Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кротов Александр: " На Долгую Память " - читать онлайн

Сохранить .
На долгую память... Александр Михайлович Кротов
        Молодой мужчина после несчастного случая теряет память, итеперь вего голове нет места воспоминаниям. Авсё, что он узнаётотокружающего мира, через несколько минут становится бесполезным. Нокакие-то мимолётные озарения иногда посещают его уставший отбеспамятства разум, недавая душе покоя. Ивот водин солнечный день он решает найти клад, чтобы сохранить свою семью. Ивэтом непростом деле ему даже удаётся найти единомышленников…
        На долгую память...
        2018
        Александр Михайлович Кротов
        
        ISBN978-5-4490-7317-4
        
        Глава1
        Лиза пришла домой позже обычного. Она медленно разулась, небрежно бросив напол свои неудобные туфли. Села накушетку.
        Сегодня был тяжёлый день, итолько переступив порог своей квартиры, ей наконец-то удалось перевести дух. Она несразу заметила, что изприоткрытой двери большой комнаты нанеё пристально смотрел Витя. Он напугал её. Она знала этот взгляд.
        Но, несмотря наусталость игрозный взгляд Вити, вдевушке затеплилась надежда, что наэтот раз её отругают непоспонтанной причине, апоповоду того, что она пришла домой значительно позже. Быть может, это маленькое обстоятельство станет началом осознанного восприятия происходящих событий вжизни Виктора? Быть может, он начнёт что-то вспоминать, понимать?
        Но,нет.
        -Ты мне купила мороженого? - нарушил тишину Витя вполне ожидаемым вопросом.
        -Извини, меня задержали наработе, амагазин уже закрылся, - мягко сказала Лиза. Ей совсем нехотелось конфликта.
        -То есть, я сегодня без мороженого? - вродебы вполне миролюбиво уточнил взрослый мужчина, жизненно необходимые потребности которого запоследний год серьёзно ограничились. Теперь все его желания были чётко сформулированы: телевизор ифисташковое мороженое.
        -Да, нозавтра уменя выходной, иссамого утра я куплю тебе столько, сколько пожелаешь! Или даже можешь сам спуститься домагазина икупить мороженого. Какого захочешь. Можешь даже нефисташкового, - сказала Лиза. Она поднялась скушетки имедленно, держась застену, пошла всторону ванной комнаты.
        НоВиктор резко выбежал изкомнаты ивплотную подскочил кжене, заградив собой дверь всанузел. Вего глазах небыло злости, ноего слова говорили обобратном.
        -Дура тупая, ты что, совсем отупела? Я хочу фисташкового! Я хочу его сейчас! - закричалон.
        Лиза повернула голову всторону, чтобы несмотреть намужа. Она досих пор несмогла привыкнуть кего резким приступам ярости.
        -Прости, сегодня неполучается, уже поздно. Завтра я куплю столько, сколько захочешь, - тихо сказала Лиза, пытаясь протиснуться кдвери.
        Нокрепкий мужчина слегка оттолкнул плечом хрупкую девушку.
        -Какое завтра? Какое завтра?! Если нужно именно сегодня? - злобно выпалил Витя.
        Иногда он напоминал большого ребёнка, инаего злость можно было даже ответить улыбкой. Новсё чаще его агрессия стала принимать более сложные формы. Он стал непросто обзываться, требовать, закатывать истерики. Он стал давить. Морально. Паузы вречи. Смена интонаций. Будто пробовал новые методы психологического прессинга.
        Лиза понимала, что надо быстро сменить тему, чтобы муж забыл причину своего негодования. Антероградная амнезия очень коварный диагноз, новсегда есть возможность задостаточно короткое время увести внимание больного оттого момента, который его расстроил. Однако этот лёгкий толчок плечом заставил её растеряться, забеспокоиться. Раньше он её нетрогал, он вообще перестал донеё дотрагиваться.
        -Дай мне пройти, пожалуйста. Пожалей меня, я очень устала наработе, - немного жёстко сказала Лиза.
        Видимо, жёстче, чем нужно. Либо вся эта психология общения сбольным человеком нестоит ровным счётом ничего.
        -Ты, коза вонючая! Ты меня пожалела?! Почему ты меня непожалела, тварь?! - ещё громче закричал Виктор.
        -Прости меня, я люблю тебя, ты хороший идобрый, - Лиза неубедительно стала произносить уже набившую оскомину речь поуспокоению своего недееспособного мужа, который когда-то был действительно хорошим идобрым.
        -Аты злая иплохая! Гнида! Мразь!
        -Да, я такая, - устало сказала Лиза иаккуратно попыталась пройти накухню, оставив попытки попасть вванную.
        -Тебе здесь нечего делать! - крикнул Витя итолкнул жену.
        Толчок был несильный, нодля маленькой молодой девушки этого было достаточно. Она упала, чуть неударившись головой обдверной косяк. Отсерьёзной травмы её спасла хорошая реакция - она вовремя подставила руки.
        -Совсем уже! - выкрикнул Витя, иушёл вкомнату, где громко работал телевизор.
        Там он закрыл лицо руками изарыдал. Ему было очень грустно отсвоей злости иоттого, что он чуть всерьёз неизбил свою жену. Она, наверное, хорошая. Новданный момент времени унего небыло кней никаких позитивных чувств.
        Лиза поднялась наноги, дошла дохолодильника, откуда достала лёд, чтобы приложить кушибу наруке. Она надеялась, что это спасёт её отсиняка.
        Через некоторое время Витя уже непомнил обэтом инциденте. Его настроение улучшилось.
        Они ложились спать. Лиза укуталась вмягкое одеяло, аВитя разложил себе постельные принадлежности наполу. Он часто спал поночам наполу, вжавшись всамый угол комнаты. Зато днём он мог более полноценно выспаться надиване перед телевизором.
        -Почему ты ложишься спать наполу? - спросила Лиза. Она старалась как можно чаще спрашивать его омотивах его поступков для того, чтобы Виктор снова попытался научаться давать им аргументированные основания.
        -Потому что это для спины полезно, - ответилон.
        Без агрессии. Это уже хорошо. Можно было спросить ещё что-нибудь.
        -Ты умывался?
        -Да.
        -Зубы почистил?
        -Почистил, - спокойно ответил Виктор.
        -Как тебе новый ополаскиватель?
        -Какой ополаскиватель? - насторожился мужчина.
        -Ну, которым после чистки зубов надо полоскать рот, - объяснила Лиза.
        -Нет, им нельзя ополаскивать. Там ментол, - сраздражением сказал Витя.
        -И?
        -Ты что, тупая? Он вреден для потенции! - начал огрызатьсямуж.
        Лиза прекратила допрос, лишь шепотом сказав:
        -Как будто она тебе нужна…
        -Что ты там сказала?! - вскочил сосвоей неуютной постели Витя.
        -Спокойной ночи, Витюша.
        -Спокойной ночи. Маша, - быстро сменил тон мужчина, успокоившись.
        Лиза спомощью пульта дистанционного управления выключила свет, оставив тусклое свечение ночника. Витя боялся темноты.
        Хорошо, что сильная усталость недала лишним размышлениям повода для бессонницы. Лиза быстро уснула, недумая отом, что её муж вновь назвал её именем своей первой любви - девочки, скоторой он вместе учился вшколе спервого потретий класс. Они даже сидели вместе, напервой парте. Её звали Маша Петрова. Всё. Эта информация для его памяти была важнее, чем имя его жены, скоторой он прожил пять счастливых лет иодин год забвения. Этот год выдался по-настоящему тяжёлым для Лизы. Никакого улучшения всостоянии её супруга небыло, ибыть немогло. Постоянные провалы впамяти иприступы агрессии - это всё, что осталось отего тёплых чувств кней.
        Вскоре Виктор разбудил супругу. Он просто решил поговорить.
        -Арасскажи мне, каким я был? - попросилон.
        Лиза хотела притвориться спящей, ноиспугалась агрессивной реакции отмужа. Вдруг он начнёт её бить.
        -Ты был добрым…
        -Асейчас я злой чтоли?! - быстро вспылил Витя. Сегодня он был слишком злой. Неужели только из-за некупленного мороженого…
        -Исейчас ты добрый, просто немножко больше стал раздражаться повсяким пустякам, - ласково сказала Лиза.
        -Ничего себе пустяки! - немного смягчился Виктор.
        Он лежал набоку, перечитывая записи всвоём блокноте.
        Снекоторых пор Виктор Баюнов стал записывать информацию освоей жизни вкрасивый, компактный блокнот. Он любил хорошие письменные принадлежности иканцелярские товары. Всю свою жизнь работая вофисе, он всегда тщательно выбирал ежедневники, блокноты, записные книжки, несильно доверяя электронным девайсам.
        Изпрошлой жизни ему идостался этот красивый, собложкой изкоричневой кожи, блокнот. Кнему прилагалась стильная железная ручка. Всё это добро Витя всегда носил ссобой, аккуратно убирая врозовый пакет косметической фирмы. Напервой странице он, под диктовку жены, когда-то написал свою фамилию, имя, отчество, дату рождения, адрес проживания иномер мобильного телефона супруги. Извсей этой информации он всегда помнил лишь своёимя.
        Ещё он помнил, что ему слегка затридцать, нонасколько «слегка» - это было для него загадкой.
        Также вего памяти была совершенно ненужная информация отом, что унего день рождения водин день сВаргом Викернесом, Натали Дормер иДженнифер Энистон. Нокто они такие, он незнал. Нозато Витя помнил свою первую школьную любовь, хотя имени жены без блокнота он вспомнить немог. Впрочем, кроме короткой информации осебе иличных данных супруги, больше ничего полезного написано вблокноте небыло. Обрывки воспоминаний, ничего незначащие словосочетания.
        НоВитя постоянно носил этот блокнот ссобой вкармане своих домашних бриджей, акогда нужно было выходить наулицу, он перекладывал розовый пакет сблокнотом вкарман пиджака, вкотором он когда-то ходил наработу. Впрочем, он невсегда помнил отом, что унего есть этот блокнот, ноблагодаря тому, что Виктор постоянно его держал при себе, его внимание кэтому предмету было повышенным. Ноеслибы Баюнов потерялбы его где-нибудь, то через пятнадцать минут он онёмбы иневспомнил.
        Вэтот поздний вечер при свете ночника, он перечитывал свои записи, заново открывая для себя тайну даты своего рождения иимени супруги. Ещё он наткнулся насамое длинное предложение вовсей его писанине: «меня избили, злая песня, отняли всё, отняли память, я теперь инвалид». Эти слова заставили его волноваться. Нонаэтот раз он нестал расспрашивать ужены подробностей обэтой записи, он решил поинтересоваться отом, каким он был раньше.
        -Вить, ну как я могу рассказать отом, каким ты был. Каким ты был, таким иостался.
        -Как песня?
        -Какая песня? - Лизе очень хотелось спать.
        -Каким ты был, таким иостался. Это песня, - спокойно сказал Витя. Ноотобзывательств всё-таки неудержался. - Дура ты тупая.
        -Витя, пожалуйста, необзыва…
        -Что зазлая песня?
        -Необзывайся, пожалуйста.
        -Что зазлая песня? Уменя тут написано, - Витя некричал, нотребовал немедленных объяснений, тыкая пальцем всвои записи.
        -Когда ты пришёл всебя после реанимации…
        -Я был вреанимации?
        -Когда ты очнулся, тебя допрашивали про нападение. Ты только исумел вспомнить про какую-то злую песню. Акто тебя бил изачто, ты невспомнил.
        -Азачто меня били?
        -Тебя ограбили. Отняли кошелёк, телефон, даже обручальное кольцо сняли. Сволочи.
        -Твари! Мрази! - поддакивал Витя.
        -Ну, непереживай! - попыталась успокоить мужа Лиза. Новеё голосе небыло необходимой мягкости, как инебыло больше нежных чувств кнекогда близкому человеку, водночасье ставшему таким далёким. Ничего общего, кроме фамилии, уних больше небыло.
        -Ладно, небудем грустить излиться. Три кота - три хвоста. Три хвоста - три кота, - неожиданно быстро утихомирился Виктор.
        -Давай спать, сегодня был тяжёлый день, - сказала Лиза.
        Муж ничего неответил ичерез несколько мгновений она уснула.
        Витя написал нановой странице фразу: «я был вреанимации», положил блокнот иручку впакетик, иубрал всё вширокий карман своих бриджей, что неаккуратно валялись наполу. Ему захотелось спать, носны неторопились кнему. Он лежал налевом боку исмотрел наузоры обоев. Он непомнил, как клеил их наголую стену всвоей недавно приобретённой квартире вэлитном жилом комплексе. Непомнил, да иэто ему уже было неважно.
        Витя смотрел потелевизору мультфильм про трёх котов, когда вгости кего жене пришла её подруга. Они закрылись накухне, пили вино, много разговаривали. Витя невыходил кним, небыло вэтом нужды. Унего было полкило фисташкового мороженого, мультфильмы, иполное отсутствие беспокойства, ввиду недавно принятых препаратов.
        Вдруг весёлый сюжет заставил его ненашутку задуматься. Папа-кот спрятал откотят чёрного кота, иоставил везде подсказки, чтобы они его могли найти. НоВите жизнь подсказок неоставила. Азачемже ещё жить, если неради счастья? Неудовольствия, асчастья. Удовольствие это то, что есть сейчас - весёленький мультик, вкусное мороженое илето заокном. Новэтомли счастье?
        Виктору стало непосебе отсвоих мыслей, он поёжился. Что-то впилось вногу острым краем. Он отложил всторону пластмассовую коробку смороженым иложку, нащупал вкармане пакет. Изпакета он достал блокнот, развернул его, начал читать, удивляться. Ивродебы он хотел что-то написать. Действие наэкране отвлеклоего.
        Изоцепенения его вывела упавшая сдивана наковёр ложка. Извсего потока его мыслей он понял только то, что хочет мороженого. Он поднял ложку, нововремя заметил, что нанеё налипли волосы сковра.
        Сбрезгливой физиономией, держа перед собой расстроившую его ложку, Витя пошёл накухню, дверь вкоторую была закрыта. Оттуда слышались голоса. Один голос он узнал, авторой женский голос был ему незнаком. Мужчина вплотную подошёл кдвери, прислонился кстеклянной вставке, найдя место, откуда можно наблюдать запроисходящим впомещении, прислушался.
        -Дорогуша, это только начало, он тебя обязательно пришибёт! - сказала какая-то девушка.
        Она была некрасивой, она непонравилась Виктору. Слишком много наней было косметики, которая скрывала её настоящие черты лица. Она будтобы носила маску. Или она была похожа намужчину, который пытается быть похожим наженщину. Или она индеец.
        Так Вите показалось.
        -Ну, может быть, унего случайно получилось толкнуть меня, - сказала вторая девушка. Крашенная блондинка.
        Она была одного возраста спервой девушкой, новыглядела лучше. Меньше косметики, более приятные черты лица. Только глупый взгляд всё портил.
        Невзначай Витя вспомнил, что это его жена. Толи Маша, толи Наташа, толи Лиза.
        -Его сестра тоже хочет Виктора вдурку отправить, ты-то что ломаешься? Строишь изсебя мать Терезу, - недовольно сказала женщина-индеец.
        -Да, ты права. Здесь уже всё безнадёжно. Просто это как-то неправильно, - сомневалась Лиза.
        -Ачто правильно? Ухаживать забольшим ребёнком, авответ получать тумаки? Тебе тридцатник вследующем году! Это его жизнь кончилась, атвоя ещё только начинается! Да идеток сним точно заводить ненужно, ишансов наэто всё меньше именьше. Часики-то тикают! Извини, что так грубо, - сказала подруга Елизаветы Баюновой, когда-то исполнившая роль свидетельницы невесты наеё свадьбе сВиктором.
        -Да ипотека эта всё портит! Еслибы заВитю выплатили страховку, то всё былобы нормально, асмоим уровнем доходов мне ещё полтора года занеё платить. Только если завтра мне всё-таки дадут повышение, тогда можно подумать. Ато слишком много волокиты.
        -Бросай ты всё, спасай свою молодость!
        -Ты права, я уже говорила. Я разведусь сВитей. Несейчас, так позже. Это нежизнь. Просто пока денег нет. После повышения всё обдумаю. Если оно, конечноже, будет.
        -Дай мне слово! - настаивала подруга.
        -Держи, - улыбнулась Лиза. - Разведусь, как сденьгами станет попроще.
        Витя хотел войти накухню, нонестал этого делать, потому что ему стало очень грустно. Почти дослёз. Пришлось сдержаться, чтобы незаплакать. Его хотят бросить, он больше ненужен.
        Поникший мужчина вернулся вкомнату, сел надиван. Посидел некоторое время, глядя впустоту перед собой. Изоткрытого окна подул лёгкий ветер последних тёплых летних дней. Витя поёжился, пришёл всебя. Угол записной книжки снова впился вногу, имужчина вытащил её изкармана, чтобы записать важные вещи, которые он только что узнал.
        Ачто он узнал?
        Впанике, Витя пытался правильно сформулировать мысль, стремительно пытающуюся покинуть чертоги его разума. Он сумел уловить только немногочисленные остатки минорных отзвуков информации, заставившей его незлиться, агрустить.
        Нановой странице большими буквами, впоследствии обведёнными несколько раз поконтуру, он написал: «твоя жена хочет развестись стобой, потому что нет денег, чтобы заплатить заипотеку».
        Что такое ипотека, Виктор знал. Он вродебы даже вспомнил про свою работу. Он много лет был вкурсе всех дел нарынке недвижимости. Это была его работа. Сделки, финансовые операции, составление документов. Он был чертовски компетентен вэтих вопросах. Может быть, даже сейчас, еслибы его ввели вкурс дела, он быстробы подхватил полученную информацию исмогбы успешно завершить пару крупных сделок. Ноктож ему теперь доверит? Виктор признан недееспособным. Местный дурачок, неиначе. Хорошо, что он нечасто задумывался отом, насколько ущербным он выглядит вглазах жены иокружающего общества.
        Навторой странице развёрнутого листа он написал слово «клад» ипоставил знак вопроса. Его озарила какая-то гениальная идея, способная решить все его проблемы. Нопочему эта идея мгновение назад оказалась такой блестящей, Витя непонимал. Он снедоумением смотрел наслово «клад», сомневаясь втом, что это именно его правая рука только что вывела эту надпись.
        Влевой руке он продолжал сжимать ложку, накоторую налипли волосы.
        Он оставил свои мысли окаком-то кладе, переведя свой взгляд нанадпись про намерения жены разорвать брачные узы. Эта информация вновь расстроила его. Он заплакал. Горячие слёзы затопили его взор, размывая всё вокруг. Разноцветные картинки набольшом плазменном экране больше невызывали интереса. Горечь вгорле затруднила дыхание, заставив по-детски всхлипывать.
        Любилли он жену? Наверное. Он больше понимал, что если она уйдёт, то этого всего небудет. Всего небудет.
        Нодоистерики недошло. Витя захлопнул блокнот, убрав его вкарман, предварительно бережно завернув врозовый компактный пакетик. Он вытер уже остывшие слёзы тыльной стороной левой руки, обратив внимание нато, что всё ещё держит вней ложку. Рядом лежала пластмассовая коробка спочти растаявшим мороженым зелёного цвета.
        Витя уставился втелевизор ипринялся большими ложками доедать любимое лакомство.
        Глава2
        -Витюша, прости, что разбудила. Надо собираться кдоктору. Доктор Наташа, помнишь её? Только сначала выпей таблеточки, - сказала Лиза.
        -Непомню. Нехочу таблеточки. Хочу спать, - заворчал мужчина.
        Ночью он долго немог уснуть, перечитывая свой блокнот. Унего было много вопросов ктем записям, что накопились вего рукописях. Нонаэтот раз он нестал будить жену для поиска ответов. Последние страницы записей помешали ему сделать это. Всё очень просто можно было усугубить.
        Носейчас он ничего непомнил, ему просто хотелось спать. Хотя вблокноте он периодически писал, что врач Наташа хорошая, что она ему нравится, ичто сней интересно ивесело. И, может быть, она его вылечит - верил он, когда писал строчки оболезни, окоторой другие врачи отзывались как онеизлечимой.
        -Витя, надо вставать. Очень надо, - умоляла его жена.
        -Иди ты! - вскрикнул мужчина, нотутже осёкся.
        Его разум обрадовался идеи покинуть четырёхстенное пространство ивыйти клюдям. Необязательно было сними разговаривать, главное кним выйти.
        Тем более, насамом деле, он хоть инепомнил кто такая доктор Наташа, новсегда любил проводить сней время. Вначале сеанса, он, как всегда, неохотно шёл наконтакт, нопотом ему действительно становилось хорошо. Легко испокойно.
        Носейчас он про это невспомнил, ноему определённо хотелось куда-нибудь пойти.
        Витя вскочил сосвоей неудобной постели, которую он снова расстелил наполу, ипошёл вванну умываться, бриться, чистить зубы. Лиза тоже собиралась. Унеё немного болела голова - вчера они сподругой выпили вина, иэтого оказалось достаточно для плохого самочувствия. Носегодня был особый день - её должны были повысить наработе дохорошей должности, куда она так давно стремилась. Ноэтого могло инепроизойти, поэтому Елизавета сильно волновалась. Ещё волнения придавал тот факт, что сегодня ей приходилось отправлять Виктора водиночку натакси назапланированный приём кдоктору.
        Ни то, ни другое мероприятие пропускать было нельзя, поэтому Лиза решила поступить просто. Она отправит Виктора натакси кврачу, иНаталья встретит его убольницы. Аднём Лиза сама заберёт мужа. Никуда он неденется, ведь он уже научился ходить вмагазин замороженым, правда торговая точка находилась напервом этаже дома, где они жили. Носэтим он справлялся. Атут будет такси досамых дверей больницы, где его встретит доброжелательная иприветливая Наталья.
        Пока Елизавета переживала поповоду того, как Виктор доберётся добольницы, её муж уже собирался пополной программе. Он уже забыл, зачем ему надо куда-то собираться, ноделал он это всегда сособой тщательностью.
        Он начистил свои туфли, достал костюм изшкафа. Надевая белую рубашку, он понял, что она стала маловата. Новсё равно Витя смог застегнуть все пуговицы, кроме верхней. Его физическая форма значительно ухудшилась запоследний год. Раньше он был стройным иподтянутым, нотеперь появились лишние килограммы. Ну, ида, проблемы спамятью. Пропал всяческий интерес кфизическим упражнениям. Новсё это его ненадолго расстраивало лишь тогда, когда он примерял свой гардероб.
        Наулицу он всегда выходил при параде. Ему это нравилось - костюм, галстук, часы, кожаный портфель, дорогой парфюм. Это было вего подсознании. Вподсознании человека, вышедшего изгрязи вкнязи. Хоть инесовсем вкнязи, атак, вмелкие феодалы. Но, покрайней мере, грязи точно небыло. Всё быдло осталось там, зазабором элитного жилого комплекса. Хоть этот забор ибыл невысок, ихрущёвки находились вопасной близости, побег изпреисподней Виктор считал делом свершённым. Впрошлой жизни. Сейчасже наэто ему было наплевать. Осталась только привычка наряжаться. Даже вмагазин зафисташковым мороженым.
        После примерки рубашки, Витя завязал привычными движениями рук галстук. После этого он натянул напожиревший зад брюки, надел пиджак, который нестал застёгивать. Тёмно-серый костюм выглядел хорошо всочетании счёрным галстуком ибелой рубашкой. Виктору очень понравился свой прикид, он долго красовался перед зеркалом, забыв надеть часы ипобрызгаться одеколоном.
        -Витя, я собрала твой портфель, ведь ты его ссобой возьмёшь? - подошла кмужу Лиза.
        -Да, я возьму его, - Витя сготовностью взял массивный портфель изрук жены.
        -Там твоя медицинская карта имобильный телефон, навсякий случай, - сказала Лиза. - Сегодня ты поедешь натакси один. Доктор Наташа тебя встретит. Поездка будет автоматически оплачена смоей карточки. Я заберу тебя днём, неволнуйся.
        -Счего ты взяла, что я волнуюсь? - грозно спросил Виктор. - Ты совсем чтоли? Глаза свои кривые разуй.
        -Апочему ты надел сегодня чёрный галстук? - спросила Лиза, пытаясь резко сменить тему разговора, чтобы Витя забыл причину, покоторой начал злиться.
        -Потому что я хочу умереть, - грустно ответил муж, глядя насебя взеркало. - Я хочу, чтобы был траур. Помне. Здесь невозможно жить, здесь можно только умирать.
