Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кружевский Дмитрий: " Реконструктор Приручение Пламени " - читать онлайн

Сохранить .
Реконструктор. Приручение пламени Дмитрий Сергеевич Кружевский
        Другой мир, похожая история, война, и землянин - инженер-реконструктор, который решает не оставаться в стороне, вопреки всем законам далекой, но навсегда потерянной для него Земли.Вторая книга о приключениях Сергея Ратного.
        Реконструктор: Приручение пламени
        Эта книга просвещена всем тем,
        кто в наше время еще не разучился мечтать.
        Всем тем, кто с жаждой познаний во взоре
        всматривается в далекие, и пока недоступные, звезды.
        ПРОЛОГ.
        Холодный ветер мел мелкую снежную крупу по пустым улицам вечернего города, заставляя патрульных зябко кутаться в шинели, притоптывая на месте и пряча лица в колючие воротники. Не смотря на предпоследний месяц морозара, уже несколько недель стояли сильные холода, опускавшие столбики термометров почти на три десятка градусов вниз. Казалось, сама природа обозлилась на людей, ввергших страну в горнило гражданской войны, решив, как можно дольше оттягивать приход долгожданного тепла.
        Редкие прохожие спешили по своим делам, невольно ускоряя шаг и спешно отводя глаза, стоило кому-то из патрульных бросить в их сторону хоть один взгляд. Впрочем, солдаты не торопились кого-либо останавливать, а их усталые лица говорили скорее о желании вернуться в тепло казарм, чем заниматься поиском гипотетических недругов. Однако стоило рычащему звуку разогнать окружающую тишину, эхом отразившись от каменных стен домов, как патрульные тут же встрепенулись, спешно скидывая винтовки с плеч.
        Из-за поворота вынырнула черная коробка мобиля и послушно замерла в паре локотов[1 - Локот -мера длины.] от шлагбаума, повинуясь жесту вышедшего на середину дороги офицеру. Расстегнув висевшую на поясе кобуру и положив руку на рукоять пистолета, он неторопливо подошел к машине, провожаемый внимательными взглядами своих солдат. Стекло дверцы медленно ушло вниз, а сидевший за рулем крепкий беловолосый мужчина вопросительно посмотрел на подошедшего своим единственным глазом.
        - Чем могу служить, ратнинант?
        - Документы и цель визита? - буркнул в ответ офицер, непроизвольно ежась от порыва ветра.
        Водитель бросил быстрый взгляд в сторону наблюдавших за ними солдат и, криво усмехнувшись, сунул руку во внутренний карман дорогого пальто, заставив патрульного напрячься.
        - Такой вам подойдет? - сказал он, протянув офицеру черную книжицу с золотым гербовым теснением на обложке.
        Ратнинант с изумлением уставился на протянутый документ и, взяв его, несколько минут пристально изучал, постоянно бросая хмурые взгляды на сидевшего в машине мужчину. Наконец он вытянулся по стойке смирно и, вернув бумаги, отдал честь, после чего жестом приказал поднять шлагбаум.
        - Можете ехать, господин капитан, прошу извинения за задержку.
        - Ничего страшного, ратнинант, служба есть служба, - улыбнулся незнакомец, забирая книжицу. - Вы лучше мне скажите, правильно ли я еду?
        - А вам куда надо?
        - Завод крыланов.
        - Крыланов? - офицер задумался, затем поинтересовался: - Это такие летающие шутки похожие на больших птиц, до Смуты о них еще во всех газетах писали?
        - Именно.
        - Тогда скорей всего правильно, - сказал он неуверенным голосом. - Нас перевели в этот город всего пару дней назад, и я много еще не знаю, но слышал, что нечто подобное делали на заводе в паре десятков терров отсюда. Эта дорога как раз идет в том направлении.
        - Спасибо.
        Капитан закрыл окно и, зябко поведя плечами, осторожно тронул мобиль с места.
        Дорога, поплутав среди серых бетонных глыб практически одинаковых домов, наконец-то вырвалась из объятий городских улиц, стрелой устремившись через поросшее небольшими рощицами поле. Мобиль резво бежал вперед, но неожиданно его двигатель несколько раз громко «чихнул» и резко замолк. Машина еще некоторое время катилась по инерции, затем остановилась.
        Капитан, откинувшись на спинку сидения, несколько минут с задумчивым видом барабанил пальцами по рулевому колесу, затем тяжело вздохнул и открыл дверь. Ветер тут же налетел хищной птицей, бросая в лицо холодную крупу, залезая своими промозглыми «пальцами» под распахнутое пальто, заставляя невольно ежеиться от этих ледяных прикосновений. Мужчина спешно застегнул все пуговицы и, нагнувшись внутрь салона, подхватил с пассажирского сиденья лежавшую там меховую шапку со сложенными внутрь нее кожаными перчатками. Захлопнув дверцы, чтобы не выстужать салон, в котором, не смотря на специально установленную газовую печку от паромобиля, было не очень-то и жарко, он направился к багажнику. Вытащив из него похожие на серебристые бидоны две массивные канистры с бензином, он открыл крышку одной из них, невольно прикрыв нос перчаткой от ударившего из нее резкого запаха. Быстро отвернув пробку топливного бака, он вставил болтавшуюся рядом на цепочке воронку в горловину и принялся заливать бензин, постоянно морщась от частых порывов холодного ветра, который вне города стал еще сильнее. Наконец содержимое второй
канистры перетекло в ненасытную утробу бензобака и капитан, спешно покидав опустевшие емкости в багажник, поспешил в теплое нутро салона. Плюхнувшись на сиденье, он стянул перчатки и, потерев озябшие руки, подкрутил регулятор печки. Несколько вращений расположенной справа от руля ручкой стартера, и двигатель машины утробно заурчал, а сама она послушно стронулась с места.
        Примерно через полчаса мобиль капитана уже подруливал к полураспахнутым воротам небольшого заводика. Он остановил машину и, выйдя из нее, недоуменно огляделся. Рядом с воротами намело целые сугробы снега, причем местами он уже превратился в лед, сковав их створки стальными объятиями. Будка охраны темнела провалами разбитых окон, а в ее крыше сияли прорехи, обнажая темные ребра стропил. Создавалось такое впечатление, что это место заброшено, - причем довольно давно. Тем не менее, дорога выглядела вполне накатанной, только вот шла она в сторону от ворот, вдоль окружавшего завод забора. Несколько минут капитана топтался на месте в нерешительности, раздумывая, а не продолжить ли ему свой путь, но донесшееся из-за ворот легкое поскрипывание снега заставило его насторожиться. На всякий случай, сняв с предохранителя лежавший в кармане пальто пистолет, и поплотней надвинув шапку на голову, он решительно направился к воротам. Преодолев снежные наносы, он осторожно заглянул между створок, - никого. Здания за воротами выглядели не менее заброшенными, зияя дырами в стенах и провалами в крышах, однако между
ними виднелась хорошо протоптанная в снегу тропинка, говорящая о том, что ею довольно часто пользуются. Мысленно ругаясь и утопая по колено в снегу, капитана добрался до нее и, оперившись рукой о растущее рядом раскидистое дерево, принялся по очередке стаскивать сапоги, чтобы вытряхнуть набившийся за голенище снег. Раздавшийся за спиной хруст снега, заставил его бросить это занятие и, спешно сунув ногу в сапог, оглянуться. Из-за угла небольшой двухэтажной постройки, находившейся примерно в сотне локотов позади него, появились двое мужчин в одинаковых серых тулупах, из-за спины которых выглядывали стволы винтовок. Они шли гуськом по узкой дорожке но, заметив незнакомого человека, остановились, спешно скидывая оружие с плеч. Один из них остался стоять на месте, второй неспешно направился к капитану.
        - Господин, здесь находиться нельзя, - сказал подошедший. - Это военный завод. Вы, наверное, заблудились.
        - Возможно и нет, - ответил капитан, улыбнувшись в ответ и протянув заранее извлеченный из кармана документ.
        Патрульный взял книжицу и, бросив заинтересованный взгляд на капитана, несколько минут ее рассматривал, листая страницы, что в толстых вязаных перчатках давалось с заметным трудом. Наконец вернув ее обратно, он словно нехотя вскинул руку к шапке, отдавая честь и, вопросительно посмотрев на приезжего, поинтересовался:
        - Сержант Чалкин. Чем можем вам помочь, господин капитан?
        - Насколько я понимаю, это Раксорский крыланостроительный завод? - Капитан мотнул головой в сторону полуразрушенных цехов. - Только он же вроде должен действовать, а тут полная разруха.
        - Это после последнего налета ястанцев, - пояснил патрульный, закидывая винтовку за плечо. - Впрочем, эти цеха и так недостроенные стояли. До смуты их закончить не успели, а потом стало не до этого.
        - Так завод все-таки работает?
        - Угу, - кивнул тот. - Вам надо было просто зайти со стороны западной проходной. Пойдемте, я вас провожу к управляющему. Вы ведь его ищите?
        - Вообще-то мне нужен главный инженер, - ответил капитан, мысленно морщась, так как оставшийся в сапогах снег начал таять, холодными каплями просачиваясь сквозь носки.
        - А, так вы к господину Васнову, - расплылся в улыбке патрульный, - ну тогда вам надо в цех сборки…
        - Нет, не к Васнову, - мотнул головой капитан. - Я ищу господина Корна, Серга Корна.
        - Серга Корна? - солдат наморщил лоб, явно пытаясь припомнить названного, затем отрицательно покачал головой. - Не помню я такого…
        - А Серг Эйтан, такое имя вам о чем-нибудь говорит? - сделал вторую попытку приехавший и к его большому облегчению сержант коротко кивнул в ответ.
        - Так я и говорю, что к управляющему вам надо. Пойдемте.
        Он развернулся и направился по тропинке назад.
        - Подождите, - остановил его капитан. - У меня за воротами мобиль стоит, может мне…
        - Да ничего с ним не будет, - махнул рукой сержант. - Но если беспокоитесь, то Павл приглядит.
        Он бросил быстрый взгляд на своего напарника. Второй патрульный отдал честь и, закинув винтовку за спину, принялся пробираться через сугробы прямиком к воротам. Капитан несколько мгновений в нерешительности мялся на месте, затем вздохнул и направился вслед за сержантом. Пропетляв минут пятнадцать между каких-то полуразвалившихся зданий и торчащих из земли металлических конструкций, они вышли к длинному кирпичному строению, из приоткрытых ворот которого доносился пронзительный виз циркулярной пилы. Около цеха стоял грузовик, из кузова которого несколько рабочих сгружали необструганные доски, оттаскивая их внутрь. На капитана с сержантом они не обратили никакого внимания, продолжая заниматься работой.
        Чалкин остановился рядом с грузовиком и окликнул одного из стоящих в кузове рабочих:
        - Грен, управляющего не видел?
        Парень, обернулся и вопросительно посмотрел на сержанта.
        - Господина Корна, спрашиваю, не видел? - повторил тот, громче.
        Рабочий кивнул.
        - Был тут с полчаса назад, ушел в заводоуправление.
        Он махнул рукой в сторону серого трёхэтажного здания, к которому вела широкая хорошо прочищенная дорога, и вновь вернулся к разгрузке машины, а Чалкин повернулся к приехавшему.
        - Господин капитан, думаю дальше вы сами. Тут недалеко, - он кивнул на указанное рабочим здание. - Кабинет управляющего на втором этаже.
        - Спасибо, сержант, думаю, найду как-нибудь, не маленький. Можете быть свободны.
        - Слушаюсь, - патрульный отдал честь и, развернувшись на месте, торопливым шагом направился в обратном направлении.
        Здание заводоуправления встретило капитана пустыми коридорами, в котором каждый его шаг отдавался гулким эхом. Загляну в пару пустых кабинетов, он поднялся на второй этаж по широкой лестнице, все еще покрытой выцветшей и местами протертой ковровой дорожкой и почти нос к носу столкнулся со спускавшейся вниз белокурой девушкой. Та испуганно ойкнула от неожиданности и уставилась на него подозрительным взглядом.
        - Вы к кому?
        - Да вот, хочу увидеть господина Корна, мне сказали, что он где-то тут.
        - Второй кабинет от лестницы, направо, - буркнула она и умчалась, вниз стуча каблуками форменных сапожек.
        Двухстворчатая деревянная дверь без таблички, с потертой бронзовой ручкой. Капитан пару минут топтался перед ней, чувствуя странную нерешительность, затем мотнул головой и, усмехнувшись, постучал.
        - Входите, не заперто! - донеслось из-за нее.
        Капитан набрал воздуха, словно готовясь к глубокому нырку, и распахнул дверь.
        Просторный кабинет с большими окнами. Посереди длинный стол со стоящими вокруг стульями. В одном углу чертежная доска, почему-то завешанная белой тряпкой, в другом небольшая металлическая печка, чья труба выведена в дыру над окном. Рядом с ней стоит высокий темноволосый человек в сером свитере с высоким воротником и черных форменных брюках.
        Повернувшись на звук открываемой двери, он несколько мгновений вопросительно смотрит на незнакомца, затем в его глазах мелькает огонек узнавания.
        - Алай?!
        - Рад снова вас видеть, господин Эйтан.
        ЧАСТЬ 1.
        ПОКОЙ НАМ ТОЛЬКО….
        ГЛАВА 1.
        Гражданская война расколола страну практически надвое. И если западная ее часть поддержала новую власть в лице бывшего главы ГУВБИ канцлера Карнота, то восток остался верен императору. Естественно это разделение было чисто условным, так как и там и там находились люди, искренне симпатизирующие противоположным сторонам. Вскоре это дало о себе знать и установившееся в первые месяцы хрупкое равновесие (имперцы на востоке, карнотовцы на западе) развалилось точно карточный домик. Страна стала походить на пылающее лоскутное одеяло. Дело осложнилось тем, что разгромленные недавно ястанцы решили воспользоваться моментом и нанесли неожиданный удар. К счастью вдоль границы сохранилось достаточно боеспособных дивизий, которые не только смогли остановить наступление противника, но и обратить их в бегство. Тем не менее, это были последние победы агонизирующей империи, на долгих пять лет погрузившейся в смутное время. Порой создавалось такое впечатление, что воевали все и со всеми, и какое-то подобие порядка сохранялось лишь вокруг более-менее крупных городов. Власти с той и другой стороны пытались этому
препятствовать, но удавалось это с большим трудом. Не помогла даже жесткая диктатура, введенная на землях находящихся под властью канцлера. Голод, разруха и опустошение пришли в некогда процветающую страну, кося ее население хуже пуль расплодившихся бандитов. Страна стала распадаться, окраинные области все чаще провозглашали свое отделение, ибо их губернаторы возомнили себя истинными правителями. Все это только ухудшало положение. Лишь к концу третьего года смуты, впервые появилась надежда. Уставший народ стал сам объединяться, создавая ополчения, дабы дать отпор обнаглевшим бандам, мародерам, самозваным царькам и прочему сброду. В это же время в новой столице Руссарии городе Новорусии генерал Кутесов смог собрать верных императору людей и большинство из губернаторов. Присутствовали даже представители областей находящихся под властью канцлера. Что это стоило бывшему главе УВРа и, как удалось, было неизвестно. Однако на длившемся почти неделю совете было выработано общее решение об объединении страны и объявлено о создании Руссарской Федеративной Республики (РФР). Пост императора оставался, но носил
чисто формальный характер, а вся власть передавалась Верховному Совету Губерний, состоящему из присылаемых губернаторами представителей. Во главе совета встал генерал Кутесов. По его приказанию большинство оставшихся боеспособных частей бывшей империи были брошены на установление порядка внутри новообразованной республики. Получив обширную поддержку местного населения, армия довольно быстро справилась с крупными бандами, а также образумила особо зарвавшихся губернаторов и самопровозглашенных правителей некоторых регионов. На западе страны, все еще находившейся во власти канцлера провозгласившего создания Малой Руссарской Империи (МаРИ), дела шли намного хуже. Диктатура, установленная якобы для поддержания порядка, вызывала все больше недовольство среди простого народа. Дело в том, что во время переворота канцлер в основном опирался на поддерживающих его крупных промышленников и после захвата власти поставил их в особое положение, дав недоступные раньше привилегии. Грубо говоря, власть в стране была передана в руки большого бизнеса, и тот не преминул этим воспользоваться. Почувствовав свою
безнаказанность, местные капиталисты практически низвели рабочий класс до состояния рабов, стремясь получить как можно большую прибыли и спешно выводя ее за границу. К чести канцлера, тот пытался оградить аппетиты своих бывших союзников, но это удавалось с трудом. А недовольство тем временем нарастало. Все чаще вспыхивали стихийные митинги и забастовки, а армия отказывалась выступать против бастующих. Мало того началось массовое дезертирство и переход армейских частей на сторону республиканцев. В первом месяце морозара 221 года, армия республиканцев вторглась на территорию МаРИ и, разгромив основные силы имперцев, штурмом взяла бывшую столицу Руссарии. Когда солдаты ворвались в имение канцлера, то нашли его мертвым - Карнот застрелился. На столе лежала предсмертная записка всего с двумя словами: «Простите меня».
        Однако, не смотря на смерть канцлера, его последователи и не думали сдаваться, продолжая упорное сопротивление. Но все понимали, что это уже ненадолго. Империя пала, но из ее пепла уже поднималась молодая Руссарская Республика.
        Серг вздохнул и, подув на лайкос, окинул задумчивым взглядом сидевшего напротив Алая. Сколько же времени прошло с момента их первой встречи? Шесть, нет, семь лет. Господи, как же летит время. Он отставил кружку в сторону и, поднявшись из-за стола, подошёл к окну. Снова пошел снег, и крупные его хлопья медленно падали с неба словно миниатюрные парашютики. Десять лет, десять долгих местных лет он уже на этой забытой богом планете. Тогда из-за неисправности двигателей корабля ему пришлось совершить здесь аварийную посадку, которая едва не закончилась катастрофой. Ему повезло. Повезло, что старая шлюпка не развалилась при входе в атмосферу. Повезло, что сработала катапульта. Повезло, что его израненного и потерявшего сознания подобрала местная жительница, в будущем выдав за своего погибшего сына. Повезло, что здешние аборигены так похожи на людей. Повезло….Он криво усмехнулся и прижался лбом к холодному стеклу. Десять лет назад он Сергей Ратный инженер-реконструктор с далекой Земли превратился в вернувшегося после госпиталя аэр-лейтенанта Серга тер Эйтана. Но судьба на этом не успокоилась, подстроив
очередную заподлянку, кинув в горнило чужой войны. Он не хотел и не думал вмешиваться естественный ход истории этой планеты, но пришлось… Память услужливо подсунула картинку горящего приморского города и черные туши ястанских дирижаблей продолжавших обрушивать на него свой смертоносный груз. Город был мирным и в том огне погибли сотни мирных жителей. Руки невольно сжались в кулаки. Мог ли он тогда поступить иначе? Наверное, нет. В то утро, смотря на агонизирующий город, он почувствовал, как в его душе закипает гнев. Там в глубине вспыхнуло что-то непонятное, давно забытое, доставшееся по линии генной памяти от далеких предков и это «что-то» заставило его нарушить многие межзвездные законы Земной Федерации. Сергей снова вздохнул и, покачав головой, отхлебнул из кружки. Этот мир был очень похож на Землю начала двадцатого столетия, но в отличие от родной планеты, его технологическое развитие пошло по несколько другому пути. Почему-то здесь посчитали двигатели внутреннего сгорания неперспективным, в результате чего эпоха пара затянулась, переходя на новый виток развития. С каждым годом паровые машины
стали усложняться и получать все большее распространение. Так что к его «прилету» в здешних небесах царили огромные дирижабли, движимые энергией пара и все что он пока сделал, так это лишь немного потеснил этих гигантов с их законного трона властителей небес. Он дал этому миру крылья. Как же давно это было! Десять лет, десять долгих лет!
        Сергей с грустью улыбнулся и, одним глотком допив остатки лайкоса, обернулся к Алаю, который в свою очередь неспешно потягивал горячий напиток, терпеливо дожидаясь пока на него обратят внимание.
        - Значит, говоришь, нужно как можно скорее восстановить производство крыланов, - сказал он, ставя пустую кружку на стол и опускаясь на стул напротив Алая.
        Разведчик коротко кивнул.
        - Нужно, господин Эйтан, просто необходимо. Не секрет, что на данный момент наша армия находиться в довольно плачевном состоянии. Не хватает техники, обмундирования, грамотных офицеров, а то, что есть давно устарело, - он вздохнул. - Единственные более-менее боеспособные части кинуты на борьбу с остатками карнотовцев. Дошло до того, что границы охраняют ополченцы из числа жителей приграничных деревень. И вот буквально в прошлом месяце Верховным Советом было принято решение о создании Народной Республиканской Армии.
        - Ну, это мне известно, местные газеты худо-бедно новости печатают, пусть и с опаданием на пару недель.
        Сергей взял стоящий рядом лайкосник и, плеснув себе напитка, вопросительно посмотрел на собеседника.
        - Не откажусь, - Алай, пододвинул свою кружку, - вкусный у вас лайкос.
        - Еще из старых запасов. Мы тут одному торговцу по заказу витрины делали, вот он и рассчитался, - пояснил Ратный.
        - Значит, на частных заказах подрабатываете?
        - Скорее только благодаря им и выживаем, - ответил Сергей, наполняя кружку разведчика. - Финансирование производства прекратили примерно через полгода после моего приезда. Так что мы толком и развернуться-то не успели, выпустили всего с десяток «эстов». В результате, народ с завода постепенно разбежался, остались только самые преданные, … - он криво усмехнулся, - или глупые. Так что для того чтоб хоть как-то выжить и сохранить людей, приходиться браться за любую работу.
        - Помилуйте, тер Эйтан, я разве что-то имею против, - сказал капитан извиняющимся голосом. - Меня наоборот удивляет, что вы смогли сохранить завод в рабочем состоянии.
        - Ну, это скорее заслуга Тей, - отвел взгляд землянин. - Если честно, то уже много раз хотелось на все плюнуть, послать к демону, и уехать куда подальше, но жена постоянно отговаривала.
        - Так вы с Тейриной…
        - Уже три года как.
        - Что ж пусть поздно, но поздравляю вас господин Эйтан.
        Ратный поморщился.
        - Алай, давай без этого «господин», или ты уже забыл, что мы когда-то на «ты» были.
        Наимов расплылся в улыбке.
        - Хорошо, Серг. Если честно, то очень рад тебя видеть. И заодно хотел бы перед тобой извиниться.
        - За что? - не понял Сергей.
        - Ну как же, я ведь тебя тогда хорошо приложил.
        - А ты про это…. - Ратный автоматически провел рукой по затылку и покачал головой. - Нет, Алай, не тебе извиняться, а мне тебя благодарить надо. Не выруби ты меня тогда, кто знает, как бы все повернулось. Кстати, а ты-то где все эти годы пропадал?
        Наимов помрачнел и несколько минут молчал, потягивая из кружки лайкос, затем тяжело вздохнул и, отставив ее в сторону, поинтересовался:
        - Ты, наверное, в курсе, что я все же решил выполнить твою идею и подорвать крыланы, чтобы те не достались ястанцам?
        - Да, Тейрина мне рассказала, - коротко кивнул Сергей. - Но, как я понимаю, сделать это не удалось.
        В глазах Алая застыл немой вопрос, заставивший Ратного пояснить:
        - Я это понял после осмотра сбитой ястанской машины, она ведь была практически полной копией моей «двойки». Надо сказать, не самая удачная модель.
        - Понятно.
        Наимов снова замолчал и, взяв полупустую кружку, принялся крутить ее перед собой на столе, словно не решаясь продолжать свой рассказ. Сергей его не торопил. Судя по виду разведчика, эти воспоминания были ему не особо приятны.
        - Нам удалось взорвать только один крылан, - наконец сказал он тихим голосом, словно выдавливая из себя слова. - Но едва мы покинули ангар, как практически сразу наткнулись на группу ястанцев. Завязалась рукопашная. Увы, нас было всего трое. Одного убили сразу, а нас с Яром скрутили.
        - Так ты…
        - Да, - подтвердил его догадку Алай. - Я почти четыре года был у них в гостях, - он грустно усмехнулся и, осторожно коснувшись пальцами своей повязки на глазу, добавил: - Знаешь, не очень-то они радушные хозяева, поверь, убедился на своей шкуре.
        Разведчик опустил голову, а его лицо превратилось в равнодушную маску, - он словно ушел в себя. Сергей не торопил. Судя по всему, пережить ему пришлось многое, и воспоминания об этом давались Алаю с большим трудом. Наимову не было еще тридцати, и при их первой встрече перед Сергеем предстал этакий бравый, самоуверенный, полный сил молодой человек. Сейчас же перед землянином сидел изрядно помотанный судьбой уставший мужчина. Виски Алая словно припорошило пеплом, лицо как-то осунулось и заострилось, вокруг носа пролегли глубокие морщины, а при повороте головы видна часть шеи покрытая уродливыми шрамами от ожогов.
        - Они меня не сломали, - неожиданно сказал тихим голосом разведчик. - Не сломали, Серг, слышишь, не сломали, а вот Яра…, - он скрипнул зубами. - Парень держался почти два месяца, - два месяца этого ада, а потом сдался, согласился с ними сотрудничать. Поверь, Серг, то, что с нами творили, не каждый вытерпит.
        - Я все понимаю, - кивнул Сергей. - Не могу винить. Не знаю, как бы сам поступил. Однако парня действительно жалко, - способный был, но хотя бы жив остался и то хорошо, - он вздохнул и, откинувшись на спинку стула, заметил: - Зато теперь понятно каким образом ястанцы смогли за такой короткий срок обучить своих пилотов.
        - Насколько мне известно, им это не очень помогло.
        - Ну, мы тоже не стояли на месте, - улыбнулся в ответ землянин. - К тому моменту наши крыланы были быстрее, манёвреннее, лучше вооружены, да и их пилоты все же не чета нашим, - так, мальчики для битья.
        - Наслышан, наслышан, генерал рассказывал. Ты ведь там целую академию организовал. Кстати, ее тоже придется возродить, пусть и не в прежних масштабах, но что-то подобное.
        - Даже так? - удивленно вскинул брови Ратный. - Однако, как я посмотрю, у Совета большие планы. Одна проблема: с кем все это делать? От моей группы осталось всего пятеро, и это считая меня. Впрочем, Рослава и Андре можно вычесть, - они не летчики. А значит остаемся я, Тейрина и Олг, - не густо.
        - Помниться ты начинал и с меньшего.
        - Начинал, - не стал возражать Сергей, барабаня пальцами по столу. - Только все равно трудно придется, да и время нужно, а его, как я понимаю, нет, - он пристально посмотрел на Алая.
        - Ты прав, - разведчик вздохнул и, поднявшись со стула, подошел к окну. - Вообще-то это секретная информация, - сказал он, провожая рассеянным взглядом двоих рабочих тащащих какую-то доску, - но тебе скажу. Ястанцы снова наращивают свои силы у наших границ, и командование опасается худшего…
        - Тоже мне секрет, - хмыкнул Сергей, поднимаясь, собирая пустые кружки и убирая их вместе с лайкосником на дальний подоконник. - Это уже давным-давно понятно. Ястанские аэростаты у нас тут частые гости, хотя в последние месяцы странно притихли. Ты, когда сюда шел, разбомбленные цеха видел?
        Наимов кивнул.
        - За год несколько раз их от города отгоняли, - пятерых сбили. Чувствуют себя прямо царями неба, совсем обнаглели.
        -Не только здесь. Ближе к границе намного хуже, постоянно какие-то диверсии и провокации, но пока вроде справляемся, - Алай открыл форточку и, усевшись на широкий подоконник, достал из кармана мятую пачку аром. - Сейчас самое главное это полностью доукомплектовать и перевооружить приграничную группировку, чтобы у ястанцев какое-то время не возникало даже мысли к нам соваться, - он осторожно вытащил из пачки темно-серую палочку аромы и, сунув ее в рот, добавил: - Мобилизуются буквально все силы. К тому же Совет решил взяться за укрепление власти в стране и направляет по губерниям своих эмиссаров, для восстановления порядка на местах.
        - Неужели наконец-то решили хоть как-то разобраться с этим бардаком, - понимающе ухмыльнулся Сергей и, посмотрев на Алая прищуренным взглядом, добавил: - Как я понимаю ты сюда не только по мою душу.
        - Типа того, - ушел от прямого ответа Наимов, поджигая арому при помощи небольшой серебряной зажигалки. - Хотя встреча с тобой стоит, пожалуй, в верхней строчке моего списка дел, - он выпустил из ноздрей струйку зеленоватого дыма и тут же добавил: - Так что ты пока подумай, что тебе нужно для возобновления работы предприятия. Многого не обещаю, но что смогу…
        - На самом деле нужно не так уж и много, - пробормотал Сергей, задумчиво потирая подбородок и смотря куда-то мимо Алая невидящим взглядом. - Едва пройдет слух о том, что завод вновь заработал, уверен, многие вернуться. А вот с инженерным составом напряг. И еще для академии понадобятся хорошие пилоты….
        Он заложил руки за спину и принялся расхаживать вдоль окна, что-то бормоча себе под нос и не обращая внимания на вопросительные взгляды собеседника.
        - С движками будет проблема, - наконец сказал он вслух, останавливаясь напротив Алая и морщась от приторно-мятного запаха его аромы. - Слышал, после восстания Спайковский остался в старой столице. Интересно, где он сейчас?
        - Не знаю, - Наимов помахал перед лицом, разгоняя дым, поднялся с подоконника и, выкинув палочку, затворил форточку. - Знаешь, Серг, дай мне пару дней осмотреться, затем свяжусь с главком и наверняка что-нибудь придумаем. Не до конца же мы страну развалили, кой-какие мощности имеются, те же заводы Сапайковского. Пойми, дружище, твои крыланы нужны Республике как воздух. Кстати, - он хлопнул себя рукой по лбу. - Совсем забыл. У меня тут в мобиле несколько зарубежных журналов по аэронавтике, думаю, тебе будет интересно глянуть.
        - Ты на мобиле? - удивился Сергей. - Неужели подобная таратайка смогла доехать из столицы?
        - Не смеши меня, - поморщился Алай, возвращаясь к столу и усаживаясь на прежнее место, - вчера днем на поезде приехал, а мобиль взял в городской управе. Как я понял, они у вас тут довольно неплохо распространены.
        - Есть такое дело, - подтвердил Ратный. - Здесь до смуты открылось несколько нефтеперерабатывающих заводов и часть из них до сих пор исправно функционирует. Так что бензин в наших местах куда дешевле, чем газ для паромобилей. Есть проблема с запасными частями, но как-то выкручиваемся, кое-что даже мы у себя делаем.
        - А почему тогда нельзя начать собирать двигатели для крыланов прямо на месте? - поинтересовался Алай.
        Сергей покачал головой.
        - Не так все просто. Мы можем выточить пару запчастей или даже отлить крышку блока, но массовое производство это совсем другое - поверь. К тому же этот завод строился именно для производства крыланов, их сборки, а вот движки должны были поставляться из Тарнии с одного из заводов Спайковского.
        - Что ж, тебе лучше знать, - вздохнул Наимов. - Как считаешь, месяца через три-четыре сможете начать выпуск?
        - Не могу ручаться, - покачал головой Ратный. - Оборудование все цело, людей наберем, а как дальше пойдет, посмотрим. Не только ведь от нас зависит. Нужна качественная древесина, ткань для крыльев, двигатели, в конце концов, - да много чего. Да и от ястов не знаешь, чего ожидать.
        - Тоже верно, - согласился Алай. - Ладно, - он поднялся, подхватывая свое пальто перекинутое через спинку соседнего стула. - Давай осмотрим твое хозяйство, покажешь?
        - Конечно. Хотя смотреть особо нечего, цеха практически пустые. Погоди, я сейчас.
        Ратный подошел к печке и, открыв дверцу, поворошил в топке стоявшей рядом кочергой, после чего направился к приютившейся в углу колченогой вешалке. Сняв висевшую на ней подбитую мехом длиннополую кожаную куртку, он повернулся к терпеливо дожидавшемуся его Наимову. Окинув того взглядом, он саркастически хмыкнул и, сняв с вешалки шапку, поинтересовался:
        - Не замерзнешь? На улице прохладно, а ты в легком пальтишке.
        - Чай не барышня салонная, - буркнул в ответ Наимов. - Кстати, ты вроде упоминал про Роханцева, или мне показалось?
        - Не показалось, - подтвердил Сергей, застегиваясь. - Андре здесь. Точнее не совсем здесь, вроде с утра в город собирался по делам. Он тут городское ополчение возглавляет, думаю, ты их посты видел.
        - Ополчение? - разведчик озадаченно хмыкнул. - Я думал это воинские части.
        - Практически так оно и есть. Прошу.
        Ратный распахнул дверь, пропуская гостя вперед и, заперев ее за собой, направился к лестнице, продолжая объяснять на ходу.
        - Ополчение сформировали на базе квартировавшего в городе пехотного батальона. После отречения императора часть солдат и офицеров дезертировало, но за счет добровольцев Роханцеву все же удалось восстановить его численность. А вообще это долгая история, - махнул рукой Сергей. - Скажу одно: сейчас под командованием Андре почти полторы тысячи штыков, десяток бронемашины и один аэроотряд.
        - Ого, порядочная сила, - удивился Алай, бросая на землянина недоверчивый взгляд. - Практически небольшая армия, зачем она вам?
        Ратный неопределенно повел плечами, но промолчал. Формально они давно находились под протекторатом Совета, но в реальности вся его власть была представлена лишь десятком полицейских, да назначенным из столицы городским главой. А если учитывать, что за последние два года в окрестностях города появилось несколько довольно крупных банд, то рассчитывать приходилось лишь на собственные силы. Последние годы жизнь в городе больше всего напоминала осадное положение: вечный комендантский час, патрули на улицах, баррикады, частые перестрелки с бандитами. Дело тут было в том, что чем крепче становилась власть Совета в центральных регионах, тем больше оттуда бежало различной швали. Спася свои шкуры, эти подонки вновь сбивались в новые стаи, грабя города и поселки, пытаясь навязать людям свои собственные законы. Вся эта ситуация напоминала круги на воде от брошенного камня, расходившиеся все дальше и дальше от места его падения. Тем не менее, благодаря созданному Роханцевым ополчению, им удалось сохранить контроль над городом и его окрестностями, а также уничтожить большинство банд. Причем стоило учитывать,
что некоторые из них были прекрасно вооружены, организованы, имели четкую структуру управления и больше напоминали войсковые части, чем сбившихся в кучу любителей легкой наживы. Все это в разы усложняло борьбу с ними, но пока удавалось держаться. И вот, с приездом Алая, впервые за несколько лет появилась хоть какая-то надежда. Судя по всему, власти наконец-то вспомнили об отдаленных регионах бывшей империи и решили навести там порядок.
        Сергей распахнул дверь и невольно прищурился от яркого солнца. Небо прояснилось, и свежевыпавший снег заблестел в его лучах мириадами радужных искорок. Ратный замер у крыльца и, подняв голову, несколько минут смотрел в «разлившуюся» над крышами бездонную голубизну, словно пытаясь рассмотреть блестевшие за ее пределами невидимые днем звезды. В его глазах неожиданно зажглись озорные огоньки, а губы тронула легкая мечтательная улыбка. Надежда…
        «Да уж, работы предстоит много, очень много и это радует. А то что-то совсем я завяз в рутине. Потерялся, забыл, … забыл кто я такой на самом деле…». Сергей покачал головой и, поправив сползшую на затылок шапку, повернулся к стоявшему рядом Наимову.
        - Ал, ты там говорил о каких-то журналах?
        - Ну, да, специально для тебя привез из столицы. Последние три номера «Вестника мировой аэронавтики» и пара номеров «Покорителя небес», в мобиле лежат, а что? - поинтересовался разведчик, натягивая перчатки.
        - Да хочу их глянуть как можно скорее, надо же знать, чего добились мои конкуренты за прошедшие годы, очень надеюсь, что они меня удивят, а то даже как-то неинтересно будет…
        - В смысле? - непонимающе посмотрел на Ратного Алай.
        - Все увидишь, дружище, все увидишь, - хлопнул разведчика по плечу Сергей, - не торопи события. Но сперва, давай-ка сходим за твоими журнальчиками, а то забудешь еще ненароком.
        Гайка провернулась и Лад от неожиданности выпустил гаечный ключ, который с металлическим лязгом скрылся где-то в глубине двигателя. Коротко руганувшись, он смахнул со лба пот и, бросив унылый взгляд на полуразобранный мотор биплана, спрыгнул вниз. Вытерев руки лежавшей на крыле ветошью, Ладислав вытащил из кармана комбинезона наполовину искуренную палочку аромы и, устало опустившись на пустой ящик из-под бомб, закурил. Было похоже, что его старенький «эст» отлетал свое и вчерашний бой стал для него последним. Он окинул задумчивым взглядом потрепанную машину, чье «стальное сердце» поразила очередь карнотовского крылана, и тяжело вздохнул. Если не удастся найти запястных частей, то придется пересаживаться на «алак», а этого ему совершенно не хотелось. Новые машины по многим параметрам уступали «эстам», а уж о геранских «майсерах», которыми были вооружены мятежники, и говорить не приходилось. Ладислав скосил глаза, с неприязнью посмотрев на стоявший неподалеку самолет, отличавшийся от его «эста» бочкообразным фюзеляжем и массивным на вид носом, который украшал полосатый черно-желтый четырехлопастной
винт. Тяжелый, маломаневренный на вертикалях, капризный в управлении. Причем положение не спасала даже его более высокая по сравнению с «эстом» крейсерская скорость и установленные в носу аж четыре 6-мм пулемета, - против легких и вертких «майсеров» он не боец. Если на нем кого и бить так лишь «мягкобрюхих», но они сейчас без прикрытия редко ходят, научились на горьком опыте. Ладислав криво усмехнулся. Да уж когда-то все было проще, те же геранцы горели за милую душу, пока не спелись с карнотовцами. В рядах последних было достаточно выпускников академии, и они хорошо смогли обучить своих союзников. Хорошо еще, что вся помощь Герании мятежникам заключалась лишь в поставках вооружения, иначе исход противостояния мог бы быть совершенно другим.
        И все же в бою приходиться крутиться как загнанная вьючка[2 - вьючка - мелкий хищный зверек. Из-за густого, гладкого меха с необычным изумрудным оттенком является промысловым зверем.], практически не надеясь на своих ведомых. Хотя это и понятно, ребят приходиться обучать по ускоренной схеме и буквально после десятка часов самостоятельного налета бросать в бой. Большинство пилотов аэрогруппы это переученные аэронавты их же аэроотряда списанные на землю по различным причинам, в основном в связи с невозможностью восстановить поврежденный в бою аэростат. Им еще везет, что воздушные схватки не очень часты и в основном приходится работать по наземным объектам. Аэрогруппировка у карнотовцев небольшая, да и проблемы у них аналогичны, в противном случае потери были бы просто фантастическими. И все равно тяжко, особенно таким как он «старичкам», ибо основной груз боевых действий теперь на них. Порой приходиться делать по несколько вылетов в день…тяжко, усталость растет как снежный ком, заставляя совершать непростительные глупости. Вот и Хорн немного недовернул, уходя от очереди, и его крылан рухнул прямо на
окопы карнотовцев. Знать бы еще, жив или нет. Эх, дружище, дружище. Ладислав вздохнул, с хрустом потянулся и, бросив докуренную палочку на бетонный пол ангара, раздавил ее носком сапога. Желание работать куда-то испарилось. Судя по всему, чтобы достать злополучный ключ теперь придется снимать весь капот. Впрочем, это все равно предстояло сделать. Пули «майсера» не только перебили маслопровод, но и повредили рубашку двигателя, - удивительно как он вообще смог дотянуть до аэродрома.
        Ладислав несколько минут с ленцой копался в ящике с инструментами, размышляя, а стоит ли вообще на ночь глядя заморачиваться с разборкой, затем мысленно махнул рукой. В конце концов, машине нужен был основательный ремонт, а это дело не одного дня и то при условии, что удастся отыскать новые запчасти. В первую очередь следовало отдохнуть самому, а то с утра наверняка будет новое задание. Войска республики готовились нанести решающий удар по упорно сопротивляющимся остаткам карнотовцев и постоянно требовались свежие данные о диспозиции противника, так что разведывательные полеты стали чуть ли не ежедневным занятием. И завтрашний день явно не будет исключением.
        - Господин аэр-лейтенант.
        Ладислав с удивлением оглянулся и вопросительно посмотрел на заглядывающего внутрь ангара солдата из роты аэродромного обеспечения.
        - Вас вызывает полковник Аникин, - сказал тот и, козырнув, скрылся за дверью.
        Летчик сунул руку в карман куртки и, бросив взгляд на извлеченные оттуда часы, недоуменно почесал в затылке. Судя по всему, случилось что-то срочное, иначе полковник вызывать не будет, тем более в такое время. Ладислав быстро поскидал инструмент в ящик и, натянув шапку с перчатками, выбежал из ангара, аккуратно притворив за собой дверь.
        Полковник ждал его в своем кабинете, что расположился на втором этаже казармы и в ответ на доклад Ладислава о прибытии, лишь устало махнул рукой.
        - Что-то случилось, господин полковник? - поинтересовался Ладислав.
        - Да как сказать…
        Аникин бросил быстрый взгляд на стоящего у двери пилота и, поправив наброшенный на плечи мундир, подошел к столу.
        - Это доставили час назад, - сказал он, указав пальцем на надорванный конверт из темно-синей бумаги, лежащий под зажжённой настольной лампой. - Прочитайте, - рука полковник толкнула его в сторону лейтенанта.
        Ладислав подошел к столу и, взяв конверт, достал оттуда белоснежный листок украшенный гербом Республики - золотистым орланом взметнувшим вверх крылья между кончиками которых горел знакомый трилистник старой империи.
        « Командиру 3-его ударного аэроотряда Республики полковнику Аникину от генерала 14-ой ударной армии Ника Рабанова.
        Согласно директиве 17/5 от 17- ого 5-ого морозара 222 -го года, приказываю осуществить перевод аэр-лейтенанта Ладислава Чаклина из приданного вам аэроотряда в распоряжение эмиссара Верховного Совета экзац-полковника Наимова. После получения оного приказа аэр-лейтенант должен в течение недели прибыть в город Найга, для соединения с остальными членами группы.»
        - И что это значит? - спросил Ладислав, еще раз перечитывая приказ.
        Полковник пожал плечами.
        - Кто ж знает. Но приказ есть приказ. Собирайся лейтенант…и удачи тебе.
        ГЛАВА 2.
        Паровоз своим видом больше походил на какой-то причудливый танк, поставленный неведомым шутником на рельсы. Впрочем, пассажирские вагоны, обшитые листами металла, с узкими бойницами амбразур вместо окон и пулеметными гнездами на крыше, мало ему в этом уступали.
        Вид этого «монстра» поверг сперва Ладислава в недоумение, заставив засомневаться, точно ли это тот самый состав, на котором он должен был отправиться к месту своей новой службы. В штабе армии, куда он прибыл, следуя полученному приказу, сильно разговаривать не стали, а вместо этого только сунули в руки предписание, приказав, отправлялся на вокзал. Здесь он должен был сесть на следующий в город Раксор поезд, а так же встретиться с остальными членами своей группы. Подобная секретность его несколько озадачила, но, как известно «приказ есть приказ».
        Ладислав вздохнул и, подхватив стоявший у ног небольшой чемодан со своим небогатым скарбом, двинулся вдоль перрона по направлении к маячившему впереди человеку в зеленой форме железнодорожника.
        - Извините, тер, это поезд на Раксор.
        Железнодорожник окинул лейтенанта подозрительным взглядом и, задержав его на предплечье, где на рукаве куртки красовались небольшие золотистые крылышки, утвердительно кивнул.
        - Да, господин аэр-лейтенант, это именно он.
        - Больше похоже на бронепоезд.
        Железнодорожник пожал плечами.
        - Времена нынче неспокойные, - пояснил он. - На полуострове достаточно банд и они регулярно обстреливают проходящие поезда, а порой даже пытаются их захватить. Так что таким вот макаром безопаснее. От орудийного выстрела эта обшивка, конечно, не спасет, а вот от винтовок помогает довольно неплохо.
        - А неужели….
        - Лад, ты ли это?!
        Раздавшийся позади голос, заставил Ладислава удивленно обернуться и вопросительно посмотреть на направляющегося в его сторону высокого черно-рыжеволосого мужчину в летной форме. Он несколько мгновений рассматривал лицо незнакомца, правая часть которого была изуродована шрамами от ожогов, затем неуверенно спросил:
        - Кротвин, Никол Кротвин?
        - Смотри-ка, признал, - рассмеялся подошедший. - Привет, дружище.
        Они обнялись и пару минут мяли друг друга в объятиях.
        - Ну и сколько мы не виделись? - наконец спросил Кротвин, размыкая объятия и хлопая Чаклина по плечу.
        - Да почитай с самого выпуска, - ответил тот. - Меня же сразу на границу кинули, а ты вроде как в академии оставался, ждать распределения. И куда тебя занесло?
        - В 120-ый Тангарский аэрополк, - ответил Никол, приглаживая несколько растрепавшиеся волоса. - После твоего отъезда оставшихся почти всех туда отправили.
        - 120-ый, - Ладислав наморщил лоб. - Кажется, что-то о нем слышал…
        - Битва над Сатрой.
        - Точно! - Чаклин с удивлением посмотрел на друга. - Ты был в этой мясорубке!?
        - Пришлось. Моя группа там как раз переправу прикрывала. Знатная надо сказать была заварушка, - Кротвин провел ладонью по обожженной щеке. - Кто ж думал, что ястанцы решат туда все свои оставшиеся силы аэросилы бросить. По пятнадцать вылетов в сутки и так три дня подряд. От полка едва десяток самолетов осталось. Хотя пехоте все ж труднее пришлось. Ястанцы дрались как демоны. Река в буквальном смысле слова была завалена трупами, даже не знаю, чьи потери больше были. Знаешь нам…
        - Господа, - неожиданно прервал их железнодорожник, который до этого тактично отошел в сторону при их встрече. - Поезд через пять минут отправляется, так что вы бы поспешили.
        - И правда, - сказал Кротвин, доставая из кармана куртки часы и бросая на них быстрый взгляд. - Кстати, Лад, а ты куда направляешься, если не секрет конечно?
        - Да переводят куда-то под Раскор, толком и не объяснили, сунули предписание и послали… - отмахнулся Чаклин. - А ты куда?
        - Не поверишь, - расплылся в улыбке Никол, - но я туда же.
        Очередной рекорд дальности полета был поставлен Герри тер Мараном. Вылетев 17-ого числа четвертого месяца морозара из небольшого городка Ранкувра на своем пяти двигательном крылане «Целенк», он 18-ого числа того же месяца приземлился на поле под Ларидом. Тысячи ликующих людей собрались, чтобы встретится с героем.
        Таким образом, проведя в воздухе почти 32 часа и преодолев за это время расстояние в 4790 терров, господин Маран доказал, что крыланы способны конкурировать с аэростатами и на трансландорских расстояниях.
        Мы естественно взяли интервью у героя и выяснили, с какими трудностями он столкнулся во время своего путешествия….
        Сергей пробежался глазами по строчкам статьи и, задумчиво хмыкнув себе под нос, перелистнул страницу. За прошедшие пять лет авиация шагнула вперед достаточно, чтобы несколько потеснить дирижабли с «небесного пьедестала», но, так и не смогла свергнуть их до конца. Об этом факте можно было судить даже по привезённым Алаем журналам, где новостям об авиации было отдано меньше половины страниц.
        Сергей захлопнул «Вестник…» и, кинув его на пол рядом с диваном, откинулся на подушку.
        Все же прогресс был на лицо. Местные инженеры довольно шустро подхватили его идею, и аппараты тяжелее воздуха прочно обосновались в небесах планеты. Вот только по большему счету многие из них в какой-то степени являлись копией его машин, причем порой весьма узнаваемыми копиями. Тот же Маранский «Целенк» был в буквальном смысле слова «содран» с его «двенашки» и отличался от нее лишь наличием трех дополнительных двигателей, да несколько изменённым контуром крыла. Создавалось такое впечатление, что большинство авиаконструкторов просто бояться отходить от заданных канонов, придумывать что-то свое, новое. Впрочем, если принять во внимание, сколько раз они терпели неудачи при создании крыланов, то удивляться этой осторожности не приходится. Зато размах задумок их коллег по дирижаблестроению просто потрясал. Страницы журналов просто пестрели фотографиями аэростатов всевозможных видов и размеров: от небольшого одноместного «Ратула» (инженера из Латии) всего десяток метров длиной, до гигантского небесного тримарана, построенного в Герании.
        Не было в этих журналах только одного - машин инженеров из Руссарии. Страна, погрязшая в хаосе смуты, стремительно отставала в этом плане от остальных государств этого мира, впрочем, не только в авиа- и дирижаблестроении. Нет, что-то новое строилось и даже поступало в войска, но глядя на предоставленные Наимовым документы по новым образцам авиатехники, Сергей только разочарованно вздыхал. Большинство новых моделей руссарских аэропланов недотягивали даже до его первых образцов, что было прекрасно видно по их неуклюжим конструкциям и техническим данным. Деградация - иначе это назвать было и нельзя. Тем не менее, разработавшие и производящие их компании упорно проталкивали свои детища в жизнь и, судя по документам, смогли даже заключить контракты на поставки в войска. Это было плохо, очень плохо, но к счастью в верхах это наконец-то осознали сей факт и решили «стряхнуть пыль» с его скромной персоны. Не зря же было кинуто столько сил на восстановление завода. За прошедшие с момента приезда Алая полтора месяца сюда буквально потоком «хлынули» эшелоны с необходимым оборудованием и материалами. Мало
того, в подчинение Андре были приданы дополнительные силы, укрепившие оборону города и позволившие Роханцеву провести пару блестящих операций по уничтожению особо обнаглевших банд. Благодаря всему этому, впервые за несколько лет, в окрестностях Раксора стало более-менее спокойно; на завод стали возвращаться люди, а из деревень потянулись вереницы подвод с крестьянами, везущих свой товар на городские рынки. Город постепенно оживал.
        Оставалась одна проблема - острая нехватка грамотных инженерных и управленческих кадров. Прошло то время, когда чертеж можно было просто набросать на листе бумаги, а мелочи доводить уже в порядке постройки аппарата. Массовое производство требовало более детальной проработки всех агрегатов и узлов, тем более что новые машины должны были быть на порядок сложнее. Алай, правда, настаивал на возобновлении производства старых «эстов», но Сергей сразу отверг эту идею и не став спорить, просто отвел бывшего разведчика в ангар, показав ему новые машины, смиренно дожидающихся своего «звездного» часа. Удивлению Наимова не было предела. Даже он своим непрофессиональным взглядом смог понять насколько новые самолеты отличаются от всего виденного ранее. Тем не менее, для запуска их в серию требовалось довольно много времени: не хватало некоторых материалов, нужных приборов, вооружения и двигателей. Все что прибывало на завод, было рассчитано под производство старых «эстов». Причем поставленные моторы были устаревшей модификацией двигателя Маслоуна, ставившегося им на первые аппараты. В конце концов, после
недолгого обсуждения, было решено все же начать выпуск «эст-4» (так как войска испытывали огромную потребность в самолетах), а работы над новыми машинами вести параллельно. Для этого пришлось отправить Рослава в Намар на бывший завод Спайковского, с целью внедрения в производство разработанных им звездообразных двигателей. Сам же Сергей занялся организацией КБ и текущими заводскими делами, практически не появляясь в своей городской квартире. Тейрина некоторое время поворчала, но в принципе отнеслась к этому с пониманием, втайне радуясь за любимого. Он наконец-то очнулся от своей «спячки» в которой находился все последние годы, практически забросив работу над новыми машинами, погрязнув в рутине и заботах о насущных проблемах. Теперь же сонная безразличность слетела с него, и перед ней снова был прежний Серг, которого она когда-то полюбила с первого взгляда. Это радовало сердце девушки и одновременно заставляло сжиматься в беспокойном ожидании чего-то непонятного. Она прекрасно помнила глаза мужа стоящего у иллюминатора «Надежды» и с тоской глядящего на мерцающие в небе звезды. Помнила его слова: «Я
дойду до них, слышишь, Тей, дойду, чего бы мне это не стоило». Всего этого Сергей естественно не знал, однако подсознательно чувствовал какое-то беспокойство жены, правда, списывая все это на свои частые отлучки и небольшую напряженность, в последние годы возникшую у них в семье. Тей хотела детей, но, чтобы она не делала, забеременеть ей не удавалось и это сильно нервировало девушку. Одно время она даже стала считать себя неполноценной и долго ходила по врачам, даже не допуская мысли о том, что вся проблема крылась в ее муже. Сергей не препятствовал этому заблуждению, банально не зная, что делать в сложившейся ситуации. Он прекрасно понимал, что скорей всего дело тут в их биологической и генетической несовместимости (все же, несмотря на внешнее сходство, они относились к представителям разных рас), однако даже не представлял, как сказать об этом жене. К тому же реакция на новость о том, что ее муж с другой планеты, могла быть непредсказуемой, а терять Тей Сергей не хотел. Он любил эту девочку, за прошедшие годы превратившуюся в прекрасную стройную женщину, - просто любил.
        Ратный вздохнул и, взяв со спинки дивана очередной журнал, открыл его. Некоторое время он листал практически до дыр зачитанные за прошедшие месяцы страницы, затем отложил его в сторону и, поднявшись с дивана, принялся нервно прохаживаться по комнате.
        Нет, ему просто зверски не хватало грамотных инженеров с незашоренностью взглядов, которые могли бы генерировать новые идей. Те, что прибыли на завод, готовы были выполнить любое его задание, но и только. Идей и рацпредложений от них было не больше чем от старого лайкосника. Однако для воплощения всех его задумок нужны были люди несколько иного склада ума: дерзкие, инициативные, увлеченные, возможно кое в чем безумные. Дел предстояло много, очень много.
        Сергей снова вздохнул и, подойдя к окну своего кабинета, приоткрыл его, впустив внутрь вечернюю прохладу. Упершись руками в широкий подоконник, он долго прислушивался к несколько стихшему, но не до конца смолкнувшему шуму завода. Уже смеркалось, но жизнь во многих цехах не утихала даже сейчас: горели огни прожекторов, а ветер доносил гул работающих станков и басовитые гудки паромобилей. Завод медленно, но уверенно оживал и буквально через пару недель первые «эсты» будут готовы выйти из его сборочных цехов, а это не могло ни радовать. Ратный улыбнулся своим мыслям и, с хрустом потянувшись, вернулся к дивану. Собрав разбросанные журналы, он положил их на стол аккуратной стопкой и, подойдя к стоявшей в углу кабинета чертежной доске, несколько минут задумчиво смотрел на чертеж. Дела с новыми машинами шли не так хорошо как хотелось бы, - слишком уж много у них выявлялось детских болячек. И это несмотря на то, что их прототипами послужил старинный земной истребитель начала двадцатого века «И-153», конструкцию которого он довольно неплохо помнил. Естественно пришлось внести множество изменений. В
частности, из-за особенности двигателя Васнова диаметр капота получился меньше чем у оригинала, что позволило установить внутри него всего лишь два мелкокалиберных 19-мм орудия «Рикон-11». Тем не менее, машина получилась довольно узнаваемой, и в первую очередь своим необычным изгибом верхнего крыла из-за чего ее некогда прозвали «Чайкой». Теперь оставалось лишь довести эту «птичку» до ума, укротить, заставить стать дружелюбной пилоту, а это всегда было труднее всего. Вот и сейчас Сергею приходилось работать не только с чертежами и расчетами, но и порой самому отправляться на испытательные вылеты, дабы почувствовать поведение машины в воздухе. И все же, после принятия решения о работе над 15-шками («эст-15» такое обозначение получила новая машина), следовало торопиться и поспешить с окончательными доводками. Алай, уезжая, взял с собой несколько фотографий нового истребителя, чтобы показать их в верхах и Сергей был почему-то твердо уверен, что новой машиной заинтересуются. Это означало лишь одно - к серийному производству новый самолет должен быть готов на все сто процентов. Увы, работы над ним было еще
непочатый край, и Сергей уже жалел, что пару лет назад почти забросил разработку «пятнашки». Хотя с другой стороны страна в те годы летела в тартарары и всем было не до новых самолетов, - приходилось просто выживать. И вот теперь пришло время ставить ее на крыло, а дальше…
        Ратный бросил быстрый взгляд на стоящий у стены шкаф, где лежало несколько свернутых в упругие трубки чертежей и, вздохнув, покачал головой. Нет, еще рано, очень рано, - нужна команда. Нельзя получить все и сразу. Даже всех его знаний не хватит для воплощения задуманного, а возможно и всей его жизни. Он прошелся по кабинету, неожиданно почувствовав себя загнанным в угол волком. Захотелось свободы; сбросить с себя груз нынешних обязательств и грядущих проблем и просто наслаждаться жизнью. Только вот получится ли? Он ведь чужак в этом мире - чужак! Как же охота домой. Увидеть мать, отца, вновь пройтись по набережной реки, услышать ворчание профессора, критикующего его очередной проект. Как же охота…Только вот… Сергей рванул верхнюю пуговицу воротника, и в два шага оказавшись перед приоткрытым окном, широко распахнул обе его створки, полной грудью вдохнув прохладный ночной воздух. Влетевший внутрь кабинета легкий ветерок взъерошил его волосы, несколько остудив голову. Ратный скрестил руки на груди и замер в задумчивости. Всей его жизни…
        - Что ж, - пробормотал Сергей тихим голосом на земном языке, - и пусть, пусть не хватит, но это не значит, что я должен сдаваться. - Он поднял глаза вверх, впившись взглядом в высыпавшие на небе звезды и с неожиданной для себя злостью прокричал: - Я подарил этому миру крылья, и я же проторю к вам дорожку, слышите, проторю, обещаю это! И больше меня ничто не остановит!
        Путешествие было утомительным. Почти полторы недели в поезде, чья комфортабельность оставляла желать лучшего. В обшитых бронелистами вагонах практически постоянно царил душный полумрак. Солнце, «пробивающееся» сквозь узкую амбразуру окна, едва освещало небольшое купе, но все же в его свете можно было прочитать купленную на станции газету или перекинутся в партию домно. Лишь вечером в вагонах на какое-то время включался тусклый свет, но и то скорее всего больше для того чтобы готовящиеся ко сну пассажиры не спотыкались в темноте. Так что поездка была прескучнейшая, и большую часть времени Ладислав проводил на своей жесткой полке, раздумывая над поворотами своей судьбы и этим странным заданием. Все что известно это: отправиться в Раксор, небольшой городок на Майдерском полуострове, где поступить в полное распоряжение некоего экзац-капитана Наимова - все. Такое предписание он получал впервые, но сразу было понятно, что их группе уготован не обычный перевод в другую часть. Шесть пилотов, все с опытом боевых действий. Причем кители многих украшают довольно серьезные награды. Однако академию заканчивали
только они с Кротвиным, остальные члены их небольшой группы были выпускниками дивизионных авиашкол. И это как ни странно говорит в их пользу. Качество обучения таких пилотов всегда оставляло желать лучшего и большинство из них гибли в первые недели боев. Однако тот, кто выживал, постепенно набирался боевого опыта, порой превосходя своих учителей. Эти ребята тоже видимо не промах, особенно если учесть, что воевать им, скорее всего, приходилось на «алаках» или «никах», которые по многим параметрам уступают поставляемым карнотовцам геранским крыланам. Сказать бы пару ласковых слов их конструкторам, а еще бы лучше засунуть в кабину и отправить в бой против парочки «майсеров». Ладислав усмехнулся, мысленно представив эту картину и, вздохнув, перевернулся на спину, уставившись в потолок.
        Интересно, почему перестали производить «эсты»? И жив ли конструктор этих машин?
        Один раз ему даже довелось его увидеть. Их выпуск был одним из первых в академии, и Эйтан присутствовал на церемонии вручения летных шлемов. Высокий, поджарый, довольно молодой мужчина с черными волосами и цепким взглядом, одетый в короткую летную куртку без знаков отличия и черные форменные брюки. Он всю церемонию простоял молча, внимательно наблюдая за тем, как новоиспеченные летчики принимают от своих инструкторов шлемы пилотов. А затем, когда церемония окончилась, он быстрым шагом подошел к небольшой трибуне, перед которой выстроились ряды уже бывших курсантов и, окинув их пристальным взглядом, произнес:
        - Небо ваше, ребята. Теперь главное удержите его.
        И они держали, - держали, сколько могли. Ладислав зевнул и, потянувшись, сел. Судя по ощущениям, поезд явно замедлял свой бег. Чаклин поднялся и пару минут смотрел в «оконную амбразуру», за которой тянулись какие-то поля, перемежаемые приземистыми деревенскими домиками, затем потряс за плечо спящего Кротвина.
        - Никола, станция, просыпаться будешь?
        Тот повернул к нему заспанное лицо и пару минут сонно моргал глазами, явно не понимая, что от него хотят. Пришлось Ладиславу повторить свой вопрос. Только после этого Кротвин кивнул и, сев, принялся тереть ладонями глаза.
        - Что за станция? - поинтересовался он, подходя к висящему в углу небольшому умывальнику и открывая дырку слива.
        - Кто ж знает, - пожал плечами Лад и, заметив, что за окном деревенские дома сменились каменными постройками, добавил: - Судя по всему какой-то небольшой городок.
        Никол вытер лицо полотенцем и, подойдя к столику, бросил взгляд на лежащие на нем часы.
        - Скорей всего Лойдушино, да и по времени подходит.
        - Ну, Лойдушино, так Лойдушино. Надеюсь хоть постоим подольше, а то уже надоело бока мять.
        - Да ладно тебе, Лад, жаловаться, - хлопнул его по плечу Никол. - Хоть отдохнем немного, а то я за последние годы не помню, когда толком спал-то.
        - Есть такое, - нехотя согласился Чаклин. - Хотя от ничегонеделанья я устаю даже больше.
        - Тут уж каждому свое. Лично я предпочитаю поваляться в кровати.
        - Ты еще с академии был засоней, - рассмеялся Ладислав, снимая с плечиков висевший над полкой мундир и, покосившись в окно, добавил: - Пошли на выход, кажись прибываем.
        Они вышли в полутемный коридор, освещаемый всего тремя небольшими лампами, где уже толпилось несколько пассажиров, ожидавших, когда проводник разрешит выйти на платформу. В вагоне было пять купе, так что большинство собравшихся были из их группы. Ладислав сдержанно поздоровался, - за прошедшие дни он так толком ни с кем из них и не познакомился. Ребята держались обособленно и были не особо разговорчивы. Насколько ему удалось понять, они были из одного аэродивизиона, причем какого-то элитного, подчиняющегося чуть ли не напрямую совету республики. Впрочем, о целях их командировки им было так же мало что известно.
        - Господа, станция Лойдушино, стоять будем полчаса, прошу от вагонов далеко не отходить, - раздался из начала вагона зычный голос проводника.
        Все дружно потянулись к выходу. Ладислав на секунду замер в дверях, прищурившись от ударившего в глаза яркого солнца и ловко спрыгнув вниз, огляделся. Узкая полоска платформы, по другую сторону которой возвышалось серое полуразрушенное здание вокзала. Прямо перед ним находилась небольшая площадь, где расположилось несколько торговых палаток, меж которых сновали бойкие лотошники и разномастный люд.
        - Ну что пойдем-посмотрим, или как? - лениво поинтересовался Никол, доставая из кармана кителя пачку с дешевыми аромами.
        - А почему бы нет, - пожал плечами Ладислав. Ему совершенно не хотелось без дела топтаться рядом с поездом, к тому же не мешало бы купить чего-нибудь перекусить.
        Судя по задумчивому взгляду Никола, направленному в сторону расхваливающего свой товар лоточника с пирожками, ему в голову пришла похожая мысль.
        - Что ж тогда поспешим, - сказал Кротвин, пряча пачку в карман.
        Минут десять они бродили по этому небольшому рынку, рассматривая разложенный на лотках и прилавках товар. Продавалось все; от съедобных семян страна, похожих на маленькие желтые шарики, до лошадиных сбруй и каких-то парамобильных запчастей. В конце концов, Кротвин остановился у палатки с сырами и копченостями, принявшись торговаться с ее хозяином. Лад пару минут постоял рядом, затем направился к пожилой женщине, разложившей прямо на брусчатке стопки потрепанных книг. Купленные на прошлой станции газеты он прочитал еще вчера, а ехать было еще целые сутки, так что интересная книга могла хоть как-то скрасить это время. К сожалению, потрепанные тома в основном оказались дамскими любовными романами и лишь парочку из них с натяжкой можно было отнести к приключениям. Однако выбора не было. Расплатившись с хозяйкой книг, Чаклин направился к поджидавшему неподалеку Кротвину.
        - Во, смотри, что сторговал: копченая курица и палка сыра, причем всего за двадцать частиков[3 - Имперн - денежная единица Руссарии. 1имперн = 100 злотен=1000 частиков.], - сказал тот с гордостью в голосе, демонстрируя Ладиславу два промасленных газетных свертка.
        -Молодец. К этому еще бы винца и можно пир устраивать, - улыбнулся Чаклин.
        - А это идея! - Кротвин заозирался. - Не может быть, чтобы на таком рынке не продавали чего-нибудь горячительного. Ага…
        Он быстро сунул свертки Ладиславу, которому пришлось переместить купленные книги под мышку, и быстрым шагом направился куда-то вглубь базара, шустро лавируя среди толпящихся у прилавков покупателей. Вернулся он буквально через пару минут, неся в руках пузатую бутылку с узким длинным горлышком внутри которой плескалась желтоватая жидкость.
        - Это еще что? - поинтересовался Лад с подозрением.
        - Рыпсовая настойка, - пояснил Никол, расплываясь в довольной улыбке и забирая у друга один из свертков. - Демонская штука, пробирает аж до костей. Ладно, пошли.
        Они неторопливо направились к поезду. День был хороший, до отправления еще оставалось минут десять и спешить обратно в полумрак душных вагонов совершенно не хотелось.
        - А знаешь, Лад, - сказал Никол. - Ведь те места, куда мы сейчас направляемся, до войны считались курортными. Туда многие столичные богатеи отдыхать ездили. Там почти в каждом городе свои минеральные источники имеются. А города на побережье…какие там пляжи, - Кротвин мечтательно закатил глаза. - Я как-то в детстве там с родителями отдыхал. Может как-нибудь удастся вырваться и съездить, вроде от Раксора до побережья всего пару десятков терров.
        Чаклин пожал плечами.
        - Не знаю, да и сомневаюсь, что отпустят. Все говорят, что неспокойно тут. Бандитов много…
        - Да брось ты, Лад, - фыркнул Никол, - где наша не пропадала? Нет, дружище, я считаю, что это новое назначение для нас практически дар свыше. И как бы тут ни было, но думаю, что по сравнению с предыдущими местами нашей службы мы действительно практически на курорте. Еще бы…
        Знакомый стрекочущий звук, долетевший откуда-то сверху, заставил его прерваться и, задрав голову, удивленно уставиться в небо. Ладислав последовал примеру друга, сразу найдя глазами плывущие в вышине три черных крестика.
        - Тройкой идут, странно, - Никол, прищурил глаза, разглядывая из-под ладони летящие самолеты. - Лад, как думаешь, что за аппараты?
        - Не знаю, высоко, не рассмотреть, - ответил Чаклин, оглядываясь и подспудно отмечая, что на лицах многих продавцов и покупателей появились признаки нескрываемого волнения. Люди то и дело кидали вверх беспокойные взгляды, а кое-кто из торговцев принялся быстро сворачивать свои палатки.
        - Ник, не нравится мне все это, - сказал Ладислав, толкая друга в бок. - Глянь на местных.
        Кротвин непонимающе посмотрел на друга и, быстро оглядевшись, пожал плечами:
        - Народ всегда боится всего неизвестного, а крыланы здесь явно нечастые гости, вот местные и нервничают
        - Не думаю, - буркнул Ладислав. Он вновь посмотрел вверх, но самолеты уже исчезли, однако стрекот их двигателей до сих пор был отчетливо слышен. Мало того, он нарастал с каждой секундой и в их басовитом реве слышались до боли знакомые нотки. Ладислав замер, не веря своим ушам, но тут из-за видневшейся над вокзалом кромки деревьев вынырнул черный как ночь остроносый «майсер» и, пронесясь на бреющем над кинувшимися врассыпную людьми, резко ушел вверх.
