Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Ведьма 2000 Наталья Кузнецова


        XX-XI — века, где правит бал прогресс и наука. Но что если это лишь ширма, под которой прячется нечто более глубинное? Магия, например.
        Вы спросите — так ли это? И если да, то, как тогда живёт современная ведьма в нынешнее время?
        Ответ: скрытно! А так же довольно прозаично, скучно и однообразно! По крайней мере, так думает Оливия Уорен — ведьма из рода могущественных колдуний. Однако девушка смирилась с таким положение дел, где ей не дано демонстрировать свои способности, и приняла «правила игры» мира простых смертных. Может поэтому она оказывается столь дезориентированной, когда спокойная и размеренная жизнь в один прекрасный день становить с ног на голову!? А смерть уж дышит в затылок, надвигается беда и помочь некому, кроме незнакомца, окутанного тайной, диктующего свои условия и вообще чересчур наглого. Что делать несчастной девушке? Сдаться и предаться в руки коварной судьбы? Или может, наконец, вспомнить, кто она и вступить в бой, черпая силу у колдовского наследия данного ей?

        
        НАТАЛЬЯ КУЗНЕЦОВА
        Ведьма 2000

        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

        НАЧАЛО

        
        ГЛАВА 1

        Две недели до Хэллоуина.

        Оливия сидела, нервно постукивая пальчиком с красивым маникюром по гладкой поверхности стола, и с нетерпением поглядывала на мистера Джонсона, который с пылом рассуждал весь урок о выделительной системе скунсов, что отнюдь не способствовало всплеску интереса со стороны класса. Взгляд девушки постоянно возвращался к часам, минутная стрелка которых, казалось, издеваясь над ней, ползла еле-еле, чем несказанно раздражала её. Ливия уже начала всерьёз размышлять над тем как бы, извернувшись и не привлекая внимания помочь себе и другим, а в частности этим каверзным стрелкам на циферблате часов и не устроить небольшое шоу. Всего одно верное движение руки и ветряная мельница позавидует обычным часикам в скорости вращения их стрелок. Но со вздохом, казалось бы, исходящим из глубины её существа, она отбросила соблазнительную мысль. Сей небольшой инцидент не останется не замеченным и безнаказанным для нее. Конечно, потом можно будет всё спихнуть на неисправность, магнитные бури или на что-нибудь еще, но вот вряд ли бабка с матерью на это купятся! Она ведь дала клятвенное обещание никогда не использовать магию
в корыстных целях и публично, а сорванный урок можно отнести к обеим категориям, подпадающим под запрет. Серьезным проступком это конечно не назовешь, но разочарование в ней родительниц было уже гарантировано, что само по себе было страшным наказанием и вызывало уныние. А несколько таких вот проступков, которые в итоге могут поставить под угрозу тайну их семьи, и всё, прости прощай смысл её, Оливии, существования. Она будет навеки отлучена от того, что вносило в жизнь особенность и хоть какое-то разнообразие.
        «Почему же это негодное время не поторопится? Ему что, жалко??? А мистер Джонсон просто покорен скунсами, раз столько времени о них говорит. Хорошо, что я не позавтракала! Иначе точно бы опозорилась перед классом, исторгнув из себя содержимое своего желудка, от бурных восторгов и разглагольствования о внутренностях этих милых зверюшек» — подумала девушка тяжело вздохнув.
        Нет, к скунсам она хорошо относилась, просто слушать такие подробности, о которых был способен рассказать только их преподаватель, было чрезвычайно трудно для нормальной психики.
        Следует пояснить: Оливия, мать, бабка и всё поколение женщин её рода были… ведьмами. Весьма могущественными, практикующими и, конечно, добрыми. Ливию с самого детства готовили быть истинной наследницей своего рода, достойной славы своих прародительниц, а так же учили умению скрывать сей факт от посторонних глаз.
        В таких маленьких городках, как Хэмптон, штата Вирджиния, где они жили, в людях ещё не погибли суеверия и страхи, относящиеся ко всему, что связано с ведьмами и их существованию. Добрые они или злые не имело никакого значения. Понимание у людей осталось на уровне средневековья. Правда, чаще всего прообразом ведьмы являлась старушенция с клюкой и обязательно на метле, с крючковатым носом, злобным смехом, в конической шляпе, да ещё непременно умеющая наводить порчу. Только этот образ был хорош для чародеек изображённых разве что в комиксах, но никак не для реально существующих. Но история Салема показала, что люди вряд ли будут готовы, когда-либо принять всю правду о таких как Ливия Уоррен и её родные.
        Три года назад жизнь девушки коренным образом изменилась, так как она была посвящена в сан ведьмы, приняв наследие своих предков в полной мере, поклявшись защищать свой род, хранить тайну, а так же что её сила никогда не станет причиной несчастья для другого человека. Отныне она стала одной из тех, кто будет на стороне сил Света, в вечной борьбе с силами Тьмы.
        Лив усмехнулась, уличить её в колдовской сущности трудно — внешность девушки совершенно не соответствовала внешности ведьмы в представлении простых смертных: длинноногая, стройная и грациозная, с огненно-рыжими кудрями и зелёными как у кошки глазами, которые словно изумруды впитали в себя красоту и радость всего сущего на земле. Черты её лица были тонки и классически правильными. Поэтому она неизменно ловила на себе восхищённые взгляды людей, где бы только не появилась. Но природа её одарила не только красотой, но и ясным, острым умом, добрым и отзывчивым сердцем, весёлым и находчивым нравом, что так же не оставалось не замеченным. Так что друзей и знакомых у Лив было достаточно. Впрочем, как и преданных поклонников, штабелями готовых укладываться к её ногам.
        Однако никто из окружающих так и не смог проникнуть под покров тайны девушки и узнать, что Оливия Уоррен является ещё так же той, кто лишь одним щелчком своих тонких пальчиков в один миг может превратить человека в песчинку. Если бы конечно не одно «но»…
        Клятва жгла, как калёное железо. А ей так порой хотелось наплевать на обещание и сотворить что-нибудь экстраординарное, вот например, как сейчас. Ливия передёрнула хрупкими плечиками и с раздражением во взоре покосилась на Билли Довсона, который битый час нагло пялился на её ножки, выгодно подчёркнутые коротким, небесно-голубого цвета платьем и ажурными чулками. Конечно, они стоили того, чтобы полюбоваться на них, что с удовольствием делало полшколы, но это стало её доставать и подталкивало к нарушению данных ею обетов.
        От нарушения клятвы, данной всему сообществу ведьм, а так же бабке с мамой Ливию спас долгожданный звонок, прозвучавший для всего класса, как самая сладкая музыка на земле, словно песнь сирены, только несущая вместо погибели морякам, свободу и отдых от перезагрузки мозгов ученикам хэмптонской школы. Билли так же невероятно повезло. Он даже и не представлял насколько страшная участь его ждала бы если бы не прозвенел звонок, а ведьма, которую успел довести своими взглядами до крайней точки раздражения решилась на акт возмездия. Девушка с облегчением вздохнула, радуясь, что теперь наказания за использование магии ей не грозит, и неторопливо стала складывать книги в рюкзачок. Только радость, как оказалась, была преждевременной. Недоумок Довсон решив в очередной раз поиграть с огнём подкрался к ней вплотную, воспользовавшись моментом, когда Оливия отвлеклась и погрузилась в сборы. Лишь в последнее мгновение, когда он уже замахнулся, собираясь смачно шлепнуть её чуть пониже спины, она заметила вредительские действия и успела увернуться от потных рук парня.
        — Довсон, ты идиот!  — в ярости закричала Ливия, повернувшись к своему недругу.
        Правда, к её огромному разочарованию мерзавец осознав, что его коварный замысел не удался, уже успел довольно шустро для своего грузного тела ретироваться. Он, сияя наглой улыбочкой, стоял у двери, что бы в следующую минуту, сделав ей ручкой, скрыться от возможного возмездия среди ребят, идущих по коридору.
        «Ты у меня дождешься! И плевать на все! Вот побудешь жабой недели две, может, и мозги станут соображать! Выпученные глаза и природная гадливость есть, значит, особо сильных изменений не будет» — подумала с гневом девушка.
        Эта мысль была до того приятная, что заставила её улыбнуться не смотря на клокотавшую в ней ярость, а воображение в довершение нарисовало огромную и противную, всю в бородавках, жабу по имени Билли, сидящую на кочке где-то в болоте и охотящуюся за всякими насекомыми.
        Наконец собравшись, она подняла глаза на часы и негромко чертыхнулась: вот теперь, когда это абсолютно было ни к чему, негодное время полетело сломя голову, и она уже на пять минут опаздывала на встречу со своей лучшей подругой Сидни Лоуренс, которая ожидала её в школьном кафетерии. Схватив рюкзачок с книгами, Оливия выбежала из класса, про себя молясь, чтобы Сид, которая сама обожала опаздывать на встречи и жутко ненавидела опоздания других, её не придушила за это самое опоздание.
        Кафетерий находился за вторым учебным корпусом школы, и, чтобы до него добраться, надо было ещё как минимум десять минут. Шагая туда, Оливия мысленно отсчитывала секунды, за которые Сидни её потом заставит рассчитаться сполна, и одновременно размышляла, как было бы замечательно, если бы можно было использовать магию открыто. Тогда она смогла уже через пару мгновений быть за столиком рядом с подругой. В детстве, прочитав о Гарри Поттере, она стала мечтать о школе, где она была бы такой, как все, и можно было бы себя не ограничивать многочисленными табу, не соблюдать и не хранить тайну и иметь возможность поделиться с другими. Но, повзрослев, она привыкла к этому, привыкла делать вид, что она такая, как все, и, ни чем не отличается от других людей. К тому же это был последний год в школе и скоро она поедет учиться в колледж. Чувство же зависти к маленькому волшебнику из книги прошло, заставляя теперь её улыбаться над мечтами детства.
        Отдушину для ведьминского естества девушки, позволяющими ей расслабится, давали шабаши или карнавалы, которые проводились раз в три года в канун дня Всех Святых в месте, выбиравшемся старейшинами. Это незабываемое и чарующее действо, когда вволю можно было наговориться на самые разные ведовские темы, поделиться знаниями, послушать мудрые речи и поучиться у старших, а ещё веселиться, веселиться и ещё раз веселиться. В эту долгожданную ночь позволялось все. Магия, дремавшая в каждой из присутствующих на карнавале ведьме, брала верх над сдержанностью, оковы тайны спадали, и можно было не скрываться. Ты была среди своих.
        Ливия улыбнулась, внутренне ликуя,  — ведь ровно через две недели должно состояться это событие и мать с бабкой уже стали готовиться. Скоро…
        Но, как всегда, предвкушение пришлось загнать глубоко внутрь, так как она в размышлениях достигла дверей кафетерия, за которыми её ожидала за одним из столиков разгневанная, жаждущая крови Сидни.
        «Чувствую не видать мне карнавала, как своих ушей без зеркала. Сидни меня за 15 минут опоздания сотрёт в пыль и развеет по ветру на школьном дворе» — сглотнув подумала девушка.
        Глубоко вздохнув, Оливия потянула дверь на себя, и, оглядев переполненный зал, шагнула с трепетом в душе навстречу расправе.
        Кафетерий буквально гудел. Ребята заставляли свои подносы всевозможной едой, без умолку болтали и смеялись, сбиваясь за столиками в стайки. Ливии есть не особо хотелось, несмотря на то, что утром она не позавтракала, так что гигантская очередь возле кассы не волновала. Правда в любом случае ей не надо было бы стоять в ней, ведь кто-нибудь из поклонников, всегда готовых уступить своё место в очереди красотке Уоррен, найдется. Ливия же оглядела зал, про себя удивляясь, почему до сих пор не ощущает рук Сидни у себя на шее, дабы та могла придушить её за такой ужасный проступок, как опоздание. В конце концов, она нашла подругу, сидящую в одиночестве за последним столиком, который та давно монополизировала, и глядящую в окно с каким-то потерянным видом.
        Оливия с некоторой опаской подошла к столу, заметив, что Сидни уже взяла для неё «Колу» и шоколад, без которого сама не мыслила существования на планете Земля, что в никоей мере не отражалось на её фигуре. Надо сказать, что Сидни, с темпераментом необузданного мустанга, с виду абсолютно не соответствовала своему характеру. Она была миниатюрная, с белокурыми локонами, сегодня собранными в высокий хвост на затылке и голубыми бездонными глазами. Они были у неё изумительными и имели свойство менять свой цвет в зависимости от настроения девушки: лазурно-голубые — в часы прекрасного расположения духа и аметистовые — когда она была зла или чем-то недовольна. К тому же природа наградила Сидни точеной фигуркой и длинными стройными ногами, вводившими в искушение большую часть мужской половины их школы. В такие моменты как сейчас, которые, однако, были редким явлением, Сидни напоминала кроткого и безобидного эльфа, в данный момент теребившего своими тонкими пальчиками рюши на кофточке. Ливия даже растрогалась, глядя на подружку. Вот только это было лишь временным состояние юной мисс Лоуренс. Достаточно было
её разозлить или раззадорить, как тайфун, живший внутри, вырывался наружу, сметая всё на своём пути и в гоняя в трепет не подготовленного к подобному зрелищу человека. Но, не смотря на свой буйный нрав, Сид была ещё самой доброй и отзывчивой душой, когда-либо встречавшейся на жизненном пути Оливии. К тому же она единственная, кому девушка отважилась открыться и поведать свою тайну, с кем теперь могла поговорить не таясь. Именно Сидни дала ей своё дружеское участие, окружила пониманием, поделилась жизнерадостностью и жизнестойкостью, бившей из неё самой ключом, когда Ливия более всего нуждалась в поддержке. И она же помогла ей войти в незнакомое до селе окружение, адаптироваться в новой школе, после того как переехала в Хэмптон из Ричмонда, где ранее жила с родителями… до их развода.
        Мирок Оливии рухнул, когда отец, больше не желавший ничего знать о колдовстве и о ведьмах в частности, ушел из семьи, к женщине и представления не имевшей, как написать хорошее заклинание или как сварить достойное зелье. Его вполне удовлетворило то, что она умела варить суп и могла составить список продуктов. Ко всему прочему теперь ему более не надо было слушать о разных загадочных вещах, которые невероятно сложно воспринимать в серьёз и понимать здравомыслящему человеку коим себя считал Ричард Ханниган. Ливия не винила его, а желала счастья, давно простив за слабость, как сделала и мама. К тому же, как она знала, мужчины долго не задерживались в её семье, так было испокон веков.
        То, что для Ливии сделала и продолжала делать Сидни, было просто неоценимо. Оливия любила свою подругу, поэтому теперь созерцая её необычное поведение, начинало вызывать тревогу. Отсутствующий взгляд подруги и её нервно теребящие ткань руки — явный признак того, что случилось что-то, что крайне неприятное. Девушка решила, что стоит прервать тягостные раздумья и вернуть подругу в окружающую их действительность. Поэтому она, нарочито громко отодвинула стул и плюхнулась на него напротив Сидни, так что бы при этом ножки стула громко скрипнули по кафельному полу. Вот только секундой спустя, к своей досаде, Ливия могла констатировать тот факт, что её шумные действия не возымели должного эффекта. Ответной реакции на них не последовало. Немного подумав, она приступила ко второй попытки привести Сидни в чувство и желательно в движение. Мысленно попросив у неё прощения, девушка перегнулась через стол и быстро ущипнула подружку за руку. В то же мгновение Сид пришла в себя, сменив потерянное выражение лица, на крайне негодующее. Теперь можно было с уверенностью сказать, что она заметила Оливию так как, что-то
пробормотав, подруга метнула в её сторону гневный взгляд и потёрла место, куда пришёлся щипок. Девушка возрадовалась и, не смотря на недовольство некоторых «неблагодарных друзей», была крайне довольна своей изобретательностью. Ливия мило улыбнулась, ожидая выговора за свои действия, только Сидни её разочаровала: вместо того что бы отругать её, она просто молча стала рассматривать Оливию. Вот только вместо того, что бы успокоится и приняться за свою «Колу» девушка заволновалась, она ясно увидела во взгляде Сидни возникший интерес к своей персоне и её активную работу мозга. Сие могло значить лишь одно: подружка строит грандиозные планы и Оливия в них отведена не последняя роль.
        «Мда…Сидни что-то замышляет. Ох, чует моё сердце, что я в стороне не останусь»- подумала девушка с трепетом, так как идеи Сид для неё добром редко когда кончались.
        Ливия начала морально готовиться к грядущим испытаниям, но решила, что пора бы ей услышать об этом из уст самой Сидни и узнать, что за план зреет в её голове. Да ещё девушку интересовала причина, которая могла ввести подругу в состояние транса.
        Через пару минут стало ясно, что причина довольно прозаична и зовут её, а точнее его — Грэг. Сидни, которая никогда не знала отбоя от парней всех мастей, умудрилась втрескаться в тихоню школы и теперь всячески добивалась своей цели — внимания парня, чем повергала того в дикий ужас. Это было не удивительно, так как несчастный просто не был к такому напору со стороны девушки и ежедневных «атак» с её стороны. Лив же, наблюдая за процессом покорения, считала, что они могли бы составить весьма колоритную парочку, прекрасно смотревшуюся друг с другом, так сказать — контраст внешности и характеров. На фоне высокого, широкоплечего Грэга, с открытым, излучавшим само добродушие лицом, к тому же с мягким характером и довольно покладистого по своей натуре, Сидни со своим с бурным темпераментом и «эльфийской» внешностью выглядела бы ослепительно. Только вот Грэг этого никак не понимал и всячески избегал напористую подружку, ввергая ту в пучину ярости или вот как сейчас, в омут тихой грусти и печали.
        Оливии смешно было созерцать за такими мучениями, правда могла понять обе стороны, но вмешиваться в чужие отношения не любила, поэтому стойко держала нейтралитет, не реагируя на жалобы и провокации со стороны Сидни.
        — Так, давай выкладывай, из-за чего твоя мордашка выражает такую печаль и лихорадочную работу мысли, что ты не заметила своей лучшей подруги?  — спросила Оливия и неторопливо отхлебнула ставшую уже тёплой сладкую жидкость «Колы», готовясь слушать излияния подруги.
        Ждать долго не пришлось. Состояние Сидни изменилось, причем кардинально: задумчивость и состояние транса мгновенно слетели. На смену им пришла ярость, запалив глаза подруги голубым пламенем, что выглядело довольно угрожающе и не предвещало виновнику гнева ничего хорошего. Губы её сжались в узкую полоску, а пальцы с такой силой сжали жестяную банку, что Оливия даже немного отодвинулась от стола в страхе быть запачканной, если та лопнет в руках подруги.
        — Из-за чего? Из-за кого вернее будет сказать!  — рявкнула Сидни и громко фыркнув, швырнула немного расплющенную «Колу» на стол, позволив Ливии вздохнуть с облегчением.
        — Я так понимаю, Грэг вновь сбежал от тебя, как от чумы?  — осведомилась она осторожно, хотя губы, будто сами собой расползались в широкой улыбке, но, едва увидев, как сузились глаза подруги в ответ на это, поспешно спрятала своё неуместное веселье.
        — Что смешного? Что смешного в моих страданиях? Этот тупица просто не понимает счастья, выпавшего на его долю! Да ещё и не даёт мне это показать! Лив, вот скажи, почему мужчины, как животные — спасаются бегством? Это что, их основной инстинкт?  — спросила Сидни с тяжёлым вздохом и с надеждой посмотрела на Оливию.
        — Основной инстинкт у них немного другой,  — произнесла Ливия и презрительно хмыкнула,  — но побег подразумевается! Просто они не готовы к такому напору со стороны девушки, это их пугает. Они ведь изначально должны быть охотниками, а вот роль жертвы они не приемлют. А Грэг неспроста получил прозвище Тихоня, тут и мачо дрогнул бы, не то, что парень с таким чересчур уравновешенным характером.
        — Ливия, может, ты его в лягушку на время превратишь?  — спросила Сидни с надеждой и неким подхалимством во взоре посмотрела на подругу.  — А я ему такой хороший аквариум куплю, будет вместе со мной жить, закормлю мушками там всякими, а как привыкнет ко мне, ты снова его человеком сделаешь.
        Оливия строго взглянула на подругу, заставив ту умерить свой пыл.
        — Хорошо, хорошо я поняла, не годится!  — согласилась она, всё правильно поняв.  — Не хочешь никого превращать, тогда свари какой-нибудь любовный эликсир или что-нибудь ещё! Ведьма ты или нет?
        «Сегодня пресноводные очень популярны…» — Пронеслось в голове у Ливии, но вслух она этого решила не произносить, дабы не давать повод уличить себя в преступном желании: нарушить данные родительницам обещания и превратить Довсона в жабу.
        — Сид, ты прекрасно знаешь, что мне запрещено применять свои способности во вред другим… и не надо мне возражать,  — она быстро пресекла попытки подружки её перебить,  — бабушка с мамой с меня самой шкурку снимут, если узнают. Тогда я уж точно никуда не поеду, а до карнавала осталось совсем немного времени и он обещает быть самым грандиозным, самым крупным за всю историю своего существования. Я непременно должна там быть! Прости, дорогая, не в этот раз.
        Сидни осознав, что уговорить подругу не удастся и она в этом вопросе неприступна как скала, поникла и глаза её наполнились разочарованьем и печалью. Оливия же при этом испытала укор совести, словно совершила предательство, но, несмотря на это поддаваться на очередную провокацию была не намерена.
        Память же укрепляя её в этом решении, услужливо напомнила о том, как она, поддавшись на уговоры Сидни, с помощью своего дара сорвала парик мистера Ричардсона, учителя математики во время занятия на глазах у целого класса. Потом по школе ещё долго ходили рассказы о том, как парик учителя вдруг поднялся в воздух на глазах у изумленного класса и самого преподавателя и, совершив в воздухе дивный пируэт, вылетел в окно, приземлившись прямехонько посредине школьного двора. Сидни и Оливия долго хохотали над выражением лица учителя, которого едва не хватил апоплексический удар. Правда дома, зато, что она позволила себе использовать магию прилюдно и забавы ради, родительницы устроили ей такую встряску, что девушка посчитала, что минутное веселье того не стоит.
        — Да и я тебе объясняла, что любые чары, как и эффект от зелья, рассеются рано или поздно, к тому же это не останется без внимания моих родительниц, что тут же повлечёт за собой весьма плачевные последствия. Сид, ты достойна истинной любви, а не каких-то заменителей. Дай ему время, не дави и сбавь обороты, будь хитрее и умнее, женщины испокон веков наделены этими великими качествами, используй это наследие.
        Оливия наблюдала, как на личике подруги отражается целая гамма противоречивых друг другу чувств, но, всё же, её распинания были не зря, и подружка таки отказалась от затеи сделать из Грэга симпатичного лягушонка. Как оказалось, теперь её ум занимало другое.
        — Стоп, стоп, стоп! Ливия, я тебя поняла. Не надо мне твоих нравоучений и лекций, я их слышала. Просто я не могу сидеть, сложа руки, и ждать! Вдруг кто-нибудь окажется более проворным и уведёт его прямо у меня из-под носа?!
        Ливия очень сомневалась, что найдутся достойные соперницы для Сидни, но всё же поспешила успокоить подругу, пока она вновь не вернулась к теме пресноводных в види которого жаждала видеть строптивого Грэга.
        — Тогда я таки дам тебе зелье, сделаешь из этой коварной разлучницы крысу.
        Единственная, кто мог ею быть впоследствии «амурных диверсий», это — Кларисса, звезда школьной команды поддержки, которая люто ненавидела Сидни за то, что ранее та отбила у неё парня, и теперь не пропускала случая навредить. Оливия захохотала, представив эту чрезмерно раскрашенную фифу крысой, а миниатюрную подружку — хищной, опасной кошкой. Подруга, наверное, представила ту же картину и присоединилась к веселью Ливии.
        На них тут же стали обращать внимание, пытаясь понять причину столь бурного веселья у закадычных подружек. Если бы каким-то образом они могли это узнать, удивление быстро бы сменилось ужасом или брезгливостью.
        — Ладно, пошли, хищница, а то на литературу опоздаем.  — Оливия грациозно поднялась со своего места, подхватив рюкзак.
        — Лив, я, наверное, прогуляю… не готовилась абсолютно, а ты знаешь Марча, какой он дотошный в вопросах своего предмета, всю душу вытрясет. И чего нам в последнем году обучения достались преподаватели — параноики? Это несправедливо!  — воскликнула девушка с возмущённым видом.
        — Ой, да ладно, как всегда вывернешься. Ты натура творческая, что-нибудь придумаешь на ходу.  — Недолго думая, Ливия схватила Сидни за руку и потянула за собой из кафетерия, ослепительно улыбнувшись парням, с восхищением глядевшим на неё.
        — Да… Зря ты не идёшь на вечеринку, посвящённую дню Всех Святых, парни уже готовы устроить забастовку по этому поводу, а Тайлер Фоулер чуть не разрыдался. Как я слышала, он поспорил, что ты будешь его парой на вечеринке. Бедняга… На что он только надеется, сердце Оливии Уоррен неприступно, как Форт Норкс.
        Оливия с усмешкой посмотрела на подругу, легко шагавшую рядом, глаза которой искрились смехом.
        — Сид, ты прекрасно знаешь, я уж лучше вживую пообщаюсь с нечистью, чем буду наряжаться в нее. Карнавал меня более привлекает, нежели то, во что, в конечном счете, выльется торжество, да и приставания пьяных недоумков не терплю. Я бы, конечно, все-таки с тобой пошла за компанию, но мне повезло. А парня, который способен чем-нибудь меня удивить и поразить, пока не встретила, к тому же ты знаешь, как обстоят дела с мужчинами в нашем семействе.
        Ливия усмехнулась и тряхнула рыжими локонами, весело подмигнув подруге. Перспектива остаться старой девой её нисколько не страшила, наоборот, она находила её довольно привлекательной. К страданиям она была не готова.
        — Но ты уж, надеюсь, хорошо проведёшь время, Сид!
        — Уж не сомневайся, я слышала, что Грэг там будет, и я уж точно своего не упущу.  — Сидни улыбнулась своим мыслям и, подхватив Оливию под локоть, вошла в класс.

        ГЛАВА 2


        Урок литературы Оливия любила и старалась не пропускать, в отличие от подруги, которая ненавидела читать. Особенно ей понравился курс античной литературы, поэтому, как только он появился в программе изучения, она записалась на факультатив. Ей нравилось читать о страстях тех давно ушедших в прошлое эпох, учиться мудрости у авторов, творивших на заре зарождения литературы, как вида искусства, да и вообще самого искусства в частности.
        В те времена, люди не отмахивались, тихо посмеиваясь от того, к чему сейчас они относят в счёт легендам и вымыслу. Магия и волшебство имели место быть в жизни человечества. Древние пытались понять непонятное и изведать неизведанное. Алхимики в своих узких кельях, устроенных под лаборатории, уставленных всевозможными колбами и баночками с разноцветными жидкостями, пытались создать золото из подручных средств, а Священная Инквизиция боролась за чистоту вероисповедания, вычисляя еретиков и ведьм. То было славное и ужасное время…И Оливия любила погружаться в него, черпая силы и знания из древних фолиантов и толстых, с поблекшими желтыми страницами, томов книг.
        Читала она много и с удовольствием, время от времени открывая и томик современной литературы, которая так же была достойна прочтения и ознакомления. Но великий Гомер с его неподвластными времени творениями: «Илиада» и «Одиссея»; Аристотель, отец многих наук, Еврипид, Сократ, Платон, Сапфо и другие, привлекали её гораздо больше. Многое, что было известно этим творцам, навеки останется неузнанным и непонятым. Оливия, желавшая узнать хоть малую крупицу этих знаний любила посещать библиотеки и никто кроме её семьи, да за исключением разве что Сидни, не знал, что красавица Оливия Уоррен любит покопаться среди пыльных стеллажей библиотек и архивов. Она самостоятельно изучила латынь, греческий, арабский, французский и конечно итальянский. Знала она и один из исчезнувших языков. Бабушка и мама поддерживали ее в данном увлечении, зная, что всё это пригодиться рано или поздно.
        Дверь распахнулась, и в класс не торопясь вошёл их учитель мистер Марч с большой стопкой книг, которая еле-еле уместилась у него в руках. Подойдя к столу, он с грохотом положил ее на его гладкую поверхность и устремил пристальный взгляд на мигом притихший класс, из-за толстых стёкол очков, плотно сидевших у него на кончике носа. Все знали, что он требовательный учитель, с трепетом относящийся к своему предмету и не приемлющий разгильдяйства и лени, а главное нелюбви к литературе.
        — Так…  — растягивая слово, произнёс он, чем привёл учеников в трепет, так как это значило, что ожидать поблажки сегодня бесполезно.  — Вижу по вашим лицам, на которых затаился страх, что материал к сегодняшнему занятию у вас не подготовлен. Да-да мистер Добси, это я о вас в первую очередь говорю, только невыученный урок мог загнать вас практически под стол. Может, вы всё же оторвёте свой нос от поверхности вашей парты и сядете, как положено? А то боюсь, вы можете упасть, либо перевернуть свой стол на мисс Ланкастер.
        Мистер Марч пристально посмотрел на Чарли Добси, который с громким сопением принимал нормальное положение. Лицо последнего приобрело такой оттенок, что могло поспорить в цвете с плащом тореадора, причём уши алели больше всего, как два сигнальных флажка.
        — Вот видите, мистер Добси, это не так сложно, как могло вам показаться,  — изрёк преподаватель и, отвернувшись от нерадивого ученика, стал перебирать принесённые им книги.
        Оливия из-за спины впереди сидящего Тома Митчелла пыталась разглядеть издания, которые принёс Марч на урок. Судя по состоянию и затёртым корешкам некоторых книг из стопки, они были довольно старые, что само по себе заставило зачесаться руки Ливии от желания их полистать и ознакомиться с ними, но следующие слова учителя, заставили её на мгновение застыть на месте.
        — Раз я не вижу, желающих ответить мне по теме, заданной на сегодня, вы это сделаете в следующий раз, в контрольном тесте за этот семестр, прежде чем уйти на каникулы. А сегодня я для вас подготовил тему, которая вас заинтересует и даст пищу для размышлений, но в начале хочу задать вопрос, на который, несомненно, вы найдёте ответ: какой праздник состоится через две недели???
        Класс «ожил», со всех сторон раздались нестройные возгласы, которые мистер Марч, взмахом руки заставил умолкнуть, удовлетворительно кивая головой.
        — Хоть что-то вы знаете. Правильно, Хэллоуин или день Всех Святых, а что это значит?
        — Вечеринка!  — Чарли, уже пришедший в себя (уши потеряли малиновый оттенок, приобретя свой нормальный цвет, впрочем как и лицо), вскочил из-за стола и исполнил короткий и зажигательный танец, очень напоминающий ритуальный, которые танцуют туземцы Новой Гвинеи на своих торжествах, только он добавил в него элементы арабского «танца живота». Выходка парня вызвала у класса восторг и бурное веселье, вылившиеся в улюлюканье, хохот и подбадривающий танцора свист. Мистер Марч, так же не удержался от улыбки, но стоило шуму в классе превысить лимит дозволенного, как он окинул строгим взглядом ребят, заставив всех мгновенно замолчать. Взгляд у него, был ещё тот.
        — Довольно! Да мистер Добси, отчасти верно. Но, судя по вашему поведению, вам и сбор конфет доверить трудно, не то, что дать организовать торжество. А теперь, прошу, присядьте и послушайте, что значил день Всех Святых для наших предков и о том, как они его справляли.
        Оливия тихо сидела на своём месте, всё это время внимательно слушая преподавателя, она прекрасно знала обо всех языческих праздниках, пришедших из глубины веков и сохранившихся до наших дней, могла многое рассказать… и показать. Однако ей было интересно, что расскажет мистер Марч.
        — Хэллоуин, языческое торжество, пришедшее к нам из Ирландии, Шотландии,  — разные источники, разные данные; время появления примерно две тысячи лет назад. Отмечается он в ночь с 31 октября на 1 ноября и празднуют его теперь уже все, как католики, так и люди других вероисповеданий, а это значит, что языческий праздник настолько ассимилировал, что вошёл в традиции и культуры многих народов. По одной из легенд, в этот день распахиваются врата ада, и стирается грань между реальным миром и миром потусторонним. Вся нечисть выползает на поверхность, чтобы устроить свой праздник, что бы уберечься от всех напастей связанных с этим, надо сделать маску и спрятать за ней своё лицо, тогда вы не привлечёте к себе внимание. Крестьяне в эту ночь старались оградить свой скот и свои дома, развешивая ветки мелиссы, которая имеет защитные свойства против злых духов. По другой легенде, это день языческого божества, в который оно покидало свою обитель, дабы получить подношения смертных. Некоторые исследователи утверждают, что в самом начале это были человеческие жертвы, но со временем, когда массовость культа и его
популярность прошли, на смену человеческим жертвам стали приносить скот, время шло, и вот теперь маленькие детки, наряженные в костюмчики, бегают по домам, выклянчивая конфеты и другие сласти. Своеобразные подношения в 21 веке. Но маски, присутствуют и в этом случае, они были нужны всё для того же, чтобы спрятаться. А ещё это один из самых могущественных, энергетически сильных дней в году, который с давних времён используется ведьмами для их магических ритуалов и таинств, а также шабашей.
        Оливии всё рассказанное было знакомо, ей не очень понравилось, с каким выражением лица говорил о ведьмах мистер Марч, торжественно-скептическим. Она с самого детства воспитывалась в почтении и уважении к своим корням, к своему наследию, традициям и знала очень — очень много, гораздо больше, чем те крохи, что поведал учитель.
        Марч, оглядев класс, остался доволен произведенным впечатлением, он усмехнулся уголками губ и добавил:
        — Так что вот так, Чарли. Если бы ты устроил свою пляску несколько столетий назад, то мало бы кто тебя поддержал, как сделал класс, тебя попросту посчитали бы еретиком, обвинили в использовании чёрной магии и прилюдно сожгли на костре, а после пепел развеяли в поле. Такое вот довольно тёмное торжество, детки.
        Том Митчелл, сидевший впереди Ливии, задал вопрос, от которого притихшая девушка чуть не поперхнулась.
        — Мистер Марч, а вы сами верите в нечисть, в духов там, демонов, ведьм?
        «Замечательно! Теперь меня причислили к нечисти, поставили на одну полочку со всякой бестелесной мерзостью» — разражено подумала Оливия тихонько вздохнув. Она надеялась, что учитель изволит поправить Тома. Как оказалось, зря…
        — Скажу так, в каждом вымысле есть доля правды, а верить или не верить — дело каждого. Я человек более приверженный к науке и склонен сомневаться на сей счёт.
        — А я не верю! Всё это страшилки для сопливых младенцев!  — не преминул высказать свою точку зрения неугомонный Чарли, вызвав, тем самым, тихое шушуканье и хихиканье в классе.
        Оливия не могла больше молчать, в голове мгновенно сформировалась целая тирада, для просвещения этих неверующих и просто не понимала, как можно было быть такими ограниченными. Вот бы отправить нескольких скептиков вместе с ней на кладбище, на которое она хаживала, чтобы по мере возможности оградить город и его жителей от пришельцев с того света, поливая могилы зельями и настоями, закрывавшими проход на землю всяким тварям. И показать им тех в кого так упорно отказываются верить.
        Хотя подспудно она понимала, что можно и смолчать, невежество и неверие давно впитались в кровь к людям, но она встала из-за стола и громко, повернувшись к Добси и мистеру Марчу, сказала:
        — А я верю! Верю в духов, демонов, колдунов и тем более ведьм!  — Ливия видела, как у многих из присутствующих вытянулись от удивления лица, как одноклассники переглядываются, не понимая, что произошло с ней, а учитель с интересом обратил на неё свой взор.
        — Может, ты и в Белоснежку с семью гномами веришь?  — тихо, с ехидством в голосе, спросил Добси.
        Ливия мысленно поздравила себя с оценкой насчёт мозгов Чарли, а точнее их полным отсутствием.
        — Может, и верю!  — ответила девушка и с презрением, горевшим в её глазах изумрудным пламенем, посмотрела на одноклассника, который мгновенно отвёл взгляд и заерзал, не выдержав его.
        — Хватит, Добси! Давайте послушаем мисс Уоррен, что она может нам рассказать. Очень похвально, если человек увлекается чем-то, развивающим личность, помимо компьютерных игр.  — Марч, взглянул на Чарли из-под очков и тот, в мгновение ока, снова залился краской. Все знали, как тот обожает компьютерные игрушки, день и ночь только и сидя перед монитором.  — Итак, прошу вас, Оливия.
        В классе воцарилась гробовая тишина, нарушаемая лишь мерным тиканьем часов. Ливия поглядела на Сидни, которая, заметив это и видя, что подруге нужна её поддержка, широко улыбнулась и подмигнула ей. Щёки девушки от волнения залил румянец, расцветая алыми розами на алебастровой коже, делая её ещё более восхитительной, но голос не дрожал, когда она заговорила, в нем чувствовалась уверенность. Хотя, как не быть уверенной в том, что впитала практически с молоком матери.
        — Вы во многом правы, мистер Марч, по поводу происхождения и возникновения праздника, а если ещё уточнить, то он пришёл от кельтского народа, но это праздник отнюдь не тёмный! Издревле день Всех Святых или Хэллоуин был празднеством не только всей нечестии, это день, когда мать Природа отдаёт своим детям всю свою силу, энергетически наполняя их, а чтобы защитить от других «тёмных» охотников за силой, она дала им свои дары. Так, например, фигурка из тыквы с горящей в ней свечой — хорошее пугало от злых духов, их же отпугнёт и сработает почище всякого тратила обычное яблоко с лавровым листом, вложенным между его половинок, перевязанное шёлковым шнурком. Сам плод, обозначает чистоту, а его сердцевина составляет магическую фигуру, семена хранят мудрость и наследственность. Лавр — дерево славы и силы, недаром из листьев этого дерева плетут венки и возлагают на голову, достойнейших. Мелисса и лаванда: смешайте их и посыпьте ими пол, ни один демон не шагнёт на такой настил, если хочет существовать.
        Оливия окинула взглядом класс, все внимательно слушали её, на лицах отсутствовал и намёк на насмешки, что заставило её перейти ко второй части своего «небольшого» дополнения к сказанному учителем с ещё большим пылом.
        — Вы, мистер Марч, сказали, что это праздник ведьм. Ну, что ж, вы правы, это действительно так.  — Её осанка стала гордой.  — День, а точнее ночь, когда всё вокруг наполняется силой и магией, дышит волшебством, не может быть не торжеством тех, кто искренне верит и поклоняется этому великому чуду. Он был, есть и будет праздником всех ведьм. Только раз в год объединяются добрые и злые ведьмы, хотя 2-3 столетия назад люди не делали различий, любая женщина, уличённая в колдовстве и сделке с дьяволом, отправлялась на костёр с ярлыком — ведьма и еретичка. Многие из них были невиновными, обычными травницами и знахарками, но были и те, с которыми в огне сгорели невосполнимые знания. Поэтому в эту ночь все ведьмы собираются, дабы не только восполнить энергетический запас сил, но и почтить память погибших сестёр. Безумной и прекрасной ночью… Чтобы устроить карнавал, истинное торжество, которое и не снилось простым смертным.
        Вот ещё… Ведьмы не летают, на мётлах, это действительно миф! Хотя как знать… Но мётлами пользуются, если мести с востока на запад, по пути движения солнца, можно разогнать любую нечисть, земля даст необходимую для этого власть. Коническая шапка — это не просто головной убор! Конус устремлён вверх, чтобы получать силу неба и энергетическую связь с космосом, и направлять их в голову, а так же для того что бы очистить карму. Тотемом является же соломенная кукла, это как на поминание о мудрости всех женщин, об их ведьминском начале, которое есть практически в каждой. Недаром говорят, что все женщины — ведьмы! В каком-то смысле, так оно и есть, только не каждая может открыть дверцы в свою женскую сущность и овладеть данным ей наследием.  — Ливия усмехнулась, глядя, как девушки стали с тайным превосходством поглядывать на парней, их взгляд словно бросал тем вызов.  — Ах, да, чуть не забыла! 31 октября адские врата не распахиваются, а лишь слегка приоткрываются, на ширину, соответствующую толщине человеческого волоса. Если их распахнуть во всю ширь, на Земле наступит хаос. В это же самое время,
открываются Небесные Врата, дабы проследить за соблюдением соглашения и с восходом солнца закрыть и запечатать адскую дверь, загнав назад всю вылезшую в мир мерзость до следующего Хэллоуина.
        Последнее, что хочу сказать, это то, что ведьмы — не безобразные старухи с седыми, нечесаными космами, среди них есть и довольно красивые молодые женщины.
        Окончив свою речь, Оливия улыбнулась мистеру Марчу, который с самым внимательным и заинтересованным видом слушал, о чём она говорила, хотя на лице порой появлялось выражение скептика, но оно тут же сменялось на снисходительное. Присев на место, она откинулась на спинку стула, ожидая реакции, которая не заставила себя долго ждать. Класс ожил, одобрительно и с большим интересом глядя на красотку Уоррен, которая посмела поспорить с Марчем, что было довольно трудно.
        — Ливия, не знал, что ты так сильно увлекаешься беллетристикой, а также легендами и мифами! О чём-то я слышал, а что-то узнал впервые благодаря тебе. Я заметил, что особенно тебя интересуют ведьмы и всё с ними связанное.
        — «И вы не представляете, в какой мере интересуюсь, дорогой мистер Марч» — Подумала Оливия, усмехнувшись.
        — Хотя их существование является спорным вопросом.  — Добавил он с прискорбным выражением лица.
        Что ж, она и не верила, что можно за одно занятие с помощью короткой лекции изменить мировоззрение другого человека, тут нужно что-то более убедительное. В голове тут же появился образ матери, просившей ее не делать опрометчивых поступков, хотя она всё равно бы не решилась на такой шаг.
        — Кто-нибудь, хочет ещё что-нибудь добавить к сказанному?  — преподаватель выжидательно посмотрел на учеников, которые, уже почуяв конец урока, начали шуметь, потихоньку складывать вещи и абсолютно не желали не только, что-нибудь добавить, но и что-либо слушать.  — Раз так, то все свободны! Прошу хорошо подготовиться к тесту, результат которого напрямую будет влиять на вашу итоговую оценку.
        Все только этого и ждали. Похватав свои вещи, ребята скоренько покинули аудиторию. Оливия неторопливо собирала вещи, про себя занимаясь самобичеванием.
        «И дёрнул чёрт так распалиться… Теперь все будут считать меня чокнутой и верящей не только в ведьм, но и в эльфов с троллями! Какой ужас! Не уверена насчёт последних, но мы то точно существуем… Может, раз так хорошо начала, надо было сказать, что палочками волшебными мы не пользуемся? Ох, нет… хорошо, хоть это не ляпнула!»
        — Оливия,  — голос учителя оторвал её от процесса морального самопоедания, заставив посмотреть в его сторону,  — хотел книги показать на уроке, но как-то позабыл, посмотри, может что-нибудь тебя заинтересует.
        Девушка улыбнулась: наконец, представилась возможность, а то с самого начала урока хотелось их рассмотреть. Подойдя к учительскому столу, она взяла первую попавшуюся книгу и погрузилась в её изучение. Это оказалась энциклопедия «Все языческие торжества», с ней Ливия уже сталкивалась, отложив её в сторону, девушка обратилась к остальным фолиантам. Тут были: учебники и пособия по изучению и исследованию магии, несколько томов (довольно ветхих на вид) посвящённых ведьмам, но взгляд Оливии привлекла небольшая, с потёртым кожаным переплетом, грязно-коричневого цвета, книжица. Как оказалось позже, когда та оказалась в руках у девушки, это были отчёты писарей Священной Инквизиции времени «охоты на ведьм», где на латыни были изложены материалы дел о расследовании причастности тех или иных людей к магии. Чтение её так поглотило Ливию, что толчок в бок от Сидни, застал ее врасплох, заставил охнуть от неожиданности и гневно взглянуть на подругу.
        — Ты долго будешь стоять столбом, уткнувшись в книгу? Или ждёшь, пока тебя отсюда вынесут на руках? Или выпихнут, что, скорее всего произойдёт, если ты не поторопишься!  — как ни в чём не бывало ответила на гневные взгляды Оливии подруга.
        — Мистер Марч, можно я возьму, вот эту книгу?  — Ливия продемонстрировала учителю издание, прежде чем запихнуть его в рюкзак.
        Преподаватель оторвался на мгновение от стопки ученических работ, которые с самым внимательным видом просматривал, и взглянул на книгу, которую девушка держала в руках.
        — Нет, не возражаю, я знал, что она может тебе понравиться, довольно занимательная книжица. Вот только она в основном на латыни…
        — Ничего, ничего… эээ… со словарём поработаю!  — Ливия усмехнулась, что-что, а словарь ей не пригодится.  — Всего хорошего мистер Марч.
        — До свидания, девочки! Развивай и дальше своё хобби Ливия, это очень похвально!  — попрощался учитель, вновь уткнувшись в проверку.
        Девушки, переглянувшись, покинули класс и неспеша побрели из школы домой.
        — Да… знал бы он насколько серьёзно это хобби!  — последнее слово Сидни выделила и локтем, шутливо толкнула, притихшую Оливию в бок.
        Та шла, анализируя все события дня, а так же мечтала добраться скорее домой и развалиться на постели с книгой в руках, голос Сидни вывел её из раздумий, как и довольно ощутимый от хрупкой на вид подружки, тычок.
        — Не все же такие осведомлённые, как ты! Вот возьму и подмешаю тебе в кофе зелье, забудешь, как саму себя звать!  — пригрозила Ливия, что лишь заставило Сидни расхохотаться.
        — А вот это, ох, как сомнительно, пропадёшь без меня!  — в голубых глазах заплясали озорные искры, а в голосе появилось откровенное самодовольство, придав ей вид кошки, слопавшей канарейку.
        — Уговорила, не буду поить зельем! Сид, лучше скажи, я не показалась сегодня немного ненормальной, что с таким пылом, стала рассказывать о нечисти и ведьмах?  — спросила Оливия, внимательно посмотрев на подругу, в ожиданиях кристально честного ответа, который ей был жизненно необходим. Та ответила ей таким же сосредоточенным и внимательным взглядом и заметила, как ей необходимо знать ответ на свой вопрос:
        — Нет, Лив, я так не считаю! Что плохого, в том, что ты поделилась своими познаниями в этой области? Это было очень интересно и впечатляюще, да же наш Добси слушал, открыв рот так широко, что могу поклясться, я видела его коренные зубы, а когда ты заканчивала свою речь, ещё немного и тебе бы начали аплодировать! А ты переживаешь! Вот бы ещё что-нибудь продемонстрировала… Довсона крысой сделала, к примеру, он снова пялился на твои ноги! Что за придурок… И озабоченный к тому же!
        Ливия усмехнулась, у Сидни было одно замечательное качество, среди других многочисленных её достоинств — она всегда могла отвлечь и поднять настроение.
        — Я заметила, но решила проигнорировать, хотя такое желание на миг возникло и у меня, но посчитала, что такое зрелище, ещё чего доброго, доведёт бедного мистера Марча до апоплексического удара! Сидни… крысы, лягушки, что-то мы с тобой сегодня кровожадные, надо срочно расслабиться!
        — Полностью согласна с тобой! Ты сегодня чем думаешь заниматься? Можно я сегодня загляну к тебе на чаёк? Надеюсь, твоя бабушка и мама не будут возражать?  — Сид с надеждой и мольбой во взоре посмотрела на подругу. Ливии был прекрасно известен этот взгляд, проходимка всегда использовала его, если ей надо было чего-нибудь добиться. Она и добивалась, как и в этот раз, правда Оливия и не собиралась возражать, а как раз наоборот, хотела предложить это сама.
        — Отлично, я буду тебя ждать, а перед этим почитаю, думаю, мне хватит и нескольких часов, чтобы полностью изучить книгу Марча.
        Сидни взвизгнула и повисла на шее у Оливии, счастливо смеясь.
        — Я знала, что ты мне не откажешь… ох, предвкушаю сегодняшний вечерок!
        — Тебе не придётся ничего предвкушать, если ты меня сейчас придушишь!  — шутливо кряхтя, девушка пыталась расцепить объятия подруги, а та отчаянно сопротивлялась, в конечном счёте, они обе рухнули на дорогу, резвясь, как дети, пока Сидни, наконец, не сдалась и не отпустила Оливию. Поднявшись, та отряхнулась и помогла подняться подруге.
        — Так мы с тобой и до вечера не разойдёмся, пошли скорее.  — И направилась вперёд, зная, что Сид догонит её.
        Поравнявшись с Оливией, она подстроилась к её шагу, но промолчать, как и ожидала девушка, подруга не смогла и минуты.
        — Так твои не будут против, если я приду?
        — Конечно нет! Бабушка с мамой будут готовиться к карнавалу, а также к церковной ярмарке, которая ожидается в это воскресенье. Пастор Льюис просил их приготовить угощения, зная кулинарные способности моей бабули.
        Когда-то Оливию очень удивлял тот факт, что её родительницы не только не отошли от церкви после посвящения в сан ведьмы, как ей вначале казалось, было, необходимым условием. Однако сие предположение в последствии было опровергнуто. Они не только не отринули веру, но и всячески старались её укрепить. Как-то она спросила их, почему так, на это бабушка ответила просто и ясно: «Запомни, дорогая, на свете нет наиболее верующего человека, чем та, что стала ведьмой! Это не проклятье, а Божья награда! Ей приходится в своей жизни сталкиваться с такими вещами, что простому смертному и в страшном сне не привидится, а церковь помогает наполнить душу светом, очистить помыслы и поддерживает в трудную минуту».
        Тогда Ливия не поняла и не приняла сказанного, но со временем осознала, что бабушка была права, правда посещала церковь всё же не часто. Времени на это не хватало, да и где-то в глубине души терзала обида за прародительниц, погибших от рук служителей церкви.
        Так незаметно, они дошли до перекрёстка, где должны были расходиться в разные стороны.
        — Я тебе позвоню, как соберусь идти. Только смотри не усни и не забудь про меня!  — пригрозила Сидни Ливии кулачком, грозно зыркнув на неё глазами.
        — Как же, забудешь про тебя!  — проворчала Оливия в ответ.
        — Тогда до вечера!  — Сид чмокнула подругу в щёчку и резво зашагала в сторону своего дома.

