать своим словам весомости, потому как, по моей задумке, должна была смотреть на Рейвара сверху вниз, да еще и со сложенными на груди руками, но по факту он все равно оказался выше.
        Что почти не сбило меня с истинного пути:
        - Студент, мне кажется или вы собирались на тренировочное поле?
        - Вам что, жалко, что ли?
        Я не нашла что ответить на этот выпад. Молча продолжив путь, даже не оборачивалась, чтобы проверить, идет ли мужчина вслед за мной. Просто, оказавшись в комнате студентки, забрала у него котелок и приступила к проведению ритуала.
        Чтобы все сработало как надо, мне нужно было вымазать оранжевой дрянью руку девушки и лапку звереныша. С первым проблем не возникло, со вторым пришлось немного повозиться, но мое упрямство сделало свое дело.
        Переписанные на листочек слова читались легко, а результат мы увидели буквально тут же. Того же цвета, что и зелье, прямо в воздухе образовалась яркая линия. Потянувшись, она приросла к рыженькой студентке и мохнатому ежу, тем самым прочно связав их. Еще секунда, и линия растворилась, а остатки зелья впитались в кожу.
        Как только это произошло, неауча внезапно встрепенулась. Подпрыгнула, оглушительнозавизжала и в единый миг забралась на руки к своей хозяйке. Я даже уши закрыть не успела. Впрочем, сделать это не успел никто из нас, за что и расплатились.
        Я видела, как Аристотель открывал пасть, лапой утягивая меня в сторону двери за подол платья. Я видела, как, внимательно вглядываясь в мое лицо, что-то проговаривал Рейвар, пока студентка радостно скакала по комнате, обнимая своего фамильяра.
        Я все видела, но ничегошеньки не слышала. И это, откровенно говоря, пугало.
        За котелок я схватилась скорее по привычке, но у меня его снова отобрали. Кот настойчиво продолжал тянуть меня за платье и вскоре дотащил до самого дома. Книжку по нечисти из шкафа мне в руки скинул он же, а вот искала необходимую информацию уже я, осознав, чего от меня, собственно, хотят.
        Рейвар в это время с видом исследователя топтался за порогом. В дом-то я его пригласила, но мое приглашение он услышать не мог, а потому был вынужден осматривать логово ведьмы через распахнутую настежь дверь.
        Информацию о неауче я нашла во втором разделе внушительного томика по тварям. Собственно, по тому, что она находилась не в списке безобидных существ, сразу было ясно, что мы попали. О том, насколько все плохо, мне рассказала коротенькая статья. В ней указывалось, что эти мохнатые комки используют оглушение как способ защиты и избавиться от него можно, наевшись живых цветков макуса.
        Конечно, можно и не есть ничего, потому как глухота сама собой проходит всегда, но срок ее от часу до нескольких дней. Да я в таком случае даже академический будильник не услышу, если ничего не сделаю!
        Полистав книжку о растениях, я нашла изображение того самого макуса и рванула прямиком к себе на задний двор - копаться в буйных зарослях. Рейвар и Аристотель последовали за мной, и если бы не фамильяр, то отравилась бы я первым попавшимся цветочком.
        Мой хвостатый нянь у меня его лапой прямо изо рта вытащил, оставив после себя несколько непригодных к употреблению волосинок. О том, насколько эти волосинки чистые, я предпочитала и вовсе не думать.
        Продемонстрировав мне на лапах, что я дура, он указал на различия в нижних цветках. Меленькие цветочки росли друг над другом двумя шапками, и цвет нижней был синим, а не голубым, в то время как верхняя шапка, как и полагалось, была ярко-оранжевой.
        В свое оправдание я ничего не могла сказать. Потому что никто меня все равно не услышал бы.
        Вцепившись зубами в подол моего платья, котейка повел меня вперед по аллее. Рейвару, точно так же оглушенному, как и я, ничего не оставалось, как тащиться за нами. Остановились мы лишь у цветочной лавки, что располагалась в городе.
        Ничего не слышать для меня оказалось дико. Если бы не студент, быть мне затоптанной лошадьми, что мчались по дороге, запряженные в экипаж. В нашей ситуации оставалось только вертеть головой почаще.
        Написав цветочнице название растения на клочке бумаги, я получила отрицательный ответ. А потом еще один в небольшой и запыленной магической лавке, куда тоже отправилась не по своей воле. На этом у Аристотеля варианты по нашему спасению закончились, но не у Прайвса-младшего.
        Настойчиво взяв меня за руку, он повел нас по небольшим улочкам, вскоре и вовсе выбравшись за пределы города. Через несколько часов необоснованных подозрений и опасений, а не маньяк ли, часом, мой студент, и блужданий по зигзагообразной тропинке я поняла зачем.
        С левой стороны за городом начинался буйствующий лес с высокими темно-зелеными кронами. Он был отделен редкими домишками, большинство из которых выглядели заброшенными. Словно стражи, они стояли на черте, где начинались разноцветные поля.
        Разросшаяся трава в основном скрывала собой редкие цветы, но даже издалека эти яркие пятна хорошо просматривались. Залюбовавшись на мгновение неописуемой красотой, я вдохнула чуть сладковатый воздух. Здесь он в принципе был каким-то другим, не таким, как в моем мире. Он был чистым, и вдыхала я его полной грудью.
        Указав на угасающее солнце и продемонстрировав жестами, что скоро бутоны закроются, Рейвар велел мне поспешить. Словно ненормальные, мы бегали по этим полям втроем, заглядывая под каждый куст, раздирая высокую траву. Она цеплялась за платье и волосы, жалила, как крапива, и не давала пройти.
        В тот момент, когда я пыталась протоптать себе очередной путь к оранжевым пятнам, мне на плечи резко опустились чужие руки. Поворачивалась быстро, ощущая пронизывающий до самых костей страх, но вместо какого-нибудь чудовища напротив меня стоял довольно улыбающийся Прайвс-младший. Раскрыв ладонь, он продемонстрировал мне цветы. Те самые - с оранжевой и голубой шапками.
        Вручив мне пару цветочков, еще несколько он засунул себе в рот и начал остервенело жевать. Почему он так морщится, я поняла почти тут же. На вкус макус оказался той еще редкостной гадостью.
        С трудом проглотив горькую кашу, я уставилась на Рейвара.
        - Ты меня слышишь? - проговорил он громче, чем следовало.
        - А ты меня? - спросила я все еще с опаской.
        - Да. - Мужчина кивнул и широко улыбнулся, позволяя мне даже в порыве чувств себя обнять.
        Я так обрадовалась тому, что мы успели найти эти цветки, тому, что они подействовали, что налетела на него, абсолютно забыв о приличиях. Да я просто была счастлива, что снова все слышу!
        И кукушку, которая скрывалась на одном из деревьев. И ветер, нежно перебирающий зеленые кроны. И шелест, который издавала трава. Я снова слышала все!
        Но вовремя осознала свое поведение. Правда, попытавшись отстраниться, сделать этого не смогла. Крепко прижимая меня к себе одной рукой, пальцами другой Рейвар убрал с моего лица непослушную прядь волос, подхватываемую ветром.
        Заправив ее мне за ухо, мужчина меня поцеловал. Просто прикоснулся губами к моим губам, в единый миг став серьезным.
        - Как вы посмели? - голос, мой голос, что еще недавно звенел, вдруг сел, опустившись доцедящего шепота.
        - Что именно? - уточнил Прайвс-младший. - Вот это?
        И он поцеловал меня снова.
        Я не помнила себя.
        Нет, конечно, сначала я не помнила себя от поцелуя. Что уж говорить? Целовался Рейвар отменно, давая по носу всем моим прошлым кавалерам. Но потом я совсем не помнила себя, когда бежала через бескрайнее зеленое поле, сминая траву.
        Просто в какой-то момент детское желание сию же секунду сбежать от проблем пересилило все остальное. Я даже не могла сказать, в какой именно момент рванула и как выбралась из чужих объятий. Просто моргнула неудачно, осознав себя уже в пути.
        Причем, куда именно бежала, я толком не знала. Город находился, судя по пышным шапкам деревьев, с другой стороны.
        - Лиля! Лиля! А ну, стой, зараза такая! - кричали мне вслед почему-то сквозь то и делопрорывающийся смех.
        Почему надо мной ржут, я поняла фактически тут же. Просто вела я себя не как уважаемый педагог и даже не как ведьма. Я вела себя как школьница, испытавшая первый в ее жизни поцелуй.
        Задумавшись над прискорбным фактом падения моего и без того с трудом отвоеванного авторитета, я ожидаемо запнулась за старую ветку, затесавшуюся в высоких кустах. Если бы Рейвар меня в этот момент не догнал, ощутила бы я на себе все прелести падения.
        А так приземлилась я очень даже удачно - на мужчину, судя по сдавленному кряхтению, что-то ему отбив. Правда, расстановка сил быстро поменялась.
        Одно ловкое движение фокусника… Тьфу ты! Ведьмака! И вот я уже лежу на траве, а надо мной опасно нависают, скалясь во все свои пока еще тридцать два зуба.
        - Немедленно отпусти меня! - потребовала я, строго зыркнув на Прайвса-младшего.
        - Чтобы ты снова сбежала? Ищи дурака, - усмехнулся этот наглец. - Ну уж нет. Давай-ка сразу кое-что выясним.
        - Вот именно! Выясним, - поддакнула я и решительно кивнула, чуть не зарядив лбом по чужому подбородку. - Я не завожу романы на работе! Тем более с учениками! Это простонепрофессионально!
        - А если это любовь? - неожиданно поинтересовались у меня.
        Настолько неожиданно, что я не нашла что сказать. Открыла рот да так и задохнулась собственными возмущениями, пока Рейвар без стеснения улыбался. Примечательно так, нагло, демонстрируя довольство мной и всей ситуацией в целом.
        - Мы опоздаем к воротам, - напомнила я, желая надавить на совесть. Ну или в крайнем случае на сознательность.
        Ничего подобного у этого экземпляра не нашлось!
        - Ну и пусть, - произнес он как ни в чем не бывало. - Сколько тебе лет?
        - Двадцать три, - ответила я гордо. - Но это не имеет никакого отношения…
        Договорить мне попросту не дали.
        - Имеет, - перебил меня мужчина. - Я старше тебя на двенадцать лет, поэтому не вижу никаких препятствий к тому, чтобы мы целовались.
        - Я вижу!
        - Я тоже вижу! - внезапно ворвался в наш дуэт третий участник.
        Аристотель выпрыгнул к нам на примятую траву прямо из кустов, но ведьмак поймал его за шкирку на подлете. Так он и болтался, шипя и пытаясь царапаться, пока и вовсе не пропал прямо на моих глазах. Просто хлоп - и нет кота. Причем хлопок я расслышала отчетливо.
        - Ты куда его дел, ирод? - всполошилась я, активно, но бесполезно задергавшись.
        - Отправил туда, где ему сейчас самое место, - проговорил Рейвар загадочно, однако надолго его не хватило. - Обратно в академию. В свою комнату, с твоего позволения. Прости, но координаты твоего домика я пока не знаю. Так на чем мы остановились? Ах да.
        И этот самый коварный на свете тип самым коварнейшим образом меня поцеловал.
        Снова!
        Но этого ему оказалось мало. Ощутив, что я даже не сопротивляюсь, а скорее наоборот - лежу неподвижным бревнышком, никак не реагируя, он усилил напор. Натиск сменился нежностью, ласковыми касаниями, которые я едва чувствовала на своих губах. С той же радостью по ним мог гулять ветер.
        Меня не отпускали ни через минуту, ни через пять, и вообще до тех пор, пока я не сдалась. Просто в какой-то момент сопротивляться мужчине не осталось никаких сил. Желание ответить на поцелуй пересилило и разум, и правила приличия, и все остальное разом.
        Просто ТАК меня еще действительно ни разу в жизни не целовали. Эти поцелуи казались своеобразным обещанием того, что все будет хорошо. Они дарили тепло, улыбку, свет, не раскрыться которому навстречу было попросту нереально.
        Он обещал заботу, обещал терпение, ласку. Он обещал долгие вечера в нежных объятиях и одно одеяло на двоих. От этого поцелуя сердце мое замирало, купаясь в обогретых солнцем волнах чего-то непонятного, но до тоски, до слез из глаз щемящего.
        - Так нельзя… - прошептала я жалобно, едва отыскав в себе горстку сил.
        - Так можно, - улыбнулись мне по-доброму, целуя кончик моего же носа. - В уставе академии нет запрета на отношения между преподавателями, персоналом и учениками.
        - Через месяц я вернусь обратно в свой мир, - призналась я, буквально вырывая из себя эти слова.
        - Но у нас будет целый месяц.
        За эту долгую звездную ночь мы так и не сдвинулись с места. Под синим небом лежали на плаще и разговаривали, разговаривали, разговаривали. Я рассказывала про ритуал, который мне предстояло провести для открытия межпространственного портала. Рассказывала про то, кем была до того, как очутилась в этом мире, и как вообще попала сюда.
        Рейвар слушал меня с интересом. Иногда переспрашивал что-то, иногда уточнял. Было видно, что ему любопытно послушать про мой мир, но и про себя он рассказал немало.
        Так, например, оказалось, что Артимус Прайвс взялся руководить академией только из-за того, что в ней предстояло учиться его племяннику. Император, отдавая приказ, давил именно на эту мозоль, ведь будущему ведьмаку нужны были знания.
        - У вас сложные отношения в семье? - теперь пришел мой черед любопытствовать.
        - Сложнее, чем ты можешь себе представить, - слегка скривился мужчина.
        - Расскажешь?
        - Позже, - пообещали мне. - Не хочу омрачать эту ночь.
        Если бы не умение ведьмака создавать такой полезный пространственный карман, пухнуть бы нам тогда с голоду. Оказывается, Рейвар всегда хранил в этом кармане простую, не скоропортящуюся еду. Конечно, вяленого мяса, маринованного сыра в банке и печенья там было не так много, но нам поесть хватило за глаза. Запивали все это дело настойкой на травах, что булькала темной субстанцией по стенкам стеклянной бутылки.
        Правда, пахла она странно - настойкой элеутерококка.
        - И вот любопытно, зачем тебе всегда таскать с собой еду? - Прожевав печеньку, я отщипнула кусочек от сыра.
        Нож у нас, кстати, в наличии тоже имелся - его роль исполнял кинжал с красивым изумрудным камешком в рукоятке, но так есть сыр было гораздо вкуснее.
        - На всякий случай. Вдруг я окажусь где-то далеко от дома. В джунглях, например, или в пустыне.
        - А такое было? - Я аж жевать перестала.
        Не хотелось бы мне когда-нибудь застрять посреди пустыни. Особенно в песчаную бурю.
        - Частенько, когда я тренировался выстраивать порталы. Один раз даже в печную трубу чужого дома переместился.
        - Ужасно, - с сочувствием покачала я головой.
        - Да нет, на самом деле было весело, - усмехнулся мужчина, подливая мне еще настойки в единственную кружку. Сам он пил прямо из бутылки за неимением лучшего. - Меня приняли за высшую нечисть и активно пытались изгнать. А еще очень удивились, когда я просто вышел через дверь. Ты бы видела их лица.
        - Я бы на твое посмотрела, когда ты понял, что оказался в трубе.
        - О, поверь, это было не то зрелище, каким я хотел бы похвастаться.
        Где-то в середине ночи силы меня окончательно покинули. Пригревшись у Рейвара под боком, я задремала на его плаще.
        - И все равно я считаю, что так нельзя, - пробубнила я сквозь сон, желая донести свое очень важное мнение.
        - Можно, - проговорил мужчина тихо и поцеловал меня в кончик носа. - Жизнь слишком коротка, чтобы пичкать ее запретами.
        Утро у нас началось суматошно. Продрав глаза оттого, что солнце слишком сильно печет, я растолкала сопротивляющегося ведьмака. Сопротивлялся он в первую очередь тому, чтобы убрать от меня свои загребущие ручонки, но, получив по ним же, всю степень своей бессовестности мигом осознал.
        И огорошил меня:
        - В академию отправимся порталом, а иначе не успеем.
        - Слушай, так, может, ты и в мой мир портал открыть сможешь?
        - Точно нет. Даже если у меня получится сделать верные расчеты, ведьмовской дар значительно отличается от магического. Те расчеты, что я делал, потом приходилось редактировать, перенаправляя векторы для каждой точки. То есть я сначала рассчитывал данные по законам магическим, потом отправлялся в место назначения, попадал в другое место, узнавал его координаты, возвращался и пересчитывал все данные на основе погрешностей.
        - Поняла-поняла. Риск помереть высок.
        - Неоправданно высок, - согласились со мной. - Держись.
        Переход порталом вообще нельзя было сравнить с тем, как я попала в этот мир. Сначала нас в буквальном смысле засосало в воронку, потом сплющило, растянуло и уже затем выплюнуло. Я ощущала себя пожеванной, раздавленной и затоптанной.
        А еще я крепко держалась за мужчину, и если бы не это, то точно свалилась бы на пол.
        - А мы… где? - уточнила я ошарашенно, пытаясь переварить задвоение в глазах.
        Две идеально заправленные кровати, два заваленных книгами и записями рабочих стола, два шкафа, из которых сиротливо выглядывали два черных носка, - две картинки крутились у меня перед глазами, пока не соединились в одну.
        - В моей комнате в общежитии.
        - Ты живешь один? - Я была удивлена.
        - То, что ты племянник ректора, иногда дает интересные бонусы. - Моих губ коснулись в скромном, целомудренном поцелуе, заставляя смутиться. - Тебя проводить?
        - О, нет. Я пока не готова к шепоткам, разносящимся по академии. Слушай, а где мой кот?
        - Не знаю, наверное, ушел.
        - Тогда встретимся на уроках.
        Из мужского крыла в женское я, словно специальный агент на задании, пробиралась по стеночке, то скрываясь в нишах, то делая вид, что просто любуюсь стеной. Красивая же стена, качественная.
        Оказавшись у комнаты рыженькой студентки, я заглянула к ней, чтобы узнать, все ли в порядке. Мы-то с Рейваром макус съели, Аристотель тоже, судя по всему, а по девушке вчера как-то было непонятно, лишилась она слуха или нет.
        Как выяснилось, пострадали исключительно мы втроем. Студентка была несказанно счастлива выпавшей ей удаче, а пушистик за ночь подрос и больше не кричал. Меня благодарили, меня обнимали. В общем, делали все, чтобы я поскорее сбежала.
        Я и сбежала прямиком к себе в домик, но по дороге, словно черт из табакерки, мне встретился Артимус Прайвс - ректор этой злосчастной академии.
        - Что-то случилось? - спросил он, окидывая меня придирчивым взглядом. - Выглядишь помятой.
        - Я проверяла, как прошла ночь у студентки, которая вчера обрела фамильяра, - сказала я чистую правду, ни словом не слукавив.
        - Расскажешь? - тут же заинтересовался мужчина, попытавшись взять меня за руку, но я ловко обошла его стороной.
        - Только если позже. Мне нужно забрать из дома записи.
        - Тогда жду тебя в столовой.
        Меньшее, что я сейчас хотела, - это идти на завтрак, тем более с Артимусом. Предпочла бы часок поваляться в ванне, но вместо этого пришлось спешно приводить себя в порядок и отправляться в главное здание академии. Мне все равно нужно было переговорить с ректором по поводу ингредиентов для зелий, так что одним махом я намеревалась убить двух зайцев.
        - И шо вот это такое?! Шо такое, скажи мне! - возбухал Аристотель, допытывая меня на тему, где я провела ночь. - Я должен блюсти твою честь!
        - Блюди ее, пожалуйста, тихо. Я мало сегодня спала, - попросила я, еле ковыляя по ступенькам.
        - Чем вы занимались? - ответа котейка прямо-таки требовал.
        - Звезды считали, - и ведь снова ни словом не соврала. - Все, мне надо на работу.
        Ах, если бы хвостатого это успокоило! Заткнулся он только тогда, когда мы вошли в столовую. Причем сделал это с огромной долей пафоса:
        - Вот бабка твоя все от меня скрывала - и посмотри, во что это вылилось! - упрекнул он меня и побежал на кухню.
        Видимо, дорожка туда у него уже была протоптана. Зато я почти сразу же пожалела, что осталась одна на этом поле боя. Дело в том, что ждали меня сразу за двумя столиками, но выбирать не приходилось.
        Направившись к Артимусу, я еще успела заметить, как помрачнел Рейвар. Ну да, только ревности мне еще и не хватало.
        Для полного счастья.
        Глава 10: Черное и белое
        Занятия прошли сносно. Настолько сносно, насколько вообще могли, при условии, что я клевала носом и отчаянно зевала. А еще все думала над словами ректора, точнее, пыталась составить план противодействия.
        Артимус Прайвс настойчиво приказывал мне быть его парой на предстоящем маскараде. Мне даже слова не дали сказать. Просто поставили перед фактом, что он зайдет за мной перед балом. На этом мужчина собирался уйти по своим, несомненно, очень важным делам.
        - Я на бал не пойду, - громко и четко произнесла я, чтобы ректор точно услышал.
        Мужчина как раз поднимался со стула, но после моих слов замер, нехорошо прищурился и сел обратно.
        - Вы одна из ответственных за поведение студентов на балу. На этот бал дежурство выпало вам. Вы не можете не пойти на торжество, - и вот врал же! Придумывал на ходу, но при этом и глазом не моргнул!
        - Ваша настойчивость поражает, - процедила я сквозь зубы.
        Омлет с ветчиной абсолютно не лез, а потому я отодвинула от себя тарелку.
        - Надеюсь, что приятно, - польстил себе мерзавец.
        - Да не особо, - брякнула я, выдерживая острый, как пики, взгляд. - И кстати, о настойчивости. Мне необходимы ингредиенты для зелий. С новой недели мы с группой начинаем практику. А еще мы выйдем за пределы академии во время занятий: у нас по плану поиск личных метел.
        - Меня поражает ваше отношение к работе. Приятно поражает. - Губы мужчины растянулись в довольной, самодовольной улыбке.
        - А меня нет, - я открыто грубила и ничего не могла с этим поделать.
        - Составьте список необходимых вам ингредиентов. Я заберу у вас при встрече перед балом.