        - Демон их дери! Ник, бежим! - крикнул он, устремляясь к поезду и молясь, чтобы пулеметные расчеты были на своих местах. Никола не пришлось просить два раза. Однако не успели они подняться по короткой лестнице на перрон, как позади протяжно ухнуло, и тут же в спину ударила теплая волна, перемешанная с пылью и каменной крошкой. Ладислав почувствовал, как его кинуло вниз на ступени, но он тут же вскочил и практически на четвереньках принялся карабкаться наверх. Быстрым броском преодолел перрон и, скатившись вниз, нырнул под вагон, после чего ползком отполз по прикрытие его колес. Через мгновение к нему присоединился Никол, с улыбкой продемонстрировав бутылку с самогоном, которую так и не выпустил из рук.
        - Откуда тут геранцы? - спросил Ладислав, морщась от резкого грохота очередного разрыва.
        - Это не геранцы, - ответил Никол, осторожно пристраивая бутылку между шпалами, после чего принялся ерошить свои волосы, чтобы вытряхнуть из них пыль.
        Снова гулко грохнуло и по вагону загрохотал дробный перестук летящих во все стороны кусков земли вперемешку с камнями и осколками, заставив друзей плотнее вжаться в гравий железнодорожной насыпи.
        - «Черная смерть» - элитная авиадивизия ястанцев, - пояснил Кротвин, когда взрывы немного утихли, чтобы через мгновение сменится стрекотом авиационных пулеметов. К облегчению Ладислова, к ним примешалось басовитое постукивание установленных на крышах вагонов крупнокалиберных «Риконов».
        -Слушай, отсюда же до границы почти три сотни терров? Как они назад вернуться, у них же в баках должно быть почти сухо?
        Кротвин непонимающе покосился на друга, на секунду задумался, затем пожал плечами.
        Как-то резко наступила режущая уши тишина, изредка прерываемая людскими криками, да шипением выпускаемого паровозом пара. Поезд резко дернулся, громыхнув сцепками.
        Ладислав с Кротвиным испуганно переглянулись и принялись поспешно выбраться из-под вагона. Оказавшись на платформе, они огляделись.
        Откуда-то из-за здания вокзала в небо поднимался столб черного дыма, а одна из его стен обвалилась, похоронив под собой пару торговых палаток. Прямо посереди рыночной площади дымилась воронка от бомбы, рядом с которой лежало несколько трупов. Еще несколько тел распростерлось на перроне. Судя по всему, это были прогуливающиеся по нему пассажиры. Поезд практически не пострадал, хотя на его вагонах и были заметны свежие следы от попадания пуль и осколков. Видимо ястанцы не ожидали встретить отпор или же их главной целью являлись именно мирные жители.
        - Посеять панику среди мирного населения, подорвать дух, это всегда была их тактика, - тихим голосом произнес Кротвин, словно прочитав мысли Ладислава и скрипнув зубами, добавил: - Сволочи.
        Он резким движением руки сорвал пробку с бутылки и приложился к горлышку.
        - Да уж, - Чаклин обвел нахмуренным взглядом разбомбленную станцию. - Что не говори, Никол, но на курортную поездку это похоже мало. Чую нас ждут веселые деньки.
        Он хлопнул друга по плечу и, прихрамывая, направился к своему вагону, на ходу отряхая свой безнадежно испорченный китель и брюки от налипшей на них пыли.
        ГЛАВА 3.
        Сергей заглушил двигатель и, откинувшись на спинку сиденья, несколько мгновений сидел неподвижно, смотря в раскинувшееся над головой бездонно-синее теплурское небо. Полет сегодня прошел без сучка и задоринки - «пятнашка» на отлично выполнила всю намеченную программу. Похоже, что наконец-то удалось излечить все ее больные места. Значит, пора прекращать тянуть и начинать ее производство хотя бы малыми партиями, тем более что Васнов уже прислал первые серийные образцы новых двигателей. Рославу удалось почти невозможное. За прошедших с момента его отъезда два с половиной месяца он не только смог оживить полузакрытое предприятие Сапайковского, но и запустил на нем производство своих моторов. Это в какой-то степени облегчало все дело. Оставалось только дождаться возвращения Алая, чтобы наконец-то узнать, на какую поддержку рассчитывать в дальнейшем. Отсутствие каких бы то ни было новостей от бывшего разведчика, уже несколько нервировало Сергея, хотя постоянно прибывающие эшелоны с оборудованием и материалами, говорили о том, что в верхах о них не забыли. Это радовало. В конце концов, он решил плюнуть на
все и сосредоточиться на работе, вот только рук не хватало. И если дела на заводе и во вновь созданном КБ шли более-менее нормально, то задумка с воссозданием академии застопорилась. По приказу Алая была начата перестройка под эти цели полузаброшенных зданий женского пансиона на окраине города, а также обустройство учебного аэродрома. К сожалению, теперь все было пущено на самотек: переоборудование зданий не закончено, курсанты не набраны, а прибывшие пилоты, которые должны были стать инструкторами, болтались целыми днями без дела. Эту проблему следовало решить и как можно скорее. Хватит оглядываться на начальство. Нужно вновь все брать в свои руки.
        Сергей вздохнул и, стащив с головы шлем, взъерошил волосы. Было еще рано, но солнце уже начинало припекать.
        - Господин Серг, с вами все в порядке?
        Сергей повернул голову и окинул непонимающим взглядом стоящего на крыле пожилого механика.
        - Ну, просто вы заглушили двигатель и уже минут десять сидите молча в кабине, вот я и забеспокоился, вдруг, что не так, - пояснил тот. - Может сердечко прихватило. Вон у моей племянницы мужу всего тридцать было, но тем не менее…
        - Все в порядке, - прервал его Сергей, отстегивая ремни. - Просто немного задумался.
        - Вот и хорошо, - расплылся в улыбке механик. - Только вы меня больше так, господин Эйтан, не пугайте.
        - Ладно, Василич, больше не буду, прости.
        Он отдал старику шлем и, подождав пока тот спустится на землю, вылез из кабины. Обойдя самолет, он ласково похлопал его по все еще горячему капоту двигателя.
        - Машина сегодня прямо зверь была, думаю пора ее в серию пускать.
        - Давно это пора, господин Серг, - одобрительно закивал головой старик. - А то все гоняете и гоняете нашу красавицу, сколько уж можно-то.
        - Столько сколько нужно, - отрезал Сергей и, с улыбкой посмотрев на старого механика, добавил: - Ладно, Василич, я в КБ, загоняйте птичку в ангар и осмотрите ее на всякий случай, а то сегодня я ее загрузил по полной.
        - Все сделаем, господин Эйтан, можете не волноваться, - закивал старик.
        - Надеюсь на тебя, - Ратный ободряюще похлопал его по плечу и неспешно направился через поле к видневшимся за ним заводским строениям.
        Василич относился к той категории людей, которых принято называть «мастер на все руки». До начала смуты он работал аэромехаником в небольшом дирижаблепорте, что размещался в соседнем городке Лискар, а после перебрался в Раскор к дочери. На завод он устроился для подработки, но увидев крыланы, буквально «загорелся» ими. Несмотря на свой возраст, он за какие-то полгода смог досконально разобраться в устройстве и принципе работы двигателя и теперь являлся одним из лучших заводских авиамехаников.
        Вообще-то его настоящее имя было Наир экс Васич, но Сергей как-то несколько раз невзначай назвал его по земному Василичем, в результате чего это невольное прозвище закрепилось за ним. Теперь окружающие редко называли его настоящим именем - впрочем, старик не особо и возражал. Нет, все-таки ему определенно везет с людьми, но все же старой команды не хватает, а новая так и не начала формироваться. Впрочем, есть пара человек на примете, но к ним еще надо присмотреться. Но сейчас главное пустить «пятнашку» в серию и двигаться дальше. Есть несколько задумок, которые уже можно притворять в жизнь, да и «шестнадцатый» пора ставить на крыло, а для этого нужны пилоты - хорошие пилоты. Хотя тут как раз все просто…
        - Ничего, прорвемся, - пробормотал Ратный себе под нос и, улыбнувшись своим мыслям, ускорил шаг.
        Уже вторую неделю их группа маялась от вынужденного безделья. Прибыв на место, они оказались в небольшом провинциальном городке, где, как оказалось, было решено восстановить распущенную перед Смутой летную академию. Эта новость обрадовала Лада, а вот тот факт, что им придется быть в ней инструкторами, заставила впасть в уныние. Все же он считал себя боевым офицером и мысль о прозябании на задворках Республики в качестве наставника новобранцев не очень вдохновляла. Никол же наоборот воспринял данную весть с энтузиазмом, а на закономерный вопрос Лада о причинах сей радости пояснил:
        - Дружище, а тебе не кажется, что мы уже достаточно рисковали своими головами и вполне заслужили немного отдыха. Мне уже почти двадцать пять лет, а у меня даже девушки нет. Сейчас хоть будет возможность завести семью и детишек. Посидим тут пару годков поучим «неоперышей», дело-то нужное.
        - Нужное, - согласился Лад с грустной «миной» на лице. - Только вот на чем их учить?
        В ответ Никол лишь пожал плечами.
        На тот момент вопрос был вполне закономерен, ибо так называемая «академия» существовала пока лишь на словах. А в действительности: три полуразвалившихся двухэтажных здания, в которых только-только был начат какой-то ремонт, плюс чистое поле с большим амбаром на краю, который должен был временно выполнять роль ангара. Ну и о том, что это все же военный объект напоминали постоянные патрули, ограда из колючей проволоки по периметру и посты охранения на въезде. Курсантов еще и в помине не было, точнее их вроде бы и набрали, но за неделю своего пребывания не удалось увидеть ни одного. Плюсом было то, что их поселили в небольшой отремонтированной пристройке к одному из будущих корпусов академии, причем каждому выделили по комнате. К тому же академия размещалась в живописной местности; вокруг росли небольшие нерзовые рощицы, а буквально в полусотне метров от их нового жилища раскинулось небольшое озеро. Минусом являлся тот факт, что до города был почти час ходьбы, а разрешение на увольнение было получить ох как тяжело.
        У Ладислова даже возникло впечатление, что среди его нового руководства царила полная неразбериха, и начальство в буквальном смысле слова не знало, что с ними делать. Мало того по прошествии трех недель им не только не представили нового командира, но создавалось впечатление, что о них вообще позабыли. Молоденький штат-ратнинант, командующий охраной академии и занимавшийся их размещением, в ответ на все вопросы лишь разводил руками. Приходилось тупо сидеть в своей комнате, или бродить по округе, страдая от безделья. Несколько раз удалось вырваться в город, но развлечении там было мало. Город еще не оправился от годов смуты и большинство из его увеселительных заведений были закрыты, к тому же несколько напрягали патрули, то и дело проверяющие документы. Впрочем, Лад понимал, что сложившаяся ситуация больше всего напрягает лишь его одного, остальные члены группы были даже рады неожиданно затянувшемуся безделью.
        И вот пару дней назад на поле неожиданно начал суетиться народ, выкашивая траву, срезая кочки и затрамбовывая ямки песком, а вечером вчерашнего дня на него приземлилась тройка новеньких «Эстов». Что интересно, двое из пилотов, пригнавших новые самолеты, были девушки. К сожалению, они не стали задерживаться на аэродроме, а ничего не объяснив, практически сразу же уехали в уже поджидавшей их машине. И, тем не менее, уже было понятно, что дела в отношении академии наконец-то сдвинулись с мертвой точки и их вынужденный отдых скоро закончится.
        Ладислав почти с нежностью провел рукой по блестящему свежим лаком винту, подумав, что просто преступно использовать эти машины для обучения, когда их так не хватает в боевых частях. Сделав круг вокруг крылана, чтобы получше осмотреть его со всех сторон, Чаклин запрыгнул на крыло и заглянул в кабину.
        На первый взгляд это был все тот же старый знакомый «эст -4», но все же отличия были и порой весьма существенные. Сразу в глаза бросался более массивный нос самолета, что скорей всего говорило о новом двигателе, а также несколько укороченные нижние крылья, которые раньше были одинаковой длины с верхними. Кроме того, колеса шасси уменьшились в диаметре, зато стали более широкими, а их стойки обзавелись дополнительными распорками. Последнее было особенно актуально. Стойки шасси всегда были слабым местом почти всех «эстов» и поломки их во время посадок на плохо подготовленную площадку были обычным делом, особенно среди молодых летчиков.
        А вот кабина практически не претерпела изменении; незначительно поменялся вид приборной панели, ну и сама она стала несколько попросторнее. Но самое главное, основа спинки и седушки кресла пилота были сделаны из металла приличной толщины. Это больше всего обрадовало Лада и одновременно заставило мысленно ругнуться в адрес конструктора самолета. Что мешало сделать подобное раньше? Ведь нередки были случаи гибели летчиков от шальной пули, причем даже выпущенной с земли из обычной солдатской винтовки. Дошло до того что некоторые пилоты покупали на рынках чугунные сковородки и летали, сидя на этих железках, что естественно было не особо удобно, зато более безопасно. Лично он использовал для этих целей кусок «отражателя» снятого со сбитого карнотовского аэростата. Теперь надобность в этом отпадала.
        - Ну как тебе машинки?
        Ладислав обернулся и, увидев стоящего в дверях ангара Кротвина, приветственно махнул ему рукой.
        - Интересно будет опробовать их в воздухе. Судя по всему, движок тут новый стоит.
        - Думаю, что скоро тебе эта возможность представиться, - отозвался Никол. - Пойдем скорей, там начальство пожаловало.
        Аэростат серой тушей завис над посадочной платформой, лениво лопатя воздух винтами своих двигателей, а к земле от него устремились извивающиеся «змейки» причальных тросов. Через несколько минут они уже были закреплены в лебедках и притягиваемый ими дирижабль, заглушив свои моторы, стал медленно спускаться вниз. Со скрипом из днища гондолы выдвинулись швартовочные полозья и вскоре щелчки фиксаторов оповестили собравшихся у платформы людей об окончании процедуры причаливания.
        - Алай, ну наконец-то, я уж думал, что ты не вернёшься, - сказал Сергей, пожимая руку спустившемуся с платформы бывшему разведчику.
        -Увы, Серг, я ненадолго.
        - Что-то случилось?
        Наимов покачал головой.
        - Ничего такого. Просто господин Кутесов считает, что вы тут прекрасно справитесь и без меня, - он улыбнулся уголками губ и добавил: - Впрочем, я в этом тоже не сомневаюсь.
        - Мне бы вашу уверенность, - усмехнулся Ратный, внутренне чувствуя странное облегчение. С одной стороны, было жалко вновь расставаться со старым товарищем, но с другой он снова получал свободу действий, а значит, можно было все повернуть по-своему.
        - Ладно, дружище, - он хлопнул Алая по плечу и, кивнув в сторону стоящего неподалёку мобиля, добавил: - Поедем ко мне, все расскажешь. Кстати, ты надолго?
        - Буквально на полчаса. Так что, увы, посиделки отменяются.
        Сергей удивленно посмотрел на разведчика, который в ответ только развел руками и тут же пояснил:
        - Я тут пролетом. Сперва думал документы с курьером отправить, но, в конце концов, решил сделать небольшой крюк и повидаться напоследок.
        - И куда ты теперь?
        - В Ястанию.
        - В Ястанию?
        - Да, Серг. Пару недель назад мы подписали с ними мирный договор и вот теперь я новый полномочный посол Республики.
        - Ого, - Сергей удивленно вскинул брови. - Что ж поздравляю.
        - Спасибо, - кивнул Алай, который, судя по своему виду, совсем не был рад новому назначению. Впрочем, это было и понятно. Почти четыре года ему пришлось провести в ястанском плену. И вот ему вновь приходится возвращаться обратно; работать с врагами, которые еще недавно издевались над ним и при этом дружелюбно им улыбаться. Ратный с сочувствием посмотрел на будущего дипломата. Тот перехватил его взгляд и неопределённо повел плечами, как бы говоря этим: «такова, мол, служба, ничего не поделаешь», затем тяжело вздохнул и протянул Ратному небольшой кожаный портфель, который все это время держал в руках.
        - Тут документы о восстановлении тебя в звании полковника, только теперь уже республиканских войск, кой-какие досье и несколько журналов.
        - Досье?
        - Можно сказать, подарок от нашего императора, - пояснил Алай, снимая фуражку и расстёгивая воротник кителя. - У нас с Кутесовым в присутствии его величества как-то зашел разговор о твоем КБ, и я сказал, что ты сетуешь на отсутствие путевых инженеров.
        - И что?
        - Да ничего, - пожал плечами Наимов. - Взять-то их все равно не откуда. За время смуты очень много хороших специалистов уехало из страны, и возвращаться обратно они как-то не спешат. Система образования до сих пор лежит в руинах …так что, сам понимаешь.
        - Понимаю и благодарен за то, что хоть кого-то смогли прислать. И все же, что за досье?
        - Ах да. Через пару дней после того разговора император неожиданно вызвал меня к себе и передал для тебя пару папок. Дело в том, что до смуты у него был личный фонд для поддержки различных изобретателей из народа ну и, по его словам, там порой попадались весьма интересные идеи. Кой-какие документы у него к счастью сохранились, и он решил передать кое-что тебе. В общем, все там, - Алай указал глазами на портфель, - сам посмотришь. Я мельком проглядел. По мне так всякая ерунда, но вдруг тебя что заинтересует. Уф. Жарко тут у вас, - он помахал перед лицом снятой фуражкой.
        - Уже третий день печет, - Сергей, открыл портфель и пробежал глазами по его содержимому. Несколько однотипных серых папок с матерчатыми завязками, какой-то пакет ядовито желтого цвета, да пара журналов в цветастых обложках.
        - Вот за это отдельное спасибо, - сказал Ратный, вытаскивая один, быстро его пролистывая и аккуратно засовывая обратно. - А что в пакете?
        - Это для Роханцева. Даже не знаю, что там. Передашь?
        - А куда я денусь? - усмехнулся Сергей, защелкивая замок портфеля. - Андре сам хотел приехать тебя встретить, но видать что-то не сложилось.
        - Ничего страшного, - Алай посмотрел в сторону суетящихся у платформы матросов, которые спешно готовили аэростат к новому полету, и вновь повернулся к землянину. - Серг, давай немного пройдемся.
        Они неспешно направились в сторону приютившегося на краю поля ангара, к которому от посадочной платформы тянулись серые нитки рельс узкоколейки. Шли молча. Наимов зачем-то подобрал по пути валявшуюся в траве ветку и принялся на ходу постукивать ей по голенищу своего сапога.
        - Алай, не томи, - наконец прервал затянувшееся молчание Сергей. - Давай рассказывай. Опять, поди, что-то не так.
        - И да, и нет, - бывший разведчик резко хлестнул палкой по сапогу, отчего кончик той обломился, но не упал, а остался болтаться на куске высохшей коры. Алай остановился и, поставив правую ногу на рельс, оторвал обломленный кусок, затем окинул землянина пристальным взглядом. - Понимаешь, Серг, там, - он ткнул палкой вверх, - есть много недовольных оказанным тебе вниманием. Кое-кто даже считает, что ты уже выдохся как конструктор и уже не сможешь предложить что-нибудь новое, а посему все вложения в здешнее производство пустая трата денег.
        - Ну, ты же знаешь, что это не так, - ухмыльнулся Ратный.
        - Я, да, - кивнул Алай, - но там, - снова тычок вверх, - пока еще нет. - Он снова вздохнул. - Открою тебе секрет: производство «эстов» налаживается не только на твоем заводе. Твой крылан отлично себя показал в боях и поэтому было решено восстановить его массовый выпуск.
        - Даже так, - Сергей мотнул головой и озадаченно хмыкнул. - И много уже собрали?
        - Не знаю, - пожал плечами Наимов. - Как-то особо не интересовался. Да и дело не в этом. Просто …
        - Просто бессмысленно вбухивать средства в восстановление небольшого заводика, находящегося демон знает где, когда выпуск новых машин можно наладить на вполне работоспособных предприятиях, причем находящихся ближе к центру, - закончил за него Ратный.
        - Примерно так, - кивнул Алай. - К тому же господин Аланский и Тамов уже выразили готовность начать выпуск своих новых машин.
        - Аланский? - Ратный на мгновение задумался, пытаясь вспомнить, где уже слышал эту фамилию. - Это не конструктор «алаков» случайно?
        - Он самый, - подтвердил Наимов. - Мало того, кое-кто в совете очень сильно лоббирует его интересы. В общем, было решено, что он и Тамов представят модели своих новых крыланов на рассмотрение комиссии из министерства аэропромышленности, но я почему-то уже уверен в ее положительном решении.
        - И когда этот смотр будет проходить?
        - Тридцать второго следующего месяца, в новой столице, на Утранском поле.
        - Значит еще почти пять недель, что ж времени вполне достаточно, - задумчиво пробормотал Ратный и, покосившись на своего собеседника, поинтересовался: - Так может и мне там свою «пятнашку» показать? Как думаешь?
        - Ты все быстро схватываешь, дружище, - расплылся в улыбке Алай. - Росовский именно это и предложил, когда я рассказал ему о твоем новом крылане. Кстати, ведь именно он сейчас возглавляет остатки наших доблестных военно-воздушных сил. И, знаешь, ему очень не по душе вся эта подковёрная возня у него за спиной. Так что своим появлением на комиссии ты поразишь сразу несколько целей: представишь новую машину, заставишь всех своих недоброжелателей хоть немного примолкнуть, а заодно развяжешь ему руки. Его ведь уже чуть ли не в открытую обвиняют в том, что он саботирует поставку в войска новых машин в угоду твоим интересам.
        - Да уж, положеньице, - Сергей озадаченно потер подбородок. - Даже не думал, что все так сложно.
        - А что ты хотел? - развел руками Алай, - Политика, демоны ее рви. Думаешь, мне это нравится? - он размахнулся и закинул палку в траву и, отряхнув руки, добавил: - А в верхах всегда грызлись. Сейчас еще поменьше стали. Кутесов не слишком церемонится и теплое креслице можно потерять в два счета, вот только кое-кого даже это не останавливает.
        - Понятно, - ответил Ратный, смотря перед собой невидящим взглядом. Наконец он провел рукой по волосам, а в его глазах сверкнули огоньки принятого решения. - Что ж, задача ясна, господин посол, - сказал он, - буду готовить «пятнашку» к показу. Можешь передать Росовскому, чтобы на меня рассчитывал.
        - Вот и хорошо, - кивнул Наимов и, сунув руку за пазуху, вытащил из внутреннего кармана пачку с аромами. - Знаешь, а я ведь и не сомневался, что ты согласишься, - сказал он сквозь зубы, щелкая зажигалкой у кончика палочки.
        - Еще бы, - хмыкнул Сергей. - Разве я могу упустить такую возможность поближе познакомиться с коллегами.
        - А уж как они будут рады, - усмехнулся в ответ Алай, - ты даже не представляешь. Хотел бы я видеть лицо того же Алания. - Он покачал головой. - Этот раздутый уркун^4^[4 - раздутый уркун - оборот речи. Аналогичен земному: «напыщенный индюк».] просто лопнет от злости. Представляешь, Серг, он же тут недавно заявил, что, дескать, на самом деле идея крыланов с бензиновыми двигателями принадлежит ему, а ты просто ей вовремя воспользовался, - буквально украл.
        - В смысле? - брови Сергея удивленно взлетели вверх.
        - Ну, вот как-то так….. И знаешь, многие верят.
        - Господин капитан, господин капитан.
        Наимов резко обернулся и вопросительно посмотрел на подбежавшего матроса.
        Парень, перевел дух и тут же вытянулся по стойке смирно, вскинув руку к козырьку форменной кепи.
        - Господин капитан, капитан Рикулов, просит вас поспешить.
        Алай сунул руку в карман и, достав оттуда часы, посмотрел на них, затем коротко кивнул.
        - Передайте, что сейчас буду, пусть готовятся к взлету.
        Матрос вновь вскинул руку к козырьку и бегом отправился обратно. Наимов проводил его долгим взглядом и, откинув недокуренную палочку, вновь повернулся к Сергею.
        - Ну вот и все, господин Эйтан, снова мне надо лететь, - в его голосе прорезались нотки плохо скрываемой грусти.
        Через двадцать минут туша дирижабля, медленно покачиваясь, взмыла вверх, а Сергей неожиданно почувствовал, что эта его встреча с Алаем была последней. Он мотнул головой, отгоняя дурное предчувствие и, помахав на прощанье рукой уносящемуся в небо аэростату, направился к мобилю. Дел сегодня предстояло сделать еще очень много, а время не ждало.
        Лад смотрел на прохаживающегося перед ними человека и не верил своим глазам - это был сам тер Эйтан. Прошедшие годы его практически не изменили, разве только немного добавили морщин вокруг глаз. А так он по-прежнему выглядел, точно также, как и пять лет назад, когда говорил свою речь перед выпускниками академии. Правда, теперь вместо летной куртки он был одет в клетчатую рубашку, которая почему-то не была заправлена в брюки, а фривольно ниспадала поверх них. Эйтан собрал их группу в одном из корпусов будущей академии, в просторной комнате, которая судя по доске и рядам парт, должна была вскоре стать учебным классом. К тому же он был не один. Вместе с ним прибыла худощавая молодая женщина с короткими бело-рыжими волосами, аккуратно собранными на затылке в небольшой хвост. В отличие от своего спутника она была облачена в несколько выцветшую форму старого образца. Ладислав долго бросал задумчивые взгляды в ее сторону, пытаясь понять, откуда он ее знает, но так и не смог вспомнить.
        Меж тем Эйтан дождался, пока все члены группы рассядутся на понравившиеся им места и, скрестив руки на груди, окинул их долгим изучающим взглядом.
        - Что ж, господа летчики, надеюсь, что за прошедшие дни вы достаточно отдохнули, - сказал он.
        - Ну, можно было бы и еще, - подал голос один из сидевших позади Лада пилотов. - Отдыха мало не бывает.
        - Согласен, - на губах Эйтана промелькнула легкая улыбка. - Однако хочу огорчить вас, господа, ваш отдых подошел к концу.
        - Эх, а я только начал получать от него удовольствие, - снова раздалось из-за спины. Ладислав обернулся и с удивлением посмотрел на говорившего. Кер Уртар - низкорослый, плотно сбитый черно-кареволосый юноша, которому лишь недавно исполнилось двадцать лет. Сын обедневшего дворянина, вечно бахвалившийся своим происхождением и свысока смотревший на окружающих. На его выходки старались не обращать внимания, но, тем не менее, большинство членов группы его сторонилось. Вот и сейчас он вольготно развалился на стуле и с вызовом смотрел на Эйтана. Тот в ответ лишь усмехнулся, но Лад заметил, как его брови на миг сошлись к переносице, а в глазах промелькнули огоньки раздражения.
        - Лично я думал, что идущие в летчики люди получают удовольствие от полетов, а не от сидения на земле, - сказал он, тем не менее, абсолютно спокойным голосом. - Видимо ошибался. Что ж, думаю, что и для вас, ратнинант, найдется непыльная работенка, где вы сможете вдоволь отдохнуть. Дежурным по аэродрому, например, а еще лучше помощником на кухне, хотя нет, даже там надо работать, а вы ведь у нас устали.
        Голос Эйтана буквально лучился неприкрытым сарказмом, заставившим широкое лицо Уртара буквально побагроветь от гнева. Ладислав мысленно выругался. Кер всегда отличался вспыльчивостью характера, а произнесённые презрительным тоном слова Эйтана его явно задели.
        - Что! Меня на кухню! - дворянин резко вскочил на ноги, с грохотом роняя стул на пол. - Да кто вы вообще такой, что смеете разговаривать со мной в таком тоне! - Его голос сорвался на крик. - Я боевой офицер и…!
        - Смею! - неожиданно рявкнул в ответ Эйтан, заставив летчика замолкнуть и тут же спокойным голосом добавил: - Сядьте на место, лейтенант, а иначе моя шутка станет для вас действительностью.
        Кер несколько минут буравил инженера гневным взглядом, затем громко фыркнул и, подняв стул, уселся на него, всем своим видом показывая возмущение. В классе на какое-то время воцарилась гробовая тишина. Выходка Уртара была беспросветной глупостью и все это понимали. Видимо вынужденный отдых подействовал на него слишком расслабляюще, раз он позволил себе накричать на будущее начальство. Хотя с другой стороны, по внешнему виду господина Эйтана трудно было определить кто он такой. Они были военными летчиками, а значит, без прямого приказа вышестоящего офицера, имели право не подчиняться любому гражданскому лицу, не смотря на его должность и регалии. Это было прописано в уставе. Поэтому можно было сказать, что ситуация сложилась несколько неоднозначная и щекотливая. Если честно, то и сам Ладислав не мог вспомнить звание инженера, так как никогда не видел того в форме. Видимо Эйтан это понял, потому как вздохнул и, бросив быстрый взгляд на пришедшую с ним женщину, которая все это время спокойно сидела за дальней партой в конце класса, сказал:
        - Господа офицеры, хочу вам принести свои извинения, и чтобы в дальнейшем у нас не возникали подобные эксцессы, позвольте представиться - аэр-полковник Серг Эйтан. А это, - он кивнул в сторону своей спутницы, - ваш новый командир аэр-ратнинант Тейрина Эйтан.
        Все невольно обернулись и с удивлением посмотрели на женщину, которая молча улыбнулась в ответ и приветственно кивнула.
        - Лад, - локоть сидевшего рядом Кротвина впечатался Чаклину в бок. - Это же «Шпилька», а я ее сразу и не узнал, изменилась-то как.
        - Шпилька? Демон…, - Ладислав мысленно хлопнул себя ладонью по лбу. В памяти всплыл образ худенькой девушки с мальчишеской фигурой, которая когда-то была инструктором в Тальской академии. В отличие от своего мужа Тейрина сильно изменилась, превратившись за прошедшие годы в довольно привлекательную женщину.
        Заметив, что Лад ее пристально рассматривает, она вопросительно приподняла правую бровь, заставив Чаклина поспешно отвести глаза.
        - Господа, я понимаю ваше удивление, но давайте вы обсудите все потом, - сказал Эйтан, прерывая начавшиеся между пилотами обсуждение услышанной новости. В отличие от Лада с Кротвиным остальные члены группы были весьма удивлены назначением женщины на роль их командира и не скрывали этого, однако после слов полковника все дружно умолки.
        - Времени у меня немного, - продолжил тот, - поэтому перейду к самой сути, а остальное вам объяснит ваш новый командир. Итак, мне нужны два добровольца для работы в моем КБ в качестве летчиков - испытателей. Обещаю, будет интересно.
        Лад вопросительно посмотрел на Никола, затем оглядел товарищей, на лица которых была заметна растерянность, и поднял руку, привлекая внимание полковника.
        - Аэр - лейтенант Ладислав Чаклин. Извините, господин полковник, можно обратиться не по уставу?
        - Спрашивайте, лейтенант.
        - Хотелось бы узнать, что такое КБ и что означает летчик-испытатель?
        - КБ - это конструкторское бюро, а летчик - испытатель - это и есть летчик-испытатель, - ответил Эйтан, улыбнувшись, - пилот который будет поднимать в воздух новые самолеты.
        - Э..э..э, в смысле только что сделанные? - спросил Никол и тут же, видимо вспомнив о субординации, вскочил со стула, вскидывая руку к голове. - Извините, господин полковник. Аэр-лейтенант Никол тер[5 - тер, - частицы «ни», «тер», «экс» у мужчин и «ни», «лан», «кай» у женщин разделяющие имя и фамилию, означают примерный возраст человека. При достижении десяти лет и до восемнадцати употребляется частица «ни», после и до достижения сорокалетия частица «тер» («лан»). Отсутствие данной частицы в фамилии у человека старше десяти лет означало его принадлежность к дворянскому сословию. Однако после провозглашения Республики обязательное употребление этой частицы было отменено. Тем не менее, многие продолжали использовать ее по привычке. К тому же от этой частицы пошло обращение к человеку, например: уважаемый тер (экс) или уважаемая лан (кай), что созвучно земному сэр или мадам, только с определением возраста. Отсюда же произошло слово нишки, обозначающие молодых людей до 18 лет.]Кротвин.
        - Все в порядке, лейтенант, - инженер жестом руки попросил Никола сесть. - Нет, господа, летчик-испытатель это в первую очередь человек, который дает машине дорогу в жизнь. Это тот, кто помогает конструктору создать самолет таким, каким надо. Он вместе с машиной проходит путь от ее первых пробежек по земле, до запуска в серию и поверьте, путь этот порой весьма тернист и опасен. Не каждому такая работа по плечу. Рисковать будете часто и много, это единственное что я вам могу обещать.
        Эйтан замолчал, обводя притихших пилотов взглядом.
        - Ну что, кто готов, рискнуть?
        ГЛАВА 4.
        Сброс газа, работаем элеронами, ручку на себя и машина, накренившись на крыло, послушно устремляется по дуге к маячившей внизу цели. Однако противник тоже не дремлет, его крылан задирает нос и резко уходит вверх, скрываясь из поля зрения, заставляя Лада крутит головой. Вот он враг сверху, уже прошел верхнюю точку «горки» и падает вниз, одновременно доворачивая в его сторону. Ручку резко вправо - не дать противнику прицелиться; далекая земля медленно проплывает над головой. Где же противник? Чаклин огляделся и мысленно выругавшись, бросил «эст» в горизонтальное скольжение - тщетно. Его оппонент весит на хвосте точно приклеенный. Лад вздохнул и, выровняв машину, качнул крыльями, показывая, что признает свое поражение. Было несколько досадно проиграть, особенно зная, что в кабине второго крылана сидит хрупкая женщина - и это с его-то боевым опытом. Хотя скорей всего тут просто сказалось плохое знание нового самолета. Эта машина была куда шустрее и маневреннее всех тех, на которых он до этого летал, а скорость в триста девяносто терров просто потрясала. Его же противник использовал эти преимущества по
максимуму, в то время как он больше слушал самолет, привыкал к нему. Так что в его проигрыше нет ничего зазорного, но все равно было немного обидно. Ладислав вздохнул и, посмотрев на идущий параллельным курсом «эст», махнул рукой, привлекая внимание его пилота, затем указал большим пальцем вниз. Летчица кивнула головой, и ее крылан тут же нырнул носом вниз, устремившись к земле. Чаклин накренил самолет и, проследив взглядом за идущей на посадку машиной, направил свою следом.
        Первый заход был неудачен. В отличие от других «эстов» у новой машины были убирающиеся шасси, и он, еще не отошедший от горячки тренировочного боя, банально забыл об этом. Пришлось вновь набирать обороты и идти на второй круг. Наконец его крылан мягко коснулся колесами свежескошенной травы аэродрома и, легонько подпрыгнув, споро побежал по земле. Лад подрулил к краю поля, где за его полетом наблюдали остальные члены группы и где уже стоял крылан его противницы и, остановив самолет, заглушил двигатель. Стянув с головы непривычно легкий кожаный шлем, он провел рукой по лицу, мотнул головой и, отстегнув ремни, вылез на крыло.
        - Аэр-лейтенант Чаклин учебный полет закончил, разрешите получить замечания, - отрапортовал он, подходя к ожидавшей его Тейрине и чувствуя себя при этом желторотым юнцом.
        - Какие могут быть замечаний, лейтенант, - улыбнулась в ответ женщина. - Будь это настоящий бой, вы бы уже несколько раз отправили меня вниз. Я даже несколько удивлена, что вы всего после нескольких пробных полетов смогли так его пилотировать. Кстати, как впечатление от машины?
        - Ну…, - Лад на секунду задумался подбирая нужные слова. - Я бы сказал, что шустрая машинка, очень шустрая, но в управлении несколько капризничает, особенно это чувствуется на виражах, чуть ручку дернешь и валится. Хотя возможно это с непривычки. Но вот с вибрацией в элеронах надо что-то делать, чувствуется и порою очень даже.
        Тейрина несколько мгновений задумчиво смотрела на стоявшего перед ней на втяжку летчика, затем коротко кивнул и, повернувшись к остальным пилотам, добавила:
        - На сегодня все свободны, завтра продолжим.
        Никол оперся спиной о шершавый ствол керача и, вытащив из мятой пачки палочку аромы, закурил, после чего посмотрел в сторону сидящего на траве Чаклина.
        - Демон меня дери, Лад, Шпилька укатала нас всех словно каких-нибудь неоперышей. Ты еще молодцом держался, а мне она на хвост практически сразу села, да и другие не дольше продержались.
        - Да, летает она неплохо, - растерянно бросил Лад, жуя кончик сорванной травинки.
        - «Неплохо» - это мягко сказано, - усмехнулся Кротвин и, покосившись на задумчивого товарища, поинтересовался: - А ты что такой смурной, неужто в Шпильку втюрился?
        - Скажешь еще, - буркнул Чаклин и с хрустом потянувшись, откинулся на спину, уставившись в бездонно-синее небо, покрытое кудрявыми барашками редких облаков. - Хорошо сегодня.
        - Это да, - кивнул Никол, усаживаясь рядом. - Может на озеро махнем, искупаемся?
        - Можно, только чуток попозже.
        Лад закрыл глаза, и некоторое время вслушивался в окружающий мир заполненный стрекотом кузнечиков, редкими трелями птиц, шуршанием ветра в листве деревьев, да далекими перекликами людских голосов.
        - Знаешь, Ник, - неожиданно сказал он, не открывая глаз, - а я, наверное, подам рапорт о переводе мня в летчики-испытатели. Хочу попробовать.
        Кротвин с удивлением посмотрел на товарища.
        - С ума сошел? Ты что на фронте мало жизнью рисковал?
        - Да интересно просто, - Лад приоткрыл правый глаз и, покосившись на товарища, резко сел. - Понимаешь, Ник, интересно. Да и поработать с самим Эйтаном, человеком придумавшим крыланы…нет, ты представляешь…это же…это…а. - Он махнул рукой. - Тут не объяснишь.
        Никол несколько минут молча разглядывал взъерошенного друга, затем вздохнул и, отбросив докуренную палочку, буркнул:
        - А что тут понимать, просто ты дружище больной небом на всю голову, - помолчал и добавил: - Но видимо я тоже.
        - А ты-то почему? -Чаклин удивленно вскинул брови.
        Кротвин усмехнулся и, поднимаясь на ноги, хлопнул его по плечу, пояснив:
        - Да потому что не хочу отпускать тебя одного. Ладно, идем, искупнемся, а потом найдем пару чистых листов бумаги.
        Доктор Бальште был невысоким худощавым старичком в смешном старомодном сюртуке, который к тому же постоянно топорщился на нем в самых необычных местах. При ходьбе он довольно сильно сутулился и зачем-то постоянно снимал с носа свое пенсне, в тонкой посеребрённой оправе, принимаясь протирать его кружевным платком.
        - Вот, вот, господин Майсер, мое детище. Смотрите. Какие обводы, какое расположение блока - это ж песня, а не мотор. А мощность, - он воздел свой «сухой» узловатый указательный палец к потолку. - Пятьсот пятьдесят лошадиных сил. Представляете. Пятьсот пятьдесят.
        - Неплохо, неплохо, - Отто прошелся вокруг установленного на стенде двигателя, внимательно осматривая его со всех сторон. - Какой ресурс?
        - Уже довели до двухсот часов, но думаю, выжмем еще больше.
        - Надеюсь на вас, господин Бальште. Смотрю, у вас получается действительно прекрасный двигатель и он нужен мне как воздух.
        В ответ старик расплылся в довольной улыбке и, сорвав с носа пенсне, вновь принялся тереть его стекла, одновременно кивая головой и быстро бормоча:
        - Все будет готово в срок, господин Майсер, не сомневайтесь, разве я когда-нибудь вас подводил?
        - Нет, господин Бальште, поэтому всегда к вам и обращаюсь….
        Отто вздохнул и, вынырнув из пучины воспоминаний, растерянно посмотрел в окно поезда, за которым мелькали лоскуты возделанных полей, изредка перемежаясь аккуратными домиками из разноцветного кирпича. Дверь купе отворилась, заставив Отто отвлечься от созерцания проносящейся за стеклом деревенской пасторали и обернуться.
        - Уже проснулись, господин Майсер?
        - А я и не спал, Дилан, просто немного задумался, - ответил инженер, быстро собирая разложенные на столе журналы в стопку, чтобы освободить место для подноса с лайкосником и парой кружек, который держал в руках его помощник.
        - И о чем думали, если конечно не секрет? - поинтересовался тот, осторожно ставя свою ношу на стол.
        - Да никакого секрета нет, прокручивал в голове нашу встречу с Бальште, - Отто вздохнул и помассировал пальцами несколько затекшую шею. - Думаю, что его двигатель - это как раз то, что нужно для новой машины.
        - Уверены? - спросил Ортау, доставая с багажной полки саквояж и извлекая из него цветастую пачку печенья. - Мне он показался…н-у-у, - он помахал пачкой в воздухе, - слишком массивным что ли. Для аэростата пойдет, а вот для крылана…
        - Тяжеловат будет, - закончил за него Отто, пододвигая к себе кружку и наполняя ее горячим лайкосом. - Ты прав, Дилан, однако это пока лишь опытный экземпляр. К тому же я верю в старика Бальште и думаю, что у него все получится - через полгода, максимум год у нас будет нужный двигатель.
        - А так ли уж он нам нужен? - сказал Ортау, опускаясь на свое место и тут же смутившись под удивленным взглядом Майсере, принялся оправдываться: - Я, конечно, ничего не имею против, вы хозяин вам и решать, но заказов у фирмы хватает, мы не успеваем с заказом на «Гандурги», так что есть ли смысл заниматься новым крыланом?
        - Ты еще повтори слова нашего министра аэронавтики, - усмехнулся Майсер. - Как он там сказал… - Отто нахмурил лоб. - Ах да, что-то типа этого: «У этих ваших крыланов будущее лишь в цирке или каких-нибудь воздушных гонках, для наших новых аэростатов они просто назойливые насекомые».
        - Ну, тут он конечно неправ…
        - Непросто неправ, а брякнул глупость, в данном случае преступную глупость и об этом я напрямую сказал императору. Кстати, он со мной согласился.
        Отто разорвал упаковку и, достав печенье, с удовольствием им захрустел, с улыбкой смотря на удивленного помощника.
        - Вы хотите сказать…
        - Да, дружище, хочу. На создание новой машины меня благословил сам император. Пойми, Дилан, будущее аэронавтики за крыланами и последняя война это прекрасно показала. Нет, мы, конечно же, не откажемся от аэростатов, по крайней мере, в ближайшем будущем, но думаю, что в грядущих войнах им будет отведена роль второго плана, - он тяжело вздохнул. - Увы, мой друг, но многие из моих коллег этого не понимают, или не хотят понимать. Глупцы, упертые глупцы.
        Он со стуком поставил свою кружку на стол.
        - Они почему-то считают, что решат все вопросы, увеличив тоннаж и навесив на аэростат побольше пушек и пулеметов - бред. Главный козырь крылана - это маневренность и скорость. К тому же за цену того же «Гандурга» я построю два десятка легкокрылых машин, причем в три раза быстрее. И в некоторых странах это прекрасно понимают. Да, например, в той же Руссарии, но почему-то не у нас.
        - У Руссарии сейчас просто нет денег на постройку новых аэростатов, вот они и ставят на вооружение что подешевле, - вставил Ортау.
        - Возможно, - не стал спорить Майсер. - Но все же, дружище, будущая война за господство в небе - это в первую очередь война скоростей.
        - Помилуй вас Пресветлый, господин Майсер, какая война? - махнул рукой Ортау, в свою очередь наливая себе лайкоса. - После разгрома Латии император ведь прямо сказал, что сейчас нашей стране нужен мир. Да об этом твердят все газеты, как и о заключении новых мирных договоров о ненападении.
        - Ты действительно в это веришь? - Отто криво усмехнулся. - Лично я считаю, что наш юный император не успокоится, пока к его ногам не будет брошена вся Ендора. Нет, дружище, война рано или поздно будет, - поверь и мы должны быть к ней готовы, а пока…. а пока нам необходимо выиграть свою маленькую битву.
        - Битву? - Дилан непонимающе посмотрел на аэроконструктора. - Какую битву? С кем?
        - С господином Сергом Эйтаном.
        Ортау пару минут удивленно смотрел на своего собеседника, затем мотнул головой.
        - Не понимаю. Насколько мне известно об этом руссарском аэроконструкторе неслышно уже более пяти лет, неужели вы думаете, что он живой?
        - Уверен, - кивнул Отто, допивая остатки лайкоса и откидываясь на спинку диванчика. - Мало того, последнее время меня не покидает странное предчувствие, что скоро мы о нем вновь услышим. Это пугает и одновременно радует.
        Он замолчал и несколько долгих минут провожал взглядом мелькавшие за окном деревья, затем вздохнул и, не поворачивая головы, произнес:
        - Знаешь, Дилан, войны не всегда идут на полях сражений и не всегда их ведут генералы. В каком-то смысле мы ведь тоже воюем и наша война не менее трудна. И пускай у нас поле боя - это чертежная доска, а наши солдаты - это карандаши, линейки и циркули, исход ее столь же важен для империи и нам нельзя проиграть. Вот почему мне крайне необходим новый двигатель, и, поверь, я его получу. Нужно быть готовым….
        Корма баржи осторожно коснулась пирса и с ее борта полетели извивающиеся «змеи» швартовых. Вскоре баржа уже была плотно притянута к берегу, соединившись с ним широкими полосами грузовых трапов. Закончился еще один рейс. Осталось только разгрузить привезенный товар, но этим уже займутся портовые службы, а значит можно немного расслабиться, - часа два у него есть. Ивн Подгорский бросил быстрый взгляд на циферблат висевших прямо над штурвалом небольших часов в тяжелой медной оправе и вышел из рубки. Облокотившись о релинг, он достал из кармана потрепанного кителя пачку аром и, вытащив одну из палочек, закурил, задумчиво наблюдая за развернувшейся на пирсе суетой. Грузчики бегали туда-сюда по трапам, перенося ящики и коробки, грузя их сразу в стоящие неподалеку грузовые паромобили. С краном их дела пошли бы конечно куда-бы быстрее, но местный порт это всего лишь один потемневший от времени пирс да пара покосившихся строений. Подумать только в какую дыру ему приходиться плавать, а ведь каких-то десять лет тому назад все было по-другому. Тогда под его командованием был прекрасный трехпалубный красавец
«Граф Анор» - гордость валнорской флотилии. И вот теперь он скатился до какой-то грузовой калоши с экипажем из семи лоботрясов. Кто бы мог подумать, что судьба совершит такой причудливый зигзаг. А все эта Смута, будь она трижды проклята. Ивн посмотрел на клонившееся к горизонту солнце и вздохнул - обратно придется идти по темноте. И хотя он знал реку как свои пять пальцев, такая перспектива его не особо радовала. В округе до сих пор орудовало несколько больших банд, и даже река не была от них спасением, - вполне могли взять на абордаж в лучших пиратских традициях. Он снова вздохнул и, затянувшись, недовольно покосился на расположившихся неподалеку матросов, раскладывающих на пустом перевернутом ящике фишки домно. Наверное, стоило бы их приструнить, но с другой стороны ребятам стоило немного расслабиться, так как рейс был довольно напряжённым. Баржа два раза подвергалась обстрелу с берега, причем последний раз огонь велся из какого-то тяжелого орудия. К счастью нападавшие были не очень меткими стрелками, но, тем не менее, эта бессмысленная на взгляд Ивна пальба заставила всех порядком понервничать.
Пресветлый, ну когда же Совет Республики наведет тут порядок?! Правда ходили слухи, что участившиеся в последнее время нападения бандитов как раз и связаны с усилением новой власти на востоке, из-за чего большинство банд в ужасе бежало оттуда. Это давало надежду, что ее жесткая рука вскоре доберется и до их региона, только вот легче пока не становилось. Небольшие деревушки, которые во множестве роились на берегах Валнора, почти все опустели и жизнь сосредоточилась вокруг больших городов, где все еще сохранялись остатки былого порядка. Пять лет хаоса, когда казалось, что друг с другом воевали все, кто только мог: бандиты, ястанцы, самозваные правители, остатки регулярных войск - все перемешалось в этом котле охватившего страну безумия. Тяжело пришлось всем…
        - Господин капитан?
        Раздавшийся снизу незнакомый хрипловатый голос заставил Подгорского отвлечься от тяжких мыслей, перегнуться через релинг и, посмотрев на нижнюю палубу, мысленно присвистнуть. Около фальшборта стоит высокий потянутый офицер в форме старого покроя, однако на предплечье мундира красуется красный трилистник с золотой сердцевиной - эмблема войск Республики. Такую Ивн видел всего один раз, да и то на трупе.
        - Господин капитан? - повторил свой вопрос незнакомец и, дождавшись несколько нервного кивка Ивна, направился к трапу.
        Подгорский откинул почти докуренную палочку, быстро застегнул и оправил китель, после чего зло цикнул на матросов, заставив их прервать свою игру. Впрочем, заметив поднявшегося офицера, те сами дружно вскочили на ноги и спешно ретировались, заставив Ивна понимающе усмехнуться. От представителя новой власти можно было ждать что угодно, а почти у всех членов его экипажа грешков хватало.
        - Штат-ратнинант Ефропоф, тринадцатый моторизированный корпус Республики, как понимаю вы капитан этого судна?
        - Так точно, господин ратнинант, - кивнул Ивн, щелкнув каблуками, чем вызвал у офицера легкую улыбку. - Чем могу помочь?
        - В принципе вы уже помогли, - ратнитнант кивнул в сторону стоявших на причале грузовиков. - Продовольствие, медикаменты, местные жители будут вам весьма благодарны.
        - Ну, мне за это неплохо заплатили, так что…, - Ивн несколько растерялся.
        - Я понимаю, - кивнул офицер. - Впрочем, я вас не благодарить пришел. Хочу узнать что видели за время своего пути, как обстановка на реке и вообще…, - он многозначительно посмотрел на капитана.
        Ивн понимающе кивнул и пригласительным жестом указал на дверь в рубку.
        Разговаривали они почти час. Ратнинант дотошно выпрашивал у Подгорского все мелочи, порой что-то записывая карандашом в небольшой блокнотик. Ивну даже пришлось расстелить карту, чтобы точно указать офицеру места, где их обстреляли. Так что он облегченно вздохнул, когда Ефропов наконец убрал свой блокнот и вскинул руку к голове.
        - Благодарю вас за содействие вооруженным силам Республики, господин капитан.
        - Да, собственно говоря, особо-то не за что, - развел руками Подгорский. - Рассказал все, что знал сам. Мы в такие дальние рейсы редко ходим, сами понимаете, больно опасно, в основном курсируем между ближайшими городами. Однако в последнее время работы мало стало, вот я с ребятами и решил рискнуть…
        - Капитан! - в рубку буквально ворвался один из матросов, заставив Ивна сердито зыркнуть в его сторону. - Капитан, смотрите, что это?
        Подгорский невольно повернулся к широкому лобовому иллюминатору, мысленно обещая задать нагоняя своему подчинённому сразу же после ухода офицера, да так и замер. Над рекой плыла странная конструкция похожая на гигантский катамаран, без парусов и со странными тупоносыми лодками. Ивн даже сразу не понял что это аэростат, а когда осознал это, с беспокойством посмотрел на ратнинанта, который буквально прильнул к стеклу.
        - Господин Ефропов…
        Офицер резко обернулся, пару мгновений растерянно смотрел на Подгорского, затем кинулся к двери, оттолкнув стоявшего рядом ней матроса. На мгновение он остановился в проеме и, обернувшись, бросил:
        - Уводи баржу от берега, капитан. Руби швартовы и уводи.
        Через мгновение подкованные каблуки его сапог застучали по металлическим ступеням трапа.
        Ивн проводил его удивленным взглядом не спеша отдавать какие-либо команды замершему в ожидании матросу, но тут сбоку от баржи вздыбился водяной столб, покачнув ее на волнах, и время словно сорвалось с места.
        - Тарк, рубим швартовы, двоих к кормовым пулеметам, пусть пуляют во все что летает! - скомандовал Подгорский, буквально прыжком оказываясь рядом с машинным телеграфом и переводя рукоятку в положение «пар.машина товсь».
        Матрос зачем-то по-военному отдал честь и выскочил из рубки. Тем временем рвануло уже на берегу, заставив людей броситься врассыпную. Следующий выстрел попал прямо в один из грузовиков, мигом превратив его в коптящую груду металла, а над баржей с ревом пронеслась тройка крылатых машин, поливая пирс из пулеметов. Началась паника. Некоторые из грузчиков бросив свою ношу, почему-то вдруг решили, что в воде безопаснее и принялись прыгать за борт. Те, что были на берегу, наоборот устремились к портовым строениям, видимо надеясь найти укрытие за их стенами, но были и такие, что остались стоять на месте в оцепенении, покорно ожидая своей участи. Несколько человек осталось на барже, причем некоторые из них кинулись помогать матросам, что в данной ситуации было совсем не лишним.
        Подгорский, нервно кусая губы, смотрел на приближающегося черного гиганта, мысленно моля Пресветлого, чтобы механики поскорее прогрели котлы. К удивлению Ивна небеса его услышали и в ответ на его мольбы, телеграф издал тихий «дриньк», возвещая о том, что машины готовы к запуску.
        Подгорский благодарственно воздел глаза к небу и тут же передвинул рычаг на малый ход. Баржа стала медленно отползать от пирса.
        Сергей долго и пристально разглядывал расстеленный на столе чертеж хвостового оперения, затем быстро сделал на нем несколько пометок и вопросительно посмотрел на стоявшего рядом с ним молодого человека. Ант тер Петрав был из числа инженеров, присланных ему в помощь из столицы, но в отличие от остальных пытался проявлять хоть какую-то инициативу. Он уже несколько раз выступал с различными предложениями по изменению в конструкции «шестнашки» и Сергею это нравилось, даже несмотря на то, что все эти предложения он отклонил. Молодому инженеру просто не хватало опыта и в первую очередь из-за того, что до этого он работал лишь над проектированием дирижаблей - впрочем, это было поправимо. Главное, что парень действительно увлекся новым для себя делом. Именно поэтому он поручил ему поработать над своими старыми чертежами бомбардировщика, который некогда должен был прийти на смену «БЭ-1». В производство этот самолет Сергей естественно запускать не собирался, так как на повестке дня стояли уже более совершенные модели, однако работая над ним, Ант должен был, так сказать, «набить себе руку» - пока получалось
не очень.
        Ратный мысленно усмехнулся и постучал по отмеченным места тупым концом карандаша.
        - Тут и тут не пойдет, эту тягу лучше пустить вот так, да и резанный профиль высотного руля нам не к чему, поток поведет себя непредсказуемо, ты как до этого вообще додумался?
        - Ну, геранцы так делают, вот я и подумал…
        - Геранцы так делают, - передразнил его Сергей. - У тебя своя голова должна быть на плечах. Где расчеты?
        Ант послушно и с несколько обречённым видом протянул ему мятую тетрадку. Сергей быстро пролистал ее, пробегая глазами по ровным столбцам расчетов перемежаемых аккуратными строчками пояснений, и остановившись на нужной странице, ткнул в нее пальцем.
        - Вот. Ты же тут все правильно рассчитал. И зачем спрашивается тебе это опахало вместо нормального стабилизатора? Ты хоть представляешь, как оно будет вести себя в полете?
        - Зато красиво…
        - Чего!?
        Сергей недоуменно уставился на молодого инженера, думая, что он шутит, но, судя его по лицу, тот был абсолютно серьезен.
        - Так…, - Ратный мысленно досчитал до десяти и сквозь зубы процедил: - Все перечертить, убрать это…эту красоту и прочий марафет, склеить модельку такого…нет, - он развел ладони сантиметров на тридцать, - вот такого размера и через две недели, чтобы все это было у меня на столе. Понятно?
        Петрав молча кивнул и, отводя взгляд, принялся быстро сворачивать чертежи, после чего «пулей», выскочил из кабинета, едва не столкнувшись в дверях с заходившей Тейриной. Извинившись и перехватив поудобнее сверток с чертежами, он умчался по коридору.
        - Что это с ним? - поинтересовалась Тей, закрывая за собой дверь.
        - Да так, - Сергей отмахнулся, - эстет тут мне нашелся. Сделал хвост волнами, - красиво ему. Еще бы рюшечки на крылья приделал и цветочками разрисовал. Ладно. - Он вздохнул, подошел к жене и, прижав ее к себе, поцеловал. - Как день прошел?
        - Нормально, - женщина обвила его шею руками. - Опять сегодня на ночь останешься или все-таки домой поедем.
        - Сегодня домой, устал что-то, да и с женой хочу побыть.
        Сергей потерся носом о ее нос, затем укусил за мочку уха, заставив Тейрину шаловливо хихикнуть. Она в ответ игриво куснула мужа за кончик носа и, изогнувшись, выскользнула из его объятий.
        - Дотерпи до дома, а пока вот.
        Из нагрудного кармана форменной рубахи появился сложенный в несколько раз лист бумаги, который она протянула Сергею, ставшего при виде его абсолютно серьезным.
        - Как я понимаю, у нас появился доброволец.
        - Вообще-то целых трое, но рапорт на перевод я пока подписала только один.
        - Жадничаешь?
        - И да, и нет, - покачала головой Тейрина. - К тому же ты сам говорил, что тебе нужен лишь один пилот, вот я тебе его и выделяю. Об остальных пока забудь, они мне понадобятся в академии.
        - Академия - громкое слово, пока наше заведение даже на училище не тянет, - усмехнулся Ратный, пробегая глазами по строчкам рапорта. - Ладислав Чаклин, - он на мгновение наморщил лоб. - Это такой высокий, худощавый светловолосый, со шрамом на левой щеке….
        - Да, - кивнула Тей, подходя к окну и приоткрывая его. - Парень хорош. Я их тут на днях облетывала, так он меня буквально загонял, ели как в хвост зашла. А ведь это его первый полет на «пятнашке».
        Ее взгляд упал на подоконник. Она провела по нему пальцем и укоризненно посмотрела на мужа.
        - Ну, знаешь, буду я тут еще с тряпкой бегать, - буркнул он, покосившись на жену и, растерянно почесав в затылке, добавил: - Хотя, наверное, все же стоит еще одну уборщицу нанять, а то бабушка Ранк уже не справляется.
        -Давно пора, - Тейрина тщательно вытерла палец извлеченным из кармана платком. - У вас же по коридорам уже страшно ходить, грязью заросли.
        - Не преувеличивай, - Сергей недовольно поморщился. Тей в последние годы буквально помешалась на чистоте, наводя порядок в доме едва ли не по нескольку раз на дню, но в данном случае она кое в чем была права. Нужно приводить здание заводоуправления в порядок. Раньше подобными мелочами занимался Рослав, однако после его отъезда делать это стало некому. Ратный вздохнул и, подойдя к жене, обнял ее за плечи.
        - Ладно, уговорила, прямо завтра найму тут себе коменданта, пусть чистоту и порядок наводит. Поехали домой, а.
        - Поехали, только по пути на…
        Затрещавший телефон оборвал ее на полуслове. Сергей со злостью посмотрел на несмолкающий аппарат и, отпустив Тейрину, подошел к столу.
        - Слушаю, - недовольно буркнул он, поднимая трубку.
        - Тер Эйтан, на аэродроме ЧП! - голос говорившего едва не срывался на крик. - Олг на двойке… а она бах…а он не прыгает, сажает и….
        Сергей на секунду обмер, чувствуя, как сразу же вспотела сжимающая трубку ладонь.
        - Так, стоп, кто это?
        - Я Ким, помощник механика, вы меня знаете. Такой невысокий, с черно-коричневыми…
        - Понятно, - несколько резко оборвал его Ратный. - Теперь все по порядку, что там у вас произошло? И спокойнее…
        - Олг обкатывал «двойку», сделал два круга над аэродромом, потом пошел на горку и тут же задымился. Попытался посадить, но не дотянул и упал.
        -Ясно, сейчас буду, - Сергей почти бережно положил трубку и повернулся к Тейрине, в глазах которой застыл немой вопрос. Несколько секунд он смотрел на жену невидящим взглядом, затем с трудом выдавил: - Олг разбился.
        ГЛАВА 5.
        Сергей посмотрел растерянным взглядом на обломившийся грифель карандаша и тихонько выругался. Как же ему надоела вся эта допотопщина. Все бы отдал за самый паршивый мод-графический планшет. Ратный вздохнул и, сдвинув кульман вниз чертежной доски, направился к столу. Несколько минут он рылся по ящикам в поисках точилки, но заветный металлический цилиндрик точно в воду канул. Наконец, устав от бесплодных поисков, Сергей откинулся на спинку стула и пару минут буравил своим взглядом лежавший перед ним карандаш, точно надеясь, что тот испугается и отрастит себе новый кончик. Не помогло. Карандаш упорно отказывался регенерировать и ко всему прочему, как назло, был у него последним.
        - Если дела не идут, пошли их куда подальше, - пробормотал он себе под нос и, вытащив из-под стола небольшую плетеную урну, отправил туда обломок.
        Давно уже следовало купить новый набор, но как-то постоянно было недосуг. К тому же в последнее время он редко стоял за чертежной доской, переложив подобную работу на своих подчинённых. Да и сейчас это был не столько чертеж, сколько рисунок - эскиз будущей машины, задел на ближайшее будущее. Несмотря на произошедшее с Олгом, «шестнашка» уже практически встала на крыло и эта авария всего лишь досадная случайность - не более. Машина получилась достаточно послушной, скоростной и маневренной и на данный момент ей мало кто сможет противостоять, но уже нужно смотреть в будущее. Не стоит думать, что другие авиаконструкторы надолго останутся в хвосте. Тот же Майсер. Этот геранец уже не раз сумел его удивить, кто знает, как далеко он продвинулся за прошедшие годы? В конце концов, в газетах обо всем не напишут. Хотя есть уверенность, что какое-то время для очередного скачка он себе выиграл, теперь главное его с умом использовать…главное с умом…. И все же, как все не вовремя. До смотра в столице осталась какая-то неделя, а Олг надолго выбыл из строя, значит, машину придется гнать Ладиславу. Пилот он вроде
опытный, но «пятнашка» для него аппарат все-таки новый, однако делать нечего. К тому же Тейрине придется поделиться еще одним своим подчинённым, так как «шестнашка» тоже отправится в столицу - незачем больше ее скрывать. Нужно двигаться дальше и тут главное, чтобы Рослав со своим новым движком не подвел, а то что-то у него опять там не клеится. Может, следует слетать к нему и посмотреть все на месте? Сергей снова вздохнул и принялся рассовывать по ящикам вытащенное из них «барахло». Взгляд цепанулся за неприметную серую папку, лежавшую поверх стопки документов. Он нахмурил лоб, пытаясь вспомнить, что в ней, затем отложил в сторону и, быстро рассортировав оставшиеся бумаги по ящикам, вновь пододвинул к себе.
        В папке обнаружилась пара десятков листов бумаги, некоторые из которых были покрыты какими-то чертежами и сшиты друг с другом. Ратный пробежался глазами по первому листу и озадаченно хмыкнул. Судя по всему, это был перечень находящихся в папке документов, однако названия поражали: «Машина, приводимая в движение четырьмя машущими крыльями», «Линейный фрегат - аэростат», «Аэростат для плавания в верхних слоях атмосферы» и дальше в таком же духе. Видимо, это были те самые бумаги, что передал ему с Алаем бывший император и о которых он в суете успешно забыл. Сергей перебрал несколько страниц, внимательно просматривая вложенные чертежи, затем резко поднялся и направился к стоящему в дальнем углу столику. Засыпав в прокопченный лайкосник свежей заварки, он поставил его на печку и вернулся обратно. Даже беглого взгляда хватило, чтобы понять, что некоторые идеи местных Кулибиных полный бред, но были и вполне рациональные. Например, тот же «Аэростат для плавания в верхних слоях атмосферы» … На приложенном наброске вытянутый шар, напоминающий огромную перевернутую грушу с герметичной цилиндрической
гондолой. Нечто подобное было в свое время и на Земле, и именно эти аппараты начали протаптывать дорожку к космосу. Ратный нахмурил брови и пробежался глазами по листку, остановив взгляд на имени автора: Алан Гардовский - инженер аэроконструктор из Лапитцка. Что ж, пожалуй, стоит его отыскать, если конечно он выжил во всей этой заварушке, - судя по датам документам было больше семи лет. Сергей вытащил листы с рисунком из папки и, аккуратно отложив их в сторону, уперся взглядом в до боли знакомый остроносый профиль.
        - Снаряд, движимый посредством реактивной струи, - пробормотал он себе под нос, словно не веря собственным глазам. - Демон дери…!
        Последнее относилось к зашкворчавшему на плитке лайкоснику, кипящая вода из которого выплеснулась на плитку, окутав тот облаком пара и распространив по кабинету терпкий аромат заварки. Ратный вскочил на ноги, оглядываясь в поисках какой-нибудь тряпки и не обнаружив под рукой ничего подходящего, натянул рукав кофты на пальцы. Сняв лайкосник с плитки, он быстро переместил его на стоявшую рядом с печкой металлическую этажерку и, плеснув в стакан горячего напитка, вернулся к столу. Пододвинув к себе папку, он несколько минут разглядывал сделанный от руки не очень умелый рисунок пусковой установки, затем быстро принялся перебирать не просмотренные листы. Видимо, часть документов была утеряна, так как присутствовало только краткое описание принципов работы «снаряда» и его примерные характеристики. Упоминалось о нескольких пробных запусках, но их результаты отсутствовали. Однако и оставшихся бумаг хватило Сергею, чтобы понять задумку изобретателя. Судя по всему, это были примитивные ракетные снаряды с топливом на пороховой основе. Нечто подобное он и сам предполагал ввести для более эффективной борьбы с
дирижаблями противника, вот только руки никак не доходили этим заняться. Да и не был он никогда специалистом в ракетной области, а все его знания базировались на институтском курсе «Основы ракетостроения» и том, что он помнил из истории родной планеты. Конечно же, по сравнению с местным инженерами он все равно находился куда в более выгодном положении, но все же это был по большей части чисто теоретический багаж знаний. Например, Сергей представлял себе конструкцию того же ЖРД, но все же больше концептуально, а это означало, что в основном все придется начинать с нуля, двигаться вперед мелкими шажками, доходя до многого методом проб и ошибок. Начинать было страшно, тем более что он прекрасно представлял себе все сложности, связанные с производством подобных двигателей, особенно если учесть, что местные технологии пока просто не готовы к его появлению. Что уж говорить, если даже производство новых самолетов и то было связано с определенными трудностями: не хватало приборов, имелись проблемы с качественным шпоном для обшивки, плохое топливо из-за которого ресурс движков вырабатывался в несколько раз
быстрее. Страна еще не оправилась от последствий «смутного времени» и это чувствовалось во всем. К тому же для серьезных разработок нужно было финансирование совсем другого уровня, а ведь даже несмотря на решение Совета о развитии завода, денег выделялось не так уж и много. Финансовый вопрос вообще являлся первоочередной головной болью Сергея, порой оттесняя на второй план все остальные проблемы. Рабочим и инженерам нужно было чем-то платить, а оплата за выпущенные крыланы поступала в основном в виде векселей и расписок Совета Республики, которые надо было как-то перевести в наличные деньги. Приходилось работать взаимозачетом, частенько выдавая зарплату рабочим различными товарами, которые они могли получить по зарплатным картам в заводских магазинах. Не всем это нравилось, но народ пока терпел - остаться без работы было еще хуже. Впрочем, с наличностью были свои проблемы. Дело в том, что в обороте ходило множество типов денег: среди них были старые имперские злотни, карнотвские имперны, новые республиканские терсии и даже монеты какого-то местного князька, одно время лелеявшего мысль урвать свой
кусок бывшей империи. Все это обменивалось по диким и порой совершенно непонятным курсам, которые частенько зависели от предпочтения местного населения. Например, фуражиры закупали в деревне продукты за те же имперны, а уже через десяток терров в другой деревушке за эту же сумму нельзя было купить даже тощую курицу. Приходилось выкручиваться, держа в заначке различные банкноты. Неожиданно в этом деле сильно помог Василич приведший на завод своего старого знакомого, который до Смуты работал заведующим городским филиалом Имперского банка. Лазар Малнов - сухенький лысоватый старичок в потертом длиннополом камзоле, вечно щуривший глаза из-за стекол очков в тонкой медной оправе, оказался для Сергея настоящей находкой. Он хотел в помощники обыкновенного бухгалтера, дабы разобраться с возросшим валом финансовой отчетности, а получил в распоряжение настоящего финансиста. Узнав объем работы Лазар тут же взялся за дело, и Ратный с легким сердцем передал под его управление заводскую бухгалтерию. Вскоре под командой Малнова работало уже несколько бухгалтеров шустро разгребавших скопившееся вороха счетов, платежек
и прочей финансовой макулатуры. Пришлось даже выделять им несколько комнат в заводоуправления, хотя это как раз проблемой и не было, так как трехэтажное здание стояло наполовину пустым. И все бы ничего, но теперь время от времени приходилось лично вразумлять Малнова, который «трясся» буквально над каждым частиком. Впрочем, это было даже к лучшему…
        Ратный усмехнулся своим мыслям и, быстро просмотрев оставшиеся в папке бумаги, выбрал еще пару заинтересовавших его дел, а остальные без сожаления отправил в мусорную корзину. Пододвинув к себе чертежи ракеты, он несколько минут их разглядывал, задумчиво барабаня пальцами по столу, затем тяжело вздохнул.
