Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кривопалова Алина: " Камень Чародеев " - читать онлайн

Сохранить .
Камень Чародеев Алина Всеволодовна Кривопалова
        # Что может быть интересного в жизни обычной одиннадцатиклассницы? Ровным счетом ничего. Школа, экзамены, репетиторы. Даже на дискотеку сходить некогда. "Хочу приключений" - загадала однажды Лера. Но надо быть осторожней с желаниями. Они имеют непредсказуемое свойство сбываться.
        КАМЕНЬ ЧАРОДЕЕВ
        Глава 1
        АНГЛИЧАНИН.
        Впереди, насколько хватало глаз, простирался настоящий лес. Сосны-великаны величаво выступали вперед, закрывая узкую тропку. Хозяева леса. Солнце ласкало золотистым светом деревья, окрашивая их в яркие цвета. Легкий ветерок склонял послушные макушки. Запах леса щекотал ноздри. По левую сторону простиралось озеро, на берегу которого невдалеке виднелась деревушка. Трава мягко стелилась по земле. Так и хотелось лечь на нее и лежать до скончания века, ощущая прохладу.
        - Дзинь! - отчаянно зазвонил будильник.

«Даже во сне не дают помечтать». Я встала и попала одной ногой в тапок. Бегло оглядев комнату и не найдя ему пару, я решила оставить его в гордом одиночестве. Зеркало неприветливо улыбнулось отражению. Родители на кухне как всегда обсуждали насущные вопросы.
        - Она уже не маленькая. Переживет, - утверждала мама.
        - Всем привет.
        - Лера?! Чем ты ночью занимались? Одна лямка оторвана, другая отсутствует, в одном тапке, неумытая, непричесанная. Ты что, со стаей волков дралась? - накинулась на меня мать.
        - Лучше бы, - пробурчала я и, взяв только кружку с чаем, отправилась в свою комнату. Мысль позавтракать с родителями казалось мне сейчас невыносимой.
        - А ну постой, молодая леди. Мы еще не все сказали.

«Интересно, чем еще можно испортить мне настроение?» - подумала я.
        - Мы переезжаем.

«Оказывается, есть чем».
        - Почему? - спросила я вслух.
        - Твоего отца уволили с работы. И теперь мы не можем содержать квартиру в центре города. Нам придется вернуться в Новосибирск.
        - Нет! У меня же здесь школа, друзья, … Да и что за бред переводиться, когда я уже в выпускном классе? Мне же к экзаменам надо готовиться.
        - Это меня не касается. Репетиторы есть в любом городе. Через неделю мы переезжаем и точка. Вернешься в старую школу.
        - Я не хочу! Это дурацкая школа. Там все учителя пенсионного возраста! Они мало того, что старой закалки, так еще и нас учат старым порядкам. Чего только стоит школьная форма, которая сохранилась всего в трех школах города!
        - Ничего. Тогда же училась? Вот и сейчас будешь. Переведем тебя в тот же класс, в котором училась год назад.
        - Мои одноклассники придурки! Они клали мне жвачку на стул и радовались, когда я пыталась счистить ее с формы. Они не просто радовались, они ржали!
        - Не выражайся!
        - Да ну вас… - в сердцах бросила я и ушла в комнату.
        Отыскать второй тапок так и не удалось. Пришлось оставить это увлекательнейшее занятие до следующего утра.
        - Что за жуткий беспорядок? Когда придешь со школы, приведешь свою комнату в надлежащий вид, - возмутилась мама.
        - Ага. А может еще все белым покрасить и тапочки к кровати поставить? Зато все будет так, как ты хочешь.
        - Не дерзи мне!
        - А что, и это нельзя?
        - Коля! Это невыносимо! Ты должен поговорить с ней. Она совсем отбилась от рук.
        - Оставь ты ее в покое. У нее подростковый возраст.
        Я ушла, даже не стараясь вслушиваться в ссоры родителей. «Все равно из-за меня».
        Я стояла на развилке двух дорог. Здесь мы с Сашей всегда встречались уже два года. Тогда мы приехали из Новосибирска, и я пошла в близлежащую школу. Если честно, то сначала я боялась, что, как и в той школе, меня не примут. Пыталась играть из себя пай-девочку. Потом мне надоело, и я стала сама собой. Вот тогда мы с Сашкой и познакомились. Она энергичная, но для меня она самый лучший друг. Ну как же теперь я уеду? Мы, конечно, сможем перезваниваться, но переводить Сашку из разряда «самый близкий друг» в разряд «друг» ужасно не хотелось.
        - Эй!
        Я обернулась. За своими мыслями я даже не заметила, как она подошла.
        - Ты чего? - встревожено спросила Саша.
        На меня смотрела голубоглазая блондинка ростом «полтора метра с кепкой». Блондинкой Саша была настоящей. Также как я рыжей. Между прочим, ни я, ни Сашка не соответствуем «общепринятым стандартам». Саша занимает призовые места на олимпиадах, в отличие от меня. У меня же каждую весну не высыпают веснушки.
        Меня сильно тряхнуло. Оказывается, пока я предавалась воспоминаниям, моя подруга дернула меня за плечи.
        - Да что с тобой?
        - Мы переезжаем обратно, а, следовательно, встречаться мы сможем только мысленно.
        - Не может быть! - разволновалась она.
        - Может.
        В расстроенных чувствах мы пришли в школу. С самого первого урока всё пошло наперекосяк. По истории тройки за самостоятельную. И это притом, что мы полночи готовились! По геометрии проверка домашнего задания, которое, как назло, затерялось в недрах дневника. Шестой урок явился форменным кошмаром:
        - Так, Чистюков, пять. Молодец. А вот про Тихонову не могу сказать того же. Встань. Лера, как тебе не стыдно. Разве можно написать дату написания диктанта с ошибкой?
        - Я просто очень торопилась.
        - Спешить в таком деле нельзя. Это же русский.
        - Это же обычный диктант, даже не контрольный.
        - Не перечь мне! Это ты думаешь, что обычный, а на самом деле…
        - Волшебный, - буркнула Саша. Уж очень надоели ей постоянные нотации.
        - Егорова, встань. Назови мне, пожалуйста, важнейшую функцию языка.
        - Говорить и есть. Выбирайте какую хотите.
        - Я выбираю тебе двойку за ответ. Надеюсь, ты понимаешь, что с твоими знаниями поступить в приличное высшее учебное заведение невозможно. Я даже согласна поспособствовать тому, хотя это и не в моих правилах, чтобы в приёмной комиссии на тебя обратили внимание. Особое внимание, - ехидно добавила она. - Надеюсь, теперь ты начнешь серьёзно относиться и готовиться к моему предмету. Я буду спрашивать тебя на каждом уроке.
        - Вы что с цепи сорвались?
        - Что за вульгарное выражение? Правильнее сказать…
        - Да мне всё равно! Вы из меня за эту четверть всю кровь выпили. Достали!
        - Я чисто теоретически не могла этого сделать, потому что, если бы я выпила у тебя всю кровь, ты бы сейчас здесь не сидела и не спорила с преподавателем. Саша, казалось, сейчас взорвется. Я не выдержала и сказала:
        - Неужели вам так трудно сдерживать себя? Вы же учитель! Вы должны подавать нам пример, а какой пример вы сейчас нам показали? Как унизить человека? Как заставить его выйти из себя? Поймите, как вы к нам будете относиться, так и мы к вам. И если нас попросить по-хорошему, то мы всегда ответим взаимностью. Вы спросили:
«важнейшая функция языка». Я отвечаю: «Важнейшей функцией языка является функция общения, то есть функция передачи информации, обмена мыслями».
        Прозвенел звонок с урока. Взявшись за руки, мы выбежали из класса. На улице стояла мягкая, теплая погода, радовавшая уже третий день. Весна была великолепной. С крыш капала вода, образуя небольшие лужицы. Расстегнув куртки и, купив по баночке
«Фанты», мы медленно пошли в сторону дома.
        - А здорово ты ее отделала! Спасибо!
        - Я получила истинное удовольствие! Жаль, что я это сделала в последний раз. На следующей неделе, когда будет урок, меня в этой школе уже не будет. А завтра эта крыса наверняка сообщит маме: «Вот, вы совсем не следите за своей дочерью, она совсем распоясалась, язык распускает», - я здорово подделала ее интонацию. Саша рассмеялась.
        - Не загружайся даже. Если что, сразу звони мне. А сейчас давай не будем о грустном.
        Мы не заметили, как приблизились к парку.

***
        В это же время из той же школы вышел парень. Остановившись на крыльце, он закурил.
        - Тема, встретимся сегодня? - спросила брюнетка, якобы случайно дернув мини-юбкой.
        - Извини Маша, не сегодня.
        - Скажи еще будешь к экзаменам готовиться, - фыркнула она.
        - Сдались мне эти экзамены. Я и без подготовки одиннадцатый класс закончу.
        - А я сейчас к репетитору. Родители настояли. Не проводишь?
        - Нет, - отрезал он. - Пока.
        Спустившись, он заметил, что возле забора стоит человек и курит трубку. Выглядел он, мягко говоря, необычно: коричневое длинное пальто, на голове чёрный «котелок», а на руке висел зонтик с острым наконечником. Артём, проходя мимо этого человека, невольно подумал: «Странный типчик». И буквально через несколько секунд «странный типчик» окликнул его:
        - Извини, ты из какого класса? - на хорошем русском, но с четким английским акцентом, спросил он.
        - Из одиннадцатого «Б».
        - Скажи, пожалуйста, ты знаешь Артёма Дмитриева?
        - Да, - ошарашено ответил он.
        - Можешь показать его?
        - Это я.
        - Хм, неожиданно. Я представлял тебя по-другому. Мы можем поговорить? Я должен рассказать тебе что-то важное.
        - Конечно. А вы, простите, кто?
        - Мое имя Боб Сэйлор. Ты знаешь, что люди, у которых ты сейчас живешь, твои приемные родители.
        - Да. А что?
        - Я был другом твоего настоящего отца.
        - Вы знали моих родителей?
        - Да. Я здесь поэтому. Твой отец, когда умирал, сказал мне быть с тобой в семнадцатый День Рождения. И он сегодня.
        - Почему вам? Почему…
        - Артем, это так, потому что ты чародей, - оборвал его мужчина. И твои родители тоже были чародеями.
        - Что? Этого не может быть! Оставьте память родителей в покое! - неожиданно взорвался он. - Они были нормальными людьми! Да кто вы такой?! Вам лечиться надо! Вы что, Гарри Поттера начитались в своей Англии?
        - Не горячись. Подумай. Возьми это, - и он протянул маленький полотняной мешочек.
        - Записка с моим адресом там, если вдруг захочешь поговорить.
        Мужчина буквально всунул ему в руки этот мешочек, сразу же развернулся и ушел. А когда Артём поднял глаза в ту сторону, его уже там не было. Он хотел было тут же выбросить «подарок», но что-то, наверное чистое любопытство, удержало его.

***
        - Стой, Лорд, стой! - крикнула девушка. - К ноге! Ну, давай, к ноге! Почему ты не слушаешься?
        Девушка, наконец, подхватила щенка на руки и с укором посмотрела ему в глаза: месяц тренировок шел «коту под хвост». Щенок же довольно помахал хвостом и лизнул ее в лицо. Он не разделял недовольства хозяйки.

«Марина!» - раздался крик во дворе. Девушка повернулась на голос. С балкона кричала женщина: «Хватит гулять с этой псиной, сядешь ты за уроки сегодня или нет?
        - Хорошо, иду, - усталым голосом проговорила Марина и, посмотрев на пса, добавила:
«Пойдем, Лорд. Похоже, Василиса Григорьевна опять не в настроении… Даже сегодня, в мой День Рождения, она не изменяет своим привычкам». Щенок, словно почувствовав грусть хозяйки, тут же послушался и побежал за ней следом.
        У подъезда она заметила странного мужчину. Он выглядел как англичанин из старых фильмов. Любопытство подтолкнуло к неожиданному для нее самой шагу. Она тихонько подошла к мужчине и спросила:
        - Простите, Вы к кому?
        - Ты живешь в этом доме? - с английским акцентом произнес мужчина.
        - Да. А Вы к кому? - повторила она вопрос. - Я Вас здесь раньше не видела.
        - Ты знаешь Марину Шишкину?
        - А-а… Это я.
        - Приятно познакомиться. Мое имя Боб. Я из Шотландии. Ты знаешь, что люди, у которых ты сейчас живешь, твои приемные родители?
        - Да, знаю, - растерянно ответила девушка.
        - Что ты знаешь о твоих настоящих родителях?
        - Они погибли. Больше мне ничего не говорили. А вы что-то знаете о них? - с надеждой посмотрела она на незнакомца.
        - Я был лучшим другом твоего отца.
        - Расскажите мне о них, - с мольбой в голосе попросила девушка.
        - Потом. Скажи, твой восемнадцатый День Рождения сегодня?
        - Да.
        - Тогда слушай меня внимательно. Это касается твоих родителей. Они были чародеями. И ты тоже чародейка.
        - Кто? - не поверила Марина своим ушам. - Вы что, начитались Гарри Поттера в своей Англии?
        - Я из Шотландии, - сердито поправил мужчина. И пробурчал про себя: «Даже в этом вы похожи».
        - Да какая разница? Мне и без вас тошно! - раздосадовано бросила она, развернулась и вошла в подъезд.
        - Ну и семейка! - прошипел ей вслед мужчина. Но Марина его уже не слышала.

***
        В квартире раздался звонок.
        - Лера, открой, это наверно тебя.
        - Лера! Поздравляю с Днём Рождения! Желаю счастья в личной жизни! - затараторила с порога Саша.
        - Спасибо! Тебя тоже! Пусть сбудутся все мечты! Пойдем в комнату, твой подарок там.
        - Всё-таки прикольно, что у нас День Рождения в один день. Жаль, что не в один год.
        - Ага. И ты всегда будешь на год меня старше.
        - Шестнадцать лет прекрасная пора, - нараспев сказала Саша.
        - У тебя эта пора год назад началась, - засмеялась я.
        Вечер прошел хорошо. Сначала мы подарили друг другу подарки. Потом поболтали, и я проводила Сашку до дома. Вернувшись, я с трепетом взяла книгу, подаренную подругой. Я очень давно хотела ее прочитать, но мама не разрешала ее купить. Говорила, что нечего свой мозг фантастикой загружать, нужно классику читать. Поэтому, когда родители легли спать, я начала читать. Одно название: «Северное Сияние», завораживало. Я читала не отрываясь и не заметила, как прошла ночь и начало светать. А поняла это, только когда прозвенел будильник. «Черт!»
        - Лера, вставай.
        Мама вошла в комнату и застала меня смотрящую в потолок.
        - Что с тобой?
        - А что-то не так? - невинно поинтересовалась я, не желая раскрывать истинную причину своего самочувствия.
        - Такое ощущение, что ты всю ночь не спала.
        - Да нет, мне просто снились кошмары.
        Я нехотя встала. День не предвещал ничего хорошего, однако я ошиблась. И была безумно этому рада! На кухне меня ожидала извечная картина: родители, недоеденный завтрак и вечные проблемы.
        - Мне вчера вечером позвонила твоя учительница и сказала, что ты плохо ведешь себя на ее уроках, - начал мама.
        - А какая теперь разница? Мы ведь все равно уедем. Так пусть хоть память останется.
        - Мы не переезжаем, - тихо сказал папа. - Недоразумение, из-за которого меня уволили, выяснилось. Я восстановлен.
        - Ура! - завизжала я. - Есть в жизни счастье!
        - Несмотря ни на что, никто не давал тебе разрешение нарушать правила поведения на уроке.
        - Я больше не буду, - заверила я ее со счастливой улыбкой на лице.
        Собравшись за пять минут, я прибежала на перекресток. Уже приплясывая от нетерпения, я увидела Сашу.
        - Мы остаемся! - заорала я, кидаясь ей на шею.
        Пару случайных прохожих с презрением посмотрели на двух орущих девочек.
        - Я так рада! - Саша не отпускала меня из своих объятий.
        Наконец, успокоившись, мы, не торопясь, пошли в школу.
        - А ты долго еще от родителей его будешь скрывать? - перешла она на другую тему.
        - Я не знаю, как об этом им сказать.
        - Скажи прямо. А главное неожиданно. Не подготавливай их.
        - Глупости. Ты даже представить не можешь, как отреагирует мама. Она наверняка скажет: «Вот, о чем ты думаешь? Тебе нужно о школе, а ты непонятно о чем!» и разразиться такой тирадой, что в конечном итоге ее фантазия все так исковеркает, что я даже боюсь представить, кем я буду в ее глазах.
        - А ты расскажи только отцу, он у тебя вроде мужик нормальный.
        - Ага. А он потом маме.
        - А ты расскажи так, чтобы он потом не рассказал.
        - Может быть рискну своим здоровьем, - усмехнулась я.
        На этом разговор закончился. В школе после уроков к нам подошел молодой человек и сказал:
        - Привет, девчонки!
        - Привет.
        - Саша, можно я украду у тебя Леру на пару минут?
        - Без вопросов. Я жду тебя возле школы, - уходя, бросила мне Саша.
        Мы отошли к окну. Он тут же обнял меня и чмокнул в щечку.
        - Лёшка, не хулигань, - улыбаясь, сказала я.
        - А что я такого сделал? Неужели я не могу обнять свою любимую девушку?
        - Обнять можешь. А вот целовать в школе, это чересчур.
        - Во-первых, здесь никого сейчас нет, а во-вторых, это же не преступление.
        - Ну, хорошо.
        - Тогда вечером как договаривались?
        - Да, в шесть у сквера.
        - Буду ждать с нетерпением. До скорого, - Леша обнял меня на прощание.
        - Уже скучаю, - подмигнула я.
        Я подошла к Саше, ждавшей у ворот.
        - Ну что, дату свадьбы обсуждали? Меня-то хоть позовешь? - не скрывая улыбки, поинтересовалась она.
        - Позову, позову, не волнуйся. Только до этого еще далеко…
        - Ага, значит, ты не отрицаешь возможности ее существования?
        - Ой, да ну тебя! Вечно ты со своими шуточками!
        И, смеясь, мы побрели домой. День определенно удался.
        Без десяти шесть я вылетела из дому. И все из-за глупых расспросов мамы: «И куда ж ты, красавица, собралась на ночь глядя! Да еще и вырядилась, как на бал!» Благо, сквер был недалеко. Леша уже ждал под «нашим» деревом с маленьким букетом полевых цветов.
        - Привет! Давно ждешь? - подойдя, спросила я.
        - Да нет, минут пятнадцать…Ты как всегда хорошо выглядишь.
        - Спасибо, ты тоже ничего. Да просто меня мама опять задержала, мол, куда я намылилась, и все такое…
        - Но ты же им рассказала? Они ведь знают про меня? - удивился Леша. И, посмотрев в мои глаза, добавил: - Или нет?
        - Леш… прости… я не могу… - пряча глаза, прошептала я.
        - Лер, мы все уладим… - он взял мою руку.
        - Но как? Я только подумаю о том, что скажет мама…
        - Давай сходим вместе.
        - Нет. Я решила рассказать все отцу, - взяла я себя в руки. - Ты согласен?
        - Как я могу быть против? Может, все-таки сходить с тобой?
        - Не знаю… Давай я сначала попробую сама, а потом…
        - Надеюсь, «потом» не случится, - он поцеловал меня. - Пойдем?
        - Пойдем, - прижавшись к нему, сказала я. В этот момент мне казалось, что ближе и роднее, чем он, нет никого.
        Мы еще долго гуляли по парку. За все время прогулки никто не проронил ни слова.
        - О Господи! Уже двенадцать часов ночи! Мама убьет меня! - посмотрела я на часы.
        - Подожди, не паникуй. Ты во сколько обещала вернуться?
        - В семь, но максимум в восемь, а сейчас двенадцать!
        - Так. Что делать? Пойти и сдаться добровольно? - пошутил Леша, но, посмотрев на меня, понял, что ситуация серьёзная. - Хорошо. Давай рассуждать. Она же твоя мама. Ну выскажет она тебе все, что о тебе думает, а потом успокоится. Все родители такие. Ну отругают. Но потом же отходят.
        - Мысль верная, только в отношении моей мамы это правило не срабатывает. И при любом возможном случае она потом еще в течение года будет напоминать мне об этом.
        - Да. Дела.
        - Ладно. Хорош мозги парить. Я пошла на смертную казнь.
        - Ты же сама сказала, что…
        - А что мне теперь прятаться от нее? Нет. В конце концов, она моя мама. Она переживает за меня, любит, правда по-своему. Ну выслушаю я речь о том, какая плохая девочка, что не забочусь о нервах родителей. Ладно, переживу как-нибудь.
        - Держись. Я с тобой всегда. Пойдем, я тебя до дома провожу.
        - С удовольствием. Рядом с тобой мне всегда хорошо.
        Настроение немного улучшилось. У подъезда Леша сказал:
        - Удачи.
        - Спасибо.
        Я поднялась и с замиранием сердца ждала, кто откроет дверь. На мое счастье открыл папа.
        - Пап, прости. Я совсем забыла о времени. Я обещаю такого больше не повториться. Честное слово, - заговорила я с порога.
        - Да погоди ты. Слава Богу, что ты пришла, жива, здорова. Я очень переживал.
        Он крепко обнял меня и сказал:
        - Ты представляешь, что будет, если мама узнает об этом?
        - А она разве еще в курсе???
        - Нет. Она сегодня ушла к подруге и осталась там ночевать.
        - Так она же всегда звонит в восемь и спрашивает: пришла я или нет?
        - Да. Она звонила, но я сказал, что ты в душе и не можешь подойти к телефону.
        - Папочка! Ты самый лучший! Спасибо.
        - Пусть это будет наша маленькая тайна.
        Я и рассчитывать не могла на такую удачу.
        - Спокойной ночи. Я пошла спать.
        - Погоди, юная леди. А ты ничего не хочешь рассказать мне?
        - Что рассказать?
        - Ну, например, кто этот молодой человек, который тебя провожал?
        - Э-э-э…это мой друг, - нашлась я.
        - Друг? А разве «друг» может поцеловать подругу?
        - Мы просто обнялись, - попыталась я выкрутиться, но, взглянув на папу, передумала и рассказала ему о том, что с Лешей мы давно встречаемся, а раньше рассказать не могла, потому что очень боялась реакции мамы.
        - Что ж, хорошо, что ты мне сейчас все рассказала.
        - А как сказать об этом маме?
        - О том, что у тебя есть парень? Может лучше не надо?
        - Я же не могу постоянно это скрывать. Это нелегко.
        - Я думаю, что пока, пусть это будет наша с тобой тайна, а в скором времени я что-нибудь придумаю. Могут же быть у отца с дочерью секреты? А?
        - Конечно могут, пап. Как же без этого? Неинтересно.
        - Хорошо. Тогда иди спать. Утра вечера мудренее.
        - Ты у меня золотой. Спокойной ночи.
        - И тебе спокойной ночи.
        На этом мы распрощались, и я пошла спать.
        Глава 2
        ШПИОН.
        Шел проливной дождь. Весна показывала свой характер. Площадь перед дворцом понемногу опустела, а магазины заполнились мокрыми и недовольными людьми.
        - Да что же это такое! Приехал отдохнуть, погулять по городу, а тут дождь.
        - А что же вы хотите? Март все-таки.
        - Так все же говорили, что весна самое лучшее время для отдыха. Тем более в такой стране, как Италия, когда летом очень жарко.
        Подобные разговоры можно было услышать на каждом углу. Да это и понятно. Большинство людей уезжали в отпуск в первые летние месяцы. А вот те, кто решил избежать солнечного удара, приезжали весной. Они надеялись, что погода будет прекрасная. Никаких дождей, никакого палящего солнца. Прохлада и не очень много туристов. Но, как иногда это бывает, ваши планы может нарушить маленькая тучка.
        Джек забежал в первый, попавшийся на пути магазин. Отряхнувшись, он посмотрел в окно и заметил, что под таким дождем ничего не видно. Даже люди, оказавшиеся, на другой стороне площади, напоминали муравьев, такие же маленькие и суетливые. На хорошем английском он спросил у продавца:
        - Извините, пожалуйста, вы не подскажите, а сегодня есть экскурсии во дворец.
        - Дворец Дожей?
        - Да.
        - Так они, наверное, каждый день есть. Вы подойдите к кассам. Там вам все и скажут.
        - Спасибо.
        - Пожалуйста.
        Как только дождь стих, парень направился к кассам. Вскоре он уже рассматривал стены, потолки, картины, а самое главное - углы во дворце. Ведь в одном из них была вещь, которая была нужна ему. Наконец-то их экскурсия подошла достаточно близко, и он увидел, что к тому же месту, к которому собирался подойти он, подошел человек в темном плаще и накинутом на голову капюшоне и нагнулся завязать шнурок. Джека это не удивило бы, но тут он заметил, как этот человек открыл тайник, забрал его содержимое, сунул под плащ и слился с потоком туристов, отбившись от экскурсии. Джек мигом сообразил, что к чему, и пошел за ним. Человек в плаще не оборачивался, но почему-то прибавил шаг. Парень понял, что его заметили. Он прибавил ходу, и, вскоре, он уже просто бежал за этим человеком, но, к его сожалению, догнать его ему не удалось. Темная фигура скользнула между автобусами, и запрыгнула в один из них. Через несколько секунд автобус тронулся, а Джек остался ни с чем. Он присел на лавочку, тяжело дыша. Давненько он так не бегал. Тут до него дошло, что мало того, что этот тип украл камень, так он еще и обвел Джека
вокруг пальца. Этот тип все продумал заранее. Он подгадал время и преспокойненько улизнул, уверенный, что пути отступления есть. Джек, плохо понимая, что он делает, купил билет на самолет и вернулся в Россию. Надежда найти камень угасала, как догорающие угли. Этот человек в плаще мог быть кем угодно и где угодно. Найти его то же самое, что найти иголку в стоге сена. Когда он вернулся домой, он тут же позвонил своему новому знакомому и договорился о встречи.
        - Добрый вечер, Джек.
        - Добрый, - буркнул он
        - Что это с тобой? На тебе лица нет.
        Тут Джек начал свой рассказ. В его конце он корил себя за все. Ругал на чем свет стоит и, закончив, уткнулся в колени. Он устал. Его злило то, что он не смог справится с пустяковым заданием.
        - Джек, друг мой, не горюй. Да, я понимаю, обидно, но что поделать, такова жизнь.
        - Это не жизнь виновата, а я. Я упустил камень. Я, - обреченно вздохнул он.
        Мужчина понял, что сейчас переубедить его все равно не удастся. Это пустая трата времени и тогда он сказал:
        - Иди. Отдохни.
        - Хорошо. Но скажите, что я могу еще сделать для вас? Может я сам схожу к этому заказчику и все расскажу?
        - Если тебе не трудно, а то у меня в последние время ноги болят.
        - Нет, не трудно. Я сделаю это с удовольствием.
        - Хорошо. Тогда запоминай его адрес.
        На этом они распрощались.

***
        Когда вся страна праздновала Восьмое марта, Катя сидела за письменным столом. За окном шел дождь. Хмуро, сыро. В голове такие же хмурые мысли. «Нет, - подумала девочка, - разве это справедливо? Народ отдыхает, а я должна за уроками сидеть? Интересно, а что Ната делает?» словно в ответ на ее мысли зазвонил телефон.
        - Привет, - послышалось из трубки.
        - Привет, - бесцветным голосом ответила Катя.
        - Что у тебя с голосом?
        - Ничего. Все нормально, - грустно ответила она.
        - Ничего, - эхом отозвалась подруга. - Слушай, Кать, ты меня за нос не води. А ну колись, что случилось?
        - Это не телефонный разговор.
        - Хорошо. В парке через двадцать минут. Сможешь?
        - Вообще-то мне еще нужно алгебру сделать.
        - Захвати с собой. Я тебе сделаю.
        - Спасибо, ты настоящий друг.
        В парке подруги нашли лавочку возле сломанной карусели. Там никто не ходил, и можно было спокойно поговорить.
        - Давай, рассказывай. Что случилось?
        - Да ничего особенного, просто я вчера вечером пошла на кухню за соком, и увидела, что мой папа с твоим отцом вышли из своей лаборатории на улицу, наверное, покурить, а дверь не закрыли. А меня любопытство уже давно мучает, чем они там занимаются. Ну я и зашла. Тем более, ты же знаешь, что я обожаю химию. Так вот. Я подошла к столу и увидела на компьютере результаты исследования, которые они проводили. И ради интереса, решила посмотреть. И, прикинь, в одном уравнении, нашла ошибку. Там была серная кислота и…
        - Можешь не объяснять, я все равно в химии не понимаю.
        - А, точно. Да это и неважно. Там было ошибка ну просто наипростейшая. Я естественно ее исправила, тогда уравнение стало верным. И, когда я уже собиралась уйти, зашел отец, увидел меня и так разозлился. В общем, он сказал все, что обо мне думает, и запретил когда-либо приближаться к лаборатории. А я так обиделась, что даже не сказала ему про измененное уравнение. Честно говоря, я до сих пор не понимаю, зачем было так злиться?
        - Не знаю. Слушай, а почему ты сказала, что это не телефонный разговор?
        - Потому что отец был дома. Он мог услышать.
        - А Костя?
        - Что Костя?
        - Как он отреагировал на твою ссору с отцом? Он был на твоей стороне?
        - Конечно. Он же мой брат, хотя и двоюродный.
        - Ты о чем задумалась?
        - Наташ, ты же моя лучшая подруга?
        - Да.
        - Ты умеешь хранить тайны?
        - Да умею.
        - Тогда я расскажу тебе сейчас кое-что. Мы вчера с Костей разговаривали, и он разоткровенничался.
        - И что же он тебе рассказал? - с придыханием спросила Наташа.
        - А вот что. Во-первых, он мне не двоюродный брат, а сводный.
        - Как это?
        - Дело в том, что у нас с ним один отец.
        - Подожди, ты хочешь сказать, что Самойлов не только твой отец, но и его?
        - Да. Вот именно. А самое главное, что Костя подозревал отца в смерти его матери, а когда узнал, что он и его отец, то решил прекратить расследование.
        - Расследование?
        - Ну да. Он же теперь частный детектив. Он сказал, что у него теперь очень много дел и ему не до этого.
        - Так он теперь уедет? - с сожалением спросила Наташа.
        - Да, - вздохнула Катя, - Мне так жаль. Я уже привыкла к нему. Некому меня теперь будет утешить после стычек с отцом.
        - А я?
        - Не обижайся, но ты же не всегда можешь быть рядом. Костя то жил в соседней комнате.
        - Да. Ну ладно, ты передай ему привет от меня.
        - Хорошо.
        - Не грусти. Все будет тип-топ. Помни, я всегда рядом.
        Подруги обнялись и разошлись по домам.

***
        Джек шел по улице с опущенной головой. Ему не давала покоя мысль, почему этот странный человек в плаще пришел за камнем. Откуда он узнал про его местонахождение? «Опять шнурок развязался! Вот незадача». Он нагнулся и увидел, что недалеко от него стоит человек, у которого на ногах такие же ботинки, как и у того, кто забрал камень. Он медленно поднялся и увидел того самого беглеца. Джек незамедлительно пошел за ним. Незнакомец явно не ожидал слежки. Он шел не оборачиваясь и что-то насвистывая. Вскоре незнакомец зашел в кафе и сел за столиком у окна. Джек сел за соседний столик. Пока незнакомец пил кофе и наслаждался видом за окном, он написал записку. Когда они вышли, Джек незаметно подбросил незнакомцу записку в карман плаща. И, довольный своей идеей, пошел на назначенное им же в записке, место встречи. Это была квартира его бабушки, которая давно умерла. Он вошел в квартиру, поставил чайник и призадумался, а что же он будет делать, когда этот человек придет?

***
        Я стояла под деревом и ждала Сашу.
        - Привет!
        - Привет. Я забыла у тебя вчера спросить, ты по алгебре дополнительное задание сделала?
        - Нет. А зачем?
        - Как зачем? Чтобы получить положительную оценку.
        - Эх, Саша, Саша. Оценки в жизни не главное. Главное взаимопонимание между людьми, любовь друг к другу, любовь ко всему живому. А самое важное верить в чудеса и то, что они очень скоро произойдут.
        - Лера! Что с тобой??? Ты не заболела?
        - Нет. Просто я вчера поговорила с одним очень умным существом.
        - Может человеком?
        - Нет, Саша, существом. Помнишь книгу, которую ты мне подарила на День рождения?
        - Да.
        - Ты ее читала?
        - Да.
        - Помнишь там рассказывается о девочке Лире и о ее деймоне.
        - Да, помню.
        - Так вот. Ты пыталась увидеть своего деймона?
        - Конечно, как и все, кто читал книгу.
        - Вот! - торжествующе воскликнула я. - А я заговорила с ним.
        - С кем?
        - Да со своим деймоном.
        - Заговорила?
        - Да. Только мысленно. И представляешь, у меня получилось.
        - Правда что ли?
        - Да.
        - И что он тебе сказал? У него есть имя? А как он выглядит? А где он сейчас? - начала задавать вопросы Саша. Обычный разговор по дороге в школу превращался в очень интересную беседу.
        - Погоди. Я сама все расскажу. На самом деле они называются алимы. Моего алима зовут Эрик. Я сама ему имя придумала. В нашем мире алимов не видно, а в других мирах, они как правило принимают облик животных. Я представляю его в образе черного кота. Мне так проще.
        - А у меня тоже есть алим?
        - Да, конечно. Он есть у каждого.
        - А как с ним заговорить?
        - Просто задай мысленно какой-нибудь вопрос.
        Саша закрыла глаза и мысленно сказала:
        - Привет.
        - Привет, - также мысленно ей кто-то ответил.
        - Ты алим?
        - Да.
        - А как тебя зовут?
        - Так как ты назовешь.
        - Хм. Мне нравится имя Леопольд. А тебе?
        - Дай подумать, - голос замолчал, а Саше на какую-то долю секунды показалось, что все это ей снится, но голос снова заговорил:
        - А Лео, сокращено от этого имени?
        - Да.
        - А можно ты будешь называть меня Лео, а не Леопольд.
        - Почему?
        - Леопольд слишком официально, - абсолютно серьезно ответил голос.
        Тут Саша не выдержала и засмеялась. Причем смех был натуральным и заразительным. Вскоре и я смеялась. Мы сидели на лавочке и то и дело проскальзывали какие-то Сашины слова, сопровождающиеся приступами смеха. Саша пыталась пересказать разговор с алимом, но у нее это не особо получалось. В конце концов, мы успокоились и медленно пошли в школу. Немного отдышавшись, я спросила:
        - А почему ты засмеялась?
        - Понимаешь, я сначала тебе не поверила, а потом, когда говорила с ним
        была очень напряжена. Почему-то я боялась пропустить хоть одно его слово. А когда он сказал, что Леопольд слишком официально, я не выдержала. Знаешь, как иногда это бывает, когда ты какое-то время напряжен, а потом, когда напряженность спадает, начинается выплескивание эмоций. В моем случае это смех.
        Мы решили поторопиться, чтобы не опоздать в школу.

***
        Я сидел на кухне и пил чай. Катя подошла ближе:
        - Привет, - грустно сказала она. - Что делаешь?
        - Чай пью. А что?
        - А ты не передумал уезжать? - с надеждой в голосе спросила она.
        - Нет. Не передумал.
        - Жаль.
        - Ты не хочешь, чтобы я уезжал?
        - Да. Мне будет очень плохо без тебя. Ты же видишь, что мы с отцом перестали ладить.
        - Пойми сестренка, у меня куча работы.
        - Помоги мне, пожалуйста.
        - Чем?
        - Ты же детектив? Вот я и дам тебе работу.
        - Какую?
        - Понимаешь, в последнее время у папы появились секреты от меня. Я хочу, чтобы ты узнал, чем он занимается.
        - Хм. Ты говоришь «в последнее время». А это когда?
        - Когда он создал свою лабораторию и стал работать с Наташкиным отцом.
        - То есть, примерно пять лет назад. Правильно?
        - Да.
        - Погоди. А если твой отец так долго нигде не работает, кроме как в лаборатории, а мамы у тебя нет, то…извини, конечно, за нескромный вопрос, но откуда тогда у вас деньги на проживание?
        - Э…э…э. Честно говоря, я не знаю. Я не задавалась этим вопросом. Костя, умоляю тебя, узнай чем занимается отец. Пожалуйста. Мне страшно. Вдруг он попал в какую-нибудь неприятную историю?
        - Ты хочешь сказать, что он…
        Но договорить я не успел. В дверь кто-то позвонил, и я пошел открывать. На пороге стоял мужчина. Лет сорока. Вид у него был необычный. Длинное пальто непонятного цвета, на голове черный «котелок», на руке зонтик.
        - Здравствуйте, - сказал он. - Я к Юрию Викторовичу. Доложите ему о моем приходе. Немедленно.
        Я даже закашлялся от такой наглости. «Доложите. Я что, похож на дворецкого? Мог бы хотя бы сказать: «скажите ему, пожалуйста», а то «доложите!» Да еще и
«немедленно»». Меня распирало негодование. Но от мыслей меня отвлек гость.
        - Чего же вы стоите?
        - А что мне делать? - глупо поинтересовался я. Мысль прикинутся дворецким и выведать хоть немного информации нравилась все больше и больше.
        - Вы что не знаете своих обязанностей? - возмутился гость.
        - Знаю.
        - Тогда доложите Юрию Викторовичу о моем прибытии.
        - Зачем?
        - Затем! - рявкнул гость. Его начинало выводить из себя тупость дворецкого. - Идите и скажите ему…
        - Что прибыл… - продолжил я.
        - Боб Сэйлор. - спокойно ответил гость. Он был очень рад, что наконец-то ему удалось добиться взаимопонимания. Но радовался он недолго. Вскоре последовала моя реплика:
        - Предъявите документы.
        - Какие???
        - Удостоверяющие личность, - я осекся, поняв, что выпал из образа дурака - дворецкого, но гость не обратил на это внимания. Тогда я продолжил, - Паспорт или удостоверение, но желательно паспорт.
        - У меня нет паспорта. Какое удостоверение?
        - Хотя бы пенсионное.
        - Какое? Первый раз о таком слышу. А что это?
        Пришел мой черед удивляться. «Да, он не тянет на восьмидесятилетнего дедушку, но он же уже не мальчик. Как он может не знать о таком удостоверении?», но я не успел закончить свои размышления, как гость спросил:
        - А зачем документы?
        - Чтобы я мог удостовериться, что вы не вор.
        - А почему я должен быть вором?
        - А почему нет? - не сдавался я. Игра начинала мне нравиться. Тем более появилась прекрасная возможность узнать, где живет этот тип. На всякий случай. Вдруг пригодится. Конечно, никаких документов дворецкие не требуют, но гость, похоже, не в курсе. Тем временем он начинал злиться.
        - Ты меня пропустишь или нет?
        - Предъявите документы, - упрямо повторил я.
        - Слушай, ты, щенок, - прошипел он. - Если ты сейчас же меня не пропустишь, то у тебя будут большие неприятности.
        Я пропустил. Нет, не испугался. За годы работы я разных наслушался угроз, но привык и уже не реагировал, просто пора было заканчивать игру.
        Я провел гостя по коридору в гостиную, открыл дверь, низко поклонился и сказал:
        - К вам гости, сэр.
        Гость вошел и сел в кресло.
        - Разрешите идти, сэр? - спросил я, сдерживая улыбку.
        - Разрешаю, - пораженно ответил Юрий Викторович. Картина более чем удивляла его.
«То, что Костя пропустил кого-то вперед себя, уже было странно, так он еще и поклонился, и еще попросил на что-то разрешение. Это совсем на него не похоже. Обычно он все делал наоборот. Что это с ним? Не заболел ли?!» - подумал он.
        - Ну и парнишка у тебя! Ему вместо собаки сторожевой надо работать.
        - Почему?
        - Да потому что такой же тупой и упрямый. Не завидую я тебе. Наверное, когда много гостей приходит, сам им дверь открываешь, а то ведь он их изведет. Меня то он чуть до инфаркта не довел. Своими словами «предъявите документы». А еще смотрит так. Пристально. Как будто сканирует. Ужас просто. Ты где такого откопал?
        - Э…э. Так он мой племянник. В гости приехал.
        - Да - а - а. Сочувствую. От тебя тоже каждый день мучает?
        - Это у него привычка, наверное. Он же три года следователем работал.
        - Следователем? Что -то непохоже. Туповат. А что ж он тогда прислугой работает? Денег не хватает? Да?
        - Прислугой? С чего это ты взял?
        - Так он меня полчаса мучил. Не хотел пускать. Потом впустил и к тебе повел. Он же твой дворецкий.
        - Это он тебе сказал?
        - Нет, но я сам догадался. Тем более он не отрицал этого.
        - Так. Кажется, я начинаю понимать. Пойду погорю со своим «дворецким».
        В это время на кухне:
        - Дворецкий. Ха-ха. И он поверил?
        - А то.
        - Ой не могу. Ик! Ты даешь! - смеялась Катя. - Представляю, что твориться с отцом.
        - Константин. Можно тебя на минутку? - спросил он, зайдя на кухню.
        Смех прекратился. Вдвоем мы вышли в коридор, и дядя сразу же сказал:
        - Ты что себе позволяешь?
        - Вы о чем? - удивился я.
        - А то ты не знаешь! - он прищурился. - Ты что вытворяешь в моем доме?
        - Я ничего не делал.
        - Ага. А в комнату с низким поклоном не ты заходил?
        - А. Вы об этом.
        - Да. Об этом.
        - Так это была шутка. Абсолютно безобидная, - серьезно сказал я, скрывая блуждающую улыбку на губах.
        - Безобидная говоришь? А кто моего гостя допрашивал? Не ты?
        - Нет. Я только попросил предъявить документы.
        - Зачем???
        - Чтобы к вам в квартиру не проник вор.
        - А если бы он тебе паспорт показал. У него что, там было бы написано, что он вор? Тем более, какой вор полезет днем в квартиру?
        - А в том то и дело. Что вор не покажет паспорт. А знаете почему? Чтобы не засветится. А то ведь его могут потом найти, если он что украдет. - Я прекрасно играл свою роль. Я был уверен, что Самойлов не станет вдаваться в подробности. Однако мне требовалось вывести его из себя, спровоцировав на действие. Последнее, что сказал мой дядя, было:
        - Ты же завтра уезжаешь? Так вот. Уезжай поскорей и забудь о моем существовании. И больше, чтобы я не видел тебя рядом с моей дочерью. Счастливого пути.
        Он развернулся и ушел к своему гостю. Я влетел на кухню, где сидела Катя, и спросил:
        - Ты все слышала?
        - Да, - обреченно сказала она.
        - Так вот. Я принимаю твое предложение. Я выведу твоего отца…
        - Нашего отца, Костя. Ведь только он думает, что мы с тобой ничего не знаем.
        - Да. Значит нашего отца. Но для того, чтобы это выяснить мне придется уехать. Ну все сестренка. Не грусти, мы с тобой скоро встретимся.
        Я чмокнул ее в щечку и убежал в коридор, но тут же передумал и решил подслушать, о чем говорят. Я подкрался к двери и прислушался:
        - Юра, ты не представляешь, как я устал от всего этого.
        - Я давно хотел тебя спросить: почему ты не уволишься?
        - Не могу.
        - Я же смог.
        - Ты ушел, когда все только начиналось. Да и тем более я боюсь.
        - Чего?
        - Боюсь, что могут убрать.
        - Да ну брось. Кому это выгодно? Я уверен, что Владимир Алексеевич не такой.
        - Может он и не такой. А вот Волков на все способен.
        - Волков? Кто это?
        - Правая рука шефа. Он пришел, когда ты уже уволился.
        - А до него же был другой. Гад ползучий, - прошипел он.
        - Да. Но Волков хуже.
        - Ладно, Боб. Не об этом речь. С чего ты взял, что он тебя уберет?
        - Понимаешь, мне кажется, что у нас завелся шпион.
        - Ха-ха-ха. Шпион. Боб, ты часом американских боевиков не насмотрелся. А?
        - Зря смеешься. Я тебе могу доказать. Когда Владимир Алексеевич уехал по делам на месяц, всем управлял Волков. Так вот. Что бы не происходило, он обо всем узнавал.
        - Так это значит, что у вас в коллективе завелся «дятел». Нужно его просто вычислить. И все проблемы решены.
        - Не все так просто. Меня смущает, что произошло после того, как я был у тебя в последний раз. Когда я уходил, мне показалось, что за мной следят. А потом, когда я вернулся в лабораторию, Волков вызвал меня к себе и начал выяснять, почему я пошел к бывшему лаборанту, то есть к тебе. Я сказал, что мы старые друзья. Он запретил мне приходить сюда, иначе… - он понизил голос до шепота, поэтому я ничего не услышал, но в щелочку увидел, как дядя изменился в лице, а потом, отодвинувшись, гость добавил:
        - Так что у меня будут большие неприятности.
        - Да. Дела. Погоди, а если этот человек… Как ты там его описал?
        - В темном плаще и капюшоне. Лицо разглядеть невозможно.
        - А если он и сейчас следит?
        - Не знаю. Вроде не должен. Я когда шел к тебе, постоянно оборачивался, но слежки не заметил. Не знаю, кто этот шпион и что ему нужно, но дело не чисто. И мне кажется, что за всем стоит Волков. Я решил, что найму человека, который последит за этим шпионом.
        - Ты шутишь?
        - Нисколько. Если даже Волков его поймает, у меня есть козырь в рукаве.
        - Что?
        - Скорее кто, - загадочно улыбнулся он.
        - Ты нашел их?
        - Всех четверых, - торжествующе поднял он палец.
        - С ума сойти. Их четырнадцать лет не мог никто найти. Как?
        - Неважно. Главное, я смогу прижать Волкова, и он сам пойдет сдаваться.
        - Не смей. Он не из той категории людей, которые поджимают хвост.
        - Не волнуйся. Нажимать буду не я.
        Самойлов хотел, было, что-то спросить еще, но гость сказал:
        - Извини, мне пора.
        - А откуда этот человек? Из «наших», или из обычных?
        - Из «наших», - гордо ответил он.
        - Что ж, друг, удачи.
        У меня заблестели глаза. Шпионы, лаборатория, «наши», обычные, интересно кто это? Сколько тайн! И все они мои. Что ж Катенька, я выполню твою просьбу. Я заодно выясню, чем занимается наш отец.
        Когда они вышли из гостиной, меня и в помине не было. Все-таки пять лет работы сыщиком не прошли даром.

***
        Я бездумно листала страницы учебника. География как всегда ужасала своей скучностью. Когда мне надоело заниматься ерундой, я достал под партой фантастику и начал читать.
        - Ну как? - шепотом спросила Саша.
        - Суперская книжка. Оторваться невозможно.
        Прозвенел звонок, и я вышла в рекриат размять ноги. Устав толкаться в холле, я поднялась на третий этаж в правое крыло. Наша школа отличается своеобразной постройкой в форме буквы «Г». В основании этой «буквы» и происходит основная неугомонная жизнь школьников. В «хвостике» находились заброшенные и никем не ремонтируемые кабинеты. Я обожала приходить сюда во время больших перемен и наслаждаться тишиной, а не криками учеников и завучей. За одиннадцать лет наслушалась по самое «не могу». «Все-таки я романтик», - усмехнулась я про себя и прижалась к батарее. Как назло, в субботний день весна показала на что способна. Отопление почти везде отключили, а здание промерзло, и согреться можно было, только бегая по коридорам. Батарея отдавала последнее тепло мне. Я услышала шаги. Они неумолимо направлялись в мою сторону. Я сначала хотела дернуться и спрятаться в туалет, но потом решила плюнуть на всех и вся и просто закрыла глаза. Шаги стихли. Решив, что некто ушел, я открыла глаза и, подпрыгнув от испуга, непроизвольно уселась на подоконник. Увидь меня сейчас наш завуч, мне бы влетело за «порчу школьного
имущества». Передо мной стоял отнюдь не завуч, что уже радовало. Молодой человек лет восемнадцати. Про таких говорят: «в самом расцвете сил». Курчавый блондин с небесно-голубыми глазами с любопытством меня разглядывал.
«Сашкин идеал», - невольно подумала я. Под одеждой угадывалось тренированное тело. Смуглая кожа дополняла облик. «Ну точно мачо для Сашки».
        - Извините, - виновато улыбнулся он, показав безупречно ровные и белые зубы. - Я вас напугал.
        - Колокольчик носите, - огрызнулась я, невольно обозлившись на красавчика.
        - Я не займу у вас много времени. Меня просили передать. У вас недавно был день рожденья, - он протянул мне маленькую бархатную коробочку.
        Я открыла ее. На подстилке из синего бархата лежал медальон. Золотой кулон в виде двух разделенных половинок, а между ними камень в форме ромба, висел на тонкой золотой цепочке.
        - Ни фига себе! - невольно воскликнула я.
        Медальон удобно лег в руку. Он был легким и почему-то теплым. Я пальцем потрогала камень. Гладкий, ограненный. Коснувшись его, я закрыла глаза и сразу же погрузилась в странный сон…
        Лучи утреннего солнца мягко касаются воды. Море простирается до горизонта. На берегу странный откос, как кошка с прижатыми ушами. Внизу, у подножия откоса, небольшой деревянный дом. Впереди расстилается золотистый пляж. На песке, у кромки воды, расстелено покрывало и сидят двое молодых людей. Парень и девушка ласково смотрят друг на друга. Недалеко от них веселиться четверо детей: три девочки и один мальчик. Все кажутся примерно одного возраста. Мальчик обернулся. Я вздрогнула. Белые кудри кольцами падали на загорелые плечи. Небесно-голубые глаза смотрели доверчиво. Парень отвлекся от созерцания любимой и крикнул:
        - Лера, Саша, вылезайте из воды. Идемте завтракать.
        Девочка вылезла из воды. Рыжие локоны свисали сосульками. Зеленые глаза светились счастьем. Вместе с ней из воды вылезла другая девочка. Она тряхнула своими белыми волосами и принялась искать что-то на песке…
        Видение закончилось. Я стояла в рекриате с горящими глазами и пылающими щеками, по-прежнему сжимая камень.
        - Кто ты?
        - Артем.
        Я прижала парня к стенке. Он ничуть не испугался.
        - Кто тебя послал? От кого это? - заорала я.
        - Боб Сэйлор, - коротко и спокойно ответил он.
        - Адрес.
        - Кондратьева 82-28, - тем же тоном сказал он. - На седьмом троллейбусе до конечной. От остановки два дома и направо. Там между магазинами кирпичный дом.
        Я отпустила парня и пошла на урок. К моему удивлению, и, конечно же, сожалению, отсутствовала я всего лишь перемену. После шестого урока, я, отправив Сашу домой (врать нехорошо, но, по-моему, она и сама была не против), поехала к этому неизвестному. Дом я нашла быстро. Подъезд встретил меня домофоном и бдительными старушками. Если с первым я знала, как справиться, нажав кнопку «28», то со вторыми возникли проблемы.
        - Ты куда?
        - В 28, - невозмутимо ответила я.
        - Ходят тут всякие. Сначала эти студентки натурой сессию сдают, а потом удивляемся, отчего у нас в городе плохие специалисты.
        Открывшейся двери я была безумно рада. Из всего услышанного вывод я могла сделать только один: этот незнакомец - профессор, но от этого было не легче. Краска так и не сходила с лица. «Ну с чего они взяли, что я студентка, да еще и… брр. Не хочу даже об этом думать!» Дверь открылась. На пороге стоял мой утренний знакомый.
        - Ты специально позвал меня в свою квартиру? - вместо приветствия прошипела я.
        - Она не моя. Проходи.
        Наступив на горло бдительности, я вошла. Квартира поражала своим евроремонтом. Так и хотелось пощупать все. Ламинат «деревянной» дорожкой вел в кабинет. Когда я вошла, то поняла, что его обустраивал сам хозяин. Все в стиле ретро. Из общего великолепия и богатства «выпадал» белоснежный кожаный диван. На него-то я и села. Ноги сами зарылись в пушистый ворс ковра. Хозяином квартиры оказался мужчина лет сорока. Выглядел он превосходно. Подтянутый, мужественный, с волевыми чертами лица. Идеал незамужних женщин «слегка за тридцать». Он подошел ко мне, поздоровался и, глянув через мое плечо в коридор, нахмурился. Я тоже оглянулась, но там никого не было. Видимо это его и расстроило.
        - Ты отнес коробку по другому адресу? - строго спросил он.
        - Да. Я думаю, она сейчас подойдет.
        - Коробка? - опешила я. Эти типы начинали действовать мне на нервы.
        - Да нет же, - рассмеялся хозяин.
        В дверь настойчиво позвонили. Когда парень вернулся, по его правую руку стояла девушка, а по левую - Саша. Второй раз за сегодняшний день я подпрыгнула.
        - Ты-то что здесь делаешь?
        - А ты?
        - Вопросом на вопрос отвечать невежливо.
        - А говорить, что идешь к зубному? А врать подруге?
        - Ты сама была не против от меня избавиться.
        - Но я тебе не врала!
        - Хватит, - сказал мужчина. - Присаживайтесь.
        Втроем мы сели на диван. Я сдвинулась на край. Девушка села между нами.
        - Догадываюсь, что вы не знаете, зачем я вас сюда позвал. Начну с главного. Валерия, Александра, вы в курсе того, что ваши родители удочерили вас? - он выжидательно на нас посмотрел.
        - Что? - заорали мы с Сашей. - Да как вы посмели!
        Он мягко улыбнулся и передал нам бумажку. Это была выписка из детдома. То, что она была настоящей, не приходилось сомневаться. Мы молчали.
        - Ваши родители удочерили вас возрасте двух и трех лет. Практически сразу после того, как вы туда попали. Вы понимаете, к чему я клоню?
        - Настоящие родители погибли? - безнадежно спросила я, чувствуя, как к горлу подступает тошнота.
        - Наоборот. Я более чем уверен, что все ваши родители живы.
        - Какие все?
        - Эти ребята тоже из детдома, - он указал на Артема и девушку.
        - То, что вас разлучили с настоящими родителями, большая беда, но она решаема! Это все козни одного человека.
        - Ага, - нервно рассмеялась Саша. - Как в мексиканском сериале. Хуан Карлос украл у Изауры ребенка, и через восемнадцать лет решил рассказать ребенку о существовании мамы. Совесть замучила.
        - Послушайте, - нахмурился он, - я понимаю, что вам тяжело принять эту правду, но ее надо принять. Для того, чтобы найти настоящих родителей, вы должны узнать еще одну вещь. Вы чародеи.
        - Что? - опять в один голос закричали только мы с Сашей. - Вы совсем с катушек съехали?
        Он молча щелкнул пальцами и в камине, между прочим декоративном, вспыхнул огонь.
        - А может он реагирует на щелчки, - предложила я.
        Мужчина поднял руку и бутылка минералки, стоящая на столике, поплыла к нему.
        - Ловкость рук, - не отстала я.
        Он так на меня посмотрел, что у меня зачесались руки. Так захотелось запустить в него чем-нибудь очень тяжелым. Неожиданно со стола сорвался журнал и стремительно полетел в него. Мужчина выставил вперед руку и журнал на полпути упал. Мои контраргументы иссякли.
        - Теперь вы дослушаете меня? - сурово спросил он.
        Я решила не влезать. Иногда лучше остаться в сторонке.
        - Я был хорошо знаком с вашими родителями и по старой дружбе хочу помочь. Некий Волков, вам, конечно, эта фамилия ни о чем не говорит, украл вас у ваших родителей с целью шантажа, но впоследствии вы ему стали не нужны, и он отдал всех в детдом.
        - Почему же тогда родители не искали нас? - спросила девушка. Я впервые услышала ее голос.
        - Они искали вас. Вот только и предположить не могли, что Волков поступит так подло. Он отдал вас в обычный мир, а ваши родители искали вас в магическом.
        - А он что, есть?
        - Конечно.
        - А как туда попасть? - заинтересовался Артем.
        - Пока я вам этого не скажу, а то вы по неопытности можете совершить ошибки. А теперь я хочу отомстить Волкову за совершенную им ошибку. Я пытался найти ваших родителей, но, боюсь, одному мне не справиться. Поможете?
        - А что мы должны сделать?
        - Во-первых, объединиться. Вчетвером вам будет удобнее и безопаснее. Во-вторых, ваше первое задание будет проследить за одним человеком и выведать о нем максимум информации.
        Мы вышли на улицу. До вечера было еще далеко, но тучи вовсю заволокли небо.
        - Может в кафе? - предложил Артем.

«Алафея» приятно обрадовала пустым залом и приемлемыми ценами. Мы сели за столик, сдвинули стулья и заказали чай.
        - Ну что, давайте знакомится. Артем.
        - Марина.
        - Саша.
        - Лера. А что дальше?
        - Не понял.
        - Вы что, серьезно решили поиграть в детективов?
        - По-моему он не врал насчет родителей.
        - Мы живем в двадцать первом веке. Если раньше, человек мог носить за пазухой максимум пистолет, то сейчас, может запросто автомат и гранату в зубах, - злилась я. - Если мы хотим сохранить свою жизнь и здравый ум, то не будем в это ввязываться. Да и что за описание человека: плащ с капюшоном? Это же глупо.
        - Она в чем-то права, конечно, но если честно, то я очень хочу найти родителей.
        - Я не буду в этом участвовать!
        Я встала и направилась к двери.
        - Лер, - окликнула меня подруга, - мы же всегда с тобой мечтали о приключении. А тут такое, да еще и магия какая-то.
        Я остановилась. Внутри меня что-то сопротивлялось, но я услышала в голове голос своего алима:
        - Вернись.
        - Эрик, это глупо и опасно.
        - И это говорит мне та, которая три часа назад мне все уши прожужжала о том, что какие приключения ее ожидают после встречи с незнакомцем.
        Я вернулась к столу.
        - Ладно. Разработаем план.
        - Я думаю, что план не поможет. Нужно просто бродить пот улицам города и этот человек нам рано или поздно попадется.
        - Наивный, - обозлилась я. - «Рояль в кустах» в другом месте будешь искать.
        - А мне кажется, что нужно просто проследить за Бобом и мы выйдем на этого человека, - тихо сказала Марина.
        - Почему? - удивились все.
        - Если Боб о нем знает, значит, он его либо видел, либо знаком. Второй вариант отпадает, так как Боб на все лады утверждал, что ненавидит Волкова, а раз человек от Волкова, то, следовательно, он просто видел этого человека.
        - Но он мог всего раз его увидеть.
        - Тогда зачем бы он просил нас следить за ним?
        - А у тебя котелок варит, - одобрительно хмыкнул Артем.
        Мы расстались, договорившись встреться завтра. Марина и Артем пошли в одну строну, а мы на остановку.
        - Выскочка, - сказала Саша, как только мы от них отошли.
        - Кто?
        - Марина.
        - Влюбилась что ли? - рассмеялась я.
        - Вовсе нет, - покраснела подруга. - Ну если немного… Он такой красивый, умный, интеллигентный. Он такой… - она мечтательно закрыла глаза.
        - Саш, поехали уже.
        Я бесцеремонно втолкнула ее в автобус. Нас тут же зажали со всех сторон и все мысли улетучились сами собой.

