Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Крылатая Ника: " Его Строптивое Солнце " - читать онлайн

Сохранить .
Его строптивое Солнце Ника Крылатая
        МОЖНО ЛИ СПРЯТАТЬСЯ ОТ ЧУДОВИЩА В НОЧНОМ КЛУБЕ? НАВЕРНОЕ, ЕСЛИ ТЫ БАЛЕРИНА, И ЭТО ПОСЛЕДНЕЕ МЕСТО, ГДЕ ТЕБЯ БУДУТ ИСКАТЬ. СТОИТ ЛИ СОГЛАШАТЬСЯ НА ОТНОШЕНИЯ С ВЛАДЕЛЬЦЕМ ЭТОГО КЛУБА?ВОЗМОЖНО, ЕСЛИ ЭТО РОМАН РОМАНОВСКИЙ. ГЛАВНОЕ, НЕ ВЛЮБИТЬСЯ В ЦИНИЧНОГО ДЕЛЬЦА, МЕНЯЮЩЕГО ЖЕНЩИН КАК ПЕРЧАТКИ. А ЛУЧШЕ ДЕРЖАТЬСЯ ОТ НЕГО ПОДАЛЬШЕ, ВЕДЬ СОПЕРНИЦЫ НЕ ОСТАВЯТ ТЕБЕ НИ ЕДИНОГО ШАНСА НА СЧАСТЬЕ...
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В "ШЕСТОЕ ЧУВСТВО" - САМЫЙ ГОРЯЧИЙ НОЧНОЙ КЛУБ ГОРОДА, И УЗНАТЬ НЕПРОСТУЮ ИСТОРИЮ ЛЮБВИ, В КОТОРОЙ СМЕШАЛИСЬ БОЛЬ, ПРЕДАТЕЛЬСТВО И СТРАСТЬ, РОЖДАЯ НАСТОЯЩУЮ ЛЮБОВЬ.
        ИСТОРИЯ РОМАНА РОМАНОВСКОГО И ЗЛАТЫ СУВОРОВОЙ
        Его строптивое Солнце
        Ника Крылатая
        Глава 1
        Романовский любил все прекрасное - произведения искусства, дома со своим стилем, красивый вид из окна, хорошее вино, вкусную еду, породистых лошадей, а больше всего любил, когда растут активы и суммы на банковских счетах и приятные глазу формы люксовых авто и таких же люксовых девушек. Вот как раз одна из таких красоток сейчас и находилась в его постели, делая утреннее пробуждение особенно приятным: нежная женская ручка занялась его утренним стояком, сжимая и поглаживая, чуть позже её сменил жаркий ротик. Запустив руку в густые черные волосы девушки, Ромка принялся надавливать ей на затылок, заставляя делать так, как ему больше всего нравится.
        "Чертовски приятное пробуждение", - улыбнулся он после полученной разрядки, а вслух сказал:
        - Милая, ты ну очень горячая штучка! Вечером жду в клубе. А сейчас собирайся, мне пора на работу, так что валяться некогда, - добавил, когда брюнетка, проглотив сперму, облизнула губы и, призывно поглаживая свою грудь, потянулась за поцелуем.
        - Рома, но так нечестно! - девушка закусила указательный палец, пытаясь выглядеть обиженно-сексуально. - А я?
        - Жизнь вообще несправедливая штука, - философски заметил Ромка, голышом шлёпая в ванную. За своей фигурой он следил, любовно вытачивая в спортзале, но иногда и простым физическим трудом не брезговал - Сашка наглым образом заставлял. И наготы абсолютно не стеснялся. - Собирайся, а то голая на улице окажешься.
        Нынешняя любовница, готовая продолжить жаркие упражнения, перестала улыбаться, когда мужчина скрылся за дверью, и быстро побежала в гостевую ванную. "Голой на улице" - это не фигура речи. За прекрасным фасадом идеального тела и порочно-красивым лицом скрывался настоящий дьявол - резкий, циничный, расчетливый. Опасный, но очень притягательный. При желании, Ромка мог обаять кого угодно, и несмотря на довольно дурную репутацию, женщины прощали ему все. И каждая мечтала задержаться рядом как можно дольше. И из-за денег, и из-за потрясающего секса, который мог случиться где угодно - в машине, в кабинете, в темном углу клуба. А еще очень многие со временем в глубине души начинали надеяться на совсем уж невероятное - брак, и как только Романовский начинал что-то подозревать, сразу выставлял любовницу вон. "Только секс, детка, только секс".
        В ванной девушке пришлой самой помочь себе унять возбуждение - любовника очередной раз накрыл приступ махрового эгоизма. Быстро приняв душ, достала новую зубную щетку, запас которых хранился в ящике комода. Будучи любовницей Романовского почти уже месяц, брюнетка вызубрила несколько правил: не приносить в квартиру ничего личного, не забывать вещей - даже туфли за штуку баксов будут выкинуты домработницей, быть всегда готовой ко времени, озвученному Романом, иначе как раз голой на улицу. На бедрах обнаружила парочку синячков от мужских пальцев, полученных во время страстного секса у панорамного окна. Возбуждало холодное стекло, к которому она прижималась грудью, возбуждал устрашающий вид с двадцать второго этажа на ночной город, заводило ощущение того, что могут увидеть, как ее, распластанную по стеклянной преграде, трахает любовник, крепко вцепившись пальцами в бедра.
        "И все-таки он скотина", - но озвучить эту мысль не посмела. Быстро доделав дела, бегом отправилась в спальню. Ромка был уже там:
        - Кристина, пошевеливайся, - мужчина застегивал пуговицы на тщательно выглаженной белой рубашке, выдвинул штангу с галстуками, выбирая нужный. - У тебя не больше десяти минут.
        - Я почти готова, - брюнетка улыбнулась, а в душе корила себя за то, что долго торчала в ванной, ей-то одежду никто не приготовил! "Педант, твою мать!" Едва успела к отведенному сроку.
        А еще Роман, если сам не хотел завтракать, никогда не предлагал этого и любовницам. "Кухня там, продукты в холодильнике", - обычно отмахивался. Хочешь завтракать - вставай раньше него, еще одно правило. В общем, с этой стороны с ним было тяжело. Порой даже очень. Но это в городе. В своих любимых конюшнях Романовский в основном вел себя галантно и культурно, мог даже сам сделать бутерброд, впрочем, предпочитал заказывать еду в ресторанчике.
        Застегивая сапожки на шпильке, Кристина все равно с восхищением поглядывала на самую удачную свою добычу: мужчина достал из шкафа черное зимнее пальто, куртки с идеальными костюмами он не носил, накинул шарф. Подал девушке ее кашемировое пальто песочного цвета, о теплых пуховиках рядом с ним ей пришлось забыть, а шубку вроде как еще рано - всего-то середина ноября.
        - Прости, детка, мне на работу, - гаденыш, все время в лифте державший свою лапищу на ее попе, отказался подкинуть до дома. - Вызови такси. Можешь даже за мой счет, - поцеловав девушку горячим поцелуем, ничуть не смущаясь открывшихся дверей лифта, лучезарно улыбнулся и нажал кнопку подземного паркинга.
        - Скотина, - прошипела Кристина. - Но щедрая.
        А Романовский в прекрасном расположении духа уселся за руль горячо любимого им крузака. Был еще новенький “Ягуар”, но в такую погоду лучше танк повыше. Кристинка его полностью устраивала. Пока. Ох, как она умеет стонать! А какие страстные ласки дарит! И всегда готова, вот что для него было главным. Вчера в клубе поимел, просто прижав к двери кабинета управляющего. Хорошо хоть с той стороны, а то мог и прямо в коридоре.
        "Чисти потом записи с моей голой задницей", - развеселился Ромка. - "Аппетитная шлюшка, пусть хоть сто раз строит из себя приличную девочку".
        Крис носила только чулки, никаких уродских колгот, стринги он даже стягивать не стал, просто отодвинул узкую полоску этого недоразумения. Дольше возни с его брюками, бельем и презервативом. Подхватив девушку под упругий зад, заставил обхватить его бедра ногами, а сам скользнул без всякой нежности в мокрое лоно. Прижал к двери и буквально вдалбливался, насаживал ее на себя, пока не получил разрядку. И ночью в своей квартире поимел еще пару раз: у огромного окна, жестко вколачиваясь сзади, второй раз вообще кончил между классных сисек без презерватива.
        Мысли начали стекать южнее. "Вот сучка, ну дождешься ты вечера, опять проделаем трюк у двери", - Ромка хищно улыбнулся. - "Надо будет карту дать, пусть прогуляется по магазинам. Посмотрим, насколько жадная".
        Ужасная каша из воды и снега на дороге заставила сосредоточиться, и в офис приехал вполне себе собранный и деловой человек. Сейчас Романовский-младший почти единолично отбирал проекты, которые будет финансировать компания отца, получая взамен долю в бизнесе или процент. Тут уж он выбирал на перспективу, иногда было выгоднее заиметь долю и медленнее получать с нее возврат, зато много лет, чем быстро вернуть деньги. Делиться бизнес-идеей хотели не все, но участие Романа гарантировало сразу решение множества проблем, так что тут приходилось выбирать. Один Ковыльский, ввязываясь в дела с Романовским, был не в курсе, что это за люди. Это и к лучшему, у мужчин сложилась крепкая дружба.
        - Добрый день, Роман, - бессменная Маргарита бы на боевом посту. - Владимира на месте ещё нет, так что можешь завтракать спокойно.
        Верная секретарь отлично знала образ жизни своих руководителей, и если с отцом сильно спорить не решалась, то сыну иногда по доброте душевной скармливала домашнюю выпечку. В целом Рома ей нравился, умный, трудолюбивый, вот потребительское отношение к девушкам ее огорчало. Но на эту тему она предпочитала не высказываться.
        - Маргарита, вы лучшая, - мужчина искренне улыбнулся. - Кофейку с молоком, хорошо?
        - Хорошо, - кивнула секретарь. - Я синнабоны принесла, - и видя, как Ромка скривился, добавила: - Домашние.
        - Несите. Но из-за вас придется бежать лишний километр, - распахнув дверь кабинета, обернулся: - И пусть вас мучает совесть.
        Утро явно задалось. Весьма удобно быть женским любимчиком. Оставалось пережить рабочий день с четырьмя встречами, две из которых были почти у чёрта на куличках. Погода за окном навевала тоску, позднюю осень он не любил.
        - Маргарита, а вы не знаете, случайно, когда нормальный снег будет? - спросил вошедшую с подносом женщину. - Надоела серость.
        - А потом будешь жаловаться, что надоел снег, лёд, морозы, - она давно его знает, и по большей части такие вот философствования пропускает мимо ушей. - Женись, станет веселее, гарантирую.
        Ромка скривился. Эту тему стали дома подымать все чаще. "Даже Ярослав женился", - выдавала мама мощный аргумент. И добивала: - "Троянов невестой обзавёлся, а ты?". На все попытки уйти от разговора или отшутиться кидала последний камень в его огород: "Ну хоть Саша скоро женится. Если тупить не будет".
        Валерия Максимовна была современной женщиной, общалась с большим количеством людей, да и внучки постоянно пополняли ее словарный запас.
        - Хоть вы не доставайте с этой женитьбой, - Ромка с удовольствием откусил от ароматной булочки. - Будет деньги мои транжирить, сплетничать. Курить ещё вздумает отучать. Вот на вас я бы женился только из-за этой чудесной выпечки.
        Секретарь и бровью не повела:
        - Предлагаешь с Валентиной устроить дуэль или достаточно будет кинуть монетку?
        - Чёрт, вот в монетку меня ещё не разыгрывали, - мужчина расхохотался. - Женюсь на обеих! Одна в городе, другая в деревне.
        Маргарита на это лишь покачала головой. Хитрый Роман угрожал жениться только тем, кто за него замуж стопроцентно не пойдет; дочке той же Маргариты он никогда бы так не сказал даже в шутку. Отогнав страшные мысли об окольцевании, сосредоточился на работе. И хотя к нему попадали серьезные и крупные проекты, иногда риск-менеджеры заносили мелкие, но любопытные старт-апы, а иногда и откровенные "прожекты", чтобы посмеяться и поудивляться незамутненности человеческого сознания. Ближе к обеду в офис заглянула Валерия Максимовна - сына она видела не то, чтобы редко, но тот вечно куда-то спешил.
        - К папе? - Ромка поцеловал мать в щеку.
        - Да. Хочу вытащить на обед, заодно и кое-что обсудить. Сказал, освободится через пять минут, - сидеть в приемной Романовская не собиралась, но и прерывать встречу мужа не в ее правилах. - Мы с Ульяной сегодня с утра на ногах.
        Ромка расплылся в улыбке и пошел в приемную. Ну не отказывать же себе в удовольствии пообниматься с красивой женщиной, особенно если она уже занята и планов на тебя не строит? Мужчина на пару секунд замер, откровенно любуясь высокой красавицей в идеальном темно-синем брючном костюме. Зауженные брюки со стрелками делали ноги еще длиннее и стройнее, приталенный жакет красиво облегал высокую грудь и подчеркивал тонкую талию. Ульяна что-то искала в телефоне, задумчиво прикусив губу.
        "Ай да я! Ай да молодец! Такую девушку для друга не пожалел", - самодовольно подумал он.
        Глава 2
        - Привет, красавица, - Ромка обнял Ульяну за талию и притянул к себе, поцеловал в щеку. - Отлично выглядишь.
        - Ты тоже ничего, - девушка чмокнула в ответ Романовского и опять принялась тыкать в телефон.
        - А нервный где? - в последнее время он друга только так и называл.
        - Он не нервный! - возразила Уля. - Просто поездки туда-сюда выматывают. Вот как раз звоню.
        - А я говорю, что нервный.
        В этот момент гудки вызова прервались и из трубки донеслось:
        - Сам ты нервный. И перестань лапать мою невесту.
        - Да не лапаю я твою красавицу. Подумаешь, приобнял слегка, - Ромка довольно улыбался, все ещё держа девушку за талию.
        - Саш, он ещё и целоваться лезет, - сдали его с потрохами.
        - Рома, я тебе и руку оторву, и фингал поставлю, - сердито донеслось из трубки. - Убери лапы от МОЕЙ красавицы.
        - Вот так и гибнет мужская дружба в корчах под каблуками женских туфель, - настроение брюнета все ещё было отличным.
        - Рома, ты мне пока ещё друг, но давай осторожнее, - предупредил его Саша. - И вообще, двигай работать и не подслушивай. Милая, я вечером приеду, - обратился к невесте.
        - Ладно, голубки, я пошёл.
        - Иди, Рома, иди, - махнула на него девушка, ей нужно было уговорить Ковыльского перенести поездку на завтра. - Саш, дорога жуткая, давай завтра? Хорошо, но тогда осторожнее, - убрала телефон. - Ты ещё тут? Твой друг баран упертый, - пожаловалась она.
        - Это твой жених баран упертый, а когда был моим другом, тогда вот чистый зайка был. До встречи, - и Рома скрылся в своём кабинете. Ему хоть и нравилось порой подколоть Ковыльского, уж больно серьезным тот был в отношении Ульяны, но границы соблюдал. Ничем особенным для него девушка не выделялась, чтобы портить многолетнюю дружбу из-за нее. Хотя, в ней есть несомненный плюс - она не смотрела на него как на добычу. Могла пошутить, резко ответить, даже кокетливо подыграть, но нежность в голосе и искреннее беспокойство были только для Саши.
        Переделав срочные дела, Ромка отправился на встречи.
        - Маргарита, меня сегодня уже не будет, - предупредил секретаря. Заскочил к отцу: - Пап, я уехал, - и смылся из офиса.
        Ему, как ни странно, больше нравилось мотаться "в поля", чем сидеть в кабинете, хотя сегодняшняя погода не располагала к прогулкам. Домой он попал только в девятом часу вечера, сменил строгий костюм на темно-синие джинсы и бледно-голубой свитер, и отправился в "Шестой чувство" расслабляться после трудовой недели.
        Клуб встретил сиянием огней на фасаде, яркой вывеской и обычной толпой народа, жаждущего зрелищ. Конечно, Ромка радовался - чем больше народу, тем больше прибыль. Простые смертные проходили фейсконтроль, а всех вип-персон охрана знала наизусть, их же "подружки и друзья" должны были предъявить именную карту. Руководил этим "вертепом, борделем и позорным пятном на карте города" его деловой партнер Костя Филонов, который когда-то и пришел просить инвестиции на это злачное место. Общий концепт Романовскому понравился, и он вложился личными деньгами и связями, теперь имея тридцатипроцентную долю. Обрулил здание и припарковался на именном месте, своего кабинета у него тут не было, так хоть персональной парковкой компенсировал.
        - Привет, - пожал руку охраннику, довольно щуплому мужчине не очень выразительной наружности. Шкафоподобные амбалы тоже были - обязывал антураж и репутация заведения: они выводили разбушевавшихся посетителей, разнимали порой случающиеся драки и выносили со сцены особо рьяных и пьяных, но действительно серьезные дела проворачивали вот такие "хлюпики" с цепкими взглядами. Где уж их брал Пашка, одному ему и ведомо, но служба безопасности работала как часы. Бухгалтерия, повара, официанты, танцовщицы - всем эти занимался Костик с помощью двух администраторов Кати и Ольги. Катя считалась "дневным", потому как ведала больше офисными делами, а вот элегантная Ольга со стальным характером и цепким взглядом была "ночным" - решала мелкие и не очень проблемы в клубе, помогала "хореографу" отбирать танцовщиц, развлекала випов и еще делала пару тысяч разных дел. Оставалось большой загадкой, как ее муж терпел и место, и график работы.
        - Привет, трудишься не покладая рук? - Ромка уселся в кресло Костика, пока тот разговаривал по сотовому, задумчиво смотря через стекло на зал клуба.
        - И тебе не хворать. Пять минут, - и мужчина вернулся к разговору.
        Романовский этот кабинет не любил: смесь делового стиля с дворцом султана, да еще и окно, выходящее на зал и сцену, раздражало, хоть и часто было закрыто портьерой. Такие же окна, только поменьше, были еще в трех номерах - все для любимых клиентов: не можешь сам, девочки (или мальчики) помогут, смотри и заводись сколько влезет. Разврат? Конечно. Но тут и не библиотека.
        - Ты с вопросами или так? - Костик закончил разговор и оперся бедром о стол, потому что в кресле развалился деловой партнер. - Что у тебя за мода занимать мое кресло?
        - Привычка, - Ромка лыбился. - Не хочу о делах, устал. Пошли в зал, выпьем, пока Крис не притащилась.
        - Ты еще с ней? - Филонов выгнул бровь. - Даже странно. Умная девочка, значит.
        - Хитрая, - поправил его Роман. - И понятливая. Так что да, пока побалую ее. Пошли уже, выпить хочется.
        Мужчины прошли по коридору из административной части в развлекательную, обходя подсобные помещения, чтобы выйти в их персональную "ложу" - изолированный балкон, на который просто так не попадешь, только по особому приглашению. У Кристины доступ был, но девушка опаздывала. Рома сразу попросил виски, и завел разговор о приятном - обсуждали очередное обновление состава танцовщиц. Если не акцентировать внимание на словах про размер груди, попы, длину ног и прочего, просто разговор начальников о персонале.
        - Тут наш гениальный постановщик решил добавить немного эротизма в выступления. Хотя куда уж больше? - Костя покрутил в руках чашку кофе, ему еще пахать и пахать, не до расслабления. - Не полноценный стриптиз, а что-то вроде шоу на грани, но без раздевания.
        - Стриптиз без стриптиза? В смысле, просто подтанцовка? - Романовский никак не мог понять, что уж тут такого гениального? У них стриптиз и так не шел круглосуточно, только несколько номеров за вечер. "Зрителя лучше недокормить, чем перекормить. И тогда он будет возвращаться", - любит говорить Анджело, в миру просто Кирилл. У творческих людей свои тараканы.
        - Все вопросы к Кирюхе. За все время, что он у нас работает, я так и не выяснил его ориентацию, кстати, - Костя развел руками. На столе зажужжал его сотовый, мужчина, посмотрев на экран, нахмурился: - Рома, сорян, я побежал. Или ты со мной?
        Романовский только отмахнулся. С минуты на минуту придет Крис, и будет его расслаблять. У нее отлично получается. Брюнет подошел к перилам и посмотрел на центральную сцену.
        Звучала медленная тягучая музыка, в пятне света на круглом подиуме извивалась девушка, чувственно снимая с себя один предмет одежды за другим. Толпа гудела и свистела, еще бы - по пилону скользила прима этого клуба - несравненная Аделина. Почему девушка выбрала себе такой псевдоним, никто не знал. Да и дела до этого никому не было. Главное, она была в шикарной форме, и такой гибкой, что иногда казалось, что в ее теле нет костей совсем. А еще от нее буквально волнами исходила сексуальность. Такие таланты Аделины собирали для стрип-клуба неплохие деньги, да и сама танцовщица не была обделена.
        А Ромка скучал, глядя на похотливую возбужденную толпу. Фигуру девушки он давно оценил, но Наталья его не привлекала, да и с сотрудницами он не спал. Зачем гадить на рабочем месте, когда девчонок на любой вкус вокруг и так пруд пруди? Откровенно говоря, он и сам не знал, чего хотел. Все как-то резко поднадоело, хотелось чего-то интересного и необычного, но, несмотря на все старания Кристины, одолевала хандра. Немалую роль тут еще сыграл поток свадеб, просто эпидемией пронесшихся по рядам знакомых. Ладно от Подгорского такую подляну можно было ожидать, он всегда был серьезным и ответственным, еще странно, что тянул так долго, но брак Артема поверг в шок. Впрочем, там вся ситуация многим дала повод для сплетен на месяцы. Троянов всегда любил быть в центре внимания.
        "Еще повезло, что ту аварию не связали с клубом", - в который раз подумал Романовкий. Да, он довольно черствый тип, и ему не было дела до здоровья Артема, слишком уж разный подход к жизни у них тогда был, хотя казалось, что у обоих прожигателей жизни много общего. На поверку такое мнение было ошибочным, Ромка прожигал ровно столько времени и денег, сколько мог себе позволить, относясь весьма цинично и к девушкам, и к большинству знакомых. Многих, так называемых приятелей, он откровенно презирал, но пока эти мальчики и девочки, золотая молодежь, приносили прибыль - он им улыбался. Как улыбался их мамашам и папашам, решившим уйти в загул в элитном развлекательном клубе "Шестое чувство", а по факту - стриптизе, подпольном казино и борделе одновременно. Ведь шестое чувство у каждого разное - у кого интуиция, а у кого и разврат.
        - Что ж ты, молодец, не весел, буйну голову повесил? - Ольга удивительно бесшумно подкралась на своих высоченных шпильках. Мужчина чуть не подпрыгнул на месте. - Романовский, у тебя такой вид, будто не стриптиз смотришь, а самые кислые лимоны ешь.
        - И тебе привет, Оленька, - Ромка развернулся к утонченной и элегантной девушке, которой никак не подходило это место работы по первому впечатлению, которое бывает весьма обманчиво. От ее строго взгляда не укрывалась ни одна деталь в клубе - от финансов до закупок салфеток. - Ты ниндзя, так бесшумно подкралась?
        - Это у тебя со слухом плохо, - отмахнулась Ольга. - О чем так задумался, что не услышал бы и стадо слонов? - спросила она, поправляя очки.
        - О бренности бытия, - серьезно проговорил мужчина.
        - О, как! - в женском голосе послышалось удивление. - Рома, это серьезное заявление для тебя. И что сподвигло к такому философскому вопросу? В обычном состоянии ты не склонен раздувать из мухи слона, а бытие тебя волнует только с позиции обогащения и удовлетворения своих желаний, - она не первый год знает совладельца клуба, и не склонна переоценивать его.
        - Ой, вот только не начинай, - мужчина старался не попадаться на острый язычок этой конкретной женщины. Когда она была в настроении или, наоборот, не в настроении, не поймешь, могла легко и красиво закатать в асфальт любого. - Вот есть у меня друг. Сидел в своей деревне, рулил нашим комплексом, иногда мы с ним выпивали, иногда по бабам ходили, а теперь у него Ульяна. И все, пропал человек: ни в загул, ни на пьянку.
        - Ромка, - засмеялась Ольга, - ты жалеешь или ревнуешь Ковыльского? Он, в отличие от тебя, всегда был серьезным. А ты положительный от слова положить. Лишь бы на спину завалить.
        - Неее, не только на спину. Я за разнообразие.
        - О, нет. Я не буду обсуждать твои сексуальные пристрастия. А вот одно идет как раз, - администратор кивнула на появившуюся Кристину. - Развлекайся, а у меня работа.
        Не удостоив появившуюся девушку и взглядом, она удалились. Крис Ольгу недолюбливала, воспринимая как соперницу, но помалкивала - разок ей уже было объяснено кто есть кто. И завидовала, не без этого: здоровенный Ольгин муж был хорош, но как ни вертела перед ним полуобнаженной грудью, тот так и не заметил, хотя формами администратор явно уступала. Для Андрея существовала только его жена.
        - Прости, я опоздала, - Кристина сразу полезла обниматься. - Ты скучал?
        - Очень, - Ромка хлопнул по упругой попе, а потом сжал ягодицу. - Я подумаю, чем ты сможешь искупить свое опоздание, - вторая рука чувствительно сжала грудь.
        Глава 3
        Злата собирала вещи и силы, чтобы покинуть родной город и начать жить заново вдали от родителей и бывшего мужа. Очередная выходка его показала, что здесь он не перестанет ее преследовать, и периодически случающиеся вспышки ревности и гнева могут для нее обернуться не только травмой, но и стоить жизни. Побег планировала долго, и старалась предусмотреть все. Электронные билеты, бронирование, заказы - все современные достижения сильно облегчали жизнь, но не в ее случае. Иван мог пойти на все: подкупить охрану и попросить записи камер, взломать историю платежей по банковской карте, да мало средств, было бы желание? Весной или летом было бы проще, можно было бы и переночевать где-нибудь на вокзале, если что, но накануне зимы зато все выглядят почти одинаково. Работники центра помощи жертвам насилия и так сильно помогли ей с разводом, иначе не хватило бы сил сопротивляться мужу. В какой-то момент он почти подавил ее волю, оставалась последняя тонкая грань, совсем маленький шажок - и Злата бы окончательно потеряла себя, став тенью женщины, полностью покорной мужу. Спасло чудо. Но развод вовсе не
означает, что одержимое чудовище отстанет от тебя.
        Вот и сегодня с утра Иван встречал ее у подъезда с букетом цветов и сияющей улыбкой, будто не было ударов и насилия. Встал на колени, клялся в любви, просил простить и вернуться. Посмотреть со стороны, получается романтичный поступок влюбленного мужчины, а если копнуть глубже... Грязь, боль, унижение за красивым фасадом. Кто сказал, что жизнь нужно начинать с понедельника? Четверг тоже вполне отличный день, особенно если букет насильно впихивают в руки, а на запястье снова черные синяки от мужских пальцев.
        - Все равно ты будешь со мной, Злата, - угрожал мужчина. - Ты же понимаешь, здесь без меня ты не сможешь выжить. Такой хрупкий цветок нужно охранять, а в мире так много опасностей. Не упрямься, на что ты жить будешь? Я позабочусь, чтобы на работу тебя никто не взял даже уборщицей. Кроме как танцевать, ты не умеешь больше ничего. Так и будешь сидеть на шее родителей? Злата... Златочка... Не будь такой строптивой...
        Спасли соседи, которые всей семьей собрались в магазин. Глава семейства предложил подвезти, и Иван ушел, напоследок одарив безумным взглядом. Это и подтолкнуло к окончательному шагу. В ломбард ушли все мало-мальски пригодные украшения, ноутбук она продала уже давно, хороший смартфон сменила модель сильно дешевле. Никак не получалось поменять номер, паспортом светить не хотелось, родственников и друзей тоже не попросишь - было страшно их подставить. Выручила все та же соседка, взявшая на работе корпоративный номер. Уж как ей это удалось, Злата в такие тонкости не вникала, пообещав не злоупотреблять и постараться заменить на другой как можно скорее. В центре бы помогли, но девушка и за них тоже боялась - бывший муж пообещал спалить "дрянную конторку", а хуже того, что мог и нанять отморозков, чтобы избили сотрудников. Как работает полиция, убедилась на собственном опыте. Возможно, так не повезло только ей, но снова проходить через эти круги ада желания не было.
        Её делом занимался толстенький участковый, который явно был на стороне Ивана.
        - А что ты хочешь? - наглость и беспардонность лишали сил и слов. - Прыгаешь полуголая по сцене, вот мужик и ревнует. Сначала крутите жопой, а потом муж виноват. Убьет, тогда и приходи. А так, может, ты его лупила, а он защищался. Я вот дело открою, а ты на попятную - меня потом отчетами замучают и висяк лишний мне ни к чему. Одни хлопоты с такими.
        Из отделения полиции тогда Злата вышла вся в слезах. Она уже месяц как вернулась домой, а дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Было стыдно, но пришлось идти в центр помощи таким же неудачницам, как она. Потом девушка еще долго жалела, что не обратилась к ним раньше: помогли, вытащили, только вот Иван всерьез настроен вернуть бывшую жену. Для него развод ровным счетом ничего не значит. Остается только сбежать, куда угодно, лишь бы не нашел.
        Записка родителям написана, собраны все возможные деньги с карточек, теплая одежда, документы, минимум вещей. Злата даже новую сим-карту в телефоне дома не активировала, побоялась. Как человек, совершенно не знакомый с возможностями современных технологий, но часто смотрящий фильмы про суперагентов, она решила перестраховаться со всех сторон. Красивой и яркой балериной она давно уже не была, стала зашуганной серой мышью, у которой скоро инфаркт будет из-за того, что огромный кот не спускает с нее глаз. Поймает, пошипит и отпустит. Скорей бы уже съел.
        Путь ее лежал в этот октябрьский вечер на автовокзал, хоть там на пригородные рейсы не просили документы. А купить билет на свое имя, это все равно что табличку повесить "я еду туда". Удалось уехать за двести километров от города и выйти на небольшой станции, на другом автобусе можно было уехать и дальше, но там деревеньки все меньше. Приезжего быстро вычислят и спрятаться не удастся. Сев возле домика, обозначающего железнодорожный вокзал, Злата разрыдалась. Маленькую скрюченную фигурку стало жалко начальнице полустанка, ни разу не поверившей в потерю документов. Сердобольная женщина пообещала посадить на следующий поезд, ведь они тут давно все друг друга знают, многие работают десятилетиями. Вот так Златка и очутилась в уездном городе, проехав туда зайцем в плацкартном вагоне за небольшую плату в руки. Наконец, включила телефон и написала соседке, что все нормально. Ни города, ни подписи - та сама догадается.
        Сняв комнату в каком-то клоповнике, где просто просили оплату за номер, совершенно не интересуясь личностью, улеглась на продавленную кровать не раздеваясь. Мало ли кто и чем тут до нее занимался. Теперь ей этот план побега казался еще большим безумием - ну куда она так уедет? Денег на сколько-нибудь долго не хватит, нужно сразу искать работу, а это опять регистрация.
        - Черт, черт, черт, - слезы текли по лицу девушки. Ей было страшно и обидно, она совершенно не понимала, за что судьба так с ней. За глупость, наверное. Ведь были, были тихие звоночки о том, что Иван может быть жестоким, но она предпочла их игнорировать со свойственной всем влюбленным женщинам слепотой. И что теперь? За стенкой номера слышны отчетливые звуки того самого процесса, дверь, хоть и подперта стулом, все равно доверия не внушает. - Там еще и родители с ума сходят. Только бы номер не выпросили...
        Девушка забылась под аккомпанемент охов с одной стороны и храпа с другой беспокойным сном, лишь под утро немного успокоившись. Проснулась только после обеда, да и то от голодного урчания желудка. Вещи без присмотра было оставлять боязно, поэтому кое-как приведя себя в порядок, совсем покинула дешевую гостиницу. При свете солнца все не казалось уже настолько мрачным, а после перекуса в кафе настроение и вовсе поднялось. Претворив первую часть плана в жизнь, Злата не знала, как перейти ко второй, которой еще, к тому же, и не было. Передвижение автобусами было длинным, изматывающим, трудным, потому что приходилось выбирать те маршруты, где просто сел и поехал, комфортным такое путешествие никак не назовешь.
        Сложностей добавляла и профессия балерины - работы по специальности мало того, что кот наплакал, не в каждом городе был театр оперы и балета, так еще и на сцене светиться было полнейшей глупостью. Как вариант, можно попробовать работать с детьми в хореографической студии, но вдруг кто из родителей сделает фото и выложит в сеть? Каждый из шагов давался с огромным трудом, каждое решение было приправлено тонной сомнений.
        И почему тогда в больнице, где она года три назад лежала с травмой ноги, повела себя как затюканная глупышка, а не нормальный человек? К ней подошла женщина, занимающаяся проблемами домашнего насилия, и предложила помощь, но Злата тогда отмахнулась. Гнев пока ещё мужа она списала на заботу и волнение, ведь сама виновата - не нужно было идти под руку с танцором из труппы театра, замужняя же. И гололёд не оправдание. Это сейчас она понимает - то были цветочки, первые ласточки. Ей ещё повезло в тот раз, Иван, резко дёрнув ее за руку, хотел толкнуть в сторону машины, но девушка поскользнулась и неловко упала на лёд, заработав вывих и трещину. Да и в больнице она провела всего сутки, пока ждали очередь на рентген и прочие осмотры. Постарался тот самый коллега, расписав падение в красках, и помогла профессия - любимую балерину дочки врач-травматолог осматривал тщательно, и нашел на ее теле на бедре уже желтеющие синяки от пальцев.
        - А это откуда? - поинтересовался он. - Очень странно.
        Злата ничего не ответила, только отвела глаза. Лежавшая на соседней койке с загипсованной рукой женщина пристально на нее посмотрела и поджала губы. Когда врач вышел, уточнила, не применял ли к ней муж насилие, и сказала, что она из центра помощи. А рука - результат падения с крыльца магазина. В ту оттепель среди зимы пострадавших было очень много. Девушка убеждала, что ничего страшного не случилось. Она просто не могла рассказать постороннему человеку, да даже матери не могла, было слишком стыдно, что Иван меньше недели назад слишком грубо занялся с ней сексом, а она не была готова.
        - Я устала на репетиции, давай позже? - попросила, но взгляд мужа моментально потемнел.
        - Я сказал, что хочу сейчас. Устаешь на работе - увольняйся. А не хочешь, будь добра обслуживать мужа в любое время дня и ночи! - резко сказал он и завалил на диван. Ничего для нее не сделал, ни единой ласки, только одной рукой спустил трусики, а другой удерживал ее за волосы. Нет бы тогда задуматься, что это ненормальное поведение, но нет же! Иван потом нежно ее гладил и объяснял, что тоже устал и "немножечко вспылил", и что мужу отказывать последнее дело.
        "Дура? Еще какая!" - теперь все виделось по-другому. А он принес букет цветов и больше таких вспышек не было, поэтому через пару дней Злата успокоилась. Это же муж, он не может изнасиловать. Потом гололёд этот, и Иван занёс ее больницу на руках, приговаривая "потерпи маленькая", даже забеспокоившихся коллег с собой взяли. Да и потом все стало нормально. И совсем перестало замечаться, что подруг стало меньше, а друзья вообще исчезли, что одежда стала чуть более закрытой и тёмной, что никуда без него не ходила. В ее возрасте нормально иметь семью, мужа и детей, которые заменят все.
        Глава 4
        Только детей все не было, да и не сильно это беспокоило в первый год замужества. В этом возрасте о том, чтобы уйти в декрет? думать еще не хотелось - репетиции, выступления, цветы, овации. Когда на сцене появлялась невысокая, такая тонкая, воздушная Злата, зал буквально взрывался аплодисментами. Девушка отдавалась танцу со всей страстью, с такой душой, что завораживала даже тех, кого приводили на балет за компанию. Вся её жизнь прошла у станка и с ограничениями в питании, но это Злату не тяготило. Она настолько любила порхать по сцене, что жизни своей вне балета не представляла. С первыми аккордами музыки для нее переставал существовать реальный мир - была только сцена, только ее партия.
        Публика замирала, даже, кажется, дышать переставали, когда просто неземное создание крутило фуэте или, изящно взмахнув руками, совершало невероятный прыжок. Злата и балет были созданы друг для друга. Стать примой родного театра было делом времени.
        - Иван, мне всего двадцать один! - Злата гладила мужа по щеке. - Через месяц премьера, я сейчас никак не могу забеременеть. Это значит подвести коллектив! - в своей наивности она пыталась успокоить его, показать, что переживать не о чем - будут и у них дети. - Мы женаты-то меньше года.
        - Злата, ты же знала, что я очень хочу детей, когда выходила за меня замуж, - Иван убрал женскую ладонь от своего лица. - Я мужчина, я твой муж, позволь мне определять, что и как лучше!
        - После премьеры обязательно схожу к врачу, - девушка поцеловала сжатые губы мужа. - У нас будет чудесная семья.
        Но нагрузки и беременность были несовместимы, и Иван все чаще начинал заводить разговор о том, что ей придется выбирать - балет или семья. На свой двадцать второй день рождения Злата получила от коллектива и поклонников цветы и подарки, от родителей - новый телефон, а муж подарил шубку, "достойную замужней дамы, а не какой-то вертихвостки". Иван постоянно встречал ее после спектаклей и репетиций, подвозил к театру оперы и балета, мелкий бизнесмен, он мог себе позволить частые отлучки.
        - У Маши день рождения, приглашает нас в кафе, - Злата предупредила мужа, что через два дня они идут на праздник. - Подарок я уже выбрала.
        - Я не могу, - отмахнулся Иван. - Да и тебе незачем шариться по всяким забегаловкам. Ты замужняя женщина, и без меня не должна никуда, кроме магазина, ходить.
        В тот раз она впервые за десять лет пропустила день рождения подруги. Как-то незаметно даже походы к родителям стали очень редкими, ведь она много времени проводит в театре и не уделяет внимания мужу. А через несколько месяцев впервые случилось ЭТО.
        - Злата, я хочу, чтобы ты ушла из театра, - тяжелый разговор состоялся через два года после замужества. - Меня уже на работе на смех мужики поднимают, что столько женат, а бабе ребенка сделать не могу. Мужик я или нет?! - Иван был очень зол, после каких-то посиделок с друзьями был еще и нетрезв. - А ты все со своими танцульками и диетами! Смотреть страшно, тощая такая.
        В глазах девушки появились слезы - через два месяца она станет примой, карьера балерины и так коротка, а вместо поддержки мужа упреки. "Заслуженные упреки, надо признать. Ты хорошему мужчине жизнь портишь, ему нормальная семья нужна!" - подключилось чувство вины голосом свекрови. - "Скачешь по сцене, считай, полуголая. Мужики пялятся, простуды цепляешь. Как здоровенького ребенка родишь?"
        - Иван, ты так хочешь детей, а я не могу... Не хочу тебе жизнь портить, - Злата почти уже плакала. - Может, тогда разведемся?
        Щеку обожгло хлёстким ударом.
        - Никогда не получишь развод! Даже думать не смей, так меня позорить, - муж тряс ее за плечи как куклу. - Хватит, я долго терпел твои пляски, пора становиться нормальной женой. Я сейчас покажу тебе - развод! Хахаля завела? Башку ему откручу! Я ее люблю, а она тварь неблагодарная. Сейчас ты у меня забеременеешь!
        Забеременеть не получилось, зато получилась душевная травма - вина постоянно грызла девушку изнутри, на репетициях она стала невнимательной, дома начала наводить чистоту, печь пироги, готовить сложные ужины, как могла, старалась компенсировать мужу его "вложения" в семью и то, что опять не беременна. Все чаще мелькала мысль, что надо уйти из театра, сесть дома - ей скоро двадцать пять, а хозяйка из нее никакая, детей нет. "Недоразумение", - все чаще так она о себе думала. Но отказаться от балета было выше ее сил, жизни без сцены - лучше умереть, но и представить жизнь без мужа тоже невозможно.
        "Я плохая жена", - в тысячный раз ругала себя Злата из-за того, что сегодня спектакль, и Иван останется без горячего ужина, а ведь он ест только свежее. - "Зачем ему такая никчемная? Да ещё и бесплодная. Женщина должна обустраивать дом, создавать тепло и уют". Она уже была благодарна, что он взял ее в жены, содержит и позволяет заниматься тем, чем ей хочется. Злата совсем забыла, что не содержанка, что у нее может болеть голова или не быть настроения, что она человек со своей волей. "Закроем сезон и уйду!" - решила она.
        - Златка, что за вид? - возмущались знакомые в театре. - Что за мешки ты стала носить? Давай сходим хоть погуляем? - но звать ее куда-то почти перестали.
        - Наплясалась, ещё и гулять пойдешь? - Иван умел одной интонацией и приподнятой бровью указать на ее место. Конечно, примой стала другая балерина, моложе и без ревнивого мужа.
        "Что я тут прыгаю? Двадцать пять, а тощая, волосы тусклые, ни груди, ни попы. Да зачем Ивану такое чучело?! Правильно говорит, что, если бы не любил, давно бы бросил".
        - Привет, мам. Нет, все хорошо. Я решила уйти из балета, - Злата общалась по телефону с родительницей. - Нет, конечно, Иван не заставлял. Я решила, что посижу дома, рожу ребенка. Он так давно мечтает об этом.
        - Доченька, у тебя точно все хорошо? - родители все чаще стали замечать перемены в дочери, но никак не могли вывести ту на разговор. "Наверное, тяжело выбирать между театром и ребенком", - решили они, но уж очень хотелось внука или внучку.
        Объявить о своем намерении Злата не успела. Незадолго до окончания сезона случилась драка из ревности, последствия которой она расхлебывает до сих пор.
        - Девочки, я ухожу, - грустно улыбаясь, Злата первым сказала соседкам по гримерке. - Иван хочет ребенка, а мне уже двадцать пять, давно пора.
        - Как уходишь? - девушки обступили ее со всех сторон. - И юбилей у тебя только через полгода.
        - Ты сказала, что детей хочет твой муж, - удивилась Мария. - А ты? Ты хочешь?
        - Я люблю мужа, - Злата потупила взгляд. - Дети для женщины главное, а не танцы.
        Присутствующие так и застыли с открытыми ртами. Хрупкая, нежная и красивая балерина превратилась в нечто зашуганное и тусклое. На все уговоры подумать, твердила, что любит мужа и будет заниматься семьей. А Иван сходил с ума у служебного входа в театр: репетиция должна была уже закончиться, да летом что там переодеваться? Он любил Злату - вот как увидел, так и пропал. Такой красавицы никогда не видел, и имя ей удивительно шло - волосы золотистые, как спелая пшеница. Одной улыбкой с ума свести может, губы как вишни спелые. Лучащиеся голубые глаза, бездонные, чистые. Голос нежный, бархатный. Вся такая тоненькая, что его сердце сначала ухнуло в пятки и потом подскочило к горлу - "Моя будет!". Иван стал буквально одержим балериной - ходил на все спектакли, дарил шикарные букеты, разогнал всех поклонников, а некоторых и силой, но все же добился своего. Наивная девушка влюбилась и потом согласилась стать его женой. Молодой мужчина обладал твердым характером и харизмой, строил потихоньку свой бизнес, порой не совсем честно, но какая разница? Он бы и не женился в свои двадцать семь, но видеть Злату с
кем-то еще было выше его сил. А так и без нее у крепкого шатена с взрывным характером проблем с бабами не было. Только женитьба не умерила одержимость - казалось, что другие пялятся и мечтаю забрать сокровище себе. Вечно возле нее крутятся хлыщи гееватого вида и старые хрычи, суют букеты, целуют ручки, а она им улыбается! Его жена не должна вести себя как шлюха! Ничего, он воспитает ее как нужно! Будет примерной женой - сидеть дома и выходить на гульки только с ним. Ему было до кровавой пелены перед глазами, до неконтролируемой злости противно видеть её рядом с кем-то из мужчин. Да и подруги со временем стали бесить не меньше. Злата его! Он научит ее, всему научит!
        И ребенка нужно заделать, чтобы дома сидела. Мать была с ним согласна - не дело это, прыгать по сцене, от таких нагрузок и родить не может. А чтобы не выдумывала про развод, влепил пощечину - пусть знает, кто в доме хозяин. Ему было мучительно приятно обрывать все ниточки, связывающие Злату с прежней жизнью. Вдруг решит уйти? Нет, потом он просил прощения, не зверь же, да и когда ведет себя хорошо, почему бы не приласкать? Ведет себя послушно, ужины готовит. Одно страшно бесило - никак не бросит чертов театр! Сколько можно туда таскаться? Ничего, скоро окончательно засядет дома. А он пока поищет другую любовницу, эта надоела, а мужик - существо полигамное, это генетически заложено самой природой.
        Иван уже тропинку протоптал возле входа, а жены все не было. Три года он терпел такое наплевательское отношение к себе! А тут Злата появляется под руку с каким-то типом и тот ее целует! В щеку, но это абсолютно неважно. Подскочив к танцору, он ударил того в лицо - не зря в юности боксом занимался. Уложив соперника, пару раз пнул под крики и визги танцорок этих, и поволок жену в машину.
        - Заткнись! - Иван был очень зол. - Что это такое? Твой любовник?
        Ему было плевать на оправдания Златы: пока он зарабатывал деньги, она трахалась в своем этом театре. А теперь еще и рыдает по этому уроду! Буквально заволок в квартиру, швырнул на пол, навис над дрожащей девушкой и прорычал:
        - Что, шлюха, любовника жалко? Рыдаешь по нему? Ничего, сломанный нос украсит смазливое личико.
        Злате показалось, что от такой пощечины у нее сломается шея, так сильно голова дернулась. Она даже кричать не могла - испугалась. Страх сковал все тело, сердце жгли несправедливые обвинения.
        - Сучка! Все вы бабы шлюхи! Это из-за него ты развод хотела, да? Еще раз увижу - яйца отрежу, а потом убью, - орал муж, запустив сотовый в стену. Пинок под ребра. - От него хотела рожать? От этого пидораса? - от следующего удара Злата отключилась.
        Это ее и спасло, зло сплюнув на нее, Иван прошипел:
        - Очухаешься, потом продолжим, сучка! - и выскочил, хлопнув дверью.
        Соседи вызвали полицию, скорую, спасателей. Ломали дверь. Избитую и без сознания балерину увезли в реанимацию - сотрясение, ушибы, трещина ребрах. Две недели в больнице под скандалы Ивана и ужасная в своей правоте фраза медсестры: "Вот тебе и прима-балерина". Как пелена с глаз спала.
