Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
В мятежах Александр Кронос
        Эйгор #3
        Тебя засовывают в капсулу для проведения экспериментальной операции по лечению смертельного недуга. А просыпаешься ты в теле принца, которого пытались прикончить вместе со всей его семьёй. Всё, что осталось в наследство от его разума - мышечная память и язык. Власть уже в руках твоего "дяди", ставшего регентом при выжившем семилетнем брате, а тебя для сохранения жизни отправляют учиться в университет Хёниц, якобы для твоей же защиты.
        Вроде бы всё просто - надо выждать время и разобравшись, вернуться ко двору, встав у руля империи. Или найти соратников, чтобы свергнуть регента, заняв его место. Но окружающая реальность оказывается куда сложнее.
        Эйгор-III. В мятежах
        Глава I
        Звук выстрела застаёт меня в метре от виконтессы и я кручусь на месте, машинально доставая из кобуры "Веннингтон". В поле зрения попадает тот самый грузный мужчина, что интересовался именем лакея - сейчас он оседает на пол, держась рукой за бок. Стоящий перед ним слуга в парадной ливрее, тоже достаёт оружие, поднимая его. На мгновение застываю, не понимая, что происходит и слышу новые выстрелы - на пол оседает сопровождавший нас член парламента, сваленный сразу несколькими пулями. Зал быстро наполняется звуками пальбы - лакеи моментально перевоплощаются в убийц, ведя огонь по находящимся в зале гостям.
        Один из слуг обращает внимание на нашу небольшую компанию и я жму на спусковой крючок, вгоняя пулю ему в корпус. Следом грохочет "Стинни" Джойла и пуля попавшая в живот ещё одного лакея, сбивает того с ног. К процессу подключаются и остальные гости, пустившие в ход личное оружие. А я, покосившись на Айрин, не подающую признаков жизни, задействую нотную связку с огненными сферами, превращая сразу нескольких противников в огненные факелы. Следом за мной магией бьют Сонэра с Кансом и спустя считанные секунды, в зале почти не остаётся живых лакеев. Несколько человек укрываются за колоннами, пытаясь отстреливаться, но я дотягиваюсь до них айваном - нервное напряжение позволяет использовать талант на полную мощность, превратив хлеб внутри них в тончайшую пыль, после чего пронизать их тела изнутри. Слышатся короткие крики боли и за колоннами больше не остаётся живых.
        Одновременно с этим разлетается одна из дверей в стене напротив нас, до того запертая и в зал влетает странное создание - низкий широкоплечий некроконструкт с солидных размеров киркой, в своих руках. Несколько аристократов сразу же накрывают его выстрелами, но пули похоже не берут череп существа - он вполне надёжно удерживается на ногах. Более того - продолжает быстрое движение вперёд. А за ним в помещение продолжают врываться такие же "гномы".
        Машинально бью ледяными сферами и те сбивают цель с ног. Сформировав в воздухе целую глыбу льда, обрушиваю её на череп конструкта, надеясь проломить его. Сонэра отправляет вперёд сразу два вихря с вплетениями огня и они оттаскивают к стене ещё две фигуры. Канс же, снова пускает в ход огонь - выглядит эффектно, но не очень результативно - конструкты не желают заниматься пламенем и дымя, наступают вперёд. Справа от меня орёт чернявый парень, меняющий патроны в барабане револьвера.
        - Руническими! Это шахтные конструкты - обычные пули не возьмут!
        Я же, повернувшись к Эйкару, тоже кричу, обращаясь к старому магу.
        - Помоги Айрин! Мы прикроем.
        Тот, покосившись на меня, бросается к девушке, рядом с которой, сложившись пополам, блюет кровью призванная, а я вижу, как с пола поднимается тот конструкт, череп которого я надеялся размозжить. Жаль, что мы не взяли с собой винтовку Джойла - "Лоун" вполне мог взять этих ублюдков, даже обычными пулями. Мой "Веннингтон", заряжен обычными и бронебойными, через один. Два патрона я уже успел израсходовать во время короткой перестрелки и сейчас отбиваю ещё два выстрела в голову "шахтёра". Бронебойный рунический патрон всё-таки срабатывает - цель падает обратно на пол. Основная проблема, заключается в том, что конструктов здесь не меньше тридцати, а бронебойных рунических патронов у меня всего несколько. Плюс, три-четыре должно быть у Джойла. Даже если получится перезарядиться под прикрытием магии Сонэры и Канса - всех мы не уложим.
        Беря на прицел ещё одного приближающегося конструкта, пытаюсь судорожно придумать как быть. Каких-то специализированных нотных связок против мертвяков мы пока не изучали, стихийные заклинания их только притормозят. У меня и Джойла есть рунные кинжалы для ближнего боя, но на мой взгляд, сходиться с этими мини-монстрами в рукопашной схватке - очень плохая затея. Помимо нас, в зале едва ли десяток уцелевших гостей, чьё число стремительно сокращается - вот ещё один рухнул на пол, с корпусом, пробитым ударом кирки. Брюнет, кричащий о рунических патронах, уже отстрелял барабан и переломив револьвер, вытряхивает пустые гильзы. Закончив с этой задачей, делает рывок в нашу сторону.
        - Мои патроны не прошибают их черепа, у вас есть что-то мощнее?
        Отрицательно качаю головой, формируя скользкий лёд под ногами трёх конструктов, стремительно к нам приближающихся. Задумка срабатывает - они падают вниз, но почти сразу принимаются подниматься. В распахнутые двустворчатые двери, ведущие на улицу, вваливается группа солдат в серых мундирах и начинают грохотать винтовки. Прикончить они никого не могут, но отвлекают на себя внимание части противников, устремляющихся в их сторону.
        Бросив взгляд в сторону Айрин, вижу, как Эйкар чертит на шее девушки какие-то руны, а в воздухе мелькают нотные символы. Остаётся надеяться, что при его уровне владения магией, хватит и половинной силы струны. Призванная всё ещё вне игры - продолжает заливать кровью пол. Выбрасываю экстрактором гильзы и в голову приходит идея, которая, как мне кажется, может сработать. Поворачиваюсь к остальным.
        - Держите их на расстоянии магией, не давая подобраться! Попробую кое-что.
        Кивнувший Канс, посылает в сторону мертвяков десяток ледяных ядер, а Джойл с Сонэрой используют удар воздухом, подбросивший вверх несколько конструктов. Стоящий чуть правее и по другую сторону стола от нас парень, снова кричит.
        - Я тоже помогу, чем смогу - бей своей магией, парень!
        Стараясь не обращать внимания на творящийся вокруг хаос, тянусь своим айваном к ближайшему блюду с хлебом, что стоит на столе. Его тут много и в самом разном виде - недостатка в материале не будет. Единственное, чего я опасаюсь - проблем с управлением. Если я верно оценил ситуацию - еда на столах отравлена, что потенциально может помешать. Но как скоро выясняется, этот фактор никак не влияет на эффективность моего айвана.
        Сформировав небольшое ядро, запускаю его в ближайшего конструкта, откатив готовое изделие до состояния теста. Когда оно размазывается по лицу противника, использую тот же приём, что совсем недавно задействовал на лакеях - расщепляю материал, практически до молекулярного уровня, чтобы он мог пройти через кости. Голову существа окутывает дымка из тончайшей хлебной "пыли", которая быстро всасывается в череп. Несмотря на всю его прочность, материал такого размера, он пропускает внутрь беспрепятственно. Когда весь "заряд" оказывается внутри, укрупняю его составляющие, формирую куски засохшего и спрессованного хлеба внутри головы конструкта. Где-то там должен находиться материал пропитанные магией - чаще всего остатки мозга мертвеца или он целиком, если за основу брался свежий труп. Судя по тому, что бронебойная пуля в голову их убивает, иного варианта быть не должно.
        Спустя пару секунд, некроконструкт застывает на месте, а потом падает на пол, с грохотом уронив кирку. Выдохнув, создаю ещё один шарик из теста и отправляю его вперёд. Проблема только в том, что цели нужно отрабатывать по одной - за это время они успевают перебить солдат, пытавшихся прийти нам на помощь и всех гостей, кроме брюнета, что так и держится рядом, стреляя из револьвера. Когда заканчиваю с последним конструктом, оба крейнера почти на пределе, а струна ходит ходуном - заклинания такой тонкости требуют немало энергии. Окидываю взглядом зал, убеждаясь, что больше целых "шахтёров" не осталось и поворачиваюсь к Эйкару, продолжающему возиться с Айрин. Лицо старого мага покрыто каплями пота, а руки, чертящие руны чуть дрожат - по-моему, он даже не заметил, что бой закончился.
        - Что с ней? Как помочь?
        Бывший призрак слышит меня только с третьего раза, когда я помимо вопроса голосом, дотрагиваюсь до его плеча. Чуть повернув голову, хрипит.
        - Нужна жертва. Быстро. Иначе умрёт. Не смогу держать долго.
        Машинально поворачиваю лицо к чернявому парню с револьвером в руке и тот слегка меняется в лице, но быстро находит, как исправить ситуацию. Показывает рукой куда-то в зал.
        - Вон там, один раненный рицерёныш - я его сам подстрелил в ногу и брюхо.
        Проследив за его взглядом, действительно обнаруживаю ещё живого парня в ливрее лакея, пытающегося отползти в сторону. Спустя десять секунд, мы с Джойлом уже подтаскиваем его к столу. В процессе отмечаю, что снаружи доносятся звуки стрельбы - там явно идёт бой. Поэтому, Канса с Сонэрой оставляю следить за входом. Сам же выполняю указания Эйкара - вспоров на лакее одежду, черчу на коже руны, после чего достаю хьярк и принимаюсь вырезать ксоты. Следующий этап - нанесение рун на тело Айрин, ради чего приходится разрезать брючный костюм у неё на спине. За процессом наблюдает Круацина, сидящая на полу, прижавшись спиной к стене. В ответ на мой вопросительный взгляд, она пытается выдавить из себя улыбку и что-то сказать, но вместо этого снова выплёскивает на пол порцию крови. Что за лютую дрянь подмешали в еду, раз она пробрала даже призванную?
        Письменных принадлежностей под рукой нет, поэтому ноты приходится записывать на большой тканевой салфетке, используя для этого кусок шоколада. Закончив, пытаюсь сконцентрироваться и запустив в дело первую комбинацию, всаживаю хьярк в живот жертвы. Неглубоко - Эйкар чётко дал понять, что нельзя ему позволить умереть сразу. Джойл придерживает лжелакея, а я орудую хьярком и поглядывая на салфетку, одну за другой задействую комбинации.
        В какой-то момент между телом жертвы и Айрин устанавливается канал связи, в котором плещется жёлто-оранжевая энергия, быстро поглощаемая виконтессой. Снова всаживая лезвие хьярка в плоть, понимаю, что перстень уже начал обугливать кожу на пальце. Пожалуй было разумнее дать сотворить заклинание Джойлу или Кансу, но на тот момент я не думал, что это потребует такого напряжения - сейчас же струна периодически провисает, а оба крейнера критично перегружены.
        С трудом сдерживаясь от крика из-за запекаемого пальца, начинаю финальную нотную связку, на середине которой перерезаю жертве горло. Смерть даёт мощный выплеск силы, которая моментально утекает в тело Айрин. Добравшись до последней ноты, отодвигаюсь от иссечённого тела лакея, стаскивая с пальца перстень. А через секунду чувствую, как внутри что-то бешено вибрирует - живот на мгновение пронзает дикая боль, а в голове появляется мысль, что вот так я и сдохну - от перенапряжения струны. Но спустя мгновение меня отпускает и единственное, что остаётся - постепенно уходящее чувство вибрации струны.
        Взмыленный Эйкар, со вздохом облегчения садится на пол рядом со мной и вытирая со лба пот, интересуется.
        - Почему так скривился? Проблемы со струной?
        Крутя в левой руке раскалённый перстень, покачиваю головой.
        - На момент показалось, что она лопнула, но похоже всё в порядке.
        Маг чуть щурит глаза.
        - Попробуй активировать - сколько их чувствуешь?
        Сначала не понимаю о чём он, а потом удивлённо пробую активировать струну и понимаю, что их действительно две. Но об этом, можно будет поговорить чуть позже - сейчас есть более важные вопросы. Киваю на Айрин.
        - Что с ней?
        - Какой-то алхимический яд. Я пробовал помочь, но вышло только поддерживать жизнь - она раз десять пыталась умереть за время схватки.
        Опираясь рукой на пол, встаю на ноги, уточняя.
        - А сейчас? Ритуал помог?
        - В той мере, в которой он мог помочь - изменения её тела заморожены, как минимум, на ближайший день. Потом её нужно будет либо вылечить, либо продлить это состояние, использовав новую жертву. Правда, не могу гарантировать, что второй раз получится так же хорошо - при повторном использовании заклинания, шанс на успех не больше трёх к десяти.
        Выпрямившись, опускаю на него взгляд.
        - Почему сразу было не использовать что-то более мощное?
        Тот хмыкает, по-прежнему сидя на полу.
        - Ты и так чуть не погиб - дай я более серьёзный вариант, струна разнесла бы твой разум в клочья.
        Стрельба снаружи постепенно затихает, а прислушивающийся к нам брюнет, косясь в сторону двери, пытается подбодрить.
        - Если это какой-то алхимический ингредиент, то в лаборатории разберутся за пару минут, не забивайте себе голову.
        Бросив взгляд на Круацину, едва не отвечаю, что это точно что-то необычное, но вовремя останавливаюсь. А чернявый решает представиться и обойдя стол, протягивает мне руку.
        - Сарт Довано - рад знакомству и тому, что вы так вовремя оказались рядом.
        Опускает глаза на мою кисть с обугленным пальцем и смущённо убирает свою руку.
        - Извиняюсь, не подумал.
        Кивнув ему, тоже озвучиваю своё имя.
        - Граф Орнос Вайрьо.
        - Да, я уже понял - тот самый посланник регента, что должен заключить соглашение с нашим городом.
        Стоящий в стороне от меня Джойл, прислушиваясь к звукам затихающей снаружи пальбы, обводит взглядом зал.
        - А эти кем были? Ну, нападавшие.
        Брюнет беззаботно пожимает плечами.
        - Гхарг их разберёт. Последнее время кто только не пытался поднять свою голову в этом городе и заявить о претензиях на власть. К счастью, не каждый делал это настолько варварским способом. Поэтому, всё что могу сказать - это не мы. А вот кто - станет понятно, когда пойдём по следу.
        Выстрелов снаружи почти не слышно и Канс, формирующий в воздухе огненные сферы, уточняет.
        - Только если сторонники этих ливрейных стрелков не победили сейчас снаружи.
        Брюнет чуть мрачнеет, приглядываясь к выходу и явственно расслабляется, когда там показываются серые мундиры солдат. Я же, напротив, слежу за приближающимися бойцами, с лёгким подозрением. Магию сейчас, пожалуй, пускать в ход не стоит, но вот "Эрстон", поморщившись от боли в обожжёном пальце, я всё же достаю. Шагающий впереди офицер замечает это и поднимает руку в предостерегающем жесте.
        - Всё в порядке! Третий отдельный батальон охраны улиц. Мы взяли под контроль ситуацию снаружи. Вы представляете, даже имперцы помогли.
        Судя по всему, он не совсем в курсе, кто сейчас перед ним. Довано слегка растерянно переводит взгляд на нас, видимо раздумывая, как сообщить офицеру, что ему выжить тоже помогли "имперцы", а в дверях показывается ещё одна группа солдат - на этот раз в грязно-зелёных мундирах империи. Около двадцати человек с винтовками в руках, среди которых пара легкораненых.
        Тоже направляются к нам и их офицер, оказавшись поблизости, рапортует, глядя на меня.
        - Обер-лейтенант Гульц Рифнер, господин Вайрьо. Прибыли для вашей охраны и оказали помощь местным воякам в подавлении мятежа. Находимся в вашем полном распоряжении.
        Замечаю, как меняются лица "серомундирников". А вот Сарт Довано не сдерживает лёгкой усмешки. Решаю воспользоваться моментом, прояснив ситуацию.
        - Что там произошло? Кто атаковал?
        - Пока неизвестно. Около двухсот вооружённых людей в гражданской одежде.
        - Маги среди них были?
        Тот машет головой.
        - Никак нет. Только обычные люди с оружием.
        Интересно. Как они тогда взяли под контроль некроконструктов, ранее явно работавших в шахтах?
        - Что с остальной частью города?
        - Была ещё стрельба в районе императорской канцелярии и здания...их парламента, но там тоже всё стихло - думаю мятежников отбросили, либо уничтожили.
        Заминка на слова "парламент" не ускользает от местного офицера, который сразу же хмурится. А в зале появляются новые действующие лица - невысокий мужчина с сединой в волосах, который шагает к нам окружённый десятком солдат и несколькими людьми в штатском, тоже сжимающими в руках винтовки. Кивком головы поприветствовав Довано, обращается ко мне.
        - Позвольте представиться - казначей этого города, Ролс Марэто. Можем мы побеседовать в более подходящем для этого месте, граф?
        Интерлюдия 1
        - Зачем? Ради чего вы отдали приказ арестовать Оттефера?
        Побагровевший Фурье, прорычавший эти фразы, смотрит на Морну с яростным негодованием. Девушка, прикусив губу, бросает взгляд на канцлера, но тот бессильно пожимает плечами.
        - Я тоже не понимаю ваших резонов - пусть он даже запросил больше, чем мы могли ему дать, поступать так было верхом безрассудства. В конце концов, можно было задействовать канцелярию, а не отдавать приказ военным.
        Вспыхнувшая Морна, хлопает ладонью по столу.
        - Вы не видели и не слышали, как он вёл себя при встрече! Как будто уже надел на себя корону империи, а меня уложил в постель! Рицеров ублюдочный старикашка! Обратись я к вам, генерал Фурье, вы бы выполнили приказ? Или стали отговаривать меня, ради "интересов государства"? Предполагаю, что второе! Потому я и отправила солдат пятого корпуса - они не стали задавать вопросов.
        Граф Реннан поднимает руку, успокаивая Фурье, уже собирающегося что-то ответить и мягко замечает.
        - Безусловно, они выполнили ваш приказ. Но при этом не смогли достичь цели и почти все погибли. Рота солдат и трое магов. А Снэс Оттефер благополучно прорвался за пределы столицы.
        Регент, на момент смешавшись, берёт себя в руки и разъярённо шипит.
        - Ему помогли сбежать! Схердас полон людей, работающих на отребье разного пошиба.
        Чуть помедлив, уже более спокойным голосом добавляет.
        - И я хочу, чтобы они все сдохли! У канцелярии же есть списки тех, кто подозревается в работе на хёрдисов?
        Фурье, лицо которого только начало принимать нормальный цвет, постукивает костяшками пальцев по столу.
        - Безусловно, есть. Но в большинстве случае у нас только подозрения, без веских...
        Девушка взмахивает рукой, прерывая его.
        - Идёт война, генерал - нам не нужны веские доказательства. Начните с полиции и гарнизона, а когда закончите с очисткой их рядов, приступите ко всем остальным. Силами одной канцелярии вы не сможете охватить весь город - вам понадобится поддержка солдат и служителей закона, но сначала необходимо убедиться, что среди них самих не осталось предателей.
        - Вы хотите использовать скальпель в качестве топора, Ваше Императорское Величество? Хочу отметить, что для этой задачи мне придётся задействовать весь свободный персонал, фактически превратив ведомство в машину по уничтожению людей.
        Лицо Морны кривится в хищной усмешке.
        - Это как раз то, что нам сейчас нужно - аресты, допросы и новые задержания по цепочке. Нужно очистить город, иначе получим удар в спину, как только керасовы выкормыши подберутся к стенам Схердаса. Чем больше крови вы прольёте, тем лучше, Фурье.
        Глава императорской канцелярии, отчасти ошарашенный словами девушки, замолкает и в дело вступает канцлер.
        - Мы уже пытались восстановить порядок во всей империи, задействовав в качестве примера одну из провинций. Из этого не вышло ничего хорошего - не думаю, что сейчас время для повторения этого эксперимента в столице. Если люди взбунтуются, то к ним может примкнуть часть гарнизона и любому из претендентов на престол останется только заявиться сюда с отрядами своих солдат, чтобы заявить права на место регента.
        - Я ценю ваши советы, граф, но именно я управляю империей. Не вы. Граф Реннан сможет скрыться в своём имении и договориться с кем-то из мятежников. А вот Морна Эйгор в случае проигрыша, гарантированно умрёт. Наши ставки несоизмеримы, так же, как и наша власть. Мой приказ - очистить столицу. Да и кто станет поднимать восстание из-за ареста пары тысяч мелких аристократов и буржуа? По-вашему, все горожане их так сильно любят?
        Пока канцлер раздумывает над ответом, к регенту снова обращается Фурье.
        - Вы правы, Ваше Императорское Величество - мы обязаны выполнять ваши приказы, находясь на службе. Но вместе с тем, мы вольны оставить её в любое время. Что я и собираюсь сейчас сделать.
        Несколько секунд девушка молча сверлит его глазами.
        - Почему именно сейчас, Фурье?
        - Вы собираетесь преступить закон. Да, вы уже это сделали, когда обставили своего дядю, но граф Реннан убедил меня, что тот поступок был продиктован исключительно благими намерениями и желанием сохранить династию Эйгоров. Сейчас же, речь идёт о массовых внесудебных казнях, без всяких доказательств.
        - Разве канцелярия не занимается таким постоянно?
        Старый служака медленно кивает.
        - Само собой. Но, как правило, мы располагаем уликами, которых достаточно для нас самих. А в некоторых случаях, дело просто нельзя выносить на рассмотрение суда. Этот же ваш приказ - массовые аресты, пытки и последующая казнь людей, по поводу которых, у нас есть только смутные подозрения - он нарушает все писаные и неписаные законы Норкрума.
        Какое-то время девушка размышляет, после чего уточняет.
        - И что вы намерены делать после ухода с места шефа императорской канцелярии?
        - Не беспокойтесь, Ваше Императорское Величество - я не собираюсь поддерживать никого из мятежников. Ни у одного из них нет законных прав на престол, включая Рихта Эйгора, потерявшего их из-за собственного безрассудства в молодости. Я просто отбуду в своё поместье или уберусь в южные королевства, чтобы ни у кого не возникло соблазна отыграться за всё, сделанное мной по приказу престола.
        Чуть помедлив, девушка тянет за верёвку, расположенную под столом и спустя секунду дверь распахивает унтер-офицер в армейской форме.
        - Проводите генерала Фурье до выхода из дворца и обеспечьте сопровождение до ворот города. С этой секунды он больше не является начальником императорской канцелярии, но с его головы не должен упасть ни один волос. И немедленно отправьте за виконтом Сорретом - пусть прибудет сюда.
        Когда бывший службист покидает кабинет, граф Реннан с лёгким облегчением выдыхает.
        - Я было подумал, что вы прикажете расстрелять его за измену.
        - По-вашему я сошла с ума, граф? Отнюдь - мне просто хочется выжить и победить. Если ради этого надо лить кровь - я готова. Но Фурье мне точно не враг, напротив - всё это время он служил верой и правдой. Его не за что казнить.
        Канцлер чуть склоняет голову.
        - Виконт Соррет станет новым главой императорской канцелярии?
        - У вас есть другие подходящие кандидаты? В лояльности виконта я уверена - он не станет оспаривать мои приказы. Пока мы его ждём, доложите о текущей ситуации.
        Граф на момент заминается.
        - Надо признать, у Фурье была куда более полная информация - я озвучу то, что есть у меня.
        Сделав короткую паузу, опускает глаза на лежащие перед ним документы.
        - Первое официальное заявление сделал дом Оттеферов - они призывают к созыву Большого дворянского собрания и утверждению новой династии. По их мнению, Эйгоры допустившие вторую гражданскую войну в империи, потеряли всякое право занимать трон. Командующий семнадцатым танковым корпусом успешно пережил покушение, организованное нашими людьми и в данный момент готовит войска для броска к столице. К нему присоединились ещё два корпуса и три бригады, отколовшиеся от своих командиров.
        Регент переводит взгляд на начальника Генерального штаба.
        - У нас найдётся чем остановить его?
        Катон, до этого с угрюмым видом молчавший, медленно кивает.
        - В теории - да, к столице переброшены пятнадцатый и одиннадцатый корпуса, плюс сводная бригада из солдат герцогов Тохра и Рэффа, а в воздухе гвардейское крыло драконов. К северу от Рэнха находятся владения самого герцога Рэффа, который может выставить ещё до двух бригад солдат, если мы предоставим доступ к имперским арсеналам.
        На секунду замолчав, добавляет.
        - Есть только две проблемы. Первая - многое зависит от позиции властей Рэнха. По моим данным, они в состоянии развернуть до трёх пехотных бригад, но непонятно на чьей стороне окажутся эти солдаты и станут ли они вообще воевать. Вторая - если мы бросим все силы против Болрона, командующего семнадцатым танковым, то окажемся не в состоянии защититься от всех остальных.
        Морна снова переводит взгляд на канцлера.
        - Кто ещё наступает на столицу? Не нужно давать мне информацию дозированными порциями - выкладывайте сразу всё!
        - Хочу отметить, что это пока не до конца подтверждённые данные, Ваше Императорское Величество. Скорсы готовятся к наступлению с севера, а дом Феррехт - с юго-запада. Ориентировочная численность их собственных войск - от трёх до четырёх пехотных бригад у каждого, плюс одно неполное крыло драконов у Скорсов. Но, по нашей информации, глава дома Феррехт склонил на свою сторону командира третьего армейского корпуса, готового поддержать их наступление на Схердас. А Скорсы ведут переговоры с командованием четырнадцатого. Не стоит забывать об Оттеферах, у которых наберётся пехоты на целый корпус. Техники возможно будет недостаточно, но зато у Снэса имеется сразу два драконьих крыла. Плюс, он практически склонил на свою сторону командование девятого танкового корпуса, а эмиссары Оттеферов сейчас ведут работу по всей империи.
        Девушка смыкает ладони вместе и хрустя пальцами интересуется.
        - А что с нашими солдатами?
        Двое оставшихся за столом членов совета переглядываются и Катон принимается осторожно отвечать.
        - За исключением сил, находящихся в районе Схердаса, с нами двадцать первый армейский корпус, разбросанный по северу, второй армейский - под Вергадом, четвёртый танковый и десятый армейский - на южной границе империи. Там же седьмое крыло драконов. Их можно использовать для нанесения удара в тыл Болрону, но не уверен, что оголять границу в такое время, это хорошая идея. Тохра и Рэфф уже укомплектовали по две пехотные бригады из своих людей, у Толлеса три пехотные бригады и два звена драконов, но он слишком далеко, чтобы помочь нам здесь. В лучшем случае сможет отвлечь на себя часть сил Оттеферов или Тонфоев, если те тоже вступят в войну.
        Правительница Норкрума цокает языком.
        - Немедленно отправьте приказ войскам на южной границе - пусть снимаются с места и ударят в спину этому гхарховому ублюдку! Рэфф пусть готовится к тому, чтобы связать части Болрона боем, когда тот попробует обойти Рэнх. Так же это у вас называется, генерал?
        - Можно сказать и так, Ваше Императорское Величество. Но опасаюсь у Рэффа недостаточно сил и ресурсов для выстраивания эшелонированной обороны, да и это невозможно сделать в условиях, когда удар могут нанести с любого направления. А для маневренных действий его пехота не слишком подойдёт.
        - Пусть сделает всё возможное - Болрон не должен прорваться к столице до того, как у него за спиной замаячат наши войска с юга. Сколько времени им потребуется на то, чтобы добраться до него.
        Начальник Генерального штаба и канцлер снова переглядываются.
        - Многое зависит от позиции дома Рояр и местных властей. Если солдаты не встретят сопротивления при транспортировке по железной дороге, то я думаю через два-три дня корпуса смогут сосредоточиться для атаки на Болрона.
        - Что по поводу Рояр? На чьей они стороне?
        На этот раз отвечает Реннан.
        - Официально заявили о нейтралитете. Но вы их знаете - помешанные на войне с югом фанатики, которым всё равно кто окажется на престоле, лишь бы он отдал приказ о начале "последней битвы". Опасаюсь, они воспримут приказ об отводе двух корпусов с границы не самым лучшим образом.
        - У нас всё равно нет выбора - без этих войск, столица окажется зажата в тиски со всех сторон. Берн - передай нашему представителю при доме Рояр, что он может обещать им эту самую войну. Пусть говорит всё, что угодно - нам нужна их поддержка. Это обеспечит лояльность южной группировки войск и флота, прибавив ещё четыре крыла драконов хёрдиса.
        Канцлер печально усмехается.
        - Вы хорошо осведомлены об их силах, Ваше Императорское Величество, но боюсь Рояр будет не так просто уговорить - они прекрасно понимают, что сейчас любой даст какие угодно обещания, лишь бы получить поддержку их дома.
        - Значит сделайте так, чтобы наши обещания звучали максимально убедительно!
        Граф наклоняет голову в почтительном кивке, а Катон Фост озвучивает вопрос.
        - Что по поводу Хёница? Вы же вели с ними переговоры - есть какой-то результат?
        Дочь Ланца медленно качает головой.
        - В войну они влезать не станут. Какую-то поддержку оказать готовы, но не афишируя это и не участвуя в боевых действиях.
        - Жаль. В Войне трёх императоров маго-механические бригады показали себя великолепно.
        Девушка, на момент задумавшись, хмыкает.
        - В столице немало магов - попробуйте обработать их. Соблазнить деньгами, обещаниями титулов и земель. В конце концов идеей о сохранении целостности империи.
        Генерал, помрачнев ещё больше, раздражённо кривит лицо.
        - Уже пробовали. Набралось целых одиннадцать человек. Этого хватит от силы на одну маго-механическую роту, не более.
        - Почему так мало? Им уже неинтересны земные блага?
        - Почему же - ещё как интересны. Но по общему мнению, вы скорее всего проиграете и скоро покинете престол - они не хотят вставать на обречённую, с их точки зрения, сторону. К тому же вы знаете этих магов - они потенциально могут жить почти вечно и каждый мнит, что у него это получится. Не видят смысла участвовать в сиюминутной схватке, когда впереди мерцает дорога в вечность.
        На лице Морны появляется нервная усмешка.
        - Да вы не лишены поэтического дара, генерал. По поводу магов - жаль, но раз так, пусть сидят в своих домах. Когда-нибудь они горько пожалеют о том, что предали меня. И станут молить о пощаде, умирая на эшафотах.
        Граф Реннан пару секунд с сомнением смотрит на девушку, но всё-таки решается задать вопрос.
        - Вы сказали, что лично займётесь отправкой своих представителей в вольные города - от кого-то уже поступил ответ?
        - На данный момент времени нет, но большинство из них только прибыли - надеюсь, что мы получим какое-то количество положительных ответов.
        - Я тоже рассчитываю на это. Но хотелось бы отметить, что профессиональные дипломаты стали бы более лучшим вариантом.
        Регент выдаёт короткий истерический смешок, который сразу обрывается.
        - Они на то и профессиональные, чтобы оценивать ситуацию и делать выводы. Боюсь, большинство посланников из дипломатического корпуса, попробовали бы использовать данные им полномочиями в своих собственных целях, забыв о том, зачем их отправили. Выбранные мной, возможно не идеальны и не так хороши в переговорах, но я уверена, что они не предадут.
        - Как вам будет угодно, Ваше Императорское Величество.
        Мгновение Морна смотрит на лицо графа так, как будто видит его в первый раз. Потом, склонив голову набок, начинает говорить.
        - Раньше вы не использовали подобных фраз, Берн и не говорили со мной в таком тоне. Понимаю, что сейчас ситуация изменилась, а мои решения, с вашей точки зрения, наверняка не самые лучшие. Единственное, чего я требую от вас, пока вы остаётесь на службе - неукоснительно их выполнять. А как людей, которых я давно знаю, прошу не покидать своих постов, сбегая из столицы. Я не стану казнить вас за желание уйти, но если кто-то из вас двоих примет такое решение - предупредите меня заранее и передайте дела своему преемнику.
        Мужчины переглядываются и в один голос заверяют девушку, что не станут поступать подобным образом. Когда заканчивают, открывается дверь и в помещении появляется виконт Соррет, которого немедленно подключают к совещанию - Морна излагает ему задачи по зачистке столицы от потенциальных смутьянов и людей, подозреваемых в связях с мятежниками. После, присутствующие обсуждают снабжение армейских частей продовольствием и перспективы диверсионной работы на территории противника. А заканчивают совещание вариантами мобилизации населения столицы и обеспечении их лояльности.
        Когда все остальные покидают кабинет, Морна выдвигает небольшой ящик и достав оттуда портсигар, слегка дрожащими руками запаливает сигарету. Выдохнув небольшое облако дыма, с отсутствующим видом произносит.
        - Рваные рицеровы выродки, трахнутые гхаргом - чтоб вам сдохнуть в собственном дерьме.
        Глава II
        Предложение казначея застаёт меня врасплох, но быстро определяюсь с линией поведения.
        - Сначала нам нужно урегулировать некоторые возникшие вопросы и потом мы сможем обсудить текущую ситуацию.
        На лице мужчины отражается некоторое удивление, смешанное с толикой раздражения, но я уже обращаюсь к обер-лейтенанту.
        - Отправьте посыльного в представительство Хёница, пусть передаст устное послание Тескону - Орнос Вайрьо просит его прибыть в...зал, где проходил приём казначея и обеспечить транспортировку раненого студента университета. Будет оптимально, если помимо целителя, он захватит с собой церда и дознавателя. Выберите кого-то из солдат, крепких духом - профессор иногда может весьма лихо проявлять своё раздражение.
        Тот коротко кивнув, поворачивается к своим солдатам, объясняя задачу щуплому парню с умным лицом, а казначей, нахмурившись, обращается ко мне.
        - У нас есть свои целители, которые смогут вам помочь. И зачем здесь дознаватель Хёница? Эта попытка мятежа - дело исключительно властей Скэррса.
        Отрицательно качаю головой, провожая взглядом удаляющегося солдата-посыльного.
        - Совершено нападение на студентов университета и один из них находится в тяжёлом состоянии. Сам мятеж - безусловно ваша забота, но вот покушение на одного из нас - под юрисдикцией Хёница и они вправе вести расследование.
        Марэто с раздражением фыркает.
        - И что они станут выискивать? Организаторов? Так мы их найдём куда раньше.
        - Если так - будете обязаны предоставить доступ дознавателю Хёница, который проведёт допрос. Университету необходимо знать, кто покушался на жизнь его студентов и почему.
        Теперь на лице местного серого кардинала появляется усмешка.
        - У вас есть имперская грамота, но насколько я помню вы студент первого курса, а не должностное лицо Хёница, уполномоченное делать такие заявления. Если таково ваше желание - мы безусловно подождём, пока прибудет упомянутый вами Тескон и обсудим всё с ним.
        Стараясь, чтобы моя ухмылка выглядела максимально уверенно, выдаю ответ.
        - Безусловно - обсудите всё с профессором. Я всего лишь излагаю вам положения законов империи и договора между престолом и Хёницем.
        Казначей на какое-то время замолкает, задумчиво смотря на меня, а со стороны имперского офицера слышится вопрос.
        - Требуется ещё какая-то помощь с нашей стороны?
        Секунду размышляю, а потом решаю, что стоит сразу взять быка за рога. Если Тескон явится, то это уже отчасти изменит баланс сил. Но чем больше ресурсов окажется за моей спиной, тем лучше. Вернув кольцо на один из целых пальцев правой руки, демонстрирую его Рифнеру.
        - В качестве "Защитника империи", я беру под своё командование ваш батальон и местное отделение императорской канцелярии. Первое совещание - сразу после моих переговоров с господином Марэто. Сообщите своему командиру и отправьте кого-то к подполковнику Торку. Наличными силами - обеспечить безопасность этого зала, будучи готовыми к атаке.
        Секунду тот всматривается в моё кольцо, после чего берёт под козырёк.
        - Будет исполнено!
        Повернувшись к явно ошеломлённым солдатам, принимается выдавать приказы, а Ролс Марэто удручённо покачивает головой.
        - Мы уничтожили всех нападавших - атаковать некому. А солдаты вольного города не являются для вас угрозой.
        Судя по мрачным взглядам, которые "серомундирники" бросают на имперских бойцов, я бы выразился несколько иначе, но мысль казначея в целом ясна.
        - Это обычная мера предосторожности. Надеюсь вы меня понимаете.
        Воспользовавшись заминкой в беседе, перекладываем Айрин на пол, подстелив свои куртки. Бледная виконтесса дышит, но не проявляет никаких признаков сознания. Пока занимаемся этим, обер-лейтенант расставляет своих людей по позициям, а в зале появляется ещё один человек - среднего роста мужчина в костюме-тройке, с несколькими значками Хёница на лацкане. Подойдя к столу, оглядывает стол и спустя секунду в воздухе уже мелькают нотные символы, а пара блюд окутывается едко-зелёной дымкой. Закончив, раздражённо выдаёт.
        - Какой-то неизвестный состав - надо показать алхимикам из лаборатории.
        Скользнув взглядом по лежащей без сознания виконтессе и Круацине, что стоит, опёршись спиной о стену, всё тем же тоном интересуется.
        - Одну вы значит заморозили, а вторая выжила? Надо бы глянуть, что там у неё внутри.
        Вернувшийся на место Рифнер, слегка напрягается, поглядывая на меня, а я озвучиваю вопрос.
        - Может быть представитесь, прежде чем напасть на одного из моих людей?
        Уголки губ казначея, наблюдающего за беседой чуть дёргаются - как я предполагаю, он весьма неплохо прогнозирует реакцию мага. И тот его не разочаровывает.
        - У тебя молоко на губах не обсохло, мальчик, чтобы требовать от меня назваться. Если будет надо покопаться в ком-то, я так и сделаю. Беспокоиться не стоит - потом верну всё на место.
        Заметив, что он уже начинает огибать стол, повышаю тон голоса.
        - Перед тобой граф Вайрьо, официальный посланник Морны Эйгор и "Защитник империи". Попытку “покопаться” в ком-то из моих людей, я посчитаю агрессией со всеми вытекающими последствиями.
        Мужчина чуть притормаживает, бросив на меня взгляд.
        - Онкос Мехор - глава службы надзора за магией Скэррса. О каких последствиях ты говоришь, малец? Попробуешь убить меня?
        Уже пришедший в себя Эйкар холодно интересуется.
        - Мехор? Кто-то из потомков "Унха-лопоуха"?
        Теперь во взгляде остановившегося мага появляется самая настоящая злость.
        - Мой дед носил титул "Защитника империи" и был удостоен кафедры в Хёнице! Он - "Железная плеть" императора и не носил идиотских прозвищ.
        Бывший призрак разражается смехом, а я гадаю, насколько далеко может простираться ярость Онкоса и не спровоцирует ли его Эйкар на открытую агрессию. С учётом весьма жалкого состояния Круацины, противостоять местному магу мы не сможем.
        - А ты спроси у Тескона, какое прозвище носил Унх в Хёнице. Он и в тот пустынный рейд отправился только, чтобы от него избавиться. А сами уши исправил ещё на первом курсе, правда это мало помогло.
        Мехор делает шаг вперёд, но потом внезапно останавливается, с подозрением смотря на старого мага.
        - Это он вам всё рассказал? Профессор Тескон?
        Эйкар пожимает плечами, а я внутренне усмехаюсь. Хороший ход - если этот маг решит, что мы на настолько короткой ноге с главой кафедры химерологии, то не полезет в открытую драку.
        Собственно так и происходит - пробурчав что-то себе под нос, он отступает назад. Но от реплики не удерживается - махнув рукой в сторону Круацины, замечает.
        - Всё равно непонятно, как она выжила. Этот состав должен был убить её.
        Теперь в дело вступаю я сам.
        - Возможно дело в мастерстве леди Тонфой.
        Взгляд мага, сейчас скорее вопрошающий, чем разозлённый, обращается на меня. С лёгким подозрением в голосе он уточняет.
        - Какой именно леди Тонфой?
        - Той самой, что в юности любила хорошо повеселиться и заслужила прозвище "Кровавой". Круацина - некон-телохранитель её внука, Канса Тонфоя, что прилетел в Скэррс вместе со мной.
        На последней фразе киваю в сторону сына хёрдиса и похоже, новые данные изрядно удивляют Онкоса.
        - Лэзла... И сын хёрдиса. Вы не могли сразу всё объяснить, граф Вайрьо, а не выставлять меня идиотом?
        Как у него разом поменялся тон, стоило намекнуть на тесный контакт с Тесконом и упомянуть, что в деле замешана вдовствующая хёрдиссиня. Насколько я могу судить по лицу казначея, он тоже не был в курсе присутствия тут Канса и теперь находится в смешанных чувствах. Скорее всего в письме местным лоялистам, ушедшему на сторону, была информация только о самом посланнике, но не о его спутниках. Что в целом логично - откуда Морна могла знать, кого я возьму с собой и будут ли вообще сопровождающие.
        - Вы сами не дали мне этого сделать, господин Мехор. Если бы задали пару вопросов вместо того, чтобы пытаться надавить на посланника престола, находясь в шаге от вооружённого мятежа, мы смогли бы выяснить всё в куда более спокойном тоне.
        Тот хмурится, но предпочитает оставить последние реплики без ответа. А вот казначей, явно впечатлённый тем, как мы отбрили его соратника, снова возвращается к беседе.
        - Может быть стоит перенести вашего раненного в более комфортные условия? Тут есть куда меньшие по размеру комнаты, где девушку можно уложить на диван или кровать. Дождавшись там Тескона.
        Раздумываю над этим вариантом, но спустя секунду в дверях появляется фигура Тескона и вскоре в воздухе слышится скрипучий голос.
        -Я убрался далеко на север, Орнос. В самую глушь. Но вы и здесь умудряетесь достать меня с вашими проблемами. Что случилось на этот раз - очередное восстание мертвецов? Побег дракона? Или вы снова вырезали пачку невинных людей?
        Слова звучат, своего рода издёвкой, но вот глаза у старика явно встревоженные. Отмечаю, что следом за ним шагают ещё четыре человека - у двоих замечаю значки целителей, а ещё один чем-то неуловимо напоминает Йорса. Если это дознаватель, то стало быть четвёртый является цердом. Глядя на приближающегося преподавателя, обрисовываю ситуацию.
        - Мы прибыли с официальным визитом, от лица Морны Эйгор. В зале было совершено нападение на местную...правящую прослойку и мы тоже попали под удар. Мэно отравилась неизвестной алхимической субстанцией и сейчас заморожена, чтобы сдержать действия яда. Прошу оказать ей помощь на территории представительства Хёница и начать следствие по факту нападения на студентов.
        Остановившийся рядом со столом, Тескон окидывает взглядом всех собравшихся.
        - Да-да, Хард предупреждал меня, что вы прибудете - совсем вылетело из головы.
        Переводя взгляд на виконтессу, машет рукой целителям.
        - Посмотрите, что с ней.
        Сам же разглядывает столы, уставленные блюдами.
        - Значит вся еда отравлена?
        Прежде чем успеваю ответить, в разговор влезает недовольно хмыкнувший казначей.
        - Простите меня профессор, но я вынужден сообщить, что дело уже...
        Старый преподаватель реагирует так, как я и предполагал - крутнувшись на месте, рявкает.
        - Для вас, я - господин Тескон, официальное лицо Хёница и маг, обладающий солидными возможностями. Не забывайтесь! Что вы там хотели мне рассказать?
        Марэто медленно багровеет, но придвинувшийся к нему Онкос что-то шепчет мужчине на ухо и тот отвечает куда мягче, чем я предполагал.
        - Я хотел сказать, что расследование уже ведётся нашими людьми и вам не стоит беспокоиться - мы обязательно выясним, кто это был.
        Пару секунд Тескон непонимающе смотрит на него, после чего усмехается.
        - Вы про тех дуболомов, что называете следователями? Да моя химера для чистки обуви и та будет сообразительнее.
        Обернувшись к паре магов, что застыли неподалёку, меняет тон голоса на приказной.
        - От имени Хёница поручаю вам расследование этого дела. Выясните, кто напал на студентов университета и далее действуйте в полном соответствии с законами империи.
        Судя по вытянувшемуся лица Марэто, такого он точно не ожидал. А старик возвращает своё внимание к блюдам на столе. Сыпет порцией нотных символов и один из салатов превращается в тончайшую взвесь, которая какое-то время висит в воздухе. Вижу, как из неё выделяются странного вида синие капли, стекающие на скатерть. А вот самого Тескона, результат заклинания, похоже сильно удивляет.
        - Что это за состав такой? Басоф - успели что-то выяснить?
        Один из целителей, работающих с Айрин, поворачивает голову в сторону старика.
        - Распад внутренних органов, отравленная кровь, частичное поражение струны. На мой взгляд, она должна была давно умереть, но кто-то весьма искусно поддерживал жизнь.
        На последней фразе косится в нашу сторону, видимо не понимая, как с этим могли справиться первокурсники. Тескон, после секундного раздумья, определяется.
        - Забирайте её к нам - попробуем помочь в стационаре. И возьмите образец этого гхаргова дерьма - выясните, что это такое на самом деле.
        Целители принимаются за работу, а я уточняю.
        - Ей получится помочь?
        - Скорее всего да, но не могу ручаться - первый раз вижу алхимический состав, который не могу идентифицировать. Когда закончите со своими делами - зайдите к нам, побеседуем. Думаю на тот момент уже станет понятен прогноз.
        Стиснув зубы наблюдаю за тем, как тело девушки плывёт по воздуху, следуя за целителями. Тескон, обратив внимание на выражение моего лица, добавляет.
        - Постарайтесь не напортачить Орнос - здесь нельзя убивать направо и налево, всех кого захочется. До встречи.
        После того, как он удаляется на пару десятков метров, слышится голос Сарта Довано.
        - А где-то можно?
        Парень с явным изумлением смотрит на удаляющегося мага, а вот казначей Скэррса впал в состояние тотальной задумчивости. Настолько, что не сразу реагирует, когда прибывший дознаватель Хёница начинает задавать ему вопросы. Против моего ожидания, Марэто не возмущается, а спокойно отвечает, рассказывая всё, что от него требуют. Надеюсь у меня вышло добиться желаемого и теперь наша миссия в его глазах выглядит куда более весомой. А с учётом присутствия здесь посторонних лиц, слухи быстро разнесутся по городу, что поможет в будущем. Как минимум сократит объём потенциальных проблем с которыми мы можем столкнуться. И возможно будет полезно в процессе переговоров.
        Ещё один плюс, весомый лично для меня - теперь я кажусь не просто болванчиком-идиотом, прибывшим по хотелке девушки, погрузившей страну в хаос гражданской войны, а относительно самостоятельной фигурой с ценными связями.
        После того, как дознаватель заканчивает свою работу, допросив всех интересующих его лицо, казначей, терпеливо ожидавший на стуле, со вздохом облегчения выпрямляется.
        - Теперь мы можем поговорить, граф Вайрьо?
        Киваю ему.
        - Думаю, да. Только сначала заглянем в гостиницу, где остановились.
        Не сказать, что Марэто рад этой идее, но возражений не высказывает. В итоге, спустя несколько минут отправляемся к отелю, одолжив ещё два паромобиля для взвода солдат Рифнера. За время нашего ожидания, успели вернуться оба отправленных лейтенантом посыльных, передавших один и тот же вопрос - куда офицерам необходимо прибыть для совещания. В горячке ситуации я забыл указать, место в которое необходимо явиться командиру батальона и главе отделения канцелярии. Обозначаю в качестве такового конференц-зал гостиницы, замеченный при заселении и отсылаю солдат обратно. Время встречи - через два часа от текущего времени.
        По прибытию, поручаю обер-лейтенанту организацию охраны и тот выставляет посты на нашем этаже, разместив остальных солдат в холле и около входа. Парень за стойкой пытается выразить слабый протест, но я озвучиваю, что все дополнительные расходы будут оплачены и обращаюсь с просьбой обеспечить бойцов питанием. Сюда бы ещё мага, который станет проверять их пищу, но такового под рукой пока нет. Правда, Эйкар утверждает, что способен справиться с анализом еды, даже при половинной силе струны. Но пусть он лучше сканирует то, что станем употреблять в пищу мы сами.
        Круацина, заметив в коридоре еду, которую везут кому-то в номер, буквально отшвыривает в сторону служащего и звеня металлическими крышками, набрасывается на содержимое тарелок. Оттаскивать её бесполезно, да и чревато - легко можно стать инвалидом. Так что Эйкар пускает в дело пару нотных связок и успокаивает нас, заявив, что в тушёном мясе и картофеле нет никакого намёка на яд. Объясняет и причину дикого голода призванной - для восстановления ей нужна масса пищи. Чем больше, тем лучше. Собственно ей требуется большой объём еды, даже для поддержания обычного функционала, а поправка при тяжелом ранении вынуждает есть в несколько раз больше, чем обычно.
        Пока он говорит, Круацина успевает запихнуть в себя всё, что было на тележке и бросив зверский взгляд на перепуганного лакея, удаляется в номер. За ней следуем и мы. Если призванной нужно сменить одежду на чистую, то мы захватываем с собой ручные гранаты, а Джойл берёт "Лоун". Теперь можно чувствовать себя чуть более уверенно при возможном конфликте.
        У входа в гостиницу нас ожидает паромобиль, присланный казначеем - готов отвезти нас на встречу с неформальным лидером города. Заверяю Рифнера, что сопровождение из числа солдат не требуется и приказываю следить за сохранностью номера, проводив прибывших офицеров в конференц-зал, как только они прибудут. Если мы к тому моменту ещё не вернёмся - пусть ждут, как минимум, в течение двадцати минут.
        Ещё одна короткая поездка по городу и мы уже выгружаемся перед зданием ресторана, фасад которого украшен причудливой резьбой. Предупредительный швейцар распахивает двери, а официант ведёт нас в отдельный зал для важных гостей. Перешагнув порог, на момент останавливаюсь - помимо казначея, внутри помещения ещё несколько человек, чьи взгляды сейчас скрестились на мне.
        Глава III
        Пройдя дальше в комнату, разглядываю присутствующих, а Марэто показывает рукой на противоположную сторону стола, приглашая занять наши места. Как только рассаживаемся, официант обращается с просьбой выбрать какие-то блюда. Желудок всё ещё сводит от голода, поэтому пробегаю глазами по списку вариантов в меню, упакованному в кожаный переплёт. Следом подключаются и все остальные.
        Первой свои предпочтения озвучивает Круацина, выбравшая молочного поросёнка на вертеле и утку в яблоках. Служащий ресторана на момент впадает в ступор, но быстро берёт себя в руки, фиксируя заказ девушки в блокноте. После неё, определяемся с едой и мы. В процессе обращаю внимание на предмет, которым парень в ливрее записывает названия блюд - если в Хёнице мы используем перья, обработанные магией, то здесь он орудует чем-то похожим на карандаш.
        Когда официант удаляется, Марэто по очереди представляет присутствующих. Солидный мужчина во фраке и с лёгкой полнотой оказывается городским главой, вертлявый худой брюнет - главой местного парламента, а блондинку лет тридцати, в брючном костюме, он называет представителем семьи Лоннейс. Той самой, что контролирует двадцать процентов шахт города. Последним очередь доходит до поджарого мужчины неопределённого возраста в скромном костюме, что курит сигару. Это Хольт Довано - глава криминального клана, тоже приглашённый на встречу.
        Следом казначей проходится по нашим именам и я понимаю, что он не предупредил своих соратников о личностях моих спутников - при упоминании Канса Тонфоя на лицах всех, кроме Довано проступает явственное удивление. Вот его бабушку он не упоминает, что немедленно отмечает всё тот же Хольт.
        - Ролс, та забыл сказать, что среди наших собеседников некон-телохранитель, созданный вдовствующей хёрдиссиней Тонфой. А в представительстве Хёница сейчас находится раненая Айрин Мэно - дочь главы военной разведки империи.
        Марэто, закашлявшись, поворачивается в сторону Довано, взмахивая рукой.
        - Это не столь важно для цели нашего сегодняшнего собрания - мы должны обсудить предложение регента, а не родственные связи её посланников.
        Тот со скептическим видом выдыхает дым, но отвечать, судя по всему не планирует. Поняв это, казначей поворачивается ко мне.
        - Итак, вы прилетели, чтобы предложить нам присоединиться к "Пакту порядка", правильно я понимаю?
        Утвердительно склоняю голову.
        - Именно так.
        - А прислали вас по той причине, что род Вайрьо весьма уважаем горожанами и просто так развернуть вас назад не получится? Плюс, ещё и замок у нас под боком.
        Пока местный лидер озвучивает вполне очевидные вещи, так что молча киваю. Тот ждёт пару секунд и удостоверившись, что я не собираюсь ничего отвечать, продолжает.
        - Что регент может предложить нам в обмен на поддержку? Присоединившись к "Пакту", мы моментально станем мишенью для всех её противников, а к их числу, как я понимаю, скоро можно будет отнести почти всю высшую аристократию Норкрума.
        Произнося последние слова, бросает взгляд на Канса, но парень хранит молчание, с каменным выражением лица, наблюдая за нашими собеседниками. Я же сходу озвучиваю встречное предложение.
        - Основной вопрос в том, что именно вам хотелось бы получить. Озвучьте свои пожелание и посмотрим, получится ли их реализовать.
        Казначей оглядывается на остальных присутствующих и городской глава делает приглашающий жест рукой - мол, продолжай и дальше сам. Переведя взгляд на меня, Ролс принимается излагать.
        - В первую очередь нас интересует вопрос деятельности императорской канцелярии. Понятно, что совсем без неё не обойтись, но хотелось бы сократить их возможности, наряду с ограничением численности личного состава. А значительную часть дел передать городским структурам. Ещё один важный момент - подсудность и подследственность. Сейчас, при совершении преступления членом дома хёрдисов или герцога, следствие в их отношение ведут только офицеры канцелярии, а сам процесс происходит в имперском суде. Само собой, мы хотели бы получить возможность расследовать подобные дела самостоятельно, а рассматривать их в суде Скэррса.
        На лице Канса появляется усмешка и парень, не выдержав, вклинивается с репликой.
        - И часто у вас совершают преступления аристократы из высшей знати?
        Смерив его взглядом, Марэто возвращает ухмылку.
        - Деньги притягивают самых разных людей - например племянник какого-то хёрдиса может приехать к нам, заключить сделку на поставку продукции, получить аванс и покинуть город с деньгами. Будь следствие в нашей юрисдикции - за ним бы отправилась наша полиция, которая бы произвела арест и доставила преступника к нам. Но мы, мало того, что не можем действовать за пределами Скэррса, так ещё и в своём собственном городе способны только задержать злоумышленника, отдав остальное на откуп канцелярии.
        Пока он всё это рассказывает, понимаю, что несмотря на пафос, требование точно из разряда декоративно-имиджевых. Да, в теории представители пары домов высшей знати могли провернуть сомнительные сделки и сбежать. Но понятное дело, на постоянной основе это невозможно. Да и реальный ущерб от нескольких подобных преступлений, в масштабах Скэррса крохотный. Дело скорее в популистской составляющей - городские власти хотят выглядеть полноценными правителями в глазах местных жителей. Такими, что могут отдать приказ об аресте хёрдиса, если это понадобится. Когда казначей заканчивает, формулирую свой ответ.
        - Тут всё понятно. Но может быть обсудим темы, которые для вас действительно критичны? А не те, что годятся больше для предвыборных речей.
        Ёрзающий на стуле брюнет, возглавляющий местный парламент, немедленно возмущается.
        - Это важное требование! Мы должны быть хозяевами в своём собственном городе, а не бесправной обслугой!
        Хочет сказать и что-то ещё, но осекается под взглядом Марэто - кажется даже съёживается на своём стуле, уменьшаясь в размерах. Сам казначей переглядывается с главой клана Довано и поворачивается ко мне.
        - Хорошо, давайте перейдём к более масштабным вопросам. Например, отказу от обязательств перед империей в случае войны. Или налогам на экспорт кэррса и содержащих его алхимических составов. Можно обсудить и право ввода имперских войск на территорию города, в случае начала военных действий. Например, как сейчас, когда на наших улицах оказался батальон солдат, хотя все очаги мятежа находятся далеко отсюда.
        Сразу после его слов раздаётся осторожный стук в дверь - официанты принесли подносы с едой, что даёт мне возможность обдумать свою реакцию. Если я правильно понял суть имперской грамоты, выданной Морной - мои полномочия распространяются на все сферы жизни города, за исключением армии и безопасности. Поэтому, ограничить полномочия канцелярии или пересмотреть соглашение о военном присутствии я не могу. А вот решить что-то с налогами и экспортной пошлиной - вполне.
        Спустя несколько минут официанты удаляются, расставив еду на столе, а комнату оглашают звуки разрываемого поросёнка, которого Круацина, не сильно церемонясь, разделывает голыми руками. Представители Скэррса с некоторой оторопью наблюдают за тем, как красноволосая красотка отрывает солидные куски мяса от ещё горячей тушки, отправляя их себе в рот, а Канс скалится в довольной усмешке. Даже невозмутимый Довано подаётся вперёд, сжимая в пальцах сигару. Эйкар же пускает в дело нотную связку, анализирующую еду и утвердительно кивает мне, давая понять, что пища безопасна. Дождавшись его вердикта по поводу принесённой еды, решаю детализировать их просьбу.
        - До какого порога вы хотите снизить экспортные пошлины на сырьё и артефакты? И что именно предлагаете изменить в соглашении с империей о присутствии войск?
        К сожалению, Морна не прислали никакой документации на этот счёт. Возможно считала, что бастард Вайрьо, выросший где-то в этих краях, должен быть в курсе положения вольного города и сам отлично разбираться в вопросе. Но это совсем не так - сейчас я чувствую себя, как сапёр, двигающийся по минному полю. Если эта "банда" поймёт, что я абсолютно не разбираюсь в правовых актах, которые сейчас обсуждаются - моя репутация, как переговорщика, моментально рухнет на самое дно.
        На этот раз отвечает Сейк Ботоли - официальный глава города. Правда, перед тем как заговорить, обменивается взглядами с Марэто, получив от него подтверждающий кивок. Не знаю как, но казначей однозначно держит их в ежовых рукавицах, не давая забыть, кто тут настоящая высшая власть.
        - Вы наверняка знаете, что сейчас пошлина на вывозимый из города кэррс составляет половину от стоимости его продажи. А для алхимических составов, в которые он входит, пошлина и вовсе равна цене продажи. Нас вынуждают продавать добытый минерал, не развивая собственного производства. Из-за размера пошлин, экспорт готовых алхимических составов приносит денег не больше, чем продажа сырья для них. А сложностей, напротив, возникает масса - от оборудования лабораторий, до поиска специалистов и риска происшествий в процессе производства. Сами понимаете, на такое готовы пойти лишь энтузиасты или те, кто рассчитывает на изменения условий в будущем. Это не говоря о том, что наши собственные лаборатории обязаны закупать кэрсс с учётом всё той же экспортной пошлины. Как итог, они влачат нищенское состояние, потому что себестоимость их продукции более чем в два раза дороже, чем у остальных, а вот продают они по той же цене - иначе клиентов не будет вовсе.
        Занятная ситуация. Но в то же время, достаточно логичная - власти империи явно не хотели допустить концентрации в одном городе добычи минерала, наряду с производством алхимической продукции на его базе. Переглянувшись с нахмурившимся Кансом, пожимаю плечами.
        - Свои предложения вы так и не озвучили. Чего вы хотите?
        Ботоли откашливается, косясь на казначея и продолжает.
        - Было бы неплохо снизить пошлину на экспорт кэрсса и составов на его основе, до двадцати процентов. При этом, дав нашим лабораториям возможность закупать его без дополнительной наценки, равной этой самой пошлине. Это поставит городское производство в равные условия со всей остальной империей.
        Скорее выведет город в явные лидеры, так как по моему подозрению, закупочная цена сырья для местных лабораторий, будет критично ниже, чем для покупателей извне. Но этот очевидный факт, сейчас лучше не упоминать. Вместо этого, задаю совсем другой вопрос.
        - Хорошо - я услышал вашу позицию. Что по поводу соглашения между вами и империей на случай военных действий?
        Тут слово снова берёт казначей Скэррса.
        - Согласно договору, мы обязаны поставлять добываемый минерал бесплатно, в том случае, если Норкрум воюет с внешним противником или в стране имеет место открытое выступление мятежников против императора. Как вы сами понимаете, город в этом не заинтересован.
        На несколько секунд замолкает, пристально изучая меня, но не получив ответной реакции, говорит дальше.
        - Само собой, мы осознаём, что война - не тот случай, когда можно говорить о сохранении каких-то рыночных отношений. И не собираемся требовать немедленной оплаты за всё поставленное сырьё в то время, как престол и так несёт колоссальные расходы на ведение военных действий. Но хотелось бы получить деньги за поставленные минералы и алхимические составы после того, как война закончится. В оговорённые сроки, которые будут указаны в новом соглашении. Скажем, в течение года.
        Всё им сказанное тоже звучит вполне логично. Только вот присутствуют у меня мысли, что будь под контролем Морны больше солдат и острая потребность в кэрссе - девушка бы взяла город штурмом, обеспечив себе поставки сырья. Как и любой другой правитель империи. Но эти парни явно смотрят в будущее и как я понимаю, надеются сформировать достаточно мощную местную армию к моменту окончания конфликта. Конечно, если раньше до них не доберётся кто-то из его участников.
        - Это требование тоже понятно. Рискну предположить, что фразу о запрете на ввод имперских войск следует рассматривать, как невозможность армии войти в город, за исключением случая мятежа в нём самом.
        Получив подтверждающий кивок со стороны казначея, делаю свой ход.
        - Предположим, я могу рассмотреть часть ваших требований. Более того - возможно получится удовлетворить их в полной мере. Но если это произойдёт, то и с вашей стороны потребуется нечто большее, чем присоединиться к "Пакту порядка".
        На лице Марэто появляется непонимание, а городской глава уточняет.
        - Но ведь вы прибыли сюда как раз с предложение подписать "Пакт", поддержав Морну. Что изменилось?
        - Услышал объём ваших запросов. Если с экономической стороной дела всё ещё как-то можно утрясти, то вот ограничение полномочий канцелярии и запрет на ввод в город имперских солдат, потребуют в обмен куда большей самоотдачи, чем простой финансовый транш и открытые пункты по набору добровольцев. Например, вам может быть поручено полностью укомплектовать личным составом несколько армейских бригад, что вступят в войну на стороне регента. Обеспечить их снабжение, пополнение новобранцами, развернуть тыловые госпитали и предоставить командование над всем этим кому-то из присланных генералов имперской армии.
        Насколько я могу судить по лицам переговорщиков, такого поворота событий они не ожидали. Только Довано чему-то усмехается, обрезая новую сигару. Да блондинка, представляющую семью Лоннейс, владеющую шахтами, по-прежнему сидит с постным видом. А вот казначей, глава города и спикер парламента явно ошарашены. Впрочем, надо отдать им должное - пауза длится не более пяти секунд, по истечению которых Марэто осторожно озвучивает свою позицию.
        - Нам потребуется какое-то время, чтобы всё обсудить. Сами понимаете - к предложению такого рода, мы готовы не были. И скажу сразу - эти четыре требования ключевые, но далеко не единственные.
        - Надеюсь остальные не настолько масштабны?
        Тот слегка улыбается.
        - Абсолютно верно - если мы придём к соглашению по уже озвученным четырём пунктам, то думаю точно договоримся обо всём остальном. А теперь, прошу нас извинить - дела города не ждут. Предлагаю встретиться в этом же зале, завтра в два часа дня. Пока же наслаждайтесь едой и гостеприимством Скэррса. Паромобиль будет ждать вас около входа в ресторан.
        Когда представители местной элиты, один за другим покидают помещение, наконец отдаю дань уважения ароматному стейку, который принёс официант. Да и остальные набрасываются на еду - из всех нас насытиться успела только Круацина, сейчас обгладывающая кости утки. Машинально бросаю взгляд на её живот, который на мой взгляд, должен был вздуться от такого количества пищи. Но судя по всему, несмотря на объёмы поглощаемого, призванная постоянно остаётся стройной.
        Несколько минут в комнате слышатся только звуки работающих челюстей и звон столовых приборов, которые прерываются голосом Канса.
        - Думаешь, Морна пойдёт на такое?
        Бросив взгляд в сторону сына хёрдиса, показательно осматриваю стены вокруг.
        - Лучше обсудить всё в гостинице, а не здесь.
        Эйкар было поднимает на меня глаза, явно собираясь предложить свои услуги, но не думаю, что демонстрировать наши возможности здесь - хорошая идея. Если за помещением наблюдают на постоянной основе, то его заклинание успеют зафиксировать. Что даст потенциальному противнику дополнительную информацию о нашей компании. Поэтому, смотря на старого мага, отрицательно качаю головой и он возвращается к трапезе.
        Разделавшись со своими порциями, покидаем здание ресторана, возвращаясь к отелю. По дороге интересуюсь у водителя статусом паромобиля, на которым мы сейчас перемещаемся и тот отвечает, что транспорт в нашем распоряжении до момента отъезда из Скэррса. Когда добираемся до здания отеля, вручаю ему монету в один лар и информирую, что дальше мы будем ездить со своим собственным шофёром, а он может быть свободен.
        Когда парень удаляется, прошу приблизившегося обер-лейтенанта подобрать нам водителя из числа его солдат и тот бодро рапортует о том, что приказ будет выполнен. Потом, чуть замявшись, понижает голос почти до шёпота.
        - Вас ждут посетители. До совещания ещё больше часа, поэтому я взял на себя смелость, отправить их в конференц-зал.
        Сбоку удивлённо хмыкает Канс, а Джойл непонимающе хмурит брови. Я же поднимаю руку, прерывая офицера, уже готового продолжить свой рассказ.
        - Сначала поднимемся наверх - там всё изложишь.
        Рифнер явно не понимает разницы, но послушно следует за нами на третий этаж, где находится выделенный нам номер. По пути в голову приходит мысль, что было бы крайне неплохо проверить разумы всех солдат его взвода на предмет внешнего вмешательства. Учитывая наличие под властью города магов, с них станется попробовать установить контроль над каким-то числом бойцов.