        Что интересно, в отличие от Земли начала двадцатого столетия, в этом мире исследования в области космических полетов не велись даже теоретически. Еще до Смуты Сергей пытался найти хоть какие-то материалы на эту тему, но лишь натыкался на стену непонимания. Создавалось такое впечатление, как будто здешних ученых совершенно не интересовало все то, что находится за пределами родной планеты. Нет, естественно астрономия как наука тут существовала и местные академические светила даже смогли выяснить, что их система состоит из четырех планет, но не более. Все остальное было из разряда вымыслов и догадок. Например, существовала теория, что вселенная это огромный полый шар из неизвестного металла, вмещающий в себя лишь чуть более нескольких сотен тысяч звезд. Мало того этот шар считался наполненным некой газообразной субстанцией, которая была смертельно опасна для всего живого. Надо сказать, что это была самая вменяемая из прочитанных Сергеем гипотез, все остальные кроме саркастической усмешки ничего у него не вызывали. Доходило до маразма, типа утверждения о том, что космос заполнен чем-то типа желе, в
котором и плавают все планеты и их спутники. Мало того, эта теория утверждала, что именно это «желе» и спасает их от солнечного жара, но именно оно и не позволит совершить перелет между мирами, ибо любой аппарат просто в нем завязнет. Сами же планеты двигаются по определённым каналам, где «желе» находится в более жидком состоянии, однако почему так происходит, нигде не объяснялось. После всего прочитанного Ратный представлял насколько сложно будет преодолеть сложившиеся стереотипы и объяснить…доказать возможность и необходимость космических полетов. И главное, на этом пути ему были очень нужны определенные люди. Люди, что отдадут свою жизнь ради МЕЧТЫ - Мечтатели с большой буквы, в чем-то даже авантюристы. Люди, подобные тем ученым, конструкторам и инженерам из далекой прошлой Земли, которые ради далекой почти недостижимой цели терпели непонимание, насмешки, унижения, лишения, а порой и гонения, но, в конце концов, все же вывели упрямое человечество в космос.
        Но все это потом, а пока нужно начать с малого и вариант у него пока был один: ракетные технологии должны были как-то проявить себя, заинтересовать определённый круг людей, относящихся к сильным мира сего. Это было трудно, но вполне возможно.
        Сергей еще раз пробежался взглядом по докладу и, подчеркнув ногтем имя изобретателя, пробормотал:
        - Что ж господин Нарислав Яргель, надеюсь, вы мне в этом очень сильно поможете.
        Чаклин остановился у входа в кафе, оглядывая расположившиеся под навесом столики. Несмотря на хорошую погоду посетителей было не очень много и большинство из них пустовало. Недолго думая Лад выбрал ближайший и, опустившись на один из стоявших рядом стульев, снял с головы кепи, автоматически пригладив волосы.
        - Будете что-нибудь заказывать, господин офицер? - поинтересовалась появившаяся невесть откуда молоденькая черно-рыже-беловолосая официантка в голубеньком передничке.
        - Пока бокал тайкла, если можно.
        Девушка кокетливо улыбнулась и, оставив серую книжицу меню, умчалась, ловко маневрируя между столиков. Ладислав проводил ее взглядом и тихонько вздохнул. С женским полом у него как-то не клеилось и порой ему даже казалось, что девушки специально обходят его стороной. Впрочем, по этому поводу он никогда особо и не комплексовал, однако порой все же невольно завидовал товарищам, которые даже во время войны умудрялись находить себе жен. Сейчас же, можно сказать, сам Светлейший велел обзавестись женой, ибо кто знает, долго ли продлиться такая спокойная жизнь.
        Тем более что после перехода в подчинение к Эйтану ему выделили небольшую квартиру недалеко от заводского аэродрома и место для проживания имелось. Правда находилась она на окраине города, в полупустом доме, но, тем не менее, квартирка была ухоженной и уютной, так что в нее не стыдно было привести молодую жену. По словам соседей, тут еще недавно жила пожилая пара, но где-то с полгода назад они съехали в деревню к родственникам. Сам дом принадлежал заводу, а посему квартира была опечатана, что скорей всего и позволило сохранить нетронутой оставленную старыми хозяевами мебель.
        А вообще город Чаклину понравился. Смутные годы, конечно же, оставили на нем свой отпечаток, но все же ему каким-то чудом удалось сохранить остатки духа благословенных времен мира и процветания империи. И вот теперь с приходом новой власти город оживал прямо на глазах, а его жители вновь поверили в будущее. Единственное что напоминало о пережитом смутном времени это вооружённые патрули на улицах, постоянные проверки документов, да блокпосты на всех ведущих к нему дорогах. Но все равно тут было хорошо.
        Ладислав задумчиво покрутил синий трилистник кокарды и, усмехнувшись своим мыслям, бросил кепи на соседний стул.
        - Ваш тайкл, господин офицер.
        Голос официантки вывел парня из задумчивости.
        - Спасибо, - сказал он улыбнувшись.
        Девушка расплылась в ответной улыбке и, поставив на стол высокий бокал с синим напитком отошла в сторону, но почему-то не спешила уходить, а продолжала мяться на месте, словно не решаясь задать вертевшийся на языке вопрос.
        - Что-то не так? - поинтересовался Чаклин, заставив девушку отрицательно замотать головой, отчего ее волосы разлетелись в стороны разноцветными волнами.
        - Нет, господин офицер, просто… просто я хотела вас спросить. Вы ведь из этих крыланистов?
        - Из кого? - Лад удивленно уставился на девушку, заставив ту смущенно отвести взгляд и почему-то покраснеть.
        - Ну, из этих…..дррр, вжик, дрррр…дррр…уаууу, - Она провела раскрытой ладонью перед своим лицом, затем раскинула руки и покачала ими из стороны в сторону. Чаклин удивленно вскинул брови, наблюдая за этим неожиданным представлением и едва сдерживая рвущуюся на губы улыбку, но все же не выдержал и рассмеялся. Лицо официантки стало просто пунцовым, она быстро поправила прическу и, зло зыркнув на летчика, развернулась, чтобы уйти, но Лад успел ухватить ее за запястье.
        - Погодите…погодите, простите меня, - сказал он, улыбаясь. - Просто это весьма забавно выглядело. Дррр, вжик, дррр.
        - И ничего забавного, - буркнула девушка, высвобождая руку.
        - Ладно, ладно, как скажете. - Он примирительно воздел руки вверх и постарался придать лицу серьезное выражение. - Так что же, вы, хотели узнать?
        - Я же уже спросила….
        - Про крыланиста? - Лад почувствовал, что идиотская улыбка вновь стала наползать на лицо, но ничего не мог с этим поделать.
        - Ну да, - кивнула девушка. - Вы ведь один из них.
        - Судя по вашему э…э…э…театрализованному объяснению, именно из них, только вот почему вы решили, что нас так называют?
        - Ну как почему. Танки вот водят танкисты, а вы водите крыланы, значит крыланисты. А разве не так? - она посмотрела на Лада таким наивно-невинным взглядом, что тот просто не знал, смеяться ему или плакать.
        - Железная логика, - сказал он, едва удерживая на лице серьезное выражение. - Значит вы считаете, что на кораблях плавают кораблисты, на лошадях ездят лошадисты, а паровозах, страшно подумать… па-ро-во-зи-сты?
        - Ну, нет, конечно… - взгляд девушки на мгновение стал задумчивым. Она растерянно почесала кончик носа, забавно при этом поморщилась и вдруг прыснула задорным смехом, быстро прикрыв рот небольшим подносом, на котором принесла бокал с напитком. Лад тоже не выдержал и рассмеялся следом.
        - Вообще-то нас называют пилотами или летчиками, ну, в крайнем случае, аэронавтами, - сказал он, вытирая пальцами выступившие слезы. - Но вы тоже неплохо придумали.
        - Грая, тебя, где демоны носят! - Позади девушки неожиданно возник дородный дядька в белом переднике, чье одутловатое лицо украшали длинные обвислые усы. Официантка сразу же стала серьезной и, сделав виноватое лицо, потупила взгляд.
        - Дядя Тар, я…
        - А ну марш к клиентам! - скомандовал тот нахмурясь. Грая кивнула, быстро поправила несколько растрепавшиеся волосы и, прижав поднос к груди, тут же умчалась к дальнему столику, где разместилась семейная пара с двумя ребятишками. Проводив ее грозным взглядом, он по-доброму усмехнулся и, покачав головой, повернулся к Ладиславу. - Она вам не сильно досадила, господин офицер?
        - Совсем нет, - мотнул головой Чаклин. - Хорошая девушка. Просто интересовалась, не летчик ли я.
        - А, так вы с завода, - понимающе кивнул мужчина. - То-то смотрю, форма какая-то знакомая, наши-то из аэроотряда попроще одеваются. Помню до смуты пару раз ребята в такой же ко мне заходили, я тогда ресторанчик небольшой держал на Лопатской…. Впрочем, простите, заговорился что-то, бежать надо, а то если на кухне сам все не проследишь, демон знает, что натворят. А вы пока меню посмотрите. Вот, рыбку жаренную в сметанке советую, обещаю, не разочаруетесь.
        - Ну, если советуете…
        - Мне тоже тогда порцию, пожалуйста, - раздался из-за спины знакомый голос. - Привет дружище, - Кротвин хлопнул Лада по плечу и, плюхнувшись на соседний стул, бросил свою фуражку поверх его кепи, затем посмотрел на все еще стоявшего рядом хозяина кафе и добавил: - Еще, уважаемый, графинчик вашей чудесной наливочки, если можно.
        - Все будет господа, все будет.
        Хозяин кафетерия коротко поклонился и, зачем-то извинившись еще раз, поспешил по своим делам.
        - Ну, а теперь ты рассказывай, зачем это я тебе так срочно понадобился, - сказал Никол, поворачиваясь к Ладислову. - А то меня прямо с занятий выдернули.
        - Радовался бы.
        - Так я и радуюсь, не видно, что ли, - Кротвин натянул на губы улыбку и, тут же криво усмехнувшись, полез в карман за пачкой аром. - Рассказывай давай, я ведь понимаю, что ты меня не на прогулку с барышнями позвал.
        - А может на прогулку.
        - Хорошо бы, - Никол вздохнул и, щелкнув небольшой зажигалкой, затянулся. - Я ведь со своей поссорился.
        - И почему я не удивлен, - хмыкнул Чаклин. - По-моему ты больше пары недель ни с одной не встречался.
        - Просто пока не нашел своей единственной, а как отыщу, так сразу стану верным семьянином и обзаведусь кучей детишек.
        - Думаешь, с нашей жизнью это возможно?
        - Тоже верно, - кивнул Кротвин на миг посмурнев. - Мы птицы перелетные, однако, это не повод себя хоронить, дружище.
        - Я и не хороню. Просто пока все как-то неопределенно. В стране бардак, да еще ходят слухи, что ястанцы вновь наглеют, как бы опять не полезли. Господин Эйтан говорил, что недавно ребята из местного аэроотряда две «хошки» подожгли на подлете к городу.
        - Слышал, только это мало о чем говорит. Они и до смуты тут наглели.
        Никол огляделся в поисках пепельницы и, не найдя оную, с виноватым видом стряхнул прогоревший кончик палочки под стул.
        - Все может быть, - не стал спорить Ладислав. - Просто хочется надеяться, что мы тут надолго задержимся, а то что-то надоело мотаться из отряда в отряд. Кстати, как у тебя-то дела, ну если не считать того что ты со своей расстался.
        - Нормально. В академию набрали первую группу, так что скоро начнем неоперышей на крыло ставить, а пока сами новые машинки крутим, чтобы перед «детишками» не опозориться.
        - И как тебе «пятнашка»? - поинтересовался Лад, припадая к бокалу с тайклом, чтобы спрятать хитрую улыбку.
        - А то сам не знаешь, - хмыкнул Никол, с подозрением глядя на товарища. - Классная машинка, скоростная, маневренная… Лад, кончай ты эту таинственность, рассказывай давай, что там Эйтан нам еще за сюрприз приготовил.
        - Думаю, что сам увидишь, если конечно согласишься на то, что я тебе предложу, - ответил Чаклин, ставя бокал на стол. - Кстати, здесь я именно по просьбе господина Эйтана. Ты же…
        Он замолчал, так как у стола появилась знакомая официантка с подносом в руках, на котором стояли две глубокие исходящие паром чашки и запотевший графин с надетым на узкое горлышко небольшим стаканом синего стекла. Никол сразу же расцвел в приветливой улыбке, но девушка одарила его таким холодным взглядом, что он поперхнулся и сделал вид, что рассматривает что-то за ее спиной. Поставив посудины на стол, она поинтересовалась: «не нужно ли господам чего-нибудь еще» и, получив отрицательный ответ, удалилась, неожиданно подмигнув Ладу на прощание.
        - Брр, не женщина, а демон какой-то. Как зыркнула, аж внутри все заледенело. - Никол притворно поежился. - Интересно, давно Тародор ее нанял?
        - Не знаю, - покачал головой Чаклин, провожая девушку недоуменным взглядом. - Я ведь тут всего один раз был, да и то с тобой, так что сегодня едва отыскал эту кафешку. Хотя, насколько я понял, она его племянница или что-то вроде этого.
        - Откуда…, впрочем, не важно. Говори давай уже свое предложение.
        - Давай сперва лучше поедим, а то с утра ничего во рту не было.
        Лад демонстративно пододвинул к себе чашку и, развернув завернутую в салфетку вилку с ножом, принялся разделывать рыбу. Кротвин пару минут буравил товарища возмущенным взглядом, затем вздохнул и, плеснув в стакан наливки, одним залпом осушил его, тихонько крякнув от удовольствия.
        - Знатная у Тародора наливочка. Попробовать не хочешь, под рыбку ведь самое то?
        Чаклин отрицательно покачал головой. Никол в ответ только коротко развел руками, как бы говоря этим: «ну не хочешь, так мне больше достанется» и вновь наполнил стакан.
        - Кстати, Ник, а ты бывал в новой столице? - неожиданно поинтересовался Ладислав, нанизывая на вилку очередной кусок рыбины.
        - Пару раз, да и то по большему счету проездом, - ответил рассеяно Никол, с задумчивым видом косясь в сторону двух девушек, сидевших через два столика от них у небольшой идущей по периметру шатра оградки. Те частенько бросали в их сторону заинтересованные взгляды, при этом о чем-то постоянно перешептываясь и задорно хихикая.
        - А как насчет того чтобы побывать там еще разочек?
        Последний вопрос заставил Кротвина оторваться от созерцания юных прелестниц и, вскинув брови, с удивлением и одновременно непониманием посмотреть на товарища.
        - Что ты имеешь ввиду?
        - То, что говорю, - Лад отодвинул чашку и, вытерев рот салфеткой, откинулся на спинку стула. - Подробностей не знаю, но через несколько дней в столице состоится какой-то смотр, и господин Эйтан очень хочет представить там свои новые машины. В общем, дружище, нужен еще один пилот. Эйтан спросил меня кого бы я мог порекомендовать, ну и я соответственно предложил тебя.
        - Когда вылетаем?
        - Так сразу и без раздумий, - хмыкнул Лад.
        - А чего тут думать, - пожал плечами Никол. - Надо, так надо. Да и если честно, обучение это не мое. Хошку спалить или ястанским «эк-колам» хвосты причесать - это я завсегда, а возится с неоперышами…не мое это, - он криво усмехнулся. - Не мое. Так что даже раздумывать не буду. Когда?
        - Завтра к вечеру должен быть на заводском аэродроме, держи документы, - Чаклин достал из нагрудного кармана кителя переданные Эйтаном бумаги и протянул их Николу. - Все уже согласовано, ждали только твоего согласия.
        - А ты еще в нем сомневался?
        - Нет, но….
        - Вот и правильно, - Никол поставил недопитый стакан с наливкой на стол взял документы и, сунув их себе в карман, поднялся. - Ладно, дружище, все понял, а пока думаю, нам стоит переместиться за другой столик. - Он коротко кивнул в сторону хихикающих девушек и с заговорщицким видом добавил: - Дамы уже все в нетерпении, не можем же мы их заставлять ждать.
        ГЛАВА 6.
        - Извините, господин Эйтан, но у генерала сейчас совещание и он не может вас принять. Если хотите, можете обождать здесь. - Молоденький адъютант в новенькой с иголочки форме указал рукой на стоящий вдоль стены длинный кожаный диван и, несколько демонстративно щелкнув каблуками, уселся обратно за свой стол.
        Сергей молча кивнул и, плюхнувшись на диван, устало откинулся на спинку. Сразу же потянуло в сон и пришлось приложить усилие, чтобы не провалиться в сладкие объятия Морфея. Сказывались напряжения последних дней. Нужно было спешно готовить машины к показу, доводить их до ума, чтобы все прошло без сучка и задоринки. Как назло «шестнашка» раскапризничалась. То и дело заедал выпуск шасси, несколько раза выходил из строя карбюратор, а при последних прогоночных стрельбах напрочь заклинило сразу два пулемета. Неполадки быстро устранили, но все равно было довольно неприятно. Хотя удивляться тут было нечему, качество поставляемых запчастей порой было настолько ужасно, что невольно возникали мысли о саботаже. Часто вообще поставлялся недокомплект. В результате перед установкой каждую запчасть, каждый прибор приходилось проверять по нескольку раз, но, тем не менее, осечки случались. С «пятнашками» тоже проблем хватало. За месяц удалось собрать семь машин, но запросов на поставку из боевых частей так и не поступило. В конце концов, Сергей принял решение предать новые крыланы местному аэроотряду, заменив ими
вышедшие из строя старенькие «четверки». Тем не менее, дальнейшее производство новых машин оказалось под вопросом, и это был еще один фактор, из-за которого ему следовало отправиться в столицу. Ратный тяжело вздохнул. Все буксовало и шло не так как хотелось.
        В кабинет раздался шум голосов, заставивший Сергея открыть глаза и выпрямиться, а адъютанта отложить просматриваемые бумаги в сторону и вскочить со своего места. Дверь распахнулась и из кабинета стали выходить люди в военной форме, большинство из которых Ратный не знал. Сергей быстро поднялся с дивана, тем более что в его сторону направился командир раксорского аэроотряда. Аэр-капитан Валдим Нарсев, некогда командующий тяжелым бомбонесущим аэростатом «Небесный клинок», был первым из местного аэроотряда сменившим гондолу дирижабля на кабину самолета. Невысокого роста, с коротким ежиком черно-желтых волос и угловатыми чертами лица точно вытесанного из куска камня, он всегда нравился Сергею, но все попытки переманить его в свою команду неизменно проваливались. Впрочем, возможно, это было и к лучшему. Ведь только именно благодаря этому человеку аэроотряд Раксора до сих пор не только существовал, но и находился в полной боеготовности, успешно давая отпор особо обнаглевшим ястанцам.
        - Господин Эйтан, рад вас видеть, - подошедший расплылся в приветливой улыбке. - Хочу с ходу заметить, что ваши новые машинки просто чудо. Нам бы еще штук пять таких, - тон его голоса сменился на заговорщицкий. - Кстати, я только что об этом говорил господину генералу, и он вроде бы поддержал меня в этом начинании. Надеюсь, вы тоже словечко замолвите.
        - Всенепременно, - улыбнулся в ответ Сергей. - У нас как раз еще шесть заложено, думаю, к середине следующего месяца будут готовы.
        - Замечательно. Кстати, как ваша супруга? Наследника еще не решили завести?
        Сергей мысленно поморщился, но виду не показал, лишь только отрицательно покачал головой.
        - Эх, жаль, жаль. Хотя понимаю, время сейчас не самое лучшее, - он тяжело вздохнул. - Что ж, господин Эйтан, не буду вас задерживать, но машинки жду, - он коротко козырнул и, развернувшись на каблуках, поспешил к выходу.
        Ратный задумчиво посмотрел ему вслед, затем вопросительно посмотрел на адъютанта и, дождавшись разрешительного кивка, распахнул дверь кабинета.
        Роханцев стоял у окна со стаканом лайкоса в руках и, неторопливо прихлебывая, что-то внимательно разглядывал на улице. Вид у него был несколько измученный, лицо заострилось, под глазами пролегли темные тени, а вновь отращённые усы напоминали какие-то взлохмаченные щетки. Повернув голову на легкий скрип открывшийся двери он удивленно вскинул брови.
        - Разрешите войти, господин штат-генерал? - Ратный вытянулся по стойке смирно и, щелкнув каблуками ботинок, принялся преданно пожирать глазами несколько опешившего от неожиданности Роханцева.
        - Серг, с тобой все в порядке? - наконец поинтересовался он после минутной заминки.
        - Со мной-то да, а вот с тобой, - Сергей, не дожидаясь приглашения, подошел к большому выполненному в виде буквы «Т» столу темной полировки и, бросив на него папку, отодвинул ближайший стул. - У тебя вид хоть прямо сейчас выноси.
        - Куда выноси? - не понял Андре.
        - На погост, - буркнул Сергей. - У тебя вид как у ходячего трупа. Отдохнуть тебе надо.
        Роханцев в ответ только криво усмехнулся и, бросив еще один взгляд в окно, подошел к стоящему во главе стола креслу с высокой узкой спинкой. Это кресло с резными подлокотниками и рисунком в виде золотистых птиц на обивке всегда напоминало Ратному царский трон, виденный им в одном из земных музеев. Откуда оно появилось в штабе никто не знал, но вид восседающего на нем Андре всегда вызывал у Сергея невольную улыбку. Не сдержался он и на этот раз, спешно отвернувшись и сделав вид, что разглядывает неожиданно заинтересовавшую его настенную лепнину.
        - Значит все же летишь? - не то спросил, не то констатировал Роханцев, допивая лайкос и отставляя стакан в сторону.
        - А думаешь, не стоит? - Ратный вопросительно посмотрел на друга.
        - Тебе решать, - пожал плечами Андре. - Просто чую там, - он ткнул пальцем в потолок, - твоему визиту рады будут далеко не все. Конечно Кутесов тебя в обиду не даст, но и он далеко не всемогущ. К тому же грызня в верхах сейчас наверняка идет знатная. Новая власть только набирает силу, и все стремятся выслужиться, урвать себе местечко потеплее, а кусок пожирнее. Так что наверняка наш генерал крутится как вьючка во время гона, чтобы удержаться на вершине.
        -Думаешь, я этого не понимаю, дружище, - Сергей вздохнул и, проведя рукой по гладко зачесанным волосам, добавил: - Просто чую, что по-другому не получится, зарубят мои машинки. К тому же, хочу лично прощупать почву, посмотреть, что там да как.
        Роханцев пару минут пристально смотрел на землянина, затем коротко кивнул:
        - Понимаю. К тому же тебя все равно не отговорить. Ты кстати просто попрощаться или по какому делу?
        -И то, и то, - Ратный толкнул в сторону генерала принесенную с собой папку. - Вот, хочу, чтобы отправил курьером к Васнову.
        - Что-то важное?
        - Кой-какие мои заметки, чертежи и расчеты. Если хочешь, можешь глянуть.
        - Избавь Пресветлый, - с притворным ужасом вскинул руки Андре. - Твои каракули читать одно мученье, я же потом спать плохо буду - пусть уж Рослав мучается. Надо так надо, сегодня же вечером отправлю. Что-то еще?
        - Да вроде все, - развел руками Сергей. - Хотя если нальешь чашечку твоего фирменного лайкоса с цветками тамнилы, то буду только счастлив. Надеюсь, не зажмешь старому другу?
        -Ты же знаешь, жадностью никогда не страдал, - усмехнулся Андре, поднимая трубку и нажимая одну из кнопок стоявшего на столе громоздкого телефона. - Тол, будь добр два стакана лайкоса и брось по ложке тамнилы.
        Трубка что-то неразборчиво «хрюкнула» в ответ, заставив генерала недовольно поморщиться.
        - Нет, так найди и быстренько, - раздраженно бросил он и буквально впечатал ее в углубление аппарата, затем посмотрел на Ратного. - Кстати, ты, когда летишь-то?
        Ратный бросил быстрый взгляд в сторону висящих на стене массивных часов в тяжелой бронзовой оправе, выполненной в виде вставших на дыбы коней.
        - Через три часа. Так что не переживай, лайкос погонять мы с тобой еще успеем, тем более у меня мобиль под окном.
        - Вот и замечательно, - Роханцев достал из ящика стола пачку аром и, прикурив одну, откинулся на спинку кресла. - Ну, если время есть, то давай рассказывай, как у тебя там с Тейриной, а то я ее уже сто лет не видел….
        Серая туша аэростата сверху была похожа на гигантскую акулу, непонятно каким образом переместившуюся из глубин океана на раскинувшуюся под крыльями крылана коричнево-зеленую ленту взлетного поля. Замершая неподалеку «пятнашка» на ее фоне смотрелась маленькой белой рыбешкой, испуганно жавшейся к боку гиганта в поисках защиты от неведомых хищников. Ладислав усмехнулся пришедшему в голову сравнению, подумав, что на самом деле «эст» куда опаснее старушки «Надежды» и при умелом пилотировании не оставит ей даже шанса на победу. Снизившись и накренив самолет на правое крыло, он прошел над полем практически на бреющем и, мысленно выругавшись, потянул ручку на себя, уводя машину на второй заход. Не показалось. Взлетная полоса тут была явно меньше заводской, а это уже было проблемой. Пробег у «шестнадцатого» был куда больше, чем у его предшественницы, не говоря уж о стандартной «четверке». Именно эта особенность нового «эста» едва не стала причиной катастрофы во время первого испытательного полета Ладислава, и его спасло лишь то, что прямо за аэродромом начинался некошеный луг. Тогда единственные
повреждения во время посадки получили его нервы да самолюбие опытного пилота, однако здесь на подобный исход рассчитывать не приходилось. По периметру аэродрома рос густой кустарник вперемешку с деревьями, а встреча с этими зарослями могла быть непредсказуема. В любом случае подобное столкновение если и не угробит, то надолго выведет машину из строя. В принципе удивляться тут особо было нечему, данное взлетное поле строили под старые «эсты», причем явно с запасом. Навскидку длина полосы была больше двух сотен локотов, а той же «четверке» нужно было вполовину меньше - машинка всегда славилась тем, что могла взлетать и садиться буквально с «пяточка» земли. Увы, но, несмотря на все свои плюсы, в плане взлета и посадки «эст-16» был куда требовательней.
        Лад бросил злой взгляд на кругляш топливомера и нервно прикусил нижнюю губу, - стрелка дрожала у красной отметки. Стянув перчатку, он постучал пальцем по прибору, но зеленый носик стрелки не сдвинулся ни на миллиметр, а значит, топлива оставалось минут на пять, не больше. Нужно было решаться. Если уж Эйтан решил сделать промежуточную посадку именно здесь, значит, был уверен, что посадить крыланы можно.
        Судя по всему, на земле поняли его затруднение. Люди внизу засуетились, спешно перенося тупоносую матерчатую стрелку ближе к тянущейся вдоль края поля проселочной дороге. Ладислав выругался сквозь зубы, напоследок обозвав себя идиотом. На фоне «Надежды» дорога казалась тонкой коричнево-зеленой ниткой, хотя на самом деле ее ширины вполне хватило бы даже для посадки бомбардировщика - подвело чувство перспективы, что для пилота с его опытом было просто непростительно. Чаклин криво усмехнулся и, сбросив газ, спешно принялся вращать ручку выпуска шасси, пока едва слышный щелчок не возвестил о том, что фиксаторы защелок встали на свое место. Повинуясь пилоту, самолет устремился вниз, и вскоре под его крыльями замелькала пыльная лента дороги, заставив Лада спешно подтянуть ручку на себя. Шасси «эста» мягко коснулись земли, и он шустро «побежал» вперед, легко подпрыгивая на небольших кочках. Мимо пронеслись аэродромные ангары, стоящая рядом с ними четверка «алаков», обгоревший остов «эста» и, наконец, машина остановилась, далеко выкатившись за пределы аэродрома. Заглушив двигатель, Чаклин стянул с головы
шлем и, вытерев им выступивший на лбу пот, нервно хохотнул. Откинувшись на бронеспинку сиденья, он пару минут сидел неподвижно, чувствуя, как уходит накопившееся напряжение, затем дрожащими руками отстегнул ремни. Все-таки пятнадцати часов налета было мало и «шестнашка» то и дело подкидывала новые сюрпризы. Вот и сейчас несколько резкое нажатие на тормоз, едва не привело к катастрофе. Крылан ощутимо клюнул носом вниз, и от капотирования^6^ спасло только чудо. Лад выбрался на крыло и, спрыгнув вниз, огляделся. По дороге со стороны аэродрома уже спешили люди. Он помахал рукой, показывая, что с ним все в порядке и обессиленно облокотился на крыло, чувствуя неожиданную усталость - два часа беспосадочного перелета давали о себе знать.
        - Уверены, что не хотите передохнуть? - Сергей вопросительно посмотрел на стоящих перед ним пилотов, на миг, задержав оценивающий взгляд на каждом из них.
        - Так точно, господин Эйтан, - ответил Кротвин, вытягиваясь по стойке смирно и щелкая каблуками, что вызвало у Ратного невольную улыбку. Он еще раз окинул взглядом летчика и повернулся к Чаклину.
        - Лад, а ты как?
        - Нормально.
        Сергей достал из кармана часы и, посмотрев на них, коротко кивнул.
        - Вот и замечательно. Значит в девять у меня на краткое совещание, а пока свободны.
        Дождавшись пока летчики покинут каюту, Сергей тяжело вздохнул и, проведя рукой по волосам, расстегнул китель. Новенькая с иголочки форма хоть и была сшита по заказу, но почему-то давила во всех местах, хотя возможно это было чисто психологически. Он с хрустом потянулся. В дверь постучали. Ратный мысленно чертыхнулся и, вновь застегнув все пуговицы, распахнул дверь.
        - Господин полковник, вас спрашивает ратнинант Артанцев, - бодро отрапортовала стоявшая за ней молоденькая девушка в светло-синей форме с шевроном старшего матроса на предплечье.
        - Хорошо, сейчас подойду, - кивнул Сергей, подхватывая фуражку с вешалки и закрывая за собой дверь.
        Артанцев был командиром местного аэроотряда, однако с момента приземления виделись они лишь мельком. Ратнината срочно вызвали куда-то по делам, и все возникающие проблемы пришлось решать с его замом, - пареньком лет восемнадцати, девятнадцати на плечах которого красовались новенькие лейтенантские погоны. Тот буквально из кожи лез, чтобы угодить известному аэроконструктору, чем только нервировал землянина. В результате, дождавшись посадки Лада с Николом, Сергей, сославшись на усталость, просто сбежал к себе в каюту, чтобы хоть как-то оградить себя от назойливого внимания артановского заместителя. Тем не менее, заставлять ждать Артанцева все же не стоило. Во-первых, это было просто неприлично. Во-вторых, ратнинант действительно во многом им помог. Он сразу же пошел навстречу просьбе Роханцева и позаботился о горючем не только для перегоняемых самолетов, но и для старушки «Надежды» на которой все еще были установлены парогазовые двигатели. Поэтому следовало проявить хотя бы элементарную вежливость.
        Сергей прошел по тесным коридорам гондолы, рассеяно кивая попадающимся навстречу членам экипажа, которые при виде его замирали на месте, вскидывая руку к форменным береткам. Изначально весь экипаж дирижабля был женским и, несмотря на то, что в его составе не хватало нескольких человек, за прошедшие годы ничего не изменилось - в данном вопросе Анюткина была непреклонна. Пару раз Ратный пытался спорить с упорной капитаншей, затем просто махнул рукой. В конце концов, она лучше знала свой «небесный корабль», его нужды и возможности.
        Причальных платформ на аэродроме не было, поэтому «Надежда» висела над землей на высоте пары метров удерживаемая десятком канатов, - пришлось воспользоваться веревочной лестницей. Артанцев ждал неподалеку и, едва Сергей спрыгнул вниз, подошел к нему. Худощавый, со скуластым, загорелым, обветренным лицом обрамленным небольшой бородкой и усталым взглядом карих глаз. Одет в потрепанную форму старого покроя, но с аккуратно, и судя по всему недавно, нашитыми знаками различия Республики.
        - Прошу прощения, господин полковник, извиняюсь, что прервал ваш отдых, просто хотел засвидетельствовать свое почтение? - сказал он, поднося руку к козырьку своего кепи.
        - Ничего страшного, ратнинант, - приветливо улыбнулся Ратный, козырнув в ответ. - Если честно, то просто сбежал от вашего зама, а то он уже с меня пылинки сдувать начал.
        - Я почему-то так и подумал. Вы уж его извините. Парень он путный, да и летчик хороший, просто… как бы сказать, - он на секунду замялся. - Видите ли, господин Эйтан, Алекс буквально бредит самолетами, и вы как бы его кумир. Он всегда мечтал встретиться с изобретателем крыланов и когда узнал, что вы к нам летите…. В общем, занесло его немного.
        - Да я не сержусь, - махнул рукой Сергей. - Просто излишнее внимание иногда нервирует, хотя ваш лейтенант действительно молодец, помогал, чем мог.
        -Вот и хорошо, - Артанцев бросил быстрый взгляд на толпу пилотов, плотным кольцом обступивших Лада с Николом и, кивнув в их сторону, добавил: - Смотрю, мои ребята прямо загорелись вашими новыми крыланами, может, расскажете им немного, а то ваши пилоты по большему счету отмалчиваются. Я, конечно, понимаю, информация секретная, но уж больно машинки любопытные, особенно та, что с двумя крыльями. Необычно выглядит.
        - Ну а почему бы нет, - пожал плечами Ратный. - Пойдемте, ратнинант, отвечу на ваши вопросы.
        Нарсев, опершись обеими руками о край стола, с задумчивым видом рассматривал расстеленную перед ним карту.
        - Три нападения за последнюю неделю? - Он поднял глаза и вопросительно посмотрел на стоявшего рядом с ним пожилого офицера в звании штат- руничего. - Можете точно указать места?
        - Естественно, господин Нарсев, - руничий достал из кармана кителя монокль и, аккуратно протерев его платком, вставил в глаз, после чего склонился над картой. - Тут, тут и вот тут, - его сучковатый палец обвел три точки.
        Нарсев молча взял лежавший рядом карандаш и протянул его офицеру.
        - Значит, господин Райзов, говорите, что их называют «черными призраками»?
        - Не только, - покачал головой офицер, аккуратно отмечая на карте указанные ранее точки и ставя рядом с ними даты и примерное время. - «Черные призраки», «Демоны тьмы», «Черная напасть», - везде по-разному. Зона их действия почти весь север полуострова, - карандаш скользнул по карте тупым концом. - От сюда досюда.
        Валдим нахмурился.
        - Думаете, одни и те же?
        Райзов пожал плечами.
        - Точно уверенным быть нельзя, но описания совпадают. Везде одно и тоже: огромный черный двухбалонный аэростат и несколько черных крыланов, предположительно «майсер-23». Эти «призраки» действуют крайне осторожно. Удары наносятся в основном по гражданским объектам с большим скоплением народа, да к тому же не имеющим серьезного прикрытия. Мы несколько пытались предупредить их налеты, но на каждом рынке зенитки не воткнешь, а от прямого столкновения они стараются уклониться, хотя один все же это удалось….
        - И что?
        Руничий посмурнел и, вытащив из глаза монокль, некоторое время его тщательно протирал.
        - Аэроотряд корпуса потерял почти все машины, - наконец произнес он тихим голосом. - Из пяти вылетевших вернулся только один, да и то пилот вскоре скончался.
        Нарсев нахмурился.
        - Сколько часов налета имели ваши пилоты?
        Собеседник Валдима повел худыми плечами.
        - К сожалению, мне это неизвестно. Мы редко применяем крыланы во время боевых действий, в основном для рекогносцировки местности и разведки.
        - Так какого…
        - Решение вылететь на перехват, было принято лично командиром отряда аэр-лейтенантом Клываном, - почти отчеканил Райзов, гневно сверкнул моноклем. - Чем он руководствовался, мы не знаем и, увы, никогда не узнаем, так как погиб в этом же бою.
        - Понятно, - буркнул Валд. - Что-то еще есть на этих «призраков»?
        - Есть сведения, что они базируются под Угричем.
        - Под Угричем? - Нарсев отыскал взглядом на карте названный город и, удивленно вскинув брови, посмотрел на руничего недоверчивым взглядом. - Уверены? Сведения точные?
        - Можно сказать, что да.
        - Странно, - капитан нервно пробарабанил пальцами по карте. - Насколько мне известно, эти территории до сих пор под контролем атамана Галицкого, а я не слышал, чтобы у него были крыланы на вооружении, да еще и геранские.
        Райзов коротко кивнул.
        - Разведка корпуса доносит о том же. К тому же, по ее сведениям, после последних наших операций части Галицкого почти полностью деморализованы и в них велик уровень дезертирства. Тем не менее, есть надежные свидетели, которые своими глазами видели черные крыланы на небольшом аэродроме недалеко от Угрича. Вот здесь. - Он вновь склонился над картой, очертив на ней карандашом очередной кружок.
        Нарсев нахмурился и, взяв со стола циркуль с линейкой, некоторое время что-то тщательно вымерял на карте. Наконец он отложил инструменты в сторону и, опершись локтем о стол, задумчиво посмотрел на своего собеседника, коротко бросив:
        - Не сходится.
        - Что не сходится? - не понял Райзов.
        - Все, - отрезал Валдим, резко выпрямляясь. - Смотрите сами. Если предположить, что эти «призраки» действительно базируются около Угрича, то они никак не могли атаковать в указанных вами местах.
        - Почему? - руничий вопросительно посмотрел на комаэра.
        - Расстояние, господин Райзов, расстояние. От Угрича до ближайщей точки нападения почти три стони терров, а практическая дальность полета «двадцать третьего» около трехсот пятидесяти терров, фактически же еще меньше. Понимаете?
        -Естественно. Однако смею предположить, что «призраки» используют для дозаправки бензин, перевозимый аэростатом, или заранее оборудованные площадки.
        - Вполне возможно.
        Нарсев, заложив руки за спину, прошелся туда-сюда вдоль стола, бросил хмурый взгляд на карту, затем перевел его на руничего.
        - Господин Райзов, давайте говорить напрямую. Генерал Роханцев просил оказать вам всю возможную помощь в уничтожении этих «черных призраков», однако пока я не вижу, как это сделать. Не зная, где они нанесут следующий удар, можно долго гоняться за ними по всему полуострову и все бестолку. Извините, но я не готов оставить город без прикрытия. Самолетов у нас не так уж и много, а ястанцы в последние месяца больно сильно наглеют. Так что… - Он развел руками.
        - Я этого и не прошу, - покачал головой офицер. - И не обратился бы к генералу, если бы не знал где и когда будет произведён следующий налет.
        - Вот даже как? - в глазах Нарсева мелькнули огоньки неприкрытого интереса. - Что ж, с этого и надо было начинать, я весь во внимании.
        - Ежегодная ярмарка в Сарле.
        Нарсев почувствовал, как по спине пробежал неприятный холодок. Некогда ярмарка в Сарле была самой крупной на полуострове, и туда везли товары даже из-за его пределов. В этом году ее решили вновь возродить, дабы показать людям, что власть Республики достаточно сильна и вполне может обеспечит их безопасность. Город находился на полностью подконтрольной территории в глубине полуострова, так что особых неприятностей ожидать не приходилось. Ястанские аэростаты туда не залетали, а все банды в округе были уничтожены еще зимой. Ожидалось большое скопление народа, и даже приезд столичных гостей - аэроналет будет просто катастрофой.
        - Демон дери, - процедил он сквозь зубы.
        ГЛАВА 7.
        Истребитель пронесся над головами, заставив стоявших на земле невольно схватиться за головные уборы, и буквально свечой взвился вверх. Зайдя своему противнику в хвост, повисел там пару минут, полностью игнорируя его тщетные попытки оторваться и, свалившись на правое крыло, вновь ушел к земле
        - Нет, господа, вы только посмотрите, что он творит! - крикнул Росовский, едва успевая подхватить сорвавшуюся с головы фуражку. - Этот сукин сын просто играет с ним как кот с мышью. От он как его…! Нет, господа, вы только посмотрите!
        Он обвел глазами собравшихся и вновь уставился восхищенным взглядом в небо, где разворачивался демонстрационный бой и в котором новый «Алак» полностью проигрывал «пятнашке». Маневры «эста», выписывающего над полем каскады фигур высшего пилотажа, то и дело вызывали возгласы восхищения среди наблюдавших за этим действом людей. Детище Аланского выглядело на его фоне нерасторопной, едва поворачивающей каракатицей и тот это прекрасно понимал. Аэроконструктор застыл в паре метров от Ратного с каменным лицом, на котором жили лишь черные глаза, пристально следившие за полетом «пятнашки». На какой-то миг Сергею даже стало жаль этого молодящегося, длинноволосого мужчину в дорогом темно-синем приталенном пиджаке, который еще каких-то полчаса назад бросал в его сторону презрительные взгляды, полностью уверенный в своем превосходстве. Да и было с чего. Десяток его блестящих свежим лаком «алаков» стояла вдоль кромки поля, вызывая восторженные взгляды членов комиссии, тогда как «эсты» находились на запасном аэродроме и должны были появиться лишь к моменту демонстрации. Это произошло из-за того, что они добрались
до столицы лишь к утру, и на подготовку к показу оставалось не так много времени. На центральном поле это сделать было затруднительно, так как помимо их с Аланским на смотре присутствовало еще с десяток аэроконструкторов, и оно было буквально забито аэростатами и крыланами различных конструкций и расцветок. Тем не менее, «алаки» заранее считались фаворитами показа, а их прием на вооружение республики был делом практически решенным. Об этом сообщил генерал Росовский лично прибывший поприветствовать Сергея и первым увидеть новые «эсты».
        - Так что, господин Ратный, как бы я не был рад вас видеть, но скажу прямо - с Аланским вам бороться будет трудно, - объяснял генерал, пока они с Сергеем неторопливо шли к ангарам, где разместились его «эсты». - Новые «алаки» превосходные машины, судя по предварительным испытаниям, они ни в чем не уступают геранским «майсерам»
        - Но и не превосходят…
        - Не превосходят, - согласился Росовский и тут же добавил: - Однако следует учитывать, что большинство членов комиссии на стороне Аланского…ну, вы сами понимаете, - он развел руками. - Я, конечно, поддержу вас, но на многое не надейтесь. Думаю, что основной кусок заказов на истребителей так и так достанется именно ему. Впрочем, возможно вы вновь всех удивите и тогда….
        Он многозначительно посмотрел на Ратного.
        - Что ж я постараюсь, - кивнул Сергей, старательно пряча рвущуюся на губы улыбку. - Кстати, а помимо Аланского, кто-то еще будет?
        - Да ничего серьезного? - отмахнулся генерал. - Якровский и Сухрев привезли свои машины, но они не дотягивают даже до вашей «четверки». Неплох бомбардировщик Тамова, но это несколько другая ниша. Хотя….
        Он резко замолчал и остановился, так как двери ангара со скрипом распахнулись, и из них стала выкатываться «шестнашка» толкаемая за крылья несколькими механиками. Лицо генерал вытянулось, он медленно повернул голову к Сергею, а в его глазах застыл немой вопрос.
        - Моноплан, двигатель в тысячу лошадиных сил, крейсерская скорость почти четыреста двадцать терров, вооружение два 8-ми миллиметровых синхронных пулемета и две 16 -ти миллиметровые скорострельные пушки, убирающиеся шасси.
        Брови Росовского удивленно взметнулись вверх. Он сделал рукой знак механикам остановиться, обошел вокруг остановившейся машины, ловко запрыгнул на крыло и минут пять рассматривал кабину, затем спрыгнул на землю. Подойдя к Сергею, генерал посмотрел на него восхищенным взглядом и молча хлопнув того по плечу, быстрым шагом направился к поджидавшему его паромобилю. Все было понятно без слов.
        Сергей усмехнулся своим воспоминаниям и, покосившись в сторону хмурого Аланского, перевел взгляд на завершающую очередную мертвую петлю «пятнашку». Судя по всему, Никол просто наслаждался своим превосходством над «противником», демонстративно не замечая все попытки того зайти ему в хвост. Однако стоило «алаку» приблизится на расстояние зачета атаки, как «эст» сразу же уходил в отрыв, затем возвращался, несколько минут следовал за ним словно привязанный, после чего отходил в сторону и карусель повторялась снова. Можно было сказать, что «шоу» удалось на славу и твердо расставило все точки над «и», однако Сергей понимал, что радоваться пока рано. Аланский конечно озадачен, но так просто он не сдастся и наверняка попытается дернуть за все возможные ниточки. Да и других аэроконструкторов не стоило сбрасывать со счетов. После Смуты большинство сохранивших работоспособность заводов и фабрик находились в упадке, так что заказ армии на поставку новых машин был лакомым куском для многих, и грызня за свою долю пирога тут явно ожидалась не шуточная. Так что в сложившейся ситуации превосходство его машин над
остальной далеко не главный фактор. Все представленные крыланы по своей сути были попыткой переделки его старых «эстов», причем порой не в лучшую сторону, но, тем не менее, именно это шло им в плюс, ибо позволяло развернуть их производство с наименьшими затратами. Его же машины стояли на несколько ступеней выше, а это значило, что для запуска их в серию потребуется переоснащение многих предприятий, переобучение инженерного и рабочего состава. Даже ему на своей небольшой фабрике это давалось с большим трудом. В рамках же разоренной смутой страны сделать это было практически нереально, и Сергей это прекрасно понимал. Впрочем, главным для него сейчас было другое: требовалось, чтобы о нем вспомнили, позволили продолжить начатое, или хотя бы просто не мешали. С другой стороны, проблема финансирования и нехватки грамотных кадров стояла не менее остро. Первоначальный заказ почти на два десятка самолетов они выполнили, а вот новые пока что не поступали и это беспокоило. На фабрике складывался неплохой коллектив и распускать его, чтобы где-нибудь вновь начать с нуля было бы крайне неразумно. В любом случае эта
поездка должна была многое решить, и у него для присутствующих еще остался небольшой сюрприз. Ратный растерянно огляделся и, найдя глазами, стоявшую в толпе Наимову, коротко кивнул. Капитанша «Надежды» понимающе улыбнулась и принялась протискиваться сквозь толпу к мачте сигнального флагштока. Через пару минут к его вершине взлетел оранжевый флажок, а солдаты принялись спешно раскатывать вдоль взлетной полосы матерчатую стрелку такого же цвета. «Пятнашка» Наварского практически тут же коротко качнула крыльями и, нырнула к земле, выдвигая из своего бледно-голубого пуза черные кругляши шасси, а многие из присутствующих и даже некоторые члены комиссии вдруг принялись аплодировать. Это было настолько неожиданно, что Сергей несколько растерялся, не зная, как реагировать на происходящее.
        - Что ж, коллега, позвольте вас поздравить. - Улыбка подошедшего к нему Аланского была неестественно натянутой. - Ваш крылан просто бесподобен, хотя думаю, что эта великолепная демонстрация не в последнюю очередь заслуга его пилота.
        - Не буду спорить, господин Аланский, аэр-лейтенант Кротвин прекрасный пилот с большим боевым опытом.
        - Вот видите, - он нарочито демонстративно вздохнул и, разведя руками нарочито громко добавил: - К сожалению, мой летчик не так опытен и по этой причине не смог до конца раскрыть все возможности моей машины.
        - Возможно, - не стал спорить Сергей. - И даже соглашусь с тем, что ваша машина неплоха.
        - Всего лишь «неплоха»? - Аланский недовольно прищурился.
        - Всего лишь, - пожал плечами Ратный, мысленно обзывая себя «идиотом». На конфликт идти было рано, но покровительственный тон Аланского буквально выводил его из себя. Судя по всему, тот чувствовал нечто подобное по отношению к нему, потому как на краткий миг его лицо исказила гримаса презрения. Тем не менее, он быстро взял себя в руки и, натянув на губы добродушную ухмылку, поинтересовался.
        - Ну, может, тогда объясните огрехи конструкции моей машины, господин Эйтан?
        - Если вы не против, - Сергей демонстративно поклонился, краем глаза отмечая в собравшемся вокруг них народе нескольких аэроконструкторов, представленных ему Росовским перед началом показа.
        - Что вы, что вы, - усмехнулся Аланский, в свою очередь окидывая толпу быстрым взглядом. - Мне даже лестно услышать мнение человека утверждающего, что «крыланы» именно его гениальное изобретение. А вам, господа?
        В голосе аэроконструктора послышался неприкрытый вызов и насмешка, заставившая Сергея нервно дернуть щекой и туго сжать желваки, дабы не ответить на откровенное хамство. Он никогда не приписывал себе изобретение крыланов, так как попытки их постройки предпринимались еще до его прибытия на эту планету. Однако именно благодаря ему крылан превратился из бесполезной игрушки отдельных изобретателей в полноценную боевую машину. Этот факт явно был известен всем собравшимся и, наверное, именно поэтому непонятный выпад Аланского в сторону Ратного вызвал у окружающих лишь скудные ухмылки. Впрочем, Сергей решил не вступать в полемику, а лишь молча пожал плечами и направился к ближайшему «алаку» стоявшему метрах в двадцати от них у самого края поля.
        Забравшись в кабину, он уселся на место пилота и несколько минут разглядывал приборную доску, с завистью для себя отмечая отменное качество установленных приборов: четкая градуировка, кристально прозрачные стекла, отменная отделка самой мелкой стрелки или тумблера. Им о подобном приходилось только мечтать. Порой создавалось впечатление, что пришедшая на завод аппаратура была снята с отжившей свой век техники и лишь немного приведена в порядок - возможно, так оно и было. Впрочем, качество выделки относилось не только к приборам, но и ко всей кабине, каждая деталь которой была буквально вылизана до блеска. Даже сиденье пилота и то было мягко и обтянуто прекрасной искусственной кожей. Так что пересев из аскетичной кабины любого «эста» в «алаке» летчик будет себя чувствовать точно в дорогом автомобиле правительственного класса. Да и вообще стоило признать, что сверкающее свежим лаком детище Аланского от кончика носа до хвостового оперения выглядело куда презентабельнее «эстов», вот только все это ничуть не прибавляло к его летным качествам. К тому же все эти обивки, мягкие подголовники, хромирование
ручек и прочее брахло ведет к удорожанию и совершенно не нужно боевой машине. Тем не менее, на некоторых членов комиссии, в особенности невоенных, это сможет произвести нужное впечатление. Сергей прикусил нижнюю губу и мысленно выругался, сейчас марафет наводить было поздно. Оставалось рассчитывать на благоразумность членов комиссии и надеяться, что решать о судьбе той или иной модели они будут исходя из ее боевых качеств, а не внешней красоты. Ратный вздохнул и вновь принялся рассматривать кабину, покачал ручкой, затем «поигрался» с педалями руля направления и, приподнявшись, огляделся. Обзор был неважен. Несмотря на меньший диаметр двигательного отсека по сравнению с той же «пятнашкой» кабина «алака» была отнесена ближе к хвостовой части, в результате чего нос крылана практически полностью закрывал нижнюю переднюю полусферу, а нависшая над головой кромка крыла перекрывала и часть верхней. Теперь становилось понятно, постоянные переваливания «алака» с крыла на крыло и почему пилот Аланского с таким запозданием реагировал на некоторые маневры Наварского - он просто его не видел. В реальном бою
подобная «слепота» могла стоить жизни. Неужели Аланский этого не понимал? Сергей бросил задумчивый взгляд в сторону стоявшего на крыле аэроконструктора, который внимательно наблюдал за всеми его действиями, и вылез из кабины. Спрыгнув на землю, обошел вокруг самолета, попутно отмечая не слишком удачное расположение закрепленных под нижним крылом обтекаемых пилонов с пулеметами - слишком большой разнос. Один бьет практически через винт, а другой отнесен чуть ли ни к середине крыла. Такое впечатление, что Аланский хотел увеличить сектор обстрела. Только вот зачем? Преимущества в воздушном бою это не даст, скорее наоборот, усложнит поражение противника, так как эффективность крыльевых пулеметов высока только вблизи от точки сведения. Расположение огневых точек вблизи так называемой строительной оси куда эффективнее, пучок огня более плотный, да и пилоту легче прицеливаться. Надеется нанести больший урон по площади? Однако такое подойдет лишь против дирижаблей, хотя и тут с калибром промашка, практически пистолетный патрон. Кого он вообще хочет сбивать этими пукалками? Хотя… Ратный быстрым шагом вернулся
к носу и, заметив торчащие снизу в углублении капота ребристые стволы восьмимиллиметровых «Тиссонов», мысленно поздравил себя с правильной догадкой. Нормальное вооружение Аланский своему детищу все же дал, только вот зачем добавил еще этих мелкашек? Или же он действовал по принципу: «мало пушек не бывает, пусть даже и плохоньких» - скорей всего. Только вот это лишний вес, а значит, падение маневренности и если их убрать, то машина от этого только выиграет.
        - Ну и что скажете, уважаемый Эйтан?
        Сергей скосил глаза на подошедшего Аланского, которому явно не терпелось услышать его мнение и, отряхнув руки, пожал плечами.
        - Как я и говорил, машина неплоха. Судя по тому, что я увидел, вы явно учли боевой опыт и несколько облегчили ее, к тому же увеличили площадь верхнего крыла, чем повысили горизонтальную маневренность, однако из-за этого потеряли на вертикалях и в скорости…
        - Потери не такие уж и большие, зато машина стала куда послушнее и легче в управлении. Мало того, по всем показателям она практически не уступает лучшим образцам геранских крыланов, переменяемых карнотовцами, - в голосе Аланского слышались нескрываемые нотки гордости, - а если учесть, что новый двигатель….
        - Не спорю, - перебил его Ратный. - Однако в этом и заключается основная проблема.
        Аэроконструктор удивленно вскинул брови.
        - Не соизволите пояснить.
        - А что тут пояснять, вы же сами сказали: «практически не уступает». Как вы думаете, господин Аланский, геранцы действительно такие дураки, что стали бы поставлять карнотовцам последние модели своих бипланов?
        - Вы считаете, что…, - Аланский явно хотел возразить, но остановился на полуслове, а в его глазах мелькнули огоньки понимания. Он нахмурился и, бросив взгляд на стоявших неподалеку членов комиссии, судорожно расстегнул воротник белоснежной рубашки, затем процедил сквозь зубы:
        -Если подумать, то ваша новая машина тоже далеко не идеал.
        - Пятнашка-то? - Сергей криво усмехнулся. - Господин Аланский, эта машина пройденный этап, а новая…, - он на мгновение замолчал, прислушиваясь к басовитому гулу двигателя раздавшегося из-за небольшой рощицы, растущей вдоль дальней кромки взлетного поля, - …новую вы сейчас увидите.
        Солнце уже скатилось к краю горизонта, и жизнь на аэродроме потихоньку стала затихать. Смолк разномастный шум двигателей и над взлетным полем воцарилась тишина, прерываемая лишь людскими голосами, да робкими трелями птиц. Высокопоставленные гости, прибывшие после показа для того чтобы вблизи увидеть новые истребители Эйтана уже разъехались по своим делам, так что можно было позволить себе расслабиться и немного отдохнуть.
        Ладислав кинул под крыло на траву куртку и улегся на нее, сунув в рот сорванную травинку. Мандраж и напряжение прошедшего дня потихоньку отпускали, зато сразу же потянуло в сон. Чаклин закрыл глаза, старательно удерживаясь от желания подремать. До наступления темноты осталось не так уж и много времени, а еще оставалась пара незаконченных дел. Во-первых, необходимо было осмотреть шестнашку, которая сегодня потрудилась на славу, показав все, на что только была способна, а во-вторых, следовало хоть немного проинструктировать местных механиков по поводу некоторых тонкостей в обслуживании новых для них машин.
        - Не пилоты, а дерьмо какое-то, зажравшиеся снобы, - раздраженный голос Кротвина, заставил Лада вздрогнуть. - Даже летать толком не умеют, зато носы задирают. На фронт бы их, быстро спесь бы слетела.
        - Что поделаешь, столица, - лениво буркнул в ответ Чаклин, приоткрывая глаза и смотря на стоявшего у капота «эста» товарища. - Ты вообще, чего так завелся?
        - А, - Никол отмахнулся. - Просто хотел поговорить с ними, расспросить о местной жизни, что тут да как, а они нос воротят и сквозь зубы отвечают. Вот веришь, Лад, кулаки так и чесались в эти лощенные морды заехать, еле сдержался.
        - Верю, - Чаклин с хрустом потянулся и, выплюнув травинку, добавил: - А чему ты, собственно говоря, удивляешься, ты ж одного из них сегодня полным неоперышем выставил. Даже механики и те обсуждают как ты новый «алак» по всему небу гонял.
        - Да было бы чего там гонять, - хмыкнул в ответ Кротвин. - Ты эти новые «алаки» видел? Смех один - длинноносики какие-то. Хотя признаюсь, по сравнению со старыми, они пошустрее стали. Думаю, сиди в кабине пилот поопытнее, мне бы туговато пришлось, однако до «эстов» им все равно далеко.
        -До «эстов» здесь всем далеко?
        - Это точно.
        Он нагнулся и, бросив свою куртку на траву, устроился рядом с Ладисловым. Несколько минут молчали, думая о своем, затем Никол вновь стал поносить столичных пилотов, а Чаклин, слушая его в пол-уха, перебирал в голове события прошедшего дня. По идее показ прошел как нельзя лучше. Новые истребители Эйтана произвели настоящий фурор, и в течение всего дня вокруг них постоянно толпился народ. На некоторое время пришлось даже выставлять оцепление, отсекая излишне любопытных. Вообще этот показ был несколько не тем, чего Лад ожидал увидеть. Вся его организация больше походила на какой-то парад аэротехники или скорее даже ярмарку - никакой особой секретности, зато куча зевак и мамаш с детишками. Лишь в самом начале, во время демонстрационных полетов, публике был запрещен вход на аэродром, но сразу же после их прекращения все взлетное поле превратилось практически в выставку на открытом воздухе, разрешенную к посещению всем желающим. Судя по виду Эйтана, тот был озадачен происходящим не меньше их с Николом, а присутствие такого количества праздношатающегося народа ему явно было не по душе. Наверное именно
поэтому, несмотря на явный успех, Эйтан практически весь день проходил с угрюмым видом, пока за ним не прибыл какой-то офицер и не увез его с собой. Распоряжений он никаких не оставил и теперь что им делать дальше не знала даже капитанша «Надежды», поэтому оставалось только ждать.
        -… помнится, мы в отряде порядком с ними намучались, после «эстов» никто на них садиться не хотел.
        - Ты это о чем? - не понял Лад, который давно уже упустил нить рассуждений своего товарища.
        - Да об «алаках». Маневренности у них как у коровы. На что уж ястанске «кайт-ришки» ^7^полное дерьмо, но даже они в бою частенько их перекручивали. Единственный плюс - это огневая мощь, из шести пулеметов как вжаришь, тут даже майсеру плохеет.
        - А по мне так неплохие машины, особенно против мягкобрюхих, просто привыкнуть надо….
        Никол приподнял голову и уставился на Чаклина обескураженным взглядом, словно сомневаясь в его благоразумии.
        - Лад, ты это так пошутил, да? Неплохие машины, - он криво усмехнулся. - Да они же горят как спички, сколько ребят на них ясты пожгли, а ты неплохая. Их у нас даже «зажигалками» прозвали.
        - Вот как, - Лад скосил глаза на друга и поинтересовался: - У вас какие «алаки» в отряде были?
        -Двойки….
        - То-то и оно, а у нас «тройки», вот и разница. «Алак» машина конечно не фонтан, но некоторым нравилась, хотя по мне так эйтанская четверка куда лучше и надежнее, - он снова потянулся и резко сев, добавил: - Слушь, что-то мы с тобой совсем расслабились, а ведь скоро темнеть начнет. Давай-ка лучше закончим с нашими птичками и на боковую, а то что-то я устал.
        - Разрешите войти? - Сергей приоткрыл полированную дверь и, дождавшись разрешения хозяина кабинета, шагнул внутрь.
        Просторное помещение с огромными окнами, украшенными тяжелыми бархатными шторами. Длинный Т-образный стол, вдоль которого стоят массивные стулья с высокими резными спинками. Несмотря на то, что на улице еще светло, большинство штор задернуто и в кабинете царит полумрак, разгоняемый стоящими на столе лампами с приплюснутыми стеклянными абажурами. Сидевший во главе стола человек поднял голову и уставился на Ратного пристальным взглядом своих серых глаз. Несколько долгих минут он разглядывал стоявшего в дверях Сергея, словно пытаясь вспомнить, кто он такой, затем улыбнулся и, отодвинув стул, поднялся.
        - Господин Эйтан, неужели вы?
        - Так точно, господин гене…председатель Верховного Совета. Аэр-полковник Серг Эйтан явился по вашему приказу.
        - Ну, ну, зачем же так официально, - улыбнулся уголками губ Кутесов, подходя ближе и протягивая Сергею руку. - Рад, действительно рад вас видеть, господин Эйтан. Как добрались?
        - Нормально, господин Кутесов, - ответил Ратный, пожимая руку, - спасибо за паромобиль, довезли можно сказать прямо до дверей. Только вот… -он на мгновение замялся. - Только вот перед генералом Росовским неудобно, я ему обещал вечером встретиться и подробно рассказать про новую машину.
        - Ничего страшного, господин Эйтан, эта старая лиса подождет. Сейчас я лично ему перезвоню и скажу, что сегодня мы с вами решили посидеть за чашкой лайкоса, повспоминать о прошлом. Думаю, он не обидится.
        Кутесов вернулся к своему месту и, подняв трубку телефона, нажал пару кнопок, затем жестом руки указал все еще стоявшему навытяжку Сергею на один из стульев. Ратный послушно уселся на указанное место, исподволь рассматривая хозяина кабинета. Кутесов постарел: сеть мелких морщинок избороздила лицо бывшего главы военной разведки, а густая копна черно-каштановых волос поредела и обильно припорошилась белизной. За прошедшие годы он изрядно похудел, осунулся и несколько сгорбился, словно постоянно таскал на себе невидимый для постороннего взгляда груз, однако его взгляд по-прежнему светился лукавством, острой проницательностью и не дюжим умом. Одет Кутесов был в знакомый Сергею темно-синий китель УВРа, на плечах которого красовались новенькие погоны Республики: золотистый генеральский трилистник с двумя серебристыми палочками по бокам.
        Дверь отворилась, заставив Ратного отвлечься от разглядывания своего собеседника и повернуть голову. В дверях появилась высокая миловидная женщина с подносом в руках, на котором стоял небольшой металлический лайкосник и пара фарфоровых бокалов. Повинуясь молчаливому жесту Кутесова, она поставила его на стол и, бросив заинтересованный взгляд на Сергея, вышла из кабинета.
        -… вот завтра все и обсудите, ничего с ним не случится, - генерал положил трубку и, с улыбкой посмотрев на Ратного, пояснил: - Волнуется старый пройдоха, словно я вас тут съесть собрался.
        - Ну, от вас всего можно ожидать, - улыбнулся в ответ Сергей. - К тому же вы меня сюда явно не лайкос гонять позвали.
        - И это тоже. - Кутесов подошел к подносу и, наполнив оба бокала исходящим паром напитком, поставил один из них рядом с Сергеем. - Хотя, конечно же, вы правы, господин Эйтан, вызвал я вас сюда не просто так, - он отодвинул стул напротив и, усевшись на него, пристально посмотрел на Ратного. - А знаете, Серг, мне ведь уже доложили о вашей новой машине, а также о небольшом конфликте с господином Аланским.
        - Да какой там конфликт, просто…, - начал было Ратный, но Кутесов перебил его.
        - Не оправдывайтесь. Я прекрасно знаю Ивна и как его порой заносит, да и беседа будет совсем о другом. Просто хочу вас предупредить, что у Аланского достаточно связей, чтобы подпортить вам жизнь и даже я не всегда смогу этому помешать.
        - Учту.
        - Вот и хорошо, - генерал с шумом отхлебнул из своего бокала и по-доброму усмехнувшись, добавил: - Однако, судя по тому, что мне рассказали, знатно вы его осадили, хотя….
        В дверь кабинета постучали, заставив Кутесова прерваться.
        - Войдите.
        Невысокий полноватый мужчина в сером костюме, сжимающий под мышкой толстую папку, широкими шагами прошел к столу и, не дожидаясь приглашения, уселся на один из стульев. Поправив небольшие круглые очки, он прокашлялся и, раскрыв папку, с ожиданием уставился на Кутесова. Тот многозначительно хмыкнул и, отхлебнув лайкоса, отставил недопитый бокал в сторону, после чего сказал:
        - Что ж, разрешите вам представить, господин Эйтан, Алекса Нарошлова - министра объединенной аэропромышленности Республики. Я специально пригласил его послушать нашу беседу, ибо хочу попросить высказать ваши мысли о дальнейших путях развития авиации, а ему неплохо будет послушать об этом.
        - А почему именно мое мнение вас интересует? - удивился Сергей.
        - Ну а чье же позвольте узнать меня должно интересовать, - развел руками Кутесов. - Насколько мне помнится, именно вы заварили всю эту кашу с крыланами. К тому же, зная вас не первый год, я никогда не поверю, что вы не думали о перспективах.
        - Думал, - не стал отнекиваться землянин. - Идей много, но большинство из них существуют только в моей голове, и я еще не совсем понимаю, как к ним подступиться. Например….
        -Стоп, - неожиданно прервал его Нарошлов, поправляя очки и с вызовом смотря на Кутесова. - Сразу хочу сказать, что средств для воплощения в жизнь ваших буйных фантазий у нас просто нет. Нету и все. Совет и так мне всю плешь проел, когда выяснилось, что вместо согласованной постройки этих…этих…
        Он порылся в папке и, вытащив оттуда листок бумаги, с довольным видом потряс им в воздухе. - Вот. Вместо постройки десяти аэростатов тяжелого класса «Тигуин», мы почти все выделенные деньги вбухали в восстановление завода присутствующего здесь господина Эйтана. Вы знаете, как мне потом пришлось оправдываться перед министром финансов, а сколько объяснительных написать, а? И ведь это, несмотря на то, что приказ исходил именно от вас, господин председатель.
        - Однако отдача ведь налицо, - парировал Кутесов, со снисходительной улыбкой смотря на разошедшегося министра. - И никто теперь не сможет обвинить вас в бесполезной растрате денежных средств, скорее наоборот - вложение было весьма успешно.
        Новые крыланы уже поступают в армию, я же прав, господин Эйтан.
        - Так точно, - кивнул Сергей. - Совсем недавно мы передали аэроотряду генерала Роханцева семь новых истребителей, еще три передадим в следующем месяце.
        - Вот видите.
        - Десять крыланов, как много, - покачал головой Нарошлов, убирая документ обратно в папку. - Да за такие деньги их эскадру можно было построить.
        - Полноте вам ворчать, Алекс. Теперь-то вы на коне, а ваши злопыхатели посрамлены.
        - Угу, только этот конь сперва по мне порядком потоптался.
