Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Бог пива Константин Анатольевич Крапивко
        Со старинными рукописями надо обращаться осторожно! Ведущий разработчик популярной компьютерной игры «Кольцо миров», разумеется, знал об этом, но допустил ошибку. Теперь ему предстоит путешествие в другой мир и встречи с необычными существами: языческими богами, демонами, драконами и, разумеется, с самыми странными из всех - с людьми… Герою необходимо выжить и вернуться домой, используя возможности таинственного изначального языка. Впрочем, ему повезло - на своем пути он встретил бога пива…
        Константин Крапивко
        Бог пива
        Денису Корнюхину,
        без которого этой книги не было бы
        Глава 1
        Энди Васин. Рабочее чаепитие
        - Скверные времена, - сказал я Катьке. - Честному человеку негде украсть денег, абсолютно негде. А тут еще ты пристаешь!
        Вместо ответа, Катька (она же Ватрушка, она же Васенька, она же Мымрик, она же Зараза Подлая) боднула меня в голень. Я открыл свежую пачку рагу и выдавил содержимое в кошачью миску. Зараза Подлая понюхала, брезгливо тряхнула хвостом и изобразила, что закапывает еду. После чего демонстративно принялась жевать свою травку из стоящей тут же кадки, склонив морду набок и блаженно щурясь.
        - Кошка, ты - корова! - сердито объявил я. - Все! К хозяину не приставать. Хозяин работает.
        Я подошел к окну и прислонился к стеклу лбом. Стекло было прохладным. Снаружи накрапывало, капли умиротворяюще постукивали по подоконнику. Надо было думать, но думать было лень. Не хотелось мне думать - хотелось прокрастинировать. И вообще, работать в выходные… всех денег все равно не… мало ли что я обещал…
        Ладно. Необходимо было взбодриться, и я решил заварить свежего чая. И заварил тщательно: ошпарил чайничек, насыпал, не скупясь, четыре ложки красного, долил кипятком на треть. Пока заварка настаивалась, я оторвал листок с отрывного календаря и повертел его в руках. Двенадцатое июня, суббота. Восход, закат, долгота дня (долгая долгота)… На другой стороне очень актуальная статейка. «Кухня без жены». Начиналась она словами «Сделайте себе бутерброд…».
        Я скомкал листок и выбросил его в мусорное ведро. Долил горячей водой до самого верха чайничка, помешал ложкой, несколько раз аккуратно перелил чай в стакан и обратно - «подженил», как сказал бы мой покойный дед. Вышло вкусно. Замечательно вышло! Поколебавшись, добыл из холодильника лимон, отрезал тончайший кружок…
        Однако чай с лимоном без сахара пить, как известно, глупо и пошло. Я сахар не ем принципиально. Здоровый образ жизни и все такое, но тут пришлось насыпать четыре ложечки. Тщательно размешал, отхлебнул… Хорошо, но плохо. Сладкий чай с лимоном без коньяка - как брачная ночь без невесты. Поколебавшись для очистки совести, достал из винного шкафа початую бутылку «Ахтамара» и щедро плеснул в стакан. Кутить так кутить, авось взбодрит!
        Уютно позвякивая подстаканником, отнес чай в кабинет, развалился в кресле и с удовольствием закурил, прихлебывая между затяжками. Ну-с, поглядим для затравки, что там творится на форуме нашего «Кольца миров», например в моем рунном разделе? Творились, как и следовало ожидать, всякие безобразия, ругань и плач народный творились - дескать, рунные слова слишком редко выпадают и почти не сочетаются друг с другом. Общество с надеждой ждало обещанного обновления…
        Я забанил на недельку двух самых скандальных игроков и почитал предложения, надеясь увидеть что-либо толковое, способное помочь в работе. Толкового было мало: народ, как всегда, тупо хотел халявы. Но халявы, пока я рулю, - не будет! По статистике, за последнюю неделю к нам добавилось без малого три тысячи человек, и черта с два они бы добавились, если бы я не гнул свою линию и исполнял их хотелки… Что бы ни говорили сами игроки и сочувствующие им идиоты из команды!
        Из хорошего: некий Corin писал, что собрал новое работающее предложение из рунных слов «небеса - путь - могущество - жизнь - вселенная - потустороннее». Результатом Corin был страшно доволен, но что дает предложение - многозначительно умалчивал. Молодец, молодец…
        «Благословение седьмого неба» (название автоматически присвоил мой алгоритм проверки, - напыщенно, но людям такие названия нравятся). Я проверил действие заклинания - в игре «Благословение» дает длительный, но слабый бафф на все параметры. Что ж, награду, положенную первому, составившему предложение, Corin заработал честно - система сама награждала первого, применившего заклинание, увеличивая для него силу и продолжительность магического воздействия (в полтора раза, навечно).
        Я вошел в систему, чтобы отметить рабочее время и снять сделанные задачи, и ко мне тут же постучался шеф. Шеф был страшно доволен мной и моими орлами, хотя и ворчал для порядка на художника Сашу Фурманова, находящегося в своем обычном запое. Я успокоил его в том смысле, что это рабочее состояние нашего творца и что подшофе он рисует даже лучше. Что релиз я накачу, как мы и анонсировали, - в ночь с воскресенья на понедельник, в три утра: новый подвид мобов и два новых босса (готово), новая карта (готово), и, если успею я и тестировщики не затянут, - новые руны с новой роскошной озвучкой будут тоже готовы. Кстати, дорогой шеф (пока у тебя хорошее настроение)! Любимый ты наш! Как там будет в этом месяце со сверхурочными, премиальными и компенсацией за вышеназванную озвучку?
        Шеф заверил, что будет хорошо. Останусь доволен. Все останутся довольны. Продажники, конечно, такие продажники, но, что бы они продавали без нас, а? Что же касается меня, Энди Васина, то в понедельник на совещании меня ждет приятный сюрприз. Так что пусть, я готовлюсь. И работаю, черт побери, работаю! Удачи мне. И чтобы релиз - был!
        Я заглянул на кухню и налил в ополовиненный стакан еще коньяку. Доверху. Небось заслужил… Подумал, не позвонить ли Марине Львовне, не похвастаться ли родной жене, мокнущей у тещи на даче? Решил погодить до понедельника: мало ли что, не сглазить бы. Обещанный сюрприз шефа, понятно, сюрпризом особо не был. Контора расширялась, и меня, тьфу-тьфу-тьфу, обещали перевести из руководителей проекта в начальники направления. Хлопот еще добавится, но лишний полтинник на дороге не валяется. Шел я тут давеча по дороге и специально приглядывался: нет, не валяется, падла…
        Машину давно пора поменять. Домик в Черногории не помешает… и еще одну квартирку в Москве, под сдачу… Охваченный приступом жадности, я не заметил засады, и по пути с кухни был атакован решившей поохотиться Мымрей. Зверюга внезапно повисла у меня на ноге, я машинально взбрыкнул, коварное животное впечаталось в стену и медленно, как в мультике, сползло на паркет.
        - Мымреныш! - воскликнул я. - Рехнулась? У меня же рефлексы! На Львовну охоться, она смешно пищит и пугается!
        Катька сидела с абсолютно очумелым видом и разглядывала меня круглыми желтыми глазами с черными вертикальными штрихами зрачков: мол, хозяин, это я - рехнулась? Точно я? А может, сам охренел? Да ты ли это?!
        - Ну прости, маленькая, прости. - Я виновато погладил пострадавшую. - Ладно, так и быть, сегодня можешь тусоваться у меня в кабинете. Но только сегодня!
        И не стал закрывать за собой дверь, хотя Катька порой бывала чересчур назойлива в поисках любви и внимания и отвлекала от дела: лезла топтаться на клавиатуру, скидывала со стола все, что могла скинуть, драла клыками в клочки бумаги (иногда важные), приносила из корзины в ванной мои скатанные в улитку грязные носки и клала их мне на колени, видимо, в подарок…
        Ногу вот мне поцарапала через джинсы, негодяйка, и я же еще и виноват… Хорошо, однако, хоть чай не пролил! Я сделал пару глотков. От чая на душе повеселело, и я бодро принялся за дело.
        Систему магии для «Кольца миров» я изначально разрабатывал, пользуясь наследством деда. Старик служил в каком-то гэбэшном хранилище секретчиком (кем-то вроде архивариуса) в отделе, где собирали всякую паранормальную хрень - тогда вся эта шарлатанщина была почему-то в почете. Так что дед работал среди рукописей и книг по черной, белой и какие там еще бывают магии, а также колдовству, ведовству и остальному оккультизму. Среди прочего там был манускрипт некоего Густелиуса - в свое время его (манускрипт, понятно, Густелиус уже много веков как помер) вывезли из какого-то гитлеровского хранилища в счет репараций.
        Дед почему-то увлекся именно учением Густелиуса. Где-то в середине восьмидесятых до работы деда добрался технический прогресс в лице допотопного ксерокса, безбожно сыплющего порошка втрое больше нужного. Перед уходом на пенсию дед отксерил манускрипт, притащил ксерокопии домой и возился с ними целыми днями. Мне остались и сами любовно переплетенные в огромный том ксерокопии, и дневник деда с комментариями к ним, и надиктованные им магнитофонные кассеты, которые несколько лет тому назад я оцифровал. Сам манускрипт Густелиуса был написан на латыни. Я латынью владел. Не очень, но владел - мы все учились в институте чему-нибудь и как-нибудь…
        Если откинуть многочисленные заумствования, нравоучения (вполне безнравственные, Густелиус жил в четырнадцатом веке) и прочие отвлечения и философские шалости автора, учение его было довольно примитивным. Дескать, есть некий изначальный язык, который Густелиус откуда-то узнал, но откуда - манускрипт темнит и не признается. Впрочем, пару раз (без особой теплоты) упоминался некий Учитель (с большой буквы), который сначала Густелиуса вроде репетиторствовал в языке, а потом то ли подставил, то ли просто выгнал ученика, то ли сделал какую другую пакость… Так вот, суть учения: если особым образом составлять слова и фразы на этом изначальном языке, то можно совершать чудеса. Влиять на погоду, мгновенно перемещаться в пространстве, вызывать себе на подмогу чудищ, повелевать огнем, водой и прочее в этом духе. Имелся словарик латинско-изначального языка на две сотни слов (изначальный тоже записывался латиницей, приводилась транскрипция), примеры «работающих заклинаний», объяснялись общие принципы их построения.
        К счастью, в реальной жизни «работающие заклинания» не функционировали, сколько ни бился над ними дед (представляю, что было бы, если бы все бросились влиять на погоду простой болтовней). Но звучали они - на кассетах дед как раз надиктовывал заклинания на разные лады - сильно. Красиво звучали. Мелодично. То грозно, то ласково, то сдержанно и равнодушно, то страстно и гневно…
        У деда был потрясающий голос, полагаю, из него мог выйти большой артист. Неудачам дед не огорчался, в манускрипте на такой случай была железная отмазка: «Lingua vera domini eligis» - мол, истинный язык сам выбирает своих носителей. Но дед до конца дней продолжал надеяться: а вдруг выберет-таки и его? За старания?..
        Я воспользовался всем этим богатством в «Кольце миров»: игроки получали рунные свитки со словами или, что очень редко, с готовыми предложениями заклинаний, позаимствованными у Густелиуса. В «Кольце миров», понятно, они работали завсегда… Был некоторый шик в том, чтобы не высасывать разнообразные заклинания, необходимые в игре, из пальца, как делают все, но брать их из труда древнего мракобеса, считавшего себя чародеем. Да и дед надеялся, что я продолжу его странное хобби, вот я и продолжил, пусть и на свой лад. И волшебный голос деда радует теперь не только меня…
        Я уже определился с рунными словами, которые собирался ввести в этом релизе. Это были слова «стража», «водопад», «дубина», «радость», «искра» и предложение-заклинание - «зажигалка». Теперь надо было подобрать им подходящую озвучку. Я начал с предложения (как с самого трудного).
        «Зажигалка» - заклинание отнюдь не боевое. С его помощью можно запалить дрова в костре или, скажем, зажечь лучину или факел. Состояло оно из уже присутствующих в игре слов «огонь» и «погода» и нового слова «искра»: «Элиго милайта - делиго серрайта» (из искры огонь - в любую погоду). Я запустил файл с наговорами деда и внимательно прослушал, как он восемь раз элигомилайкает на разные лады. От отрывистой, рубленой фразы до протяжного напева, от команды до просьбы…
        С первой прослушки мне, как всегда, понравились все варианты, но остановиться надо было на одном. Предстояло еще слушать и слушать. Я отхлебнул чаю, взял сигарету и пошарил на столе в поисках зажигалки (обычной человеческой зажигалки - прикурить). Зажигалки не было. Ну Катька, ну Зараза Подлая - и когда успела? Конечно, у меня дома еще имелись зажигалки, да и спички на кухне хранились, но за ними надо было идти, а трогаться с места не хотелось. Снова как следует глотнув чаю, я (от греха) убрал пачку сигарет в карман рубашки, а ту сигарету, что хотел прикурить, положил на край пепельницы. В конце концов, чем черт не шутит? В игре, читая заклинание, надо было навести курсор мыши на его цель. По Густелиусу и деду - указать дланью. Дланью мне показывать, пусть никто и не видит, было как-то неловко. Что я, как дедушка Ильич на постаменте, кривляться буду… Поэтому я просто ткнул в кончик сигареты указательным пальцем, запустил голос деда и принялся ему подражать:
        - Элиго милайта - делиго серрайта… Элиго милайта, делиго серрайта!.. Элиго, милайта делиго серрайта?
        Я разглядывал сигарету, надеясь заметить хоть какое-нибудь мимолетное изменение и жалея, что покойный дед не может присутствовать на моем маленьком следственном эксперименте. Увы, с сигаретой ничего не произошло. Я посмеялся над собой и встал, чтобы все-таки пойти за спичками, и тут (совсем рядом, почти под ногами) истошно заголосила Катька. До этого подобных душераздирающих воплей мне от интеллигентного животного слышать не доводилось, я вздрогнул и бросился к ней - спасать… Интеллигентное животное сидело у стены - целое и невредимое, смотрело вверх и заходилось мявом. На обоях над ней расползалось горелое пятно, красно-черное посередине и коричневое по краям.
        - Не понял? - растерянно сказал я вслух, щупая края пятна. Горячее, мать его! Львовна за обои убьет. - Не понял? Эта хрень работает, что ли?
        Пятно становилось больше, неторопливо расползаясь по стене. Хрень работала! Я схватил стакан, хлебнул чаю и почесал репу. Никаких рациональных появлений пятна не придумывалось, чай и чесание не помогли. Колданул-таки, блин… но почему пятно появилось именно здесь? И что теперь с ним делать? Облить водой? Стоп! О воде. Подобное надо лечить подобным! Про воду у меня тоже колдунств хватает.
        Я торопливо открыл файл с предложениями готовых заклинаний. Так… водяные… цунами и прочие наводнения с водопадами как-то слишком радикально, а вот это вроде подходящее - «Весенняя капель» (тает невидимый снег под горячей ладонью), авось ликвидирует последствия заклинания огня… Мне было интересно, так интересно, что меня даже потряхивало от возбуждения. Я сел, крепко сжал подлокотники кресла и с выражением зачитал:
        - Ано ледре мадино ква пале индино!
        С пятном ничего не произошло, оно продолжало неспешно расти. Может, не с тем выражением зачитал? Я выудил сигарету, подошел к пятну (пятно было уже с футбольный мяч) и прикурил из его центра. В самом деле ведро воды вылить? Ладно, успеется, надо еще поэкспериментировать…
        - Ано ледре мадино, - сказал я сурово, - ква пале индино!
        С пятном ничего не случилось, правда, сигарета у меня в зубах погасла. Я бросил ее в направлении пепельницы и проканючил:
        - Ано, ну ледре уже мадино…
        Мои упражнения в декламации прервал дверной звонок. Я было решил не открывать, не хотелось отвлекаться, но посетитель оказался упорнее меня. Посетитель был просто хам. Сначала он трезвонил не переставая, а потом начал колотить в дверь так, будто твердо решил ее высадить. Я бросился в прихожую.
        - Сдурели, что ли?! - проорал я на дверь. - Морду набью! В бараний рог скручу! Полицию вызову!
        - Ой, открывайте скорее, - раздался взволнованный голос. - Нас так затопило, так затопило…
        - Как так затопило? - тупо переспросил я, открывая дверь. - В каком смысле?
        - Как, как… - передразнила соседка снизу, тощая скандальная тетка, отталкивая меня и врываясь в квартиру. - Следить надо за водой!
        Я побежал за ней в ванную - в ванной было сухо. Я побежал за ней на кухню - на кухне луж не наблюдалось. Я побежал за ней в туалет - туалет оказался в порядке.
        - Ничего не понимаю, - запричитала соседка. - У нас прямо ливень с потолка…
        - Мы-то тут при чем? - нагло возмутился я. - Может, трубы прорвало между перекрытиями?
        - Трубы? Побегу разбираться в правление!
        - Конечно. Такие вещи они обязаны чинить бесплатно.
        Окрыленная последним замечанием, соседка исчезла. Я запер дверь, достал зажигалку из кучи в коридорной тумбочке и задумчиво прикурил. Вот и ликвидировал пятно… Что за чертовщина творится с моими заклинаниями?! Но главное, главное - они работают! Вовсю пашут! Ударно трудятся! Фигарят! Горбатятся! Дей-ству-ют!!!
        Я сходил посмотреть, как там пятно. Пятно пованивало горелым, но расти, кажется, перестало и краснота из его центра ушла. Надо было успокоиться и хорошенько все обдумать, а то как бы бед не натворить. Я распахнул окно, чтобы проветрить кабинет, облокотился на подоконник и высунулся под дождь.
        С дедом бы сейчас посоветоваться… Эх, дед, дед… Кстати, в такую погоду (едва моросит и водяная взвесь в воздухе) рыбачить хорошо. Одно из самых ранних моих воспоминаний: я просыпаюсь, закутанный в телогрейку, передо мной спина деда и река, а слева и справа уже лежит по щуке. Обе длиннее меня… Хотя это было еще на Тоболе, в Казахстане, и никаким дождем там и не пахло. В дождь мы любили рыбачить потом, уже в Подмосковье. Лесной пруд, караси. Иногда дождь расходился, и дед, посмеиваясь, напевал в прокуренные усы свои мелодичные вирши. И тогда, бывало, дождь стихал. Мне это казалось то фокусом, то чудом, то совпадением - бывало, что и не стихал и под те же дедовы вирши начинал лить как из ведра, и тогда мы бежали спасаться в машину…
        Стоп! Не надо так тупить! Быть такой идиотиной! А дланью-то, дланью я куда показывал, заклиная? Я бросился к креслу, безжалостно согнал с него кошку и постарался воспроизвести свою позу (когда колдовал «зажигалку»): вальяжно откинулся на спинку, нога на ногу, левая рука под головой, правая вытянута к пепельнице, палец показывает вниз, на кончик сигареты. Палец-то вниз, а вот кулак и вся остальная рука - аккурат на пятно! Ой-е… ой… я, когда «капель» декламировал, - руками за подлокотники держался, вот оно вниз и долбануло. М-да, неловко-то как вышло… бедные соседи! Ладно, пес с ними. Я им потом, как разберусь, ремонт наколдую… А я разберусь. Времени впереди у меня много. Вся жизнь у меня впереди!
        Чай закончился, я сбегал на кухню, плеснул в стакан еще коньячку и заодно захватил с собой бутылку, чтобы не вставать лишний раз. Катьку, которая успела устроиться на клавиатуре, переложил на принтер и запустил программку, проверяющую в «Кольце миров» деструктивную способность заклинаний. А то как бы невзначай метеоритный дождь не вызвать, землетрясение или извержение вулкана… Я теперь, похоже, все это могу. Жаль все-таки, что я не террорист: ужо показал бы проклятым капиталистам!
        Откинувшись в кресле, я начал размышлять о новых теоретических возможностях, неожиданно открывшихся передо мной. Мысленно просмаковал церемонию вручения мне Нобелевской премии… Да что премия - чепуха премия! Лучше я использую колдовство в корыстных целях. Все женщины будут любить только меня. Я сделаюсь верховным правителем Земли. Возьму к ногтю миллиард-другой… Все станут меня уважать. «О-о-о, - скажут все, - никто еще не брал к ногтю миллиарда. Это великий человек!»
        Потом, под облагораживающим воздействием «чая», я размечтался, как облагодетельствую человечество. Не буду никого брать к ногтю. Наоборот, устрою золотой век. Накормлю всех. Привью любовь к изящным искусствам. Разберусь с экологией. Не знаю еще как, но разберусь. Мне давно пора разобраться с экологией…
        Некоторое время я занимался тем, что придумывал варианты памятников. Себе. Прижизненных, разумеется. Хватит уже Ленину торчать на Калужской площади! Там давно пора торчать мне. Благодарное человечество исправит эту ошибку! А эта безвкусная статуя Свободы? А зеленый медный Петр? Кому они нужны?!
        Кстати! Господа скульпторы! Убедительная просьба меня из меди не ваять. Титан, и только титан! Добром прошу…
        Я распечатал заклинания, которые уже имел. Вместе они смотрелись внушительно (всего шестьдесят два заклинания). Налюбовавшись, я сложил распечатку, засунул ее в нагрудный карман и вспомнил про шестьдесят третье - то, которым Corin хвастался сегодня на форуме («Благословение седьмого неба»). Я полез в нужную ветку, чтобы добавить его в файл, и в этот момент телефон грянул «Имперский марш» из «Звездных войн», выставленный на звонки моей ненаглядной красавишны.
        - Марина Львовна, радость наша, - сказал я в трубку, - ты в курсе, что у тебя не муж, а сокровище?.. Трезвое… в смысле - трезвый! Точно трезвый, работаю, пью чай. А Петрович приехал?.. На черта нам газонокосилка? У тебя же есть прекрасный серп!.. Львовна, прекрати!.. Нет, не починил. Я не слесарь, блин! Будешь наезжать, я и газонокосилку не куплю. Не хочу я газонокосить, я хочу водку пить с Петровичем… Ну куда ты попрешься в такую хмарь? Сиди уж там… Не надоела… Соскучился, соскучился. Постараюсь выбить отпуск. В любом случае в следующую субботу приеду к тебе с Катькой… Кто кого еще обижает!.. Люблю… Тоже целую.
        Я дал отбой и постарался привести мысли в порядок. Так, сигарет осталось всего ничего (да и коньяк кончается). Если я не хочу всю ночь работать всухомятку, до десяти нужно успеть сбегать в магазин. Этим и займусь в первую очередь…
        И тут мою светлую голову осенила еще одна гениальная идея. Интересно было бы попробовать это «Благословение седьмого неба». Я оценил деструктивную способность заклинания. Ноль. Оно просто повышало характеристики субъекта, на который применялось. Понятно, я и без него умен, красив, силен, ловок и страшно вынослив. Но ведь нет пределов совершенству! Отличное заклинание, только не совсем понятно, как показывать дланью на самого себя. Впрочем, я быстро сообразил обнять себя за плечи и несколько раз глубоко вздохнул, собираясь с духом. Направлять колдовство на себя было все-таки боязно. Ладно, где наша не пропадала!
        - Лиро элоне куара, - сказал я (путь в небеса, жизнь), прислушиваясь к своим ощущениям. Ощущения были приятные, но обычные, - по-моему, просто «чай» сказывался. И я продолжил: - Лиро элоне сам-сара (путь в небеса, вселенная) - лира элоне эмбара (путь в небеса, могущество) - лиро алироменара (путь в потустороннее)!
        Первые несколько секунд ничего не происходило, потом свет стал меркнуть. Он угасал постепенно, но быстро, как бывает в кинотеатрах. Запахло болотом. Я попытался выскочить из кресла, но не выскочил, непреодолимая сила вжала меня обратно. Мне показалось, что кресло проваливается вниз, под землю; заслоняя все, вокруг закружились крупные белые хлопья; на меня дохнуло холодом. Я изо всех сил вцепился в подлокотники и зажмурился…
        Падение кончилось так же внезапно, как и началось. Я сглотнул, избавляясь от комка в горле, и осторожно открыл глаза.
        Черное озеро, тускло отливающее металлом. Черная трава. Скрученные деревья, лишенные листьев. Я сидел в своем вращающемся кресле посреди этого нелепого пейзажа и пытался прийти в себя. Южная Африка? Мезозой? Другое измерение? Мое внимание привлек бородатый толстяк, стоявший шагах в пяти от меня и с любопытством меня рассматривающий. Больше вокруг никого не было. Я попытался заговорить с ним на известных мне языках. Потом - на малоизвестных. Потом я напрягся и вспомнил кое-какие слова из вовсе неизвестных…
        Толстяк, одетый в стильную кожаную жилетку, кожаные штаны и высокие кожаные же сапоги, вышедшие из моды лет двести назад, благожелательно меня слушал. На жирном плече у него синела татуировка - пацифик, только вместо палочек почему-то были рисовальные кисти.
        Я иссяк.
        Толстяк почесал потное волосатое брюхо, торчащее из-под жилетки, улыбнулся и без всякого акцента добродушно сказал:
        - Рад приветствовать на Небе!
        - При… Где приветствовать? А… ну, в смысле… логично, конечно, да… Блин! На седьмом небе, что ли?!
        - Увы, - толстяк засмеялся, - у нас только одно Небо, и оно, к сожалению, отнюдь не седьмое… Давай-ка я сотворю тебе бутылочку пива, дружище, поможет прийти в себя.
        Глава 2
        Бьорн Толстый. У дракона четыре ноги
        Был, как обычно, прекрасный летний вечер. Народу собралось изрядно, но мое место за столиком в самом уютном углу занять никто не осмелился. Я с благодарностью помахал рукой Красноносому Джему, монументально развалившемуся за стойкой, и полюбовался свирепой гримасой, которой он одарил меня в ответ и которая заменяла трактирщику приветливую улыбку.
        Полгода назад, когда я впервые оказался в этих краях, Джем отнесся ко мне, мягко говоря, настороженно. Этот талантливейший из богов чревоугодия прославился своим скверным характером, подчас толкавшим его на самые дикие выходки. Поваром он был непревзойденным, за что ему многое прощалось, тем не менее из своих без малого трехсот лет жизни восемьдесят он провел в Черных Ямах. Такой долгий срок объяснялся еще и тем, что на Небеса из Черных Ям демоны возвращали трактирщика крайне неохотно. Оно понятно: демоны тоже не дураки вкусно покушать. Говорили даже, что они предлагали Красноносому остаться насовсем и сулили какие-то немыслимые блага, но тот отказался наотрез. Демоны слишком раздражали Джема. Они, конечно, всех раздражали, никаких нервов не напасешься…
        Поначалу мне казалось, что угрюмый трактирщик почему-то особо невзлюбил именно меня. Посещая его заведение, я всякий раз опасался получить от хозяина нож между лопаток или порцию яда в супе. Я пытался объясниться с Джемом, но он мрачно отмалчивался, а я упрямо продолжал харчеваться именно у него. Со временем Джем завел странную привычку - при моем появлении он раздвигал стаканы и выкладывал на стойку свою знаменитую дубинку. Остальные завсегдатаи отметили этот признак как зловещий и доброжелательно посоветовали мне, пока есть время, приглядеть на кладбище местечко по вкусу.
        Однажды трактирщик сам позвал меня в заднюю комнату, выставил бочонок рома и, вертя в руках устрашающего вида молоток, поделился мыслью, что харчевен на небе развелось гораздо больше необходимого. Ром был скверным. Пересотворив его, я клятвенно пообещал своей забегаловки не открывать. Красноносый перестал видеть во мне конкурента, а когда я предложил снабжать заведение Джема выпивкой моего изготовления, настороженность его сразу сменилась радушием. Оказалось, что он неплохо разбирается в живописи урбанистов-природников позапрошлого столетия, собирает их, и даже сам пытается в свободное время писать. Расчувствовавшись, он показал мне несколько собственноручно намалеванных акварелек и портрет лошади. Я дорисовал несчастному животному уши и недостающую ногу, чем окончательно расположил к себе эстетствующего громилу.
        Мы подружились. В заведении Джема появился столик, на который мало кто решался посягать, опасаясь навлечь гнев хозяина. То был мой столик!
        Много шума наделала история с Верховным, который, сдуру, уселся за него, а когда Красноносый отказался его обслуживать, учинил непристойный скандал, пообещав окончательно сгноить Джема в Черных Ямах. С тех пор ни Верховный, ни многочисленная свита его подхалимов и прихлебателей сюда не заглядывали. Понятно, что после этого у обычных богов трактир Джема стал пользоваться еще большей популярностью.
        Избежать репрессий со стороны разгневанного начальства непокорному трактирщику удалось благодаря моему художественному таланту. Всю ночь после прискорбного инцидента я проработал над верноподданническим эпическим полотном под названием «Верховный, гордо и в одиночестве побеждающий Рогатого Брея с Ногами». Во всю стену. Ворвавшийся на следующее утро в трактир с целью арестовать проштрафившегося Джема бог порядка Россум остолбенело постоял перед нетленным произведением искусства, развернулся и удалился для получения дальнейших инструкций. С тех пор его здесь тоже не видели.
        - Эй, есть кто живой?! - крикнул я в сторону стойки. - Три минуты жду! Дадут мне сегодня поужинать в этом заведении или прикажете поискать другое?
        За стойкой нарисовался Красноносый, взмахнул рукой, и передо мной по волшебству возникли дымящаяся тарелка с фаршированными носами ушура в собственном соку и запотевшая кружка пива. Отхлебнув, я напрягся и попытался изобразить на физиономии восторг.
        Стала понятна причина задержки - трактирщик снова решил посоревноваться со мной… ибо это пиво делал не я. Это было вообще не пиво. Это была какая-то выдохшаяся кислятина, ничего общего с моим любимым напитком не имеющая. Подобное мне некогда доводилось пить в портовых притонах Амахка… и я, выходит, зря надеялся, что тогдашние мучения мои навсегда остались в прошлом. Все спиртное для винного погреба Красноносого давно творится только мной, однако Джем уверен, что справляется ничуть не хуже. Я - последняя жертва, соглашающаяся пробовать напитки его изготовления, остальные боги более щепетильны. По понятным причинам: мне, в отличие от них, нетрудно превратить его гадость во что-то куда более пристойное.
        А вот носы удались выше всяких похвал! Сочные, острые и вместе с тем нежные, они буквально таяли во рту, оставляя восхитительное послевкусие. Отодвинув кружку в сторону, я с энтузиазмом навис над тарелкой, стараясь не очень чавкать, но тут ко мне подсел бог плодородия Гарик с кувшином вина и двумя бокалами. Наполнив бокалы, Гарик застенчиво посмотрел на меня. Палочки пришлось отложить. Мы чокнулись.
        - Будем толстенькими! - сказал Гарик.
        - Тсс! Прошу не так громко. Считается, что я худею…
        Бог плодородия смущенно заулыбался. Улыбка очень красила его губастую, иссиня-черную физиономию.
        - Погода нынче хороша, - сообщил он. - Теплынь-то какая!
        - Она всегда хороша, - засмеялся я, - все лето, лето и опять лето! Как вам не надоест?
        - Великий Один учит, что зима есть умирание и лютая погибель, а посему время года для бессмертных богов позорное и несоответствующее… Против Одного не попрешь. Да и мерзну я зимой, если честно. Как дела, Бьорн?
        - Обычные дела. Намедни гильдия вынесла мне третье общественное порицание, но я обещал исправиться.
        - Исправься, Бьорн. - Гарик, пряча взгляд, подлил мне вина. - Если можешь, исправься, пожалуйста. А то в следующий раз будет штраф. У тебя есть деньги, чтобы заплатить штраф?
        - У Елены возьму, вообще не проблема.
        - Допустим. Но потом они организуют тебе отдых в Черных Ямах, потом… эх… В общем, ты бы лучше притих на время. Пусть успокоятся.
        Я иронически посмотрел на него, допил вино, налил себе еще и подлил богу плодородия. Хороший, конечно, Гарик бог, порядочный и добрый, воспитание прекрасное, сейчас таких и среди людей редко встретишь, - только уж слишком покладистый. Тихий чересчур, послушный…
        - Бьорн, ты не прав. В чужой монастырь со своим уставом не лезут…
        - С каким еще уставом? - развеселился я. - Нет у меня никакого устава. Не дождетесь! Это боссы твои от меня вечно требуют странного, а не я от них.
        - Не забывай, что они теперь и твои боссы, и они имеют полное право…
        - A-а, пусть катятся! Чувырлы уродские. У меня разговор короткий: не хочу - не буду! И точка.
        - Зря. Много способов бога поприжать имеется, ты этого пока и представить не можешь… Станет, в итоге, все равно по-ихнему.
        - По-ихнему - не станет! - Разговор начал мне надоедать. - Не переживай ты так, дружище. Я не маленький, чай, понимаю, что делаю. Подумаешь - неприятности с начальством! Да у меня всю жизнь такие неприятности. С младенчества.
        - Как знаешь. Тут еще одно. Собственно, об этом я и собирался с тобой… - Гарик огляделся, придвинулся ко мне вплотную и зашептал: - Нечаянно разговор один слышал. Галп побился об заклад с Учителем, что между тобой и Росомахой будет поединок. Из-за Елены.
        - Поединки же запрещены?
        - Строжайше!
        - Ну вот и отлично. Законопатят Росомаху в Ямы годиков на дцать. Без него на небе куда уютнее будет.
        - Галп не проигрывает пари!
        - Теперь проиграет, - пообещал я, прикидывая, зачем это дурацкое пари с никогда не проигрывающим Галпом могло понадобиться Учителю.
        Тоже хочет от меня избавиться? Странно, я почему-то думал, что старый зануда неплохо ко мне относится.
        - Не проиграет. И сделают так, что ты сам виноват окажешься… Бежать тебе надо, Бьорн, вот что… На Землю бежать. Затаишься, вряд ли тебя искать будут. А как устроишься - Елену к себе заберешь…
        - Так и пойдет она на Землю.
        - Если любит - пойдет, - уверенно сказал идеалист Гарик.
        - А-а, - махнул я рукой. - Сыграй лучше!
        Гарик вздохнул, достал флейту и заиграл. Шум затих. Боги слушали.
        Впрочем, наслаждаться музыкой нам пришлось недолго. Буквально через минуту в трактир с грохотом вломились военные, все пятеро, во главе с самым шумным и самым глупым из них Ларсом Отважным по прозвищу Росомаха. Боги войны были в доспехах и при оружии - похоже, болваны опять устраивали свой милитаристский турнир - и выглядели в мирном трактире крайне нелепо. Обступив стойку, они молодецки засадили по стаканчику джина. Пить они не умели, и в скором времени можно было ожидать дебоша. Натянутые отношения с Росомахой позволяли предположить, что именно на меня выплеснутся излишки агрессивности бравых вояк.
        Действительно, хлопнув пустым стаканом по стойке, Росомаха оглядел трактир и направился к нам.
        - Не поддавайся на провокации, - шепнул Гарик, - он ищет ссоры.
        - Добрый вечер, - красивым баритоном поприветствовал нас бог войны, подсаживаясь.
        - Тебя никто не приглашал, - сухо сказал Гарик.
        - О, если вы настаиваете, я удалюсь, - пророкотал Росомаха, предпочитающий поддерживать мирные отношения с богом плодородия, ибо никому не хочется раньше времени стать неплодородным. - Однако я хотел бы надеяться… - Тут он опустил глаза на стол, увидел стоящую перед собой кружку и просиял: - Благодарю, Бьорн, благодарю! Физические упражнения вызывают такую жажду!
        Росомаха схватил кружку, отсалютовал ею и попытался сделать добрый глоток. После чего побледнел, поперхнулся и выплюнул жидкость на пол.
        - Какая гадость, - просипел он. - Тебе, Бьорн, это даром не пройдет!
        - Сей напиток, - проворчал я, - любезно изготовил для меня наш достойный трактирщик. Лично.
        - Чтобы доставить Бьорну удовольствие, - несколько неуверенно поддержал меня Гарик.
        - Вот именно, - отрезал я. - И тебе, Росомаха, я его не предлагал.
        - Меня зовут Ларс! - гаркнул бог войны на весь трактир. - Тогда почему это пойло оказалось передо мной?
        - Случайно, - признался я. - Просто я отодвинул кружку подальше. Согласись, не стану же я такое пить.
        - Врешь, толстяк! - И Росомаха выплеснул остатки жидкости мне в физиономию.
        Некоторое время я просто сидел, пытаясь сдержать себя и с интересом прислушиваясь к шуму крови в висках. В трактире стало удивительно тихо, только слева что-то возмущенно говорил Гарик, дергая меня за руку. По лицу стекала кислая дрянь, звонко капая с бороды на пол. Я посмотрел на Росомаху. Бог войны достал маленькую пилочку и увлеченно полировал ногти…
        Внезапно вскочив, я ловко опрокинул на Росомаху стол. По крайней мере, я попытался сделать это ловко и внезапно. Росомаха подался чуть в сторону, и стол упал, погребя под обломками бедного Гарика. Бог войны неторопливо размахнулся и залепил мне смачную оплеуху. Я не удержался на ногах, но сразу вскочил и бросился на обидчика.
        По-моему, он до меня даже и не дотронулся. Просто по какой-то необъяснимой причине, вместо того чтобы смести мерзавца и всей массой своего не слишком худого тела размазать по стене, я обежал вокруг него, все чаще семеня ногами и ускоряя движение, и врезался совсем не в ту стену, в какую планировал. От удара стена содрогнулась. Я упал и снова поднялся, хотя и не так быстро.
        Росомаха продолжал чистить ногти. Скоро, надо полагать, начнет ковыряться в носу… Я бросился в атаку. Минут пять я летал по всему трактиру, ломая мебель и вызывая одобрительный смех у присутствующих богов войны. Потом мне, не без помощи Росомахи, удалось выбить головой дверь и выкатиться на свежий воздух.
        Ко мне вышли Гарик и Красноносый. Общими усилиями нам удалось переместить мое тело с земли на скамейку за трактиром. Красноносый повздыхал о поломанной мебели, потрепал меня по плечу и ушел наводить порядок в разгромленном помещении. Гарик остался сидеть рядом, одной рукой творя надо мной лечебные пассы, а другой прикладывая чем-то смоченный платок к своему подбитому глазу.
        Скоро мне стало настолько лучше, что я нашел силы спросить:
        - А тебя-то за что?
        - Тебе виднее, - сказал Гарик. - Это столом.
        - Ага, - сказал я. - О как… Извини.
        Я осторожно ощупал голову. Голова была цела.
        - Давай я волосы на твоей плеши выращу, - предложил Гарик.
        - Далась вам моя плешь, - проворчал я, - оставьте мою плешь в покое.
        - Да мне-то все равно, меня Елена просила.
        - Меня тоже просила. Перебьется.
        Мы посидели молча. Было еще совсем светло, но на небо уже выползла бледная круглая луна. Начался предзакатный ветер, и в темнеющем перед нами лесу зашевелились сумрачные тени. В заведении Красноносого зажглись светильники. Светильников со скамейки видно не было, но их мягкие блики играли на синих окнах трактира. Ранняя ночная бабочка бестолково билась в стекло рядом с распахнутой форточкой. Гарик спрятал платок, достал флейту, но играть не стал.
        - Что будешь делать? - спросил он.
        - Не знаю. То же, что и раньше. Что тут можно сделать?
        - Ага, и будет то же, что и сейчас, - хмыкнул Гарик. - Не навоевался еще?
        - Никогда не был силен в кулачных разборках!
        - А в магических - силен?
        - Не знаю, - признался я, - не пробовал.
        - Ты меня извини, конечно, но все это детский лепет, - вздохнул Гарик. - Если ты пошлешь Росомахе вызов, то Верховный законопатит тебя в Ямы - он давно ищет повод. Победить же в поединке с богом войны у тебя нет ни одного шанса.
        - Это мы еще поглядим…
        - Хочешь помочь Галпу выиграть пари?
        - Чихал я и на него, и на его пари.
        - Хорошо, допустим, будет поединок и ты одолеешь. Тогда тебе придется Ларса убить. Ты умеешь убивать?
        - Зачем сразу убивать? - возразил я. - Уж как-нибудь без этого обойдусь. Всю жизнь обходился и начинать не намерен. Выкручусь как-нибудь.
        - Закон Одного, - терпеливо сказал Гарик. - В случае божественного поединка выживает только…
        - Да знаю, знаю! - перебил я раздраженно.
        - И все, посмевшие вмешаться в ход поединка, обречены на гибель, равно как и один из поединщиков, - упрямо закончил Гарик. - А если знаешь, так и не говори глупостей! Раньше для тебя законы мироздания другими были!
        - Я другого не знаю. Кто он такой, этот Один, чтобы мне свои измышления навязывать?
        - Отец богов, - веско сказал Гарик. - И не измышления это, а закон. И этот закон работает. Всегда. Думаешь, ты тут один такой белый и пушистый? И попушистее были, а ничего, как миленькие на поединках убивали! А если не своими руками, так приключалась досадная случайность с летальным исходом…
        - Я тоже бог, - напомнил я. - И жить намерен по собственным законам. Так что посоветуй своему Одному…
        - Ну, пока ты еще не совсем бог, - поспешно сказал Гарик, оглядываясь с опаской, и переоднился. - Я имею в виду, официально…
        - Не в бумажке дело, - сказал я.
        - Не в бумажке, - согласился Гарик. - Но бумажка сильно упрощает жизнь.
        - Это точно, - проворчал я. - Например, вернуться на Землю, как ты советуешь, я не смогу, даже если захочу.
        - Демон меня усынови, - выругался Гарик, - все время забываю, что ты новичок!
        - Ну, не все время, - утешил я. - Когда не надо, ты об этом не переставая талдычишь.
        Гарик виновато улыбнулся.
        - А ты научил бы меня, - сказал я с напускным равнодушием.
        - Ты же знаешь порядок, - вздохнул Гарик. - Путешествовать между мирами учат только после обряда посвящения. Да и то, если комиссия сочтет нужным…
        - Я вообще не уверен, что меня в боги посвятят, - сказал я. - Диплом уже месяц как готов.
        - Если сразу не посвятили, то теперь-то - тем более… У тебя сколько порицаний за этот месяц?
        - Три общегильдийских. Я же говорил. И одно лично от Верховного, с занесением куда-то там.
        - На скрижали истории, - сказал Гарик. - Нет, Бьорн, не проси, я клятву давал. Ты вот что… Попробуй через врата уйти.
        - Здравствуйте, - усмехнулся я, - так их же дракон охраняет! Он же меня сожрет и не заметит!
        - Может, с драконом ты и договоришься. - Гарик опустил глаза.
        - Куда там… Я даже с богами договориться не могу.
        - Не со всеми же, - обиделся Гарик. - Ну и потом, не можешь договориться с богами, попробуй договориться с драконами. Старая истина.
        - Какие они хоть, драконы эти? А то я про них не знаю ничего толком, одни легенды земные…
        - Драконы - разные. От нынешнего, говорят, воняет непереносимо… Вот приходи завтра на сбор ополчения, - оживился Гарик, - я попрошу Учителя лекцию про драконов прочитать.
        - Нет уж, - улыбнулся я, - туда ты меня не заманишь, хитрюга.
        - Ну, тогда сам узнавай! - рассердился Гарик.
        Я пожал плечами - сам так сам, библиотека на Небесах роскошнейшая.
        - Вот, держи, - буркнул, смягчаясь, Гарик, снял с шеи амулет, корень священного растения Ишгаш, и протянул мне. - Если вдруг окажешься на Земле и надумаешь вернуться - просто съешь это, и снова будешь на Небесах. Но только обещай мне одну вещь.
        - Какую? - Я не торопился брать предложенный амулет. - Я привык свои обещания выполнять.
        - Если тебе предложат самому стать драконом, - Гарик строго взглянул мне в глаза, - откажись!
        - В каком смысле? - опешил я.
        - В прямом. Драконами, знаешь ли, редко рождаются. Драконами становятся… Дракониха-то всего одна, не справляется.
        - Спасибо, - сказал я, беря корень и просовывая голову в цепочку амулета. - Уши мешают. Драконом становиться не собираюсь, но обещать ничего не буду.
        - Скотина, - беззлобно сказал Гарик.
        - Какой есть… Ладно, мне пора.
        - Тебя проводить?
        - Уж как-нибудь сам провожусь. - Я пожал Гарику руку и направился в сторону леса. - Где-то здесь тропинка должна быть…
        - Завтра увидимся! - крикнул мне вслед оставшийся сидеть на скамейке Гарик.
        Не оборачиваясь, я помахал рукой и продолжил шагать, прокручивая в уме последние неприятности. Мокрая от Джемова эля жилетка неприятно липла к животу; болел ушибленный бок, гудела голова, и меня до сих пор трясло от переизбытка адреналина. Когда я дрался последний раз? То ли в пятом, то ли в шестом классе. Лет тридцать назад…
        Я вошел в сумрак леса. Тропинка была качественная, обросшая тропиночным мхом, и удобно пружинила под ногами. Вокруг раскинулся чудесный сказочный лес. Он часто примирял с мыслью, что теперь мне придется жить на Небесах, поскольку чудесного на них было полно, а вот сказочного - только этот великий лес. Правда, иногда сказочной бывала и Ленка, но реже, чем хотелось бы.
        Эх, да кабы не Елена, я бы придумал, как отсюда смыться! При мысли о богине любви я несколько повеселел, хотя с ней последнее время тоже были проблемы. Уже два раза я уходил от нее - но оба раза она меня возвращала. Первая женщина, сопротивляться выходкам и капризам которой у меня как-то слабо получалось…
        Совести местным богам не хватает, вот что!
        К любимой, конечно, это не относится, равно как и к Гарику, и к иже с ними. Даже ко всяким там Росомахам не относится. Росомаха - что? Просто болван, ревнующий меня к Елене, к тому же болван с какими-то дикими понятиями о чести. Из тех, что убивают соперника в надежде, что женщина перейдет во владение победителя, в качестве приза за доблесть, как бывает у некоторых зверюшек.
        А вот Верховный и его приближенные - это уже нечто невообразимое. Оно конечно, власть портит, и собака на собачьей должности, но не настолько же… Говорят, новичкам всегда тяжело. Говорят, опять-таки, что через век-другой все утрясется. Но я здесь меньше года, а обрыдли мне Небеса уже по горло… Жил себе спокойно, горя не знал, так ведь нет - угораздило богом стать. Врожденная предрасположенность, по словам Верховного, будь он неладен. Эх, мама, мама!
        Хотя чьим-чьим, а вот словам Верховного я верить не обязан. Потому что он все время врет, работа у него такая… А я ведь ему тоже сразу не понравился, с первой же встречи…
        …Последний мой день на Земле начинался омерзительно. С вечера я сильно перебрал, по причине того, что губернатор острова приказал сжечь две мои последние и, может быть, лучшие картины. В отожравшемся до размеров крупного борова шакале на переднем плане он, видите ли, опознал себя. Губернатор даже приказал меня арестовать, хотя я и кричал, что это вполне абстрактная шакалосвинья. Не надо было пририсовывать монокль и котелок, и так бы все поняли.
        К счастью, был карнавал, и праздничная толпа, состоящая в основном из поклонников художественных талантов и прочих бездельников, в обиду меня не дала. Отобрав у посланных милиционеров оружие, народ повалил к дому губернатора. Дом этот нравился людям меньше уничтоженных картин, кто-то уже побежал за факелами, но тут губернатор, спасая собственную шкуру, объявил с балкона мне помилование, после чего пообещал уйти в отставку. Потом мы - я и ликующие поклонники - это дело отмечали, хотя и знали цену обещаниям шаколосвиньи. Потом - я не помню. Проснулся у себя в художке, один, правда, на подушке валялась загадочная черная шпилька.
        Похмелье - всегда похмелье, и, поскольку ничего другого под рукой у меня не было, а жажда мучила как никогда, я заливал свой огонь водой. Вода очень мирно соседствовала внутри меня с огнем, неприятно давила на желудок, перекатывалась при каждом движении, булькала и, вместо того чтобы помочь, доставляла новые муки. Пива же хотелось так, что за несколько глотков его я готов был продать душу - однако покупателей что-то не находилось.
        Денег, как обычно, не было ни копья… Бутыль водки, припасенная для таких вот экстренных утренних обстоятельств, оказалась пуста. К поклонникам обращаться не хотелось. Настроение было ни к черту, я в таком виде с поклонниками не общаюсь. Какого демона, в самом деле, они спасали меня, а не картины? Меня-то никто жечь не собирался!
        Выбора не было, я подсаливал и пил гадкую теплую воду. Но почему бы не представить - воображение у меня всегда было чересчур развито, - что я пью все-таки пиво?
        Я торжественно наполнил свою любимую кружку, закрыл глаза и заставил себя почувствовать вожделенный вкус - горьковатый, чуть терпкий, сытный вкус ледяного пива. Глотнул и понял, что пью и в самом деле отнюдь не воду. Мысленно пожелав счастливого пути уехавшей крыше, я осушил кружку до дна и снова наполнил до краев, зачерпнув из бочки с дождевой водой.
        Еще раз проделал в воображении ту же операцию, и снова вода превратилась в пиво. Зажмурившись от блаженства, я начал смаковать маленькими глотками… Когда была начата третья кружка, я уже чувствовал себя отлично. Оказывается, сойти с нарезки иногда бывает приятно. Честно говоря, я совсем не встревожился, когда моя тесная художка неожиданно преобразилась в сверкающий золотом дворцовый зал. Было уже как-то все равно.
        Где-то сбоку пиликала тихая скрипка, вкусно пахло свежеиспеченным хлебом, а прямо передо мной сидел на троне старик, задрапированный в белую хламиду, и, не мигая, меня разглядывал. Старик обладал роскошными мохнатыми бровями и скуластым лицом аскета. На редкость почтенный старик, хотя и было в его лице что-то неприятное. Я даже почувствовал некоторое несвойственное мне стеснение по поводу своей заплатанной ночной рубахи и босых ног…
        - Хотите пива? - прервал молчание я, протягивая ему кружку и гадая, исчезнет он или нет при звуках моего голоса.
        Старик исчезнуть не пожелал, а, наоборот, заговорил, очень низким, глубоким голосом.
        - Я не пью пиво, да и тебе советую употреблять его в меньших количествах, - брезгливо сказал он.
        - Спасибо за оригинальный совет, - не без сарказма поблагодарил я. - Скажите, вам когда-нибудь случалось сойти с ума?
        Старик скорчил недовольную гримасу, из которой я уяснил, что не случалось. Выразительная мимика… Я наконец понял, что не понравилось мне в его лице. Начальственная тупая надменность, которая обычно все ярче проявляется по мере восхождения по служебной лестнице. Галлюциногенный старик, похоже, взошел высоко, куда там нашему губернатору…
        - Зря. - Я отхлебнул. - Во всем есть свои приятные стороны.
        - Ты хоть знаешь, кто ты такой есть? - раздраженно спросил начальственный старик.
        Я решил, что придется, к сожалению, действительно завязывать, а то уже собственные видения перестали узнавать.
        - Понятно, знаю. Бьорн Нидкурляндский, художник, - представился я. - Да меня все знают!
        - Ты - бог.
        - О, спасибо… - смутился было я, досадуя, что позволил себе так нехорошо думать о порядочной галлюцинации, но тут мерзкий старикашка все испортил, безапелляционно заявив:
        - Я имею в виду вовсе не твою бездарную мазню!
        - В таком случае - от бога слышу!
        - Логично. Ты говоришь с богом. С Верховным богом.
        - Очень рад. - Я снова приложился к кружке и в три хороших глотка допил пиво, чтобы немного успокоить нервы. Не помогло. Сдерживаясь, я спросил: - И как прикажете называть вас?
        - Как тебе будет угодно, - с прежней брезгливой гримасой сказал старик. Ему мое поведение тоже не слишком нравилось. - Но обычно меня называют Верховным.
        - Мне будет угодно воспользоваться вашим предложением, - сказал я. Оказывается, мои картины - мазня! Причем бездарная… И, кстати, чего я этому козлу выкаю?
        - Буду называть тебя Белой Горячкой, лады?
        - Ты будешь называть меня Верховным! - заорал старик, вскакивая с трона и топая ногами.
        В руках его, откуда ни возьмись, появилась здоровенная клюка. Очень симпатичная клюка, черного дерева, с хитрой резьбой и набалдашником из огромного красного камня. Похоже, вспыльчивый старик примеривался, как бы половчее треснуть этой клюкой меня по голове. Зря он. Я ведь тоже не с пустыми руками.
        - Кружка, - примирительно сказал я, показывая свою литровую кружку, - вот грозное оружие Бьорна! Так и быть, буду называть тебя Верховным.
        - Разве мы перешли на ты, толстяк?! - прорычал старик.
        - С первых твоих слов, - подтвердил я. - Да ты садись, а то в ногах правды нет. В столь почтенном возрасте вредно так волноваться. Лучше скажи, где это мы?
        Старик неблагожелательно молчал, рассматривая меня. Молчал, как умеют молчать только большие шишки, от решения которых, по их мнению, зависит судьба бедолаг нижестоящих - дабы нижестоящие помучились в ожидании судьбоносного решения.
        - На меня эта молчанка не действует, - сообщил я. - Язык проглотил?
        - Ты на Небе, разумеется, - буркнул старик.
        - В раю, что ли? - не понял я.
        - В какой-то степени, - ухмыльнулся старик. - Рая, в твоем понимании, не существует.
        - Да нет у меня никакого понимания рая, - возразил я. - Еще чего не хватало! А где Один тогда?
        - В раю. Так то - Один… Ох уж мне эти боги виноделия, - успокаиваясь, устало посетовал старик, усаживаясь обратно на трон. - Вечно возносятся в непотребном виде и начинают пьяно хамить!
        - Ну, кто тут хамит, еще большой вопрос, - не согласился я.
        - Помолчи! - приказным тоном потребовал старик. - И запомни! Первое: ты сын Одного, бог. Второе: разговаривать я с тобой буду после того, как проспишься, пьяная рожа! Третье: жить ты отныне будешь здесь…
        - Ага, - вмешался я. - Значится, так! Первым делом твое дурацкое кресло выкинем и поставим мне диван…
        - Я имел в виду - на Небе! - яростно крикнул старик. - Елена!
        - А вот этого ты не ви… - Повернувшись к старику спиной, начал было показывать я «это», но тут увидел вошедшую в зал Елену и одернул рубаху. - На небе так на небе, уговорил, речистый.
        - Елена, это новый бог виноделия. Отведешь его к Учителю, покажешь все. И посели его куда-нибудь… куда-нибудь подальше от меня!
        - И поближе к себе! - с восторгом поддержал я Верховного…
        …Все еще переживая в воспоминаниях то злосчастное утро, я вышел к поляне, на которой располагался дом Елены, - необходимости завести постоянное собственное жилище у меня пока не возникало. Ленка стояла на крыльце. По обыкновению, она была не одна.
        На этот раз вокруг нее со старомодной галантностью увивался Учитель. Он что-то страстно шептал, схватив Ленку за руку и пытаясь заглянуть в ее глаза. Ленка краснела, отводила глаза в сторону и мягко пыталась ручку освободить - короче, была очень довольна. Моего появления они не заметили.
        Настроение окончательно испортилось. Я развернулся и незамеченным пошел прочь, размышляя, чем отличается богиня любви от одноименной жрицы. Получалось, что ничем… Терзаемый ревностью, я был, конечно, несправедлив. Подобно многим земным женщинам, Елена считала личным оскорблением, если какой-нибудь представитель противоположного пола оставался равнодушен к ее чарам. Богине не пристало безропотно сносить оскорбления! И Елена старалась изо всех сил…
        Я решил больше не думать о ней. Просто выкинуть из мыслей. В конце концов, я бог или демон дрожащий? И что, я себе других баб, что ли, не найду?!
        На Землю! На Землю, и гори оно все синим пламенем!
        Приняв решение, я отправился к шалашу. Он был в ближайшей роще, под стволами двух причудливо сросшихся дубов. Я обустроил шалаш, когда Елена, после очередного скандала, впервые не пустила меня ночевать. Там у меня было все необходимое: одеяла, подушка, свечи, пара учебников по божеству, этюдник и краски, еще кое-какие полезные мелочи. Именно там я готовился к сдаче диплома, дабы не отвлекаться на Ленку. Там же я хранил и свою дипломную работу - неиссякаемую пивную флягу. В шалаше было уютно, ночи на Небе стояли теплые, а дождя я за последний год не видел ни разу.
        У одеяла, занавешивающего вход в шалаш, опираясь на щегольскую трость, стоял глава гильдии искусств Ротай Галп. Как всегда, одет он был так, как, по его мнению, должен одеваться художник. Грубая кофта крупной вязки из дорогущей шерсти морского барана, бархатный берет с павлиньим пером, шелковая рубаха и свободные шелковые бриджи, козьи башмаки. На кофте красовалась скромная наградная ленточка - Галп был героем войны с магами, в решающий момент исхитрившимся тяпнуть Густелиуса за пятку. По его словам, этот укус предводителя магов явился переломным моментом в битве. Кое-кто смеялся, но я Галпу верил - на редкость ядовитый тип…
        Галп задумчиво смотрел в сторону и делал вид, что не замечает меня. Одно то, что, не обладая никакими особыми талантами, он стал главой гильдии, говорило о многом. Джем рассказывал мне о некоторых эпизодах карьеры Галпа, а Елена по его поводу однажды обронила лаконичную фразу: самая богатая и самая опасная мразь на Небе…
        - Вы бы хоть краской измазались, - посоветовал я, - если уж так хотите на художника походить.
        - А, Бьорн! - наигранно обрадовался Галп, прикидываясь, что не слышал моих слов. - Добрый вечер.
        - Да уж, - сказал я, - добрее некуда! Между прочим, здесь я живу, а не вы. Дайте пройти.
        - Я в курсе, - кивнул Галп, продолжая загораживать вход, - я и ждал именно вас. Мне необходимо переговорить по важному делу.
        - Важному для кого?
        - Для меня, - улыбнулся Галп, - но, надеюсь, и для вас.
        - Не будет у нас никаких дел, - сказал я. - Кто вчера на заседании орал, что такие, как я, позорят славную гильдию? И что меня давно пора гнать в шею?
        - Это была моя обязанность, - сказал Галп. - Долг. Служба в гильдии имеет свои неприятные стороны. Я подчинен Верховному и должен проводить его политику… Поверьте, Бьорн Нидкурляндский, я глубоко чту ваш талант и сожалею о случившемся.
        - Вчера вы почему-то о таланте не вспомнили, - пробурчал я. - Ладно, выкладывайте, чего надо.
        - Я бы хотел купить вашу дипломную флягу.
        - Не продается, - отрезал я.
        - Восемь тысяч золотых!
        - Однако, - засмеялся я, - вы, я вижу, не бедствуете. Тем не менее фляга не продается.
        - Я и не ожидал, что вы согласитесь сразу, - улыбнулся Галп. - Десять тысяч.
        - Галп, а ведь вы, наверное, в этой кофте сильно потеете? - с сочувствием спросил я. - При местной-то погоде…
        - Я никогда не потею, - продолжая улыбаться, сказал Галп. - И потом, я только что с Земли.
        - Ну и как там, на Земле?
        - Там прохладно, - сказал Галп. - Послушайте, Бьорн, вы только не подумайте, что я лезу не в свое дело, но последние слухи… А также известные мне по долгу службы события, связанные с вами… Все это позволяет предположить, что вы не прочь вернуться назад.
        - Вранье, - соврал я.
        - Что ж, я не настаиваю. Просто подумайте над моим предложением. Двенадцать тысяч золотом, и, если у вас возникнет такое желание, я рискну доставить вас на Землю. Всего доброго. - Галп приподнял берет и пошел в сторону Ленкиного дома.
        - Минуту, - окликнул его я, - что там с моими работами? Я хотел бы их забрать.
        - О, это никак невозможно, - прижав руки к сердцу, приторным тоном сказал Галп. - Вероятно, в силу занятости вы запамятовали, что вчера был последний день уплаты членских взносов. Поскольку вы не заплатили, работы переходят в собственность гильдии. Поскольку за вас заплатил я, картины теперь мне и принадлежат.
        - Но ведь это гроши, - возмутился я, - и потом, я действительно запамятовал, и ваша обязанность была напомнить о взносе! Я хочу выкупить «Кающуюся грешницу».
        - Приношу свои извинения за некоторую небрежность в выполнении служебных обязанностей, - поклонился мне Галп. - Вы можете поднять вопрос об этом на ближайшем собрании гильдии, и я извинюсь еще раз. Что же касается моей картины - я подчеркиваю, моей! - то она, еще тысячу тысяч раз простите, не продается. Я имею в виду, не продается за деньги. Так что все в ваших руках, Бьорн.
        - Интересно, что скажет Верховный, - задумчиво сказал я, - о вашем предложении продать дипломную работу и доставить меня на Землю…
        И тут Галп захохотал. Он хохотал не прикидываясь, повизгивая, из узких глаз его катились слезы, он притопывал, хлопал себя по шелковым ляжкам и с трудом удерживался на ногах.
        - Ха-ха-ха, - сказал я. - Очень смешно!
        - Ох, мальчик, - вытирая слезы расшитым подолом рубахи, промычал Галп, - ох, хорошо-то как… Давно меня так не разбирало… Хотите пари - на сто тысяч золотых, которых у вас нет и никогда не будет, - что вы не донесете на меня или на любого другого Верховному?
        - Да какое там пари, - проворчал я. - Все правильно, не донесу. Морду бы вам набить…
        - Но вы и на это не способны, - подхватил Галп. Глазки его сияли. - Поэтому морду всегда бьют вам, нидкурляндец. Послушайте, Бьорн, совет взрослого бога: бегите отсюда. Вам здесь не место. Забирайте свою флягу и уносите ноги. Вам повезло, что вы ее спрятали так, что я не смог найти и был вынужден предлагать сделку. Кстати, не ожидал от вас… Учтите, вы мне-то на один зуб, а я далеко не самое страшное, что может встретиться на Небесах! Воспользуйтесь советом - я редко говорю то, что думаю.
        Эдак разобрало мерзавца. Ну, сейчас я тебя…
        - Зато я художник, - равнодушно сказал я.
        - Да, - Галп помрачнел, - зато вы художник. Утешайте себя этой мыслью. Обещаю, из уважения к таланту, каждые сто лет навещать вашу могилу и оставлять на ней букет полевых цветочков. Видите, как я сентиментален…
        - Обещаю один раз помочиться на твою могилу, - сказал я. - Вали отсюда, пока цел, ублюдок бездарный!
        - Валю, - сказал Галп, - уже валю. Вам меня не обидеть, Бьорн Нидкурляндский: все мы ублюдки в каком-то смысле… Ублюдки Одного. Но вы все-таки подумайте над моим предложением. Оно остается в силе.
        Я смотрел, как Галп уходит, и думал, что он, в сущности, прав. Мне здесь не место… Потом обогнул дуб и снял с сучка флягу, которую вчера забыл забросить в шалаш. Дошел до ручья и попытался отмыться, зачерпывая воду ладонями, потом плюнул и залез в ручей всей тушей. Прополоскал штаны и жилетку, бросил их сушиться на ближайший куст и вернулся к шалашу.
        В шалаше пахло горелой свечкой; засветив лампу, я обнаружил, что в моих вещах копались, даже не позаботившись разложить их по местам. Я отхлебнул из фляги. Хорошо… Приложился еще раз, как следует.
        - Нет, - пообещал я себе, гладя флягу по замшевому боку, - Галп тебя ни за что не получит. Лучше подарю тебя первому встречному, но этому хмырю ты не достанешься точно…
        Некоторое время я размышлял, как быть с Росомахой. Боги войны, как правило, довольно гадкие твари, но наглость этого переходила все границы. Оставить давешний мордобой в кабаке без последствий или все-таки преподнести безмозглой груде мышц маленький божественный подарочек? На добрую память о сегодняшнем вечере. А то он так и будет махать кулаками при каждом удобном случае… Эх, да что я! В конце-то концов - дураков учат!
        Существует великое множество способов волшебного воздействия на окружающий мир. С помощью живописи, музыки, жестов, слов - в общем, с помощью чего угодно можно буквально творить чудеса.
        Вовремя скорченная рожа в сочетании с удачно показанным кукишем помешают даже самому наглому торговцу навязать вам никому не нужный товар. Грамотный трубач, сыграв определенную мелодию, способен разбудить уснувшего вечным сном, а любитель игры на волынке без особого труда снова уложит его в могилу. Написанные великими художниками персонажи сходят с полотна и начинают жить собственной жизнью - гениальная Ила Маз трагически погибла от лап нарисованного ею же чудовища; к сожалению, так рисовать у меня пока не получается…
        Маги, избранники изначального, пользуются стихами: те, что поплоше, колдуют одностишиями, те, что посерьезнее, используют трехстишия, а Один, как мне рассказывали, способен время от времени разродиться и семистишием. Однако самый простой и вместе с тем самый сложный способ изменить вселенную в нужном вам направлении - просто пожелать такого изменения. Именно эта способность и делает бога - богом.
        Преодолев естественную брезгливость, я до мельчайших нюансов представил вкус гадости, которую Росомаха так опрометчиво выплеснул мне в лицо. Прикинул, каким станет вкус этого замечательного напитка, если кружку с ним на недельку оставить под местным жарким солнышком… Капнуть туда рыбьего клея… Поперчить и добавить сахара…
        Очень хотелось бы, чтобы отныне все, что он будет пить, превращалось в эту неудобоваримую гадость… Хотелось мне долго, я содрогался от отвращения, не жалея себя, и совершенно выбился из сил. Заклятие было наложено крепко.
        Я отхлебнул из фляги и прополоскал рот, избавляясь от привкуса придуманной мной мерзости, заткнул флягу пробкой и подложил под голову. Свернулся калачиком… Бреи и демоны, а ведь Галп почти выиграл пари, о котором мне Гарик рассказывал! По закону пострадавший от несанкционированного заклятия имеет право убить обидчика; Росомаха, грубо говоря, получил от меня пусть и своеобразный, но бесспорный вызов! Теперь действительно нужно держаться от него подальше. На Земле он меня не найдет, бог Росомаха слабенький, но мосты можно считать сожженными - на Небесах не больно спрячешься…
        Мне приснилось, что несчастного бога войны, из-за постоянного употребления неудобоваримого напитка, разбил паралич. Так как на эти мучения обрек его я, меня терзали чудовищные угрызения совести. Я пытался вылечить Росомаху с помощью шоковой терапии, для чего сбрасывал инвалидную коляску с находящимся в ней страдальцем в море с высокого обрыва - по идее, он должен был поплыть и излечиться от недуга. Ларс, однако, излечиваться и плыть не желал, а, наоборот, шел ко дну. Я нырял за ним, вытаскивал из воды, тащил на обрыв, сталкивал в воду; он тонул, я прыгал за ним…
        Когда я, уже падая от усталости, в очередной раз затащил Росомаху на вершину скалы, то обнаружил там смеющуюся Елену.