        Витя вочередной раз всмотрелся взеркало. Помимо нескольких лишних килограмм было ещё что-то такое. Что-то нето. Вроде теже карие глаза, аккуратный нос, мужественный подбородок. Для полного образа чего-то было неправильно.
        Он понял. Ему непонравилась его причёска. Он был неаккуратно подстрижен. Раньше его стригли лучше. Ещё он заметил насвоей чёрной, как смоль, шевелюре, несколько седых волос. Ноони его нетак расстроили, как некрасивая стрижка скороткой чёлкой.
        Просто теперь жена экономила надорогих парикмахерах, иВитю стригла её подруга. Тот обычно был непротив, хотя надух её непереносил. Называл индейцем. Даже тогда, когда унего всё было впорядке спамятью ипсихикой.
        -Какого чёрта? - спросил он уотражения. - Что смоей причёской?
        -Обувайся, пожалуйста, - вновь сменила тему разговора Лиза. - Ты отлично выглядишь!
        -Спасибо, - кротко ответил Виктор, отпустив отражение взеркале, наступив ногой насвои домашние шорты, которые он бросил напол, когда переодевался.
        Вих кармане лежало что-то твёрдое. Витя наклонился, чтобы достать предмет, который его заинтересовал. Это был блокнот. Мужчина положил его внагрудный карман пиджака.
        Раздался телефонный звонок. Лизе позвонил водитель такси, который уже прибыл наместо вызова.
        Лиза иВитя влёгкой спешке вышли издома. Уподъезда их ждал «Рено Логан».
        -Пожалуйста, очень вас прошу, довезите его додверей больницы! Оплата спишется скарточки!
        -Хорошо, - небрежно ответил водитель.
        Он завёл двигатель, когда холёный пассажир сел назаднее сидение. Сзади посигналили - «Рено» загораживал выезд издвора.
        -Спасибо! - крикнула Лиза вслед отъезжающему автомобилю.
        -Как будто ребёнка везу, - тихо сказал водитель.
        Всю дорогу они ехали молча. Играло радио. Что-то очень современное, ритмичное, нонеинтересное.
        Потом они попали впробку. Витя перестал пялиться вокно, потому что пейзаж перестал меняться стой быстротой, как меняется картинка втелевизоре.
        Он нащупал вкармане что-то тяжелое иотложил всторону портфель. Баюнов достал изкармана розовый пакет, вкотором лежал блокнот икрасивая железная ручка. Начал читать.
        Сколько новой боли принесли строки, написанные когда-то его рукой.
        Прошлое. Злая музыка. Злая? Хорошо, что радио вещало весёлые песни. Олюбви, наверное. Олюбви кжизни. Ни кчеловеку. Любовь кчеловеку это боль. Потому что люди несовершенны, алюбовь это чувство абсолютное.
        Жена. Жена есть, это уже хорошо. Нонапоследних страницах было написано, что она хочет подать наразвод.
        Неприятные ощущения охватили Витю. Яркое летнее утро перестало дарить положительные эмоции. Какбы то ни было, развода нехотелось. Хотелось любви. Неабсолютной. Обычной, семейной.
        -Слушай, брат, давай я тебя здесь высажу? Тут идти совсем недалеко! Апробка такая, что довечера простоим.
        -Хорошо. Спасибо. Досвидания, - сказал Витя, убирая блокнот вкарман.
        Он вылез изпыльного автомобиля, громко хлопнув дверью. Солнце ослепило его. Нооно уже небыло таким обжигающим. Лето подходило кконцу. Вокруг было очень пыльно. Плохо пахло.
        Водитель хотел было отругать пассажира загромкий хлопок дверью, нораздобрел, увидев, что мужчина забыл вмашине свой дорогой кожаный портфель. Клиент уже благополучно скрылся втолпе людей. Увокзала всегда было много народу.
        Витя целенаправленно шёл всторону здания снадписью «железнодорожный вокзал». Шёл ипытался вспомнить, зачем он здесь. Вокзал, значит, ожидание. Значит, надо чего-то ждать. Значит, время больше ничего незначит.
        Мужчина встильном костюме прошёл взал ожидания иуставился натабло, указывающее наименование остановочных пунктов, время прибытия иотбытия, номер платформы. Среди неизвестной ему информации, он, бегая взглядом построчкам, встретил знакомые буквы. Буквы, которые что-то значили, ночто?
        Баюнов зажмурился, пытаясь заставить изменчивую память работать. Ноничего неполучилось. Он вновь уставился натабло, пытаясь найти те строчки, которые отозвались вего памяти знакомством среальностью.
        Ноненашёл.
        Вдосаде он откинулся нажёсткую спинку скамейки. Что-то упёрлось врёбра.
        Витя достал извнутреннего кармана смятый пакет икрепко сделанный блокнот изкоричневой кожи сжелезными вставками науглах изакладке. Следом он извлёк красивую ручку. Он открыл страницу сзакладкой ивновь, как впервый раз, прочитал текст про развод. Ипро клад. Нонаэтот раз его внимание больше зацепилось заслово клад. Информационное табло движения пригородных электропоездов иклад как-то состыковались вего разуме, ион вскочил соскамейки.
        Подчеркнув «клад» жирным росчерком, мужчина аккуратно убрал свою канцелярию впакет, апакет спрятал вкармане. После этого он решительно направился ккассам, новдруг почувствовал острый приступ страха. Давно он ничего небоялся. Страх был сильным. Захотелось остановиться. Бросить всё. Нопока память что-то держит, надо идти вперёд. Неужели надо так просто её отпустить иупасть всостояние невесомости, несоприкосновенности среальностью?
        -Мужчина, докуда билет брать будете? - спросила девушка изаквариума.
        Неаквариума, акассы. Кассы пригородных направлений.
        -Доконечной наближайший, - сказал Витя.
        Он начал шарить покарманам. Блокнот, ручка, шелест пакета, шелест бумаги. Бумага - деньги.
        Вузкое окно кассы Виктор положил сто рублей.
        Женщина забрала деньги, сказала:
        -Здесь доконечной нехватит!
        -Значит недоконечной, тварь ты глупая! - вскипел Витя.
        -Как вы разговариваете?
        -Сиди всвоей конуре, инегавкай! - громче крикнул Витя.
        Те, кто встал заним вочереди, отвели взгляды всторону. Никому нехотелось вмешиваться.
        -Тут наполовину пути только!
        -Ты совсем чтоли неврубаешься вто, что тебе говорят? - сугрозой сказал Виктор.
        Женщина бросила ему билет, накоторый унего хватило денег. После этого она закрыла окно ипобежала курить.
        Баюнов взял билет ипошёл ктурникету. Ему помогли разобраться ссистемой работы аппарата, после чего Виктор отправился наперрон. Перрон он выбрал тот, что объявили погромкоговорителю. Он счёл это зазнак судьбы.
        Как ни странно, контролёры, стоящие увхода, впустили его ввагон. Значит, всё было правильно. Витя выбрал место уокна. Через несколько долгих минут поезд тронулся.
        Ввагоне было почти пусто. Восемь-десять человек, разрозненно сидящих усвоих окон. НоВитя ни накого необращал внимания. Он заинтересованно пялился вокно, ноиэто ему вскоре наскучило. Индустриальные пейзажи большого города, оставшегося позади, сменили однообразные картинки мелькающей густоты леса.
        Виктор вновь достал свой блокнот. Снова удивился, снова расстроился, снова задумался над словом «клад».
        Убрав блокнот, он вновь начал всматриваться сквозь грязное стекло окна. Деревья, столбы, деревья, столбы. Ничего интересного. Только тогда он обратил внимание наокружающую обстановку внутри вагона.
        Его вниманием завладела девушка, сидящая спротивоположной стороны, также, уокна. Ноненанеё он обратил внимание ссамого начала, аналопату, что та держала вруке, уткнув впол завёрнутый вгазету черенок. Рукоятка была новой, древесина была девственно чистой, ещё незнающая грязных рук иперчаток спупырышками.
        Лопата - клад. Сложилась головоломка вразуме Виктора.
        Только потом он оценил внешность девушки. Она была стройной, схорошей осанкой, возможно, спортсменкой. Маленькая грудь, крепкие ноги, женственные руки, нокоторым был нечужд физический труд. Белокурые волосы затянуты ваккуратный хвостик. Смазливые черты лица, минимум косметики, молодость. Ей было около двадцати лет, или чуть больше. Взгляд простой. Может грустный, может задумчивый. Нонетяжёлый, лёгкий. Будто её интересовало то, что творилось заокном. Белые наушники. Бежевые обтягивающие шорты доколен, удобные кроссовки. Синяя футболка, лёгкая белая олимпийка. Небольшая спортивная сумка. Лопата.
        Лопата.
        Витя подсел кдевушке. Он понимал, что его вопрос может звучать глупо, нобылобы вомного раз глупее начать разговор сфразы «привет, как дела».
        -Тоже едите раскапывать клад?
        -Что, простите? - вежливо переспросила девушка, стянув наушники. Сразу стало заметно, что она стесняется посмотреть насобеседника.
        -Тоже едете раскапывать клад? - повторил Виктор. Ноон пока незлился.
        Девушка скромно засмеялась, и, непереставая улыбаться, сказала:
        -Нет, ксожалению. Я еду кпапе, буду помогать ему выкапывать неклад, акартошку. Унего очень болит спина, аего старая лопата слишком тяжёлая, поэтому я купила новую. Суперсовременную. Только что-то она слишком похожа настарую.
        Девушка вновь мило рассмеялась. Ей понравилось внимание мужчины встильном костюме, который нелепо смотрелся винтерьере старой электрички, рядом содетыми впрактичные одежды дачниками.
        -Картошку копать слишком скучно, лучше копать клад. Главное, знать, где он лежит, - серьёзно сказал Виктор.
        Ему было важно невыпустить извнимания своё озарение поповоду клада. Вроде оно было где-то рядом, атеперь растворилось, ослабив напряжение эмоций.
        -Авы знаете? - синтересом спросила девушка.
        -Единственное, что я сейчас точно знаю, так это то, что меня зовут Виктор, - сказал Баюнов.
        -Аменя зовут Лера, приятно познакомиться.
        -Скажите, вы это сказали извежливости, или вам действительно приятно? - спокойно поинтересовался Виктор. Новнутри него почему-то возник гнев, хотя злиться ему вовсе нехотелось.
        -Еслибы мне было неприятно, ябы продолжила слушать «Европу плюс» ипопыталась сделать вид, что мне крайне нехочется свами общаться, - сказала Лера.
        Ей стало немного непосебе, первостепенный позитив разговора куда-то улетучился, она незнала начём сконцентрировать свой взгляд, незадерживая надолго своего внимания насобеседнике.
        -«Европа плюс» это злая музыка? - спросил Виктор. Разговор сЛерой как-то начал цеплять его внимание, унего вразуме появлялось много вопросов, которые он спешил озвучить.
        -Нет, скорее просто развлекательная. Музыка, которую слушаешь, чтобы скоротать время ипридать себе немного позитива.
        -Акак вы думаете, чем тогда может быть злая музыка? - Виктор был заинтересован своими мыслями иответами девушки.
        -Уменя был друг, он слушал очень тяжёлую музыку. Временами, злую. Ноэто была злость отчаяния. Такое слушать нельзя. Папа мой слушает рок. Старых исполнителей. Они незлые, нокакие-то глупые. Пытаются казаться умными философами, апоют глупые вещи. Очевидные, напыщенные, пафосные. Нонезлые. Так можно много направлений перебирать, ноникто непокажется злым. Вы что-то конкретное имеете ввиду?
        -Хорошо, что спросили. Мне кажется, злая несама музыка. Атот момент был злой, когда я её услышал. Было много злости. Зубов оскал, удар, - сказал Витя, аккуратно сделав жест рукой, изображая удар. Он нехотел никого задеть.
        -Чтож, смузыкой мы немного разобрались, и, слава богу, - Лере стало неуютно.
        Они ненадолго замолчали.
        -Вы верите вбога? - спросил Виктор.
        -Да. Авы?
        -Неверю. Больше хочется верить невто, что есть какое-то всевышнее существо, авто, что есть справедливость. Настоящая высшая справедливость, позволяющая сохранить баланс, равновесие мира.
        -Про высшее существо мне тоже думать как-то неуместно. Просто я верю, что есть божественное. Всё хорошее есть отбога, аостальное придумали люди. Имне тоже хочется верить всправедливость. Точнее, неверить, азнать, что она насамом деле есть…
        -Знать, анеутешать себя тем, что всё получаешь позаслугам. Даже если заслуг никаких нет, - перебил девушку Виктор. Ему понравились эти мысли. Жаль, что он вскоре всё забудет.
        -Да, вы правы, - согласилась Лера. Она немного боялась бесед нарелигиозную тему. Для неё религия всегда была слишком личной темой.
        Они поболтали ещё обо всём ини очём. Успели затронуть философские темы, атакже обсудили погоду. Всередине их разговора ввагон зашли контролёры, проверили умолодых людей билеты, инеспешно удалились. Несмотря насодержательную беседу, для Леры время шло медленно, она немного нервничала. Для Виктора понятия времени несуществовало.
        -Акуда вы едите? - спросил Виктор.
        -Всмысле, докакой станции? Доконечной еду. Я сама родом изтой деревни. Вгороде приходилось квартиру снимать. Авы откуда родом?
        -Я родился вгороде, - слёгкостью вспомнил Виктор. - Тоже еду доконечной.
        -Вгости?
        -Нет, - честно ответил Витя. Нодальше замешкался сответом, забыв оцели своей поездки.
        -Простите, я лезу невсвоё дело! Можете неотвечать, я просто так спросила, - извинилась Лера.
        -Всё нормально, - сегодня Витя был вхорошем расположении духа. Покрайней мере, вэти мгновения.
        Наступила неловкая пауза. Мужчина впал внекое подобие транса, глядя перед собой. Его мозг вновь начал совершать некую перезагрузку, стирая информацию, добытую запоследние минуты.
        -Я должен сказать, что уменя серьёзные проблемы спсихикой. Точнее, что-то нетак спамятью. Я незнаю. Извините.
        -Нопоразговору вы непроизводите такого впечатления, - сказала Лера. Хотя она успела заметить, что иногда её собеседник задавал повторяющиеся вопросы, правда, вдругой формулировке.
        -Сподросткового возраста я стал немного замкнутым. Точнее, ненемного, амного. Мне ненравилось общаться слюдьми. Я тогда думал, что я сумасшедший. Ноя взрослел, социализироваться стало просто жизненно необходимо, надо было начать общаться слюдьми, хотелось мне этого или нет. Ичем больше я общался слюдьми, тем больше понимал. Понимал, что сумасшедший нея.
        -Хорошо, что квам приходит понимание этого. Увас всё впорядке ссамооценкой. Ауменя наоборот. Я понимаю, что люди могут вести себя неправильно, новсегда нахожу оправдание их поведению. Для себяже я оправдания ненахожу, иэто тревожит меня, - сказала Лера.
        Странный получался для неё разговор. Она была слишком болтлива, несмотря нанекоторый дискомфорт. Нодевушка списала это нато, что унеё был серьёзный стресс впоследнее время, иэта общительность неболее чем необходимость втом, чтобы высказаться. Быть услышанной тоже важно, нонетак уж иобязательно.
        -Вы совершаете неправильные поступки? - поинтересовался Виктор. Девушка ему казалась ангелом.
        -Все их совершают. Вот, например, после школы я поступила втехникум. Получила диплом. Потом собралась поступать винститут набюджет. Нопровалила экзамены. Отец меня чуть неубил. Чтож, попытаю счастья вследующем году, - рассказала Лера про основную причину своих переживаний.
        -Ноэтож непроступок! Этим вы никому непричинили зла. Разве только себе, исвоему будущему. Ито, про будущее вопрос очень спорный. Уменя есть диплом, новжизни мне больше понадобилось умение небросать начатое дело, трудолюбие ивнимание кдеталям.
        -Покрайней мере, мой отец считает, что это большая трагедия…
        -Ивы начали считать также? - перебил Витя.
        -Для меня это тоже трагедия. Но, помимо своих переживаний, для меня ещё инеприятны периодические упрёки ототца. Моя неприятность стала неприятнее вдва раза, когда я неполучила поддержки отблизкого человека.
        -Уменя нет родителей. Нокогда они были, я прекрасно справлялся ибез их поддержки. Ждать откого-то поддержки очень ненадёжное мероприятие. Иненужное.
        -Да, номногим людям важна моральная сторона вопроса. Доброе слово лечит, даётсил.
        -Современем вы поймёте, что вжизни важнее материальная составляющая, анеморальная. Вкладывать вчувства невозможно. Это ненадёжный депозит. Это лишние расходы, невсегда приносящие доходы. Поэтому, лучше копить деньги, чем чувства.
        Ввагон снова вошли контролёры. Проверив билет уЛеры, грузная женщина отказалась принимать билет отВиктора.
        -Вы проехали свою остановку!
        -Этого неможет быть! - возразил Баюнов.
        -Увас билет допятой зоны, вы давно проехали свою остановку!
        -Я еду доконечной!
        -Конечная - это десятая зона! Платите штраф, или сейчас высадим!
        -Твою мать! - счувством сказал Виктор.
        Он порыскал покарманам, достал пакет сзаписной книжкой. Больше вего карманах ничего небыло.
        -Высаживайтесь, - настаивала женщина.
        -Нет! Мне надо! - начинал злиться Виктор. Он начал тяжело дышать, нервничая. Его разум перестал понимать, кто все эти люди, что его окружили, ичто вообще происходит.
        -Я заплачу. Скажите, пожалуйста, сколько нужно заплатить?
        Лера заплатила заВиктора, контролёры ушли. Мужчина быстро успокоился, перелистывая страницы своей записной книжки. Лера несмотрела, что было написано вего книжечке, хотя ей очень хотелось. Она отвернула голову кокну, там продолжал мелькать однообразный пейзаж, состоящий изстолбов идеревьев.
        Виктор вновь убрал блокнот впакет. Апакет спрятал вовнутренний карман пиджака.
        -Я, похоже, потерялся. Но, мне отэтого стало только легче.
        -Вам нужна помощь? - сготовностью спросила Лера.
        -Акому она ненужна? Я думаю, каждому нужна помощь.
        Девушка незнала, что ответить. Повисла пауза. Стучали колёса, погромкоговорителю передали какую-то информацию.
        Лере тоже нужна была помощь. Ей нехотелось возвращаться домой, ей нехотелось сталкиваться снегативом отца, ей нехотелось начинать этот учебный год споиска неинтересной работы, вместо учёбы ввысшем учебном заведении.
        АВитя отключил поток своих мыслей. Взатянувшемся молчании он стал рассматривать девушку, которая сидела рядом сним. Она немного нервничала, теребя заусенцы напальцах, отодвинув всторону новую лопату. Блондинка была молодая исимпатичная. Но, последние строки записей вблокноте всплыли впамяти Виктора. Нужно было действовать.
        -Девушка, авы тоже едите копать клад?
        -Вы уже спрашивали. Я вам рассказала, что мой клад это картошка вогороде, - Лера стала подозревать, что мужчина без гроша вкармане какой-нибудь наркоман или действительно сумасшедший. Хоть он ипоказался ей поначалу умным, симпатичным. Ещё он показался обеспеченным. Ноэтот случай сконтролёрами ввёл её вступор. Но, может быть, это какая-то проверка намилосердие?
        -Я спрашивал? - искренне удивился Виктор. - Тогда я, наверное, говорил, что мне нужна лопата.
        -Вы завели сомной знакомство только ради моей лопаты?
        -Простите. Я просто немного невсебе. Наэто есть причины. Я женат. Ножена хочет развестись сомной. Унас проблемы сденьгами, я просто обязан найти этот клад.
        -Вы знаете, что где-то вмоей деревне есть клад?
        -Знаю, нотут есть ряд сложностей. Что эпизодически я вчём-то уверен, нопотом эта уверенность пропадает, будтобы я инезнал ничего.
        -Просто какая-то невероятная история, похожая начушь. Это новый способ подката? - позволила себе грубость Лера. Позволила ииспугалась.
        -Я понимаю ваше недоверие. Ноуменя нетакой большой выбор. Клад очень нужен мне. Сколько денег вам нужно? Я возьму себе столько, сколько мне понадобится наквартиру, аостальное отдам вам. Только помогите мне! Это несложно, наверное, - Виктор запнулся, начиная понимать абсурдность своих слов.
        -Вы думаете, вам можно верить?
        -Есть только один способ проверить это. Довериться мне. Там должны быть хорошие деньги, - начал верить всвои слова Виктор.
        -Перед нами мужчина сидит. Несколько рядов отнас впереди. Ссамого начала поездки он следит занами. Постоянно смотрит навас. Вы знакомы?
        -Кто? Он? - Виктор понял, оком говорила Лера. Он как раз встретился сэтим неприметным гражданином взглядом. Этого мужчину он видел впервые. Вродебы.
        Баюнов медленно поднялся сосвоего места иподошёл к«шпиону» вплотную. Тот вопросительно посмотрел нанего.
        Виктор оценил своего оппонента. Пожалуй, он смогбы его избить как следует заодин только наглый взгляд. Противник был худой, короткостриженный, взгляд его был слегка туповат. Навид мужчине было оттридцати дотридцати пяти. Двухдневная щетина. Спортивный костюм инеспортивное телосложение. Небольшая чёрная барсетка счем-то увесистым.
        -Ты меня знаешь? - спросил незнакомец.
        -Незнаю, изнать нехочу. Ичто ты наменя смотришь? Тебя давно небили? - начал злиться Баюнов.
        -Да остынь ты! Я просто так навас смотрел! Вы очень красивая пара, утебя симпатичная маруха. Что, посмотреть нельзя? - оправдывался мужчина.
        Его гнусавый голос злил ещё больше.
        -Ты кто такой? - напирал Витя.
        -Вован, - ответил мужчина. - Да успокойсяты!
        -Три кота - три хвоста. Три хвоста - три кота…
        -Ты чё, дурачок, да? - спросил Вован.
        -Три кота - три хвоста, - закончил бормотать Баюнов, сжимая кулаки.
        После театральной паузы, Виктор перестал себя сдерживать. Непомогли ни коты, ни хвосты. Он ударил несколько раз Вована вкорпус, тот упал наскамейку, прикрываясь барсеткой. Удары Вити были сильными, нобестолковыми - он ни разу непопал поболевым точкам гоповатого мужчины, нотот нестал ничего предпринимать вответ. Несколько пассажиров покинули вагон, акто-то продолжал синтересом наблюдать задейством.
        -Прекратите! - пискляво крикнула Лера, встав сосвоего места.
        Витя прекратил, обернувшись накрик стройной миниатюрной девушки. Та, заметив его внимание, заспешила навыход. Виктор догнал её втамбуре.
        -Пожалуйста, извините, я немного невсебе… - сказал Виктор.
        -Из-за того, что навас смотрел незнакомый мужчина, или потому что отвас решила уйти жена? Вы, наверное, себя так часто ведёте? - Лера удивлялась своей наглости втакой стрессовой ситуации.
        Ей стоило убежать, несвязываясь снеуравновешенным молодым человеком, ноона неубежала. Мужчина действительно выглядел растерянно, подавлено, беспомощно. Он, наверное, действительно нуждался впомощи.
        -Вы что-то знаете про мою жену?
        -Много незнаю. Только то, что вы рассказали про развод ипро клад.
        -Я дам вам денег. Отдайте мне лопату, - всплыли мысли про клад впамяти Виктора.
        -Неотдам. Меня отец заругает. Нам очень нужна эта лопата, - незахотела расставаться сосвоим имуществом девушка.
        -Прошу, - простонал Витя.
        Погромкоговорителю объявили название станции, накоторую прибывал состав. Далее взаписи следовала фраза: «поезд дальше неидёт».
        -Отдай мне эту чёртову лопату! - закричал Витя.
        Лера напугалась его крика, ноненашла вего взгляде агрессии. Покрайней мере, уеё отца взгляд был более безумным, чем уэтого человека.
        Но, разумеется, лопату она отдала.
        -Большое вам спасибо, вы меня очень выручили, - вежливо сказал Виктор.
        Двери открылись, напустой перрон вышло несколько человек. Лера иВитя были вих числе. Поезд отправился втупик.
        Мужчина начал оглядываться посторонам, девушка держалась отнего поодаль, мечтая поскорее дойти додома, где ждал её отец. Унего очень болела спина. Может быть, этот фактор спасёт её отего гнева поповоду потери лопаты, купленной наего деньги. Лера неработала, пока пыталась поступить винститут.
