Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Крюков Олег: " Отдел По Расследованию Ритуальных Убийств " - читать онлайн

Сохранить .
Отдел по расследованию ритуальных убийств Олег Крюков
        # По настоящему страшный, жестокий роман о работе специального отдела по расследованию ритуальных убийств, которые происходят в Москве и Петербурге в совсем недалёком будущем. И как так совпало, что одно из расследований связало сотрудников отдела с ритуальным убийством, которое произошло за 100 лет до описываемых событий. В Екатеринбурге. В подвале дома Ипатьева...
        ПРОЛОГ.
        Трёхгранное лезвие, направленное сильной рукой пробило ткань, кожу и аккуратно пройдя между рёбрами, устремилось туда, где ещё билось молодое здоровое сердце.
        Этот мир, полный горя и страданий, подлости и злобы, но вместе с тем такой прекрасный в редкие мгновения счастья остался где-то за гранью его нового существования. Исчезли боль и страх. Но там продолжала жить она, и он знал, что нужен ей. Без него ей будет очень плохо в этом не лучшем из миров.
        Он рванулся назад. Туда, где чернел тоннель, уходивший в небытие.
        - С ней будет всё в порядке, сынок, - услышал он голос матери. - Просто ей ещё нужно побыть в том мире. Недолго, лет шестьдесят. А здесь шестьдесят лет короче мгновения, поверь мне.
        Почему он был уверен, что этот голос принадлежит ей, его матери. Ведь в том мире он так не успел узнать её.
        ЗЛОЙ ДОМ.
        - М-да, кадровая проблема у нас стоит чрезвычайно остро. Зарплата, сами понимаете, очень маленькая, поэтому текучка просто огромная. Зато те, кто остаются, по настоящему преданы работе. Я здесь вот уже шестнадцатый год директором, всякого повидал. Но вот каждый раз смотрю на них, и сердце сжимается! Они ещё жить не начали, а жизнь их уже обидела.
        Алексей Дмитриевич указательным пальцем поправил на носу очки и взглянул на собеседницу. И уже не помня, который раз за сегодня подумал, как им всем повезло. Рекомендации самые что ни на есть лучшие: восемнадцать лет проработала учителем русского языка, потом методистом в гороно, победитель республиканского конкурса учителей. И к ним - простым воспитателем. А ведь даме-то едва за пятьдесят. Правда зарплата гораздо больше, чем получает учитель средней школы, всё-таки детский дом, сироты и всё такое. Городские власти, спасибо им, не забывают, в прошлом году международная организация по защите прав детей-сирот открыла неплохой счёт в банке, в общем, жаловаться - грех. Но катастрофически не хватает людей. На самом деле горящих вакансий у них две, и это после того, как почти вдвое сократили коллектив. Объявление провисело три месяца и вот, наконец, сегодня пришла она.
        - Э-э Лилия Демьяновна, значит, мы договорились, что с завтрашнего дня вы приступаете к работе. Вообще-то раньше мы работали в две смены - дневную и ночную, но сейчас сами понимаете, из-за недостатка людей перешли на сутки.
        - Я всё понимаю, Алексей Дмитриевич, - чуть улыбнулась женщина, - вам не о чем беспокоиться. Скажу вам по секрету, - снова лёгкая улыбка, - дети - моя страсть. Значит завтра в восемь утра?
        - Вот с такими бы людьми я бы горы свернул! - ударил он ладонью по столу, когда дверь за дамой закрылась.
        Детский дом, где он вот уже столько лет работал директором, был один из самых старейших в городе, скоро пора будет отмечать стотридцатилетие. Основан был лицами императорской фамилии, одной из великих княгинь. Надо будет послать кого-нибудь в городской архив, покопаться. Может и театрализованное представление с детьми поставить. Детишки лицедействовать любят, они у меня через одного талантливые!
        Обзывалось заведение в те старорежимные времена сиротским приютом имени какой-то святой. В 1918-м в этих стенах по слухам большевики убили другую великую княгиню, дочь основательницы, ему ещё в семьдесят четвёртом старая няня рассказывала, когда он сопливым юнцом собирался покинуть эти стены, чтобы десять лет спустя вернуться сюда уже на работу. Прежний директор - старый коммунист Ломакин, пусть земля ему будет пухом, последние пять лет в детдоме появлялся только для того, чтобы провести очередной педсовет, нёс как всегда чушь про задачи, которые ставит перед нами партия, и мучился с похмелья. Потом произошла эта трагедия, которая по большому счёту не должна была случиться в заведении подобного рода, где всё подчинено тому, чтобы заставить детей забыть о несправедливости жизни, лишившей их родительской любви и опеки. А случилось то, что старый идеологически выдержанный алкоголик вышиб себе проспиртованные и забитые партийными директивами мозги прямо в этом вот кабинете из папашиного именного маузера. Учуял, стало быть, конец коммунизма. Ну и допился соответственно до чёртиков! Ох, и шуму тогда
было, комиссия за комиссией, чуть не закрыли! Но, слава Богу, обошлось.
        Директор посмотрел на часы. Уже половина шестого вечера, пора делать вечерний обход. За окном стояла промозглая ноябрьская погода, с самого утра холодный пронизывающий до костей ветер гонял по городу мокрый снег, а в старинном здании было тепло и уютно. Ещё бы, стены в метр толщиной, до чугунных батарей не дотронешься! Он встал из-за своего стола и тут же в дверь постучали.
        - Да-да, войдите.
        - Алексей Дмитриевич, - в дверь просунулась хорошенькая головка Ирины, молодой воспитательницы, - к вам тут ещё одна женщина, говорит, по поводу работы.
        Сегодня, действительно хороший день.
        - Конечно, Ирочка, пригласи.
        В вошедшей в кабинет женщине опытный глаз директора сразу признал человека, не имеющего никакого отношения к педагогической деятельности. Мало того, если он не ошибается, у неё нет даже своих детей и, учитывая возраст, что-то около шестидесяти, вряд ли уже будут.
        - Добрый вечер, - тихо, но отнюдь не робко произнесла посетительница. - Я вас не задерживаю? Простите, но раньше я прийти не смогла.
        - Присаживайтесь, - пригласил Алексей Дмитриевич. - Вы по поводу работы?
        - Да. Вы позволите мне снять пальто? У вас жарко.
        - Конечно, конечно. Вот вешалка.
        Он учтиво помог гостье снять тяжёлое, пропитавшееся уличной сыростью драповое пальто и усадил на стул. Та так же тихо поблагодарила его.
        - Видите ли, - сразу счёл нужным поставить её в известность директор, - у нас работают люди, имеющие педагогический опыт, хотя и не обязательно соответствующее образование.
        - Я догадываюсь, - в её голосе звучал сарказм, но лицо при этом было серьёзным.
        - У вас есть какие-нибудь рекомендации?
        - За меня мог бы поручиться Сергей Данилович, но, увы, его уже нет с нами.
        От изумления директор даже забыл сесть в своё кресло.
        - Вы знали Ломакина?
        - Можно сказать и так, - медленно проговорила визитёрша.
        Алексей Дмитриевич внимательно посмотрел на неё. Как разительно отличалась эта сухая с резкими чертами лица женщина от округлой, по домашнему уютной Лилии Демьяновны.
        - Зовите меня Елизавета Ивановна, - ответила на его невысказанный вопрос посетительница. - Я вижу, что не произвела на вас должного впечатления, но поверьте, мне очень нужна эта работа.
        - А где вы работали раньше?
        - Всю свою сознательную жизнь я занималась частной практикой.
        - Простите, и что же вы практиковали.
        - Я лечила людей, - нехотя ответила Елизавета Ивановна.
        - То есть вы - врач?
        - Не совсем. По крайней мере, медицинского диплома у меня нет.
        - Я что-то не совсем понимаю.
        - Это долго объяснять. Видите ли, у нас по женской линии от поколения к поколению передаются определённые знания, впрочем, какое это имеет отношение к цели моего визита?
        - Вы собираетесь работать с моими детьми, и я должен знать о вас как можно больше.
        А про себя подумал, что только знахарки ему здесь не хватало! Но мысль эта тут же вылетела из его головы, лишь только он взглянул в необычные глаза посетительницы.
        Мудрость и доброта. Именно эти слова пришли на ум директору, когда он пытался понять, что же в её глазах такого необычного?
        - А вы ведь собирались делать обход, когда я к вам вошла. Позвольте мне сопровождать вас?
        « Ну что ж, может она, посмотрев на наше житьё-бытьё, сама и не захочет здесь работать», - подумал Алексей Дмитриевич.
        - Прошу, - он галантно распахнул перед ней дверь.
        Здание было старинным, построенное ещё при Николае 1 оно сначала принадлежало семейству Шереметевых, но затем безвозмездно было отдано под сиротский приют. Построенное в псевдоготическом стиле, с узкими окнами-бойницами, оно удачно вписывалось в архитектуру этого серого города с его вечными дождями, низвергающимися со свинцового неба. Директор гордился своим домом и его воспитанниками и хотел, чтобы здешние порядки и дисциплину оценила и посетительница.
        В этот вечерний час воспитанники уже заканчивали делать домашние задания, готовились к ужину.
        - Как странно, - заметила Елизавета Ивановна.
        - Что странно?
        - Насколько мне известно, дети так себя не ведут.
        - Как? - не понял директор.
        - Слишком тихо. А они должны шуметь, бегать друг за другом по коридорам.
        - Не понимаю, что в этом плохого. Все заняты делом.
        - И смеха не слышно, - продолжала женщина.
        - Не забывайте - они сироты.
        - Да, но я считала, что задача педагогов - заставить забыть их об этом.
        Дверь одного из классов открылась, и в коридор вышел мальчик лет десяти.
        - Добрый вечер, - вежливо поздоровался он.
        - Здравствуй, Глеб, - ответил директор.
        - Тамара Петровна отпустила меня в туалет, - предупредил вопрос директора мальчик.
        - Какими оценками ты нас сегодня порадовал? - спросил Алексей Дмитриевич.
        - Пятёрка по чтению и ещё одна по рисованию.
        - Молодец, так держать!
        - Ты, наверное, очень любишь читать? - обратилась к Глебу Елизавета Ивановна.
        - Да, особенно про всё необычное, - ответил мальчик.
        - Глебушка у нас ещё прекрасно рисует, - похвастался директор. - В этом году поступил в художественную школу.
        Елизавета Ивановна наклонилась к мальчику, и тот ощутил знакомый запах каких-то трав. Почему знакомый, он не помнил, потому что был ещё очень мал, когда жил в деревне у бабушки, и в деревенском доме, в сенях всегда сушились развешанные вдоль стен душистые пучки.
        - Если ты мне покажешь свои рисунки, я подарю тебе интересную книгу, - заговорщицки сказала она, глядя в серо-голубые глаза.
        - Приходите, я живу в 26-й комнате.
        - Обязательно приду, - она провела своей сухой прохладной ладонью по его волосам цвета спелой пшеницы.
        - У вас все дети такие изумительные? - спросила женщина, глядя вслед мальчику.
        « А, пожалуй, я её возьму, - подумал директор. - По крайней мере, с детьми общий язык она находит».
        - Приходите завтра с документами, будем вас оформлять.
        - Благодарю. - Елизавета Ивановна по старомодному склонила голову.
        У входа в столовую они столкнулись с Лилией Демьяновной, и директор представил женщин друг другу. Лишь только глаза их встретились, по всему телу лауреата республиканского конкурса прошла, как бы судорога и при внимательном взгляде было заметно, как затряслись её ухоженные руки. Елизавета Ивановна задержала на ней пристальный взгляд, что было странно при её безупречных манерах.

***
        Глеб, высунув от усердия кончик языка, старательно выводил в своей тетради буквы. Учась в третьем классе, он уже обладал почти каллиграфическим почерком и не делал грамматических ошибок даже в самых сложных словах. Камнем преткновения оставались пока знаки препинания, но учительница русского языка уверяла, что к концу года он справится и с этой проблемой. Мальчик вспомнил сегодняшнюю встречу с этой странной бабушкой. Здесь, в детском доме никто из взрослых не интересовался его рисунками. Хотя все одобряли его тягу к рисованию, Алексей Дмитриевич отвёл даже в художественную школу, но вот рисунки его почему-то никто посмотреть не просил. Некоторым из своих сверстников он их показывал и видел, что они им не нравятся. Одни называли их странными, а Зойка прямо сказала, что они всех пугают. Глеб не понимал, что может быть страшного в изображении ставшего им родным дома, его классов и комнат.
        - Но ведь можно одно и тоже лицо нарисовать по разному, можно злым, а можно и добрым, - объясняла Зойка. - У тебя наш дом выглядит каким-то злым.
        Разве он виноват, что именно таким он его и видел.
        После ужина дети, как обычно собрали свои ранцы и портфели к завтрашнему учебному дню. Большинство воспитанников собрались в красном уголке смотреть телевизор, а они впятером сидели в 26-й комнате и Зойка, вытаращив и без того огромные глазищи, рассказывала очередную свою страшилку про привидение, которое бродит по их подвалу и забирает с собой ненароком забредших туда детей. Глеб знал, для того, чтобы попасть в подвал, надо выйти на улицу, обойти здание и там, с задней стороны спуститься на пять ступенек вниз. Но и тогда наткнёшься на железную дверь с огромным висячим замком, а ключ от него у завхоза Михаила Ивановича. Так что, даже при большом желании в подвал не попадёшь, о чём он и сказал Зойке.
        - Да я сто раз видела, что дверь была открыта, - парировала та, - когда за Колькой с Женькой подглядывала, как они опять во дворе целовались.
        В общем, как, обычно запугав любителей всякой жути, Зойка отправилась к себе, готовиться ко сну.

***
        - Дети, познакомьтесь - это ваш новый воспитатель. Зовут её Лилия Демьяновна, и она будет работать в младшей группе.
        Ещё одно хмурое ноябрьское утро, но, по крайней мере, на улице подморозило, а значит, не будет вчерашней слякоти. Директор, представив собиравшимся в школу детям новую воспитательницу, отправился к себе в кабинет, решать текущие вопросы.
        - Желаю вам хорошо отучиться и жду вас. После обеда и тихого часа будем вместе делать домашнее задание, - напутствовала между тем детей Лилия Демьяновна.
        В четыре часа пополудни, когда дети вернулись из школы, она собрала свою группу и заявила:
        - Сегодня мы будем заниматься в музыкальной комнате.
        Хотя у них была своя классная, где они и делали уроки.
        Музыкальная комната находилась в цокольном этаже и кроме относительно новых столов и стульев сохранила тот вид, который имела в годы «кровавого царизма», как обычно называл те времена старый коммунист Ломакин. Рояль, в 1876-м году произведённый фирмой «Беккер и сыновья», старинное двухметровой высоты зеркало в оправе из мореного дуба с мельхиоровыми вензелями по краям - всё носило отпечаток
«проклятого прошлого». Узкие окна на высоте полутора метров от пола пропускали минимум света, и даже в солнечные дни комната имела довольно мрачный вид. Вот уже несколько лет занятия здесь не проводились, детский дом просто не мог себе позволить преподавателя музыки.
        Дети с опаской заходили в полутёмную комнату, но Лилия Демьяновна щелкнула выключателем и старая люстра на удивление ярко осветила всё помещение.
        - Можете рассаживаться, кто, где пожелает.
        Дети кинулись к столам, и лишь Глеб и Зоя остановились перед огромным зеркалом.
        - Ты что-нибудь видишь? - шёпотом спросила Зойка, вцепившись в его рукав.
        Глеб вгляделся в поверхность, от старости покрытую разводами, которые образовывали причудливые узоры. И вдруг на его глазах узоры эти стали складываться в какие-то буквы, нет, скорее всего, в цифры. Да, он ясно увидел три цифры, причём все одинаковые!
        - Шесть, шесть, шесть, - одними губами прочитал мальчик.
        Он покосился на Зойку. Её губы тоже шевелились.
        - Правильно. А вы знаете, что эти цифры означают?
        От неожиданности дети вздрогнули, воспитатель стояла за их спинами и тоже внимательно рассматривала зеркало.
        - Нет, - ответили они одновременно.
        - Я вам как-нибудь объясню, попозже.
        Взгляд женщины, прикованный к поверхности зеркала, затуманился, глаза, словно покрылись какой-то полупрозрачной плёнкой, и Глебу с Зойкой от этого взгляда стало не по себе.
        После полуторачасового пребывания в музыкальной комнате дети жаловались друг другу на головную боль, даже разговорчивая Зойка всё больше молчала, а у Глеба появилась сильная потребность нарисовать странное зеркало. Быстро проглотив ужин, он уединился в своей комнате. Ему никто не мешал, так как все остальные спешили в красный уголок, смотреть по телевизору фильм про инопланетян.
        В это время по пустому коридору в сторону вестибюля шла Зойка. Там завхоз дядя Миша, который вместе с водителем детдомовского автобуса взял ещё и ставку охранника, сидел на старом диване и смотрел принесённый из дома телевизор. По любимому спортивному каналу транслировали футбольный матч. За его спиной девочка неслышно подошла к висевшему на стене ящику с ключами, где в нижнем ряду под надписью «Цокольный этаж» висел ключ от музыкальной комнаты. Зойка, приподнявшись на цыпочки, осторожно сняла его с гвоздика и также неслышно вышла в коридор первого этажа, где была лестница, ведущая вниз.
        Комната вовсе не была погружена во тьму. От огромного зеркала исходил едва различимый красноватый свет. Именно оно, это зеркало весь вечер не давало ей покоя. Девочка подошла и почувствовала, что поверхность манит и притягивает её как чистое и прохладное озеро в жаркую погоду. Она увидела себя пятилетней, сильные руки отца подбрасывали её высоко вверх, отчего сладко замирало сердце. Вот красивое, грустно улыбающееся лицо матери. Зоя, Зоинька, мы так скучаем, мы ждём тебя! По щекам девочки катились слёзы.
        - Хочешь к ним? - услышала она за спиной вкрадчивый голос. - Иди детка, не бойся.
        - Мамочка, я иду к тебе!
        Протянув руки, она шагнула в мир своих таких счастливых снов.

***
        Утром следующего дня директор знакомил детей с Елизаветой Ивановной, которой тоже досталась младшая группа.
        Пропажа Зойки обнаружилась в обед. Сначала решили, девочка не вернулась из школы, но соседки по комнате сказали, что не видели её со вчерашнего вечера. Опросили всех детей, и картина вырисовывалась следующая: на ужине Зойка была, а после никто её не видел. Дети до десяти вечера смотрели фильм и все под впечатлением от схваток храбрых астронавтов с инопланетными монстрами отправились спать, и потом ещё в течение часа в тёмных комнатах не смолкали возбуждённые голоса. Завхоз клялся и божился, что после ужина из детей никто дома не покидал. Обыскали всё здание, заглянули во все подсобные помещения, девочки нигде не нашли. Оставалось опросить человека, на котором вчера вечером лежала обязанность следить за детьми. Лилия Демьяновна отдыхала после ночного дежурства, и выяснилось, что никто не удосужился при приёме на работу спросить у женщины домашний телефон.
        Алексей Дмитриевич принялся просматривать документы, предоставленные Лилией Демьяновной, и, о ужас, обнаружил ксерокопию паспорта швейцарской гражданки Лилианы Сантани. Хотя вчера собственными руками делал копию с российского паспорта на имя Сантановой Л.Д.
        К вечеру этого полного тревоги дня измученный директор сидел в своём кабинете и уже готовился снять трубку, чтобы звонить в милицию. Такого в доме не случалось с 1915-го года, когда двое подростков сбежали на германский фронт. Даже во время блокады, среди царивших повсюду ужаса и смерти, детский дом продолжал оставаться для его обитателей спасительным островком.
        В эту минуту в дверь директорского кабинета постучали. Елизавета Ивановна была как всегда невозмутима и суха.
        - Почему в ваше заведение принимают лишь круглых сирот, тех, чьих близких уже нет на этом свете? - с ходу спросила она. - Вам не кажется это несправедливым по отношению к брошенным детям, или чьи родители сидят, например, в тюрьме?
        - Видите ли, традиция эта сложилась не при мне, она существует с самого открытия приюта.
        - Да, но в те времена родители своих детей не бросали. Хотя, наверное, бывали исключения.
        Алексей Дмитриевич посмотрел на неё.
        - А в 30-е - 40-е годы здесь содержались дети расстрелянных «врагов народа», бывших партийных руководителей, - блеснул он знанием истории детдома.
        - Ещё я слышала, что здесь была убита особа императорской фамилии?
        - Да, одна из великих княгинь.
        - Слава у вас, надо признаться весьма зловещая.
        - Это всего лишь часть истории нашей страны, - назидательно поднял палец Алексей Дмитриевич, начинавший раздражаться этим неуместным и несвоевременным разговором.
        Он уже собрался приструнить любопытную старушку и напомнить, что её место сейчас рядом с детьми, но Елизавета Ивановна опередила его.
        - Я, Алексей Дмитриевич, всё это не из праздного любопытства спрашиваю, вы уж мне поверьте. Мы с вами должны найти девочку.
        «Тоже мне миссис Марпл выискалась!» - раздражённо подумал директор, а вслух сказал:
        - Я собираюсь звонить в милицию. Давайте предоставим это дело профессионалам. Думаю, на каком-нибудь из вокзалов девочка найдётся.
        - Алексей Дмитриевич, - женщина в упор посмотрела на директора, - всё гораздо серьезней, чем вы думаете. Я ещё раз повторяю, у этого дома - зловещая история. И боюсь, что она ещё не закончена.
        - Голубушка, что вы мне тут жуть нагоняете! Объясните же, наконец, что вы можете знать такого о моём доме, чего не знаю я?
        - Сначала я задам вам вопрос, э-э немного личного характера.
        Директор насторожился, ожидая подвоха.
        - Алексей Дмитриевич, скажите, вы - верующий человек?
        - Вопросы вы какие-то странные задаёте.
        Алексей Дмитриевич смутился, ибо не знал ответа. Он даже не знал, крещёный ли он? Родителей своих он не помнил, а в детском доме в те времена, когда он был воспитанником, религию относили к разряду наркомании, Бога заменяла всевидящая и всеведущая партия. Да и позже - армия, институт, работа. О душе думать было некогда.
        - А какое это имеет отношение к пропаже Зои Кузнецовой?
        - Час назад я была в комнате у Глеба Тарасова. Он показал мне свои удивительные рисунки. Дети, должна вам сказать, видят гораздо больше чем мы - взрослые. А если у ребёнка ещё и дар… Вот посмотрите, но посмотрите внимательно.
        Тут только Алексей Дмитриевич заметил у неё в руках картонную папку с тесёмками. Женщина положила её на стол и принялась доставать альбомные листы.
        Директор взял один в руки и поднёс к глазам. Мальчик нарисовал парадный вход их здания, казалось знакомый директору до мелочей. Несколько лет назад он приглашал реставраторов из музея. Они осмотрели вход и предложили сделать новый. Алексей Дмитриевич тогда отстоял старину, чем очень гордился. Реставраторы почему-то отказались от работы. Но спустя неделю, к директору пришёл вежливый интеллигентного вида мужчина и предложил свои услуги по ремонту. О цене договорились быстро, и через месяц вход сиял как новенький. Массивную дверь из стекла и дерева покрыли лаком, выбитое стекло заменили, причём загадочный реставратор уверял, что новое стекло сделано по технологии первой половины девятнадцатого века.
        И сейчас он смотрел на рисунок десятилетнего мальчика, не понимая, чего от него хочет эта странная женщина.
        - Видите ли, я по образованию учитель физики и совершенно не разбираюсь в живописи, но могу сказать, что для десятилетнего нарисовано весьма недурно.
        - Всмотритесь внимательно в орнамент самой двери.
        Алексей Дмитриевич добросовестно всматривался, но ничего не видел, орнамент как орнамент.
        - Внимательней, - взгляд Елизаветы Ивановны прямо-таки гипнотизировал его.
        И вдруг, в переплетении стекла и дерева изображённого на рисунке директор увидел такое, чего не смог бы передать словами. На него нахлынул не изведанный никогда прежде ужас, от которого, казалось кровь, застыла в жилах. Он тут же вспомнил овладевавшее им чувство тревоги, когда школьником он подходил к этим дверям. С возрастом оно притуплялось всё более, потом он и вовсе перестал обращать на это внимание. Это был страх перед бесконечным отчаянием, именно бесконечность и пугала больше всего.
        - Ну, слава Богу, вы - крещёный! - облегчённо вздохнула Елизавета Ивановна, всё это время не отводившая от него взгляда.
        - Что это? - спросил потрясённый Алексей Дмитриевич.
        - А вот это он нарисовал вчера вечером, - женщина протянула ему следующий листок.
        - Ба, да это зеркало в музыкальной комнате! Стоит, чёрт знает, с каких времён.
        - А вот чёрта я бы посоветовала вам не упоминать, а то не дай Бог, появится.
        - Что это за загогулины видны на поверхности? - директор рассматривал рисунок. - Похожи на цифры, да, на шестёрки.
        - Правильно, три шестёрки - число Зверя.
        - Какого ещё Зверя?
        - Сатаны, Люцифера, Антихриста, у него много имён, но сущность одна - отвратить человечество от веры в Бога. И тогда образовавшийся вакуум заполнит он.
        - Елизавета Ивановна, - директор постарался, чтобы голос его звучал как можно твёрже, - если вы пришли сюда, чтобы вести религиозную пропаганду…
        Он осёкся под её взглядом, женщина смотрела на директора как на нерадивого ученика.
        - Алексей Дмитриевич! - голос её звучал печально, но вместе с тем торжественно. - Все мои предки по женской линии боролись со Злом, но в семейном предании говорится, что в следующем тысячелетии род наш прервётся. Увы, оно подтвердилось, у меня нет ни сестёр, ни детей. И вот недавно мне было сказано, что в вашем доме я найду себе преемницу, но, похоже, меня опередили.
        - Какую преемницу, кем сказано? - непонимающе уставился на неё директор.
        - Господи, какая разница. Я всё равно опоздала. Идёмте.
        - Куда?
        - В музыкальную комнату.
        По дороге захватили завхоза. Михаил Иванович отпер дверь, и они вошли. Зеркало, огромное как озеро висело на стене. Только воды его были черны как смола.
«Ещё бы, - подумала Елизавета Ивановна, - сколько людских пороков, сколько чёрной злобы, сколько грязных человеческих желаний сосредоточено здесь». Она подошла и принялась ощупывать края. Раздался щелчок и зеркало, отъехав в сторону, открыло зияющий чернотой проход, откуда сразу же повеяло сыростью подземелья. Завхоз и директор ахнули.
        - Теперь-то вы, надеюсь, видите, что я знаю о вашем доме больше чем вы? - горько спросила Елизавета Ивановна.
        Каменные стёртые временем ступени вели вниз. Михаил Иванович сбегал за фонарём и все трое стали спускаться. Завхоз ожидал увидеть свой подвал, где хранилась всякая нужная и ненужная утварь, но они всё шли и шли вниз, детдомовский подвал давно остался наверху. Наконец лестница кончилась, и они пошли узким, шириной не более полутора метров коридором, пока не уткнулись в массивную деревянную дверь. С каждым шагом приближающим их к этой двери лицо Елизаветы Ивановны становилось всё мрачнее.
        - Я думаю, вам не стоит заходить туда, - сказала она мужчинам.
        - Это ещё почему? Позвольте!
        Луч фонаря частично осветил довольно большую залу, скользнул по стене, на которой были укреплены какие-то подставки, видимо для светильников.
        - У кого-нибудь есть спички? - раздался голос Елизаветы Ивановны.
        Михаил Иванович зажёг пару светильников, и зала озарилась колеблющимся светом. Алексей Дмитриевич взглянул на дальнюю стену. От того, что он увидел, к горлу подступила тошнота, всё поплыло перед глазами, и он не слышал голоса завхоза читающего полузабытую молитву.

***
        После того как тело девочки сняли с креста и увезли в морг, а милиционеры опросили весь персонал, директор и два оперативника сидели в кабинете и слушали Елизавету Ивановну. Осмотрев место преступления, милиционеры нашли с другой стороны залы полукилометровой длины проход, который выходил на старое заброшенное кладбище. По бокам этого длинного коридора были ещё три входа. Два вели в пустые комнаты, а третий привёл милиционеров в настоящую пещеру. Около сотни каменных, плохо обработанных ступеней вели вниз и заканчивались большой залой. А в центре её чернела дыра. Сколько не светили в неё фонарями, кидали камни, а дна так не увидели и не услышали. Даже бывалые опера чувствовали себя неуютно. Всем казалось, что дыра эта живая и таит в себе непонятную угрозу.
        Никаких следов злоумышленников обнаружить не удалось.
        Вечером того же страшного дня все собрались в кабинете директора. Теперь слово держал эксперт по ритуальным преступлениям, как представилась старушка милиционерам. Сама она полтора часа буквально на коленях облазила капище сатанистов, помогая милиционерам.
        - Здание это - начала свой рассказ Елизавета Ивановна, - было выкуплено в 1837-м году у семьи Шереметевых через подставных лиц тайной организацией «Umbro satanos» - тень Сатаны. Организация эта существует с незапамятных времён и ведёт непримиримую борьбу с христианством. Мне пока неизвестно, кем, где и когда она была создана, но рано или поздно я узнаю. Адепты её чрезвычайно осторожны и не афишируют свою деятельность. В России они часто маскировались под масонов. Именно в то время и было оборудовано это капище. Непременным условием отправления их культа было человеческое жертвоприношение. Жертву выбирали среди «избранных», людей, которые видят и слышат немного больше других, а качества эти, как известно больше всего развиты у детей. В те времена в городе случались пропажи детей, двух сатанистов полиция даже арестовала, но, храня тайну организации, и видимо по приказу своих руководителей те покончили с собой в камере. Император Николай 1 не любил масонов и всех остальных врагов православия, поэтому в 1849-м году опасаясь репрессий, дом продали великокняжеской семье, которая и открыла спустя
какое-то время здесь приют для сирот. Но члены «Umro satanos» не оставляли свой «храм» без внимания. При Александре 2, воспользовавшись либеральными веяниями, они внедрили в попечительский совет своих людей. Надо сказать, что организация большое внимание уделяла России, православие вызывало у сатанистов сильнейшую ненависть.
        - А почему именно православие? - спросил один из оперативников.
        - Потому, молодой человек, что остальные христианские конфессии уже давно дали, если можно выразиться, крен в сторону гуманизма. Церковь там служит людям, а должна служить Богу.
        - А что же плохого в том, чтобы служить людям, - не унимался милиционер. - Мы же вот служим.
        - Церковь не должна служить людям, то есть потакать их слабостям и порокам. Она должна вести их к Абсолюту, развивать в людях божественное начало. А вы, господа, - улыбнулась эксперт, - служите государству.
        Напарник шепнул своему товарищу, чтобы не лез в дебри и не мешал бабульке говорить по существу.
        - В начале ХХ-го века действовать «Umbro satanos» в России стало значительно легче, но настоящий разгул сатанизма начался после октября семнадцатого года. В августе 1918-го в стенах этого дома было совершенно убийство великой княгини Елизаветы. Доподлинно известно, что это было ритуальное убийство, очередное жертвоприношение, вернее его попытка. Сатанисты не успели отнести в подземелье тело княгини, чтобы там распять его на кресте, группа офицеров ворвалась в дом и отбила тело, чтобы по христиански предать его земле. Моя бабушка назвала меня в честь великой княгини, - глаза Елизаветы Ивановны на мгновение потеплели.
        - Одним из убийц был молодой Даниил Ломакин, член «Umbro satanos». Он был расстрелян в 1938-м, а вот его сына члены организации пытались, как говорится, влить в свои ряды, но не получилось. Кстати, он застрелился, когда узнал, что одна из его воспитанниц была принесена в жертву. А вы помните Олю Журавлёву? - обратилась она к директору.
        Конечно, он помнил эту тихую, немного странную девочку. У неё потом начались какие-то припадки, приезжали врачи, долго осматривали, а потом всё-таки забрали Олю в психиатрическую лечебницу.
        - До больницы её, естественно не довезли, - словно прочитала его мысли Елизавета Ивановна, - девочка погибла в этом же подземелье.
        Алексею Дмитриевичу вдруг стало душно, и он принялся судорожно развязывать свой галстук.
        - Думаю, Зою я могла бы кое-чему научить, - женщина тяжело вздохнула. - Но я опоздала.
        - Да, - подытожил разговор один из милиционеров, - с зеркалом это они классно придумали.
        - Зеркало у многих народов считается как бы окном в потусторонний мир. Подолгу смотрясь в зеркало, мы отдаём ему частичку нашей души, Именно поэтому когда покойник в доме, зеркала занавешивают, чтобы не мешали прощаться душе с этим миром.
        - Больше в жизни к нему не подойду, - поёжился оперативник.

***
        Глеба уже вторую ночь мучили кошмары. Ему снилась Зоя, какие-то мрачные подвалы, где кто-то из темноты звал его. Да и днём было не легче. Он всё порывался пойти в музыкальную комнату. Во время тихого часа, не выдержав, спустился в цокольный этаж. В комнате под руководством дяди Миши кипела работа; двое молодых строителей заделывали огромную дыру в стене, чудесного зеркала нигде не было видно.
        - Глеб, ты, почему не спишь? А ну марш в свою комнату! - накинулся на него завхоз.
        - Михал Иваныч, я в туалет сбегаю? - попросился один из парней.
        - Давай, только там смотри не засни.
        Глеб поднимался по лестнице, как его окликнули:
        - Глеб, не оборачивайся. Слушай внимательно. Завтра, после школы у кондитерского магазина она будет ждать тебя. Ты понял?
        - Да, - чуть слышно ответил мальчик.
        В эту ночь он спал спокойно, без сновидений. И на следующий день все пять уроков просидел как во сне. Потом, понуро передвигая ноги, как старик, брёл к выходу из школы в окружении весело галдящих мальчишек и девчонок. На улице был приятный морозец, и пар тоненькой струйкой вырывался изо рта. Люди спешили каждый по своим делам, торопились домой к семье, к детям.
        - Глеб, мальчик мой, я здесь, - услышал он весёлый голос.
        Он поднял глаза и увидел её, стоявшую у большой чёрной машины, даже стекла у этой машины были чёрными.
        - Садись скорей, - улыбалась ему Лилия Демьяновна, приглашающе распахнув дверцу.
        Мальчик сделал шаг в манящую черноту салона.
        - Ну что же ты, залезай смелей, нам пора ехать, - круглое лицо Лилии Демьяновны от широкой улыбки покрылось сеточкой морщин.
        Внезапно морщины исчезли, и лицо словно окаменело, вмиг потеряв свою округлость.
        - Глеб! - услышал он голос, холодный и отрезвляющий как ушат ледяной воды.
        Лилию Демьяновну, словно мощным пылесосом втянуло в тёмный салон, и чёрная машина, взвизгнув колодками, рванула с места. Глеб медленно, очень медленно обернулся. Елизавета Ивановна без улыбки, даже строго смотрела на него, а в ста метрах от них чёрный автомобиль, не справившись с управлением, пробил парапет моста и с пятиметровой высоты рухнул в чёрную ледяную воду.
        - Идём, Глеб. - Елизавета Ивановна взяла мальчика за руку. - Нам надо торопиться. Тебе ещё многому предстоит научиться.
        Москва 2018-й
        Россия, два года спустя после «оранжевой революции».
        Ветер был так силён, что даже тяжёлый рекламный щит жалобно стонал под его яростными порывами. На щите висел плакат с надписью:
        «УДПР - верная гарантия вашей свободы».
        Глеб стоял, поёживаясь в своей кожаной куртке от холодного октябрьского ветра, и смотрел на распятого. Мёртвый юноша был полностью обнажён. Впалый живот, выпирающие рёбра, нежный пушок на обескровленном лице, где застыла маска страдания. На тонкой шее шнурок с простым медным православным крестиком. Ладони и ступни были прибиты к перекладинам четырёхдюймовыми гвоздями. Да ещё за запястья привязаны для верности бельевой верёвкой, иначе на кресте прибитое за конечности тело не удержится.
        Это было уже слишком. Убийца над ними издевался. Первые две жертвы были распяты на окраине Москвы, а этот несчастный прямо у Храма Христа Спасителя. Преступник словно бросал вызов.
        Глеб вспомнил, как Елизавета Ивановна говорила ему, что в этом мире соотношение Зла и Добра явно не в пользу последнего, но возможности Добра несоразмерны с возможностями Зла. Зло несёт в себе разрушение и, в конце концов, пожирает самое себя, Добро созидает и, следовательно, множится.
        - А кого в мире больше, - спросил тогда десятилетний Глеб, - хороших людей, или плохих?
        - Хороших, конечно больше, - отвечала Елизавета Ивановна, - но плохие, Глеб, лучше организованы.
        И вот спустя пятнадцать лет размышляя над телом распятого юноши об антитезе мира, Глеб начинал сомневаться в превосходстве Добра. Зло охватывает весь земной шар, и на Земле всё меньше уголков, куда оно не добралось.
        Приехали судмедэксперты, тело сняли и увезли на экспертизу, а Глеб отправился домой по ночному городу. Для милиционеров, два года назад превратившихся в полицейских, это ещё одно убийство, а их за сутки в столице совершается не один десяток.
        Отдел по расследованию ритуальных убийств был создан два с половиной года назад. Тогда ещё была жива Елизавета Ивановна, и инициатива принадлежала исключительно ей. Патриархат нехотя, но согласился после долгих консультаций с властями. В то время ещё как-то удавалось сдерживать напор тоталитарных сект, но после прихода к власти ультрадемократов словно прорвало плотину. «Все граждане России имеют право на отправление любых культов, как религиозных, так и богоборческих», вспомнил Глеб одну из статей новой конституции. Организации регистрировались в течение одного-двух дней. Адвентисты, сайентологи, сатанисты… А вместе с ними добавилось трагедий и смертей.
        Государство наше светское и официально за отделом не стояло никакой юридической силы. Хотя органам рекомендовалось сотрудничать. Но сотрудничество это носило однобокий характер; полицейские не держали «ритуальщиков» за коллег и за глаза обзывали мракобесами. Кому же охота делиться куском, к тому же заработанным буквально потом и кровью? Но специфические знания и навыки «мракобесов», полицейские, которых народ по привычке продолжал звать ментами, охотно использовали. В общем, как обычно, всё держалось на личных связях.
        В вагоне метро в этот поздний час было пусто, если не считать Глеба и молодого индуса. Парень должно быть студент, возвращался с вечеринки к себе в общежитие. На Глеба он не обратил никакого внимания, сидел, уставившись в одну точку. Может быть, чистил чакры, а может, просто думал о доме.
        На «Спортивной» в вагон вошли трое, и Глеб понял, что этот длинный день ещё не закончился и дай Бог им с этим парнем из далёкой Индии прожить его. Рослые, широкоплечие подростки, лет по семнадцать-восемнадцать в одинаковых чёрных кожаных куртках, высоких шнурованных армейских ботинках, с бритыми черепами. У одного в ухе он заметил серьгу в виде свастики.
        Все трое уставились на молодого индуса, как посетители Кунсткамеры на заспиртованного уродца. Затем, не произнеся ни слова, словно волки, загоняющие дичь, образовали вокруг него полукруг. Парень не замечал, а скорей всего просто делал вид, что не замечает трёх тяжёлых взглядов, рассматривающих его будто сквозь прорезь прицела.
        Глеб тяжело вздохнул и нехотя поднялся со своего места. Елизавета Ивановна учила его, как воздействовать на мозг человека, «отговаривая» от совершения непоправимых поступков. Он был не очень хорошим учеником, не мог полностью сконцентрировать и направить в нужное русло необходимое количество своей энергии. Кое-чему всё же научился, но расплачивался за каждую атаку на чужой мозг жуткой головной болью. Может быть, поэтому позже стал активно заниматься единоборствами.
        Чтобы снять у человека агрессию, Глебу нужно было взглянуть ему в глаза, но вся троица не обращала на него внимания, их взгляды были прикованы к парню с тёмным цветом кожи, ноздри раздувались как у быков, завидевших красную тряпку.
        «Ну, кто-нибудь, посмотрите на меня!» - мысленно взывал Глеб. Но светловолосый, голубоглазый парень не интересовал юных радетелей за чистоту расы. Они уже чуяли кровь!
        - Эй, парни! А ну-ка успокоились!