        -Согласен, - генерал на мгновение нахмурился, а его в голосе послышались угрожающие нотки. - Этот бардак в Совете надо прекращать, а то развели, понимаешь, говорильню - толку мало одно бумагомарательство и профанации, - правая рука Кутесова сжалась в кулак и впечаталась в стол, заставив бокалы протестующе звякнуть, а Нарошлова спешно отвести взгляд, сделав вид, что он ищет в папке очередную бумажку. - Совсем распоясались. У нас страна на ладан дышит, а они только и занимаются тем, что грызутся за тепленькие места, да тащат все то, что плохо лежит. Пора их…Жаль пока не могу, рано, слишком рано, все еще на ладан дышит, не время начинать новою свару.
        Он поднялся со своего места и, заложив руки за спину, принялся расхаживать по кабинету.
        - Понимаете, господин Эйтан, мой ведь интерес к вашему мнению совсем не праздный. Республике сейчас как-никогда нужна сильная армия, нужна сила и мощь, иначе нас растопчут, сомнут и отправят на свалку истории. Кстати, канцлер Карнот это прекрасно понимал и по-своему был даже патриотом, поэтому за ним и пошло столько народа. Но, увы, сам он пошел на поводу у предателей, у тех, кто хотел растащить нашу страну на кусочки, запустить свои загребущие ручонки в ее богатство.
        - Не все этого хотели… - бросил Нарошлов и, явно испугавшись вырвавшего возражения, испуганно втянул голову в плечи, а его бесцветные глаза умоляюще уставились на Сергея, словно прося его о помощи.
        Кутесов резко остановился и впечатал в спину министра хмурый взгляд, отчего тот сжался еще сильнее.
        - Так что требуется от меня? - спросил Ратный, нарушая затянувшуюся паузу.
        - Что требуется? - генерал растерянно посмотрел на землянина, нахмурился, словно вспоминая ушедшую мысль, затем направился к своему столу. - Давайте-ка, я лучше вам покажу одну интересную статейку, думаю, вы все поймете сами.
        Нарошлов облегченно вздохнул, улыбнулся и, вытащив из кармана платок, принялся протирать вспотевшую лысину, бросая на Сергея благодарные взгляды. Ратный даже невольно зауважал этого невзрачного человека, который несмотря на свой страх, рискнул перечить Кутесову. Впрочем, другого ожидать было трудно, генерал всегда подбирал себе не просто тупых исполнителей, а людей, отличающихся свободой мысли и могущих высказать свое мнение невзирая на все регалии. Другие в рядах его службы просто не задерживались. К тому же политика всегда была грязным делом, и естественный отбор действовал в кабинетах власти как нигде - слабых там просто съедали. А это значит, что Нарошлов был далеко не так прост, как хотел казаться и тот факт, что он занимал один из министерских постов, как раз говорил о многом.
        Тем временем Кутесов извлек из ящика стола газету и перелистнув пару страниц свернул ее пополам, затем продемонстрировал ее Ратному.
        - Статья из геранской «Варторк». Насколько я помню, вы геранский не знаете.
        Сергей отрицательно мотнул головой.
        - Хорошо, тогда я зачитаю вам пару мест. Вот, например: «Я уверен, что в будущей войне значение аэросил возрастет многократно и победа достанется именно тому, кто будет контролировать небо». Или вот: «Аэростаты все больше проигрывают легким и маневренным крыланам, поэтому я думаю, что вскоре именно они составят основной костяк аэросил многих государств и те, кто этого не понимает, просто недалекие люди, если не сказать хуже…». И наконец: «Войну за господство в небе мы должны начать уже сейчас, ибо промедление проведет к ужасающим последствиям, можно сказать катастрофе». - Кутесов швырнул газету на стол. - Ну? Каково вам?
        - Несколько пафосно, но в принципе верно, - сказал Сергей, пододвигая ее к себе и, пробегая глазами по аккуратным колонкам, заполненным незнакомыми угловатым буквам. - Можно сказать, что совпадает с моим мнением.
        Его взгляд задержался на черно-белой фотографии молодцеватого, подтянутого мужчины в белой распахнутой рубахе с засученными рукавами, стоявшего рядом с носом самолета и широко улыбавшегося невидимому фотографу. Ратный пару минут гадал, что за крылан изображен на фотографии, однако по попавшему в кадр куску капота и части крыла это было сделать практически нереально. Вздохнув, он передал газету Нарошлову, который все это время с нескрываемым любопытством поглядывал в ее сторону.
        - Я тоже считаю, что будущее именно за авиацией: самолет быстрее, маневренней, легче в обслуживании, а главное значительно дешевле. К тому же летчика куда проще подготовить, чем аэронавта. Думаю, что вскоре это поймут многие и тут уж главное не отстать. В этом автор статьи абсолютно прав.
        - Ну, предположим не автор статьи, а тот у которого он брал интервью. Кстати, ваш старый знакомый.
        Сергей непонимающе посмотрел на Кутесова.
        - А вы разве еще не догадались. Господин Нарошлов, переведите, пожалуйста, нашему другу заголовок статьи.
        - Интервью с господином Майсером: нынешние проблемы и перспективы воздухоплаванья, - послушно прочитал тот.
        - Вот как, - Ратный прищурил глаза и, откинувшись на спинку стула, скрестил руки на груди. - Что ж, я всегда считал Майсера умным и дальновидным человеком, думаю, что этот господин еще не раз нас удивит.
        - Этого я как-раз и боюсь, - сказал Кутесов, вытаскивая из внутреннего кармана кителя тяжелую, украшенную причудливым вензелем коробочку для аром. - Мало того, по нашим данным разработки Майсера активно поддерживаются лично императором Герании. Страшно представить, что он может там напридумывать с подобной поддержкой.
        - Не думаю, что что-то сверхординарное, - покачал головой Сергей. - Мало того, считаю, что на данный момент я его опережаю и намного.
        - А Аланский?
        - Ну, - землянин на мгновение замялся. - Истребитель господина Аланского неплох, по крайней мере, по сравнению с теми моделями геранских машин, что используются сейчас.
        - То есть уже устарел?
        - Считаю, что да.
        Генерал усмехнулся и, вытащив из коробки палочку аромы, щелкнул зажигалкой. По кабинету разнесся приторно мятный запах, заставивший Нарошлова поморщиться, закашляться и вновь полезть за платком. Кутесов покосился на министра и, подойдя к окну, немного отодвинул штору, приоткрыл одну из створок, после чего вернулся к своему столу.
        - Кстати, господа, мне тут буквально перед вашим приходом принесли небольшой отчет по предварительным выводам комиссии и, исходя из него видно, что ее члены думают несколько иначе, чем вы, господин Эйтан. Пятью голосами против трех крылан Аланского «алак-6к» признан аппаратом полностью удовлетворяющим всем требованиям аэросил Республики и рекомендован к принятию на вооружение. Ваши же машины признаны всего лишь любопытными, требующими доработки экспериментальными образцами.
        Он уселся на стул и, выпустив в сторону окна струйку голубоватого дыма, окинул своих несколько растерявшихся собеседников насмешливым взглядом.
        - Это было ожидаемо, - тихим голосом произнес Нарошлов, снимая очки и массируя большим и указательным пальцами переносицу. - Хотя еще нужно, чтобы эту рекомендацию утвердил Совет. В любом случае, думаю, что мы сможем отвоевать для господина Эйтана хоть какую-то часть заказа.
        - Отвоевать часть заказа, - передразнил министра Кутесов. - Вы тут вот нам плакались о том, что вас обвиняли в растратах, господин Нарошлов, так вот они настоящие растраты, - его палец постучал по листку с докладом, - вот они где. Я почти уверен, что друзья Аланского протолкнут в Совете нужное решение, в результате чего наша армия получит очередное барахло в красивой обертке. Потом мы конечно будем плакаться о больших потерях, искать виновных в случившемся, каяться, а кое-кто делать скорбное лицо, соболезновать и одновременно подсчитывать свои барыши, - он покачал головой. - Ничего не меняется, демон дери, ничего.
        Кутесов стряхнул обгоревший кончик палочки в стоявшую рядом пепельницу и несколько минут молчал, потягивая арому и задумчиво постукивая пальцами по столу. Сергей смотрел на хмурящегося генерала, пытаясь понять, почему, являясь главой правительства, тот не может самолично принять нужное решение, а вынужден считаться с мнением Совета. Впрочем, политика всегда была для Сергея «темным лесом», а о том, что твориться в местных коридорах власти вообще оставалось только гадать.
        - Алекс, мы что-нибудь можем придумать в обход Совета? У твоего ведомства ведь есть собственные средства, подумай.
        Нарошлов задумчиво посмотрел на Кутесова, поправил очки и вновь принялся копаться в своей папке.
        - Господин Эйтан, вы случайно не занимаетесь разработкой пассажирских аэростатов? - спросил он, не отрываясь от перебирания бумажек.
        - Нет. Я вообще аэростатами не занимаюсь.
        - Жаль, а то это был бы выход, - министр вздохнул и, закрыв папку, завязал ее тесемки аккуратным бантиком. - Других вариантов нет.
        - Нужно найти, - глава совета с силой вдавил остаток аромы в пепельницу. - А не то Росовский нам этого не простит, этот старый жук уже начал проедать мне мозги насчет срочной необходимости для республиканских аэросил новых машин Эйтана. И знаете, с живого он меня не слезет. Кстати, господин Эйтан, - генерал пристально посмотрел на Сергея. - Вы нам так ничего и не сказали о своих планах и задумках. Ведь наверняка опять что-то необычное замышляете.
        - Есть пара идей, - уклончиво ответил Ратный. - Но для этого мне понадобится ваша помощь.
        - Вот как? - в глазах Кутесова зажглись огоньки интереса. - И в чем же?
        - Хочу, чтобы вы нашли пару людей из списка, присланного мне императором.
        - Список, - генерал наморщил лоб. - Да, да помню, Андрий показывал как-то. Самоучки от сохи, можно сказать непризнанные гении. Что ж поможем, чем сможем. Кого именно нужно найти?
        - Неких Нарислава Яргеля, Ивака Ла и Кара Гуднова.
        Кутесов взял карандаш и, пододвинув к себе лежавшую на углу стола толстую книжицу, быстро сделал в ней несколько пометок, а Сергей повернулся к о чем-то задумавшемуся министру.
        - Господин Нарошлов, можно поинтересоваться, а что вы там говорили про разработку гражданских аэростатов?
        - Да как вам сказать, господин Эйтан. Видите ли, во время Смуты мы потеряли почти восемьдесят процентов гражданского аэрофлота. И ладно если бы мы жили в какой-нибудь Балике, где всю страну можно проехать насквозь за пару тройку дней, но с нашими расстояниями в некоторые регионы грузы теперь идут месяцами, а кое-куда добраться вообще стало проблематично. Еще в конце морозара Советом было принято решение о возрождении гражданского воздушного флота. Вот только дело пока не двигается с места.
        - Почему?
        - Вся проблема в финансировании, господин Эйтан. Советом утверждена постройка десяти гражданских и пятнадцати грузовых судов, вот только за те деньги, что выделены под это дело мы и половину заказа выполнить не можем. Имеющиеся в распоряжении Республики производственные мощности находятся в весьма плачевном состоянии, а частный капитал не спешит нам помочь, либо требует увеличения сумм в разы. Я уже несколько раз пытался провести это через Совет, но каждый раз неудачно.
        - Просто господин Нарошлов не на тех ставил, - вмешался Кутесов, раскуривая очередную арому. - Отдал бы заказ Нарыгину, мигом бы все получилось.
        - Чтобы он опять подсунул нам аппараты с кучей недоделок, - огрызнулся тот, гневно сверкнув линзами очков. - Или вы забыли, как это было с «Корланами».
        - Не забыл, господин министр, не забыл. Ведь именно из-за этого скандала твой предшественник вылетел со своего места точно пуля из дула пистолета. Однако не будем вспоминать прошлое и послушаем господина Эйтана, думаю, у него есть к нам какое-то предложение. Я прав?
        - Да, - согласно наклонил голову Сергей. - Насчет аэростатов я вам не помощник, а вот пассажирский самолет спроектировать и построить вполне могу. Думаю, это обойдется в разы дешевле, тем более что у меня есть наметки по новому бомбардировщику и переделать его недолго.
        Кутесов с Нарошловым удивленно переглянулись, и на некоторое время в кабинете воцарилась тишина.
        - Не думаю, что в Совете это пройдет, - наконец сказал министр. - Многие до сих пор считают крыланы ненадежными, а уж возить на них пассажиров…избавь Пресветлый, даже меня подобная перспектива пугает.
        - Поверьте, это так же безопасно, как и на аэростате, только быстрее. Единственно, что понадобится это постройка взлетных полос.
        - Это меня беспокоит меньше всего, - махнул рукой Нарошлов. - Расчистить полосу, куда проще и дешевле, чем построить причальные станции для аэростатов.
        - Видите, еще один плюс, - подал голос Кутесов. - Считаю, что к предложению господина Эйтана надо, по крайней мере, прислушаться. Обдумать…
        - Да, но надежность….
        - А если я докажу, что пассажирский крылан так же надежен как аэростат? - спросил Сергей, задумчиво разглядываю огромную карту мира занимавшую почти всю стену за спиной Кутесова. Генерал перехватил его взгляд, обернулся, затем вновь перевел взгляд на Ратного, но вопросов задавать не стал.
        - И как вы это интересно сделаете? - устало поинтересовался министр.
        - Перелечу на нем через океан. Например, из Ласангра в…, - он прищурил глаза. - В Найт-Порт. Что вы на это скажете?
        - Найт-Порт, - автоматически поправил его Нарошлов, вслед за землянином смотря на карту. - Скажу, что это невозможно, господин Эйтан, но, если вы все-таки сможете это сделать, - он вновь поправил сползшие к кончику носа очки, - обещаю, я приложу все силы, чтобы выбить у Совета деньги на заказ крупной партии ваших машин.
        - Ловлю вас на слове, - улыбнулся Сергей.
        - Ну что ж, вот и славно, - генерал отложил недокуренную арому и поднялся со своего места. - Что ж, господа, прошу прощения, но у меня сегодня еще пара встреч, так что не смею вас больше задерживать.
        Ратный с Нарошловым дружно поднялись из-за стола и направились к двери.
        - Господин Эйтан.
        Сергей обернулся.
        - Господин Эйтан, рад был вас увидеть в полном здравии. Надеюсь вы не забыли нашу маленькую беседу в машине после того недоразумения с ГУВБИ.
        Землянин вздрогнул. От легкой улыбки Кутесова неожиданно повеяло могильным холодом. Несмотря на прошедшие годы, Ратный прекрасно помнил слова генерала о том, что он под его защитой только до той поры пока приносит пользу стране. Поэтому в ответ Сергей лишь молча кивнул, щелкнул каблуками и, отдав честь, вышел из кабинета.
        ГЛАВА 8.
        Утро выдалось солнечным, но довольно прохладным. То и дело налетал легкий северный ветерок, шумя в ветвях деревьев и заставляя хлопать привязанный к металлической мачте красно-белый ветроуказатель. Собравшиеся под натянутым меж деревьями брезентовым навесом летчики ежились под его порывами и завистливо косились на счастливчиков предусмотрительно накинувших короткие кожаные куртки поверх легких форменных рубашек. Некоторые зевали в кулак и терли глаза - поспать удалось всего каких-то пару часов. Прямо посереди ночи первая аэрогруппа раксорского аэроотряда был поднята по тревоге и, получив приказ, вылетела в сторону Сарле. В ее состав входили наиболее опытные пилоты отряда, но даже для них неожиданный ночной полет и посадка на плохо подготовленный аэродром, по сути, являвшийся обычным полем с выкошенной травой, был довольно тяжким испытанием. К тому же остаток ночи пришлось провести в обыкновенном сарае, явно на скорую руку переоборудованном под казарму. Все это не способствовало хорошему настроению, но приказ есть приказ. Оставалось лишь терпеливо дожидаться дальнейших распоряжений прибывшего вслед
за ними комаэра, да строить догадки о причинах столь спешного перебазирования.
        Нарсев, покосился на стоявшего рядом Вейгорского, который уже докуривал третью арому и, понимающе усмехнувшись, бросил быстрый взгляд на часы. Маленькая стрелка приближалась к семи, а новостей от Райзова все еще не было и это нервировало больше всего. Ждать в неведении было хуже всего. Вполне вероятно, что их догадка о возможном нападении так называемых «призраков» на вновь открывающуюся Сарлейскую ярмарку в корне неверна и тогда все их приготовления идут «псу под хвост». Хотя, наверное, это и к лучшему. В первой аэрогруппе были собраны самые лучшие пилоты, но даже они не имели достаточного опыта воздушных боев. Основным их противником до последнего времени являлись ястанские аэростаты, а бой с ними совсем не то, что воздушная схватка двух вертких крыланов - совсем другие скорости, да и сам рисунок боя…. Одной тренировкой тут мало что добьёшься, нужен реальный опыт, а вот его-то было как раз маловато. Редкие схватки с разведывательными крыланами, которые использовали некоторые банды, были не в счет, так как их пилоты особым умением не отличались. Тут же явно действовали профессионалы, и случай с
аэроотрядом корпуса был тому свидетельством. Его ребята конечно тоже не промах, но все-таки… Возможно, следовало пойти на поклон к госпоже Эйтан и попросить выделить пару летчиков из рядов инструкторов, которые имели реальный опыт воздушных боев с теми же геранцами, но сейчас об этом думать было уже поздно.
        - Господин ратнинант, разрешите, я хотя бы ребят введу в курс дела, а то извелись ведь мужики? - сказал Вейгорский, откидывая докуренную арому.
        Валдим посмотрел на командира аэрогруппы и коротко кивнул.
        - Давай.
        Лейтенант козырнул и направился к летчикам, которые тут же обступили его со всех сторон.
        Нарсев несколько минут прислушивался к сухим объяснениям командира первой, затем вздохнул и, отойдя в сторону, вытащил из нагрудного кармана изрядно помятую пачку аром. Курил Валдим в редких случаях и сейчас как раз был один из них.
        Судя по лицам летчиков, объяснения Вейгорского вызвали как минимум удивление, а то и недоверие, впрочем, подобное было ожидаемо. В сообщение о том, что они прибыли сюда для предотвращения атаки Сарлея почти трехсотлокотовым двух баллонным аэростатом, поверить было трудновато даже ему, лично видевшему отчеты о налетах «Призраков». А предположение о том, что этот аэростат являлся к тому же летающим аэродромом, вообще звучало фантастически. Однако только это могло объяснить факт постоянного сопровождения этого «монстра» крыланами. Иначе следовало предположить, что «Призраки» имеют по всему полуострову разветвленную сеть тайных аэродромов, а это было просто невозможно.
        Валдим снова вздохнул и вытащил их пачки зубами курительную палочку.
        - Что- то нервы совсем не к демону стали, волнуюсь из-за всякой ерунды, - пробормотал он себе под нос, рассеянно хлопая руками по карманам штанов в поисках спичек. Не обнаружив там оных, угрюмо пожевал кончик аромы, пытаясь припомнить, куда дел злополучный коробок, но, заметив появившуюся со стороны города машину, выплюнул палочку в траву. Мобиль быстро пересек поле и остановился в десятке локотов от собравшихся летчиков. Вылезший из него младший офицер подбежал к Нарсеву протянул ему запечатанный пакет и, отдав честь, отошел на пару шагов назад. Валдим торопливо сорвал залитую сургучом печать, вытащил из конверта лежащий там лист бумаги и, быстро пробежав глазами написанное, мысленно выругался - Райзов все же был прав.
        - Передай господину руничему, что мы готовы и ждем сигнала, - сказал он, бросая беглый взгляд на часы.
        Посыльный вновь вскинул раскрытую ладонь к виску и, развернувшись на каблуках, поспешил обратно к машине, а Нарсев, убрав хронометр обратно в карман кителя, направился к стоящим полукругом вокруг Вейгорского летчикам.
        - Так, господа пилоты, попрошу минутку внимания, - сказал он громким голосом, заставив всех дружно замолчать и повернуться в его сторону. - Все тут или еще кто-то не проснулся?
        - Каринского нет, господин ратнинант, у него с движком какие-то проблемы, вон возится, спать еще даже не ложился, наверное, заработался и о времени забыл, - ответил за всех невысокий коренастый парень, кивая в сторону стоящей с откинутой крышкой капота «четверки».
        - Так сходи и позови, только быстро.
        - Слушаюсь, - парень несколько лениво козырнул и побежал к поломанному самолету, прижимая рукой бившую о бедро планшетку.
        Дождавшись пока летчики вернуться, Нарсев подошел к прибитому к дереву фанерному щиту, где уже предусмотрительно была пришпилена гвоздиками карта окрестностей Сарле и, достав из планшетки карандаш, постучал им по ней.
        - Итак, господа, мне только что сообщили, что пятнадцать минут назад аэростат «Призраков» был замечен постом наблюдения в квадрате 47-13 около станции Рагорная, что находится в семидесяти террах от Сарле. Пока его продвижение отслеживает наш легкий разведчик. Скорость полета небольшая и равна примерно пятидесяти-шестидесяти террам в час. Судя направлению, движется он сюда.
        Кончик карандаша скользнул по карте, прочертив хорошо заметную линию и на мгновение замер около небольшой черной точки, после чего очертил вокруг нее овал.
        - Поселок Штабка. Если курс аэростата противника не изменится, то в этом районе он будет примерно через час, там и перехватим. Наша задача, во что бы то ни стало не допустить прорыва врага к городу, а еще лучше уничтожить его. Сколько у нас бомб? - Он вопросительно посмотрел на стоявшего рядом Вейгорского.
        - «Пятнашки» налегке, у «четверок» по две полсотки - стандартно.
        - Итого двенадцать, ясно, - ратнинант на мгновение задумался. - Значит, действуем таким образом: перевешиваем все бомбы на три «четверки», у нас ни них как раз по четыре крепления, оставшиеся возьмут на себя функцию отвлечения и подавления огневых точек аэростата. Судя по имеющемуся описанию вражеского аэростата, их там будет предостаточно. Тем не менее, на рожон не лезть, действовать осторожно. Те, кто пойдет в тройке бомберов, низко к врагу не жаться, чай он не дама и взаимностью не ответит.
        Среди летчиков раздались короткие смешки, но ратнинант жестом руки заставил их замолкнуть, после чего продолжил:
        - Итак. Цель у нас крупная, маломаневренная, да и скорость у нее небольшая, поэтому атакуйте ее бомбами с высоты - не промахнетесь. Теперь про «пятнашки» … Этих поведу лично, наша задача разобраться с истребителями прикрытия, не дать им помешать «четверкам» сделать свою работу. Вопросы будут?
        Один из пилотов поднял руку. Нарсев на мгновение наморщил лоб, вспоминая имя пилота, затем кивнул.
        - Слушаю вас, тер Николав.
        - Господин аэр-ратнинант, хотелось бы знать о противнике больше, например, правда ли, что этот аэростат крыланоносец?
        Валдим удивлено вскинул брови.
        - Крылано… что?
        - Ну, носитель крыланов - крыланоносец.
        Нарсев усмехнулся.
        - Неплохое название. Что ж, - он развел руками. - Увы, прямых ответов у меня нет, а все наши догадки лейтенант вам уже изложил, так что будем действовать по обстановке. В конце концов, какая для нас к демону разница, крыланоносец это или обычный тяжелый бомбардировщик неизвестной модели, судьба у них одна.
        Его ладонь сделала горку, затем устремилась вниз сопровождаемая легким свистом. Окинув вновь заулыбавшихся пилотов пристальным взглядом, Валдим добавил:
        - Главное не рискуйте и не лезьте на рожон. Судя по тому, что мне известно, враг очень непрост, поэтому всем быть предельно внимательными, крутить головами на триста шестьдесят градусов…, впрочем, вы и так все знаете. Все, времени на разговоры больше нет. К машинам. Сигнал к вылету красная ракета. И да поможет нам Пресветлый.
        Жена Росовского была низкорослой, миловидной женщиной с несколько странным цветом кожи, имеющей хорошо заметный синеватый отлив. Ничего подобного Сергей на этой планете до этого не видел, поэтому его заинтересованный взгляд то и дело невольно скользил по ее лицу. На вид женщине было лет сорок, но, тем не менее, в ее смолянисто-черных волосах не было и намека на седину, а стройности стана могла позавидовать даже Тейрина. По сравнению с ней генерал выглядел глубоким стариком, но, тем не менее, в каждом движении, взгляде и словах этой женщины чувствовалась неподдельная любовь к своему мужу. Подавая на стол новое блюдо, она то и дело останавливалась рядом с Росовским, чтобы прикоснуться к нему, ласково приобнять или хотя бы провести рукой по его седым волосам, а уж потом усаживалась на свое место. Этим она напоминала Ратному большую кошку, желающую ласки хозяина. Впрочем, сам генерал обращал на это мало внимания и даже не прерывал рассказ о своей недавней рыбалке с бывшим императором, хотя, судя по прячущейся в бороде улыбке, явно заметил неподдельный интерес и удивление в глазах Сергея.
        Наконец он отложил вилку, поднялся из-за стола и, посмотрев на жену, сказал:
        - Спасибо дорогая, если ты не против, то мы с господином Эйтаном тебя покинем и уединимся в моем кабинете, нужно обсудить пару вещей.
        - Конечно, милый, - голос у госпожи Росовской был довольно мелодичным. Она улыбнулась своему мужу, затем коротко кивнула Сергею и, поднявшись со своего места, принялась спешно собирать тарелки.
        Ратный мысленно облегченно вздохнул. Этот неожиданный обед начал превращаться в истинное мучение. На столе в основном присутствовали мясные блюда в разных вариациях и идущие от них ароматы вызвали невольные рвотные позывы. Нет, все естественно было свежим и даже вкусным, но мясо местных животных после готовки почему-то начинало источать приторный запах тухлятины. Увы, но, несмотря на прожитые здесь годы, он так и не смог к этому привыкнуть. К его счастью Тейрина быстро раскусила его «фобию», так что основой их домашнего рациона стала рыбы и овощи, а мясо если и подавалось, то исключительно для гостей.
        Поэтому искренне поблагодарив хозяйку за вкусный обед, Ратный поспешил покинуть стол и направиться вслед за Росовским в его кабинет, больше похожий на миниатюрную библиотеку. Книги тут были везде. Они аккуратно стояли на полках шкафов, идущих по периметру комнаты, лежали на широком подоконнике арчатого окна, заняли половину потрепанного кожаного дивана и даже оккупировали большую часть пола. Свободными от них оставались лишь небольшой письменный стол, да стоящее рядом с ним кресло.
        - Извините за беспорядок, дорогой друг, все никак не решусь выбросить лишнее, рука просто не поднимается, это ж не просто книги, а почти друзья. - Он указал рукой на диван. - Садитесь вот туда, а я сейчас.
        Заговорщицки подмигнув, генерал почти на цыпочках выскользнул из кабинета и вернулся через минуту с пузатой бутылкой до половины наполненной темно-коричневой жидкостью. Осторожно прикрыв за собой дверь, он продемонстрировал ее Сергею и, поднеся палец к губам, пояснил:
        - Настоящий наргоский коньяк, берегу для особых случаев.
        - А почему шепотом?
        Росовский поморщился.
        - Да из-за Милы, доктор тут ей что-то про сердце наплел. Не берите в голову, вы же знает этих лекарей они и у здорового человека болячку найдут. А я сроду сердцем не страдал, вот мигренями - да, а сердцем….
        Он презрительно хмыкнул, видимо таким образом показывая свое отношение к диагнозу врача и, достав из ящика стола пару стопок, украшенных витиеватым рисунком, протянул одну из них Ратному. Наполнив обе стопки, генерал аккуратно запечатал бутылку и, сунув ее за одну из книжных стопок, добавил:
        - К тому же напиваться мы не собираемся, а ради профилактики сие дело очень даже угодно Пресветлому. Ну, по капельке.
        Сергей послушно «опрокинул» стопку и, почувствовав, как по пищеводу хлынул огненно-сладкий ручеек, закашлялся - это было несколько неожиданно. Весь питый им до этого местный алкоголь едва ли превышал по крепости земное полусухое вино, а обычно был еще слабее. Того же тайкла он мог в одиночку выпить целую бутылку, причем без каких-либо видимых последствий, что всегда удивляло Роханцева. Бывший комендант заметно пьянел уже после трех стопок, и страшно было представить, что бы с ним сделал подобный напиток. Вытерев пальцами выступившие слезы, он с подозрением посмотрел на Росовского, но тот только рассмеялся.
        - Ну, вы даете, господин инженер, одним залпом и сразу до дна, сильны, нечего сказать. Однако хочу вас предупредить, что этот наргосский напиток весьма коварен. Боюсь, придется вызывать извозчика. Еще добавить?
        Ратный отрицательно мотнул головой, чувствуя, как по желудку разливается давно позабытое тепло, а голова становится непривычно легкой. Последний раз нечто подобное он выпивал с коллегами по экспедиции как раз перед тем злополучным полетом, что привел его на эту планету. Как же давно это было… Сергей вздохнул. На миг перед глазами встали полузабытые лица земных друзей, образ матери и отца.
        -…таким образом пить его надо малюсенькими дозами, делая большие паузы между глотками. Господин Эйтан, полноте, да слушаете ли вы меня?
        Голос генерала вывел Сергея из задумчивости. Пару мгновений он смотрел на хозяина дома отрешенным взглядом, затем извиняющимся тоном сказал:
        - Извините, генерал, что-то я задумался.
        - Переживаете из-за решения Совета? Понимаю.
        - Да нет, дело не в этом, - махнул рукой Сергей. - Решение было в какой-то степени ожидаемо. Просто почему-то о родителях вспомнилось, не видел их давно.
        - Ну, родители - это святое, - понимающе кивнул генерал. - Моих вот уже, к сожалению, нет в живых, храни их души Пресветлый, а ваши вроде как здравствуют.
        - К счастью, да, - ответил Ратный, мысленно добавив: «Очень на это надеюсь». К моменту его отлета с Земли матери было за пятьдесят, отцу и того больше. И даже несмотря на то, что средний возраст землян давно перешагнул столетний рубеж, случиться могло всякое. Интересно, как они там? Как мать перенесла известие о его пропаже? На душе стало тоскливо, а к горлу подкатил тяжелый ком. Он скрипнул зубами и неожиданно для самого себя протянул Росовскому все еще сжимаемую в руке рюмку.
        - Генерал, можно еще немного вашего напитка?
        Тот прервал свои рассуждения о культуре пития, посмотрел на него с неподдельным удивлением, однако спрашивать ничего не стал, а молча откупорил пробку. Вторая рюмка отправилась вслед за первой, а глаза Росовского под кустистыми бровями на мгновение стали круглыми от удивления, затем в их промелькнули искорки беспокойства. Пристально посмотрев на Сергея и видимо убедившись, что тот пока не думает падать на диван в мертвецки пьяном состоянии, генерал озадаченно хмыкнул и, покачав головой, заметил:
        - Теперь буду знать, что пытаться вас перепить дело весьма неблагодарное.
        Сергей в ответ только криво усмехнулся.
        - Не самое мое лучшее умение. Однако, вы, кажется, о чем-то хотели со мной переговорить?
        - Хотел, - Росовский сделал маленький глоток и коротко «крякнул». - И как вы его умудряетесь залпом, это ж прямо жидкий огонь. Впрочем, неважно, - он осторожно поставил рюмку на стол. - Я вот о чем хотел поговорить, господин Эйтан. Ваша «шестнашка» просто чудо и многие весьма впечатлены ее демонстрацией, но…, - его палец назидательно взлетел вверх, -… но она появилась немного не вовремя. Слишком все у нас пока нестабильно и неопределённо. Да и где ее производить? Вы вообще за последнее время где-нибудь кроме своего городка, ну и столицы, бывали?
        Сергей отрицательно мотнул головой.
        - Вот, - генерал вновь воздел палец вверх. - А я по долгу службы уже половину Руссарии объездил да облетел - разруха местами страшная, на севере голод, эпидемии, кое-где до сих пор царит беззаконие. Да что об этом говорить, вы сами все прекрасно понимаете.
        Ратный кивнул.
        - Понимаю. У нас все эти годы тоже не сахар был, но благодаря Андре, мы как-то выдержали и не дали всякой швали разграбить город. Да и в окрестностях кой-какой порядок поддерживали.
        - А, господин Роханцев. Наслышан, наслышан, - закивал генерал. - Кутесов мне как-то о нем рассказывал. Действительно его действия впечатляют. Мало того, что смог организовать самооборону города и противостоять хорошо вооруженным бандам, так вы там вроде еще и ястанцев трепали.
        - Было дело, - усмехнулся Сергей. - Они пару раз десант высаживали в окрестностях, а уж про налеты я вообще молчу. Только последний год более-менее спокойно стало.
        - Это радует. Мы конечно с ними договор о мире подписали, но провокации постоянные. Рад, что у вас хоть все спокойно.
        - Ну, это спокойствие тоже относительно, порой их аэростаты все же пакостят, однако этих мы быстро вниз осаживаем.
        - Вот и правильно. Так, о чем это мы? - генерал задумчиво наморщил лоб. - Ах, да. В общем, господин Эйтан, пока все довольно печально. Экономика страны дышит на ладан, безработица страшенная и ситуация выправляется медленнее чем хотелось бы, но вот только врагам нашей страны на это глубоко плевать. Именно поэтому Кутесов выдвинул так называемый план АПЭ и добился, чтобы Совет его практически единогласно одобрил.
        - План АПЭ?
        - А вам еще не рассказали? - Росовский вновь потянулся за рюмкой. - Что ж, если в краткости, то АПЭ расшифровывается как: армия, производство, экономика. И это означает…
        - За счет перевооружения армии восстановить производство и соответственно поднять экономику, - закончил за хозяина дома Сергей, заставив того удивленно вскинуть брови.
        Некоторое время генерал молча, разглядывал землянина, словно впервые его увидел, затем покачал головой.
        - И вновь вы меня поразили, тер Эйтан, но на этот раз своей прозорливостью, - сказал он и, сделав маленький глоток, причмокнул губами. - Все же прелестная вещица и мозги хорошо прочищает. Кстати, знаете, а вы ведь с Аланским на самом деле очень похожи.
        Теперь пришла очередь удивится Ратному. Заметив его вопросительный взгляд, Росовский довольно улыбнулся в бороду и пояснил:
        - Господин Аланский также как и вы, сумел сохранить свое производство. Мало того, его заводы не останавливались даже в самые тяжелые годы. Так что в какой-то степени именно благодаря ему наш военно-воздушный флот существует до сих пор. Надеюсь, теперь, вы, понимаете, почему комиссия отдала приоритет его «алакам», хотя и признала превосходство над ними ваших крыланов.
        - Понимаю, - ответил Сергей, откидываясь на диване и скрещивая руки на груди. - А еще я понимаю, что моя машина сильно отличается ото всех остальных и это в свою очередь тоже создает определенные проблемы, так как для запуска ее в серию потребуются немалые деньги и время, а новые крыланы нужны стране уже сейчас. Да и не отдай Совет Аланскому заказ, вполне возможно, что новые самолеты для армии производить будет просто негде. Хотя скорее главная причина не в этом, а в том, что кое-кто в верхах банально лоббирует его интересы, причем этот кое-кто достаточно могуществен, чтобы не опасаться даже Кутесова. Я ведь прав?
        Росовский молча развел руками, показывая, что ему нечего возразить.
        - Ну вот видите, я же сказал, что все прекрасно понимаю и вполне согласен с этим решением. К тому же мой завод продолжит производство «эст-16» и пять - семь машин в месяц я вам твердо обещаю. Беспокоит другое…
        - Что именно?
        - Сам показ. Я не ожидал, что он будет открытым.
        - Боитесь, что о ваших новых машинах узнают?
        -Не то чтоб боюсь, - Сергей пощелкал в воздухе пальцами. - Скорее расстроен, что это случилось раньше, чем хотелось бы. Хотя возможно оно и к лучшему, расслабляться теперь некогда, остается лишь дождаться ответного шага моего главного конкурента.
        - Аланского?
        Ратный мотнул головой.
        - Нет, Майсера. Этот геранец куда опаснее, он уже несколько раз удивлял меня свое прозорливостью и изобретательностью, а на этот раз я ему кинул такую кость…. Эх, увидеть бы его лицо в тот момент, когда он узнает о моих новых машинах.
        Глаза Сергея приняли мечтательное выражение, а по губам скользнула легкая улыбка. Он коротко хохотнул.
        - Уверен, что на этот раз пришла его очередь удивляться.
        - Вот за это и выпьем, - сказал Росовский, салютуя землянину своей стопкой. - Кстати, вам не добавить?
        Ратный поморщился.
        - Помилуй вас Пресветлый, генерал. Итак, в голове шумит. Еще одна и меня потянет на разговоры о женщинах, а то и на какую-нибудь философию или…
        - Так это ж очень хорошо, мой друг, - перебил его Росовский, расплываясь в широкой улыбке. - А то мы все о делах и о делах. Философствовать я тоже не очень люблю, а вот о дамах можно и поговорить, а посему….
        Он вновь наполнил рюмку Ратного до краев.
        - За наших милых дам.
        На этот раз Сергей много пить не стал, а лишь немного пригубил. После двух предыдущих в голове итак стоял легкий шум, хотя пьяным он себя совсем не ощущал, так что вероятнее всего это было вызвано не алкоголем, а накопившейся усталостью. Вчерашний день выдался поистине сумасшедшим и насыщенным на события, да и сегодня с самого утра не было покоя. Сперва «атака» журналистов, которую он к счастью успешно сплавил на Чаклина с его товарищем, затем целая делегация молодых аэроконструкторов с кучей вопросов и в довершении этот ужин у генерала. Росовского он, конечно, уважал, но к тому времени, когда за ним прибыл паромобиль, хотелось запереться в своей каюте и залезть с головой под подушку. Наверное, следовало так и поступить, но генерал всегда был его верным союзником, и Сергей решил не обижать старика.
        - … и поэтому я не был удивлен данным обстоятельством. Кстати, господин Эйтан, как я заметил, вам приглянулась моя жена?
        Сергей мотнул головой, понимая, что, задумавшись, вновь выпал на какое-то время из действительности.
        - Простите?
        - Да ладно вам, тер Эйтан, - махнул рукой Росовский, - я же видел, как вы на нее глядели.
        Ратный пожал плечами.
        - Просто я никогда не видел людей с таким цветом кожи.
        - Никогда не видели тайгониек?
        В глазах генерала вспыхнуло удивление, но тут же погасло.
        - И правда, откуда вы могли их видеть, - пробормотал он, уже заметно заплетающимся языком. - Вы же не были со мной в Зен-Тйгонском походе. Эх, какое было время, господин Эйтан. А давайте я вам все сейчас в подробности расскажу….
        Сергей мысленно воздел глаза к небу и одним залпом влил в себя оставшийся в рюмке коньяк. Вечер обещал быть долгим.
        «Призраки», получив неожиданный отпор, дрались как загнанные в угол шатклы, пытаясь предотвратить атаку на прикрываемый аэростат, но уже через десять минут этой смертельной карусели стало понятно, что против «пятнашек» у них нет шансов. Не помог даже тот факт, что пилоты, сидящие в кабинах «майсеров», были куда опытнее своих противников. Это было заметно по слаженности их действий, тому, как они прикрывали друг друга, грамотно построенных атаках, одна из которых все же принесла им успех, однако это лишь отсрочило неизбежное. В конце концов, потеряв двоих, они дрогнули и попытались выйти из боя, но это было фатальной ошибкой. Новые «эсты» были быстрее, манёвреннее, а потеря товарища обозлило пилотов…
        Черный хвост вражеского истребителя застыл в кружке прицела словно приклеенный. Палец привычно вдавил гашетку и носовые пулемёты «пятнашки» выплюнули во вражеский крылан струи свинца, заставляя его спешно уходить вниз. Слишком поздно. Хвост «майсера» на глазах буквально развалился на куски, а спасительное пике превратилось в последний полет к земле. Второй пошел.
        Валдим крутанул бочку и завертел головой в поисках противника, однако небо было чисто, лишь локотах в ста чуть ниже него плыли светло-зеленые крестики «пятнашек». Одна из них неожиданно закачала крыльями, выплюнула из двигателя струю черного дыма и, развернувшись, со снижением пошла в сторону города.
        Демон дери! Нарсев скрипнул зубами. Все чего сейчас не хватало, так это связи. Будь у них в машинах хотя бы простенькие радиостанции, картина боя была бы другой. Хотя они все же молодцы.
        Над головой промелькнула крылатая тень, заставив комаэра нервно дернуться и гневно посмотреть в сторону пристроившегося с правого бока красноносого «эста» на хвосте которого красовалась белая пятерка. Сидевший в кабине Вейгорский показал Валдиму указательный палец, затем продемонстрировал скрещенные руки и довольно оскалился. В ответ Нарсев показал пальцами двойку. Вейгорский только развел руками и указал на тушу аэростата, вокруг которой все еще кипел бой. Комаэр понимающе кивнул, и истребитель лейтенанта тут же ушел вниз к уцелевшей в круговороте схватки «пятнашке», после чего они вместе устремились на помощь атакующим крыланоносец «четверкам», дела которых явно шли не лучшим образом. Секунду спустя Валдим последовал его примеру и, проскочив над вражеским аэростатом на приличной высоте, заложил вираж, возвращаясь назад. Пару минут он шел параллельным курсом на безопасном расстоянии, делающим огонь бортовых стрелков аэростата пустой тратой времени и боеприпасов, затем закусил губу и мысленно выругался. Вражеский аэростат успешно отражал все атаки и, не обращая внимания на потерю прикрывающих его
истребителей, упорно двигался в сторону Сагре. Судя по всему, бомбардировка не дала нужного результата, хотя небольшой крен на правую сторону у аэростата все же присутствовал, а часть защитных экранов над его корпусами зияло рваными дырами. Скорей всего большинство бомб взорвались от соприкосновения с ними, а осколки не нанесли достаточного вреда баллонетам. Кроме того, плотный пулеметный огонь многочисленных огневых точек, мешал истребителям приблизится вплотную на расстояние эффективного огня их пулеметов. На глазах Валдима одна из пошедших в атаку четверок исчезла в облаке взрыва зенитного снаряда, чтобы через секунду вывалится из него пылающим факелом. Это заставило Нарсева очнуться от раздумья и спешно увести свой «эст» с линии огня, так как сизые облачка разрывов двинулись в его сторону. Тем не менее, он успел заметить все, что было нужно - задняя полусфера у крыланоносца, где группировались гондолы двигателей, была практически незащищённой, да и сверху плотность огня была гораздо меньше. Видимо конструкторы просто не нашли куда там всунуть пулеметные гнезда, или же рассчитывали на истребители
прикрытия, сосредоточив огневые точки спереди и снизу соединяющей аэростаты платформы, а так же вдоль их корпусов. Это было не так уж и неразумно. Не ринься «майсеры» в атаку, понадеявшись на свое численное превосходство, и уничтожение этого гиганта стало бы делом весьма проблематичным. Хотя и при нынешнем раскладе все шло не так гладко, как хотелось бы: аэроотряд потерял уже пять крыланов из одиннадцати и, если так пойдет дальше.... Валдим скрипнул зубами, в который раз за сегодняшний день пожалев об отсутствии хоть какой-то радиосвязи. Это было просто огромным минусом. В свое время, летая на аэростатах, он привык к возможности в любой момент связаться с другим бортом и скоординировать общие действия. Это частенько позволяло избежать бардака подобного тому, что сейчас творился в воздухе: звенья распались, и каждый пилот действовал сам по себе. К сожалению, для крыланов аэростатные радиостанции оказались слишком громоздкими, а замену им так и не нашли. Пришлось разрабатывать систему условных знаков и общаться, подводя свой самолет как можно ближе к самолету напарника, однако во время боя сделать это
удавалось не всегда. Вот и сейчас… Нарсев заозирался и с облегчением заметил, что машина Вейгорского идет позади. Качнув крыльями для привлечения внимания лейтенанта, он дождался, пока тот поравняется с ним и, отпустив ручку, сложил ладони буквой «Т», так чтобы одна из них при этом находилась сверху, затем хлопнул себя по плечу и резко сжал кулак. Эта жестикуляция означала следующее: атаку производим снизу, я ведомый, огнь в упор. Вейгорский поднял очки на лоб, пару минут, щурясь от ветра, смотрел в сторону вражеского аэростата, затем вернул их на место и, показав большой палец, резко сбросил скорость, пристраивая свой крылан чуть позади и выше его машины. Валдим повел перчаткой по очкам, бросил быстрый взгляд на продолжавшуюся карусель боя и резко наклонил ручку вправо. Настало время показать противнику кто тут истинный хозяин небес.
        ГЛАВА 9.
        Место крушения дирижабля с высоты чем-то напоминало гигантскую черную бабочку, накрывшую своими огромными, рваными крыльями яркую зелень луга. Взрыв раскидал его обломки на несколько терров причем некоторые из них все еще продолжали дымиться, несмотря на прошедший ночью проливной дождь. По сути, от воздушного гиганта остался лишь покорёженный металлический остов, напоминающий скелет неизвестного чудовища. Однако по этим чадящим черным дымом останкам трудно было понять, как выглядел сам аппарат.
        Сергей мысленно чертыхнулся и, сделав еще один круг, направил самолет к аэродрому. Нужно было еще раз обдумать все увиденное, сопоставив его с рассказами очевидцев. Тем не менее, даже так можно было понять, что сбитый аэроотрядом …. дирижабль был не просто обычным бомбардировщиком, как он решил в начале. В начале двадцатого века на Земле пытались строить подобные аппараты, но пошли по другому пути, подвешивая самолеты на внешней подвеске, да и широкого распространения они так и не получили. Здесь же перед ним был настоящий воздушный авианосец, и теперь следовало понять, что за собой может принести появление подобных аппаратов и как на это стоит реагировать. И стоит ли вообще?
        Аппарат стоимостью в сотни тысяч злотых был уничтожен десятком крыланов, половина из которых была старенькими бипланами. Без потерь не обошлось, но большинство из них были на счету базирующихся на нем истребителей, причем не самых старых моделей. Тем не менее, по словам Роханцева, эта махина уже несколько месяцев терроризировала окрестные города и деревни.
        Сергей задумчиво потер переносицу и, поправив очки, покачал головой.
        Как-то все это странно. Хотя с другой стороны: демонстрация силы, создание неразберихи, паника среди местного населения и как результат головные боли у властей. Однако, использовать подобный аппарат для налетов на рынки и уничтожение деревенских коровников - смешно. С этим и обычные бандиты неплохо справляются. Нет тут другое, больше похоже на обкатку новой техники испытание ее в полевых условиях…. Только кто: Ястания или Герания? Конечно проще подумать на ястанцев, но навряд ли это их разработка - слишком революционно, да и не потянут. Последняя война их тоже порядком поистрепала и в последние годы это стало особенно заметно. Все чаще во время налетов они использовали старые модели дирижаблей, а пару раз среди сбитых попадались переделанные в бомберы пассажирские машины. Нет, если кто и мог создать подобный аппарат, то это только геранцы, их уши торчат отовсюду. Взять хотя бы базирующие на нем «майсеры»…
        Сергей молча кивнул своим мыслям, соглашаясь сам с собой и бросив взгляд на часы, посмотрел вниз. Под крылом «эста» проносились аккуратные прямоугольники полей, покрытые золотыми коврами созревшей пшеницы. Землянин нахмурился, подобный пейзаж при полете к месту крушения он не помнил. Сунув руку за голенище сапога, он вытащил оттуда карту и, бросив на нее быстрый взгляд, закрутил головой пытаясь найти хоть один подходящий ориентир. Справа что-то тускло блеснуло. Сергей тут же направил самолет в ту сторону и вскоре его «четверка» неслась над поверхностью реки, пугая гнездящуюся в камышах птицу, заставляя редких рыбаков испуганно осенять себя круговым знамением Пресветлого.
        - Ну и как это понимать? Почему подобную новость я вынужден узнавать из какой-то бульварной газетенки! И главное ведь вчера был в канцелярии у Гернига и мне там никто ничего не сказал. Они вообще в курсе, что в мире происходит!?
        Отто раздраженно бросил свернутую в трубку газету на стол перед Диланом, заставив своего помощника спешно убрать стоявшую там кружку с лайкосом, едва не расплескав ее содержимое. Несколько капель все же покинули бокал и расплылись темными пятнами на лацканах его потертого камзола, заставив молодого инженера поморщиться. Поставив кружку обратно на стол он, провел ладонью по рукаву, словно надеясь их стереть, затем вопросительно посмотрел на Майсера, плюхнувшегося в стоявшее у окна кресло.
        - Что-то случилось?
        - Почитай, там, на первой странице, - бросил в ответ инженер, отходя к окну и распахивая его настежь. - Новость довольно интересная, хотя в какой-то степени мной ожидаемая, и все же…, - Он прищелкнул пальцами. - Демон дери. Меня вновь обскакали. Читай, давай!
        Дилан непонимающе посмотрел на аэроконструктора и, вытащив из нагрудного кармана очки, развернул газету. В глаза сразу бросился огромный заголовок « Руссария проводит выставку новых летательных аппаратов. Что это: гигантский блеф или возрождение былого могущества?». Ортау озадаченно хмыкнул и погрузился в чтение статьи занимавшей несколько страниц, изредка останавливая свой взор на фотографиях. Майсер не отвлекал его, а плюхнувшись в стоявшее у окна кресло, откинулся на спинку, с усмешкой наблюдая за тем, как меняется лицо молодого инженера, а выражение заинтересованности уступает место нескрываемому удивлению.
        - Однокрыльевая схема, судя по величине капота движок довольно мощный, интересно посмотреть бы его в полете, - наконец пробормотал тот. - Жаль фотка плохая, ракурс неудачный, к тому же явно перепечатка, увидеть бы оригинал…
        - Ага, а еще лучше сам крылан, да еще покопаться у него во внутренностях.
        - Ну, это уже предел мечтаний, - ответил Дилан снимая очки. Несколько минут он молчал, смотря перед собой невидящим взглядом и растерянно покусывая душку очков, затем перевел его на лежавшую перед ним газету: - А может попробовать купить у руссаров парочку машин?
        - Они будут дураками, если продадут, - буркнул в ответ Майсер. - Я вообще удивлен, что их показали.
        - Так в том-т о и дело. Если показали, значит уже не секрет, а если не секрет, то думаю, договориться проблем не составит, тем более Руссарии сейчас деньги нужны как-никогда.
        - Может быть, может быть, - Отто задумчиво потер подбородок. - Хотя с другой стороны возможно это сам Эйтан таким странным способом посылает мне вызов мол: «смотри, какую машину я построил, а что сможешь ты».
        Ортару скосил глаза на своего начальника и, покачав головой, саркастически хмыкнул.
        - Вы сами-то в это верите?
        - Нет, не верю, - бросил Майсер, вскакивая с кресла и подходя к столу, - однако в какой-то степени именно так это и выглядит. И знаешь, Дилан, - он оперся руками о стол, - я приму этот вызов и построю еще более лучшую машину, за год…нет за полгода. Я покажу этому руссару… - его губы скривились в мечтательной ухмылке, а в глазах загорелись огоньки фанатичного блеска. - Мы еще посмотрим кто из нас хозяин неба….
        - Но, господин Майсер, - попытался возразить ему Ортару, с удивлением и некоторым испугом смотря на стоящего напротив аэроконструктора, - за полгода…это ж просто невозможно, к тому же ваша работа с господином Рихтером, вы же…
        - Сам справится, - раздраженно отмахнулся Майсер. - Эта его задумка с летающим аэродромом безусловно хороша, но больше я там не нужен и так почти год потеря из-за этого проекта. Сейчас главное это, - он постучал пальцем по фотографии. - Пока мы отстаем, но с другой стороны у нас есть козырь в виде нового двигателя Бальште, еще пара месяцев и он будет готов, а мы с тобой пока займемся планером.
        - Продолжим работу над «двадцать седьмым»?
        - Нет, - мотнул головой Отто, - в печь этот «двадцать седьмой», вчерашний день, нужно начинать все заново, с нуля, - он выхватил стоявший в стакане карандаш и прямо на газете принялся рисовать.
        Ортару словно завороженный наблюдал за этим процессом, где прямо на его глазах из коротких штрихов и линий медленно проявлялся странно-остроносый облик новой машины.
        - Итак, господа, спешу вас поздравить с успешным выполнением возложенной на вас задачи и полным разгромом так называемых «Призраков», - Райзов поднял наполненный вином бокал, отсалютовал им сидящим за столом и, быстро пригубив, поставил обратно. - Кстати, - продолжил он, опускаясь на свой стул, - мне сегодня позвонили из штаба корпуса и просили передать всем пилотам личную благодарность от генерала Денкина и сообщить, что генерал отослал в столицу запрос о представлении господина Нарсева к «Ордену Храбрости третьей степени».
        Сидящий за дальним концом стола Валдим растерянно посмотрел на руничего и, равнодушно пожав плечами, устало бросил:
        - Служу Республике.
        - Ну, ну, господин Нарсев, не надо скромничать, - продолжил Райзов, как-то по-своему истолковав поведение летчика, - вы действительно сделали большое дело и ваш вклад будет по достоинству оценен нашим командованием. Впрочем, как и ваш, господа, - он обвел взглядом присутствующих в штабной палатке офицеров. - Думаю, что всем здесь присутствующим скоро придется искать на своих мундирах места для новых наград, а кому-то…
        Полог палатки с шорохом распахнулся, заставив штат-руничего прерваться и вместе с остальными повернуться к вошедшему.
        - Что празднуем, господа офицеры? - спросил Ратный, стаскивая с головы летный шлем и вместе с перчатками передавая его подскочившему ординарцу Роханцева.
        Райзов удивленно вскинул брови, затем нахмурился.
        - С кем имею честь…
        - Полковник Серг Эйтан, собственной персоной, прошу любить и жаловать, - ответил вместо Сергея Роханцев, поднимаясь со своего места и подходя к Ратному. - Странно, что мне не доложили о твоем возвращении.
        - А я еще толком нигде и не был, - ответил Сергей. - Вернулись сегодня утром, но я как услышал о сбитом вами аэростате, сразу вылетел на место его падения, потом поговорил с пилотами и сюда, так что… - он развел руками.
        - Понятно, - улыбнулся Андре, - хотя от тебя следовало ожидать чего-то подобного. Как полет в столицу?
        - Можно сказать что нормально, - уклончиво ответил Ратный, косясь на присутствующих.
        Генерал перехватил его взгляд, понимающе кивнул и, хлопнув Сергея по плечу, бросил:
        - Ладно, потом обсудим. А пока разреши тебе представить штат-руничего Райзова - представителя штаба армии.
        - Руничий, - Сергей повернулся к офицеру и, щелкнув каблуками, приветственно кивнул.
        - Полковник, - кивнул в ответ Райзов и, подойдя к землянину, протянул ему руку. - Рад знакомству, господин Эйтан, наслышан о вас. Как я понял вы только что из столицы.
        - Именно так, господин Райзов, - сказал тот, отвечая на рукопожатие. - Летал туда с целью показа на выставке моих новых крыланов.
        - Что ж, смею надеяться, что показ удался.
        - Более или менее.
        - Рад за вас, - расплылся в улыбке Райзов. - Ну тогда надеюсь, что вы не откажетесь выпить с нами, дабы отпраздновать сегодняшнюю победу.
        - Победу? - Ратный криво усмехнулся. - Лично я это победой не считаю, - он повернулся к как-то сразу поникшему Нарсеву. - Ратнинант, каковы наши потери в данном бою?
        - Семь аппаратов, две «пятнашки» и пять «четверок», оставшиеся машины вернуться в строй через пару дней ремонтов, - ответил тот и, помолчав, добавил. - Четверо пилотов погибли, трое ранено, один из них тяжело.
        - То есть фактически мы потеряли всю аэрогруппу, ибо машин на замену у нас нет, готовых летчиков пока тоже, а значит, город остался практически без прикрытия. Как же так получилось, Валдим?
        - Сам не понимаю, - покачал головой ратнинант. - Сперва все шло нормально, мы буквально с ходу сожгли три «майсера», а остальные сразу же стали избегать боя. Думаю, это нас и подвело - расслабились, а тут еще оказалось, что эта мягкобрюхая гадина напичкана пулеметами и скорострелками по самую верхушку своих стабилизаторов. Идущих в атаку ребят подпустили поближе, а потом тупо расстреляли из всех стволов, а потом еще и «майсеры» добавили, пришлось крутиться точно самкам вьючки во время гона.
        - Нужно было изначально уходить под защиту наших зениток.
        - Возможно, - повел плечами Нарсев, - однако хорошо рассуждать об этом сейчас, стоя на земле, а там было не до тактических изысканий, приходилось выживать и думать, как не подпустить эту громадину к городу. Поэтому я считаю, что в данной ситуации моя группа действовала правильно и сделала все возможное, - закончил он, с вызовом посмотрев на нахмурившегося Сергея.
        - Полноте, господа, давайте не будем сориться, - рука генерала опустилась на плечо Ратного. - К тому же ты, Серг, не прав. Ратнинант действительно сделал все что мог. А его ребятам просто не хватило опыта, ведь до этого они с кем в основном воевали? С ястанскими аэростатами, да редкими крыланами, что ставили себе на службу все эти самозваные спасители отечества, как тот же Галицкий.
        - Не стоит меня защищать, господин генерал, - неожиданно прервал Роханцева Нарсев. - Я прекрасно осознаю свою вину и тоже считаю, что не достоин каких-либо наград. И если вы посчитаете нужным меня наказать…
        - Постой, Валд, - Ратный жестом руки заставил летчика умолкнуть, - не горячись. Я действительно не прав, точнее не совсем прав. Да, в бою бы я поступил по-другому и уж точно бы не пер в лоб на такую махину. Впрочем, вина за то, что случилось, лежит на нас всех и на мне в первую очередь. Давно следовало уговорить тебя послать своих пилотов в нашу так называемую академию, чтобы они поработали с настоящими боевыми летчиками и научились тактике боя в группе против высокоманевренного противника. Это вам не охота за неповоротливыми аэростатами или старенькими бипланчиками, тут скорости совсем другие. А вам, господа, - Сергей обвел остальных собравшихся тяжелым взглядом, остановив его на Райзове, - следовало бы тщательней продумать стратегию уничтожения этих «черных», а не кидать на убой наш единственный боеспособный аэроотряд. Честь имею.
        Он щелкнул каблуками и, отдав честь, быстрым шагом вышел из палатки, на ходу забрав протянутые расторопным роханцевским ординарцем шлем с перчатками.
        В палатке воцарилась тишина. Оставшиеся офицеры молча переглядывались друг с другом и то и дело косились в сторону помрачневшего Роханцева.
        - Да уж, вот и попраздновали, - произнес наконец один из них, отставляя в сторону так и не выпитый бокал c вином, - все настроение насмарку.
        - Да нет, все правильно, - сказал Нарсев, поднимаясь со своего места и, повернувшись к Роханцеву, вскинул раскрытую ладонь к голове. - Разрешите идти, господин генерал.
        Тот только молча отмахнулся и, проводив ратнинанта взглядом, посмотрел на все еще стоящего столпом Райзова, чье пунцовое лицо прямо кричало о едва сдерживаемом раздражении.
        - Господин руничий, вы что-то хотели сказать?
        - Естественно, господин генерал! - выпалил тот, подхватывая выпавший из глаза монокль и водружая его на место. - Хочу спросить, почему вы позволили этому…этому, - он на миг задохнулся от переполняемого его возмущения, - какому-то там полковнику разговаривать с вами…с нами в таком тоне?
        - Ему можно, - спокойно ответил Роханцев, подходя к своему месту во главе стола и опускаясь на заботливо придвинутый ординарцем стул.
        - Это еще почему?! - взвизгнул руничий. - Да кто он такой, кем себя возомнил! Если вы его не накажете, то я доложу в штаб армии, и тогда он будет иметь дело….
        - А вот этого делать не стоит, господин Райзов, - в голосе Андре засквозили нотки металла. - Господин Эйтан конечно же погорячился, и я более чем уверен, что он уже сожалеет об этом своем проступке, а посему не стоит никуда докладывать.
        - Но это просто возмутительно, и я этого так не оставляю, - бросил он, вздергивая подбородок. - Кем бы ни был этот ваш Эйтан, но грубить старшим офицерам, в присутствии генерала и полномочного представителя штаба армии - это просто верх наглости и бестактности.
        - Воля ваша, - равнодушно пожал плечами Андре и пододвинул к себе наполненный вином бокал. - Господа, - сказал он, вставая со стула и понимая его. - Как бы там ни было, но я все же хочу сегодня выпить за всех наших летчиков и в первую очередь за тех, кто погиб. Как там они говорят, когда поминают?
        - Чистого неба под крыльями, - тихим голосом произнес один из офицеров.
        - Вот именно, - Андре бросил быстрый взгляд на говорившего и благодарственно кивнув, продолжил: - Чистого им неба под их крыльями, господа. И пусть Пресветлый примет их в свою обитель.
        Чаклин ласково похлопал «Шестнашку» по законцовке и махнул рукой техникам, которые тут же подхватили ее под крылья, разворачивая и закатывая машину в ангар. Бросив прищуренный взгляд на безоблачный небосклон, он тяжело вздохнул и, зевнув, неторопливо направился в сторону КПП. Конечно, по идее, следовало сразу же после прилета отправиться домой и отоспаться, но он по старой фронтовой привычке дождался пока механики закончат проверку самолета, помогая им по мере сил, и вот сейчас чувствовал себя совершенно разбитым. Казалось, что все напряжение последней недели дало о себе знать в один момент, стоило лишь немного расслабиться и подумать об отдыхе. Захотелось рухнуть в пыльную траву, что росла вдоль утрамбованной полосы взлетного поля и, уткнувшись носом в землю, замереть неподвижно, слушая звуки призаводского аэродрома.
        Поборов в себе это желание, Чаклин мотнул головой, отгоняя упорно накатывающую дрему, и ускорил шаг. Поравнявшись со скучающим на КПП молоденьким солдатом, который при виде приближающегося летчика подтянулся и быстро привел себя в порядок, оправив ремень и сбившуюся под ним в ком мешковатую гимнастерку, он притормозил и сунул руку в нагрудный карман кителя.
        - Лейтенант Кротвин уже проходил? - поинтересовался он у постового, доставая из кармана и протягивая ему летную книжку.
        -Так точно, господин аэр-лейтенант, проходил.
        - Давно?
        - Около часа назад, - ответил тот, возвращая Ладислову документ и вскидывая открытую ладонь к виску.
        - Понятно, - Чаклин сунул книжицу обратно в карман и, отдав честь в ответ, хотел было идти дальше, но голос солдата заставил его остановиться.
        - Господин аэр-лейтенант, если вы в город, то подождите немного скоро туда грузомобиль пойдет, так уедете вместе с ним, чего ноги-то зря бить. А пока можете тут посидеть, подождать, - солдат указал на вкопанную под растущим рядом с будкой пропускного пункта деревом небольшую самодельную скамейку.
        Ладислав благодарственно кивнул и, усевшись, закрыл глаза, устало откинувшись на холодную кирпичную стену КПП. Наверное, он немного задремал, потому как ему начало казаться, что он вновь дома, сидит на завалинке, ожидая, когда мать позовет обедать и резкий оклик часового заставил его невольно вздрогнуть и открыть глаза. Мотнув головой, он зевнул и, приподнявшись заглянул за угол будки обнаружив что часовой разговаривает с каким-то незнакомым ему мужчиной, который своим невзрачным видом живо напомнил ему одного из мелких чиновников, что всю свою жизнь проводят в пыльных кабинетах, постоянно перебирая и сортирую мало кому понятные бумажки.
        - Но как же, - произнес незнакомец. - Мне надо, мне сказали…
        - А я сказал не положено, - резко оборвал его часовой. - Это режимный объект. Обратитесь сперва в городскую комендатуру или в заводоуправление.
        - Но мне надо, - настаивал мужчина, нервно теребя в руках и без того поношенную шляпу. - Поймите, мне пришла бумажка из КВБ, там сказано…. Да вы сами почитайте, где же она, - он принялся судорожно хлопать себя по карманам серого помятого пиджака, приговаривая: - Ну куда же я ее подевал, куда…
        Ладислав быстро оправил китель, на всякий случай расстегнул клапан кобуры и, выйдя из-за будки КПП, подошел к разговаривающим.
        - Аэр-лейтенант Чаклин, - представился он, вскинув руку к форменной кепи. - Что у вас тут произошло?
        - Да вот гражданский, господин лейтенант, пытается пройти на аэродром. Утверждает, что очень надо, но толком не объясняет почему. Может вызвать наряд?
        - Да как не объясняю, - всплеснул руками мужчина. - Я же говорю, что приходили из КВБ, принесли бумажку…Да где ж она…а вот….
        В руках «невзрачного» появился изрядно помятый кусок бумаги, который он и протянул Ладу, бросив на караульного поверх очков уничижающий взгляд. Лад взял листок, аккуратно расправил его, быстро пробежал глазами по предписанию и, окинув незнакома задумчивым взглядом, спросил:
        - Помимо этой писульки документы какие имеются?
        - Естественно, - закивал головой мужчина, вновь принявшись суетливо шариться по карманам своего пиджака. - И выписка из комендатуры моего города подтверждающая адрес проживания, место работы и личностная книжка, правда еще старая - имперская, новые только недавно выдавать стали и всем не хватает. Все есть, погодите…А, вот…
        В руки Ладислова перекочевала изрядно замусоленная темно-зеленая книжица внутри которой обнаружился листок выписки из комендатуры.
        - Нарислав Яргель - преподаватель физико-математической дисциплины в куранском лицее. Куранском. Это где?
        - Небольшой городок в паре деятков терров к югу отсюда, - ответил вместо Яргеля часовой. - У меня там когда-то девушка знакомая жила, еще до Смуты.
        Чаклин покосился на солдатика пытаясь прикинуть сколько ему тогда было лет и, хмыкнув, протянул документы Нариславу.
        - Так чем мы можем быть вам полезны, господин Яргель?
        - Ну я же и пытаюсь объяснить, - всплеснул руками тот, едва не выронив бумаги. - Да и в бумажке написано. Мне приказали приехать сюда и поступить в распоряжение некоего полковника Эйтана. Только это ведь какая-то ошибка, я человек сугубо гражданский, меня даже в армию из-за слабого здоровья не взяли, к тому же скоро начнется учебный год нужно готовиться, не хочу потерять место. Вы ведь знаете насколько трудно сейчас с работой.
        - Так, - Ладислав жестом остановил словоизлияние учителя, в растерянности массируя переносицу двумя пальцами. - Не знаю, для чего вас направили к господину Эйтану, но видимо зачем-то вы ему понадобились, причем очень. Что ж…
        Он повернулся к часовому, бросив.
        - Под мою ответственность, - затем вновь посмотрел на Яргеля. - Идемте со мной, господин учитель, представлю вас господину Эйтану.
        На этот раз все было лучше - значительно лучше. Только вот эти проклятые прямые, такое впечатление, что нос обтесали топором, а затем выровняли рубанком, да и законцовки обрубыши какие-то. Но в целом неплохо, даже можно сказать, - замечательно.
        Сергей покосился на стоявшего рядом, кусавшего в волнении губы Петрава, положил карандаш и взяв кружку с все еще теплым лайкосом, отошел к окну. За последнее время парень «вырос», причем рывок был довольно резок, ухватил можно сказать ветер, а ведь еще недавно его чертежи вызывали у него лишь одобрительную усмешку и вот теперь…что ж, с другой стороны это замечательно.
        Ратный улыбнулся своим мыслям и, одним глотком опустошив кружку, поставил ее на подоконник и, вернувшись к столу, взял карандаш.
        - Нос изменить, вот так и так, сделай более округлым, - принялся пояснять он, чиркая прямо поверх чертежа. - Крылья немного расширим у фюзеляжа, добавим еще пару двигателей и не забудь пересчитать нагрузку на шасси. На все про все две недели. Справишься?
        Петрав с приоткрытым ртом наблюдавший как под грифелем карандаша меняется облик его детища, лишь ошарашенно кивнул и, указав на добавленные вдоль всего фюзеляжа прямоугольники, спросил:
        - А это зачем, какие-то технологические отверстия?
        - Нет, иллюминаторы.
        Вид у юного аэроконструктора стал совершенно потерянный.
