Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кудряшов Кирилл: " Черный Маг Василий Ложкин Или Как Меня Затянуло В Годвилль " - читать онлайн

Сохранить .
  Кирилл Васильевич Кудряшов
        
        Черный маг Василий Ложкин, или Как меня затянуло в «Годвилль»
        
        Предисловие
        
        Не воспринимайте этот рассказ серьезно, ибо он не серьезен.
        Больше всего он понравится тем, что подобно мне играет в потрясающую онлайновую игру "Годвилль", ибо в некоторой степени это - фанфик по этой игре.
        Для никогда не видевших эту игру в глаза (а увидеть ее достаточно просто - www.godville.net) - краткий экскурс в историю мира.
        Вы - бог, бог с маленькой буквы, ибо маленький бог. Вашего могущества хватает только на одного героя игры, вашего героя. Он верит в вас, молится вам, строит в вашу честь храм и во имя вас совершает подвиги. При этом вы не управляете героем, вы лишь помогаете ему что-то сделать, иногда давая советы, которые он иногда слышит, а иногда - нет. Эта игра - самоиграйка. Герой живет своей жизнью и без вас, и очень часто войдя в игру после долгого молчания вы можете обнаружить что он: выиграл важный бой или глупо его проиграл, завел питомца, умер, заработал кучу денег или кучу денег пропил (что более вероятно). Все что угодно, и очень-очень редко это будет то, что вы от него хотели!
        В "Годвилле" нет графики. Вообще.
        Зато в "Годвилле" есть потрясающее чувство юмора!
        Поэтому я и прошу к моему бредовому рассказу отнестись именно с ним. С чувством юмора...
        Вообще знаете, зачем я исписал более чем 2 авторских листа этой чушью? Мне просто очень хотелось погулять по "Годвиллю", и я погулял! Это было здорово!
        
        
        
        "Черный маг Василий Ложкин, или как меня затянуло в "Годвилль"
        Кирилл Кудряшов
        Я часто представлял себе, какой он, мир "Годвилля" изнутри. Каким его видят наши герои, бродящие по его закоулкам. Но даже в самых смелых фантазиях я не мог представить себе что а) он ТАКОЙ, и б) что я увижу его своими глазами!
        Василий Ложкин! Более глупого сочетания имени и фамилии для директора небольшой, но все ж таки компании, трудно себе представить. Представляете себе, деловая встреча, двое бизнесменов в костюмах и при галстуках, знакомятся… "Алексей Смирнов, к вашим услугам", а второй ему в ответ: "Василий Ложкин, рад знакомству!" И первый тут же: "Бу-га-га" и встреча сорвана.
        И все бы ничего, не был бы этот Ложкин такой психованной сволочью, с тотальным отсутствием чувства юмора. Угораздило меня с ним работать пару лет назад в одной команде, ох и тяжело было… Любая мелочь могла вывести его из себя, любая улыбка, не к месту (по его мнению) появившаяся на губах коллег - и он взрывался, требуя тишины и спокойствия в командной работе. На самом деле вся командная работа заключалась в том, чтобы не попадаться на глаза Василию, вот и все… Но это так, лирика, даже не предыстория. Из нее вы должны уяснить только одно: Василий Ложкин был редкостной скотиной.
        А теперь, собственно, предыстория. Увольняясь из той конторы, я не удержался, и когда во время обеда Василий потребовал от меня СРОЧНО переделать ему некие документы, со всей дури стукнул его по лбу! А чего мне, заявление уже подписано, все равно увольняться. Да, вы уже, наверное, догадались, поскольку я в этот момент обедал, то по лбу Ложкину я дал… правильно, ложкой.
        И это видела большая часть офиса.
        Ложкин не мог мне простить подобной шутки и лелеял свою месть два года!
        За эти два года я уже успел забыть о его существовании. О его надменности и глупости, и даже о том, как мы с коллегами втихушку смеялись над его странным увлечением черной магией. Каких только оккультных книг он не собирал в свою коллекцию. Ходил слух, что даже "Некрономикон", та самая легендарная черная книга, лежала у него дома на стеллаже…
        Я не воспринимал этого всерьез до тех пор, пока Ложкин неожиданно не нарисовался на пороге моего офиса.
        Лето. Время отпусков. Кто-то из моих коллег укатил отдыхать официально. Кто-то не официально свалил посередь рабочего дня пить кофе, а может и пиво. Кто-то свалил еще куда-то… В общем, в офисе остался только я, и вдруг появившийся на его пороге Ложкин!
        Оглядываясь назад, я понимаю, что он, скорее всего, специально рассчитал свой визит, а, быть может, и сумел каким-то непостижимым для меня образом разогнать моих сослуживцев прочь из офиса.
        - Кудряшов! - констатировал он, входя, и глядя мне в глаза. Одетый в ветровку, не смотря на жару, высокий, со странным блеском в глазах.
        - Ложкин! - воскликнул я, поднимаясь ему навстречу.
        - Да ты сиди, сиди! - то ли я как-то очень медленно моргнул, то ли он за секунду проделал путь от входной двери до моего стола и положил мне руку на плечо. - Я так, в гости зашел!
        - А… - протянул я, гадая, что здесь нужно этому психу.
        - Что поделываешь?
        - Работу работаю! - ответил я и слишком поздно заметил, что на экране компьютера у меня открыта вкладка "Годвилля".
        - Оно и видно! - усмехнулся Ложкин, - Ну, тогда работай…
        Что это был за пасс рукой, которой он провел возле моего лица?
        Почему мир вдруг разбился на квадратики и осыпался к моим ногам?
        Я закрыл глаза, пытаясь таким образом изгнать квадратики, а когда открыл их, я оказался в лесу. Обыкновенном таком сосновом лесу… Хотя нет, стоп, в необыкновенном. В нормальном сосновом лесу темно, как у негра сами знаете где, деревья там стоят одно к одному, подпирая небеса, и их хвойные кроны сливаются в одно зеленое покрывало. То же место, где находился я, было не лесом, это была сосновая рощица! Да, именно так, реденькая такая сосновая рощица. Сосны в ней стояли не одна к одной, а изредка так, на расстоянии метров пять друг от друга.
        Я что-то покурил сегодня утром? Или это Ложкин, скотина, сыпанул на меня каким-то порошком?
        Но куда больше рощицы меня заинтересовало существо, сидевшее у моих ног. Настолько заинтересовало, что я непроизвольно отпрыгнул в сторону, обнаружив подле себя мохнатое нечто размером с крупную собаку. Я попробую это описать, но… Честно сознаюсь, слов не хватает. Существо походило комплекцией на барашка, но имело вполне собачью шерсть окраса немецкой овчарки, длинные муравьиные усы на лбу и маленькие недоразвитые крылья на спине, отдаленно напоминающие стрекозиные. На шее существа красовался потертый кожаный ошейник, а во рту… Во рту зверюга сжимала лампочку, задумчиво посасывая ее цоколь.
        - Ня! - сказала зверюга, вопросительно посмотрев на меня.
        - В рот мне чих пых! - сказал я, оседая на задницу.
        Громко зазвенела и пыхнула паром моя броня! Твою ж мать, я еще и в броне! И какой! Со стороны я, наверное, походил на паровоз с руками и ногами, движущийся благодаря встроенным в одеяние сервомоторам. При каждом движении из всех щелей обмундирования вырывался пар, окутывавший меня плотным облаком. На груди объемных, но при этом совсем невесомых лат красовалась горящая красным надпись: "+ 32"
        Я моргнул. Нет, стоп, моргнул не я, моргнули одетые на мне очки!
        - Твою ж мать! - сказал я, снимая с носа очки, удивленно уставившиеся на меня двумя скрытыми вставленными в оправу буркалами. В зрачках буркал сияло: "+ 29".
        - Ня? - повторило существо в ошейнике…
        И я все понял.
        Непонятно каким образом, но скотина Ложкин запихнул меня внутрь компьютерной программы, которая была открыта в моем браузере в момент его визита. Я был в Годвилле! Я оказался втиснут в тело моего героя.
        Интересно, куда при этом делось сознание самого героя? Или сам герой целиком? Тело вроде бы было моим, так что может я просто подменил своего Утакалтинга?
        Стоявшее рядом со мной существо (а теперь я знал, кто это - мой потолковый лампожуй Тява) вдруг зашипело, вздыбило шерсть, застрекотало крыльями и промычало: "Вот тебе, сука, за ту ложку! Наслаждайся!" Странно, он же вроде бы не разговаривает!
        Машинально я достал из рюкзака толстую тетрадку, шариковую ручку, и принялся выводить каллиграфическим шрифтом Tymes New Roman только что увиденное и услышанное.
        - Твою ж мать! - повторил я, пряча дневник и ручку в рюкзак, - И что же, я теперь еще и дневник вести буду?
        Так, надо сориентироваться в этой ситуации. Что у нас в пассиве? Я - в компьютерной игре и обречен носиться по ней с мечом (ну, в данном контексте - с транклюкатором, странной штуковиной, похожей на инопланетный бластер) в руке, круша монстров во славу Великого. При этом монстры будут крушить меня, это тоже нужно отнести в пассив, ибо это наверняка больно, не смотря на мои крепкие на вид паровые латы.
        Когда-то в детстве я часами просиживал за "Сегой" и игрушкой "Комикс зона", про парня, которого засосало в комикс по воле нарисованного злодея. Что ему нужно было сделать, чтобы выбраться? Дойти до конца комикса, рубя в капусту всех врагов, и завалить, собственно, этого самого злодея.
        Что тогда нужно сделать мне? Дойти до конца Годвилля, и… И что? Спрыгнуть с него, Годвилль то плоский аки блин. Ложкин сюда явно не полезет, чтобы со мной подраться, не такой он дурак.
        Что у нас в активе? Я вооружен, силен и умен. Правда, вооружен я всякой фигней. Например, чертов транклюкатор можно использовать только как дубину, ибо он не стреляет ни фига, какой мне толк от очков-самоглядов - совершенно не понятно, к руке у меня примотана изолентой дифракционная решетка, которая как щит не годится практически никуда, а вот зайчиков ей пускать в глаза противнику - дело вполне подходящее. Так, а это что еще такое у меня на руках, помимо дифрешетки? Ах да, это же стальные руки-крылья. Листы железа с гибкими пальцами. Да, знаю что звучит это как редкостный бред, но в бою может пригодиться. Хряпнуть такой штуковиной по башке - мало не покажется. Или покажется? Монстры - они такие, некоторые из них, говорят, настолько суровы, что могут складывать матрешки не по порядку!
        - Ня! - сказал Тява, кивком головы указывая куда-то вперед. Так, и что же это за неведомая хреномать бежит на меня, не дав мне даже возможности прикинуть, что у меня в активе? И есть ли в этом активе что-то вообще?
        Здоровенный двухметровый мужик, бежавший ко мне, размахивая руками со скрюченными пальцами так, словно бы это были не его руки, выглядел так, как будто его только что пропустили через мясорубку. Запястья все в шрамах, голова прострелена в трех местах, синий язык вывалился чуть ли не на плечо, едва не касаясь рубцов на шее, оставленных судя по всему веревкой.
        Красная надпись, плывшая над монстром по воздуху, подсказала мне и без того очевидную вещь: передо мной серийный самоубийца!
        - Тява! Фас! - скомандовал я, и сам ринулся в атаку. Не убегать же от этой твари, нарвешься на пяток других.
        Умница Тява все понял правильно и тоже бросился вперед, засунув лампочку за щеку словно хомяк. Вот только его топорщащаяся шерсть и грозный рык не оставляли сомнений в том, что передо мной не милое пушистое создание, а боевая скотинка.
        Чуть выше я писал, что ринулся в атаку. Ринулся - это громко сказано. Я бросился вперед, но на коньках-горбунках особо не побегаешь. На них и ходить то получалось довольно хреново, а уж атаковать… Паровые латы заскрипели, выбросили очередное облако пара, и я, размахивая стальными руками-крыльями, буквально полетел вперед, стараясь не потерять равновесие.
        Подбежав к озадаченному самоубийце, Тява вдруг остановился и принялся тереться об него боками. Монстр задумчиво переводил взгляд с меня на потолкового лампожуя, видимо не понимая, атакуют его, или наоборот пытаются с ним подружиться, и тут… Монстра буквально подбросило в воздух мощным электрическим разрядом, исходившим от моего питомца. Ай да потолковый лампожуй, ай да молодец!
        Пора было вступать в дело мне!
        На бегу, или, вернее будет сказать, на лету, я со всей дури отоварил монстра своим стальным рукокрылом по голове.
        - Ы! - сказал монстр и покачнулся.
        Не сумев удержать равновесия, нелепо взмахнул руками и ногами, причем, кажется, обеими ногами сразу, и умело попал коньком-горбунком монстру в пах, заставив его согнуться в три погибели.
        Собравшись довершить начатое, я намеревался упокоить серийного самоубийцу ударом транклюкатора по затылку, но снова не смог скорректировать свой курс на проклятых коньках, и еще раз двинул монстра рукокрылом, на сей раз по макушке. Кажется, этого было с избытком достаточно.
        Нокаут.