        Витя вновь встретился взглядом смужчиной, которого он попытался избить ввагоне. Итут память его неподвела. Он стремительно кинулся всторону Вована. Тот ненашутку напугался - лопатой можно было инасмерть забить.
        -Ты чего замной следишь? - яростно закричал Баюнов.
        -Нет! Я надачу приехал!
        Витя замахнулся лопатой, нонерешился нанести удар. Вован нелепо пытался что-то нащупать всвоей барсетке, медленно отступая.
        -Пожалуйста, уходите. Неидите заним последам, - вмешалась вконфликт Лера. Она почему-то решила, что её присутствие вжизни Виктора ему необходимо. И, может быть, необходимо ией.
        Да инеприятно было лишиться лопаты. Отец будет сильно ругать.
        -Я ухожу, ухожу, - сказал Вован, удаляясь подальше отвспыльчивого мужчины.
        -Пойдёшь сомной? - Виктор переместил своё внимание сВована надевушку.
        -Пойду, - робко ответила Лера.
        -Я иду выкапывать клад. Хорошую часть отдам тебе. Себе заберу столько, сколько нужно для дела.
        -Хорошо, - согласилась Лера.
        Вклад она неверила, нопока непридумала, как может помочь симпатичному мужчине ссовсем несимпатичным расстройством психики. Апомочь ему следовало обязательно, ведь для неё был очевиден тот факт, что без её участия Виктор угодит вбеду.
        Они сошли сперрона, мужчина сновой лопатой уверенно двинулся всторону трассы. Девушка шла заним.
        -Как думаешь, сколько именно мне нужно для дела? - спросил Витя через несколько мгновений.
        -Это очень хорошо, что мы перешли на«ты», ноя незнаю, сколько вам нужно, сказала Лера.
        -Аразве мы незнакомы… долгое время? - немного удивился Виктор.
        -Наверное, вполне долго, чтобы перейти на«ты». Ипосле этого дела, я хотелабы забрать лопату.
        -Конечно. Ещё утебя будет столько денег, что ты купишь себе много лопат. Возможно, купишь даже золотую. Одну. Или несколько. Там много было. Нужна тебе золотая лопата, раз тебе так нужна эта, обычная?
        -Эта лопата очень нужна моему отцу. Мне большебы хотелось получить независимость отнего. Если клад действительно существует, то это былобы просто замечательно, - грустно сказала Лера. Её посетило тревожное чувство, что приключения только начались.
        -Я понимаю, что мне сложно поверить. Я исамому себе неверю. Своей жизни, своей памяти. Нонаданный момент времени, уменя есть твёрдая уверенность всвоей правоте. Твёрдая уверенность мне очень помогала вжизни, вработе. Были моменты, когда только такая уверенность помогала успешно завершить проект.
        -Акем ты работаешь?
        -Я? - зачем-то переспросил Виктор. Насамом деле, он непомнил, как именно называется его профессия, какая запись стоит вего трудовой книжке. Менеджер? - Менеджер.
        -Хорошая работа, менеджер, - сказала Лера.
        Ей становилось всё тревожнее надуше. Её родная деревня осталась позади. Они свернули страссы напросёлочную дорогу, которая вела креке, полю илесу. Алес уходил намного километров вглубь необъятной Родины. Того места, где родился игде изо всех сил пытаешься пригодиться.
        -Думаешь? Серьёзно так думаешь? - Виктору казалось, что его профессия недала ему удовольствия отжизни.
        -Насамом деле я думаю одругом.
        -Омоём кладе? - засмеялся Виктор.
        Эта мысль его обрадовала только потому, что он понял, что запись вего блокноте никак нехочет покидать его голову. Она твёрдо засела вего мыслях.
        -Виктор, непугай меня, пожалуйста. Я итак себя чувствую очень глупо. Иду счеловеком, который… которого я совсем незнаю.
        -Меньше знаешь, лучше аппетит, инет проблем сосном! - Витя был наредкость весел.
        Жёлтое солнце давало ровно столько тепла, сколько было нужно, чтобы незамёрзнуть иневспотеть отбыстрого шага. Дул лёгкий ветер. Высокая трава покраям дороги кланялась навстречу кладоискателям. Вдалеке чернел густой лес. Справой стороны было бескрайнее поле, аслевой обрыв, там текла быстрая река.
        Анадуше уВиктора было хорошо. Он верил вто, что всё ещё может быть хорошо. День был замечательный.
        -Адалеко ещё идти?
        -Куда? - резко остановился Виктор. Оглянулся, посмотрел снедоверием надевушку, уныло плетущуюся заним.
        -Клад. Развод. Развод сженой, - поспешно напомнила Лера. Она снова напугалась, ей хотелось бежать. Она поняла, что ей нужно бежать. Это было очень глупо идти заэтим человеком.
        -Я помню, - серьёзно сказал Баюнов.
        Он продолжил свой путь, уже менее уверенно делая шаги попыльной дороге.
        Небо стало темнее, мыслей стало меньше. Лера подумала одожде ибудто смирилась. Слюбым исходом. Может «эти дни», а, может, ивовсе, «эти года». Года, что сложились водну большую бездонную печаль. Тоска порано умершей матери, поодиночеству, вкотором комфортно деградировать, уходить всё дальше отжизни, которой живут обычные люди. Да, это не«эти дни». Это чёртовы года бессмысленности.
        Она много читала книг. Бытовая фантастика, где после долгой печали случалось что-то хорошее, навсегда хорошее. Нотакже она читала иреальную прозу. Про тотже быт, нобез хорошего навсегда. Напротяжении всей книги, всей жизни. Впервую разновидность прозы больше хотелось верить, нежели примерять насебя беспробудность реалий. Но, нато они икниги.
        Было страшно закончить жизнь. Нобыло страшнее продолжать её также. Также вожидании беспочвенной радости.
        Сумасшедший маньяк вновь обрёл энтузиазм, ускорил шаг. Жертва послушно следовала заним, изредка спотыкаясь онепонятно откуда взявшиеся надороге камни.
        -Как ты думаешь, какое число самое счастливое? - спросил Виктор, ипобежал.
        Лера побежала заним. Мужчина быстро выдохся, нонесбавил шаг. Девушка бежала следом, пытаясь что-то ответить про числа.
        -Три, или, может быть, семь? - предположила Лера.
        -Три, или, может быть, даже семь. Семь. Пусть будет семь, - простонал Витя. Унего закололо вбоку, он свернул вполе, держа курс кодиноко стоящему дереву.
        Они добежали доогромного дуба, немного отдышались. Лера осмотрелась. Из-за высокой травы нигде небыло видно дороги. Алес был совсем близко. Она давно небыла вэтом лесу. Ей совершенно стало неинтересно ходить загрибами изаягодами тогда, когда она впервые поняла, что всё веё жизни зря. Нестоят ни белые, ни шабонька того, чтобы тратить наних своё время. Может быть, она это поняла слишком поздно?
        Зато начужую больную фантазию время было.
        Виктор встал под деревом, аккуратно под огромной, тяжёлой веткой, которая могла свалиться ему наголову влюбой момент. Дуб был сухим, нанём почти небыло листьев. Дерево медленно умирало, аБаюнов отсчитал семь больших шагов, ипринялся активно махать лопатой. Лера стояла рядом, глядя нато, как работает мужчина. Он весь запыхался, покрылся потом, нонеснял своего пиджака.
        Виктор заметно торопился. Вырыв приличную яму, он бросил лопату ивыпрыгнул изямы.
        -Подожди пока здесь. Я скоро приду. Точнее, сейчас приду, - простонал Витя исогнулся пополам вприступах боли.
        -Тебе плохо? - участливо спросила Лера, тронув мужчину заплечо.
        -Нет! - оскалился Виктор. Он выпрямился ибыстро направился всторону леса. - Живот заболел! Сейчас приду!
        Лера осталась растерянно стоять одна, унебольшой ямы, глядя вспину стремительно убегающего мужчины. Когда тот скрылся ввысокой траве, она решила помочь выкопать яму, стараясь отгонять отсебя мысли отом, что копает её для себя…
        Буквально через пару мгновений она наткнулась начто-то мягкое. Новый приступ страха сковал её движения. Ей показалось, что она откопала покойника. Немного поводив лопатой посырой земле, она очистила отчернозёма большую чёрную сумку. Видимо доэтого, Виктор повредил лопатой поверхность сумки, иЛера увидела сквозь ровное рассечение наткани прозрачный пакет, скрывающий пачки пятитысячных купюр.
        Изступора девушку вывел прокуренный голос Вована. Мужчина появился внезапно. Унего вруке был пистолет. Мужчина приблизился кдевушке вплотную, той даже пришлось немного отпрыгнуть всторону. НоВована больше интересовала сумка. Он достал её, немного отряхнул отземли, вытащил несколько купюр, сунул себе запазуху, оглядываясь посторонам.
        -Короче, видишь пыль состороны дороги. Это серьёзные люди едут. Мои кореша. Если они тебя поймают, неговори, что это я тебя отпустил. Дай сюда свой телефон ибеги, беги, как можно дальше!
        Лера протянула бандиту свой старенький телефон ибросилась бежать повысокой траве клесу. Она видела, как Виктор возвращается ктому месту, откуда она была вынуждена убежать. Он незаметил её, как инезаметил Вована. Что было дальше, Лера уже незнала, инехотела знать.
        Вован, угрожая пистолетом, заставил немного заблудившегося Виктора встать лицом кдереву, убрав руки заголову.
        Вскоре приехали сообщники Вована набольшом сером джипе. Вован постоянно держал сними связь, пока следил заБаюновым. Аследить пришлось нетолько вэтот день, ноивомногие другие дни, и, когда-то, ночи.
        Вован, вместе стремя сообщниками, затолкали озадаченного Виктора вавтомобиль ипоехали дальше подороге влес. Тяжёлый автомобиль ехал медленно. Общее молчание прервал один избандитов, повсей видимости, он был старшим вэтой шайке:
        -Ну, Витёк, ты чего, неузнал чтоли никого изнас?
        -Первый раз твою рожу вижу, - ответил Виктор.
        -Раньше ты был вежливее, - необиделся худой, абсолютно лысый мужчина статуировкой нашее.
        -Откуда тебе знать, каким я был раньше, дрыщ? - начал «закипать» Баюнов.
        Он уже успел забыть, как оказался здесь. Ему хотелось домой, поесть фисташкового мороженного перед телевизором.
        -Убедительно играешь. Но, всё равно неверю. Сюдаже смог приехать, значит…
        -Это вы меня сюда привезли! Куда мы едем?! - злился Виктор, пытаясь освободиться отобъятий Вована иещё одного бандита, который был значительно крепче.
        -И, правда, куда мы едем? Насквозь этот лес можем проехать, чтобы обратно невозвращаться? - обратился лысый мужчина статуировкой нашее кводителю.
        -Нет, надо будет вернуться, я незнаю, куда заведёт эта дорога, - сказал водитель. Ему было жалко гробить джип наэтом бездорожье.
        -Так навигатор тебе зачем, кретин? - сказал Вован.
        -Навигатор вообще показывает, что мы посреди болота едем, - ответил водитель.
        -Ладно, ещё немного вглубь леса проедем, ихватит, - сказал главарь шайки.
        -Куда вы меня везёте? - вновь подал голос Виктор.
        -Ты лучше вот что нам скажи, кто-нибудь ещё знает про деньги? - спросил лысый, бережно поглаживая грязную сумку, что лежала унего под ногами. Ему нетерпелось посчитать деньги, лежащиетам.
        -Какие, кчёрту, деньги? - непонимал Виктор.
        -Вован, что скажешь?
        -Валить его надо, - ответил Вован. - Я больше года заним следил. Он реально «того». Нет унего больше памяти. Как сюда-то добрался непонятно. Видимо, озарение какое-то было. Надо валить, идело сконцом.
        -Тебе лишьбы кого завалить, - усмехнулся главный среди бандитов. - Затвой косяк сФедей тебя самого валить надо было.
        -Помнишь Федю? - спросил молчавший доэтого бандит, сидящий слевой стороны отВиктора.
        -Непомню, - честно ответил Виктор. Внём боролись чувство страха счувством злости.
        -ЗаФедю я давно ответил. Целый год этого чухана выслеживал. Деньги раздобыл. Как дурак стравматом ходил всё это время. Верните мне мой пистолет, ато самому смешно уже! - негодовал Вован.
        -Пистолет невернём. Ато ещё кого завалишь поглупости своей. Анасчёт денег, ты, конечно, молодец, - сказал лысый главарь.
        Джип остановился унебольшого деревянного моста, под которым текла быстрая река.
        -Дальше непоеду, мост может провалиться, - сказал водитель.
        -Ну, что, приехали тогда! - радостно сказал лысый ивыскочил измашины.
        Остальные бандиты тоже вылезли изавтомобиля, вытащив сопротивляющегося Виктора. Баюнов хотел было дать отпор, ноего несколько раз ударили вобласть печени. Ему было больно, сопротивляться резко расхотелось.
        Главный бандит достал пистолет инаправил его наВиктора. Того спомощью ещё нескольких ударов, усадили нагрязную дорогу. Он прислонился спиной кпыльному автомобилю искорчился отболи - слишком удачными были удары бандитов.
        -Утебя теперь недолжно быть неправильных ответов. Иначе вслед заФедей отправишься, - сказал главарь, целясь вупор вголову Баюнова.
        -Сам иди ксвоему Феде, - сказал Виктор.
        -Кто-нибудь ещё знает про деньги?
        -Я сам-то про них незнаю ничего.
        -Ладно. Спрошу больше для интереса, анедля дела. Может, перестанешь дурака валять. Зачем всё-таки деньги решили украсть? Вернуть их хотели тем, кого наши «нагрели», или себе оставилбы?
        -Я незнаю очём ты говоришь, лысый напальчник, - грубил Виктор.
        Ноего грубость убандитов вызывала только улыбку. Нет, им небыло жалко Баюнова, ноони чувствовали себя несколько растерянно. Никогда ещё их жертва небыла столь невинна перед ними. Хотя факты говорили обобратном.
        -Шеф, мне кажется, тут денег меньше, чем они реально тогда взяли, - вдруг сказал водитель, приблизительно прикидывая вес сумки своей рукой.
        -Да, нет. Там всё! - сказал Вован.
        -Ну, всё, так всё, - вновь прицелился главарь, приставив пистолет ко лбу Виктора.
        -Три кота - три хвоста, - только исказал Баюнов.
        Он чувствовал, что теперь ему остаётся только молиться, ноникаких молитв он незнал. Может быть, отэтого его страх заслонила злость, подобная взрыву.
        Виктор отмахнулся отпистолета рукой, выбив оружие углаваря бандитов. Водно мгновение он вскочил наноги, оттолкнув подальше, вкусты, человека, который был готов нажать накурок.
        Потом Баюнов хорошенько приложился кулаком полицу подоспевшему напомощь своему боссу бандиту. Утого нанекоторое время серьёзно нарушилась координация движений. Быстрее всех сориентировался водитель джипа. Он достал оружие иоткрыл огонь изсвоего ПМ. Мгновение спустя начал стрелять изтравматического пистолета иВован, скорее, закомпанию, нежели желая нанести реальный урон стремительно убегающей жертве.
        Виктор, нетеряя времени, сделал несколько шагов пошаткому деревянному мосту, и, без оглядки, прыгнул вузкое, нобурное русло реки.
        Водитель, напару сВованом, истратили все свои патроны, нобыло неясно, достигли хоть один их выстрел цели. Когда лысый мужчина статуировкой нашее нашёл втраве свой пистолет, Баюнов уже скрылся вволнах быстрой реки.
        -Сдох? - поинтересовался Вован уостальных.
        -Давай тебя скинем, проверим, выживешьли ты, - злобно сказал главный бандит.
        -Можно пройтись вдоль русла, посмотреть, где его кберегу прибьёт, - предложил водитель.
        -Разворачивай машину, поехали обратно. Покустам ты близко кберегу неподберёшься. Главное, деньги унас, - отдал приказ человек снасыщенным криминальным прошлым.
        Бандиты уехали, аБаюнов вскоре смог выбраться наберег, сквозь острые колючки кустарников.
        Он совсем непонимал, что происходит. Более того, он даже непомнил, как оказался вледяной воде. Дрожа отхолода, он выскочил наберег. Пробравшись сквозь густой кустарник, Виктор быстро нашёл дорогу, илёгкой трусцой, побежал поней вперёд неразбирая пути.
        Совсем недавно подороге проехал автомобиль, пыль ещё клубилась ввоздухе, иВиктор, поддаваясь только своей интуиции, бежал вслед стремительно уезжающему вдаль большому серому джипу.
        Миновав лес иполе, Виктор выбежал кдеревне. Первое, что попалось ему наглаза - это пустой перрон инебольшой магазин около него.
        Забыв про дискомфорт отмокрой одежды, мужчина зашёл вмагазин ипотребовал фисташкового мороженного. Но, когда выяснилось, что унего совсем нет денег, он был вынужден покинуть тесное помещение магазина под отборный мат толстой продавщицы. Виктор, конечно, тоже неостался вдолгу, вдоволь выругавшись вответ.
        Силы почти покинули Баюнова, он сел наскамейку наперроне. Подул ветер, мужчину затрясло отозноба.
        Его даже незлило его плохое состояние, его накрыла самая настоящая тоска, избавиться откоторой никак неполучалось. Он помнил кто он, даже припоминая отом, что где-то унего есть дом, жена, какая-то работа, связанная снедвижимостью. Это всё есть, нопрошлого будтобы инет. Как инет будущего. Разве можно отсюда куда-то уехать, когда совершенно незнаешь, куда тебе ехать? Изменитли это что-то, уберётли ту глухую пустоту издуши?
        -Виктор, ты впорядке? - поинтересовалась какая-то молодая симпатичная девушка уотчаявшегося мужчины, который смотрел нанеё, непризнавая веё лице знакомых черт.
        -Ты кто? - спросил Баюнов хриплым голосом.
        Накакое-то мгновение Лера захотела просто развернуться иуйти, оставив своего недавнего попутчика водиночестве наперроне. Слишком много из-за него вышло неприятностей. Ей впервые пришлось пообщаться снастоящим бандитом, возможно, убийцей. Да, ктомуже, отец сильно ругался из-за того, что она, поеёже словам, оставила новую лопату вэлектричке. Он был просто вбешенстве. Ион ещё пока неузнал отом, что унеё больше нет мобильного телефона.
        Ненадолго уйти изтяжёлой домашней атмосферы её заставила нужда впокупке сахарного песка, который подходил кконцу. Нужно было варить варенье, поэтому пришлось срочно идти вмагазин. Обратный путь она решила максимально усложнить, чтобы подольше невозвращаться домой. Ивстретила Виктора.
        -Меня зовут Лера. Мы знакомы. Я вижу, тебе плохо, я вызову скорую.
        -Ненадо, я впорядке, - сказал Виктор ипопытался встать соскамейки, ноунего сильно закружилась голова.
        Лера полезла вкарман своей олимпийки инеобнаружила там своего телефона. Намгновение она забыла, что осталась без средства связи, который верно служил ей уже почти два года. Нелепая получилась история. Повсей видимости, Виктор так инезаполучил свой клад. Зато он остался жив, хоть инесовсем здоров.
        -Пошли сомной. Можешь идти? - Лера помогла мужчине подняться.
        Дом её отца был недалеко отперрона. Они медленным шагом дошли донего задесять минут. Близился вечер.
        -Это кого ты мне тут привела? - тутже отреагировал отец Леры нанезваного гостя.
        -Он очень нуждается впомощи, ему плохо! Вызови, пожалуйста, скорую! - попросила Лера, снимая сВиктора его мокрую одежду.
        -Небуду я никуда звонить! Ты намой вопрос неответила, сикуха! Кого ты мне тут привела?! - пожилой мужчина сболезненным цветом кожи попытался резко подняться состула накотором сидел, изучая новостной раздел несвежей газеты. Ноего попытка встать наноги неувенчалась успехом, его спину пронзила острая боль. Мужчина так иостался сидеть, только теперь его злое выражение лица сменилось нагримасу страдальца.
        -Так тебе инадо, старая больная обезьяна! - Виктор заметил, из-за чего незнакомый мужчина перестал обзывать свою дочь, которая была очень добра кБаюнову.
        Ему стало интересно, давноли он сней знаком, ивкаких отношениях состоят.
        Лера уложила раздетого дотрусов Виктора насвою кровать, укрыла одеялом.
        -Я тебя сейчас урою, чёртов засранец! - ругался скухни пожилой мужчина, ноболь вспине, аможет быть истрах, мешали ему претворить свои угрозы вжизнь.
        Лера волновалась, ностаралась неслушать отца. Сегодня он точно несможет её ударить.
        -Витя, может ты помнишь, как позвонить твоей жене, или кому-нибудь изблизких?
        -Я непомню. Я ничего непомню, - сказал Витя. Он лежал под тёплым одеялом, ноникак немог согреться.
        -Помоги мне подняться! Привела кого-то, при живом-то отце, проститутка! - обратился пожилой мужчина ксвоей дочери, нота его продолжала игнорировать.
        -Заткнись там, трухлеть! - крикнул охрипшим голосом Виктор.
        -Щенок! - отозвался мужчина, чуть неупав состула.
        -Посмотри, пожалуйста, что уменя вкарманах, - попросил Витя.
        Лера обыскала одежду Виктора, которую доэтого успела повесить сушиться наверевке, накухне. Нашла розовый пакет, вкотором что-то лежало. Свою находку она протянула Виктору. Тот синтересом несколько минут изучал блокнот, который несмотря наконтакт сводой, вполной мере сохранил всебе записи иуже почти высох, оставив только многочисленные жёлтые разводы насвоих страницах.
        -Как тебя зовут? - спросил Виктор уЛеры, когда та, под ругань своего отца, искала его мобильный телефон, чтобы вызвать скорую помощь.
        -Лера, - ответила девушка.
        Мужчина что-то написал всвоём блокноте, потом перевернул страницу.
        -Напиши что-нибудь, - попросилон.
        -Что написать?
        -Незнаю.
        Лера быстро, своим идеальным почерком написала то, что сразу пришло вголову: «Виктору отЛеры надолгую память»
        Что ещё ей нужно было написать? НоВиктору этого было достаточно, он выхватил ослабшей рукой блокнот изрук девушки, перелистнул страницы насамое начало иотдал Лере. Эти движения дались ему струдом. Он закрыл глаза, больше нереагируя навнешнюю обстановку.
        Лера нашла номер телефона супруги Виктора напервой странице его записной книжки. После этого втечение двух минут она отыскала старый кнопочный телефон отца. Пожилой мужчина продолжал ругаться, номенее яростно. Почти дружелюбно попросил дать ему таблетку истакан воды. Девушка выполнила просьбу. После этого она позвонила Елизавете Баюновой иназвала место нахождения её мужа. Взволнованная девушка обещала вскоре приехать.
        После звонка Леры, Лиза поняла, насколько она беспомощна вэкстремальной ситуации. После того, как она утром отправила мужа вбольницу, она была вынуждена выключить телефон, потому что было важное совещание, накотором её кандидатуру могли выдвинуть наповышение. Совещание затянулось, его итоги были неутешительны для Елизаветы. Вместо неё руководство поставило надолжность главного менеджера отделения молодую девчонку Лену, которая нетак давно получила диплом, ноуверенно шла вперёд покарьерной лестнице.
        Когда Лиза пришла всебя после совещания, она включила телефон. Ей пришло сообщение онескольких пропущенных звонках отврача Натальи. Лиза перезвонила иузнала, что Виктор вбольницу так инеприехал. После этого она попыталась узнать услужбы такси, куда водитель увёз её мужа, нодиспетчер так инесмог соединить её стем человеком, который утром был зарулём неприметного «Рено Логан». Потом она звонила вполицию, где ей чётко дали понять, что врозыск человека объявят только поистечении трёх суток смомента исчезновения.
        Лиза бросила работу ипоехала всторону больницы. Там она обошла все близлежащие улицы впоиске своего заблудившегося супруга.
        Когда девушка вернулась домой, ей позвонила Лера. Заполторы минуты она сумела подробно объяснить, где находится Баюнов, ичто сего самочувствием невсё впорядке. Лиза быстро поблагодарила спасительницу, после чего положила трубку.
        Виктор непогиб. Наверное, это хорошо.
        Лиза позвонила своей единственной подруге спросьбой отвезти её кмужу. Ноподруга отказала, сославшись нанеотложные дела.