        - Исчезни! - не поворачивая головы, процедил ближайший к нему скинхед со свастикой в ухе.
        Глеб двумя пальцами уцепился за этот символ жизненного круговорота и резко дёрнул.
        - Блядь!!! Ты чё творишь, сука?
        Шесть полыхающих ненавистью глаз тут же переключились на него. Попались! Глеб послал мгновенный импульс, подавляя чужую волю. Тут же заломило виски, перед глазами поплыли чёрные точки.
        Но глаза бритоголовых уже погасли. Один прижал ладонь к уху, из-под пальцев появилась тоненькая струйка крови.
        - Пошли, сядем, Вазгенчик!
        Вот тебе на! Чудны дела твои, Господи! Несмотря на сильную головную боль, Глеб улыбнулся, и только сейчас заметил, что у парня чёрные как смоль брови, сходящиеся над переносицей, массивный нос.
        Вазген нагнулся и поднял вырванную из уха серёжку. Вся троица отошла от молодого индуса и скромно уселась в другом конце вагона. Самый рослый достал из кармана армейских брюк лейкопластырь и принялся заклеивать товарищу раненое ухо. По прежнему опыту Глеб знал, что эта идиллия продлится, максимум, пять минут. Потом воздействие закончится, и приобретённые инстинкты вновь возьмут верх.
        - Let`s go from here! - сказал он сидящему как Будда парню.
        И тут случилось непредвиденное. Не дойдя каких-нибудь пару сотен метров до платформы поезд, визжа тормозами, остановился. Индус перевёл на Глеба недоумевающий взгляд, а тот подумал, что если через пять минут они не покинут вагон… Второго посыла его мозг просто не выдержит, он должен отдохнуть, как минимум три часа.
        Секунды стучали пульсирующей болью в голове и складывались в минуты, а поезд всё стоял. Три минуты, четыре.
        Глеба качнуло, когда поезд, наконец, сдвинулся с места. Двери открылись, он крепко взял индуса за руку, и они выскочили из вагона. Вслед за ними на пустую платформу вышли и те трое. Глаза вновь горели жаждой убийства. Парень с порванным ухом доставал из кармана куртки большой раскладной нож, в руках другого зловеще вибрировала кайога - железная телескопическая дубинка, третий вдевал пальцы в кастет.
        - Run away!
        Индус вышел, наконец, из своей нирваны и они бросились вверх по эскалатору.
        Бритоголовые большими скачками, словно борзые кинулись за ними. По лестнице бежали они легко, чувствовалась тренировка. «Одно успокаивает, что парни не пьют, не курят, наркотиками не балуются», - усмехнулся Глеб про себя. Борцы за чистоту нации обязаны быть сильными и здоровыми, они ведь авангард, на них все должны равняться.
        Индус бежал тяжело, хрипел и кашлял. Много куришь, приятель! Глебу приходилось подталкивать его в спину.
        - Move, move!
        Вазгенчик-Рваное Ухо нагонял. Оскаленные зубы, в руке нож. Ночная Москва 2018 года! Welcome!!!
        Кавказский нос с разбегу наткнулся на рифлёную подошву ботинка. Ноги взлетели в воздух, и семидесятикилограммовое тело устремилось вниз, увлекая за собой товарищей. Впрочем, нет, только одного. Парень с кайогой ловко уклонился и продолжил преследование.
        Глеб едва успел выгнуть спину, и железный набалдашник дубинки чиркнул по его куртке, вырывая клок синтепона. Ну, что ж, a la guerre comme a la guerre! Второго удара скинхед сделать не успел, потому что рука с дубинкой оказалась, зажата у преследуемого между ног и хруст ломающихся костей тут же утонул в диком крике.
        Когда Глеб преодолел, наконец, длинный эскалатор, индуса и след простыл. Он испытал облегчение, одному гораздо легче в такой ситуации. Москву знал, как свои пять пальцев, хотя приехал в этот город десять лет назад пятнадцатилетним подростком.
        До своей станции не доехал всего одну остановку, каких-нибудь двадцать минут ходьбы.
        Шагая по проспекту Вернадского, он в который раз за последнюю неделю размышлял, какая организация стоит за всеми тремя убийствами и сколько их ещё будет, этих убийств? Орден Девяти Углов, каббалисты? Организаций богоборческого толка в России после прихода к власти ультрадемократов расплодилось тьма тьмущая, но такие, следующие друг за другом убийства происходят впервые. Глеб вспомнил, что Елизавета Ивановна рассказывала ему об очень засекреченной, радикальной секте «Тень Сатаны», но её адептов в мире становится всё меньше и меньше. Последний раз активные боевые действия велись шестнадцать лет назад, когда несколько посвящённых далеко не последнего круга погибли. Тогда же жертвой «Umbro satanos» стала десятилетняя девочка Зоя, с которой мальчик Глеб воспитывался в одном детдоме. После этого о
«Тени» ничего не было слышно, по крайней мере, здесь, в России. То, что организация прекратила своё существование или хотя бы свернула деятельность, наивно было бы думать. Скорее всего, затаились в тени своего хозяина.
        Квартира досталась ему в наследство от Елизаветы Ивановны. Однокомнатная, на седьмом этаже, но с двумя застеклёнными лоджиями, в комнате и кухне. Глеб бывал здесь, когда присутствие его в Москве требовали служебные обстоятельства. Остальное время жил в ста тридцати километрах от столицы. Там среди тверских лесов и озёр затерялся монастырь. Именно затерялся, что молодого оперативника отдела по расследованию ритуальных убийств при Русской Православной Церкви вполне устраивало. Редкие паломники не чаще одного раза в год тревожили размеренную монастырскую жизнь. Только там, в лесной глуши за монастырскими стенами Глеб чувствовал, это его настоящая жизнь. Радость доставляло всё: и тесная келья, и физический труд от рассвета до заката, совместные трапезы и молитвы.
        В подъезде тускло светила лампочка и в самом тёмном углу слышалась какая-то возня. Глеб напружинился и застыл на месте, готовый к отпору. Но наступившую тишину нарушали лишь звуки поцелуев и сладострастные стоны. Ещё одна озабоченная парочка, подумал он, легко взбегая по ступеням. Лифтом не пользовался принципиально, чтобы всегда держать себя в хорошей физической форме.
        ДАР
        Когда Елизавета Ивановна узнала о его увлечениях единоборствами, она отвела своего воспитанника в духовное училище при Свято-Даниловском храме. Там, в маленьком спортивном зальчике шестнадцатилетнего парня встретил жилистый сорокалетний мужчина с густой чёрной бородой, закрывающей половину груди. Глеб к тому времени уже полгода посещал секцию с громким названием Глобальная федерация тхэквондо, с юношеской энергией молотил руками и ногами боксёрский мешок и даже один раз выступил на соревнованиях, где они с таким же шестнадцатилетним парнем азартно лупили друг друга. К великому разочарованию Глеба победу отдали его сопернику.
        У бородатого дядьки был кроткий взгляд, которым он несколько секунд рассматривал парня
        - Драться любишь, отрок? - спросил он, лаская его глазами цвета майского неба.
        - Люблю! - не стал скрывать Глеб. - Но больше рисовать люблю.
        - Это хорошо, что творческое начало в тебе преобладает. А ну-ка, ударь меня!
        Как можно было ударить солидного мужчину, да ещё с такой патриаршей бородой? Парень колебался.
        - Ну, смелей! Покажи, чему тебя научили!
        Глеб резко выбросил ногу, целя в густую бороду. Нога рассекла пустоту, а густая борода оказалась совсем рядом, щекоча ему лицо. Он обнаружил себя лежащим на полу,
        прохладные руки бородатого бережно обхватили его шею. От рук этих исходило какое-то умиротворение, совсем не хотелось драться, а лежать вот так на полу, как в раннем-раннем детстве на руках у матери, которую он совершенно не помнил.
        Потом бородатый разговаривал с Елизаветой Ивановной.
        - Рано ему ещё. Годик пусть перебесится, потом с недели две попостится, сходит к Причастию, вот после этого может и приходить, если к тому времени не раздумает.
        - А посмотреть-то на тренировки можно? - спросила старушка.
        - Отчего нельзя? Можно, конечно, - улыбнулся бородач и повернулся к Глебу. - Рисунки свои принесёшь?
        - Принесу. А вас как зовут?
        - Зовут меня Михаилом Анисимовичем. А тебя, значит, Глебом кличут?
        Раз в неделю Глеб стал ходить на тренировки. Он забивался в уголок маленького спортзала и смотрел, как Михаил Анисимович укладывает на пол здоровенных мужиков. Самбисты, боксёры и каратисты оставались на ногах до первой своей атаки. Стоило им сделать любое атакующее движение в сторону дяди Миши, как через секунду они лежали в самых нелепых позах, не помышляя о продолжении боя.
        Следует сказать, что техника Михаила Анисимовича Глебу не нравилась. Не было в ней голливудской зрелищности. То ли дело, Ван-Дамм, уж врежет, так врежет! Да и название скучное - ПБС. Даже не пистолет бесшумной стрельбы, а Православная боевая система.
        Он продолжал посещать свою глобальную секцию, где каждую тренировку проводились изнуряющие спарринги. Тренер говорил, что так укрепляется дух и формируется бойцовский характер. А Михаил Анисимович свои занятия начинал с молитвы, и по его словам это тоже укрепляло дух.
        Как-то весной тренер взял Глеба на соревнования. Перед началом боя парень видел в противоположном углу своего соперника, его раздувающиеся ноздри, горящие глаза.
        - Порви его! - напутствовал тренер.
        Бойцы выскочили на середину татами и принялись наносить друг другу удары. Противник напирал, пользуясь превосходством в силе, его удары становились всё жёстче, но при этом он совершенно забыл о защите, да и атаки были прямолинейными и однообразными. Во время очередной Глеб переместился назад и вправо, и резко крутанувшись на левой опорной ноге, нанёс своему оппоненту удар, называемый в тхэквондо баккат-доли-чаги. Его пятка угодила бедняге прямо в переносицу, парень упал, заливая ковёр кровью, а Глебу стало страшно. Что он наделал! Разве этому его учила Елизавета Ивановна?
        - Молодец, пацан! - закричал тренер. - Вот это, я понимаю, бой!
        Врач определил у поверженного перелом переносицы со смещением и того увезли в больницу.
        Победа не принесла радости, и очень хотелось уйти домой, но в этот день предстоял ещё один бой. Глеб взял лист бумаги и карандаш и чтобы успокоиться, стал рисовать. Своего тренера. Когда вечером Елизавета Ивановна увидела рисунок по её лицу прошла судорога.
        - Глеб, больше ты туда не пойдёшь! - решительно заявила она.
        Но он и сам понял, что ему не по пути с глобальной федерацией. Не его это.
        Михаил Анисимович увидев портрет глобального тхэквондиста, почесал свой косматый затылок:
        - Бесы-то, бесы в нём так и скачут! И как тебе, Глебушка, удаётся на бумагу нутро передать?
        Парень лишь пожимал плечами, Божий дар, должно быть!
        Через год дядя Миша взял его с собой в монастырь. Весь август Глеб заготавливал дрова на зиму, разгружал машины с углём продуктами. В конце месяца он причастился в монастырском храме, и они вернулись в Москву.
        - Ну что, не раздумал заниматься? - спросил его Михаил Анисимович по дороге.
        - А как вам удаются такие приёмы? Я почти год наблюдаю за тренировками и ни одного приёмчика повторить не могу.
        - В человеке Божественное начало сильно, вот лукавый и бесится. Надо, Глеб, уметь отделять зёрна от плевел.
        Глеб совершенно ничего не понял. Причём тут Божественное начало и дьявольские козни? Как говорил герой одного голливудского зубодробительного фильма, «удар - есть удар, пинок - есть пинок».
        Видя сомнение на его лице, дядя Миша усмехнулся.
        - Всему своё время. Научишься, и разбрасывать и собирать камни. У тебя, парень, дар есть. Это я по твоим рисункам видел. Ты словно воочию видишь Зло скрытое в человеке, любом явлении, предмете. Не отдельные пороки или недостатки, а именно Зло. Страшный это дар, Глеб. Обещай мне, что будешь с ним обращаться осторожней?
        - Меня об этом и Елизавета Ивановна просила.
        - Это тебе Господь испытание посылает. Ведь в чём суть христианской веры? Само собой в покаянии, в приближении к Богу. А ещё все мы твари Божьи и в человеке в первую очередь надо увидеть божественное, прекрасное. А ты видишь Зло. И это твой крест. Буду молиться, чтобы ты достойно пронёс его.
        Глеб смотрел в окно автобуса на проплывающие мимо голубые ели, берёзы с уже тронутыми желтизной листьями и думал о словах дяди Миши. И вдруг его молнией пронзила мысль. А, если, однажды посмотрев в зеркало он увидит…
        Он стал гнать её от себя, пытаясь переключиться на что-нибудь другое. Но, про себя решил, что в зеркало больше смотреться не будет.
        Он стал посещать спортзал при храме. Теорию тренер преподал ему лишь в первое занятие. Впрочем, была она проста и мало чем отличалась от того, чему его учила Екатерина Ивановна: каждый месяц ходить к Причастию, не предаваться ни в чём излишествам и относиться к людям так, как бы ты хотел, чтобы они относились к тебе.
        Потом началась изнуряющая практика. Начал дядя Миша с того, что так любил Глеб, с ударной техники. В ПБС не было высоких ударов ногами, как в тхэквондо, что мастер объяснял спецификой русского климата. Но были настолько хитроумные уклоны, уходы и подходы к противнику, противоречившие, казалось всем законам физики, что поначалу парень отчаялся. Такого ему не освоить никогда! Вода, как говорится, точит и камень и через полгода тяжелейших тренировок, кое-что начало получаться. Несмотря на то, что не надо было махать нижними конечностями в заоблачные высоты подобно Ван-Дамму, Михаил Анисимович уделял большое внимание упражнениям на гибкость.
        - Дыхание - жизнь, а растяжка - здоровье! - повторял он каждый раз китайскую мудрость.
        Однажды Глеб возвращался с лекций (в семнадцать лет он поступил в Свято-Тихоновский университет), как его кто-то окликнул. Это был тренер из глобальной федерации тхэквондо.
        - Глеб, ты куда пропал? Почему на занятия не ходишь?
        В ответ он что-то промямлил про нехватку времени.
        - Пошли! - подхватил тот его под локоть. - У нас сегодня спарринги в полный контакт.
        В спортзале у шведской стенки уже разминались несколько парней, знакомых ему по прежним тренировкам. Среди них был один, которого Глеб видел впервые. Мускулистый небритый парень, ярко выраженный житель Кавказских гор. Судя по тому, как опасливо поглядывали на него остальные, джигит был явным фаворитом в местном бойцовском рейтинге.
        - Ну что, Глеб, полгода у меня не был! Форму, наверное, совсем потерял, а? Тряхнёшь стариной?
        - Да у меня и тренировочной одежды с собой нет.
        - Одежду я тебе найду.
        Тренер ушёл в свою комнатку и через минуту вынес красные спортивные брюки.
        - Надевай. А знаешь, почему красные?
        Глеб посмотрел в его глаза и увидел в них предвкушение зрелища кровавого мордобоя.
        - Знаю, - ответил он, - чтобы крови не было видно.
        Тренер оскалился в волчьей улыбке.
        - С Аликом встанешь? Он из Махачкалы три месяца назад приехал, но ему уже здесь равных нет. Представляешь, Гришка Антонов всего полторы минуты продержался?
        Ну, если Гришка Антонов! Который мог часами драться со всеми по очереди, да и со всеми сразу.
        Глеб хотел отказаться, но почувствовал, как на него пристально смотрит Алик из Махачкалы. Он взглянул в карие глаза и увидел в них… мольбу. Ну что тебе стоит, парень, выйди против меня! Мне так надо стать для тренера незаменимым. Я хочу остаться здесь, в Москве, а кроме, как драться, ничего в этой жизни не умею! Дай мне шанс красиво уложить тебя на этот не очень чистый пол!
        Глеб взял клоунские штаны и пошёл переодеваться.
        - О, да ты, я вижу, времени даром не терял! - одобрительно сказал тренер, увидев полуголого Глеба, его налитые плечи и мускулистый живот. - Пять минут на разминку хватит?
        - Давайте без разминки, а то мне ещё домашнее задание делать надо.
        Тренер посмотрел на него и в сомнении покачал головой.
        - Ну, как хочешь. Алик! Давай на середину!
        Они встали в центре зала. Все замерли, наблюдая за бойцами.
        Алик приближался к нему лёгкой танцующей походкой. Что-то в его движениях было звериное. Ну, да, вспомнил Глеб, снежный барс! Парень напоминал снежного барса. Осторожные, но неотвратимые движения в сторону противника, крепкие мускулы, перекатывающиеся под тонкой смуглой кожей.
        Его доли-чаги был подобен стремительному удару гурды, острой как бритва шашки у воинов-горцев времён покорения Кавказа.
        - Эй, Глеб! Ты чего творишь? - закричал тренер со своей скамьи. - Тут тебе что, курсы самообороны? Мне бой нужен, понял?
        Алик с красным лицом поднимался с не очень чистого пола. Поднявшись, вопросительно посмотрел на тренера.
        - Что, приглашения ждёшь? Атакуй!
        Обречённо вздохнув, парень ударил ногой в прыжке. Глеб аккуратно уложил его животом на пол, коснулся рукой затылка, посылая импульс.
        - Твою мать! Ты чего мне тут айкидо разводишь? Бить, что ли разучился? А ты абрек недоделанный чего разлёгся? Вставай!
        Алик поднялся и, не говоря ни слова, отправился в раздевалку. Вслед за ним туда пошёл и Глеб. Когда он натягивал джинсы, в дверях появился тренер.
        - Больше, чтобы я вас обоих здесь не видел. Понятно?
        - Конечно, что ж тут непонятного, - спокойно ответил Глеб, надевая майку.
        - До свидания, - вежливо попрощался он в дверях.
        Тренер ничего не ответил. И ещё, по короткому взгляду, он понял, что тот ударит, как только Глеб повернётся к нему спиной.
        Он прошёл мимо и тут же присел, одновременно разворачиваясь на носках. Нога тренера уже описывала полукруг над его головой, и Глеб двумя ладонями придал ей нужный ему вектор и ускорение.
        Удар пришёлся по дверному косяку и был так мощен, что косяк треснул, аж щепки брызнули в стороны! Тренер, схватившись за ногу со стоном сел на пол.
        Глеб нагнулся к нему и задрал левую штанину. На голени набухал красно-синий рубец, но перелома, похоже не было.
        - Эй, ребята! - позвал он. - Холодный компресс тренеру, быстро!
        Потом они вместе шли с Аликом по улице. Стояла вторая половина сентября, но погода была по настоящему летней. Некоторое время парни молчали.
        - На подготовительные курсы пойду, - наконец сказал Алик. - На следующий год в юридический поступать буду. Сейчас дядя с работой поможет.
        - Вот и правильно. Удачи тебе, - ответил Глеб.
        Они остановились перед входом в метро. Здесь их пути расходились.
        - Меня Алик Мамедов зовут, - протянул парень крепкую руку.
        - А меня Глеб Медведев.
        - Может, увидимся когда-нибудь.
        - Может и увидимся.
        Партнёры
        В квартире кто-то был. Глеб это почувствовал, едва подойдя к двери. Этому его тоже научил дядя Миша, который часто повторял, что предчувствие есть у всякого, только надо научиться его слушать. В силу особого дара молодого оперативника, видеть тёмную сторону человеческой души, предчувствие опасности у него было развито феноменально. Но сейчас оно молчало, и Глеб вставил ключ в замок.
        В прихожей отсвечивал экран включенного телевизора. Стараясь ступать неслышно, он прошёл в единственную комнату. Кресло перед телевизором было пусто, и тут же на шею Глеба легла прохладная рука. По телу разлилось умиротворяющее тепло, которое не смогла преодолеть даже радость от встречи.
        - Дядя Миша!
        - Непростительно! Совсем ты без меня расслабился. Ну, здравствуй!
        Они обнялись.
        - Сколько мы не виделись? - спросил Глеб.
        - Всего год, Глеб, всего один год. Для тебя, молодого, это большой срок. Ну, а для меня, переползшего шестой десяток, всего лишь двенадцать месяцев. К тому же скучать всё это время мне было как-то недосуг.
        Только сейчас Глеб вспомнил, что в холодильнике у него кроме куска заплесневелого сыра ничего нет.
        - Вы бы предупредили, что приезжаете…
        - Я тут у тебя на кухне немного похозяйничал, - словно прочитал его мысли Михаил Анисимович. - Простишь старика?
        - Дядя Миш, ну какой же вы старик? - парень обнял своего учителя за налитые плечи и
        только сейчас почувствовал, что из кухни шёл изумительный, знакомый запах.
        - Картошка с грибами!
        - Давно трапезничал?
        - В обед.
        - Времени-то уже двенадцатый час! На ночь, оно, конечно, вредно, но ты молодой, всё переварится. Давай за стол!
        Они прошли на кухню.
        - Я вчера утром из Белграда прилетел. Прямо из аэропорта в наш монастырь заехал. Вот, братья тебе гостинцы передали.
        Посмотрев на свой кухонный стол, Глеб присвистнул. Он весь был заставлен трёхлитровыми банками с компотами, маринованными овощами, солёными грибами. На банках лежал огромный каравай из монастырской пекарни.
        - Мой руки, и помолясь, за стол!
        - Так ты, дядя Миш за границей был? - спросил парень, уже сидя за столом.
        Глеб незаметно для себя перешёл на ты. Год не виделись, отвык. Как же такого солидного дядьку и тыкать? Но барьер рухнул через десять минут общения, всё же не чужие.
        Они поужинали и переместились в гостиную, уютно расположившись в креслах перед телевизором.
        - В Сербии и Греции по монастырям ходил с поручениями от нашего Владыки.
        - Ну и как там?
        - В сербах вера сильна, - начал рассказывать Михаил Анисимович. - А вот Церковь тамошняя слаба.
        - Это как?
        - А так, что к Причастию без подготовки пускают. Вечером винца выпил, мяса покушал, утром иди, причащайся.
        - Да ну! - не поверил Глеб.
        - Беседовали мы с местными батюшками, - вздохнул учитель. Они всё оправдываются тем, что паству потерять боятся, мол, католики кругом. А почему ты не спрашиваешь, чего это я в Москву притащился?
        Глеб знал, что дядя Миша не любит столицу и называет её не иначе, как
«вавилонской блудницей».
        - А чего спрашивать, я и так знаю. Тебя ко мне в помощь прислали.
        - В патриархии, Глеб, серьёзно озабочены этими убийствами. Считай, что меня назначили твоим напарником, прямо, как в американском кино. Возьмёшь в напарники?
        - Я подумаю, - улыбнулся Глеб.
        - Договорились. Ну, что, спать? У тебя на антресолях, помнится, раскладушка была.
        Иосиф
        Санкт-Петербург.
        Он ещё раз проверил заплечный мешок. Молоток, гвозди, моток крепкой шёлковой верёвки - всё на месте.
        На пустынной улице сильный ветер гонял капли редкого дождя. «Дул, как всегда октябрь ветрами», - вспомнились слова большевистского поэта.
        Ему нравился этот закованный в гранит город. Названный в честь привратника райских ворот, он совершенно не походил на преддверие Рая. Мрачный, серый с нависшими свинцовыми тучами - этакий вертеп грешников, сосуд людских пороков. Хотя Мессир предостерегал, что здесь живут люди сильные духом. Семьдесят пять лет назад город был окружён вражеской армией. Закончилось продовольствие, и жители умирали сотнями каждый день прямо на улицах от голода и холода. Умирали, но не сдавались. И что самое главное, им в этом апокалипсическом кошмаре удавалось оставаться людьми, не превратиться в стадо обезумевших животных. В конце концов, враг отступил, так и не сумев взять город.
        Рядом с визгом остановилась полицейская машина. Из салона через полуоткрытое окно на него настороженно смотрел мордатый сержант.
        Здешние стражи порядка ему тоже нравились. Они презирали людей, которым должны были служить. С ними было можно договориться или купить. Они так не походили на тех сериальных, которых показывали каждый день по местным телеканалам. Хитрых, но неподкупных. Так не бывает. Хитрость - глупость ума, говорил ещё Платон. А он знал, что говорил, ибо был дешевле истины.
        - Куда путь держим? - спросил сержант.
        - Домой иду с работы.
        - Ни хрена, у тебя работа! Время-то за полночь.
        - У меня заказ. Хозяева сказали, пока всё не сделаешь, домой не пойдёшь.
        - А где живёшь-то?
        - На Дыбенко.
        - Ого, далеко забрался! Метро через полчаса закрывают.
        - У меня друг на Некрасова живёт. Обещал пустить на ночлег.
        Сержант, чья комплекция оказалась под стать физиономии, кряхтя, выбрался из машины.
        - Документы.
        - Пожалуйста, - он протянул паспорт.
        - Рюкзачок свой открой. Запрещённые предметы есть?
        - Ну, что вы, какие запрещённые? Вот, смотрите, инструменты.
        - Ты плотник что ли? - спросил страж порядка, попеременно заглядывая в паспорт и в рюкзак.
        - Плотник, плотник! Причём, самой высшей категории.
        - Первый раз вижу плотника с именем Иосиф.
        - Я не виноват, что меня так родители назвали, - улыбнулся он, разводя руками.
        - Давай, плотник, топай дальше, - протянул ему сержант документы и полез обратно, с трудом протискивая свой толстый живот в салон автомобиля.
        - Слышь, Толян, - спросил у водителя, - ты видел где-нибудь еврея-плотника?
        - Не-а, - зевнул Толян во весь рот. - Если только в анекдоте.
        - Вот и я тоже. Поехали!
        Иосиф взглянул на часы. До встречи оставалось пять минут, надо поторопиться.
        Он подошёл, когда его «Сейко» показывали ровно половину первого. Но мост был пуст. Раздражаясь, достал мобильник.
        - Я уже на месте.
        - И я на месте, но вас не вижу.
        Иосиф ещё раз огляделся. В этот поздний час вокруг не было ни души.
        - Подождите, вы на каком мосту?
        - На Итальянском.
        - Но договаривались же на Театральном?
        - Как на Театральном?
        Он на мгновение отнял трубку от лица и сделал глубокий вдох. Сырой октябрьский воздух ворвался в лёгкие.
        - Никуда не уходите, я скоро подойду.
        Ну да, профессор, он просто не может быть не рассеянным! Мессир учил снисходительно относиться к людским порокам и слабостям. Пока они существуют, мы всегда будем сыты, любил говорить он.
        Зазвонил сотовый. Иосиф достал его из кармана, взглянул на дисплей и усмехнулся. «Вспомни о чёрте, и он появится»
        - Я слушаю вас.
        Голос на другом конце был тихий и вкрадчивый. Но он-то знал, что это обман. Впрочем, как и всё в этом мире.
        - Иосиф, я вношу коррективы. Книжный червь не заслужил креста. Сделай всё по-тихому.
        - На моё усмотрение, или у вас есть пожелания?
        Несколько секунд телефон молчал.
        - Профессор всегда боялся сырости, от них портятся книги.
        - Я понял вас.
        -Действуй, мой мальчик.
        Сделать это будет легко. Чего-чего, а уж сырости в этом городе, хоть отбавляй.
        Вот и Итальянский мост. Он заметил одинокую фигуру в зелёном старомодном макинтоше, нервно отмеряющую шаги. Пять шагов в одну сторону, пять в другую. Как и следовало ожидать, больше никого в эту промозглую октябрьскую ночь на мосту не было.
        - Принесли? - вместо приветствия спросил обладатель макинтоша, щуря близорукие глаза. Из-под узкополой тирольской шляпы торчали седые кудри.
        Иосиф молча достал из нагрудного кармана куртки прямоугольной формы свёрток и седой жадно протянул к нему руки.
        - Идёмте к фонарю, профессор, чтобы вы смогли всё хорошо разглядеть.
        Они встали под фонарём, и Иосиф не совсем бережно положил свёрток на парапет.
        - Осторожней! Это же раритет!
        Глаза профессора загорелись как у вампира, он начал осторожно разворачивать свёрток. Ничего в мире для него в этот момент не существовало, кроме этого свёртка. Иосиф любил такие моменты, когда на лицах людей отражались их дурацкие страстишки. И профессор, несмотря на свои учёные степени тоже дурак. Так трястись над куском сосновой доски!
        Он резко, без замаха нанёс удар в висок, прикрытый седыми прядями. Ноги библиомана подогнулись, и он грудью осел на парапет моста. Иосиф снял заплечный мешок и повесил потерявшему сознание профессору на шею. Немного подумав, взял с перил свёрток с доской и сунул в рюкзак.
        Упавшее тело на несколько секунд встревожило чёрную воду. Иосиф постоял, глядя на расходившиеся круги. Затем достал из кармана телефон.
        - Я всё сделал.
        - Да свершится воля его! Не беспокойся, профессор пойдёт тебе в зачёт.
        - Благодарю вас.
        - Сейчас иди в гостиницу и ложись спать. Утром ты получишь дальнейшие инструкции.
        Человек на мосту поднял голову и взглянул на ночное северное небо, словно пытаясь сквозь затянувшие его тучи разглядеть свою звезду.
        Москва
        Глеб открыл один глаз. Дядя Миша отжимался от пола, уперевшись в него двумя пальцами рук. В окно пробивался хмурый рассвет.
        - Проснулся, лежебока?
        Парень спустил ноги на прохладный пол и сидя с закрытыми глазами, прочёл утреннюю молитву. Михаил Анисимович уже закончил отжиматься и доставал из своей сумки туалетные принадлежности. Глеб встал, сжал кулаки, резко выдохнул, и сделала на них стойку, затем прошёлся до другого конца комнаты. Там он, не опуская ног, отжался пять раз, касаясь пола головой
        Его учитель, удовлетворённо хмыкнув, скрылся в ванной. Пока он принимал душ, хозяин квартиры решил приготовить завтрак. Поджарил гренки и сварил в турке кофе, аромат от которого тут же распространился по всей квартире. Всё это поставил на журнальный столик в гостиной и щёлкнул пультом телевизора. Симпатичная дикторша объявила, что через минуту перед россиянами выступит с традиционным ежегодным отчётом президент России Таисия Старосельская. Это был утренний повтор вчерашнего вечернего эфира.
        - Завтрак готов! - крикнул Глеб.
        Дядя Миша материализовался перед ним как всегда неожиданно, вымытый, причёсанный, только не бритый. Его седая борода была аккуратно уложена на груди и источала какой-то травяной аромат. Он втянул воздух ноздрями и зажмурил глаза от удовольствия.
        Между тем на экране появилась госпожа президент, пожилая тётка с колючими глазами и тройным подбородком. Скрипучим голосом она начала рассказывать, что удалось сделать в России за последний год для торжества демократии. Наконец завершились переговоры с Японией, и в ближайшие дни начнётся передача «северных территорий» Стране Восходящего Солнца. Летом этого года Калининграду возвращено историческое название Кёнигсберг, а сам город возвращён Федеративной республике. Чечня стала, наконец, независимой. Под Читой началось размещение американской военной базы, а в Москве судят ветеранов советской госбезопасности. Госдума приняла на рассмотрение проект закона о всеобщем чипировании населения.
        - Глебушка, Христа ради, выключи, дай потрапезничать спокойно! - взмолился Михаил Анисимович.
        - Не нравится, когда демократия торжествует?
        - Знаешь, в чём сходство и различие этой вот демократии и тоталитаризма?
        - Объясните.
        - И то и другое - зло. Но второе - зло меньшее.
        - Что вы такое говорите? - возмутился Глеб. Сколько людей пострадало при Сталине, при Гитлере. Мой прадед и дед…
        Дядя Миша вздохнул так тяжело, что парень осёкся.
        - Зло тайное и зло явное, Глеб! Для этой власти абсолютная демократия - самоцель. К тому же и демократия и тоталитаризм - всего лишь слова, не отражающие основной сути.
        - А в чём суть?
        - А суть, Глебушка, в том, что в организации людей существуют две ипостаси: Иерархия и Сеть. Первая представляет собой пирамиду, в вершине которой - Бог. Ну, а вторая - паутина, в которой постепенно вязнет всё человечество.
        - Но ведь и передача Калининграда немцам и Курил японцам, всё решалось на референдуме, волеизъявлением народа…
        - Ты взрослый человек и должен знать, что такое политтехнологии. Вспомни, как нас обрабатывали весь год. И то, что от Курил и Калининграда - одни убытки стране. Вся беда в том, что большинство охотно поддаются обману. А уж в чём, в чём, в обмане нечистому нет равных на земле. Интересы государства ещё никто не отменял, Глеб. И раздавать то, что добыто кровью наших предков - это демонстрация слабости. А слабого каждый стремится обидеть. Вон, уже и эстонцы требуют половины Псковской области, чеченцы сёла на Ставрополье захватывают. И всё это будет нарастать, как снежный ком. Ладно, Глеб, политика давно в лапах лукавого, так что не будем портить себе нервы.
        Глеб взял в руки пульт.
        - А ну-ка, подожди! - остановил его Михаил Анисимович.
        - На Генеральной Ассамблее ООН, - вещал диктор, - на следующей неделе будет рассматриваться предложение внесённое представителями Израиля и США о начале строительства в Иерусалиме Третьего Храма. Руководство израильского института Храма заявило о полной готовности приступить к строительству.
        - Вот оно, началось! - дядя Миша истово перекрестился.
        - Значит, Антихрист уже среди нас? - спросил Глеб.
        - Он давно среди нас. Это значит, что скоро он о себе заявит всему миру.
        Завтрак они заканчивали молча. Телефон зазвонил, когда Глеб мыл посуду. Он вытер руки полотенцем, взял трубку и пару минут слушал, что ему говорили на другом конце.
        - Будем через час, - наконец сказал он и положил трубку. Ну, что, напарник, начальство вызывает.
        - А что? А я всегда готов, - совсем как юноша вскочил с кресла Михаил Анисимович.
        - На общественном транспорте не успеваем, - вслух стал размышлять Глеб, - придётся запрягать кобылу.
        Он не любил ездить за рулём и машиной пользовался редко. Причём эта его нелюбовь не поддавалась никаким логическим объяснениям. Водил он более чем прилично, да и во внутренностях автомобиля худо-бедно мог разобраться. Но вот не любил, хоть ты тресни!
        Через пять минут он выгонял из обыкновенной «ракушки», взятой в аренду у безлошадного соседа двухдверную «Мицубиси-Кольт». Эту подержанную, но резвую кобылку Глеб купил у того же соседа три года назад, чтобы ездить в обитель. В монастырь он на ней, в основном и ездил. По Москве, с её многокилометровыми пробками было верней и удобней передвигаться на подземке.
        Отдел находился при патриархии в Переделкино, и ещё через десять минут (слава тебе Господи, подумал Глеб, что не было пробок) они уже мчались по Солнцевскому шоссе. Ночной ветер рассеял тучи, и на бледно-голубом октябрьском небе солнце пыталось дотянуться до земли своими слабеющими лучами.
        Владыка принял их в своём кабинете.
        - Излагайте свои версии всех трёх злодеяний, - едва поприветствовав вошедших, обратился он к Глебу.
        Тот пожал плечами.
        - Да нет пока никаких версий! Но есть предположение. Надо бы проверить, не отметилась ли в последнее время в России одна организация?
        - Что за организация?
        - «Umbro satanos», - ответил Глеб.
        - «Тень сатаны»? - помрачнел владыка лицом.
        - Очень похоже на их почерк.
        Начальник отдела, до этого нервно расхаживающий по кабинету, сел.
        - Давненько я не слышал о них, - он посмотрел на молодого оперативника. - Сколько годков прошло, а, Глеб?
        - Пятнадцать.
        - Всего лишь пятнадцать лет… А кажется будто бы вчера. Ладно! - хлопнул широкой ладонью по столу. - В полиции-то, что говорят.
        - Что полагается. Религиозный маньяк, душевнобольной и всё такое.
        - Я аналитикам распоряжение дам, чтобы проверили эту «Тень», прости Господи. Итак, что мы на день сегодняшний имеем?
        - Три убийства.
        - Сегодня связывался с Санкт-Петербургом. Там ночью из канала Грибоедова вытащили тело профессора Мордвинова.
        - Того самого?
        - Да, того самого. Брат Михаил, может быть, не знает? - обратился владыка к молча стоявшему в уголке Михаилу Анисимовичу.
        - Ну, почему не знаю? Он к нам два года назад в монастырь приезжал,
«Власьевский псалтирь» купить хотел. Две тысячи долларов, между прочим, предлагал.
        - Крупнейший, я вам скажу, собиратель церковной литературы. Так вот, медэкспертиза нашла на виске утопшего небольшую гематому, а на шее висел заплечный мешок. В нём с килограмм гвоздей, молоток, кусок верёвки и доска.
        Владыка сделал паузу и посмотрел на оперативников.
        - А на доске было выжжено грубое изображение козла. Так что, Глеб, твоё предположение о сатанинской тени не лишено основания. Но вот, за что убили профессора? Церковной жизни вовсе не вёл, имел, как говорится, одну, но пламенную страсть - собирал старинные церковные книги.
        Он опять замолчал, барабаня по столу пальцами.
        - Вот, что братия! Поезжайте-ка вы в город святого Петра и попробуйте выяснить, что-нибудь о последних днях Мордвинова. С кем встречался, с кем общался. Может, за конец ниточки ухватить удастся?
        Екатеринбург, лето 1918-го
        Кромешная тьма опустилась на Россию. Сумерки начали сгущаться ещё позапрошлой весной, а в июле 7426 года от Сотворения мира тьма, подобно ядовитому газу расползалась по всей растерзанной Империи. Дьявол радостно бил копытом и потирал волосатые ладони.
        По глухому Вознесенскому переулку в сторону площади, с трудом передвигая ноги, видимо издалека, шёл человек в потрёпанной видавшей виды крестьянской одежде. У Ипатьевского особняка он и вовсе остановился, пытаясь заглянуть в единственное окно.
        Если бы кому-то из редких прохожих взбрело в голову внимательно вглядеться в лицо крестьянина, он бы увидел благородные черты, лихо закрученные усы, который носят военные и пронзительные голубые глаза. Да и осанка, несмотря на шаркающую походку, выдавала в нём человека не крестьянского сословия.
        Сейчас глаза его прямо-таки полыхали синим пламенем. «Крестьянин» не отводил горящего взора от забранного железной решёткой, полуподвального окна Ипатьевского дома.
        - Товарищ, а, товарищ?
        «Крестьянин» обернулся. Перед ним стоял невысокого роста человек в кожаной тужурке, перепоясанной офицерским ремнём. На левом бедре болтался маузер в деревянной кобуре. На голове офицерская фуражка без кокарды, из-под которой выбивались чёрные курчавые волосы. Сзади него стоял красноармеец с винтовкой.
        - Вы чего здесь вынюхиваете? - спросил человек в кожанке сверля «крестьянина» чёрными как маслины глазами.
        - Я не вынюхиваю, а просто иду себе мимо.
        - Летемин, - обратился чернявый к красноармейцу, - а ну-ка проводи его в караульное помещение.
        В грудь прохожего уставился трёхгранный штык.
        - Давай, пошёл!
        Караульная располагалась в доме напротив.
        - Принимай контрика! - весело объявил Летемин, вводя арестованного в прихожую.
        Красногвардейцы, свободные от службы окружили их. «Крестьянин» поморщился от запахов немытых тел и дешёвой водки.
        - Гляди-ка, в крестьянской одёже, а усищи-то нафабрены!
        - А рожа-то, рожа, глянь холёная какая!
        - Николашку Кровавого спасти решил?
        Схваченный офицер молчал, но и не отводил твёрдого взгляда от уставившихся на него пьяных глаз.
        - Ну, чего уставился? - обратился к нему совсем молодой красногвардеец.
        - Не смейте мне тыкать!
        Вокруг засмеялись.
        - Я вот, сейчас в морду твою офицерскую ткну, - парень показал внушительный кулак, - узнаешь почём фунт лиха!
        - Я, юноша, этого лиха насмотрелся, на вас всех хватит. Я - боевой офицер, а вот вы от фронта здесь прятались. Трусы!
        - Боевой офицер? Белая кость? Щас посмотрим!