        - Что ты мучаешься, - проворковала она. - Сейчас я Ларсика поцелую, и у него все пройдет. Уходи, разве ты не видишь, что нам нужно побыть вдвоем?..
        Я проснулся разбитым и долго лежал в темноте, приходя в себя. Тело ныло, как после тяжелой работы. Вставать не хотелось, но вставать было надо. С Ленкой нехорошо получается, убегаю, даже не попрощавшись. Я подумал, не написать ли ей письмо? Ладно, она у меня баба умная, сама поймет. Я представил ее лицо - когда она узнает, что меня больше нет, что я на Земле… Первым делом она, понятно, перебьет всю посуду в доме. Картины жалко, надо полагать, им светит костер. Сделать авторские копии, впрочем, не сложно. А может, и не тронет картины. Может, застынет перед моим автопортретом, выронит нож, которым собиралась его покромсать, упадет на колени, заломит руки и разрыдается. Простоволосая, в этой своей прозрачной ночнушке. И тут я такой неслышно подхожу сзади и кладу руки ей на… стоп! Еще немного фантазии, и я никуда не уйду. Разнюнился-разбабился я что-то, а давно пора делать ноги. В конце концов, она меня, при желании, и на Земле найдет. Богиня любви, и не из последних, - сердце подскажет, где искать…
        Я вылез из шалаша, умылся, оделся - штаны на поясе были еще сырыми, - поправил на боку флягу и отправился в путь. На Землю. Налегке. Уходить надо, бросая все, иначе далеко не уйдешь…
        Чтобы оказаться на Земле, мне надо было пройти через так называемые врата. Механизм их действия я представлял себе крайне смутно. Учитель однажды попытался меня просветить на этот счет, но я ничего не понял. Там была задействована какая-то высшая магическая математика, я же по складу ума - убежденный гуманитарий. Я в свою очередь попытался объяснить Учителю, что такое гуманитарий, но он понял меня несколько упрощенно.
        - Ленивый болван! - сказал он. - Тебя бесполезно чему-то учить…
        Врата находились на западе. Их охранял дракон, который не пропускал никого без разрешения Верховного.
        Про драконов я знал даже меньше, чем про врата. Дело в том, что драконов, демонов и рогатых бреев боги воспринимали как потенциальных агрессоров и изучали на так называемых семинарах небесного ополчения.
        Из объяснений Учителя я понял, что потенциальный агрессор, как всегда и бывает, - это те, кого мы, боги, собираемся со временем поработить. Поэтому на семинарах изучались разнообразные способы уничтожения своих ближних, дальних и средних. Посещать семинары обязаны были все боги без исключения. Я на них не ходил никогда. Это, мягко говоря, не поощрялось…
        На Земле про драконов рассказывали всевозможные легенды и сказки. Они жили на знаменитом Драконьем материке, и уже несколько столетий, с тех пор как были уничтожены последние маги, люди драконов не видели или видели только издалека. Я читал, что на материк было снаряжено несколько разведывательных экспедиций, но ни один из участников назад не вернулся. Виновата ли в этом кровожадность драконов или же путешественников уничтожили живущие на побережье материка племена дикарей, в книгах не уточнялось.
        В сказках драконы были плотоядны, умны и могущественны, но одурачить их сказочным персонажам удавалось почти всегда. Когда не удавалось одурачить, драконов побеждали в честном бою. Когда не удавалось и это, вмешивался Один, и дракону все равно ничего не светило… Я почему-то был твердо убежден, что мне папаша помогать не станет.
        Главная трудность моего предприятия заключалась в том, чтобы, через голову Верховного, уговорить дракона меня пропустить. По слухам, это не удавалось еще никому, и особо настойчивых дракон, опять-таки по слухам, съедал. Впрочем, у меня были свои методы убеждения, а слухи обычно распускают те, кому они выгодны, - в данном случае, например, Верховный.
        Дорога к вратам проходила мимо пресловутого Мертвого Озера, проклятого промочившим в нем ноги Одним на заре времен. Было уже светло, когда я выскочил из леса к берегу озера и остановился, прикидывая, с какой стороны озеро лучше обойти. Жутко прокричала какая-то птица, в ноздри мне ударил запах болота… Поежившись, я для бодрости отхлебнул из фляги.
        Озеро было довольно красиво, но красиво какой-то странной, пугающей красотой, и озеро это показалось мне огромным. Лес стоял вокруг него стеной, но на отдалении, предпочитая к озеру не приближаться. Шагов тридцать отделяло меня от берега, но трудно было определить, где кончается земля и начинается вода, - казалось, странная темная трава сливается с черной водой, являясь продолжением озера. Над водой, будто бы озеро собиралось закипеть, поднимались густые испарения.
        В десяти шагах от меня появилось странное бледное пятно, которое, постепенно сгущаясь и темнея, принимало очертания сидящей человеческой фигуры. Озеро пользовалось дурной славой, но я решил подождать, чем закончится этот странный феномен. Из любопытства. Феномен закончился тем, что пятно окончательно превратилось в престранного человека, восседающего на престранном кресле.
        Человек выглядел вполне вещественно, был велик ростом и загадочно одет в белые мокасины, синие обтягивающие портки и черно-красную клетчатую рубаху, в портки не заправленную. Лицо у него было бледное и бритое, длинные русые волосы стянуты в хвост на затылке… Нос немного картошкой, подбородок с ямочкой, глаза большие, выпуклые и смышленые.
        Приятный в общем-то человек. Однако сейчас являл он собой, прямо скажем, жалкое зрелище - подобной смеси растерянности и страха я еще не видывал. Человеку, судя по всему, было нехорошо, и был он немного не в себе. Минут пять он на разные лады допытывался, умею ли я разговаривать. Я дал бедняге выговориться. Человек начал заикаться и наконец замолчал.
        - Рад приветствовать на Небе! - сказал я.
        Человек глубоко задумался, выпученные глаза его приобрели какое-то совсем странное выражение. Он отер дрожащей рукой пот со лба.
        - При… Где приветствовать? А… ну, в смысле… логично, конечно, да… Блин! На седьмом небе, что ли?!
        - Увы, - я засмеялся, - у нас только одно Небо, и оно, к сожалению, отнюдь не седьмое… Давай-ка я сотворю тебе бутылочку пива, дружище, поможет прийти в себя. А лучше хлебни вот этого, а то что-то вид у тебя больно бледный. - Я протянул ему флягу.
        Человек с сомнением повертел флягу в руках, потом осторожно, будто боясь, что его отравят, отхлебнул. Задумчиво почмокал. Наконец лицо его просветлело, он закинул голову и жадно припал к горлышку. Раздалось аппетитное бульканье, темная струйка потекла по его подбородку. Через некоторое время я не выдержал и отобрал флягу, чтобы самому промочить горло.
        - Офигительно, - облизываясь, сказал человек. - Спасибо. Так ты говоришь… значит… А что такое - Небо?
        - Небо - это Небо. - Я пожал плечами. - Вроде Земли, только на Небе живут исключительно боги. Что ты как маленький, в самом деле… В развитии не отстаешь?
        - Опережаю, - буркнул человек. - Какие еще боги?
        - Разные боги. - Я ободряюще похлопал его по плечу. - Согласись, должны же мы где-то жить!
        - А ты кто?
        - Я - Бьорн Толстый Нидкурляндский. Бог, разумеется. К сожалению, ты тут никого, кроме богов, и не найдешь…
        - Ты - бог?!
        Мой собеседник, похоже, был изрядным тормозом. Как по мне - он постоянно запаздывал со своими вопросами на один ход. Впрочем, бедняга еще не оправился от потрясения…
        - Разумеется, я бог! - сказал я, немного обиженный его сомнениями. - Бог виноделия, и не из последних. Возьми флягу и убедись еще раз!
        Я всегда утверждал, что лучшее средство прочистить мозги - добрый глоток хорошего пива. Судя по всему, незнакомец придерживался той же точки зрения, и я еще раз порадовался, что пиво во фляге не кончается никогда.
        - Спасибо, - сказал человек. - А почему ты говоришь по-русски?
        - Это не по-русски, - засмеялся я. - Это на изначальном.
        - Как-как?!
        - Ну, есть такой язык - изначальный. Язык магов, он же истинный язык, он же язык Одного. Понимаешь, считается, что этот язык сам выбирает, кто на нем говорить будет. Без спроса. Носителей языка, так сказать…
        - А я тут при чем?
        - Ты теперь - тоже носитель… Ну-ну, дружище, сделай лицо попроще. Чудо как чудо, что тебя удивляет? Привыкай!
        Над лесом выскочил край солнца, и все кругом окрасилось в мягкие розовые тона, но Мертвое Озеро так и осталось иссиня-черным. Неприятное озеро, и я, решив не смотреть на него, закинул голову навстречу солнечным лучам.
        - Что же мне теперь делать? - жалобно спросил человек, возвращая мне флягу.
        - А что ты делать любишь?
        - Не знаю… Ну… В общем, вроде ничего…
        - Похвальная искренность, - сказал я. - Сдается, мы с тобой похожи. Я тоже люблю выпивать и ничего не делать, но тщательно это скрываю… Слушай, дружище, а как тебя сюда занесло? Обычно все попадают прямо к Верховному.
        - Я это… игрушку одну делал…
        - Детишкам?
        - Я… в том числе… На компьютере я! Э… блин, программер все-таки… разработчик…
        - Не понял, - признался я. Компьютерами, кажется, называли породу собак на северных островах. - Ты их погонщик?
        - Кого погонщик? Сам ты погонщик. - Человек выхватил у меня флягу. Вид при этом он имел несчастный. - На Землю спускаться иногда надо, а то - тоже, боги они!
        - Запрещают нам спускаться, - сказал я, - говорят, заслужить надо, а так - только по делу разве отправят, в командировку. А без блата о командировке и мечтать нечего…
        - Угораздило же меня залететь черт-те куда! Небо… Так все хорошо начиналось! А на обоях-то пятно, елы-палы, вдруг оно растет? Эдак же и дом сгорит! Нет, подобное невезение переходит все границы! - И человек в сердцах хватил огромным кулачищем по подлокотнику кресла, на котором сидел.
        Подлокотник, конечно, отвалился, а человек, оказавшийся на земле, взвыл:
        - Мое любимое кресло!
        - Успокойся, что ты так расходился? - сказал я, поднимая откатившуюся флягу, из которой вытекало пиво. - Потоп устроить хочешь?
        - Что же теперь делать? - Бедняга совсем потерял голову от огорчения. Подскочив ко мне, он вцепился в мою жилетку. - Что?! Ну что мне теперь делать, я тебя спрашиваю?!
        - Тихо ты! - Я отпихнул его от себя. - Тоже мне, нашел шефа-координатора! Что делать, что делать! Ступай к Верховному, он тебе скажет, что делать! Он у нас командовать любит! Без дела не останешься!
        - Извини, братушка, - сказал он. - Извини.
        - Да ладно, с кем не бывает…
        - А ты не мог бы меня обратно отправить? Домой?
        - Да где мне, - сказал я, протягивая ему флягу. - Меня бы кто отправил.
        - А этот, как его… Верхний?
        - Верховный. Может. Если захочет, конечно. Говорят, что он все может. Врут, понятно, из подхалимства…
        - Слушай, а ты бы меня проводил к вашему Высшему…
        - Верховному. Высший - Один, и все боги - дети его. Привыкай к этой грустной мысли, родственник.
        - Так проводишь?
        - Не могу. У меня неприятности, дружище. Я, если честно, в бегах нынче.
        - В чем?
        - Да повздорил тут. Боги, знаешь, тоже разные попадаются… Ты не бойся, все будет в порядке. Просто тебе надо маршировать строго на восток, по тропинке. Выйдешь к кабаку, «Земные радости богов» называется. Передашь хозяину привет от Толстого Бьорна, и он проводит тебя к Верховному.
        - А где восток?
        - Там, где сейчас восходит солнце, - терпеливо объяснил я.
        - Ты не умничай, ты пальцем покажи, - засмеялся он, вспомнив о чем-то своем. - Далеко?
        - За час дойдешь. Заодно позавтракаешь. Тебя как зовут?
        - Энди.
        - Прощай, Энди. Удачи тебе. Не забудь сказать трактирщику, что ты от меня… Да! И с Верховным поаккуратнее говори!
        - Большое начальство? - с понимающей ухмылкой сказал Энди.
        - Точно. - Парень мне определенно нравился.
        - А ты сам-то куда?
        - Гм… Надеюсь, что на Землю. А там - как получится.
        - Может, мне с тобой лучше пойти?
        - Я бы не советовал, - честно предупредил я. - Могут сожрать. В буквальном смысле.
        - Да нет, я не навязываюсь…
        - Тогда прощай.
        - Да… Прощай… Слушай, Бьорн! - окликнул он меня. - Я, это… Пиво у тебя очень хорошее. Я такого замечательного пива и не пил никогда…
        - Ну, ты, дружище, наглец, - сказал я, последние полгода колдовавший над своей флягой по несколько часов в день. Двенадцать тысяч монет. Без торговли. И Галп отправит меня на Землю, если с драконом не выгорит… - Слов нет, какой наглец!
        Энди ждал.
        - А, - махнул я рукой.
        В конце-то концов - вот тот самый первый встречный, о котором я думал ночью. Можно сказать, даже обещал уже. Да и с Еленой неловко получается… В общем, возможность сделать ближнему добро была сейчас очень кстати.
        - Держи! Я и без нее не пропаду.
        Я повесил флягу первому встречному на шею, одобряюще хлопнул здоровяка по плечу и зашагал дальше. Забавный паренек, жалко его. Как возьмут его в оборот наши крокодилы, мало не покажется. А может, и приспособится, я ведь даже не знаю, чего он бог. Может, он тут еще сам всеми покомандует…
        …Пресловутые врата оказались аляповатым узорчатым сооружением из тонких прутиков сверкающего металла. Их отличала безвкусная помпезность, свойственная творениям Одного. Не врата, а триумфальная арка какая-то!
        Недалеко от триумфальной арки возлежало, спиной ко мне, огромное тело. Чешуя дракона отливала зеленью, и с моей стороны он казался небольшим пригорком, только земля этого пригорка равномерно опускалась и поднималась в такт дыханию зверя. Дракон спал. Стараясь не шуметь, я, на цыпочках, попытался подкрасться к вратам, но пригорок спал чутко. Почуяв мое приближение, он лениво поднялся и сделал шаг навстречу.
        Теперь чудище стояло ко мне мордой, и я мог как следует его рассмотреть. Дракон как дракон: мускулистое туловище, длинная крепкая шея, изящная голова с огромными черными глазами. Я и сам таких рисовал… Глаза мне понравились, в них были и лукавство, и ум. От чудища весьма приятно пахло какими-то пряными благовониями.
        Интересно, а разговаривать они умеют?
        - Привет, - сказал я. - Не хотел будить. Боялся показаться бесцеремонным…
        Лукавые глаза понимающе моргнули.
        - А я тут прогуливаюсь, - сказал я, - смотрю, дракон. С детства мечтаю познакомиться с драконом…
        Ответа не последовало.
        - Первый раз вижу калитку без забора, - показал я на врата. - Обычно все бывает наоборот. Не возражаешь, если я посмотрю поближе?
        Дракон плотоядно облизнулся. Кажется, он возражал.
        - А ты не очень-то разговорчив, - улыбнулся я как можно дружелюбнее. - Совсем как человек, да? Все понимаешь, только сказать не можешь? - И я потянулся к его шее - погладить. - Правда ведь, ты меня не сожрешь, скотинка животная…
        - Руки прочь! - прогрохотала скотинка, шарахаясь назад. - Это кто это здесь животное?!
        Я сел на траву, а дракон закинул голову, распахнул страшную пасть, продемонстрировав ужасающие клыки, и захохотал. Я сразу наполовину оглох, скотинка же, отсмеявшись, с грохотом рухнула на землю и положила башку на передние лапы.
        - Ну, и кто ты такой? - Когда дракон говорил спокойно, голос его был хотя и громким, но приятным и мелодичным.
        - Я? Бьорн. Толстый Бьорн. Нидкурляндский Бьорн Толстый, если быть точным…
        - Это точно, худым тебя не назовешь. Итак, чего же ты хочешь от меня, Бьорн?
        - Мне бы через арку эту - того… На Землю бы.
        - Верховный не говорил про тебя. И в списке тебя тоже нет. Ты не можешь пройти, Бьорн.
        - Да я тут подумал… Может, договориться получится?
        - Хочешь, чтобы я тебя съел, нидкурляндец? - грозно спросил дракон, снова показывая клыки. - Тысяча золотых!
        - Сколько?! - завопил я, задыхаясь от возмущения.
        - Гм… Тысяча. А сколько есть?
        - Ну… - Я на всякий случай проверил карманы. Денег, как я и подозревал, не оказалось. Зачем мне деньги? - Ну…
        - Ну, хоть пообедаю, - закончил за меня дракон.
        - Э, - сказал я, пытаясь отползти от него подальше. - Э… Э!
        - Ну что ты мычишь? Совсем как дракон - все понимаешь, только сказать не можешь? - Огромная лапа с жуткими когтями угрожающе нависла надо мной, потом когти втянулись, и лапа аккуратно погладила меня по лысине. - Спокойно, скотинка, спокойно, животное. - После чего опять раздался громовой хохот, а я, опять изрядно оглохший, промямлил:
        - Я это… того… В горле, понимаешь, пересохло. Жарко. Попить бы, а?
        - Ну что же, Бьорн, в лесу поблизости есть небольшой источник. Пойдем, я тебя провожу. - И дракон неторопливо двинулся вперед.
        Я прикинул расстояние до врат. Пожалуй, если сделать рывок, то можно успеть добежать… Но решил не рисковать: бегун я никудышный. И потом, а вдруг врата не сработают? В общем, ну его на фиг! Я пошел за ним.
        То, что мой провожатый называл родником, было мощным потоком, фонтаном, бьющим из-под земли. Дальше вода успокаивалась, и небольшая спокойная речка текла по долине, теряясь в лесу.
        - Угощайся, - предложил дракон и принялся шумно лакать.
        - А как насчет пива? - поинтересовался я, деликатно постучав по могучему зеленому боку.
        - Никогда его не пробовал, - сказал дракон, отрываясь от воды. - Мне говорили, что это что-то вроде вина, впрочем, не помню точно. Мы, властелины воздуха, вино не любим, да и вряд ли ты мог притащить его в достаточных количествах.
        - Ну, попробовать-то можно. Вдруг оценишь, - ответил я и принялся творить.
        Раньше мне никогда не приходилось работать с такими объемами, но сегодня я был в ударе, да и необходимость меня изрядно подхлестывала. Цвет воды постепенно менялся, и довольно быстро мне удалось добиться того, что из-под земли забил фонтан очень приличного темного эля.
        - У тебя неплохо выходит, - похвалил дракон. - Я знавал богов виноделия, одним, признаюсь, даже закусывал, но никто из них не был способен на эдакое!
        - Мастерство не пропьешь. - Я опустился на четвереньки и принялся с наслаждением пить, показывая пример.
        Дракон нерешительно взмахнул крыльями и присоединился ко мне.
        - Однако, Бьорн, эту жидкость я, кажется, способен пить в любых количествах! Очень недурно, Бьорн! - И он снова нагнулся к пиву.
        Я же, напившись, откинулся на спину и уставился в небо. Я люблю разглядывать небо через кроны деревьев. Страх мой совсем прошел, а настроение, как и всегда после такого достойного утоления жажды, заметно улучшилось, и я запел:
        А я опять хочу пива,
        Хочу пить пиво я постоянно,
        Хотя порой бываю очень пьяным
        От пива…
        - Хорошая песня, Бьорн. - Дракон плюхнулся рядом со мной, тоже на спину, очень потешно задрав кверху грозные лапы и выстукивая такт хвостом. - Послушай, а зачем тебе на Землю? Чего ты там не видел?
        - Да, честно говоря, я отсюда бегу. Совсем меня затретировали, надоело. На подругу обиделся, опять-таки. А тут еще вояка один придурочный поколотил меня вчера, гад!
        - М-да… Ну и чего же ты отчебучил по этому поводу? Или так идешь?
        - Ага. Отчебучил. Не удержался, вояке отомстил.
        - Грохнул? - Дракон посмотрел на меня с уважением.
        - Почему сразу - грохнул? - обиделся я. - Заклятие наложил.
        - Ну, ты зверь! - захохотал дракон. - Помню, повздорил я как-то с одним божком - ты не представляешь, какие запахи меня потом преследовали! Я вонял, как куча нечистот! Как две кучи! Ничего себе положеньице! Никто просто физически не мог переносить меня больше минуты. Полвека одиночества - это, Бьорн, не шутка. Я никак не мог поймать мерзавца, запах мой летел впереди меня!
        - Ну, а чем дело-то кончилось?
        - Слопал я гада, Бьорн, слопал. Друзья помогли. А то меня иначе, как Вонючкой, уже и не называли. Ничего себе имечко для дракона, а? Слушай, давай еще по пиву!
        И мы снова припали к потоку, а после снова откинулись на спину и уставились в высокое летнее небо.
        - А сейчас тебя как зовут? - спросил я.
        - Да так и зовут - Вонючка. Прилипнет - не отвяжешься… да я и привык уже, не обижаюсь.
        - Давно врата охраняешь? - спросил я, засовывая хвост Вонючки себе под голову.
        - Лет двадцать уже. Скоро сменят.
        - Скучно, наверное?
        - Да бывает, конечно, но не так уж… Боги интересные попадаются, опять-таки. - Он благосклонно взглянул на меня. - У нас, драконов, с богами давняя договоренность, что мы эти ворота охраняем. А раньше не ладили мы, ох не ладили. Сколько народу с обеих сторон полегло, подумать страшно! Однажды полматерика выжгли, да и Небесам досталось на орехи. Но потом демоны пришли, маги восстали, брей, самому Одному вмешиваться пришлось - ну и наша Древнейшина с вашим прежним Верховным договорились, чтобы вместе. Вот за это маги его и шлепнули…
        - Долго еще сидеть?
        - Уже должны сменить были. Неохота ведь никому тут торчать, отлынивает молодежь. Меня, по правде, тоже сюда против воли загнали. Мол, лучше уж там воняй.
        Мы помолчали.
        - А хорошо ли быть драконом? - спросил я.
        - Неплохо, пожалуй, - ответил Вонючка, крепко подумав.
        - Ну что ж, за драконов, - сказал я, направляясь к источнику.
        - За драконов! - обрадовался Вонючка, последовав моему примеру.
        Утолив жажду, он выразил желание выучить мою песню, я сказал ему слова, память у него оказалась хорошая, и мы запели:
        Как хорошо пить пиво с рыбой,
        Пить пиво с раками ничуть не хуже,
        Хотя выходит все равно наружу
        Все пиво…
        Любо-дорого было послушать, как дракон ревет песню на весь лес, при этом ухитряясь сохранить мотив. Я себя почти не слышал, но тоже старался изо всех сил.
        Эй, приятель, пиво ты пей,
        Пиво ты пей, пей пиво!
        Заключительные ноты прозвучали особенно удачно, и, воодушевленные, мы подкрепились воспетым напитком. Вонючка, как и я, уже изрядно осоловел.
        - Бьорн, - восторженно воскликнул он, - а из тебя отличный дракон мог бы получиться! Давай я замолвлю словечко, Древнейшина наверняка согласится!
        - Дудки! - Я со смехом погрозил ему пальцем. - Все про вас, драконов, знаю, не думай! Одна дракониха на всю ораву! Я в очереди стоять не люблю!
        Вонючка пригорюнился и ушел к источнику. Вернулся он, впрочем, повеселевшим.
        - Слушай, Бьорн, а все-таки удачно вышло, что ты ко мне забрел! - сказал он, обнимая меня крылом за плечи. - А какими судьбами ты ко мне забрел? - встрепенулся он.
        - Да я же говорил, на Землю мне надо.
        - А, помню, ты же… это… бежишь. А от кого ты бежишь?
        - Да так, от одного бога войны, - терпеливо начал я свою историю по второму кругу, - от Росомахи…
        - Какой-то жалкий божок осмеливается обижать моего друга! - зарычал дракон. - Подать сюда эту Росомаху!
        Вонючка бросился в лес, ломая молодую поросль и яростно рыча. Минут через пять он вернулся и тяжело перевел дух.
        - Уф, - сказал дракон, - что-то не нашел я вражину! Но ты не переживай! Вот хлебну пива, и тогда она от меня не уйдет!
        - Прекрати, что ты раздухарился? Росомаха сейчас наверняка в поселке…
        - Я спалю этот поселок! - задорно гаркнул Вонючка, на секунду отрываясь от пенящегося потока.
        - Что ж, это странный мир, - расстроился я, - поэтому мне и хочется на Землю, в родной городок. Здесь все стремятся сожрать друг друга, и, кажется, только у нас и можно найти доброту. - По моим щекам потекли слезы, я махнул рукой и отправился заливать печали.
        - Ну что ты, Бьорн, перестань. - Вонючка сочувственно опустился рядом со мной и уныло опустил голову.
        - Жестокость, - всхлипывал я, - как вы не можете понять, что жестокость и пиво несовместны…
        - Эх, Бьорн, - Вонючке передалось мое настроение, - а ты думаешь, драконам намного лучше твоего приходится? - Он душераздирающе вздохнул. - Да нас, если хочешь знать… Да мы… Слушай, друг, спой что-нибудь грустное, а, ты так хорошо поешь! Про нас, про драконов, ты ведь в душе дракон, я знаю… - Кажется, он тоже заплакал.
        - Я в душе художник…
        - Вот-вот, я же и говорю… - Вонючка окончательно разрыдался. - Мы ведь, драконы, тоже в душе художники… Только рисовать не умеем…
        - Так я не знаю про драконов…
        - Ну пожалуйста, Бьорн, я ведь подпою!
        - Ладно… - И обливаясь слезами, прерывая пение походами к источнику, мы затянули старую добрую песню, которую я на ходу переделал соответственно случаю:
        У дракона четыре ноги,
        Позади у него длинный хвост,
        Но трогать его не моги-и
        За его малый рост, малый рост.
        У дракона большие глаза,
        В тех глазах - большая слеза:
        Это ты наступил ему на хвост,
        Несмотря на его малый рост…
        После этого мы уже почти не говорили. Песня имела такой бешеный успех, что мы пропели ее раз десять подряд. Про пиво мы тоже не забывали. Наконец, я сообразил, что если хочу пройти сегодня через врата, то мне пора. И был прав, ибо вместе с Вонючкой, который отправился меня провожать, до ворот мы добрались с немалым трудом.
        - Прилетай в гости, дружище, - просил я, - я тебя еще не так угощу. Прилетишь?
        - Обязательно, но и ты, Бьорн, меня не забывай, - требовал он. - Меня вот-вот сменят, и я вернусь в драконьи горы. Спреи… спроси там Вонючку…
        - Прощай, друг Вонючка, - сказал я, обнимая дракона. - Будет возможность - обязательно тебя проведаю. Обещаю!
        - Буду ждать, буду ждать, - сказал дракон сонно и, глядя куда-то вниз, под себя, задумчиво добавил: - Подумать только. А ведь до сегодняшнего дня я считал, что ног у меня всего две…
        Глава 3
        Энди Васин. Небеса обетованные
        Пологие холмы, покрытые мягкой как шелк травой. Могучие деревья неизвестной мне породы - сюрреалистическая помесь дуба с березой, но только хвойные. Поляны, сплошь заросшие цветами самых идиотских расцветок… Жену бы сюда. То-то было бы сюсюканья…
        Я двигался в указанном направлении, время от времени прихлебывая из подаренной фляги. Фляга была литра на полтора. По моим подсчетам, я уже давно должен был выхлебать из нее все, но фляга по-прежнему была полна. Я решил в этом плане не заморачиваться и продолжал пить.
        Воздух был настолько свежим, что курить хотелось не переставая. Мало того. Курить хотелось даже во время курения. Затягиваясь дымом только что прикуренной сигареты, я уже с вожделением думал о следующей.
        Время от времени тропинка упиралась в маленькие лесные речушки, через которые я легко перепрыгивал. На берегу одной из них я присел отдохнуть. В прозрачной воде плавала стайка золотых рыбок с роскошными хвостами. Мелодично гремел птичий хор (да так слаженно, словно птицы подчинялись невидимому дирижеру). Над моей головой порхали бабочки. Кругом царила настоящая идиллия, но я испытывал смутное беспокойство, которое все больше нарастало. Что-то в этой идиллии было не так. Чего-то мне не хватало.
        И я знал - чего именно.
        Не хватало консервных банок на дне речушки. Не хватало битых бутылок (целые бутылки тоже отсутствовали). За всю дорогу я не встретил ни одной гниющей мусорной свалки, ни одного ржавеющего древнего трактора, погибшего в неравной битве с урожаем. Старые покрышки не валялись повсеместно. Легкий ветерок не вынес мне под ноги ни одного обрывка газеты. Ни клочка туалетной бумаги. Под ногой, правда, был сигаретный бычок - но это был, увы, мой бычок.
        Это, черт побери, не лес! Это какой-то тайный заповедник, предназначенный исключительно для отдыха крупных правительственных чинов и дружественных им мафиози…
        Я представил, как из-за деревьев выходят мордовороты в камуфляже, сообщают, что это частная собственность, охраняемая государством, ставят меня к ближайшему березодубу и передергивают затворы Калашниковых…
        Впрочем, если принять гипотезу Бьорна, я нахожусь вовсе не на Земле, а даже, наоборот, на Небе. Может, у них везде идиллия. Может, у них нет никакого правительства, никаких чиновников и, как следствие, никаких бандитов. Тогда не исключено, что здесь все леса такие.
        Я с сомнением посмотрел на резвящихся золотых рыбок. Из-за ближайшей коряги к ним метнулась золотая щука. Рыбки бросились врассыпную (спастись удалось не всем). Я саркастически усмехнулся, бросил в воду окурок и отправился дальше.
        Просто местные боги - боги дикие, не додумавшиеся до таких благ цивилизации, как консервы, трактора или пластиковые пакеты. Меня охватила паника при мысли о том, что в таком случае они могли не додуматься и до сигарет… а ну как я у них застряну?
        Толстяк говорил, что я тоже бог… и что на землю богов кто-то не пускает… Это как же получается? Меня же с работы уволят (вместо повышения!), и так с шефом ругань постоянная из-за опозданий. Шеф-то ничего, ему на меня стучат, он и воспитывает, работа такая. А вот на прошлой работе, когда я еще был простым разработчиком… там мелюзга самоутверждалась. Начальнику положено к обеду приезжать, а наш пунктуальный осел каждое утро с блокнотиком всех встречал в девять. Ну, я с ними и распрощался. Как и все, кто чего-то стоил.
        Вот не люблю никогда не опаздывающих людей. У меня от общения с ними комплекс неполноценности случается. Мол, они - не опаздывающие - пупы земли, а все остальные - нормальные люди - перед ними виноваты и им должны… Я вспомнил, как ознакомил с этой доктриной жену, и она мне немедленно все припомнила: и полтора часа у электрички, и полчаса перед театром Советской армии, и даже жалкие восемь минут при подаче заявления в ЗАГС… «Ты опаздывай, опаздывай, - сказала тогда Марина Львовна, собирая сумку, - а я у мамы поживу…»
        Идти было удивительно легко, хотя я так себе ходок, с куревом надо завязывать. Ноги буквально пружинили от земли, поросшей под травой слоем упругого мха, и вскоре я вышел к маленькой уютной деревеньке вполне европейского вида. Несколько аккуратных деревянных коттеджей под разноцветными черепичными крышами, а у самой опушки, ближе всего ко мне, - здание побольше, белого камня, с маленькими окнами-бойницами. Подойдя к нему, я сразу понял, что это или кабак, или отель, или что-нибудь в этом роде, так как над дверями здания сверкала на солнце серебряная вывеска: «ЗЕМНЫЕ РАДОСТИ БОГОВ». Я ничего не имел против земных радостей и толкнул дверь.
        Посетителей в кабаке не оказалось. Странно, в деревеньке я тоже не заметил ни одной живой души… Широкий проход между массивными столами вел от дверей к стойке бара. За стойкой ворочался похожий на орангутана громила. Его штрафную физиономию, покрытую многочисленными шрамами, украшал сплющенный нос, отливающий всеми цветами радуги. Содрогнувшись, я тем не менее мужественно подошел к стойке и оседлал табурет.
        Громила не обратил на меня никакого внимания. Я покашлял. Громила демонстративно повернулся ко мне спиной.
        - Привет от Бьорна, - сказал я.
        - Да ну? - обрадовался громила, и его рожа перекосилась в гостеприимную ухмылку. - Жрать будешь?
        Чтобы понять, что говорит изрядно шепелявивший трактирщик, приходилось внимательно вслушиваться.
        - Обязательно, - сказал я, вдоволь налюбовавшись единственным зубом этого типа. - И еще как: с утра не жрамши!
        - Джем меня зовут. Бог чревоугодия, - буркнул он и полез под стойку.
        Я повернулся на табурете, оглядывая помещение, и остолбенел. На противоположной от меня стене висела картина. Картина, надо сказать, сильная!
        Тревожное грозовое небо, озаряемое зловещими красными сполохами. Серая, тоскливо-серая каменная гряда, враждебная всему живому, усеянная искалеченными, расчлененными телами животных - коров, овец, лошадей… Над ними вьется отвратительная стая стервятников с человеческими головами. Стервятники дерутся за обладание кровавой добычей.
        А на переднем плане - обезумевший костлявый старик в грязной рваной хламиде безжалостно втаптывает в камни несчастного маленького зверька, похожего на кролика, но обладающего великолепными ветвистыми рогами.
        На скорбной мордочке зверька читается обреченная покорность судьбе и отчаянная мольба о пощаде. Но он не смотрит на несущего ему погибель старика. Он смотрит вдаль, на тела несчастных животных. Он скорбит не о себе - он скорбит о них.
        Старик явно не скорбит ни о ком. Рот его перекошен в истерическом смехе кровожадного фанатика, костлявые пальцы судорожно сжаты в кулаки, воспаленные глаза горят яростной радостью дорвавшегося до любимого дела маньяка…
        - А ты чего бог, парень? - прокряхтел сзади меня Джем.
        Я с трудом оторвался от созерцания картины, и немедленно меня захлестнуло трусливое желание обернуться. Картина была написана столь реалистично, что я боялся, как бы старик-маньяк, покончив с кроликом, не соскочил на пол кабака и не растоптал меня, трактирщика, весь мир…
        - Да, - сказал трактирщик, оценив мои чувства. - Я первое время из-за этой мазни в собственном заведении боялся ночевать. Потом привык.
        - Апофеоз садизма, - пожаловался я ему. - Кошмарный сон зайца… Я бы ее выкинул. Или продал за большие деньги обществу защиты животных.
        - Ешь, - сказал трактирщик, ставя передо мной большой дымящийся горшок. - Меня эта мазня от серьезных неприятностей спасла. К тому же теперь кто попало ко мне не шляется.
        - Это точно, - согласился я, оглядев пустой трактир. - Кто попало не шляется!
        Есть, спасибо картине, мне расхотелось, но я из вежливости зачерпнул из горшка и попробовал. Потом зачерпнул еще раз. Потом попросил приготовить мне еще три-четыре порции. Понятно теперь, почему Бьорн - толстый. Худым при таком питании мог остаться только очень больной человек.
        - Что будешь пить? - спросил Джем.
        - Не беспокойся. Мне тут подарили. - И я показал трактирщику флягу.
        Он остолбенел. Потом посмотрел на меня, как-то нехорошо посмотрел.
        - Это фляжка Бьорна? - спросил он вкрадчиво.
        - Да, - сказал я, предчувствуя неладное. - А что?
        Трактирщик, не нагибаясь, пошарил где-то внизу и аккуратно положил на стойку жуткого вида молоток. Я на всякий случай отодвинулся.
        - Это что же получается, - проворчал трактирщик, с интересом разглядывая инструмент, предназначенный для забивания гвоздей и не понравившихся ему посетителей. - Подарил флягу, получается… А этот, - трактирщик снова бросил на меня нехороший взгляд, - а этот с благодарностью принял…
        - Ну да, - вынужден был признаться я, отодвигаясь еще дальше.
        - Принял, воспользовавшись необдуманным порывом бескорыстного человека, самую ценную вещь на этом треклятом Небе, - монотонно запричитал трактирщик, - флягу, забравшую в себя месяцы самоотверженного труда, дипломную работу, гордость гильдии богов виноделия…
        - Я не знал, - сказал я, - не знал, что она такая ценная. Я первый день здесь.
        - А-а, - смягчился Джем, - тогда ладно. Ничего тогда…
        - Знал бы - отказался, - покривил душой я, развивая успех. И, подумав, что вряд ли увижу щедрого толстяка еще раз, добавил: - Верну при первой же встрече!
        Трактирщик снова пошарил под стойкой и положил рядом с молотком шишковатую дубину.
        - Это что же получается, - затянул он, - человек ему самое дорогое дарит, а этот, получается, брезгует…
        - Стоп! - сказал я. - Стоп. Я не брезгую. Я еще как не брезгую, - и, присосавшись к фляге, показал трактирщику, насколько я не брезглив.
        Трактирщик завороженно считал глотки.
        - А-а, - сказал он уважительно, - тогда конечно… Ладно тогда…
        - Кстати, кто нарисовал эту картину? - спросил я, стараясь переменить тему разговора, и не переменил.
        - Бьорн.
        - Кто?!
        - Бьорн. Бьорн Нидкурляндский! Ты что, о нем не слыхал раньше?
        - Не слыхал, - сказал я. - Вот уж не ожидал. Мне он не показался параноиком…
        - Это он меня выручал, - вздохнул Джем. - Меня Верховный в Черные Ямы посадить обещал. Тогда Бьорн и нарисовал это.
        - И помогло?
        - А как же, - сказал трактирщик. - Ты с Верховным еще не встречался?
        - Нет пока.
        - Так вот. Старик на картине - Верховный.
        - Может, лучше мне с ним и не встречаться? - в смятении спросил я.
        - Не так страшен Верховный, как его малюют, - сказал Джем. - Когда он про картину узнал, сразу не до меня ему стало.
        - Представляю, - сказал я. - А чего он Бьорна в эти Ямы не посадил?
        - За картину?! - ужаснулся Джем.
        - Ну да, - осторожно сказал я. - Истории такие случаи известны…
        - За картину нельзя, - сказал Джем. - Политика. Гильдия богов искусств взбунтуется. Свобода творчества и все такое… А у них с богинями любви и богами плодородия издавна союз. А с богами плодородия все дружат. А богини любви, наоборот, сами со всеми в ладу…
        - Не вижу разницы, - заметил я.
        - Увидишь, - пообещал Джем. - Короче, за картину в Черные Ямы нельзя. Но и без них жизнь богу испортить всегда можно. Верховный и холуи его знаешь какие пакостные… А ты где с Бьорном встретился?
        - У вас там есть озеро. Неприятное такое все, круглое… - Я махнул рукой, показывая направление. - Бьорн здорово рисует. Слушай, он случайно не вегетарианец?
        - Бьорн всеяден, - успокоил трактирщик.
        Дверь с грохотом врезалась в стену, и я подпрыгнул от неожиданности. Снаружи донесся взрыв хохота, и в трактир, спиной вперед, влетел человек. Я бы на его месте непременно свернул себе шею, но человеку каким-то чудом удалось устоять на ногах.
        - Ладно, ладно! - крикнул он наружу хорошо поставленным баритоном, тоже смеясь. - Вы идите, а я, раз уж так получилось, хоть горло промочу!
        Поправив за спиной длинный меч, он откозырял распахнутой двери двумя пальцами и пружинящей походкой атлета направился к стойке.
        Высокий, стройный и широкоплечий, человек был красив хорошей, мужественной красотой. Открытое волевое лицо, высокий лоб, решительные голубые глаза, белокурые волосы и светлая аккуратная бородка.
        - Умираю от жажды, - сообщил он трактирщику и повернулся ко мне: - Честь имею представиться: Ларс Отважный, бог войны. Всегда к вашим услугам!
        Трактирщик поставил перед ним большой бронзовый кубок и что-то налил из глиняного кувшина.
        - Добрый день, - сказал я, слезая с табурета. - Энди Васин. Очень рад.
        - Новенький? - радостно спросил назвавшийся богом войны. - Отлично! Чем намерены заниматься?
        - Понятия не имею, - признался я.
        - Дело знакомое. Могу копать, могу не копать… - засмеялся Ларс, оглядывая меня с головы до ног. - О! - сказал он, заметив флягу. - Та самая? Неиссякаемая? Славный трофей!
        - Да, - сказал я, - хорошая вещь. Самым непосредственным образом нарушающая закон сохранения…
        - Да что вы говорите! - восхищенно воскликнул Ларс. - Непосредственно нарушает закон? Мы просто обязаны это использовать!
        - Это, значит, что же получается, - угрюмо возмутился трактирщик, - получается, облагодетельствовали его, а он законом пугает? Руку дарующую, получается, по локоть откусывает?
        - Отлично начинаете, дружище, - вторил трактирщику бог войны, - Верховный будет в восторге…
        - Выходит, нож острый другу в спину, значит, чтобы только перед начальством выслужиться…
        - А вы, дружище, о-го-го! Далеко пойдете! Пью за ваше здоровье!
        Ларс залихватски отсалютовал мне кубком и поднес его к губам. Поперхнулся, поставил кубок обратно на стойку и согнулся пополам, отплевываясь.
        - Выходит… Что это с ним? - удивленно спросил трактирщик, прерывая свою тираду.
        - Понюхайте, что он мне подсунул, - обессиленно прошептал бог войны.
        Нюхать я на всякий случай не стал, потому что и не принюхиваясь чуял гнилую кислятину. Просто в кубок заглянул, в котором в желтоватой мути плавали зеленые островки плесени.
        - Каждый день одно и то же, - сказал бледный как полотно Ларс, выпрямляясь. - Право, это становится скучным!
        Он взял кубок, задумчиво повертел его в руках, вздохнул и выплеснул желтую дрянь в лицо трактирщику. Джем зарычал, вооружился молотком, легко перемахнул через стойку и двинулся на обидчика. Я поспешно ретировался за ближайший стол - не люблю вмешиваться в чужую личную жизнь.
        Молоток с шипением рассек воздух. Легким боксерским движением Ларс уклонился от удара и поднырнул под руку трактирщика. Однако тот обращался со своим инструментом мастерски. Молоток перекочевал в другую руку и устремился вниз, к ногам бога войны. В последний момент Ларс успел отпрянуть назад, сохранив кости нераздробленными…
        Джем махал молотком со сноровкой, сделавшей бы честь самому виртуозному плотнику. Ларс, без труда уворачиваясь, отступал, мне даже показалось, что он знал, как будет действовать трактирщик в следующий миг.
        - Славный удар, - комментировал Ларс действия Красноносого. - А вот это довольно неуклюже. Тебе надо больше тренироваться с отбивными… О, как мы умеем! Не хотел бы я встретиться с тобой на узкой дорожке… Больше пыла, приятель, ты, как никогда, близок к победе… Что, уже выдохся? Ладно, тогда заканчиваем!
        Смазливое лицо бога войны исказила жестокая гримаса. Каким-то змеиным движением он приблизился вплотную к трактирщику и взорвался градом беспощадных ударов: стопой по голени, коленом в пах, локтем в лицо…
        Джем скорчился на полу, подтянув колени к груди и безуспешно пытаясь набрать воздуха в легкие, а Ларс продолжил избиение, пиная его ногами.
        - Алё, хватит, - крикнул я не выдержав, - ты же его убьешь!
        - Не, - сказал Ларс, - убиваю я мечом.
        - Хорош, говорю! - Я подбежал к ним.
        - Исключительно в целях самозащиты, - объяснил Ларс, нанося очередной удар подкованным сапогом. - Я их отучу шутки со мной шутить…
        - Хватит, наконец! Какая самозащита?! Ты десять таких трактирщиков легко уделаешь… - Я схватил Ларса в охапку и попытался оттащить от жертвы.
        - Я-то уделаю, - согласился он, легко выскальзывая из моих объятий, - да где их взять? Боятся все. Впрочем, вы, как всегда, правы, дружище. Этому делу мы тоже обязаны дать официальный ход.
        Джем наконец со свистом втянул воздух.
        - Это что же получается, - простонал он, - получается, последний зуб мне выбили, демон вас накорми…
        - Караул! - вдруг оглушительно заорал Ларс. - Спасите-помогите! Убивают-грабят! Ом!
        - Чего это он? - спросил я, опускаясь на корточки и поднося флягу к разбитым губам Джема. - С глузду съехал?
        - Ритуальное заклинание. Полицию зовет, гад… Запомни, тебе, как законнику, пригодится. Законников еще чаще, чем трактирщиков, бьют…
        В кабак, громко топая, вбежал приземистый мужичок. Черная плетеная кольчуга обтягивала его могучие плечи и бочкообразную грудь. Голову венчал рогатый шлем, украшенный золотыми бляхами. На левом бедре у вбежавшего болтался короткий меч, за плечами висел колчан, набитый стрелами, а в руках он сжимал здоровенный арбалет.
        - Ага, - радостно вскричал он, увидев трактирщика, - труп! И злоумышленник, цинично склонившийся над бездыханной жертвой!
        - Кто это? - шепотом спросил я.
        - Идиот! - хором ответили бог войны и бог чревоугодия.
        - Вы арестованы за оскорбление должностного лица, находящегося при исполнении служебных обязанностей! Всем оставаться на местах!
        - Это не оскорбление, - вздохнул Ларс, - это печальный факт.
        - Кто такой? - спросил любитель арестов, направляя на меня арбалет. - Я вас не знаю. А ну-ка, повернитесь в профиль и держите руки так, чтобы я их видел!
        - Я вас тоже не знаю, - возмутился я, на всякий случай поднимая руки.
        - Старший уполномоченный заместитель советника Верховного бога в делах законности и порядка Россума по второстепенным вопросам, бог порядка Тор Ефрей!
        - Васин, - сказал я, смутившись. - Русский…
        Ефрей долго и пристально разглядывал меня, как будто я был последней выставочной моделью суперсервера фирмы IBM, потом выудил из-под кольчуги пергаментный свиток и углубился в его изучение.
        - А почему вы не зарегистрированы, Русский Васин? - спросил он. - Уклонение от регистрации карается! Предупреждаю, что все, что вы скажете, будет использовано против вас!
        - Отстань от парня, - прокряхтел Джем, садясь. - Это новичок. Первый день. Он ни в чем не виноват.
        - Все в чем-нибудь виноваты, - сообщил бог порядка. - Скучно с вами. Даже трупа нет! Я не понимаю, зачем меня вообще вызвали?
        - Это я вызвал, - сказал Ларс. - Правда, я надеялся, что сегодня не ваше дежурство… Впрочем, к делу. Я обвиняю бога чревоугодия Джема Красноносого в попытке отравления и в вооруженном нападении на посетителя. Оба преступления были направлены против меня. Вот орудие злоумышленника…
        - О! - обрадовался Тор. - Молоток! У меня в коллекции такого нет. Вещественное доказательство конфискуется в интересах следствия!
        - Я еще не закончил, - властно перебил его Ларс. - Обстоятельства преступления позволяют предположить, что им заинтересуется сам Верховный.
        - Сразу к Верховному? Не положено! Порядок - прежде всего. Составим протокол, переночуете в участке, небольшой допросик с пристрастием…
        - К сожалению, вынужден настаивать на своей просьбе. Вы помните основные положения разъяснительной записки центрального секретариата от двенадцатого года прошлого века?
        - Разумеется, - неуверенно сказал Тор.
        - В таком случае я жду, когда вы соблаговолите препроводить нас к Верховному, - торжествуя, заключил Ларс.
        - Не знаю, не знаю… Кажется, вы просто пудрите мне мозги. Я должен подумать!
        - Вы что же, собираетесь заняться этим прямо сейчас?! - испуганно вскричал Ларс.
        - Ладно, - сказал Тор. - Верховный разберется. Встаньте рядом.
        Ларс подошел и заботливо помог Джему подняться. Я поддержал бога чревоугодия с другого бока. Бог порядка сделал несколько смешных танцевальных па и защелкал пальцами…
        Через секунду мы уже стояли в просторном светлом зале. Я не слишком удивился, так как ожидал чего-то подобного, но отдал должное местным средствам передвижения. Никакого Верховного в зале не было. Зато была потрясающе красивая женщина. Она стояла рядом с заваленным свитками столом и приветливо рассматривала нас зелеными глазами. На ней была такая легкомысленная ночнушка, что я испугался, не попали ли мы в чужую спальню.
        - Елена, нельзя быть такой жестокой, - пропел Ларс, подлетая к ней и целуя ручку, - я не видел тебя целую вечность…
        - То есть сто лет, - сказала она, брезгливо вытирая обслюнявленную ладонь одним из свитков. - Я надеялась, что выгляжу моложе. Что привело вас сюда, боги?
        - Рутинные дела, прекраснейшая, - весело сказал неунывающий Ларс. - Сможет ли Верховный принять нас? И что ты делаешь сегодня ночью?
        Красавица раздраженно вскинула голову. Глаза наши на мгновение встретились. Она что-то ответила. Потом снова раздался баритон Ларса. Потом заговорил кто-то еще. Смысла я не понимал…
        Да и какая разница, о чем они говорили? Какая разница человеку, внезапно осознавшему, что вся его прошлая жизнь была лишь серой чередой бессмысленных поступков, которых он сейчас стыдился? Чем я занимался, при этом воображая себя человеком, мало того - мужчиной?!
        Я ежедневно ел и спал, много пил и еще больше курил, ездил на дачу и за границу, соблазнял девушек и женился, учился играть на гитаре и в университете, откровенно халтурил и самозабвенно работал, дрессировал кошку и размышлял о смысле жизни, слушал Битлов и читал Чехова… Больше тридцати лет я бестолково пустил на ветер! Но теперь со всем этим кончено. Теперь у меня появилась настоящая, возвышенная, великая цель!
        Отныне и навсегда, подобно верному псу, я буду ползать на брюхе у ног зеленоглазой красавицы! А-а! Я украду ее чулки и стану подглядывать за ней из кустов! О-о! Я стану убивать ее поклонников и буду ныть под ее окнами серенады! У-у! Я…
        Тут, к счастью, мне под ребра вонзился острый локоть Джема. Я тяжело перевел дух и вышел из ступора.
        - Опомнись, парень, - проворчал Джем. - Это всего лишь богиня любви. Их тут много.
        - Он у вас что, невменяемый? - тем временем говорила красавица. - Это просто невежливо! Хорошо, я спрошу в пятый раз: кто вы такой?
        - Простите, - пробормотал я, вытирая пот дрожащей рукой. - Простите, но я встретил вас, и все былое в отжившем сердце…
        - Все ясно, можете не продолжать, - сказала красавица. - Поэт. Рада знакомству.
        - В нашем полку прибыло, - сказал Ларс, ревниво посмотрев на меня. - Так что насчет аудиенции?
        - Вас примут, но придется подождать, - кокетливо улыбнулась красавица. - Верховный с Учителем вызвали на ковер бога плодородия Гарика и сейчас воспитывают беднягу.
        В одной из стен зала отворилась дверь, и оттуда, пошатываясь, вышел маленький чернокожий человек.
        - Это еще вопрос, кто из нас дурак! - запальчиво крикнул он, после чего растаял в воздухе.
        - Елена, - раздался тихий строгий голос, - запускай… И распорядись насчет обеда!
        - Прошу вас, - сказала красавица, делая приглашающий жест в сторону двери.
        Зал, в который мы вошли, был огромен. На потолке висели светящиеся золотые шары, многократно отражающиеся в зеркальных золотых же стенах. Я обалдел от такого обилия света и не сразу заметил двух стариков, завернутых в одинаковые белые простыни - по моде Древнего Рима и русских бань. Один из них как две капли воды походил на маньяка с картины в кабаке, только сейчас Верховный был спокоен и в глазах его не было безумия.
        - Приветствую, - сказал он сухо. - Чем могу быть полезен?
        - Привет, - довольно развязно сказал Ларс, - отличные новости. Джем подсунул мне какую-то отраву, а потом пытался забить молотком.
        - Хорошо! - обрадовался Верховный.
        - Неплохо, - согласился Ларс. - Но самое главное: новенький бог обвиняет Бьорна Нидкурляндского в непосредственном нарушении закона!
        - Это чушь! - вскричал я. - Я никого ни в чем не обвиняю!
        - Стыдно, юноша, - укоризненно покачал головой Верховный. - Поймите, никто не желает Бьорну зла. Напротив, единственная наша цель - помочь оступившемуся, уберечь его от дальнейших ошибок. Замечу, что лично мне бог виноделия глубоко симпатичен, и я намерен воспользоваться этим случаем ему во благо. Я бы с удовольствием поменялся с ним местами и отдохнул в Ямах, но дела, дела… Так какой закон нарушен?
        - Закон сохранения…
        - Учитель?
        Второй белопростыночный старик пожал плечами:
        - Сохранения?
        - Закон природы, - сказал я. - Закон сохранения вещества.
        - Извольте объясниться!
        Я объяснился.
        - Нет такого закона! - визгливо крикнул Учитель.
        - Нет, не было и не будет, покуда я жив! - громовым басом поддержал его Верховный, вскакивая с трона и подбегая ко мне.
        Я не трус. В своем кругу я известен как человек отчаянной храбрости. Меня и мой парашют дважды выбрасывали из летящего самолета где-то под Чеховом, а однажды я искупался в Чертановском пруду!!! Постоянные нападки начальства - от воспитательницы в детском саду до руководства фирмы, в которой работаю сейчас, - закалили мой характер. Но, как оказалось, к встрече с разъяренным Верховным я еще не был готов. С некоторым опозданием я вспомнил, что умирать лучше стоя…
        - Да ведь он пытается подорвать основные устои общества! - удивленно воскликнул Учитель. - Да ведь он хуже брея, хотя и без рогов…
        - Елена, бога порядка Россума ко мне! Встаньте, молодой человек, - приказал Верховный, успокаиваясь и переставая топать ногами. - У вас честное лицо. Не может быть, чтобы вы придумали это сами. Кто вас подучил?
        - Лавуазье с Ломоносовым, - признался я, поднимаясь с колен.
        - Я должен их допросить.
        - И примерно наказать! - добавил Учитель.
        - Они давно умерли, - буркнул я, отряхивая джинсы.
        - Воскресим. Место захоронения известно? А, Россум, наконец-то, - раздраженно сказал Верховный внезапно материализовавшемуся рядом с ним человеку в сером плаще. - Сколько можно ждать!
        - Виноват, - сказал Россум бесцветным голосом.
        Кроме серого плаща на нем были серые сапоги и серая шляпа. Лицо его, подобранное в тон одежде, выдавало человека с безукоризненным вкусом.
        - Виноват. Меня задержало чрезвычайное происшествие.
        - Ну и денек! Что еще стряслось?
        - Сегодня, около семи часов утра, с помощью приспособления, именуемого вратами, был совершен несанкционированный переход на Землю.
        - Кто посмел?!
        - Бог виноделия, именуемый Бьорном Толстым.
        - Бреи и демоны! - вскричал Верховный. - А куда же смотрел дракон? Именуемый драконом?!
        - Рядом с круглой поляной, на которой расположены врата, обнаружен источник слабоалкогольного напитка, именуемого пивом. Дракон мертвецки пьян. Отказывается отвечать на вопросы и дерется. Врата не охраняются.
        - Час от часу не легче! Немедленно выставить охрану! Немедленно отправить ноту протеста Древнейшине драконов! Погоню за беглецом. Тоже немедленно!
        - Временная охрана выставлена. Дипломатические отношения не в моей компетенции. Переход врат формально не запрещен.
        - Да, конечно, - сказал Верховный устало. - С драконами я сам… А что касается Бьорна Толстого - он сейчас в очень уютном месте. Пусть там пока и побудет…
        - Эдак мы до утра провозимся, - капризно заметил Учитель. - Давайте решать вопросы по одному, начиная с простейших. Предлагаю для начала разобраться с Джемом. Обедать давно пора!
        - А чего с ним разбираться, - оживился Верховный. - Допрыгался. Лет пятнадцать строгих Черных Ям, я думаю… Мне, конечно, не хотелось бы его наказывать…
        - Это что же выходит, получается, - заворчал трактирщик, - получается, нет справедливости?!
        Эта оригинальная мысль сильно разрядила создавшуюся в зале нервную атмосферу. Боги радостно засмеялись, Верховный даже смахнул набежавшую от избытка веселья слезу.
        - Считаю своим долгом заявить, - неожиданно заявил Тор Ефрей, - что вину подозреваемого, а равно и меру наказания может установить только суд.
        - Идиот! - перестав смеяться, сказал Верховный.
        - Вот пускай суд и решает, кто из нас идиот!
        - Елена! - заорал Верховный. - Сколько раз можно просить - бога порядка Тора Ефрея ко мне не пускать!
        - А я категорически отказываюсь выполнять это ваше распоряжение! - крикнула красавица, вбегая в зал. - Увольте! Я один раз уже была арестована за сопротивление должностному лицу! Я провела незабываемую ночь в полицейском участке!
        - Так, понятно, - сказал Верховный. - Тор Ефрей, извольте ответить на следующие вопросы. Почему вы привели обвиняемого до проведения предварительного следствия? Где протоколы допросов? Где письменные показания свидетелей? Вы что, порядка не знаете?! Вы что, решили, что я должен выполнять за вас ваши обязанности?!
        - Согласно основным положениям разъяснительной записки центрального секретариата! - четко отрапортовал Тор.
        - Что такое центральный секретариат?
        Тор вопросительно взглянул на Ларса.
        - Гм, - сказал Ларс. - Я подумал, что вы заинтересуетесь таким делом. А этот формалист тащил нас в участок. Вот я и…
        - Вы поступили совершенно правильно, - перебил Верховный. - Хвалю. Но это не мешает нам наказать болвана. Россум!
        - Тор, - сказал серый Россум. - Приказываю незамедлительно отправиться в участок. Данной мне властью накладываю на вас взыскание - восемь дежурств вне очереди.
        - Есть восемь дежурств вне очереди! - согласился Тор, защелкал пальцами, сделал несколько смешных танцевальных движений и исчез.
        - Ларс, - сказал Россум, - расскажите, что там у вас вышло с трактирщиком.
        - Ну, заскочил я утром в трактир. Пить очень хотелось. Сейчас, кстати, хочется еще больше. Вы позволите?
        Ларс подошел к маленькому столику, на котором стоял прозрачный графин с чем-то красным и несколько стаканов. Он налил в один из них и поднес к губам. На наших глазах с жидкостью произошла удивительная метаморфоза. Она вспенилась и пожелтела, опять завоняло кислой тухлятиной.
        - Ларс, - с отвращением глядя на стакан, сказал Россум. - Не надо этого натурализма. Просто расскажите словами.
        Но Ларс не стал ничего рассказывать. Он поставил стакан и снова схватился за графин, намереваясь хлебнуть из горлышка.
        - Ну вот, - сказал Россум, - я же вас просил. Испортили хорошее вино.
        Ларс поставил графин, теперь тоже наполненный желтоватой мутной дрянью, рядом со стаканом и посмотрел на меня.
        - Дайте-ка вашу флягу, дружище.
        - А вот это видел? - сказал я, одной рукой пряча драгоценную флягу за спину, а другой показывая Ларсу дулю. - Никогда!
        Ларс потащил из-за спины длинный прямой меч.
        - Успокойтесь, - вмешался Верховный. - Юноша прав. Кто-то наложил на вас заклятие, вот и все. Ваше прикосновение теперь способно превратить самую изысканную амброзию в эту желтую плесневую мочу.
        - Что за заклятие?
        - Сейчас поглядим, - бодро сказал Учитель, подходя к столику.
        Он выхватил из воздуха пипетку и начал что-то капать в стакан с испорченным вином, вслух отсчитывая капли.
        - Одна, две… Ларс, спрячьте меч… Четыре… Лучше скажите, чем я, по-вашему, занимаюсь?
        - Капаете одну дрянь в другую, - угрюмо сказал Ларс.
        - Молодежь, молодежь, - укоризненно проворчал Учитель. - Семь… Не знать самого простого магического титрования… Одиннадцать…
        На тринадцатой капле жидкость в стакане резко изменила цвет на ядовито-синий.
        - Поздравляю, - сказал Учитель. - На вас наложено заклятие тринадцатой ступени.
        - Что это значит?
        - Ну, как бы вам объяснить, - сказал Учитель. - Заклятия вплоть до пятой ступени я могу снять без посторонней помощи. Объединившись с Верховным и задействовав других крупных специалистов, мы могли бы снять заклятие седьмой ступени. Тринадцатая ступень неизлечима даже Одним.
        - А что я буду пить? - жалобно спросил Ларс.
        - Вот это вы и будете пить. - Учитель протянул ему графин. - Смелее. Интересно посмотреть. Жидкость не ядовита и способна утолять жажду.
        - Я должен немедленно кого-нибудь прикончить. - Ларс нехорошо оглядел присутствующих. - Добровольцы есть?
        - Вы имеете официальное право сразиться с наложившим заклятие! - торопливо сказал попятившийся вместе со всеми Россум.
        - Это уж непременно. Его имя?
        Учитель взял из воздуха щепотку белого порошка и бросил ее в стакан. Повалили клубы дыма, через минуту они сложились в облако, весьма похожее на человеческую фигуру. Еще через минуту мы увидели улыбающегося призрачного Бьорна. Он весело подмигивал, размахивая огромной пивной кружкой.
        - Вот кого я убью с особенным удовольствием! - Ларс решительно направился к выходу.
        - Стойте! - остановила его красавица, потягиваясь с кошачьей грацией. - Что за кровожадность? Вы никого не убьете. Я поговорю с Бьорном. Он сегодня же снимет заклятие. Он просто пошутил.
        - Пошутил?! - повернулся к ней Ларс. - Дура! Твой любимый Бьорн удрал от тебя на Землю!
        - Я не понимаю… - смешалась красавица. - Как это - на Землю? Почему - от меня? Зачем?
        - Как, как, - кривляясь, пискляво передразнил ее Ларс. - Через врата, споив дракона! Бросил тебя, вот как!
        - Через врата? На Землю? Погодите, я не понимаю, о чем вы толкуете… Так он - от меня удрал?!
        - Ну не от меня же! - крикнул Ларс, на мой взгляд, несколько нелогично.
        - Он должен быть наказан! - объявила красавица, сверкнув глазами. - Меня еще никто не бросал!
        - Он умрет, - пообещал бог войны, выходя из зала.
        - Отлично, - сказала красавица, направляясь за ним. - Я иду с вами. И запомните: умирать он у нас будет медленно…
        - Елена, остановись! - засуетился Верховный. - Я тебе запрещаю! Я тебе приказываю, наконец!
        - Вот как? - Красавица остановилась на пороге и, уперев руки в бока, повернулась к нам: - Запрещаете и приказываете?
        - Запрещаю, - неуверенно подтвердил Верховный. - Именем Одного…
        - Жене своей запрещать будешь! - взорвалась красавица, заикаясь от злости. - Ты, старый похотливый козел! Ты думаешь, я не вижу, какими глазами ты на меня смотришь?! Заруби себе на своем дерьмовом носу, животное: Верховный - не значит незаменимый! Надо будет - заменим, дело нехитрое!
        Дверь за разъяренной красавицей шумно захлопнулась.
        - Не расстраивайтесь, старина, - сказал Учитель. - Брошенная богиня хуже раненого дракона, вы же знаете поговорку. Подумайте лучше, что эта парочка с Бьорном сделает…
        - Спасибо, Учитель, - сказал Верховный, и скорбные морщины на его лице разгладились. - Вы знаете, чем утешить.
        - Да что с вами сегодня? Не выспались? А если нашествие бреев или, тьфу-тьфу-тьфу, война с драконами?
        - Простите, я что-то устал. Слишком много всего навалилось. Конечно, мы не можем разбрасываться богами, способными накладывать заклятия тринадцатой ступени. Россум, приказываю арестовать Бьорна Толстого и доставить его ко мне, в этот зал, живым.
        - Слушаю. Разрешите выполнять?
        - Нет, Россум. Вы мне понадобитесь здесь. Отправьте подчиненного посмышленей.
        - Тора Ефрея.
        - Шутите?
        - Я никогда не шучу. Тор - прекрасный исполнитель. А моих подчиненных вы знаете не хуже меня!
        - Хорошо, под вашу ответственность… Теперь с вами, юноша, - Верховный повернулся ко мне.
        Некоторое время он рассматривал меня с каким-то нездоровым любопытством. Похолодев, я на всякий случай стал по стойке смирно и изобразил на лице почтительность.
        - Коллеги, полюбуйтесь на него, - сказал Верховный. - Вы такого давно не видели. Смертный.
        - Ну что ты будешь делать! - Учитель в расстроенных чувствах звонко похлопал себя по лысой макушке. - Пролез! А я, старый пень, и не заметил ничего!
        - Я одного не могу понять: у нас что, где-то помазано веществом, именуемым медом?!
        - Лезут и лезут, олухи! Небеса, чай, не резиновые!
        - У вас, юноша, болезнь, именуемая манией величия! Вы что, богом себя вообразили?!
        - Минуточку. - Верховный с достоинством поднял руку. - Попрошу тишины! Я думаю, смертный уже понял, что ему здесь не место.
        - Я давно это понял, - сказал я. - Я домой хочу. У меня там кошка голодная и жена психует. И горячее пятно на обоях. Как бы квартира не сгорела!
        - Похвально. Кстати, как вы сюда попали?
        - Сам не понимаю, - сказал я. - Работал себе, никого не трогал…
        - Характер работы?
        - Блин… Как бы вам… Ладно, попробую. Я - ведущий разработчик компьютерных игр. Ну и вот, в одной из них я применил… как бы попроще?..
        Присутствующие смотрели на меня, как на умалишенного.
        - Блин! Да какая разница! - сказал я. - Все равно вы, похоже, ни слова не понимаете. Просто верните меня домой и не беспокойтесь: больше я к вам ни ногой. Клянусь!
        - Откуда вы, юноша?
        - Из Москвы.
        - Пожалуйста, подробнее. Москва - это где?
        - Где, где… - сказал я. - На Земле! Знать надо! Великая столица бывшей империи зла и Третий Рим! Десять миллионов жителей! Мегаполис!
        - Нет, он все-таки придурок… - вздохнул Верховный. - Я начинаю уставать от его околесицы.
        - Позвольте мне, - сказал Учитель. - Это даже любопытно. Итак, юноша, вы из Москвы. Москва… Это что? Город?
        - Говорят, Москва - это большая деревня, - буркнул я.
        - Ага, - покивал мне Учитель. - Большая деревня, понимаю. А железные птицы над ней не летают? Или железные стрекозы?
        - Летают, - обрадовался я. - Еще как, бывает, летают, заразы! Не заснешь!