        Оказавшись в холле люкса, киваю Эйкару и тот пускает в ход нотную связку, исключающую возможность прослушки при помощи магии. Когда маг сообщает о завершении процесса, вопросительно смотрю на Гульца и тот называет имена посетителей.
        - В конференц-зале вас ждут Сарт Довано и Лика Лоннейс - они прибыли вместе, заранее зная, что вас нет на месте и просили дать им возможность дождаться вашего возвращения.
        Удивлённый поворотом событий, уточняю.
        - Вот так просто заявились в открытую?
        Офицер чуть смущается.
        - Не совсем - у обоих были...маски. Или как их правильно назвать? Другие лица, что создаются заклинаниями.
        Прислушивающийся к беседе Эйкар, встревает.
        - Маскировка при помощи иллюзий.
        Рифнер с облегчённой улыбкой поворачивается к нему.
        - Вот - точно! Так они добрались до поста на вашем этаже и только потом назвались, показав свои настоящие лица.
        Вздохнув, пытаюсь понять, что происходит. Выходит, пока мы были на переговорах в ресторане, Довано и Лоннейсы прислали отдельных посланников, что заявились прямо к нам в отель? Или это частная инициатива самих визитеров?
        Глава IV
        Ввиду неожиданного визита, приходится отложить посещение представительства Хёница, куда я собирался сразу после возвращения в отель. Собственно и в саму гостиницу мне мне было нужно исключительно для того, чтобы сменить водителя на одного из имперских солдат. Теперь же придётся задержаться, чтобы понять, зачем сюда явилась эта парочка.
        Пока, вместе с Кансом и Круациной шагаем по коридору, пытаюсь набросать варианты. Очевидно, что они хотят передать нечто, отличающееся от "генеральной линии партии". Ключевой вопрос - каково именно содержание этого послания? И тут мозг генерирует десятки разнообразных вариантов, на любой вкус. В конце концов оставляю это занятие - меньше чем через минуту, сами всё расскажут. Перебрасываюсь парой фраз с Тонфоем, попросив его, без необходимости не встревать во время беседы с "гостями". На встречу мы отправились втроём - Эйкар сейчас занят тем, что копается в головах солдат, проверяя, не было ли факта вмешательства в их разум. По окончанию маг, вместе с Джойлом и Сонэрой, займётся созданием артефакта, позволяющего установить "сигнальные маячки" в сознании каждого из бойцов взвода, который я решил закрепить за нами, в качестве лейб-гвардии. Если кто-то попытается взять их под контроль, то артефакт даст об этом знать.
        Я бы оставили ему в помощь и Канса - сам Эйкар не так много может, с учётом половинной силы его струны. Но Круацина вполне предсказуемо не пожелала отправляться куда бы то ни было, без своего господина. А присутствие девушки необходимо - если визитёры попробуют нас прикончить, это единственная страховка, позволяющая выжить. Призванная по большей части восстановила свои силы и сейчас выглядит куда более бодро. Где-то на заднем фоне мелькает мысль о том, что я не знаю её точных возможностей - надо будет узнать, как далеко они простираются и чего от неё можно ждать в бою. Вся имеющуюся пока информацию можно свести к двум тезисам - призванная невероятно живуча и способна голыми руками разрывать на части химер, которых не берут пули. Ах да, ещё она залечивает раны в процессе секса. Но, как я подозреваю, у неё могут найтись и какие-то иные таланты.
        Добравшись до входа в зал, чуть притормаживаю, собираясь с мыслями и тяну на себя дверь. Оказавшись внутри, располагаюсь напротив уже знакомого брюнета и изящной девушки, чертами лица отчасти похожую на ту женщину, что была в ресторане. Только эта лет на десять моложе своей предполагаемой родственницы. Но тоже блондинка, да ещё и голубоглазая - не знаю, как здесь, а в моём старом мире, у неё точно не было бы отбоя от ухажёров.
        Когда усаживаемся на стулья, Сарт с ухмылкой представляет свою спутницу.
        - Знакомьтесь - блистательная леди Корна Лоннейс, младшая дочь главы семейства и главная красотка Скэррса.
        Сама девушка раздражённо морщится.
        - Ради болотных гхалтов, будь серьёзнее, Сарт! Речь о судьбе города!
        Тот на момент тушуется, но сразу находится с ответом.
        - Это не повод сидеть с постной миной, моя обожаемая Корна - в любой беседе есть место для шутки.
        Манерами и поведением он отчасти напоминает Канса, который сейчас задумчиво рассматривает парня. Я же перевожу взгляд на девушку, представляясь.
        - Орнос Вайрьо - посланник регента и студент Хёница. Рядом со мной - Канс Тонфой, а ещё дальше Круацина, его некон-телохранитель.
        Довано снова усмехается.
        - Вот так просто? Без всяких титулов? Как там у вас принято - Его Светлейшество, граф Вайрьо, "Защитник империи", наделённый властью Её Императорским Величеством и Канс Тонфой из дома прославленных хёрдисов империи.
        Вижу, как на лице Канса появляется усмешка, а вот Лоннейс выглядит так, как будто прямо сейчас отвесит парню затрещину. Я же, пытаюсь перевести разговор в более конструктивное русло.
        - С удовольствием обсудил бы с вами напыщенных аристократов, как и многое другое, но у нас не так много времени. Вы же явились сюда не ради светской беседы?
        Сарт становится серьёзнее и даже выпрямляет спину, видимо готовясь что-то озвучить, но его опережает Корна.
        - Естественно, мы не просто так пробирались к вам в гостиницу, рискуя быть раскрытыми. Только что вы встречались с руководством города, на котором присутствовали люди, представлявшие наши семьи, но они не могли говорить открыто. Поэтому мы здесь. О безопасности беседы можете не беспокоиться - у нас есть артефакт, обеспечивающий защиту от магической прослушки.
        Слегка наклоняю голову, вопросительно смотря на неё и девушка продолжает.
        - Дело в том, что далеко не все довольны тем, как сейчас управляется Скэррс. Но изменить ситуацию без союзников извне, не представляется возможным. Как нам кажется, вы вполне можете стать таковым.
        Пока она не сказала абсолютно ничего конкретного и я со вздохом, пытаюсь подтолкнуть её в нужном направлении.
        - Возможно. Вопрос только в том, что именно вы хотите предложить.
        Сарт, взяв со стола яблоко, рассматривает его и внезапно выдаёт фразу.
        - Всё очень просто - прикончите кусок гхаргового дерьма, что называет себя казначеем и распустите парламент. А город примкнёт к "Пакту порядка" девицы, что сейчас правит империей.
        Закончив, он с довольным видом вонзает зубы в яблоко, а в помещении ненадолго устанавливается тишина. Судя по лицу Корны, она планировала куда более мягко подвести разговор к этому варианту, но сделанного не изменить и теперь девушка с ожиданием смотрит на меня, оценивая эффект от произнесённых фраз. Сам я, переварив услышанное, уточняю.
        - Прошу извинить - не слишком силён в законодательстве вольных городов, разве у меня есть полномочия распускать парламент?
        Корна с облегчением вздыхает.
        - Имперская грамота при вас? Я могу её посмотреть?
        Переглянувшись с Кансом достаю бумагу, отдавая её девушке. Сбоку от Тонфоя недовольно хмурится Круацина - забирая документ, Корна перегнулась через стол, демонстрируя декольте, в которое немедленно устремился взгляд сына хёрдиса. Лоннейс секунд десять изучает грамоту, после чего возвращает её мне, повторив манёвр.
        - Как я и думала - стандартный текст. Вы можете заключать сделки и предпринимать действия от имени регента, в качестве полноправного представителя престола. Единственное ограничение - армия и императорская канцелярия, но парламент к ним не относится.
        Видимо заметив на моём лице знак вопроса, объясняет.
        - Правитель Норкрума в любой момент может распустить парламент, либо иной выборный орган, любого из вольных городов. В соответствии с грамотой, вы располагаете подобной властью на территории Скэррса.
        Киваю ей.
        - Пусть так. Но чем вам не угодил казначей? Зачем нужен роспуск парламента? И собственно ключевой момент - как вы планируете всё это провернуть?
        Оба визитёра переглядываются и на этот раз говорить начинает Сарт.
        - Скэррс всегда был городом со сбалансированной системой политической власти, что обеспечивало максимально эффективное управление и развитие. А сейчас всё идёт к тому, что мы окажемся под властью одного диктатора, привыкшего держаться в полутени, дёргая при этом за ниточки. Марэто надо убрать до того, как он полностью закрепится на своём месте, уничтожив всех остальных. Городское правительство и парламент уже превратились в декорации - единственное, что ему сейчас мешает, наши семьи.
        Ситуация относительно ясна. Хотя о факте концентрации власти в руках казначея, я узнал ещё в дирижабле, из документов, присланных Морной.
        - Можете как-то более детально обрисовать ситуацию? Сложно делать какие-то выводы, слыша только общие фразы.
        Блондинка подаётся вперёд, наклоняясь над столом.
        - А о чём тут рассказывать? Этот скользкий ублюдок выполз на место вице-казначея, подложив свою дочку под тогдашнего главу города. Тот был настолько рад юной жене, на тридцать лет моложе него, что сразу взял её отца под крыло. Потом Ролс наладил схему контрабанды кэррса и алхимических составов из города, сформировав вторую, подпольную казну. Это позволило ему покупать лояльность людей и влиять на выборы. Когда у тебя есть масштабный поток неконтролируемых финансов - возможности открываются весьма широкие. Через пару лет он стал казначеем, заменив своего шефа. А потом скончался старый городской глава и власть в семье перехватила дочь Марэто, к тому времени подмявшая под себя всех остальных родственников. Пара из числа тех, кто пытался сопротивляться её влиянию, неожиданно покинула этот мир, а остальные склонили головы.
        Делает короткую паузу, переводя дух.
        - Дальше всё было просто - за следующие три года, Ролс проник во все сферы жизни города. Он держит в кулаке лаборатории, которые процветают и зарабатывают за счёт контрабанды, отдаёт приказы профсоюзам, каждый месяц получающим солидную пачку ассигнаций, часть из которых доходит и до обычных шахтёров. На месте городского главы оказалась безвольная марионетка - все решения в правительстве принимаются самим Марэто. А подавляющее большинство членов парламента обязаны ему своим местом. Он старается контролировать всё - вплоть до кафе, парикмахерских и борделей. А чёрная казна растёт с каждым месяцем - спрос на рынке растёт и хаос позволяет вывозить всё большие объёмы продукции.
        Откинувшись на стул, какое-то время размышляю, оценивая ситуацию.
        - Поправьте, если ошибаюсь, но по моей информации, именно Довано держат под свои контролем профсоюзы и значительную часть города.
        Сарт печально усмехается, показательно разводя руками.
        - Так и было. До того момента, когда каждый шахтёр стал получать от Марэто второе жалование, а лидеры профсоюзов окунулись в роскошь. Единственный сдерживающий фактор - наши отряды в кварталах. У Ролса тоже были люди на улицах, но не в таком количестве - всё-таки он набирал наёмников, которых надо было как-то организовывать. Спрятать структурированные вооружённые формирования от глаз императорской канцелярии не так просто. А наши бойцы - обычные люди, готовые взять оружие в руки, если Довано их об этом попросят. Связи, формировавшиеся на протяжении нескольких поколений. К сожалению, всё изменилось, когда Морна разрешила создавать добровольные дружины для охраны улиц и сняла ограничения на численность полиции. Теперь прятать бойцов нет нужды и у него уже семь тысяч солдат, плюс более двух тысяч полицейских - в полтора раза больше, чем можем выставить мы. Рискну предположить, что во время следующих выборов в парламент, он планирует разделаться с нами окончательно, заодно избавившись от той оппозиции, что есть сейчас среди пайцэров.
        Закончив говорить, парень со вздохом откладывает в сторону яблоко, а я интересуюсь.
        - И вы хотите, чтобы я помог разобраться с ним? Обещая в обмен присоединиться к "Пакту"?
        Оба, почти синхронно кивают, а Корна сразу же принимается излагать варианты.
        - Ведь есть же факт контрабанды - одного этого может хватить, чтобы арестовать его и вывезти за пределы города.
        Сарт, блеснув глазами, добавляет.
        - Или убить его при попытке сопротивления - так будет надёжнее.
        Решаю прояснить ещё один момент, который пока не до конца ясен.
        - Здесь же присутствует отделение императорской канцелярии - неужели они не замечали вывоз минерала и артефактов, который происходил у них под носом?
        На лице Довано снова появляется ухмылка.
        - Половина из них в кармане у Марэто, а вторая - дуболомы, которых интересует только оскорбление регента и республиканское подполье. Контрабанда, чёрный рынок, воровство - на эту мирскую суету они смотрят сквозь пальцы. А имперская таможня целиком в деле - некоторые уже настоящие поместья себе отгрохали на те деньги, что получают от Ролса.
        - Если так, то задам логичный вопрос - кому из канцелярии можно доверять? Кто точно не работает с Марэто?
        Несколько секунд они раздумывают и потом Лоннейс задумчивым тоном отвечает.
        - Пожалуй, только Скон Нертон. Но он настоящий фанатик, которого заботит только охота за республиканцами. Все остальные из высокопоставленных офицеров, под подозрением.
        - А глава отделения? Подполковник Торк?
        - Сложно сказать - он нередко бывает у казначея в гостях и присутствует на всех его приёмах. Если и не подкуплен, то находится с ним в неплохих отношениях.
        Непроизвольно выдаю про себя пару матерных фраз. Вот тебе и вторая моя опора в этом городе. Тут же на ум приходит имперский инспектор - перед нападением, он как раз покинул зал и не совсем понятно, что с ним случилось дальше. Если погиб, то нужно будет связаться с кем-то из его помощников - мне точно потребуется больше информации, да и нужда в финансах скорее всего возникнет.
        - То есть вы предлагаете арестовать или ликвидировать Марэто, после чего распустить парламент и дать вам возможность перехватить управление городом?
        Снова получаю два синхронных кивка. Корна осторожным тоном дополняет мою формулировку.
        - Ещё было бы неплохо убрать вице-казначея и дочь Ролса - Квэну Марэто. У неё в руках тоже немало власти.
        Довано, уловив выражение моего лица, тоже подключается к обсуждению.
        - Командующего охранными батальонами мы берём на себя - его выведут из игры сразу за казначеем. Все остальные его соратники - простые пешки, никто из них не рискнёт попробовать перехватить бразды правления, заняв место Ролса. А вот кто-то из этой троицы, наверняка попробует, как только их босс исчезнет.
        Какое-то время обдумываю расклад, изучая собеседников.
        - Как можно держать связь с вашими семьями?
        Лоннейс в первый раз за встречу усмехается.
        - Мы остановимся в этом отеле, под своей маскировкой. Как старая супружеская пара. Среди персонала есть преданные нам люди, которые обеспечат нашу связь с лидерами семей, а вы можете передавать сообщения через нас.
        Ещё минут десять обсуждаем схему передачи посланий и детали обстановки в городе, после чего они покидают комнату, перед этим надев на свои пальцы кольца-артефакты. Как только те оказываются на месте, внешность обоих собеседников немедленно меняется - перед нами стоит пожилая благообразная пара, которая принимается ковылять к выходу. Теперь осталось урегулировать вопрос с солдатами, что их видели и в целом, с конспирацией можно закончить.
        Бросив взгляд на часы, понимаю, что до визита обоих приглашённых офицеров осталось ещё около сорока минут - в теории можно успеть добраться до Айрин.
        Выйдя в коридор, сразу сталкиваемся с Эйкаром, которого сопровождает Рифнер. Старый маг выглядит измотанным, но заявляет, что закончил с проверкой разума солдат - ни один из не подвергался внешнему воздействию. А сейчас, после того, как они привязаны к артефакту, созданному по его инструкции Джойлом и Сонэрой, шанс на превращение одного из бойцов взвода в "куклу" околонулевой - если кто-то попробует провернуть подобное, мы немедленно узнаем.
        Интересуюсь у обер-лейтенанта, как далеко находится представительство Хёница и услышав, что до него семь-восемь минут на паромобиле, приказываю готовить транспорт. Времени вполне достаточно, чтобы узнать о состоянии Айрин и перекинуться парой фраз с Тесконом. Перед тем, как спуститься вниз, кратко объясняю офицеру ситуацию с нашими визитёрами - о них не должен узнать никто из числа посторонних. Как выясняется, реальные лица явившейся пары, помимо самого лейтенанта видели только двое солдат, дежуривших около лестницы на нашем этаже. Обоих он характеризует, как надёжных и не способных на предательство. По-хорошему, стоило бы подправить им память, а заодно и самому Рифнеру. Но судя по внешнему виду Эйкара, на это он сейчас точно неспособен. Если вообще сможет потянуть такое заклинание, с настолько слабой струной.
        Поэтому просто отправляемся вниз, где загружаемся в уже заведённый паромобиль, выдвигаясь к зданию представительства университета. По дороге обдумываю ситуацию. Моя формальная задача состоит в присоединении Скэррса к "Пакту порядка". И с этой точки зрения нет никакой разницы, кто именно подпишет документы - старая власть в лице Марэто или новые хозяева города, оказавшиеся у руля после его ликвидации. Но если взглянуть на ситуацию под другим углом, то лояльность Довано мне точно не помешает. Не знаю, как насчёт ресурсов Лоннейсов - насколько я понял, семья имеет немалый вес в местной политике, но пока непонятно за счёт чего. Сомневаюсь, что казначей стал бы церемониться с ними, будь их единственным активом двадцать процентом шахт Скэррса. Если только Довано обеспечили им прикрытие, чтобы получить хотя бы какого-то союзника.
        Во всей этой истории меня смущают два факта. Первый - возможная недооценка противника. У казначея семь тысяч солдат, карманный парламент и лояльные министры. В случае, если Довано и Лоннейс ошибаются, кто-то из них вполне может попробовать взять власть в свои руки. И тогда противостояние наверняка выплеснется на улицы, чего совсем не хотелось бы. Второй момент - всё это может быть приманкой со стороны самого Марэто. Спровоцировать посланника Морны на агрессивные действия в его отношении и предъявить этот факт населению, оправдав в их глазах поддержку кого-то ещё из претендентов на престол, с которым он уже договорился о расширенной автономом Скэррса.
        Последний вариант отчётливо отдаёт параноидальными нотками, но имеет право на существование. Несмотря на контроль всех формальных структур, такие как Марэто всегда опасаются потерять поддержку населения - если на улицы выкатится хотя бы процентов десять населения города, то никакие охранные батальоны, сформированные из тех же местных жителей, ему не помогут. Поэтому, возможность подставы не стоит сразу сбрасывать со счетов.
        Отвлекаюсь от своих размышлений из-за того, что паромобиль тормозит около красивого каменного здания на пять этажей, напоминающего скорее изящное укрепление, чем жилой дом. На входе нас встречает некон в ливрее Хёница, а сразу, как заходим внутрь, в холле показывается молодой парень с уставшим лицом.
        - Прошу следовать за мной, Тескон ожидает вас в лаборатории.
        Глава V
        Лаборатория оказывается на третьем этаже здания, куда нас и провожает парень, выглядящий так, как будто не спал уже несколько лет. Ввалившись внутрь, сталкиваемся с Тесконом, который стоит около стены небольшого холла, просматривая какие-то бумаги. Увидев нас, взмахивает рукой.
        - Уже прибыли? Как всё прошло?
        - Сложно. Но в целом, решаемо.
        Тот внезапно кривится в усмешке.
        - Значит лучше, чем у меня. Сколько я их обхаживаю, а эти гхарховы идиоты по-прежнему стоят на своём.
        Либо старик забыл, для чего мы приехали, либо не считает это важной темой.
        - Как себя чувствует Айрин? Ей смогли помочь?
        Профессор моментально мрачнеет.
        - И да, и нет. Мы стабилизировали её состояние, использовав некоторые ингредиенты и растянули время заморозки тела - теперь заклинание должно продержаться около трёх дней. Но избавить её от яда не получилось. Мы так и не смогли идентифицировать его - или это что-то новое, или искусно изменённое старое. В любом случае, не зная чем именно нанесено поражение, невозможно восстановить тело.
        Бросаю косой взгляд на Эйкара, но сейчас он точно ничем не сможет помочь, не раскрыв своей личности.
        - Разве для лечения требуется знать, чем именно отравили человека?
        - Не пытайтесь казаться более тупым, чем вы есть, Орнос! При использовании обычного яда - нет. А вот если кого-то отравили алхимической дрянью, засевшей в клетках и воздействующей магией, то надо понимать, при помощи чего её вывести и как нейтрализовать воздействие. Мы испробовали все самые распространённые варианты, но пока ни один из них не дал нужного результата. Если быть более точным - они совсем не подействовали.
        В голову приходит новая идея и я её немедленно озвучиваю.
        - А если задействовать кристалл разума?
        - Во-первых, откуда вы его собираетесь взять? Купить у одного из магов? Так они вам не продадут - это запрещено правилами Хёница. Или у вас есть триста тысяч свободных ларов? Во-вторых, никто не делал слепок тела Мэно. Даже если вы достанете кристалл, придётся использовать заклинание сейчас - неизвестно, как это отразится на теле, поражённом алхимией.
        Чувствую, как внутри начинает постепенно полыхать огонёк беспокойства. Тескон специализируется на химерологии, но он крайне опытный маг. Да и в представительстве наверняка есть алхимики, разбирающиеся в предмете лучше него. Раз они не смогли понять, чем отравили девушку, то у кого это получится? И что за непонятное вещество подсыпали в еду на приёме, раз его невозможно определить?
        - Что тогда делать?
        Тескон пожимает плечами.
        - Пробовать рандомные составы на опытных образцах и надеяться, что один из них сработает. Либо найти того, кто это сделал и вытрясти из него все данные об отраве - зная что это, мы сможем помочь девушке.
        Вижу, как вытягиваются лица всех остальных - задача кажется слишком нереальной. Наверняка, кого-то из мятежников взяли живым, но не думаю, что в число пленных входил алхимик, создавший яд. Хотя, поговорить с местной полицией, однозначно стоит. На этом моменте вспоминаю, что по следу отправился и дознаватель Хёница, но не успеваю задать вопрос - меня опережает Канс.
        - Вы же отправили дознавателя расследовать это дело. Он что-то обнаружил?
        Преподаватель отрицательно качает головой.
        - В руках полиции только несколько человек и все они из рядовых бойцов. Им неизвестны даже остальные участники подполья за пределами их собственной ячейки. Кто может стоять во главе - тоже не представляют. Рицеровы республиканцы!
        Переглянувшись с Тонфоем, уточняю у профессора.
        - Может есть возможность отыскать какие-то следы при помощи магии? Установить место, в котором создавался яд и отталкиваться от этого?
        - Не считай нас гхарговыми придурками, что выжили из ума, Вайрьо! Поисковые заклинания были задействованы сразу же. И к моему сожалению, не дали никаких зацепок. Кто бы не организовал эту атаку, он весьма тщательно подготовился с ней, со всех точек зрения.
        - То есть единственный вариант вылечить Айрин - выяснить, чем именно она отравилась? Либо достать кристалл разума и рискнуть, создав слепок её тела в нынешнем состоянии.
        Секунду помолчав, профессор добавляет третий вариант.
        - Или положиться на удачу и надеяться, что один из алхимических коктейлей, которые мы сейчас пробуем, сработает. Сомневаюсь, что вы найдёте человека, создавшего яд, а кристалл разума вам просто не по карману.
        Стиснув зубы, уточняю.
        - Сколько кристалл стоит на самом деле? Если исключить из уравнения правила Хёница с их ценой в триста тысяч.
        - Студенты второго и третьего курсов получают их бесплатно, в ходе обучения. Выпускники, после сдачи экзаменов, могут приобрести за сумму от десяти до тридцати тысяч ларов, с возможностью рассрочки или кредитования со стороны университета.
        - От чего зависит стоимость?
        Старик пару мгновений внимательно изучает меня взглядом.
        - Цена привязана к сроку работы кристалла. Те, что служат два года, стоят десять тысяч. Если срок функционирования составляет пять лет, нужно выложить уже тридцать. Но никто не позволит первокурснику Хёница приобрести кристалл за обычную стоимость.
        Рядом тяжело вздыхает Канс, а я озвучиваю свои соображения.
        - Студентам с айванами завязанными на некромантию и ритуалы, выдали кристаллы ещё на первом курсе. Значит, ректор может делать исключения из правил.
        Взгляд профессора становится ещё более заинтересованным.
        - В теории - может. Но подобное происходит крайне редко. Хотя, с учётом вашего тесного общения с Хардэном, возможно он и даст своё разрешение.
        - Я могу отправить ему сообщению отсюда? Опасаюсь, что обычная корреспонденция будет просмотрена.
        После короткой паузы, Тескон кивает.
        - Безусловно. Можете воспользоваться нашей системой связи.
        Спустя пару минут выясняется, что под последней имеется в виду артефакт для отправки письменных сообщений. Весьма простой и незатейливый - кладёшь в выемку письмо и оно сразу растворяется, появляясь уже в Хёнице, рядом с адресатом. Тот может сразу ответить, используя такой же артефакт. Более того - к нему даже ходить не надо, достаточно задействовать нотную связку, которая перебросит послание к артефакту, а тот уже направит его в нужное место.
        Всё это нам выкладывает молодой артефактолог, тараторящий буквально без умолка - похоже у парня выходит не так часто с кем-то побеседовать. Или остальные просто прячутся от него, зная, насколько тот любит поболтать.
        Составляю короткое послание с описанием ситуации и опускаю его в нишу, где письмо моментально исчезает. Около минуты уходит на то, чтобы окончательно отделаться от артефактолога, но как только мы скрываемся за дверью, слышится его крик.
        - Письмо от Хардэна Столька - Орносу Вайрьо. Только что пришло.
        Вернувшись назад, выхватываю из его рук небольшой конверт и вскрыв его, застываю в разочаровании. Ректор отказался считать ситуацию с Айрин особым случаем - кристалл по обычной стоимости нам не получить. Только за непомерные триста тысяч ларов, которых ни у кого из нас точно нет. С трудом сдерживая рвущиеся с языка ругательства, покидаю помещение, игнорируя попытки местного смотрителя за артефактами, заговорить. В коридоре сталкиваюсь с Тесконом, понимающим всё по моему лицу.
        - Видимо в этот раз ректор всё-таки отказал. Сожалею и обещаю, что мы сделаем всё возможное для спасения жизни Мэно. А сейчас у меня другой вопрос - у вас есть немного времени для беседы?
        Проверяю прицепленные к поясу часы - офицеры должны вот-вот прибыть в гостиницу и нам стоит возвращаться. Вместе с тем, игнорирование профессора на пользу тоже не пойдёт. Да и как знать, что он собирается предложить - в конце концов Тескон провёл в этом городе какое-то время и должен лучше ориентироваться в ситуации.
        - Время есть, но совсем немного - скоро мне надо быть в другом месте.
        Преподаватель успокаивающе кивает.
        - Много и не потребуется. Идёмте, Орнос - перекинемся парой фраз.
        Когда следом за нами начинаю шагать все остальные, на момент притормаживает, оборачиваясь.
        - Я пригласил только Вайрьо - остальные могут подождать в холле.
        Слышится возмущённое шипение Круацины, явно раздражённой тем, что кто-то в таком тоне обращается к Кансу, но к счастью парень быстро её успокаивает. А через несколько секунд вся компания скрывается за поворотом. Мы же добираемся до небольшого помещения с письменным столом, которое видимо служит кабинетом Тескону, на время его пребывания в городе. Расположившись на стуле, вздохнув смотрит на меня.
        - Постараюсь быть лаконичным. Вопрос - как вы считаете, у вас выйдет добиться расположения местных властей?
        Пожимаю плечами.
        - Ситуация сложная, но велика вероятность, что в итоге мы придём к соглашению. Уточню - эта комната защищена от прослушивания извне?
        Во взгляде профессора проступает недоумение.
        - Как и всё здание представительства.
        - Боюсь, я не совсем корректно выразился. Защищена ли она от других магов в этом здании?
        Пара мгновений уходит на то, чтобы Тескон понял о чём я говорю, после чего старик достаёт из кармана металлическую пирамидку, с вырезанными на ней рунами. Активирует артефакт, пустив в дело короткую нотную связку и переводит взгляд на меня.
        - Действительно думаешь, что нас станет подслушивать кто-то из своих? Зачем?
        - В городе слишком острая конкурентная борьба - подозреваю, что какая-то из сторон вполне могла заняться вербовкой магов Хёница. О чём вы хотели побеседовать?
        Какое-то время он молчит, как я предполагаю - решает, стоит ли уточнять о чём я говорил и кого подразумевал в качестве потенциального вербовщика. В итоге всё же переходит к своей изначальной теме беседы.
        - Как ты знаешь, ректор отправил меня сюда с заданием - получить доступ в законсервированный ствол шахты с изменённым кэррсом. Минерал подвергся какому-то неизвестному магическому воздействию, из-за чего его свойства стали абсолютно иными. При разработке забоя, где его обнаружили, произошёл несчастный случай - погибло несколько десятков шахтёров. И власти просто завалили вход, никого туда не допуская.
        Сделав короткую паузу, косится на дверь, за которой кто-то проходит и продолжает.
        - Хёницу нужно получить доступ к изменённому минералу, с целью исследований. Это абсолютно новый алхимический ингредиент, который может обладать весьма интересными свойствами. Но городские власти упорно отказываются пускать нас в шахту. Я уже обещал им всё, что мог - начиная от денег и заканчивая приоритетом для местных студентов при поступлении в университет. Они стоят каменной стеной. Может быть у тебя выйдет помочь с этим вопросом?
        Несколько секунд обдумываю услышанное, после чего озвучиваю своё предложение.
        - Вполне может быть, что у меня получится это сделать. Но, как вы прекрасно понимаете, это не самая простая задача, раз у вас ничего не вышло. И я хотел бы получить ответную услугу.
        Профессор усмехается и подаётся вперёд, положив руки на стол.
        - Кто бы сомневался, Орнос. Чего ты хочешь?
        - Первое - чтобы вы связались с ректором и помогли убедить его выдать разрешение на покупку кристалла разума. Уверен - мы сможем собрать десять тысяч ларов, поэтому пусть просто даст нам возможность приобрести артефакт по той же цене, что и выпускники Хёница. Второе - мне может понадобиться ваша помощь на территории города. Скажем так, если вдруг возникнет потребность арестовать кого-то из представителей местной власти или подавить мятеж.
        С каждой новой фразой, лицо профессора становится всё более серьёзным. Когда я заканчиваю, он чуть наклонив голову набок, интересуется.
        - Не подумай, что я свысока отношусь к твоим достижения, но...тебе власть в голову ударила Вайрьо? Или съел что-то не то на завтрак? Тебе не добиться присоединения города к "Пакту порядка", если ты попробуешь арестовать кого-то из представителей городской власти. Хорошо, если получится просто выбраться живым. А уж втягивать в этот конфликт Хёниц... Я был лучшего мнения о твоих умственных способностях.
        - Ваши слова верны. Но только в том случае, если я буду действовать самостоятельно. Давайте предположим, что в городе есть фракции, готовые перехватить управление и обладающие для этого необходимыми ресурсами. Всё, что им требуется - расчистить дорогу, убрав несколько фигур с доски. И раз мы с вами фантазируем, то можно допустить, что новая власть согласится на многие условия - например, присоединится к "Пакту" или даст Хёницу допуск в шахту с изменённым кэррсом.
        Задумчиво поджав губы, Тескон откидывается на стуле, вперив в меня взгляд.
        - А не великоват масштаб для первокурсника? Справишься?
        - Если вы согласитесь помочь, то шансы на это многократно возрастут. Правда не уверен, что получится задействовать остальных магов из представительства - любой из них может работать на городские власти.
        Старик медленно кивает.
        - Хотелось бы услышать от вас более подробный план действий. Пока же считайте, что у вас есть моё предварительное согласие. Когда появится что-то конкретное - приезжайте, обсудим всё в деталях. Письмо по поводу Мэно я отправлю незамедлительно, но не уверен, что это поможет - случаи, когда ректор давал поблажки для приобретения кристаллов можно пересчитать по пальцам одной руки.
        Стараясь не показать своего удивления, благодарю его и попрощавшись, направляюсь к выходу. Выходя к лестнице сталкиваюсь с магом, несущим под мышкой пару книг. Смерив меня взглядом, смотрит в сторону коридора и усмехается.
        - Вайрьо, правильно? Что, старина Тескон, уговаривал помочь с его заданием?
        Заметив мой удивлённый взгляд, разражается смехом.
        - Да он уже всех здесь достал с этой гхарговой шахтой. Мы несколько месяцев пробовали добиться разрешения и всё безрезультатно. Теперь Стольк прислал его, поручив оставаться в городе, пока не добьётся успеха и бедняга боится застрять здесь надолго. А когда Тескона отрывают от его химер и студентов - он становится весьма раздражительным и опасным. Хотя, надо признать - мотивация у него тоже растёт.
        Пожав плечами, стараюсь сформулировать ответ, так чтобы он не звучал слишком обидно.
        - Могу лишь сказать, что у нас была частная беседа, распространяться о которой будет элементарно невежливо. А сейчас прошу меня извинить - внизу ждёт паромобиль и мои люди.
        Тот лишь качает головой, ухмыляясь во весь рот, так что я просто устремляюсь вниз по ступенькам. Слишком много непонятных моментов в этом городе - неизвестный состав, которым собирались отравить гостей на приёме, алхимический минерал, на который что-то подействовало так, что он полностью изменил свои свойства. Какое может быть магическое воздействие в горной толще? Откуда там вообще источник какой-то магии? Внутри горы?
        На последней мысли уже добираюсь до холла, где ждут все остальные. Джойл беседует с Сонэрой, Канс что-то выговаривает Круацине, а Эйкар, прислонившись к стене, создаёт перед собой огненные сферы, заставляя каждый раз дёргаться служащего, что стоит в паре метров от него.
        Через минуту мы уже движемся назад, а я снова возвращаюсь к мыслям об Айрин. Три дня. Вернее, уже чуть меньше - с момента инцидента в зале, уже успело пройти какое-то время. Если обращение Тескона не поможет и Хардэн снова ответит отказом, то единственным вариантом будет поиск алхимика, создавшего состав для отравы. А это значит, что нам потребуется вскрыть всю систему подполья. Только вот как это сделать? Теоретически, в моём распоряжении отделение императорской канцелярии и батальон солдат для их силовой поддержки. Но почему-то мне кажется, что этого недостаточно. А ещё во всей этой истории с отравлением еды на приёме, есть что-то странное. Какая-то нестыковка, постоянно крутящаяся на задворках сознания, но никак не желающая показываться на виду. Это здорово раздражает.
        К моменту, когда мы останавливаемся перед гостиницей, мозг успевает слегка раскалиться от попыток анализа, а сам я изрядно зол. Когда поднимаемся по ступенькам, один из солдат, шагнув вперёд, сообщает.
        - Наш командир и подполковник Торк прибыли. Ожидают вас в конференц-зале.
        Кивнув ему, прохожу дальше, оказываясь в холле отеля. Пока поднимаемся по лестнице, распределяю обязанности.
        - Эйкар - вы с Джойлом и Сонэрой займётесь стационарной защитой нашего номера от прослушки. В идеале нам бы не помешал защитный артефакт, выставляющий щиты в случае атаки. Получится придумать что-то?
        Старый маг отзывается, спустя секунду.
        - Думаю, да. Но это займёт немало времени. И ты начинаешь путать имена Орн - меня вообще-то зовут Сонром.
        На момент даже останавливаюсь, а поняв, что он имел в виду, матерю себя. Гениальная мысль - называть студента именем старого и давно пропавшего мага, находясь при этом в месте, где нас как раз могут подслушать. Мозги явно дали сбой, из-за ситуации с Айрин и общего бардака, творящегося вокруг.
        - Извини, Сонр - голова слишком перегружена происходящим.
        Обернувшись, бросаю быстрый взгляд на мага, который хмуро кивает и обращаюсь к Тонфою.
        - Канс - ты и Круацина идёте со мной. Неизвестно, что может выкинуть эта пара и как повернётся разговор.
        Красноволосая девушка недовольно хмурится, а парень отвечает, подтверждая своё согласие.
        Поднявшись на этаж, сталкиваемся с обер-лейтенантом, тоже спешащим сообщить о прибытии обоих гостей, после чего направляемся к конференц-залу. Внутрь с нами заходит и Эйкар, который покидает помещение сразу после того, как использует нотную связку для установления защиты. Ради этого снова приходится задействовать руны, так что угол стола оказывается изрисован магическими символами. Двое офицеров молча наблюдают за работой мага и начинают беседу, только когда я усаживаюсь на стул напротив.
        Первым меня приветствует солидный черноволосый мужчина в бирюзовом мундире - глава городского отделения канцелярии. Приподнявшись, протягивает руку.
        - Рад приветствовать вас на территории Скэррса, граф Вайрьо. Смею вас заверить - мы находимся в вашем полном распоряжении.
        За ним, с места поднимается офицер в грязно-зелёном полевом мундире с погонами майора. Относительно молодой - лет тридцати пяти на вид, с резкими чертами лица, при взгляде на которые, машинально возникает желание отодвинуться подальше в сторону. Отдав честь, представляется.
        - Майор Григ Савальо - командир второго батальона пятьдесят шестой бригады. Готов выполнить любой приказ.
        Вижу, как на лице канцеляриста появляется ироничное выражение и он чуть-ли не закатывает глаза - если я правильно понимаю, подполковник считает армейского офицера туповатым солдафоном. Когда майор усаживается на место, задаю первый вопрос, обращаясь к начальнику местного отделения императорской канцелярии.
        - Вы что-то выяснили об утреннем мятеже?
        Тот на секунду заминается.
        - Пленных оказалось всего несколько человек и все они находятся у городской полиции. Нашим офицерам позволили допросить некоторых из них, в присутствии полицейских, но никаких ценных сведений получено не было.
        - Что с алхимическим ядом, которым отравили людей?
        Подполковник поднимает вверх палец правой руки.
        - Прошу заметить - пытались отравить. От яда практически никто...
        Не сдержавшись, рявкаю.
        - В Скэррсе произошёл мятеж, господин подполковник. Дочь главы военной разведки империи отравлена и находится в смертельной опасности. А вы смеете встревать с подобными замечаниями? Если мне, хотя бы на секунду покажется, что вы саботируете расследование - последствия для вас наступят незамедлительно. Я выпотрошу ваш разум до самого дна и потом брошу тело в камеру, где оно будет гнить, пытаясь собрать воедино обрывки воспоминаний.
        Лицо Торка становится изумлённо-раздражённым.
        - Боюсь вы переоцениваете свои возможности, граф. В моём распоряжении полсотни офицеров и группа магов и они не станут слушать приказы мальчишки из Хёница, размахивающего бумажкой.
        - Да что вы? Они рискнут стать предателями и нарушат присягу, попробовав убить посланника правителя Норкрума? Или может быть пойдут против магов Хёница, некоторые из которых учили их в прошлом? И всё это ради вас? Сильно в этом сомневаюсь. Давайте сразу разберёмся с нашей цепочкой подчинения - либо вы воспринимаете меня, как своего командира, который может вздёрнуть вас за измену, либо я сменю вас на другого человека. А вы сами отправитесь в столицу - объясняться с регентом.
        На момент смешавшись, офицер уже не так уверенно, спрашивает.
        - С чего Хёницу помогать вам?
        - Я только что прибыл из представительства университета. Как вы помните, согласно договору между империей и Хёницем, его маги обязаны оказывать империи всю возможную помощь в случае мятежа. А при саботаже с вашей стороны, логично будет предположить, что вы каким-то образом связаны с мятежом и я смогу запросить их помощи на вполне законных основаниях. Более того - нападение на студента университета официально расследуется дознавателем университета, что тоже открывает немало возможностей. И если вы помните, я получил титул “Защитника империи” за спасение жизни регента, во время покушения на неё. Как считаете - мог студент-первокурсник провернуть такое самостоятельно?
        Уверенность в незыблемости своей позиции постепенно сползает с лица мужчины и тот беспомощно оглядывается на сидящего рядом армейца. Но майор смотрит в одну точку, упорно изображая каменное изваяние. Только в глубине глаз, как мне кажется, мелькает выражение полного удовлетворения. А вот подполковник, решает перейти к более конструктивному общению.
        - У нас нет никаких данных по поводу алхимического состава, который использовали для отравления еды на приёме. Допрошенные пленники не смогли указать на своих лидеров - только на командиров ячеек, все из которых погибли в ходе уличных боёв. Кто находился на самом верху их организации - неизвестно. Мы занимаемся анализом имеющихся данных, но пока не пришли ни к каким выводам - мятежники были из самых разных районов города и социальных слоёв, от шахтёров до мелкой буржуазии.
        С трудом подавляю вздох разочарования, но в голове формируется внезапная догадка и не сводя глаз с офицера канцелярии, уточняю.
        - Как именно действовали мятежники и какой численностью?
        - Атаковали здание парламента и городского правительства, плюс ещё один отряд был около здания, где проводился приём. Каждый численностью около ста пятидесяти человек. Ещё одна небольшая группа пыталась взять штурмом нашу канцелярию, но там было не больше тридцати бойцов.
        Пришедшая в голову мысль начинает обретать детали и я продолжаю.
        - Поправьте меня, если ошибаюсь, но все атакованные здания находились под постоянной охраной, верно?
        Торк медленно кивает, пока не понимая, к чему я клоню.
        - Естественно. У правительства и парламента постоянно дежурит по роте местных солдат, а канцелярию охраняют наши бойцы. Что касается приёма, то в прилегающих кварталах было размещено два охранных батальонов Скэррса и взвод имперской армии.
        - Могу поспорить, когда завязался бой, к ним быстро подошло подкрепление?
        Тот снова кивает, а я окончательно формирую в голове картину происходящего. У мятежников не было ни единого шанса на успех - пятьсот вооружённых бойцов, это ничтожно мало для того, чтобы установить контроль над городом. Единственное, что они провернули максимально эффективно - атаку на приёме. Неизвестный алхимический состав, заменённые лакеи, отряд некроконструктов с шахт, которые судя по всему, должны были перебить тех, кто останется цел. Этот компонент операции был максимально проработан - если бы не тот неизвестный мужик, что решил поинтересоваться личностью подставного лакея и не наша оголодавшая компания, то у них всё бы получилось.
        Но даже в случае такого локального успеха, в целом мятеж был обречён на поражение - три небольших отряда никак не могли справиться с семью тысячами солдат охранных батальонов. А если включить в это уравнение пару тысяч полицейских, офицеров императорской канцелярии и армейский батальон - шансы скатываются до полного нуля. Такое ощущение, что атаку в зале планировал один человек, а действия уличных отрядов - совсем другая личность. Но это маловероятно - действия мятежников явно были скоординированы и работали они вместе. То есть некий организатор отлично продумал нападение на приёме у казначея, но абсолютно бездарно подошёл ко всему остальному.
        И вот тут пазл, наконец складывается. Неизвестный одинаково хорошо подошёл ко всем частям плана, но он и не рассчитывал, что мятеж удастся. Основной целью была ликвидация городской элиты, оказавшейся на приёме. И по большому счёту, единственным важным объектом там мог быть Марэто с его соратниками. Плюс, глава клана Довано, в случае присутствия последнего. Кстати, хороший вопрос - собирался ли он приезжать. Оторвавшись от своих размышлений, озвучиваю вопрос.
        - У вас есть список гостей, которые должны были присутствовать на приёме? Они как раз должны были направляться к зданию - возможно кого-то видели солдаты?
        Перед тем, как ответить, Торк делает короткую паузу, явно задумавшись.
        - Я могу запросить информацию у охранных батальонов Скэррса - моих офицеров там практически не было, только пара человек в качестве наблюдателей. И, если признаться, подобных вопросов я им не задавал. Один из них обмолвился, что наблюдал за паромобилем городского главы, да ещё заметил кэб с Хольтом Довано. Вы считаете, что в этом может быть замешан кто-то из городских чиновников?
        В глазах подполковника появляется лёгкий интерес - видимо он тоже сейчас переосмысливает произошедшее и если не совсем идиот, то начинает обнаруживать очевидные нестыковки.
        - Пока не уверен, кто мог бы в этом участвовать, но хочу предупредить - разглашение любой информации о предмете нашей беседы или моих указаниях, я посчитаю государственной изменой. И буду вынужден отдать приказ проверить вашу память, господин подполковник.
        Тот, чуть побагровев, всё-таки не выдерживает.
        - Я офицер императорской канцелярии, а не какой-то бандит из подворотни! Попросил бы вас общаться в более уважительном тоне!
        С усмешкой киваю ему.
        - Вы действительно офицер императорской канцелярии. Наладивший крайне тесные связи с местными властям. Или вы думали, что седьмой департамент зря получает своё жалование и совсем не следит за ситуацией в вольных городах?
        Отчётливо вижу, как в глазах главы местного отделения канцелярии, мелькает откровенный страх - значит неформальные контакты с Марэто, на взаимовыгодной основе, всё-таки имели место быть. Сразу же закрепляю эффект.
        - Если вы хотите сохранить свой пост, как и свободу - не пытайтесь помешать мне выполнить распоряжение регента. Что произойдёт в противном случае, вы и сами должны отлично понимать.
        Судя по его лицу, он прекрасно всё осознаёт, вот только не знает, как озвучить ответ, чтобы дать это понять и одновременно не признавать своей вины в открытую. Секунд десять сидит с мечущимся взглядом, в конце концов выдавливая из себя куцые фразы.
        - Как я и сказал - вы можете рассчитывать на мою полную поддержку.
        Кивнув ему, перевожу взгляд на армейского офицера, который продолжает тщательно изображать из себя статую.
        - Какие задачи поставлены вам командованием?
        Подняв на меня глаза, чеканит.
        - Не допустить перехода города на сторону противников Её Императорского Величества и обеспечить поддержание порядка. В целом - действовать по ситуации, отталкиваясь от приказа и руководствуясь здравым смыслом.
        - Какие настроения среди солдат? Марэто уже пытался вас купить?
        Отвечает без малейшей паузы, выдерживая ровный тон голоса.
        - Нижние чины отчасти смущены происходящими событиями, но в подстрекательстве к измене никто уличён не был. Офицеры твёрдо настроены сражаться на стороне Её Императорского Величества. Что касается подкупа - ко мне и двум ротным командирам уже обращались с подобными предложениями.
        - Что вы им ответили?
        - Взяли деньги - лишними они точно не будут. Но нарушать присягу не собираемся.
        Подполковник чуть поворачивает голову, удивлённо смотря на майора, а тот невозмутимо взирает на меня. Усмехнувшись, озвучиваю свои соображения.
        - Хорошо. Если вам попробуют передать какие-то указания - немедленно информируйте меня. Вы слышали всё, что я сейчас сказал, в том числе о поддержке со стороны Хёница. И надеюсь, понимаете, что в случае открытого противостояния, мы разнесём половину города, наводнив уцелевшие улицы поднятыми мертвецами, но не сдадим Скэррс.
        Армейский командир едва заметно кивает.
        - Как я уже сказал - мы намерены следовать приказам Её Императорского Величества, Морны Эйгор. Если какие-то тупоголовые рицеры, не понимая этого, всучивают нам свои деньги - мы с готовностью их возьмём. Жалование последнее время выплачивают не слишком регулярно, надеюсь, вы нас понимаете.
        Договорив, делает короткую паузу и задаёт внезапный вопрос.
        - Вы задействовали обер-лейтенанта Рифнера и взвод солдат его роты в качестве личной охраны. Я так понимаю, он останется в данном статусе на всё время вашего пребывания в Скэррсе?
        - Да. Более того - как только я урегулирую вопрос с размещением, прошу вас прислать всех остальных бойцов его роты, чтобы они были поблизости. Они могут потребоваться. Как, собственно и весь ваш батальон.
        Савальо снова чуть наклоняет голову.
        - Как вам будет угодно. Вы предполагаете, что это столкновение - не последнее в городе?
        - Думаю это только начало потрясений, которые ожидают Скэррс.
        После секундного раздумья, снова обращаюсь к Торку.
        - Когда прибудете в канцелярию, в течение пары часов, под любым удобным предлогом пришлите ко мне Скона Нертона. С письмом, поручением или чем вам будет угодно. Ключевой момент в том, чтобы остальные офицеры не поняли, что мне нужно с ним поговорить - обставьте это, как исключительно свою инициативу.
        Чуть помедлив, подполковник подтверждает, что постарается всё организовать. А взгляд у него становится всё более задумчивым - видимо подобного напора он от молодого студента Хёница точно не ожидал.
        Ещё какое-то время обсуждаем с ними детали наших дальнейших действий и вариантов связи, после чего оба офицера покидают гостиницу. А я, вместе с Кансом и Круациной, шагаю в номер - активно работающий мозг требует порции крепкого сорка для подпитки. Сейчас надо определиться с планом действий и решить, когда начинать - этим вечером или следующим утром.
        Интерлюдия 2
        - Что станем делать с этим Вайрьо?
        Невысокий мужчина, заросший чёрной щетиной, раскачиваясь на стуле, смотрит на старичка с окладистой седой бородой, что задумчиво перебирает в руках серебряную цепочку, сидя напротив него за столом, вытесанным из цельного камня.
        - Странный он. И спутники у него...неправильные. Веет чем-то непонятным.
        Прекратив качаться на стуле, мужчина вздыхает.
        - Ты старейшина, Кольд и все мы следуем твоим приказам, но порой мне кажется, что ты смотришь совсем не туда, куда надо.
        Немного помолчав, добавляет.
        - Они сорвали наш план - а ведь успех был, считай обеспечен. И продолжают мутить воду - наверняка попробуют ударить по Марэто, смешав нам все карты.
        Старик, которого он назвал Кольдом, поднимает левую руку, оглаживая свою длинную бороду.
        - Ты хочешь убить его, Ронас? Вместе с теми, кто собрался за твоей спиной и шепчут, что старейшина одряхлел, а нам давно пора заявить о себе?
        Со стороны его собеседника слышится ещё один тяжёлый вздох.
        - Никто не желает твоего смещения или смерти - нас осталось слишком мало, чтобы затевать внутренние дрязги. А ты - один из последних с чистой кровью. Но надо понять и остальных - сколько мы уже ждём? Плетём сети, налаживаем связи, вербуем людей, собираем информацию, проделывая всё это в тени. А сейчас, когда успех был настолько близко - всё пошло прахом из-за нескольких грязнокаменных выродков! Их надо убить, хотя бы из-за мести!
        - И как ты хочешь их прикончить?
        Кольд, продолжая перебирать в руках цепочку, с интересом взирает на мужчину, ожидая ответа. Тот, на момент смешавшись, озвучивает вариант.
        - Ударим гайренгой. Пригласим их в дом, из которого они уже не выберутся.
        - У тебя есть кто-то согласный рискнуть своей жизнью? Выступить проводником?
        Ронас, стиснув зубы, цедит слова.
        - Я пойду сам. Они всё равно не смогут выбраться - риска тут нет.
        - Не будь так уверен, мой юный друг. От этой компании несёт чем угодно, но только не обычными людьми.
        Скривившийся собеседник, уточняет.
        - А чем же тогда?
        Несколько секунд старейшина молчит, раздумывая.
        - Иномирьем. И тем, к которому мы привыкли, и совсем другим - неизвестным. Призрачной тканью, что срослась с живой плотью. А ещё веет непонятной мне силой - совсем чуть, но она прослеживается. Гайренга убийственно эффективна, но не думай, что эти люди будут обречены.
        К концу короткого монолога, мужчина снова принимается раскачиваться на стуле.
        - Ты говоришь загадками, Кольд. Вспомни, к чему это привело старейшин, когда мы сражались в Древней войне - тогда ничем хорошим это не кончилось. Пришло время измениться и стать похожими на этот мир.
        - Те, кто желал этого - уже подстроились и их кровь растворилась среди миллионов людей. Мы - одни из последних сохранивших чистоту и какие-то знания. Ты прав - меняться надо. Только совсем не в ту сторону.
        Качнувший головой Ронас поднимается со своего места.
        - И снова загадки. Я разберусь с этим заезжим бастардом, а потом мы столкнём лбами Марэто и Довано. Убрав в этом хаосе, их обоих. У тебя ведь нет возражений, Кольд?
        Седой старик слегка улыбается, с оттенком печали смотря на собеседника.
        - Никаких. Хочу только напомнить тебе, что Древняя война была проиграна не из-за старейшин, а по вине тех, кто хотел быстрой победы любой ценой. Именно они обрекли всех нас на забвение.
        Его более юный соплеменник, пару мгновений стоит на ногах, покачиваясь и смотря на старика, но в конце концов выходит из небольшой каменной кельи, оставив его в одиночестве. Тот, печально улыбнувшись, продолжает перебирать в одной руке звенья серебряной цепочки, скользя пальцами второй по столешнице, испещрённой рунами.
        Глава VI
        Добравшись до номера, застаю там, выжатого как лимон, Эйкара, устало показывающего рукой в сторону стола.
        - Артефакт готов - номер полностью защищён. Пробиться, конечно, можно. Но если кто-то это сделает, мы однозначно будем в курсе. Вот защиту от магических атак выставить не получилось - струны и так на пределе.
        Бросаю взгляд на изделие его рук - небольшой камень, позаимствованный из декоративного фонтана и сейчас покрытый со всех своих граней рунами. А Сонэра, усевшаяся на диване, рядом с Джойлом, интересуется.
        - Договорились о чём-то? Как будем действовать?
        Обведя взглядом остальных, вижу явный интерес на их лицах и приглашаю всю компанию за стол, что находится в соседней комнате. Там пересказываю содержимое всех переговоров сегодняшнего дня Эйкару, Джойлу и Сонэре. А следом излагаю и свой план действий, который остальные встречают достаточно настороженно. Приходится объяснять, что помимо смены власти в городе, нам нужно выяснить, чем именно отравили Айрин, чтобы спасти её. Судя по отсутствию посланников от Тескона, ректора всё-таки не согласился сделать исключение для покупки кристалла разума. Значит остался только один вариант - определить состав, попавший в организм девушки, положившись затем на магов Хёница.
        После этого, все имеющиеся возражения отпадают. Около часа проводим отдыхая и прорабатывая детали плана. А потом в дверь стучится Скон Нертон, оказавшийся офицером в чине капитана. Торк прислал его со списком гостей бала, чем относительно молодой парень сильно недоволен. Несколько минут уходит на то, чтобы объяснить ему настоящую причину прибытия и ещё двадцать требуются для убеждения в том, что истоки республиканского подполья кроются среди высшего истеблишмента города. Имперский инспектор был прав - Нертон озабочен исключительно охотой на сторонников республики, считая их основной угрозой империи. Заодно проясняется и судьба самого барона - он получил тяжелое ранение и сейчас находится у себя дома, на лечении. Схватил сразу три пули во время перестрелки и чудом уцелел.
        Заканчиваем беседу на том, что Скон прибудет в гостиницу утром, взяв с собой ещё троих офицеров канцелярии, которым всецело доверяет. Оповещать о планируемой операции кого-то ещё, я строго запрещаю. Только он сам и люди, что пользуются абсолютным доверием с его стороны. Правда, среди троицы названной им, нет ни одного мага, но поддержку с этой стороны нам компенсирует Тескон. Послание с просьбой явиться к нам следующим утром, я отправляю ему, как только канцелярист покидает номер. В роли посыльного выступает Канс, вместе с Круациной отправившийся в представительство Хёница. А сам я, пытаюсь отыскать вариант для размещения роты Рифнера - в самом отеле сделать это невозможно, ввиду отсутствия достаточного числа номеров. Да и руководство гостиницы, в данном вопросе занимает весьма жёсткую позицию - они вполне справедливо считают, что жильцам не понравятся солдаты, заполонившие коридоры. А если сюда прибудет ещё сотня бойцов, то результат будет именно таким.
        В результате, получается заключить соглашения об аренде двух пустующих особняков, находящихся по соседству. Оба принадлежат имперской аристократии и сейчас там только управляющие, которых выходит убедить при помощи кольца "Защитника империи" и небольшой суммы денег, что перекочёвывает в карманы каждого из них. Подписываем договора, по которым полная оплата будет произведена в течении пары суток и спустя полтора часа, неподалёку от здания гостиницы, размещается вся рота обер-лейтенанта. К этому моменту возвращаются и Канс с Круациной, которым пришлось дожидаться, пока Тескон освободится. Преподаватель не сильно доволен бесцеремонностью моего приглашения, но обещает прибыть к утру.
        Закончив со всеми делами, вливаю в себя ещё одну чашку сорка и принимаюсь изучать списки гостей приёма. Уже пробежавшаяся по ним Сонэра, озвучивает найденный ею вариант - начальник штаба охранных батальонов. Трижды прошерстив всех приглашённых, соглашаюсь с девушкой. Полковник Кернэй, являющийся вторым лицом в местной армии, действительно идеально подходит на роль "спасителя города". Вот его мы и навестим завтра утром, прихватив с собой группу офицеров канцелярии, Тескона и взвод солдат. А после этого, станем разбираться с Марэто и его оппозицией - несмотря на очевидный соблазн помочь Довано и Лоннейсам, я пока не определился , стоит ли это делать. Многое будет зависеть от того, что завтра выложит начштаба. Конечно, если он действительно тот, кто нам нужен.
        Вечером, когда мы окончательно вымотавшись располагаемся в номере, на пороге внезапно появляется солдат, сообщивший, что нам передано письмо от Марэто. Сам посыльный, оставив его на посту, уже покинул гостиницу, видимо решив, что его задача выполнена.
        Осмотрев конверт, действительно вижу там сургучную печать казначея и хмыкнув, вскрываю его. Внутри короткий текст - приглашение для приватной беседы, с указанным адресом. Зачитываю письмо вслух и остальные озадаченно переглядываются. Первым своё мнение озвучивает Канс.
        - Может уже принял решение и хочет предложить присоединиться к "Пакту" в обмен на экономические уступки?
        Эйкар задумчиво вздохнув, цокает языком.
        - Или узнал о визите Довано с Лоннейсами и теперь хочет объяснить, что нам лучше не соваться во внутригородские разборки.
        Джойл, перед этим увлечённо беседовавший с Сонэрой, тоже присоединяется к обсуждению.
        - Матушка говорила - никогда не ходи на гхарга, коли не уверен, что вернёшься живым.
        Когда на нём скрещивается несколько вопросительных взглядов, добавляет.
        - Вдруг, казначей этот местный, разделаться с нами задумал. Или ещё чего - ночь на дворе вот-вот наступит, кто в такое время на встречи зовёт?
        Тонфой ухмыляется.
        - Вся аристократия Норкрума плетёт заговоры под покровом ночи. А безродные рицеры вроде Марэто, копируют благородную кровь во всём.
        Здоровяк хмурится, а сын хёрдиса, сообразив, что именно он сейчас выдал, спешит исправить ситуацию.
        - Не обижайся только - это так, шутка. Да и ты сам точно не так прост, как кажешься - со всеми этими рассказами о Хельгинских болотах и мёртвом графе, что по ним бродит. Могу поспорить, среди твоих предков могут встретиться весьма занятные личности.
        Пока Джойл переваривает услышанное, решая оскорбление это было или наоборот, похвала, принимаю решение.
        - На этот раз отправимся все вместе. Не думаю, что он действительно задумал нас прикончить, но если вдруг так - будет надёжнее быть в одном месте.
        Резон очень прост - сейчас, наш единственный серьёзный боец, это Круацина. И её точно придётся взять с собой, как и Тонфоя. Оставить всех остальных в гостинице - значит, поставить их под возможный удар. В случае нападения магов, солдаты могут не справиться - какие-то защитные артефакты есть только у обер-лейтенанта, все остальные от магии никак не прикрыты. Конечно, есть ещё Эйкар, но в его текущем положении, старый маг может не так много, как хотелось бы. Сейчас он скорее играет роль живого банка данных, с громадным массивом информации.
        Когда все расходятся по комнатам, приступая к сборам, Эйкар, оглянувшись по сторонам, подходит ко мне.
        - Мы же будем немало убивать в ближайшее время, правильно?
        Пожимаю плечами.
        - Всё зависит от ситуации. Возможно да, но может выйти и так, что крови почти не будет. Ты к чему интересуешься?
        - Струна. Мне надоело чувствовать себя беспомощным ребёнком. А сейчас она достигла уровня, когда можно попробовать добиться проявления второй или сразу двух. Они все будут ослаблены, но это позволит мне действовать, как магу с полноценной одиночной струной - сам понимаешь, насколько тогда расширятся мои возможности.
        Задумчиво смотрю на него, складывая два плюс два.
        - И для этого, конечно, нужен ритуал жертвоприношения?
        Маг с лёгкой усмешкой кивает.
        - Ты прав. Чем больше людей будет задействовано, тем лучше. В конце концов, если у нас будут враги, то какая разница, что именно их прикончит - пуля или сталь хьярка? Зато мои возможности многократно возрастут.
        Пару секунд колеблюсь, прежде чем задать следующий вопрос и всё-таки озвучиваю его.
        - Вернув себе силу, ты покинешь нас?
        По-моему, сейчас на лице Эйкара появляется выражение явственной обиды.
        - Понимаю, что могу производить двоякое впечатление, но ты вытащил меня из призрачного состояния, хотя мог этого не делать. Дал мне тело, поверив в мои слова. Старого Эйкара можно назвать разными словами, но ещё никто не именовал меня лжецом. А я обещал помочь тебе в борьбе за выживание.
        Мгновение помолчав, продолжает.
        - Или за престол, если решишь сбросить оттуда эту красотку Морну и занять место императора.
        Покосившись на выходящего из своей комнаты Канса, переругивающегося с Круациной, озвучиваю свой вердикт.
        - Если нам представится возможность взять в плен часть противников - будет тебе жертва и новая струна. Вот только один момент - если всё так просто, почему маги не создают себе новые струны, одну за другой?
        - Это не так легко - много подводных камней, на которые можно напороться. А после трёх струн и вовсе теряется всякий смысл - при попытке создать четвёртую, гибнет семь человек из десяти. Но в моём случае, должно сработать.
        Было бы неплохо узнать сейчас, как обращаться со своей собственной второй струной, но нам уже пора выдвигаться - все собраны и готовы. Поговорю с Эйкаром, когда вернёмся в отель. Если я правильно помню, то новые струны появляются во время критических ситуаций, требующих максимальной отдачи от мага. Судя по всему, схватка на приёме казначея оказалась именно такой и потребовали полной отдачи.
        Когда отъезжаем от здания гостиницы, переключаюсь на встречу с Марэто. Для чего он позвал нас на встречу? Что хочет обсудить? Если действительно согласен примкнуть к "Пакту порядка", в обмен на изменение экономических договорённостей, то мой выбор усложнится ещё больше - с одной стороны казначей, готовый поддержать Морну, а с другой - пара местных семей, желающих его свергнуть и предлагающих полную поддержку регента, наряду с личными бонусами для меня.
        Через двадцать минут подъезжаем к, относительно небольшому, двухэтажному особняку, расположенному в удалённом от центра квартале и выгружаемся на улицу, окидывая здание взглядами.
        - Он что, действительно здесь живёт?
        Судя по лицу Сонэры, девушка изрядно удивлена тем фактом, что указанный нам адрес, оказался настолько далеко от центра города. А вот Канс только ухмыляется.
        - Нет, конечно. Видимо не хотел афишировать встречу.
        Скольжу взглядом по окнам, в которых горит свет и замечаю фигуру на втором этаже, сразу же отпрянувшую вглубь дома. Круацина, тоже увидевшая движение за стеклом второго этажа, тихо шипит, а Канс выдаёт короткий смешок.
        - Похоже он нас уже ждёт.
        Распоряжаюсь водителю ждать за углом в течение часа - если не появимся за это время, пусть сразу едет в представительство Хёница, где поставит в известность Тескона и запросит помощи от нашего лица. После этого - в гостиницу, чтобы поставить в известность Рифнера. Тот кивнув мне, отъезжает на перекрёсток, скрывшись за стеной углового дома, а мы шагаем ко входу.
        Внутри нас встречает пожилой дворецкий, приглашающий внутрь дома. Оглядывая уютную прихожую. с горящими газовыми лампами, двигаюсь за ним и успеваю пройти пару метров, прежде чем сзади хлопает входная дверь - последний из компании оказался в доме. В следующую секунду фигура мужчины передом мной, растворяется в воздухе, осыпаясь серой пылью, а на стенах дома высвечиваются цепочки рун, поблёскивающих жёлтым. Машинально делаю шаг назад, сталкиваясь с Джойлом, а из гостиной раздаётся чей-то яростный крик.
        Доставая из кобуры "Эрстон", оборачиваюсь и вижу призванную, ожесточённо молотящую в стену. Как раз в том месте, где только что была дверь. Каменная крошка фонтанами летит в разные стороны, но стена прямо на моих глазах восстанавливается, не давая Круацине продвинуться в своих стараниях. Повернувшись назад, ещё раз оглядываю пустой коридор и рявкаю.
        - Успокоиться! Эйкар - что это может быть?
        Канс успокаивает девушку, оттаскивая её от стены, а вот старый маг, подошедший сейчас ко мне, оглядывается вокруг с явными непониманием. Через несколько секунд, в течение которых он внимательно изучает мерцающие на стенах руны, отвечает.
        - Ты удивишься, но я не знаю. Почти все руны незнакомы, не могу понять, какой смысл в них заложен.
        Мгновение пытаюсь осознать его слова, а потом чувствую, как становится слегка не по себе. Если Эйкар, изучавший магию до того, как Палач наложил запрет на солидную часть знаний, не в курсе, что происходит, то...значит на этот раз мы действительно вляпались. Пока это единственный вывод, который можно сделать.
        Отступаем в прихожую, где я поворачиваюсь к призванной.
        - Ты можешь действовать только на физическом уровне? Какая-то магия есть?
        Красноволосая девушка отворачивается от стены, злобно рыча.
        - Это и есть моя магия! Рвать всё на своём пути и чувствовать суть людей! Но эта стена, как будто вынырнула из самой бездны - её не пробить!
        Продолжая держать в поле зрения коридор, уточняю.
        - И всё? Только грубая сила?
        Лицо Круацины искажается яростью.
        - Да! У вас всех и этого нет!