        Мать в обморок упала, когда позвонили из больницы, отец хотел найти Ивана и убить - насилу удержали. В голове не укладывалось, что такое могло произойти с их принцессой, любимой доченькой, а они ничего не замечали. Было стыдно и страшно одновременно.
        Из театра позвонила секретарь и сообщила, что "Злата уволена задним числом по собственному. Подвергать опасности жизни сотрудников никто не желает". Да ее теперь в городе никто на работу не возьмет - побоятся. После больницы последовал тяжелейший развод, а Иван вел себя так, будто ничего страшного не случилось. Не стеснялся всем рассказывать, как любит жену и жизни своей без нее не видит. Что он на коленях вымолит прощение. Началась жизнь в четырех стенах родительской квартиры, но долго так продолжаться не могло, да и бывший муж с каждым днем чувствовал себя все более безнаказанным. За избиение ему ничего не было - отмазался. Злата понимала, что в родном городе ничего не получится - рано или поздно он подкараулит и никто не знает, что сделает. Но и уезжать было страшно - как, куда? Эти вопросы не давали спать спокойно. Для родителей это будет удар, родня кое-как отошла от одного шока, а тут она собирается устроить им второй. Вот так и получилось, что холодным октябрьским вечером Злата ушла из дома, чтобы зашуганной теткой с потухшим взглядом сесть в ближайший автобус.
        Глава 5
        - Крис, детка, да ты развратница, - довольно урчал Ромка, лапая аппетитные формы любовницы. Кабинет занял Костик, не желающий там такого и запретивший разврат на его рабочем месте. Пришлось занять номер, до квартиры он бы не доехал. Прихватив вискарь, двинулся по коридору, так и не сняв руку с попы девушки. Брать предлагаемое он никогда не стеснялся.
        - Такая, да, - она снимала обтягивающее платье с леопардовым принтом. - И тебе это во мне и нравится.
        На такое самоуверенное заявление Романовский только хмыкнул: крошечное кружевное белье, чулки, распущенные волосы - секси-крошка. Только вот одна проблема - он совершенно о ней забывает вне постели. Стянул с себя свитер, ботинки и улёгся на кровать.
        - Давай, детка, покажи, как ты соскучилась, - пусть работает, бабло просто так не падает.
        Кристина нисколько не смутилась, пусть и казалось иногда, что мужчина ее путает со шлюхами. Заветная мечта - женить его на себе, а для этого она согласна... Да на все согласна! Похотливо улыбнувшись, оседлала его бёдра, поерзала, устраиваясь поудобнее. Ромка наблюдал за эротическими движениями: как снимает кружевной бюстгалтер, как ласкает свою грудь, краем сознания отмечая, что до Наташки ей далеко - техники не хватает. Вот Крис потянула вверх его футболку и принялась целовать и покусывать плечи и грудь, ловко расстегнула ремень и джинсы. "Пожалуй, оставлю еще на пару недель", - подумал он, наблюдая отличную грудь перед глазами. Девушка умело надела на него презерватив и оседлала. - "Но не больше. Еще начнет Новый год совместный планировать". А ему никуда не уперлись эти женские фантазии о счастливом совместном будущем и слезы вкупе с упреками в том, что он бездушная скотина. "Хоть бы одна молча ушла. Взяла денежку и до свидания", - Романа всегда удивляла наивность и упертость барышень в этом вопросе.
        - Давай, детка, - сжал ее ягодицы. Не космос, но разрядку получил. Раз думает о постороннем, пора менять любовницу. - Ты супер.
        Кристина буквально упала на него. Поцеловал, потискал, позволил полежать так несколько минут. Потом встал и поплелся в ванную.
        - Крис, ты можешь пойди потанцевать, у меня есть еще разговор, - одевшись, уселся в кресло и закурил. Тяжелый день закончился отлично. Сейчас сходит поболтать с девочками и домой, только водилу у Пашки попросит, потому как в его организме плескался отличный виски.
        А в коридоре произошла интересная ситуация - встретились Кристина и Наташа-Аделина, идущая в приват. Ромке было прикольно наблюдать, как девушки обменялись жалящими взглядами - такими убить можно. "Ничего, скоро еще подружатся", - хмыкнул он, - "на почве того, какая я скотина". Проводив Крис в зал, отправился в "гримерки". Даже не постучав, открыл дверь, чем вызвал оглушительный женский визг.
        - Привет, красотки! Это всего лишь я, - улыбался во все тридцать два зуба. - Кто же знал, что вы такие стеснительные. Просто удивительно!
        На что был послан далеко, но любовно - девчонки обожали его за беззлобные шутки и хорошее отношение.
        - Ромочка, ты как всегда вовремя, - пошутила одна из танцовщиц. - Как тебе? - покрутилась вокруг своей оси, демонстрируя наряд бразильской танцовщицы. Точнее, почти полное его отсутствие - перья, ремешки, кружева, вот и вся одежда.
        - Офигительно, детка, - он показал большой палец и потом хлопнул ее по попе. - Ты взорвешь зал. А в целом как дела?
        - Штатно, - по внутренней связи объявили следующий номер, и танцовщицы поспешили в зал, каждая удостоилась напутственного шлепка.
        Обводя взглядом гримерку, буквально наткнулся на серьезный взгляд голубых глаз. Девушка сидела на стуле в чем-то золотистом и относительно закрытом - значит, подтанцовка, гордо именуемая кордебалетом. Пшеничные волосы почти до пояса завиты в крупные локоны, сложный макияж в золотистых тонах, но что его поразило больше всего - на ногах самые настоящие пуанты. Брови сами поползли вверх, он никак не ожидал тут увидеть кого-то явно из балетных. Нет, театр в городе был, и мама даже иногда таскала их всей семьей на спектакли, но балерина у них?! Они и формами не подходят, и содержанием, в смысле, двигаются не так, как надо. Стало очень любопытно, что же такое выдумал их постановщик.
        - Новенькая? - спросил, продолжая пристально рассматривать.
        - Да, - ответила девушка, чуть помедлив. Ему показалось, что даже как-то испуганно.
        - Как зовут? - сам поразился этим металлическим ноткам в голосе.
        - С..Солнце, - произнесла, чуть запнувшись. Это прозвище дал ей Кирилл на третий день репетиций, когда неожиданно слетела с волос резинка.
        - Интересно. Ну ладно, готовься, - и отправился искать Ольгу, чтобы прояснить ситуацию. Администратор обнаружилась, можно сказать, за углом - шла в свой кабинет.
        - Есть пять минут? - подхватив девушку под локоток, зашагал рядом.
        - Романовский, что тебе надо? - она устало выдохнула. Присесть бы, а то пока пробежишься по всем коридорам, никаких тренировок не надо. - Проходи, - распахнув дверь кабинета, прошла на свое место и скинула туфли. - Итак, что хотел? Только быстро.
        - Да заглянул тут в гримерку, - Оля хмыкнула, где больше всего полуголых девушек, там Романовский, - застал новенькую. Назвалась Солнцем. Что она у нас делает? Девочка миленькая, но как-то не вписывается, ты не находишь?
        - Не нахожу, - отмахнулась администратор. - Все вопросы к Анджело, - ехидно протянула. - Он у нас непризнанный гений, а я так - всем люлей отвесить.
        - Зайка моя, ты лучшая! - Ромка послал ей воздушный поцелуй, на что та только вздохнула и покачала головой. - Без твоих волшебных люлей здесь бы давно все загнулось.
        - У нас там сегодня один оригинал делает девушке предложение, представляешь? А в программе, как и последние все годы по пятницам, стриптиз. Мужики, я иногда с вас поражаюсь, - усмехнулась. - Решил пафосно и романтично, - подперла щеку рукой. - А тут новенькая как раз с новым номером, ну и поставили в программу, не пропадать же лишней копейке. РомантИк назначен на полночь, так что через двадцать минут можешь сам заценить. А сейчас иди куда-нибудь, мешаешь.
        Красотка была строга, с ней даже капризная Наталья не спорила, боялась как огня. Романовский отправился в "ложу", по пути поймал официанта и попросил организовать ужин, сбросил сообщение Кристине. Неожиданно к нему присоединился Костя, тому тоже было любопытно посмотреть новенькую при полном параде. Кирюха напустил туману и не кололся.
        - Сейчас посмотрим, что тут у нас за балет. Гений наш зуб давал, что будет феерично, - Костя встал рядом с Ромкой у перил. Он не вмешивался в процесс постановки номеров, потом только просматривал несколько раз, иногда советуя, что изменить. Практически обнаженные девицы за столько лет интересовать почти перестали - это там, на подиуме, девочки заводят толпу, а в жизни нет и доли того блеска. Привык. Хотя несколько лет назад это казалось отличной идеей - да еще и самому можно выбирать красоток, так первое время просто отрывался от души. Но когда это перешло в ежедневную рутину, то лучше на рыбалку или на футбол. Примелькались девочки, и уже волнует юбка ниже колен, а не ее отсутствие.
        А в это время в гримерке Злата пыталась успокоиться и отдышаться, она уже сталкивалась с эти высоким мужчиной в коридоре, но тогда он скользнул по ней невидящим взглядом и распахнул дверь танцкласса со словами: "Привет, конфетки!". Как потом ей объяснили, это совладелец Роман Романовский - ни разу не тайная мечта почти всех девушек этого заведения. Только вот пока ты тут работаешь - в постель к нему не попадешь, он не крутит служебных романов. Она тогда очень обрадовалась: хватило с головой внимания бывшего мужа и старшего менеджера забегаловки, куда ее взяли работать. И если второй успокоился, просто уволив ее, то о первом до сих пор вспоминать страшно. Три недели она каждый день ходит сюда на работу, и только вот сегодня ее первый выход. Мини-спектакль. Кирилл сказал, что только ради таких номеров ее и берет - Злата будет олицетворять собой нечто чистое в этом гнезде разврата. "Златка, ты будешь лучом солнца", - лыбился постановщик номеров сего заведения, - "нечто такое недосягаемо-чистое, а оттого еще более желаемое. Понравишься публике, будешь заколачивать нормальные деньги, а не понравишься,
у нас всегда найдется должность официантки или может даже на ресепшн тебя посадим. Извини, но сама понимаешь, стриптизерша из тебя никакая".
        Она понимала - и двигалась не так, и формы не те, да еще от нервов исхудала до крайности, с питанием тоже проблемы, то не хочется, то дает о себе знать многолетняя привычка к ограничениям. Всю жизнь следить, чтобы и лишнего грамма не набрать, а тут стоит задача поправиться на килограмма четыре, а лучше пять. Другие стандарты. Зато физическая подготовка помогла освоить пилон, который теперь будет вращать ее вместо партнера. Злата абсолютно не боялась выходить на публику, но привыкла все делать на самом высоком уровне. К смене рода деятельности отнеслась философски - те же танцы на потеху публике, только балет это высокое искусство, а стриптиз - вульгарное. Как оказалось, у них много общего: расписание, постановка, костюмы и тот же адский труд на репетициях, которые тут называли тренировками. "И станок вертикальный", - улыбнулась своей шутке.
        Встав перед зеркалом во всю стену, еще раз придирчиво проверила образ - локоны мешали, так и хотелось их собрать в привычную тугую прическу, открытый костюм из золотистого шифона, страз и лент, хотя по здешним меркам и довольно скромный; броский макияж, почему то Кириллу захотелось, чтобы узорами были расписаны и руки, и лицо, и декольте. "Я художник, я так вижу", - просто пояснил он. Ну и ладно, не в ее положении диктовать условия.
        - Соберись, Златка, - подбадривала саму себя. - Отнесись к этому как к новому опыту. Как к авангардному театру. Да сейчас "голые" постановки популярны во всем мире, а тебе даже раздеваться не придется.
        В гримерку вернулись "бразильянки", их номер закончился и сейчас народ будет танцевать.
        - Не дрейфь, мелкая, - ее за плечи приобняла высокая и фигуристая Настя, выступающая под псевдонимом Валькирия. "Похожа, да". - У тебя классный номер. И песня классная. Барышня заценит.
        - Солнце, готовность пять минут, - раздалось из динамика.
        - Давай, детка, - Настя шлепнула ее по попе. "Кажется, тут это обычное дело", - на бегу мелькнула мысль у Златы.
        Софиты, кулисы, только сцена маленькая и пилон посередине уже установлен.
        - Полночь, - начал свою речь ведущий, - и нет, у нас никто не превращается в тыкву. Для одной прекрасной девушки Оксаны у нас приготовлен небольшой сюрприз. Оксаночка, ваш молодой человек очень вас любит, и этот номер только для вас!
        Зазвучали первые аккорды фонограммы, и Злата шагнула в луч прожектора.
        Глава 6
        Путь Златки в "Шестое чувство" был непростым: сойдя на автовокзале, решила попробовать обосноваться здесь. Сотни километров сказались на погоде, она уезжала из глубокой осени, почти зимы, а тут октябрь, а еще непривычно тепло. За время путешествия разговорилась с соседкой и выяснила, где и как лучше снять комнатку на первое время. Для человека, никогда не жившего на съемном жилье или в общежитии, все было в новинку - от родителей она переехала к Ивану, у которого уже была своя квартира. Как оказалось, искать нужно было еще в августе, сейчас все мало-мальски пригодное и дешевое заняли студенты. С ее скромным бюджетом даже однушки смотреть смысла не было. Ночевала в хостеле, ночами жалея себя. Иногда закрадывалась предательская мыслишка вернуться домой, но потом вспоминался май, и она, стиснув зубы, продолжала искать дальше. Повезло снять комнату в приватизированном общежитии, оказывается, и такое есть!
        Устроившись в относительно приличное кафе, попыталась освоить новую для себя профессию - официантки. Деньги таяли катастрофически быстро, несмотря на самую экономную экономию. И если от мяса она отказалась без особых душевных терзаний, то жилья лишиться было страшно.
        - Злата, значит. Красивое имя, - старший менеджер оказался скользким типом, мнил себя шишкой на ровном месте, постоянно орал на персонал и тыкал во все носом - почти всегда несправедливо. - А мы сработаемся, если будешь себя хорошо вести.
        Не сработались: девушка ударила ему по рукам подносом, когда парень решил зажать ее в коридоре. Сначала испугалась до темноты перед глазами, а потом вот - ударила. И двух недель не проработала. Конечно, ничего не заплатили, еще даже не оформили. У нее была спрятана сумма ровно на билет на поезд до родного города, можно было бы позвонить соседке - попросить денег. Но снова такой никчемной чувствовать себя не хотелось. Златка шла через парк пешком, хотелось прогуляться, да и сэкономить хоть копейку, если честно. Присела на лавочку, греясь в теплых осенних лучах солнца. Через несколько минут рядом плюхнулись две девушки с кучей пакетов в руках, совершенно не обращая на нее внимания.
        - Блин, на кой черт я купила еще одни туфли? Опять повелась на скидку, - весело посетовала одна. - А зарплата только через неделю. Мама вечно ругает, что так и не научилась считать деньги.
        У Златы защемило сердце, на глаза навернулись слезы: вспомнились родители, с которыми так еще и не разговаривала, и сильно стало себя жаль - драгоценные дни потратила в этом кафе.
        - Да ладно, на чаевых дотянешь. У вас там публика нежадная, - чуть завистливо вздохнула другая. - Мне бы так пристроиться.
        - Точно! - первая хлопнула себя по лбу. - Наш Анджело, - выделила голосом странное имя и засмеялась, - опять выдумал что-то новое. Ищет танцовщиц. Да и кордебалет обновлять будут, девки там меняются постоянно. Приходи на кастинг.
        - Круто! Приду, - вторая оживилась. - Замолвишь за меня словечко, а?
        - Неа, не проканает. Там еще вечно эта стерва Ольга крутится, настоящая церберша, - в голосе первой прорезалась злость.
        - Сколько ты про нее рассказываешь, вот думаю - мужика ей надо, витамина ебц не хватает, вот и срывается на вас.
        - Если бы. У нее шикардосный муж, - теперь в голосе первой звучала зависть. - Просто характер паскудный. И почему всяким гадинам везет на мужиков? Ой, все, ножки отошли маленько, пора бежать. Давай, дорогая, если надумаешь, завтра в три приходи в клуб, скажешь, что на кастинг. Только родоки не обрадуются, что ты перед мужиками будешь сиськами трясти, - засмеялась она.
        - Ай, за такие бабки чё б не потрясти, раз есть чем, - вторая тоже рассмеялась. Девушки расцеловались и разбежались в противоположные стороны.
        А Злата закрыла лицо руками, ей ведь трясти было нечем, а сейчас вообще может ветром унести. "С другой стороны, терять все равно нечего. Осталось только найти это место". В городе оказалось целых пять мест, где, как она поняла из разговора, показывали стриптиз. Почти во все требовались танцовщицы, но только в одном в разделе администрации значилась некая Ольга. Девушка на фото была красива, и совсем не походила на стерву. Еще там размещалось объявление, что клуб "Шестое чувство" набирает танцовщиц в разных жанрах, был указан возраст и параметры.
        - Чем черт не шутит, - прошептала девушка, ища в сети информацию о клубе. Место оказалось очень злачным, а отзывы положительными. - Все равно умею только танцевать, - она твердо решила пойти на кастинг, не в "примы", так хоть в подтанцовку. - Все равно ты даже тут в театре работать побоишься, а в Москве и подавно своих хватает. Без бывших мужей психов.
        Днем здание клуба с выключенными неоновыми вывесками мало походило на вертеп и оплот разврата, но и на офис тоже не очень смахивало. Злата, несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, поднялась по крыльцу в административную часть. Обыкновенная дверь, охранник, девушка за стойкой ресепшена, светло-бежевые стены коридора и самый обыкновенный ламинат на полу, большие окна, возле которых стояли цветы в горшках - фирма, которых сейчас тысячи. Злата была даже немного разочарована, ее разбушевавшееся воображение рисовало толпы почти голых девиц, мускулистых мачо, и руководил этим всем непременно лысеющий толстячок с масляными глазками, лично ощупывающий будущих эээ ... танцовщиц, а еще кругом должен быть красный цвет и позолота.
        - Вы к кому? - вежливо обратилась к ней офис-менеджер.
        - Я... я вот, на кастинг, - слова давались с трудом, язык отказывался слушаться.
        - Вам налево и по коридору до конца. Танцкласс там, - девушка указала нужное направление и снова уткнулась в монитор.
        "Гениально, Златка, просто гениально! После театра оперы и балета прийти устраиваться на работу в стриптиз-клуб". Желающих оказалось на удивление много, на вскидку девушек тридцать - и все как на подбор фигуристые. А ей, наоборот, стало неловко и страшно: "Ну и куда приперлась? Да ты же со стыда сгоришь!".
        - Ждем десять минут, кто не успел - тот опоздал, - голосом с металлическими нотками произнесла высокая блондинка, и девушка догадалась, что это та самая Ольга. - Одежду можете повесить на станок, сумки в угол, - и принялась шептаться с невысоким молодым мужчиной, похожим не то на итальянца, не то на цыгана, но явно с примесью горячей крови, если судить по жестам.
        - Время вышло, - ровно через десять минут произнесла она. - Итак, несколько слов о том, зачем вы здесь. Во-первых, нам требуется пять человек - одна на место ведущей танцовщицы и четыре в кордебалет и для исполнения индивидуальных номеров без раздевания. Возможно, кто-нибудь из вас и сможет дорасти до стриптиза, но не нужно думать, что тут вышла - грудью потрясла и достаточно. У нас не пошлая забегаловка. Во-вторых, кто не согласен, не может или не хочет соблюдать дисциплину, покиньте класс сразу, мне некогда разгребать каждый косяк, поэтому сразу увольнение. В-третьих, кто надеется подцепить здесь мужика, помните - спите с клиентами на свой страх и риск. В контракте с клубом нет пункта об оказании интимных услуг: все чаевые с этого ваши, но и травмы тоже. Конфликты с клиентами в привате решает клуб, если случатся травмы - тоже, за последствия личной инициативы отвечаете, соответственно, лично. Наркотики, запои, загулы - сразу увольнение. Проведете друзей по-тихому и на халяву - увольнение. За разглашение информации - штраф и увольнение. Зарплата выдается вовремя, медицинская страховка, развозка,
питание и костюмы за счет клуба. Отпуск стандартный, по графику.
        Девушки стояли молча, ошарашенные и условиями, и тоном, которым те были озвучены. Никто до конца не верил, что тут настолько все строго.
        - Хорошо, - продолжила Ольга. - Это Анджело, - указала на мужчину, - он посмотрит ваши умения. Не нужно хихикать, только танцевальные.
        Кучерявый с пульта включил музыку и захлопал в ладоши:
        - Двигаемся, девочки, двигаемся. Хорошо, хорошо. А ты чего стоишь? - обратился к Злате.
        - Простите, я, наверное, не смогу. Данные не те, - замялась она. Ей было стыдно занимать время людей.
        - А какие у тебя те? - он цепким взглядом осматривал хрупкую фигурку. Великолепная осанка, красивая постановка ног.
        - Балет. Классический, - тихо прошептала девушка.
        - Отойди в угол. Жди. Так, ты, да, ты, и вы двое - свободны, - прошелся по залу еще раз. - Ты, раз, два, три, и еще ты - свободны.
        Осталось всего десять человек, а Злата так и стояла в углу, совсем растерявшись. Выбрав пятерых, отправил их вместе с Ольгой изучать контракты, та только просканировала Злату взглядом и увела девушек. Оказывается, тут есть испытательный срок.
        - А с вами, барышня, мы поговорим отдельно, - Анджело обошёл ее по кругу. - Балерины к нам еще не забредали. За что выперли?
        - За бывшего мужа, - она потупила взгляд. Рассказывать ничего не собирается, если ему интересная её личная жизнь, то сразу уйдет.
        - Понятно, - сказал так, что стало понятно - подумал совсем не о том. Да и ладно. - Ну, верти свои тридцать три фуэте.
        Закончили они только через час. Мужчина гонял её хуже, чем в родном театре, что-то там кричал про темперамент и не те руки. В конце концов, у Златы просто поплыли круги перед глазами от усталости и голода. Анджело резко замолчал, глядя на побледневшую балерину. Закатил глаза, замахал руками.
        - Пошли, - схватив девушку, взял куртку, сумку и буквально поволок по коридору. Без стука распахнул дверь, бросил вещи на диван, а балерину усадил в кресло возле стола. - Оформляй, - сказал поднявшей на него взгляд Ольге.
        - Я уже взяла пятерых, - спокойно ответила та.
        - Уволь. Хочу эту! - ткнул пальцем в Злату.
        - Слишком мелкая и худая, - администратор говорила так, будто девушки тут не было.
        - Я. Хочу. Эту! Что тут непонятного?! - Анджело повысил голос. - Откормим, отмоем, причешем. Такой талант в балете пропадал! Конфетка! Как двигается, какие руки! Оля, иначе пожалуюсь Костику, что ты не даешь расширить программу, - глаза мужчины горели. - Это же находка для всякой дурацкой романтики, что так любят девочки. Еще её можно на утренники в аренду сдавать. Кажется, я влюбился, - театрально прижал руки к груди.
        - А меня спросить? - робко попыталась вставить свое слово Злата.
        - Ай, - отмахнулся мужчина, - не мешай. Оформляй, - и уже новой танцовщице: - Так, девочка моя, отдай Ольге документы, она не кусается и кредит на твое имя брать не будет. Сейчас мы перекусим и еще немного тебя посмотрим. Злата, золотце мое, я сделаю из тебя звезду!
        У девушки просто не осталось сил сопротивляться такому напору, немного подумав, от ужина тоже не стала отказываться, и не пожалела - кухня оказалась великолепной. Уходила уже в седьмом часу вечера, поэтому и не заметила высокого мужчину, едва успев отскочить с его пути. Он же мазнул по ней взглядом и уверенной походкой прошел в танцкласс, где собирались танцовщицы.
        - Привет, конфетки! - громко сказал мужчина, и его голос прошелся дрожью по телу - такой мягкий, бархатный и мужской.
        А её ждали завтра к полудню.
        Глава 7
        Во второй раз Злата поднималась по ступенькам уже смелее. Подошла к стойке ресепшна, спросила, куда дальше пройти. Милая девушка Юлия сказала, что Кирилл ее уже ждет (как оказалось, Анджело - это творческий псевдоним), но сначала нужно пройти к Катерине, та проведет беседу и отведет в отдел кадров подписать договор. Катерина оказалась дневным администратором и занимала тот же кабинет, что и Ольга, только соседний стол. Невысокая шатенка с теплыми карими глазами и ямочками на щеках приветственно улыбнулась. Она была полной противоположностью высокой тонкой блондинке, и буквально лучилась дружелюбием. Злата бы никогда не подумала, что в таком месте может работать такая добродушная девушка.
        - Привет, - администратор мягко улыбнулась и указала на стул. - HR уже приготовили твой контракт, там все типовое, так что вбить данные нетрудно. Оля вчера предупредила об общих правилах? - бывшая балерина в ответ кивнула. - Вот и чудненько. Это инструкция по поведению, - на стол легла распечатка, - там все подробно расписано про этику и прочее. Да-да, у нас тут не притон, хоть и бывают ... вольности. Обязанности сторон прописаны в договоре, ознакомишься, подпишешь. Если что-то непонятно, спрашивай, - шатенка снова улыбнулась.
        - Я даже не знаю, - растерялась Злата. - Я вообще не думала, что меня могут взять, ведь фигурой сильно отличаюсь от выбранных девушек.
        - А, это Кирюха, - отмахнулась Катя. - Творческий человек со своими тараканами, но надо признать, шоу-программы ставит удачные и прибыльные. К тому же твоим контрактом стриптиз и приват не предусмотрены, это значительно отражается на зарплате, к сожалению. Но при желании всегда условия можно пересмотреть. А теперь пойдем в кадры, Кирюха уже давно тебя ждет.
        В коридоре девушкам встретился короткостриженый мужчина, просканировавший Злату тяжелым взглядом серых глаз. У нее даже мурашки по коже побежали, отпустило только когда он скрылся за углом.
        - Испугалась? - Катя взяла новенькую под локоток. - Не бойся, это Павел, начальник службы безопасности. Хороший мужик! Как его наняли, сразу жизнь наладилась - охрана грамотная, разбуянившихся гостей выводят быстро и четко, проблемы тоже решает сразу.
        - Какие проблемы? - спросила Злата. Что же за проблемы такие, что нужна служба безопасности.
        - Обыкновенные, - отмахнулась администратор. - Драки среди гостей, приставания к девочкам, назойливые поклонники, слишком уж наглые гости в привате. Это индустрия развлечений, тут всякое бывает, - и впихнула ошарашенную девушку в кабинет HR.
        Прочитать довольно пухлый контракт ей не дал все тот же Кирилл: выхватив бумаги из рук, потащил ее в танцкласс, ему не терпелось начать готовить номер, а балерина опаздывала из-за бюрократии.
        Злата думала, что не знай она о том, что это развлекательный комплекс со стриптизом, никогда бы не отличила его от простого офиса. На первом этаже располагался танцкласс, гримерки, гардероб, технические помещения и столовая, в которой неплохо кормили в зависимости от рабочей смены раз или два, зато чай, кофе и вода всегда были в наличии и без лимита. Второй этаж был отдан под кабинеты руководства и еще какие-то помещения. Круглосуточно дежурили две уборщицы, кроме санузлов на каждом этаже, имелись еще и мужская и женская душевые для сотрудников. Удивительным было то, что танцовщицы могли спокойно продефилировать по коридорам в нижнем белье и никто из работников даже глазом не моргнет.
        Ей выделили место в гримерке и шкафчик для личных вещей. Бросив "Переодевайся, жду в зале", Анджело-Кирилл умчался в танцкласс. В помещении Злата оказалась не одна, переодевались еще две девушки, поздоровавшись, продолжили как ни в чем не бывало прерванный разговор:
        - Ну и как вчерашний приват? - спросила хорошенькая рыженькая жгучую брюнетку с аппетитными формами. - Солидный дяденька заказал.
        - Пойдет. Жадноватый оказался, всего десятку сунул, - брюнетка продолжила натягивать шорты и спортивный топ. - Ну хоть не приставал. То ли дело Глебушка, - она мечтательно закатила глаза. - Всегда двадцатку даст, а под праздник может и тридцать, - балерина чуть челюсть не уронила. Даже ее неискушенности хватило, чтобы понять - десятка это не десять рублей. Ей было дико, что кто-то может оставить такие деньги за танец, пусть и с раздеванием.
        "Ну, мне такие доходы в любом случае не светят. Но и просто зарплата вполне устроит, все лучше, чем ничего", - подумала она. - "Да я и не смогу".
        - А ты что? - продолжила брюнетка, поправляя грудь перед зеркалом, распустила волосы, накрасила губы. "Это вам не в театре".
        - Два привата, - рыженькая тоже уже поправляла чудесную гриву волос. - Скромный мужик смущенно сунул пятерку, но у него и не стриптиз был. И компания сынков богатеев. Как же я их не люблю! Денег на всех три копейки, а гонору "Да ты знаешь, кто мой папа?". Самый типа крутой сунул аж сто баксов, еще и по попе похлопал, будто крутой мужик. Придурки малолетние. Сто баксов на пятерых, - она закатила глаза, выражая свое отношение к таким понтам. - Им же едва по двадцать исполнилось, куда мамки смотрят? Я готова, идем?
        Балерина стояла, забыв, что собиралась переодеться. Для девушек было так буднично обсуждать такие смущающие вещи! "Профессиональная деформация. Человек ко всему привыкает. Я же привыкла думать, что никчемная женщина, подобранная из жалости". Переоделась в леггинсы и простую майку, еще с утра купила чешки - пуанты тут как бы неуместны, да и дорого. Вообще по форме одежды было сплошное непонимание, ведь вчера ее выпроводили, ничего не объяснив. Зато радовало, что после работы есть развозка, на такси в такую даль разориться можно, автобусы ночами не ходят, да и просто страшно. Собрала волосы в тугую шишку под сетку, все как привыкла. Почти.
        - Ты бы еще привычный купальник с трико надела, - сказала, осматривая себя в зеркале. Сложила вещи в шкафчик, на которых были кодовые замки вместо обычных. - Удобно, и ключ не таскать.
        Вообще общее впечатление было такое, что владельцы относились к клубу как к любимому детищу: никаких пошарканных стен или полов, пыли на жалюзи или сгоревших лампочек, за общим блеском не скрывалась нищета. Хотя, если вспомнить администратора Ольгу, многое становится понятно, но не могла же она одна смотреть за всем? Злата тогда еще не знала, что милая Катенька тоже с зубами - за неопрятность мозг вынесет, прополощет, потом внесет обратно.
        - Ну где ты ходишь опять? - накинулся на нее Кирилл, как только вошла в танцкласс. - Девочки, новенькая - Злата. Не обижать, - шутливо погрозил пальцем. - С девочками потом познакомишься, сейчас совершенно некогда. Что встали? Заняться нечем? - прикрикнул на танцовщиц, а потом с кровожадной улыбкой повернулся к балерине: - Вот нам точно есть чем, - предвкушающе потер руки.
        - Слушай сюда, зайка моя, - обняв ее за плечи, повел в свободный угол зала. - Работы с тобой не просто много, а очень много. Для начала посмотри, как одеты девочки, вот и у тебя тоже такая же форма должна быть. У нас все же стрип-клуб, да и голая кожа помогает удерживаться на пилоне. Но пока мы тебя туда не пустим, первое время синяков насажаешь по самое не балуйся. Секс-бомбу из тебя не сделать при любом раскладе, - обошел Злату по кругу, - но мы пойдем другим путем: будем играть на невинной порочности. Для начала займемся раскрытием твоей сексуальности. Это у нас первое дело, бревен мне тут не нужно. Я чертов гений, знаю.
        Осваивать эротические и вызывающие позы под взглядами других танцовщиц и постоянные комментарии Кирилла было стыдно до пылающих щек. Другие же девушки ничуть не смущались: отрабатывали перед зеркалом призывные улыбки, гладили себя по груди и бедрам, выгибались как кошки.
        "Никогда не признаюсь, куда устроилась работать", - от мысли, что родные могут узнать о таком, тошнило. Но деньги не пахнут.
        - О, звезда снизошла до простых смертных, - прокомментировал Кирилл появление роскошной девушки, несшей себя с видом королевы. - Наташенька, радость моя, я в курсе, что ты курочка, несущая золотые яйца, и за это у тебя есть определенные привилегии, но еще раз опоздаешь, скажу Ольге, - девица задрала нос и пошла во вторую часть зала - на пилоны.
        От того, как двигалась прима этого заведения, у Златки упала челюсть: это был ходячий секс! Каждое движение бедром, каждый прогиб, да даже казалось, что волосы двигаются сексуально. Что она творила на пилоне! Эротическая акробатика. Это было прекрасно и порочно, красиво, вызывающе. Новенькой стало страшно.
        - Вот, смотри, - постановщик просто ткнул пальцем в Наталью, - будешь с ней на контрасте. Она демоница вожделения и похоти, возбуждающая и пробуждающая все потаенные желания. Из тебя сделаем невинного ангела, возбудим в мужиках инстинкт собственника и защитника. Поклонников, конечно, у тебя будет меньше, но совсем без них не останешься. Будем бить по романтике - всякие там дни влюбленных, дни рождения, и прочая ерунда. Можно поговорить со знакомыми, и сдавать тебя в аренду на детские праздники, - мужчину несло по волнам фантазий, а Злата чувствовала себя вещью. - Все же рубль к бюджету. И да, набери пару-тройки килограммов, тощенькая такая, жалко до слез. Мы все же не жалость у публики давим.
        Из скудных оставшихся денег девушка едва наскребла на относительно приличного качества шорты. Стрипы удалось купить по большой скидке, случайно завалялся маленький размер, на прочее денег просто не было. Зарплата за первые две недели была скромной, удалось получить на руки, но бухгалтерия требовала банковскую карту, и этот вопрос нужно было уладить.
        Получив нагоняй от хореографа, Злата волосы под сеточку больше не убирала, собирая в дульку под резинку. Он понимал, что ей сложно, но, если сама не сможет - будет шоковая терапия. Для первого номера решили блеснуть именно балетными умениями, какой-то мажор решил рисануться и сделать своей девушке предложение у них - потому что тут ее встретил, и в полночь, в годовщину их знакомства. Кирилл ходил, выпятив грудь колесом, он же давно говорил, что и такой типаж им нужен.
        На очередной репетиции резинка не справилась с волосами без поддержки невидимок, и блестящая пшеничная волна тяжело упала за спину, окутав балерину. Она хотело привычно собрать их, но мужчина хлопнул ее по руке и заставил крутить фуэте.
        - Ну вот, отлично! Уложить локонами и будет совсем красота. Теперь всегда репетируешь без этой дурацкой зализанной шишки на голове. А теперь просто собери их в хвост, и пошли на пилон.
        - Держи, - Кирилл вошел в гримерку через пару недель и протянул Злате настоящие пуанты. - Ты же помнишь, что двадцать пятого у тебя премьера? - девушка в ответ только кивнула, гладя пальцем ткань на обуви, она давно их не надевала. - Не забыла, как стоять? Я прикупил две пары, вдруг одну порвешь, - плачущую новенькую утешали почти час.
        Так вот и начался карьерный путь бывшей балерины, чуть не ставшей примой в родном театре оперы и балета, в стриптизерши, простите, в танцовщицы ночного клуба.
        Глава 8
        - Роман, привет, - на балкон поднялся Анджело-Кирилл, сверкнул белозубой улыбкой. - Вот, зашел оценить впечатление, которое наше Солнышко произведет на толпу. Чувак реально заморочился с предложением.
        - Ну и мы заодно поглядим, раз ты на репетиции меня не пускал, - Костя опять пил кофе. - Устроил настоящую истерику тут.
        - Знаешь, в гримерке она на меня впечатления не произвела, - в руке у Романовского был стакан с неизменным виски, - мелковатая какая-то, а у нас девочки с формами. Всех достоинств - волосы, кажется, до попы.
        - С кем я работаю! - патетически воскликнул постановщик. - Я им про искусство, они мне про низменные инстинкты. Смотрите сами, и убедитесь, что сейчас такие номера мы сделаем трендом. Стриптиз у нас всего-то в пятницу и субботу, каждый день его ставить смысла нет. Тем более девушки любят всякую романтику.
        - Полночь, - начал свою речь ведущий, - и нет, у нас никто не превращается в тыкву. Для одной прекрасной девушки Оксаны у нас приготовлен небольшой сюрприз. Оксаночка, ваш молодой человек очень вас любит, и этот номер только для вас!
        Зал погрузился в темноту, включили фонограмму. Ромка усмехнулся и небрежно прокомментировал:
        - Музыку кто подбирал? Вы бы еще "Отель Калифорния" включили, - песню начала 90-х он узнал, что сестра, что большая часть подружек считали ее жутко романтичной. Ему уже была понятна вся "художественность" номера, и он даже не соизволил повернуться лицом к сцене, так, скосил глаза. Всякие амуры-лямуры ему были до лампочки, но, когда было нужно, мог и сто и одну розу прикупить, и столик заказать, в общем, сделать красивый жест, только вот в душе ему было абсолютно пофигу. Поэтому чаще предпочитал давать специальную банковскую "карту любовницы".
        - Много ты понимаешь. Девушкам нравится, а это клиентоориентированный номер, почти на заказ. Смотри давай, - к нему подошел Кирилл, нацепил на нос очки. - Хотя такого циника, как ты, ничем не пронять. А девочки всё верят, а девочки всё надеются, - хмыкнул он.
        Зал погрузился в темноту, лишь на сцене появилось пятно неяркого желтого света. И через мгновение в него шагнула... фея. Или эльфийка. Именно такими их рисуют в любимых историях Ромкиной племянницы. Невысока, тонкая фигурка была будто окутана золотистым сиянием.
        You and I moving in the dark
        Bodies close but souls apart
        Shadowed smiles, secrets unrevealed
        I need to know the way you feel
        I give you everything I am and
        Everything I want to be
        I put it in your hands
        Зазвучал голос Лорен Кристи, и девушка, взмахнув руками, сделала поворот, встав на носочки. Ткань платья пришла в движение, окутав ее невесомым облаком. Рома, неожиданно заинтересовавшись, повернулся к сцене полностью, забыв и про смысл песни, и казавшуюся провальной затею с такими номерами. Балерина не танцевала под музыку, она жила музыкой. Он никогда не думал, что можно ТАК выразить столь много лишь одним плавным движением рук. Не заметил, как рядом встал Костя, тоже завороженный тонкой фигуркой. Смешались балет и современный танец в такой совершенный и чувственный коктейль, что Романовскому нестерпимо захотелось прикоснуться к этому лучику света, порхавшему сейчас в небольшом пятне прожектора.
        "Она на самом деле Солнце", - подумал мужчина, когда Злата, взявшись за пилон, прогнулась и сделала оборот. - "Яркое теплое Солнышко".
        Ни единого пошлого или вульгарно жеста, только какая-то тоска и щемящая нежность. Надежда, любовь, боль, доверие и предательство - все смешалось в танце, и все трогало душу. Рома просто выпал из реальности, не сводя взгляда следил за каждым взмахом руки, за каждым шагом, за каждым пируэтом и па. Он даже не предполагал, что совершенно невинным танцем можно пробудить желание. И тут его как током ударило - в зале полно мужчин, пялящихся на неё! Захотелось спуститься на сцену, чтобы закрыть от похотливых взглядов. Никогда никого не ревновавший, Роман сейчас сжимал перила до поболевших костяшек. Это был не танец, это была его личная сладкая пытка - видеть тонкий гибкий стан, и не иметь возможность сжать ее в объятиях. Кажется, в первый раз он отчасти ощутил то, что обычно испытывают их гости.
        Из транса его вывел хлопок по плечу, у Кирилла рука ни разу не легкая.
        - Ну как? Хороша, правда? - спросил постановщик. - Моя Муза. Злата моя.
        "Злата очень подходящее имя", - подумал Рома. - "Именно золотая девочка".
        - Отлично, сработано, - похвалил постановщика Костя. - Действительно, можно развивать тематические номера в эту сторону. В новогоднюю программу ставить будешь?
        - Обязательно! Чуть изменим костюм, немного танец, будет снежинка, - хохотнул Кирилл. - Секси-Снегурочка у нас есть.
        А Ромка слушал их разговор только краем уха. Ну как можно обсуждать программу и деньги, когда тут только что происходило волшебство? Да, самое настоящее волшебство. Перед глазами все еще стояла гибкая фигурка, скользившая спиной по пилону, закинув тонкие руки за голову. До такой степени невинно, что хотелось забрать себе и проделать что-нибудь порочное. Запустить пальцы в эту золотистую копну волос, оттянув голову назад, чтобы открыть беззащитную шею. О, да! Провести по ее шее сначала пальцем, а потом языком, прикусить кожу у основания, чтобы зализать место укуса. Что-то такое было в Солнце, что будило в нем странное желание обладать. И это было ненормально: девушек он как легко притягивал, так легко и отпускал. А тут хоть на сцену беги. Рома бы и рванул в гримерку, чтобы проверить, так ли легки и нежны руки, как казалось, но на балконе появилась Кристина.
        - Я что-то пропустила? - девушка, виляя бедрами, подошла к любовнику и шаловливо провела рукой по его груди. Забрав стакан с виски, сделала глоток и облизнула губы с далеко не тонким намеком. Ромка скривился, он терпеть не мог, когда трогают его стакан, чашку или пробуют еду из его тарелки. - Так что было?
        Кирилл и Костя переглянулись, и молча ушли за столик, там уже накрыли ужин. Они относились к любовницам Романовского безразлично, иногда позволяя себе каплю брезгливости. Ответить Кристине никто не соизволил, мужчины обсуждали поправки в программу, чтобы буквально впихнуть туда новенькую, но это было не так-то просто. До назойливой девицы им дела не было.
        - Обсуждаем номер, - Роману не хотелось рассказывать о балерине, обойдется. В это время ведущий вновь объявил, как он счастлив за молодую пару, что все должны поаплодировать и так далее. У Крис стали непрерывно приходить оповещения на телефон.
        - Вот черт! Я такое пропустила! Ромочка, это же заказной номер был, да? Так романтично, - она улыбнулась и закатила глаза. - Как же я мечтаю о чем-то подобном, - добавила в голос томных ноток. - Такое признание в любви растопит любое сердце, правда?
        - Наверное, - мужчина ухватил любовницу под локоток. - Понты для всяких инстаграмов. Ты знаешь, я не сторонник всего этого, - на эти слова девушка только вздохнула. Романовский и романтика - как две параллельные прямые, несмотря на редкие красивые жесты.
        "Да и ладно", - размышляла Крис, прижавшись к бедру мужчины, когда тот тоже сел на диван. Дела клуба ее не интересовали, зато очень радовало, что любовник принципиально не спит с танцовщицами. - "Ну выложил сколько за номер, полтинник, вряд ли больше. Красивый жест, конечно, а дальше что? Да блин, согласна даже просто штамп в паспорте поставить. Черт с ним, с белым платьем и свадьбой мечты, если удастся окольцевать Романовского. И беременность же не прокатит, упертый очень".
        - Все, мы уезжаем, - поднялся с места Роман, - Паше уже написал, чтобы дал водилу. Все-таки есть преимущества во владении клубом. Крис, детка, шевели попкой.
        На заднем сиденье крузака девушка пыталась сделать очень приятно своему любовнику, но тот реагировал неохотно. Когда она добралась до ширинки, то мужчина перехватил настойчивую руку и убрал.
        - Не сейчас. Устал, - брюнет прикрыл глаза, откинувшись на спинку. И тут же память услужливо подкинула легкое золотистое облако, посередине которого танцевала девушка. Стройные ножки в чертовых пуантах возбуждали больше, чем на высоченных каблуках стрипов. - "Нет, пора Крис в отставку", - додумывать, кто может занять ее место, не стал.
        - Златка, молодец. Очень круто, - в гримерке танцовщицы поздравляли новенькую с первым выходом. - Но твои эти тапки, это же орудия пыток. Как ты в них ходишь?
        - Я привыкла. Почти всю жизнь в балете, - ей было неловко от поздравлений. Трехминутный номер, это не часовой балет, она даже устать не успела.
        - Потом расскажешь, как это. Мне лично очень интересно, а то я в приват, - Валькирия надевала костюм... валькирии: такие мультяшные доспехи, которые рисуют женским персонажам в компьютерных играх - защиты никакой, зато все на показ. - Не хочу пропустить.
        В гримерке появились Кирилл и Константин, которого Злата побаивалась, мужчина был очень серьезным, и ей казалось, что он недоволен ее приемом на работу.
        - Солнце мое, это было шедеврально, - постановщик поцеловал ей руку. - Правда, я гений? Не без косяков, но об этом завтра. Деньги в кассе, клиент доволен.
        - Молодец, - спокойно сказал Константин. - Будем считать, что испытательный срок для тебя закончен. Завтра зайди в HR, подпишешь допик к контракту.
        - Я же на сегодня все? - спросила девушка, Кирилл кивнул. - Могу ехать домой?
        - Исключено, - отрицательно покачал головой мужчина. - Ты живешь в какой-то жо... черти где, - исправился он. - Жди развозку, она будет в три. Девочки вон на том диване дремлют после смены. Не проспи только. И это, подыщи что-нибудь поприличнее, - бросил он, уже стоя в дверях. - Ну совсем гадюшник нашла.
        "Конечно, гадюшник. А что было делать? Денег-то больше ни на что не было. До чего же я дошла?", - размышляла Злата, удобно устроившись в углу дивана. - "Съемная комнатка, тотальная экономия, работа в стриптизе. И мне очень нравится, что здесь бесплатно кормят, еще и неплохо. А через неделю полноценная зарплата, после необходимых затрат даже на шоколадку останется. Если приживусь здесь, подкоплю и сниму другую комнатку, поприличнее. Неужели наступает светлая полоса? Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить. И Ивана уже две недели возле родительского дома не видно. Хоть бы отстал".
        Девушка сама не заметила, как задремала: не мешали объявления по внутренней связи, шум в гримерной и хлопанье двери. Ей показалось, что только прикрыла глаза, а уже тормошат - на развозку опаздывает. Уже ложась нормально спать, подумалось, что тот жгучий, почти осязаемый взгляд ей показался. Еще бы, в зале было столько народу, а она просто перенервничала.
        Глава 9
        Злата уже привычно собиралась на работу, теперь почти не испытывая волнения и шока. Ну стриптиз, и что? Здесь тоже люди работают. Не то, что на третий день, когда увидела вместо девушек в зале занимающихся парней. Позже ругала себя за глупость, неужели нельзя было догадаться, что и мужской стриптиз тут тоже есть? Вообще почти не глядя, подписала контракт, слишком обрадованная подвернувшейся работой, чтобы хоть немного подумать головой.