        ГЛАВА 3


        Девушка немного постояла, глядя ей в след с улыбкой на губах, и лёгким шагом направилась домой.
        Она жила отдельно от основного жилого массива городка, потому что лишние глаза и уши её семье были не нужны. Уединенность была основным требованием, которое они предъявляли к будущему жилищу, когда с мамой и бабушкой переезжали сюда, в Хэмптон. Из всех предложенных вариантов они мгновенно пришли к единому, несомненно, правильному решению, какой из них выбрать.
        Ливия не торопясь преодолела аллею из могучих, с устремлёнными вверх ветвями — лапами, будто хотевшими сорвать с небес пушистые облака, и величественными кронами, дубов и приютившихся у них под боком других молодых деревьев и кустов, в листве которых без умолку пели птицы. Далее путь шёл через мостик над речушкой, с прозрачной, чистой водой и крутыми, поросшими сочной травой берегами, а сразу за ней виднелся дом.
        В который раз подходя к нему и любуясь им, Оливия порадовалась, что их взгляды совпали, и они с родительницами выбрали именно этот просторный, уютный коттедж, своим видом и убранством напоминавший ей дома волшебных героев, виденных Ливией на страницах детских книг. Впервые увидев его, она очень удивилась фантазии прежнего владельца, превратившего обычный, похожий на многие другие в округе дома коттедж в нечто совершенно неординарное. Всего лишь раз увидев это чудо, семья Уорренов не смогла устоять перед искушением приобрести его.
        Широкий фасад, резное крыльцо, на которое бабушка тут же поставила кресла-качалки с накинутыми на них цветастыми покрывалами. Во «французских» окнах (всего их было три) виднелись стёкла-витражи, изображавшие лесных нимф и сатиров на первом этаже, и морских сирен и тритонов на втором, проходящий сквозь них свет придавал дому атмосферу сказки и тайны. Выложенная из красной черепицы крыша с вымощенной камнем трубой, возвышавшейся над ней, завершали это великолепие. Сам дом был облицован песчаником и выкрашен в нежно-розовый цвет. Окружал его дивный сад, который был заслугой уже её родительниц, созданный из каких-то двух-трёх плодовых деревьев росших тут еще до их приезда. Коттедж словно специально создали, чтобы им владели добрые ведьмы.
        Ливия устремилась вперёд, через садик к дому, любовно поглаживая на ходу рукой бутоны ярко алых роз, росших у дорожки. Уже дойдя до ступенек, она заметила один крошечный бутончик, который еще не распустился. Тогда, улыбнувшись, Оливия легонько щёлкнула по нему пальцами и тот мгновенно, с лёгким шорохом распустился, одаряя девушку благоуханием, которое тут же привлекло насекомых, спешащих первыми полакомиться сладким нектаром. Ещё раз окинув взглядом хозяйки сад и не заметив в нём изъянов, девушка начала подниматься по ступеням.
        Садик их был особенный, в нём они выращивали половину трав, необходимых для зелий, да и просто растения в пищу, но в не этом была его особенность, а в том, что он был неувядающим, круглый год, цветя и плодонося. Тот, кто приходил к ним и любопытствовал, отчего так, в ответ слышал подробный рассказ о редких и нововыведенных сортах деревьев, кустов, цветов и всего прочего, что произрастало в нём. Как обстояло дело на самом деле, что к такой способности сада приложили руку женщины семьи Уоррен, а точнее попросту колдовство, знало ограниченное количество людей: Сидни и несколько женщин, подруг её матери и бабки, баловавшихся магией время от времени и частенько заходившим к ним в гости.
        Распахнув тяжёлую, из морёного дуба дверь с медным молоточком вместо звонка и в виде лапы какого-то зверя, Ливия вошла в дом, внутри которого было так же на что посмотреть. Так, к примеру, выполненный из цветной мозаики пол, части которой складывались в изображения полуночного неба с мерцающими звездами и бледной красавицей луной, утопающей в мягких лиловых облаках. Он создавал поистине магическое настроение у всех, кто его лицезрел. Ощущение при ходьбе по этому великолепию, появлялись точно не земные. Только увидев это чудо, они посчитали кощунством застилать ковром и решили ходить по «небесному» полу, только босиком. Да и вообще вся передняя была пуста, ни единого предмета мебели — идея матери Оливии, решившей не оттенять пол ничем. Следовавшая далее гостиная исправляла на миг возникшее впечатление пустоты. Сам дом был большим, с высокими потолками и просторными помещениями (кроме гостиной и чердачка), с присутствующими во всём уютом, чистотой и комфортом, а передняя лишь создавала определённый контраст перед интерьером других комнат.
        Гостиная была совсем небольшой, в ней стояли два мягких, бледно-лилового цвета диванчика, один против другого, для удобства сидящих на них. Между ними столик с резными ножками и стеклянной крышкой, на котором неизменно появлялся чайник с душистым чаем и пирожки с малиновым джемом, как только в доме появлялись гости. В другое время, как сейчас, его украшала большая хрустальная ваза, наполненная благоухающими цветами. В ярде от диванов, у стены, возвышались старинные часы, которые наполняли комнату мерным тиканьем. Рядом стояла массивная на вид тумба, доставшаяся её бабушке в наследство, которую та любовно укрыла кружевной салфеткой и поставила телефон. Шкаф с книгами, новехонький плазменный телевизор и стереосистема создавали резонанс стилю интерьера и отдавали дань модернизму и техническому прогрессу. «Французские окна» до потолка были завешаны тончайшими шелковыми занавесками и тяжёлыми портьерами, неизменно вызывающими прилив зависти у посетительниц, выдержанные в той же цветовой гамме, что и диваны. Персидский ковёр, с мягким пушистым ворсом, в котором ноги утопали по щиколотку, на полу
завершал обстановку гостиной. Из неё можно было пройти в кухню и столовую рядом с ней, а так же по широкой лестнице на второй этаж, где были спальни хозяек дома, библиотека с семейной галереей и выше на чердак, в святая святых этого дома.
        Девушка захлопнула дверь и прислушалась, чтобы определить наличие бабушки и мамы, их местонахождения. Вот где-то, а именно на кухне, как поняла Ливия, раздался хлопок и за ним шипение и бульканье, негромкие голоса и громыхание посуды.
        «Такс… значит вся семейка в сборе, замечательно!» — удовлетворённо подумала Оливия, снимая и ставя туфли в маленькую коморку в передней, предназначенную для обуви, шляп и зонтов и замаскированную так, что не знающий о ее существовании никогда не обнаружит.
        — Мама, бабушка я дома!  — громко крикнула она о своём прибытии и пошлёпала по «небу» в кухню, минуя гостиную и столовую.
        Родительниц Ливия нашла там, где и ожидала, те стояли, склонившись над небольшим, медным котелком и рассматривали бурлящую в нем жидкость, от которой валил густой, дурманящий пар, поочерёдно помешивая и кидая в него содержимое множества бутылочек и баночек, ими был заставлен весь стол. Только девушка появилась в дверях, как обе мгновенно оторвались от своего занятия, с лаской и нежностью во взоре глядя на вошедшую Оливию.
        — Дорогая, ты пришла как раз вовремя! Мы никак не можем найти имбирь и тимьян, а они нам срочно нужны, ты не знаешь случайно, где их отыскать?  — бабушка устремила на неё вопросительный взгляд.
        Сандра Уоррен в свои шестьдесят пять выглядела просто замечательно: белокурые волосы, лишь слегка тронула седина, добавляя шарм и платиновый блеск уложенным в элегантную прическу локонам, а фигура сохранила девичью гибкость и грациозность. Лишь в глазах цвета горького шоколада, окруженных длинными ресницами, появились несвойственные молодости мудрость и опыт, приобретенные только с годами. Лицо было моложавым и улыбчивым, только у глаз притаилась предательская сеточка морщин, выдававшая возраст. Ливия мечтала, достигнув бабулиного возраста, выглядеть так же потрясающе, как женщина, и быть такой же сильной и могущественной ведьмой, как она.
        Оливия перевела взгляд на свою маму.
        Та была такая же белокурая, как и бабушка, только с глазами серого цвета, доставшимися ей от отца, деда Ливии, давно почившего. Ей было сорок, на которые она абсолютно не выглядела, её можно было принять за старшую сестру Оливии. Милинда обладала стройной фигурой и женственными формами, как дополнением к прекрасному, словно светившемуся изнутри светом лицу, и в ведьминских способностях не уступала своей матери. Оливия всегда удивлялась, насколько она сама не похожа на бабушку и маму, являясь копией своего отца, именно от него ей достались огненно рыжие локоны и ярко зелёные глаза. Поначалу она сильно переживала по этому поводу, люто ненавидя себя за такую непохожесть, но когда подросла, обнаружила кое-какие черты от женской половины семейства: от бабушки — брови, а от мамы — пухлые губки и вздёрнутый носик, и пришла в восторг от своей находки.
        — Случайно знаю,  — ответила Оливия и войдя в кухню, полезла в огромный кухонный шкаф,  — я, кажется, говорила, что навела тут порядок на прошлой неделе и рассортировала по ящикам и полочкам ингредиенты для зелий и просто специи.  — Немного покопавшись, она с торжественным видом извлекла две стеклянные баночки и лишь повернувшись заметила, что обе родительницы смотрят на неё с укором.
        — Оливия, ты должна была нам сказать и посоветоваться с нами, прежде чем что-то переставлять!
        Ливия подхалимски улыбнулась обеим, сознавая свою вину, и тут же приняла покаянный вид.
        — Вы правы, вы правы… Но я заслуживаю помилования, так как теперь всё стоит в нужном порядке и так как надо, и я ведь хотела, как лучше! А то корень мандрагоры стоял рядом со специями ко второму блюду! Куда это годилось?  — сказала девушка и подойдя к родительницам крепко обняла сначала мать, а затем бабку, умаляющее заглядывая им в глаза.
        Милинда Уоррен улыбнулась дочери, нежно убрав рыжий локон упавший той на глаза.
        — Хорошо, казнь отменяется, но в следующий раз, как соберешься устраивать перестановку, оповести нас заранее, чтобы мы, как сегодня, не искали полдня этот злосчастный имбирь.
        — Слушаюсь миссис и миссис Уоррен!  — Ливия шутливо отдала обеим женщинам честь, лихо козырнув рукой и вытянувшись по струнке, как заправский солдат, заставив их рассмеяться, а потом подошла, и, с любопытством заглянув в котелок, спросила.  — Кстати, а что вы такое варите? Пахнет довольно приятно, в отличие от вчерашнего зелья.
        — Да вот миссис Рик заходила, у неё в саду что-то непонятное творится, все цветы и деревья высохли.  — Ответила внучке Сандра в то же время не отвлекаясь от процесса, аккуратно помешивая варево деревянной ложкой.
        — Так может, она просто полить их забыла, как будто неизвестно, что у этой дамы недолгая память!  — вынесла свой вердикт девушка, наблюдая, как мама нарезает имбирь, чтобы бросить его в зелье, на глазах приобретавшее малиновый оттенок.
        — В этом случае, нет,  — мать отрицательно покачала головой,  — мы на всякий случай сходили проверить. Как оказалось, это всего-навсего дух, который как-то просочился на землю, а теперь мечется, не зная, как успокоиться, поэтому и вянут цветы с деревьями. Чувствую, в этом году будет не всё так мирно, как прежде. А вот это снадобье быстренько заставит беглеца угомониться, надо только полить им землю: на западе, востоке, севере и юге.
        При словах матери, где-то в глубине души Оливии зашевелилось нечто вроде предчувствия, но, поразмышляв, она решила, что волноваться не о чем.
        — Ко мне сегодня Сид зайдёт, хотим немного поразвлечься, может, спиритический сеанс устроим, вы не против?
        — Нет, конечно, пусть приходит! Только знаешь дорогая, я думаю, что с сеансом стоит повременить, не нравится мне атмосфера, царящая в мире духов, беспокойные они накануне Хэллоуина, не стоит их беспокоить по пустякам! А то мало ли, не хотелось бы потом бегать за ним по всему дому, пытаясь отправить восвояси, как было в прошлый раз!  — сказала бабка, глядя на Ливию, топтавшуюся в дверях в ожидании ответа.  — Оливия, лучше разложи карты, я сама хотела это сделать, но как-то позабыла, интересно узнать, что день грядущий нам готовит, да и Сидни, думаю, было бы любопытно.
        Девушка немного расстроилась, зная, что спорить бесполезно и понимала, что бабушка права. Ещё было ощущение, что они с матерью сомневаются в том, что она сама способна справиться с духом, хотя когда такое случилось, именно она загнала его в ловушку и отправила назад.
        Мать будто угадала мысли дочери, потому что, обняв ее, сказала с улыбкой:
        — Ливия, мы нисколько не сомневаемся в твоих способностях и в том, что ты самостоятельно справишься с любыми обстоятельствами, а не только с каким-то там бестелесным беглецом! В твоём возрасте я не обладала и половиной сил и знаний, какие есть у тебя, мы просто даём тебе разумный совет, а ты решай сама.
        Оливия улыбнулась родительницам:
        — Знаю, знаю! Хорошо, убедили! А Сидни всё, способное предсказывать, будет интересно, а то вы не знаете!  — произнесла девушка, мысленно уже видя горящие любопытством и восхищением глаза подруги, глядящие на карты Таро.  — А сейчас пойду, почитаю, взяла у мистера Марча книгу. Представляете, сегодняшний урок он посвятил истории дня Всех Святых, магии и ведьмам.
        Милинда выпустила Оливию из объятий и внимательно поглядела на неё. Девушка уже поняла, что сказала лишнее и что уйти от ответа не представляется возможным, отвела взгляд, буравя им пол, мысленно костеря себя всем, на чём свет стоит.
        — Ведьмам говоришь? Магии? Ага… И что же ты поведала этим невежам? Сколько пузырьков очищающего память зелья нам брать?  — Милинда с любопытством разглядывала дочь, понуро стоявшую рядом с виноватым видом.
        — Нисколько!  — взглянув на мать, Ливия быстро поведала, как всё было на занятии по литературе. Мама внимательно её слушала, ни разу не перебив, а бабка вообще не вмешивалась, медленно помешивая своё варево в котелке.
        В принципе Оливия знала, что ничего такого она не сказала, но всё равно оправдываться было неприятно, этого можно было бы избежать, если бы она так глупо не проболталась, но теперь ничего другого ей не оставалось, как только все объяснить. Матери хватило бы и оброненного полслова, чтобы та, зная её, как облупленную, обо всём догадалась, а с таким болтливым, когда не надо, языком, какой достался ей от природы, и догадываться не пришлось бы.
        — Хорошо хоть в этот раз всё обошлось! Подумаешь, сделала им небольшой экскурс в историю праздника и «предания» о ведьмах! Сколько теперь они знают, хотя очень сомневаюсь, что хоть один из них принял всё за чистую монету, за то, что имеет место быть в реальном мире. Тут зелье не понадобится.  — Сказала мама с лукавством в глазах и взъерошила Оливии волосы.
        Девушка вздохнула с облегчением. «Значит, обошлось!» — пронеслось у неё в голове.
        — Конечно, мне на миг хотелось забыться и кое-что продемонстрировать, превратить Билли Довсона в жабу, но всё-таки решила побороть искушение, я ведь обещала.
        — Мы рады, что ты у нас осмотрительная и можешь сдержать своё слово, несмотря на то, что так порой хочется применить свои способности.  — Милинда улыбнулась дочке и стала что-то искать в большой, с истрёпанными пожелтевшими от времени листами, книге ведовских рецептов и заклинаний. Она передавалась в их семействе из поколения в поколение, от матери к дочери, на протяжении четырёх веков. Каждая новая хозяйка книги записывала в неё свои познания, которыми желала поделиться с потомками. По мнению Оливии, такая книга должна быть у каждой уважающей себя ведьмы, чтобы через неё передавать свои знания.
        Так как девушку в данный момент интересовала абсолютно другая книжка, она, немного постояв на кухне и поняв, что её помощь не потребуется, развернувшись, пошла в свою комнату, прихватив из гостиной рюкзачок.
        Комната Оливии находилась в другом крыле дома отдельно от комнат бабушки и матери, рядом с библиотекой и семейной галереей, самая дальняя на втором этаже. Она ценила уединённость и тишину, и зная это, старшие Уоррен нечасто заглядывали к ней, пользуясь для связи интеркомом, установленным в телефоне, уважая личное пространство девушки. Близкое расположение домашней библиотеки давало возможность взять книгу в любой час дня и ночи, когда Ливию мучила бессонница. А библиотека у них была великолепная, настоящая кладезь для любого книголюба и для любой ведуньи. Издания на любые вкусы и предпочтения: от современной классики до старинных рукописей. Хватало книг и по магии: теория, история, применение, от истоков возникновения до нашего времени. Правда, с этими томами приходилось повозиться: незнающий видел лишь потёртые корешки, с пожелтевшими листами.
        Поднявшись по лестнице, она вошла в галерею, через которую лежал путь в её комнату. Со стен на девушку взирали предки, прародительницы, могущественные добрые ведьмы всех мастей, каждая со своей судьбой, порой трагической. На миг Оливия остановилась перед большим портретом, в старинной раме, с изображённой на нем очень красивой, молодой девушкой, примерно одних с ней лет. У неё были тёмные кудри и глубокие, словно омуты, глаза цвета корицы. Белая как алебастр кожа с нежным жемчужным оттенком и пухлые алые губы, на которых застыла счастливая улыбка. Это была её прабабка, жившая 400 лет назад, прародительница всего их рода, Милинда Монтгомери, ирландка с кельтскими корнями. Она была сожжена на костре заживо, но успела сделать самые первые записи в их Книге и родить дочь, которая, правда, так и не узнала свою мать. Портрет был написан по приказу одного очень знатного и богатого лорда, покорённого красотой Милинды, который так же был, как гласит семейное предание, виновником гибели возлюбленной и отцом её ребёнка. Оливия, впервые услышав историю Милинды, не могла понять, как можно было быть таким
подлецом, чтобы любя девушку, всё равно выдать её в руки боязливых, обуреваемых суевериями людей, узнав, что она ведьма, а потом лить слёзы, глядя на портрет той, которую погубил. В честь Милинды Монтгомери бабка назвала, мать Ливии, это было своего рода традицией. В каждом из поколений их рода была женщина носившая такое имя, в память девушке, теперь чарующе глядевшей с портрета.
        Оливия улыбнулась своей прародительнице, испытывая благоговение и восхищение, как всегда, когда рассматривала изображение, искренне сочувствуя её трагической судьбе и ужасной кончине.
        Оливию нарекли отец с бабкой после продолжительных словесных баталий по поводу имени девочки. Ливия вспомнила, как Милинда смеялась, рассказывая, дочери об этом, мать тогда приняла нейтралитет, дав двоим дорогим ей людям такую возможность. Бабка сразу и категорически отмела такие имена как: Джессика, Эмма, Сара — предложенные отцом девочки, а тот в свою очередь отмёл: Мелиссу, Вивиан и Пандору. Спор долго бы продолжался, с каждой минутой разгораясь всё жарче, если бы малютка с огненно-рыжим пушком на головке, которой был неприятен тон, в котором разговаривали уже любимые ею люди, не протянула свои крохотные ручонки к спорщикам, заставляя их обратить на неё внимание. А добившись своего, одарила обоих, взглядом своих зелёных, словно изумруды глазок, наполненных светом. Милинда наблюдая эту картину, строго глянула на своего мужа и мать, сказав: «По-моему, она хочет, чтобы вы оба замолчали и помирились, да поскорей выбрали ей имя, а то уши вянут не только у меня, но и у неё!» Ричард Грейс посмотрел на свою дочь, а затем перевёл взгляд на своего «грозного» оппонента и предложил назвать этого
«маленького миротворца» Оливией. Бабушка тут же утвердительно кивнула, согласившись на такое имя, и, взяв внучку на руки из её колыбельки, изрекла, тихонько покачивая девочку с улыбкой на губах и в глубине мудрых глаз: «Действительно, имя Оливия, подойдёт тебе, как никакое другое. Ты, моя дорогая, словно оливковая ветвь, несёшь в себе мир! А в будущем к тебе придёт и гибкость, позволяющая, чтобы ни было у тебя в жизни, порой прогибаться, но никогда не сломаться от выпавших на твою долю трудностей». По рассказу мамы, после этих слов она загугукала, как бы соглашаясь, чем вызвала восторг и смех у своих родственников.
        Оливия, ещё раз взглянув на портрет Милинды Монтгомери и миновав остальную часть галереи, а так же дверь, ведущую в библиотеку, вошла в свою комнату.
        Её обитель представляла собой очень светлое, уютное и просторное помещение.
        Центральное место в ней занимала кровать гигантских размеров, стоящая на небольшом возвышении, под балдахином из синей парчи на резных столбиках и ножках в виде лап какого-то зверя, устланная голубым покрывалом и набросанной на ней горой подушек с золотистыми кисточками. Рядом с ней антикварная тумбочка, в стиле Людовика IX — подарок бабушки на шестнадцатилетние, на которую Ливия поставила светильник, довольно детского вида, представлявший собой мотылька на розе. Это был подарок от мамы. Оливия не нашла в себе силы расстаться с ним, заменив на что-то, более подходящее её возрасту. В ту пору, когда был сделан этот дар, ей исполнилось девять, и её мучили кошмары — следствие развода любимых родителей и нервного стресса, связанного с этим. Мать, видя, как мучается дочь, создала эту лампу. Днём, та была лишь красивым предметом интерьера, но как только наступала пора ложиться спать, мотылёк оживал и всю ночь порхал над цветком, испускавшим тихий свет. Глядя на это сказочное действо, девочка погружалась в спокойный, умиротворённый и глубокий сон.
        Помимо этого в комнате был платяной шкаф, доверху набитый одеждой, которая была небольшой слабостью Ливии. Запихивая в него очередную вещь после длительного похода по магазинам, она оправдывала своё расточительство мыслями, что каждая нормальная девушка имеет право на обновление и пополнение своего гардероба. А так же стоящие по обе стороны от окна с выходом на её персональный балкончик и видом на сад письменный и туалетный столы. Стол для занятий был большой, широкий, сделанный из орехового дерева, он достался Оливии от отца, как и новенький компьютер, стоящий на нем, который тот считал оазисом цивилизованности среди средневековья, царящего в доме, а также что без него бывшая жена и её мать превратят Ливию в пещерного человека. Девушка всячески доказывала, что это не так и потихоньку учила бабку и маму работать на компьютере. Вскоре ещё один «двигатель прогресса» появился в библиотеке, и бабушка, лихо стуча по клавишам, общалась по Интернету с другими столь же «продвинутыми» как и она, ведьмами по всему свету. Над столом Оливия повесила книжные полки, заставив их учебниками и любимыми книгами,
которые время от времени перечитывала. Туда же она поставила фотографии. Самыми дорогими её сердцу фото были те, на которых она была запечатлена с обоими родителями. Там они выглядели таким счастливыми, и, главное, были вместе. А рядом с семейным фото стояли те, где были засняты Оливия и Сидни в объятиях огромного Микки Мауса в окружении разноцветных шаров в парижском Диснейленде. Туда их вывезли родители подруги на весенние каникулы за примерное поведение… практически примерное поведение и замечательные оценки. Это было одно из самых замечательных событий в жизни девушки, воспоминания о которых всегда появлялись, когда она смотрела на фотографию, дарящую ей ощущение радости.
        Туалетный столик был показателем её женственности, маленький с расписной поверхностью и резными ножками, уставленный всевозможными баночками и тюбиками с косметикой, с висящим над ним большим зеркалом и пуфом, который стоял рядом со столом. Пол комнаты покрывал толстый, мягкий ковёр нежно-бирюзового цвета, как и всё остальное, он прекрасно вписывался в обстановку и цветовую гамму спальни.
        Но самым примечательным, достойным восхищения и внимания было панно огромных размеров, занимавшее практически всю стену напротив постели. Его выполнила Оливия, повинуясь, какому-то порыву души. Это был ангел, с огромными крыльями, сидящий на холме в сиянии лунного света, возле бежавшей у самых его ног реки. Поза, в которой он сидел, была напряжённая, и казалось, что в любую минуту ангел может сорваться с места, чтобы вознестись на небо, оставив после себя лишь примятую траву. Но был изъян: Оливия не смогла сделать ему лицо, ни одни черты, выходившие из-под её рук, не соответствовали желаемому, приводя девушку в отчаяние. Тогда она оставила ангела без лица, понадеявшись, что когда-нибудь она придумает достойный его лик. Спустя время ей в голову пришла идея и Ливия, немного «оживила» своё творение. Теперь ночью, река, изображённая на полотне, медленно начинала катить свои воды, отражая на поверхности размытый силуэт Безликого ангела и луны, заливавшей своим белесым светом все, что было на панно. Ветер играл травинками у ног ангела, его свободными одеждами, нежно перебирал тёмные локоны.
        Каждую ночь, засыпая, Оливия рассматривала полотно, снова и снова любуясь своим творением и мечтая о том, что может именно этой ночью, во сне увидит его лицо и на утро закончит работу.
        Войдя в комнату и окинув её придирчивым взглядом, чтобы убедиться, что всё на месте, девушка быстро переоделась. Надев старую растянутую майку и потёртое трико, в которых она просто обожала валяться на постели и, достав взятую у учителя книгу, девушка растянулась на постели, принявшись за чтение.

        

        ГЛАВА 4


        — Ведьма, ведьма!  — кричали со всех сторон, и в неё летели камни, причиняя уже и так израненному телу нестерпимую боль.
        Ноги не слушались, железные кандалы на руках и ногах тянули вниз, и она постоянно падала, путаясь в лохмотьях, которые некогда были изящным платьем. Тюремщик не пытался помочь подняться, а лишь награждал очередным ударом рвущей нежную плоть плети и пинками. Слёзы усталости, безнадежности и обиды на свою судьбу застилали глаза, мешая ей идти вперёд, но спасали от вида толпы окружавшей её со всех сторон. Разъярённый, жаждущий крови народ. На их лицах не было ни жалости, ни сострадания, а лишь ненависть и желание потешить себя зрелищем сожжения ведьмы, но где-то на донышке глаз всё же плескался суеверный страх.
        Но после очередного падения она вставала вновь и вновь, гремя железными путами, стерев грязной ладошкой с личика плевки вперемешку с кровью и откинув грязные, нечесаные локоны, шла вперёд. Стараясь изо всех сил высоко держать голову и не выглядеть жалкой в глазах своих палачей, ничем не выдать ужаса, пожиравшего душу изнутри. Она не сделала никому ничего дурного за свои восемнадцать лет, ничего… Но все готовы с большей охотой поверить знатному господину, обвинившему её в том, что она погубила его скот, чем какой-то безродной девчонке, да ещё сироте, приёмной дочери старой знахарки.
        Жители её деревни отвернулись, друзья, соседи — все, кого она знала, кто приходил к ней за помощью и за советом. Они не встали на защиту, когда за ней пришли, а лишь досадовали, что сами не успели расправиться с ведьмой. Перед ожидавшей её страшной участью она осталась совсем одна.
        А затем… А затем месяц в жутком «каменном мешке» темницы с крысами, составлявшими ей единственную компанию, задыхаясь от вони сточных канав, замерзая на холодном каменном полу и питаясь жидкой похлёбкой, которую приносил ей тюремщик, бросая миску под ноги, словно собаке, и спешивший убраться восвояси. Вот так она ожидала своего приговора, который и так был ясен. Надежда на спасение и помилование умерла в первую неделю пребывания в тюрьме.
        — Сжечь ведьму!!! Долой дьявольское отродье!!!  — закричал рядом какой-то оборванец с гнилыми зубами и безумным взглядом, а затем, размахнувшись, ударил наотмашь по лицу. Всё перед глазами закружилось и с тихим стоном, сорвавшимся с разбитых губ, с запёкшейся на них кровью, она распласталась на мостовой в пыли, у ног веселящейся толпы. Сил подняться больше не было, лишь страстное желание умереть, закончив тем самым свои мучения на этой грешной земле. Но тюремщик не позволил ей это сделать, грубо схватив за волосы и лохмотья, хорошенько встряхнул и поставил на ноги, тычком между лопаток заставив идти вперёд.
        Толпа расступилась перед ней, открыв уставшему и обреченному взору трибуны, украшенные как по случаю празднества, с помпезно восседающими на них Священной Инквизицией и знатью. Последние с любопытством разглядывали её и тихо перешептывались, дамы, закрыв лица веерами, прятали свою брезгливость. Рядом с трибуной располагалось место казни: укреплённый в земле столб с небольшим помостом, у основания заваленный охапками сухого хвороста. Тут же стоял палач, держа в руках горящий факел и спрятав своё лицо за безобразной маской, с прорезями для глаз и носа, делавшей его ещё безобразней.
        — Расступись!  — гаркнул тюремщик, взмахами плети расчищая путь себе и своей пленнице к трибунам. Справившись с этим, он ударом заставил её упасть на колени перед этими святошами, важно взиравшими со своих мест.
        — Довольно!  — повысил голос первосвященник, не позволив её мучителю плетью опустить ей на плечи очередной удар.  — Вы выполнили свою работу, доставили обвиняемую, теперь ступайте!
        Тюремщик, неловко поклонившись, поспешил отступить прочь, боясь вызвать гнев важного господина.
        — Ирина Мойра Притенза, ты обвиняешься в колдовстве и связи с дьяволом, как и в причинении ущерба почтенному господину и жителям своей деревни. Готова ли ты признаться в своих тяжких грехах, покаяться перед Богом и людьми и принять заслуженную кару, дабы предстать перед очами Всевышнего с чистой душой.  — глава Инквизиции возвысил голос, грозно глядя неё, жалко сжавшуюся в комочек перед трибунами. Но столь ужасные и лживые слова заставили ее поднять своё избитое, грязное лицо, не выражавшее в эту минуту никаких эмоций, чтобы посмотреть на того, кто их произносил. Ей стоило больших усилий выдавить из себя хоть звук, чтобы ответить, но, собравшись, она прошептала: «Нет!».
        Инквизитор нахмурил брови, по-видимому, не расслышав ответ или услышал, но совсем не тот, что ожидал. Поэтому повторил, повысив свой голос, на пол октавы выше и громче.
        — Так ты сознаёшься??? Говори громче, что бы все могли тебя слышать!
        В голове пронеслась мысль, что её хотят заставить оклеветать саму себя! Тем самым, подписав приговор собственноручно. Голова закружилась от слепой ярости на такое беззаконие, придав ей сил, что бы вскочить и крикнуть, глядя в глаза этой публике, взявшейся судить, как впрочем, и всему миру, ополчившемуся против неё:
        — Нет, нет, нет!!!!! Вы слышите, я не ведьма!!!
        — Она сошла с ума! Девчонка тронулась умом!  — со стороны знати послышались негромкие возгласы.
        Первосвященник поднял руку, заставив всех умолкнуть.
        — Раз так,  — начал он — ты будешь казнена через сожжение на костре, нераскаявшейся! Тем самым обрекая свою бессмертную душу на вечные мучения в Гиене Огненной. Тебе даётся последнее слово и последний шанс на покаяние.  — Инквизитор выжидательно замер.
        — Будьте вы все прокляты! Будьте вы все прокляты…  — крикнула она и, собрав остатки сил, плюнула в их сторону.
        Глава Инквизиции качнул головой и к ней мгновенно подскочили стражники и потащили к столбу. Сопротивляться смысла не было, как и желания. Она словно кукла в их руках, безвольная, не имеющая ни чувств, ни мыслей, беспрепятственно позволила снять с себя кандалы, а потом втащить на помост и крепко привязать к столбу. Прикосновение шершавого, сухого дерева к спине причиняло боль при малейшем неловком движении, поэтому она стояла неподвижно, отказываясь страдать в последние мгновения своей короткой жизни. Равнодушно глядя на толпу этого жалкого люда, с их радостью от того, что они сейчас насладятся сполна её болью.
        Палач выжидательно взглянул в сторону трибун и, получив одобрение, бросил факел на охапки хвороста, которые мгновенно занялись и вспыхнули, превратившись в миг в ревущее пламя.
        Она почувствовала то мгновение, когда огненные языки начали лизать её одежду и обнажённые ноги, поднимаясь выше, желая поглотить. Нос забил удушливый едкий дым, разрывающий лёгкие, не дающий дышать. Её лохмотья быстро занялись и загорелись, тело пронзила боль, а перед глазами потемнело, из горла вырвался пронзительный крик.

        

        ГЛАВА 5


        Оливия открыла глаза, резко подскочив на постели.
        «Это сон… Всего лишь сон… Я уснула!» — пронеслось в её голове, вызвав вздох облегчения. Поправив локоны, упавшие ей на глаза, девушка взглянула на открытую книгу, лежавшую рядом, которую читала, пока мерзавец Морфей не утащил ее к себе в царство, подсунув весьма реалистичный сон. События, происходившие там, до сих пор стояли перед глазами, вызывая в сердце ужас.
        Ливия опустила глаза и прочла на одной из страниц:
        «Ирина Мойра Притенза. Ведьма. Сожжена публично 16 октября 1690 г. от Рождества Христова. Вину не признала, отошла в мир иной без отпущения грехов. Да помилует Господь её грешную душу.
        Старший писарь Святейшей Инквизиции Арчибальд Пада»
        «А ведь девушка действительно была не причём!» — Она могла сказать это с уверенностью, так как теперь, окончательно проснувшись, Оливия поняла, что каким-то образом пережила во сне реальные события! Не могли те события, чувства быть лишь порождением её фантазии от прочитанного, хотя это и сыграло немаловажную роль. Там Ливия стала Ириной, доброй, хорошей девушкой и одарённой целительницей, но не обладающей способностями ведьмы!
        Сколько же невинных жизней было загублено в те поистине чёрные времена.
        От грустных мыслей её оторвал заработавший интерком:
        — Дорогая, к тебе Сидни пришла, спускайся!  — сообщила мама.
        «Наверное, Сид звонила, а я так крепко уснула, что ничего не слышала».
        Оливия нащупала на кровати мобильный, а затем просмотрела списки вызовов. Так и есть! 5 пропущенных от подружки. Хорошо же она заснула, что всё остальное перестало существовать. Это и не удивительно, не каждый раз оказываешься в роли индейки, поджаривающейся на вертеле, на открытом воздухе, при многочисленных свидетелях.
        Перед глазами вновь проплыли образы из кошмара. Ливия тряхнула головой, не позволяя себе окунуться в пережитый во сне ужас и, соскочив с постели, направилась к ожидавшей её Сидни.
        Снизу слышались голоса: спокойные принадлежали маме и бабушке, взволнованно-восторженный — Сидни. Не иначе, как она устроила им допрос, по-видимому, обнаружив зелье.
        Спустившись, девушка застала всех в передней. Как она и предполагала, Сид засыпала родительниц вопросами, а те ей подробно объясняли, стараясь сократить объяснения до приемлемых размеров, чтобы та всё поняла. Предмет разговора был аккуратно упакован и ожидал часа, когда Сандра и Милинда Уоррен им воспользуются для спасения сада миссис Рик. Первой Оливию заметила бабушка.
        — Ливия, мы сейчас уходим, нас ждёт Аманда Рик. Остаёшься за хозяйку и не забудь напоить Сидни чаем, пирожные к нему на кухне в буфете.
        С этими словами, подхватив бутыль с зельем, обе женщины ушли, плотно захлопнув за собой дверь.
        — Я тебе завидую, Лив, чёрной завистью! Твои бабка с матерью просто чудо, с ними так интересно и уж точно никогда не соскучишься. А вот мои предки только и умеют, что причитать и пилить.  — Сидни огорчённо вздохнула, серьёзно поглядев на с трудом прячущую улыбку подругу.
        — Сид, прекрати! У тебя замечательные родители, грех жаловаться! О таких можно только мечтать и уж они-то точно, тебя не пилят, просто выражают свою озабоченность и любовь. Да ещё стараются ни в чём тебя не ограничивать, уж я-то знаю. Кстати, пока тебя ждала, такой сон видела!
        — Ясно, чем ты занималась, что до тебя было не дозвониться! Ты книгу-то дочитала?
        — Так я её и читала, пока не отрубилась.
        По дороге в комнату Оливия подробно рассказала подруге о событиях из своего сна
        — Ничего себе…  — Сидни поглядела на неё расширенными от удивления глазами, всё ещё находясь под впечатлением от услышанного.  — Ты думаешь, так всё и было?
        Оливия задумалась. Она была практически уверена, что так оно и есть! Тогда это значит…  — Хлопок двери, закрывшейся у них за спиной, вывел ее из задумчивости, как и голос Сидни, звучавший очень недовольно.
        — Лив, ты что, в транс впала? Меня бы предупредила, а то созерцать твою жутко сосредоточенную и погружённую в себя мордашку довольно неприятно!
        К своим словам она присовокупила и довольно ощутимый тычок в бок, заставивший Оливию бросить свои размышления, а то чего доброго, Сидни её всю синяками покроет.
        Сид подозрительно сощурила свои глаза, но потом махнула рукой на странное поведение Оливии и полезла к ней с вопросами.
        — Так и чем ты сегодня меня поразишь? Я могу надеяться, что Грэг всё же превратится в симпатичного лягушонка?
        — Сидни… Ты снова за своё?! Оставь, прошу, земноводное. Не буду я никого ни во что превращать!
        — Жаль! А я надеялась, вдруг ты передумала!  — Сидни лукаво улыбнулась, поблёскивая глазами.
        — Давай оставим всех в своих обличьях и духов тревожить не будем. Бабушка сказала, что они сейчас чересчур беспокойные, а лишние треволнения никому не нужны! А сегодня, по её совету, займёмся вот чем!
        Ливия обошла постель и извлекла из тумбочки таинственно чарующую колоду карт Таро.
        — Давно не обращалась к ним! Надеюсь, моя энергия ещё не испарилась, что немаловажно! Карты ведуньи не должны залеживаться на полке, так они теряют свою силу!  — девушка нежно погладила карты, будто они живы.  — Сидни, задёрни шторы, им по нраву полумрак.
        Та мгновенно бросилась выполнять просьбу. Подскочив к окну, она плотно задёрнула шторы. Ливия тем временем убрала ковёр и залезла в свой шкаф, немного там порывшись, достала пять белых больших свечей. Расставила на полу таким образом, что если мысленно соединить их линиями, то получится пентаграмма. После того, как они запылали, наполняя полумрак комнаты тихим мерцающим светом, Оливия села в центр образованной фигуры и указала подруге на место подле себя.
        — Это защитит нас на случай неожиданностей.
        — А что может случиться? Это же всего лишь карты, бездушные карточки с картинками!  — недоумевающее произнесла Сидни глядя на Оливию.
        — Ничего не случится! Но в том, что это всего лишь бездушные карточки, ты ошибаешься! Те, что я держу в руках, самые настоящие карты Таро, они могут раскрыть чужие помыслы, тайны, судьбы, дать совет, но относиться к ним надо трепетно и с почтением! Это двери в мир будущего! Открывая которые, мы можем потревожить тех, кто охраняет его. Вот от них нам и нужна защита. Так что ты хочешь узнать?
        Сидни зачарованно слушала подругу, буквально ловя каждое её слово и наблюдая, как она аккуратно мешает карты. Услышав заданный вопрос, она ослепительно улыбнулась, тем самым показывая как дожидалась его.
        — Ты прекрасно знаешь, что меня интересует! А точнее кто!
        — Действительно… могла бы и не спрашивать! Что ж, бедняга Грэг, сейчас мы узнаем, что твориться у тебя в мыслях!
        Оливия начала выкладывать карты.
        — Сид, он на распутье! Не знает, что ему делать! Ты ему интересна с одной стороны, а с другой… страх!  — девушка улыбнулась. Что — то в этом роде она и ожидала.
        — Меня??? Я что, страшная? Да и не кусаюсь…  — Сидни с сомнением поглядела на разложенные перед ней карты, с таинственными изображениями на них.
        — Боится, что со временем он тебе наскучит. Боится, что ты причинишь ему боль, вот поэтому и бегает, но в душе этого не хочет делать. И ты ещё к тому же чересчур напористая!  — Ливия мысленно добавила ещё парочку качеств, но подруга никогда с ними не согласится!
        — Какая есть! За что ты меня и любишь,  — на лице Сидни появилась лучезарная улыбка.  — Грэг тоже полюбит, и уж тогда никуда не денется, а страх пройдёт. Да и я пообещаю быть лапочкой и душкой!
        — Не торопись, дорогая, он ещё не определился: то ли зацеловать тебя, то ли сбежать на край Земли.
        Ливия захохотала, глядя, как лицо подруги скривилось, будто та съела лимон.
        — Что ещё тебя интересует?  — всё ещё посмеиваясь, спросила Ливия.
        — А судьбу мою можешь поведать?
        — Какую именно?
        Глаза Сидни удивлённо распахнулись, став похожими на голубые озёра с плескавшимся на поверхности изумлением.
        — Как какую именно? Их что, несколько?
        — Конечно!  — Ливия улыбнулась удивлению подруги.  — У каждого человека не одна, а несколько судеб, напрямую зависящих от него самого. Только он и его действия решают, по какому жизненному пути пойдёт в дальнейшем. Какая судьба станет избранной для него. Каждый последующий шаг или принятое решение могут в одночасье её изменить.
        — Значит, если я её узнаю, ещё нет гарантии, что именно она станет избранной для меня из всех моих судеб?
        Заинтересованность Сид росла. Она и не думала, что всё так сложно, хотя спрашивается: «Что легко?». Особенно если это касается судьбы или хиромантии в частности!
        — В принципе, да, но человек — такое доверчивое существо, что запросто может себя «запрограммировать» на сказанное гадалкой, как на хорошее, так и на плохое. Ведь карты предупреждают и дают нам выбор и шанс, что-то изменить в лучшую сторону.
        — Знаешь, Лив,  — в глазах девушки появилась задумчивость.  — думаю, тогда не стоит, пусть новый день будет для меня сюрпризом, только приятным.
        Оливия поражённо посмотрела на подругу, фиксируя в памяти один из редких случаев здравомыслия у Сид, чтобы в будущем, когда она её доведёт своим авантюризмом до предела, припомнить ей это.
        Следующие несколько часов девушки просто болтали обо всём на свете за кружкой душистого чая с пирожками, иногда заливаясь весёлым смехом. Время летело незаметно для подружек, пока в кармане у Сидни не заверещал мобильный, требуя, чтобы на него обратили внимание. После короткой беседы с мамой, она засобиралась домой.
        Когда за подругой захлопнулась дверь, Ливия, прихватив с кухни ещё сладостей, поднялась к себе в комнату. Войдя, девушка взглянула на горящие свечи. Они с Сидни так их и не потушили, завороженные тихим светом, создающим необходимую атмосферу для задушевных девичьих бесед. Теперь же, когда подруга отправилась домой, надобность в них отпала. Оливия уже собралась их потушить, как в голову к ней пришла идея.
        Взяв карты, она села в центр, образованной свечами фигуры, как до этого с Сидни. Сжав колоду руками, Оливия произнесла голосом твёрдым и властным, требующим немедленного подчинения:
        — Скажите, что я знать хочу! Откройте мне мою судьбу!
        Где-то в подсознании прозвучал тоненький голосок, предупреждающий о последствиях, но она быстро его заглушила, и, раскрыв ладони, вытянула первую карту.
        Ливия не обманывала подругу, когда говорила об изменчивости судьбы, это было действительно так. Правда, она умолчала о том, что есть такие моменты, которые не поддаются изменениям, что бы человек не делал и как бы ни старался. В данную минуту именно они её и интересовали.
        Девушка глубоко вздохнула и открыла карту… и с ужасом, вползавшим ей в сердце холодной змеёй, воззрилась на костлявого монстра, который скривился в злобном оскале. В его пустых глазницах застыла тьма. Узнать эту карту мог и новичок, не знающий ничего о предсказаниях Таро. «Смерть» — вот что она значила.
        — Не может быть…  — прошептала Оливия, лихорадочно начав переворачивать карты одна за другой, с каждым открытым изображением холодея всё больше. Не выдержав, она швырнула оставшиеся карты на пол, крепко зажмурившись, в голове стучала одна мыль, что все это нереально. Но, отдышавшись, через миг всё же решила посмотреть. Ливия раскрыла глаза и в ту же секунду пожалела об этом. Падая, карты перевернулись, и теперь на неё смотрело целое полчище ужасных монстров, заставляя сердце замереть, а кровь застыть в жилах. Только одна карта не была перевёрнута. Девушка дрожащей рукой потянулась к ней, но лишь только она коснулась её, как свет в глазах померк, появилось ощущение, словно она попала в водоворот, всё закружилось с бешеной скоростью. Ливия не понимала, что с ней происходит. Как только всё резко прекратилось, тьма расступилась и перед глазами, как кадры из немого кино, только не такие чёткие, поплыли образы, с каждой секундой ускоряясь, словно включили перемотку. Оливия пыталась разобрать, что видит. Но тут в голове, словно что-то взорвалось, принеся с собой жгучую боль, а видения прекратились и
исчезли. Силы покинули её, она ощутила, как проваливается в бездонную чёрную пустоту, несущую с собой забвение.

        

        ГЛАВА 6


        Оливия открыла глаза и с удивлением отметила, что лежит на полу. Тяжело поднявшись с гримасой на лице, так как боль всё ещё пульсировала в голове, девушка осмотрелась. Рядом валялись разбросанные карты, но изображения на них были абсолютно разные, как и должно было быть. Только вот воспоминания о случившемся и твёрдая уверенность в своём здравомыслии не давали усомниться, что всё произошедшее до обморока не было плодом её фантазии.
        «Интересно, сколько я провалялась в отключке?» Ливия потянулась за мобильным и взглянула на дисплей. Как оказалось, не так долго, всего лишь час. Значит, скоро придут мать с бабушкой. То, что с ней произошло не совсем нормально и абсолютно непонятно, так что совет старших не повредит в этом вопросе, правда кое-какие догадки всё же были, благодаря Сидни, натолкнувшей её на них.
        Оливия вздохнула и принялась собирать карты. Задув свечи, она аккуратно всё спрятала по своим местам, наведя порядок, словно ничего и не произошло. Затем, окинув придирчивым взглядом комнату и не найдя в ней изъянов своей уборки, решила спуститься вниз, дабы там дождаться прихода своих родительниц.
        Спустившись в гостиную, Ливия включила телевизор, чтобы не чувствовать себя в одиночестве и растянулась на одном из диванчиков, задумчиво рассматривая потолок.
        Сколько времени она так пролежала, погрузившись в свои мысли, девушка не знала. Из задумчивости её вывели звук открывшейся двери и голоса пришедших со своей «миссии» родительниц. Через пару минут в гостиную вошли Сандра и Милинда Уоррен с улыбками на лицах, что свидетельствовало об удачном исходе "дела", чего и следовало ожидать.
        — О, дорогая, ты ещё не спишь? А как же школа?  — спросила мать, первая заметив её.
        «У меня тут такое произошло, а они про школу…» Оливия решила не ходить вокруг да около и прямо рассказать обо всём случившимся, но вначале хотела развеять или подтвердить свои догадки. Поэтому обратилась к бабке, которая в отличие от матери заметила, состояние внучки, и в глазах которой уже можно было заметить озабоченность.
        — Ливия, что произошло, пока нас не было?  — голос Сандры зазвенел от беспокойства. Мать, мгновенно насторожившись, в ожидании ответа замерла рядом.
        — Прежде скажите, сколькими силами может обладать ведьма?
        Бабка с матерью переглянулись. Ей ответила Милинда, серьёзно взглянув на дочь.
        — В зависимости от того, насколько сильная ведьма и её род. У кого-то сила может быть, у кого-то нет.
        — И всё же…  — девушка требовательно взглянула на обеих родительниц.
        — Одна. Одна сила.
        — А две может быть?
        — Может быть всё! Но это редкий случай и поверь, доченька, вторая просто так не возникает, за всё надо расплачиваться рано или поздно. Сила даёт ощущение власти и могущества, что не может привести ни к чему хорошему. В конечном счете, она либо принесёт погибель, либо сведёт с ума несчастную, на долю которой выпало такое.
        «Радужные перспективы, ничего не скажешь… и как им теперь всё рассказать?» Ливия горько усмехнулась, поняв, что своим повествованием доведёт обеих родительниц до удара. Поэтому решила рассказать лишь часть, умолчав о «фокусе» с картами Таро.
        — Последний вопрос…  — проговорила Оливия, видя, что мать и бабушка готовы накинуться на неё с расспросами.  — Если получить дар предвиденья, неужели это так же приведёт к трагическому концу?
        — Это один из редких даров, которые может получить ведьма в своё распоряжение. Но получить именно его, это как прямое указание, что необходимо готовиться к чему-то, что готовит ей её судьба. Этот дар может как спасти, так и погубить ее, если она не сможет разгадать данное ей послание.  — произнесла бабка, вглядываясь в глаза Ливии.  — А теперь расскажи, что произошло, и с чем связаны твои расспросы? И никаких увёрток!
        Девушка согласно кивнула и рассказала о своём сне. С каждым словом напряжение покидало бабушку и маму. Закончив, она замерла в ожидании их комментариев.
        — Милая, я не думаю, что это возникновение нового дара. Это мог быть всего лишь сон, мысли и образы от прочитанного перенеслись в сновиденье. Но если ты заподозрила, что это что-то большее, чем обычный сон, возможно, ты и права…  — Сандра на миг задумалась,  — мы сможем понять это лишь спустя какое-то время! Что бы тебе не было дано, ты справишься, а мы всегда рядом и в случае чего поможем!
        Бабка улыбнулась, ласково похлопав внучку по руке, отправилась на кухню.
        — Слушай свою бабушку, она знает, что говорит! Спокойной ночи, детка — мама нежно обняла ее и последовала за Сандрой Уоррен.
        Оливия немного посидела в одиночестве, задумчиво прикусив губку и переваривая услышанное. Все её догадки подтвердились, только она не знала хорошо это или нет.
        Глаза начали слипаться и, поднявшись, Ливия побрела к себе в комнату.
        Всему своё время, а то, что она справится — это несомненно! Она должна… именно она!

        

        ГЛАВА 7


        Она вновь ощущала, как тело её снедает пламя беспощадного костра, кожа от этого начала пузыриться и лопаться, причиняя нестерпимую боль. Губы от жара пересохли, с них уже не мог сорваться тот душераздирающий крик, который буквально раздирал её пополам изнутри.
        Но вот в одно мгновение всё изменилось, как по мановению волшебной палочки, её больше не терзал огонь. Она ощутила, как сердце наполняется свободой. Абсолютной свободой, не знающей границ. Где-то внизу расстелился тяжёлым покрывалом лес, погружённый во тьму, и лишь изредка в самой его гуще вспыхивали огни — это ведьмы праздновали Хэллоуин. Она же стояла на высокой горной вершине, и ветер беспощадно трепал её волосы и одежду. Казалось, что мир находится у неё на ладони. Вдруг вокруг потемнело, так что и собственных пальцев не разглядишь, а потом небо раскололи на множество осколков всполохи сверкнувших молний, таких ослепительно ярких, что перед ними расступалась тьма.
        Миг… и она осознаёт, что бежит, бежит их последних сил, а дыхание с лёгким хрипом вырывается из лёгких. Оглянувшись по сторонам, понимает, что это кладбище! Старое, заброшенное кладбище: заросшие могилы и разбитые надгробия, покосившиеся, мшистые кресты.
        — Быстрее!!! Чего ты медлишь?  — сердитый окрик позади неё и она в туже секунду ощутила, как её толкнули вперёд.
        «Да куда же быстрее??? Чувствую ещё немного, и я рухну без сил! Пусть меня тогда тащит!» Проносится в голове, а с губ срывается жалобное:
        — Не могу!
        — Можешь, чёрт возьми, Оливия! Я не позволю тебе сдаться в последний момент!
        «Как он так может? Я тут на последнем издыхании, а он ругается??? Хотя конечно… он же…» Додумать девушка не успевает, чувствуя, как её грубо толкают, а сверху наваливается что-то тяжёлое, раздается взрыв… от которого вздрогнула земля, осколки разбитых надгробий и крестов ударили по лицу мелкой дробью, высекая царапины на лице. «Да когда же это, наконец, кончится??? Я больше ничего не хочу, мне всё равно…» Это была единственная мысль, промелькнувшая в сознании Ливии, а затем пустота и тьма, засасывающая её глубоко в свою бездонную утробу.
        — Нет! Оливия!!! Не смей! Ты слышишь меня? Не смей…  — последнее, что она слышит, прежде чем окончательно погрузиться во тьму.
        Ливия резко вскочила в постели, мгновенно проснувшись, и с ужасом в душе оглянулась по сторонам, ожидая увидеть рядом изъеденные временем со стёртыми надписями надгробные плиты и другие атрибуты безрадостного кладбищенского пейзажа. Но через мгновение девушка поняла, что это был лишь сон, и с облегчением откинулась на подушки.
        В раскрытые окна светило утреннее осеннее солнышко, а ветер, раздувая занавески, наполнял комнату свежестью. «Всё на своих местах, всё как всегда…» Устало подумала девушка, отирая со лба испарину. Ночь не принесла с собой покой и отдых, лишь подкинув новые поводы для размышления и беспокойства. Только когда тело словно налито свинцом, то и мозги отказываются соображать.
        «Вот здорово… Не выспалась и состояние хуже некуда! Утро начинается просто превосходно» На тумбочке заверещал будильник, напомнив, что пора собираться в школу. Последний раз в этом семестре.
        Оливия нехотя и с сердитым бормотанием сползла с постели и пошлёпала в ванную, размышляя на ходу, сможет ли она привести себя в приличный вид в такие сжатые сроки.
        Как оказалось, сможет. Холодный душ и косметика сотворили чудеса, девушка чувствовала себя вновь ожившей. В последний раз осмотрев себя с ног до головы и убедившись, что особа в зеркале выглядит выше всяких похвал — даже лёгкая бледность не портила общей картины, Оливия улыбнулась своему отражению и спустилась завтракать.
        Матери нигде не было видно, в кухне вовсю хозяйничала бабушка, весело мурлыкая себе что-то под нос. Оттуда доносились божественные ароматы, наполняя рот Ливии слюной. Зайдя в кухню, она могла лицезреть, как Сандра Уоррен снимала с огромной сковороды румяные, пышные оладьи, а рядом на большом блюде уже высилась приличная горка этой восхитительно вкусной сдобы.
        — Бабуль, доброе утро!  — Лив нежно чмокнула женщину в щёку и заглянула ей через плечо.  — Ох… блинчики, мои любимые…  — Пропела Ливия и, ловко перегнувшись, жестом фокусника стащила с вершины горки один блин и с довольным урчанием, плюхнулась на стоящий рядом стул, с аппетитом уплетая добычу. Расправившись с ним, девушка облизнула пальцы и взглянула в сторону вожделенных оладий, но наткнулась на укоризненный взгляд бабки.
        — Оливия! Доброе утро, конечно! Только вот сколько раз я тебе говорила, не хватай, сейчас всё поставлю, и ешь на здоровье. И не облизывай пальцы, ты же не маленькая, в конце концов.
        — Хорошо, хорошо, хорошо… Не буду!  — покорно сказала девушка, выставив вперёд руки, словно защищаясь от упрёков.
        — Ты где будешь завтракать: тут или накрыть в столовой?
        — Конечно тут! С тобой веселее.
        Сандра быстро выставила угощения для своей внучки и налила ей горячего кофе, с любовью наблюдая, как та быстро поглощает свой завтрак.
        — А где мама? Ещё не поднялась?  — спросила Ливия, наконец насытившись.
        — Пошла к пастору Льюису, уточнять насчёт воскресной ярмарки. Надеюсь, дорогая, ты поможешь нам торговать в лотке? Мы рассчитываем на тебя. Так что не планируй ничего на этот уик-энд.
        Особого желания у Оливии не было, но бросить родительниц без помощи совесть не позволяла. К тому же Сидни не минёт та же участь. Её мама вовсю занималась благотворительностью и делами прихода, на пару с мамой Оливии. Так что подруга будет торговать неподалёку. Деньги от продажи пойдут в благотворительный фонд детской больницы Святого Франциска, а это был ещё один повод, чтобы Ливия не сильно упорствовала.
        — Ой, снова ты меня заговорила, теперь опаздываю!  — воскликнула Оливия, взглянув на дисплей телефона.
        Схватив рюкзак и закинув его за спину, она быстро чмокнула бабку на прощанье, в передней натянула туфли и выбежала из дому.
        Так как Ливия жила довольно близко от школы, она ходила в неё пешком, а не ездила на автобусе, как большинство учеников. Как впрочем, и Сидни, что не могло не радовать подружек, так как это давало возможность поболтать. Впрочем, вынужденная прогулка её не сильно беспокоила, наоборот, радовала. Так порой хорошо пройтись, подышать свежим, утренним воздухом, который был способен быстро избавить от затаившейся где-то внутри сонливости.
        Уже подходя к зданию школы, девушка увидела ожидавшую её подругу. Сидни с грозным и воинственным выражением на лице выискивала Оливию среди спешивших на учёбу парней и девушек.
        — Наконец-то! Сколько можно тебя ждать?  — произнесла недовольным тоном Сид, когда Ливия подошла ближе и, пристроившись, пошла рядом.
        — И тебе доброе утро, дорогая! Вижу, ты в прекрасном расположении духа!  — пошутила Оливия, с улыбкой наблюдая игру чувств на лице подруги.
        — Очень смешно… Спешу тебя порадовать, можешь смело выкинуть свои бесполезные карты. Они лгут!
        Ливия удивлённо поглядела на Сидни.
        — Они не лгали ещё никогда,  — твёрдым голосом произнесла девушка. А в голове мгновенно пронеслось воспоминание о том, что случилось после ухода Сидни. Как карты поменяли своё изображение и значение, в один миг приняв безобразный лик «смерти». В этот раз ей хотелось, чтобы слова Сидни соответствовали действительности. Тряхнув головой, она постаралась изгнать из памяти ужасные воспоминания и размышления на эту тему.
        — И всё же они солгали!  — упорствовала Сидни, с обидой, отчетливо слышимой в её голосе.
        Ливия озадаченно нахмурилась.
        — Сид, может, ты мне приоткроешь тайну? Что, в конце концов, такое случилось, от чего твой голос звучит, как у ребенка, у которого отобрали леденец?
        — Что случилось, ты спрашиваешь? Так вот… Этот гад…
        — Грэг?
        — Конечно Грэг! Кто ещё? Так вот, этот тупица, пока я ждала тебя, прошмыгнул рядом, словно мышь под веником и даже не соизволил поздороваться! И ты ещё утверждаешь, что всё сказанное тобой и твоими паршивыми и глупыми карточками, правда? Если он снова сбежал!  — воскликнула Сидни и обвиняюще взглянула на прятавшую улыбку подругу.
        — Сид, я такого не говорила! Это ты уже сама придумала. Мало ли, что могло измениться за один вечер и ночь. К тому же не было ничего сказано о том, что всё будет легко и просто. Я всего лишь заглянула в его разум, а там, если припомнишь — распутье! Он ещё не определился! Так что расслабься и дай ему право выбора, если вам суждено быть вместе, вы обязательно будете!
        — Легко тебе говорить… Эх, ладно, всё равно никуда не денется!  — сделав медленный, глубокий вздох произнесла Сидни и улыбнулась.  — Так, что у нас сейчас?
        Девушки переглянулись и с тоской в голосе одновременно произнесли:
        — Биология…
        Но делать было нечего, и они понуро вошли в класс и расселись по своим местам. Ливия морально начала готовиться к грядущим испытаниям, уже жалея, что успела поесть. Теперь появилась возможность расстаться с завтраком, так уютно разместившимся у неё в желудке. По-видимому, к такому повороту событий готовились и одноклассники. Лица их выражали полную безнадёжность и скуку. Как оказалось, все переживания были напрасными. Они отделались контрольным тестом и лёгким испугом. После этого мистер Джонсон с миром отпустил их, напоследок пожелав хорошо отдохнуть и повеселиться.
        Последний день в этом семестре пролетел довольно быстро и без потерь. Ливия медленно собирала учебники, наслаждаясь мыслями о каникулах и предстоящем Хэллоуине. В её сознание вторгся мелодичный голос Джины Уотсон, главы администрации класса и по совместительству просто хорошего человека и подруги, вызволив Оливию из страны грёз.
        — Лив, ты точно не пойдёшь к Дереку на вечеринку? А то всего кучу надо принести и сделать, так что лишние руки и главное ответственные, нам не помешают.
        Ливия симпатизировала Джине. Этой доброй, но очень целеустремлённой девушке с немного ассиметричным лицом, не портившим её абсолютно, обладающей отзывчивым сердцем. Так что не сильно удивилась, что обязанность организовать мероприятие взвалили на её хрупкие плечи. Благо Джина обладала неуёмной энергией, которой с лихвой хватит довести всё до конца, как и желания всем верховодить.
        — Нет, я не иду,  — Оливия улыбнулась — но, думаю, и без меня людей хватит. Как и тех, кто способен помочь.
        — Жаль, конечно… но людей действительно наберется предостаточно! Боюсь, как бы всего хватило, и дом Дерека выдержал такого наплыва гостей.  — Джина усмехнулась — Ладно Оливия, до скорого, хорошо тебе провести каникулы, думаю, мы ещё с тобой свидимся на церковной ярмарке, которую устраивает преподобный в это воскресенье. Ты там будешь?
        — А как же! Куда я денусь?! Мы готовим угощенья. Обязательно подходи к нашему лотку, попробуешь бабушкины фирменные пирожки.
        — Обязательно подойду! Я наслышана о знаменитой сдобе, что выпекает миссис Уоррен. Теперь побегу дальше агитировать, а то точно не успеем. Выпивки будет много, парни постараются, а на приготовления угощений надо организовать девчонок… Думала вот тебе это перепоручить, но раз ты не пойдёшь, надо искать замену! О… на ловца и зверь бежит! Вон вижу Ванессу Смит, у неё мама — шеф-повар в ресторане, думаю это как раз то, что нам надо!
        Джина махнула рукой на прощание и выбежала из класса догонять Ванессу.
        Оливия мысленно пожелала ей удачи. Она была рада, что ребята, судя по всему, тоже замечательно проведут время и вечеринку на Хэллоуин, а это значит, что Сидни её потом не будет донимать упрёками. Закинув рюкзачок на плечо, девушка бодрым шагом направилась вон из класса и школы — домой. Путь предстояло преодолеть одной, так как Сид, как только прозвенел последний звонок в этом семестре, умчалась на встречу к маме, чтобы совершить вместе с ней поход по магазинам. Сидни предлагала и ей составить им компанию, но сегодня Оливия на шопинг не была настроена. Девушка знала, что сегодняшний «марафон» по бутикам не выдержит. Подруга вознамерилась всех затмить на вечеринке, а это значит, что надо будет зайти не в один десяток магазинов, чтобы угодить придирчивому вкусу Сид.
        Идя домой одна, девушка жалела, что рядом нет подруги-болтушки, способной не дать ей погрузиться в тяжкие и тревожные раздумья, которые заполонили её подсознание. Так тяжело было разобраться во всём на неё свалившемся… Но всё же со временем она начала понимать и мириться с происходящим, сознавать, что такова её судьба, от которой не сбежишь и не спрячешься. Новый дар… Может это не так уж плохо! Ей выпал шанс изменить будущее. Так пожелали Высшие Силы, а с ними спорить глупо, отказываясь от своих способностей. Оливия поняла, что её дар основан на видениях, как прошлого — сон о происшедшем с Ириной, так и будущего — то, что она видела, когда прикоснулась к карте и во сне. А это значит, первые шаги в направлении обуздания и подчинения своей силы для служения Добру уже сделаны.
        Девушка, погрузившись в свои мысли, не заметила, как преодолела весь путь от школы и до дома. К реальности она вернулась, подойдя к саду, он как всегда поражал своей красотой и буйством красок. Среди всей этой красоты Оливия заметила маму, срезавшую бутоны роз. Рядом стояли несколько плетёных корзин, уже практически наполненных благоухающими цветами.
        — Привет мамочка!  — поздоровалась Ливия, взяв из одной корзины алую розу на длинном стебле и с наслаждением втянула её дивный, тонкий аромат.
        Милинда Уоррен оторвалась от своего занятия и улыбнулась своей дочери, в который раз поразившись, насколько та не похожа на неё. Вся в отца. Она словно дикая роза среди одуванчиков. Обошла мать и по красоте и по магической силе, это наполняло материнское сердце любовью, гордостью и желанием, чтобы у Ливии всё сложилось иначе, чем у неё самой. Чтобы «непохожесть» была не только внешне, но и судьба была другой, счастливой.
        — Привет, дорогая! Как дела в школе?
        — Замечательно! Написали несколько контрольных тестов и без особых мучений! Даже мистер Джонсон, учитель биологии, не пытал нас своими лекциями.  — Оливия картинно закатила глаза.  — Мам, а зачем столько цветов? Ты вырезала половину цветника!
        — Одна корзинка нам, когда пойдёшь, захвати её, а остальные я отнесу в детскую больницу Святого Франциска, для которой мы будем собирать пожертвования на ярмарке. Мне очень хочется, что бы праздник был не только у нас, но и у малышей! А цветы раскрасят их унылые больничные палаты, подарят надежду на скорое выздоровление. Я ещё конечно немного над ними «поработала» усилив лечебные качества. Теперь гиацинты снимут боль и успокоят, розы подарят бодрость, флоксы навеют чудесные сны, лилии заставят на время забыть невзгоды. И конечно от моих цветочков никакой аллергии!  — глаза Милинды засияли, показывая, насколько она рада своей затее.  — Пастер Льюис поддержал мою задумку, он должен прислать людей, чтобы забрать корзины и доставить их в больницу.
        — Отлично придумано, мам! Тогда не жаль их срезать, ещё вырастим!  — улыбнулась Оливия и, подойдя к матери, нежно обняла её.  — Тебе помочь?
        — Нет. Я уже закончила. А ты иди, отдохни и, если хочешь, поработай декоратором, наполни вазы свежими цветами,  — сказала Милинда, возвращаясь к своему занятию.
        Оливия ещё немного постояла рядом с матерью, наблюдая, как та ловко срезает бутоны и, обрывая лишние листья, складывает в корзинку. Затем, развернувшись и взяв приготовленные для их интерьера цветы, отправилась в дом.
        Войдя внутрь, она с наслаждением скинула туфли и ступила на прохладный пол босыми ногами. Корзину с благоухающим букетом девушка отнесла на кухню, решив, не откладывая в долгий ящик, заняться его «расселением» по вазам. Выкинув из головы все негативные мысли, Ливия неспешно обошла весь дом, собирая вазы и выставляя их на кухонный стол. Тихо мурлыча себе под нос песенку, с улыбкой на губах она наполняла ёмкости водой, добавляя туда немного чудодейственного средства, от которого цветы будут себя чувствовать, словно на клумбе, в земле, а это значит, будут долго радовать их своим благоуханием и богатством оттенков. Ливия нежно и аккуратно извлекала каждый новый цветок из корзины, уделяя ему внимание и уважение, прежде чем добавить к составляемой ею композиции. Она прекрасно разбиралась в растениях, зная предпочтения каждого из них, как и то, какие из них просто не переносят общество друг друга. Цветы, словно люди. Этот факт всегда удивлял и восхищал девушку: у них есть свои симпатии, капризы и желания и они без зазрения совести показывают их. Лицемерие растительному миру неизвестна и неприемлема для
него. Так Оливия любила ландыши и розы, но знала: поставь их вместе в одну вазу, и они погубят друг друга за одну ночь.
        — «Как Сидни и Кларисса: запри их на день в одной комнате, и вселенская катастрофа покажется пустячком!» — подумала Ливия и эта мысль заставила губы девушки растянуться в лучезарной улыбке. Поэтому она старалась подобрать этим прекрасным капризулям хорошую компанию.
        Скомплектовав букеты, она с гордостью взглянула на плод своих трудов, а потом, подхватив вазы, стала разносить их на прежние места. Композиции для родительниц она делала, зная их цветочные предпочтения, и теперь надеялась, что им понравиться.
        Закончив работу, Ливия улыбнулась. Она могла всё сделать гораздо быстрее, но зачем тратить магию на дело, которое доставляет радость и занимает и руки, и голову. Прихватив вазу со своим букетом, девушка решила подняться к себе.