        Больше Лиза незнала, кого можно попросить опомощи. Разве только того мерзкого типа, который нетак давно начал заней ухаживать. Вернее, попытался это сделать. Нобыло внём что-то скользкое, неприятное, иначе онабы давно уже изменила мужу сним. Возможности были, небыло желания. Елизавета никогда непонимала тех людей, которые могли питать тёплые чувства ктаким противным существам, как лягушки, ящерицы или змеи. Было вэтом мужчине что-то змеиное. Ноего жесты, манеры, уверенность всебе немогли ненравиться.
        Она незнала, какое отношение имеет Гоша ккорпорации «Импера», ноон часто появлялся вих офисе, где вдружеском тоне общался сдиректором, одним изоснователей гигантской фирмы. Впрочем, исам директор, Станислав, оказывал знаки внимания кЛизе. Но, помимо неё, вофисе работали ещё огромное количество симпатичных девушек, которые тоже получали комплименты отначальника. АГоша, кембы он ни был, обратил внимание только нанеё. Хоть изначально это произошло скорыстной целью.
        Однажды, поздней весной, он пришёл кним вофис посвоим, неизвестным Лизе, делам. И, неснимая своих солнцезащитных очков, несмотря наотсутствие солнца наулице, уверенным шагом дошёл достола Баюновой, иизящным жестом откуда-то извлёк одну ярко-красную розу собрезанным почти дооснования стеблем. Он бросил её ей настол, прямо надокументы, которые Лиза заполняла отруки.
        -Привет. Мне очень нужны документы повсем сделкам, которые остались утвоего мужа, - напрямую сказал он. Гоша вёл себя так, будто уЛизы небыло ни единого шанса отказатьему.
        -Новсе документы остались унего наработе, тем более его работа никак несвязана снашей фирмой…
        -Неповерю, что он неоставлял себе дубликатов нафлэшку, или диск. Это непрофессионально. Аон был весьма неплох всвоих делах.
        -Зачем вам это? - недоумевала Лиза.
        -Разрешаю перейти наты. Меня зовут Гоша.
        -Я вас вижу впервыйраз…
        -Невпервый. Врать нехорошо. Я часто бываю здесь. Ия запомнил тебя. Ты, думаю, тоже обратила наменя своё внимание.
        -Хорошо, нонедумаю, что это причина делатьэто…
        -Это. Это мы сделаем вдругой раз. Просто сейчас ты очень можешь помочь своей фирме, вкоторой ты работаешь. Ну, исебе можешь помочь вфинансовом плане. Если, конечно, тебе нужны деньги, - сказал Гоша, сев настул перед растерявшейся девушкой.
        Стул он взял уотошедшего втуалет коллеги Баюновой, рабочее место которого находилось рядом сеё столом.
        -Мне нужно посмотреть. Я незнаю, что именно вам нужно.
        -Да ябы сам посмотрел. Может, пригласишь сегодня после работы ксебе домой?
        -Я незнаю, как наэто отреагирует Виктор, - Лиза непонимала, почему так легко она может навсё соглашаться.
        -Может быть, он меня узнает иэто поспособствует его выздоровлению. Хуже небудет.
        -Хорошо, только перед тем, как ты придёшь, я дам ему успокоительное.
        -Договорились. Я даже могу сказать спасибо, - Гоша улыбнулся ивновь откуда-то извлёк искусно сделанный издвух стодолларовых купюр цветок, который также кинул ей надокументы.
        -Сегодня, да? - зачем-то переспросила Лиза, убирая всторону деньги.
        -Сегодня.Да.Ещё сегодня мы моглибы сходить куда-нибудь. Куда ты когда-то любила ходить, вдругой жизни? Дотого, как ты поставила наней крест?
        -Обэтом я сейчас немогу говорить, - сказала Лиза.
        Она заметила, как рядом, внерешительности, мнётся её коллега, стул которого забрал себе Гоша.
        -Нестесняйся. Цветок это непросто симпатичное растение. Это жест привлекательной особе, признание. Имей ввиду. Нелюблю терять время, мы можем стать ближе значительно раньше.
        -Думаю, это уже грубость, - Лиза непонимала, как нужно разговаривать стаким человеком.
        -Ты права. Откровенность это всегда грубость. Куда проще лестью ездить поушам множеством ненужных метафор, - неспешно излагал свои мысли Гоша. - Апоповоду документов, то сегодня вконце твоего рабочего дня я затобой заеду.
        -Хорошо.
        Когда Гоша ушёл, кЛизе подошёл её коллега, который доэтого держался встороне, непривлекая ксебе внимания.
        -Ты знаешь, кто это? - спросил он унеё.
        -Гоша, - ответила Лиза.
        -Он бандит! Дружит снашим директором! - широко раскрывая глаза, вещал коллега.
        -Ну, чтож теперь, - потупила взгляд Лиза, пряча деньги ибутон розы под папку сдокументами.
        -Будь сним осторожна, вот что! - сказал коллега, возвращая стул насвоё рабочее место.
        Втотже вечер Гоша пришёл вгости кБаюновым. УВиктора, которому Лиза дала двойную дозу успокоительного, Гоша спросил только отом, помнитли он его. Витя, поедая фисташковое мороженное отрицательно замотал головой, ипододвинулся поближе ктелевизору. Тогда бандит немного порылся вбумагах Баюнова, что-то забрал себе иушёл.
        Вследующий раз Лиза увидела Гошу накорпоративе, накотором она ненадолго задержалась, хотя непланировала его посещать вовсе. Вприглушённом свете офисных ламп, Гоша подошёл вплотную кЛизе, которая решила позволить себе один бокал вина, иснова предложил ей куда-нибудь сходить, чтобы вспомнить отом, что такое жизнь, изачем она вообще человеку дана.
        -Я просто недоверяю тебе, извини, - сказала Лиза. - Ты говоришь, может быть, правильные вещи, новыглядят они фальшиво. Ты даже солнцезащитные очки неможешь снять, разговаривая сомной втёмном помещении.
        Гоша втотже момент снял свои очки ипосмотрел нанеё своими хищными, ноуставшими глазами. Вних небыло ничего привлекательного. Всю картину портили многочисленные лопнувшие капилляры.
        -Так фальши стало меньше?
        -Да, наверное. Ноя всё равно вынуждена отказаться, - сказала Лиза.
        Мерзкий образ Гоши стал ещё противнее. Волнуясь, она достала телефон, начала листать меню, чтобы показать свою занятость, нежелая продолжать разговор. Она очень хотела, чтобы вэтот момент ей кто-нибудь позвонил. Ноей уже давно никто незвонил, кроме подруги, которую её муж всегда звал «индейцем».
        Гоша ещё несколько мгновений смотрел нанеё своими раскрасневшимися, слезящимися глазами, потом снова надел очки. Девушка продолжала листать электронное меню. Номужчина ловким движением руки выхватил её телефон изаписал втелефонную книжку свой номер телефона.
        -На, имя запишешь сама. Какое захочешь. Звони, - сказал Гоша иушёл.
        Лиза нестала удалять номер. Оставила запись безымянной.
        Прошло совсем немного времени, когда Лизе понадобилась помощь Гоши. Она незнала, как ей ехать кбольному мужу насамый край области. Машины унеё никогда небыло, а«Шкоду» мужа пришлось продать, когда унего появились проблемы создоровьем. Друзья Виктора забыли онём сразуже. Да инебыло их вовсе. Единственный друг, коллега поработе, Федя, погиб вкакой-то дорожной разборке. Сестра мужа поначалу помогала, потом начала настаивать натом, чтобы сдать брата вспециализированную лечебницу. Так Лиза осталась одна наедине сосвоей проблемой.
        Иона позвонила Гоше.
        -Это Лиза, мне нужна небольшая помощь…
        -Какая Лиза? - непонял Гоша.
        -Баюнова. Ты приходил забрать документы моего мужа.
        -Точно. Я просто забыл, как тебя зовут. Ты дома?
        -Да.
        -Сейчас приеду.
        Он приехал быстро набольшом новом чёрном джипе. Зарулём был молчаливый водитель, сам Гоша сидел врасслабленной позе назаднем сидении икурил сигарилу. Как всегда встильном костюме ичёрных солнцезащитных очках. Попути Лиза рассказала отом, что случилось, ноГоша был достаточно молчалив наэтотраз.
        Они приехали внебольшую деревню, доехали доскромного домика, где их встретила молодая девушка, которой Лиза дала немного денег. Девушка, несмотря нато, что ей было очень неудобно это делать, деньги взяла. Дома был пожилой мужчина, который очень недоброжелательно посматривал нагостей, ноничего им несказал.
        Водитель Гоши помог Виктору забраться вавтомобиль. Супругу Лизы было плохо, он бредил, унего был жар. Мужчину сразу отвезли вбольницу, где его госпитализировали сподозрением навоспаление лёгких.
        Глава3
        Месяц Виктор Баюнов пролежал вбольнице. Стал ещё менее общительным, нажену вовсе перестал обращать внимания, ананеобоснованную агрессию унего вовсе неосталось сил. Он смотрел напланшете одни итеже мультики, да иногда перелистывал свой блокнот, почти неделая новых записей.
        Последние тёплые дни радовали соскучившийся поразмеренности жизни утопающий взолоте город. Дожди неспешили разбавить повседневность тоской понавсегда ушедшему лету. Несмотря насмену сезона, Виктор пока нечувствовал ухудшения всвоём самочувствии. ИЛиза тоже это чувствовала итихо радовалась тому, что муж, хоть иненачал её узнавать, ноперестал проявлять ненужную агрессию. Конечно, может быть это было заслугой новых препаратов, которые он начал принимать порекомендации врача. Ноего супруге хотелось верить, что это нетак, что Виктор просто медленно начинает приходить всебя. Ноникто никаких прогнозов неделал. Даже психиатр Наталья, что работала сВиктором, отметила его спокойствие. Новместо агрессии пришла тоска. Ему больше были неинтересны занятия сней. Может быть после этого небольшого приключения, когда он недоехал натакси добольницы, ауехал внеизвестную ему деревню, где упал вхолодную реку ибыл подобран сердобольной девчонкой, он изменился окончательно ибесповоротно? Влучшую, конечноже, сторону. Покрайней мере, он больше невспоминал про это чёртово фисташковое мороженое.
        Лиза старалась больше уделять времени своему супругу, стала больше сним общаться. Она интересовалась унего про его самочувствие, настроение, спрашивала отом, что он хотелбы назавтрак. Иногда Виктор отвечал, нонередко иигнорировал её вопросы. Были моменты, когда она повторно задавала вопрос, накоторый недожидалась ответа. Тогда Виктор начинал злиться, сжимал кулаки, его губы начинали дрожать, аброви начинали хмуриться. Ноон держался. Шептал лишь иногда свою мантру про трёх котов. Втакие моменты Лиза прекращала свой допрос, стараясь неделать лишних движений инезадавая больше вопросов. ИВиктор успокаивался сам. Это был большой прогресс.
        Водно воскресное утро, когда уЛизы был выходной, ипогода была максимально приятной для последних чисел сентября, девушка предложила мужу прогуляться поаллее. Тот согласился. Они долго собирались, наконец, оделись ипошли.
        Нааллее было много деревьев, что медленно роняли остатки жёлтой листвы. Все лавочки были пусты, несмотря нахорошую погоду, нааллее небыло никого: ни молодёжи распивающей пиво, ни мамаш сколясками. Люди будто покинули эту местность.
        Лиза даже улыбалась. Нет, унеё небыло никаких особых воспоминаний, связанных сэтой местностью или этим временем года. Просто ей стало немного легче, чем обычно. Жизнь наполнилась простыми радостями, которые когда-то казались обыденностью. Когда жизнь перестала быть невыносимой. Ещё ей было просто приятно чувствовать рядом крепкое плечо любимого мужчины. Пусть даже теперь это другой человек.
        -Тебе нравится такая погода? - осторожно спросила Лиза.
        -Да, нравится, - равнодушно ответил Виктор.
        -Мне тоже очень нравится. Как-то спокойно,да?
        -Да, спокойно.
        -Тебе чего-нибудь хочется сейчас?
        -Хочется, чтобы тупость изголовы пропала.
        -Что ты называешь тупостью? - Лиза чувствовала, что надо быть осторожной стакими вопросами.
        -Голова несоображает совсем. Хочется очём-то думать, номысль неполучает развития. Тормозится. Будто это иненужно вовсе. Будто тормозит сознание. Адумать хочется, хочется сложных мыслей. Нополучается так, будто мысль неполучает своего развития. Она затормаживается. Перед ней барьер. Аподумать очём-нибудь хочется. Авыходит так, будто инедумал совсем. Будто тормоз…
        Лизе захотелось расплакаться. Снова. Её муж всегда был очень умным человеком. Даже после комы, если он ненаходился вовласти своей ярости, то вполне мог выражаться сложными предложениями, излагая интересные мысли. Но, толи случившаяся болезнь, толи новые препараты, сделали изнего настоящего дурака. Нет большего проклятья, чем быть дураком. Влюбом смысле этого грубого, неотёсанного, необременённого научными определениями ругательства. Иещё отягчающим моментом вэтой ситуации было то, что Виктор, похоже, понимал, что он становится дураком.
        Нужно было сменить тему. УЛизы было ещё несколько вопросов, которые интересовали её значительно больше.
        -Ты всвоём блокноте написал, что тебе нравится Лера, потому что она тебя нераздражает. Ая тебя раздражаю? - осознанно задала сложный вопрос Лиза.
        Виктор остановился. Новскоре продолжил неспешно передвигать ноги поасфальту, усыпанному жёлтыми листьями.
        Его ответ был краток:
        -Да.
        -Извини завопрос. АЛера почему тебя нераздражает?
        -Незнаю, - эмоционально неотреагировал наэтот вопрос Витя.
        -Просто всвоём блокноте ты много раз обвёл эту фразу…
        -Какой кчёрту блокнот?! - закричал Виктор. Давно унего небыло такой вспышки гнева. Он даже почувствовал серьёзный прилив сил. - Нет уменя никакого блокнота, баба ты стеклянная!
        Птицы, сонно сидящие надеревьях, взмыли вверх. Неизвестно откуда взялись две пенсионерки, поддерживающие друг друга заруку, неспешно ступая позади супругов. Впереди показался парень сбутылкой пива. Рядом сним бежала небольшая собачка, которая тоже обратила внимание накрик Виктора.
        Весь мир уставился насимпатичную, состороны, парочку молодых людей.
        -Прости меня завопрос. Я люблю тебя. Пошли домой, - сказала Лиза, пожалевшая отом, что попыталась узнать ответы навопросы, которые сейчас неимеют никакого значения для её мужа, потому что он элементарно уже забыл ипро Леру, ипро блокнот.
        -Нехочу я домой! Я хочу гулять! Я хочу гулять идумать!
        -Прошу тебя некричи! - взмолила Лиза.
        -Я нехочу кричать, чучело ты печальное! - Виктор схватился заголову исел прямо надорогу. - Я хочу много думать! Много думать охорошем! Игулять хочу! Чтобы думать!
        УВиктора случилась настоящая истерика, он сидел нагрязном асфальте, выкрикивал ругательства, итормошил свои волосы, которые аккуратно причесал перед прогулкой.
        -Простиже меня, Витя! - встала рядом сним наколени супруга.
        -Пошла ты всобачью задницу! Кукуруза!
        -Как скажешь, дорогой! - без тени улыбки ответила Лиза. Она просто растерялась, незная, как успокоить мужа влюдном месте.
        -Ведьма полуживая! Лицо твоё рожа!
        Нонепрошло иминуты, как Виктор резко успокоился ибез помощи Лизы. Выкрикивая очередные затейливые обзывательства, мужчина упал наспину изамолчал, вглядываясь всерое небо. Ему стало страшно, небо было слишком огромным. Резко расхотелось умирать. Он аккуратно поднялся наноги, ипошёл дальше поаллее. Его жена тоже встала сколен, ипошла вслед замужем. Ей очень хотелось отряхнуть сзади его куртку иштаны, ноона больше нерешалась прикоснуться кнему.
        Они пришли домой, Лиза первая сняла ссебя пальто иразулась, потом стала помогать избавиться отверхней одежды мужу, взгляд которого говорил отом, что вмыслях он был очень далеко отсюда. Может быть, сейчас мысли перестали тормозить иразвивались витиеватыми фразами внужном направлении?
        Девушка увидела нажурнальном столике блокнот Виктора. Нужно будет аккуратно его ему подсунуть. Может он напишет ещё что-нибудь интересное всвоём истрепавшемся ежедневнике.
        -Я хочу мороженого. Зелёного. Сфисташками, - сказал Виктор, иразвернулся квходной двери, недав снять ссебя куртку.
        -Я схожу стобой, - поспешила снять свешалки своё пальто Лиза.
        -Я сломаю тебе нос, - тихо сказал мужчина без злобы вголосе.
        -Возьми ключи иденьги, - сказала Лиза, остудив свой порыв проводить Виктора домагазина.
        Раньше он сам нередко ходил всупермаркет, что находился напервом этаже их дома, где покупал себе мороженое. Что-то другое купить он был невсостоянии.
        Виктор открыл входную дверь, что была незаперта, ивыхватил ключи, чуть невыронив пару сотен, что Лиза протянула ему вослабшей руке.
        Ей нужно было успокоиться, аему нужно было мороженое. Он вновь вспомнил про эту гадость.
        -Помнишь, где магазин икак открывать дверь вподъезд?
        -Я что, дурак?
        -Нет. Прости. Я люблю тебя. Незапирай, пожалуйста, дверь вквартиру.
        Виктор ушёл, заперев надва оборота дверь. Лиза устало села натабуретку накухне. Адень ведь так хорошо начинался!
        Второй её мыслью было то, что следовалобы догнать Виктора, вдруг он отвык заполтора месяца отпоходов вмагазин. Раньше она тоже нередко контролировала этот процесс, выходя издома вслед заним. Ноон всегда всё делал правильно. Будто покупка мороженого была его стандартной программой. Единственным действием, что он выполнял безукоризненно.
        Потом Лиза поняла, что отдала ему свои ключи. Свою связку ключей Виктор зачем-то сам взял ссобой напрогулку, увидев их всумке уЛизы. Где лежал третий дубликат ключей, девушка просто напросто забыла. Она махнула рукой навсё, изакрыв глаза, начала делать дыхательную гимнастику.
        -Да пошёл ты кчёрту. Дурак, - тихо сказалаона.
        Виктор медленно вышел изподъезда, огляделся вокруг. Сделал несколько шагов домагазина, начал открывать тугую дверь.
        Его окрикнул хриплый голос:
        -Витя!
        Баюнов обернулся. Кнему подбежал худой мужчина вкожаной куртке, спортивных штанах идурацкой кепке.
        -Чё тебе надо? - сказал Виктор, начиная злиться.
        -Неузнал меня, это я, Вован! - сказал мужчина, который был немного старше Баюнова, новыглядел заметно хуже. Отнего неприятно пахнуло сигаретами.
        -Я тебя незнаю.
        -Знаешь, просто забыл! Надо кладбы найти, без тебя никак!
        -Клад… - многозначительно повторил Виктор.
        -Он самый! Без тебя никак, брат! Поехали, будет ништяк! - Вован вёл под руку Виктора ксвоему автомобилю, озираясь посторонам.
        -Клад очень нужен, - спокойно сказал Виктор, садясь вавтомобиль кВовану.
        -Да, очень нужная вещь, вхозяйстве пригодится! - Вова завёл двигатель, иони поехали.
        Некоторое время они молчали. Вован несовсем хорошо продумал свою операцию, поэтому пытался наверстать упущенное. Он уже неверил, что тот, закем он так долго следил, после больницы вновь сможет водиночестве выйти издома. Ноосуществлял слежку Вован уже втайне отсвоих корешей, которые всё никак нехотели брать его насерьёзные дела, инеторопились возвращать ему его боевой пистолет Макарова.
        Вован даже сам перестал считать себя серьёзным человеком. Дохода почти никакого, вместо боевого «шпалера» бестолковый травмат. Аего чёрный «мерс» солидно выглядел лишь всередине девяностых. Нозато он знал одну тайну, которая могла его обогатить. Итеперь он несчитал нужным делиться сЛысым иостальными. Азнал он, что тех денег, что Виктор тогда выкопал изямы, было значительно больше. Значит где-то была припрятана идругая сумма. Он пытался копать глубже, ноничего ненашёл. Нужна была помощь Витька. Ведь его кореш Федя успел шепнуть наушко Вовану отой сумме, которую они сБаюновым заныкали. После этого Вовчик случайно «замочил» Федю. Апотом исВиктором аккуратно поговорить неполучилось. Отправили его вкому, ноникакой информации отнего недобились. Итолько Вован знал, сколько насамом деле было денег. Знал, ноникому несказал.
        -Акуда мы едем? - спросил Виктор, когда они покинули пределы города.
        -Мы едем вдеревню Галицы! Знаешь такую?
        -Знаю.
        -Очень хорошо! Просто замечательно…
        -Азачем мы туда едем?
        -Как зачем? Аклад?
        -Клад? Клад мне нужен.
        -Мне тоже нужен клад! Поделим?
        -Я возьму столько, сколько посчитаю нужным, - сказал Виктор.
        -Договорились, братан!
        -Утебя есть лопата?
        -Конечно, невопрос!
        Такойже приблизительно диалог уних случился ещё несколько раз, прежде чем они доехали додеревни. Уже стемнело.
        -Братан, акуда дальше?
        -Езжай вперёд.
        -Всаму деревню?
        -Да.
        Вован медленно поехал поузкой деревенской улице, утопающей вкрасно-жёлтой листве. Далеко невовсех окнах горел свет. Было очень тихо, лишь где-то вдалеке лаяли собаки. Мужчина уже начал сильно сомневаться втом, что его затея имела какой-либо смысл. Ему захотелось курить, носейчас надо быть внимательным кдеталям. Вова начал нервничать, начал думать оплохом.
        Нонекоторый позитив вернулся вего жизнь, когда Виктор попросил остановить машину уодного неприметного домика, вкотором негорел свет.
        Баюнов выскочил измашины, огляделся посторонам, ипошёл уверенным шагом кдеревянному забору, где отворил калитку ивошёл вчужой огород. Вован только успел заглушить двигатель, после чего поспешил заВиктором, оставив ключи взамке зажигания.
        Повсюду была всё таже тишина. Вован хотелбы выйти напенсию иприкупить такойже небольшой иуютный домик накраю земли. Неуморя, конечноже, ноиубескрайнего поля идремучего леса тоже вполне неплохо.
        Виктор стоял упорога дома имолчал, опустив голову. Он вдруг понял, что он здесь зря. Он даже доконца несмог осмыслить, что связывает его сэтим местом. Но… чтобы то ни было, это былозря.
        Вдруг раздалась злая музыка. Виктор сразуже понял, что такое злая музыка…
        Елизавета Баюнова перерыла весь дом, чтобы найти третий комплект ключей. Через час ей это удалось, домовой, наеё просьбу, всё-таки поиграл иотдал. После этого Лиза разузнала, что её муж так инедошёл домагазина. Икамеры видеонаблюдения около дома как нарочно неработали вэтот день.
        УЛизы осталась одна надежда найти мужа. Какбы ей нехотелось заниматься его поисками, она понимала, что должна его искать. Просто должна, ивсё тут. Гоше звонить тоже нехотелось, нокроме него никто немог помочь вэтой ситуации.
        Лиза бродила вокруг дома, сжимая вруках мобильный телефон, ожидая звонка откакой-нибудь Леры. Потом она вернулась домой ипозвонила Гоше. Мужчина потерял кней какой-либо интерес после того, как помог отвезти Виктора вбольницу. Ивофисе Лиза его больше незамечала. Может быть, он просто был занят своими бандитскими делами? Или нашёл себе девушку?
        -Гоша, прости, что беспокою, мне очень сильно нужна твоя помощь.
        После некоторой паузы Гоша спросил:
        -Ты дома?
        -Да.
        Он приехал через полчаса. Зашёл внезапертую квартиру. Лиза встретила его вприхожей. Бандит как всегда выглядел стильно - лёгкое полупальто, кожаные перчатки, сделанные назаказ. Идеально начищенные ботинки. Терпкий парфюм вперемешку сароматным запахом табака. Ещё отнего пахло чем-то сладким. И, конечно, нанём были солнечные очки.
        Азаокном уже стемнело.
        -Мы должны торопиться! Виктор ушёл издома напять минут иневернулся! Его надо найти! - Лиза была готова отправиться впуть.
        -Если я скажу «детка», это будет очень вульгарно?
        -Это будет неважно, если ты поможешь!
        -Ты сильно хочешь его найти?
        -Да!
        -Еслибы ты сильно хотела его найти, тыбы недопустила того, чтобы он потерялся.