        Успокаивающе киваю ей, думая, что делать дальше. Пока нас не пробовали прикончить, но никто не будет устраивать нечто подобное с благими намерениями. И ещё один вопрос, который крутится в моей голове - откуда у Марэто настолько искусные маги? Кто ему помогает?
        Недолгую тишину нарушает голос Сонэры.
        - Может быть пройдём дальше? Посмотри, что там? Нас же пока не атакуют, возможно всё не так плохо.
        После короткого раздумья, соглашаюсь с баронессой и мы шагаем вперёд по коридору, выйдя в небольшой холл. Оттуда попадаем в большую библиотеку с высокими стенами, заполненными книжными полками. Оглядываюсь вокруг, изучая комнату освещаемую приглушёнными газовыми лампами и замечаю движение в одном из трёх коридоров, что ведут отсюда. Спустя секунду оттуда появляется фигура дворецкого, который встречал нас на входе.
        - Скажите мне - откуда вы взяли призванную? Человеческим магам запрещено использовать подобную магию.
        Интересная формулировка. Кем он тогда считает себя? Внешне выглядит, как обычный горожанин, без намёка на другую расу.
        - Смотря каким магам. Кто ты такой и что происходит?
        Отвечая, держу его в поле зрения и активирую струны. Они отзываются, но ощущения от вибрации странные - она чувствуется намного более слабо, чем обычно.
        - При других обстоятельствах, мы могли бы побеседовать. Но вы сами встали на нашем пути. А значит, должны умереть. Прощайте.
        Вскидываю револьвер, но дворецкий снова исчезает в воздухе, оставив после себя только облачко серой пыли. А в полумраке коридора появляется пара блестящих глаз, следом за которыми становится виден и их обладатель - громадный пёс, несущийся на нас с оскаленной пастью. Машинально жму на спусковой крючок револьвера, вгоняя пулю ему в череп и тот тоже превращается в небольшое облачко пыли. В правом проходе показываются новые атакующие собаки и пытаюсь сформировать ледяные сферы, чтобы прикончить всех разом, но нотная связка почему-то не срабатывает. Если быть точным до конца, то в воздухе не появляется даже самих нот.
        Что-то кричит Сонэра, а в воздухе грохочут новые выстрелы - я выпускаю три пули из "Эрстона", а Джойл укладывает одного пса из "Лоуна". Что примечательно - трупов после них не остаётся, только серая пыль, тонким слоем оседающая на пол.
        - Какого гхарга не действует магия?!
        Канс, тоже достающий револьвер, судя по крику, изрядно удивлён раскладом. Как и все остальные. За следующую пару минут мы отстреливаем ещё десятка два псов, врывающихся в помещение и на какое-то время наступает затишье. Перезаряжая "Эрстон", бросаю взгляд на Эйкара.
        - Всё ещё никаких идей?
        Тот раздражённо кривится.
        - Пока нет. Слишком много непонятного.
        Через мгновение в коридорах снова мелькают фигуры псов и нам становится не до разговоров - библиотека заполняется звуками стрельбы. За последующие пятнадцать минут выясняется, что противник, кем бы он ни был, не в состоянии создавать больше десятка конструктов одновременно. Но вполне может разнообразить их варианты - нас атакуют громадные летучие мыши, какие-то пятнистые большие кошки, похожие на леопардов, а в последней волне вперёд бросается группа обнажённых девушек, что на момент вводит всех в ступор.
        Пока мы держимся за счёт огневой мощи револьверов, но патроны имеют свойство заканчиваться, в отличии от идущей в атаку "пехоты" врага. Я уже израсходовал практически весь запас к "Эрстону" и оставив в барабане последние пять, переключился на "Веннингтон". У остальных с боеприпасами дело тоже обстоит не самым лучшим образом - за четверть часа мы перебили не меньше полутора сотен разнообразных существ, израсходовав значительную часть боекомплекта. Никто не готовился к ожесточённой перестрелке, отправляясь на встречу с Марэто. Хотя, сейчас я сильно сомневаюсь, что всё это действительно организовал казначей.
        Следующим видом противника оказываются громадные совы, появившиеся прямо под потолком. Вскинув револьвер, сбиваю одну из них, а вторая вцепляется когтями в плечо, разрывая одежду и пропахивая кровавые борозды. С трудом уворачиваюсь от массивного клюва, которым птица пытается пробить мой череп и вцепившуюся в меня сову сносит пуля Джойла, выстрелившего в упор. Левое ухо глохнет от грохота, а мне приходится пригнуться к полу, уклоняясь от атаки ещё одного крылатого противника, которого ловит Круацина, разрывая птицу пополам.
        Из-за нападения с воздуха, рассыпаемся по комнате, пытаясь сбить птиц. Как раз поражаю одну из последних целей, когда краем глаза вижу движение и ухожу в сторону, пытаясь развернуться. Не успеваю - мощный удар сбивает с ног, валя на пол. Откатываюсь в сторону, уходя дальше от нового противника и остановившись, вижу надвигающуюся на меня фигуру весьма странного вида - серая кожа, большие глаза и оскаленная пасть, усеянная длинными зубами. Всаживаю ему пулю в корпус, но тварь падает только после третьего выстрела.
        - Господин!
        Приподнявшись на локте, выбрасываю из барабана пустые гильзы и вижу, как Круацина сворачивает шею такому же монстру, успевшему ранить Канса. Сам аристократ, перекосив лицо, откидывает в сторону барабан револьвера. Последняя сова рассыпается пылью в воздухе, сбитая Сонэрой, а из проходов показываются новые серокожие ублюдки. Вернув на место барабан, вгоняю две пули в голову первого из них и поднимаюсь с пола. Левая рука, повреждённая птицей ноет от боли - одежда медленно пропитывается кровью из раны, а правый бок ломит после удара неизвестного существа. Что это за дрянь вообще такая?
        Вижу, как Джойл тоже переходит на холодное оружие, взявшись за Добряка и понимаю, что долго мы в таком темпе не выдержим. Кто бы не управлял атакующими нас существами - сейчас он понял, что новый вариант максимально эффективен и из коридоров, один за другим, появляются скалящие зубы уроды, пытающиеся до нас добраться. Отстреляв оставшиеся патроны "Веннингтона", меняю его на "Эрстон" - перезаряжаться сейчас некогда.
        - Не-е-ет!
        Вопль Джойла заставляет обернуться и я вижу рухнувшую на пол Сонэру, одежда которой залита кровью. Парень всаживает топор в атаковавшего её существо и то распадается в пыль, а я простреливаю череп ещё одного. Сколько мы здесь? Час уже прошёл? Если водитель жив, он должен добраться до Тескона и привести его на помощь.
        Эйкар методично вгоняет пули в головы двум серокожим существам, показавшимся из коридора и поворачивается ко мне.
        - Мой подарок?! Он с тобой?
        Секунду пытаюсь понять о чём он, а потом тянусь рукой к неприметным ножнам на поясе.
        - Здесь!
        Ко мне снова поворачивается лицо Эйкара, похожее на маску с горящими безумными глазами.
        - Используй его! Всади в кого-то!
        На момент в голове мелькает мысль, что это вряд-ли поможет делу - эти создания всё равно рассыпаются в пыль, когда умирают. Но старому магу должно быть виднее. Вытащив артефактный нож, сжимаю его в левой руке, ожидая, пока показавшийся из коридора, очередной противник подберётся ближе.
        - Умрите, гхагховы выкормыши!
        Поднявшийся с пола Канса, выпускает пулю за пулей в коридор, исступлённо крича.
        - Я Тонфой и обещаю, что найду вас всех, рицерово дерьмо! И убью ваших выродков у вас на глазах! А потом заставлю вас жрать свои же кишки, керасовы твари!
        Залитый кровью сын хёрдиса настолько вошёл в раж, что сейчас щёлкает пустым барабаном, раз за разом нажимая на спусковой крючок. А Круацина, рванувшая вперёд, принимает удар на себя, ломая кости и сворачивая шеи нападающим.
        Сам я выпускаю пулю в колено очередной наступающей на меня твари и сделав два шага, оказываюсь рядом с противником. Поднырнув под длинную руку, что проносится над моей головой, всаживаю нож ему в бок и рывком отступаю назад, покачиваясь от боли в рёбрах
        Момент существо стоит на месте, потом снова шагает вперёд и я разочарованно вздыхаю, нацеливая ствол "Эрстона" ему в морду. Но уже через доли секунды, верхний слой плоти пробует превратиться в пыль - правда на этот раз быстро возвращается на место, снова став частью тела. Серокожий монстр крутится волчком на месте, издавая оглушающий вопль, а рукоять ножа, торчащая из его тела начинает светиться. До меня не сразу доходит, что кричит не только этот монстр - одинаково громкие звуки издают все создания, находящиеся в комнате.
        Несколько книжных полок, буквально разносит в клочья - за ними проглядывают руны, сейчас налившиеся алым. Судя по грохоту, что прокатывается по всему дому, что-то похожее происходит во всех остальных комнатах. Вижу, как со стен коридоров осыпаются куски камня и высвечиваются цепочки, горящих красным рун. А потом, совсем рядом с монстром, в которого я вогнал лезвие ножа, появляется небольшое туманное облако, из которого показывается небольшое, почти круглое лицо.
        - Да неужели! Я успел!
        Следом появляется и вся фигура целиком - какое-то подобие крылатого карлика с лысым черепом и узкими глазами. Оглядываюсь вокруг, глубокомысленно замечает.
        - Ла-а-адно, вижу тут веселье уже почти закончено. Да и красивых дам нет. Потому - счастливо оставаться.
        Взмахнув крыльями, поднимается в воздух и внезапно на громадной скорости несётся вверх, превратившись в подобие огненного ядра. Ожидаю, что он отлетит от потолка, но вместо этого призванный пробивает его, а шагнув вперёд, понимаю, что он проделал сквозную дыру во всём доме, вплоть до крыши.
        В комнате появляется ещё несколько туманных облаков и слышится крик Эйкара.
        - Теперь мы сможем пробиться! К двери!
        Джойл подхватывает на руки Сонэру, а мы с Эйкаром мчимся вперёд, выбираясь в прихожую. С удивлением обнаруживаю дверь на тот самом месте, где она должна быть. А потом, понимаю, что струны работают как надо - хватка неизвестного заклинания ослабла. Практически на автомате, бью воздушным потоком, полностью сносящим препятствие - кусок дерева со стеклом вылетает на середину полутёмной улицы.
        Спустя несколько секунд всей гурьбой вываливаемся на улицу, где застаём удивлённого шофёра с винтовкой в руках. Скользит по нам шокированным взглядом, после чего переводит его на дом, в крыше которого, сейчас проделывают ещё одну дыру. Тоже оборачиваюсь на шум, а солдат озадаченным тоном интересуется.
        - Это демоны?
        Глава VII
        Проломив стену второго этажа, на улицу выскакивает ещё один призванный - рослый мужчина с четырьмя руками и змеиной чешуёй на теле. Окинув нашу компанию взглядом, сразу срывается с места, исчезая в проулке. Я же хватаю ошарашенного водителя за плечо.
        - Уезжаем отсюда! Быстро!
        Тот мгновение неподвижно стоит, смотря на дом, но в конце концов реагирует, забираясь на своё место. Джойл заносит в салон раненую баронессу, а Круацина заталкивает окровавленного Канса. Последними внутри оказываемся мы с Эйкаром. Как только трогаемся, хватаю его за плечо, привлекая внимание старого мага.
        - Сможешь помочь Сонэре?
        Отвлёкшись от окна, он переключает своё внимание на девушку с распоротым животом и молча кивнув, пускает в ход нотную связку. А со стороны водительского места, слышится вопросительный крик.
        - Куда ехать?
        Наблюдая за медленно срастающимися краями раны баронессы, пробую оценить ситуацию. Сколько там призванных должен был вывести в этот мир нож Эйкара? Десять? Пятнадцать? Он называл приблизительное число, но сейчас оно напрочь вылетело из головы. В любом случае, прорвавшиеся в наш мир сущности, быстро организуют в городе хаос. То есть отложить начало операции до утра, точно не получится. Тихо в такой обстановке точно ничего сделать не выйдет, а сталкивать лбами местных бойцов и имперских солдат, я не собираюсь. Тем более, не факт, что при таком раскладе, победа останется за нами.
        - Правь к дому полковника Кэрнэя! Знаешь где это?
        Несколько секунд водитель раздумывает, после чего слышится его отрицательный ответ. Выматерившись про себя, меняю пункт назначения - мы едем в гостиницу.
        Пока добираемся до места, Эйкар успевает залечить рану Сонэры и Канса. Последним добирается до моих, сращивая два повреждённых ребра и залечивая следы от когтей совы, что зацепила меня в библиотеке. Правда с последним у него получается не очень удачно - раны не закрываются полностью. Но требовать чего-то большего от измождённого мага сложно - его струна и так работает на пределе возможностей. Не знаю, как он ухитряется лечить раны - для целительских связок требуется, как минимум, одна серьёзно развитая струна. А лучше две-три. Судя по всему, Эйкар как-то обходит это правило, пользуясь накопленным опытом. Но и при таком раскладе, использование лечебных нотных комбинаций даётся ему совсем непросто.
        Выгрузившись около входа в гостиницу, ловлю на себе изумлённые взгляды часовых, скользящих по нашей одежде, залитой кровью. Вдалеке слышится несколько винтовочных выстрелов и оба солдата тянутся к оружию, переглядываясь между собой. Похоже кто-то из призванных уже столкнулся с местным патрулём и совсем скоро на улицах покажется весь городской гарнизон.
        В отеле задерживаемся ненадолго - отправив всех остальных за боеприпасами, командую Рифнеру найти транспорт для группы солдат и проводника, знающего Скэррс, а сам мчусь к номеру Довано и Лоннейс. После десяти секунд мощных ударов в дверь, она распахивается, открыв вид на блондинку в полупрозрачной ночной рубашке, заканчивающейся на бёдрах. За ней виднеется и Сарт Довано, сидящий на диване в гостиной - похоже девушка оккупировала спальню, выставив парня наружу.
        - Свяжитесь с вашими семьями. Мы согласны помочь с Марэто, если в обмен они примкнут к "Пакту" и допустят магов Хёница до изучения неизвестного минерала в шахте. Дополнительное условие - главы обоих ваших кланов дадут мне присягу верности, равно, как и остальные кровные родственники.
        Девушка секунду хлопает голубыми глазами, растерянно смотря на меня.
        - Мы не сможем так быстро связаться и всё...
        Рычу, перебивая её.
        - Не заговаривай мне зубы. Передай условия и пусть они дадут знать в ближайший час. Если согласны - достаточно письма, заверенного главами семей, которое доставят сюда. В противном случае я договорюсь обо всём с казначеем, предоставив вас самим себе.
        С лица Лоннейс быстро спадает маска растерянной блондинки и она прищуривает глаза.
        - Магам Норкрума запрещено использовать клятвы.
        - Я ещё не присоединился к договору и могу делать всё, что угодно.
        Теперь в её глазах проступает некоторая озадаченность.
        - Но для этого понадобится маг, знающий, как это делается - выпускник Хёница или...
        - С этим я разберусь. Ваше дело - передать послание и получить на него ответ.
        Бросив взгляд назад по коридору, вижу спешащего Джойла, за которым следуют все остальные и прерываю разговор.
        - Всё. Сообщите главам своих семей и передайте им мои условия. Если через час ответа не будет, то дальше я буду действовать на своё усмотрение. В случае согласия - пусть будут готовы выставить всех людей, которые у них есть.
        В соседнем квартале снова слышится частая стрельба и когда я начинаю удаляться от двери, девушка выскакивает за мной в коридор.
        - Что происходит? Кто там стреляет?
        Оборачиваюсь на ходу, невольно скользнув взглядом по фигуре, которая, в свете газовых ламп, кажется практически обнажённой.
        - Кто-то выпустил демонов в город - действовать надо быстро.
        На лестничной площадке сталкиваюсь с Кансом, который ухмыляясь смотрит мне за плечо.
        - Когда Мэно очнётся, она ей ноги прострелит. Или голову откромсает. Жестокий ты человек, Орн.
        Спускаясь вниз по ступенькам, отмахиваюсь от него.
        - Главное - чтобы Айрин поднялась на ноги. Потом пусть отстреливает, кого угодно.
        Спустившись в холл, выслушиваю краткий отчёт Рифнера - обер-лейтенант нашёл паровой дилижанс, который может вместить два с небольшим десятка солдат и готов отправляться с нами. По последнему пункту я его осаживаю - офицер возглавит оборону отеля, заняв вокруг него позиции со своей ротой. Его дополнительная задача - связаться с майором Савальо, передав мой приказ.
        А с нами отправится один из взводных командиров - сержант Харрик, с двадцатью своими бойцами, которые сейчас загружаются в дилижанс. Вспомнив о Тесконе, приказываю Рифнеру отправить ещё одного посыльного в представительство Хёница и передать послание главе кафедры химерологии. Содержание крайне прозаично - просьба немедленно прибыть в отель, дождавшись там меня.
        Спустя десять секунд мы уже трогаемся с места, направляясь к дому начальника штаба городских охранных батальонов. В качестве проводника выступает один из служащих гостиницы, а вокруг периодически слышатся звуки выстрелов. В какой-то момент доносятся испуганные вопли - похоже призванные добрались и до гражданского населения.
        До нужного нам адреса успеваем добраться как раз вовремя - плотный мужчина в сером мундире уже показывается на крыльце, шагая к ждущему его кэбу. Увидев выскакивающих из дилижанса солдат в имперской форме, делает шаг назад, опуская руку на кобуру и я спешно рявкаю.
        - Граф Вайрьо, "Защитник империи". Именем Её Императорского Величества, вы арестованы по подозрению в государственной измене и мятеже! Схватитесь за оружие - убьём всех, кто есть в доме!
        Секунду полковник колеблется и этого оказывается достаточно, чтобы Круациана успешно добралась до него, сбив с ног и прижав к земле. Приказываю задержать кэбмена и выставить посты у чёрного входа, чтобы никто не выбрался из особняка. Плюс поставить солдат ниже и выше по улице, никого не пропуская.
        Мы же, сделом за Круациной и арестованным офицером, вваливаемся в дом. Призванная бросает его на диван в прихожей, предварительно вытащив из кобуры револьвер, а навстречу нам было бросается дворецкий, но увидев зверское лицо Джойла, покрытое брызгами крови, быстро ретируется. Отправляю здоровяка вместе с Сонэрой и Эйкаром, поставив задачу собрать слуг в одном месте. Сам наклоняюсь к Кернэю, срывая с шеи мужчины артефакты, висящие там на цепочках. Их назначение неизвестно, но на всякий случай будет лучше перестраховаться. Когда отхожу в сторону, Круацина, хмыкнув, стаскивает с его пальцев несколько колец, после чего извлекает из внутреннего кармана небольшой кружочек металла, отшвырнув его в сторону.
        - По какой причине вы меня задержали? Что происходит?
        Начальник штаба чуть отошёл от шока и пытается изобразить возмущение. Покосившись в сторону коридора, откуда доносится голос рявкающего Джойла, обрисовываю ему ситуацию.
        - Мы знаем, что ты замешан в попытке убийства гостей на приёме у казначея. Если хочешь, чтобы у семьи остался этот дом - расскажи, чем именно планировалось отравить людей.
        Пару секунд полковник молча смотрит на меня, после чего взрывается потоком слов.
        - Я не понимаю, о чём вы говорите! Какие доказательства? Покажите их мне?
        Придвигаясь ближе, формирую огненную сферу рядом с его головой.
        - Думаю, ты не совсем верно меня понял, полковник. В моей власти полностью уничтожить тебя, вздёрвнув на виселице и отправив всю семью на каторгу. И мне не понадобятся доказательства, потому что суда не будет. Ты совершил имперское преступление, являясь военнослужащим - приговор тебе будет выносить трибунал. Со мной во главе. Сам понимаешь, какое решение будет принято.
        - Но я офицер охранного батальона. Вернее и вовсе доброволец - полное звание звучит, как "гражданский полковник добровольческого батальона". Вы не можете судить меня, как имперского офицера.
        Изображаю на своём лице улыбку.
        - Ну что ты, тебя будут судить, как должностное лицо, являющееся организатором и вдохновителем республиканского мятежа. Сам понимаешь - такие дела никак не может рассматривать суд Скэррса и тут тебе никто не поможет. К тому же, ни один, желающий сохранить своё место человек, не станет защищать главного республиканца города.
        До него, похоже, доходит суть ситуации и он начинает мелко подрагивать, переводя взгляд с меня на Круацину.
        - Но я же... Какой я республиканец?! Да ещё и организатор мятежа! Я же просто...
        Покосившись на Круацину, пожирающую офицера таким взглядом, как будто перед ней лежит сочный стейк, отдаю команду.
        - Если попробует юлить - сломай ему что-нибудь.
        Вернув взгляд на полковника, подгоняю его.
        - Что ты сделал? Должен был сыграть роль опереточного генерала? Взять власть в городе? Для кого?
        Скривив лицо, тот пытается уточнить.
        - Но вы же сказали, что уже всё...
        Фраза прерывается криком боли - Круацина с довольным видом ломает ему указательный палец на правой руке. Вмазываю орущему полковнику пощёчину, чтобы привести в чувство, но сказать ничего не успеваю - проламывая входную дверь, внутрь влетает лысый карлик, зависший в воздухе, посреди гостиной. Крутнувшись на месте, оглядывается вокруг.
        - Снова вы? Может подскажете, где в этом городе бордель? Ну, такое место, где женщины продают себя за деньги?
        Не получив ответа, настороженно добавляет.
        - Они же ещё остались? Или я зря ту лавку грабил?
        Было открываю рот, собираясь ответить и спровадить отсюда призванного, когда его взгляд падает на Круацину.
        - Так ты одна из наших? А почему здесь? Хотя стой - я уже понял. Сразу двое мужчин и ещё пара где-то в доме? Может расскажешь, где можно найти...
        Красноволосая девушка, издав яростный рык, делает шаг в его сторону.
        - Одно ваше слова и я его прикончу, господин!
        Тонфой косится на меня и я отрицательно покачиваю головой. Сбоку хрипит полковник, баюкающий сломанный палец.
        - Демоны? Вы дали им пройти в этот мир?! Взяв одного в слуги?! Как только об этом кто-то узнает - вас самих казнят на главной площади!
        Бросаю на него взгляд, который поневоле получается ироничным и тот быстро затыкается, поняв, какую именно мысль только что сам подал. А вот крылатый карлик упорно не желает успокаиваться.
        - Так нечестно! Тебя призвали сюда и сразу дали место с приличной работой, а нас забросили, как диких зверей - вон на улицах, солдаты стреляют вовсю, а люди только и знают, что орать, как увидят. Где комфорт, почести и рабочие места?
        На мгновение застываю в удивлении, но быстро беру себя в руки.
        - Попробуй поискать бордель на северной окраине города. Спроси там у кого из прохожих - что-то должно найтись.
        Маленький крылан с подозрением присматривается ко мне.
        - Знаешь, я чувствую твою причастность к тому, что появился здесь. Только вот не пойму - какой толк нас призывать, если даже не пытаешься договориться? Зачем мы тут? Предлагаю обсудить контракт прямо сейчас - я не прочь поставить свою подпись.
        Не отрывая взгляда от карлика, прогоняю варианты в своей гудящей от напряжения голове. Можно натравить на него Круацину, но далеко не факт, что она быстро справится с призванным. И получится ли у девушки вообще с ним совладать. Боеприпасы у нас в основном обычные - у Джойла в его "Лоуне" есть рунические патроны, но парень сейчас где-то на втором этаже, если я верно оцениваю доносящийся оттуда шум. А затягивать с допросом я не хочу.
        - Не могу ничего обещать, но предлагаю подождать, пока мы закончим допрос.
        Скорчив разочарованную гримасу, карлик учтиво кивает и остаётся висеть в воздухе, скрестив руки на груди. Я же снова переключаюсь на полковника.
        - Теперь ты понимаешь в какое гхаргово дерьмо влез, Кернэй?! Кто стоял за атакой на приёме? Чьим приказам ты подчинялся?
        Какое-то время он молчит, но как только спутница Канса тянется к его руке, начинает сыпать словами.
        - Шахтёры! Один из них пригласил меня к себе, рассказал, что они владеют древней магией - какие-то старинные алхимические рецепты и руны, что передавались из поколения в поколение. Я не поверил, но он всё наглядно показал! У них действительно есть знания, о которых я никогда ничего не слышал!
        - Как его зовут? Адрес?
        Сначала полковник озвучивает имя говорившего с ним горняка - Ронас, а потом называет и адрес, по которому проходили встречи. Тот самый дом, куда нас якобы позвал Марэто. Переглянувшись с Кансом, вижу появившегося в проёме Эйкара.
        - Слуги собраны в гостиной, пара человек пытались оказать сопротивление, но их быстро успокоили.
        Взглянув на карлика, что тоже рассматривает его, интересуется.
        - А этот тут что делает?
        Тоже покосившись в сторону невозмутимого призванного, буркаю.
        - Ждёт контракта.
        Снова разворачиваюсь к Кэрнэю.
        - Что добавили в еду на приёме? Ты знаешь состав яда?
        Чуть побледневший офицер качает головой.
        - Я оставил себе немного - для личных нужд. Но что именно входит в него, не представляю.
        Подавив вздох облегчения, приказываю ему вести нас и спустя минуту Тонфой уже держит в руках небольшую колбу, наполовину заполненную порошком, переливающимся разными оттенками фиолетового. Трясущийся полковник глядя на меня, принимается объяснять.
        - Его надо просто всыпать в любую готовящуюся еду или напиток - быстро растворяется, не имеет вкуса и запаха, устойчив к термической обработке. А после того, как прикончит цель, обнаружить его в организме практически невозможно.
        Пытается продолжить, но я прерываю его, подняв руку. Пройдясь взглядом по кабинету, в котором мы сейчас находимся, интересуюсь.
        - Больше ты ничего не забыл рассказать? Был кто-то помимо этого Ронаса?
        Отчаянно машет головой.
        - Никого! Но вы ведь можете его допросить - я же назвал вам адрес.
        Эйкар, мрачно усмехнувшись, парирует.
        - Если я правильно оцениваю расклад - этот самый Ронас сейчас мёртв. Сомневаюсь, что мы сможем с ним поговорить.
        На лице офицера отражается глубокое разочарование, а в коридоре слышится топот солдатских сапог. Переведя взгляд на карлика, что так и летает за нами, указываю ему рукой на диван и тот, всё верно поняв, укрывается за его спинкой. Остановившийся в дверях рядовой, шумно выдохнув воздух, сообщает.
        - На улице рота местных и подтягиваются ещё. Требуют пропустить их к дому полковника. По всему городу вспышки стрельбы - говорят про атаку демонов. Мы видели, как один из них влетел сюда, но не рискнули врываться внутрь следом.
        Медленно киваю головой.
        - Он уже убрался их дома. А мы скоро будем и разъясним местным солдатам всё происходящее. Так им и скажи. Если же кто-то из них попробует прорваться силой, я расценю это, как мятеж.
        Когда боец убирается, кошусь на помрачневшего Эйкара, прикидывая варианты наших дальнейших действий. И в голову приходится, как мне кажется, неплохая идея.
        Глава VIII
        Когда из-за дивана показывается лысый череп призванного, быстро обсуждаю с ним условия заключения контракта. Крылатый карлик, которого, как выясняется, зовут Сэйсом, весьма готов на сотрудничество. Насколько я понимаю, он уже дошёл до осознания того, что самостоятельно ему выжить будет сложно - может быть успел допросить кого-то из местных жителей. И теперь этот, странного вида, призванный ищет варианты максимально комфортного выживания.
        Когда при помощи Эйкара заканчиваем с формальностями, озвучиваю детали своего плана остальным. Не сказать, что он всем нравится, но каких-то ещё вариантов у нас нет - придётся разыгрывать те карты, что есть на руках. Предупреждаю полковника, что если он попробует выкинуть любой финт ушами, Круацина моментально свернёт ему шею. Судя по испуганному лицу офицера, он полностью усваивает посыл.
        В итоге, спустя десять секунд после завершения разговора, мы выдвигаемся на улицу. С обеих её сторон обнаруживаются солдаты в серых мундирах - мы надёжно блокированы. Слева и вовсе виднеется массивный паромобиль с установленным на нём пулемётом. Переглядываюсь с Круациной и та делает отрицательный жест головой - маги поблизости отсутствуют. Выдвинувшись направо, приближаемся к настороженно наблюдающим за нами местным солдатам. Остановившись, окидываю взглядом напряжённых бойцов и начинаю говорить.
        - Полковник Кэрнэй признался в заговоре с целью захвата власти! Он и его подельники планировали отколоться от империи, основав в Скэррсе республику! Более того - ради своих целей они использовали древнюю магию, призвав демонов на улицы вашего города!
        Со стороны серомундирников слышится нарастающий гомон, на фоне которого отчётливо слышны выкрики недоверия. Но я и не рассчитывал убедить их сходу. В воздухе мелькает небольшая крылатая фигура, а стоящий рядом Эйкар пускает в ход нотную комбинацию. Солдаты не успеваю опомниться, как призванный уже бессильно бьётся, спутанный массой тонких светящихся нитей. На самом деле это искусная иллюзия, что с лёгкостью распознает любой маг. Но визуально, действительно походит на одну из комбинаций, применяемых для пленения призванных. Когда описание событий этого вечера разлетится по городу, у магов будут основания считать, что мы на самом деле пустили в ход боевую магию из арсенала демонологов. Само собой, появятся вопросы, откуда мы её знаем, но к счастью мы не обязаны давать ответы всем желающим. Единственный с кем надо будет разобраться до возвращения в университет, это Тескон. Но ему в любом случае, придётся раскрыть часть информации, чтобы объяснить происходящее.
        Солдаты в серых мундирах вскидывают винтовки, беря Сэйса на прицел и я поднимаю руку в предупреждающем жесте.
        - Отставить! Это пленный!
        Судя по перекошенным от страха лицам, они с большим трудом сдерживаются от того, чтобы не изрешетить бедолагу пулями. Сделав шаг вперёд, перевожу взгляд на призванного и озвучиваю вопрос.
        - Кто привёл тебя в этот мир и с какой целью?
        Карлик, распластавшись на асфальте, поворачивает голову в мою сторону, старательно изображая страдания.
        - Тот человек в мундире, что стоит рядом с тобой. Он приказал мне грабить, убивать и насиловать.
        Краем глаза оцениваю эффект и остаюсь им вполне доволен - на лицах местных солдат проступает изумление а половина взглядов устремляется на Кэрнэя.
        - Зачем он это сделал?
        - Кто же станет всё рассказывать бедному маленькому демону. Но он обещал мне свободу, если я принесу ему головы полусотни имперских солдат или череп кого-то из членов семьи Довано. Ради чего это ему - не говорил.
        Покосившись на полковника, за чьей спиной застыла Круацина, снова обращаюсь к его бойцам.
        - Один из ваших командиров оказался предателем и я должен разобраться в происходящем! Передайте мой приказ командующему гарнизоном - поддерживать на улицах города порядок и охотиться за демонами, которых сюда привёл Кэрнэй. Я официально запрощу помощь у Хёница и вместе мы раздавим заговорщиков. А сейчас - освободите дорогу.
        Несколько секунд они остаются на месте, переглядываясь между собой. Их офицер, с погонами лейтенанта явно не уверен, как ему следует поступить и колеблется, смотря то на полковника, то на меня. Ситуация изменяется, когда в первый ряд проталкивается седой сержант, немедленно принявшийся орать.
        - Слышали, что вам было приказано?! Разойтись!
        Кто-то из сгрудившихся солдат ему возражает и старик немедленно реагирует.
        - Ты что, демона перед собой не видишь? И не слышал, что он говорил? Или думаешь, он это всё выдумал?
        В конце концов его слова срабатывают и солдаты начинают расступаться в стороны. А спустя несколько минут мы проезжаем мимо них на паромобиле, прихватив с собой Кэрнэя. Сэйса укладываем на пол, поддерживая видимость его пленения. За нами следует паровой дилижанс со взводом имперских солдат. По дороге до гостиницы, ещё несколько раз встречаем отряды местного гарнизона, но остановить нас никто не пытается. Один раз наблюдаем в стороне схватку с применением магии - воздух сверкает от применяемых заклинаний. Оттуда же доносятся и винтовочные выстрелы - вместе с магом сражаются и солдаты.
        Перед гостиницей минуем позиции роты Рифнера, занявшей оборону вокруг здания отеля. Сам обер-лейтенант встречает нас около входа с коротким докладом.
        - Ситуация спокойная - пару раз демоны появлялись в зоне видимости, но отступали, подвергнувшись обстрелу. Наверху вас ожидает прибывший маг из представительства Хёница - в весьма скверном расположении духа.
        Кивнув ему, шагаю дальше и взгляд офицера падает на Сэйса, которого тащит на руках Джойл. Отшатнувшись, мужчина с ужасом смотрит на призванного.
        - Демон?!
        На его голос поворачиваются солдаты и я спешу их успокоить.
        - Он пленён и не опасен - ситуация полностью под контролем.
        Замечаю, как меняется выражение лица лейтенанта - он явно прикидывает в голове, как группа первокурсников смогла взять в плен одного из демонов. И могу поспорить, картинка у него не совсем складывается. Ставлю в голове зарубку, что надо придумать какое-то вменяемое объяснение. Пока же поднимаемся по лестнице и на нашем этаже сталкиваемся с Тесконом, беседующего с Корной Лоннейс. Блондинка уже одета и что-то увлечённо рассказывает магу, который нахмурившись, слушает девушку. Услышав топот наших ног, профессор поворачивается, открывая рот и застывает в таком положении, увидев карлика на руках Джойла. Пока он не разразился вопросами прямо здесь, срабатываю на упреждение.
        - Нужно всё обсудить. Но лучше это сделать в нашем номере - так будет надёжнее.
        Мгновение он колеблется, но потом всё же кивает мне и разворачивается, направляясь к нужной двери - видимо постовые, находящиеся на этаже уже показали, где мы разместились. Отправляю всех остальных за ним, а сам притормаживаю около Лоннейс.
        - Вы связались со своими семьями? Готовы действовать?
        Та, провожая взглядом удаляющегося Джойла, что несёт на руках крылатого демона, с заинтересованным видом поворачивается ко мне.
        - Мы выставим всех людей, которые у нас есть. Около двух тысяч бойцов Довано и четыреста человек от моей семьи. Скажи мне граф - как у вас вышло взять в плен демона? Вы же на первом курсе университета, если я ничего не путаю.
        Пожав плечами, пытаюсь сформулировать внятный ответ.
        - Всё зависит от личных способностей каждого студента - большего сказать не могу.
        Шагаю дальше по коридору, но Корна придерживает меня за руку.
        - Какой план действий? Мне нужно сообщить нашим, чтобы они были готовы.
        - А что с письмами? Мне нужно подтверждение их намерений.
        Девушка усмехается.
        - На слово, то есть ты не поверишь? Что тебе дадут эти письма, если мы вдруг передумаем?
        - Даст законный повод утопить ваши кланы в крови. Надеюсь вы не собираетесь предать меня, после того, как всё закончится и вопрос был исключительно риторическим?
        На лице собеседницы появляется обворожительная улыбка.
        - Отнюдь. Мы намерены наладить с новым графом Вайрьо самые тесные отношения.
        Произнося последнюю фразу, придвигается чуть ближе и я делаю шаг назад.
        - Надеюсь так оно и будет. И мы сможем рассчитывать на помощь друг друга в будущем.
        Девушка хочет сказать что-то ещё, но я быстро разворачиваюсь, направляясь к нашему номеру и она замолкает у меня за спиной. Зато в коридоре появляется Довано, с которым мы встречаемся перед входом в наши апартаменты. Парень молча протягивает два запечатанных письма. Забрав их, излагаю план действий.
        - Мы возьмём на себя казначея и его заместителя. Ваша задача - убрать всех остальных. Можете упоминать, что действуете по моему приказу, от имени регента.
        Выражение лица Сарта меняется на вопросительное.
        - А основание?
        - Попытка установления в Скэррсе республики и прорыв демонов, спровоцированный Марэто.
        Довано удивлённо уточняет.
        - Он действительно призвал сюда демонов?
        - А это имеет значение? Они в городе и у нас есть полковник Кэрнэй, который с радостью подтвердит версию с участием казначея.
        Парень кивнув, подтверждает, что передаст данные главам семей. Но вот текущего местонахождения Марэто назвать не может. Как он считает, казначей укрывается в своём особняке, но это только предположение.
        Закончив короткую беседу, захожу в номер, закрывая за собой дверь и встречаюсь глазами с Тесконом, только что закончившим какую-то нотную связку, применяемую им на арестованном полковнике.
        - Теперь он ничего не услышит. А вы извольте объясниться, Орнос! Откуда здесь взялся призванный? Якобы взятый в плен! И как вы умудрились установить защиту своего номера на подобном уровне? Кто этим занимался?
        Смотря на него, прогоняю в голове варианты ответов, судорожно соображая, какой объём правды выдать. В конце концов определяюсь.
        - Вам знаком маг по имени Эйкар?
        Уже открывший рот для нового вопроса, Тескон хмурится, глядя на меня и через несколько секунд выдаёт ответ.
        - Был один такой - Эйкар Носер. Но он давно пропал, после экспедиции на севере.
        Скашиваю глаза на старого мага и тот выступает чуть вперёд.
        - Мы раскопали там пару вещей, из-за которых тогдашний ректор решил на какое-то время меня нейтрализовать, сделав призраком и заперев. У гхаргова отродья не хватило духа прикончить того, кто когда-то спас ему жизнь. Но вот сделать меня бесплотной тенью он смог без малейших угрызений совести.
        Глава кафедры химерологии какое-то время разглядывает Эйкара, пару раз скашивая глаза на меня.
        - Интересное заявление, но хотелось бы какого-то подтверждения.
        Усевшийся на диване Сэйс, на котором уже растворилась иллюзия пут, задумчиво интересуется.
        - У вас тут всегда так сложно? Я думал, у людей жизнь повеселее будет.
        К нему поворачиваются головы всех присутствующих и карлик поднимает руки.
        - Всё-всё, я заткнулся и сижу молча. Просто мысли вслух.
        Эйкар, ненадолго впавший в раздумье, начинает говорить.
        - Ты же помнишь наше приключение в садах Армеля?
        Вижу, как брови профессора ползут вверх, но спустя секунду берёт себя в руки.
        - Больше деталей. Про Армель много кто знал.
        - Не так и много, старина Лайр - всего пять человек. А раз тебе нужны детали, то может напомнить тебе, что с тобой сотворили те девушки-неконы, у которых слетели установки и...
        Тот поднимает руку, останавливая собеседника.
        - Достаточно! Не при студентах.
        Чуть помолчав, добавляет.
        - Как ты выбрался и смог забраться в это тело?
        Маг косится в мою сторону и я включаюсь в беседу.
        - Я случайно наткнулся на шкатулку, во время проникновения в Хёниц неконов, в первый день обучения. А Сонр Кронц погиб при покушении в императорском дворце и мы провели ритуал переселения. С тех пор, Эйкар находится в этом теле.
        Тескон тяжело вздохнув, обводит нас взглядом.
        - И вы всё это провернули под носом у ректората? Не вызвав подозрений? У Сонра же был жетон-слепок - он должен был сработать.
        Переглядываюсь с Эйкаром и излагаю ситуацию.
        - Хардэн и Норниц в курсе. Обоим известно всё происходящее.
        На лице появляется ироническая усмешка.
        - И они вот так просто дали разгуливать по Хёницу бывшему призраку? Которого не рисковали сами выпустить на волю?
        - Опасаюсь, что в таком случае, они могли формально нарушить договор с Палачом, со всеми вытекающими последствиями. А сейчас, всё сделано чужими руками - маг, располагающий знаниями о магии призыва на свободе и может набирать учеников.
        Около минуты Тескон о чём-то размышляет и поморщившись, озвучивает вердикт.
        - Ладно. В деталях всё расскажете потом, а сейчас надо действовать - на улицах хаос и я так понимаю, в его появлении, скорее всего, виновны вы.
        Бросив взгляд на Сэйса, что с комфортом устроился на диване, цокаю языком.
        - Нас пытались прикончить, заманив в ловушку и пришлось использовать магию призыва - иного выбора просто не было. Но раз так сложилось - надо воспользоваться ситуацией. Полковник подтвердит, что призванные прорвались в город из-за казначея, желавшего установить в Скэррсе республику. Довано и Лоннейс выставят почти две с половиной тысячи человек, что уравновесит силы местного гарнизона, если какая-то его часть решит поддержать Марэто.
        Профессор с хмурым видом изучает меня взглядом.
        - Я уже говорил - широко размахиваетесь, Вайрьо. Уверены, что новые власти города сдержат своё обещание? Люди часто забывают о договорённости, добившись своего.
        Протягиваю ему оба письма, что вручил мне Довано.
        - Они подтвердили свою готовность к этому на бумаге. Если откажутся - у нас будет формальный повод стребовать своё. Но не думаю, что они рискнут входить в клинч сразу и с престолом, и с Хёницем, только придя к власти.
        - Допустим. Какой у вас план действий?
        - Захватываем с собой Сэйса, представив его в качестве живого доказательства и полковника Кэрнэя, как свидетеля. Добираемся до особняка Марэто, где задерживаем или уничтожаем его. Повторяем процедуру с вице-казначеем. Довано и Лоннейс разберутся с остальными.
        Преподаватель хмыкает.
        - А дальше?
        - Утром, когда остальных призванных уничтожат, я заявлю о роспуске парламента и назначу новые выборы.
        Кивнувший Тескон, бросает взгляд на Сэйса.
        - С ним, что станете делать?
        Крылатый карлик сразу же вскидывается на диване.
        - Эй-эй, старичок - я честно заключил контракт и ему следую. Надеюсь, мой работодатель поступит так же.
        Поднимаю руку в успокаивающем жесте.
        - Никто не собирается тебя убивать. Разберёмся, когда всё закончится. Может быть выйдет его как-то укрыть.
        Отмечаю, что профессор проходится взглядом по Круацине, явно прикидывая в голове, не может ли она тоже оказаться призванной. Отвлекаю его от анализа, распахивая дверь и приглашая всех отправиться наружу. Не уверен, как дальше всё сложится с Тесконом, но если повезёт, то у нас появится весьма могущественный союзник в стенах университета. Да и в любом случае, без его помощи здесь не обойтись - среди охраны Марэто наверняка окажутся маги, которых мы самостоятельно никак не одолеем. А использовать магию призыва, с учётом ситуации, точно не вариант.
        Спустившись вниз, выдаю инструкции Рифнеру. Большая часть его роты остаётся на позициях около гостиницы, с нами отправляется только тот взвод, что сопровождал при аресте Кэрнэя. Помимо этого, отправляю посыльного к командиру батальона, с приказом выдвинуть ещё три роты в центр города - нам может понадобиться поддержка. Обер-лейтенант явно не совсем понимает, что происходит и периодически косится на Тескона, стоящего за моей спиной. Но, к счастью, уточняющих вопросов не задаёт.
        Спустя минуту уже выезжаем за позиции солдат, отправляясь к особняку Марэто. Прямо перед отправкой, в автомобиль заскакивает раскрасневшаяся Корна. Заняв свободное место, объясняет.
        - В центр уже выдвинулись наши отряды - нужен кто-то для связи и подтверждения ваших полномочий.
        Вижу, как ухмыляется, покачивающий головой Канс и кивнув девушке, поворачиваюсь в сторону водителя, отдавая приказ двигаться в направлении резиденции Марэто.
        Интерлюдия 3
        - Что с четвёртым и десятым корпусами? Вы выяснили, из-за чего нет связи?
        Начальник генерального штаба, услышав вопрос Морны, мрачно переглядывается с канцлером.
        - Да, Ваше Императорское Величество. Командиры обоих соединений отстранены от своих должностей и заменены на людей, верных дому Рояр. Командиры среднего звена своего возмущения не выказали - контроль над корпусами полностью утерян.
        Девушка молча сидит, смотря перед собой, а канцлер осторожным голосом добавляет к словам генерала несколько фраз.
        - Мы предполагаем, что изначальное согласие командующих корпусами было чистой формальностью, согласованной с домом Рояр. Получив ваш приказ, они разыграли сценарий, позволяющий генералам сохранить лицо - якобы не они отказались от своей присяги, а им не дали следовать распоряжению.
        - То есть всё, что у нас есть для защиты столицы - три армейских корпуса, гарнизонные батальоны и лейб-гвардия с отрядом солдат герцога?
        Катон Фост мрачно вздыхает.
        - Всё так, Ваше Императорское Величество. Мы не сможем противостоять всем, кто сейчас наступает на город. Моё предложение - завести солдат одиннадцатого и пятнадцатого корпусов внутрь города, организовав оборону. Возможно наши противники схватятся между собой, оказавшись около Схердаса - в конце концов у них разные цели.
        - И общий враг. Не думаю, что они станут вцепляться друг другу в глотку до того, как возьмут город. Вот потом - наверняка да, но нам уже не будет до этого никакого дела.
        - Боюсь, за исключением этого варианта, нам больше не на что надеяться.
        Девушка, стиснув зубы, разглядывает военного.
        - А вы уверены в том, что солдаты и офицеры этих двух корпусов будут верны мне? Достаточно измены одной бригады, что ненадолго возьмёт под контроль участок стены и мы потеряем столицу.
        - Единственная альтернатива - сформировать линию обороны снаружи города, но для этого у нас не хватит сил. Если только отправить туда ещё и пятый корпус, оставив город под защитой гарнизона и гвардейцев.
        Морна, шумно выдохнув воздух, несколько секунд наблюдает за своими советниками и тянется к ящику стола, доставая оттуда портсигар. В тишине запаливает сигарету и сделав затяжку, упирает взгляд в начальника генерального штаба.
        - Предлагаете вывести из города лояльных мне солдат, либо наоборот, заполнить улица потенциальными предателями? Я правильно вас поняла, генерал?
        Тот, не находя, что сказать, в замешательстве смотрит на неё, а девушка переводит взгляд на виконта Соррета.
        - Сколько человек сейчас находятся под замком?
        - Мы задержали более пяти тысяч и аресты продолжаются - боюсь, место в выделенных нам городских тюрьмах, скоро закончится. Я как раз хотел обратиться с просьбой разрешить начать казни - трибуналы уже вынесли полторы тысячи приговоров, самое время начать приводить их в исполнение.
        Выпустив дым, девушка кривится в нервной усмешке.
        - Вот вам и выход - у нас пять тысяч солдат, готовых к бою. И скоро будет ещё больше.
        Советники обмениваются взглядами и канцлер осторожно уточняет.
        - Вы же понимаете, что эти люди подлежат казни из-за своей ненадёжности? Согласно вашему же приказу. Если выпустить их на поле боя, то они не станут сражаться, даже размести мы позади отряды верных нам солдат.
        Хищно прищурив глаза, Морна подаётся чуть вперёд.
        - Не считайте меня идиоткой, Берн - я прекрасно понимаю, что они сдадутся или обратят оружие против нас же. Но это пять с половиной тысяч мёртвых тел, являющихся отличным сырьём для некромантов.
        Граф, ошарашенно замолкает, а вот генерал Фост возвращается к беседе.
        - Не думаю, что это сильно поднимет моральный дух наших солдат и гражданского населения, Ваше Императорское Величество. Тысячи некроконструктов, созданные из тел казнённых...это не самая лучшая затея. Город и так бурлит из-за массовых арестов, а после такого велика вероятность открытых выступлений.
        Военный прерывается после звонкого удара ладонью по столу.
        - Ваша задача - планирование обороны города, Катон. И командование войсками. Скажите мне - вы сами останетесь со мной до самого конца, каким бы он ни был?
        Мрачный начальник Генерального штаба медленно кивает.
        - Я долгие двадцать семь лет служил под началом вашего отца и мы были добрыми друзьями. В мои намерения не входит пятнать эту историю позором предательства.
        - А что по поводу пятого корпуса?
        - Все наши солдаты и офицеры останутся с вами до конца.
        Несколько секунд регент сверлит его взглядом, после чего растягивает губы в усмешке.
        - Это всё, что мне надо знать. А моральный дух... Он наверняка поднимется, когда мы дадим отпор одному из выкормышей рицера, что маршируют к Схердасу в ожидании лёгкой победы.
        Граф Реннан задумчиво хмурится, барабаня пальцами по столешнице.
        - У нас ещё два армейских корпуса, гарнизонные части, гвардия, солдаты герцога Тохра и бурлящая масса гражданских - любая из составляющих может полыхнуть.
        Вздохнув, девушка тушит сигарету, сразу же доставая из портсигара вторую.
        - И скоро будет пять тысяч мёртвых солдат, готовых выполнить любой приказ. Какое-то их число оставим в столице, для устрашения, а остальных отправим под наши стены. Туда же пошлём гарнизонные бригады - не стоит оставлять в городе части с низким уровнем лояльности.
        Фост коротко откашливается.
        - В полном составе? Тогда вырастет нагрузка на пятый корпус, а он и так затыкает каждую дыру - солдаты спят по несколько часов в сутки.
        Закурив, Морна какое-то время размышляет и приходит к решению.
        - Объявим о наборе добровольцев, что отправятся сражаться за пределами города и умирать за своего правителя. Когда все желающие вызовутся, их оставим внутри стен Схердаса, а всех прочих выбросим за стены. Что касается нагрузки на ваших людей - думаю, стоит прибегнуть к помощи неравнодушных жителей, начав формировать отдельные гражданские батальоны для охраны улиц, как это делают вольные города.
        На секунду замолчав, поворачивается к канцлеру.
        - Кстати, как у нас обстоят дела с "Пактом порядка"?
        Мужчина, печально качает головой.
        - Пока нет ни одного вольного города, кто высказался бы в нашу поддержку. Совсем недавно поступила телеграмма из Скэррса, куда вы отправили этого студента Хёница - в городе прорыв демонов, на улицах солдаты, а ваш граф арестовал местного начальника штаба. Не знаю, чем он руководствуется, но всё это мало похоже на дипломатические переговоры. И хочу напомнить, всё это творится от вашего имени, в соответствии с имперской грамотой.
        - Хуже от этого не будет - даже если Скэррс переметнётся к кому-то ещё, рычагов влияния на ситуацию у нас нет. Посмотрим, чем всё это закончится.
        Новый глава императорской канцелярии, покосившись на графа, замечает.
        - Мне тоже поступила шифровка из Скэррса - офицер возглавляющий городское отделение, просил уточнить объём полномочий графа Вайрьо. По его словам, он воспользовался республиканским мятежом в качестве предлога, чтобы перехватить управление офицерами канцелярии и батальоном двадцать первого корпуса, что сейчас находится в городе.
        На уставшем лице Морны проступает тень удивления.
        - Республиканский мятеж?
        - Информация о нём была в ежедневной сводке, Ваше Императорское Величество. В той части, куда вносились второстепенные события, не являющиеся критичными.
        Пару секунд стоит тишина, которую нарушает голос девушки, в котором проскальзывают нотки недовольства.
        - С каких пор вооружённое восстание оборванцев в городе, добывающем такой минерал, как кэррс, стало делом второго плана?
        - У местного гарнизона вышло разобраться с ними практически сразу, поэтому я решил не тревожить вас - сейчас хватает более важных вещей, требующих внимания правителя Норкрума. Но хотел бы отметить - ваш посланник способствовал подавлению мятежа. При этом один из его сопровождающих, был отравлен и сейчас находится в представительстве Хёница.
        Мгновение Морна смотрит с таким видом, будто хочет уточнить детали, но в итоге слабо взмахивает рукой.
        - Наблюдайте за ситуацией и доложите, как только там всё закончится. Сейчас, ваша приоритетная задача - формирование команд некромантов, которые займутся созданием некроконструктов. Нам нужно, чтобы последние могли действовать относительно автономно, подчиняясь приказам своих собственных командиров. Лояльных магов слишком мало, чтобы обеспечить полный контроль над мертвяками на линии фронта, поэтому к каждому батальону конструктов необходимо прикрепить одного унтер-офицера из пятого корпуса, который будет осуществлять руководство.
        - Это не слишком надёжно, особенно если речь пойдёт о позиционном противостоянии - составленные из мертвецов части всё равно будут нуждаться в контактах с магами, для поддержания порядка.
        Откинувшись на стуле, регент делает большой глоток сорка из красивой резной чашки.
        - Никакого длительного противостояния не будет. Как только первый из выродков, претендующих на власть доберётся до Схердаса, мы бросим их в бой. Следом отправятся гарнизонные части, а за ними и два армейских корпуса.
        Начальник генерального штаба, бросив взгляд на Соррета, опережает его с ответом.
        - Вы хотите дать сражение? Отправив вперёд гарнизонные бригады?
        - Именно. Мертвяки смешают части противника, нанесут им урон и возможно вызовут определённую панику. Такого эти ублюдки точно не станут ждать. Солдаты гарнизона свяжут боем и на какое-то время отвлекут. А два армейских корпуса за это время возьмут в клещи, чтобы полностью раздавить.
        Генерал, с некоторым сомнением смотря на правительницу Норкрума, уточняет.
        - На языке военного планирования это будет звучать чуть иначе, но общую мысль я уловил. У меня другой вопрос - предположим мы победим в первом сражении и разгромим кого-то из хёрдисов или войска Болрона. Как возместить потери? Мы однозначно потеряем девяносто процентов некроконструктов и большую часть солдат гарнизона. Оставшись с парой корпусов, тоже потрёпанных в битве.
        На лице девушки снова появляется усмешка.
        - Гарнизон колеблется и представляет угрозу - пусть лучше погибнут в бою, чем ударят по нам же. Поднимать мятеж, когда у них за спиной два полноценных корпуса, они не рискнут. А если попробуют - вы их уничтожите. Что касается конструктов - мы сделаем новых. Забьём тюрьмы сомневающимися в моей власти, использовав часть из них для ритуалов.
        Пару секунд о чём-то раздумывает, после чего добавляет.
        - Хотя не следует ограничиваться только свежими трупами. Они неплохо подойдут для формирования армейских частей, но возможно стоит использовать часть арестованных людей для жертвоприношений, обеспечив нас боевыми химерами и некроголемами. Использовав в качестве материала, трупы с кладбищ.
        Соррет, ненадолго упирает взгляд в столешницу, раздумывая.
        - У канцелярии достаточно магов для выполнения этой задачи, но опасаюсь, что извлечение тел погребённых вызовет отнюдь не самую положительную реакцию среди горожан. Они и так будут не слишком рады некроконструктам, марширующим по улицам столицы. А если мы задействуем для их создания трупы умерших родственников...
        Стиснувшая зубы Морна, окидывает членов совета взглядом.
        - Вы убеждали меня, что мы не справимся сами. Говорили, что надо попробовать договориться с кем-то из хёрдисов. Быть дипломатичнее. Так вот, знаете, что я вам отвечу - к демонам эту дипломатию! Я не стану клянчить и унижаться! Морна Эйгор удержит Схердас и восстановит власть над империей! Чтобы взять город, этому отродью придётся сровнять его с землёй! Жители проявят недовольство и займутся протестами? Отлично! Перебьём их, а уцелевших арестуем, обеспечив нашу армию новыми мёртвыми батальонами. Раз начнём вскрывать кладбища - будет больше материала для конструктов и половину из них мы оставим в городе. Мёртвые не предадут, пока мне будут верны маги. Поэтому, Соррето - тщательно отбирай тех, кто будет входить в команду некромантов. И пусть они сразу закладывают в мертвяков мысль о преданности правителю империи.
        На лице канцлера отражается явное беспокойство, а вот виконт, судя по всему, не сильно удивлён.
        - Всё будет сделано, Ваше Императорское Величество. Хочу предложить задействовать для наших нужд лаборатории, в которых выращивают промышленных химер. Они не предназначены для создания боевых существ, но думаю у нас выйдет их перепрофилировать, что позволит выращивать полноценных герцардов, а не создавать химер на скорую руку.
        Морна медленно кивает.
        - Дельная мысль. К утру жду от вас отчёта о предполагаемом количестве конструктов всех видов. К работе по раскопке кладбищ, приступайте немедленно. Выберите несколько мест, недалеко от дворца, в которых станут работать некроманты и свозите их туда. Для физической работы задействуйте уголовных преступников из тюрем. Безопасность - на плечах офицеров канцелярии и солдат пятого корпуса. Сами договоритесь между собой и определите механизм взаимодействия. Мне нужно, чтобы во второй половине завтрашнего дня, первые батальоны некроконструтов были готовы к бою.
        Совещание заканчивается спустя двадцать минут - трое мужчин покидают комнату, а Морна, дождавшись, пока за ними закроется дверь, поднимается из-за стола, опираясь на него чуть дрожащими руками и подойдя к окну, останавливается, наблюдая за ночным Схердасом, переливающимся огнями газовых фонарей.
        Глава IX
        Пока едем к резиденции казначея, прикидываю в голове, как лучше всё обставить, но в итоге все планы приходится менять буквально на ходу - по мере приближения к резиденции Марэто, становится понятно, что там идёт ожесточённый бой. На брусчатке разбросаны трупы солдат в серых мундирах, а судя по сверканию в окнах - внутри самого здания, сейчас вовсю применяют магию.
        Когда тормозим около соседнего дома и я выбираюсь наружу, из окна с грохотом вылетает человек, рухнувший на мостовую. Сзади из дилижанса выпрыгивают солдаты, а я пытаюсь определиться, что делать. Краем глаза замечаю движение в проулке между особняками и повернувшись, обнаруживаю там нескольких бойцов в серых мундирах, старающихся держаться в тени. Один из них, видимо самый решительный, делает рывок в нашем направлении и остановившись около паромобиля, кивает на особняк казначея.
        - На помощь прибыли? Наших тут два взвода было - все полегли. Но с магами может и прорвёмся.
        Покосившись на Тескона, который уже стоит в метре от меня, рядом с Лоннейс, выдаю ответ.
        - Он сам же их и призвал - раз напали, значит что-то пошло не так.
        Молодой парень с винтовкой в руках, непонимающе морщится.
        - Но зачем?
        На этот раз ему отвечает Канс, вместе с Круациной охраняющий Кэрнэя.
        - Чтобы избавиться от Довано и власти империи - гхахов придурок решил, что сможет превратить город в свою личную вотчину.
        Боец на какое-то время замирает, окидывая взглядом безоружного полковника, после чего снова поворачивается ко мне.
        - Так вы прибыли, чтобы его арестовать?
        Внутри дома что-то с грохотом взрывается и часть крыши с противоположной стороны, взлетает в воздух, осыпаясь на соседние здания. Покосившись на резиденцию Марэто, пожимаю плечами.
        - Если он ещё жив - да, казначея необходимо взять под стражу. Надеюсь вы не станете мешать нам, примкнув к мятежникам?
        После короткого колебания, тот машет головой.
        - Наше дело маленькое - охрана города. А высокие господа пусть сами разбираются, кто будет править наверху.
        Чуть подумав, добавляет.
        - Дохнуть из-за Марэто мы не станем.
        Киваю ему.
        - Тогда займитесь организацией оцепления. Пусть никто не суётся внутрь, пока мы не закончим.
        Солдат удаляется, а подошедший сержант Харрик, с сомнением интересуется.
        - Думаете послушают? Это пока их мало, такие смирные. Как подойдёт рота или две - всё мигом изменится.
        - Для этого нам и нужны вы - займите позиции около дома и если кто-то попробует прорваться внутрь, свяжите боем, пока мы не освободимся.
        Спустя двадцать секунд, взвод Харрика, разбившись на три небольшие группы, распределяется по укрытиям возле здания, а я ставлю задачи всем остальным. Джойла и Сонэру тоже оставляю снаружи, вместе с задержанным полковником. В случае, если ситуация внезапно станет развиваться по плохому сценарию, их задачей станет прикрытие нашего отступления.
        Сам же, вместе с остальными отправляюсь ко входу в особняк, из которого по-прежнему доносятся звуки схватки. Сэйса тоже прихватываем с собой - его несёт на руках Эйкар, о чём-то тихо переговаривающийся с призванным.
        Первой внутрь отправляю Круацину, из-за чего получаю ещё один заинтересованный взгляд со стороны Тескона. Следом за призванной в дом вваливаемся и мы, осматривая разгромленную прихожую. Мебель разнесена в клочья, около стены валяется труп слуги в ливрее с развороченной грудной клеткой. Сверху доносится чей-то вопль, полный ярости и Тескон с Эйкаром, переглянувшись, направляются к лестнице. Корна Лоннейс хмурится, явно недовольная тем, что профессор Хёница перехватывает инициативу, но благоразумно удерживается от комментариев.
        На втором этаже застаём весьма занятную картину - прижавшийся к стене Марэто в окровавленной одежде, судорожно заряжает револьвер, загоняя в барабан патроны, а напротив него ревёт призванный - массивный мужчина с бычьей головой и светло-зелёной кожей.
        - Отдай мне браслет! Жалкий выродок бездны! Отдай и я покину твой дом!
        Поморщившись от мощного звука, нахожу глазами и человека, благодаря которому казначей всё ещё жив - замученного вида маг, опирающийся на чудом уцелевший журнальный столик. Вытирая кровь с рассечённой щеки, он внимательно наблюдает за призванным, не отрывая от него глаз и, как я понимаю, даже не замечает нашего появления. Шагнувший вперёд Эйкар начинает говорить, привлекая к себе внимание.
        - Что тебе от него нужно?
        Быкоголовый, повернув голову, рыкает.
        - Вы ещё кто такие? Убирайтесь, если хотите жить!
        Сэйс, выскочив из рук Эйкара, поднимается в воздух, работая крыльями.
        - Тебе лучше с ними договориться - они знаешь ли, могут предложить хороший контракт.
        Тот презрительно щурится, глядя на парящего карлика.
        - Договорённости нужны только таким ничтожествам, как ты, Сэйс. Я возьму всё, что мне нужно, сам.
        В воздухе начинают мелькать ноты - Тескон пускает в ход какую-то связку, формируя вокруг призванного светящиеся завихрения, а Эйкар задействует ещё одну, отправляя в полёт несколько искрящихся шаров. Здоровяк с бычьей головой, снова издав яростный рёв, внезапно сам отвечает магическим ударом, отправив в нашу сторону несколько бесформенных сгустков гудящего красного пламени. Почти на полном автомате выставляю ледяной щит, точно так же, как и Тонфой, но эти "снаряды" проходят сквозь лёд, даже не притормозив.
        В последний момент, Тескон тоже ставит защиту, но всё, на что её хватает - изменить направление движения пламени. Как результат - один из сгустков летит прямо на Канса и парня едва успевает оттолкнуть Круацина, принявшая на себя удар. Призванная с глухим криком падает на пол, а стальные огненные снаряды разлетаются в стороны, проделывая дыры в стенах. Надо отдать должное, срабатывает и атака Тескона - завихрения переплетаются между собой, заключая быкоголового в подобии смерча и тот что-то кричит изнутри. Достигают цели и искрящиеся шары Эйкара, исчезнувшие внутри смерча.
        На несколько секунд в комнате воцаряется полный хаос - призванный что-то бешено орёт и как я понимаю, пытается вырваться из ловушки, созданной Тесконом, Канс тоже кричит, склонившись над Круациной, у которой изувечена вся правая сторона корпуса, Корна, вжавшись в стену, наблюдает за происходящим, сжимая в руке револьвер. А казначей, закончивший перезарядку, выпускает пулю за пулей в быкоголового, добавляя ко всему этому хаосу ещё и грохот выстрелов.
        Я же, сместившись в сторону, наблюдаю за магом, который всё это время сдерживал натиск призванного. Когда он тоже запускает какую-то нотную связку, нацеливаясь на общего противника, сам задействую простенькую парализующую комбинацию, создавая светящуюся нить за его спиной. Заклинание несложное, но и он не ожидает атаки со спины, полностью сосредоточившись на призванном. Мой ход не остаётся незамеченным со стороны самого Марэто, который правда не успевает предупредить своего соратника - нить раньше касается спины цели. На лице мага проступает удивление, а я едва успеваю выставить универсальный щит, связку которого мне когда-то изложил Эйкар. Он принимает на себя большую часть магического удара, что происходит автоматически - видимо активировался какой-то защитный артефакт. Впрочем, какая-то доля всё равно достигает цели и судя по тому, что меня отшвыривает назад, активная защита мага использовала какую-то из связок воздушной стихии.
        Остальное наблюдаю урывками, пытаясь подняться с пола. Смерч вокруг призванного окончательно закрывает его вместе с головой и крики существа затихают. А маг казначея схватывается с Тесконом - пространство наполняется магическими символами, в воздухе же образуется настоящее марево из-за сходящихся лоб в лоб заклинаний. С трудом приподнявшись, опираюсь спиной об стену - помочь в этом бою я всё равно не смогу, разве что попробовать выпустить на удачу несколько пуль. Но сомневаюсь, что они успешно доберутся до противника. А вот в искусстве владения магической механикой этот маг не уступает профессору. Хотя, это отчасти логично - в конце концов Тескон специализируется на химерологии, а не на боевых нотных связках.
        Как раз достаю из кобуры "Эрстон", когда в бой включается новый участник - Сэйс проскальзывает вдоль стены и набрасывается на противника Тескона сбоку, сбивая того с ног. Как результат - заклинания профессора достигают цели, моментально опутывая соратника казначея. Сам Марэто, прижавшись спиной к стене, пытается как-то отыграть ситуацию.
        - Какого рицера вы напали на меня в моём собственном доме? Сначала демоны, теперь вы! Требую немедленно покинуть мои владения, иначе...
        Прервавшись, заваливается на пол - Эйкар вырубает его небольшой сетью мерцающих пут, которые быстро охватывает тело и видимо парализуют местного серого кардинала.
        - Помогите ей! Орнос! У неё половина тела сожжена!
        Бросив взгляд на Тонфоя, кричащего в паре метров от меня, перевожу его на Тескона и тот шагает к распластавшейся на полу Круацине. Секунду задумчиво рассматривает её и косится на меня.
        - Потом ты всё это объяснишь Вайрьо. Полностью и подробно.