        ГЛАВА 8


        Оливия валялась на своей постели, решая, чем себя занять, Морфей категорически отказывался к ней нагрянуть и забрать в своё царство. Что очень раздражало, и поэтому ничего не хотелось делать. Но, немного подумав, она всё-таки решила почитать. Встав с кровати, девушка пошлёпала в библиотеку.
        Войдя туда, она остановилась, с благоговением оглядывая стеллажи, в который раз удивляясь атмосфере, царящий тут. Таинственный полумрак и чувство уединённости и покоя, которые накатывали мгновенно, лишь только переступи порог, уводя тебя по дороге в иной мир, иную реальность. Порой Оливии казалось, что библиотека этого дома — не просто вместилище большого количества книг, но и нечто большее, живой организм, который с материнской лаской и любовью хранит жизни и судьбы своих книжных героев. До поры, до времени тая их секреты, чтобы потом поделиться с тем, кто ступил под её чертог, взамен требуя лишь почтения.
        Ливия с трепетом в душе и бесконечным уважением приблизилась к стеллажам и провела рукой по корешкам книг. Они были шероховатыми и немного прохладными на ощупь. Ей казалось, что они тихо шепчутся и реагируют на её движения. Гадая, кого она из них выберет.
        Прежний владелец оставил много книг и синхронизировал издания, а Оливия ещё немного подкорректировала, и теперь без труда можно было отыскать любую книгу. Прислушавшись к себе, она остановила выбор на сонетах Шекспира, они оставили неизгладимый след в душе девушки после первого же прочтения, и теперь она с удовольствием перечитывала их. Особенно когда хотела умиротворённости в собственной душе, что не гасило интереса к переживаниям и страстям героя.
        Немного подумав, она решила прихватить ещё одну книгу — «Сновидения». Она не была бульварным изданием, которое можно купить за несколько центов в любом книжном магазинчике. Книга была написана ведьмой-ясновидящей, сведущей в сновидениях и всем, что с ними связано. Она же и подарила свой труд прабабке Оливии. Перенеся в книгу все свои познания, а так же советы и предсказания. Ливия очень надеялась, что найдёт там подтверждение своей теории о своих ведениях — снах из прошлого, а может и будущего. Девушка протянула руку за изданием, но лишь только она коснулась кожаного переплёта, как в глазах потемнело, дыхание перехватило и появилось ощущение стремительного падения в тёмную, зияющую своей ненасытной пастью бездну, которая хранила не одну тайну. Позволяя время от времени выуживать из неё небольшие крохи, как бы призывая возвращаться к ней снова и снова за новой порцией знаний.
        Занавес тайны приоткрылся, тьма на миг рассеялась, и Оливии показалось, что она стала безмолвным участником и зрителем одновременно, которому позволили временно заглянуть за кулисы, именуемые — Время.
        — Оливия… может, хватит этих игр? Я чувствую тебя… Слышу твоё дыхание. Стук сердца. Оно трепещет, как мотылёк, запутавшийся в паутину.  — Произнёс незнакомец бархатным голосом, нежно ласкающим слух, заставляющим безоглядно подчиниться, с лёгкой хрипотцой, которая добавляла этому «дьявольскому» голосу ещё больше притягательности. В то же время гость пристально вглядывался в густую тьму между стеллажей, пытаясь разглядеть прятавшуюся за ними девушку, которая отчаянно пыталась утихомирить свой бешено бьющийся пульс. Ливия была не из пугливых, но найти у себя в доме, в час, не предназначенный для приёмов, визитёра, было не из приятных. Она могла с лёгкостью проучить наглеца, но вот только что-то внутри её существа завопило во весь голос и приказало спрятаться, лишь только она увидела его. И вот итог: теперь Оливия стоит тут, трепеща, как лист на ветру, а этот умник развалился на её любимом кресле, нагло закинув ноги в грязных ботинках на прекрасный стол 19 века из морёного дуба, и ещё пытается ее запугивать. Девушка приникла к щёлке между книгами, старясь не шуметь, и пыталась рассмотреть визитёра,
чувствуя при этом, как в ней начинает подниматься раздражение, смешиваясь со страхом и превращаясь в гремучую смесь, толкающую на необдуманные поступки.
        Он сидел в кресле у окна, куда не доходил скудный свет от настольной лампы, а его чёрное одеяние хорошо маскировало фигуру. Густой полумрак надёжно скрывал таинственного незнакомца от любопытных глаз девушки. Правда, то, что он довольно широкоплеч, она всё же смогла определить. Да и высок, по-видимому. Черты лица было не рассмотреть, что вызывало буйство фантазии и вопрос: «Отчего он прячет лицо?»
        — Ливия! Это начинает мне надоедать! Ты рассматриваешь меня битых 10 минут, а вот от моих глаз прячешься! Иди ко мне!
        Девушка отметила, что и он начал раздражаться. Терпением не отличался, как и большинство мужчин, которым подавай всё и сразу. «Влез ко мне в дом, запугивает, заставил прятаться, пачкает мой стол, да ещё и командует! Это никуда не годиться. Он мне надоел!» Оливия ухмыльнулась, ощущая, как страх разжал свои стальные объятия, на смену ему пришла уверенность в себе и своих силах, как и желание наказать. Слегка вытянув из-за стеллажа руку, она направила ладонь в сторону нахала и тихо вздохнув, отпустила всю свою колдовскую силу на волю, позволив ей разрушать и уничтожать всё на своём пути. Ливия знала, что такая порция способна разорвать кого угодно, не то, что нанести небольшие увечья. Она прочувствовала её всем своим существом, заставив на секунду испугаться за своё жилище. Как оказалось, напрасно. Для неё было подобно грому среди ясного неба осознание того факта, что спустя довольно продолжительное время после использования силы, которой хватило бы, чтобы разрушить полгорода, не то, что проучить ночного наглеца, ничего не произошло… Абсолютно ничего! Взглянув в щёлку, Ливия поняла, что худшие
опасения сбылись: незнакомец всё так же сидел, всё в той же позе, что и за миг до этого — вальяжно развалившись на кресле, вытянув ноги и, казалось, насмехался над её жалкими потугами. Оливия готова была поклясться, что на его губах, если бы не тьма, окутавшая его, можно было бы увидеть ухмылку. А её силу, словно нейтрализовали, и никакого вреда незнакомцу от нее не было.
        — Зря… это на меня не действует. Только раздражает! И если ты закончила со своими шалостями, может, поговорим, наконец?  — визитёр умолк, по-видимому, дав шанс Оливии вступить в переговоры, но, не дождавшись, продолжил с нотками усталости.  — Нет??? Что ж… ты меня вынудила!
        Оливия в это время, схватившись за голову и прикрыв глаза, пыталась осмыслить, как от её дара с лёгкостью отмахнулись, словно он был всего-навсего небольшой помехой, раздражающей мухой. Но, услышав последние слова, она насторожилась и взглянула в щёлку, решив посмотреть, что собрался делать незнакомец, а в подсознании возник вопрос: «Что он имел в виду?» Ответ пришел спустя секунду, в виде стальных объятий буквально пригвоздивших её к твёрдому и пышущему жаром, который она ощущала даже через одежду, сильному телу незнакомца. Подтвердил, что это не сон, чарующий голос раздавшийся чересчур близко.
        — Попалась…  — удовлетворённо произнёс он и умолк.
        Тёплое дыхание щекотало шею, слегка шевелило волосы на затылке, вызвав странные ощущения, разлившиеся по всему её существу горячим потоком. Оливия глубоко вздохнула, и ноздри затопил, упоительный запах свежести и ещё чего-то, чему она не могла дать определения. Захотелось расслабиться и насладиться сполна его крепкими и такими уютными объятиями. Только вот чувство самосохранения забило тревогу, а разум заорал дурным голосом, что если она сию секунду не соберёт волю в кулак, то всё пропало. Ливия прислушалась к этой трезвомыслящей части себя, а не к той, которая с удовольствием наплевав на любые запреты, наслаждалась близостью ночного гостя. Резко вывернувшись и вцепившись в него хваткой дикой кошки, она что есть силы, оттолкнула его от себя. По-видимому, незнакомец не ожидал от неё такой прыти и не был готов, так как, подчиняясь силе её толчка, сделал несколько шагов назад, и прямехонько попал на освящённое лампой пространство. Ливия шагнула ему навстречу… и всё вокруг для неё потеряло значение, лишь только она взглянула в его глаза. Ярко бирюзовые, сияющие ослепительным, исходящим изнутри светом.
Их пристальный взгляд ослеплял, прожигал насквозь. Безвозвратно ломал волю к любому дальнейшему сопротивлению, отнимал силы.
        Занавес закрылся, зияющая пустота выплюнула девушку из своего чрева, возвестив, что на этом экскурс в будущее окончен. Ливия с трудом приходила в себя, устало облокотившись на стеллажи и прерывисто дыша, словно рыба, выброшенная на берег сильным штормом. А разум услужливо прокручивал всё то, что она успела увидеть и услышать… А так же почувствовать. Девушка открыла глаза и огляделась. Она по-прежнему в библиотеке. Именно там, где и развернутся события, если верить её видению, а она в нём не сомневалась. Взгляд метнулся к креслу и столу, где сидел нахальный незнакомец и переместился к стеллажам, где она пряталась. Точнее будет прятаться. Хотя в её силах все изменить, правда, вспомнив свои ощущения, испытанные ею в его объятиях, девушка задалась вопросом, а хочет ли она что-то менять. Решив не забивать голову на ночь глядя и оставить все размышления на утро, Оливия прихватила злополучные «Сновидения», подняла оброненные «Сонеты» и отправилась в спальню, твёрдо вознамерившись погрузиться в чужие страсти.
        Дисплей на телефоне показывал за полночь. Шекспир был благополучно прочтен, как и «Сновидения». Как оказалось, все её размышления насчёт прошлого оказались верны. В книге было чётко написано, что люди, а в особенности ведьмы, могут во снах переживать чужие жизни и чувства. Сон является в каком-то смысле порталом, который способен перемещать сознания сквозь время и пространство. Но это происходит, лишь когда два витка времени находятся в соприкосновении и связи, как в случае с Ириной. 1600 год — это год, когда её казнили, в 2000 живёт Оливия, ровно 400 лет со дня гибели первой. Чувства, испытываемые Ириной, были настолько сильны и остры, что смогли вырвать сознание у спящей Ливии и «прикрепить» к себе в стремлении разделить свою боль.
        Оливия искренне сочувствовала несчастной девушке, но пережить такое ещё раз не смогла бы. Это было бы слишком. Она хотела спокойного сна, без каких либо ведений и мучительных пыток, несущего полное забвение. Только вот Морфей, всё ещё прохлаждался где-то и явно не торопился к ней на выручку. Ливия сидела на постели, бездумно обводя комнату взглядом. Её волшебное полотно очнулось от дневного сна и «Безликий ангел» ожил, заставляя её морщиться, глядя на всё ещё отсутствующее у него лицо. Прошло столько времени, а его черты так и остались не увиденными и непризнанными. Точно так же ей не довелось увидеть лица ночного гостя из ведения. Лишь глаза… Только такого оттенка полотна и ниток ей не отыскать. «Так! Стоп! Никакого гостя». Оливия яростно мотнула головой, запрещая себе думать об увиденном сегодня. Как и о том, чтобы своему творению придать личину этого негодяя с аквамариновыми лазерами вместо глаз. Только вот чем больше она глядела на «Безликого», тем прочнее эта мысль начала укореняться в её мозгу. Поэтому вскоре она уже твёрдо собралась сходить в библиотеку за новой книгой, чтобы занять своё
воображение чем-то другим. Только вот делать ей это было лень, да и возникал страх, что к ней нагрянут новые видения.
        Так она и сидела в комнате, погружённой во мрак, пытаясь бороться с навязчивыми мыслями, обхватив колени руками и уперев в них подбородок, пока в голову не пришла идея. Лишь только взгляд наткнулся на распахнутое настежь окно, соскочив с постели, Оливия вылезла на балкончик и плюхнулась в мягкое кресло, которое не так давно затащила сюда, чтобы, сидя в нём, встречать рассвет или закат с чашкой ароматного чая в руках, либо как сейчас: придаваться размышлениям. Ливия залюбовалась их садом, погружённым в ночную тьму, освещённым лишь рассеянным лунным светом и неярким сиянием светлячков, которые тихо стрекотали, ведя свою неспешную беседу. Они прекрасно знали о том, что в этом заколдованном месте их не коснется своим холодным дыханием осень. Ветер нежно обдувал лицо, ласково перебирал её локоны, тихо шепча о том, что видел и слышал, странствуя по всей земле. Заставляя мечтать, что когда-нибудь и она сможет побывать там. Оливия запрокинула голову вверх, облокотившись на мягкую спинку кресла, и восхищённо замерла, глядя на усыпанное, словно чёрный бархат бриллиантами, звездное небо, особенно "богатое"
там, где проходил Млечный Путь. В детстве она думала, что звёзды — это ангелы, которые охраняют и берегут небеса, чтобы зло не сумело проникнуть туда, именно в ночной час, когда они наиболее уязвимы и незащищёны солнечным светом, готовым испепелить любого, кто посмеет на это отважиться. Поэтому звёзды-ангелы появлялись лишь ночью, чтобы нести вахту и одновременно глядеть вниз, на землю, на людей, и, если вдруг нагрянет напасть, ринуться вниз, сорвавшись с неба звездопадом.
        Детские фантазии… Оливия улыбнулась и послала воздушный поцелуй своим небесным молчаливым компаньонам. Она нашла знакомые созвездия и медленно обвела в воздухе их контур пальчиком. Мимолётно подумав, как быстро таят фантазии и иллюзии, лишь только ты подрастешь. Так, к примеру, астрономия стала для неё открытием. Эта великая наука разбила её представления относительно звёзд, поведав, что на самом деле это не прекрасные ангелы-стражи, а бездушные холодные куски космической пыли и камня, и их сияние — это заторможенное отражение солнечного света. Довольно черство, и никакой романтики. Только где-то в глубине души девушке хотелось верить, что детская фантазия-сказка — реальность, лишь стоит захотеть и распахнуть свои глаза пошире, чтобы всё как следует рассмотреть.
        Ливия любила свой уютный, небольшой балкончик, потому что именно здесь, особенно в такие вот уединённые и тихие мгновения, в полуночный час, ей начинало казаться, что она оставалась совсем одна во всей Вселенной. Любые тревожные мысли испарялись, вытесненные красотой этого мига.
        Умиротворение нахлынуло на девушку, а усталость и поздний час, как и подоспевший вовремя пройдоха Морфей, наконец, сделали своё дело. Оливия смежила веки и отправилась в царство бездонного, несущего покой и насыщенность сна.

        ГЛАВА 9


        Оливия проснулась, когда солнце стояло высоко над землёй. Она сладко потянула всем телом, небрежно сбивая простыни и одеяло в комок. Всё ещё находясь на периферии между сном и явью, но всё же уже отчётливо понимала, что пора вставать, хотя ленивая дрёма пыталась затащить её обратно в свои шёлковые сети. Правда, с каждой секундой влияние становилось всё слабее. Вот тут-то и появилось, какое-то странное ощущение, словно что-то не так.
        Понимание и озарение того, о том, что её беспокоило, не заставили себя долго ждать, накатив на неё волной, спустя мгновение после полного пробуждения. Оливия спросила себя, почему она лежит в постели, если прекрасно помнила, как Морфей уволок её в своё царство сновидений, когда она любовалась ночными красотами сидя в кресле, у себя на балконе. А теперь как ни в чём не бывало, лежит себе в постели. Сама прийти не могла бы, этот момент Ливия точно запомнился, да и лунатизмом не страдала. Прошлой ночью даже луны не было, так что и этот вариант не годиться, да и переоделась бы в этом случае в пижаму. Теперь она заметила, что лежит в постели одетая в домашнюю одежду. Мама и бабушка? Зачем? Беспокоились что ей не удобно? Вот только они крайне редко заглядывали к ней, да и не проще было бы её разбудить, если всё — таки её водружение на постель их рук дело, точнее их магии.
        Поразмышлять на эту тему, ей так и не удалось. Рядом заверещал мобильный, слегка напугав и Ливия в который раз отругала себя за дурацкую привычку класть телефон под подушку. Взяв трубку, она увидела высветившийся номер. «Сидни…Кто ж ещё может решиться потревожить меня ранним утром! Хорошо, не совсем ранним» мысленно уточнила девушка и, придав голосу бодрости ответила:
        — Слушаю…
        — Доброе утречко подруга! Дай отгадаю, сейчас ты всё ещё валяешься в постели!
        — Угадала.
        — Чего такая хмурая с утра? И не притворяйся бодрой! Я тебя знаю лучше, чем ты сама себя! Чем вчера занималась? Наверное, портила себе зрение, читая какую ни будь заумную книгу, причём допоздна и в итоге не выспалась?  — на том конце провода повисла выжидательная пауза,  — Я права?
        — Права, права…Каюсь, читала. Хотелось расслабиться, а Шекспир, как никто другой даёт мне чувство умиротворённости и полёт фантазии. Сама бы хотя бы изредка открывала книгу…Так…для общего развития.
        — Ага, а потом на утро чувствовать себя примерно так же, как ты сейчас. Нет, уволь…Лив, ты же прекрасно знаешь, что я не разделяю твою страсть к пыльной, древней макулатуре. Это не для меня. Книга в моём случае — снотворное, а полёт фантазии, и отдых дают мне мысли о Грэге и неспешный поход по магазинам.
        «Который длиться очень-очень долго» — про себя добавила Ливия.
        Сидни могла без устали ходить из одного бутика в другой, на протяжении многих часов и лишь когда сумки и пакеты не вмещались в руки, а вес их соответствовал примерно тонне, безбожно натирая мозоли, она делала перерыв. Благо такое случалось не часто, в центральные и хорошие магазины надо было ездить в Норфолк, а родители как не обожали своё чадо, новую машину так ей и не купили. После того, как Сидни разбила старую, врезавшись в дерево и при этом пострадала сама. Так что приходилось ждать, когда освободиться мама и ехать с ней. Оливия так же любила делать покупки, но темп, который обычно задавала подруга, было сложно выдержать. Сидни хватало одного взгляда, что бы оценить вещь. Ливия же любила всё пощупать, разглядеть и померить, зная, что висящая на вешалки вещица, на деле может оказаться очень эффектной штучкой. К тому же Сид пренебрегала распродажами, считая, что смотреть уже вышедшие из моды вещи, ниже её достоинства, а вот Оливия с удовольствием их посещала, ей было известно, что порой там можно отыскать нечто невероятное. Поэтому шопингом решили заниматься врозь, что бы не портить друг другу
удовольствие. Встречаясь уже после пробега по бутикам, где ни будь на нейтральной территории, в кафе, за чашкой кофе или шоколада. А затем показывали друг другу обновки.
        — Надеюсь, хорошо провела время?  — спросила Ливия усмехнувшись.
        — Дорогая, таких понятий, как «неудачный шопинг» и «плохо проведённое время в бутиках», что в принципе одно и тоже, нет в моей жизни. Конечно, отлично! Надо было и тебе ехать с нами, а не сидеть дома. Тогда и чувствовала себя бы просто превосходно.
        Ливия подумала, что возможно Сид и права, если бы она уехала, то возможно и видений не было. Как и его… Ливия тут же оборвала мысль, установив на неё табу.
        — Выбрала себе, что ни будь?
        — Конечно. Сногсшибательное платье. Я уверена, что произведу настоящий фурор на вечеринке у Дерека. Лишь только я его увидела, как тут же поняла, что оно создано для меня. Правда мама пришла в ужас, увидев цену, но после недолгих уговоров сдалась. Теперь это чудо висит у меня в шкафу и ждёт своего звёздного часа. Ты непременно должна зайти ко мне и его увидеть,  — произнесла Сид и мечтательно вздохнула, сделав короткую передышку в своей тираде.  — И конечно, потом мы приобрели к нему туфельки, сумочку и украшение.
        — Уже начинаю завидовать и жалеть, что не поехала.  — Сказала Ливия с усмешкой.
        Ложь откровенная, но о ней не жалела. Она была в этом уверена и довольна, в том, как провела предыдущий вечер, хотя искренне порадовалась за подругу. Довольство, так и било из Сидни ключом.
        — Договорились, в следующий раз едешь со мной. А то твой гардероб начинает меня раздражать.
        — Он не может тебя раздражать! Половину купленных нами вещей я даже ни разу не надела.
        Оливия ожидала, что подруга начнёт спорить, что в принципе и произошло бы, но тут в трубке послышался голос матери Сид и, она стала прощаться, напоследок спросив:
        — Тебе лучше?
        — Конечно Сидни, ты мой живительный эликсир.
        — Я знаю,  — самодовольно ответила подруга.  — Тогда до скорого, пойду помогать готовиться к завтрашней ярмарке, а то ещё столько всего надо сделать, что можем не успеть.
        — Хорошая мысль, я буду заниматься тем же.
        Ещё раз, пожелав ей удачи, Сидни повесила трубку.
        Вздохнув, Ливия потёрла глаза, слезла с постели и поплелась в ванную комнату приводить себя в достойный вид, размышляя над тем, что день грядущий ей готовит и насколько серьёзными будут эти испытания.
        Какие, она узнала очень скоро, после того, как спустилась вниз.
        Наспех перекусив, Ливия принялась помогать родительницам, которые уже во всю готовили угощения. Это занятие поглотило и Оливию. Через пару часов она устало смахивала пот со лба и мыслями была занята лишь кулинарными изысками, проклиная духоту царящую в кухне и о утренних странностях думать забыла.
        К концу ей начала казаться, что всем этим булочкам, коржикам, пирожкам, пирожным и другим лакомствам не будет конца и края. Ни минуты свободного времени: замеска теста, приготовление наполнителей и лепка. Словно замкнутый круг, высасывающий силы.
        — Всё…я больше не могу!  — жалобно простонала Ливия, без сил рухнув на стул.  — Неужели всё это съедят завтра? Да тут же на целую армию!
        Весь стол и часть пола была заставлена огромными корзинами, доверху наполненными хрустящей и аппетитной сдобой. Правда, девушку весь день мучавшуюся вместе с родительницами над этими сластями, при одном только взгляде на плоды их труда, начинало мутить. Поэтому она дала себе клятвенное обещание, что, по крайней мере, несколько месяцев не съест ни единого пирожного, заодно и угрозе её фигуре не будет.
        — Конечно, съедят! Чувствую, что мы соберём больше всего средств для детской больницы. Вот Пастер будет доволен! Ведь они пойдут на такое хорошее дело!  — Милинда улыбнулась дочери, которая буквально «размазывалась» по столу от усталости.
        Ливия с отвращением глядела, как мать и бабка аккуратно ссыпают в ещё одну корзинку золотистые круассаны, а вид при этом у обеих жутко довольный и ни грамма усталости. По-видимому она досталась только ей и скрутила девушку стальным обручем, пропитала каждую клеточку её многострадального тела.
        — Как вам удается ещё держаться на ногах? Вы часом, ни каких зелий не принимали у меня за спиной?  — с любопытством спросила девушка у своих неустанных родительниц, теперь с удвоенной силой принявшихся за наведение идеальной чистоты на кухне.
        Мать и бабушка с улыбками на лицах переглянулись.
        — Нет, мы ничего не принимали. Незачем. Просто нам очень нравиться то, чем мы занимаемся,  — сказала бабушка, составляя посуду в шкаф,  — к тому же на кухне надо прибраться, но и усталость даёт о себе знать, только мы боремся!
        «Неужели я самая слабая?»- пронеслось в голове у девушки.
        Это её не устраивало, поэтому, собрав остатки сил и воли, принялась им помогать, стараясь не стонать и не падать.
        Втроём они справились довольно быстро и удовлетворённо взглянули на плоды своих трудов. Прежде чем покинуть душную кухню Милинда Уоррен достала небольшое пузырёк и посыпала его содержимым, розоватым порошком, корзинки с горячей сдобой, а затем прикрыла кружевной салфеткой.
        — Теперь, они будут свежие, словно только что из духовки.
        Последнее, что помнила Ливия, было то, как она поднялась по лестнице и прошла к себе в комнату. С трудом, стащила с себя одежду и рухнула на постель, мурлыкнув от удовольствия. Коснувшись головой подушки, она погрузилась в глубокий сон.

        
        ГЛАВА 10


        Следующее утро началось довольно суетливо. Так как надо было успеть перенести на площадь у церкви, где будет проходить ярмарка, приготовленное накануне угощение да ещё проконтролировать, где поставят их палатку. Эту часть взяла на себя Сандра Уоррен, оставив Оливию и Милинду в раздумьях и, отбыла на площадь.
        Их выручила предусмотрительность пастора, который отправил к ним подручных, двух крепких и мускулистых братьев Дерел, выполнявших в церкви работу плотников. Они милостиво согласились помочь женщинам Уоррен, лишь только преподобный попросил их об этом. Ливия быстро смекнула, отчего так и в чём дело, увидев как мужчины «поедают» взглядом её маму, сжимая ручки корзинок.
        — Ох… Адам, Том я даже не знаю, как вас и благодарить!  — сказала Милинда с очаровательной улыбкой на нежных губах.
        Она была сегодня прекрасна, как никогда: голубое платье оттеняло глаза и подчёркивало стройную фигуру, золотистые локоны рассыпаны по плечам в очаровательном беспорядке.
        Улыбка такой женщины подействовала на их помощников, как яркий свет солнца на только что прозревших слепых. Оливия испугалась, что они, ещё чего доброго, уронят корзинки и попадают на пол. Но, надо отдать им должное, парни оказались крепче, чем ей показалось в начале и выдержали такое сложное испытание. Правда, было видно, что всё же ребята ещё находятся под мощным впечатлением.
        Том пришел в себя первым, нежели Адам и даже сумел выдавить из себя слова:
        — Что Вы мисисс Уоррен…
        — Милинда!  — аккуратно поправила мама.
        — Что вы Милинда, нам приятно помочь Вам хоть чем-то!
        «В очередь мальчики!» подумала девушка, наблюдая, как мужчины ловят каждое слово матери, пока она разъясняла им, как найти на площади Сандру и доставить ей угощение. Наконец кивнув и ещё раз, окинув Милинду восхищённым взглядом, братья Дерел вышли за дверь.
        — Мда…хорошо мам ты их! Теперь они ручные! Щёлкни пальцем, и ребята будут танцевать на «задних лапках» перед тобой.
        — Милый парни!  — мамины губы искривила понимающая улыбка, а в глазах появились озорные бесенята.  — А вот Ричард молодец!
        — Ричард?  — непонимающе переспросила девушка.  — А, пастора Льюиса так же зовут. Ты права! Наверное, он испытывает слабость по отношению к нам, или тебе… Уж не роман ли у вас там с преподобным? Поэтому он такой внимательный и заботливый, даже в самый ответственный для него день?  — спросила, посмеиваясь, Ливия, просто для забавы ради. Но тут же с удивлением заметила, как щёки матери заливает густой румянец и она отводит взгляд, стараясь не встречаться глазами с дочерью. Смех замер на губах у девушки, а в сознание закралось подозрение, с каждым мгновением превращавшееся в уверенность. Куски мозаики начали с устрашающей скоростью складываться, образуя целостное и довольно понятное для неё изображение. В последнее время мама была сама не своя, счастливая, с горящими глазами. Она частенько уходила из дома, говоря, что идёт в церковь. Теперь всё ясно …у матери роман с пастором Льюисом! Это мысль испугала девушку. Не то что бы она была против, отнюдь. Она искренне желала матери счастья и хотела, что бы та нашла себе кого ни будь. Мама после развода осталась одна, подарив свою любовь и заботу Оливии, и
была достойна того, что бы о ней позаботился мужчина. А пастор был довольно молодым и привлекательным мужчиной: белокурый с добрыми карими глазами, способными, казалось всё понять и простить, тёплой улыбкой на симпатичном лице и обладающий статной фигурой.
        Но служите церкви и ведьма — это нонсенс.
        — Мам! Так что же получается, я права?  — осведомилась девушка и испытующе взглянула на мать, которая вдруг сорвалась с места и довольно суетливо, стала переставлять книги в шкафу, хотя те стояли в образцовом порядке и не нуждались в перестановке.
        Милинда Уоррен избегала взгляда Оливии, сосредоточившись на своём бесполезном занятии, но потом, глубоко вздохнув, всё же заставила себя поглядеть, прямо в глаза дочери. Она знала, что прочтёт в них осуждение и непонимание. Так и произошло.
        — Дорогая, я знаю, что у тебя ко мне много вопросов и нам надо обязательно поговорить по душам, но прошу, давай отложим разговор. Нам надо спешить, бабушка одна не справиться.
        Ливии ничего не осталось, как согласно кивнуть и последовать за мамой, поспешно вышедшей за дверь. Она мысленно дала себе зарок, что непременно вернется к этому разговору, но сердце разъедала обида.
        Когда они прибыли, воскресная ярмарка набирала обороты. Перед величественной церковью на большое площади, имевшей круглую форму, раскинулось множество разноцветных палаток, радовавших взгляд изобилием товаров. Оливия с матерью с трудом пробирались к своему месту, по пути обмениваясь приветствиями с многочисленными знакомыми. В таком маленьком городе, как Хэмптон, все друг друга знали. Оливия с удивлением отметила, что на воскресное событие, по-видимому, собрались все жители городка и не только.
        Было очень шумно и весело, люди громко переговаривались и смеялись, приветствуя друг друга, а так же переходили от одного лотка к другому, выбирая себе товар по вкусу.
        Наконец они смогли добраться и до своей палатки, возле которой собралась довольно большая очередь. Сандра Уоррен ловко обслуживала покупателей, но было заметно, что это её выматывает и силы уже на исходе. Увидев новоприбывших — дочь и внучку, она метнула в их сторону грозный взгляд, выразив в нём всё своё недовольство тем, что ей приходиться управляться в одиночку. Ливия и Милинда виновато улыбнулись родительнице и встав рядом с ней принялись помогать. Торговля пошла живее.
        Если вчера Ливии казалось, столько, сколько они наготовили, съесть просто невозможно, то сейчас начала опасаться, что приготовленного попросту не хватит, глядя с какой скоростью, пустеют корзины с выпечкой. Бабка с матерью относились этому, как само собой разумеющемуся, с удовольствием принимая похвалы и комплименты.
        Их палатка явно лидировала в количестве проданного и пришедших к ним покупателей. Очередь не редела на протяжении всего времени, пока в корзинах оставалось хоть что-то. Среди покупателей преобладало количество детей и мужчин. Только первые пришли к ним за вкуснейшим лакомством, а вторые, за тем, что бы урвать частичку внимания, со стороны красивейших женщин города. В скором времени Ливию начало тошнить от собственной «приклеенной» улыбки, но ещё больше от заискивающих и восторженных взглядов особей противоположного пола. Порой настолько откровенных взглядов, что вызывали сомнения в том, какое лакомство они подразумевают, протягивая ей деньги с такими маслеными улыбками на лицах. Несколько раз у неё возникало неудержимое желание проучить наглецов, но, взглянув на мать и бабку, старалась удержаться от искушения. Правда, один раз её терпение лопнуло, когда один шустрый малый умудрился ущипнуть её за бедро. Сначала Ливия «случайно» уронила ему на ногу кассовый аппарат, а затем сыпнула за пояс брюк красный перец. Вопли бедняги долго стояли у неё в ушах и вызывали улыбку.
        За всё время воскресной ярмарки к ним несколько раз заглядывал пастор и это, не смотря на то, что дел у него было предостаточно. Ни раз и ни два Оливия замечала, как преподобный и её мать, украдкой перекидывались нежными взглядами, вызывая в девушке волну протеста. Бабушка же тактично делала вид, что попросту ничего не замечает. Оливия спрашивала себя, как могла быть такой не внимательной и безучастной, что не заметила творившегося у неё перед самым носом.
        Окончание церковной ярмарки ознаменовал фейверк, раскрасивший ночное небо в цветные переливающиеся кляксы. А перед этим пастор Льюис собрал их всех вместе: участников и гостей, что бы объявить результаты и победителей. Как и предполагала девушка, торжествовать победу надлежало им. Они собрали более 15 тысяч, которые теперь пополнят фонд детской больницы святого Франциска. Ливия была смущена, как впрочем и её родительницы, окунувшись в море поздравлений, аплодисментов в их честь и внимания, лишь только преподобный огласил итоги. Поэтому незаметно ускользнула прочь, решив недослушивать поздравления, а подойти к стоящей неподалёку, рядом со своими родителями Сидни. Та тоже заметила её и устремилась на встречу, аккуратно пробираясь сквозь плотно толпу людей. Встретившись, подруги не сговариваясь, повернули к парку, расположенному рядом с площадью.
        В этот поздний час тот был, тих и пустынен, наполненный лишь: светом фонарей, таинственными тенями и шепотом ветра. Хотя обычно в это время сюда стекалась молодёжь и влюблённые парочки, ищущие уединение.
        Устало рухнув на ближе всех стоящую к ним скамейку, девушки с облегчением вздохнули. Подставляя разгорячённые лица прохладному ветерку блуждавшему меж деревьев. Погода стояла довольно тёплая, для середины осени и поэтому, сидеть в парке было довольно приятно, особенно после тяжёлого дня. Первой нарушила молчание Сидни, взглянув на притихшую подругу, которая откинула голову на спинку скамьи и молча глядела в небо, где продолжали свой танец разноцветные огни салюта.
        — Я так рада за вас! Вы такие молодцы! Это надо же собрать такую сумму денег всего за несколько часов!
        — Ага…  — вяло промямлила Оливия, не отрывая взгляд от небесной вышины. Казалось, эта тема мало её заботит.
        — А мы с родителями так же неплохо справились, конечно, не так как вы, но всё же…4 тысячи и масса проданных безделушек. Хотела вот к вам прорваться и попробовать чего там такого наготовили, а то со всех сторон только и слышались «охи» и «ахи» в ваш адрес. Только вот опоздала, всё слопали, под чистую!  — Сидни огорчённо вздохнула и сглотнула слюну.
        — Приходи ко мне! Дома должно ещё что-то остаться…  — равнодушно отозвалась Ливия и снова замолчала.
        Такое поведение обеспокоило Сидни. Она знала, что должно было произойти что-то из ряда вон выходящее, что бы Ливия стала настолько безучастной ко всему, особенно к её словам.
        — Ливия, а если я сейчас скажу, что у тебя из ушей вылезли цветы, ты хоть как-то по-человечески отреагируешь?  — спросила Сид. Только вновь реакции не последовало.
        Не выдержав, девушка схватив подружку за плечи и хорошенько её встряхнула, заставляя оторваться от созерцания неба и поглядеть на неё.
        — Оливия! Да в чём дело? Ты сама на себя не похожа!
        — Сид, ты знала, что у моей матери роман с пасторам?  — глухо спросила Ливия, наконец обратив взгляд задумчивых глаз на подругу и замерла в ожидании ответа.
        — Как тебе сказать…эммм,  — невнятно произнесла девушка и потупила взгляд, смутившись, но врать Оливии не хотела, да и не могла.  — вообще-то да! Мне мама рассказала, она несколько раз видела, как они тихо беседовали и взгляды, которыми обменивались, были далеко не безгрешны.
        Говорить еще, что- либо она не могла, видя, как страдальчески морщиться подруга и лишь тихо шепнула:
        — Я думала ты знаешь…
        — Только сегодня узнала и то, совершенно случайно,  — проговорила Оливия, тяжело вздохнув.  — Похоже, все были осведомлены, кроме меня! Интересно, что ещё я не знаю?
        Было заметно, насколько ей было больно и обидно. Сидни придвинулась к подруге и утешающее обняла её за плечи. Ливия склонила голову ей на плечо.
        — Сид, почему она мне ничего не сказала? Почему всё скрывала? Неужели я не заслуживаю, откровенности от собственной матери? Я взрослая, многое могу понять. В конце концов, меня ведь её вспыхнувшие чувства тоже касаются! У нас общая тайна!
        — Может она просто боялась…боялась что всё же не поймёшь! Или не была настолько уверена в своих чувствах, что бы рассказывать о них!  — тихо проговорила Сид, успокаивающе поглаживая Лив по спине.
        Она чувствовала, как горячие слёзы подруги пропитывают её блузку, но ей было всё равно. Оливии надо было выплакаться, что бы стало легче, а на то и существуют друзья, что бы быть рядом в такие минуты и позволить поплакать у себе на плече. Сид не знала, что бы чувствовала сама на месте Оливии, но уж точно ничего хорошего.
        — Сид…неужели моя мать настолько глупа? Разве она не понимает, что это не правильно!  — сказала Ливия.
        Подняв голову, она невидяще уставилась перед собой, но потом взгляд вдруг приобрёл осмысленность. Девушка заглянула Сидни в глаза, словно ища у неё поддержки, понимания. Затем продолжила с негодованием в голосе:
        — Мы ведь не просто смертные женщины с их бытовыми проблемами! Мы ведьмы! Всю историю нашего существования за нами охотились и истребляли, как опасных тварей! И знаешь кто????  — она понизила голос и сузила глаза,  — Эти пугливые людишки, считающие себя посланниками Господа Бога! Святоши! И вот в одного из таких влюбилась моя глупенькая мама! Неужели она думает, что он примет и сохранит её тайну, раскроет объятие приспешнице самого дьявола? Пусть даже это не так…
        Оливия расхохоталась хриплым от слёз смехом, пропитанным горечью.
        — Сид, ведьма и пастор…как звучит? Ты только вслушайся, как неправдоподобно звучит! Так не должно быть!  — Ливия яростно мотнула головой и рыжие прядки волос прилипли к мокрым от слёз щекам.
        Сидни сидела молча, чувствуя, что подруге надо высказаться.
        — Рано или поздно он узнает и не удивлюсь, если тут же сбежит! Мама же будет страдать, и винить во всём себя! И я не могу этого позволить!  — воскликнула Оливия, вскакивая со скамьи.
        Девушка раздраженно махнула рукой и сдерживаемая сила, смешанная с яростью и обидой вырвалась наружу, через кончики пальцев. Стоящую рядом урну подбросило на несколько футов вверх и взорвало, обратив её в металлическую пыль.
        Оливия и Сидни вздрогнули от неожиданности.
        — Знаешь, дорогая,  — задумчиво изрекла Сид, пристально глядя в горящие изумрудным огнём глаза подруги,  — твоя мать очень умная женщина, с немалым жизненным опытом, а пастор Льюис хороший человек, да к тому же, сейчас не средневековье. Люди скорее поверят в инопланетян, чем в реально существующих, добрых или злых ведьм! А любовь такая коварная штука, может заявиться к кому захочет и когда захочет! Не поглядит кем ты являешься в этой жизни: умным или дураком, уборщиком или президентом, ведьмой или служителем церкви… Да и сопротивляться нет не сил, не желания — это я по себе знаю!
        — Возможно ты и права!  — проговорила Ливия
        Резко развернувшись, она зашагала прочь по освещённой фонарями аллее, оставив Сидни сидеть в одиночестве, которая прекрасно понимала, что подруге надо побыть одной и подумать об очень многом.
        Когда Ливия скрылась в глубине парка, Сидни услышала лёгкие шаги и повернувшись в ту сторону увидела идущую по дорожке Милинду Уоррен, по-видимому, искавшую свою непутёвую дочь. Когда она подошла ближе, девушка заметила, насколько сильны переживания и волнения этой красивой женщины. Хотя она всячески пыталась взять себя в руки и скрыть это от чужих глаз. Только её выдавала лёгкая дрожь рук и взволнованный блеск глаз, беспокойно обшаривающих парк.
        Заметив Сидни, сидящую в одиночестве на скамейке, она огляделась, надеясь увидеть неподалёку Оливию. Не заметив, Милинда огорчённо вздохнула и обратила свой взор на молча глядевшую на неё девушку.
        — Сидни, ты здесь одна? Мне казалось, что вы вместе с Ливией пошли сюда!
        — Так и было, но Лив прошла прогуляться, а мне было лень. Вот и осталась здесь сидеть.
        Мать Оливии всё поняла, что Сидни намеренно дала подруге побыть одной.
        Девушка прочла это лицу женщины. Видя, как та вздрагивает и её пробирает нервная дрожь, заставляющая кутаться в наброшенную на плечи тонкую шаль, у Сидни возникло нестерпимое желание чем ни будь огреть Оливию, за то, как она поступает со своей замечательной мамой.
        Милинда пристально посмотрела ей в глаза и тихо спросила:
        — Дочка всё тебе рассказала?
        Сидни лишь кивнула головой, опустив глаза вниз и стала рассеянно рассматривать землю у своих ног, не в силах вынести муку в глазах матери Оливии.
        — И что ты думаешь по этому поводу?
        Она присела рядом с девушкой на краешек скамейки, судорожно комкая концы своей шали.
        — Главное ни то, что я думаю, а что думает ваша неразумная дочь, которая всё же Вас очень любит и сильно переживает.
        — Ты права…
        — Поговорите с ней, расскажите, что чувствуете. Оливия поймёт и примет, пусть не сразу, но всё же это непременно произойдёт! Только не медлите больше! Пока не стало хуже и пока она не совершила не обдуманных поступков, считая, что защищает Вас. Будьте с ней откровенны до конца, она этого заслуживает!  — серьёзно произнесла Сидни глядя в глаза своей собеседницы.
        Женщина внимательно выслушала её и на дрожащих губах появилась слабая улыбка, а в глазах затеплилась надежда, что всё обойдется и вернется на круги своя.
        Поднявшись, она ласково сказала:
        — Я счастлива, что у моей девочки есть такая замечательная подруга, как ты! Приходи к нам по чаще, мы кое- что припрятали из выпечки, попьём чая и поговорим.
        Попрощавшись, так же тихо, как и пришла, Милинда Уоррен направилась в сторону затихающей ярмарки.
        Сидни ещё немного посидела на скамейке, поглядела на ночное небо, поднялась и неспешно пошла домой, зная, что её родители сейчас сильно волнуются, не зная куда пропала их дочь.

        ГЛАВА 11


        Сколько Оливия одна бродила по пустынным и молчаливым аллеям парка, она не знала, пытаясь за это время всё осмыслить и понять, о том, что ей делать дальше и к чему приведёт выбор матери. Только когда на востоке небо приобрело розоватый оттенок, и появились первые лучи солнца, несмело рвущиеся вверх из-за горизонта, что бы лизнуть своими золотистыми язычками небеса, девушка отправилась домой. Она сильно продрогла, так как к утру изрядно похолодало, а на ней была лишь тонкое платье и кофточка, да ещё очень хотелось есть. Поэтому, решив, что с неё достаточно, Ливия, обхватив себя замёрзшими руками, пытаясь защититься от утренней промозглой сырости, отправилась домой по ещё спящему городу. Её шаги громко копировало и повторяло эхо, а умытый город весело подмигивал окнами домов, словно говоря: «Всё будет хорошо!». Ливии очень хотелось в это верить.
        Наконец за её спиной беззвучно закрылась дверь и девушку окутала тьма, и ощущения тепла и уюта, согревающее озябшее тело. Ливия, скинув туфли, а затем, стараясь не шуметь, практически на ощупь, побрела в сторону гостиной, мечтая оказаться в своей тёплой постели. Но лишь только она ступила в гостиную, на мягкий ковёр, как резко вспыхнул свет, заставивший её зажмуриться.
        Наконец открыв глаза, Оливия осмотрелась и конечно, не очень удивилась, увидев, что рядом с выключателем стояла мать, в том самом платье, что одела с утра на ярмарку. По-видимому, она так и не ложилась спать, а всю ночь ждала её. Ливии стало стыдно.
        — Мам, почему ты не спишь? День был тяжёлый для всех, особенно для тебя и бабушки, а ты до сих пор на ногах!  — серьёзно сказала девушка, пристально глядя женщине в глаза.
        — Дорогая, тебя долго не было, я волновалась, да и бабушка! Я чудом заставила её идти спать, она собиралась вместе со мной тебя дожидаться!
        — Зачем? И что, в конце концов, со мной могло случиться? Я взрослая уже и мне няньки не нужны!
        Ливия подошла к одному из диванчиков и присев на него, вытянула ноги, ожидая тягостного разговора который непременно последует. Мама тут же присела рядом.
        В комнате воцарилась гнетущая тишина. Они обе ощущали её и в тоже время не знали с чего начать и тем самым разрушить.
        Первой заговорила Милинда, взглянув на понуро сидящую дочь:
        — Оливия нам надо поговорить!
        «Это надо было сделать давным-давно, а не выкидывать меня из своей жизни!» — возникла мысль в сознании девушки.
        — Именно сейчас? Раз его столько времени откладывали, может тогда, ещё немного подождёт, хотя бы до утра! Часом раньше, часом меньше, какая теперь, в сущности, разница.  — сказала Оливия и тихонько вздохнула.
        — Думаю, милая, что сейчас самое подходящее время, раз уж мы обе здесь и не спим. Я и так уж слишком с ним затянула, а ведь твоя бабушка меня предупреждала, что так и будет!
        В голосе матери звучала горечь, заставляя Ливию проклинать себя, что относиться ко всему этому так щепетильно и тем самым делает матери больно, но в тоже время не могла оставить всё как есть.
        — Хорошо…  — обречённо девушка, выжидательно замолчав.
        — Ливия я хочу сказать, что прекрасно тебя понимаю, понимаю что твориться в твоей душе…и прошу дай мне сказать!  — проговорила Милинда, умоляюще взглянув на Лив, видя, что она хочет возразить.  — Я действительно понимаю! Тебе кажется, что я тебе не доверяю и тем самым предаю, раз столько времени молчала о своих чувствах к Ричарду! Отнюдь… Я боялась, что ты не поймёшь и не примешь этого! И как оказалась, была права…Ведь именно эти эмоции и обуревают тебя!
        Милинда покачала головой и уткнулась лицом в свои ладони. Но потом всё же продолжила, с отчаяньем глядя на Оливию, на лице которой, не отражалось ни каких эмоций. Девушка смотрела куда-то вперёд себя, разглядывая пространство.
        — Дорогая, я не хотела любить, боялась! Мне казалось, что рана, нанесённая твоим отцом, никогда не заживёт, а возможность новой боли меня ужасала. Поэтому боролось изо всех сил с собой и тем, что испытывала к нему! Честно говоря, я даже магию хотела применить…
        Ливия удивлённо вздёрнула тонкие брови, она знала, что подумать такое и признаться в этом, для матери, то же самое, что совершить грехопадение.
        — Но не решилась…  — продолжала между тем Милинда.  — Ричард всё прекрасно понимал, поддерживал, дарил свою заботу и душевную теплоту, чувствуя, что это самое лучшее лекарство для меня…А ведь это действительно оказалось так! Ко мне словно вернулось второе дыхание! Появился шанс начать всё с чистого листа, стать счастливее! Для меня, как для женщины это значит очень многое, но ещё больше для моей сущности ведьмы! Ты знаешь сама, что душевные раны очень опасны, особенно для нашей силы. Мы ведь добрые ведьмы, живём светлыми эмоциями, которые напрямую влияют на наш дар. Чем ты счастливее, тем ты сильнее! Во мне же жила боль, разъедая душу и лишая сил, а Льюис вернул мне их! Подарил свою любовь и вернул это необыкновенное чувство мне, тем самым создав неиссякаемый источник для питания моей колдовской сущности. Может когда ни будь и ты отыщешь его…
        — Мам, я искренне стараюсь тебя понять и в какой-то мере понимаю, стараясь не думать о союзе ведьмы и служителя церкви, о том, что это не правильно! Но что будет, когда преподобный узнает о тебе, узнает о нас, о нашей тайне? Как отнесется к этому? Я так не хочу, что бы ты страдала!  — сказала серьёзно Оливия и обняла мать.
        — Девочка моя!  — прошептала Милинда, нежно отвечая на объятия, прижимая дочь к груди и укачивая ее, как маленькую, роняя слёзы ей на кудри.  — Всё будет хорошо! Он просто замечательный и обязательно примет меня и вас, такими, какими мы являемся. Любовь заставит его это сделать! А теперь, позволь мне показать тебе кое-что, это изменит твоё представление о моих чувствах и о том, как сложно им сопротивляться!
        Ливия взглянула на мать и, секунду поразмышляв, согласна кивнула, гадая, что это будет.
        Долго это делать не пришлось. Милинда аккуратно приложила свою руку к груди Оливии, там, где билось её сердце и с улыбкой произнесла:
        — Пусть чувства мои, сердце дочери наполнят на миг до краёв!
        В следующий миг, словно огонь, вырвался из груди матери и ворвался в сердце Ливии, заставив её дыхание на миг сбиться. Ощущение счастья затопило, одурманило…Голова кружилась, от непередаваемых эмоций, таких естественных и таких необыкновенных, что им нет смысла бороться. Словно ты стала целой, обрела себя, а до этого всё было половинчатым и недостойным внимания.
        Мгновение…и всё исчезло, став на свои места. Сердце девушки покинул колдовской огонь любви, не причинив при этом боли. Потому что чувства, только что испытанные, ей не принадлежали, но всё равно казалось, что потеря её велика и невосполнима. Словно пустыня, лишилась своего единственного и такого необходимого родничка. Это заставило Ливию подумать, о том, что бывает, когда убиваешь любовь, свою любовь, или теряешь её. Ответ ей не понравился — это было равносильно самоубийству!
        Девушка подняла глаза на мать, которая с улыбкой наблюдала за ней.
        — Думаю, теперь ты лучше меня понимаешь
        Лив, лишь кивнула, всё ещё находясь под сильным впечатлением только что пережитого.
        — Я намекала Ричарду о том, что мы не совсем обычные, что есть кое-что, что мы скрываем от всех. А он выслушал и лишь спросил о том, эта ли причина заставляет меня бороться с благословение, с ниспосланным нам и повинен ли в этом его сан. Когда я ответила утвердительно, он сказал, что если понадобиться он снимет с себя сан, только бы не потерять меня. Ливия, этот мужчина готов ради меня и нашей любви на многое, даже принять мою сущность.
        Глаза Ливии расширились от удивления, пока она слушала излияния матери.
        — Неужели преподобный, готовой пойти на такое? Снять с себя сан?
        — Да, готов, хотя этот шаг для него очень важный, ведь Ричард вырос в очень, религиозной семье и его с самого детства готовили к тому, что бы принять сан и служить церкви. Это доказывает, насколько сильно он любит меня, заставляя меня любить его ещё больше. Он замечательный человек и замечательный мужчина.
        Оливия наблюдала за матерью и даже если бы не почувствовала её любовь, то смогла увидеть, по глазам мамы. Они светились изнутри, казались бездонными и цветом напоминали расплавленное серебро, когда она говорила о пасторе. Разве после этого она вправе обижаться на мать? Ответ один единственный: нет!
        — Мам! Раз ты так его любишь и уверенна в нём, значит тогда действительно, всё будет хорошо!  — сказала Ливия, улыбаясь Милинде.
        Они крепко обнялись, чувствуя, что время непонимания кануло в Лету, унося с собой всю горечь и все обиды, а в их семье снова воцаряется мир и покой.
        Сандра Уоррен тихо стояла в дверях, наблюдая сцену примирения, дочки и внучки, и сердце женщины наполнялось счастьем, ликованием, а глаза заволокла пелена слёз.
        — Так девочки, раз всё разрешилось, быстро идите спать, а то я смотрю вы ещё не ложились! А ведь сон также необходим нам, как и любовь, поэтому если не хотите, что бы ваши силы исчезли, немедленно в постель! Мы пережили слишком тяжёлый день с кучей негативных эмоций, поэтому надо соблюсти баланс, увидев во сне что-то хорошее.
        Мать и дочь вздрогнули от неожиданности, услышав голос Сандры, но, выслушав ее, решили последовать мудрому совету. Пожелав друг другу доброго сна, они разошлись каждая по своим комнатам. Милинда с мыслью, что между ней и дочерью не будет стены обиды, а Ливия с надеждой, что мама получит своё счастье и желанием, что бы во сне её никто не побеспокоил.
        Сандра поглядела им в след, выключила свет и пошла к себе в комнату, тихонько прошептав:
        — Пусть мир и покой нас не покинут, а всё дурное навечно сгинет!