        - Так. И еще один вопрос. Возможно, он покажется вам чересчур интимным. Заранее прошу прощения, но я ученый, и мне вы можете признаться смело. Скажите… А Земля - она какая? Круглая?
        - Конечно круглая!
        - Итак, я резюмирую, - сказал Учитель. - Игры. Контуперы…
        - Компьютеры, - поправил я.
        - А что, между ними есть разница?
        - Не знаю…
        - Не знаете - не перебивайте! Итак. Контуперы, империя зла, десять миллионов, железные птицы, круглая Земля и закон сохранения. Я ничего не перепутал?
        - Вроде нет…
        - Все ясно, - сказал Учитель Верховному, теряя ко мне всякий интерес. - Дикарь. Обожрался поганок галлюциногенных, ну и вознесся.
        - Что же вы посоветуете?
        - Верните его к контуперам, что еще с ним делать?
        - Гм… Ну, если для опытов он вам не нужен…
        - Нет, пожалуй, - сказал Учитель, брезгливо посмотрев на меня. - Слишком крупный экземпляр. Да и охламон какой-то. Как бы статистику не попортил…
        - Будь по-вашему, - решил Верховный. В руках его, откуда ни возьмись, появился резной посох изумительной красоты, с набалдашником из красного сверкающего камня. - Чтобы больше я тебя не видел! - крикнул он, больно тыкнув меня в живот посохом. - Сгинь!
        Глава 4
        Бьорн Толстый. Душегубы
        - Ленка, прекрати, - простонал я и получил очередную пощечину. Демоны меня того-этого, надо же было так набраться! До сих пор башка кружится. Я сделал над собой усилие и попытался разлепить глаза. Эх, поспать бы еще часика четыре, а потом поправиться, и можно будет жить…
        В мутном тумане надо мной плавал огромный хлюпающий нос. Над носом нависал низкий каменный потолок. Потолок - это хорошо. Значит, куда-то я все-таки добрался…
        - Вы оказались правы, граф, он действительно жив, - раздался надо мной скрипучий голос, - а мы думали, приятель, что ты того… Что тебя к нам для поднятия боевого духа и укрепления запаха дохлым подкинули.
        Запах укреплять не требовалось - воняло просто неописуемо, я и забыл, что может так вонять. Здесь было все: от привнесенного лично мной перегара до годами не чищенного свинарника… Пошарив потной ладонью, я обнаружил под собой липкий каменный пол. До меня доносились голоса, отреагировать на которые я был пока не в состоянии.
        - Да, досталось толстячку, - заметил скрипучий голос, не без удовольствия отмечая этот факт.
        - Видать, сильно били, - сказал другой голос, на этот раз хорошо поставленный.
        - Кто бы это мог быть? - пробасил третий.
        - Один его знает, - ответил поставленный, - но, может быть, это Голубой Скальпель? Знаменитый карманник, по описаниям, тоже толст и плешив…
        - Голубой Скальпель… - хлюпая, сказал скрипучий, - Голубой Скальпель давно покойник. Я знавал его и даже присутствовал при его смерти. Сильный был мужик. - Скрипучий жизнерадостно захихикал. - Главное, смотрит на меня эдак укоризненно и говорит: «Что же ты, приятель…» Что поделаешь, работа. Не правда ли, граф? И, кстати, какого демона вы строите свои дурацкие предположения, когда не знаете, о ком идет речь?
        - Прошу прощения, - холодно заявил поставленный, - но у меня нет таких обширных знакомств, как у вас, Крыс.
        - А вам чем-то не нравятся мои знакомства? - с издевкой спросил скрипучий.
        - Они вам к лицу, - в поставленном голосе теперь слышался металл, - но я бы попросил оставить меня в покое! Я не Голубой Скальпель и другом вам быть не намерен!
        - Бросьте, граф, Скальпель не был мне другом. И потом, - угрожающе посоветовал скрипучий, - берегите нервы, а то что-то вы чересчур расходились. Боюсь, как бы мне не пришлось вас самому успокоить…
        Послышался шум, похоже, скрипучий встал со своего места.
        - Удачи, - хмыкнул поставленный, - она вам понадобится. Мне почему-то кажется, что сейчас на свете станет одним мерзавцем меньше!
        - А ну, сядьте оба! - гаркнул свирепо бас. - Не хватало еще, чтобы мы перебили друг друга! Поверьте, палач это сделает лучше!
        - Типун тебе на язык, - сказал скрипучий, - впрочем, ты прав.
        - Может быть, вы, Дик, и правы, - произнес поставленный, - но позвольте напомнить, что я не терплю, когда со мной разговаривают в приказном тоне.
        - Я тоже! Лучше за своим тоном последите!
        Пока длилась эта перебранка, я успел несколько оклематься. Попривыкнув к вони, справился с приступами рвоты, снова разлепил глаза и даже нашел в себе силы сесть, прислонившись к каменной стене. Огляделся.
        На этот раз судьба забросила меня в крохотную конуру, которую освещал пыльный свет, льющийся через небольшую амбразуру под потолком. На полу валялось немного гнилой соломы, в одном углу виднелась дыра, которую я идентифицировал как отхожее место. Пахло в основном из нее. Рядом с кованой железной дверью стояло помятое ведро.
        Кроме соломы, дыры в полу и ведра, в конуре имелись три весьма странных типа. От них тоже пахло. Двое из них сидели, как и я, прислонившись к стене; третий стоял перед нами, гордо подбоченившись. Все трое показались мне весьма колоритными личностями.
        Один из сидевших был здоровенный детина с косматой огненно-рыжей бородищей, с волосами-дредами, торчащими во все стороны, в драной тельняшке и клешах с ветхой бахромой снизу. На ногах его красовались растоптанные флотские говнодавы. Рядом с ним примостился обладатель уже оцененного мной огромного носа. Невелик ростом, в простой городской одежде… синяя курточка, серенькие портки, желтые башмаки. Носатый был альбиносом, бедолага, - прилизанные редкие белоснежные волосенки, белые бровки над припухшими недобрыми глазками, белые усики и белая клочковатая бородка…
        Тот, что стоял, ростом был примерно с меня, а лицо носил породистое, как у чистокровного пуделя. Главным его украшением были лихо закрученные черные усы, впечатление от которых смазывалось двухнедельной щетиной. Одет он был в роскошный, весь в золотой вышивке, камзол, облегающие узкие панталоны и туфли с серебряными пряжками. Правда, у камзола был оторван один рукав, а лоб породистого наискосок пересекал подживший шрам - от правого виска до левой брови.
        - Эге, да он, похоже, очухался, - пробасил детина, имея в виду меня, и поинтересовался: - Что, сильно били?
        - Не помню, - сказал я, пытаясь вспомнить, кто и за что мог меня бить и как я здесь, собственно, оказался…
        - Мы тут, пока ты валялся, - обвиняюще сообщил плюгавый усач, обладатель скрипучего голоса и постоянно хлюпающего огромного носа, - в ходе оживленной дружественной дискуссии выяснили, что ты не Голубой Скальпель.
        - Толстый Бьорн, - представился я, приводя себя в порядок. Я, конечно, не Гарик, но в лечебной магии тоже кое-что понимаю, а похмелье врачую даже получше прославленного бога плодородия. С вечера это надо делать, с вечера, сколько раз себе говорил…
        - Ясно, что не худой, - тем временем отреагировал плюгавый, хлюпая носом, - ну, и чем ты так отличился, что к нам угодил?
        - Я? Я ничем… - пробормотал я, с помощью простеньких озонирующих желаний пытаясь изгнать вонь, - я тут недавно.
        - Подождите, подождите, - заинтересовался гордый. - Бьорн Толстый? Бьорн Толстый Нидкурляндский? Художник?
        Я кивнул.
        - Тогда все ясно! - восторженно вскричал гордый. - Его величество все же заказал вам портрет!
        - Пожалуйста, тише, - морщась, попросил я. Голова еще побаливала. - Башка раскалывается… Чей портрет? Какое еще величество?
        - О, имеется в виду наш просвещенный монарх, - сбавляя тон, объяснил гордый. - Когда я еще был в фаворе, он делился со мной планами заказать вам свой портрет. Являясь давним поклонником вашего таланта, я, конечно, как мог, отговаривал его… Я чувствовал, что в итоге вы окажетесь здесь!
        - Да? А как я сюда попал?
        - Это тебя надо спросить, - хмыкнул детина. - Ты что, ничего не помнишь?
        - Почему - не помню! - возразил я. - Я все помню. Помню, пели… дракона помню…
        - Хорошо, что не рогатого брея, - засмеялся плюгавый.
        - Господа, господа, - вмешался гордый. - Разве вы не видите, что беднягу сильно ударили по голове? Ясно, что он ничего не помнит, удивительно еще, что имя свое не забыл. Позвольте, дорогой друг, я вкратце объясню вам ваше теперешнее положение.
        - Валяйте, - сказал я. Мне теперешнее положение не нравилось и без объяснений, уж слишком смахивала эта конура на знаменитые застенки. Уконтропупилитаки. Добились своего… - Хотя могу попробовать сам угадать. Черные Ямы?
        Все трое вздрогнули и переоднились.
        - Мистики меньше читать надо, - прорычал детина. - Ямы!
        - Спятил на религиозной почве? - угрожающе поинтересовался плюгавый. - Учти, начнешь проповедать или кусаться - придушу!
        - Нет, - сказал гордый, - до Ям, к счастью, еще не дошло, друг мой! Вы по-прежнему в Чеширии, не волнуйтесь.
        - В Южной или Окраинной? - спросил я.
        - Брось придуриваться! - потребовал детина.
        - Республика Окраинная Чеширия, - сказал плюгавый, отодвигаясь от меня. - Столица.
        Что же, могло и хуже быть… Хотя дыра, конечно, жуткая - край света, родная Нидкурляндия в другом полушарии… Голову совсем отпустило. Я похлопал себя по бедру. А, да, я же подарил флягу давешнему новичку.
        - Какая-то фиговая у вас столица, - сказал я, демонстративно оглядывая помещение. - По крайней мере, на первый взгляд.
        - Какая есть, - пожал плечами плюгавый. - Кутузки везде похожи.
        - Вы в башне Фи, если быть точным, - сказал гордый. - В камере для особо опасных государственных преступников. Собственно, в Фи только одна камера и есть.
        - Камера смертников, - прогундосил плюгавый и смачно высморкался с помощью двух пальцев.
        - Можете собой гордиться, дорогой друг, - сказал гордый. - Очень немногие удостаиваются чести попасть сюда, хотя в нашей славной республике казни не редкость, как вы, полагаю, догадываетесь. Но это скучные, рядовые казни, вроде повешения или отрезания головы тем, кто поважнее. Здесь же собираются люди неординарные, избранные, признанные достойными колесования.
        - В гробу я такое признание видал! - заявил детина.
        - Все веселее, чем болтаться на рее, - возразил плюгавый. - Не ной.
        - Да, симпатичная казнь, - сказал гордый. - Она устраивается лишь раз в году, в день годовщины выборов нынешнего венценосца. Будет большое скопление ликующего народа, дорогой друг, и я вам обещаю - все пройдет без применения технических средств совершеннее колеса и топора.
        - О-о, - мечтательно закатил глаза плюгавый, хлюпая, - это мой любимый праздник. Весна, май, первая, еще не запыленная зелень, нарядно одетые люди на огромной светлой площади…
        - Перестаньте, - жалобно потребовал детина, - не перегибайте палку, изверги! Сговорились, что ли? Раньше не думали, что станете главными на представлении?
        - Были такие подозрения, - признался плюгавый. - Меня это даже как-то возбуждало, понимаете? Сначала приговоренного привязывали к колесу сподручные палача… О-о-о, наш замечательный городской палач, наш виртуоз, не побоюсь этого слова - наша гордость! Никогда не торопится! Сначала он берет в свои красивые сильные руки…
        - Заткнись! - заорал детина. - Заткнись, пока я не размозжил тебе голову!
        - Правильно, - улыбаясь, сказал гордый, - незачем так подробно рассказывать Дику, а то ему станет скучно на представлении. Скоро сам все увидит.
        - Погодите, - сказал я, пытаясь нащупать священный корень. Ну Один, ну папаша! Это он специально врата так настроил. Надо полагать, Верховный попросил, специально для таких, как я, - Верховный Чеширию курирует… Чтобы, ежели кто с Небес их поганых удрать наладится, далеко не ушел… - Погодите! Значит, через какое-то время…
        - Через двенадцать дней, - любезно уточнил гордый.
        - …нас всех, здесь присутствующих, привяжут к колесу…
        - К разным колесам, - вставил плюгавый.
        - …после чего палач возьмет что-то в свои красивые сильные руки…
        Корня у меня на груди не оказалось. Покрываясь холодным потом, я принялся разгребать гниющее сено под собой.
        - Усекновитель он возьмет, - сказал плюгавый, хлюпая. - Потерял чего?
        Подарок Гарика пропал бесследно. Дороги назад не было. Да и нельзя мне назад - там Росомаха…
        - Не расстраивайтесь, дорогой друг, - сказал гордый. - Утешайтесь тем, что после вас останутся картины… Так как последние несколько дней вам предстоит провести в нашем обществе, позвольте представить присутствующих. Знакомьтесь. Этого усатого малыша зовут Крыс. Имя, конечно, не совсем обычное, но другого он нам не назвал из боязни скомпрометировать родственников.
        - Я сын благородных родителей, - подтвердил плюгавый Крыс, кивая мне и хлюпая.
        - Странная кличка, - рассеянно кивнул я, думая, как быть дальше.
        - Это имя, - любезно поправил меня гордый. - Кличка у него…
        - Граф! Я же вас просил!
        - Но кличка ему не нравится. Крыс - личность незаурядная. Свой кусок хлеба он добывал нелегким трудом простого наемного убийцы.
        - Мухи в своей жизни не обидел! Грешно вам наговаривать на человека!
        - Неделю назад эту невинную жертву клеветы сдал один из нанимателей. Так что здесь он совсем недавно… Старейшим же обитателем камеры является Дик.
        - Маленький Дик, - сказал бородатый детина, пожимая мне руку. - Моряк. Гнию здесь пятый месяц.
        Как думаешь, Бьорн, перед казнью нам позволят помыться?
        - Понятия не имею, - пожал плечами я.
        Нет, Верховный меня вытаскивать не станет, о богах вообще лучше пока забыть. Еще делегацию соберут - посмотреть, как меня разделывают. В назидание…
        - Ну откуда же ему знать, Дик, - сказал словоохотливый гордый и снова обратился ко мне: - Дорогой друг! Я прошу вас обратить особое внимание на этого добродушного флегматика. Одиннадцатилетним пацаном, юнгой, он ушел в море. Дюжину лет он проплавал на одной и той же, небезызвестной в наших морях пятимачтовой шхуне, носящей милое название «Дельфин», и за эти годы сумел сделать поистине блестящую карьеру!
        - Я уже замещал второго помощника, - застенчиво улыбаясь в бороду, сообщил Маленький Дик. - Эх, кабы не проклятая волна…
        - Дик имеет в виду печально знаменитое цунами, приключившееся в конце января. Оно довольно невежливо бросило «Дельфин» на рифы. Непривычной к такому обращению шхуне на рифах не понравилось, и она пошла ко дну. Верная команда последовала за кораблем, а чистоплотный Дик решил немного поплавать напоследок. Его подобрал таможенный бот, на котором Дика узнали и хотели было немедленно повесить, но потом решили, что кто-кто, а уж он колесование заслужил.
        - В вашей республике принято вешать вторых помощников? - проворчал я, прикидывая, как поступят местные власти, обнаружив в камере лишнего, с этим самым лишним… - Какой интересный обычай!
        - Не совсем так, - засмеялся гордый. - Вы действительно никогда не слышали о «Дельфине»? Торговые суда, повстречавшись с ним, имели обыкновение тонуть. Справедливости ради надо отметить, что Дику и его товарищам, как правило, удавалось спасти товары… В обязанности же второго помощника на пятимачтовых шхунах входит командование абордажной командой.
        - Понятно, - сказал я. Компания подбиралась еще та… - Ну, а вы сами?
        - Граф Константанцинный, - церемонно поклонился гордый. - Как я уже имел удовольствие сообщить, являюсь преданным ценителем вашего таланта. В моем замке было несколько работ вашей кисти. Я отдал за них целое состояние, но они того стоят. Совсем недавно мне посчастливилось добыть еще одну. Поздравляю, друг мой, от всей души поздравляю вас! «Епископ Уимборгский и кающаяся грешница» - просто чудо!
        - Так! - сказал я, вскакивая на ноги. «Грешница» была написана уже на Небе. Глава гильдии искусств снисходительно меня похвалил и забрал картину «на обсуждение». Мерзавец торговал моими работами! - Так. Эта картина была украдена у меня!
        - Я знаю. Ваша монограмма оказалась замазана, а поверх нее расписался некий Галп. Но помилуйте, разве можно не узнать гениальную руку! Только вы способны в такой блестящей манере изобразить прелесть обнаженной натуры! И не огорчайтесь, дорогой друг, нет худа без добра. Ведь в итоге от церкви Одного хотят отлучить не вас, а проходимца Галпа.
        - Ладно, - сказал я, пытаясь перестать думать о том, что я сделаю с главой гильдии при следующей нашей встрече. - Скажите, уважаемый Констампам… пам… тампарам… - блин, кто его так назвал? - а за что вы попали сюда?
        - Вы не поверите, дорогой друг, но для меня самого это явилось полной неожиданностью. Загадочная немилость короля…
        - Ничего загадочного, - вмешался плюгавый Крыс. - Вы напрасно зарезали его племянника.
        - Я? Зарезал?!
        - Насадил на меч, как цыпленка на вертел! - подтвердил Маленький Дик.
        - Господа, не надо драматизировать! Неужели вы действительно думаете, что принц умер в результате нашей злополучной дуэли? Господа, если бы вы только видели, какие подозрительные грибы подавали его высочеству на ужин…
        - А что явилось причиной дуэли? - спросил я.
        - Его высочество изволили заметить, - мрачнея, сообщил гордый, - что я слишком много болтаю. Кроме того, негодяй постоянно коверкал мое имя!
        - Странно, - сказал я. - А мне вы показались довольно молчаливым человеком. Если не возражаете, я буду звать вас просто графом.
        - Все так и делают, - расхохотался граф. - Я пошутил, дорогой друг. Мы с принцем поссорились из-за женщины. Я пытался избежать драки, но когда тебя, грязно ругаясь, начинают рубить в капусту - волей-неволей приходится защищаться… Но расскажите же нам о себе! Вы действительно рисовали короля? Каким вы его увидели?
        - Нечего мне рассказывать, - проворчал я, подходя к двери. - И никаких королей я не рисовал. Я вообще на заказ больше не рисую.
        Я пнул дверь и зашиб ногу. Дверь на удар никак не отреагировала, даже не загудела. Мощная дверь… Я заглянул в стоящее рядом с дверью ржавое ведро. Оно было наполовину заполнено мутной водой. Я вернулся на свое место, захватив с собой ведро.
        - Как вы только пьете эту гадость, - проворчал я, превращая воду в красное нидкурляндское. - Угощайтесь. - И я протянул ведро графу.
        Граф с сомнением заглянул в ведро, сделал осторожный глоток. Потом жадно припал к нему.
        - Замечательно! - сказал он, вытираясь грязным рваным рукавом и передавая ведро Дику. - Оказывается, вы не только талантливейший художник, но и выдающийся гипнотизер! Этот шарлатан, наш придворный лекарь, вам в подметки не годится!
        Напившись, Маленький Дик размашисто переоднился большим пальцем правой руки и отдал ведро Крысу. Плюгавый Крыс, прикрывшись ведром, украдкой переоднил меня.
        - Я не гипнотизер, - сказал я.
        Интересно, на что похож усекновитель? Впрочем, если я буду сидеть на одном месте, колесование мне не грозит. Росомаха отыщет меня раньше. А, хрен редьки не слаще…
        - Мужики, мне что-то не хочется здесь оставаться. Давайте удерем, что ли…
        - Какая свежая, оригинальная идея, - похвалил граф. - И как только она раньше не приходила нам в голову!
        - Отсюда не удерешь, - сказал Дик. - Каменный мешок… А проклятую дверь не выбить и тараном! Да к тому же кто знает, что там, за дверью… Ты знаешь, Крыс?
        - Понятия не имею.
        - Я знаю, - сказал граф. - Подадмирал Буд однажды праздновал свои именины на смотровой площадке этой башни, в узком кругу. Я был в числе приглашенных. Должен заметить, что с башни открывается потрясающий вид. Вся столица - как на ладони. Вечер прошел превосходно, но, как и все прочие начинания нашего экстравагантного подадмирала, закончился печальным, хотя и забавным инцидентом. На смотровую площадку ведет довольно крутая винтовая лестница. Прикончив вторую дюжину шипучего, мы решили остаться на башне до утра - спускаться в темноте было рискованно…
        - Граф, нельзя ли покороче! - не выдержал Крыс.
        - Короче, - согласился граф с предложением Крыса, - подадмирал задремал на несколько минут и проснулся глубоко убежденным в том, что находится на боевом корабле и что нас атакует вражеская эскадра. Подадмирал немедленно начал всех присутствующих строить и свистать наверх. Присутствующие, как вы понимаете, господа, строиться не пожелали, и тогда подадмирал…
        - Граф! - взмолился Крыс. - Вас всего-навсего спросили, что находится за дверью!
        - А-а, - сказал граф, - но это же совсем не интересно. Мы сидим в подвале. За дверью - лестница, ведущая в караульное помещение. В караулке сидят солдаты, человек пять. Розовые береты… Как правило, режутся в карты.
        - Плохо, - сказал я. Дверь не представляла особой проблемы, Учителю удалось вдолбить в меня несколько навыков по снятию оков и открыванию дверей, но солдаты… - Очень плохо. С солдатами мне не сладить. Пять человек!
        Все почему-то радостно заулыбались, и Крыс с сарказмом проскрипел:
        - Точно! Тут ты, приятель, прав. Пятеро караульных - куда уж сладить! У каждого по мечу, а у капрала еще и арбалет… Я весь боюсь!
        - Ну ты, Крыс, не очень-то, - сказал Маленький Дик, - пять беретов - более чем серьезно. Это тебе не резервисты. Расхвастался…
        - Эх, кабы меня пять человек брали, я бы с вами здесь не сидел. Да что - меня! С графом целая армия воевала.
        - Армия не армия, а рота была, - сказал граф. - Поэтому я и сдался почти без боя… Дорогой Бьорн, наши рассуждения о серьезности или несерьезности солдат носят чисто теоретический характер. Эта дверь никогда не открывается.
        - А как же вас кормят? - удивился я.
        - Кормят-то неплохо, - сказал Дик. - По понедельникам даже мясо дают.
        - Дверь двойная, - пояснил граф. - Открывают одну половину, ставят пищу, закрывают, с помощью рычага открывают окошко с нашей стороны… Увидите. Довольно забавно придумано. Вас сюда тоже так запихнули, только вы без сознания были.
        - Все-таки надо попробовать договориться с караульными, - сказал я, прикладываясь к ведру, в котором после утоления жажды моими новыми знакомыми почти ничего не осталось. Надо-то оно надо, но как не хочется… - Сходить к ним, что ли…
        Дик покрутил пальцем у виска.
        - Дверь я открыть сумею, - объяснил я.
        - Бросьте, Бьорн. Дик поначалу тоже все пытался ее выломать. А Крыс даже отмычку умудрился с собой притащить.
        - Да при чем здесь отмычка?! - возмутился Крыс. - Покажите мне хоть один замок на этой стороне, и я его открою! Отмычка здесь совершенно ни при чем! Я не волшебник!
        - Зато я волшебник.
        - Волшебников не бывает, - сказал Дик. - В войну последнего шлепнули. Сам Один и шлепнул. Не гони!
        - Не, не всех, - поправил Крыс, - баба та смылась и еще кто-то уцелел, если не врут. Но толстяк - не баба. Жаль, конечно, хоть оторвались бы напоследок…
        - Вы, Бьорн, что же, собираетесь загипнотизировать дверь? - засмеялся граф. - По этому поводу есть один замечательный анекдот…
        - Я внушу ей, что она открыта, - перебил я. - Это не проблема. Итак, вы ждете меня здесь, я открываю дверь и иду к солдатам…
        - И те вас немедленно прикончат, - договорил за меня граф. - Нет, дорогой друг, даже если допустить гипотетическую возможность такого развития событий, одного вас я туда не пущу.
        - И я! - заявил Дик.
        - Мне бы только поближе к ним подобраться, - сказал Крыс.
        - Нет уж, я лучше один. Иначе, боюсь, разговора не получится.
        - Береты и не станут с вами разговаривать, - сказал граф, - с чего вы взяли? У них простой и четкий приказ, они вас без разговоров зарубят, дорогой мой. И я не понимаю, почему вы не хотите взять нас с собой. Вам неприятно наше общество?
        - Даже обидно! - сказал Дик.
        - Он нас не уважает! - заявил Крыс.
        - Да нет же! Но если я пойду с вами, вы там всех поубиваете!
        В камере воцарилось потрясенное молчание. Жужжала одинокая муха. Крыс молниеносным движением поймал ее в кулак и принялся задумчиво отщипывать крылышки.
        - Тяжелый случай, - наконец сказал он, хлюпая. - Э-хе-хе…
        - А мы с ним - как с человеком! - сказал Дик.
        - Подождите, господа, - сказал граф. - Подождите. Он из другой страны. К тому же художник. Натура творческая, увлекающаяся, немного не от мира сего… Скажите, Бьорн, может быть, у вас есть какие-нибудь моральные или этические принципы, заставляющие считать тюремщиков неприкосновенными?
        - Да! - сказал я. - Есть такие принципы! И моральные, и этические!
        - Но ведь береты - отбросы общества! - сообщил Крыс, краснея от негодования, и угрожающе хлюпнул огромным носом.
        - Только не надо на меня давить, - сказал я. - И не таких видывал!
        - Бреепоклонник, - определил Крыс. - Этого нам как раз и не хватало для полной коллекции!
        - Господа, не будем ссориться, - сказал граф. - Не забывайте, что проклятая дверь все еще закрыта!
        - Такой она и останется, - сказал я.
        - Я так и думал, что ты треплешься, - сказал Маленький Дик.
        - Не стоит брать меня на слабо, мальчик. Тебя еще на свете не было, когда я нарисовал своего первого пирата!
        - Гм, - сказал граф. - Спокойнее, господа. Давайте предположим, что Бьорн действительно может открыть дверь, и рассмотрим проблему с разных сторон. Дорогой друг, вы понимаете, что в этом случае своим бездействием обрекаете на скорую и весьма мучительную смерть четырех человек? В том числе и себя?
        - Это-то я понимаю, - буркнул я.
        - С другой стороны, дорогой друг, с чего вы взяли, что солдат обязательно придется убить? Ведь мы можем предложить им сдаться!
        - Точно! - обрадовался Дик.
        - Это общепринятая практика! - воскликнул Крыс.
        - А они сдадутся? - спросил я.
        - Ну не дураки же они, - сказал граф.
        - Ладно, - сказал я, - ладно… Но вы мне обещаете?
        - Предложить беретам сдаться? Разумеется, обещаем! Да вы сами и предложите, - сказал граф. - Договорились?
        - Соглашайся, Бьорн, - поддержал графа Крыс. - Лично я ненавижу кровопролитие не меньше тебя!
        - Хорошо, - сказал я. Другого выхода все равно не было. - Хорошо. Вы мне обещали.
        - Обещали, обещали, - хихикнул Крыс, потирая ладони.
        - Вы это бросьте, мужики, - сказал я, раздражаясь. - Кого обмануть хотите? Дурачка нашли? А волшебников уже давно не бывает, Дик прав. Я и не волшебник. Я - бог!
        Я строго оглядел по очереди всех троих. В этот момент, с одинаковым выражением недоверия и надежды на лицах, были они удивительно похожи. Потом граф вежливо улыбнулся, Крыс потупился, и похожесть исчезла.
        - Врать богу… сами знаете, чем закончится, не маленькие!
        Они молчали. Я - тоже.
        Наконец граф посмотрел мне прямо в глаза и произнес:
        - Мы чтим законы Одного, и нам дорога голова на плечах. Крови не будет. Я даю вам слово!
        - Крови не будет, - сказал Крыс. - Даю слово.
        - Клянусь, - добавил Дик.
        Я положил на дверь ладонь, представил, как она может выглядеть с другой стороны, - вся в засовах, амбарных замках, цепях и крючках, и захотел, чтобы все эти замки и засовы, вместе с цепями и крючками, отодвигались, разматывались, отмыкались и откидывались сами по себе; для верности я еще мысленно отодрал дверные петли.
        Ничего не произошло.
        - Так я и думал, - сказал граф. - Мания величия. Проклятье, а ведь я почти поверил!
        Он подошел к двери и ударил по ней кулаком. С грохотом рухнувшая внутрь толстенная дверь едва не прибила зазевавшегося графа. На секунду все застыли в оцепенении, потом опомнившийся первым Дик крикнул:
        - С нами бог! На абордаж!
        Мужики бросились вперед, я побежал с ними. Перед нами оказался небольшой каменный коридор и лестница, упирающаяся в другую дверь - должно быть, в караулку, - нормальную деревянную дверь, которую бежавший впереди Дик с ходу вынес плечом, сбив с ног солдата, оказавшегося рядом с ней.
        Мы ворвались в караулку вслед за ним, пробежав по этому солдату, но в обширном помещении находилось еще пятеро военных.
        - Сдавайтесь, - закричал я, - и мы не причиним вам вреда!
        Однако солдаты и не подумали сдаваться.
        Один, стоявший у окна, вскинул арбалет, трое других, схватившись за мечи, выскакивали из-за стола, на котором была рассыпана колода карт, пятый же бросился к двери, ведущей наружу, во все горло зовя на помощь.
        Мне положение показалось безвыходным, но мои товарищи действовали слаженно и четко, как будто всю жизнь бились вместе.
        Крыс прыгнул в ноги владельца арбалета, который выстрелил, не успев опустить оружие. Стрела шарахнула в стену рядом с моим плечом. Крыс сбил караульного, и они, сцепившись, покатились по полу.
        Маленький Дик, не останавливаясь, подхватил оказавшуюся у него на пути табуретку, в два прыжка нагнал солдата, пытавшегося выскочить наружу, и разбил табуретку о его голову. Граф успел вооружиться мечом сбитого первым караульного и теперь лихо рубился с тремя оставшимися, заслоняя меня.
        Я подбежал к Крысу, который безжалостно душил своего противника, отчаянно трепыхавшегося в попытках сбросить с себя маленького убийцу.
        - Прекратите! - крикнул я. - Мы же взрослые интеллигентные люди!..
        Но тут одному из солдат удалось проскочить мимо графа, и он налетел на меня. Я схватил стул и начал бестолково отмахиваться. К счастью, моя манера сражаться удивила солдата - по крайней мере, только этим я могу объяснить, что он не заколол меня сразу, а лишь рубанул по левой руке, чуть выше локтя. Стул упал на пол, солдат снова занес меч, у него за спиной, с ножкой от табуретки, вырос Маленький Дик.
        - С нами бог! - ревел он.
        Я попытался увернуться от меча, нацеленного в голову, но солдату удалось изменить направление удара. В глазах расплылись красные пятна, и я рухнул на сцепившихся у моих ног караульного и Крыса…
        Когда я пришел в себя, бой уже был окончен. Рядом на коленях стоял граф и брызгал мне в лицо остатками вина из помятого ведра. Крыс с Диком осторожно выглядывали в окно. Все трое уже успели переодеться в форму, позаимствованную у солдат.
        - Душегубы, - сказал я.
        - Вовсе нет, - мягко возразил граф, помогая мне подняться на ноги. - Всего один убитый. В данных обстоятельствах, сами понимаете… - Граф виновато развел руками. - Крыс не удержался.
        У стены валялись связанные солдаты. Один из них, капрал, что-то горестно мычал через кляп, сделанный из остатков шерстяных носков Маленького Дика.
        Кто-то уже успел перевязать мне руку, она онемела, но тем не менее немилосердно болела. На голове обнаружилась огромная кровоточащая шишка, удар пришелся плашмя. Граф помог мне подойти к окну; мы перешагнули через задушенного солдата. Я посмотрел ему в лицо. На заострившихся скулах покойника четко выделялись синие точки щетины, в уголке застывшего выкаченного глаза застыла слеза. У меня закружилась голова, ноги стали как ватные, и я снова упал бы, не поддержи меня граф. Меня стошнило.
        - По первому разу всегда тяжело, - посочувствовал Дик. - Ничего, привыкнешь.
        - На вас подходящей по размеру одежды, к сожалению, не найдется, дорогой друг, - сказал граф, - впрочем, вы вполне можете завернуться в один из трофейных плащей. На улице настоящая буря.
        Я выглянул в окно. В мрачном сумраке хлестал дождь, сильный ветер трепал деревья, тяжелые темные облака беспросветно обложили низкое небо. Видимость была отвратительной, но мне удалось рассмотреть в тридцати шагах от нас длинное здание и высокий кирпичный забор.
        - Казармы, - объяснил Крыс. - Еще одна у нас за спиной, отсюда не видать. Хорошо, что непогодится, а то бы шум непременно услышали. Ты, Бьорн, прекрасный боец. Не ожидал… Вот только не надо снова падать в обморок!
        - Идиот, - сказал я. - Самоубийца.
        - Я никогда и не рассчитывал умереть от старости, - пожал плечами Крыс. - Посмотрим, какой срок отмерит мне Один…
        - Рассиживаться нечего, - сказал граф. - Ворота охраняются, придется махануть через стену. Мне только вон тот тип не нравится… - И он показал на часового, мерзнущего под козырьком на крыльце казармы.
        - Я очень недурно стреляю из арбалета, - похвастался Крыс. - Парень совершенно напрасно стоит на освещенном месте. Терять мне уже нечего, а целиться будет одним удовольствием…
        Я вырвал у него арбалет и швырнул на пол.
        - Не надо ни в кого целиться, Бьорн прав, - сказал граф. - Часовому наверняка холодно, гадко и очень хочется поскорее смениться. Думаю, он нас не заметит. А если и заметит, сделать ничего не сможет… В любом случае, даже если мы его застрелим, труп на крыльце казармы обнаружат очень скоро.
        - Ладно, - согласился Крыс, - оставим все как есть и попробуем по-тихому проскользнуть. За этой стеной старый город?
        - Старый город, - подтвердил граф. - Трущобы.
        - Прекрасно, там есть где спрятаться! Двигаем?
        - Стойте, - сказал я. - А ну-ка, повыбрасывали железки!
        - Правильно, - сказал граф, отстегивая меч и кладя на пол, - нам потребуется скорость, а с оружием не очень-то побегаешь.
        Дик с Крысом неохотно последовали его примеру. Потом меня завернули в плащ, взяли под руки и потащили к забору. Ледяной дождь шел стеной. Я моментально вымок до нитки, и мне стало немного лучше. Я постарался побыстрее переставлять ноги.
        Мы без приключений добрались до ограждения, но тут хлопнула отворившаяся дверь казармы, и раздался приглушенный крик - часовой все-таки обнаружил нас. Крыс уже махнул на другую сторону. Обернувшись, я увидел, что из казармы выскакивают вооруженные люди. Посмотрел на стену, перелезть через которую, действуя только одной рукой, мне было не под силу. Поняв это, Маленький Дик схватил меня в охапку, сверху в плащ вцепился сидящий на стене граф, я подпрыгнул и неожиданно легко взлетел вверх. Я сбил со стены графа и, падая, раздавил бы Крыса, не отскочи тот в сторону.
        Падение не пошло мне на пользу: потревоженную рану словно прижгли раскаленным железом, судорога боли иглами разбежалась по телу и отдалась в пульсирующей шишке на голове. От отчаяния и бессилия я заплакал.
        Смутно помню, как мы бежали по лужам каких-то узких переулков: впереди - Крыс, за ним - волокущие меня под мышки граф с Маленьким Диком. Время от времени я спотыкался, и мы, все трое, кубарем катились по грязи раскисшей улицы. От земли несло помоями. Крыс возвращался, чтобы помочь меня поднять, и мы бежали дальше. Дик ругался, а задыхающийся граф, в утешение мне, всю дорогу рассказывал поучительную историю об одной баронессе, которая, отравив первого мужа из-за наследства, тоже очень переживала и даже хотела уйти в монастырь, но все кончилось хорошо - этой весной она вновь полюбила и вышла замуж… в четвертый раз…
        Мы все время куда-то сворачивали, переулки становились все уже и уже, мы спускались по прогнившим деревянным настилам, мимо полуразрушенных двухэтажных бараков… Потом Крыс крикнул, чтобы мы заткнулись, граф замолчал, и мы свернули на мощеную дорогу, забежали через арку во двор скучного серого дома, спустились по громыхающей железной лестнице в подвал и долго плутали по катакомбам в полной темноте.
        Пахло бродягами. Маленький Дик наступил на крысу и, шарахнувшись в сторону, разбил лицо о выступ стены. Совсем рядом с нами детский голос пел «позабыт, позаброшен», а наверху монотонно скандалили пропитым мужским голосом. Звуки доносились с удивительной отчетливостью. «Потратить четыре серебряка на сковородки! Главное, эти сковородки для газа! Где ты у нас газ видела? Где? Нет, покажи мне, где? Потратить четыре серебряка на сковородки…»
        - Почти пришли. Здесь лестница, осторожнее, - прошептал Крыс, после чего моя нога немедленно провалилась в пустоту, граф не сумел меня удержать, и я покатился вниз по неожиданно крутой лестнице…
        Очнулся я, сидя в плетеном кресле, в мрачной каморке, весьма напоминающей нашу камеру. Только потолок здесь был еще ниже, а окон не было вовсе, зато горело несколько свечей и в углу стоял огромный, обитый железом сундук. У противоположной стены располагалась ржавая ванна, над ванной поднимались хлопья белой пены. Из пены торчала голова Дика и его руки, - в одной было зеркало, в другой бритва. Я отодвинул от лица склянку с нашатырем, которую упорно подсовывал мне под нос граф.
        - Надо решать, - сказал Крыс. - Долго нам прятаться не удастся. Насколько я понимаю, будет грандиознейшая облава.
        - Насколько понимаю я, - возразил граф, - на вас, Крыс, нередко устраивались грандиозные облавы, однако результаты их были плачевны - вы продолжали плодотворно работать.
        - Одно дело прятаться одному, другое - четверым. Если хотите, разделимся… Граф, кто-нибудь из ваших друзей не предоставит нам убежище?
        - Конечно. Но не в столице, сами понимаете.
        - Тогда это не подходит. Из города не выбраться.
        - По суше, может, и не выбраться, - сказал Дик.
        - Шторм, - сказал граф задумчиво. - Впрочем, тем лучше. В такую погоду команды не вылезают из таверн. Найти мою яхту будет не сложно, думаю, нам даже помогут, только бы до порта добраться. Но вот выходить в море…
        - Выйдем, - заявил Дик. - Ветер подходящий.
        - Вы с ума сошли! - сказал Крыс. - Мы обязательно потонем! У меня жуткая морская болезнь!
        - Кому суждено быть обезглавленным, тот не утонет, - успокоил граф.
        - Не потонем, - уверенно сказал Дик. - С нами - бог.
        - Психи ненормальные, - сказал Крыс жалобно. - Я не согласен… Я боюсь этого проклятого моря… Перестаньте на меня так смотреть! Бог, ну хоть ты скажи им!
        Все повернулись ко мне.
        - Что-то долго он молчит, - забеспокоился Дик. - Может, онемел? Я слышал про такие случаи. Граф, дайте ему еще понюхать.
        - Дайте понюхать Крысу, - сказал я. - А меня оставьте в покое!
        - Возьмите себя в руки, дорогой друг, - сказал граф. - Вы ни в чем не виноваты. На нас напали, и мы защищали свою жизнь. Это естественно. Скажите, чего бы хотели вы? Мы обязаны вам своим спасением, и ваш голос будет решающим.
        - Я ничего не хочу, - проворчал я. - Впрочем, виноват. Я хочу в Нидкурляндию. Домой.
        - Тогда нам, как ни крути, понадобится корабль, - заключил граф. - И придется поторопиться, пока власти не разобрались и не перекрыли все выходы. Скажите, Крыс, у вас здесь найдется оружие?
        - Кое-какое найдется, - пожал плечами Крыс.
        - Какое, например? - спросил Дик.
        - Например, удавка, - сказал Крыс.
        - Богатый арсенал, - похвалил его граф.
        - Какой есть, - сказал Крыс. - Кстати, у меня здесь шмоток полно…
        Он подошел к сундуку и принялся в нем копаться, хлюпая носом и вываливая на пол благоухающее нафталином тряпье.
        - Гм, - сказал граф, с подозрением это тряпье рассматривая. - Господа, а не лучше ли нам отправиться в чем есть? Мы выдадим себя за патруль, который нас же и ловит.
        - Замечательно, - сказал Дик, - я думаю, патруль, вооруженный до зубов одной на четверых удавкой, ни у кого подозрений не вызовет! Эх, не надо было оружие бросать, доперли бы как-нибудь!
        - Ну, - сказал Крыс, выпрямляясь, - я ведь не говорил, что у меня здесь только удавка. Я сказал, что у меня здесь, например, удавка. Улавливаете разницу?
        - Улавливаем, - сказал граф. - А нет ли у вас, Крыс, например, меча?
        - Был где-то, - хихикнул Крыс. - И, кажется, не один.
        - А, например, арбалета не найдется? - заинтересовался Дик.
        - Найдется и арбалет. Меня вот только Бьорн волнует.
        - Да ладно, - не стал спорить я, - делайте, как знаете. Я с вами.
        - Я не о том, - усмехнулся Крыс. - Как-то не похож ты на солдата.
        - Да, - сказал граф, - более штатской физиономии я в жизни не видел.
        - Скорчи рожу попроще, - посоветовал Дик.
        Я напрягся и попытался придать лицу как можно более зверское выражение.
        - Кошмар, - сказал Крыс. - И бороду надо сбрить. Хотя все равно не поможет. За такую рожу должны сразу в кутузку отправлять, как неблагонадежного.
        - Идите к демонам! - сказал я. - Привязались к человеку! Вы патруль, а я подозрительная личность, которую вы арестовали и конвоируете. И нечего голову ломать.
        - А ведь вы правы, дорогой друг! - воскликнул граф. - Так мы будем гораздо меньше бросаться в глаза! Сегодня одна половина города на всякий случай арестует другую половину… Ну же, Крыс, давайте скорее ваши мечи, время не ждет!
        Крыс снова полез в сундук и, покопавшись, выудил со дна звякающий сверток - это оказались завернутые в одеяло мечи. Затем Крыс достал из кучи валяющегося на полу тряпья широкополую рваную шляпу и нахлобучил ее мне на голову.
        - Так ты будешь еще подозрительнее, - обрадовал он.
        Пока я поправлял съехавшую на глаза и повисшую на ушах шляпу, из сундука был извлечен арбалет. Граф уже повесил на себя меч, а мокрый Дик выбрался из ванны и натягивал штаны. Без бороды лицо его казалось совсем детским.
        - Ну, Бьорн, - сказал граф, - последнее усилие, друг мой! Через час мы будем уже на корабле, положим вас в каюту, привяжем к койке - и спите себе на здоровье…
        Я, кряхтя, выбрался из кресла и полез вслед за Крысом по крутой лесенке в люк, обнаружившийся за отодвинутым сундуком. К счастью, на этот раз Крыс не стал долго водить нас по катакомбам. Сначала мы спустились вниз, потом поднялись в темноте на десяток ступенек вверх. Крыс на минуту остановился, чем-то звякая, открылась дверь, и мы очутились в каморке, освещенной масляной лампой. Лампа стояла на круглом колченогом столике, там же была оловянная миска с заветрившейся перловкой и кружка с чем-то черным. По углам валялись лопаты, метлы и пустые бутылки, а посередине каморки на расстеленной шинели, занимая почти все свободное пространство, лежало храпящее тело. Кисло пахло помойкой и мокрым валенком, который тело подложило себе под голову.
        - Надежнейший человек, - сказал Крыс, - в который раз здесь хожу. Завидное постоянство…
        Крыс положил на стол несколько монет, взял лампу, и мы, стараясь не наступать на спящего, вывалились из дворницкой в ночь, на довольно большую, мощенную камнем улицу. Было очень холодно. С неба сыпалась гнусная изморось, порывами налетал ледяной ветер, под ногой у меня хлюпнула вода. Граф, отобрав у Крыса лампу, пошел вперед, Дик довольно невежливо толкнул меня за ним, я чуть не упал, обернулся, чтобы сказать, что думаю о подобной бесцеремонности, но не сказал. Сзади, совсем рядом с нами, цепью стояли перегородившие улицу солдаты. Солдат было много.
        - А ну, шагай, падаль! - прикрикнул Дик, толкнув меня снова, еще сильнее.
        - Под зад его, под зад! - посоветовал какой-то доброжелатель из цепи.
        Я поплелся за графом. Чувствовал себя плохо. Просто отвратительно себя чувствовал. Кружащаяся голова с зудящей шишкой, словно набитая ватой, и подташнивает, и рука…
        - Как рука, Бьорн? - поинтересовался сзади Крыс, когда мы отошли от солдат на приличное расстояние. - Сильно болит?
        - Нет, - сказал я не оборачиваясь. - Вообще не болит. Я ее просто не чувствую.
        - Повязка тугая, - виновато пробасил Дик. - Ты уж потерпи, перевяжу при первой возможности…
        Мы завернули за угол, и нас сразу окликнули:
        - Стой, кто идет?
        - Капитан Константанцинный, - решительно сказал граф. - Патруль пятой роты!
        - Пароль!
        - А пес его знает, - сказал граф. - Мы по тревоге.
        - Как этот бардак надоел! Опять паролей никто не знает! Ладно, проходите… Конвоируете-то кого?
        - Этот бездельник рисовал шаржи на его высокое превосходительство.
        - То-то я смотрю, рожа у него, - сказали из темноты, и очередная цепь солдат расступилась, пропуская нас. - Что вообще творится, господин капитан?
        - Кабы я знал! Опять ловят кого-то…
        В городе было тревожно. Уличные фонари горели, давая скудный свет, но ставни на домах были закрыты. Обывателей на улицах не было совсем - только военные и арестованные военными… Арестованных вели нам навстречу то по одному, то целыми группами. Похоже, бедолаг извлекали из-за столов кабаков: большинство из них были пьяны, некоторые пели, некоторых волокли за руки, за ноги. Я подумал, что мы без проблем доберемся до порта - уже и пахло портом. Но сглазил, нас остановили снова:
        - Пароль!
        На этот раз, судя по черным бушлатам и бескозыркам, это были моряки. Человек десять, во главе с очень высоким и очень сутулым офицером.
        - Как с цепи все сорвались! - сказал граф возмущенно. - Ну не знаем мы пароля, любезный подадмирал. Кто нам его скажет, посудите сами. И потом, буду я всякую бредятину запоминать, заняться мне больше нечем…
        - Я его, если честно, и сам не помню, - сказал остановивший нас офицер, - записан где-то на бумажке. Рад вас видеть, друг мой, но… Ничего не поделаешь, служба, будь она проклята. Извольте следовать за мной. По несчастливому стечению обстоятельств как раз вас я и ловлю. А заодно и командую портовым оцеплением.
        - Одну минуту. - Граф остановился. - Что значит ловите? Это не вы нас ловите, дорогой Буд, а как раз наоборот - мы вас разыскиваем. Или вы решили воспользоваться случаем и под шумок обзавестись чужим имуществом, барон?
        - Вы меня оскорбляете! - Лицо подадмирала налилось кровью. - Яхта ваша, граф, я не забываю долгов, и в случае вашей гибели непременно передам ее законным наследникам!
        - Помнится, вы дали слово предоставить «Желтую Лошадь» по первому моему требованию!
        - Да, но…
        - Но вы отказываетесь от своего слова?
        - Помилуйте, если выяснится, что я помог вам бежать, я займу ваше место!
        - Помилуйте, но если вы не поможете нам бежать, то «мое место», как вы выразились, займу я! А мне этого хочется не больше, чем вам, милый подадмирал. Чего вы боитесь? Не доверяете своим людям?
        - Чтобы я еще раз в жизни взял в руки карты! Капрал, проводите этих господ к шлюпке и покажите им, где моя яхта… забодай их брей! А потом возвращайтесь в порт и поднимайте тревогу по подозрению, что какие-то неизвестные - предположительно разыскиваемые преступники - проникли на яхту «Желтая Лошадь» и выходят в море!
        - Благодарю вас, дорогой барон, благодарю. Другого я и не ожидал.
        - Бросьте, граф, я всегда возвращаю долги. Погоню наверняка прикажут возглавить мне, и тогда я вас поймаю, вы меня знаете.
        - Удачи вам, - засмеялся граф, - удачи! А сейчас, простите, господа, нам некогда. Обнимемся на прощание?
        - Убирайтесь со своими обниманиями… Капрал, выполняйте!
        - Следуйте за мной, господа, - приказал один из людей подадмирала, и мы последовали за ним.
        Глава 5
        Энди Васин. Злой колдун
        Мне сразу стало понятно, что нахожусь на родной старушке Земле (душно, холодно, вовсю жрут комары). Остервенело хлопая себя по открытым частям тела, я стоял на песке, на берегу реки. Пахло водорослями и йодом. За спиной, в пяти шагах, темнели заросли кустарника. Дальше возвышалась черная громада леса. Небо было сплошь усыпано звездами. Луны не было… Ну и чего теперь делать? Куда это боги меня отфутболили?
        Я снова посмотрел на небо, в надежде сориентироваться по звездам. К сожалению, я не силен в астрономии и знаю только Большую Медведицу. Большой Медведицы что-то не наблюдалось. Поискал Южный Крест. Как он выглядит, я точно не знал. Соединяя звезды мысленной линией, пришел к выводу, что крест образуют любые произвольно выбранные четыре звезды.
        Закурил (сигарет оставалось мало, штуки три)… Все-таки, где именно я очутился? Кажется, рядом море. Или это река морем пахнет? Нет, даже шумит что-то вроде прибоя вдалеке… Так, спокойно. Река. Большая река. Волга? Амазонка? Конго? Может, я вообще в Австралии какой-нибудь? Ладно, разберусь. Сперва надо от реки отойти, в лесу комаров должно быть меньше, чем у воды. И крокодилы в лесу не водятся. Хотя там меня могут покусать тигры, слоны или кровожадные утконосы. Не сгинуть бы в джунглях, вот что… Ерунда, у реки какое-никакое поселение быть должно, аборигены помогут. Холодно к тому же, отвык я от ночевок под открытым небом…
        - Плохо, что ни денег, ни документов у меня нет, - размышлял я, продираясь сквозь заросли колючего кустарника и оставляя на шипах клочья рубашки. - Как бы в цугундер не замели, да и домой без денег не больно-то доберешься.
        Представилось, как заявляюсь в российское посольство и говорю, что нечаянно живым вознесся на Небеса, но на Небесах разобрались, с позором выгнали меня обратно и сгоряча ошиблись страной… Интересно, если я выдам себя за незаконного эмигранта, меня отправят на родину или на рудники? Впрочем, в активе у меня имеется неиссякаемая фляга. Продам пару цистерн пива - и на билеты хватит, и на документы останется. Австралийцы пиво любят…
        Честно говоря, я храбрился и намеренно гнал от себя мысли о голодной смерти в джунглях от холода. В очередной раз застряв в колючках, раздраженно дернулся, затрещала рвущаяся рубашка, и проклятые кусты наконец-то кончились. Потеряв равновесие, я вывалился из них, упал на сырой мох и немедленно услышал приглушенное бумканье барабана (впервые в жизни обрадовался звукам рэпа!).
        «Сто двадцать ударов в минуту, - умиленно думал я, продвигаясь в сторону источника шума. - Гитару в лес надо брать… Или дудку… Проходу нет от этих ламеров с магнитолами… Ну, теперь-то я не пропаду!»
        Вокруг стояла кромешная тьма, и продвигался я медленно, то и дело спотыкаясь о корни и натыкаясь на деревья. Пахло хвоей, правую ладонь я перепачкал в смоле. Бумканье приближалось, впереди замелькали отсветы костра. Подойдя к костру почти вплотную, я понял, что был несправедлив к туристам. Не было у них никакой магнитолы. Они слушали звуки живой музыки. Звуки эти извлекал из огромного бубна тощий длинноволосый старикан, весь увешанный хипповыми фенечками и очень похожий на Мика Джаггера, только почему-то голый. Остановившись за сосной, я не спешил выходить, решив сперва осмотреться.
        Старикан по-козлиному перепрыгивал с места на место и выделывал ногами замысловатые кренделя, продолжая исступленно колотить в бубен. Время от времени он наскакивал на угли догорающего костра, взвизгивал, но продолжал свою странную пляску. В темноте угадывались сидящие полукругом обнаженные зрители.
        У них что, слет эксгибиционистов? В эдакий мороз? Впрочем, почему бы упившимся австралийским хиппанам не поскакать нагишом вокруг огня… Не мерзнуть же мне теперь из-за этого всю ночь под сосной!
        - Хелло, пипл, - сказал я, выходя из-за дерева и решительно направляясь к костру. - Донт вори, би хэппи. Ол ю нид из лав!
        - Эй, кто там ближе! Дайте-ка этому болвану по башке! - загнанно дыша и простонародно окая, сказал длинноволосый старикан, опуская бубен.
        Услышав родную речь, да еще с таким ярко выраженным нижегородским акцентом, я чуть не прослезился от умиления и с облегчением перевел дух. Слава богу! Я все-таки в России! Родина, милая родина… Почувствовав за спиной движение, я обернулся. Голый хлипкий дядька замахивался на меня дубиной. Я инстинктивно отшатнулся, но дубина все равно пребольно задела меня по плечу.
        Кажется, это все-таки не хиппи. Кажется, это гопники. Правильно, гопников в любимом отечестве всегда было гораздо больше… Мгновенно припомнив свои студенческие занятия боксом (третий юношеский в тяжелом весе), я встал в стойку и мощным прямым отправил развоевавшегося нудиста в нокаут. На всякий случай подхватив уроненную нокаутированным гопником дубину, я бросился спасаться в лес, но путь мне преградил другой любитель обнаженки, на этот раз крепкий матерый мужик, вооруженный огромным колуном. Я застыл на месте - с таким не справиться! Мордоворот, дрожа от злости, двинулся ко мне.
        - Стой! - крикнул я, опасаясь, что меня порубят на дрова. - Сдаюсь!
        Мордоворот, не опуская занесенного надо мной колуна и продолжая дрожать, вопросительно посмотрел на длинноволосого старикана. Тот поднял бубен, стукнул в него и промычал что-то нечленораздельное. Дубина вылетела из моей руки, словно ее выбили хорошим ударом. Я потер руку.
        - Подойди ближе, чужеземец! - сказал старикан.
        С опаской поглядывая на колун, я подошел.
        - Я турист, - сообщил я. - Заблудился. Как говорится, пришел с миром. Не надо меня бить!
        - Не знаю, с чем ты пришел, чужеземец, - сказал старикан, сердито потрясая бубном, - но ты пришел не вовремя! Ты прервал обряд общения с великим духом огня Олпетом, во время которого никто не смеет приближаться к пламени в одежде! Теперь придется камлать все сначала, а это еще часа на два…
        Из темноты раздался многоголосый стон.
        - Простите. - Я виновато развел руками.
        Похоже, нарвался на так называемых ролевиков, которых в последнее время у нас развелось немало. Начитаются Толкина и самозабвенно играют в эльфов и хоббитов. Хотя эти, похоже, играют в орков и гоблинов…
        - Мне-то что, - сказал старик, - я хоть двигаюсь. А вот охотникам придется нелегко… Посмотрим еще, не разгневался ли дух огня! Твою судьбу мы решим завтра утром, чужеземец. Пока можешь поспать…
        - И поесть, - поняв, что бить меня ролевики не собираются, и несколько приободрившись, вставил я.
        - Во имя духов, замолчи! - оборвал меня старикан. - Отведите его в хижину для чужеземцев. Не кормить, пусть попостится. Скорее всего, дух огня потребует жертву, чужеземец должен быть готов…
        Меня окружили трясущиеся от холода голые мужики и, подбадривая увесистыми пинками, куда-то погнали.
        - Ребята, подождите, - попытался упереться я и немедленно получил топорищем под ребра.
        - Шевели копытами, гаденыш, - посоветовали мне. - Нам по твоей милости еще полночи на морозе торчать!
        Согнувшись пополам, я попытался восстановить дыхание, шевелить копытами пока не мог. Тогда меня с двух сторон взяли за шиворот и деловито потащили вперед.
        - Алё, парни, нельзя ли поласковее, - вяло отбрыкивался я. - Перестаньте! Куда вы меня тащите? Имейте в виду, меня станут искать! Слушайте, будьте людьми, одолжите мобильник, позвонить надо! Где мы, в Сибири, да? Тогда почему здесь океан? Или это Белое море? Или Байкал? Ты, козел, убери руки…
        Скрипнула открывающаяся дверь, я получил очередной пинок и покатился по хорошо утоптанной земле. Дверь немедленно захлопнулась, и, судя по звукам, снаружи ее подпирали колом.
        - Эй, придурки! - крикнул я. - Я в ваши игры не играю! Хоть сигарет принесите! И пожрать чего-нибудь!
        Мне никто не ответил. Я достал зажигалку и посветил. Выяснилось, что нахожусь внутри небольшого сруба (наверное, баня недоделанная)… Окон не было. Мебели тоже не было. Правда, была скамейка, покрытая шкурой какого-то зверя. Я поискал лампу или фонарик, но не нашел. Снаружи опять забумкали в бубен.
        Я закурил, закутался в шкуру и сел на скамейку. Шкура оказалась короткой и не слишком теплой. Синтетика небось, будь она неладна… Хорошо хоть, флягу не отобрали, мерзавцы! Совсем заигрались, до полной невменяемости! Я вытащил пробку и попил. Теплее мне не стало. Я попил еще. Эх, сейчас бы водочки стакан, холодрыга-то какая… А поспать мне действительно не помешает. Глаза просто слипаются…
        В дверь робко постучали.
        - Не заперто, - сказал я. - Не имею, знаете ли, привычки запираться!
        Никто не ответил.
        - Заходите же, - сказал я. - Сигарет хоть принесли?
        - Нет, - послышался довольно мелодичный женский голос, - ничего не принесла. Я хотела просто поговорить с тобой, чужеземец. Что такое сигареты?
        Глумятся, гады! Развлекаются. Про сигареты они не знают! Сдерживаясь, я сказал:
        - Сигаретами принято называть мелко нарезанный табак, завернутый в рисовую бумагу. Обычно их хранят по двадцать штук в пачке. На пачках написано, что Минздрав предупреждает… Да ты заходи, милая, а то неудобно через порог разговаривать. Я тебя пивом угощу. И сигарету покажу, у меня как раз одна осталась!
        - Хитрый какой, - рассмеялись за дверью. - Я войду, а ты меня задушишь и убежишь, да?
        - Вряд ли. Я все-таки не маньяк, - ответил я сердито.
        Под дурочку косит. Терпеть не могу такую манеру разговаривать! Сейчас она спросит, что такое маньяк…
        - А что такое маньяк? - спросили из-за двери.
        - Заходи, - сказал я, - и узнаешь! Слушай, родная, я, конечно, понимаю, что вы играете, вам весело, отрешились от цивилизации… Но у меня был трудный день, я устал. В конце концов, замерз и хочу есть!
        - Но тебе нельзя есть… Скажи, чужеземец, ты пришел из-за моря?
        - А то! - Я начал терять терпение. - Разумеется, из-за моря. Я знаменитый американский шпион Сэм Бильбович Фродо. Должен выкрасть у кремлевских горлумов технологию производства самогона из списанной военной техники… Какое к чертовой матери море! Я москвич! И почему это мне нельзя есть? По-моему, очень даже можно!
        - Но ведь тебя должны принести в жертву духу огня! - возмутилась моя невидимая собеседница.
        - Ах да. Чуть не забыл… И как же это будет происходить?
        - Очень просто. Тебя сожгут.
        - Какая досада, - сказал я. - Надеюсь, это ненадолго? После того, как меня сожгут, я могу наконец быть свободен? Ненавижу сидеть взаперти!
        - Ты мужественный человек, Фродо, - с уважением в голосе похвалила меня вредная девица. Ехидства ей было не занимать.
        - Слушай, - сказал я, - хватит прикалываться. Мне в понедельник на работу. Не подскажешь, как до города проще добраться?
        - Не подскажу. Я не знаю, что такое город… Расскажи, пожалуйста, как там у вас за морем?
        - У нас за морем хорошо, - сказал я, свирепея. - Об эмансипации у нас за морем никто слыхом не слыхивал, и поэтому вредных баб мы за людей не считаем и держим в особых загонах, именуемых… - я вспомнил серого бога порядка, - именуемых гаремами. О, у нас за морем ехидные бестии не пристают к представителям лучшей половины человечества с дурацкими розыгрышами! Нет! У нас они и глаз поднять не смеют без разрешения своего господина, - жалко, жена меня не слышит! - а если какая-нибудь стервозная по природе своей тварь забывается и выходит из повиновения, то мы бьем ее палками и топим в море!
        - Надо же, совсем как у нас, - вздохнула девица.
        Несмотря на дурное настроение, я не смог удержаться от смеха. Хорошо она меня срезала, ничего не скажешь.
        - А ты молодец, - сказал я. - Кстати, а почему ты не скачешь голышом у костра вместе со всеми?
        - Что ты, чужеземец! - В ее голосе довольно натурально прозвучало удивление. - Женщина нечиста и не смеет приближаться к священному пламени.
        - Ну-ну. Это, конечно, похвально, но надо же как-то и обеды готовить!
        - Мы готовим на простых кострах, - объяснила она.
        - Ага, - сказал я, - а там, значит, не простой. Там, значит, священный. И вокруг него могут скакать только мужики. С бубнами. Это что, какой-то старинный обряд?
        - Шаман племени и вожди просят у разгневанного духа огня вернуть нам тепло. В последние дни сильно похолодало. Могут погибнуть посевы, и тогда не все доживут до следующей весны.
        - Понятно, - пробормотал я, стараясь припомнить соответствующую книгу.
        Нет, ни о чем таком я вроде не читал… Хотя… Нет, не помню.
        Впрочем, может, это и не ролевики вовсе. Наверное, не ролевики. Есть ведь люди, пытающиеся возродить культуру исчезнувших народов (всяких там индейцев, скифов, гуннов и прочих пятых колен Израилевых). Или, скажем, культуру Древней Руси…
        - И какой же русский не любит языческих обрядов! - сказал я. - А как вы называете свое племя?
        - Ты в плену у великого народа контуперов, чужеземец.
        - Контуперов? Погоди, погоди… Где-то я про вас… - В этот момент надоедливо стучащий бубен внезапно смолк. - Ну, наконец-то вашего шамана выключили!
        - Ой, - забеспокоилась девица, - надо бежать, а то мне попадет. Прощай, чужеземец. Спасибо за беседу…
        - Алё, контупериха! Подожди! Где я все-таки нахожусь?! - крикнул я, но она уже убежала.
        Экая стерва… Впрочем, она же не знает, что я попал сюда не как нормальные люди, а свалился с Небес. Думает, наверное, что я из соседнего лагеря, обитатели которого выдают себя за делаваров или вятичей. И тоже небось сжигают плененных вражеских туристов на кострах, снимают с них скальпы, после чего, в соответствии с традициями, накачивают спиртом, братаются и, обнявшись, хором горланят Визбора…
        Я вытянулся на лавке, подложив под голову флягу и пытаясь укрыться короткой шкурой. Голове на фляге, обтянутой мягкой замшей, было удобно, а вот шкурой можно было укрыть либо ноги, либо плечи. Кажется, все-таки не синтетика, а настоящая шкура, только непонятно, какого зверя…. Я укрыл ноги и заворочался на жесткой лавке, пытаясь устроиться поуютнее. Стало гораздо теплее, я больше не мерз. Молодцы нудисты, не зря камлали, насмешливо подумал я.
        Контуперы. До боли знакомое что-то… Ладно, надо спать, завтра разберусь… Однако денек у меня выдался, ноги гудят просто… А неплохо они там, на Небесах, устроились! Не поверит никто… Только нервные все какие-то, дерганые… Я вспомнил зеленоглазую богиню Елену (как она лениво потягивается в этой ее прозрачной ночнушке). Лучше бы не вспоминал. Минут через пятнадцать понял, что мне срочно необходима хоть какая-нибудь женщина. Тогда, наверное, станет легче. Хорошо, что дверь закрыта, а то бы отправился на поиски… Вечно, когда надо, Марины Львовны рядом нет! Чтобы отвлечься, я начал вспоминать последнюю ссору с женой, но не отвлекся - в голову упрямо лезло, как здорово мы потом помирились…
        Еще через пятнадцать минут я попытался выломать дверь, но она оказалась крепкой. Снизу, у самого пола, обнаружил в бревнах стены довольно большую дыру, что-то вроде кошачьего лаза. В детстве я читал, что если в дыру удастся просунуть голову, то можно пролезть и целиком. Я решил проверить теорию на практике. Голову мне пропихнуть удалось, а вот все остальное лезть отказывалось категорически. Поняв, что застрял, я сначала запаниковал, но потом мне все-таки удалось выдернуть голову назад (при этом я едва не отодрал уши). Может быть, я читал про кошек?
        Подкоп, что ли, устроить… или крышу попытаться разобрать? Ладно, мне все-таки не шестнадцать лет, надо взять себя в руки… То есть не в руки, конечно, а вот улечься обратно на лавку, перевернуться на другой бок и думать о чем-нибудь постороннем. Я перевернулся на другой бок и стал думать о своих утренних заклинаниях. Надо с ними как можно скорее разобраться.
        Возьму отпуск на работе. Или уволюсь. На черта мне теперь работа? И надо срочно составить алгоритм заклинания, позволяющего охмурять девушек (а то для этого приходится затрачивать слишком много усилий и бывают досадные срывы)… О, черт, опять мысли на баб съехали! Лучше буду считать слонопотамов. Один, два, три… Уже окончательно засыпая, я вдруг вспомнил, где слышал о контуперах, и в ужасе упал с лавки.
        «Не может быть, - тупо думал я, чувствуя, как волосы на голове становятся дыбом. - Этого просто не может быть! Верховный с Учителем принимали меня за дикаря и хотели отправить к дикарям контуперам… Неужели по милости двух склеротичных маразматиков я оказался не на Земле? Или - не на своей Земле? У настоящих дикарей, которые по-настоящему завтра меня сожгут?!»
        - Люди! - в истерике заорал я, подбегая к двери и бросаясь на нее всем телом. - Человеки! Спасите! Я хороший! У меня пиво есть, и я колдовать почти умею! Я тоже в душе контупер! Не надо меня приносить в жертву! Выпустите меня отсюда!