***
        Я вышел через черный выход. Пробрался через колючие кусты, изодрав куртку и руки, и затаился в них. Я ждал, когда Боб выйдет, чтобы вычислить, кто за ним следит. Боб вышел. Я напряг зрение, чтобы не пропустить того, кто пойдет за ним, но никто не двинулся. Я хотел, было, разочароваться, но заметил, как одна фигура тенью проскользнула по стене дома, и тут же ринулся за ней. Вскоре они вышли на просторную улицу, и я заметил, как из кармана преследователя выпала какая-то бумажка. Нагнувшись, сунул ее в карман и решил, что потом прочитаю. Боб шел не оглядываясь. Через несколько минут он поймал машину и уехал. Я следил за шпионом, но тот даже не шелохнулся. Он свернул в парк. Я пошел за ним, но, войдя в парк, никого не нашел. Найдя пустую лавочку, я сел и задумался. «Интересно, а почему он не поехал за ним? Почему он не снимает капюшон? Прячет лицо? В принципе логично. Где же мне его теперь искать? Ну конечно! Как же я сразу не догадался! Он же потерял какую - то бумажку. Может она мне поможет его найти?» Я развернул бумажку и прочитал: «Сегодня ты переночуешь в другом месте. Улица Московская, дом два,
квартира восемнадцать. Придешь туда к семи. Я буду там. Так будет безопаснее». Сегодня удача явно на моей стороне. Я еще немного погулял по парку и пошел по указанному в записке адресу. До места назначения добрался ровно в семь. Поднялся на пятый этаж, подошел к восемнадцатой квартире и позвонил в дверь. И тут меня пронзила мысль: «А с какой стати он впустит меня в квартиру? Я же чужой человек. Он вообще может дверь не открыть. Что же я тогда буду делать?» Но я не успел закончить. Дверь открылась.
        - Заходи, - сказал низкий мужской голос.
        В прихожей стояла кромешная темнота. Определить, где стоял обладатель голоса, было невозможно. Я зашел, и тут же дверь захлопнулась. Чем-то очень тяжелым меня стукнули по голове. Я упал и потерял сознание.
        Глава 3
        ХИТРАЯ ЗАЖИГАЛКА.
        Я с трудом открыл глаза. Все тело ужасно болело. Голова раскалывалась на тысячи кусочков. Огляделся. Я лежал на полу в самой обычной комнате, похоже это был зал. Наполовину разбитый шкаф, комод, маленькая тумбочка, на которой возвышался старенький телевизор. На окне висела самый простой тюль. Рядом с тумбочкой, я разглядел дверь. «Значит выход на балкон. Интересно, а какой этаж? Черт, я же сам поднимался. Пятый этаж. Д-а-а. От удара котелок совсем не работает». В моей голове начало проясняться. Я вспомнил, как кто-то ударил меня по голове, а вот потом… ичего. Пусто в голове. Наверное, оттащили в эту комнату. Но кто? Я лихорадочно соображал что делать, но больная голова плохо соображала. Услышав, как кто-то идет по коридору, я замер. В комнату вошел молодой человек. На вид ему было лет двадцать. Он был приятной наружности. Встретив такого человека на улице, мне бы и в голову не пришло, что этот человек может быть шпионом. Молодой человек приблизился и сел на кресло напротив.
        - Ну что? Будем говорить или молчать? - спросил он.
        От беспорядочного хода мыслей сообразить правильный ответ не удалось.
        - Значит молчать, - подвел итог юноша. - Хорошо. По-хорошему не хотим. Значит будем по-плохому.
        - А как это? - поинтересовался я. - И что вы хотите от меня узнать?
        - Да ничего особенного. Ответь на один вопрос: на кого ты работаешь?
        - Ни на кого. Я сам по себе.
        - А врать нехорошо. Я прекрасно знаю, что ты на кого-то работаешь.
        - Вообще-то я с детства никому не вру.
        - Ну значит научился. А ну быстро говори правду, шпион недоделанный! - И парень потряс железным прутом, - А то еще раз огрею. Мало не покажется.
        Я не на шутку перепугался. Если меня опять стукнут, то крышка будет детективу. Но тут меня осенило: «Почему он назвал меня шпионом? Это ведь он шпион». Вся гамма удивления и страха отразилась на лице. Я был не в состоянии хорошо соображать, но когда парень встал и двинулся на меня с железным прутом, я, с несвойственной в моем разбитом состоянии резвостью, вскочил на ноги и сказал:
        - Только попробуй еще раз меня стукнуть!
        Парень замер. Взгляд его был испуганным, но каким-то задумчивым. Юноша бросил прут. Мы некоторое время молчали, потом, словно по неведомому сигналу сцепились друг с другом. Драка продолжалась долго. Потом, извернувшись, я заехал парню по ноге и тот, не удержавшись, упал, ударившись головой об пол.
        Я с удовольствием сел в кресло.
        - Ты живой?
        - Живее не бывает - отозвался он. Но встать во весь рост так и не смог. Он приподнялся и сел, облокотившись на стену.
        - Теперь моя очередь задавать вопросы. Отвечай. Почему ты следил за Бобом? Кто твой шеф? Отвечай!
        Парень молчал. Взгляд устремился на меня, но взгляд был не таким как раньше. Было ясно: парень напуган.
        - Кто вы? - прошептал он.
        - Это неважно. Я знаю, что это ты шпион. Говори, кто тебя нанял?
        - Вы читали записку?
        - Читал, как и ты, одного не могу понять. Если твой шеф тебя не дождался, то как ты вошел в квартиру, да еще раньше меня?
        - Это квартира моей бабушки. Она давно умерла. И я когда прихожу с рейсов, здесь живу.
        - С каких еще рейсов?
        - Я моряк.
        - Не морочь мне голову! Ты шпион.
        - Я моряк. И я думал, что это вы шпион!
        Возможно, драка была бы неизбежна, но я спросил:
        - Ты записку читал?
        - Я ее писал. Я хотел заманить шпиона в ловушку, и когда ты зашел, подумал, что это ты, - неожиданно перешел на «ты» парень.
        - Поэтому ты меня стукнул по голове.
        - Да.
        - А я шел, чтобы поймать этого шпиона на квартире.
        - Я не шпион - стал оправдываться парень.
        - А почему я должен тебе верить?
        - А я?
        - У меня нет темного плаща.
        - У меня тоже.
        - Я ищу шпиона.
        - И я тоже.
        - Неужели…?
        - Да. Похоже, подготавливая ловушку для шпиона, мы попались в нее сами.
        - Ужас. Что же теперь делать?
        - Мириться и искать его вместе.
        - Да. Пожалуй ты прав.
        - Кстати, я Джек.
        - А я Костя, - мы пожали друг другу руки.
        - Может чаю?
        - Не откажусь, а заодно от горячей воды для промывки раны на моей бедной голове и чистых бинтов.
        - Сейчас разберемся.
        Мы сидели на кухне, перевязывали свои раны, рассказывали друг другу, как оказались впутанными в эту историю. Джек сказал, что его попросил помочь приемный отец, а я сказал, что меня попросила сестра последить за странным человеком. Неожиданно дверь ванной распахнулась и оттуда вышла небольшая рысь. Я округлил глаза:
        - Это кто?
        - Э…э. Это домашнее животное.
        - Домашнее? Больше похоже на дикое.
        - Это моя рысь. Она одомашненная кошка.
        - А она не кусается?
        Джек не успел ничего сказать, как рысь подошла ко мне и лизнула руку.
        - Вот видишь, она приветливая.
        - Хорошенькая. А как ее зовут?
        - Лекси.
        - Очень красивое имя. Ладно. Я пойду.
        - Куда?
        - Домой. Устал, голова болит, да и теперь заново придется искать след шпиона. Кстати, удачи тебе. Пока.
        - Пока, - уныло сказал Джек. Искать шпиона одному ему явно не улыбалось.
        - Погоди! - окликнул он меня.
        - Что еще? - раздраженно отозвался я. Перспектива мягкой постельки и кота под боком, которая ожидала дома, радовала меня больше, чем шатание по темным улицам.
        - Давай вместе искать. У нас разные цели, но человек то один. Просто вместе будет его легче найти. Вдвоем то и веселее и спокойнее.
        - Ну не знаю. В принципе я ничего против не имею, но если ты еще раз ударишь меня чем-нибудь тяжелым по голове, берегись. Пощады не будет.
        - Обещаю, больше такого не повторится.
        - Ладно. Уговорил. До завтра.
        Утро выдалось премерзким. Сначала телефон вместе с будильником вылетел в окно. Я абсолютно случайно спросонья швырнул его. Жаль не в ту сторону. Кофе получился на удивление гадким. Потом автобус сломался, и пришлось тащиться пешком три остановки.
        - Слушай, ты прости меня за вчерашний удар. Сильно болит?
        - Если увидишь аптеку, скажи. Анальгин возьму.
        - Ладно, - пообещал Джек.
        Настроение было отвратительное. Голова жутко болела, не давая сосредоточиться. А еще было до боли обидно за упущенного шпиона, да еще с каким-то доморощенным детективом связался. «Эх, надо было самому искать» - с горечью подумал я.
        - Смотри, - шепнул Джек, - Это он.
        Мы увидели, как человек вышел из гостиницы и направился в сторону автобусной остановки. Не сговариваясь, мы разделились. Джек пошел за шпионом, а я в гостиницу. Войдя, я сразу увидел девушку с бейджиком и подошел к ней.
        - Здравствуйте.
        - Здравствуйте. Вы не подскажите, где можно получить информацию по интересующему меня человеку?
        - У меня.
        - Замечательно. Девушка, скажите, пожалуйста, человек, который сейчас отсюда вышел, кто он?
        - Он проживает здесь.
        - А вы не могли бы назвать мне его данные?
        - Это конфедициальная информация. Я не могу ее вам сказать.
        - Я частный детектив, - я показал удостоверение. - Я разыскиваю одного человека, и хотел бы удостовериться, не он ли это?
        - Хорошо, хорошо, - засуетилась девушка. - Сейчас.
        Она подошла к компьютеру и вскоре сказала:
        - Иванов Андрей Викторович.
        Я вздохнул. Ну почему все, кто хочет скрыться, представляются Ивановыми?
        - А он показывал вам паспорт?
        - Да.
        - А вы сравнивали фотографию в паспорте с живым человеком?
        - Я…я.
        - Вы не сделали этого?
        - Он сказал, что паспорт в сумке и он потом принесет. И так и не принес, - с сожалением в голосе добавила она, прекрасно понимая, что если вся правда вылезет наружу, то пятизвездочному отелю придется потерять свою звездочку.
        - Он что, неделю его доносил?
        - Он только вчера въехал и уже сегодня утром ушел.
        - У вас есть ключи от его номера?
        - Так он съехал.
        - Я хочу осмотреть его комнату. Организуйте это, пожалуйста.
        - Сейчас. Лена! Иди сюда.
        - Да, Софья Викторовна.
        - Возьми ключи от сорок второго номера и проводи туда молодого человека.
        - Хорошо.
        Мы поднимались по лестнице на второй этаж. Гостиница представляла собой семиэтажное здание. Нехило. Бассейн со всем к нему прилагающемся занимал весь первый этаж. Осмотрев интерьер гостинцы, я сделал вывод, что номер в такой гостинице будет стоить недешево, а значит не каждому по карману. Лена оказалась очень разговорчивой, но ни одной крупицы стоящей информации я не услышал. В номере не нашлось ничего интересного.
        - Лена, скажите, пожалуйста, а кто убирал в этом номере?
        - В этом номере никто не убирал. Постоялец отказался от этой услуги.
        - Почему?
        - Он объяснил это тем, что не любит присутствия посторонних людей в его комнате.
        - Хм. Странно.
        - Да он вообще какой-то странный был. Я, честно говоря, ни разу не видела его лицо. Такое ощущение, что он его прятал.
        - Вполне возможно.
        - А знаете, к нему постоянно одна и та же девушка ходила.
        - Девушка? - заинтересовался я.
        - Да.
        - А вы можете ее описать?
        - Молодая, красивая, темные густые волосы, карие глаза, хорошая фигура.
        - А может вы запомнили какие-нибудь мелочи?
        - Мелочи… Вспомнила. У нее короткие волосы, до плеч, но, несмотря на это, она их все время в хвостик убирала. И еще, она, когда заходила в номер, всегда оглядывалась, как будто боялась, что увидит кто.
        - А были какие-то особые приметы? Родинка, серьезный ожог…
        - Вы знаете, была татуировка. В виде змеи. Эта девушка как-то подошла в полотенце к номеру, видимо из бассейна, полезла за ключом в сумочку и полотенце уронила. Так вот, под левой лопаткой была эта татуировка. Девушка сразу завернулась в полотенце и стала оглядываться, не видел ли ее кто, а потом зашла в номер.
        - Неужели она вас не заметила?
        - Нет. Я стояла на лестнице. Она меня попросту не увидела.
        - Спасибо огромное. До свидания.
        - До свидания.
        Я вышел из гостиницы абсолютно счастливым. «Так, первая ниточка есть. Интересно, а где Джек?» Джек подбежал очень запыхавшийся.
        - Ты чего так долго?
        - Так я это…
        - Что?
        - За ним шел.
        - Что-нибудь узнал?
        - Нет. Это гад от меня смылся.
        - Он заметил слежку?
        - Нет. Он просто шел, шел, потом вышел на обочину остановил такси и укатил в неизвестном направлении.
        - А почему ты не взял такси и не поехал за ним?
        - Потому что! Ни одна машина не остановилась. И, после двадцати минут я решил, что вряд ли я его догоню. А ты что-нибудь узнал?
        Я рассказал все, что узнал в гостинице.
        - Может перекусим?
        - Давай, а то с утра во рту ни росинки.
        Уже сидя в кафе мне пришла в голову мысль, и я спросил:
        - А какую попутку он поймал, ты запомнил?
        - Конечно. Красные Жигули В967ВО.
        - Так чего же мы сидим?
        - А что бежать что ли?
        - Конечно! Машина то приметная. Наверняка кто-нибудь да обратил внимание.
        - Даже поесть не даст. Детектив фигов, - пробурчал Джек.
        Мы выбежали из кафе и повернули туда же куда и машина. Расспросив некоторых людей, выяснили, что маршрут был короткий. Всего то два небольших поворота. И в конечном итоге, машина остановилась у причала, а человек пошел к бару.
        - Значит так. Видишь его? - спросил я.
        - Да.
        - Он с кем-то разговаривает. Потом, он, скорее всего, пойдет в этот бар. Я буду ждать его там. Прослежу за ним.
        - А я?
        - А ты проследишь за ним, когда он выйдет. Поскольку меня он может уже заметить. Понял?
        - Да. А ты потом куда?
        - Я присоединюсь к тебе.

***
        Утро. Самое нелюбимое всеми жителями города время. Ну скажите пожалуйста зачем вставать раньше только для того, чтобы успеть на транспорт? Мы в конце концов не в Москве живем. Но нет. Все люди мыслят стереотипами. Встать на двадцать минут раньше, чтобы успеть на автобус. Вот и сейчас. Все залезают в «58» автобус, хотя через пять минут придет другой, с этим же номером. Меня грубо оттолкнули в сторону. Я тоже не осталась в долгу и наступила нахалу на ногу. Ругнувшись, он все-таки залез в транспорт, а я осталась на остановке. В короткие сроки добравшись до назначенного пункта - кафе, я приуныла. До встречи еще час. Чем бы заняться? Может порадоваться отсутствию меня на контрольной или представить выражение лица завуча, когда я с наглым видом дам ей записку от мамы? Интересно, что бы мама сказала, узнай она, что я сейчас не в школе? От радостных мыслей отвлекла витрина. Магазин был еще закрыт, но на манекене красовалась мини-юбка и бирюзовая кофточка. Я даже облизнулась. Эх, если б можно было их одеть. Я закрыла глаза и представила, как здорово они будут на мне смотреться.
        - Привет, классно выглядишь.
        - А что?
        - Классная юбка.
        Я посмотрела на себя и, схватив Сашу за руку, уволокла ее за угол. Сердце бешено колотилось. На мне была та самая юбка и кофта, а вместо них в витрине были мои джинсы и футболка.
        - Я воровка!
        Я снова закрыла глаза и теперь представляла свои любимые джинсы. Процесс обмена был удачно завершен. В изнеможении я прислонилась к стене.
        - Так не бывает, - потрясенно прошептала подруга.
        - Пусть это останется нашей маленькой тайной, - улыбнулась я, направляясь к кафе.
        Кафе встретило нас пустым залом.
        - Гадина, - зашипела Саша, увидев Марину и Артема входящих вместе.
        - Всем привет! Перейду сразу к делу. Приказ от шефа был такой…
        Мы переглянулись.
        - Он сказал, чтобы мы называли его шеф, а не по имени. Так вот. Он договорился с этим человеком и договорился о встрече. Кто-то из нас должен отнести ему конверт, якобы с запиской. А когда он пойдет, проследить за ним. Проще говоря, ловим на живца. Пойти должна девушка.
        - Это еще почему?
        - Потому что я буду прикрывать тылы.
        - Я пойду, - заявила Марина.
        - Нет я, - влезла Саша.
        - Пойдет Марина. Она выглядит старше. Не обижайся Саш, но ты выглядишь ребенком.
        Саша надулась, отвернувшись к окну.
        В назначенное место встречи мы прибыли в полном составе. Загримировав Марину, на всякий случай, мы отправили ее в бар, а сами пристроились за деревом. Оттуда открывался прекрасный вид на бар и на причал. Я влезла на нижнюю ветку. Саша, все еще злившаяся на Артема, стояла рядом. Артем высматривал «врагов». «Заигрался мальчик», - подумала я. Из-за поворота выехал красный Жигули и из него вылез наш
«объект». Натянув поглубже капюшон, он пообщался с кем-то на улице и зашел в бар. Мы напряглись.

***
        Я сидел и делал вид, что меня очень заинтересовала газета. В бар зашла девушка и присела аз соседний столик. Я невольно пригляделся. Молодая, высокая. Она села, закинув ногу на ногу. И так короткая юбка, задралась. Она явно привлекала к себе внимание. Я, залюбовавшись ее стройными ножками, и кое-чем повыше, чуть не пропустил шпиона. Он вошел, огляделся и тут же направился к девушке. Девушка, тряхнув рыжими кудрями, встала ему на встречу и протянула конверт. Шпион схватил его, толкнул девушку, и убежал. Я подбежал к ней.
        - Вы в порядке?

***
        Джек скучал, стоя на обочине дороги. Внезапно из бара вылетел шпион и рванул в сторону остановки. Свернув, он обнаружил, что шпион, обогнув автобус, выбежал на проезжую часть и скрылся в парке. Пришлось мчаться за ним.

***
        Я чуть не свалилась с ветки, когда мимо меня промчался «объект». За ним на той же скорости промчался парень. Артем ринулся в бар, а мы с Сашей за странной парочкой. Нагнали мы их в парке. Те бежали по главной аллее, поднимая за собой тучи брызг. Решив перехватить обоих, мы завернули на соседнюю аллею. «Объект», по всем правилам застройщика парка, должен был сюда свернуть, но не с боку же! Вывернув с какой-то стороны, он пронесся мимо нас, отпихнув в сторону. Мы угодили в ворох мусора на лужайке. Не успели мы отряхнуться, как мимо нас пробежал второй, сбив с ног. Неужели дорожка такая узкая?
        - Извините, ради бога, не хотел, - начал он извиняться.
        - Вы не первый кто нас сбивает.
        Молодой человек посмотрел в сторону аллеи и погрустнел.
        - А вы не видели, куда он побежал? - спросил он.
        - Нет.
        - Жаль. Ну ладно, я пойду.
        - Подождите, - окликнула его Саша. - Вы потеряли зажигалку.
        Он взял в руки зажигалку. Покрутил. На его лице отразились смесь удивления и восторга.
        - Спасибо, - расцвел он, положил зажигалку в карман, и, что-то напевая, пошел к выходу из парка. Будь он повнимательнее, он бы заметил, что карман с дыркой, но он не заметил. Когда он свернул за угол, Саша сказала:
        - Смотри, а он все-таки опять потерял зажигалку.
        - Может его догнать? Он наверняка еще недалеко ушел.
        - Не надо, - неожиданно остановила меня Саша.
        - Почему?
        - Потому что не верю я ему. Мне кажется, что зажигалка не его. Да и странно он себя ведет.
        Я пожала плечами. Мы посмотрели на зажигалку, но ничего странного в ней не нашли. Такая же, как миллионы зажигалок.
        - Может выбросим? Зачем она нам?
        - А может припрячем?
        - А если родители найдут, то что?
        - Такой скандал будет.
        - Да. Давай хотя бы зажжем ее.
        Мы зажгли, но ничего необычного не произошло, а мой алим сказал: «Пока она горит, скажи: домой». Я повиновалась. Все произошло в один момент. Столб огня взметнулся перед нами, очертив на мгновенье арку, и нас, словно в каком-то вихре, перенесло по ту сторону арки. Трава под ногами зашуршала, подул сильный ветер, огонь в зажигалке потух. Мы осмотрелись. Тот же парк, те же деревья, но что-то было не так…

***
        Я проснулся от жуткой головной боли.
        - Где я?
        - Дома.
        - Что произошло?
        - Я вернулся в бар, а ты там пьяный в стельку. Вот я и притащил тебя домой.
        - Я кажется проводил девушку до гостиницы и пообещал, что мы сегодня встретимся. Вот только зачем и во сколько не помню.
        - Разберемся, - улыбнулся Джек. - Еще ночь. Спи. Завтра тяжелый день.

***
        - Лера, где мы?
        - Понятия не имею. Что произошло?
        - Давай выясним.
        Мы медленным шагом пошли по центральной аллее. Вроде бы все было то же самое: те же деревья, те же мостики, но есть какое-то различие, которое мы не замечаем. Мы присмотрелись и обнаружили нечто очень любопытное. У каждого человека рядом сидело какое-то животное или птица.
        - А у той девочки рядом идет черный кот.
        - Ага. А у девочки рядом с ней - воробушек.
        Мы замерли. Девочки, о которых шла речь, стояли перед нами. Это были мы, стоящие перед зеркалом. Мы переглянулись. Слишком странно. Ко мне на руки запрыгнул кот. К Саше - воробушек. Нам хватило двух секунд, чтобы понять, кто перед нами.
        - Эрик, где мы?
        - А не хотите сами узнать? - хитро улыбнулся он.
        Мы гуляли по ночному городу. Конечно, нас слегка удивило, что здесь ночь, а не утро, но нашлись поводы удивляться посущественнее. Город поражал своим великолепием. Неоновые вывески, яркая реклама, ночные кафе, бары, рестораны. В парке было множество разных компаний. Это были и взрослые, и подростки, и даже старики. Мы наслаждались ночной жизнью города. Нам казалось, что прожили здесь всю свою жизнь. В парке пели песни, проводили различные конкурсы. Поучаствовав во многих общих весельях, мы устали и забрели в какой-то тихий квартал. Здесь не было ярких вывесок, рекламы. Казалось, что улица погрузилась в сон. Улица была широкая, по краям, словно игрушечные, стояли домики. Одни были одноэтажные, другие двухэтажные. У каждого домика был свой садик. Подойдя к одному из таких домиков, мы остановились. Дом неведомыми нитями затягивал. Он был не слишком большой. Двухэтажный, кирпичный. Такой же, как многие, на этой улице, но мы открыли калитку и вошли. То, что здесь никто давно не жил, было ясно сразу. Участок заброшенный, все в пыли, паутине. Дверь была деревянная, но какая-то тяжелая. Мы вошли в холл.
Просторный коридор тянулся во все комнаты: кухню, гостиную, комнату под лестницей. Резная винтовая лестница широкими ступеньками поднималась вверх. Первое, что бросилось в глаза, было великолепие этого дома. Даже под многолетним слоем пыли можно было разглядеть удивительные вещи. Например, старинные напольные часы, которые до сих пор шли, хотя, наверное, им уже было много лет. Дубовый шкаф в гостиной. В столовой, различная стеклянная и фарфоровая посуда выглядывала отовсюду. Большое зеркало с каким-то рисунком висело в коридоре. К рамке зеркала была прикреплена фотография. За много лет она выцвела, но лица можно было разглядеть. Молодой мужчина, улыбаясь, держал на руках двух девочек, а мальчик и девочка стояли рядом. Я отшатнулась. Эти лица были мне знакомы. Схватив снимок, я перевернула его. На нем аккуратным почерком было написано: «Вместе мы навсегда». Я положила фотографию в сумку. Мы поднялись по лестнице на второй этаж. Прямой коридор без каких-либо ответвлений. Пять комнат. Я заглянула в каждую. Ничего особенного. Кровати, шкафы, игрушки. Но больше всего меня поражало отсутствие фотоальбомов.
Ни одного. Дойдя до конца коридора, мы заметили простую деревянную лестницу, которая была прислонена к стенке. Саша подставила эту лестницу к открытому люку. Чердак был немаленький. Стоя на одном конце с трудом можно было разглядеть, что находится на другом его конце. Побродив по чердаку еще немного мы стали пробираться к выходу. При этом, я обо что-то споткнулась и упала, ударив коленку.
        - Да что же это такое!
        - Сильно больно?
        - Да нет, терпимо. Интересно обо что это я так?
        - Похоже, это что-то…
        Саша взяла в руки то, обо что я споткнулась и стряхнула пыль. Это оказалась шкатулка. Саша открыла ее, и…чудесная музыка полилась оттуда. Она напоминала и пение соловья, и волшебные звуки моря. Песня была настолько прекрасна, что мы, слушая ее, забыли обо всем на свете. Казалось, что вся радость мира, все блаженство и удовлетворение - здесь. В этой песне. Когда песня закончилась, мы еще долго молчали, смотря на эту шкатулку. Я с детства ненавидела любые мелодии, но это был верх мастерства.
        - Да это же музыкальная шкатулка, - опомнилась я, после паузы.
        - Мне кажется, что я уже слышала эту музыку.
        Она встала и сначала медленно, потом быстрее начала крутиться в ритме этой песни, напевая слова. Я присоединилась. Вскоре, взявшись за руки, мы танцевали. Казалось, музыка звучит повсюду, хотя на самом деле музыка была только в голове. Мы танцевали не останавливаясь. В этот момент для нас ничего вокруг не существовало. Мы танцевали, пели, и кружились под ритм, ни разу не сбившись. Песня закончилась. Мы остановились. Сердца выпрыгивали из груди. Щеки раскраснелись. Неведомый букет чувств переполнял нас. Пораженные до глубины души песней, мы спустились на первый этаж и зашли на кухню. Входная дверь хлопнула. Не сговариваясь, мы залезли в проход между холодильником и стеной. В коридоре послышались голоса.
        - Ты уверен, что она здесь, а не в какой-нибудь коробке? - спросил мягкий баритон.
        - Да. Она должна была быть здесь. Под рамкой зеркала, - ответил ему грубый голос.
        В прихожей что-то щелкнуло, и раздался оглушительный грохот и звон бьющегося стекла.
        - Твою мать! Зачем ты вообще взял его?! Тебе что, семь лет несчастья нужны?
        - Извини, - оправдывался баритон. - Заклинание случайно отрикошетило.
        - Пошли.
        - А как же зеркало?
        - Ну его к лешему. Фотку-то все равно не нашли.
        Голоса удалились. Мы вылезли и вышли через черный ход. Вернувшись на эту улицу, мы направились в сторону парка. И только дойдя до лавочки, мы одумались и остановились.
        - Где мы?
        - В парке.
        - Надо возвращаться.
        - Надо, - согласилась подруга. - Давай еще погуляем по городу. Он прекрасен.
        - Возвращаемся, - твердо сказала я.
        - А давай посмотрим, кто живет по нашим адресам.
        - Уже утро.
        - А у нас дома наверное вечер. Лерочка, ну пожалуйста.
        Когда Саша смотрела на меня такими глазами, я сдавалась, да и сейчас бороться с нахлынувшими чувствами было нелегко. Я потрогала сумку и нащупала форму шкатулки.
        - Пошли.
        Мы взялись за руки и, что-то напевая, вышли из парка. Мы ходили по улицам и удивлялись. Насколько этот город отличается от того, в котором мы живем. Вроде все те же здания, те же улицы, даже названия улиц такие же. Этот город был отражением нашего города, но… в этом городе была совершенно другая атмосфера. Как будто волшебная. И вот, мы дошли до дома, в котором в нашем городе жила я. Мы поднялись и позвонили в квартиру. За дверью кто-то упал. Дверь распахнулась и перед нами предстала растрепанная девушка лет шестнадцати. Рядом с ней стояла другая, видимо такого же возраста.
        - Вам кого?
        - Иванову, - брякнула я первое, что пришло в голову.
        - Здесь такие не живут.
        Но закрывать дверь она не торопилась. Что-то удерживало ее от этого поступка. Может быть, мы бы и расстались, но в момент, когда девочка, судя по всему, хозяйка дома, собиралась закрыть дверь, вышел мужчина и спросил:
        - Катя, кто это?
        - А это мои друзья. Познакомьтесь, - и она вопросительно посмотрела на нас. Мы не растерялись и вскоре уже сидели у Кати в комнате.
        - Я Катя. А это моя подруга Наташа.
        - Очень приятно. Я Лера. А это моя подруга Саша, - мы пожали друг другу руки и рассмеялись. Слишком нелепо все это выглядело.
        - А почему ты не сказала, что мы ошиблись?
        - Просто у папы очень сложный характер. Он не любит незнакомцев. А мне очень хотелось с вами поговорить.
        Спустя полчаса мы примерно знали друг о друге все.
        - Ой, уже одиннадцать. Мы к зубному опоздаем - спохватилась Катя.
        Мы переглянулись. Домой возвращаться страшно. Нас слишком долго не было. Может разразиться скандал. Повинуясь, какому-то внутреннему чувству, я решилась и рассказала всю правду. Теперь переглянулись Катя с Наташей. После минуты молчания, Наташа спросила:
        - Так вы оттуда?
        - Откуда?
        - Из параллельного мира.
        - Мы думали, что это ваш мир параллельный.
        - Теперь понимаю, почему у вас есть алимы, но нет медальонов, - тихо сказала Катя.
        - Каких медальонов? - спросила Саша.
        - Никаких. Я сказала …сколько уже времени, - стала выкручиваться Катя.
        - Нет. Ты сказала медальонов. Я правильно услышала, - упорствовала Саша.
        - Ладно. - Катя посмотрела на Наташу и тогда сказала: - Понимаете, медальоны носят чародеи. Вот мы с Наташей чародеи. Мой папа чародей. Но показателем чародей человек или нет, является не только медальон, но и алим. А у вас алимы есть, поэтому на отсутствие медальонов мы и не обратили внимание.
        - Так мы все-таки попали в мир чародеев?
        - Да.
        - А мне Эрик говорил, что алимы есть у каждого человека.
        - Да, это так. Но все дело в арке. Вы же через нее проходили?
        - Да.
        - Так вот. Обычный человек пройдя через арку, ничего не почувствует и ничего не увидит.
        - Супер. Мы и в самом деле чародеи. Не может быть!
        - Может, - тихо подтвердил Эрик, сворачиваясь на моих ногах клубочком.

***
        Леша с отсутствующим выражением лица шел по улице. Небо было затянуто тучами.
«Почему она не позвонила? Наверное забыла. Ладно, сам зайду. Если встречусь с ее родителями, скажу, что одноклассник». Он поднялся и позвонил в дверь. Дверь ему открыл отец Леры.
        - Здравствуйте, - вежливо поздоровался Леша, - а Леру можно?
        - А она пропала.
        - Как пропала?
        - Вчера не пришла со школы, и до сих пор нет.
        - Вы звонили родителям Саши?
        - Да, но Саша тоже пропала.
        Леше нечего было на это сказать. Он, даже не попрощавшись, побежал в парк. Он надеялся, что там найдет Леру.
        В это время мама Леры ходила по квартире и ругала Леру, на чем свет стоит.
        - Вот мерзавка. Ну только вернись. Я тебе такую взбучку устрою, век не забудешь.
        - Да успокойся ты уже.
        - Успокойся? Да что ты в воспитании понимаешь? Вечно ты ее баловал, а теперь она сбежала. Неблагодарная. Мы, значит, ее воспитывали, учили, обеспечивали, а она ни разу спасибо не сказала.
        - Да с чего ты решила, что она сбежала? Я просто уверен, что с ней что-то случилось!
        - Замолчи. Ты прекрасно понимаешь, что она сбежала. Да что с ней могло случиться? Загуляла девка, побоялась домой возвращаться, вот и убежала.
        - Даже если так, то тогда почему ее подруга тоже исчезла?
        - Да сбежала за компанию. Вот и все. У этих же подростков не поймешь что на уме. То они магазины грабят, то убивают, а то и еще хуже бывает.
        - Ты что, Леру тоже к этим придуркам относишь?
        - Но она же подросток. Мы же не знаем, что у нее на уме.
        - Все. Хватит. Достаточно я наслушался гадостей про свою дочь. Она хорошая девочка: добрая, отзывчивая, честная. Если тебя в детстве мать гоняла, это не значит, что ты должна Леру гонять. Она это не заслужила. Да ты вообще бога должна благодарить за то, что она у нас есть!
        Она замолчала.
        - Надо было другую девочку удочерить. Может она была бы благодарной?
        - А ты не думаешь, что Лера узнала правду и поэтому сбежала?
        - Погоди. Если она сбежала, значит больше не вернется? Значит денег не будет? О ужас!
        - Каких денег? Ксюша!
        - Ну…я…это, - заерзала она на кресле. - Один человек платил мне, чтобы я выглядела настоящей матерью в ее глазах.
        - По-твоему орать и постоянно ругать ребенка это идеал хорошей матери?
        - Я думала, что моя мать это идеал. Вот я и подражала ей.
        - Он еще и платил за это? Неужели ты не поняла? Он платил за молчание. За то, чтобы Лера ничего не узнала! А я дурак думал, что ты любишь ее, поэтому и опекаешь.
        - Я люблю ее, - тихо сказала она и заплакала: - Я изменюсь…я исправлюсь…я…
        - Все в порядке. Мы найдем ее. Я обещаю.
        Он сел рядом.
        - Мы найдем ее. Обязательно.
        Глава 4
        ДЕТЕКТИВЫ.
        Стул опасно раскачивался, но я наивно полагал, что мой вес он выдержит. А зря. Ножка стула хрустнула и он стал крениться набок. Я увидел ручку сковородки, торчащую из закрытой дверцы шкафчика, и ухватился. Якобы закрытая дверца распахнулась и я с грохотом и ругательствами в адрес стула, рухнул на пол. В кухню ворвался взлохмаченный Джек.
        - Ты в порядке?
        - Да. Только стул сломал. И сковородку, - мрачно добавил я. - Разбудил?
        - Да ладно.
        - Есть хочешь?
        - Да нет. А ты зачем на стул вставал-то?
        - Хотел чай заварить. А банка с чаем наверху.
        - Понятно. Какие у нас на сегодня планы?
        - Ты извини меня за вчерашнее. Что-то меня подкосило. Расстроился я просто.
        - Все в порядке. Честно говоря, мне и самому кажется, что мы топчемся на одном месте. Никаких зацепок.
        - Ты не прав. У нас есть зацепка.
        - Какая?
        - Помнишь вчера девушку в баре?
        - Да.
        - Она как-то с этим связана. Понимаешь? Я это чувствую. Вчера я с ней договорился. Я сказал, что мы придем к ней в гостиницу. Она должна ждать нас там. Пошли скорее.
        - Да. Сейчас. Я только оденусь. Кстати, и тебе не помешает.
        Я посмотрел на себя и хмыкнул. «М…да. В трусах и майке я великолепен».
        - Я в парк, - выкрикнул Джек из коридора, натягивая куртку. - Я там вчера одну вещь забыл.
        - У тебя есть два часа.
        - Понял.
        Джек вылетел из дома и побежал в парк.

***
        - Да что же это такое. Где же она?
        Джек копался в траве, листьях. Он увидел парня, сидящего на скамейке, и подошел к нему.
        - Извините, вы здесь часто бываете?
        - Да. А что?
        - Я тут ищу зажигалку. Может быть вы видели?
        - Нет. А я двух девочек ищу. Вы не видели?
        - Нет. Хотя… А как они выглядят?
        Парень описал двух девочек.
        - Удивительно. Именно у этих девочек я отобрал зажигалку и положил ее в карман, а он оказался дырявый. Теперь ищу. А они что, пропали?
        - Да.
        - Удачи найти.
        - Тебе тоже.
        Парень развернулся и ушел. Джек же побежал к гостинице, где у входа его ждал Костя.

***
        Мы стояли у двери и прощались с новыми знакомыми.
        - Вы приходите иногда. Ах, точно. Вы же не умеете.
        - Погоди, вы же говорили про зажигалку. Вы знаете как ей пользоваться?
        - Нет, - честно призналась я. - Я просто сказала: «домой» и она сработала.
        - Значит это и есть пароль. Запомните его и если захотите, приходите. Мы всегда будем рады вас видеть.
        - Вряд ли получится. После этой заварушки, нам, наверное, запретят общаться, - грустно сказала Саша, отпуская из объятий Катю.
        - Девчонки, если вдруг что-то случится, дайте нам знать, - сказала Катя, - мы что-нибудь придумаем.
        - А если зажигалка потеряется?
        Ответа на этот вопрос не было.
        - Какая же я глупая! У меня же есть брат, и он живет в вашем мире, вот только…
        - Что?
        - Он же не чародей. И он ничего не знает о нашем мире.
        - Подожди, а как же вы тогда общаетесь?
        - По телефону. А когда мы последний раз с ним виделись, то мы тогда еще жили в вашем мире. Мы недавно сюда переехали.
        - Ну тогда можно сделать так: ты же все равно будешь с ним связываться, ну хотя бы по телефону, и тогда иногда будешь о нас у него спрашивать. Согласна?
        - Да. Все равно у нас нет другого выбора. Это наш единственный шанс связаться.
        - Хорошо. Только дай тогда его координаты и желательно фото.
        - Да, сейчас.
        Катя ушла в комнату и вскоре вернулась.
        - Вот. На листочке все координаты.
        - Спасибо. Надеюсь, мы еще увидимся.
        Мы еще раз крепко обнялись. Уж очень не хотелось расставаться. Но надо было идти. Мы вернулись в уже знакомый парк.
        - Ну что? Вперед?
        Подруга посмотрела на меня умоляющими глазами.
        - Саш, пойми, у нас нет выбора.
        - Никакого?
        - Никакого. Мы и так очень долго здесь пробыли. Нас дома уже ищут. Наше отсутствие не могли не заметить.
        Мы растворили в огне. Перед нами был наш старый неухоженный парк. Распрощавшись, мы пошли по своим домам. Я решила зайти сначала еще по одному адресу, а потом уже домой. Я завернула за угол и поднялась на третий этаж. Дверь открыл Леша.
        - Лера! Слава богу, с тобой все в порядке. Где ты пропадала? Что произошло?
        - Да ничего особенного. Просто мы с Сашей побывали в другом мире, - спокойно ответила я. - А ты не хочешь прогуляться? Я тебе по дороге все расскажу.
        Тогда я даже не заметила, как изменилась. До этого путешествия я ни за что не решилась бы на то, что сделала, когда мы подошли к дому.
        - Д-а-а. Ну и приключение. Ты когда в следующий раз отправишься куда-нибудь, не забудь меня позвать, - грустно рассмеялся Леша.
        - Хорошо, - улыбнулась я.
        - Ладно, я тогда пойду домой.
        - Пойдем со мной.
        - У тебя же родители дома!
        - Ну и что? Познакомитесь.
        Леше нечего было возразить. Он никак не ожидал от меня такого предложения. Если бы я предложила ему спрыгнуть с парашютом с Эвереста, он, наверное, и то меньше удивился. Мы поднялись. Дверь открыл папа.
        - Лера! Слава богу, с тобой все в порядке. Где ты пропадала?
        - Со мной все нормально. Можно войти?
        - Конечно.
        - Пап, познакомься. Это Алексей. Мой парень.
        - Очень приятно, - растерялся отец.
        - Взаимно, - ответил Леша.
        В коридор вошла мама. Наступила пауза. Неожиданно для всех она кинулась ко мне и начала обнимать, целовать. И только потом сказала:
        - Как хорошо, что ты вернулась.
        - Мам, познакомься, это мой парень - Алексей.
        - Очень приятно. Ксения Викторовна, - и она протянула ему руку. Леша был потрясен. Он ожидал какой угодно реакции, но только не такой. Вскоре он ушел домой, а я завалилась на кровать и уснула, не утруждая себе объяснениями с родителями.

***
        Я стоял у входа в гостиницу и считал минуты.
        - Ну где же он? Если через две минуты он не появится, пойду один.
        Не успел я это произнести, как из-за угла выбежал Джек и за одну минуту пересек расстояние до гостиницы. Остановившись, со сбившимся дыханием, он спросил:
        - Я опоздал?
        - Да. Все, пошли.
        Мы поднялись на второй этаж и постучали в дверь.
        - Кто там? - послышался из-за двери женский голос.
        - Здравствуйте. Мы вчера встретились с вами в кафе и договорились сегодня встретиться.
        Дверь бесшумно открылась. На пороге стояла девушка лет восемнадцати. Джинсы и футболка на ней были мокрые. С волос капала вода.
        - Извините, мы, наверное, не вовремя.
        - Да все в порядке. Просто в ванной кран прорвало. Вот одежда и намокла. Да вы проходите. Уже все починили. Присаживайтесь, я сейчас.
        Она ушла в ванную. Минут через пять она вернулись. Теперь на ней было платье цвета морской волны, и идеально просматривалась фигура. Она села в кресло и вопросительно на меня посмотрела.
        - А я вас помню. Вы вчера подошли ко мне. Вот только я не знаю, что вы хотите от меня узнать.
        - Во-первых, меня зовут Костя, а его Джек.
        - Очень приятно. И все же, что вас привело ко мне?
        - Понимаете, Марина, человек, с которым вы вчера встречались, чрезвычайно нас интересует. Вы знаете кто он? Откуда вы вообще с ним знакомы?
        - Э-э-э. Честно говоря, я даже не знаю можно ли вам доверять, но без посторонней помощи мне не справится.
        - Не волнуйтесь, нам можно доверять. Мы ищем этого человека, чтобы его поймать, но никак не получается.
        - Он очень хитер. Тут не поспоришь. Его действия всегда непредсказуемы.
        - Вы его знаете?
        - Увы. Нет. Меня с ним свел некий человек.
        - Кто?
        - Наверное, лучше начать с начала. Понимаете, я сирота, но недавно ко мне на улице подошел человек и сказал, что я… - тут она замолчала, как будто боялась произнести какое-то слово.
        - Что-то не так?
        - Нет. Нет. Просто я не хочу, чтобы вы подумали, что я сумасшедшая. Я ему тоже не поверила…
        - Так что же он вам сказал? - прервал ее я.
        - Он сказал, что я чародейка. Я, конечно же, ему не поверила, но он сказал, что этот человек знает, что произошло с моими родителями. А для меня это очень важно. Он сказал, что был другом моего отца, и теперь, тоже хочет узнать, что произошло. Он попросил меня договориться о встрече с этим человеком. А когда я договорилась, то попросил передать ему конверт и получить информацию. Я так и сделала, но сами знаете, что произошло. Мне теперь даже стыдно ему на глаза показаться.
        - Извините меня конечно, но мне кажется, что он вас использовал.
        - Да что вы такое говорите, он же был другом моего отца.
        - Ну, знаете, наговорить можно все что угодно.
        Марина замолчала.
        - А как звали этого человека?
        - Боб Сэйлор.
        У меня что-то зашевелилось в памяти. Я вспомнил свое последнее пребывание у Кати и странного гостя, который приходил к отцу. «Его звали… его звали…Боб Сэйлор! Ну конечно же. Похоже, ниточки сплетаются в клубок».
        - Марина, скажите, а он как выглядит? Такой странный?
        - Ну да. Ходит в таком старомодном английском «котелке», говорит с акцентом.
        - Ура! Я знаю его. Это же друг дяди, то есть отца, то есть…неважно, - добавил я, увидев удивленные лица Марины и Джека.
        - Вы знаете его адрес?
        - Да.
        - Прошу вас, отведите меня к нему.
        - Конечно.

«Теперь то я допрошу его со всем пристрастием. Не отвертится!» - подумал я. В глазах блеснули огоньки, как это бывало, когда я предчувствовал удачу.

***
        - Ну что?
        - Все получилось.
        - Где конверт?
        - Вот он.
        - Ну-ка почитаем, что там нам Боб настрочил.

«Уважаемый Владимир Алексеевич. Вы удивлены, что обращаюсь к вам? Да, вы все правильно поняли, я все знаю. Я знаю, что это вы наняли человека, который следил за мной. Я больше не буду молчать. Я все расскажу властям. Я больше не буду работать под вашим началом. Не хочу и не буду. Я узнал о ваших планах. Я нашел детей. Если вы не откажитесь от вашей затеи, я им расскажу то, что вы сделали 14 лет назад, и они вам отомстят. Боб Сэйлор».
        - Хм. А этот старикашка умнее, чем я думал, - он поднял брови. - Конечно, он не опасен, так как все его расчеты неверны, но подстраховаться следует. Задача ясна?
        - Вы хотите его убрать?
        - Нет человека, нет проблемы.
        - Но…
        - Никаких но! Может сейчас он и не опасен, но он может все раскопать. Этого произойти не должно. Я предлагаю последить за ним недельку, если все будет тихо, пускай пока живет, но если будет с кем-то встречаться, немедленно действуй. Ясно?
        - Да.
        - Иди и работай.
        - Когда вы сдержите свое обещание?
        - Скоро.
        - Я хочу знать точно!
        - Ты будешь еще на меня голос повышать?! Забыл с кем дело имеешь? Сказал верну алима, значит верну.
        - Не обманете?
        - Обману? Да я самый честный человек на земле, - сладким голосом промурлыкал мужчина, - а теперь иди и работай, а то ничего не получишь, - строго добавил он. - Да, кстати, мне нужна качественная работа, без промахов.
        - Да, конечно.

***
        - Привет.
        - Привет.
        - Тебе сильно досталось за вчерашний день?
        - Да нет. Мы с родителями утром поговорили и они признались, что они мне не родные. Я, конечно, сделала вид, что не знала об этом. А потом пошла к тебе. А тебе досталось?
        - Да тоже не особо. Мама за меня так испугалась, что даже сильно не ругала. Самое обидное то, что они не признались.
        - Видимо были просто в шоке от случившегося. Кстати, представь, я вчера Лешку родителям представила.
        - Как кого?
        - Как своего парня конечно.
        - А они?
        - Нормально отреагировали. Я же говорю, с ними что-то случилось. Мама такая ласковая стала. Просто не узнать.
        - Да, Лер. А ты рассказала родителям, где мы были?
        - Нет конечно. Я сказала, что мы гуляли в парке, потом сели на лавочку и нечаянно уснули. А когда проснулись, то побоялись идти домой. Походили еще, но все равно решили вернуться.
        - Не может быть! Я сказала им тоже самое! Слово в слово!
        - Значит, мы думаем одинаково. Знаешь, честно говоря, я уже скучаю по тому миру.
        - Я тоже. Может сбегаем туда?
        - Ты что? Это же опасно. А вдруг что-нибудь не получится?
        - Ладно, пошли что ли в кино сходим? Развеемся.
        - Можно.
        - А нас спросили? - возмутился Эрик.
        - Ой, извини, никак не могу к тебе привыкнуть. Пойдете в кино?
        - Ага. Только я, чур, сижу на коленях, - сказал Эрик.
        - А я на плече, - сказал Лео.
        - Идет, - засмеялись мы. - Погоди, в кинотеатр с животными не пустят.
        - Во-первых, мы можем принимать облик любых животных, даже тараканов. Во-вторых, алимов видят только чародеи или наполовину чародеи.
        - Интересно, как могут пожениться чародей и обычный человек? Они же никогда не встретятся.
        - Чародеи часто приезжают в обычный мир. И, как правило, это те, кто хочет спрятаться или что-то спрятать.
        - Мы идем или нет? - перебила нас Саша.
        И вчетвером мы пошли в близлежащий кинотеатр.

***
        Мы подходили к дому номер двадцать восемь.
        - Как вы думаете, он дома? - спросил я у Марины.
        - Не знаю. Обычно в это время он дома, - равнодушно пожала она плечами.
        Поднявшись на третий этаж, Марина позвонила в дверь. Видно было, что она ничуть не волнуется. Мы с Джеком встали недалеко от двери, чтобы нас не было видно в глазок. Вскоре дверь открылась.
        - Марина? Проходи.
        Мы зашли сразу за ней.
        - А это кто?
        - А вы меня не узнаете Боб? - спросил я, закрывая дверь.
        - Ты? Племянник Юры?
        - Я самый. Ну что будем говорить или отпираться?
        - Ты о чем?
        - Значит отпираться. Хочешь сказать, что не ты послал эту девушку отдать конверт тому типу в плаще с капюшоном?
        - Я не отправлял ее, она сама пошла.
        - Что? - возмутилась Марина. - Сама пошла? А не вы ли мне сказали, что, отдав конверт, я получу информацию?
        - Я…я…Ладно. Я сказал. Но я подневольный человек. Меня заставили, - пятясь к стене, сказал Боб.
        - Кто?
        - Его зовут Артем. Дмитриев. Я скажу его адрес. Только не говорите ему, пожалуйста, что это я его вам назвал. Хорошо?
        - Я подумаю. До свидания.
        Когда Джек и Марина вышли, я развернулся к Бобу и сказал:
        - И все-таки использовать человека в своих целях это подло.
        Мы ушли, хлопнув дверью. На улице потеплело. Сняв куртку, я задумался. Где же искать этого Артема?

***
        Мы шли из кинотеатра и обсуждали просмотренный фильм.
        - Нет ну так даже не интересно.
        - Ты о чем?
        - Да все о том же. Вот мне лично было неинтересно, когда уже в середине фильма я знала, кто убийца.
        - Да? А я нет. Ну, Лера, ты даешь. У тебя просто потрясающе развита интуиция.
        - Интуиция здесь не при чем. Я просто сопоставила факты и сделала вывод.
        Тут к нам подошел Леша.
        - Привет. Наконец-то вы нашлись. Где вы пропадали?
        - О. Это долгая и страшная история, - загробным голосом сказала Саша.
        - Лера мне уже все рассказала, - умерил он ее пыл. - А что это за животные рядом с вами?
        - Это наши алимы.
        - Кто?
        - Ой, я забыла упомянуть эту маленькую деталь, - хитро улыбнулась я.
        Мы ему дорассказали про «маленькую деталь».
        - Девочки, а вы часом не того?
        - Ты нам не веришь? - возмутилась я до глубины души. - А это, по-твоему, кто? - я указала на кота, тихо мурлыкающего на моих коленях.
        - Нет, ну я согласен, что это как-то странно, но…
        Я резко встала, при этом забыв про кота. Яростный кошачий вопль не заставил себя ждать.
        - Извини Эрик.
        - Переживу. Ладно хоть на хвост не наступили, - пробурчал он.
        - Подождите! - крикнул Леша. - Если вы мне покажете этот мир, я незамедлительно вам поверю. Обещаю.
        Мы переглянулись. Мысли были разные. Мы, конечно, зареклись, что не будем искать туда дороги, но шанс попасть снова, пускай даже на минуту, заставил задуматься. Что тут и говорить, вернуться туда ужасно хотелось обеим. Поэтому, помолчав для приличия минутку, мы незамедлительно согласились. Уже на месте, когда я достала из сумки зажигалку (а я специально положила ее туда, отговорившись от протестов подруги фразой: «мало ли когда пригодится?»), Алексей вдруг заволновался и тихо спросил:
        - А может не надо?
        - Надо, - холодно в унисон ответили мы.
        Вокруг все закружилось, завертелось. Нам показалось, будто нас пропустили через трубу, но вскоре этот кошмар закончился и мы очутились на теплой траве в парке.
        - Ну? И что изменилось?
        Эрик и Лео привычно трансформировались и, щебеча, стали кружить над головами, играя друг с другом.
        - Может и нечего, - туманно ответила я.
        Леша хотел было возразить, но слова застряли в горле. Он увидел, что абсолютно у всех людей есть животные, кто-то с ними играет, у кого-то они сидят на коленях, кто-то ест. Леша почувствовал себя белым пятном среди них. «Получается, девочки не выдумали это». Очнувшись от своих мыслей, он посмотрел на нас. Мы стояли лицом к возвышающемуся городу и грустно смотрели на него не отрывая глаз.
        - Хорошо, я верю. Возвращаемся?
        - Ничего не попишешь. Надо возвращаться домой, пока нас не хватились.
        - Можно хотя бы к Кате заглянуть? Пожалуйста, - упрашивала я подругу.
        - Нет. Мы же с тобой…
        - Зареклись. Знаю. Просто вдруг больше не будет такого шанса? Хотя бы одним глазком.
        - Но…, - начала, было, Саша и осеклась, посмотрев на меня. Наверное, у меня был вид маленького ребенка, которому дали вожделенную конфету и тут же собираются ее отобрать. - Ладно. Только на двадцать минут.
        - Спасибо!
        Мы с Сашей помчались наперегонки до ее дома. Леша еле поспевал. Подбежав к дому, мы сразу же поднялись в квартиру и начали звонить. «Только бы дома была» - подумала Саша. Дверь открылась и на пороге появилась Катя, замотанная в полотенце и с мокрыми волосами. Она несказанно обрадовалась гостям, хотя и несколько смутилась при виде Леши. Мы прошли в комнату и Катя, на наших глазах переоделась и высушила волосы с помощью магии.
        - Конечно, нельзя колдовать в присутствии простых людей, но вы же никому не расскажите?
        - Нет.
        - Хорошо. А то пришлось бы вам память стирать, - сладко улыбнулась Катя.
        - Ничего не надо нам стирать, - возмутился Леша. - Мы и так молчать будем. Правда?
        Мы только расхохотались в ответ.
        - А что вы не представили мне своего товарища? - с легкой укоризной в голосе поинтересовалась Катя.
        - А, точно. Это Алексей, мой парень, то есть друг, - слегка покраснела я.
        - Понятно.
        - А где Наташа?
        - А она с отцом в загородном доме. Мы с папой как раз собирались к ним присоединиться в скором времени. Так что вы вовремя пришли.
        Мы еще поговорили о том, о сем и разошлись. Уже придя в парк, Леша вдруг спросил:
        - Так она что, ведьма?
        - Не ведьма, а чародейка. До тебя что, только сейчас дошло?
        - Угу, - буркнул Леша, явно раздосадованный этим обстоятельством. Почему-то у него был стереотип, что магия всегда связана с ведьмами. Не успел он закончить мысль, как я сказала:
        - Не всегда ведьмы обязательно зло, могут же быть и хорошие ведьмы, - незаметно для себя ответила я на вопрос Леши. Он уставился на меня так, словно впервые увидел.
        - Лера! Я не говорил этого, я только подумал.
        Теперь настал мой черед удивляться.
        - Я слышала, как ты это сказал.
        - Я этого не говорил. Я же говорю, только подумал. Саш, ну хоть ты скажи, что я ничего вслух не говорил.
        Саша неопределенно пожала плечами. Ее в этот момент занимал другой факт. На город черной пеленой надвигалась гроза. Причем надвигалась как-то неестественно быстро. Только что было чистое небо, и вот, уже через две минуты оно стало черное, как уголь и загрохотал гром. Молнии сверкали с ужасающей частотой, световой змеей разрывая небо. Грохотало так, что уши закладывало.
        - Давайте что ли убираться отсюда. А? - с надеждой спросил Леша, глядя на нас, но мы не слышали его.
        - Кажется это ненастоящая гроза. Магическая, - сказала я.
        - Откуда ты знаешь?
        - Не знаю. Просто почему-то подумалось.
        Я вопросительно посмотрела на Эрика, но тот даже ухом не повел. «Значит, это не он послал мне эту мысль. Тогда кто? И главное зачем?» Словно повинуясь внутреннему голосу, я сказала:
        - Зачем нужно было вызывать такую грозу?
        Друзья пожали плечами.
        - Мне кажется для того, чтобы незаметно ото всех провернуть какое-то дело, - продолжила я.
        - ???
        - Вот скажите, если бы за окном была такая гроза, вы бы пошли на улицу? Правильно, нет, - ответила я за них, приняв их молчание за утвердительный ответ. - Вот и я бы не стала. На это преступник и рассчитывает.
        - Может и нам тоже сделать как все? - подал голос Леша. Его явно не вдохновляла буря и гроза, при грохоте которой он вздрагивал.
        - Нет. Мы должны все разузнать сами, - мои глаза блеснули азартным блеском.
«Приключение по нраву».
        - Что-о-о? - в один голос возразили они.
        - А что здесь такого? Походим, посмотрим.
        - Ты что спятила? Или с лошади свалилась? - воскликнула Саша, невольно удивившись второй фразе, но не заострила на этом внимания.
        - Ничего я не спятила, - обиделась я. - Ну мы же не можем просто так уйти?
        - Можем! - опять в унисон ответили друзья и потащили к арке. Я возмущалась, брыкалась, но они были непреклонны. Пройдя сквозь «трубу», мы оказались на лужайке в обычном парке. Я сидела на траве и молчала. Потом подобрала зажигалку, развернулась, и, даже не попрощавшись, ушла.
        - Мы же за тебя волновались! - крикнула мне вслед Саша, но я сделала вид, что не услышала.
        Здесь, в обычном мире был лишь отголосок той грозы. Всего лишь серое небо и мелкий дождик.

***
        - Может зря мы так? По-моему, она обиделась, - забеспокоилась Саша.
        - Ничего не зря. Вы обе совсем что ли с ума сошли? Лезут на рожон, а потом еще удивляются.
        - Извини, я просто переживаю за нее. Мне кажется она очень сильно расстроилась.
        Леша, не удостоив взглядом Саши, развернулся и пошел прочь, подальше от переживаний, подальше от произошедших событий.
        - Лео, за что они меня так? Я ведь хотела как лучше. Что такое произошло с Лерой? Она вроде никогда не отличалось таким рвением к приключениям. Что с ней такое?
        - Не могу ответить тебе на эти вопросы. Я еще плохо знаю твою подругу, но, поверь, она еще покажет свои зубки.
        - Ты о чем?
        - О том, что твоя подруга сильная и волевая личность. Если вам удалось оттащить ее один раз, это не значит, что получится и во второй раз.
        - Подожди, что ты хочешь этим сказать? Она убьет нас что ли? - с усмешкой спросила Саша.
        - Не знаю. Еще не проверял, - абсолютно серьезно сказал алим.
        Он встал со скамьи и направился к выходу. Саша рванула за ним, чтобы все-таки получить от него более подробную информацию, но он до самого дома не произнес ни слова.

***
        Я шла домой и возмущалась вслух:
        - Заботились они обо мне! Как же! Свою шкуру спасали. Трусы! - мстительно крикнула я в пустоту.
        - Ты так говоришь о них. Неужели ты не испугалась?
        - Ничуть. Если бы не они, я все бы разузнала.
        - Ой ли! Ты, по-моему, слишком самонадеянная.
        - Хм, - обиженно фыркнула я. - Ой!
        Что-то больно ударило меня по затылку, и я потеряла сознание.

***
        - Ну, нашел?
        - Не торопи. Сейчас. Так, Артем Дмитриев… Ни фига себе.
        - Что?
        - Ему всего семнадцать лет.
        - Ты серьезно?
        - Абсолютно.
        - А адрес есть?
        - Да. Вот он. Пошли?
        - Марина, а вы пойдете?
        - Да. Я хочу посмотреть в глаза человеку, который так со мной поступил.
        Дойдя до дома номер восемь, они остановились.
        - Значит так. План такой: я и Джек беседуем с ним. Вы постараетесь не влезать. Согласны?
        - Да. Только вы с ним построже, пожалуйста.
        - Хорошо.
        Я позвонил в дверь. Мне открыла уже немолодая женщина лет сорока пяти. Она была одета в старые поношенные брюки, такую же старую футболку и очень грязный фартук. Бегло осмотрев прихожую, я сразу понял, что живут здесь, может и не очень бедно, но лишних денег не имеется.
        - Здравствуйте, а Артем дома?
        - А зачем он вам? - испуганно спросила женщина.
        - Я хотел бы с ним поговорить по личному вопросу.
        - Вы из милиции? - тихо спросила она.
        - Да, - почему-то замялся я, - но… - хотел, было, я возразить, но женщина не дала и слова сказать.
        - Опять что-то натворил. Вот несносный мальчишка. Вы поймите, я его одна воспитываю. Муж мой полтора года назад скончался. А Артем, словно с цепи сорвался. Никак не хочет меня слушаться. Вы уж его немного повоспитывайте. Только не сильно. Он детдомовский. Мы с мужем взяли его в детском возрасте. Думали, что он забудет, откуда он, но он не забыл, - запричитала она.
        - Хорошо. Хорошо. Он дома?
        - Да. Он в своей комнате.
        Мы всей компанией прошли в комнату. Артем сидел за столом. Увидев незваных гостей, он удивился и спросил:
        - Мам, кто это?
        - Это к тебе. Из милиции. Может они тебе объяснят, что к чему.
        - Ну здравствуйте. Проходите, не стесняйтесь. Я мальчик добрый, не кусаюсь, - поблескивая глазами сказал он.
        - Хватит лишних слов. Ты лучше скажи, зачем людьми как куклами манипулируешь?
        - Вы о чем?
        - А то ты не знаешь.
        - Я не понимаю о чем вы.
        - Хорошо. Я тебе напомню. Ты заставил Боба Сэйлора использовать девушку Марину. Ну что вспомнил?
        - Никого я ничего делать не заставлял. И никакого Боба не знаю.
        - Знаешь, - с нажимом сказала Марина.
        Артем удивленно посмотрел на нее и нахмурился.
        - Два года назад был один странный тип. Плел что-то про моих настоящих родителей. Что-то вроде того, что они волшебники. Такую ерунду нес. А потом всучил мешочек. Больше я его не видел.
        - А как он был одет?
        - Темный плащ, и какой-то странный «английский котелок» на голове.
        - Он не врет, - тихо сказала Марина, и я почему-то был склонен ей верить.
        - Пожалуй, мы пойдем.
        Когда же мы развернулись уходить, Артем остановил нас:
        - Подождите, а вы не хотите мне ничего рассказать?
        Мы переглянулись, но с ответом не спешили. Артем, тем временем, начинал закипать.
        - Вы считаете это нормально вламываться к человеку в квартиру просто так, и при этом обвинять его во всех смертных грехах?
        - Во-первых, не во всех, а, во-вторых, мы вас не знаем. Я ответил на ваш вопрос?
        Артем насупился, но промолчал. Возразить ему было нечем.
        Мы вышли на улицу. Вечер подкрадывался сзади. Не спеша, мы направились в гостиницу.
        Я смотрел в окно, а дождь лил не останавливаясь. Комната, в которой мы сидели, освещалась одной тусклой лампой, но она скоро сгорела, так что пришлось ставить свечку, и от этого, в комнате, где итак витало упадническое настроение, стало совсем жутко. Дождь барабанил по стеклу и по крыше. Отдаваясь глухими звуками, страхом лез под одежду, заставляя то и дело вздрагивать от где-то скрипнувшей двери.
        - Ну, и что мы отчаялись? Теперь мы точно знаем, что Боб нам врал. Завтра с утра мы с Джеком навестим его и поговорим с глазу на глаз. Не отвертится! - мстительно потер я руки. - Я ему все припомню.
        Марина и Джек промолчали. Они уже поняли, что спорить со мной, когда я что-то решил, просто бесполезно.