        Кивнув ему, начинаю подниматься с пола, а преподаватель снова пускает в ход одну из нотных комбинаций, эффект которой сразу не совсем ясен - призванная всё так же лежит на полу без движения, разве что левая часть груди, не задетая заклинанием, начала нормально подниматься в процессе дыхания. Закончив, Тескон снова поворачивается ко мне.
        - До нашего представительства дотянет, а там я подлатаю алхимией.
        Чуть успокоившийся Канс, принимает сыпать благодарностями, а Корна задумчиво интересуется.
        - Что делаем теперь?
        Отмечаю, что девушка с явным интересом косится на парящего в воздухе Сэйса, явно поняв, что это игрок с нашей стороны. И могу поспорить, сейчас гадает, каким образом один из призванных, внезапно оказался привязан к студентам Хёница. В идеале стоило бы подправить ей память, но заниматься этим прямо сейчас бессмысленно - сначала надо убрать крылатого карлика куда-то подальше. Пока всё это проносится в голове, понимаю, что на меня устремлены взгляды всех присутствующих и вздохнув, озвучиваю единственный логичный вариант.
        - Закончим начатое. Вице-казначей и дочь Марэто ещё на свободе, да и командование городскими батальонами было бы неплохо сменить.
        Спустя минуту спускаемся вниз, где обнаруживается подошедшее подкрепление из серомундирников, пара офицеров, которые отчаянно спорят с Джойлом и Сонэрой. Судя по их внешнему виду, дело уже почти дошло до открытой схватки, но появление с нами преподавателя Хёница быстро остужает их пыл и мы спокойно забираем с собой задержанного казначея, вместе с защищавшим его магом.
        Дальше все события сливаются в один сплошной калейдоскоп - мы, одновременно с отрядом бойцов Довано, находим вице-казначея и арестовываем его, транспортируя вместе с бывшим шефом в гостиницу, под охрану имперских солдат. Когда заканчиваем с этим, приходит известие, что вопрос с дочерью Марэто тоже решён - её взяли под стражу люди Лоннейс. Несколько последующих часов мы носимся по городу, убеждая местных офицеров, что казначей виновен в поддержке республиканцев и прорыве призванных, при помощи которых он собирался уничтожить своих противников в городе, заодно избавившись от имперского батальона. Сэйса оставляем в отеле и в один из моментов, Эйкар, с которым я успел перекинуться парой слов, вырубает Корну, после чего мы снимаем с девушки цепочку, висящую на запястье - по его словами, это и есть артефакт, защищающий от вмешательства в разум.
        Старому магу приходится работать в экспресс-режиме, пока мы остановились в проулке, но как он сам утверждает, все воспоминания девушки о Сейсе стёрты, как и событиям последних пяти минут, предшествующих внезапной атаке Эйкара. В итоге, вернув цепочку на место, усаживаем Лоннейс в салон паромобиля и та приходит в себя через сотню ярдов, встрепенувшись и напряжённо нас разглядывая. В версию о том, что она вырубилась, Корна явно верит не на все сто процентов, но других у неё нет. Как собственно и каких-то веских доказательств, что мы забирались в её разум.
        К утру, во главе местных войск стоит капитан Дарсон, которого местное отделение канцелярии представило в качестве одного из максимально лояльных престолу офицеров, а в отеле, который мы превратили в подобие временной тюрьмы, находится около пятидесяти человек, из числа ближайшего окружения казначея. Параллельно с процессом поиска его соратников, занимаемся охотой за оставшимися призванными, уничтожив всех, кто остался в городе. Возможно кто-то из них успел выйти за пределы Скэррса, но в таком случае, это уже не наши проблемы. В любом случае, текущая ситуация не позволит сформировать поисковые отряды, отправив их в окрестности.
        Финалом ночной эпопеи становится моё заявление с трибуны городского парламента о его роспуске и назначении даты новых выборов от имени регента. На этом же заседании, перепуганные и ошарашенные пэйцоры, назначают Хольта Довано временным главой города, следом почти полностью сменив состав городского правления. Перед этим, главы обеих семей приносят мне магическую присягу, гарантируя своей кровью соблюдение соглашения о моей безусловной поддержке. У всех остальных членов этой пары городских кланов, я собираюсь взять её позже - пока достаточно и их лидеров.
        Сразу после смены руководства, Хольт предлагает официально присоединиться к "Пакту порядка" и решение утверждается большинством голосов членов парламента. Насколько я могу судить по лицам присутствующих, они слабо понимают, что вообще происходит и почему Довано и Лоннейс действуют рука об руку с посланником Морны Эйгор. Но протестовать, никто из них не пытается - потенциальные лидеры уже задержаны, а половина офицеров в местных батальонах заменена на людей лояльных новой власти Скэррса.
        После окончания собрания парламента, первым делом отправляемся в представительство Хёница, где при помощи их канала связи, высылаю послание Морне. Если быть до конца точным, то сначала оно попадает в Хёниц, где его наверняка прочитает Стольк, но на мой взгляд, это сейчас не столь важно. В конце концов, в нём ничего, что могло заинтересовать университет. Только сообщение о том, что задача выполнена и Скэррс присоединился к "Пакту". Финансы они отправят в течении суток - их придётся передавать наличными ассигнациями, банковскую систему империи здорово лихорадит и при отправке денег с её помощью, сумма может запросто не дойти до адресата. В самой столице, у банков не хватает наличных, чтобы выдавать их всем желающим, а задействовать резервы или перевести в наличность какие-то из активов, с учётом начавшейся гражданской войны, проблематично.
        Сам Хольт Довано, тоже отправляет послание на имя регента - официальную телеграмму, подтверждающую, что город поддерживает Морну. Помимо финансового транша и развёртывания пунктов по набору добровольцев, новый глава Скэррса обещает строго соблюдать соглашение с империей и отправлять необходимый объём минерала для нужд армии. Правда последнее обещание скорее риторическое - по последним данным войска дочери Ланца заблокированы в окрестностях столицы и никак не могут организовать транспортный коридор до далёкого севера.
        Договорённости о новых пошлинах на минерал мы подписываем здесь же - прямо в представительстве Хёница. После чего Хольт, с довольным видом удаляется, а я бессильно падаю на стул. По-хорошему, сейчас надо подняться и выяснить, как дела у Айрин - алхимический состав, который выступал в качестве яда, мы передали целителям ещё ночью. Да и Круацину тоже лечат здесь же - сейчас к ней отправился Канс, похоже всерьёз переживающий из-за здоровья девушки. Джойл и Сонэра в гостинице, вместе с Эйкаром - обеспечивают охрану арестованных. Уже почти собираюсь с силами, чтобы встать, когда в комнату, что мы с Хольтом использовали в качестве импровизированной переговорной, заходит Тескон, держащий в руках две чашки с дымящимся сорком. Подойдя, ставит обе на стол, после чего со стуком опускает рядом защитный артефакт и активировав его, упирает в меня жёсткий взгляд покрасневших глаз.
        - Айрин идёт на поправку - мы разобрались, чем можно нейтрализовать действие яда и часть за частью, очищаем её тело. Призванная, что была с сыном хёрдиса, тоже на восстановлении - через час-другой придёт в себя. А вот нам надо поговорить.
        Опустившись на стул, тяжело вздыхает.
        - Просто скажи мне - как бастард северного графа оказался замешан в настолько лютом гхарговом дерьме? Почему за тобой следуют отпрыски влиятельных аристократов? Кто ты такой, Орнос?
        Глава X
        Перед тем, как ответить, беру одну из чашек с бодрящим напитком, делая глоток. В процессе, измученный мозг пытается сформировать какой-то план беседы. Получается не очень эффективно и единственное, что приходит в голову - сослаться на обстоятельства. Подняв глаза на ждущего Тескона, тоже взявшего в руки чашку, начинаю отвечать.
        - Студент Хёница и бастард графа, получивший в наследство его титул, спаситель Морный Эйгор, ставший "Защитником империи". Если коротко - попавший в переплёт парень, который зверски желает выжить.
        Тот медленно кивает и отставив в сторону сорк, принимается загибать пальцы на правой руке.
        - Золотой зал, где была использована магия призыва и погибли офицеры канцелярии, что просто не могли оказаться там, без прямого приказа Ланца Эйгора. Это раз. Внезапное исчезновение графа Вайрьо со всеми домочадцами, кроме одной его дочери. И странное завещание, в котором он почему-то оставлял титул и все свои владения бастарду. Это два. Сын хёрдиса, по какой-то прихоти подписавший договор о личном вассалитете с безвестным графом. Канс Тонфой - лишь пятый из сыновей, но по своему положению он всё равно выше любого из графов Норкрума. Это три. Что я упустил? Старый Эйкар, который слушается твоих приказов. Пусть ты его освободил, но Носер не тот человек, который станет терпеть такое обращение с собой от какого-то графа, пусть даже тот и вытащил его из бездонного болота. Убить не убьёт, но на место поставит точно. Либо он сильно изменился за время своего вынужденного заточения, либо знает что-то, неизвестное мне. Это четыре.
        Подняв ладонь с четырьмя загнутыми пальцами, наглядно демонстрирует её мне.
        - Я поверил бы тебе, имей место одно из этих совпадений. Но не все сразу. Что ты скрываешь, Орнос?
        Мозги скрипят, пытаясь оценить ситуацию и сделать верный вывод, а я отхлёбываю ещё сорка, пробуя помочь мыслительному процессу. Насколько опасно будет выкладывать правду Тескону? До этого момента он не проявлял агрессии и в целом кажется весьма адекватным. Ключевой вопрос - не поменяется ли всё, как только он узнает о том, что я Кирнес Эйгор? Хотя, с другой стороны - в курсе и так немало людей, от маркиза Ценхора, находящегося в бегах, до бабушки Канса, убывшей в столицу и растворившейся на её улицах.
        Поморщившись, потираю переносицу и снова слышу голос Тескона.
        - Понимаю, Орнос - я тоже вымотан и хочу отдохнуть. Но мне не даёт покоя ваша личность - сложно доверять кому-то, кто скрывает от тебя важные факты.
        Преподаватель замолкает, а я наконец определяюсь с линией поведения.
        - Предположим, я действительно могу вам рассказать одну, весьма занимательную историю. Но мне нужны гарантии нераспространения информации.
        Профессор хмурит брови.
        - Вы всерьёз от меня чего-то требуете, Орнос? Хочу отметить, что вы не в том положении, чтобы ставить условия. Особенно после моей сегодняшней помощи.
        - За вашу поддержку я крайне признателен - в противном случае, мы бы не справились. Но не забывайте, что в обмен вы получили возможность исследовать тот минерал, к которому так долго не могли пробиться. Хольт же подписал с вами соглашение?
        Собеседник с явной неохотой кивает.
        - Всё так. Но в любом случае, сейчас вы говорите с одним из профессоров Хёница. Не с рядовым преподавателем или одним из служащих. Так что умерьте свой пыл.
        Секунду помолчав, формулирую ответ.
        - Когда я всё вам выложу - сами поймёте, что у меня на самом деле есть право требовать от вас молчания. Пусть и не формализованное.
        Риск имеется, но с учётом ситуации он оправдан. Тескон реагирует приблизительно так, как я и предполагал - несколько мгновений изучает меня взглядом, после чего задумчиво хмыкнув, соглашается.
        - Если это действительно так, то я сохраню вашу тайну - даю своё слово. Любой в Хёнице скажет, что этого достаточно. Тем более, что чего-то более весомого вы получить всё равно не сможете.
        Машинально отвечаю, что в последних фразах он обращается ко мне исключительно на "вы".
        - Помните историю с гибелью семьи императора Орвира?
        Тот вздыхает, отхлёбывая бодрящий напиток из чашки, что снова сжата в руке.
        - Безусловно. Но при чём тут это?
        Усмехнувшись, тоже делаю глоток сорка и откинувшись на стуле, излагаю.
        - Выжил не только семилетний Керьо, которого сейчас используют в качестве разменной монеты. Уцелел ещё один из сыновей императора - Кирнес. Потерявший память и большую часть черт своей личности. Ланц, занявший место регента, не придумал ничего более лучшего, чем отправить его в Хёниц, полагая, что там убийцы императорской семьи не доберутся до наследника. К тому же, как я сейчас подозреваю, его беспокоила внезапно проявившаяся магическая струна и амнезия принца, который не помнил ничего о своём прошлом.. И он пошёл на полумеру, засунув того в университет, откуда довольно сложно выбраться.
        По мере того, как я подхожу к финалу короткого монолога, лицо Тескона меняется - на нём проступает искреннее изумление.
        - Серьёзно? Наследник империи, который всё это время был в Хёнице? Орнос, я могу поверить, что ты бастард Ланца или Орвира, а то и Рихта. И располагаешь какими-то правами на престол, что в текущей ситуации важно. Но эта твоя история выглядит слишком нереалистично - Ланц никогда бы так не поступил с собственным племянником.
        На момент внутри просыпается сожаление о том, что я не выбрал версию с бастардом, которая тоже присутствовала среди вариантов. Но, если посмотреть на эту беседу в контексте глобальной ситуации, Тескон рано или поздно докопается до истины. Да и нестыковки, станут очевидны, как только профессор выспится и сможет мыслить нормально.
        - Поставьте себя на его место? Брат мёртв, единственный выживший - семилетний племянник, а ты уже взял в руки бразды правления, став регентом. И тут в себя приходит ещё один наследник, уже совершеннолетний, но абсолютно ничего не помнящий. Да ещё и с магической струной, которой у него никак не должно быть. Всё это на фоне неизвестных, что смогли прикончить императорскую семью прямо во дворце, никак себя не обнаружив. Ни канцелярия, ни военные, ни Палач не могут дать тебе никакой информации о происходящем и ты начинаешь подозревать всех подряд.
        - О Палаче тебе тоже всё известно?
        То-ли от шока, то-ли неосознанно, но Тескон снова перешёл на "ты".
        - Не всё, но достаточно много, чтобы представлять масштабы этой фигуры и учитывать её в расстановке сил на доске. В любом случае - я оказался в Хёнице, не зная практически ничего об окружающем мире. И пришёл к вот этому.
        На последней фразе слабо взмахиваю рукой, обводя помещение в которому мы беседуем, а профессор недоверчиво щурится.
        - Если так, то зачем он потом решил тебя убить? Или станешь утверждать, что офицеры канцелярии в Золотом зале были отправлены не за этим.
        Выдохнув воздух, понимаю, что меня слегка раздражает его недоверие. И вполне может быть так, что это и является целью мага - вытащить из меня больше информации, чем я предполагал раскрыть. Впрочем, об инциденте на осеннем балу, мне скрывать почти нечего.
        - По какой-то причине, регент решил, что меня стоит ликвидировать. Возможно усомнился в том, что я на самом деле Кирнес - его вполне мог в этом кто-то убедить. Сомневаюсь, что Ланц действовал из корыстных интересов, но в целом можно рассматривать и вариант с очисткой дороги к императорской короне.
        Покачав головой, преподаватель озвучивает резонный вопрос.
        - И ты хочешь сказать, что вы каким-то образом засунули Эйкара в тело одного из присутствующих там аристократов со струной, таким образом разделавшись с посланной за твоей головой командой канцелярии?
        - Это было во втором акте действия. В первом же, нас прикрыла аристократка, посланная маркизом Ценхором, который тоже узнал о моей личности и предлагал присоединиться к планируемому восстанию против Ланца. Она погибла в схватке с Мойрницем и магами, что его сопровождали. Позже нам повезло - под огонь попал человек, располагающий струной и мы смогли засунуть в его тело Эйкара. Правда, там он сильно не задержался - был убит призванным, которому сам же и открыл проход в этот мир.
        Ненадолго воцаряется молчание, которое прерывается новым вопросом со стороны Тескона.
        - Амнезия реальна? Ты на самом деле ничего не помнишь?
        Осторожно киваю головой, ожидая дальнейших расспросов о причинах потери памяти, но вместо этого преподаватель интересуется совсем другим.
        - Что тебе известно о роли Палача в истории Норкрума? Откуда и каким образом ты получил эти сведения?
        Зевнув, пожимаю плечами.
        - Айрин с Кансом - воспитанники канцлера Сомвеля и слышали кое-что в его доме. К тому же мы виделись с Лэзлой Тонфой, которая тоже кое-что рассказала. Но на самом деле мне известно не...
        После упоминания бабушки Канса, Тескон секунду ошарашенно смотрит на меня и только потом перебивает.
        - Лэзла?! Где вы с ней виделись?
        Удивлённый внезапным напором, объясняю ситуацию.
        - Она приезжала в Кёйрель, навестить внука. Формально, по крайней мере. И помогла нам с парой вопросов. Думал, об этом все в курсе, учитывая, что в известность была поставлена местная полиция, а сама вдовствующая хёрдиссиня навела шороху в городе.
        Тот раздражённо морщится.
        - Наверняка дело рук Хардэна с Норном - не захотели привлекать внимание к тому, что в Кёйрель заявилась Кровавая Леди.
        Оперевшись руками об стол, какое-то время молча смотрит на меня.
        - Это она помогла вам скрыть призванную, замаскировав её под некона?
        Дождавшись подтверждения с моей стороны, ещё пару секунд раздумывает.
        - С учётом всех обстоятельств, пока я склоняюсь к тому, чтобы тебе поверить. У меня только один вопрос - где артефакт-слепок Кирнеса Эйгора?
        - Был уничтожен во время схватки в Золотом зале.
        Старик растягивает губы в усмешке.
        - То есть он не признал в тебе принца?
        Озвучиваю ему ту же версию, что и остальным, только чуть более тонко.
        - Полностью стёртая память, разве не приводит к критичному изменению личности?
        Тескон ненадолго задумывается.
        - Такого в своей практике я не припомню - чтобы полностью уничтожить воспоминания человека, надо приложить массу усилий и обычно это непрактично. Допускаю, что в такой ситуации артефакт, действительно может посчитать, что в теле старого владельца находится новая личность. Тем не менее, это достаточно странно - помимо воспоминаний он фиксирует все личностные черты человека. Грубо говоря, сохраняет в себе вариант того слабого магического фона, который имеется у каждого разумного в этом мире.
        Интересный поворот - настолько детально, работу слепка ещё никто не описывал. Оперевшись на подлокотники стула, полностью выпрямляюсь и отпиваю уже начавший остывать сорк.
        - Рискну предположить, что часть черт личности формируется под влиянием его воспоминаний. И при полном уничтожении последних, характер тоже изменяется. Как результат - артефакт считает, что перед ним находится совсем другой человек.
        - Возможно и так. Для полного подтверждения этой теории, нужно провести хотя бы несколько экспериментов. Другое дело - непонятно, из-за чего ты мог потерять память, такого побочного эффекта от применения целительских заклинаний и алхимических составов, я ещё не наблюдал.
        Молча пожимаю плечами и профессор, вздохнув, интересуется.
        - Ладно, оставим пока этот вопрос. Что ты собираешься делать дальше?
        - Выживать. Если вы намекаете на возможность занять престол, то такой цели у меня нет. Как и ресурсов для подобной задачи. Поэтому, все мои планы сводятся к тому, чтобы оставаться под личиной графа Вайрьо и пытаться сохранить свою жизнь.
        На сонном лице Тескона появляется усмешка.
        - С учётом количества посвящённых в этот секрет, рано или поздно правда выплывет наружу. И тебе придётся участвовать в большой игре.
        - Собственно поэтому я и здесь, а не остался в Хёнице.
        Выражение лица профессора меняется на вопросительное и я объясняю.
        - Чем больше у меня будет союзников, тем выше вероятность уцелеть при любом раскладе.
        На этом содержательная часть беседы заканчивается - мы перекидываемся ещё несколькими фразами и маг удаляется в свой кабинет, а я отправляюсь к целителям. Узнав, что Айрин придёт в себя где-то через час, выясняю, где здесь можно подождать и завалившись в небольшое помещение, оборудованное для отдыха, опускаюсь в кресло, моментально отключаясь.
        Будит меня Айрин, ворвавшаяся внутрь и весьма бесцеремонно накинувшаяся на меня с объятиями. Сначала, на голых инстинктах едва не бью одной из изученных комбинаций, но вовремя останавливаюсь, поняв, что это не попытка нападения. Отстранив от себя улыбающуюся виконтессу, окидываю взглядом её лицо. Впавшие глаза, с большими тёмными кругами под ними, бледная кожа и крайне уставший вид. Но губы растянуты в довольной улыбке.
        Девушка снова набрасывается с поцелуями, но её прерывает вошедший бородатый маг в белой мантии.
        - Все процедуры завершены, можете забирать пациентку. И объясните ей, что в следующий раз не стоит угрожать людям, которые её лечат, вспоминая своего отца, наёмных убийц и графа Вайрьо.
        Перевожу вопросительный взгляд на виконтессу и та смущённо пытается объясниться.
        - Сложно себя контролировать, когда приходишь в себя полностью голой на высоченной кровати, а вокруг кружится троица бородачей, которые тебя с интересом разглядывают.
        Целитель поднимает вверх руку, потрясая вытянутым указательным пальцем.
        - С исключительно медицинским интересом, юная леди. Смесь, которой вас отравили, крайне необычна.
        На момент запнувшись, продолжает.
        - Если у вас получится выяснить, кто и каким образом его изготовил - я буду вам крайне признателен.
        Оторвав взгляд от Айрин, интересуюсь.
        - Но вы же получили образец - разве его нельзя разложить по компонентам?
        - Мы так и сделали - изучили его составляющие и проанализировали воздействие, использовав для экспериментов неконов. Но так и не поняли, каким образом его сделали. У наших алхимиков нет схем, при которых может получиться подобный состав.
        Хмыкнув, коротко киваю ему.
        - Если обнаружим, кто именно это сделал или узнаем рецепт изготовления - постараемся с вами связаться.
        Когда удовлетворённый результатом беседы маг покидает комнату, переключаю внимание на Айрин.
        - Пойдём - узнаем, как дела у Канса с Круациной. Отдохнём, когда доберёмся до гостиницы.
        Виконтесса поднимается с моих колен и я понимаю, что на ней весьма странный комплект одежды - подвёрнутые, явно мужские штаны в комплекте с рубашкой, что ей тоже велика. Единственное, что осталось от старого брючного костюма - ремень с двумя висящими на нём револьверными кобурами. Пока добираемся до покоев целителей, коротко объясняю, что произошло за время её отключки. Как выясняется, итог всех наших действий вполне можно уложить в несколько фраз.
        Около входа сталкиваемся с Тонфоем, следом за которым шагает Круацина, которая решила, что в качестве одежды ей вполне подойдёт серая мантия на голое тело. Сын хёрдиса, окинув взглядом Мэно, со смешком отмечает.
        - Для почти погибшей, выглядишь вполне неплохо. И одежда отлично смотрится - может тебе так всегда ходить? Будешь сражать всех наповал.
        Смерив радостно скалящегося Тонфоя взглядом, виконтесса перемещает одну руку ближе к поясу.
        - Если ты не заметил, револьверы остались при мне. И думаю даже твоя фанатичная Круацина будет не против, если я вгоню пулю в мягкие ткани бедра.
        Призванная, оставшаяся за спиной сыны хёрдиса сверкает глазами, но молчит, видимо следуя женской солидарности. А сам Канс тяжело вздыхает.
        - Так и отметим в медицинском отчёте - чувство юмора ещё не восстановилось, пациентке требуется длительный отдых и бутылка вина.
        Перебрасываясь шутками, спускаемся к паромобилю, что ждёт нас перед зданием представительства. А спустя энный промежуток времени уже выгружаемся около отеля, так до сих пор и оцеплённого имперскими солдатами. Теперь, здесь размещена половина батальона вместе с их единственным магом - я всерьёз опасаюсь, что группа, устроившая атаку республиканцев, может попробовать переиграть расклад, освободив и использовав кого-то из арестованных.
        На первом этаже ко мне подлетает управляющий отелем.
        - Я понимаю, что ситуация сейчас экстраординарная, но не могли бы вы намекнуть, когда предполагаете освободить отель от солдат и задержанных? Мы потеряли практически всех постояльцев - никому не понравится жить в осаждённой крепости, ожидающей атаки.
        Поворачиваю к нему голову.
        - Боюсь, вы ошибаетесь - мы отнюдь не ждём нападения.
        На лице мужчины средних лет появляется скептическое выражение.
        - Именно поэтому весь квартал забит имперскими солдатами, которые разве что укрепления тут не возводят, а на стенах у нас магическая защита? Надеюсь, вы хотя бы не планируете никого здесь казнить?
        Внутри как-то разом всплёскивается раздражение, быстро выходящее наружу.
        - Эти сутки были тяжёлыми. Настолько, что сейчас мне очень хочется добавить вас к числу арестованных. Единственное, что меня удерживает - ваша частичная правота, отель действительно несёт убытки. И вы можете обратиться за их компенсацией к городским властям, либо имперскому инспектору. Мы же будем использовать вашу гостиницу столько времени, сколько нужно. И если ещё раз сунетесь ко мне с тупыми вопросами - вздёрнём пару человек прямо на входе, расстреляв остальных в номерах. После такого, у вас не будет ни одного клиента в ближайшие десять лет.
        Управляющий стоит, дыша как рыба выброшенная на берег и я подсказываю ему оптимальное вариант действий.
        - Сейчас, вам лучше удалиться.
        Тот шумно сглатывает слюну и молча развернувшись, уходит к стойке регистрации, а Канс задумчиво произносит.
        - Ты быстро вживаешься в роль. Ещё немного времени и станешь материть генералов, как малых детей.
        Вздохнув, шагаю к лестнице. Короткий отдых в представительстве Хёница пошёл на пользу, но сейчас тело требует более продолжительного сна. Хотя бы несколько спокойных часов, проведённых в постели. Желательно с бокалом вина в желудке. Впрочем, скоро на пути возникает ещё одно препятствие - на нашем этаже мы сталкиваемся с Эйкаром, выглядящим на удивление бодро. Окинув взглядом компанию, сразу же отмечает присутствие девушек.
        - Рад, что все вернулись с больничных коек. Орнос, у меня вопрос - когда первое заседание трибунала? Формально, все аресты завязаны на республиканский мятеж и прорыв демонов - оба преступления относятся к тем, что подсудны исключительно престолу. Думаю, ты можешь запросить у Морны необходимые полномочия или попробовать надавить статусом "Защитника империи". Либо, пусть этим займётся имперский инспектор, он вроде уже пришёл в себя.
        Мозг настолько устал, что сначала я не понимаю, к чему он клонит. А когда до меня доходит, невольно усмехаюсь.
        - Мне нужны четыре часа отдыха. Потом займёмся трибуналом и ты сможешь провернуть свой ритуал.
        Сделав шаг вперёд, останавливаюсь, поворачиваясь к старому магу.
        - Хотя знаешь - выбери нужное для ритуала количество людей и можешь приступать. К гхаргу этот трибунал - мы только что организовали переворот в отдельно взятом городе и вряд-ли кто-то рискнёт протестовать. В крайнем случае, скажем, что они пытались сбежать.
        Тонфой издаёт короткий смешок.
        - А мы их догнали и на ходу нанесли каждому по полторы сотни ножевых ранений. Отличный план, Орн.
        Чуть поворачиваю к нему голову.
        - Мы их сожжём, когда всё будет закончено. Или скормим свиньям. У власти сейчас Хольт, который точно не станет задавать вопросов, куда делась пара человек.
        Довольно ухмыляющийся Эйкар спешит меня поправить.
        - Скорее десять человек. С меньшим числом жертв, результата не добиться.
        - Хорошо. Только не бери бывших рэйгов или высокопоставленных офицеров. И не забудь про защиту - о том, чем именно ты занимаешься, никто не должен знать.
        Старый маг, всё с тем же выражением лица, кивает мне.
        - Конечно. Джойл и Сонэра уже успели отдохнуть, я попрошу их помочь.
        Эйкар быстрым шагом удаляется по коридору, судя по всему, направляясь к арестованным, а мы плетёмся дальше ко входу в номер. Когда наконец вваливаемся в спальню, виконтесса сонно намекает на близость и даже пускает в ход руки, но стоит девушке раздеться, забравшись под одеяло, как оттуда доносится посапывание. Впрочем, я сам тоже отключаюсь практически сразу, как голова касается подушки.
        ***
        Разлепив глаза, понимаю, что кто-то ожесточённо долбит в дверь. С трудом поднявшись, натягиваю штаны и бросив взгляд на мирно спящую Айрин, которая даже не дёрнулась, шагаю к входу, держа наготове связку Эйкара с муравьями. За дверью обнаруживается раздражённый Канс с сонным лицом и покрасневшими глазами.
        
        - Эти тупорождённые личинки рицера побоялись будить тебя сами и вместо этого подняли меня. Представляешь? Объясни им, что я не твой секретарь!
        Поморщившись, успокаивающе поднимаю руку.
        - Непременно. Только не кричи так - Айрин ещё спит. Что произошло?
        Тонфой, тяжело выдыхает воздух.
        - Сразу три долбанные новости. Пришло письмо от Столька - он намекает на то, что нам было бы неплохо вернуться в Хёниц, раз задача в Скэррсе выполнена. Полчаса назад в город приехала дочь графа Вайрьо, которая хочет с тобой увидеться. И к нам маршируют три бригады двадцать третьего корпуса, которые то ли на стороне Оттефера, то ли воюют за Скорсов. Но точно не присягали Морне. Хольт собирает совещание, куда мы тоже приглашены.
        Момент стою на месте, переваривая информацию, а потом, выматерившись про себя, обозначаю, что через десять минут встречаемся в холле выделенного нам люкса и захлопнув дверь, отправляюсь будить виконтессу.
        Глава XI
        Процесс пробуждения Айрин и наши сборы всё-таки занимают чуть больше времени и спальню мы покидаем только спустя четверть часа. Около выхода из номера нас уже ждут остальные - переодевшаяся в нормальную одежду Круацина, сонно-раздражённый Канс и угрюмый Эйкар, которого оторвали от подготовки к ритуалу. Чуть в стороне стоят Джойл и Сонэра, выглядящие более бодро и о чём-то беседующие между собой. Неподалёку, в воздухе кружит задумчивый Сэйс. Собственно, он единственный, кого мы оставляем на месте - демонстрировать призванного всем остальным точно не стоит, а номер под магической защитой и охраной солдат, сюда никто не должен сунуться.
        Спустившись вниз, загружаемся в паромобиль и через десять минут уже подъезжаем к зданию городского правительства, где и должно проходить собрание. На входе сталкиваемся с майором Савальо, который приветствует меня, взяв под козырёк, а в небольшом зале для совещаний обнаруживаются барон Корэс и подполковник Торк - похоже Хольт собрал здесь всех представителей имперской власти в городе. Когда рассаживаемся на своих местах рядом с инспектором, внутри появляется и Тескон, сбоку от которого шагает ещё один, облачённый в мантию маг - плотно сложенный брюнет с короткой щетиной на щеках. Как я предполагаю, Ортус Морно - глава представительства Хёница в Скэррсе.
        Тескон усаживается через один стул от меня, после имперского инспектора, а я окидываю взглядом зал. Почти все свежеиспечённые рэйги выглядят весьма сумрачно, тихо переговариваясь между собой и изучая бумаги на столе. На их фоне выделяется только Сарт Довано, который беззаботно оскалившись, машет нам рукой. Не знаю, какую должность ему выделили, но парень выглядит весьма довольным жизнью. А через секунду, в зале появляется Корна, в костюме с глубоким декольте и папкой бумаг в руках. Заметив меня, изображает на лице улыбку и внезапно посылает воздушный поцелуй, что не остаётся незамеченным для Айрин. Сонное выражение сразу же пропадает с её лица и виконтесса, прищурив глаза, интересуется.
        - Почему эта болотная шлюха, вывалившая грудь наружу, шлёт тебе поцелуи? Ты чем занимался, пока я валялась в госпитале?
        Покосившись в сторону ухмыляющего Канса, который сидит сразу за Мэно, определяюсь с ответом.
        - Это Корна Лоннейс - она представляла свою семью во время переговоров. Манеры у неё развязные, согласен, но моей вины тут нет.
        Отмечаю, что блондинка явно отлично понимает последствия своих действий и сейчас наслаждается произведённым эффектом, наблюдая за нами. До Айрин это тоже доходит и виконтесса внезапно создаёт в воздухе перед собой небольшой огненный шар, привлекая внимание сразу нескольких присутствующих. Выбираю между вариантами реакции, когда в помещение входит Хольт, занявший место во главе стола. Окинув всех взглядом, задерживает его на Мэно и та, недовольно поморщившись, гасит пламя. А Довано, помедлив ещё секунду, начинает говорить.
        - Как многие из вас знают, к нашему городу направляются три бригады двадцать третьего корпуса, намеренные взять Скэррс под свой контроль. Послание от Её Императорского Величества, Морны Эйгор поступило час назад - она сообщает об угрозе и приказывает нам подготовить оборону города. Собственно, для этого мы с вами и собрались здесь - решить, как лучше встретить незваных гостей.
        Формулировки звучат несколько двояко - как будто новый глава Скэррса предлагает обдумать все варианты, включая сдачу. Это замечает и барон Корэс, немедленно на это реагирующий.
        - Вы же не собираетесь сдаться?
        За столом повисает напряжённое молчание и даже Сарт прекращает крутить в руках подобие карандаша, повернув голову в сторону Хольта. Тот, выдержав эффектную паузу, с улыбкой озвучивает свою позицию.
        - Этим утром мы присоединились к "Пакту порядка", предложенному регентом и заключили соглашение с её доверенным лицом. Скэррс будет сражаться. Вопрос только в том, как нам одолеть три армейские бригады, что приблизительно через сутки будут под стенами города?
        Капитан Дарсон, командующий теперь местной армией, бросив взгляд на майора Савальо, присоединяется к беседе.
        - Вопрос - какие именно бригады? Пехота? Механизированные? Танковые?
        Довано, чуть замешкавшись, берёт лист бумаги, лежащий перед ним на столе и проходится по нему взглядом.
        - Две пехотные и одна механизированная. Драконов нет, дополнительных магических соединений, скорее всего, тоже.
        Офицер хмыкает.
        - Даже если так, это шестнадцать тысяч линейной пехоты, плюс ещё четыре тысячи механизированной, не меньше сотни паротанков, артиллерия и три роты магической поддержки, по одной на каждую бригаду. Не считая возможного усиления. А у нас семь тысяч слабо подготовленных солдат, один имперский батальон и горстка магов. Ни одного орудия и никакой возможности их получить. Если быть честным - я с трудом представляю, как мы сможем защитить город. Ни в коем случае не призываю к сдаче и готов сражаться, но надо понимать, что если мы станем ориентироваться на уличные бои, в которых вознамеримся погибнуть во славу престола, то моральный дух рядового состава будет безнадёжно подорван.
        Дождавшись, пока капитан договорит, Хольт с лёгкой улыбкой поворачивается ко мне.
        - Возможно у вас, граф Вайрьо, есть какие-то идеи? В конце концов, вы посланник Её Императорского Величества и "Защитник империи". На данный момент все имперские силы в городе подчиняются напрямую вам.
        Настолько откровенной подводки к своей персоне, я, если честно, не ожидал. Скорее предполагал, что он сначала обратится к своим свеженазначенным министрам, а потом уже станет интересоваться мнением представителя Морны. К тому же, мои полномочия, очерченные грамотой регента, не выходили за пределы экономики. Откашливаюсь, чтобы выгадать дополнительное время на раздумье и откинувшись на стуле, принимаюсь излагать.
        - В городе есть около восьми тысяч солдат пехоты и возможность мобилизовать для защиты дополнительные силы. Что касается магов, на шахтах Скэррса работает около полусотни специалистов, отвечающих за функционирование и создание некроконструктов. Помимо этого, есть маги, действующие в интересах тех или иных компаний, принадлежащих, как вашей семье, господин Довано, так и Лоннейсам. Прибавим к этому офицеров императорской канцелярии и вы получите достаточное число магов, чтобы противодействовать силам мятежников.
        Улыбка на лице главы города становится шире и он выуживает из груды бумаг запечатанный конверт, передавая его помощнику, что стоит за спиной. Парень быстрым шагом направляется ко мне и скоро я уже держу его в руках. Печать Морны, в качестве адресата указан граф Орнос Вайрьо. Покосившись на Хольта, вскрываю конверт и достав лист бумаги, пробегаю по нему глазами, стараясь сохранить спокойное выражение лица.
        - Как видите, граф, более верно будет сказать, что У ВАС будет достаточно магов для схватки с приближающимся противником.
        Скалящийся Хольт прав - в письме содержится приказ Морны обеспечить оборону Скэррса и удержать его, нанеся, по возможности, максимальный урон силам мятежников. Но основная задача - оставить за собой город, сковав под ним силы противника. Что интересно - судя по тексту, Морна сама не уверена, кого именно поддерживают армейские части, которые сейчас спешат к Скэррсу. Единственное, что девушка гарантирует - они сражаются не на её стороне. Отдельно помечено, что Хольту Довано и парламенту Скэррса направлен официальный приказ о назначении меня военным комендантом города и командующим обороной, от лица империи. По закону, у правителя Норкрума имеется такая возможность в случае непосредственной опасности для любого из вольных городов.
        Отложив в сторону письмо, подталкиваю его ближе к Айрин и перевожу взгляд на довольного собой Довано. Правда, пока не могу понять, чему он радуется. Не успел и дня пробыть на своём посту, как у него уже забирают львиную часть власти, ставя в зависимость от меня. Но причины у Хольта точно есть - улыбка на лице выглядит вполне искренне. Слышу, как рядом шёпотом матерится Айрин, озвучивающая что-то о сношающихся между собой рицерах и гхаргах, а сам стиснув зубы, поднимаюсь со своего места, шагаю к Довано, на чьём лице появляется некоторое недоумение. Приблизившись, останавливаюсь и выдавливаю из себя усмешку.
        - Раз я назначен военным комендантом Скэррса и командую обороной города, думаю мне и стоит провести это совещание. Прошу освободить место.
        Судя по его внешнему виду, Хольт слегка выбит из колеи. Но деваться ему некуда - бросив взгляд на своих министров, шутливо разводит руками.
        - Милости прошу, граф Вайрьо. Место во главе стола ваше.
        Сам он занимает стул с правой стороны, вынудив переместиться одного из приближённых - массивного седого мужчину с окладистой бородой, в сюртуке. Я же обвожу собравшихся мрачным взглядом.
        - Капитан Дарсон полностью прав - у нас нет артиллерии, которую можно было бы противопоставить огневой мощи противника. Но зато имеются маги, алхимические лаборатории и обширные запасы кэррса, которые можно использовать. С сегодняшнего дня, все имеющиеся в городе лаборатории переводятся на военные рельсы. Общую координацию станет осуществлять Сонр Кронц, присутствующий на этом совещании. Он же, вместе с магами Хёница, поставит задачи для магов в лабораториях.
        Слышу, как показательно хмыкает глава местного представительства университета и поворачиваюсь к нему.
        - Ортус Морно, вы же не откажетесь помочь в защите города, к чему вас обязывает договор между престолом и Хёницем.
        Мужчина, почёсывая щетину, мрачно смотрит на меня, поджав губы.
        - Не совсем понятно, кого именно сейчас можно считать законным правителем Норкрума, а кого мятежниками. В условиях подобной неопределённости, вмешивать университет в политическое противостояние кажется мне не слишком хорошей идеей.
        Сидящий рядом с ним Тескон морщится, а я пробую зайти с козырей.
        - Боюсь, далеко не все разделяют вашу точку зрения. Например командующий обороной Скэррса, внезапно обнаруживший гнездо мятежников в представительстве Хёница и решивший нанести по ним удар. Или Хардэн Стольк, с которым я беседовал перед вылетом сюда. А может быть и Лэзла Кровавая, у которой наверняка хватит сил распластать вас на тысячи тонких полосок, чтобы потом зажарить и скормить на ужин всем остальным мятежникам.
        Отмечаю, что слова о возможной атаке и реакции ректора, на мага влияют не очень сильно, а вот при упоминании бабушки Канса тот рефлекторно дёргается.
        - Каким боком с этим может быть связана Лэзла? Она уже давно засела в...
        Решаю сразу додавить ситуацию и перебиваю его.
        - В своём особняке и не показывает носа наружу? Да, она рассказывала о своём вынужденном затворничестве. Несколько дней тому назад, за ужином. И если честно, не думаю, что ей понравится ваше поведение.
        Помолчав, Ортус уточняет.
        - Она поддерживает Морну Эйгор?
        - Вот сами у неё и спросите, когда она потребует ответа.
        Глава представительства явно колеблется и мне на помощь неожиданно приходит Тескон.
        - Я не отношусь к персоналу местного представительства, но хочу сказать, что поддерживаю точку зрения графа Вайрьо, который сейчас выступает в качестве должностного лица, назначенного Морной Эйгор, а не студента Хёница. Думаю, с учётом отношений ректората и регента, будет логичным поддержать его в обороне города. Хотя, если вы сомневаетесь, можете запросить мнение Столька по этому поводу.
        Покосившийся на него Ортус, вздыхает и снова переводит взгляд на меня.
        - В чём именно вам требуется помощь?
        - То есть вы согласны с моим предложением о помощи в защите Скэррса?
        Ещё несколько секунд он медлит, разглядывая меня, но, в конце концов, чуть опускает подбородок, изобразив утвердительный кивок.
        - Маги, находящиеся под моим руководством окажут вам всю посильную поддержку. Но хочу, чтобы вы поняли - участвовать в безнадёжной схватке и гибнуть, мы не намерены. Это удел военных, а не университетского персонала.
        - Ваша задача - разработать и предложить варианты использования кэррса в целях нейтрализации техники и артиллерии противника, равно как и его магов. У нас громадные запасы минерала и я уверен, мы сможем его задействовать. Выделите для этого группу из числа алхимиков. Отдельно будут действовать маги под руководством Тескона, которые займутся созданием боевых химер и некроконструктов. И часть магов отправится в пехотные части, для их прямой поддержки в грядущем столкновении.
        Морно, с лёгким удивлением косится на профессора, что расположился рядом и не выдержав, уточняет.
        - Вы серьёзно считаете, что можете отдавать приказу профессору и главе кафедры Хёница? Являясь студентом первого курса?
        - Как верно сказал ваш коллега, сейчас я представляю Морну Эйгор и действую от её имени, в строгом соответствии с договором между университетом и престолом. К тому же, если я прав, на данный момент времени, вы не преподаёте в Хёнице и тем более не являетесь главой кафедры. А господин Тескон сам решит, чьим приказам ему подчиняться и как действовать.
        Ортус снова поворачивается к профессору, ожидая от него какой-то реакции и поняв, что её не будет, с удивлённым лицом откидывается на спинку стула, разводя руками.
        - Раз сам Лайр Тескон согласен выполнять ваши указания, то я пожалуй тоже не стану спорить. В течение двух часов маги будут распределены по группам. Только один вопрос - кто будет координировать их работу?
        - Как я уже сказал, действия алхимиков будет курировать Сонр Кронц, который присоединится к вам спустя некоторое время. За химер и некроконструктов отвечает господин Тескон, а распределением по пехотным частям, займётся маг батальона двадцать первого корпуса - он единственный кадровый военный из числа выпускников Хёница, находящихся в городе.
        Пару секунд жду и поняв, что Морно не планирует больше ничего спрашивать, снова разворачиваюсь ко всем остальным, отметив, что у половины рэйгов играют улыбки на лицах.
        - Господа, если вы считаете, что вас это обойдёт стороной, то сильно ошибаетесь. Все маги, работающие в лабораториях и на шахтах, переходят в моё полное распоряжение. Алхимики отправляются под командование Кронца, а некроманты идут работать к господину Тескону. Городские власти, должны по первому требованию обеспечивать их всеми ресурсами - от материала для создания конструктов, до помещений, провианта и транспорта. Капитан Дарсон - вы выделите для каждой группы магов необходимое количество солдат, чтобы держать на расстоянии местных жителей. Лучше, если это станут делать пехотинцы в серых мундирах.
        Сделав паузу с удовлетворением вижу, как улыбки сползают с лиц министров и продолжаю.
        - Максимум, через два часа, каждое ведомство должно предоставить полный отчёт о своих ресурсах, как людских, так и материальных. Можете передавать их в канцелярию штаба обороны города, которую возглавит Айрин Мэно. В случае, если вскроется обман любого характера, вы будете смещены со своего поста и отданы под трибунал. Что в условиях военного времени, практически равносильно смертной казни. Сам штаб я попрошу возглавить майора Савальо - он располагает максимальным опытом в делах подобного рода, среди всех нас. Его первым заместителем станет капитан Дарсон.
        Оба военных, переглянувшись, кивают и я поворачиваюсь к главе отделения императорской канцелярии.
        - Что касается вас, подполковник Торк - мне потребуется полный список магов, с их возможностями. А о задачах ваших офицеров, мы побеседуем позже, в более приватной обстановке.
        Сразу, как я заканчиваю говорить, слышится голос Корны Лоннейс.
        - Так что мы станем делать? Встретим их отрядами некроконструктов и толпами химер? За один день нельзя создать достаточное число существ, чтобы хватило на такую группировку.
        Айрин, бросившая на девушку злобный взгляд, саркастически добавляет.
        - Мы им тебя голышом со стены покажем - они сами со страха разбегутся, визжа от ужаса.
        Говорит виконтесса негромко, но в относительно тишине, слова наверняка слышат почти все собравшиеся. Несколько человек явно напрягаются, с непониманием смотря на девушку, а вот Сарт Довано с трудом сдерживает смех, прижав ладонь к лицу. Блондинка, явно задетая фразой, косится в сторону Мэно и пока всё это не переросло в открытую перепалку, спешу вмешаться.
        - Точный план действий будет сформирован через четыре часа, когда мы соберёмся в этом же здании, которое отныне будет служить местом размещения штаба обороны города и переходит в распоряжение майора Савальо. Всех, кто должен будет присутствовать на следующем совещании, оповестят письмами с вестовыми. Уверен, мы сможем найти вариант, позволяющий обеспечить безопасность города.
        Больше вопросов Корна не задаёт, сосредоточившись на дуэли взглядами с Айрин. Зато подаёт голос один из рэйгов, которых я ещё не успел запомнить.
        - Что подразумевается под обеспечением магов ресурсами? Откуда мы возьмём материал для некроконструтов или химер?
        Перевожу взгляд на Тескона и маг ровным голосом излагает варианты.
        - Нам подойдут трупы из моргов, крупный рогатый скот, свиньи, птица и в целом - любые живые существа, которых можно задействовать для данной задачи. Всё зависит от того, по какой схеме будут создавать конструкты. Думаю, наши потребности в сырье мы обозначим на совещании, о котором только что говорил граф Вайрьо.
        Больше вопросов ни у кого нет, так что подвожу финальную черту.
        - С этого момента, все городские службы подчиняются штабу обороны Скэррса. Согласуйте с майором Савальо людей, которые будут выступать в качестве ваших представителей.
        Переведя взгляд на Хольта Довано, который уже не выглядит таким довольным, обозначаю ещё одну задачу.
        - Управляющий этого здания, со всем персоналом тоже переподчиняется штабу. Вызовите его сюда и представьте майору, чтобы он понимал, кому необходимо адресовать приказы, касающиеся организационных моментов.
        Тот молча наклоняет голову и после пары секунд размышления, я решаю, что на этом можно закончить. После фразы о том, что совещание завершено, большинство рэйгов бросают взгляды в сторону Хольта, но возражений с его стороны не поступает и все начинают постепенно расходиться.
        Ко мне сразу же подходят оба присутствующих военных, прося очертить круг их задач и обозначить уровень полномочий. После короткой беседы, офицеры удаляются, шагаю к Довано, который привёл пожилого мужчину с круглым лицом - видимо это и есть управляющий зданием правительства. А я замечаю Айрин, которая с яростным видом излагает что-то Корне, периодически косящейся на меня. Когда начинаю двигаться в их направлении, блондинка отходит в сторону и быстро покидает помещение, а виконтесса с улыбкой поворачивается ко мне и как только оказываюсь рядом, объясняет ситуацию.
        - Пыталась разложить ей по полочкам, что не стоит трогать чужих мужчин, особенно в военное время. А то можно ненароком и сдохнуть или оказаться в лапах банды с окраины, что с тобой вдоволь повеселится.
        Качнув головой, вздыхаю. Вот только конфликта с одной из двух семей, что сейчас правят городом, нам и не хватало. Ответить, впрочем, не успеваю - ко мне подлетает Канс.
        - Почему во главе канцелярии штаба Айрин? А как же я? Что мне делать?
        Повернувшись к нему, пытаюсь на ходу придумать вариант ответа, но тут за спиной Тонфоя появляется Тиллес. Сначала не обращаю на этом внимания, а потом до слегка сплавившегося мозга доходит, что денщик должен быть в Кёйреле, где мы его оставили, а никак не стоять в паре метров. Уже собираюсь поинтересоваться, каким образом он тут оказался, когда следом за бывшим гвардейцем, в поле зрения появляется и Дэйр, тоже оставленный нами в городке при университете. Уперев руки в бока, разглядывает нас. Канс и Айрин, обратив внимание на мой взгляд, поворачиваются к нему, а мужчина, качая головой, мрачно интересуется.
        - В какое вонючее болото вы влезли на этот раз?
        Интерлюдия 4
        - Я привёз предложение от хёрдисов Кеннота и Релье - они могут открыто выступить на вашей стороне, сразу после достижения соглашения. Их объединённые силы потянут на два с половиной армейских корпуса, а если прибавить к этому ваших солдат, то получится весьма внушительная, для текущих обстоятельств, армия.
        Плотный мужчина в сюртуке, с довольным видом смотрит на облачённого в белый мундир Рихта Эйгора и закончив говорить, принимается обрезать сигару, извлечённую из внутреннего кармана. Двоюродный брат Ланца, мрачно наблюдающий за собеседником, вздыхает.
        - Маркиз, вы появились из ниоткуда день назад и уже предлагаете мне стать знаменем коалиции из двух хёрдисов с их армиями. Смотря на ситуацию с технической стороны, предложение не самое плохое, но вот взглянув на неё под другим углом, я вижу массу минусов.
        Ценхор, наконец раскуривает сигару и выдохнув дым, с интересом смотрит на члена императорской фамилии.
        - Каких же? Давайте обсудим моменты, которые вас беспокоят.
        Со стороны Рихта слышится ещё один вздох и тот косится на замершего в стороне кудрявого советника, внимательно прислушивающегося к беседе.
        - Первое - вы известный любитель плести долгоиграющие интриги, что всегда остаётся на плаву. Который смог уцелеть даже после удара гвардейских драконов Морны. Сомневаюсь, что вы искренне желаете реализовать моё законное право на престол.
        На лице маркиза появляется добродушная улыбка.
        - Ну что вы, Ваше Императорское Величество, я действительно хочу, чтобы вы оказались на троне, убрав оттуда эту мерзкую девчонку. Знали бы вы все её секреты, поняли, что ей совсем не место во власти. Что касается моего умения сохранять свою жизнь, то это скорее повод для гордости. К тому же, прямо сейчас я в вашей полной власти - вы вольны достать револьвер и пристрелить меня на этом роскошном стуле, обитом медвежьим мехом.
        - С трудом верится, что у вас нет резервного варианта действий на тот случай, если я попробую вогнать пулю вам в голову. Сколько у вас артефактов на теле? Два десятка? Три?
        Держащий в правой руке сигару, маркиз, молча пожимает плечами и Рихт продолжает.
        - Даже если не брать в расчёт вашу личность, то мне предлагается союз с двумя хёрдисами, каждый из которых, наверняка имеет свои представления о дальнейшем распределении власти в империи. При этом они располагают более многочисленной армией, чем есть у меня. Сам собой возникает вопрос - для чего это мне?
        Выдохнувший дым Ценхор, взмахивает правой рукой.
        - Под вашим командованием находится не меньшее количество солдат, чем у этой парочки. И как по мне - очевидно, для чего двоим хёрдисам нужен союз с законным наследником престола.
        Нахмурившийся Рихт, чуть подаётся вперёд.
        - Не наследник, а всего лишь человек, который должен занять позицию регента при моём племяннике Керьо. И хватит уже юлить - уверен, вы прекрасно осведомлены о моей ситуации с войсками. Немного морской пехоты, гарнизонные части, мобилизованные гражданские и две пехотные бригады. Если смотреть на численность, их действительно немало, но если оценить с точки зрения эффективности, не потянет и на один корпус. Да и выделить для наступления на Схердас я могу только их небольшую часть. Оказавшись во главе армии, в качестве свадебного генерала. Повторюсь - зачем это мне?
        Посерьёзневший маркиз, пару секунд молчит, после чего начинает, куда более жёстким тоном, излагать.
        - Во-первых, для вас это единственный шанс добиться победы. Вы же не надеетесь, что она сама свалится вам в руки, пока вы сидите на северо-западном побережье? Кто бы не взял столицу, он постарается объединить под своей властью весь Норкрум и боюсь вы ничего не сможете ему противопоставить, даже если удержите все занятые сейчас города, под своим контролем. Во-вторых, никто не предлагает вам заниматься разработкой военной стратегии - для этой задачи у нас есть генералы. Ваша задача - вдохновить население, дав жителям империи символ, вокруг которого они смогут сплотиться.
        Сделав короткую паузу, продолжает.
        - В-третьих, само собой мы все чего-то хотим. Например реформирования системы управления империей.
        Замолкнув, с ожиданием смотрит на собеседника и тот, поняв, чего от него ждут, мрачно уточняет.
        - В каком именно ключе? Что вы хотите изменить?
        - О, не так уже много, на самом деле. Полностью ликвидировать сословие герцогов, разжаловав всех существующих и не жалуя титулы новым. Расширить полномочия Большого дворянского собрания и сформировать "Совет хёрдисов", которые получат возможность выносить вето на решения императора по ключевым вопросам в сфере экономики и внутренней жизни страны. Заметьте - внешнюю политику и армию мы оставляем исключительно за вами.
        - Наверное, по той причине, что вся наша дипломатия связана либо с подготовкой войны против южных королевств, либо попыткой организации разрядки с ним же. То есть вы хотите ограничить мои полномочия, как регента и забрать часть власти у Керьо, когда он займёт своё место?
        Секунду помолчав, Ценхор усмехается, покачивая головой.
        - Если вы действительно решите передать власть своему племяннику, то да. Вам стоит понимать, что мы с готовностью поддержим любое ваше решение, включая вариант, при котором вы сами станете императором, а Керьо отправится в поместье, под охрану верных солдат, где и проживёт жизнь, полную роскоши и женского внимания. Но без малейшего шанса вернуться в Схердас. Впрочем, всё это исключительно на ваше усмотрение - точно так же мы поддержим и мальчика, при его восхождении на трон.
        Рихт, с шумом выдохнув воздух через стиснутые зубы, пару мгновений сверлит маркиза взглядом.
        - У вас есть конкретный список вопросов по которым полномочия отойдут этому "Совету хёрдисов"?
        - Детализированного и изложенного на бумаге, к сожалению нет. Но я и так могу обозначить сферы, которые нас интересуют - в первую очередь это налоги и пошлины, антимонопольные вопросы, статус вольных городов и иных обособленных структур на территории Норкрума, круг полномочий провинциальных властей и утверждение персоналий местного руководства. Грубо говоря - всё, что относится к экономике и внутренней политике.
        Откинувшийся в кресле Рихт Эйгор, барабаня пальцами по подлокотнику, интересуется.
        - И взамен на это вы дадите мне возможность формально возглавить относительно скромную армию, которая уступает по численности даже солдатам, что подчиняются рицерову ублюдку Болрону?
        Его собеседник машет головой.
        - Вы не совсем верно смотрите на ситуацию. Многие из армейских командиров всё ещё колеблются - каждого из них сейчас осаждают посланники от аристократов и Морны, убеждающие выбрать ту или иную сторону. Солидная их часть увидит в коалиции двух хёрдисов и законного кандидата в регенты, отличную возможность сохранить своё лицо, одновременно с этим заняв сторону потенциальных победителей. Нам хватит двух-трёх присоединившихся корпусов, чтобы превратиться в самую мощную силу на просторах Норкрума. А ведь есть ещё и другие аристократы, которые тоже могут выбрать вашу сторону. Включая тех хёрдисов, что ещё не определились или держат нейтралитет. Те же Тонфои - услышав про участие хёрдисов в управлении империей и расширение автономии, они наверняка поддержат вас, добавив к нашим силам, хотя бы несколько бригад.
        - Звучит красиво, но совсем не факт, что всё будет происходить именно так. Риск с вашей стороны минимален, а вот я могу лишиться всего, в случае провала, превратившись в идиота, окончательно испоганившего свою репутацию.
        Подняв в воздух палец, маркиз отмечает.
        - Хочу сказать, что с частью офицеров уже активно ведутся переговоры и они дали своё предварительное согласие. Два корпуса - один армейский и один танковый, думаю, это весьма неплохо для начала. А бонусом послужит история Морны Эйгор, которая окончательно уничтожит её шансы удержаться на престоле.
        Поморщившись, бывший флотский офицер смотрит на своего кудрявого советника, но Овиас едва заметно пожимает плечами и Рихт возвращает взгляд на Ценхора.
        - Что за история? И почему она должна повлиять на её положение?
        На лице аристократа появляется ухмылка.
        - Раз вы так настаиваете, я вас всё расскажу. Видите, насколько я вам доверяю - выкладываю один из своих главных козырей, за обладание которым, на мой замок и обрушились драконы.
        Выдержав секундную паузу, продолжает.
        - Пару лет назад, Морна была весьма бойкой девушкой, страстно желавшей острых ощущений. Настолько, что интрижки с аристократами, гвардейцами и даже прислугой перестали быть для неё достаточно интересными. К тому же её отец весьма жестоко карал тех, кто осмеливался доставить его дочери толику наслаждения. И она пообещала ему утихомириться, действительно прекратив трахаться налево и направо во дворце. Правда, вместо этого нашла весьма изящное решение для полного удовлетворения своих потребностей. Знаете какое?
        Скривившийся, при упоминании похождений племянницы Рихт отрицательно качает головой.
        - Не представляю.
        Выпустив клуб дыма, Ценхор издаёт короткий смешок.
        - Могу поспорить, этот вариант не придёт вам в голову, даже если вы станете перебирать самые неожиданные идеи. Морна нашла элитный бордель, в котором использовались самые разнообразные...практики получения сексуального удовольствия. И какое-то время регулярно посещала его, по согласованию с владелицей. Что удивительно - не в качестве клиента, а под личиной шлюхи, что всегда скрывала своё лицо под маской. Два-три вечера в неделю, клиентам становилась доступна для заказа Морсэн - изящная девушка, согласная абсолютно на всё и не обременённая комплексами. Она стала настолько популярной, что к ней выстраивалась целая очередь по записи.
        - Пока это только слова. У вас есть доказательства?
        Маркиз делает обиженное лицо.
        - За кого вы меня принимаете? Бродячего сказочника, что плетёт свои истории в угоду слушателям? Бордель попал в поле зрения канцелярии и Орвир решил вопрос очень простым способом - приказал устранить всех, кто там работал и посещал Морну, в качестве клиента. Но у меня вышло узнать о готовящейся операции чуть раньше и надёжно укрыть сразу пятерых девушек, что ублажали мужчин вместе с нынешним регентом Норкрума. И найти семерых клиентов, что побывали с ней в одной постели. Дюжина свидетелей, готовых выложить всю правду газетчикам, рассказав всё в мельчайших подробностях. Сами понимаете, как после такого станут к ней относиться.
        Около минуты Рихт молчит, обдумывая услышанное. В конце концов, снова переглянувшись с Овиасом, начинает отвечать.
        - Всё это звучит мерзко, но признаю - может сработать. А без моего участия, династия Эйгоров просто падёт, оказавшись вычеркнутой из истории Норкрума. Но перед тем, как дать согласие, я хочу обговорить все будущие ограничения в деталях, записав всё это на бумаге, с подписями всех сторон.
        С ухмылкой кивнув, Ценхор добавляет.
        - Документально стоит зафиксировать и ещё один момент - я собираюсь стать канцлером империи, после вашей победы. Вам же пригодится человек, который сможет лавировать между хёрдисами и договариваться с ними?
        Устало вздохнув, брат Ланца машет рукой.
        - Пусть. Это не такая большая уступка, на фоне всего остального.
        Довольно ощерившийся маркиз, слегка наклоняет подбородок.
        - Вот и прекрасно. А теперь, предлагаю обсудить детали.
        Овиас, поняв молчаливый посыл своего шефа, отправляет одного из слуг, ожидающих в коридоре за бумагой и сводом законов империи, после чего оба участника разговора приступают к обсуждению полномочий будущего "Совета хёрдисов" и дворянства в целом, набрасывая контуры соглашения.
        Глава XII
        Дэйр явно горит желанием побеседовать, но, на него пока нет времени, хотя меня и занимает вопрос, как он здесь оказался и для чего. Попросив мужчину подождать, пытаюсь пройти мимо него, но тот хватает меня за руку и понизив голос, практически шепчет.
        - Я слышал, как вы весьма вольно трактовали позицию моей нанимательницы, Орнос. И думаю, как минимум, из-за этого, нам стоит поговорить.
        Понимаю, что за нами наблюдают оставшиеся в зале люди, в число которых входит Торк и отстраняюсь от подчинённого Лэзлы.
        - Раз вы так настаиваете, побеседуем немедленно. Но предупрежу сразу - у меня не так много времени.
        Объяснив подполковнику, что ему нужно подождать, выхожу в коридор и задействовав одного из служащих здания, нахожу свободный кабинет. Айрин, которая порывается отправиться со мной, оставляю на месте, разбираться со структурой штаба и должностными обязанностями. Раз она теперь отвечает за канцелярию, виконтессе предстоит немало работы. С ней оставляю Джойла, Сонэру и Эйкара. А вот Канса и Круацину беру с собой. В конце концов, речь пойдёт о бабушке аристократа, а призванная в случае необходимости, сможет помочь в схватке, если по какой-то причине дело примет скверный оборот.
        Тиллес, которому никто так и не отдал какого-то приказа, тоже с растерянным видом плетётся за нами, но Тонфой, всё-таки обратив внимание на своего денщика, даёт ему команду остаться снаружи и тот занимает позицию у двери кабинета, который мы выбрали для разговора.
        Оказавшись внутри, Дэйр активирует артефакт защищающий от прослушки и поворачивается ко мне.
        - С чего вы взяли, что угрожать кому-то недовольством Её Сиятельства и расправой с её стороны, это хорошая затея?
        - Встречный вопрос - а у меня разве был выбор? Либо так, либо лишиться помощи магов Хёница, что сильно снизит возможности города в плане обороны.
        Сняв шляпу-котелок, мужчина кладёт её на стол, приглаживая рукой взъерошенные волосы.
        - Знаете, если бы леди Тонфой не дала мне понять, что собирается выступить на стороне Морны, мне пришлось бы сейчас вмешаться. Теперь же, в свете последних данных, думаю стоит оставить этот пассаж без внимания. Но я всё равно требую объяснить, что здесь происходит.
        Подавив вздох облегчения, пытаюсь быстро свернуть разговор.
        - В двух словах - я назначен Морной командующим обороной Скэррса и его военным комендантом. Как сами понимаете, у меня сейчас масса дел, некоторые из которых не терпят отлагательств. Буду рад объяснить всё позже, когда с ними разберусь. И не откажусь от вашей помощи, раз мы по одну сторону баррикад.
        Брюнет, секунду мрачно смотрит на меня, явно сожалея о своих недавних словах и потере мощного рычага влияния. Но крыть ему уже нечем, так что Дэйр медленно кивает.
        - Ладно, поговорим, когда вы разберётесь со своими вопросами. Слышал, вы обосновались в гостинице - там вас и подожду.
        Около минуты уходит на то, чтобы составить записку для Рифнера, в которой прошу разместить Дэйра в одном из номеров отеля и отыскать вестового, которого посылаем вместе с мужчиной, в качестве сопровождающего.
        Как только тот скрывается на лестнице, перемещаюсь к подполковнику Торку, который, судя по его лицу, уже изрядно раздражён необходимостью ожидания. Заняв с ним ту же комнату, где беседовал с Дэйром, коротко объясняю ситуацию - я прекрасно осведомлён, что половина его офицеров была связана с Марэто. И согласно законам империи должен казнить их всех, вместе с главой отделения. Но ввиду обстоятельств они получают шанс заслужить прощение, искупив вину верной службой. Основная задача - отслеживать настроение горожан, особенное внимание уделяя местным солдатам и магам. У канцелярии в любом случае должна быть местная агентура, вот её и надо задействовать, используя на полную катушку.
        Не сказать, что офицер доволен тоном нашего разговора, но с моими резонами полностью соглашается и выражает желание помочь, приложив для этого все усилия. Список магов канцелярии с описанием их специализации, через час обещает отправить с посыльным.
        Почти час уходит на согласование технических моментов работы структур штаба и переговоры с Хольтом, который пытается понять свою роль в текущей конфигурации городской власти. По итогу беседы, сходимся на том, что он отвечает за контроль над выполнением гражданскими службами приказов со стороны военных, равно, как и распоряжений, исходящих от меня. Довано тут же предлагает начать формировать городское ополчение - мол, это поможет сформировать, как минимум три-четыре батальона. Обещаю подумать над этим вопросом и принять решение на следующем совещании, после чего, наконец, удаляюсь в гостиницу, оставив с Айрин Канса и Круацину - виконтессе точно понадобится моральная поддержка. Да и защита со стороны призванной не помешает. Эйкар уже умчался в отель, заниматься подготовкой ритуала, так что компанию по дороге в отель мне составляют только баронесса и сосед по комнате в Хёнице.
        Загрузившись в паромобиль, откидываюсь на спинку сидения, устало закрыв глаза и слышу голос Джойла.
        - Чем тебе помочь, Орн? Дело то тяжкое - вон, сколько всего навалилось. Я в этой тактике и стратегии не понимаю ничего, но ежели надо будет вразумить кого или ещё что, мне подходящее - ты говори, сделаю.
        Разлепив веки, смотрю на здоровяка, сидящего напротив. Со всей этой вакханалией, у нас даже не было времени нормально пообщаться в последнее время. Собственно, наши посиделки в Хёнице теперь воспринимались, как нечто бывшее слишком давно, в то хорошее время, когда мозг не плавился от размышлений. Поняв, что какая-то часть меня хочет вернуться в университет, избавившись от висящего на плечах груза, усмехаюсь.