        Юнец неумело размахнулся, целя в левую скулу. Но кулак его пропорол воздух, а покрытый рыжим пухом подбородок наткнулся на офицерский. Охранник сел на пятую точку, вращая осоловелыми глазами. Летемин ударил офицера прикладом, целя в затылок, но тот в последний момент успел закрыться плечом. Тут накинулись охранники, сбили с ног и принялись пинать коваными сапогами. Больше всех старался пришедший в себя парень.
        - А ну, прекратить! - раздался зычный голос.
        Из внутренней части дома в прихожую вышел русоволосый мужчина в рабочей тужурке, на ходу надевая портупею с кобурой. Разгорячённые красногвардейцы не обратили на вошедшего никакого внимания, продолжая избиение.
        Русоволосый достал из кобуры наган и выстрелил в потолок. Экзекуторы, уставились на него, прекратив, наконец, пинать уже неподвижное тело.
        - Это что тут за анархия? - грозно спросил человек в тужурке.
        - Контрика поймали, а он дерётся! Ваньке Пермякову скулу своротил!
        - Почему в чрезвычайку сразу не отвели?
        - Дык, это, товарищ Юровский велели сюда тащить.
        - Заприте его в подвал!
        Двое охранников подхватили за руки бесчувственное тело и потащили к ведущей в подвал лестнице. Его швырнули на земляной пол маленькой камеры. Хлопнула дверь, лязгнул засов, и в камере воцарилась почти полная темнота, лишь робкая полоска света пробивалась сквозь крошечное окошко.
        Капитан Политковский кряхтя от боли, с трудом поднялся, держась руками за сырую стену. Подняв голову, заглянул в оконце, но увидел лишь пару нечищеных сапог, да сквозь прутья решётки в камеру потянулся дым от махорки.
        - Слышь, Иван, царя ноне перевозят куда-то, - донеслось до него.
        - Знамо дело, беляки на подходе.
        - А ты царёвых дочек видел?
        - Видал один раз через забор, когда они по двору гуляли.
        - Красивые?
        - Знамо дело! Белая кость, голубая кровь!
        - А чего кривишься?
        - Скула болит. У-у, контра недобитая, своими руками шлёпнул бы!
        - А чё, может и шлёпнешь. Просись в расстрельную команду.
        - Как думаешь, Медведев за меня слово замолвит?
        - А чего не замолвить?
        Капитан обессилено опустился на земляной пол. Значит, Семью сегодня увезут!
        - Проклятье! - ударил он кулаком по полу. - Так глупо попасться!
        Правильно, одежду крестьянскую надел, а военную выправку, приобретённую долгими годами службы, куда денешь? Ребёнок, и тот сразу раскусит!
        Сумерки густели, и странная тишина царила вокруг. Часовые куда-то ушли, и даже птиц не было слышно.
        Капитан вспоминал последний приезд Государя в Ставку. В Петрограде уже начались брожения, но на фронте об этом ещё не знали. По фронтам вовсю ходили анекдоты о германофильстве венценосной супруги, и энтузиазма по поводу готовящегося наступления не было.
        Когда царь появился в штабе, капитан поразился выражению его глаз. В них явно читалась, нет, не безысходность, но какая-то покорность судьбе. И словно он судьбу свою знал. Словно предвидел Ипатьевский дом. Так думал штабс-капитан, сидя на земляном полу мрачного подвала в нескольких десятках метрах от своего Государя. Которому он уже ничем не в силах помочь.
        Ночь, между тем опустилась на город. Звёзды высыпали на небосклоне и ярче всех светила одна. Звезда Люцифера.
        Звёздного уральского неба Политковскому в крохотное окошко видно не было, лишь отсвет уличного фонаря. Офицер сидел окутанный тьмой и ждал смерти. Мысль эта не ужасала его и даже не повергала в уныние. Вся жизнь есть ожидание смерти. Единственная его забота сейчас - умереть достойно.
        Тишину нарушил шум проезжающего авто, хлопанье дверей и звуки беготни во дворе соседнего дома. А ещё через полчаса за дверью подвальной комнатки послышались шаги. Кто-то не торопясь, спускался по лестнице. Лязгнул отодвигаемый засов, и дверь приоткрылась, пропуская в камеру полосу света. Капитан перекрестился.
        - Господи, да свершится воля Твоя!
        Санкт-Петербург 2018-й
        Питер встретил их мелким дождём, холодным ветром с Залива и грандиозной стройкой почти у самого Московского вокзала. Огромная надпись на бетонном заборе, мимо которого они ехали на такси, гласила, что компания «Building Corporation» ведёт здесь строительство храмового комплекса Внутренней эволюции человека. Московские гости смотрели, приоткрыв рты.
        - Куда едем? - спросил их таксист, сорокалетний дядька.
        - Вы нас на Юризанскую сначала отвезите, рядом с институтом геронтологии, - вышел, наконец, из ступора Михаил Анисимович. Мы вещички бросим, а потом опять сюда на Жуковского 5.
        - Давно строят? - спросил Глеб, кивая головой на причудливой формы здание.
        Кивок головой дался ему с трудом, ибо голова начинала раскалываться от боли, настолько от недостроенного здания исходила негативная энергия.
        - Месяца три назад здесь ещё ничего не было, - отвечал таксист. - А вы не знаете, что это за внутренняя эволюция такая? Звучит заумно, но народ интересуется.
        - Народ у нас любознательный, - согласился дядя Миша. - Попробую объяснить. Согласно материалистическим теориям эволюции человек как развивается?
        - Ну, книги читает, науки там разные изучает, - ответил водитель.
        - Начнём с того, что сначала он слез с дерева, выпрямился и стал ходить на двух задних конечностях, отчего у него отвалился хвост, а потом взял в руки палку. Но это ещё не сделало его человеком разумным.
        Таксист с интересом слушал, рассматривая «лектора» в зеркало заднего вида.
        -«За что я люблю петербуржцев, так это за их тягу к знаниям и любовь к интеллектуальным беседам», - думал Глеб, откинувшись на спинку сиденья. Как только отъехали от стройплощадки комплекса внутренней эволюции, головная боль тут же ушла.
        Его напарник, между тем, продолжал свою лекцию.
        - Это сделало его всего лишь gomo erectus - человеком прямоходящим. От того, что он встал на задние конечности, разум у него не появился.
        Дядя Миша замолчал, уставившись в окно, за которым проплывал мимо Исаакиевский собор.
        - Красотища!
        - Ну и когда у нас разум появился? - не выдержал таксист.
        - Разум? Да он всегда в нас был заложен. Разум, как основа познания мира, в котором мы живём. Познавая мир, мы меняемся сами. Это и есть эволюция. А внутренней эволюции без взаимосвязи с окружающей нас средой быть не может.
        - Что ж, выходит, очередная завлекаловка?
        - Причём опасная. Ангелом внутренней эволюции человека считают Люцифера. Вы знаете, кто это?
        Водитель наморщил лоб.
        - В каком-то ужастике, по моему, про него упоминали.
        - Хорошо, хоть в ужастике, - улыбнулся Михаил Анисимович. - Это дьявол, сатана. И храм этот, который строят, посвящён ему. А дьявол в переводе с греческого означает разрушающий. Вот и делайте выводы.
        - Да, уж, сделаем! - ответил таксист. - Приехали, вот он, если не ошибаюсь, институт стариковедения.
        - А нам, вон, в ту арочку.
        Через пять минут, оставив вещи на явочной квартире, они ехали назад в центр
        Глеб сверился с бумажкой. Точно, Жуковского 5.
        В здании этом находилась Библиотека христианской литературы, сотрудником которой по их данным последнее время работал профессор Мордвинов.
        - Да какой он сотрудник, я вас умоляю? - встретила их заместитель директора. - Чисто номинально. Ну, подарил нам две книги. Последний раз был здесь с месяц назад. Всё копался в материалах по предсказаниям монаха Авеля. Он их перечитал за последние полгода не менее десяти раз. Мариночка рассказывала, она тогда дежурила, ушёл жутко разочарованный.
        - А вы знаете, что профессор Мордвинов позапрошлой ночью был убит.
        - Да вы, что? - ахнула женщина. - Ограбили?
        - Обстоятельства пока нам неизвестны, - ответил Глеб шаблонной фразой. - Не знаете, с кем он последнее время общался?
        - Да я его совсем не знала! Так виделись раз в неделю здесь. Впрочем, я вам сейчас дам адрес одного коллекционера. Они не то, чтобы дружили, у Мордвинова, по моему в друзьях были только книги, но, насколько мне известно, часто общались. Тут не очень далеко, на Большой Пушкарской.
        Они с полчаса плутали по бесчисленным питерским дворикам, прежде чем нашли искомый дом. Квартира на третьем этаже встретила их обитой дерматином дверью. Такая обивка была в моде лет тридцать назад.
        - Странно, коллекционер, а на двери даже глазка нет, - удивился Глеб.
        - А ты голову то, подними, - посоветовал дядя Миша.
        Глеб так и сделал, и над дверью узрел крохотный глазок видеокамеры.
        А тут ещё из невидимого динамика на них обрушился голос:
        - Я вас слушаю!
        - Ян Бенедиктович? - уточнил Глеб.
        - Он самый.
        - Нам ваш адрес дали в библиотеке.
        - Что за самодеятельность? - возмутился голос. - Без моего ведома. Придётся вам, господа, подождать, пока я сделаю контрольный звонок в библиотеку.
        Минуты через три защёлкали замки, и дверь приоткрылась. Глеб увидел за дерматиновой обивкой сантиметровой толщины сталь.
        На пороге их встретил высокий худой старик. Всё выдавало в нём аристократа; и благородная осанка, тщательно уложенные седые волосы, узкое нервное лицо. Он запер за посетителями дверь, как минимум на три замка. Михаил Анисимович выразительно покивал головой.
        Это не укрылось от хозяина.
        - Осторожность, молодой человек, - обратился он к пятидесятитрёхлетнему дяде Мише, - основа моего долгожительства. А мне уже, между прочим, восемьдесят восемь. Сколько нашего брата-коллекционера покинули этот мир раньше времени. Вот и Коля Мордвинов. М-да.
        Старик замолчал, и его выцветшие глаза задумчиво уставились в пол. Так продолжалось с полминуты. Глеб уже хотел кашлянуть, но Ян Бенедиктович встрепенулся.
        - Что же я вас в коридоре держу? Пройдёмте на кухню.
        И он повёл их по коридорам своей большой квартиры. Через открытую дверь одной из комнат Глеб увидел огромные стеллажи с книгами.
        - Прошу садиться, - церемонно предложил хозяин, когда они вошли в просторную кухню. - Я заварю чай.
        Чай он заварил великолепный.
        - «Твайнингз», - похвастался библиофил. - Настоящий. Друг из Лондона присылает.
        Гости отдали должное напитку.
        - Как погиб Николай? - спросил Ян Бенедиктович.
        - Судя по всему, его ударили по голове и сбросили с моста позапрошлой ночью, - ответил Глеб.
        - С моста? Что он мог ночью делать на мосту?
        - Это мы и хотели бы выяснить. На шее у него висел заплечный мешок. В мешке - с килограмм гвоздей, молоток, моток бельевой верёвки и сосновая доска.
        - Бред какой-то!
        - Ян Бенедиктович, мы не представители светских правоохранительных органов, хотя и плотно с ними сотрудничаем. Мы расследуем ритуальные убийства и подчиняемся высшему руководству Русской православной церкви.
        - Вы что же, считаете, что убийство Мордвинова было ритуальным?
        - Пока не знаем, но на доске, которую нашли в рюкзаке, был выжжен сатанинский знак.
        - Зачем сатанистам было его убивать? Я, честно говоря, не уверен, был ли Николай крещёным.
        - В библиотеке нам рассказали, что покойный последнее время интересовался предсказаниями Авеля. Расскажите, чем он занимался, с кем общался?
        - Да, Николай последнюю пару лет был одержим прямо таки маниакальной идеей найти книгу Авеля, - после минутного молчания нехотя начал Ян Бенедиктович. А дней десять назад прибежал ко мне жутко возбуждённый. Всё говорил, что напал на верный след.
        - Но ведь книга Авеля находится в Кремлёвском архиве? - вступил в разговор Михаил Анисимович.
        - Видите ли, Авель написал три книги. Одна книга предсказаний по слухам в правительственном архиве, а две другие считаются утерянными. В одной из них монах предсказывал возрождение монархии. Вот, якобы на ёё след Николай и напал.
        - А покойный не говорил, куда ведёт этот след? - осторожно спросил Михаил Анисимович.
        - Ничего конкретного он мне не сказал, - хозяин опустил глаза на льняную скатерть, водя пальцем по узорам. Но, судя по тому, как был возбуждён, а я Колю знаю, не исключаю, действительно на что-то наткнулся. Чутьё у него было неплохое. К тому же всё прошедшее лето по монастырям ездил. И на Соловках был и на Валааме. Может, в одной из обителей что-то и обнаружил? Но лично я в эти сказки не верю. Книги предсказаний Синод передал Тайной канцелярии, а там, насколько мне известно, они были уничтожены.
        - А если нет? А если книга эта действительно существует? - Глеб отодвинул от себя фарфоровую чашку. - И учитывая, что сейчас страна наша самая демократическая в мире, книгу эту опубликуют? Для начала в Интернете.
        Ян Бенедиктович посмотрел на молодого оперативника, как мудрый родитель на неразумное дитя.
        - Молодой человек, тогда ответьте мне, почему до сих пор не опубликовали книгу Авеля, ту, которая по слухам находится в кремлёвских архивах?
        - Просто очередь ещё не дошла, - неуверенно ответил тот.
        - А кто знает, когда придёт эта очередь? Демократия, юноша, простирается до определённых пределов. Это, как наука. Объяснить может многое, но далеко не всё. Да и не верит госпожа президент в предсказания. Единственному, кому она безоговорочно верит - так это американскому Госдепу.
        Высказав эту неполиткорректную мысль, хозяин подлил гостям чаю.
        - Завтра Колю будут хоронить, - сказал Ян Бенедиктович после более чем минутного молчания, - на Серафимовском кладбище в одиннадцать часов.
        - Мы приедем, - пообещал Глеб.
        Санкт-Петербург 2018-й
        Всё же профессор Мордвинов был крещёным, потому что отпевали его в церкви Серафима Саровского. Проводить в последний путь библиофила пришли около ста человек. Дядя Миша с Глебом стояли рядом с Яном Бенедиктовичем, одетым по случаю в велюровый пиджак и чёрные брюки. Старый коллекционер знакомил их с участниками траурной церемонии.
        - Вон те две дамы - вдова покойника и его дочь. С женой он последние восемь лет не жил, но поддерживал дружеские отношения. Надо сказать, она не одобряла его страсти. Причём объясняла это чисто по-женски. Книги собирают пыль и тому подобная чушь.
        Дочь последнюю пару лет живёт в Гамбурге, вышла замуж. Тот высокий господин в чёрном костюме - её муж.
        За колонной у Распятия стоял Иосиф, печально склонив голову. В кармане куртки завибрировал сотовый. Он не торопясь, вышел из храма и приложил к уху телефон.
        - Высокий старик в тёмно-коричневом пиджаке из велюра, - услышал он тихий голос Мессира. - Но должен предупредить тебя, мой мальчик. Книгу он не видел, скорей всего, он даже не звено. Так, побочный продукт наших деяний. Но, рисковать, мы не имеем права. Прежде поговори с ним, мы должны знать, что старому пройдохе известно. Можешь использовать весь свой дар убеждения.
        «Нет, всё-таки Мессир - великий кукловод», - в который раз подумал Иосиф, убирая трубку в карман. А ему выпало великое счастье быть любимой куклой.
        - Получается, что больше всех наш покойный общался с Яном Бенедиктовичем, - подвёл итог Глеб, когда они возвращались с кладбища. - А я вижу, старик глаза так ловко прячет! Знает он что-то, чую и без моих способностей!
        - Мне тоже показалось, что-то недоговаривает наш коллекционер, - задумчиво ответил дядя Миша. - Сколько нам остановок осталось?
        Глеб посмотрел на карту метрополитена.
        - Две.
        - Может, выйдем, Глебушка на белый свет, а? - взмолился Михаил Анисимович. Не могу я в этой подземке. Да и подумать мне надо.
        Они вышли на хмурую осеннюю улицу. Дядя Миша с наслаждением вдохнул полной грудью сырой воздух
        - Единственная зацепка, которая у нас есть - это непонятная возня вокруг книги Авеля, - начал Глеб.
        - Почему же непонятная? Василий Васильев предсказал гибель Царской семьи. Сбылось? Сбылось!
        - Какой ещё Василий Васильев?
        - Так в миру звали монаха Авеля, - пояснил дядя Миша и продолжил мысль:
        - В утерянной книге, на след которой якобы напал Мордвинов, предсказывается возрождение монархии, и даже называется имя нового царя. Если в убийстве профессора замешана «Тень Сатаны», то вот он, конец ниточки. Именно эта организация манипулировала большевиками, исподволь подводя их к истреблению Царской фамилии.
        Вдруг Глеб поднял голову и огляделся. Серые, прилепившиеся друг к другу дома смотрели на него тёмными окнами.
        - Дядь Миш, а ведь здесь прошло моё детство. Вон за тем углом наш детдом.
        Некогда мрачное двухэтажное здание с узкими окнами теперь стояло будто умытое, и даже окна на первом этаже были другие. Фасадная краска довольно жизнерадостного цвета, а вместо одной двери на фасаде здания красовались три. Та, старая, с пугающими маленького Глеба узорами была посередине. Над левой висела вывеска
«Компания Евроокна», над той, что справа - «Кофейня». А над некогда парадным входом на металлической, под золото доске чёрными буквами было написано:
        САНКТ- ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
        МЕЖДУНАРОДНОЙ КОМИССИИ
        ПО ПРАВАМ СЕКСУАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ.
        - Вот это да! - дядя Миша подёргал за массивную ручку, но дверь оказалась запертой.
        - Одно радует, раз дверь закрыта, значит, в данный момент права сексменьшинств у нас не нарушаются. Да и очереди из обиженных геев и лесбиянок не видно.
        Глеб прикоснулся к двери ладонью. Нахлынули воспоминания, и вновь, как в детстве его охватил страх, непонятная тревога. Отдёрнул руку. «Господи, спаси и сохрани». Дверь лишь с расстояния казалась прежней. Вблизи видно было, что её недавно меняли. Покрытое дорогим лаком дерево не впитывало городскую сырость.
        Он постучал по ней костяшками пальцев. Судя по звуку, за деревом толстый стальной лист.
        Прохожие оглядывались на них. Должно быть, решили, что двое нетрадиционных пришли в комитет узаконить свои отношения. Закон, разрешающий однополые браки уже был в проекте.
        Дядя Миша потянул ноздрями. Из кофейни доносился аромат хорошего кофе.
        - Пойдём, Глебушка, по чашечке.
        Кофейня располагалась в цокольном этаже, где когда-то была музыкальная комната. Они заказали себе по двойному каппучино, и сели у окна, за которым им виднелись лишь ноги прохожих.
        В кофейне кроме них никого не было.
        - Не густо у вас с посетителями, - вступил в разговор Михаил Анисимович с молодой кельнершей, которая принесла им в чашках горячий, источающий безумно вкусный аромат кофе.
        - Так ведь время ещё детское. Обычно после семи вечера народ собирается. Там уж идёт кофе с коньяком, вернее, коньяк с кофе.
        - А давно здесь кофейня? - спросил Глеб.
        - В августе три года справили.
        Он оглядел помещение. Вон то место, за стойкой, где висело страшное зеркало. А вот здесь стоял старинный рояль.
        - В этом здании раньше детский дом был, - пояснила девушка.
        - Я знаю, - улыбнулся Глеб. - Перед вами один из его воспитанников.
        - Правда? - видимо девице было скучно, и она охотно вступила в беседу. - А я вот тоже с шестнадцати лет живу с бабушкой. Родители погибли.
        - Сочувствуем вам, - сказал Глеб. А что он мог ещё сказать?
        Он посмотрел на девушку. Стройная, светло-русые волосы до плеч, серые глаза смотрят внимательно и печально. Парень с удовлетворением отметил, что не было в ней присущей современным представительницам прекрасного пола вульгарности.
        - А не страшно вам было в этом доме жить? - неожиданно спросила она.
        - А почему вы спросили об этом? - насторожился Глеб.
        - Я в кофейне уже год работаю. Неуютно здесь как-то. С каким бы настроением не пришла, едва зайду, оно портится. Причём, не у меня одной, многие жалуются. Да и посетители больше пятнадцати минут не сидят, хотя кофе наш всем нравится. А весной здесь ночной охранник умер.
        - Как умер?
        - Я утром пришла, а он не открывает. Дверь была на внутреннем замке, пришлось ломать. Слесаря вызывали. Вошли, а он спиной к стойке на табурете сидит, уже холодный. Мёртвыми глазами на стену смотрит.
        Девушка указала рукой на то самое место, где когда-то висело зеркало. Глеб поёжился.
        - И что показало вскрытие?
        - Сердце остановилось. Ему под шестьдесят было. Но, с виду мужчина крепкий, не пил.
        - М-даа. Вас как зовут?
        - Елизавета.
        И как она произнесла своё имя, Глебу понравилось. Хорошо произнесла, с уважением. Не бедная Лиза, а именно Елизавета.
        - А что ж не уволитесь, если ужасы здесь такие творятся?
        - А мне удобно. К дому близко, да и график скользящий. Я ведь ещё учусь, на юридическом.
        Глеб поймал себя на мысли, что сейчас ему совсем не хочется уходить из этого страшного места, где прошло его детство.
        - У вас здесь довольно уютно, - обвёл он взглядом стены кофейни. - Можно мне ещё чашку кофе?
        - Сейчас пойду, приготовлю. Вам тоже? - спросила Елизавета дядю Мишу.
        Тот с отеческой улыбкой наблюдавший за своим молодым напарником, встрепенулся.
        - Мне? Конечно! Кто же от такого великолепного напитка откажется?
        - У нас кофе-машина на кухне, а то за стойкой и так повернуться негде. Вы не скучайте, я быстро. Послушайте пока музыку.
        Девушка одарила обоих солнечной улыбкой и скрылась в проходе за стойкой. Мелодия Мишеля Леграна заполнила бывшую музыкальную комнату.
        - К делу, коллега, к делу! - скороговоркой заговорил Михаил Анисимович, едва девушка скрылась. - Не забывай, мы здесь на работе!
        - Дядь Миш, а может это судьба?
        - Может и судьба, - согласился тот. А раз встреча эта не случайна, то всё у вас получится. Но работе это мешать не должно.
        Глеб тяжело вздохнул, косясь на проход за стойкой.
        - Так вот, - Михаил Анисимович положил руки на столик. - Если профессор Мордвинов шёл по следу утерянной книги Авеля, «Тень» шла по его следу и выбила его, как звено из цепочки. Возникает вопрос, кто следующий?
        - С изрядной долей вероятности, - ответил Глеб, - это может быть Ян Бенедиктович.
        - Вы читаете мои мысли, коллега!
        Дядя Миша достал простенькую «Моторолу», пощёлкал кнопками, ища номер старого библиофила. Набрал, приложил к уху.
        - Не берёт трубку!
        - Едем на Большую Пушкарскую! - вскочил Глеб из-за стола.
        Он подошёл к стойке.
        - Елизавета!
        - Ещё пару минут, - донёсся её голос из кухни.
        - Елизавета! К сожалению, нам надо идти. Сколько мы вам должны?
        Девушка вышла к стойке. Вид у неё был растерянным.
        - Как, уже уходите?
        - Дела, - вздохнул Глеб, доставая бумажник. - Но я ещё вернусь, обещаю.
        Их глаза встретились.
        - Я буду ждать, - тихо сказала она.
        Глеб почему-то в этом не сомневался.
        - Кстати, меня Глебом зовут.
        Поминки по профессору справляли в небольшом кафе на набережной реки Екатерингофки. Ян Бенедиктович, вот уже несколько лет кроме чая и минеральной воды ничего не пил, но помянул старого приятеля рюмкой «Арарата». Коньяк приятно вскружил голову, старая кровь быстрее побежала по венам. Он произнёс прочувствованную речь о профессоре, о том, какой он был прекрасный филолог, и как беззаветно любил книги. Вдова покусывала нервные губы, словно стараясь сдержать, готовые вырваться рыдания. Но Ян Бенедиктович знал, что ей просто неприятны его речи, она предпочитала, чтобы сегодня все говорили о том, как покойный любил её.
        В кармане велюрового пиджака зазвонил сотовый, но старик трубку не брал, не тот момент.
        Через полчаса коньяк растворился в крови, после съеденных блинов с мёдом кровь прилила к желудку, и библиофила стало клонить в сон. Спать на поминках - дурной тон и Ян Бенедиктович засобирался домой.
        Он вышел на улицу и принялся ловить машину. Буквально через полминуты перед ним остановился старый «Сааб».
        - На Большую Пушкарскую!
        - Садитесь, - индифферентно ответил водитель.
        На улице начался очередной мелкий и противный дождь, и Ян Бенедиктович с удовольствием забрался в тёплый салон. Водитель тронул машину с места и через пару минут пассажир, откинувшись на сиденье, задремал.
        Когда он открыл глаза, то увидел, что автомобиль стоит на пустынном берегу Залива. На переднем сиденье неподвижно сидел водитель, рассматривая его в зеркало заднего вида тёмно-карими глазами.
        - Хорошо выспались? - спросил старика Иосиф.
        - Я же просил на Большую Пушкарскую? - недоумённо произнёс тот.
        - Здесь удобнее. Никто нам не помешает.
        - Кто вы?
        - Это не важно. И давайте условимся, что вопросы буду задавать я.
        Ян Бенедиктович посмотрел в зеркало. Глаза сидящего за рулём из карих, сделались тёмно-серыми, как холодные воды Залива.
        - Это вы убили Николая?
        - Не будем терять время. Что вам известно о книге?
        - А если я не буду отвечать?
        - Я могу причинить вам боль. Страшную боль. Она будет длиться до тех пор, пока вы не выдержите, и не расскажите мне всё.
        Старик вздохнул.
        - Скорее не выдержит моё старое сердце. Что тогда будете делать?
        Иосиф развернулся и посмотрел в выцветшие глаза библиофила, но не увидел в них даже и тени страха. Чёрт, а ведь старик прав, он своё уже отбоялся! Надо менять правила игры.
        - Не понимаю вашего упрямства! Если книга попадёт не в те руки, может случиться непоправимое.
        - А в чьи руки она должна попасть? Уж, не в ваши ли, обагрённые кровью?
        - Не понимаю, о чём вы? - Иосиф выдавил улыбку. - Я - сотрудник международного следственного комитета.
        Он достал из нагрудного кармана куртки удостоверение. Кусок ламинированного, цветного картона, вверху прямоугольника на синем фоне белели буквы UNO.
        - Я так понимаю, что речь идёт о судьбе мира, раз саму ООН интересует книга, - усмехнулся Ян Бенедиктович.
        - А вам, значит, безразлична судьба человечества?
        - Я прожил достаточно долгую жизнь и, смею надеяться, научился разбираться, если не во всём человечестве, то уж в отдельных его представителях. И ещё, я научился читать по глазам.
        - И что же вы прочитали … в моих глазах?
        - Свою смерть.
        - Возьми трубку, старче! - который раз умолял Михаил Анисимович свой сотовый.
        Глеб стоял на лестничной клетке между третьим и четвёртым этажом, а его напарник нервно прогуливался во дворе, время, от времени бросая взгляд на окна третьего этажа, и терзая телефон.
        Короткий октябрьский день подходил к концу, и на промокший город опускались сумерки. Но окна квартиры Яна Бенедиктовича оставались тёмными, даже когда зажглись уличные фонари.
        В это время над телом хозяина квартиры сомкнулись холодные воды Залива. Туда же Иосиф бросил почти беспрестанно трезвонивший телефон, посмотрев сначала на определитель номера. Памятью он обладал феноменальной и одиннадцать цифр впечатались в мозг до той поры, пока они будут ему не нужны.
        Старик ничего бы не сказал, он это понял, когда заглянул в его глаза. Редко, но такие индивидуумы ему встречались. Последний раз больше десяти лет назад, в далёкой Венесуэле он выследил католического монаха, сотрудника тайной организации
«Umbro Domini». Тот владел информацией, которая была очень нужна Мессиру. Иосиф вывез его в джунгли и там, в заброшенной пещере жестоко истязал целых три дня. Измучился не меньше жертвы, но монах молчал. Так молча и умер, распятый на лианах.
        Поэтому старого библиофила убил без затей, просто вырвав ему адамово яблоко. Когда тело скрылось под водой, осторожно стянул с рук перчатки из тонкой кожи и тоже бросил в воду. Достал свой мобильник.
        - Да, мой мальчик.
        - Он ничего не сказал.
        - Плохо, очень плохо.
        - Но почему? Старик даже не пешка. Вы же поработали с Мордвиновым?
        - Поработал. И он не посмел сказать мне неправду. Но каким-то образом успел предупредить. Томас только что звонил, в монастыре книги нет. Так что, со стариком ты явно поспешил.
        - Я искуплю. Назначьте любую цену.
        - Успокойся, мой мальчик! Мы все служим ему и цену может назначить только он. А также день и час. Просто сегодня звёзды не сошлись. Позвони я несколькими минутами раньше…
        - Он всё равно ничего бы не сказал.
        - Никак не забудешь отца Бартоломео? Ладно, поезжай к старому пройдохе на квартиру. Может быть, там найдёшь зацепку.
        Было понятно, случилось то, о чём они оба думали. Напарники стояли в самом укромном углу двора, чтобы не раздражать соседей, которые уже поглядывали в окна, рассматривая двух подозрительных мужчин. Странно, что полицию до сих пор не вызвали!
        - Надо попасть в квартиру, - принял решение Глеб, как старший группы.
        - По какому такому праву? Мы хоть с тобой и не правоохранительные органы, но закон блюсти обязаны.
        - Дядя Миш, да брось ты! Есть оперативные методы и грех ими не воспользоваться! У меня чувство, что мы найдём там информацию о книге.
        - Вот ты и о грехе вспомнил, - вздохнул тот. - Ну, ладно, пошли.
        Дверь, кроме архисложных замков была снабжена ещё и сигнализацией. Михаил Анисимович возился целых десять минут.
        - Готово, - наконец сказал он.
        Они вошли в тёмное нутро квартиры. Глеб достал фонарик, а его напарник аккуратно закрыл входную дверь на все три замка.
        В квартире было четыре комнаты. Три заставлены старинной мебелью, а четвёртая, окна которой были закрыты плотными, тёмными портьерами, отведена под библиотеку. Вдоль всех четырёх стен стеллажи до самого потолка заставленные книгами. А надо сказать, что потолки в этих апартаментах были под четыре метра.
        - Чтобы всю эту библиотеку перелопатить, знаешь, сколько нам понадобится времени? - с сомнением покачал мохнатой головой дядя Миша.
        Глеб зашёл в соседнюю комнату, служившую хозяину кабинетом. Здесь лёгкие занавески были раздвинуты. Старинный письменный стол из морёного дуба. На покрытой тёмно-бордовым сукном столешнице мраморное пресс-папье, скорее для антуража, ручка Паркер с золотым пером, телефон с факсом. Ян Бенедиктович далеко не бедный, а вот компьютером не обзавёлся! А ведь так удобно в нём держать под рукой нужную информацию!
        Глеб подёргал дверцу ящика стола. Заперта. Ну, это не проблема!
        Он достал из-за тренчика своего брючного ремня железную шпильку и посветил фонариком. Дверца оказалась с секретом, на ней даже замочной скважины не было. Он прощупал её всю, и даже стенки ящика, в надежде найти скрытую пружину, но тщетно.
        В кабинет вошёл Михаил Анисимович.
        - Напарник, я наметил план действий. Ведь Авель этот при четырёх царях жил. А я в библиотеке полочку узрел. На ней литература и екатерининской эпохи, времён бедного Павла и сынков его. Давай, я возьму бабку с отцом, а ты сыновей?
        - Дядь Миш, тут ящик с секретом, никак открыть не могу.
        - Дай-ка попробую. Вы - молодёжь всё больше в электронике разбираетесь, а в антикварных вещах, уж, извини.
        Он оглядел стол.
        - Узнаю изделие талашкинской мастерской. Посвети-ка!
        Дядя Миша взялся за ручку дверцы. Сначала надавил, потом потянул на себя, сдвинул вправо и вниз. Раздался щелчок и дверца открылась.
        - Учитесь, юноша, пока я с вами.
        Луч фонаря осветил внутренности ящика. Там лежал ноутбук.
        - Ну вот, а я посчитал старика врагом научно-технического прогресса, - произнёс Глеб, доставая компьютер.
        Он осмотрел пустой ящик и даже простучал стенки.
        Его напарник в это время изучал вделанный в стену несгораемый шкаф.
        - Глебушка, а вот этот ящичек нам, по всей видимости, открыть не удастся. Тут настоящий специалист нужен.
        Глеб подсоединил компьютер к сети и включил, но тот не подавал никаких признаков жизни.
        - Да это просто железка! Следовало бы догадаться, что не будет хозяин прятать такую информацию в ящике стола!
        Он подошёл к сейфу и осветил его фонарём.
        - Сэйфтроникс. Швейцарский. Да, этот ящик нам не по зубам!
        Сзади него что-то бухнулось об пол и Глеб резко обернулся. Это дядя Миша в темноте нечаянно смахнул бесполезный ноутбук со стола.
        - Старею, - виновато сказал он, нагибаясь и поднимая его с пола. - Да тут и крышка отскочила. Глебушка, посвети, я её на место прилажу.
        Парень направил луч.
        - Дядь Миш, а что это внутри за бумажка?
        Тот осторожно извлёк из внутренностей ноутбука плотный лист старой пожелтевшей бумаги, аккуратно упакованный в тонкий политэлен.
        В этот момент Глеб почувствовал, как в квартиру вползает подобно ядовитой змее энергия такого зла, что даже дядя Миша, не обладавший и сотой долей его способностей, тревожно поднял косматую голову.
        Екатеринбург. 17 июля 1918 года
        Капитан встал. Не подобает офицеру и дворянину сидеть на грязном земляном полу, пусть даже и перед лицом смерти.
        Дверь раскрылась, и в расширившейся полосе света он увидел две одинаковые тени. С полминуты никто не входил, словно давали узнику возможность привыкнуть к свету. Затем в камеру вошёл высокий человек, освещая себе, путь переносным газовым фонарём, с которым обычно ходят путевые обходчики. Одет он был в доходивший до пят закрытый чёрный плащ без рукавов, на голове чёрная шляпа с широкими полями, закрывающими пол-лица. На плечи опускались волосы цвета беззвёздной египетской ночи. Аккуратно подстриженная чёрная борода дополняла портрет вошедшего.
        « Чёрный человек! - мелькнула у офицера безумная мысль. - Тот, кто является незадолго до смерти».
        Незнакомец поднял руку с фонарём, освещая крохотную камеру, и взглянул на узника. Свет фонаря отразился в его тёмно-зелёных глазах. За спиной у него никого не было, да и в приоткрытую дверь капитан видел лишь пустую лестницу. Но две тени чётко были видны на неровной стене. Наваждение какое-то! Капитан встряхнул головой, пытаясь его отогнать, но тени не слились в одну. В необычных глазах незнакомца он увидел плохо скрываемую усмешку.
        И опять шальная мысль овладела Политковским. Английским манером ударить незнакомца в подбородок, запахнуться в плащ, шляпу поглубже, на глаза! Есть шанс выйти из дома.
        - Не советую, - угадал его мысли «чёрный человек». - К тому же я пришёл, чтобы выпустить вас отсюда.
        - С кем имею честь? - спросил капитан.
        Незнакомец молчал, рассматривая его своими кошачьими глазами. Боевому офицеру, не раз смотревшему в лицо смерти, стало неуютно под этим взглядом, хотя он отметил, что вошедший был молод, не старше тридцати. В глазах было что-то звериное. Может быть удлинённые зрачки, а может выражение, с которым визитёр его рассматривал. Так обычно сытый хищник смотрит на пасущихся невдалеке травоядных.
        - Вы должны добраться до своих и передать, что пророчество сбылось.
        Голос у незнакомца был тихий, и капитану приходилось напрягать слух. Говорил он на правильном русском языке с еле уловимым, неизвестным офицеру акцентом.
        - Какое пророчество?
        - Кому надо, те знают.
        Визитёр сделал шаг в сторону предлагая узнику выход. От резкого движения полы плаща распахнулись, и капитан увидел, что правая его рука в чёрной перчатке сжимает трёхгранный клинок. Увидел лишь на пару секунд, но этого было достаточно, чтобы заметить, что и перчатка и лезвие забрызганы кровью.
        На мгновение ему, боевому офицеру стало дурно, как молоденькой институтке. Дурно, оттого, что он понял, чья это кровь!
        - Вы…
        - Ступайте! - властно приказал незнакомец. - Уже рассвело. Возьмите! - он протянул офицеру бумагу. - С этим вы сможете без препятствий покинуть город. Как только перейдёте линию фронта, советую вам от этого документа избавиться.
        Это был мандат, подписанный председателем Уральского совета Белобородовым. Капитан, мельком взглянув на плотный лист бумаги, машинально сунул его за пазуху своего крестьянского армяка.
        Пошатываясь, Политковский вышел из своей темницы. В дверях нашёл в себе силы, обернутся, чтобы ещё раз взглянуть в эти глаза.
        - Так кто же вы?
        В глазах незнакомца угасал безумный огонь убийства. Из тёмно-зелёных они стали серыми, словно покрылись пеплом.
        - Зовите меня… Мессир.
        Санкт-Петербург. осень 2018 года
        Иосиф осмотрел дверь. Его насторожило, что сигнализация была, но она не работала. Её не включил хозяин, или отключили незваные гости? Иосиф считал, что разбирается в людях. Старый коллекционер не из тех, кто, поставив на входную дверь дорогостоящую сигнализацию, вдруг забывает её включить. Хотя с этими стариками всякое случается. Склероз, маразм и тому подобные издержки старости.
        Он приложил ухо к прохладному дерматину. Дом был полон звуков. Где-то с шумом неслась по трубам вода, работал телевизор, ругались жильцы. Но в квартире старика было тихо.
        И всё же рисковать не стоило. Иосиф спустился на улицу, где за ближайшим углом припарковал свой автомобиль. Достал из багажника моток крепкой шёлковой верёвки, специальные перчатки, в которых не скользили руки.
        В соседнем подъезде ему даже не пришлось взламывать замок чердачного люка, тот был закрыт на обыкновенную щеколду. Он двигался по тёмному чердаку так осторожно, что даже голуби не обращали на него внимания.
        Он выглянул в чердачное окно. Дождь полчаса как закончился, ночное небо над городом очистилось от туч, заблистало звёздами, и он по привычке стал искать свою. Но не нашёл. Это был дурной знак. Мессир узнав об этом, рассердился бы, ибо при выполнении миссии нельзя было отвлекаться на то, что прямо или косвенно не способствовало её осуществлению.
        Крыша была покатой и скользкой от дождя, но удобные ботинки с ребристой подошвой позволили достаточно быстро добраться до её середины, где как раз этажом ниже находились окна квартиры.
        Он осмотрел мачту большой антенны, прикрученной к крыше большими болтами. Подёргал, вроде держится крепко, и принялся привязывать верёвку. Надел тепловизоры, с виду обыкновенные очки с тёмными стёклами. Правда, стоили эти очки не дешевле какого-нибудь раритетного издания.
        Иосиф обвязал себя вокруг талии и начал осторожно спускаться. Лёгкие и прочные ботинки фирмы «Timberland» прекрасно держали мокрую кровлю, и вскоре он висел на высоте четвёртого этажа, упираясь ими в кирпичную стену.
        Он проходил альпинистскую подготовку, и спуститься на верёвке с крыши, для него было парой пустяков. Мягко отталкиваясь подошвами от стены, в два счёта достиг нужных окон. Осторожно заглянул в одно. Лунный свет отразился в голубом кафеле на рабочей стене, высветил газовую плиту. Так, кухня. Он качнулся на верёвке вправо, вцепился рукой во внешний откос соседнего окна, осторожно заглянул. Старинной работы письменный стол, который, должно быть стоит больших денег. И ящик под столешницей открыт. Старик, уходя, забыл его закрыть? Слишком много совпадений; входная дверь, ящик стола.