        

        ЧАСТЬ ВТОРАЯ

        СУДЬБА

        
        ГЛАВА 12

        Последние часы до Хэллоуина

        Пушистый ковёр в гостиной был предусмотрительно скатан, а на полу образовав большой круг, стояли свечи. Две красивые моложавые женщины, облачённые в длинные, тёмные плащи озабоченно переглянулись. Сандра и Милинда Уоррен недоумевали, почему Оливия до сих пор не спустилась.
        — Где застряла Ливия? Мы так чего доброго ещё опоздаем!
        Конечно, время ещё было до назначенного часа, но не мешало бы и поторопиться.
        Место куда они отправлялись, было неподалёку от Норфолка. Там, где по приданию в один миг исчезло целое вражеское войско, со всем своей амуницией, конницей и оружием, окутанное таинственным облаком сизого тумана. Что в принципе было и не удивительно. Чужаки пришли с тёмными помыслами и злобой в сердце, что бы разрушать и уничтожать. Только им не повезло, они ступили на священную землю, защищённую древним колдовством, которое и наказало их, обратив зло против них же самих.
        Это место Старейшины выбрали для проведения карнавала, особенно такого масштабного, как в этом году, которое прекрасно защитит всех собравшихся от любого вторжения. К примеру — от людей. Они его просто не увидят и обойдут стороной, да и тёмная чаща, в глухую полночь, в канун дня всех Святых, не столь привлекательна для них. Да и от тех, кого может привлечь такое количество белой магии в одном месте.
        — Всё! Я готова! Просто не могла найти одну очень важную вещь.  — протороторила девушка слегка запыхавшись и в доказательство, продемонстрировала им свою небольшую сумку.
        Мысленно Оливия вознесла молитву, что бы по её лицу ничего нельзя было прочесть. Боясь, что бабка с матерью заметить, как она взволнована и тогда начнут выпытывать. Но в принципе могут списать это на волнение перед торжеством, которое они ждали, мучительных три года.
        По-видимому, либо они действительно так решили, либо она сумела хорошо замаскировала свои истинные чувства, но родительницы не задали не единого вопроса. Девушка облегчённо вздохнула и, преодолела последние ступеньки, направилась к Милинде и Сандре. В голове, прокручивая то, что произошло с ней несколько минут назад, когда она находилась у себя в комнате.
        Бабушке и матери она солгала, свой небольшой саквояжик девушка упаковала давно. Всё это время он стоял рядом, пока Ливия приходила в себя, лёжа на полу после самого мощного потока ведений, какие либо у неё были до этого.
        После первого случая к ней стали наведываться ведения, причём чаще и чаще, во сне и наяву. Касались они не только будущего, но и прошлого, её и людей, которых она никогда не видела в своей жизни. Это были женщины-ведьмы, самых разных возрастов, как старые, так и совсем молоденькие. То, что это были именно ведьмы, было бесспорно, но откуда такая уверенность и как их прошлое связанно с ней, Оливия не знала. Ведение прошлого были чёткими и ясными, а вот отголоски будущего совсем наоборот, лишь совсем небольшие фрагменты удавалось разглядеть отчётливо. Так постепенно она стала привыкать к своему дару и не страшилась его, так как раньше, без сопротивления позволяя втянуть себя в чёрный омут. На дне, которого, как Оливия уже знала, открывалась тайная завеса прошлого и будущего, позволяя ей попробовать разгадать то, что от многих скрыто временем. Но в любом случае Ливия не была готова к столь яростной атаке её нового дара с его новыми откровениями. Хотя всячески старалась подготовиться. Обращаясь с вопросами к картам Таро. Радовало то, что фокусов с ликом «смерти» на всех картах, они больше не
показывали. Только вот всё равно, эти верные помощники ведуний либо молчали, либо «говори» о весьма сомнительных событиях. Сказывалась близость дня всех Святых, когда быть уверенным хоть в чём — либо, непозволительная роскошь.
        Случилось это в одно мгновение, лишь только девушка прикоснулась любовно к своему «Безликому ангелу» в прощально жесте, как всегда поступала, перед тем как куда либо отбыть. Только в этот раз с прикосновением на неё обрушилась тьма, чернее безлунной ночи, заставившая её без чувств упасть на пол. В последний миг Ливия ощутила, как сердце её сжали ледяные щипцы, и оно заколотилось, как безумное, готовое выскочить из груди. А потом тьма в мутном сознании девушки расступилась, озарённая яркой вспышкой света и она увидела чёткий образ будущего, чего раньше не было.
        Ведение её перенесло в какое-то очень странное, небольшое помещение, погружённое в полумрак с большими мраморными колоннами, похожими на те, что стоят в храме. Выполнены они были из чёрного камня, который видеть раньше ей не приходилось. Только не коллонада привлекла и сконцентрировала на себе внимание Оливии, а огромных размеров, массивная дверь, испещренная рунами и знаками, значение которых ей было не ведомо. То что именно дверь она знала наверняка, хотя откуда Ливии было не ведомо. Вместо ручки здесь была пентаграмма, грани которой светились алым светом, вызывая в душе трепет и суеверный страх, а в центре неё была словно выдавлен след человеческой руки.
        Более рассмотреть ничего не удалось, всё резко оборвалось и вот она уже приходит в себя на полу с мыслью: «Что же всё — таки это значит?». Только ответ Ливии некому было дать. Придется доходить своим умом или ожидать подсказки от судьбы.
        — Отлично! Я уже собралась идти за тобой.  — сказала мама, слегка пробняла её за плечи.
        После их размолвки из-за пастора Льюиса и любви между ним, и матерью Оливии, отношения матери и дочери улучшились во сто крат, а взаимопонимании стало ещё лучше. Когда Милинда заставила Ливию заново, без предрассудков, взглянуть на ситуацию и ощутить её любовь к преподобному. Теперь девушка не возражала, если мать шла на встречу к возлюбленному и её не так сильно, как прежде, беспокоил тот факт, что избранник матери облачён в рясу.
        Мать и дочь наблюдали, как Сандра Уоррен, поочерёдно зажигает свечи и, лёгким шепотком произносит заклинание, которое заставляло воздух в центре круга колебаться и создавать нечто, напоминающее водоворот. После того, как была зажжена последняя свеча, горловина воздушной спирали расширилась настолько, что в ней мог поместиться человек. Она образовала своеобразный пространственный коридор, который вел именно туда, куда им нужно и прибегать к средствам передвижения не было надобности.
        Глава семейства Уоррен с удовлетворение поглядела на дело своих рук и повернулась к своей дочери и внучке, с улыбкой наблюдая, как в их глазах разгорается нетерпение и предвкушения чуда.
        — Что ж, дорогие мои, готово. Поспешим, время осталось не так много и не стоило бы его попросту растрачивать.
        Милинда и Оливия кивнули и послушно подошли к открывшемуся пространственному тоннелю.
        Ливия не чувствовала страха, лишь нервное возбуждение. Она уже не раз путешествовала, таким образом, это было гораздо быстрее и захватывающе, чем, к примеру, поезд или самолёт. Сердце её трепетало и пело от волнение, наполнялось ликованием, заставляя оставить все посторонние и угнетающие мысли, в том числе и об увиденном. Сегодняшнее торжество для неё было важно ещё и тем, что она будет присутствовать на нем, как полностью «оперившаяся» ведьма. Останутся лишь воспоминания о том времени, когда она присутствовала на карнавале лишь в качестве дочери и внучки, могущественных колдуний, которой только предстояло принять сан. Теперь пришло её время, которым надо наслаждаться в полной мере.
        Милинда и Сандра взяли Ливию за руки и слегка, их пожали, с нежностью и гордостью взглянув на неё. Тем самым, давая понять, что они прекрасно могут понять смятение творившееся в душе у девушки. Ведь когда-то их самих касались теже ощущения и эмоции, а, пережив однажды, такое трудно забыть.
        Прежде чем шагнуть в открывшейся тоннель, бабка достала из своего саквояжа три маленьких пузырька, наполненных веществом малинового цвета и оставив один себе, два оставшихся раздала Ливии и Милинде. Это было зелье, которое очищало помыслы, сердца и души от всего тёмного и злого, что там скопилось. Оно было просто необходимо, иначе прибыв на место, они последуют по стопам воинов-чужаков, погибших от собственной злобы. Вкус конечно у него был не приятный, но что уж тут поделаешь…надо пить! Лишь только зелье попало к ним внутрь, они мгновенно ощутили лёгкость и радость. Все мелкие обиды, когда — либо обитавшие в их существах, дурные мысли, неприязнь и прочее, испарилось.
        Троица окинула свой дом взглядом, мысленно говоря ему: «До свидания!». Затем громко произнесли:
        — Всё как есть, пусть так и остаться, а нежданный гость не найдёт дома нашего порог!
        Ливия заметила, как в туже секунду всё в доме словно замерло, даже старинные часы перестали мерить время и их маятник остановился, а мерное тиканье умолкло. Это значило, что всё в порядке и им можно отправляться на «слёт» всех ведьм, зная, что по возвращению они найдут своё жилище в целости и сохранности, без каких-либо сюрпризов.
        Вздохнув, три ведьмы Уоррен вошли в пространственный коридор друг за другом, который с лёгким щелчком втянул их внутрь и захлопнулся за спинами. Язычки пламя на свечах потухли, оставив после себя лишь лёгкий дымок…

        

        ГЛАВА 13


        Спустя мгновение и их окутал ослепительный свет, заставивший зажмуриться.
        «Всё ясно…энергетическая защита сработала, от всякой злобной мерзости. Если бы мы не приняли снадобье, то наше сердца поджарило бы и разорвало! Теперь ясно о чём гласит преданье» пронеслось в голове Оливии лишь только сияние спало и она с родительницами смогла открыть глаза не боясь ослепнуть.
        Свет был, но не такой режущий, его испускали огромные шарообразные сгустки энергии зависнувшие словно огромные лампы-светильники над прекрасной долиной угнездившейся между небольшим хребтом гор и густым лесом.
        — Вот мы и прибыли! Идёмте, время не ждёт!  — сказала Сандра Уоррен и первой устремилась вперёд.
        Ливия отметила, что здесь уже собралось довольно много разношерстного люда, в большей степени состоящего из ведьм и тех, кто только собирался ими стать.
        Колдуньи весело смеялись, сбивались в небольшие стайки, что бы в тесной компании удивить друг друга и поделиться новостями, шумно и тепло приветствовали новоприбывших.
        Вдруг рядом с семейством Уоррен в воздухе словно щёлкнуло и словно из неоткуда материализовалась ведьма удивительного внешнего вида. Маленькая, пухленькая, с миловидным личиком фарфоровой куклы и румяными щёчками. Одета она была в линялый, странный балахон, отороченный куцем мехом и в невообразимо жуткой шляпе, которую только можно представить. Этот милый головной «убор» напоминал Оливии клубу, изуродованную психопатом- садовником. Только даму, по-видимому, это не смущало.
        Залившись громким смехом, подобно громовым раскатам, раскрыв свои объятия, бросилась к бабушке Ливии.
        — Сандра!  — пропела она.  — Как давно тебя не видела! А ты смотрю, всё хорошеешь, чертовка! Небось, без чёрной магии тут не обошлось!
        Девушка ошеломлённо наблюдала, как бабка расплывается в улыбке и отвечает на объятия, возмутительной особы, посмевшей намекнуть на то, что Сандра пользуется злом.
        — Касси…Как же я рада тебя видеть! Ты права, давно мы с тобой не виделись…года идут и мы отнюдь не молодеем, что бы ты там не говорила! Некогда встретиться, поболтать, вспомнить нашу молодость, наши лучшие годы.
        — Молодость…скажешь мне тоже! Да ты же, как роза: молода, свежа, красива. А вот мне пару годков сбросить не помешает.  — Бабкина знакомая кокетливо поправила, выбившийся из под «клумбы» локон, цвета воронового крыла, щедро посеребренный временем.  — Вот думаю сегодня этим и заняться!
        — Ох…совсем меня заболтала! Девочки знакомьтесь — это моя давнишняя подруга Кассандра Мак Ди! Касс, ты уже знаешь мою дочь Милинду и мою внучку — Оливию. Кассандра же прибыла на торжество из Шотландии.  — торжественным тоном произнесла Сандра Уоррен.
        — Миссис Мак Ди…  — начала была Милинда, но та её перебила.
        — Девочки…Кассандра и только Кассандра! А то чувствую себя старым башмаком выслушивая это «миссис Мак Ди»
        — Кассандра,  — тактично поправилась мать Оливии.  — Очень рада с Вами познакомиться! Мама очень много о Вас рассказывала!
        — Надеюсь хорошего?  — спросила та, приподняв шутливо бровь и взглянула на подругу.
        — Конечно!
        — Я и не сомневалась! Ох, милочки, как же всё — таки я рада вас видеть!  — задорно взвизгнула бабкина подруга и сграбастала всех троих в охапку, прижимая к своей объёмистой груди.
        «А объятия у неё, как стальные обручи, ещё немного поднажмет, и мои косточки треснут!»- пронеслось в голове Оливии, тесно зажатой между матерью и бабкой.
        Тут она с облегчением почувствовала, как кислород живительной струёй вновь хлынул в её лёгкие. Кассандра с тихим смешком выпустила их своих тисков, именуемых как руки.
        Облегчение длилось не долго. По крайней мере для бабушки и мамы.
        — Ой, дорогие, идёмте же наконец! Мы так всё пропустим, а надо ещё поприветствовать Старейшин!  — воскликнула Касс и схватив Милинду и Сандру Уоррен стальной хваткой за руки, потащила за собой, целеустремлённо направившись вперёд.  — Олли, не отставай!
        «Олли???? Этого ещё не хватало!»- сморщилась девушка, услышав, как эта возмутительная особа сократила её имя, но благоразумно последовала следом.
        Кассандра направлялась к огромному костру, расположенному прямо в центре поляны, довольно далеко от них. Что бы преодолеть это расстояние, им надо будет постараться. Сквозь толпу ведьм пройти не так то легко!
        — Вы только посмотрите, какое в этом году Священное Кострище! Пламя, кажется достает своими языками прямо до небес! А ведьм то сколько…не припомню, что бы в какой предыдущий Хэллоуин, столько было. Вон смотрите, Глория Лим и её подруга Аманда Фокс. Говорят, она немного тронулась умом. Все кому, не попадя, рассказывает, словно за ней следят и хотят убить. Что в этом году произойдёт нечто ужасное. Ох…как бы не наговорила чего!  — трещала без умолку Мак Ди, ловко продираясь сквозь люд, вместе с Милиндой и Сандрой на «поводу».
        Кивком головы мимолётно она указала на ведьм о которых собственно и говорила.
        Оливия посмотрела в том направлении, пытаясь отыскать взглядом их, среди других ведьм. Ей это удалось. Она увидела двух женщин, довольно жалких на вид. Хотя они находились на приличном расстоянии от неё, но ей казалось, что одну из них, Ливия предположила, что эта Аманда, немного трясёт. Женщина скрючилась и сжалась, буд-то хотела забиться в свой невидимый другим кокон. Тем самым спастись от ведомых лишь ей врагов. Но за не именем такового, беспомощно жалась к подруге, в поисках защиты. Глория пыталась её успокоить: бережно поглаживая худые плечи и что-то шепча на ухо. Ливии казалось, что губы женщины шевелятся, что-то произнося.
        «Тут Кассандра права…с этой Амандой, явно, что-то не так!»- подумала Ливия, соглашаясь.
        Кассандра тем самым временем продолжала свой монолог:
        — А вон Грейс Митли. Слышала в этом году, она сделала какое-то чудодейственное снадобье…только мне не известно, какого рода действие оно производит!
        В её голосе Оливии почудилось недовольство, по-видимому, незнание чего- либо очень раздражало бабушкину знакомую. Девушка не сомневалась, что та, постарается в кратчайшие сроки пополнить свои знания.
        Кассандра кивком головы указала в сторону высокой, статной ведьмы, с длинными вьющимися кудрями цвета спелой пшеницы, окружённой плотным кольцом женщин что то наперебой пытаясь спросить у неё. Гам от этой компании стоял невообразимый. До них доносились лишь обрывки их возгласов.
        — Неужели так скоро?
        — Без последствий?
        — Как долго?
        — Мне показалось или действительно, кто-то обмолвился о зелье с о омоложающем зелье?  — спросила Кассандра, мгновенно насторожившись и впившись взглядом, словно что-то высматривая..
        Кого Ливия с родительницами поняла из её недовольного бурчания.
        — Вы гляньте! Куда это Пети Бабалс лезет? Этой старой колоше, уже ничего не поможет, а она лезет…хотя и в молодости, красотой не блистала, а всё туда же! Помолодеть!
        В группе ведьм яростно атаковавших Грейс, выделялась одна самая напористая. Она бесцеремонно расчищала себе путь поближе к изобретательнице «чудо средства», активно работая локтями, не глядя на недовольные и возмущённые окрики.
        Оливия не смогла хорошо рассмотреть эту особу, так как та была повёрнута к ним спиной и чересчур, рьяно занималась своим делом, но девушка смогла углядеть жуткие лохмотья цвета переспелой тыквы, в которое та была одета и нечесаные лохмы, создающие на голове вид «вороньего гнезда».
        — Что за сброд…  — презрительно фыркнула Кассандра, вызывая улыбку у своих спутниц.
        Оливия же заметила, как бабушкина знакомая на последок тайком бросила заинтересованный взгляд на Грейс и на окружившую её толпу, было очевидно, что она не прочь присоединиться к ним.
        «Думаю мисисс Мак Ди, Вас саму можно будет в скором времени узреть в толпе «охающих» и «ахающих» женщин, желающих испробовать сыворотку молодости!»- с ухмылкой на губах подумала Ливия.
        Так неспешно, на ходу выслушивая подробную информацию о каждой встреченной ими на пути ведьме и раскланиваясь со знакомыми, четвёрка во главе с Кассандрой достигла своей цели. До величественного и пугающего своими размерами Священного Кострища этого торжества, охраняемого Старейшинами и почитаемого всеми ведьмами, прибывшими на карнавал.
        Оно представляло собой выложенный из огромных валунов круг, на которых были высечены древние магические символы, прочесть которые могли лишь посвящённые. Но особый интерес вызывало пламя, ярко пылавшее в центре, цветом своим напоминая свежую листву и переливаясь с каждым всполохом. Порой, выбрасывая высоко вверх, сноп изумрудных искр.
        Наконец Кассандра выпустила бабку и мать Ливии, и тихо отошла в сторону, позволив ведьмам Уоррен совершить ритуал.
        Оливия подошла и встала рядом с родительницами.
        Бабка открыла свой саквояж и извлекла из него дубовое полено, тут же швырнув его в огонь, который мгновенно «проглотил» дар. Милинда Уоррен последовала примеру матери, отдав пламени сосновое брёвнышко. Настал черёд Ливии. Она поглядела на не большое полешко у себя в руках, а потом аккуратно уронила его в Священное Кострище.
        Все трое безмолвно наблюдали, как изумрудное пламя поглощает их дары, удовлетворённо, утробно урча.
        — Да прибудет с нами Сила Земли и Матери Природы. Да будет род наш крепок, а век долог, узы не разрывными, пока прах наш не рассыплется и не развеется. Как было, так и будет. Да хранят нас Силы Света и Добра.
        Ливия ощущала, что с каждым произнесённым её словом, мир и покой воцаряются в сердце и душе.
        Девушка огляделась и только сейчас заметила безмолвных наблюдателей, тихо сидящих по ту сторону Священного Кострища. Пять пар внимательных глаз следили за тем, как она вместе с бабкой и матерью исполняла ритуал «поклонения».
        Это были Старейшины.
        — Да прибудет с вами сила и мудрость о Великие сёстры!  — с глубоким почтением обратилась к ним Сандра Уоррен, склонив голову в поклоне.
        Оливия с Милиндой последовали примеру родительницы.
        Те милостиво и благосклонно кивнули в ответ на приветствие.
        Подняв голову, девушка с благоговением поглядела на этих могущественных ведьм. Хотя с виду они таковыми не казались. Скрюченные, сгорбленные старушки, подслеповато, глядевшие на них были довольно жалкие, но только взор их от этого не был менее мудр и твёрд. А Сила дремавшая в иссушенных и сморщенных телах, была поистине безгранична. Сколько каждой из них лет, не знал никто из ныне живущих ведьм, да и они сами этого не знали. Ангел Смерти, казалось забыл к ним дорогу или боялся могущества этих старух, не раз встречавшихся ему на пути, которые постоянно избегали знакомства с ним за свой длинный век.
        — Сандра, Милинда и юная Оливия Уоррен, не так ли?  — между тем сказала одна из них, сильно шепелявя беззубым ртом. Но так тихо, что Ливия с родительницами вынуждены были подойти ближе, обогнув Кострище, что бы расслышать сказанное.
        — Именно так Мудрейшая!
        Ведьма была малюсенькая, напоминавшая ребёнка, только с морщинистой кожей и седыми космами, аккуратно заплетенными в две жиденькие косички. Худые плечи укутывал старый, линялый от времени, домотканый плащ, кое- где на нём были заметны небольшие заплаты.
        — Ха…значит не такая я старая курица! Помню!  — произнесла ведьма и разразилась каркающим смехом, порой вытирая сморщенной ладошкой со скрюченными пальцами, выкатывавшиеся из слезящихся глаз слезы
        Старая Селл, так звали эту дряхлую колдунью. Она была самой старой и могущественной из Старейшин. Обладала такими знаниями, что даже Дети Тьмы преклонялись перед ней и не смели вступить в противоборство, зная, что это грозит им неминуемой погибелью.
        Глядя на ведьму, Ливия не вольно вспомнила её историю, которую поведала девушке бабка. Она было настолько чудовищна, что неизменно вызывало у неё ужас и содрогания. В молодости, Селине, а именно так её звали в ту далёкую пору, вынесла «ведьминские испытания».
        Однажды жители деревни, в которой она жила, каким-то образом узнали о её колдовской сущности и решили учинить ей расправу, с соблюдением всех традиций варварства. Что как нельзя кстати, способствовало желанию людей потешить себя захватывающим зрелищем.
        Когда Селл осталась в отчем доме одна, её схватили и сильно избив, потащили к «дознавателю ведьм» и его ужасному приспособлению, представляющему собой огромный стол с четырьмя столбиками.
        Это было первое испытание.
        Селину донага раздели, разорвав одежду и осыпая грязной бранью, уложили на стол, крепко привязав руки и ноги к столбикам. Девушка оказалась буквально распятой перед этой безумной и жаждущей крови толпой. Обливаясь горючими слезами, Селл молила своих карателей о милости и сострадании, но мольбы лишь разжигали безумный азарт в их глазах. Пощада ведьме никак не входили в их планы. Они оставались глухи, напрочь позабыв, как порой приходили к ней за помощью в своих горестях и никогда не знали отказа.
        А затем к ней подступил «дознаватель». Невысокий, плюгавый и жутко противный мужичонка плотоядно оглядывающий молодое женское и нагое тело, беспомощно распростёртое перед ним. В руках он держал длинную иглу. В его задачу входило найти на теле девушки «дьявольские отметины»- это могли быть: родинки или родимые пятна, бородавки. Вообщем, что угодно, что можно было принять за них, дабы уличить ведьму.
        «Дознаватель» ответственно подошёл к своей миссии, шаря взглядом и руками по ней, вызывая в юной Селине дрожь отвращения, а в толпе карателей бурный восторг и веселье. Спустя время, он обнаружил маленькую родинку, у самой ключицы и не долго думая, воткнул в неё иглу.
        Все замерли, ожидая появиться кровь или нет. У ведьмы связанной с Тёмными Силами, не могло быть крови, или цвет её должен быть чёрного цвета.
        На поверхности родинки появилась маленькая капелька крови, ярко красного цвета и толпа разочарованно взвыла. Но только и теперь отказываться от своих намерений не кто и не думал.
        Отвязав рыдающую девушку, её потащили ко второму испытанию, к реке. Пресекая попытки побега и сопротивления сильными ударами по голове, и нежному телу.
        После этого испытания, испытуемый, как правило, не выживал. Доказана его вина или он оправдан.
        Ведьма крепко связывалась, а затем её кидали в реку и ждали. Душу и тело запятнанные злом, вода отторгала. Вина доказана- ведьма, тогда собравшиеся на берегу наблюдатели, закидывали виновную камнями. Если же женщина оказывалась чиста, река принимала её в свои холодные объятия, что бы подарить вечный покой в своих водах.
        Селине повезло. К ней на подмогу подоспели её родители и юноша, сын деревенского старосты, безумно влюблённый в неё и готовый пойти на всё, что бы спасти возлюбленную от ужасной участи.
        Ливия не представляла себе, как молодая Селл не сошла с ума от происшедшего, не отказалась от своего дара. Но то, что она так не поступила, вызывала в Оливии прилив уважения к этой древней старухи, сидящей перед ней.
        Отсмеявшись, Селл повелительно махнула рукой приказав:
        — Идите! Времени осталось совсем мало. Ещё немного и звёзды сойдутся…
        Семейство Уоррен, ещё раз поклонившись, последовало повелению, но тут Селл продолжила.
        — Милинда и Сандра вы ступайте, а ты юная Оливия задержись!
        Те подчинились, за ними последовала Кассандра. Оливия осталась наедине со Старейшинами, во главе со Старой Селл недоумевая, что от неё понадобилась мудрейшим колдуньям.
        Девушка заметила, как изменился взгляд старой ведьмы, став хитрым, как у лисицы.
        Селл указала на место подле себя, сказав:
        — Присаживайся, детка, в ногах правды нет.
        Ливия последовала совету и подобрав ноги под себя уселась рядом с ней, от которой приятно пахло перечной мятой. Усевшись поудобнее Оливия внимательно взглянув на неё, в ожидании пояснений.
        — Ты же ничего им не сказала! Я ведь права?!  — промолвила Селл.
        Первым же вопросом старуха вызвала в девушке недоумение, вкупе с настороженностью.
        — О чём Вы говорите Мудрейшая? У меня нет ничего, что бы я хотела скрыть от матери и бабушки!
        «Нет, есть!»- подала голос её совесть, напомнив за долгий срок, о своём существовании.
        — Ай, ай, ай! Как не хорошо, милая, что-то пытаться скрыть, да ещё так не умело от Старой Селл, столько повидавшей на своём веку. Слишком давно она живёт на этом свете, что бы понять, когда её пытаются обмануть.  — Старуха укоризненно взглянула на девушку, качая головой.  — Ты ведь им не сказала о своём новом даре? Как и о том, что он тебе открыл, подарив ведения? Я даже знаю, отчего так! Боялась их испугать, после того как поняла насколько они этого бояться и не хотят для тебя!
        — Откуда Вы это знаете?
        — Я много чего знаю девочка…я даже знаю когда к тебе пришло первое видении! Это было за две недели до сегодняшней ночи!
        Ливия кивнула вглядываясь в изборождённое глубокими морщинами лицо, на котором лежал отпечаток прожитых лет и огромного жизненного опыта и мудрости. Девушка подозревала, что Старая Селл знает очень много о ней, даже то, что она сама о себе не ведает. Это пугало.
        — Вот что детка,  — ведьма вмиг стала серьёзной и тон старушечьего голоса стал под стать ему.  — ты ничего и не говори Сандре и Милинде, им это не дано, пусть пребывают в неведенье. Здесь они тебе ничем помочь не могут, этот путь ты пройдёшь одна. Что тебя ожидает, подскажет время. Только помни, что мать Природа одарила тебя щедрыми дарами, верь в них и ты познаешь каждый. Верь в свои чувства, в свою Силу, доверяй себе и никогда не лги. Я чувствую, что лишь тебе уготовано, что-либо изменить! Да хранит тебя сила нашего Сестринства. Теперь можешь идти, но держи наш разговор в секрете. Хотя по-видимому ты пока и сама не разобрала о чём я тут тебе болтала.  — Сказав всё это, старуха умолкла, прямым взглядом уставившись перед собой, тем самым давая понять, что разговор закончен.
        Оливии поднялась и аккуратно расправив складки своего плаща и отряхнув прилипшие листочки, побрела на поиски родительниц, не забыв перед тем как уйти поклониться Старейшинам. Идя, она ощущала, как их глаза провожают её.

        
        ГЛАВА 14


        Мать и бабушку она отыскала на удивление быстро, они не стали уходить далеко, решив дождаться её прихода. К великому удивлению девушки ни Сандра, ни Милинда не закидали её тут же вопросами, лишь только она приблизилась. Они вообще ничего не сказали, как и болтунья Кассандра. Но Оливия видела, каким любопытством горят глаза женщин, но их словно что-то сдерживало, не давало прорваться их любопытству. Ливия была этому рада, она бы ничего не смогла им сказать и объяснить. Даже толком пересказать разговор, ибо тогда ей надо было бы нарушить обещание данное Старой Селл и самой себе.
        Вдруг сгустки энергии освещавшие долину погасли и долину окутала тьма. Свет был только на небе и исходил он от мириады созвездий, казавшиеся сейчас на удивление чрезвычайно яркими.
        — Час пробил…сейчас всё свершиться.  — тихо сказала Сандра Уоррен взглянув на столь притягательное полночное небо.
        Ливия, Милинда и Кассандра, а также все собравшиеся на торжество ведьмы обратили свои взоры туда же.
        Девушка замерла и восхищение от созерцаемого чудо затопило подобно тёплой волне, согревая её от макушки и до пят, заставляя глаза раскрывать шире словно пытаясь запомнить всё и не пропустить ни мгновение из происходящего на небосклоне.
        Там творилась волшебная феерия, звёзды словно сошли с ума, закружившись в каком то бешеном хороводе. Они составляли не виденные до этого чудесные узоры, что бы через миг разбиться на пары, разлететься в разные стороны, подобно сверкающим осколкам небесного льда. Или выстроиться в безупречно ровную линию, напоминая бриллиантовое колье или сияющую нить. Это было прекрасно, звёзды праздновали свой карнавал, показывали, что и они сегодня, пусть не долго, но всесильны и абсолютно свободны, не подчинены никаким логически правильным законом. Во мраке ночи рождалось чудо…
        В следующую секунду всё вновь стало на свои места и, Ливия перевела дыхания, поняв, что до этого придерживала своё дыхание, сосредоточив внимание на небе. Вокруг всё замерло, словно находясь под сильным колдовским гипнозом, который не стряхнуть с себя.
        Только в следующий миг, возникло нечто, что привело собравшихся в движение. Ливия мгновенно это ощутила. В самом центре её существа, как буд-то вспыхнул свет, подчинявший и разум, и тело. Её словно бабочку потянуло к Священному Кострищу и изумрудному огню, так ярко и так маняще пылавшему в нём, что сил, желания оказывать сопротивление не было. Каким-то уголком сознания всё ещё принадлежавшим ей, девушка понимала, что это и не надо. Всё очень правильно и верно. Зла здесь нет, есть лишь Добро и то, что оно рождает, даря благословение. И Ливия подчинилась медленно, словно во сне приближаясь к тому, что так манило её. Огонь, он словно ожил и своим сказочным голосом звал Ливию, и зов его был так сладок, как может быть сладко абсолютное и безграничное счастье.
        Женщины окружили Кострище плотным кольцо, пристально и безмолвно вглядываясь в пламя цвета свежей листвы. Его вид завораживал, и в глазах ведьм плясали и отражались язычки этого удивительного огня. Отображая тот внутренний огонь, что пылал в каждой из них. Только страха не было, они знали, это торжествует сущность ведьмы, раздвигая сдерживающие её так долго и мучительно барьеры.
        — Присаживайтесь Сёстры Ведьмы!  — торжественно и на удивление громко и чисто прозвучал голос Старой Селл, но казалось, что он ей не принадлежал.
        В абсолютной тишине он был подобен горну и эхо подхватило его, разнося по всей долине вместе с ветром.
        Глаза старой ведьмы пылали ярче всех, сущность её была сильнее и насыщенней, чем у кого- либо из присутствующих.
        Услышав обращённые к ним слова, они беспрекословно подчинились, медленно опустившись на землю, всё так же, не спуская глаз с огня.
        — В этот день и в это час, мать Природа созвала нас, своих послушных дочерей, что наградить своей милостью за верное служение ей и за то, что мы помним о том, кем мы являемся и принимаем нашу колдовскую сущность такой какая она есть. А теперь скажите Сё стры мои: готовы ли вы принять Дар нашей матери? Готовы принять её силу в свои сердца и души?
        — Мы готовы Сестра! Дай нам её!  — на распев произнесла Ливия вместе со всеми.
        Она знала, о чём просит, чего жаждет и знала, что это непременно ей дадут.
        — Но сперва, наша Родительница хочет, что бы мы почли память тех, кого нет с нами в столь торжественный и важный час, кто покинул нас навсегда, перейдя грань мира живых и царства вечного покоя. Их наследие течёт в наших венах, обогащает нас, даёт великие Знания, которые мы черпаем день ото дня, во имя Добра и Сил Света. Сёстры мы помни вас, мы чтим вашу память.
        — Сёстры мы помним вас, мы чтим вашу память!  — произнесли ведьмы, повторив слова три магических раза.
        — Пусть наше почтение и благодарность, раздвинет грань и те, кому они предназначены, получат свою награду!  — проговорила Селл, взмахнув руками над изумрудным пламенем.
        И они были услышаны.
        Пламя ярко вспыхнуло, огонь взметнулся вверх, словно желая коснуться небес и почувствовать его сказочную бархатистость. Его свет озарил сидящих подле Кострища ведьм и вдруг они заметили, как огонь раскололся надвое и потом буд-то отполз, к самому барьеру из гигантских камней. Из него начали появляться клубки сизого дыма с каждой секундой обретая большую плотность и чёткие очертания.
        Ушедшие в небытие ведьмы…они явились на зов, что бы принять почтение от живых сестёр, тех как и они когда-то будут верно служить Сестричеству. На их лицах играли улыбки, они были счастливы оказаться в кругу тех, кто их знал и любил. А в глазах плескались безмятежность и покой, как и благодарность, что они не забыты.
        За пределы Кострища они шагнуть не могли. Там начинался мир, наполненный жизнью, мир который они безвозвратно покинули и теперь лишь безмолвно взирали на сидящих женщин, с устремлёнными к ним взглядами.
        Оливия сидела вместе с родительницами ближе всех к Священному Кострищу и затаив дыхание наблюдала за прибытием прародительниц. Они были такие разные…а с некоторыми их разделяла не одна эпоха. Можно было с лёгкостью определить, в какое время они жили, к какому сословию относились.
        Как вдруг одна из призрачных фигур, появившихся из пламени показалась ей смутно знакомой, но чем пристальней она вглядывалась, тем стремительней к Ливии приходила уверенность, что она ей знакома. Сомнений больше не было…Милинда Монтгомери. Девушка, начавшая их род, та, чей портрет Оливия могла часами разглядывать и, который висел в галерее у них дома. Те же прекрасные волосы и жемчужно белая кожа и казавшиеся бездонными глаза, тот же тонкий девичий стан. Всё ей было знакомо. Милинда была всё так же прекрасна, не глядя на то, что была лишь призраком.
        Оливия не сводила с прародительницы взгляда, ощущая волнение и горечь от воспоминаний участи постигшей эту девушку. Ей было мучительно жаль её.
        Призрачная Милинда приблизилась к самому барьеру, на лице отражалась надежда и казалось, словно её глаза ищут и высматривают что-то, или кого-то. Как оказалось Ливию. Именно на ней она остановила свой взгляд. Он был полон любви и сожаление, от того, что их разделяет столетия. Милинда глядя Оливии глаза приложила руку к груди, там где когда-то билось её сердечко, а затем, отняв легко взмахнула ею. Девушку затопило чувство щемящей нежности. Оливия прикрыла глаза, дабы сполна насладиться этим благословенным даром, с ниспосланным ей прародительницей. Когда спустя миг она открыла глаза, Милинда исчезла.
        Медленно оглядевшись, она заметила, как некоторые женщины смахивают набежавшие слёзы. Их можно было понять, происходящее сильно взволновало их, разбередила старые и новые раны. Ведь среди посетивших их духов были те, кто покину землю совсем не давно и скорбь жила в сердцах и душах их родных и близких. Лишь знание того, что они на веки обрели покой, грело сердце.
        Души умерших ведьм исчезли, так же быстро, как и пришли, растворившись в пламени огня, вновь ставшим единым.
        — Успокойтесь Сёстры мои! Такова воля Небес и матери Природы и ничего над этим не властно! Помните об этом! Осушите ваши слёзы и найдите в сердцах понимание. Настал час и нам принять Дар! Откройте ваши души! Пусть сила вольется в вас подобно живительному потоку.  — проговорила Селл, а затем воздев руки к Священному Кострищу воскликнула.  — Мать Природа, одари благословеньем!
        Ведьмы последовали её примеру и воздели руки к взметнувшемуся высоко верх огню.
        Пламя словно стало разбухать, раздаваясь вширь, а потом, ярко вспыхнув ярко-зёлёным светом, словно порвалось на множество огненных лоскутков. Которые, закружившись в быстром вихре, стали разлетаться, что бы в следующий миг разбиться о тела женщин.
        Оливия ощутила, как в неё словно что-то стремительно ворвалось, сбив дыхание, что-то очень горячее, мгновенно наполняющее её, растекавшееся по всему телу, заполняя Оливию до краёв. Ливия чувствовала, что с каждой секундой в неё словно вливается сама жизнь, как будто до этого было лишь существование. Она отдалась полностью этим восхитительным ощущениям. Сердце захлестнуло ликование вместе с твёрдой уверенностью, что она способно на многое и ничто не в состоянии её остановить!

        

        ГЛАВА 15


        Веселье было в самом разгаре. Ведьмы смеялись и сыпали шутками, танцевали под весёлую музыку, которую казалось, рождаясь из воздуха. Она была чудесной и прекрасной небеса, ветер — всё сущее создавали её. Это была музыка самой Земли, мать Природа пела её, свой торжественный гимн колдовскому празднику. Каждая нота пробуждала в душах присутствующих, всё то, что они скрывали на протяжении долгих трёх лет. Проснулась и торжествовала их сущность, напитанная новой силой.
        Даже Старейшины покинули Священное Кострище, которое более не нуждалось в охране, ибо изумрудное пламя, дарующее Силу, покинуло его и нашло надёжный приют в душах ведьм. Мудрейшие живо общались с другими, а Старая Селл подоткнув свой плащ за пояс, даже сплясала вместе с молодыми колдуньями, поражая всех своей неиссякаемой энергией.
        Оливия медленно пробиралась сквозь суматошную, разгорячённую и веселящуюся толпу. Мать, бабку и Кассандру она оставила, решив побродить одной, так как те были очень заняты процессом обмена знаниями с другими ведьмами. Но одной ей не было скучно и она была не одинока, её постоянно окликали знакомые колдуньи и Ливия с удовольствием останавливалась поболтать с ними. Оливия была счастлива и умиротворена. За столь короткий срок с ней случилось столько всего загадочного и волшебного, порой таинственного, но это её отнюдь не пугало и не страшило. Разговор с Мудрейшей Селл, а потом призрак Милинды Монтгомери, который признал её, а потом чудесная наполненность новой силой — всё это чрезвычайно радовало Ливию. Да и присутствующие на карнавале ведьмы с удовольствием делились с ней своими секретами. Её саквояж был доверху заполнен всякими полезными вещицами: рецептами зелий, заклинания на все случаи жизни, даже несколько амулетов, которые удалось выменять за одну летучую мышь, погибшую в полнолуние. К тому же колдуньи были щедры на советы, по различным спектрам ведовских дел. Ливия никогда не отказывалась, от
возможности, пополнить свой багаж знаний и была очень благодарна им за такие дары.
        Самой запомнившейся встречей, стало знакомство с Лукрецией Мали — известной ведуньей и просто ассом в вопросах сновидений. Пообщавшись с ней, о своих "мелких" проблемах она не узнала ничего нового. Но Лукреция сделала ей такой обобщающий и довольно ёмкий экскурс в царство Морфея, что у Ливии отвисла челюсть. Мысленно она согласилась со всем, что до этого слышал о своей собеседнице. Напоследок та подарила ей одно полезное заклинание, действующее на всех, на кого оно направлено. Теперь прочтя его, Оливия с лёгкостью могла вызвать ощущения, что подопытный находиться в состоянии погружённости в сон, а так с помощью него, могла формировать сновидения на своё усмотрение. Только узнав о таких возможностях, Ливия с улыбкой на губах, которая носила ярко выраженную зловещую окраску, уже мысленно потирала руки. Пусть только Довсон попробует теперь снова испытать её терпение на прочность и она с удовольствием устроит ему встречу с его самыми ужасными кошмарами. Причём каждую ночь и по несколько раз. Это быстро приведёт его в норму и отучит думать о всяких глупостях.
        Тут она обратила внимание на молодых ведьм, примерно одних с ней лет, которые усевшись в круг и взявшись за руки гадали на сердечного друга. Оливия знала этот ритуал, но никогда особо им не интересовалась, считая всё это ребячеством. Теперь же ей стало любопытно и девушка решила понаблюдать за действом так веселившее дружную компанию.
        А выглядело всё это так.
        Девушка садилась в центр круга образованного её подругами, которые, взявшись за руки и замкнув его, читали заклинание, вызывающее образ сердечного друга. Ей лишь оставалось расслабиться и позволить волшебству, проникнуть в своё сердце и извлечь видение.
        Заклинание было тем хорошо, что оно действовало, как на тех, что был влюблён и ясно представлял возлюбленного и на тех, кто с любовью ещё не встречался. Только каждой ведьме, Высшими Силами был предначертан суженый, часть которого уже хранилась в твоём сердце. В первом случае образ был чёткий и ясный, а во втором — на свет божий могли появиться лишь фрагменты лица. Как случилось и в случае симпатичной ведьмочкой с курносым носиком и копной кудрявых волос ставшей объектом гадания. Колдовство сделало своё дело и, перед ними предстало частичное видение, а именно: нос, губы и подбородок. Колдуньи захохотали.
        — Эмили, не расстраивайся! У меня и того хуже было! У тебя половина лица, целенькая и довольно симпатичная. Не то, что в моём случае: два глаза!  — утешила девушку одна из подруг.
        Та тоже рассмеялась над своим "суженным" и образ рассеялся.
        Созерцая происходящее Оливии нестерпимо захотелось тоже поучаствовать и посмотреть, затаился ли в её сердце какой-либо любовничек. Или сердце всё- таки пустынно, как Сахара. Она нерешительно подсела к девушкам.
        Рядом сидящая с ней ведьма повернулась и улыбнувшись сказала:
        — Привет! Может, хочешь рискнуть и поглядеть не запрятан ли кто-то в твоём хрустальном сердечке, что бы потом затопить его и заполнить собой до краёв? Будешь знать к чему готовиться!
        Последние слова она говорила таинственным шёпотом, а под конец задорно хихикнула.
        — Неужели всё так жутко?  — сделав "страшные глаза", спросила Ливия, притворно охнув и судорожно схватившись за сердце.
        Девушки вместе рассмеялись.
        — Я Лора Линсей,  — представилась ведьма и протянула руку.
        — Оливия Уоррен,  — торжественно сказала Лив, крепко пожимая руку Лоры.
        — Здорово! А теперь познакомлю тебя с нашими девочками,  — развернувшись, что бы всех видеть начала представлять.  — Лили, Милагрес, Анна, Лизи, Эмма, Джессика, Луара, Роза.
        Девушки, которых называла Лора, с улыбками на лицах махали руками и кивали, что бы Оливия могла понять, кто есть кто из них.
        — Девочки, это Оливия и она хочет попробовать вызвать ведение своего суженного.
        — Конечно! Садись в центр и расслабься!  — сказала Эмма, милая девчушка с глазами цвета жжёного сахара, обращаясь к Ливии.
        Оливия тут же последовала совету.
        — Ливия, а ты когда-нибудь любила?  — хихикнув, спросила Роза.
        Девушка отрицательно покачала головой.
        — Что никогда — никогда? А парень у тебя есть?  — подключилась к её допросу Анна.
        — Нет.
        — Ты такая красивая, странно… Так почему нет?
        — Девочки прекратите! Чего это вы накинулись на Оливию? Может, она не встретила достойного, уготованного ей. Нам надо помочь увидеть его,  — строго сказала Лора, укоризненно взглянув на девушек, который тут же притихли.
        Оливия была ей благодарна за своевременное вмешательство. Расспросы девушек и их любопытство смущали Ливию. Она не привыкла делиться самым сокровенным, с таким количеством слушателей.
        — Девочки приготовились!  — скомандовала Лора.
        Ведьмы взялись за руки и их мгновенно, буд-то накрыл непроницаемый и невидимый другим купол, который, нейтрализовал любые посторонние звуки. Девушки нараспев, все вместе произнесли заклинание:
        — Что в сердце юной девы скрытой, пусть откроется в этот миг и образ воздушный предстанет пред нами. Заклинаем! Призываем! Друг сердечный покажись!
        Ливия расслабилась и прикрыв глаза, позволила своему сердцу распахнуть свои тайные створки во всю ширь, что бы магия беспрепятственно проникло в их глубь.
        Она ожидала услышать смешки и весёлые комментарии, вот только девушки отчего-то молчали. Лишь спустя минуту её ушей коснулся тихий шёпот, а затем растерянный голосом к ней обратилась Лора:
        — Оливия, открой глаза и взгляни сама. Мы ничего не понимаем…
        Почему-то делать это ей очень не хотелось, но всё же Ливия приоткрыла глаза и подняв их поглядела на клубящийся у неё на головой образ. Хотя назвать его так можно было с большой натяжкой. Он представлял собой некий сияющий сгусток ослепительного белого света, с каймой по всей окружности, чернее самой ночи. И лишь хорошо присмотревшись можно было заметить проступающие черты, но они были настолько нечёткие и размытые, что разглядеть лицо не представлялось возможным.
        — Ничего себе…  — поражённо выдохнула Ливия, недоумённо взирая на образ своего "возлюбленного".
        "Мило…ещё одну свинью подсунули мне Высшие Силы, ещё один повод свихнуться"- подумала девушка.
        — Ты что ни будь, понимаешь?  — спросила Лора.
        Другие девушки безмолвно взирали на чудо и пытались, разглядеть его как следует, но приблизиться они не могли, иначе круг будет нарушен и связь прервется.
        — Нет…абсолютно! А ЭТО, точно из моего сердца?
        Оливия лелеяла надежду, что тут какая-то ошибка, хотя прекрасно понимала, что всё бесполезно. И Лора подтвердила, то, что она и так в принципе знала.
        — Несомненно! Заклятие было направленно на тебя! Ты сидела в центре! На тебе сконцентрировалась сила колдовства. Такого я ещё ни разу не видела!  — произнесла и девушка, но, заметив, как скривилась Ливия, поспешно добавила.  — Только не думаю, что это плохо, скорее наоборот. Ты погляди, какой яркий и тёплый свет. Я, находясь дальше и то, чувствую его согревающее и успокаивающее действие. Ощущение такое появляется+счастья что ли!
        Оливия тоже это чувствовала, но всё равно, происходящее сбивало столку. Она с тоской размышляла о том, а может ли у неё быть хоть что-то быть обыденным и нормальным? Без каких либо паранормальных эксцессов! По-видимому, нет!
        — А чёрная кайма? Неужели и это хорошо?  — скептически спросила Ливия.
        На этот раз Лора ей не ответила, лишь неопределённо пожала плечами.
        — Действительно, ты права! Чего гадать, думаю, время и судьба расставят всё на свои места.
        Она глубоко вздохнула и створки её сердца захлопнулись, странный образ пропал. В последнюю секунду ей показалась, что прежде чем исчезнуть он ей подмигнул.
        " Схожу с ума, либо сейчас кто-то очень ловко дёргает за ниточки и я, как послушная марионетка пляшу под чужую дудку. А ты мерзавец ещё до подмигиваешься! Не знаю, как ты очутился в моем сердце, зато знаю, как ты оттуда с треском вылетишь. Сияй или не сияй" — мысленно прокомментировала Оливия происшедшее.
        — Что ты будешь с этим делать?  — нерешительно спросила у Оливии Джессика, миловидная брюнетка с тёмными глазами, опушенными длинными ресницами.
        — Жить дальше!  — Ливия улыбнулась притихшим девушкам, всё ещё находившимся под впечатлением от увиденного.
        Тут Ливия почувствовала, что на неё направлен чей-то пристальный взгляд, который буквально жёг её. Резко обернувшись она посмотрела в ту сторону, откуда он шёл и поискав глазами она таки обнаружила соглядатая. Это была Старая Селл. Ведьма стояла не вдалеке и глядела на девушку, а на губах у старухи играла странная, пугающая улыбка. Не вызывало сомнения то, что она видела, что произошло с Оливией, что вынырнуло из закоулков её сердца.
        Старая колдунья, резко развернувшись, нырнула в толпу веселящихся ведьм, свешиваясь среди них. С её ростом это было не проблема. Только девушка смогла понять значение последнего взгляда ведьмы, который она бросила в её сторону, прежде чем скрыться с глаз. Старая Селл словно приглашала девушку следовать за ней. Ливия решила послушаться. Любопытство разгоралась в ней с каждой упущенной секундой. Вскочив и быстро попрощавшись с девушками и Лорой, дав им на ходу обещание, что непременно ещё с ними увидеться до окончания карнавала, Оливия нырнула в толпу.
        Пробираясь сквозь веселящихся ведьм, многие из которых уже приложились к крепкому травяному настою, в который был добавлен особый порошок, сочетание было гремучее и пьянило, как хорошее виски. Координация присутствующих ухудшилась, а вот настроение с каждым выпитым глотком значительно улучшилось. Девушка пыталась отыскать взглядом старую ведьму, но та словно сквозь землю провалилась, а точнее затерялась среди люда. Ливии оставалось лишь двигаться наугад, положившись полностью на свою интуицию и внутренний голос, указывающие в каком направлении ей стоит идти.
        Её верные соратники не подвели и в этот раз. Девушке, повезло и она заметила Мудрейшую. Точнее заметила её плащ, который мелькнул у кромки леса, а затем растворился во мраке леса, как и та на чьи плечи он был наброшен. Ливия устремилась туда же, но прежде чем нырнуть во тьму деревьев и притихшего, таящего невесть что, леса она задумалась- стоит ли ей идти дальше. Стоит. И понадеявшись, что сумеет вернуться скорее, чем родительницы начнут её искать, устремилась следом за Старой Селл. Шагнула в окутанный мраком чертог леса.
        В следующую секунду её словно втянул в себя поток воздуха, в котором действительность ускорялась в несколько тысяч раз.
        "Портал+"- пронеслась в голове у девушки осознанная мысль.
        Через миг её словно вышвырнуло из него и она смогла осмотреться и понять куда переместилась.
        Она стояла на высокой горной вершине, и ветер беспощадно трепал её волосы и одежду. Где-то в низу растелился лес тяжёлым покрывалом, погружённый во тьму и лишь изредка, в самой его гуще вспыхивали огни — это ведьмы праздновал Хэллоуин.
        "Так вот где я+"
        Всё словно на ладони. Протяни руку и можешь сорвать звезду с небес. Правда сейчас они куда-то исчезли, и вершина накрыта тьмой. Дыхание у Ливии перехватывало, а чувство свободы абсолютной и пьянящей, дурманило голову. Где-то в вдалеке, там, на горизонте, небо посерело. Близился рассвет. Девушка позабыла всё на свете, созерцая эту дивную красоту, упиваясь сладким ощущением. Вот только что-то, словно точило её разум, убеждая вспомнить. То, что очень важно, имеющее для неё значение. Поначалу девушка отмахивалась от этого внутреннего дискомфорта, мешающего ей. Но потом сердце замерло в предчувствии, а перед глазами пронеслось ведение из прошлого, в котором она уже была здесь и переживала все эмоции, теже, что сейчас. Было тоже ощущение опьяняющей свободы и головокружительной высоты и единение с миром так же было. Как и…
        Домыслить она не успела. В тот же миг вокруг всё потемнело, так что и собственных пальцев не разглядишь, а потом небо раскололи на множество осколков всполохи сверкнувших молний, таких ослепительно ярких, что перед ними расступалась тьма. Оливия прикрыла глаза, она не могла вынести столь ослепительного света, ощущение было, словно её полоснули ножом. Но Ливия заставляла себя смотреть на происходящее через шёлковую вуаль ресниц, мысленно и отмечая тот момент, где видение оборвалось и с трепетом ожидая продолжение.
        Яркие всполохи начали обращаться в шарообразные сгустки энергии, которые, закончив трансформацию, устремлялись к земле с бешеной скоростью, оставляя за собой сияющий и искрящийся шлейф. Их было много, очень много. И Ливия не имела понятие, что же такое наблюдает, с чем столкнулась. О таком она даже не слыхивала. В одну секунду девушка даже решила, что это звездопад, но потом отмахнулась от этой мысли, что-то подсказывало ей, что это отнюдь не звёзды. На метеориты эти сгустки не были похожи.
        Только всё закончилось так же неожиданно, как и началось. Огни исчезли где-то там, среди чащобы леса, унеся собой свет. Ливия, подойдя к самой кромке, отделяющей твёрдую скалистую поверхность и пустующую бездну, пыталась рассмотреть, куда они пропали. Но тщетно, их нигде не было видно.
        Всё вокруг стало так же, как и до небесного чуда, как буд-то ничего и не было. Лишь ветер продолжал свои яростные атаки, пытаясь столкнуть девушку вниз и разорвать в клочья её плащ. Только часть работы сделали за него.
        Внутри у Ливии прозвучал сигнал тревоги, но только поздно, в следующую секунду она беспомощно и как — то неуклюже взмахнув руками, сорвалась и полетела вниз с отвесной скалы. Мысленно Оливия осознала, что это конец, простившись со своими родными, близкими и друзьями она отдалась на волю свободного падения. Девушка знала, что смерть её будет быстрой, только жаль, что будет столь скоропостижной.
        Только случилось чудо. В тот миг, когда хрупкое тело Оливии должно было соприкоснуться с твёрдой и несущей ей смерть землёй, девушку подхватил воздушный поток. Мгновение спустя, она, тяжело дыша, приходила в себя, распластавшись на душистом и мягком мхе, всё ещё с трудом веря, что осталась жива. Дабы убедиться в этом и проверить всё ли у неё цело, Оливия очень аккуратно и тщательно ощупала себя, прислушиваясь к своему внутреннему голосу и рефлексам. Счастью девушки не было предела, когда она полностью осознала, что помилована судьбой и царство мёртвых ей не грозит. Ливия поняла, что от этого её спасло то, что она угадила в открытый кем-то портал. Покуситесь на жизнь девушки, врятли на это рассчитывал. Знать бы кто это. Но когда Ливия взглянула на горную вершину, она никого не заметила, а ей очень бы этого хотелось, что бы найти и очень болезненно покарать злодея.
        Девушка огляделась, что бы понять, где её выкинул портал и где она находиться. Ливия отчётливо слышала музыку и звуки во всю, раскрутившегося карнавала. Значит, она находиться рядом с поляной где был карнавал. Отряхнувшись, Оливия бросилась бежать в сторону веселья, ей захотелось вновь оказаться среди всеобщей суматохи, среди людей и покинуть сумрак леса. Девушка бежала вперёд, не обращая внимания, что ветки деревьев хлещут по лицу, а корни и кочки так и норовят сбить её с ног. Завидев просвет среди ветвей, она прибавила хода и среди всеобщего гама расслышала знакомые голоса, которые настойчиво звали её по имени. Родительницы!
        Через пару минут стремительного бега и продирания сквозь деревья и кусты, она оказалась перед метавшими молнии, очами бабушки и мамы.
        — Стоп!  — воскликнула Ливия и выставила руки вперёд, словно пытаясь сдержать поток гневных речей и вопросов своих дорогих родительниц.
        Она готова была кинуться к ним с объятиями, настолько рада была их видеть. Побывав на волоске от смерти, Ливия по-новому оценила насколько она счастливая, ибо у неё есть такие замечательные родные. Но знала, что если так поступит, то вопросов будет ещё больше.
        — Сейчас всё объясню!  — продолжила Ливия, умоляюще взирая на мать и бабку.
        — Уж, пожалуйста, милочка, соизвольте объясниться, где вас носило! Что вы совсем забыли о своих обязанностях послушной дочери и внучки, и чуть не довели нас с Милиндой до удара. Мы уже хотели идти искать! Думали какой ни-будь демон, тобой отужинал и твоей силой заодно. Ты же прекрасно знаешь Оливия, что выходить за пределы долины и углубляться в лес не безопасно! Тем более одной!  — укоризненно высказалась Сандра Уоррен.
        — Доченька, надо было предупредить. Мы очень волновались!  — добавила мама.
        Ливия прекрасно понимала, что виновата перед ними и поэтому молча выслушала их речи, заново переживая секунды своего смертельного падения и тот ужас, что сковал её.
        — Мам, бабушка+не сердитесь! Я действительно поступила очень глупо и не осмотрительно, что ушла одна в лес и не предупредила вас об этом. Я просто захотела собрать немного первоцвета для зелий, ведь именно в эту ночь он обретает наибольшую силу.  — покаянно произнесла Ливия.
        В доказательство своих слов она продемонстрировала родительницам букетик маленьких сиреневых цветочков, которые успела на ходу собрать, зная что хоть какое-то алиби ей надо.
        Родительницы недоумённо поглядели и решили, раз так и Ливия поняла свою вину и раскаивается, то её можно простить.
        — Ладно, сделаем вид, что поверили. Но ты, могла и нас с собой позвать или подружек, так было бы безопасней, да и первоцвета собрали бы больше. А то из-за такого малюсенького букетика столько волнений и проблем!  — наставительно произнесла бабка.
        Мать ласково её обняла за плечи, с улыбкой спросив:
        — Надеюсь, ты хорошо провела время?
        Оливия кивнула, мысленно прокручивая в голове все происшедшие с ней события сегодняшней колдовской ночи. Если выкинуть несколько неприятных моментов, то можно было с уверенностью сказать, что Хэллоуин удался на славу.
        — А вы?  — полюбопытствовала девушка.
        Родительницы довольно улыбнулись.
        — Очень успешно. Можно сказать, что магические запасы мы пополнили с лихвой.
        — Вот здорово!
        — А теперь, милые мои, пора нам отправляться домой. Мы и так среди последних будем, многие из гостей ещё час назад неслись прочь. Солнце вот-вот покажется из-за горизонта,  — сказала Сандра.
        Действительно, где-то там вдалеке, из-за острых зубцов гор появлялись первые золотые нити-лучики восхода. На поляне оставалось лишь несколько колдуний, припозднившихся, как и они. Тут и там, раздавались лёгкие хлопки открывавшихся и закрывавшихся пространственных проходов, возвещая о том, что очередная партия ведьм отправилась восвояси. Скоро это колдовское место, приютившее на ночь Хэллоуина шабаш, опустеет, и ничто не будет указывать на то, что здесь праздновали своё торжество колдуньи всех мастей+ Ливия чувствовала лёгкую тоску, что пора расставаться с новыми и старыми знакомыми, вновь залазить в рамки ограничений и табу, на целых невыносимо долгих три года.
        — Что ж девочки, отправляемся! А то…  — договорить Сандра не успела, вихрь по имени Кассандра вновь материализовался, словно из неоткуда, как и в начале карнавала, поразив их.
        И вновь семейство Уорренов оказалось зажато в медвежьих объятиях Касс, которая радостно их расцеловала, а потом, всхлипнув, отпустила. Ливия не была готова к такой стремительной атаке, со стороны бабкиной знакомой и несколько секунд ей понадобилось, что бы прийти в себя. Сандра и Милинда по-видимому тоже и теперь аккуратно разминали кости. Кассандра с умилением и лаской взирала на них, смахивая набежавшие слёзы огромным цветастым платком. Ливия опасалась, что от прилива чувств, Кассандра решит ещё раз повторить свой манёвр, поэтому отступила назад, на всякий случай, боясь, что её несчастные косточки такого не переживут.
        — Ох, милые мои, расстаёмся с вами! Берегите себя,  — произнесла Кассандра, горестно качнув головой, так что её шляпка закачалась, как маятник.
        — Кассии, успокойся! Не успеешь оглянуться, как снова увидимся. Я в свою очередь, клятвенно обещаю, что непременно к тебе загляну в гости!  — сказала бабка, нежно глядя на старую приятельницу.
        — И погостишь?
        — И погощу!
        — Правда, Кассандра, не расстраивайтесь, зачем попусту тратить свои душевные силы! От этого, кстати, морщины появляться!  — лукаво добавила Милинда.
        Это возымело эффект. Кассандра только, что лившая слёзы, мгновенно их осушила и с опаской ощупала своё лицо, на предмет появления новых морщин, но не найдя их облегчённо улыбнулась.
        Ливия потрясённо заметила, что женщина за прошедшую ночь стала выглядеть куда моложе, чем при первой встречи. Даже седина исчезла, и её локоны вновь были черны как смоль, без единого серебряного волоса. Девушке оставалось только гадать, откуда столь замечательный эффект. Действия ли это волшебного зелья Лукреции или колдовской ночи. Спрашивать о таких вещах, было для неё не тактично, поэтому она промолчала.
        — Милинда, дорогая, спасибо, что напомнила. Рыдать больше не буду, а то моя краса, вновь исчезнет. Сандра, а ты не забывай принимать настой, что я тебе дала! Специально для тебя готовила. Оли.
        Оливия поморщилась, вновь услышав дурацкое прозвище, которое ей состряпала Кассандра.
        Та продолжила, не обращая внимание, на гримасу девушки:
        — Оли+верь в себя, детка!
        — Конечно Кассандра, непременно!  — девушка кивнула с самым серьёзным выражением на личике.
        — Что ж девочки+тогда мне пора. Сандра помни своё обещание! Я буду ждать! Буду рада если прихватишь с собой Милинду и Оли. Не забывайте! Удачи!  — протороторила Касс и ещё раз сжав их в объятиях, лихо крутанулась на месте волчком и исчезла.
        — По-моему у меня сломано ребро+- пожаловалась Ливия и ощупала себя.
        — Кассии всегда отличалась необычной физической силой и это при её то росте.  — с усмешкой произнесла бабка, поправляя на плечах сбившийся плащ.
        Рядом послышался хлопок, открывшегося пространственного тоннеля. Оливия автоматически повернулась на звук и увидела Лору, готовившуюся с несколькими другими ведьмами отправиться домой. Та тоже заметила Оливию и с улыбкой помахала ей рукой, громко крикнув:
        — До скорой встречи Ливия! Ещё увидимся, и было очень приятно с тобой познакомиться!
        Оливия успела помахать рукой в ответ и кивнуть в знак согласия. Она очень бы хотела продлить новое знакомство.
        Миг и Лора исчезла в воздушной спирали.
        — Твоя новая подруга?  — спросила мама, увидев, как прощались девушки.
        — Да. Её зовут Лора Линсей и она очень приятный человек.
        — Замечательно. Тебе надо заводить знакомства, среди ведьм. Это пригодиться в жизни. Надо будет, что бы ты пригласила погостить Лору к нам, вовремя каникул.  — добавила одобрительно бабушка.
        — Отличная идея, вот только я забыла спросить, где она живет!  — смутилась девушка.
        — Ливия, ты же ведьма! Это сущий пустячок!  — снисходительно сказала и улыбнулась мама.
        — Девочки! Хватит трепаться! Дома наговоритесь!  — одернула их бабка.
        Быстро произнеся слова заклинания, она очертила большой круг в воздухе, который мгновенно сгустился и образовал проход. Она же первой ступила в него и исчезла, Милинда последовала за ней и тоже растворилась среди потоков вихря, который создавал тоннель. Настала очередь Ливии. Глубоко вздохнув, она последовала вслед за родительницами, но в последний миг, когда пространственный коридор должен был захлопнуться у неё за спиной, что-то заставило девушку обернуться. Старая Селл неподвижно стояла среди деревьев и внимательно смотрела ей в след. Оливии показалось, что её губы, что-то тихо шепчут.

