Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Крис Оливия: " Невероятные Истории Российской Глубинки " - читать онлайн

Сохранить .
Невероятные истории российской глубинки (сборник) Оливия Крис
        «Полина все сделала так, как научила ее тетя Валя. Накануне вечером в ночь перед рождеством наносила воды в баню сама, как следовало по условиям ворожбы. Истопила баню тоже сама и в двенадцать ночи вошла раздетая в нее. Набрала в тазик горячей воды, окунула в него новый березовый веник и проговорила: «Суженый мой, ряженый, войди ко мне!» И так три раза, при этом каждый раз вынимала веник и снова окунала его в горячую воду. На третий раз все в бане зашумело, загудело, и тазик с водой закачался, громыхая и расплескивая кипяток, словно страшно разъярился на что-то. Веник поднялся вверх и под самым потолком начал выделывать разные кренделя...»
        Оливия Крис
        Невероятные истории российской глубинки
        НЕУГОДНЫЙ КВАРТИРАНТ
        Эта история носила настолько невероятный характер, что первоначально в нее я не поверила. Но не верить своему сыну я не могла. Виктор рос мальчиком правильным, не терпящим лжи и ханжества. Шишек много набил на лбу этими ценностями, но всегда следовал своим убеждениям и взглядам. Вот что рассказал мне мой сын.
        Женившись на девушке из Сибири, они познакомились в Москве, вскоре переехали к ней на родину в небольшой городок Лесосибирск. Поживши некоторое время вместе, жизнь показала ему, как далеки были придуманные красивые представления отношений между Виктором и будущими родственниками от отношений реальных. Разные взгляды, темперамент и менталитет сделали свое дело. Ушли молодые на съемную квартиру поздней осенью. В силу финансовых затруднений, молодожены в выборе нового жилья не были столь прихотливы. Выбор пал на двухквартирный пустующий деревянный дом. Виктор и Надежда ничего не знали об этом доме и их жильцах. Вначале все шло своим чередом. Спустя некоторое время, Надя родила красивого и крепенького мальчугана.
        Соответственно и имя дали ему красивое и громкое - Степан.
        Однажды после смены, Виктор отдыхал с приятелями у себя на квартире. Пили пиво, смаковали воблу, предварительно отбив ее о краешек стола, играли в карты. Степа тихо сидел на диванчике, смотрел мультфильмы. Вечерело. Мельком глянув на притихшего Степана, Виктор напрягся. Большие глаза мальчишки что-то рассматривали в углу комнаты.
        - Степа!- позвал Виктор сына как можно тише, чтобы не напугать ребенка.- Ты что там так рассматриваешь в углу?
        Не отводя глаз, ребенок махнул Виктору ручкой.- Папа! Смотри, там дедушка сидит. Он сердитый. Смотрит на тебя нехорошо… - Степа почти шептал.
        - Ну что ты… Тебе малыш показалось. Смотри, я сейчас подойду к углу,- Подойдя ближе к кровати, куда указывал Степка, Виктор поводил руками.- Видишь? Здесь никого нет!- На сердце у него стало как-то грустно. Непонятная тревога заполняла его душу.- Что за ерунда. …Быть такого не может. Правда, умер старик тут недавно, так, сколько жили здесь, все было нормально. Виктор прижал к себе сынишку.- Степка, там никого нет. Дедушка давно умер, я с тобой рядом. Давай поищем другие мультики? А туда ты не смотри, ладно?
        Мальчик кивнул.- Ну, вот и славно. Скоро мама придет, тебе что-нибудь хорошее принесет. Что ты хочешь?
        Степа, косясь в дальний угол, проговорил.- Машинку.- И, помолчав немного, добавил,- И новый пистолет.
        - Отлично! И машинку, и новый пистолет ты сегодня получишь.
        Приятели вскоре ушли. Наде он не стал рассказывать о том, кого или что видел Степка. Утром, как всегда, жена, одев себя и сынишку, вышла. Она работала во французско-российской косметической фирме менеджером и Степку по дороге отвозила в садик всегда она. Виктор отсыпался. Ему в ночь на смену. «Что это?» - лихорадочно проскользнула мысль.- «Не фига себе!» - кто-то яростно сдавливал ему горло. Схватив руками того, кто напал на него, Виктор пытался отбиться. Но не тут-то было.… Этот кто-то с неимоверной силой сжимал его горло, вдавливая все больше в кровать. Схватка была смертельной! Не знаю, что помогло моему сыну: то ли спортивная сноровка, то ли мелькнувшая мысль о Боге, но ему, почти потерявшему сознание, удалось-таки вывернуться из-под невероятной силы невидимого существа. Шатаясь, Виктор кинулся в коридор, схватил веник, облил его керосином и поджег…
        - Ах ты, сука!- хрипло кричал Виктор,- ты что? Что я тебе сделал такого, что ты решил меня удавить?!- размахивая самодельным факелом, он бегал по всем комнатам и кричал.- Не дай Бог, если что-то сотворишь с моей женой или сыном!!! Сожгу и дом твой поганый старикашка и тебя!!! Если еще раз услышу твои громкие стуки или громоподобное шарканье на чердаке, пеняй на себя! Я не виноват, что тебя некому было по-людски похоронить. Хочешь, чтобы твой дом был цел, давай жить мирно, или… Я сказал, шутить не буду. Спалю все к чертовой бабушке, куда денешься потом? Смотри у меня, со мной шутки плохи!!!
        Еще долго не мог угомониться Виктор. Вскоре, они поменяли квартиру. Он так и не сказал жене, что чуть не умер от руки духа умершего. Видно тому, не понравилось, что в его доме пили и играли в карты. Думаю, и слова скверные слышались от приятелей.
        Но, с тех пор, как прозвучали угрозы спалить дом, все стихло. Страшных звуков на чердаке, странных завываний по ночам и скрипа полов больше не возникало. Видно, смирился покойный, побоявшись сгореть вместе с домом. А привидение-то видел только маленький Степка….
        ЖЕНИХ С ТОГО СВЕТА
        Богатой была свадьба, красивой и долгожданной. Катерина наконец-таки дождалась своего любимого Олега с армии и теперь, наслаждалась шумом и разнобойным поздравлением в ее адрес с долгожданным законным браком. Казалось бы, счастью не было конца. Но молодым надо все и сейчас. А коль наши молодожены среднего достатка, то и мечты свои, чтобы воплотить в жизнь, необходимо осуществить только путем непосильного труда. Чтобы заработать деньги надо лишить себя необходимого медового месяца. Коротким был этот месяц. Буквально спустя неделю наш новоявленный новобрачный, скупо уронив на любимое плечо жены, слезу, укатил в большой город добывать деньги на дом и в доме том путем трудоемких и, порой безрадостных, трудов. А где еще можно заработать быстро и неплохо, как не на стройке? Естественно, выбрав подходящую, на его взгляд, строительную компанию, приступил к осуществлению семейной мечты. Стропальщик, профессия тоже нужная, тем более без особых навыков и учений. Показали, что надо делать, как и что выполнять и, будь добр, трудись!
        Одна радость, в наш век продвинутого прогресса, можно с любимым говорить каждый день, и даже час. С трудом Катерина дожидалась вечера, чтобы снова услышать по телефону такой родной и любимый голос своего мужа.
        В этот вечер ничего не предвещало страшного. Обычный вечер, правда, голова немного побаливала. Накануне своей смены Олег вместе со всеми приятелями и соседями по рабочему вагончику отмечал день рождения Михаила. Парень из соседней области, молодой и, как Олег, недавно пришел из армии, но вначале решил накопить денег, а потом жениться. Они сдружились, и даже подумывали открыть свое дело, конечно в случае накопления денежных средств.
        Резкий крик друга оборвал мысли виновника недавнего торжества, Михаила. Липкий пот пробил моментально. Рубашка неприятно прилипла к горячему телу. Внизу, на куче строительного хлама, распластавшись, лежал Олег. Тело неестественно застыло в невообразимой позе.
        «Вот и справили день рожденья!» - мелькнула мысль у парня.- Что же будет с молодой женой Олега? Ведь не налюбовались же еще, не нарадовались супружеской любовью.… Перекрестившись машинально, он стал спускаться вниз…
        - Черт! Надо же, с девятого этажа свалился… - кто-то говорил, сожалел и ахал.
        - Как же он так не осторожно.… Такой парень был хороший, непьющий и так любил жизнь!
        Смотреть дальше на погибшего не было сил. Голова сплющилась, и серое вещество назойливо выдавалось из расколотого черепа… Ужас!!! Михаила стошнило. Недолгим была дружба, но надолго останется в памяти веселый и честный парень по имени Олег. «Надо сообщить жене» - снова мелькнуло в голове Михаила. Где-то в глубине души пришло сознание, что виноват был и он.
        Горю не было конца… Густые черные волосы молодой женщины обелила ранняя седина. Утешения родственников и подруг были напрасны. Чахнуть стала Катерина. Как-то одним вечером, видит она знакомую фигуру. Сердце обмерло ее, то шел к ней муж любимый.… Встать Катя не может, ноги ватные, руки дрожат, голос осип, но тянется корпусом всем навстречу милому образу…
        Замечательно все было, но соседи стали подмечать, что Катерина сохнет и блекнет с каждым днем.
        - Катька! Ты что творишь-то с собой?- невыдержала как-то одна из соседок, баба Гаша.
        - А что? Что вы имеете в виду?- полусонно ответила молодая женщина.- Я счастлива. Муж мой рядом, что мне еще надо? А то, что я так выгляжу, так сейчас это модно быть худосочной. Не то, что некоторые… - она с тоской взглянула на красивый большой дом с резным палисадником, в котором проживала Валентина. Девушка росла бойкая, кровь с молоком, с завидной русой косой и черными как смоль бровями. Загляденье, а не девушка! В сердце кольнуло, ревность закралась в грудь и неожиданно живо набирала силы.
        - Так, знаем мы про худосочных и разных там дамочек, которые в постоянной диетической агонии и вечно голодных. Я про тебя сейчас речь веду. Что-то ты, девка, скрываешь! Про худобу твою молчу я. Ты, когда последний раз в зеркало глядела? А? молчишь! Правильно. Потому что смотреть не на что. Кроме костей и кожи, мордочка твоя стала на старую половую тряпку схожа. Ты не просто бледная, кожа на лице, да и везде пожалуй цвета пепла и посмотри,- соседка тыкала пальцем выше локтя,- дряблая и никчемная. Даже я, пенсионерка, выгляжу куда моложе тебя! Так что не таись, рассказывай, что у тебя там с Олегом? Только ради бога не говори мне, что ты не спишь по ночам от любви его страстной. Никто тебе не поверит. От страсти глаза горят, а у тебя.… На погост, покрасивши и получше возят.- Баба Гаша твердо намеривалась выслушать Катерину.
        Катя, помаявшись, начала рассказывать. Сначала по щекам ее бледным потекли крупные слезы. Потом, прокашлявшись, теребя носовой платок, приступила к печальной истории, вернее, продолжению истории о долгожданной семье.
        - Все бы было хорошо баба Агашенька, если бы не ночные кошмары. Олег целую ночь напролет сосет мою грудь. Мне очень больно, даже плачу, а он - ни в какую, сосет себе и сосет, пока не уснет. Вот куда уходят мои силы.- Катерина всхлипнула. Ее поблекшие глаза вспыхнули слабым огоньком.- Ох, бабулечка моя, я не знаю даже куда мне идти и кому жаловаться… Скорее бы уж умереть. Свет стал не мил,- она опять залилась слезами.
        - Ты погоди, девка, слезы лить и послушай умудренных жизнью старух как я! Ты погляди-ка на нее! Умереть она задумала! Ты что? Надо придумать такое ему, твоему лживому супружнику, чтобы неповадно было ему молодых женщин мучить да кровь сосать! Ишь ты, кровопивец, какой!- возмущению старухи не было конца. Она долго материла Олега разными скверными словами, плевалась и тут же обнимала Катерину.
        - Ты, девка, послушай-ка меня. Все твои ночные утехи, дрянь! Так и в самом деле концы отдашь. Я помню, еще в девичестве, тоже похожий случай был.… Ох, и намаялась тогда молодуха одна, как и ты сохла с каждым днем. Чуть богу душу не отдала. Так вот, противоядие этому кровопийце есть. Я потом тебе расскажу и всему научу. Ты как вечер наступит, и вы спать ляжете, посмотри невзначай на его ноги. А завтра расскажешь мне все без утайки. А потом видно будет, что и почем… - Старуха, мотнув головой и загадочно прищурив глаз, удалилась.
        Вечером, как правило, после всех хозяйственных вечерних дел, Катерина, приняв освежающий душ и выпив чуть теплый чай с мятой, улеглась. Звук секундных стрелок приближал к заветному часу, когда приехал из города Олег. Работа у него там была, автоэлектрик в ремонтной мастерской. Доход был, не ахти какой, но она была рада тому, что Олег ее рядом был.
        - Привет дорогая,- целуя жену, приветствовал Олег.- Скучала? Я очень.
        С этими словами мужчина последовал в ванную, умылся. Ужинать не стал, сразу лег к ней в постель. Ласки были не долгими, Олег вскоре переключился на ее соски. Больно прижавшись к израненной груди, буквально впился и стал усиленно сосать. Пронзительная боль и тупая слабость охватили ее тело и разум. Насытившись, Олег отвернулся к стене и засопел. По ее ослабленной груди тонкой струйкой стекала теплая кровь. Соленые слезы коснулись сухих губ. Горечь досады и разочарования наполнили душу Кати, счастья которого ожидала она, нет и, вероятно никогда не будет. Не такой она ждала семейной жизни.…Не такой! Наплакавшись изрядно Катерина вспомнила слова бабы Гаши и тихонько поднялась. Откинула одеяло и вгляделась на ноги мужа.
        - Ой!!!- Девушка быстро зажала рукой рот. То, что она увидела, повергло ее в стойкое оцепенение. Пот холодный и липкий пробил ее всю до костей - Боже! Боже!- шептала она безумно. В низу под одеялом, где предполагались ноги Олега, вздрагивая в такт храпа, виднелись копыта некого животного. Тело мужа покрывали густые волосы. Все! Дальше она не стала рассматривать, дикий ужас и животный страх заставил ее закрыть глаза и лежать до рассвета. А утром, как ни в чем не бывало, муж, наскоро позавтракав, поспешил на работу.
        - Ну! Рассказывай Катерина, что узнала? Видела ли ты что-то такое, чему напугалась?- Баба Гаша с нетерпением и даже как будто заранее знала, что услышит от молодой женщины.
        Все рассказала Катерина: и о ногах с копытами и волосистости мужа и крови стекавшей с ее груди.
        - Я так и знала! Я даже уверена была, что это Катька, не муж твой был! Это сатана!!! Ишь ты, прикинулся мужем твоим и кровушку твою сосал изверг! Ну, ничего, Катерина! Мы еще повоюем, будь спокойна! Благо знаю, как этого беса отводить, повадно не будет. Ты Катька слушай и запоминай, что говорить буду. Сделай, так как я скажу и спасешься. Главное, чтобы эта нечисть поверила в то, что будешь делать! Не ошибись, детка.