        «Кто будет тайно проникать в квартиру», - размышлял Иосиф. Уж явно не полиция. Грабители? Что ж, вполне возможно, коллекционеры всегда были для них лакомым куском.
        Если обыкновенные взломщики перед его приходом покинули квартиру, они не стали бы тратить время на сокрытие следов взлома, просто оставили бы открытой входную дверь. Профессионалы, проводящие несанкционированный обыск, уходя, вновь подключили бы сигнализацию, чтобы не оставлять следов. Значит эти люди, кто бы они не были, сейчас внутри. И действовать нужно было немедленно, вдруг они охотятся за тем же?
        Иосиф не боялся ни грабителей, ни полицейских. Приказ Мессира должен быть выполнен любой ценой.
        Он оттолкнулся в сторону кухонного окна и вынул нож.
        Спустя секунды Глеб понял, что злая энергия спускалась сверху, как бы накрывая собой дом. Михаил Анисимович напряжённо смотрел на своего молодого напарника, тот ткнул пальцем в потолок и выключил фонарь.
        Они вжались в стену, по обе стороны сейфа. Дядя Миша так и не выпустил из рук упакованный в политэлен бумажный лист.
        Старинные часы на стене кабинета неспешно отсчитывали секунды, и лишь их равнодушное тиканье нарушало напряжённую тишину.
        С улицы послышался еле уловимый шорох, и вскоре пробивающийся в окно кабинета слабый свет уличного фонаря, заслонила чья-то тень. Человек, заглядывающий в окно, не мог видеть оперативников, припавших к стене сбоку от него.
        Глеб осторожно, очень осторожно придвинулся к окну и нашёл маленькую щель между раздвинутой занавеской и стеной. В неё был виден болтающийся на верёвке человек, весь в чёрном. Даже на глазах были тёмные очки, и это-то ночью!
        Верхолаз несколько секунд вглядывался, что там, за стеклом? Затем, качнувшись, исчез. Глеб показал Михаилу Анисимовичу на стену, за которой была кухня, и старый мастер, спрятав лист во внутренний карман куртки, неслышно выскользнул из кабинета.
        Незнакомец уже открыл простенькую оконную задвижку и ступил на подоконник, расстегивая карабин на поясе. Неслышно спустился на пол и так же беззвучно ступая, двинулся к выходу, где дядя Миша поджидал его с распростёртыми объятиями.
        Реакция у пришельца оказалась на зависть. Лишь только Михаил Анисимович сделал движение навстречу, нож со свистом описал полукруг, и он лишь чудом успел в последний момент отклониться. Лезвие острое, как бритва срезало клок волос с бороды старого мастера, а незнакомец уже делал следующий выпад, целя в лицо. Дядя Миша ушёл в сторону, поймав за запястье руку с ножом, целя свободной рукой в затылок. Но рука его лишь скользнула по макушке противника, и в следующее мгновение он получил сильный удар подошвой ботинка по колену, и на развороте локтём в грудь. Последний удар отбросил его к стене. От боли перед глазами пошли красные круги, а человек в тёмных очках готовился нанести последний удар.
        В кухню ворвался Глеб, и опять незнакомец среагировал мгновенно. Его рука с ножом изменила траекторию, он полоснул наотмашь, целя новому противнику в горло. Глеб присел, чувствуя, как сталь рассекает воздух над головой, и на выдохе выбросил вперёд обе руки с напряжёнными ладонями. Противник отлетел в другой угол просторной кухни, смахнув по пути со стола чайный сервиз. «Наверняка, дорогой и старинный» - почему-то подумалось Глебу.
        Врезавшись спиной в стену, Иосиф, словно резиновый мяч отскочил от неё, и двинулся на Глеба, выписывая ножом молниеносные восьмёрки. Молодому оперативнику ничего не оставалось, как отступать. До тех пор, пока он не упёрся в стену. Лезвие приближалось, продолжая выписывать немыслимые геометрические фигуры.
        Глеб вспомнил строки Шота Руставели. «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Вот и ему надо посмотреть на себя и этого быстрого как метеор парня, со стороны. Он выдохнул, исторгая из себя горячку боя, чувствуя, что холодное спокойствие овладевает им. Как в замедленном кадре увидел приближающийся к нему нож. В последний момент ушёл чуть вниз и влево. Острое лезвие пробило штукатурку и вошло в деревянную обшивку, а он уже нанёс локтём удар прямо в дорогую оптику. Тепловизоры треснули, Иосиф на несколько секунд ослеп. Глеб подсечкой сбил его на пол, а сверху уже навалился дядя Миша, надавливая пальцем точку на сонной артерии.
        - Надо бы связать его покрепче, пока в отключке. Уж больно шустрый. Как бы коленный сустав мне не сломал.
        Глеб подобрал нож. Городская модель Impact, с двухсторонней заточкой. Прорезиненная рукоятка удобно легла в ладонь. Неплохая игрушка! Будем считать её боевым трофеем.
        Он подошёл к окну, подтянул к себе верёвку и отрезал большой кусок. Гостю она больше не понадобится.
        Дядя Миша завёл лежавшему без сознания руки за спину, и связал их особым узлом, который изобрёл сам. Назвал он его монастырским, и Глеб, сколько не пытался, ни разу не мог распутать этот мудрёный узел.
        - Ну, что теперь делать будем? - спросил Михаил Анисимович, задирая штанину.
        Глеб посветил. Колено начало распухать, наливаясь лиловым цветом.
        - Старею! - виновато оправдывался старый мастер, ощупывая ногу.
        - Да брось ты! Парень хорош! Таких бойцов не часто встретишь. Бьёт из любого положения, по немыслимым траекториям!
        Он подобрал разбитые очки, кое-как приладил на своём носу.
        - Если бы он ещё очки догадался снять, лежать дядь Миш здесь не ему, а нам с тобой.
        - Лет десять назад уложил бы твоего Брюса Ли за пару секунд, - продолжал ворчать тот.
        « Раз вспоминает, что было бы десять лет тому назад, значит, действительно стареет», - подумал Глеб, набирая на своём сотовом номер владыки.
        Екатеринбург. Июль 1918-го
        Два раза его останавливали красноармейские посты, но, прочитав мандат, пропускали. Выйдя из города, капитан свернул на просёлочную дорогу, продолжая идти без цели.
        - Куды, милок, путь держишь? - окликнул его проезжавший мимо крестьянин.
        - А куда ведёт эта дорога? - в свою очередь спросил Политковский.
        - Дак, в Малый Лип и ведёт. Елизавето-Марьинская обитель там. Поедешь?
        - Ну что ж, в обитель, так в обитель.
        Капитан забрался на телегу.
        - А ты, видать, из их благородий будешь?- посмотрел на него возница.
        - Сам же всё видишь?
        - Тяжело ноне вашему брату?
        - А кому сейчас легко?
        - Ну, не скажи. Большевики-то землю крестьянам раздают.
        - Обманут они вас, видит Бог, обманут!
        - Да мне в волости бумагу показывали. Вроде, как новой власти указ. Так там, русским языком писано: - «Вся земля - крестьянам».
        И мужик с вызовом посмотрел на попутчика.
        Капитан тяжело вздохнул. Что он мог возразить на это? Мол, власть эта безбожная, а значит, сейчас издаст один декрет, завтра - другой? Но для крестьянина всё, что исходит сверху незыблемо и сомнению не поддаётся. Хотел Политковский рассказать о том, что Царской семьи скорей всего уже нет в живых. Хотел, да не сказал. Во-первых, до конца не верил в это сам. Если уж он не верил, так, что говорить об этом селянине? А если и поверит, что с того? Царь ведь от престола отрёкся. Отрёкся от Богом ему врученной России, ещё недавно великой империи, а сейчас разодранной на части, захлебнувшейся собственной кровью.
        Всю оставшуюся дорогу ехали молча. Когда из-за поворота показались деревянные монастырские постройки, мужик истово перекрестился.
        - Спасибо тебе, дядя! - капитан соскочил с телеги.
        - Господи, спасе! - отвечал крестьянин.
        Его ждали. Чему Политковский совсем не удивился. Три монахини в строгих, чёрных одеяниях стояли у ворот обители и скорбно смотрели на дорогу.
        Капитана провели в гостевую, где дали умыться и вычистить одежду. Затем пожилая монахиня повела его к настоятельнице.
        Его, совершенно светского, военного человека, удивительное дело, провели прямо в женскую келью. Там, кроме настоятельницы, пожилой женщины с усталым осунувшимся лицом стоял мужчина в одежде священника. По осанке, цепкому взгляду Политковский определил в нём военного человека.
        Он представился и подошёл под благословение.
        - Вы прибыли со стороны Екатеринбурга? - уточнил священник.
        - Ещё сегодня утром я был в городе.
        Их взгляды встретились. В глазах одного ясно читался вопрос, в глазах другого смутно угадывался ответ.
        - Генерал Дитерихс и чехи уже на подходе, ещё несколько дней и сопротивление красных будет сломлено, - словно успокаивая сам себя, сказал священник.
        Капитан, не отрываясь, смотрел в серые глаза.
        - Простите, не имею чести знать вашего имени…
        - Отец Георгий.
        - Отец Георгий, боюсь, что уже поздно.
        - Что? Они не посмеют!
        Лицо священника побледнело. Политковский смолчал, но взгляд отвёл.
        - Что вам известно? - справился отец Георгий с волнением.
        Капитан коротко поведал о своих злоключениях. Когда он в своём рассказе дошёл до встречи с «чёрным человеком», рука священника вцепилась в нагрудный крест с такой силой, что побелели пальцы.
        - Очень неприятный господин, назвавшийся Мессиром, упомянул о каком-то пророчестве. И что этой ночью оно сбылось...
        - Он пришёл к вам один? Как он выглядел?
        - Вы знаете, на стене коридоре явно просматривались две тени, но вошёл этот господин один, да и потом в коридоре, когда уходил я никого не видел. А похож… ну да, на одного из этих крикунов Государственной Думы.
        Отец Георгий обессилено опустился на край узкой кровати. Кроме неё и маленького столика никакой мебели в келье не было.
        - Агафья! Воды! - крикнула в дверь настоятельница.
        В келью вошла круглолицая монахиня с большой кружкой в руках, но священник пить не стал.
        - Давайте помолимся!
        Все четверо, включая Агафью, опустились на колени, отчего в келье стало совсем тесно. Офицер видел, как отец Георгий, настоятельница и Агафья беззвучно шевелили губами. У него же в голове вертелась одна и та же фраза: « Господи! Помилуй Россию!».
        Иосиф
        Глаза женщины были полны скорби. Она протягивала к нему руки, она звала его.
        - Алихан, сынок! Вернись, прошу тебя!
        Почему она зовёт его так? Его имя звучит совсем по-другому. Он - плотник, призванный вбить последний гвоздь в крышку гроба. Сколько гвоздей он уже вколотил в ладони, запястья глупых жертв, безропотно, подобно овцам, идущим на заклание? Он не вёл счёта, считает другой. Великий Счетовод, от вездесущего взора которого не ускользнёт в этом мире ни одна песчинка. И он твёрдо знал, что это не Бог.
        Иосиф с трудом открыл глаза. Перед взором подобно миражу в пустыне ускользал расплывчатый рисунок. Сознание никак не хотело возвращаться оттуда, где стояла закутанная в платок женщина с печальным взглядом. Стояла и звала его.
        - Сынок, вернись!
        Зарычав, он рывком перевернулся на спину.
        - Очнулся? Быстро, однако!
        - Развяжите меня!
        - Ага, мы тебя развяжем, а ты опять кун-фу показывать начнёшь.
        Иосиф втянул ноздрями воздух и медленно выдохнул через рот.
        - Ну, чего пыхтишь, самурай?
        - Я - сотрудник следственного комитета ООН, - произнёс он, чеканя слова. - В нагрудном правом кармане - удостоверение.
        Дядя Миша ловко обыскал Иосифа, выложив на кухонный стол сотовый телефон, удостоверение сотрудника следственного комитета ООН, какие-то пилюли в разноцветных капсулах и в упаковке без названия. Старый мастер поднёс упаковку к носу.
        - Наркотик?
        - Это лекарство, - сказал наблюдающий за ним Иосиф.
        - Значит, вы - сотрудник ООН? - спросил Глеб, рассматривая удостоверение.
        - Там всё написано. Развяжите меня!
        - Интересно, а почему представитель такой уважаемой во всём мире организации проникает в чужую квартиру как злоумышленник?
        Глеб направил луч фонаря в лицо лежавшему на полу человеку. На миг мелькнула мысль, что он где-то его видел. Вот только, где? Теперь он знал, что мысль эта не даст ему покоя, пока не вспомнит.
        - В записной книжке моего телефона найдите четыре звёздочки. Это номер правительственной спецсвязи.
        Парень взял в руки аппарат из хромированной стали, подержал на ладони. Тяжёлый! Кроме цифровой и латинской буквенной клавиатуры на нём имелась всего одна кнопка. Глеб вздохнул. До начальства дозвониться так и не смог, телефон владыки недоступен, так что не у кого спросить совета. Он легко поглаживал большим пальцем кнопку.
        - Я звоню в Центральный? - спросил Михаил Анисимович.
        Вспомнил! Он вспомнил, где видел этого человека! Та же кошачья грация, почти нечеловеческая реакция.
        - Алик Мамедов!
        Глеб подошёл, продолжая светить фонарём в лицо.
        - Ты ведь Алик Мамедов, правда?
        - Я не знаю, кто такой Алик Мамедов, - спокойно ответил Иосиф. - В удостоверении написано моё настоящее имя. Если вы не знаете английского, я могу перевести.
        - Помнишь меня, Алик? Москва, секция тхэквондо…
        В это время в левой руке Глеба завибрировал телефон из хромированной стали.
        Человек, которого узкий круг посвящённых знал под именем Мессир, всё больше раздражаясь, смотрел на большой монитор, из динамика которого шли длинные гудки. Ещё один сбой? Его длинные музыкальные пальцы выбивали нервную дробь по широкой столешнице. Он посмотрел на удобно размещённую перед собой клавиатуру, нашёл справа кнопку «Delete». Лёгкое нажатие и абонента, который не отвечает, разнесёт в клочья. Также как и тех, кто находится в радиусе двух метров от него. Но Мессира терзала жалость, вернее жадность. Жалко было терять такого агента. На его подготовку ушёл не один год. А сколько потрачено на вербовку, обработку? После успешного выполнения этого задания он планировал подвергнуть Иосифа инициации.
        Мессир размышлял. Может и не случилось ничего из ряда вон выходящего, он просто оставил аппарат в машине. Но его инструктировали, что телефон 24 часа в сутки должен быть с ним везде. В ванной, туалете, в постели с женщиной. Инструкции вдалбливались на протяжении месяцев и засели в мозгу подобно микрочипу. Значит, всё-таки, что-то случилось.
        Мессир вздохнул. Его указательный палец потянулся к кнопке и слегка ударил по ней. Пока это была кнопка «Enter». На мониторе появилась подробная карта северной столицы. Где-то в центре мигал красный огонёк. Он навёл курсор и сузил круг поиска. Затем нажал кнопку на пластиковой панели, что была вделана в столешницу слева.
        - Срочно направить нашу петербургскую оперативную группу...
        Он продиктовал адрес хорошо поставленным голосом, с еле уловимым неопределимым акцентом.
        - Агента доставить мне. С остальными… действуйте по обстоятельствам.
        Иосифу было невыносимо стыдно. Он провалил задание, глупо попался. Мессир говорил ему, что он один из лучших. И это ко многому обязывало. Он никогда не задумывался, какой он национальности, кем были его родители. Да и были они вообще? Своим отцом он считал Хозяина, а Мессир был опекуном, исполняющим волю господина. Но где-то в закоулках души Иосифа, души, которую он готовился положить на алтарь Князя, затаились остатки каких-то чувств. Долг, честь и прочая ерунда, которой болеют большинство людей, и которые так высмеивал Мессир. Словно прежде была другая жизнь, наполненная другим смыслом. А скорей всего его лишённая, ибо смысл один - служение Хозяину. Вот и сейчас, пока был в отключке, виделась какая-то женщина, и такое исходило от неё умиротворяющее тепло, что не хотелось возвращаться в этот мир.
        Иосиф ждал, что решат с ним делать эти двое. Ещё он ждал, когда они ошибутся. Сдаваться он не собирался. Он то напрягал, то расслаблял связанные за спиной руки, но мудрёный узел был завязан крепко и петля, стягивающая его запястья, не ослабевала.
        Между тем по вечерним улицам на Большую Пушкарскую мчался с нарушением всех скоростных режимов тёмно-синий микроавтобус «Фольксваген». На светофоре его подрезала патрульная машина. Автобус не снижая скорости, слегка клюнул её правым боком и автомобиль, резко вильнув в сторону, врезался в фонарный столб.
        - Останови! - приказал старший группы, сидящей в салоне «Фольксвагена». - А то сейчас весь город на уши поднимут.
        Ему открыли дверь, и он легко соскочив на асфальт, направился к патрульному автомобилю, откуда матерясь, вылезали двое полицейских.
        - Вы в порядке?
        У одного из полицейских осколками лобового стекла было посечено лицо, второй держался обеими руками за грудь, которой он должно быть здорово приложился об руль.
        - Охренели совсем? А ну, документы давай!
        - Ладно, сержант, остынь. Вам в больницу обоим надо. Ковальчук! - не оборачиваясь, крикнул старший группы. - Скорую ребятам вызови.
        - Документы! - старший патруля потянулся к кобуре.
        Человек из «Фольксвагена» достал из нагрудного кармана удостоверение и ткнул под нос сержанту.
        Тот, несмотря на свою ушибленную грудь, вытянулся в струнку.
        - Извините, господин полковник!
        - Ладно, ждите скорую.
        Через минуту микроавтобус тронулся с места, оставив ошеломлённых стражей порядка рядом с разбитым автомобилем.
        - Что за звери? - спросил сержанта напарник.
        - Служба безопасности президента, - почему-то шёпотом ответил тот.
        Держись, Глеб!
        - Всё, я звоню в Центральный! - дядя Миша потянулся к телефону.
        В этот момент в открытое око кухни ворвался шум въезжающей во двор машины, скрежет шарниров автомобильной двери, и Глеб даже был готов поклясться, клацанье оружейных затворов.
        Он осторожно выглянул в окно. Из микроавтобуса выскакивали люди в чёрном, с плоскими автоматами в руках.
        - А это кто? Спецназ ООН? Дядя Миш, по моему нас сейчас будут брать штурмом.
        - Так, мне в Центральный звонить?
        - Уходить надо.
        - Куда?
        Глеб посмотрел на тёмно-синее звёздное небо и ткнул в него пальцем.
        - Туда.
        - А не рано?
        - Давай, берём фигуранта под белы рученьки и на крышу, пока не поздно.
        - Он умный, он сам пойдёт, - отвечал Михаил Анисимович фразой из легендарного боевика, ещё советских времён.
        Он подошёл к вжавшемуся в пол Иосифу и нажал ему большим пальцем где-то за правым ухом.
        - Поднимайся!
        Тот послушно встал поддерживаемый старым мастером.
        Глеб осторожно выглянул на лестничную площадку. В подъезде царила тишина, жильцы, должно быть, готовились ко сну. Они вышли, Михаил Анисимович пару минут возился с замками, запирая входную дверь. Затем, поддерживая с двух сторон связанного пленника, стали подниматься наверх. Даже Иосиф старался неслышно ступать в своих «тимберлендах». Когда дядя Миша взламывал чердачный люк, внизу скрипнула не смазанная дверь и послышались звуки шагов. На чердаке было темно и пыльно. Глеб осторожно закрыл за собой крышку, пошарил в темноте, нашёл толстую доску, кое-как приладил в качестве запора. Не на много, но преследователей задержит.
        Покатая крыша под октябрьским ветром просохла, передвигаться худо-бедно, но можно.
        - Долго он у тебя будет таким послушным? - спросил Глеб напарника.
        Тот взглянул на Иосифа.
        - Минут десять должен вести себя хорошо.
        Впритык к четырёхэтажному дому, где находилась квартира старого коллекционера, стоял пятиэтажный, и с крыши на него вела пожарная лестница. А вот следующий, такой же пятиэтажный, стоял метрах в трёх. Но рядом лежали сколоченные работниками ЖЭУ деревянные мостки, которые беглецы перебросили на соседнюю крышу.
        - Я впереди, ты, дядя Миш, страхуешь его сзади.
        Глеб первым ступил на шаткий деревянный мостик, стараясь не смотреть вниз. Правой рукой он держал за отвороты куртки Иосифа-Алика, которого сзади придерживал дядя Миша.
        По закону Мерфи этому надо было случиться прямо на середине мостков. Их пленник, с интересом рассматривающий асфальт в пятнадцати метрах внизу, недоуменно поднял голову. В следующее мгновение его глаза приняли обычное насмешливо-колючее выражение. Он резко выбросил вперёд правую ногу, целя Глебу в крестец. И тут же ударил ею назад.
        Глеб, получив удар в низ поясницы, инстинктивно выпустил ворот чёрной куртки и, отдавшись инерции, пролетел оставшиеся полтора метра и с грохотом упал на железную кровлю. Дяде Мише повезло меньше. Каучуковая подошва впечаталась в его травмированное колено, ноги соскользнули с доски, но в последний момент он успел ухватиться за неё руками.
        Иосиф, несмотря на связанные за спиной руки, ловко развернулся на качающейся доске и улыбнулся висевшему на высоте пятнадцати метров человеку. В карих глазах его светилось торжество победителя. Победителя, который не знает пощады. Он поднял ногу и опустил её на руки, цепляющие дерево.
        - Нет!
        Глеб вскочил и, разбежавшись, насколько позволяла крыша, прыгнул. Подобно каменному ядру, пущенному из баллисты, он сбил Иосифа с мостков, и оба пролетев пару метров, вновь приземлились на противоположную крышу.
        Иосиф воткнулся лбом в железную кровлю и затих под навалившимся сверху Глебом. А тот уже бросился к краю крыши. Доска была пуста, а внизу, на асфальте, в неверном свете фонаря он увидел распластанное тело.
        Если бы Глеб в эту минуту видел своё лицо в зеркале, он бы испугался. И без зеркала он почувствовал, как его охватывает не испытанное раньше чувство. Чувство, от которого болезненно сжалось здоровое сердце, а незамутнённым никотином лёгким вдруг стало не хватать кислорода.
        Он рывком развернул лежавшего вниз лицом Иосифа. Кровь из глубокой ссадины на лбу залила брови и ресницы. Несколько секунд гипнотизировал это ненавистное лицо. Тот, словно почувствовав, что его рассматривают, разлепил веки. Улыбнулся, как старому приятелю.
        Глеб подтащил тело к самому краю крыши. Но даже когда голова Иосифа свесилась вниз, он продолжал скалить зубы. Одно движение, и тело полетит вниз, туда, где на жёстком асфальте лежал дядя Миша с неестественно вывернутыми ногами. Надо только сделать это движение.
        Глеб поднял голову в тёмное, с вкраплениями звёзд небо, словно спрашивая совета. Но небо было безучастно, а кто-то там, наверху с интересом, должно быть сейчас наблюдал, что же предпримет парень. А может и без интереса, так как знал наперёд все наши помыслы.
        Молодой оперативник затряс головой, словно смахивая невидимую пелену. Что там говорила Елизавета Ивановна о зле, пожирающим самое себя? Когда закончится его кровавый круговорот? Когда умрёт последний слуга Зла? Если он убьёт сейчас беспомощного, со связанными руками человека, не займёт ли он его место в служении Злу?
        Глеб вновь взглянул в карие улыбающиеся глаза. Иосиф зашевелил губами, видимо пытаясь, что-то сказать, но молодой оперативник без затей резко ударил его кулаком в подбородок.
        Михаил Анисимович был ещё жив. Но жизнь уже уходила из его голубых глаз. Торопилась, нетерпеливо поджидая Глеба.
        - Дядя Миша! - парень склонился над телом.
        - Бумагу… - с трудом разлепил губы старый мастер.
        Пальцы его сломанных рук мелко дрожали.
        - Я сейчас скорую вызову!
        - Бумагу!
        Глеб сунул руку за пазуху его куртки и вынул желтый лист плотной бумаги в полиэтиленовом файле.
        - Спрячь!
        Парень послушно засунул лист во внутренний карман своей куртки.
        Из груди Михаила Анисимовича вырвался вздох.
        - Господи! Отпусти мне грехи моя...
        Глеб закрыл пальцами глаза, в которых не отражалось уже ничего, кроме чёрного октябрьского неба.
        - Никого, - Ковальчук подошёл к облокотившемуся на перила полковнику. - Но, судя по всему, в квартире не так давно кто-то был.
        - Проверьте подъезд.
        Непогашенный окурок полетел в лестничный пролёт.
        - Уже проверяем.
        Сверху спустился один из бойцов группы.
        - Через чердак ушли. Замок на крышке взломан, и изнутри чем-то подпёрли.
        - Всем на крышу! Денисов, остаёшься со мной.
        Денисов был специалистом по обыскам. Именно про таких говорили, найдёт иголку в стоге сена.
        Полковник прошёл на кухню, сел и достал новую сигарету. Ох, не любил он, когда его использовали втёмную! А в последнее время случаи, подобные этому участились. После того, как госпожа президент окружила себя советниками числом три. Все они имели полномочия использовать Службу президентской безопасносности в своих целях. Для этого нужно было только показать особый мандат за подписью Старосельской. Как-то полковник по просьбе своего непосредственного начальника провёл тайный обыск в кабинете одного советника и нашёл там толстую пачку с бланками этого мандата. И что самое удивительное, на всех стояла президентская подпись.
        Полковник был относительно молод, всего сорок семь и начинал службу в органах ещё при первом президенте новой Россиянии. С Кавказских гор, прямо из-под чеченских пуль он попал в службу президентской охраны. Среди хранителей президентского тела за охраняемым клиентом прочно утвердилось прозвище Стакан. Потому что утренний кофе в чашках тот не употреблял, сердце пошаливало. А вот стаканчик-другой сорокоградусной очень даже благотворно влиял на президентское сердце. Оно становилось у него, как у восемнадцатилетнего юноши. Следует добавить, как у нетрезвого восемнадцатилетнего юноши, со всеми отсюда вытекающими.
        После переворота, который назвали оранжевой революцией по типу подобных, произошедших в других странах, бывших саттелитах России полковник, бывший тогда подполковником ФСБ, вынужден был присягнуть новой власти. Хотя знал, что революция эта была не оранжевой, а скорее звёздно-полосатой, так как полностью финансировалась американским Госдепом. А потом ему предложили должность заместителя начальника Службы безопасности президента по оперативной части. Это был звёздный час его карьеры, хоть и получил всего ещё одну звёздочку на плечи. Но полковник СБП мог строить генералов других ведомств.
        Представлял интересы президентской службы здесь, в Санкт-Петербурге. То, чем занимался он и его коллеги, не всегда нравилось, а что делать? Бежать? Но куда? Весь мир стал одним гипермаркетом, а директором в нём были Соединённые Штаты. Единственная страна, не лизавшая зад Белому дому - Северная Корея, но никого не устраивала перспектива получать продукты по талонам и каждый день сидеть на партсобраниях и наедаться от пуза идеями чучхе. К тому же не за горами тот день, когда этот последний оплот тоталитаризма будет сметён на свалку истории объединёнными силами НАТО и Южной Кореи.
        - Господин полковник! - прервал его размышления вошедший в кухню Денисов. - В библиотеке явно что-то искали.
        - Чья квартира-то? - вздохнул заместитель начальника президентской службы безопасности.
        - Квартира принадлежит Яну Бенедиктовичу Марцинкевичу, - сверился тот с записями. - У него вторая по величине частная библиотека в Питере.
        - А первая у кого?
        - У профессора Мордвинова.
        - Это тот, которого на днях в канале Грибоедова нашли?
        - Он самый.
        - Ну и где этот Ян Бенедиктович шляется в одиннадцать часов вечера? - раздражённо бросил полковник. - По крышам гуляет?
        - Это вряд ли, - ответил Денисов. - Ему уже под девяносто.
        Тут взгляд специалиста по обыскам упал на лежавший, на кухонном столе ноутбук. Он взял его в руки и принялся по привычке осматривать.
        - Господин полковник, а ведь внутри что-то было спрятано. Здесь должен быть блок питания, но, судя по следам пыли, его давно отсюда вынули. И держали что-то другое.
        - Интересно, что?
        - Может быть, об этом знают те, кто здесь совсем недавно что-то искал?
        - Что искали, ты можешь сказать?
        - Документы или книгу.
        В кармане полковничьего пиджака завибрировал телефон.
        - Слушаю! Да, господин советник! Ушли по крышам, мои ребята начали преследование. Догонят, не сомневаюсь. Конечно, доложу обязательно. До связи.
        Он отключился и с неприязнью посмотрел на свой мобильник. «Развела президентша бироновщину! Докатились, старший офицер российских спецслужб должен докладывать человеку, о котором он не имеет ни малейшего представления. Ни как зовут, ни гражданином, какой страны является. Даже при первом президенте такого бардака не было».
        В подъезде послышался шум и вскоре в квартиру ввалились люди из его группы. Двое бойцов почти волокли под руки человека.
        - Еле успели, - начал докладывать Ковальчук. - Кто-то его к водосточной трубе привязал под самой крышей. А он освободиться пытался, трепыхался, как грешник на сковороде. На минуту бы опоздали, он бы точно в свободный полёт отправился.
        - Кто такой?
        Иосиф поднял свои карие глаза на полковника и улыбнулся.
        - Соедините меня с Первым, - то ли ласково приказал, то ли твёрдо попросил он.
        - Да где же он, этот номер?
        Глеб дрожащими пальцами давил на кнопки старенького телефона, ища в записной книжке нужный телефон.
        В грязное окно старого, облезлого подъезда заглядывала полная луна, высвечивая бледным пятном мёртвое лицо его старшего друга и напарника. Он еле успел затащить тело в этот подъезд, когда услышал наверху голоса и грохот жести под ботинками. Осторожно выглядывая из-за угла видел, как люди на крыше чертыхаясь отвязывают от водосточной трубы убийцу. Когда Иосифа вытащили на крышу, он с облегчением выдохнул. Не всё, слава Богу, выгорело в его душе.
        - Где же этот чёртов номер?
        Вот. Аббревиатура К.О.Н. Капитан Олег Николаев. Дядя Миша его тренировал несколько лет, пока капитан учился в столичной академии. Сейчас, наверное, уже давно не капитан.
        Ну, что ж, проверим!
        В этот момент «проснулся» его сотовый.
        - Глеб, - услышал он взволнованный голос владыки, - у вас всё в порядке?
        - Нет, - чуть слышно ответил он. - Михаил Анисимович погиб.
        На том конце наступила тишина.
        - Как это случилось? - прозвучал, наконец, вопрос.
        Глеб вкратце рассказал.
        - Короче, вот что, - в голосе владыки слышалось смущение, - ты ни в какую милицию не звони. Вас по всему городу ищут, все светские спецслужбы задействовали.
        - Я что же, так и буду с мёртвым напарником по городу прятаться?
        - Продержись хотя бы эту ночь, Глеб! Я сейчас же ребят высылаю. У тебя есть, что мне сообщить ещё?
        - Мы листок какой-то нашли в квартире.
        - Что за листок?
        Он достал из кармана листок. В подъезде было темно, если не считать лунного света. Он поднёс лист к глазам. Какие-то буквы с ятями. Нет, в такой темени не разобрать. А фонарь, как назло потерял ещё на крыше.
        - Темно, текст не разобрать. Похоже на какой-то старинный документ.
        - Ладно, Глеб! Утром наши люди будут в Питере. Если что, звони. Держись до утра, всего лишь до утра!
        Легко сказать, держись! Глеб устало прислонился к шершавой стене.
        Лиза
        В баре негромко играла музыка, в углу допивала коньяк компания из четырёх молодых людей. Лиза взглянула на часы. Без десяти двенадцать.
        - Молодые люди, через десять минут мы закрываемся!
        Звякнул колокольчик у входной двери. Она, стараясь, чтобы на лице не отразилось недовольство, взглянула на позднего посетителя. Но лицо тут же озарилось улыбкой. Тот самый парень, о котором она думала весь сегодняшний вечер. Вот только вид какой-то озабоченный, на руке кровь.
        - Елизавета, мне нужна ваша помощь.
        - Конечно. А что случилось?
        - Мой друг, который был здесь сегодня со мной…
        Он опустил глаза, под скулами заходили желваки.
        - В общем, он погиб.
        - Как погиб?
        - Он упал с крыши.
        - Ужас, какой!
        Ей было непонятно, что понесло двух таких вежливых с виду людей на крышу.
        - Нужно спрятать тело. Всего лишь до утра.
        - А как же милиция, скорая помощь?
        -Лиза, поверьте мне, я не могу обратиться в милицию.
        - Но почему?
        - Просто прошу мне поверить.
        Он поднял на неё глаза. Серо-голубые и очень печальные.
        - Я помогу вам, Глеб. Но вам всё равно придётся мне объяснить…
        - Позже. Когда всё закончится.
        Во дворе бывшего сиротского приюта среди дорогих иномарок стоял старенький пикап, на котором хозяин кофейни возил продукты.
        - Только я водить не умею, - Лиза подала Глебу ключи от машины.
        - Это недалеко, две остановки на метро, - Глеб назвал адрес. - Вы мне просто как ехать и куда сворачивать объясняйте.
        По тёмным и пустым улицам добрались за пятнадцать минут. Дядя Миша лежал под лестницей, словно терпеливо дожидаясь их. Кряхтя, Глеб подхватил под мышки нелёгкое тело старого мастера и потащил на улицу, где, почти вплотную к входу стоял пикап. Уложив тело на заранее постеленный Лизой политэлен, он тщательно закрыл дверцу будки.
        - Ну, теперь доехать бы с Божьей помощью, без приключений.
        Приключения начались, когда до кофейни осталось каких-то два квартала. Ревя сиреной, их прижала к обочине полицейская машина.
        Глеб с Лизой обменялись тревожными взглядами. Дверь патрульной машины открылась и оттуда не торопясь, выбрался молоденький полицейский в темно-синем кителе с лейтенантскими погонами. Лицо Лизы посветлело.
        - Костя, ну ты нас и напугал!
        - Лизавета, привет! Ты уже дома, как полчаса быть должна.
        - Да вот Сергей Витальевич на склад послал, а мы, как назло сломались по дороге. Пока до сервиса добрались, пока ремонтировались…
        - Ясно. А это кто? - парень указал на Глеба.
        - Это? А это Сергей Витальевич охранника нового взял. И водителя по совместительству.
        - Здравия желаю, господин лейтенант! - бодро приветствовал полицейского Глеб.
        - Может, кофе угостишь? - игнорируя «охранника» спросил у Лизы Константин. - А то нам ещё всю ночь не спать.
        - Да ты что, Кость, завтра у меня лекции в девять начинаются! Я и так с ног валюсь от усталости.
        - Жаль, - лейтенант не торопился их отпускать, стоял, опершись о крышу кабины пикапа. - Кофе твой уж больно хорош. Бодрит.
        - Костя, ты завтра вечером приходи, хорошо? А сейчас извини, спать сильно хочется. А нам ещё продукты выгружать.
        - Да и мы так треть жизни спим, - продолжал свои заигрывания Костя.
        « Ну, ты, ловелас хренов!» - мысленно взывал к нему Глеб. - «Хватит к девчонке клеиться! Иди, работай!».
        - Нет, Кость, серьёзно устала, сил нет. Да и лекция завтра с утра важная. Нужно сидеть и конспектировать. Ты-то сам, придёшь?
        - После суток? Что я, больной что ли! Списать дашь?
        - Обязательно! - заверила его Лиза. - Счастливого вам дежурства! Поехали!
        - Ухажёр? - спросил Глеб, когда они отъехали.
        - Со мной в группе учится. Парень неплохой, только на учёбу ленивый.
        - Тяжело ему. Он, вон, по ночам работает.
        - У нас в группе все работают.
        Они въехали во двор и остановились у служебного входа.
        - Так когда, говоришь, друга твоего заберут?
        - Не знаю, - честно ответил он. Люди сейчас, должно быть из Москвы выезжают. Утром будут здесь.
        - Хозяин наш, Сергей Витальевич каждое утро в семь часов приезжает в кафе. Снимает помещение с сигнализации, делает тщательный обход. Да и спрятать тело там негде.
        - А если в машине оставить?
        - Машину он осматривает в первую очередь.
        - Что же делать?
        - В кухне есть дверь, ведущая в подвал. Если я ключи найду, считай, нам повезло. На моей памяти, правда, её ни разу не открывали. Тело можно спрятать там.
        Елизавета вошла внутрь, а Глеб стался ждать в машине. Его стало клонить в сон, молодой организм включил защитные рефлексы. Все переживания будут потом, а сейчас главное - это найти выход из сложившейся ситуации.
        Он летел, нет, парил над водой. Это была не холодная и серая вода Залива. Зелёно-голубые волны плескались внизу и манили, как пушистый ковёр, на который так хочется прилечь.
        - Глеб! - услышал он голос Елизаветы Ивановны. - Глебушка, не беспокойся, Миша уже с нами. Всё будет хорошо, Глеб. Только избавься от телефона.
        Он открыл глаза. Лиза стояла и с грустью смотрела на него. Так, наверное, смотрела мама, только он не помнит.
        - Ты, когда спишь, такой… беззащитный.
        - Ключи нашла?
        - Вот, - она показала зажатый в пальцах ключ.
        - Ого, - Глеб взял и подкинул его на ладони, - таких уже лет двадцать, как не изготавливают.
        - Сам справишься? А то я тебе здесь не помощница. Покойников, жуть, как боюсь. Да и в подвал идти страшно.
        Он вставил ключ в скважину, с усилием повернул. Раз, другой. Сразу было видно, что замок не открывали несколько лет. Тяжёлая дубовая дверь со скрипом отворилась, снизу дохнуло тьмой и сыростью. Щёлкнул выключателем, и стоваттная лампочка осветила крутую лестницу. Пока спускался, считал ступени. Их оказалось восемнадцать. «Ну, правильно, три шестёрки!» - усмехнулся про себя. Елизавета Ивановна рассказывала ему про сатанинский храм, бывший под домом. И, что в нём иногда гибли дети. После последнего случая, когда погибла его одноклассница, десятилетняя Зоя, вход и выход замуровали. А выход из капища вёл длинным подземным коридором на заброшенное кладбище. Там теперь сквер.
        В самом низу лестницы был ещё один выключатель. Включив его, Глеб увидел комнату пять на пять метров, заставленную всяким хламом. Старые рассохшиеся деревянные стулья, щербатый дубовый стол, в углу знакомый до боли рояль. Это же детдомовская мебель! Вот и вернулся ты, парень, в своё невесёлое детство! Воспоминания накрыли его с головой. Вспомнилась непоседливая Зойка, вечно куда-то спешащий директор. Каким бы оно, его детство не было, всё равно это прекрасная пора жизни.
        Глеб коснулся пальцами столешницы. Если ему не изменяет память, стол этот стоял в столовой, и за ним обычно сидели воспитатели.
        Ну, всё, хватит сантиментов! Он тряхнул головой. Дяде Мише здесь будет вполне сносно, да и всего-то на несколько часов.
        Евроокна
        - Значит, говоришь, их было двое? - голос Мессира как всегда был бесстрастен.
        - Было, - отвечал Иосиф. Один - молодой, другой значительно старше. Старика я сбросил с крыши. А парень очень хорош.
        - Ещё бы! Оставил тебя без спецсвязи. Теперь будем уповать на его жадность, чтобы она помешала ему выбросить телефон. Ладно, разберёмся. А пока дай-ка мне самого старшего.
        Иосиф видел, как окаменело лицо полковника, пока он слушал первого советника.
        - Я понял, господин советник, - наконец сквозь зубы произнёс заместитель начальника службы президентской безопасности.
        Он, не глядя на Иосифа, протянул тому телефон.
        - Сейчас полковник сделает кое-какие распоряжения. Аппарат этот остаётся у тебя. Я через несколько минут перезвоню.
        - Ковальчук, берёшь Овечкина, и оба переходите в распоряжение этого господина. Денисов, вызови машину, - в голосе старшего группы было даже не недовольство, а настоящая злость.
        Иосифу было наплевать, Мессир говорил, любые наши эмоции должны быть подчинены только ему.