        - Прекрати орать, чужеземец, - простонародно окая, приказал из-за двери какой-то мужик. - Перебудишь всех.
        - Послушайте, - взмолился я, - ради всего святого, скажите, где я нахожусь? Поверьте, я не сумасшедший, просто я ничего не понимаю… Я, наверное, болен…
        - Что-нибудь заразное? - забеспокоились за дверью. - Может, лучше, не откладывая, поджечь сруб?
        - Не надо, - прошептал я, покрываясь холодным потом. - Я пошутил. Я вполне здоров…
        - Странный вы народ, чужеземцы, - сказали за дверью. - Ладно, утром я тебя посмотрю. Ложись спать давай, хватит буянить!
        - Я не могу спать, когда меня хотят… Меня собираются…
        - Успокойся, дух огня выполнил нашу просьбу - значит, он не нуждается в жертве. Скорее всего, ты умрешь не завтра… Но если еще раз зашумишь - пеняй на себя!
        Послышались удаляющиеся шаги. Ощущая себя совершенно разбитым, я сел у двери на землю и закурил последнюю сигарету. Вкуса ее не чувствовал… Ну и что, что они говорят по-русски. Мало ли кто говорит по-русски. Много всякой сволочи говорит по-русски…
        Я доплелся до лавки и рухнул на нее. Проверил карманы на предмет случайно выпавшей из пачки сигареты (нашел лишь блокнотик да сложенный лист бумаги). Пачка из-под сигарет, зажигалка и вот эти жалкие клочки бумаги - вот и все мое имущество в чужом и враждебном мире. Есть еще волшебная фляга, но ее у меня, скорее всего, отнимут. Я бы на их месте обязательно отнял…
        Улегшись на спину, я подсунул под голову флягу и посветил зажигалкой. Блокнотик - наш, фирменный, с карандашиком. Давно в кармане живет… Я развернул вторую бумажку. Это была распечатка заклинаний. С унылой апатией я подумал, что надо бы разорвать пакость. Ведь, по сути, из-за нее я здесь и оказался… Что там у нас сверху?
        И я опять чуть не свалился с лавки. Ничего не понимаю! Я точно помнил, что первое заклинание называлось «Ливень» и состояло оно, как и все прочие заклинания, из рифмованной белиберды на латинице.
        С его помощью в игре (сюрприз!) можно было ливень и скастовать… Вместо этого почему-то было написано «Животворящий дождь», и дальше все было тоже на родной с детства кириллице: «Туга-печаль да грусть с тоскою / пролейтесь благостным дождем / покой и мир всегда со мною». Чепуха какая-то. Бредятина. И то ли рифма пропала, то ли строчки не хватает…
        Я посмотрел дальше. Вторым у меня должен был идти банальный пошлый «Фаербол». Но не шел. Второе заклинание теперь называлось «Лысый дурак». Почему дурак? И отчего лысый? Ливень с дождем хоть соответствовали по смыслу… «Коль сущеглуп ты и коварен / и преисполнен лютым злом / ты будешь мной сейчас поджарен». Опять ни складу, ни ладу…
        Потом шли «Тещины слезы» (прежде «Армагеддон»), «Вихри враждебные» (был просто «Ветер»), «Безудержный рост» (сменил «Удобрение»). Ну и так далее. При этом бумажка была та самая, которую я распечатал утром. Уверен! Вот белая полоса справа через весь лист, я еще подумал, что картридж надо поменять (но не поменял, а просто потряс как следует).
        Зажигалка раскалилась и жгла пальцы. Я потушил ее и задумчиво поскреб пятерней в волосах. Допустим… Чего - допустим? Чего тут допускать-то? Ладно, без паники… Толстяк с Небес, кажется, болтал про изначальный язык. Может, он (язык) не только меня выбрал, но еще и шалит таким макаром? Хорошо. Пусть. Не главное сейчас…Главное - будут ли работать эти измененные заклинания? Попробую-ка вызвать дождь для начала.
        - Тоска с печалью… нет, вру, с крутой печалью…
        На память не получалось. Я и хорошие-то стихи не запоминаю, а тут… Я снова посветил малость остывшей зажигалкой и прочел:
        - Туга-печаль да грусть с тоскою - пролейтесь благостным дождем! Покой и мир всегда со мною…
        Ничего не произошло. Да и неудивительно, заклинание явно было незавершенным… Мне что теперь, четвертую строчку самому придумывать? Квест такой? Тогда я влип, рифмы - мое слабое место. И тут я вспомнил, как бог войны (после избиения трактирщика) звал бога порядка. Что-то вроде «Спасите! Спасите!», а закончил как-то нелогично, на восточный лад. Я еще подумал, не буддист ли он…
        - Ом! - решительно сказал я.
        По крыше сруба немедленно зашелестел мелкий дождик. Я почувствовал, что (благодаря дождику) из меня словно вымываются тревога и страх. Нет, я не взбодрился - просто на душе стало удивительно спокойно. Пофигу стало на душе. И на дикарей, и на богов, и на то, куда меня занесло, и даже на закончившееся курево. Образуется.
        И все-таки странный этот «Ом»… Впрочем, я в буддизме разбираюсь примерно так же, как герой песни «Зоопарк» про гуру из Бобруйска. Уронив листочек на грудь и так и не сняв кроссовки, я вытянулся на лавке и сладко заснул под шум дождя.
        Разбудил меня громкий возмущенный стук.
        - Эй, чужеземец! Ты что там, заперся?!
        Я боязливо приоткрыл глаза. Надежда на то, что все вчерашнее - дурной сон и я проснусь дома, не оправдалась. Продолжал успокаивающе шелестеть дождь. Крыша моего сруба протекала, и на полу уже собрались лужи.
        - Не запирался я, - сказал я хриплым со сна голосом и откашлялся.
        - Мужики, вы посмотрите только, - удивленно воскликнули снаружи, - дверь пустила корни!
        - Работа Касалана, сразу видно, да, - зачастил другой голос. - Боялся Касалан, значит, как бы чужеземец не убег, да, ну и принял свои меры.
        - А какого тогда он, спрашивается, - возмутились за дверью, - приказал нам накормить проходимца? Как мы его кормить будем, через щели?
        - Так он когда нам приказал? Сразу после камлания, как только потеплело. А ночью, говорят, чужеземец хвастался, что сам колдун, похлеще Касалана, да!
        - Кто говорит?
        - Люди говорят. Мол, грозился чужеземец наших жен себе забрать, а Касалана превратить в собаку, да, чтобы тот мокасины ему по утрам приносил.
        - Врешь ты все, Ухо Дятла. Не умеют чужеземцы колдовать. Колдовать только Касаланы умеют, так Одним заведено. Что делать-то будем?
        - Надо Касалана будить. Пусть он решает.
        - Вы как хотите, а я Касалана будить не буду. Себе дороже.
        - Да, пусть он лучше сам проснется. Порхающий Бегемот вот тоже его как-то разбудил, да, ну и где он теперь порхает?
        Голоса постепенно удалялись. Я намеренно не вмешивался, боясь ненароком ляпнуть чего-нибудь не то. Мало ли что дикарям взбредет в голову… и так вон врут про меня невесть что.
        Как ни странно, я чувствовал себя выспавшимся и удивительно бодрым. Вот только курить очень хотелось. Но ничего, потерплю… Я поднял лист с заклинаниями, валявшийся рядом с лавкой, к счастью на сухом месте. Итак. Ночью я вызвал дождь, который продолжается до сих пор. Правда, стал тише, судя по звуку… Я сел на скамью, взял флягу и напился. Потом разложил на лавке распечатку и, не удержавшись, снова отхлебнул из фляги (пиво было просто божественное!). «Без табака я долго не протяну», - думал я, рассматривая имеющиеся у меня заклинания. Вот это, которое «Безудержный рост», стоит попробовать. Подходящее, судя по всему, заклинание. Мечта огородника!
        Я поднял с пола один из вчерашних окурков. Как и все мои окурки, он был добит практически до фильтра, но мне все же удалось вытряхнуть из него несколько обгорелых табачинок. Я бросил их на землю у стены. Жалкое зрелище… На всякий случай полив табачинки пивом из фляги, я взял распечатку и, стараясь не запинаться, прочел:
        - «Ладонями согрею семя, что спит спокойным тихим сном: настало урожая время! Ом».
        Читая, я не забыл показывать правой рукой на табак, чтобы направить «безудержный рост» конкретно на него.
        Потом вернулся на лавку, перехватил поудобнее флягу и с удовольствием принялся наблюдать, как из утоптанного пола бодро проклюнулись и полезли вверх лопушки табака, колосья ячменя и извивающиеся лозы хмеля.
        Выпитое пиво уже начало проситься на волю, но в остальном было очень уютно. За свою жизнь я больше не опасался. В самом деле, не станут же контуперы жечь такого полезного чужеземца! Давешняя девица жаловалась, что у них посевы померзли, так я новые выращу, лучше прежних. А потом научу контуперов курить. Это будет мой первый вклад в их отсталую культуру. Вторым вкладом будут сортиры в хижинах для чужеземцев, не в угол же нам ходить… Что ни говори, а все-таки прогрессивный, образованный европеец вроде меня, нечаянно попав в туземное племя, может принести немало пользы!
        Снаружи вновь послышался шум. Я прислушался.
        - А тебя, Острый Топор, - раздался смутно знакомый голос, - чужеземец собирается послать на лесоповал, да. Пусть, говорит, бревна рубит, раз он такой острый…
        - Это мы еще посмотрим, кто кого куда пошлет! - угрожающе сказал кто-то другой. - Ну да, корни. Подумаешь! Руби давай.
        Снаружи затюкал топор.
        - Вождь! Слушай… мокасины у чужеземца больно хорошие. Тебе они все равно малы будут, да? Так я подумал…
        - Ничего не малы, мы с ним одного роста…
        Тут дверь распахнулась, и ко мне вошли два дикаря.
        - Доброе утро, - рассматривая вошедших, сказал я.
        Парни как парни, который справа здоровый (действительно, чуть ли не с меня ростом и куда шире в плечах). Второй - хлюпик с фингалом, я его вчера видел. Он еще меня дубиной по плечу стукнул.
        - Это еще что такое?! - спросил тот, что был без фингала, остолбенело уставившись на мои зеленые насаждения (его я вчера, кстати, тоже видел - он с колуном был).
        - Табак - мне, ячмень - вам, а хмель - для красоты, - распорядился я. - Выпить хотите?
        - Так ты действительно колдун, да? - Обладатель фингала попятился к выходу. - Так ты это… того… не того! Я колдунов люблю, да, а если чего не так, так от рвения, да… ошибочка вышла… извиняйте…
        - А ты и пшеницу так можешь? - заинтересованно спросил бесфингальный, впрочем тоже попятившись и поглядывая на меня с опаской.
        - Я все могу! - сказал я, поднимаясь. Меня слегка покачивало, не стоило пить на голодный желудок. - Где у вас туалет?
        - Везде, - сказал бесфингальный. - А картошку?
        - И картошку. - Я встал в позу и торжественно объявил: - Братья компьютеры… то есть, виноват, контуперы! Вам крупно повезло, поздравляю! Великий и ужасный чужеземный маг Энди позаботится о племени! Теперь не будет у вас недостатка ни в голоде, ни в жажде! В смысле наоборот… Я хотел… - Но договорить мне не дали.
        С воплями: «Колдун! Злой колдун!» - дикари в панике бросились вон, столкнувшись и на секунду застряв в дверном проеме. Я, стараясь не шататься, пошел за ними. Черт бы побрал мое косноязычие и мое пристрастие к алкоголю! Надо догнать и объяснить, что ничего плохого я сказать не хотел…
        Мой сруб стоял особняком, на самой опушке леса. Дальше, на огромной поляне, была деревня - бревенчатые дома под покрытыми дерном крышами, раскиданные в художественном беспорядке. Улиц, как таковых, не было. Между домами бродили свиньи, собаки и гуси. Людей я не заметил, надо полагать, они попрятались от дождя. Дальше, за деревней, стеной стояли заросли кукурузы. Еще дальше был, опять-таки, лес. Убежавших контуперов тоже нигде не было видно. Как бы скандала не вышло…
        Решив уступить инициативу дальнейшего развития отношений принимающей стороне, я зашел за стену, облегчился, вернулся к двери и привалился плечом к косяку… Все-таки мне попались какие-то неправильные дикари. Каким должен быть нормальный правильный дикарь? Во-первых - негром, а во-вторых - с серьгой в носу и весь в татуировках. Неудивительно, что вчера я так долго не мог разобраться в обстановке…
        В-третьих, дикарь должен быть любознателен и гостеприимен. Если он, конечно, не кровожаден и туп, что с нормальным правильным дикарем у нас на Земле тоже случалось. То есть он либо уже давно должен был позвать меня завтракать, либо, наоборот, сам позавтракать мной…
        Впрочем, о культуре, нравах и обычаях даже родных, земных, дикарей я был осведомлен довольно слабо. Поскольку сведения черпал из художественной литературы, в основном из «Робинзона Крузо» и «Детей капитана Гранта». Помнится, главное - не нарушать неписаных дикарских правил, пресловутых табу, и тогда они тебя, может быть, не сожрут…
        Услышав шум, я поднял голову и увидел толпу контуперов числом человек двадцать, нерешительно шагавших ко мне. Присмотревшись, узнал длинноволосого старикана с бубном и двух утренних дикарей, напуганных моим табачно-пивным огородом и глупой оговоркой насчет голода. Несмотря на теплое солнечное утро, сегодня все дикари щеголяли в меховых штанах и меховых же куртках. Я помахал им рукой, поднялся и двинулся навстречу. Контуперы остановились и попятились назад, прячась за спину хиппового старикана. Старикан, видимо шаман, угрожающе поднял бубен над головой. Я сделал несколько шагов им навстречу.
        - Горе нам! - торжественно крикнул старикан. - Ты навлек на народ контуперов жажду и голод!
        - Ничего подобного, - возразил я, - я совсем не это имел в виду!
        - Молчи, - приказал шаман, - молчи, ибо наговорил ты уже достаточно!
        - Да не переживайте вы так, - сказал я, не на шутку обеспокоенный, - дайте же мне объясниться!
        - Стой, где стоишь, - потребовал шаман.
        - Ну, стою, - покорно согласился я, останавливаясь.
        Шаман, покрепче перехватив свой бубен правой рукой, левой вцепился в шевелюру ближайшего контупера и вырвал оттуда изрядный клок волос. Контупер зашипел от боли, но никакого возмущения выходкой шамана не проявил. Голову его украшало множество проплешин, похоже, бедняге было не привыкать. Шаман, зажав в горсти вырванные волосы, поплевал на них и, воровато оглядываясь, что-то зашептал. Остальные дикари в ужасе попадали на землю и попытались отползти от шамана подальше.
        - Мужики, вы чего? - растерянно спросил я. - Вы это бросьте, мужики…
        - Скажи-ка мне, чужеземец, - сказал шаман вкрадчиво, - можешь ли ты своей правой рукой дотронуться до левого уха?
        Дикари на земле перестали извиваться и застыли, глядя на меня с таким страхом, словно от моего ответа зависели их жизни.
        - Могу, наверное… - сказал я, пытаясь понять, кто из нас тронулся рассудком.
        - Так дотронься! - потребовал шаман.
        - А вот фиг тебе! - сказал я.
        Поведение шамана настораживало. Может, он меня подставить хочет… Может, у них табу на дотрагивание правой рукой левого уха!
        - Тебе чего, трудно? - принялся упрашивать шаман. - Трудно такую пустяковую вещь для нас сделать?
        - Ничего мне не трудно! - возразил я, убеждаясь в обоснованности подозрений и клятвенно пообещав себе не дотрагиваться правой рукой до левого уха никогда в жизни. - Просто не хочется.
        Шаман крепко задумался.
        - Тогда подпрыгни на левой ноге четыре раза, - наконец предложил он мне.
        Валяющиеся в пыли дикари обреченно застонали.
        - А больше ты ничего не хочешь?! - возмутился я. - Я на левой ноге больше трех раз не подпрыгиваю!
        - Ладно, - покладисто согласился шаман, - подпрыгни три.
        - Два, - начал торговаться я, затягивая время, - я сегодня не в форме.
        Шаман мне благосклонно кивнул.
        - Или даже один, - сказал я. - Мне кажется, одного будет более чем достаточно!
        Скотина шаман снова кивнул.
        - Идиотизм какой-то, - сказал я, раздираемый сомнениями. - Ладно, попрыгаю…
        И я попытался подпрыгнуть, разумеется, не на левой, а на правой ноге. На всякий случай. К моему удивлению, у меня ничего не получилось. Тогда я попытался подпрыгнуть на левой, но и левая потерпела фиаско. Мои поползновения ухватить себя за уши успехом тоже не увенчались. Я вообще не мог пошевелиться, меня словно разбил какой-то странный паралич.
        - Ты что такое сделал, старый осел?! - крикнул я шаману, с облегчением отмечая, что хоть язык меня слушается.
        - Свершилось! - возликовал старый осел. - Восстаньте, о, сыны отважного народа, ибо не страшен нам более злой колдун. Я, Касалан, силой своего дара обездвижил чудовище! Мы принесем чужака в жертву Тому, Кто Пересолил Море, и жажда, которую чужак предательски призвал на нас, обойдет стороной великое племя!
        Я стоял столбом, слабо покачиваясь, и бессильно наблюдал, как отважные сыны народа восстают с земли и трусливо надвигаются на меня, выталкивая друг друга вперед.
        - Смелее, - подбодрил шаман. - Вы же видите, что он беспомощен. Хватайте его и бросьте в водоворот, пока злой колдун не пришел в себя!
        - Не приближайтесь ко мне! Назад! Предупреждаю, я в гневе страшен! - завопил я в надежде отпугнуть гадов, но четверо самых решительных все же схватили меня и куда-то потащили. Шаман семенил за нами, потрясая клоком волос, зажатым в кулаке.
        - Прикончим колдуна, прикончим колдуна, - напевал, весело приплясывая рядом с ним, контупер с фингалом.
        - Гной с неба переполнил землю… - забормотал я, предчувствуя скорый конец и в отчаянии пытаясь припомнить «Тещины слезы», самое жуткое из имеющихся в распечатке заклинаний.
        Как там дальше, блин? Кончалось вроде на «как один умрем»…
        - Что это ты там бормочешь? Немедленно прекрати! - потребовал шаман.
        - Прекратить?! - проорал я. - Как бы не так! Бом-бару чуфару, мать вашу, скорики-лорики! Я навлекаю на вас и ваших потомков до седьмого колена чуму, холеру, сифилис, клаустрофобию, импотенцию и внематочную беременность! Крибли-крабле-бумс, волки позорные!
        Брошенный улепетывающими в панике контуперами, я бревном покатился по земле и уткнулся носом в какую-ту кочку, поросшую жесткой колючей травой.
        - Ты ответишь за свои злодеяния! - раздался полный отчаяния окающий голос шамана, и я понял, что снова могу двигаться.
        Я вскочил и затравленно огляделся. У старикана в руках больше не было любимого ударного инструмента и клока волос. Волосы, порхая, опускались на землю рядом с валяющимся бубном, зато теперь шаман держал жутких размеров тесак наподобие тех, что так популярны у мясников в московских гастрономах.
        - Стоп! - сказал я, жестом руки останавливая подбирающегося ко мне мелкими шажками шамана.
        Старикан застыл на месте. Занеся тесак над головой, он, судя по всему, приготовился дорого продать свою жизнь.
        - Драки хочешь? - сказал я, извлекая из кармана распечатку. - Будет тебе драка! Где это у меня?
        И я, невежливо показывая на шамана правой рукой, левой поднес к глазам распечатку и торжественно зачитал:
        - «Коль сущеглуп ты и коварен, и преисполнен лютым злом, ты будешь мной сейчас поджарен… Ом!»
        Над головой шамана появился сверкающий белый шар, который через секунду разорвался со страшным грохотом, опрокинув меня на землю.
        Я тут же вскочил и взял распечатку на изготовку, приготовившись в случае чего отразить нападение, но в этом уже не было необходимости. Контуперов поблизости не наблюдалось, а стенающий шаман катался по траве, лишившись не только ножа, стекшего на землю струей расплавленного металла, но и копны волос, от которой остались лишь несколько волосинок на его закопченном черепе.
        - Вот уж, воистину, лысый дурак! - сказал я шаману, который перестал стенать и сел, обхватив голову руками и украдкой подглядывая за мной сквозь пальцы. - Жду делегатов от племени. Будем заключать мирный договор. И без глупостей, а то я за себя не отвечаю. Всех убью, один останусь!
        Шаман в ответ неразборчиво промычал (я понял так, что он согласен на перемирие). Плюнув в его сторону, я отправился к месту своего ночлега. Настроение было боевым. В таком настроении я обычно требовал немедленного повышения зарплаты, и даже скотина гендиректор не всегда находил мужество мне отказать… Я вернулся в сруб, с силой захлопнув за собой дверь. В срубе стояла приятная прохлада.
        Решив, что если немедленно не покурю, то действительно выкину что-нибудь ужасное, я занялся табачной плантацией. Сорвав несколько листьев табака, разложил их на полу и попытался высушить все тем же «Лысым дураком». Вышло не очень. Листья наполовину сгорели, наполовину остались зелеными. Отодрав более-менее подходящие места, попробовал скрутить сигару. То безобразие, которое в итоге получилось, сигарой назвать было трудно. Я покрепче сжал руками рассыпающиеся листья и, вооружившись зажигалкой, попытался это безобразие раскурить. Самодельная сигара куриться отказывалась категорически и постоянно гасла. Мне так и не удалось как следует затянуться.
        В довершение бед очень хотелось есть, но ничего предпринять по этому поводу я не успел - деликатно постучавшись, ко мне вошла заказанная мирная делегация контуперов. В ее состав входило пятеро дикарей. Обгорелого старикана среди них не было, возглавлял делегацию контупер, который приходил утром (тот, что без фингала). Он принарядился - распахнутая куртка позволяла рассмотреть висящее на груди ожерелье, состоящее из разнообразных зубов, в том числе и одного чудовищного, зазубренного по краям, двадцатисантиметрового клыка.
        Решив, что сидя рассматривать почтительно стоящих передо мной дикарей не совсем вежливо, я бросил неудавшуюся табачную поделку и встал. Контуперы немедленно попадали ниц, растянувшись на земляном полу.
        - Вы с ума сошли! - воскликнул я. - Что за церемонии, немедленно встаньте!
        Ни один из дикарей даже не шелохнулся.
        - Ребята, перестаньте, мне это не нравится, - сказал я, наклоняясь к одному из контуперов и потрепав его по плечу. - Я убежденный либерал и демократ. Встань, будь другом.
        Реакции на мои слова не последовало.
        - Ну ладно, ладно. Друзья, как я могу беседовать с вами, когда вы валяетесь на полу и молчите? Не злите меня, вставайте!
        Мерзавцы продолжали молча нюхать пыль.
        - Да встаньте же, блин! Невозможно же эдак общаться! Издеваетесь, что ли?
        Один из дикарей заворочался, и я было обрадовался, но оказалось, что он просто устраивался поудобнее. Они сюда что, спать заявились? За идиота меня держат?!
        - Нет, вы у меня встанете! - заорал я, набрасываясь на дикарей и пытаясь расшевелить валяющихся подлецов пинками. - Рота, подъем! Подорвались бегом! Последний, кто останется лежать, будет иметь дело со мной! Я вас всех научу родину любить!
        - Больно же! - обиженно крикнул предводитель, откатываясь в сторону. - Ты сядь, мы и встанем!
        - Ну, сел, - проворчал я, садясь на лавку. - Прошу прощения, не местный, ваших обычаев не знаю.
        - Пусть не гневается Огненный чародей, - сказал предводитель, вскакивая и потирая ушибленные места, - и да не обратит он против народа контуперов своих чар.
        - Ладно, ладно, - проворчал я, - не буду гневаться. Только хотелось бы, чтобы народ прекратил свои попытки поджарить меня или утопить!
        - О, радость нам, контуперы, Огненный чародей не гневается. - Предводитель сделал какой-то знак своим спутникам.
        - Мы пришли просить у могущественного о величайшей милости. Просить, чтобы снял с нас и всего нашего народа проклятие, что ты наложил, - хором забубнили дикари, видимо, приготовленный заранее текст…
        - И еще о другой величайшей милости просим. Стань нашим покровителем вместо Касалана, да склюют ушуры его мерзкую плоть.
        - И да будет дух его вечно гореть в волшебном огне, зажженном тобой, Великий! - с пафосом заключил предводитель.
        - Что касается проклятия, то готов снять его прямо сейчас, - заверил я дикарей и проорал как можно истошнее: - Эне-бене-раба! Проклятие, сгинь!
        Главарь и все остальные облегченно вздохнули.
        - А вот насчет второго предложения надо подумать, - добавил я. - Касалан - это кто, шаман? Полчаса назад он вроде был жив-здоров, почему какие-то там ушуры должны клевать его мерзкую плоть?
        - Касалан - тот, кто наводит ужас в ночи. Прежний Касалан пока жив, но связан и находится под надежной стражей. Если Великий хочет занять место Касалана, он должен будет съесть печень Касалана прежнего, и тогда сам Великий станет Касалан. Так завещал Один… Мы хотели бы провести церемонию вечером, если ты не возражаешь.
        - Возражаю! - возмутился я. - Еще как возражаю! Дело в том… Тебя, кстати, как зовут?
        - Острый Топор к услугам огнедышащего чародея, - поклонился предводитель. - Я главный военачальник племени. Со мной - мои ближайшие помощники. - Он жестом показал на остальных дикарей, не сочтя нужным представить каждого по отдельности.
        - Так вот, Острый Топор, дело в том, что я пока не планирую надолго задерживаться в племени. И вовсе не намерен занимать место вашего шамана, даже если задержусь надолго. Считайте меня гостем, друзья. И не забудьте проявить знаменитое контуперское гостеприимство!
        - От кого могущественный слышал о нашем гостеприимстве? - заинтересовался Острый Топор.
        - Ну… - смутился я. - Ну, не первый же я чужеземец, оказавшийся у вас.
        - Не первый, - согласился контупер, - конечно же не первый. Но твои предшественники не обладали могуществом и были скверными охотниками, так что все они рано или поздно погибали. Мы принесли их в жертву, чтобы умилостивить духов, покровительствующих роду.
        - Это угроза? - Я вскочил на ноги, и дикари немедленно попадали на пол. - Проклятье! Да сижу я, сижу… Ладно, слушай мою команду: Касалана из-под стражи освободить. Скажите старику, что я прошу его через час пожаловать ко мне для беседы. Проигнорирует мою просьбу - приволоките силой!
        - Сделаем, - поклонился Острый Топор.
        - Так, теперь такой вопрос: курящие в племени есть?
        - Касаланы, перед общением с духами, курят смесь чудесных грибов и волшебных трав. Наш нынешний Касалан, конечно, не исключение.
        - Как они курят?
        - С помощью трубки, - пожал плечами Острый Топор и сделал вид, что затягивается.
        - Трубка должна быть у меня через две минуты, - просипел я, сглатывая слюну. - Время пошло!
        Острый Топор кивнул одному из своих спутников, и тот мигом выскочил из хижины.
        - Дальше, - входя во вкус, продолжил распоряжаться я. - Похоже, я проспал завтрак…
        - Великий может не продолжать. - Понятливый Острый Топор снова кивнул своим спутникам, и очередной контупер выскользнул за дверь.
        - И последнее! - обвел я собравшихся строгим взором. - Мне нужна информация, поскольку на голову вашего племени я свалился с Небес. В прямом смысле слова. И я предпочитаю получить ее в беседе с глазу на глаз с достойнейшим представителем контуперов, военачальником Острым Топором. Остальные - свободны. Все равно вы не говорите ничего…
        Острый Топор еще раз кивнул, и мы остались с ним в хижине наедине.
        - Ну, вождь, присаживайся и угощайся. - Я похлопал по лавке рядом с собой и протянул ему флягу.
        Вопреки ожиданиям, Острый Топор артачиться не стал, взял флягу и уселся.
        - Расскажи мне немного о вашей стране.
        - Страна наша велика и омывается соленым морем, - начал Острый Топор, немного подумав, тоном бывалого рассказчика. - Для того чтобы пересечь ее, человеку нужно пять дней пути, и даже зоркий ушур, парящий под облаками, не может окинуть ее одним взглядом. Она простирается от моря до граничных гор. Горы эти невысоки и разрезаны ущельями. В их предгорьях живет трусливое племя красноглазых людей, не знающих магии. В горах же обитают странные звери сокоты, перед которыми даже наш мукунтук кажется не сильнее щенка…
        Мне наконец-то принесли трубку Касалана. Отличная оказалась трубка, из черного дерева, вместительная, с длинным мундштуком, прекрасно обкуренная. Сделав знак Острому Топору, чтобы тот продолжал, я поднял с пола остатки своей неудавшейся сигары, покрошил ее на лавку и аккуратно набил трубку табаком.
        - Дальше, за горами, простираются земли, не принадлежащие ни одному из племен. Существа, что обитают там, появляются только под покровом ночи, но они могущественны, и от них нет защиты. За долиной поднимаются вверх драконьи горы. На их склонах живут драконы, которые могут летать выше ушуров и которых боятся даже сокоты. Одного из драконов сразил мой прадед. Драконий зуб, который ты, Великий, видишь на моей груди, он принес в доказательство о подвиге…
        - А что с этой стороны, за морем? - спросил я.
        - За морем живут люди, похожие на Великого. Они такие же бородатые, как и ты.
        - И что же, вы никогда не плавали туда? - Я поскреб свою трехдневную щетину и раскурил трубку.
        - Плаваем постоянно, - успокоил Острый Топор. - Мы торгуем с чужеземцами. На золото вымениваем хорошее железо, шелк, пряности.
        - Они сюда плавают? - заинтересовался я.
        - Один запретил плавать к нам под угрозой проклятья, - сказал Острый Топор. - Те, кто нарушают волю Одного, долго не живут.
        - А вы, значит, волю Одного не нарушаете?
        - Еще бы! - с гордостью заверил Острый Топор. - Великий и сам убедится, пожив с нами. Чужеземная скверна и разврат не проникли в души контуперов.
        - Не проникли?
        - Нет. Нам неплохо живется по заветам мудрых предков. А теперь будет житься еще лучше. - Он посмотрел на меня. - Утром мы разговаривали о посевах. Ты сказал, что сможешь помочь с кукурузой и картошкой. Эй, да ты меня совсем не слушаешь!
        - Да, конечно, - сказал я, снова окутываясь клубами дыма и глубоко затягиваясь. - То есть как не слушаю? Слушаю… Сокоты, ушуры, горы там всякие, предков заветы…
        - Да Один с ними, с предками! - воскликнул Острый Топор. - Я про кукурузу спрашивал!
        - А что кукуруза? Кукуруза - царица полей… Знал бы ты, какой кайф покурить после долгого перерыва. После первой же затяжки словно ватный туман расползается…
        - Курить крайне вредно, - перебил меня Острый Топор возмущенно. - Наркоман! Я тебя о посевах спрашивал! Поможешь?
        - Конечно. Давай сегодня это дело и провернем. Я обеспечу созревание, вы уберете урожай, я снова выращу, чего попросите. Пока вы не удовлетворитесь запасами. Договорились?
        - Договорились, - просиял контупер. - Еще бы не договорились!
        - Ну и ладушки, - сказал я. - А сейчас я что-то утомился. Организуй мне покушать и постельку помягче, надоела эта лавка.
        - Сейчас все будет, - заверил меня Острый Топор. - Обед для чародея уже должен быть готов, а постель принесут девы. Достаточно ли десяти юных дев, которые ублажат Великого перед сном?
        - Спасибо, конечно, но мне сейчас как-то не до дев, - сказал я и немедленно вспомнил богиню любви и свои ночные переживания. - Одна дева, впрочем, не помешала бы, ты прав. А десять - это перебор, я этого не люблю.
        - Понимаю, Великий устал, - поклонился Острый Топор. - Я распоряжусь.
        - Флягу-то оставь! - крикнул я Острому Топору вдогонку.
        Он извинился, положил флягу, из которой так ни разу и не отхлебнул, на лавку и вышел. Я снова набил и раскурил трубку.
        Похоже, можно неплохо устроиться у дикарей… Однако я себя знаю. Природа и приключения, конечно, здорово, но дня через три я начну тосковать по компьютеру и жене. Не говоря уже о всяких бытовых мелочах вроде зубной пасты и чистых носков, по которым уже тоскую… Мымрик, опять-таки, голодная сидит, бедолага…
        Пока мне придумывался только один вариант возвращения домой. А именно - попасть на Небо к нервному Верховному, заставить его разобраться с моей проблемой уже как следует и отправить меня куда надо, а не куда взбредет в его невежественную голову. Будет артачиться или наезжать - прочитаю ему «Тещины слезы», да так, что всем Небесам мало не покажется! Значит, надо придумать, как попасть на Небо…
        Ага, на Небо я попытаюсь попасть с помощью Касалана. Пусть шаман поделится со мной грибочками и травкой - закинусь как следует и вознесусь, кто-то из богов упоминал о такой возможности…
        Мои размышления были прерваны появлением в двери охапки мехов, подноса с провизией и черных девичьих глаз, которые блестели из-под этих мехов.
        - Привет, чужеземец, - раздался знакомый мелодичный голос, и барышня бросила меха на пол. - Я принесла тебе поесть.
        - Давай скорее сюда. - Я выхватил у нее поднос, на котором имелось жареное мясо, зелень, несколько горячих кукурузных лепешек и мисочка с белым соусом. Я тут же набил всем этим рот. Мясо оказалось малость пережаренным. - М-м-м… - сказал я, стараясь не чавкать и разглядывая барышню, - это с тобой мы болтали ночью?
        Барышня была очень даже ничего, крупная, но стройная, с симпатичной смышленой мордашкой.
        - Да, - сказала она, ловко расстилая меха. - Меня зовут Лиана. Я так горжусь, что буду теперь твоей женой, солнышко!
        Я закашлялся (кусок попал не в то горло) и, согнувшись пополам, едва не свалился с лавки. Лиана подбежала ко мне и больно заколотила маленькой твердой ладошкой по спине.
        - Не торопись, милый, - прошептала она нежно. - Покушай спокойно, у нас ведь так много времени впереди…
        - Вот что, иди-ка ты отсюда! - велел я, как только смог что-нибудь сказать. - Ишь, быстрая какая! Женой она будет!
        - Но почему? Я не нравлюсь тебе? - На глаза у Лианы навернулись слезы.
        - Меня слезами не разжалобить, не старайся! - Я вскочил и в волнении забегал по срубу. - Ступай, откуда пришла! Нет, главное - сразу женой! Если бы я на всех женился, давно бы сидел в кутузке за мегамультимногоженство! У меня, кстати, уже есть жена!
        - Что, только одна? - расплакавшись, крикнула она. - Такой могучий чародей может иметь целую сотню жен! Даже у моего отца их сорок…
        - Погоди, погоди. - Я нагнулся к Лиане и ласково отвел ее ладони от зареванного лица. - Это меняет дело! Я просто сразу тебя немного неправильно понял. Что именно ты имела в виду, когда говорила, что будешь моей женой?
        - Ну как что? - Мило покраснев, она обняла меня.
        - Погоди минутку. - Я постарался отстраниться, но не сумел. - Ну вот, слезки вытру… А всяких там печатей в паспорте, ЗАГСов там… всего этого идиотизма… не будет?
        - Я не знаю, что такое паспорт. - Она прижалась еще теснее.
        - Это хорошо, что не знаешь! Это ты молодец! Ну, не обижайся на меня… Какой необычный покрой у твоей шкуры…
        - Солнышко, ты ведь хотел покушать, - прошептала она изменившимся, грудным голосом. - Ты не там ищешь, пуговичка спереди…
        - Кто так строит!
        - А от этого сбоку… Давай лучше я помогу тебе…
        - Конечно, давай… Ай! Аккуратнее с молнией, прищемишь!
        - Как ты только их надел… Но ничего, я девушка сильная…
        - Алё, хватит, ногу же оторвешь! Обалдела? Расшнуровать же вначале надо! Хватит, хватит, я сам…
        Раздался стук в дверь, деликатный, но решительный.
        - Кого там черт принес? - возмутился я. - Я сейчас очень занят!
        - Прошу прощения, - раздался голос Острого Топора, - однако есть дела, по поводу которых необходимо спросить совета у Великого.
        - Ступай, милый, я подожду тебя, - на ушко выдохнула мне Лиана, - отец не стал бы тебя зря беспокоить.
        - Час от часу не легче, - пробормотал я, застегивая рубашку и направляясь к двери, - так он еще и твой отец? Да иду я, иду!
        - Прошу прощения за беспокойство, - сказал мне поджидающий на пороге Острый Топор. - Моим воинам удалось поймать четырех чужеземцев, выброшенных на берег около часа назад. Я подумал, что Великий захочет их видеть.
        - Проклятье! Эка невидаль - чужеземцы! - прорычал я. - Я сам в душе чужеземец!.. Ладно, раз уж так вышло… Где они?
        Острый Топор показал рукой, и я обернулся.
        Из леса выходила внушительная процессия. Десяток контуперов с копьями наперевес конвоировали четверых пленников. Руки были связаны только у одного из них, гордо вышагивающего впереди. Остальные трое плелись вместе. Здоровенный детина и плюгавый носатый тип тащили под мышки толстяка, явно неспособного передвигаться самостоятельно. Впрочем, толстяк был в сознании, пытался переставлять ноги, хотя это у него и не очень получалось. Он поднял голову, что-то сказал идущему впереди пленнику, и тут я его узнал.
        - Блин, так это же Бьорн Толстый! - заорал я, бросаясь к пленникам. - Бьорн, старина, какими судьбами? Узнаешь меня?
        - А, новенький… - сказал Бьорн. - Как же, помню. Фляга с тобой?
        Глава 6
        Бьорн Толстый. Давай я тебя нарисую
        Мне приснилось много всякой чепухи.
        Сначала я возлежал среди пасторального пейзажа в компании обнаженных дикарок, на которых обратил внимание, когда плелся по контуперской деревне, и которые в моем сне по совместительству оказались пастушками. Перегнувшись через одну из них, я потянулся к столику с фруктами за виноградом и увидел разъяренную Елену. Та стояла на фоне грозовой тучи, уперев руки в бока - верный признак надвигающегося скандала.
        Скандал разразился на кухне Ленкиной небесной виллы - видимо, чтобы любимая, доказывая свою правоту, могла привычно бить тарелки. Свинство: даже мой сон считал должным оказывать ей, а не мне, мелкие знаки внимания… Я, конечно, попытался объяснить, что она сама во всем виновата, а ее кокетство с десятком поклонников - куда хуже моего ни к чему не обязывающего отдыха с пастушками, для того и предназначенными…
        Куда там, объяснил один такой. Выяснилось, что я мерзкий алкаш, похотливый ходок и трусливый предатель. И что между нами, ничтожество, теперь все кончено! Что она не знает, что со мной сделает. И что она без меня не может.
        Тут самое время было начаться не менее бурной, но куда более приятной сцене примирения… однако, по закону подлости, сцена примирения мне не приснилась.
        Приснились же мне пыточные застенки Черных Ям, такие, какими знал их по рассказам Джема. Я был распят цепями на стене, и меня мучили два демона - один, как две капли воды похожий на Тора Ефрея, только синий, читал мне пламенную лекцию о пользе добродетели. «На Небо с чистой совестью! - говорил он. - Трезвость - норма жизни! Дисциплина - дело чести, дело славы, дело доблести и геройства! Враждебным выходкам - решительный отпор! Ужин - отдай врагу!»
        Тем временем другой демон, на физиономию вылитый Росомаха, но почему-то с лишним глазом во лбу, с женским телом и в кожаном черном белье, задорно стегал меня плеткой. Было скорее противно, нежели больно, да и цепи сильно давили на грудь. Наконец, я не выдержал и рассказал все, что о них думаю. Демон Росомахобаба сорвал с себя голову Росомахи, нацепил вместо нее драконью - и откусил мне руку…
        - Не дергайтесь! - прикрикнул на меня граф. - Мы вас перевязать решили, пока вы храпите. Бинт присох, зараза, пришлось отдирать. Потерпите еще немного, друг мой, остались пустяки…
        Собственно, дергаться я и не мог - у меня на груди сидел Крыс, а граф крепко держал раненую руку. Я повернул голову и посмотрел на рану. Демон меня того-этого, аккурат по татуировке рубанули… Рваный разрез, довольно длинный, затянутый тонкой болячкой, из-под которой сочилась сукровица. Останется безобразный шрам, минимум недели на три… Над раной граф держал небольшую склянку. Я знал, что там спирт, сам творил, и отвернулся. «Назло не буду орать!» - решил я, сжимая зубы. Граф плеснул из склянки, и я заорал.
        - Трудно быть богом, - посочувствовал граф.
        - Нечего было подставляться! - буркнул Крыс. - Повезло еще, что рана чистая.
        - Долго я дрых? - спросил я, отдышавшись. - И что вообще происходит?
        - Точно не знаю, - сказал граф, ловко пеленая поврежденную руку чистой тряпкой, - мы все тоже поспали. Думаю, часов десять… Кстати, вы болтали во сне. Точнее говоря, смачно ругались. Я кое-какие слова, для себя новые, запомнил и надеюсь потом расспросить вас поподробнее об их этимологии… Отпускайте его, Крыс, я закончил.
        - Тебя, Бьорн, посланец за дверью дожидается, - слезая с меня и хлюпая, сообщил Крыс. - От твоего знакомого… ну от этого, лупоглазого, который к тебе обниматься лез. Мол, чтобы зашел к нему, как проспишься… Кто это, собственно, такой?
        - Не знаю, - сказал я. - Я его один раз всего и встречал до этого. Далеко отсюда, еще на Небе… Тоже бог, разумеется. Зовут Энди.
        - Богов-то развелось, - пробурчал Крыс, - плюнуть некуда! Я за всю жизнь ни единого не встречал, и на тебе - скопом поперли…
        - Надо бы сходить, пообщаться с ним. Забавный парнишка. А где Маленький Дик?
        - У Дика, как ни странно, нашлись знакомые контуперы. Он с ними торговал, когда плавал. Точнее, его команда торговала. Контрабанда, святое дело… Так его от нас почти сразу забрали, чего-то эти ребята контуперам должны остались.
        - Бреи и демоны! Почему меня не разбудили?
        - Дик не велел, - сказал Крыс. - Вообще, он здорово изменился после побега: когда не молится, начинает нести пургу - как греховно жил прежде…
        - Боюсь, дорогой друг, именно встреча с вами так на него подействовала. Теперь Дик говорит, что остаток жизни намерен посвятить искуплению своих грехов и добрым делам. Боюсь, он стал праведником. После того, как уверовал… в вас.
        - Этого только не хватало! - Я вскочил и крепко приложился башкой о медный светильник, свисающий с потолочной балки. - А, демон меня того-этого! Ладно, вправлю Дику мозги. Но сначала надо его от контуперов отмазать.
        - Лупоглазый тут в авторитете, - пожал плечами Крыс. - Будешь говорить, замолви и за Дика словечко.
        - Замолвлю, куда ж я денусь… Нам пожрать дали?
        - Дали. - Крыс показал на лавку у стены.
        На лавке, накрытая вышитым рушником, угадывалась какая-то снедь.
        Я снял рушник, под которым оказалось вяленое мясо, сыр, яблоки, глиняный кувшин и несколько широких керамических пиал. Я взял пиалу, налил из кувшина козьего молока. Сжевал кусок сыра, запил, взял яблоко покрупнее и двинулся к выходу.
        - Пожалуй, пойду.
        - Удачи! И, пожалуйста, поинтересуйтесь нашим статусом…
        - А то не выпускают нас! Сторожат. Ты скажи лупоглазому, чтобы копейщиков отозвал. А то я нервничаю. А если я нервничаю, то за себя не ручаюсь. Могу ведь и поближе подобраться!
        - Скажу, - пообещал я и вышел.
        За дверью обнаружился небольшой костерок, вокруг него молча сидели стерегущие нас дикари. Небо было усеяно крупными звездами. Звезды мне не понравились - было в них что-то ненастоящее, поддельное, как в сделанных из стекла бриллиантах, которые продают на ярмарке.
        - И пусть парашу принесут! - крикнул вдогонку Крыс.
        Парни с копьями вопросительно смотрели на меня.
        - Назад! - приказал один из них. - Вернись в дом. Не велено!
        - Я - Бьорн Нидкурляндский, - сказал я. - Кто тут по мою душу?
        - Здесь, здесь, - суетливо вынырнул из темноты щуплый контупер. В свете костерка я заметил, что физиономию его украшает внушительный фингал. - Тебя Великий хочет видеть! Значит, Бьорн, да? Толстый, да? А я Ухо Дятла, я здесь почти главный, можно сказать, правая рука Касалана, да склюют ушуры его мерзкую плоть, и левая рука Острого Топора, да пусть он будет здоров, да!
        Тараторящий абориген взял меня под руку и потащил в темноту.
        - Помедленнее. Ни зги же не видно, куда наступать! - сказал я, смачно откусив от яблока.
        - Дорога ровная, не бойся, здесь рядом, а я не подведу, да. Великий сказал, что ты тоже чародей. Так если надо чего - я все знаю, все слышу… Я полезный, Бьорн, да, полезный.
        Я не ответил. Тогда Ухо Дятла прижался ко мне вплотную и взволнованно зашептал:
        - Ты, главное, Великому про меня передай, что я кое-что слышал, да. Кто Касалану бежать договаривался помочь, когда Великий его еще не освободил… Только пусть меня завтра на работу со всеми не посылают, да, и мяса дадут. А я и про Острого Топора рассказать могу…
        - Что ты собрался про меня рассказывать, сын змеи? - раздался из темноты грозный голос.
        - Только хорошее, мой вождь, - подпрыгнув от неожиданности, воскликнул Ухо Дятла. - Только и исключительно хорошее, да!
        - Проваливай отсюда, - распорядился Острый Топор, - и чтобы завтра утром был со сборщиками!
        - За что?! - плаксиво вскричал Ухо Дятла. - Если слушать не надо, то я и не буду, да… Сначала поручает, да…
        - Ладно, утром на доклад, а там поглядим. Ты еще здесь?
        - Нет меня, нет, да! Я уже ушел, да…
        - Бьорн Толстый, - приказали из темноты, - ступай сюда! Великий тебя ждет.
        - Куда - сюда-то? - спросил я, пытаясь разглядеть хоть что-то и осторожно продвигаясь на голос.
        - Сюда - это сюда!
        Скрипнула дверь, и в ночь выплеснулся прямоугольник света.
        - Заходи!
        Я выбросил огрызок яблока и вошел в небольшой сруб вроде нашего, только земляной пол здесь весь зарос колосьями и лопухами. С балок потолка свисали благовонные масляные светильники, вдоль дальней стены стояла длинная лавка, рядом с которой располагалось роскошное меховое ложе, а на ложе, в обнимку с моей флягой, возлежал Энди.
        - Бьорн! - радостно закричал он.
        Энди вскочил, но, запутавшись в мехах, едва не растянулся на полу. Флягу он, конечно, опять уронил.
        - Так ты теперь Великий? - спросил я, поднимая флягу. - Эка набрался-то, я тебя и не догоню небось!
        - Догонишь, я в тебя верю. - Энди полез обниматься. - С тех пор как ты мне флягу подарил, это мое обычное состояние… Острый Топор, братушка, это Бьорн!
        Бьорн, знакомься, - Острый Топор, местный военачальник!
        - Хорошенькое племя, - проворчал я, поворачиваясь к вошедшему вслед за мной контуперу. - С двумя познакомился, так один, похоже, осведомитель, а другой военачальник. Будем считать, что я рад.
        - Будем считать, что я тоже, - хмуро кивнул Острый Топор. - Великий желает видеть Касалана сейчас?
        - Нет-нет, утром. Его нашли?
        - У Касаланов свои пути, нам не отыскать. Я говорил с его тенью. Касалан согласен встретиться с Огненным чародеем, если тот обещает ему безопасность.
        - Проклятье, конечно же, обещаю… Я вовсе не намерен всю жизнь вкалывать за него! Скажи, что надолго не задержусь, пусть шаманит на здоровье.
        - Передам, - сказал Острый Топор. - Еще Касалан велел передать, что ты - не Великий.
        - Вот вздорный старикашка, - вздохнул Энди. - Неймется ему…
        - Касалан велел передать, что ты - Избранный.
        - А, - сказал Энди и, вспомнив что-то свое, засмеялся. - Пусть Избранный, мне однофигственно.
        - Избранный не забыл свое обещание завтра заняться подсолнухами? Тут недалеко, за северной рощей.
        - Мало вам картошки с кукурузой? А водяной чип вам принести не надо случайно, нет?
        - Мы были бы безмерно благодарны Избранному, - поклонился Острый Топор. - Правда, я не знаю, что такое водяной чип…
        - Забей! - сказал Энди довольно нервно. - Это я пошутил неудачно… А подсолнухами займусь, отчего не заняться. Ты чего спать не ложишься-то?
        - Много дел. Если я понадоблюсь Избранному, пусть позовет, буду поблизости. - Острый Топор кивнул нам и вышел из хижины.
        Я погладил флягу, вытащил пробку и уселся на лавку.
        - Ты как здесь оказался? - спросил я. - Вот уж кого не ожидал встретить!
        - Как я здесь оказался?! - воскликнул Энди и нервно забегал взад-вперед по комнате, топча лопухи. - Этот ваш небесный остолоп Верхний на меня наорал, что я вовсе не бог, а обожравшийся поганками дикарь, и спровадил сюда! И здесь меня сначала чуть не сожгли, потом чуть не утопили, а мне домой позарез надо!
        - Да, Верховный, бывает, сначала делает, а потом думает, - посочувствовал я, - а за что тебя топили?
        - Да ни за что в общем-то. - Мне показалось, что Энди немного смутился. - Пить меньше надо… Но я колдонул малость, так что контуперы меня боятся теперь. Ну и с посевами помог, померзло тут все, а я урожай обеспечил. Они такого урожая в жизни со своих куцых делянок не имели!
        - Э, да ты бог плодородия, парень? Как же Верховный тебя не разглядел? Да не может такого быть!
        - Ну, не знаю, чего я бог, но колдовать много чего умею! Как выяснилось… Мне к себе надо! Дома пятно горячее на обоях, того и гляди, пожар начнется… С работы уволят теперь, как пить дать. Катька с голоду помирает. Марина Львовна места себе не находит…
        - Жена? - спросил я.
        - Жена…
        - А Марина Львовна - теща?
        - Львовна и есть жена!
        - Гм… - сказал я. - И детишки есть?
        - Нет, пока без детишек. Сначала квартиры не было, а теперь не получается у нас что-то…
        - Помочь? - предложил я, вспоминая уроки Гарика.
        - Нет уж, - засмеялся Энди, - я сам! Себе лучше помоги…
        - Я богиню люблю, - сказал я, - нам детей нельзя. Один не велит.
        - Почему?
        - Сам догадайся, - проворчал я, - не маленький.
        - М-да… Слушай, братушка, а ты откуда здесь взялся?
        - Перестань бегать, голова кружится. - Я протянул ему флягу. - Нас сюда ураганом занесло, на яхте плыли. Попали в центр тайфуна, забодай его брей, не плыли, а летели…
        - А тут вроде нормальная погода стояла, никаких тайфунов.
        - Ясное дело, - хмыкнул я. - Не простой ураган, насланный. Росомаха за мной охотится, его еще Ларсом называют, не знаком? Чуть всех остальных заодно не угробил, скотина, еле отбился, я не в форме был! Хотел бы я знать, как недоумок меня вычислил, не умеет он этого…
        - А, я ведь тебе главное не рассказал, - снова забегал Энди, - за тобой не только Ларс охотится, братушка, ты поосторожнее будь!
        - В каком смысле?
        - В таком! Верхний при мне тебе вдогонку Тора послал, Ефрея!
        - То-то мне сны такие снятся, - я вскочил и забегал рядом с Энди, - это Ефрей меня прощупывает… От бога порядка не особо спрячешься, рано или поздно они меня с Росомахой выследят…
        - Да нет же, Тор отдельно ищет, чтобы тебя к Верхнему доставить. В какие-то Черные Ямы упрятать хотят, как я понял. А с Ларсом богиня любви Елена увязалась. Красивая. Говорит, будет убивать тебя медленно…
        - Стоп! - сказал я, останавливаясь. - Про Ленку - это точно?!
        - Точнее не бывает. При мне дело было, просто ужас-ужас какой-то!
        Не ожидал… не ожидал, демон меня того-этого, от Елены! Бросить Небеса, карьеру свою дурацкую в канцелярии бросить - и меня искать на Земле… Да если бы знать, что она на это способна, я бы никогда… ну, или ее с собой бы взял… Нет, конечно, пусть она меня поищет, помучается, заслужила. Но как найдет - я Елену от себя не отпущу… и плевать на ее выходки, я тоже хорош!
        - Эй, алё! - Энди помахал у меня перед глазами рукой. - Очнись! И перестань лыбиться как дурак! Я ее видел, и вот что скажу: лучше встретиться с десятком Ларсов, чем с одной такой богиней в ярости!
        - Мальчишка! - крикнул я, хватая его в охапку и пускаясь в пляс. - Что ты понимаешь в любви! Дай я тебя расцелую!
        - Отстань, извращенец, найди другой объект целования…
        - Не хочешь целоваться?! Ну, тогда давай я тебя нарисую! - И я бросился наружу, к кострищу, за углем.
        - Да угомонись ты, сумасшедший, не до рисования сейчас! - Энди выбежал за мной на порог.
        - Счастья своего не понимаешь, дурилка братская. - Я набрал горсть холодных угольков, втолкнул Энди внутрь и потащил в центр, на освещенное место. - Внукам своим будешь хвастаться, что тебя Бьорн Нидкурляндский рисовал! Или продашь, чтобы старость себе обеспечить…
        - Ну прекрати, ну успокойся, потом нарисуешь, - артачился Энди, но меня было не удержать.
        - Встань ровно! - прикрикнул я на него. - Не вертись! На чем бы мне тебя…
        Оглядевшись, я обнаружил на лавке деревянный поднос с мясом и какими-то овощами. Вывалив все с подноса, я перевернул его вверх ногами - поднос оказался отличный, ровный, из светлого ошкуренного дерева.
        - Ну на постель-то зачем, мне же там спать…
        - Помолчи пять минут! - попросил я умоляюще, делая первые штрихи. - Впрочем, можешь говорить, только стой спокойно и не двигайся…
        - Блин…
        - Ничего, постоишь, не развалишься! Спокойно - не значит по стойке смирно, а ну-ка, ссутулься обратно и руки в карманы засунь…
        - Нет, вы, боги, все какие-то ненормальные, - сказал Энди, доставая из-за пазухи большую черную трубку. Затем, словно ярмарочный шарлатан, добыл из предмета, зажатого в кулаке, огонек, раскурил трубку и окутался клубами дыма. - Я хотел посоветоваться, как бы домой попасть…
        - Ненормальные, - прошепелявил я, как обычно во время работы забывая следить за собой и закусывая нижнюю губу. Елена вечно ругалась, что некрасиво губу закусывать… - Посоветоваться…
        Энди глубоко вздохнул и замолчал. Я работал. Постукивание уголька успокаивало.
        Разумеется, хорошую картину на вдохновении не нарисуешь. Хорошая картина рисуется на упрямстве и ремесленном мастерстве, рисуется долго, и еще дольше придумывается. Но иногда на меня накатывало, и я делал маленькие наброски в каком-то экстазе, и именно из этих набросков потом вырастали лучшие вещи. Кроме того, после того, как выяснилось, что я сын Одного, и начал тренировать способности бога, - работа странным образом сильно ускорилась. Когда меня охватывал азарт, любое дело начинало спориться… Я надавил слишком сильно, уголек рассыпался, я схватил с лавки следующий. Освещение неудачное, огоньки в светильниках дрожат, сквозняки, свет мечется; но и эффект интересный из-за этого…
        - Ну, долго еще? - тоскливо спросил Энди.
        - Почти уже… Будет время и холст, маслом перерисую, - пообещал я. - Вот, смотри.
        - Ну, вроде похож, - скучающим тоном сказал Энди, вглядываясь.
        Я молча пил пиво.
        - Черт, здорово у тебя выходит! - добавил Энди, постепенно оживляясь. - Рулез, ей-богу, рулез! Вылитый я, живой, не застывший… Ну, слов нет! Проклятье, да как ты это делаешь?!
        - Мастерство не пропьешь, - сказал я, отложив флягу и заглядывая ему через плечо. - Дай-ка, я тут тень, на колене, подправлю…
        Я взял уголек, дотянулся до наброска и сделал недостающий штрих. Нарисованный Энди отдернул ногу, действительно обрел объем и плоть, замахал руками и соскользнул с подноса.
        - Лови! - крикнул я. - Разобьется!
        Энди настоящий дернулся и поймал Энди нарисованного у самого пола за шиворот.
        - Как это понимать? - ошарашенно спросил он.
        - А понимать это так, что свершилось! - ликуя, крикнул я. - Нет, сегодня положительно моя ночь! Только величайшие боги древности умели рисовать оживающие картины, но чтобы у кого-то ожил угольный набросок - такого еще не бывало! Сегодняшняя ночь войдет в историю, и ты прославишься вместе со мной, дружище!
        Нарисованный Энди ловко извернулся, цапнул Энди настоящего за ладонь, шлепнулся на пол, лавируя между лопухами, добежал до стены и выскользнул наружу, нырнув сквозь дыру в бревнах.
        - Что это было? - промычал Энди, засунув укушенный палец в рот. - Я?
        - Ну, не совсем ты, - засмеялся я. - Твой маленький образ.
        - Нет, ты погоди, - сказал Энди угрожающе, - что значит - мой маленький образ? Такой же, как я, только маленький?!
        - Не такой же, а всего лишь подобный, - успокоил я, но Энди не успокоился.
        - Слушай, ты, бог! - Он вцепился мне в жилетку и прижал к бревнам стены. - Ты меня не путай! Я не желаю, чтобы нарисованное по моему подобию там сгинуло, понял? Ты немедленно что-нибудь придумаешь, или я… я… Даже не знаю, что с тобой сейчас сделаю!
        - Ну почему же сразу - сгинуло? - Я попытался отпихнуть его, но не смог, мешала раненая рука. - Выроет норку где-нибудь на кукурузном поле, будет на насекомых охотиться, колоски у контуперов тырить…
        - Да ведь это же я! - горестно воскликнул Энди, отпуская меня и хватаясь за голову. - А я не желаю охотиться на насекомых и жить в норке!
        - Да не ты это, успокойся, не ты! Он же маленький, у него мозгов-то особо и нет, так, рефлексы кое-какие. Прекрасно проживет и будет вполне счастлив!
        - Счастлив? В норке? Один?
        - Прекрати истерику! В конце концов - я ведь ему жизнь подарил!
        - Да разве это жизнь?! Одному, в норке? - Энди снова схватил меня и затряс. - Ты собираешься что-нибудь делать или нет?!
        - Ладно, ладно, отпусти. Сейчас все будет…
        Он отпустил меня, я взял поднос, схватил с лавки очередной уголек и взялся за дело. После первого успеха появилась странная уверенность, что все получится, и у меня получилось. Буквально через пять минут в моих руках билась маленькая Елена. Следя, чтобы она не прокусила мне ладонь, я аккуратно понес ее к дыре в бревнах. Энди наблюдал за нами в полной прострации, и без того выпученные глаза его выпучились еще больше.
        - Беги, глупенькая, на волю, - ласково сказал я, подталкивая испуганно застывшую перед дырой Елену. - Найди Энди, дурашка. И не скучайте в норке, дети мои, - советую плодиться и размножаться! Вам понравится.
        Ленка оживилась и юркнула в щель.
        - Доволен теперь? - спросил я.
        - Я фигею без баяна, - жалобно сказал Энди, опускаясь на лавку и хватая флягу. - Мне Катьку покормить надо, я ее котенком, слепым еще, на помойке подобрал… Домой хочу!
        Он поднял флягу и закинул голову. Заросший щетиной кадык заходил в такт гулким глоткам.
        - А где твой дом? - спросил я.
        - Не знаю я, как объяснить, - тоскливо сказал Энди, вытирая подбородок рукавом рубашки. - Но не на этой вашей Земле… И не на вашем Небе…
        - Так тебя из другого мира к нам занесло? Вот здорово! И как там у вас?
        - Нормально… А что, много этих миров?
        - Много. Да и не все известны, иногда открываются новые.
        - Да? А кто мне домой добраться поможет?
        - Тебе в гильдию изучения миров надо было обратиться. Почетный председатель - Учитель.
        - Да этот ваш Учитель - болван почище Верхнего! Он меня к дикарям и причислил, собака свинская!
        - Извини, но предположить, что ты из другого мира… Наши Земля и Небо очень тесно пересекаются, фактически общий мир, и попасть оттуда туда или наоборот - не сложно. Даже без чудес. Небо-то когда-то наши маги создали для себя, Одного идея. Есть, скажем, гора - гора Блаженства называется. Правда, она блуждающая, все время к разным хребтам пристраивается, мерзавка, многих географов с ума посводила. Если на нее на Земле залезть, то слезть, если повезет, и на Небе можно. И наоборот.
        - Слушай, а как ее найти?
        - Да никак. Говорят, она сама под ноги подворачивается, когда надо. Тоже Одного работа, конечно. Не знаю, зачем ему понадобилось… Время от времени, говорят, какие-то очумевшие альпинисты у нас на Небе объявлялись, в полных непонятках, Верховный им память подправлял и на Землю налаживал… А зачем тебе?
        - Как зачем? Хочу обратно на Небеса заявиться, может, со второй попытки не промахнутся…
        - Может, и не промахнутся. А может, так тебя отправят, что костей не соберешь.
        - Блин!
        - Да нет, должны тебя точно перебросить, если помочь захотят. Повозиться им только придется. Ты-то к нам как-то попал, след остался… Жаль. Был у меня амулетик, его просто скушать было достаточно - и на Небе. Но я его умудрился потерять.
        - Я примерно так и хотел вернуться, - оживился Энди. - Одолжить у местного шамана грибочков галлюциногенных..
        - Дело хорошее. Я с тобой грибочками тоже угощусь с превеликим удовольствием. Только на Небеса мы не попадем, прикинь, сколько торчков каждый день грибочками балуется?
        - Что же мне делать?
        - Эх, дружище, мне бы кто сказал, что делать… - вздохнул я. - Я вот чего думаю. Раз уж нас на драконий материк занесло, грех к драконам не заглянуть. Меня как раз в гости приглашали, самое время воспользоваться. Если меня Росомаха в компании с Ленкой разыскивают, то прятаться от них смысла нет. Богиня любви нужного ей мужика из-под земли достанет… да и не хочу я от нее прятаться. Соскучился… А драконы, может, от Ларса с Тором оборонят, если убежища попрошу… В общем, не знаю, тут подумать надо. Но тебе прямой резон к драконам идти. Они между мирами тоже путешествуют, глядишь, и подбросят куда надо.
        - К драконам? А они какие?
        - Ну, такие… - Я сделал соответствующую физиономию и замахал здоровой рукой, изображая крылья. - С хвостом и зубами. Ты что, драконов не знаешь?
        - Гм… Знаю, конечно, - пробормотал Энди и вдруг забеспокоился: - А они нас не того… не сшамкают?
        - Может, и того, - сказал я, - но вряд ли. Зачем им? Ты бы порасспросил контуперов, они должны дорогу к драконьим горам знать.
        - Мне уже на что-то такое намекали! - Энди бросился к двери и заорал в ночь на поддельные звезды, созывая контуперов.
        - Да тише ты, - сказал я. - Всю деревню перебудишь.
        - Не перебужу, мы на отшибе, - сказал Энди и обратился к сбежавшейся на крики толпе дикарей: - Мне нужен Острый Топор, остальные свободны! Острый Топор, заходи, не мнись на пороге. Дело есть.
        - Слушаю, - сказал Острый Топор, заходя.
        - Да ты садись. - Энди обнял дикаря за плечи и повлек его к лавке. - Выпей с нами!
        - Не пью, - сказал Острый Топор, усаживаясь.
        - Да ты попробуй только, - сказал я, всучивая Острому Топору флягу. - Только глоток, а дальше сам решай, мы заставлять не будем!
        - Нет, - твердо сказал Острый Топор. - Один запретил нам дурманящую отраву, от которой все беды!
        - А вы и послушались? - Я отнял у дикаря флягу. - Мало ли чего старик брякнет. Небось с похмелюги был, вот и…
        - Не святотатствуй! - сказал Острый Топор угрожающе и встал. - А не то пожалеешь, что родился на свет!
        Я тоже встал. Ростом я был Острому Топору по подбородок, но когда это меня останавливало? Лицо контуперского военачальника было бледным, он разглядывал меня в упор сердитыми узкими глазками.
        - Подумаешь! - спокойно сказал я ему. - Я уже сто раз жалел. Не слишком переоценивай этот свет, дружище. Не переоценивай, а то сам пожалеешь!
        - Алё, ребята, спокойнее, - вмешался Энди, вклиниваясь между нами. - Угомонитесь, пожалуйста! Не будем ссориться, ведь мы одна команда.
        - Я не команда, - возразил я, - а сам по себе. Ладно, замнем, начальники…
        - Блин, Бьорн, ты не прав!
        - Ладно, извините. Раздражаюсь, когда при мне пиво хают, есть у меня такая слабость… Мы к драконам вроде собирались, давайте делом займемся!
        - Правильно, я тебя сам к драконам и отведу, толстяк, - хмыкнул Острый Топор. - Столько мяса зря пропадает!
        - Нет, Острый Топор, Бьорн не шутит. Мы с ним обязательно должны попасть к драконам. И мы торопимся. Далеко это?
        - Не то чтобы далеко, - сказал Острый Топор задумчиво. - Недели две идти. Только путь очень уж опасный, да и драконы… Огненный чародей знает, что Острый Топор, - контупер стукнул себя в грудь, - вождь из рода повелителей драконов?
        - Теперь знаю, - сказал Энди. - А что это значит?
        - Последний из нашего племени, кто осмелился на путешествие в драконьи горы, был мой прадед, Драконий Зуб. С ним шло много спутников, но вернулся прадед один, от выпавших на его долю опасностей окривевший на левый глаз и без ушей. Там, в горах, он сразился с драконом и одолел чудовище. Доказательством служит зуб, вырванный прадедом у поверженного зверя. С тех пор этот зуб - главное украшение на нашем фамильном ожерелье!
        Дикарь с гордостью распахнул куртку и продемонстрировал нам болтающееся на его шее ожерелье из разнообразных зубов. Действительно, был там и зазубренный драконий клык. Я с трудом удержался, чтобы не брякнуть, что предок Острого Топора был жулик: клык, судя по всему, был молочный, и выпал он, конечно, сам, и никто его не вырывал.