***
        Саша проснулась и закричала. На ее крик в комнату вбежала мама:
        - Что случилось?
        Девочка сидела на кровати и вся дрожала.
        - Лера… - тихим голосом сказала она. - Ее убили.
        - Не говори ерунды. Тебе приснился кошмарный сон, вот и все.
        - Нет. Я видела!
        Поняв, что с дочерью в таком состоянии спорить бесполезно, она нерешительно сняла трубку и позвонила Лере домой. Готовая услышать сонный ответ и «любезные» слова, по поводу звонка в три часа ночи, она услышала совершенно противоположное:
        - Да? - отозвался в трубке испуганный голос.
        - Здравствуйте, это Сашина мама. Скажите, а Леру можно к телефону?
        - Нет, - удрученно ответил голос, - ее нет со вчерашнего вечера. Она так и не пришла.
        - Извините, - только и смогла вымолвить женщина.
        Когда она вернулась в комнату, Саша уже стояла одетая и с большим фонариком в руках. Не дождавшись ответа мамы, она выбежала на улицу.

***
        Прошло неизвестно сколько времени. Я открыла глаза и попыталась пошевелиться, но не тут-то было. Все тело словно сковало. Голова ужасно болела. Попытавшись подняться, я не преуспела в этом деле и мешком рухнула обратно. Последнее что я услышала, были крики подруги: «Лера! Ты слышишь меня?» Ответом было молчание…
        Глава 5
        ДА ЗДРАВСТВУЕТ ТРЕЗВЫЙ УМ И ЗДРАВАЯ ПАМЯТЬ!
        Мы подходили к дому на Кировском.
        - Интересно, как он отреагирует, когда мы заявимся?
        - Не знаю. Думаю, вряд ли обрадуется, - хмыкнул Джек.
        - Да уж. Тем более, каких трудов нам стоило достать его новый адрес.
        - Честно говоря, не совсем понимаю, зачем он подставил Артема?
        - Тут все просто, Джек. Он обезопасил себя и растянул время. Пока мы разбирались с Артемом, он смылся.
        - Значит, это доказывает его причастность к этому делу.
        - Это еще ничего не доказывает. В записке, которую он попросил передать, могло быть что угодно.
        - Ну что например?
        - Откуда я знаю?
        - Но ты же детектив. У тебя тем более есть опыт работы следователем. Это я то не по профессии работаю.
        - Ты же моряк?
        - Да.
        - Я же не спрашиваю у тебя, куда нужно поворачивать корабль во время шторма?
        Джек пристыжено замолчал, а я продолжил:
        - Давай рассуждать. Каким образом Боб может быть связан с этим шпионом?
        - Ну…
        - Вот тебе и ну. Есть два варианта. Либо они друзья, либо враги. Если друзья, то это осложняет нам задачу. Если враги, то в записке могла быть назначена встреча.
        - Да. Загадка.
        - Смотри.
        Перед нашим взором предстала машина «Скорой помощи» у подъезда, в который мы шли, милицейский уазик, и, как всегда, толпа любопытных. Я первый сообразил, у кого надо узнать, что произошло. Я втерся в толпу любопытных и, как бы невзначай, спросил:
        - Ограбление? Убийство?
        - Да нет, инфаркт у моего нового соседа. Совсем ведь молодой был. - Заохала старушка и, потеряв интерес ко мне, пошла обсуждать новые новости.
        И вот вынесли тело. Я давно привык к таким «зрелищам», но сердце дрогнуло, когда я увидел лицо умершего. Это был Боб. Не обращая внимания на общую суматоху, я сел на пустующую, как ни странно, лавочку и взялся за голову. Джек незаметно подсел рядом.
        - Не переживай.
        - Боб был единственный, кто мог пролить свет на эту темную историю.
        - Надеюсь, что не единственный.
        - Опыт детектива, как ты выразился, подсказывает мне что единственный.
        К нам подошел парень лет пятнадцати на вид.
        - Здравствуйте, - сказал он. - Я тут нечаянно подслушал, вы детектив?
        - Да. А что?
        - Понимаете… - замялся мальчик, явно собираясь с мыслями, а заодно и с решительностью. - Я кое-что знаю об этом убийстве.
        - Убийстве? Это же был инфаркт.
        - Пойдемте, я вам что-то покажу.
        И как он только не боится пускать незнакомцев в квартиру? Мы поднялись на четвертый этаж. Парень сразу провел нас в комнату и сказал:
        - Присаживайтесь. Я дам вам прослушать запись разговора из его квартиры.
        - С жучка что ли? - хитро прищурился я, прекрасно зная ответ на этот вопрос.
        - Да.
        - А откуда он у тебя?
        - Я… в общем, ладно. У меня есть друзья. И у нас что-то вроде детективной команды. Вчера к нам этажом ниже приехал какой-то странный тип.
        - Чем же он был странен?
        - Во-первых, у него был на шее медальон, не свойственный человеку его лет. Вот например вам, он идет, - указал он на Джека. Я невольно перевел взгляд, но задумываться времени не было. Мальчик продолжил: - Во-вторых, у него была странная одежда. В-третьих, он…просто странно себя ведет. Вот мы и из-за детективного интереса поставили ему жучок. Мы думали он шпион какой-то. (Я только усмехнулся). Ленту в магнитофоне немного зажевало. Будете слушать?
        - Да, - в один голос ответили «коллеги по несчастью».
        - Хорошо. Слушайте.
        Он включил магнитофон.

« - Зачем ты пришел?
        - Чтобы убить, - сказал низкий голос.
        - Кто ты? Покажись. Ты? За что? Мы же были друзьями…
        - Были, - безразлично ответил голос. - Ты посмел шантажировать его.
        - Я хотел как лучше.
        - Спасти мир? - усмехнулся голос. - Ты опоздал. Он все решил…
        - Не делай этого.
        - Поздно…
        Раздался звук, похожий на шелест и еле различимый хлопок».
        Кассета остановилась.
        - Слушай, парень, а ты не мог бы продать мне эту кассету?
        - Продать? Да я вам и так ее отдам. Вы же детектив, значит вам оно нужнее.
        - Спасибо.
        - А вы не оставите свою визитку. Ну мало ли что?
        - Да-да, - задумчиво протянул я, отдавая визитку.
        Мы вышли из квартиры.
        - Что с тобой? - озабоченно спросил Джек.
        - Понимаешь, в конце кассеты раздался именно такой звук как тот, который я слышал, когда умерла моя мама.
        - Что?
        - Это было десять лет назад. Я вернулся со школы раньше и поэтому думал, что мамы нет, и открыл тихонько дверь своим ключом. О том, что я пришел, никто не услышал. Когда я подошел к кухне, то услышал голоса: мамин и еще чей-то мужской голос. Они о чем-то громко спорили. Они говорили о какой-то границе. Мужчина стукнул кулаком по столу и сказал: «Дура! Ты такой шанс упускаешь! Там прилично платят. Ты же еще пожалеешь об этом!». «Нет. Не пожалею. Я сразу сказала, что в подпольной лаборатории я работать не буду». Потом раздался хлопок, как на кассете. Я спрятался в комнате, но мужчина так и не появился. Тогда я вошел на кухню, и увидел, что мама мертва, а того мужика не было.
        - Мне очень жаль.
        - Да ладно. Это было давно. Тем более я вряд ли когда-нибудь смогу отомстить тому мужику.
        Я сидел на лавочке и думал. Взвешивал все «за» и «против», но к окончательному выводу так и не пришел. «Кто бы мог подумать, еще месяц назад я сидел у себя в офисе, и все было тихо, спокойно, а теперь… Черти что! Шпионы, англичане…и еще что-то то, чего я пока не понимаю», - не успел я это подумать, как увидел Джека, входящего в магазин… женской одежды «Флер». Я тут же подскочил и помчался туда, несказанно удивляюсь такой выходке знакомого. Осторожно войдя в магазин, … я так и замер на месте. Джека там не было. «Но я же видел, как он сюда вошел. Я не мог его проглядеть. Чертовщина какая-то». Я сел напротив магазина и стал ждать, не отрывая взгляд от входа. Около одиннадцати вечера мой желудок не выдержал и напомнил своему хозяину о том, что ел он только утром. Правильно поняв призыв, я развернулся и пошел домой. Дверь открыла Марина.
        - Привет.
        - Привет.
        - Почему грустный такой? - спросила она, беря моя куртку.
        - Да так, ерунда.
        В проходе появился Джек.
        - Привет! - невинно поздоровался он.
        - А-а-а! - заорал я и вылетел из квартиры, даже не взяв куртку и забыв один кроссовок.
        Я бежал не останавливаясь и не оглядываясь, мысли в голове разбегались, даже не успев сформироваться. Как мне удавалось так долго бежать с одним кроссовком на ноге, остается только догадываться. Наконец, потеряв возможность дышать, я остановился и упал на близлежащую лавочку. Пролежав так около получаса, я встал и критически оглядел свою ногу.
        - Надеюсь, мне не попадется какой-нибудь ночной страж правопорядка, иначе моего словарного запаса не хватит, чтобы это объяснить.
        Повернув, было, к дому, я заметил, как человек в плаще промелькнул в подворотне.
«Мало ли ходит людей поздним вечером в плаще и капюшоне», но ноги сами понесли меня за ним. Разбитая в кровь нога, заныла, напоминая хозяину о своем существовании. Я только ругнулся про себя, вспомнив забытый дома кроссовок. Стоило мне отвлечься, как больная нога угодила в лужу, а за ней и здоровая. Теперь ко всем «удовольствиям» прибавилось еще и хлюпанье. Ветер пронизывал со всех сторон. Футболка совсем не грела. Проклиная шпиона и всех, я ускорил шаг, понимая, что шпион не намеревается со мной мило поболтать и хочет дать деру. «В этот раз не уйдешь», - мстительно подумал я. Вскоре мы перешли на бег. Шпион неожиданно свернул за угол, и я, не успев остановиться, на полной скорости свернул и врезался в девушку.
        - Ой! - воскликнула она.
        - Извините, дайте пройти.
        Я отодвинул ее в сторону и уткнулся в тупик улицы. «Куда же он делся? Не исчез же? . Я развернулся и пошел прочь, но вскоре услышал плач.
        - Что с вами?
        - Все в порядке, - всхлипнула девушка. - Просто вы уходите.
        - А я то здесь причем?
        - Как причем? Я потерялась в большом городе. Ни одна живая душа не хочет помочь. Появляетесь вы и тоже уходите. Пожалуйста, не бросайте меня. Я одна в городе и мне даже негде переночевать.
        - Успокойтесь. Я могу вам помочь.
        - Хм. Интересно как это. Похоже, вам самому негде переночевать, - сказала девушка, скептически оглядывая меня.
        Я поморщился, но промолчал. Вид у меня, конечно, был далеко не праздничный.
        - Вообще-то у меня есть квартира. Пойдемте.
        Если бы я мог тогда объяснить, зачем взял незнакомую девушку с улицы домой, то объяснил бы, но не знал. Может жалость, а может что-то другое.
        - Познакомьтесь, это… - я выжидательно посмотрел на девушку. Она смутилась и сказала:
        - Аня.
        - А я Джек.
        - Марина.
        Девушки сразу ушли на кухню. Я стоял у двери. Мы остались в прихожей.
        - Почему ты не раздеваешься? - спросил Джек.
        - А мне особо то и снимать нечего.
        - Тогда почему в дверях стоишь?
        - Выйдем поговорить?
        Мы вышли на лестничную площадку и прикрыли дверь.
        - Слушай, Джек, мы же друзья? Так?
        - Ну так, - сторонясь, ответил Джек.
        - А друзья же друзей не обманывают? Так?
        - Так, - тихо сказал Джек, интуитивно чувствуя, куда я клоню.
        Я схватил его за рукав кофты и крепко прижал к стене. Все попытки высвободиться из цепкого захвата, закончились безуспешно. Джек почувствовал себя мышкой, которую поймал себе кот на завтрак.
        - Отпусти! - грозно воскликнул он.
        - И не подумаю, - прошипел я. - Пока не скажешь правду.
        - Отпусти, а не то…
        - Что? - хитро прищурился я.
        - А не то… я…
        - Ну, ну. Раскрой свою истинную сущность.
        - Что?
        - Хватит прикидываться! Думаешь, я ничего не вижу и не слышу?
        - Ты о чем?
        - Хватит меня за дурака держать! - вспылил я. Я не выдержал и ударил Джека. Тот упал, но подниматься не спешил.
        - Почему вы меня все за дурака держите? - продолжил я, продолжая говорить на повышенных тонах.
        - Кто все?
        - Да все! Ты и Марина. Вы все знаете что-то то, чего я не знаю, и пытаетесь это скрыть. Ведь ты же был сегодня в магазине «Флер». Ты был, я знаю. Ты знаешь больше, чем говоришь. За что ты так со мной?
        Джек приготовился к новому удару, но удара не последовало. Я наклонился, взял его за руку и, резко дернув, поставил на ноги. Развернувшись, я вошел в квартиру. На кухне весело разговаривали девушки. Мне вдруг так захотелось подойти к окну и спрыгнуть, но я сдержался и ушел в комнату. Через минуту туда же вошел Джек.
        - Извини, - неожиданно тихо и спокойно сказал я - Сильно болит?
        - Да нет. - Джек потер ушибленную руку, которая предательски заныла.
        - Я просто сорвался, - все еще не поворачиваясь, сказал я.
        - Да нет, это ты меня прости. Это я поступил как последний козел. Я сразу должен был тебе рассказать правду. Я чародей. Очень хорошо колдовать я не умею. На шестом курсе меня выгнали из Академии Чародейства, якобы за плохое поведение. На само деле, просто моя мама зарабатывала очень мало и в фонд школы мы в последние годы не могли сдавать деньги. А мне оставалось доучиться всего-то два курса. После того как меня выгнали, я пытался устроиться по профессии, но без диплома меня нигде не брали. Вот я и пошел в моряки в обычный мир. Здесь это была престижная, хорошо оплачиваемая профессия. С Самохиным я познакомился случайно. Во время очередного рейда. Он то и попросил меня помочь. Он сказал, что один человек, заплатит приличную сумму, если я привезу ему камень из Италии. Там, у меня, его отобрал человек в плаще, которого я впоследствии окрестил шпионом, и я вернулся ни с чем. Перед Самохиным было стыдно, и я попросил адрес заказчика, чтобы лично извиниться за свой промах. Заказчиком оказался Боб Сэйлор. По пути к нему я встретил того самого шпиона, написал записку, ну а дальше ты знаешь. Прости меня,
если сможешь.
        - А рысь тогда кто? - задал единственный вопрос я.
        - Это мой алим. Алим есть у каждого. Он появляется, когда человек проходит через арку, - увидев мой удивленный взгляд, он добавил: - Потом как-нибудь покажу.
        Мы пожали друг другу руки.
        - Раз ты был со мной так искренен, то тогда и я тебе все расскажу, - пообещал я.
        Через полчаса из комнаты мы вышли друзьями.

***
        Я открыла глаза и почувствовала, что все тело болит, а голова раскалывается на кусочки. Голова была забинтована, но от этого меньше болеть она не перестала. Я огляделась и поняла, где нахожусь. Одного взгляда было достаточно. Обшарпанные стены, старые скрипучие кровати и продавленные матрасы, незанавешенные окна. Все это напоминало мрачный пейзаж больницы. Через несколько минут в палату заглянула мама.
        - Лера, доченька, как ты себя чувствуешь?
        - Все в порядке. Просто голова болит. А что со мной?
        - У тебя сотрясение мозга, но врач сказал, что через недельку ты поправишься.
        - Здорово. А нельзя поговорить с врачом, чтобы он меня раньше выписал. Не люблю лежать в больницах.
        - Хорошо. Я поговорю с ним. А ты отдыхай, выздоравливай.
        Как только мама ушла, я тут же уснула безмятежным сном.
        - Можно? - робко спросила Саша, открывая дверь.
        - Конечно! - обрадовалась я подруге.
        Не успела она зайти, как мы начали рассыпаться в извинениях друг перед другом и захохотали. Мир был восстановлен.
        - Что произошло? - наконец спросила я.
        - Тебя ударили по голове.
        - Это я знаю. Я имею в виду, кто меня сюда привез.
        - Скорая.
        - Я не об этом. Кто меня нашел?
        - Ну я.
        - Ты? Как?
        Саша подробно все описала.
        - А где Эрик? Я его сегодня целый день не видела.
        - А он у меня дома. Ты была без сознания, и я его к себе забрала, а то он сидел тут у твоей кровати и грустил. Кстати, я хотела тебя спросить, ты видела нападавшего?
        - Не знаю, но нападение было не случайно. Зажигалка пропала.

***
        Я проснулся ночью оттого, что захотел пить. Пройдя на цыпочках на кухню, я включил свет и чуть не закричал от испуга, но вовремя передумал, а то бы всех разбудил.
        - Анна?
        - Ой, - обернулась она. - Я вас разбудила?
        - Да нет, я сам проснулся. Кстати, давайте перейдем на «ты», а то как-то неудобно себя чувствую.
        - Хорошо, - улыбнулась девушка, - Я постараюсь.
        Я только сейчас ее разглядел. Молодая, лет двадцать. Темные, густые волосы, карие глаза. Взгляд был отстраненным и каким-то испуганным.
        - У тебя что-то случилось?
        - Нет.
        - А почему тогда ты сидишь на кухне в три часа ночи и без света? - я посмотрел ей в глаза. Подействовало. Девушка заплакала. Из ее всхлипываний я понял, что она из другого города, ее родителей убил некий человек в плаще, она отправилась за ним, потерялась, и совсем не знает этого города, а тут появился я, и она мне слегка приврала. Когда она успокоилась, я спросил:
        - Вы чародейка?
        Она молча на меня уставилась.
        - Не бойся, - засмеялся я. - Я уже знаю, что у чародеев есть медальоны и алимы и все в этом духе. Кстати, а где твой алим?
        В глазах девушки пробежала искра. Чего была эта искра, я так и не смог понять. То ли зла, то ли отчаянья. Но девушка взяла себя в руки и спокойным голосом сказала:
        - Погиб.
        - Сожалею.
        - Все в порядке. Это было давно.
        - Иди спать. Завтра трудный день. Тем более ты теперь с нами. Мы все ищем этого человека.
        - Спасибо. Спокойной ночи.
        - Спокойной.
        После того как она ушла, я еще долго сидел на кухне с выключенным светом. «Почему я принял ее? Почему я вообще пригласил незнакомую девушку с улицы домой? Почему?» но ответа на этот вопрос не было. Уснуть в ту ночь я так и не смог.

***
        - Безответственные дуры! - сказал он, расхаживая по комнате взад-вперед.
        - Сам дурак. Между прочим, на Лерку хулиганы напали, и она десять дней в больнице провалялась с сотрясением мозга.
        - Не знал, - смутился Артем. - Простите.
        - Кто старое помянет, тому глаз вон, - милостиво разрешила я. - Чего там стряслось, пока меня не было?
        - В тот день, когда мы Марину отправили, ее там какой-то парень спас. Она вечером пришла и говорит:
        - Он меня спас и до гостиницы проводил.
        - До какой? Ты же дома жила.
        - Ну не могла же я ему адрес показать. Вот и привела к ближайшей гостинице, а он давай навязываться. Говорит: «Давайте встретимся». Я поняла, что так просто от него не отделаешься, ну и согласилась.
        Мы забронировали ей номер в гостинице. На следующий день она прибегает ко мне вся в слезах.
        - Они тоже ищут шпиона!
        - Они?
        - Их двое. А у второго еще и рысь какая-то.
        - Так в чем проблема? Уйди.
        - Они расспрашивали меня, как я на шпиона вышла. Я пыталась выкрутиться, но они явно ожидали от меня ответа. Пришлось рассказать о шефе. Они тут же пошли к нему и я с ними. Приходим, Боб в шоке. Я ему уже и подмигивала, и кивала, а он ни в какую. Парень прижал его к стенке, он тогда и сказал, что, мол, ты его заставил.
        - Я?
        - Да. И теперь они завтра к тебе придут.
        Вот тут то мы и перепугались. Пришлось играть. Когда они пришли, я сделал вид, что вижу их впервые и никакого Боба не знаю. Когда они начали нажимать на меня, Маришка выручила и говорит: «Он не виновен». Потом она пришла и сказала, что в их
«команде» еще одна девушка появилась, Аня, и она то же ищет этого шпиона. И вот уже неделю они везде по городу: в барах, в гостиницах, в подпольных клубах, в общем везде где можно и нельзя, ищут его.
        - Жуть, - только и смогла сказать я.
        - Блин, детектив какой-то получается. Все ловят неуловимого шпиона.
        - Получается Марина теперь с ними и говорит нам о ходе их расследования?
        - Да. Ей приходится играть на двух фронтах.
        - Бедняжка, - искренне посочувствовала я.
        - Ей нельзя уйти, иначе ее посчитают шпионом и начнут разыскивать.
        - Как же нам теперь искать этого шпиона, если тот детектив со своей «командой» везде рыскает?
        - Я думаю, мы ничего не сможем сделать. Нам остается только ждать, когда они выйдут на его след, чтобы перехватить этого шпиона и стрясти с него информацию об этом Волкове. А пока нам сами нужно найти о нем максимум инфо.
        - Где?
        - Везде, - огрызнулась я. - Неужели никто детективов не читал? Пороемся в интернете, в библиотеке. Если он сумел так спрятаться, значит он человек влиятельный. Если он человек влиятельный, значит у него есть деньги. А деньги везде засветятся.

***
        - Можно?
        - Да, входи, - разрешил Волков. Он не спеша встал из-за стола и направился к ней.
        - Вы меня искали?
        - Да. Ты же хочешь получить то, ради чего работал на меня?
        - Да.
        - Тогда ты ничего не должен от меня скрывать. Извини, не должна.
        - А я и не скрываю.
        - Да? А как же Самойлов?
        - Кто?
        - Константин Самойлов.
        Волков выжидательно на нее посмотрел. Он изучал ее лицо. Но надо отдать ей должное. Ни один мускул на ее лице не дрогнул.
        - О чем это вы? Я не понимаю.
        - Хм. Вот ты как запела. Ты хочешь сказать, что не знаешь такого?
        - Нет, - твердо сказала девушка, не собираясь сдаваться.
        - А это тогда что? - грозно спросил он, показывая фотографию, на которой были запечатлены Костя и она.
        Девушка побелела и опустила глаза.
        - Значит так. Так как ты у меня давно работаешь, выполняешь трудную работу, я подумал и решил, что тебя пора отпустить.
        Девушка удивленно подняла глаза. Волков, тем временем, продолжил:
        - Но при одном условии, - девушка сникла. - Ты убьешь его.
        - Что?
        - Либо в течение двух дней ты убьешь его, либо я найму человека, который убьет тебя. Это всё. Можешь идти.
        Девушка встала и, не оборачиваясь, сказала:
        - Бог вас накажет, - и вышла.
        - Это мы еще посмотрим, - сказал он ей вслед.

***
        Автобус сломался на полпути. Путь в библиотеку из обычной утренней прогулки превратился в бег с препятствиями из-за дождя. Если учесть, что наш город в принципе лежит на равнине и на болотах, то можно только догадываться, что начинает твориться в городе, когда идет сильный дождь. Те места, которые при сухой погоде можно было считать возвышенностями, такие как бордюр или кочки, уходят под воду и остается только перепрыгивать под водой с кочки на кочку, чтобы не дай бог, не провалится в какую-нибудь канализацию. Вот и сейчас. Мы как три горные козы, вернее две козы и один козел, перепрыгивали по выглядывавшим из-под луж кочкам. А на пути, как назло, ни одного открытого магазина или крыши. До библиотеки мы добрались мокрые, грязные и злые. Нас даже сначала не хотели пускать. Решили, что мы бомжи какие-то (мы же не виноваты, что кочка, на которую мы имели неосторожность прыгнуть вместе, оказалось скользкой, и мы втроем свалились в достаточно глубокую лужу), но деньги творят чудеса. Библиотекарь оказался вежливым и с удовольствием предоставил нам пять кип газет. Взглянув на наши перекосившиеся лица, он
сжалился и спросил, что нам нужно. При фамилии «Волков», его глаза округлились, и он укорил нас в том, что мы не знаем такого известного человека, и выдал один номер газеты. Уединившись в уголке от любопытных и презрительных взглядов, мы начали читать.

«На небосклоне предпринимательства зажглась новая звезда, - гласил заголовок. Дальше шел текст: - Владимир Алексеевич Волков, получив в наследство завод по производству мыла, расширил свои владения до необъятных размеров. За несколько лет он расширил сферы своего влияния. Теперь ему принадлежат крупнейшие холдинги по производству синтетических моющих средств по всей России…»
        Я присвистнула. Влипли. Узнать от этого «мыльного» магната что-то, будет сложнее, чем поговорить с президентом США. Артем не разделял нашего настроения.
        - Здорово, - искренне обрадовался он. - Если у этого идиота имеются деньги, значит, нам нужно найти то, чем его можно прижать.
        - Спятил? Нам к нему на километр не подобраться.
        - Что-нибудь придумаем, - азартно блеснув глазами, сказал он.
        Мы с Сашей переглянулись. Новый знакомый нам нравился все меньше.

***
        - Я собрал вас здесь для того, чтобы сообщить очень важную новость.
        - Может подождем Аню? Потому что если это о шпионе, то ее это тоже касается.
        - Ее то это как раз прямым образом и касается.
        - Ты о чем?
        - Джек, вспомни. Когда ты рассказывал об Италии, ты говорил, что этот человек в плаще нагнулся пред тобой. Верно?
        - Да.
        - Значит, ты запомнил обувь этого человека.
        - Да. Белые кроссовки с какими-то черепами.
        - Посмотри туда, - я указал на пару кроссовок, стоящих на полу в коридоре.
        - Это чьи? - побелел Джек.
        - Анины. Она вчера новые купила, а эти забыла выбросить.
        Наступило молчанье. Этого я и ждал.
        - Вчера вечером она переодевалась в комнате, а я не знал, ну и зашел. Я, конечно, тут же вышел, но я успел заметить, что у нее под левой лопаткой такая же татуировка, как и у той девушки, о которой говорила горничная. В виде змеи.
        - Она шпион? - в один голос спросили они.
        - Да.
        - Уж на кого бы не подумал точно. Такая тихая, отзывчивая девушка, - сказал Джек.
        - А я успела к ней привязаться. Мы вместе по магазинам ходили. Она была такая… скренняя, - тихо сказала Марина.
        - Поверьте, эта «искренняя» наверняка заготовила нам ловушку вместе со своим начальником.
        - Что же нам теперь делать?
        - У меня есть план.

***
        - Сволочь, гад, паразит, червь, змея… Если он думает, что от меня можно так легко избавиться, ни фига. Он просчитался. Я им все расскажу. Рано или поздно они все равно бы об этом узнали, так уж пусть лучше они узнают это меня.
        Аня не заметила ни как дошла, ни как поднялась.
        - Эй, привет. Есть кто дома? - спросила она, разуваясь и проходя в комнату.
        - Мы в гостиной, - отозвалась Марина.
        - А где остальные? Я хотела поговорить, - она встала в проеме двери.
        - Они сейчас подойдут.
        Вдруг Аня почувствовала, что что-то больно хлестнуло ее по ногам и по голове.
«Оглушающее заклинание» - была ее последняя мысль.

***
        - А ей хоть не больно? - поинтересовалась Марина.
        - Не знаю. Я еще ни разу не использовал это заклинание, - смущенно ответил Джек.
        - Что? Она хоть жива? - Марина подскочила к лежащей на полу Ане.
        - Да. Она просто оглушена, - холодно сказал я. - Бери ее за ноги, - приказал я Джеку, и мы понесли ее в комнату.

***
        Аня очнулась от жуткой головной боли. «Так вот как себя чувствуют после оглушающего заклинания». Она открыла глаза и обнаружила, что сидит на стуле со связанными руками и ногами. «Хм. Если они думали меня так остановить?» и тут она вдруг поняла, что медальона то на шее нет. «Ничего страшного, - попыталась она себя успокоить. - Ненадолго моих запасов энергии хватит». Она попыталась развязать веревку с помощью заклинания, но не получилось. «Ага. Джек заколдовал веревку, но ничего я и покруче заклинание знаю. Такого он точно не знает». Веревки упали.
«Замечательно. О черт!» Голова закружилась. Комната поплыла перед глазами. Аня схватилась за подвернувшееся под руку изголовье кровати. «Да. С медальоном это было не так ощутимо. Заклинание оказалось мощнее, чем я думала. Надо срочно вернуть медальон». Она услышала негромкий разговор и подошла к двери.
        - Что же теперь с ней делать? - услышала она голос Джека.
        - Убить, - холодно ответил ему Костя.
        - Ты с ума сошел? Это преступление. А преступление всегда наказуемо законом, даже если оно магическое.
        - Ты кому это сейчас объясняешь? - усмехнулся он.
        - А если ее отпустить? - спросила Марина. Наверное, единственный человек с мирными намерениями.
        - Либо мы ее убьем, либо она нас. Костя прав, - задумчиво произнес Джек.
        Наступила тишина.
        - Это ты во всем виноват, - накинулась на Костю Марина.
        - Я?
        - Да. Ты. Если бы ты ее не привел, то нам бы сейчас не пришлось стоять на пороге преступления.
        Неизвестно чем бы все это закончилось, но Аня не выдержала и выскочила в гостиную. Ей было достаточно секунды, чтобы вернуть медальон. Для простейшего заклинания не надо было много энергии, но, надев медальон, она почувствовала себя бодрее и увереннее. Костя укоризненно посмотрел на Джека, тот лишь развел руками, но, увидев Аню с медальоном на шее, встал в позу и начал лихорадочно вспоминать все боевые заклинания. В воздухе пахло боем.
        - Я не собираюсь никого убивать. Я сама собиралась вам все рассказать, но не успела, вы меня опередили.
        - Почему ты не собираешься нас того, этого? - спросил Джек. Он был растерян и не смог сразу подобрать нужное слово.
        - Чего того, этого?
        - Убивать.
        - За все это время, проведенное с вами, я привязалась к вам и не желаю вам зла и теперь не могу пойти против вас.
        Пока Аня разговаривала с Джеком, Костя подкрался сбоку и хотел сорвать с нее медальон, но он промахнулся, а у Ани сработал рефлекс. Магия откинула его к шкафу, он стукнулся об угол и потерял сознание.
        - Нет! - закричала Аня, подбегая к нему. - Я не хотела, - сказала она со слезами. Она гладила его голову и пыталась нащупать пульс, но с трясущимися руками у нее это не очень то получалось.
        - Отойди от него! Ты и так уже достаточно натворила, - грозно сказал Джек, повышая голос.
        - А не то что? - ухмыльнулась Аня. Она то понимала, что ее магия лучше, чем его.
        - А не то я выстрелю, - и он направил на нее пистолет. Самый обыкновенный девятимиллиметровый ПМ. И добавил: - Ты прекрасно знаешь, что магия бессильна против простого оружия.
        - Магия против магии. Оружие против оружия, - мрачно продекламировала Аня «золотое правило». Она сорвала медальон и бросила его в центр комнаты.
        - Либо ты убьешь меня, либо я останусь с ним.
        Джек задумался, но пистолет опустил.

***
        Фабрика вызывала у меня только одно ощущение: «брр». Словно грозный дракон, охраняющий свои сокровища, она возвышалась на пригорке. Подобраться к ней не было никакой возможности. Вокруг колючая проволка и видеокамеры. В метре друг от друга стоят будки с охраной.
        - Гони червонец, - усмехнулась Саша. - Ты проспорил. Нам никак к ним не подобраться.
        Артем нехотя отдал денежку.
        - Пошли. Это бесполезно.
        - Погодите. Как надежно спрятать вещь, чтобы ее никто не нашел? - вдруг спросил Артем, не отрывая взгляд от фабрики.
        - В сейф?
        - В подпол?
        - На видное место, - он торжествующе поднял палец. - Чтобы пробраться на его фабрику, нужно сделать это открыто.
        - Ты в детстве с кровати не падал? - засомневалась Саша.
        - Не верите? - рассмеялся Артем. - Спорим, я проберусь туда так, что все будут знать об этом, но никто меня не заподозрит?
        - Ставлю сотню, что не проберешься.
        - Окей. Если выиграю, ты мне ее отдашь.
        - Как ты собираешься пробраться туда?
        - Есть одна мыслишка.

***
        - Ну что, как он?
        - Сойдет. Голову забинтовали. Крови немного, так что жить будет. Пришел в себя. Вроде очухивается, - доложил Джек. - На, возьми, - он протянул ей медальон.
        Аня с отвращением его взяла.
        - Скажи честно, ты ненавидишь меня? - она посмотрела ему в глаза.
        Под таким взглядом трудно соврать, но у Джека получилось, и он сказал: «Да». После этого он ушел. Аня заплакала. Ей никогда не было так плохо. Она была морально раздавлена. «Я сделала ему больно. Бедный Костя. Я сделала больно человеку, которого… нет… он… наверное мне просто друг. Хотя как я могу назвать теперь их друзьями. Они ненавидят меня». Костя вошел на кухню. Вид у него был, мягко говоря, не очень. Бледный, еле держащийся на ногах. Он посмотрел на нее. Она подошла к нему вплотную. Единственное, что она смогла сказать, это было: «Прости!» потом она начала что-то говорить, но слова перемешались со слезами, всхлипываниями. Ничего нельзя было разобрать или хотя бы понять. Обессилев, Аня уронила голову ему на грудь и замолчала. Он обнял ее за плечи, поднял голову, посмотрел ей в глаза и сказал:
        - Все в порядке. Я жив, здоров.
        - Я чуть тебя не убила, - одними губами прошептала она.
        - Ерунда. Все обошлось. Голова у меня крепкая, все выдержит. Не ты первая меня по голове стукнула, не ты последняя.
        - Ты меня ненавидишь? - и она посмотрела ему в глаза.
        - Нет.
        - Хочешь, я прямо сейчас откажусь от магии навсегда? Я это сделаю.
        - Ради меня?
        - Да.
        - Заманчивое предложение, но не торопись с выводами.
        Она прижалась к нему и еще долго не отпускала. Когда она успокоилась, то уснула у него на руках.
        Глава 6
        МЫЛО С СЮРПРИЗОМ
        - Приготовила сотню?
        - Сначала проберись, - хмыкнула подруга.
        Артем натягивал на себя форму водопроводчика. Вчера он созвонился с другом и попросил того, под предлогом проверки съездить на фабрику и чего-нибудь там сломать. А когда они позвонят, он должен был передать Артему и тот поедет вместо него. Так оно и вышло. С утра Саша залезла на базу фирмы, которая ремонтирует трубы (богатые люди явно не любят пользоваться услугами государственных водопроводчиков. Они предпочитают частные фирмы), и незаметно выложила туда дело
«нашего» водопроводчика. На всякий случай. Взяв мой сотовый, так как он с фотокамерой, он сел в заранее поставленную под окнами газель с логотипом фирмы, и уехал. Мы с Сашей открыли ноутбук и стали следить за красной точкой, передвигающейся по городу. Таким жучком снабжены все сотрудники. Он прикреплен к форме. Фирма заботится о том, чтобы, если машина ломалась, водопроводчику не приходилось долго ждать тягача, а также о безопасности сотрудников. «У богачей свои причуды», - объясняли они.

***
        Газелька плавно въехала на территорию фабрики. Стоило ему подъехать к главному корпусу, как тут же человек десять секьюрити препроводили его в другой корпус - один из цехов, где была поломка. При входе в него, его тщательно обыскали, проверили наличие его дела в базе данных фирмы. «Спасибо Саше, настоявшей на этом», - мысленно подумал он. Его проводили в комнату, за которой начинался внутренний отдел цеха - трубы, и закрыли, предупредив, что не откроют, пока он не сделает. Артем сел на одну из труб и достал из чемоданчика инструкцию, заботливо положенную под подклад другом. Со «сломанной» трубой он справился быстро. Осталась главная задача: разузнать что-нибудь компрометирующее про фабрику и его владельца.
«Но как это сделать, если меня явно не собираются обрадовать экскурсией по фабрике?» Еще немного поразмыслив, и сославшись на удачу, он пошел вверх по трубам. Продвигаясь по шагу, он не нашел ни одной дырки в стене, чтобы подсмотреть или подслушать, но отчаянье верный враг, поэтому он сделал последнюю попытку и пробрался по трубам в соседний, как ему показалось, цех. Даже за стенами было слышно, что в цеху намного больше шума, чем в предыдущем. Он обследовал каждый угол, но ничего. Расстроившись, он перестал смотреть под ноги, и, споткнувшись, упал. Нога застряла в дырке. Он потянул ее, но никакого эффекта. Ругнувшись, он расковырял гаечным ключом дырку и вытащил ногу. Непроизвольно опустив глаза, он отпрянул. Внизу, вместо толстого слоя земли, располагался цех. Приглядевшись, он обнаружил, что в том цеху совсем другая система обеспечения - трубы идут из другой стены. Сделав как можно больше фотографий, он аккуратно вернулся обратно. Уже отъехав от фабрики, он остановился и выпил воды. Его трясло как в лихорадке.
«Все-таки сотню я выиграл», - отвлеченно подумал он.

***
        - Как ты относишься к свежему воздуху?
        - Никак.
        - Но тебе нужно гулять.
        - А я не хочу гулять.
        - Давай же, ну пошли. А я тебе арку покажу, - использовал последнюю уловку Джек. Помогло.
        - Ладно, уболтал. Пошли уже.
        - Ура. Пошли быстрее, а то вдруг погода испортиться.
        - Как она может испортиться? На небе ни облачка.
        - Ну а может я чего-нибудь там наколдую, - загадочно закатил глаза Джек.
        Я только хмыкнул. «Если он и может что-то наколдовать, то точно только
«что-нибудь».
        - Мальчики, вы куда? - поинтересовалась Марина, вытирая руки о полотенце.
        - Гулять, - весело отозвался Джек.
        Марина рассмеялась, глядя на мрачного меня.
        - Ты вместо того чтобы смеяться, лучше бы поесть приготовила. А то мы придем с прогулки, а есть нечего.
        - Есть, шеф, - в один голос ответили Аня и Марина и, хохоча, пошли на кухню, обсуждая вечернее меню.
        Аня оживала на глазах. После того как мы сказали, что прощаем ее, она, словно заново родилась. Она стала больше смеяться, вести себя раскованней, делать по дому все что можно. Начиная от мытья посуды и заканчивая генеральной уборкой. Про своего шефа она и не вспоминала. Все как-то устали от этого дела. В деле был объявлен «неофициальный» перерыв.
        Погода радовала своим спокойствием. Чистое небо, свежий утренний воздух, распускающиеся деревья. Что еще нужно для счастья?
        - Давай заглянем ко мне в офис. Хочу проверить как там и что.
        - Ты же говорил, что ты взял отпуск.
        - Я знаю, но мало ли.
        Мы зашли в офис. Это была небольшая двухкомнатная квартира, переделанная под офис. В одной такой комнате, находился мой кабинет, в другой - кабинет другого детектива, который сейчас отсутствовал. Как только мы вошли, к нам тут же подошла девушка и спросила:
        - Я могу вам чем-нибудь помочь? Ой, это вы.
        - Да, я. Зоя, произошло что-нибудь катастрофическое?
        - Нет.
        - Тогда можешь идти. Пройдем в мой кабинет, - сказал я Джеку. - Я там одну вещь заберу.
        Когда мы вышли из кабинета, в приемной сидела женщина. Она тут же кинулась ко мне.
        - Гражданин детектив, помогите.
        - Я сейчас в отпуске. Подождите другого детектива, он сейчас подойдет.
        - Нет, мне нужны именно вы. Мне вас моя подруга посоветовала. Пожалуйста, выслушайте. Это не займет у вас много времени.
        - Хорошо, - тяжело вздохнул я и пригласил ее в кабинет. Джек остался в приемной.
        Примерно через полчаса женщина вышла абсолютно счастливая и, ласково со всеми попрощавшись, вышла.
        - Что она от тебя хотела?
        - Да, ерунда. Последить за своей дочуркой. На ее дочь кто-то напал и теперь она считает, что ее дочь связалась не с той компанией.
        - И ты согласился?
        - Конечно. Деньги лишними никогда не бывают, а задание то пустяковое. Я ни раз такие выполнял.
        - А хочешь, я арку открою?
        - Давай. Мы как раз до парка дошли, и здесь никого нет.
        Джек открыл арку, и мы вошли в мир чародеев. Мы бродили по улицам и барам до позднего вечера. Наконец, решив вернуться обратно, завернули в переулок.
        - Ой, не та улица. Ну ладно. Здесь остановимся.
        Неожиданно нам навстречу вышли три подростка и вместо обычной фразы «Есть закурить?», спросили:
        - Деньги есть?
        - Нет, - честно ответил Джек.
        - Что ж, придется вас проучить.
        Сильная магическая волна откинула нас метров на сто, при этом несколько раз перевернув в воздухе. Подростки противно засмеялись. Я почувствовал острую головную боль. Голова то все-таки еще не зажила.
        - Ты можешь с ними справиться? - тихо спросил я Джека.
        - Нет. Это черная магия, а ей не владею.
        - Так пальни в них своей, белой магией.
        - Я же тебе говорю. Даже простейшее заклинание черной магии обладает силой, в два раза большей, чем простейшее заклинание белой магии.
        - Тогда открывай арку. Чего ждешь? Не знаю как ты, но я не хочу закончить жизнь вот так.
        - Думаешь, я хочу?
        Джек уже открыл арку, но, подростки, увидев это, разозлились. Один из них выставил вперед руку и магией, как на аркане, стал притягивать Джека. Мне пока удавалось сопротивляться. У Джека не получалось. Увидев, как арка затягивается, - как, в общем-то, ей и положено, если в течение десяти секунд через нее никто не пройдет,
        - я схватил одной рукой Джека за рукав куртки, другой рукой растянул край арки и, дернув изо всех сил и край, и Джека, прыгнул в арку. Упав на землю, я сразу стянул края арки руками. Мы снова были в обычном мире.
        - Что это было?
        - Я вытащил тебя… - начал, было, я и осекся.
        - Вот именно. ТЫ. Ты сейчас сделал то, что не под силу простому человеку. Из этого я могу сделать только один вывод: ты - чародей.
        - Ерунда! - разозлился я. - Мне просто повезло.
        - Здесь не бывает «везет» или «не везет». Арку видят и воспринимают только чародеи. Как же я раньше не догадался? Еще тогда, когда ты сегодня прошел через арку. Если бы ты был обычным человеком, ты бы ее даже не увидел.
        - Я не чародей, - уже не так уверенно заявил я.
        - А я сейчас это проверю.
        - Я не подопытный кролик.
        - Успокойся, я не буду тебя мучить. Это не больно. Просто повтори то, что я сейчас скажу. Повторяй Dees Otto.
        - Dees Otto, - повторил я, но ничего не произошло. - И?
        - Ничего. Это заклинание огня. Должен был зажечься огонь.
        - Вот видишь, значит, я не чародей. А что это вообще было?
        - Стандартная проверка на чародейство. Если человек чародей, то независимо от того, знает он заклинание или нет, сказав его, оно сработает.
        - Значит, я не чародей, - повторил свою мысль я.
        - Но ты же дотронулся до арки!
        - Сбой в системе. Чародейство - это такая же система и ее тоже иногда глючит. Пошли, а то я сейчас с голоду помру.
        - Но…
        - Пошли. Дискуссия окончена.
        На следующий день Аня спросила:
        - А ты раньше делал что-нибудь подобное?
        - Я раньше слово «чародей» не произносил, а ты говоришь мне о высшем мастерстве чародеев.
        - Вообще-то открывать арки учат на третьем курсе, - смущенно сказал Джек.
        - Я имею в виду не с помощью зажигалки, а руками, - поправил его я.
        - А раны на тебе быстро заживают? - продолжала допрос Аня.
        - Как у всех.
        - А если честно?
        - Я не обращал на это внимание.
        - А в темноте ты как видишь?
        - Как все.
        - А если честно?
        - Да откуда я знаю? Ночью я сплю. И что за дурацкие вопросы?
        - Я просто пытаюсь понять, что с тобой произошло.
        - И что же со мной произошло?
        - Случайность. Так называемая «ошибка магии». Такое бывает, если рядом с простым человеком находится чародей. Магия, скажем так, может не распознать и принять простого человека за чародея.
        Джек удивленно на нее посмотрел, но потом улыбнулся. Я был счастлив. Все прояснилось. Просто я очень не люблю всякие там паранормальные явления.

***
        Артем с видом победителя вертел в руках сотню, но дело, конечно, было не в бумажке, а в фотографиях. Мы вывели их на компьютере. Четкость была, но все слишком далеко. Приближение никакого результата не дало. То же оборудование, те же люди и то же мыло на конвейере.
        - Пустышка, - расстроился Артем.
        - Вот еще две фотки. Загружаются.
        - Это видео. Оно просто чуть ближе приблизило. Я боялся, что будет не видно, и заснял.
        Мы включили. Сначала было вроде то же, что мы уже видели, но потом наше внимание привлекла маленькая деталь. Все мыло не отправлялось сразу в коробку. Оно на конвейере проходило под какой-то машиной. Мы сначала подумали, что это контроль качества, но потом пригляделись. В каждом куске мыла с помощью машины проделывали маленькую дырку, а другая машина вкладывала туда ампулы. Затем кусок мыла проходил еще одну машину и оттуда возвращался уже цельным. Мы отлипли от экрана.
        - Офигеть, - только и смог сказать Артем. - Мыло с сюрпризом.
        - Контрабанда. Под видом мыло что-то перевозят. Нужно узнать, что в этих ампулах!
        - Каким Макаром? Мою рожу запомнили и если сейчас там что-то заподозрили, то меня просто отправят к прабабушкам.
        - Нас они не видели.
        - Вы что, предлагаете им все трубы сломать?
        - Зачем? Только в нужном нам цехе, вернее над нужным нам цехом.
        - Как?
        Вопрос был не из легких. Но ведь ответ требовался не сразу?!

***
        Я сидел на лавочке и ждал ее. Наконец она вышла, встретилась на углу с какой-то девочкой, и они пошли в сторону школы. Я тенью скользнул за ними. Неожиданно сбоку тихо подошла Аня.
        - Привет.
        - О Господи! Ты меня напугала. Ты откуда?
        - От верблюда.
        - А если серьезно?
        - Ты не рад меня видеть? - состроила рожицу Аня.
        - Нет. Нет, вернее да. Тьфу ты. Конечно рад. Просто я вроде как на работе.
        - На какой?
        - На своей, - буркнул я.
        Аня посмотрела на двух впереди идущих девушек.
        - А-а-а, - протянула она. - Понятно. Ладно, я тогда пойду.
        - Погоди, - я взял ее за руку и тут же, поняв, что сделал, отпустил. - Останься. Вдвоем веселее. А то одному скучно бродить. Да и тем более мне придется сейчас шесть часов ждать ее. Скучно.
        - Хорошо, - с легкостью сказала Аня так, как будто этого и ждала. - Пошли в тенек на лавочку.
        Напротив школы находился небольшой парк. Именно туда мы и отправились. Нашли место, откуда было хорошо видно главный вход. «Чтобы мне ее не пропустить». Я хотел, было, сесть на лавочку, но Аня не дала.
        - Вставай. Вставай. Чего расселся?
        - Зачем?
        - Я буду тебя учить. Вставай же, наконец. Расселся тут.
        - Что?
        - А ты думал, что ты здесь будешь до обеда балду гонять?
        - Да.
        - Не получится.
        - Чему учить-то? Я уже вроде закончил учиться. У меня даже диплом есть.
        - Да не этому, балбес. Я не собираюсь тебя знаниям учить.
        - А чему же тогда?
        - Если ты не будешь меня перебивать, то скажу. Я буду учить тебя управлять своей силой.
        - Навязалась на мою голову. Зачем только предложил пойти, - пробурчал я.
        - Межу прочим, я не случайно с тобой встретилась. Джек мне все рассказал. Так что теперь, вместо того, чтобы ничего не делать, мы с тобой будем заниматься.
        - А может, я не хочу? Это раз. А во-вторых, какой силой? Мы же вчера выяснили, что я не чародей.
        - Согласна ты не чародей, но ты владеешь чистой энергией.
        - Подожди. Ты сказала, что я не чародей, а сама говоришь про магию.
        - Все правильно. Я сейчас все объясню. Мы, чародеи, владеем магической энергией. Когда наши естественные силы слабеют, то мы черпаем эту энергию из медальонов. Для этого то они нам и нужны. Они как аккумуляторы. Накапливают нашу энергию и потом отдают. Ты не чародей, но ты тоже владеешь энергией, только эта энергия чистая. Ее очень трудно преобразоваться в магию.
        - Ладно, предположим, что это так. А от меня то ты что хочешь?
        - Научить тебя ею пользоваться.
        - А зачем?
        - Ты что, не хочешь владеть магией?
        - Хочу. Только ты же сказала, что я владею только какой-то там энергией. А сама опять говоришь про магию.
        - О боже! - взвыла Аня. - Ты сегодня с какой ноги встал?
        - С левой, - абсолютно серьезно ответил я.
        - Оно и видно, - пробурчала она. - Значит так. Скажи, ты хочешь научиться использовать свою силу?
        - Да.
        - Тогда делай то, что я говорю и без лишних вопросов. Согласен?
        - Да.
        Инцидент был исчерпан. Аня успокоилась. Она начала мое обучение. Сначала все было ужасно, но потом у меня начало что-то получаться. «Наверное, нелегко из энергии сделать что-то» - думала Аня. Когда мы учили заклинание огня, то я не сумел удержать огненный шар в руках. Он врезался в дерево и незамедлительно вспыхнул. Аня, конечно, тут же его потушила, но такое происшествие не могло остаться незамеченным. Однако, за неимением в парке людей, на нас обратили тупой взор только бомжи, но и тех это не особо заинтересовало.
        - Уф. Повезло, - облегченно вздохнула Аня. - А то не люблю заклинание беспамятства.
        - Я неудачник, - сокрушался я. - Даже какой-то шарик не могу удержать.
        - Ни фига себе какой-то. Ты представляешь, сколько в этом шарике энергии? Да иногда даже опытные чародеи не могут его удержать, а ты то только учишься. Вот, например, свечу то, ты смог зажечь.
        Я в ответ только хмыкнул. Раздался звонок с шестого урока. Буквально через несколько минут из дверей главного входа хлынула толпа счастливых учеников.
        - Пошли. Мы не должны ее потерять из виду, - подскочил я.
        Я стоял и высматривал ту девушку. Со стороны это смотрелось, словно я сканирую каждого человека. «Не нравится мне это, - думала в это время Аня. - Обладание чистой энергией за «красивые глазки» не дают. Что-то тут нечисто. Все это очень странно. Очень». Я нашел ту, которую искал и бесшумной тенью скользнул за ней, прихватив Аню с собой. Мы держались от них на почтительном расстоянии. И вдруг Аня спросила:
        - Они же чародейки, да?
        - С чего ты взяла? У них же нет медальонов.
        - Ну и что. Медальон то не всегда показатель. Тем более, может они еще несовершеннолетние для медальона. А алимы то у них есть.
        - А я думал это животные.
        - Ты хочешь сказать, что с животными их пустили бы в школу?
        - Да. Глупость какая-то.
        Я вдруг резко остановился, схватил Аню за плечи, и, смотря ей в глаза, спросил:
        - Это была ты?
        - Ты о чем?
        - Ты на нее напала?
        - С чего ты взял?
        - Ее мама мне говорила о странностях с этим нападением. Мол сознание потеряла, удар был, а следов удара нет. Ни царапины. Так может только магия.
        - А я то здесь причем?
        - Не знаю. Просто, все, что случалось в нашем городе странного, почему-то относится к тебе.
        - Не надо ворошить мое прошлое и сваливать на меня все.
        - Ты видела эту девушку в лицо?
        - Нет.
        Я резко дернул ее за руку, и мы кустами обогнали девочек.
        - Смотри.
        - Ой, это она, - ошеломленно прошептала Аня.
        - Блин, - прошипел я и опять кустами вывел ее на другую сторону улицы. Следить теперь не имело смысла. - Что я теперь скажу ее матери? Извините, но на вашу дочь напал бывший наемный убийца, вставший на путь истины. Так что ли?
        - Откуда я знаю как? Ты же у нас умный. Между прочим, я просто забрала у нее свою зажигалку, - фыркнула Аня.
        - О боже! Пошли.
        - Куда?
        - Ко мне в офис. Буду звонить ее маме и все рассказывать.
        - Правду? - ужаснулась Аня.
        - Нет, конечно! Если я расскажу правду, меня минимум лицензии лишат, а максимум на лечение в психбольницу отправят, где я проведу весь остаток своей жизни. Как тебе такая перспектива?
        - Люди не верят в чародеев. Но почему?
        - Понимаешь… Люди немного странные существа. Даже если перед ними сотворишь какое-то волшебство, то они подумают, что это ловкость рук. Наверное человеческий мозг упрямо не хочет верить в существование магии.
        - Ясно. Если честно, то чародеи, многие, ненавидят простых людей.
        - Почему?
        - Они считают, что люди низшая раса.
        - Что?
        - Не обижайся. Так даже в учебниках написано.
        - Это еще почему низшая? Они же…ведь тоже люди.
        - Биологически да, а вот энергетическая оболочка у них совсем другая. Это раз. А во-вторых, они ставят себя намного выше простых людей.
        - Хм. Завышенная самооценка?
        - Нет. Понимаешь… Ладно, я тебе объясню на примере. Вот представь. Человеку, для того чтобы сделать воду горячей, нужно ее подогреть.
        - Не обязательно. Можно просто открыть кран с горячей водой.
        - Ты мыслишь примитивно. Я имею в виду, что если ты захочешь попить чай, тебе нужно будет закипятить воду, да еще и заварить заварку. А чародею достаточно щелкнуть пальцами, и, вот, чай готов.
        - Я понял. Чародеи ленивее, - улыбнулся я.

***
        Фабрика пугала меня все больше и больше. Если в прошлый раз меня просто пробирала дрожь, то сейчас, стоя на ее территории, меня просто колотило. Навесив на лицо улыбку, я удачно прошла проверку. Меня отвели к тем же трубам и закрыли дверь. С трубой пришлось повозиться. Гаечный ключ никак не хотел поворачиваться. Наконец, победив вредную железку, я пошла по схеме. Артем нарисовал все повороты. И как он только их запомнил? Между прочим, слова о том, что женщины не умеют ориентироваться в пространстве и блудят в трех соснах, ерунда. Я, конечно, может и не полностью, но дорогу запоминаю. А моя подруга отличается феноменальной зрительной памятью. Труба возникла неоткуда. Я споткнулась и провалилась в ту же дырку, что и Артем. Вытащив ногу, я засунула в дырку видеокамеру и полностью засняла цех. На маленьком экранчике было все слишком мелко, чтобы понять получилось или нет. Я вернулась к двери и постучала. Мне никто не открыл. Я аккуратно поскреблась. Тишина. Прижавшись ухом к двери, я различила голоса:
        - Кто пустил сюда эту дуру?
        - Так это. У нее пропуск был, - узнала я голос охранника.
        - Пропуск у нее был. А голова на что нужна? Я вам что сказал?
        - Следить за ней. Но мы и следили.
        - Тогда как она умудрилась сделать дыру в полу сам знаешь где?
        Я отошла от двери и принялась нервно стучать молоточкам по трубам. Дверь открылась, и на пороге появился охранник.
        - Закончила?
        Я кивнула, понимая, что от страха голос совсем пропал. Охранник снова повел меня по коридором.
        - Представляешь, взяли новую уборщицу, а она шкаф уронила и проделала дыру.
        - У-у-уборщица? - заикаясь, спросила я.
        - Баба косорукая…
        Дальше я его не слушала. Шум бешено стучащегося сердца до сих пор стоял в ушах. К Артему я добралась на автопилоте. Отдав видеокамеру, я пошла в ванную и столкнулась с его мамой. Соврала ей про практику водопроводчика и ушла в ванную.
        - Лер, скорее. Там такое, - возбужденно зашептала она, затаскивая меня в комнату.
        - Ты ни за что не догадаешься, что в этих ампулах. Нитроглицерин!
        - И? - не поняла я.
        - Если одну такую ампулку ударить об пол, получиться отличный ба-бах!
        - Это взрывчатка?
        - Если смешать нитроглицерин с глиной, получится динамит. Дошло?
        - В мыле они контрабандой поставляют взрывчатое вещество кому-то. Но кому?
        Они пожали плечами.
        - Нужно рассказать Бобу. Он придумает.
        - Не получится. Боб умер от инфаркта.
        - И ты молчал?
        - Забыл. Я думаю, надо рассказать все Марине, чтобы она рассказала тому парню-детективу. Вот пусть они и разбираются.
        - Зачем разбираются? Ты что, хочешь распутать это дело? Нет! - заорала я. - Нет, нет и нет.
        - Пойми. Слишком много человеческих жизней поставлено на карту. Тот, кто получает это мыло с сюрпризом, явно не собирается им развлекать гостей. Затевается что-то серьезное.
        Я прикусила нижнюю губу. В чем-то, безусловно, он прав, но разве наши жизни не поставлены на карту? Хотя…
        - Ладно. Мы доверим тому детективу это задание, но, во-первых, мы будем следить за ходом расследования (имеем право), а во-вторых, я сначала сама схожу к нему и разузнаю о его сестре. Так как теперь доступ нам закрыт, он последний выход, узнать все ли у нее в порядке.
        - Вы о чем?
        - Неважно, - оборвала его Саша. - Иди. Только не забудь переодеться.