        Серийный самоубийца вдруг начал таять на глазах, и я, повинуясь внезапному порыву, кинулся к нему и выхватил из тающих рук кусок доски. Зачем он мне? Ах да, трофей… Красные буквы над ним услужливо подсказывали мне, что это не что иное, как обломок кораблекрушения.
        Так, бой выигран, и даже без потерь. Каковы наши дальнейшие действия?
        В первую очередь - снять проклятущие коньки. Ан нет, сволочи, не снимаются, сидят на паровых латах словно влитые.
        Воздух передо мной всколыхнулся и на несколько секунд продемонстрировал надпись: "надымить трубкой мира в туман войны". Ах да, мне ж еще задания выполнять полагается, и что делать для этого? Где б мне надыбать трубку мира, которой я бы с удовольствием подымил, ибо после таких переживаний как перенос в компьютерную игру и драка со свирепым монстром, курить хочется просто жутко.
        Так, возвращаемся к размышлениям, покуда Тява посасывает свою лампочку, и никто больше не порывается меня ухайдокать. Что у меня в активе?
        Я бессмертен!
        Меня могут убивать сколько угодно, и все равно я максимум через сутки воскресну, значит смерти можно не бояться и переть напролом. Тому то чуваку в "Комикс зоне" было хуже, его запросто убить могли, и это было бы концом всего.
        В полусотне метров от меня вприпрыжку проскакал герой, одетый в рыболовную сеть и с вантузом в руках. Молодой еще, низкоуровневый… Руки сами потянулись сделать об этом запись в дневнике, но я тут же одернул себя. Перебьешься, Ложкин, не видать тебе информации о том, что происходит тут со мною.
        Громадная ветвистая молния вдруг прорезала абсолютно ясное небо и долбанула меня точно в темечко! Не удержавшись на разъезжающийся ногах я грохнулся на задницу, пытаясь заставить руки и ноги вновь повиноваться мне. Перед глазами вдруг нарисовалась желтая полоска здоровья, очки которой вдруг съехали со 164 до 121. Раньше, чем я вернул себе контроль над своими руками, они вывели в дневнике: "За что, Великий?"
        Скотина ты, Ложкин. Эх, выберусь отсюда - я тебе два электрода-то в задницу вставлю, сволочь! Если выберусь.
        - Ваш характер - агрессивный! - услужливо сообщил мне голос в голове.
        Спасибо, Капитан Очевидность! Что я сейчас агрессивен, мне и так ясно!
        Ну ладно, Ложкин, до тебя я еще доберусь, а пока сорву злость на во-о-он том монстре! Кто это у нас? Маленький, пушистый, щекастый, глаза горят яростью, с клыков капает слюна… Хомячок-берсеркер, ясное дело, это и без подсказки понятно.
        Ох и намучился я с этим хомячком! В трех местах паровые латы прогрыз, зараза, на единицу их боевой бонус уменьшил! Двадцать с гаком очков касания мне отнял! А их после посланной Всевышним, то есть Ложкиным, чтоб он, сволочь, в бане чайной ложкой прикрыться мог, молнии, и так маловато осталось. И Тява, зараза, нет бы помочь, перекусить этого наглого хомяка пополам - нет, в сторонке стоит, наблюдает. В общем, заколбасил я хомяка, по дереву размазал практически! Карманный патефон и 13 золотых монет у него позаимствовал. А патефон-то и в самом деле карманный, маленький такой, изящный… Еще бы пластинок к нему…
        Отдыхая после боя и наблюдая как жук-монстроуборщик деловито укладывает останки хомяка в черный мешок, я думал, что делать дальше. И придумал!
        Надо заставить Ложкина как-то вернуть меня обратно. Сам я этого сделать не могу, ибо для него я - совокупность битов, не более того, а вот мои друзья мне в этом нелегком деле могут помочь.
        Как дать друзьям знать, где я? Да очень просто! Поговорив с их годвилльскими героями! Благо, я многих успел подсадить на эту игрушку! Попросить героев записать в свой дневник сообщение о том, что Кирилл Кудряшов, более известный в игровой среде как Моргот Кровавый (угораздило ж меня так эффектно назваться? Я ж добрый, белый и пушистый) по воле черного мага Ложкина (блин, как ни страшна ситуация, не могу не смеяться! Черный Маг Василий Ложкин! Угораздило ж его с такой фамилией родиться!) оказался запихнутым в виртуальное пространство "Годвилля"! Ну а дальше - дело техники. Друзья у меня хорошие, не бросят меня в беде. Найдут этого Ложкина, в бараний рог согнут.
        Оставался животрепещущим вопрос, где бы мне найти кого-то из героев моих друзей. На все здесь воля Рандома, так что рано или поздно я кого-то из них все же встречу, вот тогда и поговорим. А пока… Пока нужно идти вперед, куда глаза глядят, считая столбы мимо которых я прохожу.
        - Ну что, Тява? - обратился я к своему зверьку, гонявшемуся в этот момент за своим хвостом. - Пойдем? Намонстрячим монстрам?
        - Ня! - сказал Тява, и мы пошли.
        Блин, до чего разнообразен животный мир Годвилля! Или правильнее будет сказать "монстрячий мир"? Печальный Роджер, манерами похожий на робота Марвина из "Путеводителя по Галактике для путешествующих автостопом", а хваткой - на Терминатора или Робокопа. Почеширский кот - кот как кот, но по стилю боя похожий на мутанта-телепорта из "Людей икс" - хрен попадешь! Только замахнешься для удара, а он уже в воздухе растворился! А у меня и так с точностью удара проблема! Сами бы попробовали в коньках-горбунках да паровых латах подраться! А еще сложностей очки-самогляды добавляют! Куда захотят, туда и смотрят! Им по фигу, что монстр прямо передо мной, они мне дерево справа от меня демонстрируют. Самогляды, блин! Зато боевой бонус от них полезный, проверял. Сниму - удар уже не тот.
        И как это связано - до сих пор не понимаю.
        На наномедведе я выдохся. И ни фига он не нано, здоровый, как шкаф, и медовухой от него несет как от бочки с энным напитком. Медвед-гопник, блин! Нажрался спиртного и в драку полез. И ведь чуть не пристукнул меня, упорный и крепкий оказался. К концу боя у меня руки для удара уже еле поднимались, и когда я без сил повалился на землю, медвед счел меня мертвым и удалился по своим делам. Хвала Всевышнему! Ой, то есть, ну и скотина ты, Ложкин!
        А угадайте, что делал Тява, покуда я насмерть бился с наномедведом? Нет, в начале схватки он мне честно немного помог. Укусил мохнатую сволочь за ногу, потрепал немного, и отошел в сторонку, удовлетворенно глядя на всплывшую над медведом надпись "- 10".
        Лежа под деревом и потирая ушибы, я наблюдал, как растет моя полоска здоровья. Увы. Доросла она только до отметки 46, и на этом остановилась.
        Стоп… Что я делал, когда у меня герой в таком состоянии под деревом валялся, а мне хотелось его поскорее на ноги поставить? Делал хорошо, это понятно. От Ложкина такого подарка судьбы не дождешься. Еще я голосил: "Лечись, балбесина, отдохни, наберись сил!" Ибо герой - он недалекий, сам до этого додуматься не в состоянии. Но я то не герой, я - существо разумное!
        А вот не буду вставать, полежу, порегенерирую! Здоровье, восстанавливайся!
        Пять минут отдыха под раскидистой сосной, и полоска здоровья вновь поползла вправо, однако Тява тут же заметил непорядок, спрятал за щеку свою лампочку и принялся теребить меня за руки и ноги, мол, вставай, хозяин, тебе Всевышний отдыхать не приказывал.
        А мне по фигу, я сам кому хочешь Всевышний! Кое как отловил питомца за шкирку (а сделать это в паровых латах, не свернув скотинке шею, было довольно не просто), и уложил рядом с собой, поглаживая по голове. Обалдевший от неожиданности потолковый лампожуй довольно заурчал, уже и не торопясь куда-то идти. А он, оказывается, вполне ничего себе зверушка, хоть и страшный как моя жизнь. Домой бы себе такого завести…
        Восстановив здоровье полностью, я снова отправился на поиски приключений. И знаете, все это начинало мне даже нравиться.
        Монстры падали под моими ударами как подкошенные, к боли от их ударов, порою столь мощных, что отшибало дыхание, я привык довольно быстро. А что, поболит немного, поваляюсь под деревом, и отпустит. Правила здесь действовали совсем не те, что в уличных драках в реальности. Отправив меня в нокдаун, монстр не спешил окучивать меня ногами или добить коронным ударом, он ждал, пока я поднимусь. А иногда Тява вдруг решал, что ему пора вмешаться в бой и атаковал монстра сам, прыгая ему на плечи и терзая макушку когтями! А иногда… Иногда Тява вспоминал о том, что он - потолковый лампожуй и пускал в дело свой коронный удар! Вскочив монстру на плечи, он разевал пасть, будто удав, готовящийся проглотить слона, и заглатывал голову монстра целиком! Мать честная, ну и зрелище же это! Красные цифры урона вспыхивали над тявиным противником подобно салюту!
        Я вживался в образ годвилльского героя, и мне все больше нравилась такая жизнь! Кто я был в реальности? Обычный менеджер продаж. Ладно, не совсем обычный, хороший менеджер продаж, хочется верить, что один из лучших. Но все равно жизнь моя собой являет классическое "Утром - на работу, вечером - с работы". А в промежутках между этим всем - поиск приключений на свою задницу, да написание веселых заметок об этих приключениях.
        k/kudrjashow k w/ebalay.shtml
        А здесь… Кто я здесь, в этом мире? Уникальный герой, единственный, кто знает что ТАМ, наверху! Единственный, кто догадается бить вне очереди без подсказки Бога, кто ляжет отдыхать сам, по своей воле, и не будет шляться по лесам и полям полудохлый, залитый кровью. Единственный, кто не пропьет все деньги в кабаке, а купит на них золотые кирпичи для храма!
        Стоп, перебьется Ложкин без храма! Лучше на снаряжение потрачу, а то вон как весело ветер свистит в дырках доспехов.
        Тява - со мной. Зверек мой боевой. Деньги из монстров только так сыплются… Эх, еще бы жену сюда перетащить, и зажили бы мы здесь…
        Вспомнив о супруге, я вспомнил и о ее стряпне, и в животе противно заурчало. Пора бы уже и в город, пообедать! Да и трофеи продать заодно, мешок то полон почти!
        Рюкзак героя вообще достоин отдельной главы в моем повествовании. Кто читал последнюю книгу о Гарри Потере, помнит знаменитую сумочку Гермионы, на которую было наложено заклятье безграничного расширения или чего-то подобного. В сумочку вмещалось все. Вагон книг, палатка, оружие, картина в раме… Таков и мой геройский рюкзак. Непостижимым образом в него помещается что угодно, каким бы огромным оно не было. Но стоит наполнить рюкзак до положенного тебе по уровню предела, как трофеи начинают торчать из него, не позволяя впихнуть что-то еще, а рюкзак резко тяжелеет так, что тащить его становится практически невозможно.
        В моем рюкзаке еще оставалось место всего для двух трофеев, но я решил вернуться в город не побитым и погнутым, а бодрым и здоровым, так что с охотой на монстров (равно как и охотой монстров на меня) я решил завязать и развернулся в сторону города. Если верить надписям на столбах, то ближайшим ко мне был Снаряжуполь, что меня вполне устраивало в виду того, что я намеревался сменить свои коньки-горбунки на что-то более презентабельное и удобное и в бою, и в ходьбе. И как мой герой на них ходить ухитрялся - понятия не имею!
        По пути в город мне попалось несколько монстров, но все они убирались восвояси, стоило мне заявить им: "Я иду в город". Любопытно, мой герой о таком в дневнике никогда не писал, и я задумался, что я еще не знаю о "Годвилле"…
        За одним монстром я, интереса ради, погнался сам. Рука вновь сама дернулась к дневнику, и раньше, чем я успел ее остановить - вывела: "О! Троянский конь! Знатный зверь! Мех! Мясо! Шкварок нажарю!" При мысли о шкварках из этой деревянной скотины я чуть не навернулся с коньков от смеха, а монстр обернулся ко мне своим деревянным лицом, и завопил: "Отстань, противный, ты же в город идешь!" И как он узнал?
        Непосредственно возле города в моей шлем со звоном вонзилась стрела с запиской. В ней говорилось: "Ну, как тебе тут? Теперь я знаю твои логин и пароль, и буду за тобой присматривать!" Что за чушь?
        Я потряс головой, отгоняя желание немедленно записать происшедшее в дневнике. Нет, пусть уж Ложкин не знает даже, доходят ли до меня его гласы. Может молниями станет поменьше швыряться?
        Эффектная молния, располовинившая небо, вонзилась в верхушку стоявшей рядом сосны, и откуда-то из кроны точно мне в темечко прилетела книга под названием "Контекстный справочник жизни". Почитал бы, да сейчас недосуг.
        Довольно ухмыльнувшись, я достал дневник из кармашка моего рюкзака, и вывел на бумаге: "Маленькая, щупленькая молния, едва заметная на фоне голубого неба, с легким пшиком ушла в песок, подняв маленькое облачко пыли, превратившееся в два коротких, но очень емких слова: "Ложкин - мудак!"