        Лиза незнала что ответить. Она действительно легкобы могла это предотвратить, аеслибы Виктор хотел, он могбы исам найти третий комплект ключей иуйти издома, пока жена наработе.
        -Ты, наверное, просто хотела меня увидеть?
        -Нет.
        -Детка, завсёже нужно платить, тыже знаешь это. Что ты мне предложишь, деньги?
        -Деньги… - потупила взор Лиза, когда Гоша подошёл кней вплотную.
        -Как ты думаешь, какая сумма меня может заинтересовать?
        -Незнаю.
        -Утебя её нет. Но, могла быть. Твой муж. Или кто-то изего конторы. Провернул хорошую операцию. Много людей лишились денег. Нокто-то их иприобрёл. Где-то убывает, где-то прибывает,так?
        -Мы поедем?
        -Мы помчимся! - Гоша снял свои очки. Его глаза снова выглядели уставшими. - Икто-то хорошо нажился. Но, похоже, это всё-таки была нединастия Баюновых. Ксожалению, кто-то другой. Ну, либо твой муж просто забыл, куда он эти денежки положил. Может быть, вэтот момент вспомнил. Тогда мы его точно ненайдём.
        -Я непонимаю очёмты.
        -Я знаю, что непонимаешь. Я сам мало что понимаю вэтой ситуации. Нодело могло оказаться интересным.
        -Ты сказал, что мы поедем, - сказала Лиза. Она уже жалела обо всём насвете.
        -Я сказал, что мы помчимся, нонеуточнил куда. Аостановились мы натом, что нужной суммы утебя нет. Зато есть что-то другое.
        -Очёмты?
        -Ты что, дура? Ты серьёзно непонимаешь, что втвоём случае остаётся только одна валюта?
        Он обнял её заталию.
        -Ты поможешь?
        -Ещё как! Уменя это хорошо получается, никто нежаловался, - сказал Гоша, освобождая Лизу отодежды.
        Страшные мгновения прошлого всплыли впамяти Виктора, когда он услышал злую музыку. Грубый посмыслу иисполнению реп, набор слов про пацанов, улицу икриминал. Когда-то давно Баюнов высказался про подобное творчество, что его смысл втом, что человек пытается размышлять ожизни, асамому лет пятнадцать отроду. Излость этой музыки была невагрессии поднятых втексте тем, авзаблуждениях, вкоторые свято верил автор. Глупость самое худшеезло.
        Злая песня стояла назвонке телефона Вована. Мужчина поспешил принять вызов:
        -Алё, Лысый, ты невовремя! Я стёлкой, ты весь кайф обламываешь! Я перезвоню тебе! Не, нечерез две минуты, понимать должен! Давай,ага!
        Вован выдохнул, положил телефон вкарман, нанесколько мгновений потеряв извида человека, закоторым он так долго следил.
        АуВиктора вголове продолжала играть та злая песня, после которой он впал вкому ипотерял память. Били его тогда сильно, иукого-то изнападавших втелефоне заиграла эта песня.
        Ненависть застигла Баюнова врасплох. Он нестал думать отом, что он хочет сделать. Он быстро сделал изабыл отом, что сделал.
        Он ударил поголове Вована красным кирпичом, который лежал узабора, рядом снавозной кучей. Этот кирпич, возможно, лежал здесь много лет, исполняя впьесе роль ружья, висящего настене. Кирпич удачно опустился науродливую кепку инанеболее привлекательную голову Вована. Он упал накучу навоза искатился вниз.
        Виктор вернулся кдвери иуверенно постучал внеё. Открыли несразу.
        После того, как вконце августа, Виктор вневменяемом состоянии покинул дом Леры иеё отца, наследующийже день кдевушке вновь приехал знакомый Баюнова, которого звали Гоша. Нонаэтот раз он был без супруги несчастного мужчины, который страдал провалами впамяти.
        Гоша был одет очень опрятно, вдорогой костюм тёмных тонов. Его образ дополняли удачно подобранные солнцезащитные очки, скоторыми он нерасставался даже втёмном помещении. Из-за них нельзя было оценить красоту лица. Наверное, оно было обычным иничего интересного внём небыло. Совершенно непримечательные черты лица, лёгкая небритость. Его телосложение было худым, рост невысоким, ноголос имел силу. Тембр был приятен, несмотря нато, что еслибы он вдруг перешёл накрик, то скорее всего, всё очарование голоса пропалобы из-за его писклявости. Атак вполне хорошая, чёткая речь. Ноулыбка его была неприятной. Он будто заставлял себя улыбаться, зная, что его ухмылка очень похожа наоскал гиены.
        Поначалу казалось, что он хочет сней познакомиться. Даже подарил бутон розы. Нопотом Лера поняла, что мужчина просто хочет выпытать какую-то информацию. Нодевушка нерассказала ничего лишнего. Унеё получалось выглядеть бескорыстной исердобольной. Когда-то Лера даже думала, что она таковой иявляется.
        ИГоша резко сменил тему, поняв, что Лера ничего незнает про приключения Виктора. Он начал интересоваться её жизнью, нонетаким образом, когда если ихочется отвечать, то только односложными ответами. Нет, он задавал вопросы так, что хотелось рассказывать осебе всё больше ибольше. Он неспрашивал отом, какие унеё планы нажизнь, он хотел узнать, как она собирается свои планы претворять вжизнь. Ивпроцессе разговора подавал интересные идеи. Проще говоря, он её заболтал. Потом снова резко сменил тему:
        -Ачто ты будешь делать сденьгами? Они существенно помогут тебе добиться этого.
        -Скакими деньгами? - непоняла Лера.
        -Если ты так отрицаешь их наличие, то утебя может никогда их инебыть.
        -Ноя говорила одругом, онематериальности вопроса достижения моих желаний.
        -Ты будто досих пор веришь, что сила вправде, - размеренно повествовал Гоша.
        -Я понимаю, что это наивно, ноя досих пор думаю, что всё, как говорится, внаших руках. Скоро придёт отец, давайте выйдем лучше наулицу.
        Гоша медленно вышел вместе сдевушкой квысокому деревянному забору, который уже имел тенденцию кизменению вертикального положения нагоризонтальное.
        -Нет удачи. Есть только случай икропотливый труд. Ещё очень помогают деньги. Деньги есть неувсех, вэтом отличие третьего фактора отпервых двух. Твои идеи заняться наукой очень похвальны. Ноглупы. Твой энтузиазм без решительных действий ни кчему неприведёт. Начальный капитал здесь важнее. Поэтому подумай, чем ты его сможешь заработать: своим молодым телом или мозгами. Первое пока выигрывает втвоём случае.
        -Зачемже вы так, - Лера смутилось. Ей ещё больше захотелось заниматься наукой. Больше работать сразличными материалами, чем слюдьми.
        -Тыже понимаешь, что я говорю правду.
        -Я просто неумею отвечать нагрубости ипошлости…
        -Тем более такой красивой пошлости тебе никто неговорил.
        -Мне везло доэтого момента.
        -Возьми, - Гоша протянул ей клочок бумаги отупаковки своих дорогих сигарет. Завремя разговора он успел что-то нанём написать своей красивой перьевой ручкой.
        -Чтоэто?
        -Догадаешься? Одиннадцать цифр. Что это? Пароль, шифр, генетический код, ключ откое-какой боеголовки?
        Тут молодых людей заметил отец Леры. Втот день он чувствовал себя лучше, поэтому успел подкрасться незаметно.
        -Ты кто такой ещё? Ану-ка пошёл кчёртовой матери отсюда! Повадились каждый день ходить! Петухи! - закричал пожилой мужчина, пытаясь даже делать вид, что замахивается наГошу.
        -Дед, ты дурак. Как дотакого возраста вообще дожил, - отвернулся Гоша, самостоятельно направляясь кожидающему его автомобилю.
        -Иди, иди! - чуть сник всвоей агрессии отец Леры.
        -Звони, Валерия, - зловеще улыбнувшись, сказал Гоша, садясь вроскошный джип.
        НоЛера непозвонила.
        Хоть иногда идумала онём. Виктора она тоже вспоминала. Нокак недоразумение. Аугрозы отВована она невосприняла всерьёз ибыстро забыла отом, как ей единственный раз вжизни угрожали пистолетом.
        Втот вечер, когда Виктор стоял удвери её дома, Лера решила лечь спать пораньше. Утром надо было рано ехать вгород, вбольницу котцу. Больная спина всё-таки уложила его набольничную койку. Но, оно иклучшему. Без него дома небыло той напряжённой атмосферы упрёка ивечного недовольства.
        Она быстро уснула. Разбудил её стук вдверь. Девушка быстро надела штаны ишерстяную кофту, дома инаулице было прохладно.
        -Кто?
        -Виктор.
        Лера отворила дверь. Хотя, стоило сначала позвонить его супруге. Обэтом она догадалась позже.
        -Зачем ты приехал?
        -Пошли копать клад? - Виктор всерьёз сказал то, что впервую очередь пришло вего голову. Он смутился, девушка ему очень нравилась, ноон непомнил, откуда её знает. Может, это его жена?
        Повисла неловкая пауза, ноБаюнов необратил наэто внимания. Он развернулся ипошёл ккалитке. Девушка, обув наноги галоши инакинув наплечи отцовскую телогрейку, поспешила заним следом.
        -Ты потерялся? Может, позвонить твоей жене? - забеспокоилась Лера.
        -Может, просто найдёшь лопату? - негрубо, нотвёрдо ответил Виктор.
        -Она всарае. Унеё отваливается черенок, иногда…
        -Бери, сойдёт.
        Виктор подошёл ккалитке. Где-то унавозной кучи без сознания лежал Вован.
        -Мы пойдём тудаже, вполе, кстарому дубу? - спросила Лера.
        -Да.
        -Тогда выйдем через огород. Это опасно? Затобой опять могли следить?
        Лера понимала, что второй раз ей врядли также повезёт, ноей очень нужны были деньги, аВиктор вроде был непротив поделиться. Её отцу требовалась дорогая операция, ивсе его накопления уйдут нанеё, аЛера, после провала навступительных экзаменах вунивер, всё никак немогла найти себе работу.
        -Извини, я непомню, как тебя зовут.
        -Лера.
        -Да. Наверное, это может быть опасно. Ноя зову тебя ссобой только одинраз.
        Девушка вытащила изсарая старую лопату иотдала её мужчине. После этого она повела Виктора огородом, более короткой дорогой кполю.
        -Номы тогда уже выкопали клад. Там лежит ещё один, или ты просто забыл обэтом? Что стало стеми деньгами? Их забрал тот мужчина?
        -Слишком много вопросов. Я незнаю наних ответов. Надо сначала добраться доместа.
        Они вышли набольшую дорогу, ведущую клесу. Несмотря натемноту, Виктор очень хорошо ориентировался.
        -Как ты себя чувствуешь? - спросила Лера.
        -Хорошо. Только немного прохладно. Скоро лето?
        -Ты спрашиваешь, скороли лето?
        -Да.
        Девушка вздохнула. Зачем она вновь решилась наэту авантюру? Неужели только деньги, которых там может инебыть?
        -Лето закончилось. Скоро начнётся октябрь, - сказалаона.
        -Октябрь? Интересно, сколько лет своей жизни я потерял, - стоской сказал Виктор.
        -Давно ты… стал таким?
        -Думаешь, я помню? Номне порой кажется, что я просто притворяюсь, что это ненастоящее моё состояние. Что я играю какую-то роль. Нопотом, я пытаюсь вспомнить, зачем мне всё это. Инемогу ничего вспомнить.
        -Ты помнишь, ктоя?
        -Нет. Маша Петрова?
        -Кто такая Маша Петрова?
        -Я непомню кто это. Ноотчего-то уверен, что уменя есть жена. Это неты?
        -Нея.
        -Жаль, - сказал Виктор, ивродебы даже улыбнулся. - Ты замужем?
        -Нет, - смутилась Лера. - Про клад ты помнишь что-то определённое или это утебя вподсознании?
        -Второе. Это будто моя единственная миссия, которую я должен выполнить иуйти.
        -Куда уйти?
        -Незнаю. Уйти куда-нибудь, или умереть. Это нетак уж важно.
        -Как это неважно?
        -Думаешь, это жизнь?
        -Я сочувствую тебе, номожет быть существует какое-то лечение?
        -Все безнадёжно больные люди верят вкакое-то лечение. Этим иживут. Для меня это совершенно неважно. Непотому что я ничего непомню. Нет. Забыл почему. Наверное, из-за того, что доэтой странной болезни, мне отжизни ничего ненужно было.
        -Всем что-то нужно отжизни. Жизнь ради жизни, наинстинктах, тоже неплохо. И, мне кажется, ты нуждаешься врелигии.
        -Здесь лучше думается. Мне кажется, что я днём тоже видел небо. Нооно пугало. Аздесь даёт больше простора для мыслей. Мысли идут вперёд, это хорошо, - Виктор начал наслаждаться тем, что его окружает. Бескрайнее чёрное небо, высохшая трава, быстрая речка, что шумела где-то совсем рядом.
        Лера постоянно оглядывалась посторонам, прислушивалась, ждала засады, какого-нибудь подвоха. Новокруг никого небыло.
        -Ты помнишь, зачем тебе деньги?
        -Какие деньги? - непонял Виктор.
        -Ну, клад.
        -Клад очень нужен. Я непомню зачем.
        -Ты тогда говорил, что тебе нужны деньги, чтобы заплатить заквартиру, иначе жена разведётся стобой.
        -Это я такое сказал? Я это ещё помнил? - удивился Виктор.
        -Утебя был ссобой блокнот, внего ты записывал всё, что касается твоей жизни. Даже просил меня что-то написать.
        -Блокнот. Очень хорошая идея, - сказал Виктор ипошарил посвоим карманам. Вних лежало два комплекта ключей идвести рублей двумя купюрами. Никакого блокнота унего ссобой небыло.
        -Сейчас утебя его ссобой нет? Мы моглибы многое узнать.
        -Я забыл что-то спросить. Вспомнил! Что ты написала вмоём блокноте?
        -Я написала фразу: Виктору отЛеры надолгую память.
        -Смешно. Сподковыркой фраза.
        -Извини, я незнала, что написать.
        -Что ты знаешь ещё омоей жизни?
        -Больше ничего. Без подробностей. Ты когда-то работал менеджером. Утебя есть жена, которая стобой хочет развестись. Она симпатичная.
        -Ты её видела?
        -Да, она приезжала затобой, когда ты упал вреку. Я незнаю, как утебя это получилось. Может быть, ты убежал отбандитов. Думаю, ты исам этого непомнишь. Нотогда мне показалось, что ты меня бросил.
        -Мне кажется это неочень хорошие воспоминания. Мне даже немного страшно. Всё хуже, чем я думаю. Но, я хочу, чтобы ты знала, что я никого никогда небросаю.
        -Звучит благородно, - сказала Лера.
        Теперь она точно была уверена, что вокруг, напару километров точно, никого небыло.
        Они сошли спросёлочной дороги вполе. Высокая сухая трава смягким шелестом ложилась под тяжестью их ног. Под мраком позднего времени, величаво возвышался дуб, огромная ветвь которого указывала путь квозможному обогащению. А, может быть, икпредстоящим бедам. Там, где когда-то Виктор вырыл неглубокую яму, была уже большая траншея.
        -Тут уже кто-то был, - сказала Лера.
        -Мы?
        -Имы втом числе. Возвращаемся обратно?
        -Нет. Как ты думаешь, какие числа самые счастливые? Три или семь?
        -Семь уже было. Пусть будеттри.
        Виктор сделал три больших шага отствола под самой массивной веткой дерева. Начал копать. Лера продолжала оглядываться посторонам.
        Баюнов копал без устали, будто занимался этим всю жизнь. Вскоре он вытащил изглубокой ямы большую чёрную сумку. Вней, вкрепком прозрачном целлофановом пакете лежали пачки денег разного достоинства.
        -Как ты думаешь, сколько здесь? - спросил Виктор.
        -Думаю, тебе лучше знать.
        -Амне сколько нужно?
        -Незнаю. Мне нужно немного. Пошли скорее отсюда, ато становится как-то непосебе.
        -Пошли.
        Додома Леры они дошли вмолчании. Никто им непопадался напути. Деревня спала.
        -Ты намашине приехал? Я видела автомобиль около своего дома, - сказала Лера.
        -Незнаю даже. Наверное. Уменя определённо был автомобиль, я умею водить.
        -Значит, утебя всё нетак уж плохо.
        Они дошли докалитки закоторой стоял старый чёрный «мерс».
        -Возьми столько, сколько тебе нужно. Думаю, мне влюбом случае хватит, - сказал Виктор, бросив раскрытую сумку кногам Леры.
        Девушка бросилась кденьгам, стала вытаскивать пачки изасовывать их себе запазуху телогрейки. Она незнала, какой может быть точная сумма водной упаковке рыжих бумажек, скрепленной обычной канцелярской резинкой. Лера несчитала, сколько пачек она забрала, ноосновная сумма всё равно осталась уВиктора. Поддерживая рукой тяжесть запазухой, Лера, сказав робкое «спасибо большое», направилась кдому. Страх непрошёл, наоборот, стало тревожнее. Зачем он отдал ей эти деньги, зачем она ему понадобилась сегодня, тольколи влопате дело?
        -Можно тебя поцеловать? - спросил Виктор, подняв сземли сумку.
        Ах, да, вот оно что. Лере ещё сильнее стало непосебе.
        -Может быть, ненужно. Я могу вернуть деньги!
        -Я настолько уродлив, что такая сумма ничто посравнению смоим поцелуем?
        -Нет, что ты, дело невэтом! - Лера растерялась.
        -Ты недумай, я без пошлостей. Просто поцелуй вщёку. Ничего больше. Хоть ябы ипродолжил общение.
        -Ты думаешь, это тебе нужно сейчас?
        -Ты, конечноже, думаешь, что мне это ненужно!
        -Утебя жена…
        -Думаешь, накой чёрт мне это, если я обэтом сразуже забуду? Так ты думаешь?
        -Ты женат, тебе нужны деньги лишь для того, чтобы она неразвелась стобой.
        -Знаешь, я очень хочу тебя как-нибудь обозвать. Как-нибудь оскорбить. Но, понимаю, что ты чужой мне человек. Поэтому этого несделаю. Это как-то наподсознании. Ажену, наверное, ябы обозвал повсякому, хотя даже непомню её имени. Незнаю, как она выглядит. Это негрустно. Это, как-то неправильно иобоснованно верно одновременно. Просто забыл, как это лучше объяснить. Мысли опять тормозятся. Останавливаются слова навзлёте, немогу доконца рассказать отом, очём думаю. Инетолько потому, что забываю. Просто умысли нет стимула. Они тормозят. Им нехватает высоты или разгона…
        -Поцелуй меня. Как ты сказал, без пошлостей.
        -Я так сказал?
        -Да, ты хотел меня поцеловать.
        -Ты отказала?
        -Сейчаснет.
        -Чемже это, интересно, я заставил сменить твоё решение?
        -Это неважно, ноесли твоё желание пропало, то лучше этого неделать, - Лера была врастерянности.
        -Надеюсь, мне стобой интересно нетолько потому, что ты новый для меня человек.
        -Вследующий раз тебе лучше отправится напоиски сокровищ сосвоей женой. Извини, конечно.
        -Ноя нехочу. Каких сокровищ, кстати?
        -Клад.
        -Уменя он всумке.
        -Да, атвоя машина узабора стоит.
        -Моя машина?
        -Да. Ты сюда ненаэлектричкеже приехал. Сегодня только утром был поезд ивсё.
        -Намашине я сюда приехал, значит?
        -Да. Желаю тебе счастья издоровья. Ну, пока?
        -Пока, - сказал Виктор, отворив калитку.
        Лера ушла домой, заперла дверь, выдохнула. Она решила невключать свет, лишь аккуратно зажгла свечу ипринялась считать деньги. Это было самое странное событие веё жизни. Впрочем, оно принесло свои плоды. Аеслибы Виктор был здоров инебылбы женат, то кто знает, какбы закончилась эта история! Ноитак всё было неплохо, Лера никогда недержала столько денег всвоих руках.
        АВиктор сел вавтомобиль, удивившись тому, накаком «ведре» ему приходится ездить. Ключи были взамке зажигания. Мужчина завёл двигатель ипоехал. Нужно было ехать. Нокуда?
        Вован очнулся отшума проезжающего зазабором автомобиля. Голова болела, ноэто явно было непохмелье.
        Баюнов нашёл выезд натрассу ипоехал. Дорога начала успокаивать, хотя он совершенно незнал, куда ему нужно было ехать. Он просто ехал вперёд, неследя затем, как скорость автомобиля наровной ипустой трассе постепенно нарастала. Впереди показались огни, Виктор переключил дальний свет наближний. Ноогни недвигались. Вдруг захотелось спать. Огни стали ближе. Гаишник махнул жезлом. Виктор остановился.
        Представитель службы безопасности дорожного движения медленно подошёл коткрытому окну автомобиля. Виктор, покакой-то давно отработанной привычке, достал документы, передал их гаишнику. Тот что-то пробормотал про превышение скорости, потом надолго замолчал, изучая протянутые документы. Там явно было что-то нетак.
        Виктор начал нервничать, приговаривая про себя поговорку про трёх котов иих хвосты. Потом его взор пал насумку, что лежала напассажирском сидении. Оттуда виднелись пятитысячные купюры, иих было много.
        -Это нетвои документы. Выйди-ка измашины, - сказал гаишник.
        -Да пошёл ты! - ответил Баюнов, резко приведя автомобиль вдвижение.
        «Мерс» круто развернулся, перед «Ладой», пытающейся отправиться впогоню заним, ноБаюнов успел набрать хорошую скорость. Через некоторое время он свернул страссы нагрунтовую дорогу. Он вдруг вспомнил очём-то важном, будто что-то где-то он неуспел. Нужно было торопиться.
        Он даже успел забыть про погоню.
        Внутренний навигатор вновь привёл его кдому Леры. Виктор торопился. Он выскочил измашины, необращая внимания наденьги. Где-то позади, плелась четырнадцатая модель Волжского автомобильного завода.
        Дверь вдом была открыта. Вбольшой комнате ярко горел свет. Наполу без движения лежала молодая стройная девушка. Вместо левого глаза унеё зияла чёрная дыра изкоторой текла густая кровь, вперемешку счем-то белым.
        Виктор аккуратно приподнял её голову. Девушка ещё дышала.
        -Напомощь! - крикнул мужчина.
        Ему очень хотелось помочь незнакомке. Он уже непомнил инепонимал, почему он здесь. Ноон точно знал, что это сней сделал неон.
        Вэтот момент вдом забежали полицейские.
        АВован бежал попросёлочной дороге, неразбирая пути. Унего вобычном полиэтиленовом пакете лежало несколько миллионов рублей. Авдуше вновь была эта ужасная неразбериха, когда хотелось кричать отзлости.
        Он вновь несдержался. Вочереднойраз.
        Вован всегда был спокоен иуравновешен. Так говорили иего родные иего кореша. Нокогда вэкстремальной ситуации он начинал чувствовать своё превосходство над жертвой, унего срывало башню. Он мог просто растерзать беспомощного человека. Ностуловищем любого живого существа это можно проделать лишь единожды.
        Как ивслучае спростым допросом сФедей, когда он застрелил его, неполучив нужной информации, хотя «клиент» был готов расколоться. Как вслучае сВиктором, когда Вован, лишённый корешами огнестрельного оружия, был вынужден просто запинать бедолагу дополусмерти, невыпытав ничего путного.
        Так ивслучае ссимпатичной девушкой Лерой.
        Он очнулся, ворвался веё дом, угрожая своим травматическим пистолетом. Даже попытался её изнасиловать. Она отдала ему все свои деньги, ноиз-за истерики несмогла внятно рассказать откуда унеё они. Ноон сумел разобрать слова отом, что причина его обогащения был Виктор, который угнал автомобиль Вована. Куда уехал Баюнов, Вован выпытать несмог. Он выстрелил вупор ей вглаз изсвоего несерьёзного оружия.
        Ноурон здоровью красавицы оказался более чем серьёзным.
        Только тогда Вован снова обрёл свою серьёзность, уравновешенность, умение взять себя вруки. Ион взял себя вруки. Вернее, взял ноги вруки иубежал, неразбирая пути.
        Гоша был негруб сЛизой. Ноей непонравилось быть сним. Иэто затянулось слишком надолго. Она будто потеряла себя. Потеряла свой голос, своё мнение, своё право распоряжаться собой, своим телом.