        - Не переживай, - рассмеялся Ратный, хлопнув его по плечу. - Я не сошел с ума, просто это будет не новый бомбардировщик, а пассажирский самолет. Первый пассажирский самолет в мире. Ты понимаешь?
        Он взял его за плечи и пристально посмотрел в глаза юноши, где медленно разгорались огоньки понимания вперемешку с интересом.
        - Да, - наконец кивнул он. - Но ведь подобного еще никто не делал.
        - И что? - приподнял правую бровь Сергей. - Значит, мы снова будем всего лишь первые.
        - Да, но…
        - Без, но. Жду через неделю с новыми расчетами. И да, с сегодняшнего дня весь инженерный отдел будет работать на тебя. Скажи, что я распорядился. Все, иди.
        Ант кивнул, сгреб чертежи с расчетами и словно ошпаренный выскочил из кабинета на пороге столкнувшись с готовившимся постучаться Чаклиным.
        - Лад, заходи, - махнул рукой Сергей, увидев летчика. - Что-то случилось?
        - Да как сказать, - он скрылся за дверями, но буквально через пару секунд появился вновь, проталкивая впереди себя незнакомого мужчину в помятом костюме. - Вот встретил на КП, вас искал. Судя по тем бумажкам, что я видел, его мобилизовали и направили на наш завод. Но что интересное, предписание принесли люди из КВБ.
        - Комитетчики? Серьезно? - удивился Ратный. - Неожиданно.
        Он с интересом посмотрел на мнущегося у дверей незнакомца, затем подошел ближе и протянул руку.
        - Серг Эйтан, рад знакомству.
        - Я.. ээээ…Нарислав тер…хотя сейчас без тер…Нарислав Яргель, - пробормотал тот одновременно пожимая протянутую руку. - И смею заметить, что мое присутствие здесь ошибка, я ведь всего лишь учитель, а тут мобилизация…мы же ни с кем сейчас не воюем.
        Ладислав коротко хохотнул, но заметив быстрый взгляд Ратного, замолк и вытянувшись по стойке смирно спросил:
        - Разрешите идти, господин полковник?
        - Топай, - махнул рукой Сергей. - И чтобы пару дней на аэродроме не появлялся. Никаких пока полетов - отдыхать. И Кротвину это передай.
        Лад закатил глаза, но заметив, что Ратный нахмурился, коротко козырнул.
        - Есть отдыхать.
        Дверь за летчиком закрылась.
        - Что ж, господин Яргель, проходите, присаживайтесь, - сказал Ратный, указывая на один из стоящих вдоль длинного стола стульев. - Лайкос будете?
        - Не откажусь, пожалуйста, - закивал гость. - Но может все же объясните, зачем я…
        - Сейчас лайкосник поставлю разогреваться и объясню, - прервал его Сергей, разжигая примус.
        Поставив на него круглобокий лайкосник, он подошел к сейфу, покопался в бумагах и, достав некогда переданную ему Алаем папку, положил ту перед Яргелем.
        - Посмотрите сами.
        Нарислов нерешительно пододвинул к себе папку, открыл ее и, бросив внутрь быстрый взгляд, удивленно вскинул брови, затем сунул руку во внутренний карман пиджака и достав оттуда неожиданно белоснежный платок, промокнул им выступивший на лбу пот.
        -Так это все из-за моих старых придумок. Но это же было давно, еще до всего этого бедлама. Мне даже деньги выделили целых двадцать импернов^8^. И поверьте, я все потратил по делу, все до последнего частика, ничего на себя. Сделал опытные образцы и даже послал записку о результатах испытаний, это должно быть в документах.
        Он принялся быстро перебирать бумаги, но не найдя нужной, как-то сразу поник, обреченно скукожился и затравленно посмотрел на Сергея.
        - Меня накажут?
        - Господин Яргель, - Ратный вздохнул. - Не говорите глупостей, здесь вам не отделение охранителей и тем более не КВБ, а я не следователь. Это завод по производству крыланов, а я главный авиаконструктор этого предприятия и по совместительству его управляющий.
        - Крыланы, это такие аппараты с крыльями тяжелее воздуха. Читал о них, - учитель кивнул, не поднимая глаз. - Но я тут причем. Мобилизовали…зачем? Теперь потеряю место в лицее, а там неплохо платили и продуктовые наборы раз в месяц…
        Сергей вздохнул, долгим взглядом посмотрел на сидевшего перед ним поникшего и явно потрепанного жизнью человека, затем подошел к закипевшему лайкоснику, снял его с примуса, погасил огонь и, наполнив кружку, поставил ее рядом с Нарисловым.
        - Господин Яргель, - сказал он, усаживаясь напротив. - Давайте начистоту без всяческих предисловий. Мне от вас нужен всего ответ на один вопрос, причем короткий: «да» или «нет» и от этого зависит наш дальнейший разговор. Готовы меня выслушать?
        Нарислав поднял глаза и коротко кивнул.
        - Вот и хорошо. Как я и говорил, вопрос один. Хотите ли вы продолжить работу над своим снарядом, довести его до конца, до массового так сказать производства, а в перспективе развить идею реактивного двигателя дальше?
        В глазах Яргеля впервые за все время блеснул огонек удивления. Он долго молчал, затем неожиданно резко схватил кружку с лайкосом, отхлебнул, поставил ее назад, затем вновь уставился на Ратного, словно не веря, что стоящий перед ним человек реален.
        - Развить идею, это было так давно, господин…, - он замялся.
        - Эйтан, - подсказал ему Сергей.
        - Да, да. Господин Эйтан. Это было так давно. Знаете, я ведь по образованию инженер-механик и до Смуты занимался проектирование двигателей для речных судов, работал на фабрике промышленника Загрова, - он вновь на мгновение припал к кружке, затем продолжил. - В последние годы мы разрабатывали водометы для малогабаритных барж. Реки тут знаете ли изобилуют мелями…. Не о том я не о том, - он потер лоб. - Я параллельно увлекался воздухоплаваньем…. Не знаю, как объяснить, это было как озарение, водометный движитель - реактивный. Чем-то похоже, не находите?
        - Вам думаю виднее, - улыбнулся Ратный. - Так каким же будет ваш ответ: да или нет? И кстати, о продуктовых наборах можете не беспокоиться, надо будет - обеспечим, да и зарплатами ситуация у нас потихоньку выправляется. Жилье тоже будет, пустующих квартир в городе предостаточно.
        Страх из взгляда Яргеля совершенно улетучился, зато появился странный какой-то почти маниакальный блеск.
        - Довести до ума, продолжить разработки, - его руки дрожали. - И вы еще спрашиваете? Да плевать на наборы и место в лицее! Конечно, да!
        ГЛАВА 10.
        Погода была мерзопакостной. Мокрый снег вперемешку с моросящим дождем и резкими порывами ветра превратили новенькую бетонную взлетную полосу испытательного таркуверского аэродрома в темную ленту, покрытую потоками бегущей, пузырящейся от ударов капель, воды. Мрачное, тяжелое, темно-серое небо давило, не давая надежды клонящемуся к горизонту светилу, местоположение которого можно было определить лишь по едва видимому сквозь плотный полог туч расплывчатому бледном пятну.
        Сенатор Колинз Зеван стоящий на небольшом балкончике наблюдательной башни, что примостилась на краю аэродрома, являясь одновременно пунктом управления и штабом, отбросил погасшую от ударившей в лицо измороси палочку аромы и, зябко передернув печами, вернулся внутрь помещения. Сидящий за посменным столом начальник аэродрома Грег тер Косик покосился в его сторону, и вновь принялся раскачиваться на стуле, слушая стоящее рядом радио с трансляцией очередного чемпионата местных команд по квитсингу.
        Стряхнув воду с полей подмокшей шляпы прямо на пол, он повесил ее на стоявшую в углу колченогую вешалку и, повернувшись к своему секретарю Генри Орлогу, который сидел у рации вместе с радистом, спросил:
        - Что-нибудь слышно?
        Тот в ответ только покачал головой и, поднявшись с протестующе скрипнувшего стула, подошел к сенатору.
        - Господин Зеван, неужели вы в действительности верили в эту руссарскую авантюру? Пересечь на крылане океан - безумная затея.
        - И в чем же здесь безумие? - удивился Колинз. - Помнится, в прошлом году это уже осуществил наш аэронавт, как его там…, - он прищелкнул пальцами и вопросительно-выжидающе посмотрел на Орлогу.
        - Господин Маран, Герри тер Маран на своем крылане «Целенк», - послушно подсказал тот.
        - Вот, вот. Так в чем тогда безумие?
        - Ну я немного неправильно выразился, - ответил Генри после некоторой заминки. - Трансландорский маршрут действительно уже, можно сказать, покорен, однако взгляните сюда….
        Он указал в сторону висевшей на стене небольшой карты мира и, подойдя к ней, провел ногтем, как бы соединяя континенты невидимой линией.
        - Маран летел самым коротким путем, причем с тремя посадками на островах Ладыгас, Найцан и Бат-Корисав. Причем во время одной из остановок потребовалась полная замена двух двигателей из пяти. Теперь руссары…
        Его палец заскользил вдоль континента, огибая Ендору и упираясь в Наманарский.
        - Маршрут в два раза длиннее, причем была только одна посадка на Фаранских островах для дозаправки, вот здесь, - его палец вернулся назад и уткнулся в едва видную с места Колинза группу серо-зеленых пятнышек, затем вновь двинулся обратно. - Дальше, как видите, сплошная вода.
        - Да уж, - сенатор нервно прошелся по комнате. - Получается, либо руссарские авиаторы действительно безумны, либо как-то смогли повысить надежность своих крыланов. В любом случае просьба предоставить эту полосу для посадки руссарского аппарата и обеспечить экипажу полную безопасность и всяческую поддержку исходит с самого верха, так что нам остается только ждать.
        Орлогу достал из кармана часы и, отщелкнув крышку, бросил быстрый взгляд на циферблат.
        - Уже прошло больше пятнадцати часов с момента потери связи, скоро стемнеет. Думаю, все же стоит сообщить в столицу, да и корреспондентам нужно что-то сказать, а то почти сутки маются в ожидании обещанной сенсации.
        - Вот уж об этих «ласьях» ^9^я бы заботился в последнюю очередь, - пробурчал Зеван, подходя к окну и пристально вглядываясь в серую пелену дождя. - Если понадобится подсунем им новую машину господина Макинза. Надеюсь у вас все готово к демонстрации? Господин Макинз…!
        Он скосил покосился в сторону дремавшего сидя на небольшом продавленном диванчике пожилого седовласого мужчины, который вздрогнул от оклика, открыл глаза, некоторое время непонимающе посмотрел на сенатора, и после того как Колинз повторил свой вопрос, коротко кивнул.
        - Естественно, господин сенатор. Все готово к демонстрации. Вот только погода не очень летная, - трость в его руках, указала на окно, - а у меня, знаете ли, не подводная лодка. Так что будьте добры, позвольте старику еще немного подремать.
        Сказав это, он вновь оперся подбородком о сложенные на рукоятке трости руки и закрыл глаза.
        Колинз хмыкнул, но промолчал. Старик тут присутствовал больше для проформы, так как был одним из совладельцев этого аэродрома и отказать ему не было возможности. В отличии от Ендории Анарканская авиационная промышленность только делала свои первые шаги и взлётно-посадочных полос просто не хватало, тем более такой длины какую запросили руссары. Первоначально они хотели приземлиться в Найт-Порте, но из-за дождей тамошняя грунтовка оказалась размыта и на некоторое время стала непригодна для полетов. Сообщение об этом поступило, когда руссарский крылан находился уже в воздухе на полпути к Фаранским островам. Возможно, следовало отказать в приеме, сославшись на непреодолимые обстоятельства, однако некоторые из высокопоставленных членов правительства, имеющих свои интересы в Руссарии, надавили на нужные связи и Найт-Портовской полосе пришлось спешно искать замену. Тогда-то и вспомнили о Эрнико экс Макинзе - аэроконструкторе половину жизни посвятившему проектированию небольших пассажирских дирижаблей, сколотившему на этом неплохое состояние, и на старости лет увлекшемуся созданием новомодных крыланов.
Для этих целей он и еще пара таких же «сумасшедших» выкупили землю и построили на ней аэродром, применив для покрытия взлетной полосы асфальтобетон, что позволяло использовать ее в любых погодных условиях. Это новшество в свое время привлекло многие газеты и журналы пишущих об аэронавтике, но тогда большинство из экспертов сошлись во мнении, что все это просто глупая прихоть и пустая трата денег, ибо легкие крыланы могли взлетать практически с любого пяточка земли. Кто ж тогда знал, что старик-аэроконструктор окажется умнее и прозорливее многих кичащихся своими знаниями инженеров и профессоров.
        Сенатор усмехнулся.
        Впрочем, сотрудничество было взаимовыгодно: правительство арендовало на время так нужный ему аэродром, Макинз же и его компаньоны получали не только деньги, но и возможность пропиарить в центральной прессе свой новый крылан.
        Неожиданно ожила рация, и из внешнего динамика разнесся пронзительный треск, в котором с трудом различались какие-то голоса. Полковник тут же спешно отключил радиоприёмник, который раз за разом выдавал малоразборчивые вопли квинсинского комментатора, а радист прижал рукой наушники и, отрубив внешний динамик, шустро закрутил ручками подстроек, пытаясь не упустить нужную частоту.
        - Ну это они? Что говорят? - спросил Колинз, буквально в пару шагов оказываясь рядом. - Где они?
        Радист молча воздел руку вверх, призывая к тишине, и еще плотнее прижал наушник к уху.
        - Прошли Раскор, - наконец выдал он, не опуская руки и продолжая вслушиваться. - Связь плохая, как я понял, повреждена антенна.
        - Раскор, Раскор. Где это?
        Колинз вопросительно уставился на секретаря, но тот лишь пожал плечами, зато голос неожиданно подал Косик.
        - Город на побережье. Почти сто пятьдесят терров на юго-запад.
        - Получается они уже над материком, а значит…
        - Погодите что-то еще, - прервал его радист. - Видимость практически нулевая, быстро темнеет, сильный дождь, просят хоть чем-то подсветить полосу.
        - Подсветить? Это вообще возможно? - сенатор с беспокойством посмотрел на проснувшегося и внимательно слушающего радиста Макинза.
        - А вы как думаете, господин сенатор? - старик с кряхтением поднялся с дивана и, подойдя к окну, постучал тростью по стеклу. - Знаете, что было тут до того, как мы начали строительство? Старая аэробаза и военные нам много добра оставили, - кончик его трости указал в сторону радиста, - например эту радиостанцию по которой мы держим связь.
        - Так можно или нет? - несколько нервно перебил старика Зеван.
        - Конечно, - старый аэроконструктор бросил быстрый взгляд на Косика. - Грег, будь добр, скажи ребятам, чтобы включили прожектора и поторопись, не хочу, чтобы наши гости пролетели мимо.
        Косик послушно вскочил на ноги и, подхватив с вешалки висевший там потрепанный бушлат, хлопнул дверью.
        Не прошло и пятнадцати минут как опускающуюся тьму прорезало несколько лучей зенитных прожекторов, а еще через некоторое время, наполненное мучительным ожиданием, над взлетной полосой пронесся темный силуэт рукотворной птицы.
        Дверь кабинета резко распахнулась и внутрь ворвался взъерошенный Петрав с развивающейся словно флаг телеграфной ленточкой в руке.
        - Они долетели, тер Эйтан, долетели! - крикнул он, тряся лентой. - Долетели, вопреки всем неверующим! Долетели!
        Он пустился в дикий пляс по кабинету вокруг стола, захватив в этот странный круговорот стоявшую у его края Аниру - молоденькую секретаршу буквально месяц назад принятую на работу Сергеем, чтобы справится с возросшим валом различных бумаг.
        - Так, стоять, - прервал его танец Сергей, поднимаясь со своего места, подходя, и забирая ленточку из рук молодого инженера.
        Он быстро пробежался по ней глазами, улыбнулся и резко впечатав ладонью в стол, обвел собравшихся победным взглядом.
        - Тернары, анаркане сообщают, что час назад наш самолет успешно приземлился на аэробазе города Таркувера. Наши ребята живы, здоровы и отдыхают после полета, так что теперь и нам можно расслабиться, выдохнуть, кричать ура и праздновать. Но лично я хочу просто отоспаться.
        Не скрывая своего облегчения, он плюхнулся обратно на свой стул и, оттолкнув от себя ленточку телеграммы, с улыбкой посмотрел на сидевших за столом представителей правительственной комиссии. На какое-то мгновение воцарилась звенящая тишина, затем все дружно повыскакивали со своих мест, принялись обсуждать новость, поздравлять друг друга, передавая ленточку из рук в руки. А Сергей просто откинулся на спинку стула и закрыл глаза, ощущая, как медленно отступает напряжение последних месяцев. Они все же сделали это. Год напряженной работы, когда большинство срочных планов пришлось отложить на потом. Год безумия и бессонных ночей для всего его молодого КБ, да и всего завода, когда люди буквально испытывались на прочность. Увы, некоторые не выдерживали, зато в тех, кто остался, он теперь был уверен на все тысячу процентов. Теплые, нежные руки, обвили шею, а губы легонько коснулись уха.
        - Дорогой, у тебя снова все получилось.
        - Да, Тей, - не открывая глаз, ответил он. - Спасибо, что верила в меня.
        - А разве могло быть иначе? Я ведь твоя жена.
        - Серг, прости что отвлекаю.
        Ратный открыл глаза, а руки Тейрины медленно скользнули с шеи.
        - Прости, что отвлекаю, - повторил Роханцев, посылая женщине извиняющуюся улыбку. - Но я думаю, что надо сообщить в столицу. Там ведь тоже ждут новостей.
        - Думаю уже.
        - Что уже?
        - Уже сообщили или сообщают.
        Андре непонимающе посмотрел на друга, затем оглядел кабинет и, заметив, что не хватает одного из представителей Совета, понимающе хмыкнул, затем неожиданно озорно подмигнул.
        - А может, отметим данное событие, а то не каждый день у нас подобные победы случаются?
        - Ну, я не против, только вот нечем, алкоголь здесь не держу, да и вообще ты знаешь, как я к нему отношусь.
        - Ради такого можно понемножку. Анира, пташка моя….
        Секретарша оглянулась, ловко высвободилась из рук Петрава, который все это время продолжал приобнимать ее за талию и скрылась за дверью, чтобы через пару минут вернуться назад с двумя бутылками вина.
        - А вы я смотрю, подготовились, - хмыкнул Ратный, наблюдая за тем, как Роханцев ловко открывает бутылки при помощи небольшого складного штопора.
        - Друг мой, неужели ты думаешь, что в тебя одна лишь жена верит, - усмехнулся тот, наполняя кружки и стаканы, которые внезапно и как-то совершенно незаметно материализовались на столе. - Давай, с тебя пара слов.
        Сергей покосился на потянувшуюся к бокалу Тейрину, вздохнул, понимая, что ему не отвертеться и поднялся из-за стола.
        - Господа! - ему пришлось повысить голос, чтобы все его услышали.
        Сразу же наступила тишина, и глаза присутствующих обратились в сторону аэроконструктора.
        - Господа, - он взял в руки протянутую ему Роханцевым кружку и дождавшись пока остальные разберут стоявшие на столе бокалы, поднял ее перед собой. - Позвольте мне поблагодарить всех, кто работал со мной весь этот год, всех кто делил со мной трудности создания нового самолета. Особенно хочу сказать спасибо господину Петраву, который очень много сделал для того чтобы эта машина поднялась в воздух. Ведь не зря в ее аббревиатуре присутствует буква его имени «ЭП-1» или Эйтан - Петрав первый.
        Ант густо покраснел, засмущался и потупил глаза, особенно когда все дружно повернулись в его сторону.
        - И еще отдельная благодарность господину Рославу за его прекрасные двигатели.
        Васнов встретился с ним взглядом и, улыбнувшись, отсалютовал в ответ доставшейся ему помятой алюминиевой кружкой.
        - В общем, за нас друзья и за хорошее будущее для нашей птички. Легких ей крыльев.
        - Легких ей крыльев, - дружно повторили все и, выпив, вновь принялись обсуждать пришедшую новость, то и дело, передавая ленточку телеграммы друг другу.
        Впрочем, сидели недолго, так как многим хотелось поделиться новостью со знакомыми, да к тому же некоторых торопили незаконченные дела, так что празднование решили отложить на следующий день. Роханцев же вообще предложил сделать его выходным для всего завода и многие его поддержали. Сергей, как никто другой прекрасно понимавший, что людям нужен отдых и хоть какой-то праздник, не стал возражать и тут же подписал спешно распечатанный Анирой приказ.
        Тем не менее, как бы Ратному этого не хотелось, вырваться домой удалось только к вечеру. Сперва пришлось долго обсуждать все мелочи с членами комиссии, которые торопились отправиться в столицу для подробного доклада, затем решать мелкие насущные проблемы по производству и лишь ближе к девяти, когда солнце коснулось вершин деревьев, Сергей позволил себе немного расслабиться за кружкой лайкоса и приказал Анире вызвать мобиль. Последний вместе с личным водителем он завел себе не так давно, когда понял, что банально не успевает, разрываясь между заводом, КБ, летной академией и штабом Роханцева, который нет, нет, да вызывал его к себе, закидывая просьбами по срочному ремонту различной техники, в основном, правда, трофейной. Дело в том, что за прошедшую зиму войска под командованием Роханцева провели несколько блестящих операции и практически полностью ликвидировали остатки карнотовских армий на полуострове. Уцелевшие отряды противника были прижаты к морю, и их ликвидация теперь была просто делом времени. Кроме того, местные ополчения совместно с республиканскими войсками изрядно проредили
расплодившиеся банды, так что можно было сказать, что впервые за несколько лет в Майдере воцарились мир и спокойствие, а люди вновь стали с надеждой смотреть в будущее. Несколько тревожили ястанцы, но после того как в Тойгуне был развернут 61-ый смешанный аэрополк их дирижабли редко рисковали появляться над полуостровом. И все же угроза новой войны с Ястанией сохранялась…
        Лето уже подходило к концу и на далекой Земле сказали бы, что наступила ранняя осень: дни стали, ночи холоднее, а густую листву деревьев тронула все еще непривычная глазу синева. Сергей не был ботаником, а тем более дендрологом и не знал, почему здесь листва приобретает столь необычную окраску, так как на его взгляд большинство местных деревьев имели вполне обычный вид, однако синий осенний лес поражал его каждый год.
        Сергей, поправляя пальто, подошел к машине и, распахнув дверь, замер, ожидая задержавшуюся в дверях заводоуправления Тейрину, которая о чем-то заболталась с Анирой. Лист сорвался с дерева и медленно спланировал на крышу мобиля. Ратный автоматически взял его и принялся крутить в руках, разглядывая причудливо изрезанные природой края.
        - Господин Эйтан.
        Сергей недоуменно оглянулся, затем наморщил лоб, пытаясь припомнить, где видел подошедшего к нему незнакомца: мужчина лет тридцати, по-военному подтянут, худощавое лицо, нос с горбинкой, русо-коричнево-белые волосы аккуратно зачесаны назад. Одежда не броская, строгий черный костюм, поверх такого же цвета длиннополое приталенное пальто, перчатки.
        - Господин Эдин Каршин, если не ошибаюсь, - наконец сказал он, вспомнив, что мельком видел его пару раз среди членов комиссии, причем те явно его сторонились, - насколько я помню вы помощник председателя комиссии господина Утарнова.
        - Именно так, - чуть заметно наклонил голову тот.
        Сергей ухмыльнулся, вздохнул и, задумчиво покрутив в пальцах ножку листа, спросил:
        - А на самом деле?
        - В смысле?
        -В прямом, - Ратный аккуратно положил лист обратно на крышу машины и, повернувшись к Крашину посмотрел на него прищуренным взглядом. - Знаете, можете, конечно, отнекиваться, но вы не похожи на мелкого чиновника на побегушках у этого раздутого уркуна Утарнова. К тому же хоть мы и редко пересекались, но я заметил, что он вас явно побаивается. Поэтому спрашиваю напрямую - кто вы на самом деле?
        В глазах мужчины промелькнули искорки удивления, быстро сменившись равнодушным холодным блеском серых глаз, однако отнекиваться он не стал.
        - Вы правы, господин Эйтан, Утарнов мне н указ. Впрочем, господин Кутесов говорил мне, что вы человек весьма прозорливый.
        - И почему я не удивлен…
        Сергей бросил быстрый взгляд в сторону жены, продолжавшей что-то оживленно обсуждать с его секретаршей, приоткрыл переднюю дверь машины и, наклонившись к водителю, сказал:
        - Ян, я отойду ненадолго, скажи Тей чтобы не волновалась.
        Водитель понимающе кивнул, а Ратный повернувшись к Эдину махнул рукой, указывая в сторону узкой мощёной камнем дорожки, засаженной с обоих сторон густым кустарником, что по широкой дуге огибала здание заводоуправления.
        - Давайте прогуляемся немного. Как я понимаю вы ко мне подошли не просто чтобы представиться.
        Они отошли на несколько метров, скрывшись за углом здания.
        - Итак, господин…
        Сергей сделал паузу, вопросительно посмотрев на своего спутника.
        - Эдин Каршин - первый заместитель господина Нарошлова.
        - Вот как. Значит, вас ко мне послал не Кутесов.
        - И он тоже, - кивнул Каршин. - А вообще меня прислали для того чтобы я лично на месте посмотрел, что тут у вас да как.
        - И как впечатление?
        Эдин остановился.
        - Если честно, то намного лучше моих ожиданий. Вы смогли не только сохранить завод, но и сколотить вокруг себя довольно неплохой коллектив единомышленников, среди которых довольно много действительно талантливых людей. И если…
        - Господин Каршин, - прервал его Сергей. - Мне, конечно, лестно слышать подобное, но если можно давайте по делу, а то я правда устал, да и поздно уже.
        - Хорошо, - кивнул тот. - Кратко говоря, производство вашего ЭП-1 одобрено, и первый заказ составит около тридцати машин. Мало того с начала года в пяти крупных городах начато строительство пассажирских терминалов для приема подобных аппаратов на базе действующих воздухопортов.
        Сергей на мгновение опешил, затем непонимающе посмотрел на улыбающегося уголками рта Каршина.
        - Удивлены?
        - Не то слово, - хмыкнул землянин, покачав головой. - Но это получается, что решение принято уже давно.
        - Ну не так давно…, - ответил Каршин, поправляя свои тонкие перчатки и смотря в темнеющее небо. - Однако Росовский был настолько уверен в вашем успехе, что заразил этой уверенностью моего шефа и они вместе буквально продавили данное решение в Совете. Естественно кое-кому это не понравилось. Впрочем, не будем сегодня о подковёрной возне, в конце концов, у вас ведь все получилось, - он сделал небольшую паузу. - А теперь несколько возможно неприятные для вас новости. Производство ваших пассажирских крыланов решено развернуть не здесь.
        - Вот как, - Сергей задумчиво потер подбородок. - Неожиданно. Но это придется передавать всю документацию, отряжать людей, чтобы помогли разобраться с тонкостями, а у меня каждый человек на счету. Кстати, где будут производить, на заводах Аланского?
        Теперь пришло время удивляться замминистра. Тот видимо ожидал всего чего угодно, но только не подобной спокойной реакции, прекрасно осознавая насколько дорогим и выстраданным детищем был для Ратного новый самолет, поэтому несколько затянул с ответом, удивленно смотря на стоявшего перед ним аэроконструктора. Сергею пришлось повторить свой вопрос.
        - Аланского? - Эдин отрицательно качнул головой. - Конечно нет. Производство будет развернуто на нескольких национализированных Советом предприятиях. Это выйдет куда дешевле, да и людям работу дадим…
        Сергей тяжело плюхнулся на заднее сиденье машины и махнул рукой выжидающе смотревшему в зеркало Яну, чтобы тот трогал. Водитель послушно крутанул ручку стартера и машина, утробно урча двигателем, двинулась к воротам КПП. Ратный откинулся на спинку сиденья и прикрыл глаза, чувствуя громадное облегчение. На самом деле решение о передаче производства нового самолета в другое место не застало его врасплох и, по сути, было правильным. Нечто подобное они уже обсуждали вдвоем с Васновым, ибо уже на середине проекта стало понятно какой неподъёмный кусок они ухватили. По сути, ради выпуска новой машины пришлось полностью свернуть производство остальных, так как ее части заняли практически все помещения цехов. Поэтому стало понятно, что для полноценной серии нужно было либо строить новые цеха нанимать и обучать людей, что было практически нереально в нынешней ситуации, когда финансирования и мощности ограничены, либо ставить на крыло не более пары в год. Так что принятое в верхах решение было для их небольшого предприятия просто спасением и подоспело как нельзя вовремя и это говорило о том, что Нарошлов
прекрасно понимает сложившуюся ситуацию.
        «Да уж, это тебе не легкие бипланчики из говен и палок», - отрешенно подумал Сергей. - «Однако нужно расширяться, набирать людей, где-то брать станки и материалы. Черт, сплошная головная боль, особенно учитывая задуманное. А если…»
        Он резко выпрямился, обдумывая пришедшую в голову мысль и провожая рассеянным взглядом проносившиеся за окном мобиля дома. Женская рука осторожно и ласково коснулась его запястья, заставив очнуться от раздумий и повернуть голову.
        - Что-то случилось, милый?
        -Да нет, все нормально, - ответил он, беря ее руку и прижимаясь губами к пальцам. - А почему ты так решила?
        - Ты какой-то растерянный и задумчивый после разговора с тем человеком. Не скажешь кто он?
        - Зам Нарошлова.
        - Вот как, - удивилась Тейрина. - И что он хотел?
        - Предложил начать производство нового самолета на предприятиях, подчиненных напрямую их ведомству. Как я понял, они там начали повальную национализацию - забирают заводы и фабрики у тех, кто хоть как-то был замечен в сотрудничестве с карнотовцами, а вот что делать дальше с этим добром не очень-то и представляют. Почти везде разруха, все растащено, спецов и грамотных инженеров мало, все надо восстанавливать, вновь налаживать межпроизводственные связи. В общем, как везде.
        Он вновь откинулся на спинку сиденья, посмотрел на жену, в глазах которых продолжал читаться немой вопрос и, вздохнув, пояснил:
        - Недавно было национализировано несколько крупных предприятий принадлежащих Кайнскому. Надеюсь, знаешь кто он такой?
        - Естественно, - голова женщины прижалась к его плечу. - Как бы я могла учить студентов, если бы не знала одного из величайших аэроконструкторов Русарии Грега Кайнского? Ведь тяжелый дерижабль «Таврагас» - некогда являвшийся флагманом имперского воздушного флота был построен именно им.
        - Гордость, - поморщился Сергей. - Неуклюжая каракатица. Не уничтожил ни одного противника и был подбит в первом же более-менее серьезном бою.
        - Не подбит, а поврежден, - поправила его Тей.
        - После чего больше не поднимался в небо, постоянно отстаиваясь в ремонтных ангарах, пока не был разобран на запчасти во время Смуты, - он махнул рукой. - Впрочем, речь сейчас не об этом. Как мне сказали, Кайнский до последнего поддерживал карнотовцев и, после разгрома их западной группировки, ушел за границу, но, в отличие от многих, не стал учинять разгром на своих фабриках. То ли не захотел, то ли просто не успел, так как наступление наших войск было весьма стремительным, но, как бы там ни было, министерство Нарошлова урвало довольно лакомый кусок и теперь им надо загрузить людей работой, чтобы те не разбежались.
        - А возобновлять производство дирижаблей дорого, да и новые экипажи быстро не обучишь. Зато в войсках довольно много летчиков и постройка аэродромов обходится дешевле дерижаблепортов.
        Ратный озадаченно посмотрел на жену, затем прижал ее к себе и чмокнул в лоб.
        - А ты у меня умнее, чем кажешься.
        - С тобой поживешь и не в том разбираться научишься, - притворно тяжело вздохнула женщина, высвобождаясь из объятий и поправляя сбившуюся прическу. - Не жалко отдавать?
        Сергей отрицательно покачал головой.
        - Нет. Мало того я попросил передать Нарошлову мое предложение полностью отдать министерству производство всех наших машин нынешних и будущих, а самим полностью сосредоточиться на разработке новых моделей. Хочу превратить нашу фабрику в этакий испытательный центр, в полигон, в институт для будущих авиаконструкторов. Готовить себе смену и обучать молодежь, которая не будут скована общепринятыми догмами. Взрастить тех, кто поможет мне преодолеть грань, тех, кто рискнет взглянуть ввысь, туда, за пределы неба….
        Ратный умолк, словно испугавшись, что взболтнул лишнего, а Тейрина почувствовала, как внутри у нее все сжалось и похолодело. Машина выехала на окраину и покатилась по дороге, освещая себе путь лишь светом фар, а в глазах ее мужа, смотревшего в окно, отразилось мерцание холодных звезд.
        ЧАСТЬ 2. ПЫЛАЮЩЕЕ НЕБО
        ГЛАВА 1.
        Сергей нервно черкнул спичкой по узкой коричневой полоске на торце коробка, сломал ее, выкинул, достал следующую, чиркнул и, прикрыв робкий огонек пламени ладонью от налетевшего ветра, поднес его к кончику аромы. Облегченно затянувшись сладковатым дымом и выпустив его струйку в воздух, он с робкой надеждой на молоденького солдатика-радиста, сидевшего за столом под натянутым между деревьев тентом и усердно вслушивающегося в «шипение эфира» доносящегося из наушников стоящей на столе полевой радиостанции.
        - Может еще все обойдется, - в голосе стоящего рядом Яргеля уверенности было еще меньше чем в мыслях у самого Ратного, - у них ведь еще оставался балласт.
        Сергей скосил глаза на инженера и, затянувшись, буркнул:
        - Надежда, она, знаешь ли, всегда мрёт последней. Ладно, пойду пройдусь, если что, кричите.
        Он отломил свисающую над головой ветку и, похлестывая ей по голенищу сапога, двинулся вдоль рощи, на краю которой разместился их небольшой передвижной командный пункт. Пара солдат копающихся в двигателе стоящего неподалеку грузовика при виде его торопливо отложили инструменты, вытягиваясь по стойке смирно, но он только рассеянно махнул рукой в ответ.
        Отойдя подальше, он подошел к ближайшему дереву и уселся рядом с ним, прислонившись спиной к его шершавому стволу. Местное лето еще только вступало в свои права и, несмотря на середину дня, зной еще ощущался не особо сильно, мошкара не досаждала, так что можно было спокойно подумать на свежем воздухе, наблюдая за плывущими в вышине редкими облаками, привести разбегающиеся мысли в порядок.
        «С чего бы начать?»
        Сергей последний раз затянулся почти дотлевшей аромой и, затушив бычок о землю, откинул его в сторону, в очередной раз подумав, что следует завязывать с этой появившейся пару лет назад привычкой к ароматным палочкам, которые оказывали на него странное расслабляюще-успокаивающее действие. Правда только один сорт - «Кранский лес», тогда как другие ничего кроме дурацкого сладковатого привкуса во рту не привносили.
        Он закрыл глаза. Семь лет. Семь лет прошло с того самого момента как «ЭП-1» пересек океан. И даже не верится, что теперь десятки подобных машин курсируют между городами, перевозя в год тысячи пассажиров. Мало того появление пассажирских самолетов всколыхнул интерес к ним в других странах и те потихоньку принялись обзаводиться своими гражданскими флотами, кое в чем даже опережая до сих пор оправляющуюся от смутных времен Руссарию. И все же жизнь налаживалась, постепенно возвращаясь в мирное русло. Председатель Верховного Совета Республики Наил Кутесов оказался на удивление грамотным и дальновидным политиком, твердой рукой и порой излишне жесткими методами вытаскивая страну из пропасти развала, пресекая раздор и инакомыслие в рядах верховной власти. Его боялись, любили, проклинали, боготворили, критиковали его методы, но вместе с этим уважали, зачастую признавая, что именно такая личность должна стоять у власти в подобные времена. Сергей порой был согласен то с одной стороной, то с другой, но в политику не лез, предпочитая заниматься своими делами, тем более, что молодое государство обеспечивало ему
полную поддержку во всех начинаниях. Его задумка о превращении предприятия в этакий научно-исследовательский центр авиастроения постепенно становилась реальностью. И это произошло не в последнюю очередь из-за поддержки Нарошлова и генерала Росовского. Благодаря им почти десяток заводов теперь работало на выпуск разработанной в КБ продукции, составляя конкуренцию недавно образованному концерну «Аланский и К» в который вошло большинство ведущих частных производителей аэротехники республики. Конкурировать, правда, пришлось больше на поприще гражданской авиации, ибо несмотря даже на сопротивление Росовского лобби концерна в Совете было довольно сильно и все лакомые куски оборонного заказа доставались ему. Тем не менее, медленно, со скрипом, но «15- ки» и «16-ки» шли в войска, но почему-то исключительно в подразделения береговой авиации. Отзывы об эксплуатации машин были в основном положительные, а небольшой приграничный конфликт с Ястанией 231-ого года выявил их полное превосходство над ястанскими истребителями. За две недели боев противник потерял более сорока машин против десятка руссарских. Ходили
упорные слухи, что после этого командующий воздушными силами империи застрелился прямо во время очередного совещания у императора.
        И все же Сергей понимал, что еще рано почивать на лаврах и пришло время двигаться дальше, дорабатывать «застывшую» в эскизах и моделях «двадцатку» под которую у Васнова уже был готов новый двигатель - 14-ти цилиндровая «двойная звезда». Этим движком они занимались вдвоем, и впервые Ратный решил наплевать на все вбитые в голову запреты о передачи лишних знаний аборигенам других планет и лишь загадочно улыбался в ответ на удивленные взгляды Васнова, на ходу внося нужные поправки в его концептуальный чертеж. Потом были месяцы прогонов, доработок и только потом двигатель встал на поток. Было произведено почти сто штук….которые теперь успешно пылились на складах дожидаясь нового планера.
        Меж тем его главный противник так же не дремал и, получив из столицы очередной номер журнала «Покоритель небес», Сергей был неприятно удивлен фотографией на развороте, где красовалась новая машина Майсера. Моноплан, острый нос, вытянутый фюзеляж, четырехлопастной винт, прямые словно рубленные законцовки крыльев и хвоста - вся конструкция машины просто кричала о скорости и мощи. Сам инженер сфотографировался рядом со своим детищем, а в интервью корреспонденту сделал непрозрачный намек, на то, что ждет новостей от своего давнего оппонента из далекой страны. Сергей все понял, но отложил журнал в дальний угол, ибо приоритеты несколько поменялись и в тот момент его заботило другое. Но это было до той поры, пока он не познакомился с новым детищем Аланского призванным стать основным истребителем республики, после чего мысленно схватился за голову, ибо перспектива повторения сражения с ястанцами, в котором на этот раз они оказывались на месте имперцев, стала весьма вероятна. Инженеры корпорации видимо решили сэкономить свои силы, или же у них был просто кризис идей, иначе как было объяснить тот факт, что
они пошли по пути копирования его последних моделей, взяв за основу «шестнашку» и по привычке увеличив огневую мощь четырьмя дополнительными крыльевыми точками. Последнее довольно серьезно утяжеляло машину, а учитывая тот факт, что установленный на ней двигатель Крамского не отличался особой мощностью, превращало новый истребитель в неповоротливую мишень. Зато снаружи и внутри все было как всегда красиво: блестело хромом и радовало взор отделкой кабины. «Самолетик для показушности и парадов», - так охарактеризовал ее Чаклин, после того как испытал доставленный из ближайшей части образец, после чего добавил: - «Тяжел и капризен в управлении. На вертикалях еле ползает, захлебывается, к тому же норовит сорваться на выходе в штопор. В бою на нем будет трудно».
        Впрочем, кем-кем, а дураком Аланский не был и наверняка понимал все недостатки своей машины, а значит надежда оставалась. К тому же по аэродинамике самолетик был довольно неплох, но двигатель с жидкостным охлаждением требовал серьезной доработки, с другой стороны…
        «Черт, как же мне все успеть. Может притормозить все остальное и бросить силы на «двадцатку»? Нет, не могу ведь быть везде, да и не хочу, нужно скорее растить смену. Ну почему такие люди как Майсер рождаются там, где нас нет».
        Ратный тяжело вздохнул, свернул куртку, сунул ее под голову и растянулся на траве.
        За последние годы КБ разрослось, обзавелось новыми кадрами, но инертность мышления некоторых молодых аэринженеров просто потрясала, и Сергей порой ловил себя на мысли, что словно муха бьется головой о толстенное стекло без всяческой возможности его пробить. Нет, ребята были неплохи и, если дать им задание, выполняли его с должным усердием и рвением, но вот придумать что-то свое, что-то новое, большинство из них это ставило в тупик. Возможно, это было связано с тем фактом, что обучение в институтах аэронавтики до сих пор шло зачастую по старым программам, в которых хоть и признавалась возможность постройки аппаратов тяжелее воздуха, но считалось это не более чем пустым баловством. Это был парадокс парадоксов, самолеты уже вовсю бороздили небо планеты, а учебные заведения вместо нормальных авиаинженеров до сих пор готовили строителей дирижаблей. С другой стороны, не каждый мог быть авиаконструктором, ибо для этого нужен был определенный склад ума и главное умение мечтать. Да, да, именно мечтать. Мечтать о небе, о свободе, мечтать о будущем, мечтать так чтобы в твою мечту поверили другие, пошли за
тобой, помогли воплотить твою мысль в презренный металл, ты должен заразить их своей мечтой…. Но для этого ты в первую очередь сам должен верить в нее, крепко, по-настоящему, а главное верить в себя… Увы, не всякому это дано.
        Там на далекой, затерянной среди звезд родине, создание новых летательных аппаратов давно поручено бездушным машинам. Человек лишь задает направление, выдает техническое задание, а дальше его электронные помощники бесстрастно все обсчитают, построят математические модели, уберут все лишнее, отсекут все ненужное. На выходе получится нечто идеальное, обтекаемое, бездушное, выверенное до тысячной цифры после запятой в многочисленных поведенческих тестах и до скуки функциональное. Но даже в этих бездушных средствах передвижения порой нет-нет, да проскользнет тень мечты того человека, что когда-то взял в руки мод-графический планшет и провел первую линию, рисующую облик новой машины. Даже в том вечно спешащем мире умной электроники и бешеных скоростей, до сих пор осталось место для мечты.
        Мысли начали сбиваться, путаться, погружаясь в вату перемежающейся череды воспоминаний.
        - Красивая машина, правда, - рука профессора Бранберга почти ласково похлопывает по серебристому корпусу тупоносой машины с откинутыми назад плоскостям тонких крыльев, после чего поворачивается к Сергею и нахмурив свой лоб, переспрашивает, словно позабыв, о чем они только что говорили: - Так что же вас смущает, Сергей Владимирович. Насколько мне известно, это не первая ваша экспедиция.
        - Не первая, но это не значит, что подобное мне нравится. Очередной богатей который возомнил себя великим археологом, а по сути обычный охотник за диковинными артефактами, которые так прикольно будут смотреться в его новой гостиной очередной виллы.
        Профессор покосился на скорчившего презрительную гримасу Ратного, понимающе усмехнулся, а в слух сказал:
        - Сергей Владимирович, вы конечно правы, но господин Фархель известный меценат, промышленник и большой поклонник реконструктивной археологии. Он не раз помогал нам в наших делах и спонсировал ни одну экспедицию, так что тут несколько другое. К тому же деньги институту сейчас нужны, да и сам проект довольно интересен. Не находите?
        - Согласен, - помедлив, и уже более спокойным тоном ответил Сергей. - Агласы - довольно развитая цивилизация, достигнувшая уровня примерно нашего 20-ого века и скатившаяся к примитиву после падения астероида. Об их истории только глухой не слышал, крутили пару лет назад по всем каналам, интересно будет поработать с таким материалом.
        - Вот, вот, Сергей Владимирович, - профессор наставил на него свой дрожащий указательный палец с аккуратно обстриженным ногтем, - слышу слова настоящего ученого. Интересно, именно интересно и не просо поработать, а одним из первых. И тут нужно пользоваться любой возможностью порой наплевав на все свои принципы. К тому же, поверьте, господин Фархель неплохой человек, и он не только профинансирует все ваши работы над интересующим его проектом, но и оплатит еще полгода раскопок, а там все, что найдем, уже наше. Так что вперед, коллега…
        Рука профессора ложиться Сергею на плечо и вдруг начинает дергать его и трясти.
        - Тер Эйтан, тер Эйтан, проснитесь.
        Ратный открыл глаза и непонимающе уставился на склонившегося над ним молодого военного с погонами штат-лейтенанта на плечах.
        - Тер Эйтан, сообщение из штаба округа. Нашли стратостат.
        Остатки сна слетели мгновенно. Сергей вскочил на ноги.
        - Где?
        - В сорока террах западнее у села Аргапал. Фермеры в поле случайно наткнулись на его остатки и связались с властями, так как думали, что это ястанский шар.
        - Экипаж?
        - Вроде все живы. Успели выпрыгнуть с парашютами.
        - Это хорошо, лейтенант, - Сергей провел ладонью по лицу, сгоняя остатки сна и чувствуя страшенное облегчение. - Даже не представляешь насколько хорошо! На машине?
        - Так точно.
        - Замечательно, подбросите меня до штаба.
        Он быстрым шагом вернулся к развернутому ими с самого утра пункту управления, где его уже дожидался нетерпеливо переминающийся с ноги на ногу Петрав, явно желающий узнать привезенные новости, и, хлопнув его по плечу, бросил:
        - Наши живы. Сворачивай тут все, я с лейтенантом в штаб округа, узнаю все точнее.
        Ант расплылся в улыбке, молча кивнул и поспешил к скучающим у грузовика солдатам.
        Кутесов заложил руки за спину и, молча пройдясь вдоль ряда окон своего кабинета, занавешенных тяжелыми темно-зелеными шорами, вновь бросил свой хмурый взгляд в сторону стоявших у дверей Нарошлова с Росовским. Министр как всегда нервничал, переминался с ноги на ногу, изредка промакивая свою лысину платком, а вот главком авиации был наоборот нарочито спокоен, хотя видимо прекрасно понимал причины столь срочного вызова «на ковер» и осознавал возможные последствия, в случае если заготовленные объяснения не будут признаны весомыми.
        Если честно, то Кутесову самому не хотелось начинать разговор, ибо в этих людях он был уверен, как в самом себе, однако на последнем заседании Совета буча по этому вопросу поднялась не шуточная, и чтобы заткнуть рты злопыхателям следовало самому и более подробно разобраться в данном вопросе. Да и излишнюю инициативу не мешало бы ограничить, ибо, если верить предоставленным министром финансов документам, расходы за последние полгода переросли все мыслимые пределы.
        Он вернулся к своему креслу, стоявшему во главе «Т-образного» стола, неторопливо достал из ящика коробку с аромами и папку с нужными документами, затем жестом руки указал на ближайшие к нему стулья. Дождавшись пока министр с главкомом усядутся, он толкнул в их сторону папку, извлек из коробки арому, нарочито медленно размял ее и, прикурив, посмотрел на «гостей» выжидающим взглядом.
        - И так, господа, или как там по последнему веянью, - тернары^10^. Что мне скажете по этим цифрам?
        - Господин председатель, - Нарошлов судорожно вытер лоб платком, затем поправил очки. - Цифры в этих отчетах полностью верны, но, поверьте, каждый рут^11^ пошел на нужное для страны дело….
        - Для страны или для господина Эйтана, - резко прервал министра Кутесов и тут же более спокойным голосом продолжил. - Господа, я все понимаю и сам уважаю вклад Эйтана в развитие авиапромышленности страны, но края-то нужно видеть. Что это за цифры! Нет, вы мне объясните! Там нулей больше чем дырок в дуршлаге и это в то время как страна считает каждый терсний. Мне же министр финансов всю плешь уже проел, а крику на Совете было столько, что люстры дрожали.
        - Простите, но тому же господину Аланскому…, - Нарошлов сбился и как-то странно скукожился, когда в него уперся взгляд холодных серых глаз председателя, но все же почти шепотом продолжил: - …господину Аланскому по решению Совета было выделено в три раз больше средств.
        - Я в курсе этого, тернар Нарошлов, но хочу напомнить, что господин Аланский является основным поставщиком новых крыланов для нашей армии. Вам ли этого не знать.
        - Да гавно эти его новые самолеты, - буркнул Росовский не обращая внимания на то как недовольно нахмурился Кутесов. - Летчики их не любят. Да у меня в кабинете уже места не хватает от бумажек с просьбами прислать на их замену новые «эсты».
        Он поднялся с грохотом отодвинув стул и, поправив китель, посмотрел на продолжавшего хмуриться Кутесова.
        - Господин председатель Верховного Совета, я как главнокомандующий военно-воздушными силами Республики ответственно заявляю, что самолеты «алак-27» и «алак-29» не соответствуют предъявляемым к ним требованиям, а принятие их на вооружение считаю открытым саботажем против наших вооруженных сил.
        Брови Кутесова удивленно взлетели вверх, он растерянно пожевал кончик погасшей аромы, затем смотря куда-то в сторону, тихим голосом спросил:
        - А не перегибаете ли вы палку, тернар Росовский? Вы понимаете, что вы сейчас практически обвинили все правительство нашей страны в предательстве.
        Нарошлов совсем сник, стараясь еще больше вдавиться в спинку стула и с недоумением косясь на продолжавшего стоят навытяжку невозмутимого главкома.
        - Что ж, - Кутесов аккуратно положил арому в бронзовую пепельницу, выполненную в форме рыбы, и нажал указательным пальцем спрятанную под краем столешницы кнопку.
        Дверь в кабинет тут же распахнулась, пропуская подтянутого экзац-лейтенанта в новенькой темно-голубой форме КВБ.
        - Господин Нарошлов, вы можете быть свободны. Проводите его.
        - Слушаюсь, - лейтенант вскинул раскрытую ладонь к виску и шагнул в сторону, пропуская понурого и несколько растерянного министра, после чего вышел следом, зарыв аккуратно за собой дверь.
        Кутесов выдержал паузу, пока раскуривал новую арому, затем поднялся со своего места, прошелся по кабинету и лишь потом повернулся к все еще продолжавшему стоять Росовскому.
        - Никол, ты вообще понимаешь, что несешь? - в голосе председателя слышалось плохо сдерживаемое раздражение.
        - Прекрасно понимаю, - ответил Роханцев, опускаясь обратно на свой стул. - И от своих слов не отказываюсь. Наил, ты, сколько лет меня знаешь?
        - Иногда кажется, что очень много. Тридцать, или около того.
        - Тогда ты должен помнить, что я всегда стараюсь говорить правду, невзирая на славы и ранги. Это я делал, глядя в лицо императору, это же я делаю, смотря в лицо тебе. Если не нравится, могу хоть сейчас сложить с себя все полномочия, а там хоть в отставку, хоть в дальний гарнизон командовать малым аэроотрядом.
        -И не боишься, что я приму твою отставку? - спросил Кутесов, подходя к окну и приотодвигая штору.
        - Не боюсь.
        Наил растерянно кивнул и, затянувшись, задумчиво посмотрел в окно. Ночь по другую сторону стекла еще полностью не вошла в свои права, но уже достаточно стемнело и фонари на площади перед домом правительства уже зажигали свои огни.
        - Что ж, - сказал он после нескольких минут напряженного «звенящего» молчания. - Возможно, ты в чем-то и прав, но это не отменяет факта излишней растраты денег. Я понимаю, что это не просто так, но может объяснишь, что вы там с Эйтаном задумали на этот раз.
        Росовский молча развязал завязки принесённой с собой темно-коричневой папки, достал оттуда все еще пахнущую типографской краской свежий номер завтрашней утренней газеты «Крылья Республики», поднялся со стула и протянул ее Кутесову. Тот взял ее, развернул, быстро пробежал глазами по первой странице, где под заголовком, напечатанным большими красными буквами, красовалась фотография двух улыбающихся парней в летных шлемах.
        - Побит международный рекорд высоты, принадлежавший геранскому дирижаблю «Нормак». Наши аэронавты первые в стратосфере, - прочитал он заголовок, не вынимая дымящейся аромы изо рта. - Вчера, 25 числа 231 года второго месяца теплура наши славные аэронавты поставили новый мировой рекорд, поднявшись на высоту 19000 терров. Стратостат «Вольный», управляемый экипажем в составе двух аэронавтов Олга Гарнова и Сарга Маркара….
        Кутесов замолчал, быстро пробежался глазами по остальному тексту, аккуратно свернул газету, положил ее на стол и, заложив руки за спину, посмотрел на главкома.
        - И какую пользу государству принесло сие развлечение с высотами?
        - Помимо поднятия престижа страны?
        Кутесов на мгновение задумался, затем мотнул головой и понимающе усмехнулся.
        - Уел, главком, уел. Ладно, предположим, - он направил на Росовского два пальца с зажатой между ними аромой. - Однако если отвлечься от всего этого, то какова польза от данного полета?
        Росовский приоткрыл свою папку.
        - Изучение верхних слоев атмосферы. Давление там, воздушные течения, состав и тому подобное, - пояснил он, закрывая ее. - Плюс что-то связанное с космическими излучениями, но об этом вам лучше с нашими учеными мужами поговорить. Например, с профессором Тарновским.
        - Эрлик Тарновский?
        - Так точно, - кивнул главком. - Эрлик Тарновский - физик, математик, член более десятка различных научных сообществ у нас и в Ендории. Правда придется подождать его возращения, так как он уже несколько месяцев находится на полуострове вместе со своими помощниками и помогает Эйтану со стратостатом.
        Кутесов удивленно вскинул брови, озадаченно хмыкнул, пробарабанил пальцами по лежавшей перед ним газете и, вернувшись к своему месту, затушил в пепельнице дымящийся окурок.
        - С профессором мы непременно поговорим, - сказал он, опускаясь в кресло. - Однако это не объясняет всех расходов.
        - Об остальном разрешите представить отчет завтра.
        - Завтра?
        - Да, - Росовский бросил быстрый взгляд на свои наручные часы. - Утром. Ровно в семь ноль - ноль на столичном полигоне.
        Туман стелился по земле густой, молочной пеленой превращая стоящих внедалеке людей в призрачные тени вытканные темным обризом на его шевелящемся полотнище. Солнце еще едва показало из-за горизонта свой бледный круг, было довольно прохладно, а высокая трава хлестала по сапогам, сбрасывая с себя утреннюю росу, затекая за голенища, отчего было вдвойне неуютно. Хуже всего приходилось тем, кто по дурости или банальной непредусмотрительности надел ботинки, и теперь нижняя часть их брюк потемнела и отяжелела от впитавшейся воды.
        - Что ж, господа, думаю, дальше идти не стоит, - сказал Росовский, поворачиваясь к следующим за ним членам правительства.
        Министры послушно остановились, оглядывая пустое поле полигона, пытаясь хоть что-то разглядеть в обступившем их тумане.
        - И что же мы в этом киселе увидим? - ехидно поинтересовался стоящий чуть позади него министр финансов, протирая свой монокль быстро завлажневшим кружевным платком.
        «Беспринципный, жесткий, хваткий, щепетильный человек, который удавит любого за лишнюю истраченную монету без его на то одобрения. Но специалист своего дела прекрасный», - вспомнил Росовский слова Кутесова сказанные после очередного заседания правительства, на котором ему удалось присутствовать. Тогда он видел его лишь мельком, а вот сейчас решил рассмотреть: худой и вечно сутулящийся, словно вставшая на хвост змея, взгляд пустых бледно-голубых глаз бездушен и холоден точно у рыбы, одет небрежно - неприятный человек. От таких людей никогда не знаешь, чего ожидать, они с одним выражением лица поздравят тебя с днем рождения и точно с таким же сунут нож под ребра. Никол мысленно поморщился, а вслух сказал:
        - Не беспокойтесь, господа, вы все увидите. Нужно лишь немного подождать, - он посмотрел на часы. - Буквально пять минут. Наберитесь терпения, уверяю вас, зрелище будет незабываемым.
        - Надеюсь на это, - нарочито громко бросил министр финансов и, водрузив монокль на свое законное место, демонстративно перенес внимание на одного из своих спутников.
        «Сплошные болтуны, карьеристы и жополизы», - устало подумал главком глядя на тихонько переговаривающихся между собой чиновников и «кабинетных» генералов. - «И почему Наил их до сих пор терпит».
        Он вздохнул, снова посмотрел на часы и, дождавшись пока большая стрелка перепрыгнет на следующее деление, воздел руку.
        - Всем внимание, сейчас начнется.… И рекомендую прикрыть уши.
        Некоторое время ничего не происходило и Росовский даже стал ловить на себе удивленные взгляды, как вдруг окружающий воздух колыхнулся, наполнился непрерывным ревущим звуком почти воем, который казалось шел отовсюду, долбил по ушам, заставляя невольно вжимать головы в плечи. Миг и где-то вдали гулко громыхнуло, а в глубинах тумана расцвели «бутоны» взметнувшегося к небу пламени разрывов, после чего на землю вновь рухнула звенящая тишина. Ошеломлённые люди медленно приходили в себя, испуганно озирались, пытаясь понять, что они сейчас увидели.
        Неожиданно раздались глухие хлопки.
        - Браво, генерал, впечатлили, - Кутесов медленно аплодируя, подошел к Росовскому. - Передайте мое глубочайшее удовлетворение тернару Эйтану и скажите, чтобы продолжал в том же духе. Кстати, а что это было?
        - Реактивные минометы, господин председатель.
        - Реактивные минометы, надо запомнить. А вы…, - он повернулся к все еще стоящему столбом министру финансов, монокль которого выпал из глаза и болтался на золотой цепочке, подобно небольшому маятнику, - подготовьте к завтрашнему дню указ о полной оплате по всем векселям и долговым распискам господина Эйтана, а также проработайте со своими помощниками идею об увеличении финансирования его разработок.
        Министр вздрогнул, хотел видимо что-то возразить, но, натолкнувшись на прищуренный взгляд Кутесова, лишь молча кивнул.
        ГЛАВА 2.
        Кабинет был небольшим, но светлым, буквально три на три с большим во всю стену окном и довольно минималистической обстановкой: стол, мягкий диванчик, шкаф для бумаг, пара стульев. Все в нем, начиная от кип бумаг на столе, до наполненной окурками пепельницы говорило о том, что его хозяин здесь именно работает, а не придается лицемерному безделью как некоторые из канцелярских чинуш, сидящих в богато украшенных кабинетах больше для проформы и разводящие бюрократию на ровном месте.
        Майсер бросил быстрый взгляд на небольшие настенные часы и вздохнул. Бывать в грандканцелярии он не любил, однако отказать самому Тавру Гарнингу- грандминистру имперской авиации он просто не смог. Однако прошло уже почти полчаса… Его взгляд, уже в который раз, скользнул по комнате, остановившись на висевшей напротив политической карте Ендорийского континента, напоминавшего своим видом огромную разлапистую кляксу, большую часть которого занимала Руссария. Несколько минут он сверлил ее взглядом, словно в надежде, что она даст ответ на мучавший его вопрос о местонахождении его главного соперника, затем откинулся на спинку дивана и уставился в потолок. Уже несколько лет о руссарском авиаконструкторе не было никаких новостей, но почему-то Отто был уверен, что Эйтан жив и не просто жив, а работает над чем-то таким, что вновь удивит весь авиационный мир, поставит его с ног на голову. Но вот над чем и когда это произойдет? Любопытство, с одной стороны его просто дико снедало любопытство, а с другой в последние годы охватила странная меланхолия, ибо отсутствие достойных соперников заставляло костенеть
мозги, останавливало развитие. Да и только ли его? Создавалось стойкое впечатление, что в последние годы развитие крыланов резко застопорилось, все тупо копировали друг у друга, а в некоторых странах даже зародилось мнение, что авиация -это удел бедных и нужно вновь вернуться к дирижаблестроению. И об этой дурости заявляли с высоких трибун признанные специалисты в области воздухоплаванья …. Майсер покачал головой, подумав, что, к большому сожалению, звания и регалии не являются защитой от обычной человеческой дурости.
        Открывшаяся дверь заставила его спешно подняться на ноги, приветствуя таким образом вошедшего быстрым шагом хозяина кабинета. Тот в ответ лишь кивнул, подошел к своему столу, аккуратно поставил на него небольшой темно-серый портфель, и лишь потом обратил свое внимание на терпеливо ожидавшего его инженера.
        - Господин Майсер, прошу извинить меня за небольшое опоздание. Увы, дела не позволили мне вернуться к назначенному времени. Впрочем, я вас не задержу. Присаживайтесь.
        Отто послушно опустился обратно на диван.
        Гарнинг меж тем открыл свой портфель достал оттуда пару папок, положил их перед собой и раскрыв одну из них принялся быстро перебирать лежащие там бумаги изредка делая в них какие-то пометки. Пауза затянулась.
        - Господин Майсер, - вновь задумавшийся о своем Отто вздрогнул. - Вы изучили присланные вам месяц назад бумаги?
        - Естественно.
        - Хорошо, - кивнул грандминистр, не отрывая взгляда от своих документов и делая там очередную пометку. - Теперь хотелось бы услышать ваше экспертное мнение по этому поводу.
        - Ну, если я правильно понял, то вы хотите знать превосходят ли аэросилы Латии и соседствующей с ней Дарнакии наши технологически и насколько.
        Быстрый кивок головой.
        - Что ж, если верить вашим бумагам, то не только не превосходят, но даже отстают. Впрочем, это мне и так было известно.
        Грандминистр оторвался от бумаг и посмотрел на инженера.
        - Да, но та же Дарнакия считается одной из ведущих аэропромышленных держав, а ее дирижабли поставляются во многие страны мира. Даже мы их закупаем.
        - Пассажирские? В этом - да, они нас превосходят. По военным машинам не все так однозначно, по моему мнению, наши, как минимум, не хуже.
        - Так в чем тогда заключается наше превосходство, господин Майсер?
        - В нашей авиации. Что Латия, что Дарнакия делают упор именно на аэросилы, я же, как и говорил раньше, считаю, что время дирижаблей ушло, слишком уж они медлительны и неповоротливы. Будущее за скоростью и маневренностью. Об этом же говорит и вся собранная мною статистика воздушных боев, к тому же….
        - К тому же дирижабли довольно дороги в постройке и обслуживании, а обучение их экипажей занимает длительное время. Да, да я читал ваши статьи, - Гарнинг выпрямился и, закрыв папку, отодвинул ее в сторону, перенеся все внимание на собеседника. - Знаете, господин Майсер, не буду скрывать, что я придерживаюсь подобного мнения. Мало того, - он выдержал небольшую пузу. - Император так же солидарен с нами в данном вопросе, а посему сегодня, на заседании гранд-канцелярии, было решено полностью прекратить закупку для нужд армии военных дирижаблей всех классов.
        Отто несколько растерялся от такой новости, поэтом промолчал.
        - Вместо этого в ближайшие пару месяцев будут разработаны технические требования и объявлен конкурс на создание тяжелого и среднего бомбардировщика, а также крылана разведчика, - продолжал меж тем Гарнинг. - Конкурс на создание истребителя решено не объявлять, так как ваш новый Ма-49 пока полностью удовлетворяет всем нашим требованиям. Отсюда возникает второй мой вопрос.
        Водянисто-бесцветные глаза министра уставились на Майсера.
        - Готова ли ваша компания начать массовое производство данных машин в предельно сжатые сроки?
        - В принципе, да, - ответил Майсер. - Самолет прошел все испытания и полностью готов. О какой партии идет речь?
        - Пока сто штук, но это только первая партия.
        - Ясно, - помедлив, кивнул Отто. - Не проблема, как только подготовим всю нужную документацию…
        - Вот и замечательно, - прервал его Гарнинг. - Страна надеется на вас. Славься император.
        - Славься император, - автоматически повторил Отто, понимая, что аудиенция окончена. Он коротко поклонился, вышел из кабинета, поплутал пару минут по широким коридорам грандканцелярии и, выйдя на крыльцо, извлек из внутреннего карман пиджака серебреный подаромник. Нет, все было замечательно и даже очень, но на душу упала непонятная тяжесть. Достав палочку, он привычно помял ее в пальцах, закурил и, посмотрев в не по-летнему смурное небо, пробормотал:
        - Что-то явно грядет, причем не очень хорошее.
        В кабинете было душно, шумно и накурено. Причем собравшийся здесь народ не отличался молчаливостью обсуждая друг с другом насущные проблемы и хотя многие тактично снижали голос, гвалт вокруг стоял приличный. Тем не менее, стоило только Сергею перешагнуть порог, как в воздухе повисла тишина, неожиданно нарушенная лишь чьим-то громким чихом. Все дружно обернулись, посмотрев на сидевшую в углу худенькую белобрысую девушку, чье почти детское миловидное личико портила тяжелая черная оправа носимых ею очков.
        - Будьте здоровы, товарищ Калан, - сказал Сергей, приветливо улыбнувшись засмущавшейся девушке и тут же, вновь став серьезным, подошел к своему столу. Опершись о столешницу руками, он оглядел собравшихся. Вся его новая-старая команда была в сборе и их глаза прямо лучились энтузиазмом, особенно у молодого поколения. Годы отбора и все-таки ему удалось сколотить в своем КБ довольно неплохую команду, по крайней очень хотелось на это надеяться.
        - Итак, товарищи^12^, - сказал он, - я буквально только что говорил по телефону с главкомом Росовским.
        Два десятка пар глаз молодых и не очень уставились на него с выжидающим интересом.
        - Хочу сказать…, - Ратный специально нахмурился и выдержал паузу, заметив, как на лицах некоторых молодых инженеров проявилось нескрываемое волнение, но долго не выдержал и разулыбался. - В общем, наши разработки произвели большое впечатление в верхах, и мы получили дополнительное финансирование, так что можем продолжать.
        - Так значит «ура», что ли? - один из сидевших на подоконнике молодых инженеров вскочил на ноги.
        - «Ура» будем кричать потом, - остановил его Сергей, жестом заставив вернуться на место. - Пока указ по всем отделам, до конца той недели определиться с дальнейшими проектами и бумаги мне на стол. Все, если нет вопросов, то все свободны.
        Естественно вопросы были, так что в течение следующих сорока минут Ратный только и делал, что подписывал подсовываемые бумаги, попутно давая указания по рабочей текучке, да отвечал на множественные вопросы, попутно отмахиваясь от настойчивых предложений срочно отметить успех их работы. В конце концов, кабинет практически опустел, и за столом остались лишь «старички».
        - Молодежь, все им хочется поскорее, - резюмировал Васнов, едва последний из просителей выбежал за дверь, радуясь подписи Сергея на документе.
        - Сами такие еще недавно были, - ответил Ратный, обессиленно. - Кстати, что я только что подписал?
        - Разрешение мумифицировать себя после кончины и выставить на всеобщее обозрение, - не моргнув глазом ответил Рослав. - Причем в голом виде.
        - Точно в голом? - переспросил Сергей, пододвигая к себе графин и наливая воду в стакан.
        - Точно.
        - А ну ладно, а то я уж думал в мантии и с короной на голове.
        - Неплохая кстати идея.
        Они дружно рассмеялись.
        - Ладно, шутки на потом.
        Сергей залпом выпил налитую воду и оглядел оставшихся: Васнов, Петрав, Яргель, Чаклин - костяк его команды, люди которым он доверил большинство своих планов и мечтаний, в которых он уверен почти на все сто, те кто за прошедшие годы стали его верными друзьями и сторонниками. Не хватало лишь Тей и Роханцева, но у генерала были свои дела, а Тейрина срочно понадобилась в академии. Еще среди оставшихся был седовласый худенький старичок, примостившийся на стуле у дальнего окна. Он что-то сосредоточенно писал в толстой тетрадке с кожаной темно-коричневой обложкой использовав вместо стола подоконник.
        - Профессор, не желаете присоединиться к нашему обсуждению? - окликнул его Сергей.
        Старик вскинул голову, посмотрев на землянина полностью отрешенным взглядом, и понадобилась почти минута, прежде чем тот прояснился.
        - Да, да конечно, - быстро закивал он головой и, закрыв тетрадь, пересел за стол.
        - Хорошо, сказал Сергей, еще раз оглядев собравшихся. - Теперь обсудим наши проблемы. Ант, выяснили причину резкого снижения стратостата?
        - Вроде да.
        - Так вроде, или да?
        - Ну как сказать, - молодой инженер задумчиво почесал в затылке. - Можно сказать что выяснили, но пока проверяем еще пару вариантов.