        Злую шутку с ней сыграли дисциплинированность и желание выполнить привычные упражнения у станка, которые повторялись каждый день всю ее сознательную жизнь. В последние недели нормально сделать даже разминку не получалось: то не было возможности, а то, если признаться честно, и желания. Какой уж тут балет, когда все так ужасно в жизни? Вот и решила прийти на часик пораньше, чтобы в достаточно просторном помещении потанцевать в свое удовольствие. Переодевшись, побежала в танцкласс и без опаски распахнула дверь. Да так и застыла, уронив челюсть на пол.
        В комнате уже были пятеро парней, все как на подбор высокие и накачанные, а из одежды только короткие обтягивающие шорты и майки-алкоголички. Они что-то обсуждали, тыкали пальцами друг другу в мышцы и посмеивались, совершенно не обращая внимания на открывшуюся дверь. Ударив по рукам, выстроились в две линии: двое в первой, а трое во второй.
        Девушка никогда не была на мужском стриптизе - поначалу как-то не случилось, а потом Иван бы ни за что не позволил. А тут ходячий тестостерон буквально в паре метров. Артисты балета были, скорее, жилистыми, все-таки им нельзя обладать фигурой Арни, но без силовой подготовки тоже балерину на руках сильно не потаскаешь. Ей так и сейчас не хватало привычных нагрузок, форма для балерины главное, иначе быстро заменят более гибкой, более стройной, более выносливой.
        - П-простите, - только и смогла она выговорить, когда парни обернулись, увидев ее в зеркале. - Ухожу.
        - Зачем? - улыбнулся здоровенный блондин, сверкнув белоснежными зубами. - Мы номер отрабатываем, проходи, потом скажешь, что не так. Новенькая? - Злата кивнула и, ошарашенная таким предложением, устроилась в углу, прижимая ладошки к в миг запылавшим щекам.
        Парни двигались под счет, не включая музыку, поэтому она и не поняла, что танцкласс занят. Девушка и предположить не могла, что засмотрится на упругие мужские попы, двигавшиеся слаженно в сексуальных движениях. Осознав, что откровенно пялится, перевела взгляд, но сделала только хуже - симпатичный шатен с ямочками на щеках подмигнул, поймав ее взгляд в зеркале, и провел рукой вниз по торсу до самого паха. Златка закрыла лицо ладонями, но продолжала подглядывать сквозь растопыренные пальцы. Любопытно же!
        "Если это так смотрится на репетиции, то в зале, наверное, дамочки из трусиков выпрыгивают!" - подумала балерина, если уж ей очень хочется провести пальцами по кубикам пресса, то тем, кто специально пришел, и подавно. А еще её взгляд так и притягивали совершенно другие ямочки, на поясницах, которые появлялись, когда майки задирались. - "Хорошенькое начало испытательного срока!"
        - Так, парни, а теперь под музыку для нашей новенькой. Покажем ей приват, - широко улыбнулся голубоглазый блондин, и сексуальной походкой двинулся к магнитофону. - Не дрейфь, крошка! - подмигнул ошарашенной девушке. Остальные на это подняли вверх большие пальцы.
        Что там звучало, она не поняла, точнее, слышала знакомую музыку, но не запомнила. Атлеты или древние воины, будто сошедшие с картин, вновь выстроившись в две линии спиной к ней, синхронно двинули бедрами вперед и назад, и хлопнули себя по ягодицам, медленно проведя руками по бокам вверх, сцепив их в замок на затылке. А потом они стали поворачиваться к ней по одному, и вот тут-то Златка и поняла, как попала! Медленно, очень медленно и неприлично эротично майки поползли вверх. Она бы никогда не подумала, что такой обычный предмет одежды можно снимать ТАК. Как-будто сейчас откроется нечто потрясающее. И оно открылось: мощные торсы были, на ее неискушенные взгляд, совершенны, каждый из них украшали рельефные кубики, уходящие под резинку шорт, сидящих и так низко. Взгляд словно приклеился, то и дело спускаясь ниже. Когда удавалось посмотреть танцорам в лицо, от их подмигиваний и улыбок становилось стыдно. Они были как боги секса, и они это знали. Беззастенчиво хвастаясь телами (и не только!), обещая райское удовольствие. Эти самцы вытворяли такое, что и представлять неприлично. Гибкость, слаженность,
пластика, и такие тела - устоять невозможно. Пара танцоров, оказавшихся позади, шагнула вперед и синхронно провели руками торсам, которые уже блестели от испарины. Блондин, явно самый заводной из всех, облизнул свой указательный палец и, дотронувшись до груди, произнес "пшшш". У Златки уже не было сил смущаться. Но вот чего совсем не ожидала, так это что ее вытащат на середину зала. Мало того, заставят то шлепнуть одного по ягодице, по провести второму по торсу. Кажется, это групповой секс без секса. Парни кружились вокруг нее хищниками с вполне определёнными эротическими намерениями, терлись о нее бедрами, но не так, чтобы уж очень. Даже на руках носили.
        Три минуты среди разгоряченных самцов показались вечностью, пальцы покалывало от прикосновений к мужским телам, сердце билось где-то в горле.
        - Ну вот, - блондин потрепал ее по щеке. - Хоть румянец появился, - игриво подвигал бровями. - Я Дэн. Там Серега, Сашка, Илюха и Витек. Мы тут выступаем раз в неделю. Что скажешь?
        Златка замялась. На смену смущению пришла неловкость: ну как после ТАКОГО работать с этими людьми? Да она же лапала каждого из них! А этого могучего викинга еще и хлопала по попе. Симпатичной и крепкой, надо отметить. И на руках ее носили, передавая друг другу.
        "Хорошо, что шорты не сняли", - но вслух озвучивать не стала.
        - Ребята, я первый раз вижу мужской стриптиз. Да и стриптиз вообще, - она пыталась не смотреть на почти обнаженных танцоров. - Но мне понравилось, - искренне сказала.
        - Ну все, детка, мы закончили. Зал твой, - шатен, подхватив со станка полотенце, вытер шею и грудь, но сделал это так, что захотелось оказаться на месте этого полотенца. - Давай, крошка, репетируй.
        И парни просто ушли, весело переговариваясь. Оставив девушку в растрепанных чувствах.
        - Блин, вот же дура! - Златка встала у станка, чтобы привычно начать разогрев мышц. В зеркале видела свои пунцовые щеки и уши. Показала сама себе язык. - Надо было просто уйти, а не лапать их, поддавшись безумию.
        Но ведь как устоять, когда тебя приглашают так, будто ты сама богиня? Самая желанная женщина для этих варваров, и ты буквально чувствуешь, что тебя ждет неземное наслаждение? Краска спустилась на грудь. Злата никогда не думала даже о тройничке, а тут почти представила всех пятерых разом. Стальные мышцы под гладкой кожей не пугали, настолько их движения были нежными, какими-то мягкими. Она даже обвела одному из танцоров кубики пресса в самом низу живота.
        - Все, ниже падать некуда, - разминку она делать не могла, все тело горело. - Если они так репетируют, и заставляют хотеть себя среди белого дня, то что творится в зале? Дышим, дышим глубже. Это все из-за того, что нормального секса давно не было. И еще долго не будет.
        Девушка зажмурилась и тут же распахнула глаза, поскольку воображение быстро подкинуло обнаженные торсы и движения бедер, намекающие на вполне определённое.
        - Привет! А что ты тут одна? - в зал вошел Кирилл. - Парни уже свалили? - Златка только кивнула.
        - Вот же засранцы, ну просил же задержаться! Познакомились? - девушка опять кивнула. - Хорошо. Ты только никуда не уходи, сейчас я им кое-что выскажу и вернусь.
        - Ну куда я уйду? - покачала головой балерина. - Ноги ватные, сердце выпрыгивает, - но постановщик не ответил, он уже хлопнул дверью, умчавшись куда-то. - Хорошо хоть не облизнула никого как леденец. Все, соберись, работаем.
        Но мысль, что она зря все это затеяла, не давала покоя. Казалось совершенно невозможным привыкнуть к тому, что тут настолько обнажают похоть, толкая людей к разврату, удовлетворяя низменные желания. А для сотрудников это просто работа. Ничего особенного. И спросить, красиво ли так смотрится грудь - вполне обычное дело. Как и обсуждать попы друг друга. А еще делится мнениями о гостях в привате. Парней тоже можно было заказать для индивидуального танца, только стоило это значительно дороже.
        - У меня сейчас самые горячие танцовщики во всем городе! - с гордостью говорил Анджело. - Вообще мужской стриптиз набрать гораздо сложнее - выбора почти никакого, но нынешний состав просто супер. Парни нарасхват в прямом смысле. Дамочки буквально рвут лифчики и выпрыгивают из трусиков. Наш клуб - лучший в городе! - не без гордости добавил он.
        Ничего, через пару недель она перестала если не смущаться, то научилась реагировать спокойнее. Парни оказались компанейскими и вполне дружелюбными, девушки тоже. Кто-то просто работал - деньги платили приличные, кому-то это еще и нравилось. Ей же демонстрировать прелести, коих было достаточно для балета, но не для стриптиза, не светило. Ее место сбоку от танцпола, на возвышении - зажигать толпу. Танцовщица гоу-гоу - вот основная деятельность. Но Кирилл пообещал и индивидуальные номера, иногда у них проходили тематические вечеринки, а всю программу из одного стриптиза строить нельзя - потеряется у зрителя острота ощущений.
        "А нами заполняют перерыв", - вспомнилось Злате из песенки.
        Зато со спокойной душой написала соседке, что устроилась на нормальную работу. Конечно, в подробности вдаваться не стала. Но работой в этом клубе сотрудники определенно были довольны: соцпакет и зарплаты вполне на уровне. Правда, и требования были довольно жёсткими, особенно в части дисциплины. Но в каждой бочке меда есть ложка дегтя. И тут это - местная прима Наталья. Высокомерная, наглая, прекрасно осознающая свою красоту и сексуальность. Ну, имеет право, ее приваты были расписаны на недели вперед, а чаевые превышали зарплату. Она тут ходила с видом королевы, и никогда не участвовала в групповых номерах. А уж отправить ее на подиум зажигать толпу - вообще немыслимо! Наталья птица высокого полета. Остальные ее недолюбливали и завидовали. Однако это самоуверенную девушку вообще не трогало.
        - Новенькая? - Наталья вошла в зал и, встав перед зеркалом, начала разминку. - Не мешайся под ногами. Ты все равно здесь ненадолго. У тебя же на лбу написано - приличная девочка. Что ты вообще тут забыла?
        Златка не знала, что ответить. Да разве ж она мечтала работать в стриптиз-клубе? Ведущая балерина театра, она танцевала главные партии, а теперь вот. Но наглую девицу на место поставить так и не смогла. Остальные отнеслись к ней дружелюбнее, помогая освоиться в таком непривычном деле.
        Глава 10
        Погода в этом городе удивляла Злату - на носу декабрь, а идет дождь, когда дома уже давно выпало много снега, который до апреля и не подумает таять. При мысли о доме опять защемило сердце, полтора месяца как уехала, и за это время ни разу не разговаривала с родителями, только смс через соседку. И то раз в три-четыре дня. Ивана не видели возле их дома уже две недели, когда до этого появлялся каждый день, а то и два раза в день - утром и вечером. Так что появилась надежда, что бывший успокоился и отстал окончательно. Девушка решила подождать еще пару недель, и, если он не появится, позвонит родителям. Ей уже очень хочется услышать их голоса, сказать, что смогла устроиться относительно хорошо.
        Зонтик она опять не взяла, ну не могла поверить, что в конце ноября возможен настоящий ливень! А еще было странным, когда жители в снег тоже раскрывали зонты. И пусть снег шел липкий и мокрый, тут же таявший на одежде, но зонты в снег? Впрочем, для местных жителей это было в порядке вещей. И если она хочет не выделяться, то должна делать как они. Самым сложным было выбраться из своего микрорайона: латочный ремонт дорог, от которого уже остались одни воспоминания, поспособствовал образованию огромных луж, а не боролся с ними. Перескакивая через ямы с водой, девушка добежала до остановки и очень удачно успела на автобус. В таком графике работы были и свои плюсы - никаких пробок, всегда свободный транспорт, а после смены еще и до подъезда доставят. Её высаживали последней, и водитель, милый дяденька под пятьдесят, всегда ждал, пока в ее комнате, выходящей окном во двор, загорится свет. Златку очень трогала такая почти отеческая забота, что хоть кто-то в этом большом городе проявляет к ней внимание, пусть даже из жалости.
        По мере приближения к центру менялся пейзаж: дома становились выше, дороги лучше и чище, все имело более ухоженный вид. Женщина, сдавшая ей комнатку, не зря нахваливала расположение, этот автобусный маршрут проходил через весь город, и с парой пересадок можно было попасть куда угодно. А ей выходить на следующей и полквартала пешком. Сегодня в ночную - с часу до закрытия, так что сейчас трехчасовая тренировка и снова домой - спать. Непривычный ритм, держать который было сложно.
        - Добрый день, - вежливо поздоровалась девушка с коллегами в холле и прошла в гримерку. Там уже находились остальные танцовщицы. Злата не поддерживала приветственных поцелуев, только лишь махала рукой. Сняла кофту, когда в комнату вошел Кирилл. Переодеваться при мужчинах было привычным делом, на гастролях по области и не такое случалось. Вот раздеваться на сцене, это совсем другое дело.
        - Так, конфетки мои, шевелим хорошенькими попками! К пятнице каждая должна четко знать свои движения. И еще смею напомнить, что Новый год не за горами, и про эту шоу-программу тоже не забываем. Костюмы почти все готовы, так что через пару начнем их примерять. А ты, золотая моя, выступаешь там с индивидуальным номером, - ткнул пальцем в балерину. У девушки на это только рот открылся.
        - Но, Кирилл, я вроде как только на "бочке" танцую, - новогоднее шоу репетировали еще до ее прихода, и там она задействована никоим образом не была.
        - И там тоже танцуешь. Злата, солнце мое, это не спектакль в Большом или Мариинке, где нужно следовать всему в точности. Мы несем людям радость, праздник. Так что за три недельки вполне можно успеть. Будешь нашей секси-снежинкой, - улыбнулся он. - Представь только: ты в белом кружевном боди, вся такая в серебристых блестках и парочка наших парней в образах каких-нибудь ледяных стражей. Крутой! - щелкнул пальцами этот "гений". - Дэна и Сашку задействуем. Один блондин, другой брюнет, они в паре на контрасте круто смотрятся. Да и по габаритам похожи. Жду всех в зале, - и умчался, совершенно довольный собой.
        А Златка так и села на диван, не закрыв рта, ошарашенная такими новостями. Нет, с парнями она пересекалась, но они были как бы отдельно и только в паре номеров выступали вместе с танцовщицами.
        - А... О... Я... мда, - ничего связного произнести не получалось. Сделав вдох-выдох, все же смогла выдавить из себя: - Я не смогу.
        Остальные танцовщицы смотрели на красную как рак балерину с улыбками. Кирюха был мастер провокации, а мелкая вместе с парнями будет смотреться первоклассно.
        - Да ладно, успокойся ты, - Настя потрепала ее по волосам, - не сказал же, что будешь обнаженной. Аж в целом кружевно боди, - улыбнулась она. - Девочки, - обратилась ко всем, - у меня соседка через пару недель съезжает. Замуж выходит. Так вот, квартиру одна не потяну, а жаль. И снимаю почти рядом, и приличная. Однушка, но не микро. Никто ко мне хочет? Семерка с носа.
        Злата задумалась. Вроде как добавляется к расходам совершенно нелишняя тысяча, но зато район гораздо приличнее, да и квартира не комната в общежитии.
        - Я могу переехать. Как раз зарплату получу.
        - Отлично. Только не храпи, мелкая, - улыбнулась Настя.
        - Ну, вы идете? Кирилл сейчас гундеть будет по поводу дисциплины, - одна из девушек уже стояла в проеме двери. - Весь мозг вынесет.
        Тренировки потекли по привычному сценарию, Златке даже не сильно уже доставалось за "деревянистость". Способствовала привычка слушаться хореографа и педагогов как мать родную.
        "Танец, он и в Африке танец", - размышляла балерина, - "будем считать, что это современное авангардное направление". Для человека главное - найти точку опоры и примирить себя с ситуацией. Когда ей удалось уговорить себя, что стриптиз тоже вид искусства, дело пошло на лад.
        - Так, все молодцы, - Кирилл выключил музыку и похлопал в ладоши. - Перерыв двадцать минут, а потом всех ждут индивидуальные упражнения. А ты, солнышко мое, начнешь репетировать с мальчиками, они как раз закончили в спортзале.
        - Что, прямо сегодня? - девушка совершенно не была готова.
        - Прямо сейчас! Чего тянуть кота за фаберже? Я два дня голову ломал, как это будет, - мужчина приобнял ее за плечи.
        - И как? - пискнула Злата.
        - Гениально! - был ей вдохновенный ответ. - Как, впрочем, и всегда.
        Она чуть не выронила бутылку с водой, когда в столовой к ней подошли Саша с Денисом и, взяв за руку, потащили к столику.
        - Садись, мелкая. Вижу, Кирилл тебя уже обрадовал? - Дэн всегда был в хорошем расположении духа. В ответ Злата кивнула.
        - Вот и замечательно, - Саша поставил перед ней пирожное и чай. - Ешь давай, худышка. Мы вот после тренировки как волки голодные. - Не бойся, мы не кусаемся, - и щелкнул зубами.
        - Злата, ну ты же взрослая девушка, - опять начал блондин, - работаешь в стриптизе, а краснеешь как девственница. Ну вот, опять. И что нам с ней делать? Сгорит еще на сцене.
        - Поцеловать! - выдвинул дельное предложение Саша. - Или переспать. Тогда точно стесняться перестанет.
        - Да ну вас! - Злата попыталась встать, но мощная рука удержала ее на стуле.
        - Да мы шутим, - парни синхронно сверкнули улыбками. - Все неприличное исключительно для милых гостий.
        Собственно, да, ничего слишком неприличного Кирилл не придумал - все в рамках концепции стриптиз-клуба. Радовало то, что и в этот раз раздеваться ее не заставят, и даже парни будут в шортах. Белых, коротких, обтягивающих, но шортах. "Партия снежинки", как назвала это девушка, была проста до невозможности: эротично изгибаться на сцене, пока парни будут таскать ее на руках. Стрипы были отметены как не вписывающиеся в образ, так что танцевать опять в пуантах. И вместо пилона будут парни. Чуть позже, когда остальные закончили свои упражнения, и в зале остались только постановщик, балерина и парни, началась настоящая работа по подготовке номера. "Снежинка" должна будет завлекать "воинов" в свои сети, а потом заставит обоих служить себе. Нащупала и нагладила Златка мужские торсы на год вперед.
        "А ведь это только начало!" - подумала, идя в сторону гримерки, но азарт уже захватил. Да и парни совершенно не внушали страха.
        Когда вышла из клуба, на город уже опустились сумерки, в преддверии зимы и так темнеет рано, а тут еще и небо, затянутое темными тучами, добавило сумрака. К вечеру похолодало, асфальт покрылся тонкой ледяной корочкой и идти было трудно. Сосредоточенно глядя себе под ноги, Злата не заметила выезжающей со стоянки большой черной машины. Испуганно ойкнув, все-таки поскользнулась, неудачно приземлившись в неглубокую лужу, которой хватило, чтобы намокли и джинсы с курткой, и сапоги.
        - Гад! - девушка сказала это вслух. Было обидно, кто-то ездит на шикарной тачке и смеет плевать на всех остальных. Водителю тепло и сухо, а ей домой почти час теперь мокрой добираться. Поднявшись из лужи, ощутила, как моментально стала замерзать. - Надо вернуться в клуб. Лучше не посплю, чем заболею, - и развернулась, чтобы преодолеть обратный путь.
        Черный джип дал задний ход и остановился возле Златы. Стекло на пассажирской двери поползло вниз и оттуда раздался голос:
        - Девушка, ну что же вы под ноги не смотрите! Промокли вся. Садитесь, подвезу.
        - Спасибо, не нужно, - как можно вежливее произнесла она. Как назло, в их закутке и народа нету, а машины едут мимо не останавливаясь. Прекрасно понимая, что опасность водителя не зависит от размера автомобиля, все равно таких больших джипов боялась больше, чем изделий отечественного автопрома. Пока пыталась придумать, как побыстрее скрыться в клубе от этого маньяка (а кто еще на такой машине предложит подвезти мокрую девицу?), хлопнула дверь со стороны водителя и перед ней вырос огромный мужик. Лицо показалось смутно знакомым, но где могла его видеть, вспомнить не получалось. Тело будто парализовало.
        - Девушка, я не маньяк. Просто хочу помочь, ведь вы упали по моей вине, - Рома пытался говорить спокойно и дружелюбно. При всей мерзкости своего характера, бросить человека в беде по его вине он не мог. - Давайте хоть такси вызову! В такую погоду очень легко простудиться, - предложил он, видя, что незнакомка опасается садиться в машину. На него смотрели самые большие и чистые голубые глаза, которые он когда-либо видел. И них были подозрительность и страх. Вот уж чего никогда женщины к нему не испытывали, так это страха.
        От такси за его счет Злата хотела отказаться, а потом решила передумать - раз ему так хочется, пусть побудет рыцарем. Судя по машине, одежде и манере поведения, для мужчины это сущие копейки. Очередной ледяной порыв ветра еще больше остудил и так уже мерзнущую девушку, сорвал капюшон с ее головы. Она не могла заставить себя носить шапку, погода казалась слишком теплой. В свете уличного фонаря волосы сверкнули золотом, а странный мужик расплылся в улыбке.
        - Злата, - назвал ее по имени. - Златочка, привет.
        Сердце девушки сначала ухнуло вниз, а потом подпрыгнуло к горлу, страх парализовал тело. Она даже крикнуть не могла. Этот мужчина повел себя так, будто хорошо ее знает! Начала накатывать паника.
        - Златочка, садитесь в машину, простудитесь, - пугающий незнакомец взял ее руку, чтобы отвести к машине. - Не бойтесь. Меня зовут Роман Романовский, я деловой партнёр Кости, так что вам со мной ничего не грозит.
        Девушка и глазом моргнуть не успела, как оказалась на пассажирском сиденье уже пристегнутой.
        - Костик мне голову оторвет, если заболеете по моей вине, - и захлопнул дверцу.
        Балерина успела выдохнуть от облегчения. О Романовском она много слышала, и теперь вспомнила, что столкнулась с ним разок в коридоре.
        - Давайте лучше такси, - попросила мужчину, когда тот сел за руль. - Я испорчу сиденье. Одежда мокрая и грязная, - голос потихоньку начала слушаться.
        - Не беспокойтесь, я отвезу, - он уже завел машину и тронулся с места. - Говорите адрес.
        Ромка не верил в свою удачу. Пока болтал с Костей о новенькой, та уже успела уйти из клуба. Да и как-то стремно было оказывать ей внимание, учитывая его принципы. А тут все произошло по чистейшей случайности, и без малейших усилий с его стороны.
        Глава 11
        Только вот адрес, названный Златой, ему не понравился. Райончик из захудалых и темных. Ей там совершенно точно не место.
        "А где место?" - ехидно спросил внутренний голос. - "В твоей постели нынче прочно обосновалась Крис".
        Ладно, эту проблему он потом решит. Настроение все равно ползло вверх - отвратительно начавшийся день заканчивался вполне неплохо.
        Еще ночью в машине Кристина опять завела пластинку о романтичном поступке незнакомого парня, и Ромку это очень сильно насторожило. До этого игравшая по его правилам брюнетка вдруг стала подозрительно намекать на кое-что большее. А этого "большего" ему очень не хотелось. И до Нового года еще больше месяца, а мама занялась его планированием. Отец тоже стал все чаще говорить о годовом отчете. И хоть сын давно самостоятельно вел большие проекты, но контроль по результатам был жестким. А с появлением в жизни друга девушки стало как-то тоскливо - не получалось уже так часто, как раньше, уехать за город отдохнуть. Совсем странным было то, что Ромка стеснялся привозить одноразовых девушек и в гостиничный номер - как будто Ульяна будет осуждать его и расскажет матери. И не верил сам себе: в тридцать четыре он все еще не очень хотел светить перед родителями личной жизнью.
        Утром Крис снова была выставлена из квартиры, а ему нужно на работу. Ромка методично загружал себя делами, чтобы день прошел быстрее и без размышлений об одной золотой девочке. "Нимфой" даже мысленно не смог назвать, потому что это у него кодовое обозначение определенного типа девушек. Что-то мешало с ходу отнести Злату к ним. Поэтому он решил вечером заехать в клуб и поговорить о новенькой с Костей или Ольгой. Но сделать это нужно аккуратно, не выказывая явного интереса.
        Филонов обнаружился у себя в кабинете, весь по уши в бумагах. Романа всегда это удивляло в партнере - вокруг столько соблазнов, многие откровенно к нему клеятся, а этот действительно в клуб ходит только работать, и ни разу не был пойман на чем-то компрометирующем. Да еще и женат давным-давно. Вот как раз из-за нечеловеческого спокойствия и абсолютного хладнокровия Романовский и выбрал тот проект, поверив, что Костя действительно будет продвигать клуб, а не банально спать с танцовщицами.
        - Привет. Ты прям как пчелка, - Рома уселся в кресло и постучал пальцами по столу. - Ты когда-нибудь отдыхаешь?
        - Романовский, чего ты опять нарисовался? То неделями тебя тут нету, то каждый день приходишь, - Костя потер руками лицо. - Раз у тебя такое рвение, давай я в отпуск в теплые края, а ты тут на хозяйстве останешься? За тридцать процентов можно и поработать.
        - Вот уж нет, - отмахнулся посетитель. - У тебя два замечательных администратора, вот они пусть и крутятся. Я пришел по другому вопросу, - откинувшись на спинку кресла, продолжил Рома. - Новенькая очень хороша. Кирилл в очередной раз доказал, что не зря получает зарплату.
        - Да, нормально, - Косте было некогда. Конечно, команда у него набрана хорошая, но все равно он предпочитал быть в курсе всего в клубе. - Хорошая девочка. Уже два предложения поступило выступить вне клуба. Возможно, я рассмотрю такой вариант, все равно занять ее под завязку у нас не получится. А так и мне рубль, и ей копейка сверху.
        - Вот жук ты, Костя, нигде выгоды не упустишь, - улыбнулся Рома, хлопнул по подлокотникам кресла, и перешел к делу: - Так откуда такая птичка у нас? Точно не из нашего театра. Танцует профессионально, явно не пятый лебедь в восьмом ряду. Да и мама была бы в курсе.
        - Ну да, Валерия Максимовна такую девочку в нашем театре точно бы знала, - согласился Филонов. - Приезжая. О, Паша, ты как всегда вовремя, - помахал рукой вошедшему начбезу. - Тут вот господин Романовский интересуется Златой, - ехидно так сдал партнера.
        - Да? - Павел удивленно поднял брови. - С чего бы это?
        - А с чего по новенькой в курсе начбез? - отзеркалили Рома.
        - Начбез в курсе всего. Работа у меня такая. Костя, я хочу немного проапгрейдить систему видеонаблюдения. Зашел обсудить, - но был прерван нетерпеливым Романовским.
        - Сначала о Злате, а потом сколько угодно о камерах, рамках и прочих штучках.
        - Однако, - присвистнул Костя.
        - Приезжая. Несостоявшаяся прима местного театра. В разводе. Муж козлина: подрался с балеруном, избил жену. Короче, стремная история, но часто встречающаяся. Вот девушка и сбежала, - буднично сообщил он. - Не трогай девочку, ладно? Потрахивай себе девиц, знающих правила игры, - серьезно добавил.
        - Ладно, я понял, - Рома примирительно поднял руки. - Хорошая девочка, сбежавшая от злодея. А я большой серый волк и не должен покушаться на Красную шапочку, - пожав руки, он вышел в коридор. Бывший, конечно, козел, но это не повод, чтобы не приударить за красоткой. Он же ее не замуж зовет и бить точно не будет. Подарит немного радости и много секса.
        Его появление в гримерке было встречено шумом и визгом, это был уже привычный ритуал. К большому огорчению, Злата буквально десять минут, как ушла, и будет к полуночи. Ромка досадливо поморщился - сегодня он собирается спать, а не тусить. И так мерзкий дождь нагоняет уныние, Кристина начинает мозги выносить, так еще и золотая девочка упорхнула. Он даже цветы прикупить хотел, но потом передумал - это было бы уместно в театре, а не здесь. Тем более он с сотрудниками романы не крутит, значит, нужно аккуратно и без огласки.
        На улице заметно похолодало, поднялся ледяной ветер. Даже курить передумал, лучше в машине. Любимый крузак встретил теплом салона и довольным урчанием мотора. Ромка посочувствовал тем, кто передвигается пешком, успев продрогнуть после короткой пробежки от крыльца к машине, но не более того. Асфальт блестел тонкой пленкой льда - дурацкая ситуация, но частая для их климата. Вывернув со стоянки, в боковое зеркало увидел, как какая-то девушка поскользнулась на тротуаре и упала. Вздохнув, остановил машину, воспитание не позволяло просто уехать. Девушка подозрительно долго не вставала. Пришлось дать задний ход, незнакомке явно нужна помощь.
        Та умудрилась упасть в лужу, неглубокую, но достаточную, чтобы промокнуть. Каково же его удивление, когда на безобидное предложение помощи в невыразимо красивых глазах отразился испуг. Стало даже обидно: обычно девушки сами прыгают к нему в машину, а эта смотрит на него как на непонятного кого. Очередной порыв ветра сорвал капюшон с головы незнакомки, и Ромка узнал Злату. На лице ни грамма косметики, кожа нежная и чистая, глаза такие, что утонуть можно.
        - Злата, - произносить вслух ее имя было приятно. - Златочка, привет.
        Но вопреки ожиданиям, новенькая испугалась еще больше. Мужчине показалось, что ее охватывает паника. Он предпринял еще одну попытку:
        - Златочка, садитесь в машину, простудитесь, - взяв за ледяную руку, повел к джипу. - Не бойтесь. Меня зовут Роман Романовский, я деловой партнёр Кости, так что вам со мной ничего не грозит.
        Почти силой пришлось усадить на сиденье, потому что она отговаривалась какими-то глупостями. Можно подумать, в городе химчистки нет.
        - И как вам в нашем клубе работается? - ехать в молчании было тягостно. Да и неприятно осознавать, что неожиданная пассажирка его боится. - Не обижают? Коллектив у нас хороший.
        - Хороший, - тихо ответила девушка. - И к работе привыкла. А вам не стоило подвозить меня. Достаточно было такси.
        - Глупости, - отмахнулся Ромка. - Холод такой, что замерзнуть успеете, пока машина придет, - тут он немного лукавил: клуб находился почти в центре, и такси сюда прибывали меньше, чем за пять минут. Привычно достал сигариллу и прикурил от зажигалки, его бесила борьба за здоровье населения автопроизводителями и исчезнувшие прикуриватели. По салону поплыл дым, а Злата едва заметно поморщилась.
        - Не курите, - озвучил очевидное.
        - Нет, - сигаретный дым в машине напомнил об Иване, сердце едва ощутимо кольнуло. Она и не курила никогда, а теперь вот этот конкретный запах всколыхнул кошмарные воспоминания. Бывший муж тогда курил одну сигарету за одной, пока на бешеной скорости мчались домой. Злата пыталась успокоить расшалившиеся нервы, ведь о совладельце девочки говорили только хорошее.
        Роман, заметив реакцию на дым, ни секунды не задумываясь выкинул сигариллу в окно. Разговор не клеился, и это напрягало. Он украдкой поглядывал на точеный профиль Златы, любовался стройной шеей и водопадом золотых волос. Почему-то эта девушка ассоциировалась у него с теплом и спокойствием.
        - Злата, а вы со скольки лет балетом занимаетесь? - не то, чтобы ему и вправду было интересно, но как-то же нужно сломать лед недоверия.
        - С восьми, - тихо ответила, так и не повернув к нему головы.
        "Вот же странная какая!" - Ромка не знал, что еще сделать, чтобы она улыбнулась. Да даже годовалые малышки спокойно шли к нему на руки, уже в этом возрасте чувствуя его доброту. Племянницы обожали сидеть у него на руках, и всегда радостно улыбались, несмотря на его немаленькие габариты. А тут взрослая девушка, а дрожит как осиновый лист. - "Значит, напролом не полезу. Тем интереснее будет приручить Солнышко".
        А Злата на самом деле дрожала - мокрые вещи не сильно способствовали уюту и теплу, но подогрев сиденья добавлял некоторого комфорта. Она мечтала принять горячую ванну, но в комнате был только маленький закуток с душем, а еще решала, что надеть на работу: пуховик не успеет высохнуть, а запасная куртка короткая и тонкая. С собой огромный багаж было не утащить, а вещами на все случаи жизни обрасти еще не успела, банально не хватало финансов. А потом еще раз мысленно поблагодарила в том числе и Романовского за развозку - не придется по холоду мотаться в осенней курточке.
        - Спасибо большое, - поблагодарила Злата мужчину, когда машина затормозила возле ее дома и быстро ушла. Большой хищный джип совершенно неуместно смотрелся в этом районе. Хорошо, что уже поздний вечер, и прохожий почти не было. Обычно тут многолюдно, но никому нет дела до твоих проблем, а вот что-то дорогое примечают сразу.
        "Перееду к Насте. Черт с ними, с деньгами", - девушка быстро шагала по полутемному коридору к своей комнате, - "тут последние нервы расшатаю".
        Бросила вещи в таз, пуховик на батарею, сама шагнула под горячие упругие струи воды. Ей было жаль, что город не стоял в пробках и поездка так быстро закончилась - хотелось еще немного побыть в обществе воспитанного и красивого мужчины. Рассмотрев совладельца поближе, поняла, почему почти все девушки клуба мечтают его заполучить - он очень привлекателен и харизматичен, а голосом способен ввести в транс, настолько тот мягок и бархатен.
        После бывшего это первый мужчина, вызвавший хоть какой-то интерес.
        "И думать забудь. Не твоего поля ягода", - напомнив себе положение вещей, отправилась спать перед сменой.
        Глава 12
        - Ого, ничего себе! - девушки, столпившись возле Златы, рассматривали шикарный букет из альстрёмерий. - Интересно, от кого?
        Логотип, напечатанный на ленте, которой были перевязаны цветы, был хорошо узнаваем в городе. Особенно после скандального развода владелицы этих магазинов - теперь даже те, кто никогда в жизни не покупал букетов, знали, кому они принадлежат. А еще эти чертовы логотипы вызывали злость охотниц за богатыми мужьями, потому что "разведенка женила на себе одного из самых завидных женихов". Настоящая знаменитость, как ни крути.
        Балерине тоже было интересно - от кого, но совсем по другой причине: Иван ведь когда-то начинал с необычных букетов, а в итоге все привело к избиению и разводу. Вот и сейчас, хоть букет и был красив, по позвоночнику пополз холодок страха. Цветы доставил курьер, передал офис-менеджеру: ни имени отправителя, ни записки, но и ошибка исключена - довольно редкое имя Злата, не перепутаешь. Было сразу видно, что поработал мастер, только нежные лимонные и сиреневые оттенки, никакой пошлости в виде якобы украшений из цветного полиэтилена, в который любят заворачивать каждый цветок ради объема. Только обертка из похожего на мешковину материала. Очень стильный, и в то же время такой личный букет.
        - Да здесь сотня веточек, мне кажется, - одна из танцовщиц осторожно пальцем потрогала хрупкие лепестки. - Красиво. И необычно, - выдохнула она, понимая, что даритель явно выбирал цветы для конкретной девушки, а не просто стандартные розы.
        - Да что вы тут развздыхались? - не выдержала Наталья. Оторвавшись от зеркала, развернулась к девушкам: - Еще бы ромашки прислали, ха, - ее губы скривились в презрительной усмешке. - Мне если и присылают цветы, то только розы. Красные или бордовые, на длинных ножках. А один раз, - она аж зажмурилась от воспоминаний, - прислали черные розы. Двадцать одну. Вот это я понимаю, щедрость! А это недоразумение какое-то. И вообще, мне тут один из этих, - с намеком выделила последнее слово, - предлагает типа отношения. Надоела ему старая жена. Вот, хочу его на квартирку раскрутить, а то все не хватает немножко. А если бы работала в "Красном бархате", давно бы уже купила, - и снова уселась за гримировочный столик наводить красоту. Без макияжа ее в клубе за три года работы ни разу не видели.
        - Угу, - хмыкнула Настя. - Или бы уже шею свернули за наглость.
        Наталья на это только фыркнула и вышла из комнаты, громко хлопнув дверью.
        - Не ведись на провокации этой шлюшки, - было видно, что она приму этого заведения сильно недолюбливает. - В "Красный бархат" ей захотелось. Там тот еще... торт.
        - Первый раз слышу это название, - Злата искала, куда поставить букет. Ну не ведро же у уборщицы просить? Домой букет не понесет, пусть тут стоит. Незачем привлекать лишнее внимание. - А почему не... торт?
        - И откуда же ты такая наивная? - танцовщица закатила глаза. - И вроде уже достаточно взрослая.
        - Я просто приезжая, - ответила балерина, смутившись. Наивной она была еще чуть больше полугода назад, а теперь просто трусит.
        - Так почти все мы тут неместные, - Настя усадила ее на диван и продолжила: - Ладно, объясню. У меня там подруга пару месяцев работала. Сбежала. Сказала, что здоровье дороже. Сейчас расскажу! - по ней было видно, что не терпится просветить новенькую об этом клубе, глаза загорелись азартом. - У нас только стриптизерши, вот как я, раздеваются, и то не каждый день и всю программу вечера, а там даже официантку могут заставить! Представляешь? Ты потом фотки посмотри, зацени их интерьерчик. Там везде реально красный бархат и позолота. По бокам в барную стойку вставлены пилоны, и любой может "попросить", - показав в воздухе кавычки, - официантку на нее залезть. Да и форма у них жуть! Колготки в крупную сеточку, корсеты кружевные, шортики почти как трусы и блестящие. Обязательно черные шпильки. Макияж должен быть вызывающим, ногти яркими, прически тоже секси. Пожамкать девчонок за попу или грудь там обычное дело. Бывает, усадят на колени и не отпускают, а там эрекция. Большая часть их посетителей у нас в черном списке. Там тусить любят всякие отморозки, любители изображать крутизну, в общем, разный сброд.
Деньги, правда, швыряют тоже лихо - разок подруге десятку в лифчик сунул один тип. Полапав предварительно грудь. Запустил лапу в корсет и почти вытащил сиську. Вот после этого и уволилась. У них приват всегда заканчивается сексом, отказаться нельзя. Не так, как у нас. У нас номера отдельные, хочешь - вперед, у некоторых девочек есть постоянные клиенты, а там кровати сразу стоят, еще и с набором плеток и наручников, разных штучек. Веселое заведение. Говорят, раньше там еще казино было. Тоже нехорошие слухи ходили про долги и огромные проигрыши. Игра одна там могла идти больше суток, - девушка рассказывала с таким азартом, что закрадывались сомнения, все ли в этих словах правда.
        По мере рассказа глаза Златы становились все больше, такого себе даже представить невозможно!
        - Не может быть, - прошептала, прикрыв рот ладонью. - Это же... бордель! Другого слова и подобрать не могу.
        - А кто запретит? - развела руками Настя. - Там тоже связи нехилые. Это у нас Кирилл что-то там ставит, кастинги устраивает, охрана бдит, чтобы посетители руки не распускали. А там условий всего два при приеме на работу - фигура и согласие на секс. Деньги быстрые и вполне приличные, остальное все на твоей совести. И не докажешь же ничего, там контракт какой-то хитрый, так что сама со всех сторон виновата. А нажалуется клиент, не будут разбираться, что к чему, выкинут и всех делов. Это тут Костя с Пашей будут выяснять, сама спровоцировала или клиент того, а там уж или тебе выговор, или его в черный список. Ольга, опять же, внимательно следит за всеми танцорами. Если узнает, что кто-то специально клиентов на секс разводит, выгонит сразу. Как бы не запрещено, но и не поощряется. Хотя я вот практикую для здоровья, - улыбнулась она, а ее слушательница икнула.
        Нет, Злата не была настолько наивной, чтобы верить в принцев на единорогах и радугу, но все же такие циничность и практичность выбивали из колеи. Да и сюда пришла работать, потому что кроме как танцевать, больше ничего не умеет. Еще всяческая съемка в клубе запрещена, и никто не подумает, что ее может занести в такое место. В конце концов, каждый живет так, как сам хочет. Она не будет никого осуждать, сама тоже так ошиблась, суметь бы разгрести.
        - Эй, ты чего? - танцовщица толкнула в бок притихшую и побледневшую новенькую. - У нас тут почти курорт! Наташка бы еще свалила, и вообще рай настанет. В "Бархате" на расхват будет, умеет толпу заводить, да только никуда не денется, пока Романовский холост и появляется здесь за кулисами, так сказать. Она же просто открытым текстом заявляет, что хочет к нему в постель. Женой-то тоже мечтает, только там маман и папан никогда не позволят. Местная элита, считай, небожители.
        - Строгие? Ой, о чем это я! - быстро спохватилась, что спросила совершенную глупость. - Он же богат, а она стриптизерша, - балерина все еще была в шоке, пыталась после таких рассказов прийти в себя. Уж лучше обсуждать чьих-то родителей. - Букет нужно куда-то поставить. Завянет.
        - Так папа у нас тут то ли банкир, то ли инвестор, не поймешь его. А мама известная меценатка. Валерия Максимовна та еще стерва, похлеще нашей Ольги будет. Наташке с ней не тягаться, и беременность не поможет. Так что ты не смотри, что Ромка вечно такой приветливый и улыбчивый, надумает жениться - подберет породистую кобылку с незапятнанной репутацией. А наша звезда и ей подобные могут сколько угодно крутить задницами и сиськами, все равно будет облом, - закончила рассказ, насмешливо улыбнувшись.
        - Да поняла я, - Злата не стала уточнять, что буквально на днях ее Романовский до дома подвозил, предварительно напугав до невменяемого состояния. - Так что там с вазой?
        - Есть парочка, - девушка стала с дивана и подошла к шкафу со всяким хламом. Открыв, принялась рыться в глубине полок. - Вот, нашла. Это дежурные, как видишь, достаются нечасто. Наташка свою имеет, но никогда не даст.
        Пристроив цветы, они отправились в танцкласс, с минуты на минуту примчится Кирюха и даст нагоняй. Златка все никак не могла привыкнуть, что для гостей клуба и прочих посетителей он Анджело. Ну да, так звучит гораздо пафоснее - новая шоу-программа от великолепного и непревзойденного Анджело, это гораздо завлекательнее, чем режиссер-постановщик Кирилл. Пусть и с фамилией.
        - Настя, я через недельку готова переехать. Все в силе? - решила уточнить на всякий случай.
        - Да, конечно. Могу помочь со шмотками, - Настя была отзывчивой, да и к мелкой балерине относилась как к младшей сестре. До того та сильно отличалась от остальных какой-то наивностью, что ли.
        - Нет, спасибо. У меня мало вещей, возьму такси, - напрягать лишний раз коллегу не хотелось, там и перевозить-то почти нечего.
        Прошла неделя, как сам совладелец этого заведения подвез ее на шикарной машине домой. Мужчина хорош собой, с этим не поспоришь. Голос такой глубокий, приятный, веселые искорки в глазах. Романовский совсем не страшный, практически ожившая мечта, только вот насколько внешность бывает обманчива, Злата узнала на собственной шкуре. В Иване тоже не заподозришь домашнего тирана и садиста - весь такой обходительный, настоящий мужчина, надежное плечо. Все проблемы возьмет на себя. Все решит сам, а ты сиди дома безвольной куклой и радуй своего мужа и господина. От воспоминаний ее опять передернуло.
        "Обойдусь пока без мужчин. Совсем", - с такими мыслями бывшая балерина встала у станка. Привычный комплекс упражнений слегка изменился и дополнился, пилон уже не страшил. Да и акробатика на этом почти спортивном снаряде впечатлила. Злата в свободное время просматривала ролики с выступлениями, соревнованиями и мастер-классами. Девочки из клуба и Кирилл научили правильно держаться, вращаться, в общем, тренировали. И теперь ей это нравилось. Научилась понимать сложность программ, различать элементы. Это было красиво! Порой дух захватывало, казалось, что такое проделать просто невозможно - опытные спортсменки вытворяли невероятное, демонстрируя гибкость, силу и гармонию. Ей же пока немного не хватало "эротики, чувственности, сексуальности" в движениях, как говорил Кирилл. Зато тренированное тело, растяжка и гибкость помогли освоить пилон быстро. Боль терпеть она умела прекрасно, но все же синяки, как у всех новичков в этом деле, не заставили себя ждать. На ее тонкой нежной коже они проходили довольно долго, даже если применять мази.
        - Ну вот, теперь не стыдно и на сцену выпускать с такой техникой, - Кирилл похлопал в ладоши, когда новенькая выполнила без единой ошибки не только все элементы, но и смогла наконец-таки перебороть себя и сделала это чувственно, притягательно для публики. Он откровенно любовался тонкой девушкой, изящно обвивающей пилон. Постановщик был горд собой - не ошибся, разглядел в ней тлеющий огонек чувственности. В их театр наберут еще балерин, сами виноваты, раз упустили такое сокровище, а у него теперь есть ведущая танцовщица пол дэнса. Выступать теперь Злате на центральном пилоне - даже не раздеваясь, она будет как магнит притягивать взгляды. Да и если честно, раздетая новенькая будет сплошным разочарованием - по-прежнему худоватая, жилистая, такое тело не возбуждает, значит, будем помогать кружевами и антуражем. Правильные акценты хоть из кого сделают богиню.
        Злата, докрутив элемент, съехала по пилону на пол. Разметавшиеся волосы одним движением руки откинула на спину и тряхнула головой. Золотой шелк заструился под яркими лампами, окутывая девушку почти до талии.
        "О, да, детка", - Кирюха не мог оторвать взгляд от этой красоты. - "Ты готова не только возбуждать, но и разбивать сердца. А твоя простота и наивность, в сочетании с красотой и чувственностью, будут просто срывать башни у мужиков".