        Новсё-таки настал тот момент, когда Гоше наскучила близость. Казалось, что он был неудовлетворён. Он позвонил понескольким номерам, что-то говорил. Лиза молча одевалась.
        -Всё-таки твой муж нетак прост. Нашёлся. Причём, только что, - сказал Гоша, завязывая свой тёмно-синий галстук. Унего это получалось очень аккуратно даже без зеркала поблизости.
        -Где? - Лиза пришла всебя.
        -Втойже деревеньке, откуда мы тогда его увезли вбольницу.
        -Сним всё впорядке?
        -Сним всё отлично. Только непомнит ничего. Впрочем, это его давняя суперспособность, ничего непомнить. Авот девушку он изуродовал достаточно изощрённым способом. Врядли выживет.
        -Какую девушку?
        -Ту, что недала ему тогда окончательно замёрзнуть. Жаль, симпатичная была девочка.
        -Господи!
        -Да, пути его весьма забавны.
        -Мы должны ехать срочно!
        -Акуда теперь мы поедем? Его взяли под стражу. Ищи адвоката. Впрочем, из-за его инвалидности ему всё может сойти срук.
        -Ты нешутишь? - неверила Лиза.
        -Шутит твой муж. Причём, весьма удачно. Он чем-то выбил девочке глаз. Подробности узнаем позже. Даже самому интересно.
        -Ты мне поможешь?
        -Я посмотрю, естьли для меня какая-нибудь выгода вэтом деле.
        Лиза хотела сказать, что она завсё заплатит, нововремя поняла, что ей больше нечем его удивить.
        Он ушёл. Она стала думать отом, как для неё обернётся эта ситуация. Может, оно иклучшему?
        Глава4
        Для Виктора следующие дни были такимиже, как ипредыдущие стого момента, как ему неудачно настучали поголове. Холодная тюрьма, допросы. Непонимание иудивление. Новсё, как всегда, быстро забывалось. Было только очень скучно. Хотелось биться головой обстену идебоширить. Ноон этого неделал, лишь изредка ругался соследователем, который пытался хоть что-то унего узнать.
        Ноопытный сотрудник полиции ничего несмог добиться. Он уже хотел повесить все грехи наэтого человека, проверяя его алиби повсем эпизодам нераскрытых преступлений, новсё было тщетно.
        Благодаря некоторым связям, Гоша узнал отом, как продвигается расследование поэтому делу. Он всё пытался извлечь вбудущем хоть какую-нибудь выгоду изэтих знаний. Унего были некоторые мысли, ноони нехотели пока формироваться вчёткий план.
        Через несколько дней Лера вышла изкомы. Её отца нестали беспокоить сообщением ослучившейся беде сего дочерью, ведь он сам всё ещё лежал вбольнице, иего состояние здоровья было неизлучших. Ноон ежедневно продолжал заочно ругать дочь зато, что «загуляла изабыла про своего старика, когда растишь их, растишь, иникакой благодарности».
        Когда девушка, лишившаяся одного своего глаза, смогла вменяемо осознавать то, что сней случилось, ей устроили очную ставку сучастием Виктора.
        Она была ещё очень слаба, поэтому впомещении, где находился Виктор, несколько подставных лиц, следователь ипонятые, её привезли наинвалидном кресле.
        Она узнала Баюнова. Он её неузнал. Иничего вего душе незатрепетало при виде сильно похудевшей, некогда красивой одноглазой девушки. Видимо, его симпатия кней была стольже мимолётна, как иего память.
        -Здесь нет того человека, который напал наменя. Я знаю, что вы подозреваете его, - Лера указала наВиктора. - Ноэто неон.
        -Вы уверены? - уточнил прокуренный насквозь дешёвыми сигаретами следователь.
        -Да, я абсолютно уверена. Я готова сотрудничать соследствием. Мы можем составить фоторобот, - сказала Лера.
        -Что я тут, матери ваши грешницы, делаю? - вмешался вразговор Баюнов. - Я домой хочу.
        -Отпустите, пожалуйста, его, - попросила Лера.
        -Я исам неплохо уйти могу. Я вотличие оттебя, профессор Ксавье, наинвалидной тачанке некатаюсь, - дерзил Виктор.
        -Никуда ты пока непойдёшь, - устало кивнул следователь, отдав приказ отом, что все, кроме Баюнова, свободны.
        Виктора увели. Он много ругался.
        -Когда мы сможем сделать фоторобот. Я даже, кажется, знаю как его зовут, если он тогда нам несоврал…
        Следователь закурил. Унего вся конструкция доказательств обвинения разрушилась впух ипрах.
        -Витя, дорогой, мы домой едем, неужели ты нерад? - спросила Лиза усвоего мужа, когда они ехали изследственного изолятора натакси домой.
        Муж промолчал, хотя очень хотел ругаться. Ноон сильно устал. Взаточении его мысли тормозились ещё сильнее, инебыло уних развития.
        Виктора отпустили под подписку оневыезде. Новсем уже было понятно, что снего снимут все подозрения. Так вскоре ипроизошло.
        Вована, владельца старого «Мерседеса», объявили врозыск. Спустя несколько часов после этого его нашли. Вернее, он сдался сам. Начистосердечном признании он сообщил, что унего даже было трое сообщников. Главного изних звали Лысый. Новсех их кто-то убил. Поэтому Вован боялся засвою жизнь. Даже втюремных стенах ему намекнули отом, чтобы он всё подробно рассказал озлодеяниях их банды.
        Ион рассказал, как было нужно. Следователь был ввосторге.
        Леру выписывали избольницы. Ей нужно было ехать самостоятельно домой. Наулице лил холодный октябрьский дождь. Унеё даже небыло соответствующей погоде одежды. Отца недавно выписали избольницы, он узнал отом, что случилось сего дочерью, ноехать заней вгород отказался. Девушка пока незнала отом, как изменится его отношение кней. Может быть, он станет мягче, или поймёт, что зря был так груб снею? Лера думала обэтом иплакала уокна пустой больничной палаты. Ей хотелосьбы сейчас обнять своего старого немощного отца. И, может, тоже попросить прощения завсё. Завсё, что отнеё независело.
        Атеперь как-то нужно было добраться домой. Денег надорогу дали ей сердобольные старушки, что лежали вместе сней впалате.
        Отец ей так даже инепозвонил. Впрочем, она исама решила его лишний раз нетревожить.
        Удевушки впервые возникло желание позвонить Гоше, благо та бумажка сего номером телефона унеё была ссобой. Да идомой ей всё-таки несильно хотелось.
        -Гоша, здравствуйте, это Лера. Вы, наверное, меня непомните, новы дали мне свой номер телефона.
        -Лера, которая издеревни? - непонял Гоша.
        -Да. Которая издеревни. Ксожалению, уменя возникла непростая ситуация…
        -Я вкурсе твоей ситуации. Чего ты хочешь отменя?
        -Извините. Ничего.
        -Ладно, подожди. Я сейчас подъеду. Ты ещё вбольнице? Давай адрес.
        Девушка назвала номер больницы, после чего отключила свой дешёвый кнопочный аппарат. Ей было очень неприятно просить его окакой-либо помощи, ноона всё-таки сделалаэто.
        Гоша приехал неожиданно быстро. НоЛера совсем неторопилась куда-либо ехать. Она сидела вфойе больницы, смотрела нагрязный пол, покрытый обшарпанной плиткой. Она понимала, что Гоша небудет ничего делать просто так. Ей казалось, что именно сейчас стоит отказаться отлюбой его помощи.
        -Привет, - тихо сказал оней.
        Она боялась поднять нанего свой взгляд. Она чувствовала, как он рассматривает её сквозь чёрные стёкла своих очков. Иесли она повернётся, то он увидит заляпанный лейкопластырем глаз. Инесможет больше никогда посмотреть нанеё синтересом.
        -Извините. Я зря вас потревожила.
        Он положил ей наколени апельсин.
        -Думаю, я незря сюда приехал. Неразочаровывай меня. Может, организуем твою встречу сВитюшкой? Там ещё есть что-то интересное, вэтом деле.
        -Ачем оно закончилось? - поинтересовалась девушка, обернувшись кмолодому человеку.
        Он рассмотрел её лицо, потом отвернулся исел рядом, положив ногу наногу.
        -Тебя скоро вызовут всуд, нотам будет отрабатываться несколько другая версия происходящих событий. Говори всё, как было. Анасамом деле всё оказалось значительно интереснее. Больше года назад, Виктор был успешным менеджером водной конторе, что занималась строительством, недвижимостью. Иэта контора что-то решила намутить. Нагрели они своих клиентов нахорошую сумму денежных средств. Витя сосвоим товарищем Федей узнали про эту аферу. Ивот тут начинается непонятное. Они выкрали эти деньги. Нонеизвестно, хотелили они их вернуть обманутым вкладчикам, либо присвоить себе. Наих след вышли. Адрузья деньги спрятали, будтобы они непричём. Непроканало. Друга Вити, которого звали Федя, эти дурачки убили. Потом попытались также надавить наВитю. Витя несдался, ноони его покалечили так, что он лишился памяти. Потом мы узнали обэтом деле, оденьгах которые неизвестно где лежат. Мы тоже попытались их найти, ноничего неполучилось. Новдруг уВити случилось видение. Ион часть денег нашёл. Спомощью тебя. Теперь твоя очередь продолжать рассказ.
        -Я ехала вэлектричке домой котцу. Он решил сомной познакомиться. Уменя была лопата. Он предложил пойти копать сним клад. Я согласилась. Он выкопал изземли сумку сденьгами. Занами следил тот мужчина, что стрелял вменя. Он ещё втот день угрожал мне, ноотпустил. Я убежала. Потом встретила Виктора наперроне. Он был весь мокрый. Уже без денег. Я пустила его домой, позвонила его жене. Вы приехали. Потом втот злополучный вечер он приехал ко мне поздно вечером. Вновь предложил пойти копать клад. Я вновь согласилась. Он вновь выкопал деньги. Отдал часть мне иуехал. Я вернулась домой. Куда вскоре ворвался тот безумный мужчина. Он забрал уменя деньги ивыстрелил мне вголову…
        -Бедняжечка. Этого стрелка поймали. Мы помогли. Унего были сообщники. Им пришлось отдать нам те денежки, что тогда они уВити забрали. Адядьке спистолетом тоже пришлось отдать нам всё, что он утебя забрал. Теперь он сидит втюрьме ирадуется, что жив. Ведь его друзья больше ничему порадоваться вэтой жизни несмогут. Значит, судя потвоему рассказу, претензий наэти деньги ты никаких неимеешь. Носитуация забавная. Как думаешь, может всё-таки Витя придуряется, ивсё сним впорядке? Может сэтим стрелком, что тебя глазика лишил, они заодно? Правда, вэтом стрелок нераскололся, хотя остальных сдал нараз. Ненравится мне эта история, глупая она какая-то. Да итвоя роль вэтой эпопее мне кажется нетакой безобидной.
        -Да, связалась я, - Лера была подавлена. Теперь она начала бояться Гошу, ведь он ей неповерил.
        -Есть подозрения, что это невся сумма, что тогда спрятали Витька сФедькой. Деньжат было больше. Нам, конечно, итак нахлеб смаслом хватает. Ноаппетит, знаешьли, унас отменный.
        -Прошу вас, скажите, что вы меня ни вчём неподозреваете, - тихо заплакала Лера.
        Нанеё стали коситься немногочисленные люди, что были вогромном фойе больницы.
        -Поехали отсюда, циклопчик мой ненаглядный.
        -Куда?
        -Туда, где ездят наверблюдах. Иотлюбви качает теплоход.
        Они вышли избольницы. Гоша помог девушке сесть вогромный красивый джип. Они разместились назаднем сидении, азарулём сидел молодой человек снебольшой бородкой. Он, казалось, необращал наних никакого внимания.
        -Как ты думаешь, я худой? - спросил уЛеры Гоша.
        -Немножечко, - продолжала ронять слёзы Лера.
        -Разговор унас закончился натом, что я говорил про аппетит. Он есть. Надо как-то найти остатки денег. Думаю, ты мне поможешь.
        -Недумаю, что я смогу помочь…
        -Тимур, аотвези-ка нас влес!
        Водитель без каких-либо эмоций повёз их загород. Подороге больше никто непроронил ни слова. Гоша вдруг увлёкся какой-то игрой нателефоне, аЛера попыталась успокоить себя. Иунеё получилось. Вкармане своей спортивной ветровки она дохруста пластмассы сжимала свой мобильный телефон.
        Они приехали достаточно быстро. Остановились где-то наопушке леса, что успел скинуть ссебя листья, приготовившись кпервым снегопадам. Ноих всё небыло. Только дожди, дожди…
        -Как ты думаешь. Тут грибы есть? - спросил Гоша.
        -Я незнаю, - ответила Лера.
        -Она незнает. Аты, Тимур, знаешь?
        -Незнаю, шеф, - ответил Тимур.
        -Сходи, поищи-ка. Белые там. Подберёзовики, лисички.
        -Хорошо, - сказал Тимур ивышел изавтомобиля под дождь.
        Гоша иЛера остались вмашине вдвоём. Было только слышно, как крупные капли падали накрышу автомобиля.
        -Ты любишь ходить загрибами? - спросил Гоша.
        -Если честно, то нет, - пыталась улыбнуться Лера.
        -Ясно.
        Гоша достал какой-то небольшой железный предмет, откуда высыпал себе наноготь немного белого порошка, который тутже одним глубоким вдохом втянул всебя. Потом повторил процедуру ещё раз. После этого он, поправив очки, повернулся кдевушке.
        -Утебя есть телефон ссобой?
        Лера ненашла, что ответить.
        -Ну, чего молчишь-то. Я просто хочу узнать, камера утелефона хорошая?
        Он аккуратно вытащил её руки изкарманов её белой олимпийки, разжал правую ладонь, вытащив дешёвый телефон.
        -Какой плохой аппарат. Совсем камеры нет. Нисколько.
        Мужчина приоткрыл окно ивыбросил телефон, потом снова закрыл окно, откуда повеяло прохладной свежестью.
        -Смотри, какой уменя телефон, - сказал Гоша, включив видеозапись насвоём дорогом аппарате, установив его перед собой так, чтобы было видно его спутницу.
        -Что вы делаете? - недоумевала Лера.
        -Домашнее видео. Насамом деле, я пока незнаю, что я делаю. Импровизация. Ноя знаю точно одно. Ты должна, ты просто обязана меня убедить втом, чтобы я нелишал тебя второго глазика. Прикинь, как без него плохо будет. Содним-то ещё куда нешло, авот без двух совсем плохо.
        -Нет, прошу вас, умоляю…
        -Надо хорошо попросить, хорошо поумолять.
        -Встать наколени?
        -Да, думаю, так будет удобнее умолять. Я ведь незря сказал про домашнее видео. Ну, давай. Впрямом смысле, давай. Ты чё, как впервыйраз.
        Лера сидела инезнала, что делать. Она, наверное, даже смирилась совсем, что может произойти. Пусть сней делают всё, что угодно, только пусть незаставляют это делать осознанно.
        -Знаешь, уменя ещё ни разу этого небыло содноглазой, - сказал Гоша, снимая сдевушки её спортивные штаны.
        -Пожалуйста, ненадо…
        -Такие фразы ещё сильнее заводят. Хотя, стобой что-то непрокатывает. Ты давно мылась? Ноги небреешь чтоли? - резко сменил тон Гоша.
        -Пожалуйста, прекратите…
        -Что-то мне тебя нехочется. Ерунда какая-то. Всё равно скучно. Хотьбы случилось что-то такое интересное, неординарное. Зомби пусть чтоли напланету нападут. Инопланетяне какие-нибудь. Я незнаю. Скучно ипредсказуемо всё как-то. Мне даже что-то захотеть неполучается, всё само посебе происходит. Может быть, если все деньги найдём извашего клада, тогда всё интереснее получится. Хоть ненадолго.
        -Да, я попробую вам помочь, может уменя получится! - поддержала мысль Лера.
        -Если получится, то будет замечательно! Тут только главное долго мучиться.
        -Я незнаю как, ноя сделаю всё возможное, - своодушевлением сказала Лера. Ей было холодно сидеть водних трусиках нахолодном кожаном сидении.
        -Конечно, сделаешь! Мне ведь ничего нестоит уничтожить тебя вслучае чего. Тогда поехали кВитеньке домой! Надевай штаны! Где мой телефон?
        Лера указала нааппарат, что продолжал снимать видео. Гоша вернул ей штаны ипозвонил Тимуру, который сразуже вернулся всалон автомобиля весь мокрый ибез грибов.
        Они поехали домой кБаюновым. Всю дорогу весёлый Гоша сетовал нато, что ему так инеудалось снять домашнее видео, инато, что Тимур вернулся без грибов.
        Когда они приехали кдому Баюновых, Гоша позвонил Лизе. Нотой небыло дома. Когда закончился дождь, они сВиктором ушли гулять нааллею.
        Вэтот день Виктор чувствовал себя достаточно хорошо. Даже первым начал разговор сженой. Новые таблетки давали положительный эффект.
        Мужчина рассказал освоей печали поповоду того, что он невидел, как прошло это лето. Будто инебыло вего жизни этого времени года. Про утраченную весну, зиму, осень ипрошлогоднее лето он думать нестал. Хватило иэтого факта. Тогда Лиза, взявшая отгул наработе, чтобы подготовить документы для развода, предложила Виктору сходить погулять.
        Дождь кончился, иони пошли гулять, взявшись заруки. Девушка мысленно прощалась смужем. Она помногим причинам немогла больше оставаться сним под одной крышей. Ещё она свято верила вто, что его сестра смогла подобрать хорошую лечебницу, где ему будет действительно лучше. Оставалось уладить некоторые вопросы ивсё - этих прогулок поаллее уних больше небудет.
        Гоше нетерпелось встретиться ссемьёй Баюновых, чтобы поскорее сблеском завершить начатое дело. Ноон доконца непродумал план действий всложившейся ситуации, ивновь решил действовать пообстоятельствам, импровизируя помере необходимости. Он ненадолго вытащил свой пистолет американского производства, немного повертел его вруках, делая лишнее вербальное внушение Лере, чтобы она незабывала, скем имеет дело. Нодевушка итак тряслась отстраха.
        Потом он снова приложился носом кбелому порошку. Поймав воодушевление, он сказал:
        -Пора!
        Гоша иЛера вышли измашины, аТимур остался сидеть зарулём. Аллея была совсем близко, ивбудний день наней было достаточно пусто. Молодые люди сразуже заметили семейную парочку надругом конце аккуратно заасфальтированной пешеходной дорожки, скрытой отулицы двумя рядами близкорастущих, поотношению друг кдругу, деревьев.
        Влужах купались листья, мокрые скамейки нерасполагали кпосиделкам, инебо вновь обещало разразиться дождём. Общая серость пульсировала тревогой внезапных порывов холодного ветра. Октябрь немог быть другим, он был сонным, депрессивным, дождливым. Инегде было отнего скрыться. Меланхолия неизлечимой болью проникала всё глубже вдушу, заставляя бояться завтрашнегодня.
        Лиза иВиктор вправедном молчании дошли доконца аллеи, неспеша развернулись, ипошли обратно. Виктор нёс зонт, взятый наслучай внезапного дождя, ауЛизы вруках была её маленькая сумка совсем необходимым. Обычная женская сумка. Супруги были комфортно одеты инеспешили домой.
        Звонок Гоши встревожил Лизу, она уже успела себя отругать зато, что проболталась ему освоём местонахождении. Нодевушка думала, что ещё сумеет придумать повод, позволяющий невстречаться сегодня сэтим человеком. Но, сдругой стороны, Лиза начала думать, что уГоши есть кней настоящая симпатия, ион, возможно, захочет завести сней отношения. Это предположение заставило её иначе посмотреть наэтот хмурый, пасмурный день. Нет, ей нестало радостно отэтого, просто стало немного интереснее жить. Ното, что случилось сними всентябре, нельзя было назвать зачатком полноценных отношений, иэто немогло неогорчать Елизавету.
        Когда она увидела Гошу иту несчастную девчонку издеревни, сердце её сжалось оттревожных предчувствий. Девушка выглядела мрачновато всвоём спортивном костюме, надетым непопогоде. Её глаз был закрыт бинтом. АГоша был одет, как всегда, сиголочки. Стильное полупальто ичёрные солнцезащитные очки - вечный имидж, который дополняла ядовитая улыбка. Лизе немного поёжилась, аВиктор спокойно шёл им навстречу, необращая внимания нато, что его супруга сбавила шаг. Конечно, ведь для него это были обычные прохожие, которые никогда надолго незадержатся вего памяти.
        -Привет, красивые мои! Витя, ты помнишь меня? - спросил Гоша, когда они сЛерой поравнялись сБаюновыми.
        Насамом деле дотрагедии, случившейся сВиктором, они виделись всего один раз. Нотот раз запомнился Гоше, ведь он увидел перед собой хорошего специалиста, способного наинтересные махинации. Только вот свой дар Виктор неиспользовал вполной мере, как казалось Гоше. Баюнов только имог защищать интересы своей гнилой конторы, когда вэтом возникала острая необходимость. Неполучилось Виктору стать успешным мошенником. Либо он просто всех искусно обманул. Покрайней мере, Гоша начал думать именнотак.
        -Первый раз тебя вижу, - хмуро сказал Виктор.
        -Ладно, актёр изтебя убедительный. Удивляет только то, что утебя ещё нет «Оскара», - продолжал улыбаться Гоша.
        -Что ты хочешь? - спросила Лиза.
        -Нетебя. Хотя, может быть, как-нибудь вдругой раз. Понастроению, - сказал Гоша. - Ноунас сдевочкой Лерой вопрос вдругом. Естьли утебя, Витя, чувства кней? Как ты мог так сней поступить?
        -Что заерунда происходит? - начал выходить изравнодушного состояния Виктор.
        -Тыже знаешь, следствие доказало непричастность Виктора кэтому делу! - сказала Лиза Гоше.
        -Глупая женщина. Совсем неумеешь делать выводы, - развёл руками Гоша. Его полупальто немного распахнулось, иЛиза успела заметить серебряный блеск рукоятки пистолета, зафиксированного вкобуре.
        -Что ты хочешь этим сказать? - непонимала Лиза.
        -Что я хочу сказать, то я обязательно скажу, - продолжал Гоша. - Лера, молодая наивная девушка, любит твоего мужа добезумия. Несмотря нато, что он сней сделал! Аподставить какого-то гопника, поимени Вова, было делом техники. Так что, Витя, посправедливости надо отвечать сейчас. И, кстати, аборт она так инесделала. Твой малыш всё-таки родится. Новремя ещё есть. Что молчишь, Витя?
        -Я хочу домой, - сказал Виктор.
        -Это совсем несерьёзно, мужчина! Лиза, как думаешь, как твой муж должен поступить?
        -Бред, - сказала Елизавета Баюнова, рассматривая Леру, что стояла всторонке сбезучастным видом.
        -Мне нужно домой, - вновь сказал Виктор.
        -Аребёнку нужен отец! - сказал Гоша. - Ты помнишь хоть что-то? Помнишь, ктоона?
        Гоша ткнул пальцем насупругу Виктора.
        -Помню, - неуверенно сказал мужчина.
        -Кто она тебе? Как её зовут?
        -Она… близкая, - тихо сказал Виктор.
        -Лизонька, тебе необидно отэтого? - поинтересовался Гоша. Потом перевёл своё внимание наЛеру. - Витя, апромычи что-нибудь поповоду этой девушки! Сделаю подсказку: её зовут Валерия. Как ты кней относишься?
        -Я её незнаю. Её травма делает её лицо некрасивым, - сказал Виктор. Его приступ острого желания уйти домой пропал, ему стало немного любопытно участвовать впроисходящем.
        -Араньше-то было красивым, значит. Вот что ты сней наделал, - играл свою роль Гоша, немного перебарщивая сэмоциональностью. - Ачтоже ты, Лерочка, молчишь?
        Девушка решила, что настал её черёд говорить:
        -Витя, я очень тебя люблю. Неужели ты меня непомнишь?
        Лера просто незнала, как играть свою роль.
        -Я тебя нелюблю. Нотолько потому, что мои мысли внутри моей головы слишком редко способны разогнаться дотой скорости, когда я начинаю правильно воспринимать происходящее. Похоже, я чем-то болею, - расстроено сказал Виктор.
        -Вот такие бывают вжизни повороты! - сказал Гоша. Он начал понимать, что этот разговор становится бессмысленным. Его блеф невызвал ни укого никаких эмоций.
        Итогда Гоша, осмотревшись посторонам, инезаметив вокруг свидетелей, достал изкобуры пистолет, ипривёл его вбоевую готовность.