        Последнее слово мужчина все-таки оставил за собой. Резко поднявшись, он покинул столовую, а я, так и не поев - аппетит окончательно пропал, - отправилась на уроки.
        Сами занятия прошли без эксцессов. Студенты вели себя хорошо, с любопытством и опаской рассматривая первого в группе фамильяра. Ежик нежился в ласке и заботе со стороны женской половины и пытался оттяпать пальцы мужской на каждой перемене.
        Эксперимент продолжился и с окончанием моих занятий.
        - Так, все-все, - прекратила я пляски с бубном. - Не забудьте до понедельника сделать домашнее задание. На следующей неделе мы отправимся в ближайший лес на поиски прутиков или других предметов для ваших метел, и вы должны назубок знать заклинание. Все, проваливайте-проваливайте.
        Группа спешно сбегала на следующее занятие, пока я вновь раскладывала по папкам листы со своими записями. Возможно, кому-то они понадобятся, когда я вернусь обратно в свой мир. А возможно, и нет. Как известно, новая метла метет по-новому.
        Рейвар собирался нарочито медленно. Настолько медленно, что остался в классе последним. Дверь в кабинет закрылась сама собою от одного его взгляда. Мужчина посмотрел на меня.
        - Преподаватель по истории не любит опоздавших, - напомнила я очевидное и сделала шаг назад. Потому что он тоже сделал шаг - вперед. - Собирайтесь скорее, студент.
        - Я уже собрался, госпожа ведьма, - отчитался он и сделал еще несколько уверенных шагов вперед.
        Мне отступать через два шага оказалось некуда. Там самым гнусным образом разместился предатель-шкаф.
        Подобравшись ко мне вплотную, Прайвс-младший взял меня за руку, но всего на мгновение. В следующую секунду мое тельце усадили на стол, положив ладони по обеим сторонам от меня.
        - Да ты чего! - зашипела я, с ужасом заглядывая за его плечо.
        Но дверь по-прежнему оставалась закрытой.
        - Ничего такого, чего не делал раньше, - поцеловал он меня в лоб.
        И, черт возьми, это было даже гораздо приятнее, чем в губы. Я ощущала себя девочкой, которой нравится парень с соседнего двора. Мне хотелось прыгать, смеяться и мечтательно прикрывать веки. Просто так, ни о чем не думая.
        - Поставлю двойку за поведение, - поведала я по секрету.
        - Да хоть две двойки, - улыбнулся Рейвар и снова меня поцеловал.
        В кончик носа.
        В тот момент, когда мои губы уже горели, чувствуя еще не состоявшийся поцелуй, в дверь без стука кто-то заглянул и произнес испуганное: «Ой!».
        Выглянув из-за чужого плеча, я ничего не успела сказать. Прайвс-младший обернулся раньше.
        - Скройся с глаз моих, - рявкнул он на Олдо.
        И он действительно скрылся, пока я краснела и бледнела, переваривая произошедшее. Произошедшее перевариваться никак не желало.
        - Это конец, - припечатала я, уже подумывая бежать за студентом. - Теперь все узнают.
        - Если для тебя это так важно, не узнают. Оставь это мне.
        Когда мужчина говорит подобные слова с таким уверенным видом, когда целует так мягко и нежно, легко касаясь пальцами подбородка, не верить ему просто невозможно.
        Не хочется не верить, потому что убеждают и слова, и жесты, и ладонь, что крепче сжимает бедро.
        Дверь кабинета снова открылась.
        - Что я непонятно сказал?
        Рейвар резко повернул голову, пока я, сгорая от стыда, пряталась у него на груди. Почему-то прорывался нервный смех, но стоило мне услышать ненавистный голос, как истерика моя прекратилась, даже не начавшись.
        - Что здесь происходит? - произнес ректор этой проклятой академии.
        - Ничего особенного, - спокойно ответил Прайвс-младший. - Это называется отношения, но вам, дорогой дядя, эта тема неизвестна. Как и то, что в дверь необходимо прежде стучать.
        - Так, с тобой я потом поговорю, освободи кабинет, - безапелляционно приказал Артимус племяннику. - А ты…
        - В уставе академии нет запрета на отношения между преподавателями и учениками, - перебила я мужчину.
        - Появится, - коротко и ясно, но злость моя оказалась сильнее.
        Она смешивалась с так и не разразившейся истерикой.
        - И что вы сделаете? - спросила я с вызовом. - Уволите меня? Так я с радостью.
        - Оштрафую, - пригрозили мне цинично. - Хочешь работать бесплатно, а то и в долг?
        - Не смей с ней так разговаривать. - Рейвар встал в стойку и призвал из пространственного кармана меч.
        - Я сказал покинуть кабинет. - Двуручные мечи появились в руках у ректора. - Или хочешь помериться силами до полнолуния? Так я тебе сразу скажу, я сильнее.
        - О чем вы? - Я решительно ничего не понимала.
        - Не твое дело, ведьма, - отбрил меня Артимус. - Исчезни.
        Что-то произошло, изменилось в единый миг. Я чувствовала, как злость трансформируется в нечто совершенно иное. В ярость, все заполняющую, и я это совсем не контролировала.
        В кабинете вдруг стало темно. С грохотом распахивая окна, срывая щеколды, внезапно задул сильный ветер. Все мои бумаги взвились вверх, а напряжение во мне все нарастало и нарастало.
        Я видела ничего не понимающие лица мужчин. Хорошо ощущала их смятение, но в то же время и собранность. Они словно готовились к худшему, и это худшее их настигло. Будто взрывая меня изнутри, из меня полилось голубое сияние, но оно ослепило лишь на секунду, а когда пропало, оба мужчины отлетели к стене, ударяясь.
        Голос мой будто мне и не принадлежал. Да и не я это говорила. Я наблюдала за всем происходящим словно с высоты - сверху вниз, воспарив над полом.
        - Никто не смеет приказывать ведьме из рода Булуар! В ночь, когда голубая луна скроется за темнотой, когда тяжелые тучи упадут на землю, покрывая ее, только один из вас останется в живых. Только одному достанется вся сила рода. Да потекут кровавые реки, да взойдет кособокое солнце, да утонет мир в пахучей зелени. Холодное сердце умрет, возрождая огонь, - произнесла я, казалось, на одном дыхании.
        И упала замертво. Мне это привиделось именно так, но на самом деле я просто потеряласознание.
        Пришла в себя я уже в целительском корпусе. Поняла я это потому, что рядом со мной сидела женщина в наряде целителя - золотой мантии. Она торопливо отсчитывала черные капли из флакона в мерную ложку и искренне обрадовалась, стоило мне открыть глаза.
        - Ну наконец-то! Я уж думала, ты к праотцам отправилась.
        - Как я сюда попала? - Разместившись удобнее, я села, облокотившись на подушку.
        - Ректор тебя притащил, а племянничек кота твоего приволок. Рот открой. - Послушно открыв рот, я с трудом проглотила черную жижу, которая даже на вкус была как грязь. - Он у нас все желе сожрал. Хвостатый, очнулась твоя болезная!
        Окликнув Аристотеля, целительница задернула ширму, но прежде ко мне на кровать запрыгнул фамильяр. К нему я шепотом и обратилась, потому как больше было не к кому:
        - Что это было?
        - Как что? - удивился хвостатый и ошарашил новой информацией: - Сила к тебе пришла родовая, значит, достойна ты быть ведьмой из рода Булуар. Теперь можешь свободно магией пользоваться.
        - А до этого что, не могла?
        Да я же и зелья варила, и заклинания читала! Успешно, между прочим!
        - Могла, но ограниченно, - с явной неохотой пояснил Аристотель. - Как бы тебе объяснить. Тебе сейчас все знания рода твоего достались. Теперь тебе не нужны бабушкины записи, ты сама все знаешь, стоит только захотеть вспомнить. Поэтому знания и хранят в семье. Они доступны только роду.
        - То есть… Нет… Ладно, потом разберусь. Лучше скажи, что за чушь я несла? Что-то про кровь, реки…
        - А об этой тайне лучше дома поговорить, - шепот кота стал заговорщицким. - И кстати, тебя освободили от бала.
        Празднество должно было начаться сразу после ужина, но я понятия не имела, который сейчас час. Впрочем, меня уже это заботить не должно было. Освободили - и ладушки!
        Сноровисто заправив кровать, я поспешила скорее скрыться в своем доме, хотя целительница и пыталась меня удержать. Она кричала что-то про слабость мне вслед, но я ничегошеньки не чувствовала. Наоборот, ощущала себя отдохнувшей и наполненной энергией.
        Я желала узнать подробности. И кот мне их с удовольствием сообщил, состроив похоронную мину:
        - Род Прайвсов давно и надежно проклят. Ведьмами из рода Булуар.
        Я как стояла рядом со столом, так и села мимо стула. Но не растерялась. Ойкнув от боли, подтащила к себе стул и все-таки решила не вставать, ибо это же явно только начало рассказа.
        Облокотившись на стул, я тихо попросила:
        - Продолжай.
        - Согласно этому проклятию, в роду Прайвсов рождаются только близнецы. Но не сразу, не из одной утробы, а с разницей в несколько, а то и в десятки лет. Твоя пра-пра-пра и много раз прабабушка таким образом решила ослабить силу их рода, шобы извести их черное колдовство. Как только рождается второй близнец, а два редких небесных явления соединяются воедино, они сражаются до смерти. Один поглощает магию другого и становится цельным.
        - Какие два небесных явления? - голос мой сел от охватившего меня ужаса.
        - Затмение и второе полнолуние за месяц. В один день.
        - И когда наступает эта великая дата? - Мой филей уже чуял неладное, но я хотела это услышать.
        - Через двадцать шесть дней. Они сразятся, и останется только кто-то один.
        - Капец, - подвела я общие итоги этого заседания. - Слушай, а у нас есть что-нибудьгорячительное?
        - Могу предложить наливку на…
        - Неси, - махнула я, не дослушав и все-таки пересела с пола на стул. Притащив огромную бутыль и большую кружку с водой, Аристотель отсчитал в нее ровно десять капель наливки. - Издеваешься?
        - Да ты попробуй сначала. И вообще, шо это ты разволновалась? Ты же хочешь уйти в свой мир.
        Попробовав зеленоватую бурду на вкус, я тяжело вздохнула, с укоризной посмотрела на кота и решила, что так даже лучше. Угадывались обыкновенные травы: пустырник, вербена, ромашка и что-то еще. Кот налил мне обыкновенного успокоительного, за что я ему даже была благодарна.
        Мозги на место встали с первого глотка.
        - Вот именно, - согласилась я, собирая себя в кучку. - Но мне нужны ингредиенты для свечей, а значит…
        - А значит шо?
        - А значит, что один невоспитанный, мерзкий ректор заплатит за все мои потраченные нервы сполна.
        Список для ректора я написала на шести листах, но так необходимые мне ингредиенты были только на одном. Остальное запрашивала чисто из вредности, уточняя у кота, что еще я могла бы заказать. Несколько пунктов были особенно редкими и дорогими, что придавало моей мести чуть сладковатый привкус победы.
        Учитывая, что от бала меня освободили, Артимус не должен был прийти ко мне, но я была уверена в обратном. Прямо-таки чувствовала, что, как только ему сообщат из целительского корпуса о моем побеге, он непременно явится к нам.
        Чтобы проверить, как я, и в случае чего забрать на бал.
        Именно по этой причине мне пришлось выбелить лицо и запаковаться в домашнее серое платье с длинными рукавами и воротником-стойкой. В зеркале вот такой я точно была похожа на нездорового человека.
        - Ты слишком высокого о себе мнения, - бродил вокруг меня кот. - Сдалась ты этому ректору…
        Аристотелю пришлось прервать свою речь, потому что в дверь настойчиво постучали. Как говорится, этот стук я узнаю из тысячи.
        Самодовольно улыбнувшись котейке, я состроила максимально скорбную мину и впустила незваного посетителя.
        - Что с тобой случилось в кабинете, Лилия? - спросили у меня с порога, даже не думая разузнать о моем самочувствии.
        Честно говоря, я не подготовилась к самому разговору. Понимала, что правду сказать не могу. Мое восхождение в полную силу однозначно вызовет вопросы, на которые я не отвечу.
        Мне на помощь, как ни странно, пришел Аристотель:
        - Это было пророчество. Оно вытянуло у Лили все силы, - заявил он уверенно, запрыгнув на стул. - Уж кому-кому, а вам об этом пророчестве известно, как никому другому.
        - Я написала список необходимых ингредиентов для проведения занятий, - вмешалась я.напоминая о себе.
        Господину Прайвсу явно не понравилось то, что кто-то еще в курсе его тайны. На моего фамильяра он посмотрел как-то нехорошо, пронзая прямым взглядом. Мне это совсем не понравилось.
        - Список? - Взяв у меня бумаги, ректор заглянул в листы и, судя по виду, впечатлился моими аппетитами. - Некоторые травы растут в наших теплицах. Договорись с Амелией.
        - Хорошо.
        - Ты так пойдешь на бал?
        Сделав шаг ко мне, мужчина вторгся в мое личное пространство. Отступив к кухонным шкафчикам, я увильнула и обошла стол. Теперь между нами имелась хоть какая-то преграда.
        - Мне казалось, вы меня от него освободили.
        - Освободил от пригляда за студентами, но на бал ты по-прежнему можешь пойти.
        - Не могу. Я плохо себя чувствую и собираюсь лечь спать.
        - Как тебе угодно.
        Я была удивлена, что мужчина не стал настаивать на своем. Он выразил свое недовольство лишь поджатыми губами, но вдруг обошел стол и взял меня за руку. Приподняв кисть, Артимус прижался губами к тыльной стороне моей ладони.
        - Я настоятельно рекомендую тебе забыть Рейвара.
        Я открыла рот, чтобы возмутиться, но была остановлена.
        - Забыть, - настойчиво повторили мне. - Встретимся завтра утром в столовой.
        Стоило только господину Прайвсу-старшему выйти за дверь, как я тут же кинулась собираться. Умывшись, переоделась в черное бабушкино платье и заклинанием смастерила себе маску из черного тумана. Дорогу мне перегородил кот, разлегшийся на пороге.
        - И куда это мы собрались?
        - А ты забыл? Сегодня я встречаюсь с братством. - Открыв дверь, я перешагнула через Аристотеля, но закрыть створку перед его носом не успела.
        Котейка юркнул на улицу, пока я возилась с плащом Рейвара. Его я схватила в спешке вместо своего.
        - Ты хоть понимаешь, какая это плохая идея? - возмущался он, то и дело оббегая меня. - Тебя же там убьют!
        - Не каркай, - произнесла я, чем, судя по всему, озадачила кота.
        Правда, молчал он недолго. Вскоре фамильяр снова взялся меня уговаривать. Чем ближе мы были к библиотеке, тем настойчивее становились его уговоры, но в конце концов я оказалась там, где и должна была, - в кабинете, где несколько дней назад с миром отпустила ведьмака из братства.
        Он - ведьмак - уже меня ждал.
        - Братство готово к сотрудничеству, - без лишних реверансов оповестил меня мужчина, чье лицо было скрыто в тени свисающего глубокого капюшона. - Но только если вы вернете нам артефакт, украденный вашей родственницей. Тогда мы поможем вам вернуться в ваш мир. Срок вам дан до конца этого месяца.
        - Как выглядит этот артефакт? - спросила я бесстрашно, пока Аристотель прятался за моей юбкой, с опаской поглядывая на ведьмака.
        - Это полукруглый сосуд размером с ладонь. Он имеет вытянутое горлышко, а еще заполнен наполовину черным и на другую половину белым дымом. Сейчас субстанция в нем, должно быть, полностью черная.
        - Я точно не видела ничего подобного в бабушкиных вещах, - проговорила я задумчиво, но скорее для себя. - Но я постараюсь его найти.
        - Постарайтесь, дитя. От этого зависит ваша жизнь.
        - А что он делает? Ну, артефакт этот.
        - Это вас не касается.
        С этими словами ведьмак исчез в черной кляксе, а я так и не успела спросить, как с ним связаться, если я вдруг все же обнаружу артефакт. Конечно, если я посчитаю разумным его передачу братству. В конце концов, я понятия не имела, зачем ведьма из рода Булуар сделала то, что сделала.
        Наверное, все в нашей семье просто любили усложнять себе жизнь, если брать во внимание проклятие рода Прайвсов.
        - Они же тебя убьют! - воскликнул фамильяр истерично.
        - Я знаю, - согласилась я, и не думая отрицать этот прискорбный факт. - Но теперь у нас есть почти месяц спокойствия. В другой мир они за мной точно не пойдут.
        Обратно в академию мы не слишком торопились. Я допытывалась до Аристотеля, не видел ли он среди бабушкиных вещей артефакт, разыскиваемый братством, а кот отрицал любую причастность к этому предмету. Не видел, не слышал, не брал, и на этом все, но по его морде давно было ясно, что что-то фамильяр недоговаривает.
        Может, он и не знал, где сейчас находится артефакт, но что-то о нем ему точно было известно.
        Осознав, что настаивать на ответах глупо, я решила в ближайшие дни снова отправиться в городскую библиотеку. В прошлый раз я не знала, что искать. На этот раз у меня было хотя бы описание украденного. Вдруг эта вещь все же злая?
        Тогда братству артефакт не видать.
        - Ты куда? - окликнул меня Аристотель.
        От главных ворот он свернул на аллею, я же направилась к центральному зданию. Мне хотелось хоть одним глазком взглянуть на настоящий бал. Это же чистое средневековье! Маски, пышные платья, старомодные камзолы и музыка - такое точно никак нельзя пропустить. Об этом я коту и поведала.
        - Тогда я домой, - буркнул кот, затрусив по аллее. - Танцы точно не для меня. Там плохо кормят.
        Усмехнувшись, я поднялась по ступенькам. Приятная волнующая мелодия витала в воздухе, выбираясь за пределы зала сквозь настежь распахнутые двери. Я предвкушала праздник, ждала волшебства, но испытала легкое разочарование, стоило войти внутрь.
        Нет, магия здесь определенно была - плащ соскользнул с моих плеч сам собою и просто уплыл, но на этом волшебство заканчивалось. Холл даже не украсили к торжеству, лишь отправив под потолок сотни парящих свечей.
        Единственным настоящим украшением зала стали яркие платья женской половины академии. По нарядам можно было запросто определить чужой статус. Среди новоиспеченных ведьм и ведьмаков оказалось совсем немного состоятельных аристократов, но тем не менее они имелись и выделялись.
        А еще они общались только между собой.
        В моем классе, в принципе, уже начали формироваться отдельные группы, что было неизбежно. В любом коллективе имелись друзья и враги, парочки и трио. И обычно это создавало проблемы, потому что дружить всегда приятнее против кого-то.
        Кивнув в благодарность официанту, я забрала с подноса бокал с золотистой жидкостью, но пригубить напиток так и не успела, потому что меня попытались пригласить на танец. Маски и полумаски не давали понять, кто стоит перед тобой, но даже если бы я знала, все равно отказалась бы.
        Потому что не за танцами я сюда пришла.
        Праздник проходил откровенно скучно. Народу было мало, скрипка приводила в уныние, и даже исполняющие роль официантов умудрялись дремать в уголках. Да на детских дискотеках в нашем дворце творчества и то было веселее.
        Постояв немного в сторонке, я решила больше здесь не задерживаться. Ректора, который однозначно выделялся из толпы в своем темно-зеленом камзоле, я обходила по широкой дуге. И даже почти без проблем выбралась за пределы академии, когда меня нагло и бессовестно перехватили. Дернув за руку, меня втащили прямо в темный угол.
        Да что там втащили? Меня в нем беспардонно зажали!
        Громкая хлесткая пощечина прилетела раньше, чем я рассмотрела того, кто покусился на мою честь.
        - Это было больно, - усмехнулся Рейвар, потерев покрасневшую щеку. - Но какая страсть!
        - Так тебе и надо, - прошипела я, вытаскивая мужчину на улицу. - Как ты меня узнал? Я же в маске из тьмы.
        - Вот именно. Ты единственная, кто прибегнул к магии. Другие предпочли обычные маски. Я вот другого не пойму. Почему ты не надела платье, которое я тебе подарил?
        - Так это был ты?
        Собственно, яблоко от яблони. И чего я удивляюсь?
        - Прогуляемся? - предложил Прайвс-младший.
        - Где? - полюбопытствовала я.
        Домой идти не хотелось, так что я была за всеми руками и ногами, но прежде желала уточнить конечный пункт.
        - Пойдем, покажу тебе одно интересное место.
        И такой у Рейвара был хитрый взгляд… Что я и подумать не могла, что местом для прогулки он выберет кладбище при академии. Я была ошарашена. Я была обескуражена. Я была…
        - А романтичнее места не нашлось? - возмутилась я, ступая на серую землю.
        Серой она казалась при свете луны, что висела под темным небом. Старые памятники, покосившиеся от времени, наоборот, казалось, отливали каким-то потусторонним голубоватым сиянием.
        - Мне нравится кладбище, - признался Рейвар. - Здесь тихо и никто нам не помешает.
        - Не помешает чему?
        Усадив меня на лавку, ведьмак встал на одно колено прямо передо мной и коснулся пальцами моего лица. Чернильная маска исчезла, но поцеловать себя я не дала. Мотнула головой, избегая его губ. Не всерьез, а скорее чтобы подразнить.
        Пока своих чувств я сама не понимала.
        - Мне запретили с тобой связываться.
        - Плевать я хотел на его запреты, - тут же отозвался мужчина, но было видно, что мои слова его задели.
        Взгляд его помрачнел, а скулы выделились, заострились.
        - Я тоже, - ответила я, желая подсластить пилюлю. - В конце концов, я его теперь даже проклясть могу.
        - Правда?
        - Ага. - Чуть отсев в сторону, я освободила место для Рейвара, чем он тут же воспользовался. - Когда я упала сегодня… Я сейчас столько всего знаю. Не все, конечно, но очень многое. Сейчас мне доступны все знания рода Булуар.
        Ну или почти все. Как ни странно, в моей памяти не нашлось ни единого намека на артефакт, украденный бабушкой. Почему-то я была уверена, что она намеренно скрыла эту информацию, выжгла ее из родовой памяти.