***
        Д-а-а, - думал я, по дороге в офис. - Слава богу, хоть от этого дела отделался. Хорошо, что народ у нас такой доверчивый. Поверила в то, что преступник, который напал на ее дочь, раскаялся и на моих глазах покончил с собой. Доверчивая. В приемной сидела девушка. Я сразу ее узнал. Это была дочь моей последней
«доверчивой» клиентки - Лера.
        - Здравствуйте.
        - Здравствуйте. Вы ко мне? - задал я глупейший вопрос.
        - Да.
        - Извините, но я сейчас не могу вас принять. Я в отпуске.
        - Я к вам не как к детективу, а по личному вопросу.
        - Пройдемте ко мне в кабинет. Присаживайтесь. Я вас слушаю.
        - Меня зовут Лера.
        - Я знаю, - небрежно отозвался я и тут же прикусил язык.
        - Откуда? А. Вам, наверное, Катя обо мне рассказывала.
        - Какая Катя? - теперь уже я удивился.
        - Так ваша сестра.
        - Откуда вы ее знаете?
        - А вы меня?
        - Э-э. Я по привычке сказал.
        - Нет. Вы точно знали кто я. Признавайтесь, откуда?
        Я понял, что так просто от девушки не отделаешься. Пришлось рассказать правду о ее матери, так как оправдание о том, что Катя рассказывала, второй раз не прошло.
«Первое слово дороже второго - сказала она». Узнав правду, девушка нахмурилась, но ничего не сказала. Я почувствовал нарастающее напряжение и тогда спросил:
        - Так что насчет Кати?
        - Я потеряла зажигалку, вернее ее украли, ну об этом происшествии вы знаете. Поэтому я теперь не могу попасть в мир чародеев, что проверить все ли у нее в порядке. Вот и волнуюсь теперь.
        - Катя чародейка? - воскликнул я.
        - А вы не знали? - побелела Лера.
        Увидев ее испуганное лицо, я сказал:
        - Нет. Нет. Про чародеев то я знал. Я про Катю не знал.
        - Извините.
        - Ничего. Все в порядке. Рано или поздно все тайное становится явным. Сегодня же схожу к ней и все узнаю. Завтра я вам позвоню. Оставьте свой номер мобильного.
        - Спасибо вам огромное. До свидания.
        - До свидания.
        Глава 7
        НОВЫЙ ПОВОРОТ.
        Я стоял на пороге с букетом полевых цветов.
        - Привет, сестренка, - я протянул ей букет. - Можно пройти?
        Ответом было молчание. Так и не дождавшись разрешения, я зашел и закрыл дверь.
        - Кто там пришел? - вышел из комнаты отец и остолбенел.
        - Здравствуйте, - вежливо поздоровался я, прошел на кухню и по-хозяйски поставил чайник. Обычно, без магии. Двойной шок они не вынесут.
        - Эй. Привет. Может со мной хоть кто-нибудь поговорит? Или мне уйти?
        Катя кинулась мне на шею:
        - Я так рада тебя видеть! Ты даже не представляешь. Как ты? Как работа? - закидала она меня вопросами.
        Самойлов опустился на стул рядом.
        - Как ты нас нашел? - побелевшими губами спросил он.
        - Да, кстати, как? Как ты узнал, что мы… - замялась Катя.
        - Чародеи?
        - Да.
        - От твоей подруги Леры.
        - С ней что-то случилось?
        - Нет. Просто она потеряла зажигалку и теперь не может к тебе попасть. Вот и волнуется.
        Катя начала накрывать на стол. Самойлов отозвал меня, и мы прошли в кабинет.
        - Я помню, что вы говорили, чтоб я здесь больше не появлялся, - начал прямо с порога я. - Но я должен вас предупредить. Боба Сэйлора убили.
        Он побелел, но лишь отхлебнул из бокала воды.
        - Костя, - начал он слабым голосом, все еще допивая воду, - Ты прости меня за все. Я много наговорил тебе лишнего. И тогда, и в течение всей твоей жизни. Прости, если что-то делал не так и причинял тебя боль. Прости, - он залпом выпил оставшуюся воду в бокале.
        - Что?
        - Прости. Я всегда любил тебя как сына, но боялся себе в этом признаться, поэтому так и поступал. Прости меня, если сможешь. Береги Катю, - прошептал он из последних сил и закрыл глаза.
        - Нет! - закричал я. Я стоял и смотрел на обмякшее тело. Сколько недосказанных слов витало в воздухе. Я подскочил и схватил бокал со стола. Понюхал. Одного вдоха было достаточно для того, чтобы понять, что это самый обыкновенный яд. «Его вынудили это сделать. Сам бы он никогда не бросил Катю. Что ж, сестренка, дело принимает новый оборот и, похоже, твоя просьба, вступает в новую силу».
        Теплый ветер приносил весну. Апрель расцветал. Деревья озеленились и радовали глаз, но нам было не до этого. Катя прижалась ко мне и не отпускала ни на секунду. Она так крепко держала меня за талию, что у меня заломило ребра, но признаться не решился. С того момента, как тело увезли, прошло около часа. Пока осмотрели место происшествия, пока протокол составили, пока меня допрашивали, мол, не я ли яду подсыпал то. На что я стал так энергично и красноречиво жестикулировать, что меня оставили в покое. В конце концов, все уехали, любопытные разошлись, а мы остались сидеть на лавочке у подъезда, не в силах подняться в квартиру.
        - Поедешь ко мне?
        - Нет. Извини. Я останусь здесь.
        - Ты уверена?
        - Да.
        - Если что, звони в любое время. Все наладится, сестренка. Ты не одна. Я всегда буду рядом.
        Она слабо улыбнулась.
        - Ты ведь найдешь того, кто это сделал? Правда?
        - Обещаю.
        Ни она, ни я не верили в самоубийство отца. Оба понимали, что все это было подстроена, и смерть не была случайностью. Но для того чтобы докопаться до истины, придется попотеть.
        Не успел я зайти в офис, как на меня накинулась Лера.
        - Ну что? Вы были у нее?
        - Пройдемте в кабинет, - холодно предложил я. - Дело в том, что с Катей все в порядке, но вот ее отец…он умер.
        Неожиданно зазвонил мой мобильный.
        - Алло.
        - Костя, Наташин отец тоже отравился.
        - Никуда не уходи. Я сейчас буду, - и положил трубку.
        - Я тогда пойду, - сказала Лера.
        - Да. Да. До свидания.
        - Врешь, не возьмешь, - услышал я Катин голос, подойдя к двери квартиры. Я распахнул дверь и влетел в комнату. Катя, уворачиваясь от ударов незнакомца, бегала взад-вперед по комнате, явно желая пробраться к выходу, но не тут то было. Парень стоял на одном месте, то и делая, что посылая в Катю магические лучи, которых она ловко избегала. Я, не раздумывая, схватил со столика вазу и ударил ее незнакомца по затылку.
        - Уф. Спасибо. А то я уже на последнем издыхании была. Полчаса этот гад меня гонял, - пнула она бесчувственного гостя.
        - Кто это был?
        - Понятия не имею. Появился посреди комнаты, буквально через минуту после того, как я тебе позвонила, и сказал, что я отправлюсь за отцом.
        - Пошли отсюда скорее, пока он не очнулся.
        Мы вышли на улицу, предварительно заперев дверь.
        - Куда теперь?
        - Если наши отцы умерли практически в один день, работали вместе, то…
        - Наташа, - понял я ее мысль.
        - Бежим.
        Мы бежали изо всех сил. Поднявшись на третий этаж, почувствовали нехватку воздуха, но, постояв минуту и отдышавшись, поднялись этажом выше. Входить в квартиру не пришлось. Все действия разворачивались на лестничной площадке. Наташа, уворачиваясь от ударов того же самого незнакомца (как он туда попал?), пыталась пробраться к лестнице, но он не давал. Я, не долго думая, подошел сзади и стукнул парня по голове, благо я был выше его на целую голову. Парень взвыл, но сознание не потерял, а только еще больше озлобился. Теперь его объектом стал я. Наташа успела перебежать к Кате, и теперь моя группа поддержки увеличилась вдвое. Я ловко избегал тех же магических лучей, но подобраться на расстояние даже вытянутой руки так и не мог. Неожиданно парень остановил поток лучей, глупо улыбнулся и упал. Сзади него обнаружилась Катя, воинственно держащая в руках бейсбольную биту.
        - Давно мечтала это сделать, да вот случай никак не представился.
        - Как бы он сам не представился, - я подошел к парню и пощупал пульс. - Да нет, живой. Вовремя ты его, а то, по-моему, он собирался из меня барбекю сделать. Вон даже куртку прожег. А она, между прочим, любимая была.
        Мы оставили его на площадке и спустились во двор.
        - Ну и куда нам теперь?
        - Можно ко мне. Там, по крайней мере, никто не должен нас найти.
        - А как мы к тебе попадем? Ты же живешь в обычном мире, а мы сейчас в мире чародеев.
        - А как ты думаешь, я к тебе попал? По почте что ли прилетел?
        - Да, действительно, как? Неужели через арку?
        - Конечно через арку. Как же еще?
        Катя открыла рот, но слов не нашлось. Я открыл арку руками и, как галантный джентльмен, пропустил их вперед, и зашел сам. В квартире царил жуткий беспорядок, как после мамаева побоища. Все что можно было перевернуть, было перевернуто. Подушки, диван были вспороты. Перья и пух лежали на полу и витали в воздухе словно снег.
        - Ты давно не убирался?
        - Ага. Но, судя по всему, мне решили помочь избавиться от этой рутинной обязанности. Нужно уходить. Кто бы тут ни был, он что-то искал и неизвестно нашел ли он это, или нет.
        - Кто?
        - Не знаю. Пошли.
        - А теперь куда? Не на улице же нам ночевать?
        - К Джеку тоже опасно. У него тоже могли побывать.
        - Кто такой Джек?
        - Это мой друг. Я как-нибудь потом вас познакомлю.
        - Слушай, а может к Лере? - предложила Наташа.
        - Хм. Как вариант. Хотя… А вдруг она не согласиться?
        - Давай это у нее спросим.

***
        В очередной раз поругавшись с мамой, я выбежала на улицу и пошла по тихой аллее. И куда только делась ее ласка и заботливость? Похоже, она неизменна. Окунувшись в свежий вечерний воздух и приведя мысли и чувства в порядок, я вернулась к подъезду и увидела знакомые лица.
        - Оба на! - вырвалось у меня. - Катя, какими судьбами?
        - Лерочка, я так рада тебя видеть. Понимаешь, у нас квартира сгорела. Не пустишь на два денька переночевать?
        - У всех троих сгорела? - прищурилась я.
        - Да, - не моргнув глазом соврала подруга.
        - Пойдемте, - устало произнесла я, живо представив картину «мать против дочери и ее подруг».
        - Если ты не хочешь, мы можем уйти.
        - Нет. Нет. Не обращайте на меня внимание. Я просто сегодня в не настроении. Я очень рада вас видеть. Правда.
        Мы поднялись. Дверь, как я и предполагала, открыла мама.
        - Можно они у нас недельку поживут? Это мои друзья.
        - У нас места мало, но что-нибудь придумаем.

***
        Я появился в коридоре и закрыл края арки. Сказать, что в квартире был беспорядок, это не сказать ничего. «Тут такой же бардак, как у меня в квартире».
        - Эй, есть кто-нибудь? - закричал я, бросаясь из одной комнаты в другую. Друзей я нашел в гостиной на единственном оставшемся целым, вернее наполовину, диване.
        - Слава богу! Ты жив! - кинулась ко мне Аня.
        - Вы тоже. Я так испугался за вас. Что здесь произошло?
        - Не знаю. Мы пришли. Все уже так и было. А твоя квартира в порядке?
        - Нет. Там тоже кошмар.
        - Самое страшное, - подал голос Джек, - нам теперь некуда идти.
        - У меня есть квартира.

***
        Я открыла дверь. На пороге стоял Костя.
        - Проходи.
        Он остался стоять в дверях.
        - Ты так и будешь в дверях стоять?
        - Можно поговорить с твоими родителями?
        - Они уехали жить на дачу. У них дачный сезон начался.
        - И на сколько?
        - Примерно на месяц.
        - То есть ты теперь хозяйка квартиры?
        - Да. Да скажи уже, в чем дело?
        - Понимаешь, у меня тут трем друзьям нужна крыша над головой. На два денька.
        - У них что, тоже квартиры сгорели? - съехидничала я.
        - Да.
        - Ладно, проходите. Но при одном условии. Никаких пьянок и гулянок.
        - Заметано, - мы пожали друг другу руки.
        - Вот только есть одна проблема. Я не знаю, где мне вас всех разместить.
        - Я знаю. Мои родители тоже уехали на дачу. Еще вчера, - вклинилась в разговор Саша.
        - Ты предлагаешь поселить их там?
        - Нет. Не получится. У нас очень бдительная соседка. Если она увидит, что у нас в квартире живет кто-то посторонний, она расскажет родителям и тогда мне конец. Я предлагаю забрать из квартиры матрасы и раскладушку.
        - А идея то хорошая. Только как сделать это так, чтобы соседка не заметила?
        - Очень просто. Попасть в квартиру не через дверь.
        - А как? Через окно?
        - Нет. Зачем? Через арку.
        Я уставилась на Костю, предложившего это.
        - Хм. И кто это провернет?
        - Я, - в один голос сказали Костя, Джек и Аня.
        - Давайте уж кто-нибудь один.
        - Я пойду, - сказал Костя. - А через арку вы здесь будете принимать.
        - Говори адрес, - сказал он Саше.
        - Я скажу, но при одном условии.
        - Каком? - спросили все.
        - Я буду жить с вами. А то мне одной в пустой квартире как-то не прикольно.
        - Без проблем, - засмеялась я.
        Нам хватило часа для того, чтобы перетащить все матрасы, подушки и все прочее и разложить.

***
        Леша позвонил в дверь. В последнее время он всегда заходил за Лерой без десяти восемь, чтобы пойти в школу. Дверь ему открыл какой-то парень. Леша растерялся.
«Может я ошибся квартирой?» - подумал он.
        - Мне бы Леру, - неуверенно сказал он, ожидая услышать, что здесь такая не проживает, но услышал совсем другое:
        - Заходите. Лера! - закричал парень вглубь квартиры. - К тебе тут кто-то пришел, - и ушел в комнату.
        - Иду, - услышал Леша голос Леры.
        Ему стало как-то не по себе. В квартире стоял такой шум, как будто здесь проживало человек десять, не меньше. Леша прислонился к двери ванной и стал ждать Леру.
        - Привет, - поздоровался с ним какой-то парень с рысью.
        - Можно пройти? - спросил другой парень, оттесняя Лешу и протискиваясь в ванную.
        - Привет, - поздоровалась с ним девушка и прошла на кухню.
        Леша потерял дар речи от увиденного.
        - Кому что? - послышался голос девушки с кухни.
        Из разных концов квартиры, даже из туалета, послышались пожелания на завтрак. Леша насчитал девять голосов. Через минуту девушка с кухни сказала:
        - Все готово. Идите завтракать. А то остынет.
        Леша чуть не упал на месте. «Даже самый быстрый повар не сможет так быстро приготовить такое огромное разнообразие. Это чертовщина какая-то» - подумал он. Однако из любопытства заглянул на кухню. Стол ломился от еды. Здесь было все, что заказывали. От каждого блюда шел пар, так что скоро над столом образовалось нечто наподобие тумана.
        - Это невозможно! - ошалело прошептал Леша.
        - Возможно, - также тихо ответила Лера.
        Он даже не заметил, как она подошла. Они спустились. И только уже на улице Леша сумел спросить?
        - Это кто, бесплатные циркачи?
        - Нет, Леш. Они лучше. Они чародеи, - рассмеялась Лера.

***
        - И что, ты предлагаешь нам всем разбежаться?
        - Да. Получается так.
        - Но почему?
        - Подумайте сами. Катя и Наташа уехали в деревню. Там они точно будут в безопасности. Я должен искать убийцу ее, вернее и моего, отца. Джеку теперь и вовсе нечем заняться.
        - Нет Боба - нет гонорара. Нет гонорара - нет смысла, - ввернул Джек.
        - Вот именно, - грустно подтвердил я. - Поэтому получается, что у нас у всех свои пути. Марина, насколько я знаю, хочет найти родителей. Я, к сожалению, ничем не
        могу помочь. Мне очень жаль, что все так быстро закончилось.
        Джек не стал долго прощаться. Мы обнялись, и он ушел.
        - Я тогда пошла. Может повезет, и еще раз свидимся, - Марина грустно улыбнулась и покинула квартиру.
        - А как же я?
        Я тяжело вздохнул, но расставаться с Аней, хотелось меньше всего.
        - Прости, - виновато сказал я. - Но нам нужно будет расстаться.
        - Ни за что! Если ты думаешь испугать меня своим страшным расследованием, не получится.
        - Я же за тебя боюсь, - пытался я оправдаться.
        - А за Леру и Сашу ты не боишься? О них ты подумал? Они то подвергаются большей опасности, давая нам ночлег.
        - Да, ты в чем-то права. Тогда я уйду и поселюсь в гостинице. Так будет безопаснее.
        - Я с тобой.
        - Нет.
        - Да. И не спорь. Все равно не переспоришь.
        - Ладно. Будь по-твоему. А теперь пошли и скажем, что мы уходим.

***
        Я сидела и теребила медальон. Он был маленький и приятный на ощупь. Я решила надеть его, но в комнату вошли Марина и Артем. Оба были злые и, сев на диван, отвернулись друг от друга.
        - Что случилось?
        - А ты не знаешь? - завелся Артем. - Наша мисс-героиня ничего не рассказала детективу и теперь нам самим придется разбираться с Волковым.
        - Почему ты не рассказала?
        - Я не доверяю ему. Сами справимся.
        Артем уже открыл рот, для того, чтобы сказать что-нибудь обидное, но я надела медальон и застегнула цепочку. Камень вспыхнул золотым светом, да так ярко, что мы зажмурились. Свет потихоньку угас, и камень окрасился в фиолетовый цвет.
        - И что это было?
        Я отрицательно покачала головой и вышла из комнаты. На кухне сидела Саша с отсутствующим выражением лица.
        - Лер, у тебя бывало когда-нибудь такое, что ты не верил, а потом резко поверил?
        - Ты о чем?
        Камень на ее медальоне отразился в солнечных лучах.
        - Так…ты…тоже… - меня обуял смех. Ну скажите, почему, если мы с Сашей что-то делаем, то делаем это одновременно?
        От Артема мы ушли в эйфорическом настроении. Пешая прогулка превратилась в изучение прохожих на предмет того, есть ли в них что-нибудь, над чем можно посмеяться. На нас косились, но нам было все равно. За своими философскими мыслями по поводу кто войдет первым, мы незаметно поднялись до квартиры. Дверь открыла Аня.
        - Ух ты! Вы теперь официальные чародейки! - воскликнула она
        - Чего?
        - Я все расскажу. Садитесь.
        Аня была так возбуждена, что, казалось, будто она сейчас взорвется от эмоций.
        - Я так за вас рада. Вы теперь официальные чародейки и можете пользоваться своей магией.
        - Как это?
        - По кодексу чародеев, по достижении чародеем шестнадцатилетия, он получает официальное разрешение пользоваться своей магией.
        - Мы не знаем ни одного заклинания!
        - Это не беда. До августа я вас научу простейшим заклинаниям, хорошо, что мы с Костей остались, а в сентябре я помогу вам перебраться в мир чародеев, и там вы поступите в самую лучшую Академию - Академию Чародейства.
        - А для чего эти медальоны?
        - Они работают как аккумуляторы. Они накапливают вашу магическую энергию. Естественной энергии у чародея немного и она быстро заканчивается, если используешь заклинания. А с помощью медальона, который дается лишь однажды, в шестнадцать лет, и принадлежит только тебе в течение жизни, этот запас энергии хранится. Бывает, конечно, что, использовав весь свой запас, медальон продолжает давать энергию, но такое бывает очень редко.
        - Значит, медальон нужно беречь как зеницу ока?
        - Обязательно. Без него чародей как простой человек. Так же уязвим.
        - А можно нескромный вопрос?
        - Спрашивай.
        - Ты так радовалась за нас, когда увидела медальоны. Так, как будто ты наша мама. Почему?
        - У меня никогда не было семьи, - нахмурилась она. - Когда я была молода и хотела ребенка, одна сволочь заставила меня работать на него. Вся моя личная жизнь была под жестким контролем, и естественно это никому не нравилось, да и профессия моя оставляла желать лучшего.
        - Но сейчас еще не поздно. Ты же еще молодая.
        - Может быть, - невесело усмехнулась она. - Только вряд ли кто-то захочет связать свою жизнь с наемным убийцей.
        - Бывшим, - напомнила Саша.

***
        Я сидел в офисе и умирал от скуки. Мне нужно было заняться расследованием убийства отца, а я не мог уйти с работы, потому что отпуск то кончился. Да и еще и проверка собиралась нагрянуть. Я вдруг понял, что настолько привык ощущать адреналин в крови, что мне было без этого скучно. Я не выдержал и, с помощью арки, переместился домой и застал довольно интересную картину: Лера и Саша стояли посреди комнаты и ставили магические щиты против магических лучей, посылаемых Аней.
        - Ой, - Саша отвлеклась и тут же получила лучом по голове.
        - А не надо было отвлекаться, - укорила ее Аня.
        - Он меня напугал!
        - Ты должна была сосредоточиться по максимуму!
        - Ну все. Хватит вам сориться. Пойдемте лучше чай попьем. Я устала, - примирила их Лера.
        Девочки ушли на кухню ставить чайник, а Аня осталась в гостиной.
        - С помощью магии, а не газа! - крикнула она им.
        - Я, наверное, не вовремя.
        - Ничего страшного. Это им послужит уроком не отвлекаться на мелочи. А ты как здесь? Ты же вроде на работе должен быть.
        - Не могу я там. Скукотища.
        - Раньше ты отзывался о ней по-другому, - рассмеялась Аня.
        - Раньше, для того, чтобы добраться до центра города мне понадобилась бы сорок минут, а теперь минута. Разницу улавливаешь?
        - Ты соскучился по машине? - засмеялась она.
        - Нет. Ты не понимаешь. Мне не хватает адреналина.
        - Так раскрой какое-нибудь убийство. Вот тебе и адреналин.
        - Для старого Кости - да. Для нового - нет. Мне стоит коснуться трупа и я вижу как, где, и из какого оружия его убили, а там дело техники.
        - Ни фига себе! Так ты уже должен был стать самым популярным детективом в городе.
        - Ну стал. А толку то? Скучно. Ой, ко мне там клиентка пришла. Я пойду.
        - Ты что ее увидел?
        - Нет почувствовал. Она каждое утро выливает на себя полфлакона духов. А сейчас только 11 часов утра. Не успело еще выветриться.
        Я ушел, а Аня засмеялась:
        - Вот чудак.

***
        Вечер сам располагал к прогулке. Размышляя о новом деле, я дошел до пирса. Море угрюмо накатывало волнами на берег. Я разулся и прошел по холодному песку. Как приятно. Облокотившись на подпорку, я встал и вгляделся вдаль. Ничего. Маяк хмуро освещал пустые просторы моря. «Все-таки, мне его не хватает», - подумал я и сел на причал. Одиннадцать вечера. Его корабль должен прийти еще час назад. Окно справочной было закрыто, но я недвусмысленно постучал. Девушка недовольным голосом сообщила мне, что корабль подал сигнал бедствия, но вскоре и этот сигнал пропал, поэтому, скорее всего, корабль затонул. Она все это сообщила таким спокойным голосом, что я взбесился.
        - Там мой друг!
        - Сочувствую, - абсолютно спокойно заявила она.
        - Корабль затонул, а вы говорите мне об этом так, как будто прогноз погоды рассказываете!
        - Извините, - погрустнела девушка. - Просто у нас за последние полгода, десять кораблей утонуло, а сколько людей погибло, я вообще молчу.
        - Куда смотрит ваш начальник? - смягчился я.
        - Не знаю. Она строго наказала, чтобы никакая газета об этом не узнала, а то такой шум поднимется.
        - А кто ваша хозяйка? Я хочу с ней поговорить.
        - Она в том здании, - указала она на серое двухэтажное здание. - Там наша администрация.
        Я подошел ближе и услышал, как в кабинете ругаются, но увидеть говорящих мешало высокое расстояние от земли до окна.
        - Я же просил, чтобы никто и никак! - возмутился мужской голос.
        - Я слежу за всем, - холодно ответил ему женский.
        - Я не хочу, чтобы ваша милиция вмешивалась.
        - Она не будет.
        - Поймите меня. Завтра уходит корабль с очень серьезным грузом, и я надеюсь, что до таможни он как обычно не дойдет.
        - Об этом уже позаботилась, - сухо сказала женщина. - Не надо мне каждую поставку об этом напоминать.
        - Хочу и буду, - повысил он голос. - Поставка моя и проценты за ее безопасность, между прочим, получаете вы.
        - Я помню об этом. Разговор окончен. До свидания.
        Я аккуратно выбрался из кустов и вернулся на пирс. Ничего полезного или хотя бы понятного, я из разговора не вынес. Снова сняв ботинки я вошел в воду. Даже теплый день не прибавил ей мягкости. Она по-прежнему была холодная. Вдали показалось что-то, плывущее к берегу. Этим «что-то» оказался Джек, держащийся за доску, которую волнами прибило к берегу.
        Я и бросился к другу и тут же стал нащупывать пульс и, о счастье, нащупал. Взвалив его на плечи, я открыл арку.

***
        На нас подул сильный ветер, и запахло морем.
        - О боже! - воскликнула Аня, помогая Косте уложить Джека на кровать.
        Она принесла все свои лекарства и его стали откачивать. Когда он немножко пришел в себя, его первым делом стали разогревать. В общем, через час, он уже спал под тремя одеялами. Они ушли на кухню, а мы с Сашей встали под дверью.
        - Что произошло?
        - Я нашел его у берега. Произошло кораблекрушение, а он выжил.
        - Везунчик.
        - Не то слово. Скажи, кто твой шеф?
        - Волков.
        Я чуть не поперхнулась водой. Шум не остался незамеченным.
        - Выходите, партизанки.
        Мы молча вошли и пристыжено сели на стул.
        - А теперь колитесь, - сказал Костя, - Что вам известно об этом товарище?
        - Ничего, - соврала я, помня слова Марины.
        Он поморщился. Я почувствовала, что к горлу подступает какая-то тошнота. Костя как ни в чем не бывало теребил край скатерти. Заклинания противоядия я не знала. Пришлось уступить.
        - Ладно, - тошнота стала уходить. Я рассказала все, что мы нашли, а нашли мы оказывается много. По мере моего повествования, лицо Ани и Кости вытягивалось.
        - Контрабанда?! Я идиот!

«Естественно», - подумала я.
        - Не вопи. Джека разбудишь.
        - Надо срочно ехать к Волкову. Если у вас есть видео, мы прижмем его к стенке, и он расскажет все про моего отца.
        - И про наших родителей, - вставила я.
        - Нет. Сначала вы выслушаете меня, - строго сказала Аня. - Ваши знания о моем мире и о товарище Волкове несоизмеримо малы. Если вы решили связаться с ним и с другим миром, вы должны кое-что знать.

… Миллиарды лет назад существовала одна галактика, один мир. На планете Земля жили все, кто мог двигаться: люди, животные, чародеи, вампиры, лешие и прочие твари. Каждый вид приспосабливался так, как мог. Борьба за выживание была безжалостной. С годами, люди стали понимать, что являются самой неприспособленной расой. Животные могли защищаться клыками, когтями, бивнями и всем прочим. Вампиров самих можно было назвать хищниками, а вот люди страдали ото всех. Кроме палок у них не было ничего. Даже тогда, когда магия была самая наипростейшая, маг мог выбить из рук человека любое оружие. Вскоре человек стал вымирающим видом. Когда же всех оставшихся людей можно было пересчитать по пальцам рук, чародеи всерьез забеспокоились. Они нашли решение, подходящее для обеих сторон. Они создали новый мир и отправили туда только людей. Так как у людей и чародеев была взаимная неприязнь, то последующие поколения ничего не знали про существующий параллельный мир. Заклинание, которое использовали чародеи, было обоюдным. Если в одном мире происходила война, то в другом война поменьше, а то и вовсе просто заварушка.
Зависело все от расположения звезд и прочей ерунды. Семнадцать лет назад один маг прознал о существовании дыры, размером с кулак. Она образовалась на месте создания мира. Это был Соловьев Владимир Алексеевич. Он создал лабораторию якобы для создания новых научных достижений. Лаборатория стала абсолютно секретной. На самом же деле, она была им создана для того, чтобы там создали камень «тьмы». Если вставить в эту дыру камень «тьмы», то параллельные миры: мир людей и мир чародеев соединятся, то есть наложатся друг на друга. Поскольку с давних времен чародеи ненавидят людей, то при соединении начнется война между ними и выиграет сильнейшая нация. На это и рассчитывал Соловьев. Он хотел, чтобы в этом естественном, как он говорил, отборе, победил сильнейший. После двух лет работы, был создан этот первый камень, а к нему была создана противоположность - камень «света». Если его вставить, то миры снова разъединятся. Так вот, после того, как первый камень был испытан, все поняли, какой огромной мощностью и возможностями он обладает. Правительство приказало Соловьеву закрыть лабораторию навсегда. Накануне
закрытия, из лаборатории кто-то вынес оба камня. Когда лабораторию закрыли, всех сотрудников разогнали. Правая рука Соловьева: Боваровский - исчез, но появился некий Волков. Он создал свою подпольную лабораторию по производству этих камней. Боб, я и еще несколько ученых пошли туда работать. Но из-за отсутствия нужного мощного оборудования, которое было в той лаборатории, процесс создания шел очень медленно. Он длился пять лет. И это создали только один камень. Камень «тьмы». А камне
«света» не было и речи. На него тоже могли уйти годы. Но после испытания камень снова кто-то крадет. Волков в бешенстве. Он не знает, что камень украл Боб. Волков закрывает лабораторию, и все сотрудники лишаются работы. Я тогда тоже ушла, но Волков не собирался так просто меня отпускать. Примерно через семь лет, он похитил моего алима, но от имени другого человека, и сказал, что для того, чтобы вернуть его, нужно заплатить крупную сумму денег. Для меня в то время эта была огромная сумма. Я сказала, что заработаю сама, но он предупредил, что будет договариваться с тем человеком только в том случае, если я буду работать на него. Я согласилась. Потом я узнала, что моего алима - Мэтта, похитил Волков, но расторгнуть контракт, заключенный мной и ним не могла. Пришлось работать. Спустя год я узнала, что он не сдался и нанял двух ученых для создания этих камней.
        - Где тот камень, который ты украла?
        - Он уничтожен.
        - Ты не назвала фамилии ученых, - мягко напомнил Костя.
        - Э-э-э. Самойлов и Ольшанский.
        - Что-о-о? Ну попадись мне этот Волков, я с него три шкуры спущу, а четвертую замариную!
        - С чего ты взял, что это Волков? Они отравились сами.
        Костя хотел разразиться новой тирадой, но вдруг напрягся.
        - Я говорил, что их убили, а не отравили.
        - Да? Ой, а мне послышалось «отравили». Ошиблась.
        - Аня.
        - Я… - она тяжело вздохнула: - В тот день, когда вы меня рассекретили, Волков сказал мне, что, либо я убью тебя, либо он меня, но спустя два дня ничего не изменилось и я успокоилась. И вот однажды мне позвонил коллега по «работе» и сказал, что Волков меня ищет. Я ему «ласково» объяснила, куда он должен идти со своим шефом в придачу, но потом, не знаю почему, я выследила энергетический след коллеги и вышла на Самойлова. Когда я увидела, что ты вошел в этот же подъезд, у меня закралось смутное подозрение, и я поднялась, ну а дальше дело техники. Пройдя сквозь дверь, я увидела твою сестру на кухню и тихонько прошла мимо нее. А когда ты выскочил из кабинета с безумным видом, я и вовсе выпрыгнула в окно. На всякий случай.
        - Ясно. Еще какие-нибудь сюрпризы будут? - пробурчал он, наливая себе в стакан водки.
        Скромные попытки Ани остановить его, не увенчались успехом. Он выставил вперед одну руку и на протяжении получаса никто не мог к нему приблизиться. За все это время он выхлебал в одиночку бутылку водки. «Выучила на свою голову», - возмущалась Аня, но ничего не могла поделать. Когда горе-алкоголик отключился, защита спала, и мы отнесли его в комнату.
        - Интересно, из-за чего Волков приказал «довести» ученых? - спросила я, доедая на кухне последний, оставшийся после Кости, бутерброд. Саша неласково покосилась на исчезающую в мой желудок пищу, но съеденного не воротишь.
        - Когда я проверяла память Кати, то встретила там один любопытный момент. Катя изменила что-то в формуле.
        - Ты хочешь сказать, что она изменила неправильно что-то в формуле камня и ученые предоставили Волкову недействующий вариант, сами о том не подозревая?
        Аня пожала плечами.
        - Этого мы никогда не узнаем.
        Эрик свернулся у меня на ногах клубочком и уснул. Я заметила тоскливый Анин взгляд, но решила, что предложение подержать кота она примет как оскорбление.

***
        Нет ничего хуже, чем похмелье. Голова каменной горой приваливалась к подушке. Сделав над собой неимоверное усилие, я дополз до кухни. «Ну зачем я вылакал весь пузырь? Так мне и надо», - мстительно подумал я, допивая вторую банку с рассолом. Аня смотрела на меня какими-то другими глазами. Спросонья и с похмелья я не совсем разобрался в ее глазах и, решив дать себе второй незаслуженный отпуск, отправился спать. Как прекрасна мягкая постель.
        Солнце уже было в зените. Из чего я сделал вывод, что уже день. Я выполз из-под одеяла и неровной походкой направился в душ. Простояв под холодной струей, мои мозги и мысли пришли в порядок. Память услужливо подсовывала совершенные мною безобразия. Я заглянул на кухню. Лера стояла у плиты, а не сковородке жарилась яичница, разнося свой запах по всей кухне. Он приятно защекотал ноздри и я не выдержал:
        - Можно?
        - Будешь? - безразлично спросила она.
        Я кивнул, завидя перед собой аппетитный завтрак. Или обед?
        - А ты чего такая мрачная?
        Лера молчала. Я начал выходить из себя.
        - Может скажешь?
        - Ты сначала доешь. Поверь мне.
        Кусок встал поперек горла, но я проглотил его и запил водой.
        - Говори.
        - Аня вчера вечером ушла и до сих пор нет.
        - А телефон?
        - Не отвечает.
        Зазвонил телефон. Лера сняла трубку.
        - Алло.
        - Лера, ты? - услышал я голос Ани.
        - Да. Ты где? Мы тебя потеряли.
        - Я уехала. К подруге. Я поняла, что это расследование опасно, ну, в общем, поджала хвост. Я не хочу продолжать дальше расследование. Я боюсь встретиться с Волковым. Передай остальным. Пока, - и повесила трубку.
        - Черт.
        - Что?
        - Похоже она у Волкова. Слишком взволнованный голос. Да и не поверю никогда, что Аня струсила. Кстати, у нее нет никакой подруги.
        - Надо ее вытаскивать, но… Кто знает его адрес?
        - Я думаю, нужно начать с самого Волкова, - подал голос Джек.
        - Так где его искать то?
        - А где ты нашел его в прошлый раз? На пирсе.
        - Точно. Все. Я пошел.
        - Я с тобой.
        - Ты еще слаб.
        - Не настолько.
        Мы шагнули в арку. Пирс был абсолютно пуст. Несмотря на то, что был саамы разгар дня.
        - Что произошло на корабле?
        Джек молчал.
        - Ну ладно. Не хочешь, не говори. Я все пойму.
        - Просто это в двух словах не расскажешь.
        - А в одном?
        - Кораблекрушение.
        - Ясно.
        Мы простояли часа три, околели и проголодались. Мысленно посылая в адрес Волкова все знакомые слова, мы заметили черный «мерин», подъезжающий к администрации порта с черного хода. Через несколько минут машина отъехала. Вслед за ней, на моей машине, которую я в тот день и оставил здесь, поехали мы. Машина Волкова остановилась у гостиницы «Маяк». Он вышел.
        - За ним, - скомандовал я.
        Нам с трудом удалось отбить соседний с номером Волкова номер. После того, как он вышел, я пробрался в номер (отмычки творят чудеса) и установил видеокамеры. Вечером к Волкову пришел какой-то мужчина. Мы с помощью ноутбука их прослушивали.
        - Ну что? Как товар? - Волков сидел в кресле и докуривал сигару.
        - Все хорошо. Как всегда.
        - Как там девчонка? Позвонила этим горе - сыщикам?
        - Да.
        - Замечательно.
        - Что нам теперь с ней делать?
        - Она мне больше не нужна. На рассвете избавьтесь от нее.
        - Хорошо. До свидания.
        Мужчина вышел.
        - Костя! - заорал он мне на ухо. - У нас есть шанс ее спасти. Пошли.
        - Как? Мы даже не знаем где она.
        - Да пошли же. Доверься мне.
        Мы выбежали из комнаты и увидели того мужчину, входящего в туалет. Забежав за ним, мы встали за кабинки, чтобы нас не было видно. Мужчина огляделся и щелкнул пальцами, но Джек успел до него. Мужчина остался на месте.
        - Черт! - вслух сказал он. - Ничего не понимаю. А-а-а. Так это твоих рук дело, - сказал он, увидев улыбающегося Джека, выходящего из-за кабинки.
        - Да.
        - Немедленно сними заклинание против перемещения!
        - Неа, - по-детски сказал Джек.
        - Ну я тебя сейчас…
        - Что?
        - В лягушку превращу!
        - Валяй, - усмехнулся он.
        Полчаса продолжался этот поединок. Джек все это время лишь посмеивался, да подшучивал над своим противником. Когда тот выдохся, Джек нахмурился, сомкнул два пальца и мужчина схватился за горло.
        - Отпусти, - прохрипел он.
        - Скажи, о каком товаре шла речь?
        - Я ничего не скажу.
        - Хорошо, - Джек еще сильнее сомкнул пальцы. Он все еще стоял на одном месте, а мужчина в центре. Случайные посетители, увидев столь странную картину, корчившегося на полу мужчины, лишь сбегали без оглядки.
        - Ладно, твоя взяла. Это мыло. Всего лишь мыло, незаконно продаваемое нами за границу.
        Джек ухмыльнулся, но раскрывать все, что он знал, не спешил.
        - Где Аня?
        - Не знаю.
        - Врешь, - прошипел Джек и сомкнул пальцы почти полностью. Мужчина побледнел. Он чуть ослабил хватку.
        - На его заводе.
        - Каком?
        - По производству мыла. Я не помню точный адрес.
        - Где на заводе? Конкретно.
        - Я не знаю. При мне ее увели в другое место, но я не знаю какое. Клянусь. Тем более, там повсюду охрана. Вы не проникнете.
        - Услышать «клянусь» от такого человека как ты, глупо.
        Джек разжал пальцы, и мужчина потерял сознание.
        - Когда он очнется, он все расскажет Волкову.
        - Не расскажет. Я стер из его памяти нашу встречу, - улыбнулся Джек. - Пошли, нужно Аню вытаскивать.
        - Ты уверен, что это хороший план?
        - Нет, но другого у меня нет.
        - Хорошо. Значит я открываю арку, мы проходим, находим Аню и сбегаем. Так?
        - Все так.
        - Джек, ты безумец.
        - Я знаю. Открывай.
        Мы попали в какой-то коридор и стали потихоньку по нему продвигаться. Выглянув в окно, мы обнаружили, что фабрика стоит неподалеку, а здание, в котором они сейчас находятся, скорее всего, дом Волкова. За окном стояла кромешная темнота. В коридоре не было ни одного источника света, вследствие этого мы постоянно на что-то натыкались.
        - Можно я сотворю светлячка? Ну пожалуйста, - взмолился Джек, после очередной
«встречи» со стулом.
        - А что это такое?
        - Светлячок? Это небольшой светящийся шарик. Он нам послужит путеводителем.
        - Мы не можем рисковать. Нас могут увидеть. Черт, - тихо выругался я. - Давай своего светлячка, а то мы сейчас все ноги переломаем.
        Мы завернули за угол и Джек спрятал светлячка в карман. В следующем коридоре тоже была кромешная темнота. Свет луны сюда тоже не проникал. Джек послал поисковый светлячок в темноту.
        - Ну что?
        - Пусто. Можно идти.
        Мы снова двинулись по темному коридору. Сзади послышались шаги. Остановились. Тишина. Продолжили движение. Шаги стали отчетливее. Остановились. Тишина. Терпение лопнуло. Мы обернулись. Это оказались Марина и Артем.
        - Какого черта? - возмутился Джек.
        - Мы хотели помочь.
        - Помочь? Как вы нас нашли? Следили?
        - Нет, - обиделся Артем. - Мы шли следом.
        - О боги, когда же это закончится? - пробурчал я.
        Теперь шаги за спиной услышали все вчетвером. Остановились. Обернулись.
        - Ба! Какие люди, - обрадовался Джек.
        - Черт побери! - повысил я голос, и сразу пять человек на меня шикнули. - Вы то, что здесь делаете? - снова шепотом сказал я.
        - Мы тоже хотим спасти Аню. Она нам все-таки не чужой человек, - обиженно сказала Лера.
        - Мы не пойдем такой оравой. Кто-то должен уйти.
        Желающих не нашлось, а выгонять силой рука не поднялась. Пришлось идти вшестером. Вскоре мы наткнулись на какую-то дверь. За ней обнаружилась лестница. По пути между ногами кто-то бегал. Разобрать в темноте тараканы это или кто-то еще, было невозможно, но все равно противно. Все три двери в подвале были закрыты. Только третья дверь была подернута легкой розовой дымкой.
        - Отойди! - сказал Джек и произнес заклинание, но дверь не открылась. - Нет. Я еще раз попробую, - попытался он остановить меня, но я и слушать не стал. Со всего разбегу я налетел плечом на дверь. Раз налетел, дверь устояла. Второй раз налетел, дверь устояла. Третьего раз она не выдержала и буквально рассыпалась на щепки и я, слегка не рассчитавший силу, врезался в полку.
        - Ой. Это вы! Боже, как я рада вас видеть! - Аня кинулась ко мне. Я пошатнулся, но не упал. - Тебе больно? - забеспокоилась она, увидев кровоточащую рану на плече.
        - Ерунда, - отмахнулся я.
        - Нужно отсюда выбираться, пока нас всех не поймали.
        - А вы все тут? - Аня только сейчас увидела количество человек, стоявших за дверью.
        Мы поднялись наверх и вышли в тот же коридор.
        - Так. Давайте разделимся. Лера, Саша и Артем в одну сторону. Все остальные в другую. Встречаемся на улице. Если у кого-то что-то случится, кричите или посылайте алимов. Всё. Разошлись, - раздал инструкции я.
        Обе группы разошлись в разные стороны, но через полчаса встретились опять на том же месте.
        - Что за…?
        - Все ясно. Эффект круга.
        - Чего?
        - Эффект круга. Куда бы ты не пошел, ты придешь либо в одну точку, либо в другую,
        - пояснила Аня.
        - Но мы же как-то сюда пришли. Значит, отсюда есть выход. Просто его надо поискать. Подождите. Можно же открыть арку в квартиру! И как это я раньше не догадался!
        - Это невозможно. Магия в круге не работает.
        - Я не чародей, - ухмыльнулся я и открыл арку в квартиру.
        - Костя, а ты не мог открыть мне в арку вон в тот ангар, - ласково попросила Аня.
        - Хотя бы на минуточку. Пожалуйста.
        - А зачем?
        - Там Мэтт.
        - Понял. Значит так, все идут через арку домой, а мы скоро подойдем.
        - Ничего подобного. Пойдем все вместе, - возразила Лера.
        Открыв арку, я увидел, что арок почему-то стало три, причем заметил я это, когда уже все прошли и получилось, что все попали в разные места.
        - Я же говорила, что магия не работает. А, видимо, твоя энергия сработала против тебя.
        - Ничего Анют, мы их всех соберем, - мы шагнули в одну из арок.

***
        - Где это мы?
        - По-моему, в одном из коридоров. Неужели Костя что-то напутал?
        Мы стали поочередно толкать двери, чтобы найти выход, но пока безуспешно. Я толкнула тяжелую дубовую дверь, но она не поддалась. Пришлось навалиться всем корпусом. Дверь открылась. Передо мной раскинулся огромный зал. В середине стоял длинный овальный стол. Видимо раньше здесь часто проводились различные конференции, заседания или собрания. Вокруг стола стояли деревянные стулья. Один из них я попробовала отодвинуть, но стул оказался настолько тяжелым, что не сдвинулся ни на сантиметр. Пришлось оставить это бесполезное занятие. Следующим пунктом этого странного интерьера были окна. Они выходили на заброшенный парк. Занавесок на них не было. Никаких ламп, люстр я тоже не нашла. Скорее всего, здесь собирались днем, поэтому-то ламп и не было. Собирающимся вполне хватало солнечного света. Обычно, первое впечатление не всегда оказывается верным, но в этом случае оно было правильным. Первая мысль, которая посетила меня, когда я вошла, была:
«Какой странный зал. Темный. Нежилой».
        - Удивительное место. Напоминает гроб, - сказала Саша, войдя вслед за мной.
        - Почему?
        - Такой же темный, неживой и жуткий.
        - Как может зал быть "неживым"?
        - Я имела в виду, что атмосфера здесь неживая какая-то. Такое ощущение, что здесь решали кого убивать, а потом убивали, - спокойно пояснила Саша.
        - Да ну, брось. Что за глупости. Обыкновенный зал, ну да, нежилой. Ну и что?
        - А, по-моему, твоя подруга права, - сказал чей-то голос.
        Мы повернулись. На другом конце зала стоял мужчина. Он медленно стал подходить к ним.
        - Кто вы?
        - А разве непонятно? - мужчина сладко улыбнулся.
        - Волков, - с ужасом поняла я.
        - Вообще-то я предпочитаю, чтобы меня называли по имени и отчеству, а то по фамилии как-то вульгарно.
        - А я предпочитаю, чтоб моих друзей не похищали, - огрызнулась я.
        - Да не нужны мне твои друзья. Мне были нужны вы.
        - Это была ловушка? - ужаснулась Саша.
        - Да. И, кажется, она захлопнулась, - с удовлетворением сказал Волков.
        - Но… Зачем?
        - Я знал, что Аня вам небезразлична, вот и устроил это. Ну да ладно, хватит демагогии, - он стал абсолютно серьезным. Вся его слащавость куда-то испарилась.
        - Отдайте мне медальоны и можете идти.
        - Что?
        - Отдай их мне.
        - Нет.
        - Отдай их, девчонка. Отдай медальоны. Иначе…
        - Что? Что иначе? - расхрабрилась я.
        - Иначе, - он поднял руку и Саша упала как подкошенная. Ей вдруг стало нечем дышать. - Иначе, - спокойно повторил он, - она умрет.
        - Что вам нужно?
        - Ваши медальоны.
        - Но зачем?
        - Не твоего ума дело.
        - Тогда убейте нас обоих и заберите их. Я не отдам, - я сама не понимала, почему не отдаю медальоны, но сердцем чувствовала, что не надо.
        - Нет. Я убью только ее. А тебя не трону.
        - Почему?
        - Чтобы тебя потом мучила совесть, что ты отдала жизнь подруги, за то, чтобы какой-то камушек остался у тебя.
        - Да подавись ты им, - я сорвала медальон свой и Сашин и кинула ему под ноги, - Только не убивай ее.
        Мужчина взял медальоны, сделал жест рукой, и Саша смогла свободно дышать. Он развернулся и направился к выходу.
        - А ну вернись, сволочь, - грозный голос Кости эхом раскатился по залу.
        Я обернулась и увидела всех, стоящих у двери. Марина подбежала и помогла Саше подняться.
        - Верни то, что забрал, - тем же тоном повторил Костя.
        - А не то что? - ухмыльнулся мужчина. - Ранишь меня своим простым пистолетиком?
        - А не то тебе крышка, - Аня вышла вперед. - Двух чародеев тебе не одолеть.
        - Интересно, каких это двух?
        Джек вышел вперед и встал рядом с Аней. Костя же не спешил раскрывать все карты. Он прекрасно понимал, что у Волкова «козырных» больше, но он ждал его действий.
        - Ха-ха-ха. И ты хочешь меня этим испугать? Меня, чародея первого уровня? Ты, девчонка.
        - Это мы еще посмотрим. Немедленно верни медальоны!
        - Как бы не так. Вот уж кто точно должен был молчать, так это ты.
        - Это еще почему?
        - Ты мне неустойку должна за преждевременный разрыв контракта. Тебе напомнить сумму?
        - Козел, - прошипела Аня. - А тебе напомнить, что ты мне должен вернуть моего алима?
        - Ха. Докажи, что он у меня.
        - Вот приведу сюда совет чародеев, тогда ты по-другому запоешь!
        - А ты сначала выйди из здания.
        - Хорош ругаться, - остановил их Костя. - Давай так. Ты вернешь девочкам медальоны и забудешь про неустойку. Договорились?
        - Разбежался. Много то ты хочешь. А у меня есть другое предложение.
        Он сжал пальцы и Аня упала и схватилась за горло. Волков продолжил:
        - Я отпущу ее, но при одном условии. Вы дадите мне уйти.
        - Да вали уже. Только отпусти ее. - Костя нагнулся к Ане.
        Волков неожиданно отпустил ее и пустил в нашу сторону два магических луча. То, что они предназначались нам, я поняла сразу, но то страха у меня совсем отшибло сознание. Когда же лучи почти добрались до своей цели, перед нами возник магический щит и лучи с грохотом разбились об него. Мы удивленно повернули голову. Марина и Артем опустили руки. С ладошек постепенно исчезало синее свечение. Волков открыл рот от изумления. Костя воспользовался моментом и сшиб его ударной волной.
«Чародей первого уровня» упал как подкошенный. Я подошла и отобрала у него наши медальоны.
        - Как? - только и смогла спросить я.
        Марина и Артем, ослабевшие после заклинания, опираясь на Костю и Джека, засмеялись.
        - Мы тоже чародеи. Забыли?
        Выход из здания нашелся сразу. Это была противоположная дверь в зале. Мы попали на внутренний двор. Выйдя через черный ход, мы попали на тот пригорок, с которого я впервые увидела это место. Отсюда фабрика была как на ладони. Марина, Артем и Саша прислонились к дереву.
        - Это тебе за все! - Аня подняла вверх руки, сказала заклинание и вся фабрика вспыхнула как спичка. С фабрики, огонь перекинулся на дом Волкова, а там и на амбар.
        - Там же твой алим! - закричала я.
        - Нет, - спокойно ответила Аня. - Мы выпустили его, а потом сразу к вам.
        - Но как вы нас нашли?
        - Запомни, Лера. Каждый медальон неповторим и сохраняет печать хозяина. Мне стоило только запустить поискового светлячка, и я вас нашла.
        Мы еще долго смотрели на горящую фабрику, на панику на заводе, но потом решили вернуться домой. Аня почувствовала, как слабеет. «Да, мощное было заклинание», - подумала она и потеряла сознание. Костя подхватил ее на руки и открыл арку. «Да, - подумал он, - Нелегкая выдалась ночка».

***
        Глава 8
        ПОТЕРЯ.
        Дождь методично стучал по крыше. Капли залетали в форточку и красивыми бусинками оседали на подоконнике. Костя шуршал книгой, не желая начинать разговор. Остальные тоже не торопились. Я не выдержала и спросила:
        - Откуда вы узнали заклинание?
        - Мы всего лишь использовали артефакт.
        - Что?
        - Вы много пропустили, - рассмеялась Марина. - Начну сначала. После того, как мы разбежались, вернее вы с Сашей ушли, мы с Темой помирились и пошли на квартиру Боба. Сначала мы не нашли там ничего интересного, но потом натолкнулись на камин и решили исследовать его со всех сторон. Артем вспомнил слово, которое однажды услышал, когда случайно показался за дверью. Он произнес его и камин отъехал в сторону. Перед нами открылась небольшая комната, но что это была за комната! Деревянный стол был изготовлен в девятнадцатом или даже восемнадцатом веке! На полках лежали такие раритеты, которые только снятся археологам и кладоискателям. В столе мы нашли его записную книжку. На первых страницах не было ничего интересного, но потом такое началось. Было похоже на то, что этот дневник он вел с самого детства. Там описывалось, как впервые он надел медальон, как поступил в Академию, как познакомился с Соловьевым, другом его отца, а потом как попал в лабораторию. Вот с лаборатории все и началось. В тот день, когда первая пара камней пропала, Боб был свидетелем. Он видел, что это сделала пара молодых ученых. Это
были Александр и Мария Владимировы. На следующий день он их сдал Волкову для того, чтобы утвердиться хотя бы в глазах «правой руки». Но Волков разобрался с учеными по-своему. Он отправляет их в якобы командировку, а в полете в самолете должна была взорваться бомба. Все проходит идеально. Спецслужбы списывают это на террористов. Сразу же после авиакатастрофы Боб докладывает, что у этих ученых осталось четверо детей. Волков боится, что, когда дети вырастут и узнают правду, то ему не поздоровится. Конечно четверо чародеев не очень большая помеха, но если у них появятся связи и они смогут все это доказать, то ему крышка. Однако он рассудил по-другому. Четверо детей не помеха, если они не чародеи. Он дает Бобу задание, разнести всех детей по детдомам в обычном мире. Теперь он уверен, что дети никогда не узнают правду, но он не учел одной маленькой детали - Боба. Он был свидетелем и пособником. Он много знает и в случае чего, может начать шантажировать, что он и сделал, когда год назад узнал, что Волков его обманул, сказав, что он собирается закрыть дыру между мирами навсегда, чтобы никакие отголоски не
беспокоили, а на самом деле, он собирался соединить миры, как и Соловьев, чтобы в естественном отборе победил сильнейший. Боб разыскивает тех четверых детей и начинает шантажировать Волкова. Мол, если ты не оставишь свою затею с соединением миров, я все расскажу детям. Вот Волков его и убирает. До этого он пишет, что те камни, которые украли Владимировы, он надежно перепрятал в мире чародеев, чтобы Волков их никогда не нашел.
        - Владимировы не редкая фамилия. Может быть?… - осторожно начала я, чувствуя, что голос меня не слушается.
        - Нет. Мы проверили. Все мы поступили в один и тот же день. И день этот был как раз следующий день после катастрофы. Таких случайностей быть не может. Тем более, наши даты рождения совпадают с теми.
        - Мы…
        - Да, - тихо сказала Марина. - Мы семья. Та, которой воспользовался Боб.
        - Волков… Чтоб ты сдох! - заорала я.
        - Лер, что с тобой?
        - ЧТО СО МНОЙ? До последнего момента я надеялась, что мои настоящие родители живы! А теперь я из принципа отомщу ему. Я найду эту дырку и закрою ее. Кстати, как?
        - Нужно вставить туда два камня: «свет» и «тьму». Тогда дырка закроется навсегда.
        - Вот.
        - Это в мире чародеев!
        - Пофигу! Я сделаю это. Эта сволочь должна получить по заслугам.
        - Ты же даже не знаешь где он, - попыталась остудить мой пыл Саша, но бесполезно. Кровь закипала в жилах.
        - Боб оставил карту. Вернее он оставил анаграмму и написал, что, если расшифровать, то там будет написан город и место, где найти вторую подсказку.
        - И сколько может быть таких «ключей»? - спросил Костя, давно оставивший свою неинтересную книгу. Здесь сюжет позабавней наклевывается.
        - Понятия не имею, - искренне ответила Марина. - Сначала нужно первую анаграмму расшифровать.
        - Ну это не проблема. Покажи.
        Она протянула листочек. Костя внимательно прочитал, пошевелил губами и сказал:
        - Греа. Есть такой?
        - Есть, - Аня присела на кровати.
        - Я еду туда.
        - Стоять! - крикнул Эрик. Впервые услышала, чтобы он кричал. - Во-первых, никто никуда не поедет. Это не наше дело. Во-вторых, если кто-то и поедет, то не ты. Ты даже простейших заклинаний не знаешь!
        Бумажка на столе вспыхнула и погасала, сгорев дотла.
        - Интуитивная магия. Уважаю, - сказала Аня.
        - Что?
        - Очень редкий вид магии. Его невозможно определить никаким опознавателем. Раз. Во-вторых, им нельзя управлять. Магия происходит тогда, когда ты испытываешь сильные чувства. Например, если ты очень рада, то может появиться фейерверк.
        Я рассеянно выслушала ее, не придав ни малейшего значения услышанному, и повернулась к Эрику.
        - Эрик, я уважаю твое мнение, но мне лично небезразлично, что произойдет, когда камень «тьмы» воткнут в дырку.
        - Война будет ужасной, - тихо сказал Артем. - Люди против чародеев проиграют.
        Мы замолчали. Выбор конечно вещь сложная, но иногда очень ненужная.
        Поезд уносил нас все дальше и дальше от родных мест. Природа, казалось, не успевала менять цвета. То она было коричнево-золотая, то отливала красным. Городов даже не было видно. Вокруг только леса и поля. Мелькали небольшие станции с такими же названиями, как и деревни, расположенные за ними. Решение было принято единогласно. Все согласились с тем, что нужно что-то делать и пускать это на произвол нельзя. Марину и Артема уговорили остаться дома, потому что они, во-первых, совсем не владеют магией (магический щит, который они использовали в здании, был всего лишь однодейственный артефакт, найденный у Боба на полке), а, во-вторых, нам нужен был кто-то, кто будет сообщать, что творит Волков в обычном мире. Остальные отправились искать камень. В данной ситуации поговорка «меньше народу больше кислороду» не работала. Нам нужно было больше специалистов по магии. Нас с Сашей изначально не хотели брать, но что им оставалось делать, когда они обнаружили нас в вагоне?! На самом деле, пройти за ними через арку в мир чародеев оказалось несложным, да и потом тайком купить билеты в это же купе тоже.
        В дверь купе постучали.
        - Можно войти? - в проем заглянул парень. - А то уже все места заняли.
        - Заходите.
        - Спасибо. А вы куда едете?
        - В Попрыгушки. Это деревня такая, - пояснила Аня.
        - Да я знаю. Я местный. Я из столицы домой возвращаюсь. К матушке, да братишкам.
        Наступила тишина. Костя внимательно изучал блокнот Боба. Аня - свою руку. Джек - муху на стекле. Я - свою футболку. Саша - свои сережки. В общем, каждому было чем заняться. Один парень скучал без дела. Он изучил каждого и не нашел в нас ничего интересно. Он искренне надеялся, что собеседники окажутся разговорчивее, но его надежды не оправдались. Тогда он начал:
        - А у нас в деревне мельница есть. Мы там муку перемалываем. Я лично участвовал в постройке. Старая мельница развалилась, вот два года назад построили новую. Интересно, что изменилось? Просто я два года назад в столицу уехал на заработки, да вот что-то не получилось. Работодатель какой-то нехороший попался. Нечестный. Ни копейки не заплатил. Бесплатно на него два года батрачил, - парень искренне делился своим горем, но слушателей не нашлось. Тогда он решил пойти по другому пути. - А вы слышали последнюю новость?
        На него молча уставились. Произведя должное впечатление, парень продолжил:
        - Мирзляк в лесу человека загрыз.
        Пауза затянулась.
        - Ой, моя станция. Так с вами заболтался, что чуть не прозевал. Пока. Может еще увидимся, - бросил он, выбегая из купе.
        - Надеюсь никогда. С сумасшедшими не общаюсь, - отрываясь от блокнота, сказал Костя.
        - Да ладно тебе. Просто парень не в себе. По дому соскучился, - вступилась за него Аня.
        - А по…этим…ну как их там?
        - Мирзлякам?
        - Да. Он что, тоже соскучился? И вообще что за ерунду он тут нес?
        - Между прочим, мирзляки действительно существуют. Это разновидность нечисти. Только я не помню где.
        - Даже так. А что еще тогда интересненького нас ожидает в вашем мире?
        Аня только фыркнула. Джек промолчал. Он не блистал названиями нечисти и потому не стал ввязываться в спор. Через полчаса поезд остановился, объявив, что это последняя станция. Так называемая станция - это маленький деревянный домик, где от силы бы поместилось пять человек. Вышедших в Попрыгушках было немного. Все как-то быстро разбрелись, а мы остались стоять на станции не зная, что дальше делать. Мы зашли за домик и оглянулись вокруг. А посмотреть на что было. Впереди, насколько хватало глаз, простирался настоящий лес. Сосны-великаны величаво выступали вперед, закрывая узкую тропку. Хозяева леса. Солнце ласкало золотистым светом деревья, окрашивая их в яркие цвета. Легкий ветерок склонял послушные макушки. Запах леса щекотал ноздри. По левую сторону простиралось озеро, на берегу которого невдалеке виднелась деревушка. Трава мягко стелилась по земле. Так и хотелось лечь на нее и лежать до скончания века, ощущая прохладу. «Как в моем сне» - подумала я.
        - И куда теперь?
        - А фиг его знает, - искренне ответил Костя.
        - Как? Ты же изучал блокнот. Вот и веди.
        - В блокноте «куда идти» не написано.
        - Что же ты тогда там вычитал?
        - Первым делом, мы должны попасть в Грею. Там на площади, я так понял, мы должны найти листочек с названием еще одного города и так далее.
        - Это мы и так знаем. Сколько городов?
        - Понятия не имею. Вот только в последнем из них мы и найдем эти камни.
        - Весело. А если их двадцать?
        - Значит обойдем все двадцать. Поймите, теперь все зависит только от нас.
        - Так. Ну хватит демагогии, - прервала его Аня. - А то ты сейчас еще и вселенную припишешь. Мол, мы должны и ее спасти. Наша главная задача, на данный момент, добраться до города. Вот мы ее и выполним.
        - Сейчас спросим в кассе, когда поезд в эту Грею и купим билеты.
        Аня заливисто засмеялась. Джек только улыбнулся.
        - Сразу видно. Чужаки, - сказал он.
        - Не понял.
        - Здесь нет поездов, машин и всего прочего, именуемого техникой. Эта мертвая зона.
        Вопросительные лица друзей заставили его продолжить:
        - Давным-давно города чародеев начали жить постиндустриальной жизнью. Города развивались, территории расширялись. А вот простые люди и остальные… хм…твари, отказались от модернизации и техники. Они предпочли сельский образ жизни. Вот и получилось, что чародеи живут в городах. Там, откуда мы сейчас приехали, а Греа, это уже территория их зоны обитания. Поэтому поезд то идет только до этой станции.
        - А дальше как? Пешком? - ужаснулась я.
        - Ну зачем же. На лошадях.
        - Ло… Ком?
        - Лера, ты что, никогда о лошадях не слышала?
        - Ну почему же. Очень даже слышала. Но никогда не ездила! - взвилась я. - Вы не могли заранее предупредить? Я бы не ехала сюда как последняя идиотка!
        - Не ты одна, - «успокоил» меня Костя.
        Но ничего не попишешь. Уже приехали. Пришлось топать в Попрыгушки, чтобы переночевать… на сеновале. В дом нас никто не пустил. «Странные какие-то». Ранним утром пришлось покинуть «мягкую постель». Лошадей мы взяли напрокат. «Никогда не слышала о такой конторе», - возразила, было, я, но тут же передумала, увидев кулак Джека у себя перед носом. С залезанием на лошадь было еще больше проблем. Помучившись полчаса, все наконец-то из безлошадных превратились в лошадных. Правда, я сказала, что не вылезу из седла, даже по нужде. Слишком тяжко будет обратно залазить. Отъехав от «милой» деревушки и заехав в лес, Джек накинулся на меня:
        - Ну кто тебя просил лезть? Я только начал торговаться.
        - Извини. Просто я не знала о существовании такой конторы. Я думала эта афера какая-нибудь.
        - Да какая к черту афера? Дали коней, ну и ладно. Тем более, здесь даже такого слова не знают.
        - Как же? Зато здесь действуют рыночные отношения. А значит, как бы оно не называлось, все равно ведь деньги содрали.
        - Если бы не ты, сторговался бы.
        - Хватит! - прервал нас Костя. - Надоели. Грызетесь как собаки. Ты лучше скажи. Ты знаешь дорогу до этого города?
        - Да, - хмуро ответил Джек. - Три дня пути.
        - По лесу? А где же ночевать?
        - В лесу.
        - Ни за что! Я поворачиваю, - но сей маневр мне не удался. Упрямая лошадь не хотела слушать новоиспеченную хозяйку.
        - Научись сначала ее управлять.
        - Тебя не спросила, - обиделась на него я.
        Путь предстоял долгий. Пришлось помириться. Чего, однако, не одна из сторон не желала, но под пристальным взглядом друзей пришлось. Первую ночь ночевали в лесу. Дежурили по очереди. Когда же пришла очередь Саши, она бессовестно уснула, и Костя, только что откарауливший свою очередь, вынужден был снова занять этот пост. На вторую ночевку остановились в деревеньке. Жители там оказались добрее, чем в предыдущей деревне. Горячая баня, вкусная еда. Вот все что нужно было уставшим путникам. На следующий день нас ожидала Грея.
        Из деревни выехали засветло. Проехав полпути, решили сделать привал. Солнце прожигало спину, а в тени деревьев можно было передохнуть. Просидев так около получаса, мы встали и собирались сесть на лошадь, но нам помешали.
        - Деньги или жизнь, - сказал тип, похожий на бандита. Он и его банда стояли на дороге. Так что проехать без их ведома не получилось бы. Тем более, ни я, ни Саша еще не освоили технику быстрого залезания на лошадь.
        - Разбежались. Они нам самим нужны, - усмехнулся Джек.
        - Значит, по-хорошему не хотите?
        - Нет, - сказала Аня и пустила в них заклинание «остекленей», но оно отклонилось и врезалось в дерево.
        - Заговоренные, - шепнула Аня Джеку.
        - Или амулеты, отражающие магию.
        - Интересно, откуда они у них? Ну что ж. Ваша взяла, - пошел на хитрость Джек. - Мы сдаемся и отдаем вам деньги. Он достал из кармана мешочек и протянул его на вытянутой руке, но с места не сдвинулся.
        - Иди и возьми, - сказал главарь своему человеку.
        Мужчина подошел к вытянутой руке и тут же получил мечом в сердце. Джеку хватило секунды, чтобы наколдовать меч. Он продержится около часа, но этого хватит. Завязалась драка. Джек и Аня неплохо орудовали мечами. Мы с Сашей прижались к дереву, понимая, что ничем не можем помочь. Сначала, Костя стоял рядом с нами, но потом он схватил с земли толстую палку и кинулся в гущу драки.