        - Ты можешь просто быть рядом, Джойл. И если кто-то попробует меня прикончить - убей его первым.
        Парень согласно кивает, а вот Сонэра чуть хмурится.
        - Тогда что делать мне? Тоже быть твоим телохранителем?
        Переведя взгляд на баронессу, секунду раздумываю.
        - Можешь помогать Айрин - ей точно понадобится сдерживающий фактор, чтобы не перестрелять половину бюрократов, что сейчас перешли в её подчинение. Можешь отправиться назад, сразу, как мы доберёмся до гостиницы.
        Рыжеволосая девушка фыркает.
        - Ты переоцениваешь мою психологическую стабильность - если Мэно решит поставить одного из местных дурней к стенке, то думаю я ей в этом только помогу.
        На лице сама собой появляется улыбка и я киваю.
        - Хорошо. Значит проследишь, чтобы никто не собрался пальнуть ей в спину.
        Сонэра тоже усмехается в ответ и пару минут едем в полной тишине, которую снова нарушает Джойл.
        - А может ну их всех? Дело идёт к большой войне - вон, под столицей уже сколько корпусов собирается. Зачем нам тут, в Скэррсе, стоять за Морну? Двинем назад в Хёниц или ко мне на болота - месяцок там отсидимся. Глядишь, за это время всё и закончится. А в Хельгинских топях, нас всё равно никто не отыщет, как бы не старались.
        Чуть помолчав, добавляет.
        - И Кансу, графа наконец покажу. А то он мне всё не верит, что он там есть.
        Покосившись в сторону водителя, пытаюсь понять, насколько хорошо он может слышать наш разговор? С одной стороны - между его кабиной и салоном есть стеклянная перегородка, с другой - не факт, что она не пропускает звук. Чтобы удостовериться, обращаюсь к нему, не открывая небольшого окошка и убедившись, что шофёр никак не реагирует, поворачиваюсь к Джойлу.
        - Сбежим на болота - потеряем статус студентов, за это нас точно выкинут. Да ещё и пришлют команду магов, чтобы стереть память обо всём, что было. Хардэн может и лоялен ко мне, но точно не настолько. Вернёмся назад в университет - превратим в своего врага саму Морну, у которой неплохие отношения с ректором. К тому же, мы сражаемся не только за неё. Это возможность получить лояльность, как минимум части местных жителей и приобрести новых союзников. Раз у нас нет вариантов уклониться от задачи, хотя бы выжмем из этого всё, что можно, для себя.
        - Но если что - ты имей в виду, всегда можно сбежать ко мне. Сёстры и матушка укроют.
        С улыбкой киваю здоровяку, подтверждая, что если нас совсем прижмут - непременно рванём на болота. А через десяток минут мы уже добираемся до гостиницы. Около входа нас встречает смущённый Рифнер, выскочивший из-за створок дверей.
        - Прибыл Дэйр Сонкон с запиской от вас - поместили его в отдельном номере.
        Чуть поколебавшись, добавляет.
        - И явилась ваша сестра с сопровождающими. Основную часть мы распределили по свободным номерам, а её саму пришлось пустить в люкс, что выделен для вас.
        Остановившись, упирая в него взгляд, чувствуя, как внутри просыпается беспокойство, смешанное с раздражением.
        - У вас был однозначный приказ - не допускать туда никого, кроме меня и моих людей. Только визитёров, следующих вместе с нами. Почему вы решили, что этим можно пренебречь?
        Обер-лейтенант заминается.
        - Ну так...она же сестра ваша. Из замка приехала. Вся такая из себя - команды раздавать принялась, строить всех. Я подумал, что рявкать на родственницу вашу или осаживать её - дело такое себе, дурно пахнущее. Мало ли, вдруг потом вздёрнуть решите ещё.
        Вздохнув, качаю головой.
        - Не притворяйся тупым поленом, лейтенант. Ты просто не захотел наживать себе проблем, ставя препоны аристократке, что из этих мест и может запросто отомстить. Но имей в виду - в следующий раз, я как раз таки прикажу тебя вздёрнуть за невыполнение приказа в военное время. Если кто-то хочет войти в наш номер без разрешения - его нужно остановить. В случае необходимости - силой.
        В глазах офицера тоже мелькает огонёк раздражения.
        - Так что нам - оттаскивать её надо было? А по сопровождающим стрелять? Это же ваши люди.
        - Именно. Оттаскивать, стрелять, рубить - любым путём преградить им путь внутрь. А теперь, извольте вернуться к несению службы - мне надо решить проблему, которую вы создали.
        Офицер с легким удивлением во взгляде, отступает в сторону, а я устремляюсь к лестнице. Внутри нашего люкса должен быть Сэйс и я даже не знаю, что будет хуже - если он прикончил "сестру" или мило с ней побеседовал. В обоих вариантах, это образует новую проблему, которую надо как-то разрешить.
        Сонэра отправилась назад в штаб, на том же паромобиле, что доставил нас сюда, так что в номер мы вваливаемся на пару с Джойлом. Внутри обнаруживается изящная брюнетка, развалившаяся в кресле, закинув ногу на ногу и мило беседующая с парящим в воздухе Сэйсом. При виде нас, даже не дёргается, оставшись на месте. Только переводит взгляд с одного на другого, останавливая его в итоге на мне.
        - Я так понимаю, ты и есть новый граф Вайрьо? Мой "незаконнорождённый брат"?
        Бросив взгляд на Сэйса, делаю пару шагов вперёд, приближаясь к девушке.
        - Не хочешь, для начала представиться?
        Собеседница, секунду смотрит на меня, после чего на её лице появляется усмешка.
        - Арса Вайрьо - никчёмная и пропащая дочь великого графа, что бился бок о бок с самим Ланцом Эйгором. Как там они говорили? "Распутная шлюха, что недостойна отправиться со всей семьёй" - вроде бы как-то так.
        На последних фразах, девушка картинно задирает подол платья до бёдер, демонстрируя чулки и висящий в воздухе Сэйс присвистывает, после чего поворачивается ко мне.
        - Если бы это не была ваша сестра, пусть и наполовину - я был бы крайне рад свести с ней знакомство.
        Покосившись на призванного, пытаюсь понять, как себя вести. Если раньше я думал, что одного из членов семьи оставили с целью получить замок после моей успешной ликвидации императорской канцелярией, то теперь картина вырисовывается абсолютно другая. Конечно, если она не врёт.
        Карлик, неверно истолковав моё молчание, снова начинает говорить.
        - Приношу извинения, если чем-то задел. Просто вы обещали сводить меня в бордель, а вместо этого заперли здесь. Вот я и...
        Поморщившись, перебиваю его.
        - Успокойся. Это не моя сестра - кровью мы никак не связаны.
        На лице Сэйса появляется радостная ухмылка и я сразу же добавляю.
        - Но это не значит, что тебе открыт путь к...сердцу этой леди. Молчи и следи за ситуацией - если нас атакуют, сам знаешь, что делать.
        Улыбка сразу же потухает и призванный отлетает в сторону, теперь посматривая на Арсу с определённым подозрением. Девушка же внезапно заливается смехом.
        - Леди? Меня так уже давно не называли. И ты серьёзно думаешь, что я прибыла ради того, чтобы напасть на тебя?
        Пожимаю плечами.
        - А зачем ты здесь?
        - Наши люди сами собирались отправиться к тебе, чтобы дать присягу. Как же - новый и знаменитый граф Вайрьо, в свои девятнадцать лет уже спасший регента и ставший посланником престола, которого отправили в столь важный город, как Скэррс. Мне и так подчинялись не слишком охотно, а с твоим приездом и вовсе превратились в безумных рицеров, что почувствовали запах свежей крови. Так что я решила возглавить их и самой посмотреть на внезапно возникшего "брата", что уже успел так прославиться.
        Интересно. Если говорит правду - значит в моём распоряжении имеется ещё какое-то количество людей, служивших предыдущему графу. Вопрос только в том, у какого их количества имеются какие-то подозрения по поводу таинственного исчезновения аристократа, пропавшего вместе с большинством членов семьи. И не объявится ли во всём этом хаосе он сам. В конце концов, Ланц уже мёртв, как и большинство его соратников - старые договорённости можно считать аннулированными. На момент представляю, что произойдёт, если настоящий граф на всю империю заявит, что под обликом его бастарда скрывается Кирнес Эйгор и передёргиваю плечами.
        Брюнетка, уже опустившая подол платья, поднимается со стула и заметив мой жест, насмешливо интересуется.
        - Что, так не рад видеть свою "сестрицу" со своими преданными слугами?
        Рядом что-то мрачно бормочет Джойл, держащий правую руку около рукояти топора, а я повторяю свой вопрос.
        - Зачем ты приехала в Скэррс? Ведь точно не ради того, чтобы просто увидеться со мной или посмотреть на город.
        Взяв со столика графин хирса, девушка наливает порцию алкоголя в бокал и делает глоток.
        - Надеялась, что мне найдётся применение. Знаешь, сидеть в четырёх стенах замка, где прислуга за спиной зовёт тебя шлюхой, а приказы выполняются только по той причине, что ты дочь человека, которому они были преданны - не самые лучший поворот жизненного пути. Я начинаю пить с самого утра, а к вечеру уже хочу пустить себе пулю в голову или перестрелять всех слуг.
        Несколько мгновений перевариваю услышанное, после чего уточняю.
        - И в каком качестве ты себя видишь?
        Арса, делает глоток хирса и прикусив губу, задумчиво оглядывает нас с Джойлом.
        - Магических талантов у меня точно нет. Но могу неплохо заниматься организацией людей - у меня была целая схема, по которой можно было покинуть замок незамеченной. Правда, в итоге одна из этих сладкоголосых шавок меня сдала, но с тех пор я куда лучше стала разбираться в людях.
        В некотором замешательстве, покачиваю головой.
        - Я верно понял - ты предлагаешь мне задействовать таланты по организации служанок, оставив тебя при себе и дав какую-то должность?
        Склонив голову, девушка чуть улыбается.
        - Именно так. Если ты не заметил, рядом с тобой формируется небольшое подобие придворного двора. Думаю и мне найдётся там место.
        Это сейчас был намёк на то, что она в курсе моего происхождения? Или просто оборот речи? Поколебавшись, определяюсь с линией поведения и озвучиваю вопрос.
        - Даже если оставить за скобками вопрос твоей эффективности, остаётся момент с доверием. Откуда я могу знать, что ты не предашь при первой же удобной ситуации? Скажем, когда кто-то предложит тебя намного более выгодные условия?
        На какое-то время она задумывается, а потом кивает в сторону Джойла.
        - Встречный вопрос - откуда ты знаешь, что этот увалень с топором не ударит в спину, если ему предложат войти в семью хёрдиса или должность при дворе? А то и просто толстую пачку банкнот?
        Парень, напрягшись, подаётся вперёд, но прежде чем успевает что-то сказать, Арса, с кривой усмешкой продолжает.
        - А если серьёзно - я буду предана любому, кто вытащит меня из того болота, где я была последнее время. Один раз! Один, несчастный раз, я решила, что могу поступить так, как хочу сама, а не как говорят мне родители. И думала, что они одобрят моё решение, когда окажутся перед фактом. Но секрет раскрыли и сделали всё, чтобы жизнь стала невыносимой, а мозг начал превращаться в кусок гхарговоха дерьма.
        Когда она замолкает, мы с Джойлом переглядываемся и я задаю вполне логичный, в этой ситуации вопрос.
        - Что именно произошло?
        Та, влив в себя остатки хирса, снова опускается в кресло.
        - Влюбилась в сына нашего конюшего. Бегала к нему в деревню и думала, что если буду носить ребёнка, то родители примут жениха. Тем более, я не старшая дочь и никто не рассчитывал оставлять меня наследницей. Но...они решили всё по другому. Моего Барна насмерть забили плетьми, а его отца отправили егерем на дальний рубеж, сохранив жизнь из-за выслуги лет. Меня же перестали выпускать даже из собственных покоев, именуя не иначе, чем развратной демоницей, что норовит лечь под каждого крестьянина.
        Чуть помолчав, добавляет.
        - Знаешь, я была рада, когда они уехали. Пусть слуги и смотрели на меня, как на чумную, но те, что остались, не рисковали оскорблять в открытую и даже отчасти слушались. За одно это, я тебе крайне признательна. А если вытащишь меня из этой обители ханжеских выродков - буду благодарна до конца жизни. Что нужно сделать, чтобы ты мне поверил? Подписать договор вассалитета? Заключить контракт на занятие должности?
        Теперь ситуация становится немного более понятной, да и мысль она в своих последних фразах, подала весьма интересную.
        - Что скажешь по поводу ритуала магической присяги? Той самой, которую нельзя нарушить, без риска своей гибели.
        На момент замерев, брюнетка удивлённо уточняет.
        - Я согласна, но кому её давать? Ты же студент Хёница, а для магов, если я верно помню, такие заклинания запретны.
        Улыбка появляется на моём лице сама собой.
        - У меня есть вариант, как это обойти. Если согласна, то готовься - сегодня проведём ритуал, после чего я постараюсь найти тебе применение. Пока же, расскажи, кто прибыл вместе с тобой из замка? Чего они хотят?
        - Капитан Соркат Тайер, пара его офицеров, несколько солдат и партия прислуги. Первые хотят принести присягу и принять участие в боевых действиях, а последние ждут, что ты выберешь из их числа своего камердинера.
        Качнув головой, цокаю языком. Дополнительное подкрепление мне бы точно не помешало, особенно, если будет состоять из солдат, которые лояльны лично мне, а не престолу или городским властям. Вот слуг, видимо, придётся отправить назад. В голове всплывает ещё один вопрос, который я хотел прояснить.
        - Ты сказала, что родители и остальные члены семьи уехали - все остальные тоже в курсе этого?
        Девушка делает отрицательный жест головой.
        - Конечно, нет. Они сказали только тем, кого взяли с собой - дворецкому, камердинеру отца и паре личных служанок. Остальные думают, что они отправились развеяться в лес, где и сгинули всей семьёй, после нападения диких зверей. Даже растерзанные трупы откуда-то взяли и закопали их со всеми почестями. Не знаю, зачем рассказали мне - думаю, чтобы унизить ещё больше.
        Откинувшись в кресле, смотрит на меня глазами, в которых отчётливо видна ярость и в голове сама собой мелькает мысль, что Арсу действительно можно задействовать, направив злость в верном русле. Магических талантов у неё нет, но у нас и без этого полно задач. А лояльных мне людей, всего ничего.
        - Хорошо. Располагайся в одной из спален и отдыхай. Я дам знать, когда всё будет готово для ритуала. А я пойду, взгляну на остальных прибывших из замка.
        Переведя взгляд на Сэйса, уточняю.
        - Не вздумай к ней лезть. Твоя текущая задача - сидеть тихо и ждать. Заодно следя, чтобы наша гостья никуда не делась до момента приведения к присяге.
        Карлик с огорчённым выражением лица кивает.
        - Понимаю... Нескоро мне придётся вкусить плотских утех. А ведь они так близко...
        На последней фразе бросает жалобный взгляд в сторону окна, скорчив умоляющую рожицу и Джойл, стоящий рядом, невольно выдаёт короткий смешок. Призванный обиженно на него косится, а я излагаю ответ.
        - Как только у нас получится - вкусишь радостей этого мира по полной, я хорошо помню положения заключённого контракта. Но как ты сам понимаешь, пока это невозможно.
        Тот согласно бурчит что-то в ответ и убедившись, что карлик не собирается самовольничать, мы покидаем номер. Узнаём у постовых, где разместились остальные люди, прибывшие с Арсой и спустя пару минут уже приближаемся к выделенным им комнатам.
        Глава XIII
        Капитан Соркат Тайер оказывается мужчиной лет пятидесяти с коротким ёжиком седых волос. Вытянувшись в струнку, докладывает, что он сам и его люди готовы принести присягу новому графу Вайрьо. Все солдаты в полной готовности и ждут только моего приказа, чтобы прибыть в город. После короткой беседы, выясняется, что у него в подчинении полторы тысячи бойцов, разбитых на два батальона. Один из них он предлагает перебросить в город, а второй оставить для защиты замка, если подходящие к Скэррсу мятежники решат выдвинуть часть сил к родовому гнезду Вайрьо.
        Сам Тайер и двое прибывших с ним лейтенантов приносят присягу прямо здесь, в гостинице. После этого, ещё минут двадцать обсуждаем технические детали и сходимся на том, что один из батальонов прибудет в город к утру. Транспорта на всех не хватит - солдатам придётся маршировать к городу пешком, из-за чего раньше они добраться просто не смогут.
        Уже в самом конце разговора, капитан интересуется, когда ждать возвращения Арсы и услышав мою фразу о том, что девушка остаётся в Скэррсе, секунду поколебавшись, озвучивает своё мнение.
        - Возможно, вы не слышали, но...госпожа Арса была уличена в неподобающих связях, порочащих облик фамилии Вайрьо.
        Покосившись на одного из лейтенантов, который услышав слова своего командира, чуть дёрнулся, отвечаю.
        - Она мне всё рассказала. Встречалась с сыном конюшего, которого потом забили насмерть плетьми, если я ничего не путаю?
        Помрачневший Тайер коротко кивает и я с усмешкой, продолжаю.
        - И вы считаете это серьёзным проступком? Это не измена престолу или данной присяге, а всего лишь секс с человеком из другого социального сословия. Что вы тогда думаете обо мне? Я же бастард, рождённый вне брака.
        Офицер, стиснув зубы, вытягивается во фрунт, смотря в одну точку.
        - Вы были упомянуты в завещании графа и указаны им в качестве своего наследника. И теперь считаетесь полноценным аристократом империи, который получил награду лично из рук правителя Норкрума, став "Защитником империи". Только трое носителей фамилии Вайрьо удостаивались такой чести. К тому же вы мужчина - не стоит судить женщин по тем же лекалам. Одно дело, если вам нужно разнообразить свою жизнь и ради этого вы снисходите до кого-то из низшего сословия, облагодетельствовав их. И совсем другое, если в постель к грязному крестьянину запрыгивает графская дочь, которой положено хранить себя для будущего мужа.
        На мгновение впадаю в ступор от его тирады, не находя что ответить. Интересно, это его личные проблемы или издержки сельского общества на окраине ойкумены? Хотя, в целом разницы нет, для меня важно, чтобы эта парочка, в случае необходимости, смогла эффективно взаимодействовать.
        - Капитан, в качестве вашего нового сюзерена, которому вы только что дали присягу, я приказываю забыть о всех ваших предрассудках в отношении Арсы и относиться к ней, как к одному из моих вассалов, облечённых властью. Сегодня она присягнёт мне на верность и в этом качестве ничем не будет отличаться от вас.
        В глазах мужчины на момент мелькает негодование, которое старый офицер быстро и успешно подавляет. Идея о том, что "распутница" будет на одном уровне с ним, капитану явно не по душе, но сила приказа всё же перевешивает. Всё так же смотря в одну точку на стене, выдаёт ответ.
        - Так точно, Ваше Сиятельство! Больше ни одного слова о неподобающих деяниях госпожи Арсы.
        Спустя минуту, оставляем его вместе с разочарованными слугами, которым придётся возвращаться в замок и шагаем к Эйкару, который забрал под свои цели большое помещение на пятом этаже здания, под самой крышей. По пути, понимаю, что Тайер обратился ко мне с теми же словами, что Дэйр к леди Тонфой и повернув голову к Джойлу, интересуюсь.
        - Ваше Сиятельство - это разве не обращение для хёрдисов?
        Здоровяк недоумённо пожимает плечами.
        - Знать, не знаю, Орн - я в этих делах аристократических, мало смыслю. Тебе лучше бы у Канса спросить.
        Молча качаю головой, а когда встречаем Эйкара, задаю ему тот же самый вопрос. Старый маг, столкнувшийся с нами в коридоре пятого этажа, с шумом выдохнув, обводит нас напряжённым взглядом.
        - Это то, что вас сейчас интересует? Серьёзно?
        Поняв, что слегка перегнул палку, уже более спокойно добавляет.
        - "Сиятельство" - обращения к хёрдисам и графам. "Светлость" - к герцогам. Остальных просто зовут по фамилии. А теперь идём - мне нужна ваша помощь, один я ритуал провести не смогу.
        Следующий час орудуем хьярками и глефсами, вычерчивая руны с ксотами и потроша одну за другой жертв, с кляпами во ртах. К концу все трое измазаны в крови, воняем и здорово устали - кажется, что на этот рывок ушли последние остатки сил. Струна перенапряжена, оба крейнера раскалены почти до предела, а комната напоминает мясницкую. Зато Эйкар обзавёлся сразу двумя новыми струнами. Итого, теперь у него их три и пусть каждая работает в половину своих возможностей, это всё равно позволяет ему свободно использовать многие заклинания, недоступные ранее.
        С трудом доплетаемся до номера, пугая своих видом постовых и завалившись внутрь, сталкиваемся с карликом, который разглядывает нас с подозрительно-обиженным выражением.
        - Снова развлекались? И опять без меня... Хочу отметить - пока условия контракта соблюдаются не слишком хорошо.
        Проходя мимо призванного, с трудом разлепляю губы, чтобы ответить.
        - Всему своё время, Сэйс. До тебя тоже дойдёт очередь, не беспокойся.
        Добравшись до спальни, вваливаюсь в смежную с ней ванную комнату и содрав с себя одежду, минут десять поливаю тело то горячей, то холодной водой, пытаясь вернуть ощущение бодрости. Отключаться сейчас никак нельзя - до вечера нас ждёт ещё масса дел. Переодевшись, выхожу в гостиную, где обнаруживаю Эйкара, беседующим с Арсой. Судя по всему, маг только смыл кровь и сменил одежду - похоже возвращение части прежних возможностей всерьёз подняло его боевой настрой.
        Пока готовлю сорк и вливаю в себя первую порцию напитка, к нам присоединяется Джойл, а следом мы приступаем к подготовке процедуры магической присяги. В целом, процедура относительно быстрая - основное время уходит на начертание рун, в нужном формате. Ошибёшься с одной - результат может оказаться непредсказуемым. От полного выпаривания жидкости из организма до превращения в полыхающий факел или уничтожения всего живого на пару сотен ярдов вокруг. В ритуале используется кровь присягающего, связываемая с личностью, принимающей от него клятву и оставляющая своего рода "предохранитель" в разуме первого. Эйкар пытался в прошлый раз объяснить, как это работает, но из-за обилия терминов, до которых мы пока не добрались в учёбе, понять у меня вышло только базовые моменты.
        Так или иначе, после завершения процедуры присяги, Арса больше неспособна на любые действия, могущие навредить мне. Единственное условие - она должна осознавать, что наносит мне какой-то ущерб. Тогда заклинание сработает, сначала подав пару болезненных сигналов, а потом полностью уничтожив разум девушки. Есть и другие варианты - вроде того, что использовал Хёниц, запрещая студентам рассказывать что-либо о процессе обучения в университете. Но они намного более сложные и требуют длительной подготовки. С нами это заняло совсем немного времени, потому что в качестве основы ритуала выступали артефакты, выполняющие львиную часть работы.
        Сразу после присяги, старый маг изготавливает артефакт, защищающий от вмешательства в разум девушки, превратив в него одно из колец и на этом процедура завершается.
        Спустя минуту, появляется посыльный от Тескона - преподаватель приглашает нас на городскую арену, где занимается экспериментами с химерами и некроконструктами. Сверив часы, понимаю, что совещание придётся сдвинуть по времени - обсуждать пока всё равно нечего. Так что отправляю в штаб вестового, известив их, что проинформирую о точном времени сбора заранее. Сам же отправляюсь к Тескону, взяв с собой Джойла и Арсу. Эйкар же отбывает в лаборатории, разбираться с вариантами алхимиков.
        Выгружаясь около огороженной спортивной арены, чувствую в воздухе запах крови, доносящийся изнутри. Солдаты в серых мундирах, что охраняют вход, хоть и вытягиваются во фрунт при нашем появлении, но всё равно выглядят отчасти испуганными. Что-то мне подсказывает, при любой нестандартной ситуации внутри, они опрометью бросятся бежать.
        Оказавшись на поле, засаженном зелёной травой, на момент останавливаюсь, оценивая масштаб размаха Тескона. За неполные два часа маг превратил арену в настоящий полигон - всё пространство разбито на огороженные квадраты, внутри каждого из которых ведётся работа над объектами. Отдельно лежит сваленный в груды материал - мёртвые свиньи, человеческие трупы, видимо доставленные из моргов, туши бычков. Животных, видимо, забивали прямо на месте, из-за чего и появился запах крови.
        Рядом слышится изумлённое восклицание Джойла, тоже удивлённого увиденным, а спустя мгновение к нам подходит и сам Тескон. Глаза преподавателя радостно блестят, а сам он выглядит изрядном помолодевшим, как будто разом сбросил лет тридцать.
        - Прошу, ознакомиться с конструктами, Орнос. У меня уже есть несколько вариантов, наиболее перспективных для нашей ситуации.
        Выпалив всё это, разворачивается на месте и быстро шагает по дорожке, лежащей между огороженных квадратов. Следуя за ним, бросаю взгляд на Арсу и с удивлением понимаю, что девушка завороженно рассматривает всё вокруг, без тени страха или смущения. Могу поспорить, будь у неё струна - она немедленно попросилась бы на учёбу в Хёниц.
        Остановившись около одного из квадратов, Тескон с гордостью показывает рукой в сторону чана, где бурлит биомасса. Рядом стоит маг, с регулярной периодичностью пускающий в ход нотные связки.
        - Этот вариант против пехоты. Мелкие химеры, похожие на крыс. В двух вариантах - с обычными и ядовитыми зубами. Для изготовления последних нужно вдвое больше времени, но и эффективность на порядок больше - раненные будут умирать от одного укуса, если вовремя не попадут на стол к целителю или не получат противоядие.
        Пару секунд разглядываю десяток готовых химер, застывших в метре от чана и уточняю.
        - Сколько их получится сделать? Какое время уходит на партию? И ещё момент с контролем - кто сможет управлять таким количество мелких химер, когда мы их выпустим?
        Профессор усмехается.
        - По поводу управляемости, не беспокойся - мы обработаем городские стены составом, который используется при создании каждой химеры. Внутри Скэррса они смогут напасть на кого-то, только по прямому приказу мага. А за его пределами будут убивать всех встреченных людей, без разбора. Думаю, к моменту, когда нас станут штурмовать, поблизости от города уже не останется никого, кроме противника.
        Джойл, с неприязнью рассматривающий крыс, тоже задаёт вопрос.
        - А срок жизни у них какой? Ежели, скажем неделя, они далеко убежать могут.
        Сначала думаю, что преподавать сейчас одёрнет парня, но вместо этого, тот лишь весело фыркает.
        - Сутки. Далеко не уйдут. Да и основная часть погибнет в первый же час, а для остальных будет вдосталь близких целей, зачем им куда-то удирать.
        Секунду помолчав, добавляет.
        - Количество будет зависеть от объёма предоставленного материала и людей, которых мне выделят. С шахт пока прислали только два десятка человек. Мне нужно ещё столько же, чтобы развернуться. И около сотни тех, кто займётся разделкой и подготовкой сырья - зубы и скелет приходится тоже создавать при помощи магии, намного проще, когда мясо сырья отделено от костей и всё это можно задействовать отдельно. Если всего будет достаточно, то к завтрашнему утру у нас будет от семи до десяти тысяч крыс.
        Кивнув ему, погружаюсь в размышления о том, откуда набрать достаточное число людей в помощь Тескону и выныриваю из них только около следующего квадрата, где останавливается профессор.
        - Это должно помочь против артиллерии. Но потребуется наводка - без неё, бесполезны.
        Рассматривая группу небольших крылатых созданий, чем-то напоминающих уродливых ласточек, слепленных из свежего мяса, пробую уточнить.
        - Вы же не надеетесь выбить ими расчёты?
        - Вайрьо, я понимаю, что сейчас вы мой формальный командир, но поверьте - когда вернёмся в Хёниц, я припомню вам каждый из идиотских вопросов, что вы успеете задать. Внутри этих птичек небольшие камни, представляющий из собой артефакты стихии огня. Создают компактный сгусток пламени, такой температуры, что по воздействию, больше похоже на небольшой взрыв. От которого достаточно легко сдетонируют снаряды. Только представьте - два десятка этих крохотных созданий, камнями падающих на батарею - ни у одного из солдат не будет даже малейшего шанса по ним попасть.
        Когда начинаем перемещаться к очередному удачному варианту, на ходу узнаю у Тескона какое количество "ласточек" получится изготовить и получают похожий по формату ответ - при наличии всего необходимого, к утру мы будет располагать приблизительно пятью сотнями взрывоопасных птичек.
        Около следующего ограждения, преподаватель несколько секунд молчит, давая нам возможность, как следует разглядеть очередное творение - громадных толстых червей с разинутыми пастями, что валяются на земле. Внутри развёрзнутых челюстей блестят острые мелкие зубы. И если я не ошибаюсь - их там, как минимум, несколько рядов, а то и больше.
        - А это, моя авторская работа - подземные химеры, роющие ходы под землёй, практически при любой температуре. Пропускают почву сквозь себя, перемещаясь весьма быстро. Требуют постоянной подпитки плотью, для чего вылезают из под земли, хватая солдат за ноги и за счёт конструкции челюсти, сразу отхватывающие её кусок, с которыми и скрываются в грунте. Могут расти в размерах, постепенно становясь более крупными, быстрыми и опасными. Их оптимально запустить в тыл - ударят по тем же артиллеристам, тыловикам и командирам, что засядут в штабах. Предупреждая твой вопрос - к утру сможем сделать около пятисот таких, возможно чуть больше.
        Отходя от этого квадрата, снова обращаю внимание на Арсу - девушка с горящими глазами продолжает осматриваться, изучая в том числе и те образцы конструктов, которые, судя по всему, признаны неудачными. Вот Джойлу, посреди этого поля заполненного разнообразными химерами и устланного мёртвыми телами, точно не по себе - правая рука постоянно находится около рукояти Добряка, как будто здоровяк вот-вот собирается пустить его в ход.
        На этот раз, внутри квадрата находится куда более крупное создание. И это отнюдь не химера, я бы скорее сказал, что существо напоминает небольшого костяного дракона. Стоящий рядом профессор, довольно цокнув языком, объясняет.
        - Эти красавцы должны отвлечь магов противника, заставив их сосредоточиться на одной из угроз. Сомневаюсь, что среди их военных магов найдутся те, что участвовали в Войне трёх императоров - скорее всего, там вояки, что не представляют, как выглядит столкновение двух маго-механических бригад. И увидев страшных созданий, атакующих с неба, неминуемо сосредоточатся на них.
        Ещё раз окидываю взглядом некроконструкт.
        - Внимание конструкты привлекут, без всякого сомнения. Но...они же крупные - пара боевых заклинаний и их перетрут в пыль.
        Тескон с лёгкой усмешкой качает головой.
        - Тут ты прав, Орнос. Будь мы в университете - начислил бы тебе десяток баллов. Чтобы сделать их более устойчивыми к магии, нужны артефакты и ритуалы, для чего потребуются жертвы.
        - В каком количестве?
        Преподаватель, качнув головой, вздыхает.
        - Хотя бы около двухсот. Тогда, при условии наличия материала, получится полсотни драконов, которые смогут сосредоточить на себя внимание магов и дать возможность всем остальным химерам добраться до пехоты противника. А дальше, от магов будет уже мало толку - попробуй перебить сотни крыс, что снуют под ногами у твоих же солдат. Или достать подземных химер, что тоже где-то под позициями твоих людей.
        План в целом понятен. Единственный вопрос - где достать такое количество живых людей, которых можно отправить на тот свет, не вызвав возмущения местных жителей? Около сорока человек осталось под арестом в гостинице, Эйкар забрал всего десяток. Сомневаюсь, что кто-то будет протестовать против их использования подобным образом. Остаётся найти ещё сто шестьдесят.
        Последний конструкт, который нам демонстрируют - подобие пчелы, с отравленным жалом. Но с ним есть проблема - изготовление вручную занимает крайне много времени, поэтому, как и всех остальных химер, пчёл предполагается выпускать при помощи заранее заготовленной лабораторной смеси и артефактов. Но даже так, создание пчёл займёт много времени - первая партия будет готова только к следующему вечеру. Есть и способ ускорить процесс, но это потребует ещё, как минимум, сотни жертв. Учитывая, что я пока не представляю, где достать необходимый минимум, на это рассчитывать не стоит. Но если город продержится до завтрашнего вечера или противник подойдёт позже, чем мы рассчитываем, в нашем "живом арсенале" окажется несколько тысяч ядовитых насекомых.
        По большому счёту, Тескон продумал эффективные варианты нейтрализации артиллерии и живой силы противника, но вот паротанки при помощи его созданий, уничтожить не получится. В этом вопросе остаётся надеяться на фантазию Эйкара, который сейчас должен работать в лабораториях.
        Когда мы уже подбираемся к самому выходу, Арса внезапно озвучивает вопрос.
        - Я могу остаться здесь? Вам же нужны люди, правильно?
        Первую фраза девушка адресует мне, а вторую Тескону, смотрящему на неё с лёгким удивлением. Переведя взгляд на меня, маг отвечает.
        - Нам нужны те, кто станет разделывать туши животных и человеческие трупы. Если ты хочешь в этом участвовать - свободных инструментов у нас хватает, а вот рабочих рук пока крайне мало. Но, думаю, тут стоит ориентироваться на мнение графа Вайрьо.
        На меня немедленно устремляется умоляющий взгляд Арсы и после секундного раздумья, я пожимаю плечами.
        - Можешь оставаться. Заодно проследи за разговорами людей, которых сюда скоро пришлют. Заметишь что-то подозрительное, обращайся к профе...господину Тескону и он разберётся с ситуацией.
        В итоге, арену мы покидаем вдвоём с Джойлом, оставив довольную собой брюнетку с преподавателем, который сразу же начинает излагать задачи. Людей для разделки у Тескона действительно немного - человек пятнадцать добровольцев, в основном из числа имперских солдат, которых можно причислить к ветеранам. Эти парни видели химер и некроконструктов в деле, прекрасно понимая, насколько полезными они могут оказаться во время боя. И не гнушались грязной работы.
        Загрузившись в паромобиль, отправляемся к зданию штаба - надо как-то решить вопрос с ресурсами для Тескона. И выяснить, как обстоят дела с подготовкой города к обороне.
        Глава XIV
        Ожидаю застать в здании штаба хаос, но здесь, на удивление, царит относительный порядок. В коридорах снуют люди с бумагами, в паре кабинетов явно идут совещания - штабной аппарат вовсю работает. Майора Савальо и капитана Дарсона обнаруживаю в помещении, которое они выбрали для размещения командования. В смежном - канцелярия, из которой доносится голос Айрин, командующей клерками, что задействованы для документооборота.
        Имперский офицер, отдав честь, докладывает.
        - Сектора обороны распределены, части уже выдвинулись на позиции. Первая линия защиты проходит по стене, на каменные укрепления надежды мало, танки и артиллерия наверняка их разобьют. Поэтому, делаем упор на второй линии из земляных укреплений, совмещённых с огневыми точками в окраинных домах. Выселение жителей уже началось - их перемещают в другие кварталы. Могу поинтересоваться - у магов есть какие-то новости? Без них, надо признать, наши шансы минимальны.
        Киваю ему на стул и сам усаживаюсь на стоящий около стены диван. Рядом тяжело бухается Джойл, а я озвучиваю текущий расклад.
        - У Тескона готов неплохой вариант атаки вражеской пехоты и артиллерии. Но есть проблема - нам потребуется, как минимум сто шестьдесят человек, которых можно будет принести в жертву.
        Савальо, хмыкнув, поворачивается к местному офицеру, сидящему за соседним столом.
        - Есть какие-то идеи? Может преступников?
        Капитан поднимает пальцы правой руки к лицу, скребя ими по щеке.
        - Таких, что можно пустить в расход, не вызывая протестов наберётся человек тридцать. Может пятьдесят, если поскрести, как следует. Но вряд-ли больше - если начать брать грабителей и карманников, поднимется шум - почти у всех есть родня, что начнёт возмущаться. По городу и так ползут безумные слухи о магах - многие сильно напуганы.
        Вздохнув, провожу несложную калькуляцию - нам нужно ещё сто десять человек. Где их найти? Осознание того, что я сейчас сижу на диване, размышляя, откуда взять сотню людей, которых можно нарезать лоскутами, вызывает невольную усмешку. Но как не посмотри на ситуацию, без этого мы не справимся. Да и кандидаты для жертвы - это арестованные, которых всё равно казнят по решению трибунала. И закоренелые преступники, осуждённые к длительным срокам.
        Спустя секунду, в голову приходит внезапное решение, которое кажется вполне возможным. Если мы никак не можем увеличить число людей, которых можно принести в жертву, то возможно стоит попытаться изменить другой параметр - их живучесть. В конце концов, тот офицер канцелярии, которого мы использовали для жертвы в Золотом зале, смог заменить сразу пару жертв, из-за наличия целительского артефакта. Что если изготовить девяносто таких, обеспечив им каждого из людей, используемых для ритуала? Осталось только обсудить это с Тесконом и Эйкаром, уточнив перспективы подобного решения.
        Следующие полчаса разбираюсь с кадровыми вопросами. Айрин укомплектовала штат канцелярии и штабных служб, переведя солидное количество людей под управление офицеров. Проблем с гражданскими служащими в штабе нет. Но вот профессиональных военных, остро не хватает. По большому счёту, у нас нет ни одного человека, который подходил бы для работы в штабе такого размаха. Выстраивание обороны города такого размера, как Скэррс, требует, как минимум, штаба бригады, в который по штатному расписанию входит около сорока офицеров. А у нас майор с капитаном и несколько лейтенантов - для полноценной работы, этого маловато. И отставных армейских штабистов в городе нет. Либо они просто проигнорировали наш призыв о помощи.
        Ещё одна новость - для прикрытия всей линии обороны города, у нас не хватает людей. В теории, можно было бы попробовать перекрыть основную магистраль, которая ведёт к Скэррсу, но сформировать там какой-то рубеж не получится - позиции банально обойдут через лес, зайдя в тыл войсками. Через окружающую город северную чащобу ведёт немало лесных дорог, что даёт противнику возможность подойти вплотную к Скэррсу, рассредоточив свои силы. Встречать их, в любом случае, придётся на периметре города.
        Вливая в себя всё новые чашки сорка, полностью погружаюсь в работу - вместе со всеми остальными распределяем кадровых офицеров по батальонам городского ополчения, которое всё-таки придётся формировать ввиду нехватки солдат. Разбираемся со снабжением бойцов, взаимодействием между частями, налаживаем работу вестовых. Команда имперских солдат во главе с лейтенантом выдвигается в городскую тюрьму, откуда должна доставить на арену преступников. Рифнер же, обеспечивает транспортировку туда всех арестованных соратников казначея, вместе с ним самим. Идею по поводу целительских артефактов, озвучиваю Тескону, когда он ненадолго прибывает в штаб. Сходимся на том, что это оптимальный вариант и он немедленно поставит задачу целителям в представительстве Хёница.
        Полноценного совещания провести не получается - слишком много задач, которые требуют от всех полной погружённости. Поэтому, проходит несколько коротких "летучек" - одна с Эйкаром и профессором, вторая - с руководством гражданских служб и третья - для командиров батальонов.
        Как выясняется, у Эйкара есть несколько вариантов алхимических составов, которые можно быстро создать на основе кэррса, использовав против живой силы и бронетехники. При этом имеется загвоздка со средствами доставки к цели, с чем обещает помочь Тескон. В итоге, оба мага отправляются на арену, где планируют подобрать подходящих химер и спланировать совместные действия, а мы переходим к гражданскому руководству, которое не совсем довольно своим текущим положением. Вроде бы получается обуздать их эмоции и восстановить порядок, но всё портит подоспевший доклад от подполковника Торка - согласно ему, представители местной элиты, за последнее время неоднократно обсуждали возможность пойти на переговоры с приближающимися войсками и достигнуть соглашения. Всё, что их останавливает от действий в этом направлении - неуверенность в лояльности собственных солдат, где мы на "горячей волне" после переворота, заменили немало офицеров. Плюс, моя поддержка со стороны магов Хёница, которые в их глазах выглядят серьёзным противником и прибытие в город доверенного лица Лэзлы Тонфой, о чём уже поползли слухи.
        После встречи с руководством городских шахт, на которой всё-таки получается вынудить их отправить практически всех своих магов на помощь Тескону, предоставив в его же распоряжение девяносто процентов своих некроконструктов, я бессильно опускаюсь на диван в комнате, рядом с канцелярией. Сорк внутрь уже не лезет, а силы на исходе. В своём старом мире я бы забросил в себя таблетку химической дряни, подстёгивающей нервную систему за счёт сокращения срока её жизнедеятельности. Но здесь такие препараты отсутствуют. В голове на момент появляется мысль, что можно доехать до Эйкара или Тескона, выяснив, нет ли какого-то алхимического средства, бодрящего лучше сорка. Правда, спустя минуту отказываюсь от этой идеи - я скорее всего просто не выдержу этой поездки и отключусь прямо в салоне паромобиля. Да и время уже близится к ночи - за кипучей деятельностью, сам не заметил, как пролетел остаток дня.
        Судя по недавно прибывшим вестовым - рабочий процесс у обоих магов идёт полным ходом. Укрепления тоже строятся - к делу привлекли добровольцев из числа гражданских, городских служащих всех мастей и арестантов, так что к утру всё должно быть готово. Медленно прокрутив всё это в своей голове, поднимаюсь с дивана и переместившись в соседнюю комнату, предлагаю Айрин отправиться в гостиницу, отдохнуть. На что получают от виконтессы встречное предложение - заночевать прямо здесь. На верхнем этаже здания имеется несколько спален, ранее используемых местными чиновниками, а сейчас реквизированных под нужды штаба.
        Через несколько минут вваливаемся в одну из них - сил едва хватает на то, чтобы сбросить с себя одежду и заползти под одеяло. Ещё две спальни занимают Джойл с Сонэрой и Канс со своей верной призванной. Я же отключаюсь сразу же, как только голова касается подушки, наконец проваливаясь в сон.
        ***
        Просыпаюсь от стука в дверь - не слишком громкого, но весьма настойчивого. Хотя, судя по нарастающей громкости, неизвестный постепенно наращивает силу ударов, видимо поняв, что разбудить меня не так просто. Поднявшись с постели, натягиваю на себя штаны и держа наготове стихийную связку, открываю дверь. За ней обнаруживается Тескон с всклокоченными волосами и слегка безумным взором.
        - Собирайтесь, Орнос - время заниматься.
        Несколько секунд смотрю на него, моргая от слепящего света лампы в коридоре, после чего, бросаю взгляд на часы, поняв что проспал всего четыре часа и с ноткой сарказма уточняю.
        - Заниматься? Сейчас?
        Тот с некоторым удивлением взмахивает правой рукой.
        - Да, заниматься и прямо сейчас. Буду признателен, если вы прихватите с собой вашу даму сердца - ей тоже будет полезно присутствовать.
        Чуть наклонив голову к плечу, мгновение изучаю его взглядом, прикидывая, не переработал ли глава кафедры химерологии настолько, что в его голове что-то перемкнуло. Потом выглядываю в коридор, обнаружив в стороне постового - солдат в грязно-зелёной имперской форме, покосившись на мага, спешит объясниться.
        - Я пробовал его остановить, но господин Тескон сказал, что это срочно и крайне важно.
        Сам преподаватель, сразу же добавляет.
        - Это действительно так. Включи уже голову, Вайрьо! Сам должен понимать, что мы можем использовать в качестве последнего варианта противодействия штурмующим.
        Мысли с трудом ворочаются в голове, но до меня всё-таки доходит, что он имеет в виду и кивнув, закрываю дверь, отправляясь будить Айрин. Спустя десять минут покидаем номер, спускаясь вместе с Тесконом вниз. Там обнаруживаются Канс с Круациной и Сонэра с Джойлом, ждущие около паромобиля, за рулём которого сидит Тиллес. Как я и предполагал, едем мы совсем не в представительство Хёница, а в другую сторону, остановившись около большого одноэтажного здания, потрёпанного жизнью.
        Выбравшись наружу, вдыхаю свежий воздух, чувствуя, как бодрит ночная прохлада и поворачиваюсь к профессору, вылезшему из паромобиля сразу за мной.
        - Вам же нельзя учить нас магии призыва. Договор, Палач, распад сознания и всё остальное. Присутствовать здесь - не слишком опасно?
        Тескон потягивается, хрустя суставами и зевнув.
        - Пока я не начал руководить процессом или обучаться сам - нет. И у меня несколько иная задача - ваши айваны. Что касается запрещённых практик, то этим займётся коллега.
        Когда заходим внутрь, становится понятно, что раньше в здании была либо столовая, либо что-то похожее - на первом этаже несколько просторных и сейчас пустых помещений, разделённых стенами. В одно из них перемещаемся мы с Кансом, а вот всех остальных забирает появившийся Эйкар. С удивлением обнаруживаю, что около стены находится с десяток странного вида фигур - похожи на грубо слепленных из неизвестного вещества людей. Тескон, увидев, что я обратил на них внимание, вздыхает.
        - Замена нашим университетским неконам - эти позволяют оценить эффективность действий весьма приблизительно, но при этом весьма устойчивы, что даёт возможность использовать их несколько раз.
        Кошусь в сторону проёма в соседний зал, откуда не доносится ни звука и профессор объясняет ситуацию.
        - Оба помещения под автономной магической защитой - никто не сможет выяснить, чем мы тут занимаемся. А в целях сохранения моей жизни, мы полностью изолировали их и в плане любых звуков.
        Канс, которого разлучили с его Круациной, оставленной снаружи для охраны, сонным голосом интересуется.
        - И какова наша задача? Там понятно - Эйкар учит остальных...интересным вещам. Почему мы с Орном здесь?
        Преподаватель какое-то время разглядывает аристократа, после чего сняв с пояса фляжку, протягивает ему.
        - Взбодритесь Тонфой и не задавайте больше тупых вопросов. У вас двоих убийственные айваны массового действия, от которых не прикроют защитные артефакты младших офицеров. И тем более, открытыми для удара окажутся солдаты.
        Переглянувшись с Кансом, уточняю.
        - До этого мы не тренировались в применении талантов на большом количестве целей. Предлагаете обучиться этому за ночь?
        Сын хёрдиса прикладывается к фляжке, делая солидный глоток, а профессор слегка пожимает плечами.
        - Если выйдет научить таких рицеровых балбесов, как вы, паре приёмов - это может помочь в критической ситуации. И раз уж вы всё равно здесь, надо воспользоваться шансом. Тоже выпейте этой смеси - бодрящий раствор, что делают наши алхимики. Не сильно дешёвый, но он вам явно нужен.
        Забрав фляжку у Канса, тоже отхлёбываю жидкость, оказавшуюся приятной на вкус и возвращаю ёмкость магу. Тот, цепляя её на пояс, начинает объяснять.
        - Орнос - с твоим айваном и так всё понятно, солдат с офицерами безусловно станут кормить, а значит, в их желудках будет присутствовать хлеб, который ты сможешь использовать. То же самое касается и магов, но у них точно окажется неплохая защита, через которую будет сложно пробиться. Что касается тебя, Канс - насколько мне известно, ты только начал обучаться применению таланта в боевых условиях, поэтому придётся изучать всё сразу.
        Аристократ, оторвав взгляд от неконов, поворачивается к магу.
        - Если быть честным - я пробовал добиться нужного воздействия на одиночную цель, но возникли проблемы при взаимодействии с неконом. Одно дело - очищать чистую воду и другое, пытаться сделать то же самое с водой внутри человеческого организма.
        - Значит, попробуешь ещё раз. Каждый массовый удар айваном может забрать до полусотни жизней вражеских солдат. При должной удаче и сноровке, вы сможете наносить по двадцать-тридцать ударов в час. Возможные потери противника можете посчитать сами.
        Число действительно получается немаленьким, но он не упоминает ответных действий - от стрельбы пехотинцев, до магических ударов. Сомневаюсь, что маги будут спокойно смотреть, как постепенно перемалывают их пехоту. Стоящий рядом Канс, бурчит.
        - Да нас локализуют после второго-третьего раза и прикончат за секунду.
        Нахмурившийся Тескон делает шаг в сторону.
        - Зачем вам даны ноги, Тонфой? Знаете правильный ответ для армейского мага? Чтобы бегать и менять позицию. А теперь попробуйте ударить по неконам.
        Качнувший головой сын хёрдиса, пускает в ход айван и занятие начинается. Сначала не совсем понимаю, как его талант может убивать, но потом до меня доходит - если айван воспримет воду в теле цели, как жидкость, требующую очистку, то это моментально смешает клетки крови и внутренних органов, выделив воду в чистом виде. Такой приём позволит прикончить кого угодно - не думаю, что кто-то выживет, если из его тела разом вытащат всю воду, которая сконцентрируется в полостях.
        Основная проблема, которая имеется у Канса - заставить айван считать, что перед ним большая капля воды, загрязнённая плотью и кровью, воздействуя на цель именно в таком формате. После полусотни неудачных попыток прикончить одного из неконов, профессор рявкает на него, приказывая остановиться и поворачивается ко мне.
        - Надеюсь вы окажетесь чуть более сноровисты, Орнос. Буду честен - я не ждал от вас двоих каких-то гигантских успехов, но пока вы меня полностью разочаровываете. Давайте - в желудках этих созданий уже есть остатки хлеба, можете попробовать прикончить сразу нескольких. Начнём, пожалуй, с трёх.
        Взглянув на неконов, тянусь к хлебу в их желудках, формируя из них острые шипы. Спустя десять секунд, всаживаю их во внутренние органы тройки неконов и Тескон одобрительно хмыкает. Пустив в ход нотную комбинацию, восстанавливает состояние искусственных существ и снова обращается ко мне.
        - Снова ту же троицу, только теперь быстрее! Не копошитесь, как престарелый гхарг!
        Покосившись на него, пробую ещё раз - выходит чуть быстрее, но как мне кажется, всего на пару секунд. Спустя ещё два десятка попыток и разных форматов воздействия на цели, выходит уложиться в три секунды, после чего Тескон расширяет количество неконов до пяти.
        В таком режиме проходит довольно много времени - мы с Кансом попеременно пробуем атаковать неконов, пытаясь действовать максимально быстро. Моим рекордом становится ликвидация сразу дюжины целей за две секунды. Правда, повторить за такое же время не получается - каждая последующая атака на такое количество целей, требует не меньше семи-восьми секунд, что по мнению Тескона, слишком много, для боевой обстановки.
        У Канса, в конце концов, тоже выходит прикончить одного из неконов, который внезапно разваливается на бесформенные части, сложившись горкой плоти на полу. Профессор просит быть более осторожным, но когда то же самое происходит с парой других искусственных созданий, останавливает Тонфоя.
        - Так, у меня не останется материала для работы со следующей группой. Принцип вы освоили и одиночные цели, поражать точно сможете. Постарайтесь концентрироваться на офицерах, не распыляясь на рядовых.
        Судя по всему, напутствие риторическое - не думаю, что под пулями у кого-то будет время выбирать цель для применения своего айвана. Тем не менее, мы оба покидаем зал, перемещаясь в соседний, где обнаруживаем абсолютно вымотанных приятелей. Айрин, Джойл и Сонэра выглядят так, как будто последние несколько часов вовсю таскали камни для постройки чьего-то дома. Все трое, с явным облегчением отправляются к Тескону, а Эйкар, прищурившись, разглядывает нас.
        - Скажу откровенно - у первой партии вышло из рук вон плохо, надеюсь у вас получится лучше.
        Айрин, остановившись перед самым выходом, с возмущением оглядывается на старого мага.
        - Плохо?! Ды мы освоили за три часа столько, что заняло бы пять лекций в обычном темпе!
        Прежде чем бывший призрак успевает ответить, девушка уже шагает вперёд, выпадая из поля досягаемости звука и качающий головой Эйкар, переключает внимание на нас.
        - Сейчас мы пройдёмся по полевым заклинаниям призыва, которые вы сможете выполнить даже в условиях боя. Никого серьёзного у вас притащить не выйдет, но в критической ситуации будет достаточно и этого.
        В этом зале тоже есть неконы - только эти используются в качестве жертв. Выплеск силы небольшой и его не хватает, чтобы пробить грань между мирами, но этого вполне достаточно, чтобы отработать саму механику, чем мы и занимаемся. Одно заклинание сменяется другим, а в воздухе появляются и почти сразу исчезают завихрения - последствия наших попыток прорваться в другую вселенную, где обитают призванные.
        После того, как заканчиваем с первой партией заклинаний, переходим к другим, которые оказываются куда более мощными. Как объясняет сам Эйкар, они понадобятся в случае, если мы успешно разберёмся с ближайшими целями, обезопасив свои жизни и нам понадобится что-то гораздо более мощное для удара по противнику. В целом, магия призыва - это на самый крайний случай, когда иных вариантов просто не останется и речь пойдёт уже не о том, чтобы удержать город, а о банальном выживании.
        Когда заканчиваем с процессом отработки уже девятого заклинания Эйкара, из соседнего зала появляются все остальные и маг прерывается. Обращаю внимание, что щёки Айрин алеют от краски, а Сонэра выглядит несколько раздражённой. Ситуацию проясняет сама, поравнявшаяся со мной, виконтесса.
        - Он заставил Джойла использовать свой айван на нас. Экспериментатор рицеров! Как он вообще может пригодиться в бою?!
        Вошедший последним Тескон, бросив взгляд на девушку, комментирует.
        - Предположим, солдаты противника прорвутся в город и бой переместится на улицы. Как по вашему - они удивятся, если все женщины вокруг вдруг безудержно возжелают приступить к любовным утехам?
        Поморщившаяся Мэно, поворачивает к нему голову.
        - Может и удивятся, но они скорее их перестреляют, чем пустят к своему телу.
        Тот пожимает плечами.
        - Возможно и так, но это всё равно даст вам время, чтобы подготовить нечто более эффективное.
        Заметив на лице девушки изумление, добавляет.
        - Во время Войны трёх императоров, мы вытворяли и не такое. Если прижмёт - ты меня ещё поблагодаришь за ценный совет.
        Виконтесса, стиснув зубы, отворачивается, а я озвучиваю вопрос, который, по-моему, интересует большую часть присутствующих.
        - На этом всё? Возвращаемся?
        Оба мага, почти синхронно кивают и мы нестройной гурьбой направляемся к выходу. Тескон и Эйкар задерживаются, пуская в ход нотные комбинации, которые как я понимаю, должны полностью очистить место от следов магии. А мы разглядываем спящего на водительском месте Тиллеса, который мирно похрапывает в ночи. Подлетевший Канс трясёт его за плечо и когда тот разлепляет веки, интересуется.
        - Ты значит, решил отдохнуть, пока я там надрываюсь?
        Денщик, хлопая глазами, пытается оправдаться.
        - Так, опасности ведь никакой. И девушка эта страшная, тут рядом бродит, следит, чтобы никто не сунулся. Вот я и решил...
        Тонфой рявкает, перебивая его.
        - Поспать, пока твой наниматель рвёт жилы? Переложив всю ответственность на плечи страшной Круацины, что должна распугивать людей своим видом?! На войне расстреливают и за меньшее, Тиллес! А мы, если ты не забыл, как раз на военном положении! В осаждённом, ко всем гхаргам, городе!
        С левой стороны слышится, сочащийся мёдом, голос красноволосой призванной.
        - Кто-то назвал меня страшной? Покажите мне этого человека.
        Сын хёрдиса с кривой усмешкой шагает в сторону, указывая пальцем на бывшего гвардейца.
        - Тиллес по какой-то, неведомой мне, причине счёл тебя крайне страшным созданием, милая. Почему - можешь узнать у него сама, когда довезёт нас до места.
        Переведя взгляд на солдата, девушка многообещающе улыбается.
        - Непременно выясню, что ему не нравится в моём идеальном теле.
        Парень, чуть подрагивая, пытается несвязно оправдаться, но мы уже забираемся в салон и, в конце концов, он замолкает. Возможно понял, что Канс шутил. Либо надеется, что пока мы доедем, у Круацины появятся более важные дела, чем расспросы денщика своего хозяина.
        После короткого размышления, командую отправляться в штаб. Небо уже светлеет и противник может подойти к городу в любой момент - лучше быть максимально близко к центру военного управления.
        Впрочем, когда мы оказываемся внутри, дежурный обер-лейтенант из батальона Савальо бодро докладывает, что от выставленных дальних дозоров пока не поступало никаких новостей - противника в зоне зрения нашей разведки ещё нет, Так что, мы просто отправляемся спать - пока есть время, лучше отдохнуть. А Тиллес благополучно избегает диалога с пассией Канса, которая восприняла всю ситуацию, на удивление серьёзно - Тескон с Эйкаром просят доставить их на рабочие места и наш водитель сразу же продолжает движение, напряжённо косясь в сторону красноволоски.
        В итоге мы снова поднимаемся наверх, возвращаясь в спальни - действие состава Тескона заканчивается и организм требует отдыха. Впрочем, когда мы оказываемся в своей комнате, быстро выясняется, что у виконтессы несколько иные планы на рассветные часы - девушка набрасывается на меня, как дикий зверь, буквально за считанные секунды избавившись от своей одежды и принявшись за мою. Организм задействует скрытые резервы, о которых я не подозревал и следующие полчаса проходят в крайне горячей обстановке - Айрин вытворяет такое, на что решится далеко не каждая раскрепощённая девушка в моём старом мире. Когда заканчиваем и виконтесса скрывается за дверью ванной комнаты, устало думаю, что услуги Джойла точно бы пользовались спросом в определённой сфере. И, думаю, платили бы ему по самому высшему разряду.
        От размышлений отрывает стук в дверь, к которой я на этот раз направляюсь, обмотавшись простынёй - идея натянуть на потное тело штаны, кажется сейчас не совсем удачной. В таком виде меня и застаёт стоящий на пороге солдат. Старательно не обращая внимания на мой внешний вид, рапортует.
        - Поступило донесение от дозорных - противник приближается к городу. По их оценке, первые разведгруппы выйдут к нашим стенам уже через час.
        Глава XV
        До стены добираемся через полчаса, быстро собравшись и убедившись, что вестовые с посланиями для командиров батальонов и магов уже отбыли. Айрин с Сонэрой остаются в штабе, как и Савальо - кто-то должен руководить ситуацией отсюда. К участку городского периметра, на который нацелился противник, выдвигаемся мы с Джойлом и Канс, которого сопровождает неразлучная Круацина. Для координации действий военных, туда же выезжает капитан Дарсон.
        Поднявшись на стену, ёжусь от холодного ветра и несколько секунд вглядываюсь в окружающий город лес, где пока не заметно какого-то движения.
        - Они покажутся не раньше, чем через полчаса. Пока остаётся только ждать.
        Повернув голову, обнаруживаю Рифнера, закутавшегося в армейскую шинель. После отправки всех арестантов к Тескону, в гостинице остался только один взвод солдат, отвечающий за безопасность нашего номера. А обер-лейтенант, со всеми остальными бойцами, задействован для обороны города.
        Рядом гудит Джойл, сжимающий в своих руках винтовку.
        - Так, а зачем мы тогда сюда так мчались. Эх, сейчас бы чашку сорка горячего, да бутерброд с мясом.
        Тоже поднявшийся на стену Канс, фыркает, а Рифнер оглядывается куда-то назад.
        - Домах в десяти отсюда, развёрнута полевая кухня - там есть сорк и еда тоже найдётся.
        Здоровяк немедленно переводит взгляд на меня и дождавшись утвердительного кивка, отправляется вниз по лестнице. А я, запахнув куртку, ещё раз прохожусь взглядом по лесу. Совсем скоро здесь появятся солдаты противника и начнётся бой. Первое масштабное сражение, в котором я участвую. Более того - координацией которого формально руководил, пусть основную массу задач и выполнили совсем другие люди.
        Замерший недалеко от меня Тонфой, тоже напряжённо вглядывается в лес, а вот со стороны Рифнера доносится лёгкий смешок.
        - Я же говорю - они не скоро появятся, пока можно отдохнуть, потом будет не до этого.
        В чём-то офицер прав - с объективной точки зрения, отдых сейчас точно не помешал бы. Но ожидание близкой схватки, здорово мешает расслабиться. Впрочем, мы пробуем последовать его совету и после возвращения Джойла, спускаемся вниз, разбирая принесённые чашки с горячим напитком и бутерброды - ловлю себя на мысли, что не помню, когда в последний раз ел - желудок при виде пищи просто сводит от голода.
        Здесь нас и застают Тескон с Эйкаром - маги прибывают на одном паромобиле, сразу направившись к нам. Если не знать, что в теле Сонра сейчас находится призрак ровесника Тескона, то со стороны их совместная работа смотрится весьма странно. Наверняка, после всего это возникнет масса вопросов по поводу того, как первокурсник Хёница смог руководить процессом подготовки алхимиков к обороне города и откуда взялись все его знания. Но, прямо сейчас, это не так важно, ключевая задача - удержать Скэррс, оставшись при этом в живых.
        Как раз во время беседы с магами, нас окликают сверху - Рифнер даёт знать, что показались первые солдаты противника. Когда взлетаем по лестнице наверх, показывает пальцем на один из участков леса.
        - Видишь, вон там мелькают шинели - передовая разведгруппа.
        Приглядевшись, действительно замечаю фигуры солдат, порой виднеющихся в просветах между деревьями. Их немного и продвижение скоро останавливается, но это означает, что основные силы тоже близко. Жалко нет возможности разведки при помощи зачарованных животных или крылатых химер - от этой идеи мы отказались, чтобы не демаскировать свои козыри. Пусть лучше думают, что у нас полный раздрай, а город готовы защищать лишь местные солдаты, не слишком замотивированные умирать за Морну Эйгор.
        - Странно, что они подступают только к южным воротам - логичнее было бы атаковать город с нескольких направлений, чтобы заставить нас распылить силы.
        Стоящий неподалёку от меня Тескон, судя по тону, действительно удивлён решением командования противника. Рифнер, бросив на него взгляд, озвучивает свою точку зрения.
        - Рассчитывают сходу взять Скэррс - у них всё-таки три полноценные бригады, паротанки и артиллерия. Могу поспорить, их командир считает, что к обеду город будет его.
        Профессор, презрительно скривившись, качает головой.
        - Такие непуганные керасы и ведут людей на убой, пока пламя войны не выплавит тех, что умеют применять голову по назначению.
        Преподаватель сейчас мало похож на главу кафедры Хёница. Мантию сменил на подобие тёмно-синего мундира, с незнакомыми мне знаками различия, на поясе, рядом с хьякрком, прицеплена револьверная кобура. Не знай я, что это профессор Хёница, принял бы его за офицера неизвестного мне рода войск. Заметив моё внимание, маг усмехается.
        - Моя старая форма, со времён Войны трёх императоров. Третья отдельная маго-механическая бригада, штабс-капитан и командир взвода химерологов второго батальона. С тех пор многое изменилось и сейчас я бы возглавил всю бригаду целиком, но другого мундира у меня нет. Да и этот сразу настраивает на нужный лад - в нём я пролил столько крови, что можно полностью утопить пару кварталов Скэррса.
        Во взгляде стоящего на стене обер-лейтенанта появляется весьма чётко различимое уважение, а я, не найдясь, что ответить, молча киваю. Нет, я знал, что практически все старые маги, так или иначе участвовали в той войне, но не подозревал, что Тескон был на передовой. Если я верно понимаю выражение лиц Канса с Джойлом, они тоже об этом не догадывались.
        Минут через сорок начинают появляться первые отряды солдат и техника. С удивлением наблюдаю за тем, как в лесу появляются широкие просеки, по которым перемещается пехота и танки. Тяжёлой техники, в бинокль разглядеть не получается - значит у них есть специализированные артефакты. Либо непрерывно работают маги, хотя такое применение их способностей выглядит расточительством. Что странно, удивлены и Тескон с Эйкаром. По их словам, заклинаний, позволяющих вот так прорубать дорогу через лес, они не знают. При вырубке или расчистке места под строительства дорог, обычно используются химеры, которых в теории можно передать под такой вариант использования, но их тоже не видно.
        В какой-то момент, продвижение солдат замедляется, постепенно и вовсе остановившись. Если их разведка подошла почти к самой стене, остановившись на опушке, ярдах в пятистах от нас, то колонны основных сил замерли посреди леса, на расстоянии лиги от города. Цокнувший языком Рифнер, раздражённо замечает.
        - Нам бы один дивизион гаубиц - размолотили этих уродов, как в тире.
        Покосившись на офицера, прикладываю к глазам бинокль, пробуя навскидку определить численность противника - возможно какую-то часть войск их командование оставило в резерве или они действительно заходят к Скэррсу с других направлений. Пока из штаба не поступало никаких донесений - у Тескона есть артефакт связи, по которому он в режиме реального времени общается с оставшимся там магом. Так что, заметь дозорные солдат где-то ещё, мы бы об этом узнали. Жаль, нельзя обеспечить такими артефактами всех магов, что сейчас приданы батальонам - создание и настройка каждого, занимает по несколько суток - выйдет задействовать только те, что уже имеются на руках.
        После минуты наблюдения, понимаю, что вот так, навскидку определить численность пехоты будет проблематично. Однозначно понятно, что перед нами не меньше десяти тысяч солдат. И штук семьдесят танков. Основной вопрос - какие силы укрыты в поперечных, непросматриваемых со стены, просеках. Возможно они пусты, а может статься и так, что там ещё столько же бойцов и техники.
        - Парламентёры?
        Обернувшись на удивлённый возглас Тонфоя, слежу за его взглядом и вижу, как в сторону южных ворот быстро продвигается небольшая группа людей, над которыми развевается белый флаг на длинном древке. Пара пижонов на лошадях и несколько пехотинцев, перед которыми в разные стороны, буквально разлетаются деревья. Выйдя к опушке, останавливаются и слышится раскат голоса, усиленного магией.
        - Я - полковник Мэйр Обсвиль. Прошу встречи с командующим обороной города.
        Переглянувшись с Тесконом, пожимаю плечами.
        - Ответь ему, что может направляться к воротам.