        - Я испугался, когда ты взлетела, а потом упала.
        - Я тоже, - неловко пожала я плечами. С улыбкой следила за тем, как Прайвс-младший гладит пальцами мою ладонь. Взяв меня за руку, он тоже улыбнулся, но коварство, что плескалось в его глазах, не шло ни в какое сравнение с моим. - Ну теперь-то ты мне расскажешь про взаимоотношения с дядей?
        - А что мне за это будет?
        Все оказалось ровно так, как рассказал Аристотель. За исключением того, что сам мужчина воспринимал то, что должно было случиться, спокойно, я бы даже сказала, буднично. Он не видел ничего плохого в сражении.
        - Я не понимаю, - его спокойствие меня возмущало, - почему нужно обязательно драться? Разве нет другого решения?
        - Есть, - обнадежил меня Рейвар, но так же быстро спустил на землю. - Но никогда никто из нас не отдаст свою силу, свою жизнь добровольно. Поэтому и существует магический бой.
        - А если… А если мы просто запечатаем твой дар? Тогда в тебе не останется магии, а значит, и драться не за что.
        - Не поможет, Лили, - устало улыбнулся мужчина. - В живых из нас может остаться только один. Пока есть два близнеца, они не могут полноценно жить на земле одновременно. Это как две части одного существа. Если мы хотя бы попытаемся перенести бой, то будем слабеть до тех пор, пока кто-то из нас не умрет. На этом все. Давай лучше поговорим о тебе. Ты ведь ходила на встречу с братством?
        Я уже и забыла о том, что этот невозмутимый ведьмак в курсе моей встречи с представителем братства. Зато он ни о чем не забыл. Рассказав ему о том, что теперь меня ждет целый месяц спокойствия, я умолчала о маленькой детали. Мне предстояло делать вид, что я усиленно ищу украденное. Впрочем, искать артефакт я как раз таки собиралась.
        - И что делает эта штука?
        - Не знаю, но собираюсь выяснить. Если это плохая вещь, уж лучше я заберу ее с собой в свой мир. Ведь должна же быть какая-то причина, почему бабушка его украла.
        Сидя на лавочке, я и забыла о том, что мы находимся на кладбище. Здесь действительно было тихо, но, кроме того, становилось все холоднее. Мой плащ, а точнее, плащ Рейвара остался где-то в академии.
        Заметив, что я обнимаю себя за плечи, мужчина расщедрился на еще один предмет своего гардероба. Если так пойдет и дальше, скоро ему будет нечего надеть, что может быть даже очень неплохо. Тут важно, с какой стороны посмотреть.
        Отвлекая меня от бесстыдных воспоминаний, Рейвар дал мне новую пищу для раздумий:
        - Придумала, где будешь проводить ритуал перемещения?
        - Нет. В книге было сказано, что нужно найти место силы, но я, честно говоря, пока понятия не имею, где его искать. Надеялась, что Аристотель подскажет.
        - Ну, этот пункт ты фактически уже выполнила, - загадочно проговорил Прайвс-младший.
        - В каком смысле?
        - Это кладбище. - Ведьмак кивнул на серые плиты. - Оно является местом силы.
        Стоило Рейвару об этом сказать, как в моей голове всплыли соответствующие воспоминания. Он был полностью прав: любое кладбище, где хоронили ведьм или магов, являлось местом силы, потому что чары из их тлеющих тел уходили лишь на девятые сутки после погребального обряда.
        - А еще здесь захоронены только ведьмы, - добавил ведьмак.
        - Правда? - удивилась я.
        Таких подробностей я точно не знала, но мужчина не стал останавливаться на достигнутом, решив добить меня окончательно:
        - Все ведьмы из рода Булуар. Ты разве не знала?
        Глава 11: Живая вода
        Как проводит выходной день нормальный адекватный человек? В идеале отсыпается до обеда, потом ест что-нибудь вредное, немного убирается, дабы заткнуть совесть, и валяется на диване перед телевизором под хороший сериал до самой ночи.
        В принципе, планы у меня были именно такими. Только вместо телевизора я намеревалась засесть над каким-нибудь любовным романом, но вместо этого тоже засела. И даже за книжкой, а точнее, за дневником, который специально для меня в архиве академии отрыла библиотекарь.
        Рейвар в очередной раз оказался прав. Вчера, пройдясь меж покосившихся и треснувших памятников, я на каждом нашла имя рода Булуар. На этом кладбище лежали целые поколения моей семьи, но не это было главное, а то, что еще совсем недавно земли, теперь принадлежащие Салеймской Ведьмовской Академии, значились за ведьмой из нашего рода.
        Прямо перед своей смертью моя бабушка передала все свое имущество императору, завещав его академии и пробудившимся ведьмам. И я ничего не узнала бы, если бы старые документы выбросили или сожгли, но их решили сохранить как историю.
        Аристотель ничегошеньки мне не сказал, и это уже вызывало не только сомнения в его верности, но и вопросы.
        А вопросов было много. Отрыв в архиве портрет своей бабушки, я лишь еще больше убедилась в том, что мы с ней одно лицо. Я словно в зеркало на себя смотрела. Тот же разлет бровей, та же форма глаз и цвет, те же губы и чуть вздернутый нос. На овальном портрете она была нарисована в том самом платье, в каком вчера разгуливала я. Если бы не подпись, я бы подумала, что кто-то нарисовал меня.
        Забрав из архива все, что посчитала нужным, я ураганом ворвалась в дом.
        - Объяснишь? - пылала я праведным гневом.
        - Ты о чем? - невозмутимо потянулся фамильяр на одной из своих лежанок, широко зевая.
        - Мы с ней одинаковые!
        - Одинаковые? - удивился он очень ненатурально. - Я бы сказал, шо вы похожи, как и все ведьмы рода Булуар. Сама понимаешь, гены.
        - Не понимаю.
        - Ну и не понимай. Лучше покорми меня, а? У нас же еще остались пакетики?
        Сделав несчастные глаза, он сложил лапки вместе в просящем жесте. Но я еще не закончила.
        - А как насчет земель? Она же подарила их академии!
        - Ну, тут было такое запустение, шо твоя бабка решила не навязывать тебе эту обузу. Так дашь пакетик?
        - Я могла бы эти земли продать!
        - Могла бы, но тогда у новоиспеченных ведьм и ведьмаков не было бы академии. Эй, ты куда? А пакетик? - окликнул меня Аристотель, но я уже вышла за порог и закрыла дверь.
        Мне хотелось обдумать то, что я узнала, вдали от фамильяра. Для этого я и отправилась домой к Амелии, но была и вторая причина этой встречи. Мне срочно нужны были травы из моего списка, потому что зелье для ритуала уже пора было начинать варить.
        Постучавшись в дверь, я в нетерпении ждала ответа, но никто так и не откликнулся. Магички просто не оказалось дома, что было даже немного предсказуемо. Кто в свой выходной сидит в четырех стенах? Ну, кроме меня.
        Расстроившись, я уже намеревалась вернуться домой, как меня неожиданно окликнули. Обернувшись, я увидела спешащую ко мне преподавательницу по травологии. Она почти бежала по аллее.
        - Ты ко мне? - Амелия тепло улыбнулась, крепко меня обняв.
        Мои бедные кости однозначно затрещали от этого приветствия.
        - Ага, - выдавила я задушенно.
        - Отлично! Я как раз мечтала о теплом чае. В городе начался дождь. Скоро и до академии дойдет.
        Дом магички мне очень понравился. Он кардинально отличался как от современной половины моего дома, так и от старинной. Много темного дерева, массивная мебель, ковры с красивыми узорами. Такой домик запросто мог бы принадлежать одинокой аристократке - аккуратно, чисто, много книг, но было здесь и то, что придавало ему индивидуальности.
        Если разнообразные травы росли только снаружи моего дома, то у Амелии маленьких горшочков имелось в достатке и внутри. Ими были заставлены как подоконники, так и полки и даже столы.
        Приняв чашку с чаем из рук девушки, я с благодарностью ей улыбнулась, включаясь в разговор. Вот уже несколько минут она рассказывала мне о том, как прошел вчерашний праздник.
        - Но самое интересное произошло в конце бала. Ты не поверишь!
        - Что случилось? - полюбопытствовала я.
        - Глава целительского корпуса с кулаками накинулся на Облина. Наш сторож весь вечер увивался за преподавательницей по истории. И успешно, между прочим, увивался.
        - Подожди, но разве глава целительского корпуса не старик? Да и преподавательница дама в возрасте.
        - Так в том и соль! - радостно подтвердила Амелия. - Я, конечно, предполагала, что драка может быть. Все-таки студенты - народ взбалмошный, но чтобы уважаемые люди, да еще и в таком почтенном возрасте…
        - А ведь приличные маги с виду, - поддержала я, угощаясь шоколадом.
        - Ну а ты? Как себя чувствуешь?
        - Сегодня хорошо. Думаю, вчера я просто перенервничала. Все-таки преподавание для меня все еще в новинку. И, кстати, об этом. Мне для занятий нужны кое-какие травы из твоих теплиц.
        Уж лучше бы я послала к Амелии Аристотеля. Из ее домика я с трудом выбралась лишь через несколько часов, так и не успев озвучить весь свой список полностью. А все потому, что стоило мне произнести очередное название растения, как преподавательница пускалась в лекцию. О травах она, судя по всему, могла рассказывать часами, что и продемонстрировала.
        Отговорившись делами, я пообещала завтра после своих занятий зайти на урок травологии и заодно забрать необходимые ингредиенты, хоть Амелия и предлагала встретиться позже. Но, честно говоря, я боялась, что в ближайшие дни просто не выдержу ее компанию наедине. После ее нескончаемой болтовни моя голова разрывалась от боли, но я знала тихое место как раз для таких случаев.
        Кладбище было словно пропитано спокойствием. Со вчерашнего вечера оно абсолютно не изменилось, а мне вдруг подумалось, что вместо лавочки здесь не хватает качелей. Тогда это место стало бы для меня идеальным укрытием.
        Побродив между памятниками, я остановилась на самой окраине кладбища у могилы бабушки. Вчера на ней тоже лежали свежие цветы, но сегодня на их месте оказался другой букет. И вот вопрос: кто их носит? Не Аристотель ли таскает тайком?
        Нахмурившись, я уже собиралась вернуться обратно на дорожку, как услышала чей-то плач. Создавалось ощущение, что плакал маленький ребенок.
        - Это что еще за новости?
        Звук повторился снова. Перемахнув через невысокую кованую ограду, я спрыгнула в кусты. Плач становился то тише, то громче, но я упрямо шла в его сторону, пока не увидела в зарослях белый клубок. А подойдя ближе, я поняла, что это не плач, а мяуканье. В траве лежала кошка.
        - Что с тобой? - с беспокойством спросила я, опускаясь перед ней на корточки.
        Кошка в ответ жалобно мяукнула, лишь слегка приподнимая голову. Этот мир меня определенно испортил, потому что от животного я ожидала нормальной беседы, а не такого непривычного «мяу».
        Осмотрев ее шерстку, визуально ран я не нашла. Если у нее и было что-то сломано, то вот так просто я этого определить не могла. Да и времени особо не было. Дождь из города все-таки добрался до академии. Пришлось срочно брать кошку на руки и прятать под плащ.
        Пока я бежала до дома, она выглядела такой несчастной. Но еще несчастнее оказался Аристотель, встретивший нас на пороге.
        - Ты кого к нам притащила? - возмутился фамильяр, стоило мне вытащить кошку из-под плаща.
        - Кого нашла, того и притащила, - огрызнулась я. - Лучше помоги осмотреть ее. Я никак не могу понять, что с ней. Она просто лежала и…
        - Да дай ты ей живой воды и отнеси туда, где взяла.
        - Живой воды? - Сказать, что я удивилась, - это ничего не сказать.
        Но стоило коту произнести это словосочетание, как воспоминания рода хлынули в мою голову. Самая настоящая живая вода находилась не где-нибудь в сказке, а прямо в зарослях травы за моим домом, а точнее, в колодце, который там прятался. Заросли его просто охраняли.
        - Так вот почему там целый лес! - наконец-то дошло до меня.
        - Настоящей ведьме из рода Булуар заросли сами откроются и пропустят к колодцу, - пробурчал кот, с высокомерием оглядывая кошку, лежащую на столе.
        Из дома я вылетела быстрее ветра, прикрываясь плащом от барабанящего ливня. Колодец нашелся там же, где и существовал в моих воспоминаниях. Спустив и подняв ведро, я вылила часть воды в кружку, которую прихватила, а на обратном пути подумала о том, что стоит взять с собой обратно в свой мир пару литров этой водички.
        Если она действительно чудодейственная, то это просто бесценная вещь.
        Вместе со мной обратно в дом ворвался поднявшийся ветер. Бросив плащ прямо на пороге, я подбежала к столу, но кошка так и не сдвинулась с места. Лишь заглянула мне в глаза - так печально и как-то обреченно, заставляя мое сердце сжаться.
        Как поить кошек, я не знала, поэтому, открыв ее пасть, просто вылила часть воды и погладила белую мокрую шерстку. Надеялась, что вода ей поможет, а еще понимала, что она наверняка голодная.
        Выложив жидкий корм из пакетика в блюдце, я поставила тарелку перед кошкой. Сил ей определенно не хватало, но есть она хотела, а потому слизывала мясные кусочки, слегка приподняв голову.
        - А я? А мне? - всполошился Аристотель, но быстро заткнулся, получив порцию лакомства.
        И только я собиралась поставить чайник…
        - Ну и дрянь же! - неожиданно раздался недовольный женский голос, вынуждая меня подпрыгнуть и обернуться.
        - Ты говоришь! - обрадовалась я.
        Кошка уже не лежала на боку. Она перевернулась на пузо и уверенно держала голову.
        - Конечно, - фыркнула она, уставившись на меня своими большими голубыми глазами. - Ведь ты теперь моя ведьма.
        Сказать, что я пребывала в шоке, - это ничего не сказать. Кошка продолжала с аппетитом уничтожать содержимое блюдца, пока я плутала в паутине собственной памяти.
        Ну не могла я стать ее ведьмой! Никак не могла, потому что у меня уже имелся фамильяр. Ведьма могла установить связь только с одним представителем магического животного мира - без исключений.
        - И кстати, дорогая, раз уж ты меня теперь понимаешь, помаши на меня чем-нибудь, - нагло потянулась кошка, выпячивая хвост. - Что-то жарко тут у вас.
        - По-моему ты что-то перепутала. С чего бы я теперь твоя ведьма? - запоздало спросила я, возмутившись. - У меня уже есть фамильяр.
        - Кто? - осмотревшись по сторонам, Белоснежка напрочь проигнорировала кота, забравшегося в домик. - Если ты про этого невоспитанного хама, то не смеши. Он кто угодно, но не твой фамильяр.
        - В каком смысле? - Повернувшись к коту, я грозно уперла руки в бока. - Аристотель, ты что, не образовал между нами связь?
        - Я не успел, - процедил кот, зло сверкая глазами. - Потому что еще не решил, хочу ли умереть, когда ты уйдешь обратно в свой мир.
        - Да я бы взяла тебя с собой!
        - Чтобы я стал просто котом? Ну уж нет, спасибо.
        - Да не расстраивайся ты так, дорогая. Тем более что такой милой девочке нужен фамильяр по ее статусу, а не какой-то облезлый котяра. - Аристотель на оскорбление зашипел, распушив шерстку, что нисколько не смутило кошку. - Но-но-но, уж прости, дорогой. Кто не успел, тот опоздал. Милая, а положи-ка мне еще этой невкусной мерзости. И воды налей, пить хочется жутко.
        - И все-таки кое-что ты перепутала, - стояла я на своем. - Раз ты теперь мой фамильяр, то я твоя хозяйка, а не служанка.
        - Ну скорее уж наоборот, но вы, ведьмы, всегда отказывались это признавать. И одеялом меня накрой, будь любезна. Все-таки у вас откуда-то поддувает…
        За несколько часов кошка своими капризами достала меня по самое не могу. За это время мне удалось выяснить многое. Например, то, что зовут ее Луиза и ничего примечательного с ней не случилось. В том, что она обессиленная лежала на траве, кошка была целиком и полностью виновата сама.
        Дело в том, что, по словам Луизы, ее прошлая ведьма такого очень полезного фамильяра совершенно не ценила, вкусным не кормила, не гладила и на своей подушке спать запрещала. Вот и решила кошка, что лучше разорвать связь с такой хозяйкой.
        Только не подумала о том, что, когда она окажется на улице, все станет еще хуже, ведь пить и есть там было совершенно нечего. Точнее, всего этого на улице имелось в достатке, но лужа в качестве миски манерной кошатине не подходила, охота на мышей была ниже ее достоинства, а вонючие отходы вызывали вместо аппетита рвотный рефлекс.
        В общем, не подрассчитала она, переоценив свою важность.
        Где-то там чужая ведьма радовалась избавлению от головной боли, пока я себе ее технично зарабатывала.
        - А почеши меня за ушком? - подкралась Луиза ко мне, пока я пыталась сосредоточиться на записях.
        - А почеши себя сама за ушком? - вызверилась я, в пятый раз перечитывая одно и то же предложение.
        Предложение читалось, но его смысл от меня ускользал, потому что кошка дергала меня со своими капризами каждые несколько минут.
        - Ладно-ладно, - пошла она на попятную, мигом перестав строить из себя страдалицу. - Если занята, так и скажи. Потом почешешь.
        Отложив с тяжелым вздохом книжку, я устало подперла ладонями щеки.
        - Я понять не могу, зачем ты мне нужна? Вот Аристотель поесть приготовил, а ты что умеешь?
        - А я наизусть знаю рецепты зелий и заклинания, - похвасталась Луиза. - Память у меня идеальная. Раз посмотрю и все помню.
        - Лучше бы посуду мыть умела, - пробурчал кот, запрыгнув к себе на лежанку.
        Кошка тоже решила ни в чем себе не отказывать, что привело к препирательствам, которые длились до самой ночи. Они замолкали лишь ненадолго, стоило мне шикнуть на них. Проблема заключалась в том, что у Аристотеля было три лежака, но ни один из них он не хотел уступать незваной гостье. В конце концов, устав слушать их перепалки, я накрыла голову подушкой и заснула, но утром все повторилось вновь.
        Из дома на работу я фактически сбегала, однако обе зверюги решили, что без них мне никак не провести этот день. Удивительное единодушие!
        - Итак, напоминаю вам правила поведения вне стен академии, - вещала я, собрав на полянке студентов вокруг себя. - Далеко по лесу не разбредаться, шутки не шутить, никого не пугать, с занятия не исчезать. Всем все ясно?
        - Как нам искать метлу? - выкрикнул Олдо с заднего ряда.
        - Не метлу, студент, - отрицательно покачала я головой. - Вам нужно найти шишку, листик, веточку или прутик. Это даже может быть цветок, но самое главное - вы должны его почувствовать. Между вами должна установиться связь, которая в дальнейшем не позволит найденному вами предмету разрушиться. Также эта связь поможет вам видоизменять найденный предмет, превращая его в метлу. В общем, что найдете, то и станете носить с собой в кармане.
        - А когда мы будем учиться летать? - в нетерпении спросила Анаста - миловидная шатенка и самая младшая среди студентов.
        - Не раньше, чем научимся превращать найденный вами предмет в метлу. Все, на этом разговоры заканчиваем. Постарайтесь отвлечься от посторонних звуков и заглянуть внутрь себя. Это поможет вам при поиске.
        - Ты! - вывалилась из ближайших кустов Луиза.
        Ее шерсть покрывали зеленые колючки от головы до хвоста.
        Увидев разъяренную белоснежную фурию, Аристотель дернул в лес. Не знаю, что именно он натворил, но, судя по его довольной морде, скоро ему не поздоровится.
        Перехватив Луизу у своих ног, я обратилась к ней шепотом:
        - Раз уж ты теперь мой фамильяр, я хочу, чтобы ты приглядывала за Аристотелем. Я хочу знать, где он бывает, что делает и не ведет ли себя странно.
        - Да как скажешь, дорогая! - обрадовалась кошка, намереваясь спрыгнуть на землю, но я ее не отпустила.
        - И я тебе не дорогая. Или относись ко мне с уважением, или обрывай свою связь и шуруй на все четыре стороны. Твой выбор?
        - Все будет исполнено, хозяйка.
        Естественно, эту фразу она произнесла не без изрядной доли сарказма, но воспитывать кошку и дальше у меня не было никакого желания. Мне нужно было присматривать за студентами, но, обернувшись по сторонам, я увидела только Рейвара. Остальные уже разбрелись по лесу.
        - Далеко не отходить! - крикнула я непонятно кому и отправилась искать своих подопечных.
        Только поиски ни к чему не привели. Зато мы с Рейваром вышли к реке, где меня абсолютно бессовестно обняли.
        - Мы же на занятии, - испугалась я, оглядываясь по сторонам.
        - Мы вне зоны их видимости, - ответил он невозмутимо и добавил с каплей самодовольства: - Я раскинул поисковую сеть.
        - В каком смысле? Ты знаешь, где находятся студенты?
        - Да. Это заклинание для магов, но я его преобразовал.
        Я тоже так хотела, а потому, немного повертевшись в его объятиях, обернувшись, чтобы видеть его лицо, я задала вполне логичный вопрос:
        - Научишь?
        - Обязательно научу тебя всему, что умею, - довольно улыбнулся мужчина, обрисовывая костяшками пальцев овал моего лица. - Как насчет сегодняшнего вечера?
        - Отличная идея, - согласилась я, хоть и раскусила его коварные планы.
        Была на сто процентов уверена, что он специально меня заинтриговал, чтобы я не отвертелась от встречи. Только все это тут же отошло на второй план, когда Рейвар вдруг изменился в лице.
        - Что такое? - спросила я с беспокойством.
        - К четверым студентам севернее от нас приближаются шесть объектов, - отчеканил он, сжимая меня чуть крепче.
        - Люди?
        - Не думаю, - качнул он головой из стороны в сторону. - Они движутся быстрее, чем люди.
        - Показывай.