***
        Боковым зрением я заметил, что главарь посылает в меня заклинание, но оно почему-то не долетает. Вскоре причина выяснилось. Это Аня отводила от меня заклинания, все еще орудуя мечом. Естественно, работая на два фронта, она вскоре стала терять силы. Слишком много энергии уходило на отдачу и уж тем более, на восстановление. Силы были неравные. Банда состояла из пяти хорошо обученных боям бандитов. И, как ни странно, главарь их был магом. Меня никак не покидала мысль, почему главарь целится именно в меня и именно заклинанием. Не проще было бы подойти и убить обыкновенным ножом? Ответа на это вопрос не было. Битва продолжалась. Неизвестно, чем бы это закончилось, но вдруг из-за кустов пришла подмога. Аня и Джек, не сговариваясь, окружили меня с двух сторон и всячески защищали.
        - Я, конечно, польщен, но почему я?
        Вопрос остался без ответа. Я чувствовал, что мои защитники на последнем издыхании. И час пробил. Главарь отвлекающим маневром заставил Аню и Джека встать рядом, оставив мою спину незащищенной. Смертельное заклинание как стрела пронзило обоих. Они упали, не в силах пошевелиться. Плохо осознавая, что происходит, я наклонился к ним, и заклинание просвистело над ухом.
        - Черт. Промахнулся, - сказал главарь, но сразу же осознал свою роковую ошибку. Человек, потерявший близкого человека, способен на все. Осознав, что пульса у Ани нет, я встал, вскинул руки и произнес заклинание. Единственное, которое вспомнил. Ударная волна сбила с ног главаря и двух человек, находившихся позади него. Их разорвало на части. Оставшуюся часть банды не надо было упрашивать. Они убегали настолько быстро, как могли. Я наклонился к Ане. Больше я ничего не помнил.

***
        - Прости, - шептал он. - Прости.
        Нам с трудом удалось оттащить Костю. Похоронив друзей, мы двинулись дальше. Я последний раз оглянулась на место битвы. Бандиты, разорванные Костей, лежали на полянке, разнося ужасающий запах по округе. Но я смотрела не туда. Мне стало жалко дерево, в которое попало заклинание «остекленей». Листва на нем замерла навсегда. К сожалению, заклинание снять может только чародей его сказавший. Никогда теперь это дерево не почувствует ни дуновение ветра, ни мягких лучей солнца. Как и два чародея, оставшиеся под этим безмолвным деревом.
        К вечеру мы подъезжали к Греи. С холма, с которого мы спускались, виднелись шпили замка, а у его подножия небольшие одноэтажные домики. Да, похоже цивилизация явно не искала сюда дорогу. Дорога к главным воротам была песчаная, и лошади немного вязли в ней. Жара, не спавшая даже к концу дня, прожигала спину. Хотелось уже поскорее добраться до чего-нибудь холодного и мокрого, например воды. «Вода!» - была первая фраза, произнесенная за последние часы. И в самом деле, недалеко от города виднелось небольшое озерцо, но чистое и прозрачное. Мы, не раздеваясь, прыгнули в него. Лошади, не долго думая, присоединились к хозяевам. Некоторые, оступившись, создавали фонтан брызг, что ужасно радовало остальных. Накупавшись и отдохнув, мы вошли в город. Вид у нас, мягко говоря, был не очень. Я высушила нашу одежду, но после того, как одежда была одета, пришлось скромно признаться, что с заклинанием высушивания у меня не очень. «Не очень» - это было не совсем правдой. Я ни разу его не использовала. Одежда встала колом, а прилипший ил, казалось, вовсе приклеился намертво. Лошади и то выглядели приличнее. Конечно
же, такая компания привлекла внимание, но мы поспешили ретироваться в ближайшую гостиницу. Хотя гостиницей нельзя было назвать комнату, кишащую тараканами, как мусором, мебель, держащуюся на последнем вздохе, а вернее скрипе. Но для того чтобы просто просушить одежду по нормальному, без магии, было достаточно. Город, с первого взгляда, не представлял ничего особенного. Главная площадь представляла собой тот самый замок, который мы увидели с холма. Замок, правда, был намного меньше, чем казалось издалека. Старый, наполовину разбитый. Размером примерно с пятиэтажку.
«Наверное администрация» - подумала я. Площадь решили обшарить поздно вечером, когда не будет народа, чтобы не вызывать подозрения. Однако наши планы рухнули как кровать, на которую я имела неосторожность присесть. Пришлось переехать в другую гостиницу, но и тут нас ждало разочарование. Деньги имеют неприятное свойство заканчиваться, что они и сделали в самый неподходящий момент. Пришлось искать подработку, чтобы хоть как-то и где-нибудь переночевать. Но ночевать то особо не пришлось. В городе, на главной площади, проходил праздник. Народу было не протолкнуться. Зато с работой подвезло. Костя нанялся на одну ночь вышибалой в кабак. Выкидывал тех, кто, опьянев от радости праздника, абсолютно не хотел расплачиваться, да еще и начинал какие-то права качать. Мы с Сашей подрабатывали в гостинице. Вместо горничных, которых накануне праздника как ветром сдуло. «Гулять пошли» - мрачно объяснил хозяин. На утро все завалились в комнату. На этот раз нормальную.
        - Ноги гудят, - пожаловалась я. - Всю ночь с Сашкой бегали клиентов ублажали. То им воды принеси помыться, то им попить принеси.
        Проспали до обеда. Искать оставленный Бобом ключ решили вечером. «Так будет спокойнее» - сказал Костя. Но вечером, уставшие за ночь, мы уснули, так и не дождавшись захода солнца. На следующий день решили пойти утром, но на площади опять было много народу. Все-таки центр города как никак. Пришлось отложить до вечера. Мы попробовали найти работу, но ничего не выходило. Жители после праздничного погрома приводили все в порядок.
        - Давай разделимся. Может по одиночке что-то заработаем?
        - Давай попробуем.
        Мы разошлись по разным улочкам.

***
        - Слушай, ты с ума сошел. Честное слово.
        - Успокойся. Все получится, - он положил ему руку на плечо.
        - Рен, ты псих.
        - Нет. Ты сможешь. Не дрейфь. Ты просто придешь к нему и скажешь, что я мертв.
        - Я не смогу соврать Правителю.
        - Сможешь. Ты его советник. Он поверит.
        - Он же читает мысли. Обязательно догадается.
        - А ты думай о чем-то другом. Ну пожалуйста.
        - Ладно. Первый и последний раз.
        - Спасибо.
        - Ты скажи лучше, куда ты теперь?
        - Домой. В Адронополь.
        Бывшие враги расстались друзьями.
        Глава 9
        ПРОВОДНИК.
        Я шла по незнакомым ветвистым улочкам и неожиданно наткнулась на тупик.
        - Ну что, крошка, повеселимся? - услышала я за спиной мерзкий хохот. Два мужика, показывая свои гнилые зубы, стояли на выходе из тупика. Один из них больше напоминал шкаф, чем обычное тело. Другой был слаженнее, но лысый. «О-о-о нет. Только не это, - запаниковала я».
        - Уйдите, - нарочито громко сказала я. - А не то я…
        - Что? - они глупо заулыбались. - Что, киска? Попалась?
        Я и сама отлично понимала, что попалась. Магией я еще почти не умею пользоваться. Вряд ли маленький огонек их испугает. Я испугалась, но не подала виду, а, наоборот, расхрабрилась.
        - Если вы хотите повеселиться, то гоните денежку, - рискнула я. Если у этих бугаев нет денег, а, скорее всего, нет, то мне удастся от них сбежать.
        - Нет, киска. Мы не платим. Мы силой берем.
        - Сила есть, ума не надо, - мрачно подумала я.
        Они приблизились вплотную. Я начала брыкаться, но «шкаф» крепко обхватил меня за талию. Второй, лысый, как бильярдный шар, начал разрывать на мне футболку.
        - А ну отвали, гад.
        - Эй, ты, полегче.
        Я не собиралась мириться со своим положением и заорала во весь свой голос. Благо от страха он не потерял своей громкости: «Помогите! Убивают!»
        - Да заткни ты ее, - сказал лысый.
        Тот занес, было, руку, но кто-то сзади сказал:
        - Убери от нее свои лапы.
        - Слышь, ты. Вали куда шел. Не мешай развлекаться, - сказал лысый и разорвал на мне футболку. Я укусила его за руку.
        - Ах ты …
        Парень, появившейся сзади на выходе из переулка, дернул одного из них за рукав и повернул к себе:
        - Я что, непонятно выразился? - он отпустил рукав и вытащил из-за спины меч и выставил вперед.
        - Ха-ха. Нас этой спичкой не испугаешь.

«Спичка» чиркнула по груди лысого, располосовав рубаху и оставив тоненькую дорожку крови. Дважды объяснять не пришлось. Они пустились наутек, выкрикивая: «Псих».
        - Кажется кто-то мне полчаса назад сказал то же самое. Может стоит задуматься? - сказал он негромко и подошел ко мне: - Вы в порядке?
        - Да. Вроде да, - я рассеянно пыталась соединить концы футболки, но дрожащие пальцы совсем не слушались.
        - В следующий раз будете внимательнее себе клиентов выбирать, - буркнул он.
        - Что? - взвилась я. - Я… да вы, - я захлебывалась от возмущения. - Да как вы могли подумать такое? Я честная девушка! Это они первые начали!
        Парень чуть заметно покраснел. С гордо поднятой головой я обошла его, остановилась и демонстративно попыталась натянуть футболку, но от резкого движения та разошлась по швам, не подлежа дальнейшему соединению. Парень вздохнул, подошел ко мне и накинул на плечи свою куртку.
        - Я не нуждаюсь в благотворительности, - сухо бросила я не оборачиваясь, но снимать куртку не спешила. Холодный ветер пронизывал насквозь, а стучащие зубы никак не могли встать на место.
        - Извините. Я принял вас за распутную девку. Просто в этом торговом городе редко встретишь порядочных девушек.
        Я хмыкнула, но промолчала.
        - Извините, - повторил он. - Простите мне мою грубость.
        - Если вы меня проводите до гостиницы, то я подумаю, - смягчилась я.
        - Глупо отказываться от такого предложения, - рассмеялся он. - Я сделаю это с удовольствием.
        Он проводил меня до дверей гостиницы.
        - Я сейчас поднимусь, оденусь и верну вам куртку.
        - Не обязательно. Это подарок.
        Он уже собирался уходить, но из-за угла вышел Костя.
        - Привет, - сказал он мне и уставился на парня. Тот ответил тем же. Минут пять они пристально разглядывали друг друга.
        - Костя, этот человек спас мне жизнь.
        - Ну что ж, не смею больше вас задерживать, - сказал он ему.
        - Не смею нарушать вашу идиллию, - не остался в долгу спаситель.
        - Вообще-то, мы друзья, - скромно напомнила я.
        - Скажите, а куда вы теперь направляетесь? - обратился он ко мне.
        - Я пока еще не знаю.
        - Я могу вам помочь, - неожиданно предложил спаситель. - Я могу быть вашим проводником.
        - А с чего вы взяли, что он нам нужен? - спросил Костя.
        - Это видно невооруженным взглядом. Вы приезжие, это раз. А во-вторых, до ближайшего города в любую сторону, пять дней пути.
        - От станции-то как-то и без вашей помощи добрались, - прищурился он.
        - Костя, ты забыл. Тогда с нами была Аня, а теперь…
        - Ладно, - прервал он меня. - Вы можете быть нашим проводником на пять дней до следующего города, но при одном условии. Я вам заплачу. Я не хочу быть ничьим должником. Я плачу вам…
        - Две кроны, - предложил парень.
        - Нет. Две кроны мы заплатили за комнату. Сто крон.
        - Костя?!
        - Я заработаю.
        - Пятьдесят, - сказал парень.
        - Девяносто.
        - Пятьдесят, - настаивал он на своем.
        - Ладно. Пятьдесят. По рукам, - они пожали руки. Костя и сам понимал, что сто крон ему не заработать. Но вот как заработать пятьдесят?
        - Завтра на рассвете встретимся. Идет?
        - Идет, - сказал Костя, и мы поднялись в номер.

***
        Кабак «Копейка» привлекал многих посетителей, в том числе и новых друзей. Они сели за самый дальний столик, чтобы никто не мог их подслушать.
        - Ты сказал ему?
        - Да. Только объясни мне теперь: зачем? Зачем я ему солгал?
        - Затем, что пусть думает, что я мертв.
        - Но зачем?
        - Потому что он тогда скажет об этом Волкову.
        - Что? - советник подскочил на своем месте и тут же сел обратно. - Ты смеешь подозревать в измене Правителя? Холоп.
        - Ты забыл с кем разговариваешь? - сурово напомнил он ему.
        - Пока не с кем, - ядовито сказал советник.
        - Все впереди. Кстати, мои планы изменились. Я еду не в Адронополь. Куда, пока еще не знаю. Можешь сообщить об этом своему Правителю. Советник, - сухо бросил он и, расплатившись, покинул заведение. Но советник ничего не собирался сообщать Правителю. Его отношение к нему было тоже отнюдь не радужным.

***
        Утро совсем нас не порадовало. Дождь затекал за шиворот, заставляя вздрагивать. Холодный ветер задувал во все щели. Никакая куртка не спасала. До места назначения мы добрались за пять минут, но успели хорошо промокнуть. Несмотря на раннее время, улицы не были пустынны. Жители неохотно выползали на улицы под холодной дождь, но что поделать, торговать-то придется. Наш новый проводник стоял под крышей, одетый в легкую куртку и…джинсы. Я чуть не споткнулась на каменной мостовой.
        - Джинсы? Откуда?
        - Что откуда? - не понял он.
        Костя дернул меня за рукав и я опомнилась. Конечно, никто не должен знать о том, что мы с другого мира, но честное слово, так интересно. Я оглядела торговцев и поразилась еще больше. Практически все были одеты в джинсы. Темные, грязные, но джинсы. «Город похож на средневековье, а люди на современных. Бред какой-то».
        - Ну и какой следующий пункт? - нетерпеливо спросил проводник.
        - Оска.
        - Территория Занды.
        - Кого?
        - Давным-давно Правители разделили между собой земли. Вот и получается теперь, что Греа и Оска находится на территории Занды. Адронополь и Левар на территории Теора. Кстати, а где же ваши лошади?
        - Э-э. Вообще-то мы их брали напрокат и уже вернули.
        - Ясно. Пойдемте значит покупать.
        - Разве в такую рань может быть что-то открыто?
        - Я знаю одно местечко, куда можно прийти в любое время.
        Он провел нас какими-то дворами и вывел к небольшой деревянной постройке, но небольшой она оказалась лишь на первый взгляд. Проводник постучал в дверь.
        - Жано? Ты что, спишь что ли? - он бесцеремонно прошел в приоткрывшуюся дверь, жестом призывая зайти остальных.
        - Черт! Ты кто? В такую рань? У меня нечего красть.
        - Хм. На черта я вроде пока не похож.
        - О боги! Это ты! Прости, не признал. Зачем пожаловал? - засуетился хозяин, явно признав раннего гостя.
        - Лошадки нам нужны - невозмутимо ответил проводник.
        - Сколько?
        - Четыре. Желательно крепких. Путь долгий предстоит.
        - А где же твой конь?
        - Погиб, - сухо сказал он и отвернулся, как бы невзначай разглядывая картины.
        - Пойдемте. Он провел нас задним двориком и мы очутились в просторном сарае. Несмотря на большое количество лошадей, никакого неприятного запаха не было. Проводник двинулся к правому краю сарая и оттуда сказал:
        - Я нашел.
        Хозяин и мы протиснулись к нему. Я обомлела. Прямо мне в лицо смотрела лошадиная морда. По краям были черные полоски. Глаза смотрели прямо в мои. По бокам лошади были крылья. Большие, белые. Стоило только догадываться, каким размахом крыльев обладает лошадь. Если конечно можно назвать ее лошадью…
        - Пегасы существуют? - спросила я.
        - Кто? - спросили в один голос хозяин и проводник.
        - Крылатые лошади. О них даже в детской песне поется.
        - Я не знаю о ком ты говоришь, но это андры.
        - И давно они у вас? - спросила Саша.
        - Они не местные, - кивнул на нас проводник.
        - Сколько себя помню, - ответил хозяин.
        - А почему нам их не предложили на станции?
        - Потому и не предложили. Каждый андр стоит на учете. Они высоко ценятся и достаточно большая редкость. Я один в этой долине, кто их разводит.
        - Тогда они нам не по карману.
        - По карману, - сказал наш проводник и, достав мешочек с золотом, оплатил всех четверых.
        - Зачем? - спросил Костя, когда мы вышли. - Зачем было тратить такие деньги, когда можно было купить простых лошадей и намного дешевле.
        - Андры в три раза выносливее лошадей. Где обычная лошадь уже давно бы споткнулась, андр и ухом не поведет. А во-вторых, андры умеют летать. Они могут перелететь половину моря с всадником.
        - А все?
        - Что все?
        - Ну все море смогут?
        - Не передергивай.
        Проводник с легкостью залез на андра и наблюдал за остальными. Костя попыхтел, но залез. Саша тоже, а вот я никак не могла совладать со своей новой спутницей. Как мешок с картошкой, я пыталась засунуть ногу в стремена, но все тщетно. Андр отчетливо дал понять, что не хочет иметь со мной дела.
        - Ну давай же. Вот упрямый.
        - Это она.
        - Что она?
        - Ты говоришь «упрямый». А это не он, а она. И дай ты ей имя.
        - Да какая разница! Лучше бы слез да помог.
        - А ты сама попробуй. Андр признает только одного хозяина. Чужого человека он к себе не подпустит, - проводник легко дернул поводья своего андра.
        Я вся взмокла от напряжения. Теперь никакой дождь с градом мне был не страшен. Вдруг я вспомнила о сахаре, который прихватила вчера со стола в гостинице. Я достала и положила его на ладонь. «Лошадь, не лошадь, а привычки наверняка те же». И действительно. Непоседа заинтересовалась лакомством.
        - Я сейчас залезу и отдам тебе сахар, - ласково, нараспев, сказала я. Лошадь фыркнула, но позволила новоиспеченной всаднице поставить ногу в стремена. Я поставила одну ногу и занесла другую. Андр обернулась и хитро прищурила один глаз. В какую-то секунду мне показалось, что она сейчас сорвется с места и понесется со мной, волоча неудачливую всадницу по земле. Лошадь выжидательно на меня смотрела. Я аккуратно поставила вторую ногу и протянула сахар.
        - Надеюсь, мы договоримся. Элли, - шепотом сказала я и похлопала ее по холке.
        - Но! - скомандовал проводник, и мы ринулись прочь из города.
        Лес обступал со всех сторон. Я чувствовала себя просто каким-то охотником. Остановились на длительную стоянку только вечером. Андры действительно оказались очень выносливыми. Они почти не вспотели, в отличие от нас.
        - У меня уже живот к позвоночнику прилип, - пожаловалась я, слезая с лошади и заново расчесывая многочисленные укусы комаров. Местных тварей не пугала даже куртка и джинсы. Они наловчились просовывать свой хоботок между переплетением ткани.
        - У тебя живот. А у меня пятая точка слилась с седлом, - буркнула подруга, с трудом покидая седло.
        - Кстати, а у нас еда то есть?
        - Э-э. - Я посмотрела на Сашу. Она на Костю. Костя на проводника.
        - Ясно, - заключил он.
        - Я сейчас что-нибудь наколдую, - сказала я и ту же прикусила язык. Проводник вопросительно на меня посмотрел:
        - Ты ведьма?
        - Нет. Я чародейка. Начинающая.
        - Лера, ты умеешь? - удивилась Саша. - Или как с одеждой?
        - Вместо того, чтобы подкалывать, взяла бы и помогла, - обиделась я. «Они долго еще одежду мне будут припоминать?» Я достала из сумки Анину книжку (она отдала ее мне еще дома. Сказала, что может пригодиться. Теперь, когда Ани не стало, книжка была нужна как воздух) и стала искать заклинание еды.
        - Если мне не изменяет логика, для приготовления еды, нужна еда, а не книга, - с усмешкой заметил проводник.
        - Если ты такой умный, иди в лес и убей кого-нибудь, а я приготовлю.
        Он только хмыкнул, но с места даже не сдвинулся. Однако наблюдать за моим сосредоточенным лицом ему явно нравилось. Костя и Саша с замиранием сердца смотрели как я пытаюсь что-то сделать из воздуха, но, увы. Еда отказалась в принципе появляться. Пришлось признать свое поражение. Я с надеждой посмотрела на проводника. Он молча исчез за деревьями. Через полчаса на пне, заменяющим нам стол, появилась горячая пища. Без всякой магии. Наевшись, все разлеглись на траве. Проводник сел на камень. Я впервые пригляделась к нему повнимательнее. Молодой, высокий. Волевые черты лица говорили о сильном характере. Под одеждой угадывалось натренированное тело. Движения четкие, сосредоточенные. Он затачивал меч. При этом его темные, слегка волнистые волосы мерно покачивались из одной стороны в другую. Я невольно залюбовалась.
        - Бастард, - сказала я, подойдя к нему.
        - Ты знаешь этот меч?
        - Полутораручник. Обоюдоострое лезвие, ромбовидное острие. Длина лезвия девяносто сантиметров. Длину эфеса не могу на взгляд определить, - сказала я, разглядывая украшенный маленькими рубинами и изумрудами эфес меча.
        - Двадцать сантиметров, - потрясенно пробормотал он. - Профи?
        - Любитель. К сожалению, не владею.
        - Это эльфийский клинок. Идеально сбалансирован.
        На крестовине были написаны какие-то слова. «Наверное именной», - подумала я. Заметив мой сосредоточенный взгляд, пытающийся прочитать надпись, он поспешно закрыл их рукой. Я сделала вид, что не заметила и перешла на другую тему:
        - Я забыла вас поблагодарить за вчерашнее.
        - Да ладно, ерунда.
        - Я даже не знаю, как вас зовут.
        - А вам зачем? - искренне удивился он.
        - Ну как же! У каждого человека есть имя. Я же не могу обращаться к вам «эй».
        - Ну предположим… - он задумался, - Рен.
        - Очень приятно, а я Лера, - мы, улыбаясь, пожали друг другу руки.
        - Кстати, давайте без всяких «вы». Терпеть не могу эти официальности.
        - Идет, - рассмеялась я, и мы стали распределять дежурство на ночь.
        - Интересно, кто он? - зашептала мне на ухо подруга.
        - Понятия не имею. Спроси.
        - Спроси ты. Пожалуйста.
        - Ладно. Рен, скажите уже кто вы, а то мы голову сломали.
        - По-моему мы перешли на «ты», - улыбнулся он. Я обратила внимание на его белые ровные зубы. - Я воин.
        - Кто? - в один голос переспросили мы.
        - Воин. Странствующий. Проще говоря, путешественник.
        - А зачем вы путешествуете?
        - Не зачем. Просто я не люблю сидячий образ жизни, вот и выбрал пеший. Вернее конный.
        - И все-таки у него армейская выправка, - шепнула Саша. - Ну не может простой человек так ровно держать спину, сидя на лошади.
        Про себя я отметила другую странность. Его белые зубы. Если бы он был путешественником, то наверняка имел бы корявые желтые зубы, хотя… чем черт не шутит? Может в этом мире все по-другому.
        До Оски было еще далеко. Первый день пути клонился к вечеру.
        - Здесь недалеко есть деревня Скачок. Там и заночуем, - сказал Рен.
        Мы въехали в деревеньку, но прежде чем переночевать, решили перекусить. Кабак
«Дряхляк» абсолютно не располагал к себе, но голод оказался сильнее предрассудков. Вошли мы тихо, но почему-то все сразу обратили на нас взор.
        - Чего это они на нас уставились? - шепотом спросила я.
        - Потому что в деревне всех знают, а мы чужаки. Вот такой и интерес.
        - Что будете? - уныло поинтересовался хозяин заведения.
        - Мясо с овощами, - брякнула Саша первое, что пришло на ум.
        - Четыре порции и кваса, - добавил Костя. - Холодного.
        Какой-то парень подбежал к нашему столику, оббежал всех беглым взглядом и, пробормотав: «Ой. Извините», скрылся из виду.
        Мы не придали этому значения. Блюдо «мясо с овощами» представляло собой миниатюрный кусок мяса неизвестного происхождения и гору вареной картошки. Но для голодного желудка это показалось съедобным. Мы расплатились и осознали, что кошелек абсолютно пуст. Причем не наш, а Рена. Пришлось вылезать из уютного столика и на ночь глядя искать работу. Не успели мы выйти из заведения, как на нас налетел тот самый парень из кабака.
        - Опять ты! - разозлился Костя. - Что тебе нужно? Опять ошибся?
        - Нет. Скажите, - обратился он ко мне. - Вы ведьма?
        - Да, - ответил за меня Рен.
        - Я не с вами разговариваю, - сказал парень и снова повернул голову ко мне: - Сколько вы берете за работу?
        - За какую работу?
        - Ну как же. Вы же работаете ведьмой?
        Рен незаметно ткнул меня в бок. Я уничтожающе на него посмотрела, но ответила:
        - Да. Я практикующая ведьма.
        - Вот я и спрашиваю. Сколько вы возьмете за то, чтобы изгнать нечисть?
        - Э-э. - Я не могла сообразить, сколько же сказать, чтоб он не понял, что я вру.
        - Предлагаю десять крон.
        - Пятнадцать, - встрял Рен.
        - Десять, - не уступал парень.
        - Хорошо. Я согласна.
        - Вот и отлично. Пойдемте, я вам по дороге все расскажу, - и мы направились на край деревни. Там стоял небольшой дом, но по деревенским меркам, богатый.
        - Своих лошадей можете поставить в нашу конюшню на одну ночь.
        - А где переночевать? - спросила Саша, но тут же получила в бок сразу с двух сторон: от Кости и меня.
        - А разве…
        - Да. Да, - поспешила исправить оплошность подруги я. - Она просто новенькая. Не знает всех тонкостей профессии.
        - Что за бред? - спросила Саша, когда парень ушел и сказал, что оплата утром.
        - Да пойми ты. Мы же должны изничтожить нечисть, которая обитает у них в сарае. И сделать это нужно ночью. Дошло?
        - Дошло. Только не мы, а ты. Я на эту ерунду не подписывалась.
        - Значит как деньги, так все вместе, а как работать, так я?
        - Ты же у нас чародейка. Вот и работай. Я бы лучше бревна перетаскала, чем целую ночь заниматься черти чем, да еще и своей шкурой рисковать, - пробурчала Саша.
        - Вот иди и таскай.
        - На ночь глядя? Я спать хочу!
        - Ты думаешь я не хочу?
        - Девушки… - начал Костя.
        - Не мешай, - крикнули мы на него.
        - Между прочим, это ты меня сюда затащила. Если бы тогда не открыла арку, ничего бы этого не было!
        - Ах, теперь и я виновата.
        - Если бы не ты, я бы сейчас ходила в школу, а то и вовсе загорала бы на песочке. Сейчас как раз каникулы.
        - А тебе никто и не тащил! Могла бы и дома остаться.
        - Не тащил? А кто мне говорил: «Саша, миленькая, ну пойдем»? А? Не ты?
        - Если тебе так хочется домой, так и иди!
        - И пойду!
        - И иди!
        Мы разошлись по разные стороны. Саша легла на сеновале по правую сторону от сарая. Костя и Рен переглянулись. Костя виновато пожал плечами и пошел к Саше. Рен же пошел со мной в сарай.
        - Лера…
        - Скажи, а кто такой шудон, о котором говорил парень? - как ни в чем не бывало, спросила я, пряча красные глаза.
        - Нечисть.
        - Это я и так знаю. А конкретнее?
        - Маленький, размером с кошку, но очень агрессивный. Кусается.
        - А почему от него хотят избавиться?
        - Потому что он хищник и питается мясом. В данном случае курами.
        - А как с ним бороться?
        - Черт возьми! Откуда я знаю? Стоило блин связаться с начинающей ведьмой. Я тебе что, ходячая энциклопедия?
        Я ничего не ответила, встала и вышла. После теплого сарая ночной воздух показался холодным. Я уверенным шагом направилась в конюшню и села рядом с Элли, погрузившись в изучение книги. Если честно, то просто не хотелось ни о чем думать, поэтому я искала заклинание против этого шудона. Спустя час, я не нашла ни одного нужного заклинания, хотя пролистала всю книгу. Потушив своего светлячка, заклинание выучилось сразу, я пошла в сарай, втайне надеясь, что там никого нет. Мои надежды оправдались. В сарае было пусто. Просидев, не шевелясь, на бревнышке около часа, я почувствовала, что глаза закрываются, но спать было никак нельзя. Коктейль заклинаний «бодрящее» пополам с «отрезвляющее» - адская смесь. Вскоре я почувствовала, что внутри меня активно кто-то бегает, а на стенах стали казаться черти. Пока перебивала всех возможных шкодников, потеряла счет времени. На часах обозначилось полшестого утра. Время близилось к рассвету, а воришка так и не появлялся. «Ну вот. Скоро хозяева встанут, а работа не выполнена. И просидела всю ночь зря». Но оказалось не зря. Через несколько минут я услышала шорох под
левой стенкой сарая и затаила дыхание. Я приглядывалась, чтобы заметить шудона, но в этом не было необходимости. Шудон оказался внушительных размеров… Я поняла, что это человек. «Ну теперь то ты у меня попляшешь. Всю ночь из-за тебя блин, просидела». Я по-тихому сделала огненного светлячка (потом, протрезвев от
«ободряющих» заклинаний, я так и не смогла вспомнить заклинание, по которому сделала светлячка) и, придав ему магическое ускорение, метнула в вора. Светлячок промахнулся и угодил в стену сарая. Вор, не ожидавший засады, завизжал и выбежал. Я за ним. Догнав его, я применила заклинание парения. Незадачливого воришку подкинуло вверх и перевернуло вниз головой в метре от земли.
        - А-а-а! - заголосил он. - Ведьма! Отпусти меня!
        - Ха. Вот придут хозяева, пусть они и решают, что с тобой делать.
        - Я заплачу вам. Пять крон.
        - Неа. Мне платят больше.
        - Пятнадцать.
        - Интересно. Откуда у вора пятнадцать крон. Не знаешь?
        - А у вас сарай горит, - как бы невзначай сказал он.
        Я сорвалась с места. Сарай и впрямь горел, да еще как! Полыхал. Деревянные стены и покрытая соломой крыша, не заставили себя долго ждать. Я забежала за угол и с ужасом обнаружила, что на сеновале, недалеко от сарая, спят Костя и Саша. Огонь так и норовил лизнуть бок стога. Я схватила за шкирку обоих и волоком потащила их оттуда. Стоило мне оттащить их от стога, как он вспыхнул как спичка и превратился в черный пепел.
        - Что за…Черт! - воскликнул Рен, подходя к дому.
        - Тащи воду!
        - Да какая вода! Тут уже ничто не поможет. Нужно вытаскивать хозяев.
        - Тащи!
        - Ты что, рехнулась? Ты посмотри: все пламенем охвачено. Ведро воды ничего не изменит.
        Я вспомнила про книгу, которая была в единственном экземпляре и кинулась в сарай.
        - Куда? Дура! - заорал он и кинулся за мной.
        Я с трудом, задыхаясь, прорывалась к тому бревнышку. На мое счастье, книга упала с него и лежала под бревном, которое еще полностью не сгорело. Я кинулась к книге, но прямо у меня перед носом упала балка и угодила на мою ногу. Сарай начал крениться. Я, выпрыгнув из дырки, в которую угодила, прыгнула за книгой, зацепилась и упала, содрав плечо.
        - Зараза! - выругалась я, стаскивая еще одну упавшую балку с ноги, но она как назло не хотела сползать. Я попыталась вспомнить заклинание парения, но оно вылетело из головы так же внезапно, как и появилось. Рен влетел в сарай. Он взял балку и отшвырнул ее в сторону, меня же схватил как котенка и выволок на улицу. Оказавшись на улице, я оценила все масштабы бедствия. Заклинание воды нашлось в книге быстро и я не замедлила им воспользоваться, но слегка не рассчитала силу. Столб воды обрушился на сарай, конечно же его потушив, но удар был такой силы, что часть огорода за ним, размыло, а всех кто был перед сараем окатило словно из ведра.
        - Что здесь происходит? - хозяин дома выскочил на порог. - Кто это сделал? - он подошел вплотную ко мне и вору, который все еще висел в метре от сарая.
        - Это он? - спросил хозяин.
        - Как бы вам сказать…
        - Не, мужик. Кур воровал, а сарай не поджигал. Это она, ведьма.
        - Я так понимаю, половину денег мне не видать, - осторожно сказала я.
        - Половину? Да ты и копейки не получишь!
        - Что? Я тут значит ночь не спала, а мне и не копейки!
        - Ночь она не спала. А кто мне сарай спалил? А? Деньги твои за уплату ущерба. А против пойдешь, я всю деревню подниму. Они то ведьм не любят. Ох, как не любят.
        Я от злости взяла и щелкнула пальцами. Вор свалился на землю и ударился головой, но это не помешало ему быстро сообразить, что к чему. Он схватил мешок, в который успел таки засунуть пару кур и дал деру.
        - Ловите теперь его сами, - буркнула я.
        Костя и Саша проснулись после того, как я, проходя мимо, задела их ногой. Когда они открыли глаза, то увидели все произошедшее. Ни о чем не спрашивая, они залезли на лошадей и мы выехали из деревни, по которой уже начал распространяться слух о ведьме, которая угрожала жизни простого невиновного человека и сожгла со злости его сарай.

***
        Мы ехали молча. Лера даже не удосужилась перевязать или хотя бы посмотреть на свои раны. А посмотреть на что было. Нога опухла так, что даже через кроссовок было видно. Кровь на плече запеклась коркой. Лицо было все в ссадинах. Джинсы разорваны, рука немного обгорела и покрылась волдырями. Про куртку и говорить нечего. Она и вовсе висела как тряпка. Никто не произносил ни слова. Лера угрюмо молчала. Рен искоса на нее поглядывал, но начать разговор не решался. Наконец, не вытерпев, он предложил сделать остановку. Лера слезла с лошади и, пошатываясь, пошла в кусты. Мы присели на пенек. Без завтрака было как-то туговато, а уже полдень.
        - Эх, поесть бы чего-нибудь. Может поймаешь кого-нибудь?
        - А сами что ли не можете? - спросил Рен.
        - А мы то что?
        - А то. Всю ночь блин проспали и хоть бы хны, - по неведомой мне причине разозлился он. - Идите и попросите прощения у нее.
        - Нам не за что просить. Мы на эту работу не нанимались.
        - Не нанимались, значит. Вот вы как запели. А теперь послушайте меня. Лера всю ночь просидела без сна, ожидая вора и зарабатывая деньги. Всем, между прочим, не только себе. Вы в это время что делали? Спали. Затем она ловила вора. Вы что делали? Спали. Потом она вытащила вас со стога, который потом загорелся. А вы даже не проснулись! И после этого вы говорите, что не имеете к этому отношения? Да чтобы я не слышала от вас ни одного укора в адрес Леры!
        Он встал и ушел.

***
        Я сидела на камне и молча перевязывала раны. Рен увидел стиснутые зубы, но не услышал не одного стона, а я никак не могла завязать бинт.
        - Давай помогу, - он подошел ко мне. - Прости, что не помог.
        - Это ты прости меня, - тихо сказала я.
        - За что?
        - За мою глупость. Я возомнила о себе невесть что. Мол, я самая умная, самая крутая, пуп земли. А Саша была права. Я никто.
        Я встала, положила куртку на пенек, сказала заклинание и огромные дыры от огня и просто разорванные, затянулись. То же произошло и с джинсами.
        - Пора двигаться дальше, - сказала я, вскакивая на лошадь. Не дождавшись ни ответа, ни возражения, я пришпорила Элли.
        День клонился к вечеру. Жара спала, и ехать было намного легче. Дорога была ухабистая, неровная, но андры спотыкались редко. Вечерний лес был прекрасен. Березки ловили последние лучи уходящего солнца, окрашиваясь в золотистый цвет.
        - Ну здравствуйте, путники, - на дорогу из-за кустов выехал человек на лошади.
        - Что нужно?
        - Деньги гоните, - сменил он тон. На дорогу выехали еще трое.
        - Разбойники, - тихо сказал Рен.
        - Они самые, - подтвердил главарь.
        Костя сжал зубы. С некоторых пор, слово «разбойники» приводило его в бешенство. Он вскинул правую руку, но Саша перехватила ее и опустила.
        - Гоните деньги! - повторил главарь.
        Я полезла в сумку.
        - Они же у тебя в другом месте. В книге, - попытался намекнуть мне на что-то Рен, но я не поняла его намеков.
        - Ну в книге, - он умоляюще на меня посмотрел. - Черт. Стоило связаться с ведьмой,
        - возмутился он, уже без всяких намеков, но мне этого хватило. Я сосредоточилась и столб воды обрушился на разбойников. Их сбросило на землю. Затем я сотворила маленький огонек. На огненного светлячка он не походил, но на то, чтобы попасть в самую незащищенную часть, хватило. Они завизжали и дали деру.
        - Так им и надо, - засмеялась Саша, наблюдая за четырьмя темными уносящимися точками.
        - Да. Не хотел бы я оказаться сейчас на их месте, - Костя усмехнулся.
        Заночевать решили в деревне. На этот раз нас пустили в дом. Правда, пришлось обойти полдеревни, чтобы найти ночлег и наслушаться много нелестных отзывов о себе.

***
        Я проснулся от стука в дверь. Не встал. Стук повторился. Я нехотя вылез из-под нагретого одеяла, на ходу продумывая, что скажу наглому утреннему гостю. На пороге стоял мужчина лет сорока. Маленький, толстенький и с приторно сладкой улыбочкой.
        - Здравствуйте. Доброго утречка, - разулыбался он, показывая свой наполовину беззубый рот.
        - Было доброе, пока вас не встретил, - пробурчал я.
        - А могу я увидеть госпожу ведьму?
        - Она спит.
        - Какая жалость, - огорчился мужчина. - А. вот видимо и она, - он опять расплылся в улыбке.
        Лера вышла на громкий голос мужчины. Он схватил ее за руку и начал трясти.
        - Спасибо. Спасибо огромное. Вы нам так помогли.
        Сон как рукой сняло. Лера уставилась на мужчину.
        - А вы кто?
        - Ох, простите. Я староста деревни. И от имени всей деревни выражаю благодарность.
        - Спасибо, конечно. Но за что?
        - Как за что? За разбойников, промышлявших на дороге в нашу деревню. Ни один обоз до нас не доезжал. Всё разбойники проклятые грабили. И про нас слава дурная пошла. Мол, мы сами то купцов и грабим. А сегодня утречком приехал к нам купец. Живой и с товаром. Расспросили его тут же. Поведал он, что нет на той дороге разбойников. Спугнул их кто-то. Туту то мы и вспомнили, что вчера вечером вы изволили к нам приехать.
        - Хорошо. Мне очень приятно. Но может быть вы отпустите мою руку?
        Староста вскоре откланялся, сославшись на неотложные дела и не слова не упомянув о денежном вознаграждении, назначенном за укрощение разбойников. О нем узнали, только выехав из деревни. «Вот прохвост. Небось, себе те деньги забрал» - сказала Саша. Не успела деревенька скрыться из виду, как навстречу выехал какой-то парень.
        - Что же вы наделали? - накинулся он на нас.
        - Что?
        - Кто вас просил разбойников выгонять? Это была моя работа! Это мне ее поручили. Мне заплатить за нее должны были. А вы все испортили.
        - Извини. Не знали, что ради кого-то мы должны жизни были свои отдавать, - не без злости заметил я.
        - Да они никогда не убивают. Они только деньги отбирают. Могли бы отдать им, да и все.
        - Ну извини, нам каждая копейка дорога.
        - Ха-ха. Не смешите меня. Каждая копейка. Да один андр чего стоит!
        - Между прочим, к твоему сведению, мы их взяли по дешевке, - сказал Рен.
        - Да для вас это копейки! - возмутился парень.
        - Для кого это «для нас»?
        - Для купцов, - невозмутимо ответил парень.
        - Мы не купцы. Мы путники.
        - А как же вы с разбойниками расправились? В селе говорили, будто с вами ведьма была.
        - Да, была, - сказала Лера. - Но она уехала намного раньше. Еще вчера.
        - Врешь. Ты ведьма, - нахально прищурился парень.
        - С чего ты взял?
        - От тебя магией пахнет.
        - ??? - Лера принюхалась к одежде, но ничего не почувствовала.
        - Да нет, - засмеялся он. - Это не запах, а оболочка. Энергетическая.
        - Ее чувствует каждый человек? - ужаснулась Лера.
        - Нет. Только вампиры и нечисть, но нечисть только когда используешь магию.
        - А чародеи?
        - Безусловно.
        - Значит вы чародей?
        - Почему?
        - Но вы же почувствовали меня. Значит вы либо чародей, либо нечисть. Но на нечисть вы не похоже. Значит, чародей.
        - А почему вы исключили вампиров?
        - А разве вампиры не нечисть?
        - Нет, - сказал Рен.
        - Вообще-то я больше нечисть, чем чародей.
        Мы на него уставились. Молодой человек, приятной наружности, да и вообще. Не клыков, не когтей.
        - Я просто сын лешего. А мама моя была ведьмой. Поэтому я можно сказать, что-то среднее.
        - Фу ты, напугал, - возмутилась Лера. - Тебя хоть как звать то?
        - Семен, но вообще все меня зовут Сэм. Вы простите, что накричал. Просто ловля разбойников это мой единственный заработок.
        - А почему ты не пойдешь на близлежащие дороги?
        - Да там уже никого нет. Либо я расправился, либо кто-то другой. Оставалась только эта дорога, - грустно вздохнул он.
        - Слушай, а мы сейчас на восток поедем. Ты был на тех дорогах? - предложила Саша.
        - Нет. А что, можно с вами? - обрадовался он.
        - Да. Конечно.
        Дорога дальняя, но с неумолкаемым Сэмом веселая. Он рассказывал то анекдоты, то байки, то какие-то жизненные истории. Вместе с ним как-то неожиданно и мир пришел. Я даже не заметил, как мы помирились.
        - Скажите, - неожиданно спросил он. - Вы не местные?
        - Почему же? Очень даже.
        - Да ладно мне голову морочить. Вы же из обычного мира? Вы люди?
        - Да, - вздохнула Саша. - Только это большой секрет.
        - Здорово. Мне всегда было интересно посмотреть на настоящих людей.
        - А мне всегда было интересно посмотреть на лешего, - не осталась в долгу она.
        - Не обижайтесь. Просто здесь то простых людей нет.
        - Как же? А в деревнях?
        - Кто его знает? У одного бабка ведьмой была, у другого жена русалка и так далее. До бесконечности. Я думаю, вряд ли остался хоть один нормальный человек.

***
        Ночевать пришлось в лесу. Разожгли костер. Я снова попробовала приготовить что-нибудь магией, но пока не получалось. Однако настроение было хорошее и боевое. Передо мной лежала рыба. Кто это, я не стала спрашивать у Рена. Зачем расстраиваться? Но я все-таки решил сделать из этого несъедобной даже на костре рыбы, что-нибудь вкусное. «Никуда ты от меня не денешься», - мстительно думала я.
        - Ты куда? - спросила я, не оборачиваясь.
        - Я в озеро. Искупаться. А как ты меня услышала? - удивился Рен.
        - Ты шуршал чем-то и после тебя шлейф кого-то приятного запаха, - я смутилась и взялась за несчастную рыбу. Рен промолчал и ушел. Еда никак не хотела готовиться. Словно специально. Сэм с интересом наблюдал за процедурой.
        - Может хватит глазеть?
        - Извини. Не знал, что тебя это отвлекает.
        Убедившись, что рыбе не нравятся мои заклинания, я с разочарованием бросила ее в костер на сучья. Она зашипела и принялась обугливаться. Пришлось постоянно двигать ее, что меня раздражало.
        - Лер.
        - Что?
        - Я сейчас… ну… в кустики ходила и видела его в озере, - взволнованно зашептала Саша.
        - Ну и что? Я знаю. Он пошел искупаться.
        - Да я не об этом. Он был не один. У него за спиной был кто-то еще.
        - Тебе показалось. В лесу темно. Луны нет. Тень какая-то упала, вот тебе и привиделось. Все к столу, - крикнула я. - Вернее к пеньку.
        Дважды звать не пришлось. Все накинулись на еду.
        - Ты как раз вовремя, - обратилась я к вышедшему из-за кустов Рену.
        - М-м-м. Рыба, - протянул он. - Обожаю.
        - А я терпеть не могу, - пробурчала Саша. - Уже второй день ее едим. Надоела. Хоть бы картошку к ней дали.
        - А ты наколдуй, - невозмутимо ответил Рен, поглощая рыбу.
        - Ты же прекрасно знаешь, что я не умею.
        - А ты пробовала?
        - Что пробовала?
        - Ну колдовать?
        Саша вопросительно на него посмотрела. Рен с огромным неудовольствием отложил рыбу в сторону и сказал:
        - Ты говоришь, что не умеешь. А ты пробовала наколдовать картошку? Нет. Тогда почему ты говоришь, что не умеешь? - и снова принялся за ожидавшую его рыбу.
        - А может он в чем-то прав? Ладно, только из-за тебя.
        Она начала колдовать, но вместо картошки с дерева упала шишка.
        - Д-а-а. Зато вкус одинаковый. Хрустящий, - хихикнул Рен.
        - Да ну тебя! - Саша запустила в него шишкой, но промахнулась. - Все из-за тебя. Вечно ты меня на что-нибудь подталкиваешь. Саша то, Саша это.
        - Я что ли виноват, что ты не умеешь колдовать?
        - Я еще не научилась.
        - А Лера то научилась.
        - Всего-то паре заклинаний, - робко вставила я, но меня уже не слышали.
        - Может у нее способности?
        - Может она просто хоть что-то учит в отличие от некоторых, которые в это время по кустам ходят и подглядывают.
        Саша покраснела.
        - Я…я… не специально. Я в кустики ходила… да я тебя и не видела.
        - Зато я видел и слышал.
        - Как? Было же темно и тихо. Я даже собственных шагов не слышала.
        - У нас… - Рен осекся и поправился, - у меня очень развиты слух и зрение.
        - Все-то ты видишь и слышишь, - пробурчала Саша.

«Сейчас запущу в тебя рыбой, не будешь такой умный» - зло подумала она.
        - Не надо рыбой, - тут же отреагировал он. - Если не хочешь, то давай мне. Я съем.
        - Ты что еще и мысли читаешь?
        - Нет. Я по твоим глазам догадался.
        Саша не выдержала и со всей силы запустила в него рыбой, при этом непроизвольно добавила ей магическое ускорение. Рену же опять повезло. Он увернулся, и рыба попала в Костю, колупавшегося в своей порции.
        - Я и одну то не мог съесть, а ты мне вторую подкидываешь.
        - Извини. Пожалуйста. Я не в тебя целилась. Я помогу, - она подскочила.
        - Нет. Не надо. Лучше я сам. От вашей магии одни проблемы.
        - Давай я, - в один голос предложили Рен и Сэм, и ушли на озеро. Мы остались одни. Саша заплакала.
        - Ну ты чего? Успокойся.
        - Лер, он прав. Из меня чародейка, как из птицы лось. Я до сих пор даже с заклинанием огня не разобралась.
        - Разберешься. Не велика потеря.
        - Я тебе не ровня. Ты вон как ловко с магией управляешься. А у меня ничегошеньки не получается.
        - Получится. Не волнуйся.
        Саша немного успокоилась.
        - Вот не веришь мне, а я чувствую, что с нашим проводником что-то не то. Не нормальный он какой-то.
        - Все мы ненормальные, Саш. Мы с тобой чародейки. Сэм сын лешего, а про Костю я вообще молчу. Как же тут можно говорить о нормальности? Я бы на твоем месте выкинула всю эту чепуху из головы.
        - Ты можешь мне не верить. Но ты еще вспомнишь мои слова. Поверь мне, он кажется либо мошенником, либо еще похуже, - бросила Саша и пошла спать. Я же пошла к озеру, разделась и нырнула, ощутив мягкую прохладу воды.

***
        Отмывшись, Костя ушел, а Рен и Сэм остались на берегу.
        - Скажи честно, ты ведь не тот за кого себя выдаешь?
        - Ты догадался?
        - Да. Все-таки моя мать была ведьмой, и я чувствую такие вещи.
        - Да. Ты прав.
        - Почему ты им не расскажешь?
        - Я боюсь, что они убегут без оглядки. Тем более я обещал довести их до Оски. Сэм, не говори им. Придет время, и я им все расскажу сам.
        - Ладно. Но смотри, как бы поздно не было. А мы с тобой не могли раньше не где встречаться?
        - Если ты не был в Адронополе, то нет.
        - Нет, не был. Значит показалось.

***
        Погодка выдалась теплой. На небе ни тучки.
        - Кажется дождь начинается.
        - Кажется птичка пролетела.
        Я нахмурилась. Из кустов раздался оглушительной звон, выехало нечто на коне. Приглядевшись, я различила коня, одетого в доспехи, а на нем рыцаря. Из-за огромного количества доспехов его даже не было видно.
        - Ты кто? - ошалело спросил Костя.
        - Я сэр Рэджинальд. Рыцарь.
        - Ну это мы уже поняли, - тихо хихикнула Саша.
        - Куда вы путь держите путники?
        - В Оску. А вы, собственно, что забыли посередине леса? - поинтересовался Сэм.
        - Меня ниспослала церковь для уничтожения неблагопристойных тварей, - торжественно произнес рыцарь.
        - Кого?
        - Ведьм, колдунов, нечисти, вампиров и прочих тварей.
        - А кто же тогда останется? - буркнул Сэм.
        Рен тем временем почти согнулся от хохота. Смеялся он беззвучно. Лишь изредка опуская глаза, чтобы его никто не заметил.
        - Ну что, истребили кого-нибудь? - с абсолютно серьезным видом произнес он.
        - Нет пока. Но я в пути.
        - Я заметил, - буркнул Сэм.
        Рыцарь заметил смеющегося Рена и спросил:
        - А ты по что смеешься? Это я тебе смешным показался? Или ты против церкви? - и подставил меч к горлу Рена. Тот даже не шелохнулся.
        - Я ничего не имею против церкви. Разве что пару слов, но их я скажу им при встрече. Вас же это не касается ни в коем роде.
        - Все что касается моей церкви, касается меня. Говори холоп.
        - А вот за холопа ты ответишь, - грозно сказал Рен и неуловимым движением достал из-за спины бастард. Меч удобно лег в руку. Видимо уже сроднился со своим хозяином. Легким взмахом он отодвинул меч противника от своей шеи.
        - Ты на кого посмел поднять руку? Холоп.
        - Кто из нас еще холоп.
        - Ты ответишь за свою дерзость! Немедленно поклонись мне и проси прощения. И я так и быть прощу тебе твои грехи.
        - Ни за что, - улыбнулся Рен.
        - Тогда я вызываю тебя на поединок за оскорбление церкви. Твоя дерзость и неповиновение может быть смыто только кровью!
        - Тогда тебе придется драться и со мной, - сказал Сэм, доставая из ножен меч. Я с удивлением отметила, что он держит тот же бастард, только с другой крестовиной и наверняка не эльфийской работы. Слишком простенько и дешево он выглядел рядом с мечом Рена.
        - Иди с миром путник. Тебя я не трону.
        - Моя честь была задета так же как и его. Я сын лешего.
        - Тьфу, тьфу, - рыцарь достал крест и стал им размахивать по воздуху, при этом бормоча что-то нечленораздельное. Затем стал водить какими-то палочками. Это продолжалось довольно долго, затем рыцарь трижды плюнул через правое плечо и себе под ноги. - Да поможет мне бог, - сказал он и повернулся к своим противникам.
        Я хотела воззвать к их разуму и подалась вперед, но Сэм остановил меня рукой:
        - Это дело чести.
        Пришлось отступить и наблюдать за сражением со стороны. Рыцарь гремел доспехами и тяжело двигался, но пока ему везло. Лица всех были сосредоточены. Рен орудовал мечом мастерски. Сэм ему ненамного уступал. Легкость всадников и их скакунов давала им преимущество над тяжеловесным рыцарем. Но это не могло продолжаться вечно, несмотря на то, что никто не хотел сдаваться. Лошади Рена и Сэма гарцевали с легкостью жеребят. Я ужасно переживала за обоих. Не выдержав, я решила послать заклинание в лошадь рыцаря, чтобы, та споткнулась, но промахнулась и попала в Весточку, лошадь Рена. Она запнулась, но смогла устоять на всех своих. Однако рыцарь воспользовался замешательством и проткнул мечом руку Рена. Правда, он метился в сердце, но воин успел увернуться.
        - Чтоб ты провалился! - разозлилась я.
        Увидев, что Рен ранен, я потеряла самообладание и запустила тот же небольшой огонек в рыцаря. На этот раз не промахнулась. Огонек угодил прямо в незащищенное кольчугой место. В ту часть, которая отвечает за усидчивость. Рыцарь взвыл и дернул поводья лошади, пришпоривая ее, чтоб бежала быстрее.
        - Ведьма! - крикнул он, уже исчезая вдали.
        - Идиот, - рассмеялся Сэм.
        Рен осторожно слез с лошади.
        - Прости меня, дуру.
        - Ерунда, - отмахнулся он. - Заживет.
        - Он тебе руку насквозь из-за меня проткнул. А ты говоришь ерунда! - я убежала в лес.
        - Лера! - он сорвался с места, но тут же пожалел об этом. Потеря крови дала о себе знать. Все закружилось. Пришлось немного посидеть.
        Глава 10
        ОСКА.
        Пропасть поглощала полностью и без остатка. Она как хищник ждала безумца, решившего залезть в нее. Таких пока не находилось. Легкий ветерок колыхал волосы и мысли. Они не сосредотачивались ни на чем.
        - Я тебя чуть не убила, - не оборачиваясь, сказала я.
        - Заживет. Ничего страшного. Все же обошлось.
        - А если нет? Пока рана не заживет, ты будешь беспомощен.
        - Уже завтра утром этой раны не будет. Обещаю.
        - Зачем ты вообще полез в драку? Ну поклонился бы и разошлись. Не смертельно, в конце концов.
        - Дело чести, - туманно ответил он.
        - У вас, мужчин, всегда так. Лишь бы подраться, а повод всегда найдете.
        - А вы, женщины, всегда лезете туда, куда не просят. Мы бы с Сэмом запросто сделали его в честном бою.
        Из леса вышли молча. Я пошла осматривать Весточкину ногу. Лошадь сначала заупрямилась, но потом сдалась под суровым взглядом хозяина. Ночевка в лесу стала привычным делом. Мы с Сашей уже с легкостью расставляли палатку и расседлывали лошадей. Палатка представляла собой массивное сооружение из брезента и кольев. Существовала, конечно, и палатка, изобретенная магами, но добыть ее увы пока не представлялось возможным. Наша палатка занимала как правило не очень много места в сумке, но зато прекрасно вмещала всех. Если у этой палатки и был секрет, а он точно был, то мы его пока не обнаружили. Из-за схватки с рыцарем и зализыванием ран, мы потеряли полдня, и доехать до деревни вовремя не представлялось возможным. Вечером все сидели у костра и ели…рыбу. Саша попыталась что-то возразить, но под взглядом Рена замолчала.
        - Пойду потренируюсь, - сказала я и ушла в лес.
        Трава приятно шелестела под ногами, но пробираться сквозь колючие ветки и паутину нелегко. Книга холодила бок, и я достала ее. Иногда нам кажется, что все изучено, пройдено, но как же мы ошибаемся, когда встречаемся с реальностью. Я всегда считала, что меч, драка на лошади - это романтика. А когда столкнулась сама, то поджала хвост и наделала ошибок. Наконец я дошла до нужного места. Впереди черной ямой простиралась пропасть. Отличное место для того, чтобы попрактиковаться в заклинание перемещения. Я все еще хотела научиться перемещаться в пространстве. Я могла попробовать перемещаться не над пропастью, а над ровным пространством, но, во0первых, я не знала зрительно этих мест, во-вторых, если я неправильно перемещусь, то, как я буду искать дорогу в темноте? С пропастью я не боялась ошибки, потому что в любой момент могла использовать на себе заклинание парения. Я, безусловно, не обладала силой и опытом, способным подвесить меня в воздухе, но у меня был шанс воспользоваться заклинанием, чтобы подтянуться на руках, если попаду на край. Я раскрыла книгу на нужной странице и положила на пенек. Найдя
сухую веточку, я нарисовала на земле магический круг. Круг, а по краям символы пяти стихий: воды, воздуха, земли, огня и магии. Я встала в центр круга и вспоминала действия по порядку. Ара…земля вокруг круга поднялась столбом и закрутилась вокруг. Эне…столб воздуха охватил круг. Дышать стало тяжелее. Нэй…вода кольцом обвила круг, еще сильнее сжав мои легкие. Нет, не сдамся. Отэ… огонь окольцевал круг, сдавив легкие так, что стало невозможно дышать. Четыре кольца беспокойно овивали круг, ожидая последнего, решающего слова. Кинжал полосонул по руке, оставив дорожку крови. Она каплями падала в центр круга, но даже не долетала до земли. Стихии жадно поглощали живительную для них влагу. В легкие не прорывался воздух. Губы шептали слово. Аном… Все закружилось ужасной вереницей. Вот он другой край пропасти… до него можно дотянуться рукой… рукой…образ раненного из-за меня Рена встал перед глазами. Была совершена непоправимая ошибка. Меня перенесло на другой край пропасти, но не туда.
        Рука начинала сползать со скользкого края. Попытаться подняться или подтянуться на руках по отвесной скале казалось безумной, да и невозможной идеей. Все заклинания, которые я так легко планировала использовать, вылетели из головы. Далеко внизу бушевала река. Сильный ветер заставлял меня покачиваться как маятник, мешая держаться. Пронизывая, он заставлял вздрагивать от холода. У меня итак зуб на зуб не попадал, а тут еще он со своим холодным воздухом, залезавшим под одежду и подкрадывающимся к сердцу. Руки онемели и замерзли. Я держалась из последних сил. Я попыталась закричать, но получился лишь хрип. Какой-то ком застрял в горле.
«Только не плакать, - подумала я. - Слезами горю не поможешь. Думай. Думай». Но все заклинания или хотя бы идеи не желали залезать обратно в мою голову. Я была обречена. Все попытки мысленно вызвать Эрика увенчались провалом. Он меня не слышал. Я посмотрела на желтую луну, нависшую над лесом. Она показалась мне такой большой, знакомой, но чужой и далекой. От мысли, что я умру здесь, захотелось выть. Вой, вырвавшийся из моей груди кричал отчаяньем и мольбой. Я остановилась. Голос снова пропал. Как будто он появился только для того, чтобы я смогла выразить свою боль луне. Теперь я понимала почему волки воют на луну. Смотря на нее, так и хотелось вспомнить все прожитое и пережитое. Она словно мельница гнала воспоминания к сознанию и возвращала их обратно, нагоняя боль и печаль.