        - Полковник, мне бы оружие какое-нибудь?
        - Извините, забыл прихватить с собой арсенал. Мои люди вооружены и этого достаточно.
        В это время Мессир, сидя за своим пультом, искал сигнал чудо-телефона. Аппарат кроме поискового маячка был снабжён небольшим зарядом адской смеси семтекса и какого-то недавно разработанного мощной воспламеняющей силы пиротехнического порошка. Пальцы сами потянулись к кнопке «Delete». Нежно поглаживая её, Мессир представил, как рвётся плоть, трещат обугленные кости. По холёному лицу прошла нервная судорога. Нет, нельзя, слишком многое поставлено на карту! Полковник сказал, что в квартире что-то искали. Чутьё подсказывало Мессиру, что нашли. Он нехотя убрал с кнопки палец и стал внимательно разглядывать монитор с картой города.
        Сигнал появился совсем недалеко от квартиры, где находилось сейчас его Орудие
№1. Так он любил называть Иосифа. Ну, правильно, не мог он далеко уйти с мертвецом. А то, что парень не бросит своего мёртвого напарника, Мессир был уверен. Считал себя знатоком человеческих душ, а значит, с почти стопроцентной уверенностью прогнозировал поступки большинства людей.
        Он посмотрел на место, где пульсировала виртуальная красная точка. На его карте оно было обозначено, как Объект. Это был главный объект города, восстановленный всего год назад. Ради того, чтобы завуалировать его восстановление, стали строить этот помпезный храм на Московском вокзале.
        Так зачем дичь понесло туда? Скорее простое совпадение, успокоил он себя. О том, что глубоко под домом возрождён храм древнего культа, знает горстка избранных.
        А если об этом узнали враги? Мессир снял очки в тонкой золотой оправе, указательным и большим пальцами правой руки потёр переносицу. Если бы только было можно, он, не медля, прибыл бы в северную столицу! Если бы только было можно…
        Они оставили микроавтобус за углом. Дом впечатлял своей угрюмостью. Словно у архитектора во время проектирования была чёрная полоса в жизни, одолевали мрачные мысли, и он сумел передать их в камне. Свет уличных фонарей освещал фасад унылого серого цвета, отражался в чёрных глазницах окон.
        - Прямо дом с привидениями, - тихо сказал Ковальчук, увлекавшийся в детстве книжками о призраках.
        Иосиф книг не читал, ему было некогда. Сколько себя помнил, он служил Хозяину, воплощением которого в этом мире для него был Мессир. Поэтому дом ему виделся обыкновенной каменной коробкой, одной из многих, понастроенных жалкими людишками, чтобы за толстыми стенами творить грязные дела и скрывать свои пороки. Он думал о главном, где может прятаться этот парень с серо-голубыми глазами, унизивший его? С каким удовольствием он вырвет у него сердце! Но лишь после того, как это будет угодно Мессиру.
        С фасадной стороны в дом вели три двери. Чтобы не тратить времени Иосиф разделил свою группу на три части, по одному на каждую дверь. Ему досталась крайняя слева, железная с видеоглазком. Над ней в свете фонаря краснела на белом фоне большая надпись «Евроокна». Он надавил на кнопку звонка.
        - Слушаю! - спустя целую минуту донёсся из динамика недовольный, заспанный голос.
        - Полиция! - он сунул под самый глаз видеокамеры полицейский жетон с гербом Санкт-Петербурга, которым его в числе прочих документов снабдил Мессир.
        - Командир, а у тебя бумажка есть?
        Статьёй номер один в новом уголовном законодательстве полиции категорически запрещалось заходить в помещения без прокурорского разрешения.
        - Послушай, земляк! - проникновенно начал Иосиф. - Я на задании был. Мы тут одного наркодиллера в разработку взяли. В общем, порезали меня и мобилу забрали. Мне начальству срочно позвонить надо. Чтобы помощь прислали, а то уйдут, гады!
        Весь этот спектакль он играл в надежде, что охранник из бывших. Авось, не откажет! Для пущей убедительности сунул руку под куртку, якобы зажимая рану, и морщился, словно от боли.
        Вскоре в небольшом окне, слева от двери появилась помятая физиономия. Охранник внимательно оглядел видимый ему из окна кусок улицы. Иосиф, продолжая морщиться, держал в вытянутой руке жетон.
        Дверь, загудев электронными замками, открылась.
        - Давай, только быстро!
        - Спасибо, земляк! - улыбнулся во все тридцать два зуба и большим пальцем правой руки ткнул здоровенного парня чуть ниже левого уха. Проскользнул внутрь, подхватив тяжёлое тело.
        Судя по богатой обстановке европейские окна пользовались в городе популярностью. В холле журчал фонтан, и пол и стены были отделаны мраморной крошкой, а на второй этаж вела лестница уже из настоящего мрамора.
        На первом этаже были служебные помещения. Все закрытые двери опломбированы.
        Он взбежал по мраморной лестнице наверх. Здесь были кабинеты сотрудников. На всех дверях тоже стояли пломбы. Серьёзная организация! Нет, на одной двери пломбы не было. Иосиф осторожно нажал ручку. Приёмная. Рядом со столом секретарши ещё одна дверь, из-за которой доносились знакомые звуки. Он подошёл поближе. Всё ясно, женщина стонет, мужчина рычит. У него появилось неудержимое желание нарушить соитие.
        - Чего надо? - раздалось из кабинета на стук. - Я же сказал, чтобы меня не беспокоили!
        - Шеф, комиссия приехала!
        - Какая к чертям комиссия?
        Дверь открылась, и на пороге появился, видимо сам хозяин кабинета. Кусок шёлковой рубашки торчит из расстегнутой ширинки дорогих брюк, на холёном лице гневное недоумение.
        - Какого…
        Иосиф слегка смазал холёного пальцами по глазам, впечатал свой «Тимберленд» в мягкий животик. Хозяин влетел обратно в свой кабинет и остановился только у противоположной стены. От соприкосновения с 90-килограммовым телом со стены на уложенную лучшим стилистом Питера причёску рухнула огромная фотография российской президентши в рамке из морёного дуба.
        Он оглядел кабинет. На огромном столе, распахнув на него огромные зелёные глаза, сидела девица с задранной юбкой и расстёгнутой блузкой. Ноги были длинней Адмиралтейской иглы.
        Иосиф обворожительно ей улыбнулся. Всё проверено и «Евроокна» перестали его интересовать
        Кофейня
        Глеб подтащил тяжёлое тело к лестнице, ведущей в подвал, и остановился передохнуть. Елизавета стояла спиной в двух метрах от него, не оборачивалась, с преувеличенным вниманием следила, как готовится кофе в кофе-машине
        Покойников боится, подумал он, а это - глупо. Ведь, что такое покойник? Всего лишь неодушевлённое тело. А зло гнездится в закоулках души. В душе дяди Миши зла не было, уж он-то знал об этом. А может быть, всё-таки было? Это рождаемся мы с душой чистой, как родниковая вода. Старый мастер что-то рассказывал обрывками про Афганистан, сожжённые кишлаки.
        В нагрудном кармане куртки что-то давило на грудь, аж трудно было дышать. Он достал трофей, этот неестественно тяжёлый мобильник и положил на разделочный стол. Подхватил под мышки неодушевлённого дядю Мишу и стал спускаться в подвал.
        Уложив тело вдоль стены, он решил осмотреть его. Никаких, по крайней мере, видимых повреждений, на теле не было. Ни торчащих костей, расколотого черепа. Только три тоненькие струйки крови из носа и ушей стекали по начинавшему восковеть лицу и терялись в дебрях бороды.
        Глеб тяжело вздохнул. Только сейчас он начал понимать, как много ушло из его жизни вместе с гибелью старого мастера. Он не помнил своих родителей. Десять лет в этом доме пусть под заботливой, но казённой опекой. Затем его забрала Елизавета Ивановна. Надо сказать, ему повезло, у подростка появилась мудрая, в меру строгая бабушка. Михаила Анисимовича Господь послал шестнадцатилетнему парню, бесившемуся от избытка гормонов. Именно он превратил неуверенного юношу в мужчину. И самое главное научил доброте, не показной, а настоящей. На чашу Добра упала маленькая, но ещё одна гирька.
        Дядя Миша лежал неподвижный и строгий. Строгость ему предавала складка на переносице. Волосы, при жизни, торчащие в разные стороны, словно успокоившись, лежали сейчас седыми прядями. А это что такое? Совсем рядом с головой в бетонном полу Глеб увидел железную решётку размером с канализационный люк. Это, что, слив? Насколько он помнил, в подвале был склад, а не душевые. Решётку поставили не так давно, металл даже не успел покрыться ржавчиной.
        Когда поднялся в кухню, в ноздри ударил волшебный аромат кофе. Он закрыл на ключ дверь, ведущую в подвал.
        - Вымой руки и пошли пить кофе, - не отрывая взгляда от машины, произнесла Елизавета.
        Глеб держал в руках чашку и втягивал в себя запах.
        - Уже поздно, а тебе завтра, то есть уже сегодня рано вставать.
        - Я этой ночью вряд ли усну. К тому же ты обещал мне объяснить…
        Он посмотрел на девушку. Как не крути, а рассказать придётся. Она ему помогла, рисковала. Имеет право знать правду. Ну, или хотя бы её часть.
        С удовольствием сделал большой глоток.
        - Понимаешь, мы с дядей Мишей сыщики.
        Елизавета недоверчиво смотрела на него.
        - Но мы не работаем в правоохранительных органах.
        - Частное сыскное агентство?
        - Не совсем. При патриархии Русской православной церкви два года назад создали оперативный отдел для борьбы с культовыми преступлениями.
        - Так ты - охотник на ведьм?
        Глеб против воли улыбнулся.
        - Я вижу, вы, девушка застряли во временах Шпренгера и Инститориса. Жили в пятнадцатом столетии два дядьки, которые написали пособие для борьбы с ведьмами и колдунами.
        - «Молот ведьм» называется, - закончила за него Елизавета. - Не ты один такой умный.
        - А я этого и не утверждал! Но тут всё гораздо серьёзнее. Я, например, расследую ритуальные убийства, консультирую правоохранительные органы.
        Он вновь приложился к кружке.
        - Серьёзно? - она распахнула на него серые глаза. - Это, должно быть жутко интересно?
        - Что может быть интересного в убийстве?
        Девушка смутилась.
        - Я имела в виду твою работу.
        - В любом случае, это опасно.
        Оба посмотрели на дверь, за которой сейчас лежал дядя Миша.
        - Глеб, его с крыши сбросили, да?
        - Да. Я не успел помочь, и этого себе не прощу никогда.
        - Не надо, Глеб, не казни себя, - она накрыла его руки, державшие чашку своими.
        Ладони у неё были сухими и прохладными, как у Елизаветы Ивановны.
        - Вы прибыли в наш город, чтобы найти убийцу? Расскажи мне.
        Он с грустной улыбкой посмотрел на неё.
        - Ну, всего я тебе в любом случае рассказывать не буду. Потому что оперативная информация. Скажу только, что церковь у нас отделена от государства. А в таких условиях, сама знаешь работать нелегко. К тому же интересы церкви не всегда совпадают с интересами государства.
        Боюсь, что сейчас именно такой случай, добавил про себя.
        - Вот и приходится просить помощи у наивных, но очень симпатичных девушек.
        - И никакая я не наивная! - она потрепала его по светло-русым волосам.
        В этот момент в дверь служебного входа настойчиво постучали.
        Иосиф подошёл к оперативнику, переминавшемуся с ноги на ногу у центральной двери. Как же его фамилия? Кажется, Овечкин.
        - Там, похоже, никого нет, - доложил тот. - Да и дверь на сигнализации.
        Иосиф осмотрел дверь и поднял глаза на вывеску.
        - А что, разве ночью сексуальным меньшинствам не требуется защита?
        Овечкин недоуменно посмотрел на него.
        - А от кого их вообще защищать-то?
        - Как от кого? От агрессивного сексуального большинства.
        - Да нормальный человек с ними даже связываться не будет!
        - Норма, господин Овечкин, - наставительно произнёс Иосиф, - величина непостоянная. Сегодня одна норма, завтра - другая. Ладно, похоже, здесь нашего друга нет.
        К ним подошёл Ковальчук.
        - Кофейня работает до двенадцати, два часа уже, как закрыта. Но, похоже, в кухне горит свет. Я пойду, проверю со двора?
        - Давай! А мы с Овечкиным здесь встанем. И будь предельно осторожен, парень очень шустрый.
        « Поучи отца детей делать», - проворчал про себя Ковальчук. Десять лет в антитеррористическом подразделении, более двадцати операций, а тут этот хлыщ чернявый, вылез неизвестно из какой дыры, да ещё командует! Вот времена настали! Развелось помощников советников, или советников помощников, сам чёрт не разберёт!
        Над дверью служебного входа сквозь зарешеченное окошко действительно на тёмную улицу пробивалась полоска света. Оперативник приложил ухо к двери. Были слышны чьи-то негромкие голоса, но как не прислушивался слов разобрать не смог.
        Ладно, будем импровизировать. Ковальчук забарабанил в железную дверь.
        - Хозяева! Коньяку не продадите? Заплачу с ресторанной накруткой!
        - Не отвечай! - тихо сказал он девушке.
        - Странно, - так же еле слышно ответила Лиза. - За углом круглосуточный магазин. Наверное, пьяный.
        - «Расслабился!» - с досадой на себя подумал Глеб. Что было тому причиной, гибель дяди Миши, эта славная девчушка, или что-то другое? Он поднял голову и оглядел кухню. Дом - вот причина! Его стены впитывали энергию зла, и она растворялась, терялась где-то в недрах. Скорее всего, уходила глубоко под землю, куда её всасывала сатанинская сила древнего капища.
        - Откройте! - снова раздалось за дверью. - Я же вижу, свет горит. Выпить, жуть как охота!
        Наверняка и выход на улицу перекрыли. Глеб осторожно выглянул в зал. Входная дверь закрыта железными жалюзи, на окнах чугунные решётки. Тут только спецназ поможет со своей техникой. А что им мешает вызвать спецназ? Люди, надо полагать, серьёзные.
        Чем же мы их так заинтересовали? Он достал из нагрудного кармана бумагу, осторожно вынул из политэлена. На плотном жёлтом листе стояли государственные печати Российской империи. Глеб некоторое время вчитывался в старинный текст. Тайная Экспедиция, генерал-прокурор Самойлов - всё это ему ни о чём не говорило. В истории был он слабоват.
        « Высочайшим повелением, предписано мною, генерал-прокурором Святейшего Синода графом А.Н. Самойловым, подмётные письма крестьянина вотчины Нарышкиных в миру именем Василий Васильев, позже нарекшегося монахом Адамом, позже нарекшегося монахом Авелем хранить впредь в Тайной Экспедиции под прокурорскими печатями». Под документом стояла дата 16 ноября 1796 года.
        Ну и что, подумал Глеб. Где сейчас эта Тайная Экспедиция со своими архивами?
        Он повертел в руках бумагу. В нижнем левом углу было что-то написано, чернила расплылись. Он поднёс бумагу поближе к свету.
        - « Не медля отправить в книгохранилище Свято-Введенского монастыря», - прочёл Глеб. Подпись была простая, Николай. И дата: 22 мая 1847 года.
        - Что это ты там читаешь? - спросила Лиза.
        - Извини, - рассеянно ответил он, торопливо набирая на своём сотовом номер владыки.
        Несмотря на позднюю ночь тот взял трубку через несколько секунд. Глеб вкратце доложил ему ситуацию, пересказал текст документа.
        - Какой монастырь? - уточнил владыка.
        - Свято-Введенский.
        - От Первопрестольной рукой подать. Да и кто догадается? Мирянам-то вход в скит закрыт. В те времена там Макарий окормлял. Высокой духовности старец!
        Владыка помолчал.
        - Ладно, сам туда поеду. А к тебе трое наших уже вылетели. Скоро выйдут на связь. Бумагу эту уничтожь. И ещё, - на том конце возникла пауза. - Я не знаю, Глеб, что за люди преследуют тебя, но лучше в руки им не попадаться. Ты понял меня?
        - Да, я понял, - ответил он и отключился.
        У него не хватило духу, рассказать начальству о том, что втянул в это дело совершено непричастного человека. Если бы был один, ещё имелся какой-то шанс прорваться и уйти. С Лизой такого шанса почти не было.
        Люди гибнут за металл. И не только
        - Затаился, как мышь в норе, - ответил Иосиф. - Тут двери железные, на окнах толстые решётки, да и стены полуметровой толщины. Спецназ нужен со своей штурмовой техникой.
        - - Он там, - уверенно сказал Мессир, - сигнал идёт из левого крыла дома.
        Ни к чему привлекать лишнее внимание, мой мальчик. По крайней мере, пока. Я сейчас попытаюсь с ним договориться.
        Окна кофейни были всего на полметра выше уровня земли, и Иосифу пришлось присесть на корточки, чтобы заглянуть внутрь. В скупом свете уличного фонаря были видны несколько столов, окружённых простыми стульями. Обычная забегаловка, которых в этом городе сотни. Но чем дольше он вглядывался, тем больше им овладевало чувство, давно забытое, но всё же видимо где-то прятавшееся в закоулках души. Это был страх, обыкновенный детский страх. Мессир учил, что страх иррационален. Этот полуподвал, да и весь дом внушали это иррациональное чувство.
        Он оглянулся на Овечкина. Оперативник смотрел в чернеющее небо и время от времени передёргивал плечами, будто от сырого холода. Но Иосиф знал, что холод и сырость тут ни при чём. Этот тридцатипятилетний боец невидимого фронта, прошедший не одну горячую точку, участвующий во множестве операций тоже боялся необъяснимого зла, притаившегося за толстыми каменными стенами.
        Глеб, как кролик на удава смотрел на телефон, лежавший на кухонном разделочном столе. Оттуда, постепенно заполняя маленькую кухню, подобно дыму из дымовой шашки лилась мелодия. «Люди гибнут за металл».
        Это была ария Мефистофеля из оперы Гуно «Фауст».
        Лиза протянула к нему руку.
        - Не трогай!
        Девушка испуганно её отдёрнула.
        Некоторое время телефон голосом Шаляпина пел о том, что сатана правит балом, и вдруг заговорил. Неторопливо, голосом уверенным, что его не станут перебивать, с каким-то еле уловимым неизвестным акцентом.
        - Не хочешь брать трубку? Боишься? Ай-я-яй! А мне сказали, ты ловкий и смелый парень. Но в любом случае я знаю, ты слышишь меня. Слушай и запоминай! Ты отдашь моему человеку то, что вы нашли в квартире коллекционера. Отдашь немедленно! Тогда обещаю, что будешь жить.
        Глеб схватил аппарат.
        - Кто вы?
        - Это не важно. Важно, чтобы ты сделал то, что я тебе велел.
        - Послушайте, вы что, платите мне зарплату? Почему я должен выполнять ваши распоряжения?
        - Ты хочешь денег? Так бы сразу и сказал! Диктуй номер своего банковского счёта и назови любую сумму, разумеется, в разумных пределах.
        Глеб посмотрел на кучку пепла, лежавшую на металлической поверхности стола. Дунул и то, что двести с лишним лет хранилось в архивах, разлетелось в воздухе чёрными снежинками.
        - Вы напрасно тратите на меня своё драгоценное время. У меня уже нет того, что вам нужно.
        Он взял телефон двумя пальцами, словно дохлую крысу и выбросил в форточку зарешеченного окна. Мобильник упал в полуметре от притаившегося за дверью Ковальчука, который и услышал последнюю в своей жизни фразу:
        - Ну что ж, ты сам подписал себе смертный приговор.
        Человек, которого называли Мессиром, нажал на своём большом пульте кнопку
«Delete».
        От взрыва вылетели стекла и осколки впились в кожаную куртку повернувшегося к окну спиной Глеба, а сам он оглушённый упал на кафельный пол кухни. Ковальчуку повезло гораздо меньше. Наверное, так и выглядела геена огненная, которая вырвалась из куска металла, и через мгновение сотрудник оперативного отдела службы президентской безопасности запылал как факел.
        Иосиф с Овечкиным услышали взрыв, через секунду истошный крик, тут же впрочем, оборвавшийся.
        - Стой здесь! - приказал Иосиф, бросившись во двор.
        Когда он прибежал, то увидел неподвижно лежавшее на земле тело, на котором не было не то, что одежды, но даже и кожи.
        «Ну что ж, и такое с государевыми людьми случается», - про себя философски заметил он. Он этого Ковальчука предупреждал. Неужели парень так разозлился, что греческим огнём плеваться начал?
        В это время в кармане куртки опять проснулся сотовый.
        - Слышал взрыв? - спросил Мессир.
        - Да.
        - Я решил часть проблемы. Ты знаешь, меня трудно вывести из себя, но этому недоумку, что прятался внутри, удалось. Тебе остаётся только попасть внутрь и проверить, может быть, кое-то осталось, что выведет нас на след.
        Иосиф удивлённо посмотрел на обезображенный труп. Неужели Мессир испепелил своим гневом не только парня, прятавшегося в кофейне, но досталось и этому бедолаге, стоящему за железной дверью и толстой каменной стеной? И уже в который раз мысленно склонил голову перед его могуществом.
        Морщась от запаха горелого мяса, он осмотрел железную дверь. Если изнутри она не закрыта на задвижку, открыть замок не займёт много времени. Интересно, что он там увидит? Чёрные от копоти стены и маленькую кучку пепла посередине зала?
        Стены были в порядке. Лишь на полу валялись осколки стекла. Иосиф внимательно осмотрел кухню и никаких обгорелых человеческих останков не обнаружил. Лишь на чисто вымытой железной столешнице для разделки мяса между двумя чашками с недопитым кофе лежала крошечная аккуратная кучка пепла. Он знал, от человека остаётся гораздо больше. Мало того, никаких запахов, говорящих о том, что здесь кого-то несколько минут назад зажарили живьём, он не ощущал. Пахло недавно сваренным кофе.
        Он осмотрел зал кофейни, включив свет. Тоже пусто. Странно! Может, Мессир превратил парня в крысу и тот прячется в какой-нибудь норе?
        Иосиф постучал в окно, выходившее на улицу, и через некоторое время увидел осторожно заглядывающее внутрь напряжённое лицо Овечкина. Он жестами показал оперативнику, как пройти внутрь.
        Так. Мессир учил, чудес не бывает, все события - акт человеческой воли. Значит, парень где-то прячется.
        Он оглядел зал. Ну, не под столами же его искать? Вот в промышленном холодильнике запросто можно поместиться. При условии, если он - пустой. Иосиф открыл дверь агрегата. М-да, ситуация становится смешной. Но дело-то более чем серьёзное.
        Вошёл бледный Овечкин.
        - Там, во дворе…
        - Да, да, ты не ошибся. Там во дворе наш боевой товарищ. Теперь ты понял, как опасен тот, за кем мы целую ночь бегаем? А это, что у нас за дверь?
        Он взялся за ручку двери и подёргал. Закрыто. Постучал ладонью по дубовой поверхности. Старая, сейчас таких не делают.
        - Он там, - уверенно произнёс Иосиф.
        Когда тяжёлая дверь закрылась за ними, Лизе стало по настоящему страшно. Она всегда боялась именно этого подвала, и за год работы здесь ни разу сюда не спускалась. И вот именно сейчас, ночью, да ещё внизу лежит покойник. Брр! Правда, рядом мужчина, которому, несмотря на короткий срок знакомства, она почему-то полностью доверяет.
        Этот мужчина закрыл дверь на ключ, да ещё приладил импровизированный засов, коим послужила железная колотушка для отбивания мяса. Чиркнул спичкой.
        - Старшие нас частенько пугали рассказами о подземельях. Мол, по ним бродят призраки, и иногда поднимаются наверх, чтобы забрать кого-нибудь из непослушных. И ты представляешь, - улыбнулся Глеб, - эти жуткие рассказы были неплохой профилактической мерой. По крайней мере, серьёзных проблем воспитатели с нами не знали.
        - Ну, этот воспитательный приём человечество, наверное, использовало ещё в каменном веке. Знаю, Глеб, ты хочешь меня успокоить. Всё же скажи, зачем мы здесь прячемся? - спросила девушка. - Мы же ничего такого не сделали. Не проще ли было открыть и объяснить.
        - Там снаружи был человек, который убил моего друга. Хладнокровно столкнул с крыши. Если бы я был на сто процентов уверен, что тебя не тронут, поверь, я бы вышел к ним. По крайней мере, никто из них тебя в глаза не видел и это уже хорошо. После того, как отсюда выберемся, ты спокойно пойдёшь домой.
        - А ты?
        Она схватила его за рукав, заглядывая в глаза.
        - Не беспокойся, до дома я тебя провожу. А потом нам придётся расстаться.
        - Почему?
        - Потому что тебе находиться рядом со мной опасно.
        - И как ты думаешь, я вернусь завтра на работу? После того, что здесь случилось.
        - Возвращаться необязательно! Заболей, в конце концов!
        - Сергей Витальевич будет мне звонить…
        - Слушай внимательно, - Глеб приобнял девушку за плечи. - Слушай и запоминай! Ты ушла отсюда сразу же после закрытия кофейни, и о том, что здесь позже произошло, не знаешь. Поняла?
        - А как же Костя? Он же нас с тобой видел.
        - После встречи с Костей я отвёз тебя домой. В кафе мы не заезжали.
        - А ты? Куда ты пойдёшь?
        Глеб устало вздохнул.
        - Через несколько часов приедут мои товарищи. Всё будет хорошо. Мы увезём дядю Мишу в Москву. Осторожней, лестница кончилась.
        Спичка обожгла ему пальцы и потухла. Они остались в кромешной темноте, густой как вакса.
        Глеб ощупал шершавую стену, ища выключатель. Когда свет лампочки наполнил небольшое помещение, первое, что бросилось в глаза, это отсутствие тела.
        Екатеринбург. 2 августа 1918 года
        По коридорам и комнатам Ипатьевского особняка сновали взад-вперёд люди с озабоченными лицами, как офицеры, так и штатские. Политковский спросил у солдата, стоявшего на входе, кто здесь руководит следствием.
        - Не могу знать, ваше благородь! - вытянулся перед офицером часовой. Их вон, сколько понаехало, все важные, с портфелями.
        Cледователь Екатеринбургского окружного суда господин Намёткин, стоял посреди комнаты, ещё недавно бывшей опочивальней царской семьи и озабоченно морщил лоб. Генерал Дитерихс и «общественность» требовали скорейшего начала расследования злодейства, произошедшего две недели назад в этом доме. Но если следовать букве закона, нужна санкция окружного прокурора, который в освобождённый город ещё не прибыл. А следователь считал, что если не руководствоваться буквой закона в общероссийском бардаке, этот бардак так никогда и не закончится.
        Намёткин недовольно обернулся на вошедших, но, увидев рясу отца Георгия, попытался придать своему лицу нейтральное выражение. Вежливо поздоровался.
        - Вы разрешите нам осмотреть место злодеяния? - спросил отец Георгий.
        «Ещё одни паломники».
        - Вообще-то, господа, в процессе следствия на место преступления не допускаются посторонние лица. Но благодаря усердию господ офицеров, - в голосе следователя зазвучал сарказм, - первоначальной картины нам уже точно не воссоздать. Агафонов, проводи господ в подвальную комнату. Да проследи, чтобы ничего не трогали.
        В комнате, куда их проводили, деловито копошились двое сыскных агентов. Сквозь окна, забранные двойной решёткой с трудом пробивался дневной свет.
        - Так вот где они прияли свою мученическую кончину, - тихо произнёс отец Георгий и перекрестился.
        На полу виднелись второпях затёртые пятна, вся противоположная от входа стена была в пулевых отверстиях.
        - Отец Георгий! - позвал священника Политковский. - Посмотрите.
        На стене, у одного из окон была нацарапана надпись.
        «Belzatsar ward aber in selbiger Nacht. Von seinen Knechten umgebracht», - прочёл отец Георгий.
        - «Перед самым рассветом слуги убили Валтасара», - перевёл капитан. - Кажется, это из Гейне.
        - Да, есть у него такое стихотворение «Валтасар». Надпись мог оставить кто-то из обслуги. Местные жители говорят, здесь было много военнопленных, немцев и австрияков. Это писал человек, либо бывший свидетелем убийства, либо появившийся здесь вскоре после оного, - произнёс вставший у него за спиной священник. - А это, что за цифры?
        На стене, рядом с отрывком из Гейне они увидели два ряда цифр. Первый состоял из девяти знаков, второй всего из четырёх.
        - Они что-нибудь означают? - спросил Политковский.
        - Раз написаны, то, по всей видимости, да. Есть такая мистическая дисциплина - нумерология. Пользовались ею ещё жрецы в Древнем Шумере.
        Отец Георгий достал из кармана рясы блокнот в кожаном переплёте, химический карандаш и аккуратно переписал в него все тринадцать чисел.
        - Ну-с, теперь осмотрим вот эту стену. Судя по многочисленным пулевым отверстиям, именно около неё стояли несчастные.
        Священник несколько минут рассматривал стену, затем начал ковырять пальцем одну из дырок.
        - Батюшка, - обратился к нему стоявший в дверях Агафонов, - это же улики, трогать не велено!
        - Успокойтесь, голубчик! Поверьте, я не всегда был священником. Господин капитан, подойдите.
        - Видите, - ткнул он пальцем в стену, когда офицер подошёл, - пулёвое отверстие накладывается на след от трёхгранного лезвия.
        - Сначала стреляли, а потом добивали раненых штыками, - предположил Политковский.
        Он совершенно не разбирался в сыскной работе, и, как большинство боевых офицеров презирал её. Вполне в духе времени. Голубые мундиры, сатрапы, опричники и тому подобные либеральные штучки!
        Священник, продолжая внимательно рассматривать стену, обратился к агентам:
        - Господа, у кого-нибудь имеется увеличительное стекло?
        Те удивлённо переглянулись, и один из них подал странному священнику лупу в медной оправе.
        Отец Георгий поднёс его к стене.
        - Как я и предполагал. Посмотрите внимательно, капитан. Выстрел в стену был произведён явно позже. Уже после того, как сюда вошло трёхгранное лезвие.
        - Не понимаю. Сначала кололи штыком, а потом стали добивать из револьверов?
        - По всей видимости, стреляли в стену, чтобы скрыть след от холодного оружия.
        - Простите, но я не вижу смысла! Зачем пулевым отверстием скрывать след от штыка? Да и добивают штыками обычно лежащих людей.
        - Видимо некоторые из жертв пытались встать, опираясь на стену, - он внимательно вгляделся в стену. Подозреваю, что это был не штык.
        - А что же? - удивлённо взглянул на священника капитан.
        - Трёхгранный кинжал. У многих древних народов он считался орудием жертвоприношения. Митру ваяли с трёхгранным кинжалом в правой руке. Им он заколол быка, принеся тем самым первую жертву.
        Cвященник опять приложил палец к дырке.
        - А давайте проверим! Вы, как офицер можете попросить штык у часового, что стоит на входе.
        Солдат поначалу категорически отказался отомкнуть штык, но, услышав выражение
«следственный эксперимент» согласился.
        - Вы только верните, ваше багородь, а то командир у нас строгий.
        - Quod erat demonstrаndum , - произнёс отец Георгий, попытавшись вставить трёхгранник в отверстие. Багинет в дыру не помещался, ибо был в диаметре значительно толще.
        Через полчаса они стояли на улице, и капитан попросил у священника разрешения выкурить пахитоску. Руки у Политковского дрожали, когда он подносил спичку.
        - Значит тот человек в чёрном плаще, назвавшийся Мессиром сказал вам, что пророчество сбылось?
        - О каком собственно пророчестве он вёл речь? - в свою очередь спросил капитан.
        - Вы что-нибудь слышали о предсказаниях монаха Авеля?
        - Я - боевой офицер и далёк от всякой эзотерики.
        - Авеля принимал у себя в Гатчинском дворце убиенный император Павел Петрович. Тот поведал ему, что династия Романовых прервётся на его правнуке. А потом на многие годы придёт власть безбожная.
        - Значит, борьба наша безнадёжна?
        - Всё в мире творится по воле Божьей. Ещё Авель предсказал, что монархия в России возродится. Через сто лет после гибели Николая Александровича.
        Преисподняя всё ближе
        Тела не было. Глеб растерянно огляделся. Он же сам закрыл лишённые жизни глаза старого мастера! Пульс не прощупывался, сердце не билось, да и кожа за два часа начала принимать неестественную для живого бледность. Выходит, он ошибался?
        В своей недолгой жизни Глеб видел достаточно покойников. Да и грош ему цена, работающему два года в убойном отделе, если не в состоянии отличить мёртвого от живого!
        Допустим. Допустим, что он ошибся, и Михаил Анисимович жив. Но куда он мог исчезнуть из этого подвала?
        Елизавета стояла к нему спиной, чтобы не видеть тела.
        - Лиза, - позвал он, - дядя Миша исчез.
        Она быстро обернулась.
        - Значит, он жив?
        - Он на моих глазах упал с крыши пятиэтажки.
        - Глеб, такое бывает. Люди падают с большой высоты и отделываются лёгким испугом.
        - Ну, на лёгкий испуг здесь не похоже. От лёгкого испуга люди не становятся обездвиженными и бездыханными, пусть даже и на два часа.
        Взгляд парня притянула железная решётка в полу. А ведь в неё запросто может пролезть человек средних размеров. Он зацепился за прутья пальцами и потянул её вверх. Из дыры пахнуло сыростью и, если ему только не показалось, воском.
        Фонаря у них не было, и Глеб принялся мастерить факел из ножки стула и его обивки
        Отверстие под небольшим наклоном уходило вниз. Колеблющийся свет факела высветил одинокий ботинок.
        - Надо лезть. Он там.
        - Я туда не полезу, - тихо, но твёрдо ответила Елизавета.
        В это время дверь наверху затряслась под сильными ударами. Девушка вздрогнула и со страхом и мольбой во взгляде посмотрела на него.
        - Я полезу первым, - не терпящим возражение тоном сказал Глеб, - ты - за мной. Подержи.
        Он вручил Елизавете факел, вынул из кармана носовой платок, и, встав на носки, дотянулся до лампочки. Пусть поищут люк в темноте. Наверняка, у преследователей есть фонарь, но какой-никакой, а выигрыш во времени они получат.
        Эта вентиляционная шахта была достаточно широкой, но он всё-таки задевал своими широкими плечами неровные стены. Да и неудобно было передвигаться с самодельным факелом в руке. Правда, ползти пришлось недолго, метров через пять-семь путь преградила ещё одна решётка, точно такая же, что и наверху. Глеб поднёс к ней коптящий факел, но свет его был слишком слаб, чтобы рассеять тьму по ту сторону. Сзади его дернули за ногу.
        - Глеб, долго ещё? Мне тяжело дышать.
        - Уже вылезаю.
        Он осторожно снял решётку и высунул в отверстие руку с факелом. Затем наполовину вылез сам.
        Пол был в метрах двух под ним. Здесь не обойтись без акробатики. Он воткнул почти не горевшую ножку от стула в щель между кирпичами, удерживая одной рукой решётку. Можно было, конечно, бросить её на пол, но звон упавшей на каменный пол железки может привлечь внимание. Чутьё подсказывало Глебу, что в этом подземелье они не одни и внимание привлекать им не нужно. По крайней мере, пока.
        Парень высунулся из дыры почти по пояс, держа решётку обеими руками. Затем, оттолкнувшись от стены локтями, сделав полусальто, мягко приземлился на жёсткий пол. Аккуратно прислонил к стене железку, поднял голову. В слабом свете доживающего последние минуты факела из вентиляционного люка показалось испуганное лицо Елизаветы. Глеб помог девушке выбраться. Она была лёгкой как пушинка, и мелькнула совершенно не к месту и не ко времени мысль, что ему приятно держать её за тонкую талию, чувствовать её руки, обнимающие его шею, дыхание, щекочущее ухо.
        Они оказались в довольно большой и пустой зале, с неровными влажными стенами из старого кирпича и скрывающимся во тьме потолком. Пол был выложен большими плитами из известняка. Факел вскоре погас, и они оказались в полной темноте. Глеб положил ладонь на шершавую стену. Вместе с влагой она источала зло такой силы, что зазвенело в ушах, а к горлу подступила тошнота. Ещё он чувствовал, что прижавшуюся к нему всем телом Елизавету бьёт крупная дрожь.
        Мессир
        Вот уже несколько минут Мессир смотрел на монитор, на развёрнутую на экране схему Объекта №1, и в душе его росла и ширилась тревога. Обстоятельства требовали его личного присутствия на Объекте. Он чувствовал это. Но одних чувств мало, слишком многое поставлено на карту. Он должен связаться с Хозяином.
        Он снял очки и долго тёр переносицу. Внеплановое общение давало тяжёлые последствия, тем более, если инициатива исходила не от Хозяина. Была опасность увидеть его истинное лицо, что для неподготовленного человека закончилось бы трагически. Мессир был подготовленным. Никто, кроме него не знал, как много заплатил он за первую встречу. Сколько с той поры утекло воды? Он надел очки, и стал вспоминать.
        Пенсильвания. 1971 год.
        Он только что закончил философский факультет старейшего в стране Пенсильванского университета. И уже пять лет, как состоял в US .
        То было время торжества Хозяина. Американские парни гибли и убивали в далёком Вьетнаме. Те, кто не был в этом задействован, объявили революцию цветов. Семья была названа буржуазным пережитком, молодые люди обоих полов с одинаковой длины волосами разбрелись по свету, легко вступая друг с другом в интимные отношения и с такой же лёгкостью разрывающие их. Страна отходила от событий на вилле Бель-Эйр . Молодому человеку все эти заигрывания с чёртом были смешны и напоминали детские шалости. А сам Мэнсон - просто позёр и кривляка, главная цель которого эпатировать публику. Причём бездарный во всём. И как музыкант, и в своём стремлении к эпатажу.
        Сам он ждал инициации третьего круга. Для этого нужно было избавиться от груза прошлого. А грузом прошлого были родители. После совершения акта он должен был доложить обо всём Мессиру и ждать дальнейших распоряжений. Но, имея такой недостаток, как молодость, он был, одержим тщеславием, которая его в ту сентябрьскую ночь чуть не погубила.
        К девяти вечера всё было готово в его комнате. Он в последний раз проверил, правильно ли расставлены свечи на жертвенном алтаре. Сам алтарь был не как, полагалось из камня, а всего лишь вырезан из модного в те времена плексигласа. Каменный бы весил не меньше пятисот фунтов.
        Молодой человек был возбуждён предстоящим. Его била дрожь от переполняемого восторга. Взглянув в зеркало, он увидел худое бледное лицо и горящие глаза. Именно про таких говорят - инфернальная внешность. Ему не надо подводить глаза и носить майки с изображением черепа.
        Мессир заверил его, что родители попадут в рай и проведут вечность, гуляя по Эдему взявшись за руки. Смерть от руки собственного сына смоет с их душ все грехи. А сам он, наконец, сможет безраздельно принадлежать Хозяину.
        Впрочем, его возбуждение было связано не только с предстоящим убийством отца и матери. После его совершения он решил доложить обо всём не Мессиру, а сразу Хозяину. Несколько месяцев назад ему удалось раздобыть заклинание, при помощи которого сатанисты самого узкого круга выходили на контакт. Поговаривали, что он не был односторонним. Формулой этой могли владеть лишь инициированные пятого круга. Но он всегда был чуточку впереди. И в университете, и среди посвящённых своего круга.
        Он вынул из замшевого чехла трёхгранный кинжал, подаренный самим Мессиром, и коснулся пальцем лезвия. Отец был на заседании правления своего банка, но полчаса тому назад звонил, обещал скоро подъехать. Сегодня была годовщина их с матерью свадьбы, и единственный сын и наследник специально подгадал всё сделать именно в этот день. У матери последнее время участились приступы мигрени, сейчас она опять лежала в своей спальне с головной болью. Прислугу он час назад раньше обычного отпустил домой.
        Сам Хозяин, должно быть, помогал ему. За окном лил дождь, слышались раскаты грома и вспыхивали молнии. Погода для конца сентября не совсем обычная.
        Он пару минут постоял у её двери прислушиваясь, затем деликатно постучал.
        - Дэвид, это ты? - донёсся её слабый голос.