        Я молилась всем богам, пока мы бежали по лесу. В этом странном мире могла ожидать чего угодно. Не удивилась бы, попадись нам стая вампиров. Перед глазами так и вставали картинки окровавленных студентов, но до места встречи потеряшек и незваных гостей мы добрались как раз вовремя.
        Увидев метрах в двадцати “объекты”, я едва не упала. Память безропотно подкинула информацию о том, что перед нами каменные тролли - шесть взрослых особей. Шесть неубиваемых особей. Единственный способ избавиться от них - усыпить, но необходимого зелья при мне, естественно, не было.
        - Если ни у кого с собой нет усыпляющего зелья, бежим в академию! - скомандовала я, загораживая собой ошалевших от радостной встречи студентов.
        Ошалевшую меня прикрывал собой Рейвар.
        - Зелья нет, но я знаю заклинание! - спрыгнула мне под ноги с дерева Луиза. - Повторяй, хозяйка!
        Слова незнакомого мне заклинания я повторяла точь-в-точь. Знала, как важен и тембр голоса, и каждая выговоренная буква, поэтому сосредоточилась на произношении по максимуму, на какое-то время фактически исчезнув из леса.
        Я словно нырнула вглубь себя, как и советовала своим студентам, а когда очнулась, на поляне лежали все. Совсем все. И студенты, и каменные тролли, и мои фамильяры. Но если тролли благополучно дрыхли, то студенты как-то нехорошо постанывали и смотрели на меня с нечитаемым ужасом во взглядах вперемешку с восхищением.
        Выдохнув, я обратилась к Луизе:
        - Ты молодец, - похвалила я хвостатую шепотом. - Но почему они все лежат и так пялятся на меня?
        - Потому что ты очень, просто невероятно сильная ведьма, - отскребла себя Луиза с травы. - Все мы это только что ощутили на собственных шкурах.
        - Сильная насколько? - уточнила я, заметив среди лежащих Рейвара.
        - Настолько, что, придавленные твоей мощью, они будут лежать в лучшем случае еще несколько минут.
        - А в худшем?
        - А в худшем тебе лучше не знать.
        Решив, что иногда лучше действительно оставаться в неведении, я поспешила к студентам. Уже через несколько минут они смогли сесть, а потом и встать, что лично меня обрадовало безмерно.
        От моей магии физически никто не пострадал, но за их психику я не ручалась. Теперь некоторые студенты предпочитали держаться от меня на почтительном расстоянии.
        Появление каменных троллей не очень омрачило общую атмосферу занятия. Студентам понравилось бродить по лесу вместо скучных лекций. Так или иначе, к концу второй пары каждый нашел себе будущую метлу. Рейвару досталась небольшая сухая веточка, которая, как я и говорила, притянула его к себе.
        Однако хоть какую-то лекцию я все равно должна была провести, так что ограничилась коротким пересказом сегодняшней темы:
        - …Доподлинно не известно, где именно находится “Бесконечный лес”. Одни говорят, что попасть в него можно только волею случая, что тропинка сама приведет в него того, кому нужно в нем побывать. Другие же уверены, что любое дерево может стать проводником в этот мир чудес.
        - И какие там чудеса? Неужели нас ждут несметные богатства? - смешливо спросил студент, любовно рассматривая лягушку, которая как запрыгнула в его руки, так больше с них и не слезала.
        - Смотря что для вас является богатством. “Бесконечный лес” - это волшебное место, населенное удивительными существами, но все-таки не каждый может туда попасть. Ступить на священные земли смогут лишь те, у кого нет тьмы в сердце.
        - Но ведь считается, что у ведьм и ведьмаков темная магия, - резонно заметил Рейвар.
        - Цвет магии не определяет человека. Добрый вы или злой - это определяют ваши поступки и помыслы. Каждый, кто придет в этот лес с добром, с добром из него вернется. Иным же не завидую.
        Обратно к воротам академии мы вернулись в полном составе. Отпустив счастливых ведьмаков и ведьм на травологию, я намеревалась вскоре присоединиться к ним, но застопорилась на воротах, чтобы доложить Облину о повстречавшихся нам в лесу каменных троллях.
        Идти с этой новостью к ректору не хотелось совершенно, но сообщить о проблеме я должна была. Правда, стоило мне выйти из сторожки с намерением пожурить Рейвара, который не отправился вместе с остальными на занятие, как я ощутила зов.
        Застопорившись на ступеньках, я все больше чувствовала, как меня с силой тянет куда-то в сторону - обратно за ворота.
        - Что-то случилось? - Прайвс-младший тронул меня за руку, чем и вывел из ступора.
        - Мне надо туда, - большего я объяснить не могла. - Ты иди на занятие, а я…
        Продолжать бессмысленное предложение я не стала, потому как по лицу мужчины стало сразу ясно, что меня одну он не оставит. Как будто я не за ворота, а в “Бесконечный лес” собралась!
        Махнув на него рукой, я поспешила туда, куда меня тянуло. Фамильяры путались в ногах, то оббегая нас, то отставая на несколько шагов. Даже сейчас они нашли тему для споров. Спорили они по поводу того, куда это мы так резво бежим.
        Пролетев мимо хвойного дерева, я резко затормозила. Потому что пробежала дальше, в то время как зов потянул меня обратно назад. Столкнувшись с Рейваром, угодив ему подбородком в солнечное сплетение, я несколько смутилась да так и замерла. То, что звало меня к себе, определенно находилось вот прямо здесь, а если точнее - под нашими ногами.
        Глянув вниз, вновь боднув мужчину головой, я опустилась на корточки и подняла с земли кривую закругленную ветку. Вся она целиком была не больше тридцати сантиметров в длину.
        - Это твоя метла?
        - Похоже на то, - кивнула я, принимая чужую руку, чтобы подняться. - А теперь поторопимся. Тебе нельзя опаздывать на занятие.
        Как бы мы ни спешили в теплицы, на занятие все равно опоздали, но замечаний Амелия делать не стала. Тем более что я честно отсидела всю ее лекцию. Что-то всплывало в памяти, стоило преподавательнице об этом заговорить, какая-то информация оказалась для меня в новинку. В любом случае, как применять мяту в быту, я запомнила и надеялась, что и в головах студентов что-то отложилось.
        Ну хоть что-нибудь. Приключения в лесу однозначно их взбудоражили, вытеснив все остальное на второй план.
        Дождавшись, когда студенты покинут теплицы, я добрела до рабочего стола Амелии. Список у меня был длинный, но различных растений здесь оказалось раз в тридцать больше. Никогда не была жадиной, но при виде всего этого многообразия эта неприятная сторона во мне неожиданно проснулась.
        - И вот этого мне! - указала я на щупленькие растения, так похожие на укроп в горшочках.
        - Ты даже не знаешь, что это, - смеялась Амелия, укладывая травы в коробку.
        - Не знаю, - согласилась я. - Но выглядит красиво.
        - Зачем тебе рассада огурцов?
        - А это огурцы? - удивилась я.
        - Ага. Высадила для будущего огорода на территории академии.
        Под смешливым взглядом девушки мой энтузиазм скис, но потом я подумала и решила, что один кустик себе все же можно взять. Лишним точно не будет. Тем более что огурцы я очень даже люблю. Особенно домашние.
        Коробку с травами домой я дотащила с трудом. Мои фамильяры в этом нелегком деле могли помочь мне разве что морально, чем и занимались. Покормив их, я принялась мыть, сушить и нарезать растения для дальнейшей обработки, как дверь моего дома внезапно без стука открылась.
        Без разрешения ко мне в дом вошел ректор этой чертовой академии. Правда, вперед него появилась большая коробка, плывущая по воздуху. Одного жеста мужчины хватило, чтобы она с грохотом упала на стол.
        - Я принес все, что было в твоем списке, - произнес он, останавливаясь рядом. - У тебя новый питомец?
        - Но-но-но, попрошу! - возмутилась Луиза. - Я фамильяр!
        - А разве ведьмы могут иметь двух фамильяров?
        - Еще как могут, если их уровень дара позволяет, - намекнула я на свои выдающиеся способности.
        Таким образом я хотела предупредить мужчину, чтобы не связывался со мной, но он не внял. Зажал меня у кухонного шкафчика. Пальцы крепче впились в рукоятку ножа, которым я шинковала травы.
        - У вас совесть есть?
        - Совесть чужда магам моего уровня, - промурлыкал он мне на ухо, касаясь пальцами плеча.
        Дернувшись, я высвободилась и отошла в сторону, но нож из руки не выпустила.
        - Ведите себя прилично.
        - Я слышал, что сегодня на твоих занятиях произошел неприятный инцидент. Ты подвергла опасности жизни своих студентов.
        - У меня все было под контролем. А теперь вам пора.
        - Выгоняешь? - Мужчина оперся руками на спинку стула. - Поужинай сегодня со мной.
        - Простите, но я занята.
        - Это не вопрос, Лилия. Я хочу, чтобы ты сегодня поужинала со мной. Жду тебя в своем доме через три часа. Не опаздывай и… Надень платье.
        Наглая ухмылка так и не стерлась с его лица. Дверь за ним закрылась благодаря чарам.
        - Неприятный тип, - отметила Луиза.
        - Еще какой. Надеюсь, Рейвар его победит.
        Кошка ничего не поняла, но вместо меня ей все объяснил Аристотель, пыжась от собственной важности. Я же за три часа перебрала все полученные травы и ингредиенты, расфасовала все по мешочкам, склянкам и банкам, а кое-что выложила на противни сушиться. Отдельно на столике осталось то, что понадобится мне для изготовления зелья и свеч для проведения ритуала перехода.
        - Ничего здесь не трогать, - наказала я фамильярам.
        - А ты куда? - возмутилась Луиза.
        Но я ей ничего не ответила, потому что пока не настолько доверяла.
        Накинув плащ, я отправилась к воротам. Шла, оглядываясь, боясь, что по дороге мне встретится ректор, а потому, когда мне закрыли глаза ладонями, перетрухала не на шутку.
        Но волноваться нужно было о другом.
        Глава 12: Кто не спрятался
        - Мы заниматься идем или куда? - выспрашивала я у Рейвара, заинтригованная по самое не могу.
        Сегодня он обещал научить меня каким-нибудь штукам, до которых дошел своим умом, но чем дольше мы шли, тем больше я осознавала, что выражение его лица какое-то слишком уж хитрое.
        Прямо-таки подозрительно хитрое.
        - Заниматься. Потерпи, моя вредная ведьмочка, мы почти пришли.
        Вредная ведьмочка в моем лице пока категорически отказывалась быть чьей-то, но ее никто не спрашивал. Чуть крепче сжав мои пальцы в своей ладони, мужчина и вовсе приподнял мою руку, чтобы запечатлеть на внутренней стороне запястья короткий, но невероятно нежный поцелуй.
        Кажется, меня вот прямо сейчас бессовестно соблазняли, глядя мне в глаза так… так… У меня в груди от его взгляда все переворачивалось.
        Остановились мы лишь на окраине города, у старого трехэтажного заброшенного здания. Форму оно имело причудливую, вытянутую. Со стороны казалось, что оно очень узкое по сравнению с рядом стоящими домами, но зато оно было выше на целую голову.
        Черные провалы окон, разбитые стекла, выгоревшая светло-желтая краска, отсутствующая дверь. Я до последнего не верила, что нам сюда, но внутрь меня завели очень уверенно.
        - А нам сюда можно? - уточнила я, пытаясь разглядеть в темноте ступеньки.
        Сначала мы поднялись на второй этаж, где в отсутствии света тоже мало что можно было рассмотреть, а уже потом оказались на третьем.
        - Нам сюда нужно, - улыбнулся Рейвар и открыл передо мной дверь.
        Только на балкон, занимающий половину этажа, я так и не ступила. Обомлела, рассматривая творящееся безобразие. Сам дом стопроцентно являлся заброшенным, но балкон разительно отличался от всего, что я увидела.
        Ни пыли, ни грязи, ни мусора. На стенах горели магические фонари, оплетая все вокруг теплым рассеянным светом. Массивный диван, обтянутый кожей, занимал примерно четверть балкона. Рядом с ним стояли круглый пуф и квадратный низкий столик, сервированный для ужина.
        На белой скатерти, дожидаясь нас, лежали салфетки, столовые приборы, тарелки и главные блюда этого вечера. Что именно было приготовлено, я рассмотреть не могла из-за металлических крышек, в которых отражались трепещущие огоньки свечей, вставленных в канделябр.
        Что примечательно, на небольшом столике поместилась даже ваза с цветами. Мраморные розы - темно-фиолетовые, с розовыми прожилками - я видела только в одном месте - в оранжерее у Амелии, но их у нее было не так много, как здесь. Розами были заняты еще три напольные вазы, выглядывающие из углов балкона.
        Но все это великолепие меркло на фоне просто невероятного вида. Небольшой город, засыпающие цветочные поля и объятые сизым туманом сопки потрясали своей красотой.
        Несмело шагнув внутрь, я тут же оказалась в чужих объятиях. Рейвар укутал мои плечи теплым, невероятно мягким, нежным пледом. Его он взял, скорее всего, из своего безразмерного пространственного кармана, потому что с собой он точно ничего не нес.
        - Здесь очень красиво, - произнесла я сдавленно, борясь с ураганом чувств, что в буквальном смысле переполняли меня.
        Я ощущала безразмерное счастье, необъятную нежность и ни за что не хотела, чтобы мужчина разжимал руки. В его объятиях было уютно и хорошо. Так, словно эти объятия давно стали частью моей жизни.
        Собственные мысли меня напугали, но я успешно подавила панику, заставляя себя дышать ровнее.
        - Поужинаем? - предложили мне, усаживая на диванчик.
        Легкие закуски из паштета и свежих овощей, фрукты, сыры и великолепное запеченное мясо. Было сразу ясно, что это еда из ресторана, но этот балкон я ни за что не променяла бы даже на самую лучшую ресторацию. Там мы точно не смогли бы целоваться.
        Там мы не смогли бы провести целую ночь.
        Завернутая в плед, я сидела на чужих коленях, положив голову на плечо Рейвара. Уходить отсюда совершенно не хотелось.
        - Как проходят поиски артефакта?
        - Я еще даже не начинала его искать, - призналась я с тяжелым вздохом.
        Потому что понятия не имела, где именно его искать.
        - Хочешь, помогу? - неожиданно предложили мне.
        Взглянув на мужчину, я улыбнулась и поцеловала его в уголок упрямых губ, благодаря за заботу.
        - У тебя и так дел, наверное, невпроворот.
        - Ну, выше своей головы я все равно не прыгну, так что…
        - Что? - встрепенулась я возмущенно. - Ты опустил руки?
        - Ничего я не опустил, - усадили меня обратно. - Но я хорошо осознаю, что у Артимуса есть опыт в магии, а у меня, к сожалению, только энтузиазм.
        - Так это же легко исправить, - разгладила я несуществующие складки на рубашке Рейвара.
        Нравилось мне к нему прикасаться.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Я теперь владею знаниями всего своего рода и могу научить тебя всему, что знаю сама. Да, нам придется заниматься по вечерам, чтобы ты успевал делать домашнее задание и…
        - Мне нравится, когда у тебя глаза горят, - перебили меня, касаясь кончиками пальцев щеки.
        Смутившись, я непримиримо ответила:
        - Потому что я знаю, что у нас все получится. Верь мне.
        - Я тебе верю, моя вредная ведьмочка.
        - И в себя верь.
        Я не помнила, как уснула, пригревшись в чужих руках, но мое пробуждение оказалось неожиданным. Вместо своего уютного домика или того прекрасного балкона я проснулась в комнате ведьмака, в его кровати. Рядом с кроватью на стуле стоял поднос с завтраком, но Рейвара нигде не было.
        В тот самый момент, когда я, завернувшись в одеяло, намеревалась приступить к завтраку, дверь открылась, впуская хозяина комнаты в одном, чтоб его, полотенце, с мокрыми после душа волосами. У меня печенька выпала изо рта.
        - Ты…
        - Я, - коварно улыбнулись мне.
        Наклонившись, мужчина поцеловал меня в кончик носа и нагло спер упавшую печеньку. Схрумкал ее и еще раз меня поцеловал. На этот раз в приоткрытые от ошеломления губы.
        - Завтракай, я пока переоденусь, - оповестили меня, направляясь к шкафу.
        Я честно пыталась не подглядывать, но любопытно же, черт возьми. Заметив меня через напольное зеркало, что стояло рядом с открытым шкафом, ведьмак негромко рассмеялся. Я же невозмутимо сделала вид, что смотрела на бутерброд и только на него.
        - Сколько осталось до занятий?
        - Пятнадцать минут, - ответил мужчина, застегивая пуговицы черной рубашки.
        - Ох ты ж… Мне нужно забрать из дома ингредиенты.
        К себе я так и помчалась растрепанной, но, слава богу, на пути нам с Рейваром никто не попался. Умывшись да кое-как пригладив волосы, я вручила ведьмаку коробы. Пока мы шли к академии, фамильяры опять препирались всю дорогу, но если бы это была единственная моя проблема.
        Мы опоздали в класс всего на пять минут, однако ректор этой чертовой академии уже находился в аудитории, своим мрачным видом смущая студентов.
        - Студент, поставьте коробы на стол, пожалуйста, - попросила я отстраненно, будто явление Артимуса совершенно не произвело на меня никакого впечатления.
        - Почему вы позволили себе опоздание, госпожа Булуар?
        Кажется, отчитывать меня собирались прямо при студентах.
        - Потому что искала добровольца, который перенес бы коробы с ингредиентами из моего дома в класс, - ответила я холодно, обходя ректора, чтобы занять место за столом.
        Мои фамильяры тихо юркнули под стол, так же, как и я, ощущая угрозу.
        - Вижу, что нашли. Впредь прошу вас устраивать свою личную жизнь не во время урока, - заявил ректор высокомерно. - Я вынужден занести в ваше дело первый выговор. Уведомление о штрафе получите позже.
        Поджав губы, я с трудом сдержала рвущиеся наружу слова. Прекрасно понимала, что весь этот спектакль состоялся лишь потому, что вчера я не пришла на встречу. Луиза по секрету мне шепнула, что ректор заходил ко мне трижды, в последний раз рано утром, чтобы убедиться, что дома я не ночевала.
        Его настырность уже начинала изрядно раздражать.
        Занятия прошли хорошо. Не подготовившись к теме превращения метлы, собственно, в метлу, я рассказывала о двух новых зельях. Первое являлось зельем невидимости. При разных пропорциях святочного порошка консистенция могла сделать невидимым любой предмет или же существо.
        Этот рецепт вызвал среди студентов настоящий ажиотаж, чего не скажешь о втором, относящемся к теме целительства.
        Успокаивающее зелье, как ни странно, интересовало ведьм и ведьмаков в последнюю очередь, но мало ли? В жизни все может пригодиться. Мне-то уж этот котелок точно не будет лишним.
        - А когда мы будем учиться преобразовывать свои метлы? - спросил Олдо после звонка, пока остальные студенты укладывали свои принадлежности в сумки.
        - Завтра начнем, - ответила я, выковыривая шипящий клубок из фамильяров из-под стола.
        Во время лекций и практической работы они вели себя очень даже сдержанно, переговариваясь только шепотом, но стоило прозвучать звонку, как у моих ног завязалась драка.
        - Студент Прайвс, загляните ко мне после ужина. Я дам вам то зелье, которое вы просили.
        Понимающе улыбнувшись, Рейвар покинул класс вместе с остальными, чтобы отправиться на урок по расам. Я же, собрав свои бумаги, пошла домой готовиться к ритуалу перехода.
        С каждым пройденным днем времени на подготовку оставалось все меньше.
        Для того чтобы изготовить зелье, ингредиенты требовалось довести до конечного вида. Жабьи лапки, например, я должна была высушить в печи и растереть в порошок, а цветок амелибса выварить до эссенции.
        Но самым сложным этапом мне казалось изготовление свечей. При расплавке воска добавлялось целых шесть наименований, среди которых были масла, выжимки и порошки.
        Пока собирала огарки свечей, я попутно обследовала каждый угол дома, но украденный бабушкой артефакт находиться категорически отказывался. Я даже под крышу залезла, но и разбирая старый хлам ничего не нашла. Стук в дверь раздался, когда я сортировала вещи на нужные и не нужные.
        - Входите, - громко крикнула я, выглядывая в квадратный отсек, соединяющий помещение под крышей и комнату.
        Дверь открылась, впуская довольного чем-то Рейвара.
        - Чем занимаешься? - окинул он комнату взглядом в поисках меня.
        - Я тут, - помахала я рукой, едва не свалившись на деревянную шаткую лестницу. - Если честно, ищу артефакт.
        - И как?
        Подойдя к лестнице, мужчина придержал ее, пока я спускалась. Чихнув от пыли, я еще некоторое время снимала с себя паутину, которой под крышей оказалось в достатке.
        - Не нашла, хотя перерыла весь дом.
        - Мне кажется, твоя бабушка не стала бы прятать его в доме. Это ведь первое место, которое стали бы обследовать.
        - Думаешь, стоит поискать на улице? - задумалась я, машинально ставя чайник на плитку. - Она вполне могла бы закопать его в зарослях рядом с колодцем. Туда, кроме меня, никто не может пройти.
        - Вообще-то я подумал о другом, - заинтриговал меня ведьмак, а на его лице снова появилось это довольное выражение. - Я тут расспросил секретаря своего дяди…
        - И? - нетерпение во мне так и вспыхивало.
        - У твоей бабушки нет других родственников, кроме тебя.
        Взглянув на кота, я полностью и безоговорочно сдала хвостатого:
        - Аристотель сказал, что я единственная наследница.
        - А ты знаешь, что погребальный ритуал для твоей бабушки, судя по документам, оплачивала и проводила ее сестра?
        - У нее нет сестры. По крайней мере, нигде нет упоминаний о ней. Ни в ее записях, ни в книгах.
        В моей голове правильная мысль еще не успела сформироваться, но вместо меня ее суть озвучил Рейвар:
        - Ночью мы идем на кладбище.
        - Зачем вам идти на кладбище? - тут же забеспокоился Аристотель.
        Глаза фамильяра забегали по сторонам, но я ничегошеньки ему не сказала. Потому что до сих пор подозревала его пока еще не знаю в чем, но подозрения мои с каждым днем только крепли.
        Луиза тоже была на моей стороне.