        - Что-то хочешь сказать? - подозрительно покосился на меня чуткий Острый Топор, недовольный моей мимикой.
        - Ладно уж, промолчу, - проворчал я.
        - Правильно, святотатец, - кивнул Острый Топор. - Здоровее будешь… Я давно мечтал повторить путь предка. Если Избранный не против, я сам поведу отряд. Когда мы планируем выйти и сколько воинов Избранный хочет взять с собой? Восемьдесят человек? Сотню?
        - Однако, - Энди снова забегал туда-сюда, - не могу же я подвергать опасности жизни стольких людей! Возьмем несколько добровольцев… А когда выйдем? Думаю, на днях, надо спешить…
        - Сколько Огненный чародей планирует взять добровольцев? - удивленно взглянув на Энди, терпеливо уточнил Острый Топор. - Мне надо назначить их заранее. Избранный может не сомневаться - каждый контупер с радостью отдаст за него свою жизнь! Это ли не лучший путь к охотничьим угодьям предков?.. Так что пойдут как миленькие, никуда не денутся!
        - Кстати, насчет «на днях», - вмешался я. - Вы как хотите, а я иду завтра на рассвете. В смысле, сегодня! За мной три погони, демон их того-этого…
        - Погоди… Как же я без тебя с драконами-то?
        - Пусть идет один! Когда мы встретимся с чудовищами, Огненному чародею понадобится не жирный болтун, а храбрый воин!
        - Энди, не слушай пустомелю, - сказал я. - Погибнешь. И потом, я не один!
        - Проклятье, - хлопнул себя по лбу Энди, - совсем забыл о твоих друзьях. Это все пиво, будь оно неладно, Острый Топор в чем-то прав…
        - Такой вопрос, - перебил я. - Там у нашей избы сидят вооруженные контуперы. Мы - пленники?
        - Острый Топор! - укоризненно воскликнул Энди. - Я же тебе говорил, друзья Бьорна - мои друзья! Хорошие мужики, Бьорн?
        - Отличные.
        - Вот видишь, Острый Топор! Так что отзови своих стражников, я за мужиков ручаюсь! А кто они, кстати?
        - Так… - сказал я уклончиво. - Я с ними недавно познакомился. В тюрьме.
        - Примерно так я и полагал, - хмыкнул Острый Топор. - Пусть мои люди там побудут. Я слышал, что чужеземцы рассказывают, будто у контуперов среди бела дня по улицам бешеные волки разгуливают и в тамтамы стучат. Так что будем считать, что мы дорогих гостей охраняем, для их же блага!
        - А может, они с нами не захотят пойти? - с надеждой спросил Энди.
        - Это их спросить надо. Может, не захотят, а может, и захотят. Что им тут делать-то? Да ты не переживай, мужики правда неплохие, даром что душегубы, - успокоил я и пояснил Энди: - Я с ними вместе из тюрьмы бежал. Народ тертый, в пути они нам здорово могут пригодиться.
        - Ну, если бежали… - глубоко вздохнул Энди. - Пойдем, попробуем поговорить с твоими преступниками. Острый Топор, отправимся сегодня, хотя, извини уж, Бьорн, и не на рассвете. Собраться же надо!
        - Избранный не сказал, сколько ему понадобится воинов.
        - Зачем воины? - поинтересовался я. - Я воевать ни с кем не собираюсь!
        - Ты, толстяк, не собираешься, а я собираюсь. Я уже говорил Избранному, что от драконьих гор нас отделяют земли трусливых красноглазых выродков!
        - И что, обязательно прорываться с боем? - спросил Энди. - По-тихому проскользнуть никак не получится?
        - По-тихому проскользнуть получится, - воскликнул воинственно Острый Топор, - но я бью красноглазую сволочь, когда бы ни встретил! Мы давно не устраивали им трепки! Считаю необходимым по пути к драконам разгромить их нищее становище. Против мощи Огненного чародея красноглазым не устоять! После победы над ними мы сможем отправить лишних воинов с захваченными рабами домой, а сами последуем дальше…
        - Никаких красноглазых я громить не собираюсь, - решительно заявил Энди. - Даже и не мечтай!
        - Тогда я дам Избранному проводника, - сказал Острый Топор.
        - То есть сам ты с нами не пойдешь? А как же повторение пути предка?
        - В другой раз. Я не могу сейчас оставить племя. Нет заместителя, которому можно было бы доверять, - решительно заявил Острый Топор.
        - А ты как думал! - сказал я обескураженному Энди. - Ладно, пойдем, я тебя со своими ребятами познакомлю. Заодно и спросим их… Кстати!
        Я шагнул к Острому Топору, положил здоровую руку ему на плечо и, глядя в глаза, спросил:
        - А почему Маленького Дика охраняют отдельно от нас?
        - Он пират и контрабандист, - не отводя взгляда, сказал Острый Топор. - И он нарушил клятву. На заре мы будем судить его по заветам Одного, и справедливость, как всегда, восторжествует!
        - Мне необходимо его увидеть, - сказал я. - Хочу присутствовать на суде.
        - Я с тобой! - Энди повесил флягу себе на шею. - И я не понимаю, почему мне ничего не сказали про суд!
        - Как будет угодно Избранному, - наклонил голову Острый Топор. - Это старое дело, возникшее задолго до твоего появления у нас. Мы не хотели беспокоить Огненного чародея по пустякам. Ступайте за мной…
        Втроем мы вышли наружу. До восхода солнца было еще далеко, но ночь уже заканчивалась. Первые клочки тумана плавали между контуперскими домами, звезды уменьшились до нормальных размеров и потускнели, в сумерках можно было различить чернеющие очертания леса за дальней стороной спящей деревни. Мы стояли на пороге душного от благовоний Эндиного сруба и с удовольствием глотали пахнущий ранним утром воздух. Было свежо, как бывает рядом с морем.
        - Кстати, а который дом - ваш? - спросил меня Энди.
        - Это у Острого Топора надо узнать. Меня в темноте вели, а как я туда первый раз попал, вообще не помню.
        Острый Топор ничего не ответил. Я удивленно поглядел на военачальника - тот стоял с закрытыми глазами и пьяно покачивался.
        - Да простит меня Великий, - раздался сзади спокойный голос, - я позволил себе усыпить всех лишних. Иначе меня могли попробовать схватить, а я этого не хотел.
        Мы с Энди обернулись на голос и увидели стоящего сзади длинного лысого старика с лицом, словно высеченным из темной скалы. В руках старик сжимал бубен.
        - Вот те на! - воскликнул Энди. - А я как раз хотел…
        - Я все знаю, - кивнул старик, - я подслушивал. Острый Топор назначит проводником Ухо Дятла. Великий захочет отказаться, осмелюсь посоветовать не делать этого. Ухо Дятла трус, он будет осторожным проводником.
        - Да я и не собирался отказываться, - заявил Энди. - Какая мне разница? Я, кроме Острого Топора да Лианы, здесь ни с кем и не общался толком…
        - Острый Топор - дурак! - перебил его старик, почему-то глядя не на Энди, а на меня. - Он забыл слова пророчества и все перепутал! Надеюсь, Великий разрешит недостойному сопровождать его в этом походе? Я постараюсь быть полезным.
        - Ну, не знаю, - сказал Энди с сомнением. - У нас сложились непростые, прямо скажем, сложные отношения, и я сомневаюсь…
        - Великому грозит опасность, - прервал его старик, упорно продолжая обращаться ко мне, - опасность постоянно смотрит на него!
        - Пусть смотрит, - проворчал я. - Пока я себя контролирую, меня не засечь, уж это я умею. Придется пока воздержаться от сна… к счастью, я только что неплохо отоспался.
        - Я чего-то не понял! - возмутился Энди. - Великий здесь вроде бы я!
        - Он. - Старик почтительно поклонился в мою сторону.
        - Не знаю, чем обязан, но мне эта кличка не нравится, - сказал я. - Меня зовут Бьорн. Бьорн Толстый Нидкурляндский. А ты, видимо, пресловутый Касалан? - Да.
        - Да склюют ушуры твою мерзкую плоть? - уточнил я.
        - Именно так. - Каменные черты старика дрогнули в улыбке. - Можно мне глоток твоего пива?
        - Моего пива, - обиженно сказал Энди. - Ну, я в том смысле, что юридически оно мое, Бьорн мне флягу подарил… А что за пророчество ты упомянул?
        - Мое пророчество, - гордо сказал Касалан.
        - Ну так в чем оно заключается?
        - Не твое дело, Огненный чародей! - отрезал старик довольно грубо. - Пророчество было для контуперов, а не для чужеземцев. Да еще и пришедших из иного мира!
        Неожиданно я почувствовал неладное: стало темнее, как будто ночь передумала заканчиваться и решила вернуться. Я вскинул голову и увидел зависшую над нами огромную тень, заслоняющую потускневшие звезды. Мне было показалось… но нет, я рано обрадовался, что никуда тащиться нам не придется. Это был не дракон. Над нами, паря почти на месте в восходящих потоках воздуха, зависла птица. Довольно большая птица, конечно, ничего не скажешь, с размахом крыльев метров в десять, но по сравнению с драконом - так, мелочь пернатая. Лебедь-переросток.
        Пернатая мелочь плотоядно курлыкнула, сложила крылья и камнем рухнула за один из контуперских домов неподалеку от нас. Из-за дома раздался отчаянный девичий визг. Я бросился на шум - когда надо, я умею быть быстрым… птичка что, на людей охотится?! Вот ведь пакость какая!
        Я едва не опоздал: пакость, зацапав в когтистые трехпалые лапы бока щуплой контуперской девицы, тяжело поднималась в воздух. Судорожно били огромные крылья, в лицо мне каким-то сором и иголками ударил ветер, девица извивалась в когтях и визжала так, что уши закладывало. Я вскочил на удачно подвернувшуюся под ноги колоду, подпрыгнул, ухватился за одну из птичьих лап и сдернул девицу и завалившуюся на бок пернатую пакость вниз. Я тебе не субтильная контуперка, я на четыре таких контуперки потяну!
        Мы шлепнулись на траву, при этом лебедь-переросток с гулом приложился спиной о стену сруба и выпустил контуперку из когтей. Не обращая внимания на жгучую боль в раненой руке, я схватил барышню и отшвырнул себе за спину. Птица сложила крылья, ловко откатилась от дома, поднялась на лапы и, по-гусиному переваливаясь, с шипением двинулась на меня.
        Небольшая, с маленький кочан капусты, голова лебедя-переростка была увенчана клювом с локоть длиной. Она угрожающе раскачивалась взад-вперед на изящной длинной шее высоко надо мной.
        - Ну давай! - крикнул я. - Сразись с Бьорном, дрянь! Это тебе не девчонок тырить!
        В предрассветном молочном сумраке следить за движениями пернатой пакости было трудно, но я, отступая, все-таки умудрился не прозевать первый клевок. Клюв со свистом устремился к моей груди. Я, не пытаясь уклониться, шарахнул кулаком навстречу - по кочану-голове - и удачно попал в один из блеклых глаз, украшающих кочан.
        Лебедь-переросток, жалобно курлыкнув, отдернул голову и отступил назад. Я бросился за ним и со всей мочи пнул ногой, постаравшись вложить в удар весь вес тела. Нога погрузилась в мягкое, шипение усилилось.
        - Что, птичка, не нравится? А что ты на это скажешь?!
        Отступающая пакость снова попыталась меня клюнуть, но я сумел перехватить ее за горло и повис на ней, пригибая к земле, сжимая и скручивая пульсирующую шею изо всех сил, стремясь перекрыть доступ кислорода. Птица вновь расправила крылья, пытаясь взлететь, но куда там - я клонил ее все ниже. Теперь вместо курлыканья и шипения она издавала хриплый сип. Раненая рука ныла, но пока действовала… ну же, не подведи, мне бы еще чуть-чуть продержаться…
        И тут, со всех сторон - словно звучал и снаружи, и внутри меня - прогремел голос Энди.
        - И в небесах и под землею, - говорил, запинаясь, Энди, и слова его были пронизаны непреодолимой мощью. - На суше и на дне морском… пребудешь ты моим слугою! Ом!
        Я застонал, отпустил шею птицы и упал на траву, пытаясь стряхнуть с себя наваждение. Для лебедя-переростка я, разумеется, был теперь легкой добычей, но поделать уже ничего не мог. Важнее всего было избавиться от чужой власти, не подчиниться ей, противиться… Надо же было так попасть… не ждал беды от Энди, не защищался. А он напал, напал подло, исподтишка… Слугою его быть! Подумать только - слугою! Скрипнув зубами от обиды, я изо всех сил захотел воли, покоя и воли… Свободы мне, демон всех того-этого, свободы!
        И все прошло.
        Ладно, сейчас я перед Энди так пребуду, что мало ему не покажется! А где, кстати, птичка, почему она до сих пор меня не склевала? Я огляделся.
        И Энди, и лебедь-переросток обнаружились неподалеку. Энди стоял, гордо подбоченившись, но лицо его выглядело несколько растерянным. Рядом с ним стоял Касалан: в одной руке, как всегда, бубен; в другой, несмотря на то что было уже почти светло, - ярко пылающий факел. Перед Энди, покорно вытянув гордую шею, лежала птичка, напоминая чудовищную растрепанную перину. Жуткий клюв ее упирался Энди в подошву. Спасенная мной девица была тоже тут. Она стояла на коленях, обнимая Энди за бедра и уткнувшись носом ему в бок. Девица рыдала, Энди гладил ее по волосам.
        - Послушай, Энди, - сказал я, подходя к ним и с трудом сдерживаясь, чтобы не заорать на мерзавца. - Если ты немедленно не объяснишься… да жутко представить, какая ответка тебе прилетит, если ты не объяснишься!
        - Бьорн, братушка, - пролепетал Энди, - какая муха тебя покусала?
        Энди лепетал искренне, и я немного смягчился.
        - Объясни, что ты сейчас сделал!
        - Да я даже не знаю…
        - Хватит мямлить! Напакостил, так и отвечай, как положено мужчине!
        - Да не мямлю я! - Энди тоже начал сердиться. - Я за тебя испугался, что птица убить может. Ну и околдовал, чтобы помочь!
        - Что именно сколдовал? Объясняй толком!
        - «Контроль» сколдовал! На птицу! Правда, ты на ней тоже в это время висел…
        - Контроль?
        - Да! Заклинание, позволяющее подчинить себе неразумное и неагрессивное существо на время, эквивалентное интеллекту кастера! Ну, то есть в игре оно так действовало. А тут - не знаю. Тут, братушка, заклинания что-то странно себя ведут… Тут оно даже называется не «Контроль», а «Оковы тяжкие»… И, судя по времени «Животворящего дождя», интеллект у меня тут совсем немереный…
        - Ну, спасибо, - сказал я. - Вот, значит, мы с птичкой. Посмотри на обоих внимательно и объясни: кто из нас существо неразумное, а кто - неагрессивное? Обидно даже!
        - Братушка, я же как лучше хотел!
        - Не брат ты мне, - сказал я, вздыхая, - чароплетина иномирская.
        - Ну хватит дуться…
        - Да не дуюсь я. Просто ты - маг, а не бог. Не сын Одного, понимаешь?
        - Понимаю. А это что, плохо?
        - Это, может быть, и хорошо. Не знаю. Просто мы - не родственники!
        - Да я знаю, что не родственники, братушка!
        Я засмеялся. Забавный парнишка, на такого трудно сердиться.
        - Так, значит, ты говоришь - твой мир называется «Игра»?
        - Нет. Он у нас вообще никак не называется. Мир и мир… я даже раньше не был уверен, что другие бывают.
        - Ладно, - сказал я. - Потом наши миры обсудим… Касалан, ты, как местный, можешь рассказать - кого это Энди приручил?
        - Это железная птица.
        - Чепуха. Я с ней дрался - она мягкая!
        - Их называют железными, потому что на них не действует оружие. Стрелы и копья отскакивают, мечи не в силах повредить им.
        - А, в этом смысле… Довольно рыдать, милая, ты бедному Энди всю штанину уже промочила, - сказал я спасенной контуперке. - Да и опасность давно миновала. Кстати, что ты там делала, за домом?
        Девица покраснела и ничего не ответила.
        - Ну, и не важно, что делала - то и делала. Беги скорее домой, родителей успокой - волнуются небось…
        - В самом деле, Лиана, - строго сказал Энди, - хватит уже! Ступай ко мне и подожди там. Я приду к тебе, как только с делами разберусь.
        Барышня кивнула и, закрывая заплаканное лицо руками, ушла.
        - Кстати, Огненный чародей! - сказал я. - Что будешь с прирученной птичкой делать?
        - Пока не придумал, - пожал плечами Энди. - Касалан, что с ними вообще делают?
        - Ничего не делают. Они очень редки, и до сих пор нам не удавалось ни убить, ни поймать ни одной.
        - Гм… - сказал Энди. - Может, мне ее просто отпустить?
        - Угу, - хмыкнул я, - а она оклемается и снова на барышень охотиться станет. У меня есть идея получше!
        - А конкретно?
        - Конкретно… Давай ее к Елене пошлем, с письмом от меня. Сумеешь?
        - Не знаю. Но попробовать можно…
        - Касалан, дружище, мне нужен лист бумаги! Где взять?
        - Нет бумаги, - сказал Касалан с сожалением.
        - Папирус? Пергамент? Может, велум? - уточнил я. - Хотя бы береста?
        - Нету, - развел руками Касалан. - Один запретил. Сказал, что от этих писулек все равно никакого толку: если не пасквиль, так донос. А у нас он душой отдыхает… Ну и запретил контуперам письменность.
        - Демон меня того-этого! И как теперь быть?
        - Бересты нету, - вздохнул Касалан, - но березы-то пока есть…
        - Не надо бересты, братушка, - сказал Энди, достал из кармана рубашки маленькую книжечку и вырвал страничку. - Держи. Подойдет?
        Вместе со страничкой он протянул мне и крохотный карандашик с графитовым стержнем. Страничка была очень качественно выделана, белая, с синеватым отливом. Сверху странички, прекрасным почерком с залихватскими росчерками и завитушками, была золотая надпись: «Кольцо миров». Надпись была отчеркнута двумя стрелами, ударяющими наконечниками друг в друга.
        Энди хотел убрать книжечку, но я его остановил:
        - Дай-ка подложить…
        Легкими штрихами я изобразил на страничке грустную бородатую физиономию - эдакий автошарж. И написал: «Скучаю!!!» Теперь надо было раздобыть какой-нибудь шнурок и покрепче привязать послание к лапе лебедя-переростка.
        Возвращая книжечку и карандаш Энди, я обратил внимание на ее обложку. Там, среди ветвящихся молний, потоков пламени и ледяных вихрей, полуголая девица в стальном бюстгальтере зачем-то палила из лука в уже и так полуразложившийся труп, а старичок в колпаке со звездами уворачивался от копья мрачного черного всадника…
        - Однако, - сказал я, - у вас там не скучно.
        - Не обращай внимания, - буркнул Энди. - Я же не сужу о вашем мире по картине, где ваш Верхний топчет ногами кролика…
        - У Джема в трактире видел? - уточнил я. - Если да, то зря не судишь!
        Глава 7
        Энди Васин. Вихри враждебные
        Если бы я знал, что эта падла Ухо Дятла задаст такой темп, я бы непременно отклонил его кандидатуру. Я бы подбил его кандидатуре второй глаз. Я бы поотрывал его кандидатуре ноги к чертовой матери!.. Подобных проводников непременно следует убивать перед дорогой. В жертву приносить… чтобы духов умилостивить, правы контуперы. Чтобы в дороге не было так душно, и так мокро, и так жарко… До чего мерзко в кроссовках хлюпает (интересно, от носков там еще чего-нибудь осталось?). И запах от ног у меня, должно быть… нет, запах лучше не представлять. А этого Ухо Дятла, думаю, за водкой посылать хорошо… в мирных условиях…
        Мы шли друг за другом, причем сзади мне в затылок дышал Маленький Дик, а впереди бодро мелькала, почти скрытая высокой травой, спина Толстого Бьорна. Часов через шесть я на эту бодрую жирную спину смотрел исключительно с ненавистью, хотя вначале (когда мы только вышли) был уверен, что буду снисходительно наступать Бьорну на пятки и сурово на него покрикивать - чтобы не отставал…
        - Шире шаг! - наступая на пятки мне, хрипло прикрикнул Маленький Дик. - Не отставай!
        Не, ну нормально: я его, можно сказать, спас - контуперы хотели оставить Дика заложником (пока за него выкуп не заплатят или пока он долг не отработает). И он мне же грубит, мерзавец. Вот чего, спрашивается, с нами увязался? Хотя все увязались… Планировалось как: мы с Бьорном… ну еще проводник, ладно. Потом Касалан объявил, что тоже идет. У него, видите ли, пророчество… а что за пророчество - темнит… Потом тюремные приятели Бьорна, все трое, к нам присоединились. Ну, Дик - понятно, у него Бьорн кумир походу («я за ним хоть на плаху, хоть к дракону в пасть, хоть в сами Черные Ямы»). А Крысу мы зачем?
        Явно ведь, что человек не лесной… Он, должно быть, в трущобах каких-нибудь как рыба в воде - ан нет, не хочет обратно в трущобы, к драконам хочет. И ведь была возможность в цивилизацию вернуться, с контуперами (когда они золотишко, шкуры и кустарщину свою продавать поплывут). И Бьорн его отговаривал: «Сожрут ведь, дружище, как пить дать сожрут…» А Крыс эдак хладнокровно: «Нас всех когда-нибудь сожрут. Не эти, так другие, не драконы, так черви». Граф Крыса, помнится, успокоил - если что случится, погребальный костер мы Крысу уж сложим на славу, граф обещает. «Сложить-то сложим, - согласился Бьорн. - А как поджаришься - сожрем!»
        Я споткнулся о кочку и едва не упал, мешок потянул меня вбок. Пытаясь удержать равновесие, шагнул с тропы и по колено провалился в зловонную бурую жижу. Попытался вытащить ногу и не смог (местная грязь оказалась удивительно цепкой).
        - Чего раскорячился? - недовольно сказал сзади Маленький Дик. - Не время сейчас раскорячиваться!
        Могучие руки обхватили меня за пояс, и совместными усилиями нам удалось вызволить мою ногу (даже кроссовку не потерял). Шаркая по траве, чтобы сбить комья налипшей грязи, я побежал догонять Бьорна. Это далось нелегко, сердце колотило как бешеное… «Что-то как-то быстро я сдох, - подумал я, пытаясь держать темп. - Все проклятое курево, будь оно неладно».
        Дыхалки никакой (при мысли о куреве меня едва не скрутил кашель)… А ведь когда-то я без труда проныривал пятьдесят метров. Вернее, проныривал с трудом. На спор, один раз, и чуть не потоп, но тем не менее… В бассейне. Хотя, может быть, это был и двадцатипятиметровый бассейн. Не важно. В бассейн хочу!..
        Врешь, толстяк, не уйдешь… ать-два, ать-два, левой (я попытался подстроиться и идти с Бьорном в ногу)… Ему-то хорошо, у него из поклажи только деревянный поднос, на котором он ночью рисовал, да пара невесомых меховых одеял… Тоже мне реликвия (это я о подносе)… лучше бы у меня крупу забрал… хотя бы часть… Ах да, у Бьорна же еще веревка, два больших мотка, это похуже крупы будет. Но все равно - мог бы и помочь…
        Вот если я чего и ненавижу, так это высокую мокрую траву! Густую. По грудь. Местами, правда, по пояс… На дальней станции Са-а-йгу (или сойду?)… трава по по-о-о-яс… Сюда бы этих певцов, с нами побродить.
        Трава все-таки повыше пояса, и слепней на каждой травинке - по десятку сидит… слепних (откуда-то всплыло - «если что-нибудь вас кусает, оно, скорее всего, женского полу»)… А у Бьорна, между прочим, жилеточка без рукавов, и пузо голое, и лысина. Но что-то незаметно, что ему слепнихи мешают. Плевать они на Бьорна хотели… Меня все жрут, стервы, как сговорились. Буду утешаться, что я вкуснее…
        Парило страшно. И ни ветерка. Из звуков - шелест травы, гудение насекомых и, время от времени, стук бубна Касалана.
        - Бьорн! - окликнул я, хрипя и задыхаясь. - А почему тебя слепни не жрут?
        - А?! - откликнулся Бьорн, останавливаясь и поворачивая ко мне потную румяную физиономию. Кажется, он даже не запыхался. - Скоро нормальный лес начнется, если Уху Дятла верить. Привал устроим. Имей в виду, мы и так вышли слишком поздно, нам до этого леса засветло дойти надо - ты уж потерпи маленько, дружище!
        - А я чем занимаюсь? - попытался заявить я возмущенно, но заявил жалобно, через одышку, отплевываясь.
        Догнав Бьорна, я остановился, согнувшись, обхватил ладонями дрожащие колени и принялся кашлять - с хрипом, с присвистом, с бульканьем.
        - Дик, ты бы забрал у него мешок и железку! - сказал Бьорн подошедшему Дику. - Лица на бедолаге нет, смотреть больно.
        - Конечно! - просипел сзади Дик. - Очень правильно, я и сам давно хотел… Давай сюда, Энди, не стесняйся!
        Я обернулся и посмотрел на Дика. Дорога явно давалась ему не многим легче, чем мне. Но я уже понял, что все, что ни скажет Бьорн, парень воспринимает как истину в последней инстанции. Мне же сваливать на Дика свой мешок было совестно (видимо, еще не дошел до ручки).
        - Давай, давай, - Дик с хрустом прихлопнул слепня на щеке. Еще три кормились у него на лбу, но он их не замечал - поправлял натершие плечи лямки мешка и перевязь своей абордажной сабли. - Ненавижу сушу!
        - Бьорн, что-то ты бодрый больно. Может, возьмешь сам? - сдерживая раздражение, сказал я.
        - Имей совесть, дружище! - возмутился Бьорн. - Знаешь же, что мне теперь спать не скоро придется. Пару дней, может, и продержусь, а потом как бы вам меня самого нести не пришлось.
        - Ладно, братушка, извини, - сказал я, выпрямляясь. - Из головы вылетело. Душно… Пока сам понесу. Сдюжу как-нибудь. Пошли, чего встали…
        - Пошли, - сказал Бьорн. - Железку выкинул бы. Зачем магу меч? Ну, или я тебе потом свой подарю, который Крыс тащит… Зато ночью вы дрыхнуть будете, а я ваш мирный сон охранять!
        Тронуться с места было нелегко, но я кое-как разогнался… Насчет железки, так я и сам уже хотел выбросить, да вещь больно красивая. Старикашка Касалан подсуропил. Как он-то идет, в его-то годы, да склюют ушуры его мерзкую плоть… Может, помер уже? Вряд ли, он впереди, я тогда о тело споткнуться должен был. Черный юмор (ха-ха-ха). Да и бумкает он время от времени… Старик показал нам утром груду шмоток чужеземных (мол, экипируйтесь)… Там и оружие было. Вот все и кинулись вооружаться до зубов, ослы… Кроме Бьорна… Я вспомнил, как Крыс заявил, что Бьорн прекрасный боец, и как виртуозно обложил Крыса взбеленившийся Бьорн. Умеет человек ругаться… Главное, без мата обошелся, а Крыс все равно чуть в драку не полез. Хорошо, Дик не видел…
        Второе дыхание вроде открылось (давно пора!)… А Крыс таки для Бьорна меч взял, сам волочет, рядом с арбалетом к мешку приторочил… по-моему, из вредности, чтобы над Бьорном поиздеваться. Хороша месть - по такой жаре лишнюю тяжесть переть!
        Мы потихоньку тащились на подъем, и местность начала меняться. Трава вроде стала пониже и не такая мокрая, хотя кроссовки и продолжали хлюпать набранной водой. Интересная все-таки конструкция у отечественной кроссовки. Ты на нее наступаешь, и из нее, с каким-то газированным чавканьем, выдавливается вода. Ты поднимаешь ногу, и только что выдавленная вода всасывается обратно в полном объеме…
        Осинки… ну, которые вроде осинок, похоже, побольше стали… Как первые-то идут? Мы, в хвосте, по утоптанному все-таки ковыляем, а первые эту тропинку по целине прокладывают…
        Я приноровился идти, согнувшись таким образом, чтобы видеть, куда наступаю, а чуть впереди, на самом краю видимости, мелькали бы пятки Бьорна. У него сапоги, ему хорошо, хотя, конечно, он тоже промок… Шея одеревенела, не ворочается. Ну и не ворочайся, больно надо мне тобой ворочать… Пот глаза заливает. Сморгнем пот, не убирать же руку с лямки, плечо и так натер. Глаза - ладно, а вот щеки и подбородок здорово щиплет - там, где порезы (я, перед выходом, одолжил у графа бритву - такая дрянь эти опасные бритвы!). Да, а ножик мне хороший достался. Или меч… Это с какой стороны посмотреть. Какой-нибудь древний грек сказал бы, что меч. Сталь, главное, замечательная… Все-таки ни фига Бьорн не понимает! «Ты что, пырять им кого собрался?» Никого я не собрался пырять! А красоту такую не выкину, лучше все остальное брошу… К тому же и капусту таким хорошо шинковать. Меч болтался где-то сзади, притороченный к рюкзаку.
        Замечтавшись, я налетел на остановившегося Бьорна. Через секунду мне в спину врезался Маленький Дик. Вся честная компания толпилась тут же. Бьорн смотрел вверх. Я со стоном выпрямил затекшую шею и обнаружил, что тропинка наша уперлась в крутой обрыв, заросший кустами. Метров тридцать карабкаться, и кое-где по голому камню - в кустарнике проглядывали проплешины. Я обернулся назад. Трава, чахлые деревья навроде осин…. Испарения, да такие, что едва на десять шагов видно…
        - А ведь вы - негодяй, дорогой мой, - тем временем распекал граф понурого Ухо Дятла. - Поверьте, я очень толерантный человек, но таких, как вы, в моем имении было принято пороть. На конюшне. Между прочим, мои конюшни - точнее, конюшни моего прадеда, - проектировал сам великий Ор Ткетихра. Вы будете смеяться, мы храним все расходные книги, - так вот, в те времена это стоило всего…
        - Что происходит? - вмешался Бьорн.
        - Я как лучше хотел, да! - обиженно пискнул Ухо Дятла. - Чтобы точно знать, да, куда сворачивать, да….
        - Молчи, падла! - задыхаясь, прохрипел Крыс. - Придушу на хрен!
        Он сидел на сухой кочке спиной к нам, закрыв лицо руками.
        - Видите ли, - объяснил граф, - наш непревзойденный проводник, боясь ошибиться, вывел нас чуть левее места, удобного для подъема. Там, еще в незапамятные времена, сель размыл склон, и подняться сможет, как он утверждает, даже беременная женщина. К счастью, это недалеко - ориентировочно часа два-три бодрого шага.
        - Вот скотина! - сказал я с чувством. - Мы же всего ничего от компутерского становища отошли!
        - Достойнейший из проводников, - согласился граф. - Вот я и предлагаю, дорогой чародей, - пороть!
        - Не надо пороть! - сурово сказал Касалан. - Контуперам заповедано ходить в сторону драконьих гор. Последний наш поход состоялся несколько поколений назад… Мы ведем вас по рассказам предков.
        - А зачем пошли? - удивился Бьорн. - Раз заповедано?
        - Пророчество, - сухо напомнил Касалан.
        - Ну, если пророчество… - вздохнул Бьорн. - Я одного не понимаю: а что нам мешает подняться здесь? Мы ведь не беременные женщины!
        - Как вы это себе представляете, дорогой друг? - сказал граф, выразительно поглядев на брюхо Бьорна. - Полагаю, здесь не залезть даже ящерице!
        - Тю, - засмеялся Бьорн, - насчет ящериц врать не буду… А у нас, в Нидкурляндии, такой холмик любой ребенок осилит. Залезу, спущу вам веревки… в общем, справимся!
        - Лучше я, - сказал Дик обреченно. - Да и рука у тебя…
        - Дружище, - простонал Бьорн, - ну хватит уже! А насчет руки не беспокойся - на мне все как на боге заживает!
        - Моя жизнь все равно принадлежит…
        - Я - сказал! - топнул ногой Бьорн. - Вот еще наказание мне на голову… Ты залезешь вторым, когда я сброшу веревку. И поможешь затащить поклажу и остальных!
        Он открыл свой мешок, достал оба мотка веревки (это были плетеные шнуры толщиной примерно с указательный палец) и повесил себе на правое плечо.
        - Вы хорошо видите этот обрыв, дорогой друг? - с сомнением спросил граф. - Он только местами склон, а местами - просто навес какой-то. Поправьте, если я ошибаюсь, но если вы разобьетесь и мы потеряем вас - весь наш поход потеряет смысл. Вы единственный, у кого есть знакомые драконы и кого они приглашали в гости!
        - Я и не такие обрывы видывал, - беспечно сказал Бьорн. - Не волнуйтесь, все хорошо будет.
        Он взял у меня флягу, прополоскал рот и, к моему удивлению, сплюнул пиво на землю. После чего полез. Мы все завороженно смотрели на него.
        Пробежав несколько пологих метров до первого отвесного места, Бьорн подпрыгнул, как мячик, ухватился за торчащий из глины куст, рванул его на себя, ловко взбрыкнул ногами и опять подпрыгнул. Выдранный с корнями куст падал вниз, как в замедленной съемке, но Бьорн уже был выше - лежал животом на черном выступе скалы, под которой этот куст недавно рос. Разлеживаться Бьорн не стал и полез дальше, но не вверх, а куда-то налево. Присмотревшись, я заметил едва заметную трещину, зигзагом шедшую от черной скалы у подножия склона почти до самого верха (этой трещины Бьорн и придерживался). Он больше не прыгал, но двигался быстро, без суеты.
        Я любил иногда посмотреть видео безбашенных альпинистов или паркурщиков. Там действовали ребята как на подбор маленькие, жилистые, сухие (одним словом - плоские ребята). Я всегда думал, что это необходимое условие для подобного времяпрепровождения. Я ошибался: оказывается, скалолазу может пригодиться и пузо. По крайней мере, Бьорн своим пользовался вовсю… Пластикой он напоминал помесь ласки и горного козла. Ну, если бывают козлы, отожравшиеся до таких размеров.
        Задержался он только у самого верха - обрыв заканчивался выступающим каменным карнизом. Я было решил, что все, опаньки, застрял Бьорн, но не на таковского попал. Чуть передохнув, Бьорн взмахнул мотком веревки, зацепился им за какой-то невидимый снизу выступ, вскарабкался по этому мотку и скрылся, перевалив через карниз. Граф зааплодировал, я поддержал, Дик оглушительно засвистел в два пальца, а Касалан заколотил в бубен.
        Из-за карниза, разматываясь на лету, вылетела веревка, ударилась о склон, отскочила и упала у наших ног (длины хватило с лихвой, остался даже запас). Через минуту та же участь постигла и второй моток, а над карнизом появилась голова Бьорна.
        - По этой лезьте! - крикнул он, дергая за один из шнуров, - а этой обвязывайтесь, страховать буду!
        Дик помахал Бьорну, обвязал себя на талии одним из концов, соорудив хитрый скользящий узел. Затем надел на спину свой здоровенный мешок, спереди повесил тощий мешок Бьорна и полез, отталкиваясь ногами от склона и быстро перехватывая руками второй шнур. Весь подъем занял у него не более двух минут. За Диком была моя очередь.
        - Оставьте мешок, - посоветовал граф, - вещи лучше поднимем отдельно.
        Я с облегчением оставил мешок, который собирался напялить по примеру Дика. И без мешка задача не казалась мне слишком легкой.
        Так ловко, как Дик, я лазить по веревкам не умел, тонкий шнур резал ладони. К счастью, мне здорово помогала страховка на поясе - она, рывок за рывком, подтягивала меня к карнизу. В итоге за основной шнур я только придерживался, и зад мой находился примерно на одном уровне с головой. Полметра вверх - и повис на страховке, полметра вверх - и опять повис. Боюсь, мужикам снизу я больше всего напоминал куль с картошкой… За страховку Бьорн с Диком меня и вытянули в конечном итоге.
        Наверху с меня первым делом сняли веревку, и Дик швырнул ее вниз. Я огляделся. Обрыв, дальше, изредка, огромные деревья (к ближайшему из них были привязаны шнуры). Мох. И никакой травы, что радует… Сил у меня почти не осталось, но пришлось еще немного поработать. Я взялся за веревку вместе с Бьорном и Диком. Следующим мы вытащили легкого Ухо Дятла.
        Рассудив, что теперь мужики и без меня справятся, я отошел в сторону и рухнул на мох, блаженно раскинув в стороны руки и ноги. Ноги гудели. Предвечернее небо надо мной было чистым, темным и глубоким-глубоким. Как там дома, интересно? Львовна поди уже схватилась, все морги с больницами обзвонила… думает, пора или нет в полицию обращаться. Зато Катька накормлена, Мымреныш мой… Я ненадолго задремал. Разбудил меня грубый голос:
        - Пламенный чародей… или как там тебя. Короче, ты, звезда пятиконечная, - хватит разлеживаться!
        Кажется, это был Крыс.
        - Шестиконечная же, - проворчал я сонно, не открывая глаз. Вставать мне категорически не хотелось. - Шести… Отвяжись, гад! Пропади, исчезни, растворись, смойся…
        Однако Крыс не отвязался и не растворился, а, наоборот, принялся меня довольно грубо тормошить и даже попытался перевернуть на бок.
        - Ну ты, могендовид, вставай уже…
        - Перестань! - возмутился я. - Не советую меня обижать. Среди моих заклинаний всякие попадаются. Скажем, «Поросенок в блямбах» - бывшая «Немочь» - тебе вряд ли понравится! Как там было-то… м-м-м… «Твой вдох предстанет мерзким ядом. Твоя же плоть - твоим врагом!»… Третью строчку не помню, но поверь - тоже злобненькая строчка.
        Крыс перестал меня теребить и оглушительно чихнул, забрызгав мне всю щеку.
        - Что за свинство! - Я рывком сел, открыл глаза, увидел Крыса и заорал: - A-а! Я не хотел! Не хотел я этого, братушка, прости!
        Крыса было не узнать. На отекшем, покрытом расчесанными шишками лице выделялся, наполовину утонув в водянистых щеках, распухший сопливый нос. Не такой уж и большой, как оказалось… Сквозь заплывшие щелочки век лихорадочно блестели слезящиеся поросячьи глазки. На белых усах висела огромная сопля.
        - Не ори, - сказал Крыс, расцарапывая очередную болячку на лбу расцарапанной опухшей рукой, - не баба, чай!
        - Ты свою рожу видел? - Я был готов провалиться сквозь землю.
        - И видеть не хочу! - заявил Крыс и смачно чихнул. - У меня аллергия на эту скотскую траву. А-а… А-пчхи! И этих скотских слепней…
        - Точно аллергия? - спросил я, чувствуя, как отлегает у меня от сердца. - Проклятье, ты меня напугал! Аллергия - это хорошо… это просто здорово!
        - Да уж куда уж лучше, - с сарказмом сказал Крыс. - Касалан обещал отвар сварить, чхи, говорит, поможет. Можно у Бьорна подлечиться, но он пока попросил терпеть, мол, ап-чхи!.. засечь его могут. Ежели… Ап-чхи! Чхи! Чхи! Ой, елки… Ежели он за чудеса свои примется… Помоги ребятам, я прилягу пока…
        - Лежи, конечно! - Я вскочил. - Тебе принести чего, может?
        Крыс помотал головой, свернулся калачиком и закрыл лицо руками…
        Наши мешки кто-то уже стащил в одну кучу. Вокруг, мало отличаясь от мешков, валялась большая часть отряда. Совсем рядом со мной - Маленький Дик, ничком. С другой стороны ворочался непрерывно чихающий Крыс. Осунувшийся, с еще более резкими чертами лица, полулежал, прислонившись к ближайшему дереву, Касалан. Рядом с ним, на спине, засунув касалановский бубен под голову и раскинув руки и ноги на мой манер, уютно развалился граф. Ухо Дятла видно не было. Бьорн стоял на коленях над сложенными домиком сухими ветками и старательно бил каким-то камнем по какой-то железке. От каждого удара падал сноп искр, но костер загораться не спешил.
        - Энди, - окликнул Бьорн, заметив меня, - если в состоянии, помоги дровишек набрать. Дело как раз для такого верзилы. Отламывай сучья с деревьев, до каких допрыгнешь, они сухие.
        - Ладно, - сказал я, - сейчас. Две минуты.
        Трясущимися руками я сорвал с себя кроссовки и носки и, блаженно застонав, поставил пятки на теплый мягкий мох. Ступни мои окрасились от размокших кроссовок в симпатичный сиреневый цвет. Спасибо Марине Львовне, она покупала. Сэкономила. Поддержала отечественного производителя!
        Бьорн продолжал безрезультатно колотить камнем по железке.
        - Может, для начала тебе подсобить? - предложил я. - Чего ты мучаешься?
        - Да сыроваты малость дровишки, - отдуваясь, сказал Бьорн. - Подсоби, если не сложно.
        - Раз плюнуть. Я, как-никак, Огненный чародей!
        Накануне, пока Бьорн с подельниками отсыпались, я много времени просидел над листом с заклинаниями. Все мне за один раз было не выучить, поэтому я выбрал пять, показавшихся наиболее полезными. И сейчас мне даже не пришлось прибегать к помощи распечатки - «Зажигалку» (по-новому «Благословенный очаг») я помнил наизусть.
        - «Хоть буря снежная ярится, - продекламировал я, показывая на сложенные ветки. - Хоть ветер обдает дождем: из искры - пламя возгорится. Ом!»
        Дымом запахло сразу. Ветки вспыхнули через пару секунд.
        - Здорово у тебя выходит, - похвалил Бьорн, отодвигаясь от жара весело потрескивающего костра. - Лихо. Может, научишь при случае?
        - Запросто, - сказал я. - Мне не жалко. Странно, что ты такой простой фигни не умеешь.
        - Ну, мало ли кто чего не умеет. - Бьорн смутился. - Учитель тоже, бывало, говорил… Впрочем, давай лучше не сейчас. Сейчас все-таки надо дров набрать, ночь скоро.
        Я пожал плечами и поковылял к ближайшему дереву (ох, ноги мои, ноженьки)… Дерево было похоже на сосну, но не сосна, лиственное. Действительно, сушняка и прочего хвороста на мху под деревьями было не видно. Я встал на цыпочки, дотянулся до нижней ветки и повис (ветка была толстая и сухая). Из-под дерева на меня не мигая смотрел Касалан. Я висел, как тряпка, и чувствовал себя полным болваном.
        - Душно, - сказал я Касалану, дрыгаясь в попытке сломать проклятый сук. - Неужели и ночью будет так душно?
        - Да, - разлепил синие губы Касалан. - Ночь будет теплой.
        Ветка не ломалась. Потихоньку перебирая руками, я пополз к концу сука, увеличивая рычаг, но не дополз и сорвался, едва не свалившись на графа.
        - Осторожнее, прошу вас! - возмутился тот. - Нельзя быть таким неуклюжим.
        - Советовать все мастера. Помогли бы лучше!
        - А идите-ка вы в задницу, дорогой мой, - ласково сказал граф, глядя в небо и улыбаясь.
        - Гм, - сказал я растерянно, поскольку никак не ожидал наезда от графа. Может, ослышался? - Куда идти?
        - В задницу, - любезно повторил граф, все так же блаженно улыбаясь. - Не обижайтесь, но ваша жизнь в серьезной опасности. Позвольте объясниться. Дело в том, что сначала, когда мы только вышли, я нес свои вещи - и все было хорошо. Потом я нес свои вещи и поклажу Касалана, и все оставалось неплохо. Дальше я нес свои вещи, поклажу Касалана и мешок Крыса. Затем я отдал поклажу Касалана, мешок Крыса и свои вещи Касалану - и нес Крыса. Наконец я лег здесь и поклялся заколоть любого, кто потребует от меня активных действий в течение ближайшего часа. Меч у меня под рукой. Вы следите за ходом моей мысли, любезный Энди?
        - Да лежите себе! Кто против? Костер-то надо…
        - Костер немного подождет, - отмахнулся граф. - Я вижу, вы сами на ногах не стоите. Мой вам совет: ложитесь отдохнуть рядом. Бубен большой, небо бездонное, а о Крысе обещали позаботиться Бьорн и Касалан.
        - Благодарю за совет, - искренне поблагодарил я графа, растягиваясь рядом и положив голову на свободную часть бубна.
        - Странные листья, - сказал граф, глядя вверх. - У меня на фамильном серебре выгравированы точно такие же. Хотя я точно знаю, что мои предки никогда не бывали в этих краях.
        - А у меня нет фамильного серебра, - вздохнул я и, вспомнив доставшиеся от деда в наследство миски и ложки, добавил: - Только фамильный алюминий.
        - Наш род не настолько богат, - вздохнул граф, - мы никогда не владели алюминием…
        - Простите, если вопрос неуместен. Но я с утра хочу спросить: почему вы пошли с нами, граф? Мотивы Дика и Крыса более-менее понятны, а вот ваши… Или тут просто тяга к странствиям и любопытство?
        - Не без любопытства, конечно. - Граф с иронией скосил на меня глаза. - Видите ли, дорогой друг, домой возвращаться мне нет никакого резона, в Чеширии я объявлен вне закона, там меня просто казнят. Но мне здорово повезло попасть именно на земли контуперов. Перед тем как заявить о своих законных притязаниях, я хочу узнать больше. Это своего рода рекогносцировка.
        - Погодите, - удивился я. - О каких притязаниях речь?
        - Это забавная, хотя и немного грустная история. Дело в том, что в войне… вы знаете о войне?
        - Я о многих войнах знаю. Но все они случились в другом мире.
        - В нашем их тоже было немало. Да и будет, к сожалению… Но случившееся двести лет назад противостояние магов с Одним и богами мы называем просто - Война. С большой, так сказать, буквы. Война эта длилась два десятилетия, в нее были втянуты все народы. И не только люди: на стороне магов сражались считавшиеся до того непобедимыми рогатые брей и часть демонов, а за Одного и богов бились драконы. Чеширия, к счастью, сразу встала под руку Одного…
        - Что-то вы слишком издалека начинаете! - зевнул я.
        Меня опять клонило в сон. Мимо прошелестели шаги, я повернул голову и увидел Ухо Дятла, который, перекосившись, пер два больших, литров на десять, котла, наполненных водой. Приятно было видеть этого достойного контупера молчащим. Уходили сивку крутые горки… хватит с нас графа.
        - Так надо, друг мой, - сказал граф, - впрочем, я уже перехожу к сути. В одной из решающих битв Войны отличился простой чеширец. Он сразил мага, одного из самых могущественных на то время. И, разумеется, сам пал - превратился в камень, таково было посмертное проклятие чародея… Кстати, если не секрет, а вы на себя какие посмертные проклятия наложили?
        - А вы?!
        - Но я же не маг… я вас прекрасно понимаю, любезный друг. Будь я магом - тоже не стал бы болтать о таких вещах. Так я дорасскажу. Вы, наверное, уже сами догадались, что этот ловкий чеширец был граф Константанцинный, прямым потомком которого являюсь я.
        Генеральный секретарь церкви Одного, а этот пост в те страшные годы занимал герцог Апап, издал эдикт. Поскольку свободных земель на тот момент не было, а наградить окаменевшего героя было необходимо, эдикт объявлял и сам доблестный монумент, и его наследников королями Всея Контуперии и Окрестностей - тогда уже было известно, что за морем живет такое племя. Один эдикт одобрил и подписал.
        - Огненный чародей, чужеземец не сказал тебе самого главного! - возмущенно вмешался Касалан. - Контуперы - любимые питомцы Одного! Еще до войны он запретил чужеземцам плавать к нам и вмешиваться в нашу жизнь.
        - Да, тут есть небольшое противоречие, - согласился граф, - в результате которого законные короли Всея Контуперии никогда не бывали в своем королевстве и никогда не видели своих подданных. И, что самое печальное, даже налогов с них никогда не получали…
        - О налогах даже и не мечтай! - буркнул Касалан. Подумал и мрачно добавил: - Ваше величество.
        - А что стало с окаменевшим? - спросил я. - Надеюсь, его расколдовали?
        - Это, увы, невозможно, - сказал граф. - Хотя есть надежда, что со временем заклятье потеряет силу и предок оживет. Сначала мы держали его в парке, но там, сами понимаете, - голуби, непогода, псы лапу задирают… Отец выделил для статуи отдельную комнату в замке. С тех пор специальный человек поддерживает в ней нужную температуру и следит за влажностью… Но я вижу, вы опять зеваете. Поспите немного, дорогой Энди, это вас освежит.
        Я благодарно закрыл глаза и почти сразу задремал, как провалился. Спал я опять недолго: надо мной раздался оглушительный треск, и сразу вслед за треском что-то твердое обрушилось мне на грудь, выбив из меня дух.
        - Ну вот, она все-таки сломалась, - услышал я спокойный голос графа. - Скажите, Дик, вам что, других деревьев мало? Вы едва не наступили на меня и пришибли своим суком несчастного Энди!
        - Извини, Энди, не хотел, - пробасил Дик. - Ну хватит играть в червяка. Подумаешь, палочку на него уронили…
        - Больно дерется проклятая палка, - простонал я, смаргивая слезы и пытаясь набрать воздух в легкие. Ну почему, почему его не повесили, когда была такая возможность? - Ладно, забудем… Свои люди, сочтемся.
        - Забудем и сочтемся, - наставительно уточнил граф, - разные вещи, милый Энди. Настолько разные, что у нас их даже называют антонимами.
        - Какие все умные! - буркнул я. - И вовсе не антонимы это, нечего! Антоним к «забудем» будет «вспомним», вот.
        - Энди, - окликнул меня Бьорн. - Хватит там ползать! Иди к нам, поможешь с Крысом, все равно ничего не делаешь.
        - Ну почему графа никто не дергает? - возмутился я. - Ладно, помогу…
        Крыс все так же лежал недалеко от обрыва, свернувшись калачиком и чихая. Над ним склонились Касалан и Бьорн. Касалан сжимал в руках дымящуюся кружку с каким-то варевом.
        - Подержите его, - распорядился он. - Да не так, пусть сядет…
        - Ox, - проныл вконец расклеившийся Крыс сквозь чихание, - ох, не могу… Дайте помереть спокойно…
        - Пей! До дна, до дна!
        Зубы Крыса выбили частую лихорадочную дробь по кружке, половина варева пролилась ему на грудь. Однако, выпив, Крыс немедленно перестал чихать. Вместо этого немного побился в наших руках в припадке, похожем на эпилептический, и затих, видимо потеряв сознание.
        - Эх, - сказал Бьорн, - да демон с ними со всеми того-этого! Подвиньтесь, дайте-ка я!
        - Умоляю Великого не делать этого, - строгим, вовсе не умоляющим тоном сказал Касалан. - Погоня рядом. Я чую… Они уже у контуперов, в нашей деревне.
        - Ну, тогда разницы никакой, - сказал Бьорн, - за нами все равно удобная тропинка осталась. Подвиньтесь!
        - За нами нет тропинки, - возразил Касалан. - Вы все слышали, как я камлал в дороге. К рассвету духи поднимут траву и сотрут наш след.
        - Спасибо, конечно, - вздохнул Бьорн, - спасибо. Но все равно это вряд ли поможет. Мы не слишком-то резвы.
        - Они не догонят нас, - сказал Касалан твердо, - мы будем у драконьих гор раньше!
        Я наклонился и прижался ухом к груди Крыса. Что-то там еще плюмкало и сипело.
        - Вроде дышит…
        - Пока дышит, - уточнил Крыс чуть слышным шепотом.
        - Подвинься, говорю! - Бьорн пихнул Касалана. - Пусть ему суждено скоро умереть, но он умрет не так.
        - Я отвечаю за больного, - не отпихнулся Касалан. - Завтра утром он будет способен продолжить путь. Великий забыл, что его преследует и третья сила?
        - Ефрей-то? Тоже мне третья сила! Кишка у него тонка. Ефрея всегда можно заговорить, это все Небеса знают. Хотя он может вызвать демона… а демон нас, конечно, того-этого…
        - Ну что, гиганты медицины, как дела? - спросил подошедший к нам граф. В руках он держал одеяло. - Что решил консилиум? Что необходимо сделать в первую очередь: трепанацию, ампутацию или эпиляцию? Давайте на одеяле перебазируем пациента к костру, пусть чихает с удобствами.
        - Я сам перебазируюсь, - просипел Крыс. - Пойло вроде помогает. Еще есть?
        Мы помогли Крысу подняться и дойти до костра, у которого суетился Ухо Дятла. Склонившись над нагревающимся котлом, он явно вознамерился бросить туда что-то из лежащего рядом раскрытого мешка…
        - Не сметь! - крикнул Бьорн, бросаясь вперед и отвешивая контуперу подзатыльник. - Вредитель! Отойди! Пока не испортил все!
        - Так есть же хочется, да! - плаксиво проныл Ухо Дятла, и я вдруг почувствовал зверский голод.
        - Уйди, уйди, я сам! Это надо же было додуматься, в не закипевшую воду… - Бьорн отодвинул контупера и полез в мешок. - Лучше дров поруби, чтобы я ночью топориком не брякал…
        - Скоро сготовится? - спросил я, сглатывая слюну.
        - Минут через двадцать, - проворчал Бьорн, ловко разворачивая какой-то сверток. - Если мне мешать не будут…
        Я сходил, забрал из своего мешка меховое одеяло, трубку, табак и вернулся к костру. Вокруг огня собралась уже вся компания. Компания дружно уставилась на священнодействующего над котлом Бьорна. Пахло мясным, вкусно и остро. Я постелил одеяло и уселся между графом и Ухом Дятла, напротив Маленького Дика, у которого непроизвольно шевелилась нижняя челюсть, как будто он что-то жевал.
        - Меня Красноносый Джем готовить это дело учил, - сказал Бьорн, - вместе с котлом стрескаете и не заметите!
        Я закинул голову. Было еще совсем светло (и чувствовалось, что будет светло еще часа два). В Подмосковье в это время частенько уже выползает бледная загадочная луна, но тут луны не было. Зато были две яркие даже сейчас звезды.
        - Ночь тиха, - сказал я по ассоциации. - Пустыня внемлет богу. И кишка с кишкою говорит…
        - Какая же это ночь? - возразил Бьорн. - Художник должен быть правдив! Хотя стихи и недурные.
        Я хотел сказать, что это не мои стихи, что я их просто переврал, - но не успел.
        - На последнем банкете в честь именин его превосходительства градоначальника, - порадовал нас граф ценным сообщением, - среди прочего подавали печеную телятину. Вы не поверите, господа! Ингредиенты простейшие! Сначала нарезанные толстые куски вымачиваются в вине, немного петрушки, ломтики лимона и банальнейший соус из хереса с горчицей… Но когда вам ее подают и вы ее режете, а на подогретое серебро блюда сочится розовый сок…
        - Буйволица, - веско и сурово перебил Касалан. - На празднике второго урожая.
        - О, какая была буйволица в позапрошлый год, да! - взвыл Ухо Дятла. - Мне досталось ребро, а на нем кило мяса, да! Бедные, бедные чужеземцы, они никогда не пробовали и кусочка нашей буйволицы…
        - Да фигня это все! - не выдержал я, отбрасывая недозабитую трубку в сторону. - Знаю я про вашу буйволицу! Отстой! Целиком, на вертеле! Половина сгорела, половина сырая! А вот мама брала нашу чугунную гусятницу, и в нее поросенка, да с гречневой кашей и грибочками…
        - Заткнитесь все! - проревел Маленький Дик. - Вы не пробовали акульи плавники под маринадом, так что заткнитесь!
        - Да иди ты со своими плавниками… - просипел малость оклемавшийся Крыс. - И со своим маринадом! Берете маленьких карасиков, крохотных, вот таких, - Крыс показал опухший мизинец, - чистите - и на сковородочку, в шипящее масло. Потом варите молоденькую картошечку и непременно сметанки… Бьорн, когда мы наконец жрать будем?
        - Скоро, - пробуя, пообещал Бьорн. - Уже почти. Минут пять потерпите.
        Я нашел трубку, закурил и заставил себя не слушать этих садистов. Как-нибудь уж высижу пять минут… Главное, надо будет себе порцию посолиднее урвать (я большой, мне надо гораздо больше калорий, чем, допустим, хлюпику Крысу)… Помню, дед для пельменей обычно проворачивал в мясорубке три сорта мяса - свинину, баранину и… Нет, так дело не пойдет, надо от еды абстрагироваться! О, поучу-ка я свои заклинания, пока время есть. Отвлекусь. Я достал и развернул распечатку.
        - Позвольте поинтересоваться, любезный друг Энди, что за письмена вы с таким интересом изучаете? - спросил граф.
        Видать, тоже решил отвлечься. Я обнаружил, что положил листок с заклинаниями ему на колени.
        - Впервые вижу столь удивительные иероглифы, хотя в свое время, признаюсь, изучал многие виды письменности. И с каким искусством они написаны!
        - Никакого особого искусства, - проворчал я. - Лазерный принтер и новый картридж - вот и все искусство… Хотя картридж в данном случае старый, вон полосу оставил.
        - Ничего не понял, - сказал граф, - но спасибо за объяснения. Видимо, очередная магия, я уже привыкаю.
        - Половина отряда магов, - просипел Крыс, - а простого дождика вызвать не могут. Духотища невозможная!
        - Я не маг, я бог, - сказал Бьорн, подсаливая свое варево, - а дождик и правда не умею.
        - А я маг, я умею, - похвастался я, - я много всяких дождиков умею!
        - Ну так пусть будет дождик, - попросил Крыс, раздирая ворот рубахи и шею ногтями. - И ветерок…
        - Да пожалуйста, - сказал я, елозя пальцем по распечатке. - «Животворящий», боюсь, слишком теплый, «Тещины слезы» мы вряд ли переживем… Вот вроде подходящий - сейчас сделаем попрохладнее…
        Встав, я по-ленински тыкнул рукой в небо и, наслаждаясь общим вниманием, торжественно провозгласил:
        - «Вихри враждебные»! Исполняется впервые… ну, мной - впервые. Итак. Пусть сильнее дунет ветер! Пусть сильнее грянет гром! Пусть промокнет все на свете… Ом!
        Со словом «Ом» мгновенно почерневшее небо рухнуло вниз, к самым нашим головам, и разломилось на куски многосуставчатой ослепительной молнией. Ледяной смерч ударил по костру, перевернул котел и швырнул прямо мне в лицо несколько пылающих головешек. Защищаясь, я вскинул руки и упал на спину. Ветер рывком выхватил из моих пальцев распечатку. Издевательски, так громко, что заложило уши, расхохотался гром. Вокруг, высоко отскакивая от земли, защелкали здоровенные градины. Чувствительно получив по макушке и плечу, я бросился вдогонку за распечаткой, и тут град пошел стеной. Я упал, поскользнувшись. Полыхнула новая молния, и я увидел, что драгоценную бумажку прижало к стволу дерева. Раня босые ноги о ковер града, втянув голову в плечи и матерясь, я поскакал к ней. Ветер так сильно прибивал бумагу к стволу, что отлепить ее удалось с трудом. Молнии били уже каждую секунду, градины стали еще больше, хотя крона дерева и защищала меня от прямых ударов…
        Наверное, продолжалась вся эта вакханалия не слишком долго, но мне это время показалось вечностью. Съежившись у корней и вцепившись в них, я ждал, когда меня или поразит молнией, или оторвет от дерева порывом ветра и швырнет вниз, с обрыва. Дуло так, что было трудно дышать, пальцы на руках окоченели и не слушались. От грома болели барабанные перепонки, мне казалось, что я оглох. Холод пробирал до костей… «Чтобы стоять, я должен держаться корней», - шептал я, как бы молясь, хотя вовсе и не стоял…
        Потом вдруг стало полегче. Сначала как-то разом кончился град, как отрезало, а молнии стали бить заметно реже. Ветер стих, будто выключили исполинский кондиционер. Сразу потеплело. Тучи, быстро рассеиваясь, поползли в стороны и вверх. Я набрался мужества, с трудом разжал негнущиеся пальцы и поднялся. Землю устилали тающие градины, котел, в котором три минуты назад томился вожделенный ужин, далеко откатило от разоренного костра. Спутники мои, растерянно сбившиеся в кучу под соседним деревом, смотрели на меня с одинаково недоброжелательным выражением на лицах. Я порадовался, что деревья растут тут так редко и что нас разделяет не меньше десяти метров.
        - Милый Энди, друг наш! - окликнул меня граф. - Идите, пожалуйста, скорее сюда. Есть интересный разговор!
        - Убью-у! - проорал менее сдержанный Маленький Дик, видимо, забывший, что остаток дней он собирался посвятить добрым делам.
        Дик схватил с земли особенно чудовищную, каких и в природе-то не бывает, с кулак, градину и запустил ее в меня с молодецким хаканьем.
        Градина со свистом ушла в листву высоко над моей головой. Раздался пришибленный короткий вскрик, сверху затрещало - с дерева падало тяжелое. Я машинально отскочил в сторону, а на то место, где я стоял только что, рухнул странный человечек в коротком шелковом халате (у Львовны похожий, она его зовет «купальный»). Человечек был так мал, что сначала я принял его за ребенка.
        В руках человечек крепко сжимал сломанную ветку и с ужасом глядел на меня. Белки глаз у него были красные.
        - Ты кто? - ошарашенно спросил я. - И как ты там этот кошмар пересидел?
        Упавший с дерева малыш отбросил ветку в сторону, перевернулся и на четвереньках бойко поскакал прочь, в сторону дерева, под которым укрылись мои товарищи.
        - Красноглазые атакуют! - взвизгнул Ухо Дятла, ловко подпрыгнул, уцепился за обломок нижнего сука и по-обезьяньи полез дальше. - Спасайся кто может, да!
        Граф выхватил меч, и вместе с Касаланом, вооруженным бубном, они дружно шагнули вперед, заслонив собой Бьорна. Маленький Дик, пораженный последствиями своего броска, застыл на месте с открытым ртом. Самым резвым оказался Крыс. Не переставая чихать, он в два прыжка настиг и оседлал красноглазого, затем ловко накинув удавку тому на шею. Волосатые ручки красноглазого подогнулись, и он упал на живот, безуспешно стараясь просунуть пальцы между удавкой и своим горлом.
        - Как посмел ты, пожиратель сена, появиться на дороге великих воинов? - полюбопытствовал Касалан, подходя к ним и ставя ногу на плечо малыша.
        - Хкххрр, - объяснил красноглазый.
        - Дорогой Крыс, пожалуйста, не додушивайте пока до конца, - попросил граф, - сначала хотелось бы задать ему пару вопросов.
        Крыс слегка ослабил удавку и, склонившись к самому уху красноглазого, негромко предупредил:
        - Попробуй только пошевельнуться, и тебе конец.
        - Кхххрр, - согласился красноглазый.
        С дерева ловко спрыгнул Ухо Дятла, видимо сообразивший, что красноглазых не так много, как показалось ему вначале.
        - Слезь с него, могучий Крыс, да, ты мешаешь отрубить голову этой вонючей собаке! - воинственно крикнул он, размахивая маленьким топориком, которым мы рубили ветки.
        - Слезть-то я слезу, - сказал Крыс, тем не менее не слезая с пленника. - Но отчего сразу голову? Гораздо веселее было бы начать с какой-нибудь другой части…
        - Прекратить! - Бьорн сорвался с места и врезался в Ухо Дятла всей тушей.
        Контупер отлетел в сторону и плюхнулся в лужу с остатками почти растаявших градин.
        - Один такой отрубил! А ну, быстро схватил котел - и за водой!
        - Почему опять я, - заныл контупер, - я уже ходил, да! Чуть что, так Ухо Дятла да Ухо Дятла…
        - П-шел, я сказал! - прикрикнул на него разбушевавшийся Бьорн и склонился над красноглазым. - А ты - выпей!
        Бьорн поднес к губам дикаря флягу.
        Красноглазый в ужасе замотал головой, но Бьорна было не удержать.
        - Пей, - рявкнул Бьорн, - иначе я сам отрублю твою тупую башку!
        Красноглазый обреченно припал к горлышку, наверное решив, что его хотят отравить.
        - Пей, пей, - не унимался Бьорн, - еще пей, если жить хочешь. И если скажешь, что тебе не понравилось, я твоей участи не завидую!
        - Ну хватит, ребята, - вмешался я, испытывая к красноглазому малышу искреннюю признательность. Нетрудно предположить, на чьей шее оказалась бы удавка, не свались он так вовремя… - Давайте с ним поговорим, наконец.
        - Допросим, - поправил меня граф, - допросим, любезный Энди.
        Маленький Дик опустился рядом с красноглазым и, схватив того за волосы, рывком приблизил его лицо к своему.
        - Отвечать быстро и не задумываясь, - жестко сказал он, в упор рассматривая лицо красноглазого. - Что делал на дереве?
        - Следил за вами, - сказал пленник, облизываясь и косясь на флягу.
        Он совсем не был похож на контуперов. Крохотный, заросший не только на голове, но и по всему видимому телу рыжим курчавым волосом, очень смуглый. Под задранным зеленым халатиком красноглазый был одет в вязаные серые панталоны и безрукавку.
        - Где остальные? - не отставал от него Дик. - Отвечать быстро!
        - Не знаю… далеко… не скажу.
        - Скажешь, - сказал Касалан, потрясая бубном. - Меня зовут Касалан, и мне ты все скажешь!
        - Хорошо, - сказал красноглазый послушно, - тебе я все скажу, Касалан.
        - Чего ждал? - Дик встряхнул красноглазого. - Думал напасть ночью?
        - Ты не Касалан, - сказал красноглазый. - Пошел ты со своими вопросами…
        - То есть как пошел? - обиделся Дик. - Куда пошел?
        - Красноглазые не нападают, - веско сообщил Касалан, не дожидаясь ответа малыша, - красноглазые - добыча. Вот этот - славная добыча! Крупный. Тридцать килограмм неплохого мяса…
        - Тьфу ты! - сказал Дик, отпустил волосы красноглазого и выпрямился, брезгливо вытирая руку о портки.
        - Ты неплохого мяса не видел, - сказал Крыс.
        - Тридцать кило - крупный? - удивился я. - Недомерок какой-то!
        - Я красноглазых не ем, - скривился Бьорн.
        Недомерок заплакал. А может быть, сделал вид, что заплакал.
        - Не зря говорили старейшины, - посетовал он, - что высшие силы покарают меня…
        - Покараем, - проворчал Бьорн, - вот еще… Заняться нам больше нечем! А за что, кстати?