        - Мама, - он вошёл в большую спальню и подошёл к кровати, - я прошу тебя, пройдём в мою комнату. Я приготовил для вас с папой сюрприз.
        - Дэвид, я ужасно себя чувствую.
        - Уверяю мама, что тебе станет гораздо лучше от увиденного.
        Он был мягок, но настойчив.
        - Может быть, подождём отца? Он скоро должен подъехать, - слабо сопротивлялась женщина.
        Сын накрыл своей горячей ладонью её холодную вялую руку.
        - Мы с тобой встретим его в моей комнате.
        - Тогда помоги мне подняться.
        - Что это, Дэвид? - удивлённо обернулась к нему мать, увидев расставленные пентаграммой горящие свечи.
        - Это место, где ты обретёшь покой.
        Последнее, что она увидела в своей жизни, было улыбающееся лицо своего сына и трёхгранное лезвие, вошедшее ей прямо под левую грудь.
        С отцом вышло всё не так гладко. Когда кинжал, пропоров дорогой твидовый пиджак, сшитый в Лондоне на заказ, вошёл в плоть, отец Дэвида - крупный и сильный мужчина произнёс странную фразу:
        - А ведь меня предупреждали!
        Его руки сомкнулись у сына на горле. А сын всё бил и бил трёхгранным клинком в отцовскую грудь. Когда Дэвид начал хрипеть, а его глаза вылезать из орбит, хватка в вдруг ослабла, и тело отца тяжело рухнуло к его ногам.
        Он с трудом дотащил его до плексигласового алтаря и потом долго и зачарованно смотрел, как ручейки крови соединяются, образуя причудливые и загадочные узоры. Только время от времени потирал саднящую шею.
        Когда кровавая пентаграмма обрела свои конечные очертания, развернул тетрадь с заклинанием.
        Дальнейшее он помнил смутно. Не было ни запаха серы, ни рогов и копыт. Всё это выдумки не очень умных людей. Внутри как будто что-то взорвалось, и он скорее почувствовал, чем увидел этот взгляд. Взгляд это смотрел прямо в душу, потому что плоть его не интересовала. И то, что он увидел там, ему, должно быть понравилось. А сам Дэвид потерял сознание.
        Утром следующего дня пришедшая прислуга увидела в большом, построенном в викторианском стиле доме жуткую картину. Совершенно обескровленные тела хозяев и находящегося без сознания их сына. Дэвида увезли в госпиталь, где врачи констатировали паралич нижних конечностей, видимо, в результате пережитого нервного потрясения. Газеты запестрели заголовками, один другого глупее. Полиция начала расследование, совет директоров банка, членом которого был его отец, объявила награду в сто тысяч долларов тому, кто даст хоть какую-нибудь информацию о преступнике или преступниках. Кто-то из сыщиков слишком усердно разрабатывал версию о причастности к убийству Дэвида. Мессиру даже пришлось дернуть за какие-то рычаги, и сторонников этой версии приструнили. Мол, молодой человек испытал сильнейший шок, да и, судя по синякам на шее, сам был на волосок от гибели. Копы прониклись и устыдились. Спустя месяц даже кого-то поймали и осудили судом присяжных на пожизненное заключение.
        Он всегда вспоминал о первом контакте, перед тем, как выйти на следующий. Это помогало сконцентрироваться.
        Мессир оттолкнулся от стола, и, включив двигатель своего кресла-каталки, направился в кумирню. Это была комната, защищённая от прослушивания, какие обычно бывают в посольствах.
        Здесь алтарь был уже из чистого золота. Сегодня он мог это себе позволить.
        В специальном холодильнике хранились герметические капсулы с кровью. И не к чему тащить упирающуюся жертву, смотреть в её расширившиеся от ужаса глаза. Хотя в этом тоже есть своя прелесть. Но на дворе двадцать первый век и надо соответствовать.
        Мессир положил в рот капсулу с сильным транквилизатором, запил её стаканом
«Перье». Годы берут своё, сердце уже не то, что раньше. Несмотря на почти пятьдесят лет, проведенных в кресле-каталке, он всегда старался поддерживать форму. Под сиденьем была специальная полка из титана, где постоянно лежали гантели. Хотя, вздыхал он, при встрече с Хозяином даже отличная физическая форма не поможет.
        Он некоторое время сидел, прислушиваясь к сердцу. Его удары всё медленнее, тело наполняет умиротворённое спокойствие, все чувства, а самое главное из них - страх, притуплены. Что ж, пора начинать. Мессир открыл холодильник.
        Он зачарованно смотрел, как свет восемнадцати свечей отражается в золоте, в тёмно-красных ручейках, сливающихся в затейливую пентаграмму. Кровь и золото! Вот основа этого мира, мира, где правит Хозяин, его парадигма!
        Началось! Он почувствовал, как чужая энергия вторгается в мозг, не заботясь об осторожности, сканирует его. Если Хозяину что-то не понравится, мозг несчастного просто-напросто взорвётся. Мессир видел таких, выбравших для контакта неудачное время или место. Всё в синих прожилках лицо, ручейки крови вытекавшие из глаз, ушей, носа, рта.
        Сканирование закончилось, Хозяин идентифицировал его.
        - Что тебе нужно? - вопрос прозвучал где-то внутри его сознания.
        - Мне нужна информация и приказ по делу о двенадцати, - ответил он.
        - В какой стадии находится дело?
        - Трое принесены вам в жертву.
        - Четверо, - прошелестело в мозгу.
        - Четверо? - удивился Мессир.
        Вместо ответа перед глазами появилась движущая картинка. Ночь, трое идут по крыше. Летящее вниз тело. Мужчина на асфальте, крестом раскинувший руки. Густые с обильной сединой волосы, борода с проседью. Картину ночного падения сменил вид генеалогического древа. Челубеев Михаил Анисимович, пятидесяти восьми лет. Отец, мать. Вот оно! Анна Демидова - фрейлина царицы. Ей он приходится внучатым племянником. Ай, да Иосиф!
        Всё исчезло также внезапно, как и появилось.
        - Храму угрожает опасность, - вновь услышал он «внутренний голос», - и тебе необходимо быть там сегодня же.
        - Я буду там. Это связано с тем, кто внутри дома?
        - С теми, - поправил его голос.
        - Он не один?
        - С ним девушка. И он, и она - в деле.
        - Мне нужна информация, - быстро сказал Мессир.
        Вновь генеалогическая картинка. Глеб Медведев, двадцати шести лет. Родители погибли в 96-м. Вот! Медведев Павел Спиридонович, охранял Ипатьевский дом. В ночь с шестнадцатого на семнадцатое июля 1918 года был в доме, но в акции не участвовал. То есть, на спусковой крючок не давил, но организовывал уничтожение следов убийства. Согласно Торе, человек бывший равнодушным свидетелем деяния является его опосредованным участником и несёт свою часть ответственности. Этому Глебу тот Медведев приходится прапрадедом.
        - Теперь девушка.
        Муравьёва Елизавета Георгиевна, двадцать один год. Мать умерла четыре года назад, после сердечного приступа, отец в прошлом году от инсульта. Живёт с бабкой отца, Муравьёвой Марией Владимировной.
        Мозг Мессира привычно отсеивал ненужное. Просмотрев родословную до пятого колена, он так и не понял, какое к их делу имеет отношение эта девица. Хозяин начал раздражаться, что тут же отозвалось жуткой головной болью.
        - Думай!
        Стоп! Кшесинская М.Ф. Уж не та ли прима-балерина Императорского театра, с которой у юного Николая Александровича Романова была серьёзная и длительная связь? Но женился-то он на гессенской принцессе.
        Ладно, чуть позже он немедленно запросит подробную информацию об этой Кшесинской.
        Хозяин, видимо, смягчился, потому что боль отступила.
        - Мне надо быть там?
        - А ты всё ещё не там?
        - Я ждал твоего приказа.
        - Жалкие людишки! Вы все ждёте от меня приказа. А вот в Его приказах вы не нуждаетесь. Когда же вы научитесь исполнять мою волю по зову души?
        Мессир молчал, ибо, что он мог сказать? Его душа принадлежит Хозяину, и он подчиняется только его зову. Ему послышался тяжёлый вздох.
        - Считай, что ты его получил. У тебя всё?
        - Повелитель, - собрался он с духом. - Я служу тебе много лет, и у тебя не было причин сомневаться во мне. Но, я думаю, что если бы был совершенно здоров, пользы от меня было бы больше…
        Вновь вспышка боли, перед глазами красные круги.
        - Ты получил такое могущество, о котором большинству смертных не приходится, и мечтать, а жалеешь о двух жалких отростках!
        - Все те возможности, которыми ты меня одарил, я использую лишь для службы тебе, - чудом нашёл в себе силы произнести он.
        Боль чуть отпустила.
        - Ещё не время! Как только все лягут на жертвенный круг, обещаю, ты встанешь на ноги.
        Сеанс окончен. Мессир полулежал в своём кресле, подобно тряпичной кукле. В голове - вакуум. Полчаса на восстановление, и в эти полчаса он не был ни человеком, ни животным, даже не растением. Он был никем.
        Объект
        Иосиф сосредоточился на своей ненависти. Ненависти к этой дубовой, толщиной в дюйм двери. Когда ненависть стала перехлёстывать через край, он ударил. Ступня, защищённая каучуком, врезалась в дубовые доски, и дверь чуть не снесло с петель.
        Внизу их встретила могильная тьма. Овечкин включил фонарь, и узкий луч высветил старую мебель, чёрный бок рояля. Они расшвыривали стулья, заглянули под стол и даже внутрь рояля. Затем принялись ощупывать стены в поисках потайной двери.
        - Посвети вверх!
        Потолки в этой комнате были высокие, около четырёх метров, и Иосифу пришлось на стол поставить ещё и один из немногих уцелевших стульев. В вентиляционное отверстие мог пролезть разве что ребёнок.
        - Нашёл! - услышал он, когда пытался дотянуться до дыры в потолке.
        В полу, скрытая под обломками стульев, которые они сами и набросали, дыра была побольше.
        - Давай, солдат! Я - за тобой
        Лучезарно улыбаясь, он похлопал по плечу мрачного Овечкина. Оперативник вздохнул, и, матеря начальство, службу, а также жизнь скотскую, выставив перед собой фонарь, полез в шахту.
        Иосиф не боялся подземных ходов, мрачных подвалов и прочей ерунды. Тем более, в этом доме. Он всеми фибрами чувствовал, здесь территория Хозяина. А значит, и его территория. Просто обидно было бы получить от этого шустрого малого чем-нибудь тяжёлым промеж глаз. Он не имел права рисковать без надобности.
        Подождав, пока оперативник президентской безопасности скроется в тоннеле, он скользнул туда следом.
        По сырым стенам плясали свои дикие пляски зловещие тени. Свет был где-то там, за поворотом. Они шли по этому коридору вот уже несколько минут, держась за руки, как дети.
        Глеб осторожно выглянул из-за угла. Довольно просторная зала, до противоположной стены метров двадцать. А там алтарь, весь заставленный свечами, чей колеблющийся свет и рождал эти чудовища на стенах.
        А над алтарём в тени прятался огромный крест, причём перевёрнутый. И на кресте кто-то был. Он затолкал Елизавету в тёмную нишу, которыми изобиловали здешние стены.
        - Стой здесь!
        И шагнул в залу. Свечи колыхнулись навстречу, пляшущие тени обступили со всех сторон, тянули свои чёрные руки. Но Глеб не обращал на них внимания, его взгляд был прикован к перевёрнутому кресту. Потому что на нём он узнал косматую голову своего напарника и друга.
        Мысли носились в голове, как табун напуганных лошадей, что непростительно для человека занимающегося расследованием ритуальных убийств. Его учили, что мистика происходит лишь в сознании людей, что это плод воображения. Глеб заставил себя остановиться посреди залы, глубоко вздохнул. Никакой мистики здесь нет. Кто-то затащил сюда тело через люк для вентиляции, только и всего. Но как объяснить дальнейшие действия невидимого пока злоумышленника? Неадекватностью? Он вынужден был признать, что больше ему ничего на ум не приходит.
        Он подумает обо всём этом потом. Сейчас не время, да и не место. Достав трофейный Impact, он прыжком вскочил на алтарь и, сбивая свечи, подошёл к кресту. Обрезав верёвки, он как мог осторожно опустил нелёгкое тело на алтарь. И тут же в уши ему ударил вой сирены. Вой проникал в Глеба, разрывая внутренности. Он зажал ладонями уши, но звук был уже в нём, теребя нервы, как грубые пальцы перебирают нежные струны гитары. Последнее, что он увидел, были три фигуры в чёрных балахонах, окружившие алтарь.
        - Впервые дьявол был введён в церковную догматику известным богословом 2 века Иринеем. Как действующее лицо он начинает выступать в драме под названием
«Человеческая история» с момента первородного греха. Именно дьявол соблазнил человека на грех. Следует отметить, что соблазнил, а не заставил. Таким образом, Адам согрешил по своей воле. Тут нет и капли насилия. Благодаря этому сатана получил над человеком власть. Что делает Бог? Он посылает на землю своего сына под видом обыкновенного смертного. Дьявол, не рассмотревший Божественной сущности Христа, попадается на эту приманку. Искупительная смерть Иисуса лишает дьявола власти над человеком, и сам он попадает в адскую темницу. Бог побил дьявола его же оружием - обманом.
        Невыразительный, монотонный голос настойчиво вторгся в сознание. Глеб с трудом разлепил веки. В ушах ещё стоял душераздирающий звук сирены, отзываясь жуткой головной болью.
        Он с трудом повернул голову. Сначала вправо. На кирпичной стене прямо над ним нависла огромная тень. Ещё больших усилий стоило повернуть голову влево. У противоположной стены, за грубо сколоченным столом сидел кто-то в чёрном балахоне. Глебу была видна сгорбленная спина. Сидевший при свете настольной лампы вслух невыразительным голосом читал о длившемся уже не одно тысячелетие противостоянии Бога и дьявола.
        Глеб пытался пошевелить руками. Ну, конечно, они связаны. Так же, как и ноги. Мало того, мёртвыми узлами прикручены к железным скобам. Сами скобы прибиты к деревянному лежаку, на который его положили.
        Комната была небольшой, где-то четыре на четыре метра, с нависающими каменными сводами. В одном из углов он увидел узкую арку, ведущую в темноту.
        Для начала надо расслабиться, чтобы спокойно оценить ситуацию. Но его тут же ожгла мысль, а где Елизавета? В комнате её не было. Наверное, до сих пор стоит в тёмной нише и умирает от страха. Интересно, а он, сколько времени был в отключке?
        Голос чтеца мешал сосредоточиться. Он заполнял мозг Глеба, вытесняя оттуда все мысли. Ну что ж, не получается размышлять, будем делать физзарядку!
        И Глеб начал упражнение, которому его научил дядя Миша. Восходило оно, по словам старого мастера, ещё к скифским временам, известно было у запорожских и донских казаков. В считанные минуты те могли освободиться от связывающих их верёвок.
        Его трудность была в том, что руки и ноги были связаны между собой, и Глебу пришлось приложить немалые усилия, чтобы не производить лишнего шума на своём деревянном лежаке.
        - По убеждению богослова 2-го века Татиана тело дьявола состоит из воздуха или огня. Как и простому смертному ему требуется вода и пища, а Ориген утверждал, что он жадно глотает жертвенный дым.
        Та вот почему курение так осуждается церковью, подумал Глеб, чувствуя, как ослабевают стягивающие его верёвки.
        И вдруг чтец резко прекратил чтение и вскинул голову. Капюшон, соскользнув, упал ему на плечи, и свет лампы отразился в выбритом до блеска черепе.
        Глеб замер. Вот досада, осталось совсем немного!
        Бритый медленно повернул голову, и посмотрел на него. Глаза у чтеца были не как у обычных людей. Вернее, совсем не как у людей. Было в них что-то звериное, и даже зрачки не были и идеально круглыми. Не отрывая взгляда от лежащего, он что-то взял со стола и поднёс к лицу и Глеб увидел, что это был шприц.
        - Ну, попробуй! - мысленно произнёс Глеб, сжавшись в пружину. Ноги он уже освободил и если бритый подойдёт к нему с уколом, его ждёт сокрушительный удар подошвой в челюсть.
        Но тот даже не встал со стула. Он направил шприц на парня, и Глеб почувствовал резкую боль в левом плече. Через несколько секунд перед глазами всё закружилось и поплыло, а руки и ноги казалось, были связаны крепче любых верёвок.
        Малогабаритная реактивная «Хонда» мягко коснулась асфальта шасси. Мессир смотрел на рассыпавшийся огнями ночной город и вспоминал, как он приехал сюда двадцать пять лет назад. Двери самых высоких кабинетов в те времена открывались с лёгкостью, причём ключ был один - бумажка с изображением всевидящего ока в вершине пирамиды. С бывшим тогда мэром Кошаком ему даже удалось наладить довольно тёплые отношения.
        Мессир приехал в раздираемую всеми возможными кризисами страну под видом обычного политтехнолога, одним из многих. Одна шестая часть суши, на которую ещё недавно весь мир взирал с опаской, сейчас валялась рваной тряпкой, попираемая всеми. Она напоминала дракона из русской сказки, у которого на месте отрубленной головы вырастала новая.
        Так было в одна тысяча девятьсот восемнадцатом, и казалось, что цель достигнута. Церкви разрушались, священнослужители преследовались. К сорок третьему году должен быть уничтожен последний храм. Но вдруг этот семинарист-недоучка возомнил себя новым русским царём, а тут ещё война. Церковь взяли под контроль, но преследовать перестали. “Umbro satanos” работать в стране, где госчиновников меняли чаще, чем носовые платки, стало совершенно невозможно. И лишь с крахом СССР, стало реальным возобновить деятельность US. Однако Мессир не торопился приезжать в Россию. Тогда, в одна тысяча девятьсот восемнадцатом тоже казалось, что победа близка, но он знал, чем всё закончилось, и сколько адептов US сгинуло в ГУЛАГе, этом воплощении ада на Земле. Семинарист с тараканьими усами знал об организации и как только у него оказались развязаны руки, повёл с ней беспощадную войну. В прессе всё это освещалось как борьба с безродным космополитизмом. Конечно, под нож попали тысячи не имевших никакого отношения к организации людей, и все они были посчитаны как жертвы принесённые Хозяину. Но Umbro satanos вынуждена была
свернуть свою деятельность здесь на многие годы. Хитрый дядя Джо взял на вооружение фразу Троцкого, произнесённую им на переговорах в Брест-Литовске: « ни мира, ни войны, а армию распустить». Фраза эта должна была звучать так: «Ни Бога, ни дьявола, а человек произошёл от обезьяны». Но самое для них неприятное было в том, что Бог был. Несмотря на внешнюю антирелигиозную составляющую Бог в этих насмерть замерзающих в бескрайней Сибири, сотнями тысяч гибнущих в окопах людях был. Ибо своими мученическими смертями они искупали грех своих палачей, а нечеловеческие испытания, выпавшие на их долю, лишь укрепляли у оставшихся в живых веру в то, что миром правит Добро и Любовь. Всё это было парадоксально, если относиться к происходящему с позиций рационализма. Но его в этих непредсказуемых людях было очень и очень немного. Руководителям US стало ясно, этот народ надо развратить. Для этого надо дать то, что имелось в изобилии на Западе. Так называемые демократические ценности.
        Чёрный Лексус подъехал к самолёту и слился с осенней ночью, пробивая фарами многометровую дорогу среди окружающей тьмы. Мессир по специальному трапу съехал из тёплого японского салона в сырую русскую слякоть. Чтобы тут же нырнуть в пахнущее кожей американское нутро автомобиля.
        - На Объект! - коротко бросил он.
        Ненавистные Богу
        Когда вой сирены разорвал сырую тишину подземелья, Елизавета инстинктивно заткнула ладонями уши и съехала по шершавой стене на каменный пол. Потому что устоять перед этим воем не было никаких сил. Чтобы не было так страшно, она ещё и закрыла глаза. Вот сейчас Глеб придёт и заберёт её, и они поднимутся наверх из этого жуткого подземелья. Пусть наверху ночь, свинцовые тучи закрывают звёзды, но даже чёрное небо лучше этой такой плотной, что её даже можно потрогать руками, темноты.
        Сколько так просидела, Лиза не знала, а Глеб всё не возвращался. Открыла глаза, осторожно разжала руки, и как в бочку с дёгтем погрузилась в темноту. Но, слава Богу, хоть сирена не выла!
        Девушка на ощупь выбралась из ниши. Где-то в левом конце коридора на влажную стену падали слабые отблески света. Она пошла на него, держась рукой за невидимую в темноте стену.
        Просторная зала с алтарём у дальней стены была слабо освещена несколькими стоящими на алтаре свечами. Девушка остановилась у входа. Внутренний голос говорил ей, что подходить к алтарю опасно. Она скользнула вдоль стены к одной из ниш, которая выдавала себя странным свечением.
        В нише было зеркало, излучавшее красноватый свет. Зеркало было большое и старинное, в раме из морёного дуба с мельхиоровой окантовкой по углам. Его потемневшая от времени, вся в разводах поверхность одновременно пугала и притягивала взгляд. Лиза протянула к нему руку, почувствовав ладонью холод стекла. Зеркало отошло в сторону и открыло вход в комнату, почти тонувшую во мраке. Лишь кое-где от стен исходило кроваво-красное свечение.
        Пол комнаты был выложен плиткой с изображением посередине большой пентаграммы. Стены задрапированы чёрным гобеленом с редкой россыпью тёмно-красных пятиконечных звёзд. На дальней от входа стене чьи-то портреты, лиц в полумраке не разобрать. Лиза насчитала их восемь.
        Девушка подошла ближе. Над портретами была надпись, опять же в тёмно-красных тонах:
        Deo odibilis
        Прямо какой-то этюд в багровых тонах!
        У стены, где висели портреты, стояло огромное, выше её роста кресло. Даже не кресло, а королевский трон! Сразу видно, вещь старинная. Дерево, стёртое до блеска многими спинами, на сидении бархатная подушка.
        В это время она услышала за дверью-зеркалом чьи-то голоса, и шаги, приближающиеся к комнате. Не раздумывая, она спряталась между стеной и спинкой
«трона».
        * * *
        «Лексус» плавно остановился у огромной двери, над которой освещаемая ярким фонарём красовалась вывеска, извещающая, что здесь защищают права сексменьшинств. За тот час, что добирались до Объекта, дождь несколько раз, то начинался, то прекращался. Охранники выкатили кресло Мессира из машины, он жестом отстранил их, вдохнул полной грудью сырой холодный воздух. Взглянул на просвет между домами. Тучи разошлись, открывая на тёмном небе полную луну.
        Теперь до самой весны город будет жить то в сыром, то в морозном сумраке. Небо будет светлеть лишь на короткое время, да и то, низкое, свинцовое. Но, несмотря на это, город нравился ему именно в этот период. К тому же он всегда мог уехать туда, где круглый год солнце и тёплое море.
        Мессир подкатил кресло-каталку к массивной двери. Она только внешне казалась такой же, как и много лет назад. Год назад её поменяли; под деревянной обшивкой скрывался стальной лист дюймовой толщины, специальные пуленепробиваемые стёкла, электронный замок с кодом доступа.
        Из внутреннего кармана своего кашемирового пальто Мессир достал плоский пульт, принялся набирать код. Щёлкнув несколько раз замками, дверь открылась. Двое телохранителей первыми шагнули в тёмный холл. Один щёлкнул выключателем, и старинная люстра осветила выложенный плиткой пол, парадную лестницу, ведущую на второй этаж. Под этой лестницей была невидимая, под цвет стены дверца. Мессир нажал ещё одну кнопку на своём пульте. Створки дверцы разъехались, открывая кабину лифта.
        - Можете отправляться в гостиницу, - бросил он охранникам. - И будьте на связи.
        Парни были из Службы охраны президента, и о том, что охраняют самого главу US, не имели ни малейшего представления. Для них он был советник президента, не более. Одним из трёх. Поэтому там, внизу им появляться нет никакой необходимости. Непосвящённые на Объект попасть не должны. Если всё же это случалось, то они ни в коей мере не должны были его покинуть. По крайней мере, живыми.
        Лифт медленно, берёг сердце Мессира от перегрузок, полз вниз. Восемнадцать метров вниз. Там, в толще земной коры, ещё, когда на месте этого города были болота, а меж них редкие поселения ижоры , вот уже семьсот лет прятался храм, посвящённый Хозяину. Именно тогда в эти дикие места пришли служители культа, предтечи Umbro Satanos. Скрывались они от рыцарей Храма. Храмовники вот уже сто лет вели за служителями сатаны охоту. Тамплиерам вскоре стало не до них, они сами стали дичью. Но ещё раньше сатанисты внедрили своих людей ко двору короля Франции. И в 1307-м году массовые репрессии подкосили Орден. Пилигримов обвиняли в связях с дьяволом и сжигали тысячами. Сам Великий магистр Жак де Моле взошёл на костёр, прокляв короля Филиппа до тринадцатого колена. Но магистр так и не узнал, чьими устами нашёптывал дьявол на ухо королю о бесчисленных богатствах тамплиеров.
        Но рыцарских орденов было много, и все они хотели служить Господу, почему-то творя зло на земле. Поэтому, сами того не подозревая, служили Хозяину, потому что зло, творимое пусть и во имя добра, злом от этого быть не перестаёт.
        Лифт остановился, прервав мысли Мессира, дверцы с шипением открылись. За ними был длинный коридор, едва освещаемый тёмно-красными светильниками, скрытыми в стенах. Его никто не встречал. В этом не было необходимости, здесь он чувствовал себя в безопасности. Более того, любил появляться неожиданно.
        Не торопясь, он покатился по коридору. На сырой стене трепетали кровавые отблески, отражая две тени.
        Иосиф с интересом рассматривал лежавшего без сознания Глеба. В голове его вспыхивали какие-то забытые картинки. Вспыхивали и тут же пропадали. Он потрогал опухшую челюсть. Голова слегка кружится до сих пор. Удар у парня поставлен, да и реакция отменная! Но, как говорили древние, конец венчает всё дело. Этот супермен сейчас валяется безвольной тряпкой у его ног.
        Он не сдержался и поставил свой Тимберленд Глебу на грудь.
        - Тщеславие, мой мальчик, черта похвальная, если она не мешает делу, - раздался за спиной тихий знакомый голос.
        Иосиф обернулся, и с трудом скрывая вдруг охвативший его трепет, взглянул в изумрудные глаза. Человек, сидевший в инвалидном кресле-каталке, улыбнулся одними губами. Он был рад видеть своё Орудие целым. Это была радость владельца нужной и полезной вещи, который после долгих поисков наконец-то нашёл её где-то под шкафом.
        Мессир подъехал ближе и равнодушно посмотрел на бесчувственного.
        - Им мы займёмся позже.
        И развернув кресло, покатился к выходу. Иосиф последовал за ним. Молча, они прошли через кумирню, мимо алтаря.
        - Для христиан бывшие боги стали дьяволом и демонами, т.е. превзойденными божествами, не поспевающими за колесницей истории, богами отсталыми, богами прошлого, мнимыми и ложными богами и, как всякие пережитки, они потеряли свою божественность и превратились в ее противоположность.
        Человек в капюшоне и с книгой в руках бубня текст мерил шагами расстояние от алтаря до зеркала-двери. Мессир подъехал к нему.
        - Иди и охраняй пленника, Асраил, - тихо сказал он.
        Тот словно автомат, даже не повернув головы в сторону человека в кресле-каталке, двинулся туда, где лежал Глеб.
        - Странно, - как бы разговаривая с самим собой, проговорил Мессир, когда они оказались в комнате, - но эти багровые тона вызывают во мне спокойствие, даже умиротворение. Помоги мне, - это уже к Иосифу, - перебраться в кресло.
        Дерево заскрипело под тяжестью тела. Он поглаживал нервными пальцами подлокотники.
        - Знаешь, сколько лет этому трону?
        Иосиф кивнул. Историю ордена он знал наизусть.
        - Может быть, когда-нибудь в нём окажешься и ты.
        В изумрудных глазах плясали багровые огоньки.
        - На всё его воля!
        Иосиф выдержал взгляд. Хотя это было тяжело. Ведь со стены на него взирали ещё восемь пар изумрудных глаз. Художнику удалось передать на холст их пронзительность.
        Крайний слева - основатель «Umbro satanos». Имена всех Мессиров держались в тайне, но согласно легенде, это мог быть рыцарь-храмовник Пьер де Шеррю, которого при посвящении в тамплиеры якобы заставили произнести фразу «Revoco a Deo» . А послушание старшим в ордене ставилось превыше всего. Согласно той же легенде именно от рыцарей Храма пришла в US железная дисциплина.
        Рядом - основатель этого подземного капища. Схваченный и сожжённый на костре шведами где-то в здешних местах семьсот лет назад.
        Третий, прозванный Казначеем, происходил из семьи флорентийских банкиров. Именно он положил начало финансовому могуществу ордена.
        Четвёртый. Иосиф усмехнулся про себя. Сегодня его знает даже ребёнок. И всё благодаря одному ирландскому писаке. Влад Колосажатель, знаменитый Дракула, при нём US чувствовала себя вольготно. По крайней мере, в Валахии.
        Потом был период жестокой войны с орденом дервишей, и US оказалась на грани уничтожения. Возрождение случилось лишь через сто с лишним лет. Это был период религиозных войн. Христианам не до последователей сатаны, они слишком заняты уничтожением друг друга. Орден тогда возглавил дворянин из Гаскони. Крупный, с горбинкой нос, умный, чуть насмешливый взгляд. Уж не Сирано ли де Бержерак? Очень сомнительно, учитывая бедность поэта-вольнодумца. Даже рядовые члены ордена не терпели нужды.
        Шестому главе приписывают возрождение этого первого храма. В 1701 году приехал голландским зодчим в Россию, и ему удалось попасть на строительство города святого Петра. Когда первый российский император вместо патриаршества ввёл в стране Святейший Синод во главе с обер-прокурором, руководству US стало казаться, что для них в России настал звёздный час. С бюрократами договориться не в пример легче, и подумывали даже о том, чтобы ввести с Синод своих людей. Но, поговорка гласит, что, когда кажется, надо креститься. А этого они делать не могли по идейным соображениям.
        Святейшие бюрократы создали Тайный отдел, который развернул такую работу, что чертям в аду стало жарко! Сотрудничали, несмотря на различия в конфессиях с иезуитами, инквизицией, спецслужбами Ватикана и другими малоприятными для US организациями. В 1735-м году организация опять на грани уничтожения.
        И вновь столетие, окутавшее организацию плотным покровом тайны. Повторный ренессанс случился после смерти Наполеона, когда по всей Европе происходило возрождение монархий. Седьмой Мессир появился в разгар Восточной кампании . Николай Павлович был при смерти и ему уже не до внутренних врагов.
        Седьмой глава активно поддерживал в России антиправительственные организации и перенёс сюда штаб-квартиру. Поддерживал кого деньгами, кого идеями. Всё это принесло кровавые плоды 1 марта 1881 года .
        Но Победоносцев со святейшим Синодом, подобно своим коллегам ста пятидесятью годами ранее опять рьяно взялся за дело. И вновь US уходит в глубокое подполье.
        Изучая историю организации, Иосиф заметил эту особенность. Как только «Umbro satanos» подобно рыбе зимой зарывалось в ил на самом дне, происходили события, радовавшие Хозяина. События, творимые людьми в угоду их порокам.
        С восьмым связывали большие надежды. Ведь число восемь - это деньги, власть и сила. К тому же восьмой стал Мессиром в молодом до неприличия возрасте, ему едва исполнился двадцать один год. Всё складывалось как нельзя лучше, хвала Хозяину! Православная империя, преемница Византии низвергнута, и восьмой лично вонзил трёхгранный клинок в грудь последнего императора. Казалось, ещё усилие и одна шестая часть суши будет в их руках! Адепты ордена входили в большевистское правительство, и богоборчество стало одним из китов политики. В 1943-м планировалось закрыть последний православный храм.
        Не зря гласит народная мудрость «хочешь рассмешить Бога, построй план». В
1933-м в Германии при непосредственном участии US создана Ahnenerde - оккультная спецслужба. Поначалу советская разведка с ней даже сотрудничала, но потом пошло-поехало и докатилось до июня 41-го. Чекисты знали о « Тени», ещё бы, многие были её членами. Хотя Сталин с конца двадцатых потихоньку начинает заменять
«ленинскую гвардию» своими людьми. В течение 41-го года организация получает удар такой силы, какой не получала никогда за всю свою историю. Восьмой бежит в Германию, к своим друзьям из Аненербе, после войны оказывается в Североамериканских Штатах, куда стекаются уцелевшие адепты. US, уже в который раз, подобно ящерице теряет хвост, но сохраняет голову.
        Иосиф выдержал взгляд изумрудных глаз. Взгляд Девятого. Девять - число, завершающее круг, число предела.
        Лиза
        Она всеми силами старалась унять дрожь. Ей казалось, что от трясучки, охватившей тело, вибрирует не только этот огромный трон, но и вся чёрно-багровая комната. Почему эти двое не чувствуют?
        Лиза закрыла глаза и начала беззвучно читать молитву, как её учила бабушка. Дрожь утихла также внезапно, как и началась. Она невольно стала прислушиваться к разговору.
        - Ты прав, на всё его воля. И то, что ты попал сюда, тоже. Но первым сюда проник враг, а это не может не настораживать. Это означает, что объект доступен.
        Человек за деревянной спинкой как бы нехотя цедил слова, и говорил очень тихо. Русский язык был безупречен, но по интонациям и выговору, чувствовалось, что это не его родной язык.
        - Вентиляционные шахты, - отвечал молодой голос, - слишком широкие. Да и решётки закреплены кое-как.
        - Ты прибыл сюда один?
        - Нет. Со мной оперативник из президентской охраны.
        Минутное молчание.
        - Он не должен покинуть Объект. По крайней мере… живым.
        - Я понял вас.
        От того, что оба собеседника так обыденно и бесстрастно говорили о предстоящем убийстве, Лизу опять затрясло. Люди в комнате опять замолчали. Неужели почувствовали её дрожь? Она зажмурилась, ожидая, что её сейчас схватят, но в это время опять заговорил молодой.
        - Я иду всё готовить к церемонии?
        - Сначала избавься от постороннего. Это первое.
        Вновь минутная пауза. Стоявший перед троном терпеливо ждал.
        - Второе. Он был не один.
        - …?
        - С ним девушка и, скорее всего, она где-то здесь. После того, как избавишься от чужака, найди её. Асраил поможет тебе. Обыщите всё подземелье.
        - А если её здесь нет?
        - Она здесь, - уверенно произнёс человек на троне.
        От последних слов Лиза перестала дрожать. Сейчас её схватят. Какая-никакая, а перспектива, всё же лучше чем трястись сидя под этим несуразным стулом и ждать неизвестности! Нет ничего хуже неизвестности!
        Удаляющиеся шаги и вновь тишина. Да такая, что собственное дыхание было едва ли не громче пыхтения паровоза.
        Рано, или поздно её всё равно схватят. Так что остаётся только ждать и молиться.
        И тут сидевший в кресле заговорил. Язык был незнаком девушке, прилично владевшей английским и совсем немного французским. Своей певучестью он напоминал арабский. Через несколько минут Елизавете стало казаться, что незнакомые слова подобно тараканам заползают внутрь её, вызывая ощущение нечистоплотности и дискомфорта.
        «Да воскреснет Господь, да расточатся врази Его». Слова молитвы пришли сами собой, и стало немного легче. Да и незнакомец в кресле вдруг замолчал.
        Этот язык называли енохианским , и был он, если некоторые учёные не врут, древнее санскрита. Названный по имени библейского пророка Еноха, он состоял из девятнадцати заклинаний, называемых ключами. Мессир владел всеми девятнадцатью. Завтра по окончанию ритуала он прочтёт восемнадцатое, призывающее Хозяина и благословение его. Вообще-то, во всю эту чушь он не верил. Хозяин владеет всеми земными языками, иначе, какой бы он был хозяин? С самим Мессиром, входя в подсознание, он говорил на родном. Если Иосиф удостоится такой же чести, то и в его мозгу зазвучит дикий язык его предков.
        Но вот уже полтысячи лет все обряды велись на «языке ангелов», как его ещё называли. И дело тут не в традициях, а в дисциплине. Именно благодаря ей орден и существует семьсот лет.
        Хотя никакие ключи ему не нужны. «Тень», единственная, кто представляет на земле интересы Хозяина. Все эти церкви сатаны, сайентологи, не более чем бутафория, хотя Хозяин говорил, что и они нужны, ибо по своему служат ему.
        Мессир читал третий ключ, дающий власть над народами, и намеревался дойти до восьмого, где говорилось о наступлении сатанинской эры. Но внезапно он почувствовал, что не может сосредоточиться, слова теряют смысл. И хуже того, он, многие годы читавший наизусть все девятнадцать ключей, начал забывать текст. После нескольких попыток, он обессилено замолчал. Какая-то посторонняя и явно враждебная сила мешала ему.
        Ладно, пока Иосиф с Асраилом не нашли девчонку он должен собрать информацию по её генеалогическому древу. Хозяин подсказал, где искать корень.
        Он с трудом перебрался в своё механическое кресло, подъехал к одной из стен и отдёрнул гобелен с изображением ночного звёздного неба. За ним оказалась стена, выкрашенная в цвет морской волны. Нажал скрытую кнопку, в стене разошлись панели, открыв стол с огромным монитором. Мессир включил компьютер.
        Матильда Феликсовна Кшесинская. Рост метр пятьдесят два сантиметра, коротконогая. И что в ней находили мужчины? Тем более такие красавцы, какими, несомненно, были и Николай и его кузен Андрей. В 1892-м Ники влюбляется в Алису Гессен-Дармштадскую, спустя два года состоялась помолвка, и его отношения с прима-балериной прекратились. Затем она падает в объятия императорского кузена Андрея Владимировича. У них рождается сын.
        Мессир почувствовал азарт охотника, вышедшего на след. Так, сын Владимир. Вот и искомое! Сын балерины и великого князя, в нём тоже кровь Романовых. А значит и в этой девчонке. Хозяин прав - она в деле, её кровь тоже нужна.
        Тьма и холод
        Овечкин вот уже третий час сидел в мрачной, полутёмной комнате, и ему, боевому офицеру было не по себе. Сотовый в этих катакомбах не брал, чернявый с нехорошей улыбкой, которому полковник отдал оперативника в полное распоряжение, куда-то запропастился. Тяжелая стальная дверь щелкнула за ним электронными замками, и Овечкину вспомнился читанный в детстве «Граф Монте-Кристо».
        Правда, в комнате имелся телевизор, чего не было у Эдмонда Дантеса.
        Телевизор оказался со встроенным DVD-проигрывателем, зато без антенны. В дисководе был один диск с жуткой порнографией. Овечкин от скуки включил, но через десять минут с отвращением выключил, настолько мерзким оказалось зрелище.
        Наконец раздался зуммер открывающего замка, и в комнату вошёл улыбающийся Иосиф.
        - Через десять минут поднимаемся, - предупредил он вопрос оперативника. - Устал?
        - Есть немного, - потёр тот свои глаза.
        - На, выпей.
        Иосиф протянул ему фляжку из нержавеющей стали. Овечкин отвинтил крышку и принюхался. Коньяк и судя по запаху неплохой.
        - Спасибо, но на службе не пью, - завинтил он крышку.
        - Да ладно, по глоточку!
        - Не могу поступиться принципами, - вспомнилась полузабытая фраза тридцатилетней давности .
        - Ну, как знаешь, - Иосиф убрал фляжку в карман куртки.
        - А сам, чего не пьёшь?
        Обиженное выражение появилось на смуглом лице.
        - Я тебе, что, алкаш?
        - Алкаши такой хороший коньяк не пьют.
        - Но зато пьют в одиночку.
        - Давай, сделай глоток, потом и я приложусь символически.
        Иосиф взглянул в серые глаза оперативника и широко улыбнулся.
        - Ты же на службе не пьёшь?
        - Правильно, - улыбнулся в ответ Овечкин, - поэтому оставь себе, выпьешь с кем-нибудь позже. Гада этого взяли?
        - Взяли, взяли. Хочешь на него взглянуть?
        - И не только взглянуть, - серые глаза приобрели стальной блеск.
        - Ну, пошли.
        Глеб лежал в углу пустой комнаты, прямо на холодных плитах.