        - Дошутишься ты у меня, Кудряшов! Навсегда тут оставлю! - прорычал выскочивший из-за дерева Бес Палева, и по моему угрожающему виду осознав, что сказал что-то лишнее, вышел из транса и умчался в лес.
        "Можно подумать, ты меня собирался обратно вернуть, а?" - вывел я в дневнике, и тут же выронил его из рук, получив неслабый разряд электричества в темечко.
        "Фаллические символы, без труда угадывающиеся в ниспосланных мне молниях, наглядно указывают на то, что Вася Ложкин недоволен размерами своего полового органа!" - мстительно написал я.
        Меня снова долбануло. Сволочь, всю прану мою потратит! Пора бы все же идти в город, там хоть есть возможность не по голове молнией получить, а воду в бассейне с ее помощью в вино обратить, или еще что-нибудь в этом духе сделать. Благо, вот он город, в двух столбах от меня!
        Снаряжуполь оказался маленьким городишком, окруженным высоким частоколом, таким, что не перепрыгнешь, разве что перелетишь… Что, кстати, многие герои, обладающие "полетными" шмотками, и делали, минуя стражу у ворот, чтобы не платить пошлину. Я помахал своими стальными руками-крыльями, навернулся на попу на своих дурацких коньках и плюнул на попытки полететь.
        Стражники остановили меня копьем! Слава Богу, поставленным горизонтально, то есть преградившим мне путь на манер шлагбаума, а не то я на коньках-горбунках так и въехал бы в город снося людей и прилавки. И как они вообще исхитряются скользить по кирпичной мостовой? Уличная магия, не иначе.
        - Оружие, наркотики? - спросил меня стражник.
        - Нет, спасибо! - ответил я.
        - Запрещенные к ввозу в Снаряжуполь предметы есть?
        - А какие предметы запрещены к ввозу в Снаряжуполь?
        - Никакие.
        - Не, у меня все предметы какие-то. Никаких нет.
        - Проходи.
        Сразу за воротами начинались торговые ряды. Точнее, один длиннющий торговый ряд, заставленный лотками торговцев по обе стороны. Чего там только не было… мечи, кольчуги, боевые вантузы, мифрильные тапочки, криогенные гайки… Я чуть не повелся на когти Фредди Крюгера, уж больно хотелось приобрести себе эту красоту, да и стоили они всего 814 золотых, но вглядевшись в боевой бонус, который составлял всего лишь +6, я решил от покупки воздержаться…
        Торговля шла повсеместно. Множество героев спорило с торговцами, кто продавая свои трофеи, кто - покупая снаряжение. По городу свободно бродили монстры разнообразных видом и форм, кто просто слоняясь, а кто покупая только что сбагренный героями хлам.
        - Здравствуйте, уважаемый! - обратился я к первому попавшемуся торговцу, - Почем ношеные тапочки возьмешь?
        В довесок к словам я вынул из рюкзака основательно погрызенные молью белые тапочки.
        - 130 золотых, мой юный друг! - скрестив руки на груди сказал торговец.
        - 130 золотых за такие шикарные ношеные тапочки??? - взревел я на весь базар, старательно набивая цену товару. - Да ты посмотри на них, какой цвет, какая фактура! Да ты хоть знаешь, с кого я их снял??? С передвижного муравейника, между прочим! Думаешь, он сам мне их отдал? Нет! Это была жестокая битва! Мой меч сверкал словно молния, разя врага…
        - Нету у тебя меча, - равнодушно сказал торговец, - Только транклюкатор потертый, который тебе бы подлатать не помешало. 130 золотых? Не больше.
        - Ну, как знаешь, - заявил я, - Сейчас, он, к соседу твоему подойду, он мне вдвое больше выложит, будь уверен!
        - Ну попробуй, - торговец пожал плечами, - Да только я всех коллег уже предупредил, что тут один капризный герой нарисовался, тапочки ношеные за дорого продает. Дороже 130 у тебя их никто не купит!
        - Да я и не герой вовсе, - устало сказал я, - Я - один из богов, волею судьбы в тело героя заброшенный.
        - Нет, ну на что только не идут современные герои, чтобы побольше денег получить! Во времена моей молодости такого не было! Ну что, отдаешь свои тапочки?
        - Отдаю!
        Не менее жестокий торг я учинил при продаже переднего крыла Икаруса, с трудом достав из рюкзака эту громадину, а уж за свинью-коптилку я торговался и вообще насмерть, так мне нравилась эта маленькая керамическая фигурка, на весь рынок вонявшая березовым дымом. Я категорически отказывался отдать ее за обещанные 156 монет и даже порывался запихнуть обратно в рюкзак, но он, зараза, отказывался принимать свинюшку обратно. Видимо так демиурги Годвилля боролись с воровством, чтобы герои не тырили ничего у торговцев и не уносили прочь из города.
        К концу торговли у меня в кошельке образовалась внушительная сумма в размере 3 460 монет, и я пошел выбирать себе шмотку. Впрочем, пошел - громко сказано, поковылял на проклятых коньках.
        Очень по душе мне пришлись гидравлические валенки! Прекрасно подходили к моим паровым латам, но увы, стоили сволочи существенно больше, чем у меня было, а отдать валенки в рассрочку торговец отказывался категорически, мотивируя это тем, что меня, мол, убьют, и кто ему тогда долг возвращать будет? Вполне весомый аргумент "Так меня же все равно Всевышний воскресит" почему-то не рассматривался, и я ушел без вожделенных валенок, в конце концов остановив свой выбор на Тапках Мономаха. Удобные, мягкие, драгоценными камнями инкрустированные… Промеж ног монстрюге таким камушком хряпнуть - уже точно не встанет. Проблема лишь в том, что не у всех монстров есть это самое "промеж ног", да и ноги тоже есть далеко не у всех. С уже упомянутым выше передвижным муравейником я порядком намучился…
        При покупке тапочек я торговался также насмерть!
        - Уважаемый, а не уступишь ли ты мне свои Тапки Мономаха за 1400 золотых? - вежливо поинтересовался я.
        - Тапки стоят 2 900 и точка! - гордо скрестив руки на груди, провозгласил торговец, - Между прочим, в этих тапках когда-то ходил сам Одичавший Герой Годвилля! Покуда не одичал и не стал ходить голым.
        - Б/у-шные тапки за 2900 - это уж перебор, - заявил я, поводя рукой над прилавком.
        - Это не те дроиды, которых вы ищете! - немедленно откликнулся продавец.
        - Что? - удивленно переспросил я.
        - Где? - не менее удивленно ответил продавец.
        Настало время попробовать другой метод, и я пнул Тяву ногой под прилавком.
        - Ня? - спросила зверушка.
        - Сам ты ня! - злобно прошипел я, - Я тебя чему учил, скотина крылатая?
        - РРРРРРРРРР! - заявил мой понятливый лампожуй торговцу, но тот и глазом не моргнул.
        - Две девятьсот и ни золотым меньше!
        - Да ты хоть знаешь, кто перед тобой? - взревел я, логически рассудив, что теперь пришла моя очередь рычать вместо Тявы, - Я - знаменитый Утакалтинг, владеющий умениями Крепкого Лба и Бровей Лиан! Я - победитель множества дуэлей, как в поле, так и на арене! Я - иерарх гильдии "42"!
        В доказательство последнего утверждения я выхватил из кармана членский билет!
        - Не может быть! - возопил торгаш, - Член легендарной "42" в моей лавке! О достойнейший из героев, я почту за честь, если вы возьмете эти Тапки бесплатно и будете носить их, вспоминая обо мне, скромном торговце из Снаряжуполя!
        - Может вам все же денег дать? - спросил обалдевший я
        - Об этом не может быть и речи! - расшаркивался передо мной торгаш, протягивая мне Тапки Мономаха, - Для вас - все, что угодно!
        И вручив мне этот подарок, торговец молниеносно оказался за прилавком, выставил табличку "Закрыто" и... И словно сквозь землю провалился.
        Припоминая, что, согласно правилам, членский билет гильдии порою оказывает такое действие на торговцев, я мысленно вознес хвалу Всевышнему (нет, не Ложкину! Настоящему Всевышнему) и принялся отцеплять от Паровых Лат Коньки Горбунки. Кстати, проблемы это не составило, как только у меня в руках оказалась другая обувь, достаточно было лишь подумать о том, как эти чертовы коньки меня задолбали, и они отвалились от брони сами!
        Пока я с наслаждением запихивал свои гнутые ноги в Тапки Мономаха, возле меня материализовался какой-то оборванец...
        - О достойнейший из героев, не соблаговолишь ли ты...
        - Короче! - рявкнул я, входя в роль рыцаря, снизошедшего до разговора с крестьянином.
        - Дай коньки, а? - на одном дыхании выпалил мужичонка.
        - С хрена ли?
        - Фонд поддержки малоимущих героев Годвилля!
        - Держи! - я протянул ему коньки, и машинально отметил, что глаза у мужичка красные, а нос - синий. И раньше, чем я успел сообразить, что фонд малоимущих героев Годвилля - это примерно то же самое, что и фонд помощи голодающим котам Аляски - мой собеседник уже растворился в воздухе вместе с моими коньяками.
        - Пропьет! - пробормотал я, - Как пить дать пропьет.
        - Ня... - согласился Тява.
        Хотя с другой стороны, на кой черт мне эти коньки? Пусть пропивает...
        В кармане замечательно позвякивало, и я вдруг подумал: раз уж одна шмотка досталась мне на халяву, может стоит пойти купить новую?
        Ага, щас! Лавки вокруг неожиданно опустели! Торгаши исчезали, выставляя на прилавок различные таинственные таблички: "Прием товара", "Прием на грудь", "Только скупка шмоток" и т. д. Судя по всему, это было еще одним ограничением в игре - за одну заход в город нельзя купить более одной шмотки, даже если денег хватит.
        Ну-с, в таком случае пойду-ка я в кабак! Как любил говорить, а точнее, писать в дневнике, мой Утакалтинг: "Бутик закрыт, так что деньги опять придется пропить! И, кстати, заметь, Великий, моей вины в этом нет!"
        Кстати о Великом... А не поиздеваться ли мне над Ложкиным?
        Присев на бортик фонтана (чтоб было куда спроваживать летящие в меня молнии), я достал из мешка дневник и вывел:
        "Оказывается, про Васю Ложкина в этом городе уже слышали! И все считают, что он - полный мудак!"
        Я сжался в комочек, стараясь быть как можно меньше, и ожидая электрического разряда с небес, но... ничего не происходило. То ли прана кончилась, то ли Ложкин куда-то ушел.
        Кстати, вот ведь еще вопрос: а как соотносится время в Годвилле, и в моем мире? Сколько РЕАЛЬНЫХ часов прошло с тех пор, как я оказался здесь? Черт его разберет. Но можно предположить, что устав наблюдать за не меняющимся экраном, Ложкин просто укатил домой и сейчас находится в дороге.
        Эксперимента ради я вывел в дневнике и еще одну запись: "Тройник знаменитости сказал, что мое божество - отстой и позорище, и громко заржал на весь город. Я полностью с ним согласился, и мы вместе пошли рассказывать об этом всем остальным обитателям Годвилля!" Молнии снова не последовало.
        Ну что ж... Деньги жгут карман, а в кабаке я могу кого-то из героев своих друзей встретить!
        Снаряжуполь вообще очень красивый город! Самый красивый из виденных мной в Годвилле. Что, впрочем, не удивительно, ведь это пока единственный город, в котором я побывал. На севере город упирается в отроги гор, невысоких, но, тем не менее, сияющих своими белоснежными вершинами. Два прекрасных замка, один у подножия, а другой - на самой вершине, дополняли и без того эффектную картину. Судя по тому, что больше на склонах гор никаких сооружений не наблюдалось, я сделал вывод, что земля там наиболее дорогая... Этакая местная Рублевка, однако.
        Сам город представлял из себя мешанину домов различного стиля и формы - от круглых хижин до двухэтажных коттеджей, причем не похоже, чтобы Снаряжуполь делился на богатые и бедные кварталы - он был одним большим кварталом, построенным вразброс. Главная улица, вся утыканная торговыми лавками, по сути - один большой торговый ряд, упиралась в развалины "Колизея". Ну, или в долгострой "Колизея", смотря кем быть, оптимистом или пессимистом. Здоровенная арена была то ли слегка начатой, то ли уже разваливавшейся.
        Ну а практически у стен этого гигантского сооружения я и обнаружил искомое здание. Трактир "Дракон цвета хаки"!
        Потрепав Тяву по его мохнатой голове, я смело шагнул внутрь, в створки дверей, выполненных на манер салуна времен Дикого Запада!
        Матерь божья... Я ожидал увидеть разгул пьяных героев, но чтоб такое... Под потолком висел дым, который принято характеризовать фразой "хоть топор вешай", прямо под моими ногами валялось абсолютно пьяное тело, об которое я едва не запнулся, а Тява, увидев, что я завис на пороге, тут же на него улегся! В разных углах трактира с десяток героев и героинь танцевало на столах. Кто в одиночку, кто с кем-то на пару, лихо отплясывая кто лезгинку, кто твист, а кто и танго... Кто-то клеился к официанткам, кто-то оживленно спорил со своим оппонентом, бешено жестикулируя и расплескивая в разные стороны спиртное...