        - Теперь хорошо? - девушке не терпелось узнать мнение придирчивого постановщика. Ей и самой номера на пилоне теперь доставляли удовольствие - сродни полету, что ли. Все изгибы, прогибы и вращения идеально легли на музыку, рождая настоящее искусство. Вот теперь это она приняла и душой, почувствовав свободу. Да, нельзя танцевать, когда танец не вызывает отклика в сердце. И хоть раздеваться она по-прежнему не была готова, такие акробатические номера давали ощущение крыльев за спиной. Свободу. Счастье. - Никогда не думала, что сможет настолько захватить что-то еще, кроме балета, - она искренне улыбнулась.
        - Детка, да ты создана для пол дэнса! К черту твой балет! Скукота смертна - дрыг-дрыг ногами, и мужики в колготках, бррр, - Кирилл в притворном ужасе закрыл глаза рукой. - А тут ты просто богиня! Это был самый тяжелый месяц моей жизни, но я верил в тебя.
        Обняв Злату за плечи, повел на выход из танцкласса, остальные либо уже разошлись, либо сами знали, что делать.
        - Давай по кофейку с пирожным? Слазь ты со своей диеты, худышка, - предложил, ведя в сторону кухни-столовой: ей просто необходимо прибавить килограммов, чтобы стать сексуальнее.
        - Да слезла давно уже. Только пирожное шоколадное. Сильно-сильно шоколадное, можно? - попросила девушка. Этого мужчину она уже считала своим другом, и находилась в его обществе совершенно спокойно. Тем более что сексуального подтекста в его прикосновениях никогда не чувствовалось.
        - Нужно. Сейчас в ресторанчик позвоню, пусть организуют! - тот весь светился от счастья. - Нам на самом деле есть, что отметить! Новая звезда родилась. А все я, - произнес, гордо задрав нос.
        Глава 13
        Ромка видел Злату неделю назад, когда подвозил домой. Такая тонкая, хрупкая и испуганная. Девушка совершенно искренне переживала, что испортит сиденье, и всю поездку нервно следила за дорогой, будто переживала, что может завести куда-нибудь в лес. Когда же сморщилась от запаха дыма, не раздумывая выкинул сигариллу в окно, покурить можно и позже. Мужчине очень хотелось напроситься в гости, но по поведению пассажирки было понятно - не пригласит, а станет настаивать, напугает еще больше. Чувствовать себя страшным серым волком ему не нравилось: нет, он бы куснул ее за бочок, но совершенно с другой целью. Да и не только за бочок. А лучше бы поцеловать мягкие пухлые губы.
        Постоял возле подъезда еще несколько минут, когда хрупкая фигурка уже скрылась за дверью. Место это ей совершенно не подходило, а ведь она возвращается с работы ночью. Хоть в клубе и была развозка для сотрудников, но все же ему этого показалось мало. Со Златой не должно ничего случиться, почему-то это вдруг стало важным. "Позвонить Косте или Ольге и взять ее номер, чтобы сейчас узнать, добралась ли до комнаты?" - эту мысль неохотно отбросил, чтобы не подумала, что преследует ее.
        - А что, предложи снять ей миленькую квартирку в хорошем районе. Пусть уволится с работы и занимается только тобой и собой, - сказал сам себе, глядя на свое отражение в зеркале заднего вида. - Интересно, она тогда далеко пошлет или навигатор все-таки справится? - вздохнув, переключил передачу и джип покатил по вечерним улицам в сторону нового жилого комплекса.
        Роман был бы плохим специалистом, если бы не разбирался в людях. Но предостережение Павла не возымело на него ни малейшего действия - малышке с ним будет хорошо. Будет умницей, так еще и в плюсе останется. Злата манила его как теплый огонек, способный разгореться в пламя. В невозможно голубых глазах он хотел увидеть страсть и желание, а не испуг. А радужка у нее бирюзовая, и это было так необычно: ясный взгляд смотрел прямо в душу. Фигуру он запомнил очень хорошо, потому как костюм ничего не скрывал, и легко было представить девушку обнаженной, укрытой лишь завесой ее волос. Золотистый шелк казался мягким, но проверить на ощупь это не удалось. Пока не удалось. Мужчина предвкущающе улыбнулся - это будет интересно. Ради бывшей балерины он нарушит свой принцип не спать с сотрудницами клуба. Она же просто сладкая конфетка!
        - Будет у малышки лучшее приключение в ее жизни, - приняв решение, хлопнул по рулю, как бы поставив точку. Но приятные мысли разогнал звонок сотового, напомнивший о нынешней любовнице.
        - Да, Кристина, - радио в машине переключилось на входящий вызов.
        - Привет, котик, - Ромка скривился, потому что терпеть не мог всякие прозвища типа зайчика, пупсика, лапусика и прочего, - ты где? Я соскучилась, - в салоне звучал игривый голос девушки.
        - По делам ездил, - он не собирался докладывать о своих действиях. - Буду поздно, так что сегодня, детка, мы не увидимся, - ответом был разочарованный вздох.
        - Но, Ромочка, я купила новое белье, - в голосе появились томные нотки. - Красное. С черными розами. И корсет с чулками. Выбирала специально для тебя. И я уже в нем...
        - Крис, детка, я устал, - мужчина старался, чтобы раздражение в голосе не проявилось. - Завтра позвоню, как освобожусь. Пока.
        - Целую, мой котик, - разочарованно протянула та и положила трубку.
        Кристина становилась с каждым днем все навязчивее, это уже начинало реально подбешивать. Вот только неизвестно, сколько придется очаровывать Злату, и выйдет ли ее очаровать вообще, а лишать себя качественного секса не хотелось. А тут Крис в новом белье: отличная задница, упругая грудь, темные горошины сосков и жаркий ротик... В телефоне зазвучали гудки вызова.
        - Детка, я передумал. Буду часика через пол, - конечно, она не отказала. На следующем светофоре джип свернул налево, а не направо, как планировалось изначально.
        Его уже ждали, дверь Крис распахнула, будучи одетой в новый "наряд", не забыла и чулки. Ромке очень понравилось увиденное: отличная грудь, прикрытая полупрозрачным кружевом, была соблазнительно приподнята, ложбинка так и манила провести по ней пальцем. Напряженные соски, которые не могла скрыть ткань, притягивали взгляд. Хитрый корсет делал талию тоньше, и привлекал внимание к микроскопическим трусикам, едва прикрывающим лоно. Подвязки, идущие к чулкам, еще больше привлекали внимание к желанному, скрытому под клочком ткани.
        - Шикарно, детка, просто шикарно! - жмурясь как кот, получивший миску сметаны, он снял ботинки и верхнюю одежду. Развернув девушку спиной, шлепнул по накачанной попке, прикрытой, если так можно сказать, полоской стрингов. Член однозначно одобрил поездку сюда. - Где там у нас кроватка? - его голос прозвучал игриво.
        - Ах, неужели мой котик забыл? - спросила Крис, не оборачиваясь, и виляя бедрами пошла по коридору. Ей казалось, что любовник стал относиться к ней прохладнее. Но нет, именно что показалось - красноречивый раздевающий взгляд доказал, что она по-прежнему его заводит. "Котик", пристроив горячие ладони на ягодицах, последовал за девушкой. Вскоре спальню огласил женский стон, полный страсти, и мужской рык удовлетворения. Что ни говори, а Кристина знала, как доставить мужчине удовольствие. А то, что сама порой имитировала оргазм слишком бурно, Романовского не волновало. Если ей что-то не нравилось, могла бы и сказать, взрослая же девочка. Значит, все устраивает. Все равно это не продлится долго.
        Зазвонивший будильник слишком рано вырвал из сна, но слишком поздно, чтобы не опоздать на работу. Рядом зашевелилась девушка, от сексуального макияжа которой сейчас остались только некрасивые следы: осыпавшаяся тушь, размазанная красная помада, какие-то всклокоченные волосы. Она крепче прижалась щекой к мужской груди и вздохнула, явно не собираясь вставать.
        - Детка, мне пора, - Ромка аккуратно выбрался из-под нее. - Работа ждет.
        - Котик, да забей ты хоть раз на эту работу, - Крис открыла глаза. - Сейчас в душ вместе сходим, - она погладила мужчину по груди, потом привстала и потянулась губами к его соску, показывая, чем они будут в душе заниматься.
        Но тот был не настроен на продолжение любовных игр, их и вечером можно возобновить, а дела ждать не будут, в отличие от Кристины.
        - Не могу, ты же знаешь. Денежка сама себя не заработает, - тут он немного лукавил, когда-то вложенное уже неплохо работало само, но ей этого знать не нужно. Одевшись, открыл портмоне и на прикроватную тумбочку легла Visa. - Порадуй себя, - и вышел, подмигнув и улыбнувшись.
        В офис он, конечно, опоздал: пока домой заехал, пока в утренних пробках постоял. За всю неделю не было времени, чтобы заехать в клуб, но Злату нет-нет да и вспоминал. А нынешняя любовница за неделю спустила только восемьдесят тысяч из ста, некоторые умудрялись обнулять все за сутки.
        "Экономная какая", - хмыкнул Ромка, - "но, увы, это тебе не поможет". Необходимость объявить об отставке, нет, не тяготила, слегка раздражала, потому что точно будут слезы, заламывание рук и остальной набор из стандартного спектакля "Я же тебя так люблю". За все годы он усвоил одно - девушек нужно менять почаще, иначе начинают думать, что имеют на него хоть какие-то права.
        Сейчас он стоял в пробке, опаздывая на встречу. Зимняя погода вновь внесла на дороги неразбериху - впереди разбирались двое. Конечно, случившийся пару недель назад первый гололед совсем не повод поменять шины на зимние. Зачем, при их-то относительно теплом климате? Как подморозило, так и растает, регулярный "день жестянщика" ничему автовладельцев не учит. Пришлось позвонить и предупреждать, что он опоздает, потому что два барана не поделили дорогу. Судя по разгорающемуся спору, еще и драка назревает. Блуждая взглядом по унылому пейзажу за окном, зацепился за хорошо знакомый логотип цветочных магазинов, принадлежащих Сашкиной подруге. Ромка всегда заказывает букеты там - мама и сестра в восторге, да и Маргарита тоже довольна. Своим любовницам цветы дарит только по случаю, и никогда спонтанно. Мысль, пришедшую в голову, еще не успел хорошо обдумать, а рука уже потянулась к поворотнику. С трудом втиснув джип на парковку, отправился за цветами. Злата ведь еще не любовница.
        Девушка, работавшая в магазине, видела, из какой тачки вылез мужчина. Бегло просканировав его внешний вид, пришла к выводу, что он относится к ее любимой категории покупателей. Вот если бы носил золото, одежду брендами наружу или крутил демонстративно новый айфон, тогда понятно, что презрительно полапает цветы, поторгуется, поужасается огромным ценам и выберет дешевый букет, с видом великой щедрости оплачивая покупку. Этот же просто выберет цветы и назовет количество, либо возьмет букет поэлегантнее, совсем не интересуясь ценой. Таким важно качество, а оно у них всегда на высоте.
        - Добрый день, - флорист, одетая в форменное платье, расплылась в улыбке. - Желаете готовый букет или составить на заказ? Может, нужен один цветок, но самый лучший?
        - Добрый, - Ромка расплылся в ответной улыбке. - Нужен букет. Но не банальные розы. На самом деле, я еще не знаю, какие цветы она любит.
        - Опишите мне свою знакомую, - флорист не растерялась, - и мы обязательно подберем подходящие цветы.
        Описать Злату? Для Ромки это было и сложно, и просто одновременно. Пару минут подумав, озвучил то, что посчитал важным.
        - Лет двадцать пять, невысокая, вот как вы примерно. Тонкая, изящная. Глаза голубые. Волосы, наверное, пшеничные. Улыбчивая, но стеснительная, - по тому, как это произносил мужчина, флорист поняла, что девушка ему очень понравилась и хочется, чтобы букет она оценила. Незнакомке явно повезло.
        - Предлагаю собрать из альстрёмерий, - она повернулась к цветам. - Как видите, у нас их большой выбор. Можно собрать монохромный или полихромный.
        - Альтрём... Чего? - название он не запомнил. - Просто покажите.
        - Вот из этих, - флорист указала на нежные цветы, похожие на бабочек. Ловким движением рук быстро стала собирать букет из лимонных и нежно-сиреневых веточек. Хрупкие изящные лепестки цветов напомнили о весенней свежести, о чем-то чистом и прекрасном. - Например, вот так.
        - Беру, - ни секунды не сомневаясь, Романовский вытащил портмоне. - Заверните и доставьте по этому адресу. Сотрудницу зовут Злата. Карточек не надо.
        Оставив данные и оплатив счет, в хорошем настроении сел в машину. Пока выбирал цветы, виновники аварии уже разъехались, и пробка начала рассасываться. У него и тени сомнений не возникло, что букет Злате может не понравиться. Ведь цветы любят все женщины. А поскольку она бывшая балерина, ей должно быть особенно приятно, решил он. Все предостережения Павла давно были выкинуты из головы, главное, что муж бывший. Жаль, что у него совсем нет времени заглянуть в клуб, работала нарастала снежным комом. Но в одном Романовский был твердо уверен - упустить такую малышку будет полнейшей глупостью.
        Глава 14
        Первая полная зарплата приятно грела душу Златы, не так, чтобы много, но на жизнь вполне хватит. Тем более что на новогодние подарки она тратится не будет, разве что для Насти, к которой переезжает через пару дней. И это тоже грело душу, нормальная квартира, пусть и с соседкой, все же лучше, чем комната в таком общежитии на одного. А тут еще владелец стал поговаривать об уплотнении или о повышении аренды, на что она объявила о переезде. Наконец-то не будет ужасной смеси запахов всего на свете, шумных студентов за стеной и семей с толпой невоспитанных детей. Нет, она прекрасно понимала их положение, ее еще недавно было гораздо хуже, но эгоистично радоваться не могла перестать.
        Вот, сегодня даже позволила себе небывалую роскошь, которой раньше пользовалась не задумываясь - выпить латте с пирожным в кафе. Простое действие, казалось бы, обычная кофейня, но милая и уютная, а столько радости в душе! Это же просто чудо, можно выделить на себя целую тысячу и потратить так, как хочется! В добавок у нее сегодня выходной и на улице тепло и ярко светит солнце. Злате нравилось в этом городе, даже несмотря на выверты погоды, определенно не свойственные привычному для нее декабрю.
        На миловидную девушку, сидящую у окна, посматривали прохожие мужского пола - неприкрытое удовольствие и наслаждение притягивали взгляд. Никто и не подумал, что так радоваться можно простой чашке кофе, наверное, у такой красавицы случилось что-то очень хорошее. Официант то и дело бросал взгляд на клиентку не только, чтобы вовремя подойти, но и просто потому, что ему нравилось на нее смотреть: золотистые, слегка волнистые волосы, мягкая улыбка, светлая кожа и такие глаза, что дух захватывает. А еще движения - плавные, изящные, обычная земная девушка так двигаться не может. Злата и не знала, что милый паренек, обслуживающий ее столик, и бармен уже чуть ли не час, который она тут сидит, обсуждают ее внешность и строят предположения о роде ее занятий. Впрочем, никто не решится познакомиться с ней поближе - она явно не их полета птица, да и парень у такой девушки обязательно имеется.
        Рассчитавшись за кофе и улыбнувшись вежливому официанту, Злата собралась пройтись по торговому центру. Все-таки для женщин очень полезно хотя бы прогуливаться по магазинам, покупать в этот раз она ничего не будет, только посмотрит, а вот со следующей зарплаты, возможно, порадует себя какой-нибудь обновкой - девушки говорили, что после череды новогодних вечеринок все получают премию. Конечно, у всех она была разной, но все же очень приятно.
        Легко перепрыгивая лужицы подтаявшего на солнце снега, она теперь наслаждалась короткой прогулкой через парк. Город уже не был абсолютно незнакомым, появились свои маршруты. Улыбнувшись, присела на ту самую лавочку, где буквально вчера, чуть не захлебываясь слезами, подслушала разговор двух девушек о кастинге. Подругу не взяли, а вот той танцовщице она об этом не скажет. Зажмурилась, подставив лицо зимнему солнцу, пусть едва заметные веснушки на носу погреются. В таком чудесном расположении духа даже написала бывшей соседке внеурочное послание, так хотелось хоть с кем-нибудь поделиться своей радостью. Условились, что через неделю, если Иван так и не появится, поговорит с родителями, которые очень переживают, но понимают, почему она так поступила. Думать о прошлом не хотелось. Отмахнувшись от воспоминаний, продолжила свой путь дальше.
        - Надо же, а я не знала, что тут белки водятся! - Злата с удивлением заметила двух рыжих пушистиков, скачущих по земле между соснами. Две толстенькие красотки демонстрировали шикарные шубки, играя в догонялки. Понаблюдав за забавными белочками несколько минут, возобновила свой путь. Да так замечталась, что врезалась в кого-то, так неожиданно возникшего перед нет.
        - Ой, извините, - попыталась отойти назад, но мужские руки обняли ее за талию, не давая этого сделать.
        - Что же вы все норовите нанести себе травму при виде меня, Злата? - раздался насмешливый голос. Главное, знакомый. - Здравствуйте.
        - Здравствуйте, Роман, - девушка все же высвободилась из объятий и подняла взгляд на мужчину. Первый раз она его видит днем и не на бегу. У него оказались поразительно синие глаза, обрамленные черными ресницами, таких у мужчин быть не должно - длинных, густых. И даже загнутые вверх, а не прямые! Ну хоть брови почти ровные, а не дугой. Он смотрел, практические не моргая, и улыбался так сексуально, что мелькнуло совсем неуместное желание поцеловать его. Неизвестно, чем бы закончились гляделки, потому как между ними повисло почти осязаемое напряжение, как их прервали самым неожиданным образом.
        - Дядя Рома! - весело раздались два детских голоса, и на нем тут же повисли очаровательные малышки в цветастых комбинезонах. - Мы белочек покормили, - радостно отчитались. - Ой, здрасти! - та, что постарше заметила Злату.
        - Кукла! - младшая показывала на нее пальцем, смотря во все глаза.
        - Это не кукла, - поправил ее Рома. - Это тетя Злата, моя ... эээ... коллега.
        - А разве такое имя бывает? - прищурившись, спросила старшая.
        - Бывает, - серьезно кивнул мужчина. - Имена разные бывают. Извините нас, - обратился уже к девушке. - Они еще в том возрасте, когда говорят все, что думают. Девочки, пригласим Злату в кафе? - предложил неожиданно даже для самого себя. Он никого не знакомил со своими родными, разве что совсем ограниченный круг близких друзей. А тут просто не удержался, плененный мягким взглядом голубых глаз, сегодня просто сияющих от радости.
        - Извините, я не могу, - девушка улыбнулась. - Может быть, в другой раз. До свидания.
        - Пока, - помахали девочки.
        - До свидания, Злата, - попрощался мужчина, и добавил таким тоном, что мурашки побежали по телу: - Еще обязательно увидимся, - одарил ее весьма красноречивым взглядом.
        Балерина предпочла побыстрее покинуть теплую компанию, чтобы не смутиться окончательно. Сейчас Романовский не был похож на строго босса, да и племянницы определенно добавили ему очков. Какая девушка устоит, когда красавчик так ловко обращается с детьми? Видно было, что ему это не впервой, а племянницы просто обожают дядю Рому. - "Ну красивый мужик, и что? Ну голос бархатный. Но это не повод давать волю воображению! Тебе вещи паковать для переезда!"
        Но попробуй выкинуть из головы высокого брюнета, одетого в идеально сидящее на нем пальто? Мужчина выглядел так, будто только что сошел со страницы модного журнала, привлекая внимание всех женщин вокруг.
        А Ромка, ведя племянниц в кафе и рассеянно отвечая на миллион вопросов, думал о том, какая же она все-таки хрупкая. Даже толстый пуховик не помещал оценить, насколько у нее тонкая талия. Похоже, шапку она никогда не носит: волосы снова блестели золотом под лучами солнца. "Настоящая кукла", - тут он был согласен с племянницей. Было жаль, что она отказалась, он был бы рад пообщаться с ней подольше, с удовольствием бы послушал ее голос, понаблюдал, как мило краснеет под его пристальным взглядом.
        - Мама, у дяди Ромы есть кукла! - мелкая сдала его с ходу и с порохами. - Злата!
        Сестра удивленно приподняла бровь. Уж "кукол" у брата она перевидала много, но ни с одной никогда на знакомил.
        - Не смотри на меня так, - Ромка не собирался ничего объяснять сестре. - Коллегу встретили в парке.
        - А, ну раз коллегу, тогда ладно, - ехидно протянула та, бросив весьма красноречивый взгляд на быстро отвернувшегося брата. "Мужики такие тугодумы!"
        Сбежав по ступенькам служебного входа, Злата отправилась на остановку, напоминая себе, что ей нужен другой маршрут - вчера она переехала к Насте. Добираться ближе, дом приличнее, квартира светлая и уютная. И самое классное - полноценная ванна! Вот там она с раннего утра и застряла, нежась в теплой воде и пене. Валяться по часу в ванной, обложившись баночками, тюбиками и разными масочками, было ее маленькой слабостью. Дома остались несколько наборов ручной работы с мылами и соляными бомбочками, тут она такой роскошью обзаводиться не спешила, поэтому Настя одолжила ей свою пенку с запахом шоколада.
        Коллега оказалась такой же любительницей водных процедур, как и она, и подарок на Новый год определился сам собой. И себе купит тоже похожий набор, осталось только найти подходящий магазинчик. Дорогу ей неожиданно перегородил знакомый джип, отойти от клуба далеко еще не успела.
        - Здравствуйте, Злата, - это снова был Романовский. - Садить, подвезу. В ваше захолустье будете сейчас добираться долго, да и темно уже.
        - Спасибо, но нет, - девушка все же решила держаться от него подальше, ничего хорошего не выйдет из их общения. - Я переехала. Отсюда недалеко. Всего доброго, - и попыталась обойти машину.
        - Да что же вы такая упрямая, - брюнет не собирался отступать. - Я бы даже сказал, строптивая. Определенно, строптивая, Злата, - усмехнулся.
        А у нее потемнело перед глазами. "Строптивая, упрямая. Жена не должна быть такой строптивой, Злата!" - в последние месяцы муж часто повторял эту фразу. - "Злата, не упрямься. Жена должна быть послушной, покладистой! Что же ты такая строптивая?!"
        В ушах зашумело, и она покачнулась, начала накатывать паника. Стараясь купировать приступ, задышала медленно, сжимая и разжимая кулаки, как учил психолог. Буквально через несколько мгновений на плечи опустились тяжелые руки, а она уткнулась носом в пальто, вдыхая терпкий мужской парфюм с пряно-горькими нотками. Через минуту удалось успокоиться.
        - Опять решили пасть к моим ногам? - попытался пошутить Роман, но в голосе звучало беспокойство.
        - Все хорошо, правда. Может отпустить, - она попыталась отстраниться.
        - Вот теперь точно нет, - не собирался он этого делать, а еще стало интересно, что же вызвало такую реакцию девушки: за секунду взгляд стал стеклянным. Крепко взяв за предплечье, отвел к пассажирской двери и усадил в машину. Чудо, что только сейчас раздались гневные гудки другой машины.
        - Время ужина. Я вас приглашаю, - и ободряюще сжал все еще холодные пальчики пассажирки, другой рукой крепко держа руль.
        - Нет, спасибо, высадите на остановке, - Злата не собиралась никуда с ним ехать, а то еще голову вскружит. - Я не одета.
        - Ерунда, - отмахнулся Романовский. - Мы заедем туда, где всем плевать на наш внешний вид.
        Отказаться не получилось, и вскоре джип парковался возле небольшого ресторанчика с довольно скромным внешним видом, который никак не вязался с образом Романовского. Мужчина галантно подал ей руку, помогая выйти из машины. Безупречные манеры смогла оценить и за ужином: если он так ухаживает за каждой девушкой, то становится понятно, почему на него вешаются гроздьями. Мысль о толпе охотниц помогла продержаться целый час в его компании. Роман оказался очень остроумным собеседником, способным поддержать любую тему, чего о себе Злата сказать не могла. А ему все нравилось: и румянец, и нежный смех, и спокойный уверенный голос. Кажется, по болтливости он превзошёл сам себя.
        В очередной раз посмотрев на часы, девушка напомнила о том, что у нее работа:
        - Роман, спасибо за ужин. Неожиданно, но мне понравилось, - мягко улыбнулась она. - К сожалению, мне пора. Скоро в клуб.
        И хоть ему хотелось продлить встречу, но понимал, что Злате опаздывать нельзя. Зато он теперь знает ее новое место жительства, которое ему понравилось гораздо больше.
        - До свидания. Еще раз спасибо за ужин, - Злата пыталась быть вежливой, с трудом сдерживая дрожь в руках. Ей давно уже стало понятно, что мужчина проявляет вполне определенный интерес. Сердце опять застучало где-то в горле, во рту пересохло, слишком уж интимной стала атмосфера в машине, уже остановившейся возле ее дома. Рома заглушил мотор, выключил радио, в салоне стало темно без подсветки приборов, только фонари немного разгоняли сумрак.
        Отстегнув ремень, развернулся к девушке, которая отметила потемневшие глаза и потяжелевший взгляд. Как во сне видела, что он медленно к ней наклоняется, но пошевелиться не могла. Сначала почувствовала на щеке теплое дыхание, а потом поцелуй. Неожиданно. Сердце пропустило удар. Второй поцелуй пришёлся в скулу. И лишь третий накрыл губы. Мягко. Осторожно. Будто привыкая и приручая. Провел языком по ее губам. Прикусил нижнюю. Златка охнула от неожиданности, и мужчина вторгся в ее рот, углубляя поцелуй. Превращая его жаркий, страстный. Она застонала, отвечая. Голова закружилась, хотелось, чтобы это длилось вечно. Так же неожиданно Рома отстранился, и посмотрел на нее затуманенным взглядом. Мягкие девичьи губы припухли, заблестели, когда розовый язычок прошелся по ним. Нестерпимо захотелось еще раз смять их, проникнуть в ротик, упиваясь восхитительными ощущениями.
        "Ничего, у нас впереди еще очень много времени", - подумал Ромка, а вслух сказал: - Я не прощаюсь надолго.
        Златка выскочила из машины со всей прытью, на которую была способна, и бегом добралась до квартиры. Сразу прошла в ванную и включила холодную воду, надеясь умыванием остудить пылающие щеки.
        "Если поцелуй на меня так подействовал, то что будет дальше?" - подняла лицо и увидела в зеркале свои ошарашенные глаза. - "Какое дальше? Ты о чем вообще думаешь?"
        Глава 15
        Роман снова и снова вспоминал тот поцелуй в машине, не понимая, зачем это сделал. Не собирался же, впрочем, он часто шел на поводу у своих желаний. Теперь это воспоминание о сладких губах преследует его уже который день. Не покидала мысль, что нужно было везти ее к себе в квартиру. Рассеянно смотрел в окно кабинета, вместо того чтобы читать документы. Работать не хотелось, хотелось поехать к одной золотой девочке и украсть ту у всего света. Телефон пиликнул входящим сообщением - это Кристина списала последнюю двадцатку с карты. Все, тянуть больше невозможно, брюнетке пора в отставку. В голове, да и не только, прочно засела другая. А ответ девушки на поцелуй сказал о многом. О, да! Мужчина улыбнулся - тихий стон Златы, отвечавшей с большим жаром, тогда чуть крышу ему не сорвал. Только вот давно не юнец, у которого от гормонов рвет крышу и штаны. Малышка пуглива, и надо действовать осторожно, чтобы выпустить страсть наружу. А уж тогда... Перед мысленным взором встали очень жаркие сцены, которые были прерваны самым бесцеремонным образом.
        - Привет, - в кабинет, широко улыбаясь, зашел Александр. - Судя по виду, думаешь не о делах.
        Мужчины крепко пожалили друг другу руки, бабы бабами, а настоящая мужская дружба важнее.
        - И ты будь здоров. Кофе? - Саша отмахнулся. - Какими судьбами? Я уже думал, от Ульяны своей не отлепишься никогда, - Рома ехидно усмехнулся.
        - Ну, иногда приходится, - хорошее настроение Ковыльского не испортить подколами. - Она, вон, какая занятая. Вся в поручениях твоей матери. Приходится мне за ней бегать, а не наоборот.
        - И? - брюнет сложил руки в замок.
        - Что и? Как видишь, бегаю. Слежу, чтобы высыпалась и не похудела, - Саша весело сверкнул глазами. - Ты просто не представляешь! Этим мудакам даже кольцо на пальце ни о чем не говорит. Приходится выползать из комплекса и влезать в официальный костюм. Движуха! Пока моя вся такая самостоятельна готовит очередной утренник новогодний, решил купить подарок. А к тебе как к эксперту - что можешь посоветовать?
        - Э, нет, - отмахнулся Ромка. - Я своим бабам иногда карту лимитную даю и хватает. Еще каждой подарок думать, мозги свихнуть можно.
        - Дурак ты, - шатен серьезно посмотрел на друга. - Причем тут твои бабы? Матери и сестре тоже карту даешь?
        - Сам дурак, нет, конечно, - тот тоже посерьезнел. - У меня все просто: мама и сестра любят необычные украшения ручной работы. Вот и приходится искать то бусы деревянные, то серьги янтарные.
        - Понятно. Сдавай пароли и явки. Это же не в ювелирных берешь? - все равно ничего другого Саше в голову не приходило.
        - Нет. Это иногда из Москвы приходит. Иногда из Европы. Но и у нас в городе бывают изумительные вещи. Позже контакты скину, - в душе Ромка сочувствовал другу, потому что с каждым разом подарок выбрать все труднее. - Наверное, наши развеселые новогодние каникулы в этом году отменяются. Не хочу вам с Уляной мешать, - игриво подвигал бровями, намекая на конкретное времяпрепровождение.
        - Да брось. Мы будет рады. Только без нимф! - погрозил пальцем Саша. - Лучше мелких привози, на пони покатаются, сестра твоя хоть отдохнет от своих чертенят. Это же ураганы настоящие! Хорошо было бы их энергию в электричество переводить, представляешь, какая экономия!
        Мужчины весело рассмеялись шутке - обе пигалицы были неугомонны, но все же на улице разрушений было от них меньше, чем дома.
        - Спасибо за помощь. У меня обед с Ульяной. Давай с нами? - предложил Саша.
        - Увы, нет. У меня тоже обед, - отказался Ромка. Сегодня он ставит точку в отношениях с Крис, которые давно ему надоели, а секс наскучил. - "Вон, Сашка от своей ни на шаг, носится как с вазой хрустальной. И постоянно прикасается, глаз не сводит. Любит? Наверное". Впрочем, он был твердо уверен, что Ковыльский - краснокнижный мужик.
        - Маргарита, я сегодня еще буду, - подмигнув секретарю, поспешил покинуть офис. Ему еще ехать в ресторанчик, выбранный Кристиной. Хотя сам бы предпочел заведение поближе и менее романтичное. Особенно для такой новости.
        Нет, ему не было жалко девушку - ведь она точно знала правила игры, и все ее фантазии на тему совместного будущего только ее проблемы. Та сидела за столиком, просматривая меню. Ромка остановился на входе в зал, рассматривая ее - холеная, привлекательная, непонятно чем занимающаяся. Он даже ни разу не поинтересовался родом ее занятий. Это его совершенно не волновало. Зато вид ухоженной девушки и красном обтягивающем платье явно волновал двух мужиков, сидящих через пару столиков, они пялились во все глаза.
        - Привет, - поздоровался, усаживаясь на стул напротив, не удосужив любовницу поцелуем даже в щеку.
        Крис тут же отложила меню и улыбнулась, хотела уже вскочить со стула и броситься в объятия мужчины, но вспомнила, что он такого не одобряет.
        - Привет. Я заказ еще не делала, тебя ждала, - девичьи пальцы легли на мужскую руку. - У меня к тебе разговор, - ее пальцы погладили запястье любовника.
        - У меня к тебе тоже. Но сначала заказ. Очень хочу кушать, - Рома убрал руку и углубился в меню в поисках мясного.
        А Кристина в душе торжествовала: во-первых, она дольше всех продержалась рядом с Романовским, во-вторых, он дал ей карту аж на сто тысяч (которые она потратила медленно и со вкусом, уверенная, что будет добавка), в-третьих, чуть больше, чем через две недели Новый год, и шансы провести его вместе все возрастают. Каждая деталька по отдельности не имела значения, но вот все вместе внушали уверенность. И если он предложит провести праздники совместно, тогда можно праздновать победу! Был у этого неуловимого бабника один пунктик - ни один праздник он не встречал с девушкой, даже на дни рождения своих пассий не приходил. Хотя, он вообще часто приходил с одной, уходил с другой, и все вскоре поняли - лучше истерик не закатывать, тогда точно второго шанса не будет. Хочешь за мало того, что богатого, так еще и молодого? Раздвигай ножки и не капризничай. А тут... В общем, она уже была почти уверена. Главное, действовать аккуратно и без напора, Роман не терпит давления.
        - Новый год приближается, - начала, как ей показалось, издалека, когда официант принял заказ. - Я так люблю этот праздник! Чтобы танцы до утра и море шампанского, фейерверки. Я всегда встречаю его в шумной и веселой компании, но могу сделать исключение, - бросила на любовника красноречивый взгляд и продолжила: - А ты?
        - А я всегда встречаю с семьей: родители, брат и сестра с мужем и детьми. Остальные собираются к вечеру первого января, - Ромка уже понял, куда она клонит. - Тесный семейный круг, в который, возможно, когда-нибудь войдет жена брата.
        - Только брата? - произнесла девушка с намеком.
        - Вероятнее всего. Я не вижу себя женатым, - он спокойно принялся за стейк, отметив, как сверкнули глаза Крис, которой ответ не понравился. А он никогда и не обещал долго и счастливо.
        - И что, совсем никаких исключений? - ей даже салат в горло не лез, но упрямо предприняла еще одну попытку достучаться до мужчины.
        - Крис, детка, - Ромка со вздохом отложил приборы, - не строй из себя дурочку. Ты все прекрасно обо мне знаешь. И я уверен, тебе рассказывали, что я не строю долгосрочных отношений ни с кем. Только секс, - вновь принялся за свой обед. - И то к обоюдному удовольствию. Не нужно прозрачных намеков: Новый год я снова буду встречать с родными, а ты со своей шумной и веселой компанией, - невозмутимо продолжил жевать мясо.
        Несколько минут за столом стояла тишина, пока девушка боролась с гневом, этот чурбан бесчувственный наслаждался едой!
        - И чтобы ты не осталась в праздники одна, мы расстанемся сегодня. Карту ты обнулить уже успела, - спокойно закончил.
        - Ах, ты... - начала было Кристина. - Ладно, Романовский, - глаза ее сузились, выдавая всю злость, - ты, как всегда, предельно честен. Билеты на новогоднюю вечеринку в "Шестое чувство" хоть организуешь? - ядовито сказала она.
        - Организую. Не проблема. Я рад, что ты верно оцениваешь ситуацию и не устраиваешь скандалов, - ему уже было все равно, решение озвучено, более девушка его не интересует. - Продолжим обед?
        "Чтоб ты подавился своим обедом!" - в ней клокотал гнев, хотелось опрокинуть на голову мужчины чертов салат, но толку от этого все равно не будет. Да, ей говорили о поганом характере этого потаскуна, потом завидовали, а теперь будут зубоскалить. Крис бы с удовольствием повыдирала волосы новой пассии, если бы знала, кто это. Обед закончился в молчании. Роман оплатил счет и вызвал для девушки такси, проигнорировав подставленные для прощального поцелуя губы.
        Выйдя на крыльцо, вдохнул стылый зимний воздух, густо перемешанный с выхлопными газами. Одну проблему он решил, и теперь можно продолжить очаровывать Злату. По пути в офис снова заскочил в цветочный магазин и, уверенно ткнув пальцем в цветы с не выговариваемым названием, попросил собрать в букет бледно-розовые. Этому букету Злата была удивлена, и отнеслась с еще большей опаской - внимание от незнакомца пугало.
        - Нет, у тебя определенно появился поклонник! - Настя снова рассматривала милый букет. - Какая прелесть!
        - Обойдусь, - восходящая звезда клуба пыталась унять колотящееся сердце. - Пошли на тренировку.
        Зато цветы помогли выкинуть из головы поцелуй Романовского, выбивший воздух из легких. Она, как дурочка, вспоминая его, каждый раз прижимала палец к губам. Ей казалось, что и одежда успела пропитаться парфюмом мужчины. В ту ночь, снова и снова переживая поцелуй, она танцевала на "бочке" как никогда, отдаваясь музыке. Удивительно, но мужчина не появился в клубе ни тем вечером, ни на следующий день. Гадать, зачем он это сделал, она не собиралась. Это и так было понятно. Вот только он же не спит с сотрудницами? Тогда к чему эти игры сытого кота с испуганной мышкой?
        - Злата! - раздался резкий окрик Кирилла. - Ты где витаешь?
        - А ей опять веник притащили, - промолчать Наталья не смогла. - Нашелся кто-то, падкий на кости.
        Балерина вспыхнула до корней волос, но промолчала. Расправив плечи, пошла к пилону - работа есть работа, которой прибавилось. Подготовка к новогодней вечеринке вышла на финишную прямую, и у нее целых три выхода, совершенно неожиданно вписанных в программу.
        - Меня сегодня домой не жди, - шепнула ей Настя после выступлений. - У меня свидание для здоровья, - она быстро сняла сценические тряпочки и замоталась в полотенце. - Он та-а-ако-ой... Плечи, губы, руки! - предвкушающе улыбнулась. - Так что приеду сразу в клуб на тренировку, - подмигнув, скрылась в душевой.
        "Для здоровья..." - Златка понимала такую позицию, но для себя такого представить не могла. Ей нужно было, чтобы мужчина вызывал в сердце хоть какое-то волнение. - "Как Романовский, например". Подумала и сама испугалась такой наглости. А еще больше того, что ее тянуло к этому мужчине как магнитом.
        Глава 16
        На следующий день в клубе Настя появилась сияющая и похожая на кошку, объевшуюся сметаны.
        - Не выспалааась, - счастливо произнесла она. - Хорошо-то как, - сладко потянувшись, уселась на диван, прижав Злату к боку. - Мне нужно много кофе. Очень много кофе. Эх, какая ночь! И утро... - довольная девушка мечтательно вздохнула. - Ух, хорош!
        - Настя, давай без подробностей, - засмеялась Злата. - Мне достаточно твоего хорошего настроения. Пойдем за кофе, - она была рада за, ну можно сказать, почти подругу. Не ей судить поведение других.
        Тренировка прошла интенсивно, чем ближе был праздник, тем придирчивее становился Кирилл. Клуб много лет держал планку на самом высоком уровне, и новая программа должна его сделать практически недосягаемым для конкурентов. Ей доставалось больше всех - новенькая, которую ввели в уже готовую программу, должна была отработать все так, что во сне разбуди - станцует. За всю жизнь она привыкла к большим нагрузкам, чем были здесь, поэтому дополнительные репетиции проблем не доставили. Все равно у нее есть только съемное жилье и работа, а больше никуда, кроме продуктового, и не ходит почти.
        Три часа утра, ее танцевальная смена на сегодня закончена. Настя работает до пяти.
        - А, Солнце, - Злата уже привыкла, что ее так называют, - иди сюда, бери ножницы, - Кирилл сидел в гримерке, держа в руках ворох ткани, оказавшийся шифоном. - Будем тебе костюм мастерить.
        - Сейчас? - удивилась девушка. - Время к четырем, я спать хочу.
        - Да, сейчас, - глаза мужчины горели азартом. - Я тут пошерстил кое-какие сайты и нашел подходящее! Вот! - сунул телефон с открытой вкладкой. - Ну красота же!
        Конечно, красота. Белое блестящее бюстье обхватывало тело модели под грудью широкой кружевной полоской, больше напоминающей сеточку с вышитыми на ней веточками мелких цветов. Чашечки лифа соединялись со спинкой тонкими тесемками, образующими на груди подобие паутины. Тоже блестящие, шортики прикрывали косточки на бедрах, две широкие полосы из "сеточки" крест-накрест обхватывали талию и были вшиты сзади в шорты, которые почти не прикрывали ягодиц. Форменный разврат! А в неоновом свете это будет сверкать на весь зал.
        - А вот сюда, - Кирилл ткнул пальцем в ложбинку между грудями модели, - сделаем цепочку из стразов, и чтобы длинный кристалл лежат вот тут, - указал на начало ложбинки. Будет под софитами переливаться. Или не сделаем? Вдруг прижмешь и будет больно... Все равно купим этот наряд, а не совсем прозрачный, как у Наташки, - милостиво разрешил постановщик. - Из шифона сейчас сделаем легкое платье. Посмотрим, сможешь ли двигаться в нем.
        Златка только покачала головой, еще немного, и начнет раздеваться на сцене. Кажется, все к этому и катится. Повертев ее как куклу, прикладывая ткань то так, то эдак, мужчина вдруг радостно хлопнул в ладоши и сел за гримировальный столик, на котором лежали бумага и карандаши.
        Возле него уже столпились другие танцовщицы, отработавшие свои номера. Очередная веселая ночь переходила в утро.
        - Ты еще и рисуешь? - удивленно спросила Злата.
        - А, ерунда, окончил местную художку, - отмахнулся Кирилл, быстро набрасывая линии на листок: токая девушка оделась в полупрозрачное платье, чем-то напоминающее римскую тогу. - Нельзя просто выйти к публике голой и прыгнуть на пилон, чтобы повертеть задом. У нас развлекательное шоу! Ху-до-жест-вен-ное! Так, выступать будешь босиком, без своих жестких стукалок. А парни будут в римских сандалиях. Точно!
        На волне вдохновения был притащен первый сценический костюм - золотистый, с которого были безжалостно спороты ленты, создававшие легкую юбку. Зато образ будет дополнен золотистой кружевной маской. Кирилл бы и перчатки добавил, но тогда за полированный шест девушка просто не удержится. Творческий человек, когда творит, может загнать до изнеможения и себя, и окружающих: "ночная" часть клуба уже закрылась, там вовсю наводили порядок под присмотром Кати, развозка с сотрудниками давно уехала, а Злата все еще была на работе.
        Ее не хотели отпускать, пока не будет наброска костюма для третьего выхода. Проваливалась в дрему, сидя на диване, а неугомонный постановщик рылся в интернете и изрисовывал один листок за другим, сминая и выкидывая в мусор. Казалось бы, ну возьми подходящие тряпочки и все, зачем такие сложности? Но Кириллу этого было мало, хотелось поразить публику, чтобы об этом представлении говорили еще долго и восторженно, а не как о простом стриптизе. В Новый год все ждут чуда, и он его покажет - создана компьютерная модель спецэффектов, недостающее закуплено, а вот ему захотелось изменить концовку программы. Точнее, поставить яркую точку. А что может быть ярче, чем страстный, динамичный номер и танцовщица в красном? Но в зажигательном образе демоницы в красно-черном выступает Наталья - и это полностью соответствует ее характеру. Потом эти номера разойдется по стандартным программам, а сейчас самое лучшее сразу.
        Ни медсестрой, ни полицейским, ни игривой цветочницей он Злату не представлял. Это будет картон, бутафория, фальшь. А ему этого не хотелось. Да и какая из нее искусительница? Вот именно, никакая. И тут ему на глаза попался черный кожаный купальник, который мог бы претендовать на звание слитного, если бы не открытая спина и фигурные разрезы спереди с вшитой между ними крупной сеткой. Посмотрел на экран, перевел взгляд на спящую девушку, снова посмотрел на экран телефона.
        "Почему бы и нет? Профессионал она или кто? Не только же Снежинок плясала в своем народном театре", - нормальная подвижная девчонка, живая, веселая, легкая в общении. Ничем не напоминающая зашуганную тень, какой пришла на кастинг. - "И где-то курточка с клепками была... Интересно, меня Ольга убьет, если скажу, что вырывающееся пламя по бокам хочу?"
        Кирилл уже не раз задавался вопросом, что подвигло такую девушку устроиться к ним, но Злата никогда никому об этом не рассказывала. Вообще о ее прошлой жизни известно ничего не было, кроме паспортных данный и того, что в разводе. По его наблюдениям, дружит только с добродушной Настей, с остальными коллегами всегда ровно-нейтральная. Кроме Натальи, но эту тут, скорее, терпят все абсолютно. С дивана донесся вздох, златовласка устраивалась поудобнее.
        - Черт! Девять утра, девчонке давно пора быть дома, - мужчина поднялся со стула и подошел к спящей. - Злата, - потормошил за плечо. - Солнце мое, вставай, домой пора. Извини, что так задержал.
        Та, сонно потирая глаза, поднялась и отправилась одеваться. Организм отказывался воспринимать окружающую действительность, все было как в тумане. Спать хотелось просто невыносимо. Попрощавшись с коллегами дневной смены, вышла на крыльцо в пасмурное утро - синоптики обещали снегопад. Можно было вызвать такси, но на улице день, и она своим ходом доберется до дома, час-пик прошел, да и ей в противоположную от общего потока сторону.
        - Доброе утро! - раздался жизнерадостный мужской голос, а запястье крепко обхватила рука в перчатке. Перед ней стоял Романовский, довольный и выспавшийся, судя по всему. Конечно, не он же всю ночь отплясывал на "бочке", и не его потом задержали ради костюма. "А третий так и не показал".
        - Кому как, - буркнула Злата, все мысли которой были только о диване и подушке. - Извините, мне некогда, очень спать хочется.
        Ромка удивленно смотрел на девушку, которая явно с трудом воспринимала окружающий мир. А у него, наоборот, было чудесное настроение - в Кристине он не ошибся, та по-тихому свалила из его жизни, оставив приятные воспоминания. Ни слез, ни истерик. Новую девушку искать было лень, тем более что нацелился на одну конкретную, сейчас практически спящую на ходу. Недолго думая, подтолкнул к машине и распахнул пассажирскую дверь. А с Костей попозже поговорит, ничего важного и срочного.
        - Садись, отвезу, - пояснил свой поступок. - Уснешь еще в автобусе, ищи потом тебя.
        Злате спорить было неохота: теплая машина вот она, а на автобус еще топать, и потом до дома от остановки тащиться. Абсолютно не задумываясь об уместности такого поступка, села в машину и уснула сразу, как джип выехал с парковки. Охрана не преминула доложить об этом недовольно скривившемуся Павлу.
        Вот уже двадцать минут Рома смотрел, как девушка спит в припаркованной возле ее дома машине. Даже не отреагировала, когда спинка сиденья плавно опустилась ниже, а он в это время переписывался с Костей, которому уже донесли, кто увез танцовщицу. Хорошо, что ему лень ругаться в мессенджере, а трубку Ромка не брал - еще разговором разбудит пассажирку.
        - Ой, простите, - смутилась Злата, поняв, где спит. - Нужно было разбудить, я ваше время попусту отнимаю. Простите, мне так неловко.