        - Он, что, двухсотый?
        - Просто без сознания. Ого, - взглянул Иосиф на часы, - пора сделать ещё один укольчик нашему другу. Ну-ка, помоги!
        Он достал из кармана одноразовый шприц и какую-то капсулу. Ловко вскрыл её и наполнил прозрачной жидкостью. Овечкин присел на корточки и задрал бесчувственному Глебу рукав куртки.
        - Что за препарат? - спросил он.
        - Чтобы вёл себя хорошо.
        Оперативник вспомнил обгорелое тело своего товарища и взглянул в ненавистное лицо. В этот момент Иосиф с улыбкой вогнал ему иглу в ямку под правым ухом.
        - Ты…
        Он даже не успел поднять голову, как мир перестал для него существовать.
        - Тяжёлый! - пожаловался Асраил, когда они тащили тело по полутёмным коридорам.
        - Физкультурой надо заниматься! А то сидишь здесь как крот!
        Тот поднял на Иосифа свои бесцветные глаза.
        - Я не сижу здесь как крот, - медленно выговорил он. - Я охраняю ворота по эту сторону.
        - Ладно, не заводись!
        Иосиф не отвёл глаз, что далось ему нелегко. Было в Асраиле что-то жуткое, даже потустороннее. Его глаза не были глазами человека.
        Они свернули налево, и здесь коридор шёл под наклоном, а через двадцать метров и вовсе начались ступени. Там внизу сгущалась тьма, но Асраил уверенно шёл вперёд. Иосифу стало не по себе, и он включил карманный фонарик.
        Ступени кончились, и они бросили тело на каменистый пол. Это уже была скальная порода, которую можно встретить лишь в глубоких пещерах.
        - Далеко ещё?
        - Почти пришли, - отвечал привратник, берясь за воротник куртки мёртвого оперативника. Оба уставшие, они уже волокли тело.
        - Здесь.
        Иосиф направил луч фонарика и увидел в полу круглую дыру, около метра диаметром.
        - Что это? - шёпотом спросил он.
        - Это и есть ворота, которые я охраняю.
        - А там, внизу, что? - он подошёл к дыре и посветил вниз.
        Свет фонаря уткнулся в густую тьму.
        - Преисподняя, - раздался спокойный голос Асраила.
        Иосиф почувствовал внутри себя могильный холод, когда привратник подтащил тело к краю ямы и сбросил вниз. С полминуты оба прислушивались, но так и не услышали звука падающего тела.
        Тьма была живой. Мало того, она была агрессивной. Глеб слышал её злобное рычание. Он снова был десятилетним мальчиком, и страх сковал его.
        - Успокойся! - тёплая, сухая ладонь гладила его по голове. - Оно не тронет тебя, если ты сам этого не захочешь.
        - Что это? - спросил он, чувствуя, как страх отступает.
        - Это просто темнота.
        - Но я чувствую, там что-то есть!
        - Там прячется зло, людьми ещё не познанное. И пусть оно там и останется.
        - Но с тем, что знаешь легче бороться!
        - Это так. Но люди несовершенны, и всегда найдётся тот, кто этим злом захочет воспользоваться. И тогда оно выйдет из тьмы. Но они одной сути, и тьма будет следовать за злом повсюду. Пока не покроет всю землю.
        - Что же делать?
        - Изгонять тьму из себя. Когда на земле не останется тёмных людей, все будут нести Свет, и тьма растворится, а вместе с ней и зло.
        Он взглянул вниз. Тьма словно ждала чего-то, даже рычать перестала.
        - Изгоняй тьму из себя!
        Голос Елизаветы Ивановны доносился уже откуда-то издалека.
        Боже мой, как холодно. Глеб пошевелился, и это отдалось ломотой во всём теле. Несмотря на холод на лбу выступил пот. К тому же закружилась голова, и к горлу подступила тошнота. Свет тусклой лампочки над дверью больно резанул по глазам. Он закрыл их, и стал дышать. Быстрый вдох и медленный, медленный выдох. Помогло, тошнота немного, но отпустила.
        Он опять открыл глаза. Неровный, будто стёсанный огромным зубилом каменный потолок. Как он попал сюда? Глеб пытался вспомнить, но получил такой приступ головной боли, что казалось, череп вот-вот разнесёт на куски.
        Изгоняй из себя тьму! В воспалённом мозге всплыли эти слова. Что он может противопоставить этой корёжащей всё тело тьме? Только свет!
        Голубое небо и он, взлетающий в вышину. Сильные руки отца высоко подбрасывают его, трёхлетнего. Замирает сердце, восторг от свободного полёта вместе с дыханием врывается в лёгкие. Черты отцовского лица размыты, но зато он чувствует запах, когда его тельце крепко подхватывают и прижимают к широкой груди.
        Яркая зелень листвы с красными вкраплениями ягод. Ласковые руки матери, пахнущие малиной. Глеб ест прямо с её ладоней. Поднимает светящееся радостью лицо, и видит испуганные глаза.
        - Глеб, мне страшно!
        Вспомнил! Он вспомнил. Безжизненные глаза, гладко выбритый череп, вылетевшую из шприца иглу, после которой наступила беспросветная и безграничная тьма. Которая его сейчас и терзает.
        - Глеб, мне страшно!
        Серые глаза с испугом смотрят на него. Лиза! Она тоже в опасности!
        Скрипя зубами от боли во всём теле, он начал подниматься с холодного каменного пола.
        Екатеринбург. 8 августа 1918-го
        - Помилуйте, Михаил Константинович, на дворе двадцатый век, а то, что вы изволите говорить - форменное мракобесие!
        - И вас, милостивый государь, поразила язва либерализма!
        - Я буду руководствоваться исключительно фактами. И на их основе делать следственные выводы. А сейчас позвольте откланяться, меня ещё ждут дела.
        Генерал Дитерихс холодно кивнул. « Глупец и мальчишка», - раздражённо подумал он, когда дверь закрылась. Это не обычное преступление. Это событие, которое перевернёт всю последующую историю. Тут одними следственными выводами не обойтись.
        Генерал встал и подошёл к раскрытому окну. Город жил своей обыденной жизнью, если жизнь в такое смутное время можно назвать обыденной.
        Он инкогнито прибыл в Екатеринбург, чтобы лично встретиться с судебным следователем, которому поручено вести следствие по делу об этом страшном и подлом убийстве. Сергеев показался ему безынициативным, и не очень умным человеком. Вряд ли он являлся кандидатурой лучше Намёткина, но сейчас выбирать собственно было не из кого. К тому же его утвердила коллегия окружного суда.
        Генерал был убеждённым монархистом и сейчас его интересовал ответ на один вопрос: остался ли хоть кто-то из царской семьи, чтобы единственная в России легитимная власть могла продолжиться?
        В дверь постучали.
        - Ваше превосходительство, - голос с лёгким акцентом принадлежал адъютанту Свободе, - к вам посетитель.
        - Чего стоит, поручик мой инкогнито, если по прошествии двух часов после прибытия меня начинают одолевать ходатаи? Что, кто-нибудь из окружения Войцеховского проговорился?
        - Это… священник, - пожал плечами адъютант.
        - Приглашайте, - вздохнул генерал.
        В кабинет вошёл отец Георгий.
        - Чем обязан?
        Михаил Константинович сделал шаг навстречу вошедшему, всматриваясь в лицо.
        - Позвольте, я вас где-то встречал. И уж точно не в церкви.
        - В Николаевской Академии , - подсказал генералу священник.
        - Вы у нас разведку и контрразведку читали…
        - Прошу вас, никаких имён! У нас мало времени, генерал, чтобы предаваться воспоминаниям. Вы, я слышал, скоро отбываете из города.
        - Чем могу быть полезен?
        Генерал жестом предложил посетителю сесть.
        - Я знаю, вы прибыли сюда, чтобы лично ознакомиться с первичными материалами этого злодеяния. Вы были в доме Ипатьева?
        - Совсем немного. Поймите, мне было тяжело.
        - Я понимаю, - посмотрел на него отец Георгий. - Но и вы поймите. Время работает против нас. Если вам интересно, я могу изложить свои наблюдения от посещения этого страшного места.
        - Интересно? - горько усмехнулся Дитерихс. Это, сударь мой, жизненно необходимо. Не только для меня, но и для всех людей, которым дорога Россия.
        Отец Георгий достал из кармана рясы свой блокнот и аккуратно положил его на стол.
        Следователь Сергеев вышел на распаренную августовской жарой улицу. Уже полдень, а дел сегодня невпроворот.
        Нанятая на день пролётка с извозчиком ждала его в тени дерева.
        - В суд! - коротко бросил он.
        Окружной суд располагался в красивом доме мавританского стиля на самом берегу Исети. Дом этот несколько лет назад продал городской управе инженер Севастьянов.
        Когда через полчаса они подъехали к особняку, у парадного входа следователь увидел группу людей в чёрных длинных лапсердаках и ермолках покрывающих головы.
        « Началось, - подумал он. - Местное еврейство озабочено убийством бывшего императора и боится возможных погромов». Всё это не было лишено оснований, по городу ползли слухи, что «жиды замучили царя и семью».
        Завидев выходящего из пролётки Сергеева, раввины бросились к нему.
        - Прошу меня простить, господа, но совершенно нет времени!
        Один из них подал следователю бумагу.
        - Поверьте, мы заинтересованы в самом тщательном расследовании.
        - Можете не сомневаться, господа. Ещё раз прошу меня извинить.
        Он скрылся в дверях суда. В кабинете, где ещё позавчера хозяйствовал Намёткин, Иван Сергеевич отложив в сторону «еврейский манифест», принялся изучать собранный за неделю материал.
        Следователь не был отъявленным монархистом, и февраль 17-го встретил с пониманием неизбежности смены строя. Но собранные под руководством Намёткина улики рисовали воображению картину преступления довольно циничную, если не сказать, ужасную. Хладнокровно уничтожить семью! Всё это попахивало мрачным средневековьем.
        - М-да!
        Он поднял голову от бумаг и вздрогнул от неожиданности. В трёх шагах от стола стоял высокий мужчина в чёрном до пят плаще и чёрной же шляпе, надвинутой почти на глаза. А глаза! Из-под широких полей они своим изумрудным сиянием, казалось, пронзали насквозь.
        - Что вам угодно? Кто вы и как попали в мой кабинет?
        Иван Сергеевич почувствовал себя крайне неуютно под взглядом незнакомца.
        - Простите, если напугал вас. Я стучал, но вы видимо были увлечены чтением…
        Тот говорил по-русски правильно, хотя чувствовался еле уловимый акцент.
        Следователь хотел указать незваному гостю на дверь, но почему-то не решился. Что-то во взгляде незнакомца говорило, что он не из тех, кого можно выставить словно лакея.
        - Вы позволите мне сесть?
        Не дожидаясь приглашения, человек в чёрном плаще опустился на стул.
        - Так что вам угодно?
        Сергеев постарался придать голосу твёрдость.
        Гость достал из внутреннего кармана плаща бумагу.
        - Я - корреспондент «Ла Франс милитэр». Вот моя аккредитация.
        Сергеев взглянул на документ.
        - Pourtant,vous vous amenez de loin, monseur Santani!
        - Je prefere parler russe. - отвечал корреспондент. - Мне нравится ваш язык. Он, как бы ясней выразиться, помогает лгать правдивыми словами.
        - Мы предпочитаем другое выражение - говорить туманно или расплывчато.
        - Вам видней, - улыбнулся гость. - Кстати, генерал Жанен вам обо мне не телефонировал?
        Он замолчал, пристально глядя на следователя. Видно было, молчание нисколько его не тяготило. Чего нельзя было сказать об Иване Сергеевиче.
        - Нет. Так чем могу…
        Незнакомец, наконец, отвёл взгляд и принялся изучать стол. Внимание его привлекло письмо, врученное Сергееву местными раввинами.
        - Вы позволите?
        И не дожидаясь разрешения, развернул листок.
        - Профессиональное любопытство, - но улыбнулся вовсе не виновато.
        Сергеев возмущённо сдвинул брови, но француз предостерегающе поднял указательный палец правой руки. «Совсем лягушатники обнаглели», - думал следователь, поджав губы глядя на бесцеремонного журналиста.
        - Мы - уважаемые люди Екатеринбурга требуем провести самое тщательное расследование этого злодеяния, - начал читать гость. - Надо же, забеспокоились! Вот если бы они проявили такую же щепетильность две тысячи лет назад.
        - И вы туда же! Я, знаете ли, не разделяю ваших черносотенных взглядов.
        - И правильно делаете, господин следователь, - без улыбки сказал Сантани. - Давайте вернёмся в день сегодняшний. Мои читатели хотят знать открывшиеся вам обстоятельства гибели императорской семьи.
        - Господин Сантани, существует тайна следствия.
        - Господин Сергеев, убит, пусть отрёкшийся, но монарх крупнейшей державы мира. Мир придёт в трепет! А вы рассуждаете о тайне следствия.
        - И тем не менее. К тому же сейчас ещё рано делать какие-либо выводы.
        - А вы не опасаетесь, что люди сами начнут делать выводы?
        - И ваш журнал им в этом поможет, - саркастически добавил Иван Сергеевич.
        Его начал утомлять этот странный разговор. Он решил как можно быстрее избавиться от назойливого журналиста, раскрыв малую толику информации.
        - Насколько мне известно, большевики хотели судить бывшего монарха, - выслушав следователя, задумчиво произнёс корреспондент.
        - Да, но кто бы признал законным приговор суда нелегитимного правительства?
        - Это оно сегодня нелегитимное. А кто знает, что будет завтра?
        - Полноте! Большевикам жить осталось, максимум, до конца этого года.
        Заморский гость усмехнулся.
        - Если белое движение победит, что, опять монархия?
        - Это решит Учредительное собрание.
        - А всё-таки, если произойдёт возврат к монархическому строю, - настаивал журналист, - что, учредите новую династию?
        - Почему новую? Есть ещё Великие князья…
        - Значит опять Романовы?
        - А вот это уже будет решать Земский собор всего русского народа.
        - Господин Сергеев, а вы не думаете, что русскому народу сейчас, как бы сказать, немного не до этого? Он занят более важными делами.
        - Что может быть важней всенародных выборов? - возмущённо спросил следователь.
        - Да много чего, - во взгляде журналиста читалась явная насмешка. - Истребление друг друга, например.
        - Позвольте вам напомнить, что ваши соотечественники тоже прошли через революцию. Да не одну. И тоже убили своего монарха.
        - Там был суд, если вы помните. И Луи Капета казнили публично, при стечении народа. И, если я помню историю, а я её помню, - и опять этот заглядывающий в самые глубины души взгляд, - народу понравилась казнь. Потому что республика питается кровью монархов.
        В кабинете, не смотря на солнечный день за окном, вдруг как бы сгустились сумерки. Следователю стало жутко.
        - Вы… вы не журналист!
        Сантани поднялся и навис над вжавшимся в кресло Сергеевым.
        - Продолжайте свою работу, господин судебный следователь. Но помните, ваш народ уже никогда не будет прежним!
        На глаза Ивана Сергеевича опустилась пелена, и он резко встряхнул головой. Пелена исчезла, а вместе с ней и странный господин в чёрном плаще.
        Приглашение на бал
        Комната вертелась подобно центрифуге, и ему никак не удавалось встать на ноги. Похоже, дрянь, которой его напичкали, напрочь лишила Глеба чувства центра тяжести. После очередной безуспешной попытки встать на ноги, он упал на четвереньки, и его вырвало прямо на каменный пол. Странно, но стало немного легче. Головокружение уже не было таким бешеным, и, цепляясь ослабевшими руками за стену, Глеб, наконец, поднялся на ноги.
        Он прислонился лбом к холодной стене, слушая неровные удары своего сердца. Мышцы сводило от боли, будто он несколько часов кряду махал кайлом в каменоломне. В шахте, где всепоглощающей тьме противостоит лишь слабо горящая лучина. Тьма. Тьма засела в его теле и не хочет выходить.
        Новый рвотный спазм выгнул всё тело дугой. Это хорошо, успокаивал себя Глеб. Это значит, его здоровый организм не поддаётся, сопротивляется тьме. Исторгает её, не даёт проникнуть в душу.
        Взгляд, наконец, сфокусировался, и он огляделся. Комната была даже и не комнатой, а каменным склепом. Неровные стены, щербатый пол, тусклая лампочка над входом. Вход был обыкновенной дырой, ни двери, ни даже дверного проёма. Просто прорубленное в камне отверстие метр в ширину и чуть более полутора метров в высоту. Его-то и прямоугольным можно было назвать весьма условно.
        По ту сторону дыры во тьму уходил коридор. Глеб выглянул и прислушался. Где-то вдалеке звучали голоса, если у него не было слуховых галлюцинаций. И голоса эти приближались.
        Он был не в том состоянии, чтобы вступать в рукопашную. Он даже ладонь не смог сжать в кулак. С трудом поднял голову, посмотрел на слабый свет лампы. Похоже, сегодня тьма может стать ещё и союзником.
        - Действие препарата длится максимум два часа, потом начинает ослабевать, - Асраил посмотрел на светящийся циферблат. - Пора вводить новую порцию.
        - Там, похоже, лампочка перегорела.
        Иосиф полез в карман куртки за фонарём, а его спутник равнодушно пожал плечами. Его глаза светились в темноте.
        «Как у зверя, - с внутренней дрожью подумал Иосиф. - И в темноте, должно быть видит лучше, чем я в тепловизорах.»
        Когда вошли в комнату, он тут же направил фонарик в угол, где лежал Глеб. Должен был лежать, потому что угол оказался пуст.
        Сзади послышался хрип и звук падающего тела. Мгновенно развернувшись с фонарём, он увидел, как что-то мелькнуло в полосе света. Бросился туда, но едва устоял на ногах, споткнувшись о тело. Остановился и направил туда фонарь. На полу, закрывшись рукой от света, валялся страж преисподней.
        Глеб бежал по коридору. Собственно, слово бежал было бы преувеличением. Ватные ноги слушались плохо, тело мотало из стороны в сторону, и он постоянно ударялся то одним, то другим плечом о шершавую стену.
        Вскоре впереди забрезжил свет, и он выскочил в уже знакомую залу с алтарём у стены. Дрожащий свет свечей отразился в мёртвых глазах старого мастера, и у Глеба уже в который раз болезненно сжалось сердце. Знал ли Михаил Анисимович ещё сутки назад, что крест его будет и после смерти?
        Он огляделся. Одна из ниш источала красное свечение. Глеб подошёл ближе, и увидел кошмар своих детских снов. Сколько раз ему снилось это зеркало в разводах, которые складывались в три шестёрки.
        Сзади послышался топот ног, и он, не раздумывая, толкнул дверь-зеркало.
        Полутёмная комната, стены задрапированы чем-то чёрным. Приглядевшись, Глеб понял, что это гобелен. На чёрном фоне редкие красные пятиконечные звёзды. У левой от входа стены светится монитор компьютера, рядом человек, сидящий в кресле-каталке.
        Человек обернулся. Глаза полыхнули изумрудным огнём. Некоторое время он всматривался в вошедшего, затем улыбнулся одними губами и произнёс тихим, но хорошо поставленным голосом:
        - Ну, здравствуй!
        Он узнал этот голос. Именно с этим человеком он несколько часов назад разговаривал по телефону.
        - Ты знаешь, я рад, что ты остался жив, - с почти отеческой улыбкой произнёс человек в кресле-каталке.
        - Вы знаете, а я вам верю, - в тон ему ответил Глеб.
        Вот только улыбнуться не получилось. Для этого надо напрячь мышцы лица, а мышцы пока ещё плохо слушались его.
        - Глеб!
        Из-за огромного деревянного трона выскочила Елизавета и бросилась ему на шею. Парень еле устоял на ногах. Даже пришлось опереться на хрупкое девичье плечо.
        Увидев девушку, мужчина и вовсе расплылся в широкой улыбке. Вот только глаза смотрели с какой-то нечеловеческой настороженностью.
        - Главные действующие лица почти все в сборе! Скоро можно будет начинать бал!
        - Какой ещё бал? - спросил Глеб, с трудом отрывая взгляд от лица девушки.
        - Сатанинский! - засмеялся Мессир.
        Опергруппа
        - Да полиция только что уехала. Три часа выспрашивали. А что я могу рассказать, если пришёл через час после них? Я даже тела этого не видел, поеду сейчас в морг на опознание. Меня следователь вызвал.
        Сергей Витальевич вспотел, несмотря на пронизывающий ветер, гуляющий по питерскому дворику. Это было видно по капелькам на его мясистом лице. Словно спохватившись, он достал из кармана платок и принялся вытирать лоб.
        - А у меня, между прочим, Лизавета пропала.
        - А это кто?
        - Работник мой. Она у меня здесь и за бармена, и за официанта, и за повара. Не девчонка, а клад! А ей, ведь, всего двадцать один год.
        - А вы полиции рассказали?
        - Нет ещё. Я после их ухода домой ей позвонил. Бабка её трубку взяла. Плачет, говорит, Лиза ночевать не приходила.
        - Ну, дело молодое.
        - Вот и я ей то же самое сказал. Но только она девушка серьёзная. Если бы она и осталась где-нибудь на ночь, Марью Владимировну предупредила бы. Она до полуночи здесь работала, а до её дома тут рукой подать.
        - Кстати, адресочек не дадите? Мы бы съездили, успокоили старушку.
        - А чего тут ехать? Ходьбы пять минут, да и то одноногому.
        Сергей Витальевич достал из бардачка лист бумаги, из нагрудного кармана ручку и размашистым почерком написал адрес.
        - Спаси вас Господь.
        Антон перекрестил его. Поднял воротник куртки и пошёл к выходу из двора.
        Хозяин кафе ещё раз вытер платком лицо и достал из кармана мобильник из хромированной стали. Кроме цифровой и латинской буквенной клавиатуры на нём была всего лишь одна кнопка.
        - Ох, не нравится мне этот Сергей Витальевич!
        Антон плюхнулся на заднее сиденье старенького Опеля, стоявшего напротив дома.
        - Чутьё?
        - И чутьё, между прочим, тоже!
        Двое оперативников «ритуального» отдела, сидевшие на переднем сидении переглянулись.
        - Видели бы вы, как напряглось лицо этого господина, когда я осенил его крестным знамением.
        - А может он мусульманин?
        - Ответил бы «иншалла». Да и лицо у него мокрое от пота. Волнуется сильно. На улице холодрыга, а он потеет.
        - Сам знаешь, Антон, всё это к делу не пришьёшь. Но ты - старший, тебе и решать.
        - Сделаем так, - после короткого молчания решил Антон, вставляя наушники. - Ты, Георгий, сидишь в машине и пасёшь трактирщика, мы с Кириллом идём навестить старушку. Тут рукой подать. Чутьё подсказывает, что Лиза эта тоже в деле. Я имею в виду, каким-то образом замешана. Ну, с Богом, братья!
        А в это время Сергей Витальевич сидел в своей Ауди и разговаривал по телефону.
        По одутловатому лицо его вновь катились крупные капли пота.
        - Я чётко следовал вашим указаниям! - жалобно оправдывался он.
        - Вентиляционные люки слишком широкие, решётки не приварены, или хотя бы не вцементированы в пол. Дверь в подвал обыкновенная, деревянная. Я велел тебе поставить стальную. Велел?
        Лицо хозяина кофейни посерело от страха. Судорожно сглотнув, он кивнул, словно его собеседник был рядом.
        - Благодаря твоему головотяпству объект оказался беззащитен и на него проникли посторонние. Надеюсь, тебе не надо напоминать, как у нас карается подобное отношение к делу?
        - Я немедленно всё исправлю.
        - Поздно, Агасфер! - голос на том конце был тих, словно шелест.
        Сергей Витальевич опустил взгляд и увидел как трясутся его жирные колени.
        - Назначьте любую цену, Мессир! - прохрипел он в трубку.
        С полминуты, которые показались ему вечностью, аппарат из хромированной стали молчал.
        - Мне нужна старуха, - услышал, наконец, Агасфер.
        - А если она не согласится?
        - Идиот! Мне нужно её тело. И чтобы в нём были хотя бы несколько капель крови.
        - Когда?
        - Через час.
        - Я всё сделаю.
        - К бабушке я поднимусь один. Не будем пугать старого человека.
        Антон посмотрел на двухметрового Кирилла, заросшего рыжей щетиной и улыбнулся.
        - А то сослепу примет тебя за снежного человека.
        Гигант, о добродушии которого в отделе ходили анекдоты, пожал плечами.
        - Ты, вон, на той лавочке посиди.
        Квартира находилась на втором этаже старой питерской четырёхэтажки. Антон вдавил палец в кнопку звонка.
        - Лизанька, это ты? - раздался старческий голос.
        - Мария Владимировна, откройте, пожалуйста.
        - Кто там?
        Дверь приоткрылась на длину цепочки. Из полумрака на оперативника смотрели выцветшие глаза.
        Антон считался в отделе специалистом по налаживанию контактов, люди ему подсознательно доверяли.
        - Сергей Витальевич дал мне ваш адрес. Я бы хотел поговорить по поводу вашей внучки.
        - Что с Лизой?
        Старуха распахнула дверь.
        Через пять минут Антон сидел на чистенькой кухне, а Мария Владимировна наливала ему в чашку чай.
        - Недавно заварила. Думала, Лизанька придёт чайку попьёт. Любит она у меня чаёк-то!
        А бабульке-то давно за восемьдесят, определил Антон.
        - Вы, стало быть, с Лизой работаете?
        - Нет, Мария Владимировна, работаю я в другом месте.
        Она внимательно посмотрела на него.
        - Что с ней?
        - Успокойтесь. Думаю, с ней всё в порядке. Скажите, где она сейчас может быть?
        Старуха обессилено опустилась на стул.
        - Так вы из милиции.
        Милиция уже два года, как зовётся полицией, но старой женщине видимо так привычней.
        - Я не из полиции, но могу вам помочь. Может, она заночевала у подруги какой-нибудь?
        - Я всех её подруг ещё вчера обзвонила. Да и Лизанька не такая. Она бы обязательно предупредила. Мы ведь с ней, почитай, уж пять лет вдвоём, с тех пор, как Ангелина - её мать умерла. Никого у нас нет! Внук мой, Алёша ещё раньше Богу душу отдал.
        - Отец Лизы? - уточнил Антон.
        Мария Владимировна кивнула.
        - Так Лиза ваша правнучка?
        - Единственная, - голос старой женщины задрожал.
        - Мария Владимировна, а среди её друзей и подруг никто не вызывал у вас… нтипатии что ли?
        - Да Господь с вами! Все ребята хорошие! Учатся, работают, глупостями не занимаются. Я ведь Лизу по старинке воспитывала, не баловала. Она у меня не похожа на эту, как её… продвинутую молодёжь. Да вы чай пейте, а то остынет! Печенье кушайте.
        - Спасибо.
        - Только вот, - после короткого молчания произнесла Мария Владимировна, - из кофейни из этой часто приходила она будто разбитая. На головную боль жаловалась. А ведь молодая совсем. Я в её годы…
        Дело в доме! Антон и сам это почувствовал, когда приблизился к двухэтажному монстру. От здания исходила сильная негативная энергия, настоящее зло!
        Закрывшись чашкой, чтобы не обижать старушку, с увлечением рассказывавшую о своих молодых годах, он попытался сосредоточиться.
        Год назад он проходил месячное обучение на курсах профессора Бронникова. Там их учили выявлять в себе скрытые сверхспособности, которые могли помочь в оперативной работе.
        Через полминуты аутотренинга Антон был уверен, Глеб где-то в недрах «злого» дома. И девушка с ним.
        Жертвоприношения
        Агасфер взял в руки разделочный нож, пальцем потрогал лезвие. Острый! Но Мессиру нужна кровь, а её в этой старухе осталось, наверно, совсем мало. Значит, этот вариант не подходит.
        Он посмотрел на свои большие руки, с толстыми мясистыми пальцами. Он просто её придушит! И уже чувствовал, как сжимает тонкую, слабую шею.
        Георгий увидев, как из двора выезжает чёрная Ауди, тронулся вслед. Ехать пришлось недолго, через пару сотен метров автомобиль свернул на перекрёстке и остановился у магазина со странным названием «Sweet honey» . Георгий сначала подумал, что это кондитерская, но, приглядевшись, увидел на двери надпись « intim shop».
        Хозяин кофейни не торопился выходить из машины. Георгий припарковал свой Опель на другом углу перекрёстка, и в зеркало заднего вида наблюдал за Ауди.
        Он увидел, как из арки, что напротив магазина вышли Антон с двухметровым Кириллом, включил свой мобильник.
        - Антон, я от вас через дорогу!
        - Уже вижу! - отвечал старший группы.
        Сергея Витальевича Антон «срисовал» едва они вышли из двора, и сейчас затылком чувствовал, как тот следит за ними из своего автомобиля.
        Они с Кириллом прошли мимо Опеля по направлению к станции метро. Лишь свернули за угол, старший спросил:
        - Что там наш фигурант?
        - Пока стоит на месте.
        - Сдаётся мне, что-то он нехорошее задумал. Глаз с него не спускай и будь на связи.
        - Понял.
        Агасфер посмотрел на часы. У него осталось полчаса. Но надо подстраховаться, вдруг они вернутся.
        - Антон! Он едет в вашу сторону! Через полминуты будет!
        - Кирилл, быстро!
        Оперативники успели нырнуть в подземку. Ауди медленно проехал мимо станции, свернув на ближайшем повороте. Георгий осторожно следовал за ним. Совершив этот круг почета, Сергей Витальевич вернулся к магазину интимных товаров, но свернул в арку напротив, о чём тут же был оповещён Антон.
        Старший группы включил «внутреннее зрение» и увидел хозяина кофейни, выходящего из машины. Его глаза горели жаждой убийства.
        Антон сорвался с места и со скоростью спринтера рванул к дому Марии Владимировны, бросив в микрофон:
        - Георгий, он идёт убивать старуху!
        Агасфер вышел из машины и оглядел двор, который в это октябрьское позднее утро был пуст. Поднял глаза на окна квартиры, где жила Лиза с прабабкой. В его голове уже сложился план. Придушить старуху и завернуть тело в ковёр, который висел у них в гостиной.
        - Простите уважаемый!
        Перед ним оказался мужчина неопределённой, плохо запоминающейся внешности.
        - Не подскажете, где Назаровы проживают? Знаю, что в этом подъезде, а вот квартиру не знаю.
        - Назаровы? - поморщился Сергей Витальевич.
        Человека этого надо срочно убрать отсюда, ни к чему ему лишние свидетели.
        - Ах, Назаровы! Так это в третьем подъезде.
        - Точно в третьем? - внимательно посмотрел ему в глаза мужчина.
        - В третьем, в третьем! Вот только квартиру их я тоже, к сожалению, не знаю.
        Георгий послушно пошёл к третьему подъезду, а Сергей Витальевич глянув на часы, быстро вошёл в первый.
        В это время во двор на всех парах влетел Антон и бросился к подъезду, где только что скрылся хозяин кофейни.
        Тройка работала слаженно. В задачу Георгия входило задержать подозреваемого,
        Антон, как старший группы должен был непосредственно воздействовать на возможного убийцу. Воздействовать психологически. Этому его тоже учили на курсах профессора Бронникова. Кирилл осуществлял силовую поддержку.
        Агасфер уже давил кнопку звонка. Его переполняло возбуждение. Мессир учил, что отнять чью-то жизнь, это подняться над обыденностью, хоть на ступеньку, но возвыситься над остальными смертными. Он прислушивался к шаркающим за дверью шагам, но вдруг что-то заставило его оглянуться. По лестнице поднимался давешний посетитель его кофейни. Их взгляды встретились. И в тот же миг Агасферу стало невыносимо стыдно того, что намеревался сделать. Стыдно и страшно. Такого страха и стыда он, наверное, не испытывал с самого раннего детства.
        - Лизанька, это ты? - раздалось за дверью.
        Полное лицо Сергея Витальевича вдруг сморщилось, из глаз брызнули слёзы, а его крупное тело затряслось от рыданий. Антон взял его за руку как маленького мальчика, и вдвоём они стали спускаться к выходу на улицу.
        Мария Владимировна, наконец, открыла дверь и уставилась подслеповатыми глазами на пустую площадку.
        Антон усадил хозяина кофейни в его собственный автомобиль на заднее сиденье и там уже человек, которого узкий круг людей знал, как Агасфера дал волю слезам. Платок его через полминуты стал мокрым. Старший группы протянул пачку салфеток.
        - Спасибо!
        Антон терпеливо ждал. Всё это через несколько минут должно закончиться и тогда можно будет приступить к беседе. Именно к беседе, а не допросу.
        Всхлипы становились всё реже, пока, наконец, не стихли окончательно. Сергей Витальевич шумно высморкался.
        - Вы ведь не сами захотели это сделать?
        - Не-ет! - энергично замотал он головой. - Мне велели!
        Антон молча смотрел, не задавая вопросов, посылая импульс за импульсом.
        - Мы познакомились с ним на конференции в поддержку малого и среднего бизнеса. Он - большая шишка, говорили, из самого Кремля, но держался запросто. Потом, на банкете меня посадили рядом с ним.
        - У вас тогда уже была эта кофейня?
        - Да.
        - В этом же доме?
        - Да.
        - Продолжайте.
        Он внимательно слушал сбивчивую исповедь. Ничего особенного, такое сплошь и рядом случается с людьми, в ком почти погас огонёк Веры. Они легко поддаются обману.
        - Вы должны с ним связаться, после того как совершите убийство?
        - У нас связь односторонняя, - Сергей Витальевич достал тяжёлый телефон. - Он всегда звонит сам.
        И словно в подтверждение из динамиков аппарата полилась музыка Шарля Гуно. Руки Агасфера затряслись крупной дрожью. Антон послал импульс, успокаивая его.
        - Ты всё сделал? - тихо спросил Мессир
        - Да, - твёрдо ответил хозяин кофейни.
        - Подъезжай, тебя встретят.
        И телефон замолчал.
        - Где у них вход?
        - Со стороны улицы. Там ещё вывеска, отделение международного комитета по защите, этих, ну, геев и лесбиянок. И ещё…
        - Говорите, - подбодрил его Антон.
        - В моей кофейне в подвале вентиляционный люк. Если человек не очень крупный, можно пролезть. Только он об этом знает.
        Значит, люк отпадает. Да и Кирилл не пролезет.
        Старший группы выглянул в окно Ауди.
        - Кирилл, Георгий, в машину, быстро!
        Он позвонил Владыке и коротко обрисовал ситуацию.
        - С Богом! - ответил тот. - Глеба и девицу надо спасать не медля. Я вылетаю к вам со старцем Епифанием. Клоаку эту чистить надо, а он - экзорцист знатный.
        Начальник «ритуалки» не отдавал распоряжений по захвату капища, знал, у группы план должен сложиться на месте. Не требовал доложить ему подробности плана, как это сделал бы начальник какой-нибудь государевой службы. Группа была вполне автономной, и старший отвечал за её работу целиком. Это было его послушание.
        Антон взглянул на часы. Почти два часа пополудни; ещё один серый октябрьский день.
        - Вы всё поняли?
        Сергей Витальевич кивнул. Он только что был проинструктирован.
        - Ничего не бойтесь.
        Взгляд серых глаз успокаивал и одновременно придавал уверенность. Размытые понятия о Добре и Зле обрели чёткость, Сергей Витальевич как бы воочию увидел, на краю какой бездонной пропасти он балансировал.
        Он вышел из машины, и в это время сквозь затянутое свинцовыми тучами небо пробился робкий луч осеннего солнца. Это было добрым знаком.
        Подойдя к входу, он потянул ручку, и массивная дверь бесшумно открылась. Не раздумывая, шагнул в полутёмный холл. Тяжёлая дверь за спиной захлопнулась, отсекая звуки городской суеты. Сергей Витальевич сделал несколько шагов и тут почувствовал затылком чей-то взгляд. Резко обернулся.
        Говорят, глаза - зеркало души, и внимательный человек определит, какие чувства они отражают. Эти глаза не отражали ничего, словно из их обладателя вынули душу.
        Не входящий в узкий круг инициированных Агасфер не был в подземелье. Когда последний раз восстанавливали Объект, он уже полгода как открыл кофейню в арендованном цокольном этаже. Иосиф навёл о нём справки, а дальше Мессиру с его возможностями не составило труда организовать в северной столице конференцию, и сделать так, чтобы хозяин кофейни попал на неё. Там и произошла «вербовка». Глава US не строил иллюзий на счёт неофита, слишком мягкотел и трусоват. Но Хозяин учил, любой человек не бесполезен, ибо у него есть душа.
        Поэтому Асраила Сергей Витальевич не знал. Вид абсолютно голой головы с безжизненными глазами произвёл на него впечатление, но «поддерживаемый» Антоном он сохранил присутствие духа.
        Страж ворот молча смотрел на него.
        - Помогите тело донести. Старушка слишком тяжёлая. Я подгоню машину прямо к дверям.
        Асраил ждал в холле. Он боялся свежего воздуха и открытых пространств. Какая-то врождённая болезнь, о которой знал лишь Мессир.
        Никаких чувств не отразилось в его глазах, когда он увидел вылезающего из салона Антона.
        Старший группы послал импульс. Но с таким же успехом он мог обратиться к своему отражению в зеркале. Человек, стоявший перед ним никакому психоделическому воздействию не поддавался.
        Асраил попытался захлопнуть тяжёлую дверь, Кирилл, выскочивший вслед за Антоном, успел подставить плечо. Произошло столкновение, и страж ворот отлетел на середину холла.
        Старший группы в три прыжка оказался рядом. И вовремя! Асраил вытянул из кармана своего длинного, до пят и с глубоким капюшоном одеяния сотовый телефон. Пока Антон выкручивал кисть с зажатым аппаратом, в другой руке у того оказался трёхгранный кинжал. Немыслимо извернувшись, Асраил коротко замахнулся, целя в верхние рёбра, там, где сердце. Но рука с кинжалом, словно в тиски попала в огромную ручищу Кирилла. Второй, гигант схватил стража за капюшон, мощным рывком оторвал тело от земли и впечатал спиной в пол.
        - Осторожнее, дух вышибешь!
        Антон нагнулся над лежавшим, который из-за отбитых лёгких не мог выдохнуть. Наконец, дыхание с хрипом вырвалось наружу, и на оперативников повеяло сыростью, тленом и … серой.
        Антон смотрел в безжизненные глаза и понимал, что метод профессора Бронникова по управлению чужими эмоциями здесь бессилен. Он взглядом подозвал Сергея Витальевича.
        - Асраил, мальчик мой! Что там у вас?
        Это ожил телефон в руке старшего группы.
        Лежавший на полу раскрыл рот, но на него тут же легла огромная ладонь.
        У Антона оставались считанные секунды. Он взглянул в безжизненные глаза, сосредоточился. Голос у Асраила был такой же, как и взгляд, лишенный каких бы то ни было эмоций.
        - Тело уже в холле, Мессир.
        «Вроде бы, похоже».
        - Я открываю.
        Неужели получилось?
        И в этот момент весь мир оказался охвачен огнём.
        Георгий услышал один за другим два сильных хлопка, и следом автомобиль тряхнуло. Тяжёлая дверь, за которой скрылись Антон с Кириллом, словно от сильного толчка распахнулась, и следом на сырую улицу выкатился огненный шар. На сидящего в Ауди Георгия пахнуло жаром, будто из преисподней. Всё это длилось не более секунды. Некоторые из прохожих обернулись, но увидели лишь распахнутую наружу дверь.
        Оперативник выскочил из машины и бросился внутрь.
        - Господи!
        От увиденного у Георгия ноги подогнулись в коленях, и он сел на плиточный пол.
        Все в сборе
        Мессир зачарованно смотрел на корчащиеся, на полу тела. Эти четверо ещё при жизни познали геенну огненную. Но это всего лишь тела, вздохнул он про себя. Хозяину нужны души.
        Ему всегда было интересно наблюдать, как умирают люди. Он не был садистом, просто глядя на агонию, пытался разглядеть душу, покидающую тело. Но, несмотря на десятки смертей, виновником и свидетелем которых был, так и не увидел ничьей души. То ли Бог был очень ловким фокусником, то ли Его вообще не было. Но тогда… Он ёжился от кощунственной мысли. Тогда следовало признать, что и антипода тоже не было. От этой мысли замирало сердце. Кто же тогда во время сеансов внутри его?