***
        Вой эхом прокатился над костром. Рен прислушался и подскочил как ужаленный.
        - Ты чего?
        - Я… я сейчас приду, - и кинулся в лес.
        - Наверное кусок рыбы плохой попался, - усмехнулся Костя.
        Однако Сэм сделал совсем другой вывод. «Он что-то понял из этого воя, но что?» Идти за ним не имело никакого смысла. «Он наверняка уже далеко».

***

«Только бы успеть. Только бы успеть». Ветки больно царапали по лицу, но он не замечал их. Ноги цеплялись за корни деревьев, заставляя то и дело спотыкаться. Вскоре мягкие волчьи лапы бесшумно ступали по осеннему ковру. «Так быстрее» - мелькнула последняя мысль. Теперь осталось полагаться только на инстинкты. Он принюхался и ускорился. Наконец он дошел до пропасти. Черной ямой она смотрела на него. На земле тоненькой струйкой дыма обозначился круг. Он коснулся земли. Еще теплая. Он огляделся и увидел Леру, висящей на другом краю пропасти. Оббежать не представлялось возможным. И долго, и небезопасно. «А что если…»

***
        Левая рука обвисла плетью, не в силах больше держаться. «Ну все. Я умру. Прощайте родители… Тьфу ты, они же мне даже не настоящие. Блин, даже попрощаться не с кем. Неинтересно как-то так умирать. Я представляла себе меч, вошедший в грудь. Море крови. Закатанные глаза. Возлюбленный, держащий на руках свою умирающую пассию. Площадь, забитая народом, восхвалявшим меня. А что получилось? Ночь. Темнота. Внизу река. Никакого меча. Никакого народа, а тем более возлюбленного. Нет. Так не пойдет! Я не хочу умирать!» Я из последних сил попыталась подтянуться на руке и с неимоверной легкостью выпрыгнула на твердую землю и тут же обнаружила ту причину неимоверной легкости. Это был Рен, держащий меня за руку.
        - Черт. Ты то здесь откуда? - удивилась я своему спасителю, обнаружив возвращения голоса.
        - От верблюда, - огрызнулся он. - Какой кикиморы ты решила тренировать свои магические штучки рядом с пропастью?
        - Я тренировалась с перемещением, но слегка не рассчитала с расстоянием.
        - Ты сама то в порядке?
        - Вроде да. Земля твердая? Твердая. Значит в порядке. Только есть одна проблема. Как перебраться теперь на ту сторону?
        - Закрой глаза, - приказал мне Рен.
        Я закрыла и услышала какой-то шум и шелест. Земля ушла из-под ног в прямом смысле. Я невольно приоткрыла один глаз. Подо мной была пропасть. Я тут же закрыла глаз обратно. Так было как-то спокойнее.
        - Можешь открывать, - сказал Рен.
        На этот раз мы уже стояли на земле.
        - Как мы перебрались через пропасть? Погоди. Как ты попал туда?
        - Оббежал.
        - И тогда и сейчас? - прищурилась я.
        - Да.
        - Врешь. Рен, скажи правду.
        - Ты действительно этого хочешь?
        - Да.
        - Какой бы она не была?
        - Да.
        - Тогда пообещай мне, что останешься, а не убежишь.
        - Я не буду тебе ничего обещать. Если тебе было что скрывать, значит, ты врал. Если врал, тогда я ничего не должна тебе обещать.
        Рен тяжело вздохнул. Я ждала объяснений, но он молчал. Я хотела уже разозлиться, но услышала шелест у него за спиной. В темноте не было ничего видно. Он вышел на лунный свет. Мороз пробрал от ушей до пяток. Я увидела крылья, которые росли у него за спиной. Кожистые и плотные, они выглядывали из-за головы и опускались до земли. Оставалось только догадываться, какой у них размах. К тому же он был голый. Заметив мой взгляд, он запахнулся крыльями.
        - Ты…
        - Да. Я вампир.
        - Выходит рыцарь не врал. Вы существуете. Вот почему ты вышел с ним драться.
        - Лера, - он протянул ко мне руки. Я отшатнулась. Он все понял. Резко развернувшись, он убежал в лес.
        Я осталась стоять на месте, переваривая информацию.

***
        Рен вылетел из кустов как молнию. Вскочил на лошадь и умчался в темноту.
        - Эй! Ты куда? - крикнула Саша.
        Через несколько минут из тех же кустов вылетела Лера. Взъерошенная и яростная.
        - Где он?
        - Кажется ускакал.
        - Куда?
        - Туда, - сказала Саша, растерянно указывая в темноту.
        Лера вскочила на лошадь и пришпорила ее.
        - Куда? - заорала Саша, но подруги и след простыл.

***
        - Дурак. Дурак, - костерил он себя. - Нужно было сразу все рассказать. И не было бы этого путешествия. И ничего не было! Куда же теперь? Не важно. Мчаться. Мчаться без оглядки». Он подхлестнул лошадь.

***
        Я со всей силы подгоняла лошадь.
        - Давай родная. Давай. Быстрее.
        Что я думала в тот момент трудно сказать. Вихрь мыслей проносился в голове так же быстро, как пыль проносилась столбом из-под копыт лошади, забиваясь в рот и нос. Я была одержима только одной мыслью: «Догнать». Я сильнее и сильнее подхлестывала лошадь, не давая себе отчета в том, что делаю. Неожиданно лошадь споткнулась и, перекувыркнувшись несколько раз вместе с всадницей, врезалась в дерево.

***

«Что же я делаю?» Он остановил взмыленную лошадь и та пошла ровной поступью, тяжело дыша. Ночной воздух обдувал со всех сторон, заставляя вздрагивать. Натянутая наспех одежда кое-где порвалась и совсем не грела. «Надо возвращаться в Адронополь. Там то меня всегда рады видеть» - с горечью подумал он и опять подхлестнул лошадь.

***
        Я очнулась от лошадиного ржанья. Элли лежала на спине с неестественно вывернутой ногой.
        - Прости меня милая. Прости.
        Я попыталась встать, но не получилось, и я просто отползла к злосчастному дереву. Я поняла, что залечить ногу лошади не получится, так как все заклинания лечения в Аниной книжке, а книжка осталась на том пне. Голова ужасно болела. По виску текла кровь. Правая рука обвисла. Я попыталась пошевелить ей, но ничего не получилось.
«Наверное перелом». О том, чтобы поднять лошадь, не могло быть и речи. Дойти до костра не представлялось возможным. Дорогу я не помнила, да и тем более, вокруг кромешная темнота. Ног своих не видно. Луна предательски спряталась за облака. От безысходности и от собственной беспомощности, захотелось взвыть, но меня опередили. Тоскливый, пронзительный, холодящий душу вой. Вой голодной стаи, учуявшей добычу.
        - У меня бы так не получилось, - усмехнулась я.
        Я встала, вытащила левой рукой из ножен меч (ржавую железку ни при каких обстоятельствах нельзя было назвать мечом, но сейчас она была острая, а, соответственно полезная мне) и встала перед Элли. Лошадь отчаянно заржала, учуяв волков.
        - Не волнуйся. Я им без боя не сдамся. И тебя в обиду не дам.
        Волки обступали кольцом.
        - Отэ! - крикнула я. Вокруг нас с лошадью образовался круг огня. Он был слабой защитой. Огонь быстро угасал, как угасала моя сила. Жажда добычи гнала волков через огонь. Они повизгивали, пахло паленой шерстью, но не отступали. Инстинкты гнали их вперед. Я заметила позади стаи волчицу, беспомощно прижавшуюся к дереву. У ее ног копошились маленькие волчата. Такие же тощие, как и их мать. «Только тебе и достанусь. Всех их перебью. Не заслужили. А тебе и твоим детишкам достанусь», - отстраненно подумала я. Круг сужался. Эрик стоял передо мной щитом. Рука, державшая меч, затекла, но не собиралась его отпускать. Один волк отделился от стаи и остановился в двух шагах от меня. Наверное вожак. Он стоял так близко, что можно было рассмотреть его с ног до головы. Крупный, шерсть с проседью. Вожак оскалил свои желтые клыки. Его примеру последовали остальные. Желтые голодные глаза смотрели оценивающе, словно примерялись съедобно или несъедобно. Взгляд вожака пронизывал, как нож. Наконец, он решился. Он прыгнул, целясь в горло. Шатающаяся девушка не представляла для него большой опасности. С такого расстояния
он не мог промахнуться, но он не рассчитал то, что доведенная до отчаянья девушка не хочет прощать с жизнью. Я сжала меч так, что костяшки пальцев побелели, но руку по-прежнему не поднимала. Когда вожак кинулся, я, не помня себя от злости на матушку-судьбу, резко выставила меч вперед, и прыгнувший волк налетел прямо на него, не успев увернуться. Меч прошел сквозь матерого волка, как нож сквозь мягкое масло. Безжизненная туша повисла на мече. Я небрежно столкнула его с меча на землю и вытерла его об траву.
        - Ну, кто следующий? - ухмыляясь, спросила я.
        Потеряв вожака, волки не разбежались, а, наоборот, сплотились. Только теперь половина пошла на Элли, а половина на меня. Пока лошадь была в состоянии хотя бы брыкаться, еще не все потеряно. На этот раз волки не кинулись мне на грудь. Они зашли с разных сторон. Эрик попытался защитить меня, но его в первую же секунду откинули, повредив лапу и ударив об дерево. Один волк накинулся со спины, но был сброшен. Другой имел несчастье вцепиться в больную руку. Я взвыла не хуже раненого волка и тут же проткнула неудачника мечом. Третий оказался умнее и вцепился сначала в ногу, а, когда был отброшен, впился в бок и не отпускал до тех пор, пока я не упала, потеряв возможность стоять на ногах. Клыки пронзали тело и впивались все глубже и глубже. Больно, но не неприятно. Странное ощущение. Клыки кинжалами вонзались в мягкое тело. Теплая струйка крови потекла сбоку. Меч выпал из рук. Волки сели и с любопытством и потрясающим терпением наблюдали, как девушка мягко оседает на землю. Все вокруг смешалось. Превратилось в одно большое пятно. Деревья, волки. Все одно. Я почувствовала легкое покалывание в боку, а потом
пустота. Тишина. Совершенно ненужная теперь. Трава мягко касалась послушного тела. Я услышала сначала волчий визг, а потом рычанье. Как будто кто-то с кем-то дрался.
«Наверное за добычу борются» - подумала я. Последнее что я увидела, был волк. Серый, крупный, поджарый. Он стоял рядом со мной и рычал на всю стаю. Он схватывался с любым, кто ко мне приближался. Ни один рискнувший не избежал его клыков. Наконец, волки поняли, что этой добычи им не видать. Они повернули, было к лошади, но той и след простыл. «Все-таки удалось сбежать. Молодец Элли», - устало подумало я. Волк, убедившись, что врагов больше нет, лег рядом с моим раненым боком и посмотрел в глаза. Голубые, пронзительные, взволнованные, но такие преданные. Они пристально смотрели на меня. Взгляд казался таким знакомым, таким родным. Волк легонько носом коснулся меня.
        - Спасибо, - прошептала я и погрузилась в тишину.
        Сад. Дивный сад. Великолепные по своей красоте деревья, поднимавшиеся до самых небес. Чудесный аромат, мягкий, несладкий, щекотал ноздри. Плоды гроздьями свисали с деревьев. Так и хотелось протянуть руку и сорвать. Птицы неведомой окраски и формы перелетали с дерева на дерева, издавая при этом какие-то мелодичные звуки. Солнце было в зените и пригревало мягким ровным светом. Трава щекотала голые ноги. Во всем теле была такая легкость, свобода. Казалось, что если взмахнешь руками, то полетишь. Я легла на траву.

«Хорошо тебе?»

«Да, - улыбнулась я. - Это то, о чем я мечтала, - и втянула свежий прохладный воздух».

«Ты еще вернешься. А сейчас тебе пора. Ты нужна там».

«Нет. Я не хочу».
        Все закружилось. Боль во всем теле вернулась так же неожиданно, как и ушла. Я увидела занесенную с ножом руку и снова погрузилась во тьму.
        Запах жареного мяса приятно щекотал ноздри. «Мясо. Наконец-то не рыба». Деревья тихонько шумели. Луна не показывалась на небе. Костерок согревал своим теплом. Я лежала на еловых ветках, прикрытых сверху тряпкой.

«Я умерла?» - подумала я.

«Нет» - ответил мне голос.

«А где я?»

«В лесу».
        Я повернула голову и увидела Рена, сидящего на противоположной стороне костра.
        - Ты? Что произошло? Как ты здесь оказался?
        - Я отправлюсь на поиски твоих друзей и приведу их сюда, - холодно сказал он.
        - Я…
        - Держи, - он протянул хворостинку с нанизанным на нее мясом. - Поешь.
        Я с трудом поднялась на своем лежаке. Любое движение причиняло нестерпимую боль. Руку я по-прежнему не чувствовала, но теперь она болталась на перевязи. Острая головная боль сменилась тупой. Бок горел огнем. Я сжала зубы, но промолчала. Мясо оказалось очень вкусным и горячим.
        - Очень вкусно. Почему ты раньше не готовил? А то всё эта рыба и рыба.
        - А меня кто-нибудь спрашивал?
        Я посмотрела на него. Взъерошенный. Злой. Взгляд холодный, колючий. Одежда разорвана. Рука перебинтована, но… в другом месте.
        - У тебя же была перебинтована рука от плеча до локтя, а теперь ладонь.
        - Волк, - коротко бросил он и подошел к своему андру.

«Нет, мне обязательно нужно с ним поговорить» - подумала я.
        - А меня волк спас, - невзначай бросила я, надеясь хоть как-то разговорить своего спутника.
        - Поздравляю, - сухо бросил он.
        - Не знала, что вампиры умеют летать.
        - Да что ты вообще о них знаешь?! О них никто ничего не знает, а говорит всякую дрянь. И каждый уверяет так, будто это его загрызли, а не его соседа из соседнего города, - взорвался он.
        - Вы правда кусаете людей и пьете их кровь?! - ужаснулась я, живо представив картину вампир и девчонка посреди леса. Под лопаткой противно засосало. К горлу снова подступила тошнота.
        Он развернулся. В глазах полыхал огонь.
        - Ах так! - взревел он.
        Я не поняла к чему относится его восклицание, но подозрения закрались. Я попыталась поставить магический блок, но голова упрямо не желала раскрывать свои недра и напоминать мне заклинания. Память и вовсе отвернулась от нерадивой хозяйки.
        - Не пытайся. Твои мысли для меня слова, только произносимые без шевеления губами. А что насчет крови… Вампиры давно деградировали, оставив себе только необходимые для выживания свойства. Однако от питания кровью много веков назад начали отказываться наши предки и дошло до нас. Они начали тренировать душу и тело, заставляя подчиняться мозгу. Просто очень тяжело было удержаться, почувствовав запах крови. Вот только организм отказывался принимать новые правила и требовал
«живительной влаги». Вот и пришлось переходить на рацион людей. Только изредка, хотя бы раз в месяц, есть мясо с кровью. Если честно, то на вкус полнейшая гадость, но надо, - искренне признался он и даже поморщился. - А людей я никогда не кусал и не собираюсь. Что же насчет общения с «девчонкой посреди леса», оно сводится к нулю. Через полчаса, как только взойдет луна, я уеду за твоими друзьями, - сухо закончил он.
        - А как же крылья, клыки?
        - Клыки ушли в процессе эволюции, а крылья, я думаю, тоже скоро уйдут из-за их ненадобности. Они только мешаются.
        - Ты же перелетел через пропасть!
        - Это вышло случайно! - рявкнул он. Мне даже показалось, что он оскалил зубы, но тут же взял себя в руки. - Хватит об этом.
        - Где Элли? - вдруг вспомнила я. - Она убежала? Ей удалось спастись? А нога? А Эрик? Он в порядке?
        - Все в порядке. Она гуляет на лугу. Нога зажила. Эрик с ней.
        - Так быстро?
        - Почему быстро? Три дня.
        - Я пролежала три дня без сознания? Какой кошмар.
        - Ты спала. А если просыпалась, то ненадолго. Кричала, - он немного смутился.
        Он надел меч с ножнами за спину, взял под уздцы Весточку и пошел прочь. Он ничего не говорил. Я тоже молчала. Он не остановился, не обернулся.
        - Подожди! - закричала я и, вскочив с лежака, кинулась к нему. Не успела я и шага сделать, как все закружилось. К горлу подступила тошнота. Вся холодность Рена куда-то пропала. Он подскочил и усадил меня на место.
        - Ты чего вскакиваешь?
        - Мне нужно с тобой поговорить, - с трудом пересиливая тошноту, рвущуюся наружу, прохрипела я.
        - Вернусь, поговорим. Если ты так хочешь, - он встал было, но я поймала его руку и усадила обратно.
        - Ты не вернешься. Я знаю, - сказала я, понемногу совладав со своим голосом. - Ты найдешь их и отправишь сюда, а сам отправишься в другое место.
        - Вернусь, - тихо сказал он.
        - Нет. Ты врешь. Выслушай меня, пожалуйста. То, что произошло в ту ночь, было глупо и подло с моей стороны. Я должна была понять. Прости меня, если сможешь. Ты можешь не вернуться. Это твое право выбора и я не в праве тебе указывать. Ты можешь уехать, можешь ненавидеть меня, но знай. Мне все равно кто ты есть. Я доверяла тебе и по-прежнему верю. Прости, - слабо сказала я, снова погружаясь во тьму.

***
        Солнце нещадно палило. «Около полудня. Надо поторапливаться, а то к вечеру не успею вернуться» - подумал он. Шагнув за деревья, он увидел пропасть. События той ночи заставили его вздрогнуть. В солнечном свете обрыв казался еще отвеснее и страшнее. Книга одиноко лежала на пне. Он взял ее и небрежно и даже немного брезгливо засунул в сумку. «Интересно. Как это я сумел перелететь? Обычно даже от земли не получалось оторваться». Оставив все кошмарные события той ночи позади, он вскочил на Весточку и помчался обратно.

***
        Я сидела у костра и жарила мясо. Вид у меня, судя по вытянувшемуся лицу Рена, был ужасный.
        - Откуда?
        - Ягненка зарезала, - мрачно усмехнулась я. - Шучу, - добавила я, увидев его озадаченное лицо. - Элли принесла. А я как-то забыла поинтересоваться, где она его нашла. Нашел их?
        - Нет. На прошлом месте стоянки их нет. Видимо на следующее же утро отправились тебя искать. Я думаю, они сейчас в Оске.
        - Значит отправимся туда утром.
        - Это бесполезно. За два дня, которые мы будем туда добираться, если не больше, они уедут.
        - Утра вечера мудренее, - туманно сказала я. - Спокойной ночи.
        - Спокойной, - не стал спорить со мной Рен. И правильно. Разве меня переспоришь?
        Утро выдалось прохладным и ясным. Как раз для путешествия. Я отказалась от помощи залезть на лошадь. Попыталась сама. При этом пришлось вспомнить всех родственников и весь алфавит, прежде чем залезла. Отъехав от леса километров на десять, я снова слезла с лошади.
        - Ты бывал в Оске? - как ни в чем не бывало спросила я, роясь в сумке.
        - Да.
        - Опиши пригород или какое-нибудь безлюдное место.
        - Зачем?
        - Надо.
        - Узкая улочка, между домами на окраине города, ведущая в лес. Недалеко от города. Там очень редко ходят. Так пойдет? Ты что делаешь?

***
        Он увидел начерченный на земле круг. По краям какие-то символы. В круге стоит Лера.
        - Ты хочешь потратить два с лишним дня пути до города?
        - Нет.
        - Вот и прекрасно. Мы просто туда переместимся.
        - Но у тебя же нет зажигалки, и ты не умеешь открывать портал.
        - Все то ты знаешь, - вспомнила она слова Саши. - Есть еще один способ. С помощью круга.
        - Ты с ума сошла? Колдовать, когда сама ели на ногах стоишь?
        - Не спорь. Это единственный выход. Заводи лошадей в круг и становись рядом. А теперь запомни. Ни за что, ни при каких обстоятельствах не отвлекай меня, если не хочешь оказаться на каком-нибудь севере.
        Она закрыла глаза и сосредоточилась. Рен с ужасом наблюдал за ней. Ее руки выделывали неповторимы фигуры, движения. Она и заклинание слились воедино. Вокруг круга поднялось кольцо земли, воздуха, воды, огня. Он сначала хотел сказать, что
«мы горим», но вспомнил, что не должен ее отвлекать. Скорость, с которой Лера читала заклинание, становилась все больше и больше. Маленькая струйка крови капала с левой руки. Рен даже не успел заметить, когда она ее порезала. Неожиданно круг сузился и протолкнул всех словно через узкую трубу. Рен даже не успел захватить воздуха, но он и не понадобился. Все быстро закончилось. Он открыл глаза. Лера стояла, слегка пошатываясь.
        - Получилось?
        - Да. На удивление.
        Он легким движением подхватил ее. Она не отстранилась.
        - Как ты?
        - Нормально. Только голова кружится.
        - Все-таки ты ведьма, - усмехнулся Рен.
        - А ты вампир, - улыбнулась она.
        Он все еще поддерживал ее за руку.
        - Может перекусим перед поисками?
        - С удовольствием.

***
        Кабак «Берендей» располагал к себе и внешним и внутренним убранством. Деревянные столики и стены создавали ощущение леса. Здесь даже пахло как-то по лесному. Вскоре я поняла, что мой желудок отнес запах «по лесному» к запаху мяса. С кухни распространялся удивительный аромат жареного мяса. Посетители в кабаке не обратили на нас ни малейшего внимания.
        - Это мое любимое заведение, - шепнул Рен.
        Мы сели за столик рядом со стойкой.
        - Что будем заказывать? - спросил хозяин, работавший одновременно и официантом.
        - Как обычно. Свежевыжатую кровь и только что выпотрошенную рыбу, - и посмотрел в глаза хозяина.
        - Адриан! - воскликнул тот. - Сколько лет, сколько зим, - и они обнялись как старые друзья.
        - Да уж почитай лет пять у тебя не был.
        - Какими на этот раз судьбами?
        - Да так. По делам. А что, нет моей любимой рыбки?
        - Нет больше. Мало таких любителей как ты. Осталась только свежевыжатая кровь и ребрышки молоденькой девушки. Устроит?
        - Да. Две порции. Это у него такое чувство юмора, - пояснил он, когда хозяин ушел.
        - А мне все равно. Я такая голодная, что сама кого хочешь съем.
        Рен молча скреб ногтем по столу.
        - Рен?
        - М?
        - Я забыла тебя поблагодарить за то, что ты спас мне жизнь.
        - Зачем ты вообще за мной поехала?
        - А зачем ты вернулся?
        Инцидент был исчерпан. Оба знали ответ, но промолчали. В кабак уверенной походкой зашел рыцарь, гремя своими доспехами на все заведение. Он уселся у стойки.
        - Пиво, - сказал он.
        - Пиво закончилось. Только свежевыжатая кровь осталась, - без тени улыбки сообщил хозяин. - Будете?
        Рыцарь безмолвно на него смотрел, ожидая услышать, что это была шутка, но ответа не последовало.
        - Он над всеми так шутит? - спросила я, с любопытством разглядывая гостя.
        - Да. Только местные его понимают, а вот приезжие относятся болезненно.
        - Почему он так шутит?
        - А я тебе не говорил? Оска - город вампиров.
        - Нет. Ты забыл упомянуть эту маленькую деталь. И сколько же таких городов? И как понять город вампиров?
        - Просто вампиров отовсюду гнали. Вот они и сформировали города, где они могут быть в безопасности от людской ненависти. Городов таких около пяти. Купцы уже смирились, а вот остальные путники объезжают стороной. А если и заходят, то оказываются вегетарианцами и просят только воду.
        Я рассмеялась. Это заставило рыцаря обернуться. Мы встретились взглядами.
        - Ба! Да это не старый ли наш знакомый? Сэр Рэджинальд, если я не ошибаюсь. Доброго утра вам, - сладко пропела я.
        - Было доброе, пока тебя не встретил. Изыйди, ведьма, - он попятился и выставил руку с какими-то вонючими палочками вперед. Я же не собиралась отступать. Я не злопамятная. Просто я злая и память у меня хорошая.
        - Лер, оставь его. Нечего с дураками связываться, - сказал Рен, подходя ко мне.
        - Так ты нечисть! - воскликнул рыцарь, увидев крылья.
        - Черт. Забыл их убрать с той ночи, - буркнул Рен.
        - Изыйди, тварь поганая.
        - Да что же это такое. То я холоп, то тварь. Ну ты сам напросился! - он вытащил меч, взял его правой рукой и приставил к горлу рыцаря.
        Рыцарь не заставил себя долго ждать. Их мечи скрестились. Рен умело фехтовал, но раненая ладонь подводила его. Приходилось постоянно менять руки. Однако левой рукой было ужасно неудобно драться. Мне показалось, что прошли часы со времени их поединка, но все произошло в секунду. Рен как раз перекидывал меч из одной руки в другую, а рыцарь, воспользовавшись моментом, выбил меч и ударил рукоятью в бок. Рен остался безоружен.
        - Моли о пощаде, - сказал рыцарь.
        - Нет.
        - Поклонись мне и я прощу тебя.
        - Никогда.
        Рен гордо встал, держась за бок.
        - Тогда прощайся с жизнью. Нечисть.
        Я схватила стул и со всей силы кинула в рыцаря, придав при этом ему магическое ускорение. Рыцарь увернулся и занес меч. Неожиданно все посетители резко встали, обнажили мечи и встали перед Реном.
        - Что? Какого черта? - возмутился рыцарь.
        - А не такой уж ты и набожный, - усмехнулся кто-то из посетителей.
        Рыцарь сначала попятился, но потом, сделав над собой неимоверное усилие, остался.
        - Уйдите. И я очищу этот мир от нечисти.
        - Тогда тебе придется убить всех, - сказал кто-то из толпы.
        Волна воздуха от распахнутых крыльев пронеслась по заведению. Все посетители оказались вампирами. Теперь рыцаря ничто не держало. Он сначала шел задом, затем передом и дал деру. Посетители засмеялись.
        - Так ему и надо. Знать надо было в чей город заходишь.
        - Да, - поддакнули ему. - Совсем обнаглели эти рыцари. Ведут себя здесь как завоеватели.
        Я подбежала к Рену.
        - Ты как?
        - Нормально. До завтра заживет. Лер, что с тобой? Ну ты чего? Все в порядке.
        Я с трудом сдерживала слезы. Но двум удалось-таки выскользнуть из глаз. Я сердито их смахнуло.
        - Прости. Опять все из-за меня.
        - Брось пороть чепуху.
        - Если бы я не вышла, ты бы не стал с ним драться.
        - Все равно бы мы где-нибудь сцепились с ним. Тот поединок не был закончен.
        Я аккуратно потрогала бок… синяк ему был обеспечен.
        - Почему они встали на твою защиту? Они ведь тебя не знают.
        - Вампиры очень отличаются от людей. Они встают на защиту своих братьев по крови.
        - О чем ты?
        - Издавна чародеи, да и прочий люд избегают вампиров, а то и вовсе убивают без причины. Поэтому у нас так принято. Один за всех и все за одного. И не важно знаю его или нет, но все равно помогу. Мы всегда держимся друг за друга. Не то что у вас, у людей.
        - Ты забыл? Я ведьма.
        - Ты же все говорила, что чародейка.
        - Да ладно тебе. Можешь называть ведьмой. Я привыкла. Пошли есть твой этот. Как его?
        - Томатный сок и бараньи ребрышки? Тьфу ты.
        - Ага, - засмеялась я. - Проговорился.
        Мы обошли все гостиницы в городе, спрашивая о Косте, Саше и Сэме. Но нигде их не видели. Наконец, уже вечером, мы нашли ту гостиницу, где они остановились.
        - Ты заметил, что хозяин гостиницы не из ваших?
        - Из наших. Он крылья спрятал. Просто люди же разные останавливаются. Мало ли что?
        - Ты бы тоже спрятал. А то ведь они еще не знают.
        - Да. Точно. Я совсем забыл. За эти четыре дня ни разу не убирал. Даже как-то непривычно, - пробормотал он, убирая их под куртку.
        Мы прождали около двух часов. За это время успели обсудить всех прохожих и постояльцев. Мне страшно захотелось спать. Я машинально запрокинула голову набок. Там оказалось плечо Рена. Справиться со сном оказалось труднее, чем убрать голову с его плеча. Сквозь сон я услышал знакомый голос. Из-за угла выбежала Саша.
        - Лера! - она остановилась у порога. Замерла, а потом кинулась мне на шею. - Ты жива!
        - Аккуратнее. Раздавишь.
        - И ты жив! - она ласково потрепала Рена по голове, чего тот никак не ожидал. - Мы с Костей уже всех офицеров оббегали, надеясь заявить о твоей пропаже. Нас никто даже слушать не стал.
        - Еще бы. Вы же люди.
        - А они кто? Нелюди что ли?
        - В какой-то степени, - буркнул Рен.
        - А где Сэм и Костя?
        - Сэм остался в городе. Он поступил в Школу офицеров. Сказал, что, если он сейчас не поступит, то уже по возрасту не пройдет. А Костя… Ой. Он же там на площади со стражем дерется, а за мной второй гнался, но я ушла от погони.
        Мы уже бежали к площади. Рен подбежал первым и разнял дерущихся. Он тут же накинулся на офицера:
        - Какое право вы имеете нападать на мирных граждан?
        - А почему нет? Нечего приставать ко мне со своими глупыми расспросами.
        - Немедленно опусти оружие.
        - Почему это?
        - Es ono das Odos, - сказал Рен на другом языке.
        - Odos? - рассмеялся офицер.
        - Odos Adronopol’ - строго сказал Рен, гордо вскидывая голову.
        - Простите. Простите, - все еще пряча глаза, офицер быстрым шагом покинул площадь.
        - Что ты ему сказал?
        - Я сказал ему, что нельзя обижать мирных граждан.
        - Ты ведь чем-то его припугнул.
        - Лер, чем я его припугнул, тебе знать вовсе не обязательно.
        - А что это был за язык? - спросила Саша.
        - Древнеэльфийский. Он сохранился только у… А вы давно в городе?
        - Да уже второй день.
        - И ничего не заметили?
        Друзья отрицательно покачали головой.
        - Тогда пойдемте в гостиницу.
        Уже придя в номер, Рен сказал:
        - Оска - город вампиров.
        - Чего?
        - Не чего, а кого. Вампиров, - спокойно поправил он Сашу.
        - А древнеэльфийский сохранился только у вампиров. Верно? - догадался Костя. - А ты тогда откуда его знаешь?
        - Дело в том, что я… - он замялся, не зная как лучше сказать.
        - Он вампир, - сказала за него я.
        Сказала как отрезала. Повисла тишина.
        - И давно ты об этом знаешь? - спросила Саша у меня.
        - С того момента, как мы последний раз виделись.
        - Вот почему ты тогда убежала? Понимаю.
        - Не поэтому, - покраснела я.
        - А ты настоящий? - Костя даже подскочил от переполнявших его чувств.
        - В каком смысле?
        - Я имею в виду, что все как положено? Ну там клыки, крылья?
        - Клыки ушли в процессе эволюции, а крылья остались, - он расправил их.
        - Ух ты! А можно потрогать?
        - Можно. Ну так что?
        - Офигеть, - только и смогла сказать Саша.
        - Исчерпывающий ответ.
        - Останься. Все равно чтобы добраться до следующего города, нам нужен проводник. А нанимать кого-то чужого не хочется, - все еще восхищаясь крыльями, сказал Костя.
        - А какой следующий город?
        - Адронополь.
        - Два дня пути.
        - Ну вот видишь.
        - Хорошо. Если у меня не осталось от вас секретов, то хочу, чтобы вы ответили взаимностью, - строго сказал он и спрятал крылья. - Так. Начнем с того, что…Костя, ты в курсе, что ты Хранитель?
        Тишина.
        - Понятно, - заключил Рен. - Не в курсе.
        - Кто?
        - Ты Хранитель камня, который вы ищете. Вернее пока двух камней. Света и тьмы.
        - А ты откуда знаешь о них?
        - Долгая история, да и это неважно. Твоя главная задача охранять камень. Пока не один из камней не активирован, вся их сила принадлежит тебе. Скажем так, для того, чтобы ты их защищал.
        - Но я же их даже в глаза не видел!
        - Кто-то сделал тебе Хранителем. Кто-то, кто работал с этими камнями.
        - Так вот что это было. Только что я должен защищать, если камней то нет?
        - Но вы же их ищете. По каким-то там своим бумажкам.
        - Между прочим, на этих бумажках зашифрованы города и места, в которых искать следующую.
        - Анаграммы, - подсказала Саша.
        Из гостиницы мы съехали сразу. Так сказать на всякий случай. Вдруг офицер передумает? Переночевать решили на окраине, где располагались маленькие домики, потому что там была баня, от которой грех было отказываться.
        Я сидела на крыльце и смотрела на звезды.
        - Красивые. Правда?
        - Ага.
        - Ты чего не спишь?
        - А ты?
        - Бессонница.
        - Я тоже.
        Мы замолчали.
        - Родители?
        - Нет. Просто звезды.
        - Скучаешь по дому?
        - Нет. Что может быть интересного в обычном мире?
        - А они?
        - Они мне не родные. Я не знаю, кто и где мои настоящие родители, - соврала я.
        - Я уверен. Ты их найдешь. С твоим то упорством, - он засмеялся. - А куда ты пойдешь когда все это закончится?
        - Не знаю. Наверное придется возвращаться в обычный мир. Здесь то у меня никого нет.
        Я заметно погрустнела.
        - Может прогуляемся?
        - Спать надо.
        - У тебя же бессонница. Или со мной боишься идти? - он прищурился.
        - Вообще-то я есть хочу. Может стащим что-нибудь с кухни?
        - Там хозяйка спит. Разбудим еще. Пошли, я знаю одно чудесное местечко. Там нас всегда накормят.
        - «Берендей»?
        - Ага.
        - Ладно, уговорил. Только учти. На этот раз я буду есть только бедрышки. Никакие ребрышки меня не устроят.
        - Но если у него закончились молоденькие девушки, я, пожалуй, поищу на улице кого-нибудь.
        - Только попробуй, - рассмеялась я.
        Дома, расположенные по краям улицы, были наглухо закрыты. Ни одного источника света. «Бояться нечисти», - пояснил Рен. До кабака дошли быстро. Внутри было пусто и тихо.
        - А где хозяин?
        - Он спит. Не бойся, Марк мой старый друг.
        Мы тихо прошли на кухню.
        - Какие запахи! - я почувствовала запах жареного мяса.
        - Интересно, это ребрышки или бедра? А то тут такие привереды имеются, - хохотнул он и тут же получил от меня легкий пинок.
        На кухню влетел хозяин с воплем: «А ну пошли прочь, нечисть!» и сковородкой в руках. Я непроизвольным движением руки заставила сковородку зависнуть в воздухе.
        - Тьфу ты. Рен. Тебя не учили стучаться?
        - Я не хотел тебя будить.
        Сковородка с шумом брякнулась об пол.
        - Лера!
        - Извините. Я еще не до конца научилась пользоваться этим заклинанием.
        - А вы чародейка?
        - Да, - я немного смутилась. - Начинающая.
        - Ну что, раз вы ко мне пожаловали, я вас накормлю.
        Из кабака мы вышли довольные и наевшиеся досыта.
        - Класс. Ну что, теперь домой?
        - Наперегонки.
        - Ни за что! На полный желудок.
        - Я знаю одно место. Если догонишь, будем там. Нет, пойдешь одна домой, - и он сорвался с места.
        Пришлось догонять. Бежали долго, но, что самое удивительное, не устала. Бежалось легко. Ночной ветер шевелил волосы. Остановились только у опушки леса.
        - Устала?
        - Нисколько. Я бы тебя еще обогнать смогла.
        - Не нужно. Мы уже пришли.
        Мы поднялись на небольшой холмик. С него открывался потрясающий вид. Луг. Широкий, необъятный. Освещался луной. От этого он напоминал серебряный диск. Справа, насколько хватало глаз, простиралась река. Спокойная, тихая. Шум переливающейся воды тихим шелестом доносился оттуда. Мы сели на траву. Мягкую, влажную от ночного воздуха.
        - Ты дрожишь.
        - Я немного замерзла.
        - Так теплее? - он накрыл меня своим крылом.
        - Да, - и прижалась к его плечу. - Знаешь, мне никогда не было так хорошо.
        - Мне тоже, - так же тихо сказал он.

***
        Саша проснулась от скрипа. Открыла глаза. Костя в соседней комнате ворочался на кровати, издавая жуткий скрип. «Везучий. Уже уснул. А ты тут попробуй усни под эту скрипку». Она пошла на кухню и, когда вернулась, заметила, что кровать Леры пуста.
«И куда это она на ночь глядя делась?» Она подошла к окошку. К дому тихо подходили Лера и Рен. Они о чем-то тихо смеялись. Вдруг он схватил ее на руки, покрутил немного и поставил. Она его легонько пнула и снова засмеялась. Саша залезла под одеяло и притворилась спящей.
        - Спокойной ночи.
        - Спокойной, - шепотом сказала Лера.
        - Кстати, ты в следующий раз предупреждай, что такая прожорливая, - в шутку сказал Рен.
        - А ты предупреждай, что сок пьешь литрами, а не стаканами, - не осталась она в долгу.
        - Я не виноват, что обожаю томат… кровь, - улыбнулся он.
        - Рен, - шепотом окликнула она его.
        - Что?
        - Спасибо за чудесную ночь.
        - Пожалуйста.
        Она легла на кровать, даже не раздеваясь.
        - Ты что вытворяешь? - накинулась на подругу Саша, когда Рен ушел. - Он же вампир. Да еще и ночью.
        - Ну и что? - беззаботно откликнулась Лера и отвернулась к стенке. Ни что не помешало уснуть ей в ту ночь. Ни скрип кровати, ни взволнованный шепот подруги. Она была абсолютно счастлива.

***
        - Ты что с похмелья? Он же Правитель!
        - Ну и что?
        - А то!
        - Он мой старый знакомый.
        - Да какой к черту знакомый! - завопил Костя так, что стены задрожали. - Нам только скандала не хватало. Когда это ты успел с ним побрататься?
        - Это просто ужин. Вот и все, - невинно ответил Рен, катая по столу сушку и все еще думая съесть ее или нет.
        - Мы потеряем день на этих почестях!
        - Если мы не примем предложения, то будет намного хуже. В лучшем случае запрут в темнице, в худшем превратят в корм для птиц, - все тем же спокойным тоном ответил он.
        - Почему? - опешил он, слегка растеряв свою злость.
        - Это нарушения традиций. Если я с ним знаком, то обязан прийти и хотя бы отобедать. А поскольку обед вечером, то не грех и заночевать в замке. С удовольствием соглашусь на мягкую постель, - Рен наконец-то решил избавиться от сушки, отправив ее в мусорное ведро.
        - И на кой леший ты за нами увязался? - пробурчал Костя направляясь к выходу. - И что ты предлагаешь нам целый день делать?
        - Погулять по городу. Это же так замечательно, - напевая какую-то мелодию себе под нос, он победно вышел из кухни. - Лер, ты не хочешь погулять?
        - Нет. Хотя… Смотря где, - я сладко прищурилась, вспоминая о прошлой ночи.
        - Наперегонки? - улыбнулся он и тенью выскользнул из дома.
        Я не заставила себя ждать. Кто откажется от чудесной прогулки ранним утром? Только дурак. Сейчас, нежели ночью, мы, конечно, вызвали больше интереса, но отдалившись от города, перестали замечать все вокруг. Дыхание было ровным и несбивчивым. Мышцы на ногах напряжены до предела, но не устали. Хочется бежать и бежать выпуская на волю внутреннего льва.

… Вода тихо скатывается с гор, журча всем своим существом. Бурно, возмущенная потревоженным спокойствием. «Что за путники помешали моему мирному существованию?» Солнце пригревает спину. Ветер несется навстречу бешеным скакуном. Так и хочется раскрыть крылья и позволить им напитаться свежей утренней прохладой. Трава касается ног, а затем подушечек лап, тихонько щекоча их. Пыльца забивается в нос, заставляя чихать. Как прелестно снова почувствовать себя свободным…
        - Рен?!
        Он обернулся. На меня смотрел серый крупный поджарый волк с голубыми глазами.
        - Что это было? - я отвернулась, когда он трансформировался обратно.
        - Животные - это наша вторая сущность. У каждого вампира он свой. Все хорошо, но когда трансформируешься, одежда не сохраняется.
        - В лесу был ты? - спросила я, оборачиваясь и смотря ему в глаза.
        Он кивнул.
        - А что это было сейчас? Трансформация?
        - Извини. Я тебя напугал?
        - Ну… если только слегка.
        - Я никогда так быстро не трансформировался. Просто как-то потерял контроль. Расслабился. Странно. Раньше со мной никогда такого не было.
        - Знаешь, а я тебе даже немного завидую. Мне иногда так хочется посмотреть на мир под другим углом, - я мечтательно обвила руками дерево и прикрыла глаза как кот, щурясь на солнышке.
        - Тебе не нравится быть человеком?
        - Причем здесь нравится или не нравится? Просто иногда хочется обернуться кем-то другим и выпустить на волю свое второе «я».
        - На самом деле чародеи, достигнув высокого уровня мастерства, тоже могут принять облик животных.
        - Но когда это будет? И достигну ли я того уровня, Рен?
        - Конечно достигнешь. Ты способная.
        - Я имела в виду доживу ли я?
        Он промолчал. Не хотелось поднимать волнующую тему. Нахмурился.
        - Ты же прекрасно понимаешь, что вокруг что-то происходит и без нашего ведома. Что-то меняется вокруг и я это чувствую.
        - Я тоже, - хмуро подтвердил он. - Лера, я должен сказать тебе что-то очень важное. О черт! Ну почему так всегда?
        Я оглянулась на предмет его злости.
        - Это всего лишь летучая… - я не успела докончить мысль. Летучая мышь коснулась земли и незамедлительно трансформировалась в вампира. Я уставилась на него, как на приведение. Вампир, даже не утрудив себя запахнуться крыльями, за неимением одежды, отдал какое-то письмо и, снова, трансформировавшись, улетел.
        - Нет. Я точно к этому не скоро привыкну, - потрясенно пробормотала я, смотря вслед улетающей мыши, которая, впрочем, уже скрылась из виду.
        - Странно, - пробормотал Рен, скользя взглядом по посланию.
        - Кто это был?
        - Один из стражей Правителя. Правитель приглашает нас в замок. Сейчас.
        - Но ужин же вечером, а не днем.
        - А он приглашает на обед, - пояснил Рен, мало радуясь такому повороту событий.
        Замок предстал во всей своей красе. Величавый, грозный. Если в таком запереться, то можно год спокойно вынести осаду. Но запираться похоже не спешили. Гостей встретили с распростертыми объятиями. В прямом смысле. Правитель, распахнув руки в широком жесте, крепко обнял Рена, при этом чуть не раздавив его.
        - Адриан! Как я рад тебя видеть и твоих гостей.
        - Одрин. Взаимно, - смущенно пробормотал он.
        Правитель оказался весьма радушным и приятным вампиром. Когда гости расселись за столом, он, подняв бокал, произнес:
        - Дорогие гости! Отныне для вас всегда открыты мои двери. Помните, вы всегда можете в них постучаться.
        После второй бутылки вина, вампиры разгорячились и стали о чем-то оживленно спорить. Правда, на своем. Древнеэльфийском. Так что слов было почти не разобрать. Только по активной жестикуляции можно было догадаться, что они говорят о какой-то стратегии. Прошло около двух часов. Вся прислуга куда-то разбежалась. Видимо, наученная горьким опытом, не хотела попасть под горячую руку Правителя.
        - Слуги! Ау! Вот ell, - выругался Правитель. - И куда они запропастились? Ладно сам схожу за вином. Подождите здесь. Ни куда не уходите, - вампир окончательно опьянел. Икая, он ели дошел до косяка, который имел неосторожность появиться перед ним. Сейчас Правитель напоминал взъерошенного подростка, который первый раз в жизни приложился к бутылке.
        - А мы и не собирались, - проворчал Костя. От нечего делать он расковырял огромную дырку в скатерти и теперь отчаянно пытался закрыть ее рукой.
        - Ой, - Саша тихонько ойкнула, увидев крылья на спине у Правителя.
        Его острый слух уловил это. Он обернулся.
        - Простите. Я, наверное, забыл упомянуть об этой маленькой мелочи. Простите, - он еще раз икнул. - Надеюсь обморочных вздохов не будет? - он игриво улыбнулся. На вид ему было не больше восемнадцати. Однако внешность ой как обманчива.
        - Ну…это как еще посмотреть.
        Я легонько пнула подругу. Та покраснела. К вечеру стол напоминал место прохождения драки. Прислуга так и не появилось. Так что теперь на столе царил если не беспорядок, то ужас. Тарелки, вылизанные дочиста (а кухня у них нечего. Съедобно), копились в форме причудливых фигур. «Нет. Все-таки они продумывали стратегию» - подумала я, унося сборище тарелок на кухню. Рен и Одрин, окончательно опьянев, играли на то, кто чью руку приложит быстрее. Саша с энтузиазмом наблюдала за ходом поединка, переходив то на одну сторону, то на другую. Наконец, друзей растащили по разным комнатам. Вернее разнесли. Правителя, слуги (и где они только были до этого?) отнесли в комнату, а вот Рена пришлось тащить нам, втайне поминая про себя всю его родню.
        Глава 11
        ПОМОЩЬ.
        Тронный зал поражал своей пышностью. Дубовые, с вставками золота, двери. Внутри, слева, небольшое озерцо. Но, как ни странно, от него не пахло ни тиной, ни водой. Наверное магия. На противоположной стороне длинный стол. Здесь проходили совещания. В центре трон. Резной, украшенный всевозможными драгоценными камнями. Я присела на край озерка, выделанный камнями, холодными и сырыми, и коснулась воды. Она окунула меня в свою прохладу, унося все дальше и дальше от реальности. Словно втягивая в свою бездну. Я от удовольствия закрыла глаза и представила речушку, сбегающую вниз по течению и…
        - Нравится?
        Я вздрогнула от прикосновения, но не закричала.
        - В следующий раз закричу, будешь так подкрадываться, - пообещала я ему.
        Вид у него был…мягко говоря не очень. Опухший, какой-то пришибленный.
        - Ты чего не спишь? Тебе отоспаться надо.
        - Вампиры трезвеют также быстро, как и пьянеют, - и икнул. Да так громко, что ик отразился эхом от стен.
        - Я заметила, - улыбнулась я.
        - А тебе чего не спится? Три часа ночи, - он для достоверности глянул на часы.
        - Не знаю, - я прокрутилась по залу, как в танце. - Этот зал замечательный.
        - Ты еще не была в Адронополе. Там еще красивее.
        - А ты что, во всех замках бывал? У тебе везде друзья Правители? - рассмеялась я.
        В дверь постучали. Деликатное покашливание. Молодой вампир заглянул в зал:
        - Рен, можно тебя на секунду?
        Они вышли.
        - Что случилось?
        - В Адронополе послезавтра готовится восстание.
        - Что? Его ж планировали через неделю! Какого лешего!
        - Правитель публично убил какого-то вампира, якобы за неуважение, высказанное тем в адрес людей. Это и послужило толчком.
        - Черт! Я не успею. А если я не приеду, то…
        - Правильно. Всех восставших просто-напросто убьют.
        - Я должен что-то сделать. Эта… тварь, что сидит на троне, должна получить по заслугам. Десять убитых за два месяца это перебор! - он заметался по коридору.
        - Правителя будить?
        - Нет. Предай ему утром, что уехали по срочным делам. Лера!
        Я не очень удачно отшатнулась от двери.
        - Ты подслушивала? - разозлился он.
        - Я…случайно. Может я могу чем-то помочь?
        Он уставился на меня как на приведение.
        - Ты ВСЕ слышала?
        - Да. Даже если ты революционер, мне все равно. Если ты поступаешь справедливо, я на твоей стороне.
        Позиция «революционера» его устраивала, но что делать дальше.
        - Я могу чем-то помочь?
        - Ага. Памятник на моей могиле поставить, - проворчал он. - Мне нужно уехать. Срочно.
        - Сейчас?
        - Да.
        - Я с тобой.
        - Нет.
        - Да, - я мертвой хваткой вцепилась в рукав.
        - Ты предлагаешь разбудить остальных? Я думаю они вряд ли нам обрадуются.
        - Я знаю, что им сказать. Пошли.
        Мы поднялись на второй этаж. Я рывком стряхнула с обоих одеяла и давай тормошить. Наконец-то удалось достичь желаемого результата. Костя и Саша, взъерошенные, злые, сидели на лошадях, как впрочем и я, и Рен. Ночной воздух взбодрил всех, заставив забыть о мягкой и уютной постели надолго. Погода явно благоволила. Тоненькая дорожка луны освещала дорогу. Сонные андры быстро вошли во вкус и уже с удовольствием неслись галопом, ничуть не обижаясь на своих хозяев. Город давно позади. Рассвет занялся около шести. К десяти утра все уже валились с лошадей. Наконец-то, удосужив себя отдыхом, мы остановились.
        - Лера? Может ты объяснишь, что все это значит?
        - Я видела в городе людей Волкова. Они рыскали повсюду. Нужно как можно быстрее добраться до города, - спокойно ответила я. Ложь во спасение.
        Рен нахмурился, но промолчал.
        - Надеюсь, он будет последним, - проворчала Саша, повыше натягивая одеяло. - Утро, а какое-то холодное.
        Возражать мне никто не стал. Все и так прекрасно понимали, что поставлено на карту. Теперь уже дневное солнце мчало путников по дороге, не давая остановиться. Оно нещадно палило в спину, заставляя то снимать, то одевать куртку.
        - Нам нужно ехать дальше.
        - Нам нужно заночевать. Все устали.
        - Но если мы заночуем, мы ничего не успеем.
        - Успеем.
        - Тогда я поеду один. А вы тут отдыхайте.
        - Нет. Ты невыносим! Ты посмотри на Весточку. На ней живого места нет!
        Лошадь согласно заржала, давая понять, что никакая ночная прогулка ее не устраивает.
        - Андры очень выносливые.
        - Ага. Особенно мертвые. Если тебе наплевать на нас, то подумай хотя бы о Весточке. Если тебе и ее не жалко, то ты… а, ладно, - я развернулась и пошла к костру.
        Он постоял минут пять, потом подсел рядом. Я нарочно отдвинулась на край бревна.
        - Извини. Просто я не могу сидеть на одном месте. Мне не терпеться попасть в город.
        - А мне не терпеться выспаться, - я легла на траву поближе к костру и подальше от него.
        Он еще немного посидел у костра, а потом, смирившись, лег рядом.
        - Ай, - засмеялась я сквозь сон. - Щекотно. Рен, убери руку.
        - Я тебя не трогал.
        Я посмотрела на него. Затем медленно приподняла одеяло и увидела какой-то шерстяной комочек на животе. Похоже существо спало, шевеля во сне лапками.
        - Это кто?
        - Ой. Шуша, - он рассмеялся.
        - Тебе смешно, а мне нет. Сними ее с меня. Вдруг она ядовитая.
        - Не смеши меня. Шуша почти как крыса, только ласковее и добрее. Она видимо замерзла и пригрелась у тебя на животе.
        - Мой живот не грелка.
        Он осторожно поднял существо и положил себе на руку. Существо открыло глаза, но не проснулось, а лишь свернулось клубочком. Я присмотрелась поближе. Шуша на самом деле напоминала крысу. Серая, невзрачная. Глаза черными бусинками. Но она почему-то не вызывала отвращения. Хотелось ее погладить, что я и сделала. Мех оказался мягким и теплым. Шуша издала какой-то звук, напоминающий кошачье урчание.
        - А она лапочка!
        - Да. Шушы очень добрые, ласковые и верные своему хозяину. Это их и сгубило. Они выходили к людям, а те их убивали. На самом деле, шушы вымирающий вид, - он аккуратно погладил головку существа.
        - Давай ее отпутим.
        - Конечно.
        Утро встретило нас ливнем. Промокли все так, что одежду хоть выжимай. Через час немного прояснилось, но все настолько замерзли, что деревеньке, встретившейся на пути были рады как пятизвездочному отелю. Деревня встретила открытыми воротами, но абсолютной тишиной. Двери домов открыты, улицы пустынны, но ни одной живой души. Цокот копыт отзывался гулким эхом.
        - Не нравится мне тут. Может уедем?
        - Просто жители наверное ушли в лес.
        - Все?
        - Ау! Есть кто-нибудь? - прокричала я, чувствуя, что в животе неприятно заворочался страх.
        - Я б на твоем месте спросил: есть кто живой.
        - Поехали отсюда. А? - заныла Саша.
        - Нам нужно всего лишь высушить одежду и перекусить, так как все наши запасы кончились, - уже не так уверенно сказала я, автоматически проверяя свои запасы магии.
        - Тихо, - Рен прижал палец к губам. - Они здесь.
        - Кто?
        - Та стая, Лер. Их намного больше. И… они идут сюда. Сматываемся!
        Но было поздно. Серым туманом на площади появились волки. Они оскалили зубы. Лошади попятились, но сзади звучно хлопнули ворота. У ворот стояли двое мужчин, которые не были похоже на деревенских. В руках одного из них замелькал светлячок. Только огненный.
        - Ловушка, - констатировала Саша.
        - Но откуда они знали, что мы сюда заедем? - недоумевала я. - Я идиотка! Дождь то был магическим! Они загнали нас сюда как крыс!
        - Кто они?
        - Впереди волки, а сзади два чародея. Одно могу сказать точно. Мы трупы, - мрачно сказала Саша.
        - Так. Так. Так. Кто это у нас тут? Вампир и две девчонки? - Волков криво усмехнулся. - Да. Не густо. С двумя чародеями вы выглядели солиднее.
        - Так это был ты?
        - Моя дорогая Анюта спалила мне весь завод, да и мой дом в придачу. Должен же я был как-то напомнить ей об этом?!
        - Ты…ты…
        - Знаю. Знаю. Не надо комплиментов. О! какие знакомые люди! Адриан, не знал, что ты так низко упадешь.
        - Не без твоей помощи. Думаешь я не понял в Эроне, что меня кто-то нарочно туда отправил?
        - Нет, - невинно улыбнулся тот.
        - Ты меня за идиота держишь? Ты ведь посадил на трон своего наместника, чтоб народ думал, что я мертв? - и тут же осекся.
        - Трон? Рен, ты… - я посмотрела на него в упор. Он опустил глаза.
        - Да, - ответил за него Волков. - Он Правитель. Правда бывший, потому что там сейчас сидит мой наместник. А завтра восставшему народу предъявят труп их Правителя. Теперь уже настоящий.
        - Так вот почему ты так торопился? А мы тебе как охрана были нужны!? - вскипела я.
        - Это не так.
        - Не так? Если бы это было нет так, ты бы сразу все рассказал. А ты это скрыл. Мы тебе были нужны как прикрытие. Чтобы спокойно добраться до города. Ты… ты… самовлюбленный идиот!
        - Это я то? Между прочим, если бы не я, вы бы и до сюда не доехали!
        - Если бы не ты со своим ночным обманом, насчет революции и со своим знакомством, мы бы сейчас уже были либо в Адронополе, либо на полпути. Но не здесь!
        - Лера, ты все неправильно поняла.
        - Я все правильно поняла. Ты нами орудовал как марионетками. Надо ночью выехать, выехали. В деревню заехать, заехали. Ты просто использовал нас. Это подло.
        - Я…
        - Хватит! Меня не интересуют ваши разборки. Девка, отдай свой медальон. Живо!
        - Нет, - я вызывающе на него посмотрела. Сейчас кровь во мне кипела и сдаваться без боя я не собиралась.
        - Ах так.
        Он щелкнул пальцами и андры упали как подкошенные.
        - Зачем он тебе? Это просто камень.
        - Да этот твой «просто камень» он… - Волков осекся, не желая выдать тайну. - Он просто очень мне нужен. Отдай мне его.
        - Только через мой труп.
        - Ха. Ну это легко. А ты то почему за него цепляешься? Он же «просто камень».
        - Если он тебе нужен, значит остается только догадываться, какая сила в нем заключена.
        - Наивная, глупая и абсолютно бездарная девчонка, - процедил он сквозь зубы.
        Он щелкнул пальцами, но вместо обещанного результата сам отлетел на добрый метр.
        - Ты… Да как ты посмела?
        - Что, слабо тягаться с ровней?
        - С ровней? Да за кого ты меня принимаешь? Я магистр 1-ой степени! А ты еще даже в Школе не училась!
        - Зато я знаю заклинания и у меня есть небольшой опыт их использования на твоих бандитах, - я блефовала, но надеялась на то, что ему не доложили, кто их уложил. Я просто выигрывала время, чтобы оценить ситуацию. - Как только я скажу: «давайте», вы вскакивайте на андров и по крышам сматываетесь за пределы деревни, - шепнула я Саше.
        - Ты что?
        - Кто-то должен уничтожить эти треклятые камни. Пусть это будете вы.
        - А ты?
        Поединок предстоял неравный, но Волков, похоже, был не против показать девчонке ее место.
        - Я смотрю, девка, ты нарываешься на дуэль, - усмехнулся он.
        - Если ты так этого хочешь, - я улыбнулась, вставая в позу. На мое счастье, заклинания из Аниной книги сами всплывали в памяти. Эрик обернулся тигром, но, поняв, что из-за возраста может стать только тигренком, снова обернулся кошкой и встал передо мной. Волчица Волкова не замедлила схватиться с ним. Завязалась драка.
        - Эрик, не надо, - взмолилась я, но два комочка уже катались по земле. Лео тоже не заставил себя ждать. Он обернулся змеей и вцепился волчице в горле, но та откинула его, как тряпку.
        - Давай Сэнди. Покажи им кто тут главный, - подбодрил он волчицу. - А ты, девчонка, глупая. Я знаю намного больше заклинаний, чем ты.
        - Если ты такой умный, то может ты знаешь кто убил моих родителей? - я ударила его молнией, но он увернулся. Заклинания как в ту ночь в сарае сами приходили в голову. Я не стала разбираться кто и что из них значит. Просто произносила их.
        - Знаю, - и послал светлячка. Я поймала его на лету и лишь немного обожгла руку. - Я отправил их самолетом, который был настроен на самоуничтожение через час полета,
        - он рассмеялся. - Неплохо. Правда? А главное, никто ведь даже не догадался подумать про меня. Конечно, я же самый лучший сотрудник. Жаль, что Соловьева это не интересовало. Он хотел слышать только о камнях и ни о чем другом. Он жаждал их поскорее опробовать, но когда правительство закрыло лабораторию, я создал свою.
        Теперь мы фехтовали огненными мечами, то и дело пытаясь исподтишка запустить в друг друга огненные светлячки. Я чувствовала, что пока моя магия не угасает, что было странно, если учесть, сколько сильных и мощных заклинаний я использовала.
        - А камешек то был очень нужен, - прищурилась я и увернулась от светлячка, ответив молнией. Пока бой шел на равных. Единственный вопрос мучил меня: «Я не могу быть сильнее его. Значит он сейчас просто играет со мной, как кот играет с мышкой, которую точно знает, что съест. А когда я выдохнусь, нанесет сокрушительный удар». Медальон нещадно жег шею. Я никак не могла понять почему. Эрик и Лео лежали на земле, не в силах больше драться. Волчица зализывала раны. Я запустила в ее довольную морду светлячок. Она взвыла.
        - Ах ты, … - заорал Волков.
        Наконец он подошел близко, почти вплотную. Я добилась своего. Я сбила его с ног и проткнула своим мечом, той самой железкой, одежду, пригвоздив к земле противника.
        - Давайте! - крикнула я.
        Я обернулась на какую-то долю секунды, чтобы убедиться, что Саша и Костя успешно вскарабкались на лошадях на ближайшую крышу и по крышам несутся в сторону леса. Хвост Рена я увидела, когда тот мелькнул в противоположной стороне. «Струсил. В город бежит» - мелькнула мысль. Но этой доли секунды хватило для решающего конца. Для Волкова меч не составил труда. Он откинул его вместе со мной.
        - Достаточно ты со мной поиграла. Теперь пришел и мой черед.
        Он пригвоздил меня к земле каким-то заклинанием так, что я не смогла и пошевелиться. Не говоря уже о том, чтобы попытаться сорвать это заклинание. Волков подошел и наклонился к лицу.
        - А знаешь почему до сих пор мы могли драться наравне? Ну практически. Во-первых, потому что я забрал у твоего дружка, который в прошлый раз разорвал моих людей на части, силу, а, во-вторых, потому что твой медальон и есть один из камней. Камень света, - он сорвал с моей шеи медальон, оставив красную полоску. - А теперь я покончу с тобой раз и навсегда, - он сладко улыбнулся.
        Перевернув меня несколько раз в воздухе, он со всей силы бросил на землю. В позвоночнике и ноге что-то хрустнуло. По виску потекла кровь. Я попыталась подняться, но адская боль не позволила и пошевелиться. Тем более у Волкова был запланирован другой финал. Он послал в меня какое-то заклинание, после которого руку свело адской болью. «Разрыв суставов» - вспомнила я из книги. Затем он послал в меня огненный светлячок, но я, сама не помня как, его отразила.
        - Что ж, ты права. Я продлю удовольствие, - он щелкнул пальцами и ближний ко мне дом воспламенился. - Заодно и следы уничтожу, - он несколько раз повернулся на месте и исчез. Волки рассеялись туманом. «Они были ненастоящие, - подумала я. - Все было продумано заранее».
        Сэнди исчезла вместе со своим хозяином, оставив поверженных алимов на площади. Огонь перекидывался с одного деревянного дома на другой. Вскоре пожар охватил всю деревню. Я лежала на площади и с интересом смертника наблюдала за горящей деревней. Дома как картонные разваливались на глазах. Вывеска с сапожной лавки упала у меня перед носом, даже не задев его. «Надо же, даже на пороге смерти судьба меня оберегает». Перед глазами замелькали огоньки. «Так вот оно как бывает».
        Сад. «Снова? Нет. Я не хочу!» - я закричала и заметалась по саду. Но куда бы я не кинулась, везде натыкалась на невидимую стену. Теперь сад не казался таким хорошим. Ветер показался холодным. Солнце - палящим. Еда - невкусной. Я легла на траву, которая теперь казалась колючей, закрыла глаза и попыталась представить, что сейчас происходит на площади, но безуспешно.