        - Ерунда, - Роман, не отрываясь, смотрел на нее, такую милую после сна. - И мы же вроде как перешли на ты.
        - Простите, все же я так быстро не могу, - от близости этого мужчины кружилась голова, а мысли скакали в не очень приличном направлении. Ну да, она сразу оценила такого шикарного представителя сильного пола. Просто заводить отношения сейчас означает подставить любого под удар. Да и он вроде как ее начальник, хоть и появляется в клубе крайне редко. - Зачем вы мне снова помогли? - решила прояснить этот вопрос. За время работы уже достаточно наслушалась рассказов о секси-боссе, и знала, что такое поведение было ему не свойственно.
        - Тебе понравились цветы? - неожиданно спросил он.
        - Которые? - ответила вопросом на вопрос.
        - И те, и другие, - улыбнулся брюнет.
        - Так они от вас, - короткий вздох облегчения не укрылся от его внимания. "Почему такая реакция?" - Так понравились?
        - Да, спасибо, - после небольшой паузы продолжила: - И это снова возвращает нас к вопросу - зачем вы... ты это делаешь?
        - Просто дарю понравившейся девушке цветы, - Ромка посерьезнел, глаза потемнели. - Это запрещено?
        - Роман, мне достаточно лет и опыта, чтобы понимать, к чему ты клонишь, - неожиданно для мужчины в ее голосе прорезались стальные нотки. - Решил все-таки поразвлечься с танцовщицей? - последняя фраза неприятно резанула по ушам. "А девочка с характером".
        - Почему сразу поразвлечься? Приятно провести время к обоюдному удовольствию, - широко улыбнулся, зная, как действует на женщин.
        - Тогда мне не работать в клубе - разорвут. А Наталья просто пришибет. Уж ты-то не можешь не знать, - Златка пыталась выяснить как можно больше. Этот конкретный мужчина ей нравился, а психолог говорила, что не стоит отказываться от этой стороны жизни из боязни снова ошибиться, и как только появится желание, секс снова нужно вернуть. Не спешить, но и не затягивать, иначе потом будет совсем сложно. Не бросаться из крайности в крайность. В конце концов, она человек, личность, и имеет полное право требовать от партнера уважения, и если что-то ей не нравится, то расставание - это абсолютно нормально. - Так что тебе от меня нужно?
        - Секс, - просто ответил Романовский. - Большой и чистой любви я никому не обещаю, а вот хороший секс гарантирую.
        Щеки девушки вспыхнули, но она быстро взяла себя в руки - романтика была давно и оказалась враньем. Такой подход гораздо честнее. Вот только для нее встречи ради секса в новинку, всегда была влюбленность, а к Ивану даже любовь, наверное.
        - Я согласна, - вот, что было для Ромки полной неожиданностью. - О тебе ходят такие слухи, что грех их не проверить, - мужчина скривился, почему-то было неприятно, что именно она в курсе его похождений. - Не хотелось бы быть банальной, но я не такая, - усмехнувшись, продолжила: - То есть в содержанки к тебе переходить не собираюсь. У меня работа, и с этим придется считаться: по щелчку пальцев прибежать не смогу, - по мере монолога его лицо все больше вытягивалось. - Я не буду ставить твои желания выше своих, - говорить это было трудно, сердце колотилось, во рту пересохло. Но это было необходимо, иначе никак, так и останется вечной жертвой со сломленным характером. - Увы, феерического секса не обещаю, опыт у меня гораздо скромнее твоего, но попробовать можно. Думаю, мой номер найти для тебя не проблема.
        Выйдя из машины, аккуратно закрыла дверь, хотя ей хотелось хлопнуть со всей силы. Злилась на себя, что пошла на поводу у обаятельного бабника и напрямую напросилась в любовницы. С другой стороны, успокаивала себя тем, что взрослая разведенная женщина может позволить себе приятные отношения для души. Надо только помнить, что это для здоровья, душевного и физического. И всегда можно сказать "нет". Вот это и будет самым сложным - сломать привычную модель поведения последних лет. "Точно! Романовский будет в качестве учебного пособия в моем эксперименте".
        Роман же наблюдал, как Злата, неожиданно для него, показала зубки, совершенно не догадываясь о ее мыслях. За привычным спокойствием скрывалось упрямство и твердый характер. Рассмеявшись, завел машину, ему еще нагоняй от Кости получать, но, кажется, малышка того стоит. Вон, как сверкали глаза, когда ставила условия.
        Глава 17
        - Рома, ты что творишь? - отчитывал меня как подростка Костя. - Ты хочешь мне тут устроить женские бои без правил? Паша просил тебя не лезть к девочке.
        - Вот, кстати, почему? - Ромка вскинул брови. - Павел у нас отличается повышенной справедливостью, даже странно, что работает в таком месте.
        - Он же тебе сказал - у нее был трудный развод, - Костя стучал ручкой по столу.
        - Тоже мне повод, - отмахнулся брюнет. - А Злата вещь в себе, - губы растянулись в широкой улыбке. - И с характером.
        - Рома, в нашем клубе руководство не спит с подчиненными, - уже злясь, Филонов хлопнул ладонью по столу. - Кирилл сделал ставку на нее в новой программе, не хотелось бы накладок из-за того, что у тебя зачесалось в штанах.
        - Да понял я, понял, - хотя по виду было ясно - Романовский отступать не будет. - Да и она не против, - на вздох делового партнера добавил: - Хоть это и не твое дело, но обещаю, что буду осторожен и со Златой ничего не случится.
        Позже Романовский часто вспоминал эти полные самонадеянности слова, предшествующие событиям, перевернувшим его жизнь. А пока стребовал телефончик, затем перешел к тому, зачем, собственно, и приезжал.
        Вечером после работы он долго набирал номер Златы, пока до него не дошло, что девушка в клубе и телефон лежит в камере хранения. И пусть персонал подбирался тщательно, все равно на такой мере настоял Павел. Поскольку в пятничный вечер заняться было абсолютно нечем, Романовский стал собираться в "Шестое чувство". Нет, совершенно не за тем, чтобы посмотреть, как танцует Солнце. В конце концов, он совладелец и просто хочет быть в курсе дел. Да и с Ольгой можно душевно поболтать - уж она-то собеседника всегда держит в тонусе. Уже предвкушая приятный вечер, собирался выйти из квартиры, как раздался звонок сотового.
        - Привет. Рома, дорогой мой, ты помнишь, что завтра сопровождаешь меня по магазинам? - мама напомнила об этом как раз вовремя, заботливый сын совершенно об этом забыл. - Жду к восьми утра, надо еще кое куда заехать, не опаздывай.
        - Привет, мам, - смог вставить слово, когда Валерия Максимовна закончила. - Да-да, конечно, я помню, - "Хотя на самом деле совершенно забыл". - А почему тебя не сопровождает Ульяна?
        - Сынок, у девочки должно быть хоть немного личной жизни, - мама вздохнула, показывая, какого недалекого ума ее ребенок. - У тебя же этой жизни довольно много. Но все какой-то бестолковой и беспорядочной, - Ромка почувствовал себя подростком, застуканным с девчонкой в спальне родителей. - И не надо там возмущенно сопеть. Весь город в курсе твоих похождений. Правда, шепотом. Жду завтра. Целую.
        - Пока, мам, - мужчина положил телефон на тумбу и принялся разуваться. Завтра ему понадобится много сил, потому как мамуля просто фонтанировала энергией и наверняка будет эксплуатировать его по полной программе. Удивительно, но что он, что брат, что сестра всегда отодвигали свои дела, если матери требовалась помощь. Отец же, полностью поглощенный делами семейного бизнеса, в бытовые мелочи не лез, отдав их на откуп энергичной супруге, ни в чем ее не ограничивая. Да и скинув приличную часть дел на старшего сына, позволял себя уютные семейные выходные. Но вот походы по магазинам терпеть не мог больше, чем светские мероприятия. И очень жалел, что жена недолюбливает онлайн шопинг: ей, видите ли, нужно увидеть своими глазами, прикоснуться и просто побродить по бутикам.
        А Злата подсознательно ждала звонка от Романовского или его появления в клубе. Уверенная, что как только он получил ее согласие, то тут же потащит в постель. Но настала пятница, а мужчина так ничего и не предпринял. "Нет так нет", - махнула рукой девушка, немного огорчившись, но не настолько, чтобы лить по этому поводу слезы.
        Сюрприз случился в субботу после обеда. Недавно проснувшись, Златка все еще валялась в постели, тогда как Настя уже куда-то убежала по своим делам. Сегодня у нее очень удобная смена, можно приехать в клуб на тренировку и сразу остаться, не возвращаясь домой. Чего не скажешь о расписании на завтра - с утра общая репетиция, потом индивидуальная, потом спать, потом "вторая" смена. Зато дальше выходной и на работу только во вторник после обеда. "Индивидуальные" репетиции уже воспринимала спокойно - доброжелательные парни первое время разряжали атмосферу шутками, больше необходимого не приставали и вообще для них это была просто работа. Если сделать поправку на почти полное отсутствие костюмов, то это был танец, откровенный, чувственный, но все же танец. Вертикальное выражение горизонтальных эмоций.
        Звонок сотового заставил вздрогнуть, нечасто в последнее время она слышала этот звук. Номер был незнакомым.
        - Доброе утро, спящая красавица, хоть уже и обед закончился, - из динамика раздался бархатный мужской голос, в котором слышалась улыбка. - Какие планы на день?
        - Доброе утро, Роман, - девушка опять откинулась на подушку, приобретенную в тот день, когда столкнулась с ним в парке, мягкую и удобную. - Мне к семи в клуб. Но по-быстрому можно успеть, - откровенно хамила, потому что было страшно неловко. Все же противоестественно и цинично было встречаться только из-за секса.
        - Как грубо, - усмехнулся Роман, ничуть не обидевшись. - Что бы там тебе ни наговорили, я все же не тащу всех без разбору сразу в постель. А иногда еще и разговариваю, если есть о чем.
        Златка вспыхнула после этих слов, радуясь, что он этого не видит. Ну в самом деле, ей лично этот мужчина еще ничего плохого не сделал, наоборот, помог пару раз. О том, что может сделать такой здоровый мужик, заставила себя не думать, новой панической атаки только не хватало.
        - Злата, ты еще тут? - обеспокоенно спросил Роман. Услышав подтверждение, продолжил: - Буду около твоего дома часа через пол. Одевайся потеплее, - и положил трубку.
        Эти его слова никак не вязались с быстрым сексом. Решив не накручивать себя, оделась так, как дома - уж там зима нормальная, не то, что здесь. Очень жалела, что не успевает позавтракать, но не стала задерживаться. Романовский приехал вовремя и ждал ее в машине с кофе и булочками, ошарашив этим девушку.
        - Я подумал, что позавтракать ты не успеешь, поэтому взял капучино. Почему-то девушки его обожают, - с улыбкой протянул стаканчик.
        - Ого, спасибо! - искренне улыбнулась Злата, вовсе не ожидая такого внимания. Но было приятно от такого милого жеста. - Я оделась потеплее, но не понимаю, зачем...
        - В лес тебя повезу! - хмыкнул Ромка. - Да шучу! Гулять поедем, погода такая чудесная. Немного морозно, снег, вот, еще нормальный лежит. Ты, наверное, и не знаешь, что сразу за городской чертой есть большой лесопарк? - пассажирка отрицательно замотала головой. - Ну вот, а свежий воздух полезен для здоровья. Пристегивайся, - кивнул на ремень.
        Большая прогулка не входила в его планы, утром выходил месячную норму с матерью, но отказать Солнышку не смог. Она с непередаваем удовольствием гуляла по дорожкам, кормила белок. Даже немного поиграли в снежки. Ясные голубые глаза сверкали счастьем, на щеках играл румянец. Не удержавшись, Ромка прижал девушку к стволу сосны и поцеловал: нежно, мягко, но настойчиво. И она не сопротивлялась, ответив тонким вздохом, раскрыла губы. Если бы не другие отдыхающие и зима, полез бы под пуховик. Для него Златка даже пахла солнцем и весной. Первое свидание завершилось страстным поцелуем в машине, помешала ее работа, а так повез бы к себе.
        В воскресенье они ходили в кино на дневной сеанс. Конечно, VIP-зал с удобными креслами. Что за фильм шел, она не запомнила, плавясь от легких прикосновений горячих мужских рук к своим. Вздрагивая, когда Ромка через ткань джинсов ласкал ее колени и скользил вверх по бедру. Невинно и возбуждающе одновременно.
        - Никогда не думал, что в клубе такой дурацкий режим работы, - остановив машину в темном переулке, перетянул девушку на себя, заставив сесть сверху.
        - Я не брошу работу, - она уперлась руками ему в грудь, упрямо сжала губы. - Можешь даже высадить меня здесь.
        Руки стальным кольцом сжались на ее талии, прижимая ближе, буквально вдавливая в мужское тело. Горячие губы прошлись по шее от скулы вниз, до ворота кофточки.
        - Размечталась. Завтра заеду ближе к вечеру, - пришлось пересадить желанную добычу обратно на пассажирское сиденье и отвезти домой. Возбуждение бурлило в крови, но быстрый трах в машине - это совершенно не то, чего ему хотелось. Для этого нужна кровать. Большая и удобная кровать.
        Для нее же смена прошла как в тумане, то и дело на тело накатывала волна возбуждения и предвкушения. Хотелось поторопить время, приблизить вечер. Хитрый соблазнитель сделал все, чтобы она отвлеклась от его истинной цели, расслабилась. И ему это удалось! Следующей встречи она ждала с предвкушением. Смело села в огромный черный джип, совершенно не боясь Романовского, который поможет сегодня преодолеть ей последний барьер.
        У Златы не было ни единой мысли о том, что еще задумал этот невероятный мужчина. Все россказни о нем, в которые она не очень-то и вслушивалась, ни на грамм не соответствовали действительности. Ужин на двоих, сервированный в его гостиной у огромного панорамного окна с видом на город, от которого дух захватывает. Льстящее женскому самолюбию внимание, страсть, сквозящая в каждом движении. Наверное, простое теплое платье, это не совсем то, что ожидал Роман, но даже бровью не повел. Он умел соблазнять, охотиться, возбуждать. Выжидал, накаляя нервы до предела. Поглаживал, легко целовал, предлагал вино и закуски, провоцируя поглаживанием ножки бокала, но в спальню не торопился. Только ставшие темно-синими глаза выдавали внутренне напряжение. И вот когда мужчина неожиданно поднял ее на руки, неся в спальню, Злата даже испытала облегчение. Все тело и так уже вибрировало, а низ живота сжимало сладкими спазмами.
        И пусть совершает великую глупость, но она до дрожи в коленях, до замирания сердца хочет быть в его постели. Обнаженной. Полностью. А пока на ней остались лишь крошечные кружевные трусики. Рома возвышался над кроватью, любуясь лежащей на ней девушкой. Но вместо того, чтобы наброситься на столь желанную добычу, он наклонился к тумбочке и извлек из ящика перо. Большое белое пушистое перо и кружевную повязку на глаза, тоже белую.
        - Ромааа, - слегка испуганно начала Злата, догадываясь, что он хочет сделать.
        - Тихо, моя маленькая, тебе понравится, - с улыбкой искусителя он наклонился к девушке, собираясь завязать ей глаза. Уловив напряжение, убрал кружевной клочок. - Закрой глаза и расслабься.
        Мягкое перо начало свое путешествие от подбородка по шее вниз, даря нежные прикосновения. Спустилось на грудь, легко, почти невесомо, касаясь сосков. Задержалось на плоском животике, вырисовывая причудливые узоры, все ближе подходя к краю трусиков и снова возвращаясь выше, чтобы опять поиграть с грудью. Кожа Златы уже стала настолько чувствительной, что даже мимолетная ласка вызывала дрожь во всем теле. Хотелось скинуть чертово перо, которое лишь дразнит, но это невозможно сделать, когда твои руки удерживают над головой стальной хваткой. Оставалось лишь всхлипывать, желая большего. Она уже ерзала на кровати, изгибалась, сама подставляла тело под мягкие прикосновения, когда перо, вновь замершее на границе трусиков, сменили горячие губы. Руки отпустили, и девушка тут же вцепилась в подушки. Поцелуями очертив границу, Рома спустился ниже, опаляя жаром даже через ткань. Стон огласил спальню, бедра девушки непроизвольно подались навстречу мужским губам. Исчезновения трусиков она даже не заметила, зато со всей полнотой ощутила влажные прикосновения языка, больше не сдерживаемые тканью. Ей хватило
буквально нескольких ласкающих движений, чтобы тело выгнулось дугой, накрываемой волной оргазма.
        - Ааааах... - по спальне разнесся полувздох-полувскрик, а мужчина уже достал презерватив, желая как можно скорее окунуться в жаркие волны собственного экстаза.
        Это было даже лучше, чем он мог себе представить: горячо и тесно, идеально. Скользнув одним мощным движением во влажную глубину, замер, наслаждаясь ощущением. Когда вдруг краем сознания зацепил, что что-то неуловимо изменилось. Мягкое тело девушки под его руками напряглось, губы сжались.
        - Что такое, малышка? - возбуждение немного отступило. - Тебе... больно? - он не мелкий мужчина везде, но это просто вынесло из головы неистовым желанием обладать.
        - Чуть-чуть, - попыталась улыбнуться Злата. - Просто я не ожидала такого ... кхм... размера. Я потерплю...
        - Нет, - не дал договорить ей. - Никогда не терпи, - он немного вышел, уменьшая давление. - Ты будешь стонать и кричать подо мной, на мне, но только от счастья, и никогда от боли.
        Медленно вышел почти до конца, и снова начал проникновение, осторожное, тягучее, не забывая ласкать соски, накрывать губы страстным поцелуем. Проник во влажный ротик языком, завоевывая, покоряя, играя и возбуждая. Глаза Златы снова затуманились, сознание уплывало на чувственных волнах. Рома, едва сдерживая себя, продолжал медленно и коварно возбуждать, держа свой темперамент в узде. Воздуха в легких не хватало, натянутые нервы звенели, прервав поцелуй, повел носом по щеке, вдыхая такой возбуждающий аромат ее кожи. Девушка прерывисто задышала, а он немного усилил напор, буквально кожей ощущая приближающийся пик. Стон, и его член ощущает ее сладкие спазмы, подталкивающие и мужчину к грани. Не удержавшись, сорвался, несколько раз вонзился до упора и его самого прошила молния разрядки. Охренительной такой разрядки, до цветных всполохов перед глазами. И все же он успел, не покидая лона, перевернуться на спину, укладывая девушку на себя. Хотелось остаться в ней надолго, и, желательно, без всяких преград. В спальне воцарилась тишина, если не считать бешенного стука двух сердец.
        Глава 18
        - И как, россказни подтвердились? - спросил Рома, вырисовывая на небольшой женской груди узоры. - Правду говорят или приукрашивают?
        - Недооценивают, - Злата зевнула, после ужина с вином и такого потрясающего секса хотелось спать. - Я сейчас полежу немного, и можешь вызвать такси.
        Рука на груди замерла, а потом исчезла вовсе.
        - Не понял, - Ромка навис на лежащей девушкой. - И куда ты собралась? - его брови от удивления приподнялись: ни одна из женщин еще сама не покидала его постель.
        - К себе, - она сонно потерла глаза. - С этим графиком работы у меня уже день с ночью перепутались. Тяжело было привыкать, - она зевнула, прикрыв рот ладошкой. - Зато завтра спать до обеда буду.
        Рома тяжело вздохнул, продолжая пристально смотреть на Злату: она притворяется или на самом деле собирается домой? Но все же склонялся к тому, что говорит искренне. Ну не настолько же она хорошая актриса? Снова лег рядом, притянув ее к себе поближе под бок, обнял осторожно, ведь она такая маленькая и хрупкая в сравнении с ним. Зато, когда забывается - показывает вполне себе острые зубки. Для него было странно заботиться о партнерше, не просто доставлять той удовольствие, а именно заботиться. Наклонившись за поцелуем, увидел, что Злата сладко спит. Легко поцеловал ее в кончик носа, который она тут же забавно сморщила. Выключил торшер, стоящий возле кровати, и натянул одеяло на обоих.
        Злате снился сон, что-то доброе и такое будто теплое. Ощущала покой и умиротворение, впервые за долгое время тело полностью расслабилось. Было так хорошо, что рука на бедре не сразу заставила выйти из дремы, а сердце в панике забиться чаще. Но это же сон? Только вот рука поползла дальше и накрыла лобок, а к попке прижался определенно эрегированный член. Тело прошиб холодный озноб, мышцы моментально свело судорогой - муж хочет секса! Когда наглые настойчивые мужские пальцы, раздвинув складочки, скользнули в нее, не смогла удержать стона отчаяния. Но нужно молчать, Иван получит разрядку и отстанет.
        - Тихо, девочка моя, тихо, расслабься, - голос звучал где-то на грани сна и яви. - Сейчас...
        - Нет, - тихо прошептала она. - Нет... нет. Не надо, я не хочу, - с каждым словом говорила все громче, а мужские руки уже крепко прижимали ее к горячем телу. - Пусти! Я не хочу!
        Девушка билась в крепких объятиях, пытаясь вырваться, пыталась стучать кулачками по мужчине и плакала. Вдруг внезапно стальные тиски исчезли, но только лишь затем, чтобы развернуть ее. Теперь она была прижата грудью к твердой мужской груди.
        А Ромка не знал, что делать! Никогда не видел столь бурной реакции на такую ласку - обычно любовницы стонали от восторга, охотно поддерживая игру. Злате же явно снился кошмар, но объятия, которые обычно помогали племяшкам, тут не работали, делая еще хуже. Ему даже показалось, что на нее теле выступил холодный пот. Пришлось грубо тряхнуть за плечи. Снова включил торшер. От света она открыла глаза, в которых плескался ужас. Какое уж тут возбуждение!
        - Злата, тебе приснился кошмар, - он говорил тихо и мягко, будто с ребенком. - Все хорошо.
        Через несколько секунд девичий взгляд стал более осмысленным, панику сменил испуг.
        - Прости, - девушка попыталась встать с кровати. - Я мешаю тебе спать. Вызови такси, - голос был тихим, движения дергаными.
        Пока она пыталась выпутаться из одеяла, Ромка быстро переложил подушки повыше, успел ухватить беспокойную гостью за руку и дернуть на себя.
        - Ой! - вскрикнула Златка. - Ты что делаешь? - а в голубых глазах удивление.
        - Успокаиваю одну не в меру суетливую девицу, - прижав ее к груди, удобно устроился полусидя, накрыв обоих одеялом. - Что тебе приснилось?
        Вместо ответа почувствовал, как она отрицательно замотала головой, судорожно вздохнув.
        “Надо было все же вызвать такси”, - ехидно высказалось подсознание, но с этим в корне не была согласна совесть - нужно было спасать даму из беды.
        Снова выключил свет, поудобнее перехватил все еще молчащую Злату и принялся баюкать в своих объятиях. Через несколько минут она успокоилась, тело расслабилось - девушка уснула, обняв его как большого плюшевого медведя. Рома не был дураком, и пусть кое с чем сам никогда не сталкивался, но наивностью никогда не страдал. Царапнувшее “я потерплю” и такая бурная реакция на, в сущности, довольно незатейливую ласку вкупе с разводом и переездом говорили о многом. И не самом приятном.
        “Черт, надо же было так вляпаться”, - ему совершенно не хотелось разгребать всю эту хрень за другим мужиком, но и просто остаться в стороне уже не мог. Большие голубые глаза смотрели прямо в душу, заставляя сжиматься сердце, столько чистого восторга в них было, без показных охов и стонов он почувствовал себя богом секса. Так и просидел почти до утра, держа в руках хрупкую девушку, охраняя ее сон от кошмаров, прячущихся по закоулкам сознания. Это была самая оригинальная ночь в его жизни, впервые он не спал не из-за секса или шумной вечеринки. Злата завозилась и сползла ему под мышку, прижавшись спиной к боку, вздохнула. За окном темнота, но огни ночного города хорошо видны в огромное окно. Сон давно уже сбежал, махнув на странного мужчину рукой - право, пять утра, кто же бодрствует в это время? Стараясь не потревожить тихо посапывающую девушку, стянул подушки пониже, устраиваясь в надежде хоть немного вздремнуть, но мысли мешали. Ромка отключил будильник на телефоне, и хотел было снова прижаться к узкой спине Златы, но в последний момент одернул себя, боясь, что это спровоцирует истерику - просто
положил руку ей на плечо, наконец-то провалившись в сон.
        Предрассветные серые сумерки уже пробрались в комнату, когда Злата открыла глаза - зимой солнце встает поздно. Осознав это, резко села на постели, раз уже довольно светло, то времени много! Рядом, развалившись на половину кровати, дрых абсолютно голый Романовский, прикрыв задницу углом одеяла. Девушка покраснела, но разглядывать своего любовника не перестала - бесспорно, он шикарен. Видно, что мужчина много времени уделяет спорту. Ну не от постельных же упражнений такие мышцы? Вмиг стало жарко: и от воспоминаний о пере, которое в умелых руках может доставить столько удовольствия, и о самих руках, которые бесстыдно ласкали каждый сантиметр ее кожи, и особенно о губах, вытворявших совершенно неприличные, но безумно приятные вещи. И тут же неприятно кольнуло воспоминание о кошмаре - она умудрилась перепутать Романа с бывшим мужем! Стало стыдно - сама напросилась, сама вела себя как истеричка. Мелькнула мысль уйти, пока он спит, но тут же пришлось ее отбросить, на двери хитрый замок, внизу охрана, еще задержат подозрительную особу.
        Ее телефон остался в гостиной, взять смартфон Ромы она постеснялась, вот и сидела, думая, разбудить его или нет. Вопрос решился сам собой.
        - Почему не спишь? - замечтавшись, пропустила момент, когда он проснулся. От неожиданно раздавшегося голоса вздрогнула.
        - Прости, я опять мешаю тебе спать, - прошептала, опустив глаза. - Уже утро, мне пора домой, а тебе, наверное, на работу, - ответом ей был какой-то разраженный выдох.
        Одним слитным движением Ромка ухватил ее за талию и повалил на кровать, сам же оказался сверху. Наклонился так, что кончики носов соприкоснулись.
        - Значит так, - пристально смотря ей в глаза, проговорил мужчина, - сейчас ты бросаешь маяться дурью и снова укладываешься в кроватку. Мы спим еще пару часиков, а потом делаем приятные вещи, - он перекатился на спину, уложив Злату на себя. - Выброси все лишнее из головы.
        От того, как легко было все сказано, стало спокойнее. Девушка решила больше не доставлять хлопот, тем более что впервые чувствовала себя защищенный. Это было странно, Романовского знает без году неделю, но это не мешает ей наслаждаться каждой минутой с этим потрясающим мужчиной.
        - Спи, - руки накрыли ее обнаженную спину. - Ты на работу успеешь, а я могу себе позволить немного проспать. И вообще, начальство не опаздывает, оно задерживается.
        Ромка и сам не понял, что сказал. Слова вырвались абсолютно естественно, а мозг не подсказал, что ради любовниц он давным-давно не меняет свой распорядок. Бессонная ночь давала о себе знать, но привычка к дисциплине и тут оказалась сильнее. Нашарив телефон, сбросил Маргарите сообщение, что будет сильно после обеда, пусть сама придумает отговорки.
        Второе пробуждение было гораздо лучше - девушка из его объятий никуда не сбежала, и он уже давно готов подарить ей утреннюю порцию ласк, но чертова совесть опять высунулась из глубин души. Довести её второй раз до ужаса ему совершенно не хотелось. С таким он столкнулся впервые, и как теперь быть, не знал. Осторожно погладил по плечу, чмокнул в кончик носа.
        - Злата, Златочка, - старался, чтобы голос звучал как можно ласковее. - Просыпайся, солнышко.
        И после пары попыток ему это удалось - она открыла глаза и улыбнулась, сразу этим успокоив Ромку:
        - Доброе утро, - голос сонный и немного хриплый.
        - Доброе, - он уже отвык от таких пробуждений, обычно любовниц он будил страстным поцелуем, либо они его горячими ласками, а чаще просто бросал: “Подъем. У тебя полчаса на сборы”. Но после ночного кошмара сказать такое Солнцу он не смог. Аккуратно выбравшись из кровати, потопал по привычке в ванную совершенно голым, не заметив, как на щеках девушки вспыхнул румянец.
        А Злата совершенно не знала, что делать дальше: ночь закончилась, а при свете дня все было каким-то смущающим. Ее одолела робость. Быстро выбравшись из-по одеяла, попыталась собрать свою одежду, разбросанную по всей спальне, не хотелось встретить его голой. Мужчина появился как раз когда уже пыталась застегнуть платье, голос, раздавшийся за спиной, заставил вздрогнуть:
        - Ну и что ты опять делаешь? - недоуменно спросил он.
        - Одеваюсь, - дурацкую молнию заело, и девушка никак не могла с ней справиться.
        - Зачем? Ты меня стесняешься? - Ромка любовался тонкой фигуркой при свете дня и улыбался - такая забавная в своем смущении. - Ты и с другими такая стесняшка? - спросил и тут же пожалел. Злата нахмурилась, лицо ее закаменело, острый взгляд полоснул ножом.
        - Что? С какими другими? - она стала зло дергать молнию, вот-вот вырвет. - По-твоему, я скачу из постели в постель? Знаешь, если ты привык спать каждую ночь с новой женщиной, и с одной ли еще, это тоже вопрос! То я не ищу на каждую ночь нового мужчину! - закончив монолог, сдула прядь, упавшую ей на глаза. Молния так и не поддалась.
        - Тройники не в моем вкусе, - на лице мужчины появилась улыбка чеширского кота. - Все свое внимание я уделяю одной женщине. Не люблю распылять усилия, - забавно было наблюдать, как Злата, вспыхнув до корней волос, смутилась. Она ругала саму себя за эту вспышку, ведь, в сущности, не ее это дело.
        - Извини, - так много она извинялась только перед бывшим мужем. - Не мое дело.
        И так уже сильно помог, снова почувствовать себя желанной женщиной, которой почти восхищаются, это уже очень много.
        Ромка вздохнул, полез в шкаф за бельем и домашними штанами, а вот футболок вытащил две: ярко-бирюзовую надел сам, а теплого оранжевого цвета кинул на кровать. В два шага оказался возле Златы и ухватил ее за подол платья.
        - Ой, - пискнула девушка, хватаясь за мужские плечи.
        Глава 19
        Он ловко снял с нее платье и бюстгалтер, пока Злата пыталась прикрыть грудь, подал свою футболку.
        - Надевай, - проконтролировав, чтобы выполнила просьбу, развернул в сторону ванной, слегка обозначив направление шлепком по попе. - Тебе туда, зубная щетка в шкафчике. Жду на кухне.
        Делать было нечего, кроме как отправиться в указанную комнату. Ванная, примыкающая к спальне, была не очень большого размера, относительно основной, конечно. Серый кафель, напоминающий бетон, белоснежные полотенца, стеклянная душевая - дорого, стильно, по-мужски. Вообще вся квартира - как картинка из журнала по дизайну, но без ощущения холодности и чуждости. А наличие милых деталей гораздо лучше раскрывало характер мужчины, чем несколько часов общения: разок под ноги ей попался желтый карандаш, на кухне к холодильнику цветными магнитами прилеплены смешные детские рисунки, в корзине рядом с диваном лежат игрушки. Если бы не знала, что у Романовского две очаровательные племянницы, насторожилась, что он гуляет налево, да еще и так цинично.
        Из ванной отправилась прямиком на кухню, где и застала мужчину, увлеченного что-то ищущего в холодильнике. Но усмешка так и не сорвалась с губ - Рома вполне споро достал из сыр, какое-то мясо, масло и еще много чего другого.
        - Присаживайся, - кивнул на высокий стул. - Будем завтракать. Я очень проголодался, - но сказано это было таким тоном, что внизу живота все сладко сжалось в предвкушении.
        - Помощь нужна? - Злате было неудобно доставлять такие хлопоты, но безумно приятно. Все врали, что выставляет девушек вон из квартиры. Наверное, чтобы отвадить конкуренток.
        - Нет, - мужчина достал две белые тонкостенные чашки и подставил к кофеварке. - Домработница знает свое дело.
        “Ну да, о чем это я? Конечно, домработница”, - озвучивать не стала, но продолжала украдкой разглядывать шикарную мужскую спину, обтянутую бирюзовой футболкой. - “Странно, квартира сдержанная, а футболки яркие”.
        - И главный ингредиент, - подхватив Злату на руки, усадил на стол. - Ты, моя сладкая.
        Встав между ногами девушки, положил руки ей на бедра, принялся поглаживать, то легко касаясь, то скользя пальцами по внутренней стороне бедер, с каждым движением подбираясь все ближе к лобку. Злата чаще задышала, захотелось свести ноги. Темно-синие глаза пристально смотрели на нее, по губам мужчины скользнула дьявольская усмешка завзятого искусителя. Она сглотнула. Сердце гулко билось где-то в горле, по телу начало разливаться предвкушение - грудь заныла, соски затвердели. А Рома ласкает ее уже возле самого края ткани, пальцы рисуют узоры по нежной коже, подбираясь все ближе. Не отпуская взгляда Златы, он отодвинул ткань и палец скользнул между уже влажных складочек. Девичий стон так и не раздался - помещал горячий поцелуй. Длинные пальцы ласкали ее в низу, гладили, терли, а в рот ворвался язык. Златка терялась в ощущениях, но ей было мало. Затуманенное сознание не позволяло думать, она только инстинктивно отвечала на поцелуй и терлась о пальцы, желая большего. Вдруг ласки прекратились.
        - Моя горячая девочка, - довольно мурлыкнув, Ромка снял свою футболку, а потом и ее. Женские ладошки тут же скользнули по его груди, очерчивая каждый мускул, спускаясь все ниже, к резинке домашних штанов, пока не сжали через ткань эрегированный член. Мужчина, судорожно вдохнув, взял ее руки в свои. Поцеловал каждую маленькую ладошку центр и попросил упереться руками в стол позади нее. Злата выгнулась, выставляя грудь вперед, чем Ромка тут же воспользовался - вобрал в рот сосок. Покусывал, посасывал, играл языком. Вторая грудь не осталась без внимания - ее накрыла большая мужская рука, чувствительно сжимая. Злата постанывала от ощущений и часто дышала. Ромка прикусил сосок, подул, вызвав мурашки по всему делу. Поиграл со вторым, а потом дорожкой из поцелуев добрался до красивой женской шеи - вырисовал узор языком к скуле. Златка всхлипнула, теряясь в ощущениях. С трудом прервав горячие ласки, он уложил девушку на стол, сам опустился на колени.
        - Нееет, - она попыталась сдвинуть ноги.
        - Определенно, да, - клочок ткани, именуемый трусикам, был снят одним движением. Развел ее ножки в стороны и приник с поцелуем. Девушка вздрогнула. Губы сменил язык, скользнул между складочками. Добравшись до клитора, надавил на чувствительную горошину, очертил контур. Злата уже извивалась, но ее крепко удерживали за бедра, не позволяя сдвинуться с места. От откровенных ласк по венам тек огонь, тело била крупная дрожь, хотелось уже взлететь к звездам. Уловив приближающий оргазм, Рома встал и снял штаны, надел защиту. Подтянул девушку ближе к краю стола и вошел одним медленным и плавным движением, услышал удовлетворенные вздох, и замер. Любовался Златой, лежащей перед ним: тонкая фигура, белая нежная кожа и золотистые длинные волосы. Прекрасная картина, возбуждающая до сладкой боли. Не хватает последнего штриха. Медленно и тягуче вышел, чтоб начать заново. Девушка застонала. Он немного ускорил темп, чувствуя ее дрожь. Надавил пальцами на клитор. Женский стон огласил кухню, она выгнулась дугой, уже не сдерживаясь, вколачивался все сильнее и сильнее, пока не достиг и своего оргазма.
        - А ты говорила нет, - едва отдышавшись, пошутил Рома. Ему очень нравился вид только что пережившей оргазм Златы: с блуждающей улыбкой и затуманенным взглядом. - Отличный завтрак.
        Златка покраснела. Белый день, стол, она голая, а только что тут происходило форменное бесстыдство. Невероятно чувственное бесстыдство. Двигаться было лень.
        - Я теперь слово завтрак воспринимать спокойно не смогу, - тихо произнесла она, предпринимая попытку подняться. - Подай футболку.
        - Зачем? Ты мне в таком виде очень нравишься, - такого горячего взгляда она никогда не видела. Покраснела еще больше.
        - Подай, - села на край стола, взглядом пытаясь найти трусики.
        - Стесняшка, - хохотнул Ромка, и подхватив штаны, отправился прочь из кухни.
        Златка натянула на себя футболку и белье, так бесстыдно расхаживать по квартире средь бела дня она просто не могла. Да и среди ночи тоже! Этот же … соблазнитель фигов вообще не стеснялся ни капли! По телу все еще пробегала дрожь от такого “завтрака”, где главным блюдом была она.
        “Скоро от меня останется кучка пепла. Сгорю со стыда”, - подумалось ей. - “Или привыкну. Так, стоп! Никаких привыкну! Секс не повод для знакомства. Зараза! Клуб точно на меня плохо влияет. И что делать дальше?”
        Так ничего и не придумав, села на стул и стала ждать Романа, который появился весьма довольный собой. Войдя на кухню, с удовольствием потянулся, привлекая внимание к прессу и неприлично низко сидящим штанам. В два шага очутился рядом с девушкой и поцеловал, жадно сминая губы.
        - Вот это доброе утро, - улыбнувшись, отправился к кофемашине. - Какие планы на день? - что ясно читалось как “возвращаемся в постель”.
        - Грандиозные, - Злата вздохнула. - Завтракаем, - под взглядом мужчины смутилась. - Нормально завтракаем и вызываем мне такси. Домой пора, скоро на тренировку.
        - Черт. Забыл, - Ромка задумчиво почесал затылок. - Ладно, отвезу тогда.
        - Исключено, - нахмурилась девушка. - Не хватало еще опять твоего джипа возле моего дома. А если Настя увидит? Она быстро сложит дважды два, и где гарантия, что не проговорится в клубе?
        - Какая ты строгая, - поставил на стол два чашки кофе, сам сел рядом. - Ну уволишься.
        - Роман, - Златка вся подобралась и серьезно посмотрела на любовника, - мы это обсуждали: ради постельных приключений я работу бросать не буду. Можем сегодняшним завтраком, - показала пальцами кавычки, - все и закончить. Даже самый потрясный секс не стоит того, чтобы спустить все достижения коту под хвост.
        - Я понял, - не менее серьезно ответил мужчина. - Такси так такси. И в клубе к тебе не подходить.
        - Да. И цветы больше не присылай, - пояснила, увидев напрягшегося Ромку: - Мне очень приятно, но это вызывает ненужные вопросы. А я не хочу привлекать еще больше внимания.
        - Я понял, - повторил он. - Кофе остынет.
        Ромкино хорошее настроение как ветром сдуло, никогда девушки так не обламывали его. Но Злата оставалось непреклонна - нет и все, не подходит, всегда можно разойтись как в море корабли. Пришлось смириться. Она влекла его как тёплый огонек, согревающий сердце, а не только тело.
        - Когда следующий выходной? - просто так он все равно не отстанет, нужно вернуть контроль над ситуацией.
        - В четверг, - девушка одевалась, собираясь домой.
        - Давай помогу, - не удержавшись, провел ладонями по обнаженной коже узкой спины, лишь потом застегнул молнию. - Позвоню в четверг.
        - Лучше напиши. После обеда, - вздрогнув от прикосновений, ответила девушка. - Я спать буду после смены, - она не видела, как Рома нахмурился после ее слов.
        Прибыло такси и за Златой закрылась входная дверь. Романовский развернулся и поймал свое отражение в зеркале.
        - Вот поэтому, брат, - сказал сам себе, - ты не заводил интрижки с танцовщицами. Либо придется переводить на содержание, чтобы внимание уделяла только тебе, либо мириться с ее работой. Секс по расписанию - два раза в неделю, - постучал пальцем себе по лбу. - О чем вообще думал? Точнее, чем? А знаешь, что бесит больше всего? - отражение не ответило. - На Злату там пялятся всякие мудаки!
        Нет, это была не ревность, просто одно дело - когда ты смотришь на классную танцовщицу, и совсем другое, когда эта танцовщица твоя любовница, а ее хотят все мужики в зале! Но пришлось признать, что Злата права - если узнают в клубе, то, нет, не уволят: Костя с Пашей пополощут ему мозги на пару, а вот ей могут начать строить козни. Наташка вот уж точно - молоденька стриптизерша года два охотится на него. И если узнает, что интрижки с танцовщицами он все же заводит - придет пушной зверь северных земель.
        На кровати жужжал телефон. Жужжал долго и возмущенно.
        - Да, пап, - Ромка плюхнулся на разворошенную постель.
        - Дорогой мой сынок, - голос Романовского-старшего сочился сарказмом, - скажи-ка мне, по какой такой уважительной причине я тебя не наблюдаю на рабочем месте? Нет, Маргарита, придумала замечательную отмазку. Итак?
        - Я из дома сегодня поработаю, - Ромка вздохнул, он никогда из-за баб работу не прогуливал. - Есть проблемы? - озвучивать причину прогула он не собирался, это его личное дело.
        - Я надеюсь, что их и не будет, - родитель притушил сарказм. - Все нормально?
        - Да, пап. Я большой мальчик и сам могу во всем разобраться, - оранжевая футболка лежала аккуратно сложенная на краю кровати. Злата даже постель порывалась заправить, но он не позволил - на то есть домработница, которая скоро придет и очень удивится, что хозяин дома.
        - Смотри мне, большой мальчик, - хмыкнул отец, - а то на возраст не посмотрю, - и положил трубку.
        По пути убрав футболку, Ромка отправился в кабинет - терпеть не мог тащить работу в спальню, а вот наоборот практиковал частенько. В домашнем кабинете лежал чудесный светлый мягкий ковер, на котором очень приятно было валяться обнаженными.
        Глава 20
        Такси остановилось возле подъезда Златы, и девушка с удивлением узнала, когда полезла за кошельком, что все уже оплачено. “Ну да, щедр, не врут”. Можно поспать пару часиков перед клубом и начинать собираться.
        - Где была? - Настя пила чай на кухне. - С мужчиной, - дольно протянула, разглядывая соседку. - Расскажешь?
        - Нет, - та покраснела. - Извини, не привыкла обсуждать такие вещи.
        - Жаль. Чаю? - улыбнулась Настя.
        - Нет, я пойду попробую поспать, - почти подруга понимающе улыбнулась.
        Обеим сегодня в одну смену, и хотя Анастасии очень хотелось узнать, кто этот мужчина, выспрашивать она не стала. Знала, что Злата все равно не скажет - очень скрытная девушка. Можно даже сказать - таинственная. Ну да это не ее дело.
        Всю тренировку Златка думала только о том, как могла согласиться на предложение Романовского? Совсем страх потеряла, успокоившись, что жизнь наладилась. Впрочем, если мужчина согласится на некоторую конспирацию, можно и позволить себе немного приятных вещей. От воспоминания, НАСКОЛЬКО эти вещи были приятными, жар растекался по телу, сосредотачиваясь внизу живота. А еще он повел себя как рыцарь, отгоняя ночной кошмар. Девушка не ожидала от себя такой реакции, потому как после Ивана ни с кем даже не встречалась, и если бы предвидела такое, не раздумывая отказалась бы оставаться на ночь. Но что случилось, то уже случилось, теперь ничего не поделаешь. Впрочем, вечно танцевать здесь она не собирается, подкопит денег, окончательно уверится, что Иван отстал и найдет другую работу.
        - Солнце мое, - мысли прервал Кирилл, - это что еще такое? У нас тут не балет, у нас тут чувства и эмоции! Публика со скуки сдохнет, увидев такое. Представь, что танцуешь для конкретного мужчины. Парень есть, - Златка отрицательно покачала головой, краснея. - Любимый актер? Вот, представь, что соблазняешь его. Или проходишь пробы на роль его подружки.
        Девушка не стала представлять актера, его место занял Романовский. Для него сейчас этот почти акробатический номер.
        - Вооот, - Кирилл был доволен. - Ну можешь, когда хочешь.
        - Извини, - Злата закончила танец и подошла к мужчине. - Что-то разобранная какая-то. К вечеру соберусь.
        - Эх, Солнце, - постановщик обнял ее за плечи, - запомни это ощущение, и тогда ты порвешь зал на новогоднем выступлении. Только на репетициях не филонь!
        - Не буду, - чмокнув его в щеку, заросшую модной трехдневной щетиной, отправилась за кофе и ужасно-шоколадным пирожным. Сейчас перерыв, а потом репетиция с парнями. Тут до грандиозной вечеринки осталось всего ничего.
        А Ромка старательно работал из дома, чтобы отвлечься от мыслей об утренних упражнениях. Входящее письмо оповестило, что его заказ готов и может быть доставлен в любое удобное для него время - подарки маме и сестре, Ульяне, Маргарите и племяшкам. Хоть и маленькие, а уже женщины - выбражульки и кокетки. С подарками мужчинам было намного проще, их доставят завтра. Домработница все завернет, прикрепит красивые банты и карточки с поздравлениями, их уже напечатали в типографии и доставили. Настроение было благодушно-ленивым, вместо очередного контракта щелкнул ссылку на каталог небольшой ювелирной мастерской, там часто попадались интересные вещи.
        Лениво прокручивая колесико мышки, пропустил серьги, кольца, браслеты и разные комплекты, сам не зная, что ищет. В самом конце каталога находились какие-то заколки для волос, похожие на гребни и прищепки. Вот на них и становился. Два маленьких гребня, украшенные цветами, напоминающими миниатюрные розы, смотрелись просто потрясающе. По лепесткам была рассыпана блестящая крошка и мелкие желтые прозрачные камешки. Тут же представил, как красиво они будут смотреться в густых золотистых волосах. Не задумываясь, нажал кнопку “оформить заказ”, чтобы добавили к остальным покупкам. Цена не смутила - нормальная для качественной вещи из полудрагоценных камней. Маленький новогодний подарок для Златы, надо только сразу убрать в стол, чтобы не перепутался с остальными.