        
        ГЛАВА 16


        "Как же я устал! Хотя кто знал, что такое возможно?.."
        Габриель стоял, опёршись спиной о мраморное изваяние ангела, который скорбно раскинул свои крылья над могилой. Весь ужас и катастрофичность ситуации открывались ему только сейчас. Когда его скинули на Землю, он ничего не знал, впрочем, как всегда. На объяснения и подробный инструктаж попросту не было времени. Хотя его предназначение одно, как и конечная цель, так что разъяснения и не требовались.
        В день Хэллоуина было нарушено соглашение, которое было установлено не одно тысячелетие назад. Чёрные Врата, ведущие в глубины ада, распахнулись, как и положено, чтобы дать демонам одну ночь, чтобы почувствовать свободу. Но вот только в срок, когда подземным тварям надлежало вернуться в своё логово, несколько мерзких монстров решило проигнорировать свои обязательства. И они сбежали, устроив среди сородичей бунт, под шумок скрывшись. Это им удалось превосходно. Его братьям пришлось хорошенько постараться, чтобы полностью подавить мятеж и закрыть Врата. Вот только беглецы скрылись, их не удалось найти. И теперь демоны таятся где-то среди людей, запасаются энергией. А он должен вернуть их в адские глубины в кратчайший срок, иначе мир людей погибнет и Равновесие бытия будет нарушено, если не сказать — вовсе уничтожено. Хаос и тьма опустятся на землю.
        Среди демонов, улизнувших из преисподней, один из самых сильных и мерзких тварей — Ангелиус. Можно сказать, "правая рука" самого Князя Тьмы, который очень жаждет всемирного господства, так как адские глубины стали ему слишком тесны, и души грешников надоели. Вот за этим Ангелиус и здесь: чтобы добиться желаемого для своего господина. Для этого достаточно вновь распахнуть Врата, а затем уничтожить Ключ.
        Ангелиус… звучит как ангел. Только парадокс в том, что он и был ангелом, много тысячелетий назад, но пал… Даже среди Небесных Стражей, как ни печально, находятся предатели. Желание лидерства, признания, власти, которых у него не было, породили злобу и зависть, извратили его душу и потянули вниз. В самый низ, туда, где царит вечная тьма. Но он не погиб, отнюдь! Как раз наоборот, Князь Тьмы принял падшего и дал тому всё то, что он так желал и теперь ему надлежало доказать и оправдать ожидания Господина.
        Пока дьявольское отродье просто великолепно с этим справлялось, оставляя Габриеля ни с чем. Опережая его как минимум на шаг и как максимум на чью-то невинно сгубленную жизнь. Ангелиус был очень хитёр и беспощаден. Он вовсю использовал людей, похищая их тела и уничтожая души, чтобы бродить среди живых, скрываться. Мерзкая сущность в такой хорошей и надёжной упаковке, прекрасно подходящей для его дел, которую в случае чего можно поменять, была как нельзя кстати. Для него жизнь, человеческая жизнь ничего не стоит. Как и жизнь своих приспешников — ещё 15 демонов, что улизнули вместе с ним. Они для него разменная монета, и в то же время хорошее прикрытие и наживка, на которую Габриель попался уже не раз. Отвлёкся и потерял драгоценные мгновения и то, что шесть демонов поплатились за это и погибли, его не утешало. Жизни были утеряны… Жизнь Стража и семерых ни в чём не повинных ведьм.
        Следует сказать, что гибель Стража Врат не его вина. Габриеля послали на Землю лишь только после того, как тот уже погиб после жутких мук в лапах Ангелиуса. Именно его смерть указала, чего хочет демон. Ангелиусу он понадобился, чтобы найти и открыть Врата, вот только Страж ничего не сказал, запечатав свою кровь перед тем, как испустить дух. Мерзкая тварь осталась "с носом", но тут открылся другой путь… Со смертью Стража, тайна Чёрных Врат обретала новую форму: до тех пор, пока Высшие Силы не найдут погибшему достойную замену, наследие надлежало хранить девятерым Носителям Добра — добрым ведьмам. Для большей безопасности их самих и сохранности тайны, каждая из избранных ведьм получала лишь часть секрета, а так же знание, где найти следую часть. Высшие Силы в этом вопросе намудрили, что в прочем не спасло от беды. Ангелиус проведал о такой "страховке" и методично уничтожил семь ведьм, пока Габриель, как неопытный мальчишка, возился с демонами младшего ранга. Смерть невинных оставила на Габриеле чёрные пятна, тяготила его, прожигала насквозь. А Ангелиус, находясь на пике своих сил, не считал, что
стоит мелочиться, играл по-крупному и ничем, никем не был обременён, ведь цель близка и не стоит медлить! Однако Ключ ему пока неведом, что не могло не радовать и давать проблеск надежды. Но и это пока… Время у адского отродья есть, конечно, не так много, как тому хотелось бы, но хватит, чтобы найти часть головоломки. Вот тогда всё, неизбежный конец всему.
        Габриель в приступе ярости сжал кулаки, и в мраморном изваянии остались глубокие борозды от его пальцев. Время, оно ускользает от него, как предрассветная дымка под лучами. Он не знал, сколько ему ещё осталось. Неделя, две, три, прежде чем сверхсила, которой он наделён, исчезнет, оставив его слабым и немощным. Главное, Габриель будет бесполезным, демону он больше не будет опасен… Конечно, он мог восстановить баланс и пополнить свою силу, но для этого ему надо исчезнуть. Только тогда мир людей будет под ещё большей угрозой, барьер будет сломлен, никто не сможет сдерживать открытую атаку демона. Ангелиус это знал и методично его истязал. Играл в салочки и забавлялся. Перемещаясь среди измерений и параллельных миров, заставляя Габриеля следовать за собой и тратить огромное количество энергии. Демонам в этом вопросе легче, их природа довольно устойчива к среде любого измерения. Время от времени создание тьмы бросало врагу лакомство в виде своих помощников и выкраивало при этом время, чтобы убивать.
        Сейчас был именно такой час, и Габриель его подрассчитал. Час "охоты на ведьм", он же — шаг к полной и безвозвратной тьме, хаосу, Ангелиус готовился его совершить. Все чувства застывшего Габриеля были сосредоточены, чтобы уловить момент, когда враг появится, чтобы, наконец, закончить его игру и отправить туда, где ему самое место. Или уничтожить, что ещё лучше, чего он желал, как ничего другого. Чутьё Габриеля никогда не подводило, именно оно и привело его сюда, на это пустынное и старинное кладбище. Где среди теней склепов и могильных плит может спрятаться любая тварь. Демон умён, недаром он выбрал это место, ведь лишь тут Габриель не может с точностью найти его местонахождение мгновенно, ему понадобится чуть больше времени и сил. Кладбище являлось чем-то вроде полосы отчуждения, нейтральной зоны между измерениями. Зло и Добро теряло часть своих сил, как и их защитники, все излишние энергетические выбросы блокировались. Сие священное место трепетно охраняли посланники Ангела Смерти, зорко следящие за порядком в его царстве, где мирно покоятся тела усопших и где начинается путешествие бессмертной
души. Этому покою и неспешному действу никто и ничто не должно мешать. Только Зло извлекло из этого пользу и облюбовало кладбище, с его красивыми и просторными склепами, прекрасными надгробными изваяниями и таинственной тьмой в любое время суток, чтобы прятаться от своих преследователей и врагов. Порой дети тьмы пытались вытащить своих собратьев через маленькую щель в ад, через которую туда отправляли грешные души. Как не гнушались они стащить у духов энергию, чтобы поживиться. Раздолье и буквально "родной дом" для всякой мерзости, и вовсе не беда, что они ограничены в силе. А вот защитникам Добра тут сложнее. Поэтому Габриель сосредоточился, зная, что расслабиться на миг значит проиграть. И услышал лёгкие шаги и шуршание гравия под ногами у человека, а это был именно человек, он был уверен. Габриель сделал неуверенные шаги в ту сторону, выйдя из засады, поддавшись команде своего чутья. Но уже через миг бросился туда изо всех сил. Его "тревожная сирена", которая существовала где-то под корочкой мозга, завопила что есть мочи, это значило одно — поблизости демон. И в это мгновение он как никогда жалел о
том, что не может и не имеет права перемещаться в пределах "царства мёртвых". Ангелиус, он вновь пришёл, чтобы умыться кровью невинных, как и предполагал Габриель. Вот только его безошибочноё чутьё говорило: "Не успеешь!". Демон ближе к своей жертве, нежели он со своей помощью. Преодолевая последний отрезок и перемахивая через преграды, встающие на пути, Габриель ощущал близкое присутствие мерзкой твари и человека: гнилостное зловоние демона и лёгкое, трепетное, как бабочка биение человеческого сердца. Габриель вознёс молитвы, чтобы успеть…
        Ближе, ещё ближе…
        — Нет!!!
        Но было поздно, демон добрался до неё первым. Женский крик, словно ножом полоснул гробовую тишину, разрезая её в клочья. А затем затих, захлебнувшись в ужасном бульканье. Далее был слышен лишь жуткий звук раздираемой плоти и ломающихся костей. Габриель скорчился в жуткой агонии. Боль буквально рвала его на части, как Ангелиус ведьму, обладающую тайной. Носительница: именно её боль терзала его, мешая идти вперёд. Это было ясно для него, как день. Но, собравшись с силами, он ринулся вперёд и увидел демона. Вид жуткой твари, его смертельного врага вызвал вспышку ярости.
        С ужасных и смертоносных клыков демона капали крупные капли крови, а жуткая морда выражала довольство вперемешку с ехидством, ведь он вновь переиграл Габриеля. Они встретились взглядами лишь на миг, и прежде чем что-либо можно было сделать, тварь исчезла, воспользовавшись своим преимуществом.
        Парень подошёл и опустился на колени перед истерзанным телом совсем молоденькой девушки. Таковой она была ещё несколько минут назад. Теперь это лишь обезображенный, окровавленный кусок мяса с человеческим лицом, вызывающий тошноту при одном лишь взгляде на него. Ангелиусу не понадобилось много времени, чтобы сотворить такое и высосать знание у этой несостоявшейся Носительницы.
        У девушки было юное, ещё детское личико, на котором застыла немая маска смерти, исказив нежные девичьи черты, буквально до неузнаваемости. Габриель аккуратно коснулся и прикрыл глаза, позволив при этом увидеть себе последний миг её жизни. Впитать, пережить ещё раз её боль и ужас, чтобы запечатлеть их в своем разуме надолго и впредь не допускать таких ошибок. Их и так уже семь. За каждой ошибкой числится смерть. Он нещадно карал себя, немилосердно мучил.
        — Такова её судьба, ты ничего не смог бы сделать,  — коснулся его слуха еле слышный шёпот. Другие могли бы принять это за ветер, свободно гуляющий меж надгробий и могильных плит, но только не он.
        — Я не должен повторять ошибок. Человеческая жизнь очень ценна, чтобы отдавать её на растерзание выродкам ада. Особенно если эта жизнь принадлежит Носительнице.
        — Мы понимаем, но теперь она пойдёт с нами!  — произнёс всё тот же тихий голос.
        Посланники Ангела Смерти. Теперь душа девушки в их распоряжении, они препроводят и направят её дальше, на путь, ведущий в небытие.
        Габриель прикрыл остекленевшие глаза девчушки, отерев кровь с лица и убрав слипшиеся волосы. Всё. Он поднялся с колен и тяжело вздохнул.
        — Теперь ты свободна. Иди! Тебя ждут…
        Габриель наблюдал, как душа девушки отделяется от обезображенного тела и поднимается вверх, превращаясь в нечто, напоминающее лёгкое облачко. Рядом мгновенно образовались две такие же призрачные фигуры, окутанные сизым туманом, словно плащами. Человеческому взгляду они были недоступны, но он их видел очень отчётливо. Зажав облачко между собой, Ангелы Смерти двинулись вглубь кладбища, выделяясь на фоне ночного неба, но через мгновение они пропали, словно растворившись в неподвижном воздухе.
        Габриель с сожалением взглянул на "опустевшие" тело, всё ещё лежавшее у его ног безжизненным комком обезображенной плоти. Он знал, что должен делать. Родители никогда не узнают, что случилось и куда пропала девушка. Пусть уж лучше считают её без вести пропавшей, чем увидят это скорбное и ужасное месиво, когда-то бывшее их дочерью. Да и суета, которая обязательно возникнет, если найдут труп, ему совершенно ни к чему. Могут появиться ещё жертвы. Пока он не выследит Ангелиуса, люди не могут чувствовать себя в безопасности.
        Габриель простёр над телом руки и спустя миг от того, что некогда было молодой девушкой, любившей жизнь и которую кто-то, возможно, ждал дома, осталась лишь жалкая кучка пепла. Её мгновенно подхватил и развеял налетевший порыв ветра.
        Более не задерживаясь, парень развернулся и зашагал прочь. Вместе с болью и агонией девушки, Габриель принял и часть её знаний. Он знал, кто будет следующей жертвой и был намерен защитить Носителя Тайны.

        ГЛАВА 17


        Две недели спустя после Хэллоуина Оливия сидела в школьном кафетерии и, подперев ладонью щёку, уныло разглядывала пейзаж за окном, успевший стать привычным за время, что они провели в школе. Её настроение было меланхоличным и тоскливым одновременно, и с чем это связано, Оливия не знала. Счастливые минуты карнавала ведьм остались позади, ещё не затянувшиеся дымкой прошлого, но уже безвозвратно потерянные. Попытки понять произошедшее Ливия оставила, решившись безоглядно положиться на волю случая и надеясь на свою удачу.
        Отгородившись от какофонии различных звуков, создаваемых посетителями, она унеслась прочь, погрузившись в свои размышления. Медленно размазывая ложечкой по стенкам стаканчика остатки давно растаявшего шоколадного мороженного, девушка лишь изредка бросала косой взгляд на циферблат настенных часов. Они показывали, что Сидни опаздывала уже на пятнадцать минут, хотя клялась и божилась, что будет вовремя, и никаких опозданий на этот раз. Ливия не поверила ни на секунду, зная, что подруга всё равно опоздает, так как это в её манере. Так оно и произошло. Только теперь причина этого была очень уважительная — Грэг. После каникул Лив ожидал сюрприз, приятный надо сказать. Сидни таки сделала это и заарканила Тихоню в свои шёлковые сети, из которых тот теперь и не пытался выпутаться. Да он и не хотел, по мнению всей школы и Оливии в частности. Оба были счастливые до умопомрачения и не упускали возможности доказывать это друг другу. Ливия была рада за подругу, видя, как сияют глаза Сид, лишь только в поле их зрения появляется Грэг. Когда Оливия спросила, как же ей удалось сломить его волю и трепыхание, та лишь
хмыкнула и припомнила ей вечеринку у Дерека. Ту самую, на Хэллоуин, на которую Оливия не пошла из-за шабаша ведьм, и ту, где Сидни покорила и затмила всех и вся, как и надеялась. А далее просто: когда первый удар нанесён — немного алкоголя, ласкающая слух музыка, уединение… Дальше подруга умолкла, но Оливия смогла дойти до всего остального своим умом, особенно если учесть томные и мечтательные вздохи Сидни, создающие фон для размышлений. После этого Грэг больше не мог противиться чарам подруги и сдался на милость победительницы, шагнув в нужную сторону со своего перекрёстка судьбы. А судя по его полным обожания взглядам, которые он бросал на Сид, и глупой счастливой улыбке, теперь буквально приклеенной к его лицу, он был доволен и о большем не мечтал. Правда, один минус во всём этом был, Сидни теперь опаздывала чаще и пропадала неизвестно где, но известно с кем… Ливия могла предположить уйму вариантов, чем может заниматься подружка на данный момент. Когда рядом с ней появлялся её обожаемый бой-френд, остальной мир отодвигался на второй план, а они спокойно ворковали в укромном уголке. Но Оливия
старалась смотреть на всё сквозь пальцы, давая Сид возможность быть максимально счастливой.
        Рядом раздался подозрительный шум, Лив инстинктивно повернулась в ту сторону и обнаружила сияющую подружку. Щёки той разрумянились, на губах цвела улыбка, а глаза своим блеском затмевали драгоценные камни.
        — Привет Ливи! Знаю, что я негодяйка, которая не держит слова, но всё же прошу снисхождения и прощения.
        Оливия хмыкнула, хитро поглядывая на Сидни и мысленно радуясь её появлению, так как после этого величайшего события мгновенно улетучилась её хандра.
        — Милашка Грэг, я так понимаю?
        — Угу — мурлыкнула она и ещё кивнула, для надёжности, чтобы Ливия не смела сомневаться, мечтательно закатив глазки.  — Он просто чудо! Хотя я в это знала давно, у меня отменный вкус на парней. О, Лив, я так неправдоподобно счастлива, что и не передать словами. И благодарна тебе, что не позволила мне себя уговорить, мгновенно отвергнув предложение о том, чтобы заколдовать Грэга. И теперь то, что я его собственным умом и красотой добилась, так возбуждает!
        Очередной красноречивый вздох.
        — Слушай чаще старую добрую Оливию Уоррен, и всё всегда будет просто здорово! И дорогая, прошу, прикрой свои глазки, а то боюсь ослепнуть!
        Сидни захихикала, чем просто шокировала Ливию. До этого момента она и не предполагала, что подруга на это способна, ранее такое поведение было для неё неприемлемо. Когда она метала молнии в гневе, было более привычно, чем та манера поведения, что стала для неё нормой после воссоединения с Грэгом. Оливия, наблюдая со стороны за происходившими с Сид изменениями, в тайне надеялась, что с ней такого не произойдёт, и она не утратит контроль над собой и своим разумом. Если, конечно, такое вообще произойдёт. Стыдно признаться, но она после гадания на Хэллоуин стала более внимательно приглядываться к парням, надеясь найти того единственного, который ей предначертан судьбой. Найти и нейтрализовать угрозу, поняв, что это ошибка Высших Сил, оградить себя от боли. Только какой-то нехороший и ехидный голосок нашептывал, что в толпе обычных людей ей не суждено его найти.
        Тем временем Сидни хитро на неё взглянула, пуская блики из-под густых ресниц, и ошарашила вопросом:
        — А ты когда собираешься влюбиться? Открыть, наконец, своё сердце какому-нибудь счастливчику! А то чувствую, петли уже заржавели! Правда, желающих тебе помочь в этом непростом деле всегда достаточно, на любой вкус и цвет.
        Сид обвела взглядом кафетерий. Оливия последовала её примеру и заметила десяток претендентов, готовых безропотно взять на себя эту священную миссию, ринуться в бой, сметая всё на своём пути. Сразиться с чешуйчатокрылым драконом, если понадобится, биться на турнире за один лишь благосклонный взгляд. Вот только такая перспектива не вдохновляла её, и душевное спокойствие дороже.
        Мысленно Лив спросила себя, не открылся ли у подруги дар, если та буквально читала её мысли. Но, по-видимому, нет, тогда бы она могла знать, что в сердце у Оливии уже обитает "нечто" или "некто".
        — Наверно, никогда!..
        — Как сказал какой-то там мудрец, или кем он там был: "Никогда не говори никогда!"
        — Сид, ты философствуешь?! Надо же, не ожидала от тебя такого. Всё-таки Грэг на тебя благотворно влияет, определённо!  — быстро перевела тему разговора Оливия, не желая продолжать предыдущую.
        — Да я сама от себя такого не ожидала,  — Сидни весело хохотнула.
        Ливия внимательно посмотрела на подругу, словно видела впервые в жизни. Медленно изучая каждую чёрточку лица. Потом переключилась на окружающих людей, рассматривая каждого в отдельности, а затем заглянула под стол. Сидни вздёрнула брови от удивления, наблюдая её манипуляции, не понимая в чём дело.
        — Ты чего, Лив? Что-то или кого-то потеряла?  — осведомилась она и на всякий случай даже оглянулась и осмотрелась.
        — Я? Да так… просто ищу свою закадычную подружку Сидни Лоуренс, ты случайно не знаешь, куда она могла подеваться? Это надо же договориться и не явиться!
        — Очень смешно! Не так уж сильно я изменилась! Вот подожди, когда я начну оды слагать в честь прекрасных очей Грэга, вот тогда смело можешь меня искать! Даже подскажу где: в мире муз и богемы! А вообще, я просто улучшаю свои моральные и общечеловеческие качества. Человек должен стремиться к самосовершенствованию, и другие должны в этом стремлении его поддерживать, а не смеяться, как некоторые!  — важно сказала Сидни и добавила:
        — И хватит меня смущать своим шальным взглядом, а то я начинаю опасаться за сохранность твоих глазных яблок.
        Оливия неожиданно перегнулась через стол и, скорчив гримасу недоверия и ужаса, ущипнула Сидни, шепча трагическим голосом:
        — Верни мою подругу!  — Ты, неизвестное разумное существо! Инопланетянка?
        — Ай! Ливия! Больно, в конце концов! И вовсе я не инопланетянка, самая обычная жительница города Хэмптона, штата Теннеси. А ты своими чересчур болезненными щипками отобьешь у меня всю охоту изрекать в твоём присутствии нечто чрезвычайно умное, практически гениальное,  — Сказала Сидни, потирая больное место.
        — Прости, но я была просто обязана удостовериться в твоей реальности и материальности.
        — Ну как? Убедилась? Или вновь щипаться полезешь?  — осведомилась подруга, подозрительно прищурив глаза.
        — Угу, теперь вот сижу и думаю, чего ещё от тебя ожидать…  — Задумчиво изрекла Оливия, продолжая рассматривать Сид, как нечто весьма любопытное.
        Та продолжала хмуриться. Ливия, подумав, спросила:
        — Песню, может, ещё споёшь?
        — А почему бы и нет?  — Ухмыльнулась Сидни.  — Можем и песню! Серенаду, к примеру! Мне бы ещё гитару…
        Сказано — сделано. Прежде чем Оливия заткнула ей рот ладонью, опасаясь за психику окружающих и свои барабанные перепонки, она таки успела взять несколько довольно высоких нот, от которых окно завибрировало, а посетители кафетерия начали подозрительно оглядываться в поисках сработавшей сигнализации.
        — Совсем спятила? Я же пошутила, а ты меня чуть не оглушила за это! Ты это… прежде чем выступать, предупреди возлюбленного, а то его ненароком удар хватит.
        Сидни весело блеснула глазами и что-то пробубнила в ладонь Ливии, которая всё ещё плотно закрывала ей рот.
        Было общеизвестным фактом, что Сидни Лоуренс, обладая всеми самыми прекрасными качествами и целым набором достоинств, была обделена лишь одним и не самым важным — у нее полностью отсутствовали вокальные данные. Её красивый мелодичный голос, который ласкал собеседнику слух при разговоре, мгновенно превращался в нечто, напоминающее ультразвук, и своей частотой способное резать стекло. Но Сидни это отнюдь не мешало радоваться жизни и всей душой любить музыку.
        — Так, я сейчас уберу руку, но только никаких исполнительных порывов!  — Подозрительно приглядываясь к подружке, предупредила Оливия.
        Сидни кивнула и сдавленно хихикнула. Ливия аккуратно, в ожидании подвоха, убрала руку, а Сид усмехнулась:
        — Тебе не понравилось?  — расточая улыбки, спросила она.
        — Что ты, даже очень! Но когда в моих ушах ватные тампоны, я могу ещё лучше оценить твой невероятно мощный голос.
        Девушки переглянулись, а потом, не сдерживаясь, расхохотались и смеялись до тех пор, пока из глаз не покатились слёзы.
        — Так, прекращаем, а то я уже задыхаюсь!  — произнесла Ливия, запыхавшись, и аккуратно утёрла слёзы, боясь размазать тушь.
        — Уговорила! На сегодня концертная программа окончена!  — торжественно ответила Сидни.
        Оливия сделала вид, что облегчённо утирает со лба испарину, заставив подругу снова рассмеяться.
        — Так, Лив, а теперь серьёзно! Может, поделишься со мной, что тебя мучает в последнее время, я всё вижу по твоим глазам! Так что и не думай отпираться!
        Оливия мгновенно поняла, о чём говорит Сидни и её веселье тут же сошло на нет, превратившись лишь в подобие того, что было прежде, и с явным оттенком грусти.
        Дело было в том, что она не видела ни одного видения за последние две недели. Будущее и прошлое захлопнули свои створки и более не позволяли в них заглянуть, ни во сне, ни наяву. И девушка не знала, есть ли здесь что-то хорошее или нет. Может, это ничего и не значит вовсе, а может, лишь затишье перед бурей. Только терзаясь сомнениями и предчувствиями, она не могла ни с кем поделиться ими, решив в одиночку бороться со всем тем, что ей уготовано, не желая перекладывать свою головную боль кому-либо ещё. А может, это лишь самовнушение, тогда тем более нечего пугать дорогих ей людей своими беспочвенными страхами.
        "Правда ответить Сидни что-то надо!"  — подумала Оливия, лихорадочно подыскивая правдоподобные объяснения своему поведению.
        Но тут пришло спасение от этой сверхсложной задачи на данный момент, в виде бой-френда подруги. Грэг неожиданно возник рядом с их столиком, а затем плюхнулся на стул около Сид и заключил её в объятия.
        Подруги, не ожидавшие такой стремительной атаки, вздрогнули. Заболтавшись, ни Сид, ни Оливия не замечали ничего вокруг.
        Первой ожила Сид, уютнее устраиваясь в объятиях возлюбленного.
        — Ой, Грэг! Ты нас напугал, мы и не заметили твоего появления.  — Проворковала она, прижимаясь к парню.
        — Ничего удивительного! Видели бы вы себя со стороны, девчонки! Казалось, что вы обе погрузились в транс.
        — Правда? Ну вообще-то мы просто разговаривали,  — Сказала Ливия и улыбнулась Грэгу.
        — Тогда надеюсь, я вам не помешал
        — Конечно, нет! Мы уже поговорили!  — горячо начала разубеждать любимого Сидни.
        Между тем, она бросила косой взгляд в сторону расточавшей лучезарные улыбки подруги и, взгляд её красноречиво говорил, что от ответа Оливии не улизнуть, а пока пусть радуется отсрочке.
        Поняв, что "сигнал" принят и усвоен, судя по кислой гримасе, которую изобразила Лив ей в ответ, она продолжила:
        — Да и вообще, мы же с тобой договаривались здесь увидеться!
        — Здорово, что ты не забыла! Значит всё в силе, и мы идём в кино?  — Спросил Грэг с надеждой во взоре.
        — Конечно, милый!  — мурлыкнула Сидни в ответ, буквально расцветая под его взглядом.
        Оливия с умилением взирала на них, готовая с минуты на минуту зааплодировать и выдавить слезу, поражённая такими эмоциями.
        — А ты, Лив, пойдёшь с нами? Говорят, фильм интересный,  — Поинтересовался парень.
        — Нет уж, я домой!
        Оливию не прельщала мысль быть третьей лишней и одиноким астрономом одновременно. Да и вообще, она очень сомневалась, что хоть один из них будет следить за сюжетом фильма, каким бы интересным и захватывающим он ни был. Наверняка билеты на последний ряд, а если учесть, какими пламенными взглядами перекидывалась парочка, так, что даже её охватывала дрожь, можно говорить смело, что у них будет, чем заняться. Присутствовать при этом Ливия не имела ни малейшего желания. О чём и сказала друзьям:
        — Думаю, вам и без меня неплохо будет. Не хочу мешать!
        — Небось, снова уткнётся в какой-нибудь ветхий томик!  — прокомментировала её ответ Сидни.
        Ливия неопределённо пожала плечами. Никаких явных планов на сегодняшний вечер у неё не было.
        — Да ладно тебе, Оливия, пошли! Ты нам нисколько не помешаешь! Я Тайлера возьму, он давно сходит по тебе с ума.  — Вставил своё слово Тихоня.
        — Нет уж, ребята, развлекайтесь одни!  — Отрицательно покачав головой, ответила девушка.
        Ливия с ужасом представила, что будет, если она попадёт в зону досягаемости исходившего слюной поклонника, да ещё в погружённом в полумрак кинотеатре. Самое малое, это то, что ей не дадут спокойно посмотреть фильм, в худшем случае, её ярость на какие-либо его действия может быть чревата последствиями для Кроули.
        — Больше уговаривать не буду, знаю, что бесполезно…  — Вздохнула Сидни.
        Только по глазам подруги она поняла, что та прекрасно знала, что Ливия никуда не пойдёт и, не сильно огорчалась по этому поводу. Сейчас весь мир вращался вокруг Грэга. А Ливия радовалась, что избавлена от потных ладошек Тайлера и его, как он думал, искушающего взгляда.
        — Тогда продолжайте ворковать, а я пошла домой.  — Произнесла Оливия, поднимаясь из-за стола.
        Чмокнув Сид, улыбнулась её возлюбленному Тихоне, а потом, подхватив рюкзак, зашагала прочь.
        — До скорого, Лив! Я тебе позвоню!  — донеслись ей вдогонку слова подружки.
        Девушка, не оборачиваясь, помахала рукой и, толкнув дверь, вышла на улицу.

        ГЛАВА 18


        Время бежит уж слишком быстро… Находясь там, где это понятие слишком абстрактно и эфемерно, чтобы хоть что-то значить, от него быстро отвыкаешь. Только для всей Земли и для него самого время стало очень важно. Демон жив и это очень-очень плохо. Над миром по-прежнему раскачивается серьёзная угроза, подобно смертоносному маятнику, готовая в один миг расплющить мир ничего не подозревающих людей. А для Носителей Тайны это просто катастрофа, потому что первый удар они примут на себя.
        Сознавая это, Габриель начинал задаваться вопросом: "А не теряет ли он свою квалификацию?". Ведь он единственный в своём роде, кто может остановить и уничтожить Ангелиуса.
        Парень аккуратно пробирался через заросли, чувствуя как под ногами хлюпает болотная жижа, от которой намокала его обувь, создавая определённый дискомфорт. На волосы и лицо то и дело липла паутина, а густо переплетённые ветви не преминули расцарапать лицо. Птицы умолкли и лишь изредка выглядывали из своих укрытий в кронах и дуплах деревьев, гневно поблескивая своими глазками-бусинками на путника, который посмел нарушить их покой.
        Габриель просто недоумевал, как можно здесь жить, в столь странном и неприятном месте. А тут жила ещё одна ведьма, допущенная к Тайне. Он ощущал её близкое присутствие, её чары. Они были повсюду, как незримые щиты, окружая и защищая подступы к жилищу колдуньи. Каждая кочка и кустик пропитана светлой, но довольно древней магией. Но на него колдовство не действовало, они с ведьмой "играли" на одной стороне.
        Габриель отдал ей должное, заклинания были искусно сделаны, для зла практически непроницаемы, но только один минус всё же от этого существовал: их энергополя, немного сбивали и искажали его восприятие в отношении Ангелиуса. Правда, это были незначительные помехи. Однако, когда речь шла о многих жизнях, которые напрямую зависели от передвижений и действий демона, он должен был предвидеть и знать их на все сто процентов, чтобы успеть среагировать.
        Ранее Габриель готов был поставить многое на то, что тварь не будет ждать, а нападёт мгновенно, сразу после того, как изорвала на куски молоденькую Носительницу. И выведала о следующей порции знаний, ведущей к Вратам, там, на кладбище. Только в этот раз демон затаился и ждал. До сего момента такого не было. Ангелиус слишком нетерпелив, особенно в своём стремлении заполучить желаемое и угодить Господину. Единственное, что могло его остановить и загнать в нору, так это дыхание Габриеля у него за спиной. Но только в этом случае всё иначе…
        "Наверняка, тварь ада что-то задумала! Да и ведьма, судя по-всему, сильная и так просто к ней не сунешься, это чревато последствиями! Значит, ты где-то копишь энергию… что на тебя не похоже, Ангелиус! Неужели забыл, что я иду по следу? О, нет, вряд ли! Меня трудно забыть! Значит, что-то всё-таки толкнуло тебя пойти на такой риск!"  — Размышлял Габриель, продолжая двигаться вперёд и чутко прислушиваться к тому, что творилось вокруг.
        Только в нем зрела уверенность, что демон хорошо подготовился, выведал о препятствиях, что ему уготованы, и магия ведьмы не сильно задержит его. Поэтому стоило поторопиться. Что Габриель и сделал, желая оказаться поближе к ведьме и к своему врагу, дабы вычеркнуть того из списка подземных тварей.
        Наконец, впереди, меж густыми кронами деревьев, появился просвет, а под ногами перестало хлюпать, появилась твёрдая плодородная почва. А через полминуты он был на небольшой полянке, на которой приютился небольшой домик с резным крыльцом, которое было увешано охапками трав и странными клетями.
        Окна были крошечные, и Габриель не сомневался, что из-за этого в доме царит полумрак, так как нормальный поток света попасть внутрь попросту не мог.
        В общем, симпатичный домик сказочной чародейки со страниц книжек.
        Но окинув жилище ведьмы взглядом, он насторожился, поняв, что что-то в нем было не так, чувствуя напряжение всего окружающего. И тут же отчётливо ощутил, что враг рядом. На мысленном мониторе радара появился быстро движущийся объект, явно демонического происхождения.
        Из леса вынырнуло создание, напоминающее по своей структуре густую тень, стелющуюся по земле. И имя этому созданию — Ангелиус.
        Тот тоже его почувствовал, так как мгновенно метнул в Габриеля целый поток раскалённой лавы и изрыгнул огонь, для этого на миг приняв истинный облик. Только демон промахнулся, и огонь вместо того, чтобы поразить мишень, мгновенно охватил деревья и сухую траву в том месте, где секунду до того стоял парень, распространяясь с гигантской скоростью. В мгновение ока всё вокруг превратилось в адское пламя, петлей окружившее дом, и лишь защитные чары не позволяли огню двинуться дальше.
        Габриель, процедив проклятия, отшатнулся, чувствуя, как демоническое пламя обжигает его. Он понял, чего действительно добивался демон, напав на него: тварь ставила себе целью выстроить барьер между ними, отгородиться защитой, чтобы быть в относительной безопасности. Зная, что только это может хоть как-то сдержать преследователя. Ведь демоническое пламя обжигало и ранило таких как Габриель и его братья. К прямой борьбе Ангелиус был не готов, чувствуя угрозу и возможность проигрыша.
        Уворачиваясь от языков огня, Габриель, тем не менее, продолжал следить за тварью и ни на секунду не выпускал демона из поля зрения. Поэтому мгновенно заметил, как Ангелиус, злобно ухмыльнувшись, прошёл сквозь пламя, растворился в чёрном дыму и метнулся к двери. Счёт пошёл на секунды.
        И тогда, окутав себя сиянием, Габриель бросился сломя голову сквозь адские барьеры, к крыльцу. Огонь расступился, словно ощутив силу, которой не мог противостоять. Мгновение — и он оказался в доме, пинком распахнул двери… и в ту же секунду раздался душераздирающий пронзительный рёв ярости и боли.
        Демон в своём безобразном величии был окутан саваном ярко-зелёного цвета, сотканном из потоков света. Мерзкое отродье, словно пташка, попалось в энергетические сети заклинания. Теперь отвратительная рожа искривилась, а глаза буквально повылазили из орбит и безумно вращались в глазницах, в горле рёв превращался в хрип. Кое-где кожные покровы существа, словно разъеденные кислотой, пузырились и отваливались лохмотьями. Демон трепыхался и крутился вьюном, пытаясь выбраться, сметая всё на своём пути. Но, заметив появление Габриеля, на секунду замер, чтобы через миг вновь продолжить свои попытки.
        И тут одна из зеленоватых нитей, оплетавших Ангелиуса лопнула, и это стало началом форменного сумасшествия.
        Ангелиус ревел и пытался вырваться, при этом разбрызгивая слюну, консистенция которой ничем не уступала смертоносному яду, особенно для Габриеля и подобных ему. Он, в свою очередь, пробудив свою сущность, терзал дитя ада снопом ослепительно белого света, непрерывным потоком вырывавшемся из его сведённых вместе рук, который своим подобием напоминал меч. Он беспощадно наносил удары сквозь путы по метающейся твари, и каждый новый разящий выпад приносил новые потоки чёрной проклятой крови, а также вырывал из глотки демона рёв, сотрясавший ветхое строение домика, так некстати ставшее местом схватки Сил, правящих миром.
        Но тут заклятие, сковывающее Ангелиуса не выдержало мощного испытания, рухнуло и растворилось. Демон, сильно истерзанный, раненный, но всё ещё опасный и живой, возликовал. Плюнув в сторону Габриеля огнём и начертав в воздухе когтистой лапой символы, открыл межпространственный проход и юркнул в него. Тот мгновенно захлопнулся за его спиной, дав укрытие исчадию ада.
        Габриель, не медля ни секунды, кинулся за ним, зная, что демон довольно слаб и уязвим. Не хватает лишь решающего удара, чтобы навсегда покончить с врагом. Да и оставаться в доме, объятом огнём не было желания. Только внезапно что-то удержало его от этого шага.
        Стены дома занялись пламенем, лёгкие забивали удушливые запахи гари, дыма и серы. Этот запах оставил после себя Ангелиус. В отблесках пламени он наконец обратил внимание на обстановку комнаты, но увидел полнейший хаос — то, во что она превратилась. Изломанная в щепки мебель, лоскуты ткани, битое стекло и черепки глиняной посуды, корешки книг, уже начавшие дымиться, перья из вспоротой перины кровати — всё это представляло собой беспорядочное месиво.
        "Ведьма! Где она?"  — пронеслось в голове Габриеля.
        В пылу сражения он совсем позабыл об одной из Носительниц Тайны, которую пришёл спасать, а ведь именно её чары опутали демона, когда тот проник к ней. И тут среди смеси запахов его ноздрей коснулся один, очень знакомый, солоноватый аромат. Аромат людской крови!
        Маленькая человеческая фигурка была едва различима среди всего того кавардака, что царил сейчас здесь, жалко скрючившись под завалами.
        Отбросив остов, некогда бывший столом, Габриель мгновенно оказался подле неё. Ведьма оказалась древней на вид старушкой, с седыми космами, побеленными временем.
        Его уши уловили её дыхание и слабое биение сердца. Колдунья была ещё жива, но сильно ранена и истекала кровью, демону хватило и пары секунд, чтобы причинить ей вред. Старуха хрипло дышала. Каждый вдох и выдох давался ей с трудом, на изрезанном глубокими морщинами лице выступила испарина, глаза были закрыты. Но тут, словно почувствовав его присутствие, её веки затрепетали и явили Габриелю цепкий, твёрдый и очень ясный взор. Это было удивительно, если учесть, что ведьма была на грани, между жизнью и смертью.
        — Ты…  — тяжело прохрипела старуха.
        "Неужели она знает кто я?"  — удивлённо подумал он.
        Мало кто из смертных был осведомлён о нём, а ведьма, судя по-всему, была. Её выцветшие и слезящиеся глаза утверждали именно это, в них ясно прослеживалось узнавание.
        "Вот только сейчас не время и не место об этом рассуждать!"  — мысленно одёрнул себя парень.
        Он мог ей помочь.
        — Позволь мне, я помогу тебе!  — сказал Габриель, протягивая руку к устрашающей на вид глубокой ране на груди колдуньи.
        — Нет!  — вскрикнула та.
        Для надёжности чародейка вцепилась в его руку, сжав её в своих скрюченных, обтянутых тонкой, словно пергамент, и жутко сморщенной кожей, пальцах. Габриель поразился ещё больше, ощутив, какая духовная и магическая сила, не смотря на физическую немощь, заключена в ней.
        — Нет!  — повторила женщина.
        Тут она закашлялась, глотнув наполненного дымом воздуха, из ее горла вырвался хрип, и уголок рта окрасился кровавой пеной. Стало ясно, что остатки жизни, что ещё теплилась в ней, с каждой секундой испарялись. А без её на то воли он не мог помочь, ибо как гласил неписанный закон: человеку дан дар — жизнь, и он, являясь её владельцем, вправе ею распоряжаться.
        Габриель уже явственно ощущал за своей спиной лёгкое колебание воздуха, которое создавали крылья Ангела Смерти. Хозяин Забвения сам явился, чтобы препроводить душу этой несчастной в дальний путь, по дороге в вечность, лишь только придёт её час. Это величайшая честь для любого смертного. Но он всё ещё надеялся, что колдунья одумается.
        Тем временем ведьма продолжила:
        — Я слишком стара и достаточно пожила на этом свете. Настал мой черёд уйти, чтобы присоединиться к моим Сёстрам, в мире Теней. Мои Часы Жизни давно замедлили свой ход, теперь им надлежит остановиться.
        Старуха закашлялась и теперь кровь потекла непрерывной струйкой из уголка её губ.
        — А ещё я знала об этом мерзком демоне и о том, что он нагрянет в мою обитель. Ещё два месяца назад об этом мне поведали руны. Придёт и приведёт с собой тебя, и мою смерть. А она уже тут… Я чую Ангела Смерти,  — слова давались ей с трудом, а сердце пропускало удары.
        Среди бушующего и ревущего пламени, которое уже пожирало всё то, что попадалось ему на пути, но которое всё же сдерживала сила Габриеля, жизнь ведьмы утекала, как песок сквозь пальцы. Собравшись с силами, женщина проговорила, торопливо и очень тихо, переходя на прерывающийся шепот. Чувствовалось, что это последние её слова:
        — Твой приход тоже был предзнаменован. Небеса благоволят к тебе и возлагают большие надежды. Ты и только ты должен предотвратить смерть рода человеческого, уберечь от ада на Земле! Я скрыла от демона свои знания, но он всё же найдёт выход! Ты должен торопиться, пока время ещё есть! Найди Чёрные Врата… найди Ключ… найди и защити Ливию Уоррен! Дальше ты знаешь что делать… вы… вы связаны с ней… сущность отыщет дорогу…
        Глаза древней колдуньи закатились, сердце, сделав последний удар, умолкло, с губ слетел последний вздох. Душа погибшей лёгким облачком выскользнула из телесной оболочки, переставшей её держать, и воспарила над языками пламени, абсолютно равнодушная к ним. Ангел Смерти легко подхватил дух и, взмахнув своими крыльями, исчез, с достоинством выполнив свою работу.
        Габриель проводил его взглядом, а затем взглянул на бездыханное тело. Он мог бы просто уйти, и тогда пламя, уже во всю орудовавшее в маленьком домике, поглотило бы телесную оболочку ведьмы ни оставив и следа. Только поступить так было бы неуважением к Той, что была столь могущественна при жизни и верно служила Силам Света и своему Сестричеству. Особенно если учесть, что пламя вызвано демоном, злом. Сосуд верной дочери Сил света, который давал всё это время пристанище её душе, не мог быть так уничтожен. Даже Ангел Смерти лично явилась за ней, проявив свое почтение. Поэтому Габриель простёр над мёртвой колдуньей руки, и спустя миг от неё осталась лишь жалкая кучка пепла.
        Парень вышел из дома, игнорируя огонь. Демон не успел обратить его языки в оружие и они были неопасны. В отличие от того пламени, что бушевало снаружи. Габриель оказался зажат на маленьком пятачке земли между пылающим домом и петлёй демонического огня. Взглянув на небеса он вызвал луч белого света, сорвавшийся с кончиков его пальцев, и направил его вверх, спустя миг на абсолютно безоблачном небе, не глядя на середину осени, собрались свинцовые тучи и хлынул дождь. Его упругие и холодные струи потушили огонь и медленно, но верно смыли следы случившегося. Лишь почерневшая земля и обгоревшие деревья были безмолвными свидетелями произошедшего.
        Габриель убрал мокрые локоны, упавшие ему на лоб, а в голове продолжали звучать слова ведьмы, так настойчиво напоминавшие ему о его долге и о том, что делать дальше. Он уже знал, что выполнит предсмертный "приказ". Тревожило лишь одно: то, что он будет вынужден сотрудничать с девчонкой, да ещё и ведьмой. Габриель был одиночкой, и перспектива работать в тандеме его коробила. Это накладывало очень много обязательств и создавало проблемы, которых и без того хватало. Смертные редко прислушиваются к советам и наставлениям, упорно стремясь делать все по-своему, и это всегда чревато последствиями, что в его случае недопустимо. Только ничего не поделаешь и не изменишь:
        — Что ж, Ливия Уоррен! Раз тебе уготована роль Ключа, нам придётся научиться работать вместе! Как бы мне не нравилась такая перспектива.

        ГЛАВА 19


        — Лив, не могла бы ты быть столь любезна, чтобы ответить мне на один вопрос?  — спросила Сидни, взглянув на Оливию.
        — Конечно! Как-будто если я тебе запрещу, ты ничего не спросишь!  — усмехнулась девушка, подколов подружку.
        — Согласна, ты хорошо меня знаешь! Но если будешь сопротивляться, то слова буквально клещами придется из тебя тянуть! А это так утомительно!
        — Спрашивай! Не трави душу!
        — Да ладно, мне просто очень любопытно, почему это ты вдруг ни с того ни с сего стала строить из себя заправского разведчика или партизана!? И на протяжении дня постоянно озираешься, пытаешься что-то рассмотреть поблизости или за своей спиной?! Правда, могу отдать тебе должное, на мой взгляд, ты делаешь это довольно профессионально! Прям героиня боевика! Ты, случаем, не Оливия Бонд? Если бы я тебя не знала столько лет, то вообще ничего не заметила бы. Но тебе не повезло, я тебя изучила, как саму себя! Так что дорогая, не пытайся юлить и выкладывай начистоту, что происходит!  — серьёзно произнесла свою изобличительную тираду Сидни, выжидательно поглядывая на Оливию, молча внемлющую ей всё это время.
        — Попытаешься обмануть — пожалеешь!  — добавила она грозно.
        — Нет
        — Что "нет"???
        — ЦРУ или Бюро меня не вербовали, хотя поговаривают, что несколько магов работают на них! Но я не из их числа! Так что должность тайного агента в пролёте, а я по-прежнему твоя закадычная подружка, Оливия Уоррен — простая американская ведьма с очень далёкими кельтскими корнями.  — сказала Ливия, лукаво поблескивая зелёными глазами.
        — Так что получается, я всё навыдумывала?  — огорчённо произнесла Сид, было видно, что она не довольна таким обстоятельствам.
        — Не совсем… я, конечно, не спецагент, но некоторый элемент из шпионского боевика всё же в моей жизни присутствует. Сид, мне кажется, а точнее я уверена, что за мной следят!  — стремительно произнесла последние слова Оливия, внутренне сжавшись в ожидании.
        — Неужели? Покинутый и брошенный любовник с разбитым сердцем и кинжалом за пазухой? Или только кандидат на эту роль?
        — Сид, прекрати! Я серьёзно! Хотя понимаю, что звучит глупо: кому надо следить за обычной девчонкой?!
        Оливия, высказав свои опасения подруге, почувствовала себя полной идиоткой. Щёки мгновенно стали пунцовыми, пылая, как и её локоны. Если бы не интуиция, утверждавшая, что она права, тогда можно было бы с твёрдостью утверждать, что у неё развивается мания преследования.
        — Если ты сказала мне правду, что являешься моей давней подругой, а не суперсекретной шпионкой, и не прикалываешься, то любовники и вражеская разведка отпадают. Тогда опять же возникает вопрос: "Зачем кому-то это надо?" Может это чья-то глупая шутка? Или Тайлер совсем спятил, решив таким образом покорить твоё неприступное сердце?
        — Если ты права, и я узнаю, а я обязательно узнаю, в чём тут дело, и окажется, что это кто-то из этих придурков сводит меня с ума и раздражает…  — Сказала гневно Ливия и многозначительно умолкла, а в глазах взметнулось изумрудное пламя.  — Никто не может лезть в мою жизнь безнаказанно!
        Сид непроизвольно поёжилась под взглядом подруги. Хотя слышать подобное для девушки было странно, она верила Оливии, как самой себе, и, в частности, её интуиции. Та неоднократно спасала их обоих на контрольных тестах, когда они ничего не знали. Так что оставалось лишь посочувствовать тому тупице, что решился на такой безумный поступок. Иметь Оливию в стане своих врагов или попросту её раздражать — очень плохая затея.
        Сама же Лив очень сомневалась, что будоражащий и любопытный взгляд принадлежал кому-то из её тайных или явных воздыхателей. Более того, она склонялась к сверхъестественному объяснению, и на это влияло не только то, что соглядатай был чрезвычайно ловок, незаметен и неуловим. На это ещё указывало обстоятельство их "встречи"! Точнее не встречи, а момента, когда она впервые ощутила слежку.
        Это произошло всего несколько дней назад, когда ей надлежало выйти в рейд. Звучит грозно, но на самом деле всего лишь ночная прогулка по городским паркам с посещением кладбища. Дабы проверить город на наличие заплутавших духов и прочей нечисти, оставшейся после Хэллоуина. Это надлежало делать всего два раза в год, "до" праздника и "после", а основную работу выполняли ангелы, хотя Ливия их до этого никогда не видела. Ведьмы работают, что называется "на подхвате". Но, тем не менее, это было так. В тот раз рейд предстояло совершать ей одной, так как и мать и бабушка были заняты. Ливия любила это занятие. Ночь, тишина, редкие прохожие, спешащие каждый по своим домам, мягкий свет фонарей, стук каблуков по мостовой, шорох листьев, шёпот ветра… что может быть лучше? А на случай встречи с потусторонним гостем в её сумочке всегда найдётся несколько пузырьков зелий, а в голове — заклинаний. Только в тот раз ничего подобного не произошло. Тишь да гладь. Пустынные аллеи парка и никого в тёмных закоулках. Оставалось лишь городское кладбище, которое никак не вязалось с унылой, мрачной и зловещей ассоциацией
этого слова. Хэмптонское кладбище напоминало парк, с аккуратными рядками мраморных памятников и надгробий, выложенными щебёнкой чистенькими дорожками. Лишь в его старой части были склепы, но они выглядели до того благопристойно и помпезно, что иногда охватывало разочарование. Поэтому Лив, нисколько не беспокоясь, ступала меж надгробий, скорее по привычке, чем по необходимости замирая и прислушиваясь к шорохам. Мысленно она была уже дома в своей тёплой постели, с томиком Данте в руках. Лишь обязательства не позволяли ей закончить рейд досрочно, да и с собственной совестью не хотелось иметь никаких дел. И вот тогда это накатило… чувство, что у неё появилась нежеланная компания. В Оливию буквально впился чей-то любопытный и цепкий взгляд, анализирующий и оценивающий как её саму, так и каждое её движение. Ощущение было отвратительным, словно она внезапно превратилась в некое экзотическое насекомое, которое пытливый энтомолог засунул под микроскоп. Щёки залил жар, то ли смущения, то ли ярости, в груди заклокотало раздражение и желание найти соглядатая и устроить ему головомойку. Её нисколько не волновало
происхождение незримого компаньона. Только попусту побегав по всему периметру кладбища, а так же вдоль и поперёк, она никого не обнаружила. Хотя сил потратила немало, устала и чувствовала себя обманутой, а наблюдение тем временем не прекращалось ни на миг. Лишь один раз, возле одного из склепов ей на секунду почудилась мелькнувшая тень, но стопроцентной уверенности не было, это могла быть игра воображения. Спустя несколько часов, перед самым рассветом, повторив свои попытки отыскать наблюдателя, Ливия покинула кладбище ни с чем.
        Только с того момента её не оставляло в покое чувство, будто она исследуемое насекомое, отпуская лишь во время сна. ОНО где-то рядом и не сводит своего пристального взора. Знать бы, что соглядатаю от неё нужно! Чтобы раз и навсегда вернуть себе спокойствие, уже и так нарушенное отсутствием новых откровений её дара.
        В общем, Ливия сильно сомневалась, что на такие дела способен некто вроде Тайлера и Добси. Эти могли лишь пожирать её взглядом и размазываться по стенке, завидев объект своего обожания в поле зрения. Во взгляде, сопровождавшем её всё это время и ставшем чем-то неотъемлемым, как тень, не было и капли похоти, а лишь прагматизм и рациональность.
        — Оливия, а хочешь, я позову Грэга? Он будет нас провожать?
        — Зачем?  — удивлённо спросила, Ливия, вырванная из размышлений предложением Сид.
        Теперь пришла очередь краснеть подружке. Но всё же она сумела произнести с невозмутимым видом:
        — Для твоего, а заодно и моего душевного спокойствия! Мужчина, в конце концов.
        — Мужчина… угу, только тут уж для твоего спокойствия,  — хмыкнула Оливия.  — Ты знаешь, что маньяки — хотя их никогда в Хэмптоне не водилось, или другие сумасшедшие мне не страшны! А в случае чего и ты поможешь!
        — Ага! Нашла Мату Хари! Это ты ведьма, и у тебя целый арсенал всяких там колдовских штучек, а я девушка слабая!
        — Ты слабая? А кто совсем недавно чуть не сломал одному из полузащитников школьной футбольной команды, Райдеру Мондевелу, кажется, нос, за то, что тот опрометчиво рискнул коснуться твоего чересчур соблазнительного зада, провокационно обтянутого короткой юбочкой? А?
        — Ладно, признаюсь!  — ухмыльнулась Сидни, и, скрючив пальчики с идеальным маникюром как кошка лапкой, рассекла воздух с угрожающем шипением.  — Убить не убьем, но покалечим! Только если это очередной воздыхатель — разбирайся сама, а то я могу перестараться.
        Ливия хохотнула, согласно кивнув головой. Перед мысленным взором предстала картинка, как малышка Сидни загнала в угол Добси и устроила допрос с пристрастием.
        Но с тем, кто преследовал её, Ливия решила разобраться жёстко. Времени ему было предоставлено достаточно, чтобы узнать, что надо, и исчезнуть из её жизни, прекратив этот абсурд. Хотя где-то на дне её подсознания крутилась мысль, что это мог быть лишь самообман, плод её богатого воображения. Только всё же девушка в этом очень сомневалась, да и думать, что она сама доводит себя до нервного срыва, не очень то хотелось.
        До развилки девушки дошли, перекидываясь шуточками. Сидни немилосердно издевалась над Оливией: называя Мисс Бонд, она с боевыми выкриками носилась вокруг подружки, зажав между ног вымышленную метлу. Но Ливия не осталась в долгу и в отместку скопировала поведение Сидни, когда та находится в близи своего обожаемого Тихони. Хотя, признаться, так его называть было сейчас сложнее, так как парень под влиянием своей девушки менялся буквально на глазах. Ливия могла сказать точно, что до ступени самого популярного парня ему осталось всего ничего.
        — Ах, Грэг!  — пробормотала Лив закатив притворно глазки и сложила губки "бантиком".
        Всем своим видом она изображала любовный трепет и обожание. Но боковым зрением увидев гримасу подруги не выдержала и расхохоталась. Сидни скривилась и покраснела, а дар речи на мгновение у неё, по-видимому, вообще пропал.
        — Неужели я действительно так глупо выгляжу и веду себя рядом с ним?  — наконец произнесла она, потупив глаза.
        — Не глупо, а скорее забавно!  — поправила её Оливия, посмеиваясь.
        — Да ну тебя, Лив!
        Девушки остановились на перекрёстке, собираясь разойтись каждая в свою сторону.
        — Чем собираешься вечером заняться?  — спросила Оливия.  — Или очаровашка Грэг вновь на повестке дня?
        — Вообще-то, он!
        — Кино?  — Оливия выразительно изогнула бровь и лучезарно улыбнулась.
        — Нет, сегодня идём в кафе,  — усмехнулась Сидни прекрасно поняв намёк подруги.
        — Мило.
        — Предлагать тебе пойти с нами наверняка бесполезно?
        Оливия утвердительно кивнула. У неё на этот вечер сформировалось более серьёзное и неотложное дело, чем наблюдать за воркованием Сид и её Тихони.
        — Тогда до завтра. Удачно тебе провести вечер, Лив, и очень надеюсь, ты найдёшь себе более интересное занятие, чем вновь копаться в своей библиотеке,  — поучительно сказала Сидни и, чмокнув подругу, отправилась домой, на ходу бросив:
        — Привет Милинде и Сандре.
        — Хорошо, а ты от меня передавай привет своим родителям.
        Развернувшись на каблуках, Ливия неспешно направилась в сторону своего дома. Грациозно покачивая бёдрами и полностью копируя походку моделей по подиуму. Её лицо не выражало никаких негативных или отрицательных эмоций, лишь безмятежность и довольство жизнью. Взгляд устремлён вперёд и лишь изредка он нарушал свой курс и бегло оглядывал окружавшие девушку красоты. Взор, как бы отдавал дань позолочённой осенью листве в кронах деревьев, пожухлой траве. И ничто не выдавало её внутреннего напряжения и сосредоточенности.
        Оливия слегка передёрнула плечиками и поплотнее закуталась в свою курточку. Но на самом деле её тревожила отнюдь не осенняя прохлада ветра, трепавшего кудри и старавшегося забраться под одежду, а горячий, буравивший её спину взгляд незримого спутника. До момента, пока она была вместе с Сидни, он не столько волновал и беспокоил её, хоть не покидал ни на секунду. Только болтовня подруги помогла на время отвлечься и расслабиться, даже забыть о нём, но лишь Оливия вновь осталась одна и вся острота ощущений и сознание, что за тобой наблюдают, вернулись. Вместе с раздражением, перетекавшим в тихое бешенство. Мысленно она прокручивала сотни самых изощрённых и жестоких способов, как наказать соглядатая, напрочь позабыв своё светлое начало. Ливия считала каждый шаг, который приближал её к дому и соответственно к замыслу, преодолевая аллею и мосток через речушку. При этом она старалась не сбиться с уверенного и ровного ритма шагов, не броситься домой сломя голову. Ведь такое поведение могло насторожить наблюдателя и дать время на то, чтобы скрыться. А если теория относительно того, что его природа
сверхъестественна правдива, то не факт, что соглядатаю не удастся ускользнуть от её чар. Точно так же, как он ускользает от попыток Ливии заметить его, даже на открытых участках пространства, где, казалось бы, негде спрятаться.
        Оливия аккуратно, стараясь не привлечь к себе ещё большего внимания(если такое вообще возможно!), поправила свою одежду, при этом тихонько пробормотав заклятие. И мгновенно ощутила, будто её облепила тонкая паутинка, абсолютно незаметная человеческому глазу. В действительности, это было энергетическое защитное поле, точно такое же, что защищало невидимым куполом их дом и сад, только в несколько раз слабее. Но, тем не менее, оно было непроницаемо для любой атаки нечисти, или для того, кто с жадностью ловил каждое её движение.
        "Конечно, от острого кинжала меня это не спасёт!"  — скептически подумала Ливия, усмехнувшись.
        Правда её чувство самосохранения тоже не дремало, готовое мгновенно отреагировать на любую угрозу и подать знак к действию, пробудив силы скрытые в её теле. Только вот угрозы со стороны наблюдателя она не ощущала, только внимание и неиссякаемое любопытство. Но, тем не менее, надо было себя обезопасить.
        Как только Оливию покрыла защита, она ощутила, что ей стало легче дышать. Смягчилось воздействие, которое оказывалось на неё извне. Так что последние метры до дома она преодолела в душевном спокойствии и комфорте. Но стало ещё лучше, когда за её спиной захлопнулась тяжёлая и на вид неприступная дверь родного жилища. Ливия оказалась в коконе сильной магии, которую искусно сплели её бабка и мать, дабы уберечься от любых нападок Тьмы.
        — С этим надо заканчивать, или я окажусь в лечебнице! А свихнувшаяся ведьма — это зрелище не для слабонервных,  — пробормотала Ливия, скидывая туфли.
        Только для начала она хотела спровадить родительниц. Это её дело, к тому же она не собиралась церемониться с тем, кто успел таки хорошенько ее помучить, а бабка и мать были чересчур гуманны. А недовольство с их стороны ей не нужно, да и объясняться придется…
        Но спроваживать, как оказалась минутой позже, никого не надо.
        — Бабушка! Мама! Вы дома?  — позвала Ливия.
        Ответом ей была абсолютная тишина, если не считать громкого тиканья часов в гостиной. Там же её ожидал сюрприз. И Ливия не могла однозначно сказать, хороший он или нет.
        Лишь только она вошла в гостиную, как ей в глаза бросился аккуратный конвертик, прислоненный к вазе с букетом роз. На нем почерком мамы было выведено её имя. Оливию охватило странное ощущение, и она поспешно вскрыла его и достала записку.