        Все сделала Катерина так, как научила ее старуха. Вечером девушка, как это было раньше, не легла спать, а насыпав пару горстей конопляного семя себе на подол фартука, села на крылечке в ожидании супруга. И как только увидела знакомую фигуру мужа, набрала полный рот семя конопли. Щелкая семя, тщательно вычесывала волосы густым гребнем. Длинные распущенные волосы легкой волной колыхались в такт ее руки.
        - Ты что делаешь, Катя?- голос Олега заметно дрожал.- Что у тебя во рту?
        Молодая женщина сосредоточенно щелкала зубами коноплю и еще усердней чесала волосы гребенкой.
        - Ой, родненький ты мой! Не знаю, что случилось. Развелось столько вшей! Вот посоветовали мне их счесывать и бить. Но я не успеваю эту заразу бить, приходиться во рту их зубами давить. Слушай, такая гадость! Давлю и давлю, а их не перечесть и не передавить…
        Не успела Катерина закончить фразу, как скорее почувствовала, чем увидела. Олег ее, резко взвившись в воздухе, поднялся выше дома и испарился. Долго еще оседали листва березы и пыль на землю. Только гул дикого зверя отдавался эхом в голове, но это был спасительный гул. Гул свободы и облегченья…
        - Все, Катерина. Ты спасла свою душу и жизнь. Набирайся силы и живи спокойно, больше эта нечисть тебя не тронет. Слишком они не любят грязных и вшивых людей. Брезгуют зараза еще.… А у тебя вся жизнь впереди. И за муженька своего, преждевременно погибшего, молись! В церковь сходи да свечи поставь за спасение и упокой души погибшего. Душу его спасать надо…
        ФАТА ДЛЯ МЕРТВОЙ НЕВЕСТЫ
        Звонок телефона раздался звонко и неожиданно. Было почти двенадцать, но для меня это все равно было рано. Ложилась и вставала я относительно поздно. Зачем спешить и куда? Работала в основном во второй половине дня. Мой секретарь Алисочка была девушкой компетентной и пунктуальной. Днем она вела прием клиентов, записывала в особый журнал и отвечала на звонки. Я экстрасенс, и моя работа заключалась в помощи нуждающимся людям. Шли в основном женщины. Среди незначительных просьб погадать или провести особый ритуал в улучшении энергетической ауры, вернуть удачу или успех в бизнесе, были и настоящие обращения. Честно говоря, мне было скучно в последнее время. Дамочки были, амбициозные, сами палец о палец не хотели ударить для своего благополучия, а все туда же - стремились обрести все и сразу. Вот и сегодня. Судя по ответам моего секретаря, я вздохнула, придется работать как всегда. Естественно мне немного было обидно. Я не считала, я чувствовала, точнее, была уверена в том, что мои способности были намного выше. Но что я могла поделать? Клиентам было нужно банальное и распространенное по всем канонам
гадание. Фыркая теплой водой, я приняла легкий душ. Ладно, успокаивала я себя, это же мой заработок. Вот, соберется нужная сумма денежных средств, я открою фирму, какую-нибудь или салон красоты. Ну и пусть что этих салонов развелось как собак нерезаных, зато буду всегда ухоженной и с немыслимой прической. А то - я провела растопыренными пальцами по короткой стрижке. Специально стриглась коротко, ибо безумно тяготилась посещениями салонов всяких и шопингов. Это было мое тяготение с детства. Чего не любила, того не любила…
        - Марта!- это мое имя в миру, простое и звучное.- Там вас женщина спрашивает. Говорит, что приехала с другого города. Очень просила вас принять. Что мне делать? Записать ее в журнал или примете все-таки?- Алиса покачала головой,- видно припекло женщину. С виду, такая молодая, а глаза как у старухи…
        - Хорошо. Скажи приму. Пусть подождет минут тридцать,- бросив банное полотенце, прошла в комнату. Кофе как всегда горячий и крепкий ожидал меня на маленьком подносе. Наспех проглотив несколько глотков, я оделась. Черный прозрачный балахон надела поверх костюма. Подвела на глазах черные стрелки, обязательный для моего статуса макияж, легко коснулась красной помадой и вышла в комнату для приема.
        Комната, как всегда, ожидала меня своим таинственным и своеобразным видом. Свечи горели, легкий аромат сандалового масла проникал во все уголки приемной. Я неспешно прошла в дальний угол комнаты и села. Кричаще алело красное покрывало на столе. Хрустальный шар поглощал все блики отсвечивающих фигурок и статуэток. Все, я была готова.
        - Алиса, можешь звать клиентку,- тихо проговорила я.
        Махнув в согласии, Алиса ввела женщину. Да. Эта женщина действительно прожила горькую жизнь. Интересно сколько ей лет? Думаю лет шестьдесят. Нет, ошибаюсь. Волосы седые, а морщин мало и глаза горят, пусть и грустно. Так все, надо настроиться и проникнуть в ее вопрос.
        - Присаживайтесь. Вам тяжело, вы пришли за вопросом и ответом? Можете задать мне интересующий вас вопрос. Хотя я, пожалуй, знаю, что вас терзает. У вас загадочным образом погибла дочь. Ей всего шестнадцать. Вам сказали, что она покончила самоубийством. Верно?
        Женщина кивнула.- Да. Повесилась.- Но я,- она вдруг оживилась,- Я не верю им! Не могла моя доченька наложить на себя руки! Не такая она, чтобы вот так вот, ни с того ни с сего, себя лишать жизни! Она знаете, какая была? Она меня защищала от моего мужа. Всякое бывало, и пьяным приходил и меня иногда поколачивал.… Но, девочка моя всегда мне внушала, что жизнь дается однажды. Я ей верила. Она моя кровиночка, верила в добро, надеялась на лучшее и меня к этому призывала. Нет! Она не могла так поступить с собой. Ее убили. И я хочу, чтобы вы сказали мне точно, правильно ли я думаю…
        - Минуточку!- Я сфокусировала свой взгляд на шаре. Взглянула в глаза клиентки. Туман…медленно надвигался туман. Знакомое мне ощущение. Значит, я сейчас увижу те загадочные события с девушкой. Голова кружилась,…комнату накрыл густой туман, тело мое сжал ледяной холод и, я погрузилась в знакомую и такую леденящую душу пропасть. Тяжело, но этот контакт был безумно необходим, иначе как бы я могла общаться с потусторонним миром.
        Вижу,… к молоденькой девушке заходит девушка чуть старше ее возраста. Настойчиво убеждает ее уехать с ней в большой город. Заверяет ту, что в городе легко заработать большие деньги. Можно помочь и маме и себе. Надо только набраться храбрости уйти из дома. Зачем беспокоить родителей? Потом по телефону можно объяснить все…
        Девчонка сопротивляется. Она не может вот так вот просто уйти из дому ничего, не объяснив маме.…У нее сердце больное….
        - Хорошо,- говорит старшая,- пусть будет по-твоему. Но сначала напои хотя бы парня чаем, который приехал издалека. Небось, и есть хочет, и умыться с дороги. Ты как? Впустишь человека-то?
        - Ну, не знаю…
        Парень и девушка перемигиваются. Что-то нехорошее промелькнуло в глазах гостей… Туман сгущался. Все. Я открыла глаза. Слезы крупными каплями стекали по щекам клиентки. Гримаса горечи отпечаталась на лице четким контуром. Я снова напряглась…
        …Вот крепкие руки парня тянут девчонку и поднимают ее над полом.…На шею накидывают петлю из бельевой веревки. Смертельное сооружение сотворила другая девушка, старше молоденькой хозяйки… Хрупкое тело безжизненно дернулось. Все. Жизнь ушла…
        - Что!? Кто же убил мою девочку?- тихо спросила женщина. Глаза были сухие, тонкий след от слез бедно отсвечивался от хрустального шара. Горе матери иссушили жизненные силы, и останки чуть теплились в ее глазах.
        - Ее убила подруга ее с молодым человеком. Они хотели забрать ее силой в сексуальное рабство. Но… ваша дочь не оставила вас. Они ее повесили…
        - Почему? Зачем ее в рабство хотели забрать? Она же хорошей была девочкой! Послушной была и доброй…
        - Да. Она была девочкой хорошей. Только понравилась она одному молодому человеку не совсем хорошему, скажем так. Он и затеял все. Деньги подружке заплатил немалые.… Но обмануть не смогли. Дочь очень вас любила…
        Необъяснимая тревога не покидала меня. Мне казалось, что я что-то клиентке недоговорила.… Вроде бы все сказала, но ощущение смятения не уходило.
        Ночью, после трех часов я резко открыла глаза. В ногах моих, держась за спинку кровати, стояла девушка. Несмотря на прозрачность образа, я узнала ее. Это была та девушка на фотографии, которую повесили. Испугаться я не успела. Погибшая девушка тут же заговорила, скорее, попросила меня об одной услуге…
        - Марта.… Спасибо что вы рассказали правду маме моей. Помогите мне и ей еще раз. Скажите моей маме, чтобы она передала мне фату. На мне платье белое, почти как у невесты, а фаты нет…
        - Как?- вымолвила я с небольшим опасением. Образы умерших я видела, но вот так вот разговаривать с ними.… Да еще сама объявилась.… Этого требуют больших нервов и контроля, скажу вам честно… Волосы мои, как казалось мне, шевелились. Она знала мое имя…
        - В субботу будут хоронить парня. Он проживает по адресу… - она назвала мне адрес,- пусть ему мама передаст фату для меня. Он передаст, не переживайте. Это мой будущий жених…
        - Откуда вам известно…
        - Известно. Он погибнет в автокатастрофе. Верьте мне. Это так.
        Все было так, как сказала мне умершая девушка. Фату купили и передали родителям неожиданно погибшего сына. Правда, уговаривать их долго пришлось. К своему удивлению, действительно, в субботу состоялись похороны. Прошла неделя, и я получила письмо от моей клиентки. Ей приснилась дочь, благодарила ее, просила не волноваться, все у нее хорошо. А с подругой ее случилось вскоре несчастье, утонула. Но это уже другая история.
        СУЖЕНЫЙ МОЙ, РЯЖЕНЫЙ
        Тетка Нюра готовилась к празднику целую неделю. Вымыла чисто окна. Повесила новые тюлевые занавески. Перестирала все, что можно было. Традиционно готовила праздничные блюда из мяса недавно заколотого поросенка. Дочь ее, Полина, весело напевая песенку, гладила белье. Глаза девушки лучились счастьем.
        - Ты дочь, смотри там.… Боюсь я, чтобы не сглазил кто. Сама понимаешь, не каждый день выходишь замуж…
        У Полины зарделись ало щеки.
        - Ну, что ты! Мамуля! Брось свои устаревшие предрассудки и давай лучше поговорим о свадьбе. Столько всего надо! Подружки мои думаю, завидуют! Я первая из нашего класса замуж выхожу. Главное, учиться на факультете будем с ним вместе, помогать друг другу. Ой, мамулечка, я так счастлива! Мое сердце так и колотится…
        - Вот-вот! А я о чем? Подружки завидуют тебе, это и к гадалкам не ходи! Жених завидный, москвич! Чего же не завидовать им? Родители вон и квартирку вам подарят. Ничего что маленькая - зато своя. Сейчас такие цены за комнатенку берут бешеные, а у тебя своя будет. А на сердце у меня тревога дочь, неспроста. Я доченька боюсь, что что-то помешает тебе быть счастливой! Ох, недаром мое сердце ноет, ох недаром.
        - Мамуль! Расслабься! Девчонки мои хорошие девушки. Они сами мне советовали с ним познакомиться. Я же тебе говорила уже. Соседка наша, Оля, это она нас и познакомила. Если бы она не желала мне добра, то не только не познакомила, на пушечный выстрел не подпустила, и для себя приберегла бы такого завидного и красивого жениха. Но я не о том. Мам, я выхожу за Алексея не из-за того, что он москвич, нет. Люблю его… Я, как увидела его, тут же с первых минут влюбилась. Мое сердце так забилось в ту минуту, думала что выскочит. Его голубые глаза так и пронзили меня.… А улыбка! Ты не представляешь, мам, она меня сразу сразила, наповал.
        Полина радостно засмеялась. Мама кивала ей, в волнении любуясь своей девочкой.
        Стук в дверь, неожиданно оборвал их душевный разговор.
        - Надо починить звонок в двери, а то я пугаюсь внезапного стука. У меня ассоциация возникает другая, говорила Нюра, открывая дверь соседке.
        - О! Привет честному народу!- шумно говорила соседка Валентина, мама Оли.- Что? Мечтаете о чем-то? Спорю, что говорите о предстоящей свадьбе! Так? Угадала?- она нарочито засмеялась.
        Неприятный смех Валентины тяжело отозвался в груди Полины. Она видела, как маму передернуло от появления соседки. Эта нагловатая женщина каждый раз по-разному появлялась в их квартире и, что самое интересное, в самый неожиданный момент. И всякий раз природная тактичность и хорошее воспитание Нюры не давали выставить нежеланную соседку за дверь или сказать «нет» на ее безапелляционное вторжение.
        - Валентина, о чем ты? У нас дел по горло. Праздники на носу, надо прибраться, надо кое-что наготовить. Гости не станут ждать, когда сварится, блюдо должно заранее приготовлено и оформлено. Рождество все-таки…
        - Ты, Нюрка не юли! И готовишь ты не столько к рождеству, как своим столичным гостям. Хочешь показать какая ты хозяйка хорошая. Что, правда, то, правда, хозяйка ты отменная. Ладно, делай, что делаешь, мне то что? Я вот по другому делу пришла. Пожаловаться хочу. Ольга моя, совсем глупая! Такого жениха отдала твоей девке! Да, господь с ним, я о другом.
        Валентина повернулась к Полине.
        - Ты, вот что. Не хочешь ли ты милочка узнать свою судьбу наверняка?
        Две пары глаз матери и дочери впились в соседку. Лицо Нюры побледнело.
        - Думаю, ни к чему Полинке узнавать судьбу да перед самой свадьбой. Зачем гневить судьбу, если она сама дает такой великолепный шанс.
        Глаза Валентины хитро сощурились.
        - Э, не скажи! Замуж попасть, да замужем не пропасть! Откуда ты знаешь, что ждет твою дочь после Загса? Может ей придется в служанках у москвичей всю жизнь проходить, а? Или в свой адрес разный оговор слышать, что, мол, выскочила с корысти за москвича! А?
        - Ты что городишь? Какой еще оговор? И вообще, что за ерунду ты несешь? Иди своей дочери советуй гадать и судьбу свою искать. А мы сами разберемся, как и что!
        - Погоди, Нюрка! Я к чему говорю это. Я знаю, как можно узнать о будущем, не прибегая к гадалкам там разным и что-то еще! И дочь моя тоже будет гадать. Я по-соседски пришла помочь вам. Ведь мы не только соседи, наши дочки дружат. Вместе учатся в институте, и считай, мы сваты вам. Ольга-то, отрекомендовала твою Полинку такому парню! К свадьбе дело. Но убедиться я все же, советую. Моя Ольга гадать будет непременно.
        Полина немного оживилась.
        - Подожди мам. Пусть вначале тетя Валя расскажет нам. Мне просто любопытно послушать. Говорите, теть Валя, я приму решение потом.
        Женщина подсела ближе к девчонке и, прямо глядя ей в глаза, начала посвящать в таинство рождественской ворожбы.