        - Ты не ее фамильяр, поэтому Лиля не должна перед тобой отчитываться, - важно отметила эта засранка, запрыгнув на кухонную столешницу. - А мне расскажешь?
        - Нет, - просто ответила я, выключая плиту.
        Чайный сбор был разлит по кружкам, а сами кружки перенесены Рейваром на стол. Из сладкого к чаю у меня имелись только старые печеньки, которые даже я сама брезговала пробовать на зуб. В общем, я сегодня худела, надеясь на то, что мужчина поужинал в столовой.
        Однако заниматься мы так и не начали. Кошка хоть и обиделась, но влажного корма попросила, обтираясь под столом об мои ноги.
        Заглянув в шкаф, я была вынуждена разочаровать свою наглую живность:
        - Остался последний пакетик.
        Что тут началось! Закричав: “Он мой!” - Луиза помчалась ко мне, но Аристотель первым вскарабкался по моей ноге, зубами вырывая из моих пальцев пакетик. Правда, улизнуть не успел.
        Кошка напала на него, и весь клубок с грохотом рухнул на пол.
        - Лучше нам позаниматься где-нибудь в другом месте, а не в этом дурдоме, - резюмировала я, глядя на творящееся безобразие.
        - Пожалуй, я знаю одно такое место.
        Все время до полуночи мы провели на тренировочной площадке, по обыкновению пустующей по вечерам. Студенты предпочитали собираться после ужина в общежитии или в парковой зоне, что располагалась перед зданием академии. Там они сидели до тех пор, пока их не прогонял вездесущий оборотень.
        Чтобы не полагаться только на память предков, я все-таки захватила с собой несколько книг. В первую очередь мы с Рейваром разучивали малозатратные, но при этом боевые заклинания. Но так как отражать атаки не умели ни он, ни я, то одновременно приходилось запоминать и заклинания защиты.
        Для меня, как и для ведьмака, все это тоже было в новинку, поэтому учиться нам приходилось вместе. Что-то быстрее получалось у него, что-то у меня. У кого первым получалось, тот и объяснял второму. Заниматься вместе было даже весело, но никто из нас не забывал, зачем мы это делаем.
        Я искренне надеялась, что мужчине наши занятия помогут выиграть грядущий бой.
        В последний раз повторив заклинание защиты, мы собрали все книги и отправились на кладбище. Полночь настала уже давно, но мы решили выждать еще некоторое время, чтобы не попасться на глаза тому же Олдину.
        - Ты уверена? - переспросил Рейвар, мрачно оглядывая серый памятник с выгравированной на нем надписью.
        - Более чем, - кивнула я, опуская корзину с книгами на землю, чтобы освободить руки. - Не было у бабушки сестры, не было, но ведь кто-то ее похоронил. И свежие цветы - не думаю, что их таскает Аристотель. Пусть я кому-то и покажусь сумасшедшей, но давай раскопаем могилу и узнаем, лежит ли там кто-то в гробу. Только лопату бы раздобыть.
        - Сейчас найду.
        Сперев откуда-то лопату, ведьмак вернулся обратно. Чтобы не сидеть без дела, я как могла выгребала землю руками. Понимала, что так делать нельзя. Мертвых вообще беспокоить не стоит, но жила во мне какая-то отчаянная уверенность, что я права. Если в этом гробу никого не окажется, я буду точно знать, что бабушка жива.
        И это обязательно породит новые вопросы. И первый из них: зачем меня на самом деле перенесли в этот мир?
        Глухой удар лопатой о деревянную крышку заставил меня встрепенуться. Тяжело вздохнув, я мысленно попросила прощения у бабушки и кивнула Рейвару, чтобы открывал. Крышка поддалась неохотно, но все-таки поддалась.
        Зажмурившись на мгновение, я распахнула веки и…
        Увидела абсолютно пустой гроб с белой подкладкой и белоснежной подушкой. Сердце забилось с утроенной силой, ком подобрался к горлу, не давая нормально дышать.
        Я ненавидела, когда мною пытались играть, но именно это сейчас, судя по всему, и происходило.
        - Там нет артефакта? - спросила я сипло и вынужденно откашлялась.
        Проверив подкладку руками и вытряхнув подушку, ведьмак отрицательно качнул головой.
        - Думаешь, она жива? - произнес он сдержанно.
        - Думаю, что если бы меня искали, а я при этом украла что-то ценное, я поступила бы так же.
        - Подстроила свою смерть? - Закрыв черный гроб, Рейвар начал его закапывать.
        - Не только. Еще и скинула бы ответственность за содеянное на кого-то другого. Например, на внучку, чтобы отвлечь внимание от себя. Если она жива, то сейчас не пользуется магией.
        - Почему?
        - Потому что магию ведьмы можно отследить, если хоть раз сталкивался с ее чарами, - пояснила я, вспоминая соответствующее заклинание. - Впрочем, не думаю, что она носит артефакт с собой. Значит, он спрятан там, куда может попасть только она. И я думаю, что Аристотель знает, где находится это место.
        - Но не скажет.
        - Не скажет, - согласилась я, сбрасывая землю вниз. - Скорее всего, он все еще ее фамильяр, поэтому и не смог установить связь между нами. Думаю, через него она следит за мной. Значит, она должна быть убеждена, что я ничего не ищу, а иначе кто знает, что она выкинет. О том, что мы сегодня узнали, никому ни слова.
        Мой прямой, напряженный взгляд Рейвар, казалось, даже не заметил.
        - Не переживай, этот секрет уйдет со мной в могилу, - кисло улыбнулся он в намеке на шутку.
        В связи с последними событиями мне такие шутки точно не нравились, но я была рада, что мужчина не зацикливается на своих проблемах. Сильный дух - это уже половина победы, а вторая половина - знания. Именно поэтому некоторые книги я дала мужчине почитать, хоть это и было запрещено ведьмовским кодексом. Но я уже столько всего нарушила, что на это правило мне было абсолютно плевать.
        Ему эти книги точно нужнее.
        До дома ведьмак меня проводил не без крамольных мыслей. В этом я убедилась, когда меня нагло и бессовестно прижали к двери, впиваясь в мои губы страстным, наполненным желанием поцелуем.
        Я на ногах стоять была не способна и, если бы не крепкие объятия, давно стекла бы на порог розовой лужицей. Просто целовался он умопомрачительно, заставляя забыть и о том, где мы, и о том, что в любой момент может появиться ректор этой чертовой академии.
        Мне дыхания не хватало. А еще не хватало тепла. Руки словно сами по себе жадно изучали каждый сантиметр чужого тела. Широкие плечи, рельефную грудь, мощную…
        Нет, это определенно невозможно - держать себя в руках рядом с этим соблазнителем. Но и к себе я пригласить его не могла. Во-первых, от вездесущих фамильяров никуда не спрячешься, а во-вторых…
        Мы навсегда расстанемся меньше, чем через месяц. Так зачем рвать себе сердце? Это того не стоит.
        Определенно не стоит. Осталось убедить в этом себя.
        Утро мое началось с неожиданного стука в дверь. Наполненная не лишенными смысла подозрениями, створку я открыла, придерживая платье, которое собиралась гладить заклинанием, но на пороге никого не обнаружила. Зато нашла букет одуряюще пахнущих цветов с приколотой к ним запиской.
        - Прекрасный букет для прекрасной ведьмочки, - прочла я вслух, разулыбавшись и…
        Тотчас же меня утянуло в открывшийся прямо посреди домика портал. Рухнула я на чужую кровать уже через мгновение, за которое успела вооружиться заклинанием. Его мы как раз изучали вчера вечером вместе с Рейваром.
        - Эм, не так я себе это представлял, - произнес ведьмак, застывший с подносом.
        Его он, судя по позе, намеревался поставить на стул перед кроватью.
        - Я думала, что меня братство похищает, - призналась я оторопело, гася заклинание. - Больше так не делай.
        - Учту на будущее. Завтрак в постель?
        От одного взгляда на поднос у меня тут же активизировался желудок. Неумытая, непричесанная, в мятой сорочке, я, наверное, выглядела эдаким кошмариком, но кого это волновало? Уж точно не меня, уплетающую фрукты, сыры и омлет.
        - И где ты это добро все время берешь? - восхищалась я, уворовывая виноград.
        - У племянника ректора должны быть некоторые поблажки в академии, - загадочно улыбнулся мужчина, утягивая у меня из-под носа румяный блинчик.
        Блинчик мне хотелось, но уже не лезло. Приходилось пожирать остальную вкуснотень исключительно глазами.
        Тяжко вздохнув, я поправила лежащее на кровати рядом со мной платье. Его я с собой в портал утащила очень кстати, а вот из обуви у меня имелись только тапки, в которых на работу идти совершенно точно неприлично.
        - Там кошаки мои, наверное, перепугались. Надо бы их проведать да туфли…
        В дверь комнаты вдруг активно затарабанили. Подпрыгнув от неожиданности, я сразу запаниковала, но Рейвар перехватил меня до того, как я успела вместе с платьем залезть под кровать. Инстинкт самосохранения сработал!
        Открыв створку, ведьмак впустил моих переполошенных фамильяров. Увидев меня, сидящую на кровати, Луиза состроила возмущенную моську:
        - Ну вы и бессовестные!
        - Если что, это не я, - открестилась я от любых обвинений.
        - Это я виноват, - сознался мужчина, закрывая дверь за незваными гостями. - Завтракать будете?
        - А у тебя той вкусной дряни нет в таком странном пакетике? - Забравшись на стул передними лапами, кошка осталась недовольна увиденным.
        - Она о чем?
        Пока Рейвар обувался и собирал сумку, я рассказывала о своем мире, а точнее, о продуктах, которые продавались в наших магазинах, особое внимание уделяя вездесущим ешкам, консервантам и красителям.
        - Ну и дрянью же вас кормят, - посетовал мужчина, открывая портал в мой дом.
        - На самом деле эту “дрянь” есть никто никого не заставляет. Есть вполне обычные продукты без этого всего, просто они не такие вкусные. Пожалуй, больше всего я скучаю по сгущенке.
        Пропустив меня вперед, ведьмак спросил, стоило нам только выйти из портального кольца:
        - А нельзя ее здесь приготовить?
        - Думаю, можно. Это не так сложно на самом деле.
        - Тогда напиши мне список необходимых продуктов.
        Мне нравился его энтузиазм. Нравилась та легкость, с которой мужчина принимал те или иные решения. Для него все казалось простым: хочешь - получи. Такое отношение к жизни даже восхищало, но вместе с этим я отлично понимала, почему он ведет себя так.
        Когда ты заведомо готовишься к смерти, зная точную дату этого события, от каждого дня хочется получать максимум эмоций. В какой-то степени это правильно, но я не понимала тех, кто заранее сдается. И не могла позволить Рейвару опустить руки. В себя нужно верить, как бы страшно ни было идти вперед.
        Первые две пары мы учились превращать веточки, листья и шишки в метлы. Метлы у всех получались абсолютно разными. Например, у меня метла была похожа на изогнутую ветку со спиралькой на конце черенка. Кто-то из студентов заметил, что на нее будет удобно вешать переносной фонарь.
        У кого-то метла была прямой как палка, с твердыми наростами вместо прутьев. У кого-то в виде длинной петли с пучком листьев на конце. Не всем сразу давалось превращение, но к концу пары большинство студентов смогли правильно настроить потоки и произнести заклинание. В дальнейшем это заклинание произносить не будет необходимости, но только если оно прочно впитается в потоки.
        Вторая пара была посвящена полетам. Студенты учились правильно седлать метлу. Сделать это можно было двумя способами: на месте и непосредственно в полете. Но прежде чем забраться на транспортное средство, его нужно было научиться призывать на расстоянии. Те, кто с успехом справился с этим важным пунктом, поочередно взлетали над полом и делали небольшой круг вокруг меня, пока я придерживала их метлы за черенки.
        На своей метле я, к сожалению, так и не полетала. Глядя на счастливые лица девушек и мужчин, мне невероятно хотелось испытать эти невероятные ощущения. Прямо руки чесались сесть на свою метлу и взмыть в ясное небо через окно, но, увы, бросить своих студентов я не могла. Зато вдоволь налюбовалась на Рейвара.
        Его метла была черной, словно лоснящейся - так блестела на солнце. А еще она оказалась тяжелой из-за цельного дерева и почти каменных прутиков. Нет, внешне выглядели они как дерево, но этим деревом запросто можно было отбиваться, ломая кости недоброжелателей.
        Когда пара закончилась, абсолютно все мои студенты не желали идти на историю. Им хотелось еще немного полетать, но увы. Расписание занятий придумывала не я.
        - Мы сегодня заниматься будем у тебя? - полюбопытствовал Прайвс-младший, сопровождая меня по коридору.
        Кабинет истории мы уже прошли, но мужчину это нисколько не смущало.
        - Может, лучше где-нибудь в другом месте? - засомневалась я. - Не хочу подбирать слова при Аристотеле. Может, в том заброшенном доме?
        - Хорошая идея. Встретимся перед ужином у ворот.
        - Эй! - возмутилась я, не успев отпрянуть.
        В щеку меня поцеловали как-то по-мальчишески быстро, но от смущения это не избавляло. Из академии я просто сбежала, придавленная тем, что этот недопоцелуй видели как минимум семь человек и один домовой.
        Что-то мне подсказывало, что меня снова ждали неприятности.
        И, как ни странно, оказалась права. Но прежде, чем эти неприятности все-таки нагрянули на порог моего дома, я успела сварить зелье для пропитки фитилей и еще одно - уже для самого обряда.
        Второму следовало настояться. Убрав его в шкаф, я взялась за свечи. Заливала воск с травами в специальные формочки. Свечи получались кособокими, но на их красоту я смотрела в последнюю очередь. Лишь бы свое предназначение выполняли.
        Стук в дверь раздался как раз в тот момент, когда я уже собиралась выходить из дома. Показав кошке пальцами, чтобы спросила, кто там, я временно затаилась.
        - Кто там? - звонким голосом произнесла Луиза, подкрадываясь к двери.
        - Лилия, откройте. Я знаю, что вы дома, - требовательно раздалось из-за двери голосом ректора. - Если сейчас же не откроете, я войду сам.
        Цензурных слов у меня ему в ответ не находилось. Нецензурных, впрочем, тоже. Мало того, что Артимус вел себя так, будто я была ему чем-то обязана, так он еще и следил за мной!
        Решив не нарываться и не портить себе настроение, я оставила фамильяров за старших, а сама кое-как выбралась из дома через кухонное окно. В кустах я просидела минут пятнадцать и за это время выслушала о себе много познавательного. Фантазии Прайвса-старшего меня откровенно пугали.
        До ворот я добиралась кустами. Собственно, именно в них меня и перехватили.
        - Ты чего? - удивился Рейвар, помогая мне подняться.
        Глянув в сторону аллеи, я быстренько отряхнула платье.
        - Родственник твой наведывался, - сообщила я, все еще высматривая Артимуса. - А я сбежала через окно.
        - Я поговорю с ним, он оставит тебя в покое, - неожиданно разозлился ведьмак.
        Про ректора я тут же забыла. Всматривалась в его глаза, чуть виновато улыбаясь.
        - Не стоит. Скоро меня здесь не будет.
        - У тебя все получается?
        - Уже получилось, - похвасталась я. - Зелью осталось настояться, а свечкам застыть. Пойдем?
        Глава 13: С большой дороги
        Продукты для ужина мы купили по дороге, хотя я совсем не представляла, как мы будем готовить в заброшенном доме. Рейвар однозначно что-то придумал - это было видно по его лицу, но мне мужчина решительно ни в чем не признавался.
        Пока мы не добрались до окраины города.
        - Дом заперт? - удивилась я, отметив новенькую дверь.
        Кроме двери и сам дом как-то разом изменился. Неуловимо, почти незаметно на фоне соседних зданий, но разительно по отношению к тому, каким он был в прошлый раз. Окна больше не были разбитыми, а краску явно освежили.
        - Кажется, его кто-то купил, - отметила я с сожалением.
        - Похоже, что так, - согласился ведьмак и передал мне корзину с провизией. - Подержи-ка.
        За его действиями я наблюдала с огромными сомнениями. Проверив рукой каменную кладку, он поднял коврик, а затем раздвинул заросли в цветочном горшке. Там-то и обнаружился запасной ключ, как в каком-нибудь фильме.
        - Ага! - победно воскликнул мужчина.
        - Ты собираешься войти туда? - Сказать, что я была поражена, - это ничего не сказать.
        - А почему бы и нет? - шкодливо пожал Рейвар плечами, вставляя ключ в замочную скважину.
        - Да нас посадят за проникновение в чужое жилище!
        - Это если поймают, - ничуть не успокоил он меня и толкнул дверь. - Пойдем. Тебе же тоже интересно, как все изменилось.
        Мне интересно не было абсолютно, но ровно до того момента, пока мы не вошли. Я даже разулась у порога, потому что топтать такую красоту грязной обувью было попросту жалко. Пока ведьмак разжигал камин на первом этаже, я так и стояла на пороге, не решаясь войти. Комната здесь была только одна, судя по отсутствию других дверей, но вмещала в себя и гостиную, и кухню, и столовую.
        - Нравится? - Забрав у меня корзину, мужчина поставил ее на длинный разделочный стол.
        - Здесь все стало так… - я пыталась подобрать слова, но все мое восхищение затмевал страх. - Уютно и по-домашнему.
        - Посмотрим, что на втором этаже?
        - Давай уйдем, - запротестовала я.
        - Не будь трусихой. Ты мне веришь? - улыбнулся этот интриган, а я несмело кивнула. - Тогда пойдем смотреть.
        Сцапав мою руку, ведьмак потянул меня вверх по лестнице. Темно-коричневые ступеньки совершенно точно были новыми, потому что в прошлый раз, когда мы поднимались, они изрядно скрипели.
        Второй этаж я рассматривала с не меньшим страхом и с еще большим восхищением. Тут находились просторная спальня, оформленная в светлых тонах, и такой же по размеру кабинет, обставленный темной мебелью. В центре кабинета, как ни странно, разместился чугунный котел, а у стены - второй камин.
        - Не нравится? - в голосе мужчины появилось беспокойство.
        Пришлось признаваться, оглядывая все это безобразие:
        - Я начинаю что-то подозревать.
        - Ты давай активнее подозревай, - посоветовали мне. - Есть хочется жутко. Да и гусченку свою ты готовить собиралась.
        - Сгущенку, - машинально поправила я, еще раз заглянув в спальню, где под бежевым балдахином пряталась огромная кровать.
        Мне понравилось абсолютно все из того, что я увидела. С бабушкиным домом эти хоромы было просто не сравнить, но имелось еще одно место, которое я срочно должна была увидеть.
        Выбравшись вслед за Рейваром на крышу, а точнее, на преобразившуюся террасу, я и вовсе ахнула. К волшебному виду прибавилась мягкая кушетка со спинкой, подвешенная на цепях. На ней лежал тот самый плед, а рядом стоял высокий кованый столик. Разноцветные бутоны теперь цвели в напольных горшках.
        - Ты купил этот дом, - не спросила, была уверена в этом.
        - Тебе понравился вид отсюда, и я подумал, что… - начал мужчина объяснять.
        Не желая ничего слушать, от переполняющих меня чувств я резво крутанулась на пятках и прижалась губами к чужим губам. Этот порыв был и своего рода благодарностью, которую словами все равно не получилось бы выразить, и извинением за то, что я должна была произнести.
        - Я ведь уйду, - напомнила я потерянно.
        - Ну, пока же еще не ушла, - хитро улыбнулся ведьмак. - Теперь у нас появилось место, где мы вдвоем можем проводить время, не скрываясь от чужих глаз. Тебе будет комфортно здесь жить и работать, на заднем дворе есть место для наших тренировок. Мне опять же с домашними заданиями будешь помогать.
        - Не буду, - завредничала я для проформы, пытаясь переварить своеобразное предложение.
        Меня звали не замуж, но предлагали жить вместе. К такому я точно готова не была. Да я даже подумать об этом не могла.
        - Ну и ладно, не очень-то и хотелось, - сделал вид, что обиделся, ведьмак.
        Только мне было не до шуток. На такие шаги не идут просто так - по порыву сердца, у них должно быть какое-то объяснение.
        - Рейвар, что все это значит? Только честно.
        - То, что я уже сказал, - попытался съехать мужчина.
        - И?
        - И… я не сомневаюсь в твоих способностях, Лилия, но если вдруг у тебя не получится вернуться в свой мир, а я проиграю Артимусу, у тебя будет место, где ты сможешь жить. Сегодня я составил завещание, - огорошил он меня. Сердце заколотилось словно сумасшедшее. - Если твоя бабушка жива, рано или поздно она захочет вернуть себе дом, а тебе, наверное, жить с ней будет некомфортно и…
        Я оборвала речь мужчины уже проверенным способом. Просто заткнула его поцелуем, повиснув у него на шее, а когда шансы на то, чтобы разреветься, снизились, приказала шепотом:
        - Больше не смей думать о том, что ты умрешь. Ты обязан его победить, понятно? Мы подготовимся. И подготовимся так, что эту битву выиграешь ты, а иначе я не ведьма из рода Булуар.
        Удивительно, но это оказалось приятно - готовить вместе ужин. Перетерев сахар до сахарной пудры, в небольшой кастрюльке я варила сгущенку. В большой кастрюле в собственном соку тушились нарезанные нами овощи, а в духовке, пленяя невероятным ароматом, запекались птичьи окорочка под медовой коркой.
        Я никак не могла поверить в то, что этот дом действительно наш. Здесь мы могли ни от кого не скрываться, могли делать все, что хотели. Даже в бабушкином доме я не чувствовала себя так комфортно, как здесь. Тут дышалось по-другому - полной грудью.
        Пока Рейвар накрывал на стол, я раскладывала приготовленное по тарелкам. На десерт у нас были блины под сгущенкой, но каждый раз, когда мужчина пытался словно невзначай пройти мимо и сцапать блинчик, я била его по рукам. Не терпелось ему отведать чужеземной сладости.
        - Приятного аппетита, - пожелала я, усаживаясь за стол.
        Поленья уютно трещали в камине, мясо птицы таяло во рту, обволакивая сладостью меда и кислинкой лимона. Розовое вино играло в бокале бликами, наполняя помещение опьяняющим ароматом винограда.