***
        Я вырывал из своего организма все силы, чтобы потушить пожар.
        - Да где же он? Ты его видишь?
        - Нет.
        Саша заметалась по пригорку, но сквозь дым ничего не было видно. Наконец она различила какой-то силуэт.
        - Кажется они.
        Из дыма вышел Рен, неся на руках Леру. Мы кинулись к ним.
        - Она жива?
        - На последнем дыхании, - абсолютно спокойно сказал Рен.
        - И ты так спокойно об этом говоришь? А ну да. Она же тебе безразлична.
        - Если бы она была мне безразлична, я бы не полез в огонь, оббегая падающие балки и стены домов, - рявкнул он. - А теперь найдите мне какое-нибудь ровное место.
        - Вот дом. Он сгорел только наполовину. Вернее сверху.
        Он занес ее в дом и положил на кровать.
        - Выйдите все из комнаты.
        - Выйти? Ты что хоронить ее собрался?
        - Типун тебе на язык. Я хочу вытащить ее с того света.
        - Как?
        - Тебя забыл спросить, - огрызнулся он. - Вон отсюда! Оба!
        Мы послушно вышли.
        - Интересно, что он задумал, - Саша аккуратно приоткрыла дверь.
        - Вон!
        - Поняла, поняла, - она закрыла дверь. - Он точно не в духе.
        - Ха. Если бы ты умирала у меня на руках, я бы тоже орал на всех.
        Саша на меня уставилась. Я, поняв, что сказал что-то не то, вышел на улицу. Если это еще можно было назвать улицей. Середина деревни была выжжена полностью. Пепелище наводило на жуткую мысль о чуме.

***
        В легкие ударной волной ворвался воздух. Я закашлялась. Голова раскалывалась. По спине словно танк проехал.
        - Ты как? - услышала я взволнованный голос Рена.
        - Руки убери от меня, - только и смогла сказать я.
        Он сделал вид, что не услышал и помог сесть на кровати.
        - Что произошло?
        - Ты ничего не помнишь?
        - Что произошло сейчас? Последнее что я помню это то, что я легла, закрыла глаза и пыталась представить, что происходит на площади и…
        - Все правильно, - он тяжело вздохнул.
        Я посмотрела на его осунувшееся лицо и дрожащие руки. Он встал и вышел из комнаты.

***
        Он сидел на кухне и пил воду, стоящую в ведре.
        - Рен, ты в порядке?
        - Нормально.
        - Твое крыло…оно… - Саша посмотрела ему в глаза. - Оно сгорело.
        Он подошел к зеркалу и действительно левое крыло почти полностью отсутствовало.
        - Ничего, - как можно небрежнее бросил он, - Отрастет.
        - Врешь, - Саша прищурилась.
        - Ну вру. Какое кому до этого дела? - он встал и подошел к окну.
        - Оно никогда уже не отрастет?
        - Отрастет. Лет через десять.
        Он говорил об этом так спокойно, словно рассказывал прогноз погоды.
        - Мы должны что-то сделать. Ты Правитель и не можешь выглядеть вот так.
        - Я уже не Правитель, - усмехнулся вампир. - Через час мое, якобы мое, тело покажут народу и он поверит. Потом невозможно будет доказать что это я. Тем более в таком виде. Я теперь можно сказать инвалид.
        - Ну почему инвалид? Ты же сам сказал, что отрастет.
        Рен только хмыкнул. «Все-таки не отрастет» - подумала Саша.
        - Как она?
        - Уснула, - сказал я, войдя на кухню. - Что с твоей правой рукой? Она вся в крови.
        - Черт. Я совсем про нее забыл, - пробормотал он. - Есть какая-нибудь тряпка.
        - Давай я.
        Саша аккуратно перевязала ему руку.
        - Вы сильно на меня сердитесь? - тихо спросил он.
        - А ты сам как думаешь?
        - Ненавидите? Хотя я понимаю. Я вел себя как последний идиот. Хотел доверия, когда сам врал и… эх.
        - Мы то тебя простили. А вот Лера…
        - Простили? Я же…
        - Мы тоже хороши. Если бы тогда не завел разговор, мы бы тебе не рассказали о камне, да и вообще. Ты несколько раз здорово нас выручил. Поэтому мы в расчетах. Тем более мы то понимаем, что если бы тогда не ушел с поля боя, Волков тебя бы первым прибил, а уж потом за нас взялся, а так Лера приняла на себя первый удар.
        - Я должен был сразу за нее заступиться, а я…
        - Ты поступил правильно. Что толку от того, что ты бы вступил в схватку с чародеем. Да он бы тебя одним пальцем убил, как муху. А тебе еще нужно о народе думать, не только о себе. Ответственность все-таки.
        - Ответственность? Ты знаешь сколько мне лет? Восемнадцать! Я должен был поумнеть, а повелся на ловушку Волкова, как последний лох. Какая к черту ответственность за город, если я даже вас троих уберечь не смог? Из меня Правитель, как из мухи слон,
        - он со всей силы брякнулся на стул. Стулу не понравилось грубое обращение и он развалился прям под ним.
        - Вот зараза, - выругался он вставая. - Да и как я в таком виде появлюсь? Да и появлюсь ли?
        - О чем ты?
        - Вам нужно ехать уничтожать камень, а я останусь здесь. С Лерой. Я пригляжу за ней, пока она не поправится.
        - Ты с ума сошел? А как же твой народ?
        - Я не брошу Леру.
        - Костя поедет, а я останусь с Лерой, - предложила Саша.
        - Нет. Вам нужно ехать вдвоем. Мало ли что.
        - Ты жертвуешь целым народом ради меня? Лестно, - Лера шатающейся походкой вошла на кухню.
        - Лера, ell, - выругался он. - Ну-ка быстро в постель.
        - Я не собака, раз. Во-вторых, поедем все. Сначала заедем в Адронополь, а потом уже посмотрим.
        - Ты с дуба рухнула?
        - Нет. С кровати. Ну это неважно. У меня всего лишь синяк на спине и…
        - Сломана нога и…
        - Ерунда. Вывих. Наложу обезболивающее заклинание и порядок.
        - Ты никуда не поедешь!
        - А ты мне не указывай. У тебя вон вообще…ой.
        - Еще одна. Да, сгорело крыло. Не надо делать из этого трагедию. Ты никуда не поедешь!
        - Поеду!
        - Нет!
        - Да!
        - Все хватит! Я сказал не поедешь, значит не поедешь.
        - Ты что, тут главный? Я сказала поеду, значит поеду.
        - А я дом запру.
        - А я дом спалю.
        - Тебе мало одного пожара? Ты еще и на второй нарываешься.
        - Это я то нарываюсь?
        - А кто всегда говорит: «Я справлюсь. Я справлюсь». А потом вытаскивай ее из разных передряг.
        - А тебя никто и не просил!
        - А я больше и не буду!
        Он выскочил из дома. Лера фыркнула и ушла в комнату.
        - И что будем делать?
        - Будет по-моему, - решил я.
        Через полчаса все уже ехали по направлению к Адронополю. Остановились только на полчаса, перекусить и размять затекшие в пути ноги. Лера держалась молодцом. Уж не знаю что ей больше помогло обезболивающее заклинание или самовнушение, но выглядела она довольно бодро.

***
        - Рен, ты чего есть не идешь?
        - Я не хочу, - он отвернулся, чтоб не смотреть ей в глаза.
        - Опять врешь. Это все из-за Лерки?
        Он молчал.
        - Да брось ты. Простит.
        - Да причем здесь это? - взвился он. - Здесь небезопасно, а она ведет себя как ребенок!
        - Брось. Она уже давно не ребенок. Она давно повзрослела.
        - Когда это?
        - Когда переступила порог города Греа. На нее легла вся ответственность. После смерти Ани и Джека. Без магии здесь некуда. Я не владею. Костя боится пользоваться своей силой, так как не умеют ее управлять. Вот и осталась одна Лера, которая нас везде и прикрывает. Не суди ее строго. Она просто хочет помочь.
        - И вляпывается в неприятности, - пробурчал он.
        - Ты тоже хорош. Тебя же тоже никто не просит ее выручать.
        - Но я же… не могу бросить ее в беде.
        - Вот и она так же. Вы как два сапога пара. Только один левый, другой правый. Вот и цапаетесь, - рассмеялась она. - Пошли есть. Голодный вампир нам не нужен.
        - А я не откажусь вместо мяса от молоденькой девушки, - улыбнулся он.
        - Я тебе откажусь! Сама между прочим готовила.
        - О-о-о. Тогда точно придется искать молоденькую девушку, - и тут же получил пинок от Саши.
        - Иди уже, вампир недобитый, - беззлобно буркнула она.

***
        Вечерний город встретил недружелюбно. На границе города стража окружила нас кольцом.
        - Кто?
        - Мы всего лишь путники. Проезжали мимо. Решили заехать, подкрепиться, - сказал Рен, прячась под капюшон. «Очень удачно, что пошел дождь. Капюшон будет выглядеть вынужденной необходимостью» - подумал он.
        - Вы хотите переночевать в городе вампиров? - усмехнулся один из стражей.
        - Да. А что в этом такого?
        - Проезжайте.
        - Уф. Пронесло. А зачем ты скрывал лицо? Боишься что побьют? - усмехнулась я.
        - Нет. Стража наверняка верна нынешнему Правителю. Если бы они узнали кто я, они бы немедленно бросили меня в темницу. А вас за компанию.
        - Хорош Правитель. Мало того, что проезжает в город тайно, так еще и боится попасть в собственную темницу.
        Рен промолчал. Наверняка мысленно подумав все то, что хотел бы сказать в мой адрес. Заночевали у какой-то бабушки, которая оказалась очень гостеприимной. Она была очень слаба зрением, так что проблем с прикрытием не возникло. Она выделила нам две комнаты.
        - Извините, что не могу дать три. Там другая постоялица живет. Вот на выходные приехала, - извинялась бабушка.
        - Все в порядке. Нам не впервой.
        - Ужин через час.
        - Спасибо.
        - Мне бы такую бабушку, - мечтательно сказала Саша.
        - Такую же старую? - рассмеялась я.
        - Такую же добрую, - упрекнула она меня.
        Ужин был конечно не ахти, но как говорится, чем богаты, тем и рады. Меленькая картошка, небольшой кусок хлеба, укроп с грядки. Вот и все, что было на столе. Рен нахмурился.
        - Вы меня конечно извините, но насколько я помню, пожилым людям выплачивали деньги или выдавали едой, если в казне не было денег.
        - Ох милок. Когда это было. Наш Правитель, - она заговорила шепотом, - повысил налоги так, что эти деньги погоды не делают.
        - А при ком было хорошо? - спросила Саша.
        Рен чуть было не ляпнул «при мне», но промолчал.
        - Был у нас хороший Правитель. И налоги приемлемые, и народ уважал. Да и вообще образованный был, начитанный.
        Рен покраснел.
        - Его все любили? - продолжила диалог Саша, несмотря на все протесты и кулаки под столом от Рена.
        - Ну как все. Никогда нельзя сказать точно. Одно я могу сказать точно. Его все уважали.
        - А разве нынешнего Правителя не уважают?
        - Уважают. Но это уважение основано на страхе. А то уважение было основано на чем-то другом. Он никогда не ставил себя выше народа.
        - Вы говорите «был». А почему? Его что, уже нет?
        - Нет, милая. Нет. Умер он.
        Рен поперхнулся.
        - Как умер? - не понял он.
        - Так вот вчера тело его показывали нам на площади. Жуткое зрелище. Обгорел почти весь.
        - Тогда откуда вы уверены, что это он?
        - Так если бы был не он, приехал бы уже давно. А теперь. Что же теперь будет… Ой, ладно. Заболтала я вас. Вы кушайте, кушайте. Не стесняйтесь.
        Бабушка ушла, оставив дверь открытой. В комнату вошла девушка. Даже не вошла, а вплыла. Так грациозно, тихо и спокойно.
        - Вот ell, - выругался Рен, вспоминая свой «труп» на площади.
        - О-о-о. так элегантно может ругаться только мой братец, - рассмеялась девушка серебристым смехом.
        Рен повернул голову и так и подскочил к ней.
        - Элена! - воскликнул он и крепко обнял. - Ты…ты…здесь.
        - Да. А главное ты здесь.
        - Я опоздал.
        - Нет. Завтра утром готовится восстание. Ты успел.
        - А как же мой труп? Тьфу ты, то есть того, кто там был.
        - Думаешь народ поверил? Может бабульки и поверили, а остальные нет. Чтобы ты, и в огне сгорел? Да не поверят никогда. Вот если ты споткнулся, упал и ударился головой о стенку, и то правдоподобнее получится, - засмеялась девушка.
        Все на нее удивленно посмотрели.
        - У моего братца есть одна особенность. Он может выйти сухим из воды, но получить ангину от того, что промочил ноги в луже.
        - Ой. Я же забыл вас познакомить. Элена - моя двоюродная сестра. Это Костя, Саша и Лера.
        - Очень приятно, - заулыбалась девушка.
        - Так вам впору на троне сидеть, - сказал Костя. - Тем более родня.
        - К сожалению трон передается только по одной кровной линии. Никакие двоюродные, троюродные и прочие родственники не могут взойти на трон. А что же вы голую картошку едите? Я тут у бабушки сальце припасла. Угощайтесь.
        Ужин удался. Картошка с салом, да еще и квас наполнили желудки досыта.
        Я так и не смогла уснуть. Слишком много было пережито за один день. Я встала, натянула сапоги и принялась заправлять постель. Подруга сонно заворочалась.
        - Лера, что ты делаешь?
        - Заправляю постель.
        - Что, уже утро?
        Саша глянула на часы. Два часа ночи.
        - Лера!? Мы два часа назад легли спать.
        - Вот и хорошо. Значит успели поспать.
        - Ты о чем?
        - Ты думаешь Волков станет ждать, когда мы придем и отберем у него камень света?
        - Какой камень?
        - Который он сорвал у меня с шеи, - начала раздражаться я. Сонная подруга хуже злейшего врага.
        - А я тебе не говорила? Рен подменил камни вчера, пока ты спала. Сама видела. И Волков забрал не тот камень.
        - И где же он теперь? - я, потрясенная новостью, села на кровать.
        - Волков?
        - Да нет же, блин. Камень.
        - У Рена.
        - Тогда нужно тем более срочно ехать, пока Волков не распознал замену и не приехал сюда.
        Я пулей пронеслась в другую комнату будить Костю.
        - Костя. Костя. Да проснись! - я непроизвольно стукнула его кулаком по руке.
        - А.
        - Извини. Просыпайся.
        - Что, уже утро?
        - Да и мы уходим.
        - Куда?
        - Просыпайся. Потом объясню.
        Я на цыпочках вошла в комнату, где спали Элена и Рен. «Странно, - подумала я. - Еще вчера он ложился спать с Костей. Ну да ладно. Не мое дело». Я стала шарить у него в карманах, чтобы найти камень, но камень так и не находился. Вдруг в руки что-то попало. Я вышла на свет и разглядела находку. Маленький невзрачный камешек приятно холодил руку. Напоминал капельку, только красного цвета. «Эх. Жаль не то, хотя эта вещичка тоже интересная. Интересно, что это?»
        - Мой амулет, - грозно сказал Рен.
        Я обернулась. Такого я бы не хотела встретить в темном переулке. Взъерошенный, помятый, злой.
        - Отдай, - все тем же тоном приказал он.
        - Да пожалуйста, - я протянула амулет на руке, и Рен выхватил его, даже немного царапнув руку.
        - Кто тебе разрешал рыться в моих вещах?
        - Я просто искала камень света, а эта фигулька мне и даром не нужна, - фыркнула я.
        - Фигулька? Да этот амулет…он…неважно. Держи свой камень, - он вытащил из брюк камень. - Зачем он тебе понадобился среди ночи?
        - Мы уезжаем. Вот хотела забрать, - спокойно ответила я, ожидая его реакции, но он никак не отреагировал.
        - Спокойной ночи, - зевая, он ушел обратно в комнату.
        Я разозлилась. Может потому, что где-то в глубине души надеялась, что он скажет что-то вроде «не уезжай» или «останься», а он даже не отреагировал?

***
        Рен уснул так же быстро, как и проснулся. Проснулся оттого, что вспомнил слова Леры, которые спросонья не разобрал. «Мы уезжаем» - вспомнил он. Он выскочил на крыльцо, но было поздно. На горизонте занималась заря. Весточка одиноко стояла в ограде. От отчаянья, от злости на собственную глупость он пнул со всей силы забор и получил к одной головной боли другую. Забор был настолько дряхлым, что от одного пинка развалился. Рен вспомнил весь словарь древнеэльфийского, начинающегося с ell…

***
        Лошади неслись галопом. Название города мы нашли на площади. Наверное Боб не отличался особой фантазией. Домчались туда к вечеру. Взмыленные лошади остановились перед входом в город и отказались идти дальше. Мы чувствовали себя не лучше. Левар оказался небольшим городком, но, как ни странно, все тех же вампиров. Но теперь на это никто не обращал внимания. Мне через каждые три часа приходилось накладывать новое обезболивающее заклинание, что я вскоре научилась делать на ходу. Нога не сгибалась, вызывая хромоту. Наконец мы зашли в город и сели недалеко от площади.
        - Костя, расшифруй место, где мы должны найти следующий ключ.
        - Попробую угадать. Площадь, - хихикнула Саша.
        - Должен вас разочаровать. Это замок Правителя.
        - Леший.
        - Это точно.
        Бросив вещи в гостинице, мы разбрелись по разным концам города. Каждому нужно было подумать о своем.
        Я бродила по городу не зная, куда себя деть. Попасть в замок Правителя тайком это подписание себе смертного приговора. Увлеченная мыслями, я не заметила, как дошла до окраины. А там проходило всеобщее веселье - рыцарский турнир. Вернее пародия. Вампиры вовсю развлекались над «рыцарями». Выглядело это так: вампиры облачались в рыцарские доспехи и выезжали на лошадях навстречу друг другу. Потом, в тот момент, когда один должен проткнуть копьем другого, «рыцари» начинали дурачиться. Один, например, развернулся спиной к противнику и так и проехал мимо него задом наперед. Второй участник встал на спину лошади и умудрился что-то там сплясать. Хотя, что удивительного, он использовал крылья для поддержания равновесия. Чтобы отвлечься от мыслей, я села на траву недалеко от площадки, где проходил турнир. Зрителей было мало. В основном, все спешили записаться в участники. Вот там-то и была настоящая толпа. У нас, в обычном мире, так бывает, когда будущие абитуриенты, получив свидетельства ЕГЭ, все отправляются в ВУЗы. Вот тогда и начинается катастрофа а-ля «поступающие». Ко мне подсел молодой вампир. Я
оглянула полянку. Мест полно, но он сел рядом. Я чихнула. Похоже, за время путешествия, у меня началась аллергия на вампиров.
        - Здравствуйте. Вы такая грустная. Я могу вам помочь?
        - Если вы не знаете как попасть в замок Правителя тайком, то нет.
        - А зачем вам тайком? - насторожился парень. - Попросите у него аудиенции. Завтра с 9 утра.
        - Вы шутите? Да с моей просьбой он меня за дверь выставит.
        - С какой просьбой?
        - Понимаете. Мой дядя оставил мне дом. Хороший такой. Но поскольку у него было не все в порядке с головой, он спрятал ключ и сделал карту. А без этого ключа дверь не открывается. Вот а в карте один из пунктов это замок Правителя. Улавливаете?
        - Пожалуй. Вы меня, конечно, извините, но я считаю, что вы должны прийти завтра к нему на аудиенцию. Он обязательно вас выслушает. Обещаю.
        - Вы думаете он позволит мне обшарить его замок? - усмехнулась я.
        - Вряд ли. Но может быть у него есть другой вариант, парень лукаво улыбнулся и ушел, оставив меня в раздумье.
        Глава 12
        КАМНИ.
        Я подходила к замку. Коленки подкашивались. «Нет. Ну надо же было именно мне вытянуть жребий. Ну почему не Саша, не Костя, а именно я?» Я пристроилась в конец очереди. Несмотря на ранний час, желающих получить аудиенцию нашлось достаточно. Может после вчерашнего праздника кто-то «случайно» проткнул копьем другого или после гулянки (я очень сожалела, что пропустила гулянку, состоявшуюся по окончании турнира) случайно обменялись женами? А что, такое я слышала уже в очереди. Очередь не входила в один коридор. Большая половина площади тоже была занята. Я простояла часов семь. За это время мне было впору самой стать Правительницей. Столько наслушалась, что уже с ходу могла сказать врет вампир или нет. Наконец-то очередь подошла к коридору. За мной так никто и не занял. Я была последняя. За время
«благородного ожидания своей очереди» (несколько раз в очереди случались драки и страже приходилось разнимать дерущихся. Хорошо, что никто не пострадал. Если честно, то от скуки, я даже помогала им, чтобы не покалечили друг друга), успела передумать все что можно. Самой частой мыслью было: «Я буду выглядеть идиоткой». Подошла и моя очередь. Я осторожно приоткрыла дверь.
        - Можно? - робко спросила я, чувствуя, что не в силах совладать с дрожащим голосом.
        - Да, войдите, - ответил усталый голос.
        Правитель сидел на троне слегка вразвалочку, что придавало ему сходству с шестнадцатилетним мальчишкой. Трон стоял в тени и был виден всего лишь силуэт.
        - Ну наконец-то. А то я уж думал вы не придете.
        Я обернулась, ища человека, к которому он обращается, но в зале никого кроме нас не было.
        - Вы мне?
        - Тебе. Проходи к столу.
        Я, все еще не понимая в чем дело, подошла и села. Из тени вышел Правитель.
        - Ой, - я подскочила на месте. - Я…вы…
        - Успокойся, - рассмеялся он. - Садись.
        - Это же вы подсели ко мне вчера? Там, на турнире.
        Он улыбнулся.
        - Не знала, что Правители разгуливают по городу без охраны.
        - Я не люблю пафос.
        - Как еще один мой знакомый, - буркнула я.
        - Так что же вас ко мне привело? - он закинул ногу на ногу и сладко потянулся. Вел он себя более чем раскованно. Как со старым другом. Я повторила свою историю. Он внимательно выслушал, ни разу не перебив.
        - Если я правильно понял, вы надеетесь, что камни у меня. Так? - и пристально посмотрел мне в глаза.
        Я замерла.
        - Как?
        - Как я узнал, что вы меня обманываете? Очень просто. Во-первых, я умею читать мысли, а, соответственно выхватывать куски из вашей жизни. Во-вторых, я знал Боба.
        - Извините.
        - Все в порядке. Вы поступили правильно. У меня находится только один камень. Камень тьмы.
        - А у меня как раз второй.
        - Замечательно. Скажите, а вы одна приехали?
        - Нет. С друзьями.
        - Хорошо. Я хотел бы их увидеть.
        Он послала стражу за ними. Сам тем временем налил чай и о чем-то глубоко задумался, глядя в одну точку. Буквально через пять минут в зал ввалились Саша и Костя. Растрепанные и напуганные.
        - Проходите, - разрешил Правитель. - Присаживайтесь.
        Правитель внимательно посмотрел на них и даже немного прищурился. Саша почувствовала легкое покалывание в голове.
        - Хорошо. Вы не предатели, - он облегченно вздохнул. - Извините за неприятную процедуру, но я должен был вас проверить.
        - Может мы наконец покончим с этими камнями? - подала я голос.
        - Э-э-э. Понимаете… - он поморщился, как будто проглотил лимон целиком. - Мне очень жаль, правда. Я думал Боб вас предупредит, но он, видимо не успел…
        - Да объясните толком.
        - Ваш путь сюда был напрасным.
        - Что???
        - Дело в том, что круг, на котором нужно активировать камень, из-за того, что им очень много лет не пользовались, потерял свою энергию. А без энергии невозможно активировать его.
        - Но…Боб знал об этом?
        - Он знал. Еще тогда, когда он привез мне этот камень, он сказал, что придет могущественный чародей и сможет отдать свою энергию. Вы меня, конечно, простите, но я не вижу среди вас могущественного чародея.
        - Я… Я смогу.
        - Лера, нет.
        - Скажите, - обратился Костя к Правителю, - а для того чтобы активировать этот круг подойдет чистая энергия?
        - Да. Конечно. Но где вы найдете такого идиота, который согласиться отдать ее?
        - Это я.
        - Вы владеете чистой энергией?
        - Да.
        - Если вы согласны… то я проведу активацию круга. Когда? Сегодня или завтра.
        - Сегодня.
        - Хорошо. Ждите здесь.
        - Костя, ты с ума сошел! - накинулась я на него.
        - Ты хочешь, чтобы все наши потери оказались бесполезными, напрасными?
        - Нет, но… как же ты?
        - Все в порядке. Я к этому готов.
        Остальное время мы провели в тишине.
        - Пройдемте.

***
        Правитель вышел в мантии, расшитой золотом. В руках у него была сфера и книга. Он провел нас по коридорам замка и резко свернул в дверь. Я чуть не налетел на стену. Мы спустились в подвал. С потолка причудливыми узорами спускалась паутина. Девочки шли за мной, вздрагивая от каждого шороха. Перед нами открылся еще один коридор. Ни одного источника света. Лера сделала светлячка и пустила его по коридору. Я искоса посмотрел на Сашу. Дрожит как осиновый лист. «Не переживай. Я того не стою», - подумал я и крепко прижал одной рукой. Она слабо улыбнулась. Коридор начал сужаться и вот она - пещера. Пещера была настолько маленькой, что в ней поместились только я и Правитель. Девочки остались стоять в проходе. Мне так хотелось, чтобы она ушла, чтобы не видела этого, но сердце требовало обратного: чтобы она осталась. Каменный круг, украшенный множеством символов, стоял в центре. Ровно над ним маленькая дыра. Я почувствовал, что ноги как-то подкашиваются.
        - Может есть еще где-то неподалеку действующий круг? - робко спросила Лера, заранее зная ответ на этот вопрос.
        - Нет.
        - Почему? Это что, большая редкость?
        - Достаточно. Во-первых, круг накладывает определенную ответственность на Правителя. И не каждый готов ее взять. А во-вторых, закрыть дыру между миром людей и миром чародеев можно только здесь, так как именно здесь миллиарды лет назад он создавался. Да. А теперь у меня к вам огромная просьба. Когда все это будет происходит, умоляю не лезьте. Чтобы не произошло. Ясно?
        - Да и…
        - И никаких вопросов!
        - Раздеваться? - стараясь скрыть дрожь в голосе, спросил я.
        - Не обязательно. Одежду все равно сорвет.
        Я проглотил ком застрявший в горле и лег на стол. Вся жизнь пронеслась перед глазами за один миг. Вся ее ненужность, суетливость. Правитель взял книгу и начал что-то читать. Камни, лежащие по краям рук засветились алым и белым светом. Они вспыхнули, поднялись к потолку и, соединившись, вошли в дырку в потолке. Дыру заволокло голубым светом. Я почувствовал, что стало тяжело дышать, а дальше я ничего не помнил.

***
        Камни полностью заполнили дырку и лучом опустились к Косте. Они вытягивали из него энергию. Он кричал. Вытянув все до последнего, луч погас. Тело обмякло. Дыра была закрыта навсегда. Мы вышли из пещеры на улицу. Вампиры, люди, чародеи, прочие существа ходили по площади, разговаривали, ругались, мирились, в общем, жили обычной жизнью.
        - Они никогда не узнают, что смерть ходила рядом, и один человек принес себя в жертву ради спокойствия всей планеты, - прошептала я.
        - Он поступил благородно. Не каждый бы отважился на это.
        - Ему было больно. Он кричал, - со слезами в голосе сказала Саша, еще не в силах поверить, что все кончено.
        - Это не он кричал. А душа.
        - Душа?
        - Если разум смирился с тем, что позволяет себя убить, то душа никогда.
        - Почему камни высосали все? Неужели нельзя было сделать так, чтобы они забрали только энергию, а душу оставили?
        - Это не механизм, чтобы приказать ему высоси только половину. Эта энергия. Неуправляемая, необузданная, непризнанная. Ни один чародей не в праве, да и не в силах обуздать ее. Она берет все и без остатка.
        Из города мы выехали сразу же. Костю не похоронили. Правитель сказал, что по правилам он должен пролежать на камне семь суток и только потом можно будет его захоронить. Эту обязанность он взял на себя, удостоверив нас, что все сделает. Отъехав за пределы города, Саша слезла с лошади, села на пенек и дала волю чувствам.
        - Саш, ты чего?
        - Лерка, я только сейчас поняла, что… Неужели все должно было так закончиться?
        - Не знаю.
        - Мы много сделали, хотя… ведь это были не мы…
        Я села рядом и обняла подругу.
        - Поехали домой?
        - Куда, Лер? У нас теперь нет дома.
        - Это у меня нет, а у тебя… ой.
        - Все правильно. Мы же теперь сестры, - усмехнулась девочка.
        - Да. То-то нас друг к другу всегда притягивало, - засмеялась я.
        - Возвращаемся к границе, а там разберемся?
        - Ага.
        - Торопитесь? - перед ними появился Волков. Как всегда из неоткуда.
        - Ты…ты…
        - Теперь девчонка ты мне ничего не сделаешь, - он рассмеялся, когда я потрогала пустую шею. - Камушка то нет.
        - Что тебе от нас нужно? Все же кончено. Ты уже ничего не вернешь.
        - Из-за двух упрямых девчонок рухнули все мои планы. Сгорела фабрика, сгорел дом, уничтожены труды, над которым я трудился двадцать лет! Уничтожены камни, уничтожена надежда и…все это из-за двух мерзавок, которым взбрело в голову, что они всемогущи. Теперь вы бессильны.
        - Это еще как посмотреть!
        - Ты? Какого черта? Я думал ты струсил и сбежал.
        - Чтобы оставить себя без удовольствия тебя прикончить? - рассмеялся Рен. - Да никогда.
        - Уйди, Адриан. Ты теперь меня не волнуешь.
        - Я не сдвинусь с места, - он обнажил меч, встав в позу.
        - Зачем они тебе? Зачем умирать ради двух девчонок? Я отпускаю тебя. Иди. Останешься в живых.
        Рен молча поправил меч.
        - Значит так?
        - Только так.
        - Хорошо, - он свистнул и за его спиной так же их ниоткуда появилось человек тридцать, держа в руках огненные светлячки. - Ты думаешь, что выстоишь против армии чародеев? Ты идиот.
        - Дуракам везет, - буркнул Рен.
        Волков послал в него несколько заклинаний, но тот отразил их мечом. Заклинания отскакивали от меча как мячики. Волков злился.
        - Что ж. Я вижу ты слишком глуп, раз остался. Однако сможешь ли ты устоять против тридцати таких огненных светлячков.
        - А ты попробуй, - усмехнулся Рен.
        - Не смей! - воскликнула я. - Оставь его в покое. Эта наша разборка.
        - Он сам напросился.
        - Рен, иди отсюда, пока жив.
        - Ни за что.
        - Иди, я сказала!
        - Нет. Лера, доверься мне, - шепнул он мне.
        - Довериться человеку, тьфу ты, вампиру, который ни разу не сказал мне правду?
        - Да.
        - Нет. Ты не справишься с ним.
        - Просто доверься мне.
        Волков не стал дожидаться конца этой перебранки. Множество огненных шаров полетело в нас. Мои нервы не выдержали, и я поставила магический щит.
        - Ну Лера. Я же тебя просил.
        - Просил? Да от тебя бы сейчас и мокрого места не осталось.
        Повторный удар, но на этот раз Рен крепко схватил мою руку. Он свистнул так тихо, что, казалось, в свисте летящих светлячков его было бы невозможно услышать. Но кому надо было, тот услышал. На поляну высыпали вооруженные воины, отбив всех светлячков.
        - Черт, - выругался Волков. - Ты ведь знал, что они выскочат. Адриан, старый прохвост. Вечно ты пытаешься испортить мне удовольствие.
        - Кто из нас еще старый? - ухмыльнулся Рен.
        - Ну все. Ты меня разозлил, - он взмахнул рукой, и воины упали. Но никто из них не торопился так быстро расставаться с жизнью. Не хуже неваляшек, они подскочили и встали в позу.
        - Ну уж нет, - Я взмахнула рукой, но с людьми Волкова ничего не произошло.
        - Ты думаешь, что сильнее меня? - рассмеялся он.
        - Нет. Я умнее тебя, - лучезарно улыбнулась я.
        Он оглянулся и кое-что заставило его изменить мнение обо мне. А именно лавина, надвигающаяся с гор позади. Чародеи стали поспешно ретироваться через арки. Волков исчез первым с поля боя, крикнув что-то вроде: «Ты меня еще вспомнишь мерзавка» и получив в ответ что-то вроде: «Да пошел ты… сам знаешь куда». Я сначала хотела поставить щит, чтобы нас не снесло волной, но потеря силы, ушедшей на заклинание, заставила меня передумать. Я скромно вместе с воинами сдвинулась в лес, дав небольшой лавине спуститься на поле, где она спустя несколько часов под жарким солнцем и растает. Мы вернулись в замок Правителя Левара так не проронив ни слова. Правитель встретил нас радостно, особенно Рена. «Хоть одна родная душа в этом захолустье», - сказал он. Вечером, отужинав, все разбрелись по комнатам. Я, с разрешения Правителя осталась в тронном зале.
        - Ты по-прежнему со мной не разговариваешь? - тихо спросил Рен, подойдя сзади.
        - Костя умер.
        - Я в курсе. Остин рассказал. И все-таки. Ты до сих пор дуешься за то, что я тебе не рассказал, что я Правитель? Теперь уже законный.
        - За то, что ты не доверял мне.
        - Лер, ну пойми. Я не мог рисковать. Я знал вас всего ничего.
        - Но мы то поверили тебе, а ты…
        - Лер, я…
        - Хватит. Я не хочу ничего слушать.
        - Я сам хотел все рассказать.
        - Но враг опередил? - усмехнулась я. - Ты не устал придумывать себе отговорки?
        - Но я же пришел сюда, хотя меня об этом никто не просил.
        - Ты хочешь чтобы я тебе поаплодировала?
        - Я не об этом! Я хотел сказать, что я пришел, потому что вы мне все не безразличны и я очень хочу, чтобы ты меня простила.
        - Прощаю! Доволен?
        - Нет! Не таким же тоном!
        - Я что еще поклониться должна? - я сделала изящный реверанс. - Простите Правитель мне мою дерзость.
        - Хватит. Я устал.
        - Да как же. Мечом у меня перед носом помахал и устал.
        - Ты невыносима!
        - Ты тоже не подарок! - крикнула я ему вслед и ушла в свою комнату.

***
        Следующий день тоже выдался нелегким. Правитель целый день выслушивал аудиенции, а Рен, по этикету как гостящий Правитель, тоже должен был. К вечеру оба выдохлись так, как будто пробежали полстраны.
        - Все. Аудиенции на сегодня закончены, - приказал он страже. - А то я и так уже как лимон выжат.
        - И не говори. Как же все-таки это трудно каждому залезть в голову и узнать, что же там произошло.
        - Без обид?
        - Без обид.
        - Мне кажется, или ты раньше никогда этого не делал?
        - Первый раз.
        - Ты же Правитель!
        - Всего год. За этот год первые три месяца успокаивал восстания по всей области и в деревнях. Жители никак не могли отойти от моего предшественника. Они до сих пор не верили, что кошмар закончился. Потом я вживался в новую роль. А потом ко мне прискакал гонец. Мол Правитель Эрона приглашает в гости. Я не смог отказаться. Надо же было как-то утверждать себя. Только уже приехав туда, я понял, что меня обманули. Мало того, что меня по дороге туда дважды пытались убить, так еще и Эрон оказался городом людей. Так что когда они увидели вампира, они были не шибко рады. Конечно не выгнали, но я уехал на следующий же день. По дороге обратно порасспрашивал разных купцов да торгашей. Они то мне и сказали, что в Адронополе новый Правитель. Мало того, что новый, так еще и человек. Где это видано, что люди управляли вампирами?
        - Так ты назначенный Правитель? Не по крови?
        - По крови! Моя мать была Правительницей, а потом мой брат. Вот его то и свергли. А меня вообще в воины готовили. Мама все время говорила, что: «Твой брат будет управлять государством, так как ты умом не вышел, а ты дослужишься до генерала, может он тебя в армию свою и определит». Она ненавидела меня. А его она обожала. Сыночка то, сыночка это, а сыночка вырос сволочью, которой наплевать на свой народ и на вампиров в принципе. Он их ненавидел.
        - Он был человеком?
        - Нет. Вампиром. Но он выдумал себе, что его настоящая мать была ведьмой, а отец вампиром, вот и злился. Он все время мне говорил: «Если бы моя мать была умнее, я бы сейчас был чародеем».
        - Ты его так ненавидишь.
        - Ненавижу это даже не то слово.
        - Рен, скажи честно. Зачем ты приехал сюда из Адронополя?
        - Ты же сам все знаешь.
        - Из-за той девчонки?
        Рен кивнул, опустив глаза.
        - После того, как она узнала правду, она стала ненавидеть меня.
        - Не расстраивайся. Простит когда-нибудь.
        - Вот именно, что когда-нибудь, а когда?
        Он встал, взял свою куртку и направился к выходу.
        - Спасибо тебе за гостеприимство.
        - Ты куда?
        - Мне нужно возвращаться в Адронополь. Меня народ ждет. Я не могу ждать, пока Лера соизволит меня простить.
        - Ты бросишь ее?
        - Не маленькая. Справится. Тем более она всегда меня упрекала, что я ее оберегаю. Вот пусть теперь сама разбирается.
        - Но как ты поедешь на ночь глядя?
        - Ты забыл, что вампиры в темноте видят не хуже животных?
        Правитель подошел ближе.
        - Адриан. Знай. Ты всегда можешь на меня положиться. Для тебя мои двери всегда открыты.
        - Спасибо Остин. Взаимно.
        Они распрощались как старые друзья.

***
        Я спустилась к завтраку, обдумывая по дороге, что сказать Рену, но очень удивилась, обнаружив, что за столом его нет. Саша колупалась в еде, то и дело поглядывая на дверь. Она даже не заметила, как я вошла.
        - А где Рен? - спросила я у Правителя.
        - Он уехал вчера вечером. Его народ ждет в Адронополе. Он не может здесь долго задерживаться.
        - Уехал?
        Я выскочила в сад и бежала не останавливаясь. Я остановилась и прислонилась к дереву. Кровь шумела в ушах. Ветер развевал волосы. Запах сада, деревьев, прорывался в нос, но я не чувствовала его. Перед глазами стоял костер, запах жареного мяса. Воспоминания волной нахлынули на меня. Я не могла поверить, что все вот так закончится. Костя…Волков…Рен… Все перемешалось. Чувства, эмоции прорывались сквозь внешнюю холодность. Я столько не успела сказать. «Нет. Нет. Почему?». Я не успела вспомнить все, что можно и избавиться от грусти и отчаянья, навалившихся на меня. Передо мной выскочил мужчина. Он метнул нож. Я еле успела увернуться. Нож прошелся по руке, воткнувшись в дерево. Я попыталась дать отпор магией, но, во-первых, вспомнила об отсутствии медальона, а, во вторых, мужчина криво улыбнулся, показывая амулет на груди. Я попятилась по дорожке. Мужчина достал второй нож. С такого близкого расстояния он бы не промахнулся, но он промазал, так как другой нож, появившийся из-за моей спины, попал ему в сердце. Мужчина рухнул, оставив под собой лужицу крови. Я обернулась. На дорожке стоял Рен, опуская
руку. Взлохмаченный, разъяренный и абсолютно потерянный. Он подскочил ко мне.
        - Ты как? В порядке? Ранена?
        - Ерунда, царапина. Ты…ты как здесь оказался? Ты же уехал!
        - Как уехал, так и приехал. Я меч свой здесь оставил, - соврал он.
        - Опять врешь.
        - Да.
        - Ты…
        - Знаю. Знаю. Самовлюбленный идиот.
        - Да, - я попыталась ударить его в грудь, но получилось слабо.
        Несмотря на все мои протесты, он обнял меня и поцеловал. В этот момент для меня перестала существовать Вселенная. Ничего не существовало кроме него. Я чувствовала его дыхание, каждое его прикосновение. Его рука касалась моей спины. Мря обвисла, не желая подчиняться, но мне было не до таких мелочей. Деревья шумели, словно возмущались их потревоженным покоем. Он отошел от меня и немного покраснел. Я, конечно, понимаю, что первый поцелуй это здорово, но чтобы так!
        - Я обещаю, что никогда не буду тебя больше обманывать.
        - Никогда, никогда? - я посмотрела ему в глаза.
        - Никогда. Обещаю.
        Я прижалась к нему, не желая отпускать только что испытанные чувства.
        - Все позади Лер. Все кончилось.
        - А мы, как ни странно, живы, - усмехнулась я.
        - Да. Ну что, ты простишь самовлюбленного идиота?
        - Ты неисправим, - я ткнула его в бок.

***
        Жесткая кровать (если вообще можно назвать кроватью доску, приколоченную к стене и тряпку сверху) вдавилась в спину, заставив вспомнить о мягкой траве. В комнате было неимоверно душно. Никакого отверстия. Лишь маленькое окошечко напоминало о существовании свежего воздуха. К нему то он и пристроился. В углу играли в популярную среди молодых офицеров игру. На кружку пива. Простая карточная игра. Только не на деньги, а на пиво. Кто выиграет, тот и выпьет. Победитель последних двух туров окончательно опьянел и грозил выйти в категорию проигравших. За окном уныло бродил по улицам ветер, встрепенув случайных прохожих. Память услужливо подсовывало обрывки последней недели: Саша, пытаясь приготовить ужин, разлила всю воду, напитав траву (и без того мокрую после дождя), Костя, пытающийся развести костер, но безуспешно, его, хохочущего над ними и их, злившихся на него. Все это заставило его улыбнуться. Из угла донеслась непристойная речь. «Опять проиграл». Перевернувшись на другой бок, кровать скрипнула, заставив обратить на него нежелательные взгляды.
        - Эй, парень. Ты за что сюда загремел?
        - Подрался с офицером, - он отвернулся к стенке.
        - За что?
        - Он хотел отобрать дорогую мне вещь.
        - Какую? - заинтересовался собеседник.
        - Подарок. Дорогого мне человека.
        - Понятно. Это святое, - усмехнулся он. - А ты чего там в одиночестве? Присоединяйся к нам. Али брезгуешь штрафниками?
        - Я не пью, - коротко бросил он, поставив в разговоре точку.
        Он непроизвольно взял в руки медальон, который подарила ему Саша, там, у ворот. Перед глазами всплыла картина:

… - Сэм, может не надо?
        - Саш, пойми. Я об этом давно мечтал. Офицер, уважаемый человек.
        - А как же Лера? Мы ведь не нашли ее.
        - Сашенька, прости. Если сейчас я не поступлю здесь, то меня уже не возьмут. По возрасту не пройду. Остался всего один месяц и я уже не смогу поступить. Если я найду хорошего офицера, я обязательно попрошу его о помощи. Обещаю.
        - Держи, - и она протянула ему амулет. - Вдруг поможет.
        - Это же твой медальон!
        - Я не чародейка. Мне он без надобности, - она крепко обняла его.
        Он запомнил ее лицо навсегда. Бледное, испуганное, но такое близкое, родное…
        Загремели ключи, дверь скрипнула не смазанными петлями.
        - Новиков. На выход. Хватит отлеживаться. Закончилось твое время.
        Он спрятал поглубже медальон. Поближе к сердцу. Дверь за ним хлопнула. «Я еще вернусь», - горько усмехнулся он. Казарма встретила его недружелюбными серыми стенами. Побитый накануне офицер встретил хмурым взглядом. Лиловый синяк, расплывшийся под глазом, заставил Сэма гордиться проделанной работой. «В следующий раз будешь знать как лезть ко мне», - подумал он. Проходя мимо дверей, он непроизвольно бросил взгляд вверх, туда, за двери. Далеко ввысь. Небо было чистым, бледно голубым. Облака редкими кучками разбросало по небу. Ветер шевелил волосы. Ветер, дуя на него, словно говорил: «Дурак. Зачем ты ушел от меня?». «Дурак, - согласился с ним Сэм. - Но я исправлюсь».

***
        Адронополь встретил нас закрытыми воротами.
        - Эй? Дозорные? Позасыпали что ли? - Рен недвусмысленно поколотил по дверям рукой.
        В ответ - тишина. Я ударила по дверям так, что гул эхом отозвался за ними.
        - Ну кто там? - зашамкало за дверью. - Поспать не дают.
        - Не помню, чтобы дозорные были старше пятидесяти лет, - Рен вскинул брови.
        Дверь приоткрылась. На пороге стоял старичок, явно только что поднятый с мягкого лежбища.
        - Кто? - строго спросил он.
        - Путники, - не моргнув глазом соврал Рен, только потом вспомнив, что въезжает в родной город.
        - Не велено никого впускать, - невозмутимо ответил старец.
        - Почему?
        - Приказ Правителя.
        - Что-о-о? Опять?… ell…ano…ter…
        - Не ругайтесь молодой человек. Неприлично.
        - Да какой я тебе человек? Ты что не видишь кто перед тобой?
        Старичок порылся в карманах, но не нашел. Тогда он махнул рукой и исчез за воротами. Рен закипал, с каждой минутой готовый взорваться. Наконец старец вышел в непомерно больших очках.
        - О. Правитель. Добро пожаловать. А где те наглые путники? Вы их не видели?
        - Не повстречались, - процедил он сквозь зубы.
        - Интересно, ради общего развития, - хохотнула я, когда мы прошли через ворота. - Что это были за слова?
        - Я не знаю им эквивалента на вашем языке.
        Рен пулей влетел в замок, ища того несчастного, который посмел отдать приказ от имени Правителя. Нашел он его быстро. Это был советник. Увидев наступающего на него Правителя, он отшатнулся, но потом передумал и остался на месте.
        - Ты…ты…, - Рен повысил голос, не в силах даже подобрать слова.
        - Что случилось? - сказал тот, испуганно пятясь.
        - Что случилось? - передразнил его он. - Меня уже в собственный город не пускают. А на главных воротах сидит какой-то старикан в больших очках.
        - Я обязательно разберусь с этим.
        - Разберешься, а как же. И немедленно, - взревел он.
        Советник поспешил с выполнением задания.
        - Не слишком ли ты жестко? - накинулась на него я.
        - Жестко? Ты меня еще в гневе не видела, - горько усмехнулся он.
        В зал тихонько вошел молодой вампир:
        - Правитель, простите меня.
        - Чего еще? - раздраженно спросил он.
        - К вам пришли.
        - Пусть заходит.
        - Привет, - Сэм зашел побитый, но с довольной физиономией. - Не сильно помешал?
        - Сэм! - Саша кинулась ему на шею. Я пожала ему руку. - Как ты здесь оказался?
        - Ну я на правах старого знакомого могу рассчитывать на помощь? - с усмешкой сказал он, поворачиваясь к Рену.
        - Ты прошел половину земель Теора, чтобы спросить об этом?
        - Рен. Я ушел из Школы офицеров, - тихо сказал он. - Незаконно.
        - Ясно. Ты хочешь, чтобы я поговорил с твоим командиром.
        - Я буду тебе очень признателен. Я не хочу обратно. Но если ничего не получится, я вернусь, - поспешно добавил он. - Я не хочу создавать тебе проблемы.
        - Я все улажу. Пойдемте к столу. Есть охота, сил нет, - устало произнес он.
        К утру мы подъехали к Левару.
        - Может ты все-таки объяснишь?
        - Потом.
        - Ох, добром это не кончится, - простонала подруга.
        Мы заехали в город и тут же направились к замку Правителя.
        - Куда? - остановила я Сашу.
        - Я хотела постучать.
        - Мы должны попасть во дворец тайно.
        - Но…
        - Доверься мне.
        - Я уже неизвестно сколько раз и лет тебе доверяю и каждый раз удивляюсь, что из этого получается, - усмехнулась она.
        Мы обошли весь замок, но не нашли никакого черного хода. Пришлось зайти со стороны сада. Пройдя весь сад по периметру, обнаружили потайной ход. Небольшой туннель, шириной с канализационную трубу. Мы с трудом по нему пробрались, чтобы попасть во внутренний дворик замка. У той двери, которая была мне нужна, невозмутимо стояли два стража.
        - Лер, скажи мне, что тебе не в эту дверь нужно, - взмолилась Саша.
        - В эту. Именно в эту.
        - Зачем?
        - Потом.
        Я подумала и поколдовала над головой Саши.
        - Эй, ты чего там вытворяешь?
        - Это корона Правителя. Когда ты выйдешь в ней перед ними, они кинутся за тобой, а я тем временем проберусь в ту дверь.
        - Ты украла корону?
        - Это всего лишь иллюзия. Главное, не останавливайся. Моих природных запасов магии мало, поэтому она скоро растает.
        - Я очень надеюсь, что причина моего позора стоящая.

***
        Она вышла из-за колонны и игриво помахала стражам ручкой. Те никак не отреагировали. Когда же она подошла почти вплотную и небрежно поправила корону, они кинулись на нее. Саша ловко убегала от них по узким коридорам замка. Девочка и два почтенных стража, носящихся по замку, вызывали только смех у прислуги. Наконец, вымотав их, она вспомнила о подвале, где закрывали дыру, и нырнула туда. В подвале было тихо и жутко. Саша переждала, пока стражи пронесутся мимо и хотела уже выйти, но услышала какое-то шуршанье. Любопытство оказалось сильнее страха. Она тихонько спустилась по ступенькам. На полу ползала какая-то фигура. Над полом вился светлячок. Фигура повернула голову.
        - Лера! - испугалась Саша.
        - Ты-то как здесь?
        - Я убегала от стражи и случайно сюда залетела. Зачем тебе нужна эта комната?
        - Здесь остался камень. Мой первый камень.
        - Ты хочешь воссоздать камень света?!
        - Да нет же балда. Я хочу собрать осколки, которые от него отлетели и сделать из них медальон. Ты же прекрасно знаешь что для чародея самый сильный медальон первый.
        - Но зачем же было тайно пробираться во дворец? Можно было же просто попросить у Правителя войти.
        - Я подумала, что он не разрешит. Скажет мол проводили ритуал, так положено и так далее, а мне камень нужен. Вернее его осколки.
        - Вечно у тебя все никак у людей, - вздохнула Саша.