        - Главное, не бояться. Допустим, ты соглашаешься. Тогда надо выполнить несколько обязательных ритуальных действий. Это не страшно, сама убедишься и спасибо мне скажешь, когда увидишь не только лицо своего суженного, но и судьбу увидишь. Это гадание проводят только в рождественскую ночь. Не согласишься - год ждать придется. Решай! Ты сама себе хозяйка, сама и принимай решение. Мать тебе не указ! Ей лишь бы скорей замуж тебя выдать. А за кого, наплевать!
        - Хорошо, рассказывайте. Я обещаю, что приму решение сама.
        Валентина как бы нарочито переключила внимание.- Ой, занавески-то у вас, какие красивые! Вижу, вижу, все идет к свадьбе! И ты красавица обязательно должна поворожить на суженого. А вдруг твой нынешний жених не твоя судьба? Бесполезны ваши обновки в хате и все этакое будет…
        - Теть Валь, не отвлекайтесь, пожалуйста! Говорите, как надо гадать? Жуть как интересно… - девушка в нетерпении потерла руками колени.- Я вся в нетерпении, а вдруг и правда, покажется жених мой, будущий или настоящий. Ведь, правда, я увижу лицо его?
        Глаза соседки недобро блеснули.
        - Ого! Еще как увидишь! Запоминай только его хорошенечко. Затем чтобы могла в дальнейшем вспомнить и узнать его.
        - Постараюсь!- уже соглашаясь на гадание, ответила Полина.
        - Вот! Теперь слушай и не перебивай меня. А то случайно пропустишь что-нибудь важное. А тут главное, все надо сделать так, как я скажу. Поняла?- сейчас женщина почти открыто ликовала и немедленно приступила к подробностям ворожбы…
        - Ну? Все поняла?- тихо и медленно говорила старуха. Глаза ее горели, щеки подрагивали, а руки подергивались автоматически, в такт пульса четко и резко. Полина на миг встрепенулась. Страшно стало как-то, не по себе. Ей привиделось, что перед ней сидела не душевная соседка тетя Валя, а страшная ведьма. Она уже где-то видела такую злобную и безжалостную, в кино, наверное,… Холод, ледяной холод шел от старухи. Плечи девушки автоматически передернулись.
        - Нет, нет! Все нормально… Жутковато только стало немного…
        - Не бойся! Поверь, верное гадание. А бояться не надо, ты же одна будешь в бане, тебя никто не увидит. Ну, я пошла,- женщина повернулась к Нюре,- а то дел по горло. И мне стряпать надо к столу.- Она быстро удалилась.
        Несколько минут дочь и мать не разговаривали. Тишина стояла громкая и необъяснимо тревожная. Первой нарушила угнетающую тишину мать Полины.
        - Полинка, доченька моя! Давай ты не будешь гадать?! Зачем тебе лишние волнения перед приездом жениха? Ты не сомневайся, твой это парень, твой! Я же вижу, влюбился он в тебя крепко, а ты собираешься испытывать судьбу на сомнительных гаданиях. Брось доченька эту затею! Мое сердце сомневается в искренности нашей соседки. Помнишь, как мы враждовали из-за межи, столько лет криво глядела в нашу сторону, будь она не ладна? Она же тогда, негодница, отравила нашу собачку! Абсолютно была неправа, но все, чтобы было по ней. Вредная она баба и корыстная. Да завидует она нам, особенно тебе! Ей все неймется, что первая замуж выходишь ты, а не ее дочь! А когда узнала, что парень-то твой столичный, так совсем зачахла от зависти. Все ходит и придумывает, как бы напакостить.
        - Мамуль! Ты строга слишком к ней! Конечно не без этого, она о таком женихе для дочери только мечтала. Спала и видела во сне, что зять у нее будет богатый, красивый и добрый. Но у Оленьки есть парень! Тоже, очень красивый и умный! Не такой, правда, обеспеченный и из Подмосковья, но также великолепный самостоятельный молодой человек.- Полина засмеялась.- Оля хорошая девочка! Коле она нравится, даже очень. Мы ее даже немного подразнивали. Оля плюс Коля! Правда, звучит? Они такая прекрасная пара! Загляденье!- Полина совсем забыла недавнюю тревогу. Беспокойство ушло вместе с соседкой. Теперь девушка готовилась к вечерним гаданиям. Мать не смогла отговорить дочь от страшной затеи. Что затея страшная она не сомневалась. Элементарной веры не было к Валентине. Стабильные неудобства от соседки стали в их жизни делом повседневным.
        - Дочь! Может, обойдется все? Может, мои опасения несправедливы, и я слишком преувеличиваю все? Вот лишь только сердце щемит отчего-то…
        - А я что говорю? Мамуля, все образуется. Увидишь, как подтвердятся наши намерения, и мы с уверенностью будем готовиться к свадьбе. Если это судьба, то и в гадании будет гарантировано.
        - Ох, доченька! Лишь бы это не поздно было. Все-таки ночью, одна в бане. Давай хотя бы я буду рядом, поблизости от бани? Подстрахую, чтобы кто-нибудь не перепугал тебя…
        - Ладно, мам. Только не мешай мне. Хорошо?
        Полина все сделала, так как научила ее тетя Валя. Накануне вечером в ночь перед рождеством, наносила воды в баню сама, как следовало по условиям ворожбы. Истопила баню тоже сама и, в двенадцать ночи вошла раздетая в нее. Набрала в тазик горячей воды, окунула в него новый березовый веник, и проговорила: « Суженый мой ряженый войди ко мне!» И так, три раза при этом каждый раз вынимала веник и снова окунала его в горячую воду. На третий раз все в бане зашумело, загудело и, тазик с водой закачался, громыхая и расплескивая кипяток, словно страшно разъярился на что-то. Веник поднялся вверх и под самым потолком начал выделывать разные кренделя. Полина от ужаса оцепенела, даже кричать не смогла. Колючий холод покрыл тело девушки, хотя баня была жарко истоплена.… Вдруг этот веник под потолком замер и, в ту же секунду его держала лапа страшного чудовища. Длинная черная шерсть покрывала огромную фигуру странного существа. Острые и немного кривые клыки выпирали из пасти схожей волчьей. Глаза, как горящие угли смотрели на онемевшую девушку и как бы жгли ту изнутри. Эта страшная глыба медленно приближалась к
Полине. Девушка больше ничего не помнила. Упала замертво…
        Нюра напрасно билась в дверь бани. Она была заперта изнутри. С диким криком женщина бросилась будить соседей. Разбив дверь, все присутствующие соседи были в шоке. На полу, абсолютно голая лежала мертвая Полина. На шее четко виднелись синие пятна от удушья. Это были следы огромных рук или лап чьих-то, неизвестно. Кроме мертвой девушки в бане больше никого не было. Мать девушки повалилась набок. Она была безжизненна. Чуть в отдалении стояла соседка, тетя Валя и, чтобы никто не заметил, торжествующе усмехалась в кромку платка…
        НЕВИННАЯ ЖЕРТВА СЛУЧАЙНОСТИ
        Наконец-то, прием больных закончился. Клавдия Васильевна выключила бормашину и стряхнула со стола остатки порошка для приготовления пломб. Пациентка вытерла ваткой губы и поднялась с кресла.
        - Спасибо. Я напрасно боялась, что больно будет лучить зубы. А вы просто волшебница, Клавдия Васильевна. Честное слово, волшебница. Я даже не почувствовала. И быстро, и приятно.
        - Ну что вы Людмила Ивановна! Просто техника у нас новейшая. Лечение проходит безболезненно и действительно быстро. Два часа не есть и не пить горячих или слишком холодных напитков. А ну, улыбнитесь! Не мешает? Сомкните зубы. Вот так. Отлично. Всего хорошего. Приходите еще,- стоматолог улыбнулась,- если, разумеется, потребуется наша помощь.
        - Еще раз спасибо. Но лучше чтобы не болели зубы.
        Доктор сняла халат, повесила на плечики и убрала в гардероб. Поправила волосы и освежила помадой полные губы. Неспешно повернула ключ в новеньком Кадиллаке и машина беззвучно тронулась. Мысли женщины сразу перекинулись на маленькую Богдану, трехлетнюю дочь. Вспомнив о ней, Клавдия грустно вздохнула. Девочка в два года уже стала сироткой. Любимый мужчина ее и отец девочки погиб. По чистой случайности или закономерности, один Бог знает, Владимир Степанович вылетел первым самолетом из Лондона и не долетел. Самолет потерпел крушение, вначале отказал мотор, потом резко потерял управление и взорвался в воздухе.…В Лондоне Владимир был на симпозиуме: как самый опытный и известный хирург, участвовал в обсуждении новых методов операций без скальпеля. Главное, обратный билет был на следующий день после завершения ноу-хау, но мужчина очень торопился домой. Сдав билеты, улетел на первом самолете до Москвы.
        Тяжелый вздох вырвался снова из груди молодой, двадцати девятилетней женщины. Любимая работа и родная дочь принудили Клавдию взять себя в руки и наступить на горло изнывающей тоскливости и безграничному горю по супругу. Закупив необходимые продукты по дороге домой в ближайшем супермаркете, женщина подъезжала к своему двухэтажному дому. Не доезжая до ворот буквально метров пятьдесят, заглох мотор. Странно,- подумала она,- машина новая, может недостаточно наезжено километров? Она и так и этак, увы, автомашина стояла как окопанная. Раздасованная совсем, Клава вышла, захлопнув громче, чем надо, дверку.
        - Клавдия Васильевна? Богдана капризничает, отказывается кушать,- виновато жаловалась нянечка,- говорит, что будет, есть вместе с вами.
        - Ничего. Лучше поест. Где она? Почему не встречает?- Клавдия Васильевна переобувшись, поднялась в комнату дочери. Малышка, свернувшись калачиком размеренно посапывая, спала на детском диванчике, обнявшись с большим плюшевым мишкой. Милое и такое родное личико девочки, утихомирило накапливающееся вдруг плохое настроение. Спокойное сопение дочери окончательно сгладило и даже повысило расположение духа. Хозяйка даже не подумала сделать замечание нянечке по поводу не совсем выполняемых обязательств перед ними. Показная забота о девочке разительно бросалась в глаза своим несовершенством. Завтра поговорю, пронеслось в голове, сейчас хочу полежать и я.
        Свежевыжатый апельсиновый сок наполнил женщину энергией, но не убавил желание поваляться в постели. Наскоро приняв прохладный душ, дав некоторые распоряжения горничной, Клавдия поднялась в свою спальню.
        Вечерело. Женщина проснулась от внезапного дуновения легкого ветерка. Яркие звезды оживленно помигивали с безоблачного небесного свода. Окна были открыты, легкие тюлевые занавески, оторвавшись от окна, развевались. Казалось, вот-вот оторвутся от карниза и улетят. Женщина приподнялась. Ей показалось, что в комнате кто-то есть.
        - Кто там?- оглядываясь, она пытается встать, но что-то резко и грубо швыряет ее назад. Вырвав подушку из-под головы, прикрывают ее голову наполовину, чтобы не лишить жизни совсем и, прижав к кровати, насилуют. Сам акт насилия изумил ее своей внезапностью, натиском и дерзостью. Клавдия чувствовала, что нечто горячее входит в ее плоть, а видеть не видела… - Что за хрень такая!!!- женщина в бессилии выругалась. Вскоре все стихло, только от этого ветра осталось непонятное ощущение опустошенности и ясное чувство, что тебя только что, против твоей воли, поимели по всей программе. Злые слезы покатились по пылающим от гнева щекам.
        - Мария, Мария! Ты ничего не слышала? Совсем ничего?- спрашивала она вбежавшую на зов горничную.- Шум какой-нибудь или ветер? Ну, что-нибудь!!!
        Мария глупо моргала.- Боже, глаза как у теленка, неуместно мелькнуло в голове, ресницы подкрасила б что ли? О чем я думаю!- злилась еще больше Клавдия. Какое мне дело до ее ресниц? Ой, дура я, набитая! Меня неизвестно кто или что изнасиловало, а я о ресницах думаю! Так. Все. Иди. Позову, если что,- выпроводив ту за дверь, стала лихорадочно набирать по мобильнику подруге и коллеге по работе. Катерина работала вместе с Клавой в их совместном частном стоматологическом кабинете. Учились в медицинском, тоже вместе. Сейчас поддерживали приятельские отношения. Катерина замужем за однокурсником и имела двух разнополых детей.
        - Катька! Ты что не берешь трубку?- запальчиво, почти кричала Клавдия.- Мне срочно надо с тобой поговорить! Слышишь? Немедленно! Тут такое творится, словами не передать. Быстро езжай ко мне! Быстро!- Отключив мобильник, прошла в ванную, чтобы смыть с себя мерзкое чувство невидимой грязи.
        Фары подъезжающей машины осветили окна дома. Клавдия сама выбежала навстречу подруге.
        - Что ты так долго? Я тут с ума скоро сойду!- Клава глядела на подругу с не подделанным испугом и явным осуждением.
        - Тихо! Соседей напугаешь. Что ты кричишь как зарезанная? Ночь на дворе, меня будешь непонятно, чего ради и, когда я примчалась, ты еще и недовольна! Успокойся. Идем в дом, там мне расскажешь, что и почем. И не косись на меня так! Пошли,- женщины поспешили в дом.
        Клавдия направилась прямо к бару. Налила себе и подруге почти полные стаканы коньяка и, не говоря ни слова, выпила. Потом подала стакан Катерине.
        - Клавка! Сдурела что ли? Полный стакан бухнула сама и мне велишь. Ты случайно не забыла что я за рулем, и что меня ждут дома? А?
        - Кать, я сейчас тебе такое расскажу, не поверишь. Выпей, иначе, свихнешься. А я начну рассказывать. Только не перебивай меня. Знаю, в это поверить трудно, но ты потрудись как-нибудь уж!
        - Потом выпью. Рассказывай.- Катерина отставила стакан в сторону, рядом на журнальный столик.
        Клавдия на миг задумалась сосредотачиваясь.
        - Ты не поверишь, но меня изнасиловали. Дома, и я не видела кто!
        - Как это?- подруга с сомнением смотрела на Клаву.- Дома и причем, не знаешь кто? На тебя напали?- женщина покачала головой.- Мне что-то не верится…
        - Ну конечно! Еще скажи, что я тронулась умом или, что мне во сне привиделось! Смотри! Видишь?- Хозяйка дома показала руки и внутреннюю сторону ног. На них красовались большие кровавые подтеки.- Что на это скажешь? Или я сама себе нанесла синяки? Лучше вдумайся, о чем я тебе рассказываю. Для меня это тоже непонятно.
        Клава еще несколько минут рассказывала о недавнем происшествии. Обе пытались объяснить произошедшее, но осмыслить так и не смогли.
        - Слушай, может тебе в милицию лучше обратиться? Бывает же такое, когда гипнозом действуют, или что-то в таком духе?
        - Ага! И оттуда, напрямик в психушку! Вот смеху то будет!
        - Нет. Там могут не понять. Что же тогда делать?- Катерина автоматически потянулась к стакану с коньяком и, глядя на Клавдию, махом опрокинула содержимое.
        - Может, к нашим? Психологам! Пусть поразмыслят, что к чему. Они многое что знают, слышали о потусторонних силах, полагаю, помогут.
        - Нет. Тут просто так не расскажешь им. Ты же тоже не поверила сразу. Может не к психологам, а экстрасенсов подключить?
        - А это идея! Есть такой знакомый у меня. Сегодня звонить не будем, а вот завтра прямо с утра постараюсь с ним связаться.