        -Зачем вы это делаете? - вскрикнула Лера, нопоняла, что ей можно было этого инеделать, ведь дуло пистолета было направлено всторону жены Виктора.
        -Витя, хватит играть вФореста Гампа. Мы понимаем, что ты немного расстроен результатами своей аферы, нопора тебе всё рассказать, - сказал Гоша.
        -Я ничего незнаю, немогу сказать! Я непомню, мои мысли заторможены! - запаниковал Виктор, нервозно перекладывая изруки вруку увесистый зонт.
        -Лиза, ты, похоже, ничего инезнаешь, - сказал Гоша. - Помимо молодой любовницы, утвоего мужа есть много денег. Ноон их спрятал. Часть найти удалось. Адругая часть остаётся бесхозной, аВитя всеми силами старается быть дурачком. Он гениальный аферист! Он украл деньги усвоей конторы, которая украла эти миллионы учестных людей.
        -Я некрал! - сказал Витя.
        -Если ты нескажешь, где остальные деньги, то я просто застрелю твою жену, - сказал Гоша.
        -Зачем кого-то убивать? - Виктор был готов расплакаться. Он решительно ничего непонимал.
        -Где деньги, Лебовски? - настаивал насвоём Гоша. - Витя, деньги где? Считаю дотрёх!Раз!
        -Я непонимаю очём ты! Уменя нет ссобой денег! - сказал Витя. Унего отпаники заболел живот.
        -Два! - громко крикнул Гоша. Ему, насамом деле, нехотелось стрелять среди бела дня, ноон немог придумать ничего лучше.
        -Витя, клад! Клад! - поддалась всеобщей панике Лера.
        -Клад очень нужен, - будто возарении сказал Виктор.
        -Зачем он тебе нужен, Витя? Зачем тебе нужен клад?! - почти закричала Лера.
        -Я непомню, - честно ответил Виктор.
        -Два сниточкой! - продолжил отсчёт Гоша.
        -Витя, скажи, где клад, он ведь убьёт её! - заплакала Лера.
        Лиза боялась сделать лишнее движение. Нехотелось ей умирать намокром асфальте некогда любимой аллеи.
        -Я ведь убью её! Два сиголочкой! - сказал Гоша.
        -Клад, Витя, клад! - пыталась докричаться доВити Лера.
        НоВиктор незнал, что ответить. Он заплакал иповернулся кГоше спиной. Мужчина переправил пистолет нанего, думая, что Баюнов попытается сбежать, нотот только упал наколени. После чего, он наклонился, аккуратно положил руки влужу, и, неотпуская крепко сжимаемый зонт, идотронулся лбом доасфальта, немного испачкав лицо вгрязной воде. Он стал похож настрауса, прислонившего свою трусливую голову кземле.
        Гоша аккуратно подставил пистолет кзатылку Виктора. Стрелять он несобирался, нопродолжать морально угнетать он был обязан. Чуть позже он планировал позвонить своим людям, чтобы вывести всех влес, иуже там начать пытать Виктора сбольшим энтузиазмом.
        -Три кота - три хвоста. Три хвоста - три кота, - сквозь слёзы бормотал Виктор.
        -Чего он там бормочет? - спросил Гоша ипотянулся вкарман зателефоном.
        Вэтот момент Виктор резко повернулся ипопытался ударить зонтом Гошу, номужчина увернулся, прицелившись Баюнову прямо влоб. Гоша мог нажать накурок, новсё-таки решил этого неделать. Он незнал, почему кнему пришло именно такое решение вэтой ситуации.
        АВиктор, после неудачного нападения, глядя напистолет, что был направлен нанего вупор, снова замахнулся наГошу своим зонтом. Ивэтот раз он попал прямо вчелюсть вооружённому бандиту. Рукоятка зонта разлетелась напластмассовые осколки, отправив внокаут худощавого модника.
        Гоша упал наасфальт, хорошенько приложившись затылком. Его так иневыстреливший пистолет упал рядом.
        -Бежим отсюда, скорее! - первой пришла всебя Лиза.
        -Небегите домой, там стоит его машина сводителем, - предупредила супругов Лера.
        Тогда Лиза развернула находящегося всмятении Виктора впротивоположную сторону, решив бежать кединственной подруге. Лера побежала сними, вытащив изкармана Гоши его смартфон, накотором должно было остаться видео сугрозами.
        Они сбежали саллеи набольшую дорогу, где Лера увидела патрульный полицейский автомобиль.
        -Мы должны бежать кполиции, всё им рассказать! - сказала Лера.
        -Нет! Решай всё сама! Мы тут непричём! - крикнула Лиза, иих пути разошлись.
        Лера привлекла внимание полицейских, после чего поведала им отом, что ей угрожал пистолетом мужчина, который вданный момент обезврежен. Через несколько минут Гошу увезли на«скорой», он долго немог придти всебя.
        Лера попыталась привлечь кответственности бандита, тем более унеё наруках был телефон Гоши, вкотором была видеозапись угроз её жизни издоровью. Нодело быстро развалилось, после того, как Гоша пошёл напоправку исмог самостоятельно выгородить себя надопросах уследователя. Нодля этого ему пришлось привлечь все свои связи, дело могло получиться весьма неприятным, еслибы была огласка вСМИ. Ируководство Гоши его поголове непогладило застоль глупое цирковое представление, ипосле развала уголовного дела ему настоятельно был дан совет «неотсвечивать» продолжительное время.
        Баюновы пару раз были надопросах вполиции ижили несколько дней уподруги Лизы, бывшей некогда свидетельницей наих свадьбе. Потом Лиза продала их квартиру, опасаясь преследования состороны бандитов.
        АЛера вернулась домой котцу. Один раз её вызвали всуд над Вованом. Ему дали хороший срок, но, казалось, он был этому рад. Он даже попросил уЛеры прощения ираскаялся.
        АЛера вновь уехала наэлектричке вдеревню. Ей некуда было бежать, какбы ей этого нехотелось. Каждый день, выслушивая ругань отца, она ждала, что кней приедут испросят снеё завсё. Иона научилась жить сэтой тревогой, начиная каждое утро смолитвы, мысленно прощаясь сэтим миром.
        Глава5
        Зарулём небольшого аккуратного автомобильчика сидела сестра Виктора. Она была значительно старше брата, поэтому уних никогда небыло общих интересов. Росли они порознь, неинтересуясь жизнью друг друга. Они, наверное, даже друг друга недолюбливали, покрайней мере, негрустили оттого факта, что спокойно могут невидеться несколько лет. Икогда Виктор несмог вернуться кполноценной жизни после избиения, женщина больше жалела его супругу, чем его самого. Исейчас она сготовностью принялась помогать Лизе втом, чтобы Виктора положили впсихиатрическую лечебницу. Навсегда.
        Назаднем сидении, уставившись вокно, сидела Лиза, инемного дремал после успокоительных препаратов Виктор.
        Развод был оформлен, деньги отпродажи квартиры надёжно ждали своего часа набанковских счетах Елизаветы, поэтому последним этапом перед началом её новой жизни была реализация запланированной госпитализации Виктора. Это решение далось девушке непросто, ноона поверила вслова Гоши отом, что Виктор мог изменять ей смолодой деревенской девчонкой, попутно воруя миллионы. Правда, следователь был немного другого мнения. Этот вопрос интересовал Лизу, иона решила спросить бывшего мужа, зная отом, каким будет его ответ. Вего болезни она несомневалась.
        -Витя. Скажи хоть сейчас. Ты те деньги убандитов стащил для себя или для того, чтобы вернуть их обманутым людям?
        -Какие деньги? - очнулся Виктор.
        -Следователь сказал, что стакими суммами тебе былобы логичнее сразу свалить изстраны всерьёз инадолго. Аты начал какие-то странные операции делать, - сказала Лиза.
        -Ты вспотела чтоли? - вголосе Виктора вновь появилась агрессия.
        Все последние дни октября он был сам несвой, приходилось давать ему значительно больше успокоительных, после того инцидента сГошей.
        -Да, Вить, ты прав! - голос Лизы дрогнул, сестра Виктора недобро посмотрела нанеё через зеркало заднего вида.
        -Заметно. Куда мы едем? - спросил Виктор.
        -Чёрт. Могули я иметь право знать хоть какую-то часть правды отебе?! - несмогла скрыть свои эмоции Лиза. Последние дни она тоже плохо себя чувствовала.
        -Я повторю свой вопрос. Пока мне несложно. Итак. Куда.Мы.Едем. А? - настаивал Виктор.
        -Мы едем кЛере, - соврала Лиза.
        -Ккакой Лере? - непонимал Виктор.
        -Лера. Валерия. Твоя подруга издеревни.
        -Уменя нет подруг вдеревнях.
        -Авгороде?
        -Ты говорила про определённого человека. Кто она, эта Лера?
        -Что, заинтересовало? - сноткой ревности спросила Лиза.
        -Головойбы твоей я дверь открыл, - сказал Виктор.
        -Ивсё-таки, - неунималась Лиза. - Ты любишь Леру?
        -Я незнаю очём ты. Может быть, любил. Сейчас я никого нелюблю, потому что я ничего непомню. Видимо, я ударился головой, - неожиданно без агрессии сказал Виктор.
        -Видимо. Значит, наверное, любил. Ладно, - сказала Лиза.
        -Любил. Только мой мозг этого непомнит. Асердце живёт отдельно. Унего свои заботы. Оно сейчас знает, что никого нелюбит. Мысли нехотят разгоняться, тормозят. Глупо говорить отом, кого я любил. Яже незнаю опрошлом. Может, я итебя любил. Я мог, - сказал Виктор изамолчал, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь. Нонесмог вспомнить даже имён тех женщин, что ехали сним вавтомобиле.
        АЛиза отвернулась кокну итихо заплакала.
        Любил.
        Они приехали. Их быстро оформили. Сестра Виктора осталась ждать Лизу вмашине, чтобы потом увезти её ваэропорт, асама Лиза прошла вместе сбывшим мужем иврачом впалату, вкоторой будет жить человек, которому она отдала лучшие годы своей жизни.
        Ремонт вбольнице был давно, ночувствовалась благоприятная атмосфера вовсём отделении. Лиза неувидела ни одного буйного, все пациенты ходили спокойные, может быть, немного зацикленные насвоих мыслях, своём внутреннем мире. Нони одного безумного взгляда Лиза невстретила. Натом она иуспокоилась.
        Виктор несразу понял, куда его привели. Нонапервичном осмотре врача ему сделали укол, после которого его перестал интересовать вопрос собственного нахождения вэтом пространстве. Он послушно зашёл вместе сврачом иЛизой впалату. Впалате жили ещё трое пациентов, нокогда Баюнова привели, там никого небыло, все ушли наобед. Помещение было узким идлинным, содним большим окном, накотором была решётка. Пообе стороны стен стояли кровати. Две содной стороны, две сдругой. Кровать Виктора была усамой двери.
        -Ну, прощайтесь пока, амне надо бежать, меня ждут! - сказал седовласый доктор ипокинул палату.
        Виктор сел накровать истал рассматривать свои руки. Лиза положила втумбочку сумку сего одеждой инебольшой пакет снехитрой едой - два красных яблока, три немного почерневших банана, шоколадку, булку смаком ималенькую бутылку снегазированной водой.
        Ноеё бывший муж необращал нанеё внимания. Причём, вглубине души он понял, что его надолго положили вбольницу, ноэмоции поэтому поводу никак нежелали выбираться наружу. Он стал изучать пол. Стёртый блестящий линолеум.
        -Вить, прости меня, - сказала Лиза. Веё горле нарастал ком, который мешал говорить. - Тебе тут будет лучше. Имне. Будет лучше. Несердись наменя. Попробуй чаще улыбаться, больше тебя никто небудет злить. Витюш. Пока.
        Она нестала тянуть ипросто вышла изпалаты, закрыв засобой дверь.
        Виктор продолжил сидеть накровати, изучая нехитрый узор старого линолеума. Он просто знал, что еслибы поднял взгляд вверх, то тяжёлые слёзы разорвалибы его глаза вклочья, превращая весь окружающий мир водну огромную открытую рану.
        Через некоторое время пришли его соседи попалате изаняли свои места накроватях. Уокна лёг накровать толстый мужчина сорока лет. Его движения были вальяжными, авзгляд тяжёлым. Напротив него устроился мужчина лет напять моложе, среднего телосложения суродливыми наколками наруках. Он успел пошарить втумбочке Виктора ивытащить оттуда яблоки. Напротив Виктора сел накровать молодой парень лет двадцати. Низкий, щуплый, сбегающим взглядом, долго нерешающийся посмотреть наприбывшего пациента.
        -Чё молчишь-то? Знакомиться-то будем? - спросил мужчина статуировками, откусив большой кусок яблока. Второй фрукт он передал толстому соседу.
        Виктор молчал. Ему меньше всего хотелось говорить.
        -Обиженный чтоли? - спросил толстый ухмыляясь.
        -Есть чё ещё ссобой интересное, кроме тухлых яблок ибананов? - спросил мужчина внаколках.
        -Давай сюда, если чё есть. Мне всё надо, - сказал толстый. - Лухан, заставь его вещи дать посмотреть. Если носки есть новые, то мне тоже давай.
        Лухан, молодой парень, сидевший накровати ближе всех кВиктору, запинающимся голосом быстро сказал:
        -Тыбы их слушал. Они тебе дело говорят. Говорят дело, потому что это дело. Отдалбы ты им вещи, зачем тебе они? Тебе вещи ненужны, ты своли приехал. Отдай Серому посмотреть вещи. Отдашь Серому посмотреть, ион посмотрит. Он посмотрит, ивозьмёт, что надо. Скорее всего, всё надо. Сигареты. Особенно сигареты нужны. Без них никак. Сигареты тут, как деньги. Потому что это сигареты. Кстати, если деньги есть, их тоже давай. Деньги тут, как сигареты, асигареты, это деньги. Наденьги купить можно. Иноски, да. Макару, тому крепкому мужчине, носки отдашь. Только грязные себе оставишь. Видишь, набатарее висит много носков. Это все его. Коллекция. Каждый должен уважать чужие коллекции. Только умные люди имеют коллекции. Он жену убил зато, что она ему новых носков некупила. Тыже хочешь жить,да?
        -Нехочу, - сказал Виктор, неподнимая глаз.
        -Опа! - сказал мужчина, которого Лухан назвал Серым. - Да ты унас суицидник? Тут ктаким уважения нет. Если сдохнуть хочешь, так дохбы раньше, зачем тянуть-то? Ты понимаешь, что ты недостоин среди людей порядочных быть?
        -Ты недостоин ходить вносках! - резко сказал толстый Макар.
        -Лучше давай по-хорошему, по-плохому это плохо! - сказал Лухан.
        Вдруг впалату вошёл седовласый врач.
        -Довосьми вечера дверь впалату незакрываем, - сказалон.
        -Алё, док, зачем нам сквозняк? - запротестовал Серый.
        -Эдуард, будешь бунтовать, ночевать будешь вкоридоре, - сказал врач.
        -Виталь Палыч, ну я много раз просил, незвать меня Эдуардом. Яже Серый, Серёга это значит. Серёжа я! - обиженно сказал Серый.
        -Вы сновеньким познакомились? - спросил врач.
        -Ага. Он обиженный унас! - засмеялся Макар.
        Его смех подхватили Серый иЛухан.
        -Так, вы это бросайте свои шутки! - сердито сказал пожилой мужчина вбелом халате.
        -Всё будет хорошо. Акогда всё хорошо, то это хорошо! - сказал Лухан.
        Потом все ходили пить таблетки. Медсестра проверяла, всели проглотили свои порции пилюль. Вечером, после ужина, дверь впалату была закрыта, после чего Серый стал лазить ввещах Виктора. Самже хозяин вещей немог никак помешать этому, так как плохо себя почувствовал после таблеток. Нозлость внём нарастала.
        Прошло несколько дней. Нодля Виктора время давно перестало существовать. Каждые полчаса он принимал удар судьбы восознании того, что он находится вбольнице среди психов, иникого изблизких нет рядом. Но, ксожалению, он непомнил тех людей, которые когда-то были близкими. Отуколов итаблеток вголове разрасталась тьма, поглощающая все привычные мысли, оставляя только зачатки слов, которые хотели превратиться вполноценные, наполненные хоть каким-нибудь смыслом предложения.
        Однажды кнему приехала сестра. Он, разумеется, неузнал её, ноона привезла немного сладостей итёплой одежды, которую оставила ей Елизавета. Сложив вещи кнему втумбочку, иоставив его тёплую куртку исапоги вгардеробе, женщина уехала. НоВиктор успел подумать отом, что он теперь тоже сможет выходить напрогулки.
        Заокном ноябрь злился холодным ветром, изредка роняя белую крупу, похожую намелко порезанный пенопласт. Дожди закончились, носнегопады тоже неспешили посетить здешние края. Температура воздуха всегда была немного ниже нуля, впалате стало прохладнее. АВиктор так ни скем инесмог наладить общение.
        Пришли спрогулки его соседи попалате. Всем раздали таблетки. Виктор нехотя проглотили свою порцию, как иостальные. АСерый выплюнул свою таблетку себе под кровать.
        -Ты чего это, сегодня незакинулся? - удивился Макар.
        -Унас сегодня праздник, вообще-то! Нехочу сейчас плохо соображать! - ответил Серый.
        -Что запраздник, почему мы нерадуемся? - захлопал глазами Лухан.
        -Кнашему молчаливому товарищу сегодня приходили! И, что-нибудь, да принесли! - сказал, радуясь, Серый.
        Он подошёл ктумбочке Виктора, открыл её. Ему заспину заглянул любопытный Лухан.
        -Посмотрим, что утебя там заклад! - пропищалон.
        -Клад? Клад очень нужен, - вдруг сказал Виктор, доэтого равнодушно следящий запроисходящим.
        -Конечно, клад нам очень нужен! - сказал Серый, доставая пакет сосладостями.
        -Ого, да тут клад так клад! - возрадовался Лухан, помогая Серому раскрыть пакет.
        Впакете лежала большая упаковка чая, пряники, конфеты, две шоколадки.
        -Надо тоже посмотреть, - сказал Макар, согромным трудом поднимаясь скровати. - Вдруг там носки есть.
        -Есть иноски вкладе, тёплые, - сунул свой нос втумбочку кВиктору Лухан.
        -Нетрогай, - сказал Виктор.
        -Почему я должен нетрогать? Ты сидишь? Исиди, инетрогай, ая потрогаю! - сказал Лухан, начиная творить беспорядок втумбочке Баюнова.
        -Тыже жить нехотел? Зачем тебе тогда тёплые вещи? - ухмылялся Серый.
        -Три кота - три хвоста. Три хвоста - три кота, - пробормотал Виктор.
        -Да, да, ачетыре кота, это четыре хвоста! - весело сказал Лухан, уронив напол всё содержимое тумбочки Виктора.
        Вэтот день дверь впалату была закрыта.
        Виктор резко встал наноги. Голова закружилась, новспышка гнева позволила сохранить равновесие. Баюнов схватил зашкирку щуплого Лухана, инесколько раз ударил его головой обсвою тумбочку. Тот даже неуспел вскрикнуть.
        Густая кровь большими каплями пролилась напол, илежащие нанём тёплые вещи Виктора. Лухан тряпичной куклой свалился налинолеум, неподавая признаков жизни.
        Серый замахнулся наВиктора, вложив все силы вудар. Баюнов видел, как кулак летит ему прямо впереносицу. Он опустил голову так, чтобы кулак попал ему влоб. По-другому среагировать он неуспевал. Лоб обожгло болью втот миг, когда раздался хруст. Серый вскрикнул, затряс сломанной рукой, аВиктор нанёс ему хлёсткий удар поносу, который тутже своротило набок. Макар попытался поспешить друзьям напомощь, нопоскользнулся накрови Лухана, игромко упал напол. Виктор поднял над головой свою тумбочку, которая тоже была вся вкрови Лухана, иопустил её наголову толстому мужчине. Тумбочка развалилась, изранив голову здоровяку.
        Впалату забежали санитары.
        НаВиктора надели смирительную рубашку ивкололи большую дозу успокоительных. После этого его отвели впалату для буйных, где привязали ккровати.
        Прошло некоторое время, Виктор начал приходить всебя, осматриваться. Унего очень болел лоб, новскоре он привык кэтой боли.
        Внебольшой квадратной комнате было несколько кроватей. Наодной лежал он, надругой лежал какой-то крупный мужчина.
        Заокном, накотором были решётки, уже стемнело. Вкомнате тускло горел свет. Дверь вкоридор была открыта, нотам было тихо.
        -Вот это утебя шишак налбу! Просто как вторая голова! Пришёл всебя? - спросил мужчина, что был также привязан ккровати.
        -Тебе-то что? - устало сказал Виктор.
        -Это просто погода такая. Просто она влияет. Рассказали мне, как ты этих троих бродяг просто загасил? Даже я себе такого просто непозволял.
        -Что я здесь делаю икак я тут оказался, гдемы?
        -Ты просто впсихушке. Ты избил просто троих своих соседей попалате. Я просто знаю их, сам их бил пару раз. Теперь просто они меня нетрогают. Один досих пор всебя придти просто неможет. Сотрясение унего просто. Второму больше повезло. Просто ты ему сломал руку инос. Утретьего тоже просто голова разбита, швы наложили - весело сказал мужчина.
        -Я этого немог сделать, - сказал Виктор, сомневаясь.
        -Да, просто погода такая. Просто немного помутилось утебя сознание. Это нестрашно. Я как обэтом узнал, тоже сразу захотел кому-нибудь просто рыло начистить. Уменя это просто нормально получается. Я когда-то вышибалой работал вклубе. Просто это моё, я знаю, что это моё. Мне нагрубил один дядя, ая просто его через стол перекинул ивсё. Ему отменя часто достаётся, потому что он постоянно обзывается. Ия просто немного его подбросил. Вверх. И, вуаля! Я опять лежу здесь. Сегодня хоть компания сомной! - веселился сосед попалате.
        -Долго нас здесь продержат?
        -Тебя - незнаю. Меня поздно вечером отвяжут, сделают укол, ия спать просто пойду. Меня нельзя долго тут держать, я просто ещё злее буду.
        -Уменя болит живот, мне хочется втуалет, - пожаловался Виктор.
        -Просто потерпи. Сейчас только два дежурных остались. Пока они осмотр отделения сделают, пока просто покурят, чай попьют. Придут. Незабудут про нас. Просто мы одни такие буйные. Но, сейчас ноябрь, много таких просто будет. Новоктябре больше было. Бывало, просто вся палата лежала.
        -Как тебя зовут? - спросил Виктор. Ему нужно было отвлечься отвнезапно нахлынувшей боли вживоте. Унего всегда был слабый желудок.
        -Ты что, меня незнаешь? Просто все меня знают здесь. Ия тебя знаю, тебя Виктор зовут, нетак давно ты внашем славном коллективе. Я тебя ещё небил. Шучу. Всмысле, просто бить несобираюсь, если ты грубить мне небудешь просто. Зовут меня Вася-богатырь. Можно просто Вася.
        -Приятно познакомиться, - сказал Виктор. - Может крикнуть санитаров? Ато живот очень болит.
        -Да смысл их звать, просто они неуслышат. Унас отдельная палата. Просто внашем крыле мы одни. Придут они, неволнуйся. Уменя уже все лекарства отпустили. Просто подождём.
        -Я немогу ждать, - сказал Витя.
        -Деваться некуда. Просто даже уменя неполучалось разорвать эти оковы. Просто я пока могу рассказать тебе несколько историй изжизни. Просто, чтобы поддержать.
        ИВася рассказывал. Долго имного. Задвадцать восемь лет его жизни он поучаствовал вомногих переделках, начиная ссамого детства. Аздесь он уже больше года, исовсем скоро его выпустят. Он вэто свято верил.
        Наступила ночь. Они, вместе сВасей попытались звать санитаров, ноих никто неслышал. Кним пришли только утром, когда они оба очень хотели втуалет. Им вкололи успокоительные препараты, после чего отвязали откроватей.
        Мужчины, еле держась наногах, поспешили втуалет. Вася много ругался.
        Виктора поселили вотдельную палату, исанитары стали больше уделять ему внимания. Палата была маленькой иочень узкой. Когда Вася зашёл кВиктору вгости, то еле протиснулся, чтобы сесть ктоварищу поночному несчастью накровать.
        -Мне просто дали каких-то таблеток ия очень злой, нодвигаюсь струдом. Мне сказали просто лежать, номне нехочется, - сказал Василий.