***
        Мы ползали по всей комнате, собирая осколки. Осколки оказались не кривыми обрубками, а аккуратными бусинками.
        - Ох. Всю спину ломит. Как же долго я спал.
        Мы обернулись и заорали.
        - Ты?
        - О. Лера, Саша. Вы что здесь делаете?
        - Мы…ты…ты же умер!
        - Я? - он медленно спустился с плиты. - Мне казалось, что я просто спал.
        - Только тебе.
        - Что произошло?
        - Да ничего особенного. Мы просто за камешком пришли, - стараясь скрыть дрожь в голосе, проговорила я.
        - Понятно, - он сладко зевнул. - Ну что, мы теперь в Адронополь?
        - Мы?
        - Что вы так на меня таращитесь? Как будто я мумия какая.
        - Так и есть. Ты же умер, а теперь воскрес!
        - Не выдумывай.
        - Я не выдумываю! Я лично слышала, как твое сердце не бьется.
        - Давайте почитаем, - он аккуратно стер пыль и начал изучать надписи на камне.
        - Ну что там?
        - Да так. Ничего особенного. Здесь сказано, что если Хранитель добровольно принесет себя в жертву, то он остается в живых.
        - Тебе дали второй шанс?
        - Вроде того.
        - Все это конечно замечательно, но нам надо выбираться, пока нас не застукали.
        Мы подошли ко второй двери. За ней стояла та же самая стража.
        - Как будто и не бегали за мной, - возмутилась Саша.
        - Черт. Как нам от них избавиться?
        - А как в первый раз избавились?
        - Во второй раз не прокатит.
        - А что если… хотя нет.
        - Говори.
        - Это безумие.
        - Говори.
        - Что если выйти через центральные ворота?
        Мы посмотрели на Сашу и начали склоняться к первой мысли. Это безумие.
        - Стражи не идиоты. Они наверняка помнят, кто входил.
        - Попытка не пытка.
        - Если нам это потом не обернется пыткой, - пробурчал Костя. - Ладно. Рискнем.
        Мы вышли за дверь и стали тихо, но уверенно двигаться по коридором замка. Пока им никто не повстречался. Неожиданно из-за угла вышли те стражники, которые гнались за Сашей.
        - Вездесущие, - пробормотала подруга, спряталась за мою спину и опустила голову.
        Стражники подходили все ближе и ближе. Еще немного и они узнают ее… Костя резко развернул Сашу к себе, обнял и поцеловал. Целующаяся парочка не вызвала никакого подозрения, и стражи прошли мимо, лишь с завистью покосившись. Когда они скрылись в другом коридоре, Костя тут же получил пощечину.
        - За что? - возмутился он.
        - Чтобы руки не распускал.
        - Вот так всегда. Хочешь помочь, а получается как всегда, - горько улыбнулся он.
        - Не расстраивайся, - похлопала я его по плечу. - Уверена. Ей понравилось, - шепотом добавила я смеясь.
        - Лера! Хватит шушукаться.
        - А что ревнуешь?
        - Я? Да вы оба чокнутые! - обиделась Саша.
        Мы беспрепятственно вышли на улицу.
        - Осталась одна проблема.
        - Какая?
        - Мой андр. Молния.
        - Он наверное в королевской конюшне.
        - А мне кажется, что он уже продан, за неимением живого тела наездника, который распластался на камне, - ехидно улыбнулась Саша.
        - Я уверена. Правитель бы так не поступил. Давайте проверим.
        Мы подошли к конюшне. В сене кто-то возился.
        - Одор, привет.
        - Здравствуйте, - добродушно ответил вампир. - Вы же вроде уехали.
        - Мы забыли лошадку забрать. Вон ту. Черную.
        - О. редкий экземпляр. Андр. Их сейчас мало осталось. Правитель сказал мне, что вы ее оставили.
        - Понимаете, наш друг погиб, а это была его лошадка. Вот мы и решили забрать ее как память.
        Саша в подтверждение моих слов звучно высморкалась. Пожилой вампир растрогался речью.
        - Хорошо. Забирайте.
        Молния никак не хотела даваться в мои руки. Пришлось прибегнуть к простому заклинанию привязанности, действующему на андр всего на пять минут. Однако этого было достаточно.
        - Молния, - Костя обвил шею лошади. - Ты мой хороший. Как же я по тебе соскучился.
        - Все. Поехали, - я вскочила на Элли, и мы помчались в Адронополь.
        Глава 13
        БАЛ.
        Первым делом я отдала осколки ювелиру, чтобы он сделал мне из них медальон. Увидев целый, без единой царапины камень, правда, в другой оправе, я безумно обрадовалась и по этому случаю даже провела всю ночь над книгами. У Рена оказалась огромная библиотека. Когда я первый раз зашла туда, то так и осталась стоять на месте. Стеллажи с книгами, забитые полностью, высились до самого потолка. Сбоку стоял кожаный диван. Впереди, около одного из стеллажей, дубовый резной стол. Я днями и ночами там пропадала. Рен однажды даже пошутил, что ревнует меня к ней. На что я предложила ему остаться со мной на ночь в библиотеке. Опрометчиво, если не знать, что он не сможет из-за своих «правительских» обязанностей. Вот и сейчас я с чистой совестью сидела над книгой по темной магии. Я, конечно, не собиралась становиться некромантом, но почитать-то никто не запрещает. Дверь тихонько приоткрылась и Рен вошел с подносом. Достаточно комичное зрелище, если учесть, что дверь была тяжелой, и ему приходилось держать ее филейной частью. Справившись с дверью, он направился ко мне, но споткнулся об угол ковра и упал, заранее
подбросив поднос. Он прекрасно знал мои способности. Поднос завис в воздухе и аккуратно встал на столик рядом.
        - Привет. Не отвлек?
        - Как всегда.
        - На самом интересном месте? Тебе нравится?
        - Очень. Здесь столько книг, что мне жизни не хватит их все прочитать.
        - Я сегодня встречался с директором одной из Академий…
        - Не начинай! - возмутилась я, вскакивая со своего любимого места.
        - Лера, не будь ребенком. Тебе нужно обучаться.
        - Здесь достаточно книг, чтобы обучиться.
        Он что-то прорычал на своем языке, затем подошел ко мне, усадил на стул и сел рядом.
        - Прости. Я был не прав, - сладко промурлыкал он.
        Правильно сделал, что усадил. Я чуть не упала. Услышать от Рена «Я был не прав», то же самое, что услышать от богини судьбы: «Я случайно гору скинула». Невозможно!
        - Ты будешь обучаться сама, - продолжил он, - а когда выйдешь замуж, нарожаешь детей и всю оставшуюся жизнь будешь их воспитывать.
        - Никогда! - заорала я так, что стены задрожали.
        - Ты не хочешь стать примерной матерью? - наигранно удивился он.
        - Ты хочешь обречь меня на сидячий образ жизни без магии? Не позволю!
        - А как же ты получишь профессию, связанную с магией, если ты без диплома об окончании Академии?
        - А я буду так. Высоким уровнем магии брать.
        - Ко мне вчера юная чародейка приехала. Напрашивается на работу придворного мага,
        - как бы невзначай сказал он, рассматривая корочки фолиантов.
        - Но у тебя же есть я! Если у кого зуб болит или там голова.
        - А у нее диплом и я уверен, что ее обучали в Академии, а не на какой-нибудь тайной организации садисток.
        Я швырнула в него подушкой.
        - Так будут рассуждать все работодатели. Поверь, - сказал он, выходя из библиотеки. - Да, кстати, на этой неделе намечается бал. Представители знатных родов упрекнули меня в том, что я давно его не организовывал. А мне же нужно как-то уважение зарабатывать. Ты приглашена.
        Стул настиг уже пустую дверь. «Прохвост», - только и смогла подумать я. Знает же, что не подведу.
        Прислуга носилась по замку с ужасающей скоростью. То там, то здесь падали какие-нибудь раритетные вазы. Теперь я поняла, почему он устраивает балы так редко. Он же разорится. Я помогала всем, чем могла. Библиотека пустовала уже третий день. Ну не брошу же я Рэйти. Молодая вампирка абсолютно не успевала за скоростью остальных слуг. Она только недавно поступила на службу. Я искренне ей помогала. Мы с ней даже сдружились. Когда она узнала, что я общаюсь с Реном на равных, то приняла меня за его невесту. Пришлось целый час ей разъяснять, что мы просто друзья. Вчера, правда, она застала меня у Рена в спальне и тут же убежала. На самом деле, я просто успокаивала бедолагу, что на время бала я наложу ему иллюзию крыла. Все дело в том, что этикет не позволяет вампирам на время бала прятать свои крылья. Иначе это считается оскорблением народа. Когда были приемы, Рен просто прятал крылья, а на балу-то этот фокус не пройдет. Вот мы и тренировались. Рэйти зашла, когда я, уложив Рена на живот, делала магический слепок его отсутствующего крыла. Ну и что должна была подумать служанка? Вот и сейчас я столкнулась с
ней в коридоре. Вампирка налетела на меня, чуть не уронив поднос. Я привычным движением подвесила его в воздухе.
        - Спасибо госпожа, - она поймала поднос.
        - Сколько раз повторять. Я не госпожа. Я Лера.
        - Извини. Здесь в замке столько народу, что я уже просто путаюсь в титулах, званиях, именах и прочей ерунде. Сейчас на меня один барон или граф, не помню, наорал за то, что я смела унизить его титул, назвав просто: «вы».
        Я рассмеялась. Все знатные люди отличаются своими причудами. Вот например вчера я встретила в конюшне одну богатую особу, которая ругала кучера. Когда я прислушалась, то поняла причину раздора. Герцогиня ругала кучера за то, что он не помыл лошади… круп. Когда же кучер спросил: «Вы что, туда заглядывать будете?», женщина ударила его и сказала: «А вдруг кто-нибудь заглянет?!»
        - Лера, выручай, он идет сюда. Я слышу его голос, - прошептала девушка и скрылась за поворотам.
        Я даже не успела возразить, как из-за угла выплыло нечто круглое и красное. На груди у него красовались медали. «Бывший вояка», - подумала я.
        - Слуги! - закричал он. - Немедленно ко мне.
        Наконец он увидел козу отпущения - меня. Грозной тучей он надвинулся. Рядом с ним я смотрелась провинившимся ребенком. - Почему не откликаешься, когда тебя зовут?
        - Э-э-э.
        - Не мямлить! - рявкнул он. Я подобралась и встала по стойке смирно. В голове раздался смешок. «Вместо того, чтобы смеяться, нашел бы Рена, пока этот граф-барон-шарик меня не сожрал. Живо», - мысленно отчитала я кота. - Где твой хозяин? Отвечай! - он подошел ко мне вплотную, и я вовсю ощутила запах «месяц в полевых условиях».
        - Кто?
        - Правитель!
        - Не знаю, - пролепетала я, не зная, куда деваться от его напористости.
        - Барон иль Парен де Олденри! - крикнул во все горло Рен.
        Барон обернулся, а я, довольная свободой, смылась на первый этаж на кухню, оставив Рена самого разбираться с гостем. «Потом поблагодарю», - решила я, уплетая булочку, «случайно» упавшую с подноса. Все-таки магия это прекрасно. Один из слуг подошел ко мне и сел рядом.
        - Запыхался.
        Я присмотрелась повнимательнее. Раньше я его здесь не видела. Наверное новенький.
        - Знаешь, - продолжал парень, - а ты ничего.
        Я поперхнулась булочкой и отхлебнула воды.
        - Извини. Я вижу ты новенькая. Я тоже. Давай сегодня встретимся, - он протянул руку к моей талии и тут же получил по ней, но даже не подал виду. - Ну так как?
        Рэйти в углу согнулась пополам от беззвучного хохота. Я с трудом сдерживала улыбку. Парень явно ко мне клеился.
        - Извини, но я уже занята.
        - Ну и что? - искренне изумился он.
        Я встала и направилась от бесцеремонного парня к выходу, но он ухватил меня за руку.
        - Ну давай встретимся. Пожалуйста. Ну чего тебе стоит?
        Я уже открыла рот, чтобы сказать, куда ему идти, но в кухню ворвался Рен. Взъерошенный, с раскрасневшимися щеками и злой физиономией, он появлялся часто. Все, кто его знают, привыкли и понимают, что такой он бывает только после разговоров со знатью, потому что недолюбливает этих «высокородных мешков». Новички, при виде такого Правителя, всегда сматываются с глаз долой, однако, и
«знатоки» не всегда брезгуют. Кухня быстро опустела. Парень уставился на Рена, все еще держа мою руку. Я посочувствовала юнцу, правда неискренне. Рен недоуменно посмотрел на меня, потом на парня. Я пожала плечами. Юнцу не надо было объяснять дважды. Он пулей выбежал с кухни.
        - И чего ты натворил? Весь народ разогнал. Где же они теперь работать будут? Пошли, горе луковое, - укорила я Правителя и, взяв его за руку, повела в библиотеку - единственное место, где мы могли побыть в одиночестве и куда не заходили, когда искали Рена, даже если он был там. (Если честно, то «запрещенной зоной» она стала при мне. Просто однажды советник забежал как раз в тот момент, когда я, не сумев вытащить нужную мне книгу с помощью магии, сама залезла на лестницу и поскользнулась, а внизу поймал Рен. С тех пор никто не заглядывает на
«нашу» территорию). Краем глаза я заметила, что по мере нашего удаления, в кухню обратно возвращается народ.
        - Козел! - дал волю своим чувствам Рен, расхаживая по ковру в библиотеке.
        - Согласна.
        - Я о бароне.
        - Я тоже.
        - Да какое он право имеет говорить мне о том, как управлять государством?! Этот маленький человек, заработавший все свое состояние на доносительствах. И теперь этот … в моем замке! - он вдруг спохватился и вопросительно на меня посмотрел.
        - Стоит заклинание «неслышимости». Стоит.
        - Так вот. Он приехал сюда догадайся зачем?
        - Настрочить на тебя доносительство.
        - Правильно! И ведь не выгонишь. Гость. И эта сволочь будет жить целую неделю в моем замке! - он открыл потайной шкаф, вытащил оттуда бутылку коньяка и налил себе, закусив долькой лимона. - Гад!
        - Перенеси бал на неделю или лучше на две.
        - Половина гостей уже приехала! Я не могу! Это противоречит всем правилам этикета! А если он останется, то весь бал пойдет насмарку. Конечно все знают, какой он, но обо мне пойдет дурная молва. Если ему что-то не понравится, он обо мне такого наговорит!
        Я посмотрела на него. Сейчас он напоминал мне мальчишку, пойманного с рогаткой. Я подошла и села рядом.
        - Я что-нибудь придумаю. А ты иди и ложись спать. Утро вечера мудренее.
        Я проводила его в комнату и задумалась. Конечно давать обещания легко, но выполнять их намного сложнее.
        Следующий день не порадовал меня дождливой погодой. Если бы не дождь, может, все сложилось бы по-другому, но не зря говорят, что богиня судьбы не любит ведьм. С утра все шло великолепно. Я тайно собрала всю обслугу на кухне и раздавала указания:
        - Во-первых, никакой беготни. Ходите медленно, красиво.
        - Но мы же ничего не успеем!
        - А я для чего? Всю мелкую работу, типа складывания салфеток, разборки крупы и тому подобное, оставьте мне. Остальное старайтесь делать не в открытую, а втихую. Правила этикета обязывают.
        - Да знаем мы, - выкрикнул кто-то. - Левую руку за спиной, правой поднос, на лице улыбка…
        - Знаете, отлично. Выполняйте. И запомните: сейчас главное не допустить никаких ошибок. Все должно получиться тихо.
        - Как можно тайно подготовиться к балу? Это же грандиозное и хлопотное мероприятие!
        Я в упор посмотрела на выкрикнувшего. Он смущенно попятился в конец.
        - Все. По местам!
        Костя, Саша и Сэм вызвались помогать. Костя своей ударной волной сшиб весь мусор с полянки во внутреннем дворе замка в одно место. Я своей магией собрала. Осталось дело за малым. Как-то спрятать поляну от дождя, чтобы приготовить ее. Вампиры, очень недолюбливающие дождь, отказались даже нос высунуть. Туча заволокла все небо, не оставив и дырочки. Пришлось нам с Костей вместо обыкновенной защиты, заклинание которой мы не знали, ставить магический щит и постоянно поддерживать его. Что мы и делали. То он, то я. Один огромный плюс магического щита - это его непроницаемость. Если смотреть на поляну из замка, то видно только дымку, что в условиях дождя было похоже на правду. Я взяла на себя художественное руководство и руководила всем. Сначала большинство злилось по поводу «почему человек?», но потом ко мне привыкли, а, вернее, к моей магической помощи, облегчающей любую задачу.
        - Где гирлянда из цветов?
        - Потерялась, - смущенно пробормотала Рэйти.
        Я отправила поисковые заклинания во все концы замка. Судя по визгам, донесшимся из Гостевого крыла, мой поисковик заметили. Вскоре светлячок доложил мне, что она в комнате одной из графинь, решивший, что цветы предназначались ей. «Сроду бы не нашли», - проворчала Саша, отправляясь за гирляндой. К вечеру дождь не закончился, но мы с Костей в изнеможении заползли в библиотеку. Сэм и Саша, все это время помогающие нам украшать поляну, заползли вслед за нами. Рен сидел за столом и допивал бутылку. Увидев меня, он попытался ее спрятать, но ничего не ускользнет от пристального взгляда чародейки, да и глаза его выдали.
        - Рен, - я укоризненно покачала головой.
        - Извини. Просто этот барон меня вымотал. Покажи ему это, покажи ему то. Кстати, как там подготовка к балу?
        - Пока все нормально.
        - Запряг я тебя, - горько усмехнулся он, искоса поглядывая на пустую бутылку.
        - Сама запряглась.
        - Ладно, я пойду.
        Он встал и прошел мимо раскрытого потайного шкафа. Сделав невинное выражение лица, он, не останавливаясь дошел до двери.
        - Рен, вытащи бутылку из-за пазухи и поставь обратно.
        - Ну пожалуйста, - он умоляюще на меня посмотрел. И не только он. Костя и Сэм смотрели на меня также.
        - Да идите уже, - махнула я на них.
        Со счастливыми лицами они удалились.
        - И только попробуйте завтра появиться передо мной в нерабочем состоянии! - крикнула я им вдогонку. Да так, чтоб услышали.
        - В тебе умер Ленин, - рассмеялась Саша.
        - Я просто боюсь, что завтра с утра они не встанут.
        - Ты идешь спать?
        - Я еще почитаю.
        - Лер, сейчас нет времени на книги.
        - Завтра нужно перетащить колонны на поляну. Мне нужно найти заклинание.
        Саша икнула от удивления.
        - А раньше это кто делал?
        - Вампиры.
        - Вот пусть и делают. Они с тобой совсем обленились. Как что, так сразу ты.
        - Поздно. Надо устроить такой бал, чтобы этот барон своим доносительством подавился.
        - Идеального бала не может получиться.
        - А у нас получится.
        Я зевнула и полезла за книгой. Саша завалилась на диван и засопела. И все-таки, действительно, почему всегда я? Может Рен прав, и я сама ищу себе неприятностей? Но если я сейчас все брошу, то подведу его. Ладно, ободряющее заклинание вперемешку с кофе, дают отличный результат. Проглотив «коктейль», я зашуршала страницами.
        - Лера!
        - Иду. Что случилось?
        - У нас одна гирлянда порвалась. Вплести другие цветы не получится. Что делать?
        Я уничтожительно посмотрела на гирлянду.
        - Отложите и займитесь другим. Я найду заклинание и подойду.
        Поднявшись на второй этаж, я остановилась. Передо мной стоял Эрик.
        - Пошли, - шепнул он.
        Я беспрекословно отправилась за ним. Проведя меня по каким-то коридорам, он привел меня к комнате. За дверью я услышала знакомый голос барона:
        - Ты меня знаешь. Я ведь найду к чему придраться. Давай по-хорошему. Ты дашь мне пятьдесят тысяч золотых и я расхвалю твой бал всем.
        - Но это же почти вся моя казна! - возмутился Рен.
        - Ты хочешь плохую славу? - посуровел барон.

«Скажи, что подумаешь», - мысленно умоляла я Рена.
        - Я подумаю, - услышав мои мысли, сказал Рен и вышел в коридор. Он схватил меня за руку и вывел коридорами к стене. Проведя рукой по стене и прошептав что-то на своем языке, он толкнул образовавшуюся дверь. По темному и узкому коридору мы зашли через камин в его комнату.
        - Спасибо.
        - За что?
        - За идею про «подождать».
        Я молча посмотрела на него.
        - И что ты намерен делать?
        - Не знаю. Этот барон сволочь.
        - Я знаю, но тебе не кажется странным, что ты всегда только ругаешь его, а сам ничего не делаешь, кроме уничтожения всех запасов коньяка?
        - Тебе жалко? - прищурился он.
        - Нет! Ты уже все мозги пропил. Нет, чтобы помогать, он цапается с бароном и при этом молчит как партизан.
        - Кто?
        - Не важно, - отмахнулась я.
        - Прости. Ты злишься?
        - Злюсь. Чтобы завтра был как огурчик!
        Он кивнул, отодвигая очередную бутылку, но все еще искоса на нее поглядывая. Я взяла ее и сунула в карман. Он жадно проводил глазами исчезнувшую бутылку.
        - Ладно. Что там у тебя еще в запасе секретов?
        - Не понял.
        - У меня не было времени спросить, а теперь я спрашиваю тебя, что произошло в те разы? Как ты спас мне жизнь?
        - Зачем тебе?
        - Ненавижу ложь, - тихо сказала я.
        Он сел на кровать и стал теребить край покрывала.
        - Мы обладаем одним свойством и … хм… артефактом. Его дают при рождении. Это две составляющие: амулет и нож. Если порезать свою ладонь этим ножом, но он может впитать определенное количество моей крови. А если затем порезать руку того, кому хочешь отдать эту кровь, то кровь уйдет к нему, - он перестал теребить покрывало и посмотрел на меня.
        Я вспомнила лес и занесенную руку с ножом. Все стало ясно.
        - А амулет для чего?
        - Он дает энергию, чтобы тот, кто отдает кровь, сам не упал в обморок.
        - Я теперь вампир?
        - Нет. Нет, - он замахал руками. - Для того чтобы стать вампиром, нужно быть генетически им, а в тебе просто моя кровь.
        - Значит, мой организм спокойно принял чужую кровь и не возмутился?!
        - Никаких побочных эффектов не было, - заверил он.
        Я тяжело вздохнула. От всего услышанного голова шла кругом. Ну кто его в детстве научил врать?
        - Сам научился, - вздохнул он.
        - Первое правило в общении со мной. Никаких прогулок по моей голове. Во-вторых, насчет бала. По правилам этикета, на балу ты должен перетанцевать со всеми незамужними девушками…
        - Спятила?
        - В-третьих, - невозмутимо продолжала я. - Если ты не станцуешь с кем-нибудь из них, это будет принято как личное оскорбление! Готовься.
        Я ужом выскользнула за дверь, оставив его бушевать в одиночестве.
        Рэйти энергично помогала мне надеть платье.
        - Я в нем как гадкий утенок.
        - Люди странно выражают свои чувства, - засмеялась она. - Ты очень красиво выглядишь. Правда.
        Я посмотрелась в зеркало. Платье цвета морской волны красиво спускалось до пола, обнажив плечи и ноги. Туфельки изящно сидели на моей ноге тридцать - пятого размера. Волосы рыжими локонами спустились на обнаженные плечи. «А может и ничего», - отвлеченно подумала я.
        Поляна была великолепна. Я с удовольствием посмотрела со стороны на трехдневный труд. Честное слово, не к чему придраться. Гирлянды из цветов развешены в положенном месте, по краям поляны. Столы стоят строго по одной линии. Площадка для танцев и всего прочего абсолютно ровный квадрат. Между прочим, над его ровностью я три часа трудилась! Я вышла на поляну через кухню и пробралась к гостям. Если честно, то просто не хотела светиться, выходя из замка. Когда на «бал», чью роль выполняла поляна, вышел советник, стало понятно, что за дверьми стоит Рен. Я напряглась и размяла пальцы, чтобы на всякий случай быть готовой наложить иллюзию снова. На поляну вышел Правитель. Строгий черный костюм явно подходил к его чертам лица. Крылья красиво выглядывали из-за спины. На голове, прижав копну его темных кудрявых волос, лежала корона. Я впервые увидела его, так сказать официально. Настоящее имя, которое озвучил советник, я не запомнила. Да и зачем? На балу буду обращаться Правитель, а потом Рен. Потом… Слово непроизвольно врезалось в мозг. Играла живая музыка. Рен приглашал незамужних девушек на танец. На меня
он ни разу не глянул. Вернее скользнул по мне взглядом, но не задержался, словно был уверен, что я как статуя: подожду. Я вдруг поняла, что мне здесь не место. Чужая я здесь. Я зашла в кусты и по стене пробралась на другую сторону замка. Там был небольшой сад и озерцо, только там было всегда тихо. Я присела на каменный мостик, стоящий в устье озерца и ведущий на соседний берег. До этого тихого места доносились звуки музыки, но как-то тихо и отстраненно. Красивая грустная мелодия бурей ворвалась в сердце, и я разозлилась на себя за нахлынувшие чувства. Переодевшись с помощью магии, я протерла мокрую щеку. Дождь стал накрапывать, шелестя листвой. За бал я не переживала. Все будет замечательно. Щит защитит поляну от дождя. Костя обещал его поддерживать. А что же касается барона, то, если он начнет распространять о Рене дурные слухи, то Рэйти, по моему поручению, начнет распространять слух среди слуг о том, что барон распускает руки. А где прислуга, там и до хозяев недалеко. Я поправила меч в ножнах. Бастард. Меч, о котором я давно мечтала, но, увы, это была всего лишь жалкая попытка сделать хороший меч.
Настоящий эльфийский клинок можно было приобрести только в лесах, где обитали эльфы, да и то, по особому знакомству. Эти товарищи очень не любят случайных знакомств. Дождь затекал за шиворот, а я даже не шелохнулась. Где еще я буду стоять на траве, положив одну руку на меч, в другой держа светлячок, и всем телом, каждой клеткой ощущать дождь? Рука скользнула по крестовине и нырнула в карман. Эрик беспокойно заворочался за пазухой. Я погладила его и направилась к арке. Зажигалку я приобрела давно, правда по специальному разрешению, и теперь без труда могла вернуться домой. Домой… Был ли обычный мир моим домом? Я стряхнула ненужные размышления. Все давно решено.
        - Уже уходите?
        Я повернулась. Передо мной стоял молодой человек. Самый что ни на есть человеческий. Никаких крыльев, клыков и тому прочее, но…острые уши выдавали незнакомца.
        - Да, - удивилась я. Увидеть эльфа в этих краях считалось большой редкостью, не говоря уже о том, что они никогда не подходили сами знакомиться.
        Незнакомец лучезарно улыбнулся.
        - Бал великолепен. Я искренне хочу выразить благодарность организатору. Вам.
        Я подошла и бесцеремонно потрогала уши. Если бы меня сейчас кто-нибудь увидел, то наверное убил бы за такое хамство, но эльф даже ухом не повел.
        - Настоящие. Настоящие, - рассмеялся он.
        - Извините.
        - Я понимаю. Тяжело быть не таким как все. Правда? Особенно, когда не понимают, каких усилий стоит прикидываться другим.
        Я во все глаза на него посмотрела. В нем было что-то притягивающее, магическое. Я стояла. Он продолжил:
        - Нелегко быть и тем и тем. Вроде охота остаться самим собой, а заставляют
«надевать маску» и притворяться. Больно наверное, когда умирают близкие, а нужно делать вид, что все хорошо.
        - Что вам нужно? - прошептала я.
        Он подошел и, вытащив мой клинок, посмотрел его на свет.
        - Хороший, но подделка. Хотите я попрошу знакомых, и они вам сделают настоящий?
        - Спасибо, но я тороплюсь.
        - Жаль.
        Эльф состроил грустную гримасу и, взяв мой меч, с легкостью прошелся им по своей руке.
        - Вы ранили меня, - с абсолютно серьезным лицом сказал он. - Я вызываю вас на дуэль, - он перебросил мне меч и достал свой.
        Мой меч испуганно задрожал, увидев своего собрата. Только, увы, настоящего. Бастард с гравировкой на эфесе меча. «Ну почему все так любят полутораручники?» - подумала я, с завистью поглядывая на «оригинал».
        - Нравится? Выиграешь, подарю.
        Я с сомнением покосилась на эльфа. Нет, ну он точно неправильный. Какая же это дуэль? Эльф без предупреждения рубанул в сантиметре от моего плеча, лишь оцарапав его. «Теперь это дело принципа!» Я развернулась и грациозным движением (научилась у Рена) рассекла ему куртку и бросила взгляд на руку. Раны на ней не было.
«Странно, эльфы никогда не отличались быстрозатягивающимися ранами». Эльф начинал все больше смущать. Его удары были четкими, продуманными, но не меткими. Такое ощущение, что он просто раззадоривал меня. Вскоре после этих «танцев» я начала уставать. На бой это не походило никаким образом. Я устала и запыхалась. Во-первых, у меня не было опыта драки на мечах, а если уж быть совсем честной, то сражалась я впервые, и меня этому никто не учил. Во-вторых, меч-то не перышко! Я опустила клинок, давая понять, что бой окончен. Эльф улыбнулся и…растаял. Просто исчез.
        - Браво, - рассмеялся Волков, выходя из-за кустов. - Первый раз видел, чтобы так увлеченно дрались с зомби.
        Я запустила огненного светлячка в его наглую физиономию, но он поставил блок.
        - Зря стараешься. Твоя магия ничто по сравнению с моей. А зомби с накинутой на него иллюзией «эльфа» неплохо. Правда? Ты думала от меня так легко избавиться?
        - Надеялась, - соврала я. - А ты, некромант недобитый.
        - Как грубо. Некромант я хороший и, поверь, поднять армию зомби для меня не проблема. Не хочешь полюбоваться?
        - Горю желанием, - скривилась я.
        - А жаль. Ты бы составила хорошую «изюминку» моей коллекции.
        - Что ты хочешь?
        - Одну услугу. Убей Правителя Адронополя и останешься в живых.
        Он произнес это спокойно. Так, словно просил меня за водой сходить.
        - Что-о-о?
        - Либо ты убиваешь его сама и продолжаешь жить дальше, либо я убиваю тебя, зачем поднимаю, и ты все равно убьешь его. Вот только уже ослушаться не сможешь.
        Я остолбенела от такой наглости.
        - Опять ты своими замашками насчет мирового господства.
        - Отнюдь. На этот раз у меня другая цель и далеко идущие планы. А вот одна девчонка, немного, - он подчеркнул это слово, - владеющая магией, мешает мне. Вот я и решил убить зайцев одним ударом. Ну так что? Согласна?
        - Только через мой труп, - прорычала я.
        - Ну это можно устроить, но для начала…
        Пара заклинаний, вызывающих неимоверные мучения, отправились в мою сторону. Я удачно поставила блок. Все-таки не зря я ночевала в библиотеке. Стандартный блок меня бы не спас. Волков немного удивился, но это было временно. Следующее заклинание я даже не знала, но интуиция мне подсказывала, что темный луч - это темная магия. Какие-то доли секунды я обдумывала, как же защититься, но поняла, что не одно светлый блок не выстоит против темной магии. Я выставила руку вперед. Не знаю, на что я надеялась, но матушка-судьба явно меня оберегала. Луч долетел до моей ладони и, сформировавшись в шар, нырнул в нее. Я ожидала, что сейчас мое тело пронзит какая-нибудь жуткая боль, но ничего не произошло. Чародей вскинул брови. В его глазах появился какой-то нехороший блеск. Он не посылал в меня заклинаний, но я чувствовала, как накаляется воздух. Со стороны замка стала надвигаться черная туча. За секунду она преодолела расстояние от замка и нависла над нами. Загрохотало так, что земля дрогнула. Молния сверкнула у меня за спиной, разрубив дерево на две равных половинки. Я тут же поставила магический щит, но
поняла, что держать его стало тяжело.
        - Это не простая гроза. Начнешь использовать магию, она будет всасывать ее вместе со всей твоей энергией.
        - Ты сумасшедший.
        - Я темный маг и этим все сказано.
        Он промолчал. Туча вытягивала из меня всю энергию. Спустя несколько минут я поняла, что мой резерв опустел наполовину. Из последних сил я держала щит, понимая, что если опущу, то Волков не станет со мной церемониться. «Ты не должна умереть, - говорил мне внутренний голос. - ТЫ не должна умереть». От посетившей меня мысли я вздрогнула, но выбора не было. Я не собиралась расставаться с солнышком, а тем более с алимом, который спал, у меня за пазухой, усыпленный заклинанием. Я медленно сняла щит. Чародей действительно не стал церемониться. Он послал в меня смертельное заклинание. То, что это оно, не приходилось сомневаться.
«Красный луч со свистом врывается в твое тело, и ты медленно и болезненно умираешь». Так, по крайней мере, было описано в книге. Подобравшись, я схватила меч, до сих пор сиротливо лежащий на земле, перехватила его правой рукой, и, оттолкнувшись от соседнего дерева, в прыжке разогнулась, и… меч прошел насквозь. Только что могущественный чародей, лежал на земле, не в силах даже пошевелить рукой. Все далеко идущие планы ушли вместе с ним. Конечно, чародея нелегко убить вот так одним протыканием, но мой меч заговорил один чародей против всякой магии. У Волкова не было шансов. Я вытащила меч и небрежно вытерла его о траву. Туча превратилась в маленькое серое облачко и затерялась на хмуром небе. Я прислонилась спиной к дереву и почувствовала, что ноги совсем не хотят слушаться. Воткнув меч в ножны, я дрожащей рукой открыла арку в свою квартиру. Но, как известно, беда не приходит одна. Квартира была пуста. Все еще не отойдя от происшествия, я бездумно походила по комнатам и обнаружила странную вещь. Здесь давно не убирались. Я выглянула за дверь и удивилась еще больше. Снаружи дверь была опечатана. Закрыв
дверь на ключ, я выскочила на улицу и понеслась в ближайшее МВД. Нехорошее предчувствие съедало меня изнутри. В отделение я ворвалась, что называется, эффектно. На все вялые комментарии дежурного по поводу придерживать двери, я отмахнулась и показала бумажку. Меня отправили к следователю. Следователь сидел за столом и заполнял бумаги. Я влетела в кабинет и без всяких приветствий начала:
        - Где Ксения и Николай Тихоновы?
        - Рабочий день окончен. Приходите завтра.
        Пару сломанных стульев заставили его разозлиться.
        - Я сейчас охрану позову!
        - Зовите хоть все отделение. Я со всеми поговорю.
        Для наглядности я одной рукой приподняла край шкафа. Немного магии осталось и это произвело эффект. Взглянув на «хрупкую девушку», он начал рыться в папках.
        - Супруги Тихоновы погибли в автокатастрофе, - сообщил он, нервно поглядывая в мою сторону.
        Я рефлекторно потрогала эфес меча, но врага уже не было. Слишком поздно. Следователь заметил мой движение и продолжил:
        - Вместе со своей дочерью и ее другом.
        Я почувствовала тошноту и какое-то странное головокружение. Пол медленно начал уходить из-под ног. По-моему, я зацепилась за шкаф, и он полетел, потому что я услышала грохот, но мне было без разницы.
        Жуткий запах привел меня в чувство. Я приподнялась на локте и огляделась. Синие обшарпанные стены и маленький кабинет напомнили мне о том, что я по-прежнему нахожусь в кабинете следователя.
        - Падаю тут в обморок всякие, - пробурчал он, но помог подняться и дал стакан воды.
        Я выпила залпом и почувствовала, что стало легче. Приглядевшись к куче мусора, я поняла, что это нанесенные мной разрушения. И как я умудрилась уронить шкаф? «А убить чародея-то умудрилась», - услужливо подсказал внутренний голос. Меня снова затошнило.
        - Да пропади он пропадом гад проклятый! - я стукнула кулаком по столу, но он, на мое удивление не развалился.
        - Гражданочка! Вы мне всю мебель переломаете! А кто же платить будет?
        Я встала и молча начал собирать все папки, выпавшие из шкафа. При этом эфес меча постоянно тыкал меня в бок. Я сняла ножны и небрежно бросила их на стул.
        - Я ролевик, - решила я успокоить следователя, а то его скоро инфаркт хватит.
        Следователь кивнул, но продолжать «знакомство» не спешил.
        - Как выглядели дочь и ее парень?
        Я понимала, что это скорее жалкая попытка поверить в невозможное, но все-таки это была попытка.
        - Девушка молодая, волосы рыжие. Парень тоже молодой, волосы, похоже, белокурые, но мать парня опознала по оставшимся волосам и…хм…кольцу, которое не сгорело в огне.
        Я поймала себя на мысли, что, если бы можно было убить во второй раз, я бы убила Волкова. Память услужливо подсунула картину мертвого тела. Меня передернуло. Совместными усилиями мы подняли шкаф, и я незаметно от следователя убрала со шкафа трещины. Когда я вышла из отделения, было уже за полночь. Ноги сами привели меня в парк. Побродив по пустынным аллеям, я пошла по направлению дома. Страшная догадка по поводу Сашиных родителей, мелькнула в голове, но я не решилась ее проверять. Только не сегодня, только не сейчас. Улыбающаяся Саша всплыла в памяти. Я знала, что у меня остался близкий человек, но она далеко, а возвращаться обратно меня тянуло меньше всего. Группа молодых парней появилась неожиданно.
        - Деньги есть? - спросил один из них, вытаскивая ножик.
        - Нет, - искренне ответила я, прикидывая, на сколько мой «ножик» длиннее.
        - Тогда будешь платить натурой, - хрюкнул второй. Остальные мерзко засмеялись.
        Мерзкий смех…натурой…два мужика…слабая я…Рен. Воспоминания того вечера нахлынули ураганом. «Если бы тогда мы не встретились, то все сложилось бы по-другому…» Дальше я не могла думать. Руки действовали машинально. Сразив одного из них
«мучительным» заклинанием, я поняла, что мой запас магии на нуле. И медальон не спасает. Плюнув на все предосторожности по поводу «центральной улицы» и «мало ли кто увидит», я вытащила меч и одним движением располосовала другому ногу, а третьему голень. До дома я добежала за пять минут. Закрыв дверь на все замки, я прижалась к стене тяжело дыша. «А как приятно убивать», - шептал внутренний голос.
        - Они живы, просто обездвижены! - заорал я в пустоту, и сползла по стене.
        Эрик наконец-то вылез из внутреннего кармана и, обернувшись собакой, положил голову мне на колени. Он ничего не говорил. Просто позволял себя гладить и мочить шерсть слезами…
        Глава 14
        ЭКЗАМЕН.
        Птицы весело щебетали за окном. Я проснулась оттого, что Эрик вылез из-под моей руки. Я встала с пола и поплелась на кухню. Холодильник был абсолютно пуст. И это было хорошо. Я не хотела есть. Внутри меня была такая пустота, словно все из меня вынули, а тело оставили. Пустота расползлась по всему телу, как рак. Заползая в каждую клеточку. Так одиноко и мерзко на душе мне никогда не было. В голове не единой мысли, а самое страшное, раскаянья. Эрик бесшумно вошел на кухню и посмотрел на меня.
        - Эр, прости.
        - За что ты сейчас просишь прощенья?
        - За вчерашнюю…слабость.
        - А как же убийства?
        - Те придурки живы!
        - Ты уверена?
        Я пожала плечами. Пока от ран на ноге никто не умирал. Целый день я провела перед телевизором. Беспорядочное щелканье по каналам вскоре надоело алиму и он ушел на улицу. Когда на город опустилась ночь, я решила поспать, не выключая телевизор. С некоторых пор тишина меня пугала. В дверь постучали. Я сначала решила, что показалось, но стук повторился. Рывком я открыла дверь и приготовилась к защите, но она не понадобилась. На пороге стояла завуч. Я посторонилась и она вошла.
        - Лера, я хочу поговорить твоими родителями.
        - Они уехали в другой город по делам. Надолго.
        - Тогда может ты объяснишь свое длительное отсутствие в школе? - строго спросила она, оглядывая комнату.
        - Я долго болела. Я принесу справку.
        - Справка не спасет тебя от экзамена.
        Экзамен! Как же я могла забыть? Как же я собралась жить в обычном мире без образования? Перспектива сдавать скучные предметы меня не радовала. Может вернуться? Нет!
        - А когда первый экзамен?
        - Лера! Как же так можно? Завтра.
        - Хорошо. Скажите куда подойти, - безразлично сказала я.
        - В 79 школу. Вот твой пропуск. Надеюсь, ты не забыла, какие экзамены сдаешь?
        - Нет, - соврала я, а сама подумала: - В пропуске посмотрю.
        Завуч ушла, а я, сделав звук на телевизоре поменьше, легла спать.
        Будильник прозвенел вовремя. Встав и даже не позавтракав, (второй день у меня не было и крошки во рту, но странное ощущение пустоты съедало меня изнутри и мне совершенно не хотелось есть), я приехала в школу. Одноклассники очень удивились, увидев меня, но стандартное «привет» сказали. После распределения по аудиториям, мы стояли у кабинета и ждали, пока назовут фамилию, чтобы войти. Я была спокойна. Даже если я напишу русский на сорок баллов, да и остальные предметы тоже, то меня все равно примут в любой ВУЗ. Я же сирота. При этой мысли перед глазами встала наглая физиономия Волкова. Жаль, что нельзя убить во второй раз. Я снова поймала себя на этой мысли. «Марина Шишкина», - уловило мое ухо. Я непроизвольно обернулась. В проеме кабинета мелькнула копна рыжих волос, аккуратно собранных в хвостик. Я подлетела к соседнему кабинету и без разрешения ворвалась. За партой раскладывала свои вещи… Марина. От переполнивших меня чувств, я даже не смогла сдвинуться с места, когда на меня налетела аудиторная. Марина, услышав шум, подняла голову и кинулась ко мне. Мы обнимались и плакали. «Лерочка, солнышко»,
- шептала она. Нас выставили в коридор за нарушение режима проведения ЕГЭ. Успокоившись, мы вернулись в свои кабинеты. На экзамене я не могла сосредоточиться. Эрик постоянно меня дергал, а я была словно в трансе. Я беспрекословно по его указу ставила крестики, писала слова, сочинение, даже не вдумываясь в смысл слов. Спустя два часа я вышла на улицу и увидела Марину. Теперь я без помех могла крепко обнять сестру. Мы, не сговариваясь, пошли в ближайшее кафе.
        - Лера, я уже не надеялась тебя увидеть.
        - А как я не надеялась! Что же произошло?
        - После того, как вы уехали, Волков даже не появлялся. В новостях конечно сказали, что сгорела фабрика одного из крупнейших магнатов. Через неделю я заметила, что за моей однофамилицей следят, ну и встретилась с Артемом. Тут то мы и сообразили, что нас хотят аккуратно убрать. Мы пришли к твоим родителям и все им рассказали. Они лишь посмеялись над нашей выдумкой. Однажды они, устав ждать тебя, решили развеяться и поехали на дачу на шашлыки и пригласили нас. Признаюсь, мы страшно перепугались и попытались их отговорить, но бесполезно. Они не хотели нас слушать. Мои одноклассники прознали о том, что я собираюсь на шашлыки, и стали напрашиваться, ну я и…
        - Вы посадили других вместо себя.
        - Понимаешь, мы уже сами начали думать, что сходим с ума. Нам везде мерещилась слежка. Никто из вас не появлялся. Ни слуху, ни духу. Поэтому с легкостью предложили друзьям поехать вместо нас.
        - А как же рыжие и белые волосы?
        - Они подвыпили до этого и мы тащили их к машине. Твоим родителям было все равно кто с ними поедет. Они согласились взять вместо нас наших друзей. Артем накинул иллюзию цвета волос. Я не знаю какую, но она продержалась долго.
        - Мда. Так долго, что хватило до приезда мамы Артема. А где же вы теперь?
        - Мы живем в квартире Боба. Там нас никто не станет искать. А ты? Рассказывай, что произошло.
        Я поведала ей все от начала и до конца. Вплоть до вчерашней ночи. Марина испуганно молчала.
        - Ты его убила? - прошептала она побелевшими губами.
        - Он не оставил мне выбора. Либо он меня, либо я его. Но если ты предпочитаешь иметь мертвую сестру вместо мертвого врага, пожалуйста.
        Я встала и направилась к выходу. Она догнала меня на остановке.
        - Прости. Просто это было неожиданно. Давай забудем все это как страшный сон и начнем жить заново?
        - Думаешь получиться?
        - Никогда не поздно попробовать.
        Пора экзаменов пролетела быстро. Не говоря уже о том, как я их сдала. Результаты оставляли желать лучшего, но справка о том, что я сирота, открывала все двери. Я, как и Марина, и Артем, поступила в железнодорожный. На самом деле, мне по-прежнему было все равно. Я ничего не могла поделать с пустотой и безразличностью, которая поселилась во мне. Она ни на минуту меня не покидала. По случаю поступления, Марина и Артем, заметив мое ужасное состояние, решили помочь и позвали меня в ночной клуб. Я села в уголке и потягивала сок. С таким видом, будто это "Кровавая Мэри". Марина ушла танцевать с братом. Я оглядывала клуб. Ей-богу, ничего интересного. Громкая музыка, бешеные цены, все парни, да и девушки тоже, выпившие. Один такой выпивший подошел ко мне. От него пахнуло перегаром и водкой. Жуткий коктейль запахов.
        - Потанцуем?
        - Нет, - я поморщилась и отдвинулась на другой край столика, но парню явно хотелось со мной познакомиться.
        - Тебе не нравится, что я выпивший? Так у меня этот… ик… повод был. Я теперь студент! Давай, а?
        - Вали, - прошипела я и решительно направилась к выходу, но он ухватил меня за запястье и стал притягивать к себе.
        Идиот. Я наступила ему на ногу каблуком. Он завизжал и бросился к своим приятелям жаловаться на "фурию".
        - Все в порядке? - подскочил Артем.
        - Извините. Я пойду.
        Марина с сожалением посмотрела мне вслед.
        Ночь выдалось прекрасной. Я гуляла по городу и воспоминания оживали сами собой. Вот здесь, в парке, на фонтане, Леша первый раз меня обнял. Леша… Что-то смутное шевельнулось в душе, но сразу же уплыло следующим рейсом. Сейчас он мне казался простым, неинтересным. Ноги сами принесли меня к дому, где я провела свою жизнь. Я поднялась на этаж. Возле квартиры на коврике сидел… Рен. Я с трудом подавила желание кинуться ему на шею.
        - А я уж думал, что не дождусь тебя, - сказал он, поднимаясь.
        - Вообще-то я переехала и живу в другом месте с семьей. Я поступила в ВУЗ и не собираюсь бросать все и мчаться обратно. Я в принципе не собираюсь этого делать, - холодно сказала я, чувствуя, что у меня краснеют щеки.
        - Я понимаю и не собираюсь забирать тебя. У тебя здесь семья, родители, хоть и приемные, но все же, будущая жизнь. Я хотел сказать тебе спасибо за Волкова.
        - Откуда ты…
        - Все мое пребывание на троне отравлял Волков. Не знаю, зачем ему сдался Адронополь, но он упрямо пытался им завладеть. А после бала все начали расходиться, и я отправил Рэйти найти тебя. Через пять минут она прибежала с криками, что нашла труп. Мы с Костей ринулись туда и опознали Волкова. Потом Костя сказал мне, что вокруг места убийства очень много энергии его и… твоей. Я сначала не поверил, но потом, после того, как мы не нашли тебя, я понял, что ты вернулась домой. Я благодарен тебе за избавление от него.
        - Спасибо. Приятно слышать, что меня не считают убийцей.
        Я развернулась, чтобы спуститься вниз.
        - Я пришел не за этим.
        - А зачем? - я обернулась и обнаружила его в сантиметре от меня.
        - После того, как ты ушла, я понял, что мне очень кого-то не хватает.
        - Меня что ли? - усмехнулась я и встретилась с его глазами. - Что, тяжело колонны было передвигать?
        - Мне ТЕБЯ не хватало, а не твоей магии.
        Он притянул меня к себе и поцеловал. Жизнь новыми красками ворвалась в меня. Пустота исчезла. Испарилась. Словно ее и не было никогда. Я боялась пошевелиться, чтобы не спугнуть мгновение. Я чувствовала его теплые руки, скользящие по моей спине, его мерное дыхание. Он отпрянул и посмотрел мне в глаза.
        - Кажется, я люблю тебя, - тихо сказал он.
        - Кажется я тоже, - прошептала я, беря его за руку, и мы вошли в квартиру.
        Солнце утренним лучом скользнуло по мне и задержалось на лице. Пришлось открыть глаза, а так не хотелось. Во всем теле было ощущение легкости и чего-то еще. Может счастья? Эрик спал, свернувшись клубочком рядом со мной в кресле. Я встала и огляде6ла комнату. Пусто. Печальное подозрение закралось в душу. А может это был сон? Я прошла на кухню. Он сидел за столом и крутил на одном пальце кружку. Кружка каждый раз оборачивалась в миллиметре от стола, но ни разу не стукнулась. Вампир на обычной кухне смотрелся как-то непривычно, но так приятно снова видеть его, ощущать его рядом. Он заметил меня и повернулся. Если мои глаза светились счастьем, то его - наоборот. В них была тоска и грусть. При виде меня он улыбнулся, но как-то слабо. Я подсела рядом.
        - Колись, зачем пришел, - вместо приветствия сказала я.
        Кружка с горячим чаем переместилась ко мне на стол по воздуху.
        - Нет, я пришел не за помощью.
        - Думаешь я ничего не вижу? У тебя все на лбу написано.
        - Я пришел сказать, что я не могу жить без тебя и останусь с тобой, - выпалил он на одном дыхании и уставился в точку над столом.
        - Что? Уж не намекаешь ли ты, что собрался остаться в этом мире?
        Он кивнул в сторону небольшого рюкзака, стоящего в коридоре. Я смотрела на него не в силах что-то сказать.
        - Я долго думал и принял решение.
        - Ты головой думал или как? А как же твой народ, твой город, твой мир, в конце концов?! Ты же там вырос. Это твой дом!
        При этих словах его передернуло.
        - Лера. Когда ты ушла, я понял, что кроме тебя мне никто не нужен. И я готов идти за тобой даже в другой мир.
        - Я ушла, потому что обиделась и думала, что я для тебя просто игрушка, книжка, которую всегда можно взять с собой и которая всегда под рукой.
        - Это не так! - подскочил он. Стул с грохотом опрокинулся.
        - Теперь я это вижу. Если ты действительно решил бросить все то, что тебе дорого и привычно ради того, чтобы быть со мной, то это дорогого стоит.
        Он молча смотрел на меня, ожидая, что я скажу дальше.
        - Я тоже долго думала и приняла решение. Я возвращаюсь в ваш мир.
        Он крепко меня обнял.
        - Лера, ты золото.
        - Спасибо. Подожди десять минут. Я соберу вещи.
        Я бесцельно ходила по комнате, несколько раз переложив вещи с одного места на другое. Мысли никак не могли сосредоточиться. Я села на кровать. Он зашел и тихо сел рядом.
        - Это твой дом.
        - Нет. Где ты, там и мой дом.
        - Я…
        - Мне нечего делать в этом мире. Он…неинтересный. Тем более меня здесь никто теперь не держит.
        - А как же родители?
        - Они погибли. А что касается Марины и Артема… С ними можно будет встречаться на каникулах и по праздникам… Может еще по выходным.
        Он взял мою руку и крепко сжал.
        - Я пойму, если ты останешься. Они твоя единственная семья.
        Я перебирала пальцами медальон.
        - Я люблю их, но остаться не могу. Они…поймут…надеюсь.
        - Ты обязательно появляйся. Обязательно. Почаще. Хорошо?
        Я кивнула. Марина с трудом сдерживалась, чтобы не заплакать. Мы крепко обнялись. Сестра никак не хотела меня отпускать. Она все поняла и не обижалась, но разлука - это всегда тяжело.
        - Если с ней что-нибудь случится, я тебе уши оторву, - грозно пообещал Артем, разговаривая с Реном. Тот нервно кивнул. Ему явно не терпелось поскорей убраться, и он бросал мне умоляющие взгляды. - Береги ее, - смягчился брат и похлопал его по плечу.
        Мы распрощались. Вихрь снова закружил нас, пропустив через трубу. Мы стояли возле замка. Все было таким знакомым. Слуги беспрекословно открыли двери. В холле царила суматоха. Слуги бегали из одного угла в другой.
        - Куда? - орал Костя. - Не туда. Вот так левее.
        Картина, висевшая почти под потолком, сползала по стене то вправо, то влево, не попадая в равновесие. Слуги, стоявшие на лестнице, опасно покачивались из стороны в сторону. Я подняла руку и выровняла картину магией. Ко мне обернулись. Костя заорал так, что стены задрожали. Он крепко сжал меня.
        - Лера! Я так рад, что ты вернулась!
        - Ну вы же без меня картину не повесите.
        На его голос выбежала Саша. Увидев меня, она завизжала и кинулась обнимать.
        - Никогда больше так внезапно не исчезай. Я уже чего только не напридумывала.
        - Нейт, - позвал Рен вампира. - Накрой на стол. Жрать охота.
        Вампир послушно удалился. Я посмотрела на Рена. Он с удовольствием и с нескрываемой радостью смотрел на замок, на слуг. Все родное, близкое.
        - По-моему я сделала правильный выбор, - шепнула я.
        Он хотел что-то возразить, но я уже ушла в комнату.
        Солнце заглядывало в огромные окна библиотеки. Слепой дождь тихо стучал по стеклам, но мы его не слышали.
        - Не начинай! Умоляю.
        - Лера! Ты как ребенок. Тебе нужно получить образование.
        - Я не поеду. Я итак сдавала экзамены в обычном мире. А еще здесь не собираюсь!
        - Да пойми ты. Без экзаменов тебя не примут в Академию Чародейства.
        Я вздохнула. Наши разногласия утомили.
        - Ладно, но если я не поступлю, то пробовать больше не буду.
        Рен был рад и этому. На следующее утро я оседлала Элли и поехала в самую близко расположенную от Адронополя академию. Примерно день пути. День вступительных экзаменов был назначен на следующий день, на девять утра. К академии я подъехала поздно вечером и заночевала в лесу. Утром я смогла разглядеть академию во всей красе. Замок раскинулся на равнине и небольшом пригорке. Вдали, слева от него, простиралась река, сбегающая с вершин гор, находившихся позади меня. Шпили огромного замка отражались в солнечных лучах и в прозрачном озере по правую сторону замка. «Аня была права. Замок великолепен», - подумала я и решительно пересекла пригорок и поляну, отделяющие лес от замка. Чем ближе я подходила, тем больше мне нравился замок. Старинный, из серого камня, он величаво возвышался над землей. Дубовые двери были открыты нараспашку. Холл представлял собой огромное круглое помещение с колоннами в виде богинь. Они словно держали небосвод академии. По краям стояли два маленьких фонтана, охлаждая помещение. Потолок создавал ощущение бесконечности. Я невольно загляделась. Мои сапоги глухим стуком отдавались в
пустом помещении. От холла в разные стороны расходились коридоры и широкая лестница. В воздухе в метре от пола парил указатель. На нем было написано:
«Главный зал». Я только открыла рот сказать, что мне нужна приемная комиссия, как текст изменился на: «Абитуриентам пройти в Главный зал». Я прошла по мраморному полу по коридору и наткнулась на еще одну развилку.
        - Вот ell, - выругалась я на манер Рена.
        - Лера, - шикнул на меня кот.
        Здесь не было каких-либо указателей. Я свернула налево. Коридор не кончался. Мне попадалась картины на стенах. Я сначала подумала, что они двигаются, но потом поняла, что картины просто объемные. Коридор закруглялся. В конечном итоге я вышла на ту же самую развилку. Развернувшись, я пошла прямо, но и там меня ожидало разочарование. Тупик. Я вернулась и свернула направо. Коридор сужался. Вскоре я шла, не размахивая руками, а держа их рядом. Слишком узко было. Затем коридор вновь расширился, и я уткнулась в стену.
        - Да е-мое! Черт!
        Я посмотрела по сторонам. Вправо уходил коридор. Решив из принципа добраться до зала, я свернула. Мне показалось, что я шла вечность. Я переступила какой-то звуковой порог. Шум ворвался в уши. Я чуть не оглохла. Коридор закончился. Передо мной была…площадь. Самая настоящая. Даже по высоте. Потолок закрывала та же бесконечность, что и внизу, в холле. Только сейчас там якобы светило солнце. Здесь было жарко, но не от скопившегося народа, а от солнца. Оно действительно грело. По краям площади стояли небольшие полудома - беседки. В них стояли лавочки и столик. Вокруг каждой беседки росли настоящие деревья. Раскидистыми кронами они закрывали крышу и стены беседки. В центре площади стояло три фонтана, заключив центр в круг. Внутри кольца из трех фонтанов стояла статуя. На фонтанах сидели парни, девушки. Одни разговаривали, другие что-то читали. Все были возраста от шестнадцати до двадцати. Фонтан, казалось, был уже переполнен, но люди так и шли.
        - Заклинание параллели.
        Я повернулась на голос. Передо мной стоял парень лет двадцати. Он был на голову выше меня и смотрел сверху. Его светлые волосы были коротко подстрижены и, похоже, намочены, потому что они стояли мокрым ежиком.
        - Что?
        - Заклинание параллели, - спокойно повторил он. - Фонтан расположен на двух параллелях. В одной стоит маленький фонтан и он виден отсюда. В другой стоит огромный фонтан, но он не виден.
        - Круто.
        - Древняя магия, - гордо сказал он. - До сих пор не выяснено кем и когда была создана эта площадь. Некоторые говорят, что это создал первый директор Академии, другие говорят, что это сам замок. В общем, разное поговаривают.
        - Не могли бы вы мне показать Главный зал?
        - Абитуриент, - усмехнулся он. - Пошли.
        Он провел меня по одному коридору, выходящему с площади. Мы прошли через арку и сразу же на стене образовались огромные двери. Могу поклясться, что до арки я их не видела. Попрощавшись со своим проводником, я вошла. Внутри показался проход. Пройдя по нему, я уткнулась еще в одну дверь. Огромные двери высились до самого потолка. Возле дверей вереницей стояли абитуриенты. Они перешептывались и испуганно поглядывали на дверь. Я пристроилась в конце очереди. Передо мной стоял парень лет шестнадцати. Он постоянно крутил своей головой то налево то направо. Наконец я не выдержала.
        - Может хватит? А то у меня уже голова кружится?
        - Извини. Просто я очень волнуюсь. Конрад. Для друзей просто Коди, - он протянул руку.
        - Валерия. Для друзей просто Лера.
        Он рассмеялся.
        - Чудное у тебя имя.
        - Имя как имя.
        Больше мы не разговаривали. Очередь двигалась очень быстро. Через полчаса я уже стояла у дверей. Дверь открылась, и выбежала девушка, визжа: «Я поступила!». Я вошла и закрыла дверь. Зал был огромен. Потолок с уже знакомой мне бесконечностью был настолько далеко, что даже шея затекла, когда я на него смотрела. У противоположной стены стояло десять столов. За каждым сидели экзаменаторы. Абитуриенты показывали свои способности. Один заставил вспыхнуть бумажку. Другая заставила ее парить. Я подошла к свободному столу и села. Женщина посмотрела на меня поверх очков.
        - Имя, фамилия.
        - Лера. Тихонова.
        Женщина что-то чиркнула на листке.
        - Обычный мир.
        - Нет.
        Она пристально на меня посмотрела. Я машинально поставила блок.
        - Неплохо. Для двухлетнего ребенка. Ужасный блок. Если вы вздумали обмануть приемную комиссию, зря.
        Она кивком поманила кого-то. К столу подошел высокий мужчина. На нем была темная мантия. Несмотря на то, что в зале не было ветра, она слегка развевалась.
        - Обычный мир, - повторила она ему.
        Мужчина нахмурился, взял меня за руку и провел через стену в другую комнату. По сравнению с залом она была намного меньше. Кабинет был средний, с множеством книг и каких-то предметов.
        - Садитесь, - сказал он, указывая на стул. Голос был властным и строгим.
        При свете солнца я разглядела его. На вид ему не больше сорока. Темные волосы с проседью. Челка падала на лоб. Он иногда сердито ее смахивал. Голубые глаза смотрели оценивающе. Они словно сканировали меня. Мне стало не по себе. Больше всего на свете мне хотелось драпануть подальше от этого человека, но ноги сами приросли к полу.
        - Показывайте, - спокойно произнес он.
        - Что?
        - Алима.
        Я молча достала из-за пазухи мышку и положила на столик рядом. Мужчина подошел и бесцеремонно взял его на руки. Эрик сжался в комок под его пристальным взглядом.
        - Как вы попали в мир чародеев?
        - С помощью зажигалки.
        - Подробнее.
        - Я гуляла по парку и нашла зажигалку. Я зажгла ее и в этот момент подумала, что хочу домой. Меня перенесло к вам.
        - Как вы поняли, что попали в мир чародеев? Кто вам помогал?
        - Мне алим сказал.
        - И по совету алима вы решили поступить в Академию? - усмехнулся он, все еще не выпуская Эрика из рук.
        - Нет. Мне знакомый помог.
        - Фамилия, имя.
        Я молчала. Мужчина посмотрел на меня, прожигая взглядом.
        - Аня. Фамилию я не знаю.
        - Хорошая ложь. Главное невозможно проверить.
        - Это правда!
        - Докажите.
        - Не могу. Аня умерла.
        - Совсем хорошо. Молчаливый свидетель. А может нам вызвать ее? Вот и поговорим, - иронично спросил он.
        - Не смейте! - рявкнула я так, что сфера, стоящая на столе, взорвалась тысячью осколков.
        - Интуитивная магия, - пробормотал он. - Интересно.
        Он положил моего алима обратно, подошел к столу и прошептал заклинание. Осколки сферы не шелохнулись. Он обернулся.
        - Сделай ее целой.
        - Я не умею.
        - Ты знаешь заклинание.
        Пришлось согласиться.
        - An!
        Осколки поползли друг к другу, образуя сферу. Трещины стали исчезать. Сфера стояла как новая. Мужчина долго смотрела на сферу. Я уже хотела втихую сделать ноги, но он спросил:
        - Адриан - это кто?
        Я замерла. Язык прилип к горлу.
        - Друг.
        Мужчина неотрывно смотрел на сферу.
        - Вампир - Правитель? - он поднял брови и вопросительно посмотрел.
        Я кивнула. Он снова смотрел на сферу, но, видимо, не нашел там больше ничего интересного и повернулся ко мне.
        - Ваша цель обучения? - его голос изменился. Он стал мягче и добрее.
        - Стать дипломированной чародейкой.
        - Что ж. Вы приняты.
        Я вздохнула. Ура.
        На площади ко мне подошел Коди.
        - Поступила?
        - Да.
        - А чего так долго?
        - Да мужчина какой-то меня допрашивал.
        Коди остановился, побелел.
        - С темными волосами и челкой, падающей на лоб?
        Я отметила про себя, что странно спрашивать именно это. Почему не глаза, например?
        - Да.
        - Это был директор. Ты что, из обычного мира?
        - Ну…да.
        Я ожидала какой угодно реакции, но не такой. Он подскочил как ужаленный и скрылся. Решив не обращать на это внимание, я вышла из замка. Погода стояла великолепная. Июль развернулся вовсю. Солнце вылезло на небо и явно не собиралось прятаться, а ведь еще утром было так холодно. Может это особенности этого мира? Насвистывая, я пошла к своему вчерашнему месту остановки. Там меня ждала Элли. Каково же было мое удивление, когда я увидела возле андра своего утреннего знакомого.
        - Привет. Приняли?
        - Да.
        - А правда, что андры очень выносливые?
        - Ага.
        - Здорово. Можно прокатиться?
        - Вряд ли позволит сесть.
        Он вскарабкался. Элли не шелохнулась. Но стоило ему дернуть поводья, как она встала на дыбы и скинула его на землю.
        - Я же говорила.
        Парень встал, отряхнулся, и протянул руку.
        - Артур.
        - Лера. Да, кстати, я из обычного мира, - решила я внести ясность сразу.
        - Ясно. Уже успела познакомиться с первокурсниками. Все одинаково реагируют. Убежал?
        Я кивнула.
        - А что в этом такого?
        - Понимаешь, чародеи странный народ. Могут породниться с чертом, но испугаться обычного человека. В наши головы столько лет вкладывают чепуху насчет того, что обычные люди опасны, глупы, и нужно избегать с ними общения.
        - А ты в это не веришь?
        - Конечно нет. Если ты поступила, значит, ты чародейка. И не все ли равно, откуда ты? Хоть из Адронополя, - рассмеялся он.
        Я на секунду задумалась, почему он назвал именно этот город, но потом выбросила это из головы, как ненужную информацию. Мы с Артуром расстались друзьями.
        Пыль столбом вылетала из-под копыт лошади. Элли неслась галопом, наслаждаясь возможностью бежать не останавливаясь. Ветер ласкал лицо. На губах блуждала улыбка. Вечером я приеду домой…к Рену, Саше… Их довольные лица так и стояли перед глазами. То-то они обрадуются, когда узнают, что я поступила, а Рен, даже поцелует… в библиотеке… наедине. Мерный стук копыт отдавался в голове. Мысли не сосредотачивались ни на чем. Я была абсолютно счастлива. Я будут жить рядом с тем, кого… люблю. Жизнь - какое прекрасное слово.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к