        Впервые мне было нечего сказать. Нет, я наслаждалась ужином, наслаждалась этим вечером, немного смущаясь под прямым взглядом мужчины, но испытывала невосполнимую потребность что-то произнести.
        Только слов никак не находилось. Все, что приходило в голову, казалось несусветной глупостью и…
        Рейвар мягко поднялся из-за стола. Каждое его движение, пока он обходил стол, было плавным, опасным, волнующим. Словно хищник, он подкрадывался ко мне, а мое сердце забилось чаще, подбираясь к самому горлу.
        Не могла отвести взгляд. Не могла даже вдох сделать, пока ведьмак вставал передо мной на одно колено.
        Вилка с громким звоном упала на тарелку, стоило мужчине прикоснуться к моим пальцам. Взяв меня за руки, он поочередно прижался губами к моим запястьям. Никогда не думала, что кожа может быть такой чувствительной. Адреналин бурлил в крови, а я вздрагивала, ощущая щекотку теплого дыхания.
        Желание пылало в его почерневших глазах. Оно пугало и притягивало одновременно.
        Когда мужчина протянул мне раскрытую ладонь, я думала всего мгновение, прежде чем вложила в нее свои пальцы.
        На второй этаж мы поднимались медленно. Рейвар не отводил от меня взгляда, словно искал в моих глазах отказ, будто давал мне время подумать, но с каждой пройденной ступенькой я все меньше сомневалась в правильности своего решения.
        Ни звука. Ни слова.
        Ведьмак первым прошел в спальню и подвел меня к кушетке, что стояла в изножье кровати. Пульс стучал в ушах, мне не хватало воздуха. Дыхание стало рваным, порывистым. Юбка платья устремлялась вверх, приподнимаемая чужой ладонью. Пальцы мужчины скользили по ноге, пока не достигли резинки чулок.
        Мурашки разбегались по коже от его прикосновений. При свете свечей, вставленных в канделябр, казалось, будто в глазах Рейвара играет огонь. Пламя, что обжигало, но не душило, наделяя теплом каждый сантиметр моего тела.
        Чулки упали на ковер, каждый крючок платья был расстегнут. Обнажая тело, мы обнажаем нашу душу, раскрывая ее для того, кто этого достоин. Как понять? Как узнать, что это тот самый? Один-единственный и неповторимый.
        Для этого в нашей жизни дается всего миг. И это не тот миг, когда шелковые простыни мнутся, когда подушки падают на пол. Не тот, когда холодные стены остужают разгоряченную кожу.
        В тот самый миг, который и определяет мгновение, мы помним только глаза. Помним тот самый взгляд, когда он смотрел на нас так, как никто и никогда. Тот самый взгляд, смущающий, бросающий вызов, открывающий не желание - душу.
        Мы вспоминаем его значительно позже. Осознание - оно не приходит сразу, но когда оно приходит, то мы с чуть самодовольной улыбкой утверждаем, что давно знали: он создан для нас, а мы…
        Мы - та самая уникальная скрипка, на чьей обнаженной коже, скользя обжигающими подушечками пальцев, играет скрипач.
        Этот дом стал нашим маленьким убежищем. Каждое утро, каждый вечер, каждую ночь - мы с Рейваром проводили вместе все свободное время, отстранившись от всего того, что мешало нам просто жить. Постепенно каждая комната наполнилась нашими вещами, маленькими мелочами, что создавали уют.
        Кабинет был заставлен книгами, ингредиентами для зелий и всем тем, что требовалось мне для ритуала. Ведьмак же перетащил все свои записи, а главное, наконец-то поделился своими личными придумками, которые и у меня получались на ура.
        Мы не переставали заниматься ни на минуту, не переставали искать артефакт и информацию о нем. Все было хорошо, но тем не менее с каждым невозвратно утраченным днем я ощущала всю большую тяжесть. Время неумолимо истекало, а мне уже и не так чтобы хотелось возвращаться обратно в свой мир.
        Та жизнь словно давно утратила краски, стала одним из фильмов, просмотренных когда-то. Да, здесь у меня были проблемы, но ведь со всем можно разобраться при должном желании. Я не уставала говорить об этом ведьмаку, а теперь зачем-то убеждала себя.
        Убеждала и готовила для себя варианты, но окончательный выбор так и не сделала. Возвращаться или остаться? Это решение принять будет нелегко.
        А другое решение далось мне легче легкого:
        - А давай похитим и допросим кого-нибудь из братства? Они-то точно знают что это за артефакт.
        Рейвар опешил от моего предложения - это было видно по его взгляду, но тем не менее согласился и помог разузнать недостающую информацию. В поисках ответа на вопрос, где находится ведьмовское братство, мы перерыли всю библиотеку, а найдя то, что искали, впервые вечером субботы оседлали собственными метлы.
        Нет, конечно, мы позволяли себе немного летать на заднем дворе и до этого, но это было наше первое путешествие. А еще я впервые увидела другой город, кардинально отличающийся от Сайлема. Столица поражала своим размахом.
        И полет поражал. Я испытала настоящий экстаз. Мою грудь пронизывал свободный ветер, мою кровь наполнял адреналин. Я словно каталась на аттракционе в парке развлечений. От восторга хотелось кричать, и я ни в чем себе не отказывала до тех пор, пока мы не спустились на грешную землю.
        Здание ордена располагалось на севере столицы. Монолитное строение с множеством входов и выходов поражало воображение своей архитектурой. По форме оно напоминало Колизей. Только его совсем не охраняли. По крайней мере, снаружи.
        На то, чтобы выследить того самого ведьмака, с которым я заключила договор, мы потратили целый день. Он появился из южного выхода поздним вечером, когда мы с Рейваром уже устали блуждать по рынку. Он огибал братство с двух сторон, тем самым давая нам место для того, чтобы затеряться.
        За ведьмаком мы шли по разным сторонам. Слежка длилась не менее получаса. Когда мы оказались в неблагополучном районе столицы, среди темных узких улочек и старых домов, Прайвс-младший кивнул мне, тем самым как бы говоря, что сейчас для нападения самое время.
        Я была полностью согласна и, когда Рейвар толкнул ведьмака в дурно пахнущий тупичок между домами, тут же бросила зелье. Хищные зеленые растения вырвались из влажной земли, обвивая представителя братства удушающими лианами. Не теряя времени, я влила в мужчину зелье правды, которое приготовила по бабушкиному рецепту.
        - Говори, для чего нужен артефакт, который украла ведьма из рода Булуар? - приказал Прайвс-младший.
        Плененный ведьмак смотрел на нас с ненавистью. Было видно, как плотно он сжимает зубы, не желая говорить ни слова, но сваренное мною зелье не было безобидным. За сопротивление оно причиняло невероятную боль, выворачивая каждую мышцу.
        - Говори, или будет еще больнее, - поторопила я мужчину, стоило ему громко взвыть.
        Правду говорил Рейвар. Люди если и проходили мимо нашей странной компании, то предпочитали скорее скрыться и вмешиваться не пытались. В столице граждане придерживались принципа: каждый сам за себя. И неудивительно, ведь этот город на восемьдесят процентов состоял из магов.
        - Он рассеивает остаточную ведьмовскую силу… мммм… - ведьмак сдавался под натиском боли. - Которая выплескивается и собирается из ведьм и ведьмаков. Когда артефакт не заперт в стенах хранилища, ведьмовская сила проявляется в людях, чьи родители не были ведьмами и ведьмаками. Когда заперт, братство забирает все себе, становясь сильнее…
        Я абсолютно ничего не понимала. Нет, я знала, что такое остаточная магия. Каждое волшебное существо оставляло ее после даже малейшего колдовства, но я даже предположить не могла, что ее можно собирать. Хотя это было даже логично. Если где-то убыло, значит, где-то прибыло - это закон Вселенной.
        - Так они контролируют ведьмовские семьи, контролируют свои секреты и знания, которые согласно кодексу нельзя распространять, - пояснил Рейвар, который, кажется, понял гораздо больше меня. - Все знания сохраняются в семьях, и в случае противостояния с магами, например, маги никогда не победят, потому что не будут знать наши слабые места. Меньшинство удобнее контролировать. Ведьмам в семьях с детства вбивают законы как нерушимые. Этот артефакт помогает братству управлять ведьмами и не дает расширить наше племя, не дает влиться свежей крови, а значит, подавляет возможные бунты.
        Мы узнали все, что хотели. Влив в корчившегося на земле ведьмака другое зелье, я тем самым стерла его память. Минуты исчислялись каплями, поэтому я рассчитала ровно одиннадцать - столько прошло с того момента, как представитель братства вышел на эту улицу.
        Оставив ведьмака у забора, мы с Рейваром спешно покинули этот район, вливаясь в поток таких же спешащих горожан. Центр столицы словно жил своей жизнью. Лавки и не думали закрываться. Толпа гуляла, парочки сидели на лавочках, любуясь озером, в котором плавали лебеди.
        Фонари на улицах зажигались все ярче. Из небольшого двухэтажного кафе тянуло одуряющим ароматом горячего шоколада. Переглянувшись, мы зашли в него, но столик выбрали на террасе под открытым небом. Отсюда вся столица с вездесущими экипажами была как на ладони.
        Поблагодарив подавальщицу в цветастом фартуке, я пригубила обжигающий напиток. Конечно, это был не тот горячий шоколад, который продавали у нас, но тоже неплохо.
        - Даже если мы найдем артефакт, нельзя его возвращать братству, - размышляла я вслух, пытаясь переварить то, что мы узнали. - Они нарушают естественный ход вещей, чтобы контролировать каждый вздох ведьм и ведьмаков.
        - И это неудивительно, - отозвался Рейвар, настороженно посматривая по сторонам. - Меня удивляет другое. Выходит, я должен быть благодарен твоей бабушке. Если бы она не украла артефакт у братства, я не получил бы силу, а так у меня появился реальный шанс противостоять дяде.
        - Знаешь, я не понимаю, в чем состоял ее план. Зачем она это сделала? Получается, она выкрала артефакт. Из-за этого появились новые ведьмы и ведьмаки, которых никто не соглашался обучать ведьмовскому искусству, потому что они из чужих семей. Потом она продала свои земли под академию для ведьм и ведьмаков, а сама подстроила свою смерть и вытащила меня из моего мира, зная, что я буду слабой и уязвимой без знаний и с толикой силы, пока меня не принял род. Ты не находишь все это странным? - Ведьмак собирался ответить, но я его перебила, потому что мысль гнала меня вперед: - Точнее, не так. Мне все больше кажется, что она все это спланировала, будто знала, как все будет. Знала, что братство будет охотиться на меня, мы ведь похожи как две капли воды. Знала, что твой дядя меня заставит работать в академии, а значит, я окажусь на землях своего рода. Но ведь так не может быть. Слишком много неточностей…
        - Ты забываешь, что в этом мире возможно все, - по-доброму пожурил меня мужчина. - А ты не знаешь, она не обладала даром предвидения?
        - Об этом может знать только Аристотель, но он не скажет, а в ее записях я ничего такого не помню. И все же где она могла спрятать этот чертов артефакт?
        Расплатившись за напитки, мы с Рейваром еще немного прогулялись по засыпающему городу. Метлы седлали под покровом ночи, намереваясь уже к утру вернуться обратно.
        Погладив черенок своей метлы, я вдруг вспомнила о том, что бабушкина метла так и осталась в доме. Она стояла в углу у входной двери и не раз попадалась мне на глаза, но для меня она была бесполезной, поэтому я к ней не притрагивалась.
        А все потому, что метла - это личная вещь каждой ведьмы и выбирается она один раз на всю жизнь. И это то единственное, что у каждой ведьмы действительно личное. Гримуары и книги можно передать, дом и земли можно передать, котлы, сосуды, заготовки - все это можно передать наследникам, но не метлу.
        Метла после смерти ведьмы становится просто метелкой, которой разве что пол подметать.
        - Кажется, я знаю, где находится артефакт, - оповестила я Рейвара, взлетая.
        От этой мысли, от этой догадки у меня аж все в груди засвербело. На поиски артефакта у меня оставалось только два дня. Два дня, за которые я должна была принять правильное решение, чтобы потом ни о чем не жалеть.
        Следующий день у нас прошел под знаменем хитрости. Забежав перед уроками домой, я забрала с собой своих фамильяров. Подготавливаясь к занятиям, сидела в нетерпении, пока Аристотель изволил читать мне нравоучительные лекции:
        - Я не понимаю, где ты все время пропадаешь? Мы же волнуемся! Мы должны знать, где ты!
        - Зачем? - вспылила я, сгоняя кота с бумаг. - Луиза мой фамильяр, а тебе зачем знать, где я?
        - Я имею полное право волноваться! Я обещал твоей бабке заботиться о тебе! - провозгласил котяра. - И вообще, мы уже устали от твоего ректора отбиваться.
        - Он не мой, - отчеканила я.
        - А он думает по-другому! Сказал, что если сама сегодня вечером к нему не явишься, он придет за тобой.
        - Обломается, - усмехнулась я, понимая, что дома Артимус меня просто не застанет при всем его желании.
        Вскоре аудитория начала заполняться студентами. Я с трудом дождалась появления Рейвара. Войдя в класс, он извинился за опоздание и прошел к своему месту, но смог подать мне знак.
        Кивнул, тем самым подтверждая, что бабушкину метлу из моего дома вынес успешно.
        Именно для проведения этой миссии я и забрала фамильяров из дома, опасаясь не только вопросов, но и того, что они могут нам помешать. Сегодня, когда я видела метлу своими глазами, я лишь еще больше уверилась в своих подозрениях. У бабушкиной метлы был жесткий хвост, веточки плотно прижимались друг к другу. В их нутре вполне можно было бы спрятать что-то небольшое.
        После уроков я проводила фамильяров до дома, но сама задерживаться не стала. Наказав следить за хозяйством и никому не открывать, я отправилась в город, в наше с Рейваром убежище. Мне не терпелось ощупать метлу, но в доме я ее не нашла, как бы ни искала.
        Нервы были на пределе.
        - Ну наконец-то! - повисла я на шее у ведьмака, стоило ему войти в дом. - Я не нашла метлу!
        - Так я ее спрятал. Как ты учила, тканью закрыл, а на нее зельем невидимости полил, - довольно улыбнулся мужчина, крепко меня обнимая. - А я подумал, что ты по мне так соскучилась…
        - Ой, ну ладно тебе прибедняться, - усмехнулась я, целуя колючую щеку. - Скорее пошли смотреть.
        Стянув невидимую ткань, Прайвс-младший забрал метлу из угла, что находился рядом с камином. Уложив ее на большой кухонный стол, жестом предложил мне посмотреть самой. Отказываться я не стала, но прежде, чем раздвинула ветки, глубоко вдохнула.
        И мгновенно в ужасе выдохнула.
        С одной стороны, я отчаянно надеялась найти этот артефакт, а с другой - хотела бы, чтобы он никогда не нашелся. Но он был здесь, спрятан среди плотных веточек, не дающих ему выпасть.
        - Если отдашь его братству… - начал было Рейвар.
        - То они все равно меня убьют, - закончила я за него. - Я не верну им артефакт, его нужно перепрятать. Спрятать так, чтобы никто и никогда не нашел даже случайно. Даже мы сами.
        - И где это место?
        Чуть подумав, я надеялась, что не сошла с ума. Что действительно принимаю верное решение.
        - На карте королевства я видела границу бесконечного леса…
        - Это тот, что разрастается каждый день, а попасть туда случайному прохожему нереально? Лиля, это же байки.
        - Я магию раньше тоже байкой считала, - возразила я. - Мы его найдем. Выдвигаемся этой ночью.
        Пока я готовила ужин, хлопоча на кухне, ведьмак отправился заниматься на задний двор. Поставив мясной пирог в печь, я тоже вышла на улицу. Дверь, ведущая на задний двор, скрывалась в небольшой нише, которая, в свою очередь, открывалась только тогда, когда кто-то поворачивал настенный канделябр.
        Не знаю, зачем этот потайной ход нужен был прошлым хозяевам, но нам он не мешал.
        Опершись плечом о дверной косяк, я на мгновение залюбовалась мужчиной. Полуобнаженный, он тренировался с мечом, разрубая невидимого противника. Каждый его жест был выверен, каждый удар точен. Кожа блестела на солнце от пота, навевая отнюдь не невинные мысли.
        О, как же я сейчас понимала преподавательниц!
        - Ты же собирался практиковаться в магии, - окликнула я мужчину.
        Услышав меня, он обернулся и сразу понял, что пришла я не только что. Взгляд его стал коварным. Рейвар хорошо осознавал, какое впечатление производит и какое влияние оказывает на меня.
        - Одно другому не мешает, - ответил он, поигрывая мышцами. - Вот брось в меня заклинание. Любое.
        Решив сильно не испытывать судьбу, я послала в него обыкновенную кляксу из чистой магии. Удивительно, но, махнув мечом, ведьмак отбил ее широкой частью лезвия. Вот просто взял и отбил, будто она была имеющим форму мячиком.
        - Как ты это сделал? - опешила я.
        - Поставил защиту не на себя, а на меч. Меч, кстати, лучше держит плетение, чем нечто живое, так что предлагаю таким же способом защитить наши плащи.
        - И вещи, - засуетилась я.
        - И вещи, - с улыбкой спокойно согласился мужчина, будто ничего значительного не произошло.
        - Но ведь это же прорыв! - восхитилась я. - Мы обязаны рассказать об этом остальным студентам и… - но тут же сдулась, растеряв весь энтузиазм. - Но не сейчас, иначе об этом может узнать Артимус.
        - Я расскажу им потом. - Воткнув меч в землю, Рейвар подошел ко мне, чтобы обнять. - И научу тому, что знаю. Не переживай, они выживут, никто не запечатает их силы.
        - А если запечатают?
        Как бы там ни было, судьба моих студентов перестала мне быть безразличной. Я привыкла к ним, заглянула в жизнь каждого и радовалась их успехам как своим. Не могла не переживать за них. Не могла не думать о том, что будет с Рейваром. Не представляла, как без него буду я.
        - Значит, такова их судьба, - произнес ведьмак и тут же сменил тему: - Какое заклинание будем изучать сегодня?
        - Не заклинание, - коварно покачала я головой. - Я тут сварила кое-что термоядерное.
        - Термоядерное? - не понял мужчина.
        За прошедшие недели он уже выучил целую кучу слов.
        - Взрывоопасное, - объяснила я. - Как далеко ты сможешь кинуть флакон с зельем? Чтобы попасть им в ректора.
        - А ты кровожадная, - оценил он мой настрой.
        - Ты же знаешь, у меня с ним свои счеты.
        Как оказалось, счеты эти превысили все разумные пределы. Но об этом я узнала только утром.
        Глава 14: Другая
        - Если судить по границам на карте, это где-то здесь, - указала я рукой на темный смешанный лес, что находился под нами.
        Зависнув на метле рядом со мной, Рейвар посветил ручным фонарем, пытаясь что-то разглядеть в темени ночи, но это ему не слишком помогло: лес по-прежнему оставался просто лесом.
        - Граница условная, ты сама говорила.
        - Говорила, но дальше пешком, так что снижаемся.
        Лес был не просто густым. Казалось, что деревья плотно стояли одно к одному, чтобы никого не пропустить в святая святых. Отплевавшись еловыми иголками, залезшими в рот, я едва не чебурахнулась с метлы. Темень вокруг стояла непроглядная.
        - Посвяти-ка вперед, - попросила я, всматриваясь в черные провалы между деревьями.
        В это время суток лес жил своей жизнью. Сотни шорохов и звуков разносились по всей округе, но страшно в компании ведьмака мне не было совершенно. Наоборот, я, кажется, знала, кто поможет нам отыскать дорогу в бесконечный лес.
        Коснувшись пальцами коры соседнего дерева, я провела ладонью по веткам, будто вросшим в ствол витиеватым рисунком. Мелодичный женский голос эхом звонко рассмеялся в ответ. Дриады считались душами леса - об этом мне рассказывал Аристотель, но еще зеленоволосые девушки были и его хранителями - это знание досталось мне от рода.
        - Поможешь нам, красавица? - улыбнулась я, убирая руку. - Нам бы в “Бесконечный лес” попасть.
        - Кому нужно, тот попадет. А если нет, так в болота придет, - произнесла дриада птичьей трелью.
        - В болота не хотелось бы, - мрачно шепнул Рейвар.
        Ему в принципе не очень нравилась идея ночных блужданий, но в том, что от артефакта необходимо избавиться, он был со мной согласен.
        - Не попадем, - уверила я его. - Пойдем.
        - Ты знаешь, куда идти?
        - Не-а, - весело пожала я плечами. - Оттого и интереснее.
        Конечно, моя легкомысленность была напускной. Ничего интересного в блуждании по темному лесу я не видела, но тем не менее шла. Шла впереди и потому первой ощутила это.
        Легкую дрожь, что прошла по коже вибрацией. Остановившись, я прислушивалась к изменениям в себе, в то время как смотреть нужно было по сторонам.
        - Лиля…
        - Подожди, - шепотом отозвалась я, стараясь вновь поймать это ускользающее чувство.
        - Лиля…
        - Да… - Вскинувшись, я так и замерла с открытым ртом.
        Деревья вокруг нас мерцали мелкими блестяшками. Они витали прямо в воздухе, садясь на листья, ветки и траву, словно светлячки, но букашками совершенно точно не были. Пылинками, быть может.
        От дальнего дерева отлипла зеленоволосая красавица. Ее волосы были похожи на листву, а тело укрывала светлая паутинка. Кожа напоминала кору, а шаги отзывались шорохом, будто ветер шуршал листвой.
        Пройдя мимо нас, она игриво улыбнулась и сбежала, в то время как под другим деревом обнаружился леший. Косматый, в длинной рубахе, он сидел и чистил грибы, доставая их из плетеного лукошка.
        - Тут прятать не будем, - заключила я, оглядев с десяток любопытных свидетелей.
        - Ты действительно хочешь пойти дальше? - Обняв меня со спины, на обитателей чащи ведьмак смотрел с подозрением.
        - Ага. Нам же спрятать нужно, а не всем показать.