        - Да что там проверять, - буркнул Чаклин. - Заклинила система сброса балласта, вот и стали падать, когда ниже спустились, газа-то уже не хватало. Хорошо еще Олг вовремя все понял, да и ученик профессора оказался не робким малым. Сигануть с такой высоты.
        Он покачал головой.
        Сергей понимающе кивнул. Действительно, ведь, по сути, ребята поставили еще один мировой рекорд, прыгнув почти с шести терровой высоты имея с собой лишь примитивные дыхательные приборы, по сути, обычный небольшой кислородный баллон и прорезиненная маска - без прикрас, настоящие герои. Вот только в газетах об этом писать не стали, как и о том, что мягкой посадки стратостата не было.
        - Как они кстати?
        Ладислав махнул рукой.
        - Нормально. Ребята здоровые.
        - Вот и хорошо, - кивнул Сергей и перевел взгляд на внимательно слушавшего их ученого. - Профессор, что у вас. Данных хватило?
        Старик покачал головой.
        - Вы слишком торопитесь, молодой человек, а в науке, - он нравоучительно воздел палец указательный вверх, - этого делать нельзя. Да, нельзя. Работаем помаленьку, обобщаем полученные сведения. Хорошо еще Сарг догадался журнал с записями захватить, а то все ведь вдребезги.
        Он тяжело вздохнул, явно жалея о потере дорогостоящих приборов с таким трудом добытых в столице и, пожевав губами, добавил:
        - Однако могу сказать, что, судя по всему, ваши теоретические выкладки подтверждаются и это удивительно. Да, очень удивительно. Вы не провидец случайно?
        - Вроде нет, - хохотнул Ратный. - Не замечал за собой такого дара.
        - А жаль, - Тарновский поправил сползшие с переносицы очки в тонкой серебристой оправе. - А то я уже начинаю верить в ваше предположение о конечности нашей атмосферы и существовании полностью безвоздушного пространства между планетами.
        - И правильно делаете. Думаю, эта моя теория куда лучше теории о «вне планетной желеобразной протосубстанции» или о неком мифическом инертном газе.
        - Ну почему же, - тут же возразил старик, явно настраиваясь на спор. - Тут я могу вам возразить, молодой человек. Как известно, профессор Унар из Таворского университета провел ряд опытов. Да, пару опытов….
        - Профессор, помилуйте, - вскинул руки Сергей. - Рад буду с вами это обсудить, а также поделиться еще кой-какими идеями, но не сейчас. Если желаете, то с Тейриной ждем вас сегодня вечером в гости, она как раз сегодня хотела жаркое из телятины приготовить.
        - Жаркое это хорошо. Что ж, молодой человек, договорились, - старый физик поднялся. - А теперь прошу прощения, дорогие тей…товарищи, но вынужден удалиться. Да, удалиться…надо обдумать, да, да, обдумать.
        Глаза профессора вновь затуманились, и он направился к двери, что-то бормоча себе под нос.
        Ант вскочил на ноги, спешно распахивая перед старым ученым дверь, но тот даже не обратил на это внимания, двинувшись в сторону стоящего у подоконника стула, так что молодому человеку пришлось аккуратно взять его под локоть и направить в нужном направлении.
        - Знаете, всегда думал, что книжные истории о рассеянных ученых - это просто литературная выдумка, но видя нашего профессора, постоянно убеждаюсь, что это не так, - сказал он, возвращаясь на место.
        - Это не рассеянность, а увлеченность, старика действительно задела за живое моя теория, вот он и пытается ее или опровергнуть, пока лучше получается второе, вот он и находится в некой прострации, - вступился за физика Ратный.
        - Кстати, ты и сам таким бываешь, - поддержал землянина Васнов. - Тебе напомнить, как ты чернил хлебнаул, перепутав чернильницу с кружкой. Неделю с фиолетовыми губами проходил.
        Все невольно заулыбались, вспомним данный курьез.
        - Ладно, все это хорошо, - хлопнул по столу Сергей. - Однако вернемся к нашим делам. Ант, давай ты первый.
        Петрав кивнул, извлек из-под стола свернутые в трубку чертежи и, поднявшись, принялся их развешивать на стоящей у стены чертежной доске. Закончив с этим он вновь на секунду «нырнул» под стол и водрузил на него небольшую модель двухмоторного самолета с приплюснутым «щучьим» носом и двухкилевым хвостовым оперением.
        Сергей бросил быстрый взгляд на модель, которую уже задумчиво крутил в руках Васнов, и принялся рассматривать чертежи.
        - Значит все-таки решили остановиться на схеме, где пилот и штурман сидят рядом.
        - Да, думаю, так будет лучше. К тому же, в случаи гибели пилота штурман его сможет заменить, управление мы продублируем.
        - Ну это уже получается не штурман, а второй пилот как на гражданских.
        Ант пожал плечами, как бы говоря, что неважно как называется второй член экипажа и продолжил, водя по чертежу небольшой указкой.
        - Увеличили толщину бронекапсулы здесь и здесь, а вот перегородку между кабиной летчиков и бортстрелка решили сделать тоньше. Кроме того, из трех носовых пушек на месте оставили только одну, остальные убрали в крылья.
        - Зачем?
        - Из-за веса, тер Эйтан, центр тяжести итак прилично ушел вперед.
        - Зато теперь придется ставить синхронизаторы, уменьшать баки, да боезапас…. Давай так, - он вытащил из стоящего на столе деревянного стакана-подставки карандаш и, подойдя к доске, тупым концом провел линию на чертеже. - Бомбовый отсек сместим немного назад, стрелка-радиста вообще уберем ближе к хвостовому. Как тебе?
        Петрав задумался, рассеянно крутя в руках указку, затем забрал у Сергея карандаш и принялся рисовать прямо по чертежу. Закончив, вопросительно посмотрел на Ратного.
        - Ну, где-то примерно так, - подтвердил тот.
        - Вот демон, - Ант разочарованно взъерошил копну своих волос рыже-черных волос. - Опять все пересчитывать и перечерчивать.
        - Ничего страшного, - успокаивающе похлопал его по плечу Сергей. - Пересчитывай, подправляй и отдавай документацию в цех. Думаю, к концу года начнем обкатку, а там уже на месте будем глядеть, что да как.
        - Очень на это надеюсь, - в голосе Анта слышалось нескрываемое сомнение.
        Он быстро собрал чертежи, вернулся к столу и с угрюмым видом плюхнулся на свое место.
        - Теперь, как я понимаю, следующая жертва, - сказал Васнов, поднимаясь. - Увы, порадовать нечем. Все в процессе. Одни поставщики прислали, другие тянут, да еще деньги клянчат постоянно. Тот же «Киниловский завод» вновь решил поднять цену и на этот раз почти вдвое.
        - Вот крохоборы, - Сергей провел рукой по лицу, упершись переносицей в кулак. - Оплачивай, что делать то. Все равно то, что нам нужно, могут сделать только они. Пока же сосредоточимся на другом. Нарислав, у тебя там все готово?
        Яргель молча отсалютовал двумя пальцами.
        - Замечательно, значит завтра с утра и займемся. Все придете?
        Он оглядел друзей, остановив свой взгляд на опустившем глаза Петраве.
        - Ант?
        - Тер Эйтан, я тут хотел…
        Парень неожиданно покраснел до самых кончиков, заставив Васнов фыркнуть, сдерживая рвущийся наружу смех и отвернуться, а кончики губ Яргеля устремиться вверх.
        - Ант, ну что там у тебя, рожай давай скорей.
        Тут уже Рослав не выдержал, буквально рухнул на стол и уткнулся в сложенные руки, давясь от хохота, а Петрав надулся как индюк и стал пунцовым.
        - Так, - Сергей прищелкнул пальцами. - Кончаем ломать комедию и поясняем.
        Яргель покосился на вздрагивающего Васнова, затем на совсем понурившего голову Анта и, вздохнув, спросил:
        - Товарищ Эйтан, а вы разве не заметили определенные изменения во внешности вашей секретарши?
        - Секретарши? А причем здесь …Твою ж! - невольно вырвалось у него. Действительно перемены в ней было трудно не заметить. За последний месяц девушка неожиданно раздалась в талии, а ее лицо буквально сияло в предвкушении приближающегося счастья. Сергей втайне радовался за нее, вот только почему-то никак не связывая ее беременность с Антом, хотя об их отношениях знал и судачил весь завод.
        «Вот я слепой идиот», - мысленно простонал он. - «Совсем под носом ничего не вижу».
        - Что ж, от всей души поздравляю, - сказал он вслух. - Надеюсь, завтра не рожать?
        Петрав замотал головой.
        - Они завтра хотят подать заявление в городской совет, - ответил за парня Васнов, приподнимая голову и вытирая слезы. - Рожать им месяца через четыре, так что не торопите его.
        - Остряки, - беззлобно буркнул Сергей, улыбаясь и, посмотрев на Анта, спросил: - А ты что так долго тянул то?
        - Как-то так получилось, - развел руками тот.
        - Ну хорошо, - Ратный поднялся. - Завтра значит без тебя.
        - Да я…мы быстро…
        - Я тебе дам, быстро, - погрозил ему кулаком Сергей. - Чтобы завтра духу твоего на заводе не было. Лад, передай охране, чтобы не пускали этого олуха.
        Чаклин, пряча улыбку, молча кивнул.
        Профессор Тарновский отодвинул пустую тарелку, промокнул рот лежавшим рядом полотенцем и, встав из-за стола, подошел к поднявшейся ему навстречу Тейрине.
        - Хозяюшка, позвольте заметить, что ваша готовка как всегда бесподобна, - сказал он, кланяясь и целуя протянутую женщиной руку. - Вашему мужу несказанно повезло, так как он каждый день может вкушать подобные яства.
        - Вы как всегда льстите мне, профессор, - зарделась Тейрина, которой подобная похвала явно доставила удовольствие. - Может еще лайкоса выпьете? Я свежий как раз перед вашим приходом заварила, да и пирог с фруктами испекла.
        - Конечно же выпьем и не один бокал. Только позвольте нам с вашим мужем немного передохнуть и поговорить, а уж затем я воздам должное и вашему пирогу.
        - Смотрите, ловлю вас на слове, - игриво улыбнулась ему женщина и принялась быстро убирать все со стола.
        Завидев это, Сергей с облегчением отодвинул от себя полупустую тарелку с мясным рагу и, поднявшись, жестом указал на одну из ведущих из гостиной дверей.
        - Профессор, давайте не будем мешать Тей и пройдем в мой кабинет.
        Тарновский согласно склонил голову и последовал следом за Сергеем, еще раз зачем-то поцеловав руку Тейрине.
        «Старый ловелас», - добродушно усмехнулся про себя Ратный, давно уже заприметивший падкость старика на красивых дам, выражавшуюся, впрочем, лишь в безобидном целовании рук да осыпании оных витиеватыми комплиментами.
        Он закрыл за собой дверь и, указав профессору на одно из двух стоявших в комнате потертых кресел, подошел к книжному шкафу. Взяв с полки лежавшую там коробку с аромами, открыл ее и протянул, Тарновскому, но тот лишь отрицательно покачал головой.
        - Благодарю, господин Эйтан, но откажусь, от «кранских» у меня в горле першит, лучше уж я свои, - сказал он, доставая из внутреннего кармана своего пиджака фарфоровый подаромник.
        Они дружно закурили, и некоторое время молчали, смотря в узкое стрельчатое окно, за которым виднелись ветви растущего рядом с домом дерева да кусочек вечернего неба с одинокой бледной звездой.
        - Значит, все-таки возвращаетесь в столицу? - наконец спросил Сергей, разбивая «дымную» тишину.
        - Приходится, молодой человек. Да, приходится. У меня знаете ли кафедра и определенные обязанности перед студентами, да… Я и так долго отсутствовал. К тому же надо все еще раз пересчитать и взвесить…даа, основательно взвесить. Однако я вас хочу порадовать, - кончик его зажатой меж пальцами сигареты уставился в сторону Ратного. - После некоторых раздумий я решил склониться к вашей теории безвоздушного пространства.
        - Вот как? - искренне удивился Сергей. - И что же вас к этому с подвигло, если не секрет?
        - Конечно не секрет, молодой человек. Все просто, да, просто. Размышления и расчеты, но больше размышления, ведь все это пока лишь теория, да, теория. Но очень уж все стройно выходит, все вписывается. Я вчера много читал и думал….
        Он опять замолчал, а затем как-то резко наклонился в сторону землянина, уставившись на него поверх очком пристальным взглядом.
        - Признайтесь, молодой человек, вы это давно уже знали. Не отрицайте, вы знали.
        - Знал, что? - несколько растерялся Сергей.
        - Что там, - старик ткнул аромой вверх, - пустота, ничего нет - вакуум.
        - Ну я …
        - Не отрицайте, - замотал он головой. - Да, не отрицайте. Я может и стар, но из ума не выжил. Эти ваши реактивные снаряды…как их там…ах да - ракеты. Ваше ими маниакальное увлечение. Вы хотите покорить ту пустоту. Не отрицайте.
        Он откинулся в кресле и с выжидающей улыбкой победителя посмотрел на Сергея видимо ожидая ответной реакции.
        Ратный молчал, не зная, что ответить, затем затушил арому, поднялся и, подойдя к окну, приоткрыл его, выпуская скопившийся в комнате дым. Ночной ветерок ворвался внутрь, взъерошив волосы, обдав свежестью.
        - Знал, не знал, не важно, профессор, - сказал он, не оборачиваясь. - В одном вы правы. Я хочу покорить эту пустоту, и вы мне в этом поможете, не так ли?
        - Хотел бы, но не знаю, чем. Да, не знаю, - ответил Тарновский. - Да и стар я для покорения таких вершин, боюсь не добраться и до половины.
        - Зато доберутся ваши ученики, - Сергей уселся на подоконник и с улыбкой посмотрел на старого ученого. - Напишите для них книгу. Разработайте новую концепцию космического пространства и рассмотрите в ней возможность его исследования аппаратами с реактивной тягой. Увлеките этой проблемой своих учеников, профессор, поверьте это интересно, там за пределами атмосферы столько неизведанного. Миллионы, сотни миллионов миров и на некоторых из них наверняка есть разумная жизнь, представляете. Нам нужно лишь взлететь, оторваться от колыбели…Слышите меня, профессор?
        Тарновский молча смотрел на сидевшего перед ним человека, чьи глаза сияли просто-таки маниакальным блеском и впервые за все время испытал некое чувство страха. На миг ему даже показалось, что перед ним находится существо иного мира, о коих в последнее время стало модно писать в бульварных фантасмагорических рассказах и которое по какой-то неведомой причине просто натянуло на себя человеческую личину.
        - Профессор, что с вами?
        «Cущество» с налившейся темнотой глазами сделало шаг в его сторону, и старик непроизвольно вжался в кресло, едва, впервые за многие годы, не освятив себя круговым знамением Пресветлого.
        - Мужчины, вы скоро. Лайкос ждет, пирог на столе.
        Мелодичный женский голос разбил странное наваждение. Тарновский растерянно посмотрел на склонившегося над ним Ратного в чьем взгляде читалось неприкрытое беспокойство, стер пот со лба и медленно поднялся, чувствуя в ногах неприятную слабость.
        - Простите старика, все нормально. Жарко тут у вас, да и накурили мы сильно. Пойдемте лучше выпьем лайкосу, - он сделал шаг к двери, остановился и, обернувшись, сказал: - А по поводу вашего вопроса, то «да», я помогу вам. Да, помогу
        Заброшенное, приземистое, одноэтажное здание непонятного назначения на краю поля, еще недавно зияющее пустыми окнами и провалами в двускатное крыше, теперь было превращено в укрытие, окруженное земляным бруствером до середин оконных проемов. Сами окна заложили кирпичом, оставив для наблюдения узкие бойницы, и лишь крыша до сих пор зияла прорехами, сквозь которые на находившихся внутри людей падали косые лучи стоящего в зените светила.
        - Господин генерал, оцепление выставлено.
        Роханцев бросил быстрый взгляд на вошедшего и залихватски щелкнувшего каблуками офицера и, молча кивнув, посмотрел на Сергея.
        - Можете начинать, полковник.
        - Замечательно. Нарислав, давай три сигнала.
        Звонко взревели закреплённые на врытых вдоль края поля столбах сирены, заставив сорваться с ближайших деревьев целые стайки птиц, а людей невольно приложить ладони к ушам.
        Яргель покосился на Ратного, чьи глаза были прикованы к темно-серой пятиметровой сигаре ракеты, установленной на бетонном кубе стартового стола, словно дожидаясь от него каких-то указаний и, не дождавшись, поднес к губам микрофон.
        - Внимание, даю десятисекундный отчет. Десять, девять…ноль.
        Ракета чуть заметно вздрогнула, снизу вырвались целые клубы сизого дыма, она приподнялась над столом на струе бледно-голубого пламени, которое почти сразу изменило свой цвет на ярко-оранжевый, и резко ушла вверх, ускоряясь с каждой секундой.
        - Вот же, плохо видно, - бросил Сергей и, выбежав из укрытия, уставился в небо, ища глазами стремительно умещающуюся «черточку» ракеты. Все последовали за ним.
        Вдруг над головами что-то глухо бумкнуло, загудело, а в небе расцвел небольшой огненный цветок.
        - Твою ж, - невольно вырвалось у Ратного.
        Он, опустил голову, пару минут стоял неподвижно, затем вернулся к укрытию, оперся спиной о стену и пару раз приложился об нее затылком.
        - Да не расстраивайся ты так, на этот раз куда выше получилось, - попытался успокоить его подошедший Роханцев. - Приказать собрать обломки?
        - Естественно. Только пусть на этот раз ищут тщательней, осматривают каждую ямку. Мне нужна любая мелочь.
        Андре ободряюще хлопнул друга по плечу и, подозвав ординарца, направился вместе с ним к стоящим у дальнего края поля машинам.
        Сергей вздохнул, растерянно похлопал себя по карманам в поисках аром и не найдя оных, вспомнил, что сам оставил их дома решив отучиться от этой дурной привычке. Вот только как всегда не вовремя.
        - Держи, хлебни.
        Яргель встал рядом, протягивая ему небольшую плоскую фляжку. Сергей послушно взял и, открутив крышку, хлебнул. Алкоголь тяжелым горячим комком рухнул внутрь, заставив его невольно крякнуть и удивленно посмотреть на Нарислава.
        - Рыпсовый самогон, - пояснил тот, - беру у одной бабульки на рынке. Дерет аж до печенок.
        Приложившись в свою очередь к горлышку, он аккуратно закрутил пробку и, сунув ее в задний карман брюк, спросил:
        - Послушай, а может ну его этот ЖРД. Твердотопливные у нас вполне ведь летают и…
        - Не подойдет, - оборвал его Ратный. - Уже сто раз обсуждали, мощность у них не та. Сам же считал.
        - Считал и пересчитывал. Но все же думаю можно подобрать смесь, поиграться кой с какими компонентами.
        - Нар, давай не будем спорить, - раздраженно остановил его Сергей. - Просто поверь, нам пока нужны жидкостники.
        Он провел рукой по лицу и решительно оттолкнулся от стены, бросив:
        - Я домой, если что, звони.
        Восьмая неудача подряд - восьмая. Сергей раздраженно впечатал ладонь в стену, заставив висевшее напротив него зеркало мелко завибрировать. Что же они делают не так? Вроде все просто. Керосин, жидкий кислород, смешиваются в камере сгорания, давая нужную тягу - простейший двигатель без всяких наворотов и управляющей электроники. На Земле подобные в любом кружке любителей стариной ракетной техники детишки пачками запускают. С другой стороны, материалы… Прошлый раз был прогар сопла, до этого разрушение камеры сгорания, а еще раньше лопнули швы корпуса…Черт…Сергей сжал кулак, проскоблив ногтями по штукатурке. Этот мир был просто еще не готов морально и технически, сопротивлялся изо всех сил, а он буквально пинками гнал его вперед, в светлое будущее, рискуя на этом пути сломать не только ноги, но и шею.
        Ратный поднял глаза. Из зеркала на него взглянул усталый мужчина лет сорока, в темных волосах которого уже вовсю серебрились седые волосы.
        - Как-то, Серега, ты сильно сдал за последнее время, - пробормотал он на полузабытом языке родной планеты, вскользь подивившись, насколько непривычным стал звук земной речи. - Похоже, стареешь.
        Сколько же ему по земному? Уже больше полтинника - даже не половина жизни для мира, где люди порой доживали и до двух сотен. Однако не при здешнем уровне жизни и медицины. Интересно, сколько он еще протянет? Пока на здоровье особых жалоб не было, но это скорее благодаря инъекции нанвитов. Эти микроскопические нанотрудяги вполне удачно справлялись с местными вирусами, да и вообще поддерживали в нужном тонусе общее состояние организма.
        - Дорогой, ты там скоро, мне ванная нужна?
        Голос Тейрины из-за двери заставил его очнуться от раздумий.
        - Да, милая, сейчас.
        Он открыл кран, набрал в сложенные лодочкой руки воды, ополоснул лицо и, вытерев его полотенцем, открыл дверь.
        - Прошу, красавица, ванная комната полностью в вашем распоряжении.
        - Спасибо, - она чмокнула его в нос и, увернувшись от его рук, проскользнула внутрь, щелкнув защелкой.
        Сергей пару минут потоптался рядом с дверью, слушая шум воды, затем вздохнул и направился в спальню.
        Он не заметил и не почувствовал, как белки его глаз на какое-то мгновение неожиданно наполнились множеством черных точек, разве только на секунду глаза заслезились, но он просто потер их ладонью, не придав этому значения. Не знал он и не видел, как присев на край ванны, Тейрина расстегнула халат и с ужасом смотрела на тонкие бледно-синие, полосы похожие на извивающихся червей, которые то проявлялись, то исчезали на ее груди.
        ГЛАВА 3.
        Мир стремительно менялся, и это было заметно даже неискушённому взгляду. Затянувшаяся эпоха пара заканчивалась и на смену тяжелым пыхтящим моторам приходили более компактные и дешевые двигатели внутреннего сгорания. И все же развитее местной цивилизации, находящейся на уровне земной начала 20-ого века, имело свои особенности. Например, химическая промышленность была куда более продвинутой и добралась уже до массового производства довольно сложных полимеров, электрификация и газификация затрагивала даже самые отдаленные деревни, а вот самолеты хоть и потеснили дирижабли с небес, все же так и не смоги до конца согнать их оттуда. Кроме того, в последние годы во многих странах начался буквально бум техники на электрической тяге и города заполонили трамваи, троллейбусы и электромобили. Мода на последние правда быстро сошла на «нет», так как батареи для них были дороги, ненадежны, а их зарядка занимала достаточно долгое время, воткнуть заправочный шланг в бак обычного мобиля было куда проще. К тому же электромобили проигрывали машинам с ДВС как по мощности, так и по скорости и все это сильно сказалось
на спросе. На «научных фронтах» правда было некоторое топтанье на месте и затишье, пока не вышла новая монография профессора Тарновского: «Исследование заатмосферного пространства при помощи аппаратов с реактивной тягой». Книга написания в виде фантастической повести о путешествии некоего изобретателя к Нарусу - четвертой планеты системы, мгновенно стала бестселлером, а пояснения в конце снабженные данными исследований полученными после запусков стратостатов и наблюдений новой Галнарской обсерватории, вызвала настоящий переполох в научном мире. Сперва на профессора обрушилась волна критики и насмешек, но чем больше его недруги пытались опровергнуть выстроенную в монографии теорию, тем больше находили подтверждение ее правоты. Во всем мире один за другим стали взмывать стратостаты, снабженные самыми современными приборами и вскоре, ироничные голоса стали сменяться возгласами восхищения, а еще через некоторое время старику ученому уже рукоплескал весь мир, называя того не иначе как: «Основоположником новой космогонической теории» и «Отцом космоплавания». Однако во всем мире мало кто знал, что
фантастический летательный аппарат, описанный профессором, имеет вполне реальный прототип, а если кто и догадался, сложив описанное в повести вместе со странными историями о летящих по небу огненных шарах, что иногда проскакивали в некоторых руссарскх газетах, то предпочитали об этом молчать, тем более вскоре многим стало не до этого.
        1-ого числа шестого месяца теплура 238-года Герания объявила войну республике Дарнакия и уже к вечеру геранские войска, при поддержке танков и авиации, пересекли границу, нанеся удар по приграничным городам. В принципе дарнакская армия была готова к агрессии, но с тактикой массированного танкового наступления столкнулась впервые, к тому же гордость страны, ее могучий небесный флот был разгромлен практически в первые дни, что отнюдь не способствовало моральной устойчивости войск. Громадные, увешенные защитными щитами, небесные линкоры и крейсера вчистую поигрывали юрким истребителям, а крошечные авиационные силы республики, вооруженные устаревшими бипланами, не смогли ничего противопоставить современным скоростным «Ма-49». К тому же не оправдалась надежда на союзников, те просто отказались вступить в войну, предпочитая наблюдать со стороны за агонией дарнакской армии, которая длилась целых три недели. В результате кровопролитнейших боев 24-ого числа шестого месяца теплура Дарнакния капитулировала и перестала существовать. В этот же день император Герании в своем победном выступлении во всеуслышание
объявил о планах возрождения великой древней империи, что некогда простиралась от моря до моря. Он назвал геранцев единственной расой предтеч, что вела свою родословную от лучезарных помощников Пресветлого, а всех других назвал полукровками, грязными гарлами - произошедшими от смешения отступников с дикими гарбилами^13^. Естественно последним определялось место в новом мире только в качестве бесправной рабочей силы, а в случае сопротивления они должны были уничтожаться всеми возможными способами.
        Мир буквально замер в ожидании новой большой войны.
        Напряжение в кабинете нарастало и казалось от скрещенных взглядов Кутесова и Эйтана вот- вот начнут лететь настоящие искры.
        - Надеюсь, вы понимаете, что сокращение бюджета ударит по нашим исследованиям? - наконец спросил Сергей тихим голосом.
        - Прекрасно понимаю, - кивнул председатель. - Только это не совсем сокращение бюджета, а, так сказать, его небольшое перераспределение.
        - Перераспределение? Да вы обрезали почти все! Подрядчики теперь отказываются даже обсуждать со мной новые заказы, многие поставки сорваны!
        - Тернар Эйтан, успокойтесь и сядьте. - Кутесов указал рукой на стул и Ратный, помедлив, опустился на указанное место. - Теперь, пожалуйста, послушайте меня и не перебивайте. Во-первых, все обязательства по заключенным контрактам государством оплачиваются полностью, во-вторых, финансирование некоторых ваших проектов даже увеличено. Например… - он пододвинул к себе один из лежащих на столе листков бумаги. - Разработка нового снаряда повышенной мощности для ДРМ-7^14^.
        Листок вернулся на свое место.
        - Ограничение, тернар Эйтан, коснулось лишь некоторых ваших излишне фантастических проектов.
        Сергей нахмурился.
        - Фантастических проектов? Вы про РДЖ-3^15^?
        - Именно. Вы должны понять, господин Эйтан, что внутренняя и внешняя политическая ситуация диктует нам несколько другие приоритеты, на нынешний день и ваши «игрушки» в них отнюдь не занимают вершину списка.
        - «Тройка» уже не игрушка она вполне себе летает.
        - Одна из десяти и судя по тому, что я знаю, летит туда, куда ей заблагорассудится.
        - Это все трудности начального периода, - не сдавался Сергей.
        - Хорошо если так, - согласился Кусесов. - Однако кое-кто считает, что это все излишний расход денег и нам надо развивать реактивную артиллерию, а также бросить дополнительные силы на дальнейшую разработку дальнобойного ракетного снаряда.
        Ратный нервно хохотнул и покачал головой.
        - Да невозможно его пока создать, не доросли мы еще до высокоэнергетичных смесей, с зарядом к РМ почти год мучились, а там ведь, по сути, обычный порох с нитроглицерином. И, поверьте, не получится просто сделать ракету больше - пытались. Небольшой реактивный снаряд - это одно, а большая ракета, которая пролетит хотя бы терров сто, - это совсем другое.
        - Кое-кто считает, что это не так.
        - Да кто этот «Кое-кто»!? - вскрикнул Ратный, разведя руками. - Покажите мне этого экспер…
        Он резко замолчал, обдумывая неожиданно пришедшую мысль, затем зло заскрипел зубами.
        - Вот ведь, не ожидал от Нара такой подлости. Значит, решил перепрыгнуть меня. Ладно, и что теперь? - он угрюмо посмотрел на Кутесова.
        - А ничего, полковник. Возвращайтесь в КБ, занимайтесь своими самолетами, а ракеты оставьте тернару Яргелю, в конце концов, это его детище.
        - Его?! - Сергей вскинулся, но заметив предупреждающий взгляд сидящего рядом Росовского, лишь нервно дернул щекой и бросил: - Хорошо. Как я понимаю, я свободен?
        - Да, - кивнул Кутесов. - Я вас не задерживаю, тернар Эйтан, можете идти.
        Ратный поднялся, с шумом отодвинул стул и направился к двери, но, открыв ее, остановился и повернулся к оставшимся.
        - Как вы не поймете, - сказал он неожиданно спокойным усталым голосом. - Пока мы опережаем всех и намного, но так будет не всегда. Главное потом не пожалеть.
        Дверь за авиаконструктором закрылась.
        - Наил, а ведь он прав, - сказал Росовский, после некоторого молчания, задумчиво барабаня пальцами по столу.
        - Думаешь, я этого не понимаю, - зло огрызнулся Кутесов. - Только вот ты хотя бы свежие газеты читаешь? Неужели не видишь, что в мире твориться?
        - Ты про Геранию?
        - Про нее родимую. Как думаешь, когда геранцы подомнут под себя всю Ендорию, куда они сунуться дальше?
        Росовский удивленно посмотрел на Кутесова.
        - Ты серьезно думаешь, что они смогут это сделать?
        - Не просто думаю, а уверен в этом, - он наклонился, достал из ящика довольно пухлую папку и кинул ее на стол перед главкомом. - На вот, почитай на досуге.
        Росовский взял папку, взвесил ее на ладони и отложил в сторону.
        - А если пока в двух словах.
        Кутесов покачал головой.
        - В двух боюсь, не получится, - он задумчиво пожевал губами. - Хотя если в краткости… Ты же слышал об их новой идее расового превосходства?
        - Ты про предтеч?
        - Про них родимых, - кивнул глава Совета. - Полная дурость конечно, но ты же знаешь насколько такие вещи заразительны. И ладно бы только геранцы эту идею приняли, в конце концов, их можно понять, особенно простых людей - исключительная раса, потомки самого бога и все такое. Но ты представь, ведь многие элиты Ендории загорелись этой дурацкой идеей, стали искать у себя геранские корни.
        - И многие нашли? - саркастически хмыкнул главком.
        Кутесов развел руками.
        - Боюсь, не поверишь. К тому же, - он воздел вверх указательный палец. - Министр геранской пропаганды, явно не зря ест свой хлеб. Среагировали они быстро, совсем немного поправив трактовку. Теперь потомки предтеч не только геранцы, а большинство благородных Ендорцев, просто в Герании потомков живет по более, к сожалению, гарлы также присутствуют, но их скоро обязательно вычислят, и они естественно получат по заслугам.
        - Как я понимаю, гарлы - это те, кто попытается пойти против новой политики их императора?
        - Естественно.
        - Храни их Пресветлый, - Росовский сокрушенно покачал головой. - И это просвещенная Ендория, гордящаяся своими научными достижениями, поэтами, музыкантами и так далее и тому подобное.
        - Многие хотят чувствовать себя выше других, дабы хоть на каплю дождя стать ближе к богу. Не помнишь, кто это сказал?
        - А должен? - поинтересовался главком, хмурясь, - наверное, какой-то очередной древний мудрец.
        - Арак Угнар жил в древнем Эранаке, примерно в 140-ом году до нашей эры. Умный человек был, - пояснил Кутесов.
        - Не знаю такого, - отрезал Росовский и, помолчав, добавил: - Однако если то, что ты мне сказал, правда, то получается, что ендорская элита уже «легла» под геранцев.
        - Не вся, но судя по докладам наших дипломатов и резидентов, дело действительно дрянь. Надеюсь, теперь ты понимаешь, почему я был столь резок с нашим гениальным другом. У нас война на пороге, а он ракетки в небо пускает, причем каждая по цене пары крыланов, а то и дороже, - он резко поднялся из-за стола и, опершись об него руками, наклонился в сторону главкома. - Вот ты его защищаешь, а я спрошу: где новые истребители для армии!? А!? Ты же прекрасно знаешь, что геранцы сотворили с воздушным флотом дарнакцев. Хочешь, чтобы подобное случилось с нами?!
        - Наил, не преувеличивай, - поморщился Росовский, внутренне удивляясь неожиданной нервозности Кутесова всегда отличающегося необыкновенным хладнокровием. - Мы не Дарнакия. Наша авиация по численности даже превосходит геранскую.
        - А по качеству? - Кутесов резким движением открыл стоящую рядом с настольной лампой коробку аром и, вытащив одну палочку, нервно закурил. - Не ты ли мне пару лет назад говорил, что наши «алаки» - говно. Что-то с тех пор изменилось?
        Главком отвел глаза.
        - Почти все авиаполки, размещенные на границе с Ястанией, уже перешли на «эст-16», так что не все так плохо.
        - Почти все перешли, не все так плохо, - передразнил его Кутесов. - Ты главнокомандующий нашей авиацией, а значит наверняка в курсе, что новый геранский «майсер» превосходит даже последние модели «шестнадцатых», причем серьезно. Или скажешь, тебе не докладывали!?
        - Да в курсе я, - зло бросил главком. - Мы еще полгода назад техзадание выдали на новый истребитель. Вот только то, что нам предлагают и даже близко по характеристикам не подходит. К тому же на комиссию опять давят дружки Аланского, подсовывая нам очередную хрень за бешеные деньги. Или ты об этом не знал, господин председатель?!
        Ходящий туда-сюда по кабинету Кутесов остановился, выпрямился, а в его глазах мелькнули искорки едва сдерживаемого гнева.
        - С этим я разберусь. Давно пора, - сказал он холодным голосом, поворачиваясь к главкому. - Однако это не отменяет проблемы с Эйтаном. Государство тратит на содержание его КБ и его непонятные хотелки массу денег, а посему может неожиданно спросить за каждую монетку. Надеюсь, он это понимает!?
        - Господин председатель Верховного Совета Республики, - Роханцев поднялся. - Лично я не считаю опыты товарища Эйтана (при слове «товарищ», правая бровь Кутесова удивленно приподнялась, но он промолчал) с ракетами «непонятными хотелками», мне думается, что в будущем они себя еще не раз оправдают. К тому же, как я уже раньше докладывал, вовсю идут эксперименты с перспективным авиационным реактивным двигателем и в случае успеха это позволит нам сделать рывок…
        Кулак Кутесова грохнул о столешницу.
        - В будущем…, позволит… Главком, ответь, что есть сейчас?! Удиви меня, достань очередное чудо из рукава! Молчишь?!
        Огонек сигареты, словно ствол пистолета, нацелился главкому промеж глаз.
        - Знаете что, товарищ генерал, - голос Кутесова неожиданно стал спокоен, а Никол вдруг почувствовал, как у него по виску прокатилась капелька холодного пота, - передайте нашему гению, что если он хочет и дальше забавляться со своими игрушками, то пусть принесет пользу стране. Надоели самолеты, пусть делает танки, корабли, или на что у него там фантазии хватит, а не получится… - он многозначительно усмехнулся. - Вам все понятно?
        - Так точно, господин председатель, - демонстративно щелкнул каблуками Росовский, старательно сдерживая рвущиеся наружу слова, так как понимал, что, несмотря на их многолетнюю дружбу с Кутесовым, дальнейший спор мог только навредить и привести к непредсказуемым последствиям. - Разрешите идти?
        Нервный взмах рукой.
        Главком подхватил папку, посмотрел на отвернувшегося к окну и сосредоточенно дымящего аромой Кутесова, хотел что-то сказать, но передумав, вышел из кабинета.
        Сергей сидел в просторном вестибюле Дома Правительства на небольшой мягкой скамейке, предназначенной для ожидающих приема посетителей, обхватив голову руками и «переваривая» все услышанное.
        Демарш Яргеля оказался для него полной неожиданностью. Нет, у них в последнее время конечно были разногласия, но подобного он не ожидал, считая их обычными рабочими моментами. И лишь сейчас, перебирая в голове все их бесконечные споры в, которых как он считал, «рождалась истина», он начал понимать, что на самом деле ситуация была куда сложнее - «нашла коса на камень». Просто Яргель хотел идти своим путем, делать то что хочется ему, а он, по сути, «гасил» любую инициативу этого безусловно талантливого инженера, ставя свои желания и свое мнение превыше желания и мнений всех остальных.
        - Просто ты стал эгоистом, господин Эйтан, зазвездился, заматерел, - прошипел он сквозь зубы. - Забыл, что вокруг тебя живые люди, а не бездушные машинки для выполнения твоих указаний.
        И что дальше, кто следующий? Нет, он действительно забыл об окружающих его людях, перестал их замечать, просто стал воспринимать как необходимые дополнения самого себя. А ведь ребята растут, тот же Петрав - его новый легкий бомбардировщик практически полностью разработан им самим, и помощь понадобилась лишь в мелочах. А Васнов? Его двигатели ставятся уже не только на «Эсты», да и по реактивнику он мало чем ему может помочь, разве только подает общие идеи, но вот дальше тот уже и сам прекрасно их развивает. Еще немного и они окончательно уйдут вперед, откинув его как отработанную ступень, и вот тогда будет тяжко, очень тяжко…
        Сергей нервно дернул себя за волосы.
        Нет, нужно срочно пересмотреть все методы работы, возможно, дать ребятам больше воли да, в конце концов, просто поговорить по душам. Не стоит забывать и о Кутесове. Увы, но в его словах есть доля горькой правды: слишком уж он заигрался, начал путать государственное с личным, поставил свои интересы превыше всего, забыл, кто он есть, а это чревато в любых мирах. Черт, да он даже «двадцатку» и ту не довел до ума, бросив разработку на полпути, впрочем, она уже практически вчерашний день. Нет, тут нужен прыжок…
        Ратный задумался.
        В отличие от Земли начала 20-ого века, здешний мир не испытывал дефицита в том же дюрале и подобных ему сплавах, плюс композиты.… Так какого же он топчется на месте: цельнометаллический планер, протектированные баки, нормальная радиостанция, хороший плексиглас на стекла, кислородное оборудование для высот. Пока дают под это финансы, нужно выжать по максимуму, а там примут или нет - неважно, но перед Кутесовым и совестью он будет чист. К тому же если сделать нормальный планер, то можно будет его использовать под первые реактивы, такое в истории вроде было.
        А от благосклонности Кутесова пока очень многое зависит, чересчур многое….
        - Серг, вот ты где.
        Ратный поднял голову и, увидев идущего к нему Росовского, встал со скамейки.
        - Пойдем, зайдем ко мне, - сказал тот. - Не хочу здесь разговаривать.
        Они прошли по узкому коридору со множеством одинаковых деревянных дверей и поднявшись по лестнице на второй этаж, остановились ни перед чем непримечательной дверью на которой даже не было таблички. Растерянно похлопав по карманам мундира, генерал, наконец, извлек из нагрудного небольшого ключа, открыл замок, распахнул дверь и посторонился, пропуская Ратного внутрь.
        - Извини, тут не прибрано, - сказал он, маневрируя среди завалов каких-то старых документов в потертых папках, что были сложены в стопки прямо посереди небольшого кабинета. - У нас тут архив подтопило, вот и рассовывают свое барахло, кто возьмет, пока там ремонт. А я тут редко бываю, все больше по частям, да гарнизонам мотаюсь, вот и разрешил, - пояснил он. - А вообще ненавижу эту бюрократию, какой из меня к ласьям министр. Куда проще было, когда полком командовал, а уж когда последний раз на мостике за штурвалом стоял, уж и не вспомнить, - генерал тяжело вздохнул. - Впрочем, все меняется, дирижаблей то у нас почти в строю не осталось, а твои крыланы явно не для меня, стар уже.
        Ратный понимающе кивнул, подошел к окну и, растерянно проведя пальцем по запыленному стеклу, посмотрел на улицу.
        - Переживаешь по поводу Яргеля? - участливо спросил Росовский.
        - И да, и нет, - немного помедлив, ответил Сергей. - Конечно немного неожиданно, но скорее всего к этому все и шло. Как я понимаю, его выведут из моего КБ?
        - Скорей всего, - не стал юлить главком. - Но может оно и к лучшему.
        - Все что не делается к лучшему, - в тон ему ответил Ратный. - Что там Кутесов?
        - Рвет и мечет. Я его попытался успокоить, да куда там, - Росовский махнул рукой. - Сказал, что если тебе надоели крыланы, то иди танки проектируй.
        Землянин удивленно вскинул брови.
        - Танки?
        - Ага, танки или корабли.
        - Корабли? - Ратный саркастически хмыкнул. - Ну корабли навряд ли, а вот танки можно.
        Росовский перекладывающий папки на своем столе, замер, затем как-то искоса и с недоверием посмотрел на авиаконструктора.
        - Ты это сейчас серьезно?
        - А почему бы и нет, - пожал плечами Сергей. - Партия сказала надо, ну а я ответил «есть».
        - Какая партия? - не понял генерал.
        - Неважно, - отмахнулся Ратный. - Присказка такая. Лучше скажите мне, господин главком, кто тут у вас танкостроением заведует?
        - Лелшенко насколько я помню, - ответил Росовский. - Дверь дальше по коридору через три кабинета, - и тут же переспросил. - Серг, ты это серьезно?
        - Вполне. Проводите?
        Они вышли из кабинета, прошли по коридору и остановились у точно такой же неприметной двери без таблички. Сергею даже на момент показалось, что они каким-то образом вернулись обратно, однако стоило двери распахнуться, как это ощущение исчезло. Кабинет Лелшенко полностью отличался от Росовского, нет, не размерами, так как планировка здания явно была стандартизирована, а чистотой и строгим порядком. Все аккуратно и ничего лишнего: стол с телефонным аппаратом, пара шкафов с папками, на которых прикреплены бирки с номерами, массивный сейф в углу, на стенах фотографии различных танков со стоящими рядом экипажами. Сам хозяин кабинета: подтянутый мужчина лет сорока пяти, невысокого роста, с короткой стрижкой и довольно грубыми чертами лица, с удивлением и некоторым раздражением посмотрел на вошедших, но узнав главкома, поднялся из своего кресла навстречу, натянув на губы дежурную улыбку.
        - Господин Росовский, какими судьбами?
        -Кабинеты рядом вот и решил проповедовать наземного коллегу, - с не менее сдержанной улыбкой ответил главком. - Вот знакомься, - он глазами указал на вошедшего за ним Ратного. - Аэр-полковник Серг Эйтан.
        Лелшенко равнодушно посмотрел на Сергея, явно не понимая к чему Росовский клонит, но затем в его взгляде что-то резко поменялось.
        - Тот самый Эйтан?
        - А у меня что, есть другой в запасе, - буркнул Никол, без спроса опускаясь на стоящий у стола стул. - Вот, выразил желание помочь вам в деле создания новых танков.
        Каменное безразличие на лице Лелшенко «треснуло» сменившись удивлением и непониманием, он с недоверием посмотрел на Росовского, но тот лишь молча пожал плечами и кивнул в сторону внимательно рассматривающего висящие на стене фотографии землянина.
        - Это танки, которые сейчас состоят у нас на вооружении? - спросил Сергей, не оборачиваясь.
        - Да, ответил, - Лелшенко поднимаясь из-за стола и подходя к Ратному. - Тот на который вы смотрите «ТТК -11», уже снимается с вооружения, а вот этот, - кивок в сторону висящей справа фотографии, - наша новинка «ТК-17». Красавец, правда?
        Сергей презрительно скривил рот.
        - Коробка с тремя пушками и наверняка противопульной клепаной броней, хорошо уже, что размеры меньше стали. Крейсерская скорость хоть какая?
        Правый глаз Лелшенко нервно дернулся, но голос его был по-прежнему спокоен и учтив.
        - Двадцать терров и лобовая броня почти двадцать семь сантиметров.
        - Я и говорю… Можно мне лист бумаги и карандаш?
        Лелшенко вернулся к своему месту и, достав из ящика просимое, молча положил его перед собой на стол.
        Ратный огляделся, нашел взглядом еще один приткнутый в углу стул, поднес его к столу и, усевшись, на минуту задумался. Наземная техника не была его специализацией, а в память услужливо лезли всякие приплюснутые машины с угловатыми башнями и торчащими из них пластинами энергетических орудий - все это было не то. На миг у него в голове всплыл образ откопанного как-то в экспедициях кренарского семи колёсного танка с яйцеобразной башней, но этого уродца он также откинул, не раздумывая. Но ведь было же что-то, что-то до боли знакомое, то, что он уже почти забыл, что-то отпечатавшееся почти в генетической памяти - было. Сергей закрыл глаза и вдруг ясно увидел себя мальчиком лет пяти стоящего рядом с отцом на площади и с интересом разглядывающего возвышающуюся на постаменте огромную темно-зеленую машину с красной звездой на башне. Что он тогда почувствовал, глядя на нее: шок, трепет и немое восхищение силой дремлющей в этом старом памятнике Великой Победе.
        Карандаш дрогнул в его руке и стал медленно, словно неуверенно, а затем все быстрее и быстрее выводить на бумаге знакомые контуры.
        Вид сбоку, вид сверху, следующий листок, тут командирская башенка, а тут…память услужливо подсовывала давно позабытые знания, что он когда-то читал или слышал, но мало, слишком мало… Что там…Борт 45мм, наклонная броня, сколько? Двадцать, тридцать градусов…пусть сами решают. Башня 90 или 95. Движок…думаю тот, что на своих «алаках» Аланский использует вполне подойдет, если поставить его так… Что там еще? Не помню, не помню, главное дать общий облик, думаю дальше можно дойти опытным путем. Да, еще подвеска, торсионы…черт, не мое это, хоть убейте.
        Сергей резко отодвинул от себя недорисованный чертеж, словно очнувшись от какого-то дурмана и поднявшись, посмотрел на Росовского.
        - Пойдемте, господин генерал. Не могу, не мое это, голова аж разболелась, - сказал он и быстрым шагом вышел из кабинета, не попрощавшись.
        Главком, точно завороженный наблюдавший за процессом, растерянно посмотрел на Лелшенко и, извиняюще разведя руками, последовал следом.
        Хозяин кабинета проводил их растерянным взглядом, затем вновь посмотрел на разбросанные по столу, больше похожие на каракули, схематические чертежи башни и корпуса, а также рисунок странного танка, почему-то стоящего на постаменте. Взяв его в руки, он прошелся по кабинету, словно завороженный продолжая разглядывать необычные очертания нарисованной машины, затем решительным шагом вернулся обратно и простучал пальцами по клавишам телефона.
        - Дежурный, это Лелшенко, тернар Карсовский еще не покидал здания?
        - Никак нет, господин бронь-генерал^16^, - раздалось в трубке.
        - Как появится, пусть поднимется ко мне. Срочно!
        - Слушаюсь!
        Бросив трубку на рычаги аппарата, он уселся за стол, некоторое время пытался сосредоточиться на работе, но проклятый рисунок постоянно отвлекал внимание. Было в нем что-то притягательное в обводах нарисованной машины - стремительной и грозной, что-то нездешнее, чуждое тому, что он видел раньше, и одновременно прекрасное.
        Дверь с легким поскрипыванием отворилась и в кабинет буквально «влетел» высокий худощавый мужчина в темно-сером костюме, сжимавший в руке довольно пухлый коричневый портфели и держащий на ее изгибе аккуратно сложенный бежевый плащ.
        - Господин генерал, что случилось? Почему меня не выпускают из здания? Вы же знаете насколько я занятой человек!
        - Успокойтесь, господин Карсовский, - жестом остановил его словоизлияния Лелшенко, поднимаясь и собирая разбросанные на столе чертежи, после чего протянул их вошедшему. - Что скажете мне на это?
        - На что?
        Главный конструктор крупнейшего в стране Атранского танкового завода, непонимающе посмотрел на своего начальника, но, аккуратно поставив портфель на стул, взял протянутые бумаги. Быстро пробежал глазами одну страницу, другую…Плащ медленно соскользнул с руки, но инженер этого не заметил, он быстро перебирал листы, словно тасуя колоду, затем поднял растерянный взгляд на генерала.
        - Откуда это у вас?
        - Это действительно что-то стоящее? - спросил Лелшенко.
        - Да как сказать, - Карсовский сорвал с головы шляпу и принялся обмахивать ей лицо, словно ему неожиданно стало не хватать воздуха. - Идея конечно сумасшедшая и необычная, тут все отличается от принятых канонов. У нас танк ведь это что - движущийся дот, неприступная скала, крепость, которая должна испугать дезориентировать противника своей мощью и массой, а здесь нам предлагают скорость и маневр.
        - Вы все это поняли по этим каракулям? - с недоверием спросил генерал.
        - Конечно. Это напоминает мои записи, когда что-нибудь интересное приходит в голову. Тогда главное записать основную концепцию пока не забыл, тут, - он потряс листами, - то же самое. Что-то подобное предлагал в свое время покойный господин Крашкин, но не успел. Впрочем, тут другое, другой уровень…А эти скосы брони…авиационный двигатель… нет, надо все рассчитывать и пересчитывать. Но откуда это у вас!? Кто!?
        - Серг Эйтан. Надеюсь, вам это имя что-нибудь говорит?
        - Эйтан? - встрепенулся Карсовский. - Тот самый таинственный Эйтан о котором говорят, как о человеке, заставившем летать крыланы, тот самый Эйтан которому покровительствует сам…, - он многозначительно кивнул вверх. - Вы о нем?
        - Да.
        - Тогда не удивлен. Об этом человеке в нашей среде легенды ходят, - он вновь принялся судорожно перебирать листы, бормоча себе под нос. - Мне бы с ним поговорить полчасика… хотя бы минут десять.
        - Ну, думаю, он все еще у Росовского, это дальше по коридору дверь с…
        Лелшенко не успел закончить фразу, как обнаружил, что разговаривает с пустотой. Карсовский буквально выскочил из кабинета, оставив свой портфель и лежащий на полу плащ. Генерал лишь удивленно посмотрел на распахнутую настежь дверь, покачал головой, поднял тот с пола, отряхнул и аккуратно повесил на спинку стула.
        ГЛАВА 4.
        Тридцать девятый, сороковой и сорок первые года ознаменовались целой чередой побед армий Великой Герании, продолжавшей с удвоенной силой поглощать мелкие страны Ендории. В тоже время «крупные игроки» такие как Франклия, Иргария и Латия предпочли остаться в стороне, равнодушно наблюдая за происходящим, да порой засылая через своих послов различные ноты протеста, которые практически всегда оставались без ответа. И если Латию еще было можно понять, так как предыдущая война с Геранией нанесла ей довольно большой ущерб и даже привела к потери небольшой части территории, то позиция остальных стран так называемой «Большой Тройки» вызывала недоумение остального мира. Все прекрасно понимали, что Герания и дальше продолжит свою захватническую политику и просто так не остановиться. Мало того, присоединённые страны давали ей новые ресурсы как природные, так и человеческие, увеличивая ее военную и экономическую мощь. Тем не менее «Тройка» выжидала, не обращая внимания даже на участившие приграничные провокации, аресты зарубежных активов и частичную высылку дипломатов.
        Тем временем правительство Руссарии, прекрасно осознавая всю опасность подобного увеличения геранского могущества, начало массовое перевооружение своей армии и переобучение граждан из мобилизационного резерва на новые образцы поступавшей в войска техники. Кроме того, по стране прошла новая волна приватизации крупных предприятий (особенно во внутренних, дальних от границ областях) которые так же в спешно порядке начали подвергаться модернизации. Все это стало возможно благодаря так называемой декоммерциализации правительственных органов, из которых были выведены все лица, имеющие какое-либо отношение к частному капиталу. Состав Верховного Совета Республики претерпел сильное изменение, количество его членов уменьшилось почти в три раза, а сам он приобрел функции совещательного органа, транслирующего в правительство мнения и предложения, поступающие из регионов. Это позволило завязать управление страной на небольшую группу людей, что значительно сокращало время принятия необходимых в военное время решений.
        В этот же временной период КБ Эйтана заканчивает разработку нового легкого штурмового бомбардировщика Пе-2 (главный конструктор Ант Петрав) и истребителя «Эст-28», после череды испытаний, данные машины с некоторыми замечаниями приняты в производство и начинают поступать в войска под марками «Пет-2К» и «Э-28». Помимо этого, генеральным конструктором Сергом Эйтаном была представлена новая перспективная модель цельнометаллического высотного истребителя «Эст-30», но она не встретила понимания среди членов государственной комиссии. Ее посчитали слишком дорогой и избыточно технологичной, а также сложной для освоения молодыми пилотами. Тем не менее, личным указом председателя правительства товарищем Кутесовым, в режиме строжайшей секретности, было развернуто производство данной машины на Калновском и Принарском авиапредприятиях.
        Одновременно с этим возникает странное содружество, или скорее симбиоз, двух конструкторских бюро, ведущих разработки в абсолютно разных сферах вооружения, а именно КБ Эйтана и КБ Атраснского танкового завода. Благодаря этому на свет появляется средний танк атаки «Т-24», тяжелый танк «Т-30» и самолет штурмовик «ЭП-10», броню которого разрабатывали и выпускали именно на Атранском заводе.
        Малоизвестным фактом является то, что одновременно с этим Эйтан продолжает заниматься дальнейшим усовершенствованием ракеты РДЖ-3 и доводит процент успешных пусков практически до ста. Однако большим минусом конструкции является система управления и практическое отсутствие контроля ее полета, в связи с чем, точность ракеты оставляла желать лучшего.
        Успехи Яргеля на данном поприще были куда лучше и продуктивнее. За три года в его КБ были произведены значительные улучшения в конструкции реактивных минометов, испытана ручная противотанковая ракета, заложена основа конструкции твердотопливной ракеты с дальностью полета более 100 терров и выдвинута идея зенитной ракеты. Остается неизвестным является ли это результатом совместной работы с Сергом Эйтаном, (ибо после некоторого времени разногласий конструкторы продолжили совместные разработки) или все это были чисто плоды инженерной мысли самого Нарислава Яргеля.
        На фоне всего этого успехи других авиаконструкторов смотрятся крайне слабо. Разве что стоит упомянуть о новом истребителе Тедора Аланского «Ал -3», который оказался довольно неплохой машиной, хоть и проигрывал «Э-28» в скорости и вертикальном маневре, и естественно тяжелом бомбардировщике Андра Домбровского «До-12» который на годы стал основной машиной руссарской дальней авиации.
        Последние месяцы морозара 241-года стали печальной вехой в истории Ендории, ибо буквально за полгода «Большая Тройка» практически пала под стремительными ударами геранских войск и лишь Латия продолжала оказывать отчаянное сопротивление.
        Видя это, а также наблюдая сосредоточение и переброску новых войск к своим границам, как на западном, так и на восточным направлениях, руссарский генштаб принял решение, которое позднее многие посчитают роковой ошибкой.
        3-его числа 2-ого месяца теплура руссарские войска под командованием генерала Тиршенко пересекли границу Ястании с целью нанесения превентивного удара. По замыслу командования, демонстрация силы и отброс ястанских войск от границы на 30-40 терров, после чего должно было последовать предложение мирных переговоров, позволило бы не беспокоиться о восточных рубежах в течение пары ближайших лет и сосредоточить основную массу войск на западном направлении. Расчет был на консерватизм и проявившуюся в последние годы явную отсталость ястанской армии из-за творившегося в империи разброда и шатания начавшегося вскоре после скоропостижной смерти старого императора и восхождении на трон молодой императрицы. Возраст юной правительницы едва перешагнул за второй десяток и, судя по поступающим от резидентов докладам, все ее мысли были сосредоточены на поиске венценосного жениха да внутридворцовых интрижках. Это очень не нравилось местной знати и военным, почти в открытую поддерживающих ее старшего брата, который некогда отрекся от престолонаследия выбрав карьеру флотоводца, но под давлением сложившихся
обстоятельств выдвинувшего заявление о готовности принять на плечи венценосное бремя. Кандидатура тридцатилетнего императора, познавшего тяжести службы и заслужившего репутацию прекрасного военачальника устраивала многих, но юная императрица не спешила с отречением, хотя ей было обещано полное содержание и удовлетворение всех прихотей. Все это раскалывало империю и данным моментом решено было воспользоваться.
        В принципе, план оказался верен: удар 22-ой и 43-ей механизированных дивизий прорвал оборону ястанцев на направлении Леснак - Хар-гок и создал угрозу окружения 345-ой армий под руководством генерала Хикавы. Лишь путем тяжелых потерь и невероятных усилий армии удалось этого избежать, однако положения это не спасло и постепенно упорядоченное отступление превратилось в неконтролируемое бегство. Сам же генерал Хикава вместе со штабом пропал без вести, хотя факт его гибели документально не был подтвержден ни одной из воюющих сторон.
        Успех был налицо, однако дальнейшие события вынудили свернуть наступление и даже спешно отвести войска на прежние рубежи.
        25-ого числа второго месяца теплура 242 года, в 7 часов утра, неожиданно для всех, и в первую очередь для высшего военного руководства Руссарии, 400 дирижаблей и 300 бомбардировщиков под прикрытием более 500-ста истребителей обрушили свой смертоносный груз на приграничные города, после чего геранские войска перешли государственную границу. Это случилось благодаря тому, что геранская военная разведка постаралась на славу, проведя прекрасную «игру» по дезинформации руссаркого командования и подсунув им легенду о подготовке большого наступления в Латии. А вот чего геранская разведка действительно не ожидала, так это решения Руссарии вторгнуться в Ястанию. Эта неожиданность стала для Герании этаким приятным сюрпризом, и сыграла на руку, так как благодаря этому с европейского направления было снято множество войск и техники.
        Меж тем с 25-ого по 30-ое число в ставке верховного командования Республики царила легкая паника, неразбериха, а также полное неприятие происходящего. В то время как с восточного направления приходили победные реляции, с запада шли непонятные доклады о гигантских потерях в технике и живой силе. Лишь к началу следующего месяца пришло реальное осознание надвигающейся катастрофы, после чего началась спешная мобилизация и переброска резервов, однако время было потеряно.
        Именно это, а также многочисленные просчеты командования на местах, позволило добиться геранцам в первые недели боев значительных успехов и продвинуться вглубь страны местами более чем на сто терров.
        Так началась четвертая Великая Мировая Война.
        «КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ АВИАЦИИ РУССАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ, ОТ ПЕРВЫХ ПОЛЕТОВ ДО НАШИХ ДНЕЙ», ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ «ДАРНА», 345 СТР. 329 ГОД, ИЗ-ВО 3-Е ДОПОЛНЕННОЕ.
        Деревенские жители прятались по домам, сквозь окна с ужасом наблюдая за серой-зеленой лентой, чадящей копотью и бензиновым дымом колонной геранских танков, что металлической змеей протекала через поселок, порой случайно подминая под себя хлипкие заборы и стоящие у ворот резные скамейки. Вслед за медленно ползущими громадами двигались, подстраиваясь под их небольшую скорость, грузовики с пушками и сидящими в кузовах солдатами. Миновав деревню, колонна пересекла небольшую, больше похожую на ручей речушку и замерла.
        Грейхштурбан Вил тер Штаер открыл бортовую дверь своего танка, примостившуюся между заляпанными комьями земли треугольниками гусеничных групп, и, ухватившись за прикрепленный сбоку поручень, спрыгнул вниз. Поправив мундир, он быстро огляделся и почти ласково похлопал по запыленной броне своего «Хорта». Этот танк ему нравился: десять человек экипажа, огромный, внушительный, с хорошим 70-мм орудием в главной цилиндрической башне и сдвоенными 17-мм авиационными пушками размещенных в передней и задней дополнительных башнях, выпирающих из клепанной брони гладкими полусферами. Ромбовидные руссаркские каракатицы практически ничего не могли им противопоставить, особенно на дальних дистанциях их короткоствольные 40-мм пушки лишь оставляли вмятины на броне, да звон в ушах сидевших внутри «Хортов» танкистов, зато сами они прекрасно горели даже после первого попадания. Единственным серьезным противником был «ТК-17», но эти танков у руссаров было мало и большую роль они не играли. В результате за две недели боев его рота потеряла лишь пять машин, уничтожив более двух десятков танков и множество живой силы
противника. Такая война Штаеру нравилась, ибо даже в Латии было труднее, и продвижение войск встречало куда большее сопротивление.
        - Господин грейхштурбан.
        Голос оторвал его от раздумий и заставил обернуться. Командиры танков и офицер пехотного сопровождения уже собрались вокруг, ожидая его приказов.
        - Господа, - он обвел глазами собравшихся. - Нам предстоит новый бой. Со мной связались из штаба дивизии и сообщили, что по данным нашего дирижабля-разведчика в нашу сторону движется колона из двадцати руссарских танков. Если эти сведения верны, то наши силы равны и нам стоит решить, отступить или занять оборону.
        Среди командиров раздались короткие смешки - подчинённые явно оценили юмор своего командира.
        - Что ж, как я понимаю, вы против этого, - улыбнувшись, резюмировал он. - Впрочем я придерживаюсь того же мнения, тем более, местность тут хорошая, - он обвел рукой раскинувшееся перед ними ровное как скатерть поле со скошенной травой и стоящими то тут, то там стогами сена, - так что действуем по стандартной схеме трех клиньев по восемь машин. Ведущий клин поведу я, клин правой руки возглавит оберком Лаум…
        Один из танкистов кивнул и щелкнул каблуками.
        -…клин левой руки, - Вил на мгновение задумался, оглядывая окруживших его подчиненных. - Оберком Грас.
        Стаявший позади всех высокий молодой парень расплылся в белоснежной улыбке.
        - Слушаюсь, господин грейхштурбан, - отчеканил он.
        - Что ж, тогда по машинам и ждем моей команды, - махнул рукой Штаер и повернулся к пехотному офицеру. - Штурмком, вы со своими людьми займите позицию на окраине деревни и в случае чего поддержите нас огнем своих орудий. Хотя думаю, этого не понадобится.
        Пожилой офицер молча кивнул, но посмотрев в лицо грейхштурбана, спросил:
        - Вас что-то беспокоит, господин Штаер?
        - Да как вам сказать, - не стал отнекиваться Вил. - В сообщении говорилось о танках необычного вида. Вот и думаю…
        - Думаете это те новые руссарские танки, о которых рассказывают всякие разные байки в последнее время.
        - Да. Я, конечно, не верю в истории об их неуязвимости и тому подобном, но могу предположить, что они могут быть достойными противниками нашим «Хортам», так что хочу подстраховаться.
        - Понял вас, развернемся как можно быстрее. Разрешите идти.
        - Идите.
        Штаер некоторое время задумчиво смотрел на деревню, ощущая странную нервозность, затем еще раз окинул поле предстоящей битвы и, ухватившись за поручень, поставил ногу на приваренную к броне скобу ведущей к двери небольшой лесенки.
        Выстрел. Казённик орудия с протяжным лязгом откатывается назад, выбрасывая из своего дымящегося нутра латунный обрубышь снарядной гильзы. Нудно подвывают вентиляторы, стремясь очистить башню от задымления, но не успевают, так как на пол башни грохается очередной исходящий пороховой гарью цилиндр, а одна из геранских машин вдруг трескается вдоль борта словно переспелый фрукт, вспыхивая изнутри ярко-оранжевым пламенем.
        - Андре, бей левого в борт, бронебойным! - кричит Тел сипящим от напряжения голоса и тут же добавляет в ларингофон шлемофона. - Ник, короткий.
        Давдцатьчетверка вгрызается гусеницами в землю, а 85-мм орудие выплевывает в сторону неповоротливой коробки геранского «Хорта» бронебойную болванку. Попадание. Треугольная гусеница вражеского танка в буквальном смысле отлетает в сторону, а сам он заваливается набок, врезаясь бортом в землю, продолжая в бессилии вращать башнями. Одна из них разворачивается в их сторону, но дробный перестук от попаданий авиационной пушки по катаной броне, лишь раздражает.
        - Командир, может добьем! - кричит наводчик, раззадоренный горячкой боя, но Тел лишь отмахивается.
        В перископ видно, как одна из идущих справа двадцатьчетверок вдруг вздрогнула и развернулась на месте, раскинув по земле металлическую змею перебитого трака.
        - Растудыть их демону в жопу! - раздается в наушниках голос механика-водителя. - Похоже тут где-то пушки, командир.
        - Вижу, Игр.
        Он буквально влипает глазами в окуляры перископа, ища невидимого противника. Едва заметная вспышка, дымок - вот они.
        - Андре, окраина поселка, видишь белый дом с двумя трубами, левее примерно на три пальца. Давай осколочным по моей команде. Игр, к окраине зигзагом, - щелчок тумблера на коробке радиостанции. - Всем машинам, артиллерия бьёт с окраины, окопались между домами. Атакую, поддержите.
        Танк срывается с места, но почти сразу останавливается, выплевывая в сторону деревни невидимую смерть. Комья земли взлетают в воздух, валя стоящее недалеко от места разрыва пугало, заставляя артиллерийский расчет вжиматься в землю, прятаться за стенками выкопанного в спешке бруствера.
        Разрыв справа, впереди. Тел нервно скрипнул зубами - быстро очухались, видимо сказывается опыт и хваленая геранская выучка. Это не ястанцы, которые стараются уклониться от встречного бой, бьют наскоком, а в случае чего сразу же отступают, тут сложнее. Уже больше половины «Хортов» полыхают ярким огнем, но остальные продолжают сопротивляться просто с маниакальным упорством.
        «Впрочем, не жалко», - подумал командир руссарского танка, скривив губы в ухмылке. - «Чем больше вас здесь сдохнет, тем лучше».
        И все же геранцы не выдержали и дрогнули. Видя, как один за другим останавливаются и начинают полыхать их грозные танки, а ответный огонь практически не наносит вреда необычным приземистым руссарским машинам, они принялись откатываться назад, стараясь уйти под защиту своих орудий и окопавшейся пехоте, надеясь на то, что атакующие не продолжат наступление, боясь нанести вред остававшимся в деревне мирным жителям, ожидая подхода обещанного подкрепления. Увы, этому не суждено было сбыться, потому как, обошедшая с флангов руссарская пехота ударила в тыл, после чего все было кончено меньше чем за полчаса. В этой схватке руссары потеряли безвозвратно всего три «ТТК-11» супротив двадцати «Хортов» с вражеской стороны, таким образом, впервые продемонстрировав геранцам мощь своего нового оружия.
        Сергей раздраженно сунул сигарету в рот, поправил движением головы прижатую плечом к уху телефонную трубку и, щелкнув зажигалкой, закурил.
        - Нет, нет и еще раз нет. Да, мы осмотрели присланные образцы, и я ответственно заявляю, что причина аварии кроется в расслоении обшивки крыла, - его брови удивленно дернулись вверх. - А мы тут вообще причем, спрашивайте производителей и тех, кто вел сборку, пусть сами разбираются, где нарушили технологический процесс. Нет, людей больше не дам, пусть на местах сами разбираются. У меня так скоро народу не останется, кто может за чертежной доской стоять, вы там что, не можете грамотных инженеров найти!
        Трубка с треском опустилась на душки аппарата.
        - Товарищ Эйтан, - дверь приоткрылась и внутрь осторожно заглянула Анира. - К вам тут товарищ Петрав, можно?
        - Давно ждет? - спросил Сергей, улыбаясь и подмигивая секретарше. - Впрочем, наверняка давно, поди уже весь лайкос там выдули.
        - Не весь еще, тер Серг, что вы так говорите, - густо покраснела та. - Сделать вам чашечку?
        - Естественно, - кивнул Сергей. - И скажи Анту, чтобы заходил.
        Голова девушки исчезла, а через пару минут внутрь боком «ввалился» Петрав, осторожно неся поднос со стоящей на нем исходящей паром кружкой горячего лайкоса и небольшой вазочкой с печеньем.
        - Вот ваш напиток, господин, - сказал он, театрально поклонившись и едва не уронив все с подноса, но в последнюю секунду как-то умудрившись поймать баланс и исправить ситуацию. - Можете испить сей вкусный нектар светлых богов.