        -Кчему ты мне всё это говоришь? Мы разве знакомы? - спросил Виктор, трогая свой больной лоб. Он тоже себя неважно чувствовал после приёма медицинских препаратов.
        -Забыл, значит, про меня просто? - сказал Вася. - Этоже я, Вася-богатырь!
        -Извини, непомню, - сказал Витя.
        -Чтож, вот, значит, вчём твоя беда. Непомнишь просто ничего. Просто ты очень адекватным мне показался. Говорил просто иправильно. Ненёс чушь.
        -Легче нести чушь, чем чемодан, - сказал Витя.
        Вася рассмеялся.
        -Вот ты мне настроение поднял! - сказал он. - Ато я такой зуб просто точу. Насанитаров. Они просто меня вывели изсебя. Они просто забыли про нас идаже просто неизвинились. Я их проучу. Хорошенько проучу.
        -Думаешь, надо? - Витя незнал, как поддержать разговор. Насамом деле, вопросов унего было значительно больше.
        -Это просто надо. Отмоего возмездия никто неуходил. Я просто думал, что они нормальные ребята, аони так слюдьми поступили. Просто это непросто.
        -Наверное, ты прав.
        -Атебе просто надо быть аккуратней теперь, - сказал Вася. - Просто Макар сосвоими «шестёрками» тебе этого непростит. Иврачи поповоду тебя совещались. Какбы тебя наособое лечение неперевели. Просто сособого лечения никто нормальным невозвращался. Просто нелюди, апризраки. Просто незнаю, как тебе помочь.
        -Мне, наверное, надо сбежать отсюда, - спокойно сказал Виктор.
        -Точно! Тебе надо сбежать! - сказал Вася. - Я просто сразу понял, что ты нормальный!
        -Но, я незнаю, куда бежать, - сказал Витя. Он встал, пошатываясь, сделал три коротких шага доокна.
        Азаокном голые деревья покачивались отсильных порывов ветра. Небо хмурилось, тяжёлые серые тучи кружили над замёрзшей землёй. Налужах блестеллёд.
        -Просто, если ты несбежишь, то тебя убьют люди Макара, либо врачи своими сильными препаратами. Просто даже я тебе ничем помочь несмогу, сказал Вася.
        -Аты, нехочешь сомной сбежать?
        -Нет, Вить, просто нехочу. Я чувствую, что меня скоро выпустят. Так просто незачем мне сбегать стобой, извини. Аты думай, куда бежать.
        -Давно я здесь?
        -Я просто незнаю. Неделитри.
        -Уменя такое ощущение, что дольше. Интересно, где я был доэтого? Что сомной было?
        -Незнаю. Просто, - сказал Вася, задумчиво.
        -Знаешь, небуду я никуда сбегать. Мне некуда. Да, инезачем. Будь, что будет. Пусть хоть убьют, - сказал Витя. Он смирился сосвоей участью.
        Воткрытую дверь палаты заглянул седовласый врач. Он сказал здоровяку:
        -Богатырёв, тебе науколы! Яже сказал сидеть всвоей палате!
        -Виталь Палыч, зря вы так! Я просто товарища проведать пришёл! - обиженно сказал Вася, поднявшись скровати Виктора. - Вы ещё ненаказали санитаров, что нас ночью оставили просто без присмотра?
        -Наказал, Вась, наказал!
        -Ох, я просто неверю вам, Виталь Палыч, - сказал Вася, иони сврачом вышли вкоридор.
        Виктор продолжал стоять уокна. Потом ему захотелось прилечь. Заокном быстро стемнело. Впалате включили свет, амедсестра принесла поесть игорсть таблеток. Женщина проследила затем, съестли свои лекарства пациент. Убедившись втом, что он невыплюнул таблетки, медсестра ушла. Виктору вскоре захотелось втуалет, унего заболел живот.
        Он вышел вкоридор, встретился взглядом ссидевшим застолом санитаром.
        -Тебе опять втуалет? - спросил молодой санитар.
        -Да.
        -Направо, потом прямо, идоконца, - указал дорогу парень вбелом халате.
        -Спасибо, - сказал Витя ипобрёл подлинному коридору.
        Дверь втуалет всегда была открыта. Впросторном помещёнии, допотолка покрытым плиткой стояло несколько мужчин. Человек шесть, семь. Они курили вприоткрытую форточку. Двое выглядели побитыми. Уодного были синяки налице, ибыла перебинтована голова, аувторого рука. Ещё унего был заклеен лейкопластыремнос.
        НоВиктора мало интересовало это сборище. Он увидел несколько унитазов, которые небыли загорожены перегородками. Пришлось делать своё дело так, под взглядами курильщиков, один изкоторых, сзабинтованной головой исвежими синяками налице, отошёл квыходу, где так иостался стоять, наблюдая затем, что происходит вкоридоре.
        Виктор смыл засобой, иподошёл кумывальнику. Норуки помыть ему недали.
        -Ты делаешь вид, что меня незнаешь? - спросил мужчина втатуировках сосломанной рукой, поглаживая лейкопластырь наносу.
        -Я неделаю вид. Я действительно тебя незнаю, - ответил Виктор.
        -Вот как. Везётже, непомнишь ничего вжизни своей убогой. Тебе жить-то досих пор нехочется? - неунимался мужчина.
        -Хочется.
        -Резко захотелось, значит? Амы тебе уже собрались услугу оказать. Ладно, убивать небудем, ножить тебе снова расхочется, потому что это будет нежизнь!
        Мужчины окружили его. Виктор приготовился отбиваться, нопервыйже удар свалил его сног. Он несмог отбиваться отчастых ударов ногами, поэтому просто заполз под раковину изакрыл голову руками. Как ни странно, он нечувствовал сильной боли отприкосновений чужих ног посвоей спине ирёбрам. Боль была глухой итерпимой.
        -Мочите его! - крикнул парень, стоящий увхода.
        -Лухан, заткнись! - кто-то ответил ему изтолпы.
        Втуалет прибежал молодой санитар, сбив Лухана сног.
        -Разошлись! - крикнулон.
        Все стремглав разбежались. Санитар поднял схолодного пола избитого Виктора. Тот шатался, нонаего лице небыло ни единого синяка, только налбу красовалась шишка, полученная впредыдущей драке. Чуть позже унего немного заболела спина.
        -Спасибо, - сказал Витя.
        -Незачто. Без меня теперь втуалет неходи, хоть инедолго тебе здесь осталось, - сказал санитар ипроводил Баюнова допалаты.
        Почему ему здесь осталось недолго, Виктор спрашивать нестал. Поначалу, конечно, он испугался, нопотом вспомнил, что ему решительно незачем жить.
        Сон долго кВиктору нешёл, хотя обычно сэтим проблем небыло. Ныла спина ивголову лезли нехорошие мысли. Ветер заокном крепчал, стучал встекло, норовя выдавить его израмы. Впалате стало прохладно, мужчина оделся иснова лёг под одеяло, откоторого неприятно пахло чем-то горьким, несмотря нато, что выглядело оно чистым.
        Адумал Виктор отом, что унего, посути, небыло жизни. Глядя нанехитрый интерьер комнаты, он понимал, что находился вбольнице. Ато, что было добольницы, он непомнил. Непомнил иотом, как прошёл сегодняшний день. Он даже непонимал, ранняя весна или поздняя осень бушует ветрами заокном, накотором была прочная решётка. Виктор понимал, что вродебы когда-то был женат. Нокак выглядела икак звали его жену, он вспомнить несмог. Правда впамяти почему-то всплыла первая школьная любовь измладших классов. Дальше Виктор стал вспоминать, естьли унего дети, ноиздесь он ничего невспомнил. Потом он зациклился насвоём возрасте, ипришёл квыводу, что ему около тридцати лет, плюс, минус год. Ещё он вспомнил, что унего день рождения водин день сНатали Дормер, Варгом Викернесом иДженнифер Энистон. Это знание неприбавило ему оптимизма. Детский сад, школа, университет, работа - всё вобрывках воспоминаний избезымянных лиц ипустых разговоров ни очём. Иникаких полезных знаний вего пустой голове. Даже таблица умножения вспомнилась струдом. Ноон помнил своё имя, фамилию, отчество ипочти непомнил родителей. Почему-то появилось
ощущение, что их давно нет. Как нет ипамяти оних.
        Он пришёл квыводу, что человек это неего эфемерная душа или неидеальное тело, нет. Человек состоит изпамяти. Изпамяти осебе, ипамяти других людей онём. Первая разновидность памяти фиксирует тот факт, что человек жив. Вторая разновидность говорит отом, что человек неявляется пустым местом иявляется живой единицей нетолько всвоём внутреннем мире, ноиимеет некоторый вес вобществе. Нобез наличия первого фактора, небудет фактора ивторого. Следовательно, Виктор пришёл квыводу, что он мёртв.
        И, вероятно, он попал вэту пресловутую жизнь после смерти, при которой нет ни прошлого, ни будущего. Есть только настоящее, иэто ощущение настоящего иесть вечность. Смерть оказалась намного хуже, чем представляли её впопулярных религиях.
        Баюнов заснул втяжёлых мыслях.
        Новскоре его разбудил молодой санитар.
        -Вставай, одевайся. Только быстро! - скомандовал он, бросив тёплую куртку накровать Виктора.
        -Что происходит? - непонял Баюнов.
        -Ато ты непонимаешь, идиот? Заплатили мне, чтобы ты сбежал отсюда. Ничего личного. Тут идиотов хватает ибез тебя, агрессивных тем более.
        Виктор накинул насебя куртку иобул тёплые ботинки, которые ему также принёс санитар.
        -Номне нехочется никуда, - сказал Виктор.
        -Это уже немои проблемы. Я провожу тебя квыходу, там побежишь кчёрной машине, ворота открыты будут. Вней тебя ждут, - торопился санитар.
        Виктор послушался. Парень вывел его квыходу изздания, где мужчина, толкаемый вспину сильным ветром, добежал дооткрытых ворот, укоторых стоял старый чёрный легковой автомобиль. Баюнов огляделся посторонам, прежде чем сесть всалон. Небо начинало немного светлеть, трёхэтажное здание больницы осталось далеко позади. Погони небыло. Мужчина вдохнул холодный воздух ипрыгнул назаднее сидение автомобиля.
        Они поехали. Зарулём сидел крепкий мужчина тридцати лет снеопрятной щетиной. Он был одет вчёрные джинсы ичёрную, обтягивающую водолазку, которая подчёркивала его мускулы. Его чёрная куртка небрежно валялась напереднем пассажирском сидении. Всалоне пахло чем-то кислым, ибыло жарко.
        -Кто ты? - спросил Виктор.
        -Да какаяж разница. Я тебя вызволил оттуда. Это сейчас самое важное, - сказал мужчина.
        -Ая разве просил вызволять меня оттуда?
        -Ещёкак!
        -Непомню.
        -Ну, это немудрено.
        Некоторое время они проехали молча. Мужчина первым незаводил разговора, аВиктор незнал, задавалли он этиже вопросы дотого, как додумался доних. Но, наконец, он спросил:
        -Акуда мы едем?
        -Как куда? Вдеревню Галицы. КЛере.
        -Это моя жена?
        -Ну, ты даёшь! - усмехнулся водитель.
        Виктор больше нестал ничего спрашивать. Ему ненравилось, когда наважные для него вопросы люди недают ответов, да ещё иухмыляются. Он даже немного задремал втепле.
        Автомобиль был неновым, он скрипел ииздавал неприятные звуки. Они свернули напросёлочную дорогу, Виктора стало сильно укачивать наухабах. Сонливость сошла нанет, иновая порция вопросов созрела вголове Баюнова. Уже было светло, заокном появились очертания деревни. Вскоре машина остановилась.
        -Приехали, - сказал водитель.
        -Куда? - непонимал Виктор.
        -Вылезай.
        Они вместе вышли изавтомобиля. Снаружи было прохладно.
        -Ты непомнишь, зачем я сюда приехал?
        -Как, зачем? Ну, ты даёшь! - усмехнулся водитель иоткрыл багажник. - Клад копать ты сюда приехал! Держи свою лопату!
        Он отдал Виктору лопату, захлопнув багажник. Потом неизвестный мужчина направился кводительской двери, открылеё.
        -Клад? Клад очень нужен. Определённо нужен, - сказал Виктор, начав что-то понимать.
        -Я поехал, прощай. Дальше уже сам. Только незабывай про клад!
        -Клад, - многозначительно сказал Виктор, проводив взглядом отъезжающий автомобиль.
        Потом Баюнов огляделся посторонам ипошёл вдеревню.
        Лера отворила калитку, сопаской осмотрела пустую деревенскую улицу, поправила платок наголове иповязку наглазу. После этого она пошла попромёрзшей земле всторону колодца, неся водной руке два пустых пластмассовых ведра.
        -Хотьбы снег чтоли уже выпал, - проворчал отец Леры, пытаясь её догнать. - Это незима, инеосень, ачёрт пойми что! Холод собачий, аснега нет! Ветер, как насеверном полюсе!
        -Пап, иди, пожалуйста, домой! Холодно ведь, да испина твоя ещё невылечилась!
        -Ты - глупая! Одна ты сто лет будешь воду таскать, ая хоть понемногу, да всё равно тоже принесу, быстрее управимся! Думаешь, я старый уже? Ждёшь, когда я сдохну? - сказал пожилой мужчина.
        -Пап, ненадо так говорить, - попросила Лера, зная, что это его неостановит.
        -Ты меня незатыкай! Мозгов ещё ненажила, ауказывать начинаешь! Тебебы заум взяться, начать готовиться кэкзаменам!
        -Пап, экзамены только летом!
        -Если опять провалишь, я тебя просто пришибу!
        Девушка аккуратно открыла крышку колодца, опустила туда ведро сцепью. Барабан резко закрутился, ижелезо гулко упало вводу. Ведро наполнилось, аотец стал крутить ручку, поднимая ведро наповерхность.
        -Барабан надо ладонями придерживать, ато развалится колодец-то, ты чтоли потом его строить будешь? Итак, вон как расшатали, сволочи безрукие! Смотри, как надо!
        Мужчина перелил воду изжелезного ведра впластмассовое, после чего опустил пустое ведро вколодец, и, придерживая барабан, спустил его кводе. Он постоянно ругался иуказывал дочери нато, как нужно делать.
        -Видишь, как надо, видишь! - приговаривалон.
        Буквально пару дней назад его спина перестала болеть после операции, что ему сделали всентябре. Теперь его энергия была неиссякаема, как иманера злиться навсё происходящее вокруг.
        Лера попыталась взять оба ведра сразу, нопоскользнулась наобледеневшей луже, что всегда была ускамейки, куда ставили вёдра. Два ведра опрокинулись, вода разлилась поземле.
        -Ты, тварь, ты что, издеваешься?! Ты специально это сделала, убогая? Ктож натеперь натебя такую позарится? Ты нетолько безглазая, ноиещё ибезрукая! - закричал старик.
        Лера увидела, как какой-то мужчина появился наулице. Было странно кого-то здесь встретить встоль раннее утро. Она отвернулась, ей было стыдно засвоё уродство изакрики своего отца, которого она перестала слышать. Ноон неунимался, он толкнул её вплечо, идевушка вновь поскользнулась, нонаэтот раз несмогла удержать равновесия иупала влужу.
        -Я утебя спросил, аты молчишь, овца?! - неунимался дед. - Вставай, что развалилась?!
        Мужчина слопатой несмог пройти мимо. Он всё видел ислышал. Он толкнул пожилого мужчину итот свалился наземлю, перекувыркнувшись через голову.
        -Рот закрой, - сказал пенсионеру Виктор.
        -Ты совсем чтоли ох… - несмог закончить фразу пожилой мужчина, схватившись заспину, почувствовав боль.
        -Привет, пойдём сомной клад копать? - сказал Баюнов, помогая Лере подняться.
        -Я сейчас встану иуши тебе надеру! - крикнул отец Леры, струдом поднимаясь сземли.
        -Пойдём? - ещё раз спросил Виктор, необращая внимания назлобного старика.
        -Пойдём, - сказала Лера.
        Виктор взял её заруку, иони пошли вдоль улицы, оставив позади злость несчастного человека иродной дом Леры.
        Девушке стало всё равно куда идти, лишьбы никогда невозвращаться. Иещё она начала верить всудьбу.
        Виктор был уставшим, похудевшим, его лицо украшала борода, которая явно ему шла. Даже синяк налбу выглядел некаким-то уродством, аблагородным шрамом, полученным вжестоком бою. Иещё вВикторе было столько мужества, столько желания изменить злую повседневность, что Лера вновь доверилась ему. Итеперь она будет просить поцеловать его, настолько нужным человеком он был вэтот момент.
        Издеревни они вышли вторжественном молчании. Напросёлочной дороге Виктор отпустил руку девушки, итогда она заговорила:
        -Вить, аты помнишь, как меня зовут?
        -Понятия инеимею, - отозвался Виктор. - Маша? Маша Петрова?
        -Почти, - рассмеялась девушка. - Меня зовут Лера. Как утебя… дела?
        -Почему-то сейчас кажется, что замечательно.
        -Уменя теперь тоже всё отлично! Ты пришёл замной, это просто волшебство!
        -Да, хорошо, что вэтом мёртвом мире есть волшебство.
        -Мёртвом, это из-за погоды, да? - Лера любовалась Витей.
        -Нет. Мир мёртвый, когда нет памяти. Уменя памяти нет, ночто-то ведёт меня сюда, что-то заставляет двигаться. Просто мёртвым быть грустно. Ноуменя вдруг возникло ощущение того, что я всё ещё живой, пока уменя есть какая-то цель!
        -Клад?
        -Клад нужен! Именно! - согласился Витя.
        -Алюбовь есть втвоём мёртвом мире?
        -Любовь, конечноже, есть. Любовь течёт помоим венам, заставляя видеть это холодное пространство, быть внутри него! Быть инежелать свалить отсюда. Она заставляет отказаться отмысли осамоубийстве. Кто, как нелюбовь, заставляет меня ещё пожить наэтом свете.
        -Ты говоришь, как поэт, - засмеялась Лера.
        -Поэт слагает стихи окрасоте, аяже всё-таки просто больной человек, которому трудно связать два слова. Мысли неразгоняются. Хотя, здесь, вчистом поле, наприроде, мне полегче. Непомню, где я был доэтого, номне было тяжело, мне было сложно! Мысли тухли вголове, как продукты вхолодильнике, который отключили неделю назад. Боже мой, что было неделю назад, я непомню, нокакже хорошо сейчас!
        -Мне тоже хорошо, рядом стобой, - призналась Лера. Она истосковалась помужской ласке.
        -Как хочется навсегда остаться вэтом мгновении! Я здесь свободен! Мой разум чётко понимает, куда мы идём, имне кажется, что я парю высоко-высоко! Над чернотой этих полей, над холодной чистотой этой реки, над вязью этих лесов! Небо, несмотря насвою хмурость, такое лёгкое, как вата…
        Виктор осёкся. Ему нехватило слов, чтобы описать свою внезапную эйфорию. НоЛера, идущая быстрым шагом вровень сним, дотянулась своими губами доего небритой щеки.
        -Я стобой. Аты сомной. Мы уедем далеко, инебо всегда будет рядом снами. Мы всегда будем насвободе. Я чувствую, что ты многое пережил. Понимаешь, мне было непроще. Ну, так давайже, наконец, прервём круг этих неудач истанем счастливыми. Исвободными! Вырвемся изэтого мёртвого мира!
        -Мне кажется, мы сделали большое дело, - сказал Виктор.
        -Да. Пусть всё будет позади.
        -Пусть всё будет позади.
        Они сошли сдороги вполе. Устремились кстарому дубу, что своей огромной веткой указывал путь ких счастью. Рыжие травинки вновь расступались перед ними.
        -Какое число самое удачное, три или семь? - спросил Виктор.
        -Вить, три исемь уже было, - испугалась Лера.
        -Было? Это, конечно, грустно. Но, мне кажется, что есть ещё хорошие цифры.
        -Тридцатьтри?
        -Нет, тридцать три это много. Двенадцать всамыйраз.
        Они подошли кдубу, укоторого было когда-то вырыто две ямы. НоВиктор отмерил двенадцать больших шагов истал копать новуюяму.
        Земля была твёрдой, мужчина очень старался, нонаэтот раз ему было тяжело. Он снял куртку, адевушка села нанеё, чтобы незастудиться. Она ждала чуда, неотрывно глядя нато, как работал Виктор.
        Мужчина выкопал приличную яму, ноему так ничего инепопалось. Он сел рядом сЛерой истал приводить своё дыхание впорядок.
        -Вить, даже если ничего ненайдёшь, давай всё равно сбежим куда-нибудь вместе. Кчёрту этот клад, - сказала Лера, положив свою голову наплечо мужчине.
        -Я нужен тебе ибез клада? - удивился Виктор.
        -Да. Давай просто сбежим!
        -Давай. Я ведь тоже незнаю, куда мне идти.
        -Когда два человека незнают, куда им идти, то уних есть хороший повод найти свой путь надвоих, - сказала Лера.
        -Да, это похоже направду, - сказал Витя ипошарил посвоим карманам.
        Вних он нашёл только какой-то красивый блокнот. Его страницы были перелистаны Виктором тысячу раз. Именно сюда он записывал все свои мысли, всё то, что знал он освоей жизни. Они вместе прочитали всё, что там было написано. Дольше всего Виктор задержался натой странице, где он вкратце описал свою симпатию кЛере. Девушка немного смутилась, также прочитав эти строки. АВиктор перелестнул страницу иулыбнулся, когда увидел строчку, написанную рукой Валерии: «Виктору отЛеры надолгую память».
        Дочитав блокнот, Виктор поёжился отхолода. Ветер вновь напомнил осебе.
        -Надень куртку, - сказала Лера.
        -Нет. Я ещё покопаю. Аблокнот надо уничтожить. Закопать здесьже. Теперь я знаю освоей жизни, имне отэтого легче нестало.
        -Хорошо. Избавься отпрошлого.
        Виктор снова стал копать. Ветер усилился, Лера надела насебя куртку мужчины, внутрь которой Лиза когда-то спрятала отмужа его блокнот. Спрятала, ипро него забыла.
        Баюнов копал долго ияростно. Он немог остановиться, потому что знал, что замёрзнет, ведь он покрылся потом сголовы допят. Также он знал, что клад очень нужен. Была ещё какая-то информация вголове, ноона никак немогла найти правильную формулировку, ноэто было что-то очень важное.
        Ветер крепчал, атакуя кладоискателей нередкими порывами, асплошным потоком. Казалось, будет буря, ураган. Казалось, никто ненайдёт управы наэтот буйный ветродуй.
        Новетер неожиданно стих.
        Наступила тишина. Стало слышно, как тяжело дышит Виктор. Он выкопал большую траншею, закопавшись попояс впромёрзлый чёрный грунт.
        -Лера, я нашёл, - тихо сказал мужчина.
        Девушка сначала обрадовалась тому, что клад отыскался, апотом её захлестнула волна счастья оттого, что Виктор через столь продолжительное время смог запомнить еёимя.
        -Как ты меня назвал? - спросилаона.
        -Я тебя назвал Лера, - сказал запыхавшийся Виктор.
        Он вылез изямы, раскрыл большую чёрную сумку, что вытащил изземли. Всумки лежал прозрачный пакет, который защищал отвлаги крупную сумму денег.
        Виктор улыбнулся, потом разогнул спину изамер.
        Раздался гулкий хлопок, налбу Баюнова появилась большая красная точка, изкоторой полилась кровь. Мужчина упал вяму, которую выкопал. Лера бросилась кнему иупала ему нагрудь. Она начала захлёбываться всвоих слезах.
        -Лежи так. Голову неподнимай. Обернёшься, украшу твой лоб такойже дыркой. Считай дотрёх тысяч. Потом вставай ииди домой. Обэтом всём никогда невспоминай. Вспомнишь - приду затобой.
        Мужчина, что довёз Виктора додеревни ивручил ему лопату, закинул снайперскую винтовку себе заспину, после чего поднял сумку сденьгами сземли ипошёл пополю ктрассе, туда, где он оставил угнанный укого-то автомобиль.
        Он шёл долго почёрному полю, пытаясь согреться. Он неоглядывался. Этот пейзаж ему успел порядком наскучить. Ему пришлось сегодня много следить заБаюновым, держать дистанцию, лёжа плашмя всухой жёлтой траве наземле, покрытой льдом. Целиться то внего, то вего подругу. НоМаксим Чижов считал себя первоклассным киллером, ибыл всегда доволен собой. Правда, вэтот раз заказ отГоши был необычным, ноон всё равно справился.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к