        - Во всем виноват пьяница Синебрюхий Окунь, - горестно забормотал красноглазый сбивчивой скороговоркой. - Я отказывался, а он все - «прыгнем! давай прыгнем»… а я упал и раздавил муравейник на северном склоне забытого оврага…
        - Считаешь муравьев священными животными? - удивился граф.
        - Все живые существа священны, - истово сказал красноглазый.
        - Мужики, - обрадовался я, - мы поймали святого! Давайте скорее его… впрочем, ладно. Я сегодня добрый.
        - Я-то думал, - разочарованно хлюпнул Крыс, снимая удавку с шеи красноглазого малыша.
        И тут, совершенно неожиданно, малыш взбрыкнул задом. Крыс перелетел через него и покатился в сторону. Мгновенно прыгнувший красноглазый с криком «кий-йя!» одной ногой влепил точно в пах Дику, а второй вышиб бубен из рук Касалана. Дик упал, сжимая ладонями поврежденное место, а Касалан бросился ловить свой инструмент. Приземлившись на землю, красноглазый, как заправский танцор брейка, крутанулся волчком и подсек пяткой ноги графа. Граф шлепнулся на пятую точку и выронил меч.
        - Ты не высшая сила! - крикнул красноглазый Бьорну. - Бреи вернутся - и наступит истина!
        Красноглазый снова взлетел в воздух и двумя сложенными вместе волосатыми ступнями выстрелил Бьорну в голову. Но тот успел присесть на колено, и красноглазый, промазав, пролетел над ним, ловко перекатился через плечо и бросился наутек.
        - Лови! - крикнул Ухо Дятла и швырнул пустым котлом из-под несостоявшегося ужина наперерез улепетывающему красноглазому.
        Малыш ловко перепрыгнул через котел и почесал от нас с удивительной скоростью, только халатик замелькал…
        - Ну, и чего здесь было? - сказал Бьорн удивленно. - Нормально! Один случайный лилипут всех вырубил. Мы молодцы, конечно!
        - Да, - сказал я, - но нас-то он не вырубил…
        - Значит, на нас с тобой вся надежда, - вздохнул Бьорн. - А жаль.
        Он склонился над Маленьким Диком, который лежал на боку, судорожно сжимая ладонями пах.
        - Дай посмотрю, дружище. - Бьорн постарался отвести руки Дика. - Успокойся, я ничего и не делаю. Ого… мне бы такое того-этого… Пустяки, все цело. Пройдет через пару часов!
        К нам подошел Касалан. Он ласково поглаживал свой бубен, который, похоже, был цел.
        - Моя вина, - угрюмо сказал он. - Думал, я его контролирую. А теперь поздно, на таком расстоянии не достать.
        - Надо отсюда двигать, - предложил Крыс. Он выглядел получше, лицо уже не казалось таким опухшим и таким бледным. - Если этот тип приведет своих сородичей, нам крышка!
        - Не приведет, - сказал Касалан.
        - Дорогой шаман, не могли бы вы объяснить понятнее, с кем мы столкнулись? - расстроенно сказал граф. - Очень ловкий тип. Ему бы морпехов дрессировать!
        - Обычный красноглазый, - сказал Касалан, пожимая плечами. - Это племя не чтит Одного. Красноглазые - бреепоклонники.
        - А это что значит? - спросил я.
        - Это значит, что поганые не причинят нам вреда… Ну, пока мы не начнем охотиться, или рыбачить, или каким другим способом смертоубийствовать. Тогда они постараются нам помешать. А если не смогут - позовут рогатого брея.
        - Прикольно! - сказал я, вспомнив трогательную зверушку с картины в кабаке Красноносого. - Давайте скорее порыбачим!
        - Лучше не надо! - Бьорн сердито посмотрел на меня. - Кстати, о бреях! В следующий раз предупреждай заранее, когда соберешься колдовать! Какое счастье, что в нашем мире почти не осталось магов…
        - Постараюсь, - виновато кивнул я.
        - Да уж постарайся! - сказал Крыс, хлюпая. - Чтобы мы успели тебя вовремя прикончить. Или вырыть убежище.
        - Теперь я понимаю, - добавил граф с восхищением, - почему контуперы так вас боялись, дорогой Энди!
        - Бьорн, а кто они, собственно, такие, - спросил я, чтобы изменить тему разговора, - эти рогатые брей? И чего вы, боги, их поминаете к месту и не к месту? Симпатичные зверьки, судя по твоей картине. Белые и пушистые…
        - Эти белые и пушистые в Войну такого наворотили… - хмыкнул Бьорн. - Они пришельцы из другого мира, как и ты. Защищают жизнь во всех ее проявлениях… Вот ты сейчас комара прихлопнул, а рогатый брей за это посмотрел бы на тебя укоризненно, и ты, к примеру, от мигрени в обморок бы свалился.
        - Да ладно! - не поверил я.
        - Они тоже чародеи, - пояснил Бьорн. - Но заклинания творят молча. И лупят по мозгам так, что и не защититься от них. Даже богу. Правда, и сами никогда не убивают. Даже богов. Иначе та война по-другому бы закончилась.
        - А на картине твоей что? Верхний же там несчастного брея рвет, как тузик грелку!
        - Эпизод Войны. Бреи не просто так каждую букашку защищают. Если рядом с рогатым бреем кто-то разумный убивает - не важно кого, - брею становится плохо. Бывает, настолько, что он даже свои магические способности теряет. От болевого шока… Вот Верховный и устроил гекатомбу, чтобы одного из самых могучих бреев затоптать.
        - Блин… Слушай, если их перебили, как красноглазые брея смогут вызвать?
        - Некоторые выжили. Есть один остров - убежище уцелевших бреев и наших магов. Они там закрепились, и сейчас у нас с ними вроде как перемирие.
        - Кстати, на корабле туда не добраться, - вставил Маленький Дик, - в тех местах мели повсюду, рифы и течения гадкие. На паровике можно было бы рискнуть, но и паровик, боюсь, не дойдет. Угля не хватит. Мы с ними торговать планировали…
        - Так что, дружище, нам совершенно не стоит сейчас ловить рыбу, - завершил Бьорн, - хотя я и сам это дело очень люблю. Но нет, не стоит…
        Глава 8
        Бьорн Толстый. Повелительница сокотов
        Кто такие сокоты - ни Ухо Дятла, ни Касалан внятно объяснить не сумели. По их словам выходило, что это такие кошки, которые ходят огромной стаей, охотясь на всех встречных без разбора. А точнее контуперы сказать не могут, потому что все упомянутые встречные были сокотами сожраны - после них очевидцев или свидетелей не оставалось. И костей очевидцев - тоже не оставалось.
        Водятся же сокоты как раз в этих местах, перед перевалом… Мы с Энди выразили сомнение: раз стая, значит, не кошки. И если они слопали всех их видевших, то откуда о них известно? Но контуперы упорно стояли на своем, а Ухо Дятла даже обиделся: «Кошки, кошки, да. Не убежать и не отбиться, да. Прадедушка говорил, а ему, да, его прадедушка, а тому… Что же, столько прадедушек врать будут, да?!»
        Я сидел, положив пятки на бревно и откинувшись спиной на мешок. Задранным босым ногам было хорошо… Сегодня мы вышли еще затемно, часов в пять утра, и остановились на отдых только в полдень. Если верить нашему выдающемуся проводнику - до вожделенного перевала оставалось уже не так много. К ночи мы должны через него перебраться, а там сокоты не водятся.
        День выдался отличный, прохладный и пасмурный, и идти было легко. Рана моя почти совсем зажила, немилосердно чесалась, и я наслаждался, скребя ее сквозь повязку. Это причиняло приятную боль и взбадривало - иногда я понимаю мазохистов. И спать не так хочется. В конце концов, чуть больше суток не сплю, терпеть пока можно.
        Всю дорогу местность заметно поднималась, и лес вокруг изменился. Лиственные сосны, преобладавшие у обрыва, постепенно исчезли совсем. Зато появились сосны нормальные, и росли они куда чаще. Мха вокруг оставалось все еще много, но появилась трава и папоротники. Попадались заросли орешника, еще какие-то кусты, участки смешанного леса с березами и дубами. Почва стала более песчаной, а кое-где из земли торчали огромные валуны.
        Костерок догорел совсем, остались одни угли. Сваренный мной суп мужики умяли за пять минут, супчик удался, но не стоило мне его есть - уютное тепло расползалось от набитого брюха по всему телу, лишая желания двигаться. Минут через двадцать предстояло подняться и шагать дальше, об этом лень было даже думать.
        Может быть, не надо было отказываться от предложения Касалана. Тогда я бы не клевал сейчас носом. Но откуда я знаю, как подействует на меня незнакомый отвар? Пробовал я эти средства против сна: всего колбасит, сердечко колотится, глаза не закрываются, а в голове крутится одна мысль, да и та совершенно дебильная, например - зачем на свете медузы и дизентерия? И обдумывается в течение многих часов. В итоге делается вывод, что все чепуха и суета сует. Впрочем, когда человек долго не спит, он неизбежно тупеет и становится склонным к философии.
        Тяжелее всего вот так вот сидеть, гнать от себя сон и чувствовать, как твою защиту пытаются продавить Росомаха и откуда-то издалека Тор. Все это тоже, конечно, чепуха, не продавят, а вот хотел бы я знать, где сейчас Елена. Такое ощущение, что совсем рядом, вот-вот появится из-за куста, раскрасневшаяся, в своем зеленом охотничьем костюме… Ножки-ручки гудят, я уже потерял в результате всей этой катавасии килограммов несколько. Если так пойдет дальше, скоро ни у кого язык не повернется назвать меня толстым…
        Нет, я никогда не был нытиком, хотя, может быть, и не отличался излишним мужеством. Еще в юности пришел к простому и оптимистичному выводу: любое даже самое гнусное мероприятие имеет свои положительные стороны. Повешенный перестает дрыгать ногами и отправляется в спокойное небытие; предательство любимой предвещает душевную пьянку с другом; путешествие способно порадовать остановками и, рано или поздно, заканчивается. Все это, разумеется, тоже чепуха.
        - Ну, чего пригорюнились, дорогой друг? - спросил граф, расположившийся напротив меня и пытающийся отмыть опустошенный котел с помощью пива из фляги и пучка травы.
        Мыть котел у графа не больно-то получалось, поскольку делал он это впервые в жизни. После обеда он уговорил меня сыграть в кости - моя удача оказалась сильнее. Как раз на мытье котла мы и играли. Граф попытался увильнуть и перепоручить мойку Уху Дятла - мол, подобное занятие может уронить его королевское достоинство в глазах подданных. Я, однако, настоял: если бы проиграл я, то котел бы отдраил. Дружище граф догадывается, наверное, что мне, сыну Одного, - того-этого на его достоинство с высоких небес?..
        - А вы в курсе, что все чепуха и суета сует? - пробурчал я.
        - Ну а как же! - сказал граф, скептически рассматривая стенки котла, - кто же не в курсе? Если позволите, дорогой друг, я расскажу вам по этому поводу одну поучительную историю…
        - Надо собираться, - сказал я быстро, - куда это мой мешок запропастился? Граф, а историю вы лучше потом расскажете. Например, Касалану… И возьмите песка вместо травы, а то до утра не отмоете!
        - Мешок у вас за спиной, дорогой друг… Ладно, так и быть, не буду вас забалтывать, - улыбнулся граф, оглядываясь в поисках песка. - А истории хорошо Уху Дятла рассказывать. Вот благодарный слушатель!
        - Это он для Острого Топора сведения собирает, гаденыш, - подал голос Крыс, обыгрывая в очередной раз Маленького Дика в крестики-нолики. - Ну, подставляй лоб…
        Крестикам-ноликам Крыс научил пирата только что, но радовался выигрышам, как ребенок. Дик же, наоборот, сидел мрачно-задумчивый и грыз конец палки, причем тот конец, которым он, играя, царапал землю. Мне казалось, что я слышу, как она хрустит у него на зубах. Играли они на щелбаны.
        - Бьорн, - сказал Энди, - ты, помнится, хотел «Зажигалке» научиться. Не передумал?
        Маг лежал рядом со мной, также закинув ноги, как обычно уткнувшись в свою бумагу с заклинаниями.
        - Да, конечно. Полезная вещь… - Я зевнул. - Получится вряд ли, но отчего не попробовать? Учи.
        - Тогда смотри, братушка… Все проще простого. Нужно проговорить коротенькое заклинание. Прочитаешь отсюда. - Энди придвинулся, держа пальцем нужную строчку на листе. - Показать рукой на то, что должно загореться. На эту веточку, скажем. И, почему-то, сказать слово «Ом».
        - Насчет «Ом» - это как раз понятно: все маги им заклинания заканчивают. Слово силы как-никак.
        Я присмотрелся к написанному.
        - Хоть буря снежная ярится… хоть ветер обдает дождем… из искры пламя возгорится. М-да… однако, давно я таких потешных отглагольных рифм не видал. Слушай, если это стихи, то явно не хватает строчки. Хотя бы одной.
        - Не надо строчки! Ты не сказал «Ом» и не показал на ветку. Попробуй еще раз!
        Я попробовал. После чего дотянулся до валяющейся сухой веточки, которую пытался заколдовать, и потрогал ее. Веточка была даже не теплая.
        - Что за черт, - удивился Энди, - еще утром работало! Дай-ка я сам…
        Он пробормотал свои вирши, омкнул - и веточка сразу зажглась.
        - Странно, что у тебя не выходит. - Кажется, Энди расстроился. - Должно работать… ты ведь тоже на истинном говоришь?
        - На нем. А странного ничего нет. Ты маг, тебя истинный язык сам выбрал, по доброй воле. Я бог, и в меня его насильно запихнули. Вот он и не больно-то слушается.
        - Блин… а как его в тебя запихнули?
        - Как и во всех богов. - Я пожал плечами. - Папаша Один заклял как-то свое семя, с тех пор мы и рождаемся. В магии не сильны, зато как боги кое-чего стоим. Ну что, не пора ли нам пора? Собираемся?
        - Блин, давай еще минут десять отдохнем? А?
        - Давай, - пожал я плечами.
        - Слушай, Бьорн… Как ты думаешь, нарисованные тобой я и Елена живы еще? Переживаю за них что-то… Представляешь, они мне сегодня даже приснились.
        - Я не думаю, я знаю… Живы-здоровы. А что именно приснилось?
        - Да чепуха какая-то, - сказал Энди. - Я сны забываю моментально.
        - Завидую вам, дорогой друг, - вздохнул граф. - Бьорн, а что вы про них знаете, если не секрет?
        - Да, - оживился Энди, - расскажи!
        - Нормально все у них. Сначала хотели на пшеничном поле поселиться, даже шалашик соорудили. Но там опасно было - птицы хищные, да и контуперы скоро урожай убирать будут. Так что я твоей копии подсказал путь к амбарам. Там, в закромах, им всяко поудобнее…
        - Как подсказал?
        - Мысленно. Все-таки я их создатель. Теперь они, демон меня того-этого, молятся мне о любой чепухе. Не слишком отвлекают, конечно. Так, зудят на краю сознания, если не прислушиваться. Но неловко как-то, я к такому не привык…
        Я закрыл глаза, сосредоточился и посмотрел, как там у них дела.
        - Ну? - забеспокоился Энди. - Не томи!
        - Все в порядке. Кто бы мог подумать - нарисованный ты запаслив оказался, как хомяк. Столько натащить успел! В амбаре, где они устроились, щель под полом удобная. Темновато, но зато крыша над головой и вообще довольно уютно.
        - А молятся они тебе о чем? Бьорн, ты откликайся! Ты за них в ответе!
        - Да так, чепуха. У них словарный запас слов в пять пока, не всегда понимаю… Нарисованный Энди называет себя Э, а Елену - Е, это я разобрался. Еще есть слова: «бо» - это они ко мне так обращаются, «хо» - имеется в виду хочу, «мо» - подразумевается мое, «ша» - означает прячься, и слово «ы» - заменяет все прочие слова. Знаешь, не слишком легко откликнуться на просьбу «бо мо Е хо ы», да и не мое дело - сам Э пусть Е и уламывает, если «ы» - «хо»!
        Энди глубоко задумался, потом поморщился и спросил с надеждой:
        - А Е о чем молится?
        - Примерно о том же. Из того, что я разобрал, она «хо» новое платье, ребенка и жареную лягушачью лапку.
        - Блин, - расстроился маг. - Ну, блин, грустно как-то…
        - Ничего, они развиваются. Утром сегодня новое слово, кстати, появилось. «Мы».
        - Мы? Мы - это замечательно! - обрадовался Энди. - Это огромный шаг вперед. Мы! Коллектив! Человечество! Верю, они станут родоначальниками новой цивилизации!
        Маг отсалютовал мне флягой и сделал торжественный глоток.
        - «Мы» - сказал я, - это значит мышь. Видишь ли, я им тут мышку приручить помог.
        - Блин… зачем?
        - Ну как - зачем? Представь: утром просыпаешься - муку у контуперов из соседнего амбара притырить на пироги или уголек из их костра позаимствовать для очага - а она, твоя Е, тебе полную ореховую скорлупу молочка парного подносит. Прямо из-под мышки!
        - Даже завидно, - заулыбался граф, - вы так аппетитно это рассказываете, дорогой друг. А сейчас они что делают?
        Я мысленно посмотрел и сразу отвернулся. Э сумел-таки уговорить Е на «ы».
        - Не важно, что именно они делают. И мне смотреть не стоит… Там личное. Видите ли, бывают ситуации, которые не касаются никого, даже создателя. Ну, если он мало-мальски воспитан…
        К нам, со своеобычным бубном в обнимку, подошел Касалан. Из-за спины его с опаской выглядывал Ухо Дятла - после вчерашних враждебных вихрей он стал бояться Огненного чародея еще больше и старался не попадать тому на глаза.
        - Дым, Великий! - сурово объявил Касалан. - Ухо Дятла утверждает, что заметил дым.
        - Какой еще дым? - поинтересовался Энди, в отличие от меня откликающийся на кличку «Великий», бережно складывая и убирая в карман лист с заклинаниями.
        Ухо Дятла попытался жестами изобразить дым.
        - У бедолаги припадок? - забеспокоился Энди.
        - Кто-то развел костер неподалеку от нас, - объяснил Касалан. - Если, конечно, Ухо Дятла не ошибся.
        - Красноглазые? - забеспокоился Маленький Дик, вскакивая и непроизвольно прикрывая пах.
        - Костры красноглазых не дымят, - мотнул головой Касалан. - Я не знаю, кто это, но боюсь, что гонители Великого.
        - Похоже, по местным необитаемым лесам бродят толпы людей, - заметил Маленький Дик. - Главное, что не красноглазые. Сейчас поглядим, что это за дым…
        Он подошел к большой сосне и сноровисто полез на нее.
        - Красноглазые тоже следят за нами, - возразил Касалан. - Двое. Я пробовал зачаровать их, но они ведут себя слишком осторожно. Если бы я смог подобраться к ним достаточно близко… но к красноглазым не подберешься.
        - О, с этим могу помочь, - оживился Энди, - хочешь, я тебя заколдую? Есть одно подходящее заклинание, как раз хотел попробовать…
        - Только не это!
        Касалан побледнел, заслонился бубном и сделал шаг назад.
        - Да, дружище, - заступился я за старика. - Ты уж новые заклинания пробуй на неодушевленных предметах. Ну либо на себе, как Один…
        - На себе так на себе, - сказал Энди. - «Крадущийся в толпе» - полезнейшая штука… в результате я на время стану для всех невидимым. Раньше она прямо так и называлась - «Невидимка».
        - Невидимым?! - восхитился Крыс. - Какие замечательные возможности это открывает для работы! Неужели такое возможно?
        - Сейчас проверим. Только ты, Бьорн, смотри за мной внимательно, пожалуйста. Расскажешь, что было, вряд ли я стану невидимым сам для себя. Договорились, братушка?
        - Мы все будем смотреть, дорогой друг, - успокоил граф. - Это действительно любопытно.
        - Ну, - волнуясь и обнимая себя за плечи, сказал Энди, - поехали… «Невидим и неосязаем - ни в темноте, ни светлым днем - пройду меж адом я и раем. Ом!»
        Увы, с Энди ничего не произошло. Сидел рядом со мной, как раньше, вполне осязаемый и зримый. Кстати, чего я на него уставился? Во-первых, неприлично, а во-вторых… Уж на кого, а на Энди и раньше не стоило обращать внимания. Увы, как бы ни пыжился Огненный чародей, как был пустым местом, так пустым местом и остается.
        - Ну как, братушка? - спросило пустое место. - Заработало?
        - Отстань, - сказал я. - Не до тебя… Дик, ну что там?!
        Дик уже одолел сосну и теперь раскачивался на ее тонкой вершине.
        - Действительно, дым! - крикнул он. - Тонкий такой дымок, кабельтовых в тридцати от нас…
        - Погоди, братушка. - Энди заерзал рядом со мной и даже похлопал меня по животу ладошкой, добиваясь внимания. - Что значит - «отстань»?!
        Разумеется, эти нелепые приставания я проигнорировал. Тогда он привязался к графу:
        - Ваше контуперское величество, вы меня видите?
        Граф досадливо приподнял брови, отмахнулся, как от мухи, и крикнул:
        - Дик, слезайте! Какая нам разница, кто там дымит? Пора в путь!
        - Ухо Дятла! - тем временем продолжил донимать окружающих маг, похоже не способный понять, насколько он всем сейчас безразличен. - Ухо Дятла, пойди-ка сюда!
        Контупер поморщился и остался стоять, как и стоял, за Касаланом. Тогда невесть что возомнивший о своей важности чародей вскочил, подбежал к ним - Касалана ему пришлось обежать, старик и не подумал подвинуться, - схватил Ухо Дятла за грудки и затряс. Наш проводник не сопротивлялся - трясся, конечно, но трясся с самым скучающим видом.
        - Как освободишься, - сказал Касалан Уху Дятла, - сбегай за топориком. Я оставил его у расколотого дерева, не забыть бы.
        Вздохнув, - обидно, но рассиживаться нам действительно не стоило, - я потянулся за сапогами. Тучи сгущались, начал накрапывать дождик. Граф все еще возился с котлом. К нам подошел грустный Энди.
        - Колдонул на свою голову, - сказал он. - А все-таки оно действует…
        Я поглядел на него вопросительно.
        - Игнорите? - мрачно усмехнулся маг. - Бойкотируете? Ну игнорьте, игнорьте… Подождем, пока пройдет. Башка вот только побаливает…
        - Дружище, с тобой все в порядке? - удивился я. - Ты сейчас вообще о чем?
        - Да что с тобой говорить… Я же для тебя пустое место, отставной козы барабанщик…
        Ахинея какая-то… Какая коза, почему барабанщик? Я бережно усадил Энди на свой мешок, пощупал лоб - жара вроде не было. Тогда я забрал у графа флягу и всучил ее бедолаге.
        - Попей, дружище, попей… авось отпустит. И толком скажи, что стряслось? Кто тебя обидел?
        - А ты что же, не помнишь ничего?
        - Я-то как раз все помню! - сказал я. - Могу через несколько дней нарисовать увиденного один раз мельком человека. Я таким макаром много пари выиграл в свое время… а почему спрашиваешь?
        - Забей, братушка. - Энди засмеялся. - Забей… Граф, как ваши успехи?
        - Ну, кажется, я его более-менее отчистил, друг мой. Никогда не думал, что это так хлопотно. Что с ним дальше делать?
        - Что делать, что делать! - раздался сзади до боли родной голос. - Ноги делать, что же еще? Собирайтесь, быстро! А где этот подонок? Вот ты где!
        Я отскочил и встал так, чтобы между мной и непонятно откуда взявшейся Еленой оказался сидящий граф. Глаза богини гневно сверкали. Раскрасневшаяся, в своем зеленом охотничьем костюме, она была очаровательна. Как всегда, впрочем, но я уже успел отвыкнуть. Даже не предполагал, что так ей обрадуюсь…
        - Привет, - сказал я, стараясь эту свою радость не слишком выказывать. - Что-то ты долго, подруга. Спорим - я нашел бы тебя быстрее?
        - Ах, ты… - задохнулась она от возмущения, пытаясь обежать графа справа, но я быстро переместился в другую сторону. - Ах, ты…
        - Да, я тоже очень соскучился, - признался я, продолжая лавировать.
        - Простите, я вам не очень мешаю? - поинтересовался граф, который чуть не свернул себе шею, пытаясь уследить за нашими перемещениями и поворачивая здоровенный котел то ко мне, то к Елене.
        - Нисколько, - успокоил его я. - Знакомьтесь: моя Елена, богиня любви, - я вам, кажется, рассказывал.
        - Подлец! - Елена наконец-то обрела голос, вырвала у графа котел и попыталась запустить им в меня.
        Получилось плохо, котел для нее был тяжеловат и до меня не долетел. Елена перепрыгнула через него и попыталась залепить мне пощечину.
        - Лживая тварь! Похотливая тупая свинья! Ничтожество! Ходок! Пастушек ему подавай!
        - Да не было ничего! - сказал я, привычно уворачиваясь и перехватывая ее руки. - Тебя обманули! Какие пастушки, с чего ты взяла?!
        - Не ври! - крикнула Елена, неудачно пытаясь пнуть меня ногой. - Я все знаю! Сама видела! Негодяй!
        - Опять смотрела мои сны? Ты мне что обещала? - возмутился я, прижимая Елену к себе - так она была наименее опасна, если, конечно, кусаться не надумает. Да и что-то слишком давно я ее к себе не прижимал…
        - Мало ли что я обещала! Думала, тебе можно верить, дура, но теперь все! Нет, но каков ходок! Да я тебя… Да я не знаю, что я с тобой… Отпусти меня! Не смей хватать меня своими грязными лапами, похотливый самец!
        - Ну уж нет уж! - сказал я, прижимая ее к себе еще крепче. - Вот теперь-то я тебя больше не отпущу!
        - Пусти! Пусти, ничтожество! - Она боднула меня в подбородок. - Пастушек ему! Кольцо миров ему!
        - Ай, - крикнул я, отскакивая, - больно же! Совсем сдурела?!
        - Сдурела? Это я-то сдурела?! А кто с магами связался? Кто в другой мир от меня, - Елена ударила мне в грудь обоими кулачками, - сбежать надумал? Думаешь, я не поняла смысла твоего издевательского письма? Кольцо миров! И в каждом наверняка по гарему пастушек у него!
        - Малышка моя, - я снова обнял ее и покрепче прижал к себе, - я же звал тебя письмом этим, неужели ты не почувствовала?
        - С-скотина! - Елена попыталась вырваться, но я ее не отпустил. - Почему ты со мной хотя бы не поговорил?! Не попрощался?! Что я тебе сделала, что ты со мной так? Ну разлюбил, ну объясни все, я пойму…
        - Глупенькая, не плачь, солнышко, ты мне ближе всех…
        - Хочу и плачу… Почему ты ушел, горе мое? Только о себе думаешь! Знаешь, каково мне пришлось, когда узнала… Выходки твои дурацкие вечные, совсем никакой ответственности ни перед кем!
        - Знаешь, хотел зайти - да ты очень занята была! - не удержался я от маленькой мести.
        - Смотрите, какой тактичный, - протянула Елена. - И руку где-то поранил, совсем нельзя одного оставить… Не ври, чем это я занята была?
        - А кто это с Учителем ворковал? Извиваясь перед ним, словно кошка в течке? - Я слегка отстранился от нее.
        - Ой, дурачок ревнивый… Учитель просто старый друг, ты же знаешь!
        - Слушай, еще раз такое увижу… короче, чтобы я больше такого не видел! Поняла?!
        - Котенок, нельзя так. Не могу же я ни с кем не общаться, кроме тебя, ну или увези меня куда-нибудь, где нет никого…
        - Это мысль. Увезу, обязательно увезу!
        - Да? А что я там буду делать? В кольце миров твоем? Увез один такой! Похудел-то как… Ты меня любишь?
        - А то ты не знаешь…
        - Очень-очень?
        - Соскучился я по тебе очень-очень, вот что. Не могу так долго без тебя, оказывается.
        - Соскучился он… За птичку с письмом спасибо, - прошептала она, - очень приятно было… А у меня из-за тебя волосы седые появились. Не смотри, вырвала я их, еще чего не хватало!
        - Я из-за тебя тоже лысею… Смотри, орешник какой густой! Давай спрячемся?
        - Давай… И я соскучилась, не могу, как соскучилась… Ой, нет! Быстро, где там твои собутыльники? - Она решительно потащила меня обратно на поляну. - Что ты натворил, алкоголик? Я за тобой в Черные Ямы не пойду! А эта выходка с Ларсом зачем?!
        - Росомаха, видимо, твой новый друг, - проворчал я, - то-то ты с ним увязалась. Жалко бедолагу?
        - Мне тебя жалко! Убьет тебя он, и что я тогда делать буду? Эгоист, только о себе, только о себе! Думаешь, защитят тебя драконы?! Да плевать они на нас хотели, драконы эти! У них своих проблем хватает… Впрочем, надо попытаться. Драться с Росомахой последнее дело, не справимся, силен он… Господа! - крикнула Елена, хлопая в ладоши. - Собирайтесь! Форы у нас почти никакой, Ларс очень скоро доберется сюда!
        - Да кто он такой, этот Ларс, что мы от него все бегаем? - возмутился Крыс. - Давайте устроим засаду и прищучим падлу!
        - Ларс - бог войны, - сообщила Елена.
        - Бьорн уже говорил, что бог войны! Стрелу гаду в затылок, и концы в воду. Что он такое умеет, этот бог войны?
        - Убивать он умеет, понятно? У-би-вать!
        - А то мы не умеем! - не сдавался Крыс. - Мне бы к нему только поближе подобраться…
        - Вы - просто мелкая шпана, - сказала Елена, презрительно глядя на Крыса. - Что касается стрелы, то вы не попадете в Ларса и с метра. Увернется, я видела его в деле! Добавлю, что Ларс гонится за вами… за нами, простите, в составе отряда морских пехотинцев, возглавляемых неким подадмиралом Будом. Человек тридцать, не считая отставших. Короче, хватит спорить, пойдемте, наконец!
        - Да я что, - сказал Крыс, - всего лишь предложил. Нет так нет.
        - Я только хотел спросить… - в своей неторопливой манере начал Касалан.
        - Я тоже! - воскликнул граф.
        - А по дороге спросить нельзя? - нетерпеливо поинтересовалась Елена.
        - Хорошо, по дороге, - согласился покладистый граф.
        - Нет, надо сейчас, - вздохнул Касалан. - Я хотел спросить, где Ухо Дятла.
        - Это такой - в шкурах, с топориком и с фингалом? - уточнила Елена.
        - Да! - подтвердили мы хором.
        - А там, под сосной расщепленной валяется.
        Дик с Касаланом рысцой побежали в указанном направлении.
        - Приветствую. - К нам подошел смущенно улыбающийся бледный Энди. - Рад встрече. Вы, как всегда, прекрасно выглядите.
        - Благодарю, - сказала Елена, кокетливо щурясь, - новенький бог. Вы-то как с моим оболтусом связались? Впрочем, вы же, кажется, поэт, так что неудивительно. Но когда вы успели спеться? Или правильнее было бы сказать - спиться?
        Ответить Энди не успел, из леса показался Касалан с Диком, ведущие Ухо Дятла. Ухо Дятла семенил, руками держась за причинное место, теперь у него был подбит и второй глаз.
        - За что, - ныл контупер, - смотрю, чужой идет, стой, говорю, кто такая…
        - Врет! - сказала Елена. - Он набросился на меня молча, как дикарь!
        - Заткнись, - добавил я, так как Ухо Дятла явно вознамерился что-то вякнуть, - а то еще и я добавлю! Веди давай, у перевала мы тебя отпустим, как обещали.
        Ухо Дятла, всхлипывая и ноя, двинулся вперед. Походка у него стала странная, он сильно косолапил, но двигался быстро. Мигом расхватав манатки, мы было ломанулись за ним гурьбой, но снова были вынуждены растянуться один за одним. Я не отпускал Ленкину руку из своей.
        - Прошу прощения, - окликнул нас граф, - если отвлекаю, но я хотел спросить. А как вышло, что пресловутый Ларс оказался в отряде нашего бравого подадмирала?
        - Я бы не сказала, что он в отряде. - Елена споткнулась о торчащий корень, и я поддержал ее. - Демон меня полюби, чуть каблук не сломала! Так вот, правильнее было бы сказать, что он с отрядом вашего подадмирала, а еще правильнее, что отряд - с ним. Видите ли, одних солдат опасаться нечего, мы с Бьорном легко управились бы с ними. Бьорн просто напоил бы их до полусмерти и передружился со всеми, а я… А у меня свои методы.
        - Я тебе дам свои методы! - сказал я, крепко сжимая ее руку.
        - Больно, - сказала она, - перестань. Я совсем не то имела в виду. Скажем, они бы дали бал в мою честь на какой-нибудь прелестной полянке и отплясывали бы еще целый месяц после того, как я откланяюсь…
        - Морские пехотинцы - бал? - усомнился граф. - Жуткое, должно быть, зрелище! Но я спрашивал, как они оказались вместе с богом войны.
        - Долгая история, - сказала Елена, - впрочем, извольте, расскажу. Ларс сразу вычислил город, куда Бьорна врата отправили. Ну, мы туда и перенеслись вместе, я одна еще плохо умею это делать. Злая тогда была, хорошо, что Бьорн мне под руку не попался, так легко не отделался бы! - Она ущипнула меня за бок. - Перенеслись мы, значит, а в городе переполох, облавы на улицах, а моего, как всегда, уже и след простыл. И след этот простывший в порт ведет. Говорят, преступники яхту угнали, за ними шхуну королевскую снаряжают. Ларс смерч вызвал, я помешать не успела, думала - все, но нет, вижу, жив Бьорн, Ларс на радостях вина потребовал… Тоже увидел… Не бежать же за вами пешком - далеко, да и волнение сильное, я вообще по воде ходить недолюбливаю. Ну, к королю местному на аудиенцию - так, мол, и так, куда преступники подевались?
        - Хорошо, - галантно вставил граф, - что вас, прекрасная Елена, наша королева не видела, а то ее величество уж постаралось бы этой аудиенции воспрепятствовать!
        - Она и пыталась, - не оценила комплимента Елена, - но тогда его величество приказал сослать ее величество в монастырь и, узнав, что я хочу присоединиться к погоне, вызвался сам возглавить отряд. Однако с ним случилась неприятность, примерно такая же, как недавно с Ухом Дятла, и пока он временно лишен возможности передвигаться…
        Ларс ветер попутный нагнал, мы быстро доплыли, а вот обломки вашей яхты поискать пришлось. Высадились, и на нас сразу дикари напали, на свою беду. Пока Буд с солдатами оборону налаживал, Ларс вперед выбежал, пошептал что-то, знаете, как боги войны любят, - часть дикарей на куски разлетелись… Противно вспоминать… Потом он и меч достал…
        - Как разлетелись? - раздался сзади испуганный голос Энди. - Они умерли?
        - Умерли! - резко сказала Елена, оглядываясь. - Вы что думали, Энди, в сказку попали? Тоже умрете, если нас Ларс догонит и если за Бьорна заступаться сдуру решитесь!
        - Бьорн, - обратился ко мне Энди, - снял бы ты с Ларса заклятие свое!
        - В самом деле, - поддержала его Елена, - что за мальчишество! Уже погибли люди!
        - Брось, - сказал я, выпуская ее руку. - Что - в самом деле? При чем здесь я? Богам войны первыми нападать на земле Один не велит, вот они и ввязываются в ситуации, когда им вроде бы защищаться приходится. Росомаха часто на Землю наведывается, он в крови по уши, не этих, так кого еще бы поубивал!
        - Но эти-то выжили бы! - воскликнула Елена. - Не обижайся, я правду говорю!
        - Не правду! Я ни к чьей смерти не причастен, - сказал я и сразу вспомнил убитого при побеге из башни солдата. - Ну, по крайней мере, я три жизни спас - это я знаю точно…
        - Мою даже дважды, - сказал справа Крыс, - когда меня на яхте балкой хлопнуло и за борт несло - Бьорн мне в шевелюру вцепился…
        - Ты бы помолчал лучше! - сказал я в сердцах.
        Перед глазами стояло лицо задушенного Крысом человека, и мне снова стало нехорошо…
        - Котенок, - прошептала Елена, догоняя меня и нащупывая мою ладонь, - ну, прости бабу глупую. Но ты тоже не прав. Что толку в твоем заклятии? Ларс просто злее стал, вот и все!
        - А что еще можно сделать? - спросил я. - Убить его?.. А заклятие пусть остается. Через год сниму, если цел буду. Пусть болван на своей шкуре прочувствует, каково оно, когда плохо.
        - Бьорн, - окликнул меня Энди, - а ты не мог бы сделать так, чтобы все, что он выпьет, превращалось в какой-нибудь цианид?
        - Добрый ты человек! - сказал я. - Кстати, мне сначала самому цианид придется попробовать. Я должен представлять вкус.
        - Замяли тему, - вздохнул Энди.
        - С ядами все не так просто, - сказала Елена, оборачиваясь. - Ларс - бог, на нем может не сработать. Я и сама думала уже…
        - Я тебе подумаю! - возмутился я.
        - Бьорн, если он тебя прикончит, заклятие само собой исчезнет, какой смысл рисковать? Может, отстанет от нас на радостях…
        - Не должно исчезнуть.
        - У тебя, случаем, мании величия не появилось? - с беспокойством поинтересовалась Елена.
        - Появилась, как же не появиться, - похвастался я. - Я, как выяснилось, теперь картины оживающие рисовать могу!
        - Ох, - Елена остановилась, - правда? Как Ила Маз?
        - Не сбивай темп, - сказал я. - Лучше. Я углем рисовал, наброски.
        - Слов нет, - сказала Елена и глубоко задумалась.
        - А как ты с нами оказалась, дорасскажи уж, - попросил я.
        - Так, на чем я остановилась? - Елена тряхнула головой, отбрасывая назад непослушные волосы. - А, ну сдались контуперы в плен. Ларс с их предводителем поладил, они вроде подружились даже, некий Острый Топор, знаешь? Вот он и рассказал, куда вы двинулись, и сам с нами увязался. Ларс его обещал на обратном пути к красноглазым вывести и в разборках помочь. Острый Топор, демон его зацелуй, оказался следопытом изрядным, почти не останавливаясь за вами чешет, даже ночью. Ларс-то тебя не может нащупать, аж из себя выходит. Молодец, котенок, грамотно закрылся. Давно не спишь?
        - Давно. Вторые сутки.
        - Бедный мой… хотя это и не так давно. В конце концов половина солдат отстала, темпа не выдержали, а другая половина наотрез идти отказалась, да и Острый Топор этот падал уже. Остановились. Заснули все, где попадали, а тут от тебя и птица прилетела с весточкой… Я и слиняла по-тихому, чую, рядом ты совсем… Мне следопыт не нужен, сам знаешь!
        - Знаю, - сказал я и остановился, чтобы обнять ее.
        - А все-таки что это за кольцо миров такое?
        - У Энди надо спросить, он мне листик подарил, на котором эта надпись уже была нарисована. Представляешь, оказалось, что на самом деле он - маг из другого мира.
        - Точно из другого? - восхитилась Елена. - Взаправдашний маг? Энди, мой оболтус не фантазирует?
        Ответа не последовало. Я удивленно обернулся - оказывается, маг умудрился отстать от нас шагов на двадцать. Он с явным трудом переставлял ноги и покачивался, как пьяный. Мы побежали ему навстречу.
        - Что стряслось, дружище, демон меня того-этого?
        - Ничего… - простонал Энди, морщась и растирая затылок ладонью. - Дрянь эта ваша невидимость: действует всего ничего, а отходняк после - врагу не пожелаешь…
        - А ну-ка, - приказала Елена, - нагнитесь ко мне. Ниже, ниже, здоровяк вы эдакий.
        Энди нагнулся, Елена взяла его за уши, притянула к себе и нежно поцеловала в лоб.
        - Ну что, полегче? - спросила она.
        - Не то слово! - радостно отозвался Энди, бледное лицо которого порозовело. - А можно еще пару раз?
        - Хватит! - пробурчал я. - Хорошенького понемножку… Лучше расскажи еще раз - из какого ты там кольца миров?
        Энди открыл рот, чтобы ответить, но ничего сказать не успел: раздался истошный, полный ужаса вопль Ухо Дятла. Мы, все трое, подскочили от неожиданности.
        - Сокоты! - Ухо Дятла бежал прямо на нас. - Мы все погибнем, да! Сокоты!
        - Стоять! - наперерез контуперу метнулся граф, и я увидел, что обе ноги Ухо Дятла исполосованы кровоточащими царапинами. - Без паники! Отобьемся! Подумаешь, кошки!
        - Кошки? - радостно воскликнула Елена, устремляясь вперед. - Где кошки, хочу кошку!
        Я побежал рядом, но споткнулся об корень и упал, пребольно долбанувшись коленкой. Помянув демонов, поднялся и, прихрамывая, поскакал догонять свою красавицу.
        - Бьорн, назад! - надрывался сзади граф, - Крыс, вернитесь, не теряйте головы, вы им уже не поможете!
        Весь лес вокруг наполнился шипением и мяуканьем, хотя зверей видно не было, казалось, шипят и мяукают окружающие меня деревья. Я заметался, испугавшись, что потерял ориентацию при падении, забежал за огромный валун, к верхушке которого прицепилась чахлая мяукающая сосенка, и наткнулся на Елену. Около нее теснилось несколько десятков серых кошек, очень похожих на обыкновенных помоечных, может быть, несколько крупнее. Одну из них Елена ласково прижимала к груди.
        Я кое-как пробился к этой сумасшедшей через урчащий серый ковер, несколько раз неловко наступив на лапы, и был чувствительно кусаем в ответ. Наконец, я оказался рядом с любимой. Огляделся. Сокотов сильно прибавилось, теперь их тусовалось вокруг никак не меньше сотни. Все они старались протиснуться к Елене поближе, однако вели себя прилично, не дрались и по головам не лезли.
        - Посмотри, какая прелесть! - гордо сказала Елена, скребя нежно прижавшуюся к груди зверюгу за ухом. - Я самую крупную поймала! Славная кошечка, милая, ласковая…
        Я посмотрел. Прелесть, как и следовало ожидать, оказалась вовсе не кошечкой, а котом. Второе ухо отсутствовало, вместо него имелись какие-то разорванные в лоскутки ошметки, вся морда была в шрамах. Морда трудолюбиво терлась о Ленкину щеку, глаза на морде блаженно щурились, жесткие белые усы боевито топорщились. Прелесть нахально прижималась к Елене всем телом, трясущимся от урчания, крупные передние лапы с полувыпущенными когтями по-хозяйски лежали на Ленкиных плечах. Когти то прятались в подушечки пальцев, то снова вылезали, чтобы коснуться богини.
        - Кисонька, - сюсюкала тем временем Елена, - лапочка, солнышко, радость моя, милашечка, красотюнечка…
        - Это кот, - сказал я.
        - Да? - поразилась Елена. - А как ты разглядел?
        - Морда тупая.
        - Сам ты… - обиделась Елена. - Мордочка у нас очень даже умная, красивая у нас мордочка, смышленая, сообразительная…
        - Да не в том смысле, - объяснил я, - форма тупая. Ты что, кота от кошки по физиономии отличить не можешь?
        Котяра внезапно перестал тереться, отклонился и лизнул Елену прямо в губы.
        - Ух ты, - отдернулась Елена, смеясь, - не хулигань, я не твоей породы! Да, теперь вижу, правда, кот… Котик-котофейчик-котяшечка…
        - Воротник можно неплохой сделать, - буркнул я.
        - Это Бьорн так шутит, - объяснила Елена котяре, чеша ему лоб, - не слушай, Бьорн кошечек любит… просто он деспот и ревнует вообще ко всем…. Он у нас старый кошатник… Бьорн, котенок, а давай кошечку заведем, как устроимся, ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста…
        - Здравствуйте, - сказал я, - ты же раньше собачку просила?
        - Собачку тоже. Сенбернарчика… И кошечку…
        - Нам идти надо, - напомнил я, - погоня и все такое. Не могла бы ты от них как-нибудь избавиться?
        - Да, правда пора, - вздохнула Елена, отлепляя от себя котяру и держа его перед собой на вытянутых руках. - Слушай меня внимательно, котище, ты здесь вроде главный! Забирай свою шоблу и уматывайте подальше. Понятно тебе?
        Котяра жалобно мяукнул - ему было понятно, но не хотелось.
        - Нечего мявкать! За нами бог войны идет, он плохой, злой, всех вас поубивает… И хватит спорить! Я приказываю - убегайте!
        Котяра затрепыхался в Ленкиных руках и потянулся к ней с явным намерением снова облизать.
        - В последний раз! - строго сказала Елена, подставляя щеку. - Ну, бегите!
        Она нагнулась, освободила от трущихся об ноги сокотов клочок земли и опустила котяру. Котяра громко и протяжно взвыл, распушил хвост трубой и неторопливо потрусил прочь. Остальные сокоты расступались перед ним, пропуская, и пристраивались котяре в кильватер. Серый поток плавно утекал в лес.
        - Драконья магия, - сказала Елена задумчиво. - Стражи перевала. Хотела бы я знать, зачем драконам это понадобилось…
        - Чтобы дураки не лазили, - предположил я.
        - Туда или оттуда? - подыграла Елена.
        Мы стояли, обнявшись и смеясь, и тут из-за валуна показался кончик меча. Меч медленно выдвинулся навстречу нам, и за ним оказался прилагающийся к мечу граф. Плечом к плечу с ним крались Энди, держащий перед носом знаменитую бумагу с трехстишиями заклинаний, и Маленький Дик с саблей наголо. За их спинами скрывались остальные, тоже в полной боевой готовности: Крыс с арбалетом, вцепившийся в бубен Касалан и даже Ухо Дятла с топориком.
        - Какие все-таки забавные эти смертные! - сказала Елена.
        - Слава Одному, вы живы! - воскликнул граф. - Мы уже и не надеялись! А где твари?
        - Богиня попросила их удалиться, - объяснил я. - Разоружайтесь. Все бы вам железками махать!
        - Да ладно, - с досадой сказал Дик, засовывая саблю в ножны, - не было бы прекрасной Елены, посмотрел бы я на тебя…
        Кажется, за то время, что Елена была с нами, Дик успел поменять себе кумира. Ну и отлично, мне не слишком-то нравится, когда на меня смотрят с подобострастием…
        - Нелегко бы пришлось, - сказал я, - столько валерьянки творить, а я не сплю демон знает сколько… Ухо Дятла, Касалан, где обещанный перевал?
        Но Касалан не стал рассказывать, где перевал. Растолкав графа и Энди, он подбежал к нам и плюхнулся перед Еленой на живот.
        - О, великая повелительница сокотов, - возвестил старик, - спасительница малых сих! Прими преданность недостойного Касалана!
        - Видишь, - Елена пихнула меня локтем, - как пожилой человек старается. А ты как за мной ухаживал, шут гороховый? Байки травил да вином накачивал!
        - А кто твой портрет писал? - возмутился я.
        - Ну да, портрет он писал… Кающуюся грешницу ты писал, а не портрет! Не дождешься! Ну, вставайте. - Она пихнула Касалана носком сапожка. - Мы и так здорово задержались. Где вещи бросили? В путь, в путь, или преследователи будут у перевала раньше нас…
        Перевал оказался не совсем перевалом. Конечно, окружающие горы были гораздо выше, и их действительно разрезало ущелье, но метров на триста вверх, по почти отвесному склону, нам все же пришлось карабкаться. Мы предложили Уху Дятла уйти, как и обещали, но он отказался - во-первых, боялся все-таки попасться сокотам, а во-вторых, поклялся в вечной преданности Елене и объявил, что теперь ее не оставит. Елену эта перспектива не слишком обрадовала, а меня привела в ужас - я представил, как Ухо Дятла путается у нас под ногами долгие годы, и попытался немедленно отделаться от него. Не тут-то было… В итоге долгой ругани было решено, что он идет с нами до драконов. Контупер мог пригодиться, все-таки он кое-что знал о землях, где нам предстояло пройти и куда уже долгие годы не ступала нога человека. Я со своими возражениями оказался в одиночестве и вынужден был уступить.
        Никакой тропы на так называемом перевале не имелось, пришлось лезть по сплошному нагромождению камней. Я карабкался вверх первым: форсировав очередной трудный участок, крепил веревки и падал отдохнуть, пока лезли остальные, способные залезть.
        Потом мы все вместе впрягались в веревку и поднимали поклажу, Елену, Касалана и в последнюю очередь стокилограммового Энди. Потом я лез дальше.
        Местами камни лежали сплошной ненадежной грудой, время от времени я серьезно опасался устроить обвал, но все обошлось. Сил и времени на подъем тратилось кошмарно много; мне казалось, что скрюченные, дрожащие, с обломанными ногтями пальцы мои уже никогда не распрямятся. И все-таки в конце концов через пять часов мы оказались на вершине ущелья.
        Это была почти горизонтальная, довольно ровная площадка, длиной шагов в десять и в пять шагов шириной. Справа и слева вверх уходили склоны горы. Большой замшелый обломок скалы занимал часть этой ровной площадки, немного нависая в ту сторону, откуда мы залезли. Он не закрывал от дующего здесь сильного ветра, и сначала это было даже приятно, но к тому времени, когда поднялись остальные, я успел продрогнуть до костей.
        Отсюда открывался величественный вид на драконьи горы - горы настоящие, а не мелкое недоразумение, что окружало нас сейчас. Черная тень скрывала их заросшие лесом мрачные подножия, резкими полосами выделялись впадины и щели на сером граните освещенных солнцем склонов. Сверкали, слепя глаза, покрытые снегом, вознесенные в небо вершины, которых с этой точки было видно пять, но за ними угадывались и другие. Большое серое облако пыталось вскарабкаться на ближайшую вершину, но не долезло и до начала снегов, безнадежно застряв. Лесистую долину, лежащую между нами, пересекали многочисленные синие ниточки рек, а далеко, очень далеко справа голубела дымка огромного озера, сливаясь с бледным небом.
        - Вы назад посмотрите! - посоветовал Крыс, и мы посмотрели.
        Из языка леса, подобравшегося к нашему ущелью, выходил отряд солдат, среди которых я без труда опознал Острого Топора по огромному топору на плече и Росомаху - по его своеобычным вороненым доспехам. Солдаты тоже заметили нас; Росомаха остановился, задрал голову и начал что-то кричать, бешено жестикулируя, солдаты побежали вперед и неумело, но решительно полезли вверх. Что именно кричал Росомаха, слышно не было. Казалось, он просто беззвучно разевает рот, но я чувствовал, как текут рядом волны злобы. Бог войны, не надеясь пробить меня, целился по моим спутникам, а я слишком устал, чтобы прикрыть всех. Тупые иголки боли вкрутились в кости, когда я, пытаясь защитить друзей, стянул всю ненависть Росомахи на себя. Касалан, плача, схватился за голову, но тут рядом встала Елена, и сразу стало легко. Росомаха упал, сначала на колени, а потом вытянулся на земле всем телом.
        - У дурака совсем крыша поехала, - сочла нужным объяснить Елена, - по мне саданул. Ну, ему обратно все и вернулось, кто же так с богинями обращается!
        Над валяющимся Ларсом склонился Острый Топор, к ним подбежало несколько солдат, которые небольшими группами продолжали выходить из леса. Солдаты скрыли от нас бога войны, а когда расступились, Росомаха уже стоял на ногах. Он качался, как пьяный, его поддерживали, но к плечу Росомаха прижимал арбалет.
        - Берегись! - крикнула Елена, хватая и заталкивая под прикрытие обломка скалы Касалана. - Ложитесь!
        - Да он и правда дурак! - смеясь, крикнул Крыс, перекрикивая ветер. - Арбалет ни за что не добьет до нас!
        Росомаха выстрелил, стрела вспыхнула, загоревшись в полете, а я вскочил и бросился к оставшемуся стоять смеющемуся Крысу. Я успел сбить его с ног, короткая арбалетная стрела свистнула над нами, вонзившись в висящий на спине Крыса мешок. Крыса снесло в сторону, словно ударом дубины, я опять прыгнул за ним, хватая за волосы, - как тогда, на яхте, однако теперь под рукой не было каната, и я ехал на брюхе по наклонному краю площадки к обрыву. Падать было невысоко, метра два, но на крутой склон, где не задержаться… а дальше подстерегал обрыв уже серьезный. Крыс, с искаженным лицом, перевернулся, хватаясь за меня, и тут на мои ноги навалилась тяжесть, сначала затормозившая, а потом и остановившая нас. Я обернулся. Мои ноги обхватил Энди. На щеке у него кровоточила свежая ссадина, глаза были закрыты от страха.
        - Лезь по нам, - сказал я Крысу, который уже висел над уступом, - лезь, я тебя не затяну.
        Крыс кивнул и полез, осторожно перехватывая меня за одежду и стараясь резко не дергать.
        - Нет, ну каков, - бормотал он, видимо, мысленно беседуя с Росомахой. - Ладно, ладно, я поближе-то подберусь, тогда и глянем, кто чего стоит…
        - Ноги отпусти, - сказал я Энди, который так и не открыл глаза, - спасибо, дружище, спас.
        - Бреи и демоны! - раздался панический Еленин крик. - Скала! Всех осколками посечет, отойдите от нее! Бьорн, я не знаю, что делать, придумай что-нибудь!
        Обломок скалы, за которым мы пытались укрыться, угрожающе раскачивался, покрываясь мелкими трещинами, - с Росомахой скучать не приходилось.
        - Чего там думать! - проорал я, бросаясь к камню. - Толкать, толкать надо!
        Рядом со мной тяжело задышал граф, пытаясь найти хороший упор, через секунду к нам присоединились остальные. Скала, уже целиком покрытая трещинами, накренилась, не торопясь, словно задумавшись, постояла накрененной и ухнула вниз. Несколько секунд она просто летела, набирая скорость, потом ударилась о склон, ее швырнуло вперед - и скала взорвалась. Веер осколков навис над ущельем; обвал, которого мы так опасались при восхождении, набирал силу.
        Снизу засуетились. Задирая голову, солдаты бросились обратно в лес, за солдатами Острый Топор потащил спотыкающегося Росомаху. Они упали, Острый Топор вскочил и побежал дальше, а Росомаха остался лежать… Я не видел, накрыли ли кого камни, все скрыла сухая плотная пыль. Грохот стих, облако пыли медленно расползалось, поднимаясь выше, к нашим ногам.
        К счастью, тот склон, по которому нам предстояло спуститься, выдержал сотрясение и на нем обвалов не произошло. Выждав для надежности, мы полезли вниз.
        Пыль упорно не желала рассеиваться, и что творится с той стороны, мы не знали.
        Я замыкал процессию. Лезть вниз всегда труднее, если, конечно, лезешь не по веревке. Но веревки, когда все спускались, я отвязывал и сбрасывал, а сам потихоньку полз, ежеминутно рискуя навернуться. Сначала ребята ждали меня, поглядывая с тревогой, потом, видимо, решили, что уж я-то не упаду, успокоились, ждать перестали и спускались дальше, лишь только веревка оказывалась у них, - как раз тогда, когда я понимал, что сил не осталось совсем, окостенелые пальцы уже не держат и я вот-вот сорвусь в самом неподходящем месте. Веревку теперь крепил Маленький Дик, в результате мне добавилось хлопот всякий раз распутывать его хитрый узел…
        Мы вышли из ущелья, когда уже стемнело. К счастью, последний участок оказался довольно пологим, хотя все равно труднопроходимым. На ночлег остановились, едва-едва углубившись в лес, на первой же подвернувшейся поляне. Кашеварить взялся Ухо Дятла, я был не в состоянии. Я был вообще не в состоянии… Все, что мог, - это бродить взад-вперед в каком-то полуобмороке. Елена, маленькая моя, так измоталась, что заснула, не дожидаясь ужина. Ее примеру последовал оглушительно всхрапывающий Крыс.
        Демон меня того-этого… при мысли о еще одной бессонной ночи хотелось выть на гадкую бледную луну… Как и следовало ожидать, кашеварство Ухо Дятла едва не закончилось линчеванием последнего, народ уже привык к моей стряпне.
        Я есть тоже не стал, было не до того… все давно улеглись, а я все бродил и бродил. Может, разбудить кого? Страж из меня сейчас никакой… Впрочем, я знал, что случись чего - почую. Чуйка-то наследственная. Ничего, поброжу, раз надо…
        - Бьорн, друг мой, - негромко спросил граф, - а как вы стали художником?
        - Долго рассказывать, - пробурчал я. Вот ведь не спится ему… - Кровь Одного, наверное, свою роль сыграла. И потом, мне, если честно, здорово помогли…
        Однако ассоциации заработали, и я стал вспоминать - и родные горы, и винную лавку, и Линду, и совсем молодую тогда маму…
        …В первый раз я влюбился, когда мне шел четырнадцатый год. В соседку, дочку известного в наших краях винодела. Ничего особенного в ней не было - просто симпатичная девчонка, но мне она казалась созданием неземным. Я тогда женщин не понимал вовсе и не умел с ними общаться… Стеснялся, что толстый. Не то что девчонку за руку взять не смел - заговорить боялся… В общем, вместо того, чтобы сделать так, чтобы Линде со мной было интересно и смешно, я по-мальчишески безумствовал. Лазил на самые неприступные скалы, если знал, что она может это увидеть, глубже всех нырял и прочими опасными для жизни способами демонстрировал дурную удаль. Ей это, понятно, нравилось, мне же никаких желанных бонусов не перепадало. Помнится, больше всего мечтал я в своих грезах о невозможном блаженстве - о поцелуе в губы…
        Тогда, чтобы почаще встречать любимую, я надумал понравиться ее отцу. Сделать на его лавку новую вывеску вместо скучной старой - с безликим кувшином и названием заведения над ним. Раздобыл новые краски и кисти, сколотил деревянный каркас и обтянул его холстом. А вот что нарисовать - не знал. Ступор какой-то напал, ничего из придуманного мне не нравилось.
        Я начал писать, надеясь, что в процессе меня осенит. Рисовать-то я любил с детства, и получалось у меня похоже - мама была похожа на маму, гора на гору, закат и виноградники на закат и виноградники… Но чего-то не хватало. Ускользала суть, пропадало самое главное. Меня хвалили, но сам я доволен не был. Ерунда у меня получалась, по собственным ощущениям. Потом я всю эту чепуху сжег самым безжалостным образом.
        Итак, я сидел во дворе, в тени старой оливы, и малевал тот же кувшин, но покрасивше, и еще придумал рядом с ним несколько виноградных кистей. Не то чтобы меня это сильно вдохновляло, но уж всяко лучше старой вывески. Старику виноделу точно должно было понравиться…
        Увлекшись выписыванием виноградинок, я, как обычно в таких случаях, забыл обо всем на свете и очень удивился, когда меня сзади дружелюбно потрепали по плечу. Обернувшись, я обнаружил, что за мной стоит сухощавый дядька лет сорока. Высокий, крепкий, но уже весь седой. Глаза под белыми бровями веселые. Щеки румяные, губы тонкие, нос крючком. Одет как купец, в синее…
        - Привет, парень, - сказал он. - Уже полчаса наблюдаю за твоими потугами. Неужели тебе это нравится?
        - А почему нет? - обиделся я немного. - Отличный виноград. Правда, сорт не винный, а столовый, но он крупнее и выглядит аппетитнее.
        - Ну-ну, - засмеялся дядька. - Тут не в сорте винограда дело, неужели ты не видишь? Кстати, тебя как зовут?
        - Бьорн, - проворчал я.
        - Рад, - сказал он.
        - Чему тут радоваться? - спросил я. - Что не получается? Критиковать все мастера, а вот как подсказать и помочь - что-то никого не видно!
        - Рад - это зовут меня так. Подсказывать я тебе ничего не стану, а помочь - помогу. Я в основном этим и занимаюсь - разыскиваю таких, как ты, и помогаю.
        - Помогай! - разрешил я.
        - С удовольствием. - Он снял недорисованную вывеску с подставки, решительно подошел к мусорному ящику и засунул в него мой шедевр.
        - Ну спасибо! - сказал я, вставая и сжимая кулаки. - Помог так помог!
        - Ты обо мне еще сто раз вспомнишь, - засмеялся Рад, - грозный сердитый Бьорн. Ладно, меня другие ждут, пора.
        Он шагнул ко мне, крепко взял за плечи и пристально посмотрел мне в глаза.
        - Хочу, - и его руки вдруг стали нестерпимо холодными, - хочу, чтобы у тебя получилось, парень. Делай только то, что лучше тебя не сделают другие.
        Меня зазнобило, словно я упал в ледяную воду.
        - Спасибо за совет, - сказал я, отступая и стряхивая руки Рада со своих плеч. - То есть ничего не делать. Мысль, конечно, соблазнительная…
        - Делать! - Он опять засмеялся. - Делать, парень, обязательно делать! Для начала эту вывеску. Ладно, время дорого. Прощай, Бьорн, уверен, что скоро я о тебе услышу!
        Весельчак поклонился мне и решительно зашагал вниз, в сторону порта. Сумасшедший какой-то… Я подошел к помойке, хотел было достать свою поделку… А чего, собственно, я привязался к этому кувшину? И зачем мне делать вывеску такого же размера, как старая, и квадратную? Я сделаю ее втрое шире, места над входом в лавку вполне хватит. Вино - это праздник, радость, дружба… Я нарисую застолье! И старика винодела, и маму, и дедушку Гуннара, и Линду, наливающую им вино… Так, чтобы было понятно, как я к ним отношусь. И себя нарисую… или себя не стоит?
        Полагаю, что именно в этот момент я если и не стал, то почувствовал себя художником. Хотя над вывеской работал весь следующий месяц, не торопясь, иногда получая удовольствие от процесса, но чаще терпеливо, преодолевая усталость и лень…
        Забавно, что поначалу виноделу эта моя работа не слишком понравилась, хотя он и повесил ее вместо старой вывески. Однако через год, когда ему предложили за нее триста золотых, он свое мнение изменил.
        Став богом, на Небе я от Гарика узнал, кто был тот веселый дядька Рад. Первенец Одного, знаменитый вечный бродяга, бог вдохновения…
        …Самонадеянно решив, что на ходу не засну, я позволил себе расслабиться и немедленно заснул.
        Мне приснилось, что я поймал в траве крупного говорящего кузнечика. Кузнечик, собственно, был не совсем кузнечик - вернее, кузнечик, но с головой Тора Ефрея. Тельце кузнечика так нелепо сочеталось с головой знаменитого бога порядка, что я пришел в полный восторг. Кузнечико-Тор напыжился от важности и закричал на меня смешным писклявым голоском:
        - Бьорн Толстый Нидкурляндский! Попался! Руки за спину, оставаться на месте! Ты арестован! Без глупостей!
        - Что ты, что ты - сказал я, - какие глупости! Только не ты меня поймал, а я тебя - попрошу не путать! Будет все наоборот - тогда и арестуешь.
        Не обращая внимания на угрозы, ругань и жалобы, я оторвал кузнечику ножки и крылышки - чтобы не слишком спешил меня арестовывать - и опустил обратно, в травку.
        - Новые отрастут, - успокоил я Тора, - этот вид быстро регенерирует. А будешь орать - я ведь и сапогом могу! Нидкурляндцы не знают жалости к вредителям виноградников и огородов…
        Споткнувшись, я упал прямо на Елену.
        - Нашел время, - пролепетала она, зевая и переворачиваясь на другой бок, спиной ко мне, - отстань от меня со своими глупостями, ненасытный… ну, или не буди… Давай лучше утром, я спать хочу…
        - Да я не по этому поводу, - сказал я. - Похоже, меня Тор засек.
        - Уверен? - Елена резко села, потирая кулачками глаза. - Откуда знаешь?
        - Да задремал я, не удержался, - объяснил я, - ну и Тор сразу тут как тут…
        Елена молчала, загадочно улыбаясь.
        - Эй, да ты вроде и не расстроилась? - возмутился я. - Чему тут улыбаться?
        - Расстроилась, - успокоила она, обнимая меня, - да теперь делать уже нечего. Если Ефрей тебя почуял, то не отстанет. Нет худа без добра, зато ты можешь теперь поспать.
        - Ну-ка, скажи честно, - потребовал я, - ты, случаем, меня Верховному и компании сдать не надумала?
        - Надумала, не надумала, - прошептала она, покусывая меня за ухо, - ложись. И руку под голову дай, привыкла я к ней, не высыпаюсь иначе… Тор лучше Ларса. Ты мне живой нравишься.
        - Елена! - сказал я строго.
        - Елена, Елена, - передразнила она меня, - я уже лет восемьдесят… в смысле, довольно давно Елена. Ложись, котенок, поспи.
        - Ты мне зубы не заговаривай, - возмутился я, - и не хитри. Я тебе запрещаю связываться с Верховным или богами порядка!
        - Дурачок, - сказала она сонно, - запрещает он. Я одно знаю - тебя не убьют. Уж об этом я позабочусь… Спи давай.
        - Легко сказать - спи, - возразил я. - Кого-то ведь разбудить надо на смену, а жалко…
        - Предоставь это мне. - Елена снова зевнула, сладко потянулась, поднялась, подошла к ближайшему из храпящих тел и принялась решительно пинать его ногой. - Мне вот ни капельки не жалко! Вставайте, граф, вас ждут великие дела!
        - Но я не граф, он рядом, - плаксиво попыталось уклониться переставшее храпеть тело от великих дел и Елениных пинков. - Я Ухо Дятла, я спать хочу, да…
        - На том свете отоспишься! - пообещала Елена своим самым стервозным тоном. - Через час, так и быть, разбудишь Дика. За ним Крыс, граф, Касалан и я. Бьорна - не кантовать, накажу!
        После чего опять улеглась рядом со мной, засунула мою руку себе под голову и через минуту уже засопела - засопела уютно, по-домашнему… Я так устал, что даже заснуть не смог сразу и некоторое время был вынужден слушать, как всхлипывает нахохлившийся на бревнышке у костра контупер, сам себе жалуясь на жизнь:
        - А чего Ухо Дятла… чуть что, да, так сразу Ухо Дятла… что, не человек Ухо Дятла, что ли, да? Вы еще не знаете, каков Ухо Дятла… Да Уху Дятла больше других отдыхать надо, да… Ухо Дятла заслужил… ужин готовил, а его по шее… Пожалеете еще, да…
        - Хватит плакать! - сказал я. - Ты сам с нами в поход идти вызвался. Мне тоже иногда спать надо, я прошлую ночь дежурил!
        - Сам… - проныл контупер, - сам-то сам, да… Острый Топор меня послал. Обещал жениться разрешить, как вернемся. Я жениться хочу, да…
        - Зачем? - удивился я. - Прости, я в том смысле… А на ком?
        Ну вот, сейчас контупер начнет рассказывать свою историю любви, и я под нее тихонько засну…
        - На ком-нибудь, - сказал Ухо, с тоской глядя на спящую Елену.