        "Дорогая!
        Прости, что не дождались тебя, но сегодня с утра, сразу после твоего ухода в школу, нам пришло письмо от Кассандры, где она, ничего толком не объяснив, просит приехать к ней. У нас с бабушкой мгновенно возникло чувство, что она попала в беду. Поэтому мы решили отправиться не медля. Ты, милая, остаёшься за хозяйку дома и Хэмптона в целом. Сколько продлится наша поездка, не знаем, надо во всём хорошенько разобраться. Постараемся связаться с тобой, но если не получится, не волнуйся за нас. Береги себя и не забывай плотно завтракать.
        Целуем и обнимаем твои мама и бабушка"


        — Всё складывается как нельзя лучше…  — задумчиво проговорила Оливия, ещё раз пробежав глазами послание.
        С одной стороны, хорошо, что не придется объясняться с родительницами, если бы её застукали во время ритуала дознавания наблюдателя; а с другой стороны, где-то в области сердца появился холодок предчувствия, что всё происходящее взаимосвязано, что что-то не так, словно привычный мир сдвинулся с привычной орбиты… или его намеренно сдвинули. Либо она действительно сходит с ума.
        Мотнув головой, пытаясь выкинуть неприятные мысли, отнюдь не способствующие возникновению душевного спокойствия, Ливия целеустремлённо направилась на чердак, прихватив из кухни необходимые зелья, дабы сотворить то, к чему стремилась с самого утра.
        Чердак представлял собой маленькое помещение с низкими потолками. Но каким- то чудесным образом сюда вместились три огромных и один маленький сундука, по одному в каждом углу и при этом оставался небольшой клочок свободного места в центре. В них было всё необходимое ведьме: свитки с древними заклинаниями, запасы трав и уже готовых зелий, амулеты и волшебные вещицы, ингредиенты для заклинаний, свечи, а так же их плащи и шляпы для карнавала. К тому же, на дне каждого в небольших кожаных мешочках были припрятаны их средства к существованию: золото и серебро в небольших слитках, монетах, драгоценные камни и жемчуга, накопленные их родом за века. Все это позволяло Ливии и её родительницам жить беззаботно и абсолютно безбедно, не работать, да ещё заниматься благотворительностью. Но основной их капитал был, как у вполне цивилизованных людей, в банке.
        Освещалась комнатка небольшим круглым оконцем, в которое проникало достаточное количество света, чтобы разогнать сумрак. Но под потолком всё же висела небольшая лампа под абажуром. Да и вообще здесь было чисто, уютно, тепло, пусть и немного тесновато. В помещении чувствовались забота и уход.
        Оливия, откинув крышку самого маленького сундучка, аккуратно извлекла оттуда их Книгу, бережно обёрнутую в зачарованное полотно, которое предохраняло семейную реликвию от любых воздействий. Девушка освободила её от чехла и, немного полистав, обнаружила нужное заклинание. Быстро переписав его себе в блокнот, она убрала Книгу на место. Держать её на виду у Того, с чем ей, возможно, придется столкнуться, не было никакого желания. В сундуке побольше, в другом углу комнаты, Ливия отыскала пять небольших белых свечей, сделанных из воска, собранного в полнолуние, и слепленных в туже ночь. А так же абсолютно чистую соль, которую она опрыскала святой водой.
        Девушка, соблюдая идеальные линии, расставила свечи, образовав круг, а затем столь же аккуратно рассыпала соль непрерывной дорожкой, создавая ещё одну окружность. Получился круг в круге. Достав из кармашка небольшой ножичек, Ливия сделала надрез на своём запястье и, морщась от боли, каплями крови окропила обе фигуры. Теперь огонь, воск, крапленая святой водой соль не позволят гостю быть недружелюбным. Это был своего рода двойной капкан, вырваться из которого нечисти невозможно. В то же время, это создаст проход, иначе призываемый просто не сможет явиться на зов. А кровь усилит мощь вызова, к тому же её запах не сможет игнорировать ни одно тёмное существо. Но выстроенные барьеры и колдовство не сработают в нескольких случаях: если сущность будет светлая, или принадлежащая человеку, или её паранойе. В первом случае её зов будет услышан, но защита работает только против зла и попросту не понадобится. Только зачем Светлым Силам сводить её с ума? Во втором ничего не получится, ибо перенести человеческое существо чары не смогут. А в третьем всё просто: она точно будет знать, что сходит с ума и никаких
преследователей нет.
        Полюбовавшись на дело своих рук, Ливия осталась довольна. Всё выглядело идеально и готово к началу ритуала. Можно было начинать. Ливия зажгла свечи. Собравшись с духом и глотнув воздуха, словно девушка готовилась нырнуть под толщу воды, начала читать с листка в блокноте, сжав в повлажневшей ладони склянки с зельем:
        — Ломая барьеры, пространства преграды, тот, кто мысль мою тревожит, целый день за мною ходит, бродит! Пусть услышит зов мой! Явись ко мне! Силой своей крови к тебе взываю! Взываю и призываю!
        У Оливии перевело дыхание. Выпалив заклинание, она тут же сжалась в ожидании. Только ничего не произошло. Зато мысль, что опасения насчёт собственного сумасшествия подтверждаются, явилась не медля. В глазах Ливии протестующе взметнулось изумрудное пламя. Девушка, упрямо мотнув головой, решительно повторила заклятие, только на этот раз, вложив в слова частицу своей силы и желания знать правду. От этого они словно завибрировали и, срываясь с её губ, складывались в тонкое лассо, способное притянуть к ней кого угодно и откуда угодно.
        В этот раз ответ последовал незамедлительно. Маленькие язычки пламени вздрогнули, как от резкого порыва ветра, хотя такого в помещении не наблюдалось. Воздух в круге стал колебаться, а в его середине появилось пульсирующее свечение, нарастающее с каждой секундой. Лампа под абажуром начала раскачиваться как маятник, по всему дому прошла первая волна дрожи, словно после толчка землетрясения, которого до этого в Хэмптоне не было никогда. Но уже через минуту тряска усилилась, "землетрясение" набирало силу с эпицентром у неё на чердаке. И скоро Оливия уже с трудом удерживалась на ногах, а сундуки скакали по полу словно живые. Внизу то и дело раздавался грохот и звон бьющийся посуды, и от колеблющихся язычков свечей мог в любую минуту начаться пожар. Глаза слезились от невыносимо яркого света, заполнившего комнатку. Но девушка, привалившись на один из сундуков, лишь слегка зажмурилась, несмотря на режущую боль, сквозь завесу густых ресниц она старалась не выпускать из поля зрения таинственное Нечто. Маленькая искорка в начале теперь превратилась в гигантский сгусток пульсирующего живого голубоватого
света, размером с Солнце. И она оказалась в самом его центре. Ливии было горячо, будто её окунули в раскалённую лаву, по телу струился пот. Зубы выбивали дрожь, в ритме сотрясения дома, а сущность бунтовала и вопреки всему тянулась на встречу к Этому. Но в то же время ей было страшно… Страшно от осознания, ощущения той невыносимо мощной силы, явившейся к ней на зов, способной поглотить и раздавить её. Ливии было трудно сопротивляться власти накатывающей живой Силы вблизи неё.
        С громким звоном разбилось и разлетелось на осколки окно. Оливия вскрикнула и более не выдержав, выпустила пузырьки зелий из рук, и, скрючившись, заползла за сундук, словно желая спрятаться от ужасной участи.
        — Уходи!  — громко крикнула девушка, прикрывая голову.
        Всё исчезло мгновенно. Словно выключили свет. Несколько мгновений она не смела выползти из-за своего укрытия и даже открыть глаза, внутренне продолжая трепетать. Но, собравшись с духом, девушка таки сделала это. Очам её предстал беспорядок: два сундука опрокинулись, и их содержимое вывалилось наружу, свечи потухли и являли собой белые лужицы воска, их фитильки ещё дымились. Соль была рассыпана по всей комнате. Осколки разбитого стекла и лужицы пролитых зелий виднелись тут и там.
        — Ничего себе…  — ошарашено проговорила Оливия, мысленно вновь и вновь прокручивая произошедшее.
        Беспорядок её отнюдь не беспокоил, что не скажешь о том, с чем она столкнулась. С трудом верилось, что то, что предстало очам всего минуту назад, было именно тем, что таскалось за ней след в след на протяжении этих дней.
        — Что это, чёрт возьми, значит?  — громко спросила она, ни к кому, в принципе, не обращаясь.
        Хотя кто-кто, а чёрт уж точно тут не при чём, как и другое демоническое создание. Если только они не научились испускать свет, как гигантские светлячки. Но тут было Нечто или Некто, кто обладает неслыханной Силой Света. Реакция её сущности явно говорила об этом. Только спрашивается, зачем это нужно? Что придумали Высшие Силы? Зачем следить за ней? Проверка?
        "Слишком много вопросов и ни одного вразумительного ответа! И всё это происходит, когда я, в сущности, осталась одна…" — размышляла Ливия, медленно наводя порядок.
        Что задумали Высшие Силы, как всегда было загадкой. Им оставалось лишь следовать подсказкам, пытаясь разгадать. Хотя в этот раз их вообще не наблюдалось, или у неё на глазах образовались занавеси, раз она их не может уловить. Или не хотела… но проверку в этом случае можно отклонить. Многие поколения её род верой и правдой состоит на службе у Сил Света и неединожды, доказывал свою верность и преданность. И она сама не исключение, всем сердцем стремясь быть достойной своих прародительниц. Хотя в её веке посягательств на мир людей не было. Но слежка всё же что-то значила, кроме того, что у Сил Света появилась надобность в ней, раз они подослали наблюдателя. Одно хорошо: это не приступ накатившей паранойи. Сейчас бы пойти рассказать всё бабке и матери… только они теперь где-то в Горной Шотландии у Кассандры. А отправиться вслед за ними рискованно. Хотя в сложившейся ситуации риск был оправданный. Особенно теперь, когда на её жизненном пути появился Некто, занимающий не последнее место в Небесной епархии. Вызвать по незнанию гнев Сил Света ей не хотелось, ибо как не парадоксально звучит, к "своим",
попавшим в немилость, они были немилосердны. Справиться в одиночку — дело абсолютно безнадёжное. Но если судить по записке матери, подруга бабки попала в беду и возможно ей грозит опасность. В обычной ситуации Кассандра за помощью не обратилась бы. Так что отвлекать родительниц может быть делом смертельно опасным. У неё же, всё ещё вполне терпимо, в принципе.
        Оливия поглядела на дело своих рук. Комнатка вновь приобрела приличное состояние, если не считать разбитого окна и лампы, рассыпанной соли и осколков от склянок зелья.
        — Пусть будет так, как было до того!  — воскликнула она, решив, что магия более действенно наведёт образцовый порядок.
        В мгновение ока, окно вновь блестело стеклом, лампа целая висела под потолком, соль, собравшись в тонкую струйку, скользнула в щелку в сундуке, огарки свечей исчезли, а склянки с зельем вновь целёхонькие оказались у неё в руке. Девушка вышла из комнатки, удовлетворённая, что на чердаке не осталось ни следа говорившего о том, что там колдовали. Правда, внизу её уже дожидалась другая работа, ибо от чар пострадал весь дом. Особенно досталось кухне, где сейчас царил абсолютный кавардак. Она бегло оглядела, распахнутые и висящие на одной петле створки кухонного шкафа и пол, усыпанный смесью из осколков, круп и зелий. Сплошное месиво. Но Ливия, долго не думая, вновь воспользовалась колдовством, решив не тратить бесполезно физические силы на уборку. Девушка, задумчиво наблюдала, как всё возвращается на своё место, принимая прежний вид. Только мыслями она была далеко, пытаясь трезво и хладнокровно найти выход из сложившегося престранного положения и ответы на ее вопросы. Получалось не очень.
        "А ведь подсознательно я к этому была готова, ожидая нечто подобное!"  — пришла мысль из уголков её разума.
        И это была правда. Уж слишком много всего происходило. События, наталкивающие на определённые выводы, настораживающие. Начиная с того, что у неё появился, а затем пропал дар предвиденья, только до этого момента она как-то не слишком задумывалась об этом. Или не пыталась углубиться в дознание всего случившегося, удовлетворившись лишь поверхностным осмотром.
        "Мило, что ещё сказать! Получи и распишись!"  — мысленно хохотнула Оливия.
        Ощущение, что она сама того не желая во что-то основательно вляпалась, не покидало, а с каждой секундой всё глубже въедалось в сознание. Как и то, что вылезти девушка сможет только собственными усилиями. Теперь ей остается ждать, что будет дальше. То, Что или Кого она вызвала, до этого момента не хотело быть замеченным, но теперь инкогнито наполовину было нарушено. Ливия своим колдовством сделала первый шаг в разоблачении Наблюдателя.
        Остаток дня она провела за подготовкой домашнего задания. Только любопытство и мысли все равно крутились вокруг произошедшего. Ей нестерпимо хотелось найти рациональное, доступное и разумное объяснение. Поэтому, отложив учебники, Ливия направилась туда, где надеялась отыскать ключик к разгадке — в библиотеку.

        ГЛАВА 20


        Вот уже на протяжении пяти дней и ночей Габриель, словно тень, неотступно, незаметно следовал за ведьмой, наблюдая и изучая её. Пытаясь понять разум, душу, сущность, дабы знать наперёд, чего можно ожидать с её стороны. Было бы глупо мгновенно довериться человеку, особенно ведьме с их безграничным своенравием, без проверки: делать глупости было не в его манере. Даже если придется потратить бесценное время. А ещё в лице Габриеля, рыжеволосая колдунья, сама того не зная, нашла могущественного защитника. Правда, для него эта роль была непривычна, ибо он не был создан, чтобы играть её и нести это бремя. В то же время, кроме него никто не смог бы уберечь девчонку от смертоносной хватки Ангелиуса, пока метавшегося между мирами. Только тёмная сущность демона рано или поздно излечит раны, нанесенные старой чародейкой и Габриелем. Он снова выйдет на охоту. Девчонка же, сама того не ведая, оказалась по воле Высших Сил замешана в гиблое дело, став вожделенным Ключом Чёрных Врат. Без которого Ангелиусу не выполнить волю Тёмного Господина. А это значит, что спокойная и размеренная жизнь ведьмочки, которая, как
предполагал Габриель, была до этого, закончилась. Теперь только совместными усилиями они смогут уберечь мир людей от хаоса. Правда, по его первым наблюдениям, весь ужас произошедшего — вырвавшиеся на свободу демоны и прискорбная смерть ведьм, не коснулся её. Что было очень странно, ибо, как ему казалось до этого, колдуньи, а особенно Носительницы, связаны между собой. Чтобы в случае смерти одной из них принять на себя груз её знаний. Только в случае с Оливией Уоррен эта реакция запаздывала. Это можно сказать даже по их первой встрече… если это можно так назвать.
        Как сказала старая ведьма, стоя одной ногой в могиле, его сущность сама отыскала дорогу к Ключу, чтобы Габриель защитил его.
        Габриеля и Оливию связала какая-то странная, неразрывная, невидимая связь, следуя которой он и отыскал её. Надо сказать, место было не самым удачным. Кладбище — где его чутье попадало под удар магии забвения Ангела Смерти. А ведьма, как ни в чём не бывало, вышагивала между мраморных плит, словно была на прогулке в парке. Его удивили безразличие и скука, ясно читающиеся у неё на лице. Хотя она представляла собой абсолютно доступную мишень и лёгкую добычу для любого демона, даже самого низшего уровня в епархии Ада. И её самоуверенность граничила с глупостью, но Габриель не стал делать поспешных выводов, зная, что первое впечатление может быть ложным. Но в облике Оливии Уоррен, в глубине её сущности, многое рассказало ему о ней: об упрямстве, гордости и излишней самонадеянности — желании всегда со всем бороться в одиночку. Дух девушки был духом мятежницы и бунтарки, но сердце было полно любви и доброты, готовое пожертвовать собой ради других. Ведьма была соткана из Добра, дитя любви и Света, поцелованная Небом. Поэтому её внутреннее сияние было подобно зовущему маяку для нечисти. Удивительно, что её
спокойствие ещё не было нарушено атакой тёмных тварей. Благо теперь у девчонки есть он, так что любой демон, рискнувший замыслить нечто подобное, будет неприятно удивлён.
        Но эта ведьма, Ливия, оказалась не столь безнадёжна, и весьма не проста, как могла показаться на первый взгляд. Она мгновенно ощутила присутствие Габриеля, его взгляд. Он с удивлением наблюдал, как расслабленная поза девушки исчезает, а в поведении появляется бдительность и сверхосторожность. И её попытки обнаружить источник беспокойства тоже порадовали. Хотя всё это время он был у Оливии за спиной. А один раз колдунья таки едва его не застукала, резко обернувшись и скользнув по нему взглядом, но Габриелю хватило и доли секунды, чтобы скрыться и раствориться во мраке.
        В любом случае, он мгновенно ощутил ответственность за ведьму, и не мог допустить, чтобы с Оливией хоть что-нибудь случилось. Хотя Ангелиус по-прежнему тяжело ранен и по-прежнему скрывается где-то в параллельных мирах, зализывая после схватки свои раны, это не даёт основания, расслабиться и выпустить девчонку из поля зрения.
        Габриель очень сожалел, что не может броситься вслед за своим искалеченным врагом, ведь прикончить дьявольское отродье сейчас гораздо легче. Только знание того, что прихвостни демона тоже на свободе и в отличие от своего хозяина всё ещё сильны и опасны для Ключа, удерживали от погони. Действовать адские отродья могли начать в любую секунду — как только найдут Ключ. Оставалось надеться, что пока эти знания им недоступны. Поэтому, как бы его не угнетала роль наблюдателя и няньки по совместительству за ещё вконец не оперившейся ведьмой, он ничего поделать не мог. А доверить её этим презренным существам, гордо именовавшим себя Ангелами, да ещё и Хранителями, Габриель не собирался. Ведь тогда сам Ключ от Чёрных врат и Носительница Тайны останется одна и без достойной защиты. Так как родительниц Ливии ему пришлось переместить в укромное место для их же безопасности и его спокойствия: насколько бы они ни были сильны, против Ангелиуса им не выстоять. К тому же, в нужный момент Милинда и Сандра Уоррен могли стать прекрасными заложницами в лапах демона, ради которых Ливия пойдёт на что угодно и забудет своё
прямое предназначение. Голос крови возьмёт свое и битва будет проиграна, ибо выбор Ключа, можно сказать, священен. В этом случае Габриель будет просто обезоружен.
        Именно это и пришлось ему объяснять двум рассерженным и расстроенным женщинам, когда он неожиданно явился к ним в дом. Габриель видел, что не сразу, но они всё поняли, только в глазах вместе с пониманием стыл ужас от того, кем по воле Высших Сил является их внучка и дочь, и с чем ей придётся столкнуться в дальнейшем. Такой страшной участи, нелёгкой судьбы не пожелаешь и врагу, а тут она пришла в их дом. Женщин не слишком успокоило то, кем является "телохранитель" их Оливии. Ему пришлось быть очень терпеливым и убедительным, прежде чем старшие ведьмы Уоррен, скрипя сердцем, покинули своё жилище и свою младшенькую. Милинда написала Ливии записку, ибо как она сказала, та мгновенно кинется их искать, начав беспокоиться, так как в этой семье безопасность других была превыше всего. Габриель согласился. А Сандра Уоррен, отведя его в сторонку, довольно грозно пообещала, что если с их малышкой хоть что-то случится за время их отсутствия, она перевернёт Небо и Ад, но отыщет Габриеля. Так как именно он отвечает за защиту девушки, а когда найдёт — сотворит с ним нечто ужасное. При этом она использовала весьма
крепкие выражения для благопристойной леди и защитницы Светлых Сил. И глядя в потемневшие от волнения и тяжких чувств глаза, Габриель понял, что Сандра так и поступит. Он поверил ей, хотя угрозы его нисколько не испугали и даже не потому, что исходили они от такой хрупкой женщины, да ещё в летах, по человеческим меркам. Просто против такого существа, как он, сил ведьмы будет недостаточно. Пока, по крайней мере… Сейчас только демон уровня Ангелиуса или сам Князь Тьмы могли нанести ему вред или убить. Но, тем не менее, Габриель пообещал, что сделает всё, чтобы сберечь Оливию, Ключ. В любом случае, это было частью его работы. Сандра благосклонно кивнула и они вместе с Милиндой Уоррен доверились ему. А он не собирался их подвести. Жизней и без этого было потеряно слишком много…
        Теперь же оставалось лишь стиснув зубы выполнять навязанную обстоятельствами работу, которая к его большому сожалению так крепко переплелась с основной миссией, добросовестно. Это было ужасно скучно и нудно. Быть пассивным — не в его стиле, особенно когда ты создан, чтобы ловить сбежавших монстров Преисподней. А неуловимое время при этом продолжает мерно ронять свои песчинки…
        Как ни странно, но его стали развлекать наблюдения за неумелыми попытками девушки выследить его. Безуспешные с самого начала. Так как она сможет добиться своего лишь только когда он сам того пожелает и ни секундой позже. Только пока Габриэль этого делать был не намерен.
        Он мог заметить, что ведьму тоже очень раздражает незримое присутствие и наблюдение за ней и её жизнью. В глазах цвета сочной зелени то и дело вспыхивали мятежные огни, когда ведьма, стараясь делать это незаметно, оглядывалась по сторонам, стараясь выследить соглядатая. А когда ничего не получалось, в очередной раз, на красивом лице появлялась гримаса злости. Он мог понять девушку и старался не слишком лезть в её жизнь, но надеяться, что Ангелиус вновь уползёт в свою нору и оставит планы порабощения мира, не приходилось.
        Габриель не был любопытен и, в то же время, ему была интересна реакция упрямой и своенравной ведьмы, как он уже определил, если бы она узнала, что стала наживкой на демона. Но как он предполагал, реакция была бы бурной. Попутно, Габриель любовался девушкой, как эстет, обнаруживший рядом с собой никому доселе неизвестное произведение искусства. Оливия была великолепным творением: идеальная, прекрасная, хрупкая, уязвимая и в то же время грациозная, изящная. Подставить под удар такое совершенство было кощунством. Но Габриель знал, что Высшие Силы не взвалили бы на плечи девчонки такой груз, если бы она была не в состоянии его вынести.
        Габриель наблюдал, как Ливия вместе с подругой покинула здание школы, в который раз поразившись, насколько её сущность ведьмы выделят девушку на фоне других людей. Оливия очень удивилась бы, если бы узнала, что определить её принадлежность к ведьмам очень легко, если обладаешь его зрением. Ибо внутри существа девушки была пульсирующая золотистая субстанция — сгусток магии, невидимый обычный людям, энергия, дающая жизнь её волшебным способностям.
        Девушка тайком оглянулась, и ветер швырнул ей в лицо пряди рыжих волос. Оливия небрежно откинула их в стороны, продолжая выискивать что-то взглядом. Габриель невольно улыбнулся, прекрасно понимая, кто ей так интересен. Её подружка, эта маленькая блондинка с ясными голубыми глазами, заметила искания Ливии и закидала вопросами. Габриель, незаметно для самого себя оказался рядом. Для остальных её поведение было более чем странным, ему же было интересно узнать, как ведьма выкрутиться. Хотя сам факт этого настораживал, ясно говоря, что Силы начинают покидать его, он становится человечнее.
        Всю дорогу пока девушки шли вместе, Оливия пыталась выкрутиться и доходчиво объясниться, и оправдаться. По его мнению, выходило не очень. Все доводы и предположения были попросту смехотворны. Но Габриель видел, что они предназначены только для ушей её подруги, сама ведьма в них не верила. По крайней мере, о своём рейде по кладбищу она умолчала, хотя, как стало ему известно, Сидни была прекрасно осведомлена, кем является Оливия и её семья. Значит, у вынужденного молчания были какие-то причины. Голос девушки прозвучал угрожающе, когда она, глядя подруге в глаза, обещала наказать его. Габриеля вновь посетило любопытство, так как он задался вопросом, как девчонка собирается это проделать, если даже просто выследить его она не способна. Надо сказать, что он и не сильно маскировался или прятался.
        Девушки стали шутить, и разговор стал ему неинтересен, поэтому парень просто брёл вслед за подругами, устремя свой пристальный взор на ведьму. Невольно ловя каждое её грациозное движение, улыбку, взгляд, когда она поворачивалась к Сидни, чтобы ответить. Габриель начал замечать за собой, что ему по нраву наблюдать за тем, как она ходит. Уверенной и лёгкой походкой, всем своим телом подаваясь вперёд, словно ломая невидимые барьеры, наперекор всем преградам. Также Габриель заметил, как на неё реагируют и смотрят люди, особенно мужчины. Их глаза, казалось, начинали жить своей жизнью и не подчинялись приказам мозга, лишь только они замечали Оливию. Взгляды ощупывали тело девушки, не пропуская и дюйма, насквозь пропитанные похотью. А поведение очень напоминало животных во время гона, живущим лишь только инстинктом. Для Габриеля это было странно и интересно. И в тоже время эти взгляды на его невольную подопечную будили в глубине его существа нечто доселе ему неизвестное и недоступное, то, чему дать точное определение он пока не мог.
        Хотя бесчувственным Габриеля назвать нельзя, ибо создан он был со всеми чувствами человека, только с мощью его существа они плохо уживались. А когда твоё занятие составляет вечная погоня за демонами, твоя человечность становится нестоль важна. И когда оказываешься в мире людей с их клубком из всевозможных чувств, которые они проживают, прожигают, становится трудно. Ведь в итоге эта какофония эмоций, знакомых, но не изведанных, может просто засосать и поглотить, или попросту убить. Как если голодного посадить за пиршественный стол со всевозможными угощениями и ни в чём не ограничить. Он перенасытится, организм не сможет усвоить такое количество пищи после продолжительной голодовки, и человек умрёт. Так и он, поэтому каждое новое чувство Габриель открывал и постигал не торопясь, боясь перенасытиться, хотя из своих братьев он был самый опытный, даже чересчур. Ибо мир людей посещал время от времени, в отличие от них, никогда не ступавших на землю. А ведьма за столь короткий срок, который по меркам Габриеля был более чем ничтожен, смогла взбудоражить его сущность. Это было опасно, ибо тогда он
ослабнет, отдавшись на волю чувств, что может произойти и само по себе в скором времени.
        Только девушка игнорировала все попытки ухаживания за ней, снисходительно глядя на своих поклонников, приводя тех в трепет горечи.
        Габриель мог предположить, что её отношение к своим воздыхателям и есть один из поводов того, что она не верит, что слежку ведёт один из них. Вот только Ливия ничем не выдала своих предположений, не рассказала подруге о своих истинных причинах сомневаться в таком повороте дела. Она лишь согласилась и отшутилась.
        Наконец, они разошлись. Габриель, пропустив девушку вперёд на несколько ярдов, устремился за ней, ощущая чистый и лёгкий аромат её духов и волос, с которыми играл холодный осенний ветер.
        "А она выдержанная!"  — мысленно похвалил он.
        Габриель глядел, как ведьмочка играет в спокойствие и безмятежность, хотя на самом деле таковых не испытывала. Её выдавал ищущий взгляд и дрожь раздражения, пробегавшая по стройному телу, которую она пыталась маскировать за зябкостью. Он предполагал, что при этом она мысленно строит планы как побыстрее выкинуть его из своей жизни, вначале жестоко наказав. Если бы такое было возможно, и мир был бы вне опасности, он сам бы исчез. Его бы призвали обратно.
        — Увы, такое пока не осуществимо…  — тихо произнёс он, и шёпот его слился с дыханием ветра, который гулял по просторам, абсолютно свободный.
        Улыбка коснулась губ Габриеля, глядя как ведьма не выдержав, поставила между ними тонкий барьер с помощью заклятия и пытаясь при этом не поломать свою игру. Безнадёжная идея, тонкий слой защиты был прекрасно виден. Но он был рад, что в случае опасности, пусть и незримой, девчонка сможет себя защитить. Такой щит был недолговечен, но надёжен против атак нечисти, а там бы она ещё что-нибудь придумала, колдовских чар и сил на это хватило бы.
        Оливия взбежала по ступеням и юркнула за дверь, тем самым позволив Габриелю вздохнуть с облегчением.
        Далее он за ней не пошёл, пожалев девушку и дав ей время отдохнуть от своей персоны. К тому же, как он знал, девушка должна была обнаружить послание от своих родительниц, а это событие должно было произойти в одиночестве, без лишних глаз.
        Барьер, созданный старшими ведьмами Уоррен, был довольно надёжный и выдерживал его критику, заслужив одобрение. Энергетическое поле могло выдержать самые продолжительные и яростные атаки даже целой орды демонов уровня Ангелиуса. Поэтому в пределах дома и сада Габриель мог позволить девушке разгуливать самостоятельно. Но всё равно держался поблизости, чтобы в случае чего организовать любому тёмному существу достойный приём.
        От нечего делать Габриель медленно стал обходить сад, созерцая разнообразие цветов, бутоны которых были свежи и прекрасны. Колдовство чувствовалось в каждом клочке земли, лепестке, травинке, поэтому осень не могла добраться в этот уголок Хэмптона. Невольно глядя на это буйство красок ухоженного сада, перед его мысленным взором появился странный образ. Словно он видит, как Ливия вместе с родительницами возится в саду, вся в заботе о растениях. На губах девушки играет лёгкая улыбка. Голову украшает большая соломенная шляпа, надёжно защищающая от лучей солнца её алебастровую кожу. И солнечным зазнайкам приходится довольствоваться огненным кудрями, высекая в них искры.
        Габриель мотнул головой, стряхивая с себя оцепенение, поражаясь, отчего ему в голову лезут такие глупости. Будто чары этого сада действуют и на него, хотя Габриель твёрдо знал, что пока его сущность полна энергии, такое невозможно. Сделав несколько шагов вперёд и обойдя пышный куст розалий, он остановился перед балконом. Взгляд его мгновенно заволокло дымкой воспоминаний, он мысленно вернулся в тот день, когда впервые увидел Оливию Уоррен.
        Тогда Габриель ещё не знал, что придёт час и ему придётся защищать её от одного из самых ужасных демонов ада. Что жизнь, судьба, нарушенный договор между Светом и Тьмой, воля Высших Сил или что-то ещё, накрепко свяжут их судьбы вместе. Девушка спала, свернувшись калачиком в кожаном кресле на балконе. Столь пленительно и уязвимо трогательная, что один только её вид заставил его оторваться от своих дел. И не было в тот миг зрелища краше и притягательней. Габриель сразу понял, что ей было очень неудобно так спать. Потому как она морщилась, касаясь нежной щёчкой холодной кожи подлокотников кресла, в попытках устроиться поудобнее, ворочалась с одного бока на другой, зябко кутаясь в тонкую кофточку. В тот момент на него словно что-то снизошло, но что, он и сам не понял до сих пор. В груди кольнуло, а в голове видимо перемкнуло, раз вместо того, чтобы убраться с балкона и, наконец, заняться своими прямыми обязанностями, Габриель аккуратно, стараясь не потревожить спящую, поднял её на руки и отнёс в комнату, где так же бережно уложил в постель. А потом ещё с трудом себя выгнал из спальни девушки.
        Габриель вздохнул, и с улыбкой покачав головой, всё ещё под впечатлением от воспоминаний, неспешно возвращался в действительность. Только в следующую секунду его буквально одним рывком вернули туда.
        — Да что за…  — договорить Габриель не успел, ощущая, как его сущность разрастается внутри него, и он погружается в ослепительный свет, а затем летит в неизвестность.
        Но, как оказалась, всё было гораздо прозаичнее и открылось буквально через мгновение.
        "Ливия! Кто ещё… девчонка решила узнать правду!"  — мелькнула мысль в его искрящемся сознании.
        Ведьма призвала его, и это было единственное объяснение, как он оказался на чердаке в доме и в её компании. Их объединила магическая связь, неразрывная и крепкая, которой невозможно противиться. Поэтому чары колдуньи так подействовали на него. Только за долю секунды, прежде чем предстать перед ней, Габриель понадеялся, что Оливия знает, что делает и что она успеет прикрыть глаза. Ведь люди слишком слабы, чтобы постичь всю ту силу и мощь, скрытую в глубинах его существа. Ведьма не знала, но всё же пыталась что-то сделать и выстоять. Но, в конце концов, до глупышки дошло, что она позвала к себе то, к чему явно была не готова. Так как окончательно сдавшись, с ужасом на лице заползла за один из громоздких сундуков, в сущности являвшего собой хлипкую защиту.
        — Уходи!  — крикнула ведьма.
        Габриель был рад последовать "приказу", так как пока она держала их связь под мысленным напряжением, он этого сделать не мог. К тому же и чары ослабели, напрямую зависящие от душевного состояния колдуньи, поэтому для него не составило труда от них избавиться. Спустя мгновение он очнулся, лёжа под кустом какого-то довольно колючего растения весьма раздраженным.
        — Что ж, хочешь познакомиться?! Хорошо!  — проговорил Габриель, подымаясь и отряхиваясь от налипших на одежду травинок.
        Колдунья ступила на тропу войны, хотя её врагом был отнюдь не он, только она этого не знала. И то, что произошло, было лишь первой попыткой докопаться до истинны. Поэтому, решив не мучить себя такими неожиданностями, Габриэль решил дать Ливии то, чего она так жаждет. Конечно, это было против его правил, но тут уж ничего не поделаешь, девчонка очень упряма. Поэтому Габриель направился в библиотеку, в столь излюбленное ведьмой место, где, как он понял, она чаще всего искала ответы на свои вопросы. Довольно подходящее место для их первой "официальной" встречи. Габриель усмехнулся, удобнее устраиваясь в большом кресле у окна.

        
        ГЛАВА 21


        Ливия с трудом верила сама себе. Всё происходило точно так же, как и в её видении.
        "Сходила, называется, за книжечкой!.." — пронеслась в голове насмешливая мысль.
        Но что самое удивительное: всё виденное ею ранее девушка повторяла с точностью. Все движения будто были отрепетированы заранее, только мысли в голове говорили, что Оливия ещё живое существо, а не какая-нибудь марионетка, которую дёргают за ниточки, и она послушно шевелится. Правда, со стороны выходило именно так.
        "Может, изменить будущее, которое приходит в видениях мне просто не под силу? Тогда зачем они вообще были даны? Что за сумасшествие происходит с моей жизнью? Но без Высших Сил тут уж конечно не обошлось… удружили, подкинули задачку для интеллекта! А ты расхлёбывай!"  — лихорадочно размышляла Ливия, прячась за одним из стеллажей в глубине библиотеки.
        Она наблюдала за незваным гостем, вальяжно развалившимся на её любимом кресле, чувствуя, как ярость разрастается внутри.
        — Оливия, может, хватит этих игр? Солнышко, я чувствую тебя, слышу твоё дыхание, стук сердца. Оно трепещет, как мотылёк, запутавшийся в паутине.
        Произнёс незнакомец голосом подобным бархату, нежно ласкающему слух, заставляющему безоглядно подчиниться, с лёгкой хрипотцой, которая добавляла этому "дьявольскому" голосу ещё больше притягательности. И произношение, и тембр — всё было в точности таким же, как запомнилось Оливии.
        Девушка заскрежетала зубами, но вновь аккуратно прильнула к маленькой щёлочке, чтобы взглянуть на негодяя, что столь беспардонно нарушил её относительный покой.
        — Ливия! Это начинает мне надоедать! Ты рассматриваешь меня битых 10 минут, а вот от моих глаз прячешься! Иди ко мне!  — как и в её видении, ночной гость начинал раздражаться.
        Оливия злорадно улыбнулась. Хоть, что-то в этой дурацкой ситуации, от которой больше страдала она, и ему подпортило настроение. Пошатнуло чрезвычайную самоуверенность, которой так и дышала его погружённая в густой полумрак фигура. Только радость продлилась недолго.
        Прекрасно зная, что её чары на него не подействует, однако, тяжело вздохнув, с чувством поражения во рту, девушка высунула руку из-за стеллажа. Магия прокатилась по телу горячей волной, вызывающей дрожь и через кончики пальцев хлынула из недр существа девушки разрушительной волной.
        В ответ тишина и глубокий вздох незнакомца.
        Однако такого потрясения, как пережила в своём видении, ей благополучно удалось избежать. Глупо, но всё равно Оливия едва не заплакала. Хотя спрашивается, чего она ожидала, если в видении чётко узрела, что на этого наглеца магия ведьм не действует. Но в какую-то секунду Ливии захотелось поверить в чудо, что увиденное ранее иллюзорный обман. Как оказалось, зря. Это подтвердили слова ночного гостя, слышанные ею ранее.
        — Зря… это на меня не действует. Только раздражает! И если ты закончила со своими шалостями, может, поговорим, наконец?  — знакомая пауза, и далее.  — Нет??? Что ж… ты меня вынудила!
        Ливия вся затрепетала. Этот момент её память частенько воспроизводила, чаще всего на сон грядущий. Только после таких сеансов, в царство снов дорога была ей закрыта, зато царство фантазий распахивало свои врата во всю ширь.
        Рациональная и упрямая часть девушки на это категорически возопила: "Нет!". Зато вторая Оливия Уоррен, мягкая чувственная авантюристка нежно мурлыкнула: "Да!". Тем временем сильные руки обвили её, подобно стальным обручам и крепко прижали к телу, опаляющему девушку своим жаром даже сквозь одежду.
        — Попалась…  — удовлетворённо произнёс он и умолк.
        Разумная часть захлебнулась под наплывом чувств, которые обуяли Оливию. Горячие импульсы понеслись по телу, заставляя кровь в жилах раскаляться добела и ускорять своё движение подобно ручейкам лавы. Сердце трепетало и одновременно пело какие-то сумасшедшие счастливые гимны, а подсознание опутала сладкая нега блаженства. Действительность наголову разбила ведение. Его свежее дыхание нежно щекотало и ласкало шею, слегка шевелило волосы на затылке, от чего голова Оливии шла кругом, а ноги подгибались. С ней творилось что-то невиданное и невероятное. То, чему названия Оливии не подобрать, по крайней мере, на данный момент. Словно она была кораблём, который после долгих странствий, наконец, отыскал свой дом, свою уютную бухту. Звучит немного глупо, но именно так девушка чувствовала себя, каждой клеточкой своего существа ощущая близость ночного гостя. Ноздри Ливии трепетали, когда она с наслаждением вдыхала его аромат. Только теперь ей открылось, что от него исходил запах ветра, свежего, горного, обжигающе холодного ветра, вобравшего в себя всю прелесть свободы, гуляя среди величественных горных вершин,
одетых в пуховые шапки белоснежного снега и пушистых облаков. Этот дивный аромат в сочетании с пышущим жаром крепкого, как гранит тела, действовал сокрушительно. Незнакомец был ей по-прежнему чужд, и в то же время казалось, будто в этот благословенный миг в целом мире роднее для неё никого не существует.
        Только после продолжительного забвения очнулся её уже слегка размягчённый чувствами разум, который мгновенно сообщил о своём пробуждении громкими воплями и угрозами, призывами, чтобы она немедленно пришла в себя. Чувство самосохранения отозвалось и забило тревогу, прогоняя дурман из тела и подсознания. Совместными усилиями они вырвали Оливию из сладких грёз и отрезвили, напомнив о том, в чьих объятиях она предательски нежится.
        С тихим стоном, признав неправоту, девушка резко вывернулась и вцепилась в него хваткой дикой кошки и что есть силы оттолкнула от себя. Воспользовавшись трюком, который был очень действенен в видении. Так оказалось и в действительности. По-видимому, незнакомец не ожидал от неё такой прыти и не был готов, так как, подчиняясь силе её толчка, сделал несколько шагов назад и прямехонько попал на освящённое лампой пространство. Ливия шагнула следом, только теперь она была готова и решительно встретила взгляд неестественно ярких, сияющих бирюзовых глаз незнакомца. Заблокировав перед этим свой разум от его воздействия титаническими усилиями воли. Но всё равно, на краткий миг, мир вновь покачнулся и поплыл перед глазами, превращаясь в размытое пятно, центром которого были два голубых лазера, пронизывающих насквозь. Только к подобному она была готова, уже один раз поддавшись, теперь, в последнюю секунду, ей удалось ухватить исчезающую реальность и вернуть на место. Жёстко фокусируя взгляд на своём незваном госте, которого теперь могла разглядеть.
        "Хорош!"  — подумала девушка, восстанавливая сбившееся дыхание, пока, не торопясь, дюйм за дюймом разглядывала его.
        Сногсшибательным красавцем ночного гостя нельзя было назвать, но всё равно, любая девушка, женщина, лишь раз его увидев, никогда не смогла бы забыть и выкинуть из головы. Красивого знойного мачо, которого с успехом рекламировал Голливуд, парень, стоявший перед ней в небрежной позе в желтоватом свете настольной лампы, разбил бы на голову, особо не стараясь. Если к тому же при этом не принимать в расчёт аквамариновые глаза, из которых на тебя словно лился небесный свет. Ливия посчитала кощунством, что он до этого прятался во мраке, скрываясь от её глаз. То, что она сама поступала так же, девушка благополучно позабыла.
        На вид ему было примерно 22-23 года, хотя точно не скажешь. Высок, как она и предполагала, широкоплеч. Чёрная шёлковая рубашка, в которую парень был одет, весьма эффектно подчеркивала достоинства его великолепного торса. Спину девушки до сих пор покалывало от того, что он прижимался к ней. Да и вообще сложён незнакомец был первоклассно, напоминая древнегреческого бога. Так же у нахала были узкие бёдра и длинные ноги, обтянутые тёмными джинсами. Лицо мужественное, с твёрдым подбородком, говорившем о решительности и некоторой жёсткости нрава. Прямой нос, смолянисто-чёрные брови и чувственные, красиво очерченные губы. Ливию мгновенно посетила шальная мысль проверить их мягкость, заставившая сердце пропустить удар. В данный момент их искривила легчайшая улыбка. Вызвавшая двоякую реакцию у девушки: с одной стороны, было раздражение, связанное с подозрением, что смеются над ней; с другой — чувственная дрожь, пробежавшая вслед за этим по телу Оливии.
        "Глаза…" — девушка вздохнула, вновь вернувшись к этим аквамариновым лазерам. Только теперь они излучали мягкое сияние, словно он приглушил их разрушительный свет, который она ощутила в первый миг. Хотя лёгкое раздражение всё ещё плескалось на донышке его глаз. Их немного оттеняли длинные и чёрные, как вороново крыло, ресницы и такие же локоны волос.
        Незнакомец достойно и невозмутимо выдержал столь пристальный осмотр, ничем не выдав своё недовольство, если такое испытывал. Но, заметив, что Ливия закончила его пристальное изучение, парень, будто в отместку, начал демонстративно разглядывать её. Делая секундные остановки на заинтересовавших его больше всего участках тела Оливии. При этом он был по-прежнему абсолютно спокоен, а во взгляде хоть и был интерес, но даже проблеска желания девушка не заметила. Это был единственный случай в жизни Лив, когда парень нисколько не отреагировал на её красоту после продолжительного созерцания должным образом. То есть не упал на колени, трепеща от желания и восхищения, или не рассыпался в хвалебных дифирамбах. Ливия старалась не покраснеть и сохранить невозмутимость, только предательский жар всё равно подкатывал к щекам, заставляя их расцветать алыми розами. Рука чесалась от желания дать пощёчину наглецу за такое неуважение. Мысленно девушка вознесла благодарственную молитву, что не успела переодеться ко сну, прежде чем пойти за ответами на свои вопросы в библиотеку. От сознания того, что она могла бы
предстать перед ним в своей ночной рубашечке, представляющей собой летящую вещицу бледно-розового шёлка и кружев, которая больше открывала, нежели скрывала ее тело, Ливия буквально вся запылала. Так что просторная белая футболка с Микки Маусом и шорты были просто спасением.
        Девушка постепенно начинала сердиться на себя, но больше всего на этого чересчур наглого незнакомца, столь бесцеремонно ворвавшегося к ней в дом, заставлявшего нервничать и переживать целый ураган чувств, расшатывавшего его нервную систему. Сам же негодяй словно не замечал её нервозности, сохраняя спокойствие с оттенком лёгкой скуки на лице. Да и вообще от всей его статной фигуры веяло неоспоримым превосходством и силой, заставляющими её сердце замирать, а кулаки сжиматься.
        — Кто ты?  — спросила Ливия, поморщившись, услышав, как хрипло звучит голос.
        — Надо же, ты способна говорить! Не ожидал, хотя надеялся!  — лениво протянул незнакомец, изогнув бровь.  — Может тогда, наконец, присядем и поговорим?
        Не дожидаясь ответа девушки, ночной визитёр вновь уселся в кресло у окна, отчего его фигура и лицо погрузилось в полумрак.
        — Хорошо, поговорим,  — проговорила сквозь зубы Ливия.  — Только я предпочитаю видеть при этом лицо собеседника, чтобы знать, когда он лжёт или собирается солгать.
        Сказав, она решительно схватила лампу и водрузила на стол так, чтобы он был хорошо виден. Это могло напомнить допрос шпиона в офисе Бюро грозным агентом. Но Ливии было наплевать на любые неудобства гостя, а это было заметно по тому, как парень прищурил глаза. Грозно улыбаясь, девушка подтащила стул, а затем уселась на него, как раз напротив своего будущего собеседника. Её лицо выражало полную готовность слушать. В кулачке она сжимала перочинный ножик, который тайком подняла с пола, видимо когда-то ранее ею оброненный. Хотя прекрасно понимала, что таким "грозным" оружием вреда особого не нанесёшь, но он давал небольшой запас уверенности и немного успокаивал. Ведь полностью доверять незнакомцу было бы довольно глупо с её стороны.
        — Я не против,  — сказал парень,  — только, во-первых, я не склонен тебе врать; во-вторых, тебе не понравился мой взгляд, поэтому я решил не навязывать тебе его; ну и в-третьих, я тебе неопасен.
        " Заметил, но, судя по всему, это его ничуть не зацепило!"  — подумала Оливия.
        — Мне не понравился не взгляд, а скорее выворачивающее наизнанку душу выражение. Хотя признаюсь, видеть парня, у которого глаза сияют, словно две неоновые лампочки, довольно непривычно и необычно, если не сказать странно.
        На губах гостя появилась улыбка, но он никак не прокомментировал её замечание относительно своих глаз. Поэтому Оливия продолжила:
        — А теперь, будь столь любезен и поясни: за что мне такая честь лицезреть тебя у себя в доме? И кто ты вообще такой? Почему мои чары на тебя не действуют?
        В мгновение ока взгляд стал серьёзен.
        — Мы с тобой знакомы уже как минимум пять дней и…
        — Что? Каких пять дней? Я тебя впервые вижу!
        — Я знаю.
        Оливия сосредоточенно прокручивала в голове все знакомства за это время, но сидящего перед ней парня среди них не было. Она могла сказать это точно, так как провалами в памяти не страдала. Однако тут её словно ударило током, и в голове появилась догадка, этому способствовал взгляд незнакомца. Пронизывающий взгляд соглядатая, который сводил её с ума на протяжении как раз таки пяти дней, неотступно преследуя. Образ сияющего чуда с чердачка Ливия, однако, не связала с ним. Но всё существо Оливии всё равно говорило, что её предположение верно на сто процентов. В груди вспыхнула ярость и проснулась не присущая натуре девушки кровожадность. Глаза загорелись изумрудным огнём, подчинившись порыву, Оливия вскочила и, перегнувшись через стол, выставив перед собой перочинный нож, крепко сжатый в руке, так, что побелели костяшки, прошипела:
        — Ты! Так вот кто всё это время изводил меня слежкой! Ты не представляешь, как я рада познакомиться с тобой! С тем негодяем, что позволил мне сомневаться в собственной нормальности!
        Парень глубоко вздохнул, пристально глядя девушке в глаза и нисколько не реагируя на перочинный нож, чуть ли не касавшийся кончика его носа.
        — Оливия, неужели ты думаешь, что твоя игрушка способна нанести мне хоть какой-то вред, если даже твоя магия на меня не действует? А ты, надо сказать, очень сильная ведьма. Высшие Силы в тебе не ошиблись. Но так как я для тебя неопасен, то оставлю тебе нож, для твоего спокойствия.  — Тихо сказал парень.
        — Тогда зачем ты здесь? Зачем следил за мной всё это время?  — напирала Ливия, не сдвинувшись ни на дюйм.
        — Чтобы в случае чего спасти твою жизнь, ведьма, и чтобы знать, можно ли с тобой работать,  — дышащий спокойствием тон не изменился.
        Такого нахального заявления Оливия не ожидала. Челюсть у неё буквально отвалилась, и она медленно осела на свой стул, пытаясь прийти в себя.
        — Можно узнать, от кого ты намерен меня защищать?
        — От демона Ангелиуса, одного из самых сильных и ужасных монстров Ада и его свиты.
        — А что они делают в мире людей?
        — Ангелиус сбежал, чтобы ввергнуть мир в пучину хаоса, а затем возвести на этот Тёмный Трон своего Господина — самого Князя Тьмы. И воцарится ад на земле, и это будет отнюдь не метафора. Только для этого ему сначала надо найти и открыть Чёрные Врата.
        — Те самые, что открывают в ночь Хэллоуина?
        — Да.
        — Зачем им я?
        Он нахмурил брови, вцепившись в неё взглядом, как доберман в кость.
        — А разве ты не знаешь?
        — Откуда?  — недоумённо спросила она, тоже хмурясь.
        — Ты одна из Носительниц Тайны, Тайны Чёрных Врат.
        Оливия неожиданно расхохоталась, словно он сказал, что является Санта Клаусом.
        — Ты сильно ошибаешься или сошёл с ума. Не хочу тебя огорчать, но, по-видимому, ты ошибся.  — Проговорила Ливия.
        Девушка вздохнула с облегчением. Ведь если бы она была этой самой Носительницей, она или ее родительницы непременно об этом знали.
        — Я не могу ошибаться!  — упрямо сказал он.
        — Тогда я почему об этом ничего не знаю?
        — Потому что так и должно быть! Высшие Силы придумали это, чтобы уберечь знания от Зла, наделив девятерых ведьм только кусочком Тайны, лишь объединив которые, можно найти Врата. Теперь другие восемь мертвы и их знания принадлежат тебе, а Ангелиус, после того как залечит свои раны, нанесенные в последней нашей битве, откроет охоту на тебя!
        — Прости, но верится с трудом. Я по-прежнему ничего не знаю. Только знаешь что, даже если это действительно так, как ты утверждаешь, мне почему-то не улыбается довериться такому тёмному типу, как ты. Думаю, бабушка и мама знают, как избавиться от любого посягательства на наши жизни. Так что спасибо, что предупредил, но в твоей защите я не нуждаюсь.
        Ливия вскочила и, подойдя к двери, ведущей из библиотеки, широко распахнула её.
        — Прошу!  — сказала девушка и обернулась.
        Испуганный возглас застрял в горле. Незнакомец каким-то образом оказался стоящим практически вплотную к ней. Её буквально обдало волной гнева, исходящего от него, а чтобы глядеть ему в лицо, Ливии пришлось запрокинуть голову. Сильные руки легли ей на плечи и крепко сжали их, после чего наглец хорошенько её встряхнул, так, что у Оливии клацнули зубы.
        — Послушай меня, ведьма,  — тихо и с угрозой проговорил парень.  — У меня нет ни времени, ни желания вдалбливать что-либо в твою пустую голову. Никто кроме меня не в силах тебе помочь, и если тебе дорога твоя жизнь, придется забыть о своих глупых принципах и начать сотрудничать. Это ты должна раз и навсегда себе уяснить. Поверь, мне нет никакой охоты работать с кем-то, подобным тебе, но раз уж я вынужден, то очень надеюсь, что ты будешь умницей и будешь сотрудничать. И ещё, ни тебе, ни кому-либо другому я не позволю мешать мне выполнять мою работу. Ты всё поняла?
        Оливия словно окаменела, выслушивая его тираду, а дар речи куда-то исчез. Так бесцеремонно и грубо с ней ещё никто не поступал. В то, что совсем недавно она плавилась, как воск в его объятиях абсолютно не верилось.
        "Да что он о себе возомнил?"  — мысленно вопрошала её сущность.
        — Ты поняла?  — повторил свой вопрос визитёр, а для пущей убедительности ещё раз легонько встряхнул.
        — Да! А теперь убери от меня свои руки!  — сквозь зубы процедила Оливия, наконец пришедшая в себя, передёрнув плечами.
        Он повиновался и улыбнулся горящей праведным гневом девушке. Ливия едва удержалась, чтобы хорошей пощёчиной не стереть ухмылку с его лица. Решив, что сейчас глупой дракой она ничего не решит, зато потом сможет заставить его пожалеть о своём поведении.
        — Я знал, что мы найдём общий язык.  — Мягко сказал гость, одаривая сияющим взглядом неестественно ярких бирюзовых глаз.
        Затем аккуратно заправил ей за ушко упавшую на глаза рыжую прядь.
        — А теперь, если ты всё сказал и тебе нечего добавить, выметайся вон из моего дома. Провожать не буду, думаю, выход ты найдёшь сам, раз как-то ты сюда проник. Мне же надо побыть одной!
        — Ты не одна! Теперь я рядом, но сейчас уйду.  — Сказал незнакомец серьёзно.
        Потом, взглянув ей в глаза, наклонился вперёд и, практически касаясь своими губами её уха, тихо шепнул, обдав дыханием:
        — Я всегда за твоей спиной! Будь осторожна!
        Прошептал и вышел из библиотеки, тихо прикрыв за собой дверь. Девушка осталась стоять одна, ошеломлённая и выбитая из колеи. Но вдруг, словно спохватившись, она распахнула дверь и выбежала в коридор. Только он был абсолютно пуст.
        — Кто ты?  — крикнула Ливия, хотя ответить ей было некому.
        Но тут, словно из ниоткуда, раздался тихий шёпот:
        — Габриель