        - Он нормальный? Ну, настоящий-то? Нам нельзя терять время. Мало ли что взбредет в голову этому придурку, если конечно есть голова у него.
        - Клав, я вот что думаю. Может, это душа твоего мужа была.… Всякого наслышалась и я. Истосковалась душенька твоего любимого и явилась к тебе проследить за тобой и не выдержал бывший, трахнул тебя.
        - Катька! Ты и впрямь, дурочка наивная! Володька мой никогда бы не осмелился, не подумал бы даже как придушить меня подушкой и по-звериному меня трахать. Гуманностью он отличался всегда, особенно в постели. Нет, Катерина! Я бы почувствовала душу мужа, я всегда ее чувствовала…
        - Ладно. Чаем меня напои, я пока позвоню мужу. Выпившая я не поеду. И тебе страшно не будет одной. С дочерью-то все хорошо?
        - С Богданой все нормально. С ней сейчас няня. Дочь уже спит.
        …Яркий свет озарил всю комнату. Окна были снова настежь раскрыты. Тонкая ткань ночных штор совместно с тюлями совершали порывистый танец на ветру.
        Женщины в ужасе смотрели на прыгающие стаканы, вилки, тарелки. Свечи на камине зажглись все четыре одновременно. С туалетного столика падали на пол баночки, скляночки с кремами, косметика рассыпалась на коврике. Кровати закачались, с каждым разом больше набирая амплитуду раскачки. Женщины закричали.
        - Тише, тише! Разбудим дочку!- пыталась успокоиться сама и утихомирить Катерину.- Не пугайся! Может, «Это», побушует- побушует и, стихнет? Стихло же ведь вечером!
        Подруга, забившись в угол спальни, тихо скулила.
        - Обалдеть!!! Такое и в кино ужасов не увидишь! Надо же, ветер раскинул все тут как пылинки. Может, безобразие творится только в твоей комнате? Давай убежим из спальни?! Скорее!!!- Катерина не успела подняться из своего укрытия, как ее ураганный ветер поднял под самый потолок и метнул в противоположный угол. Там она уцепилась за ножки кровати. Тело ее барахталось беспомощно в воздухе. Минут пять трепал ветер Катерину, потом переключился на Клавдию. Ночная сорочка затрещала по швам, разорвавшись на мелкие тряпочки, открыла обнаженное тело женщины. Было видно, как нечто снова насилует ее, грубо и вызывающе. Сделав свое дело, ветер утих. Охая и рыдая в страхе женщины, стали собирать раскиданные вещи.
        - Клав, поехали к нам? Забери Богдану, и едем!- хныкая, шептала подруга.- Это же не выносимо, ты не только с ума тут сойдешь, вот увидишь, этот ветер однажды убьет тебя.
        - Ты не понимаешь? Это он разозлился на меня. Мне понятно одно, ветер живой… слышит нас. Понял, что мы про него говорим, и решил показать свою силу. Пойдем, посмотрим на доченьку мою. Потом поедем к тебе. Подожди, ты же выпила!
        - Скажешь тоже, выпила! Да ни в одном глазу после такого «нежного» трепа в воздухе.… Интересно, что могло случиться со мной, если бы ураган выдернул меня от ножек кровати? Если рассказать кому - не поверят! Честно сказать, я не очень верила тебе. Думала, что двухлетний перерыв без секса немного повредил твою головку. Не обижайся. Женщина тоже человек, и природа требует свое…
        - Точно, с ума сошла ты, а не я. У меня даже мыслей никаких на этот счет не имелось. Я тосковала по мужу, и сейчас тоскую. Любила его очень.…А ты…
        - Не обижайся. Ну, всякое бывает, на то мы и люди. Прости, даже мысль меня посетила необычная. Мне представилось, что у тебя на этой почве раздвоение личности. Подсознание бывает нам не подконтрольно, совершает такие метаморфозы, что мало не покажется. Грешна девочка моя, думала, что крыша у тебя того,- подруга покрутила пальцем у виска.
        - Ага. Теперь и у тебя раздвоение личности произошло. Будем вдвоем, вернее вчетвером жить-поживать. Господи, о чем мы трепимся!
        - Сейчас у меня другая мысль витает, вдруг ты забеременеешь от этого необъяснимого ветра? Изнасилование иной раз чревато заканчивается, знаешь…
        - Да. Ветром надует. Ты как всегда в своем репертуаре. Хватит черными шутками раскидываться. Идем. И думать забудь об изнасиловании! Понятно тебе?
        - Все, проехали. Это я так, на всякий случай. Не сердись. Давай, заводи машину лучше.
        Малышку положили на заднем сиденье. Рядом села Мария. Муж Катерины естественно, не очень поверил в рассказ о противоестественном ветре. Об изнасиловании они умолчали обе. Естественно! Кто им поверит? А в лучшем случае подумают, что дамы на грани либо нервного срыва, либо на грани легкого, даже не легкого, а такого типичного стандартного помешательства…
        Экстрасенс Александр Иванович, среднего возраста мужчина, был широкоплечим с большими залысинами и проницательными глазами. Мурашки пробегали по всему телу от его прямого взгляда.
        Клаве стало не по себе. Машинально поправив волосы, она, выпрямив спину села на предложенное хозяином кресло.
        - Расскажите мне, пожалуйста, все как можно подробнее. В общих чертах я в курсе, но это повторяю, в общих чертах. Мне необходимо знать мельчайшие подробности. Начнем с того момента, как все началось. Показалось ли вам в тот день что-то необычное, или странное. Припоминайте.
        Женщина напряглась.
        - Да. Странным мне показалось то, что моя машина абсолютно новая и заглохла. Я толком еще ее не обкатала даже. Потом, странный ветерок.…Вначале, такой тихий, ласковый, можно сказать, нежный.… И вдруг такое началось! Этот ветерок превратился в бурю с подвыванием,…кончилось все тем, что меня изнасиловали. Кто-то невидимый проник ко мне под рубашку и… - Дальше Клавдии было трудно говорить. Появилось чувство сдавленности горла и першения.
        - От борьбы полагаю, возникли гематомы. Покажите мне руки и если можно ноги выше колен. Ну, вот. Я так и думал. У вас большие кровоподтеки и на бедрах тоже. Необходимо вам надеть вот эту, заговоренною мною рубашку и повесить на шею оберег. Александр Иванович протянул ей небольшой медальон собственного изготовления. Оберег представлял собой овальный по форме и раздвоенный с заостренными концами по бокам небольшой предмет. Венец рукотворного изделия завершал лик Христа с двенадцатью апостолами. Клавдии показалось, что, прикоснувшись к телу оберег, влил в нее ощущение силы и крепости духа. Сердце женщины волнительно забилось. Необъяснимая дрожь в руках ее, заставила экстрасенса дольше задержать прямой взгляд на ее побелевшем лице.
        - Не бойтесь. Все будет хорошо. Вам, не помешало бы выучить некоторые слова. Это молитва. В самую невыносимую, казалось бы, минуту, вы произносите молитву вслух. Так надежнее будет. Мне надо побывать на том месте, где заглохла ваша машина. Завтра с утра поедем. А сейчас отдыхайте. Мне же надо поработать над обрядом…
        Наутро, Клавдия вместе с экстрасенсом и мужем подруги Сергеем, уехали к ее дому. Это было раннее утро, туман густо накрыл ближайшие окрестности, не давая возможности быстро перемещаться к обозначенной цели. По мере приближения, ветер усиливался, отрывисто вырывая из контейнеров с мусором всякое содержимое. Бумажные пакеты, рваный целлофан и прочий мусор вихря в воздухе летел к машине, стараясь закрыть собою лобовое стекло. Пыль и земля забивались во всевозможные щели. Громкое чихание и разноголосый кашель создали невыносимый шум, от которого некуда было деться. Бороздки слез оставляли светлые полосы на пепельных щеках Клавдии.
        - Что за гадость? Откуда тут такой ветер? Черт! Столько мусора…
        Машину закружило. Можно было бы подумать со стороны, что водитель пьян. Нет! Это неведомая сила пыталась вырвать из рук экстрасенса руль. Борьба образовалась не на шутку. Водитель всеми силами старался удержать руль автомобиля. Машина устойчиво намеревалась направиться в кювет… Крупные капли пота на лбу Александра Ивановича выдавали не только внешнюю борьбу с невидимым злом, но и внутреннюю силу его. Клавдия украдкой посматривала на экстрасенса. Губы мужчины двигались в яростном движении. Стало ясно, мужчина молился либо читал заклятие против невидимой силы. Что за сила была такая? Женщина не понимала, знала только, что грозит опасность всей ее маленькой семье, а может и всем окружающим ее близким.
        - Александр Иванович! Вы можете объяснить, что за ерунда такая? Откуда такая напасть!
        - Как же, ерунда.… Это что-то такое, что и объяснить трудно… - громко и прерывисто шептал муж подруги.- Конец света какой-то, честное слово… - бубнил он.
        - Успокойтесь! Клавдия! Оберег на вас? Читайте молитву. А вы, тоже можете, Отче наш читать!- обратился он к своим пассажирам.
        Вскоре, на том же месте, где прежде сломалась машина Клавы, они остановили автомобиль.
        - Клава! Думаю, здесь машина застопорилась. Так?- экстрасенс казался уставшим, но глаза возбужденно блестели.
        Женщина оглянулась.- Да. Именно здесь моя машина остановилась как окопанная. Вон, видите? Дерево сломано. Такое впечатление, что его намеренно сломали…
        - Хорошо. Все выходим из машины.- Александр Иванович направился к сломанному деревцу. Все потянулись за ним.
        - Ой! Тут такая яма.… Откуда она? Я не видела ее раньше! Странно, когда ее вырыли и зачем?- Клава пожимала плечами.- Боже! Кто выкопал такую глубокую яму?
        - Еще раз говорю вам, успокойтесь.- Мужчина поднял руки к небу, глаза закрыты. Кроме завывания ветра и его порывистости, туман рассеиваться не собирался. Казалось, наоборот, он старался еще гуще заполонить пространство и захватить присутствующих в свой плен миража.
        Еще минута и, из глубокой ямы раздался дикий хохот, напоминающий одновременный рык зверя и раскатистый смех ночной птицы. От неожиданности, у Клавдии подкосились ноги, она присела. Муж подруги неистово перекрестился, что-то шепча себе под нос. Экстрасенс исступленно все громче читал заклинание. Женщина, уцепившись за оберег, принялась читать молитву, которую дал ее медиум. Ветер пытался вырвать всех от земли.
        - Женщина!- кричал Клаве Александр Иванович,- привяжи себя ремнем к дереву!- Он почти кричал заклятие.
        Прошла, казалось вечность, прежде чем утих ветер. Медиум в бессилии опустился под ближайшее дерево. Клава практически висела на привязанном к дереву ремне. Муж подруги лежал под другим деревом с выпученными от непонятности окружающего хаоса глазами и выглядел не лучшим образом.
        - Здесь, три века тому назад, на этом же месте стояло старое кладбище. Вернее, не кладбище, а одна большая и глубокая яма, куда кидали полуживых убийц и воров. Их мучили, потом еще живых сбрасывали в эту общую могилу. Воры и убийцы сами выкапывали себе свое последнее пристанище. Их души не нашли себе покоя не на этом свете не на том. Сюда упала молния и разбудила их грешные души. Отсюда идет колоссальная силища зла, ненависти и жестокости ко всему человечеству. Вы, Клавдия стали невинной жертвой случайности. Их души сплелись в единое зло, которое вас и насиловало. Их нужно уничтожить, иначе дух зла непременно овладеет вашей чистой душой, возможны варианты в смысле размножения силы зла, порождения новых бессердечных человекоподобных существ. Тогда появятся новые убийства, грабеж и насилие в самой жестокой форме ее проявления. Надо спешить. И только вы, Клавдия, должны уничтожить эту разбуженную нечисть. Вы, и никто другой должен пройти через этот дьявольский ад, ибо вы стали предметом их обожания и удовлетворения своих необузданных фантазий. Если отступитесь, вы этим только разозлите их, и они
убьют вас, при этом без помех найдут другие невинные души. Ваша же душа будет отрабатывать им их кармы и их приказы. Решайтесь и ничего не бойтесь. Я с вами. За меня тревожиться не надо. Я знаю, что будет. Назад дороги нет! Это моя миссия…
        - Что я должна делать?- голос Клавы звучал обреченно.- Прежде всего, я боюсь за дочь! Ей грозит опасность. Они могут в отмщение мне, убить ее…
        - Верно, детка. Верно. Размышлять некогда. В любую минуту повторится опять. Вы,- он обратился к Сергею,- громко читайте вот эту страницу,- он ткнул пальцем в небольшой по формату книжный листок.- Громко читайте! Чтобы не случилось, читайте! Ясно?- Суровые глаза горели.
        Сергей кивнул. Куда еще яснее? Им тоже грозила опасность. Эти злые духи их видели и слышали… Дети маленькие тоже, ему так хочется жить еще.…Да, во чтобы это не стало, он будет громко читать заклятие. Если надо будет, то кричать во все горло…
        Ветер усиливался… Рев с диким хохотом приближался. Страх и ужас заполонили душу женщины. Сергей стал отчаянно читать. Александр Иванович ходил вокруг ямы и веничком со святой водой накладывал крест на зияющую пустоту, приговаривая заговор и заклинание. Пыль закрывала глаза. Гул и яростный ветер затрудняли нормально читать молитвы. Вдруг рывок ветра выхватил Александра Ивановича от земли и, поднявши на приличную высоту, с размахом ударил того об высокое и толстое дерево. К общему гулу прибавились вопли Клавдии.
        - Читайте! Не останавливайтесь!- кричал экстрасенс.- Не обращайте внимание на разъяренные действия Зла, оно будет беситься и безумствовать! Не давайте ему возможности запугать вас!!! От вашего поведения зависит все, не уступайте Злу!
        Бедный Александр Иванович! Его било об деревья, таскало по земле и кустам, метало и резко швыряло об землю, но он, обливаясь кровью, не сдавался. Его заклинание раздавалось далеко вокруг, мольбы к Богу и ко всем святым делали свое дело.
        Бесчинству Зла не было конца. Разозлившись в конец, неистовая сила Зла метнула мужчину к дереву, насадила на сухой сук, проткнув беднягу насквозь. По кровавому суку огромного дерева, стекала густая алая кровь. Тело медиума затрепетало в конвульсиях… Последними его действиями, был слабый жест поднятых рук к небу, к Создателю.… На лице застыла гримаса наподобие улыбки или молитвы…
        Тут же эта Сила подхватила Клавдию и, поиграв ею в воздухе, отбросила в яму. А над поверхностью ямы поднялся столб огня в виде огромной головы Дьявола и, рыча, изрыгая столбы полымя, лихо извивался. Дикий ужас витал над большой ямой, откуда долетал вопль женщины. Сергей на мгновение онемел! Это был уже не ужас! Это был кошмар и светопреставление! Растерянность и некая отчаянность охватила мужчину. Недолго думая, подхватил ведро со святой водой, он бросил в огненную голову чудовища.