        Одним словом, Содом и Гоморра! День открытых дверей в сумасшедшем доме!
        - О! Утакалтинг! Заходи! - проревел мне в ухо двухметровый герой, поставив на пол здоровенную гранитную плиту, которую он без видимых усилий таскал с собой вместо щита.
        - Ы? - тупо переспросил я.
        - Ты что, не узнал меня что ли? Это ж я! Башня! - заявил он, за секунду до того как сплывающая подсказка над его головой сообщила мне о том же.
        Пьяно икнув, гигант обнял меня за плечи и потащил вглубь трактира, легко и непринужденно подхватив с пола свой Кусок Тектонической Плиты (хрен бы я догадался, что это за деталь снаряжения такая, не всплыви над ней соответствующая подсказка, ярко засиявшая в тусклом свете трактира).
        - Бармен! Браги нам! Самой лучшей браги! - ревел Башня, грохоча по полу своими ботами-костоломами. - К нам заглянул Утакалтинг, мой давний кореш!
        Я тем временем перебирал в памяти всех годвилльских друзей моего героя, и, слава Богу, вспомнил этого громилу. Мы с его богом, маститым гладиатором, кстати, трижды пересекались на арене, и все три раза Рандом был на моей стороне. Проще говоря, везло мне патологически, и все три раза Утакалтинг бил Башню. Ну а потом, когда у меня появился лишний инвайт, я решил добавить его в друзья, в знак уважения к его стилю боя. Ведь в конце то концов, все три раза я побеждал благодаря простому везению.
        - Эх, помнишь, как мы с тобой на арене бились, а? - глядя мне в глаза вопрошал тем временем Башня, усадив меня за свободный столик. Одной рукой он безуспешно пытался поправить на голове съехавшую на бок проволочную конструкцию ("шлемоимитатор" - услужливо подсказала мне всплывающая надпись), а другой почесывал спинку сидящему у него под ногами питомца, в котором я, давний поклонник "СтарКрафта" без труда опознал Ультралиска, правда, рыжего, и с избыточно длинным хвостом ("Ультралис" - отозвалась на мои попытки идентифицировать существо виртуальность "Годвилля").
        - Помню, Башня! - в тон ему отозвался я, - Ты достойный боец! Драться с тобой было удовольствием!
        - С тобой тоже, Утакалтинг! Эх, как я тебя уважаю!
        Тем временем перед моей физиономией нарисовалась здоровенная кружка пенистого напитка и не менее здоровенный бюст поставившей его передо мной официантки! Поскольку сидели мы с Башней друг напротив друга, перед ним, соответственно, нарисовалась ее задница, которой поддатый герой не замедлил отвесить увесистый шлепок!
        - Нахал! - рявкнула официантка, и отвесила Башне пощечину.
        Впрочем нет, пощечина, это жгучий удар по щеке, а это... Это Мария Семенова в "Волкодаве" называла "Опрокидывающей дланью". Башню просто смело со стула, и бедолага с грохотом рухнул на пол, придавленный сверху собственным щитом! А щит этот я бы поднять не смог и двумя руками!
        - Ээээ... - пробормотал я, провожая взглядом падающего друга и кося глазом на повернувшуюся ко мне задницу.
        - И ты туда же? - рыкнула официантка, и, раньше чем я успел хоть как-то оправдаться, я тоже огреб по уху, и сам не заметил как оказался на полу.
        - Вот это женщина! - довольно произнес Башня, помогая мне подняться с пола, - Хотел бы такую, а, Утакалтинг?
        - Знаешь, Башня, а я, ведь, не Утакалтинг! - решил взять быка за рога я.
        - Эк она тебя приложила-то... - мой былой противник по дуэлям сочувственно похлопал меня по плечу.
        - Я на самом деле - Кирилл.
        - Странное имя. Всевышний твой сменить приказал? Ну это ничего, я встречал героев и с совсем дикими именами... Крокозябрулайзер, например. Он говорил, что в мире Богов это означает что-то очень красивое. И важное! У НИХ свои причуды...
        - Нет, Башня, ты не понял, - терпеливо объяснял я, - Я не просто имя сменил. Я в принципе не Утакалтинг! Я - его бог. Он тебе мог обо мне рассказывать! Мое имя - Моргот Кровавый!
        - Сбейте меня палкой, я сесть не могу! - воскликнул Башня, и по его глазам я понял, что он поверил сразу и бесповоротно. В Годвилле все вообще происходило быстро, просто, сразу и без раздумий. Здесь не сомневались, здесь действовали... - Так это ты в меня молниями швырялся на арене?
        - Ага, - кивнул я.
        - Туды твою в качель! А где Утакалтинг, кореш мой?
        - Скорее всего, я подавляю его сознание, и как только я вернусь обратно в свой мир, Утакалтинг снова станет самим собой.
        - А эк тебя занесло то сюда? Решил на своей шкуре испытать все прелести геройской жизни? - Башня трезвел на глазах. И ведь что интересно, не испытывал ко мне ни малейшего почтения. Ну бог и бог, делов-то! Ведь не его же бог!
        - Видишь ли, в нашем мире богов тоже не все гладко. И сюда меня отправил мой враг, злобный бог, мрачный и жестокий.
        - Мотать меня на палку... И?
        - И я не могу вернуться!
        - Но ты же только что сказал, что когда ты вернешься, то...
        - Ну, то есть, своими силами вернуться не могу. Не хватает мне на это моих божественных сил! Помощь мне нужна!
        - Все что угодно! - проревел Башня на весь трактир, - Бог моего кореша - мой кореш!
        - Мне нужно найти нескольких героев! Хоть кого-нибудь из них! Через них я свяжусь с другими богами, и они вместе накостыляют моему врагу, который меня сюда заслал. Поможешь?
        - О чем разговор, Моргот Кровавый! - рявкнул Башня, стукнув себя кулаком в грудь, но тут же сник, - А как?
        - Ну... - я тоже задумался, а чем мне, собственно, может помочь этот добродушный гигант. Разыскиваемые мной герои могут быть сейчас где угодно. В любом трактире любого города, на пути в любой город, или даже валяться мертвыми где-то на обочине какой-нибудь дороги!
        В данном трактире никого из известных мне героев не наблюдалось - я уверен, что услужливая система всплывающих сообщений тут же подсказала бы мне, если кто-то из моих знакомых был здесь. И другого варианта, кроме уже разработанного мою плана, нет и не может быть. Просто жить здесь, шарахаться по дорогам, и надеяться что рано или поздно я пересекусь с тем, кто мне нужен!
        И вдруг меня осенило!
        - Башня! А пойдем странствовать вместе?
        Гигант ошалело моргнул глазами, икнул, отчего с его головы слетел шлемоимитатор, и осел на стоявший позади него стул. При этом маневре он вновь уронил свой щит, с невообразимым грохотом обрушившийся на пол, но никто из пьянствующих в трактире героев и героинь даже не повернул головы в нашу сторону.
        - Вместе? - переспросил он, - Вдвоем то есть?
        - Ага! Вдвоем! Один под деревом отдыхает, другой монстров лупит. Быстрее дело пойдет. Будем целенаправленно идти от города к городу, и рано или поздно найдем героев моих друзей.
        - Вдвоем? - еще раз спросил Башня и снова икнул.
        - Ну да! - я определенно начинал терять терпение.
        - Вдвоем... - гигант словно смаковал это слово, пробуя его на вкус, - Так ведь нельзя же!
        - Да как нельзя? Просто никто так не делал до сих пор!
        - Так потому и не пробовал, что нельзя! Не положено так, Моргот, пойми!
        - Да не зови ты меня Морготом! Кирилл я.
        - Ну пусть Кирилл. Не положено! Не могу я...
        Да в рот мне теплоход, что ж это за мир то такой, а?
        Какие еще интересные ограничения меня ждут?
        А не окажется ли, что все же найденная мной Маффит - героиня моей жены, не может сделать в своем дневнике запись обо мне, просто потому, что не положено?
        Черт знает что...
        Ладно. Как говорил Джон Шеридан: "Если падаешь со скалы - почему бы не попытаться полететь?"
        - Ладно, Башня, - хлопнул я гиганта по плечу, - Не положено, так не положено. Сам справлюсь, на то я и бог, в конце концов, верно? Не зря ж меня Утакалтинг великим называет! А пока - давай выпьем, и ты мне побольше об этом мире расскажешь. С облака то далеко не все видно, высоко же!
        Мой шкафообразный друг сразу повеселел и в один присест заглотил практически всю налитую ему брагу. Я попробовал последовать его примеру, но быстро понял, что размеры моего желудка существенно меньше башненого. Или башенного? В общем, желудка Башни! Ннапиток, кстати, оказался вполне достойным - не смотря на свой светлый цвет по вкусу брага напоминала темное пиво, и, как выяснилось чуть позже, так же оперативно ударяла в голову.
        Башня, не смотря на свой характер ("абсолютное зло", между прочим, не чета моему просто "агрессивному"), оказался парнем что надо. Это он для монстров и на дуэли был агрессивным! А как собутыльник... Ну, не Купитман из "Интернов", конечно, но тоже хорош! Ох и нарассказывал он мне! Пока я еще не успел окончательно напиться, я был посвящен в десятки уязвимых мест монстров, и в десятки секретных способов более успешно драться на арене, что в конечном итоге и помогло этому здоровяку (ну, наряду с обильным киданием молний его богом) войти в 200 лучших гладиаторов Годвилля.
        Вот вы знали, например, что Автокад Дьявола безумно боится "козы" из двух пальцев, ибо в первые секунды этот подслеповатый монстр считает что это не "коза" вовсе, а циркуль? Или что Гопопотама можно отвлечь фразой "Есть семки?", при произнесении которой он судорожно хлопать себя по карманам, и в это время его можно смело бить, не боясь ответного удара?
        Леденцовый Голем отвратителен на вкус, а Дощатого Голема можно легко убрать со своего пути просто кинув в кусты топор, он тут же кинется за ним. От Когтенка лучше всего защищаться массивными досками, а Колобка с Тысячью Лиц лучше обходить стороной во время брачного периода, тем паче что он в это время и не рвется нападать на героев.
        Впрочем, монстрячий мир Годвилля меня особо и не интересовал, ибо я уже усвоил главную тактику, легко приносящую победу: не надо ждать своего хода и отвлекаться на неискоренимое желание немедленно записать происходящее в дневник!
        Кстати, примерно в середине пьянки я не удержался и записал в дневник: "В трактире я встретил множество друзей и обнаружил шикарную выпивку! Всего за 50 монет здесь наливают стакан "Реми Мартина". Спасибо, Всевышний! Я, пожалуй, здесь еще немного задержусь и только потом выберусь, и все же набью тебе морду!"
        Примерно через час уже абсолютно пьяный я, в пол уха слушавший излияния Башни, размышлял о внешности героев и их типичном времяпрепровождении, и все больше понимал, что мне здесь определенно нравится.
        Некоторые герои выглядели как абсолютно нормальные люди. Как я, например. Некоторые наоборот были, видимо, воплощениями мечтаний своих богов. Двухметровые амбалы вроде Башни (хотя кто знает, может его бог такой же плечистый шкаф, легко поднимающий холодильник), стройные героиньки, с трудом, но и с гордостью таскавшие свой пятый размер бюста... Были и герои, изначально создававшиеся богами как пародии на реальную жизнь. В углу пьяно икал под столом герой, напомнивший мне Маленького Мука из сказки... А может быть магистра Йоду, ибо я не сомневался, что это кроха управляется мечом ничуть не хуже легендарного джедая.
        "Годвилль" был не просто совокупностью битов и алгоритмом, подчиняющимся одному лишь Рандому. Он был отражением наших чаяний и мыслей...
        Жили герои просто и весело. Есть деньги - пропьем. Нет денег - жаль, но не пропьем. Бродили по дорогам. Спали под открытым небом и ничего не боялись. Ничего и никого... Получив серьезное ранение - убегали от монстра, но и то не от страха, а просто по привычке. Потому что так принято, так положено, равно как и не положено отправляться на поиск приключений вдвоем. Они были честны и открыты, и даже злые герои, с закопченными лицами и вечно стоящими дыбом от удара молний волосами, все в пропалинах и оплавленных доспехах - и те казались вполне положительными персонажами. Только часто искрящими и очень дергаными, стремительными, вечно рвущимися в бой. Любой герой, представлявший собой "абсолютное зло" был априори симпатичнее Васи Ложкина, пообщавшись с которым пять минут ты уже чувствовал себя выжатым как лимон.
        Люди подходили к нашему столику и уходили. Кто-то здоровался с Башней, кто-то - со мной. Никого из них я лично не знал, но многие из них слышали обо мне или Башне, и подходили засвидетельствовать почтение, ну или попросить выпить, если у самих заканчивались деньги. Кто-то видел кого-то из нас на арене, кто-то видел как мы расправляемся с монстрами... Я жал всем руки, сожалея, что не могу ответить им такими же похвалами, ибо никого из них не видел в деле...