        ГЛАВА 22


        — Ливия! Ливия! Я взываю к Оливии Уоррен! Откликнись на зов своей подруги, услышь меня!  — заунывным голосом пропела Сидни на ухо Лив.
        Реакция подружки была нулевая. Она по-прежнему сидела, молча, уставившись в одну точку в пространстве, абсолютно не реагируя на какие либо события и раздражители в ближайшем окружении. Что одновременно было хорошо, так как мистер Джонсон, незабвенный учитель биологии, начал свою заунывную лекцию, и мозг Ливии был благополучно отрешён от этого скучного действа.
        — Ливия!  — повторила попытки дозваться до подруги Сид, грозно добавив свистящим шёпотом.  — Если ты сейчас не обратишь свой взор на меня, обещаю, я тебя пну! Больно!
        — Что?  — прозвучал, наконец, голос Ливии.
        Прозвучал он глухо, так, словно девушка находилась где-то очень далеко.
        — Что? Да ты уже полчаса сидишь, словно изваяние, уперев взгляд куда-то в другое измерение. Если бы ты время от времени не моргала, можно было бы решить, что это самое время для тебя остановилось навсегда. Конечно, лекции мистера Джонсона — это чистое снотворное для разума и яд для желудка, но мне кажется, это не они вогнали тебя в подобие транса!
        — Угу…  — механически пробубнила Лив в ответ.
        — И что это значит? Ты вообще слышишь, что я говорю?
        — Мерзавец!  — вдруг рявкнула Оливия ни с того ни сего.
        Прозвучало это так громко, отчётливо и вместе с тем так зло, что Сидни и сидящие впереди ребята вздрогнули. Мистер Джонсон прервался и недовольно насупил брови, взглянув в их сторону.
        — Кто?  — спросила Сид, недоуменно вздёрнув брови.
        Для большей надёжности того, что подруга ответит на поставленный очень любопытный вопрос, она сильно наступила Оливии на ногу под столом. Это подействовало, так как замутнённый и рассеянный размышлениями взгляд Оливии сфокусировался. Тряхнув рыжими локонами, красиво рассыпавшимися по её плечам, Ливия пришла в себя и повернулась к Сидни.
        — Да так… сама пока не знаю кто!  — Ответила она, тяжело вздохнув.
        — Дорогая, ты меня пугаешь! Сначала "слежка", а теперь вот это… с тобой явно что-то происходит!
        С этим Оливия была склонна согласиться. Её одолевали тяжёлые предчувствия, а голову забивали догадки, вопросы, размышления, от которых, казалось, она вот-вот лопнет, как перезрелая дыня от удара. А поделиться, как назло, не с кем. Подружка, увы, в этом деле не помощник, так как пришлось бы ей очень многое объяснять, что вызывало сложности. Родительницы странствуют по Шотландии в попытках помочь Кассандре, и отвлекать их было бы неразумно с её стороны. Габриель, один из основных объектов головной боли, не появлялся с тех самых пор как покинул Оливию в библиотеке. Хотя прошло всего несколько дней, но ей казалось, что целая вечность, так как за это время она успела себя досконально измучить. Девушка нуждалась в помощи и разъяснениях, которые он мог ей предоставить, обладая всем набором информации. Только помогать парень не спешил. Ничего удивительного, если вспомнить её опрометчивые заявления и то, как они расстались. Поэтому он просто продолжил свою безмолвную охрану и слежку за ней, а остальное, казалось, его нисколько не заботит.
        Той ночью Ливия не могла заснуть, мозг в буквальном смысле закипал, а сон отсутствовал напрочь. Да и какой сон, когда в твою размеренную до этого жизнь, вихрем ворвались неприятности: непонятный субъект, объявивший себя её защитником и злобный демон Ангелиус со свитой. Хотя Ливия по-прежнему отрицала всякие предположения, что она является какой-то там Носительницей, однако полностью не сбрасывала со счетов. Габриель мог ошибаться, но любую угрозу своей жизни и жизни своих родных и близких девушка хотела держать под контролем. Для этого нужны были сведения, а их, к её сожалению, было катастрофически мало. Она перерыла множество древних свитков и книг о демонах, все, что только можно, в попытках найти что-то, что помогло бы приблизить Ливию к её врагу. Кое-что ей удалось отыскать. Габриель был прав на сто процентов: Ангелиус — один из самых жутких монстров Преисподней, хуже был только сам Люцифер.
        Демон был одним из падших ангелов, низвергнутых Небесами за тяжкие грехи. Это событие буквально потрясло Высшие Силы и Небесную Обитель, так как предательство ангела было сильным ударом для Сил Света. Ибо такое тяжёлое преступление и дезертирство на сторону врага в извечной войне Добра и Зла, равняется проигранной битве. Ангелиус же стал великолепным командиром для орды демонов, готовый в любой миг повести их против своих бывших братьев. Только Высшие Силы закрыли ему выход на Землю. Даже в Хэллоуин, когда тёмные создания выбирались на поверхность, он был надёжно заперт в аду вместе со своим Господином. А хуже всего было то, что уничтожить его могло лишь создание Света, людям или даже ведьмам это не под силу. Встреча с ним для них была равнозначна мгновенной смерти, ужасной смерти. Человеческие кровь и плоть, их муки и крики были для него лучшей усладой. В одной из книг Оливия нашла небольшой рисунок, где, как значилось, был изображён демон. При одном лишь взгляде на него, её покрыла холодная испарина ужаса. Страшное существо, силуэтом отдалённо напоминавшее человека, с лапами, оканчивающимися
смертоносными когтями. Жуткая морда, оскал которой показывал усеянную длинными клыками пасть, глаза большие и чёрные, словно смертный грех, а уши мохнатые. Только Ливия была уверена, что изображение посредственное и настоящий демон в тысячу раз страшнее.
        Это знание не принесло облегчения. Чему радоваться, если ты абсолютно беспомощен перед угрозой, именуемой Ангелиусом. Если верить Габриелю, только в его силах уничтожить демона. Ливия очень надеялась, что это так. Но вот насчёт него самого… Тут всё по-прежнему было покрыто кромешной тьмой. Так как Ливия не знала, кто он такой, что за сущность скрывается в нём, то ей неведомо было на какую тему искать сведения. Единственное, что утешало — парень принадлежит Свету, это было ясно, так как только Добро могло бороться с Ангелиусом. Вот только Ливия подозревала, что Тьма так же наложила на него отпечаток, но откуда такая уверенность, девушка не знала. Спустя время, она пришла к выводу, тщательно проанализировав череду событий и сопоставив их с появлением Габриеля, что то, что ей явилось на чердаке, было его рук дело, напрямую с ним связано. Это настораживало и пугало, так как те сила и мощь, представшие пред Ливией, могли принадлежать лишь очень могущественному существу. Оставалось догадываться, с кем столкнула её судьба вкупе с Высшими Силами, и надеяться, что такое знакомство не приведёт к её
скоропостижной смерти. Так что кто из них опасней: Ангелиус или Габриель, ещё пока неизвестно. Поэтому Оливии очень хотелось держать его в поле своего зрения, а не только ощущать немой взгляд, который буравил и жёг спину. Правда, по заявлению Габриеля, он для неё не опасен, но всё же, когда кто-то, кого ты не знаешь и кому не доверяешь, находится где-то вблизи тебя, это не может не вызывать опасений. Только тут же неизменно всплывает образ, когда девушка полностью доверилась ему и была неимоверно счастлива.
        Это было всё, что Ливия знала на данный момент, и это не сильно продвинуло её вперёд в попытках выяснить, куда она вляпалась и насколько сильно. Это выбивало из колеи, так как чувствовать себя беспомощной девушка не привыкла. Ни одна ночь после её встречи с Габриелем не прошла спокойно в царстве Морфея. Чаще всего она проводила её в библиотеке, перебирая древние труды по демонологии, пытаясь сложить свои крупицы знаний. Или в своей комнате, бессмысленно пялясь в полог над кроватью в поиске оптимального выхода из сложившейся ситуации без потерь с её стороны, вопрошая о том же своего "Безликого Ангела". Всё это не могло не отразиться на ее внешнем виде. Оливия с тоской глядела на тёмные круги, залёгшие под глазами, и отмечала бледность, которая была заметна, даже не глядя на её белокожесть и искусный макияж. Душевное состояние пошатнулось, Ливия была рассеяна, и поэтому из рук всё валилось. За всё вышеперечисленное она винила Габриеля, этого голубоглазого проходимца и мерзавца. Только зря она не сдержалась и высказала это вслух, теперь придется выкручиваться и как-то объясняться с Сидни, ведь
подруга искренне волнуется за неё. В этом тоже был виновен этот негодяй.
        — Всё со мной так!  — улыбнулась Оливия внимательно разглядывавшей её подруге.  — Просто мне практически удалось сцапать того мерзавца, что шпионил за мной. Только он извернулся и сбежал.
        "Почти правда! Только я этого "мерзавца" сама выставила вон, лишь только познакомившись!"  — мысленно похвалила себя девушка.
        — Ты же сказала, что не заешь, кто?  — недоверчиво глядя на нее, осведомилась подруга.
        — Так и есть, не знаю! Но он точно мерзавец!
        — Парень хотя бы?
        — Да.
        — Симпатичный?
        — Не разглядела…
        А вот это откровенная ложь, образ Габриеля стоял перед её мысленным взором.
        — Классно и романтично! Я так и подозревала, что это какой-нибудь бедняга, рехнувшийся от любви к тебе,  — удовлетворённая своей прозорливостью сказала Сид, подмигнув подруге.
        — Может быть…
        "Только возникает вопрос: кто тут покоренный, а кто покоритель, если вспомнить инцидент среди стеллажей! Да и то, как кто-то болтался как кукла, когда некто тряс её!"  — съехидничал внутренний голос Оливии.
        — Я думаю, он к тебе ещё вернется, и вот тут ты его сцапаешь окончательно и бесповоротно. Рада, что моя помощь не понадобилась, и просто счастлива, что это оказался влюблённый мальчишка, а не сотрудник вражеской разведки!  — Хихикнула Сидни, подколов Ливию.
        Сама же девушка была куда менее счастлива, и проблем было бы не в пример меньше, если бы это оказался действительно какой-нибудь агент или засланный шпион. Тут была масса вариантов, как избавить себя от таких неприятностей. К сожалению, это не так, и у неё "на хвосте" демон и тёмная лошадка — Габриель.
        Ливия тихонько вздохнула и, подперев щёку рукой, бесцельно начала разглядывать класс и мистера Джонсона, что-то увлечённо пишущего на доске. Задаваясь вопросом, почему её жизнь не может быть лёгкой. Ответ один — потому что она ведьма, и это серьезный повод, а также отличие от других.
        — Пссс! Лив!  — вновь окликнула её Сидни, не желавшая слушать нудные разглагольствования учителя биологии.  — А что ты будешь с ним делать, когда поймаешь?
        "Посажу за стол переговоров и начну расспрашивать!"  — про себя ответила Оливия.
        В слух же сказала:
        — Постараюсь, чтобы эти мгновения он запомнил навсегда!
        — Я ему уже сожалею…
        "Лучше, подружка, ты меня пожалела бы! Разговаривать с Габриелем — это тяжкий труд и неблагодарная работа, которая в итоге может привести к потере контроля с моей стороны и рукоприкладству с его…"
        — Лив, а ты в свои картишки заглядывала? Может они что скажут, что у него в мыслях?  — сказала Сидни, внимательно взглянув на неё.
        Оливия словно примёрзла к стулу, а потом едва не расхохоталась. За это время она даже не подумала о том, чтобы проконсультироваться с картами Таро или рунами, в которых меньше смыслила. А ведь чего проще?
        Оливия зацепилась за эту мысль, решив, что непременно попробует. Оставшиеся уроки пролетели незаметно, а настроение приподнялось.
        Дома, когда за спиной захлопнулась дверь её комнаты, девушка в считанные минуты подготовилась для ритуала гадания: задернула плотно шторы, выстроила на полу пентаграмму из зажженных свечей и уселась с колодой карт Таро в центр фигуры.
        Сердце тяжёлыми толчками билось в груди, перекачивая горячую кровь, в голове слегка шумело, во рту ощущался вкус какого-то предчувствия. Ливия непроизвольно вспомнила, к чему привело одно из её гаданий: к первому видению будущего и ужасному предсказанию, которое, к счастью, не сбылось. Или пока не сбылось, если учесть, что за враг жаждет её заполучить.
        Первое, что Оливию интересовало — это принадлежность Габриеля. Кто он такой, что он такое? Как связана их судьба?
        Радовало, что в доме Наблюдатель оставлял её одну, и поэтому всё сказанное картами будет известно только Оливии. Аккуратно перетасовав колоду и прошептав заклятие, девушка начала раскладывать карты.
        — Правда, мне нужна лишь правда!  — прошептала Оливия и перевернула первую.
        Удивлённый вскрик сорвался с её губ, ибо карта оказалась пуста. Белый прямоугольник и ничего более. Изображение, которое было до этого, таинственным образом исчезло. Чувствуя подвох, Ливия стала переворачивать остальные, с каждой новой картой истерически всхлипывая. Так и есть: все карты были белы, словно мастер-изготовитель только собирался нанести на них рисунок. Насмешка судьбы или какое-то издевательство. Теперь карты просто не могут "говорить". Сначала "смерть", а теперь вообще ничего, пустота и неизвестность. Все надежды на чудо рассыпались в прах, словно ничего не значащие белые листки немого картона у её ног. Оливия тяжело вздохнула и принялась собирать их, надеясь, что со временем они вновь станут прежними.
        И тут это накатило. Перед глазами потемнело, и всезнающая бездна распахнула свою пасть, медленно поглощая сознание девушки, дабы открыть ей то, что она так жаждет, то, что должна знать. Падение, бесконечное падение в глубокую чёрную пустоту, где содержатся тайны всего мироздания. Ливия расслабилась, впуская себя в жадное жерло, радуясь этому, как ребёнок рождественскому подарку.
        Она увидела девять тёмных, огромных фигур, от которых веяло могильным холодом и злом, исходившим от каждого дюйма этих мерзких существ. Глаза их горели словно рубины, в них не было ни капли добрых чувств, злобные машины убийств и ничего более. Они медленно бродили среди старинных склепов, стелясь по земле, словно тени, заглядывая в окна и проёмы обители мёртвых, словно ища что-то или кого-то, и казались какими-то потерянными. Ей они напомнили слепых без поводыря. Однако девушка сразу поняла, что это за демоны. Знание будто вырвалось откуда-то из закоулков её разума, наконец, найдя дорогу. Свита самого Ангелиуса, без своего Господина, в поисках и ожиданиях этого самого Господина. Ничего не скажешь, хороша армия для порабощения мира людей.
        Трансляция будущего закончилась, и Ливию выкинуло в реальность. Несколько долгих минут она пыталась усвоить увиденное и понять, что с этим знанием делать дальше. Впрочем, ответ прошёл быстро. Теперь зная, где находятся приспешники Ангелиуса, Ливия может позаботиться о том, чтобы вернувшись, тот не обнаружил своих верных подданных. Раз она не может уничтожить самого демона, то ей вполне по силам уничтожить его армию, ведь они, в отличие от своего Господина, отнюдь не неуязвимы для её чар и зелий.

        ГЛАВА 23


        — Где же вы?  — тихо, но очень раздражённо произнесла Оливия.
        Ледяной ветер пронзал насквозь, острыми иголками покалывая кожу лица и рук. Девушка поплотнее запахнула куртку и поправила сбившийся шарф. Тем не менее, она ни на миг не ослабляла своего внимания, периодически выглядывая из-за каменной статуи, изображавшей какое-то мифическое чудовище с крыльями. Сейчас она служила Ливии хорошим укрытием. Только её очень интересовали другие чудища, вполне реальные, которых она вот уже битых два часа выслеживала, на одном из старых кладбищ Хэмптона. Оно находилось за чертой города, и свежих захоронений тут давно не было. Но именно его выбрали демоны для своего укрытия. Ливии не понадобилось много времени, чтобы разузнать сей интересный факт.
        "Да и надсмотрщик не появляется… они что, сговорились все?"  — размышляла Оливия, ёжась.
        Но через силу взбодрившись, она пристально вглядывалась в открывавшееся ей пространство. Несколько раз девушке мерещилось, что она заметила движение, только оказывалось, что это всего лишь тени, которых полно на старом кладбище ночью. Скудного и блеклого лунного света не хватало, чтобы хорошо осветить кладбище, к тому же набегавшие облака то и дело закрывали ночное светило. Шорохи и звуки тоже были привычным делом, но нервы девушки были на пределе. Сердце стучало, как сумасшедшее, а в кровь поступала огромная доза адреналина — сказывалось нервное возбуждение. Только Ливия пыталась держать эмоции в узде, стараясь быть хладнокровной и уравновешенной, иначе демоны почувствуют её состояние и тогда охота начнется уже на неё.
        Единственное, что она не могла понять, почему до сих пор ничего не происходит. Ошибиться местом Ливия не могла, руны точно указали на это место, в самом сердце кладбища, где были старинные склепы — "место Люкс" для любого демона, решившего сделать вояж в мир людей. Девушка надеялась, что демоны не пропустят столь лакомые места, поэтому и заняла позицию так, чтобы всё пространство относительно хорошо просматривалось, дабы захватить миг появления детей ада. А перед этим Оливия немного прогулялась по всему периметру, чтобы "хозяева" знали, что пришёл гость. Только реакции не последовало, по крайней мере, за всё время, что она сидит в засаде, ни единого демона не появилось. Либо они не страдают любопытством, либо что-то замышляют.
        "Это даже обидно! Неужели я зря сходила с ума от духоты и зловония, запертая в кухне над котелком с "ароматным" варевом, готовя зелье по мудреному рецепту? Может потому, что атак со стороны прихвостней Ангелиуса нет, поэтому и Габриеля нет. Хотя, тут, скорее всего всё взаимосвязано: твари чувствуют силу и просто-напросто боятся! А он, небось, смотрит, откуда-нибудь и посмеивается над моей глупостью!"  — удручённо думала Оливия, разглядывая кладбищенский пейзаж, окутанный тьмой.
        В том, что её соглядатай здесь, она нисколько не сомневалась. Ливия знала, что покинуть её не в его правилах, к тому же пристальный взгляд ясно заявлял, что его хозяин тоже рядом. Однако девушку интересовало, почему Габриель не попытался остановить ее, ведь защитник должен ограждать от каких-либо опасностей охраняемый объект. А эта вылазка какую-никакую опасность представляет. Только парня, по-видимому, её забава нисколько не волновала, может, поэтому и Ливия чувствовала себя в безопасности, так как страха не было. Девушке хотелось доказать ему, что нянька ей не нужна, что она сама способна справиться с опасностями, или хотя бы частью из них.
        Оливия, затаив дыхание, выглянула из своего укрытия, до ушей донеслись странные шорохи, мелькнули тени. Девушка напрягла глаза, вглядываясь во тьму, мысленно ругая себя, что не взяла фонарик.
        — Не туда смотришь!  — раздался тихий голос рядом с ней, заставивший буквально подскочить на месте.
        Она резко развернулась, схватившись за сердце от испуга, и увидела напряжённого Габриеля, зло поглядывавшего на неё.
        — Не туда смотришь,  — повторил он.  — Туда смотри!  — Парень указал куда-то себе за спину. Оливия проследила за ним взглядом и мгновенно забыла обо всём. Ощутила, как по телу прокатилась нервная дрожь, заставившая пальцы неметь и не слушаться её. Попытки открыть сумочку, где лежали приготовленные ею зелья, оказались сущей мукой и испытанием на выдержку.
        Их было девять, и демоны были ещё страшнее, чем показало видение. Они словно потеряли свои чёткие силуэты и очертания, превратившись в нечто напоминавшее сгустки тьмы, густую тень, стелившуюся по земле. Ливия бы и не заметила тварей, если бы не Габриель и если бы демоны не попали в пятно лунного света. Она сама чуть не стала отличной мишенью, дичью, застигнутой врасплох.
        Девушка затеребила замок сумки с удвоенным рвением, сыпля проклятиями и ругая себя, что вообще её захлопнула. Габриель же стоял рядом, сложив руки на груди, и переводил взгляд с нервной Ливии на крадущихся к ним демонам.
        — Могу сказать, что они нас окружают…  — раздался его голос, как бы между прочим.
        Злость, казалось бы, покинула его, и теперь он мастерски разыгрывал из себя стороннего наблюдателя, которого происходившее абсолютно не касалось.
        — Ты долго будешь возиться? Демоны рядом!  — добавил он минутой позже.
        — А ты долго будешь болтать? Может, что-нибудь сделаешь для нашего спасения, пока я занята?  — парировала девушка, злобно рявкнув в ответ, продолжая тяжело сопя возиться с противной застёжкой.
        — Ты же хотела доказать, что ты самостоятельная особа! Для этого очертя голову бросившись в логово к врагу. Абсолютно наплевав на всех кроме себя! Так зачем же я буду мешать твоей операции?  — спокойно сказал он, но нотки ехидства таки проскочили.
        Тут произошло чудо и маленький замочек, наконец, поддался и открылся. Ливия с воинственным кличем выхватила склянки с зельем и, не медля, очертя голову, забыв о раздражавшем её Габриеле, бросилась навстречу демонам. Со всей силы она швырнула пузырьки в ближайшего. Тенеобразная тварь заголосила, и рёв эхом прокатился по кладбищу, отскакивая от гранита надгробий. Корчившегося демона охватил столб алого дыма, в мгновение ока сжигавшего его, жадно пожиравшего плоть существа. За несколько секунд от твари ничего не осталось, а пепел впитала в себя земля.
        Остальные дети тьмы замешкались, увидев мучительную гибель своего собрата. Этого девушки хватило, чтобы запустить в них своими склянками. Мгновение спустя троих постигла та же участь.
        — Ливия! Осторожно! Обернись!  — раздался крик Габриеля.
        Но было поздно. Она лишь успела немного отклониться в сторону, в следующую секунду её словно полоснуло острой бритвой по предплечью и отшвырнуло в сторону. Отлетев, девушка сильно ударилась о какое-то надгробие, так что перед глазами поплыли радужные круги. Но за миг до удара, она успела сгруппироваться, инстинктивно сжавшись в жалкий комочек и схватившись за раненую руку. Может, именно это и спасло ей жизнь, и Лив не раскроила себе голову о твёрдый мрамор надгробия. Как только зрение вновь могло фокусировать происходящее, а способность рассуждать и мыслить здраво вернулась, девушка, не делая промедлений, поднялась. Она старалась не обращать внимания на болезненные ощущения во всём теле и лёгкое головокружение. Мерзких выродков Тьмы ещё хватало, а вновь становиться жертвой она не желала и ругала себя, на чём свет стоит, что так глупо подставилась. Хорошим доказательством было ноющее предплечье, которое пульсировало болью, и кровь, липкой горячей влагой пропитывающая одежду.
        Под ногами захрустело. Ливия взглянула и увидела осколки — всё, что осталось от склянок с зельем, на приготовление которого она потратила полдня. Теперь на земле красовался весь запас снадобья. Девушка едва не застонала, но, собравшись, сосредоточила своё внимание на другом. Только удивительное дело: вокруг было как-то тихо, словно всего несколько минут назад она и не боролась с демонами, словно несколько минут назад Ливию не пытались прикончить. Тишь да гладь, как и положено в царстве Ангела Смерти. Но тут, будто в опровержение её предположению, раздался дикий визг и вой, от которого Оливия мгновенно покрылась липким потом, а волоски на затылке встали дыбом. И он не утихал и с каждой секундой лишь усиливался, вскоре переходя в жалкое поскуливание, рычание. Девушка, настороженно оглядываясь, тяжело похромала на звук, в любую минуту ожидая атаки со стороны, целеустремлённо обогнула стоявший на пути склеп. Обогнула и буквально остолбенела с раскрытыми от удивления и ужаса глазами.
        Габриель стоял, широко расставив ноги, повернувшись к ней спиной, сжимая двух демонов в руках, окутанных голубым свечением, которое, подобно лазерам, жгло тенеподобных тварей. Он о чём-то говорил с ними, произнося слова по-прежнему спокойным, но холодным, словно арктические льды, голосом на непонятном ей языке. Адские выходцы пытались отвечать, но больше выли и ревели от боли, корчась от мук. Хрипы вырывались из их пасти, рубиновые глаза дико вращались в глазницах, но в то же время демоны выглядели как-то жалко и беспомощно. Вырываться они даже не пытались, будто смирились со своей участью, отдавшись на милость Габриеля. Только вот милосердным парень не выглядел, хотя Ливия и не видела его лица, зато от голоса её пробрала дрожь.
        Потом вдруг свет, срывавшийся с рук Габриеля стал ярче, и твари ночи, издав последний хрип, рассыпались в воздухе. Отряхнувшись, он слегка повернулся и угрожающе произнёс несколько фраз во тьму, на том же странном языке. Взгляд Ливии, обернувшийся в ту же сторону, в последний миг смог выхватить очертания оставшихся трёх демонов, которые, сверкнув злобно глазами, исчезли.
        — Они вернутся… только теперь более подготовленными! И не одни,  — Сказал Габриель, повернувшись к ней лицом, нисколько не удивлённый тому, что обнаружил Ливию у себя за спиной.
        — Что ты с ними сделал? И что спрашивал?  — спросила девушка, приходя в себя после увиденного.
        — Убил, разве ты не видела?  — насмешливо изогнув бровь, произнёс он.
        — А что спрашивал?
        — А это важно?
        Оливия ничего не ответила, настороженно наблюдая, как парень, сузив свои аквамариновые глаза, с грацией смертельно опасного хищника приближается к ней. Инстинктивно Оливия сделала шаг назад, а сердце затрепетало в нехорошем предчувствии. Его тихий голос, буквально пропитанный яростью, лишь усилил это чувство.
        — Гораздо важнее, что ты безмозглая ведьма, едва не погубила себя!
        — Эээээ, я признаю, что повела себя не очень осмотрительно и всё же здесь есть свои плюсы! Мы уничтожили шесть демонов! Осталось всего три! Армия Ангелиус поредела…  — оправдывалась девушка, продолжая отступать.
        Её взгляд не отрывался от грозной фигуры Габриеля, его пронзительных глаз и опасных рук. Она прекрасно помнила, что он всего минуту назад ими сделал. Внезапно он остановился, взгляд парня сфокусировался на её ране. Оливия тоже остановилась, ожидая дальнейших действий парня.
        — Сильно ранена?  — требовательно спросил Габриель.
        Ливия инстинктивно прижала здоровую руку к ране, которая отозвалась на его слова ноющей болью. Пальцы ощутили липкую кровь, уже насквозь пропитавшую одежду. Сквозь лохмотья, в которые превратился рукав куртки от острых когтей демона, просматривалась израненная плоть. Она лишь кивнула в ответ, сжав зубы.
        — Судя по твоему меловому оттенку кожи, ты успела потерять достаточно крови, и если потеряешь ещё немного, то упадешь в обморок. Подойди ко мне, я помогу.  — Авторитетно и серьёзно произнёс парень.
        Помедлив, добавил:
        — Если позволишь.
        Девушка пристально поглядела ему в глаза, ища хоть намёк опасности для себя. Недоверие всё же было, не глядя на то, что Габриель объявил себя её защитником и даже спас ей жизнь. Только инцидент с демонами засел в голове упрямой занозой, обострил чувство самосохранения.
        — Я только что спас тебе жизнь! Так что прошу, не строй из себя ещё большую идиотку — подойди ко мне и дай осмотреть твою рану!
        Оливия не шелохнулась, обиженная его словами.
        — Я сама способна о себе позаботиться,  — с вызовом сказала девушка.
        — Я заметил!
        Более ничего не сказав, парень сделал стремительный бросок и аккуратно, но крепко схватил девушку, притягивая к себе и стараясь не причинить ей ещё больше вреда, вызвав новое кровотечение.
        Ливия не сопротивлялась. Не было надобности, так как рана, ночное кладбище, разозлённый, но по-прежнему чересчур спокойный Габриель, да и прочая действительность и реальность потеряли своё значение. Лишь только его руки коснулись её, Оливия обмякла в его объятиях, глаза заволокла тёмная пелена, и бездна самых сокровенных знаний мира приняла Ливию в свою утробу. Это было как всегда страшно и неожиданно, но девушка и не думала сопротивляться, позволив новым откровениям поделиться с ней. В одно мгновение став беспомощной, не глядя на свои страхи и недоверие к Габриелю, сейчас девушка доверилась ему. Ибо в такие мгновения, тело переставало играть значительную роль, и Оливия превращалась в безвольную куклу на волнах судьбы.
        Тёмные бархатные портьеры разъехались в стороны, и она увидела… сердце девушки и её разум пронзила дикая агония боли, ужас, беспощадный ужас царствовал и правил бал на сцене Прошлого. Ливия, мертвея, видела, как перед ней проносятся сцены смерти, как на её глазах одна за другой гибнут ведьмы. Хуже всего, что каждая из них была ей хорошо знакома. Существо девушки обливалось кровавыми слезами, агония терзала отключённое от разума тело, крики и стоны срывались с губ. Сестры… её сёстры-ведьмы умирали в страшных муках, истерзанные страшным созданием из сердца ада, которое рвало их плоть на куски. Их боль слилась с сознанием Оливии, став и её болью. Лица, которые когда-то улыбались, покрыло полотно смерти, губы, некогда шептавшие заклинания, умолкли, а глаза навсегда забыли жизнь и свет, сохранив только ужас последнего мгновения. Лора… её милая подружка, с которой, казалось, они расстались только вчера, больше никогда не поговорит с ней, не приедет в гости, так как она навсегда покинула этот мир. Демон забрал у них такую возможность. Ливия видела, как появился Габриель, но только для Лоры было слишком
поздно. Парень с печалью и яростью, чувством вины и ненависти взирал на истерзанное тело, стоя пред ним на коленях. Затем от мёртвой подруги осталась лишь кучка пепла, которую раскидал порыв налетевшего ветра.
        Видение закончилось, Оливия захлёбываясь в рыданиях с тяжестью в сердце пришла в себя, крепко вцепившись в Габриеля и уткнувшись заплаканным лицом ему в грудь. Прижимаясь всё крепче и крепче, стараясь поделиться с ним своей болью, раствориться в нём, орошая его рубашку слезами. В этот миг парень был единственной опорой, которая предотвращала от падения, единственным барьером на пути чёрного горя, затаскивающего девушку в свои смертельно-ядовитые сети. Он словно понял это и, прижав Ливию к себе, позволил выплакаться, разделить с ним весь ужас увиденного. Своим безмолвным участием поддерживая, не позволяя сдаться. Пусть она не знала, кто он или что он, но за эти мгновения была благодарна. Ритмичные ровные и сильные удары сердца под её щекой успокаивали, тихое и лёгкое дыхание над ухом было лучшей музыкой, отдаляющей погребальный звон колоколов смерти. Правда оказалась слишком тяжела и очень горька на вкус, принять и жить с ней дальше, бороться было ещё тяжелее. Но сила Габриеля окружила плотным кольцом, невидимым щитом, часть её мало-помалу вливалась и в Ливию. Наконец, немного успокоившись, но
окончательно обессилив и продолжая всхлипывать, девушка оторвалась от своей тёплой опоры и взглянула ему в глаза. Свет понимания и сочувствия лился на Лив из них.
        — Теперь я всё знаю… ты действительно здесь, чтобы спасти меня! Спасти всех нас от гибели…  — слова давались ей с трудом.  — Селл верила тебе, ждала… и я поверю, потому что хочу жить! Хотя по-прежнему мне неизвестно, кто ты!
        Парень внимательно выслушал её монолог, а потом сказал:
        — Рад, что ты кое-что усвоила. Теперь пошли отсюда, приключений с тебя на сегодня хватит.
        Взяв девушку за руку, Габриель повёл её прочь из царства Ангела Смерти. Ливия рассеянно заметила, что рука больше не болит.

        ГЛАВА 24


        На следующий день Ливия неспешно брела в школу, одна. Девушка давалась диву, куда мог подеваться Габриель. Сопроводил её домой и сгинул в неведомом направлении, не обмолвившись ни словечком. Правда, сразу девушка не заметила, что осталась в одиночестве, только лишь когда вышла из дома и не почувствовала уже ставшего привычным наблюдения, не почувствовала его взгляд. Да и вообще, Ливия считала, думала и надеялась, что после того, как парень вёл себя с ней весь обратный путь домой, как поддерживал и сочувствовал, они стали ближе друг к другу. Только, видимо, этот мерзавец так не считал. В сердце закралось холодной змеёй подозрение.
        "Единоличник проклятый! Надавал заданий, запудрил мозги и смылся!"  — Гневно думала Лив, засунув руки поглубже в карманы.
        Девушка подозревала, что исчезновение Наблюдателя связано с произошедшим на кладбище. С тем, что парню удалось выбить из демонов, попавших к нему в руки. Только от этого не становилась легче. Она постаралась не придать факту ухода из её жизни Габриеля значения, мысленно говоря себе, что выдержит, так как сильная. Только вот сердце ныло и рвалось из груди в неизведанный путь, вслед за ним. Мысль остаться одной среди того бедлама, что творился, остаться без него, приводила в тихое отчаяние.
        Происходившее выбивало из колеи. Всю ночь её мучили кошмары: завывавшие демоны с их жуткими мордами, дикие крики погибающих Сестёр-ведьм, моливших о пощаде, огонь, беспощадный огонь, желающий пожрать её тело и душу. Так что ничего не было удивительного в том, что девушка со стонами сползла утром с постели, чувствуя себя разбитой и уставшей. Сказывалось и то, что ночью её хорошо пошвыряли демоны. Зеркало "порадовало" тёмными кругами под глазами, сонным видом и бледностью. Но, тем не менее, за прошедшую ночь девушка примирилась с той ношей, что тяжеловесной громадой свалилась ей на плечи, и полностью была готова к сопротивлению и борьбе. Слёзы высохли, а мука от потери стала глуше, мягче, так как Оливия поклялась, что Ангелиус и весь его сатанинский выводок заплатит за каждую каплю крови погибших ведьм. Она была готова к тому, чтобы выполнить клятву, но не к тому, что Габриель, словно дезертир, исчезнет, и к своей реакции на это.
        Девушка мысленно перенеслась на 9 часов назад.
        Они медленно покинули Царство Скорби. Ливия держалась за тёплую руку Габриеля, так крепко сжимавшую её хрупкую ладошку, и послушно шагала за ним. Глаза застилала пелена слёз, страх проникал в сердце, а в голове прокручивались эпизоды видения. Поэтому она не особо разглядывала окружающий пейзаж, полностью погрузившись в тяжкие думы и доверившись Габриелю… в очередной раз. Хотя упрямиться было глупо, по крайней мере, теперь, так как он, судя по всему, представлял собой для нее единственную надежду выжить и продолжить своё существование в этом мире. Весь путь они проделали молча. В словах не было нужды, каждый был погружён в свои мысли.
        Так неторопливо Габриель и его спутница вместе достигли того места, где Оливия оставила свою машину — старенькую, но стильную "импалу", подаренную ей отцом на шестнадцатилетние. Ливия пользовалась ей редко, чаще всего та стояла на частной стоянке, в городе. Когда в арсенале имеется более быстрое и надёжное средство передвижения, такое как пространственный портал, в другом транспорте надобность отпадает. Но девушка, к своему стыду, в этот раз просто не смогла воссоздать правильное заклятие, открывающее портал, да и спросить было не у кого, а искать в книгах было просто-напросто лень, поэтому пришлось использовать машину.
        Его автомобиля она не заметила, хотя ему ничего не мешало оставить машину в другом месте, если он вообще в ней нуждался. Личность Габриеля была по-прежнему покрыта сплошными секретами.
        — Где твоя машина?  — спросила Ливия, когда он подвёл её к транспорту.
        Парень странно посмотрел на девушку, но ничего не ответил, лишь слегка пожал плечами.
        — Может, тебя подвезти?  — спросила она, разгадывать его загадки сейчас не было настроения.
        Предложение было скорее из вежливости, гарантии, что он согласится, не было. Однако ей хотелось, чтобы Габриель согласился, так как оставаться после открывшейся ей ужасной правды одной было страшно. Но, тем не менее, если откажется, умалять она не собиралась. Даже не глядя на то плачевное состояние, в котором она пребывала, голос гордости у неё внутри был крепок. Только парень не отказался, а к её удивлению и затаённой радости, открыл дверь машины и занял место водителя. Оливия не протестовала, покорно усевшись на соседнее пассажирское место, решив, что разыгрывать из себя супер эмансипированную особу не время и не место. Поэтому с облегчением откинулась на спинку сидения, пристегнувшись. Габриель повернул ключ, включил зажигание, тихо урча заработал мотор, а затем не торопясь вывел автомобиль на шоссе. Путь предстоял неблизкий. Сама Оливия добиралась два с половиной часа.
        Девушка ощутила, как тело плавится от усталости, нервного перенапряжения и эмоциональной истощённости. Ветер ревел за окном и бился диким зверем в лобовое стекло, словно желая их расплющить или остановить, оставив на пустынном шоссе. Они летели сквозь ночь, подобно чёрной комете, путь освещали фары, а Габриель абсолютно не соблюдал скоростные нормы. Ливия думала, что с такими темпами она скоро будет дома, в тепле и безопасности своего дома, своей постели. Глаза тайком, из-под завесы ресниц, не спеша исследовали профиль парня, который неотрывно глядел вперёд. Тусклого света включённых фар хватало, чтобы скудно осветить салон автомобиля и пассажиров. Высокие скулы, прямой нос, чувственные губы, твёрдый подбородок с крепкой челюстью — всё это притягивало её взгляд. Как и грудь, плавно подымавшаяся и опадавшая в такт его дыханию под тканью куртки, на которой Оливия не так давно рыдала, длинные пальцы сильных рук, уверенно сжимавшие руль. Эти руки безжалостно убили демонов, а так же излечили её раны. Девушка, стараясь не привлекать к себе внимание, пощупала свою исцелённую руку: раны не было, ни единой
царапины. Только рваные лохмотья одежды с корочкой засохшей крови говорили, что ранение у неё действительно было.
        " Спросить?"  — подумала она, но тут же отмела эту мысль, понимая, что это бесполезно, Габриель всё равно не ответит.
        Между тем, невдалеке показались огни города. Девушка и не заметила, как мили таяли под колёсами её "импалы". Время пронеслось быстрее, чем когда она ехала на "встречу" к орде Ангелиуса. Они подъезжали к Хэмптону, ещё какие-то двадцать минут и будут на месте. Оливия вдруг поняла, что как только машина остановится, Габриель вновь станет невидимым и недосягаемым наблюдателем. Только после того, что произошло, ей было трудно с ним расстаться и остаться, в сущности, одной.
        — Ты вновь исчезнешь и появишься лишь когда тебе это понадобится?  — тихо спросила она.
        — Возможно…  — бросил он, не отрывая взгляд от дороги.
        — А если явится Ангелиус и тебя не будет рядом? Я не хочу чувствовать себя беспомощно!
        — Я всегда рядом и мгновенно уловлю тот момент, когда появится демон.
        — Но в других случаях ты опоздал!
        Оливия заметила, как на его скулах заходили желваки, а взгляд, устремлённый вперёд, зажёгся потусторонним светом. Она поняла, что задела его за живое.
        — В тех случаях я был слишком далеко и не знал столько, сколько знаю теперь.
        — Но если он найдёт лазейку?  — гнула своё девушка, хотя стопроцентно не понимала зачем.
        Габриель глубоко вздохнул и опалил её взглядом.
        — Хорошо. Что ты предлагаешь?
        Хороших предложений мозг ещё не придумал, поэтому девушка выпалила первое, что пришло в голову:
        — Живи у меня!
        И мгновенно осознала, что только что ляпнула. Щёки залил жар досады. Оливии захотелось откусить свой чересчур болтливый и глупый язык, мелящий всякие глупости. Однако глаза внимательно следили за его реакцией на её слова, а сердце на миг замерло. Габриель окинул Ливию внимательным взглядом, оторвавшись от созерцания освещённого фарами шоссе. Досада сменилась смущением и чем-то ещё, чему она с трудом находила определение, чем-то очень напоминающем предвкушение. Мысль того, что они будут жить вместе под одной крышей, только он и она, была очень заманчива и пикантна на вкус.
        — Нет! Это ни к чему. Несколько демонов живы, я хочу, чтобы у них сложилось иллюзорное впечатление, что ты досягаема.
        Оливия почувствовала, как в груди кольнуло сердце от разочарования. На какой-то миг она предположила, что Габриель согласится. Но, как оказывается, у него совсем другие далеко идущие планы относительно её дальнейшей жизни. Не глядя на усталость и неприглядную правду, сложившеюся относительно Ангелиуса ситуации, нелепости своего предложения, девушка начала раздражаться.
        — Значит, если я правильно тебя поняла, моя задача продолжать изображать из себя жертву и наживку?! А так же ждать нападения, молясь, чтобы ты в это время ошивался где-то поблизости и смог прийти мне на помощь!?
        Красиво вылепленные и очерченные губы сложились в узкую полоску, яркие бирюзовые глаза превратились в узкие щёлочки. Он гневно поглядел на Ливию, которая упрямо и твёрдо встретила его взгляд. Сложенные на коленях руки сжались в кулаки. Она готова была отстаивать своё мнение до последнего издыхания.
        — А ещё,  — тихо с угрозой сказал парень.  — Ты должна отыскать в своей голове знания своих погибших сестёр!
        От этих слов сердце девушки вновь полоснуло обжигающей болью, а из глаз готовы были политься реки слёз, но она мужественно сдержалась.
        Габриель продолжил:
        — Ты Носительница, теперь в тебе знание того, где находятся Чёрные Врата и как их отыскать и открыть. У нас есть возможность найти их и запечатать, так что Ангелиус уже не в состоянии будет что-либо сделать. И тогда без лишних волнений я его прикончу!
        Ливия внимательно смотрела на него, пытаясь переварить услышанную информацию. То, что она является Носительницей, девушка больше не отрицала, смирившись с этим.
        — Но у меня, их нет…  — устало потирая виски, пытаясь сосредоточиться, произнесла она.
        — Есть! Ливия, постарайся! Я знаю, что ты устала, но ты должна!
        — Не могу…  — спустя минуту сказала девушка.
        Казалось, в голове царил хаос, и среди этой "кучи малы" выудить нужное в данный момент не представлялось возможным.
        — Ничего, время есть! Так что у тебя есть задание, и ты перестанешь заниматься глупостями!
        И, не дав ей времени прийти в себя от такого хамства, задал вопрос:
        — Давно ты обладаешь даром предвидения?
        — Примерно два с половиной месяца или около того. А что?
        Отвечать Габриель не собирался. Ливия начинала привыкать к этой его раздражающей привычке. Между тем, он остановил машину, съехав на обочину дороги, и повернулся к ней. Она насторожилась.
        — Что ты видишь в видениях? Как отчётливо? Как часто?
        Девушке было непривычно говорить с кем-то о своём даре, так как до сего момента она ни с кем не могла поделиться своими мыслями и ощущениями насчет него.
        — Для меня это всегда неожиданно и порой довольно болезненно. Тебя словно накрывает волной, которая смывает в чёрную бездну, а затем открывается видение. Что это будет — прошлое или будущее я не знаю, приходится догадываться. Если это образы прошлого, то они чёткие, а вот если будущего, то по- разному, чаще всего, будто ты смотришь на всё сквозь дымку. Иногда картинки сменяют друг друга так быстро, что ничего не поймёшь, но бывает все, что я вижу довольно отчётливо. Так, к примеру, я увидела нашу встречу в библиотеке…
        — Что??? Ты предвидела нашу встречу?  — удивлённо перебил её Габриель.
        — Ну да… я видела тебя!
        — Тогда зачем были эти все игры в прятки?
        Ливия изо всех сил старалась сохранить невозмутимость и не покраснеть.
        "Чтобы пообниматься с тобой среди стеллажей!"  — мелькнула предательская мысль.
        Но вслух девушка сказала совсем другое:
        — Да, я видела тебя, но не знала, кто ты… хотя и сейчас не знаю!
        Он проигнорировал намёк и выжидательную паузу для откровений. Ей пришлось продолжить:
        — Я не знала, можно ли тебе доверять, да и, по-видимому, я не совсем в состоянии изменить будущее!
        — Что значит "не в состоянии изменить будущее"?
        — А то и значит! Не могу я его менять! От чего это зависит — тоже не представляю. Тогда в библиотеке я чувствовала себя марионеткой в кукольном театре, не способной к самостоятельным действиям. Даже зная, что ты абсолютно неуязвим для моих чар, я всё равно швырнула в тебя изрядную дозу магии.
        — Дар просто так не дается — у Высших Сил всегда на всё свой промысел!
        "Сказать бы им, что сделать с этим промыслом! Всю жизнь мне изломали… и не только мне!"  — тут же вспыхнула в мозгу гневная мысль.
        — По моему мнению, это предостережение. Мне даётся время, чтобы подготовиться к увиденным событиям.
        Перед глазами до сих пор стояли страшные сцены гибели ведьм, Лоры…
        — Ладно. Тут всё ясно. Кто-нибудь знает о твоём даре провидицы? Мать? Бабка? Подруга? Я так понял, вы с нею очень близки духовно, и ты не скрываешь свои секреты от неё! Или ещё кто-нибудь?
        — Нет! Никто! Ни единая душа… по крайней мере, теперь!
        Габриель вопросительно вздёрнул брови.
        — Старая Селл знала. У нас с ней состоялся разговор насчёт этого в ночь Хэллоуина.
        — Что она сказала?
        — Сказала, что мой дар мне пригодится, и чтобы я молчала о нём.
        — И ты послушалась…
        Девушка высокомерно взглянула на него.
        — Я прислушиваюсь к людям, в отличие от некоторых,  — с намёком сказала девушка.  — Особенно, если это одна из Старейшин, самая мудрая ведьма.
        Парень в очередной раз проигнорировал намёки, даже бровью не повёл, сделав вид, что это его абсолютно не касается.
        — А ещё ты сама хотела со всем справиться. Тому хорошее подтверждение то, как ты, наплевав на все мои предостережения, отправилась на войну против демонов и в итоге едва не погибла.
        — Я не могла сидеть, сложа руки, а тебя дозваться не было возможности. Ты прохлаждался вне зоны досягаемости.
        — Я "не прохлаждался", как ты выразилась, а охранял тебя. К тому же дал тебе возможность побыть в одиночестве и подумать. Ты же использовала моё доверие в других целях!  — парировал он.
        Ливия смутилась, ведь тут Габриель был прав. Парень отвернулся от неё и, заведя двигатель, вновь вывел автомобиль на шоссе. Оставшийся путь они проделали в рекордные сроки.
        Габриель не спросил дороги, но, тем не менее, нашёл место стоянки её автомобиля. Вышел сам и с галантностью помог выйти из машины девушке, подав ей руку. Ливия охотно за неё ухватилась, хотя сама была в состоянии выбраться, но упустить возможность коснуться горячей ладони парня не хотела. Было жаль отпускать его, но пришлось, чтобы не выглядеть в его глазах приставалой или ненормальной. Она ожидала, что Габриель мгновенно растворится, исчезнет, но он, подстроившись под шаг Оливии, пошёл рядом. Это было удивительно и в то же время очень приятно, вот так шагать с ним бок о бок, по тихой улице и ощущать защищённость, тепло. Она могла бы съехидничать, спросив, не боится ли он идти с ней, ведь демоны могут узнать о том, что Габриель защищает её. Только девушка, отмахнулась от этой безнадёжной затеи, зная, что он найдет, что ответить, к тому же Ливии было не до того. Тишина, тьма и холодный ветер, дробь их шагов по асфальту навевали тяжкие размышления. Чужая боль покинула её, но своя осталась, как и скорбь от того, что столько зла хлынуло в мирок Оливии, который ранее казался ей таким уютным и тёплым.
Теперь же тех чувств не вернуть, они погибли вместе с Лорой и другими сёстрами-ведьмами. Ведь их всех объединяло нечто большее, чем кровные узы, их объединяла магия и колдовская сущность. Теперь же узы с восемью чародейками порваны навсегда дьявольским отродьем, как навсегда утрачены и их жизни и наследие.
        К горлу подкатил комок, а на глазах появилась пелена слёз. Она тихонько всхлипнула, надеясь, что её спутник не услышал. На парня девушка не смотрела, сосредоточив помутневший взгляд на том, что творилось под ногами. Поэтому для неё стало неожиданностью, когда она со всего маха упёрлась во что-то твёрдое. Это "что-то" оказалось Габриелем, а точнее его спиной, в которую она уткнулась носом, когда он резко остановился. Как оказалось, парень обогнал её и шёл впереди.
        — Ой!  — пискнула Ливия от неожиданности.
        Слегка покраснев, она отскочила в сторону. Он неторопливо повернулся к ней и серьёзно взглянул в глаза, мгновенно подчинив волю девушки. Слишком уязвима она была в эту минуту, даже бунтарский дух покинул её.
        — Оливия, послушай меня внимательно! Сейчас ты пойдёшь домой и постараешься отдохнуть. Прошу, не мучай себя воспоминаниями! К сожалению, ведьм не вернуть. Ты не виновата, да и никто не виноват… кроме этой твари — Ангелиуса! Так что прекращай себя истязать, как ты только что делала. Тебе нельзя раскисать, надо быть собранной и внимательной.  — Сказал Габриель наставительно.
        Взял за плечи и легонько подтолкнул к ступеням её дома, сказав:
        — Иди!
        Ливия кивнула. На неё навалилась тяжесть и усталость, веки налились свинцом. Медленно переставляя ноги, она стала подниматься, но, распахнув входную дверь, резко оглянулась, только у подножия ступеней уже никого не было.
        Девушка вновь вернулась в настоящее. В настоящее, где она была одна, без компаньона. Оставалось надеяться на лучшее и с оптимизмом глядеть в неясное будущее. Поэтому Оливия, гордо вскинув голову, походкой королевы подиумов отправилась навстречу Сид, которая приветливо махала ей с крыльца школы.

        ГЛАВА 25


        — Лив! Пссс! Проснись! В нашу сторону идёт мистер Франк! Соберись!  — Шепнула Сидни и для пущего эффекта наподдала подружке локтем в бок.
        Оливия вздрогнула, с трудом разлепила сонные глаза и подняла голову с учебника по математике, который использовала вместо подушки, стараясь придать себе собранный и внимательный вид. Сделала она это как раз вовремя: преподаватель неторопливым шагом подходил к их с Сид столу, на ходу заглядывая в тетради учеников, дабы убедиться в том, что его распинания не прошли мимо ушей. Ливия оторвала свой мутный взгляд от учителя и перевела на лежащую перед ней тетрадь, с девственно чистыми листками. Быстрый осмотр записей Сидни подтвердил, что в отличие от неё подружка всё конспектировала: аккуратным почерком было исписано несколько страниц.
        — Что здесь, то и там!  — прошептала Оливия и щёлкнула пальцами.
        Девушка удовлетворённо улыбнулась, глядя, как в мгновение ока содержимое тетради Сидни перенеслось к ней. Записи заполнили чистые листы. Правда, вместе с ними это сделал и абстрактный рисунок, который подружка нарисовала у себя на полях карандашом. Девушка схватила ластик и стала его стирать, метнув раздраженный взгляд на ухмылявшуюся Сид.
        Тем временем, мистер Франк поравнялся с их столом и бегло просмотрел исписанные листочки.
        — Мисс Лоуренс,  — строго сказал он, обращаясь к Сидни.  — Тетрадь ученика не место для рисунков! Немедленно сотрите это безобразие! Берите пример с вашей подруги. Всё чисто, аккуратно! Видно, что она внимательна и прилежна!
        Ливия улыбнулась учителю, а Сидни возмущённо фыркнула, но, взяв ластик, удалила своё "художество". Делала она это с таким видом, будто её попросили изрезать бесценное полотно Микеланджело или Пикассо. Мистер Франк пристально следил за тем, как она приводит тетрадь в надлежащий вид.
        — Совсем другое дело! И прошу, мисс Лоуренс, впредь не делать из своей тетради альбом для рисования. Надеюсь, в этом вы будете учиться у мисс Уоррен.  — Продолжал выговаривать Сидни преподаватель.
        — Хорошо, мистер Франк.  — Покорно произнесла Сид, глядя на него самым честным и невинным взглядом, на который только была способна.
        Ливия спрятала улыбку, прекрасно зная, что как только учитель отойдёт от их парты, подруга вновь возьмётся творить свои изобразительные шедевры. Тем временем, он перевёл свой пристальный взор на неё.
        — Мисс Уоррен, вы хорошо себя чувствуете? Что-то вы слишком бледны…
        Ливия могла сказать, что никогда не отличалась смуглой кожей, но тут вынуждена была согласиться. Чувствовала она себя паршиво, но, тем не менее, отрицательно покачала головой:
        — Нет, мистер Франк. Со мной всё в порядке! Только голова немного болит. Это, скорее всего, следствие магнитных бурь на Солнце. Такое часто у меня бывает.
        — Плохо, что столь молодая особа страдает головными болями. Если станет хуже, покажитесь врачу.
        — Хорошо, обязательно покажусь!  — согласилась девушка.
        Седовласый преподаватель кивнул и отошёл от их стола, направляясь дальше. Ливия проследила взглядом, как он обошёл остальных, а затем вернулся к своему месту у доски и продолжил урок. Сидни ухмыльнулась и вновь взялась за карандаш, став выводить в тетради замысловатые линии. Ливия с усталым вздохом опустила голову на учебник, стараясь устроиться на нём поудобнее, и её рыжие локоны рассыпались по поверхности стола подобно огненному потоку. Книга была жёсткая и твёрдая, но ей было на это наплевать. Девушка смежила веки и мгновенно ощутила, как дрёма подкрадывается к ней и опутывает своими шёлковыми сетями.
        Вот уже на протяжении целой недели Оливия не могла нормально выспаться по ночам. Всё началось с той самой ночи, когда исчез Габриель. Вместе с ним пропали и сновидения Ливии. Если до этого у неё случались бессонницы и даже иногда беспокойные сны, то теперь это сменилось на еженощные сеансы кошмаров и ужасов. Лишь только тьма опускалась на Хэмптон, и весь город погружался в сон, начинались мучения Оливии. Вначале это были образы, связанные с видением, что она увидела на кладбище во время своей "охоты" на демонов. Видение жуткой смерти ведьм. Их вопли звенели в ушах… клочья изорванной в лохмотья плоти… реки крови. Потом они сменялись на сцены погони. Теперь сама Ливия убегала от тёмных созданий, спасая свою жизнь. Это было ужасно… когда бежишь, бежишь, раня ноги в кровь… крик застревает в горле, сбивая дыхание и вдруг приходит понимание, что твои попытки спастись тщетны. Горячее дыхание, а за спиной слышится злобный смех. Малейшая запинка и в тебя вцепятся когтистые лапы, вонзятся острые клыки, несущие мучительную смерть.
        Девушка просыпалась с отчаянным криком вся покрытая испариной, так что влажная пижама плотно облеплепила тело, ощущая, как сердце неистово колотится в груди, будто хочет разбиться о рёбра. Обычно после этого Ливия заснуть больше не могла, бездумно проводя оставшиеся часы, глядя в полог над кроватью и глотая солёные слёзы. Ей очень хотелось, чтобы в тот миг Габриель был рядом, обнимая её своими сильными руками, дав приют на своей широкой груди. Чтобы своей близостью изгнал всех демонов ночи, окружил силой. Только его не было, а худшее было впереди.
        Последние три ночи в её снах установилось постоянство, как и постоянный посетитель — Ангелиус. Каким-то образом, виденное ей некогда в книжке по демонологии изображение, просочилось к ней в сновидение. Только теперь рисунок приобрел краски, объём и полномасштабную гадливость. Если бы Оливия не знала, что спит, то можно было предположить, что к ней пробрался настоящий демон.
        Жуткое создание, картинка не могла передать, насколько оно было ужасно… Вместо рук и ног лапы с длинными и острыми, словно бритвы, когтями, именно ими он кромсал и потрошил своих жертв. Кожа вся изъеденная струпьями, покрытая слизью и гноем, цветом своим напоминавшая перезрелые помидоры — смесь красного и буро-коричневого. Морда была под стать телу, столь же омерзительно-отвратительная. Смертоносные клыки в несколько рядов усыпали пасть, острые словно иглы, с них постоянно капала слюна. Клиновидные и поросшие чёрной шерстью уши, в отличие от остального "голого" тела, выглядели нелепо. Хуже всего были глаза, чёрные как смертный грех. Их взгляд будоражил душу и лишал рассудка, пропитанный лютой ненавистью, жаждой крови. Это не мог изобразить ни один художник в здравом рассудке, а вынести ни один человек.
        А Ливия терпела и глядела на него. Ей даже казалось, что она ощущает его смрадный запах, который забивал ноздри, так что девушка начинала задыхаться.
        Место, где они "встречались" было так же одно и то же. Оливия его узнала, это помещение с чёрной колоннадой и дверью, исписанной неведомыми рунами, представшее ей в одном из её ведений, в ночь перед шабашем. Демон неизменно стоял рядом с этой дверью, пожирая каждый дюйм её с невиданным доселе вожделением. Но он ни разу к ней не прикоснулся и вообще держался на расстоянии, словно боясь чего-то. Казалось, что созерцание поглощает целиком его внимание. Только это была лишь иллюзия. Исчадие ада мгновенно улавливало момент появления девушки. Демон резко оборачивался с неизменным оскалом на морде, Оливия догадалась, что сие было подобием улыбки. Только от этого Ливию покрывал холодный пот, волосы становились на затылке дыбом, в горле застревал ком, а в желудке появлялся узел. Девушка видела, как глаза, подобные обсидиану, зажигаются неизменным триумфом. Затем тварь выдаёт скрипящим голосом нечто напоминающее:
        — Ключ… мой Ключ… я уже иду за тобой!
        А потом мерзкое создание начинало хохотать, как ненормальное, весело повизгивая. Сон Ливии обрывался в тот момент, когда демон начинал, протягивая к ней лапы, потихоньку красться. И девушка не знала, что хуже: стая тварей, гонявших её всю ночь, от которых ей удавалось спастись все же, или Ангелиус, медленно, но верно загоняющий в угол.
        Кошмары выматывали Оливию с поразительной скоростью, превращая мозг в кашицу. Силы медленно, но верно и неумолимо покидали тело. Хуже было то, что вместе с силами физическими убывали и Силы магические. Пытаясь хоть как-то восполнить недостаток сна, Оливия дремала урывками в любую свободную минуту и в любом месте: на занятиях, на перемене, в школьной библиотеке или в кафетерии. Она даже научилась засыпать на ходу, автоматически передвигая ногами и повиснув на Сидни.
        Девушка начала замечать, как на неё стали смотреть окружающие. В их глазах отчётливо проступали недоумение и жалость, а узнавая причину такого поведения, они советовали обратиться к врачу и позвонить своим родительницам. Оливия даже решилась на такой шаг, но в последнее мгновение отказалась от своего замысла. Сидни переживала больше всех, прекрасно понимая её ситуацию. Но только недоумевала, почему она до сих пор не избавила себя от таких проблем, уверенная, что существует не одно заклинание для избавления от кошмаров. В этом была правда подружки. Существовало не одно снадобье и заклинание, чтобы очистить свои сны. Вот только ничего не помогало. Ливия перепробовала всё что можно: заклинания, зелья, настои и даже обычное снотворное, которое прописал врач. Приходилось, глотая слёзы, вырывать кусочки сна, дремать среди людей. Девушка пришла к заключению, что аура множества людей может быть прекрасным щитом. Кошмары не могли проникнуть сквозь него.
        Усугубляли положение и тяжёлые размышления, которым она предавалась в перерывах между дрёмой и борьбой с этой самой дрёмой. Думы Ливии делились на две категории: первые относились к теме "как выпутаться из этой передряги", а вторые — "куда подевался мерзавец Габриель, столь серьёзно клявшийся её защищать?!" И она не знала, какие мысли были мучительней и тяжелее.
        За всё время своего отсутствия, от парня не было не единой весточки, что очень ясно говорило, что её "телохранитель" попросту слинял. Оставив девушку в одиночку разбираться с шайкой демонов, а так же с кучей проблем и штопать при этом рваную рану в сердце. Хотя Ливия мужественно старалась отрицать последнее обстоятельство, из последних сил не давая душе от горечи разлететься на мелкие клочки, дабы не лишить себя последних сил и не остаться пустой оболочкой. Только, как не обидно, она понимала, что ни с одним делом в одиночку ей не справиться. Если рядом не будет её таинственного, порой пугающего Габриеля, все труды напрасны. Девушка втайне надеялась, что ошибается, и он не сбежал, а лишь где-то задержался по неотложным делам и обязательно вернётся к ней.
        Только надежда таяла с каждым днём. Ливия, плюнув на свою гордость, пыталась его призвать, но только все попытки заканчивались неудачей, словно он был недосягаем. Либо парень явится по своей воле, либо не явится уже никогда.
        Остаток урока по математике она мирно дремала. Её разбудил звонок, сообщивший, что занятие подошло к концу и пора выметаться из класса. Сидни легонько тряхнула её:
        — Соня, подымайся!
        — Всё… я очнулась!  — буркнула Ливия вскакивая.
        — Замечательно! А то я уже стала прикидывать, как тебя отсюда транспортировать. Хотела за Грэгом сходить, потому как твоя "хрупкая фигурка" для меня неподъёмна.  — Сострила подруга.
        Оливия в отместку швырнула в неё ластиком, но негодяйка Сид со смехом увернулась.
        — Мазила,  — прокомментировала она, блестя глазами.
        — Тебе просто повезло! К тому же я жутко хочу спать, и у меня глаза слипаются!  — пробубнила Ливия, запихивая вещи в рюкзак с таким остервенением, будто они были во всём повинны.
        — Угу…  — согласилась подружка, подавая ей ластик.  — Только у меня большие сомнения!
        — Ещё одно слово и я за себя не ручаюсь!
        — Всё — всё! Я паинька! Только без рукоприкладства!
        Схватив сумку, Сидни побежала догонять Ливию, которая уже успела выйти из класса. Подхватив её под руку, девушка подхалимски мурлыкнула:
        — Лив, солнышко, пойдем, я тебя лучше кофе напою? По моему мнению, он тебе жизненно необходим, видок у тебя ещё тот. Да и времени до начала следующего занятия хватает — целых 15 минут!
        Девушка согласилась, мудро решив, что доза кофеина ей сейчас не повредит. И они дружно зашагали по направлению к кафетерию.
        Он как всегда был переполнен. У кассы толпилась очередь голодных учеников, другие у раздачи набивали свои подносы едой. Было шумно, как в улье с пчёлами. Оливия поморщилась, каждый звук отдавался в голове пульсирующей болью. Всё как всегда, очень привычное зрелище. Только в этот раз у неё возникло раздражение, а также дикое желание рявкнуть, чтобы они все заткнулись и вышли вон. Но Сид, взяв её на буксир, целеустремлённо шагала к их столику у окна, ожидавшего, когда они его займут. Лив, отодвинула стул и плюхнулась на него с тяжким стоном, который вырвался из глубины её существа. Ей казалось, что они прошли не одну милю и вдобавок по горам, а не каких-то несчастных несколько сот ярдов. К тому же дрёма в приглашающем жесте распахнула свои объятия, и голова девушки стала клониться к столу.
        — Ливия! Не смей снова уснуть, иначе уже я за себя не ручаюсь!  — грозно промолвила Сидни, кинув на неё зловещий взгляд.
        Пришлось взбодриться и держать глаза широко открытыми, с горем пополам изображая бодрость и ясность взора. Подруга пристально наблюдала за этими попытками.
        — Вот так-то лучше!  — похвалила она.
        — Ты пойдёшь за обещанным мне кофе? Или будешь продолжать болтать?
        — Зачем же я пойду?
        — Уж не стала ли ты, дорогая, столь самонадеянна, что думаешь о том, что стаканчики с кофе сами перед нами материализуются? На меня можешь не рассчитывать! Я сейчас не в состоянии!
        — Доставка кофе для самых очаровательных и красивых девушек Хэмптона.  — прозвучал рядом с ними весёлый голос Грэга.
        И перед Оливией и Сидни появились пластиковые стаканчики с ароматной и горячей жидкостью. Лив благосклонно улыбнулась парню подруги, который уселся с Сид рядом с банкой газировки в руке. Девушка в очередной раз поразилась его способностям вырастать, словно из-под земли, порой пугая их своим неожиданным появлением.
        — Грэг, ты просто прелесть!  — искренне сказала Оливия, отхлебнув "напитка богов".
        — Конечно он прелесть! А главное, что эта прелесть всецело принадлежит мне и никому другому!  — мурлыкнула подруга, теснее прижимаясь к парню и овивая свободной рукой его талию.
        Грэг усмехнулся. Но посидев с ними какое-то время, он поднялся с сожалением на лице, так как для этого ему пришлось разомкнуть крепкие объятия Сидни.
        — Девчонки, увы, я должен вас покинуть. Обещал тренеру Данаги зайти к нему на перемене, а я и так задержался.  — Горестно произнёс он.
        — Иди уже…  — милостиво сказала Сид, ласково улыбнувшись любимому.
        "Широкий жест… значит, хочет остаться со мной наедине, избавив нас от лишних пар мужских ушей. Будет расспрашивать…только вот о чём?"  — пронеслось в голове у Ливии.
        Быстро поцеловав Сидни, Грэг исчез из поля их зрения также внезапно, как и появился. Стараниями Сидни и миссис Лоуренс, входившей в комитет школы, парень был взят в команду школы по футболу, и, надо сказать, оправдывал надежды. Сидни мечтательно поглядела ему в след, а затем перевела взгляд на Оливию, которая мирно отхлёбывала свой кофе.
        — Кстати о чудесах… до меня тут дошёл слух, будто не так давно, около недели назад, тебя видели поздно ночью в компании обалденного парня! По словам очевидца, выглядели вы, как самая настоящая влюблённая парочка, и шли так тесно, едва не касаясь друг друга! Сразу предупреждаю, не смей отрицать, так как очевидец личность, которая заслуживает доверия, или говорить, что это какой-то твой родственник!
        Ливия от неожиданности подавилась кофе и отчаянно закашлялась, выпучив глаза и мысленно радуясь, что жидкость не была очень горячей, иначе ожога языка не избежала бы. Сидни нахмурилась и, перегнувшись через стол, похлопала подругу по спине, терпеливо дожидаясь, пока та откашляется. Сдаваться она была не намерена.
        — Сид, аккуратнее! Так ты мне все рёбра переломаешь,  — придя в себя, от первого шока прохрипела Ливия.
        — Не заговаривай мне зубы. Ты всё равно знаешь, что это бесполезно и крайне опасно для психики! Будет только хуже! Отвечай, это правда?
        Девушка отчаянно пыталась придумать отмазку. Объяснять, да и вообще говорить о личности Габриеля она не хотела и не могла, это было слишком мучительно для её раненого сердца. Но было очень интересно, кто же не спал в ту злополучную ночь "охоты" и видел, как они вместе с парнем шли от парковки к дому Оливии. Странно, что слухи не дошли до её ушей… хотя, в том состоянии, в котором она пребывает, в этом нет ничего удивительного.
        — Лив, не прикидывайся глухонемой и перестань буравить меня взглядом! Всё равно не прокатит! И невинно хлопать ресницами тоже не надо, а то мне страшно становится за их сохранность. Прекрати мучиться самой и мучить меня, выкладывай! Это правда?
        — Да…  — покаянно ответила Оливия, опустив голову, будто совершила смертный грех.
        — Ну, подружка… как же ты могла скрывать от меня, от своей лучшей подруги такое… такого?  — горестно вскричала Сидни, в театральном жесте приложив руку к груди.
        — Дорогая, а тебе рупор случаем не дать? А то видимо ещё не весь кафетерий нас услышал!
        Та огляделась и узрела, как некоторые с чрезвычайным любопытством прислушиваются, пытаясь уловить суть их разговора. Это ей не понравилось, поэтому она снизила децибелы своего чудного голоска и заговорила свистящим шепотом:
        — Итак, кто он? Откуда? Как вы познакомились? Когда? Планы на будущее? Подробно, искренне и как на духу!
        На половину этих вопросов Оливия сама бы хотела знать ответы, только Сид это не объяснишь. По крайней мере, целиком и полностью, и как в действительности дело обстоит.
        — Рассказывать практически нечего, сама знаю очень мало. Его зовут Габриель и мы познакомились, когда я возвращалась с прогулки домой. Какого характера "прогулка", надеюсь, догадаешься,  — сделала она намёк на свой рейд.  — Было очень поздно, и он галантно предложил проводить меня домой, сказав, что девушке не подобает одной разгуливать в такой неспокойный час. Мне показалось это милым, как и сам парень, поэтому я благосклонно согласилась. Габриель сопроводил меня домой и, попрощавшись, ушёл. Каждый думал о своем, по дороге мы не разговаривали, так что подробности биографии его я не знаю. Всё.
        Брови Сидни от удивления медленно поползли вверх, а голубые глаза высказали сомнение. Было похоже на то, что подружка ожидала нечто, напоминающее остросюжетный роман или мыльный сериал. А тут такая незадача. Только для неё самой это был мистический триллер, с весьма зловещим и неопределённым концом, где героиня борется, чтобы выжить в жестокой схватке со Злом, и с самой собой. В конце хэппи-энда нет, вместо него: "Продолжение следует!"
        — Неужели всё?
        — Угу…
        — И что… даже номера телефона не попросил?
        — Нет,  — вздохнула Ливия.
        — Видимо, у него что-то со зрением! Или в темноте, бедняга, плохо тебя рассмотрел. Потому что только глупец или слепой не обратит внимания на твои колдовские черты! Ну ничего-ничего, моя сладкая, не переживай так! Он тебя не достоин!
        Ливия вновь чуть не подавилась, но вовремя успела выплюнуть кофе назад в стаканчик. Теперь настала её очередь удивляться.
        — С чего ты так решила?
        — Да все твои душевные муки отражаются на личике. Видно, даже за такую короткую встречу, этот Габриель успел запасть тебе в душу! Уж я в этом спец.
        — По-моему, ты ошибаешься, и на моём лице отражается недосып. Если бы не приличный слой косметики, дай Бог здоровья её создателю, то никаких колдовских черт не было бы и в помине!
        — Мудрая Сид читает души юных прелестниц как в открытые книги!  — гордо проговорила подруга, лукаво взирая на Ливию.
        — Если бы ты ещё сказала "старая", я бы точно захлебнулась в припадке почтения и восхищения,  — съехидничала Лив, пытаясь сменить тему.
        Только с Сидни это было сделать не возможно.
        — А что, да, я старая! На любовном фронте воюю давно и с попеременным успехом! Благо сейчас мои позиции крепки, как никогда! Так что тут меня не проведёшь! Отрицай не отрицай, а твоя крепость пала!
        — Сид, если ты сию секунду не прекратишь нести этот бред, я швырну в тебя стаканчиком!
        "Даже если все сказанное тобой — горькая правда…" — мысленно добавила Оливия.
        Для демонстрации своих грозных намерений, она потрясла своим снарядом у носа подруги, слушая как остатки кофе плескаются на донышке.
        — Ладно, ладно! Можно только последний вопрос?  — взмолилась Сидни.
        — Только один!  — твёрдо сказала Лив, зная, что иначе подругу не удержать.
        — Ты пробовала его искать?
        — Нет… бесполезно!  — вздохнула девушка, опустив глаза.
        — А поч…  — начала была Сидни, но запнулась, встретив взгляд, полный угрозы, и заметив, как Оливия небрежно играет полупустым стаканчиком.  — Я хотела сказать, что нам пора идти, иначе опоздаем!
        — Впрочем, как всегда…  — добавила Ливия и последовала за Сид, которая резво вскочила и теперь направлялась к дверям кафетерия.