        Скоро над стеной разносится грохочущий голос мага, а я, напомнив Рифнеру, что по парламентёрам не следует стрелять, вместе с Джойлом спускаюсь вниз, направляясь к створкам южных ворот. Успеваю как раз к моменту, когда пара всадников приближается к ним же с другой стороны. Солдаты открывают одну из створок и я, покосившись на мага, застывшего в стороне, прохожусь взглядом по фигурам посланников. Оба в парадных красных мундирах и выглядят так, как будто собрались на парад. Седой полковник с небольшой бородкой клином, глянув на меня, интересуется.
        - Ты и есть командир городского гарнизона?
        Судя по саркастично-весёлым ноткам, это можно перевести, как "откуда ты сопляк, вылез и почему здесь оказался?". Нацепив на лицо усмешку, представляюсь.
        - Граф Вайрьо, согласно приказу Морны Эйгор, руководящий обороной Скэррса.
        Офицер кривит губы.
        - Слухи видимо не врут - бедная девочка окончательно спятила в своей столице. Ничего, совсем скоро всё закончится и она сможет отдохнуть.
        - Вы прибыли сюда посплетничать о здоровье регента? Или у вас есть более конкретные вопросы, которые желаете обсудить?
        Тот, подбоченившись, кидает на меня уничижительный взгляд.
        - От имени Рихта Эйгора, единственного законного правителя Норкрума, требую от вас сложить оружие и передать в наши руки власть над городом.
        Закончив торжественную речь, уже другим тоном добавляет.
        - У вас всё равно ни одного шанса выстоять - стены вас не спасут.
        Выдержав секундную паузу, формулирую ответ.
        - Со своей стороны, предлагаю вам сложить командование частями и предоставить офицерам и солдатам возможность определиться с тем, кому они верны. Те, что захотят присягнуть Морне - останутся в строю, все прочие будут уволены с военной службы и отправлены домой.
        Полковник, покачнувшись в седле, окидывает меня изумлённым взором.
        - Ты в своём уме, мальчик? Предлагаешь мне сдаться, имея за спиной один батальон настоящих солдат? Уверен, что хочешь погибнуть сегодня?
        На языке крутятся язвительные фразы, но ответить приходится совсем другое.
        - Не собираюсь следовать вашему примеру, став предателем и позоря фамилию.
        Красномундирник раздражённо хмурится.
        - Воля твоя. Но если ты выживешь сегодня, то будешь очень долго умирать за оскорбление чести мундира. Я присягнул на верность Рихту Эйгору и считаю его единственным законным правителем Норкрума. А твоя шлюха из Схердаса - узурпатор, который скоро будет вычеркнут из нашей истории навсегда.
        На последней фразе разворачивает коня, вскачь направляясь к опушке леса, а солдаты закрывают ворота. Интересно - последнее, что я слышал о Рихте, это то, что он засел на западном побережье, во главе флота и немногочисленных пехотных частей, что перешли на его сторону, скорее из-за нежелания сражаться, чем по причине любви к двоюродному брату Ланца. Как под его командованием оказались три бригады двадцать третьего корпуса, расквартированного ближе к северу?
        Вернувшись на позицию, коротко пересказываю содержание беседы и Тескон холодно усмехается.
        - Значит скоро начнётся веселье. Посмотрим, чего эти гхарховы выкормыши стоят в бою.
        Ещё минут десять подошедшие войска остаются на своих позициях без движения. А потом начинают медленно продвигаться вперёд. Обращаю внимание, что в голову каждой колонны перебрасывают паротанки, за которыми укрывается пехота. Где-то позади них грохочут орудия и спустя несколько мгновений в окраинных кварталах разрываются первые снаряды. Инстинктивно пригнувшись, слышу голос Рифнера.
        - Пристреливаются. Первые три-четыре залпа уйдут в никуда, но потом начнут бить уже более точно. Нам бы ударить до этого момента.
        Обер-лейтенант обращается к Тескону, который замер в проёме между зубцами, холодно изучая приближающиеся войска. На слова офицера тот не реагирует, но в какой-то момент дотрагивается до артефакта связи и сзади, в воздух взмывают костяные драконы. Их чуть меньше, чем планировалось - около сорока штук. Но, по заверению профессора, этого числа всё равно должно хватить.
        Поднявшись на приличную высоту, драконы перемахивают через стену, быстро направляясь к колоннам пехоты. Реакция следует незамедлительно - часто хлопают винтовочные выстрелы, бьют пулемёты паротанков и начинают сверкать заклинания магов. Впрочем, пока у них выходит сбить всего один конструкт - все остальные уверенно продолжают путь, пусть и слегка потрёпанными. На моих глазах, у одного из драконов отрывает половину туши, но тот всё равно остаётся в воздухе.
        Покосившись на Тескона, раздумываю, не стоит-ли его поторопить, пока конструкты ещё держатся, привлекая к себе внимание, но маг, судя по всему, как раз отдаёт следующую команду, держа пальцы на артефакте связи. Эйкар, застывший неподалёку, внимательно наблюдает за ситуацией, иногда бросая взгляды назад и явно ожидая, пока в дело вступят химеры.
        Спустя пару секунд, они действительно наносят удар. Первыми, над моей головой пролетает не меньше сотни "ласточек" - первая волна, несущая нестандартные артефакты. Перемещаются они и правда быстро, в несколько раз быстрее драконов. Маги противника замечают химер, когда они уже близко, но надо отдать им должное - успевают среагировать и сбить практических всех, используя массовые защитные заклинания. При попадании, каждый из конструктов превращается в густо чадящий дымом сгусток плоти, падающий вниз. Пространство между нами и лесом быстро заволакивается дымом, который доходит и до пехотных колонн противника.
        В дело сразу отправляется вторая партия "ласточек", несущая уже взрывающиеся артефакты - эти поднимаются на большую высоту и молниями мчатся вперёд. Основная задача - добраться до артиллерии, не будучи сбитыми. А со стен сбрасывают толстые канаты, по которым вниз лезут крысы. Подземных червей, больше похожих на гигантских гусениц отсюда не видно, но уверен - они уже проходят под землёй, устремившись к противнику. Среди них, есть и те, что модернизированы ради уничтожения паротанков - у каждого внутри по порции двух алхимических составов, что выплёскиваются наружу через специальные отверстия. По отдельности, смеси довольно безобидны, но вместе образуют вещество, моментально состаривающее металл, превращая сталь в трухлявую ржу. Согласно идее Эйкара, черви должны атаковать танки снизу, выплёскивая алхимию им на гусеницы или днище. Органику данный состав не затронет, но вот техника будет уничтожена. Подобных, "модифицированных" химер около сотни - по идее, должно хватить на большинство паротанков, если каждая достигнет цели.
        Вцепившись в камень руками, жду реакции противника. Из-за дыма нас не должно быть видно, так что высовываюсь в проём между зубцами. Это Тескону хорошо с его артефактами, что прикроют и от пули, и от большинства заклинаний. Все остальные, включая меня, стараются укрываться за зубцами стены, что защитит хотя бы от шального свинца с вражеской стороны.
        Впрочем, пока те заняты в основном огнём по костяным драконам, две трети которых уже истреблены, а оставшимся, несмотря на дымовую завесу, осталось недолго. Но спустя считанные секунды от леса доносятся испуганные вопли, интенсивность которых быстро нарастает - крысы добрались до своих целей, принявшись за пехоту. Снова с воем приземляются снаряды, на этот раз упав метрах в ста от укреплений. А впереди нарастает вал диких воплей, который быстро катится по лесу - черви и крысы наслаждаются свежей плотью, что в таком изобилии имеется поблизости.
        Судя по вспышкам стихийных заклинаний и частой стрельбе, противник пытается защищаться. Но весьма проблематично попасть из винтовки в мелкую крысу, шныряющую среди деревьев. И ещё сложнее в червя, что показывается из под земли на считанные секунды. На задворках сознания проплывает мысль о том, что нам повезло - у магов противника не было материала и времени, чтобы подготовить свой набор химер и некроконструктов. В противном случае, мы бы столкнулись сейчас с куда более серьёзным противодействием. Хотя, как знать, возможно полковник просто не счёл нужным настолько детально готовиться к штурму города.
        Стоит отдать должное их командованию - когда сзади с грохотом начинают рваться артиллерийские снаряды, разнося в клочья батареи, до них доходит смысл происходящего. Разом грохает с десяток танковых орудий и стену трясёт от прямых попаданий. Они не могут толком прицелиться через дым, поэтому просто бьют в нашем направлении, наведясь под приблизительным углом. Следом, в воздухе появляется пара громадных огненных смерчей, что мчатся к стене. Сверкают молнии, пролетают сгустки плотного чёрного тумана, накрывающего часть стены, а около одного из участков внезапно начинают расти самые настоящие деревья, раскалывающие камень. Покосившись в сторону солдат, от которых чёрный туман оставляет лишь скелеты, Тескон перевешивается, смотря вниз.
        - Какого драного рицера? Это ещё что такое?
        Тоже наклоняюсь, оценивая ситуацию и понимаю, что стволы деревьев поднимаются и под самой стеной, на приличном её участке - не меньше тридцати метров. Камень осыпается вниз, не выдерживая напора, а они упорно прут дальше, уже создавая трещины.
        - Очистить опасный участок! Назад!
        Вопль Рифнера дублирует кто-то из сержантов и бойцы принимаются разбегаться в стороны. Правда успевают не все - десятка полтора человек летят вниз, вместе с осыпающимся камнем. Со стороны леса снова слышатся вопли, но на этот раз тональность больше напоминает боевой клич. Гудят трубы, подавая сигнал к атаке, а судя по отдельным, доносящимся выкрикам, офицеры пытаются направить своих солдат вперёд. Среди дыма проглядывает силуэт уцелевшего паротанка, который прямо на ходу, выпускает в стену ещё один снаряд.
        - Огонь! Не дать им подобраться! Два взвода к пролому - занять позиции!
        Приказы Рифнера снова дублирует сержант и со стороны второй линии обороны к бреши бежит несколько десятков бойцов в серых мундирах. Над головой свистит пуля - какая-то часть вражеской пехоты, вслепую ведёт огонь по стене. За какие-то секунды, ситуация превращается в полноценный хаос, к счастью, пока ещё управляемый. Эйкар пускает в ход нотную комбинацию, гася ещё один огненный смерч, летящий прямо на нас, а Тескон ставит щит, закрываясь от сверкающего фиолетового шара. Бьют заклинаниями и остальные маги, присутствующие на стене - здесь их не меньше десятка. Грохочут орудия танков, часто бьют винтовки, а в дыму уже хорошо различимы фигуры солдат, остервенело мчащихся вперёд. Некоторые, прямо на ходу валятся вниз - крысы всё ещё продолжают свою работу. У одного, прямо на моих глазах отрывает ногу червь и тот дико крича, падает на землю, бросив оружие и схватившись обеими руками за обрубок из которого хлещет кровь. Но всех химеры точно не перебьют - какая-то часть доберётся до пролома.
        Внизу начинает работать пулемёт, выдающий одну за другой очереди, но его сразу же накрывает выстрелом экипаж паротанка, выбравшийся из завесы и получивший возможность нормально целиться. Их собственный пулемёт, короткими очередями работает по стене, выбивая каменную крошку и заставляя бойцов укрываться за зубцами.
        - Некроконструкты! Тескон, запускай!
        Бросивший на меня яростный взгляд, профессор кривится, но вместо ответа, укладывает пальцы левой руки на артефакт связи. Через несколько секунд, к пролому отправляется строй шахтёрских конструктов - вооружённые кирками мертвяки, наш последний резерв, если не принимать в расчёт солдат. Какое-то количество химер и конструктов имеется на остальных участках обороны, но основная масса стянута сюда, для отражения главного удара.
        Жутко кричит солдат, метрах в пяти от меня - пуля ударила в челюсть, разворотив её и бедолага вопит, захлёбываясь собственной кровью. А внизу, некроконструкты вываливаются навстречу атакующим и на какое-то время останавливают их продвижение, позволяя крысам и червям забирать жизни врагов. Наши стрелки, получив возможность, засыпают сгрудившихся бойцов противника пулями и их число быстро редеет. На какой-то промежуток времени, кажется, что атака будет успешно отбита, но в строй конструктов, что уже сцепились с уцелевшими пехотинцами, врезаются сразу три паротанка, а из дыма выкатывается новая волна атакующих, насаживающая мертвяков на штыки и расстреливающая в упор.
        - Если войдут внутрь, нельзя дать им захватить плацдарм! В штаб - доставь записку! Нам нужен ещё один батальон, чтобы сдержать наступление!
        Вестовой, забрав кусок бумаги у Рифнера, бросается вниз по лестнице, а я пробую задействовать айван, потянувшись к хлебу в желудках солдат противника. Не сразу, но у меня получается и десяток атакующих валится на землю - большее число охватить разом не вышло. Следующими пробую накрыть экипаж одного из паротанков, но талант не чувствует ничего внутри железной коробки. Матерюсь, недобрым словом, вспоминая защитные артефакты и развернувшись, окидываю взглядом солдат, держащих позицию около бреши. Часть ведёт огонь, но как минимум трое удирают со своего места. Вижу, как со своего места поднимается офицер, пытающийся их остановить и почти сразу падает, срезанный очередью танкового пулемёта. В бегство сразу же обращается ещё несколько человек. Кричу им, приказывая остановиться и тянусь к револьверу, но раньше чем успеваю открыть огонь, их достают атакующие.
        - Да ради болотных гхалтов - откуда у них маги леса?!
        Услышав вопль Тескона, снова поворачиваюсь к атакующим и обнаруживаю, что следом за пехотой движется несколько десятков трёхметровых фигур, напоминающих деревья. Спустя секунду понимаю, почему возникло такое впечатление - по сути, это они и есть. Вернее, конструкты составленные из них. Не знаю, как их слепили и кто это сделал, но судя по крику профессора, такого не ожидал и он сам.
        - Лайр, бей огнём! Ну же!
        Орущий Эйкар, сам пускает в ход нотную связку - судя по полыхающим символами, целиком состоящую из специализированных нот и на строй атакующей пехоты обрушивается ревущая огненная плеть. Около самой земли её встречает взметнувшийся зелёный щит, в который превратилась растущая трава и удар пропадает втуне, накрыв лишь несколько десятков солдат и лишь пару древесных конструктов. Удар Тескона, похожий по своей мощи, наносит не больше ущерба. А самого мага явно смогли идентифицировать в качестве цели - пулемётная очередь бьёт в лицо и пули визжат, бессильно отлетая от невидимой преграды - артефакты срабатывают, отклоняя свинец.
        Снова бросаю взгляд на пролом и обнаруживаю, что первые солдаты противника, уже врываются внутрь. С перекошенными лицами, бегут прямо на вторую линию укреплений, один за другим падая на землю, под плотным ружейно-пулемётным огнём. Похоже, химеры Тескона напугали их настолько, что те готовы на всё, что угодно, лишь бы убраться от них подальше. Пусть, даже единственный путь ведёт прямо на позиции противника, откуда по ним в упор ведут огонь.
        Ситуация меняется, когда вместе с пехотой в пролом врываются "деревья" - этих не берут пули и за ними быстро формируются группы солдат. Рявкает Рифнер, приказывая части бойцов накрыть их огнём с внутренней стороны стены, где они открыты и пули быстро прорежают ряды атакующих. Но внутрь врываются новые и новые, а мы сами тоже оказались открыты огню противника. Рядом, бьёт из винтовки Джойл, Круацина подхватывает оружие одного из погибших солдат, тоже открывая огонь. Мы же с Кансом, пробуем использовать айваны. У меня выходит прикончить два десятка пехотинцев, а Тонфой превращает в кровавое пюре одного из офицеров, что пытается командовать атакой. Но этого всё равно слишком мало - Тескон с Эйкаром заняты тем, что обрушивают куда более масштабные удары по атакующим снаружи, стараясь максимально сократить число древесных конструктов. Неизвестные маги активно сопротивляются - бросив взгляд за стену, я вижу новые "живые деревья" и замечаю травяной щит, что вздымается навстречу очередному удара Тескона. Что радует - судя по доносящимся истошным крикам, химеры Тескона продолжают делать своё дело, а маги
противника сейчас сосредоточены больше на штурме, чем на защите своей пехоты.
        В какой-то момент, количество ворвавшихся в пролом солдат становится критическим и когда первая пара древесных конструктов добирается до второй линии укреплений, бросившись на их защитников, ситуация резко меняется. Следом за "деревьями", до позиций добираются и пехотинцы - начинает рукопашная свалка. А новые атакующие, не натыкаясь больше на кинжальный огонь, бросаются вперёд.
        - Гранаты! Не дайте им закрепиться! Четвёртый взвод - вниз! Занять брешь!
        С внутренней стороны стены вниз летят гранаты, рвущиеся на земле, а по ступенькам уже бегут, выполняющие приказ Рифнера бойцы, но это всё равно, что мёртвому припарки - эти парни однозначно прорвут нашу оборону. Со второй линии обороны уже начинают разбегаться серомундирники и я опасаюсь, что подходящее подкрепление точно так же обратится в бегство. А судя по тому, что пулемёты, размещённые в укреплённых домах, позади земляных укреплений, всё ещё молчат - расчёты тоже покинули свои позиции. Повернувшись к Рифнеру, рявкаю.
        - Я вниз! Надо восстановить порядок!
        Глянув на Канса, что с искажённым лицом снова бьёт айваном, выдаю ещё пару фраз.
        - Прикрывай Тескона и Эйкара со спины. Не дай им погибнуть - иначе все сдохнем!
        Вытаскивая на ходу револьвер, мчусь по лестнице и едва не падаю, машинально качнувшись в сторону, когда рядом свистит пуля. Не вижу стрелявшего, но всё равно задействую нотную связку, формируя сферы льда и посылая их во вражеских солдат, бегущих внизу среди клочьев дыма, которые сюда приносит изменившийся ветер. Спустя несколько секунд уже спрыгиваю на землю и почти сталкиваюсь с солдатом в красном мундире. Зачем их переодели в парадную форму? Чтобы отличать от наших бойцов?
        Пока мысли молнией проносятся в голове, уклоняюсь от удара штыком и выпускаю ему пулю в лицо. А сзади грохает "Лоун" Джойла - парень тоже кого-то подстрелил. Обернувшись, кричу ему и стремглав бежим к укреплениям. На ходу использую ещё одну комбинацию, выпаривающую из людей воду и группа вражеских бойцов иссушёнными мумиями оседает вниз. Нас, правда, тоже замечают - рядом пролетает несколько пуль, а одна цепляет правую руку Джойла. Спасает только то, что стрелки ведут огонь на ходу и находясь среди обрывков дымовой завесы, что мешает им целиться.
        Перемахнув через земляное укрепление, обнаруживаю здесь десяток затаившихся солдат в серых мундирах, что испуганно смотрят на меня.
        - Какого рицера вы тут развалились?! Гранаты есть? Кто старший по званию?
        Джойл, перепрыгнувший через бруствер следом за мной, свирепо оглядывает бойцов и один из них неуверенно делает странный жест рукой.
        - Я старший. Сержант Мичсел. Гранаты имеются - по две на человека.
        - Тогда вперёд! Сначала бросаете по гранате, потом открываете огонь. Постарайтесь подорвать древесных конструктов, чтобы пехота не смогла ими прикрываться.
        Молодой паренёк слева от меня, изумлённо-напуганным голосом тянет.
        - С ними сам оживший лес. Как мы можем ему...
        Рявкаю, перебивая его.
        - Это обычная магия, сожри тебя гхарг! Такая же, как создание химер или огненного потока! Только в другой области! Этих тварей делают маги и их можно убить! Вперёд! Выполнять приказ!
        Ещё секунду они колеблются, но в конце концов сержант начинает движение, а следом за ним, по широкой траншее бегут и остальные, на ходу доставая гранаты. Смещаюсь в другом направлении, прислушиваясь к ухающим взрывам за спиной. Десять бойцов - это мало, так атаку не затормозить, нам нужны ещё люди. К моему разочарованию, за поворотом больше не оказывается ни одного солдата - остальные успели сбежать.
        Матерясь в голос, прикидываю, что делать, а забравшийся на кромку бруствера Джойл, прицелившись, выпускает одну за другой три пули из "Лоуна". Когда по нему открывают ответный огонь, скатывается вниз.
        - Эти деревяшки и зажигательных пуль не боятся, Орн. Что делать станем?
        Тоже высунувшись за бруствер, бросаю быстрый взгляд наружу и понимаю, что ситуация совсем аховая - внутри не меньше нескольких сотен солдат противника, которые быстро прибывают, а с ними, как минимум, десятка два "деревьев", половина из которых уже добралась до траншей и добивает остатки бойцов, которые остались на месте, либо просто не успели сбежать. Около пролома продолжают рваться гранаты - защитники стены пытаются затормозить продвижение противника. Но, как я понимаю, текущими силами, ситуацию точно не переломить.
        Снова слышатся разрывы снарядов и приличный кусок стены осыпается, оставив только основу - танкисты всё-таки раздолбали ещё один участок. Бросив взгляд на Джойла, киваю в сторону ближайших домов.
        - Туда. Встретим подкрепление и убедимся, что они на самом деле пойдут в атаку.
        Выбравшись из траншеи, рывком мчимся в проулок, пробегая между двумя зданиями. Визжат пули, рикошетящие от каменной кладки, но нас не цепляет. Хотя у Джойла расплывается красное пятно на правой руке от старого ранения, но судя по тому, что парень не жалуется - там ничего серьёзного.
        Миновав десятка три домов, выбираемся на улицу, где сталкиваемся с колонной вооружённых людей в гражданской одежде. Притормозив, машинально готовлю связку для массового удара огненными сферами, не понимая, кто точно перед нами, но почти сразу слышу знакомый голос.
        - Как там ситуация? Видели бегущих солдат, что-то кричащих про оживший лес.
        Повернувшись к Сарту Довано, который против своего обыкновения не улыбается, с облегчением выдыхаю - это городское ополчение, сформированное Хольтом.
        - Там просто древесные конструкты, созданные магией! А эти долбанные трусы оставили позиции, бросив остальных на смерть.
        Парень бросает чуть озадаченный взгляд в сторону стены, от которой доносятся звуки боя.
        - И ты сможешь их остановить? Маги справляются?
        На мне сходятся десятки глаз и мозг лихорадочно пытается придумать верный ответ. Нельзя дать понять им, что Тескон и Эйкар, несмотря на свой опыт, не совсем понимают, как уничтожить нового противника. Не говоря уже про остальных магов - насколько я видел, никто не смог пробиться через щиты, выставляемые противником или нанести эффективный удар по древесным конструктам. Весь урон наносила только пара ветеранов, но и у тех это выходило не лучшим образом.
        Замечаю булочную, расположенную чуть дальше по улице и в голову приходит мысль, что внутри городских стен никого из вражеских магов щитов пока нет- они сосредоточены на прикрытии атакующей пехоты. А значит, есть шанс одолеть созданные ими конструкты, либо вывести их из строя.
        - Да, я могу их остановить. А если у вас найдутся гранаты, это можно будет сделать намного быстрее. Сколько с тобой человек? Батальон? Разбейтесь по ротам и готовьтесь к контрудару в направлении бреши.
        Сарт, чуть помедлив, принимается отдавать команды, а я тянусь айваном ко всему хлебу, что есть в булочной. После ночных тренировок, всё получается несколько проще, чем раньше и спустя тридцать секунд посреди улицы уже возвышается громадный шар из плотного теста, который подкатывается ближе к нам.
        - Теперь вперёд! Когда обнаружите противника, не высовывайтесь - свяжите огнём и ждите, пока они пошлют вперёд конструктов. Как только я их выведу из строя - забрасывайте гранатами.
        Довано кивает, передавая приказ дальше по цепочке и мы выдвигаемся вперёд. С атакующими солдатами, сталкиваемся уже через пару зданий - группа, человек из сорока, начавшая продвигаться вглубь города. Воздух наполняется звуками стрельбы, а по мостовой в нашу сторону споро шагает пара "деревьев". Оторвав два солидных куска теста, формирую из них шары меньшего размера и быстро качу их по брусчатке в направлении противника. Когда до конструктов остаётся пара метров, меняю состояние теста на жидкое и облепляю "ноги" - у каждого из объектов по пять-шесть нижних конечностей странного вида, позволяющие относительно комфортно передвигаться. Как только тесто слепляет их вместе, снова меняю его состояние, на полностью сухое и максимально спрессованное. "Ноги" подтягиваются друг к другу и один из конструктов шумно падает на мостовую, а вот второе "дерево" остаётся стоять, покачиваясь на месте.
        Рядом раздаётся вопль Сарта "Гранаты!" и я укрываясь за стеной, прислушиваясь к взрывам. Когда они затихают, выглядываю - оба конструкта успешно размолочены на части. Поворачиваюсь к парню, чтобы понять, почему он не отдал приказ о наступлении и понимаю, что тот изумлённо смотрит в небо. Подняв глаза, застываю и сам. Над стеной проплывает громадное создание, напоминающее гигантского дракона, с размахов крыльев в тридцать-сорок метров. Только этот, в отличии от наших некроконструтов, полностью состоит из деревьев и растений. Тяжело выдохнувший Джойл, только что закончивший перевязку руки, озвучивает риторический вопрос.
        - Что это за тварь такая, рицера мне под ноги в дождливый день?
        Глава XVI
        Оторвавшись от созерцания неведомого монстра, что плывёт по небу, поворачиваюсь к Сарту.
        - Отправляй солдат вперёд! Противника нужно отбросить к стене, пока они не прорвались вглубь города!
        Парень, с абсолютно шальным выражением лица, секунду смотрит на меня, после чего всё-таки принимается выкрикивать команды. Его бойцы тоже отходят от первоначального шока и атака возобновляется. Ныряю в промежуток между домами, ведя за собой взвод бойцов, чтобы зайти с фланга, когда со стороны стены доносится грохот. Подняв глаза, вижу, как драконообразный монстр машет крыльями, нанося сокрушительные удары по укреплению. В него бьют сразу несколькими стихийными заклинаниями, а откуда-то сбоку вверх взмываем небольшой синий вихрь, вонзившийся тому в брюхо и вражеский конструкт внезапно отвечает зелёным пламенем, вырывающимся из глотки.
        Мгновение пытаюсь это осознать, а потом понимаю, что это отнюдь не огонь. Скорее какая-то спрессованная зелёная пыль, которая большим облаком расходится в воздухе, оседая вниз. С трудом переключив внимание на текущую ситуацию, продолжаю движение вперёд и выглянув из-за угла, обнаруживаю небольшую группу солдат в грязных красных мундирах, занявших позицию за оградой небольшого сада. Прежде чем они меня замечают, пускаю в ход айван и вскоре те уже корчатся на траве, умирая от внутреннего кровотечения.
        Краем глаза отмечаю, что дракон ещё раз выпускает струю пыли и свернув вбок, направляется вглубь города. Только сейчас доходит, что он был вблизи того участка стены, где находятся Тескон с Эйкаром. А ещё Канс и Круацина. На плечо вдруг опускается рука Джойла.
        - Ты чего, Орн?
        Повернувшись к здоровяку, ловлю ещё несколько настороженных взглядов бойцов и понимаю, что стоял на месте, скрежеща зубами. Такое бывало и раньше, в критических ситуациях, но только в старом мире. Здесь подобного ещё не случалось. Бросив взгляд на дракона, быстро набирающего скорость, рявкаю, отдавая приказ.
        - Вперёд! Нам нужно добраться до стены и заблокировать брешь!
        Взвод, рассыпавшись, исчезает в проходе между домами, а мы с Джойлом возвращаемся на улицу, где остался материал для моего айвана. Надо сказать, весьма вовремя - из-за поворота уже появляются три "живых дерева", на которых я обрушиваю жидкое тесто. На этот раз, пытаюсь не только заблокировать их конечности, но и загнать хлеб в плоть, действуя на молекулярном уровне. Сразу с тремя целями, это сложно, но тем не менее получается. Единственное "но" - сложно понять, как использовать тесто внутри их тел. Собрать его вместе у меня выходит, но вот куда бить - не представляю. Где вообще у этих созданий жизненно важные органы?
        В итоге, эту тройку точно так же забрасываем гранатами. Следующим рывком добираемся до второй линии обороны, через которую пробуют перебраться несколько древесных конструктов и выясняется причина отсутствия солдат поддержки - земля завалена телами, сквозь которые прорастают зелёные стебли. Сначала, не понимаю, в чём дело, но пазл быстро складывается - точно такими же ростками усыпана вся земля и стены домов. Они растут повсюду, включая места, где растения никак не должны были появиться. Вот, что делает удар зелёной пыли - заражает всё подобием спор, которые моментально прорастают, убивая всё живое.
        Разглядываю изрядно разгромленную стену, оцениваю возможный ущерб от подобного удара. Судя по затронутой площади, дракон может запросто уничтожить несколько рот, если те будут компактно расположены. И раз его не смогли прикончить Тескон с Эйкаром, то не представляю, каким образом это создание вообще можно одолеть.
        Пройдясь взглядом по стене и окрестностям, понимаю, что живых здесь не видно - только трупы с зелёными ростками. Причем ударило по всем - как по атакующим в красных мундирах, так и по нашей пехоте. В стороне рвутся гранаты - бойцы Довано уничтожают последние "живые деревья", пытающиеся перебраться через бруствер, а Джойл вскидывает винтовку, кого-то выцеливая. Повернув голову, фиксирую движение и было отрываю новый кусок теста от шара, что катится за мной, но быстро останавливаюсь - это Круацина, которая тащит на себе пару человек. Здоровяк опускает оружие, а я перевожу взгляд на приблизившегося Сарта, тоже всматривающегося в быстро приближающуюся фигуру.
        - Это из наших. Справишься с защитой пролома?
        Парень, цокнув языком, секунду рассматривает брешь, которая изрядно увеличилась в размерах, после удара по стене дракона.
        - У меня четыре сотни людей и два мага - попробуем отбиться. Но не гарантирую, что продержимся долго, у этих гхарговых дерьмоедов мощная магия.
        Скривив губы, кошусь в сторону трупов, усыпанных зелёными ростками.
        - Продержитесь, сколько получится. Если дать им войти в город, пока этот крылатый монстр не уничтожен, удержать Скэррс у нас точно не выйдет.
        Тот с лёгким смешком хмыкает.
        - Думаешь у тебя получится с ним справиться?
        Момент изучаю его глазами.
        - Сомневаюсь. Но в резерве есть ещё маги Хёница, алхимики и некроманты на арене, что работают с химерами. Плюс, маги канцелярии на других участках стены. Надеюсь, они смогут что-то сделать.
        Раздумываю, как бы лучше уточнить уровень лояльности его солдат и Сарт, судя по всему, понимает невысказанный вопрос.
        - Мы будем стоять до конца. Буду честен - дядя раздумывал над тем, чтобы сдать город, договорившись с наступающими. Но сейчас, время переговоров вышло, а капитулировать, сдаваясь на милость победителя, Довано не привыкли.
        Ответить ему не успеваю - через бруствер переваливает запылённая Круацина, на одежде которой множество рваных дыр. Тяжело выдохнув, бросает на землю тела, которые тащила и я узнаю в них Канса с Эйкаром. У обоих присутствует зелень, пробивающаяся через одежду, но на первый взгляд ростки меньше, чем на окружающих нас трупах. А через секунду становится понятно, что оба дышат - грудная клетка каждого неровно вздымается, в попытке обеспечить тело кислородом. Призванная, стягивая с себя изорванные штаны, параллельно рассказывает о произошедшем.
        - Эта тварь появилась за несколько секунд, поднявшись над лесом. Как будто сплелась из деревьев и растительности. Бешеное порождение бездны!
        Обнажив нижнюю часть тела, стаскивает штаны с Канса, принявшись работать руками и рядом со мной изумлённо выдыхает Сарт.
        - Какого рицера она творит? Он же ранен...
        Призванная бросает в его сторону недобрый взгляд, а я пытаюсь вывернуться из щекотливой, во всех смыслах, ситуации.
        - Это целебная полевая магия. Леди Тонфой заложила её в некона.
        Парень, наблюдая за тем, как девушка забирается на Канса, задумчиво комментирует.
        - Чтоб меня так каждый раз лечили. Готов болеть почти ежедневно.
        Думаю, у него есть дополнительные вопросы, но к счастью племянника Хольта отвлекает подбежавший офицер. С левого фланга подошло ещё подкрепление - две роты имперских солдат, снятых со своих позиций и полбатальона местных бойцов. Он отправляется туда, для координации действий, а я, наблюдая за его людьми, что занимают позиции, размышляю, куда пропал капитан Дарсон, который должен был руководить обороной второй линии. И что произошло с Тесконом - в голове не укладывается, что профессор погиб от удара дракона. Покосившись на Тонфоя, зелёные ростки на теле которого постепенно начинают высыхать и отваливаться, озвучиваю вопрос.
        - Где Тескон?
        Повернувшая голову Круацина, тяжело дыша, бросает взгляд на стену, похоже ничуть не смущаясь ситуации.
        - Либо упал на ту сторону, либо затерялся где-то среди камней. Они с Эйкаром поставили щит, частично смягчивший удар этой бездновой твари - только потому мой хозяин и маг ещё живы. Но самого Тескона я не видела с момента, как дракон стал бить крыльями по стене.
        Обернувшись назад, наблюдаю как дракон извергает очередной поток зелёной пыли, обрушивая его на город. Кто-то пытается ударить по нему заклинанием - в воздухе появляется серый вихрь, столкнувшийся с крылом гигантского конструкта. В ответ тот опускается вниз, бешено работая громадными крыльями и разнося в клочья здания.
        - Да, слезь ты с меня уже - я в норме. Лучше помоги Эйкару.
        Поворачиваюсь на сдавленный голос Канса, у которого наконец получается достучаться до увлёкшейся призванной и та поднимается с парня, перемещаясь к Эйкару. Сам аристократ, подтягивая штаны, осматривается по сторонам.
        - Так мы их сдержали? Или как?
        Со стороны города слышится отдалённая частая пальба и грохот разносимых зданий, а рядом хлопают винтовочные выстрелы - в брешь снова лезут солдаты противника. Быстро растолковываю Кансу ситуацию, заодно наблюдая за обороной и убеждаясь, что люди Довано успешно сдерживают атакующих. С учётом подошедшего подкрепления, бойцов вполне хватает, чтобы обеспечить защиту бреши и поднять стрелков на уцелевшие участки стены, чтобы противник не смог подорвать её ещё в паре-тройке мест. В голове, правда, крутится мысль, что маг, сражающийся на их стороне, вполне может обеспечить ещё несколько разломов на удалённом расстоянии. На мой взгляд, единственное, что его сейчас сдерживает - усталость струны после создания дракона. Но, рано или поздно, она стабилизируется и тогда наше положение ещё больше осложнится.
        Впрочем, идти в контратаку за пределами городской стены, тоже не вариант. Судя по грохоту орудий, паротанки ещё целы и как только пехота покажется на открытом пространстве, накроют её огнём. Если прибавить к этому, как минимум, несколько тысяч уцелевших солдат, шансы на успешный контрудар оказываются абсолютно нулевыми.
        Пришедший в норму Эйкар, которого Круацина оставляет сразу, как только маг открыл глаза, оглянувшись на город, хрипит.
        - Туда. Быстрее. Его надо остановить, пока не разнёс весь город.
        Спустя несколько секунд мы пригнувшись, бежим к ближайшему дому, под прикрытием которого убираемся подальше от участка стены, где продолжается бой. Не знаю где Дарсон, но Сарт вроде наладил контакт с имперскими офицерами - думаю, вместе они должны справиться с командованием. А наша задача - прикончить бушующего в центре города дракона. Когда находим пустой кэб, оставленный извозчиком в проулке, Круацина отправляется на место кэбмена, а я забравшись внутрь, озвучиваю очевидный вопрос, обращаясь к Эйкару.
        - Почему вы не смогли его остановить? Что случилось с Тесконом?
        Маг, мрачно на меня покосившись, пару секунд молчит, после чего зло отвечает.
        - Эта дрянь никак не должна была здесь оказаться. Магию, связанную с лесом, активно использовали схоры, но к финалу их войны с подгорным народом, почти все искусные мастера уже погибли, а тех, кто оставался, перебили люди. Никто не должен владеть ничем подобным и я не понимаю, откуда здесь взялся какой-то рицеров ублюдок, что смог создать такую тварь. Мы поставили несколько щитов, которые конструкт с лёгкостью пробил, прикончив почти всех, кто был на стене. Тескон прямо на моих глазах упал со стены, рухнув наружу - может и выжил, не зря же был весь увешан артефактами защиты. А я едва успел выставить ещё один личный щит, который меня и прикрыл. Канса спасла призванная, что защитила его своим телом.
        Мгновение помолчав, косится в сторону Круацины.
        - Если бы она нас не вытащила - мы бы оба всё равно сдохли. Жаль, нет пары сотен таких бойцов под рукой.
        Тонфой выдаёт нервный смешок, а я интересуюсь.
        - Как его можно прикончить? Заклинания? Алхимия? Как справлялись во время войны со схорами?
        Бывший призрак пожимает плечами.
        - Наверняка есть варианты. Но на момент моей учёбы в Хёнице, это было уже не так актуально - никто не мог разобраться с созданием таких конструктов, как и с магией леса в целом. А если в мире не существует людей, способных сотворить такое, то какой смысл изучать защитные заклинания. К тому же, их даже опробовать было не на ком.
        Недоумённо качаю головой.
        - Не поверю, что никто так и не смог изучить эту область магии. В конце концов, у нас есть наглядный пример прямо перед глазами. Кому-то из магов, точно удалось добиться успеха.
        Выглядывающий из окна Канс, делает предположение.
        - Может Палач и его люди? У них в руках все знания магов Норкрума.
        Эйкар отрицательно покачивает головой.
        - Существовали исследовательские группы, что занимались этим вопросом, но ни у кого из них не вышло добиться успеха. Сомневаюсь, что это кто-то из соратников Палача.
        Переглядываемся с Кансом и я уточняю.
        - Но кто тогда?
        Несколько секунд маг молчит, уперев взгляд в стенку кэба.
        - Самый логичный и вместе с тем безумный вариант - кто-то из потомков схоров. Они могли передавать знания из поколения в поколение, изучая их тайно и постепенно практикуясь.
        Откинувшийся на спинку сидения Тонфой, чуть не выпускает из рук револьвер, который перезаряжал.
        - Ну да, потомки схоров - об этом как-то писали все бульварные газетёнки империи, мол среди нас живут почти чистокровные представители древней расы, что жаждут возмездия. Только это всё бред! Откуда им тут взяться? Даже если такие и существуют, какого болотного рицера они забыли в имперском корпусе, сражающемся на стороне Рихта?
        Качнувший головой Эйкар, медленно цедит слова.
        - Не имею никакого представления. Но иных вариантов мне в голову пока не приходит.
        Канс, вздохнув, возвращается к револьверу, а Джойл, наклонившись, старается рассмотреть гигантского дракона через окошко кэба.
        - Он же над самым центром кружит. Как раз там, где штаб наш расположен.
        Тоже склоняюсь к окну и чувствую, как тревожно ёкает сердце. В штабе остались Айрин с Сонэрой - по моему предположению, это место должно было быть самым безопасным в городе. А теперь, прямо над ними кружит дракон, извергающий зелёную пыль, убивающую всё живое. У нас же так и нет никакого плана действий. Круацина осаживает лошадей около одного из зданий - мы уже слишком близко и сами рискуем попасть под удар, если привлечём внимание конструкта.
        Выбравшись наружу, хватаю Эйкара за плечо, уперев взгляд ему в лицо.
        - Так что нам сейчас делать? Чем его можно пронять?
        Тот резко дёрнувшись, сбрасывает мою руку.
        - Магия призыва может помочь - призовём десяток бойцов и натравим на это создание. А ещё лучше - полсотни. Чтобы разорвали его в клочья.
        - Угу. И потом нас самих превратят в кровавый фарш. Либо мы будем вынуждены разнести половину города, чтобы выжить. Ещё какие-то варианты есть?
        Сам не замечая этого, перехожу почти на крик и глаза мага сужаются.
        - Я многим тебе обязан, Орнос, но не стоит забываться! Хочешь ещё вариантов?! Можно запустить вихрь айгерды, уничтожая саму реальность. Использовать лепсинон, состаривающий плоть. Или поднять в воздух такого же дракона, сотканного из пламени. Но это всё не полевая магия, нужна подготовка - сотни жертв, помощники, алхимические составы и выверенные рунные тексты. Из того, что можно сделать быстро и точно сработает, есть только магия призыва. Конечно, ты можешь запрыгнуть к нему на шею и заставить окунуться в резервуар с алхимическими отходами, где даже эта тварь, наверняка растворится. Но что-то мне подсказывает - это тебе не по силам!
        На момент застыв, уточняю.
        - Отходы алхимический лабораторий? Их можно поднять в воздух?
        - Если у тебя есть ёмкость из нужного сплава и группа воздушных носильщиков - безусловно, да! Но такого среди лабораторного инвентаря, я не видел!
        Дракон снова обрушивает вниз струю зелёной пыли, а я лихорадочно перебираю в голове варианты.
        - Как минимум один крылатый парень у нас имеется. Я могу попробовать слепить что-то своим айваном, а у тебя наверняка получится что-то придумать с воздушными комбинациями. Остаётся вопрос транспортировки.
        На лице чуть успокоившегося Эйкара отображается усиленная работа мысли.
        - Можно использовать трубы, по которым сливаются отходы. Они поделены на секции, которые могут изолироваться друг от друга, на случай аварии. Если разъединить и заблокировать, только с одной стороны - получим гигантские колбы, которые удержат жидкость до её использования.
        Спустя несколько мгновений, снова забираемся в кэб и мчимся к ближайшей лаборатории алхимиков. Со стороны стены слышится частая стрельба и грохот разрывов - паротанки вовсю бьют по стене, видимо пытаясь сформировать новые пробоины. А судя по вою снарядов, какая-то часть орудий тоже уцелела и сейчас получила новые расчёты, которые принялись обстреливать наши позиции. Это плохо - под артиллерийским огнём, солдаты долго не продержатся. Особенно, если неизвестные маги сейчас продолжают создавать и отправлять в бой древесные конструкты.
        Джойл всю дорогу пялится в окно - стиснув зубы, наблюдает за драконом, что продолжает бушевать над городом. Меня тоже тревожит судьба Айрин, но я старательно отгоняю ненужные мысли в сторону. Разум должен быть сосредоточен на максимально приоритетной задаче - если отвлекусь, могу сорвать всё дело и тогда нам всем придёт конец. В конце концов, виконтесса достаточно умна, чтобы убраться из под удара такой махины. Да и майор должен прекрасно понимать, что приближение дракона, прорвавшегося через линию обороны, на которой был десяток с лишним магов, не сулит ничего хорошего.
        Выскочив из кэба около входа в лабораторию, сталкиваемся с одним из подмастерьев, спешно покидающим здание. При виде нас, парень останавливается, с удивлением глядя на Эйкара.
        - Я думал вы погибли. Тескон приказал всем магам отправляться к стене - он готовит какой-то контрудар.
        Сбоку слышится облегчённый вздох Джойла, которого я прекрасно понимаю. Если профессор жив и пользуется артефактом связи, надежда одолеть магов противника всё ещё сохраняется. Как минимум, он может связать их боем, дав пехоте возможность сдержать вражеское наступление. Эйкар же, раздражённо поморщившись, уточняет.
        - И внутри не осталось ни одного мага?
        Парень отчаянно машет головой.
        - Только помощники, вроде меня - нас человек двадцать. Но без магов мы всё равно бесполезны.
        Бывший призрак довольно ухмыляется.
        - Не так уж и бесполезны. Как твоё имя?
        Бледный паренёк в кожаном фартуке, на котором начерчен набор причудливых рун, с некоторым беспокойством вглядывается в лицо собеседника.
        - Слейрен, господин. Но не думаю, что...
        Рявкнувший Эйкар, обрывает его.
        - Твоя задача не думать, а следовать указаниям! Вас же этому учат?! Слушай мой приказ, Слейрен - нужно разъединить секции труб, что ведут в отстойник и закрыв заслонки с одной стороны, наполнить их той жижей, что там плавает, подготовив для транспортировки.
        Работник лаборатории ещё пару мгновений стоит, уставившись на мага и тот поведя плечом, снова разражается криком.
        - Выполнять! Каждого, кто сбежит - найду и засуну в этот самый отстойник, вместе со всей семьёй!
        Теперь до парня доходит и он бегом устремляется внутрь. Мы отправляемся за ним и следующие пятнадцать минут разбираем трубы и готовим их к применению, работая в безумном темпе - спешим, как можем. Самый долгий процесс - наполнение полученных ёмкостей отходами. Каждую нужно транспортировать на задний двор, погрузить в отстойник, от которого несёт испарениями и дождавшись, пока переливающаяся разными цветами жидкость, заполнит её, поднять обратно. Удерживать куски труб приходится при помощи багров, имеющихся здесь на всякий случай, что не очень удобно. К этому добавляются испарения, которые пробиваются даже через специальные маски и барьеры защитных артефактов, позаимствованных в лаборатории. Собственно, поэтому мы и теряем три из пятнадцати импровизированных "бочек", уронив их на дно пруда, заполненного ядовитой смесью.
        Закончив, оставляем полные ёмкости в стороне от отстойника, куда их перетаскивают Круацина с Джойлом - у остальных просто не хватает сил, чтобы сдвинуть те с места. Территория вокруг большого пруда, наполненного отходами, полностью закрыта защитным куполом, не пропускающим ядовитые испарения дальше и по общему мнению, "бочки" следует достать из под него, когда всё будет готово.
        Выйдя из под него, срываю защитную маску, с наслаждением вдыхаю чистый воздух, оглядывая улицу из задних ворот лаборатории. Вот-вот, по идее, должен вернуться один из работников, отправленный в гостиницу за Сэйсом. А пока надо найти хотя бы одну булочную - мне потребуется немало материала для выполнения задачи.
        Подняв глаза вверх, обнаруживаю, что дракон развернулся и сейчас летит в направлении стены, видимо намереваясь расчистить путь для войск, что ещё штурмуют город. В стороне прорыва идёт ожесточённый бой - если я верно понимаю, противник бросил в бой новые силы и скорее всего, каким-то образом разобрался со всеми химерами, подготовленными Тесконом.
        Тянусь айваном к хлебу, вокруг, постепенно расширяя радиус "внимания" и натыкаюсь на два места с высокой концентрацией выпечки. Дальше действую по старой схеме - собираю всё тесто в один громадный шар, который качу в своём направлении. Только в процессе, понимаю, что раньше не взаимодействовал с хлебом на таком большом расстоянии - это происходит впервые. Либо сказывается появление второй струны, которая сейчас тоже активна, либо даёт о себе знать нервное напряжение из-за которого я даже не задумался, получится ли у меня. А может и всё вместе взятое.
        В любом случае - результат налицо, передо мной красуются два огромных шара из сырого теста, которого должно с лихвой хватить на задуманное. Когда приступаю к работе, рядом тормозит кэб с взмыленными лошадьми, из которого внезапно вываливаются трое имперских солдат, а следом вылетает и Сэйс. Раньше, чем лабораторный служащий, сидящий на месте кучера, успевает объяснить ситуацию, за него это делает выскочивший первым солдат. Отдав честь, докладывает.
        - Капрал Ройс, Ваше Сиятельство. На всякий случай сопроводили демона, которого вы приказали доставить. Опасались вражеской диверсии, либо измены с его стороны.
        Кивнув ему, командую "вольно" и переведя взгляд на крылатого карлика, излагаю задачу.
        - Внутри защитного купола, у меня за спиной - ёмкости с ядовитой жидкостью, которые должны вывести из строя дракона. Мы поднимем их в воздух, используя конструкты из хлеба и стихийные заклинания. Твоя задача - подстраховать атаку и если что-то пойдёт не так, обеспечить доставку содержимого "снарядов" до цели.
        Призванный с интересом бросает взгляд мне за спину, где виднеются стоящие ёмкости и задумчиво скребёт щёку пальцами.
        - Не уверен, что я смогу поднять их.
        Пытаюсь детализировать задачу.
        - Твоя помощь потребуется, если я потеряю контроль над созданными конструктами, когда они окажутся около дракона. Всё, что нужно будет сделать - опрокинуть эти секции труб, вылив жидкость вниз. Думаю, с этим ты справишься.
        Карлик неуверенно кивает, а я принимаюсь за работу, один за другим создавая подобие планеров из теста, прямо вокруг дюжины “бочек”. Раньше я уже управлял тестом, заставляя его перемещаться в воздухе, но не уверен, что сейчас всё выйдет так же удачно - количество конструктов куда больше, чем бывало раньше. Плюс, им нужно поднять в воздух серьёзный груз.
        Старательно отгоняя в сторону мысли о провале всей затеи, пытаюсь поднять ёмкости в воздух. С третьей попытки, вся дюжина медленно поднимается вверх и проплывает через защитный купол. К делу немедленно подключается Эйкар, пускающий в дело воздушную нотную комбинацию, поддерживающую хлебные конструкты и те, постепенно разгоняясь, летят в сторону дракона. Что интересно, тот тоже разворачивается на полпути к стене, теперь направляясь в нашу сторону. А за городом начинают сверкать заклинания. Причём не там, где идёт основной бой, а сильно в стороне. Что-то мне подсказывает - Тескон и его "группа поддержки" сейчас ввязались в магическую дуэль с противником. Спустя десять секунд, становится понятно, что и конструкт летит отнюдь не на нас, а к тому самому месту нового боя. В голове моментально проносится мысль, что скорее всего его создатель сейчас там и ему потребовалась помощь. Впрочем, сразу гашу её - держать в воздухе такое количество конструктов и так крайне сложно, несмотря на помощь Эйкара.
        Сэйс, взмахнув крыльями, уносится следом, быстро догоняя подобие планеров из теста, в центре каждого из которых торчит кусок запечатанной трубы с плещущейся внутри ядовитой жидкостью, а слева слышится голос приблизившегося капрала.
        - Могу я спросить, Ваше Сиятельство - почему этот демон вам помогает?
        Голос солдата сбивает концентрацию и мои конструкты проседают на десяток метров вниз, к счастью не рухнув полностью. Но его быстро оттаскивает в сторону Джойл, что-то яростно выговаривающий любопытному бойцу. Я же, восстанавливаю контроль и продолжаю поднимать планеры всё выше, стараясь расположить их так, чтобы они по своей высоте оказались выше дракона. Руки дрожат от напряжения, а на глазах в какой-то момент выступают слёзы, которые не получается вытереть. Обе струны вибрируют в бешеном темпе и мне приходится прикладывать массу усилий, чтобы не думать о том, что они могут в любой момент лопнуть, прикончив меня.
        Эйкар помогает как может - без его помощи, планеры бы вообще далеко не ушли. Но работа по задаче их курса, в основном лежит на мне, что по мере удаления конструктов становится всё более сложно. Когда они всё-таки оказываются над драконом, наперерез которому всё это время летели, я с некоторым облегчением выдыхаю, одновременно с этим пытаясь опрокинуть “бочки”, вылив жидкость на вражеский конструкт. Получается только отчасти успешно - пять штук из двенадцати остаются в вертикальном положении, продолжая двигаться дальше. Вижу, как между ними мечется фигурка Сэйса, яростно толкающего куски труб и когда тот переворачивает последнюю, выпускаю вожжи контроля, прекратив управлять планерами. Те немедленно падают вниз, а мне в уши врывается канонада звуков, ранее блокируемых сознанием. Бешено ревёт дракон, которого подвела малая подвижность - все порции алхимических отходов угодили прямо на его тушу. Со стороны штурмуемого участка стены слышится непрерывная череда взрывов - такое ощущение, что там рвётся склад боеприпасов. А с другой стороны города бушует настоящая магическая буря - не знаю, кто
противостоит Тескону и его магам, но пока профессор точно не смог одолеть противника.
        Покачнувшись, с трудом удерживаюсь на ногах, смотря на дракона, который ревя от боли, заваливается в нашу сторону. Отсюда видно, что жижа, бывшая в запечатанных секциях труб, насквозь прожигает его тушу, проделывая в ней громадные дыры. Жидкость расплескалась широкими лужами, сейчас уходя вглубь тела и крыльев - по сути, треть конструкта уже превратилась в труху и процесс пока ещё продолжается. Но он по-прежнему жив, хотя назвать его боеспособным, точно нельзя.
        В голове мелькает шальная идея и я поворачиваюсь к Эйкару.
        - Если в жертву можно приносить искусственных животных, то это же касается и условно живых конструктов?
        Старый маг, внимательно наблюдающий за драконом, кивает, не глядя на меня.
        - В большинстве случаев, да. Но там и жизненной силы немного.
        Хмыкнув, озвучиваю вопрос.
        - А сколько её в этой громадине? Он же пока ещё не сдох и наверняка не загнётся сразу после падения на город. Есть что-то из полевой магии, могущее растереть в порошок атакующих нас солдат?
        В глазах повернувшегося ко мне Эйкара, мелькает удивление и он на пару секунд погружается в размышления.
        - Есть несколько вариантов. Если этот гхаргов дракон даст нам достаточно силы, то сработает. Главное - прицел выставить верно, а то и своих перемелем в кровавую муку.
        Когда через минуту дракон всё-таки падает, с грохотом опустившись на крыши городских построек, выясняется, что древесная зверюга всё ещё жива. По крайней мере ревёт он весьма громко. А спустя ещё пять минут, мы уже выгружаемся из кэба в двадцати метрах от огромной туши. Двое из прибывшей тройки солдат тоже с нами - едут на подножках, уцепившись за стенки. Третьго я оставил следить за лабораторией и обеспечить наличие персонала - если кто-то из магов вернётся, им точно потребуется помощь лабораторных работников.
        Оказавшись на брусчатке, секунду рассматриваю сверзившегося с неба дракона, замерев на месте, после чего бросаюсь вперёд, следом за Эйкаром и взбираюсь на спину поверженной махины, что слабо трепыхается на земле. Старый маг берёт на себя основную часть работы, вычерчивая наборы ксотов и рун на туше конструкта. Наша задача - начертить только по одному набору, задача которого вытащить из существа силу и напитать ею "ударный механизм". Режем хьярками плоть существа, смутно напоминающую бревенчатую стену с растущими из неё зелёными побегами, стараясь максимально ускориться. Здорово мешает льющееся подобие древесного сока, оказавшегося крайне липким - одежда и руки моментально пачкаются, мешая перемещаться по спине здоровенного существа. Опыт и сноровка Эйкара дают о себе знать - он заканчивает практически одновременно с нами, хотя его объём работы был в разы масштабнее.
        Как только перекличка показывает, что у нас всё готово, приступаем к самому процессу - используя нотные комбинации, выданные Эйкаром, активируем свои наборы ксотов и снова всаживаем хьярки в тело дракона. Тот продолжает трепыхаться, но к счастью недостаточно сильно, чтобы нас сбросить. А из его туши буквально хлещет жизненная сила, концентрируясь около набора ксотов и рун Эйкара. Что он делает с ней дальше, я рассмотреть не могу - все силы уходят на контроль над своим "участком". В какой-то момент, прекращаю использовать хьярк, поняв, что если ревущий поток энергии увеличится ещё хотя бы на йоту, то я его просто не удержу. Не знаю, как справляются остальные, но у меня от нагрузки на струны темнеет в глазах - угол обзора сокращается, оставив в поле зрения только пространство прямо передо мной - боковое зрение закрывает тёмная пелена.
        Не уверен, сколько это продолжается - по ощущениям, я провожу на спине дракона, едва ли не вечность, стараясь удержать под контролем бурлящий поток энергии, вырывающийся из ран в плоти конструкта. Наконец, течение силы резко ослабевает, ужавшись в десятки раз, а по телу существа проходит дрожь, напоминающая предсмертную. Пытаюсь взглянуть на участок стены, где идёт бой и сквозь чёрную пелену, которая сейчас практически полностью закрывает обзор, вижу вздымающиеся серо-алые смерчи, сливающиеся в подобие единого грозового фронта. Пробую помахать головой, чтобы прояснить взор и череп взрывается болью, которая моментально отключает сознание. Последнее, что вижу перед тем, как отключиться - мелькнувшую среди чёрных точек фигуру, которая ползёт ко мне по спине поверженного дракона.
        Интерлюдия 5
        - Ты снова будешь рассказывать мне байки о схорах? Сколько можно, Байс? По-моему я более чем понятно изложил тебе свою позицию в прошлый раз!
        Толстяк, на которого почти кричит его худощавый шеф, сверкающий синими глазами, едва заметно дёргает плечом.
        - То, что я собирался вам изложить до того, как меня прервали, скорее можно отнести к проверенным сведениям. На этот раз всё подтверждается данными сразу нескольких наших агентов и крайне весомыми доказательствами.
        Синеглазый мужчина, недоверчиво скривив губы, секунду всматривается в лицо своего соратника с таким видом, как будто сомневается в его психическом здоровье. Но всё же согласно кивает.
        - Раз ты так уверен - выкладывай, что смогли нарыть твои люди.
        Тот моментально подбирается, подавшись вперёд.
        - Первое - мы зафиксировали старые схорские заклинания контроля, которые были использованы на офицерах из окружения генерала Болрона и Рихта Эйгора. Связки древние и сейчас не используются при обучении - их заменили на нотные комбинации новой школы. Само по себе, это можно объяснить разными вещами, но данный факт важен для понимания общей картины, которая сложится у вас к окончанию доклада. Второй момент - случайным образом был раскрыт и задержан практически чистокровный схор, использовавший маскировочные артефакты. Он служил при штабе Болрона, под видом...
        На этом месте, бывшего садовника перебивает нахмурившийся собеседник.
        - В каком смысле - "случайным образом"? Кто-то шёл себе по дороге, а потом вдруг врезался в схора, сбив его артефакт? Где пленный сейчас?
        - Непонятный магический фон уловил один из наших агентов, являющийся офицером канцелярии в вольном городе Скальс. К сожалению, его уровень подготовки не позволил сразу определить, что это артефакты предназначенные для маскировки и он решил действовать на своё усмотрение, вызвав подкрепление из числа коллег. В итоге завязался бой, в котором погибло восемь офицеров канцелярии и около тридцати солдат, подоспевших им на помощь. Но, благодаря действиям нашего агента, схора удалось пленить и допросить.
        Сделав секундную паузу, толстячок отбивает пальцами дробь на столешнице.
        - Правда, он оказался связан одной из их клятв, которую у наших людей не вышло обнаружить. Как результат - при попытке вскрытия разума, пленник погиб. Но кое-что нам всё-таки удалось выяснить. В частности - тот факт, что в Норкруме присутствует, как минимум, одна устойчиво действующая структура, состоящая из схоров и располагающая весьма обширными связями.
        Мужчина с синими глазами, цокает языком и взяв со стола чашку сорка, делает глоток горячего напитка, обводя взглядом просторный, слабо освещённый кабинет, в котором они находятся. Поставив кружку на массивную столешницу, интересуется.
        - Какие именно связи имеются в виду? Доклад агента у тебя с собой?
        - Да, есть подробное описание ситуации на одиннадцати листах. Если же говорить о влиянии схоров на жизнь империи, то основную опасность представляет факт того, что схоры действуют от имени самых разнообразных организаций, получая таким образом широкие возможности для вербовки. Можно с высокой долей уверенности утверждать, что они входят в руководство "Орнирдума", тесно сотрудничающего с Оттефером - при задержанном офицере Болрона были обнаружены бумаги, однозначно предназначенные для них. Плюс, проникновение в его разум, указало на контакт с данной структурой. Ранее мы уже интересовались этой организацией, в связи с её проникновением в руководство некоторых вольных городов. Теперь же, есть основания предполагать, что она полностью находится под контролем схоров.
        - И все эти выводы сделаны на основании информации от одного взятого в плен схора, которого даже не вышло полноценно допросить?
        Байс мрачно усмехается, покачивая головой.
        - Сразу после его идентификации, мы проинформировали всю нашу агентуру с соответствующим уровнем допуска. Магический фон, характерный для маскировочных артефактов был зафиксирован у нескольких человек из окружения Рихта Эйгора и ряде офицеров из штаба Болрона. К сожалению, развить ситуацию до её логического завершения не вышло - наши люди были уничтожены до того, как был подготовлен план действий.
        Хозяин кабинет упирает в полного мужчину взгляд из под нахмуренных бровей.
        - Начал действовать без моего одобрения? Если это действительно схоры, то теперь они в курсе, что их обнаружили.
        Толстый маг, поёрзав на стуле, пытается объясниться.
        - Вы не реагировали на мои попытки связаться и я счёл возможным распорядиться о проверке людей из окружения всех крупных фигур самостоятельно, чтобы собрать информацию. Никто не предполагал, что у них найдутся ресурсы для столь быстрой и эффективной реакции.
        - Как итог - мы потеряли осведомителей и сейчас абсолютно не понимаем происходящего. Отличный ход, Байс. Идеально продуманный, я бы сказал.
        Его соратник молча наблюдает за шефом, нервно перебирая сплетёнными между собой пальцами, а синеглазый, после короткого размышления, озвучивает ещё один вопрос.
        - Я верно понимаю - ты считаешь, что за убийством Орвира и Ланца Эйгоров могут стоять схоры?
        Быстро кивнувший Байс, принимается торопливо отвечать.
        - Как и за рядом других атак, куда более локальных, но нацеленных на общее расшатывание обстановки в Норкруме.
        - Создать управляемый хаос, чтобы подобраться к верховной власти, открыв для себя дорогу к восстановлению старого могущества. Интересно...
        Худощавый мужчина снова делает глоток сорка, скривясь от вкуса крепкого напитка и после минутного раздумья, продолжает.
        - Ладно, гхалт с тобой, что сделано, того уже не вернуть - придётся отталкиваться от текущих обстоятельств. Раз схоры пытаются обзавестись армией, нам следует поступить так же. Свяжись с нашими контактами в Хёнице и выясни, как там сейчас обстоят дела. Я вызову Теллреха и когда он прибудет, обсудим конкретный план действий.
        Чуть помедлив, экс-садовник императорского дворца, всё же уточняет.
        - Могу я узнать, о чём именно пойдёт речь?
        На лице синеглазого появляется довольная усмешка.
        - О том, чтобы показаться на свет и раздавить этих древних ублюдков, как тараканов.
        У толстяка абсолютно точно имеется масса вопросов, но он предпочитает подняться из-за стола и молча кивнув, удалиться из комнаты. А перевести дух позволяет себе только покинув здание - встреча обернулась не так плохо, как он ждал. По крайней мере, его не убили и не сняли с занимаемого места, что говорит о сохранившемся доверии шефа. А ведь тот мог и прикончить его, прямо там, в кабинете. Как бы опытен и искусен не был Байс, противопоставить Палачу ему было нечего.
        Забравшись в салон паромобиля, мужчина машет рукой водителю и спустя несколько секунд транспорт уже пылит по грунтовой дороге, удаляясь от небольшого дома. А откинувшийся на спинку сидения толстяк, погружается в раздумья. Что самому могущественному магу Норкрума понадобилось от Хёница? Как он собирается заставить университет сыграть на его стороне в этой шахматной партии? Или слова про армию не были связаны с преподавательским составом?
        Глава XVII
        Первое, что вижу, когда открываю глаза - встревоженное лицо Канса, который что-то пытается мне сказать. Поняв, что ничего не слышу, пытаюсь приподняться и оглядеться, но Тонфоя быстро сменяет целитель в серой мантии, запачканной кровью. Положив ладонь на мой корпус, толкает назад в кровать и я утыкаюсь взглядом в каменный потолок. Когда я успел очутиться в помещении? Сколько прошло после схватки с драконом и его принесения в жертву?
        Слух возвращается спустя несколько минут, за которые мне приходится влить в себя сразу три разных алхимических состава, а целитель успешно задействует несколько нотных комбинаций подряд, одновременно с этим прикладывая к голове какой-то артефакт, похожий на кусок мутной слюды. Вместе с возможностью слышать, приходит и определённая толика бодрости, которой хватает, чтобы принять сидячее положение. Окинув комнату взглядом, перевожу его на Канса, но сын хёрдиса уже сам начинает рассказывать, напряжённо выплёвывая из себя слова.
        - Ты провалялся почти три часа - бой уже давно закончился. Наш удар уничтожил их солдат практически полностью - там вообще всё перемололо, как у рицера в желудке. Остались только обломки паротанков, да орудий, людей просто превратило в кашу. Тескон разделался с их магами, но сам едва не погиб - сейчас в лазарете, лечится. Какое-то тяжелое поражение тканей при помощи магии, целители его стабилизировали, но в строй пока не вернули.
        Шумно выдохнув, с некоторым сомнением косится на мага и продолжает.
        - Сонэра... Её накрыло ударом в штабе, вместе с майором Савальо. Конструкт развалил здание на кусочки и обоих буквально расплющило. Самое хреновое - маг противника, что всё это устроил, сумел ускользнуть. Почти прикончил профессора и рванул прочь от Скэррса.
        В голове вихрем проносятся мысли и я, с трудом разлепив губы, уточняю.
        - Айрин? Что с ней?
        Тонфой шепчет ругательства себе под нос.
        - Извини, Орн - я в этой суматохе совсем забыл. Жива она и почти здорова - ногу сейчас восстанавливают. Остальное не пострадало. Но ты главного ещё не услышал - Джойл наш, рвётся вовсю в погоню за магом отправиться. Отомстить хочет.
        На момент представляю, что виконтесса всё-таки погибла бы и осознаю, что хорошо понимаю желание уроженца Хельгинских болот. Вот только, если с магом не смог совладать даже Тескон, то у нас шансов справиться совсем никаких. Пытаюсь сформулировать это максимально коротко, выдавая фразы пересохшим ртом.
        - Смысл? Тескон не смог - нас убьют моментально.
        Аристократ вздыхает.
        - Профессор утверждает, что его струна ещё пару дней должна быть в нерабочем состоянии. По идее, он вообще не сможет использовать магию. Но не уверен, что покидать сейчас город - хорошая идея.
        Судя по его тону, парень чего-то недоговаривает и я упираю в него вопросительный взгляд, который действует как надо - чуть подождав, Канс озвучивает суть проблемы.