        Шипя и рыча, пламя уменьшилось в несколько раз и неохотно заползло вниз в бездну ямы. Схватив молитвенник, стал молиться, крича во все горло…
        …Туман медленно рассеивался. Шум и гул утихал. Робкие лучи солнца настойчиво пробивались на землю, внося уверенность в душу Сергея. Охрипшим голосом он все еще читал молитвы и заклинания. Руки дрожали от напряжения. Подняв голову к небу, он видел, как густые светлые тучи сбегались над его головой, создавая образ божественного лика Всевышнего. Крестясь ослабленными руками, он взывал к нему, прося о помощи и милости в спасении души Клавдии. От создавшегося образа исходил большой пучок света. Сердцем и умом понимал Сергей, что свет этот Божественный и, он неизбежно поможет Клавдии победить Зло, освободит пленницу и вырвет из лап черных душ ее безвинную душу. С каждой секундой туман рассеивался с неимоверной скоростью, давая простору светлому и радостному. Сергей заворожено глядел на этот Божественный свет, проникающий в эту мерзкую яму.
        - Сергей! Сережа!- он услышал, знакомый голос, такой слабый и хриплый.…Как он был рад, когда в ярком столпе света увидел женщину, верную подругу своей жены. Она с вытянутыми вверх руками взмывала в воздухе. Лицо ее было усталым, но радостным и светлым. Небо улыбалось… Зло было поверженным и неумолимо уничтоженным. Душа Клавдии ликовала. Еще бы! С ней был Бог… Он не оставил ее и ее душу в трудный момент жизни и она обязана помнить об этом всегда. Она обязательно вместе со своей маленькой дочкой и подругой будет ходить в храм, и поклоняться Отцу небесному…молиться, вседержителю и творцу. На душе стало хорошо и спокойно до слез… Господи, спаси и сохрани!!!
        У АВТОМОБИЛЯ ТОЖЕ ЕСТЬ ДУША
        Я спешила домой и не заметила, как мою машину резко повело в правый бок. От неожиданности сразу не поняла, что же случилось. На дороге не было ни одного транспортного средства, солнечные блики отражала гладкая поверхность асфальта, и я сама вроде бы нечем не отвлекалась. Мобильник в сумочке, косметичка и другая принадлежность женского обихода тоже. Кто же толкнул мою машину в бок? Мельком взглянула в левое зеркало, я обомлела… Его не было.…Вместо зеркала оставалось лишь крепление. Что за черт? Я остановилась у обочины, открыла дверку машины и, действительно - зеркала не было. В смятении позвонила по мобильнику Григорию. Он мой новый знакомый. Работая в милиции, Григорий помог мне оформить новую иномарку. Конечно, мне пришлось бы долго заниматься бумагами разными и не один раз обивать пороги, а тут этот молодой парень. Сам набился мне помочь с документами. Теперь почти два месяца общаемся, разумеется, помощь его разобраться в непонятной мне аварии, будет как никогда кстати.
        - Гриша! Тут такое произошло, я никак не пойму,… Кто-то врезался в мою машину, сбил зеркало, а я никого не видела. Понимаешь? Ну, я же в здравом уме!
        - Вспомни, по телефону ты не разговаривала?
        - Говорю же, что я в этот момент ничем не отвлечена была. На дороге никого! Ни одной ямочки, ни канавки! И вдруг слышу, мою машину кто-то стукнул вбок, чуть руль не выбили. Рядом никого - ни машины, ни вообще! Пустая и чистая дорога….Мистика какая-то, честное слово. Сказали бы мне - не поверила! Что делать мне дальше?
        - Приезжай в отделение. Разберемся. Ехать можешь?
        - Конечно, могу! Что я, раненая что ли? Сама доберусь. Все. Увидимся.- Сердитая и удрученная я мчалась в милицию. Мне так жаль было, мою новенькую машину! Целых три года я копила деньги на нее и, на тебе, сволочь какая-то помяла ей бока. Ну не совсем с заводского конвейера машина, но с автомобильного салона. Гриша сказал, что видел отличия в машине, свидетельствующие о не совсем нулевом выпуске. Плохо, что мне некому было подсказать тогда в выборе своей машины, когда существовала реальная возможность купить именно новенькую, а не с предпосылками пользованной. Но мне понравилась собственно эта машина. Мне были по душе маленькие женские автомобили, так называемые в народе «жук». Пусть, а мне нравятся такие, не громадные и массивные, а такие маленькие и послушные в женских руках.
        Ой, что это? Опять мою машину тряхнуло, и… Черт! Такое впечатление, что моя крошка едет сама по себе… Я с усилием пытаюсь вырулить и направить автомобиль на правую полосу трассы. Увы! Моя малютка, как я ее ласково называла, делает странные виражи, можно подумать, что она, то ли преследует, то ли уходит от невидимого мне объекта! Кошмар!!! Не дай Бог, если кто-то появится на моем горизонте и выскочит навстречу мне! Столкновения не избежать… Я что-то кричу, жму на тормоза, выглядываю в открытое окно.… Нет,…Машина не управляемая. Я даже на минутку отпустила руль, все так же. Она сама себе выбирает движение и скорость. А скорость, то увеличивается, то уменьшается. Я в полном выпаде. В этот момент я увидела несколько машин впереди, в ужасе не знала что делать? Выскочить на ходу? Попробовала, дверь не открывается… Пот градом катился по спине, моя розовая кофточка вмиг мокрая стала. Чувствую, мои волосы стоят дыбом. От непомерного страха, зажмурила глаза. Взвизгнув, встречная машина промчалась на приличной скорости. Фу! Слава Богу, бормочу я несколько раз подряд. Где-то час спустя, машина выровнялась, и
я с горем пополам подъехала к отделению милиции, где работал Григорий.
        - Ну, где ты так долго была? Я звонил тебе, звонил… - Но, полагаю, увидев мою излишнюю бледность и взлохмаченный вид, замолк.
        Вздох мой глубокий не дал ему говорить дальше. Все было понятно и так. Я вышла из машины и нетвердыми ногами подошла к левому боку малышки.
        - Смотри! И это еще не все. Что-то непонятное творится с ней, совсем обезумила. Представляешь, вырвалась из рук, имею в виду, управление и сама как хотела, так и ехала! Ты бы видел, навстречу мне летят на бешеной скорости встречные машины, а она уверенно и самостоятельно лавирует между ними независимо от меня практически. Сам, понимаешь? Ужас! Такое мне не приходилось видеть и в фильмах ужасов. Давай разберись! Иначе я не сяду за руль.
        Григорий добросовестно стал осматривать автомобиль. Весь левый борт был искорежен вмятинами. Три из них были более глубокими и обширными, нежели остальные: одна - над задним колесом, другая - на двери водителя.
        Словом, получается, что автомобиль вильнул вправо без всякой на то причины и оказался изуродованным?
        - Ты точно не видела ни кого? Ведь по вмятинам видно сразу же что это боковой наезд!
        - Ты мне не веришь? Обалдеть!!! Я тебе точно говорю, что машина взбесилась сама по себе и получила увечье без наезда! Я-то точно знаю, что на трассе вокруг меня в пределах видимости не было ни одного автомобиля, пешехода или животного - ни до толчка, ни после. Как и не было никаких царапин или следов краски от других автомобилей на моей машине. Разве сам не видишь? Царапины появились, а следов от удара других машин нет.
        - Я-то понимаю. А вот версию твою маловероятную милиция может не принять. Мне странным кажется то, что вся левая сторона выглядит опаленной, но краска не вздулась, не содрана и ничуть не повреждена. Боковое зеркало со стороны водителя действительно было сбито и повисло на подведенном к нему кабеле.
        - И что скажешь дальше? Веришь, что я не сбивала никого и меня тоже, по крайней мере, я не видела и не слышала. Не могла же я быть в это время в другом месте? Не инопланетяне же меня украли, в самом деле!
        - Успокойся. Наши специалисты поработают с твоей машиной как надо. Главное меня удивляет, что машина потеряла управление. Я посмотрел, вроде тормоза на месте, руль стоит крепко, повороты в норме, все механизмы в порядке… Странно…
        - Ты так спокойно говоришь об этом, побыл бы ты на моем месте! Знаешь, как я испугалась? Думала, все! Пришел мой конец!- я погладила капот машины,- но она не знаю, каким образом, но сама потом выпрямилась и ровненько поехала. Молодец! Только поджилки трясутся до сих пор и руки дрожат. Все равно мне страшно садиться в машину. Вдруг снова сработает что-то не так…Гриша, ты должен разобраться в этом хорошо, если конечно не хочешь чтобы я погибла…
        - Думай что говоришь! Я же сказал, ребята наши посмотрят. Разберутся.
        - Что-то мне не верится. Может нам обратиться к специалистам по аномальным историям? Вдруг найдут то, что мы не в силах понять? А?
        - Перестань! Возможно, просто в системе управления дело. Посмотрим, разберемся. Скажи, ты ощутила кое-что похожее на небольшой толчок? Так?
        - Ну да.
        - Судя по повреждениям, этот толчок оказался действительно серьезным. Это что-то должно быть было кое-что очень-очень мощное. Такие повреждения говорят об аварии существенной. Вот что странно. Ладно. Разберемся.
        За целую неделю специалисты так и не смогли разобраться в странной аварии и повреждениях моей малышки. Я не смогла добиться вразумительных заключений и после. Дело худо. Моя машина стоит в гараже, я хожу на работу пешком, а версий на этот счет никаких.
        Вот и сегодня у меня заслуженный выходной. Я лежу на диване и бездельничаю. Читать не хочется, телевизор смотреть тоже. Гриша на службе, освободится только под вечер. Видно вздремнула я, так как вижу, что моя машина подъезжает ко мне прямо в квартиру и подает мне журнал. А в нем черным по белому написано как погибла одна молодая семья. На эту семью был совершен наезд машины такой, какую я не люблю, большим Джипом черного цвета. Я внимательно посмотрела на журнал, запомнила номер и название. Проснувшись, быстро поехала в библиотеку. Действительно, в этом номере журнала был описан подробнейшим образом сам факт аварии и причины. Погибла молодая семья от руки друга истекающего ненавистью от зависти и алчности к погибшему. Он, псевдо друг детства, всю жизнь завидовал успеху и быстрому материальному подъему товарища. А тут понравившаяся ему девушка выбрала успешного друга. Больше терпеть не смог убийца. Зная график работы и перемещения друга, он совершил наезд и скрылся. Раздавленная семья была в такой же маленькой машине, как у меня….
        Вот в чем дело… Я поняла. Реанимированная машина впоследствии стала моей малышкой. Значит, она гонялась за врагом своим, и после смерти. Мстила машина. А говорят, что у железа нет души.… Нет. Есть!
        СОН В РУКУ
        Дарья Петровна рано утречком замесила тесто. Задумала еще до работы пироги испечь. В голове уже созрела будущая начинка для пирожков. Всякий раз ей удавалось удивить своих домочадцев. Тут фруктовые и рыбные, мясные и грибные, молодого горошка и капусты, в общем фантазии ей не занимать. Что говорить, рукодельница она знатная, еще с детства, на радость маме, отличалась выдумщицей и охотницей поколдовать на кухне. Вот и сегодня, захотелось хозяйке в очередной раз побаловать семью пирогами с маком. Насыпав в миску мак и сахар, начала растирать. Она знала что, просто мак в пирогах использовать нельзя. Его необходимо тщательно растереть с сахаром, тогда вкус пирогов особенный, передать словами невозможно, надо только попробовать. Резкий стук в дверь, заставил женщину вздрогнуть. Кто там в такую рань?
        - Тетя Даша! Можно к вам? Я увидела свет в вашем окне, дай думаю, зайду к вам. Вы не обидитесь на меня, если я спрошу кое-что у вас?- быстро говорила девушка. Это Наталка - Полтавка, так называли ее соседи и знакомые в ее родном полтавском селе.- Ой! Вы такая умница, пироги с утра печете! Как я завидую вашей Машке, вот вы уже мастерица баловать своих. А мы редко печем, в основном по праздникам и на день рождения.
        - Ну, еще не пеку, только тесто замесила, да вот, мак растираю. А ты? Зачем пришла в такую рань? Опять сны цветные видела?- Женщина снисходительно улыбнулась.- Ладно. Проходи. Если не торопишься - попотчую пирогами. Рассказывай свой сон…
        - Ой, тетя Даша, откуда вы догадались? Правда ваша, я пришла, чтобы вы разгадали мой сон. Представляете, приснился мне сон прямо под утро. Я проснулась в волнении, странный сон, тревога появилась на сердце… Я сразу к вам… Вы так хорошо умеете разгадывать сны.
        - Так, не спеши. Рассказывай лучше. Догадаться не трудно было, ты всегда спрашиваешь о снах.
        - Мне так чудно…приснилось, как будто я отрезала свою косу. Всю постригала, под самый корешок.- Девушка машинально погладила свою длинную, ниже пояса косу. Она, в самом деле, очень дорожила и любила свои густые и длинные волосы. Никто не смог, даже бы ее уговорить отрезать косу. Разумеется, что даже во сне она оберегала ее.
        У Дарьи Петровны заныло сердце. Плохой сон увидела девушка, ой плохой. Как ей сказать бедной, что она, отрезав свою чудную косу, укоротила жизнь свою. Сказать ей правду, или нет, раздумывала женщина. Нет, все-таки надо предупредить ее, чтобы девчонка осторожна была на улице, дома, везде…
        - Наталочка моя милая, я думаю, что тебе надо правду сказать. Так?- натянуто говорила хозяйка.- Ты сложную задачку мне задала. Ты обдумай мои слова хорошенько.
        - Что? Что-то нехорошее? Я так и думала,…сон не просто так приснился. Не мучьте меня! Я должна знать правду!- голос девушки дрожал, готовый сорваться в любую минуту в рыдание. Бледность ее и горящие глаза не давали Дарье Петровне солгать или смягчить толкование сна. А сон носил, вещий характер…под утро же приснился.
        - Я скажу тебе, а ты должна не в панику бросаться, а продумать все свои действия и пребывания в разных местах. Думаю, что можно отвести опасность и предупреждение во сне очень к месту. Я так понимаю, что тебе грозит реальная опасность. А ты сама подумай и решай, где тебя может ждать серьезная угроза жизни…
        - Жизни? Тетя Даша! Мне что-то угрожает жизни? Я не понимаю…
        - Правильно, не понимай и близко к сердцу не принимай. Лучше, будь осторожна. Сон твой, это предупреждение! Все иди, или лучше давай лепить пироги вместе. Отвлечешься. Отвергай все плохое. Скажи так три раза: Куда ночь, туда и сон! И посмотри в окно. Видишь? Рассветает…
        - Нет! Спасибо, я побежала. Мамка проснется, а меня нет.… Напугается. Я не хочу ее тревожить,- девушка убежала. Удрученный вид ее, не давал покоя Дарье Петровне.
        - Господи, спаси и сохрани девчонку! Спаси и сохрани! Что это юное создание сделала такого плохого, чтобы ты отнял у нее жизнь. Девчонка пожить еще не успела, грехов не наделала, пусть живет, замуж выйдет, деток нарожает на радость родителям и мужу. А выбор у нее есть, женихов-то! Вон два таких гарных хлопца за ней увиваются. Один, правда, ревнивый чрезмерно, но ведь любят оба,- мысли эти не дали хозяйке сразу услышать шум на улице.
        Сильные удары в дверь и крики вынудили кинуть тесто и выбежать на улицу. Ольга Никитична, мама Наташи в безумной истерике рвала на себе волосы.