        - Не понял, - сказал я, - а в чем проблема-то? У вас же там по сорок жен на брата!
        - У Острого Топора сорок, да, - уточнил Ухо, - а у сорока ни одной. Да и разрешит ли еще теперь…
        Глава 9
        Энди Васин. Агрессивная невидаль
        - Отдайте одеяло, холодно… - отбрыкивался я, понимая, что просыпаться-таки придется - это была уже третья попытка меня растолкать.
        Народ довольно давно начал бегать и суетиться (опять у них чего-то стряслось!), но я замотался с головой и урвал себе еще немного самого сладкого утреннего сна.
        - Вот привязались… Пять минут - и встаю… или десять… когда завтрак сготовится.
        - А завтрака, дорогой друг, сегодня не будет.
        - То есть как? - возмутился я, рывком садясь. - Вчера поужинать толком не дали, так сегодня еще и без завтрака? Или его снова Ухо Дятла готовит, и вы намекаете, что завтрак от Дятла - это не завтрак?
        - Еще хуже, любезнейший из Энди, - вздохнул граф, - у нас потери. Ухо Дятла исчез. Самое печальное, что вместе с ним исчезли оба наших мешка с провизией.
        - Переметнулся, гад, - подал голос Бьорн. - Острого Топора твоего любимого на перевале вчера увидел и переметнулся. Вещи проверь, ничего не пропало?
        - Веселенькое пробуждение, - проворчал я. - Да какие у меня вещи? На одном одеяле сижу, второе граф отнял… Так… Трубка с табаком на месте, я их вчера под бок засунул, чтобы не искать. Ежели ночью проснусь… Ножик (который меч) тоже тут, я его под другой бок положил, мало ли чего. Фля… фля… мать вашу, где моя фляга?! - заорал я, подрываясь на ноги. - Я ее вчера на вот этот сучок повесил, точно помню! Где она?!
        - Ну чего кричать-то? - сказал Бьорн. - Где, где… Думалку напряги мало-мало. Понятно где!
        - Так, - сказал я, начиная закипать, - так! Какая свинья собачья ночью дежурила и проспала побег предателя? Бездельники! Раззявы лопоухие! Разбудили бы меня, если самим постеречь невмоготу!
        - Ну, милый Энди, не расстраивайтесь уж очень, - сказала Елена, - дело в том, что, засыпая, я именно Ухо Дятла и разбудила на смену.
        - У-у! - заорал я, подбегая к мерзавке и в бешенстве потрясая над ее головой кулаками. - Моя фляга! Да ты что, в самом деле! Нашла кому нашу безопасность поручить, кретинка тупая! Совсем мозгов нет!
        - Прекрати немедленно! - отпихнул меня от богини Бьорн, вклиниваясь между нами. - Успокойся!
        - Ага, - крикнул я ему в морду, - сейчас все брошу и успокоюсь! Все зло от этих баб! Хорошо еще, что проклятый стукач ночью никого не зарезал! Куда мы теперь без жратвы?!
        - Хватит орать! - наступая выпяченным могучим брюхом и жирной грудью, опять пихнул меня Бьорн, да так, что я отлетел назад и упал бы, не подхвати меня граф. - Откуда Елена могла знать, что Ухо Дятла человек Острого Топора, если она только вчера к нам присоединилась? И когда мы и сами такого фортеля никак не ожидали! Заткнись и жри, что дают…
        - А, разговаривать с вами, - сплюнул я толстяку под ноги с ледяным презрением, прикидывая, что будет лучше - засандалить ему ногой в голень и потом уже по сопатке или сразу по сопатке, а добивать уже ногами… - Поубивал бы! Так ведь и не дают ничего!
        - Есть лепешки и вяленое мясо, - сказал лощеный выродок граф, не спеша меня отпускать, должно быть струсив, что я полезу драться. - Наш неприкосновенный запас. Касалан использовал сверток как подушку, потому и уцелело. Мясо, правда, не очень, но вы покушайте.
        - Крыс с Диком ушли догонять Ухо, - сообщила зеленоглазая дрянь. - Так что, может, и приволокут предателя вместе с украденным. Тогда я его накажу.
        - Они не найдут, - встрял выскочка Касалан, хотя уж его-то точно никто не спрашивал, - Ухо Дятла далеко. Будь он поблизости, я бы заставил предателя приползти обратно безо всяких поисков. Возьми это.
        Я, кипя от злости, молча вырвал у Касалана предложенные лепешку и мясо, отошел в сторону и уселся спиной ко всем, чтобы не видеть их паскудные хари. Надо успокоиться, в таком состоянии я с гаденышами не справлюсь - их много, а я один. Поем. Пусть думают, что все в порядке… Какая отвратительная, совершенно несъедобная, резиновая лепешка!
        С трудом удерживаясь от желания зашвырнуть надкусанной лепешкой в жирдяя, я поднялся и подошел к кострищу. Над подернутыми пеплом углями висел котелок, наполненный красной жидкостью. Я потрогал - котелок был теплым, почти горячим. В нем оказалось совсем не крепкое, наверное сильно разбавленное водой, вино. Вкусное…
        Вот перекушу и начищу жирному мерзавцу рожу. Подойду молча - и ногой в хрюкалку, ногой! Толстяка уделаю первым, а там как получится. Надеюсь, остальные тоже свое получат, уж я постараюсь. Надо меч незаметно прибрать, они и не заподозрят ничего. Не зря я его взял, ох не зря…
        Было рано, часов шесть утра, пасмурно и по-рассветному свежо, хотя чувствовалось, что местное ублюдочное солнце выползло уже целиком. Мерзко голосили какие-то птицы, издевательски шелестел в кронах деревьев гнусный ветерок, от углей противно воняло теплом и дымом… Ладно, ладно, главное - не подавать виду, не угрожать, сделать все с холодной головой, внезапно…
        Нет, но это же надо было догадаться! Конечно, фляга-то не ее! Сука тупая, дрянь вертлявая… Впрочем, до завтрака, по утрам, я иногда бываю не совсем объективен. Меня по утрам все бесит. А особенно - бабы! Ей-богу, по утрам без них как-то лучше. Да и не по утрам… Но Елену я все-таки, наверное, сразу убивать не стану. С женщиной есть и другие способы поквитаться. Первым делом я ее, конечно… Стоп! Сначала надо с прочим быдлом разобраться, будет еще время решить, как стерву прищучить…
        Мимо меня, куда-то в лес, прошагал граф. Шагай, шагай, трус, все одно от меня не уйдешь! Люблю гордых обламывать… Рассчитаемся еще, никуда не денешься… Касалан шмотки упаковывает, шестерка жирдяева, подхалим дешевый… «О, Великий, о, Великий…» Ну, этот мне не противник (надеюсь, перед смертью он успеет понять, кто здесь на самом деле Великий)… Со всеми рассчитаемся, «Тещины слезы» - штука сильная!
        Брюхо подводило от голода. Прихлебывая из котелка, я кое-как заставил себя сжевать и лепешку, и твердокаменное жилистое мясо. Жилы по большей части остались у меня в зубах, но от чудесного вина по всему телу разлилось приятное бодрое тепло… Нет. Не стану я на них «Тещины слезы» колдовать. Во-первых, сам пропаду вместе с засранцами, а во-вторых, приятнее будет все сделать руками и мечом. Кайфануть. Почувствовать, какжирдяй трепещет и бьется на нем, издыхая…
        Кстати, скоро у меня будет много отличного свежего мяса. Одних пальцев нарублю (я прикинул) - сто двадцать штук! Я пожарю их на Бьорновом сале, а когда сюда придет Отважный Ларс - разделю трапезу с доблестным воином, как с братом… Я отхлебнул, наклонив котелок. Господи, какое замечательное вино! И совсем не бьет в голову, наоборот, в мозгах от него прочищается…
        А может, зря я так разбуянился? Неловко вышло (все-таки, если по совести, не виноваты они, что Ухо Дятла переметнулся). Гадостей ребятам наговорил… Утро утром, а таких припадков бешенства со мной до сих пор не случалось. В самом деле, это я сегодня такой умный, а вчера спроси меня - я бы тоже Ухо Дятла заставил не спать. Чтобы хоть какая-то польза от слизняка была… Что я там, кстати, им кричал?
        Я вспомнил, что кричал, и меня бросило в пот. Вот так и сходят с ума… И какое там, к чертям собачьим, неловко вышло, когда я так позорно в жизни себя не вел! Спрятаться бы куда подальше… Самому от себя спрятаться. Сквозь землю провалиться… Если опять перемкнет, я ведь на людей кидаться начну. Мечом пырять, глотки резать, насиловать. Такого едва не наворотил… Как я теперь жить буду, а?
        Ох, хоть мыслей моих никто не знает! Или знает? Раз сны умеет подглядывать? Чувствуя по горящим щекам, что краснею, я украдкой посмотрел на богиню. До чего же хороша, чертовка… Елена грациозно (она все делала грациозно) раскинулась неподалеку. Она полулежала, опираясь на локоть. На коленях у нее уютно устроилась плешивая голова блаженствующего Бьорна. Прекрасная Елена нежно перебирала пальцами остатки волос толстяка и в свою очередь рассматривала меня.
        - Не волнуйтесь, - успокоила она, - мысли читать я как раз и не могу.
        Я мысленно пообещал себе повеситься при первом удобном случае.
        - Ну, - сказала красавица, - совсем расклеился! Соберитесь, Энди, маг из кольца миров. Кстати, у вас очень выразительное лицо. Симпатичное!
        - Я это, друзья, - сказал я, - я того… того-этого, как Бьорн говорит… Не знаю, как оно, простите… и не прав…
        - Нет, отчего же, - промурлыкал Бьорн, - насчет зла и баб очень тонко подмечено!
        - Убью, - ласково пообещала Елена Бьорну и вскинула на меня смеющиеся глаза. - Думаю, Ларсу очень бы хотелось, чтобы мы тут между собой передрались.
        - При чем тут Ларс… - пробурчал я.
        - Не скажи, - откликнулся Бьорн, - хоть и плохонький, а бог! Это он, когда ты из-за фляги взбеленился, тебя скрутил.
        - Правда? - спросил я с некоторым облегчением. - Правда он? Это не я сам?
        - Конечно, правда. Я вообще на редкость правдив, - похвастался Бьорн. - Хотя временами мне это и выходит боком.
        - Погодите, - сказал я, - как это он меня скрутил? Что значит - скрутил? Он что, любого вот так может?!
        - Пупок развяжется, - презрительно хмыкнула богиня, - на вас он уже зубки пообломал, против меня или Бьорна ему хотеть себе дороже получится, а больше он никого из наших не знает.
        - А если он опять? - испугался я.
        - Справишься, - сказал Бьорн. - Ему же хуже. Это он узнал, наверное, что ты не бог, вот и рискнул.
        - Откуда узнал?
        - От верблюда, - хмыкнул Бьорн. - От верблюда по имени Ухо Дятла, полагаю.
        - Эх, глянуть бы на Ларса одним глазком, - мечтательно произнесла красавица, - как он, бедолага, кукожится-то сейчас! Нет, Энди, вы молодец. Вы мне нравитесь. Я даже жалею, что в нашем мире магов почти не осталось, одни шарлатаны.
        - В нашем тоже, - буркнул я. - Могли бы, между прочим, и защитить! Эдак человека и поломать можно… Боги называются!
        - Ленка хотела, но я остановил, - сказал Бьорн. - Лучше, когда сам, поверь. Ну и потом, вино все-таки я творил. Скажешь, оно тебе не помогло ничуть?
        - Вино-то помогло, - я совсем успокоился, - а вот зачем ты меня толкнул, толстяк? Я ведь тогда окончательно взбесился! Может, тоже на Ларса свалишь?
        - Погорячился, - виновато улыбнулся Бьорн. - Нечего было на мою женщину наезжать.
        - Так флягу жалко же! - сказал я. - Как я теперь, после нее, нормальное пиво пить буду? Вкус испорчен…
        - Еще бы, - Бьорн был польщен, - к хорошему быстро привыкаешь! Не грусти, будет время, я тебе другую сделаю. Еще лучше.
        - Обещаешь? - обрадовался я.
        - Торжественно клянусь, - сказал Бьорн. - А вот интересно, впереди каких-нибудь неприятностей не ожидается? Вроде сокотов, которыми нас перед перевалом стращали?
        - Ожидается, о, Великий, - заверил Касалан, в своей неторопливой манере подходя к нам. - Многие опасности подстерегают путников в этих местах, и немало загадочных смертей таится в зарослях.
        - Предупрежден - значит вооружен! Берете пример с пророков древности, старина? - обрадовалась красавица и певуче процитировала: - «Грядущее туманно и темно. Восходит солнце и заходит ежедневно. Что будет завтра, знать нам не дано. И пес с ним, что-то будет непременно…»
        - Лично я считаю, что подобные бесценные откровения возможны лишь при озарении автора благодатью высших сил, - поддержал подругу Бьорн, - грубый человеческий ум не в силах так четко прозревать будущее!
        - Да уж, - сказал я, - хотелось бы поконкретнее, если можно.
        - Поконкретнее я мало знаю, - вздохнул шаман. - Но знаю, что плохо приходится несчастным, что попадают в объятия голубого тумана. Он спускается с гор и несет смерть от удушья, забивая горло и грудь. Но это легкая смерть. Гораздо хуже приходится тем, на чей след нападает Агу.
        - Какой еще Агу? - встревожилась богиня. - Это который у демонов Агу, что ли? Откуда здесь Агу? Как он выглядит?
        - Не знаю. Те, кто видел Агу, уже не могут об этом рассказать. Но вождь по имени Драконий Зуб слышал его. Когда вождь был молод, он повел отряд в пять сотен воинов бить красноглазых. Найти трусов не удалось, и тогда Драконий Зуб решил проложить тропу к драконьим горам…
        - Бить драконов, - в тон Касалану подхватил Бьорн, - однако найти трусов не удалось, и тогда контуперы…
        - О нет, Великий, - с прежним каменным спокойствием сказал Касалан, - контуперы чтят владык небосвода. Наши предки, еще до того, как нам стал покровительствовать великодушный Один, совершали ежегодное паломничество к подножиям великих гор. Паломники молились драконам и потешали их жертвами. Тогда эти места не были столь опасными.
        - Ну, как было до Одного, - хмыкнула красавица, - даже сам Один с Древнейшиной не очень помнят. Вы от Агу не отвлекайтесь, пожалуйста. Что там у них с Драконьим Зубом вашим вышло?
        - Отряду удалось избежать встречи с сокотами, но где-то в этих местах на них напало чудовище. Драконий Зуб называл его Агу. Он не видел самого Агу. Он только слышал его рев и крики пожираемых друзей.
        - Однако веселого мало, - вздохнула прекрасная Елена, - Бьорн, что ты думаешь на этот счет?
        - Ну, что касается удушливого тумана - у нас есть специально обученный Энди. Со своими «Вихрями враждебными». Пусть разок потрудится в мирных целях, его вихрей ни один туман не сдюжит! А насчет Агу - тебе виднее, я про них и не знаю ничего.
        - Надо было занятия по оборонке не прогуливать, - богиня отвесила Бьорну шутливый подзатыльник, - знал бы.
        - А что это за штука такая Агу? - спросил я.
        - Есть такой хищник в мире демонов, - объяснила Елена, - демоны их приручили и разводят. И всем прирученным дают одну и ту же кличку. Агу. Здоровенная плотоядная дрянь, невосприимчивая к волшебству.
        - В каком смысле - невосприимчивая? - удивился Бьорн.
        - А в таком, что ластиться ко мне не станет и на шелковой ленточке за мной послушно ходить не захочет - помнишь, как тот тигр? И пьянствовать с тобой тоже, кстати, наверняка откажется!
        - Ну и пусть, - заметил Бьорн, - у нас и так компания хорошая, без него обойдемся. Брось переживать. Мы в нашем мире, а не в демонском. Думаю, местный Агу просто случайный тезка того, вот и все.
        - А если все-таки тот самый?
        - Поотвлекаете его пять минут. Я, когда тварь увижу, какого-нибудь маленького симпатичненького агуеда постараюсь придумать. Нарисую быстренько, пусть опять оживет…
        - Демонского Агу, пожалуй, поотвлекаешь… За пять минут он уже всех сожрет и добавки попросит. Эх, для таких передряг бог войны нужен, а не недотепа вроде тебя…
        - А бог войны чего сможет сделать? - спросил я.
        - Мечом он помахать сможет, вот чего! Против демонского Агу только грубая сила спасает, а боги войны - парни тренированные. Им эти Агу сами на один зуб…
        - Кстати, о тренированных парнях, - сказал Бьорн, вставая. - Росомаха, гаденыш, тоже из Нидкурляндии родом.
        - А при чем тут - откуда он родом? - не понял я.
        - А при том, что у нидкурляндцев скалолазание - национальный вид спорта, - объяснила Елена, - и если он полез ночью, - а с него станется, - то скоро будет уже на нашей стороне перевала. Если не уже… Хотя, конечно, обломчик с Энди мог и задержать… Не знаю. Бьорн, свистни мужикам, давно уже двигать пора.
        Бьорн сложил из пальцев какую-ту хитрую свистетельную фигуру, но свистеть не стал, а шарахнулся в сторону и согнул ноги, принимая нечто вроде боевой стойки борцов сумо. Я оглянулся на остальных, собираясь покрутить пальцем у виска по поводу ужимок Бьорна, но не покрутил. Остальные тоже были уже на ногах, причем побледневший Касалан судорожно сжимал свой бубен, а красивое лицо Елены сморщил совсем не красивый звериный оскал, обнаживший ровные острые зубки.
        - Эй, вы с ума, часом, не съехали? - спросил я все-таки и покрутил приготовленным пальцем у виска, но уже по поводу всех троих.
        - Фух, - перевел дух Бьорн, выпрямляясь, - да ведь это просто Тор развлекается, брей меня перевоспитай!
        - Точно, - воскликнула Елена, - демона вызывает! Ну, у него это надолго… Энди, неужели вы ничего не чувствуете?
        Я пожал плечами, так как ничего особенного действительно не чувствовал. Разве только птицы, голосившие, не переставая, даже ночью, наконец-то заткнулись…
        - Нельзя чего-нибудь сделать? - попросил Касалан. - Сил нет терпеть. Что-то у меня голова кружится…
        - Можно, - сказал Бьорн, - но тогда я сильно упрощу Тору работу, и мы увидим демона скорее, чем хотелось бы…
        - Хотелось бы?! - возмутилась богиня. - Век бы их не видеть! Поверьте, друзья, встреча с демоном настолько сомнительное удовольствие, что лучше уж нам сейчас потерпеть дискомфорт и оттянуть ее, насколько возможно!
        - Как угодно Великому, - тихо сказал Касалан.
        Послышался треск сучьев, и среди деревьев замелькали силуэты охотников за Ухом Дятла. Они возвращались бегом.
        - Что это? - крикнул бегущий первым Крыс. - Что это такое?!
        - Все в порядке! - Бьорн успокаивающе поднял руку. - Это по мою душу, но настоящие неприятности начнутся еще не скоро. Хорошо бы к тому времени оказаться уже у драконов.
        - Ну так и пошли! - решительно заявила прекрасная Елена, навьючивая на себя первый попавшийся мешок, и, не дожидаясь остальных, отправилась в сторону высоких гор.
        Подбежавшие мужики мигом расхватали всю недоукраденную Ухом Дятла поклажу и устремились за красавицей. Я подхватил с земли меч, табак и трубку, накинул на плечи одеяло и побежал их догонять. Пристроился за Диком, радуясь, что тяжестей мне не досталось, и размышляя, не будет ли слишком большим свинством и дальше идти налегке или стоит догнать старика Касалана и забрать у него мешок?
        Решив, что не будет, я засунул меч под ремень джинсов и полез за распечаткой (повторить заклинания и поразмыслить, какие из них могут пригодиться). Допустим, догонит нас Ларс. Начнет всех колошматить… Как он колошматит, я уже видел на примере Красноносого Джема. А я не терплю, когда меня вот эдак колошматят… Что мы ему имеем возразить?
        Опять темп нереальный задали. Иду пять минут, и уже одышка. Ну как тут на бегу почитаешь? То ли под ноги смотреть, то ли на бумажку… Эх, мне бы сейчас за комп на недельку да ксерокопий дедовых. Я бы таких заклинаний напрограммил, учитывая, что тут они все как одно срабатывают… «Тещины слезы» мы прибережем на крайний случай, а для начала попотчую-ка я Ларса вот этим - земляным «Властелином недр», в девичестве «Духом грязи»…
        Правильно, «Дух грязи» ему должен понравиться. И никакой меч «Духу грязи» не страшен. Будет знать, как меня на товарищей натравливать, когда я его к ногтю возьму, бестию белокурую!
        Помнится, я очень веселился, когда вычитал у Густелиуса идею этого заклинания. Уж больно подходило для одной древней игры («Лорды», вроде «Героев», но модифицированная), в которую я и большинство моих компьютерных знакомых резались в юные годы. Жалко, в игре проверить не успел, была у меня мысль там с подобной штукой вылезти…
        Как я, дурилка, увлекшись очередной игрушкой, в игрушку эту попасть мечтал! Черт, опять в паутину въехал, всю физиономию залепила. Сбавили-таки темп, не выдержали. Кустов по пути появляться стало все больше (хорошо хоть, без колючек)… В тех же «Лордов» попасть - особенно мечтал. А попал черт знает во что! Квестов тут не хватает, хе-хе… и героики маловато, и сдохнуть можно совсем по-настоящему… Эх, виртуальный лорд Энди, когда ему в помощь Васин, настоящий программит, любого виртуального Ларса уделал бы. От виртуального Ларса и мокрого места не осталось бы - скрипты, создающие сражающихся в «Лордах», игроки писали сами. В рамках правил и не без ограничений, но все же…
        Правда, и в игрушке меня тоже иногда обижали - попадались серьезные ребята. Взять того банкира из Филиппин, циклопы которого разрушили стены моего замка и безнаказанно надругались над защищающими его доблестными троллями. Пришлось задвигать работу и два дня лабать скрипт, создающий подвластные мне элементы огня. Приятно было посмотреть, как пылающие шары катались по полям сражений и как корчились вражьи армии, попадавшиеся им на пути. Я почти стал Владыкой, но тут огненных элементалей запретили, как ломающих игру, и малолетка из Питера (по кличке Мегалол), всю дорогу трусливо отсиживавшийся в обороне, воспользовался моментом и добил меня сворой адских псов… С тех пор я и занимаюсь играми профессионально. А Мегалол сейчас у меня разработчиками заведует.
        Знать бы, что у Ларса в рукаве припрятано! Как бы впросак не попасть. Вдруг ему и мой «Дух грязи» - тоже на один зуб?.. Нет, разумнее будет Ларса не трогать. Жить-то хочется… Хорошо бы он нас не догнал! Ну, а догонит, я к нему первый не полезу. Пусть с ним Бьорн и прекрасная Елена разбираются. Они - боги, и это их божеское дело, в конце концов! Я домой должен попасть. Катька четвертый день не кормлена, а Марина Львовна, конечно, все морги уже обзвонила…
        Ветка очередного куста, через который продрался Дик, со свистом распрямилась и хлестнула меня по щеке.
        - Мать твою! - взвыл я. - Еще бы чуть-чуть - и в глаз!
        - Энди, идите скорее к нам, - взволнованно откликнулся граф, - может быть, вы сумеете помочь?
        За кустом столпились все наши. Касалан лежал на земле с посеревшим лицом и синими губами. Упавшая рядом с Касаланом на колени прекрасная Елена яростно делала старику массаж сердца. Остальные бестолково столпились вокруг, явно не зная, что предпринять. Вид они тоже имели достаточно бледный, однако в обморок пока не падали. Чуть в сторонке лежал и довольно щурился на тучи Бьорн…
        - Что случилось? - ахнул я. - Голубого тумана наглотались?
        - Какой, демон меня возлюби, туман! - крикнула богиня. - Сердечный приступ у старика! Бьорн, скоро ты там?!
        - Сейчас, сейчас все будет, - улыбаясь чему-то своему, спокойно сказал Бьорн.
        С толстяком явно творилось что-то странное. Я вдруг почувствовал, что от него исходит стойкий аромат маминого фирменного пирога. Где-то на пределе слышимости угадывалась знакомая, давно любимая мелодия. Что-то старое, родное, эббироудовское - только слова другие («а я опять хочу пива - хочу пить пиво я постоянно»)… Меня захлестнуло давно утраченное ощущение праздника, тревожное радостное ожидание. Как в детстве, в ночь перед днем рождения…
        Касалан со всхлипом втянул в себя воздух и забился в руках богини.
        - Помогает? - спросил Бьорн.
        - Здорово помогает! - восторженно воскликнул Маленький Дик. - Я себя так хорошо и не чувствовал никогда!
        - А Касалан?
        - Все хорошо, - сказал Касалан, садясь и потирая намятую богиней грудь. - Великий спас меня. Я готов продолжать путь.
        - Зато я не готов, - сказал Бьорн. - Разведите костерок, а то замерз весь что-то…
        - Прошу прощения, - вмешался граф, - но, может быть, кто-нибудь соизволит объяснить, что вообще происходит?
        - Да все просто, - устало сказала прекрасная Елена. - За Бьорном послали одного типа, Тора Ефрея. Ну, как за вами подадмирала Буда. Тип этот всякие разные штуки умеет делать, не хуже меня или Энди, скажем. Сам найти Бьорна он не может, но зато может вызвать демона. Демон рядом с Бьорном появится, а Тор тогда тоже к демону скакнет и Бьорна скрутит. Понятно объясняю?
        - Нет, - сказал Крыс. - А плохо-то нам почему всем было? Это сколько народу по всему свету из-за вашего Тора окочурилось!
        - Никто не окочурился, - сказал Бьорн. - Это только рядом со мной… Шли бы вы одни дальше! Я, как освобожусь, догоню…
        - Вот уж дудки, - сказал Дик. - Плевали мы, что нехорошо. На колесе - хуже бы было! Чего ты там, костер хочешь? Будет тебе костер. Лучше о демоне расскажите.
        - Тут полянка впереди, давайте туда перебазируемся, - сказала богиня.
        Она помогла подняться с трудом держащемуся на ногах Бьорну и, обняв, повела его в сторону невидимой нам полянки.
        - А о демонах рассказывать особо нечего. Да и противно. Они на людей похожи, только гнусные очень все. Как прицепится к тебе, не отделаешься…
        - Ладно, - сказал Крыс, - вот подберусь к нему поближе, там посмотрим, отделаешься от него или не отделаешься!
        - Эх, - вздохнула красавица, - если бы так просто было, демонов уже и не осталось бы ни одного. А подбираться можете сколько вашей душе угодно, мне не жалко. Думаю, он вот-вот среди нас появится. Да и Росомаха, наверное, уже близко. Хотя он сейчас не в форме, может, и побоится просто так, без подготовки соваться. Как бог - Бьорн пятерых Росомах стоит. Не знаю, как он поступит…
        - Кстати, а почему у него кличка такая лосиная? - спросил Дик.
        - Лосиная? - удивился Бьорн. - Это Росомаха - лосиная кличка? У тебя что, был знакомый лось по имени Росомаха?
        - Нет, - сказал Дик. - Просто я книжку одну читал.
        - Вы мне сразу показались на редкость образованным человеком, Дик, - сказала ехидная Елена. - Но я никак не ожидала, что вы знаете грамоту и даже умеете читать… О чем книжка?
        - Там на севере дело было, - сказал Дик. - Из живности только лоси. И мужики на деревьях припасы хранили, от зверья.
        - И что? - удивился Бьорн.
        - А то, что эти припасы росомахи разоряли, - объяснил Дик.
        - И ты сделал вывод, что росомаха… - с восторгом глядя на Дика, сказал Бьорн.
        - Ну да, - сказал Дик, - это же очевидно. Самка лося, только с когтями. Чтобы по деревьям лазить…
        Поляна оказалась сильно заросшей кустами. Упавшее дерево, огромное, ощетинившееся торчащими сухими ветками, отделяло уютный маленький участок. Здесь растительности было поменьше, сюда мы и побросали все шмотки. Избавившись от мешка, Крыс отошел в сторонку, встал по стойке смирно и вскинул правую руку на манер пионерского салюта.
        - Чего это он? - шепотом спросил я.
        - Одному молится, - объяснил Бьорн.
        - Очень религиозен?
        - Может быть, - сказал Бьорн, мрачнея, - а может, боится просто.
        - Все мы боимся, - сказал я.
        - Он клятву богу дал, - объяснил граф, - но сдержать не захотел, дорогой друг. Рано или поздно останется без головы, так заведено самим Одним… Крыс хочет, чтобы поздно.
        - Клятву? Богу? Бьорну, что ли?
        - Да.
        - Черт, Бьорн, тебе-то это зачем понадобилось?
        - Значит, понадобилось, - проворчал Бьорн, - демон меня того-этого… Лучше делом займитесь. Костер хочу. И кусты эти выкосить неплохо бы…
        Пока я выкашивал своим коротеньким мечом кусты, народ бросился ломать на дрова удачно подвернувшиеся ветки. Бездельник Бьорн развалился на мешках, благосклонно поглядывая на наши труды. Порозовевший Касалан возился с костром. Я предложил скастовать «Зажигалку», но Касалан отказался.
        - В этих краях, - объяснил он, - без крайней нужды не колдуют, Избранный.
        Огонь он добыл с помощью нашего походного огнива (которое Ухо Дятла, к счастью, не попятил) и теперь вовсю размахивал бубном, раздувая пламя. Маленький Дик стаскивал срезанное мной в одну кучу. Крыс, видимо, домолился, сложил ладони вместе и начал энергично кланяться, касаясь сложенными ладонями то лба, то ступней.
        - Чего это он? - удивился я. - Зарядку делает? Ему что, нашей беготни недостаточно?
        - Переодняется, - сказал Дик и, посмотрев на меня, счел нужным объяснить: - Ну, единичку упрощенную отбивает. Понимаешь?
        - А, - сказал я, не разгибаясь и продолжая размахивать мечом, - да, полезное упражнение. Слушай, Дик, может, попробуешь поохотиться? Одолжи у Крыса арбалет, не зря же он его тащил…
        - Угу, - почему-то плаксиво согласился Дик.
        - Не, - сказал я, - это я так. Не хочешь охотиться - не надо, я ваших правил не знаю, да и красноглазые… Но, может, тут грибы водятся или орехи какие?
        - Агу-у… - по-младенчески заголосил в ответ Дик.
        - Да что ты разнылся! - выпрямляясь, возмутился я. - Прекрати агукать, ты уже не в том возрасте!
        Маленький Дик сидел на охапке срезанных кустов, уткнувшись носом в колени и зажимая уши руками. Плечи и спина его вздрагивали.
        - Ну, братушка, - сказал я, подходя и насильно отводя его руки, - что с тобой стряслось? Заболел?
        - Ау-ах-ах-гу-у-у!
        Начавшийся на высокой жалобной ноте и постепенно перешедший в низкие угрожающие частоты звук издавал явно не он.
        - Так это не ты агукаешь? - удивился я, отпуская Дика.
        Дик воспользовался моментом и снова укрылся руками. Все остальные, кроме Касалана, стояли в ряд у поваленного ствола и напряженно вглядывались в лес на противоположной стороне поляны. Шаман продолжал топтаться рядом с костром, стягивая меховую куртку через голову. Куртка застряла, зацепившись воротником за подбородок. Касалан раздраженно шипел сквозь зубы и весь скособочился, пытаясь освободиться. Я подошел и встал на свободное место между Крысом и Бьорном. Бьорн удобно расположил на стволе свой поднос для рисования, в руках у Крыса был арбалет.
        - У-у-ух! Агу-гу-гу! - выло теперь в лесу не переставая, и ничего жалобного в этом вое больше не было. Была ярость и голод. Была ликующая радость предвкушаемого убийства. - Ау-ау-гу! Ах-гу-гу-гу!
        Вой стремительно приближался к нам. Я поймал себя на том, что пытаюсь пригладить потной ладонью вставшие дыбом волосы. Огромная визжащая тень невесомо мелькнула среди деревьев, перемахнула через кусты на краю поляны и застыла как вкопанная, оценивающе нас разглядывая.
        - Агу! - рявкнула тварь в последний раз и заткнулась, прикидывая, с кого начать пиршество.
        Не в силах пошевелиться, я загипнотизированно застыл, уцепившись за сучья отделяющего от чудовища ствола. В каких-то пяти шагах покачивалась на коротких кривых лапах раздувшаяся лягушачья туша Агу. Шкура страшилища была черная и влажно блестела, на короткой толстой шее сидела широкая тупоносая голова. Голова, словно в издевательской усмешке, скалилась акульей пастью. Из пасти капала желтая слюна. Зубы в три ряда были острыми и длинными, покрытыми коричневым налетом. Крохотные зрачки восьми глаз светились красным. Они неторопливо ощупывали нашу шеренгу, перебирая одного за другим. Короткий, словно обрубленный, хвост царапал толстыми шипами землю под лапами чудовища… Оно перестало пялиться на Крыса и уперлось в меня давящим безжалостным взглядом.
        Я зажмурился и закрыл лицо ладонями. Смерти я больше не боялся. Я боялся умирать. Боялся нестерпимой боли раздираемого на части и обгладываемого живого тела, которую обещал взгляд твари. Откуда-то я знал, что Агу не убивает одним ударом, что большую часть трапезы я буду в сознании. И ничего изменить уже нельзя. Остается стоять в этой торжественной тишине (едва нарушаемой шуршанием угольков решившего напоследок порисовать Бьорна) и ждать. Ждать, когда наконец все закончится. И молиться, чтобы закончилось быстро…
        Сзади раздалось неуместное бумканье. Бумканье сопровождалось знакомым характерным повизгиванием. Досадуя - в самом деле, помереть спокойно не дадут! - я оглянулся. Так и есть, голый Касалан скачет вокруг разгоревшегося костра и колотит себя по башке бубном, мотая во все стороны сморщенными седыми гениталиями. «Спятил от ужаса, счастливчик, наверное, и не почувствует ничего теперь», - подумал я с завистью.
        - А ну-ка! - задорно крикнула богиня любви, перескакивая на сторону чудовища. - Сейчас проверим, кто тут к волшебству невосприимчив!
        Красавица грациозно двинулась вокруг Агу в медленном, завораживающем, дьявольски соблазнительном вальсе, совсем вплотную к нему. Мерзкая туша Агу перестала раскачиваться, потускневшие глазки затянуло поволокой, на черной шкуре начали проступать розовые узоры…
        «Отобью! - решил я, любуясь отважной богиней. - Знаю, нехорошо, Бьорн мне друг, непорядочно - а я отобью! Все отдам, ничего мне не надо, но этой женщиной я владеть должен! Я один!..»
        Но как смеет мерзкая тварь так бесстыже пялиться на мою Елену?! Да я сейчас перелезу и все зубы гадине повыбиваю!..
        Однако перелезть через ствол так просто не удалось, рубашка зацепилась за обломанный острый сук. Я дернулся, но проклятая рубашка не рвалась, и я понял, что меня опередили. Маленький Дик был уже рядом с Агу.
        - Ну ты, животное, - крикнул он, подбоченившись, - пошло вон! Она моя!
        Агу не обратил на Дика никакого внимания, продолжая сверлить красавицу похотливыми маслеными глазками, и тогда Дик подпрыгнул и саданул кулаком чудовищу прямо в зубы. Чудовище, по-прежнему игнорируя Дика, не шелохнулось, а Дик отскочил в сторону, прижимая к животу покалеченную конечность, с которой капала кровь.
        - Не мешайте, - крикнула прекрасная Елена, не прекращая плясать, - я сама! А врали, что волшебство не действует! Еще как действует! ого-го как действует! ого-го!
        - Агу-гу! - восторженным ревом откликнулся Агу и, выбросив куски дерна из-под всех четырех лап, прыгнул на красавицу. - Агу!
        - Ай, - взвизгнула чудом увернувшаяся богиня, сломя голову пробегая мимо нас в лес, - не так действует! Бьорн, спасай!
        Чудовище бросилось за петляющей, как заяц, прекрасной Еленой, за чудовищем погнался Маленький Дик, размахивая саблей. Бьорн продолжал судорожно стучать ломающимися припасенными угольками по подносу. Я никак не мог отцепиться от проклятого сука…
        - Дайте сюда арбалет, - послышался голос графа, - дайте сюда, растяпа! Что же вы не стреляли!
        - А что же вы мне не напомнили, - отмахнулся Крыс, - сами растяпа! Он зевает, а я виноват! Сейчас опять мимо пробегут…
        - Умоляю, бейте гада в глаз! - крикнул граф. - Да ведь вы промажете! Отдайте арбалет!
        - Руки прочь, я никогда не мажу! Мне бы только поближе подобраться!
        Послышался шум, и из леса вылетела задыхающаяся Елена. Она сумела выиграть у Агу с десяток метров, но здесь, на прямой, чудовище двигалось гораздо быстрее богини… Я перестал дергаться на суке и застыл, затаив дыхание. Попади… ну же, милый, попади…
        - Стреляйте же! - не выдержал граф.
        Крыс выстрелил, когда чудовище проносилось в метре от нас, выстрелил в упор, но проклятая тварь молниеносно мотнула башкой - и стрела ушелестела в лес. Выстрел заставил Агу вильнуть, загребая лапами, Елена отыграла утерянную было фору, и они опять скрылись между деревьями.
        - Мазила! - крикнул граф. - Отдайте арбалет! Он ведь ее сейчас сожрет!
        - Не сожрет, - не отрываясь от подноса, успокоил нас Бьорн, - не видите, у зверюги гон начался… Хрен, конечно, редьки не слаще…
        - Оно понятно. - Крыс в сердцах сунул арбалет графу. - Я отказываюсь стрелять в таких условиях! У меня у самого гон начинается, когда на нее смотрю!
        - У меня тоже, - буркнул я, наконец вспомнив о своих заклинаниях. Нельзя же быть таким болваном! - И забываю обо всем, блин. Ну, сейчас этот Агу получит по полной…
        Оставив попытки отцепить рубашку, я достал распечатку, ткнул указующей дланью куда-то в центр поляны и прокричал «Духа грязи»:
        - «Владыка недр! Титан могучий! Со мною - единись умом! Врагов повергни в прах летучий… Ом!»
        Все вокруг затряслось, застонали раздвигающиеся где-то глубоко внизу пласты породы, и я с облегчением понял, что заклинание сработало.
        Там, где я и показал, земля начала вспучиваться огромным бугром, и из него показалось что-то вроде человеческой головы, сидящей на плечах в три метра шириной. Плечи и голова плавно поднимались из земли, показался торс, напоминающий человеческий, но с непропорционально длинными руками. Я смотрел на это существо и чувствовал… чувствовал…
        Чувствовал, как мои ноги поднимаются из почвы и я выхожу на Поверхность. На Поверхности, как всегда, отвратительно сыро и холодно, ну да ладно, я здесь ненадолго. А, собственно, зачем я вообще вылез? Провалы в памяти, скверно. Может быть, опять приступ лунатизма? Так ведь луна сейчас совсем с другой стороны, а здесь день… Нет, Поверхность - не место для таких, как я. Надо возвращаться.
        Правда, подчас на Поверхности тоже есть на что посмотреть, но сейчас почти ничего интересного не было. Поляна как поляна, лес как лес… Несколько мягкотелых человеческих самцов у поваленного дерева. Двуногие слизняки мне обычно глубоко безразличны, но эти почему-то вызывают симпатию. Особенно вон тот экземпляр, покрупнее. Еще один, с большим куском металла, зажатого в кулаке, хромает сюда из-за деревьев, пока не поваленных. Так… металл хороший, чистый металл, красивый, да еще с хорошо подобранными ароматными примесями. Какой интересный сплав! Надо запомнить. Молодцы человечки, умеют ведь, когда захотят! Не зря я выползал, будет, о чем вспомнить… Ну что, все? Пора?
        О, тут и самочка человеческая есть! Ловкая такая, симпатичная даже, среди человечков тоже самочки неплохие иногда попадаются. Резвится, бегает наперегонки с каким-то чудесным невиданным зверьком… Тут окончательно разрезвившаяся самочка юркнула мне за спину, а зверек, оказавшийся не таким уж и чудесным, врезался в меня со всего разбега и даже слегка покачнул… Это уже чересчур! Самочку жалко обижать, а то бы я показал, как меня покачивать!
        Для острастки я все-таки поднял полутонный кулак и ткнул им в зверя. Не сильно, просто надо же было его проучить. Но учиться зверь не пожелал. Отлетев и проехав на спине, он врезался в дерево, но сейчас же вскочил, взрыкнул и через миг уже вцепился мне в руку повыше запястья. Я услышал, как хрустят его зубы, ломаясь о камень, и совсем осердился. Надеюсь, самочка найдет с кем побегать и без тебя, агрессивная невидаль!..
        Левой рукой я схватил его за горло и поднял над Поверхностью. Рев зверя перешел в хрип, и он забился, пытаясь растерзать мое нутро когтями коротеньких кривых лап. Невежа! Он что, отрастил себе коготочки тверже гранита? Окончательно разочаровавшись в мерзком создании, я с размаху швырнул его на Поверхность и придавил. Послушная моей воле земля размягчилась, становясь горячей и вязкой. Я вдавливал трепыхающегося невежу внутрь, пока тот не скрылся совсем, но настроение было испорчено. До сих пор никто не смел нападать на меня! Может быть, это был больной зверь? Бешеный? Решив как следует изучить его останки, я шагнул вслед за ним, в родное тепло, с облегчением чувствуя, как…
        Как, черт возьми, болит рука, которую укусила проклятая тварь, и мышцы пресса, по которым оно скребло лапами. Совершенно обессиленный, я с треском (это наконец порвалась рубашка) упал на землю около бревна. В глазах плясали радужные кольца, в ушах стоял звон. Меня пытались поднять, потом послышался голос богини, и надо мной склонилась прекрасная Елена.
        - Как вы, Энди? - встревоженно спросила она. - Целы?
        - Слабость, - пожаловался я, и тут богиня нагнулась еще ниже и крепко поцеловала меня в губы.
        - И это при живом-то мне, - нарочито сердито проворчал Бьорн, склонившийся надо мной с другой стороны.
        - Ты бы лучше помолчал! - накинулась на него красавица. - Только за смертью посылать! Я бы еще одного круга не выдержала - а он все малюет себе и малюет! Чай, не в студии сидишь!
        - Да я что, - начал оправдываться Бьорн, - я нарисовал уже, а тут это из земли полезло… Подожду, думаю, чем кончится… Мне всего пару штрихов осталось!
        - Покажи! - потребовала прекрасная Елена.
        - Пожалуйста.
        Небо заслонил Бьорнов поднос, к сожалению, чистой стороной ко мне. Над подносом, стукаясь лбами, склонились три головы - прекрасной Елены, Дика и Крыса.
        - А-а-а!!! - коротко в унисон проорали они, но затем повели себя по-разному: Крыс с Диком бросились улепетывать в разные стороны, причем Дик умудрился на меня наступить, а богиня вырвала у Бьорна поднос и хрястнула им Бьорна по голове.
        Поднос раскололся на две части.
        - За что?! - возмутился Бьорн. - И на чем я теперь рисовать буду?
        - А рисовать, - сказала прекрасная Елена, сосредоточенно пытаясь разломать две большие части подноса на множество мелких, - рисовать ты больше никогда уже не будешь. Потому что я тебе лично руки поотрываю. Как архитектурное излишество… Ишь, чего надумал в мир выпустить!
        - Это всего лишь Пугатель был! - надулся Бьорн. - Он безвредный совершенно!
        - Ну, котенок, я тебя прошу, ради меня… - усилием воли смягчаясь, сказала красавица, но не выдержала и рявкнула: - Больше! Никогда! Пугателей! Не рисуй!
        - Пожалуйста. - Бьорн чуть не плакал. - Ну и пусть… Можно подумать, я для себя старался… Такого Пугателя испортить! А я бы его еще демону мог показать… или Тору…
        Поняв, что про меня окончательно забыли, я позволил себе негромко застонать.
        - Энди, старина, - мой стон подействовал как надо, все немедленно снова бросились ко мне, - чем помочь-то?
        - Отойдите от него, нечего, - распорядилась прекрасная Елена, и я почувствовал ее горячую руку у себя на щеке. - Ему сейчас сон нужен. Спите, Энди, спите спокойно. Вы - молодчина! Мы постелем постель и перенесем вас, но вы уже спите, не надо ждать…
        И я послушно заснул.
        Глава 10
        Бьорн Толстый. Быть собой
        Было сыро, накрапывал мелкий, почти незаметный дождик, и по поводу этого занудливого дождика Касалан с Крысом затеяли устроить над Энди, валявшимся в странной полудреме, навес. Для навеса они использовали первое попавшееся одеяло. Первым, разумеется, попалось одеяло мое… Остальные устроились вокруг костра и упоенно слушали болтающего графа.
        - Несчастной женщине можно только посочувствовать, - разливался тот соловьем, - что бы там ни говорили злые языки. Ее величеству не везло с самого раннего детства. Вообще никогда не везло, станешь тут сварливой! Кстати, из горничных ни одна так и не погибла, ну и, согласитесь, надо же ей было на ком-то отыгрываться за свои неудачи. Вы не запомнили название монастыря, дорогая Елена? Послушниц жаль, но такая уж их доля…
        Я смотрел на обломки Пугателя и уныло размышлял о том, почему так странно складываются наши отношения. Дня не проходит, чтобы мы не поссорились, а если послушать Елену, то она кругом вся права. Как-то выворачиваются у нее в голове события исключительно выгодной для нее стороной. И когда она излагает свою точку зрения - хоть стой, хоть падай. И даже возразить особо нечего: она не передергивает и даже не притворяется, в самом деле так думает. В результате любой поступок оказывается свидетельством моего наплевательского к ней отношения, отягощенного врожденным пофигизмом и разгильдяйством…
        - Поверьте, дорогие друзья, они оба - и наш удалой барон, и наш обветшавший монарх - азартнейшие игроки! Об их банках ходят легенды! Я сам сидел с ними за столом и вдребезги проигрался, когда его отыгрывающееся величество ставил полцарства против доходов государственной казны ближайших восьми лет, в каких-то два часа перешедших в ведение нададмирала Буда…
        Нет, конечно, в чем-то любимую я понять мог. Иногда. Но Пугателя-то зачем было ломать? Без спросу, не посоветовавшись? Сейчас Елена держала мою лапу в своих ладошках и ласкала ее, нежно сжимая, поглаживая, перебирая пальцы. Подлизывалась. Переживала, что обидела…
        - Барон, снимая банк, имеет привычку выпивать бокал шампанского, а выигрывал он тогда, как вы понимаете, не переставая. Подвыпивший же Буд совершенно непредсказуем. Не знаю, что там творилось у него в голове, но барон вдруг потребовал замены ставки. Вместо государственных доходов Буд предложил свою знаменитую супругу. Мол, жена нададмирала - половина нададмирала. Значит, выйдет половина против половины, а его величество как раз вдовец. Это более чем справедливо, иначе он играть не будет, оставьте свои полцарства себе! И не надо, мол, все мерить на деньги…
        Подлизываться-то Елена подлизывалась… но при этом именно она начала разговор о злоключениях бывшей чеширской королевы, с радостью подхваченный графом. Хотя отлично знает, что я всех этих сплетен терпеть не могу! Правда, может, и в этом вопросе у нее совесть неспокойна? Елена бедной тетке большую свинью подложила все-таки, и подложила совсем недавно. Может, это пресловутая женская солидарность?
        - Как они тогда спорили, друзья мои! Какой стоял крик, какие оскорбления! Разжалованный на месте в подадмиралы Буд чуть не полез драться, пришлось мне его унимать, но игру продолжили, и играли еще без малого сутки. Этот кон Буд проиграл, кажется, намеренно, но после удача отвернулась от бедного барона. Мы с королем тогда неплохо поправили свои дела. Да, очень неплохо…
        Костер горел с неторопливым достоинством. Чувствовалось, что его развел Касалан. Было тихо, безветренно, огонь приятно нагревал повернутый к нему бок. Елена отпустила меня, разложила свои многочисленные парфюмерные причиндалы и принялась старательно восстанавливать боевую раскраску, порушенную беготней с Агу. Дик сам с собой играл в крестики-нолики и постоянно выигрывал…
        - Послушницы давали обет страданий, - неутомимо болтал граф, - теперь им представится прекрасная возможность его выполнить. Конечно, не их вина, что у бывшей нададмиралыии так непросто сложилась судьба, но не на необитаемый же остров ее было высаживать… И не будем сильно грустить, друзья мои. С определенной точки зрения эту ссылку можно рассматривать и как повышение, ведь монахини называют себя невестами Одного!
        - Называть-то называют, - мило улыбнулась Елена и взяла тюбик с помадой. - Но я что-то не слыхала, чтобы Один польстился хоть на одну из них. Надо будет ему посоветовать при случае…
        Ну да, конечно, солидарность у этой ехидны, размечтался. Хотя солидарность-то женская, а это что-то навроде любовной ненависти или ледяной горячки. И направлена не на других баб, а исключительно против нас, мужиков… Я в последний раз попытался сложить поднос и полюбоваться изображением, но Пугатель был безнадежно испорчен. Тогда я бросил обломки подноса в костер.
        - Да гори все синим пламенем! - сказал я в сердцах. - Раз все равно, кроме меня, никому не нужно!
        Мне не ответили, даже граф промолчал и не полез с утешениями. Они все боялись моего Пугателя, и никто так и не смог разглядеть, какой он на самом деле: добрый, веселый, застенчивый… Он должен был пугать только плохих людей… ну и нелюдей - тоже пугать. Значит, моя ошибка. Где-то я недоработал, не смог выразить… Ладно.
        Ко мне подсел Крыс - они с Касаланом закончили навес над Энди. Крыс тяжело вздыхал и мялся. Судя по всему, он хотел мне что-то сказать, но не решался.
        - Валяй уже, - поторопил я. - Скромность тебя не красит.
        - Ты, Бьорн, это… - сказал Крыс, краснея и кладя мне на колени пропавший амулет Гарика, корень Ишгаш. - Ты обронил там, в камере… все забываю отдать.
        - Спасибо, - проворчал я. - Премного благодарен за заботу.
        - Я тебя не знал совсем. Ты не серчай, Бьорн, оно как-то само вышло. Машинально…
        Машинально он… забывает он… Эх, а ведь мы наконец застряли. И застряли далеко от драконьих гор. Вполне возможно, что мне уже сегодня с Росомахой придется стукнуться. Да и Тор должен припожаловать, вернее, сначала демон. Простить их всех, что ли? Мало ли как сложится. Очень скоро, может быть, меня начнут укокошивать и загонять в Черные Ямы…
        - Ладно, дружище, - сказал я Крысу. - Ерунда. Все в порядке.
        Потом я потерся щекой о Еленино плечо. Вот интересно, почему первый шаг к примирению всегда делаю я?
        - Ура, дуться перестал, - шепнула Елена, покусывая меня за ухо. - Ты не прав, котенок, но давай больше никогда не будем ссориться. Никогда-никогда! А я тебе потом расскажу, какой ты свинтус…
        - Ладно уж, - буркнул я, машинально стирая с уха предполагаемую помаду, - чего уж. Смотри только, не забудь рассказать.
        - Не забуду! - уверенно пообещала Елена, хотя и так давно было известно, что она ничего не забывает и любую мелочь, о которой я и думать забыл, имеет обыкновение припоминать в подходящий, по ее мнению, момент.
        - Лучше давай обсудим, как быть, - сказал я. - Может, оставим Энди на попечение Касалана, а сами дальше двинем? Росомахе и подадмиралу они не нужны.
        Мы посмотрели на Энди. Он лежал на спине, бледный и безучастный. Сосредоточенно разглядывал свой полог. Помаргивал. Касалан сидел рядом с ним, пытался вложить в рот мага какие-то свои знахарские ягоды. Однако челюсти Энди были сжаты крепко, до желваков на скулах, и у шамана ничего не получалось.
        - Плохая идея, - возразила Елена. - Ты что, вояк не знаешь? Повесят обоих. В порядке развлечения и чтобы не иметь за спиной непонятных людей. Росомаха, поди, давненько никого не вешал. Соскучился по этому занятию…
        - Морпехи церемониться не будут, - согласился граф. - У подадмирала же, при всех его достоинствах, разговор с представителями низших сословий короткий.
        - Да и демон вот-вот появится, - добавила Елена, - у меня спина чешется, верная примета.
        - Вы лучше про демонов расскажите еще, - попросил Дик, подбрасывая в костер сучьев. - Какие они? Опасны очень?
        - Гнусные они очень, вот какие, - сказал я, чеша подставленную Ленкой спину. - И даже не то чтобы гнусные, скорее гнусненькие, понимаете? И не то чтобы опасные…
        - Опасненькие, - гнусно прошамкал беззубым ртом демон, внезапно появляясь среди нас, - опасненькие и нехорошенькие, да. И не пожалеют никогда, такие уж они жестоконькие. Обидеть все норовят, подленькие, обмануть старенького. Обкузьмить и объегорить, обобрать и обломить…
        Меня всегда раздражала эта демоническая манера появляться внезапно - секунду назад его нет поблизости, и вот, пожалуйста, он уже перед тобой, сидит между Диком и графом, бесцеремонно положив свою корявую клюку Дику на колени. Этот демон был невообразимо стар. Тщедушное тельце венчала трясущаяся усохшая головка, сидящая на тощей шее с несоразмерно разросшимся кадыком - абсолютно лысая, даже без бровей, правда, заросшая неопрятной седой бородой. Кроме бороды костлявое тельце до колен прикрывала заплатанная холстяная рубаха, когда-то, видимо, белая. Демон был бос и грязен, от него пованивало.
        - Оболгать там, объемелить, - продолжал монотонно костерить демонов демон, загибая в такт словам пальцы с длиннющими, завивающимися в спираль ногтями, - облапошить, объюлить, обездолить и обделать, а потом объегозить…
        - Хватит! - крикнул Крыс, зажимая уши, - это перечисление уже достало!
        - Молоденький ты еще, - укоризненно сообщил Крысу демон, взял в костлявые руки клюку и перетянул Крыса по хребту, - и сопливый детинушка. Перебил старикашечку древнего, получай же за это по спинушке!
        - Без рукоприкладства попрошу, - поморщилась Елена, - что еще за новости! На Земле, в присутствии богов! На Небо захотел?
        - А имею такое я правушко, - не испугался демон, - так что нечего личиком морщиться. Я ведь тут не по собственной воленьке, я тут - дедушка, посланный боженькой! Задержи, говорил мене Торушка, ты нам Бьорнушку этого Толстого, дисциплинушку всю нарушавшего, на законники наши плюющего, да до моего появленьица…
        - Это мы и без тебя поняли, - сказал я. - Выпить хочешь?
        - С удовольствием да привеликоньким, - прошамкал демон, - но на службушке вроде нельзятеньки. Вот пожалуй к нам в Ямушки Черные - там отпразднуем это мы делушко, там мы выпьем с тобою за встреченьку…
        - Невеселая служба, - сказал я, - тем более я пока в Ямы не собираюсь. Как прикажешь тебя называть?
        - Ишь, какой толстячок любопытненький, - забеспокоился демон, - назову я ему свое имечко, а он будет меня призыватенькать, по нуждишке ли там аль без повода! Сам ты в Ямушки можешь не хотенькать, да приговорчик-то должен исполниться, коль подписан самим он Верховненьким! Познакомимся в Ямушках ближе мы, поглядим на твое исправленьице… Пока кличь меня, Бьорнушка, Лысеньким, ну а я тебя буду Плешивеньким. Потому как обидное прозвище, неприятное демону, - «Лысенький»!
        - Не нравится мне он, - сказал Крыс, демонстративно заряжая арбалет, - хамит непрестанно, дерется, да и вообще…
        - Ох, и прав ты, внучочек носатенький, - охотно согласился демон, - я и сам себе малость обрыдленький! Мое горюшко я, наказаньице, за грешки окаянные прошлые… К вам вопросишко есть один важненький. Здесь Агушенька вроде бы водится, симпатичненький зверик зубастенький… Как же вышло, что он вас не слопанькал?
        - Так и вышло, - с законной гордостью сообщил Маленький Дик. - Дали ему по башке - и в землю!
        - Да, зажилен на свете я беленьком, коль творятся такие делишечки, и пора мне уже на погостушко! - расхныкался демон. Обильно полившиеся старческие слезы он размазывал по лицу с помощью бороды, вероятно, за неимением носового платка; в бороду же и сморкался. - Разложились чудовищно нравики, у народца такие манерушки - по башочке чуть что и в землишечку! Погубили зверюшку Агушеньку и теперь злодеяньицем хвастают…
        - Молчать! - гаркнул Дик. - Заткнись, сволочь, иначе я за себя не ручаюсь!
        - Агушоночек ты ненаглядненький, - вконец расклеившийся демон молчать не собирался, - на кого ж ты покинул нас, родненький, сиротинушек безутешненьких…
        - Не надо обобщать! - топнула ногой Елена. - Я лично себя «безутешненькой» не чувствую! И со всеми попавшимися мне Агу и впредь намерена поступать соответственно!
        - Геноцидиком что-то повеяло, - демон перестал хныкать и пристально уставился на Елену, - и тотальненьким уничтоженьицем. Их, Агушечек, мало осталося, два десяточка только в природушке. Вымирают бедняжки Агушеньки, а в невольке - не размножаются. Что-то скажет советик наш демонский о намереньях кровожадненьких столь смазливой, но глупой богинюшки?
        Задохнувшаяся от возмущения, Елена зашарила руками в поисках чего-нибудь тяжелого. Нащупав серебряную пудреницу, мой подарок, Елена запулила ею в демона. Пудреница с глухим стуком ударила мерзавца в лоб и отскочила, не причинив заметного вреда.
        - Нападеньице при свидетелях, - продолжая нагло пялиться на Ленку, глубокомысленно констатировал демон, потирая лоб, - с нанесеньицем тяжких увечьишек. Отягченное трезвым расчетиком и подлючестью бабской циничненькой. На пять годиков Ямушек Черненьких, али восемь, потянет деяньице, ежель выступлю я с заявленьицем и судишка над стервочкой стребую!
        - Какое бы на тебя заклятие повесить? - спросил я. - Может, подскажешь, что больше всего не любишь?
        - Не хочу твоего я заклятьица, все согласен решить полюбовненько, - замахал руками демон. - Коль согласна на это красавица, заработать есть способ прощеньице, я забуду про лобик зашибленький. Прогуляемся в лесик ближайшенький? Стосковался без ласочки женщинок я за годушки одинокие…
        Договорить демону не дали - мужики сочли, что договорился. В воздухе сверкнули меч графа и сабля Дика, обрушиваясь на голову демона, щелкнул, выбрасывая стрелу, арбалет Крыса. Демон с неожиданной для столь почтенного возраста резвостью отскочил назад, уклоняясь от ударов; стрела срикошетила от его лысины вверх, оставив небольшую царапину. Паскудный старикашка непонятно когда подхваченной клюкой ловко выбил занесенный для удара бубен из рук набегающего Касалана, а прыгнувшего Крыса просто пропустил мимо, крутанувшись вокруг себя и подсекая его ноги загнутым концом клюки. Крыс полетел рыбкой и врезался в погнавшихся за демоном Дика и графа, все трое покатились по земле.
        - Кончай драться! - сказал я, подбегая и становясь между демоном и вскочившими с земли мужиками. - Во-первых, демоны обожают, когда их колотят, а во-вторых, простым оружием вреда им не причинить. Я с этим сам разберусь, не мешайте только!
        - Окаянные гопнички злобные, - сообщил демон, ощупывая лысину и с опаской отходя от меня подальше, - окорябали старцу головушку. Поквитаюся с ними со временем, насладюсь демонической местьюшкой….
        - Это хорошо, что окорябали! - перебила Елена, яростно сверкая глазами. - Это отлично! Потому что стрела была отравлена - и отравлена демонской чумкой!
        - Некрасивенько дедушке вратенькать, - забеспокоился демон, - нешто ядику я б не почувствовал?..
        - А я говорю, - крикнула Елена, - что отравлена!
        - Да нет, - хлюпнул носом Крыс, разочарованный столь мизерным результатом своего выстрела, - ни фига она не отравлена. Когда бы я успел яд сварганить? А про демонскую чумку вообще первый раз слышу…
        - Отравлена, - проныла Елена противным тоненьким голоском, капризно затопав ножкой, - отравлена, отравлена, отравлена!
        - Ну, началось, - возмутился я, - опять раскапризничалась, что ты будешь делать! Умоляю, не надо сцен!
        - Ах, так! - Елена запустила в меня тюбиком помады, потом флаконом с духами, за духами последовала тушь для ресниц; я едва успевал уворачиваться. - Тебе лишь бы спорить, предатель! Отравлена, отравлена, отравлена, отравлена! - визжала она, потрясая кулаками и глотая злые слезы. - Отравлена!
        - Ай-яй-яй, - сказал демон, на лысине которого, вокруг царапины, быстро начали проступать красные и черные пятна. - Да сожрут вас дракончики злобные, забодают коварные бреиньки - отравительных гадиков подленьких!
        Демон исчез.
        - Куда он делся, - удивился Дик, - вы же пошутили про яд?
        - Ничего не пошутили, - буркнул я, ползая по поляне на четвереньках в поисках разбросанной парфюмерии подруги, - когда Ленке что втемяшится, все одно по ее выйдет…
        - Что хочет женщина, то хочет бог, - похвасталась Елена, - ну а я и женщина и бог одновременно.
        - И прекрасная женщина! - воскликнул граф.
        - И психованная, - добавил я как бы про себя.
        - Хам! - возмутилась Елена.
        - Сука хама! - в тон, но негромко, чтобы не слышали остальные, отреагировал я.
        Елена попыталась обиженно надуться, но, не удержавшись, засмеялась.
        - А этот… который демон… он что, помрет теперь? - спросил Крыс, глядя на богиню с нескрываемым восхищением.
        - Не помрет, - вздохнула Елена, принимая у меня пудреницу и пудря покрасневшую от недавних переживаний физиономию, - демоны так просто не помирают, к сожалению.
        - Жаль, - сказал Маленький Дик, - не помню, чтобы меня кто-нибудь так раздражал, как этот демон!
        - Демоны всех раздражают, - сказал я, - стиль жизни такой. Не обращайте внимания.
        - Легко сказать - не обращайте, - проворчал Дик, засовывая саблю в ножны. - Касалан, уж на что твердокаменный, и тот не выдержал!
        Я посмотрел, как там шаман. Старик уже успел подобрать бубен и снова сидел рядом с Энди.
        - Первые Касаланы, - сказал он магу доверительно, - тоже были избранны истинным языком. Со временем мы почти растеряли его, хотя и обрели другое умение… но не оставляем надежды вернуть драгоценный дар.
        Энди равнодушно моргнул. Непонятно было, слышал ли он сказанное, но шаман, похоже, воспринял это как поощрение и продолжил:
        - Я следил за тобой, и теперь хочу попробовать сам. Дело в том, что у меня сложились добрые отношения с духом огня. Уверен, что если сумею призвать его - он нам поможет! Но обычным способом это занимает целую ночь… Прошу совета Избранного. Я не могу найти нужного слова.
        Энди чуть повернул голову в сторону Касалана.
        - Ну? - обессиленно выдохнул он.
        Касалан ударил в бубен и торжественно произнес:
        - Творец тепла, владыка света! Умом объединись со мной. И называться будет это…
        - Отстой… - разочарованно закончил Энди за шамана, переворачиваясь на бок, спиной к Касалану, и накрываясь с головой одеялом. - Плагиатор хренов. На «Ом» должно рифмоваться… и быть мало-мальски осмысленно. Дайте отдохнуть, черти…
        Старик грустно вздохнул, обнял свой бубен и, закинув голову, принялся ловить губами капельки дождя.
        - Дракон, - неожиданно сказал он в пространство, ни к кому конкретному не обращаясь.
        - Что - дракон? - не понял Дик. - Кто дракон? Энди - дракон?
        - Летает, - веско объяснил Касалан.
        - Очень информативно, - похвалила ехидная Елена, внимательнейшим образом изучая себя в зеркальце. - Благодарим за ценные сведения. Драконы летают, зайцы скачут, рыбы плавают… «Летят перелетные птицы, ползучие гады ползут», - пропела она поставленным сопрано. - Похоже, встреча с демоном не лучшим образом сказалась на ваших умственных способностях…
        Касалан молча ткнул пальцем в небо. В обложенном тучами небе, прямо над нами, и в самом деле реял дракон. Он был так высоко, что казался маленьким. Елена помахала дракону зеркальцем, давая понять, что его заметили. Дракон сложил крылья и рухнул вниз, стремительно увеличиваясь в размерах по мере приближения. Мне показалось, что он падает прямо в костер и сейчас раздавит кого-нибудь. Елена ахнула, прижимаясь ко мне, но тут дракон расправил крылья и ловко спикировал на часть поляны, отгороженную от нас поваленным деревом. Сметая опавшие листья и мелкие ветки, пронесся поднятый крыльями приземляющегося дракона ветер; хлопнуло жаром, вспыхивая, прибитое на миг вихрем пламя костра.
        Дракон показался мне похожим на Вонючку как брат-близнец, драконы все на одно лицо, но это был не Вонючка - грудь дракона пересекал белым давно заживший рваный шрам. Дракон вытянул шею и положил голову на упавшее дерево. Немигающие зеленые глаза со спокойным любопытством уставились на нас. Башка дракона нависала прямо над дремлющим Энди, который пробормотал что-то невнятное и перевернулся на другой бок.
        - Здравствуйте! - ошарашенно сказал Крыс, - эта штука посильнее Агу будет…
        - Вот это туша! - потрясенно согласился Дик.
        - Вы здороваетесь или выражаете свое отношение к сложившейся ситуации? - уточнил дракон громовым басом.
        - Здороваемся, - успокоил я.
        - Однако! - прогрохотал дракон. - Странная манера здороваться!
        - Вы меня не узнаете? - вмешалась Елена самым кокетливым своим тоном. - Мы встречались на одном из банкетов в честь Древнейшины, кажется, по поводу ее тысячелетия…. Позвольте, как же вас… память девичья… Вы еще все рвались показать мне какую-то особенно уютную гору, но я тогда не смогла… А, Меченый, офицер ущелья юстиции, как же! Рады вас видеть!
        - Полицейский, что ли? - удивился Крыс. - Вот уж действительно большая радость!
        - Не могу ответить тем же. - То ли дракон попался крепкий, то ли просто давал понять, что Ленкино обаяние на него так просто не подействует, но в рыке его была откровенная недоброжелательность. - Я не рад! Более того, я весьма огорчен творящимся на наших землях. Древнейшина послала меня разбираться, а путь-то не близкий!
        - Да мы вроде ничего особенного не творили, - скромно сказала Елена, продолжая постреливать по Меченому глазками. - Потрудитесь изложить конкретнее, что именно огорчило драконов.