        - Часть местных офицеров и солдат переметнулись на сторону противника. Гхарговы ублюдки прикончили Дарсона и связали боем часть верных бойцов, что не дало им вовремя прийти на помощь. Когда атака была отбита, сопротивление мятежников подавили, но часть разбежалась по домам. К тому же, до сих пор непонятно, кто именно стоял за их действиями - как по мне, вполне можно ожидать повторного мятежа.
        Сдерживая стон боли, спускаю ноги и на пол и тянусь к лежащей недалеко куртке - остальную одежду с меня, к счастью, не снимали.
        - Кто сейчас командует гарнизоном?
        - Обер-лейтенант Малсон - Рифнер погиб на стене, а половина ротных командиров сгинула в уличных столкновениях. Осталось всего трое ротных командиров. Магов Хёница тоже сильно потрепало, Тескон на больничной койке, а из тех, кто остался, кроме Эйкара, я бы не стал сильно никому доверять.
        Набросив на плечи куртку, интересуюсь.
        - А что Хольт?
        Канс пожимает плечами.
        - Живее всех живых - уже формирует команды по восстановлению разрушенных зданий и развил бурную деятельность.
        Целитель, убедившись, что я в норме, уже покинул комнату, так что мы с Тонфоем тоже направляемся к выходу, около которого сталкиваемся с яростно-мрачным Джойлом.
        - Нам надо его найти, Орн! Найти и прикончить!
        Перекошенное лицо здоровяка мало напоминает обычно флегматичного Джойла, который даже в самые критические моменты, всегда выглядел спокойным. Уверен - если придётся, он отправится за город один и вряд-ли подчинится приказу остаться в Скэррсе.
        - Сначала заглянем к Тескону, потом в штаб. И после этого, разберёмся с командой, что отправится по следу. Согласен?
        Несколько мгновений, парень просто стоит на месте, уткнувшись глазами в одну точку. Потом тяжело вздыхает.
        - Я подожду, Орн. Но обещай, что мы не бросим искать, пока не доберёмся до этого болотного выродка.
        Кивнув, шагаю вперёд и Джойл отступает в сторону, разворачиваясь в обратном направлении. Как выясняется, мы в представительстве Хёница, что сейчас, по сути переоборудовано под полевой госпиталь для офицеров и магов. Тескона выходит отыскать практически сразу, но результата это не приносит почти никакого - профессор может только разговаривать рваным шёпотом, выдавая по несколько слов в минуту и водить глазами. Тем не менее, кое-что полезное он озвучивает - по его мнению, если маг использовавший магию леса и сможет задействовать какие-то заклинания в ближайший день-два, то только самые слабые. Полноценного отпора он дать не сможет. Правда, вопрос о том, есть с ним кто-то из сопровождающих или нет, остаётся открытым. С поля боя из числа магов противника, ушёл живым только один он, прикрывшись защитными артефактами и выдержав удар Тескона. Профессор не смог его прикончить, но зато дотянулся нотной комбинацией, что перегружает струну цели, чаще всего приводя к гибели объекта. К сожалению, в данном случае, маг уцелел и смог бежать, нанеся ответный удар при помощи целого набора артефактов. Как итог - из
группы под стенами, помимо преподавателя уцелело только несколько магов, тоже находящихся в критичном состоянии.
        Когда выходим в коридор, направляясь к Айрин, понимаю, что если к городу подойдёт хотя бы пехотная бригада с ротой магической поддержки, то повторный штурм мы не выдержим. По крайней мере, прямо сейчас. В строю почти не осталось магов, а численность гарнизона, если я верно понимаю ситуацию, сократились почти вдвое. У нас банально не хватит бойцов, чтобы полностью прикрыть стены.
        В дверях палаты, под которую оборудовали один из залов, сталкиваемся с самой виконтессой, выглядящей вполне бодро, хоть и весьма бледной. Быстро глянув на Джойла, шагает ко мне, обхватывая шею руками и прижимаясь всем телом. Через пару секунд отстраняется.
        - Когда отправляемся? Здесь где-то должен быть Дэйр - они с Эйкаром заходили ко мне. Он вызвался пойти с нами.
        Чуть морщусь, вспомнив о прибывшем помощнике Лэзлы, а потом до меня доходит, что на месте боя ещё оставался Сэйс. Да и Круацины нигде не видно, хотя обычно она не отходит от Канса ни на шаг.
        - Сначала заедем в штаб и убедимся, что ситуация под контролем. Не хотелось бы по возвращению выяснить, что остатки имперского батальона истреблены, а Скэррс нами потерян.
        Сразу после ответа, поворачиваюсь к Кансу.
        - Что с Круациной и Сэйсом?
        Тонфой мрачно хмыкает.
        - Первая восстанавливается в гостинице, которую сейчас переоборудовали под штаб - с ней работает Эйкар. Второй, насколько я знаю, сейчас клеит горничных и вливает в себя вино. Все считают, что ты взял под свой контроль одного из демонов, освобождённых Марэто и теперь используешь в качестве цепного пса, поэтому его боятся не так сильно. А рицеров проныра вовсю пользуется твоим отсутствием.
        Чуть помолчав, добавляет.
        - Тиллес ещё погиб - не повезло парню.
        По пути к выходу, обдумываю расклад и понимаю, что за таинственным магом пришлось бы отправиться в любом случае. Эйкар мог ошибаться по поводу схоров, но так или иначе, надо выяснить, откуда неизвестный маг почерпнул знания о практически забытой области магической механики. Что, если таких оказалось бы под стенами Скэррса несколько? Или они кого-то втайне обучают? Полсотни похожих по своей мощи магов, с поддержкой в виде солдат и даже Хёницу придётся нелегко.
        Внизу нас ждёт потрёпанный паромобиль, половина окон которого разбита, а на дверце - широкая царапина, то ли от осколка снаряда, то ли от куска камня. За рулём - солдат в грязно-зелёной форме имперской армии. В салоне Айрин немедленно липнет ко мне, что вызывает тяжелый вздох со стороны Джойла, а я разглядываю город. Половина зданий в центре стала развалинами, которые зачастую усыпаны зелёными ростками. Кое-где валяются трупы, которые ещё не успели убрать. Пару раз проезжаем и мимо команд, занимающихся приведением города в порядок - десятки хмурых людей в гражданском.
        Гостиницу вал разрушений обошёл стороной, хотя совсем рядом с ней разнесено на куски не меньше десятка зданий. На входе - солдаты отдающие честь, а в конференц-зале обнаруживается офицер, спорящий с Хольтом. Видимо это и есть обер-лейтенант Малсон, сейчас принявший командование войсками. При нашем появлении оба замолкают и Малсон делает шаг вперёд.
        - Ваше Сиятельство, Довано требует вернуть ему руководство городом и местными войсками, ввиду того, что угроза миновала. Как прикажете поступить?
        Лейтенант выглядит измождённым, но держится бодро. И насколько я понимаю, совсем не горит желанием передавать контроль над частями в руки Хольта. Хотя, последний и так, фактически командует солидной частью наших солдат. Переведя взгляд на нового главу города, который с ожиданием смотрит на меня, озвучиваю решение.
        - Её Императорское Величество, Морна Эйгор поручила мне командовать обороной Скэррса, защитив город от мятежников. Учитывая, что изменники были обнаружены и среди гарнизона, а вероятность появления поблизости новых частей противника сохраняется, считаю благоразумным сохранить командование в руках обер-лейтенанта Малсона до того момента, как я решу, что вероятность нового штурма сведена к нулю.
        Подбоченившийся Хольт, с лёгким сарказмом интересуется.
        - Когда же это произойдёт, граф?
        Мгновение выбираю между вариантами ответа, остановившись в итоге на концепции средней жёсткости.
        - В момент, когда я буду уверен, что поблизости нет вражеских солдат, а в самом Скэррсе - очагов измены. Знаете-ли, до меня дошли слухи о том, что некоторые представители городской власти намеревались вступить в переговоры с руководством приблизившихся войск. И удержало их лишь понимание того, что при таком раскладе город превратится в руины, щедро сдобренные кровью жителей. Даже в случае победы, править будет нечем.
        Выдержав секундную паузу, добавляю.
        - Хочу отметить, что я и сейчас располагаю достаточными силами, чтобы жестоко подавить любой мятеж на территории вольного города Скэррс.
        Тот на момент меняется в лице.
        - Вы так намекаете на то, что я могу попытаться захватить власть, отколовшись от империи? И это после той роли, что сыграло наше ополчение во время битвы за город?
        Отчасти он прав, но могу поспорить - задержись эти три бригады под городом на более долгий срок, Хольт постарался бы наладить с ними контакт и выслушать предложение. А там, как знать, может и переиграл бы всю ситуацию. Магическую присягу невозможно отыграть назад, но можно попробовать обойти, шагая по тонкой грани. Полковника, командующего подошедшими войсками, сильно подвела его самоуверенность - будь он настроен на долгую осаду, нам было бы куда сложнее защитить город. Впрочем, озвучивать всё это в открытую, сейчас точно не стоит.
        - Ну что вы, господин Довано. Если бы я точно знал, кто эти люди и был уверен в их намерении предать престол, то они бы уже были мертвы - думаю, магам и сейчас пригодятся новые жертвы. Насчёт вас, я не беспокоюсь - ваше предательство исключено. Ведь вы прекрасно понимаете, что атака подчиняющихся мне солдат или провокация их к измене, однозначно будет считаться открытой агрессией.
        Хольт момент внимательно изучает меня взглядом, после чего усмехается.
        - Вы не слишком хорошо умеете заводить друзей, граф Вайрьо. Ещё никто в истории Нокрума не поднимался к вершине, только при помощи угроз и грубой силы. Но я вас понял - командование войсками останется в руках уцелевших имперских офицеров.
        Изобразив короткий поклон, покидает помещение, провожаемый весьма выразительным взглядом обер-лейтенанта. Видимо пассаж с намёком на немногочисленность оставшихся в живых офицеров имперского батальона, его совсем не порадовал. Дождавшись, пока Хольт покинет помещение, делает шаг ко мне.
        - Не хотел говорить при нём, но у меня есть две новости, которые могут показаться важными. Эта комната под защитой артефакта, что установил ваш сокурсник Сонр, думаю можно говорить свободно. Я же не ошибаюсь?
        Замечаю в его глазах огонёк ожидания - лейтенант наверняка не понимает, почему первокурсник Хёница оказался столь опытным магом, что смог пустить в ход заклинание, уничтожившее всех наступавших солдат противника. Или у меня просто разыгралась паранойя.
        - Да, Сонр - весьма одарённый студент, как вы уже могли понять. Его артефакты надёжны.
        Малсон, чуть прищуривает глаза, кивнув мне и продолжает.
        - Тогда позвольте ознакомить вас с содержанием послания из вашего родового замка, Ваше Сиятельство.
        Вытащив из кармана небольшой лист бумаги, протягивает мне.
        - Его доставили два часа назад, передав дозорным, которые к счастью оказались из нашего батальона. Я счёл, что речь идёт о подходе обещанного подкрепления, которого мы так и не увидели, потому позволил себе его вскрыть, за что приношу свои искренние извинения.
        Пока он озвучивает всё это, разворачиваю бумагу, пробегая текст глазами.
        "Ввиду того, что я принёс вам присягу и считаю себя человеком чести, информирую, что мне поступил приказ от законного графа Вайрьо, в котором он называет вас самозванцем и даёт распоряжение не оказывать никакой помощи. Сам он, планирует вскоре вернуться и объяснить мне ситуацию.
        Я не знаю, зачем граф инсценировал свою смерть, но уверен, что приказ поступил от него, из-за чего более не могу считать вас законным главой семейства Вайрьо и призываю вернуть в замок Арсу Вайрьо, что осталась в Скэррсе. Если пожелаете отстоять свои притязания на титул - можете прибыть лично, чтобы подтвердить их.
        Капитан Соркат Тайер."
        Дочитав, поднимаю глаза на Малсона.
        - Вы тоже считаете меня самозванцем?
        Обер-лейтенант кривит губы в усмешке.
        - Таким, что вас упомянули в завещании, а потом наградили титулом "Защитника империи" за спасение жизни регента? Хочу напомнить, среди ваших друзей - сын одного из влиятельнейших хёрдисов Норкрума, а профессор Хёница согласился участвовать в битве на вашей стороне, едва не погибнув. Если вы и самозванец, то могу поспорить, по своему происхождению обходите любого графа.
        Поняв, что после его слов в комнате воцарилось напряжённое молчание, офицер быстро становится серьёзным.
        - Если я угадал, то исключительно случайно - можете проверить при помощи вмешательства в разум.
        Качнув головой, успокаиваю его.
        - Всё в порядке, лейтенант. Вы говорили, что новостей две - какова вторая?
        Тот бросает быстрый взгляд на столешницу, заваленную бумагами.
        - Схватка за город закончилась побоищем, но у нас всё равно оказалось какое-то количество пленных. В основном группы фланговой разведки, что не попали под магический удар и выжили. Но помимо них мы почти в полном составе взяли штаб одной из бригад, который оказался за границами зоны поражения и пытался удрать. Само собой, содрали с них артефакты и Сонр покопался в разумах пленных. Выудив у одного из них слово, которое его изрядно озадачило - "Орнирдум".
        Замолкнув на этом моменте, окидывает нас пристальным взглядом и судя по синхронному вздоху Джойла и Канса, получает искомую реакцию - название нам точно знакомо. Раздражённо поморщившись, уточняю.
        - В каком контексте оно упоминалось?
        - С его точки зрения, с этой организацией был связан тот самый маг, что покинул поле боя. Ваш сокурсник запретил разглашать информацию кому-то, помимо вас, так что императорская канцелярия ещё не в курсе.
        Цокнув языком, подтверждаю верность указаний Эйкара.
        - Пусть пока так и остаётся. Если в деле замешаны эти ублюдки, лучше хранить всё в тайне. Не удивлюсь, если среди офицеров канцелярии или городских чиновников есть их информаторы.
        Взгляд Малсона меняется на вопросительный.
        - Могу я узнать, кто это? Первый раз слышу подобное название.
        Момент поколебавшись, озвучиваю подходящий вариант.
        - Мощная преступная группировка, которая видимо решила вступить в игру.
        У обер-лейтенанта наверняка ещё масса вопросов, но с учётом последней информации, нам особенно пора спешить, поэтому я работаю на упреждение.
        - Вы сможете удержать под контролем город? Пока Тескон не поднялся на ноги, помощь со стороны остальных магов Хёница будет ограничена и придётся обходиться собственными силами.
        - Если местные солдаты разом не повернутся против нас - всё будет в порядке. Я разбавил офицерский и сержантский состав лояльных батальонов своими людьми, но сами понимаете, это ничего не гарантирует- произойти может всякое.
        Слегка пожимаю плечами.
        - Не думаю, что Хольт рискнёт пойти на обострение. А без его отмашки, вооружённое восстание практически невозможно. Не говоря уже о том, что среди старых бойцов, далеко не все преданы семье Довано и вполне могут поддержать престол в случае противостояния. В конце концов, их набирал ещё Марэто.
        Едва не проговариваюсь о принесённой магической присяге, которая не позволит главе города предпринять действия, нацеленные против меня, но вовремя сдерживаюсь. Об этом ему точно знать не обязательно. Жаль, пока нет времени принять такую же присягу от всех остальных членов семьи Довано и Лоннейс.
        Спустя пару минут покидаем помещение, оставив Малсона с командирами батальонов, прибывшим на совещание. Эйкара находим рядом с допросной комнатой, вместе с Круациной. А спустя несколько секунд к нам присоединяются Дэйр и Арса. Когда, перекинувшись несколькими фразами, отправляемся в наш номер, где размещается Сэйс, девушка слегка отстаёт, поравнявшись со мной.
        - Мне пришло письмо из замка...
        Покосившись в её сторону, усмехаюсь.
        - Как и мне. Подозреваю, что тебя просят вернуться, ввиду изменившихся обстоятельств.
        Девушка, проведя по волосам рукой, издаёт короткий смешок.
        - Требуют. Мол, не дело мне оставаться в Скэррсе, когда вот-вот вернётся Его Сиятельство.
        Помолчав, добавляет.
        - С точки зрения капитана, я наверное только и делаю, что сношаюсь со всеми подряд.
        Раздумываю, что ей ответить, но идущий первым Джойл уже открывает дверь люкса и мы оказываемся в гостиной. Зайдя внутрь, сразу слышу звуки, доносящиеся со стороны одной из спален - стоны, смех и женский голос. Вздохнув, шагаю к двери, за которой обнаруживается крылатый карлик с тремя обнаженными девицами, в весьма занимательной конфигурации. Призванный довольно ловко использует в постели свой бонус в виде крыльев. Когда поворачивается ко мне, на лице появляется расстроенное выражение.
        - Уже... Можно я тут..закончу?
        За спиной раздражённо вздыхает Джойл, а я отрицательно качаю головой.
        - Нет, Сэйс. Тебе пора что-то на себя набросить и отправляться с нами. Одна минута на сборы.
        Захлопнув дверь, разворачиваюсь и вижу перед собой хмурую физиономию Джойла.
        - Пока мы его ждём, выродок может уйти! Надо выдвигаться немедленно!
        - Одна минута, Джойл. Потом мы сразу едем к воротам.
        Сразу же поворачиваюсь к Эйкару, пытаясь перевести тему чуть в другое русло и отвлечь здоровяка от необходимости ожидания.
        - Ты же сможешь его выследить? Или понадобятся следопыты?
        Старый маг отвлекается от тихой беседы с Арсой.
        - Если он владеет хотя бы слабой магией, следопыты не помогут. Думаю, его можно отыскать по магическому фону - после всех применённых заклинаний, от него должно буквально разить. А очиститься без полноценно работающей струны, невозможно. Конечно, если в загашнике нет специализированных артефактов или ещё каких-то, неизвестных нам, навыков.
        На последних словах Джойл резко мрачнеет и начинает двигаться к двери, но она уже распахивается и из спальни, с разочарованным видом, вылетает Сэйс, который глянув на здоровяка обрывает было начатую фразу и молча зависает рядом со мной. А спустя двадцать минут мы уже подъезжаем к городским воротам.
        Глава XVIII
        Выходим со стороны южных ворот, так что я могу сам лицезреть последствия магического удара, на который ушла жизненная сила древесного дракона. Большое пространство справа от нас, выглядит так, как будто по нему прошёлся всёуничтожающий вихрь - солдат превратило в мелкую пыль из костей и плоти, что тонким аккуратным слоем покрывает землю, а в лесу смешивается с ошмётками, оставшимися от деревьев. Паротанки, что упорно обстреливали стену, разорваны буквально на куски - искорёженные обломки металла поблёскивают на солнце, которое сейчас уже клонится к закату.
        На паромобиле проезжаем несколько сотен ярдов по уцелевшей дороге, что пролегает как раз по левой границе места атаки Эйкара и останавливаемся по сигналу самого старого мага, выбираясь наружу. Шофёр, подчиняясь приказу, разворачивает транспорт назад к городу, а бывший призрак уверенным шагом направляется под деревья, на ходу поворачивая к нам голову.
        - Бой между магами был впереди - может ярдах в пятистах от нас. Я чувствую фон нашей цели, вон в той стороне.
        На последней фразе поднимает руку, показывая вперёд и вправо. Джойл, сжимающий в руках "Лоун", заряженный руническими патронами из арсенала императорской канцелярии, немедленно гудит.
        - Как далеко он уйти успел? Догоним?
        Покосившийся на него Эйкар, явно хочет сказать что-то достаточно резкое, но вовремя сдерживается.
        - Я чувствую только нить, что за ним тянется. Магический фон впитывается в окружающие вещи - деревья, траву и даже землю. Хотя, в последней сохраняется не так долго, как хотелось бы - обычно, всего несколько часов. Так что я могу только сказать что он здесь был, а не назвать точное местоположение.
        Здоровяк разочарованно пыхтит, быстро шагая вперёд, а Эйкар добавляет.
        - Поисковая нотная комбинация позволяет обнаружить его на расстоянии до трёхсот ярдов. Когда окажемся настолько близко - смогу дать знать, что пора готовиться к бою. Но на всякий случай, советовал бы вам смотреть по сторонам. Думаю, он знал, что после применения магии леса, за ним выдвинется поисковая команда. И мог предпринять меры.
        Хмыкнувший Канс, уточняет.
        - Какие? Выкопать на нашем пути яму с кольями?
        Судя по брошенному на аристократа взгляду, Эйкар уже готов сорваться, поэтому отвечаю сам.
        - Если с ним есть сопровождающие, то он вполне может организовать засаду. Да и слабые нотные комбинации для него доступны - возможно их хватит, чтобы попробовать зачаровать животных или подготовить ещё какую-то ловушку на нашем пути.
        Тонфой замолкает, а мы движемся дальше, постепенно приближаясь к следу, что оставил за собой беглец. Движемся параллельно ему, держась метрах в тридцати, чтобы минимизировать вероятность сюрпризов. И если изначально нервы на пределе, то по мере того, как тянется время, напряжение отпускает и начинает здорово чувствоваться усталость. Вместе с ней приходят мысли, что идея отправиться в погоню самостоятельно, была слишком импульсивной - стоило прихватить с собой хотя бы десяток солдат и ещё одного мага. Единственный, кто в нашем маленьком отряде выглядит полным сил - это Сэйс. Да Круацина ещё держится молодцом. Плюс, Джойл, который похоже готов топать по лесу хоть весь следующий месяц, чтобы нагнать противника. Остальные далеко не в самой лучшей форме. Но сворачивать назад, кажется не самой хорошей идеей. Да и Джойл на это не согласится, какие доводы ему не приводи.
        Как результат - спустя полчаса, в основном концентрируюсь на том, чтобы двигаться в том же темпе, что и все остальные, поглядывая при этом вокруг. Интересно - как быстро может полностью вернуться работоспособность струны? Тескон утверждал, что на это потребуется, как минимум сутки, а возможно и больше. Но, вдруг этот маг сможет как-то восстановить её раньше? Что мы ему противопоставим? Эйкара и пару призванных? Бывший призрак, по своему уровню владению магией не уступает Тескону, но у него всё-таки три половинные струны, которым предстоит ещё долгий путь в развитии. Что делает недоступным массу заклинаний.
        Шагаю вперёд, погружённый в раздумья, которые становятся всё более мрачными, когда слышится голос Сэйса.
        - Чувствую запах крови впереди.
        Остановившись, напряжённо изучаем окружающие нас деревья, а я поворачиваюсь к призванному.
        - Ты и это умеешь?
        Тот пожимает плечами, зависнув на одном месте в воздухе.
        - Да. Чувствую кровь, запах стейков, алкоголя и женщин. Ну и другие запахи, если они мне интересны.
        Дэйр, поправив шляпу-котелок, озвучивает предложение.
        - Я с этим громилой отправлюсь проверить, а вы прикройте.
        Киваю ему и помощник леди Тонфой вместе с Джойлом скрывается за деревьями. Мы тоже следуем за ними, но куда более медленно. Как быстро выясняется, источник запаха - трупы двоих солдат в красных мундирах, лежащие между деревьев. Проверяем окрестности, но больше вокруг никого не обнаруживается. Вернувшись к телам, вижу Круацину, которая разглядывает их со странным выражением лица.
        - Если это был наш беглец, то как он сделал?
        Присмотревшись к телам, понимаю о чём она говорит. У одного бойца разорвано горло, а второго как будто рвал какой-то дикий зверь - укус в руку, ещё один в плечо и финальный в шею. Плюс, отсутствует одно ухо и присутствует рваная рана на щеке. Застывший рядом Эйкар, тихо шепчет себе что-то под нос и заметив мой взгляд, объясняет.
        - Я же говорил, что это был схор? И как видишь, был полностью прав.
        Канс, стоящий к нам полубоком и наблюдающий за деревьями, поворачивается, демонстрируя удивление на лице.
        - Они разве не похожи на нас? Или могут обращаться волками?
        Старый маг вздыхает.
        - Книги не читали? Схоры схожи с нами фигурой, но вот строение черепа, внутренние органы и состав крови у них отличаются. Ещё одна особенность - их зубы могут служить оружием последнего боя. Гхаргов ублюдок, откуда он здесь вообще взялся?
        Спустя секунду после своего риторического вопроса, добавляет.
        - Есть, правда и хорошая новость - он точно не восстановил свои магические способности.
        На этот вопрос задаёт Айрин, внимательно слушавшая мага.
        - Почему? Как можно сделать вывод по телам двух солдат?
        Вместе Эйкара, впавшего в лёгкое раздумье, ей отвечает Дэйр, отвлёкшийся от наблюдения за лесом.
        - Сама подумай - зачем ему нападать на пару встретившихся солдат? Он же был в форме роты магической поддержки и в офицерском звании - маги получают, как минимум лейтенанта при поступлении на военную службу. Так для чего убивать двоих потенциальных союзников?
        Виконтесса хмыкает.
        - Возможно они сами попробовали его прикончить. В конце-концов, это беглецы и дезертиры.
        - Угу. Дезертиры из полностью уничтоженной армии. Самый суровый трибунал в мире таких оправдает - это во-первых. А во-вторых, желай они его прикончить - выстрелили бы в спину. Но эти бедолаги не успели даже одного раза пальнуть - магазины винтовок наполнены целыми патронами, да и следов от пуль на деревьях я не вижу. Значит, он напал сам, подойдя довольно близко и пустив в ход зубы. Почему? Да потому что у него уничтожены все артефакты маскировки и солдаты его в любом случае попробовали бы прикончить, отойдя от первого шока. И раз он не озаботился даже простенькой маскировкой, возможной в полевых условиях, значит струна не работает.
        Когда мужчина заканчивает свой, относительно длинный монолог, вклинивается Джойл.
        - Это всё хорошо, но нам надо спешить! Чего мы тут стоим, мертвецов разглядываем? Они нам всё равно ничего не скажут?
        Парень уже шагает было дальше, но его останавливает голос Эйкара.
        - Рассказать не смогут, ты прав. А вот послужить авангардом - ещё как. Это быстро, не переживай.
        Достав глефс, маг чертит на коже каждого из мёртвых солдат по небольшому набору рун, а потому задействует довольно длинную нотную комбинацию, после которой оба трупа приходят в движение. Довольно усмехнувшись, отступает чуть назад, пропуская их.
        - Теперь у нас есть пара кадавров, что могут принять первый удар.
        Спустя несколько секунд, мы снова движемся по лесу, отправив мертвяков на полсотни метров вперёд. В качестве направляющего выступает Эйкар, который может использовать их зрение и заранее обозревать происходящее впереди. Не знаю, как он может спокойно двигаться, будучи постоянно "подключенным" к двум объектам, у которых перед глазами совсем иная картинка - сам маг отшучивается, что это дело привычки.
        В любом случае, при помощи некроконструктов можно обнаружить очевидную угрозу, либо вызвать на них огонь противника из засады. Что делает наше положение несколько более безопасным. А вот факт того, что мы на самом деле преследуем схора, вызывает серьёзное напряжение. Если всё так, то какое отношение он имеет к Орнирдуму? Это организация использует представителей древней расы в своих целях, или всё наоборот? Как вариант - они могли и вовсе не знать, что он схор - вдруг неизвестный просто пытался жить под личной человека, оставаясь при этом в живых? Правда, такая концепция входит в противоречие с использованной им магией - после удара, пробившего стену, никто из его соратников не стал задавать вопросов и они продолжили бой, как ни в чём не бывало. Конечно и тут можно найти объяснения - вплоть до самых прозаичных, вроде того, что он выложил легенду о давнем личном обучении старой области магии у какого-то из преподавателей Хёница или вовсе в южных королевствах. Не думаю, что в суматохе боя кто-то начал бы наседать на человека, обеспечившего им критичное преимущество. Другой вопрос - каковы были его
мотивы? Сомневаюсь, что схор решил рискнуть раскрытием своей личности, исключительно ради Рихта Эйгора.
        Голова, так полностью и не отошедшая после ранения, начинает постепенно плавиться от раздумий и я прихожу к выводу, что в целом любой из вариантов имеет право на существование. Выяснить истину можно, только схватив самого мага и допросив его.
        Солнце уже совсем снизилось и под кронами деревьев стремительно темнеет, а мы, несмотря на довольно высокую скорость продвижения вперёд, всё ещё не настигли беглеца. Какая там дальность обзора у поисковой нотной связки Эйкара? Триста ярдов - это где-то четыреста пятьдесят метров. То есть, схору достаточно держать между нами дистанцию больше этой, чтобы постепенно убраться подальше, дождавшись восстановления своей струны. После чего наша погоня потеряет всякий смысл.
        Когда солнце совсем садится и вокруг спускается темнота, Эйкар с Дэйром используют заклинание ночного зрения, накладывая его на каждого из членов отряда. Как выясняется, оно весьма простое - пять рун на коже и две короткие нотные связки. Как итог, ты можешь довольно неплохо видеть в темноте - как будто всё вокруг залито лунным светом. Длительность действия - около десяти часов, на восприимчивость к свету влияет, но не так критично, чтобы временно ослепнуть при виде открытого огня.
        Топаем по лесу ещё около четырёх часов, всё дальше удаляясь от города. Даже если мы сейчас настигнем цель, ночевать придётся всё равно здесь. И если вода во фляжках Дэйра и Круацины имеется, то вот провизия у нас полностью отсутствует. Осознав этот простой факт, последними словами матерю себя. Понятно, что после восстановления, голова была далеко не в самом лучшем состоянии, но допустить такой очевидный просчёт - это перебор, даже в подобной ситуации.
        Когда Эйкар останавливается, застыв на месте, по инерции прохожу ещё пару метров вперёд, только потом затормозив. А сзади слышится тихий голос мага.
        - Чувствую его. На самой границе действия связки. Судя по тому, что всё ещё в поле моего обзора, не двигается.
        Джойл уверенно движется вперёд, держа в руках винтовку. Настолько быстро, что приходится сделать быстрый рывок, чтобы схватить парня за руку. Понизив голос почти до шёпота, пытаюсь его вразумить.
        - Ты же не хочешь, чтобы он сбежал? Или сдох слишком быстро? Нужно сделать всё правильно, чтобы точно не упустить этого урода.
        Тот морщится, но всё-таки соглашается. Дальше продолжаем путь с куда более высокой осторожностью, постепенно подбираясь к месту, где "радар" Тескона фиксирует схора. Скоро впереди показывается небольшое озеро, на берегу которого стоит дом, окружённый хлипким забором. Судя по всему, наша цель находится внутри.
        Сделав крюк, огибаем водоём, зайдя к дому со стороны леса. Джойла, несмотря на его дикое желание быть в первых рядах, оставляем на опушке. Если у мага получится вырваться, нам нужен хороший стрелок, который сможет его достать. В качестве ударной группы выступят два мертвяка в залитых кровью мундирах, а сразу за ними внутрь отправятся Дэйр с Эйкаром, основная задача которых - парализовать цель. Круацина останется на подстраховке, а Сэйс ворвётся одновременно с магами через окно, за которым виднеются отблески пламени то ли свечи, то ли масляной лампы. Мы же, с Кансом и Айрин займём позиции с трёх сторон дома, чтобы встретить противника, если тот вынырнет каким-то образом наружу. В случае, если цель благополучно минует и нас - в дело вступает Джойл. Арсу, как не владеющую магией и не слишком натасканную в боях, оставляем на опушке, вместе с ним. Не знаю, зачем девушка вообще решила потащиться с нами - возможно опасалась оставаться в городе, без защиты в моём лице, думая, что капитан может прислать людей с поручением вернуть её силой.
        Спустя десять секунд, наши мертвяки бодро устремляются к двери, а я занимаю позицию около забора, с "Эрстоном" в руках, держа наготове авторскую связку Эйкара с муравьями. Если противник сможет уйти из под носа двух, многое умеющих, магов и призванного, то придётся забыть о желании взять его живым и бить наверняка. А эта комбинация, всё ещё самое убойное, из того, что есть в моём арсенале.
        Кадавры с грохотом сносят закрытую изнутри дверь и я вижу отблеск зелёной вспышки, следом за которой звучит гортанный выкрик. Потом во дворе мелькают фигуры Эйкара с Дэйром, а по округе разносится звук разбитого стекла - в дело вступила кавалерия. Вспышки заклинаний, ещё один такой же вопль и всё затихает. Справились? Так легко?
        - Взяли его - можете подходить.
        Услышав крик Эйкара, поднимаюсь на ноги и через мгновение уже переступаю порог. Какая-то магия этому парню всё-таки была доступна - обоих кадавров разнесло в клочья, забрызгав ошмётками стены вокруг. Айрин, переступившая через мешанину из костей и мяса, удивлённо озвучивает вопрос, похожий на мои мысли.
        - Так просто с ним справились?
        Покосившийся на девушку Дэйр, хмыкает.
        - Без своей струны, маг ничем не отличается от обычного человека. Один удар нужной комбинацией и дело сделано.
        Прохожу вперёд, обходя мужчину и открывается вид на мага, спеленатого сетью парализующей комбинации, похожей на ту, что изучали мы, только с куда более толстыми нитями. Приблизившись, прохожусь по нему взглядом - серая кожа, чуть вытянутая вверх голова, миндалевидные глаза и выступающая вперёд челюсть. Увидишь такого ночью - сначала отстреляешь всё, что есть в револьвере, а потом уже подойдёшь узнать, что за страшилище вылезло тебе навстречу.
        Рядом останавливается тяжело дышащий Джойл, бежавший от опушки леса.
        - Может я ему ноги отрублю, а вы магией подлечите? Говорить всё равно сможет ведь.
        В чём-то здоровяк прав, но думаю пытки этого создания всё же лучше оставить на потом. Пока же качаю головой в ответ на устремлённый вопросительный взгляд парня и поворачиваюсь к Эйкару.
        - Нам нужно, чтобы он умел разговаривать.
        Старый маг кивает и в воздухе мелькают нотные символы, после чего пленник сразу же начинает крутить головой, разглядывая всех присутствующих. А из соседней комнаты появляется Канс, вместе с Круациной осматривавший дом.
        - Там трупы хозяев - старик со старухой. Убивал уже не зубами - оба зарезаны. Больше в доме никого.
        Перевожу взгляд на схора, а тот скалится в странной ухмылке.
        - Канс Тонфой, хельгинский мутант и виконтская дочь, с которой любил поиграть герцог. Да ты никак сам Кирнес Эйгор, верно?
        Стоящая около стены Арса, охает, а я удивлённо морщусь. Это совсем не походит на случайное совпадение. Но не мог же этот придурок объявиться в двадцать третьем корпусе только из-за меня? Или мог? Пленник, глядя на меня, заходится хриплым хохотом.
        - Наверно Айвендо здорово удивился, когда его ритуал пошёл совсем не по плану и вместо могучей марионетки он получил непонятного и бесполезного уродца. Так и представляю лицо этого несчастного идиота.
        Теперь лёгкое удивление отражается уже на лице Эйкара. Подавшись вперёд, пристально смотрит на схора.
        - Айвендо? Профессор кафедры истории магии? О каком ритуале речь?
        Парализованный серокожий переводит взгляд на него.
        - Да, когда-то он занимал должность профессора, но уже давно известен вам исключительно в качестве Палача, что лишил всех магов Хёница кусочков их памяти. И надо сказать - вы заслужили это! Жалкие ублюдки, что спокойно смотрели, как уничтожают последних представителей нашей расы, отдавшей вам все свои знания.
        Убедившись, что Арса не убегает с криками в лес и не собирается сыпать вопросами, сам подключаюсь к беседе, пока Эйкар не продублировал вопрос о ритуале. Я и так уже сложил два плюс два, но будет не слишком приятно раскрыть свою тайну. Особенно, если это произойдёт в таких обстоятельствах. Пожалуй, можно быть уверенным, что университетские приятели не станут пытаться меня прикончить. Но вот спрогнозировать ход мыслей Эйкара и Дэйра куда сложнее.
        - Орнирдум выступает на стороне Рихта Эйгора? Почему ты оказался в этом корпусе? Сколько ещё схорских магов в империи?
        Тот снова оскаливает острые зубы.
        - Как же вы все безнадёжно тупы - не видите очевидного. Того, что лежит под самым носом и осталось только опустить взгляд. Не думайте, что я стану помогать вам. Скорее предпочту погибнуть.
        Дэйр, выдав смешок, шагает вперёд.
        - Раз такой смелый - давай проверим твою теорию в деле.
        Спустя мгновение, под крышей раздаётся звук ударов и один из пальцев пленника превращается в кровавое месиво. Схор, скривившись от боли, стонет, но сразу после этого растягивает губы в усмешке.
        - Какие вы храбрые, когда я не могу дать отпор. Давайте дождёмся, пока у меня заработает струна и посмотрим, каковы вы в деле, никчёмные тупые куски мяса.
        Помощник леди Тонфой дробит второй палец пленного, а тому в голову приходит весьма здравая мысль. Уткнувшись взглядом в Эйкара, чуть дрожащим голосом принимается говорить.
        - Вы настолько тупы, что притащили с собой одного из людей Айвендо? Никто, кроме них не знает настоящего имени Палача. По крайней мере, из числа представителей человеческой расы.
        Увидев на лице Эйкара ухмылку и поняв, что мы никак не реагируем, удивленно интересуется.
        - Кто ты тогда такой? Откуда ты знаешь Палача?
        Слегка улыбнувшийся старый маг, видимо решает попробовать использовать представившийся шанс и делает шаг вперёд.
        - Схорам тяжело залезть в голову, но поверь - у меня это получится. Правда навыки я слегка растерял и в процессе ты вполне можешь сойти с ума. Лучше расскажи всё, что тебе известно, обычным способом, не тратя наше время и не рискуя своей жизнью.
        Дэйр отодвигается чуть в сторону, выжидательно смотря на схора, но тот лишь кривит губы.
        - Думаешь я боюсь умереть? Гибель одного - ничто, на фоне выживания всей расы. И уж лучше ты поверь мне, неизвестный - это мы раздавим вас, превратив ваших мужчин в обслугу, а женщин в покорных шлюх. Возмездие за смерть сородичей будет жестоким.
        Наблюдаю за тем, как придвинувшийся Дэйр готовится размолотить ещё один палец пленного, но вместо этого мужчина вскакивает на ноги, удивлённо смотря на схора, голова которого бьётся об пол.
        - Какого безумного гхарга? Что с ним?
        На ходу вытаскиваю нож, опускаюсь на колени рядом с телом и пытаюсь вставить лезвие между зубов, одновременно озвучивая своё предположение.
        - Что-то в зубе. Яд или ещё какая-то дрянь. Надо достать!
        В следующую секунду Дэйр оказывается рядом и совместными усилиями мы разжимаем челюсть, наблюдая за пузырящейся зелёной пеной в полости рта. А через мгновение, из тела схора показываются зелёные ростки, что заставляет отпустить его череп, рывком отодвинувшись назад. Поняв, что стебли не пошли дальше, захватив только самого схора, осторожно подношу руку к его шее, чтобы проверить пульс и в последний момент останавливаюсь, поняв, что не в курсе, где именно у этой расы находится сонная артерия. Видимо, понявший мои колебания Дэйр сам протягивает пальцы, прикладывая их к коже схора, а дом заполняет голос Сэйса.
        - Он мёртв. Полностью и необратимо. Что дальше делать будем? Заночуем здесь или может в лесу лагерь разобьём?
        Слышу, как шумно выдыхает воздух Джойл, опустившийся на жалобно скрипнувший стул, а сам чувствую раздражение. И это всё, что мы от него получили? Почему я не подумал о таком классическом ходе, как яд в зубе? Эйкар, слегка пнув мёртвое тело, поворачивается ко мне.
        - Алхимический состав в одном из зубов - о таком я ещё не слышал. Ты молодец, Орн - догадался почти сразу.
        Окинув тускло освещённое помещение взглядом, добавляет.
        - Останемся до утра здесь или вернёмся в город?
        Глава XIX
        После короткого обсуждения, решаем переждать ночь в обнаруженном доме - это лучше, чем брести несколько часов назад по тёмному лесу. Выволакиваем трупы на улицу, отнеся их подальше и отчистив дом от крови, пытаемся как-то устроиться. После комфортных гостиничных спален, условия весьма спартанские - внутри всего одна кровать, которую сразу же оккупирует Круацина, заняв ложе для своего "господина", а остальным остаётся только разместиться на полу.
        На кухне обнаруживаются запасы вяленой рыбы и сухарей, которые вполне подходят в качестве ужина. Когда все располагаются в одной из комнат, работая челюстями, Дэйр, подняв на меня глаза, озвучивает вопрос, который я надеялся не услышать.
        - О каком ритуале он говорил? При чём тут вообще ты?
        Закончив жевать, пожимаю плечами.
        - Не имею никакого представления. Об этом надо спросить Палача. Или как его там на самом деле зовут - Айвендо?
        Мужчина угрюмо кивает, вонзая зубы в рыбину.
        - Понимаю, что ты мне не доверяешь, но как я могу судить, остальные тоже не в курсе, о чём шла речь. А схор точно знал, кто перед ним и поимённо назвал всех членов вашей компании. Могу поспорить, ты догадываешься, о каком ритуале шла речь.
        Пока пытаюсь сформулировать в голове ответ, в разговор встревает Айрин.
        - Он рассказал о каком-то ритуале, который пытался провести Палач, но ему помешали схоры - при чём тут Орнос? Он не замешан в делах ни с кем из сторон.
        Дэйр переводит взгляд на виконтессу, но ответить ей что-то не успевает - я начинаю говорить первым.
        - Мы уже сталкивались с Орнирдумом. Дважды, если на то пошло. Один раз случайно - в Рэнхе и повторно, когда они пытались заказать убийство Канса в Хёнице. Возможно их действительно интересует моя персона. И рискну предположить, что это может быть связано с ликвидацией всей семьи последнего императора - после покушения уцелели только я и Керьо, который слишком мал, чтобы претендовать на трон. Но как в эту схему укладывается Палач с неизвестным ритуалом - я не понимаю.
        Помощник Лэзлы Тонфой несколько секунд сверлит меня взглядом, после чего неохотно кивает.
        - Пусть будет так.
        Лицо у него такое, как будто хочет что-то добавить, но в итоге мужчина сдерживается, переключившись на еду. А беседа быстро переходит к обсуждению ситуации в городе и наших действий по возвращению. Я же, периодически вставляя реплики, пытаюсь проанализировать слова схора. Если моё понимание расклада верно, то Палач ответственен за моё появление здесь. И судя по всему, это, как минимум, второй раз - не зря же серокожий говорил о могущественной марионетке.
        Попытка сложить всё воедино, наталкивает на весьма очевидную мысль - в прошлый раз призванный Айвендо человек попал в тело Сторна Эйгора, победителя Войны трёх императоров. В книгах и хрониках, с которыми я успел познакомиться, этот вопрос не разбирался в деталях, но не раз встречались упоминания о том, что Сторн был могущественным магом. При том, что больше во всей императорской династии не было ни единого человека со струной. Каким-то образом, он стал единственным, кто владел магией, причём поднялся на уровень, недосягаемый для многих магов Хёница. И как раз после его победы, появился тот самый договор с Хёницем, а маги потеряли часть своей памяти. Айвендо использовал Сторна, чтобы надавить на университет, сделав это весьма успешно и эффективно. Раз так, то он и меня предполагал использовать каким-то схожим образом, но из-за схоров что-то пошло не так - у меня оказалась всего одна струна, без каких-то специальных навыков. Плюс, как я предполагаю, ритуал должен был предоставить ему какие-то рычаги контроля, иначе я не вижу ни единой причины по которой человек, попавший сюда из другого мира, стал
бы слепо подчиняться местному магу. Особенно, слегка разобравшись в ситуации. С другой стороны - неизвестно, как именно обстояло дело. Как знать - может человек попавший в тело Сторна Эйгора был и сам рад побороться за власть. Или я ошибаюсь и предыдущим объектом был совсем не Сторн, а кто-то ещё.
        От размышлений отвлекаюсь, только когда мы укладываемся спать и ко мне, под наброшенными сверху куртками, прижимается Айрин. Голова чуть прекращает кипеть и я успокаиваюсь. Утром вернёмся в город и там будет время обдумать всё, в более комфортной обстановке. К тому же, как ни крути, сейчас перед нами стоят более срочные задачи - надо решить, как поступить с городом и видимо вернуться в Хёниц. Задача выполнена и формальной причины находиться вне университета, у нас нет. Да и занятий мы пропустили немало - придётся навёрстывать в ускоренном ритме.
        При мысли о том, что нужно будет погрузиться в ускоренное изучение материала, который уже прошли однокурсники, не удерживаюсь от вздоха и уже посапывающая Айрин шевелится во сне. Замерев, дожидаюсь, пока девушка снова начнёт ровно дышать и сам не замечаю, как проваливаюсь в сон.
        ***
        Утром нас поднимает Дэйр - ночная охрана была поручена Сэйсу и Круацине, но мужчина видимо решил, что будет лучше подстраховаться и похоже, всё это время провёл наблюдая за окрестностями. Выглядит, правда, вполне бодро, чего не сказать о всех остальных. Без утренней порции крепкого сорка, вставать на рассвете довольно тяжело. Особенно, когда ты заснул всего несколько часов назад.
        В конце концов, выдвигаемся обратно, двигаясь по своим же следам и через четыре часа уже подбираемся к городу. Когда оказываемся в нескольких сотнях метров от дороги, Сэйс, раньше носившийся в воздухе и распугивающий местных белок, зависает на месте, настороженно к чему-то принюхиваясь.
        - Около дороги люди. Чувствую знакомый запах - тот ваш профессор из университета, там. С ним ещё трое.
        Притормозив, переглядываемся - не совсем понятно, зачем Тескон отправился нам навстречу. Сомневаюсь, что в нас возникла настолько срочная необходимость, чтобы ждать около дороги, ведущей к южным воротам. В любом случае, не думаю, что преподаватель представляет для нас угрозу, так что мы продолжаем движение дальше. И вывалившись из леса обнаруживаем паромобиль, недалеко от которого беседуют три человека - Хольт Довано, обер-лейтенант Малсон и Тескон.
        Мгновение удивлённо рассматриваю эту компанию, не понимая, что им здесь понадобилось. Глава города, командующий гарнизоном и профессор Хёница, сейчас, по сути неформально возглавляющий магов. Когда приближаемся к ним, мужчины переглядываются и Тескон, едва заметно кивнув, начинает говорить.
        - У нас есть несколько новостей, Орнос. Хотя, сейчас, наверное правильнее назвать тебя Кирнесом.
        Слышу, как удивлённо цокает языком Канс и разом напрягается стоящая рядом Айрин, с подозрением разглядывающая людей перед нами. Да я и сам с некоторым изумлением смотрю на Довано и Малсона, которые не выказывают никаких признаков удивления. А профессор продолжает.
        - Во-первых, этой ночью в Хёнице сменился ректор. Им стал некий Теллрех, появившийся буквально вчера и сразу введённый в число профессоров университета. Местонахождение Столька и Рэрха неизвестно, возможно оба они мертвы.
        Пытаюсь осмыслить данные, а сбоку раздаётся звук голоса Тонфоя.
        - Как такое могло случиться? Два самых могучих мага Хёница просто исчезли, а неизвестный стал ректором? Это же...просто невозможно.
        У меня самого в голове не укладывается, что кто-то мог так легко разделаться с Хардэном и его заместителем, но, судя по лицу Тескона, тот совсем не склонен шутить. Тяжело вздохнув, профессор упирает взгляд в Канса.
        - Вместе с ними пропало ещё не меньше десяти преподавателей. Сведения разнятся - кто-то говорит, что всех их убили, вместе со Стольком. Другие считают, что ректор и заместитель просто бежали, прихватив с собой наиболее преданных людей. Они бы всё равно не выстояли против человека, присланного Палачом.
        На этом моменте, машинально уточняю.
        - Он прислал кого-то, чтобы сменить ректора? Зачем? И почему Хёниц подчинился?
        Профессор, секунду помолчав, объясняет ситуацию.
        - Он прибыл с посланием для ректора и сразу после встречи с ним, оказался назначен университетским советом на позицию профессора. А ночью Хардэн, Рорх и группа других преподавателей пропали. На срочном собрании преподавателей, главой Хёница был избран Теллрех. По моим данным, он угрожал всем прямым вмешательством Палача. И задействовал некоторые связки, которые не могли быть известны кому-то, кроме соратников этого гхаргового выкормыша.
        Стоящая слева от меня Айрин, прикусив губу, спрашивает.
        - То есть в Хёниц возвращаться нельзя. Но зачем вы встретили нас здесь? Всё то же самое, можно было рассказать и внутри городских стен.
        Тескон отвечает не сразу - сначала бросает взгляд в сторону Хольта с Малсоном, что стоят рядом.
        - Это не всё. В свой замок вернулся граф Конц Вайрьо, считавшийся погибшим. Перед этим разослав телеграммы во все газеты империи, где в деталях рассказал, как Ланц, бывший его давним сослуживцем, уговорил его сначала объявить о наличии несуществующего бастарда, а потом и сказаться погибшим, завещав тому титул и замок. Как вы сами понимаете, имя Кирнеса Эйгора сегодня появилось в половине газет Норкрума. А к вечеру его упомянет любая газетёнка, где есть хотя бы один, не до конца спившийся журналист.
        Выматерившись про себя, интересуюсь ещё одним моментом.
        - Как на это отреагировала Морна?
        На этот раз, вместо профессора отвечать принимается лейтенант Малсон.
        - К моменту, когда мы покидали город, приказов с её стороны не поступало. Возможно таковой есть сейчас, но ввиду возможного наличия под стенами Скэррса остатков сил противника, солдатам запрещено покидать город. Поэтому, я отталкиваюсь от последнего распоряжения Её Императорского Величества, в соответствии с которым вы были назначены командующим обороной вольного города Скэррс.
        Пожав плечами, добавляет.
        - Не верить же мне бульварным изданиям больше, чем бумаге от самого регента.
        Не сдержавшись, усмехаюсь. Сомневаюсь, что Морна оценит такой финт, но формально офицер прав - последний её прямой приказ, был весьма недвусмысленным и возлагал на меня командование всеми войсками города. Собираюсь уточнить, какие ещё действия предпринял вернувшийся граф, но Тескон начинает говорить, опередив меня.
        - А вот нам приказ уже поступил - немедленно вернуть на территорию Хёница студента Орноса Вайрьо и всех его спутников. Прислан ночью, от имени нового ректора. Ты спас Морне жизнь и успешно защитил город, но если верить газетным статьям, она постепенно сходит с ума в столице - скорее всего уже сегодня поступит и её распоряжение арестовать тебя и доставить в Схердас. Или, что ещё хуже - уничтожить на месте. Думаю, что и Теллрех требует твоего возвращения, отнюдь не из-за учебных вопросов.
        Прокручиваю в голове все факты, раскладывая их по полочкам.
        - То есть, теперь за мной начнёт охотиться вся империя? И куда вы предлагаете бежать?
        Все трое замолкают, а за спиной мрачно гудит Джойл.
        - Хельгинские болота, Орн - я же говорил, нас там не найдут. А если кто и сунется - там же навсегда и останется.
        Обернувшись на здоровяка, слышу голос Тескона.
        - Идея на самом деле неплохая. Там такой кавардак в магическом фоне, что поисковые комбинации просто не будут работать, какими бы они не были.
        Молчавший всё это время Эйкар, что-то буркнув себе под нос, добавляет.
        - Как и половина нотных связок в целом. Если нас всё-таки найдут, защищаться будет сложно.
        Джойл вздыхает.
        - На болотах матушка и сёстры мои - они не станут на своей земле чужаков терпеть. Да и граф тоже.
        При упоминании графа, на лице профессора появляется вопросительное выражение, а Хольт недоумённо хмурится. Но необходимость быстро решить вопрос, перевешивает любопытство и вместо вопроса, Довано озвучивает совсем иное.
        - У нас есть несколько транспортных компаний, одна из которых предоставит вам дирижабль. В двух лигах дальше по дороге, есть широкая поляна, где аппарат сможет снизиться и вам сбросят лестницу. Сами понимаете, в городе вам появляться не стоит - не хочу, чтобы нас объявили мятежниками. Экипаж доставит вас в место, которое вы ему укажете, после чего вернётся в Скэррс. Формально, всё это время он будет зафрахтован частным лицом для перелёта в его имение - о легенде мы позаботились.
        В голове мелькает мысль, что без принесённой присяги, Хольт наверняка попытался бы взять меня живым. Или хотя бы продать информацию о моём местоположении одной из заинтересованных сторон. Кивнув ему, слегка продвигаюсь вперёд.
        - Хотел, чтобы вы знали Хольт - упоминание Хельгинских болот в качестве места нашего назначения любому третьему лицу, однозначно мне навредит. Имейте это в виду.
        Чуть поморщившийся глава города изображает усмешку, а Тескон, сам шагает вперёд, протягивая Эйкару какую-то вещь, замотанную в ткань.
        - Это вам может пригодиться. Да и всё равно, его больше никто не сможет использовать.
        Старый маг, забрав предложенный предмет, вопросительно поднимает брови и профессор объясняет.
        - Браслет из конфискованных вещей Марэто - думаю, как раз его искал призванный, бывший у того в доме.
        Бывший призрак немедленно разворачивает тряпку, внутри которой находится артефакт, а отодвинувшийся в сторону Дэйр, подключается к беседе.
        - Хочу сказать, что буду вынужден покинуть вас - согласно приказу Её Сиятельства, в случае раскрытие тайны личности Кирнеса, мне надлежит немедленно прибыть в...обозначенное ею место.
        На мужчине скрещиваются взгляды всех присутствующих и он шумно выдохнув, слегка извиняющимся тоном, продолжает.
        - Думаю, вы и сами справитесь - особенно учитывая состав вашей компании и место, куда вы следуете. Могу вас заверить - леди Тонфой не станет использовать эту информацию в качестве предмета торга. Она, может и цинична, но не настолько, чтобы продать собственного внука. А теперь, считаю будет лучше, если я отойду в сторону и не буду слышать дальнейшей беседы.
        На последней фразе мужчина действительно, удаляется от нас, остановившись за паромобилем, а я думаю о том, что он мог упомянуть о приказе Лэзлы чуть раньше - например сразу, как услышал о том, что мою личность раскрыли. Какое-то время колеблюсь, но в итоге отказываюсь от идеи его остановить. В конце концов, с нами действительно внук хёрдиссини - не думаю, что она станет подставлять его под удар.
        Ещё пару минут беседуем, обсуждая детали и компания встречающих направляется назад к паромобилю, где ждёт водитель. Переглянувшись с Эйкаром, вопросительно смотрящим на меня, всё-таки прошу Тескона задержаться. После того, как профессор вместе с бывшим призраком активируют защитные артефакты, озвучиваю историю про схора и его рассказ. Единственное, чего избегаю - упоминание ритуала. Того факта, что схоры живы и активно действуют на территории империи, уже достаточно. Как и настоящего имени Палача. Правда, как выясняется, ни о каком Айвендо преподаватель не помнит, но это вполне объяснимо стёртой памятью - каждый из магов Хёница, живший во время Войны трёх императоров, лишился какой-то части своих воспоминаний.
        Когда заканчиваем, задаю ещё один вопрос, который пришёл на ум только сейчас.
        - Что вы собираетесь делать? Вернуться в Хёниц к новому ректору?
        Тескон мрачно ухмыльнувшись, качает головой.
        - Не думаю. Зачем бы Палачу не понадобился университет, он не собирается заниматься учебным процессом. Не удивлюсь, если студенты и преподаватели начнут постепенно разбегаться, а Хёниц окажется втянут в противостояние.
        Айрин непонимающе интересуется.
        - Зачем тогда оставаться здесь? Вы можете отправиться с нами на болота. Или куда-то ещё.
        Переведя на неё взгляд, профессор снова усмехается.
        - В Скэррсе есть маги и представительство Хёница. И скажу вам так - здесь не найдётся ни одного довольного переворотом. Могу поспорить, такая же ситуация и в других городах империи. Да и не верю я, что кто-то мог вот так легко одолеть Хардэна - старый пройдоха, наверняка жив и я собираюсь его найти. Раз Палач показался на свет, он стал уязвим и у нас появился шанс. Пусть небольшой, но, тем не менее реальный.
        Обведя взглядом наши лица, на которых отражается явное сомнение, раздражённо добавляет.
        - Вам не понять - возможность разделаться с выродком, перевешивает любой риск. Всё, отправляйтесь к месту встречи, пока ничего не изменилось.
        Наблюдая за тем, как Тескон шагает к паромобилю, испытываю смешанные чувства. С одной стороны, хотелось бы остаться и помочь ему. Но моё присутствие только всё осложнит, да и нам самим нужно решить не менее сложную задачу - разобраться в клубке интриг и понять, что делать дальше. Скэррс, как ни крути - не то место, где стоит оставаться. Пусть даже, остатки имперского батальона окажутся лояльны мне. Но остаётся городской гарнизон, который может и не подчиниться, как мне, так и Довано. Да и маги, теперь в первую очередь будут озабочены вопросом смены власти в университете, а не разборками между высшей аристократией, в схватке за престол. Морна же, вполне может направить сюда верные себе части. Как и новый ректор способен прислать по душу Кирнеса Эйгора группу магов.
        Единственный момент, который мне непонятен - почему Айвендо не прислал кого-то из своих людей сюда, в Скэррс. Он ведь прекрасно знал, где я нахожусь и мог нанести удар внезапно, без какого-то предупреждения со стороны нового ректора. Либо это какая-то тонкая игра, либо упомянутый Теллрех действует, в определённой степени, автономно и идея вернуть меня в Хёниц, принадлежит именно ему.
        Всю дорогу до широкой поляны, обозначенной в качестве места встречи с дирижаблем, ломаю голову, пытаясь понять, какой интерес я могу представлять для Айвендо и почему он решил действовать таким странным образом. Но к какому-то однозначному выводу так и не прихожу.
        Спустя двадцать минут ожидания, появляется и дирижабль, плывущий на небольшой высоте со стороны города. Зависнув над нами, спускается ещё ниже и из открывшегося нижнего люка гондолы, сбрасывают верёвочную лестницу. Переглядываемся и спустя секунду, Круацина уже быстро поднимается наверх.
        Глава XX
        На борт дирижабля поднимаемся с некоторой опаской, но, как быстро выясняется, ничего угрожающего нас здесь не ждёт. Только один из членов экипажа, встречающий нас внутри. На этот раз гондола совсем скромная по своим размерам - почти всё пространство кают-компании, куда мы проходим, занимает стол, по бокам от которого имеются узкие проходы. Рассевшись на скамьях, просим принести нам горячего сорка и что-то из еды, пока взяв курс на западную оконечность континента - точный маршрут обозначим позже.
        После того, как служащий приносит порции напитка и тарелки с бутербродами, Эйкар, на всякий случай, устанавливает защиту и уперев в меня взгляд, озвучивает вопрос.
        - Какие у тебя планы? Вечно отсиживаться на болотах не выйдет. Нужно представлять, что мы станем делать дальше.
        Судя по выражению лиц остальных, этот вопрос интересует всех присутствующих. Окинув их взглядом, излагаю своё видение ситуации.
        - Раз всплыло моё настоящее имя - охота в любом случае начнётся. Кто бы не одержал верх в схватке, он точно не будет заинтересован оставлять в живых законного наследника престола. К сожалению, единственный выход, который я вижу - сработать на упреждение.
        Канс довольно усмехается.
        - То есть заявить о своих правах на престол и начать наступление на Схердас? Я же тебе говорил, Орн - так надо было сделать ещё давно. Только вот не пойму, зачем мы тогда из Скэррса улетели? Там и солдаты, которые уже были под твоим командованием, и маги, и Довано, принёсший присягу. Идеальный же вариант, разве нет?
        Отрицательно качаю головой.
        - В городе сразу три группы военных - остатки имперского батальона, ополчение Довано и Лоннейс, плюс старые гарнизонные части. Не думаю, что все они внезапно выразили бы мне глубочайшую преданность. Особенно в ситуации, когда город снова бы оказался перед лицом серьёзной угрозы. А для этого достаточно всего одной армейской бригады, лояльной Рихту, Морне или кому-то ещё из высшей знати. Даже если Малсон удержал бы своих бойцов в узде и признал меня законным правителем - какие шансы оставить город под своим контролем с горсткой его людей? Бойцы Довано... Сомневаюсь, что его парни станут умирать из-за какого-то принца, случайно попавшего в их город. Они сражались в прошлый раз, потому что у них не было выбора. Но не думаю, что нам так повезёт дважды. И никакие приказы самого Хольта не изменят эту ситуацию.
        Сын хёрдиса, чуть помрачнев, делает глоток сорка.
        - Да...я как-то не совсем верно оценил расклад.
        Айрин, занявшая место справа от меня, насмешливо хмыкает.
        - Канс, ты вообще больше привык оценивать только вкус вина и запасы доступного алкоголя. Не стоит мнить себя великим стратегом.
        Парень обиженно хмурится, явно собираясь что-то ответить, но его внезапно перебивает Джойл.
        - У меня мы сможем переждать и подумать, что делать дальше. Но армии мы там точно не найдём - ближайший город, в трёх днях конного пути, да и людей там почти нет.
        Эйкар, слегка стукнув по столешнице ладонью, парирует.
        - Ты же студент Хёница - должен понимать, что армия не всегда состоит из людей. Во-первых, у нас может получиться использовать магию призыва под прикрытием хаоса, что творится с магическим фоном в тех местах. А во-вторых, ты сам рассказывал о гхаргах, рицерах и керасах, что водятся в болотах. Как по мне - неплохой вариант для химер или некроконструктов.
        Маг озвучивает как раз те мысли, что только что крутились у меня в голове. Только вот не совсем представляю, что со всем этим “войском” делать дальше. Плюс, обе опции под серьёзным вопросом - не факт, что нотные связки и руны будут работать, как надо. Хотя, в случае Эйкара, он наверняка сможет отыскать какой-то выход.
        Притихшая Арса, которая забилась в самый угол, обхватив чашку обеими руками, тихим голосом интересуется.
        - Так вы действительно решили вступить в войну? Против Рихта и Морны? Пять студентов Хёница и два демона?
        Сначала не понимаю, кого ещё она причислила к обучающимся в университете, но потом до меня доходит, что речь об Эйкаре.
        - Настоящих студентов тут всего четверо. Думаю, ты уже поняла, что Сонр - отнюдь не сын барона, поступивший в Хёниц. Тот погиб ещё во время покушения на Морну в императорском дворце - теперь в его теле Эйкар Носер, призрак преподавателя Хёница, что жил ещё до Войны трёх императоров.
        Девушка с лёгким испугом разглядывает старого мага и тот не сдерживает усмешку.
        - Я вполне нормален, дорогая. Не без закидонов, но рассудок в полной сохранности.
        Та медленно кивает, делая ещё один глоток сорка, а виконтесса задумчиво нахмурившись, задаёт ещё один вопрос.
        - Предположим, у нас получится и под рукой будет какая-то армия. Или, скорее, крупный отряд из химер и призванных. Что станем делать дальше? Явимся во главе "монстров и демонов" к ближайшему городу? Что-то мне подсказывает, все жители станут или биться до конца, или банально разбегутся по окрестным лесам в ужасе. А сами по себе, мы долго не продержимся - ни один, самый могущественный маг, не сможет противостоять многочисленному противнику в одиночку. И тем более не смогут студенты, пусть даже с одним полноценным магом.
        Сразу ставший серьёзным Эйкар, переводит взгляд на меня и приходится придумать варианты на ходу.
        - Надо будет обдумать, как преподнести всё это населению, когда мы вступим в дело. Но, думаю, вы согласитесь - сейчас ни одна армейская часть не станет принимать мою сторону в конфликте - у них для этого нет ни единого резона.
        Канс, ёрзающий на стуле напротив меня было открывает рот, но я сразу перебиваю его.
        - И дом Тонфоев во мне тоже не заинтересован. Если только в качестве марионетки, которая позволит повысить их статус среди иных аристократических группировок. На союз с аристократией мы пойдём только тогда, когда сравняемся в силе с потенциальными сторонниками.
        Рядом вздыхает Мэно.
        - Надеюсь отец успел бежать. Как только Морна узнает, что я отправилась вместе с тобой - ему несдобровать.
        Покосившись на девушку, только сейчас понимаю, что за ширмой всего происходящего, напрочь забыл о должности её родителя. Глава военной разведки, чья дочь сопровождает альтернативного кандидата на престол, наверняка окажется изменником в глазах регента. Со всеми вытекающими последствиями.
        На мгновение все замолкают и за столом воцаряется тишина, которую нарушает сама виконтесса.
        - Ладно - у него большой опыт ускользать из опасных ситуаций. Думаю, отец покинул Схердас сразу, как узнал о настоящем имени Орноса. Должен был.
        Джойл, мрачно уткнувший взгляд в столешницу, поднимает его на меня.
        - Как тебя называть теперь? Орнос или Кирнесом? А то непонятно, ведь.
        Прежде чем успеваю открыть рот, встревает Тонфой.
        - Его Императорским Величеством, Джойл. Мы же отправились с ним - значит теперь это наш новый император.
        Парень чуть ошарашенно смотрит на Канса, а я наконец вставлю свою реплику.
        - Орносом - к этому имени я уже привык. А титуловать не вздумайте, даже в шутку.
        Несколько мгновений все молчат, а потом Канса начинает разбирать смех. Следом подключается Айрин, за которой принимаюсь смеяться и я. Даже мрачный Джойл слегка усмехается, спровоцированный общим весельем. Хотя, со стороны это наверняка больше похоже на попытку нервной разрядки. Когда заканчиваем, Эйкар, снова хлопнув рукой по столу, подводит итог.
        - Итак - мы летим на Хельгинские болота и пробуем там сколотить отряд поддержки, параллельно продумывая, как всё это представить людям. И в какой-то момент появляемся на авансцене? Верно?
        Подтверждаю его слова и беседа постепенно перетекает в более расслабленное русло. Молчавший ранее Сэйс интересуется у Джойла, как на болотах обстоит дело с женским полом, Канс пытается вызнать всё про запасы алкоголя, а Эйкар расспрашивает о графе, которого тот видел в топях. В какой-то момент парня спасает прибывший помощник капитана, просящий указать точный курс. Джойл отправляется в рубку, а все остальные принимаются выбирать себе каюты. Они тут тоже крохотные, хотя и двухместные. Практически всё пространство занимает кровать, по бокам от которой есть два крошечных откидных столика.