        Он поставил поднос напротив Сергея и, шумно выдохнув, плюхнулся на стоящий рядом стул.
        - Фуу, устал что-то?
        - Гонять лайкос с Анирой что ли? - хмыкнул Ратный. - Ты сколько там кружек выдул?
        Анат молча показал пару пальцев, затем мгновение подумал и разогнул третий.
        - Вот я и…
        Треск звонка прервал его. Он почти с ненавистью посмотрел на дребезжащий аппарат, но трубку поднял.
        - Да. Кто это?.. Тернар Росовский, рад вас слышать, - заметив вопросительный взгляд Петрава, Сергей поднес палец к губам. - Да, да, понимаю…прекрасно понимаю. Извините, Никол, но я не кудесник, могу только пообещать, что попытаюсь…. Да, понял, в самые сжатые сроки.
        Трубка вернулась на свое место, а Сергей, заметив, что торчащая изо рта арома давно погасла, тихо выругался и, смяв ее, отправил в стоящее у ножки стола мусорное ведро.
        - И что на этот раз? - поинтересовался Петрав. - Опять какие-то неприятности?
        - Даже не знаю, как классифицировать, - ответил Ратный, усаживаясь на край стола, беря кружку с лайкосом и делая глоток. - Скорее все же «нет», чем «да». Главком просит у нас новый истребитель, причем такой, чтобы был не хуже «двадцать восьмёрки», но проще в производстве. А еще и проблема с движками…Твою ж.
        Сергей, обжегшись, потер губу рукой.
        - Ты же сам видел присланные образцы.
        - Угу, - кивнул Ант. - Там не докручено, тут не проклеено, сварка вкривь-вкось, да и сами материалы качеством не блещут. Надеюсь, наши ребята наведут там порядок.
        - Сомневаюсь, - покачал головой Сергей. - На производствах сейчас кто остался? В основном старики да бабы с подростками, мужиков нормальных мало, хорошо еще в верхах хватает ума грамотных инженеров и управленцев на убой не грести, а то бы вообще полный швах был.
        - Родину тоже кому-то защищать надо…, - робко возразил ему Петрав.
        Ратный поморщился.
        - Ант, вот давай не будем опять спорить. Я понимаю, ты молодой, кровь бурлит, готов ради подвигов бросить жену с дочерью, но ты головой тоже думай, - Сергей постучал себя указательным пальцем по лбу. - Сейчас она твое главное оружие и с ее помощь ты поможешь стране куда больше, чем сидя с ружьем в окопе.
        - Легко вам говорить, - отвел глаза молодой человек, - вы уже воевали, отдали долг стране, пусть и на другой войне…. А вы бы видели, как на меня соседи смотрят. Вон у Лаковых из соседней квартиры обоих сыновей убили, похоронки одна за другой на прошлой неделе пришли, а они ведь даже моложе меня были, я их с детства знал. Не могу смотреть им в глаза.
        - А ты и не смотри, а просто делай! - грохнул по столу кулаком Ратный. - Делай все от тебя зависящее, здесь, на своем месте! Ты, друг мой, - авиаконструктор и если ты сделаешь все правильно, то твои самолеты будут уничтожать врага сотнями, тысячами и вот этим самым ты поможешь не только родине, но и простому рядовому Васе, сидящему в окопе и молящемуся чтобы очередной геранский гад не сбросил на него свою херову бомбу! Твой фронт здесь у чертежной доски, в цехах, на полигоне! Так что засунь свои чувства куда подальше, просто сожми зубы, закрой душу на засов и делай! Пойми, твой фронт здесь у чертежной доски и предательством как раз будет сбежать отсюда в окопы! Понял меня!
        - Да понимаю я все, - вздохнул Ант, понурившись и, немного помолчав, спросил: - А что там с двигателями? У Петрава какие-то проблемы?
        - У нас везде сейчас проблемы, - буркнул Ратный, немного успокаиваясь после прочитанной юному инженеру отповеди. - Просто не справляется он с заказами. Мощностей не хватает. Его ДАВ-83 буквально нарасхват. Новый цех, тот, что под реактивники делали, и то пришлось задействовать, но все равно мало. Нарошлов обещает выделить Каганский завод, там раньше вроде делали движки для дирижаблей, под новую линию, но пока ее запустят….
        - И каков выход?
        - За этим я тебя и позвал.
        Он растерянно посмотрел на кружку в своей руке, залпом выпил оставшейся в ней лайкос и, поставив ту на стол, достал из ящика несколько черно-белых фотографий, которые протянул Петраву.
        - Двигатель Клаймова? - удивился тот. - Рассматривали ведь как-то, мощность у него меньше, да и надежность страдает.
        - Мощность он увеличил, добил почти до 1300 лошадей, а вот с надежностью…Я с ним буквально на днях созванивался, и он обещал сам приехать и привезти пару образцов на прогонку, так что будем смотреть. Хотя с другой стороны, выбора то у нас особого нет, а этих движков наклепали почти тысячу штук, так как изначально планировали ставить на машины Аланского, но тот взял небольшую партию, а затем решил использовать разработку Рикова.
        - А нам-то он куда? - Ант отложил фото в сторону. - У нас все проекты под ДАВы заточены.
        - Значит будем менять, пересчитывать, облегчать. Нам нужно сделать до боли простую и одновременно очень надежную машину, которая наравне билась бы с геранскими «Майсерами» и «Воргелями». Причем сделать это надо в самые короткие сроки.
        - Это почти нереально, - покачал головой Петрав.
        - Знаю, - усмехнулся Сергей. - Мне это и раньше часто говорили.
        В 242 -243 годах, в связи с большими потерями авиации в затяжных боях на фронтах Западного фронта и возобновившихся боях с Ястанией на Востоке, армии требовалось все большее количество новых истребителей. К сожалению, в результате определенных причин, заводы не справлялись с заказами, а качество производимых машин упало.
        Именно в эти годы КБ Эйтана начало испытание нового истребителя «Э-33», который разительно отличался от предыдущих творений авиаконструктора и в первую очередь своим остроносым профилем, являющимся следствием установленного в самолете двигателя ДКЛ -103ВП.
        Конструкция опытных самолетов была максимально облегчена. Увы, для удешевления производства, его упрощения и в целях экономии, пришлось отказаться многих технологических новшеств использованных в «Э-28» и «Эст-30». В частности, обшивка крыльев и фюзеляжа была выполнена из фанеры (на ранних моделях крыло обтягивалось специальной тканью с лаковой пропиткой), часть шпангоутов из дельта-древесины. Нервюры комбинированной конструкции - дерево и алюминий. Металлическими решено было оставить лишь лонжероны крыльев и каркас, выполненный из конструкционной среднелегированной стали.
        Запас топлива расположен в трех крыльевых баках. Все баки имели защиту от возгорания из губчатой и обычной резины. Фонарь каплевидный, выполнен из обычного плексигласа с установкой бронестекла в передней части. Кабина пилота защищена 9 мм бронелистом установленным за спинкой сиденья.
        Вооружение сгруппировано в районе силовой установки. Основным является 20-мм пушка Тарновского (ТС-20) установленная меж блоков цилиндров и выведенная через полый вал редуктора винта. Дополнительно установлены два 14 мм пулемета Тиссона (ТИ-78К) Пулеметы расположены вне двигателя и ведут огонь через воздушный винт.
        - Максимальная скорость у земли: 540 тер/ч
        - Максимальная скорость на высоте: 610 тер/ч
        - Дальность полета: 600 тер.
        - Практический потолок: 9700 тер.
        Испытания проводились в течение пяти месяцев, в результате чего самолет был принят на вооружение и вскоре начал поступать в войска. Опыт его боевого применения показал, что он (в отличие от «Э-28» и тем более «Эст-30») не превосходит геранские истребители, однако благодаря своей живучести, простоте управления, освоения, а также неприхотливости, сыскал подлинную любовь среди летчиков и по праву считается «рабочей лошадкой неба» четвертой Великой Мировой Войны.
        За годы войны и после было выпущено более 7 тыс. единиц «Э-33» различных модификаций. Кроме того, он производился по лицензии и стоял на вооружении десятков стран мира еще долгие годы.
        Э. ЮНЕРИГ, «ИСТОРИИ МИРОВОЙ АВИАЦИИ», ИЗДАТЕЛЬСТВО «КАРНЬ», 334Г., 435 СТР.
        Настойчивая трель дверного звонка вырывала Отто из объятий сна. Он стянул с лица раскрытую газету, которой прикрыл глаза от падающего из окна солнечного света и растерянно посмотрел на часы. Было почти 8 часов вечера. Снизу донеслись шаркающие шаги, а затем скрипучий голос госпожи Марги - старой горничной, служившей у его семьи с самого его детства и являющейся практически ее полноправным членом. Эта одинокая женщина, чей муж погиб еще в молодости на работе в результате несчастного случая, а дети давно выросли и разъехались еще до войны по разным странам, в чем-то заменяла ему рано ушедшую из жизни мать. Отто потянулся, зевнул и сел на кушетке, оглядывая сонными глазами свой кабинет. Из-за двери вновь долетел голос Марги которому на этот раз вторил мужской. Майсер пару минут пытался разобрать, о чем они говорят, затем вздохнул и, хлопнул руками по коленям, поднялся.
        - Ана, кто там пришел!? - крикнул он, приоткрывая дверь и поправляя несколько помявшуюся от лежания рубашку.
        - Какие-то очень строгие господа из грандканцелярии. - раздалось в ответ. - Я им говорю, что вы отдыхаете, а они требуют.
        - Сейчас спущусь.
        Он быстро привел взъерошенные волосы в порядок, оправил брюки и, выйдя за дверь, неторопливо спустился вниз по ведущий на второй этаж лестнице, на ходу разглядывая незваных гостей, одетых в длиннополые черные плащи, на воротниках которых поблескивали скалящиеся металлические головы ворксов.
        - И зачем же я понадобился имперской страже? - спросил он.
        - Вам срочный пакет от верховного канцлера, - щелкнул каблуками один из пришедших, протягивая Отто серый конверт.
        - Вот как? - удивился Майсер, беря письмо и взламывая зеленый сургуч с печатью канцелярии, попутно размышляя над необычностью выбора посланников, которые обычно приходили к людям совсем по иным поводам.
        Пробежав глазами по напечатанным строчкам, он хмыкнул, перечитал еще раз и, посмотрев на «почтальона», спросил:
        - Как я понимаю, мне нужно идти с вами?
        - Вы правы, господин Майсер.
        - Хорошо, вещи можно собрать.
        Страж переглянулся со своим напарником и тот пожал плечами, как бы говоря: «а почему бы и нет».
        - Да, ждем вас на улице в машине, но поторопитесь.
        Примерно через пару часов, транспортный дирижабль «Граф Уранас» отчалил от причальной мачты военного аэродрома на окраине столицы и взял курс в сторону далекой Руссарии, унося на своем борту ведущего геранского авиаконструктора.
        ГЛАВА 5.
        Колонны было две, одна состояла в основном из новеньких танков и грузовых машин, везущих в сторону фронта улыбчивых молодцов в пятнистой темно-зеленой форме. Вторая медленно двигалась навстречу и состояла в основном из раненых солдат, которые передвигались пешком, либо на реквизированных видимо где-то повозках. Они не смеялись, а в их глазах читалась нескрываемая обреченность и одновременно облегчение. Изредка в ее строю попадались и чадящие движками танки, которые почему-то совсем не походили на прокатывающихся мимо них гордых стальных собратьев, а выглядели измятыми и зияющими пробоинами, ожившими по непонятной прихоти богов, грудам металлолома. Эти колонны существовали в одном месте и как бы по отдельности, они были словно из разных миров, принадлежали разным армиям: одна браво шла к новым победам, другая уже признала свое поражение и ее солдатам оставалось лишь молить богов, чтобы противник был к ним милосерден. Странная картина.
        Отто, стоящий на крыльце небольшого деревянного дома, расположенного почти на краю взлетного поля полевого аэродрома и откуда дорога, с идущими по ней войсками, была прекрасно видна, покачал головой пришедшим мыслям и откинул докуренную арому. Прошло уже больше двух часов после прилета и создавалось впечатление, что о нем просто забыли. Натужный гавкающий звук, идущий сверху, заставил его поднять глаза и проводить рассеянным взглядом заходивший на посадку трехмоторный бомбардировщик. Тяжелая машина не очень изящно «плюхнулась» на утрамбованную землю взлетного поля и, покатившись по нему, повернула в сторону стоящих под маскировочными сетями рядам таких же крыланов.
        - Господин Майсер.
        Отто повернул голову, посмотрел на подошедшего к крыльцу человека в обычном штатском темно-сером костюме, прищурил глаза всматриваясь в до боли знакомое лицо, затем резко хлопнул ладонями по периллам крыльца.
        - Эрнес, демон тебя раздери. Не может быть! - инженер быстро сбежал по ступенькам, обняв старого знакомого, с которым много лет назад работал в Ястании над испытанием новых дирижаблей-истребителей. - Ты откуда здесь?
        - Как всегда по работе, - уклонился от прямого ответа Менал.
        - Понятно, - Отто отстранился. - Значит все еще на Грейнса работаешь?
        - Из стражей не так просто уйти. К тому же эту работу тоже надо кому-то выполнять.
        - Понимаю и не осуждаю. Просто жалко. Ты ведь был неплохим инженером, мог бы далеко пойти.
        Глаза Эрнес на миг затуманились.
        - Возможно, - ответил он. - Но уж так повернула судьба.
        - Да уж, судьба та еще шутница, - согласился Майсер. - Кстати, ты не знаешь, зачем меня сюда притащили?
        - Знаю. Это по моей просьбе.
        - Вот как, - Отто удивлено вскинул брови. - И что же тут случилось такого, что потребовало моего личного присутствия?
        - Скорее не «что», а «кто». Имя Хайнс Воргель тебе, думаю, знакомо?
        - Еще бы, - скрипнул зубами Отто. - Знакомо не то слово.
        Хайнс Воргель - прямой потомок основатель концерна «РенВо» считающегося крупнейшим не только в Герании, но и во всей Ендории. Концерн занимался производством практически всего, от иголок к швейным машинам, до трансокеанических пассажирских дирижаблей. Правда для нужд военной промышленности он почти ничего не производил, так как по слухам господин Ренаг Воргел (основатель данного предприятия) некогда крупно повздорил с тогдашним императором, за что и был отстранен от крутящихся в военном бюджете денежных потоков. Впрочем, особо это на состояние дел концерна не повлияло. Тем более было удивительно, когда несколько лет назад концерн представил свой первый истребитель «Воргель-19» и пару бронемашин для поддержки пехоты. И ладно бы только это, основная странность заключалась в том, что все это сразу же было принято на вооружение и пошло в войска, хотя тот же «Во-19» значительно уступал «Майсерам» последних модификаций, да и характеристики броневиков оставляли желать лучшего. Тем не менее, постепенно, Воргелю удалось отхватить значительный кусок рынка вооружений, поглотив попутно несколько довольно
крупных компаний, потеснив и вызвав неудовольствие остальных. Стало понятно, что без высокого покровителя из правительства, а то и лица приближенного к самому императору, дело не обошлось. Представители корпорации приходили и к Майсеру с предложением о слиянии, но он отказал им. Как результат количество заказов вдруг резко упало и для исправления ситуации понадобилось вмешательство самого Гарнинга, которому в свою очередь на нехватку новых машин и запчастей ним в строевых авиачастях пожаловался один из командующих армий. С тех пор молодой Воргель вызывал у Отто стойкую неприязнь, которая лишь усилилась после личной встречи, произошедшей на одном из императорских приемов: более скользкого, нервного, пресмыкающегося и одновременно чересчур хитрого и умного человека он до этого не встречал.
        - Смотрю, он тебе тоже очень нравится, - понимающе усмехнулся Менал, заметив, как скривилось лицо Майсера и, повернувшись, указал рукой на стоящий у дороги мобиль. - Пойдем, тут недалеко, хочу тебе кое-что показать.
        Некоторое время ехали молча. Отто разглядывал сквозь стекло казавшуюся бесконечно вереницу солдат и техники, думая о своем, а Эрнес тактично его не беспокоил. На очередной развилке мобиль вдруг резко повернул и шустро покатил по пустой дороге, оставив колонну позади.
        - Эрн, можно вопрос? - спросил Отто, быстро заскучав от однообразного пейзажа расстилавшихся за окном полей, засеянных неизвестными ему растениями с фиолетовыми цветами.
        - Конечно, господин Майсер, спрашивайте, - ответил тот, немного снижая скорость.
        - Хотел бы узнать о реальном положении на фронте, а то в последнее время в столице разные слухи ходят.
        Менал покосился на авиаконструктора.
        - И какие?
        - Разные. Говорят, что у нас тут не все так гладко как пишут в газетах. Я не верил, но в последнее время грандканцелярия вдруг резко увеличила заказ, причем в разы. Скажи правду…потери очень большие?
        Эрнес закусил нижнюю губу и молча кивнул.
        - Да большие. Руссарская армия оказалась куда сильнее, чем можно было ожидать. Сперва мы шли как раскаленный нож в масло и победы нас опьянили, сделали беспечными, потом бац…гранит. Так, кажется, приехали.
        Впереди на дороге показался блокпост, а поле перегородил забор из колючей проволоки в несколько рядов, за которым возвышались пирамиды сторожевых вышек с пулеметами, а еще дальше виднелось несколько обшитых рифлёным металлом ангаров.
        К машине подошел армейский офицер в сопровождении пары солдат. Эрнес приоткрыл окно и протянул ему раскрытую книжицу личного документа, одну из страниц которой полностью занимала скалящаяся морда воркса. К удивлению Майсера, офицер отреагировал на нее совершенно спокойно, мало того, внимательно разглядывал ее несколько минут, словно сомневаясь в подлинности, затем нагнулся, окинул Отто скучающим взглядом и, выпрямившись, лениво махнул рукой стоящему у шлагбаума солдату.
        - Не любят нас вояки, - бросил Менал, проезжая внутрь огороженного периметра и подруливая к одному из ангаров, на двери которого красовалась большая белая цифра «18». - Все приехали, господин инженер, пойдемте.
        Внутри ангара царил полумрак, который не мог разогнать скудные лучи солнца, проникающие через несколько узких окон под его крышей.
        - Погодите, сейчас свет дам.
        Эрнес отошел к стенке и, нащупав закрепленную на балке коробку выключателя, щелкнул тумблером. Под крышей вспыхнуло несколько конусообразных ламп осветив полупустое пространство ангара по центру которого возвышалась серебристая груда металла, явно бывшая некогда самолетом.
        Майсер заинтересованно подошел ближе, разглядывая остатки неизвестной машины, от которой более-менее целой осталась лишь задняя часть, на киле которой красовался красный трилистник Руссарии. Обошел ее кругом, внимательно разглядывая изломанный скелет фюзеляжа, местами превратившийся в мешанину из изогнутых, переплетенных и переломанных нервюр, шпангоутов каких-то тросов и проводов, подошел к кабине, заглянул внутрь, окинув взглядом остатки ее внутренностей, затем присел у куска распластанного крыла, постучал пальцем по обшивке и, озадаченно хмыкнув, поднялся.
        - Цельнометаллический?
        - Да, - подтвердил Эрнес, внимательно наблюдавший за осмотром. - Наши летчики называют эти машины «Серебряными стренками». Ходят всегда парами, нападают сверху, бьют и сразу уходят, в схватку вступают редко, атакуют всегда над своей территорией. Насколько нам известно, пилотам этих истребителей отдан строгий приказ действовать подобным образом и неповиновение жестко карается. Это первая машина, которую вообще удалось захватить, да и то по чистой случайности. Наши истребители зацепили группу штурмовиков идущих без прикрытия, а пара этих неожиданно бросилась их прикрывать, причем, несмотря на наше превосходство и то, что бой шел над передним краем. Одного сбили, и он упал близко к нашему переднему краю. Руссары несколько раз попытались накрыть место падения артиллерией, но кое-что вытащить все же удалось.
        - Интересно.
        Майсер сделал еще один круг и, остановившись рядом с помятым и закопченным носом, с усилием отодвинул кусок капота, открыв взору смятые рубашки цилиндров.
        - Демон, все измятое и обгорелое, - наконец сказал он, отряхивая руки. - Хотя почерк узнаваем. Эйтан?
        - Он самый, - подтвердил догадку инженера Эрнес. - По руссарской классификации «Эст-30» - высотный истребитель. Вооружение: четыре двадцати двух миллиметровые пушки Тарновского, двигатель Васнова. Это, пожалуй, все, что доподлинно известно.
        - Маловато, - пробормотал Майсер, продолжая пожирать глазами самолет. - Эр, скажи, я могу заполучить этот металлолом себе, интересно было бы в нем покопаться. Слишком уж все тут необычно, избыточно я бы сказал. Цельнометаллический в условиях войны…излишняя трата ресурсов, усложнение и удорожание. Так зачем?
        Последний вопрос авиаконструктор явно задал самому себе и Менал это понял, промолчав.
        - Так что скажешь, отдашь его мне? - меж тем переспросил Майсер.
        Менал отрицательно покачал головой.
        - К сожалению, не я здесь распоряжаюсь, поэтому и вызвал тебя, чтобы ты успел все рассмотреть. Завтра все это, - он обвел рукой ангар, - отправится в потные лапы Воргелю, и я не думаю, что он захочет с тобой поделиться.
        - Воргелю? - удивился Отто. - Какого демона!?
        - Хотел бы и я знать, - хмыкнул Менал, скривив губы. - Однако в последнее время по нашим каналам прошел приказ, изыскивать необычные образцы руссарской техники, свозить сюда, а затем переправлять в Геранию, где передавать людям из «РенВо» для дальнейшего их изучения.
        - И сколько у меня времени.
        - До утра, больше, увы, дать не могу, отправка завтра днем. Кстати, вон там под тентом еще кое-что интересное, - Эрнес кивнул в сторону какого-то цилиндра, накрытого пятнистым брезентом. - Привезли буквально вчера, говорят, упало на позиции.
        Майсер заинтересовавшись, подошел к тенту отогнул угол и, окинув взглядом лежащее под ним, вопросительно посмотрел на друга:
        - Похоже на реактивный снаряд, какими их изображают в книгах, но я думал, они существуют лишь на бумаге.
        - Как видишь, нет. Мало того, руссары активно их применяют. Правда, те обычно гораздо меньше, примерно, как обычный артиллерийский снаряд только со стабилизатором. Этот из разряда новенького.
        - Хм, - Отто еще раз посмотрел на помятую и переломанную в нескольких местах ракету, затем на самолет, снова на ракету. - Интересно. Эр, пару тетрадей и карандашей мне найдешь?
        Менал кивнул.
        - Что ж, - Майсер снял пиджак и, кинув его прямо на брезент, закатал рукава рубашки. - Чую ночь будет длинной.
        В конце теплура 243-года продвижение геранских войск по всему фронту удалось сперва затормозить, затем полностью остановить, а в некоторых местах даже отбросить назад на несколько десятков терров. К сожалению, на большего сил пока не хватило, к счастью, потрепанные геранские войска также нуждались в отдыхе и пополнении. Постепенно линия фронта стабилизировалась и обе стороны «взяли зимнюю паузу» готовясь к новому этапу противостояния, стягивая к передним линиям свежие резервы, проводя ротацию войск.
        В это же время и благодаря улучшению ситуации на западном фронте, генштабом было принято решение разобраться с затянувшимся конфликтом на востоке страны, переросшим за последний год в состояние вялотекущей «окопной войны».
        23 его числа 6-ого месяца теплура 171-ая армия штат-генерала Понарцева и 23-я ударная армия штат-генрала Удальцова нанесли удар по позициям ястанских войск и, прорвав оборону, буквально за семь дней вышли к реке Сарга, замкнув кольцо окружения. Внутри оказалось целых три ястанские армии, а все спешные попытки деблокировать котел как изнутри, так и снаружи полностью провалились. В результате за несколько месяцев ожесточенных боев ястанская армия понесла потери соизмеримые с потерями за всю предыдущую военную компанию против Руссарии, и дальнейшее существование ястанского анклава на Ендорском континенте оказалось под вопросом.
        Тем не менее, ястанское правительство отклонило все запросы о проведении мирных переговоров, а на предложение о сдаче находящихся в окружении войск поступил ответ: «Сложить оружие, значит предать империю и императрицу. Всех, кто это сделает, ожидает смерть».
        К четвертому месяцу морозара уже стало понятно, что все дипломатические способы исчерпаны и генштабом было принято решение об окончательном и полном уничтожении блокированных армий.
        12-ого числа 4-ого месяца морозара, после массированной многочасовой артиллерийской подготовки и бомбардировки силами авиационных соединений, руссарские войска перешли в наступление и принялись сжимать кольцо окружения. Началась операция «Тарбар».
        К. ЛАНЬ «ХРОНИКИ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ», ИЗДАТЕЛЬСТВО «КРАНЬ», 332 Г., 456 СТР.
        Эрнаст Костиков стянул шлем, расстегнул ремни и несколько долгих минут сидел неподвижно, пока не почувствовал трясущую его плечо руку обеспокоенного механика.
        - Товарищ, аэр-лейтенант с вами все в порядке?
        - А? - Костиков кивнул. - Да, все нормально, устал немного.
        Он скинул с плеч ремни, поднялся и, встав на крыло, спрыгнул вниз. Вокруг «Эста» сразу же забегали механики, таща коробки с патронами, в спешке латая пробоины в крыльях, чтобы подготовить машину к новому вылету. Стараясь не мешать Эрнаст отошел в сторону к растущей неподалеку развесистой олне, растянулся под ней прямо на траве, подложил под голову шлемофон и закрыл глаза. Казалось прошло всего несколько минут, как его плечо вновь побеспокоила чья-то рука. Костиков с трудом разлепил веки и резко сел, заставив испуганно отпрянуть склонившуюся над ним хрупкую девушку, на которой поверх формы был одет белый фартук, а длинные русые волосы прятались под аккуратно повязанной цветастой косынкой.
        - Косточка, ты откуда здесь? - спросил он.
        - Начальство приказало вас покормит, а то ведь уже третий вылет подряд, - пояснила та, кивая на стоящую рядом стопку переносных кастрюлек. - Поешьте хоть немного.
        - Поесть?
        Эрнаст бросил задумчивый взгляд на посуду с едой и вдруг почувствовал просто зверский голод, который отозвался в животе призывным урчанием. Девушка видимо услышала это и, заулыбавшись, расстелила перед смутившимся летчиком небольшой кусок чистого брезента и принялась спешно расставлять на нем принесенные кастрюльки.
        - А не тяжело потом будет в воздухе крутиться?
        Костиков оглянулся на голос, обнаружив стоящего у его самолета своего ведомого Криса.
        - Хочешь присоединиться? - поинтересовался он, но тот лишь отрицательно замотал головой.
        - Помилуй Пресветлый, она меня самого час назад чуть до смерти не закормила, - хохотнул парень, подходя ближе. - Косточка у нас сама забота. Вот кончится война, возьму и позову тебя замуж. Пойдешь?
        - Подумаю, - зарделась девушка, отводя взгляд, поднимаясь на ноги. - Прошу прощения, мне нужно идти, а то вон вторая уже садиться. Товарищ лейтенант, вы посуду здесь под деревом оставьте я потом заберу.
        - Хорошо, - кивнул Костиков, неторопливо пережевывая кусок котлеты, хотя организм буквально «рычал» требуя набить рот пополнее мясом вперемешку с рыпсовым пюре.
        Повариха ушла под «пожирающие» ее худенькую пацанскую фигурку взгляды Криса.
        - И не надейся, что тебе тут что-то светит, - заметил Эрнаст, облизывая ложку и открывая флягу с компотом. - По этой худышке половина эскадрилий сохнет, так что очередь длинная. Да и она не так проста, как кажется. Кстати, сколько я спал?
        - Часа три, - ответил Крис, усаживаясь рядом. - Солнце уже садиться, не думаю, что сегодня еще раз поднимут.
        - Устал?
        - Устал, - не стал отнекиваться ведомый. - Эти херовы ястанцы как мошкара - назойливые, кусачие и прут на тебя словно бессмертные. А уж их истребители, - он закатил глаза. - Ладно еще «терки», те хоть с «шестнашками» могут почти наравне бодаться, но «хошки» … Эти ж этажерки даже не прошлый век, а седая древность.
        - Тем не менее, эта древность в нас порядком дырок навертела.
        - Мелочи, - отмахнулся Крис. - Просто в этой свалке за всеми не усмотришь, они этим и пользуются. Зато мы на двоих семерых упокоили.
        - Восьмерых, - поправил его лейтенант. - Того черно-коричневого я все же достал.
        - Тем более, - заулыбался ведомый. - Надо новые звезды на хвосте рисовать.
        - Тебе бы только рисовать, - устало улыбнулся Костиков. - Вот погоди, закончим с ястанцами, бросят нас на запад, вот там покрутимся как вьюшки во время гона. Геранские летчики зверь матерый, да и самолеты у них не хуже наших.
        - Но и не лучше. Хотя я уверен, что наш тридцать третий и им покажет. Кстати, командир, ты не слышал, говорят, в четвертую новые машины пригнали. Ребята хвастаются, что у них движки мощнее и вместо пулеметов пушки поставили - это ж вообще зверь какой-то получается, а не машина.
        - Воюют не машины, а люди, - бросил Костиков и замолчал, заслышав басовитый гул.
        Над полем, едва не касаясь верхушек деревьев прошли ряды новых остроносых штурмовиков, что совсем недавно стали поступать в эскадрильи взамен двухмоторных «Пет-2к», прозванных летчиками за свои плоские носы «Утятами».
        - Опять пошли бомбить, - проворчал Крис, поднимаясь на ноги и надевая на голову шлем. - И что им неймётся. Думаю, сейчас и мы, ко…
        Не успел он договорить, как в воздух взвилась красная ракета.
        Зима 244 г. выдалась на редкость теплой и малоснежной, и порой даже в срединные ее месяцы хмурое небо разражалось холодным дождем. Разбитые идущей к фронту техникой дороги размывало, а затем подмораживало, превращая их в малопригодные для перевозок «направления». К тому же возникла реальная опасность гибели озимых, что могло сказаться на будущем урожае и вспышкам голода в некоторых регионах. Тем не менее, несмотря на все выверты матушки природы, передышка на западном фронте и разгром окруженных ястанских армий на восточном впервые позволили людям взглянуть с надеждой в будущее, поверить в возможность полной и безоговорочной победы.
        К концу зимы обстановка на западном фронте постепенно стала вновь накаляться. Геранское командование готовилось к новому наступлению по направлению к столице Руссарии, стягивая основные свои силы в район городов Тавгород и Дубано. Планировалось ударить двумя группами армий: с севера в сторону города Мошено группой армий «Эрд» состоящей из 3-х пехотных армий (32-ой, 17-ой и 44-ой) при поддержке 2-х танковых групп (234-ой и 342-ой), с юга в сторону города Кран, где был расположен крупнейший транспортный узел, группой армий «Драк» в составе 2-пехотных армии (13-ой полевой и 19-ой ) при поддержке 143-ей танковой группы.
        Со стороны Руссарии геранским войскам противостояли войска трех пехотных (12-ой, 123-ей и 14-ой) и двух танковых (34-ой и 27-ой) армий. На предполагаемых направлениях ударов спешно возводятся линии эшелонированной обороны, однако к началу теплура Генштаб неожиданно меняет план действий. Благодаря прекрасной работе разведки, руссарскому командованию становятся известны сроки начала наступление и направления основных ударов, в результате чего было решено нанести удар на упреждение. В режиме глубокой секретности была начата ротация войск и постепенное их сосредоточение в районе города Тавгород.
        7 -ого числа, первого месяца теплура, в 3-часа ночи, более трехсот бомбардировщиков и штурмовиков нанесли неожиданный удар по ничего не подозревающему противнику. С земли их поддержало более пятисот орудий, после чего в бой двинулись танки и пехота. Целями были полевые аэродромы, скопления готовящейся к наступлению техники, железнодорожные станции.
        К чести геранцев следует отметить, что они довольно быстро оправились от шока и, несмотря на значительные потери, смогли организовать оборону и даже контратаковать.
        10-ого числа под деревней Канск состоялось крупнейшее танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало более пяти тысяч машин и трех тысяч самолетов, более двух миллионов человек. В этой битве геранцы впервые применили свои новые танки «Хорт-4» и «Дакрат», которые оказались достойными соперниками руссарским «Т-24» и «Т-30». В воздухе руссарским пилотам также пришлось столкнуться с новинками геранской авиации «Ма-109» и «Во-89». Тем не менее, это не помогло, к вечеру 12-ого числа сопротивление геранцев было сломлено как в воздухе, так и на земле. Именно этот день принято считать переломным днем четвертой мировой войны, и именно в этот день был надломлен хребет геранской авиации, которая после этого практически полностью утратила свое превосходство в небе.
        К. ЛАНЬ «ХРОНИКИ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ», ИЗДАТЕЛЬСТВО «КРАНЬ», 332 Г., 456 СТР.
        Сергей спрыгнул с крыла, отошел немного подальше и уставился на стоящий перед ним самолет, задумчиво потирая подбородок. Что-то этот новый «Майсер» ему неуловимо напоминал, вот только что?
        - А геранцы быстро учатся, - отвлек его от раздумий подошедший Петрав. - Года не прошло, как они придумали достойный ответ нашим машинкам. Ладислав его гонял?
        - Нет еще, - отрицательно качнул головой Сергей. - А насчет «ответа» …. От Майсера можно было этого ожидать. Он ведь своего рода гений и всегда наступал мне на пятки. К тому же, не забывай, на геранцев работает вся промышленность Ендории, да и сделан он на основе его «сорок девятки». Так что полгода на разработку, еще пару месяцев на обкатку-притирку и пошла массовка. По мне, даже долго тянул.
        Он повернулся к копающемуся в движке Васнову.
        - Есть что интересное?
        - Да как сказать, - ответил он, вытирая руки ветошью и бросая ее стоящему рядом, помогающему ему авиамеханику. - По своей сути это движок «сорок девятого». Вижу, что изменили охлаждение карбюратора, уменьшили диаметр винта, но зато немного расширили лопасти.
        - Думаешь, форсировали по частоте вращения.
        - Скорей всего. Еще смотри сюда, - он указал пальцем на крышку закрывающую блок цилиндров, - стала шире и добавились выпуклости. Видимо поменяли и конструкцию головок. А вообще разобрать бы его на стенде, да глянуть, вместо того чтобы гадать.
        - Еще успеешь, дай Ладиславу погонять. Хоть в отчетах и пишут, что наши «тридцать третьи» ему не уступают, но хочу услышать мнение своего пилота.
        Сергей еще раз прошелся вдоль самолета, отошел подальше, пробегая взглядам по изгибам его фюзеляжа. Нет, не показалось, этот новый «майсер» ему точно что-то напоминал, причем «что-то» с родной планеты. Он наклонил голову вправо, влево, присел, поднялся, отошел назад, не обращая внимания на удивленные взгляды друзей, затем мысленно хлопнул себя полбу. Точно! «Киттихаук»! А именно «P-40». Почти копия, разве что воздухозаборник несколько площе, да оружие все скомпоновано в носу, а не в крыльях, как у земного собрата.
        «Это ж надо, насколько одинакова конструкторская мысль в разных уголках галактики», - подумал Ратный, качая головой. - «Даже не верится. Убери эту дурацкую серо-фиолетовую раскраску, перекрась в светло-коричневый, намалюй акулью морду на носу, белые звезды и, если не спец, не отличишь».
        Въехавший на взлетное поле и направившийся в их сторону грузовой мобиль, привлек его внимание. Он вопросительно посмотрел на друзей, но те в ответ лишь пожали плечами.
        - Это Олаг, он нас с Анитой частенько до дома подбрасывает, видимо что-то на заводе случилось, - высказал свое предположение Ант.
        Машина, затормозила около ворот ангара и внутрь буквально «влетела» растрепанная жена Петрава, сразу же кинувшись к Сергею, крича:
        - Товарищ Эйтан, только что позвонили из Центральной Городской Больницы, ваша жена у них!
        Сергей почувствовал, как внутри что-то «екнуло», «оборвалось», а сердце дало резкий сбой, заставив невольно схватиться за плечо стоявшего рядом Петрава.
        - Что с Тейриной? - просипел он.
        - Не знаю, - замотала головой девушка. - Сказали, упала в обморок прямо во время лекции. Сейчас в реанимации.
        - Понятно. Я в больницу, - пробормотал Ратный, отпустил плечо Анта, словно пьяный подошел к машине, затем оглянулся и бросил: - Не ждите, заканчивайте без меня.
        Грузовик сорвался с места и, пыля, унесся в сторону КПП, а оставшиеся лишь остолбенело смотрели вслед, надеясь на лучшее.
        ГЛАВА 6.
        Седой как лунь доктор, с усталым припухшим лицом на котором забавно топорщилась клиновидная «профессорская» бородка, с грустью посмотрел поверх очков на сидевшего напротив него поникшего Сергея, вздохнул и, достав из-под стола небольшой графин с синеватой жидкостью, плеснул ее в извлеченный оттуда же небольшой стакан.
        - Выпейте, господин Эйтан. В данном случае это не для того чтобы напиться, а как лекарство.
        Ратный послушно взял стакан и опрокинул его в себя, почти не среагировав на рухнувшую вниз обжигающую жидкость.
        - Доктор, неужели ничего нельзя сделать? - наконец выдавил он из себя. - Какие-нибудь лекарства, может из-за границы.
        - Увы, - покачал головой врач. - Пока лекарства от это болячки просто не существует. А вообще, так называемой «лихорадкой Навраса» или в простонародье «червивкой» болеют обычно в детстве, после чего в девяносто процентов случаев вырабатывается стойкий иммунитет, это конечно у тех, кто выживет.
        - Много помирает? - спросил Сергей, не поднимая головы.
        - Не очень, процентов пятнадцать-двадцать из заболевших. К сожалению, статистика по взрослым заболевшим прямо противоположна. Выживают лишь пять-шесть человек из ста, а полностью восстанавливаются итого меньше, от силы один-два, - он хотел убрать графин обратно, но, посмотрев на Ратного, вновь наполнил стакан и пододвинул его к нему. - Что интересно, болезнь не считается заразной, ну по крайней мере до сих пор не удалось установить переносчика, хотя много раз пытались это сделать как у нас, так и за рубежом. Представляете, даже переливания крови от зараженного, зачастую не влияло на подопытных, и они не заболевали. А бывало так, что ни с того ни с чего начинали болеть целые семьи. Раньше таких больных сразу же изолировали, но теперь этого не делают, ибо зачастую изоляция никакой пользы не давала. Такое впечатление, что кому суждено заболеть «червивкой» - заболеет, а кому нет, тот не подхватит ее, находясь даже среди тысячи больных. Вы, кстати, как себя чувствуете?
        - Нормально. Немного глаза ныли в последнее время, но это скорее от усталости. Много черчу и пишу.
        - Все равно надо бы вас осмотреть, может…
        - Я в порядке, профессор, - тихим, но непреклонным голосом оборвал его Сергей и заметив стоявший перед ним наполненный стакан, вновь опустошил его одним залпом, помолчал и спросил: - Неужели она ничего не замечала, неужели у этой болячки нет никаких симптомов?
        - Да нет, симптоматика у этой болезни как раз довольно яркая. На теле и в первую очередь на груди, появляются и исчезают такие темные змеящиеся полосы похожие на ветвящиеся разряды молний. Да вот, посмотрите сами.
        Врач поднялся со стула, на котором сидел, подошел к книжному шкафу, достал оттуда увесистую книгу в потрепанной обложке, прошелся пальцами по торчащим из неё закладкам и, отыскав нужную, открыл и положил ее перед Ратным.
        Сергей посмотрел несколько захмелевшим взором на фотографии, перелистнул страницу и горько усмехнулся.
        - Зато теперь я понимаю, почему она вдруг полюбила закрытые платья и ночнушки.
        - Просто не хотела вас беспокоить, видимо надеялась, что пройдет.
        - Не прошло, - Сергей в отчаянии долбанул кулаком по столу, заставив подпрыгнуть стаканчик с ручками и карандашами. - Почему скрывала, почему сразу не рассказала, не пойму.
        Он обхватил затылок руками и, не поднимая головы, почти шёпотом спросил:
        - Сколько ей осталось?
        - Трудно сказать, - после небольшой заминки ответил доктор. - Плохо то, что уже «браслеты» появились.
        - Браслеты? - Сергей непонимающе посмотрел на старика врача мутным взглядом.
        - Черные полосы на запястьях их «браслетами смерти» называют. Те, у кого они появляются… - врач многозначительно посмотрел на землянина и тот все понял без слов.
        - Понятно, значит, надежды нет…, - его голова вновь поникла. - Доктор, я могу ее увидеть?
        - Конечно. Только недолго, ей сейчас нужен отдых и покой.
        - Хорошо.
        Ратный резко поднялся и, подойдя к раковине в углу комнаты, открыл кран. Холодная вода плеснула в лицо, приводя в сознание. Сергей мотнул головой, взъерошил мокрой рукой волосы и повернулся к профессору.
        - Я готов, пойдемте.
        Палата была отдельной и находилась в самом дальнем конце здания больницы, отгороженная от основного коридора парой металлических дверей. Доктор, провожая его, что-то бурчал о людской темноте и предрассудках из-за которых пришлось класть больную не в общую палату, а в карантинную. Впрочем, Сергей слушал его лишь вполуха, а когда увидел жену, так вообще забыл о своем сопровождающем.
        Тейрина как-то резко побледнела и осунулась, а на лицо легла так неуловимая тень, которую не видишь, а больше ощущаешь каким-то пятым чувством, понимая, что этому человеку недолго осталось находиться в мире живых.
        - Что так плохо выгляжу? - тихим ослабшим голосом спросила она, видимо что-то прочитав во взгляде опустившегося на колено перед ее кроватью Сергея.
        - Для меня ты всегда прекрасно выглядишь, - ответил он, целуя пальцы ее руки. - Все будет хорошо, ты поправишься.
        - Не поправлюсь, - мотнула она головой, разметав свои рыжие волосы по подушке. - Все знают, что эта болячка неизлечима, особенно после этого…
        Она высвободила руку из его ладоней и продемонстрировала свое почерневшее запястье.
        - Я умру, дорогой, как когда-то умерла моя мама. Я это знаю и давно уже готова.
        - Твоя мама умерла от такой же болезни? - удивился Сергей. - Почему ты мне этого не рассказывала, почему ты мне вообще ничего не сказала?!
        - А зачем, - голос женщины стал еще тише, было видно, что слова даются ей с трудом. - Это бы ничего не изменило, зато ты бы волновался, места не находил, не смог нормально работать. А ты нужен этой стране…этому миру….
        Ратный вздрогнул и непонимающе посмотрел на жену, но она отвернулась к стене, видимо для того, чтобы спрятать покатившиеся по щекам слезы.
        - Иди домой, милый, завтра придешь, мне нужно поспать…. Только не с утра… вечером. Работай…живи…твори…не беспокойся за меня. Умирать от «червивки» совсем не больно, ты просто день ото дня глупеешь, начинаешь все забывать, становишься как ребенок - ничего не можешь, не умеешь, пускаешь слюни и ходишь по себя, а потом…потом засыпаешь…. Не хочу, чтобы ты видел меня такой…не хочу….
        Она судорожно всхлипнула, а Ратный рванулся к ней, чтобы обнять, утешить, но профессор его остановил и, покачав головой, указал на дверь. Сергей, понурив голову, подчинился.
        Он медленно брел по вечерним улицам города, изредка натыкаясь на встречных прохожих, автоматически извиняясь и продолжая свой бездумный путь.
        Война в Раксоре совершенно не ощущалась: все так же работали магазины и вечерние кафешки, по дорогам шуршали шины электробусов и личных мобилей, вдоль бульваров города по-прежнему к ночи зажигались огни фонарей, а по набережной неспешно прогуливались влюбленные парочки. Лишь приглядевшись можно было отметить, что на улицах стало гораздо меньше зрелых мужчин, а те что попадались навстречу зачастую были в военной форме. Кроме того, от внимательного взора не ускользнуло бы появление на улицах военных патрулей, а также прячущиеся среди парковых деревьев зенитные орудия.
        Впрочем, Сергею было все равно, он лишь бесцельно брел куда-то вперед, засунув руки в карманы пиджака и не обращая внимания на прилипший к нижней губе, давно погасший, окурок аромы. Пару раз его останавливал патруль, но проверив документы, тут же отпускал, впрочем, иногда даже этого не требовалось. Город за последние годы неплохо разросся, но все же был довольно небольшим, так что многие солдаты просто знали его в лицо и поэтому, «взяв под козырек», лишь удивленно смотрели вслед.
        Он сам не заметил, как оказался около своего дома и очнулся от своего непонятного «забытья» лишь заслышав голос поздоровавшейся соседки по площадке. Автоматически кивнув в ответ, Сергей оглядел пустой дворик, освещенный торчащим прямо посередине детской площадки одиноким фонарем, открыл подъездную дверь, поднялся на третий этаж и долго топтался, растерянно хлопая по карманам в поисках ключей. Обычно к его возвращению Тей была уже дома, всегда встречая его у порога, и он уже забыл, когда открывал дверь сам. В конце концов, ключи все-таки нашлись, замок послушно щелкнул, и он зашел внутрь, окунувшись в теплый полумрак квартиры, наполненной такими родными запахами, среди которых четко ощущался тонкий аромат цветочных духов Тейрины, которыми она наверняка пользовалась с утра перед отъездом в академию.
        Сердце вновь дало резкий сбой, накатила странная слабость и Ратный обоперся рукой о стену, тяжело дыша, затем кинул ключи на полку и, не разуваясь, протопал в гостиную, ничком рухнув на стоящий там диван. Тело неожиданно онемело, словно отлежалая конечность, сознание поплыло, а веки отяжелели. Сергей устало закрыл глаза и погрузился в спасительный сон, наполненный непонятными полунамеками и воспоминаниями.
        «Внимание, внимание, до перехода реактора в неконтролируемый режим осталось пять минут. Рекомендуется всем членам экипажа срочно занять местах в спасательных капсулах».
        Пронзительный вой сирены лупит по ушам, заставляя его, спотыкаясь о непонятно откуда взявшиеся на полу искривлённые ржавые железяки, бежать по коридорам корабля погруженным в полумрак аварийного освещения. Вот и озаренный ярким светом, распахнутый люк спасательной капсулы. Он забирается внутрь, люк закрывается, легкий толчок. Корабль быстро удаляется, превращается в яркую точку, которая вдруг резко вспухает, разлетаясь разноцветным фейерверком. Страх сжимает душу липкими когтями. Он один, совершенно один в тесной металлопластиковой бочке, которая несется вниз к незнакомому ему миру. Что там, можно ли жить, есть ли вообще жизнь? Его рука сама тянется к аварийному набору и достает оттуда синий цилиндр пневмошприца. Тихое шипение. Наполненная нанвитами жидкость холодит шею, растекаясь по венам…
        Мельтешение картин, образов….
        Худенькая рыже-беловолосая девушка, еще почти девчонка, одетая в мешковатую военную форму, стоит напротив, нацелив винтовку и испуганно смотря на него своими большими карими глазами.
        - Стой на месте!
        Он озадаченно смотрит на девушку, пытаясь вспомнить, где ее видел, а вслух спрашивает:
        - И долго?
        - Что долго? - не понимает та.
        - Долго мне стоять на месте?
        - Столько, сколько я скажу, - решительно отрезает та. - Вдруг ты ястанский шпион.
        - Я не ястанский шпион, ты же это знаешь, Тей.
        Глаза девушки удивленно расширяются, а она сама вдруг начинает меняться, становясь взрослее, превращаясь в ту Тейрину которую он знал сейчас. Она опускает винтовку и смотрит на него с любовью, а по щекам катятся крупные черные слезы.
        Сергей резко открыл глаза, сел на диване и заспанным взглядом посмотрел в окно. Как ни странно, но чувствовал он себя нормально и полностью выспавшимся, а голова была ясной и легкой. Лишь где-то в районе груди едва чувствовалось странное омертвение, говорящее о продолжающейся работе нанвитов.
        - А сердечко-то, похоже, у тебя сдает, дружок, - пробормотал он, пытаясь вспомнить несуразный сон: узкие коридоры корабля, почему-то с кирпичными стенами, разбегающиеся с истошными воплями из-под ног крысы, светящаяся жидкость в шприце… сплошные несуразицы, навязанные воспаленным сознанием.
        Кстати, он ведь тогда вообще не воспользовался аварийным комплектом, лишь произвел себе стандартную предпосадочную вакцинацию, а….
        Сергей замер, затем нервно закусил губу, вскочил на ноги, пробежался по комнате, вновь сел, обдумывая пришедшую в голову мысль, затем буквально кинулся к стоящему на тумбочке телефону и забарабанил пальцами по клавишам.
        - Аэродром, Эйтан у телефона, кто это? - выслушав доклад дежурного, бросил. - Позовите Чаклина. Срочно!
        Пришлось ждать минут пятнадцать, прежде чем в трубке щелкнуло, и раздался голос Ладислава.
        - Да, товарищ Эйтан, слушаю.
        - Лад, у нас там «пятнадцатую» спарку из академии вроде пригнали на ремонт. Что с ней?
        - Ну, не в курсе, - помедлив, ответил тот. - Но вроде уже сделали, видел, что вчера обкатывали. А что?
        - Подготовь ее. Полный бак. И, да, летишь со мной, а то я сто лет уже за штурвалом не сидел. Все, через пару часов буду.
        Он положил трубку, подошел к стоящему в коридоре шкафу и, достав оттуда свою старую летную форму, зачем-то бережно хранимую все эти годы Тейриной, принялся переодеваться.
        Крылатая тень со стрекотом скользнула над головами, заставив жителей поселка удивленно поднять головы, провожая взглядом небольшой биплан, который сделал разворот над рекой и со снижением пошел в сторону ведущей в деревню проселочной дороги.
        Ратный вылез на крыло, спрыгнул вниз и, стянув перчатки, посмотрел в сторону деревни, откуда по дороге к ним мчался небольшой грузовичок с сидящими в кузове людьми.
        - Надо было на том поле садиться, - сказал Ладислав, подныривая под капот самолета и подходя к Сергею. - Там и пешком проще дойти.
        - Попасть колесом в ямину тоже проще. Насколько я помню, там где-то ручей протекает, увязли бы и встали на нос. Ничего на машине доеду.
        Он махнул рукой, приветствуя выпрыгнувшего из кабины машины мужчину в темно-синей форме стража порядка. Тот тоже узнал его, потому как сменил хмурый вид на приветливую улыбку.
        - Тернар Эйтан, неужели это вы, - сказал он здороваясь. - В гости к сестре?
        - Да, - кивнул Сергей, безуспешно пытаясь вспомнить имя стража, - только ненадолго, практически пролетом. Подбросите?
        - Конечно, - закивал тот. - Вы езжайте, а я тут побуду, дабы излишне любопытные нос не совали.
        - Спасибо, - Ратный повернулся к Чаклину. - Я быстро.
        Знакомая калитка во все также покосившемся заборе, который, правда, обзавелся несколькими новыми досками, светлым пятном выделявшимися в его сером массиве. Сергей на минуту остановился, разглядывая дом, который на некоторое время стал ему родным. Сестра… Дочь женщины объявившей себя его матерью и давшая ему имя своего погибшего сына. Кем она была ему, что он чувствовал к ней и к тому мужчине, что жил с ней, за прошедшие годы он так и не смог с этим определиться. Нет, она не была ему чужой, но и родной до конца стать не смогла, и в этом не было ее вины. Он пытался полюбить эту женщину, но так и не смог забыть лицо и мягкость рук своей настоящей матери, грубый и несколько отчужденный характер родного отца, тех, кто остался на далекой недостижимой Земле. Сестра…. Эта белокурая девочка родилась, когда Зельде было далеко за сорок, почти перед самой Смутой. Тогда, предвидя бардак и голодные годы, он даже забрал их к себе и можно сказать эта малышка несколько лет росла у него на руках, даря дому счастье и детский смех. Однако после смерти матери их отношения стали довольно холодны и все началось после
того как он не смог вовремя приехать на ее похороны, так как был занят планированием трансландорского перелета. Можно сказать, что в последние годы они даже не общались, хотя он порой и бывал в деревне, помогая односельчанам, которые частенько обращались к своему знаменитому земляку с различными просьбами. Вроде бы она вышла замуж.
        Сергей вздохнул и решительно толкнул калитку, которая протестующе заскрипела под его напором, однако выскочившая невесть откуда и зарычавшая на него большая черная собака заставила сделать шаг назад.
        - Кто там? Трад!
        Дверь дома отворилась и на пороге появилась высокая белокурая девушка с распущенными волосами. Увидев, стоящего в калитке Сергея она удивленно дернула бровями, затем нахмурилась.
        - Я ненадолго Тая, - сказал он. - Хочу забрать кой-какое свое барахло. Надеюсь, мать его не выкинула.
        Девушка несколько минут молчала, сверля его злым взглядом, затем тяжело вздохнула и крикнула.
        - Трад, а ну ко мне! - взяв собаку за ошейник, она заперла ее в будке под домом и мотнула головой, указывая на покосившийся старый сарай. - Все там. Мать почему-то всегда была уверена, что ты за этим придешь.
        - Спасибо.
        Сергей прошел по посыпанной речной галькой дорожке и, открыв дверь сарая, зашел внутрь, оглядывая завалы барахла основную массу которого составляла старая мебель вперемешку с различной сельхоз утварью. Катапультное кресло из капсулы он обнаружил валяющимся в дальнем углу под невесть как уцелевшим оранжевым куском парашюта. Сергей помнил, что Зельда еще когда он приходил в себя после вынужденной посадки на планету продала большую часть ткани, дабы оплатить услуги доктора и его новые документы, однако видимо кусок для чего-то приберегла. Он сбросил лежащие поверх доски, стянул ткань и склонился над креслом, разглядывая его. Пластиковая обивка сиденья, итак бывшая не в лучшем состоянии, теперь вообще свисала лохмотьями, в пенопаровой обивке зияли дыры, от нее приторно несло мышами, а некоторые металлические части покрывала густая ржа.
        - Не пойму, зачем тебе этот прогнивший хлам.
        Ратный обернулся, бросил быстрый взгляд на сестру и неопределенно повел плечами.
        - Может хоть скажешь, откуда оно? А то выглядит больно странно и надписи какие-то необычные. Эл пытался их перевести, даже ездил в город до библиотеки, но не нашел ничего похожего.
        - А мать тебе ничего не рассказывала? - Сергей покосился на стоящую в дверях девушку.
        - Говорила, что с разбитого ястанского военного дирижабля, но это не их алфавит.
        - Может просто рисунки, - ответил он, - или шифр какой. Я даже об этом не задумывался, просто конструкция показалась интересной, вот мы с отчимом домой и притащили.
        - Вдвоем? Оно же тяжеленое. Да и не похоже это на рисунки. Это явно надписи.
        В голосе девушки сквозило недоверие, так как она явно понимала, что за историей с креслом сокрыта какая-то тайна их семьи, слишком уж в ней было много недосказанного, вот только у Ратного не было ни малейшего желания вводить ее в курс дела, там более что даже Зельда этого не сделала.
        - Кстати, Эл это кто? - Сергей попытался уйти от скользкой темы.
        - Мой бывший муж. Правда прожили мы с ним всего два года и разбежались. Ошибка молодости. Впрочем, тебе ведь все равно.
        - Тай, ты не права, - он, наконец, вспомнил, где находится отделение с аварийным комплектом, и длинный плоский пенал скользнул ему в руку, - мне не все равно.
        Сергей подхватил контейнер за приделанную к нему металлическую выдвижную ручку, подошел к девушке и, взяв ее за худенькие плечи, заглянул в глаза.
        - Сестренка, пойми, ты уже давно не маленькая девочка и это твоя жизнь, не моя. Зачем мне в нее лезть.
        Тайра неожиданно хлюпнула носом, уткнувшись ему в грудь.
        - Ну хоть иногда ты бы мог.
        - Наверное мог, - Сергей вздохнул, чувствуя легкий укол вины и ласково провел ладонью по ее волосам. - Прости. Просто так получилось.
        - Угу. Может, на могилу матери сходим?
        Ратный покачал головой.
        - Не могу, надо скорее лететь обратно. Тей в больнице.
        - Что с ней?
        - «Червивка».
        Девушка отпрянула от Сергея, смотря на него расширившимися от испуга глазами и прикрыв рот рукою.
        - Давно?
        - Уже «браслеты» появились.
        - Серг…
        - Все в порядке, - он осторожно сжал плечи сестры руками. - Но мне пора.
        Потеснив ее, шагнул вперед, но девичья рука решительно ухватила его за куртку.
        - Я лечу с тобой.
        - Тай…
        - Не спорь, брат. Я видела «червивку» у меня подруга ей в двенадцать лет заболела. Тете Тейрине сейчас уход будет нужен, не тебе же с ней сидеть.
        - Тай, «червивка» в двенадцать и в ее возрасте это несколько другое…
        - Я знаю, не спорь. Твоей жене скоро понадобиться помощь во многих делах и не мужское дело этим заниматься.
        - Но кабина тесная, - сделал еще одну попытку Сергей, уже понимая, что девушку не убедить.
        - Поместимся, - отрезала та. - Подожди здесь, я переоденусь.
        Девушка убежала. Ратный хмыкнул, покачал головой, не зная, как реагировать на сложившуюся ситуацию и, взвесив в руке контейнер аварийника, мысленно чертыхнулся - слишком легкий. Опустившись на одно колено, он открыл его, ожидая всего чего угодно. Корабль, на котором он сюда прилетел, был старым десантным транспортником, давно списанным с военной службы, разукомплектованным и переведенным в разряд автоматических грузовозов. Экипажа на нем, как и пассажиров, в принципе не должно было быть, но то по инструкции.... В любом случае контейнер мог быть пустым. Наверное поэтому Сергей с некой нервозностью сдвинул крышку и облегчено выдохнул. Нет в комплекте явно кто-то покопался, забрав оружие, меданализатор, еще кой-какую мелочевку, оставив зачем-то аварийный маячок и тубы с высокоэнергетическим сухпайком, но главное этот неведомый «кто-то» оставил пару темно-синих цилиндров с инвитами предназначенными для дополнительной вакцинации в случае повышенной биологической угрозы. Насколько Сергей помнил, коктейль в этих шприцах был адский и в отличии от обычных нанвитов, подсаженных в детстве и
запрограмированных именно под его организм, а также тех что содержались в уколе стандартной вакцинации и адаптировались после введения, считывая нужные коды и информацию со специальных «т-нвитов», эти просто проходили по организму «катком», являясь этакой разновидностью антибиотика широкого спектра действия. Правда действовало это лекарство не наобум, ибо на самом деле в цилиндры была загнана квазиживая система ИИ типа «Рой», которая в процессе лечения сама могла принимать решения о применении того или иного воздействия на организм пациента. Судя по отзывам, некогда прочитанным им в сети, иногда процесс лечения бывал весьма неприятным, но процент выздоравливающих даже от самых экзотических болячек был высок. К тому же из-за наличия дополнительных источников питания, необходимых им для функционирования, у инвитов был ограниченный ресурс применения - срок годности и, судя по горевшим на крышках оранжевым полосам, которые на концах уже стали краснеть, он подходил к концу. Впрочем, для обычного человека применение даже просроченных инвитов обернулось бы максимум болезненностью в месте укола, да синяком,
который бы исчез через несколько минут благодаря действиям обычных нанвитов, но как они подействуют на организм местного жителя? Возможно, их введение будет сродни яду. Ведь неизвестно насколько он в генетическом и прочих планах отличается от аборигенов. Увы, он не врач и уж тем более не ксенобиолог, да и тем бы чтобы точно сказать потребовался не один день исследований при помощи кучи аппаратуры. Хотя с другой стороны местную органику он есть может, да и некоторые местные лекарства ему помогают, тот же «Кардалг» от головных болей, что приходится иногда пить после бессонных ночей, проведенных за очередными расчетами.
        - В любом случае выбора у меня нет, - пробормотал Сергей. - Но хоть проверю годность. Он взял один из шприцов и, приложив его к шее, нажал на торец. Место укола немного приморозило и все. Несколько минут он стоял, прислушиваясь к своему организму и ничего не ощущая, кроме леденящей шишки напряжения под кожей, затем вдруг почувствовал, как этот комок стал рассасываться, стекая вниз холодными ручейками. Минута и все прошло.
        - Будем считать, что работает.
        Сергей сунул пустой цилиндр обратно в коробку, закрыл ее и, забросив в кучу сваленного в углу барахла, вышел на улицу.
        Сидящая на кровати Тейрина удивленно посмотрела на подошедшую Тайру, затем вновь перевела взгляд на Сергея.
        - Серг, я не помню, как я здесь оказалась. Вроде дом была, обед тебе готовила и… А кто эта женщина?
        Ратный обеспокоенно переглянулся с сестрой.
        -Тетя Тей, это же я Тая, младшая сестра Серга, - сказала та, присаживаюсь на край кровати. - Неужели вы меня не помните?
        - Тая? - Тейрина нахмурилась. - Ты не можешь быть Таей, Тае всего двенадцать.
        Плечо Сергея коснулась рука стоящего позади него врача. Они вышли в коридор, аккуратно прикрыв за собой дверь и оставив женщин наедине.
        - Не буду от вас скрывать, господин Эйтан, но дела у вашей жены неважны. Болезнь прогрессирует и довольно быстро. Мы даем ей поддерживающие лекарства, делаем кой-какую терапию, но толку от этого мало. Знаете, я бы начинал готовиться к худшему.
        - Я понимаю, доктор. Мы сегодня с сестрой останемся здесь, вы не против?
        - Даже обеими руками «за», господин Эйтан. Больной сейчас необходимо присутствие кого-нибудь из родных. Я распоряжусь сестрам подготовить палату напротив, чтобы вы могли там передохнуть ночью. А теперь прошу прощения, спешу, - он направился к ведущим из карантинного блока дверям, но сделав несколько шагов, вновь повернулся к Сергею. - Да, забыл сказать, там, около тумбочки, звонок. Если что понадобится, просто нажмите.
        Землянин кивнул, дождался, пока за врачом закроются двери, и вернулся обратно в палату, доставая на ходу пневмошприц с инвитами.
        - Тай, посмотри за коридором, если кто идет, скажи, - скомандовал он, усаживаясь рядом с женой и обнимая ее за плечи.
        Тайра непонимающе посмотрела на брата, однако послушно подошла к двери и, приоткрыв ее, выглянула в коридор.
        - Тейрин, я тебя люблю, - прошептал он на ухо жене. - Помни это, помни до конца, чтобы сейчас не произошло.
        - Ты о чем, милый?
        Тихое шипение. Женщина испуганно схватилась за шею, смотря на мужа.
        - Что это?
        - Лекарство, Тей, всего лишь лекарство. Доктор велел дать. Ложись теперь, поспи.
        - Но я не хочу, - засопротивлялась Тейрина. - К тому же Тайра приехала, я ее так давно не видела.
        - Ты вспомнила Тайру? - удивился Сергей, продолжая обнимать жену.
        - Глупый, как я могла ее забыть, - рассмеялась та. - Она же мне почти как дочь. Иди, давай, дай женщинам поболтать наедине. Ничего со мной не случиться.
        - Хорошо, хорошо, - воздел руки Ратный. - Болтайте, только скажи, как себя чувствуешь?
        - Нормально, только шея немного онемела, словно кусок льда приложил.
        - Лекарство такое, - ободряюще улыбнулся он, поднимаясь. - Ладно, болтайте, я пойду, выйду на улицу, покурю.
        Ночь, можно сказать, прошла спокойно. Они с Тайрой дежурили по очереди, но Тейрина спала как убитая, не среагировав даже на капельницу, которую к утру пришла поставить ей санитарка. Симптомы также не изменились, даже стало хуже - «браслеты» пустили жгуты, которые причудливым рисунком обвили руки Тейрины до самых локтей. Создавалось такое впечатление, что введение инвитов никак на ней не отразилось и это нервировало Сергея больше всего, ибо никакой надежды на исцеление больше не было. Впрочем, она и до этого была не особо большой, ибо лекарство все же создавалось для людей иного мира, но все-таки у него теплилась вера в гениальность врачей и инженеров родного мира.
        Часам к восьми Тайра его вновь сменила, так как Тей так и не проснулась, зато Сергей чувствовал себя полностью опустошенным, и сестра это явно заметила, настояв на том, чтобы он пошел и прилег хотя бы на часок. Ратный не стал спорить и, перейдя в подготовленную для них санитарками соседнюю палату, ничком рухнул на кровать. Жить не хотелось. Он впервые за многие годы понял и почувстовал насколько ему действительно дорога Тейрина, она все эти годы была рядом, поддерживала, направляла, успокаивала и приободряла, если он терял надежду. Она была частью его. Опорой… Нет, он знал, что переживет и возможно даже намного, но не так, не сейчас… Сергей зажал губами подушку, стараясь не завыть от беспомощности. Дверь в палату распахнулась.
        - Серг, там с Тейриной что-то непонятное, пойдем скорее! - выпалила Тайра, хватая мужчину за руку и буквально стягивая с кровати.
        Ратный последовал вслед за сестрой обнаружив в палате жены пару растерянных санитарок и уже знакомого ему профессора, которые пытались удержать извивающуюся словно от немыслимой боли и беззвучно кричащую Тейрину. Ее тело то и дело выгибалось дугой, а на лице и руках то проступали, то исчезали змеящиеся черные полосы.
        - Что с ней? - Сергей обхватил жену руками, пытаясь прижать к кровати, чтобы сестра смогла вколоть обезболивающее.
        - Понятия не имею, - ответил врач, держа ее ноги. - Впервые такое вижу. Держите крепче.
        Сколько Тейрина продолжала биться в странных конвульсиях, минуту, полчаса, час, а может и больше, Сергей не запомнил, но все это время слилось для него в один сплошной растянутый кошмар. Обезболивающие и успокаивающие не помогали, так что им вчетвером приходилось держать Тей, чтобы она не нанесла сама себе увечья. Порой ему казалось, что, удерживая любимую, он слышит треск ее ломающихся костей, противный хруст рвущихся связок, и каждый раз, когда его взгляд падал на перекошенное от боли лицо супруги, он проклинал себя за то, что решился на этот проклятый эксперимент с инвитами, а не дал ей спокойно уйти.
        Неожиданно все закончилось. Из тела женщины словно вынули батарейки, и она как-то вся резко обмякла. Несколько долгих минут они продолжали держать ее, переглядываясь и не веря, что все закончилось, затем врач медленно отпустил ноги, подобрал с пола слетевший с шеи стетоскоп и, отогнув край порванной ночнушки, приложил его металлический кругляш к ее груди.
        - Странно, ритм четкий и ровный, - он поднес тыльную сторону руки к носу. - Дыхание спокойное. Такое впечатление, что она просто спит. Ничего не понимаю. После подобных конвульсий….
        - Доктор, руки!
        Профессор вопросительно посмотрел на вскрикнувшую Тайру.
        - На ее руку посмотрите!
        Все послушно уставились на свисающую руку женщины, затем удивленно переглянулись, так как черные полосы вокруг запястий исчезли.
        - Не может быть…
        Профессор приподнял руку Тейрины, аккуратно засучил рукав её ночнушки, осмотрел со всех сторон, опустил обратно на кровать и, сняв свои очки, принялся с озадаченным видом протирать их краем халата.
        - Бред какой-то. Странная симптоматика.
        - Доктор, что с ней? - спросил Сергей, с беспокойством наблюдая за всеми этими манипуляциями.
        - Трудно сказать. Подобные конвульсии не типичны для «червивки», хотя болезням со временем свойственно меняться и…
        Тейрина неожиданно открыла глаза, попыталась сесть и со стоном рухнула обратно на подушку. Сергей кинулся к ней.
        - Тей! С тобой все в порядке?! Как ты себя чувствуешь!?
        - Все тело болит и ломит как после простуды, - прошептала она в ответ, - и слабость.
        Она обвела палату мутным взором.
        - Серг, а где мы?
        - В больнице, милая.
        - В больнице. Значит, я все же заболела. Серг, я не хотела тебе говорить…. Пресветлый, как же я устала и хочу спать.
        Сергей ласково погладил ее по плечу.
        - Отдыхай, никто же тебе не запрещает.
        - Хорошо, я немного посплю, а то завтра много работы в академии.