        Глубже в лес мы отходили медленно, стараясь не делать резких движений. Мелкими блестяшками было усеяно все вокруг, и их света хватало, чтобы не уткнуться носом в корни деревьев. Но именно корни мы и искали. Только не каждое дерево нам подходило. Я искала могучий дуб или другое многовековое растение, чья корневая система давно расползлась.
        - Вот это, - кивнул Рейвар, привлекая мое внимание.
        Пройдясь вокруг ствола, который даже обнять не могла, я присмотрела в его корнях уютное место. Артефакт был завернут в кухонное полотенце, и вынимать его оттуда я не стала. Так и засунула, прикрывая сверху опавшей листвой.
        - Схорони, пожалуйста, и никогда никому не отдавай, - шепотом попросила я дерево, прикасаясь к изогнутым мощным корням ладонями.
        Не знаю, показалось ли мне, но дерево вроде бы потеплело после моих слов. Я посчитала это хорошим знаком и поднялась на ноги, отряхивая руки. Широкая улыбка окрасила мои губы.
        - Эй, что это? - заглянула я мужчине за спину. - Как красиво. Это ты сделал?
        - Точно не я, - обернулся ведьмак, чтобы рассмотреть горящую арку.
        На этот раз это точно были светлячки. Они хаотично двигались, но основу экспозиции не нарушали. Впрочем, несколько штук все же подлетели к нам, но ненадолго. Коснувшись моей ладони, маленькая букашка улетела обратно.
        - Думаю, лес хочет, чтобы мы прошли через эту арку, - с явным сомнением протянул Рейвар.
        - А ты уверен, что это безопасно?
        - Не уверен, но привык доверять своим чувствам. Здесь сосредоточена только светлая магия, да и мы светлые, иначе бы нас сюда не пустили. Мне кажется, стоит пойти. Если мы хотим выбраться отсюда.
        Слова мужчины меня убедили. Взяв меня за руку, он первым шагнул по направлению к арке, но через нее мы уже проходили вместе. Крепко сжав его пальцы, я на мгновение испугалась. После столь яркого света смазанное движение в темноте вызвало страх, но это всего лишь оказалась дриада.
        Отделившись от большого дерева, крона которого была извилистой, она вышла к нам. Ее одежда тоже состояла из паутины, но еще была украшена капельками росы и листьями. Зеленые волосы мягкими волнами струились по ее плечам.
        Мы молчали, дриада тоже. Она лишь улыбалась, когда брала нас за руки. За сцепленные вместе руки. Вытянув их вперед, женщина коснулась склонившейся ветки, и та отдала часть себя. В следующее мгновение веточка плотно сковала наши руки в районе запястий. У меня пострадала левая рука, а у Рейвара правая.
        - А… - начала было я, желая поинтересоваться, что вообще происходит.
        Но мою речь оборвали вздернутым указательным пальцем. Дриада призвала меня к тишине.
        Собрав ладонью блестяшки, что фактически были везде, женщина осыпала ими наши скованные руки. Внезапно шершавая ветка впиталась в кожу, становясь узором, повторяя рисунок коры.
        Улыбнувшись нам еще раз, отпустив наши руки, дриада вернулась в дерево.
        - Это что такое сейчас было? - спросила я шепотом, пока не решаясь двигаться.
        - Кажется, нас только что поженили, - улыбнулся ведьмак, чувствуя себя на порядок свободнее, чем я. - И это лучшее, что могло произойти с нами этой ночью. Нас поженил лес.
        - Но мы же не давали согласие. - Переварить случившееся у меня никак не получалось.
        - Лесу не нужны слова. Дриады видят сердца, - пояснил Рейвар, продолжая довольно улыбаться.
        - Видимо, она увидела в наших сердцах любовь.
        Я смутилась. Ни за что на свете не собиралась произносить вслух эти главные слова. Понимала, что завтра я уйду, просто должна уйти, а потому не хотела усложнять все еще больше.
        Но, наверное, обманывала себя. Уйти сложно будет в любом случае.
        Притянув меня к себе, крепко обняв, ведьмак с нежностью поцеловал меня в кончик носа. А потом в лоб, и в подбородок, и даже в уголок губ. Играл, засранец, прекрасно осознавая, что дразнит.
        - Поздравляю, теперь мы муж и жена. - Лукавая улыбка тронула его губы.
        - Пожалуй, ничего страннее в моей жизни еще не происходило, - поделилась я, испытывая неловкость.
        Но главные странности, как оказалось, ждали нас впереди. Те самые светлячки, из которых состояла арка, вдруг пронеслись мимо нас и застыли, подсвечивая тропинку. После пережитого идти куда-либо лично я откровенно опасалась, но Рейвар меня уговорил. Получив на руку узор брачного браслета, он словно успокоился, перестал тревожиться и даже повеселел.
        Узкая извилистая тропинка привела нас к невероятной красоты озеру. Почти полная луна сияла потусторонним светом, отражаясь в смирной водной глади словно в зеркале. Высокая трава прятала песчаный берег, у которого плескались мелкие рыбешки.
        Здесь царили умиротворение и тишина. Или почти тишина. В траве пели сверчки и квакали лягушки, а где-то с ветки на ветку перепорхнула большая птица.
        - Искупаемся? - предложил мужчина, утягивая меня вслед за собой.
        Вода оказалась как парное молоко. Я уже и не помнила, когда купалась в последний раз где-то на природе, а потому искренне наслаждалась моментом и этой ночью, разгребая озеро руками.
        Только уплыть далеко мне не удалось. Услышав подозрительную тишину, я обернулась, поддерживая себя на плаву, но Рейвара на поверхности не нашла.
        Пока меня самым подлым образом не схватили за ногу, я успела несколько раз испугаться и запаниковать. А потом отбивалась от этого ирода, но успехом это мероприятие не увенчалось. Я была поймана и обезврежена. Такой меня и вынесли на берег, занимая мое возмущение поцелуем.
        Песок лип к мокрой коже, волосы разметались по сторонам. Насквозь вымокшее белье отправилось сушиться в соседние кусты, пока мы целовались, скромно завернувшись в плащ. Не так я себе представляла брачную ночь, но она была первой в моей жизни, и что-то очень глубинное во мне надеялось, что единственной.
        Пожалуй, занятие любовью в лунном свете гораздо романтичнее, чем лепестки роз, разбросанные по кровати. Если бы не песок, эта ночь и вовсе была бы идеальной.
        И если бы нам не пришлось возвращаться обратно в город.
        Впрочем, возвращались мы, ощущая себя отдохнувшими. Поблагодарив лес за все дары, мы летели над зелеными верхушками деревьев. Казалось, что нас буквально распирало от нахлынувшей силы.
        - Все-таки это озеро было каким-то непростым, - озвучил Рейвар то, о чем я думала.
        - Нам же лучше. Завтра нам обоим понадобятся силы.
        Я улыбалась мужчине, крепко придерживая черенок метлы, но на самом деле меня терзали безрадостные мысли. Не знаю, как давно это случилось, но я перестала воспринимать происходящее как сказку, как сон, который вот-вот прервется. Для меня все, что происходило в этом странном мире, стало слишком настоящим.
        Как я могу оставить Рейвара одного? Оба наших ритуала будут проходить одновременно, когда настанет полнолуние. У каждого из нас будет лишь несколько минут. У него - чтобы победить дядю и получить его магию, его знания, его жизнь, а у меня - чтобы открыть портал и пройти через него, вернуться к себе.
        Месяц назад я ждала этот день с нетерпением, а сегодня была готова на что угодно, чтобы продлить оставшееся время. Жаль только, что для всего мира время нельзя остановить.
        Ночь я провела без сна. Смотрела в потолок до самого рассвета, терзаясь выбором, который сделать не могла. Сердце требовало одного, разум - другого, что совсем не способствовало покою. Да и день начался у нас не так, как обычно.
        От завтрака мы оба отказались, хотя каждое утро не менее получаса сидели на кухне, обсуждая планы на день. Затем перемещались порталом в академию, в комнату ведьмака, и шли до моего домика, чтобы проверить фамильяров.
        Сегодня все было не так.
        До ворот из-за освободившегося времени шли пешком и преимущественно в молчании. Между нами остро ощущалось возникшее напряжение, но побороть его лично я была не в силах.
        Поздоровавшись с Облином на воротах, я в одиночестве побрела по аллее к домику, в то время как Рейвар отправился к себе в общежитие.
        Вот и расстались.
        На подступах к дому я вдруг учуяла запах гари. Не поверив своему носу, подняла взгляд и в тот же миг опешила. На небольшом покосившемся крылечке, тесно прижавшись друг к другу, сидели Аристотель и Луиза. Их белая шерстка местами была измазана в саже, в то время как дом за ними превратился в настоящие руины. Стены сложились, крыша обвалилась, и все это добро уже догорало.
        Огонь стихал, оставляя после себя пепелище.
        - Что произошло? - произнесла я убито.
        - Ректор вчера этот твой приходил, - вздохнула кошка, выглядя не менее ошалело, чем я.
        - Он не мой, - отозвалась я привычно.
        Глазам поверить не могла, что бабушкиного дома больше нет (от него фактически осталась лишь печка). Пусть он мне и не сильно нравился, но тем не менее был напоминанием о моем мире. Я в него вписывалась - в современную кухню, в привычный санузел, а теперь ничего не осталось.
        А впрочем, все самое важное я давно перетаскала в наш дом в городе. Все остальное было просто историей. Даже не моей.
        - Я же сказал, шо он разозлится, - не преминул заметить Аристотель. - Ну стала бы его любовницей. Шо, убыло бы от тебя? А теперь вот, жить негде. Все нажитое непосильным трудом погорело. Ничего не осталось.
        - Оно и к лучшему, - проговорила твердо, заторможенно наблюдая за языками пламени. - Сжигать - так сразу все мосты, но обещаю, ректор за это поплатится. Пойдемте.
        Внешний вид фамильяров я привела в порядок простейшими чарами. На занятия мы пришли вовремя, студенты появились в классе уже после нас, но занятия я вела отстраненно. Вроде бы и говорила что-то, объясняла, даже улыбалась, но при этом абсолютно не понимала, что несу.
        В голове царила пустота, а на глаза то и дело попадался Рейвар. При взгляде на него сердце мое сжималось в болезненном спазме. Он выглядел так, как обычно. Будто ничего сверхъестественного не должно было случиться, словно я не собиралась сегодня вернуться в свой мир, а ему не предстояло одержать верх над сильным магом.
        Подозвав его к себе после второй пары, я дождалась, пока студенты покинут аудиторию.
        - Я отпрошу тебя сейчас с физподготовки, - заглянула я ему в глаза, не представляя, что могу еще для него сделать.
        - Не нужно. Я хочу провести этот день как обычно, - отозвался мужчина, удерживая между нами расстояние.
        - Но ведь сегодня необычный день.
        - Ты ошибаешься, - возразил он, взяв меня за руку. Безвольной ладони был подарен короткий поцелуй. - Встретимся дома.
        Дверь за ним закрылась, а я так и не рассказала ему о пожаре. Да и не до этого как-то было. Все студенты на перерывах обсуждали сегодняшнее затмение, намереваясь встречать его во всеоружии. Такое событие никто не хотел пропустить.
        А я бы пропустила.
        Из академии в город я возвращалась окольными путями, не желая встретить по дороге ректора. Фамильяров девать было некуда, поэтому после занятий я взяла их с собой. Луиза вела себя как обычно - восторженно-надменно, а вот взгляд Аристотеля мне не нравился, когда он осматривал мое новое временное жилище.
        - Предупреждаю сразу: если твой длинный язык донесет информацию об этом доме до моей бабки, то это будет последнее, что ты произнесешь в своей жизни, - процедила я, впуская хвостатых в дом.
        - Ты о чем? - удивился кот наигранно, судя по морде - ужасаясь тому, что услышал.
        - Прекрати, - сбросила я книги на стол. - Я прекрасно знаю, что она жива. И я нашла украденный ею у братства артефакт.
        - Так это ты украла метлу?! - Аристотель от возмущения аж подпрыгнул над полом.
        - Не украла, а взяла. Ты сам сказал, что это мой дом, а значит, и все, что в нем, тоже мое.
        - Не отдавай его братству! - воскликнул он в отчаянии.
        Мне оставалось только вздохнуть. Вот какого они с бабушкой обо мне мнения. А впрочем, того и следовало ожидать. Я для них посторонний человек, всего лишь пешка с неясной судьбой в этой игре.
        - Не отдам, но и бабушка его назад не получит, - заявила я, поднимаясь по лестнице в кабинет. - Я спрятала его там, где его даже я никогда не найду. А теперь помолчи. Сегодня мой последний день в этом мире, и я хочу подготовиться к ритуалу. У меня осталось не так много времени.
        До возвращения Рейвара я занималась тем, что повторяла слова заклинания и разливала по флаконам зелье. Они отправились в корзину вместе со свечами, а больше я с собой ничего не брала. Кроме Луизы - ее в этом мире на произвол судьбы я оставить никак не могла.
        Но на этом мои приготовления не закончились. Я варила рецепт за рецептом, выставляя на стол бутылочки. Здесь были не только боевые зелья, но и вообще на все случаи жизни. Отдельно стояла бутылка с живой водой - ее я давно набрала для ведьмака, но очень надеялась, что она ему сегодня не понадобится.
        - Я пришел! - раздался голос Рейвара снизу, и я поспешила в холл.
        Привычно повиснув у него на шее, обнимала чуть дольше, чем обычно, но мужчина сделал вид, будто не заметил этого. Не заметил моего напускного энтузиазма, когда я погнала его мыть руки и обедать, а потом тренироваться.
        - Лиля, выдохни, - остановил меня он посреди гостиной.
        - Но ты же сказал, что сегодня обычный день. А мы каждый день тренируемся, - произнесла я, чувствуя, как голос начал дрожать.
        Слезы встали в глазах стеклом, и у меня никак не получалось от них избавиться. Как бы я ни храбрилась, ни улыбалась, они все равно потекли по моим щекам. Нервы не выдержали, и я разрыдалась.
        А ведь я должна была сегодня поддерживать Рейвара. Должна была помочь ему настроиться на победу, но вместо этого ведьмак был вынужден утешать меня да вытирать мои слезы, пока я прижималась к нему, заливая слезами рубашку.
        - Не хочу, чтобы наступала ночь. Не хочу, - шептала я доверительно.
        - Рано или поздно это должно было случиться. У всего есть свой срок.
        И я была согласна с его словами, но… Но не хотела, чтобы все было именно так.
        - Ну хоть зелья посмотри? - предложила я, шмыгнув носом.
        - Зелья?
        - Я тебе там целую кучу наварила.
        Показав бутыльки, я рассказала ведьмаку о свойствах каждого. Здесь и жидкий огонь был, и временная заморозка - секунды на две, не больше; и зелье для придания сил. Зачем-то к ним же я поставила то, которое залечивало небольшие раны и синяки. А еще порошок для эффектного исчезновения.
        Глядя на стройный ряд флаконов, я и сама понимала, что приготовила все это, лишь бы отвлечься. Но от проблем не убежишь. Они все равно настигнут, догонят, ударяя еще сильнее.
        Ужинали мы в своем любимом месте - на крыше, хотя ужином наше времяпровождение, конечно, было не назвать. Превосходная запеченная рыба не лезла в рот, десерт из воздушного крема не вдохновлял, а ягодный чай по цвету напоминал кровь.
        Нехорошее предчувствие подползало ядовитой змеей, и я уже не понимала, придумала я его или и в самом деле ощущала нечто плохое.
        - Все будет хорошо. - Взяв меня за руку, Рейвар тепло улыбнулся и сжал мои пальцы, но я просто не могла смотреть на него без слез. - Ты собрала свои вещи?
        - Со мной идет только кошка, - произнесла я вслух.
        И мысленно добавила: “И воспоминания о тебе”.
        Только воспоминаний мне будет слишком мало.
        Из дома мы выходили в напряженном молчании. В последний раз окинув взглядом гостиную, кухню и столовую, я закрыла дверь, а ведьмак активировал защитное плетение. Если никто из нас сегодня не вернется, для сохранности имущества его хватит лет на десять. Или до тех пор, пока кто-нибудь не снимет его.
        Рейвар дважды открывал портал. В первый раз плетение слетело. Это говорило о том, что спокойствие мужчины было напускным и на самом деле он волновался не меньше моего.
        Кольцо портала привычно привело нас в комнату в общежитии. Коридоры в этот час были оживленными, студенты сновали туда-сюда и при виде меня в ужасе прятали запрещенные напитки. Они готовились отмечать затмение и второе полнолуние - их первый ведьмовской праздник, в простонародье прозванный “Кровавой Луной”.
        Почему кровавой, лично я так и не поняла. Полная луна в затмении мне представлялась серым кругом в желтом сиянии, но наши миры отличались, так что ни о чем привычном речи не шло.
        Взять хотя бы то, что эта ночь приумножала ведьмовские силы. В своем мире я бы только посмеялась, услышав нечто подобное, а в этом с долей страха предвкушала усилившееся ощущение силы.
        Рейвар проводил нас с фамильярами до кладбища. Крепко сжимая свой меч, он поцеловал меня на прощание в уголок губ и невесомо, как-то обманчиво легко погладил по щеке. В эмоциональном порыве я сама прижалась к нему, потому что отпускать мужчину на полигон для тренировок - место встречи с ректором - мне совсем не хотелось.
        - Победи его ради меня, - попросила я, заглядывая в черные сейчас глаза.
        - А ты, если ритуал не получится, возвращайся домой, ладно?
        - И ты придешь? - Надежда во мне никак не желала сдаваться.
        - Приду, если ты будешь меня ждать.
        - О Всевышний! Какие вы идиоты! - воскликнула Луиза, запрыгивая на скамейку.
        Но мы были слишком заняты этими последними мгновениями, чтобы обращать на нее внимание.
        Как бы ни хотелось продлить этот миг, время расставаться пришло. С трудом заставив себя расцепить пальцы, я вошла на территорию кладбища.
        Не оглядывалась. Слезы и так стояли в глазах стеклом. Теперь все зависело только от Рейвара и от того, как он использует свои силы.
        Присев прямо на землю, я начертила палкой большой круг - основу портала в свой мир. В качестве проводника выступал давно разрядившийся мобильный телефон - он занял самый центр круга. Свечи были расставлены по кругу. Их фитильки вспыхнули от одного моего взгляда, пока я окропляла землю зельем.
        Последнее, что я должна была сделать, - это прочесть заклинание. Этот пункт нужно было выполнить, когда затмение начнет набирать свою силу. В эти минуты полная луна - главное условие для проведения ритуала - зависнет в наивысшей точке.
        - Ну, не реви. - Тяжко вздохнув, Луиза села рядом со мной. - Ты же можешь не уходить.
        - Не могу, - возразила я и пояснила то, чего кошка не знала: - На меня завтра ведьмовское братство охоту откроет, потому что сегодня я должна была передать им найденный артефакт. И не сделала этого.
        - Ну и отдай им артефакт, - фыркнула хвостатая. - Время еще есть.
        - Нельзя ни в коем случае. Да и даже если отдам, они все равно убьют меня, потому что я нарушила ведьмовской кодекс. Только быстрее убьют. Им даже не придется меня искать.
        - А если студента твоего сейчас там ректор убьет?
        - Не убьет. Рейвар сильный, смелый, честный, добрый и…
        - Наивный, - перебила меня Луиза. - Насколько я успела составить мнение о вашем ректоре, благородством он не отличается. Он не будет играть по правилам.
        - Затмение уже началось, - заорал Аристотель, о котором я уже успела забыть. - Пора проводить ритуал!
        - Молчи, пока по морде лапой не получил! - зашипела кошка, предупреждающе вздыбив шерсть.
        - Открывай портал, ты же хотела уйти, - никак не унимался кот.
        - Минутку, - обратилась ко мне Луиза и внезапно прыгнула прямо на Аристотеля.
        Белый меховой комок покатился в кусты, оглашая округу разъяренным шипением. С осуждением покачав головой, я взглянула на луну. Круглый желтый шар преображался, постепенно наливаясь красным цветом, словно заполняясь кровью.
        Глубоко вдохнув, я медленно выдохнула и собралась. Первые слова заклинания вышли не очень уверенными, но они разрезали тишину кладбища, словно оплетая его магией.
        - Дура! - прокричала Луиза из кустов.
        - Не отвлекайся! - проорал Аристотель, а я едва не сбилась.
        Отрешившись от всего происходящего, я заговорила громче, четче, повторяя заклинание во второй раз. Всего его следовало произнести три раза, после чего портал должен был открыться в начерченном круге.
        Второй раз я слова проговорила. А вот третий не смогла. Открывала рот, ощущая невиданный прилив магии, что буквально плавилась под кожей обжигающей лавой, но выдавить из себя не могла ни звука.
        Потому что права Луиза. Я дура, и этим все сказано.
        На то, чтобы рассеять ритуал, у меня времени уже не было. Достав из кармана платья метлу, я преобразила ее и оседлала.
        - Да! Я знала, что ты не настолько глупая! - радостно вывалилась кошка из кустов и в два прыжка добежала до меня. - Я с тобой!
        Над кладбищем мы взлетели стремительно. Луиза едва не свалилась с моей метлы, но вовремя вцепилась в меня когтями. До тренировочного поля было рукой подать, а потому мы начали быстро снижаться, высматривая сражение, которое в это время уже должно было набрать обороты.
        Только сражение еще не началось. Мы успели как раз к началу. Словно дуэлянты, мужчины расходились по разным сторонам спиной друг к другу, но Артимус Прайвс неожиданно обернулся раньше и бросил в своего племянника заклинание огненной волны.
        - Рейвар! - закричала я, пикируя.
        Обернувшись на мой голос, мужчина увидел меня, но сделать ничего не успел. Заклинание поглотило его, не тронув только меч, на котором стояла защита. Прямо на моих глазах ведьмак превратился в пепел, а с того места, где он стоял, метнулась серая тень. Настигнув ректора, она впиталась в него, сшибая с ног.
        - Нет, - потерянно прошептала я, скатываясь с метлы.
        Не верила своим глазам, не верила тому, что увидела. Затмение спало, луна снова стала желтой, а бой закончился, даже не начавшись.