        На моменте, когда я осматриваю каюту, за спиной появляется служащий, озвучивающий просьбу пройти в рубку. Пока шагаю следом за ним, пробираясь мимо стола в кают-компании, возникает мысль, что это может быть ловушкой и появляется идея позвать Эйкара или Круацину, чтобы обеспечить перевес сил в свою сторону. Но парень в светло-синей форме внезапно останавливается около двери, поворачиваясь ко мне.
        - Приношу свои искренние извинения за то, что ввёл вас в некоторое заблуждение, но здесь находится владелец нашей компании, который хотел бы с вами переговорить.
        Указав на дверь, изображает короткий поклон и удаляется, направляясь дальше по коридору. Я же, в лёгком недоумении, смотрю на вход в каюту, расположенную в отсеке гондолы, предназначенном для экипажа. Что от меня могло понадобиться собственнику транспортной компании? Зачем он вообще отправился в полёт вместе с нами?
        Решившись, поворачиваю ручку и толкнув дверь, захожу внутрь. Около правой стены обнаруживается узкая откидная кровать, а за небольшим квадратным столом сидит невысокий седой старичок, с интересом изучающий меня взглядом. Показывает на привинченный к полу стул, напротив себя.
        - Присаживайтесь Орнос - поговорим. Или мне лучше звать вас Кирнесом?
        Хмыкнув, захлопываю дверь, приземляясь на указанное место, а старик продолжает.
        - Хотя, знаешь, я бы не отказался узнать и твоё настоящее имя. То, что было в старом мире.
        Застыв на месте, перебираю в голове варианты, машинально опустив пальцы на рукоять "Эрстона" и собеседник усмехается.
        - Не паникуй так. Каюта защищена магией и даже старый призрак в юном теле не сможет сюда пробиться. Мы тоже кое-что умеем. А всё, что мне нужно от тебя - честная беседа.
        Выдохнув, привожу мысли в порядок. Кто бы это ни был - он в курсе, что я на самом деле пришёл из другого мира. Что автоматически весьма серьёзно повышает его статус. А фраза "мы тоже кое-что умеем", наталкивает на мысль об очередной тайной структуре. Сколько их вообще в империи? Чуть встряхнув головой, отгоняю мысли в сторону и формулирую вопрос.
        - Раз вы так много обо мне знаете, может быть тоже стоит представиться?
        Тот усмехается в густые усы.
        - Кольд Орхо Ной - старейшина общины подгорного народа Скэррса. Хотя мне ближе старое название города - Орхис.
        Момент осмысливаю его слова.
        - Предположим, что всё так. Откуда вы узнали о том, кто я такой на самом деле и чего хотите?
        Достав из кармана серебряную цепочку, тот принимается перебирать её пальцами.
        - Многие считают, что мы уничтожены вместе со своей магией и всё, что от нас осталось - несколько сотен старых книг, да знания о рунах, которые сейчас используют люди. Но, как видишь - кое-кто из нас всё ещё жив и вполне успешно растворился в человеческой массе. Сохранились и некоторые знания, сейчас недоступные для ваших магов. На многих зданиях Скэррса наши руны, что позволяют наблюдать и быть в курсе всего происходящего. Каждая из них буквально кричала мне - от этого юноши несёт Иномирьем. Да не тем, из которого в наш мир обычно приходят сущности, а каким-то другим, незнакомым. Знаешь, где ещё упоминалось такое?
        Чуть помолчав, не дожидается от меня ответа и продолжает.
        - В наших записях о Войне трёх императоров. Мой дядя участвовал в ней, на стороне одного из кандидатов на престол и в посланиях писал то же самое - от Сторна Эйгора несло иной вселенной. Думаю, он был таким же, как ты.
        Община подгорного народа значит. Тайно ведущая свою деятельность в Скэррсе. В голове сразу же всплывают воспоминания о странном минерале в шахте и алхимическом составе, что использовался для отравления на приёме у казначея.
        - Та попытка переворота, что должна была привести к власти местного начальника штаба - ваших рук дело?
        Тот чуть медлит, пройдясь пальцами по окладистой бороде, но в итоге всё-таки отвечает.
        - Приношу свои извинения за страдания вашей спутницы, но на тот момент это было оптимальным вариантом. Уничтожить всё руководство города, представив это делом рук республиканцев и привести к власти не очень умного военного, которого относительно легко контролировать. Тогда мы бы серьёзно развязали себе руки, получив возможность войти в руководство Скэррса.
        - А дальше? Хотели вывести свой народ из тени, дав им возможность жить бок о бок с людьми?
        Кольд слегка покачивает головой.
        - Возможно, когда-нибудь в будущем - да. Но для начала, мы хотели обеспечить полную безопасность для себя и своих семей. Знаешь, какая самая большая проблема, когда ты живёшь в подполье, притворяясь человеком?
        Я пожимаю плечами и старейшина с усмешкой продолжает.
        - Рождение детей. Мы не можем применять на них маскировочные артефакты - это слишком опасно для их жизни. Поэтому каждую беременность приходится прятать, а новорождённого растить в тайне лет до пяти-семи, пока он не станет устойчив к магии. После чего, пытаться вывести его в свет, придумав правдоподобную историю. На первый взгляд, это абсолютно несложно, но представь, что рядом с тобой живёт семья, у которой постоянно появляются относительно взрослые дети - то их собственные, то приезжие родственники, которых послали в Скэррс родители. В первый раз это воспринимается нормально, а вот, когда это происходит на регулярной основе - самые убедительные объяснения вызывают подозрения. Особенно, если ты старый дед, на глазах у которого сменилось три поколения, а ты ни разу не видел в соседской семье беременную женщину или маленького ребёнка. Даже самый тупой человек, задумается.
        Дослушав его речь, уточняю ещё один момент.
        - А то нападение в доме, куда нас заманили? Это тоже был кто-то из ваших?
        Глава скэррской общины, печально кивает.
        - Ронас. Один из представителей нового поколения. Нетерпеливый и жаждущий получить всё сразу. Я изначально был против такого подхода, но не хотел вызвать раскол среди сородичей, поэтому был вынужден позволить ему погибнуть.
        Интересная у него концепция, конечно.
        - Откуда ты знал, что мы справимся с ним? Вполне могло получиться так, что этот твой Ронас прикончил бы нас всех.
        Старик откидывается на спинку стула, с некоторым удивлением смотря на меня.
        - Вот так просто одолеть мага из Иномирья, что пришёл в наш мир? Среди спутников которого старый призрак, обладающий громадными знаниями.
        - Угу. С частично работающей струной, из-за которой он почти ничего не может. Нас спасла случайность.
        С интересом хмыкнувший Кольд, замечает.
        - Случайности, далеко не всегда являются таковыми. В любом случае, единственной альтернативой был раскол среди, и так немногочисленного, подгорного народа, чего я никак не мог допустить. Надеюсь, ты меня понимаешь.
        Пару мгновений подождав, киваю ему.
        - Пусть так. Что же подгорному народу понадобилось от несчастного беглеца?
        Собеседник иронично обводит глазами каюту.
        - Не такого уже и несчастного - добираешься до места в комфорте и уюте, на борту дирижабля, в компании союзников. Всё лучше, чем пробираться по лесам, ночуя под открытым небом и ежедневно рискуя столкнуться с преследователями.
        Тут он отчасти прав, так что я демонстрирую на лице согласную усмешку. А Кольд излагает дальше.
        - У тебя есть определённый шанс стать императором. И в отличие от остальных кандидатов на престол, полностью отсутствуют предубеждения по поводу древних рас. Что-то мне подсказывает - ты охотно пойдёшь нам навстречу, предложи мы свои знания в обмен на безопасное проживание в пределах Норкрума и равные права с людьми.
        - Возможно и так. Если ваша попытка прикончить меня или желание перебить массу людей, загребая жар чужими руками, не сформирует подобного предубеждения.
        Представитель древней расы хмурится.
        - Я понимаю, что тебе неизвестна наша история. К тому же, ты ещё и из чужого мира, где всё может быть по другому. Но посуди сам - стал бы ты переживать о жизнях тех, чьи предки безжалостно истребили твоих? Вырезая целые селения и города, с детьми, женщинами и стариками? После Первой войны мы были слабы - наши войска оказались повержены, а большинство магов мертвы. Поэтому, мы пошли на соглашение с людьми - они предоставили нам право жить, а мы отказались от идеи собственной государственности, расселившись по всему Норкруму. Первое время всё шло неплохо и ужасы войны стали забываться. Но потом, нас ограничили в праве на перемещение, очистив от подгорного народа и схоров все крупные города - империя заставила переселиться на определённые территории, пересечение границ которых было под строгим запретом.
        Сделав секундную паузу, вздыхает.
        - Тогда старейшины смирились с этим решением. А потом, когда за нами пришли, было уже поздно. Нас, как и схоров, убивали по всей империи, желая навсегда стереть с лица земли. Новый император хотел упрочить своё положение и пошёл на поводу у настроений народа, который ненавидел и боялся нас. В итоге, от некогда великого народа, остались жалкие остатки, чудом уцелевшие и разбросанные по континенту. На то, чтобы о нас забыли и прекратили охоту, ушло немало времени. Ещё больше на то, чтобы мы проникли в города и стали жить вместе с людьми. Сейчас у нашей общины в Скэррсе достаточно сил, чтобы попробовать взять власть силой. Но, что-то мне подсказывает - после этого на нас обрушатся все кандидаты на престол. Ненависть объединяет.
        Подождав, понимаю, что больше он ничего говорить не собирается и сам задаю вопрос.
        - Твою мотивацию я понимаю. Но есть ещё один момент - чем вы сможете мне помочь, если не собираетесь обозначать своё присутствие?
        Перебирающий цепочку Кольд, какое-то время молча смотрит на меня, после чего выдаёт короткий смешок.
        - Я связался с некоторыми другими общинами - все они согласны, что это неплохой шанс вернуть нам свою старую жизнь. Что касается помощи - некоторые из нас занимают весьма важные посты на имперской службе или в управлении вольных городов. Ещё больше тех, кто сколотил своё дело и располагает собственностью. Я предлагаю тебе деньги, информацию и нашу магию. Некоторые из представителей подгорного народа примкнут к тебе, как только появится хотя бы намёк на собственную армию. Не скажу, что наши возможности запредельны, но они точно удивят имперских магов в случае открытой схватки. Плюсом, ты получишь шпионскую сеть и финансовую поддержку - армию надо чем-то кормить и платить ей жалование.
        - Что взамен?
        Невысокий старичок растягивает губы в улыбке, из-за чего седые усы топорщатся в разные стороны.
        - Прямо сейчас - только твоё обещание заключить договор, как только ты окажешься у власти. Потом - когда у тебя будет своя армия и подтверждения нашей эффективности, мы подпишем соглашение, скрепив его магией крови. Ты пообещаешь предоставить нам такие же права, как у людей и защищать жизнь каждого из представителей подгорного племени. А мы - биться за тебя, при любых обстоятельствах и раскладе.
        На последних фразах, в его глазах мелькает выражение, похожее на ярость. Или желание битвы. Предложение, на самом деле, довольно интересное. Особенно, если учесть, что пока от меня ничего не требуется, да и расклад сил у нас довольно аховый.
        Кивнув, подтверждаю своё согласие и получаю от Кольда небольшой камень покрытый рунами, висящий на цепочке. По словам старейшины, артефакт настроится сам собой, в течение пары дней, после чего у меня появится возможность связи с ним. Радиус действия позволяет охватывать весь Норкрум - единственное место, где он не будет работать, это водная поверхность. Поэтому, для сеанса связи из Хельгинских болот, нужно будет выбирать какую-то относительно твёрдую поверхность.
        Покинув каюту, сталкиваюсь в коридоре с Джойлом, который бросает непонимающий взгляд на старика внутри помещения. Момент раздумываю, стоит ли ему всё изложить, но потом решаю отложить разговор до прибытия. Могу поспорить, дирижабль тоже усыпан рунами, которые могут скрываться в любом месте под обшивкой. Далеко не факт, что от подобной прослушки прикроет защитный артефакт Эйкара.
        Поэтому, просто озвучиваю, что беседовал с представителем транспортной компании, обеспечившей нам дирижабль, после чего мы оба добираемся до кают-компании, где собрались остальные. Ещё часа три проводим там, перебрасываясь словами и обсуждая разные варианты действий после прибытия на место. Выясняется, что у Эйкара имеется артефакт связи, в котором Тескон оставил "слепок" своего - после окончательной настройки, которую маг сможет провести на болотах, у нас будет двусторонний защищённый канал связи с профессором.
        В конце концов, нам снова приносят еду - на этот разогретые порции мяса с картофелем. Дожидаемся, пока Эйкар закончит проверку пищи на факт наличия яда и жадно на неё набрасываемся - после отравления на приёме, маг проверяет всё, что оказывается у нас на столе.
        По мере того, как тяжелеют желудки, накатывает сонливость - сказывается короткий сон в неудобных условиях и напряжённые события предыдущих дней. Так что, расходимся по каютам, оставив на страже Сэйса, которого позже должна сменить Круацина. Призванные намного лучше переносят отсутствие сна, что весьма удобно для ночных смен.
        Рухнув в постель, пытаюсь ещё раз пробежаться мыслями по концепции наших действий, но усталость берёт своё и я отключаюсь, чувствуя прижимающуюся ко мне Айрин.
        Интерлюдия 6
        - Шестнадцать студентов не вернулись в свои комнаты, господин Теллрех. И мы не можем отыскать двоих преподавателей.
        Человек, стоящий в кабинете нового ректора Хёница, ранее занимаемого Хардэном Стольком, с некоторым опасением смотрит на своего нового шефа. Тот, проведя рукой по гладким волосам, напоминающим по цвету смолу, отрывается от изучения документов, которыми завален стол.
        - И гхарх с ними. Скажи мне лучше - как дела с инвентаризацией? Что с собой прихватили беглецы и чем Хёниц располагает сейчас?
        Мужчина с лёгкой сединой на висках мнётся, но в конце концов начинает отвечать.
        - Они забрали с собой не так много - в основном артефакты и редкие алхимические расходники. У Хардэна и Норница был прямой доступ ко всем хранилищам университета, так что это не составило труда. Что касается наших возможностей - подсчёт ещё ведётся, но если оценивать ситуацию приблизительно - мы сможем сформировать не менее десятка тысяч химер и некроконструтов, дополнив их зверями, усиленными магией и полусотней драконов, которых можно быстро вырастить из имеющихся у нас яиц. Общая численность магов, которые находятся сейчас в стенах Хёница - пятьсот двадцать шесть. Ещё около пятисот разбросаны по нашим представительствам. Плюс, имеется около полутора тысяч неконов, которых можно задействовать в качестве пехотинцев.
        Глянув на лицо докладывающего, Теллрех раздражённо хмурится.
        - Рапкс - ты же понимаешь, что теперь назначен на должность первого проректора по дисциплине и безопасности? Если есть момент, который тебя тревожит - сообщай, а не держи в себе. Почему у тебя такое лицо, будто вместо южной красавицы увидел под фатой жирную тушу с Каэльских островов?
        Тот вздыхает и решившись, озвучивает проблему.
        - Думаю вы и сами понимаете - далеко не все из числа преподавателей и персонала горят желанием отправляться на войну, следуя за соратником Палача. Они не понимают, ради чего им предстоит сражаться и рисковать своей жизнью.
        Новоиспечённый ректор поднимает руку, останавливая подчинённого.
        - Ты прав, я и так всё это знаю. Они в растерянности и напуганы. Да ещё этот сбежавший рицеров придурок Хардэн наделал шуму - половина считает, что я его прикончил, вместе со всеми остальными. Но куда им деваться? Покинут университет - их настигнут и уничтожат люди, служащие делу того, кого вы зовёте Палалом. К тому же, университетские маги должны понять - Хёницу пора выступить, нанеся удар. Особенно в свете новых событий.
        Мгновение ждёт, разглядывая своего заместителя и не дождавшись от него вопроса, излагает.
        - Схоры живы и готовятся к реваншу. Могу поспорить, половина всего произошедшего за последнее время - это компоненты их плана по возвращению положения своей расы. Нам нужно покончить с этими серокожими выродками. В этот раз, на самом деле истребив всех. Не оставив ни одного живого схора, чтобы у них не было никакого шанса попробовать снова, лет через двести. Теперь ты понимаешь, почему я был вынужден действовать именно таким образом? На кону стоит судьба человеческой расы, Рапкс и сейчас не время оставаться в стороне.
        Проректор удивлённо отмечает.
        - Я ничего об этом не слышал. Схоры… Как такое возможно?
        Телррех удовлетворённо хмыкает.
        - Ты серьёзно думаешь, что о таком стали бы трубить на всех углах? Схоры обнаружены в окружении Рихта Эйгора и Болрона, а наша обязанность - уничтожить их. Именно этим мы и займёмся, когда всё будет готово. Объяви о собрании всех магов университета через два часа. Для них настало время услышать правду.
        Дёрнувшийся в сторону двери Рапкс, останавливается, поворачиваясь к Теллреху.
        - А как быть со студентами? Мы же не возьмём их с собой?
        Брюнет со смолистыми волосами слегка покачивает головой.
        - Зачем? Они всё равно будут бесполезны и сдохнут в первом же серьёзном бою. Пусть остаются здесь - для присмотра хватит полусотни неконов и нескольких служащих со слабыми струнами. Когда всё закончится, работа университета будет восстановлена и они продолжат учиться. Пока же, вся их задача - ждать.
        - Опасаюсь, значительная их часть разбежится, чтобы переждать войну дома.
        Новый ректор, уже успевший опустить взгляд на бумаги, разбросанные по столу, раздражённо кривит губы.
        - Пускай. Часть вернётся, других мы позже найдём и сотрём их память. Рассказать кому-то детали обучения в Хёнице они всё равно не смогут. Или ты думаешь, что студенты могут представлять опасность?
        Подчинённый пожимает плечами, а Теллрех ненадолго задумывается, откинувшись в кожаном кресле, ранее принадлежавшем Хардэну.
        - Знаешь, а пусть третий курс отправится с нами. Они действительно кое-что могут и выпускать их сейчас в мир - безрассудно. И нам, в качестве вспомогательных отрядов, вполне сгодятся. А первый и второй курсы могут поступать так, как им вздумается. Удерживать их силой я не намерен - как ни крути, мы учебное заведение и в мои планы не входит закреплять у них в голове образ Хёница, как тюрьмы. Пусть все третьекурсники тоже соберутся в одном из залов, сразу после персонала. Скажем, через два с половиной часа.
        Молча кивнувший Рапкс, покидает кабинет, а ректор после короткого раздумья, погружается в изучение бумаг, среди которых преобладают записи о преподавателях университета.
        Глава XXI
        Проснувшись утром, понимаю, что за иллюминатором уже яркий солнечный свет - похоже, на этот раз мы проспали довольно долго, дав полноценный отдых измученным телам. Начинаю подниматься, но проснувшаяся от моих движений Айрин хватается за руку, опрокидывая в постель. Собираюсь объяснить ей, что мне для начала надо умыться и полностью проснуться, но потом под рукой оказывается упругая грудь и мысли быстро улетучиваются в сторону. Как итог - каюту мы покидаем минут через двадцать, слегка запыханные и вспотевшие. Дополнительную проблему создаёт отсутствие внутри даже умывальника, что заставляет использовать простынь отнюдь не по назначению и приводит в негодность наш комплект постельного белья. Впрочем, на борту, в любом случае, должны быть запасные.
        Когда оказываемся в коридоре, виконтесса тащит вместе с собой в душ, который хоть и небольшой, но туда получается втиснуться вдвоём. Следом, по очереди завершаем утренние процедуры, выдвинувшись в кают-компанию. Там застаём всех остальных - перед ними как раз расставляют тарелки с завтраком. Отмечаю слегка завистливый взгляд Арсы, устремлённый на виконтессу и неприкрытую грусть Сэйса, притулившегося в углу помещения. Круацина, судя по её спокойному выражению лица, уже успела получить свою порцию удовольствия. А вот Канс с Джойлом, как и Эйкар, погружены в чтение газет.
        После того, как занимаем свои места, Тонфой поднимает взгляд, кивнув на пару экземпляров, что валяются на столе.
        - Позавчерашняя пресса. Но от этого не менее интересная. Посмотри, что вытворила Морна.
        Договорив, сын хёрдиса возвращает взгляд на газету и я тоже тянусь за экземпляром. На первой же странице красуется заголовок "Разгром дома Оттеферов и мятеж в столице - чего ждать дальше?". Ниже идёт первый абзац статьи, с призывом дочитать всё на развороте и пробежав его глазами, я открываю издание, изучая материал полностью. Если попытаться кратко передать смысл громадной статьи - первым к Схердасу подошёл Оттефер, видимо рассчитывавший взять столицу до того, как под её стенами окажутся войска Болрона, марширующие с северо-востока или части, лояльные Рихту Эйгору, наступающие с юго-запада. Старый хёрдис воспользовался относительной близостью своих владений к городу и вывел бойцов к нему, судя по всему, полагая, что сможет без труда установить контроль над городом.
        Расчёт не оправдался - его части были атакованы бригадами некроконструктов Морны, а следом ударили и армейские корпуса. Разгром завершило крыло гвардейских драконов, обрушившее с неба потоки пламени. По словам одного из журналистов, который наблюдал за столкновением, армия регента активно использовала, как обычных конструктов, так и разнообразных химер, часть из которых самоликвидировалась в рядах противника. Более того, некоторые несли в себе заряды алхимических составов, массово выкашивающих солдат Оттефера. Отдельно били по магам, тоже с использованием алхимии и специальных химер, устойчивых к магическому урону.
        По предположению всё того же газетчика, подобное разнообразие конструктов говорило о том, что на стороне Морны Эйгор имеется какое-то число весьма опытных магов - иных объяснений количеству задействованных конструктов и их разнообразию, у него не нашлось.
        Ещё один интересный момент - при подходе к городу войск Оттефера, внутри начался мятеж, жестоко подавленный солдатами, верными регенту. В самом Схердасе все печатные издания и телеграфные пункты были взяты под контроль канцелярии, поэтому сведения репортёры черпали от источников, оставшихся в городе, которые каким-то образом умудрялись передавать наружу сообщения. Способ, которым они доставляли послания из города, переведённого на военное положение, правда не раскрывался, что наталкивало на определённые мысли. Но, если верить публикации, то Морна использовала всё тех же конструктов, чтобы отбросить мятежников от императорского дворца, заблокировав их в пределах пары кварталов. А после окончательного разгрома Оттефера, задействовала драконов, уничтожив сотни домов и тысячи жителей столицы, вместе с отрядами восставших.
        Так или иначе, у дочери Ланца вышло удержать под своим контролем Схердас и выиграть первую битву. Побочный эффект - теперь население всей империи, наверняка содрогнется, читая о жестоком подавлении мятежа.
        Перевернув страницу, обнаруживаю ещё одну заметку и понимаю, что у людей будет куда больше резонов опасаться прихода войск Морны - в тексте подробно разбирается механизм массовых превентивных арестов в столице и вскрытые кладбища, трупы с которых послужили материалом для создания тех самых конструктов, что послужили основной ударной силой против армии Оттефера. По утверждению журналиста, именно разграбление кладбищ и послужило одной из основных причин, по которой организаторы мятежа получили широкую поддержку среди горожан и на первых порах, едва не прорвались к императорскому дворцу.
        Пролистываю газету дальше, пробегая статьи глазами. Судя по их контексту, совсем скоро Морне придётся столкнуться с новыми угрозами - как Болрон, так и Рихт Эйгор вовсю спешат к Схердасу, намереваясь взять столицу первыми. Правда, второй параллельно ведёт наступление ещё и вглубь континента, постепенно расширяя контролируемую территорию. По непроверенным данным, переговоры с Рихтом уже начали Тонфои и у него есть определённый шанс договориться с домом хёрдисов, который, при удачном раскладе, станет третьим родом высшей знати, поддержавшим двоюродного брата Ланца.
        Отложив в сторону газету, замечаю устремлённый на меня взгляд Канса и вопросительно поднимаю брови. Парень понимает всё верно - озвучивает мысль, которая его интересует.
        - Может стоит связаться с отцом? Намекнуть ему, что есть другой кандидат на престол и не стоит идти на поводу у Рихта?
        Секунду обдумываю его слова, постукивая пальцами по столешнице.
        - Если он читал вчерашние газеты, то уже в курсе моего существования. И наверняка знает, что ты покинул Скэррс в компании со мной. Думаю, этот факт будет принят во внимание при принятии решения.
        Аристократ медленно кивает, а Эйкар, тоже закончивший чтение, вставляет свою реплику.
        - Лэзла Кровавая - ставлю все свои деньги, что химеры её работа. И кто бы не сунулся в Схердас следующим, его ждёт немало неприятных сюрпризов.
        Рядом слышится саркастическое хмыканье Айрин.
        - Если в столице останется, кем править. Такими темпами, с Морной останется только пятый корпус, да и тот наполовину разбежится.
        Старый маг усмехается, переведя взгляд на виконтессу.
        - Не стоит недооценивать эффективность страха, юная леди. После того, что она сотворила с войсками Оттефера и мятежниками, найдётся не так много желающих открыто выступить против её власти. Дезертировать - возможно, но это тоже решаемо - тысяча-другая крылатых химер, что станут преследовать беглецов и количество солдат покидающих своё расположение резко сократится. Остаётся только измена в ближнем кругу и убийство самой Морны, вероятность чего не так велика.
        Мэно молчит, обдумывая слова мага, а вот Круацина пренебрежительно фыркает.
        - Леди Тонфой, безусловно талантлива. Но сам подумай - сможет ли Морна восстановить власть над всей империей, после того, как пустит всё население столицы на сырьё для конструктов? Девчонка обрекает себя на изоляцию от всего остального мира.
        Бывший призрак, не убирая с лица улыбки, пожимает плечами.
        - Время покажет. История знает немало кровавых правителей, что всё равно оставались у власти. У Морны тоже остаётся шанс.
        Обсуждение перспектив девушки и её соперников растягивается ещё минут на двадцать, пока Айрин не напоминает, что в кают-компании вообще-то присутствует наследник, которого присутствующие планируют возвести на трон. После слов виконтессы, остальные смущённо замолкают и разговор переключается на Хельгинские болота. В процессе, у Джойла интересуются составом его семьи и тот ненадолго задумывается.
        - Сестрицы Кьюс и Джерн - о них я вам рассказывал. Ещё есть Корвэлла, но она с остальными ушла из дома, живёт в другой части болота. И Клайфесс... Он, правда почти не выходит из своего закутка.
        Переглядываюсь с недоумевающим Кансом и уточняю.
        - А сколько с Корвэллой людей? Почему она ушла?
        Здоровяк пожимает плечами.
        - Ещё семь сестёр. Из-за чего-то поссорились с матушкой, ещё давно - лет тридцать назад.
        Последняя фраза добавляет размышлений и теперь на парня смотрят все присутствующие, включая Сэйса, который ради такого дела отвлёкся от своих мечтаний о прекрасных девах. Эйкар, чуть склонив голову набок, задумчиво интересуется.
        - Тридцать лет назад? Это сколько сейчас твоей матушке лет?
        По лицу Джойла расплывается лёгкий румянец.
        - Ни разу не спрашивал, сколько точно. Но выглядит...лет на пятьдесят, наверное. Или около того.
        Айрин, глядя на парня, тоже подключается к беседе.
        - Ты же понимаешь, что такого не может быть? Если твоей матери сейчас пятьдесят лет, то этой Корвэлле сколько было тридцать лет назад? Максимум лет семь. Она никак не могла уйти жить одна. А если добавить семерых сестёр... Извини, Джойл, но твоей матушке, никак не меньше шестидесяти пяти - это самый минимум.
        Тот смущённо кряхтит, ёрзая на скамье.
        - Как прилетим, сами всё увидите и спросите, раз так желаете.
        Тема, похоже, ему не слишком приятна, так что приходится её свернуть. Хотя, звучит всё это несколько странно. Интересно, что он ни разу не упоминал своего отца - только мать и сестёр. На какой-то момент даже возникает мысль, что лететь на болота, было не слишком хорошей идеей. Впрочем, за время знакомства, Джойл не раз спасал мне жизнь. Сомневаюсь, что это был долгоиграющий план, чтобы заманить меня к себе домой, где благополучно прикончить. Это даже звучит смешно.
        По плану, мы должны добраться до места к вечеру - дирижабль оказывается намного более скоростным, чем его аналоги, что встречались ранее. Когда снаружи темнеет, Арса, устроившись рядом с Джойлом, внезапно чуть не подпрыгивает на месте, показывая пальцем куда-то вниз.
        - Что это?!
        Осклабившийся Сэйс, взмывает вверх, чтобы увидеть причину беспокойства девушки, одновременно начав озвучивать шутку.
        - Это всего лишь мужской...
        Судя по прервавшейся фразе и доле изумления на лице призванного, он тоже удивлён картиной. Сам уроженец Хельгинских болот тянется правой рукой вниз и выкладывает на стол топор, металл которого начал светиться, а по топорищу порой проскакивают искры.
        - Над болотами мы уже. Вот Добряк и...возвращается в обычное состояние.
        Эйкар, с лёгкой опаской смотрящий на оружие, уточняет.
        - То есть, пока ты в пределах Хельгинских болот, он всегда такой?
        Покрасневший от всеобщего внимания парень, кивает.
        - Конечно. Пока я дома, Добряк обычный. Как уезжаю - затухает.
        - Почему ты раньше не рассказывал?
        На лице Канса сейчас отображается вполне искреннее возмущение, смешанное с лёгким беспокойством. А мой сосед по комнате выдыхает воздух, смотря в стол.
        - Так... Матушка сказала, никому о таком не рассказывать. Мол, много в мире нехороших людей, что всё поймут не так. И навредят мне, а то и всей семье.
        Теперь прорывает Айрин.
        - Мы по-твоему, получается, нехорошие люди? Что могут тебе навредить? А то, что топоры обычно не светятся, разбрасываясь искрами, тебя не смущает? Что вообще на этих болотах такое творится? Может у тебя и облик другой? Сейчас, как превратишься в монстра какого-то и скажешь - "Ну я не хотел говорить, матушка сказала, это опасно - могут пристрелить"!
        Совсем опустивший голову Джойл, еле слышно шепчет.
        - Простите. Но...матушка сказала, совсем никому не говорить. Даже если друзья появятся хорошие. Чтобы не пугать никого попусту. И потом - я же вас сюда позвал, зная, что вы всё увидите, ну чего вы? И в никакого монстра, я не превращусь. Обычный я.
        Виконтесса собирается выдать ещё несколько фраз - приходится поднять руку, чтобы остановить девушку.
        - Всё, хватит! Джойл позвал нас к себе домой, чтобы дать укрытие. Зная, что секреты его семьи, какими бы они не оказались, будут у нас перед глазами, а сами болота могут стать местом нашего поиска, что поставит его родных под удар. Как по мне - достаточное основание, чтобы не подозревать его ни в чём. И потом - это же наш Джойл, гхарг вас сожри!
        Мэно пристыженно замолкает, а с лиц остальных постепенно уходит подозрительность. Тем не менее, Эйкар осторожно спрашивает.
        - Я тебя ни в чём не подозреваю Джойл, просто интересно - на болотах всё так светится? Или только некоторые предметы? Что там ещё происходит странного?
        Чуть приободрившийся здоровяк тянется к кружке сорка, делая большой глоток.
        - Нет - так только оружие наше светится. Но не всё - некоторое наоборот чёрное или с него вода капает. Разное всё. А что до странностей - не знаю, мне весь остальной мир, наоборот, чудным кажется. На болотах же, всё своё, родное. Нет там странного.
        Немного подумав, добавляет.
        - Хотя вам, может и покажется что-то необычным. Увидите сами всё - лучше так, чем рассказывать.
        Интересный поворот. Если я верно понимаю выражение лица Эйкара, старый маг тоже такого не ожидал - значит по прибытию нас может ждать всё, что угодно. На фоне всего происходящего, слова Джойла о старом графе, который жив, несмотря на то, что формально погиб ещё полторы сотни лет назад, приобретают несколько иной смысл - не удивлюсь, если он действительно бродит по тропинкам среди топей.
        Впрочем, сам Эйкар не удержавшись, пробует изучить оружие Джойла, но особого успеха не добивается - как он сам говорит, природа магии, содержащейся в топоре непонятна. Чем бы это ни было, раньше он с таким не сталкивался.
        А спустя несколько часов, помощник капитана докладывает, что мы прибыли на место. За иллюминаторами темень, но после того, как Эйкар осторожно задействует короткую нотную связку, создавая шары света, выплывающие из нижнего люка гондолы, становится видна относительно небольшая поляна, над которой мы зависли. Подошедший к нам капитан, ростом подозрительно напоминающий Кольда, с которым я беседовал, предлагает дождаться утра, но мы отказываемся. Чем быстрее воздушный аппарат покинет пространство над Хельгинскими болотами, тем лучше. Тем более, развернувшись сейчас, они успеют выбраться ещё в тёмное время суток. А отследить нас можно не только магией - достаточно какого-то забредшего в эти края коммивояжёра или сельского жителя, который потом понесёт весть о том, что видел дирижабль, вылетающий из безлюдного края. Не факт, что кто-то пройдётся настолько частой сетью, чтобы обнаружить этот факт, но лучше не рисковать.
        Так что сбрасываем верёвочную лестницу и по очереди спускаемся вниз. Первым отправляется Джойл, сразу занявший позицию рядом с лестницей, сжимая в руках Добряка. Следующей спрыгивает Круацина, за которой из люка вылетает Сэйс. Потом, один за другим, спускаются все остальные. Через десять минут лестницу затаскивают обратно и дирижабль удаляется. А мы остаёмся на поляне, оглядываясь по сторонам.
        Джойл, топор которого создаёт вокруг здоровяка круг света, взмахивает рукой, указывая направо от себя.
        - Нам туда. Поспешим - минут за сорок доберёмся до дома. Сестрицы и матушка, думаю уже в курсе, что кто-то прилетел - встретят нас.
        Фраза звучит несколько двусмысленно, но стараюсь не обращать на это внимания. Перед тем, как отправиться, Эйкар пробует наложить на каждого из нас заклинание ночного зрения, но комбинация не срабатывает и он снова формирует такие же световые шары, как при обзоре местности с дирижабля, выдвигая их вперёд и на фланги. Пробует в деле ещё несколько нотных связок, относящихся к боевым заклинаниям - рабочей оказывается всего одна, создающая облако кислотного тумана, разъедающая всё на своём пути.
        Наблюдающий за его экспериментами Джойл, в какой-то момент оглядывается вокруг, тихо замечая.
        - Лучше пойти, пока зверьё не сбежалось. Тут всякое может быть, особенно ночью.
        После этих слова, всё-таки выдвигаемся. Невозможность полноценного применения магического арсенала напрягает, но у нас есть Круацина с Сэйсом, плюс оружие. И Эйкар с его "туманной комбинацией", который может выступить в качестве основной ударной силы.
        Под ногами хлюпает пропитанная водой почва, а воздух пахнет тиной с примесью странного запаха, напоминающего гарь. Такое ощущение, как будто поблизости был крупный лесной пожар или сгорело несколько домов.
        Движемся следом за Джойлом, который уверенно выбирает направление в ночном лесу. Канс ежесекундно озирается по сторонам, сжимая в руках винтовку, идущая рядом Айрин достала оба своих револьвера, сейчас полагаясь на оружие больше, чем на магию. Да и у меня самого, в руке "Эрстон" со взведённым курком. Если что-то вынырнет из темноты - надеюсь успею выстрелить.
        Деревья постепенно встречаются всё реже, а воды наоборот становится больше - шагающий первым здоровяк предупреждает, что лучше держаться за ним. Отойдя в сторону, мы рискуем завязнуть в полужидкой почве. В итоге вся группа сбивается вместе, становясь ещё более привлекательной мишенью. Единственный, кто не испытывает проблем с перемещением - крылатый карлик. Но и он старается держаться поближе к нам, с подозрением разглядывая темноту и принюхиваясь.
        Проходим мимо очередного дерева и правая нога Канса вдруг уходит в землю по колено. Круацина немедленно хватает парня, выдёргивая его и оттаскивая в сторону, а я слышу хлюпающий звук по левому флангу. Развернувшись, вскидываю руку с револьвером, лицезрея оскаленную медвежью морду - зверь метрах в пяти от меня, но пока не двигается с места. Судя по вскрику Айрин, с другой стороны тоже кто-то показался. Свет от комбинации Эйкара позволяет различить силуэты ещё, как минимум, пары медведей с моей стороны и я пытаюсь прикинуть, что делать, если все они кинутся разом, когда впереди рявкает Джойл.
        - Джер! Это я! Не видишь что-ли? Хватит людей пугать!
        Рядом шумно выдыхает Арса, целящаяся из револьвера в темноту, а где-то в стороне слышится насмешливый женский голос.
        - А чего бы их и не попугать, раз такие нежные натуры, что от медведей шарахаются, как будто гхарга увидели. Ты какими судьбами сюда, братец, до каникул вроде ещё далеко?
        Интерлюдия 7
        - Ваше Императорское Величество, вы уверены? Нам понадобятся все силы для защиты столицы. Вы же читали сводки о настроении горожан - нового взрыва недовольства можно ожидать в любой момент.
        Морна, доставая из портсигара сигарету, недовольно цокает языком.
        - Мой дорогой Берн - мы выиграли битву и раздавили пытавшихся сожрать капитана корабля крыс, что толпой хлынули из гнилого трюма. Что вам ещё нужно, чтобы немного успокоиться?
        Чиркнув спичкой, девушка затягивается и выдохнув дым, поворачивается в главе императорской канцелярии.
        - Виконт Соррет - всё оружие в городе конфисковано, не так ли?
        Молодой мужчина устало кивает.
        - Мы обыскали все дома, где оно могло быть и забрали всё огнестрельное оружие, изъяв его у всех, включая аристократов. Могли бы обыскать абсолютно все здания в столице, но канцелярия первой оказалась под ударом бунтовщиков - больше половины моих офицеров мертвы, а оставшиеся сбиваются с ног. Пятый корпус слишком обескровлен, чтобы выделить нам солдат, от некроконструктов же мало толку при обысках.
        Снова затянувшись, девушка кивает.
        - Мне жаль каждого верного присяге солдата, что погиб в тот день. Но они были отомщены - все мятежники уничтожены вместе с их семьями и родственниками до третьего колена. Жертва ваших людей не будет напрасной - мы вернём себе контроль над империей, покарав каждого из тех, кто виновен в их гибели, даже косвенно.
        Канцлер, осторожно кашлянув, пытается дальше гнуть свою линию.
        - Я понимаю, что успех вас радует, но поймите - корпуса потеряли больше трети личного состава в этой битве. Несмотря на массовое применение мертвецов и химер, мы не смогли обойтись без обычной армии. Не выйдет это и в будущем. А вы хотите отослать часть солдат прочь из Схердаса, отправив с ними ещё и магов.
        Морна откидывается на стуле, с лёгкой усмешкой переводя взгляд на графа Реннана.
        - Мы выиграли своё первое сражение и разбили старого ублюдка Оттефера, что хотел заставить меня выйти за него замуж, получив корону Норкрума. И теперь ударим в тыл моему дяде Рихту, что пошёл на сделку с выродком Ценхором. Он марширует к столице? Отлично - ударим по прибрежным городам, отняв у него территорию. А потом развернём наступления на западе, вынудив его повернуть назад. Тогда останется лишь разобраться с Болроном.
        Помрачневший канцлер тяжело вздыхает.
        - Это только в том случае, если затея с ударом на западе сработает. Но, что если она провалится? Вы же не думаете, что тысяча пехотинцев, столько же химер и несколько десятков костяных драконов станут такой ударной группировкой, которую нельзя остановить? Тем более, после длительного перелёта над морем. Хорошо, если солдаты смогут подняться на ноги, оказавшись на земле.
        На секунду замолчав, продолжает.
        - И потом - без магов вашего нового советника не обойтись. Что делает всю операцию зависимой от неё. Понимаю, что она сыграла крайне важную роль в сражении с Оттефером, но мне до сих пор непонятны её мотивы.
        Дочь Ланца было открывает рот, чтобы ответить, но её прерывает звук открывающейся двери, в которую вплывает Лэзла Тонфой, занимающая место сбоку от канцлера.
        - Дорогой Берн, вы же не подозреваете меня в желании захватить власть? Или в чём-то ещё? Если и так - может быть открыто выскажете свои претензии, чтобы я могла ответить на них?
        Граф, бросив вопросительный взгляд на Морну и получив от неё подтверждающий кивок, поворачивается к новому члену малого совета.
        - Не думаю, что вы желаете сами захватить власть. Но признаю - закрадываются мысли, что вы можете служить кому-то из иных претендентов на престол. Например Рихту или Болрону. А может быть и вовсе Вайрьо, которого теперь называют Кирнесом Эйгором. И поставленная вам задача - удержать Схердас любой ценой, максимально ослабив тех, кто будет пытаться штурмовать столицу. Когда же ваш наниматель окажется под стенами города - ударить гарнизону в спину, сдав ему ключи от города. Тем более, что дом Тонфоев начал переговоры с Рихтом.
        Когда канцлер заканчивает, на вдовствующей хёрдиссине немедленно скрещиваются взгляды всех сидящих за столом, включая Морну и леди Тонфой слегка усмехается.
        - То есть вам интересны мои настоящие мотивы? И вы, почему-то решили, что они обязательно связаны с одним из претендентов на престол, что так яростно пытаются подмять под себя несчастный Норкрум. Серьёзно?
        Показательно обведя остальных взглядом, хмурится, доставая из складок, испачканного в крови платья, портсигар. Щёлкнув пальцами, запаливает сигарету и поморщившись, принимается отвечать дальше.
        - Все эти игры вокруг трона меня уже давно не интересуют, как и не прельщают деньги или материальные ценности. Это у Оттефера искалеченный мозг - весь смысл жизни ему видится в сохранении власти и её расширении - бедолага будет в игре до конца. Не обижайтесь на меня, милочка - вы молоды, у вас бурлит кровь и хочется стереть врагов в порошок. Когда доживёте до ста лет - поговорим и посмотрим, как изменятся приоритеты. А этому хёрдису уже сколько? Сто двадцать? Или ещё больше? Рицеров идиот родился раньше меня, а всё туда же - лезет в песочницу к детям.
        Сделав паузу, затягивается дымом.
        - Вы все знаете, кто такой Палач. Человек, изувечивший почти каждого мага империи - его в равной степени боятся и ненавидят все, кроме собственных соратников. Хотите знать, каковы мои цели? Получить настолько мощную армию, чтобы не бояться этого ублюдка, а когда всё закончится - отыскать его, изменив тот подписанный кровью договор, с которым не смог разобраться перестраховщик Стольк.
        Несколько секунд в помещении стоит тишина, после чего раздаётся голос начальника Генерального штаба.
        - При всём уважении - тогда не совсем понятно, почему вы избрали именно нас? У Рихта и Болрона куда больше сил. Даже Оттефер, с вашей помощью мог бы взять столицу.
        Пожилая женщина снова кривит губы в усмешке, разглядывая генерала.
        - Прямолинейно. Но вполне здраво, если не знать некоторых деталей. Во-первых, на Рихта и Болрона уже сделали ставку те, с кем я работать никогда не стану. Моё появление в окружении одного из них привело бы к открытому бою, в котором я одна не выстояла бы. Что касается иных вариантов... Скажем так, есть не только объективные причины - в кой-то веки на престоле Норкрума оказалась женщина, не побоявшаяся бросить вызов целому миру. И я не вижу никаких причин отказывать ей в поддержке. К тому же, ваш стиль, госпожа регент, мне весьма импонирует. Уверена, вы будете не против ударить по Палачу, как только Норкрум снова будет ваш. Или чуть раньше.
        Морна внезапно заливается хриплым смехом, раскинувшись на стуле. Переведя дух, устраивается удобнее.
        - Как только у нас будет достаточно сил и выяснится, где находится цель - мы ударим. Кровь этого трусливого проныры нужна, чтобы изменить договор.
        Берн Реннан косится на хёрдиссиню, явно желая что-то спросить и Лэзла сама обращается к нему.
        - Если вы хотите задать вопрос о перевороте в Хёнице, то новый ректор - один из людей Палача. Как я предполагаю, совсем скоро от них поступит предложение о временном союзе и совместных действиях, которое мы безусловно примем, натравим университет на Болрона - пусть разделаются с ним. Мы же ударим по тылам Рихта, заставив того изменить планы. Сами же выступим из Схердаса, захватывая окрестности и пополняя свою армию. Будь в нашем распоряжении механизм присяги кровью, проблем бы вовсе не возникло - всё население столицы старше четырнадцати лет, вышло бы поставить под ружьё.
        Виконт Соррет, отхлебнув горячего сорка, хмуро интересуется.
        - Это всё звучит красиво и я даже отчасти вам верю. Но уж простите - события последних дней несколько изменили моё отношение к людям и я вынужден спросить - как вы относитесь к тому, что ваш внук покинул Скэррс в компании человека, названного Кирнесом Эйгором.
        Леди Тонфой секунду изучает главу канцелярии взглядом, после чего удручённо покачивает головой.
        - Вы действительно считаете горстку студентов опасными?
        Аристократ хмыкает, глядя на неё уже с большим интересом.
        - Вопрос был совсем не об этом. Зачем ваш внук отправился с тем, кто может стать новым кандидатом на трон? И если говорить начистоту - куда более законным, чем все остальные.
        На последней фразе Морна недовольно морщится, а её новый советник по магии складывает руки вместе на столе, продолжая сжимать в одной из них сигарету.
        - Они друзья. Поэтому Канс последовал за своим приятелем. А тот, как я думаю, испугался ареста или убийства после истории внезапно вернувшегося графа. Повторюсь - они не представляют никакой угрозы.
        Шеф императорской канцелярии, устало вздохнув, поворачивается к Морне.
        - Помимо газет, внезапно оживший граф Вайрьо отправил письмо, адресованное главе канцелярии. С оригиналами документов, подписанных Ланцом и утверждённых его печатью. Мои маги проверили - они подлинные. Кем бы не оказался тот парень, ваш отец вполне искренне считал его Кирнесом Эйгором. Правда, потом решил, что тело принца захватил какой-то чужеродный разум и решил устранить его, ради чего и появилась вся эта затея с фальшивой смертью его старого приятеля. Но формально, он остаётся законным наследником престола, что может создать нам немалые проблемы в будущем.
        Развернувшись назад, к вдовствующей хёрдиссине, продолжает.
        - Что до их опасности - на штурм Скэррса шли три армейские бригады. И судя по докладам канцелярии, была задействована неизвестная магия, забравшая тысячи жизней. Но они всё же победили, отстояв город.
        Леди Тонфой, после секундной паузы, парирует.
        - С ними были маги Хёница, которые способны на многое. Что же до опасности этого бедного мальчика... Он спас жизнь Её Императорскому Величеству во дворце, хотя мог бы просто подождать, наблюдая за тем, как она гибнет. Подчинился приказу и организовал оборону Скэррса, разгромив превосходящего противника. Думаете, он станет сражаться с вами? И замышляет заговор?
        Морна, тушит сигарету, потирая второй рукой переносицу и сделав глоток сорка, задумчиво хмыкает.
        - Он понимает, что его не оставят в покое, кто бы не остался на престоле. На его месте, я бы уже начинала собирать армию. Хотя бы для того, чтобы выжить.
        Лэзла Тонфой вздыхает, а девушка уже другим тоном продолжает.
        - Но в любом случае, он далеко, без союзников и ресурсов. Не думаю, что об этом стоит беспокоиться, когда у нас куда более близкие и могущественные враги.
        Окинув всех взглядом, продолжает.
        - Давайте, ещё раз пройдёмся по плану нашей операции на море.
        Вдовствующая хёрдиссиня начинает излагать детали удара в тыл Рихта Эйгора и спустя пару минут в кабинете идёт бурное обсуждение планируемой атаки. В итоге, все участники совещания покидают комнату только через час, изрядно вымотанные долгой дискуссией. Оставшаяся в одиночестве Морна отпивает сорк из чашки, которую десять минут назад принёс камер-лакей и встряхивается.
        - Власть, корона, престол... Всё, чего я сейчас хочу - рухнуть в постель и проспать пару дней. Потом потрахаться и провалиться в сон ещё на сутки.
        С лёгкой улыбкой достаёт очередную сигарету.
        - Когда все гхарговы ублюдки будут мертвы, я так и сделаю.
        Глава XXII
        Осторожно поворачиваю голову, держа медведей в поле зрения, но говорящей девушки всё равно не вижу - она скрывается где-то в темноте. А вот Джойл, глянув на нас, всплёскивает руками, не выпуская из правой своего Добряка - пожалуй в иной ситуации, это бы смотрелось комично.
        - Эта сестра моя, Джерна. Рассказывал я про неё, когда в университете ещё были - та, что со зверьём разным управляться может. Вы не стреляйте только, а то обидится.
        Из темноты снова звучит женский голос.
        - Что ты им ещё обо мне рассказывал, Джойли? Сплетничал, значит о старшей сестрёнке со своими новыми друзьями?
        Здоровяк обескураженно смотрит в сторону, откуда слышится её голос.
        - Ничего такого и не думал рассказывать. Только, что ты со зверями ладишь, да с медведем как-то раз спала.
        Спохватившись, добавляет.
        - В том смысле, что именно просто спала, а не... Ну ты поняла в общем.
        Вконец растерявшись, повышает голос, кажется найдя аргумент.
        - Хватит уже издеваться! Тут наследник престола, в конце концов! Выходи уже.
        Медведи отступают назад, скрываясь в темноте, а к границе света подходит рослая девушка с длинным чёрными волосами, щурящая глаза. Схожесть с Джойлом видна невооружённым глазом - скулы, черты лица и широкие плечи. На правом бедре тоже висит топор. Оглядывая нас, упирает руки в бока.
        - И кто из них принц?
        Вздохнувший Джойл поднимает руку, показывая на меня, после чего его сестра делает ещё несколько шагов, приближаясь и показательно рассматривая. Нахмурившись, интересуется.
        - Ты значит, наследник? Дай угадаю - началась очередная заваруха и ты решил воспользоваться предложением добряка Джойла, спрятавшись у нас?
        Интересный поворот. Пока я формулирую ответ, её брат сам принимается отвечать.
        - Война там, Джер. Вся империя бурлит - мы сами из Скэррса, где Орнос командовал обороной.
        Девушка пренебрежительно поморщившись, дёргает левой рукой.
        - Эйгоры снова принялись убивать друг друга - не такая уж великая новость. Ладно, раз вы уже здесь - идём в дом, поговорить можно и там.
        Развернувшись, направляется вперёд, а рядом со мной протяжно выдыхает воздух Айрин.
        - Для отшельницы, живущей на болотах, она как-то слишком задирает нос.
        Эйкар, озирающийся по сторонам, неожиданно шикает на виконтессу, поднеся палец к губам и девушка замолкает, не развивая свою мысль дальше. Так, в тишине и продолжаем путь, следуя за Джойлом и Джерной, что тихо переговариваясь, идут впереди. Жилище, показавшееся в темноте, оказывается двухэтажным бревенчатым домом, больше напоминающим небольшую усадьбу. Снаружи тускло светит одинокая лампа, висящая около крыльца.
        За домом ещё виднеются редкие деревья, которые можно рассмотреть в свете выглянувшей Луны. Насколько я понимаю, мы как раз на опушке леса, постепенно переходящего в полноценное болото. Обернувшись на звук скрипнувшей двери, вижу, как Джойл уже заходит в дом и закончив рассматривать местность, шагаю к ступенькам крыльца.
        Оказавшись в просторной прихожей, окидываю её взглядом. Пока ничего сверхъестественного, за исключением топоров Джерны и Джойла, свечение которых заметно даже в доме. В остальном - обычное жильё, сложенное из брёвен.
        Разувшись, проходим дальше, оказавшись в помещении с большим прямоугольным столом, рядом с которым стоят скамьи. Джерна приглашающе машет рукой и мы следуем примеру Джойла, занимая места. Обращаю внимание, что Эйкар постоянно шарит глазами вокруг. Нотных комбинаций не использует, но старого мага явно что-то смущает. Вот только рассказывать он пока об этом не спешит.
        Как только усаживаемся в проёме, что ведёт вглубь дома, возникает женщина, немедленно бросившаяся к Джойлу. Судя по тому, как они обнимаются, это и есть его мать. Странность только в том, что на вид ей действительно не дашь больше полусотни лет. А то и сорока. Хотя, она однозначно должна быть старше. Закончив причитать о том, как она рада видеть сына, отправляет его назад за стол и повернувшись к Джерне, стоящей позади со скрещённым на груди руками, хмурится, тоже указывая ей на скамью. Девушка с некоторой неохотой подчиняется и женщина располагается рядом с ней, обводя нас взглядом.
        - Давно у нас никого из гостей не было - вы простите, если что. Я мать Джойла - Дайра. Очень рада видеть здесь его добрых друзей.
        Поморщившаяся Джерна тихо ворчит.
        - Это ещё вопрос, насколько добрых.
        Предполагаю, что девушка добавила бы что-то ещё, но неодобрительный взгляд матери заставляет её замолкнуть. А сама женщина переключает внимание на Джойла.
        - Может быть представишь своих приятелей?
        Тот, на момент растерявшись, принимается за дело, начав с Арсы, что сидит справа от него.
        - Это Арса Вайрьо, сестра Орноса. Вернее...не сестра... И не родня даже... Ну, формально была сестрой, пока всё не раскрылось.
        Запнувшись, обрывает путаное объяснение.
        - В общем, графская дочь.
        Джерна не сдерживая усмешки, покачивает головой, а парень продолжает.
        - Канс Тонфой - сын хёрдиса. Рядом с ним Круацина - призванная, что пару раз спасала нам всем жизнь. Вы её так просто не почуете - на ней защита, наложенная бабушкой Канса.
        Вижу, как брови Дайры ползут чуть вверх и она перебивает сына.
        - Лэзлой?
        Застывший с открытым ртом Джойл кивает, а его мать, поняв, что невольно выдала себя, делает жест рукой, давая понять, что парню надо продолжать. Что занятно - на лице Джерны тоже отображается удивление. И судя по направлению взгляда, причина этого - тот факт, что Дайра знакома с одной из фигур за пределами Хельгинских болот. Да ещё и из рода хёрдисов.
        - Дальше Орнос, ну то есть Кирнес Эйгор - законный наследник престола Норкрума и его...женщина - виконтесса Айрин Мэно.
        Заминка не уходит от внимания девушка и она бросает на парня косой взгляд, но к счастью для него, её сейчас куда больше занимает личность Дайры.
        - И...Сонр Кронц - ещё один наш спутник.
        Его сестра пренебрежительно фыркает.
        - Уже врёшь своей собственной семье, братец? Кьюс здесь нет, но даже я скажу, что в этом теле совсем другой разум.
        Здоровяк, покраснев вопросительно смотрит на меня и приходится включиться в беседу.
        - Это Эйкар - маг, живший ещё до Войны трёх императоров и заточённый на долгие годы. Сонр Кронц погиб во время покушения на Морну, в императорском дворце. А вон тот крылатый парень в углу - ещё один призванный, по имени Сэйс.
        Джерна скептически хмыкает, но удерживается от реплики, а её мать задумчиво нас разглядывает.
        - Если я правильно понимаю ситуацию, вы решили здесь от кого-то спрятаться?
        Задавая вопрос, смотрит на меня, сразу показывая кому следует на него отвечать. Пожав плечами, формулирую фразы.
        - До недавнего времени моё настоящее имя было известно немногим - теперь же о нем говорит вся империя. Что автоматически делает меня целью для всех претендентов на власть в Норкруме.
        Чуть нахмурившаяся Дайра, пару секунд раздумывает.
        - И все твои спутники согласились рискнуть своими жизнями?
        Первым ей отвечает Канс.
        - Мы и до этого бывали в переделках - Орн из-за нас тоже рисковал. А по поводу претензий на престол, я уже давно советовал ему начать сколачивать коалицию для броска на Схердас.
        Женщина улыбается, с интересом смотря на Тонфоя.
        - И какую коалицию вы хотите собрать, сидя на болотах?
        Сын хёрдиса косится в сторону и внимание Дайры быстро переключаются на меня. Сначала раздумываю над вариантами ответа, но потом понимаю, что она в любом случае увидит всё своими глазами.
        - Пока мы намерены сформировать отряд, который станет ядром для будущей армии. Из числа призванных и химер. Судя по словам Джойла, здесь водится немало разнообразной живности, которая вполне подойдёт в качестве исходного материала.
        Мгновение рассматривает меня, о чём-то раздумывая, после чего чуть дёргает головой.
        - Ладно, это всё можно обсудить завтра. Пока же, думаю вам стоит поужинать и отправляться на отдых. Мы и так, вместо трапезы вас встретили расспросами.
        На лице Джойла отражается явное облегчение, а вот его сестра, насколько я понимаю, таким поворотом дела не очень довольна. Тем не менее, благополучно себя сдерживает, поднимаясь со скамьи, следом за матерью. Спустя минуту мы уже рассаживаемся в другой, намного более уютной комнате, где стоит пара квадратных столов, а из соседнего помещения доносятся запахи еды. Скоро перед нами расставляют деревянные миски с густым супом, к которым добавляется пара блюд с громадными кусками хлеба. Когда вижу последний, в голове мелькает мысль, будет ли работать здесь мой айван, но тестировать его прямо здесь, кажется не слишком корректной идеей по отношению к хозяевам.
        Суп оказывается похлёбкой из лягушек, что заставляет Айрин и Канса отнестись к блюду с изрядным подозрением - оба осторожно заливают в себя по одной ложке, прислушиваясь к ощущениям. Впрочем, спустя пару мгновений, аристократы жадно набрасываются на еду. От них не отстают и все остальные, стремительно опустошая тарелки.
        Пока обе встретившие нас женщины, находятся на кухне, Эйкар пускает в дело короткую нотную связку, проверяя пищу на отраву, за что получает неодобрительный взгляд Джойла и насмешливый - от его матери, когда та показывается в дверном проёме. Не знаю как, но Дайра точно почувствовала применение магии. Если добавить к этому светящееся оружие, изменённый магический фон и все рассказы моего соседа по комнате о своём доме, то картина получается весьма странная. Единственное предположение, которое у меня пока имеется - магический фон из-за прошедшей рядом битвы исказился настолько, что обеспечил местных жителей определёнными способностями. Интересно, до каких пределов они добрались и что могут сделать, находясь здесь.
        После лягушачьей похлёбки приносят чай, по словам Дайры заваренный на местных травах и тело начинает стремительно клонить ко сну. На момент даже возникает мысль, что в еду или напиток подсыпали какой-то вариант снотворного, но с другой стороны, глупо ждать такого подвоха от семьи Джойла. Да и Эйкар проверял абсолютно всё, что появлялось на столе, несмотря на откровенное веселье Дайры.
        Когда уже заканчиваем с чаем, в комнате появляется ещё одна девушка - в отличие от Джерны, совсем непохожая на Джойла. Невысокая, стройная, с рассыпающимися по плечами длинными волосами и огромными глазами. Зайдя, осматривается и сразу шагает к Эйкару, около которого останавливается, уперев в него взгляд.
        - Как интересно... Такой старый и такой молодой...
        Повернув голову налево, смотрит в пустое пространство.
        - Ты прав Баррис - удивительно.
        Секунду помолчав, добавляет.
        - Может быть... Если он покажет мне, как это провернул.
        Предполагаю, это и есть вторая сестра Джойла, умеющая говорить с призраками. И судя по всему, один из её "подопечных" прямо сейчас клянчит новое тело. А девушка внезапно переводит взгляд на меня и скользящим рывком перемещается на несколько метров, замерев рядом. Настолько быстро, что я не успеваю толком уловить движение.
        - Странный ты... Не призрак, но и не совсем обычный человек. Как будто тебя вынули из собственного тела, перекрутили, выжали соки и засунули назад.
        Вижу, как недовольно хмурится Джерна, сидящая за соседним столом и спешу исправить ситуацию.
        - После отравления, я был в очень тяжелом состоянии. Не знаю, какие именно варианты лечения использовали маги во дворце, но как результат - я практически полностью потерял память. Хотя и сохранил жизнь.
        Девушка наклоняет голову вбок, продолжая внимательно рассматривать меня.
        - Интересно... Надо будет как-нибудь изучить тебя поближе.
        Айрин, развернувшись на своём стуле, весьма яростно хмыкает, показательно выражая недовольство и увидев недоумевающий взгляд Кьюс, объясняет словами.
        - Единственный, кто может "близко изучать" Орноса - это я. Не советовала бы соваться к моему мужчине.
        Если я верно понимаю взгляд сестры Джойла, она не совсем понимает в чём дело, но тем не менее отходит в сторону, располагаясь рядом с Джерной и продолжая тихо переговариваться с невидимым нам призраком. А спустя несколько минут нас отправляют спать на второй этаж. Тут становится понятно, что при строительстве, этот дом, явно рассчитывался на большую семью - иначе объяснить наличие тут десятка спальных комнат, попросту невозможно.
        Оставшись наедине с Айрин, подхожу к окну и выглянув наружу, вижу большого медведя, водящего носом метрах в тридцати от дома. Зверь поднимает голову, глядя на окно и через мгновение исчезает из виду, умчавшись в лес. Чуть подождав, отхожу от окна и заперев дверь, принимаюсь раздеваться. Виконтесса, сбросив с себя всю одежду, усаживается на кровать и прикусив губу, разглядывает стены комнаты.
        - Чудное здесь всё. Нас может и не найдут, но как бы самим не остаться в этих болотах.
        Положив револьвер на сколоченную из досок тумбочку около кровати, пожимаю плечами.
        - Не думаю, что нам угрожает какая-то опасность в этом доме. В конце концов, это семья Джойла, а не какие-то неизвестные люди.
        Девушка морщится.
        - Ну да, особенно та его сестра, что хотела тебя "изучить". Ещё раз такое вслух произнесёт - я ей ствол револьвера в "изучалку" вобью, чтобы головой своей думала.
        Судя по лицу, Мэно говорит вполне серьёзно и я вздохнув, пробую направить её мысли в другое русло.
        - Ты же понимаешь, что она совсем не это имела в виду? И второй момент - призрак, с которым она говорила, может быть здесь прямо сейчас.
        Айрин, прищурив глаза, обводит взглядом комнату.
        - Ну так пусть смотрит и слушает. Может до неё быстрее дойдёт, что посягать на чужое не следует.
        Успокоить её выходит только минут через пять. Правда, в итоге Мэно изрядно обижается и отворачивается, в другую сторону, злобно сопя и бормоча что-то о тупых, как рицеры мужчинах, что не могут понять, когда их пытаются соблазнить. Правда, засыпает всё равно раньше меня - я ещё около получаса лежу в кровати, пялясь в потолок и размышляя о том, кем на самом деле являются родные Джойла. Если учитывать возраст Лэзлы Тонфой, в котором она заслужила свою репутацию, то Дайре должно быть приблизительно столько же лет, хотя выглядит она намного моложе. Что наталкивает на ещё один интересный вопрос - сколько на самом деле лет, моему соседу по университетской комнате? Должно быть девятнадцать, но что-то мне подсказывает, ему вполне может оказаться за тридцать. Или наоборот - пятнадцать. Что отчасти объясняло бы смущение при контактах с женским полом.
        В конце концов, тоже отключаюсь, набросав в голове приблизительный список вопросов, которые надо прояснить на следующий день.
        ***
        Просыпаться приходится совсем ранним утром - Джерна проходится по всем спальням, с грохотом стуча в двери и призывая "изнеженных горожан" подниматься. Как выясняется, это формат местного приглашения к завтраку - внизу нас уже ждут порции чая и бутерброды с мёдом и маслом. Сама девушка исчезает практически сразу, как только мы располагаемся за столами, да и остальных членов семьи не видно. Когда подозрительно оглядывающаяся по сторонам Айрин, спрашивает у Джойла, куда все пропали, тот помахивает рукой с зажатой в ней половинкой бутерброда.
        - Матушка к стаду наверное пошла - у нас тут недалеко лоси пасутся, да коров с козами немного есть. Джерна поди на охоте, а Кьюс...она целыми днями по болотам гуляет.
        Объяснение на его взгляд, видимо вполне исчерпывающее, потому что парень замолкает, погрузившись в еду. А я переглядываюсь с Эйкаром и Кансом. Как-то у них всё слишком просто. Особенно, если учесть, что направление нашего полёта всё же могли отследить и сюда может спешить отряд солдат, отправленных за головой наследного принца. Возможности Джерны в плане контроля медведей, безусловно впечатляют, но не думаю, что это позволит справиться с группой магов, если таковая здесь появится. Хотя, как знать - вполне может быть, что у семьи Джойла припасены и другие сюрпризы.
        Закончив есть, сам уроженец этих мест, поднимает на ноги, вливая в себя последний глоток чая. Поставив кружку на стол, довольно улыбается.
        - Ну что, идём?
        Первой реагирует Айрин, которая за весь завтрак не сжевала даже одного бутерброда.
        - Куда и зачем?
        Здоровяк чуть тушуется.
        - Ну как, вы же сами говорили - нужны рицеры и гхарги. Пройдёмся, посмотрите, кто тут у нас обитает.
        Переведя взгляд на Канса, с лёгким ехидством добавляет.
        - Может и графа встретим - пообщаетесь.
        
        Конец третьей книги. Декабрь 2020 года.
        Постскриптум
        Благодарю всех читателей, добравшихся до финала! Отдельно - тех, кто поддерживал в процессе написания книги! Иногда, единственное, что заставляет, несмотря на состояние, браться за работу - это понимание того, что людям нравится твоё произведение и они ждут его продолжения) Позитив от читателей - один из ключевых моментов для каждого писателя.
        Цикл продолжается - книга "Эйгор IV. В топях" уже начата и доступна по ссылке: )
        Приятного чтения) Надеюсь, встретимся в комментариях под следующей книгой)
        
        P.S.: Если хотите первыми получать новости от автора, то вот ссылки на группы в социальных сетях.
        Канал в Телеграме: Группа в ВК: Возможно, кому-то пригодится)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к