        В разных углах трактира время от времени разгорались драки и так же быстро гасли. Кого-то уронили на наш стол, и Тява с ультралисом Башни стащили бедолагу на пол и деловито понесли в дальний угол, чтобы никому не мешал.
        В общем, пьянка удалась на славу...
        - А что я все о себе да о себе? - вопросил Башня, задумчиво глядя на взобравшегося к нему на колени ультралиса, - Ты мне лучше о вашем мире расскажи. Как там у вас?
        - У нас? - переспросил я, допивая пятую кружку браги. Или седьмую? Вспомнить никак не удавалось, - У нас скучно.
        - А чем вообще занимаются боги, когда не помогают нам? Я часто слышал от других героев, что их боги надолго покидают их... Даже говорят об этом иногда, посредством знамений или гласов божьих, мол, я ухожу спать, или я уезжаю на работу... И пропадают суток так на 6 - 8... Вы что там, время от времени в спячку впадаете?
        - На шесть - восемь? - озадачился я, но тут же сообразил, - У нас с вами время течет по-разному. Вот мы тут с тобой второй час брагу квасим, а в моем мире от силы минут пять прошло, не больше. Понимаешь?
        - Чесать мое колено! - восхитился Башня, - А управлять временем вы умеете?
        - На самом деле это оно управляет нами, - изрек я, - Быть богом - это вовсе не великая честь и не великая ответственность. На самом деле мы и становимся для вас богами, берем вас, героев, под свое крыло, просто потому, что нам скучно. Каждое утро мы идем на работу, каждый вечер возвращаемся домой... В дороге - давка в автобусе, пробки на дорогах, не пройти, не проехать... На работе... На работе - интриги и сплетни, ругань с коллегами и начальством, постоянно гложущая мысль о том, что нужно больше денег... Как будто в голове все время говорит послушник из "ВарКрафта": "Нужно больше золота..."
        - Ни слова не понял! - почесал затылок Башня, - Но понял, что вся ваша жизнь там подобна ежедневной драке с одним и тем же монстром. Так?
        - Так! - обрадовался я пониманию, - Как будто целый день одного и того же монстра рубишь в капусту! И на следующий день снова его! И трофеи из него выпадают одни и те же, и дешевые очень, такие, что торговцы их даже брать отказываются!
        - Но вы же боги! - воскликнул Башня, - Поменяйте свой мир и все дела!
        - Не так-то это просто... Для этого нужно, чтобы все мы, боги, в одночасье решили что хотим другой, лучший мир. А этого черта с два добьешься.
        - А сколько вас? Богов, в смысле?
        - 7 миллиардов...
        Башня завращал глазами, пытаясь осознать цифру.
        - Погнуть мою пятку! Это ж до хрена!
        - Вот-вот! - поддакнул я, - И для того, чтобы наш мир изменился, нужно одновременное желание всех. Нет, хватило бы, наверное, даже половины, остальные бы потом подтянулись, но...
        - Не хотят? Может им всем нравится так жить?
        - Да никому не нравится! Все недовольны!
        - А почему тогда не хотят?
        - У большинства воображения нет. Им даже в голову не приходит, что мир может быть другим. Что жить может стать проще и интереснее. Что все люди, то есть боги, могут легко и непринужденно перестать создавать друг другу проблемы, и жить... Жить так, как вы здесь, например. Или еще лучше. А у тех, у кого воображения хватает - не хватает желания. Им лень что-то делать! Они слишком привыкли к той жизни, что имеют сейчас, и боятся, что при попытке улучшить мир, они его только ухудшат.
        - Опять ни шиша не понял!
        - Так не удивительно, ты ж пьян в дрова!
        - Я пьян? Да я стекл как трезвышко! - взревел обиженный Башня.
        - Да ты едва на ногах стоишь!
        - Да я еще и тебя перестою!
        Что было дальше - не помню...
        Очнулся я в кровати на постоялом дворе. Под окном зычно орали кошки и какая-то баба с противным голосом, вопившая: "Хрусталь! Кому нужен хрусталь!". На коврике возле кровати, негромко понякивая во сне, дрых Тява, время от времени взмахивая своими тоненькими крылышками, отгоняя таким образом мух. Довольно успешно, между прочим... Эх, почему я не птица, почему не летаю...
        Голова болела, что свидетельствовало о том, что выпил я много. Под глазом отцветал фингал, что свидетельствовало о том, что Башня все же "чистое зло", а я просто "агрессивный". У него на руках титановые варежки были, это сурово... Хорошо, что раны здесь заживают быстро - полежал, порегенерировал, и вуаля, фингал уже почти сошел. А вот похмелье так быстро не проходило...
        Вперед, на подвиги?
        Я пересчитал уцелевшую наличность, обнаружил 6 золотых и стал лучше понимать Утакалтинга. Позвал Тяву. Пнул Тяву. Потряс Тяву. Задолбался. Облил зверушку холодной водой из графина. Получил от лампожуя разряд электричества... Был обнякан и облизан...
        За окном только-только начинало светать, однако обитателей и гостей города это не волновало. Жизнь в Снаряжуполе не замирала ни на секунду и шла в одном и том же ритме...
        Пора было идти и нам... Помывшись, причесавшись, перекусив (да, завтрак здесь подают в номер, при чем совершенно бесплатно, ибо завтрак всегда включен в стоимость ужина!) мы с Тявой вышли с постоялого двора, и двинулись к городским воротам. То есть нет, это я двинулся, а зверушка моя встала как вкопанная и ни с места, сколько за поводок не дергай.
        - Что такое? - спросил я, и через чур умный на мой взгляд лампожуй кивком указал мне на храм. Ах да, выходя из города ведь молиться положено! Еще и денег своему божеству пожертвовать!
        Кстати, храм вполне заслуживал того, чтобы быть упомянутым в моей истории. Это громадное, величественное здание, метров так в пять высотой, сочетало в себе элементы архитектуры всех земных религий. На одном куполе красовался крест, на другом - полумесяц, одна стена была прямой, две другие - изогнутые. Крыша была частично покрыта позолоченным металлом, частично - черепицей, а кое где и вообще забросана соломой.
        - Не буду я своему богу молиться! - заявил я, - Мудак он!
        Тява зарычал, подошел ко мне и вцепился зубами в ногу на уровне колена. Сочленение паровых лат с трудом протискивалось ему в пасть, но зато зубы тут же зацепились за прокусанные хомячком-берсеркером дыры, и Тява едва не уронил меня на землю, мощно мотнул головой в сторону храма.
        - Ладно, ладно! - согласился я, - Пошли! Помолимся! Тебе, наверное, тоже богу монстров помолиться надобно?
        Внутри храм тоже впечатлял. Высоченный потолок, терявшейся в дымке от свечей (черт его знает, из чего их тут делают, но коптили они как "КАМАЗ" на подъеме в гору), огромное количество подставок для свечей (понятия не имею, как эти штуки правильно называются), с десяток монахов в белых одеяниях, сновавших туда сюда, и конечно же, герои, десятки героев преклонивших колени перед столиками о свечами.
        Икон не было. В самом деле, храм то обещственный... Вот построит Утакалтинг храм в мою честь - повесит везде иконы с моим лицом. А в общественном храме было принято молиться любому богу...
        Увидев меня, один из монахов тут же подошел ко мне и молча протянул свечу... Ну и слава богу, а то у меня всего шесть золотых, вдруг и на свечу не хватит.
        Благодарно кивнув, я направился к свободной подставке для свечей, поджег свою, установил на столик, и... И задумался. Кому молиться? Христу в виртуальном храме? Как-то глупо. Ложкину? Перебьется!
        Хотя...
        Вместо того, чтобы опуститься на колени. Я упал на задницу, вызвав всплеск интереса к моей персоне громким металлическим лязгом доспехов, кое как подогнул колени, уложил на них дневник и принялся записывать молитву!
        "О недоделанный черный маг Вася! О превеликокорявый чернокнижник Ложкин! Да разверзнется асфальт под твоими ногами! Да навернешься ты в первый же люк канализационный! Да не будет тебе с женщинами удачи следующие 50 лет, а будет только с мужчинами, да и то с самыми страшными! И да преследуют тебя всю жизнь твою геморрой и простатит, такие, чтоб ты о зубной боли забывал! В самом деле, пусть зубная боль тоже преследует! Ныне и присно и во веки веков Enter!"
        Вроде бы достаточно...
        Сойдет, в общем...
        Плюхнув в чашу для пожертвований один золотой, я потянул питомца наружу.
        Мы с Тявой вышли за ворота города, и... И практически сразу налетели на монстра! Дездемон оказался рогатым мужиком размером с Башню, не примечательным особо ничем, кроме имевшегося при нем трофея - гайки неприличной формы! Ей богу, друзья, пытался я ее с собой обратно забрать, в наш мир! Любой секс-шоп такие деньги бы за нее отвалил, что я Ложкину даже молнии его простил бы. Специально не продавал ее, так и таскал с собой в рюкзаке, но... Странные у Ложкина заклинания, в общем, не всегда они предсказуемо действуют, далеко не всегда.
        Но это я уже забегаю вперед...
        А впрочем, почему бы и не забежать? Ведь по большому счету в последующие 4 дня, которые я бродил по Годвиллю, в моем реальном мире занявшие около 7 часов, со мной не произошло практически ничего интересного.
        Я носился по Годвиллю как угорелый, круша на своем пути все, что попадалось под руку, стараясь держаться людных дорог и постоянно вглядываясь в горизонт, ища, не мелькнет ли там красный никнейм над головой героя - Маффит, например. Более всего я, конечно, надеялся встретить именно подопечную своей супруги, но и герои близких друзей тоже могли бы стать моим спасением.
        4 дня я шарахался по городам, время от времени пил в кабаках, а один раз даже подрался на дуэли в поле с одним героем. Его Бог в дуэль не вмешивался, видимо не находился в это время за компьютером, поэтому заколбасил я его без особых проблем! Вот только конфисковывать его вещи, и уж тем более отрезать ухо не стал. В самом деле, победить его было все равно, что отобрать леденец у младенца, настолько годвилльские герои не способны сами, без подсказки Бога, додуматься бить вне очереди. А я не способен стоять и терпеть удары, особенно когда у меня в руках цепной плазмомеч (его я прикупил в Храмовище, на следующий день после памятной попойки с Башней, уж больно мне понравилась эта сияющая хреновина)...
        На второй день ненадолго активизировался Ложкин и запустил в меня подряд с десяток молний, видимо решил ради того, чтобы пошвыряться в меня электричеством, потратиться на покупку праны... Хвала Аллаху, я в это время Шатался по Пивнотауну и большинство молний сумел обратить во благо своей гильдии! Ох и интересное это ощущение, скажу я вам, бежать по водной глади городского рва! Городок, кстати, и в самом деле славен своим вкуснющим пивом, поэтому еще долго после того, как у Ложкина кончилась прана, и в меня перестали лететь молнии, я носился по городу, потрясая плазмомечом и крича: "Спонсор показа - гильдия "42"! Без паники!" Хозяин таверны рассказывал мне на утро, что помимо этого я еще и к месту и ни фига не к месту выкрикивал свой девиз - "Жизнь за Нер-Зула!" и порывался громить прилавки с криком "Бей жидов, спасай Годвилль!", но быстро угомонился и заснул прямо на улице, подложив Тяву под голову вместо подушки.
        И снова я бродил, блуждал и околачивался, гоня прочь из головы мысли о том, что я, возможно, застрял тут навсегда. Впрочем, мысли эти гнались как-то сами собой. Я чувствовал, что живу! Я дышал свежим и вкусным воздухом, пил потрясающее пиво, регулярно чесал кулаки о подвернувшихся монстров, ощущая себя при этом значительно лучше, чем после посещения тренажерного зала. Мне нравилось в Годвилле... Я, безусловно, хотел домой, хотел обнять жену, хотел поделиться всей этой ненормальной, похожей на сон историей с друзьями, но... Но после этого я хотел взять всех упомянутых выше в охапку и затащить их сюда!
        И уже вместе мы бы бродили по лесам и полям этого странного, но такого привлекательного мира, круша монстров и отсыпаясь в постоялых дворах, а то и прямо в лесу, на земле, ощущая под головой теплый мех питомца. Главное только мозговых слизней не приручать... Зарубил я их парочку за эти 4 дня, не понравились они мне...
        И плевать на то, что не положено героям табуном по "Годвиллю" шататься. Плевать! Потому что нам так нравится!
        Но для начала мне все же хотелось бы пару дней провести дома. В постели, по которой не ползают клопы...
        Сбылась моя мечта на четвертый день.
        Великий Рандом - жесток, и чувство юмора у него своеобразно. Четыре дня я искал хоть кого-нибудь из своих реальных знакомых, но везло мне только на распитие браги с Башней, бога которого я глаза не видел, курение бамбука, ажно дважды, с Бедным Агнцем, богиня которой, как я точно знаю, давно покинула свое детище и совершенно к ней в дневник не заглядывает, да распитие зеленки в пещере с Затрасом, которое мне доставило массу удовольствия (кто знает мою степень преклонения перед "Вавилоном-5" и всем что с ним связано - поймет), но не принесло ни грамма пользы. А на четвертый день Рандом соизволил ниспослать мне моих друзей. Причем практически всех сразу!