        Ромка решил пока не появляться в клубе, во-первых, чтобы не смущать девушку и не навлекать подозрений, а во-вторых, чтобы элементарно не сорваться, когда другие мужики будут капать слюной на пол. Плюс нужно разгрести кучу работы, чтобы освободить еще и утро пятницы. Передвинуть график девушки и думать нечего. Непривычно, обычно любовницы сами под него подстраивались, но ничего страшного - можно немного потерпеть неудобства. Дольше месяца его интрижки все равно не длятся. Тут тоже на дольше не рассчитывал, а раз очередное приключение приходится на Новый год, то просто элементарно неприлично не подарить маленький презент. Не обеднеет, а Злате будет приятно. Ромка, увлеченный планированием ночи со среды на четверг, даже не задумался над тем, что делает. Не придал значения ни подарку, ни убранной в шкаф футболке, хотя если любовница надевала его рубашку утром, то та сразу же отправлялась в корзину для белья.
        Он уже прикидывал, чем таким интересным заняться, и немного сожалел, что сейчас зима и нельзя заказать отборную клубнику. Очень полезная ягода для интересных игр. Вот только в магазине продается пластиковый заменитель, лишь по недоразумению зовущийся свежей ягодой.
        - Черт, придется обойтись одним мороженым, - он довольно улыбнулся, представив, как будет слизывать его с груди Златы. - Жар и холод. То, что надо.
        - Ты домой? - удивилась Настя.
        - А куда еще? - сначала Злата не поняла, о чем идет речь. - Ааа, ты об этом. Нет, домой и спать.
        Соседка по квартире только ухмыльнулась. Ночное приключение явно пошло балерине на пользу, счастливую женщину видно сразу. Но спрашивать что-то бесполезно, та все равно ничего не расскажет. Настя уже смирилась с тем, что Солнце только выслушает, покивает, а о себе не расскажет ничего. Хотя и было очень любопытно узнать, что же происходит в жизни Златы. А еще Настя удивлялась, что никогда не слышала звонящим телефон девушки, только иногда пиликал мессенджер. Из чего сделала вывод, что родных и близких у той нету, и просто некому звонить. Почему и подруг нету, тоже было интересно, но настаивать на откровениях стеснялась.
        Когда коллега снова ускакала по делам, Злата решилась написать соседке в родном городе. Она не хотела, чтобы Настя видела ее слезы, которые не могла сдержать, читая короткие послания. С каждым разом было все труднее удерживать себя от звонка, да и приближающийся праздник самоконтроля не добавлял. Но девушка не хотела, чтобы получилось, как в третьесортном ужастике - герои расслабляются после победы над чудовищем, а оно недоумерло и снова нападает. А Иван именно такое чудовище под маской цивилизованного человека. Поэтому она не уверена, что бывший муж действительно отступил, а не просто затаился, усыпляя бдительность. Все равно безопаснее, если никто пока не будет знать, где она.
        “Привет. У меня все хорошо. Получила зарплату, нашла приличную квартиру. Как родители?” - улетело сообщение. Ответа пришлось ждать. Конечно, соседка не бросит все дела, но руки все равно подрагивали, а сердце билось в горле.
        “Привет. Рада за тебя. Родители немного успокоились, но все равно сильно переживают. У мамы часто давление скачет”, - пришел ответ через несколько долгих минут. Злата судорожно вздохнула. Может, она перебарщивает и напрасно боится, повторно пережить этот кошмар не хочется. С трудом глядя на экран сквозь пелену застилавших глаза слез, набрала текст.
        “Я позвоню 31 днем. Поздравлю. В ночь у меня работа. Сможешь передать им телефон?”
        “Конечно! Обязательно. Они будут очень рады. Мне кажется, это для них будет самым лучшим подарком”, - тут же пришло от соседки. Девушка уже плакала, не пытаясь даже сдерживать слезы. Все равно не получится. Тело содрогалось от судорожных всхлипов, хорошо, что Настя будет еще нескоро.
        “Спасибо! Я многим тебе обязана”, - напечатала, еле попадая по буквам.
        “Глупости. Только береги себя!” - далекая соседка искренне переживала за Злату. Красивая и талантливая балерина никак не заслуживала такого обращения, и пару раз в неделю передать Суворовым, что с их дочкой все хорошо, не так и сложно. Она тоже переживала случившееся, считала, что та зря сбежала, но отговорить не смогла, лишь всеми силами поддерживала, как могла.
        А Златка ревела, уткнувшись в подушку. И хоть постоянное напряжение в последние недели отступило, иногда все же на нее накатывала тоска. Да, у нее есть работа, которая теперь даже нравится. Да, появилась почти подруга. Зарплата тоже радует, особенно на фоне прошедшего безденежья и тотальной экономии. Вот, даже любовник появился. Но все равно все это не заменит родителей. Театр оперы и балета остался в прошлом, на сцену она возвращаться и не собирается. Тем более в родном городе после предательства коллектива и руководителей. На них была сильная обида - она положила столько сил на репетиции и спектакли, чтобы в трудную минуту ее даже не попытались защитить, просто выкинули на улицу. Выкинули, вычеркнули, забыли. Театр, культурное общество. Она думала о том, что в стриптиз-клубе к ней отнеслись лучше и человечнее, даже наводящая ужас Ольга была вполне хорошим человеком, просто нужно соблюдать правила и дисциплину, а с этим у нее проблем не было. Позволив себе еще несколько минут слабости, пошла умываться. Скоро придет Настя, принесет обязательно что-нибудь вкусное, а там и в клуб пора. До Нового
года остались считаные дни, и Кирилл гонял всех просто до потери сознания.
        Даже если коллега и заметила, что Злата плакала, то и слова не сказала по этому поводу. А ко времени прихода в “Шестое чувство”, она уже полностью успокоилась и с лица исчезли даже намеки на недавний потоп. А уж в клубе скучать не пришлось, на календаре двадцать пятое декабря, все носятся как угорелые, проверяя, все ли готово для программы. Она без конца репетирует свои три номера, ночами работая только на “бочке” в произвольной программе, чтобы не запутаться и не показать что-нибудь из постановки ненароком. Парни уже вообще не смущают, настолько привыкла к ним, что может после тренировки прислониться к кому-то из них, совершенно не стесняясь. Коллеги, и все тут.
        Несмотря на их совершенные тела и призывные улыбки, Злата не чувствовала никого отклика в душе. Да, красавцы, да, сексуальны до неприличия, но, увы, все эти касания и потирания воспринимались только как часть номера, и только. Зато сердце подпрыгивало каждый раз, стоило только подумать о Романе. Чертовая яркая футболка и мягкие домашние штаны, сидящие неприлично низко. И не столько его умения ублажать даму произвели впечатление (хотя, и они тоже), сколько отношение к ней и забота. Заботливый нянь, успокаивающий после приснившегося кошмара. Пусть и спровоцированного им самим.
        “Чтоб тебе икалось, Романовский”, - Златка разозлилась, ведь нельзя же так привязаться после одной ночи. Она взрослый человек, и в жалости не нуждается, а между ними просто секс.
        Глава 21
        Романовский сам не ожидал, что с таким нетерпением будет ждать вечер четверга. Даже почувствовал азарт: невозможность получить желаемое прямо сейчас распаляла почище обнаженного тела. Злата довольно категорично высказалась по поводу их встреч. И это было... обидно? Впрочем, к встрече он приготовился - ужин заказал, игристое охлаждается, десерт в морозилке. О, да, десерт - это самое важное. Ромка был намерен показать девушке самые интересные вещи, его буквально приводила в восторг ее искренняя реакция. Так что он пребывал в самом благодушном настроении, ожидая появления гостьи. Приезжать к ней Злата запретила, сказав, что у него слишком приметная машина. На это заявление он пожал плечами, раз ей так хочется, то ладно. Лишь настоятельно попросил дождаться такси, которое закажет специально для девушки.
        Злата появилась в девятом часу вечера, сославшись на дела. Впорхнула в квартиру румяная и довольная, весело улыбнулась и принялась снимать верхнюю одежду. Роману стало обидно, что его не удостоили даже чмока в щечку. Взяв пуховик, убрал в шкаф, и дождавшись, пока гостья снимет сапожки, подхватил на руки и понес на кухню.
        - Рома, поставь, пожалуйста! - смеясь, просила Златка, обнимая его за шею.
        - Нет, - мужчина тоже улыбался. - И не начинай песню о том, что ты тяжелая.
        На кухне их ждал стол, сервированный на две персоны.
        - Только не говори, что сам приготовил, - Златка, хитро прищурившись, смотрела на Романа.
        - Не скажу, - он в ответ выгнул бровь. - Я готовить умею только кофе. И то нажатием на кнопку. Мой руки, кушааать хочууу, сил нет, - по голосу и хитрой улыбке было понятно, что не об этой еде речь.
        С легким хлопком пробка выскочила из бутылки, в бокалы полилось игристое. Он уже заметил, что девушка алкоголь почти не пьет, но пара глотков все равно помогут расслабиться.
        - Пахнет изумительно, - изящно сев на отодвинутый мужчиной стул, Злата взяла в руки приборы. Рома следил за выражением лица девушки, которая с наслаждением пробовала чудесный стейк с гарниром из спаржи. Не зря он закал свою любимое блюдо от шеф-повара.
        - Божественно! Никогда не пробовала спаржу, - девушка сделала глоток игристого. - Невероятно вкусно.
        - Еще бы, - самодовольно хмыкнул Ромка. - Я знаю, где заказывать.
        - Добытчик, - в кухне зазвенел веселый девичий смех.
        - Я намерен тебя откармливать, - в тон ответил он. - Такая тоненькая, ветром сдует.
        - Не ври, - возмутилась Злата. - Где ты видел толстых балерин? Я и так поправилась немного, а то Кирилл ругался, - бесхитростно сказала она.
        - Ничего не знаю про других балерин, а ты совсем тростинка, - притворно нахмурился мужчина.
        После ужина девушка под удивленным взглядом сложила посуду в посудомойку. Впервые на его памяти такое, максимум, что другие делали - ставили кофейную чашу в раковину. И почему-то это было так легко и естественно - подавать ей тарелки. Абсолютно... нормально? От Златы он не чувствовал угрозы его холостяцкой жизни, поэтому опять сделал то, что раньше никогда не делал - предложил посмотреть вместе фильм. На ее выбор. Девушка сказала, что ей все равно, лишь бы не ужасы. Уже выходя из кухни, Ромка прихватил мороженое.
        - А ложечки и креманки? - спросила Злата, когда ее обняли за талию и повели в гостиную.
        - Златка, сегодня за тарелочку ты, - от мурлыкающих ноток в мужском голосе ее бросило в жар. Так вот какой “тарелочкой” она будет. - Но немножко позже.
        За все время, прошедшее с ее появления в квартире, Ромка позволил себе только парочку легких поцелуев, иначе все бы опять произошло на столе. В гостиной удобно расположились на полу, обложившись подушками. Девушка прислонилась к нему спиной и удовлетворенно вздохнула. Романовский был обескуражен таким полным доверием, особенно в свете произошедшей недавно истерики. Фильм его совершенно не волновал, гораздо увлекательнее было запустить руки под ее свитерок и гладить узкую спину, то и дело щекотать поясницу. Златка вздрагивала и задерживала дыхание, но не проронила ни звука. Когда горячая мужская ладонь легла на живот, она не выдержала, развернувшись, уселась на мужчину сверху. Положив руки ему на плечи, наклонилась и сама поцеловала - осторожно и нежно. Фильм ее уже совершенно не интересовал.
        От долго ждать не стал. На талии девушки сомкнулись стальные объятия, полные страсти, которая готова уже была вырваться наружу. Поцелуй становится глубже, жарче, его язык скользнул в её ротик. Еще секунда, и приходится разорвать поцелуй, чтобы снять свитер и футболку. Сердце грозит пробить грудную клетку, так неистово колотится. Еще секунда, и она уже на ковре, а довольный Рома целует ее шею, спускаясь к груди. По телу растекается жар, когда его губы накрывают сосок через ткань, а руки уже вовсю расстегивают джинсы. Златка пытается не отставать - выгибается, кладет руку на затылок мужчине, жестом прося не останавливаться. Но Ромка отстраняется, чтобы снять свою футболку и ее джинсы. Откровенно любуется прекрасным женским телом, прикрытым лишь лоскутками кружев.
        - Какая красивая … тарелочка, - он потянулся за мороженым. - Только это вот лишнее, - нижнее белье, хоть и сексуальное, было без сожаления снято.
        Оказывается, холодное мороженое и горячие поцелуи - идеальное сочетание. Златка уже уплывала в чувственном тумане на грани оргазма: Ромка слизывал очередную порцию лакомства с ее груди, обводя полукружья языком. Накрыв губами сосок, пососал его, а затем легко прикусил. Его тело уже звенело от напряжения, так хотелось проникнуть в узкое лоно и получить разрядку. Девушка всхлипнула, когда он отстранился. Взял презерватив и вложил пакетик в ее руку, а сам улегся рядом.
        - Твоя очередь, - губы растянулись в приглашающей улыбке.
        - Сама так сама, - томно вздохнула Злата, разрывая упаковку. Мужчина уже был готов, член пульсировал и подрагивал. Очень осторожно она начала раскатывать защиту, лаская медленными прикосновениями. Ромка свистяще выдохнул. - Не мешай, - шлепнула по мужской руке.
        - Самостоятельная какая, - хмыкнул он, и тут же затаил дыхание, когда девушка начала медленно садиться на него. Последние мысли тут же вылетели из головы, остались только инстинкты. Рома положил ладони на женскую грудь, чуть сжал. Потом переместил их на ягодицы, помогая девушке найти нужный ритм. Хотелось в несколько яростный толчков получить разрядку, но сдерживал себя, так нравился вид Златы, сидящей на нем и медленно двигающейся. Золотистые волосы блестели в неярком свете телевизора, а на лице - чистейшее наслаждение, глаза прикрыты, нижняя губа закушена. Очень красивая. В нетерпении подался бедрами навстречу, ускоряя темп. Быстрее, сильнее, глубже. Сжал ее талию, в нетерпении насаживая на себя. Злата охнула, когда почувствовала прикосновение к клитору. Сама стала двигаться сильнее, крутила бедрами, терлась. Пик уже был близко. Почувствовала, как под ее руками еще сильнее напрягся Ромкин пресс, и почти сразу ощутила пульсацию члена внутри себя. В комнате раздался мужской рык. Рома сильнее потер клитор, надавил, и Златку тоже накрыл оргазм. По ее телу прокатывалась крупная дрожь, и девушка,
обессилев, легла на грудь любовника.
        Жаркие любовные ласки сменили томные поглаживания. Было хорошо и спокойно. И липко. Первым зашевелился Рома, он был доволен собой - десерт удался, и тонкие вздохи Златы лучшее подтверждение того, что ей сейчас классно. Погладил ее по голове, поцеловал в шею.
        - Эй, красотка, я отказываюсь спать в таком виде, - шутливо произнес.
        - А мне нормально, - мурлыкнула девушка, и потерлась носом о его нос. - И совершенно лень двигаться.
        - Лентяйка, - Ромка поцеловал ее медленно и нежно. - Хорошо, что есть я. Слезай.
        Злата успела только ойкнуть, когда ее закинули на плечо и понесли в душ. Отмывать мороженое друг с друга оказалось не менее увлекательным занятием, чем измазываться в нем. Итогом стало возбуждение, вновь полностью их захватившее. Окончательно осмелев, девушка провела пальцами по всей длине члена, уже готового к новому раунду. Потерла головку. Облизнув губы, медленно опустилась на колени. Не самый умелый минет в жизни Ромки, но, наверное, самый желанный. Он оперся спиной о кафельную стену и старался не мешать девушке. Вдруг опять какой-нибудь жест вызовет неприятные воспоминания, а ему не хотелось снова пугать ее. Усилием воли сдерживался, чтобы не положить руку на затылок и не надавить, чтобы взяла глубже. Но не стал, пусть девочка все сделает сама. Он готов был кончить лишь от одного вида розовых губок, сомкнувшихся на его члене.
        Почему Злата вдруг это сделала, и сама не понимала. Просто захотелось доставить удовольствие, похожее на то, что он подарил ей за “завтраком”. Она даже готова попробовать проглотить все, но Рома и тут удивил, в последний момент отстранил ее, излившись ей на грудь. Пару минут стояла тишина, а потом мужчина опустился рядом и поцеловал, нежно лаская языком губы.
        - Кажется, нам нужен повторный душ, - и снова включил воду.
        - Опять будешь тереть мне спинку? - улыбнувшись, спросила Злата.
        - И не только, - хитро прищурился Рома. Он не мог после такого смелого поступка оставить девушку неудовлетворенной. Вскоре в душе разжался женский стон.
        Спать они легли далеко за полночь. И занимались совсем не тем, о чем можно было подумать: густые волосы Златы, доходящие почти до талии, оказалось совсем нелегким делом просушить и расчесать. Мужчина с удовольствием перебирал золотистый шелк, и даже заплел кривую косу.
        - Ты где этому научился? - девушка была удивлена.
        - Я любимый дядя двух очаровательных непосед, - и с такой теплотой это было сказано, что Злата в очередной раз поразилась, насколько врут в сплетнях о нем.
        Натянув уже знакомую футболку, забралась под одеяло, и ее тут же прижали к мужскому боку. Эта ночь прошла спокойно, да и утром за завтраком они не экспериментировали: воспользовались кроватью, чтобы подарить друг другу неторопливые томные ласки, и лишь потом пошли пить кофе. И пусть время уже было обеденное.
        - Изумительно, - Злата вдохнула насыщенный кофейный аромат. - Так можно и привыкнуть.
        Ромка промолчал, осознавая, что он уже привык. Всего две ночи, а он распивает кофе в обеденное, и что самое главное, рабочее время. И это его не напрягает!
        - Теперь увидимся только в следующем году, - продолжила девушка. - Если, конечно, будет желание, - немного смущенно закончила.
        - Почему в следующем году? - удивился Рома. Он даже немного нахмурился.
        - Потому что сегодня уже двадцать восьмое, - спокойно произнесла Злата. - Новый год на носу, и в клубе я буду постоянно. Если не на смене, то на репетициях. Ты же знаешь, что мест нет от слова совсем, в новогоднюю ночь там будет не протолкнуться. А Кирилл меня просто прибьет, если в его драгоценной программе что-то пойдет не так.
        Не согласиться с таким аргументами он не мог. Можно было бы организовать увольнение, но он не настолько сволочь, чтобы ломать жизнь девушке.
        Глава 22
        Город давно уже украсили к Новому году, на центральной площади установили огромную елку, каждый уважающий себя торговый центр выставил свою, стараясь превзойти конкурента. И как по заказу природа выдала снег - много пушистого белого снега. Перед свиданием Злата бегала по магазинам - выбирала подарки себе и Насте под их маленькую елочку, да несколько презентов остальным коллегам. Конечно, каждого одарить будет полным расточительством, но хотелось хоть немного праздничного настроения для себя. Поэтому она выбрала парочку корзинок со сладостями, чтобы сотрудники клуба могли угоститься, если пожелают. Только Кириллу приобрела кожаный плетеный браслет, такие украшения мужчина обожал. На железной бирке по ее просьбе выгравировали силуэт балерины и слово “спасибо”. За тот шанс, что дал ей чуть больше двух месяцев назад. За то, что взял на работу, отстоял перед руководством и научил совершенного новому виду танцев - пилонной акробатике. И пусть сейчас у нее работа, о которой родным лучше не рассказывать, но она приносит доход и даже нравится. Хотя и выматывает морально и физически.
        В самом радужном настроении она приехала к Романовскому, во второй раз уже не было страшно или стеснительно, лишь предвкушение владело ею. И снова мужчина ее удивил - не набросился, как должно было быть, а накормил ужином и даже предложил посмотреть фильм. Правда, они его даже до середины не досмотрели. Да, быть тарелочкой для мороженого ей еще не приходилось. От воспоминаний опять стало жарко. Благодаря Ромкиному отношению она не чувствовала себя шлюхой, можно было даже думать, что у нее свидания, пусть и точно знает, что в конце будет расставание. Огорчало лишь то, что увидятся они теперь только после Нового года - раньше не будет ни минутки свободной.
        В клубе Златку уже ждали полностью готовые костюмы. Но ни белый, ни золотой не вызвали столько восторгов, как дерзкий а-ля рокерский. Образ для нее совершенно новый, непривычный, почему бы и нет? От той нежной девочки внутри почти ничего уже не осталось, а теперешнее внутренне состояние очень подходит для зажигательного акробатического номера. “Жаль, Рома не увидит”, - девушка уже знала, что в новогоднюю ночь за главного будет Павел, а помогать и Катя, и Ольга сразу. Чтобы гостям было весело и комфортно, персоналу придется приложить максимум усилий, и даже больше. Но азарт предстоящей волшебной ночи уже захватил Злату - ей нравилась эта круговерть, нравилось быть частью огромного отлаженного механизма, в результате деятельности которого будет феерическое представление.
        Программа строилась не только, да даже и не столько на стриптизе: диджеи, конкурсы, вокалисты, танцевальные номера - все было выстроено таким образом, чтобы гости не скучали ни минуты, могли и перекусить, и потанцевать под разную музыку, и, конечно, насладиться самыми крутыми номерами pol dance.
        Оставшиеся дни пролетели как миг. Наталья еще больше задирала нос, свысока на всех смотрела и чувствовала себя звездой вечера. Еще бы, у нее целых пять выступлений: и в красной коже в роли дьяволицы, и мягких белых перьях, которыми парни из подтацовки прикрывали ей “стратегические” места. Номер был провокационным, на грани фола, но отстроен таким образов, чтобы ничем танцовщица не мелькнула в итоге - только заманивала и дразнила. Для автомата по продаже презервативов закупили огромный запас. Здесь даже об этом позаботились. Ночка обещала быть горячей.
        Но не только предстоящее грандиозное мероприятие волновало Злату. Сегодня она впервые с момента побега поговорит с родителями. Не поздравить их с праздником она просто не могла. Снова услышит голоса любимых людей. Если бы не была такой слепой дурой, сегодня уже была бы свободна от новогодних спектаклей, и встречала Новый год в кругу семьи. Непрошенные слезы подкатили к глазам - из-за ее глупости пострадали и мама с папой. Сначала переживания после избиения, потом стресс от постоянной слежки Ивана за их квартирой, и апогеем - побег единственной дочери неизвестно куда.
        Сегодня их развозка заберет в пять, и домой вернутся лишь поздно утром. Программа рассчитана до четырех утра, а потом по очереди зажигать толпу на “бочках”. Поэтому звонить нужно днем, в клубе этого делать категорически нельзя - слишком много лишних ушей, да и Злата попросту боялась расплакаться так, что сорвет выступление.
        - С наступающим! - бодрый голос Насти раздался прямо над ухом. - Вот небольшой презент от меня, - она протягивала веселенький новогодний подарочный пакет. - Мне кажется, тебе пойдет!
        - Спасибо! - Злата обняла соседку. Она была искренне рада вниманию. Из пакета достала чудесный бело-золотой палантин, мягкий, с бахромой на концах. - Ох, какая красота! Спасибо!
        - Я была уверена, что тебе пойдет, - в ответ улыбнулась Настя.
        - Подожди, у меня тоже есть подарок, - Златка соскочила с дивана и побежала к шкафу. Порывшись на полке, достала красивую коробку. - С Новым годом!
        Настя тут же открыла подарок. Взвизгнув от радости, принялась нюхать мыло ручной работы и прочие приятности для ванны.
        - Красота какая! Обожаю такие штуки. Спасибо, - девушки еще раз обнялись. - Вот сейчас и опробую. Чур, в ванную я первая.
        - Хорошо. Ты в прошлой жизни не русалкой, случайно, была? - пошутила Злата. Ее соседка могла часами зависать в ванной.
        - Возможно, - пожала плечами Настя. - Ну какой же запах! Вот только нотки лайма угадала и бергамота. А, ладно, потом на этикетках прочитаю. Стукни мне через часок, ладно? - и она бодро поскакала принимать водные процедуры.
        Теперь можно было не опасаться, что соседка услышит разговор - та включала обычно музыку и подпевала довольно громко. Взяв телефон в руки, Злата поудобнее уселась на диване и с колотящимся сердцем нажала кнопку вызова. Через несколько бесконечно длинных гудков трубку взяли.
        - Златочка, дорогая, привет! - раздался голос соседки. - Как ты, моя девочка? - спросила она с сочувствием.
        - Привет, - слова давались с трудом. - Все хорошо. Правда. Работаю. Квартиру снимаю, - “любовник есть”, но это озвучивать не стала. - Вы как?
        - Да мы нормально. Муж работает, дети учатся. Все живы-здоровы, слава богу.
        Поговорив еще несколько минут, соседка поспешила к Суворовым. “Это Злата”, - услышала девушка в трубке после того, как соседку впустили в квартиру родителей. - “Телефон потом занесете”.
        - Златочка... - прозвучал голос мамы и всхлип. - Доченька, как ты?
        - Мам, - девушка тоже всхлипнула, так соскучилась по родителям, - все хорошо, мам. С наступающим!
        - Доченька, ты где? С тобой точно все хорошо? - женщина едва сдерживала рыдания.
        - Мам, я не могу сказать, - по щеке скатилась слеза, а плакать ей нельзя. - Правда, не могу. Так безопаснее. Мам, я работаю. Зарплата нормальная, коллектив хороший. Танцую. И сегодня тоже, - она говорила тихо, боясь, что соседка может ненароком услышать разговор. - Вы как?
        - Привет, дочь, - телефон взял папа. - У нас тоже дела хорошо. Ивана твоего давно не видно. Мы с мамой очень волнуемся!
        - Пап, мне так стыдно! - слезы уже текли ручьями. - Если бы я не была такой глупой, ничего бы не произошло!
        - Злата, не говори глупости, - папа говорил шутливо-строгим голосом. - Это мы виноваты, что не разглядели гнилого человека. А теперь ты где-то далеко.
        - Пап... - но ответить не успела, телефон снова взяла мама.
        - Доча, возвращайся, - плакала она. - Возвращайся домой. Хватит нас оберегать. Одна, в чужом городе... Страшно за тебя!
        - Мам, пап, все нормально, - Злата глубоко дышала, пытаясь успокоиться. - Все нормально. Жива, здорова. Даже поправилась на пару килограмм, - слабо улыбнулась, будто родители могли ее видеть. - Я не могу долго говорить. Не хочу, чтобы услышала соседка по квартире. Она сейчас в ванной. С наступающим. Я вас очень люблю! Простите меня, - и не смогла удержать всхлип.
        - Ты нас прости, - мама плакала не стесняясь. - Как же мы недоглядели-то...
        - Дочка, может, вернешься? - голос отца тоже был хриплым от сдерживаемых чувств. - Мы сможем защитить тебя. Возвращайся!
        - Нет, пап, - говорить это было тяжело, но необходимо. - Я уже устроилась здесь. Теперь буду звонить чаще. А летом вы сможете приехать сюда. Тут очень красиво, - но названия города в этот раз так и не сказала. - Подождем до весны, если Иван отстал, то скажу, где я.
        Родители настаивали на ее возвращении домой, пытались узнать, где живет и работает, но Злата не решилась им рассказать. Меньше знаешь - крепче спишь. Вдруг не удержатся, и скажут родне, знакомым? Просто случайно. Нет, она пока все еще слишком сильно боялась. Разговор отнимал много сил у обоих сторон - слишком тяжелым был морально.
        - Мам, пап, с наступающим, - посмотрев на время, Злата решила заканчивать. - Здоровья, счастья, мои дорогие. Берегите себя!
        - Златочка, доченька, береги себя! Пусть все плохое останется в старом году, - с большим трудом им удалось закончить этот разговор.
        На душе у девушки стало немного легче, хоть и настроение было грустным. Хотелось все бросить и вернуться к родителям: в уютную квартиру, где знакома каждая мелочь, где было спокойно. Но тот период ее жизни прошел, вечно отсиживаться в четырех стенах не получится, она это понимала, поэтому если и вернется, то только как самостоятельная личность.
        Еще раз посмотрев на часы, пошла стучать в дверь ванной, ей тоже нужно успеть привести себя в порядок, развозка ждать не любит.
        В клуб прибыли вовремя, коллеги во всю поздравляли друг друга, кто-то обменивался подарками. Администраторы постоянно кого-то гоняли, Кирилл нервно расхаживал по коридору, то и дело заглядывая в мужскую и женские гримерки. Пять раз пересчитал всех по головам, сбегал к рабочим сцены, достал музыкального режиссера и осветителя. Довел бы всех до истерики, но тут вмешалась Ольга - просто ухватила нервного постановщика под локоток и куда-то утащила. Вернувшийся Кирилл был расслаблен и весело блестел глазами - коньяк был хорош.
        В восемь вечера весь коллектив собрался в главном холле, где из всех поздравил с наступающим праздником Константин, поблагодарил за отличную работу и добавил, что все сотрудники получат премии к декабрьскому окладу. Главный уже несколько лет встречал новый год дома, с семьей. А тут всем заправлял Павел, для него с женой накрывали столик на “начальственном” балконе. Их дети сейчас предпочитали компанию институтских друзей. Катин парень получил приглашение, а Ольгин муж сам в эту ночь работал на кухне одного из самых дорогих ресторанов города. В общем, всех такое положение дел устраивало.
        Глава 23
        - Так, зайки мои, - Кирилл заперся в гримерку к девушкам, у парней он уже побывал. - Начинаем через десять минут. Зал - битком! - было видно, что он очень доволен. - Так что прошу кордебалет бегом за кулисы, сейчас наш ведущий скажет приветственную речь, и мы начнем наше шоу! Наталья, - обернулся к блондинке, “раздетой” в красный костюм, - ты открываешь.
        - Я помню, - девушка закатила глаза к потолку. - Кирилл, мы тут все всё помним. Плюс поминутное расписание на стене, - она указала пальцем на прикрепленный лист, - плюс команды с пульта в динамиках.
        - Я на балкон. Смотрите у меня, - пригрозив всем кулаком, вышел из гримерки вслед за кордебалетом, не забыв каждую хлопнуть по попе.
        - Аделина, твой выход, - раздалось в динамике, и Наташка поплыла по коридору походкой от бедра. Она знала, что неотразима, что ее номер очень хорош, и что большая часть ждет только ее.
        Злата тоже уже была готова к своему первому номеру. Так странно новогоднюю ночь она еще никогда не проводила, но это было лучше, чем скучать на съемной квартирке в одиночестве. А тут совсем некогда было грустить - суета и беготня, постоянное движение. Когда раздалось “Солнце, твой выход”, балерина смело отправилась за кулисы. Первый номер был соло - нежный воздушный, казалось, будто искорки играют на морозных узорах. А для гостей вечера это была передышка в череде зажигательных танцев и конкурсов. С балкона за ней наблюдало руководство в лице Кирилла и Павла, Ольга и с Катей где-то бегали по делам.
        - Красиво, - начбез пил кофе, сегодня трезвая голова ему особенно нужна. Пьяная и веселая толпа непредсказуема. - Кто бы мог подумать...
        - Я! - самодовольно перебил его постановщик. - И все же худовата еще. Но посмотри какая физическая подготовка! Какое чувство музыки! И заметь, ни капли вульгарности, чистая эстетика, а зал держит крепко, - восхищался он. - Упорная девчонка. Трудолюбивая, дисциплинированная. Моя ожившая мечта.
        - Кир, ты, случаем, не влюбился? - поддела его жена Павла.
        - Только как в Музу, - отмахнулся он.
        Между тем номер закончился, и Злата покинула сцену. Следующий ее номер с парнями ближе к полуночи. Так сказать, будут закрывать старый год. Программа шла по расписанию, гости веселились, персонал работал на двести процентов. Когда до полуночи оставалось десять минут, на балкон поднялись администраторы. Катя сразу плюхнулась в кресло со словами: “Где мои домашние тапочки?”. Ольга присела на край диванчика, потерла виски руками - ночь набирает обороты, еще часа четыре, как минимум, такой беготни.
        - Так, сейчас мальчики и Златка зажгут толпу, - Кирилл снова подошел к перилам балкона. - Потому у нас куранты и Аделина в перьях. Эти номера будут вспоминать еще долго! - он предвкушающе потер руки.
        И не ошибся: хрупкая тонкая фигурка, танцующая с двумя атлантами, выглядела невинно и порочно. Казалось, что парни с особым трепетом касаются девушки, будто она богиня. Ее одновременно хотелось затащить в постель, и в тоже время даже думать об этом было кощунством. Только поклонение. Публика взорвалась аплодисментами.
        - Дорогие гости нашего вечера, - обратился к залу ведущий. - До Нового года остаются считанные секунды, - огромный циферблат за его спиной засветился ярче, показывая, что вот-вот будет полночь, - не теряя ни секунды наполняйте бокалы! Десять! Девять! - начал он обратный отсчет, и толпа поддержала.
        - Дамы, - Павел протягивал бокалы, наполненные шампанским. Себе тоже налили на два глотка, Кирилл предпочел виски. - С Новым годом! - его поддержали звоном бокалов. - Желаю всем и каждому здоровья и процветания в наступившем году. Хочу сказать, что я очень рад в который раз встречать праздник с вами, дорогие коллеги.
        - С Новым годом, - поддержала тост Ольга. - Желаю нашему клубу процветания на долгие годы. У нас замечательный коллектив. Спасибо всем и каждому за профессионализм и отзывчивость.
        - А Павлу за нашу безопасность, - добавила Катя. - Потому как я общаюсь с работниками многих клубов, и все отмечают, что у нас работать гораздо спокойнее. Ну а потрясающего Анджело хотели бы перемать к себе все, - улыбнулась она.
        - Обойдутся, - отмахнулся постановщик. - Я здесь пустил корни, мне здесь легко творить. Я вас обожаю, девушки, - он полез целовать администраторов. - А тебя жена поцелует, - хохотнул в сторону Паши.
        Тем временем в помещениях для персонала все тоже поздравляли друг друга с наступившим, звучали теплые пожелания, но все это было быстро, потому как времени в обрез - гости ждали танцев, песен, еды, выпивки. Наталья разделась в очередной концертный костюм - телесного цвета белье, украшенное стразами на стратегических местах. Этот номер был первым после курантов. Четверо парней, одетых в набедренные повязки, уже ждали ее за кулисами, держа в руках огромные перья. Танцовщица, вертясь на шесте и возле него, не должна была предстать обнаженной, только блеск страз сквозь мягкие перья. И только в самом конце покажет себя во всем великолепии. Томная музыка, плавные, сексуальные движения Аделины - из зала начал раздаваться одобрительный свист. И пусть приват сегодня никому не светил, многие запомнят этот костюмчик на будущее. Она же грех и искушение во плоти.
        Оценив впечатление, которое произвела Наталья на публику, Кирилл пошел обратно в гримерки. Сейчас по плану танцы и парочка конкурсов - ничего для него интересного. За эту часть программы отвечают другие люди.
        - С Новым годом, красотки! - он радостно полез целовать каждую. - Пол дела сделано, но расслабляться еще рано. Парни, - обратился к вошедшим танцовщикам, - вы тоже булки не расслабляйте. Сегодня пашем до пяти утра. Все помнят, что на рабочем месте у нас сухой закон? - окинув коллектив притворно-суровым взглядом, продолжил: - Традиционно выезд на природу будет с восьмого на девятое. Коттеджи уже забронированы.
        Заявление было встречено одобрительным гулом голосов - новогодняя “корпоративка” для коллектива проходила на природе, расслабленно и лениво. Все просто отдыхали от шума и постоянного веселья.
        - Кирилл, одну минуту, - позвала его Злата, когда сотрудники разбежались по делам. - С Новым годом! - и протянула небольшую коробочку.
        Мужчина быстро открыл ее и вытащил кожный браслет с биркой.
        - Красота! - чмокнул девушку в щеку. - Застегни, - протянул руку и браслет. - Буду носить с удовольствием.
        - Правда понравился мой подарок? - девушка была рада, что сделала правильный выбор.
        - Правда, - постановщик искренне улыбался.
        - Спасибо, что дал шанс. Не знаю, что бы я делала без этой работы, - на ее глаза набежали слезы.
        - Так, прекращай сырость, - Кирилл обнял Злату, успокаивающе похлопал по спине. - Просто разглядел в тебе будущую звезду нашего клуба. Все, успокойся. Тебе еще на сцене выступать сегодня.
        - До моего номера еще четыре часа, - отмахнулась она. - Я еще на “бочках” поплясать успею.
        - Так, минутка расслабона закончилась, - хлопнул в ладоши Кирилл, - все собрались и работаем! Наталья, - обратился к приме клуба, - номер смотрелся шикарно. Думаю, армия твоих поклонников снова пополнилась. Если им кое-чего подружки не пооткручивают, - заржал он.
        Красотка самодовольно улыбнулась, благодаря ей многие снова и снова возвращаются в “Шестое чувство”. А это приятно сказывается на бонусах к окладу.
        - Ты же знаешь, - произнесла кокетливо, - что, если бы не твои постановки, номера были бы обыкновенными, - да, немного польстить постановщику не помешает. А то сунет в кордебалет и привет.
        Время уже перевалило далеко за полночь, официанты устали, танцовщицы тоже. То и дело проскальзывали зевки и жалобы на гудящие ноги. После трех утра самые навеселившиеся гости начали покидать клуб, но оставшихся с лихвой хватало, чтобы обеспечить работой и охранников, и барменов, и поваров. У Златы и еще нескольких человек был часовой перерыв. Она откинулась на спинку дивана, держа в руках чашку кофе. Некоторые девушки умудрялись вздремнуть в танцклассе, принеся с собой пледы. За весельем и блеском скрывался усталый коллектив. По очереди заходили поздравить Павел, Катя и Ольга. Даже всегда великолепная блондинка выглядела уставшей.
        Рядом с балериной со стоном плюхнулась Настя, тяжело вздохнула.
        - Все, у меня наконец-то перерыв, - прикрыла глаза, откинувшись на спинку дивана. - Когда они там уже все напляшутся? - задала риторический вопрос. - Я бы уже спать завалилась. Время почти четыре утра!
        - Ты же знаешь, что официально до пяти, - ответила Злата, - а там потом попробуй еще всех выпроводи.
        - Это да, - подтвердила Настя. - Но нас это уже не касается. Ты там когда?
        - Да вот уже почти, - девушка допила кофе. - Надо наряжаться.
        - Хорошо, что в наши концертные наряды можно влезть за три минуты, - хохотнула Настя.
        - Угу.
        Что там того наряда? Кожаный купальник, куртка с клепками. Сделать два задорных хвостика, натянуть перчатки с обрезанными пальцами. И секси-рокерша готова. Заводной номер специально поставили в конец программы, чтобы немного расшевелить толпу и разогнать сон. Это будет круто, это будет громко, это будет зажигательно. Кирилл очень жалел, что так и не удалось продавить огонь или фейерверки для этого номера. Предлагали установить тряпичное пламя с подсветкой, но он обиделся. Пришлось вмешаться осветителю и дополнить номер лазерными фигурами. Подувшись пару дней, что зарубили гениальную идею, постановщик согласился.
        И вот Злата готовилась исполнить свой самый динамичный и сложный акробатический номер, да еще и в непривычном образе. Уж она бы никогда не подумала, что кожа, сеточка и клепки ей так подойдут. В очередной раз удивились, когда в зеркале отразилась дерзкая девчонка, задорно улыбающаяся своему отражению. Яркий смоки-айс, красная помада - нежную балерину не узнать.
        - Давай, детка, порви там всех, - донеслись пожелания.
        - Солнце, твой выход через пять минут, - раздалось из динамика, и Злата побежала в сторону кулис, чтобы показать, что и она умеет быть дерзкой, что она и рок-мотивы прекрасно дополняют друг друга.
        Свет в зале резко погас, а потом по стенам и сцене поползли лазерные фигуры. Яркий луч прожектора ударил в центр сцены, осветив дерзкую рокершу, а по ушам ударила громкая музыка, обещая нечто зажигательное.
        Глава 24
        Романовский пробирался по пробкам в загородный дом родителей. На заднем сиденье были сложены упакованные подарки, кроме одного. Давнюю традицию он не нарушал уже много лет, но в этом году впервые готов был рассмотреть альтернативу - клуб. Решив не анализировать причины такого желания, поехал к родителям. Тем более что племянницы ждут с нетерпением его подарков.
        Дом построен по индивидуальному проекту в ближайшем пригороде - местной “Барвихе”, районе до неприличия дорогом и богатом. Шикарные дома, огромные участки, все чисто и ухожено. Зима в этом году расщедрилась на пушистый снег и небольшой минус, и коттеджи, украшенные к празднику, смотрелись сказочными. Не отставали и Романовские-старшие - и внутри, и снаружи светящиеся гирлянды, звезды, новогодние шары и огромные снежинки. Ворота автоматически открылись, пропуская черный джип на парковку. Стоило заглушить машину, как к ней бросились две яркие мелкие фигурки с громким криком: “Дядя Рома!”. Обе пигалицы тут же повисли на дядьке, наперебой расспрашивая про подарки. Из-за угла дома вышла сестра, а Ромка подвис - ему вдруг показалось, всего на секунду, что это Злата, очень девушки были похожи фигурами, а под шапкой цвет волос не разглядеть. И что странно, мысль о том, чтобы привезти ее сюда отторжения не вызвала. Отмахнувшись от неуместного видения, спустил неугомонных племяшек на землю и обнял подошедшую сестру.
        - Как там поживает пацан? - спросил, улыбнувшись. Сестре рожать через пару месяцев.
        - Нормально. Футболистом будем, - ответила Алиса. - Пинается что надо. Так, быстро в дом. Нагулялись уже, - скомандовала дочкам. - Ты опять один?
        - Алиска, отвали, - Ромка достал все пакеты из машины и пиликнул сигналкой. - Еще не хватало их сюда таскать.
        - А ты их и не таскай, - нахмурилась сестра. - Привези одну.
        - Ой, все, - он зашагал к дому, давая понять, что разговор окончен. - Займитесь Славкой, а я слишком стар для брака.
        - Не гони, братец, - Алиса сдаваться не собиралась. - Ярослав женился, а он старше тебя. И ничего.
        - Угу. Ничего хорошего. Лучше дверь открой, - и уже в холле крикнул: - Я приехал!
        Новогодняя ночь у Романовских проходила в узком семейном кругу. Как-то так сложилось, что именно в эту ночь не было принято собирать большую и шумную компанию. Родители, сестра с семьей, брат, пока один, и он. А в этом году удалось даже слепить снеговиков. Состоялся традиционный снежный бой, в котором победила женская часть семьи. Мелкие играли в принцесс и рыцарей, причем рыцари одновременно были и верными скакунами.
        Но больше всех любили разбирать и обмениваться подарками. Конечно, для детей были заготовлены еще несколько, они займут свое место под большой пушистой елкой, когда племяшки отправятся спать. С утра будет шум и визг на весь дом. Все привычно, уютно, по-домашнему. Это у Подгорских шумные вечеринки и толпа гостей, хотя в этом году сын со снохой остались в городе.
        “И правильно сделали”, - подумал Ромка, когда мать пересказывала жалобы Ленки на тяжелый характер снохи. Людмилу он и видел-то несколько раз - симпатичная улыбчивая брюнетка оказалась давней подругой Анны. Но с Костей у них больше деловые отношения, и кроме его жены он ни с кем не знаком за столько лет. Не его круг интересов. Но женщина показалась ему адекватной и вменяемой. А если Ленка бесится, то еще и человек, скорее всего, неплохой.
        Куранты пробили полночь, отзвучали поздравления и пожелания, отгремели салюты, и вот он сидит на полу возле камина и смотрит на огонь. Почему-то в этот раз не все как обычно, чего-то не хватает. Рядом плюхается Слава, очень похожий на старшего брата, только на десять лет моложе.
        - Ты чего сегодня сам не свой? - задает вопрос, на который у старшего нет ответа.
        - Все нормально, - отмахнулся Ромка. - Устал. Работы было много.
        - Ага, порассказывай мне тут, - усмехнулся младший. - Папа уже повозмущался, что ты пару раз прогулял рабочее время. Классная телка? - и тут же получил подзатыльник. - Ого!
        - Что? - не понял Роман.
        - Да ты обычно охотно обсуждаешь своих девок, а тут рукоприкладство, - сказал, почесав затылок.
        - Она не девка, - огрызнулся старший брат. Реплика про девок неприятно резанула по ушам. Злата никоим образом не ассоциировалась с этим грубым словом. Новый год, а она одна в незнакомом городе. Хотел позвонить поздравить, но вовремя вспомнил, что она работает, а телефон лежит в ячейке. Работает. Развлекает разгоряченную алкоголем толпу. И куча мужиков шарят жадными взглядами по гибкому стройному телу. Руки непроизвольно сжались в кулаки. Посмотрел на часы - время три часа ночи.
        - Родителям утром передай, что я уехал по делам, - бросил на ходу, спеша в свою комнату за документами и ключами.
        Машин на дорогах было мало, и он успел в клуб меньше, чем за час. Вот тут бы и искал парковку долго, но ведь у него свое место. Сотрудники очень удивились, увидев Романовского - он никогда не приезжал в клуб в новогоднюю ночь. Проходя по служебным коридорам, улыбался и поздравлял всех и каждого с таким видом, будто он так всегда и делает.
        - С Новым годом, дорогие коллеги, - произнес, поднявшись на балкон, чем немало удивил присутствующих.
        - С Новым годом, - Павел протянул руку для приветствия. - Каким судьбами?
        - Да вот, решил посмотреть, что тут грандиозного происходит, - улыбнулся Ромка. Пожал руку Кириллу, расцеловал в щеки дам. - А то Кирилл все уши прожужжал, захотелось увидеть.
        - Ты бы еще на час позже появился, - поддела его Ольга. - Помог бы клуб закрыть.
        - Тут осталась-то парочка номеров да соло Солнца, - произнес Кирилл. - Потом только танцы и конец празднику. Я бы вообще спать уже уехал, да нужно быть до конца. Ну и интересно посмотреть, как девушка номер отработает. Предыдущие два были шикарны, - широко улыбнулся он.
        Романовский на этот выпад никак не отреагировал. Он вообще не понимал, что здесь делает: решение приехать было спонтанным, необдуманным, да просто дурацким. Что он здесь делает? Отказался от шампанского и виски, потому как приперся за рулем. И теперь пьет кофе. А толпа внизу продолжала бесноваться, музыка била по ушам, диджеи еще больше заводили гостей, ведущий подначил на безумные конкурсы. Вакханалия. Высококлассный вертеп. Рассказы об этом безумстве еще долго будут будоражить город.
        - Дорогие гости нашей вечеринки! - пронесся голос ведущего над залом. - Новогодняя ночь близится к своему завершению. Наша сексуальная Снегурочка со своими Дедами Морозами уже раздала все подарки, но! Но предлагаю еще раз зажечь! Зажечь так, чтобы стало жарко! Чтобы растаяли льды на вершинах гор! Чтобы айсберги плавились! Согласны?!