        - С помощью магии был уничтожен принадлежащий нам Агу, - заявил дракон, - магии странной и, как мы надеялись, забытой уже много веков назад. Но хуже того - вы осмелились призвать демона!
        - Что, чувырло зеленое, демоны не нравятся? - поинтересовался у дракона внезапно возникший демон, после чего повернулся к нам. - Дурацкие у вас шутки, ребята! Пришлось поменять голову. Как вам эта?
        Теперь демон соизволил предстать перед нами в обличье молодого крепкого мужика. Бритые щеки его отливали синевой, череп покрывал густой ежик коротких черных волос. Демон сильно подрос по сравнению с первым посещением, и уже знакомая нам холщовая рубаха покрывала его лишь до бедер. Из-под рубахи выглядывал серый гульфик в желтых пятнах.
        - Вот это-то я и имею в виду, - объяснил нам Меченый, кивая на демона. - Не знаю, как вас, а меня демоны раздражают!
        - Не брюзжи, - сказал демон, оглядываясь. - Ну и компания подобралась: пара божков, дикарь, уголовники, ты, крылатая мразь, и благородный демон!
        - Так кто призвал грязного ублюдка на драконьи земли? - зарычал Меченый на нас, игнорируя демона.
        - Драконьи земли? - иронически задрал брови демон. - Новое дело! Крокодил-латифундист с крылышками впервые на арене! Запомни на будущее, земноводное: мы, свободные демоны, появляемся везде, где пожелаем!
        - Или куда вас призовут, - сказала Елена, - ты что, забыл упомянуть эту подробность как несущественную, раб?
        - Вот попадет твой ненаглядный к нам в Ямы, - сказал демон, - мы с ним обсудим, кто раб!
        - Обсудим, - кивнул я спокойно. В этой ипостаси демона выносить было немного проще - хоть не сюсюкает… - Если попаду. Что же касается призвавшего демона, то его среди нас нет.
        - Подумать только, - тяжело вздохнул демон, - мне придется терпеть ваше общество до его появления. Хотел бы я знать, где этот болван шляется… Собачья работа!
        - Не расстраивайся, - сказал дракон, - скучно тебе не будет. Я об этом позабочусь!
        Гибкий хвост Меченого молниеносно метнулся через поваленное дерево и обвил шею демона.
        - Небольшой урок хороших манер, - объявил дракон, поднимая хрипящего демона над землей. - Первое - не хамить! Второе - обращаться к незнакомым драконам на «вы», с должным почтением. Третье - молчать в тряпочку, когда тебя не спрашивают!
        - Слушай, зеленый, - прохрипел демон, потешно дергаясь в воздухе, - поставь на место… Поставь, а то хвост отгрызу…
        - И не подумаю, - рявкнул дракон. - Убирайся, откуда пришел!
        Шея демона удлинилась, неправдоподобно, как будто в ней не было костей, изогнулась, и он вцепился зубами в хвост Меченого. Вскрикнув от боли, Меченый бешено завертелся на месте, пытаясь стряхнуть демона. Тот, однако, вцепился намертво, бульдожьей хваткой, и отпускать драконий хвост не собирался. Ревущий дракон подбежал к ближайшему дереву и отчаянно хлестнул хвостом по стволу. Древняя сосна хрустнула, полетели обломки коры, демона отбросило прямо мне под ноги. Я с омерзением оттолкнул его подальше, чтобы не так чувствовалась вонь. Меченый, поскуливая, принялся зализывать надгрызенный хвост.
        - Это переходит всякие границы! - крикнул демон, выплевывая кусок драконьего мяса с застрявшими в нем обломками собственных зубов. - Испортить мне вторую голову за один день! Я их не краду и в огороде не выращиваю!
        - Знал, куда идешь, - пожал я плечами. - Надо было приносить сразу все, чего десять раз бегать? Ну, или надевать, какая покрепче.
        - Есть и покрепче, - усмехнулся демон, - есть даже драконья, но я в ней катастрофически тупею и на работу ее не беру.
        - Поговори у меня! - рыкнул дракон, отрываясь от хвоста.
        - Что, - вскинулся демон, - драки хочешь? Так я только за, эта голова все равно уже никуда не годится!
        - Будет тебе драка, - пообещал дракон, - сюда сама Древнейшина летит, я ее позвал, когда обстановку уяснил. Глупо одному демона гонять, если можно сделать это в хорошей компании!
        - Да мы в общем-то готовы присоединиться, - сказал граф.
        - Вы! - рыкнул дракон. - Вас здесь вообще быть не должно!
        - Мы здесь по приглашению одного моего приятеля, - возразил я.
        - И кто же из твоих приятелей так мило распоряжается драконьими землями, что приглашает всякий сброд устраивать на них пикники с запрещенными магическими штучками и демонами? Кстати, о демонах! Нам, кажется, обещали, что Агу оградит нас от подобных гостей! Какая там по договору полагается неустойка?
        - Не ври, звероящер! - с возмущением заявил демон. - Про защиту от богов в договоре не было ни слова, да и не могло быть! Мы поставили сюда отличного, хорошо выдрессированного Агу, и он отвадил от драконов надоедливых паломников. Мы свои обязательства выполнили, а неустойку с богов требуй - это они Агу ухлопали!
        - Наглая ложь! - отрезала Елена. - Я свидетельствую, что боги к Агу и пальцем не притронулись.
        - А кто притронулся? - демонически расхохотался демон. - Я, что ли? Надо оно мне…
        - Он! - Елена показала на мирно валяющегося Энди. - Но он - не бог.
        - Чудовище, - пробормотал демон, качая головой. - Отморозок. Сделал свое черное дело, и спит сном праведника… Что ему до Агу, кровопийце? А какой был экземпляр: ловкий, сильный, ласковый. Как, бывало, весело с демонятами играл… Спросят они теперь: папка, а как там наш Агу поживает? Что я им отвечу? Убили, скажу, Агу нашего… и в землю… Это же какая травма для детских душ ранимых…
        - А, - сказал Крыс, - Агу, значит, домашняя животная была. Вроде коровы.
        - Что-то не похож он был на домашнего, - засомневался Дик, - мне он домашним не показался…
        - Как не похож? - не поверил демон. - Совсем ручной! А его короткий купированный хвост вы тоже не заметили? Не смешите меня!
        - Так кто платит неустойку? - поинтересовалась Елена.
        - А, ладно, - махнул рукой демон. - Не будет никакой неустойки. Доставим нового Агу, покрупнее, что уж теперь поделать…
        - Да уж, будьте любезны, - хмыкнул дракон, снова принимаясь зализывать хвост.
        - Калека! - вымолвил Касалан и показал на дракона пальцем.
        - Кто калека? - оскорбился дракон. - Я, офицер ущелья юстиции, - калека? Сейчас сам калекой станешь!
        - Не ты, - объяснил Касалан. - Сзади.
        Из кустов подлеска за спиной дракона вывалился, тяжело отдуваясь, Тор Ефрей. Бреи и демоны меня того-этого, в каком же он был виде! Все четыре конечности бедолаги оказались перемотанными толстым слоем бинтов и гипса; общее впечатление было такое, как будто Тор недавно попался в лапы к диким кочевникам и его раздирали конями, но малость недоразодрали. Кое-как действовали только левая нога, на которой Ефрей скакал, и правая рука, под мышкой которой находился костыль.
        - Ефрей, дружище, кто вас так отделал?! - крикнул я, испытывая искреннее сочувствие.
        - Попался?! - радостно завопил Тор, увидев меня, и бешено заработал костылем, довольно бойко ковыляя в нашу сторону. - Он еще спрашивает - кто! Все задержаны до выяснения! Проводится спецоперация главного небесного департамента порядка! Ни с места! - Тут двигающийся ко мне по прямой Ефрей уперся в дракона. - Уйди с дороги!
        - Ну и где логика? - спросил дракон.
        - Уйди вместе с логикой! - заорал Тор. - Он же опять сбежит!
        - Не бойтесь, коллега, - рыкнул Меченый, - от меня еще никто не сбегал! Ну, - дракон презрительно повернулся ко мне, - так как зовут твоего глупого приятеля?
        - Вонючка, - сказал я. - Меня пригласил дракон по имени Вонючка.
        Меченый взлетел, сделал над нами несколько восторженных кругов и ликующе прокричал:
        - Так ты, должно быть, тот самый Толстый Бьорн, бог пива!
        - Вот именно, тот самый! - пропыхтел Тор и поскакал дальше, воспользовавшись отсутствием дракона, пока не уперся в так кстати перегораживающий поляну ствол.
        - Эгей! - Дракон приземлился на нашей стороне, и сразу стало тесно. - А ты знаешь, толстяк, какого переполоху наделал своим пивным источником?! Вонючка, вместо того чтобы охранять врата, не отходил от него! Толпа молодых драконов, каждого из которых раньше приходилось загонять на Небо силой, разбила лагерь у твоего пенящегося потока! И не желают возвращаться обратно!
        Оглушенный громовым басом наступающего дракона, я был вынужден пятиться назад, к Тору. Тор, не в силах перелезть, тянулся ко мне из-за поваленного ствола.
        Между мной и Меченым вклинилась Елена, плечом к плечу с ней встал Касалан, подбежали и остальные…
        - Рыбы, жившие в бывшей нормальной реке, - ни на что не обращая внимания, орал дракон, тесня к Тору уже нас всех, - поголовно мутировали и невероятно расплодились, ибо среди мутантов не оказалось ни одного хищника! Это уже попахивает экологической катастрофой!
        В метре от поваленного дерева нам наконец удалось упереться и остановиться. Тор навалился на преграду грудью и продолжал тянуться ко мне всем существом, дрожа от нетерпения. На перекошенном лице его читались восторг и отчаянная решимость влюбленного, карабкающегося в окно спальни красавицы, благосклонности которой он уже отчаялся добиться. От жадно трясущейся перебинтованной руки с судорожно скрюченными пальцами бога порядка меня отделяло всего несколько сантиметров….
        - Ваш Верховный вдрызг разругался с нашей Древнейшиной! - продолжал вопить, демонстрируя жуткие клыки, Меченый. - Толпа богов колдовала над потоком, тщась обратить его в исходное состояние, но у них ничего не вышло! И хорошо, что не вышло, а то пристрастившиеся драконы полезли бы в драку! Да ты своим пивом чуть вторую войну не развязал, подлец! Древнейшина тебя в розыск объявила!
        - Как в розыск?! - проорал я прямо в морду набирающего воздуха для новых воплей Меченого. - Гады! А я-то у драконов убежища искал!
        - Какие Бьорну собираются предъявить обвинения?! - расстроенно крикнула Елена, тоже не ожидавшая подобного оборота событий.
        - Не знаю! - гаркнул по инерции дракон, но спохватился и сбавил тон: - Не знаю. Я, если честно, на заседании не был. Дай, думаю, слетаю на денек, погляжу, что за источник такой, по которому все с ума сходят. Ну и задержался немного… дня на три… Мне, конечно, взыскание, как вернулся, и сразу сюда послали. Успел только объявление на скале совета прочитать: разыскивается Бьорн Толстый Нидкурляндский, вознаграждение гарантировано.
        - Ого, - задумчиво сказал демон, - толстячок-то не так прост, раз его и свои, и драконы отлавливают. Ты не обижайся, если что… работа такая. Сам-то я жирных уважаю. Большие люди… Демон не собака, на кость не бросается.
        - Короче, - рыкнул Меченый, - Бьорн мой пленник, и точка! Сопротивление бесполезно!
        - Сопротивление всегда полезно! - возразил я.
        - Именем закона! - вмешался Тор. - Мой арестант находится в юрисдикции Неба и быть пленником дракона не может по определению!
        - Сам арестант! - сказал я.
        - По какому еще определению, - прогрохотал Меченый, - я сюда прилетел первым, я его и пленяю!
        - Пленил один такой! - усмехнулся я.
        - У меня ордер есть, - не сдавался Тор, - с печатями и вензелями! Потрудитесь предъявить ваши полномочия!
        - Засунь свой ордер себе сам знаешь куда! - сказали я и дракон хором.
        - Отлично, - заорал Тор на Меченого, выходя из себя, - я арестовываю и вас! По статьям «неуважение к закону» и «сопротивление должностному лицу при исполнении служебных обязанностей»!
        - Рискни здоровьем! - прорычал дракон, расталкивая нас и пробираясь к Тору. - Полномочия тебе?! Вот мои полномочия! - И дракон защелкал зубастой пастью перед самым лицом Ефрея. - Нам, драконам, другие полномочия не надобны!
        - Вот, значит, как?! - не испугался Тор. - А ну-ка, тьфу-тьфу-тьфу, - Тор трижды сплюнул через левое плечо, - руки вверх!
        Волшебство Ефрея сработало мгновенно, руки мои вышли из повиновения и застыли над головой. Впрочем, как и руки всех остальных, в том числе и загипсованные конечности самого Тора. Я, по привычке, постарался отметить в памяти все детали, надеясь когда-нибудь использовать этот момент в творчестве. Картина будет называться «Сдаемся!».
        Дик, Крыс и граф смотрели на Ефрея с каким-то совершенно одинаковым выражением, передать которое словами я не возьмусь, Елена кусала губы и морщилась, как от зубной боли, демон ситуацией откровенно наслаждался, физиономия Касалана оставалась бесстрастной, Меченый, ничего не понимая, крутил во все стороны башкой с распахнутой пастью. Тишина, особенно ощутимая после всех предыдущих воплей, казалась пронзительной, было слышно, как потрескивает пламя костра да посапывает у самых моих ног Энди. Рук обессиленного мага видно не было, но он опять лежал на спине, и одеяло его красноречиво приподнялось. Над лесом, то и дело скрываясь за верхушками деревьев, мелькал силуэт еще одного летящего к нам дракона. Со стороны океана заслонила горизонт, неотвратимо наползая, глобальная жирная туча, чернотой своей разительно отличающаяся от заполонивших небо высоких бледных собратьев…
        - Ой, - рухнул на траву Меченый, до которого наконец дошло, рыдая от хохота, - ой, не могу… Руки вверх… держите меня… ой, уморил проклятый…
        - Идиот, - простонала Елена, - у дракона нет рук!
        - Сам знаю, что нет! - смущенно огрызнулся Тор. - Ни брея у этих драконов нет, демоны их побери…
        - У нас есть, - икая от восторга, выдавил Меченый. - У нас лапы…
        - Лапы, тьфу-тьфу-тьфу, вверх!
        Меченый перестал кататься и неподвижно застыл на спине с торчащими в зенит лапами.
        - Эх, предупреждали меня - не связывайся с богами. - Дракон, веселья которого как не бывало, тяжело вздохнул. - Бьорн, когда Древнейшина прилетит, ты уж не забудь подтвердить, что я тебя первый пленил. Тебе все равно, а с меня хоть взыскание снимут…
        - Удивительное дело, - сказал демон, - но из прошлых встреч у меня сложилось впечатление, что Древнейшина недолюбливает демонов. Не зная истоков возникновения столь досадного расизма, который не к лицу мудрому существу, я тем не менее считаю своим долгом откланяться. Тор, будь добр снять заклятие. Мне пора.
        - Не сейчас, - сказал Тор, - ты мне еще можешь понадобиться. Жди.
        - Позволь! - возмутился демон. - Было приказано найти бога виноделия Бьорна Толстого Нидкурляндского и ждать твоего появления. Вот Бьорн, вот ты, я могу быть свободен. Понадоблюсь - призывай снова. Как и положено, через сутки. Надеюсь, к тому времени тут станет попросторнее…
        - Ты хоть меня не доставай! - раздраженно сказал Ефрей.
        - А чем ты такой особенный? - удивился демон.
        - В таком случае я тебя не задерживаю! - сказал Тор.
        - Вот болван… - вздохнул демон, красноречиво глядя на свои поднятые руки. - Древнейшина сейчас припожалует. Если я исчезну, мне что потом, так всю жизнь ходить?
        - Так ходи, - разрешил Тор. - Тебе идет.
        - А нам? - поинтересовалась Елена. - Нам тоже так ходить? Ефрей, вы меня прекрасно знаете. В ваших интересах немедленно снять заклятие. Иначе, клянусь, что сама доотрываю вам все недооторванное!
        - Потерпите, прекраснейшая, - сказал Тор. - Я ожидал не совсем такого результата. Сами видите, я не в форме…
        - Так! - На поляну рядом с Тором грациозно спикировал еще один дракон, вернее, дракониха. - Что здесь происходит?!
        Дракониха была вдвое меньше, чем Вонючка или Меченый, и показалась мне сказочно красивой. Напрасно я считал, что уже привык к виду драконов. Плавность и стремительность движений, изящная сила точеного тела, мудрость и доброе лукавство внимательных глаз. Кожа ее светилась мягким зеленым светом, я почувствовал зуд от желания дотронуться, погладить, уткнуться лицом…
        - Если не перестанешь так пялиться на эту старуху, - шепнула Елена, наступая мне на ногу, - я и тебе все поотрываю…
        - Ага, - задумчиво произнесла дракониха, и в воздухе словно зазвенели сотни серебряных колокольчиков, - все ясно. Стихийное бедствие по имени Тор Ефрей. Арестовал всех, даже себя… Прошу немедленно прекратить балаган!
        - Я пытаюсь, - смущенно признался Тор. - Не получается. Мне бы в ладоши хлопнуть… станцевать… Проклятый гипс…
        - В ладоши? Может, вам бубен дать? - Дракониха кивнула на валяющийся бубен Касалана. - Вы, кажется, бог, а не шаман! Постарайтесь на этот раз справиться без обычных кривляний!
        - Попробую, - сказал Тор с сомнением, зажмуриваясь.
        Пальцы на всех поднятых руках пришли в движение и сложились в кукиши.
        - Достаточно, - вздохнула дракониха. - Ну а вы, очаровательная Елена, и ваш спутник? Вы тоже боги. Почему же вы ничего не предпринимаете?
        - Бесполезно, - пожаловалась Елена. - Уж больно нелепая ситуация, дорогая Древнейшина, обидеться или рассердиться не выходит. Как-то неискренне получается, я уже пробовала. А Бьорн наверняка мечтает, как он все это малевать будет, ему сейчас больше всего до холста добраться хочется… Ох уж мне эти творческие личности! Милая моя, дорогая, позвольте дать вам добрый совет: не влюбляйтесь в художников, не наступайте на мои грабли…
        - Простите, прекраснейшая из прекрасных, что перебиваю, - перебила дракониха, - вы, кажется, сказали Бьорн? Случайно не бог виноделия Бьорн Толстый Нидкурляндский?
        - Именно Толстый! - заерзал на спине Меченый. - Прошу отметить, что это я его первый пленил!
        Я шагнул к Меченому и поставил ногу дракону на шею.
        - А зачем? - удивилась Древнейшина.
        - Убери ногу, откушу! - рыкнул Меченый. - Ну как же, на скале объявлений ведь! Что разыскивается!
        - Ну конечно, - засмеялась дракониха, - вы бы еще подольше с Небес не возвращались. Мы планировали пригласить бога виноделия к нам и попросить сотворить источник, подобный источнику у врат, в драконьих горах. На Небеса каждый раз не налетаешься, не ближний свет. Пользуюсь счастливым случаем, чтобы лично передать богу виноделия наше приглашение.
        - Я не один, - сказал я.
        - О, мы будем рады принять и ваших друзей, - успокоила дракониха. - Согласившись выполнить просьбу, вы заслужите нашу вечную благодарность и защиту. Ну же, Бьорн, прошу вас! Я буду позировать вам сколько пожелаете, а если захотите, мы обратим вас в дракона и…
        - А вот этого не надо! - твердо сказала Елена. - Размечталась, мымра зеленая!
        - Да я ничего такого в виду не имела, - как бы оправдываясь, сказала дракониха, но тут же повысила голос: - Сама мымра!
        На некоторое время воцарилась тишина.
        - Именем закона! - прервал неловкое молчание толстокожий Тор. - Сначала богу виноделия придется предстать перед божьим судом и понести заслуженное наказание!
        - Идиот! - с трогательным единодушием воскликнули Елена и дракониха, оставляя попытки испепелить друг друга взором и обрушиваясь на Тора. - Давай заклятие свое идиотское отменяй, не отвлекайся!
        - Не получается, - вздохнул Тор.
        - Ну так вызывайте кого-нибудь, у кого получится, - рассердилась дракониха, - начальство свое вызывайте! Россума, Учителя, Верховного, брея рогатого, кого хотите! Делайте что-нибудь, не стойте столбом, сколько можно!
        Тор снова зажмурился, и рядом с ним материализовались Верховный, Учитель и Россум. Зная Ефрея, я бы не удивился, если бы материализовался и рогатый брей, но, к счастью, этого не произошло. Все трое вновь прибывших заговорили одновременно.
        - Похитить меня с председательского места общества повышателей квалификации, - растерянно бормотал Верховный. Лицо его выражало недоумение. - Кто из нас не в своем уме?
        - Древнейшине - мое почтение, - произнес Россум равнодушно, - и пожелания, именуемые наилучшими.
        - Любопытно, - обрадовался Учитель, выуживая из хламиды блокнот и стило, - Древнейшина с демоном… Пригодится для главы «Поведенческие реакции редких видов вульгарных антагонистов в естественных условиях»…
        - Не получается! - Тор упрямо продолжал медитировать.
        - Что именно не получается? - заинтересовался Учитель.
        - Брея рогатого не получается…
        - Отставить брея! - в ужасе завопил Верховный, подскакивая от неожиданности.
        - Есть - отставить брея! - послушно отрапортовал Ефрей.
        - Убью! - прохрипел Верховный, подскакивая к Тору.
        Как обычно, испуг его сменился приливом берсеркерского гнева, сейчас он был готов без раздумий крушить и рвать всякого, сдуру не убравшегося подальше. Тощие пальцы судорожно сжались в кулаки, рот перекосил злобный оскал, глаза зажглись фанатичной решимостью карать.
        - Развоплощу!.. - визжал он, брызгая слюной. - Уничтожу!.. В труху тебя! в пыль! в порошок!..
        Россум с Учителем с двух сторон вцепились в Верховного, пытаясь оттащить его от бога порядка.
        - Пустите! - бушевал Верховный, вырываясь. - Дайте я его хоть пну! Совсем мозгов нет! Порву гада!
        - Его уже порвали, если вы не заметили, - сообщила дракониха. - Стыдитесь, что за сцены! Да еще при мне!
        - И при мне! - сказала Елена.
        - Ну, ты-то должна была привыкнуть в канцелярии, - сказал я.
        - А, - Верховный заметил меня, - попался-таки?! Ну, можешь начинать молиться Одному, хотя тебе это уже не поможет, я его спрашивал. Тор, почему он не в наручниках? Перестаньте кривляться, опустите ваши культяпки!
        - А он не может, - наябедничала дракониха, - ему надо в ладоши хлопнуть.
        - И это называется бог! - сказал Верховный. - Россум, научите ваших подчиненных хоть немного работать головой, а не руками! И снимите заклятие, оно сейчас неуместно!
        - Слушаюсь, - сказал Россум, хлопнул в ладоши и изобразил несколько смешных танцевальных па.
        Поднятые руки вернулись в наше распоряжение, мои затекли настолько, что безвольно повисли вдоль тела, и я не ощущал пальцев, которые продолжали показывать фиги. Демон исчез, возник на старом месте, опять исчез, возник, исчез и возник снова.
        - Ну что за дела! - плаксиво возмутился демон. - Отпустите меня! Древнейшина, я ведь ни слова не сказал с момента вашего появления. А знаете как хотелось!
        - Догадываюсь, - сказала дракониха. - Молчание вам зачтется, продолжайте в том же духе. Я планирую забрать вас в горы, некоторые молодые драконы должны потренироваться в изгнании демонов. Меченый, вон, не справился - стыд и позор для всех нас!
        - Да я почти справился, - сказал Меченый, - еще бы чуть-чуть…
        - Имею воспрепятствовать, - вмешался Россум. - Данный демон был вызван моим подчиненным и находится под защитой богов.
        - Отлично, - охотно согласилась дракониха, - а данный бог виноделия наш гость и находится под защитой драконов.
        - Дудки, - сказал Верховный, - забирайте демона, если он вам так приглянулся, а Бьорн вернется на Небо с нами!
        Демон довольно натурально побледнел, вскрикнул, хватаясь за сердце, и рухнул в обморок, вытянувшись во весь рост рядом с Энди.
        - Симулирует, - сказала дракониха, - но это не важно. Бьорн под моей защитой и уйдет со мной!
        - Мне не хотелось бы показаться бестактным, - заметил Россум, - но я наблюдаю здесь всего двух существ, именуемых драконами. Прошу избавить от необходимости делать намеки по поводу того, на чьей стороне сила.
        - Не надо сбрасывать меня со счетов, - сказал я. - Нас по крайней мере трое, пусть я и не дракон!
        - Еще раз про меня забудешь, - сказала Елена, - и жизнь твоя станет очень печальной. Четверо.
        - Семеро, - возразил Маленький Дик, - хотя мы во всех этих чудесах и не понимаем ни бельмеса!
        - Восемь, - подал голос Касалан, нагибаясь за бубном. - Если не учитывать Энди, то восемь.
        - Трогательно, - похвалил Верховный. - Я сейчас зарыдаю… Хотите вмешаться в поединок богов, смертнички? Очнитесь! Ларс будет здесь через минуту, неужели вы ничего не чувствуете?
        Я обернулся в сторону перевала. Жирная черная туча уже почти доползла до нас, из леса едва слышно доносился ликующий грохот боевого марша.
        - Я гарантирую Бьорну жизнь, - жестко продолжал Верховный, - в обмен на его обещание беспрекословно подчиниться всем нашим требованиям. В противном случае слагаю с себя всякую ответственность!
        - Бог войны действительно имеет законное право на поединок? - спросила Древнейшина.
        - Да, - сказал я. - Вроде имеет.
        - Драконы согласны уступить, если присутствующие боги гарантируют Бьорну Толстому жизнь и сумеют убедить бога войны отказаться от поединка, - объявила дракониха. - Простите, Бьорн, но бывают ситуации, в которые не может вмешиваться никто. Вы ведь знаете Одного… Вот если бы вы согласились стать драконом и уже не были бы богом…
        - Нет, - отрезала Елена, и я согласно кивнул. - Какие имеются в виду требования, Верховный?
        - Требования простые. Немедленно снять с Ларса заклятие. При первой возможности сотворить в драконьих горах пивной источник, - Верховный отвесил в сторону Древнейшины церемонный поклон, - и уничтожить аналогичный источник у врат. Добровольно подчиниться решению суда богов. Впредь подчиняться всем правилам установленного порядка.
        - Разумные требования, - сказала дракониха, - прошу разрешения лично защищать бога виноделия на суде.
        - Там видно будет, - сказал Верховный, - обещаю, что суд в любом случае учтет ходатайство драконов о смягчении участи подсудимого. Ну же, время на исходе. Решай, Бьорн.
        Все дружно уставились на меня, и я попытался честно взвесить за и против. Опять по новой, на Небо? Теперь-то там уж точно особо не забалуешь…
        Кому-то подчиняться на уровне «чего изволите». Рисовать заказанную верноподданническую дребедень, которую так ценят в гильдии изящных искусств. Прилежно учиться воевать. Терпеть издевательства и лебезить перед начальством, чтобы меня поскорее посвятили в боги и дали хоть немного свободы делать, что считаю нужным делать я сам…
        С другой стороны, Елена под боком. Гарик, опять-таки. Джем… Да и хорошо на Небе в общем-то, один лес сказочный чего стоит… Карьерой можно будет заняться, и даже придется заняться, на Небе другого не дано. Либо командуешь, либо подчиняешься. Тогда уж лучше командовать. Хотя это я, конечно, загнул - насчет лучше, не умею я этого и не терплю… А что, живут же другие! И неплохо живут, довольны даже. Порядок ведь! И благоденствие… Глядишь, мне тоже понравится, во вкус войду, главой гильдии стану, Галпа потесню. Сколько я приличных ребят видел, которых власть, дисциплина да деньги изуродовали до неузнаваемости, чем я лучше…
        - Бьорн! - вмешался Учитель. - У тебя большое будущее, поверь. Я знаю, о чем ты думаешь. Но ведь и все так, это разумно. Прости за банальность, но нельзя жить в обществе и быть от общества свободным!
        - Можно! - сказал я. - Еще как можно, Учитель, вы просто не пробовали…
        - Ну что же, - поджал губы Учитель, - посмотрим, как у тебя получится.
        - Не обижайтесь, - попросил я, - я вовсе не хотел вас обидеть… Скажите лучше, почему меня не оставят в покое? Чем я мешаю? И кому именно, забодай вас брей?
        - Всем! - сказал Учитель. - Ты мешаешь именно всем и именно всегда! И будешь мешать, даже если поселишься жить у дикарей контуперов или красноглазых. Или решишь стать драконом. Или вернешься на родные острова.
        - Святые слова, - кивнул Верховный. - Вспомни свою жизнь! Может, все-таки в тебе что-то не так? Не задумывался?
        - Ну, котенок, - прижалась ко мне Елена, - родной мой, любимый, хороший, ну ради меня, ну один разочек только, хоть понарошку - сделай, как они хотят…
        - Нет. Как они хотят - уж больно мне противно. Я-то не хочу, как они хотят, - попытался объяснить я. - А не хочу, значит, не буду.
        - Ого! - Елена сердито отстранилась. - Пуп земли просто! Не хочет он и не будет, смотрите-ка! А обо мне подумал? Чего я хочу - не хочу?
        - Ну, дружище, это ты уж сама, - пожал я плечами. - Сама подумай.
        - Хорошо! - ледяным тоном заявила Елена. - Уж я-то тебя в покое оставлю, не волнуйся! Будем думать по отдельности! И хотеть - тоже по отдельности! Впрочем, тебе и недолго осталось, все равно Росомаха сейчас прирежет… И очень хорошо, и правильно!
        Я чуть не сказал, что мы и так всегда думали по отдельности, но удержался. Незачем. Она просто за меня боится, вот и несет ерунду с перепугу.
        - Я все-таки попробую остаться собой, - сказал я вместо этого. - Ну, а как там с Росомахой выйдет - это еще неизвестно. Не надо меня заранее хоронить, малыш.
        - Правильно, - неожиданно встрял Крыс, - пора подраться, сколько можно бегать. Пускай приходит, я тоже не прочь к нему поближе подобраться!
        - Хватит молоть чушь! - оборвал Верховный. - Время. Ты решил окончательно, Бьорн?
        - Я решил окончательно, - ответил я. - Наши проблемы с Росомахой - это наши проблемы с Росомахой. Я не нуждаюсь ни в чьем покровительстве и ни в чьей помощи. Оставите ли вы меня в покое, если я с ним разберусь? Иначе после Росомахи я буду драться с вами!
        - Страсти какие, - сказал Верховный, - ты так не пужай!
        - Со мной чуть нарушение речи не сделалось, - поддержал руководящую шутку Россум, - именуемое заиканием!
        - Не вижу ничего смешного, коллеги, - сказал Учитель. - Кажется, я сильно в тебе ошибался, Бьорн Толстый Нидкурляндский. Убей Ларса, и ты докажешь свое право на самостоятельность.
        - Да ничего он не докажет, - Верховный удивленно посмотрел на Учителя, - хотя… Для начала, конечно, будет неплохо, мы и все так… Да ему никогда не справиться с богом войны, о чем вы толкуете! Он же хлюпик, падающий в обморок при виде вражеской крови… Ставлю тысячу золотых против одного - на Ларса!
        Победный марш приблизился и гремел теперь с такой силой, что разговаривающим приходилось его перекрикивать.
        - Принимаю! - крикнул Тор. - Бог виноделия не так прост, как прикидывается! Посмотрите, что он со мной сотворил! Обратите внимание, во сне, даже не потрудившись проснуться! Я к нему кузнечиком пробрался, все по инструкции, так он меня! Ух, как он меня! Я уж думал, сейчас каблуком - и в лепешку!..
        Марш взревел с новой силой, и на поляну плавной кошачьей походкой выскользнул Росомаха. В кустах за ним сгрудились умудрившиеся не отстать от Росомахи спутники, всего их было человек десять. Преобладали морпехи в пропыленных бескозырках, но было и трое старых знакомых - под адмирал барон Буд, контуперы Острый Топор и Ухо Дятла.
        Росомаха остановился в нескольких шагах от меня, видимо оценивая обстановку.
        Осунувшееся мужественное лицо бога войны было сосредоточено, стальные глаза следили за малейшим моим движением, мускулистые руки покоились, сложенные, на груди. Образец концентрации, готовый к любым неожиданностям, Росомаха не спешил хвататься за меч. Мрачная туча, словно гигантский плащ, колыхалась за спиной бога войны, неотвратимо, но медленно, не спеша, охватывая нас со всех сторон. Как-то само собой получилось, что все посторонились, и мы с Росомахой остались лицом к лицу, разделенные пятью метрами вытоптанной травы. Туча ослепительно раскололась целой цепью шикарных ветвистых молний, ослепляя, заливая давящим, физически ощутимым неживым светом. Лихой ветер резанул по лицу, высекая слезы.
        Откуда-то сбоку к Росомахе метнулся Крыс, бог войны отнял одну из рук от груди и неторопливо развернул открытой ладонью навстречу неугомонному бандиту; Крыс нелепо распластался в воздухе, нарвавшись на невидимую стену, медленно сполз по этой невидимой стене вниз и откатился в сторону, держась за ребра.
        - За мной право сразиться с наложившим заклятие, - спокойным баритоном произнес Росомаха, и, несмотря на рев марша, его было прекрасно слышно.
        К лязгу тарелок и ликованию труб теперь примешивался нескончаемый раскат грома, вполне разборчиво грохочущего одно и то же слово: «Победа! Победа! Победа!»
        - А ты неплохо подготовился! - проорал я, срывая голос и все равно почти не слыша себя. - Знал, что сегодня догонишь? Ну, давай сразимся!
        - Молодец, - сказал Ларс, - я думал, ты струсишь в последний момент. За Верховным спрячешься.
        - Не дождешься! - крикнул я. - Смотри сам не струсь!
        - Стойте! - Елена снова подскочила ко мне. - Бьорн, ради меня! Умоляю, не надо!
        Я промолчал.
        - У-у, - провыла Елена, отчаянно колотя меня по груди твердыми кулачками, - упрямый баран! Я тебя когда-нибудь сама убью! Верховный, немедленно остановите их!
        Началось, подумал я, не зная, что предпринять: то ли попытаться успокоить любимую - успокоил один такой! - то ли готовиться к драке… Росомаха благородно ждал, ничем не проявляя нетерпения. Он, похоже, был уверен в себе.
        - Не вижу необходимости! - крикнул Верховный. - Зато вижу, что вы мешаете Бьорну подготовиться к поединку, прекраснейшая!
        - Заступитесь за Бьорна, он нужен Небу! - крикнула Елена. - Он картины оживающие рисовать умеет! Как Ила Маз!
        - Вспомните, каких бед натворили нарисованные Илой чудовища! - крикнул Верховный. - И предоставьте мне самому решать, что в интересах Неба, а что - нет!
        - Бьорн не станет рисовать чудовищ! - крикнула Елена.
        - Как же, не станет! - крикнул Россум. - Вспомните картину, украшающую трактир, именуемую «Земные радости богов»!
        - Сам чудовище! - проорал Верховный.
        - Бьорн способен изменять действительность во сне! - не сдавалась Елена. - Спросите у Тора!
        - Вот этого-то мы и боимся!
        Дракониха грациозно перепорхнула поближе к Ленке.
        - Не надо, девочка, - сказала она, накрывая мою подругу крылом и пытаясь отвести ее в сторону.
        Дракониху тоже было прекрасно слышно сквозь победную какофонию Росомахи.
        - Вы - богиня. Пожелайте Бьорну удачи, да так, чтобы сбылось…
        - Пусти! - Брыкаясь, Елена вылезла из-под крыла. - Учить меня вздумала, мымра! Нашла девочку!
        - Я жду, - напомнил Росомаха. - Начинай, когда будешь готов!
        Граф сунул мне в руки арбалет. Я немедленно вернул оружие обратно.
        - Дайте нам место! - крикнул я, закрывая от режущего ветра глаза ладонью. - Хочу, чтобы все отошли за поваленное дерево! Хочу простора! Хочу простора и праздника! Хочу, чтобы весна и девушки в легких платьях! Чтобы земляника и яблоки! Чтобы гитара и дудки, чтобы выходной и солнышко, чтобы лес и речка! Сыра хочу, покоя хочу, и выспаться, наконец, тоже хочу! Хочу! Хочу, чтобы Елена рядом, хочу, чтобы поэты, а не солдаты, хочу, чтобы коньяк или хотя бы портвейн! Бездельничать хочу, рисовать хочу, пива хочу!
        Я открыл глаза и закинул лицо навстречу солнечным лучам. Надо мной, в очищенном небе, крутилась веселая воронка смерча, доедающего ошметки разорванной тучи Росомахи; меня переполняла бесшабашная удаль и счастливое предчувствие удачи. Марша слышно больше не было, зато звенели гитары и хриплая флейта выводила «А я опять хочу пива, хочу пить пиво я постоянно»…
        - Ты чего разорался, как больной слон? - У моих ног сидел Энди. Физиономия его заметно порозовела. - Яблоками пахнет, здорово… И песенка эта… Батюшки, моя фляга. - Взгляд Энди сфокусировался на Росомахе. - Эй, ты… как там тебя? Отважный Ларс! Это ведь моя фляга! Ее у меня украли!
        Маг резво вскочил на ноги и пошел прямиком к Росомахе. Бог войны вскинул ладонь в отвращающем жесте, только что сбившем с ног Крыса, но возмущенному Энди на Росомахины телодвижения было наплевать.
        - Отдай! - сказал он, протягивая руку к фляге. - Хороша отвага - чужие фляги тырить!
        Росомаха, продолжая следить за мной, перехватил руку Энди, заламывая кисть.
        - Ай! - крикнул Энди. - Отпусти, больно!
        - Отойди. Не до тебя, - приказал Росомаха, отпуская мага.
        - У, ворюга! - Здоровяк Энди сжал пострадавший кулак и, снизу вверх, саданул Росомаху в подбородок.
        Бог войны пошатнулся, маг вцепился в вожделенный сосуд, но тут Росомаха передернул плечами и, в точности скопировав движение Энди, в свою очередь жахнул обидчика в челюсть. Оглушенный, Энди улетел шагов на пять, но флягу так и не выпустил, и полет его красиво дополнила развевающаяся лента оборванного кожаного ремешка. Пока все завороженно провожали взглядом Энди, я воспользовался моментом и сделал свой ход:
        - Хочу и желаю, - крикнул я, чувствуя, как сводит скулы высушивающий, мерзко-кислый вкус спирта, - желаю Росомахе полного кубка залпом!
        Бог войны задохнулся, его швырнуло на землю, но он сразу вскочил, выдавил из себя заплетающимся языком боевой клич и ломанулся в мою сторону классическим пьяным зигзагом, стараясь на ходу выхватить меч и не попадая по рукояти ладонью. Я отскочил в сторону, пробежавший мимо Росомаха успел нащупать оружие, но вот устоять на ногах и развернуться уже не сумел и снова растянулся на траве. Меч он умудрился удержать, и я отошел еще на пару шагов, подальше от опасной железки, прикидывая, стоит ли богу войны добавить…
        Второй раз вставать Росомахе было нелегко, но он все же поднялся, опираясь на меч, и, зажмурив один глаз и вовсе закрыв другой, чтобы не так двоилось, мучительно пытался идентифицировать, кто из его видений - я. Зажмуренный глаз был красный и слезящийся. Меч потихоньку уходил в землю, Росомаха клюнул носом вниз, едва не упал, его мотнуло назад, но он устоял и снова раскорячился, используя меч в качестве дополнительной опоры.
        - Ура, котенок, ура! - повисла у меня на шее подбежавшая Елена, - так ему, гаду! Знай наших!
        - Браво, Бьорн, - присоединилась к поздравлениям дракониха, - это была битва гигантов! Поздравляю!
        - Я чего-то не понял, - разочарованно сказал все еще корчащийся от боли в ребрах Крыс, - это битва такая была? А дальше что? Драться-то они будут?
        - Будут, - успокоил его Верховный. - Пока один из них не погибнет, поединок продолжается. И любой, попытавшийся вмешаться в его ход, - труп.
        - Ой, да ладно, - весело рассмеялась счастливая Елена, пускаясь вокруг меня в пляс, - не хуже вас законы Одного знаем! Котенок просто не торопится. Вот Ларс окончательно отрубится, и тогда Бьорн возьмет у графа арбалет и аккуратненько, без риска, закончит дело.
        - Отлично придумано, - сказал Крыс. - Я и сам предпочитаю резать спящих!
        - Ну уж нет уж! - возмутился я. - Арбалеты и прочие смертоубийства отменяются. Вообще, не лезьте не в свое дело! Я с Росомахой еще не закончил.
        - Позволь полюбопытствовать, - полюбопытствовал Учитель, - а что, собственно, ты намерен делать дальше?
        - Да демон его знает, - пожал я плечами. - Еще не придумал. Наверное, свяжу покрепче, а как проснется - побеседую…
        - Э, нет, так не пойдет, - забеспокоилась Елена. - Не надо рисковать. Беседы какие-то глупые… И так все давно ясно! Тебе арбалет подать или сам возьмешь?
        - Никакого риска, - успокоил я. - У Росомахи такое похмелье будет, что за глоток-другой пива он на все согласится.
        - Слабак, - с презрением констатировал Верховный. - Похоже, пари выиграю именно я. Гоните мой золотой, Тор.
        - Золотые счет любят, - не согласился Тор, - подождем все-таки, чем кончится.
        - Подождем, - кивнул Учитель. - Надеешься изменить законы мироздания, Бьорн? Ну-ну, не ты первый, не ты последний…
        - Не надеюсь, - возразил я. - Я их изменяю. Когда они мне не нравятся. Не вижу причин, чтобы не поступить соответственно и с пресловутыми законами Одного. Плевать я на него хотел!
        - Не святотатствуй! - топая ногами, крикнул Верховный. - Один здесь, Один смотрит на нас! И мы счастливы! Мы благодарны! Для нас свершилось величайшее событие в истории! Гений создал мир! Его голос мы слышали, когда Небеса спали! Его руки создали из нас богов! Он один никогда не ошибается! Он всегда как звезда над нами!
        - Когда Один был маленький, - крикнул Учитель в религиозном экстазе, непрерывно переодиниваясь, - с курчавой головой…
        - Он тоже бегал в валенках, - слили свои голоса с голосом Учителя в восторженный хор Тор и Россум, - по горке ледяной!
        - Мы, драконы, приветствуем великого Одного и склоняем перед ним голову, - торжественно поддакнула дракониха, но голову не склонила, а, наоборот, задрала к Небу. - Смирись, Бьорн Нидкурляндский! Есть законы, которые не нарушить и богам!
        - Вот и они так говорят. - Я показал на Верховного и, на всякий случай, глянул на небо - никакого Одного на Небе не наблюдалось. - И всегда с пафосом. А я вам не верю. Не люблю пафоса.
        - Это ваше право, - разрешил мне не любить пафос Россум своеобычным бесцветным тоном. - А все-таки, что вы планируете сделать с богом войны, именуемым Ларсом, ниспровергатель основ?
        - Епитимью на него наложу, - сказал я, оглядываясь посмотреть, как там Росомаха.
        Росомаха был в порядке. Он еще продолжал бороться с осоловением, но осоловение явно побеждало. Минут через пять рухнет. Сила воли, однако, я бы уже отрубился давно. В лесу, шагах в пяти за ним, подадмирал Буд, морпехи и Острый Топор с Ухом Дятла отчаянно спорили с нашими графом, Диком и Касаланом. Я прислушался. Они выясняли, кто кого поймал. До мордобоя, впрочем, дело дойти было не должно, хотя беседующие демонстративно хватались за оружие. Граф с подадмиралом, судя по выкрикам, для выяснения спорного вопроса собирались раскинуть банчок, Дик же настаивал на крестиках-ноликах. Касалан, тыча указующим перстом то в меня, то в драконов, то в бога войны, отчитывал угрюмо набычившегося Острого Топора, за которым прятался воришка Ухо Дятла. В сторону Росомахи перст Касалана указывал с явным презрением.
        - Какую еще епитимью? - безнадежным голосом спросила Елена. - Что ты опять нафантазировал?
        - Простую. Не убивать. Пока не убивает, мое заклятие на него не действует, с первой жертвой - вернется усиленным. Вот заснет, и наложу. У меня сегодня все получается!
        - Бреи и демоны, - чуть не плача, простонала Елена. - Я бы сама Ларса прикончила, да заранее знаю, что не получится у меня, только пропаду зазря… Но если ты не передумаешь, я попытаюсь, так и знай…
        - И мне идея Бьорна не нравится. - Крыс задумчиво смотрел на Росомаху, потирая зашибленные ребра. - Придушить завсегда надежнее… За мной еще с перевала должок!
        - Ты бы лучше графу с Диком помог, - сказал я. - Надоели вы мне, советники фиговы. Застрелить, задушить, зарезать, прикончить… Тьфу на вас!
        - Ладно, не кипятись, - сказал Крыс. - Бок немного отпустит, и пойду.
        - Кстати, никто не хочет полечить человека, отнявшего у Росомахи флягу? - Я шагнул к Энди, который валялся, держась за челюсть, практически на том же месте, где он лежал до этого, рядом с симулирующим демоном. - Имейте в виду, Верховный, вы перед ним виноваты. Это могущественный маг из другого мира. Когда он просил вас помочь вернуться, вы отправили его к местным дикарям. Не слишком-то дружелюбно!
        - То есть как - могущественный маг? - забеспокоился Верховный, наклоняясь над Энди. - Надо ему немедленно помочь! Как же вы, Учитель, куда смотрели? А если опять конфликт междумировой будет?!
        - Я вообще ни при чем, - заявил Учитель. - Решения-то вы принимаете, в конечном итоге! Не я же его сюда перебрасывал?!
        - Не оправдывайтесь! - возмутился Верховный, делая над Энди лечебные пассы. - Я за вас отвечать перед Одним не собираюсь! У меня и свидетели есть! Только нашествия магов нам опять недоставало… Что, юноша, легче вам?
        - Ого, - сказал Энди, пошевелив челюстью из стороны в сторону. - Никак сам Верхний? И даже, вижу, рожи не корчит… а кивает мне… своей головою…
        - В каком смысле? - опешил Верховный. - Не понял!
        - Ну, не всем же быть понятливыми, - сказал Энди, снова трогая челюсть и морщась. - Ты куда меня закинул, старый осел? Ты меня не туда закинул! Я ведь в Москву просил!
        - Повежливее, - сказал Учитель, - не у себя дома! А что касается Москвы - никогда прежде нам о ней слышать не приходилось. Надо было сразу сказать, что вы маг, а не морочить нам голову сказочными законами сохранения! Назовите вектор пути, и мы сразу отправим вас обратно.
        - А что такое вектор пути? - спросил Энди, садясь и вынимая из фляги пробку.
        - Удивительное невежество, - всплеснул руками Учитель. - К нам же вы как-то попали! Бьорн, вы точно уверены, что он маг, и к тому же маг могущественный?
        - Он сильный колдун, - сказала Елена, - это несомненно. Видели бы вы, как он играючи с Агу разделался!
        - Может быть, вы, юноша, назовете нам имена других ваших магов? - вмешалась дракониха. - Со многими чародеями соседних миров мы поддерживаем связь.
        - Нет у нас никаких магов! И чародеев нет!
        - Очень отсталый мир. Так-таки ни одного мага, кроме вас? Ни одного, извините, великого мудреца?
        - Мудрецов - толпа целая! Спиноза там, Лейбниц, скажем… Гомер с Диогеном, в бочке, козлы, сидели…
        - Ладно, пойду я, - хлюпнув носом, сказал заскучавший Крыс.
        На него никто не обратил внимания, только Елена прижалась ко мне и крепко обняла. Я обнял ее в ответ. В самом деле, сколько можно ругаться…
        - Что-то я об этом вашем Гомере слышала, - задумчиво сказала Древнейшина. - Он стишками в свое время не баловался?
        - Точно! Наш Гомер! - обрадовался Энди.
        - Значит, потом в бочку сел. Плохо, значит, бедняга кончил…
        - Да какая разница! И потом, не он это в бочке… Ну, понятно теперь - откуда я?
        - Приблизительно. Вам имя Густелиуса ничего не говорит?
        - Говорит! Еще бы не говорит! Я, можно сказать, его ученик!
        - А выглядите гораздо моложе, молодой человек, - уважительно сказал Верховный. - С Густелиусом я в свое время лично беседовал. Как он поживает?
        - Вы меня не так поняли. Я учился по его книгам. Помер давно ваш Густелиус!
        - Светлая память, - сказал Верховный. - Да, старик любил пописать… А вектор пути я знаю, Густелиус в свое время замучил всех, туда-сюда мотаясь… Желаете отправиться немедленно?
        - Гм, - сказал Энди и посмотрел на меня. - Братушка, у тебя тут как? Помощь нужна?
        - Все в порядке, - сказал я. - Справимся, дружище, двигай смело. Я же понимаю: кошка, пятно, жена… Разберешься с делами, прилетай в гости, мы всегда тебе рады.
        - Обязательно. - Энди повернулся к Верховному: - Если это возможно, отправьте меня прямо сейчас. Меня дома ищут. С ума сходят, наверное, куда я пропал…
        - Как угодно. - Верховный вежливо кивнул и шагнул к Энди, поднимая посох. - Счастливого пути. Приятно было познакомиться.
        - До свидания, маг Энди! - звонко крикнула Елена. - Вы - прелесть, доблестный победитель Агу! Заходите к нам еще, я буду скучать…
        В этот момент Верховный невежливо ткнул Энди в живот посохом, и тот, глядя куда-то мимо меня, исчез.
        Преодолевая сопротивление Елены, которая уже не обнималась, а изо всех сил держала меня, я развернулся в сторону Росомахи. Бог войны спал стоя, все так же покачиваясь и опираясь на меч, а сзади него появился Крыс с любимой удавкой. Я рванулся к ним, но Елена держала крепко, волочась за мной и сковывая движения. Крыс ловко набросил удавку, бог войны, не открывая глаз и даже, кажется, не просыпаясь, не менее ловко просунул между удавкой и своей шеей пальцы левой руки, а правой плавно потащил из земли изогнутый клинок…
        Я остановился, борясь с Еленой, грубо отшвырнул ее от себя и увидел, как Крыс, с бескрайним удивлением на лице, валится в одну сторону, а бог войны - в другую, сжимая рукоять меча уже обеими руками. Понимая, что не успеваю, я рванулся вперед; почти упавший бог войны крутанулся в мою сторону, взвилась в воздух отрубленная голова Крыса, и в этот же миг нестерпимо холодное лезвие коснулось моей груди.
        Истеричный Ленкин крик неожиданно сменился ватной тишиной, и так же неожиданно на покачивающемся кровавом безоблачном небе выступил странный пейзаж - какое-то унылое голое поле с вихрящейся снежной поземкой, перечеркнутое жалкой речкой, с чахлыми, скованными стужей елками на берегу.
        И была у речки лавочка, и сидел на этой лавочке крупный мужчина в купальных трусах. Это был Один. Две голые демоницы, одна с ярко-красной, другая с синеватой кожей, обмахивали его опахалами, отгоняя крупные снежинки. В руках Один сжимал поводок, к концу которого был привязан ошейник, надетый на рогатого брея. Брей дрожал. Шерсть брея была влажной, свалявшейся и торчала клоками, один рог был наполовину обломан.
        Один посмотрел на меня выцветшими голубенькими глазками, почесал потную волосатую грудь, сплюнул на снег желтым, и исчезло все: и тишина, и елки, и даже коричневый размочаленный поводок, - и я, первый раз в жизни, умер.
        Эпилог
        Энди Васин. На круги своя
        - Братушка, у тебя тут как? - сказал я, потирая ушибленную челюсть. Она больше не болела, но онемела и чесалась. - Помощь нужна?
        - Все в порядке, - сказал Бьорн благодушно. - Справимся, дружище, двигай смело. Я же понимаю: кошка, пятно, жена… Разберешься с делами, прилетай в гости, мы всегда тебе рады.
        - Обязательно. - Я повернулся к Верховному: - Если это возможно, отправьте меня прямо сейчас. Меня дома ищут. С ума сходят, наверное, куда я пропал…
        - Как угодно. - Верховный вежливо кивнул и шагнул ко мне, поднимая посох. - Счастливого пути. Приятно было познакомиться.
        - До свидания, маг Энди! - звонко крикнула счастливая, обнимающая Бьорна Елена. - Вы - прелесть, доблестный победитель Агу! Заходите к нам еще, я буду скучать…
        Тут я краем глаза заметил движение и повернул голову: неугомонный Крыс все-таки подобрался поближе к богу войны (я бы даже сказал - подобрался вплотную, он стоял прямо за спиной Росомахи)… Крыс ловко накинул любимую удавку на шею бухому в стельку богу войны, тот, не просыпаясь, просунул между удавкой и своей шеей пальцы левой руки, а правой плавно потащил из земли изогнутый клинок…
        В этот момент Верховный ударил меня посохом в живот - с такой силой, что в глазах у меня потемнело и я, согнувшись, отлетел назад, крепко приложившись спиной о стену. Ступни в задубевших носках поехали по паркету, я пребольно шлепнулся на пятую точку и выронил флягу… Да сговорились они все, что ли, - бить меня сегодня! Гнусный старикашка! Главное, исподтишка напал… Стоп. А почему, собственно, я ударился о стену? Откуда взялся паркет?!
        С душераздирающим мявом на колени мне прыгнула Катька и, вцепившись в без того изодранную рубашку, принялась тереться о мою щеку башкой с блаженно зажмуренными глазами. Она вся тряслась от урчания.
        - Мымреныш, - сказал я растроганно, прижимая ее к себе одной рукой, а другой чеша за ухом и шейку, - маленькая моя, привет-привет… Погоди. Постой! Я что, дома?!
        Да, действительно дома, сижу, раскинув ноги, у стены в своей родной комнате в обнимку с Катькой… только кресла не хватает. А, ну да, я же вместе с ним туда… Спасибо, боги, спасибо, Верхний, - не промахнулся на сей раз, дилетант хренов… Блин, у меня же пятно! Опомнившись, я вскочил и вместе с вцепившейся мне в пузо и в грудь кошкой подбежал к противоположной стене. К счастью, пятно на обоях совершенно остыло и даже как будто скукожилось в размерах…
        Пустяки. Повешу плакат «Кольца миров», Львовна и не заметит ничего. Только попрошу Сашку Фурманова убрать надписи рекламные и распечатать специально для меня в нужном размере. Сашка молодец, очень выразительно у него получилось это противостояние седовласого мага в компании полуголой лучницы против жуткого лича и мрачного рыцаря в черной броне, в потоках пламени и ледяных вихрях. Познакомлю его с Бьорном при случае, хотя до Бьорна ему, конечно…
        Мымреныш затрепыхалась и замяукала у меня на руках, напоминая о главном, и я побежал с ней на кухню - кормить изголодавшееся животное. Сколько меня не было? Дня три-четыре? Катькины миски были пусты и даже чисто вылизаны - и та, что с сухим кормом, и та, что для консервов. Правда, в водяной плошке еще что-то было на донышке. Я ссадил трясущегося Мымрика на линолеум, открыл пакетик с рагу и выдавил его целиком. Катька с энтузиазмом бросилась жрать. Я ополоснул плошку с остатками воды и налил свежей, из кувшина с фильтром.
        Позаботившись о Катьке, я опять побежал в свою комнату - надо было срочно звонить Львовне, что я жив-здоров… Где, блин, телефон? Так, без паники, вспоминаем… да, последний раз я говорил, не отходя от компа… Телефон нашелся рядом с клавиатурой. С аккумулятором, севшим в ноль. Я воткнул телефон кормиться и нажал кнопку питания на компе. Какое хоть сегодня число? Монитор зажегся и показал текстовый файл с заклинаниями. Я глянул в правый нижний угол: да, прошло почти четыре дня…
        Стоп! Что я Марине Львовне скажу? Ну, кроме как про жив-здоров? «Милая, ты не поверишь, но я стал магом. Да-да, магом, не спорь! По этому поводу смотался в другой мир, познакомился там с богами, драконами и демонами… правда, клево?» Нет, наверное, где-то во множестве миров вселенной и есть жены, которые подобное сообщение воспримут благосклонно. И даже обрадуются. Но у нас, в России, такие точно не водятся. Климат не тот…
        Я вдруг почувствовал себя невообразимо грязным (собственно, таким я и был). Я отсутствовал дома без малого четыре дня - пять минут все равно ничего не решат, а с мыслями собраться - решительно необходимо. И я побежал в ванную комнату. Ко всему прочему ужасно хотелось кофе. Стосковался я по нему… всем Бьорнов мир хорош, но кофе там мне ужасно не хватало.
        В ванной я не без отвращения стащил с себя изодранную рубашку, замызганные джинсы, каменные носки, трусы, которые были в пятнах а-ля гульфик демона, и долго, с наслаждением, мылся. Голову я шампунил раз пять-шесть, а все остальное тело безжалостно и долго драил мочалкой. До боли, до красноты… Потом сделал душ попрохладней, выдавил на зубную щетку пасты с горкой и уселся на дно ванны - размышлять под сенью струй, подобно какому-нибудь идиотскому древнегреческому философу.
        Значит, про магию лучше пока помолчать (думал я, с наслаждением оттирая щеткой давно не чищенные зубы). Бьорн, кстати, за своими зубами следил. Улыбка у него была - мне бы такую улыбку… Я, помнится, хотел спросить, чем он чистит зубы и как, да так и не удосужился, не до того было… Стоп! О текущем. Что-то ведь мне соврать надо про отсутствие, четыре дня как-никак… Жалко, что я не алкоголик. Сослался бы на запой. Сашка Фурманов вон, художник наш выдающийся, иногда на неделю пропадает - и ничего, все привыкли, даже не спрашивают, где был…
        Так… Значит, так… Думай, Энди, думай. Да!.. Отравился я, понимаешь. Пирожком отравился или лучше - консервами?
        Марина Львовна, счастье мое, не поверишь - всю ночь несло, изо всех отверстий, не знал, какой стороной к унитазу повернуться. К утру понял, что кранты, уехал на «скорой» в больничку (седьмая, на Каширке). Там меня промыли, укололи, и я сутки спал. Потом еще всякими процедурами мурыжили, вот, только отпустили, а телефон я забыл взять, не до того было, не до телефона…
        Годится. И на работе про пирожок консервированный тоже прокатит. К счастью, сейчас мне там на слово верят и больничный не просят. Хорошая штука - репутация… Ну, может, лишат премии. На что мне их премия? Я бы вовсе работу бросил, да «Кольцо миров» жалко. Все-таки мое детище (что бы там ни говорил шеф о своей выдающейся роли)… А с деньгами, кстати, проблем у меня не будет. Не бывает их у магов - проблем с деньгами. Я уже даже придумал, как первый свой валютный миллион сделаю!
        Есть очень уважаемое международное сообщество (забыл название, погуглю потом), которое всяких лженаучных проходимцев, на суевериях зарабатывающих, разоблачает в поте лица. Гомеопатов там, торсионщиков, ну и тому подобную шваль. Очень солидное сообщество, в порядочности его членов сомневаться не приходится - ученые с мировыми именами… Кроме прочего, оно (сообщество) настойчиво приглашает к себе в гости и жуликов от паранормального. Левитаторов, вилкогнутелей-телекинезеров, экстрасенсов и прочих чревовещателей: обещают заплатить миллион баксов тому, чьи паранормальные способности подтвердятся. Да только что-то пока никого настоящего не нашлось, увы. Ну вот и замечательно, я буду первым…
        Кстати, а с моими способностями ничего не стряслось? От перемещения между мирами? Я чувствовал, что все в порядке, но на всякий случай сунул руку за занавеску, нашарил банку с ватными палочками на стиральной машинке и выудил одну. Положил на край ванны (палочка сразу промокла). Показал на нее и рассказал стишок о снежной буре, ветре с дождем и искре, омкнул. «Зажигалка» сработала без проблем: палочка моментально высохла, изогнулась и вспыхнула голубеньким огоньком. Я набрал горсть воды, плеснул на нее, тщательно прополоскал рот от пасты и выключил душ.
        Было жарко, московское лето наконец-то вступило в права, - и вытираться, а тем более одеваться не хотелось.
        Я немного подождал, пока с меня перестанет обильно капать, вылез из ванны и прошлепал в коридор. Открыл одежный шкаф и обшарил карманы всего висящего в нем в поисках сигарет. Мне повезло, в дубленке Львовны нашлась едва початая пачка тонкой ментоловой чепухи. Сойдет на первое время… Я закурил, сходил на кухню и сварил кофе - побольше и покрепче. Добавил молока… Блин, вкусно, я кофеман, я без него долго не могу… Захватил с кухни табуретку и вернулся к компу, на ходу прихлебывая из кружки. Как там у Росомахи с Крысом дело кончилось, интересно? Думаю, Бьорн вмешался и душегубства не допустил… Кстати, о Бьорне.
        Фляга лежала на полу у стены. Я поднял ее, и она показалась мне подозрительно легкой. Я потряс - внутри ничего не булькало. На всякий случай открыл флягу и перевернул над открытым ртом, но из горлышка не выкатилось ни капли… Бьорн клялся, что, пока он жив, такого в принципе произойти не может. Трепло хвастливое… или не трепло? Неужели что-то с ним стряслось? Или это просто действует наш великий закон сохранения? Я сбегал на кухню и налил во флягу воды из-под крана. К моему ужасу, вода так и осталась водой. Ну демон Бьорна - того-этого, как он сам говорит! Законы мироздания, видишь ли, болван толстопузый менять собрался! Нет чтоб по-нашему, по-простому: дать ворюге Росомахе по башке - и в землю, как я Агу… То есть мы с духом грязи… Тоже выискался пацифист-толстовец… теперь психуй из-за него!
        Надо Бьорна как-то спасать, однако… Легко сказать спасать, а что я отсюда могу?.. Так. Первым делом следует разобраться с книгой Густелиуса. Попытаться наладить связь междумировую…
        Я взял том с ксерокопиями и водрузил его на стол. Само собой, на клавиатуре обнаружилась Катька (Зараза Подлая!) Она, тихонько мурлыкая, сосредоточенно топталась на клавишах, внося свои кошачьи правки в текст моих заклинаний. Я взял Заразу Подлую на руки и поцеловал. Она заорала и начала выкручиваться, явно пытаясь снова добраться до клавиатуры.
        - Дурында! - строго сказал я, не без труда удерживая извивающееся животное и усаживаясь на табурет. - Не прекратишь - из комнаты выставлю. Ну, вот давай посмотрим, что ты тут мне натоптала в заклинаниях, поэтесса хвостатая!
        И я посмотрел.
        «Пусть плоть твоя набужх. эндивозвращйтес напомошщ бьорнычеррныхямаъ хелена111эн7диво-вращай2хнет внутренним огнем…»
        Катька сразу успокоилась, спрыгнула с рук и, усевшись в углу, принялась вылизываться. Меня же, наоборот, захлестнула волна адреналина. Ах, сволочи! Законопатили братушку, в Черные Ямы упекли! К демонам (меня передернуло от отвращения)… Нет, а богиня-то какова, дотянулась из другого мира! Вот вам и связь междумировая - котонет называется. Только коррекцию ошибок прикрутить осталось.
        Я размял пальцы и открыл труд Густелиуса. Вектор пути Учитель у меня просил? Помню, было тут про viae vector mundi… целая глава. Ого, список-то на четыре страницы! Густелиус, похоже, тот еще озорной гуляка. А вот и оно: «Cavae Atrae» - Черные Ямы, стало быть. Ну, покажу я вам «диво-вращай»! Пора уже кое-кому объяснить, кто есть настоящий Властелин Черных Ям!
        Дрожащими от азарта пальцами я стал подбирать слова для заклинания переноса. Получалось с трудом, плохо у меня получалось - у Густелиуса готового не было, объяснялся только общий принцип…
        Кстати! На этот раз к путешествию не мешало бы подготовиться. Я подхватил табуретку и прошел в коридор - достал с антресолей свой старый добрый походный рюкзак. Первым делом собрал в него умывальные принадлежности, потом набросал носков-трусов-футболок. Кинул туда походную аптечку. Поколебавшись, опять полез на антресоль. Там, в глубине, в одной из обувных коробок лежал парабеллум деда и початая пачка патронов. Дед отобрал оружие у какого-то немецкого лейтенанта еще в сорок третьем году, где-то под Киевом, захватив его и заодно пушку «ахт-ахт». Дед тогда уже тоже до лейтенанта дослужился.
        «Лютер» был артиллерийской модели, с длиннющим стволом, кожаной кобурой и прилагающимся к кобуре прикладом, правда треснутым. Помню, в седьмом, кажется, классе, когда дед, под страшным секретом, рассказал мне про пистолет, мы с ним целую неделю выпиливали из ореховой дощечки новый приклад, шлифовали и полировали его, покрывали лаком, а потом прикручивали к нему полагающиеся железки и ремешки. Получилось, как мне кажется, намного лучше, чем у оружейников вермахта. Потом мы поехали на дедовых «жигулях» куда-то далеко в лес и отстреляли по обойме патронов.
        Я умудрился уложить все восемь пуль в грудную мишень с пятидесяти метров. Дед после этого подарил мне пневматический пистоль, а «люгер» обещал оставить в наследство. И оставил, конечно…
        Возьму с собой. Колдовство колдовством, а мало ли… бывали у меня там ситуации, где пистолет мог бы пригодиться. Это вам не мечом махать…
        Вернувшись в свою комнату, я обнаружил, что Катька опять сосредоточенно топчет кнопки. Увидев меня, она взмявкнула и мягко соскочила с клавиатуры на паркет.
        - Чего еще? - проворчал я, подходя к столу. - Не уберегли Бьорна, а теперь давай меня дергать. Собраться не дадут. Ну, что там опять стряслось?
        «ъэндииз-асни разговорнадо спат енленаговорить» - гласило новое сообщение.
        Хорошенькое дело - засни, когда сна ни в одном глазу. Раньше богиня любви все больше Бьорна доставала, в его сны вмешиваясь. И потом, как я во сне себя буду контролировать? Это же, блин, сон… а я, когда сплю, - такое иногда вытворяю…
        Я вздрогнул: телефон внезапно грянул имперский марш из «Звездных войн». Звонила Львовна. Я взял телефон и уставился на него, не торопясь отвечать. Нет, не стану я родной жене голову морочить мнимыми отравлениями и больницами. Скажу, что у меня важное дело, и попрошу забрать Катьку на дачу. А когда вернусь, все ей объясню. У меня получится.
        Потому как врать - нехорошо. Прав Бьорн.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к