        Кстати, Затрас вызвал у меня дичайший когнитивный диссонанс. Вообразите себе, что вы встречаете на улице... блин, кого бы вам встретить-то, такого специфического... Ну, например магистра Йоду! И он вместо обычной для себя манеры речи, вместо "На пункт командный меня доставьте!" говорит вам: "Слышь, чувак, как кинуть кости на Пешков-стрит"? Манера речи настоящего Затраса тоже очень специфична, а его годвилльский двойник, будучи его точной копией внешне, разительно отличается по манерам.
        Так вот... К середине четвертого дня моих приключений дорогу мне перебежала Маффит собственной персоной! И хрен бы я узнал героиню своей супруги, если бы не всплывающая подсказка над ее головой.
        Меня в этот момент как раз отчаянно метелил Модераптор, весьма серьезная зверюга, этакий динозавр в кимоно, после каждого эффектного удара считавший своим долгом погрозить мне пальцем. Строго так... Челюсти - как пассатижи! Зубы - как гвозди! Руки... Руки как крюки, удар рукой у него слабоват, а вот кусается больно, зараза. И вот в тот момент, когда я в очередной раз осел на землю, баюкая прокушенную руку (да, да, прямо через Паровые Латы, Модераптору это раз плюнуть), из кустов вылетело НЕЧТО!
        Прекраснейшее создание, покрытое перьями, надвинувшее на глаза черную шляпу с широкими полями, сжимающее в руке блестящую дубинку с рукоятью! В первое мгновение я подумал, что это еще один монстр, и вдвоем они меня сейчас на колбасу пустят. Во второе мгновение я вспомнил, что монстрам вдвоем тоже ходить не положено, и порадовался. Ну а в третье услужливо всплывшая подсказка сообщила мне, что передо мной Маффит!
        - Утакалтинг, держись! - зычно гаркнула она, занося свою дубинку для удара, и... И на полном ходу врезалась в дерево и ушла в нокаут!
        Радость придала мне сил! Цепной плазмомеч просвистел в сантиметре от плеча монстра, зато дифрешетка пришлась точно ко двору, прямо по вытянутой зубастой морде Модераптора. Интересно, я первый герой, кто додумался щитом не прикрываться, а садануть со всей дури? Монстр сдавленно охнул, погрозил мне пальцем и стал заваливаться на левый бок. Мне это не понравилось, и я добавил Тапком Мономаха по его левому виску. Модераптор подумал и решил завалиться направо. Так получше будет...
        Не обращая внимания на тут же возникшего из ниоткуда жука-монстроуборщика, которой услужливо вытащил из-под кимоно монстра Концентрированный Отбеливатель Совести и протянул мне, я подбежал к валяющейся в отключке Маффит, и... И залюбовался.
        Оказалось, что Светина героинька не оперилась и не мутировала в птицу. То, что я принял за сплошной покров перьев, оказалось крыльями ("Ангельские крылья" - уведомила меня всплывающая подсказка). Крылья в "Годвилле" позиционировались как одежда, а как можно одеться в крылья? Только завернуться них, что Маффит и сделала. При уходе в нокаут крылья, разумеется, распахнулись, явив мне... Ну, Вы поняли, чем я залюбовался.
        Судя по всему, герой в "Годвилле" рождался в том образе, который представлял себе его бог в момент регистрации в игре. Я видел Утакалтинга точной копией себя. Света же, видимо, создавая Маффит, думала о Мишель Пфайфер... Впрочем, это пришло мне в голову не сразу, а уже потом, когда я увидел, как Маффит двигается. Было в ней что-то кошачье. Грациозное, эффектное, плавное... Да и лицом героинька здорово напоминала красавицу Пфайфер. Такую, какой она была в 90-х, в "Бэтмене", в частности.
        - Я сразила его? - неожиданно спросила Маффит, открывая глаза.
        - Ты сразила меня! - ответил я, протягивая ей руку.
        - А Модераптор?
        - А Модераптора добил я.
        - А чего ты на меня так смотришь, как будто никогда меня голой не видел?
        - А я видел?
        - Утакалтинг, тебя, кажется, крепко по голове приложило...
        Вот что интересно, если в реальном мире я начинал нести что-то непонятное моим друзьям, меня спрашивали, что я такого покурил. В "Годвилле" же каждый норовил поинтересоваться у меня, чем это меня так долбанули.
        - Так, Маффит, сядь и запахнись, наконец, в свои крылья! А то я внятно говорить из-за тебя не могу.
        Но вместо того, чтобы сесть, героиня резво вскочила на ноги, чмокнула меня в щеку, подобрала с земли свою дубинку ("Алмазно-деревянный меч" - сообщила мне подсказка! Блин, Перумова бы кондрат хватил, увидь он этот гибрид) и собралась бежать.
        - До новых встреч! - крикнула она мне и легкой рысью припустила вперед. За ней потрусил выбравшийся следом из кустов маленький Ультралис... Совсем малыш еще, 4-го уровня всего!
        - Стоять! - рявкнул я, осознав, что мой билет домой убегает от меня навстречу приключениям. Но Маффит лишь помахала мне рукой и поскакала дальше!
        - Тява! Взять! - велел я.
        - Ня! - удивленно спросила меня зверушка. Ему явно было вдиковинку атаковать героев и бедолага не понимал, что делать. Впрочем, он и в боях с монстрами-то особо не понимал, что я от него хочу!
        И я сделал то единственное, что мог сделать! Схватил у так и стоявшего поодаль с потянутой клешней жука-монстроуборщика бутылку Отбеливателя Совести, я метнул ее в убегавшую красавицу.
        Любой бейсболист обзавидовался бы моему броску, многократно усиленному заскрипевшими от натуги Паровыми Латами! Маффит получила бутылкой точно по загривку, и как бежала, так и полетела вперед. Правда пролетела она недолго, и довольно быстро уткнулась носом в землю. Ну а бутылка от удара превратилась Капельницу С Голубой Кровью - закон сохранения материи в "Годвилле" явно не действовал. Впрочем, о чем я, тут вообще мало какие физические законы действовали!
        Подбежав к Маффит я на всякий случай достал из рюкзака Магнитное Кадило, на случай если Маффит решит опять ломануться по своим геройским делам.
        - Ты офонарел, Утакалтинг? - спросила она меня, поднимаясь.
        - Да, - честно признался я, - Просто мне очень нужно с тобой поговорить, а ты куда-то убегаешь.
        - Мог бы просто попросить остаться.
        - А я и попросил. Ты не послушалась.
        - Ладно, говори, чего хочешь? Зеленки не дам, даже не проси!
        - Не, у меня просьба совсем иного плана! Я хочу попросить тебя передать кое что твоей богине!
        Ага, вот оно, это выражение, О о, вот оно как выглядит вживую!
        - И как ты себе это представляешь? И вообще, что ты собрался сказать Великой, если ты в нее даже не веришь?
        - Я? Не верю в твою богиню?
        - Ну да, помнишь, когда мы с тобой... в пещере, занимались...
        - Не продолжай! - возопил я. Почему-то я совершенно не хотел слышать о любовных похождениях моего Утакалтинга.
        - Ты что, не помнишь, что тогда наговорил мне о том, что только твой бог достоин называться Великим?
        Едрит-Мадрид! Чесать мое колено, как говорил Башня! Утакалтинг-то весь в меня, упрям как баран!
        - Видишь ли, Маффит, дело в том, что я - не Утакалтинг. Я и есть его бог, волею могучего и коварного врага заточенный в...
        В общем, как всегда. Я уже столько раз рассказывал эту историю... И каждый раз мне верили безоговорочно. Поверила и Маффит. И, разумеется, тоже не бухнулась передо мной на колени, со словами: "О великий Моргот, забери меня у моей жестокой богини, и прими под свое могучее крыло!"
        - … В общем, помочь мне может только твоя богиня!
        - О да! Она придет и поразит Ложкина молнией!
        Однако, крепко же моя Света вбила ей веру в себя!
        - Ну, примерно так! Так что же? Сделаешь в дневнике запись, которую я попрошу?
        - Не знаю... - нахмурилась Маффит.
        - Ну что опять такое? Не положено? - взвыл я.
        - Да нет, не в том дело. Просто я подумала... А вдруг ты врешь?
        Час от часу не легче.
        - И в чем же я вру? Ты же видишь, я - не Утакалтинг! Я Кирилл! Моргот-то есть! Я не могу доказать тебе это, швырнув в тебя молнией, ибо моя божественная сила тоже была отнята подлым Васей Ложкиным, но...
        - Я верю в то, что ты - Моргот.
        - Честь мое колено! Так в чем же тогда дело?
        Вот ведь приелась мне эта фраза! Ну Башня! Сам-то ты где ее подцепил, интересно?
        - А вдруг это никакой не Ложкин лишил тебя божественной силы? Вдруг это Великая наказала тебя... Скажем... Скажем за измену?
        - Ня! - поддакнул подлый Тява!
        - Откуда ты слова-то такие знаешь, а? У вас тут в "Годвилле" вообще понятия "супружеская верность" нет! Да о чем я, у вас тут нет даже понятия "супруг", а ты мне допрос с пристрастием устраиваешь на предмет верности твоей богине!
        - Что-то ты очень уж активно отпираешься! - зрачки Маффит по-кошачьи сузились, а алмазно-деревянный меч уперся мне в переносицу. Чувствуется все же, что она пусть и не "чистое зло", но агрессивна порядком.
        - Так, ангельское создание, рассуждай логически: от того, что ты сейчас передашь богине от меня сообщение, вреда ей не будет никакого, верно?
        - Верно!
        - И если это она решила меня наказать, то она нам с тобой сейчас об этом скажет, верно?
        - И это верно!
        - И если она действительно меня сюда сослала, то ты тут же меня покрошишь в капусту вот этой алмазной деревяшкой, верно? Во имя своей богини!
        - Верно! - обрадовалась Маффит, спрятала меч и достала дневник, - Что писать?
        Я вздохнул с облегчением, процесс явно пошел…
        - Пиши: "Света, рядом со мной сейчас стоит Утакалтинг, но это ни фига не Утакалтинг! Он говорит что он - твой муж, которого с помощью черной магии перенес в "Годвилль" Вася Ложкин!
        - Света?
        - Ну да, Света!
        - Ах, теперь я знаю настоящее имя Великой!
        - Не отвлекайся. Записала? Жми Enter!
        - Чего?
        - А, нет, ничего. Пиши дальше. "Ложкин живет по адресу: Каинская, 17, квартира 5. Верни меня обратно! Тут хорошо, но я хочу к тебе!"
        - Записала.
        - Отлично! Ждем!
        - Может я пока пойду?
        Ох уж мне это нестерпимое желание героев искать приключение! Единственное место, где они могут застрять надолго, это трактир! Оказавшись в любом другом месте, они обязательно рвутся кого-нибудь убивать.
        - Да подожди ты, торопыга! Посмотрим, за компом ли Света.
        - Где?
        - В смысле, на облаке ли она сейчас! Я ж не знаю, сколько сейчас времени в нашем мире. Может она спит вообще…
        - Ну так тогда я тем более пойду. Жаль, что не смогла тебе помочь!
        Я задумался. В самом деле, больше Маффит мне ничем помочь не сможет… Разве что…
        - Погоди. Пиши еще вот что: "Кирилл просит тебя войти в его аккаунт и сменить пароль. А то Ложкин задолбал уже молниями кидаться и матершинные гласы писать! Зайди под его логином, он тебе сам все расскажет! Пароль - "Сорок восемь обезьян в попу сунули банан!" Русскими буквами на латинской раскладке!" Записала?
        - Записала.
        Снова никакой реакции… Я упал духом. Если Света сейчас не за компом и не смотрит в Годвилль, через 10 сообщений, записанных Маффит, мои просьбы канут в небытие.
        - Так… Тогда последняя просьба! Иди, совершай подвиги во имя великой, но время от времени повторяй в дневнике вот эти три записи. Запомнила их?
        - Вроде бы запомнила.
        - Ну, тогда - вперед! На подвиги!
        Чмокнув меня на прощание в шлем паровых лат, неожиданно съехавший на глаза, Маффит умчалась и уже через полста метров встретилась с Зомблогером, на которого и обрушила ярость своей алмазной деревяшки. А я загрустил...
        4 дня я искал Маффит. Нашел. И что? Светы за компом явно нет, и фиг знает, день сейчас, или ночь. Ищут ли меня, или уже похоронили. Или Утакалтинг оказался перенесен в мое тело, и сейчас ищет приключений на улицах Новосибирска, а все принимают его за меня.
        Из моих грустных размышлений меня вывел Жрец Пирогов, недвусмысленно зарычавший прямо мне в лицо.
        - Шел бы ты лесом, зверюга! - устало ответил я. Зверюга оглянулась на Тяву, словно ища поддержки, и снова зарычала, обдав меня ароматом свежесъеденного курника.
        - Я тебе еще раз говорю, свали на парашу, лень мне тебя бить!