        Толпа взорвалась одобрительными криками, видно было, что останавливаться никто не хотел. А Павел прикидывал уже, как завершить безумство так, чтобы обошлось без драк и скандалов со стороны недовольных завершением вечеринки. А ведущий продолжал:
        - Встречаем неповторимую, сексуальную и зажигательную Солнце!
        На зал опустилась кромешная тьма, а потом пространство разрезали лучи лазеров. Со всех сторон послышался свист - такое начало предвещало потрясающее зрелище. Яркий луч осветил центр сцены, пилон и рокершу. Тут же по ушам ударила музыка.
        Take me, I'm alive, never was a girl with a wicked mind
        But everything looks better, when the sun goes down
        I had everything, opportunities for eternity and I
        could belong to the night
        Your eyes, your eyes, I can see in your eyes, your eyes
        Зал буквально взорвался аплодисментами и пошлым улюлюканьем. В такт зазвучавшей песне рокерша несколько раз задорно притопнула ногой, хлопнула в ладоши и послала в зал воздушный поцелуй. Соблазнительно подвигала плечами, развернулась спиной и буквально стекла вниз. Резко встала и снова разворот. Продолжая двигать бедрами, по одной изящно сняла перчатки с обрезанными пальцами и, не глядя, отшвырнула себе за спину. Резким жестом сдернула с головы кепку и отправила ее в полет. Задорно тряхнула хвостиками и стянула резинки. Золотые волосы рассыпались по плечам. Солнце провела пальцами по скулам, по шее, спустилась к груди и ниже. Схватила полы кожаной куртки с клепками. Зал взревел. И вот отбросила ее небрежным жестом, оставшись в коже и сетке, которую то и костюмом не назовешь. Публика продолжала неистовствовать. Ромка, не выдержав напряжения, вскочил с места и буквально прилип к перилам. Девушка, сейчас зажигающая толпу под нечто громкое и безумное, никак не могла быть Златой.
        Дерзкая чертовка тряхнула роскошной гривой, прогнулась в спине и игриво огладила себя по бедрам. Быстрый шаг, молниеносный оборот на пилоне, и чуть ли не падение до земли. У Романовского сердце ухнуло в пятки. Но нет. Рокерша контролировала каждое движение. Дикая смесь акробатики и секса. И это даже не раздеваясь. Любой в зале хотел оказаться на месте этого отполированного пилона. Чтобы по нему скользила изящная ножка, чтобы к нему прижималась упругая попка. Ромка сжал перила до побелевших костяшек, вместо холодного металла пальцами хотелось почувствовать эти хрупкие плечи.
        Нельзя настолько порочно двигаться. И ведь это видит каждый мужик в зале. И капает слюной на его девочку. Да, купальник очень даже закрытый для стрип-клуба, но это все равно слишком! Шаловливую и раскрепощенную девчонку хотелось сжать до синяков на белой коже, впиться поцелуем-укусом в нежные губы и отыметь прямо у стены. Грубо, жестко, глубоко. Ромка тряхнул головой. Это же Злата! Девушка, которая устроила истерику и отбивалась от него как от насильника. Грубо и жестко - это не про нее. Но сейчас на сцене извивалась демоница порока, вытаскивающая на свет все самое низменное.
        You make me wanna die
        I'll never be good enough
        You make me wanna die
        And everything you love will burn up in the light
        Every time I look inside your eyes
        Пела неизвестная певица. Толпа бесновалась, поддерживая зажигательный номер.
        “Ты заставляешь меня желать смерти, Я никогда не буду достаточно хорошей для тебя”, - Ромка достаточно хорошо знал английский, чтобы понять смыл слов. Только вот в корне был не согласен - Злата будет хороша для любого. Только вот любой ей не подойдет. А смерти, ну, или хотя бы слепоты, он желал каждому мужику, находившемуся в зале. Каждый из этих похотливых самцов желал заполучить огненное Солнце себе. Он знал это, потому что сам чувствовал то же самое.
        - Хороша, чертовка! - довольно улыбался Кирилл, когда Солнце с последними аккордами буквально стекла по пилону и от резкого поворота головы укрылась золотым шелком волос.
        Но только Роман в этом зале знал, каково на ощупь это золотое великолепие. Мягкие, гладкие, почти до талии. Еще чуть-чуть, и будут прикрывать россыпь мелких родинок на упругой ягодице. При мысли о том, что эти родинки скоро сможет увидеть кто угодно, удушающей волной поднялась ярость вперемешку с чем-то, похожим на ревность.
        - Хочу ее уговорить принять участие в соревнованиях по pol dance, - тем временем продолжал Кирилл. - Призовое место наше будет.
        Но Ромка его не слушал, он продолжал смотреть на кулисы, за которыми скрылась Злата. Потом резко развернулся и поспешил на выход с балкона.
        - Не советую, - за руку крепко ухватил Павел. Покачал головой. - Не глупи.
        Пришлось признать правоту начбеза. Подозвав официанта, попросил еще кофе и снова уселся в кресло. Бежать сейчас за кулисы - поистине идиотская идея.
        А там, за кулисами, выступление тощей выскочки смотрела Наталья. Мелкую балерину она недооценила, та все-таки смогла зажечь публику и удерживать внимание. И где-то тут крутится Романовский, скорее всего, на балконе, его машину она видела, когда выходила покурить.
        Глава 25
        Кристина веселилась всю ночь. Веселилась отчаянно, с надрывом, на грани. За счет Романовского можно, он щедро подарил ей волшебный билетик, по которому все оплачено. Но это все равно не компенсировало расставание. И пусть итог был закономерен и предсказуем, ощущать себя одной из неудачниц было очень обидно.
        Ей было плевать на выступление новой танцовщицы, мысли занимала прима Наташка, вечно откровенно крутящаяся возле Романовского. Да, он не спал с танцовщицами, но правила созданы, чтобы их нарушать. Где гарантия, что молодая и борзая не найдет подход в один прекрасный момент? Пора уходить, пока толпа еще веселится, потом будет столпотворение.
        Она глазам свои не поверила, когда на парковке увидела здоровенный джип Романа и его самого рядом. Мужчина задумчиво выдыхал дым в морозный воздух. Такой шанс Кристина упустить не могла, и тут же походкой от бедра двинулась нему.
        - Рома, какая встреча! - радостно защебетала. - С Новым годом! - и потянулась с поцелуем, но этот засранец отклонился. - Ты же говорил, что встречаешь всегда с семьей? - засыпала вопросами, не давая вставить и слова.
        - С Новым годом, - спокойно сказал он. Так, будто ничего и никогда между ними не было. - Пришлось заехать ненадолго.
        - Раз такая встреча, может, ко мне? - закусила губу, захлопала ресницами.
        - Садись. Подвезу. С такси сейчас плохо, - Ромке было все равно, лишь бы оказаться подальше от клуба. Скоро Злата выйдет, и тогда он может сделать глупость.
        К Крис ехали в молчании, хотя девушка поначалу и пыталась завязать разговор. А возле дома, когда машина остановилась, и вовсе перегнулась через коробку передач и поцеловала бывшего любовника. Целовала со всем умением и страстью, но Ромка не отреагировал. Отстранил девушку и произнес:
        - Не стоит так унижаться, - на что она хлопнула дверью так, что чудом замок не сломала.
        А мужчине действительно было все равно. Сейчас Крис не вызывала абсолютно никаких эмоций. Плевать было на расстегнутое пальто, на короткое платье, задравшееся неприлично высоко, на глубокое декольте, демонстрирующее шикарную грудь.
        “Вульгарщина какая”, - мелькнула мысль. А на показушный жест только поморщился. Сам не понял, зачем совершил вторую глупость за ночь - подвез Крис до дома. Всю дорогу думал только о том, какой, оказывается, может быть Злата - горячей, зажигательной, до неприличия сексуальной. Настоящий огонь, который он принимал за ласковый луч. Такие мысли удобства не добавляли, в штанах стало тесно. Дома явно будет “ручное управление”. Перехватить бы девушку и отвезти к себе в берлогу, но...
        “Черт, угораздило закрутить околослужебный роман”, - треснул по рулю, разозлившись. Нет, он дождется вечера, и уж тогда припомнит ей и танец, и вот эти вот мучения.
        Златка, ничего не подозревая, спокойно спала дома. Она срубилась сразу в развозке, но Настя растолкала и добрели до квартиры. Хорошо хоть грим успела смыть в клубе, потому что сил уже ни на что не было. Кому веселье, а у них была тяжелая работа, зато снова двери клуба откроются только четвертого числа. Впереди целых три выходных.
        Просыпаться было лень, но под подушкой упрямо жужжал телефон. Кто-то настырный желал немедленно пообщаться. Номер знали считанное количество человек. Взглянув на экран, Злата удивилась - звонил Романовский. Времени семь, за окном темно.
        - Алло, - произнесла шепотом, уйдя на кухню.
        - Спускайся, я возле подъезда, - сказал Роман без всякого приветствия. Его терпение и так держалось на волоске.
        - Хорошо, - Злата положила трубку и побрела в душ. Хочет видеть - пусть, а поспать она может и у него в квартире.
        Стоило девушке сесть в джип, как Рома тут же буквально набросился с жадным поцелуем. Атмосфера моментально накались, казалось, между ними даже стали искры проскакивать. Поцелуй прекратился лишь когда перестало хватать воздуха в легких. Мужчина отстранился, и прижался своим лбом к ее. Оба тяжело дышали, будто пробежали марафон.
        - Поехали? - улыбнулся Ромка.
        - Да, - тихо ответила Злата. Сонное состояние как рукой сняло, тело охватило предвкушение. Она была влюблена. Чуточку. Совсем капельку. Но этого было достаточно, чтобы доверять ему. Просто чувствовала, что ничего против ее воли не сделает. А вот то, что делает, это было сумасшествие, восхитительное и порочное. Щеки залила краска. Было немного стыдно от всех этих неприличностей, но в тоже время очень сильно хотелось повторения.
        На светофоре Ромка не удержался, снова поцеловал Злату. Тело терзал голод, и он стремился побыстрее оказаться в квартире. А уж там припомнит и долгое воздержание, и сексуальный рокерский танец. Будет этой чертовке жаркая ночь!
        В такси сидела Наталья, и от нечего делать разглядывала машины. Её уже ждал любовник, готовый выполнить любую прихоть. За пару месяцев она получила множество дорогих подарков. Правда, и потрудиться пришлось, зато усилия были щедро вознаграждены. В джипе на соседней полосе целовалась парочка. Когда после переключения светофора на зеленый, мужчина оторвался от подружки, Наташка узнала Романовского, а в девушке - Злату. От такого открытия даже забыла, как дышать.
        “Вот тебе и мелкая тихоня!” - ошарашенно подумала. В голове не укладывалось, как эта тощая балерина пролезла в постель в нему. - “Это из-за нее приезжал ночью, что ли?”
        Стало обидно. А еще она разозлилась - столько усилий, а тут какая-то пигалица! Нынешний любовник хорошо, и прыгать к совладельцу в постель было уже необязательно, но душа просто жаждала мести. Она не смогла, а эта... тихушница невыразительная пожалуйста!
        “Ничего, ничего. Романовского, конечно, прижать не удастся, а вот балерину - вполне”, - коварная улыбка скользнула по губам стриптизерши. Она видела, что его бывшая любовница развлекалась одна по вип-билету.
        Ничего не подозревающая парочка добралась до квартиры на двадцать втором этаже. К спальне вела дорожка из одежды, которую нетерпеливо срывали на ходу. Тишину комнаты нарушали лишь шумные вздохи и стоны. Для обоих все закончилось слишком быстро засверкавшими перед глазами звездами. А вот второй раунд был гораздо длиннее - неспешные откровенные ласки, заигрывания, долгие поцелуи. Внешний мир для этих двоих просто не существовал.
        Но это не значит, что они не существовали для этого мира. Наталье повезло без всяких усилий: она наткнулась на Крис в небольшой кофейне, куда зашла побаловать себя, пока любовник отбыл по делам.
        - Привет, Крис. Что, изгнали из ложи? - Наталья сделала жест, будто указывая на балкон руководства. - Не вздыхай. Пока Рома таскался с такими, как ты, я была спокойна. А сейчас...
        - Что значит, с такими, как я? - Кристина с ненавистью посмотрела на наглую стриптизершу, неожиданно подсевшую за ее столик. Настроение и так ни к черту, а тут еще эта дрянь неизвестно откуда взялась. - Сама не лучше... Как тебя вообще в приличное заведение пустили?
        - А я и не говорю, что лучше, - ухмыльнулась та. - Только вот чего-то Романовский вьется вокруг новенькой. А точнее, целуется с ней в собственной машине, - и с удовольствием наблюдала, как от злости краснеет Крис. Вот ее маленький триумф.
        - Мелкая дрянь перешла мне дорогу, - сузила глаза брюнетка.
        - Предлагаю объединить усилия, - Наташа нагнулась ближе к собеседнице. - Мне на Романовского, честно говоря, уже пофиг. Но новенькая меня бесит. Хочу ее проучить. Я тут кое-что узнала...
        И она достала телефон, на котором открыла несколько вкладок в Интернете. Без тщательной зачистки все удалить невозможно, а потому всплыл и скандал, и причины этого скандала.
        - Есть у меня один знакомый, - зло проговорила Крис, - который может раскопать информацию. Думаю, нам она не помешает.
        Брюнетка была очень зла. То есть вчера утром ее Роман проигнорировал, чтобы вечером завалить танцовщицу? Это был такой удар по самолюбию, стерпеть который она просто не могла. Мелкая дрянь поплатится! Суворова Злата, бывшая известная балерина в своем городе - этого более чем достаточно, чтобы раскопать все остальное.
        “Вводные данные очень уникальны”, - ответил знакомый. - “Пробить будет вообще не проблема”, - и озвучил сумму. Немаленькую, но Наташка тоже в доле.
        Через несколько дней на электронную почту Кристины пришло письмо с почти полной информацией на Злату. Где училась, чем занималась, домашний адрес и самое главное - причины скандала и развода. Оказывается, у той был неудачный брак с помешанным на ней мужиком. И мужик этот все еще просто жаждет вернуть сбежавшую женушку. Номер телефона прилагался.
        Брюнетка, недолго думая, набрала заветные цифры.
        - Иван, здравствуйте, - замурлыкала в трубку. - Нет, я не торговый представитель. Я знаю где Злата, - повисла тишина, длившаяся несколько минут.
        - Слушаю, - резко выдохнули на той стороне.
        - Записывайте адрес, - она знала, где живет Настя. Та особо не скрывалась, да и в развозке все ездили вместе - этой информацией охотно поделилась Наталья. - Только побыстрее и поосторожнее, у нее тут любовник.
        - Сука, - зло донеслось из трубки, и пошли короткие гудки.
        - Сука, не спорю, - разговор прошел на удивление легко. Знакомый не соврал - мужик реально помешан на бывшей женушке. - Подцепила породистого кобеля.
        Потом набрала Наталью:
        - Дело сделано. Маленькая дрянь за все поплатится.
        Сколько нужно времени, чтобы добраться в другой город? Немного. Особенно если есть цель. Темно-серый джип летел по трассе на максимально возможной скорости. Водитель торопился - его дорогая женушка мало того, что сбежала в другой город почти четыре месяца назад и хорошо спряталась, так еще и любовника себе завела. Ничего, вскоре он вернет ее домой и научит, как быть примерной женой. Поплутав по незнакомому городу, Иван с помощью навигатора нашел нужный дом, сверил с фото. Запарковался так, чтобы был хороший обзор на подъезд и приготовился ждать. А ждать он будет столько, сколько потребуется. И просто замечательно, что по трассе не слишком далеко от города есть полузаброшенный дачный массив.
        Удача любит смелых и наглых. Маленькая дрянь, вся из себя довольная, шла куда-то по делам, не замечая его машину, припаркованную за мусорками.
        - Ну, привет, Златочка! - девушка вздрогнула и с лица в миг слетела улыбка. В глазах заплескался ужас. - Думала, я забыл?
        А она не могла произнести ни звука. Не могла закричать, убежать. Иван схватил ее за руку, дернул на себя и быстро затолкал в машину.
        - Не дергайся, - зло прошипел он, - двери из салона не открыть.
        От жуткого смеха и безумного взгляда Злате стало страшно. Настя думает, что она уехала на свидание, а что подумает Рома - неизвестно. Сумка осталась валяться рядом с мусорными баками.
        Глава 26
        Ромка ожидал появления Златы с нетерпением. Он снова приготовил подарок - чудесный мягкий белый свитер. Гулял с племянницами по торговому центру, пока сестра с мужем отбыли по делам, и в витрине увидел эту красоту. Ей хотелось дарить подарки - новогодний она распаковывала с удивлением и восторгом. Даже расплакалась. Заколки Злате очень понравились. А уж как они смотрелись в ее волосах! Учитывая, что на девушке больше ничего не было... Сказала, что обязательно тоже выберет ему что-нибудь в подарок.
        - Глупышка, - усмехнулся Рома, - ты мой подарок. Хотя, - улыбка стала коварной, в глазах загорелся огонь, - можешь станцевать тот рокерский танец только для меня.
        - Ты видел? - удивилась Злата.
        - Только его и видел. Это было супер, - схватив ее в объятия, упал на диван. “И хотел убить всех мудаков в зале”, - но этого ей не озвучил.
        Взглянув на часы, вздохнул, пора бы уже приехать. Подождал еще двадцать минут, потому как сам не любил, когда названивают без конца. Но все же не выдержав, набрал ее номер. Шли длинные гудки вызова, но трубку никто не брал. Ни в первый раз. Ни во второй. Ни в десятый. Это было странно, потому что Злата всегда отвечала или быстро перезванивала. Нехорошее предчувствие зашевелилось в груди. Что с ней могло случиться?
        А через десять минут абонент вообще стал вне зоны доступа сети.
        - Что за черт? - Романовский недоуменно смотрел на телефон, повторяющий идиотскую фразу механическим голосом.
        Ехать к ней домой было бессмысленно - номера квартиры он не знал. Не ломиться же в каждую дверь. Схватив ключи и документы, даже без пальто, выбежал из квартиры. В клубе точно знают полный адрес. Стремясь побыстрее добраться до “Шестого чувства”, нарушал ПДД, потому что телефон Златы по-прежнему был выключен.
        Кое-как бросив машину на парковке, бегом поднялся по ступенькам и вломился в кабинет Филонова.
        - Костя, где Злата? - тот даже головы от бумаг не поднял, пожав плечами. - Блин, Костян, да где Злата?! - Ромка почти уже орал.
        - Откуда я знаю, - соизволил ответить Филонов. - Девочками занимается Кирилл, ну и Ольга иногда. Чего пылишь? - он не понимал, почему должен знать, где находится танцовщица. Паша донес ему о поведении Романовского сразу же. Всем было очевидно, что тот спит со Златой. - Позвони ей, твоя же любовница. И что за странный вид? - удивился Костя, разглядывая встрепанного партнера, обычно всегда делового и собранного.
        - Она мне не любовница! - проорал Рома, хлопнув рукой по столу. - И трубку не берет. Точнее, телефон вообще выключен.
        - Слушай, друг, у девочек бывают свои важные дела, а еще иногда память девичья, найдется, - пристал тут со своей балериной, будто у него других забот нету.
        А Романовский затылком чуял, что-то случилось. Интуиция, телепатия, хрен его еще что знает, но чувствовал - все плохо. Девушка всегда предупреждала, где и с кем, когда вернется свою соседку по квартирке. Но Настя ничего не знала. Её сразу спросили.
        - Так у нее же выходной, - пожала плечами соседка. - Сказала, чтобы будет завтра утром. Что-тот случилось? - она вдруг стала серьезной, заметив нахмурившегося совладельца.
        - Ничего, - махнул рукой Костя. Он и правда не понимал паники, поднятой Романом. А вот что тот переспал с танцовщицей - было плохо. Только проблем с девушками ему не хватало. - Иди работай.
        Набрал еще несколько раз Злату, но никто так и не ответил. Паника поднялась на новый уровень.
        - Костя, она тут совершенно одна. Из подруг только Настя эта. Работа - дом, дом - работа. Все! - он метался по кабинету.
        - Да тебе-то какая разница? - Филонову надоел этот цирк. - И откуда ты так много знаешь о Злате?
        - Да пошел ты! - Рома, забыв про телефон, открыл дверь кабинета и закричал на весь коридор:
        - Паша! - можно подумать, тот должен его услышать, или вообще стоит под дверью, как гвардеец, несущий караул. - Черт! - достал телефон, набрал начбеза: - Паша, срочно в кабинет к Косте. Злата пропала! - и снова принялся ходить из угла в угол.
        Филонов со вздохом отложил бумаги и уставился на друга - тот в последнее время был совсем странным: любовницу очередную все еще не завел, в новогоднюю ночь приперся в клуб, да и тот случай, когда подвозил Злату домой. Выводы напрашивались сами собой - Ромка затащил балерину в постель. Плохо, очень плохо. Теперь ей у них не работать - Наташка сживет со свету. Вот так веселенькое Рождество намечается.
        Паша смотрел на экран телефона и хмурился, орущим совладельца он видел всего пару раз, и никогда из-за бабы. Значит, на балконе ему не показалось. Стало обидно за девушку, еще одна повелась на смазливую рожу и толстый кошелек, хотя не производила впечатления охотницы за деньгами. Впрочем, такой, как Романовский, соблазнит и святую.
        - Павел, а ты что тут стоишь истуканом? - мимо шла Наталья в танцкласс.
        - Романовский орет, что балерина пропала, - начбез не был дураком, и редко выдавал информацию просто так. А Наталья появилась сегодня в клубе такой довольной, будто выиграла джек-пот. Вот и сейчас в глазах танцовщицы мелькнул нехороший огонек, и губы дернулись так, если бы она пыталась подавить непрошенную улыбку. - Ты что-то знаешь об этом?
        - Конечно, нет, - девушка изобразила искреннее недоумение. Ей не нравился Пашин взгляд, всегда казалось, что он видит людей насквозь, поэтому попыталась побыстрее проскользнуть мимо. В душе же ликовала, их план удался. Кристина буквально несколько часов назад сообщила, что Иван поблагодарил их за помощь. - Ничегошеньки не знаю, - эта фраза ее и подвела: слишком радостные нотки проскочили. - Я побежала, репетиция, потом выступление, - заторопилась она.
        - Стоять, - цепкие мужские пальцы стальным захватом сомкнулись на ее предплечье. - Ко мне в кабинет, живо. И молча.
        Дураком Пашка никогда не был, даже когда сознательно попер против приказа старшего по званию. Тогда дело кончилось для людей благополучно, а ему - ранение, медаль и увольнение "по здоровью", но по-другому поступить просто не мог. Протащив Наташу по коридору, усадил в кресло, сам встал рядом, опершись бедром о стол.
        - Выкладывай! - приказал, глядя ей прямо в глаза. Он не любил пользоваться такими приемами, но тут сработала профессиональная чуйка.
        - Я ничего не знаю, - танцовщица вздернула нос и отвернулась. - Сами ищите свою Златку. Тоже мне, нашлась тут звезда.
        Паша отлип от стола и схватил Наташу за подбородок, поворачивая ее голову к себе. В глазах девушки мелькнул испуг.
        - Наташка, я тебя давно знаю. И ты далеко не на хорошем счету, но ты приносишь деньги, вот и терпят твои капризы. И что девчонок ты иногда "уходишь", тоже знаю. Милая моя, вся ваша мышиная возня проходит под видеокамерами и моим надзором, но до сего момента руководство предпочитало не вмешиваться, - начбез эту конкретную девушку не очень любил, всего двадцать два, а гонору до небес, идет по головам. Работать тут не было пределом его мечтаний, но никуда не брали - только охранником в супермаркет, а в целом теплое местечко, только бабские разборки иногда напрягали. Со временем привык, и клуб стал почти родным. - Быстро выкладывай, что натворила, дура малолетняя! - специально прокричал и стукнул кулаком по столу. Все же репутация имеет огромное значение.
        - Это не я! - вдруг подскочила Наталья со стула. - Это она все придумала. Это не я!
        - Сидеть, - скомандовал отрывисто, как собаке. - Да, Роман, - ответил на десятый уже звонок. - Я не пропадаю, у меня работа. Да не ори ты, придурок! Быстро ко мне в кабинет. Рысью, я сказал, - убрав телефон, вновь обратил тяжелый взгляд на девушку: - А ты сейчас четко, быстро и внятно изложишь факты и только факты. Понятно? - та закивала, радость от того, что удалось убрать соперницу, сменилась ужасом понимания, что с ней за это могут сделать.
        - Она это кто? - ухватился мужчина за главное.
        Буквально через минуту дверь чуть не слетела с петель, так сильно ее распахнул влетевший в кабинет Романовский, следом прибежал Костя, которому тоже все это уже не нравилось - спокойный начбез и не орет-то никогда, так, покрикивает, а уж чтобы на начальство - это вообще из ряда вон.
        - Номер Кристины, быстро, - тут же скомандовал Паша, дело пахло керосином, а по шапке он уже привык получать. - Рома, живее.
        - Ты мне объяснишь, что тут происходит? - у того сердце стучало в горле, но связать картинку воедино он еще не мог. - Вот, - протянул телефон начбезу, копавшемуся в своем.
        - Вадим, Кристинку знаешь, что с Романовским путалась? Скину номер, найти и ко мне в кабинет, - из трубки донеслось удивленное бормотание. - Из магазина, из кофейни, да хоть голой из ванной - неважно. А теперь ты, - совсем неделикатно ткнул пальцем в Наташку, смотревшую на все расширившимися от ужаса глазами. - Ну?!
        За время рассказа мужчины просто офигевали от хитрости и коварства обиженных женщин. А еще Ромка ругал себя за неосторожность. Да он даже предположить не мог такое! Любовницы устраивали скандалы, обзывали последними словами, обижались, пытались иногда снова вернуться к нему в постель, но такая месть?! Эти две курицы не пожалели сил и денег, чтобы раскопать всю подноготную якобы соперницы.
        Романовский еле сдерживался, чтобы не ударить Наталью. Женщин он не бил, а сейчас прямо руки чесались. Все оказалось до банального просто: две девицы объединились, чтобы сжить со свету соперницу. Стриптизерша просто увидела их целующимися в машине и взбесилась, ведь ей так и не удалось продвинуться ни на шаг, а тут мелкая сучка уже катается в его крузаке. Кристина злилась из-за отставки, потому что хотела обратно карточку, пусть на ней лимит и был, но его с лихвой хватало, и шикарного статусного любовника, в долгосрочной перспективе - мужа. А ее променяли на нечто невыразительное и плоское. Девка эта ей не соперница по всем статьям! Стриптизёрша недоделанная! Черт бы с той Златой, будь она классом повыше или из нужной семьи, но нет - нищая разведенка, а туда же.
        - А вот почему мне за два года фигу, а ее домой подвозит? - обиженно надула губы Наташка. Еле сдерживала слезы от обиды: она шикарнее, а брюнет явно что-то испытывает к тощей балерине, иначе бы не устроил тут скандал. - Роман, ну почему всех подряд таскаешь к себе в постель, а я вечно в пролете? Я же выгляжу не хуже, - уже сквозь слезы закончила она.
        - Бабы дуры, - только и выдал Костя.
        - Заткнись, дрянь, - Романовский отошел подальше, чтобы не ударить эту змею. - Всех подряд я в постель не таскаю. Вы сами туда бежите вперед меня, теряя по пути трусы и лифчики.
        Глава 27
        Темный джип выехал из города, двигаясь в сторону пустых сейчас дач. Злата была без сознания, удар кулаком в челюсть вырубил ее, когда пыталась сбежать. Ивану не терпелось уехать из этого города, но просто так это дело не провернешь. Ничего, переночуют в каком-нибудь домике, а там она присмиреет. Выбьет дурь из женушки и спокойно вернутся домой. Выбрав самый дальний и самый неухоженный на вид домик, просто сломал замок. Было видно, что до весны хозяева не приедут, если вообще они сюда наведываются. Девка так и не очнулась.
        Уложив ее на старый диванчик, начал растапливать печку всем, что могло сгореть. Мужчине было плевать на имущество посторонних людей: сейчас важнее было согреть комнатку. Надолго они здесь не останутся, только добьется покорности и все. Снял со Златы обувь и отнес в машину - босиком не убежит.
        - Что, дорогая моя, набегалась? - сидя на краю дивана, провел пальцем по скуле бывшей жены. Она дернулась и попыталась отстраниться.
        - Мы в разводе, - напомнила.
        - Это ты так думаешь, - безумная улыбка исказила его лицо. - Но ты моя жена, и будешь всегда со мной. И даже не пытайся сбежать!
        Злата держалась из последних сил, чтобы не заплакать. От Ивана можно было ожидать, что угодно: от побоев до изнасилования. Но твердо решила для себя - пусть лучше убьет. Жаль, что не успела отдать подарок Роману, наверняка кто-то уже подобрал ее сумку, и чудесный шарф с синими узорами, очень мужской и элегантный, будет носить другой человек. Бежать некуда, вид из окна не воодушевлял - темнота и ни одного огонька.
        - Утром мы поедем домой, - снова заговорил Иван. - И вести себя ты будешь тихо-тихо, если жить, конечно, хочешь. Оттрахать бы тебя, чтоб знала свое место, - на этих словах у Златы все-таки потекли слезы, - но боюсь подцепить заразу в этом клоповнике. Что молчишь? - рявкнул он.
        - Мне нечего сказать, - с трудом выговорила девушка. Она пыталась сосредоточиться, но в голову совершенно ничего не приходило. С бывшим мужем ей не справиться, машину водить она не умеет, да и куда бежать - совершенно не знает. И если бы летом можно было бы рвануть хоть куда, то зимой она просто замерзнет где-нибудь под забором.
        Иван связал ей руки и ноги, сам же полусидя устроился вздремнуть. У Златы болела скула, ныло сердце и никак не прекращались слезы. Столько усилий, чтобы снова попасть в лапы тирана. И Романовский никогда не узнает, что для нее он стал больше, чем любовником. Умный, резкий, веселый, внимательный, иногда циничный, но неизменно относящийся к ней бережно - такого мужчину можно было полюбить. С ним было уютно и спокойно. Надежно. Но она никогда не будет достаточно хороша для него. Пусть бы было расставание через месяц или два, только бы не это похищение. Только бы не переживать весь этот ужас снова.
        Между тем, в кабинете Филонова раненым тигром метался Ромка. Электронку Кристины уже вскрыли и досье, собранное на Злату, читали внимательно. Катя обходила кабинет десятой дорогой, боясь попасться начальству на глаза. Срочно вызвали Ольгу - сегодня администраторы отвечают за работу клуба.
        - Паша, как ты мог?! - в который раз спрашивал Ромка начбеза.
        - А что ты от меня хочешь? - не выдержал тот. - Ну развелась и уехала, все очевидно! Я не обязан рыть всю подноготную каждой танцовщицы! - а потом совсем тихо сказал: - О чем сейчас очень жалею.
        Крис на телефоне не отключала геолокацию, и ее подвела любовь к селфи - в аккаунте появилась фотка из кофейни, где она сейчас сидела с заклятыми подругами. Через двадцать минут она уже была в клубе, отвечая на вопросы Павла. Девки ругались и валили вину друг на друга. А начбез поднимал старые связи, потому как счет шел на минуты. Просто повезло, невероятно повезло, что Иван не вырубил сотовый, и удалось прикинуть его местонахождение. Сняли видео с камер на выезде из города, чтобы все завертелось, нужно знать, через кого заходить. И фамилия Романовских сыграла не последнюю роль.
        Буквально через считанные часы по улицам города летели две машины в сторону выезда на трассу в сопровождении экипажа ДПС. Надавив на кого следует, выбили сопровождение. Проводив их до черты города, экипаж развернулся обратно, был дан четкий приказ не лезть. Оставалось дело за малым - вычислить, в каком дачном массиве и в каком доме Иван удерживает Злату.
        Тут пригодился прошлый опыт Павла. Он точно рассчитал, что нужно искать подальше, позаброшеннее, и с дымом над трубой. В холодном доме сидеть точно не будут. Судьба, счастливое стечение обстоятельств, провидение - можно называть как угодно, но всего через два часа они окончательно определили направление. За это время Романовский дошел до ручки: орал на всех подряд, в глазах плескалась ярость. Было видно, что он боится. И из-за этого бесится еще больше.
        Уверенный в себе и циничный любимец женщин только сейчас понял, что такое страх за близкого тебе человека. Узнав подробности семейной жизни Златы, он чуть не поседел. Просто не представлял, каким нужно быть зверем, чтобы избивать женщин. А тем более ее - такую хрупкую и нежную. А еще он ощущал вину, ведь это из-за него две завистливые сучки окунули мнимую соперницу в кошмар. Эти змеюки не догоняли своими куриными мозгами, что, ведя себя как шлюхи, не могли получить другого обращения. Сучки интуитивно поняли то, о чем бы он еще долго сам не догадался. Злата для него стояла намного выше остальных девушек, побывавших в его постели.
        Всего какая-то пара-тройка недель и несколько встреч, а он готов голыми руками разорвать любого, кто обидит ее. На первобытном уровне вспыхнула потребность защищать и оберегать. Любитель нифм всегда думал, что уж его-то это обойдет стороной. Посмеивался над Сашей, когда тот говорил, что встретил свою женщину. Он - вольный ветер! Все эти глупости не для него. Но в момент, когда теперь уже бывшая танцовщица Наталья рассказала, что они с Кристиной сделали, понял, каким был слепцом, что не разглядел свою женщину.
        И теперь приходится спасать ее из лап психа, способного на любой поступок. Страшно было даже подумать, что Иван избивает ее или насилует. Ромке было уже все равно, вооружен этот псих или нет, его вела жажда убийства. Да, никогда он еще не был так зол и напуган одновременно, но сейчас нельзя давать волю страху - там, в заброшенном дачном домике ненормальный мужик держит ЕГО Злату. Что будет делать, если девушка пострадала - даже не представлял, просто свернет ублюдку шею голыми руками, а потом сам с удовольствием закопает. Плевать, что земля замерзла.
        - Нет, сначала буду просто бить его, долго и со вкусом, - руки сжимались в кулаки, на скулах ходили желваки. - Он еще будет умолять о смерти, а я буду заставлять его жить.
        Паша косился на начальника, уверенно ведя машину по едва заметной дачной дороге, за руль Романовского пускать было просто опасно - угробит всех, псих ненормальный. Впервые видел его таким - обычно Ромка улыбчивый засранец, изредка бывающий серьезным, порой недовольным, но вот чтобы так полыхать яростью - впервые. Она была буквально осязаема. Паша предпочел молчать, если бы к кому-то из его любимых девочек пристал такой выродок - молча укатал бы в асфальт. Одно дело связываться с мужиком, равным тебе по силе, совсем другое поднять руку на женщину. Этому Ивану бы одну его знакомую из спецподразделения, вот там и руку поднять можно, и даже ногу, но только в первый и последний раз. Та вообще не любит эти пацанячьи "меряния письками", предпочитает пулю в люб.
        - Рома, не геройствуй, - Павел старался говорить спокойно и твердо. Злата Златой, но за пострадавшего Романовского по голове не погладят. - Первыми ребята пойдут, они в брониках. Что уставился? Если я в отставке, это еще не значит, что пропил опыт.
        - Паш, но там моя женщина! - брюнет почти орал, он готов был бежать впереди машины. - А этот мудак неизвестно, что с ней делает!
        - Заткнулся и не отсвечивай, - начбез тоже уже был зол. - И перестань нести чушь как герой голливудского боевика. "Моя женщина, моя женщина", - передразнил Романа. - Где ты только такого нахватался?
        - Паш... - начал было Ромка.
        - Вырублю, - серьезно пообещал Павел. - Такие вот герои - виновники провалов операций. Ребята идут первыми, у меня не детсадовцы работают, - в них он был уверен. И пусть по разным причинам они в отставке, но дело свое знают.
        Романовскому пришлось подчиниться, как бы ни хотелось ускорить события, но все же осознал, что такое геройство может сделать только хуже.
        Машины оставили на соседней улице, боясь выдать себя раньше времени, но было мало шансов, что мощный рев моторов в такой тишине не будет услышан. Кроме Павла и Романа было еще трое: здоровенный Вадим, одним ударом вырубающий любого, и два обычных мужика, на первый взгляд не отличающихся ничем от остальных. Только вот по манере передвигаться и держать оружие было видно, что такое задание им хорошо знакомо. Вот они-то и пошли к дому первыми - на разведку и нейтрализацию. Вадима вообще взяли просто потому, что кто-то должен Ивана дотащить до машины.
        Двое неприметных вошли в хлипкий домик, остальные остались чуть поодаль, пригнувшись за ветхим забором. Вадим тяжеленой лапищей придерживал Романовского за плечо, чтобы тот не натворил глупостей. Через пару минут, показавшихся вечностью, из домика выскочила девушка в одних джинсах и свитере, стрелой бросилась со двора.
        - Злата! - Ромку уже было не удержать, но девушка от окрика побежала еще быстрее. - Злата! - он рванул за хрупкой фигуркой, догнав ее уже на дороге. Поймал со спины, прижал к себе, удерживая на весу. - Златочка, - выдохнул в пыльные волосы.
        Она сначала брыкалась, пыталась бить по схватившим ее рукам, сопротивлялась из последних сил - снова в этот дом она не пойдет, пусть убьет тут, на месте.
        - Златочка, это я - Рома. Девочка моя, - сквозь шум крови в ушах и ужас, застилающий сознание, пробился знакомый голос, и силы как-то разом закончились. На миг холод обжег ступни, даже какие-то старые калоши не схватила, как была в носках, так и выбежала. И вот уже снова на руках, хватается за шею того, кого меньше всего ожидала увидеть.
        - Ромааа... - выдыхает, а из глаз начинают литься предательские слезы новым потоком. Откуда их столько? - Ромочка... Ты меня нашел... - вцепилась сильно, боясь поверить, что кошмар позади.
        - Я тебя всегда найду... - слова вырвались прежде, чем успел обдумать их.
        - Не отпускай меня... - так, будто имеет хоть какое-то право.
        - Не отпущу... Никогда! - сказал, и понял, что это правда. Да, стресс и паника, но правда. Посмотрел сегодня на Крис и Наташку, и понял, почему ни одна из подобных долго рядом не задерживалась - подсознательно не хотелось быть статусным мужиком с куклой вместо жены.
        К ним подбежал Павел, накинул на девушку свою куртку.
        - Паш, унеси ее в машину, - Ромка задрожал от злости, не мог видеть огромный кровоподтек на лице девушки. - Злата, маленькая моя, давай к Паше, он тебя в теплую машину отнесет.
        - Нет, - она еще крепче вцепилась в воротник мужского пальто. - Он убьет тебя. Он же псих! Я боюсь, Рома.
        Общими усилиями удалось оторвать Злату от Ромки, ее на руки взял один из неприметных, второй вместе с Вадимом держал Ивана, который сейчас лежал лицом в снегу. Павел наотрез отказался оставлять Романовского, тот мог сорваться и натворить дел. Пиликнул Пашкин телефон - девушку доставили в машину, пришлось пристегнуть наручниками - рвалась обратно. Но это уточнение начбез опустил.
        - Поднимите, - Рома вернулся к домику, встал перед лежащим мужчиной, засунул руки в карманы, чтобы не наброситься сразу.
        Глава 28
        - А, хахаль новый, - глаза Ивана горели нехорошим огнем. - И как тебе трахать мою жену? Я все равно достану эту шлюшку. Она моя. Убери псов, выходи как мужик.
        - А ты не мужик, - Романовский не собирался разговаривать с этой мразью. Снял пальто, пиджак, холода он вообще не ощущал, ему нужно было выпустить пар, иначе взорвется. - Отпустите его.
        - Ну, мажорик, я тебя сейчас проучу, - Иван кинулся на него, навыки профессионального бокса никуда не делись - удар был поставлен хорошо.
        Рома тоже не собирался строить из себя рыцаря, да и не дуэль это за прекрасную даму. Обмен ударами, и он со всей силы бьет Ивана в челюсть.
        - Нокаут, мразь, - надевает пальто. - В гелик его.
        Вадим, ухватив мужчину за шкирку, просто поволок его к машине, ничуть не озаботившись комфортом ноши. Безопасники были несколько в шоке от того, каким вдруг увидели шефа. Этот дикарь никак не походил на всегда безупречного и улыбающегося Романа. Совсем другой человек. Павел не имел с ним финансовых дел, и подумал, что если он так же может вести большие переговоры, то становится понятно, почему его опасаются. И вполне заслуженно - за фасадом цивилизованно человека скрывается захватчик.
        В багажник Ивана так же невежливо закинули и связали. Его комфорт никого не волновал. Открыв дверь крузака, Ромка прифигел - Злата обнимала спинку кресла в наручниках.
        - Это ещё что такое? - взревел он.
        - Выдиралась, - и бровью не повел неприметный, расстегивая браслеты.
        Но Злата уже увидела сбитые костяшки на руках и в ужасе закричала:
        - Ты убил его, Рома? Зачем? Тебя посадят из-за него!
        Мужчина сел на заднее сиденье, перетянул ее к себе на колени. По телу все ещё гуляли адреналин, злость, страх.
        - Да жив он. Пашка отговорил, - крепче прижал девушку к себе, уткнулся ей в шею. - Я уеду на пару-тройку дней. Так нужно. Все будет хорошо. Теперь все будет хорошо, - баюкал девушку в объятиях. Достал телефон, нашел нужный номер. - Саша привет. Ты в городе или в деревне? Отлично. Ждите в гости. Там объясню.
        Легонько отстранил Злату от себя, дотронулся пальцем до скулы. Рвано выдохнул.
        - Сволочь, - и столько ненависти было в одном слове, что девушка вздрогнула.
        - Он только пару раз ударил, - она поежилась, хотя в машине было тепло. - Ничего... ничего больше не успел, - попыталась успокоить, но Рома смотрел стеклянными глазами на красные полоски на запястьях.
        - Сука! Руки вырву! Мразь, - теперь ему страшно было дотронуться до девушки, вдруг тоже сделает больно. - Да еще и босая по снегу...
        - Рома, он развязал меня в туалет сходить, а тут два мужика, ну я и побежала, - слезы снова потекли, Злата шмыгнула. - Решила, что лучше замерзну на улице, чем...
        Договорить она не успела: сильные руки нежно притянули в знакомые объятия. За эти слезы и это вот “лучше замерзну” бывшему муженьку точно не жить. Продолжая баюкать плачущую девушку, набрал номер врача.
        - Дядь Слава, приветствую, - начал без предисловий, когда трубку взяли. - Моей... знакомой помощь нужна. Дело срочное и серьезное: томография, рентген и все, что там еще полагается.
        - Я не поеду, - замотала головой Злата.
        - Не обсуждается, - резко оборвал Рома, и обратился к Павлу, севшему за руль. Ему надоело торчать на улице. - В клинику, - тот понятливо кивнул.
        Ехали в молчании. Вторая машина в какой-то момент свернула, и к клинике подъехал только крузак. Начбез остался в машине. Ночью в клинике были только дежурные врачи и дядь Слава, который собирался надрать уши мальчишке, посмевшему вытащить его из постели. От увиденной картины хирург чуть челюсть не уронил: встрепанный Ромка нес на руках замызганную девицу без верхней одежды и обуви и с синяком на пол-лица.
        - Все вопросы потом, - опередил его Ромка. - Злату нужно осмотреть на гематомы, ушибы и прочее.
        - Ром, нет. Со мной все хорошо, - малышка цеплялась за него как утопающий за соломинку. - Зря человека потревожил.
        - Дядь Слава, вот эту строптивую нужно осмотреть, - и уже обращаясь к девушке: - Злата, солнышко, это хороший друг нашей семьи, он осторожно все сделает.
        Хирург улыбнулся как можно добрее, учитывая позднее время. Со стороны было очевидно: между этими двумя что-то происходит. А уж чтобы Ромка так носился с очередной любовницей - да тогда он балерина!
        Осмотра Злата стеснялась, на вопросы отвечала тихо и односложно, но и этого было достаточно, чтобы сложить общую картину. Успокоив паранойю Ромы и выписав Злате успокоительное и мазь от гематом, выпроводил обоих из клиники. Теперь домой и спать, если получится. Снова устроившись на заднем сиденье джипа, попросил Павла отвезти их к Саше. Начбез уже успел доложить Косте, что девушку спасли, жива и относительно здорова.
        Саша с Ульянкой были, это если мягко сказать, весьма удивлены и заинтригованы звонком Романовского. Но буквально уронили челюсти, когда среди ночи из джипа вылез их друг с девушкой на руках. Парочка не спала, ожидая гостя, но никак не ожидая увидеть такую картину.
        - Рождественский сюрприз. Ромка, ты умеешь удивить, - протянула Ульяна, окидывая взглядом хрупкую фигурку незнакомки.
        - И вам привет, - брюнет был серьезен. Из глаз исчезли смешинки.
        Уля зажала от рукой, когда красная от смущения девушка все же повернулась к ним лицом - скулу украшал черный синяк.
        - Ромка? - высокий крепкий шатен приподнял бровь и вопросительно уставился на нежданных гостей.
        - Саша, не пыли. Нам бы пожрать, и я все расскажу, - только разувшись, прошел сразу на кухню, так и не отпустив Злату. Буквально следом в дом вошел Павел. Поздоровался с хозяевами, и его тоже отправили на кухню.
        Ульяна включила чайник, Саша полез в холодильник за едой. Завтра, точнее, уже сегодня, должны приехать Фенечкины-старшие и теть Валя, что теперь делать - он не знал. Отменять встречу?
        - Итак, - прервала молчание Уля, расставляя на столе чашки и тарелки, - рассказывай, Рома, рассказывай, что тут происходит?
        - Надеюсь, это не твоя работа? - Ковыльский постукивал пальцами по столу. За такое и лучшему другу по физиономии съездит.
        - Спокойно, - Ромка так и сидел на стуле с девушкой на руках. Просто физически не мог отпустить ее, - это Злата. У нас вышел небольшой конфликт с ее бывшим, подчеркиваю - бывшим, мужем, который не понимает простых слов. Поэтому пока я улаживаю эту небольшую проблему, Злата останется у вас под присмотром.
        На этих словах девушка наконец-то заговорила:
        - Рома, не надо, - правда, от мужчины так и не отстранилась. - Зачем тебе такие неприятности?
        - Солнышко, неприятности будут не у меня, - столько стали было в его голосе, что присутствующим стало не по себе.
        - Не надо его убивать, - всхлипнула Злата. - Тебя посадят.