        - Людечки! Спасите мою доченьку! Ой, мамочка моя дорогая, что же это делается на белом свете!!! Родную доченьку, кровиночку мою единственную уби-ли-и-и,- завывала она,- А как же мне теперь жить-то на белом свете! А что же мне теперь делать, куда положить головочку-у-у… - Конца ее причитаниям не было конца.
        - Что случилось?- Дарья Петровна в ужасе скрестила на груди руки и металась среди собравшейся толпы в надежде узнать подробную причину горьких слез ее соседки. Она догадывалась, но всем сердцем гнала от себя эту скорбную мысль.
        - Что? Что случилось?
        - Ой, Дарьюшка! Наталку нашу Полтавку застрелили только что.… Наповал сразили бедняжку. Говорят, жених ее Андрей и убил…
        - Как, жених? Не может быть! Андрюшка не мог ее убить, любил он ее сильно… Кто видел его с ружьем? Господи, может по ошибке убили нашу красавицу…
        - Нет! Это точно, Андрюха это был, Андрюха. Вот он за любовь эту проклятую и застрелил девочку. Ревновал очень испод…
        Никитична в истерике билась оземь. Не помогали уговоры и успокоительные. Женщина в одночасье лишилась самого дорогого, своего дитяти. Она обожала свою дочь, радовалась всем ее успехам в школе потом в институте. Большие надежды она возлагала на свое чадо, не могла нарадоваться. Говорила, что в старости не обижена будет. Есть кому воды подать, когда совсем невмоготу станет. А теперь? Что будет теперь? Как ей выдержать всю тягость утраты.… Помоги ей Боже!
        Да. Так и было. Наташенька выбрала не его Андрея, а Василия. К свадьбе дело двигалось. А он возьми да узнай не вовремя.… Не смог перенести, что его любимая девушка замуж за другого пойдет. Решил он по-своему: Ни ему, ни другому. Утром рано, подкараулив Наталку, застрелил с охотничьего ружья отца.
        - Что стоим, рот разинув! Айда к Андрею, выясним, зачем он девку убил!- раздался чей-то мужской голос.- Что же он паршивец этакий учудил!- Толпа, как овечки, мигом растаяла, бросив голосить одну Никитичну, побежали к дому Чуйко. Вбежав во двор, мужики кинулись в дом и, застыли на месте.… У ног молодого красивого парня, тоже причитала мама, только это была его мать. На шее парня висел обрывок бельевой веревки…
        Повесился Андрей, ушел следом за любимой…
        Дарья Петровна, грустная возвращалась домой. В это утро пироги не пеклись. Тесто вместе с начинкой очутилось в ведре с помоями для поросят…
        - Мама! Что за шум там на улице? Слышен плачь,…Кто-то умер?- полусонная Машка смешно терла тыльной стороной ладошки, глаза.
        - Ох, доченька…горе-то, какое… - Прижав дочь к груди, Дарья Петровна разревелась.- Не приведи Господь, кому испытать такое горе, чтобы родная мать хоронила свое дитя раньше, чем сама покинет эту землю!
        НЕЗЕМНАЯ ЛЮБОВЬ МАТЕРИНСКАЯ
        -Арсений! Ты слышал? Плач детский! Опять девчонка плачет и надрывается бедняжка...,- Оксана, сняв ночную сорочку, последовала в ванную.- О-хо-хо! Бедная сиротинка… кто ее пожалеет, кто приголубит, кто утрет слезочки малышке…,- шептала она вздыхая.- Как ушла из жизни мать ее, Ниночка, так и слезы постоянно стали литься ручьем у Анечки, девочки бедной. Что-то тут не так! Арсений? Или ты еще спишь?- мокрые следы оставляли на паркете неровные отпечатки босых ног. Она принципиально не любила носить комнатные тапочки. В длинной футболке, трусах и босиком - вот ее домашний наряд домашней женщины. Нет! Нельзя сказать, что одеваться она так вынуждена из-за отсутствия вкуса или домашней одежды, нет. Просто так ей удобно. А в присутствии гостей, свекрови и других «посторонних», она одевается соответственно. На такой случай, есть несколько красивых шелковых брючных костюмчиков, шортиков и халатиков. Так, на всякий случай, есть убранства, но лучшим одеянием считала свободу и в одежде тоже. Да и муж ее целыми днями в трусах ходит дома. Удобно.
        - Ну! Я так и знала! Спишь как мишка зимой. Вставай! Мы же договаривались с вечера поехать на дачу пораньше. Дел много, а ты спишь сурок!- Она нежно похлопала мужа по спине. Тот лениво повернулся набок. Трусы белым пятном на фоне цветного постельного белья, выделялись забавно. Загорелый мужской торс выглядел сексуально и притягивал взгляд женщины все больше. Оксана присела рядом и коснулась плеча.- Ой!- от неожиданности, молодая женщина вскочила, но была сражена. Крепкие мужские руки, притянув ее к груди, сжимали в объятьях и, сначала легко касаясь, потом жарко исследовали красивую стройную фигуру Оксаны. В такие утренние минуты, любовные игры Арсения были очень милы женщине…. Только вот Бог не дал им детей. Пять лет живут вместе, а детей все нет!
        - Анечка снова плакала, слышал?- Оксана, допивая кофе, совала в рот остатки бутерброда.- Что молчишь?
        Мужчина вздохнул.- Слышал. Девочка часто плачет, почти каждую ночь.…Тоскует, может… Маленькая еще. Раиса вроде бы нормальная женщина. Тут надо подход другой. Нина сильно любила дочь свою, и так странно умерла. Что ей, дурехе, в голову залезло, что она полезла в петлю забыв при этом свою любимую дочурку… Ненормально все как-то! Противоестественно!- Мужчина засопел, и сосредоточенней стал тыкать вилкой в яичницу.
        - Вот-вот! А я о чем?- Может,…поговорить с ними? Заберем девочку себе, усыновим ее, а они молодые родят себе еще. И Раисе не надо будет притворяться перед мужем, изображать из себя любящую мать. Нинку она никогда в жизни не заменит, а девочке любовь надо.
        - Думай что говоришь? Он же отец Ане, как он отдаст своего ребенка нам?- Арсений нервно поднялся,- Ему в глаза людям стыдно смотреть будет! А ты говоришь, поговорим…
        - Сядь Арсюша, сядь. Поговорить-то по-разному можно. Скажем мол, пока вы поживите сами без девочки. Пусть Раиса привыкнет к домашней обстановке, свыкнется с тем, что есть маленькая девочка, нуждающаяся в своеобразном уходе и любви. А пока у нас Анечка поживет. Соскучатся - придут к нам или заберут ее к себе.… А ведь Михаил часто в командировках бывает! И заметь, именно в эти ночи и плачет малышка! Днем не так слышно, в это время город живет особой жизнью, все кругом гудит, шумит. Не слышно, может днем дитя также обливается слезами…
        - Допустим, а работа наша как же?
        - Вначале отпуск оформлю я потом ты, а там видно будет.
        - Попробуй,… Может и в самом деле что-то получится. За спрос не дадут в нос.… А может пока обратиться в милицию? Пусть навестят квартиру, посмотрят, как и что? А?
        - Нет. Так вспугнуть можно. Лучше мы сами понаблюдаем за ними, так надежнее будет. А еще лучше, если мы провернем отличное дельце с видеокамерами слежения. Ты возьмешь на работе пару таких камер, установим в детской и зале, понаблюдаем.… Если что, у нас будет доказательство. Ты как? Я тебя убедила? Главное, что у тебя есть такая возможность приобрести видеокамеры…временно. У вас в охранном агентстве начальник говорят нормальный, поймет тебя. Только не бойся! Иди и, тет-а-тет поговори.
        Арсений замялся.- Оксана, твое «дельце» противозаконно. И шеф мой может меня не понять…
        - А ты не мямли! Сразу говори для чего тебе надо. А девчонка ночами ревет, что это не противозаконно? Может Раиска истязает ее, бьет или глумится над сироткой! Это как называется? Скажи, что мы хотим помочь девочке, увидеть надо своими глазами сначала, тогда и к стенке прижать можно мачеху. На днях должен приехать Михаил из командировки. Есть возможность узнать правду и рассказать ему. Ты только не подведи меня. Сегодня же и займись этим делом. Здесь решает Михаил. Раисе, по-моему, все равно с кем останется Анечка.
        - Сегодня не получится. Выходные. Забыла?
        - Ой! А езжай-ка ты сам на дачу. Мне что-то перехотелось. Лучше я в разведку к соседям пойду. Думаю, узнаю нечто,… Что сделать на даче знаешь сам. Воды наноси свежей и цветы полей. Я приеду завтра. А сегодня хочу навестить Раису и Анечку…
        - Делай, как знаешь.
        Но, в этот день Оксане не удалось навестить соседей. Раиса сама привела девочку к ним, спешила куда-то. Ну и ладно. Женщина порадовалась девочке, они мирно беседовали за столом, запивая вишневое варенье ароматным чаем.
        - Анюта, как ты сейчас поживаешь? Тетя Рая не обижает?- ласково спросила Оксана.
        Девочка умолкла. Потупившие глазки малышки смотрели куда-то вниз на пол.
        Мысленно обругав себя за нетактичность и прямой вопрос, Оксана незаметно переключила разговор на другую тему.
        - А давай-ка мы с тобой на речку пойдем? Хочешь купаться? Это так здорово, водичка теплая, солнышко яркое и птички поют весело. Идем? Ты любишь купаться?
        - Не знаю,… тетя Рая будет ругаться.- Почти хныкала девочка. Глазки подняла, такие грустные-грустные. У женщины защемило сердце.
        - Ну что ты! Во-первых, ты со мной, во-вторых, тебе надо на свежий воздух и, в-третьих, на улице отличная погода. Я сама поговорю с тетей Раей, она не станет нас ругать. Анюта, она уехала и вернется не скоро. Мы успеем выкупаться и в кафе мороженого покушать. Ты, какое любишь мороженое?
        - Не помню. Мне мама покупала… - девочка запнулась.
        Оксана подавила вздох. На сердце тяжело и как-то дискомфортно стало.
        На берегу реки, сняв с девчонки платьице, женщина ахнула. Тельце девочки было в ссадинах и синяках. Гематомы носили как свежие, так и старые следы.
        - Анечка! Кто тебя щипал или бил?- голос дрожал от негодования и жалости.- Ты не бойся меня. Я тебя не обижу и никому больше не дам тебя обижать. Это тетя Рая тебя била?
        Тесно прижавшись к женщине, девочка всхлипнула.- Не говорите, пожалуйста, тете Рае. Она меня накажет. Она меня всегда наказывает за все-все.… Говорит, что я плохая девочка и пойду скоро к маме своей. А почему мама моя не приходит? Она меня, наверное, не любит… Я жду-жду ее, зову все время. Плачу и зову мамочку, а ее все нет! Я ее не обижала, слушалась всегда. А тетя Рая говорит, все равно я плохая девочка. Надо меня в интернат отдать или отправить вслед за мамой. А я хочу к маме… - девчонка уже ревела, размазывая слезы маленькими ручками по худеньким щекам.
        Оксана ни слова не произнесла. Сердце ее сжали железные тиски и не отпускали. Прижав малышку к груди и, тоже заплакала. Она знала цену этим детским слезам, сама рано осталась сиротой, правда мама была с ней, отца не было.… Но если нет отца - ребенок сирота на половину, нет матери - полная сирота. Какой бы не был хороший отец, он никогда не заменит маму. Мама - это все, и отец и мать!
        Вечером, Раиса вся такая нафуфыренная, влетела к Оксане, запыхавшаяся, словно бы гнал ее кто-то километра три без отдыха. Оксана поняла причину ее неординарного вида, когда выглянула в окно. Там, в шикарную иномарку садился молодой, слегка седовласый мужчина. Что именно он привез Раису домой, не сложно было догадаться. Слишком глаза соседки сверкали особенным светом, светом страсти и любви. Да, ладно! Это не ее дело. Только вот девчонку она не отдаст Раиске на съедение.… А видеоаппаратуру они установят, во чтобы это не стало. От чувства скорого установления справедливости, у Оксаны задрожали руки. Сверх меры нагло вела себя Раиса, не поинтересовалась даже, ела ли, пила девочка! А быть может, девчонка целый день голодная была!!! Ух, как захотелось Оксане высказать самозванке все, что о ней думает. Но надо быть осторожной, чтобы не спугнуть «птичку» раньше времени…
        Ближе к ночи, Анюта снова плакала. Слышен был недовольный голос Раи, и периодические покрикивание мачехи бесили Оксану. Несколько раз она порывалась кинуться в соседскую квартиру и забрать девочку, но всякий раз сдерживала себя. Чтобы не прислушиваться к завываниям Ани, она включила на всю громкость телевизор и стала обдумывать тщательно, как установить видеокамеры у соседа.
        Спустя три дня план ее осуществился. Оксана вроде бы представляла себе эти маленькие видеокамеры, но, увидев их, покачала в изумлении головой.
        - Арсюша! Как же такие малюсенькие устройства и снимают все и записывают? Я понимаю, что прогресс далеко шагнул вперед, но все-таки меня удивляют и умиляют такие вот штучки. Осталось установить их незаметно, и у себя дома устроиться перед ноутбуком. Что мы и сделаем!!! Я пошла. Пожелай мне удачи,- женщина, поцеловав мужа в щеку, удалилась.
        Все получилось так, как задумала Оксана. Раиса хлопотала на кухне, готовила чай с блинчиками, а Оксана спокойно, без опасения установила видеоаппаратуру. Анечка что-то рисовала в детской и не принимала участия в разговоре с Оксаной. По всей вероятности, за лишние разговоры с ней была лишена общения. Так показалось Оксане. Бедная девочка создавала видимость усердия над рисунком, стараясь не обращать внимания на вопросы соседки. Вымуштровала ее Раиса.
        - Миша, наверное, задерживается?- любезно спросила Оксана хозяйку.
        - Да. Звонил, что к концу недели приедет. Объект сдают. Сами понимаете, стоил ли ребятам мотаться туда-сюда.… Пусть, закончат работы, сдадут объект, получат, что причитается и вернуться. А мы с Аней подождем. Верно, Аня?- Аня затравлено молчала, только мотнула головой.- Что ты бычишься? Чем ты опять недовольна? Стараешься тут стараешься, а она неблагодарная паршивка выкаблучивается еще.
        - Не обращайте на нее внимание. Она совсем еще ребенок. Многого не понимает,- спешила Оксана утихомирить волну негодования.- Давайте поговорим о вас. Чем вы занимаетесь? Вы, такая красивая женщина, почитателей думаю много. Работа должна быть у вас интересная,- льстиво говорила Оксана. Она знала, что если к своей заинтересованности прибавить облако интриги, лести и восхищения объектом, то человек ваш. Смотреть будет в рот вам, и ждать очередной хвалы и восторга.
        - Вы так думаете?- Раиса игриво дернуло точеным плечиком. Бровь в нарочитом недоумении вздернулась вверх. Апогея была достигнута!- Ой, по секрету скажу только вам! Меня достала эта малявка с ее папашей. Видали? Какой принц на «рысаке» привез меня? Вот… Влюблен по самые уши. А я с головой в домашней завирухе! Зачем мне все это? Будь Мишка со мной, а то… по две-три недели не бывает дома. Там, небось, гуляет вовсю, а я паси его откормыша. Мне такие предложения делали! Так нет же, этот женатик окрутил меня по самые, некуда.… Ну, ничего, есть у меня одна мыслишка. Ему не понравится, я не виновата…
        - Да вы не расстраивайтесь так! Будет еще и на вашей улице праздник. Главное, чтобы все получилось,- дожимала Оксана. Она чувствовала, что цель близка, развяжется язык молодой женщины. Расскажет все, только не сильно давить…
        - А я и не волнуюсь! Что мне волноваться. Пусть Мишка потом волнуется…
        - Бросить собираетесь?