        Жрец отошел в сторонку, поманил пальцем Тяву и опустился на задницу напротив моего питомца. Спустя несколько секунд два монстра уже активно беседовали между собой, изъясняясь на смеси порыкивания, повизгивания и понякивания. Вот же черти языкастые.
        Нестерпимо хотелось выпить... Или хотя бы покурить...
        - Курить будешь? - спросил меня невероятно знакомый голос.
        - Буду! - машинально ответил я, - Но ты ж не куришь! Откуда у тебя?
        Передо мной стояла Аня Михайлова, в уголовных кругах имевшая кличку Аня-хомячок, и протягивала мне сухой стебель бамбука. Я взял его в зубы, прикурил от вспыхнувшего по моей воле плазмомеча и ошалело уставился на Аню.
        - Ты то какими ветрами здесь? Неужто и ты Ложкина разозлила?
        - Кого?
        - Или не он один владеет заклятьем, позволяющим закинуть человека в компьютерную игру?
        - Утакалтинг, на тебя опять Крякозавр упал?
        И тогда я все понял!
        - Шакки? Ты?
        - Нет, блин, я - Лукоморский Поддубник! Крепко ж тебя приложили!
        Ну конечно! Мой Утакалтинг - моя копия. Анина Шакки тоже похожа на свою богиню как две капли воды. Маленькая, забавная героинька, с трудом таскающая здоровенный Противорадиационный Щит (многое бы я отдал за такую шмотку в реальной жизни, он так красиво светится голубым светом) и Молот Щепетильности, которым прекрасно можно было бы забивать сваи! А как ей шли блестящие на маленьких ножках Носки из Нити Ариадны! Из-за них Шакки казалась ангелом, которому нимб одели не на голову, а на ноги! Не менее ярко блестели и Титановые Варежки...
        О как я обрадовался этому маленькому виртуальному созданию, чесать мое колено!
        Пока я ошалело смотрел на нее, дивясь причудам Рандома, Шакки достала из рюкзака дневник и принялась что-то в него записывать. Видимо, сообщала Великой о том, что накурилась бамбука с Утакалтингом... И вдруг!
        Жрец Пирогов, о котором я уже и думать забыл, вскочил на ноги (ну, точнее, на задние лапы) и прорычал: "Шакки! Задолбала курить! Быстрее выполняй задание!" И тут же с громким треском ломанулся в кусты, не слабо озадачив всех нас четверых. Четвертым был донельзя симпатичный Шаккин питомец, Карликовый Дракончик, угрожающе пыхтевший огнем в сторону Тявы.
        "Так вот как можно быстрее пройти и разбить лабиринт отражений! - вывела Шакки в дневнике, - Спасибо, Великая!" и уже собралась было идти, но запнулась об мою умело подставленную ногу, больно уронив на нее Молот и припечатав к земле Щитом своего дракончика.
        - Стоять, бояться! - радостно завопил я, помогая ей подняться, - Доставай дневник и пиши!
        - С чего это я буду писать? - заупрямилась агрессивная Шакки.
        - Ты мне друг, или форс моржовый? Я сколько раз тебе помогал питомца воскресить, позволяя меня по арене катать, а?
        - Можно подумать, ты бы без меня Тяву к жизни вернул, а?
        - Не важно!
        - Важно!
        - Ну, тогда не пиши!
        - Чего это я не буду писать? - взвилась Шакки, - Вот захочу и буду писать! Мой дневник, моя богиня, что хочу, то и пишу.
        М-да, переборщила Аня с молниями. Совсем своей героиньке голову повредила постоянными электрическими ударами!
        Схватив маленькую воительницу за плечи, я в течение двух минут проникновенно и доступно объяснял Шакки уже заученную мной наизусть историю о черном маге Васе Ложкине... А под ногами подпрыгивал на маленьких лапках Карливовый Дракончик, интереса ради пробуя мои латы на жаропрочность, пока Тява также интереса ради не укусил зверушку за хвост, и не всосал его, словно лампочку, практически целиком...
        Не обращая внимания на возню питомцев, Шакки озадаченно смотрела на меня.
        - Так бы сразу и сказал, - выдавила она, наконец, - Что передать Великой?
        - Пиши! "Великая, тут рядом со мной Кирилл, которого каким-то загадочным образом поместили в "Годвилль", и ему уже тут порядком надоело! Он просит помочь вытащить его обратно!"
        Ждать пришлось недолго. Минуты через две стоявший поодаль куст вспыхнул словно облитый напалмом, и из огня раздался глас: "Это какая-то шутка?"
        - Пиши дальше! "Никаких шуток! Спроси его о чем-нибудь, что может знать только он!"
        С дерева неподалеку свесился Загрызаяц, заставив меня крепко задуматься о том, чем эта тяжеленная скотина держится за ветку, швырнул в Шакки книгу с заголовком "Свод неписанных законов" (при чем попал прямо в мешок с трофеями, молодец какой), и растворился в листве, предварительно прорычав: "Что на аютском наречии означает Шардевкатран?"
        - Порождающий Девкатру! - завопил я, ликуя что в свое время подсадил Аню на книги Зоричей. - Пиши, Шакки!
        - Воистину непонятны слова Всевышних, - пробурчала Шакки, старательно выводя мои слова в дневнике, высунув от усердия язык!
        "Верю!" - пророкотало небо, - "Что я могу сделать?"
        От избытка чувств я обнял всех по очереди! Шакки, Тяву, дракончика, шаккин молот...
        - Во-первых, позвони Свете, пусть она войдет подо мной в аккаунт! Во-вторых, найди Ложкина, дай ему в бубен и заставь вернуть меня обратно! Если окажется что он это сделать не в состоянии, отправь его самого сюда, я ему тут такую райскую жизнь устрою... Одна не ходи, мало ли, меня он вон как обработал! Сашку с собой возьми, еще кого-нибудь. Адрес...
        В общем, в несколько сообщений передал я Ане все, что хотел. И адрес Ложкина, и Светин телефон, и пароль от моего аккаунта... У Шааки аж рука писать устала. Я ликовал! Все получилось, все замечательно! Сейчас Аня возьмет с собой Сашку, мужа своего, позвонит Свете, а она в свою очередь двухметровому дяде Коле. Вообще, если собрать всю светину родню, то со всем этим табуном можно не только к Ложкину идти, а и вовсе Белый Дом штурмовать!
        - Кирилл, что за фигня такая? - промычал вдруг Тява. Странно, он же вроде бы не разговаривает... Только "ня" время от времени произносит... Стоп! Если заговорил мой питомец, а не шаккин, то означать это может только одно!
        "Света, это ты?" - вывел я в своем дневнике.
        - Я, я, кто же еще-то? - заявило облако на небе, вдруг превратившееся в гигантское бородатое лицо!
        О великий Рандом! Наконец-то! Наконец-то все получилось!
        Все сказанное ранее Ане я пересказал Свете, которая уже успела сменить в игре пароль, и теперь Ложкин при всем желании в меня молнией не швырнет! Они уже созвонились между собой и уже собирались выдвигаться к Ложкину, дабы поговорить по душам с этим чернокнижником. В реальном мире я, кстати, отсутствовал менее суток, Ложкин выдернул меня из реальности около 14-ти часов 10 августа, а сейчас по времени реальности было всего лишь 10 утра 11 августа! Само собой меня уже успели хватиться, и Света уже даже подключила к моему поиску милицию...
        - Ну все, мы пошли! - сообщила мне Света, посредством Саблепузого Тигра, мелькнувшего на дереве точно также как давешний Загрызаяц. - Люблю тебя! До встречи в нашем мире!
        Довольный я завалился на землю и принялся почесывать за ушком не менее довольного Тяву. За нами с любопытством наблюдали трое монстров, но нападать не спешили, видимо опасались попасть под удар молнии моего бога. С не меньшим любопытством на меня смотрела Шакки, не спешившая убегать на поиски приключений.
        Только я успел подумать об этом, как из-за деревьев показалась Маффит, сияющая и довольная!
        - Утакалтинг! То есть Моргот! То есть Кирилл! - закричала она еще на бегу, - Великая услышала меня!
        - Я уже в курсе! - ответил я, - Я с ней уже говорил! Скоро я отправлюсь домой!
        Девушки переглянулись и погрустнели...
        - А я надеялась, что ты расскажешь нам о жизни богов! Я что-то убежала так поспешно, а потом подумала, когда к нам еще бога занесет? Верно, ведь?
        - Верно! - согласился я, и задумался. 4 моих дня здесь - это меньше суток там. Пока мои друзья доедут до Ложкина, пока то да се... Это ж как минимум пол дня в этом мире. За это время я вполне успею хорошенько посидеть в трактире с двумя симпатичными героиньками!
        - А что, - вставая, сказал я, - Пойдемте в трактир! Там и поговорим?
        Героиньки переглянулись.
        - Так нельзя же... - сказала, наконец, Маффит, - Не положено!
        - А богам попадать в ваш мир положено? - вопросил я.
        - Нет! - просияли они обе, - Тогда пойдем!
        Чесать мое колено, как же все просто в этом мире, а? И почему я до этого аргумента не додумался в той пьяной беседе с Башней? Бродил бы все это время с этим здоровяком, все веселее бы было!
        Неподалеку виднелся Академонгородок, и я, сочтя это добрым знамением, лихо подхватил своих спутниц под руки и зашагал туда!
        О Великий Рандом! Видели бы вы глаза монстров, встречавших на своем пути трех героев, идущих под руку, с тремя питомцами, всю дорогу резвившихся словно малые дети! Как они таращились на нас, как стремительно разбегались в разные стороны... А как офонарели стражники на входе в город, рефлекторно преградив нам дорогу копьями.
        - Вы куда? - спросил ошалевший стражник.
        - А ворота в какой город вы охраняете? - спросил я.
        - В Академонгородок!
        - Значит мы в Академонгородок!
        - Цель визита? - не сдавалась охрана.
        - Пьянство, разгул, дебош и оргия! - заявил я.
        - Ня! - хором подтвердили все наши три питомца, успевшие подружиться.
        Минут через десять мы, стремительно избавившись от всех трофеев, сидели в трактире и пили пиво. Причем в честь праздника я распорядился принести пива еще и нашим питомцам.
        Тява заглотил кружку целиком, как заправский алкаш, и вылакал ее разом, просто задрав голову кверху. Ультралис Маффит, носивший гордое имя Буба, устроился возле кружки и принялся по-собачьи лакать пиво, а дракончик Лапкин, сделав глоток, икнул и ненароком испарил весь пенистый напиток одним коротким выхлопом пламени, и теперь жалобно смотрел на хозяйку, прося добавки!
        Мы выпили, потом выпили еще, потом еще... Настроение мое было не просто приподнятым, оно было офигенным, без вариантов, и я решил напоследок оторваться так, чтобы потом было, что вспомнить об этом путешествии в виртуальность! Впрочем, вспомнить и так было о чем, что наглядно доказывает эта многостраничная летопись, которую вы сейчас держите в руках, так что по большому счету зря я тогда напился. Очень зря... Глядишь и обошлось бы все, а так...
        Но, не будем забегать вперед.
        В общем, выпили мы крепко. Пиво в Академонгородке отменное, как, впрочем, и везде в "Годвилле", и, надо сказать, крепкое! Торкает на раз. Поэтому уже через пол часа я зычно рассказывал моим спутницам о жизни богов, обильно преукрашая правду вымыслом, и, перемежая свои повествования песнями, причем наиболее часто я, почему-то, затягивал "Песню о Теще" Михаила Ефремова. Настолько часто, что через пару часов ее знала наизусть уже вся таверна и активно мне подпевала!
        Из моих рассказов выходило, что жизнь богов, она почти такая же, как жизнь героев. Только скучнее. Нам нельзя убивать встреченных нами на пути монстров (гопников на улице, мудаков на работе, хамов трамвайных и прочих приятных во всех отношениях личностей), и, вместо того чтобы отоварить их по голове руками-крыльями, мы вынуждены уступать им дорогу. И не выбивать трофей, а выпрашивать его (это касается в первую очередь мудаков на работе), иначе придет злобный Администратор Мира Богов, существующий у нас во множестве обличий (Полицейский, Судебный Пристав, Судья, Старший Гопник и т.п.) и наложит на нас такое взыскание, что никакой копкой кладов его потом не компенсируешь.
        Девушек (а заодно и пол таверны, ибо постепенно к нам подтягивалось послушать меня все больше и больше народу) ужаснуло то, что кладов в нашем мире почти не осталось, все выкопали более удачливые боги, задолго до нас. Говорят, что где-то зарыт знатный жирный трофей под названием Золото Колчака, но где - не знает уже никто...
        Мы выполняем квесты. Каждый день и помногу, а некоторые квесты растягиваются на несколько лет... Выжить в средней школе. Получить высшее образование. Доехать до работы (квест невероятно сложен особенно в последнее время, учитывая огромное количество мощных монстров на дорогах, именуемых обычно 3,14дорасами и имеющих свойство неожиданно перестраиваться с левого ряда в правый, не включая поворотник), продержаться до обеда, продержаться до вечера... И так каждый день.