        Глаза женщины сомкнулись, и через мгновение она уже спала крепким спокойным сном.
        - М-да, странно, - сказал профессор задумчиво, когда они вышли в коридор, оставив Тей с сестрой Ратного. - После того как проснется, думаю, стоит провести полный осмотр на предмет скрытых повреждений, обязательно сделать рентген грудины и конечностей, а также взять анализ крови. Обязательно.
        Врач ушел, а Сергей вернулся обратно в палату и, отправив Тайру отдыхать и отходить от перенесенного шока, уселся рядом с кроватью жены на стул, взяв ее за руку. Он, не отрываясь, смотрел на ее похудевшее осунувшееся лицо, такое бесконечно милое и родное, краем сознания отмечая седину, густо засеребрившуюся в растрепанных волосах, и вдруг заметил, как по ее щекам на белоснежную подушку медленно скатываются капли черных слез.
        Тейрину выписали через две недели. Профессор никак не хотел ее отпускать, так до конца и не поверив в чудесное исцеление женщины, желая провести дополнительные исследования. Сергею пришлось даже немного «надавить» на излишне въедливого врача через свои связи и только после звонка «сверху» Тей отпустили домой. Тем не менее, профессор взял с нее твердое обещание появляться у него хотя бы раз в месяц в течение полугода для прохождения полного обследования. Этому Ратный не стал препятствовать. Выполнив свою задачу, инвиты всегда покидали тело носителя через естественные отправления, а также пот, слюну и слезы, либо (в случае с землянами) разбирались нанвитами на составные части и использовались в восстановлении популяции. В любом случае обнаружить их при здешнем уровне техники было практически невозможно, а если бы и удалось, то обнаруживший навряд ли бы понял, что он видит. Максимум принял бы умную машинку за какой-нибудь неизвестный науке вирус или простейшее.
        Надо сказать, что Тейрина вылечилась полностью, но все же через некоторое время проявилась пара побочных эффектов. Во-первых, она помолодела и в свои пятьдесят с хвостиком стала выглядеть максимум на тридцать пять, во-вторых, ее рыже-белые волосы стали странного платинового цвета.
        ГЛАВА 7.
        «Спрашиваете какие были ощущения, почувствовал ли я разницу? Естественно почувствовал. Реактивный самолет от поршневого отличается как гоночный болид от гражданского мобиля. Тут все другое: скорости, вираж идет не так, само поведение на углах атак, да все. Даже ощущение от полета. Долго не мог привыкнуть к отсутствию знакомого гула двигателя, ибо ТРД звучит совсем по-другому, там скорее басовитый вой, а не равномерное гудение. Первое время порой забудешься и начинаешь панически шарить глазами по приборам, что не так, почему такой звук.
        Какой был смысл запускать ЭР-15 в серию в конце войны, когда вполне хватало и обычных самолетов? А почему бы и нет? Машина получилась довольно удачной, живучей, манёвренной, с неплохой огневой мощью. Не зря же она прослужила в войсках более десятка лет и претерпела аж пять модернизаций. Да вы сами статистику гляньте, она есть в открытом доступе. Сколько мы «пятнадцатых» потеряли за три месяца боев? Что-то около двух десятков, а сколько на них сбили? Вот… Сами говорите, что более сотни. К тому же половина потерянных по вине самих летчиков. Ну не привыкли еще к таким скоростям. Ведь сколько тот же «Э-28» развивает? Максимум 700 терроов на форсаже, но так ведь долго не полетаешь, спечешь двигатель. Стандартно меньше шести сотен ходишь, а тут почти восемь сотен обычная скорость. Немного? Ну, тут как посмотреть, чуть затянул с поворотом и проскочишь куда дальше, позднее дернул ручку на выходе, а земелька-то вот она. Вот и бились с непривычки. Тут да - недоработка. Но, повторю - самолет получился хорошим. О том, что он сырой, выпущен в спешке, говорят совсем уж незнающие историю авиации люди. Мы его
почти два года обкатывали, начали еще в конце 42-ого. Поверьте, в военное время, это очень долго. К тому же число «15» в названии вам ни о чем не говорит? Ни один, ни два, а пятнадцать? Нет? Ну сходите тогда в центральный музей авиации, там «одиннадцатый» стоит, сравните его с «пятнадцатым» и все сами поймете. Разница колоссальная, практически другая машина. Впрочем, с Сергом Эйтаном всегда так было. Порой он просто фонтанировал идеями, менял концепцию по несколько раз на дню. Я конечно наблюдал за этим со стороны, но видел, как трудно понять его другим инженерам, даже Петрав с Васновым, на что уж были гениями, но даже они бывало становились в тупик. Он словно говорил обычными словами на каком-то своем языке, и кое-что стало понятно только спустя годы.
        Вернемся к ЭР-15? Хорошо. Так вот, как я уже сказал…»
        ИЗ ИНТЕРВЬЮ ЗАСЛУЖЕННОГО ЛЕТЧИКА-ИСПЫТАТЕЛЯ РФР ЛАДИСЛАВА ЧАКЛИНА ТЕЛЕКАНАЛУ «ТРИЛИСТНИК» 265 Г.
        Сергей распахнул окно все еще холодный ветерок, в котором, тем не менее, уже отчетливо чувствовались запахи весны. Погода с утра была ясной, солнечной и, несмотря на то, что до конца морозара оставалось еще целых два месяца, по другую сторону окна вовсю звенела мелодия капели.
        - Хорошо, что потеплело, а то холода надоели уже, - сказал он, садясь на край подоконника и разминая арому. - Знаете, закончится эта война, сразу заброшу все дела и на месяцок смотаюсь с Тей к морю.
        - Идея конечно хорошая, но, когда она еще закончится, - вздохнул Петрав, на миг отрываясь от созерцания расстеленного на столе чертежа.
        - Думаю к середине теплура, - ответил вместо землянина сидящий на диване Ладислав, отхлебывая из лайкос из кружки. - Геранцы уже просто бегут, такими темпами через месяц к границе выйдем, а там этой Ендории.
        Он презрительно сморщился.
        - Вы неисправимый оптимист, товарищ Чаклин, - хохотнул Ант, с задумчивым видом постукивая карандашом по чертежу. - Хотя, конечно, хорошо было бы. Серг, объясни дураку, что это за двухвостая кланда^17^?
        Он умоляюще посмотрел на Ратного с невозмутимым видом пускающего в небо тонкие струйки ароматного дыма.
        - Это наше будущее, дружище, правда, пока я думаю, далекое. Но мы будем к нему стремиться. Ты мне лучше ответь, что там по новой трубе, шевеление идет? Стоит самому на объект ехать, пинать?
        - Да там хоть запинайся, - проворчал Петрав, скатывая чертеж в тугую трубку и перетягивая его резинкой. - Наши ребята монтаж каркаса закончили, теперь дело за смежниками. Ждут, когда придет оборудование. Вчера при мне Сёмен им звонил, клялись, что уже отправили.
        - Понятно.
        Сергей, потушил арому в стоящей на подоконнике пепельнице, прикрыл окно и вернулся к своему столу.
        - Лад, что думаешь по новому истребителю? Готов?
        - Вполне, - кивнул Чаклин. - Классная птичка получилась, только немного непривычно, что винта нет.
        - Если непривычно, то могу отправить модифицированную «тридцатку» обкатывать. Хочешь? - хитро прищурясь с улыбкой спросил Сергей. - А на новую кого-нибудь из молодых.
        Чаклин аж лайкосом поперхнулся и, бурча, принялся отряхивать китель.
        - Чтобы они мне машину угробили, спасибо конечно товарищ Серг, но я уж лучше сам свою красавицу танцевать буду.
        - Ладно, ладно, я пошутил, - рассмеялся Ратный. - Естественно никому кроме тебя я ее не доверю. Ну, а теперь две новости.
        Он резко стал серьезным и, откинувшись на спинку кресла пару минут молчал, барабаня пальцами по столу, словно не зная с чего начать.
        - Итак, первая. Вчера постановлением государственной комиссии «ЭР-15» официально принят на вооружение и решено развернуть его производство на Карнараском авиастроительном. Лад, подбери ребят из академии посмекалистее и натаскай их, чтобы знали машину не хуже тебя. На все про все тебе три месяца. Вопросы будут?
        - Да какие вопросы, - буркнул в ответ Чаклин. - Хотя вот, хоть убей, не пойму смысл этой спешки, геранцев и так есть на чем бить, а тут машина новая, причем во всех смыслах. Ее бы еще немножко погонять, осмыслить до конца…
        - Так гоняй, никто ведь не запрещает. Однако решение принято, причем на самом верху, - Сергей ткнул указательным пальцем в потолок. - Или хочешь поспорить с главкомом? - он снял трубку с телефона и протянул ее летчику. - На. Я сейчас наберу номерок.
        Ладислав молча воздел руки вверх.
        - Вот и хорошо…. А теперь новость номер два, - он молча поиграл желваками, вздохнул и уперся взглядом в Петрава. - Ант, в общем, через неделю принимай КБ под свое крыло.
        В кабинете зависла просто звенящая тишина, сопровождавшаяся удивленно - непонимающими взглядами и переглядами присутствующих.
        - Ну что так глаза выпучили, - усмехнулся Сергей. - Ничто не вечно в этом мире. Впрочем, пока я далеко не ухожу, оккупирую пустующий третий этаж и полностью посвящу себя созданию ракетной техники. Кстати, Ант, некоторых ребят я у тебя заберу, так что не серчай.
        - Да я…., - Петрав не нашел что ответить и замолчал.
        - А потом? - спросил вместо него Чаклин.
        - Что, потом?
        - Товарищ Эйтан, хватит нам мозги закручивать, вы сказали «пока не ухожу». Это «пока» долго будет продолжаться?
        - Не знаю, - развел руками Сергей. - Думаю еще пару лет, может меньше. Все зависит от темпов строительства.
        - Строительства?
        Ратный недоуменно посмотрел на своих друзей, на лицах которых читался немой вопрос и вздохнул:
        - Ах, да, вы же не в курсе. Помните, как месяц назад меня срочно вызвали в столицу?
        Дружный кивок.
        - Так вот я там встречался с главкомом, и он мне сообщил о том, что правительство утвердило планы строительства первого так называемого «Города Ракетчиков».
        На некоторое время воцарилась полная тишина, Чаклин и Петрав с понурыми лицами переваривали услышанную новость.
        - Город Ракетчиков, какое-то название…, - наконец сказал летчик, щелкая пальцами. - Некультяпистое что ли.
        - Согласен, - кивнул Ратный. - Именно поэтому я предложил другое - Звездный.
        Весна еще полностью не вступила в свои права, но вдоль дороги еще пышные буквально вчера сугробы, просели, покрывшись темной коркой рыхлого подтаявшего снега, около стволов деревьев, в ямках, стали скапливаться лужицы талой воды. Птицы, согревшись на солнце, устроили в ветвях веселую чехарду, сопровождаемую громким гомоном, а ветер впервые за долгие месяцы веял теплом.
        Сергей шел по заводской алее ведущей к проходной, сунув руки в карманы и размышляя о неожиданных поворотах судьбы. Новость о строительстве Звездного была для него самого полной неожиданностью. Нет, пару лет назад он как-то сказал главкому о том, что для нормального развития ракетной техники и покорения космоса может потребоваться постройка целого города, причем в определенном месте страны. Даже указал на карте примерную точку. Тем не менее, это был всего лишь обычный разговор о мечте под рюмочку ликера, и до последнего времени Сергей не сомневался, что Росовский воспринял его всего лишь как фантазию подвыпившего инженера - оказалось, это не так. Оставалось только догадываться, что сказал старый генерал членам правительства, как смог их убедить, чего пообещать, но факт оставался фактом. Несмотря на продолжающуюся войну с Геранией и Ястанией, в глубине страны, в степях Нарсарна началось строительство нового города, исследовательского центра и производственной базы для создания ракет дальнего радиуса действия. Естественно это пока только начало долгого пути, маленький шажок к задуманной цели…, а
заодно и новые перемены в их с Тейриной судьбе. А ведь они уже далеко не молоды….
        Сергей усмехнулся и, достав из кармана арому, прикурил, прикрывая зажигалку ладонью от налетавшего ветерка.
        После выздоровления жены прошло уже более полугода и благодаря инвитам, она не только выздоровела, но и стала выглядеть куда моложе своего возраста, да и он в последнее время чувствует себя куда бодрее, но все равно…. Этот город, где они прожили более двух десятков лет, стал до боли родным. Тут друзья, настроенный быт, знакомые, его КБ, в конце концов, то, что он создавал и над чем работал все эти годы. Множество идей и задумок…. Теперь все придется начинать практически заново, на новом месте, в степи…. Нет…. Сергей стиснул зубы и мотнул головой, отгоняя нахлынувшие сомнения. Ант справится, он давно не мальчик и кое в чем уже превзошёл своего учителя и место во главе КБ его по праву. А вот ему действительно пора, пора браться за то, о чем давно мечтал, пора кинуть вызов этим чертовым звездам. И тут главное успеть, лет ему уже немало, а работы впереди непочатый край, и он пока даже не знает с какой стороны подступиться. Ракета, конечно, есть, но это пока так, жалкая поделка….
        Гомон птиц над ухом сбил его с мысли, заставил остановиться и растерянным взглядом посмотреть в раскинувшееся над головой переплетение ветвей. Словно почуяв его недовольство, птицы резко смолкли, а затем сорвались со своих мест, скрывшись в глубинах парка. Ратный усмехнулся, поправил выбившийся из-под воротника пальто шарф, а мысли уже скаканули в другом направлении.
        Буквально на той неделе пришел приказ о назначении Роханцева командующим Наймарским 171-ым объединённым корпусом и Андре пришлось спешно отбыть к новому месту своей службы. Прощались они в спешке, на перроне вокзала, прямо у подножки штабного вагона.
        - Ну что ж, друг мой, видишь, как судьба повернула, возвращаюсь в родную обитель, - сказал он, обнимая Ратного на прощанье. - Увы, на этот тебя с Тей там не будет.
        - А крепость разве восстановили? - удивился Сергей.
        - И не только крепость. Там в порту теперь базируется двенадцатый Эйскморский флот, да и авиабазу заново отстроили.
        Паровоз дал пронзительный гудок, а из вагона выглянул ординарец, призывая генерала поторопиться.
        - Ну вот и все, дружище, - они еще раз обнялись.
        Тогда Сергей долго стоял на платформе, глядя вслед ушедшему поезду и думая, что только заметил, насколько сдал и постарел Роханцев за прошедшие годы…
        Он покачал головой своим мыслям, отбросил докуренную арому, достал из пачки следующую, прикурил и, затянувшись, посмотрел вверх. Его рот удивленно приоткрылся, а сигарета выпала на землю. Над цехом сборки бесшумно плыла расплющенная, больше похожая на огромный овал, черная туша дирижабля.
        «Стандартная тактика ястанцев. Отключить двигатели при подходе к цели и идти со снижением по инерции. Черт, совсем ка тогда в Наймаре», - проскочило у него в голове. - «Интересно, кроме меня его кто-нибудь заметил?»
        Заметили. Глухо загавкали стоящие на крышах мелкокалиберные зенитки и тут же раздался гул набирающих обороты двигателей, дирижабль резко пошел вверх, а от днища гондолы отделились и понеслись к земле бочонки бомб. Грохнуло так, что Сергей невольно присел, с ужасом и злостью смотря на поднимающиеся со стороны цеха. Запоздало взвыли сирены воздушной тревоги, а со стороны заводского аэродрома уже медленно надвигался следующий черный гигант. Этому повезло меньше. К обороне подключились 88-мм зенитные орудия и, после нескольких отчетливо видимых попаданий, ястанский дирижабль стал быстро терять высоту и скрылся из вида за деревьями, видимо рухнув где-то на окраине города.
        Знакомый гул и над головой пронеслась четверка «Эстов». Сделав круг над заводом, они разделились: пара ушла в сторону города, видимо заметив там новые цели, а оставшаяся «полезла» вверх, судя по всему желая достать уходящего ястанца. Сергей мысленно пожелал им удачи и почти бегом направился в сторону горящего цеха, молясь, чтобы жертв и разрушений было как можно меньше.
        Что случилось дальше, он так и не понял. Либо среди сброшенных первым дирижаблем бомб некоторые были с замедлением, либо, уходя от истребителей, тот вновь опустошил отсеки, скинув остатки бомб, однако взвившийся справа от дороги огненный вихрь буквально поднял его в воздух и, крутанув, бросил в гущу парковых деревьев. Последнее что он запомнил, это мелькнувшее перед глазами бездонно-синее небо, затем его тело пронзила дикая боль и наступила тьма.
        Алекс Нарсев, с некоторым удивлением смотрел на падающий ястанский дирижабль. Несмотря на то, что их много раз гоняли в академии по ТТХ различных ястанских и геранских машин, вплоть дот тех, что уже были сняты с вооружения, до автоматизма вбивали в память их теневые силуэты, такую он не помнил. Какой-то приплюснутый блин с небольшими крыльями по бокам, длинной гондолой снизу и парой пулеметных башенок со стрелками сверху. Впрочем, горел он ничуть не хуже остальных своих собратьев.
        - Командир, это полностью ваш, - раздался в наушниках шлема голос ведомого. - Вернемся домой, отметить надо будет.
        - Рано еще отмечать, - крикнул в ответ Алекс. - Выше справа тройка седьмых Хошек^18^. Демон дери, откуда они вообще взялись?
        Справа промелькнули остроносые силуэты еще одной пары «эстов», которые атаковав ястанцев с ходу эрессами, резко ушли вниз, избегая огня стрелков. Одна из «хошек» тут же принялась уменьшаться в объемах, теряя гелий из разорванных баллонет, а затем как-то резко сложилась, рухнула вниз и взорвалась, выбросив в воздух черное облако дыма. Остальные даже не среагировали на падение собрата, продолжая с маниакальным упорством идти в сторону города.
        - Заметил, кто это был? - раздалось в наушниках.
        - Похоже пара Гринева. Значит скоро остальные наши подтянутся.
        Самолет неожиданно зашелся мелкой противной дрожью и Нарсев автоматически бросил машину в вираж, уводя с линией огня, одновременно крутя головой, чтобы понять, откуда пришла опасность.
        - Командир, со стороны солнца тройка «обрубков».
        Алекс бросил быстрый взгляд в указанном ведомом направлении и, заметив идущие в их сторону ястанские истребителей, тут же потянул ручку на себя, уводя машину вверх. «Эсты» послушно ушли в свечу, а ястанцы дружно полезли за ними, до дыма из-под капотов форсируя движки своих машин, но, тем не менее, безбожно отставая. Горка, «Эст» падает на крыло, разворот, перегрузка вплющивает тело в кресло, гашетки вжаты до упора, и пушки послушно выплевывают в противника очереди свинца. Ведущий «Кайт» взрывается прямо в воздухе, превращаясь в летящий к земле факел. Оставшиеся, расходятся в разные стороны, пытаются уйти, но одного срезает ведомый, а второй теряет скорость и ловит плоский штопор.
        - Минус три, - пробормотал Нарсев, крутя головой, пока в вышине не заметил огромный черный силуэт похожий на зависший в небе гигантский катамаран.
        - «Четырнадцатый», слышишь меня?
        В динамиках защелкало, затем сквозь звуки помех долетел едва слышимый голос Гринева.
        - Да, «девятка», слышу.
        - Будь внимателен, тут «обрубки» на выпасе.
        - «Кайты»? Демон дери. Они-то тут откуда?
        - Вверх глянь.
        - Жопа проклятого, - раздалось в эфире после короткого молчания. - Это ж крыланноносец, я такой только в учебных фильмах видел. Вроде твой отец в двадцатых подобного завалил.
        - Было дело. Прикроете нас? У меня еще все эрессы на подвеске.
        - Принято.
        Третий месяц морозара 245-года ознаменовала целая череда побед на Западном фронте. Руссарские войска, разгромив центральную группировку геранских войск, упорно продвигались вперед и в некоторых местах вышли к государственной границе. В это же время Генштаб начинает подготовку к летней компании, целью которой ставится разгром Герании и ее безоговорочная капитуляция.
        Тем временем на восточном фронте наблюдалось полное затишье, ястанские войска всеми силами избегали любых боестолкновений, практически без боев оставляя свои позиции и даже мелкие населенные пункты. Позднее историки свяжут эту нерешительность в действиях ястанских командиров с событиями, происходящими в столице империи. Дело в том, что неоднократные поражения на фронте, потеря части исконных ястанских земель подорвали доверия к молодой императрице, которая к тому же по совету своего фаворита казнила нескольких недовольных ее политикой министров и высокопоставленных военных. Этот шаг не только не помог, но и увеличил раскол в обществе. Часть армии и знати в открытую поддержала ее старшего брата Гайцу Тамкара, прося того образумить младшую сестру и принять бремя императорского венца. 4 -ого числа 3-его месяца морозара Тамкара в своем выступлении по национальному радио, объявляет власть императрицы нелегитимной и предлагает ей добровольно оставить трон, обещая защиту и покровительство. Юная императрица, отвергает это предложение, в свою очередь объявляет брата изменником и обещает казнить каждого
десятого вставшего на его сторону. В столице начинаются массовые аресты среди знати и военных, что, в конце концов, приводит к восстанию столичного гарнизона и штурму императорской резиденции. К сожалению, последовав очередному совету своего фаворита, императрица успела скрыться из столицы и отправится на запад страны в приморский город Тайзун являющимся вторым по величине в Ястании после столицы и одновременно основной базой ее военно-морского флота. Тут она выступает с пламенной речью перед матросами и офицерами флота, призывая к последнему походу во славу Империи, чтобы, отдав жизни, наказать проклятых Пресветлым руссаров.
        23-его числа императрица восходит на борт бронепалубного крейсера «Энсима» и поднимает на нем имперский штандарт. Этим же вечером большинство кораблей флота покидает гавань, и направляются в сторону Майдерского полуострова. Эскадра насчитывает: 12 крейсеров, 10 эсминцев и 8 (по некоторым источникам 12 или 15) миноносцев. Кроме того, в ее состав вошло более двух десятков транспортных кораблей, перевозящих в своих трюмах почти 10 тыс. солдат, офицеров и различную технику. С воздуха их прикрывало более полусотни дирижаблей различных модификаций, среди которых было семь крыланоносцев класса «Гархард» геранского производства каждый из которых нес на своем борту до десяти истребителей «Кейт-Хо».
        Сегодня многие из наших и зарубежных историков называют этот поход безумной авантюрой отчаявшейся женщины, которая думала, что победа вновь вернет ей поддержку знати и трон, однако некоторые считают иначе. По их мнению, за призывом императрицы стоял тонкий расчет, не зря же его поддержали многие из ястанских флотоводцев и в частности возглавивший флотилию гранд-адмирал Тургава Сайк. Дело в том, что в Генштабе Руссарии царили победные настроения, а война с Ястанией считалась практически выигранной. В результате этого основной костяк руссарского флота был передислоцирован на запад, готовясь к летней компании в Ендории, и единственно кто мог противостоять ястанским кораблям в Эндунесском проливе (отделяющим Ястанию от полуострова) была базирующаяся в Наймаре Эйскморская флотилия. Два линкора «Разящий» и «Ветреный», четыре бронепалубных крейсера и семь миноносцев были довольно грозной силой, но только если бы вышли на оперативный простор. Расчет ястанцев был на неожиданность, и он полностью оправдался.
        25-ого числа в 17-40 вечера, ястанский флот появился в пределах видимости Наймара и, развернувшись в две дуги, с хода, атаковал порт и прикрывающую его крепость. В это же время часть дирижаблей обрушила бомбовый удар на город, порт и находящуюся на его окраине Наймарскую авиабазу, в результате которого было разрушено несколько ангаров, склад топлива, повреждено или уничтожено более тридцати самолетов, а уцелевшие так и не смогли подняться в воздух из-за полностью разрушенной взлетной полосы. Бой продолжался всю ночь. К утру город горел, большинство руссарских кораблей были либо повреждены, либо затоплены, хотя и продолжали огрызаться. Крепость потеряла шесть из десяти батарей и больше половины личного состава. Потери ястанского флота составили всего семь кораблей.
        26-ого, ровно в 12 -00, гранд-адмирал Сайк отдает приказ о начале высадки десанта, одновременно части воздушного флота прикрытия ставится задача произвести отвлекающий рейд вглубь полуострова и нанести бомбовые удары по городам: Гартий, Остун и Раскор.
        Высадка десанта происходит под непрекращающимся огнем орудий крепости и уцелевших кораблей руссарского флота. Тем не менее, к вечеру часть города уже находится под контролем ястанцев, а к полудню 27-ого, сопротивление руссарского флота окончательно сломлено крепость и порт полностью переходит под контроль имперцев. На этом удача ястанцев закончилась, все попытки полного захвата города провалились. Солдаты 171-ого объединенного корпуса под командованием генерала Роханцева и присоединившиеся к ним матросы и офицеры с затопленных кораблей стояли насмерть, с боем отдавая каждый дом, каждую улицу, каждый переулок. Не помогала даже артиллерийская поддержка флота, которая буквально равнял кварталы города с землей.
        32-ого числа третьего месяца морозара, адмирал Сайк отдает приказ пополнить наземные части матросами и офицерами, а также прекратить штурм города и, обойдя его, взять в кольцо, одновременно с этим продолжая обстрел из всех орудий и ковровую бомбардировку всеми имеющимися аэросилами. Увы, приказ несколько запоздал.
        Защитники Наймара выполнили свою функцию, сковав почти на семь дней силы противника, что позволило Генштабу спешно подтянуть резервы.
        Утром 33-его числа, наблюдатели докладывают адмиралу о появлении на горизонте дымов, которые возвестили о прибытии 7-ой Эйксморской эскадры. В это же время около сотни бомбардировщиков и штурмовиков наносят массированный удар по кораблям и наземным позициям ястанцев. Аэросилы прикрытия не смогли противостоять более современным самолетам руссаров и были уничтожены буквально в течение пары часов. К середине дня в город с севера входит 17-штурмовая дивизия штат-полковника Демченко, а с юга 27-ая отдельная штурмовая дивизия штат-руничего Гавраса.
        34-ого числа в 16-00, лишившись более половины своих кораблей, потеряв до 70 % наземных войск, гранд-адмирал Сайк показывает прекратить огонь и всем уцелевшим штандартам поднять сигнал «мы сдаёмся».
        Так закончилась битва при Наймаре, ставшая одновременно позором и славою руссарского оружия. А еще через месяц новый император подписал мирный договор с Руссарией, по которому ей отходили все захваченные земли, а тела императрицы и ее фаворита, принявших яд незадолго до сдачи флота, были переданы Ястании для захоронения на родине.
        К. ЛАНЬ, «ХРОНИКИ ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ», ИЗДАТЕЛЬСТВО «КРАНЬ», 332 Г., 456 СТР.
        Ему повезло трижды. Во-первых, бомба упала в самую гущу заводского парка и растущие там деревья приняли на себя основной удар взрывной волны и разлетающихся осколков. Во-вторых, его спасли нанвиты, блокировавшие болевые рецепторы и остановившие кровотечение из пробитого навылет плеча, нескольких осколочных ранений грудины и практически оторванной стопы правой ноги. Однако основным везением было то, что оперирующий его хирург оказался мастером своего дела и не только извлек все осколки, но и практически восстановил ногу. Дальнейшее уже было делом нанвитов.
        «С такими ранениями еще никому не удавалось выжить, - вы первый», - скажет ему, только что очнувшемуся от почти месячной комы, лечащий врач и, помолчав, добавит: - «И вообще не думаю, что кто-нибудь из обычных людей, живущих в этом мире, смог бы это повторить». Что имел тогда в виду врач, Сергей не стал уточнять, а тот не стал развивать тему, просто пожелав быстрейшего выздоровления.
        Увы, последнее довольно сильно затянулось. Несмотря на активную работу нанвитов (Сергей постоянно чувствовал приступы онемения в различных частях тела) из больницы его отпустили только спустя три месяца, да и то передвигаться приходилось при помощи костыля, так как нога все еще плохо слушалась. Встречать его у ограды больницы пришел, казалось, весь завод и даже возник небольшой стихийный митинг, где рабочие и инженеры наперебой поздравляли его с выздоровлением, а он в растерянности не знал, что им ответить, а лишь стоял столбом, поддерживаемый под руки своими друзьями, чувствуя необычную теплоту в груди и едва сдерживая слезы. Домой он добрался лишь к вечеру и только там узнал о том, что буквально пару дней назад Герания подписала акт о безоговорочной капитуляции, а также услышал от Тейрины слова которые повергли его в легкий шок: «Серг, я думаю, у нас будет ребенок».
        После войны я около десяти лет отработал в Руссарии, помогая разрабатывать новые в основном пассажирские самолеты корпорации Аланского. Именно тогда, на одном из показов правительственной комиссии новой машины, я впервые встретился с Сергом Эйтаном, и эта короткая встреча поразила меня до глубины души. Я видел перед собой высокого, крепкого, но совершенно седого человека, с лицом тридцатилетнего мужчины, щеку которого пересекал глубокий шрам. Но главное это его взгляд: он словно был здесь и одновременно не был, смотрел на тебя и не видел, ибо все самое для него интересное было где-то там, за пределами понимания разума обычного человека. Аланский представил меня ему, но в глаза Эйтана лишь на мгновение зажегся огонек интереса и одновременно насмешки, он лишь коротко кивнул мне, приветствуя и тут же отвернулся. Это показалось мне высокомерием, почти на грани презрения, впрочем, что я мог тогда ждать от человека, который внес значительную лепту в победу своей страны. Уважения? Навряд ли. Я долгие годы был для него врагом, но все же… Помню, в тот день я в который раз пообещал сбить с него спесь,
создать новый самолет который превзойдет все, чтобы он не задумал. Тогда я не понимал, не знал, что нам больше с ним не по пути, что я так никогда и не смогу достигнут его высот, ведь я все еще продолжал нашу «битву за небо» в то время как ОН УЖЕ ТВОРИЛ ИСТОРИЮ.
        ОТТО МАЙСЕР, «ЗАПИСКИ АВИАКОНСТРУКТОРА», ИЗДАТЕЛЬСТВО «КЕЙСНЕР», ФЕДЕРАТИВНАЯ ГЕРАНИЯ, 257 Г., 425 СТР.
        ЧАСТЬ 3. ПРИРУЧЕННОЕ ПЛАМЯ
        ГЛАВА
        1.
        Узкая покрытая квадратными бетонными плитками тропинка, бегущая к вершине холма, где установлена уходящая в небо гранитная стела. Ее серая поверхность покрыта тонкими золотистыми полосками выбитых в камне имен, над которыми крупными буквами выведено: «Героям Наймара. Мы помним о вас». Взгляд, пролетев по строчкам, выхватывает знакомое имя: штат-генерал Андре Роханцев.
        - Ну, привет, старый друг.
        Сергей, опираясь на трость, опустился на одно колено и возложил к стеле небольшой венок, поднялся, несколько минут постоял так молча, склонив голову, затем с легким вздохом выложенный темно-серым мрамором бордюр, охватывающий памятник широкой дугой. Небольшая серебристая стопка из нержавейки с легким звоном стала на отполированную поверхность и в нее из карманной фляжки плеснулась темная жидкость ароматного наргорского коньяка. Ратный поднял стопку, поболтал ее, разгоняя коньяк по стенкам, и тоненькой струйкой вылил его к основанию памятника.
        - Давай за встречу, дружище. Теперь мне.
        Он вновь наполнил бокал, на этот раз до краев, и залпом опустошил его, затем долго молчал, смотря то на расстилающийся внизу город, то в сторону горы, где, словно поломанные зубы неведомого чудища виднелись, превращённые в музей, развалины старой крепости.
        - Андре, надеюсь, ты просишь меня, что я так долго не приходил, - наконец произнес он. - Дела все дела, сплошная суета. Кстати, не поверишь, но о твоей гибели я узнал лишь через два года. Представляешь. Они не хотели меня волновать, понимаешь, не хотели расстраивать. - Он коротко хохотнул. - Работал все эти годы как проклятый.
        Взгляд Сергея вновь остановился на городе.
        - Все не зря было, дружище, все не зря, - пробормотал он, проталкивая комок в горле, глотком прямо из фляжки. - Смотри, каким красивым стал город. А сколько там детей. А ведь они бы не родились, если бы не ты со своими ребятами. Как всегда, стоял до конца, да…
        Он опустил голову, а налетевший ветер взъерошил его седые волосы своей невесомой дланью, словно утешая. Сергей еще раз приложился к фляге, чувствуя, как алкоголь, разливаясь внутри ласковым теплом, постепенно глушит боль в сердце.
        - А знаешь, Андре, у меня ведь сын и мы с Тей назвали его в твою честь. Только не спрашивай как, сам не знаю…. Я ведь родился не здесь, дружище, а там, - он кивнул головой в небесную высь. - У далекой звезды по имени Солнце. Мы похоже только внешне, а внутри абсолютно разные, даже сердце у меня немного не там, где у вас, ребер меньше.… По идее, мы никак не могли иметь детей, у нас разная физиология, генетика и еще хрен знает что. Однако у меня сын…уже птнадцать лет…, - фляжка снова едва слышно булькнула. - Нет, я, конечно, догадываюсь, что тут дела в этих чертовых нанвитах, но до сих пор не понимаю, что и как они сотворили с моей женой. Не понимаю и боюсь. Боюсь, что однажды проснусь, а ни ее, ни Андрюхи, нету, лишь черная липкая жижа… противная, склизкая…Дурацкие сны, знаешь ли, и мысли… в последнее время.
        Ратный тяжело вздохнул.
        - Ну что тебе еще рассказать, старый друг. Месяц назад не стало Рослава, лег спать и не проснулся. Вот так вот просто…. Да…стареем мы, дружище, стареем. Даже я уже себя не так хорошо чувствую, да и раны по ночам болеть стали. Но, знаешь, Рос все же успел доделать то, что мы задумали, а также оставил после себя кучу учеников. Умные ребята…. У Анта все в порядке, недавно обзавелся внуками, причем аж тремя, представляешь, бегает теперь как молодой. А вот Чаклин тот наоборот, степенным стал, заведует академией. Да, да, той самой, нашей, она сейчас расстроилась, почти маленький город. Заматерел, располнел, в кабину уж точно не влезет. А вот с Нариславым уже года три не видимся, он где-то там, на севере, все что-то испытывает, пытается мне доказать.
        Сергей усмехнулся.
        - А еще знаешь, что скажу, дружище. Ты, наверное, не поверишь, но теперь вокруг этого мира вращается маленький железный шарик. Он небольшой, всего вот такой, - он развел руками, демонстрируя примерный размер. - Наш первый искусственный спутник. Он почти ничего не умеет, лишь пищит в эфир, как неоперившийся птенец. Но ты же меня знаешь, это всего лишь начало …
        Звук шагов и последовавшее за ними короткое вежливое покашливание, заставило его обернуться и вопросительно посмотреть на подошедшего ратнинанта.
        - Товарищ Генеральный, тер Эйтан, нам уже пора, самолет ждет, - сказал он.
        Ратный бросил взгляд на наручные часы и, кивнув офицеру, поднялся, опираясь на трость. Повернулся, посмотрел на памятник, опустил голову, постоял молча, затем тихим голосом произнес:
        - Ну вот и все, Андре, мне пора. Не знаю, приду я еще сюда или нет, или может скоро увидимся в другом месте, в любом случае. Мягкой тебе земли, дружище.
        Он резко развернулся и, прихрамывая, направился вслед за офицером к подножью кургана, где его ожидала машина, а на гранитном бордюре так и осталась стоять недопитая фляжка и до половины, на прощанье, наполненная стопка.
        Они стояли рядом плечом к плечу, Генеральный Конструктор и Первый Космонавт, молча смотря на возвышающуюся перед ними белоснежную свечу ракеты, пропитываясь ее скрытой мощью и молчаливым величеством.
        - Как самочувствие, готов к полету? - наконец спросил Генеральный, доставая из кармана пачку с аромами.
        - Так точно, товарищ Эйтан, - бодро ответил парень, улыбнувшись своей белоснежной улыбкой и помолчав, словно извиняясь, добавил: - Правда мандраж небольшой чувствую, словно курсант перед экзаменационным полетом.
        - Мандраж - это хорошо, это позволяет себя чувствовать в тонусе, - понимающе кивнул Конструктор, закуривая. - Хотя я и сам не лучше, вот, посмотри.
        Он вытянул перед собой ладонь, которая заметно подрагивала.
        - Сам волнуюсь ка школяр. Впрочем, нам это простительно, ведь завтра нас действительно ждет экзамен, причем сдавать мы его будем сразу за все человечество. И ты идешь первым. Завтра, ты, друг мой, проложишь нам дорогу к неизведанному, сделаешь первый шаг туда, - он кивнул в стремительно светлеющее утреннее небо, - за его грань. Это только начало пути, но поверь, пройдут годы и именно благодаря нам, наши потомки шагнут сперва на другие планеты системы, а затем отправятся к звездам. Но когда бы это не случилось, в начале пути всегда будешь ты. Это твоя роль и ноша, поэтому еще раз спрошу: готов ли ты к ней?
        Первый Космонавт понурил взгляд, словно сомневаясь, что ответить, а когда поднял глаза на Генерального в них плескалась лишь бездонная синева небес и не тени сомнения.
        - Готов, товарищ Эйтан.
        - Вот и хорошо, - улыбнулся Сергей, хлопнув его по плечу. - Иди, отдохни немного, побудь с семьей и на подготовку.
        Первый отдал честь и быстрым шагом направился к стоящим в стороне офицерам из отряда космонавтов, а Ратный, проводив его взглядом, вновь повернулся к уносящейся ввысь белоснежной стреле ракеты. Завтра в десять часов утра.
        Он выпустил в небо тонкую струйку дыма. Годы, долгие годы, наполненные бессонными ночами, горечами неудач и радостями побед остались позади…. Завтра в десять утра.
        Сергей отбросил догоревшую сигарету и, достав новую, щелкнул зажигалкой.
        В этом мире не было космической гонки, он в отличие от своего земного коллеги, ни с кем не соревновался за покорение пределов. Этот мир не ожидал ничего подобного, не был готов, даже не думал о подобном, по крайней мере, не так быстро, даже в фантастических книгах полеты на другие планету упоминались крайне редко, наверное поэтому, запуск первого искусственного спутника планеты буквально вверг всех в некое состояние прострации. На несколько дней мир погрузился в полное молчание и игнорирование данной новости, затем пришло отрицание и обвинения во лжи, но тонкий монотонный писк в эфире, упорно рушил все доводы скептиков. В конце концов, стена молчания рухнула, сменившись общим ликованием, а ученый и инженеры всех стран «срочно кинулись вдогонку» - поздно, слишком поздно.
        Это было два года назад, а завтра он преподнесет этом миру новый сюрприз. Но пока нужно съездить домой, побыть с женой, а то он уже неделю с космодрома не вылезает.
        Сергей поднял голову, посмотрел в светлеющее небо, на розовеющем полотне которого все еще видны были бледные точки звезд и, погрозив им рукой с зажатой промеж пальцев сигаретой, бросил:
        - Я же говорил, что вновь доберусь до вас, говорил.
        От космодрома всего два часа на автомобиле по прямой словно стрела, разрезающей степь косым темно-серым шрамом, бетонке, и вы въезжаете в город Звездный, что раскинулся на берегах степного озера Бахрасай. Этот город вырос буквально за несколько лет на месте небольшой рыбацкой деревушки и теперь менялся с каждым годом: двухэтажные, деревянные рабочие бараки в центре постепенно уступали место кирпичным и бетонным пятиэтажкам, а одноэтажный «городок инженеров», что тянулся вдоль берега озера и часть строений которого представляли из себя перестроенные на скорую руку вагончики-бытовки, все больше обрастал крепкими, кирпичными домами. Один из первых таких домов получили они с Тей, чуть больше пяти лет назад. Причем Сергей долго сопротивлялся, но коллеги по институту настояли, говоря, что негоже главе ютится в пусть и переделанном, но вагончике. Теперь его дом был, пожалуй, одним из самых скромных на фоне новоотстренных, но Ратный не жаловался, да и Тейрину вполне устраивало их жилье.
        Машина затормозила около невысокого кованого забора, по другую сторону которого уже вовсю цвели молодые лигнии^19^. Сергей отпустил водителя, попросив заехать ближе к пяти утра. Открыл калитку, неторопливо прошел по выложенной серыми плитками дорожке, вдыхая запахи цветения и, поднявшись по ступеням крыльца, принялся хлопать по карманам в поисках ключей, но дверь неожиданно распахнулась. Судя по всему, Тейрина заметила подъехавшую машину и ждала его у порога.
        - Привет, милая, не ожидал, что ты дома. Что-то на работе случилось?
        - Нет, - улыбнулась та, целуя мужа в щеку. - Просто узнала, что ты приедешь, и решила взять выходной.
        - Опять кто-то сообщил, ну никакой секретности, - покачал он головой и, напустив на себя нарочито грозный вид, добавил: - Вот вычислю твоего информатора, сразу же уволю.
        - Я тебе уволю, - кулачок женщины впечатался ему в плечо. - Раздевайся давай, еда уже на столе, а то совсем себя запустил на казенных харчах, вон костюм как на вешалке болтается.
        - Это я себя просто в форме держу, - Сергей втянул живот и выпятил грудь. - Видишь, какой у тебя муж красавец.
        Они посмотрели друг на друга. Тейрина как всегда не выдержала первой и, прыснув от сдерживаемого смеха, уткнулась головой в грудь мужа.
        - Уже совсем седой, а все хорохоришься, - сказала она.
        - Ты тоже не лучше, - ответил Ратный, гладя ее по пепельным волосам.
        - Но ведь я все равно красивая?
        - Самая красивая.
        Сергей улыбнулся, вскользь подумав про себя, что совершенно не покривил душой, сказав это. Даже спустя все эти годы Тей была для него всё еще самой прекрасной и желанной женщиной и, несмотря на всю ее седину и морщины, он до сих пор продолжал видеть в ней ту озорную девчонку, что встретила его у ворот старой крепости. Он нежно коснулся губами ее лба, отстранился, скинул с плеч пиджак, бросил быстрый взгляд в зеркало и, пригладив вечно растрепанные волосы, прошел на кухню, где на столе уже стояла наполненная тарелка с горячим супом.
        - Ты сегодня надолго? - поинтересовалась Тейрина, усаживаясь напротив и, с улыбкой, наблюдая, как он с аппетитом набросился на домашнюю еду.
        - Утром в пять Вик за мной заедет, - ответил Сергей, отламывая кусок хлеба от лежавшей перед ним краюхи, - а дальше как пойдет. Сама ведь понимаешь.
        - Понимаю, - кивнула та вздохнув.
        - Тейрин, - Ратный отложил ложку. - Поверь, отстреляемся этот раз, и сразу возьму отпуск, съездим куда-нибудь. На море, например.
        - Милый, не обещай, - улыбнулась женщина, смотря на мужа с любовью и грустью, - ты же знаешь, что этого не будет. Найдется сразу же сотня дел, которые не позволят тебе никуда уехать. Помнишь прошлый раз, когда нас сняли буквально с самолета….
        - Тей, клянусь, этот раз обязательно поедем. Лучше скажи, как там у тебя в школе?
        - Да нормально, все как всегда, каникулы ведь, хотя вчера…
        Тейрина принялась рассказывать о своем классе, а Сергей, отставив пустую тарелку в сторону, внимательно слушал, втайне восхищаясь своей женой. В принципе, Тей могла не работать, а сидеть дома, живя, так сказать, в свое удовольствие. С самого переезда в Звездный государство взяло их семью на полное обеспеченье, оплачивая любые расходы, но даже это не заставило его жену стать домохозяйкой. Помаявшись пару недель, она устроилась на время в местную школу обычным учителем начальных классов, да так там и осталась. Сперва он подтрунивал над ней, в шутку критикуя регрессивность ее карьерного пути, от главы академии, до простой учительницы, даже предлагал другую более престижную работу в КБ, но она постоянно отказывалась. И, в конце концов, Сергей сдался, поняв, что ей действительно понравилось работать с детьми, что она нашла свое место и настоящее призвание, пусть это и случилось уже на склоне лет.
        - Кстати, а где Андре? - спросил он, едва Тей замолчала.
        - Да с утра с друзьями на озеро умотал, какой-то они там новый затон нашли, обещал рыбы наловить ведро.
        -Рыба - это хорошо, - Сергей неожиданно для самого себя вдруг зевнул, до хруста в челюсти и виновато посмотрел на жену. - Прости, замотался. Можно прилягу на часок, а потом пойдем, прогуляемся. Давно ведь в город не выходили.
        - Ложись, только сполоснись под душем, я там чистое постелила, - понимающе улыбнулась Тейрина.
        Ратный с благодарностью обнял жену и, поцеловав ее, направился в ванную.
        Тугие струи теплой воды ударили в лицо, прогнав навалившуюся сонливость и одновременно обострив ощущение накопившейся за последние дни усталости. Захотелось набрать полную ванную теплой воды и улечься в нее, расслабившись, закрыв глаза, прислушиваясь к звукам окружающего тебя мира, падающим с носика латунного крана каплям воды. Нет, не стоит. Сергей тряхнул мокрой головой, орошая каплями окрашенную салатовой краской стену, перекрыл воду, вытерся и, обернув себя мягким темно-синим полотенцам, вышел из ванной. Переодевшись в принесенное женой чистое бельё, он со вздохом облегчения растянулся на хрустящих простынях и, закрыл глаза, краем уха слушая Тейрину, которая рассказывала ему о том, как они с Андре вчера ходили по магазинам, а затем решили разобрать старый хлам в кладовке.
        -…нашли, Андре нажал, а он вдруг засветился ни красным, а зеленым, представляешь. Вот мы удивились.
        - Кто засветился? - не понял Ратный, на миг лениво выныривая из своей сладостной полудремы.
        - Да твой старый кулон. Помнишь, ты его Андре отдал, когда он еще маленький был. Он так любил с ним играться.
        - Старый кулон? - Сергей почувствовал, как сон резко начинает отступать.
        - Ну да, тот кругленький из темного металла со странной гравировкой. Там еще нажимаешь в центре, он начинает красным светиться и по ободу бегут желтенькие такие огоньки. Мы, когда барахло сортировали Андр его нашел и нажал, а он вместо красного зеленым вдруг засветился и огоньки вместо жёлтого через один стали синим моргать. Что-то не так? - последнее было сказано взволнованным голосом, так как Тайрина, заглянув в спальню, обнаружила мужа стоящим у кровати, причем лицо его явственно побледнело.
        - Где кулон? - просипел он.
        - Там, в гостиной, убрала в тумбочку. А что случилось то?
        - Принеси, пожалуйста.
        Тей вернулась обратно буквально через минуту и протянула мужу тяжелый металлический кругляш аварийного маяка, закрепленный на потемневшей от времени цепочке. Сергей взял его дрожащими руками, посмотрел на ничего не понимающую жену, натянул на губы ободряющую улыбку и нажал сенсор. Встроенный светодиод вспыхнул красным, моргнул, и тут же засиял пронзительным изумрудным светом, а желтые огоньки на ободе один за другим разгорались синим, пока полностью не замкнули свой круг. Ратный аж застонал.
        - Скажи, когда вы его включили она, сразу стал зеленым.
        - Вроде нет, - ответила Тей, подумав. - Андре его еще щелкал с полчаса, думал, куда можно приспособить и только потом кулон сменил цвет. Да в чем дело, может объяснишь уже?
        - Объяснить? - Ратный покачал головой. - Это трудно объяснить, дорогая, но думаю нужно сегодня ждать гостей. Хотя очень рад был бы ошибиться.
        - Кого?
        - Скорее откуда, - бросил он, не сводя глаз с маяка.
        - Тогда надо на посты сообщить, выписать пропуск, а то ведь их в город не впустят.
        Сергей нервно хохотнул.
        - Поверь, Тей, этим гостям пропуск не нужен.
        Они пришли вечером, когда солнце практически скрылось за горизонтом. Дверной звонок пронзительно тренькнул, заставив сидевшего за столом Сергея вздрогнуть. Тейрина, сидевшая напротив и, наотрез отказавшаяся уйти переночевать вместе с сыном к Петраву, вопросительно посмотрела на мужа. Тот отрицательно качнул головой, тяжело поднялся из-за стола, задумчиво посмотрел в сторону серванта, где лежал именной пистолет, криво усмехнулся своим мыслям и решительным шагом направился к двери.
        Их было двое: высокий темноволосый мужчина лет тридцати приятной внешности одетый в обычный серый костюм и худенькая белобрысая девочка лет пятнадцати, стриженная под пацана и облаченная в необычный для здешних мест сине-белый обтягивающий комбинезон.
        - Тернар Эйтан, если не ошибаюсь, - голос мужчины был излишне утробным и шел словно из бочки.
        - Не ошибаетесь, - ответил Сергей, делая шаг в сторону и пропуская незваных гостей. - Проходите и переводчик можете отключить, я прекрасно помню родной язык, - добавил он на земном.
        - Слишком неестественно звучит, - понимающе улыбнулся мужчина, входя в квартиру и нажимая на кончик воротника, после чего приятным баритоном спросил: - Вы одни?
        - Нет, с женой, но не бойтесь, она не помешает нашему разговору.
        Незнакомец кивнул и, проследовав за Сергеем в гостиную, остановился на пороге, оглядываясь. Увидев сидевшую за столом Тейрину, он молча поклонился.
        - Тей, мы будем у меня в кабинете, принеси, пожалуйста, лайкоса, - сказал Сергей, старательно сдерживая нервозность в голосе.
        - Хорошо, милый. Может девочке печенья захватить? - она указала глазами на белобрысую спутницу незнакомца, которая встала у стены, медленно обводя комнату взглядом своих больших карих глаз.
        - Она не будет, - ответил вместо нее гость, улыбнувшись и вновь нажав на воротнике невидимую кнопку. - Спасибо.
        Они прошли в кабинет. Спутница гостя вновь не стала садиться, а заняла место в углу у двери и закрыла глаза.
        - Киборг? - поинтересовался Ратный, опускаясь в свое кресло и жестом указывая незнакомцу на стоявший напротив стул.
        - Андройд, - ответил тот, с интересом разглядывая висящие на стене фотографии.
        Некоторое время они молчали. Тейрина принесла чашки с лайкосом, поставила их на стол и ушла, бросив напоследок взволнованный взгляд на мужа.
        - Что ж, - мужчина прокашлялся. - Думаю, пришла пора представиться. Вяткин Денис Петрович - начальник двадцать седьмой научно-исследовательской дальэкспедиции.
        - Ратный Сергей Викторович, бывший сотрудник Рязанского Института Реконструктивной Археологии, - представился Сергей. - Впрочем, вы, наверное, это и так знаете.
        - Увы, нет, - покачал головой гость. - Сигнал аварийного маяка для нас стал большим сюрпризом. Мы даже сперва решили, что это какой-то сбой.
        - Но….стоп….дальэкспедиция?
        Ратный удивленно посмотрел на Вяткина, а в его глазах протаял огонек понимания.
        - Сколько? - спросил он тихим голосом.
        - Больше пяти сотен световых.
        - Черт, - ошеломленный Сергей откинулся в кресле. - Ничего не понимаю, но как? Тот транспортник, на котором я сюда попал, физически не может преодолеть такие расстояния, да его пространственный контур подох бы на первой сотне. Так-с…
        Он достал из стола пачку с аромами и, сунув одну из сигарет в рот, автоматически протянул ее Вяткину, который в ответ лишь вопросительно приподнял брови.
        - Спасибо не курю.
        - А я вот приучился, - Сергей щелкнул зажигалкой и указал глазами на кружку с лайкосом. - Вы пейте, вкусная штука, напоминает наш земной чай с лимоном, к тому же неплохо бодрит. Не бойтесь, проверено, так сказать, временем и лично мной.
        Денис Петрович с сомнением посмотрел на исходящий паром напиток, но кружку все же взял и, сделав глоток, несколько минут прислушивался к ощущениям, не обращая внимания на насмешливый взгляд Ратного, затем кивнул.
        - Действительно неплохо, надо будет взять у вас заварки, может синтезируем на борту.
        - Синтезированный будет уже не то, - махнул рукой Сергей. - Впрочем, не о том речь. Может расскажите, как вы тут оказались, или вы специально сюда направлялись?
        Вяткин покачал головой.
        - Нет, наша цель дальше. Сектор 1756ДК5, стандартная разведывательная миссия: быстрый пролет по системам сектора, определение класса содержащихся в них планет, при обнаружении миров земного типа, взятие различных проб. Год полета туда, три года там, год назад - пятилетка в отрыве от дома, даже связи толком нет. К тому же это направление еще не изучено и поэтому мы удивились, когда, выйдя из нуля для сброса накопителей, уловили сигнал бедствия. Тут по определению не должно было быть никаких земных кораблей. А уж когда мы собрали обломки и поняли, что это за колымага, вопросов стало только больше. Пока можем только предположить попадание в какую-то пространственную аномалию или нечто подобное. Впрочем, - он махнул рукой, - это лишь теории. Кстати, по тем сведениям, что мы нарыли в наших базах данных, автоматический транспортный корабль ТНК-98К7а числился пропавшим без вести более сорока лет назад, причем о пассажирах на его борту ничего не известно.
        - А там их и не должно было быть, - усмехнулся Сергей. - Просто мне лень было ждать две недели пассажирский шаттл, вот и решил прокатиться «зайцем» на грузовозе. Не знаю, как там у вас сейчас, но раньше мы частенько так делали.
        - Хм, - озадаченно хмыкнул землянин, поскребя пальцами в затылке. - Что ж одной загадкой стало меньше, но все же представьте наше удивление, когда сенсоры поймали сигнал вашего маяка.
        - Вполне себе представляю. Однако быстро вы меня вычислили.
        - Да куда там, - отмахнулся Вяткин. - Шли наудачу по пеленгу, просто чтобы убедиться. Было предположение, что маяк упал на планету после взрыва корабля и его просто подобрал кто-то из местных. Это ведь довольно прочные приборчики, будут работать даже в жерле вулкана. Капитан был против, так как местность довольно населенная, да и военные у вас тут все радарами кроют, пришлось взять на себя всю ответственность и пойти самому, дабы не подставлять подчинённых. Оказалось, не зря. Мы тут немного у вас вокруг дома пошарили и когда геномный сканер Кати подтвердил земное происхождение некоторых образцов… Вот, решили навестить лично.
        - Только сперва, естественно, выяснили, кто здесь живет.
        - Ну, это было не трудно, - улыбнулся Вяткин уголками губ. - Личность вы довольно известная.
        - Понятно, - Сергей затушил арому и тут же достал из пачки новую. - А я уже боялся, что ребята из ИВИс^20^ нагрянули.
        Они вновь помолчали, а затем Ратный неожиданно для самого себя принялся рассказывать, о том, как попал на планету, как местная женщина дала ему имя своего погибшего сына, как стоя на холме и смотря на горящий внизу город, где гибли люди, он решил вмешаться…. Пару раз в комнату заглядывала обеспокоенная Тейрина, но, послушав звуки незнакомой речи, молча уходила, не задавая вопросов, лишь ощущая беспокойство за мужа и каким-то пятым чувством понимая, что для него пришло время какого-то важного решения. Сколько прошло времени, Сергей не знал, но, когда он закончил, за окном была глубокая ночь.
        - Да уж, история, - сказал Вяткин после долгого молчания. - Даже не знаю, что сказать.
        - А ничего говорить и не надо, - Сергей затушил в пепельнице очередную сигарету и, посмотрев на гостя пристальным взглядом, отчеканил. - Надеюсь, теперь вы сами знаете ответ на тот вопрос, который вы мне так и не задали.
        - Знаю, - кивнул тот. - Но все же, Сергей Викторович, подумайте еще раз. На Земле вас подлечат, и вы сможете прожить еще довольно долгую счастливую жизнь, тем более, что за прошедшие годы земная медицина шагнула далеко вперед. Здешнюю семью, да, придется оставить, но у вас же еще все впереди и глупо…
        Ратный прервал его раздраженным жестом.
        - Я смотрю, вы так меня и не поняли, Денис Петрович, - несколько грубо бросил Ратный. - Мне плевать, сколько я еще проживу, год, два, а может пару десятилетий - не важно. То, что для меня действительно ценно - это семья, работа, друзья, эта страна, этот мир, в конце концов. Сергея Ратного давно не существует, он погиб там во взорвавшемся корабле, а тот, кто сейчас сидит перед вами, - это Серг Эйтан. Понятно вам. Именно здесь мое место и мой дом.
        Вяткин вновь кивнул, долго смотрел на Ратного, задумчивым взглядом словно сомневаясь какое решение стоит принять, затем повернулся к своей спутнице.
        - Кати, стереть все видеозаписи. Оставить запись изъятия маяка с голосовым пояснением: «Аварийный маяк модели РПМ-234 обнаружен и изъят у местного жителя в режиме непрямого, мягкого воздействия. Внешних повреждений не обнаружено. Корпус не имеет следов вскрытия. Маяк деактивирован. Контакт с местными аборигенами не производился».
        Андройд повернула голову.
        - Денис Петрович, смею вам напомнить, что согласно кодексу службы дальней разведки, а именно параграфу сто семьдесят восемь дробь четыре уничтожение подобных записей противозаконно и влечет за собой…
        - Выполнить, под мою прямую ответственность, - зло бросил Вяткин, нахмурясь.
        - Принято к исполнению, - голос девочки был полностью безэмоционален.
        - Ну вот и все, нам пора, - Вяткин поднялся. - Рад был с вами познакомиться, Сергей Викторович, точнее, тернар Эйтан.
        - Взаимно, Денис Петрович, - ответил Сергей, поднимаясь следом.
        Они пожали друг другу руки, и вышли из комнаты.
        - Долго еще будете в системе? - спросил он, когда они стояли уже на пороге.
        - Нет, мы и так тут уже почти земной месяц торчим. Отлет через три часа. Пока мы разговаривали, я уже отдал приказ отозвать все группы исследователей с планеты. Не спорю, ваш мир довольно интересен, да и местные аборигены поразительно похожи на людей, но, звезды, как говориться, зовут. Кстати, как местные называют свою планету?
        Сергей пожал плечами.
        - Да так же, как и мы свою, - Земля. На руссарском звучит как Элнара.
        - Элнара? Красиво. Что ж, так и запишем в каталоге, - он сделал шаг за порог, но остановился. - Черт, совсем забыл. Маяк-то где?
        - В гостиной на серванте.
        - Кати.
        Андроид кивнула и, ловко прошмыгнув мимо Сергея, изогнувшись и умудрившись его не задеть в довольно узком заваленном различным хламом коридоре, направилась в гостиную.
        - Ну, еще раз до свидания и удачи вам, - сказал Вяткин, когда искусственная девочка вернулась обратно, передав ему кулон.
        Они вышли на улицу. Землянин сделал буквально пару шагов от крыльца, и его образ вдруг поплыл, стала прозрачной, а вот девочка задержалась буквально на мгновение, повернулась к Сергею, и вдруг сказал тихим, но явно мужским голосом:
        - Капитан исследовательского космолета «Королев» желает вам удачи в вашем завтрашнем мероприятии, - помолчала и уже своим тоненьким, но все также безэмоциональным голосом добавила: - Приказ принят, приоритет «высший». Все записи и их архивы уничтожены.
        Ратный закрыл дверь за гостями. Оперся спиной о стену коридора, чувствуя странную слабость и одновременно странную грусть, затем вернулся в гостиную, обнаружив стоящую посреди нее Тейрину, которая смотрела на мужа глазами полными слез.
        - Дорогая, ты чего это? - спросил он, подходя и прижимая к себе. - Что случилось?
        - Я боялась, что ты исчезнешь из моей жизни так же, как и появился, - ответила она, вытирая слезы о его рубашку. - Чувствовала, что это может сегодня случиться.
        - Глупости все это, - Сергей поцеловал жену в лоб и, успокаивая, провел рукой по волосам. - Куда я денусь. Выбрось все из головы и лучше давай пойдем спать. Завтра мне рано вставать, а время уже позднее.
        - Ферма «один» - отвод.
        - Есть отвод.
        - Ферма «два» - отвод.
        - Есть отвод.
        - Объявляется минутная готовность, всем службам занять места согласно расписанию.
        Голос смолк и зал ЦУПа наполнился методичным тиканьем, а объективы видеокамер развернулись в сторону стартовой площадки. Картинка была плохая, ибо технология передачи изображения еще только делала свои первые шаги, но все же, несмотря на довольно приличное расстояние ракета, стоящая на стартовом столе, была видна абсолютно четко.
        Сергей подошел к своему месту и, взяв протянутый помощником микрофон радиопередатчика, щелкнул тумблером.
        - «Рассвет один», как слышно меня?
        - Слышу вас хорошо, товарищ Генеральный, - голос космонавта звучал с хрипотцой.
        - Ну вот и все, «Рассвет», время пришло. Готов войти в историю?
        - Постараюсь, товарищ Генеральный. Самочувствие хорошее, к старту готов.
        Сергей улыбнулся и вновь щелкнул тумблером.
        - Обещанную мне фразу не забыл?
        - Не забыл.
        - Ну тогда удачи, - Сергей покосился на центральный экран, где запылали оранжевые цифры. - Отчет пошел.
        Цифры быстро убывали.
        - Ключ на старт, - бросил Ратный в микрофон, чувствуя, как в груди нервно забухало сердце.
        - К старту готов. Прием, - голос космонавта неожиданно стал совершенно спокоен.
        - Дается зажигание.
        - Понял вас. Зажигание.
        Стоящая на стартовом столе ракета выбросила из дюз языки пламени, вздрогнула, постояла еще немного неподвижно и, медленно, словно нехотя, начала подниматься вверх, ускоряясь с каждой секундой.
        - Полный подъем.
        - Понял. Поехали.
        Стартовый стол опустел, а на центральный монитор тут же перевели изображение с других камер, показывающих уходящее ввысь белое пятно.
        - Двадцать секунд, полет нормальный, - бодро отрапортовал женский голос. - Тридцать секунд, полет нормальный. Вся телеметрия в норме.
        Ратный опустил глаза, стараясь не смотреть на экран, а его пальцы нервно впились в крышку стола.
        - Есть отделение первой ступени.
        Сергей схватил микрофон.
        - Отделение первой ступени, как самочувствие?
        - Отделение почувствовал, - прозвучал бодрый ответ. - Все в порядке, товарищ Генеральный, не волнуйтесь.
        - Хорошо тебе говорить, - буркнул Сергей, опускаясь в спешно пододвинутый кем-то стул и вновь поднося к губам микрофон. - «Рассвет», как слышишь.
        Тишина и лишь пронзительный треск в эфире. Ратный нервно заозирался, вскочил с места, чувствуя, как нервно задергалась щека.
        - Что со связью?!
        - Связь с бортом потеряна, товарищ Генеральный, остальная телеметрия в норме.
        - Как потеряна! - Сергей повернулся к ближайшему от него оператору. - Ты, свяжись с дополнительными станциями слежения, пусть ведут. И восстановите мне эту чертову связь! Быстро!
        Все засуетились, забегали. Ратный опустил глаза, ощущая, как грудь сжали невидимые тиски.
        - Товарищ Эйтан, вот выпейте.
        Сергей поднял голову. Талана, его новая секретарша протягивала ему свою ладошку с лежащими на ней желтыми капсулами и стакан воды.
        - Что это?
        - Успокоительное. Ваша жена передала.
        - Спасибо, - он взял таблетки, резким жестом закинул их в рот и, запив, вновь схватил микрофон. - «Рассвет» как слышишь, прием, - шипение помех. - Черт!!
        - Отделение второй ступени, - доложил женский голос.
        - Товарищ Эйтан.
        Сергей повернул голову.
        - Станция слежения в Нараево, сообщила, что у них связь есть, у космонавта все в порядке, - сказал оператор, отнимая телефонную трубку от уха.
        - Ну так переведите эту связь сюда! Настройте мост или что там! - рявкнул Сергей. - Связь мне, срочно!
        Треск в эфире, обрывки каких-то мало понятных фраз, чье-то бормотание и вдруг четкий и чистый голос.
        - Я «Рассвет один» вижу в иллюминатор Землю.
        ЭПИЛОГ.
        В городке космонавтов под названием Звездный, что притаился в далекой Нарсанской степи на берегу озера Бахрасай, есть одна старая традиция. Молодожены в день своей свадьбы и отправляющиеся в космос экипажи, за день до старта, приходят в небольшой городской парк, в центре которого установлен памятник, дабы возложить цветы к его подножью. На высоком постаменте, навечно застыв в граните, стоят, обнявшись, юноша и девушка. Она смотрит на него влюбленными глазами, нежно прижимаясь к его груди, а глаза юноши обращены ввысь, к небу. Внизу золотыми буквами высечена надпись:
        ЧЕЛОВЕКУ, ПРОТОРИВШЕМУ ДОРОГУ К ЗВЕЗДАМ
        ЧЕЛОВЕКУ, ПРИРУЧИВШЕМУ ПЛАМЯ.
        Конец.
        Новокузнецк 2018.
        Примечания 2
        6
        капотирование - опрокидывание самолёта на нос или на спину через нос. Может возникнуть при резком торможении или наезде передних колёс самолёта на препятствие.
        7
        кайт-ри - легкий ястанский истребитель являющийся по сути несколько видоизмененной копией «эст-2». В отличие от «эста» имел более короткий фюзеляж, но зато более широкий нос, за что и получил у руссарских пилотов прозвище «обрубок».
        8
        имперн - денежная единица Руссарской Империи. После образования Руссарской Республики изъята из обращения, хотя до сих пор имеет хождение в некоторых областях подконтрольных остаткам карнотовских войск.
        9
        ласья - мелкий хищный зверек-падльщик.
        10
        Тернар - обращение, произошедшее от приставки перед именем «тер», которая постепенно выходила из употребления после Смуты, равнозначно земному обращению «товарищ».
        11
        1рут =100 терсний - денежные единицы Республики.
        12
        Тут следует немного пояснить. Дело в том, что новое обращение «тернар» настолько не понравилось Ратному, что он автоматически стал применять его аналог «аланар» или по земному «товарищ». В рядах инженеров КБ и рабочих завода это быстро прижилось, а затем распространилось.
        13
        габрил - местное обезьяноподобное существо
        14
        ДРМ - дальнобойный ракетный миномет
        15
        РДЖ -ракета дальняя жидкостная
        16
        бронь-генерал - частица обозначения добавляется в зависимости от рода войск: аэр - воздушные войска, штат- пехота, бронь- танки, арт- артиллерия, мор- море, экзац-разведка.
        17
        кланда - разновидность остроносого морского ската, живет на мелководьях.
        18
        Эстар-Хо 7 - основной средний дирижабль-бомбардировщик аэросил Ястании. Вооружение: две скорострельные 12-мм пушки в нижней гондоле, три 8 мм спаренных пулемета сверху в купольных турелях. Экипаж 9 человек. Максимальная скорость: 170 тер/ч.
        19
        Лигния - дерево, плоды которой напоминают небольшие гроздья винограда.
        20
        ИВИс - институт внешних исследований. По сути, служба, следящая и осуществляющая контроль за установлением контактов с внеземными существами
        notes
        Примечания
        1
        Локот -мера длины.
        2
        вьючка - мелкий хищный зверек. Из-за густого, гладкого меха с необычным изумрудным оттенком является промысловым зверем.
        3
        Имперн - денежная единица Руссарии. 1имперн = 100 злотен=1000 частиков.
        4
        раздутый уркун - оборот речи. Аналогичен земному: «напыщенный индюк».
        5
        тер, - частицы «ни», «тер», «экс» у мужчин и «ни», «лан», «кай» у женщин разделяющие имя и фамилию, означают примерный возраст человека. При достижении десяти лет и до восемнадцати употребляется частица «ни», после и до достижения сорокалетия частица «тер» («лан»). Отсутствие данной частицы в фамилии у человека старше десяти лет означало его принадлежность к дворянскому сословию. Однако после провозглашения Республики обязательное употребление этой частицы было отменено. Тем не менее, многие продолжали использовать ее по привычке. К тому же от этой частицы пошло обращение к человеку, например: уважаемый тер (экс) или уважаемая лан (кай), что созвучно земному сэр или мадам, только с определением возраста. Отсюда же произошло слово нишки, обозначающие молодых людей до 18 лет.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к