        Рейвара больше нет, а я упустила свой шанс, чтобы вернуться. Теперь на меня откроет охоту ведьмовское братство, но они никогда не получат артефакт. Мне придется держать оборону до следующего полнолуния, только…
        Ничего из этого меня не волновало. Отвлеченные мысли уступали место истерике, что только набирала обороты. Ноги ослабли, и я упала на колени, больше не сдерживая себя, рыдая в голос, оглушая округу диким, нечеловеческим воем.
        Мне было больно. Мне было так больно, что я дышать не могла. Просто не могла сделать вдох, чувствуя, как сердце разрывает.
        Чужие ноги остановились рядом со мной. Чужие пальцы с силой сжали подбородок, вынуждая поднять голову.
        - Не трогай меня! - зло прошипела я, сжимая зубы.
        - Имею полное право, - самодовольно усмехнулся Артимус и продемонстрировал рисунок браслета на своем запястье. - Теперь ты моя жена. Я всегда добиваюсь того, чего хочу.
        Это было выше моих сил. Ненависть, вся та ненависть, что копилась во мне все это время, наконец-то вырвалась наружу. Земля вокруг задрожала, а широкая улыбка ядовитой змеей заползла на мои губы, в то время как улыбка на лице мужчины померкла.
        Я была ведьмой из рода Булуар. Я сидела на своей земле, на земле своих предков, о чем знало каждое дерево, каждая травинка. И Артимус Прайвс это понимал.
        Он ударил первым. Ветер невиданной силы наверняка смел бы меня как игрушку, если бы эта ночь не усиливала магию ведьм. Но она усиливала, а оттого и я лишь отмахнулась от чужого заклинания, сметая его, сминая.
        На ноги поднималась медленно от тяжести, что давила на плечи. Весь род Булуар поднимался в этот момент вместе со мной. Отцы и матери, сыновья и дочери. Сестры, братья, бабушки, дедушки, дяди и тети. Они вставали стеной и метнулись к мужчине в едином порыве, желая разорвать тот замкнутый круг, что повторялся веками.
        Однажды ведьма из рода Булуар прокляла род Прайвсов за их жестокость, за их черную, гнилую магию, за их жажду крови и власти, но ведьма была слишком молода, чтобы учесть все в своем проклятии. Она усложнила жизнь роду Прайвсов, она ослабила их род, почти изжила, наслав ответную кару и на свой род, но их чернота раз за разом одерживала верх в боях близнецов.
        А одерживая победу, лишь усиливалась. И на это у нее были века.
        Артимус Прайвс давно лежал на земле, придавленный моей силой, придавленный всей магией рода Булуар, но я не убивала его, совсем нет. Я минуту за минутой вытягивала из него его жизненную силу, наблюдая, как он корчится в агонии, как черная магия плещется в нем, бьется, словно в тюрьме, но не может выбраться наружу.
        - Ты не ушла, моя вредная ведьмочка, - неожиданно произнес ректор голосом Рейвара.
        Было видно, что каждое слово дается мужчине с трудом, но я не поэтому прекратила магическое воздействие. Выжигая в теле мага черный дар, я должна была успеть вовремя остановиться. Оставить лишь каплю для того, чтобы тело оставалось живым; для того, чтобы Артимус Прайвс не умер, хотя, видят боги, мне этого хотелось.
        - Рейвар? - испуганно спросила я с сомнением. Огромное подозрение грызло меня в этот миг.
        Этот голос… Он мог быть просто обманкой, чтобы я остановилась. - Скажи то, что знаем только ты и я.
        - Это плохая идея, Лиля. Захватив мою силу, Артимус захватил и разум вместе с воспоминаниями, - пояснил мужчина, с трудом размыкая губы. - Но знаешь, я очень рад, что ты не ушла.
        Голос разума оставил меня. Кинувшись к Рейвару, я помогла ему сесть. Обнимала крепко-крепко, а когда к нам прокралась Луиза, я и ее стиснула в объятиях. От переизбытка чувств.
        Не верила, что у меня и в самом деле получится. Все то время, пока я стояла посреди поля, ведьмы моего рода шептали мне, что я верну его. Я без подсказок понимала, про кого они говорят, потому что только Рейваром и были заняты мои мысли. Но я думала, что они просто успокаивают меня, убеждают, чтобы я взяла себя в руки и наконец-то победила черную магию Прайвсов, выжгла ее из этого мира, как было суждено, а теперь…
        Я снова не верила, но на этот раз ушам. Потому что при взгляде на мужчину я видела ректора - хоть незначительно, но они с Рейваром отличались внешне, а вот голос…
        Голос точно принадлежал тому, кого я всем сердцем любила.
        - Как? - выдохнула я то единственное слово, на которое у меня нашлись силы.
        - Ты ослабила Артимуса настолько, что я смог захватить контроль над телом. Теперь в этом теле больше ведьмовского дара, чем магического. Ты выжгла почти всю черноту, ослабив его душу до состояния, когда подавлять меня он уже не в силах.
        - А если он вернется? - Закинув руку мужчины себе на спину, я помогла ему подняться на ноги.
        - Не вернется. У него для этого нет сил, а накопить их он не успеет. Моя связь с его телом установится в ближайшие часы. Лиля, ты спасла меня и… Ты не ушла.
        - Я была дурой, когда думала, что могу тебя бросить. Знаешь, оказывается, этот мир стал для меня важнее спокойной и привычной жизни.
        - Еще какой дурой! - поддакнула Луиза.
        - Мир? - спросил Рейвар лукаво, прекрасно понимая, что дело совсем не в мире, а конкретно в нем.
        И вот как после этого я не должна была его стукнуть? Не сильно, конечно. Все-таки он был еще слишком слаб, но… А вот нечего зазнаваться!
        - Ай! - рассмеялся этот засранец, чуть не повалив обратно на землю нас обоих.
        - И раз уж ты и я тут… - протянула я, чудом устояв на ногах. - Что будем делать дальше?
        - С ведьмовским братством? - уточнил он.
        Да, сейчас это была моя самая большая проблема, но не единственная.
        - С братством, с академией и студентами. - Дотянув мужчину до лавочки, я помогла ему лечь.
        - Можно я начну думать об этом через десять минут? - попросил он жалостливо.
        - Тебе плохо? - забеспокоилась я. - Эй, не закрывай глаза! Ты что, умирать собрался?
        - Не дождешься, - ответил этот засранец, пряча лукавую улыбку. - Я просто хотел тишины.
        - Вот сейчас как отправлю тебя на кладбище!
        - Ну уж нет. - Схватив меня за руку, Рейвар притянул меня к себе, заставив фактически упасть на себя сверху. Мягкий поцелуй печатью лег на мои губы. - К кладбищам ты больше не подходишь. Теперь ты от меня никогда не сбежишь.
        Инициатором второго поцелуя стала я. Понимала, что сил у ведьмака совсем нет, но мне хотелось почувствовать, увериться, что он действительно здесь, со мной, что это не я сошла с ума, когда призывала род Булуар и не справилась с нагрузкой.
        Мы действительно победили, хотя других проблем это не отменяло.
        - Ну фу, ну хватит уже целоваться! - запрыгнула на грудь мужчины Луиза, просачиваясь между нами. - Вы забыли кое-что важное.
        - Что? - спросили мы с Рейваром хором.
        - А то, что в свой мир Лильке стопроцентно придется сходить, - произнесла хвостатая, но яснее не стало. - Вы что, совсем ничего не понимаете? Ой, деревня… В общем, так, я хочу дрянь из пакетиков - много, хрустелки эти ароматные, трехэтажный домик с игрушками и качелями и этот… как его… лоток! Чего? Ну чего вы ржете? Я на меньшее не согласна!
        Эпилог
        - Ты точно уверена, что нам нужен ТАКОЙ экзамен? - с беспокойством заглянул Рейвар мне в глаза, обнимая.
        Обниматься в моем округлом положении было крайне неудобно, но всегда хотелось. Я вообще в последние месяцы что-то размякла. Студентов не гоняю, с обнимашками к мужу липну, а еще полюбила мягкие пледы. Теперь у меня их в шкафу целых двенадцать штук - и это еще не предел!
        - Очень нужен, - ответила я, едва не мурча от чужих поглаживаний. Нашей дочке вообще очень нравилось, когда ее папа гладил живот, в котором она пока пребывала. - Это хорошая проверка способностей для наших студентов. Сам-то готов?
        - Да я не за себя же переживаю.
        - А за нас переживать не надо. Мы с дочкой к любому развитию событий готовы.
        И это действительно было так. За прошедший год я сильно выросла как ведьма. Магия стала для меня чем-то естественным, простым, как дыхание. Многие заклинания даже вслух не надо было произносить, хватало одного желания и небольших действий. Например, щелчка пальцами.
        Впрочем, успехи делала не только я.
        После так называемой смерти Артимуса Прайвса к нам в академию прислали нового ректора - женщину властную, требовательную, но рассудительную и воздающую каждому по деяниям. С ее приходом студенты забыли о лени и всегда были заняты чем-то полезным. К сегодняшнему дню каждый из них обуздал свою силу, но особенно я гордилась, конечно же, Рейваром.
        Благодаря ему у нас появилась целая книга преобразованных заклинаний, которыми теперь могли пользоваться ведьмы и ведьмаки. Особенно мне полюбился пространственный карман, в который я пихала все, а потом ничего не могла найти - прямо как бездонная женская сумка.
        Рейвар даже однажды пошутил, что там - в моем пространственном кармане - и пропал Аристотель, но на самом деле я понятия не имела, где сейчас находится фамильяр моей бабушки.
        Он исчез в тот самый день, когда мы победили Прайвса-старшего. После кладбища я его не видела, а Луиза клялась, что свои лапы к его исчезновению не прикладывала.
        Она вообще мало к чему лапы прикладывала - ленивая была до ужаса, но со своими обязанностями справлялась и, если меня подводила память, все рецепты проговаривала наизусть.
        Я не скучала по Аристотелю. Друзьями мы с ним так и не стали, но я все равно надеялась, что он сейчас находится с бабушкой. Она, к слову, за этот год так и не объявилась. От нее мне во владение остался лишь колодец с мертвой водой и старые записи, в которых я не нуждалась. Но ответы на свои вопросы я все-таки получила.
        В один из свободных вечеров я, как обычно, пыталась призвать к совести своих умерших родственников, и они, - о, чудо! - наконец-то отозвались. Вопрос у меня был только один. Я хотела знать подробности своего появления в этом мире.
        Оказалось, что незадолго до него ведьме из рода Булуар, которая тесно общалась с Прайвсом-старшим, случилось видение. Она увидела артефакт, который надежно охраняло братство.
        Доподлинно было неизвестно, кто и когда его изготовил, но силы он в себе имел немерено. А все потому, что впитывал в себя всю остаточную магию, а братство эту магию вбирало в себя, не позволяя ей выплескиваться в мир. Таким образом, многие века не появлялось новых ведьмовских родов, а старые не взбрыкивали и жили согласно кодексу, пока братство усиливало свои силы и мощь.
        Бабушка же увидела, что случится, если высвободить артефакт. Она увидела новых ведьм и ведьмаков, увидела ведьмовскую академию и меня, преподающую здесь. Она увидела, что я вернусь на земли своего рода и что ко мне придут знания рода. И это будет новое время, новая коалиция, которая сможет противостоять братству. Ведьмы обретут права, а не только обязанности. Построят для себя новый мир.
        Но на этом ее видения не закончились.
        Она увидела, что проклятие близнецов наконец-то снимется с обоих родов. Это проклятие ведьма из рода Булуар наложила на род Прайвсов из-за мага, который сжег ее мужа из ревности, думая, что тогда ведьма будет с ним. Но она отказалась. Добровольно взошла на костер в наказание за проклятие, однако зло нельзя совершить безнаказанно: расплата будет всегда.
        Проклятие отскочило и на род Булуар, но зеркально. В нашем роду близнецы тоже рождались через время и даже через поколение, как в нашем с бабушкой случае, но принцип был другим. У той ведьмы, что родилась первой, была вся магия рода, но, как только появлялся двойник, дар разделялся на двоих, тем самым спасая женщину от безумия.
        Именно мощь рода позволила бабушке так легко проникнуть в ведьмовское братство и выкрасть артефакт. Ее сила стоила десятка ведьм разом, что не проходило для женщины без последствий.
        Она была рада избавиться от части своей силы, поэтому не раздумывая призвала меня в этот мир. Но они с Прайвсом-старшим просчитались, неправильно трактовали ее видения. Точнее, ведьмы рода Булуар показали им то, что уверило падшую ведьму и мага в выигрыше Артимуса.
        Они думали, что я буду с тем, кто выиграет бой. Поэтому ректор так настаивал на наших отношениях, поэтому преследовал, забрасывая угрозами. Он желал быть уверенным в том, что будущее, которое было предопределено, не изменится. Но на самом деле будущее изначально было другим. Выиграть должен был тот, на чью сторону встанет ведьма из рода Булуар.
        У Рейвара была я. Ведьма Артимуса сбежала, как только появилась возможность.
        Но так все и должно было случиться, а иначе проклятие двойников никогда не снялось бы с обоих родов. В тот день на тренировочном поле я восстановила магический баланс, исправив ошибку, которую когда-то совершила ведьма моего рода, потому что ничего не проходит бесследно. У всего есть начало и конец.
        Конец моей главной проблемы рано или поздно тоже должен быть наступить.
        До этого дня я не выходила за пределы академии. Рейвар попросту запретил мне покидать защищенную территорию учебного заведения до тех пор, пока вопрос с братством не будет решен. По разрешению ректора он перенес наш дом на то место, где раньше стоял бабушкин, и с тех пор мы официально жили вместе.
        Но время для встречи с братством пришло.
        Выбравшись в город, в котором не была целый год, я шла по заранее оговоренному маршруту. Одной Рейвар мне идти не разрешил, поэтому меня сопровождала Луиза, рассказывающая о своих сегодняшних проблемах. Проблема ее заключалась в том, что я слишком редко даю ей дрянь из пакетиков.
        Братство появилось словно из ниоткуда. Ведьмы и ведьмаки в черных плащах с глубокими капюшонами заполонили собой небольшой проулок между домами. Его мы выбрали из-за того, что заканчивался он тупиком, а значит, бежать им будет некуда, когда они поймут, что их силы заблокированы.
        - Где артефакт, ведьма? - процедил представитель братства.
        Видимо, был он ведьмаком высокопоставленным, раз с его плеч свисала тяжелая золотая цепь. Такая же цепь была еще у двоих, но чуть потоньше и поскромнее. С зелеными драгоценными камушками, а не с одним большим красным.
        - Артефакт не отдам, - ответила я уверенно, удерживая вежливую улыбку.
        - Тебе же хуже. Убейте их.
        Собственно, после этих слов в и без того тесном проулке появились наши ведьмы и ведьмаки. Отдельно в сторонке на выходе из проулка стояла экзаменационная комиссия в лице преподавателей и директрисы. Они должны были оценить применение заклинаний и зафиксировать ошибки, если таковые будут. Ну и помочь в случае чего, но помощь их никому не понадобилась.
        Моим ученикам хватило несколько минут для того, чтобы разделаться с нападающими. Всех их ловко связали и сложили в одну аккуратную кучку. К этой кучке я и подошла с нравоучениями.
        - Итак, какой итог мы имеем? Артефакт назад вы никогда не получите, а если попробуете сунуться к нам еще раз, то и от вашего братства ничего не останется, - проговорила я сдержанно, рисуя чужие ближайшие перспективы. - Мы - Салеймский ковен, и мы можем за себя постоять. А теперь валите отсюда.
        Их магия так и не вернулась к ним, когда они перемещались через открытый Рейваром портал из проулка в другое место. Но она должна была вернуться через три дня. Это и было тем предупреждением. Если они сунутся к нам еще раз, магии лишатся навсегда.
        Все вместе мы запросто могли воплотить эту угрозу в жизнь. Вместе мы были невероятно сильны.
        - Ну что? Мы сдали экзамен? - нарисовался рядом со мной Олдо, задорно сдув с лица свою отросшую рваную челку.
        - Лично ты - нет, а остальные да, - ответила я довольно.
        - Но я-то почему нет? - возмутился студент, делая вид, что совсем ничего не понимает.
        - А кто потоки перепутал и чуть меня без плаща не оставил? - грозно уперла я руки в бока. - Повезло тебе, что у меня защита.
        - Ну четверку-то хоть поставите? - взмолился блондин. - Я не хочу на кладбище убираться.
        - А что поделать? - размышляла я. - Ведьма - профессия опасная и трудная. Иногда и на кладбище приходится убираться.
        - Я думал, что ведьма - это призвание, - обнял меня Рейвар, предупреждающе зыркнув на собирающегося трепать мои нервы Олдо.
        - Не в ее случае, - ответила Луиза, спрыгнувшая с бочки, на которой сидела все это время, наблюдая за сражением. - По призванию Лилька у нас рукожоп, а вот по профессии - ведьма.
        - Ой, всего-то пару раз зелья из-за рассеянности испортила, - махнула я рукой на наглую хвостатую. - И вообще, в моем счастливом положении и не такое случается.
        - Да-да, во всем положение виновато, - прыснула Луиза.
        Стоит ли говорить, что в этот день мой фамильяр невкусную дрянь из пакетика не получила? Но я же не зверь. У всего есть конец и начало. Даже у ее наказания, поэтому на следующий день свою вкусняшку она честно выпросила. Что же касается меня…
        Да, у всего есть конец и начало, и у проблем в том числе. Как говорится, у страха глаза велики. Чем больше мы откладываем решение наших проблем, тем больше мы их боимся. Порой страх отравляет нас настолько, что мы перестаем его замечать и учимся жить с ним, но это неправильно.
        Своим страхам нужно всегда смотреть в глаза.
        Да, чаще всего их непросто преодолеть. Да, иногда для этого нужно время и почти всегда недюжинная сила, но даже ведьмой можно стать, если очень сильно этого захотеть. И мир можно изменить, если приложить максимум усилий.
        Но в первую очередь стоит начать с себя.
        Я не бросила академию даже спустя десятки лет, в дальнейшем и вовсе заняв место ректора. Так и преподавала по своей методике, выпуская все новых и новых ведьм и ведьмаков. Многие из моих студентов впоследствии стали преподавателями в нашем учебном заведении, а другие работали на ковен, помогая простым людям.
        Еще в академии мы создали летнюю практику, ведь где-то наши студенты должны были оттачивать свое мастерство. Братство для простых людей за все века существования так ничего хорошего и не сделало, но помощь требовалась всегда. То болезнь неизвестная на урожай нападет, то люди вдруг умирают как мухи, то чертовщина какая заведется. Со всеми этими вопросами мы и разбирались. Не за бесплатно, конечно, потому что жить нашему ковену на что-то было нужно, но зато эффективно.
        И нечисть изгоняли, и зелья целебные на продажу варили, и защиту на чужие дома ставили, потому как к магам за помощью не каждая семья могла обратиться: уж больно дорого они за свои услуги брали.
        В общем, весело у нас было жить. Мы стали первым и единственным ковеном, а от ведьмовского братства через сотню лет даже названия не осталось. Потому что все ведьмы и ведьмаки хотели чувствовать себя свободными людьми, а не заложниками устоев.
        Правда, свой собственный кодекс ведьм нам написать все-таки пришлось, но был он простым, как истина: “Не убей, не солги, не укради. Помоги, если можешь помочь. Накажи того, кто совершил злодеяние. Всегда поступай по совести”.
        Эти простые правила есть в каждом из нас. Никто не заставляет нас их придерживаться, мы следуем им интуитивно. В этом, наверное, и есть вся прелесть. В том, что свой выбор каждый делает сам.
        - А кстати, насчет “Накажи того, кто совершил злодеяние”. Бабушка, а правда, что вы плохих людей в жаб превращаете? - с любопытством спросила Азалия - моя самая младшая внучка, которой после яркого интересного дня никак не спалось.
        Просто дедушка своих шестерых внуков и внучек весь день учил создавать пространственный карман, и к вечеру у них даже получилось. Вот счастливого визгу-то было! Аж старушка Луиза проснулась и из своего домика возмущенно высунулась, чтобы цапнуть кого-нибудь за филей в воспитательных целях.
        - Правда, - загадочно кивнула я. - Ох и долго же мы с твоим дедушкой спорили, как наказывать злодеев. Сошлись на превращении в жаб. Но мы же добрые чародеи. Поэтому их грехи считаются искупленными, если их кто-нибудь поцелует. Только этот кто-то обязательно должен их полюбить. Помнится, я один раз так принца заколдовала. Влюбленные в него барышни тогда все болото верх дном перерыли, чтобы его найти.
        - И как? Нашли? - Девчушка широко зевнула, укладывая ладошки под щеку.
        - А это уже другая история. Спи давай.
        Поцеловав неугомонную ведьмочку, я вышла из детской и отправилась в нашу с Рейваром спальню. Ведьмак уже спал: все-таки третья сотня пошла, энтузиазм уже не тот.
        - Хрррр… хрррррр… - беззастенчиво храпел он мне на ухо, никак не давая заснуть.
        Дойдя до последней точки кипения, я схватила свою подушку и от всей души вдарила ею в темноте.
        - Ты чего?! - возмутился ошалевший мужчина, подрываясь.
        - А ты меня любишь? - спросила я требовательно.
        - Люблю, - ответил он, не задумываясь. И тут моська его небритая в свете единственной свечи мгновенно скисла. - Выпытала-таки, да? И довольная, зараза.
        Шкодливо улыбнувшись, я поправила один из восьмидесяти шести своих пледиков и легла спать. Ну не буду же я ему говорить, что он храпит по ночам как престарелый трактор? Я же его люблю.
        - А ты меня? - раздалось мрачное в темноте, стоило мне потушить свечу.
        - Спи давай, - буркнула я ехидно.
        - Нет, теперь ты тоже должна мне сказать!
        Кажется, в этот момент я уже спала. А может, и нет - просто хорошо притворялась, пока разобиженный ведьмак пыхтел как чайник. Он просто не знал, что я ему каждый день говорю о том, как сильно я его люблю, но он этого не слышит.
        Потому что к этому времени уже спит. И что уж скрывать, храпит как трактор.
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к