        Я рассказал моим новым друзьям, которых уважал все больше и больше, с каждой выпитой кружкой пива, о том, как я завидую простоте и изяществу их чудесного мира, в котором нет места спорам и бюрократии. Герои согласно кивали, но подметили, что помимо этого не отказались бы уметь подобно нам, богам, творить золотые кирпичи и швыряться молниями. Я обозвал их всех неверными и усомнившимися в своем божестве, и вся таверна в едином порыве клятвенно пообещала мне никогда не сомневаться в могуществе своего бога и чаще ему молиться.
        Так что если у вас, дорогие мои читатели, вдруг очень активно стала прибывать прана - знайте, ваш герой пил тогда со мной в таверне в Академонгородке.
        Я агитировал всех вступать в гильдию "42", и, кажется, раскрыл всем присутствующим Главный Вопрос Жизни, Вселенной и Всего Остального. Кажется - потому что в этом момент я был пьян уже настолько, что не мог даже адекватно реагировать на яркий стриптиз, устроенный на нашем столе Маффит и еще двумя героинями. Помню только, что Маффит была краше всех, и двигалась с красотой и изяществом, которому позавидовала бы и сама Женщина-Кошка, с которой эта прелестная героинька явно была скопирована. Но судя по тому, как от изумления стукались об стол челюсти окружающих меня героев, Главный Вопрос и в самом деле был очень важным и неожиданным... Жаль, что я его все же забыл... Впрочем, подозреваю, что остальные герои его тоже так и не вспомнили, равно как и свое клятвенное обещание немедленно найти гильдмастера и напроситься в "42".
        Кто-то, кстати, даже тут же пошел выполнять этот только что придуманный квест... Интересно, далеко ли они ушли от таверны, в их-то состоянии...
        Когда количество выпитого пива перевалило за все мыслимые пределы, когда две героини, бывшие у Маффит на подтанцовке, кувыркнулись со стола на пол (одна при этом придавила шаккиного Лапкина, и тот с перепугу икнул огнем, начисто лишив девушку прически, чего она, впрочем, не заметила), и когда исполняемая мной на бис в 142-ой раз "Песня о Теще" стала неотличима на слух от "Песне о зайцах", настолько у меня заплетался язык, я почувствовал, как вокруг меня творится колдунство!
        Это очень сложно описать словами. Воздух вокруг налился тяжестью, сгустился вокруг меня, и впился в кожу сотней маленьких иголочек...
        - Дамы и господа! - воскликнул я, лихо вскакивая на стол, сметя с него всю посуду и чье-то безжизненное тело, - Я чувствую, как могучая магия тянет меня домой! С вами было очень интересно и весело! У вас чудесный мир, но я вынужден его покинуть, ибо мое место не здесь! Мое место среди других таких же богов как я...
        Я на лету чмокнул в щеку Маффит. На лету - потому, что она кинулась со мной обниматься, но промахнулась (а может это меня неожиданно повело в сторону) и эффектно загремела со стола. Хотел было обняться с Шакки, но спрыгивая со стола наступил на ногу чьему-то Многоногому Сундуку, и был сбит с ног ударом задницы этого чудного создания. Поэтому вместо Шакки в мои объятия попал мой Тява, которого я и обнял от всей души.
        - Прощай, мой боевой товарищ! - сказал я, зарываясь носом в шерсть зверушки, - Служи Утакалтингу верой и правдой, а я постараюсь помочь ему тебя воскрешать, если что. Вот...
        Мир завертелся вокруг меня волчком, и вновь осыпался под ноги квадратиками, разноцветными битыми пикселями. Последним, что я услышал, был дружный хор голосов, которым провожала меня пьяная вдрызг таверна.
        Я был дома!
        Ну, точнее, дома у Ложкина. Ну и дома - в смысле, в родном мире, в реальности. Ложкин уныло смотрел на материализовавшегося посреди комнаты меня, а вокруг него стояли мои спасители. Света - со сковородкой (и судя по шишке на лбу несостоявшегося черного мага, это оружие оказалось более чем действенным), Сашка - со своей "Осой", целя Ложкину в затылок, и Шакки, то есть Аня (блин, теперь до конца жизни, наверное, ее буду называть Шакки) со скалкой в руке. До чего ж комично смотрелись мои спасительницы, со своими женскими смертоносными орудиями, просто слов нет!
        - Кирилл! - взревели все трое хором!
        - Где? - взревел в ответ я.
        - Ня! - сказало что-то у меня под ногами!
        - Бля! - сказал Ложкин, в ужасе глядя на сидящего подле меня Потолкового Лампожуя!
        Мир вокруг меня все еще немного крутился. Сначала я приписал это последствия ложкинской магии, но потом, когда Света на радостях обняла меня и скривилась, пробурчав что-то вроде "И тут успел нажраться", я все понял... Ложкин затащил меня в реальность "как есть". Со всем выпитым, и с Тявой, которого я в момент переноса крепко обнимал. Слава Рандому, мое снаряжение осталось в Годвилле, и в реальность я вернулся в обычной одежде, в какой я и был когда Ложкин "зашвырнул" меня в виртуальность. Эх, не понять мне, как действует его магия! Не понять!
        - Вася! - воскликнул я, делая шаг к нему. При виде этого зрелища Ложкин шарахнулся было в сторону, но огреб от Ани скалкой и затих.
        - Скотина ты, конечно, полная! - начал я свою речь, - Не потому, что молниями в меня кидался, а потому, что прану мою потратил, подлец ты этакий! Да и молнии неприятны были, чего уж там. Но я тебе все прощу! Хочешь, чтобы я тебе все простил?
        - Ы? - тупо переспросил Ложкин.
        - Тява! - воскликнул я, и показывая на Ложкина пальцем заявил, - Монстр! Фас!
        - Ня? - вопросила скотинка.
        - Монстр, монстр, не сомневайся!
        - Ня!
        Ложкин еще раз попытался дернуться, но уперся затылком в ствол "Осы" и все понял. Тява тем временем неспешно подошел к нему и... потерся о штанину. Ха! Зря Вася расслабился! Не знал он тактико-технических характеристик Потолкового Лампожуя, и в частности - его удара статическим электричеством. Током его долбануло так, что волосы встали дыбом и задымились.
        - Ик! - победно заявил я, - Повторяю свой вопрос! Хочешь, чтобы я тебя простил?
        - Хочу, хочу! - закивал недоделанный чернокнижник.
        - Тогда быстро научи меня заклинанию, которым ты меня в "Годвилль" отправил.
        Ложкин отчаянно замотал головой!
        - Нет!
        - Тява! - рявкнул я, но поддатый питомец уже улегся в углу комнаты и презрительно смотрел на меня одним глазом.
        - Хоть убейте меня! Не скажу! Лучше убейте, чем туда.
        - Куда, туда? - удивился я.
        - Ну, ты ж заклятье просишь, чтоб меня туда отправить? Отомстить?
        - Дурак ты, боцман, и шутки у тебя дурацкие! Мне там понравилось, понимаешь? Я хочу иметь возможность время от времени туда нырять и отдыхать от всего этого!
        Я прямо физически услышал, как в мозгу у Ложкина что-то щелкнуло. Прямо физически увидел, как у него в глазах загорелся знак "$".
        - А что я с этого буду иметь? - вопросил он.
        - Жив останешься! - угрюмо бросил Сашка, легонько тюкая его по макушке пистолетом.
        - О, дамы и господа, - театрально всплеснул руками Ложкин, - Должно быть вы все - мастера некромантии, верно? Вы убьете мне, а потом поднимете мое тело и заставите его рассказать вам все необходимое, да?
        - Вася, огребешь! - предупредил я, - И на сей раз не ложкой. Сковородкой ты, я вижу, уже получил?
        - Ага, под пытками я, конечно, выложу вам именно то заклинание, которое нужно! Хотя... Вдруг от побоев у меня что-то замкнет в голове и я ненароком продиктую вам текст манускрипта, отключающее сердце прочитавшего его. И также совершенно случайно начисто забуду контрзаклятье, которое сердце вновь запускает.
        - Ты и такие знаешь? - удивился я.
        - Может знаю, а может и нет... - Ложкин скрестил руки на груди всем своим видом демонстриуя презрение к нам четверым. Ой, то есть пятерым, извини, Тява!
        Вот не надо меня пьяного злить! Вот совсем не надо... Меня и трезвого то злить не надо, а уж пьяного...
        Я медленно прошелся по комнате под напряженными взглядами друзей и вызывающим взглядом Ложкина. Медленно отошел к книжному стеллажу, и выбрал первую попавшуюся под руку книгу. Abdul Alhazred -было оттиснено на черном кожаном переплете. "Al Azif "! Вот у меня интуиция, а? Или кто-то подвел меня именно к этой книге... Сейчас я склоняюсь к последнему варианту...
        Выражение лица Ложкина менялось от озадаченного к испуганному.
        Я открыл книгу на первой попавшейся странице, с радостью обнаружив в ней латинские буквы и слова, похожие на английские. Некоторые, правда, выглядели полной абракадаброй, а некоторые были вполне читабельны... Значит перевод, не оригинал... Ну и слава богу, по арабски я читать не умею.
        - Это именно то, что я думаю? - спросил я у Ложкина.
        - А о чем ты думаешь? - вызывающе спросил он, но его глаза выдали мне правду.
        Значит в моих руках действительно тот самый "Al Azif ", более известный как "Necronomicon".
        - Вася, внимание на меня! - сказал я, - Сейчас я открою эту книгу на случайной странице и прочту то, что там обнаружу. Если конечно ты не одумаешься и прямо сейчас не раскроешь мне секрет переноса в виртуальность. Прочту, и мы посмотрим, что произойдет. Если ничего не произойдет - я прочту еще. А потом еще... И так до тех пор, пока ты не станешь более покладистым. Кстати, друзья, вы не могли бы подождать меня за дверью? Не хочу, чтобы что-то случилось с вами.
        Повозмущавшись для приличия, мои друзья удалились, причем предусмотрительный Сашка вложил мне в руку пистолет, сопроводив это косым взглядом в сторону Ложкина и лаконичным: "Если дернется - стреляй в голову!"
        Со лба Ложкина стекала капелька пота...
        - Ну что? - спросил я, - Приступим?
        - А не страшно?
        - Ик! Мне? Победителю сотен монстров? Такому серьезному и высокоуровневому?
        Наверное, будь я трезв, я бы не рискнул зачитывать вслух фрагменты "Некрономикона". Но я был пьян, причем, крепко пьян.
        - Значит, приступим! - заявил я и приступил.
        Я прочел два абзаца, старательно пытаясь правильно произносить заковыристые слова, не имеющие ничего общего с английским языком, просто написанные английскими буквами для понимания транскрипции... Прочел, и перевез взгляд на Ложкина... Его лицо было непроницаемым.
        - Ну, Вася, что это было за заклинание?
        - Понятия не имею, - ответил он.
        - Ну, тогда продолжим...
        Но продолжить я не успел! Черная книга вдруг задрожала в моей руке, а затем я ощутил дуновение воздуха на лице. Что-то бесформенное ткалось в воздухе, прямо у меня под носом, что-то призрачное, не осязаемое... Что-то, сошедшее со страниц книги!
        И вдруг из этого клубка нитей воздуха раздался голос! И голос этот произнес какую-то чушь!
        - Какой матери? - переспросил я призрачное существо передо мной, и оно, видимо, сообразив на каком языке я говорю, перевело свой вопрос на русский.
        - Кто вызвал меня? - спросило оно!
        - Я! - честно сознался я, и мне показалось, что существо смотрит на меня критически.
        - Книга принадлежит тебе?
        - Ему! - я ткнул пальцем в Ложкина.
        - Значит, овладеть им будет проще! - сказало существо, и... И метнулось к Ложкину.
        Дальнейшее я помню плохо, слишком уж все было страшно и стремительно. Ложкина швырнуло об стену, затем об потолок, затем он изменился лицом и его кожа стала черной, будто бы его облили черной глянцевой эмалью. За доли секунды лопнула одежда, и на спине развернулись из ниоткуда черные кожистые крылья...
        - Так гораздо лучше! - сказало существо, бывшее всего несколько секунд назад Василием Ложкиным, и я рефлекторно направил ему в грудь пистолет.
        - Жить надоело? - спросило оно, и я замотал головой, - То-то и оно.
        В углу зевнул Тява. Его происходящее не касалось совершенно, он и не таких монстров в своей жизни видел. Строго говоря, он и сам был монстром, и у него и у самого были крылья.
        - С телом - гораздо интереснее! - констатировало существо, и одним стремительным движением вынесло окно вместе с рамой. На улице гулко хлопнули крылья, наполняясь воздухом. Секунду спустя звонко ухнуло об асфальт окно...
        Я выглянул наружу, успев увидеть только растворяющуюся в голубом небе черную точку.
        - Что случилось? - раздался за моей спиной светин крик... Это мои друзья вломились в квартиру.
        - Ик! Хрен его знает! - ответил я, - Но в "Годвилль" я больше явно не попаду...
        - Ня! - согласился со мной Тява, и, подойдя, потерся об мою ногу. Я ожидал удара током, но его не последовало.
        - Пойдем домой! - сказал я, обращаясь сразу ко всем...
        И мы пошли!
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к