        Он с трудом оторвался от монитора. За спиной, затаив дыхание, наблюдал Иосиф.
        Пожарную сигнализацию Мессир быстро отключил при помощи известного ему кода. Сам взрыв не должен привлечь внимание, это собственно был не взрыв в обычном понимании. Посредством какой-то хитрой химической реакции образовывался подобный напалму огромный огненный шар, сжигающий всё живое в радиусе нескольких метров. Но шуму производил немного.
        - Наверху надо убрать, - не оборачиваясь, тихо сказал он.
        Иосиф молча кивнул. Выходя из комнаты, он бросил взгляд на лежащего на полу Глеба. Девушка сидела рядом, положив голову парня себе на колени. Взгляд у неё был отрешённый, губы что-то шептали почти неслышно.
        Третьего укола парень не выдержит. Вернее, не выдержит его сердце.
        Иосиф достал из кармана наручники, позаимствованные у сотрудника президентской безопасности, и пристегнул руку Глеба к металлической скобе, торчавшей из стены. Посмотрел внимательно на девушку. Вот теперь Мессира не страшно оставить одного.
        Бесшумный лифт быстро поднял его наверх. Когда двери с мягким шипением раскрылись, в нос ударил запах палёной плоти.
        В холле в различных позах лежали четыре обгорелых тела. У входа прямо на плиточном полу сидел мужчина, и, судя по его пустым глазам, пребывал в шоке.
        Иосиф выглянул на улицу. В метре от двери стоял чёрный Ауди с распахнутой дверцей со стороны водителя. Он закрыл тяжёлую дверь, подошёл к сидящему человеку. Резко и мощно ударил основанием ладони по затылку, подождал, когда тело безвольно опустилось на пол. Теперь предстояла самая неприятная часть работы; затащить обугленные тела в лифт.

***
        У терминала их уже ждала чёрная «Волга». - «Архиерей озаботился», - подумал начальник «ритуалки».
        Водителя знал по прошлым визитам, и они тепло поздоровались. Епифаний, шестидесятилетний сухопарый мужчина, молча стиснул руку шофёра.
        - «Вот это силища у дедушки!», - подумал тот, украдкой потирая ладонь.
        - На Монастырку, владыко? - спросил он, когда московские гости расселись.
        - Что, ждут?
        - А то, как же!
        - Нет, Серёжа, дела у нас. Ты отвези нас, грешных на Пантелеймоновский мост. А дальше мы уж сами.
        Когда вышли на искомую улицу, Епифаний, ни разу здесь не бывавший, безошибочно остановился у двухэтажного монстра.
        - Оно?
        - Оно.
        - А где ратоборцы твои?
        Владыка достал сотовый, потыкал кнопками.
        - Не отвечают. Внизу, должно быть.
        Рядом с ними резко затормозил чёрный Ауди. Переднее стекло опустилось, и на начальника ритуалки взглянули знакомые серо-голубые глаза.
        - Ну, здравствуй, Игорь Петрович.
        Иосиф боялся в одиночку тащить мёртвые тела к той бездонной яме. Впервые с начала своей новой жизни он почувствовал страх. Страх перед всепоглощающей тьмой, исходящей из глубин. Память судорожно пыталась ухватить обрывки каких-то воспоминаний, засевших в глубине его души.
        Душа. Это то, что Хозяин ценит больше всего. Душа Иосифа давно принадлежит ему, поэтому он не чувствовал то, что остальные называют душевными волнениями. Не чувствовал, пока не увидел эту дыру, полную мрака и ужаса. Значит его душа всё ещё с ним.
        Внезапно нахлынуло, нет, не воспоминание, а какое-то забытое ощущение, какое было, наверное, только в детстве. Сердце как будто кто-то сжал рукой, тёплой и ласковой. И какие-то картинки, полные света с неуловимой скоростью мелькнули в сознании. Словно он не в мрачном подземелье, а там, где ласковое солнце, где покой и умиротворение. Последние два слова он знал только умозрительно. Неужели он тоже может чувствовать это?
        - Мальчик мой!
        Знакомый голос-шелест, зазвучавший, как бы внутри вернул его к действительности. Иосиф обречённо взглянул на лежавшие тела.
        - Всё в порядке?
        Мессир взирал на него из своего кресла. Неужели почувствовал движения души?
        Иосиф молча кивнул.
        - Тогда поторопись, а то опоздаешь на праздник.
        - Асраила тоже?
        - Это всего лишь тело. Ничтожная, неодушевлённая плоть. Вот, возьми, чтобы не пачкать рук.
        Он протянул большой крюк, которым на скотобойне оттаскивают туши убитых животных.
        Затащив всё, что осталось от стража ворот в залу, посредине которой зияла тьмой дыра, Иосиф достал из кармана три большие свечи, вставил их в щели между камнями и зажёг. Зала была большой, с низким неровным сводом, и неровным же полом. Дыра была идеально круглой, словно её просверлили гигантским сверлом. Она одновременно отпугивала и притягивала. Он представил, как делает решающий шаг и медленно падает вниз, преодолевая тьму, как плотную толщу воды.
        Он подтащил к самому краю обгорелый труп Асраила и отошёл, чтобы взять одну свечей. А когда спустя пару секунд вернулся, тела уже не было. Тьма сама забрала его! Иосиф так и застыл со свечёй в руке, ожидая, что сейчас из ямы высунется рука и утащит его. Затем сделал шаг и, удивляясь собственной смелости, заглянул. Яма будто до краёв наполнена дёгтем. С трудом, оторвав взгляд от черноты, отправился за следующим телом.

***
        - Здравствуй, Андрей… Владимирович.
        Сколько лет они не виделись? Двадцать, или больше?
        Владыка смотрел в глаза замначальника президентской службы безопасности и вспоминал.
        К середине августа боевики до этого мелкими отрядами проникавшие в Грозный, практически контролировали весь город. Ему, тридцатипятилетнему майору ГРУ было поручено вывезти секретную документацию из оставляемого федералами города.
        Всем здравомыслящим было ясно, что война проиграна. Его, как кадрового военного утешало, что виной этому не слабость армии, а слабость власти. Утешение это помогало мало, ибо майор видел, что страдают в первую очередь его товарищи по оружию. А власть, с горечью думал он, мы имеем ту, которую заслуживаем.
        Но политика, политикой, а приказ выполнять надо. Причём любой ценой.
        Документации было немного, всего три титановых кейса. Но то, что кейсы из титана, уже говорило о важности их содержимого.
        Кроме него в группу вошли два прапорщика из бригады содействия и офицер из Москвы. Совсем ещё юнец, из московских хмырей, которых так не любили те, кто не первый год хлебает на этом «курорте» фронтовую похлёбку. Лейтенанта навязали в последний момент. Майор со своими людьми обеспечивает прикрытие, а москвич занимается непосредственно документами.
        Майор неплохо знал Грозный, ещё с первого штурма в 95-м. Им надо было пройти к Дому Правительства в Старопромысловском районе. Пройти почти через весь город, наводнённый боевиками. Он решил идти подвалами и подземными коммуникациями, благо, подробной картой его снабдили. Был риск и немалый нарваться на противника, но майор надеялся, что в это, победное для них время боевики вылезли на поверхность. К тому же под землёй легче оторваться.
        Вышли 17 августа, в день, когда было объявлено перемирие. Майор на этот счёт не питал никаких иллюзий. При встрече с боевиками группу уничтожат, в худшем случае пленят. Всех четверых одели в натовские камуфляжи, в карманах на всякий случай были зелёные банданы с арабской вязью. В бой приказано было вступать в случае самой крайней необходимости. Один из прапоров - ингуш Юнус, второй - терский казак из Владикавказа. Майор с лейтенантом, светловолосые и светлоглазые, в случае не силового контакта с противником должны выдавать себя за западенцев , которых много сражалось на стороне чеченцев.
        Документы эти нужны были, видимо, не только им. О группе знал довольно узкий круг, но утечка всё же произошла. До дома Правительства им добраться дали, но на обратном пути ждали. И не вступая ни в какие переговоры открыли огонь. Хотя уже вторые сутки действовало перемирие.
        С самого начала боя всё складывалось неудачно. Командир группы получил в ногу пулю калибра 7,62. Пуля раздробила кость, их обложили с четырёх сторон, а защитой служил лишь полуобгоревший остов шестёрки. Согласно карте в ста метрах к юго-западу должен был быть канализационный колодец, и разбрасывая вокруг себя дымовые шашки они стали пробираться туда.
        Владикавказец получил пулю в шею, когда до люка оставались сантиметры, Юнус оставался прикрывать. А лейтенант, взвалив на спину раненого майора, и повесив на шею все три кейса, через три часа вышел к своим. Всё это время, сжав зубы от боли (весь промедол остался у Юнуса), стараясь не потерять сознание, майор подсказывал взмокшему москвичу верное направление.
        - Здравствуй, Андрей Владимирович.
        - Садитесь в машину, нечего тут отсвечивать.
        Игорь Петрович с Епифанием забрались на заднее сиденье. Несколько секунд полковник, обернувшись, разглядывал начальника «ритуалки».
        - Вот странно, Игорь Петрович, знакомы мы были с тобой всего-то три дня. И двадцать два года не виделись. А помню я всё, будто вчера это было.
        - Как же двадцать два? А в 2001-м забыл? В Кремле нас награждали. Знатно ещё потом посидели.
        - Забыл, - признался полковник. - Видимо, действительно посидели знатно.
        Помолчали.
        - Говорят, большим начальником заделался? - спросил Игорь Петрович.
        - Ну, уж и большим! А ты, говорят к Богу ближе всех нас, грешных.
        - К Богу мы все одинаковы. А грехов у меня ещё поболе, чем у тебя будет. Давай по делу, Андрей. Полагаю, не случайно мы здесь встретились?
        - Давай по делу, - вздохнул Андрей Владимирович. - Тебе знаком этот человек?
        На колени владыки упала фотография. Рядом с российской президентшей стоял мужчина в дорогом костюме. Холёное лицо, смотрит в объектив, губы чуть раздвинуты в улыбке. И лишь изумрудные глаза оставались серьёзными.
        - Это первый советник нашего президента, - отвечал Игорь Петрович, возвращая фотографию.
        - Это я и без тебя знаю.
        - Тогда зачем спросил?
        - Скажу даже больше, - проигнорировал вопрос полковник, - он даёт советы главам ещё двух государств. Сказать каких?
        - А зачем? Нам бы в своём государстве разобраться.
        - Многие, Игорь, до тебя пытались, - вздохнул замначальника СПБ. - Серёжа, - обратился к водителю, - давай, вон в ту арочку. Там дворик безлюдный.
        Ауди въехала во двор.
        - Ты, Серёжа с господином, простите, не знаю, как вас величать, посиди. А мы с Игорем Петровичем воздухом подышим. Только скабрезные анекдоты не трави, не поймёт он тебя.
        Выбор
        - Вы сумасшедший? - спросил Глеб, глядя в зелёные глаза.
        - Я понимаю, тебе всё это кажется за пределами нормальности. Но разве предназначение человека не в том, чтобы раздвинуть эти пределы? В этом подземелье, - Мессир картинным жестом обвёл свой бордовый кабинет, - сегодня творится история. Правда, то, что здесь скоро произойдёт, будет известно лишь единицам. Но, sic transit Gloria mundi !
        - Пойми, Глеб, - он подъехал к прикованному парню, - согласишься ты или нет, не суть важно. Всё равно это произойдёт. Потому что в этом неизбежность человеческого волеизъявления.
        Глеб смог бы дотянуться до этого старика в инвалидном кресле. А что дальше? Силы ещё не вернулись к нему, руки дрожали мелкой дрожью, тело не слушалось. Допустим, с инвалидом он справится, а с Иосифом шансов у него нет. Его союзник - время. Но времени ему эти двое не дадут.
        То, что сказал ему этот человек, не повергло в шок потому, что сознание ещё было одурманено наркотиком. Постепенно сквозь туман вялости до Глеба стало доходить. Ему предложили убить девушку! Хотят втянуть его в свои мерзкие кровавые дела?
        Он посмотрел на Елизавету. Девушка сидела на полу, прислонившись к стене, и смотрела на него широко раскрытыми глазами, в которых стоял ужас. Глеб попытался ободряюще улыбнуться ей, но опять вышла гримаса.
        - В этом нет ничего безумного, - продолжал Мессир. - Просто ты являешься праправнуком Павла Медведева.
        - И что из этого следует? Почему я должен убить? И кто такой, Павел Медведев?
        Даже от трёх произнесённых фраз на лбу парня выступил пот.
        Некоторое время человек в кресле рассматривал его своими необычными глазами. Потом вновь заговорил:
        - Это случилось сто лет назад, за тысячи километров отсюда, в городе Свердловске.
        - Екатеринбург, - перебил его Глеб.
        - Что?
        - Этот город называется Екатеринбург.
        - Нет, юноша, - усмехнулся Мессир, - этот город носит имя Янкеля Свердлова. Потому что именно он выполнил волю Хозяина.
        - «Тень сатаны»? - недоверчиво переспросил полковник. - Что-то я не слышал, чтобы Минюст зарегистрировал организацию с подобным названием.
        - И не услышишь.
        - У нас вроде самая демократическая страна в мире, - усмехнулся Андрей Владимирович.- Чего им скрываться-то?
        - Традиция такая, - вздохнул владыка.
        - И ты утверждаешь, что первый советник президента является главой этой самой
«Тени»?
        - Хочешь, я предоставлю тебе весь материал?
        - Позже, - жёстко ответил полковник. - У меня один оперативник погиб, второй пропал. Обоих вчера вечером я лично отдал в распоряжение помощника этого самого советника. Потому что мне приказал мой непосредственный начальник. Если ты утверждаешь, что твой парень Ковальчука не мог, то встаёт вопрос. Кто сжёг моего человека, как клочок ненужной бумаги? И что они, - полковник ткнул пальцем в землю, - затевают?
        - Я думаю, Андрей, ответ мы найдём там, внизу.
        - А если не найдём? Представляешь, какой шум поднимется?
        «Боится, - подумал начальник ритуалки.
        Полковник словно прочитал его мысли.
        - Я не за себя, Игорь, переживаю. Мы сразу президента подставим, вплоть до импичмента. А то, что ты мне здесь наговорил - отличный сюжет для мистического романа.
        Андрей Владимирович достал сигарету. Поднёс зажигалку, глубоко затянулся. Сизый дым растворился во влажном питерском воздухе. Вновь взглянул на Игоря Петровича.
        - А борода тебе идёт. Солидности прибавляет.
        - Что решил, льстец?
        - Овечкина я найти обязан. Ты знаешь, я своих не бросаю.
        - Бред! - ответил Глеб, выслушав рассказ Мессира.
        Хотя, занимаясь расследованием ритуальных убийств, знал, что самым диким и алогичным поступкам чаще всего придаётся сакральный смысл. И рассказанное ему этим человеком в кресле-каталке вовсе не было бредом. Фрагменты, которые они с дядей Мишей пытались сложить в единую картину, обрели свои места.
        Итак, в ночь с 16-го на 17-е июля 1918 года в Екатеринбурге, в подвале дома инженера Ипатьева была убита Царская семья. Жертв было одиннадцать человек. Сам Государь, его венценосная супруга, четыре дочери, 14-летний Наследник Престола Алексей, доктор Царской семьи Боткин, камер-лакей Трупп, горничная Демидова и повар Харитонов.
        Убийц было тоже одиннадцать человек. Каждому убийце была предназначена одна жертва. Но те, чьи имена сохранились для истории, были всего лишь марионетками. Руки, дергающие за нить, скрывались во тьме.
        Бойня в подвале Ипатьевского дома, какой бы дикой и нелепо жестокой она не казалась, носила все следы ритуального действа. За день до убийства был из места последнего заключения Царской семьи удалён помощник повара, 10-летний Лёня Седнёв. Ему была предназначена роль козла отпущения. Именно это животное в древней Иудее отпускалось на волю, унося с собой грехи людей, приносящих жертву.
        Расстрел был не более чем ширмой. Главным орудием был трёхгранный ритуальный кинжал. И главным условием, чтобы жертвы умирали долго и тяжело.
        - Ритуал надо повторить. Именно мне предстоит завершить этот круг, как то угодно Хозяину. Чтобы не сбылось предсказание безумного монаха.
        - Если он безумный, почему вас так волнуют его предсказания?
        Мессир пристально взглянул на Глеба.
        - Потому что безумие Авеля не мирского происхождения. Ты слышал притчу о человеке и воде?
        - Нет.
        - Однажды было предсказано, что вся вода на земле исчезнет и появится новая. Но, испив её, люди станут безумными. Услышав это, один человек собрал достаточно воды, чтобы пить её до конца дней. Остальные же люди, испив новой воды, обезумели. Но, как известно количество переходит в качество. Они стали считать безумцем того, кто пил «старую» воду. И когда он, испробовав «новой» воды так же, как и все обезумел, в глазах общества тут же стал нормальным.
        - То есть вы предлагаете мне перейти на вашу сторону, совершив этот безумный поступок? Тогда в ваших глазах я стану нормальным?
        Глеб решил тянуть время, потому что больше ему ничего не оставалось. Где-то внутри себя он слышал молитву «Да воскреснет Бог! Да расточатся врази Его!» и чувствовал, как силы медленно, но возвращаются. Спасибо Елизавете Ивановне.
        - Скажу так. Я даю тебе шанс, - усмехнулся Мессир. Твой прадед был в Ипатьевском доме в ту ночь, и помог нашему делу. Ты тоже сегодня можешь мне помочь покончить с этим. По крайней мере, ещё на сто лет. Это же нетрудно! Всего несколько ударов кинжалом. Да и кто тебе эта девчонка?
        - А остальные десять человек?
        - Я позаботился об этом. Кровь девятерых уже здесь. Иосиф займётся твоим бывшим напарником, пока его кровь окончательно не свернулась.
        В руке у Мессира появился узкий трёхгранный клинок. Жилистая кисть крепко сжимала костяную рукоятку. Глеб опять повернул голову в сторону девушки. Её глаза уже погасли. Встретив его взгляд, Елизавета обессилено уронила голову на грудь.
        - Но это ещё не всё, - вновь зашелестел голос человека в кресле-каталке. - После того, как закончим здесь, ты будешь должен принести мне третью книгу Авеля.
        Кинжал со звоном упал к ногам парня.
        - Ты сделал выбор?
        - Отстегните меня!
        Смех Мессира прокатился под сводами подземелья.
        - Свободу надо заслужить, мой мальчик! Иосиф сейчас закончит и сделает так, чтобы ты не испытывал никаких затруднений.
        -«Я не твой мальчик», - сжав зубы, подумал Глеб.
        Мессир достал телефон.
        - Ты скоро? - спросил в трубку. - Поторопись, у нас не так много времени.
        Внезапно лицо его исказилось.
        - Что?! Что за бред ты несёшь? Быстро сюда!
        Тьма закончится Светом
        Иосиф дрожал всем телом. Из его сбивчивого рассказа Мессир понял, что первыми он отправил в Дыру Асраила и Агасфера. Тьма охотно приняла их. Потом настала очередь чужаков. Когда первый из них полетел в Дыру, оттуда вдруг вырвался такой сноп света, что магниевая вспышка по сравнению с ним покажется еле тлеющим огоньком. Иосиф на какое-то время ослеп и рухнул на колени.
        Он не рассказал Мессиру о том, какие чувства испытал за этим минуты, показавшиеся ему вечностью. Одним из них был стыд, но самым сильным было ощущение ему неизвестное. Лишь подсознание подсказывало, что такое испытывает новорождённый, когда его прикладывают к материнской груди. Безграничная, всеобъемлющая Любовь. Когда свет пропал, и Иосиф вновь оказался во мраке подземелья, слёзы ручьём текли из его глаз. Вместе с ними выходило что-то терзающее его изнутри последние годы, и он чувствовал облегчение.
        Он промолчал об этом, но Мессир пристально смотревший ему в глаза, понял, что с его Орудием№1 что-то не так. Что-то изменилось в карих глазах, и это ему не понравилось.
        - Помоги мне! - попросил он.
        Когда Иосиф подошёл, вонзил ему в бедро шприц прямо сквозь штанину. С удовлетворением наблюдал, как в глаза возвращается нормальность; холодная улыбка и готовность выполнить любой его приказ.
        - Там ещё два тела остались.
        - Потом мой мальчик. С ними потом. У нас есть дела поважней.
        Мессир кивнул на сидящего на полу Глеба.
        - У нас появился новый друг. Он поможет нам в нашем трудном, но нужном деле. Правда, Глеб?
        Парень промолчал, понимая, что время разговоров прошло. Тошнота и головокружение немного отступили, но слабость оставалась. С Иосифом ему явно не справиться.
        - Иосиф сделай так, чтобы ему было удобно.
        Иосиф посмотрел на Глеба и кинжал, валявшийся у его ног.
        - Я понял.
        Он подошёл к Елизавете и швырнул её лицом на пол.
        - Держи, мой мальчик!
        Мессир кинул ему полуметровой длины шелковый шнур. Заломив девушке руки за спину, тот крепко стянул их и завязал каким-то сложным узлом. Затем, схватив за русые волосы, подтащил к Глебу, перевернул на спину, улыбнулся, глядя в обезумевшие от ужаса глаза. Одним рывком разорвал куртку, тонкую блузку под ней, обнажив нежную девичью грудь.
        - Готово! - воскликнул Мессир. - Очередь за тобой, Глеб! Я вижу, как бьётся её сердце, наверное, просится наружу. Бей прямо под левую грудь! Ну что же ты? Почему такой подавленный вид? Ах, ты, должно быть, жалеешь, что так и не успел переспать с ней? Но у нас нет времени предаваться любовным утехам.
        Глеб видел, как налились кровью его глаза и затрепетали ноздри аристократического носа. Он поднял с пола кинжал, одновременно вырывая руку из оков наручника.
        Иосиф среагировал мгновенно. Прыжок и клинок у него в руке, а Глеб безвольной куклой опять лежит на полу.
        - Я так и знал! - горько усмехнулся человек в кресле-каталке. - Ох уж эти люди, тянущиеся к святости! Неужели вы не знаете, что свет ослепляет и обжигает? И лишь тьма настоящая колыбель для вас. Иосиф, сделай то, на что оказался не способен этот слизняк!
        Прищурив карие глаза, тот шагнул к девушке. Глеб взглянул в смеющиеся глаза, и душа Иосифа раскрылась перед ним как внутренности перед патологоанатомом. Она не была абсолютно чёрной эта душа! Она была разноцветной подобно мозаике в детском калейдоскопе.
        - Ты видел свет! - закричал ему Глеб, хотя слова его шепотом прокатились по бордовым сводам. - Божественный свет!!!
        Но рука с трёхгранным лезвием уже взмыла вверх. В душе стал преобладать бордовый цвет, быстро заполняя всё её пространство. И буквально за долю секунды Глеб успел прикрыть собой Елизавету, чувствуя, как сталь разрывает его плоть под левой лопаткой.
        Свет. Кругом был один лишь Свет. Ярче солнца, но он не ослеплял и не обжигал.
        - Здравствуй, Глеб! Наконец-то! Мы так ждали тебя!
        Светящиеся добротой глаза Елизаветы Ивановны смотрели на него.
        - Глеб, сынок!
        Красивая женщина с немного грустными серо-голубыми глазами. Рядом с ней светловолосый мужчина, похожий на Глеба. За ними улыбающееся лицо дяди Миши.
        Близкие, родные люди. Ему хорошо, он счастлив. Почти счастлив.
        - Елизавета!
        Он рванулся назад, туда, где темнел тоннель, ведущий в небытие.
        - Глеб! С ней всё будет в порядке. Вы обязательно встретитесь, но не сейчас. Ей ещё нужно побыть в том мире. Совсем немного, лет шестьдесят. Но вы обязательно встретитесь!
        Мессир не мигая, смотрел, как Иосиф бил клинком в уже неживое тело. Ждал, когда из парня вылетит душа и зависнет у них над головой. Всего этого он не дождался, зато увидел, как в комнату ворвались люди в масках и камуфляжной форме с автоматами в руках. Его Орудие №1 подсечкой сбили на пол, заломили руки и сковали их наручниками. Иосиф рычал как пойманный зверь и пытался вгрызться зубами в каменный пол, потом стал биться об него лбом. Его успокоили ударом приклада по затылку. Но, даже будучи без сознания он продолжал по волчьи скалить зубы.
        - В чём дело? - закричал Мессир. - Вы ответите за этот произвол! Я - первый советник президента!
        В комнату вошли трое. Одного из них советник знал.
        - Господин полковник! - изобразил он на лице радость и облегчение.
        - Господин советник, - холодно кивнул тот. Как вы могли так низко опуститься?
        - Что вы имеете в виду? - поджал губы человек в инвалидном кресле.
        - Я имел в виду, так глубоко спуститься под землю. А вы, что подумали?
        - Могу я поговорить с вами. Конфиденциально.
        - Будете рассказывать мне, что выполняете здесь секретное задание президента?
        - Не понимаю вашего сарказма, полковник. Я должен позвонить в Кремль.
        Его спецтелефон лежал рядом с компьютером. Он развернул кресло, но путь преградил один из спецназовцев.
        - Чуть позже, - произнёс Андрей Владимирович. - Прежде вы ответите на мои вопросы.
        - Я буду отвечать только перед президентом!
        - И перед президентом тоже. Как вы, например, оказались здесь, хотя в Кремле вы сказали, что летите на пару дней отдохнуть в Ниццу.
        - Меня взял в заложники этот человек, - Мессир кивнул на Иосифа.
        - Ещё вчера вы разговаривали со мной по телефону, и, ссылаясь на интересы национальной безопасности, требовали оказать ему всяческое содействие.
        - Он оказывал мне определённые услуги.
        - А потом вдруг решил взять в заложники, и затащил глубоко под землю?
        - Он террорист, его разыскивает Интерпол. Можете сделать запрос, чтобы убедиться, что я прав.
        - Сделаем, господин советник.
        Владыка осторожно перевернул тело Глеба на спину, мельком взглянув на девушку. Елизавета была без сознания.
        - Унесите девушку, - попросил спецназовцев.
        В серо-голубых глазах отражался кровавый свет скрытых в стенах светильников.
        - Успокой Господи душу раба Твоего!
        Игорь Петрович, последние несколько лет носивший имя отец Георгий провёл ладонью по глазам парня, закрывая их навсегда. Поднялся с каменного пола и подошёл к человеку в инвалидном кресле.
        - Ну, вот мы и встретились, Девятый.
        - Кто, это? - обернулся Мессир к Андрею Владимировичу.
        - Лучше я расскажу, кто, вы. С чего начать, Дэвид? С того, как ты убил своих родителей?
        - Что за бред вы несёте? Я - сирота! У меня никогда не было родителей.
        Владыка подошёл к компьютеру, немного поколдовал над клавиатурой.
        На экране появилась цветная фотография. Красивая женщина, с бледно-болезненным лицом, роскошное платье оставляло открытым мраморные плечи. Высокий, крупный мужчина в смокинге. А между ними юноша в костюме из твида, смотрящий в объектив изумрудными глазами.
        Отец Георгий рывком развернул кресло-каталку.
        - Смотри, Дэвид! Здесь они ещё живы.
        Глаза Мессира словно покрылись пеплом, он, не отрываясь, смотрел на фотографию.
        В комнату вошёл старец Епифаний в сопровождении двух спецназовцев.
        - Господин полковник, - начал доклад один из них, - обнаружили шахту. Уходит вниз на много метров. Мы туда сигнальную ракету бросили, но дна так и не увидели. Там какая-то скальная порода чёрного цвета, так что ни черта не видно. У входа в шахту два обгорелых трупа. В одном из гротов в стену встроен промышленный холодильник, в нём девять герметических колб с образцами крови.
        - И трупы и колбы с кровью наверх и в лабораторию!
        Полковник взглянул на Мессира.
        - Вам всё равно не удастся помешать ему, - тихо произнёс тот, не отрывая взгляда от экрана, - потому что он - князь Земли. В этом мире мы все, так или иначе, выполняем его волю.
        - О ком вы, господин советник?
        - Вы прекрасно знаете, о ком я говорю.
        Андрей Владимирович вопросительно посмотрел на отца Георгия.
        - Он имеет в виду дьявола, - ответил начальник «ритуалки». - Сатану или Люцифера. У него много имён, сущность одна - творить Зло на земле. Причём нашими же руками.
        - А что есть Добро и Зло? - усмехнулся Мессир. - Не более чем умозрительные рассуждения людей, чтобы оправдать свою жалкую, никчемную сущность! В этом мире имеет значение лишь Хаос - порядок всего сущего! И только он, кого вы так боитесь и ненавидите, способен поддерживать этот порядок. Так не мешайте же свершиться Хаосу! Зачем вы пришли сюда? Мы же не ходим в ваши храмы, где вы мечтаете о мире, созданном вашим воображением!
        Спецназовцы вскинули свои автоматы. Иосиф поднимался с пола, и его руки были свободны от наручников.
        Сибирь, март 1920 года
        - Скидывай сапоги, контра! Больше они вам не понадобятся.
        Голос красноармейца простужено хрипел в морозном воздухе.
        Значит всё-таки расстрел! До последнего момента капитан надеялся, что их отправят в штаб дивизии. И вот где настигнет его смерть. На крошечном, безымянном сибирском полустанке, окружённом со всех сторон тайгой.
        - Ну, чего расселся? Особого приглашения ждёшь?
        Трёхгранный штык с пятнами ржавчины, а может и крови, упёрся Политковскому в грудь. Капитан стал стягивать свои хромовые сапоги.
        - Алексей Сергеевич!
        Отец Георгий уже без сапог, придвинулся к офицеру. Взглянул на конвоиров, которые сбились в кучу, увлечённые делёжкой сапог.
        - Нас сейчас на реку поведут, к проруби, - зашептал он. - Тут недалеко, с полверсты, не больше.
        - Откуда вам известно? - взглянул на священника Политковский.
        - Когда нас вытащили из вагона, на дороге, что в саженях двадцати от «железки» стоял «Руссо-балт».
        - Ну, да, кажется, и я его видел.
        - Сидевший там комиссар в кожаной тужурке отдавал на наш счёт распоряжение.
        - Как вы могли слышать? До них саженей тридцать было, да и паровоз пыхтел.
        - По губам, - вздохнул священник. - Я прочитал по губам. Впрочем, сейчас это уже не важно. Самое позднее через полчаса нас расстреляют. Вы должны спастись.
        - Почему я? - поднял голову капитан.
        - Потому что вы молоды и полны сил. По моему сигналу падайте в воду и плывите по течению. Между водой и кромкой льда есть небольшое пространство воздуха, вы можете время от времени дышать. Вниз по течению в саженях ста есть ещё одна прорубь, я видел из окна вагона, когда подъезжали к станции. Бог даст, доберётесь до наших…
        - А вы?
        - Видать, суждено мне сгинуть в этой тмутаракани, - печально улыбнулся отец Георгий.
        - Я без вас не побегу!
        - Поймите, Алексей Сергеевич, со мной у вас нет шансов! Вы должны выжить и добраться до Свято-Введенского монастыря. Это в Оптиной Пустыне, в Калужской губернии, недалеко от Козельска. Именно там, в монастырских подвалах хранится третья книга Авеля. Те, кто совершил екатеринбургское злодеяние, будут искать её, ибо там говорится о возрождении династии. А значит дело, которому они служат ещё не окончено.
        Всех подняли и погнали босиком по снежному насту. Их было девять человек, ехавших в одном вагоне в Маньчжурию. Ещё в том же вагоне было несколько десятков людей, бежавших на восток от наступающих большевиков. Но ссадили только их - офицеров и чиновников томского правительства. Политковский точно помнил, что из вагона высадили десятерых. Значит, своей смертью они обязаны недостающему, десятому. Капитан вспомнил невзрачного господина в пенсне и длинном до пят пальто из толстого сукна с каракулевой подкладкой. Он исчез, когда их под дулами винтовок держали на заснеженном перроне.
        Смерти он не боялся. Но, как человек военный просчитывал свои шансы на побег, предложенный отцом Георгием. Шанс, судя по всему, был. Политковский вспомнил, какой фурор произвёл североамериканский маг и фокусник Гудини, которого бросили в прорубь, да ещё закованным в ручные кандалы. Вынырнул через несколько минут из ледяной воды со свободными руками. Я, конечно, не Гарри Гудини, но отчего же не попробовать?
        - Почему же мы с вами бежали на восток, если нам надо под Калугу? - спросил он священника.
        - Так ведь земля круглая, - отвечал отец Георгий. - Сели бы в Шанхае на пароход, идущий в Европу. А там бы уж изыскали способ попасть в Россию.
        Неизвестная им речушка, шириной не больше двадцати саженей, была покрыта льдом.
        - Вот и пришли, капитан. Ждите моего сигнала.
        - Ну, что, контра? Сейчас крестить вас будем по-революционному, в ледяной купели.
        Увидев прорубь, капитан почему-то подумал, что она размером была чуть больше ванны в его питерской квартире. Их построили в шеренгу, всех девятерых. Палачей было десять человек, и лишь один без винтовки, с маузером в деревянной кобуре, который он не торопился вынимать. - « Раненых, должно быть добивать будет», - подумалось Политковскому.
        - Именем революции…
        - Прыгайте! - выдохнул отец Георгий, делая шаг в сторону, закрывая своим телом капитана.
        Политковский оттолкнулся уже ничего не чувствующими от холода ногами, и упал спиной в воду. И ещё не коснувшись ледяной сибирской водицы, услышал, как грянули выстрелы.
        Вода всё равно была теплее морозного сибирского воздуха. Капитан энергично грёб руками и отталкивал воду ногами, моля Бога о том, чтобы мышцы не свело судорогой.
        - Благодарю тебя, Господи!
        Всё тело не слушалось, когда он, сдирая пальцы в кровь, выбирался на лёд из другой проруби. Тайга была близко, и едва передвигая одеревеневшими ногами, он бросился под её спасительные своды.
        Всё встаёт на свои места
        - Не стрелять! - крикнул полковник.
        В правой руке Иосиф сжимал трёхгранный кинжал. Тело его застыло в напряжении, готовое к прыжку.
        - Не надо, Иосиф, - устало произнёс Мессир. У нас всё равно больше нет времени.
        - Почему Иосиф? - спросил владыка. - Почему вы зовёте его Иосифом? Вы служите сатане, а имя Иосиф означает, Бог приумножит.
        - Потому что я делал этого человека под имя. Настойчив, что даже скалу превратит в песок.
        - Его зовут Алихан, - сказал отец Георгий. - Алихан Мамедов из Махачкалы. Закончил Московскую юридическую академию. За пять лет сделал неплохую карьеру в органах. Пару лет даже работал в Интерполе.
        Иосиф в недоумении переводил взгляд со своего господина в инвалидном кресле на этого рослого мужчину с седой бородой.
        - Это было в его прошлой жизни, - ответил Мессир. - Я создал его заново, и теперь он - другой человек. Даже не человек, - лёгкая усмешка тронула тонкие губы. - Потому что у человека есть душа. А его душа уже давно не при нём. Он - моё орудие. А теперь, господа, идёмте, я покажу вам, куда ведёт шахта. Внизу вы найдёте всё, что ищете. Брось эту ненужную железку, мальчик мой, и помоги мне.
        Они двинулись по полутёмным коридорам подземелья. Иосиф, кативший инвалидное кресло со своим господином, в окружении плотного кольца спецназовцев.
        Мощные лучи галогенных фонарей прощупали большую залу, скрещиваясь между собой и упираясь в неровные своды. Вход в шахту чернел посредине. Людей охватило чувство страха и тревоги. Спецназовцы рассредоточились по зале, но от шахты старались держаться подальше. И лишь двое как зачарованные смотрели на уходящую в глубь земли дыру.
        - Так куда ведёт эта шахта? - спросил полковник.
        Мессир не ответил. Он подкатил своё кресло почти к самому краю и, не отрываясь, смотрел в тёмную бездну. Его тонкие губы беззвучно шевелились, глаза светились изумрудным светом.
        - Не сбежит? - тихо спросил Андрей Владимирович командира спецназовцев.
        - В инвалидном кресле? По отвесной шахте?
        - Иосиф! - обычно тихий голос главы «Umbro satanos» зазвенел под сводами.
        Он вытянул правую руку. Иосиф схватил её своей левой и выдернул обездвиженное по пояс тело из кресла.
        - Я стою! - закричал Мессир. - Хвала Хозяину!
        - Хвала Хозяину! - как эхо повторил Иосиф.
        И они одновременно шагнули в бездну. Спецназовцы сузили вокруг неё кольцо, направив фонари. Но яркие галогенные лучи упёрлись во тьму, словно в стену.
        На лице полковника читалась не просто досада. Ему отчитываться перед начальством за пропажу первого советника президента. Взгляд, который он бросил на командира группы был тяжелее многотонных каменных плит над ними. Бойцы же с затаенным страхом смотрели на своего. А вдруг, заставит лезть в эту чертову дыру?
        Но дыра вдруг ожила. В её глубине послышался неясный гул, становившийся всё громче и громче. Он был похож на бульканье, как будто в огромном сосуде кипит адское варево. Волосы у бойцов под масками встали дыбом, и кольцо вокруг шахты стало значительно шире.
        - Всем отойди к выходу!
        Зычный и молодой голос старца Епифания отрезвил почти впавших в панику бойцов, они организованно отошли к выходу из залы, прикрывая полковника и отца Георгия.
        Монах остался с тёмной бездной один на один. Светло-голубые глаза из-под мохнатых бровей, не отрываясь, смотрели на неё, губы шептали молитву. Вскоре из шахты появилась густая как смола и чёрная как дёготь масса. Вот она уже переваливается через край, доползает до ног старца! Епифаний стоит неподвижно, продолжая читать молитву. Все с надеждой вслушиваются в малопонятные слова.
        И вдруг масса застывает. Епифаний поднимает голову к мрачным сводам.
        - Благодарю тя, Господи!
        Он поворачивается спиной к тому месту, где минуту назад чернела дыра и идёт к выходу.
        - Ну, что? - спрашивает полковник.
        - Всё! - устало ответил старец.
        Двое спецназовцев подходят, один осторожно трогает застывшую массу носком своего берца.
        - Твёрдая, как камень, - оборачивается он к товарищам.
        - Ну и что я доложу начальству? - повернулся полковник к начальнику «ритуалки».
        - Уж, что-нибудь доложишь, Андрей Владимирович, - развёл тот руками.
        ОПТИНА ПУСТЫНЬ. 2018 ГОД.
        В этот последний день октября природа, словно смилостивившись, после трёхдневной череды дождей подарила погожий денёк. Солнце сквозь редкую листву разливало свой свет над монастырским погостом, придавая этому печальному месту почти праздничный вид. Умирающее многоцветье осени радовало глаз.
        Отец Георгий и Лиза Муравьёва стояли у двух могильных крестов
        - Вот и похоронили их рядышком, - рассказывал владыка. - Одно ведь дело делали. И умерли за него.
        Он замолчал, нагнулся и убрал с плиты Глеба упавший жёлтый лист.
        - А почему здесь? - спросила Лиза. - Глеб рассказывал, что они с Михаилом Анисимовичем где-то в монастыре под Тверью жили.
        - А это уже оперативная информация, девушка, - без улыбки ответил отец Георгий. - И разглашению не подлежит. - Хотя, - он вздохнул, - всё тайное когда-нибудь становится явным.
        - Как в вас уживается священник и…
        Елизавета смутилась и замолчала. Этот бородатый дядька вызывал у неё робость.
        - Бюрократ, ты хотела сказать?
        - И вовсе не хотела.
        - Для Господа на земле нет никаких тайн. Но мы живём среди людей, и излишки информации могут принести им вред.
        Он взглянул на девушку.
        - Если Богу будет угодно, ты обо всём узнаешь.
        - А зачем, если этим Глеба уже не воскресить?
        «Тоже верно», - про себя согласился владыка.
        Елизавета смотрела на каменный крест и думала, что, вот, этого парня знала всего несколько часов, а такое чувство, что вместе прожили целую жизнь. Стою над его могилой и грусть какая-то светлая. Мы ещё встретимся с тобой, Глеб! Обязательно встретимся!
        И всё же одна слезинка, будто против воли скатилась по её щеке и упала на могильную плиту.
        КОНЕЦ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к