        Раиса хитро взглянула на собеседницу. Глаза сделались колючими, жутко некрасивыми, от них исходила невидимая опасность.
        - Посмотрим,- оборвав разговор, хозяйка резко поднялась,- вас, наверное, дома ждут.
        Оксана поднялась. Пора и честь знать, тем более, если хозяйка дала понять. Жаль, что не получилось Оксане поговорить «по душам». Возможно, где-то допущена была ошибка в вопросе или интонации, и Раиса уловила угрозу. Надо было бы бутылку вина прихватить с собой что ли, думала Оксана, теперь поздно думать об этом. Момент позорно упущен…
        Арсений безмятежно спал. Камеры слежения определены правильно, там, где надо, лишь в кухне не было. Жаль. Именно из кухни доносились нетрезвые бредовые слова Раисы. Плохо было слышно. Анечки не было видно. Может в кухне?
        После длительных бормотаний Раисы, в детской показались обе.
        - Негодница! Если что-то расскажешь своему отцу или кому-либо еще, я тебя убью. Поняла, ты, маленькая дрянь! Мамочку твою я придушила как последнюю заразу и тебя тоже придушу! Только вякни что-то кому-то! А от папаши твоего только квартирка мне нужна. Знаю, когда и что делать! Что смотришь на меня так, змееныш?- резкая оплеуха побудила заплакать девочку сильнее.- Замолчи! Сопли развеваешь, и так душно без тебя. Не вой, сказала!
        Трудно было видеть издевательства Раисы над девочкой, еще больнее наблюдать за плачем и беспомощностью сиротинки. Больше часа распинала пьяная мачеха Анюту, напоследок швырнув ту на пол, закрыла за собой дверь спальни. Девочка старалась тихо плакать. Слезы неиссякаемым ручейком катились по щекам, по шее… Девочка так и лежала на голом полу. Острые плечики вздрагивали каждый раз, когда она вспоминала свою мамочку и умоляла ее вернуться к ней и забрать маленькую доченьку.
        - Мамочка! Миленькая! Почему ты бросила меня одну? Почему ты не приходишь ко мне! Почему не накажешь злую мачеху! Она так меня бьет, щиплет меня каждый раз, сажает меня в кладовку и выключает свет. Мамулечка моя, родненькая, возьми меня к себе. Злая мачеха сказала, что убьет папу и меня. Я жалею папочку, но боюсь признаться в том, что злая мачеха меня избивает, когда его нет. Подскажи мне мамочка, что мне делать?
        Раиса, пьяная лежала на диване в зале. Одна туфля упала с ноги, другая висела на пальцах стопы. Руки раскинуты, голова повернута набок, и перекошенные губы некрасиво выпускали гортанный храп по всей квартире. Такое впечатление, что эта неприглядная картина повседневная и стала необходимостью Раисе, как пьянице-одиночке, единственным утешением длинными ночами…
        Оксана было, уже поднялась, как в ужасе присела вновь.… В детскую комнату вошла Нина… мама Анечки… как всегда нарядная, гладко причесанная и улыбающаяся. Счастья не было конца! Девочка, раскинув ручки, кинулась в объятья матери. Слезы радости были в обеих… Оксана была в шоке. Как могла быть живой Нина, если похоронили ее недавно, если сама Оксана помогала в погребальном процессе! Что за наваждение, наверное, я с ума схожу от увиденного, либо желания девочки увидеть свою мать материализовались,… Женщина перекрестилась, и отчаянно стала читать Отче. Наш…
        - Господи! Что это? Я же не слепая…отчетливо вижу умершую соседку Ниночку.…Нет еще и трех месяцев, как покоится бедняжка. Но, тогда кто эта женщина, обнимающая Анечку? Пусть пьяная Раиса, спит и не видит эту женщину, но я-то…абсолютно здравая!
        В страхе и трепете следила Оксана за действиями, совершающимися в квартире по-соседству. Каждый раз, прочтя молитву, неслась в ванную, окатывала лицо холодной водой и снова садилась перед компьютером. Происходящее в детской неподдавались рассудку. Как завороженная она сидела, скрестив ноги на полу и, затаив дыхание, смотрела.
        А там, вершились чудеса! Вначале выкупав девочку, Нина расчесывала ее волосы и заплетала в косички. Ангельское личико малютки светилось чистотой и умиротворением.
        И, самое чудное, в это время лилась песенка, мягкая такая, похожа на колыбельную, только слова были придуманные самой Ниной. От слов этих, Оксана практически ревела. Песня была о любви матери такой сильной, что любовь эта смогла вернуть ее из мира Богов в мир реальности. Что теперь она будет навещать дочурку каждую ночь и любить ее как никогда, жалеть и петь ей песенки.
        Первым делом Оксане хотелось бежать к Нине и рассказать все о мытарстве Ани, но вовремя сдержалась. Нельзя нарушать идиллию, пусть даже нереалистическую, но встречу, матери и маленькой девочки…Что-то же, есть на свете, такое, чего нам не дано знать. И если в эту минуту, хотя бы на ночь вернулся самый родной человек на земле, следовательно, так было угодно Ему. Оксана никому не сказала об увиденном ночном инциденте, даже мужу. Не поверит. Излишние вопросы ей ник чему.
        Каждый вечер, в двенадцать, пока спала в нетрезвом виде Раиса, являлась Нина проведывать свою Анечку. Проводила с ней почти всю ночь, до «первых петухов», пока девчонка не погружалась в сон прямо на руках женщины. Только тогда, уложив дочь на кровать, она исчезала.
        Наступил тот день, когда приехал Михаил из длительной командировки. Раиса старалась ничем не выдать свои ежедневные «прогулки» с молодым человеком. Анечка светилась от счастья. Ее ухоженный вид, говорил о постоянном внимании девочки и нужном воспитании. На душе Михаила было тепло от внимания Раисы и благополучии дочери. Но как-то вечером его пригласили соседи помочь занести новый шкаф. Это Оксана с Арсением задумали, наконец, открыть глаза мужчине на неверность молодой жены и кто, в самом деле, ухаживал за дочерью в его отсутствие.
        Запись ночного наблюдения его квартиры видеокамерой, оглушительно подействовали на его дальнейшее решение. В тот же вечер Михаил, не выслушав Раису, выгнал ее. Все доводы и оправдания женщины были ничтожны. Лучшим ему доказательством преданности и ответов была неземная любовь ее жены Ниночки к нему и дочери. На время своих отсутствий Михаил доверял Оксане и Арсению воспитывать Анечку. Вскоре могилку жены украшала новая красивая ограда. Вокруг царствовали живые цветы и любимые кусты сирени, которые венчались красивым живым свидетельством благодарности и признательности Ниночке, в знак вечной памяти и любви…
        ДУША НЕЗНАКОМЦА
        Светлана допивала чай. Нарастающая тревога сдавливала сердце женщины жестким кольцом. Удары настенных часов указывали на двенадцать ночи. Где его нелегкая носит? Мысли бурлили разнообразные, вплоть до самых ужасных. Аркадий обещал прийти раньше, собирались к соседке на день рождения… как он мог так поступить? Злости не хватало, скапливались злоба и тревога за мужа и сострадание к самой себе. Что ему так не хватает в последнее время? Почему поздно с работы возвращается, мало уделяет ей времени и, нежность пропала.… О сексуальном желании и говорить нечего, остывает, покрывается ничего не стоящими «отбываниями» или, еще вернее сказать, «отрабатывании» супружеского долга. И даже такие интимные связи все реже и прохладнее. Женщина подняла чашку с остывшим чаем, но резко отставила ее. Открыв холодильник, взяла высокую бутылку с водкой. Минуту, колеблясь и, выплеснув чай, налила водки половину чашки. Светлана, безразлично окинув стол с закуской, налила еще. Часы показывали ноль тридцать.
        Дверь открылась. Соседка в нарядной блузке, с бутылкой вина в руках последовала в кухню.
        - Привет еще раз. Ты так одна и сидишь? Твой не пришел-то?- голос, слегка выпивший забавно удлинял фразы.
        Светлана кивнула. Рукой провела по волосам и жестом показала на рядом стоящий стул.
        - Садись. В ногах правды нет. А я тут одна. Мой, не соблаговолил прибыть в свое время и как нормальные люди к соседям сходить в гости.
        - Так, Светлана! Зачем так обижать себя?- заплетающее говорила она,- мы и сами с усами. Что мы не люди? Вот мы сейчас и докажем, что мы отличные соседи, выпьем именинных,- она разлила по стаканам вино. Рубиновый цвет вина манил к себе ароматом винограда и еще чем-то благоуханным.
        Соседки выпили безапелляционно, смачно облизнув языком полные губы, словно бы сговорились, рассмеялись.
        - Я тоже выпила, водки. Сейчас опьянею быстро, это точно. Нет, так нет, Васьки моего и не надо. У молодухи, наверное. Плакать не будем! Наливай соседка еще! Есть желание у меня такое напиться как на настоящих именинах. А что? Ему там хорошо, небось, а я тут жди его и переживай, да?
        - Свет! А может, мужик задержался по делу, а? Всякое бывает, конечно. Но я бы так категорично не утверждала, что он у другой женщины. Тебе что, приснилось что ли? Я лично не слышала, чтобы твой мужик любовницу имел. Так что не заводись. А выпить мы выпьем, именинница ведь я, или кто?
        Пустая бутылка из-под вина стояла под столом одиноко. Рядом валялись домашние тапочки соседки.
        - Тише…кто-то открывает дверь. Слышишь? Как осторожно и тихо пробирается мой Василий. Пьяный, наверное, по самые некуда. Полагает, я сплю. Сейчас же.…Давай-ка проследим за ним, куда поплетется, в спальню или в гостиную?- Светлана, уцепившись за рукав соседки, старалась выглянуть из кухни.- Странно, только, что он не видит свет в кухне? Зараза, в стельку пьяный или пытается прокрасться тихо от свидания своего блудного. Ах ты, кот шкодливый!
        Женщины, покачиваясь, медленно вышли из кухни. Руки, распростертые в стороны, задевали стенки прихожей. Сбив стоящий в углу пылесос они повалились вдвоем наверх и в ужасе уставились на неизвестного мужчину. Незнакомец с закрытыми глазами и широко расставленными ногами упирался в стену. Одежда мужчины была грязная и местами рваная.
        - Кто вы? Почему вы в моей квартире? Что вам надо?- Хозяйка нетвердым голосом пыталась разбудить мужчину.
        - Слушай! Этот гость какой-то слишком сонный, ты не полагаешь?- Соседка тоже проявляла посильное содействие в освидетельствовании незнакомца. Были смешны попытки женщин подняться с пола, видно спиртное подействовало на них в неподходящий момент. Тем не менее, живописная бледность и синева губ мужчины Светлана разглядела. Он был высок, хорошо слажен и красив… Господи, что я думаю? Человеку плохо. Видно сердечный приступ, а я пристала к нему со своими бесполезными вопросами,- с этими мыслями она с усилием подхватилась и кинулась к незваному гостю.
        - Мужчина! Мужчина! Вы слышите меня? Может, скорую вызвать вам? Полина! Вызывай скорую помощь!- женщина, удерживая того за плечи, ногой подталкивала к себе рядом стоящий стул.- Ну, вот. Присядьте пока, а я, пока приедут от скорой, давление вам померю,- она бросилась в спальню за аппаратом. Мужчина никаких признаков жизни не подавал. И пульс не прощупывался. Полина брызнула на него холодной водой, но все безуспешно. Мужчина был мертв.
        - Полин, что это за ерунда такая? Пришел и умер у меня в квартире! Хорошо, что ты тут. А то милиции не докажешь, что я не причем в его смерти. Бывает же такое? Если не повезет с утра, так не везет целый день! За что мне это…
        - Светка, не скули. В милиции не лопухи работают, разберутся, и врачи констатируют смерть от той причины, от которой он отдал богу душу. Причем здесь ты? Он увидел свет в окне и пошел на него. Твоя квартира на первом этаже, удобно для посторонних. Мужчина надеялся на помощь, но не успел бедняга…
        - Дома есть кто?- это приехала скорая помощь.- Где больной?- доктор с заметной лысиной смело прошел в квартиру.
        - Доктор! Этот человек незнакомый нам. Мы сидели с соседкой на кухне, отмечали день рождения, и тут, заявился он. Странный какой-то, глаза закрыты, губы синие и ни звука… Я даже давление ему измерить хотела. А он не живой уже.
        - Разберемся,- лысый доктор приложил палец к шее, подержал руку,- да, он мертв. Милицию вызывайте. Я сейчас заполню бумаги. Где тут у вас можно присесть?
        - В кухню можно пройти. Проходите! Там и заполните свои бумаги.
        Послышались шаги. Вошел Василий. Как ни странно, муж Светланы был трезв.
        - Что тут происходит? Кому-то плохо?- он глазами нашел Светлану.- Кто это?- жест руки указывал на незнакомого мужчину,- почему он здесь? Ты его знаешь?
        Светлане очень хотелось ответить ему дерзко, но посторонние люди и мертвый незнакомец сдержали ее от грубости.
        - Это не смешно! Не видишь что ли, что человек умер? Ты еще сцену ревности закати к нему! Вот будет потеха, наконец-то чувство ревности проявилось! Ха-ха!- женщина с усилием подавила злобу. По себе судишь, милок. Ладно, после поговорим и определимся кто и где.… А пока не мешай людям помочь бедняге.
        Василий сжал кулаки. Злость не унималась. Непонятные чувства ярости и обиды на жену застилали разум. Он в тайне от нее зашибает бабки, сюрприз решил сделать ей, а она в это время шашни с эти мудаком… - Василий зло взглянул на лежащего.
        Не удержавшись, он присел на корточки рядом с умершим. Вглядываясь в синее лицо, он старался разглядеть соперника и осмыслить причину измены Светланы. Автоматически Василий протянул к умершему руку и тронул похолодевшую ладонь. Внезапный ток пробил все тело хозяина. На глазах у всех, Василия затрясло, да так сильно, что это видели все присутствующие. Василий стал падать наземь…Лицо на глазах то синело, то краснело…
        - Вася! Василек, что с тобой!- Светлана кинулась к мужу первая.- Что смотрите? Спасайте Василия! Умирает он… - женщина на коленях билась у ног мужа.
        - Спокойно, спокойно… - доктор выбежал из кухни, наполнил чем-то шприц.
        И тут случилось невероятное…Конвульсии прекратились. Василий упал замертво, но… ожил мертвец.… Менялось лицо, щеки розовели,… глаза открылись…такие голубые, словно небо ясное…
        - Вася!- Светлана громко кричала, словно могла оживить Василия.- Что произошло! Зачем ты забрал моего Васеньку?- она дергала очнувшегося человека за рубашку и требовала вернуть ей мужа.