        - Не местная? - вмешался в разговор Саша. Он уже понял, что друг влип по самые яйца, и нимфы могут рыдать в три ручья - они его потеряли. - Злата, меня зовут Александр, можно просто Саша. Моя невеста Ульяна, - указал на присевшую рядом девушку. - Вы, наверное, плохо представляете, что за люди семейство Романовских? - она кивнула. - Они входят в первую десятку богатеев это города, - Ромка только фыркнул на это, - и все тут вертится или останавливается по щелчку их пальцев. Короче, ничего ему не будет. Но Рома никого убивать не будет, правда? - серьезно посмотрел на друга.
        - Да не буду! Руки оторву и яйца, и пусть живет. Не надо делать из меня монстра, - вспылил тот. Паша только фыркнул.
        - Да отпусти ты девушку, - не выдержала Ульяна. - Дай человеку поесть нормально!
        Злату оправили в душ, вещи закинули в стиралку. Пока она приводила себя в порядок, Рома поведал друзьям все злоключения последних суток. Павел дополнил детали. Ульяна и Саша были потрясены случившимся, мелкая месть Вероники не шла не в какое сравнение с вот такой подставой.
        - В общем, пока я улаживаю эти дела, хочу, чтобы Злата побыла у вас, - Ромка устало потер лицо. - Больше доверить ее некому. В квартире одну оставлять боюсь, а к родителям пока рано.
        - Все так серьезно? - не удержалась Уля.
        - Более чем, - твердо произнес любитель прекрасного.
        Оставив мужчин обдумывать сложившуюся ситуацию, Ульяна искала в своем гардеробе, что бы выдать гостье. Размеры у них не совпадали совсем - Злата была очень миниатюрной. Решила предложить рубашку и шорты, в доме очень тепло, а больше ничего относительно подходящего нет. Расположившись в кресле, принялась ждать, когда девушка выйдет из душа. Ну и вообще - судя по состоянию, та может еще и в обморок упасть. Когда Уля уже готова была заволноваться, из ванной наконец-то вышла Злата.
        - Простите, - смутилась она, - не хотела вам мешать.
        - Ай, не говори ерунды, - тепло улыбнулась хозяйка дома. - Это все равно Ромкина комната. Как видишь, этот буржуй любит комфорт. Я тебе потом экскурсию по дому проведу. А пока располагайся со всеми удобствами. Фен, расчески - все дам.
        - Мне так неудобно, - Злата покрепче ухватила полотенце на груди. - Столько хлопот из-за меня...
        - Перестань, говорю, - перебила Ульяна. - Друзья для того и нужны, чтобы помогать друг другу. Этих оболтусов я знаю не так давно, но точно знаю: Рома это вещь в себе. Ты просто пока знакома только с его парадной стороной. Поверь, он очень и очень продуманный тип, жесткий, в делах даже жестокий. Циничный. Привык прогибать всех и вся под себя. И все это с улыбочкой, которая многих вводит в заблуждение. На самом деле он хищник, а ты попала в поле его интересов. И я увидела то, о чем давно мечтала, - закончила, довольно улыбаясь.
        - Я думала, что он совладелец клуба. Состоятельный, да, но не так, чтобы слишком, - Злата взяла одежду и ушла в ванную переодеваться. А когда вернулась, Уля прыснула со смеху, настолько девушка смешно смотрелась в ее одежде.
        - Вот за это ты ему и понравилась, - просмеявшись, продолжила блондинка. - Ромка прилично богат, неприлично хорош собой и с поганым характером. Романовские инвесторы, рулят финансовыми потоками и спонсируют проекты. Ты сейчас находишься в конноспортивном комплексе, наполовину принадлежащем Ромке. Бабы за него бьются не только из-за красивых глаз. Держи мазь.
        Злата была в шоке. Со своими проблемами совсем не подумала о том, что Рома может быть из местной элиты. В клубе девушки обсуждали только его внешность, наверное, положение в обществе для них было само собой разумеющимся. А тут она - с возом проблем, бывшим мужем, который полный неадекват, и огромным синяком на лице. Рассказ Ульяны совсем не успокаивал.
        - Теперь я чувствую себя … даже не знаю, как описать, - пожала плечами Злата.
        Ульяна подошла к ней и обняла. Молоденькая девушка, а уже столько пережила. В который раз бывшая журналистка порадовалась, что встретила жуткого хама и непробиваемо мужлана Ковыльского, с которым можно ничего не бояться. И его тоже можно не бояться.
        - Пойдем. Парням пора ехать, - гостья вздрогнула и замотала головой, отпускать Рому не хотелось.
        Когда девушки появились в гостиной, Ромка тут же вскочил с дивана и обнял свое Солнце. Оставлять ее здесь не хотелось, но проблема сама собой не решится. Павел тут же попрощался с хозяевами, кивнул бывшей танцовщице, он уже был в этом уверен, и бросив: “Жду в машине”, вышел из дома. Прощание двоих вышло неловким, Рома боялся, что еще минута, и уволочет Златку в спальню, а девушка думала о том, что совершенно не пара такому мужчине.
        После короткого, но страстного поцелуя он вышел в ночь, чтобы снова вернуться уже без груза прошлым проблем. Он считал себя в праве решить их единолично, чтобы его девушка ни о чем не волновалась.
        Глава 29
        Саша запер входную дверь и обратился к девушкам:
        - Предлагаю пойти поспать сколько получится. Ромка всегда умеет устроить сюрприз, - подойдя к Ульяне, обнял ее со спины. - Злата не стесняйся. Ромкина комната в твоем распоряжении.
        - Извините еще раз, - девушке было неловко оставаться у незнакомых людей, доставляя сплошные неудобства. - Если одолжите денег на билет, утром уеду в город. Как видите, с собой у меня наличных нет.
        - Не глупи, - резко оборвал Саша. - У тебя не только денег нет, но и верхней одежды с обувью. Вот вернется наш рыцарь, уедешь с ним. А пока будь как дома. Завтра мотнемся в город, вещи возьмешь. Думаю, с твоей работой Ромка уладит и прогулы не засчитают. Сегодня у нас гости.
        Зря он это сказал, Злата почувствовала себя совсем неудобно. Ульянка пихнула жениха локтем под ребра, чтобы замолчал.
        - Так, скоро рассвет, а мы еще не ложились. Злата, все нормально. Спокойной ночи. Или утра уже, - и потащила Сашу в спальню, по пути выговаривая за бестактность.
        Гостье было неудобно и неловко перед друзьями Ромы, доставила им столько хлопот. Тем более еще и гости будут, а тут она. Саша с Ульяной ей понравились, было видно, что они любят друг друга, и при этом казалось, что мужчина разрешает своей командовать, по-доброму посмеиваясь над командиршей. Забравшись в большую кровать и укутавшись в одеяло по самый нос, Злата дала волю слезам. Из-за нее Рома поехал неизвестно куда. Что собирается делать? Как поступит? Зачем ему все это? Сплошные вопросы без ответов. Как назло, совсем вылетел из головы номер соседки, а та теперь и дозвониться не сможет. Некуда. Даже не сообразила попросить найти номер, наверное, Романовский это может. Опять она беспомощна и доставляет кучу хлопот.
        Хотела помочь хозяйке приготовить ужин, но даже картошку почистить не дали. Да и толку от нее немного, постоянно зависает, уставившись в одну точку. Не покидают мысли о Романе. Зато она познакомилась с чудесной теть Валей, которая вошла в спальню с подносом, уставленным едой, и графинчиком с наливкой. Злата сначала стеснялась и не собиралась ничего рассказывать незнакомой женщине, но та каким-то непостижимым образом сумела разговорить. У вот уже девушка рассказывает нехитрую историю своей жизни, а тетушка следит за фужерами с клубничной наливкой. Было сложно и трудно вновь вспоминать первые звоночки, которые были проигнорированы с самонадеянностью первой влюбленности. Ужасно было рассказывать про страшную сцену ревности, когда руководство родного театра буквально всадило нож в спину: проблемная балерина с неуправляемым мужем была совсем не ко двору. Избиение. Больница. Угрозы. Отказ в помощи со стороны правоохранительных органов. Лечение у психолога в реабилитационном центре. Недели, когда страшно было высунуть нос из дома... Побег, который все-таки завершился неудачей. Только об их отношения с
Романом девушка умолчала. Да и какие там отношения? Секс, пусть и обставленный как романтическое свидание.
        Тетка не мешала выговариваться, гладила гостью по голове, успокаивая. Баюкала в объятиях, похожих на материнские. Ульянка было сунулась узнать в чем дело, но Валентина на нее так шикнула, что племянница предпочла быстро ретироваться. Уж кто-кто, а она точно знала, что тетка умеет вынести мозги, прочистить и правильно поставить на место.
        Теть Валя не осуждала и не обсуждала, не это сейчас нужно девочке, а только немного сочувствия и душевного тепла. Через несколько часов и пару бокалов очень вкусной, но очень коварной наливки, Злата уснула, обхватив руками подушку.
        - Какая интересная девочка, - Валентина присела к столу, подперла рукой щеку. - Всегда знала, что Ромка умеет устраиваться.
        - И что в ней такого интересного? - скептически спросила мама Ульяны, совершенно не одобряя сложившуюся ситуацию. Муж ее только рукой махнул, выражая согласие с женой.
        - Да всем! - окинув взглядом родственников, продолжила Валя. - У девочки стальной стержень внутри, но она такая хрупкая, что придется постоянно оберегать. Ромке в самый раз будет, - и искренне улыбнувшись, продолжила: - Ох и нескучно ему будет охранять такое сокровище.
        - Валя, ну как можно так говорить о совершенно незнакомой девушке? - ее сестра всегда отличалась пессимизмом в рассуждениях.
        - А тебе бы все по линеечке, - отмахнулась тетка. - Время уже позднее, предлагаю оставить молодежи уборку и свалить, пока не заставили мыть посуду.
        Саша только рассмеялся такому заявлению - при наличии посудомойки вариант припахивания родственников отпадал.
        - Теть Валь, это будет месть за прополку клубники, - хихикнула Ульяна.
        Проводив гостей, хозяева дома убрали со стола и, расположившись у камина в обнимку, перешли к тревожившей обоих теме.
        - Саш, я волнуюсь за Рому, - девушка уютно устроилась под боком у жениха. - Он же когда заведется, туши свет.
        - Там Павел, - мужчина прижал покрепче свое сокровище, - он присмотрит.
        - Не понимаю, зачем такие сложности с этой поездкой, - вздохнула Ульяна. - Написали бы заявление, бывший бы сел надолго. К чему эти приключения?
        - Ты сама сказала, что Ромка закусил удила. Ему теперь хочется вернуть контроль над ситуацией и продемонстрировать власть. Знаешь же прекрасно, как многие ошибаются в его характере, - Саша помолчал немного, а потом продолжил: - Звонил, кстати, пару часов назад. Проехали примерно треть пути. Хотел поговорить со Златой, но с ней была теть Валя, и мы решили, что это будет отличной терапией.
        - Саш, а ты что бы сделал на месте Ромы? - вдруг спросила Ульяна.
        - Шею свернул, - без промедления серьезно ответил он.
        А утром, после завтрака, Злата сидела в Прадо Ковыльского, укутанная, по-другому и не скажешь, в куртку Ульяны и ее же сапожках. Ее не собирались оставлять одну даже на секунду.
        Взволнованная Настя схватилась за сердце, увидев соседку в чужой одежде и с синяком на пол-лица.
        - Злата, - кинулась к ней, - что случилось?
        Когда следом вошел здоровый мужик, потянулась рукой к подставке с зонтиками, но вошедшая последней девушка улыбнулась и произнесла:
        - Привет! Я Ульяна, мой жених Саша. Мы новые друзья Златы.
        - Настя, все уже хорошо! - поспешила ее успокоить балерина. - Я за вещами.
        Через несколько минут Анастасия, сидя на диване, наблюдала как соседка собирает вещи, попутно шел оживленный разговор.
        - В клубе такой переполох был! - девушка сделала большие глаза и всплеснула руками. - Наташку сняли со всех выступлений! Начбез наш куда-то уехал, - перескакивала она с одного на другое. - Константин злой, администраторы отмалчиваются. А ребята из охраны сказали, что Наташку и еще какую-то девку заперли в ее квартире. И все из-за тебя! - ткнула пальцем в Злату. - И как ты охмурила Романовского? - как-то обиженно надула губы.
        - Ромку охмурять много ума не надо, - серьезно заметила Ульяна.
        - Ну знаете ли! - вспылил Саша. - Рома все же мой друг! А вы его тут как жеребца породистого обсуждаете, - закончил сердито, сложив руки на груди.
        - Насть, извини, я не хочу об этом говорить, - Злата закончила складывать немногочисленные вещи. Куртки теплой больше не было, положила две кофты, ботинки тоже больше походили на демисезонные, но таскать по магазинам новых знакомых было неудобно, да еще и без денег. Карты заблокировали, но нужно ехать в отделение для восстановления. Большая удача, что паспорт с собой в сумке не таскала.
        - Златка, когда совладелец клуба орет на всех благим матом и трясет меня как грушу, засыпая вопросами о тебе, то дело точно пахнет керосином! - Настя в нетерпении стучала ладошкой по дивану. - Мужик же явно неровно к тебе дышит.
        - Если я правильно понял суть, - вмешался Саша, которому была известна наиболее полная версия случившегося, - то ваша стриптизерша и Крис нашли бывшего мужа Златы и сдали, где она сейчас живет.
        - Ты замужем была? - ошарашенно спросила Настя.
        - Была. Несколько лет. Неудачно, - балерина пожала плечами.
        - Так вот, две идиотки отомстили девушке из ревности. Уж как бы они потом между собой Ромку делили, не знаю. В итоге, похищение. Как-то так, - выдал очень краткую версию.
        - Нифига себе замес. Я думала, такое только в сериалах бывает, - Настя была в шоке.
        - Извини, но эту тему мы закрываем. Я готова, - Злата взяла небольшую сумку, которую тут же перехватил Саша.
        - Я правильно понимаю, что в клуб ты больше не вернешься? - спросила соседка.
        - Еще не знаю. Передавай привет девочкам, - обняв коллегу на прощание, Злата вышла из квартиры.
        - Куда теперь? - спросила Ульяна, усевшись в машину. - Магазин, ресторанчик?
        - Ничего не нужно, спасибо, - отрицательно покачала головой Злата. Она обдумывала, стоит ли попросить позвонить Роме, или только помешает? Имеет ли она право вообще ему звонить?
        За окном авто проплывал зимний пейзаж, днем было интересно рассматривать, куда же она едет. Мелькнул указатель “Заповедный лес” и Прадо свернул на дорогу с указанием деревни Березняки. Миновав деревню, джип въехал в ворота конноспортивного комплекса. Злата с удивлением наблюдала выгул лошадей, ей всегда нравились эти умные и грациозные животные. Ночью, когда ее привезли сюда, было не до того. А рано утром заметила только несколько зданий.
        - А можно будет посмотреть на лошадей? - спросила, когда приехали к дому Саши.
        - Нужно! - широко улыбнулся мужчина. - Я тебя с такой красоткой познакомлю!
        - Да, Майя знатная кокетка, - засмеялась Ульяна. Лошади, а особенно эта рыжая, прекрасные лекари.
        Злата с искренне, как ребенок, радовалась встрече с Майей. Очаровательная кобылка встретила ее как старую знакомую. Девушке казалось, что рыжая понимает все, что ей говорят. Комплекс покорил сердце Златы - здесь было просто, уютно и очень интересно. Правда, встреч с работниками она избегала, не хотела лишний раз светить синяком. Экскурсия по конюшням помогла отвлечься.
        Романовский позвонил ближе к вечеру, долго разговаривал с Сашей, а потом попросил передать трубку Злате.
        - Привет, - больше девушке ничего на ум не пришло.
        - Привет, Солнце, - в трубке звучал бархатный мужской голос, немного усталый. - Извини, что отставил тебя. Как ты?
        - Все хорошо. Ездили за вещами, Настя рассказала последние новости, - вздохнула Злата. - Куда ты уехал?
        - В твой родной город. Тебе не о чем волноваться, - заверил ее Рома. - Я приеду дня через два-три, и мы нормально поговорим.
        Спорить с мужчиной, который же все не только решил, но уже и делает, бесполезно. Оставалось только ждать его приезда.
        Глава 30
        Романовский вот тоже мечтал свернуть шею Ивану. Писать заявление даже мысли не возникало - еще не хватало суда и разбирательств, когда все, кому не лень, будут полоскать и Злату, и его. Конечно, можно было приложить массу усилий, чтобы ничего никуда не просочилось, но всегда найдется кто-то, видевший то, что ему не нужно.
        Из конноспортивного комплекса они поехали по домам - собраться для небольшой поездки. Павел уже дал распоряжение парням приготовиться и проложить маршрут. Решил взять еще одну машину сопровождения, потому что везти Ивана в джипе Романовского было бы верхом глупости. Да и водителей надо как минимум два в каждую машину, начбез был уверен, что ночевать они останавливаться не будут. Но потом передумал, джип Ивана тоже нужно отогнать. Пришлось еще раз поднимать связи, сейчас не то время, чтобы просто так уехать на чужой машине.
        - Зачем мы вообще туда премся? - спросил Романа, когда тот вернулся с небольшой сумкой. Павлу вещи собрала жена, так что он времени не тратил. - Он и так уже понял, что ты тут не последний человек.
        - Чтобы знал, что, если будет надо - везде достану, - упрямился Ромка. - И мне не составит никакого труда махнуть полторы тысячи километров, если будет нужно. Могу рассчитывать, что проблем в дороге не будет?
        - Можешь. Только за погоду не отвечаю. К ней даже с твоими бабками и связями не подобраться, - сухо пошутил Павел.
        Как бы ни хотел Романовский просто бросить этого нелюдя в глухом лесу, но сумел удержать себя. У этого отморозка есть мать. И лишать ее единственного сына... Нет, он не бандит.
        Зазвонил телефон, госпожа Романовская жаждала общения с сыном, который совершенно забыл о рождественском ужине.
        - Дорогой мой сын, где тебя носит? - с сарказмом спросила она. - Неужели решил променять семейный ужин на общество любовницы? Тут еще отец жаждет с тобой поговорить.
        - Мам, я помню про ужин, но у меня дела. Считай, небольшая командировка дня на четыре. Возможно, пять, - голос звучал строго и устало.
        - Что случилось? - тут же посерьезнела женщина. - У тебя неприятности?
        - Все нормально. Некоторые накладки. Мам, я знаю, ты все равно будешь волноваться, но все под контролем, - расстраивать родительницу не хотелось.
        - Рома, я тебя не узнаю, - трубку взял отец. - Хотел поговорить с тобой сегодня о твоем изменившемся отношении к работе, а ты предпочел уехать, - голос мужчины звенел сталью.
        - Пап, у меня очень серьезное дело, - вздохнул сын. - Вернусь - все объясню. Ничего такого, с чем бы не мог справиться.
        - Если что... - начал Владимир, но его перебили.
        - Обязательно обращусь за помощью. Сейчас все по контролем, - закончил Роман. Он пока не был готов посвятить родителей в это дело, да и разговор нетелефонный. Наделся, что если даже и не поймут, то мозги выносить не станут.
        В родной город Златы приехали к вечеру второго дня. Погода стояла непривычно морозная, настоящая зима со скрипучим снегом. Подъехали к дому, где жила мать Ивана. Хорошая новостройка, даже подобие охраны имеется. Да только куда там скромному дяденьке со сканвордами до серьезных людей. Машины бросили прямо у подъезда, перегороженный проезд никого не волновал, они тут ненадолго.
        - Ванечка! - всхлипнула высокая худая женщина, увидев осунувшегося и избитого сына. - Изверги! Я милицию вызову!
        - Хоть две, - отреагировал Павел. - Я лично и всесторонне посодействую, чтобы ваш сынок сел на максимальный срок.
        Вадим грубо втолкнул в квартиру мужчину, надоело возиться с этим типом. Иван упал на пол прихожей, рядом тут же оказалась его мать - рыдая, обняла сына.
        - Это все она виновата! - зло сказала. - Сучка эта!
        - Мам, не надо, - он сел, убрал руки матери от себя.
        - Ты же помешался на ней! А теперь из-за этой дряни вот, что получилось, - слова были пропитаны желчью. - Разве может быть нормальной женой девка, полуголая дрыгающая ногами на сцене!
        - Все понятно с этой семейкой, - Ромка с презрением их оглядывал. - Можете уделить мне минуточку вашего драгоценного внимая?
        - Пошел на хер! - дома к Ивану вернулся гонор. Если за всю дорогу с ним ничего не сделали, то теперь и подавно.
        - Мадам, телефончик доставать не надо, - покачал головой начбез.
        - Значит так, - привалившись спиной к косяку, Рома сложил руки на груди, - надеюсь, жизнь вашего сына достаточный залог, чтобы держать его подальше от Златы? - глаза женщины сверкнули злостью. - Второй раз я таким добрым могу и не оказаться. Можете писать хоть пять заявлений куда угодно, но тогда сядет Ванечка, - не удержавшись, саркастически хмыкнул. - Это ему не женщин бить. Мы друг друга поняли? - Ивана передернуло от холодного взгляда нового хахаля Златы. Только сейчас он до конца осознал, что мог бы навсегда остаться на той даче. - На этом считаю наш разговор законченным. И настоятельно не советую появляться в поле моих интересов. Уходим, - коротко скомандовал, и вся компания покинула квартиру.
        Уже на улице Романовский вспомнил, что курил последний раз очень и очень давно. Злата смешно сморщила очаровательный носик и покачала головой, будто отгоняя воспоминания. С трудом удалось выяснить, что этот запах вызывает не самые приятные ассоциации.
        - Все равно не понимаю, к чему этот спектакль, - пожал плечами Павел ни к кому конкретно не обращаясь. И уже Роману: - Домой?
        Но у Романовского оставалось еще одно дело. Эта мысль пришла ему в дороге, и обдумав ее как следует, пришел к выводу, что так будет правильно. Ничего не сказав, сел в машину на пассажирское место.
        - Надо еще по одному адресу заехать, - Роман посмотрел на Пашу, надеясь на понимание. Он и так натворил много, но по-другому поступить просто не мог. - К родителям Златы, - устало прикрыл глаза, откинувшись на спинку сиденья. Если ему было так страшно, то что уж говорить о Суворовых?
        - Поехали, - начбез забил адрес в навигатор. Понимая и разделяя чувства Романовского, он был рад, что тот все же не перешел черту. Это меняет человека раз и навсегда, и даже не в наказании дело - тем более, такому человеку разве что пальцем бы погрозили. - Пара часов погоды не сделают. Ей звонить будешь?
        - Нет пока. Я уже звонил, - Рома глаза так и не открыл. - Ульяна регулярно отчеты шлет, что Злата не отходит от Майи. Одна в восторге от лошади, другая в восторге от такого количества внимания.
        Буквально полчаса и два джипа паркуются во дворе обычной панельки - из мер безопасности только домофон. Несколько раз глубоко вдохнув, мужчина потянулся набрать номер квартиры, но дверь распахнулась и из подъезда вышла компания подростков - веселых и шумных, чем он и воспользовался. Чтобы немного успокоиться, поднялся на четвертый этаж пешком. Вот и нужная дверь - звонить не стал, постучал. Одну длинную минуту за дверью была тишина, а потом раздался усталый женский голос:
        - Кто там? - прозвучало настороженно.
        - У меня есть новости о вашей дочери. О Злате, - твердо произнёс Роман. За дверью раздался всхлип, поспешно распахнулась дверь. Дочка не поздравила с Рождеством, а соседка говорила, что смс не доставляются. Заявление о пропаже принимают только через трое суток.
        - Вы кто? - невысокая хрупкая женщина смотрела на него огромными голубыми глазами, в которых стояли слезы. "Удивительно похожи. Не перепутаешь".
        - Катюша, ты зачем дверь открыла? - из комнаты в коридор вышел высокий мужчина, хмурый и недовольный. Притянул к себе жену, окинул гостя пристальным взглядом: - Вы кто? - он просто не мог быть вежливым.
        - Это разговор не для посторонних ушей. Позвольте войти, - не спрашивал, утверждал визитер. Суворовы смотрели на него настороженно, а мать Златы с затаенной надеждой. Мужчина, неожиданно появившийся у них на пороге, был очень высок, дорого одет, цепко смотрел темным взглядом, но в его облике читалась усталость.
        - Меня зовут Роман. Я в вашем городе по делу. У Златы все хорошо, и Иван больше ее не побеспокоит, - после этих слов женщина разрыдалась. Ей не верилось, что кошмар закончился, и этот мужчина не врет.
        - Я могу с ней поговорить? - спросила сквозь слезы.
        - Пока, к сожалению, нет. Злата не знает, что я у вас, через два дня вернусь и все расскажу. Тогда же вам сама позвонит, - ему было больно видеть страдания этих людей, но хотелось сначала самому поговорить с девушкой. Да и что такое два дня ожидания, когда теперь точно знают, что с дочерью все хорошо? - Были осложнения с её бывшим, но я настоятельно попросил больше нас не беспокоить. Он клятвенно обещал, - говоря это, Рома твердо смотрел в глаза отцу Златы. Тот перевел взгляд на кулаки, и едва заметно кивнул. Мужчины друг друга поняли.
        - Роман, и все же, вы кто? - Александр Юрьевич хотел прояснить этот вопрос - просто так никто и пальцем о палец не ударит.
        - Видимо, будущий муж, - ну вот, он впервые произнес это вслух: гром не грянул, пол под ногами не разверзся. - Я понимаю, что такие новости так не сообщают, но я устал, нам бы с ребятами поспать, а то ехать обратно полторы тысячи километров.
        - Так далеко? - Екатерина Алексеевна закрыла рот ладонью. - Как же наша девочка туда добралась? Ой, проходите, что же стоите? Кушать будете? Ну хоть чаю.
        - Извините, меня в машине ждут, - Рома не хотел заставлять ждать сопровождающих, все устали.
        - Так пусть поднимаются! - женщина еще не осознала до конца, что говорил незнакомец про мужа, но теперь хотела задержать его подольше, ведь он совсем недавно видел их дочь. - Устали люди, чаю горячего налью.
        - Нет, не беспокойтесь, - Романовский понял, что так простой уйти не получится. - Их пять человек, - достал телефон, набрал Пашу: - Придется задержаться. Да, найдите гостиницу, отдохните, утром домой. Локацию скинь, я такси возьму.
        - Но как же... - Екатерина Алексеевна растерялась.
        - Все нормально, большие мальчики, сами разберутся. У Павла железная дисциплина.
        - А Павел кто? - отец Златы, в отличие от жены, хоть и тоже волновался, но старался между строк прочитать что-нибудь полезное. - Вы на машине приехали, что ли?
        - На трех. Вполне комфортно доехали. Павел наш начбез, - просто ответил Рома. Ему пришлось пройти на кухню, сейчас уйти было бы очень жестоко. Ребята отдохнут, а он и в машине поспит, не проблема.
        Ушел из квартиры Суворовых только под утро: сначала рассказывал, как дела у Златы, как можно аккуратнее поведав родителям о похищении, рассказал о себе, опустив половину биографии и род занятий, потом долго слушал рассказ о детстве их дочки, рассматривал фото, все время поражаясь, как можно было сломать такую девушку. Он прекрасно понимал, почему Иван помешался на ней, и сам с ума сходил, но тронуть хоть пальцем? Да лучше себе руки переломает. И надеялся, что с ним она станет прежней - улыбчивой, с лучистым взглядом. Он приложит все усилия. А потом, когда мама ушла спать, состоялся разговор с отцом. Вот тут уже Ромка рассказал все без утайки.
        - Я не горжусь эти поступком, - закончил свой рассказ. - За ним будут присматривать, и если эта тварь сунется еще раз - закопаю. Возможно, живьем. У меня достаточно ресурсов, - серьезно добавил.
        - А сам? - вот что больше всего волновало Александра Юрьевича.
        - Никогда, - Рома сжал кулаки. - Даже если захочет уйти, - и это было правдой.
        Глава 31
        Возле подъезда стол крузак, Паша, отдохнув в отеле, ждал босса.
        - Ну как? Куда теперь? - спросил, когда Роман занял пассажирское сиденье.
        - Нормально. Едем домой, - брюнет устало закрыл глаза, спать хотелось неимоверно.
        - Может, в отель? Отдохнешь, - переспросил начбез.
        - Паша, ты выспался? Парни отдохнули? - дождавшись утвердительного кивка, продолжил: - Так не включай няньку. Поехали.
        Машина сопровождения встретила их на выезде из города, парням пришлось потесниться, третье авто оставили владельцу. Рома уснул сразу же, как выехали на трассу. Он чувствовал себя на редкость усталым и разбитым, тяжелый разговор с Суворовыми царапал по нервам, вытягивал жилы. Нет, он за свою жизнь и род деятельности видел всякое, но то были битвы и подставы в сфере бизнеса, а тут... Слов, чтобы описать ситуацию, у него не было. Мужчина не был наивным и знал о существовании домашнего насилия, но никогда с этим не сталкивался так близко. Да и одно дело знать, что это происходит где-то и с кем-то, и совсем другое - когда с дорогим для тебя человеком. Спать в машине то еще удовольствие, но очень хотелось побыстрее вернуться обратно.
        - Проснулся, спящая красавица? - поддел Ромку начбез, когда тот тер лицо руками, пытаясь прогнать сон.
        - Отстань. Где мы уже? - посмотрел на часы, оказывается, уже обед.
        - Отмахали четыреста километров, - ответил Павел. - Погода дрянь, быстрее ехать опасно. Скоро въедем в городок, жрать охота. Злате звонить будешь?
        - Нет, - на удивленный взгляд Рома пояснил: - Неловко как-то. Я не знаю, о чем с ней разговаривать. Лучше уж когда приеду.
        Начбез только пожал плечами, главное, что все закончилось благополучно, осталось только доставить Романовского домой. Обратная дорога показалась дольше и труднее, адреналин спал, осталась только усталость. Перед родным городом за руль сел Ромка, завез Пашу домой, поблагодарил за помощь.
        “Надо будет премию всем дать за помощь”, - он никогда не был жмотом и ценил чужое время. Тем более что никто не был обязан ему помогать. Сам же стремился дальше. Обнять, поцеловать, извиниться.
        Нужно было заехать домой переодеться, выпить кофе, побриться, в конце концов. Но Роман физически бы не вынес ни единой лишней минуты разлуки. Джип мчался ранним утром по полупустой трассе, водителю хотелось вдавить газ до упора, но он сдерживался. Сойти с дистанции по собственной глупости - это не для него. Знакомый поворот, за машиной тянутся первые следы от шин на девственно-белом снегу. Еще немного и он тормозит возле дома, осталось постучать в дверь и все. А на террасе, укутанная по самый нос в плед, стоит его золотая девочка.
        - Ты почему здесь? Замерзнешь, - Рома крепко прижимает ее к себе, целует нос, волосы, скулы. Шепчет ей в губы: - Почему не спишь?
        - Жду... Тебя... - тянется за поцелуем, не веря, что он вернулся. Прижимается к тому, о ком думала все последние дни, цепляется за пальто, не веря, что это не сон.
        - Замерзнешь, - опять повторяет Романовский, не в силах оторваться от хрупкой и родной девушки. Подхватывает на руки, заносит в дом. Ему кажется, что Злата стала еще тоньше и легче.
        Навстречу им из спальни появляется сонный Саша, здоровается с другом и хватает под локоток появившуюся Ульяну. Этим двоим нужно побыть одним. Рома уносит свое Солнце в спальню. Как ни странно, сейчас нет никакого сексуального возбуждения, только нежность, и боль, которая колет в сердце при виде желтого синяка на пол-лица. Дышит глубоко, пытаясь успокоиться, ведь все хорошо, а этот след пройдет. Только вот навсегда останется в его душе. Они сидят на кровати обнявшись долго, очень долго. Ромку просто рубит в сон. Кое-как находит в себе силы, чтобы оторваться от девушки:
        - Злата, я так соскучился, - целует в висок, в скулу, в чувствительное место за аккуратным ушком.
        - Я испугалась. Я так испугалась... - но он не дает продолжить, прижимает палец к губам.
        - Можно я душ и посплю хоть часок? - устало улыбается. - А потом мы поговорим. Обязательно.
        Удобно иметь свою комнату с запасом вещей, но пока принимает душ, ему в голову приходит совершенно шальная идея. И спустя десять минут Ромка абсолютно уверен в своем решении. Выйдя из душа, тут же рухнул на кровать - нервное напряжение ушло, организм требовал полноценного отдыха. Злата присела рядом, осторожно провела рукой по плечу, по широкой спине. Её рыцарь, нет, это совсем не подходит Романовскому. Её хищник, жесткий и опасный, но самый любимый, которому нестрашно доверить жизнь. Вдруг руку перехватили, и Рома целует центр узкой ладошки. Одно движение - Злата прижата к боку сильно. Здесь ее место, рядом с ним, под его защитой. И теперь мужчина окончательно проваливается в сон, через несколько минут засыпает и Злата.
        Будит обоих настойчивый телефонный звонок Ромкиного сотового, родители желают знать, где носит их взрослого сына. Сын же скидывает звонок и выключает телефон. Потом все выслушает и выскажет. Устроившись поудобнее, прижав к себе свое сокровище, рисует на молочной коже пальцем замысловатые узоры.
        - Спрашивай, - он готов к разговору.
        - Вы его... убили? - задает вопрос, мучавший ее долгое время.
        - Нет. Так, немного проучили. Такие, как твой бывший, понимают только силу, - крепче прижимает девушку к себе целует в макушку.
        - Не понимаю, как он меня нашел... - она много об этом думала, но вопрос так и остался без ответа.
        - Это я виноват, - Ромка вздохнул. - Кристина и Наталья постарались. Но теперь они уже поняли, как подло поступили. Прочувствовали, осознали, сменили место жительства неожиданно, - немного помолчав, добавил: - Я был у твоих родителей.
        Злата вздрогнула. Она давно им не звонила, городской номер несколько лет назад отключили за ненадобностью, а сотовый так и не вспомнила. Раззява.
        - И как они? - спросила с колотящимся сердцем.
        - Очень тебя любят и ждут, - Рома не собирался передавать ей весь разговор. - Отличные у тебя родители. И соседка молодец.
        - Что ты им сказал? - мысли в голове мелькали одна за одной.
        - Что я твой будущий муж, - хмыкнул брюнет. Злата удивленно смотрела на него невероятными голубыми глазами, в которых было неверие. - Что? Я слов на ветер не бросаю! - широкая улыбка появилась на его лице.
        Включив телефон, набрал номер Екатерины Алексеевны и передал трубку девушке. Разговор шел почти час. Златка уже икала от слез, нос покраснел, а она все никак не могла остановиться, так много нужно было рассказать. Все это время он просто обнимал ее, поддерживал. Именно сейчас пришло осознание, что все действительно закончилось.
        - Спасибо тебе, - Злата шмыгнула носом, отключив телефон, поцеловала Рому. Сама. Как же давно ей этого хотелось. Из спальни они вышли только через несколько часов. Невозможно было насытиться друг другом, удержаться от ласк, поцелуев. Дарить друг другу наслаждение - это ли не самое лучшее?
        - Рома, твоя мать меня скоро через телефон четвертует. Звонила уже, наверное, сотню раз, - Ульяна веселым взглядом окинула парочку, соизволившую выйти из спальни. - Я очень за вас рада! - счастливые лица обоих не оставляли сомнений, что все у них хорошо.
        - А в этом доме кормят? - смущение и стеснение - это не про Ромку. Ульяна закатила глаза и махнула рукой.
        За ужином был краткий пересказ поездки, а потом Романовский огорошил Злату фразой:
        - Сегодня ночуем здесь, а завтра едем к моим. А то они и сюда не поленятся приехать.
        Девушка поначалу опешила от такого заявления, всячески стараясь отказаться, но Рома был непреклонен. И теперь вот они ехали в дом Романовский-старших для разговора. Злате становилось все страшнее по мере приближения к месту назначения. Слова о будущем муже она сочла шуткой, но сейчас все становилось слишком серьезным. Говорить не могла, голос не слушался. На ее доводы о том, что ни одежды приличной у нее нету, да и синяк не прошел, мужчина лишь отмахнулся. Но на заметку себе обновление гардероба взял - интернет-магазины работают круглосуточно.
        Худшие подозрения Златы подтвердились: явно элитный поселок, огромный красивый дом, большая ухоженная территория.
        - Не бойся, - запарковав машину, Рома сжал ее ледяную руку, легко поцеловал в губы. - Они довольно резкие и прямолинейные, но хорошие люди.
        Глубоко вдохнув, девушка выбралась из машины, и последовала за мужчиной в дом. В холле их встретила невысокая элегантная шатенка. Просканировав вошедших, резко бросила:
        - В кабинет! - от такого приема Злата чуть в обморок не упала.
        - Все будет хорошо, - шепнул Рома и, поцеловав в щеку впавшую в ступор девушку, потянул ее за собой.
        - Итак, сын, ничего не хочешь нам рассказать? - в кресле у камина сидел мужчина, удивительно похожий на Рому.
        - Хочу, - усадив под строгими взглядами родителей Злату кресло, встал рядом. - Я женюсь! - весело сказал он.
        Мать и Злата охнули одновременно, отец выгнул бровь.
        - На ней? - кивок головы. - На стриптизерше?
        - Значит так, - сын умел не хуже родителей выгибать бровь и одной интонацией выразить все, что думает, - я сейчас вам кое-что проясню. Это, конечно, ничего не изменит по большому счету, но, надеюсь, вы перестанете изображать из себя сицилийскую мафию.
        - Ты пропадал где-то несколько дней, пропустил рождественский ужин, привез непонятную девицу с синяком и говоришь, что женишься на ней. Как мы должны реагировать? - мать сверлила взглядом девушку, мечтавшую провалиться сквозь землю.
        - Рома, твои действия вызывают сомнения в твоей адекватности, - добавил отец.
        - Я большой мальчик, и могу сам отвечать за свои поступки. А еще я полностью финансово независим, так что отставим это в сторону, - он сел перед креслом и оперся о колени Златы, вызвав недоуменные взгляды родителей. - Мою невесту зовут Суворова Злата Александровна. Род занятий - почти прима театра оперы и балета. Синяк - результат нападения ее бывшего мужа, из-за которого, собственно, я и пропустил ужин, - при воспоминании об Иване сжал кулаки, слишком сильны были еще переживания. - В моем клубе она пряталась от преследования...
        По мере рассказа взгляд родителей теплел, позы стали перестали быть напряженными, мама присела на подлокотник кресла своего мужа и тот сжал ее руку. Такое можно видеть в фильме, но это никак не могло случиться с их сыном.
        - Вот такую храбрую девушку со стальным характером я люблю и собираюсь на ней жениться, - слова давались легко, не вызывая никакого внутреннего дискомфорта. Злата вздохнула, но так и не произнесла ни слова. Она сосредоточенно разглядывала свои руки, сцепив их в замок. - Как сами понимаете, мог сообщить о женитьбе уже постфактум.
        - Мда, умеешь удивить, - отец подался вперед, поставив локти на колени. - Злата, меня зовут Владимир Алексеевич, я отец этого самоуверенного молодого человека. Моя жена, соответственно, его мама - Валерия Максимовна.
        - Не скажу, что я счастлива от сложившейся ситуации, - продолжила женщина, - но ваш характер и поступки вызывают уважение. И если вы с нашим сыном не из-за денег и положения, то, возможно, мы сможем найти общий язык.
        - Приятно познакомиться, - впервые за вечер произнесла Злата. - Я просто люблю вашего сына, вот и все. Вам удалось воспитать весьма противоречивую личность, многогранную. Надеюсь, я буду ему достойной женой.
        - Дорогая, я всегда знал, что наш сын умеет хорошо устраиваться в жизни, - хохотнул Владимир Алексеевич.
        - Пойдемте в столовую, время обеда, - не поддержала шутку его жена.
        Эпилог
        Скромная по меркам Романовских свадьба состоялась через три недели. Собственно, из гостей присутствовали только родители с обеих сторон и Ромкины брат с сестрой, соседка с мужем, которые помогли в трудный момент, и Саша с Ульяной. На невесте было нежнейшее кружевное платье с легким золотым оттенком, жених надел строгий темно-синий костюм. Церемония проходила прямо в доме семьи Романовских, торжественно украшенном по такому случаю. Даже лепестки роз под ноги молодожёнам бросали два неугомонных ураганчика. Племянницы узнали красивую тетю, похожую на куклу, которую когда-то встретили в парке. Мелкие во все глаза разглядывали Злату в свадебном платье и с красивой прической, собранной из объемных кос и украшенной цветами. После свадебного ужина новоиспеченные супруги уехали в городскую квартиру.
        Как и положено, Рома перенес жену через порог на руках, помог снять пальто и понес дальше в спальню. А потом Златка удивленно разглядывала пилон, установленный в углу. Усадив супругу на кровать, мужчина приглушил свет и включил музыку.
        - Только не смейся! - серьезно сказал. - И так Костя с Кирилом уже оборжали.
        Под зажигательную Crazy All My Life Ромка начал раздеваться! Злата пыталась удержать серьезное выражение лица, но с каждым движением мужа делать это было все труднее. Через минуту она уже хохотала, вытирая выступившие на глазах слезы. Такого подарка на свадьбу ожидать было просто невозможно! На моменте, когда он принялся расстегивать ремень, она не выдержала - тоже присоединилась к веселому стриптизу.
        - Ну вот, у нас семья стриптизеров, - Ромка горящим взглядом наблюдал, как жена, сексуально сняв платье, подошла к пилону и продемонстрировала парочку таких пируэтов, что кровь буквально вскипела. А тут еще в тумбочке рядом с белым пером обнаружилось черное - чуть уже, чуть жестче, явно "мужское". Кровати было нелегко, но она выдержала.
        Страшно ли было высовывать нос из квартиры уже под новой фамилией? Еще как! Только после выходки Кристины и Наташи девушка осознала, на КОГО решила покуситься. Злате, занятой на тот момент собственными проблемами, не было до биографии привлекательного брюнета никакого дела. А потом Рома вихрем ворвался в ее жизнь, развеял все опасения и окружил заботой и лаской. Сердце отзывалось на каждое прикосновение, на каждый поцелуй. И даже спустя столько времени только лишь воспоминая о жарких сценах заставляли краснеть до корней волос и ждать их повторения.
        - Ты что застыла? - спросил муж. Злата вздрогнула. Она так задумалась, что не заметила в зеркале здоровенного мужчину. - "Муж. Странно называть его так".
        - Боюсь, - честно призналась девушка, - меня порвут на клочки твои многочисленные бывшие, - до сих пор было страшно от одного воспоминания о случившемся.
        - Прости, - Рома в очередной раз просил прощения, - мне и в кошмаре не могло присниться такое, - подойдя к жене, обнял со спины. Осознавать, что на его золотую девочку у него теперь законные права было невыразимо приятно. - Ты все равно для меня лучше всех. Я смогу защитить. Такого больше не повторится, - произнес он, оплетая ее руками, укрывая от всех бед, потому что большой и сильный мужчина обязан защищать свою хрупкую женщину. - Ты мне веришь?
        - Верю, - без тени сомнения ответила Злата. Ему она верила больше, чем себе: Романовский стал для нее тем, кто вернул веру в себя, чувство собственного достоинства, кто помог вспомнить, что слово "нет" нормально даже между супругами и в постели. Он - ее темный ангел-хранитель. За его спиной иногда так и виделись черные грозные крылья, которыми укутает в случае беды. - Тебе верю. Всегда.
        - Тогда пойдемте, госпожа Романовская, нас уже ждут, - Ромка опять перешел к обычной шутливой манере, только взгляд был серьезным - мужчина прекрасно понимал, что означает эта вера. - Пусть все видят, что у меня теперь персональное Солнце.
        Ехать было недалеко, в нескольких кварталах от квартиры, почти в центре города, Рома остановил крузак и повел Злату в какой-то, как ей показалось, офис.
        - Что это? - было интересно, что же Романовский задумал.
        - Твоя будущая хореографическая студия для детей, - ему было приятно смотреть на смущенное лицо жены. А спустя пару секунд она уже осматривала помещения, радуясь, как ребенок.
        Но не только Злату смог удивить Роман. Александра он буквально ошарашил: когда тот вернулся из свадебного путешествия, то застал в самом разгаре стройку второго дома. Ульяна хохотала до слез, видя выражения лица своего мужа. И была очень рада, что со Златой они будут соседками, девушка ей очень нравилась.
        Чуть больше года спустя
        - Что тут у нас? - дядя Слава вошел в кабинет гинеколога, пожал руку Роману, кивнул Злате, лежащей на кушетке. - О, орел! Как всегда, подошел к делу тщательно.
        - Кажется, я перестарался, - всегда самоуверенный Романовский сейчас смотрел растерянно, и как-то беспомощно. Он был просто до умопомрачения рад беременности жены. Почему-то сразу представилась дочка, такая же миниатюрная, как мама, и с такими же золотыми волосами.
        - Ну что ж теперь поделаешь, - развел руками доктор, широко улыбаясь, - обратно не вернешь. Ты вообще к любому делу подходишь ответственно, - ему было очень весело смотреть на растерянного мужчину. - Элла Валентиновна вам все расскажет, выпишет, назначит. А если нужно, то и ограничит, согласно вашего положения и конституций. Поздравляю! - с силой хлопнув сына друзей по плечу, вышел из кабинета, весело насвистывая.
        - Злата, я не специально, - Ромка осторожно взял жену за руку. Элла Валентиновна отвернулась, чтобы тот не видел, как она пытается не расхохотаться, настолько забавно выглядел этот здоровяк, искренне извиняющийся перед женой за двойню. За ее долгую практику было много разного, но такая реакция будущих отцов каждый раз вызывала смех и слезы. Будущим родителям будет сложновато, конечно, муж очень крупный, а жена мелковата для двойни. Но они не первые в ее практике, и, дай бог, не последние.
        - Рома, не истери, - девушке надоело, что он никак не может успокоиться, а чем ей грозит Ромкина паранойя - знает точно. - При современной медицине это не такое уж из ряда вон выходящее событие. Правда, Элла Валентиновна?
        - Абсолютная, - подтвердила гинеколог. - Присядьте, Роман, продолжим УЗИ.
        Злата же еле сдерживала смех, настолько сосредоточенное лицо было у мужа. Похоже, что он собирался самым тщательным образом следовать всем предписаниям врача.
        Близнецы, мальчик и девочка, родились в положенный срок с помощью кесарева сечения. Ошалевший от счастья отец боялся взять крошек на руки.
        - Люблю тебя, - только и смог Ромка сказать женщине, подарившей ему самое дорогое в этой жизни: любовь, семью, детей.
        - И я тебя, - нежно улыбнувшись, ответила Злата.
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к