        Прибывшая милиция долго не могла понять, кто умер и кто очнулся. Доктор невнятно пробовал объяснить необъяснимое, но только путался в словах и показаниях. Женщины истерично вопили. Хаос был конкретный. Не веря в свои суждения, все сходились на одном, душа Василия перешла в тело неизвестного мужчины…
        МАЧЕХА
        -Вот, сынок! Познакомься, это твоя мамка,- Юрий Юрьевич взволнованно закашлялся.- Проходи Оксана, не бойся, будь как дома.- Голос предательски дрогнул.
        Малыш, опустив глаза, исчез за спиной отца. Глаза Генки с удивлением рассматривали незнакомую и красивую тетю.
        - Ну, что ты? Иди сюда. Гена, ты уже большой мальчик, тебе скоро будет сколько? А ну скажи сам,- мужчина присел на корточки с удовлетворением радовался за сына, который показывал два пальчика.- Правильно, тебе уже два годика скоро будет. Эту тетю зовут Оксана, она будет твоей мамой. Ты рад?
        Мальчик не отвечал. Только глаза, откровенно распахнутые неотрывно глядели на тетю-маму.
        - Что ты молчишь?- отец нетерпеливо дернул за рубашонку,- я тебя спрашиваю, ты рад, что у тебя теперь будет мама?- и опять недовольно дернул. Мальчик сжался, и большие глаза заполнились слезами.- Вот, гаденыш! Все мать свою не забудет. Маленький такой, а упертый как осел. Ты Оксанка не очень принимай это к сердцу. Со временем забудет пацан, тебя полюбит это точно.
        - Да, ладно! Что теперь, убиваться что ли? Время покажет, кто кого полюбит. Главное что,- она удовлетворенно оглядела комнату, вокруг процветала состоятельность и гармония. Видно, бывшая хозяйка любила порядок и имела отменный вкус, чего не хватало Оксане,- Главное то, что мы с тобой вместе. Я наконец-то стану полноправной хозяйкой и,- нахмурив брови, фыркнула в сторону малыша,- мачехой. Правда не знаю, какой мачехой, но это меня совсем не печалит. Правда, любимый?- Оксана подошла мягкой кошачьей походкой к Юрию,- или я ошибаюсь?
        - Ну что ты! Ты у меня будешь полноправной хозяйкой в доме и моем сердце - мужчина со страстью прильнул к губам молодой блондинки.- Разве я напрасно столько времени на тебя потерял, добиваясь расположения красавицы, чтобы кто-то мог помешать нам! Нет! Ты теперь моя навсегда. Слышишь? Навеки, моя!- подхватив молодую жену на руки, мужчина торопливо понес ее в спальню. Для них в тот миг малыш не существовал…
        Мальчик направился на кухню, подставив стульчик к буфету, вытащил с вазы сухарик и стал жадно грызть. Светлые следы от недавних слез почти высохли, напоминая лишь тоненькие полоски на худеньких щеках. Тоскливые глаза были направлены в сторону той комнаты, куда ушли папа с тетей. Гена недоумевал, почему папа привел чужую тетю и требовал называть ее мамой. Зачем ему чужая тетя-мама, если скоро приедем его мама Таня. Он верил, что скоро мама приедет. Обязательно вернется и привезет ему новенькую машинку, а то, старая разломалась, а новую папа забыл купить. Слезы снова навернулись на его глазках. Не догрызенный сухарик выпал с рук мальчика, когда он посмотрел на фотографию мамочки. Мамочка улыбалась ему и словно говорила, что скоро снова будут вместе.… Потерпи сыночек, говорили ее глаза, я с тобой…я люблю тебя очень, просто далеко очень я, никак не доберусь…
        - Юр, а Юр, ты, когда едешь в свою командировку снова?- Оксане не по душе было вспоминать о предстоящей командировке, но откладывать разговор на долгий ящик ей не хотелось. Она должна поставить вопрос ребром, или она или его проклятая работа. Что мало разных работ рядом можно найти? С пасынком она возиться не будет! Ишь, ты! Этот маленький паршивец, волчонком смотрит на нее? Она молодая еще чтобы обзаводиться детьми, причем чужими. Ей самой еще надо за собой смотреть… она вспомнила недавний роман с молодым человеком с ночного клуба. Ох, тогда они дали себе расслабиться…его, конечно, многие снимали на ночь, у стриптизера такая должность, развлекать дам. Вспомнив о Гришке, она усмехнулась. А сели Юрий будет надолго оставлять молодую жену одну, то и до греха недолго… - Что ты молчишь?
        - Я думаю. Чтобы уйти с работы и найти новую, требуется время. Лучшее, что можно сейчас сделать, это поехать в командировку в последний раз. Шеф говорил, что моя поездка много решит, я должен заключить хороший договор. От этого договора будут приличные проценты. Ты же говорила, что хочешь на море в теплые страны поехать? Говорила?
        - Говорила. А что, у тебя сейчас нет таких денег? Ты же мне обещал, что медовый месяц у нас будет там, где захочу я,- капризно заявила Оксана.
        - А я тебя не обманывал. Все будет, так как ты захочешь. Но сама понимаешь, лишних денег не бывает. Захочешь по бутикам побегать, обновки прикупить. Так?
        - Так.
        - Ну вот. А я о чем? Значит один разок потерпишь. Обещаю, это последний раз. Сам думал найти что-то приличное рядом, в городе. Ну, ты как? Согласна?
        Женщина капризничая, щекотала его загорелое тело.
        - Что с тобой сделаешь? Но это в последний раз,- молодожены повторили сексуальный вид развлечения. Оба были довольны.
        Дверь приоткрылась. Генка глядел на папу и тетю, и борьбу их не понимал.
        - Папа, я есть хочу,- тихий голос ребенка не услышали молодые сразу.- Папа,- громче воскликнул малыш.
        - Господи! Это что еще за вторжение в такой момент?- Оксана в гневе кинула тапочек в Гену.- Убери его!- почти истерично орала она. Почему он без стука вошел? Какой невоспитанный и дерзкий мальчишка!
        - Тише, тише. Я сейчас все улажу. Ребенок голодный. Я забыл о нем. Давай лучше накормим его и уложим спать.
        - Тебе надо ты и корми. А я спать хочу. Ты же знаешь, как я устала с этим переездом. Могу я, в конце-то концов, передохнуть в этом доме?
        - Да, да,- залепетал Юрий,- спи дорогая. Я не подумал. Прости меня,- он поцеловал ее плечо.- Спи. Я сам все сделаю.
        Оксана ворочалась все и, накручивая себя, озлобленно размышляла. «Зачем ей все! Как я уже ненавижу этого пацана, приперся сюда как к себе дамой! Что он теперь всегда будет лезть сюда, мешать уединению. Голова разболелась даже.… Один вечер здесь, а как все надоело… Скорее бы уехал в командировку что ли? Она тогда воспитает этого чумазика по-своему. Будет сидеть тише воды и ниже травы. Распустился негодник.… Обведя глазами комнату, она наткнулась на портрет бывшей жены Юрия. «Что за хрень такая! Он что специально оставил эту деревенщину, чтобы позлить ее? Ну, хорошо, ты еще пожалеешь об этом мужлан неотесанный. Я потерплю какое-то время, получу свое и, ты только след увидишь»… Отвернувшись к стене, женщина постаралась уснуть.
        - Малышка… ты не спишь? Я Тебе кофе принес и конфеты.- Юрий, оставив поднос с угощеньем на журнальный столик, стал осыпать ласками ее белоснежное и молодое тело. Как мне повезло, думал он. Такая красавица в его доме, он может нежить ее, целовать, холить и лелеять властительницу его души. Желание овладеть этой безумно красивой женщиной нахлынуло на него с неистовой силой…
        Спустя два дня, Юрий уехал. Оксана с усилием сдерживала себя, чтобы прямо сейчас не надавать тумаков Генке. Все раздражало ее в нем, и то, что мальчик был точной копией матери и, то, что не жаловался, а просто глядел на нее из-подо лба, и то, что тихо сидел в уголке и игрался разбитой машинкой...
        - Иди сюда!- голос Оксаны натянулся как тетива.- Глухой что ли?- она видела мальчика, поднявшегося сразу же после приказа, но успокоится, не могла. Схватив ухо Гены, резко потянула вверх. Мальчик взвыл от боли.- Тихо! Чего орешь? У-ух, задавила бы тебя, будь моя воля….- еще немало раз много чего шипела на мальчика Оксана, щипала и хлопала по головке, дергала и таскала по полу, но ненависть только возгоралась.- Иди отсюда, чтобы глаза мои тебя не видели! Проваливай! А то, еще прибью…
        Мальчик, тихо скуля, выбежал на улицу. Прижавшись к нему, соседская собачка облизывала соленые слезинки малютки. Обняв двумя ручонками за шею щенка, Генка притиснулся к нему лицом. Слабая улыбка возникла на унылом лике сироты. Ухо набухло и покраснело.
        На следующий день издевательства начались вновь. Мачеха нашла мальчика в собачьей будке. Значит, вспомнила она, пацан не ночевал в доме. А вдруг узнает Юрий? Что он подумает? Нет, надо кончать с этим, силы больше нет видеть эту мордочку похожую на бывшую хозяйку. Что же придумать, чтобы не подумали на нее? С матерью этого гаденыша она же справилась! И все! Никто не знает толком, что случилось с ней. Подумаешь, она помогла в петлю залезть негоднице. Говорила же ей по-хорошему, уйди от греха подальше. Пожила с Юрком? Хватит! Делиться надо мужиком. Сына родила себе, что еще надо? Так нет же, не захотела дура делиться мужиком. Вот и поплатилась.… Перед глазами всплыла картина: вот она помогает Татьяне решить вопрос коренным путем, надевает на обмякшее тело петлю от бельевой веревки и туго затягивает на шее. Другой конец перебрасывает через толстый сук дерева, фиксирует. Минуты любования на предмет труда своего и, отталкивает чурку из-под ног женщины. Несколько подергиваний ногами и, да здравствует Царство Небесное!
        Она с ненавистью глянула на малыша. Решение пришло само собой. Дороги назад нет…
        - Мальчик мой,- елейно говорила Оксана,- почему ты не пришел домой? Зачем в будке ночевал? Я тебя обидела вчера, извини меня, малыш. Я больше не буду. Давай мириться?- женщина протянула мальчику руки.- Не бойся. Я больше тебя не буду обижать. Мы сейчас пойдем на речку. Ты хочешь на речку?
        Гена молчал. Маленькое сердце ребенка интуитивно не доверяло плохой тете. Но, боясь, что будут бить, он кивнул.
        - Ты можешь взять собачку. Ты хочешь собачку свою?- увидев загоревшие глазки пасынка, она продолжила.- Ну, вот. Завтра же мы купим тебе маленького щенка. Обязательно купим. Ты будешь жалеть собачку?- Генка снова кивнул.- Отлично! Кормить будешь сам, и гулять сам, ладно?
        Ребенок потерял бдительность, радостно заулыбался. Он простил тете все…
        Накинув на голое тело халатик, Оксана крепко взяла Генку за руку и повела в конец улицы. Маленький пушистый щенок, радостно виляя хвостом, разглядывал сверху, он восседал на ручках Гены, на прохожих. Редкое скуление маленького друга явно выводило женщину из себя. Но она старалась не подавать виду.
        - Ну, видишь? Мы на реке. Купаться будем?
        - А можно?- тихий голосок мальчика на секунду вселил жалость, но не по-детски строгие глаза его, выдавили лишнее сочувствие, робко родившееся в бездушном сердце мачехи.
        - Конечно можно! Давай, разувай свои сандалики, оставим их на бережку. Теперь привяжем вот этот камушек тебе к спинке, чтобы быстрая река тебя не унесла. Заодно и собачку привяжем к тебе. Она маленькая совсем еще, плавать не умеет, а купаться тоже хочется малышке. Ген, твой дружок хочет купаться? Спроси-ка его сам. А я пока приготовлю все нужное…
        Пока мальчишка ласкал щенка и упрашивал того вместе купаться, мачеха туго привязывала к спине камень, искусно оплетая и собачку заодно. Войдя в воду, женщина толкнула пасынка с прижавшим груди щенком на середину реки. Перепуганные глаза ребенка - последнее, что видела она. Он, как мужчина ни слова не вымолвил. Ко дну пошел сразу, щенок как бы понимая всю серьезность положения, теснее прильнул к маленькому хозяину…
        Прошло сорок дней. Юрий готовился посетить кладбище. Там похоронены жена и сын… с собачкой. Даже после смерти их не разлучили. Оксана, в черной косынке и черном платье выглядела женственно и красиво. Густые черные волосы Юрия пробивала ранняя седина. Свежий холмик украсила белоснежная скатерть. Фрукты и колбасная нарезка перекочевали из плетеной сумки на приготовленный стол. Мужчина налил водки, выпил молча. Женщина что-то говорила ему, но он только пил.… Напоследок, Юрий включил фотоаппарат, навел на могилку сына…
        Разглядывая фотографии, Юрий в ужасе отпрянул.… На них были четко изображены силуэты Гены с прижатым к груди щенком. Они грустно глядели в объектив и, слезы градом полились со строгих мужских глаз.
        - Ах, сынку, сынку! Как же ты очутился у реки? Один, маленький и беспомощный, спасти тебя не кому.… Как я виноват перед тобой малыш? Как мне искупить свою вину.… Если бы я знал.… Дай мне знать, кто виновен в твоей смерти. Обещаю, я найду способ наказать убийц!
        Привиделся сон, как будто кто-то ведет за руку его к реке,… а там, жена-красавица, петлю накидывает на мальчика и собачку заодно привязывает к камню и топит.… А рядом лес, Таня висит на веревке. А веревка та же.… И смех, такой громкий, знакомый, а узнать нельзя…Тихий, сдавленный голос жены твердит одни и те же слова о том, что погубила их его новая возлюбленная,… Юрий проснулся в поту весь, и сердце бьется, бешено так, не остановить.
        Целый день знакомый смех преследовал его… Словам верить не хотелось. Кто же это? Кто?
        - Юрий,- пьяный голос жены в последнее время очень расстраивал Юрия. Сопьется совсем, подумал он, надо что-то делать. Лечить, что ли?
        - Что ты молчишь? Сохнешь все по сынку своему? Не плачь, я рожу тебе футбольную компанию. Хочешь? Нет! Ты не хочешь.… Или по Таньке плачешься? Ха-ха-ха!- противный какой смех. Господи! Смех похож на смех из кошмарного сна…. Неужели, это действительно она?
        Машина рванула сразу и набирала скорость.
        - Что ты делаешь? Останови! Слышишь? Сейчас же останови машину, убийца!
        - Я убийца! Это ты мне красавица говоришь? А не ты ли убила моих жену и сына? Даже собачку не пожалела.… Признавайся! Хотя бы один раз скажи правду, ты убила? Иначе я не остановлюсь, погибнем вместе… терять мне нечего! Сам виноват, позарился на красоту твою лживую…
        - Да! Я! Ты же мямля, сам с бабой разобраться не смог? Мне женщине пришлось решать за двоих.
        - А парнишку за что? Что тебе сделал маленький мальчишка? Его за что?
        - И ты спрашиваешь, за что? Сам уезжал в свою командировку, может и там баба была, а я должна глядеть за твоим придурком? Ну, уволь меня…
        Слова не успела произнести до конца…Резкий скрип и удар машины в бетонный столб, решили все проблемы…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к