        ГЛАВА 26


        На Хэмптон опускалась ночь. Словно чёрная патока заливала она собой улицы, дома, парки, и даже запоздавшие прохожие, сами того не ведая, попадали под её чары. Всё сущее этого маленького американского городка засыпало, погружаясь в дремоту. Только одна девушка не знала покоя в эту ночь…
        Ливия, медленно переставляя свои стройные ножки, бродила по притихшему и как будто заснувшему дому. Своим поникшим видом и белыми, струящимися по телу, одеяниями, девушка напоминала потерявшийся дух, который не способен найти дорогу назад, в Царство Вечного Покоя. С одной стороны, Оливия очень хотела спать, практически смертельно. Но с другой стороны, это действительно могло оказаться смертельным. Кошмары с каждым разом всё стремительней высасывали её силу, мучили и истязали сознание. Теперь оно было очень чувствительным и воспалённым. Да и очередной встречи с Ангелиусом Ливия не искала, так как было ощущение, что она его просто не переживёт — демон не даст ей сбежать, проснуться. Поэтому, прекрасно зная, чем чревато погружение в сон, ей оставалось лишь сражаться с самой собой и оставаться в реальности.
        Девушка понимала, что если не займёт себя какой-нибудь физической (так как ум отказывался соображать) и трудоемкой работой, все её усилия пойдут прахом, её утянет в своё логово ужас. Только, к сожалению, таковой Ливия не находила. За время своих ночных блужданий она переделала всё, что можно, дом буквально сиял чистотой, в нем не было ни единой пылинки. Что в других обстоятельствах не могло не радовать, а чересчур чистоплотные родительницы пришли бы в восторг. Однако теперь, это было похоже на маленькую катастрофу, так как занять себя не чем, а мягкая постель в её комнате притягивала, словно магнит. Даже небольшие диванчики в гостиной стали нереально привлекательными, их подлокотники так и звали девушку положить на них свою голову и забыться сном. Поэтому столь «небезопасных» мест она избегала.
        «Вот бы Сид меня увидела, точно подумала бы, что я окончательно спятила!» — прошелестела в её мозгу насмешливая мысль.
        Наверное, девушка так бы и блуждала по тёмному дому, словно призрак, до самого рассвета, но к ней неожиданно пришла мысль, чем себя занять. Что само по себе было удивительно, так как Ливия чувствовала свинцовую тяжесть в голове и недееспособность мозгов, однако те преподнесли сюрприз и были ещё на что-то способны. Вот только на задуманное требовалось немало физических и магических сил, которых у неё, к сожалению, было очень ограниченное количество.
        — Я должна это сделать!  — сказала себе Оливия и скользнула на кухню.
        Там из шкафа она достала небольшой пузырёк с жидкостью лимонного цвета, мягко переливающейся в тусклом свете луны.
        «Последняя осталась… всё использовала и даже не заметила. А ведь мне казалось, что я приготовила большое количество и его хватит надолго» — рассеянно подумала она.
        Это был «тоник энергии» — волшебный эликсир, приготовление которого было сложно и трудоёмко, однако он восполнял все затраченные на него усилия, давая употребившему его неимоверный запас энергии и жизненных сил. Только было одно «но» — тоник был скоротечен в своём действии, необходимо было постоянно его принимать, как лекарство. Каждое утро, Ливия пила эликсир и только тогда отправлялась на занятия, именно он хоть как-то помогал справиться с её физическим и психологическим состоянием, поддерживая на плаву. Теперь держа в руках последний запас, действия которого хватит на час или чуть больше, надо было задуматься: стоит ли тратить его на задуманное. Если Оливия выпьет сейчас, то на завтра ничего не останется, а если не выпьет… завтра может вообще не наступить! Она попросту сойдёт с ума. Тем самым девушка приняла для себя решение, мысленно пожелав Ангелиусу и Габриелю и всем остальным тварям, испортившим её жизнь, пропасть пропадом. Откупорив пузырек, Ливия опрокинула себе в рот его содержимое. Спустя секунду после этого девушка ощутила, живительное действие тоника. В неё словно вдохнули жизнь, и
она заструилась по жилам, в мгновение ока разгоняя тяжесть и сонливость. Как только девушка поняла, что пришла в норму окончательно, то решила не терять драгоценное время. Оливия твёрдым шагом отправилась на чердак.
        — Я должна, наконец, всё выяснить, полностью прояснить ситуацию… я должна знать, как дальше бороться!  — твердила девушка, отпирая дверь чердачка.
        Войдя туда, она осмотрелась. Всё было опрятно, аккуратно и чисто, не было и намёка, что что-то здесь произошло. А перед мысленным взором возник образ Габриеля, который через миг преобразовался в чистый слепящий свет голубоватого зарева, наполненного небывалой мощью. Фокус-покус от предателя! Ливия, мотнув головой, отогнала воспоминания, чувствуя, как от этого в ней просыпается ярость, раскалённая добела, вперемешку с болью утраты, разъедающей подобно кислоте сердце. От этого хотелось яростно кричать, метаться как безумная и швыряться всем, что попадётся под руку. Конечно, было бы замечательно, чтобы потоки гнева были направлены на того, кто его вызвал — проклятого дезертира, который отправил жизненное и душевное спокойствие в тартарары и потом слинял, оставив её одну разбираться в кавардаке. Пусть только вернётся, она ему покажет! Если вернется, конечно…
        Но она оставила злые намерения. Если всё получится, а она не сомневалась в своём успехе, то Ливия будет знать много любопытных вещей. Для этого девушка достала из ящика свечи и расставила их. Через минуту те уже освещали маленькое тёмное помещение, язычками пламени, танцующего под порывами сквозняка. В центре образованного круга Оливия начертила мелком несколько древних магических символов, которые были «ключами», для того, чтобы отпереть проход между миром живых людей и миром мёртвых. Сквозь него девушка хотела вызвать тех, кто действительно осведомлён в этом запутанном деле. Своих погибших Сестёр ведьм, погибших от лап исчадия ада — Ангелиуса. Девушка простёрла руки и силой произнесла:
        — Сквозь время и пространство, стирая грань… силами Добра и Света, я призываю в этот час, души своих Сёстёр — ведьм, невинно погубленных демоном Ангелиусом!
        Огоньки свечей начали яростно колебаться, кончики пальцев покалывало, как будто их пронзило множество иголочек, сердце трепетало от нервного возбуждения. В центре круга появилось лёгкое мерцание, из которого вынырнуло восемь призрачных фигур. Они появились и замерли, теснясь в меленьком пространстве. За пределы выстроенной из свечей фигуры духи шагнуть не могли.
        — Приветствую вас, Сёстры мои! И смиренно прошу простить меня, что потревожила ваш покой, но я запуталась, абсолютно не зная, что делать. Молю вас, помогите мне! Дайте ответы!  — с почтением обратилась к ним девушка.
        Она с трепетом вглядывалась в их лица, которые были спокойны и безмятежны, но, услышав её мольбу, волнение и другие эмоции преобразили их черты со скорбным клеймом Смерти. Все женщины были ей знакомы, боль сожаления пульсировала в сердце. Лора — милая подружка, Грэйс — изобретательница «эликсира молодости», Аманда — та ведьма, над которой все потешались на карнавале, считая сумасшедшей, когда как она предчувствовала приближение Тьмы, хотела предупредить. Тут же рядом была и её подруга. Старая Селл, по-прежнему одетая в свой старенький плащик, хмуро поглядывала на неё, словно недоумевая. С тремя другими колдуньями девушка весело отплясывала на шабаше и обменивалась шутками. Только одну фигуру было плохо видно, женщина стояла позади всех, скрытая другими. Ливия почувствовала, как в ней всё напряглось, а в подсознании родилась ужасная догадка. Инстинктивно девушка сделала шаг вперёд, а призрак, будто поняв, что именно он заинтересовал её, начал, усиленно работая локотками, пробираться вперёд, пока они не оказались лицом к лицу. Сердце сжала ледяная рука ужаса, в глазах закипели слёзы.
        — Кассандра…
        Это была именно она, весёлая подружка Сандры Уоррен, любительница придумывать дурацкие прозвища, в безвкусной шляпке на голове. Та, к которой на помощь, по её соображениям и записке Милинды, направились родительницы. Кассандра мертва! Что же тогда с мамой и бабушкой? Вот уже месяц от них нет ни словечка! А Кассандра мертва…
        — Да Оли, это я…  — прошелестел призрак Касс.
        — Как же так?
        Призрак лишь пожал плечами и смахнул слезинку, прокатившуюся по призрачной щеке.
        — Так получилось, Оли… но ты не переживай, Сандра и Милинда в полной безопасности! Они живы и здоровы! И были чрезвычайно далеко в тот момент, когда до меня добрались когти демона.
        Девушка, всё ещё находясь в состоянии близком к шоковому, чуть расслабилась, услышав, что родные живы и здоровы и совершенно не обратила внимания, что Кассандра уже дважды назвала её дурацким прозвищем.
        — Где они?
        — Где-то в надёжном и тайном месте, там, где Ангелиус до них не доберётся! Точного места расположения не знает никто! Они вернутся, когда всё встанет на свои места, когда демон сгинет на веки вечные!
        Ливия кивнула. Видя, что другим по этому вопросу ничего не известно. Тут подала голос Лора, улыбнувшись девушке.
        — Здравствуй Ливия! Как жаль, что у нас с тобой так и не представилось больше случая свидеться, ты мне так понравилась! Мы стали бы хорошими подругами.
        — Ты мне тоже Лора! Для меня стало большим горем узнать, что тебя не стало!
        Призрак девушки неожиданно разрыдался. Слёзы потекли ручьями, она попыталась их сдержать, вытирая ладошками, а они всё продолжали течь серебряными ручейками.
        — Мои родители до сих пор не знают, что произошло со мной,  — сквозь всхлипы произнёс дух Лоры.  — Они до сих пор надеются, что я найдусь! А мама плачет! Родители у меня не обладают магией, поэтому надеются на полицию. Лучше бы они знали, что меня больше нет…
        Ливия чувствовала, как из её глаз также капают слёзы, она искренне сочувствовала подруге.
        — Лора, я обещаю тебе, что как только смогу, я найду твоих родителей и расскажу им всё.
        — Ты правда это сделаешь?  — с надеждой спросил дух.
        — Обещаю!
        — Спасибо тебе, Оливия! Я знала, что ты хороший человек и верная подруга, только взглянув на тебя, когда ты подсела ко мне на карнавале! Я очень сожалею, что ограничена в возможности помочь тебе в ужасе происходящего! Ты достойна Света! Кстати, пусть сейчас это не уместно, но ты нашла своего Суженного, того, кто явился тебе в сияющем образе?
        Девушка отрицательно покачала головой, вспоминая то, что произошло во время гадания. Вслед за этим в голове появился образ предателя Габриеля. Ворчливый голос Старой Селл развеял всякие неприятные мысли.
        Вперёд выплыла Старейшина, оттеснив назад Лору и Кассандру. Хотя её призрак был лишь небольшим сгустком материи, даже в сравнении с другими, тем не менее, она оставалась самой влиятельной персоной, даже перейдя в Царство Смерти. Призраки попятились назад, освобождая место Старейшине.
        — Хватит попусту трепаться. Уверена, что у Ливии нет столько времени и сил, чтобы выслушивать ваши причитания, не для того она нас позвала,  — шикнула старуха на других призраков.
        Они мгновенно пристыжено сникли, даже те, кто и словом не обмолвился. Тем временем Селина обратилась к Оливии:
        — Детка, я вижу, как ты измучена и как устала, но ты должна бороться! Знаю, что демон приходит к тебе во сне, не знаю каким образом, но тварь таки добралась до твоего сознания и теперь вытаскивает из тебя силы! Если это произойдёт, ты станешь полностью уязвима! Но где…
        — Что? Он действительно приходит ко мне во сне?  — перебила старуху девушка.
        — Да! Демоны частенько проникают в сознание людей, когда те спят, чтобы высосать их жизненную силу и энергию. Во время сна, человек наиболее уязвим! Ведьмы более устойчивы, но видно ещё до прихода адского отребья твоё душевное состояние нечто поколебало и ослабило защиту.
        Ливия могла рассказать о том, кто в этом виновен, обо всех выходках Габриеля, но решила не тратить на объяснение время и продолжить расспросы по существу.
        — Так значит я действительно Носительница Тайны Чёрных Врат?
        — Да, это так! Но что ещё более важно, ты Ключ! Ты и только ты можешь отпереть Врата, как и закрыть их. Сделать это можешь, даже в бестелесном состоянии.
        — Как дух?
        — Да! Так что береги не только своё тело, но и свою духовную часть целыми.
        — Что я должна делать? И как убить демона?  — серьёзно спросила она, вперив взгляд в призрачную старушку.
        — Побереги себя, детка! А так же, используя свой дар предвиденья и наши знания, которые теперь твои, найди Врата и запечатай их!
        — Как это сделать, если у меня нет знаний!?  — отчаянно вскликнула девушка.
        — Они в тебе,  — мудро сказала она, ткнув тонким скрюченным пальцем себе в голову.  — Вот здесь! Придёт время и всё откроется! Это непременно случится!
        «Хотелось бы надеяться!» — подумалось Ливии.
        — Как же всё-таки запечатать Врата?
        — Соединить свою сущность и сущность Небесного Охотника вместе и направить на Врата. А победить демона сможет только он — Охотник! Увы, ведьме это не под силу. Ангелиус слишком высоко стоит в епархии ада, даже ангелам он не по зубам. Только Высшее Существо Сил Света может это сделать…
        — Высшее Существо?  — растерянно пробормотала Оливия, чувствуя, как сердце отчего-то сделало кульбит в груди.
        — Да! Архангел! В принципе любой архангел, но в последние несколько сот лет эту «грязную» работу выполняет один — Небесный Охотник! Надо сказать, очень известная личность среди Сил Света! От него ещё не улизнул ни один демон. Самый искусный из Воинов Добра в поимке и поиске сбежавших тварей из ада, жёсткий и целеустремлённый. Он единственный, кто хорошо знает людей и может существовать рядом с ними. В общем, репутация у парня что надо!
        Старуха продолжала говорить, но девушка уже плохо её слышала. Ливия находилась в лёгком оцепенении. Каждое слово призрака Старейшины, громом отдавалось в её мозгу и стучало в висках, перед глазами расплывались разноцветные круги. В эти мгновения кусочки мозаики, ранее упорно отказывавшиеся соединяться в единую картинку, словно по команде заняли свои места. Уже зная, что услышит в ответ, Ливия спросила у Селл:
        — Небесный Охотник, архангел которого послали на землю, кто он?
        — …так что я просто не понимаю, как мог допустить, чтобы тварь добралась до тебя,  — проворчала Селл, но, услышав вопрос, запнулась и недоумённо и обеспокоено поглядела на слегка побледневшую девушку.  — А разве ты не знаешь? Это Габриель!
        — Архангел… ну да…  — пробормотала Оливия.
        «Мерзавец! Негодяй! Лгун! Шарлатан! Выпендрёжник! Гад! Это надо… как я могла быть настолько глупа? Как он смел дать мне надежду? Зная, что ничего не может быть!» — гневалась про себя девушка, сбросив оцепенение и придя в себя после первого шока.
        Ей хотелось до ужаса выть и рвать на себе волосы. Смутная догадка насчёт личности Габриеля, приняла чёткие формы. Секретов не осталось, всё было до ужаса ясно. От этого становилось только хуже, её сердце погружалось в пучину боли и маленькими кусочками разваливалось на куски.
        — А разве они такие?  — неясно выразилась она.
        Однако призраки её поняли, послышались приглушённые смешки.
        — А ты, наверное, представляла, что ангелы — эфемерные прекрасные создания, нечто вроде херувимов в прекрасных одеяниях и с пушистыми крылышками?  — усмехнувшись, спросила Старая Селл.
        Ливия покраснела и опустила глаза, чувствуя себя идиоткой.
        — Что-то вроде этого…  — тихо прошептала она.
        Если бы всё было так, как она себе представляла, то эти Светлые Существа не могли бы разбить сердце смертной девушке.
        — Нет, Оливия. Ангелы — это Божьи Воины, созданные для борьбы со Злом. Они всегда и всюду защищают нас. Архангелы — генералы небесного Войска, довольно жестокие Существа. Странно, что ты не поняла истинную сущность Габриеля.
        Внутри всё плавилось от боли, душа всхлипывала и обливалась слезами, но глаза оставались сухими. Она безнадёжно глупо влюбилась в того, кто никогда не сможет ответить ей взаимностью, в того, кто создан воевать, но никак не любить. В Высшее Существо, в архангела… Теперь придётся жить с этим дальше. И тем лучше для неё, что Габриеля не будет рядом, чтобы не продолжились сердечные муки.
        — Я догадывалась… да и не встречала ранее парней с такими глазами как у него! Будто изнутри его бил свет, делая их неестественно яркими. А ведь глаза — это зеркало души, а она у Габриеля очень мощная и горячая, бьющая через край.
        Старая Селл впилась в неё своим проницательным взглядом и Ливия поспешно отвела глаза, испугавшись, что та сможет выведать и понять её секрет.
        — Мне кажется, тебя не сильно радует то, что у тебя столь могущественный покровитель.
        — Радует,  — вяло проговорила девушка.
        — Тогда почему у тебя такое скорбное лицо, словно ты узнала нечто ужасное и не знаешь, как с этим справиться? И вообще, почему Габриеля рядом с тобой нет? Ты ведь под его опекой, он пообещал тебя защищать! Ливия, где Габриель?
        — Он исчез неделю назад.
        — Исчез?  — прошептали призраки недоверчиво, переглянувшись, а затем буквально хором ответили:
        — Это невозможно!
        — Если только Охотник не почуял добычу!  — мрачно прокомментировала старуха.
        — Мы не так давно отловили нескольких приспешников Ангелиуса и Габриель их допросил.
        — Значит, они поведали ему нечто, что перевесило по значимости твою охрану.
        «Променял меня на демона… что ж, новости всё лучше и лучше!» — пронеслась в сознании мысль.
        Тут девушка почувствовала, как силы начали стремительно покидать её, действие тоника заканчивалось. Руки Ливии подрагивали, держать открытым проход между мирами, было чрезвычайно сложно. Призраки, поняв, что что-то не ладно, заволновались.
        — Что случилось?  — спросила Грэйс
        — Что происходит?  — осведомилась Лора.
        — У меня заканчиваются силы! Я очень слаба!  — прошептала Оливия.
        — Тогда мы уходим. Думаю, ты успела задать все вопросы?  — Селина как всегда была мудра.
        Оливия кивнула. Не много, но кое — что она таки узнала. Правда, эти сведения не очень сильно могли ей помочь. А то, что касалось Габриеля, выбило окончательно из колеи.
        — Помни, детка, все наши знания у тебя, нужно лишь время. А Габриель вернётся!
        Последние слова Старейшины прозвучали глухо. Проход закрылся, и духи исчезли, вернувшись назад в своё Царство Забвения, успев лишь помахать на прощание.
        Усталость и сонливость навалились всей своей массой. Стало хуже, чем перед тем, как она выпила эликсир. Ливия буквально валилась с ног. Махнув на всё рукой, девушка поплелась к своей постели в комнату, не потрудившись прибраться на чердачке и запереть двери. Достигнув цели, девушка со стоном вползла на постель и мгновенно отключилась.
        Кошмар не замедлил явиться…
        Всё то же странное, пугающее и полутёмное помещение с чёрной колоннадой. Ангелиус также никуда не делся, стоял и вожделенно пожирал взглядом Врата. Теперь девушка точно знала, что же это за таинственная Дверь в древних символах и рунах. Чёрные Врата, которые открывают проход в глубины ада и сдерживают там же жителей серных кущ.
        Тут демон обернулся к ней, расплывшись в подобии улыбки, выставив на обозрение клыки. Сия гримаса вызвала у Ливии приступ безотчётного и животного ужаса, заставляя сердце замирать в груди. В голову лезли мысли о неизбежности своей трагической кончины, ибо никто не может ей помочь. Здесь она одна наедине с демоном, и перевес сил отнюдь на её стороне. Надеяться на чудо было бессмысленно…
        — Ключ… мой ключ… иди же ко мне!  — расхохотался Ангелиус и поманил Ливию к себе.
        Девушка начала отступать. Взгляд отчаянно метался в поисках пути к бегству и последующему спасению своей шкурки от лап пакостного создания. Только вот выхода не было! Демон же неторопливо подбирался ближе, поблёскивая чёрными, будто обсидиан, глазами, которые словно говорили: «Тебе от меня не скрыться! Лучше сдавайся!». Попытки спрятаться тоже ничего не давали, демон оказывался проворнее. А потом она ощутила спиной прохладный камень стены. Это значило, что пришёл конец, путь к любому отступлению отрезан, а безжалостный монстр совсем близко. Ливия задыхалась от ужаса и его смрадного запаха. Она понимала, что спит, только вот проснуться никак не удавалось. Демон ликовал, поняв, что загнал её в ловушку, из которой ей не выбраться.
        Оливия вжалась в стену, наблюдая, как дюйм за дюймом зловонное создание приближается. Спустя миг их разделяло расстояние не больше ярда. Какие-то странные оцепенение и безразличие навалились на девушку, будто все эмоции разом исчезли, только чувство самосохранения в глубине души било тревогу. Жизненная сущность стала покидать тело.
        «Нет!» — кричал внутренний голос в попытках подавить волю демона и вырваться на свободу.
        В следующий миг произошло чудо. Между Ангелиусом и девушкой образовалась стена ослепительно яркого света, заставив Ливию зажмуриться, а демона отшатнуться в сторону. Исчадие ада внезапно повалилось на пол и начало кататься, схватившись лапами за опалённую морду, дико ревя от боли и ярости.
        — Ливия… Ливия…  — позвал до боли знакомый голос откуда-то издалека.  — Проснись!
        Девушка начала оглядываться в поисках места, откуда шёл голос. А потом её будто всосала черная дыра, унося прочь от вопящего Ангелиуса. Ливию тянуло вверх, создавалось ощущение лёгкости и полёта. Спустя мгновение она проснулась у себя в постели, тяжело дыша, покрытая испариной, хватая воздух ртом, как рыба, выброшенная на сушу, беззащитная и ранимая. Девушка почувствовала, что кто-то крепко сжимает её плечи, обжигая кожу. Взгляд, наконец, сфокусировался, и в предрассветном полумраке Ливия разглядела Габриеля. Благословенное спокойствие мгновенно снизошло на неё.
        — Габриель,  — произнесла она, поморщившись, услышав, как жалко прозвучал голос.
        Смотря в его дивные глаза и чувствуя, как сильные руки парня вцепились ей в плечи, Оливия поняла, насколько сильно ей не хватало его всё это время, показавшееся вечностью. Не хватало её ангела…
        Слёзы хлынули из глаз горячими ручьями, оставляя солёные дорожки, скатываясь и исчезая в густых локонах девушки. Она плакала от облегчения, что теперь не одна, что Габриель вытащил её из лап демона. Ливия была счастлива, напрочь позабыв обещание хорошенько его отколошматить.
        — Тише…  — прошептал парень и, оторвав свои руки от её плеч, вытер девушке слёзы.
        Целая гамма чувств отражалась на его лице, а в глазах светилось глубокое раскаяние и горечь.
        — Ты вернулся…  — всхлипнула девушка, довольно жалко на её взгляд, только Ливии было плевать.
        — Конечно, вернулся! Прости меня, если можешь,  — сказал он хрипло.  — Хотя моему поступку нет ни оправдания, ни прощения. Я не имел права оставлять тебя, забыв обо всём кинувшись в погоню.
        — Ты исполнял свой долг, не вини себя! И спасибо, что не дал ему до меня добраться! Я думала, это конец!  — жарко зашептала девушка.
        — Ох… ты ещё и благодаришь меня?! Невероятно… я этого не достоин!  — категорично закончил Габриель.  — А теперь спи! Я вижу, как ты измотана, тебе нужен покой!
        Ливия отрицательно замотала головой.
        — Нет, нет! Я не могу спать! Я не вынесу!
        — Не бойся. Мерзкая тварь до тебя не доберётся!
        Девушка мгновенно поверила и расслабленно прикрыла глаза. Но, почувствовав, как пружины матраса дрогнули, когда он начал подниматься с постели чтобы уйти, она с неожиданной для себя самой прытью вскочила и обхватила его за талию, дрожащим телом прижавшись к Габриелю. Беззащитно уткнувшись носом парню в плечо, девушка с наслаждением вдохнула его необыкновенно чудесный аромат.
        — Не уходи…  — глухо сказала она, ещё крепче обвивая парня.
        Он и не думал сопротивляться. Только нежно и очень аккуратно расцепил её объятия и, повернувшись, помог забраться под одеяло.
        — Хорошо, я никуда не уйду. Но ты должна отдохнуть, твои силы чрезвычайно истощены.
        — Ты точно будешь здесь?
        — Буду.
        Габриель присел на краешек её постели, взгляд парня был как всегда спокоен. Ливия откинулась на подушки и улыбнулась. Взяла его за руку и сжала её в своей ладошке, переплетя их пальцы. Закрыв глаза, она погрузилась в спокойный сон. Никакие демоны её не преследовали.

        ГЛАВА 27


        Габриель неотрывно глядел на девушку и с ужасом, сжимающим сердце, отмечал, как изменилась, осунулась девушка за столь ничтожный промежуток времени. Личико бледное, а чёрные ресницы, которые легли веерами на щёки лишь подчёркивали её бледность. Кожа казалась тонкой, а красивые губы, некогда притягивавшие взор и так напоминавшие бутон прекрасного цветка, теперь потеряли свой насыщенный розовый цвет.
        Он корил и упрекал себя, готов был безжалостно оторвать себе крылья за то, что был самонадеянным глупцом. За то, что поверил, самым ничтожным существам ада отключив разум напрочь, который утверждал, что даже под пытками демоны лгут. Если бы он остался рядом с ведьмой, тогда бы Ливия была бы ограждена от жадных лап демона, так жаждавшего её заполучить. Мерзкая тварь не сумела бы прорваться сквозь ангельские барьеры, особенно если их сотворил архангел. Хрупкие врата Царства Снов девушки, остались бы, неприкосновенны. Только мерзкая тварь воспользовалась его отсутствием, прекрасно зная, что защита не работает без постоянной подпитки из источника силы Габриеля. В итоге Ангелиус успел высосать из неё очень большое количество энергии, зная, что своими действиями он рушит защитные барьеры девушки. Ещё немного и всё пошло бы прахом. Тварь подземелья подчинила бы себе Носительницу и завладела Ключом. А Габриель мог об этом попросту не узнать, так как в параллельных мирах его связь с Оливией очень слаба. Поэтому, пока бедняжка погибала под воздействием Зла, он, позабыв обо всём на свете, словно ищейка,
взявшая след, ринулся в погоню за демоном. Только оказалось не за тем. Хитрая бестия Ангелиус заранее предвидел, что попытки уничтожить его приспешников будут, и некоторые из них непременно попадут к врагу в руки. Поэтому хорошо науськал своих подопечных, чтобы в этом случае они смогли отправить архангела по ложному следу. А для большей уверенности, что Габриель купится на эту уловку и уйдёт с дороги, ведущей к Ключу, он напоил своей кровью одного из своих подопечных. И отправил того в противоположную сторону от себя, зная, что Габриель учует демоническое зловоние и кинется следом. Весьма умно, так как кровь Ангелиуса прибавила низшему огребью ловкости и смекалки, позволившим ему долгое время играть с архангелом в салочки и ускользать в самую последнюю минуту. А кровь Господина не позволяла усомниться, что это именно Ангелиус. Габриель заблуждался так долгое время, пока в один миг не сцапал беглеца и с яростью не осознал, что его ловко водили за нос. А ещё в то мгновение его посетило доселе неведомое чувство паники и ужаса, которое не покидало ни на секунду, пока он прорывался сквозь другие миры на
землю, к Оливии, вознося молитвы Высшим Силам о том, чтобы успеть вовремя.
        Миг, когда Габриель ворвался в дом ведьмы, забыв об осторожности, архангел не забудет никогда. Внутренне холодея, он пытался ощутить её сильную колдовскую сущность, которая словно магнит всегда притягивала его. Только сейчас магия этого дома исчезла, оставив после себя гнетущую тишину. Это могло значить одно — конец. Но всё же спустя мгновение ему удалось нащупать связывающую их ниточку, ощутить присутствие Оливии, сильно истощённой, но главное — живой. А судя по лёгким колебаниям, проходившим по их связи, девушка с кем-то отчаянно боролась, вкладывая в это занятие остатки своих стремительно уходивших сил. Кто мучитель Ливии — не трудно было догадаться. В одну секунду парень оказался в комнате девушки, закипая от ослепительной жажды крови своего врага. Правда, на секунду он забыл обо всём, впервые увидев то, во что превратилась сияющая, словно изумруд, молодая красавица-ведьма. Она казалась бесплотным духом, слишком хрупкой и слишком уязвимой на большой постели, на фоне белых простыней и груды подушек. Лишь буйство её кудрей, разметавшихся в беспорядке по постели, говорило, что здесь лежит
человек. Слишком яркие для духа, хотя свой бесподобный оттенок лавы и живой блеск они утратили.
        Не теряя больше времени, он начал действовать, зная, что тянуть нельзя. Чем дольше она под властью Ангелиуса, тем хуже для всех. Оливию надо было вырывать из кошмара. Обычным способом из магического ужастика её не достать, это было очевидно. Оставалось одно, самому проникнуть в сон девушки и вытянуть, вытолкнуть её.
        Габриель невольно вздрогнул, когда вспомнил свои ощущения, когда окунулся в омут агонии смерти с медным привкусом крови, головокружительного страха с нотками ужаса и безнадёжного отчаяния, подавляющего разум. Океан тьмы и зла, имя которому — Ангелиус. Мерзкая тварь пропитала собою сознание девушки и пыталась создать для архангела препятствия, но тщетно. Гнев и желание во что бы то ни стало спасти ведьму усилили мощь естества Габриеля, он ломал барьеры, словно они были сделаны из хрупкого хвороста. Свет его сущности не позволял злу опутать его и давал возможность погружаться в кошмар глубже. Свет и Тьма, Холод и Жар вступили в противоборство в сознании девушки. Однако Габриеля было не остановить, поэтому он победил. К тому же Ливия помогла ему. Архангелу даже не пришлось полностью утонуть в её кошмаре, чтобы спасти девушку. Она почувствовала его силу, увидела свет, дарующий надёжную защиту, и потянулась к нему навстречу. Дальше легче, но прежде чем вынырнуть вместе с Оливией из кошмара, он напоследок успел опалить демона.
        Тогда он подумал, что мучения девушки закончились, и она спасена. Только ошибся… ведьма не пришла в себя и лежала бездвижимая, практически бездыханная. Но надежду давала тихонько вздымавшаяся и опускавшаяся грудь.
        — Ливия!  — сделал он попытку позвать её.
        Никакого ответа и реакции.
        — Ливия! Проснись!  — повторил Габриель.
        Для пущей надежности, что его слова дойдут до затуманенного разума девушки, он легонько встряхнул ее, взяв за хрупкие плечики. Габриель почувствовал под пальцами нежную, чувствительную и прохладную кожу, под которой ощущались тонкие косточки. Казалось, любое грубое прикосновение или резкое движение будет для неё чревато переломом.
        Наконец Оливия очнулась. Затрепетали, словно крылья бабочки, ресницы, дрогнули веки, а затем девушка открыла глаза, тяжело дыша и хватая ртом воздух. Сердце с силой билось у неё в груди. Габриель терпеливо ждал, пока она окончательно придёт в себя и сможет как-то отреагировать на его появление и своё спасение из лап демона. Внутренне парень был готов ко многому: к гневу и злости, она ведь такая упрямая и самостоятельная, или к едким обвинениям, даже ненависти. Он знал, что выслушает и примет всё, даже не пытаясь оправдываться. А если Оливия скажет ему сгинуть с её глаз прочь, то, не говоря ни слова, уйдет и будет держаться на почтительном расстоянии. Готов был ко многому…
        Но когда в глазах цвета сочной зелени блеснули слёзы, слёзы радости, недоверия, благодарности и ещё какого-то мощного, жаркого чувства, опалившего его — это поразило Габриеля в самое сердце. Оно сжалось и сладко заныло в груди, а сущность закипела внутри и потянулась к Ливии навстречу. Дыхание сбилось, стало хриплым и прерывистым. Ещё никто и никогда не радовался его появлению, просто некому было. Ранее напрямую работать с людьми ему не приходилось. Да и вообще его можно было назвать архангелом, несущим весть о том, что миру грозит опасность. Радоваться такому событию вряд ли кто-то был способен, даже если бы мог прознать. Поэтому радость Ливии была для него внове, нежданным сюрпризом, подарком, который он не заслужил.
        Добило Габриеля, когда слёзы девушки перешли в бурные рыдания. Этого он вынести просто был не в состоянии. Неожиданно даже для себя самого его руки оторвались от её плеч и стали нежно вытирать горячие ручейки слёз на личике девушки, поправлять спутанные локоны, мягкие словно шёлк. И поступок его был настолько поразительно естественен, что не мог не удивлять. Будто вытирать слёзы и утешать рыдающих ведьм и людей в частности, было для Габриеля самым обыденным делом. Конечно, многие ангелы как раз этим и занимаются: утешают страждущих, помогают нуждающимся. Но он был отличным от них, его сущность была сущностью Охотника, познавшего Зло во всех его ипостасях, ожесточённого сердцем и душой. А излишняя сострадательность, мягкость и нежность — всё это что-то на грани фантастики. С целями архангела, гонявшегося за беглецами из ада, они были несовместимы. Только здесь и сейчас, наедине с рыдающей девушкой, он не мог, да и не хотел вести себя иначе. А голос разума и сердце шептали, что ни с кем другим и не смог бы быть таким. Эта хрупкая, нежная, прекрасная, самоуверенная и упрямая ведьма сумела каким-то
образом околдовать его, обойдя стороной иммунитет против любой магии. Сумела заглянуть в душу, принять ангельскую сущность и занять прочные позиции в сердце Габриеля.
        Это открытие было ошеломительным, словно ему на голову опустили увесистый, проклятый демонами ада валун. Долго скрытые ото всех чувства, до сего момента спящие беспробудным сном, стряхивали с себя своё забвение и беспощадной, всепоглощающей ордой атаковали ставшего таким уязвимым архангела. Габриель растерялся, испугался и не понимал, как ведьма могла сотворить с ним такое и главное — когда. В тот первый миг, когда позволила заглянуть в свои глаза цвета жизни?! Или когда рыдала у него на груди после откровенных видений после охоты на демонов на кладбище?! Или в одно из тех мгновений, когда приходилось незримо следовать за ней?! А впрочем, это не столь важно теперь… всё уже случилось. Что будет дальше — пугающая неизвестность на фоне войны. Любовь — это великий дар на грани проклятья, но в то же время, это слабость, и ей не место там, где идёт борьба на выживание. К тому же, столь сильное и глубокое чувство к кому-то другому — путь к тому, чтобы навеки потерять себя. Оно страшило и не вызывало доверия, а за свой немалый век существования он видел, как из-за любви гибли поколения и целые нации
людей. Ею торговали, из-за неё шли на преступление.
        Габриель не знал, радоваться или горевать по этому поводу, но сейчас его одолевала вина, жгущая каленым железом изнутри, за то, что он сам буквально отдал Оливию в лапы демону. Это чувство и глубокое раскаянье в своих необдуманных и приведших к плачевным последствиям действиях затмили собой все остальные. Габриель не мог посмотреть ей в глаза без зазрения совести.
        Слова собственного обвинения и самобичевания срывались с губ, а Ливия вместо того, чтобы согласиться и отослать его прочь, оправдывала и жалела. Это было невыносимо. Поэтому надев маску спокойствия, он решил уйти сам, к тому же девушке надо было как следует выспаться. Только Оливия не отпустила. То, как она с отчаяньем вцепилась в него, лишь только он попытался покинуть её, и мольба в голосе девушки, сковали парня и не позволили сдвинуться с места. Он остался.
        Габриель вздохнул и посмотрел, как крепко, даже находясь в глубоком сне, Ливия прижимает их руки со сплетёнными пальцами к себе, боясь отпустить его от себя. Ему было не очень удобно, но забыв о собственном дискомфорте и пользуясь тем, что находится в тесной связи с ведьмой, он напитывал её своей энергией и силой. Это не могло ослабить его сущность, а девушке шло на пользу. Правда, надо было делать всё аккуратно и чрезвычайно осторожно, так как любая поспешность в столь деликатном деле могла привести к необратимым последствиям. Слишком мощный силовой поток энергии просто выжег бы девушку изнутри. Поэтому Габриель вливал в неё жизнь тонкой струйкой.
        И его усилия не прошли даром. Парень удовлетворённо наблюдал, как тёмные круги бесследно исчезают. Бледность сменяется нежным румянцем, расцветая на алебастровой коже алыми розами. Наливаются цветом лепестки губ. Все перемены в облике спящей девушки говорили, что она целеустремлённо приходит в норму. Девушка улыбнулась во сне.
        Он понял, что ей снится нечто очень хорошее, в отличие от кошмаров предыдущих ночей. Ему очень захотелось хоть одним глазком увидеть то, что видит Ливия, что заставляет её улыбаться. Но Габриель знал, что не посмеет без разрешения девушки вторгнуться в её сновидения. Ведь сон — это глубоко личное, и никто не имеет права пересекать запретную грань, если того не требуют обстоятельства. За соблюдением этого закона следят Хранители Снов, младшие из братии ангелов. Правда сейчас здесь нет ни одного, так как они до ужаса пугливые, и присутствие воинственного архангела им не по вкусу.
        Подле Оливии Габриель просидел остаток ночи, заглушив свои собственные чувства, которые жутко раздражали, охраняя её покой и с радостью наблюдая за окончательным выздоровлением Носительницы. Когда небо окрасили первые несмелые лучи солнца, он решил, что Ливия больше не нуждается в его энергии. Она вся буквально лучилась здоровьем, вид был цветущий, а колдовская мощь, как никогда сильная, затаилась внутри. Очень аккуратно парень высвободил свою руку из её цепких пальчиков, стараясь при этом ненароком не разбудить, и поднялся с постели, бросив на девушку ласковый взор.
        Оторвавшись, наконец, от созерцания спящей, Габриель окинул взглядом её комнату. До сего момента как следует рассмотреть апартаменты Ливии ему не доводилось, а ведь это место может очень много поведать о его хозяйке. Стены домов, вещи и прочее впитывают энергетику владельцев и благодаря этому будто оживают. Если уметь считывать их чувства можно узнать даже то, что сами хозяева о себе и не знают. Ведь люди придают огромное значение тому, в какой обстановке им придётся жить. К тому же, любая вещь — это персональный и профессиональный фотограф, который сохраняет свои драгоценные снимки в сознании.
        Габриель прошёлся по комнате, водя руками по стенам, дотрагиваясь до предметов интерьера. Перед глазами возникали образы-картинки, которые рассказывали маленькие секретики девушки, мирно спящей на постели. Боль и тоска от расставания родителей, слёзы разочарования, ликование триумфа, горечь обиды, вспышки ярости и гнева. В них Оливия была такой разной, словно насыщенная радуга. Он с искренним восхищением и интересом просматривал этот цветастый калейдоскоп, составляющий личность юной ведьмы. Но особенно его поразили те чувства, тот заряд энергетики девушки, когда он случайно коснулся сделанного ею полотна. Глаза Габриеля были закрыты, поэтому он не сразу понял, что за вещь вызвала такой хоровод ощущений. Там было столько трепетной надежды со вкусом страха и любви, что перехватывало дыхание, это был полёт души и фантазии. Парень нерешительно открыл глаза и увидел… полотно с изображением ангела. Габриель сделал шаг назад, чтобы как следует рассмотреть его. Он спрашивал себя, почему раньше не замечал этого полотна, ведь оно буквально унизано изумрудными нитями сущности Ливии, в нем было столько души.
Габриель замер и потерялся в этом творении, оно поглотило всё его внимание. Лёгкость изображённого безликого ангела, стала его лёгкостью. Будто это его образ, сама того не ведая, сотворила девушка. Трепет прохладных волн реки у ног, аромат колышущихся трав, свежий ветер, треплющий волосы и зовущий в тёмное небо. Сорваться и полететь, взмахнув крыльями, данными ему и забыться среди облаков… стать свободным. Может, именно об этом мечтала Оливия, создавая своё панно? Думала, что они, ангелы, свободны? Тогда она ошиблась: для существ неба ограничений и табу столько же много, как и для людей.
        Архангел тряхнул головой, отогнав шальные мысли, которые могли отвлечь от задания, порученного ему. Более не глядя на полотно и спящую девушку, зная, что тогда он непременно останется, вышел из её комнаты. Габриель знал, что когда Ливия проснётся ей стоит побыть одной, чтобы прийти в себя. Он очень надеялся, что появившееся между ними взаимопонимание не рухнет после того как Оливия припомнит все события ночи. Но, уже зная Ливию, парень мог с уверенностью предполагать, что девушка с лёгкостью простит ему его исчезновение. А вот то, что он видел её слабость и слёзы, простить будет сложнее.
        Габриель прошёл через галерею с портретами почивших ведьм, умудренными взглядами, провожавшими его, и заглянул в несколько пустующих комнат. Одна ему понравилась, так как была практически пуста. Помимо широкой постели, тумбочки и лампы там ничего не было, к тому же оклеенные лазурного цвета шёлком стены пришлись ему по вкусу. Он решил принять предложение ведьмы, сделанное ею, когда они ехали после злополучной охоты на подручных Ангелиуса, и разделить с ней кров. Прежние его планы уже нарушены, демоны хорошо осведомлены о присутствии покровителя у ведьмы, и скрываться не было надобности. Габриель был уверен, мерзкая тварь не оставит попыток добраться до девушки, а сегодняшние увечья лишь подстегнут Ангелиуса к действиям. А один из погибших в руках архангела демон перед смертью поведал, что его врагу Князь Тьмы дал срок лишь до Рождества. Значит, теперь они оба зависят от времени, утекающего очень быстро. Так что для Ливии будет лучше, если он будет рядом с нею. Конечно, он и так был бы рядом, незримый для её глаз, но Габриель больше не хотел быть шпионом и портить отношения с девушкой. А так она
поймёт, что с ним можно сотрудничать, что ему можно доверять. Единственное, Оливия всеми способами будет пытаться узнать его секрет. О своей ангельской сущности Габриель не хотел распространяться, считая, что это просто ни к чему, и не стоит внимания. Но глубоко внутри, не признаваясь в этом даже самому себе, парень боялся, что такое знание оттолкнет Ливию от него. Боялся увидеть суеверный страх в её глазах. Правда, он не сомневался, что рано или поздно она непременно всё узнает. Парень надеялся на «поздно».
        Габриель растянулся на постели, прикрыв глаза от усталости, чувствуя, как по телу растекается нега, а мышцы расслабляются. Летать через параллельные миры — дело не из лёгких даже для такого сильного существа, как он. Теперь ему просто необходимо немного поспать. Несколько часов для архангела вполне достаточно, чтобы перезапустить энергетическую «батарею», дающую ему его силы. Хотя ранее хватало и доли секунд, но он слишком долго на земле. Силы капля за каплей утекают из него, он всё больше и больше становится человеком, так как этот мир создан для людей и только частично для их ангелов, которые соседствуют и делят жизнь с человеком. Но даже они не могут жить на земле постоянно, иначе их ангельская сущность обратится человеческой душой. Правда, этот процесс может растянуться на годы и даже на столетия без значительных потерь энергии. Архангелы же более мощные и сильные, они созданы уничтожать, и тратят очень много Сил для этого, существование в земных сферах гибельно. Габриель отличается от них, поэтому у него есть ещё шанс.
        Вскоре парень погрузился в сон.

        
        ГЛАВА 28


        Под подушкой заверещал мобильный, сообщая, что солнце встало из-за горизонта, пробудившись ото сна, и другим пора сделать то же самое. Оливия поморщилась, но глаза всё же открыла и бессмысленно стала рассматривать балдахин над своей постелью. С каждым мгновением ясность мысли и способность здраво рассуждать возвращались к ней. События прошедшей ночи восстанавливались. Ливия спрашивала себя о том, действительно ли её потерянный архангел вернулся, или это был лишь сон, сладкая мечта, преобразованная хитрым мозгом в сновидение. Хотя если ей приснилось что-то путное и светлое помимо мерзкой твари Ангелиуса, это можно считать несказанными удачей и счастьем.
        Мысли о демоне заставили девушку вздрогнуть, а тело прошиб холодный пот. Воспоминания о том, как он истязал и преследовал её во сне, заполнили голову. Но им на смену пришли другие, о том, как в самый жуткий момент, когда, казалось, спасения нет, в кошмар ворвался Габриель и вытянул её. Значит, это действительно было. Блудный архангел действительно вернулся, чтобы спасти свою подопечную. Оливии захотелось смеяться и скакать на постели, сейчас же броситься на поиски парня и повиснуть у него на шее.
        «Кажется, именно так я и поступила — повисла на нём и принудила остаться рядом со мной! Какой ужас! Что же он обо мне сейчас думает?» — подумала девушка.
        Её щёки залил жаркий румянец стыда. Ливия в досаде шлёпнула ладонью по постели, мысленно прокручивая в голове своё дурацкое поведение. Оправдание тут могло быть только одно. Что в момент своего спасения она была практически полностью опустошена и жутко устала, чувствуя себя потерянной и никому ненужной, и в то же время испытывала облегчение, что ей спасли жизнь. А Габриель был таким нежным, да и вообще казался рыцарем на белом коне в сияющих доспехах, который столь отважно сражался и победил монстра. Уронить несколько слезинок — это еще куда ни шло, но разрыдаться, словно маленькая беспомощная девчонка…
        Ливия вздохнула, надеясь, что досадный инцидент останется между ними и в стенах её комнаты. Сейчас, при свете дня, как следует отдохнув, даже кошмар, в который обратилась жизнь Ливии, не казался столь беспросветным. К тому же, к ней, кажется, вернулась колдовская Сила! Как Оливия и предполагала, хороший сон сделал своё дело и сотворил чудо, вернув ей радость и краски жизни, способность смотреть в своё неопределённое будущее с оптимизмом и долей юмора.
        Девушка чувствовала себя настолько хорошо, что могла пробежать несколько миль и даже не запыхаться. Это казалось просто невероятным, особенно после того, как она целую неделю засыпала на ходу и еле-еле переставляла ноги и пила тоники, поддерживающие остатки сил в теле.
        Не слезая с постели, Оливия решила устроить себе тест. Немного пошарив взглядом по своей комнате в поисках объекта, она, наконец, остановилась на маленькой вазочке, стоящей на туалетном столике. Сосредоточившись на ней, девушка чуть шевельнула пальчиком, и вазочка послушно взмыла в воздух, а затем зависла в нескольких дюймах над поверхностью стола. Ливия удовлетворённо улыбнулась и вернула её на своё место. Она чувствовала, что Сил у неё хватит на то, чтобы двигать не только фарфоровые вазочки, но и столы со шкафами.
        «Определённо Силы ко мне вернулись! Я чувствую, как они струятся по моим венам, наполняя каждую клеточку жизнью! Это просто чудесно! Словно моих мучений и не было… кажется тут не только заслуга сна, но и без ангельских чар не обошлось» — размышляла девушка.
        Оливия ещё немного понежилась в постели, а затем, решительно откинув одеяло, соскочила на пол, сладко потянувшись. Было неимоверно хорошо чувствовать во всём теле такую бодрость духа. Приводя себя в божественный вид, она тихо мурлыкала песенку, чего не делала очень давно. Настроение было замечательное, даже воспоминания ночных событий притупились. Теперь оставалось одно — встретится с Габриелем днём и надеяться, что он не сделает неверных выводов по поводу её поведения… или наоборот, чересчур верных. И то и другое чревато обострением в их запутанных, сложных отношениях.
        Закинув за спину рюкзак, Ливия вышла из комнаты. Ведьмы-прародительницы спокойно взирали с портретов, девушка весело помахала им и поздоровалась с каждой. Ей показалось, что те благосклонно ответили, чуть склонив головы, украшенные затейливыми причёсками. На верхней ступени лестницы девушка замерла, ей захотелось позвать архангела, но потом Оливия отказалась от этой мысли. Не хотелось показывать ему, насколько она нуждается в нём и боится, что тот вновь исчезнет. Только именно это мгновенно пришло Ливии в голову, так как в доме не было не единого звука, в воздухе висела абсолютная тишина. Стало казаться, что она вновь осталась одна. Внутри шевельнулся неприятный ледяной холодок. Но было трудно поверить, что после того, как Габриель вырвал её из лап демона, а потом вымаливал прощения, сидя у неё в ногах на краешке постели, он посмеет вновь упорхнуть.
        Вдруг девушка заметила, что дом немного изменился, и в довольно странную сторону. Всё видимое ей пространство буквально пронзало огромное количество сверкающих голубоватых лучей, напоминающих лазерную сигнализацию банка, виденную ею в фильме. Только те были красными, а эти немного странно переливались и временами вспыхивали сапфирово-синими всполохами, похоже, это «нечто» было делом рук её крылатого напарника. Зная его, Оливия могла с точностью сказать, что он ошивается где-то поблизости и наверняка разглядывает исподтишка её растерянную и недоумевающую физиономию.
        — Ничего себе… и что это такое?  — осведомилась она
        В ответ не было не произнесено ни слова. Тогда Оливия решила рискнуть и выяснить всё опытным путём, если конечно это получится. Она медленно поднесла руку к одному из переливающихся лучиков и коснулась его. Ничего не произошло. Она даже не почувствовала, что чего-то коснулась. Тогда Ливия решила попробовать ещё раз и провела рукой, через луч… и снова ничего. Минуту она так забавлялась, проводя руками через «сигнализацию» и ожидая, что хоть что-то произойдёт. Оказалось, делала она это напрасно.
        Рядом раздалось покашливание, более напоминавшее попытки скрыть смех, которое заставило Оливию подскочить на месте и схватиться за сердце. Хотя она знала, что Габриель где-то рядом, его неожиданное появление вновь едва не довело её до удара.
        — Это сработает только в том случае, если лучей коснется демон или какое-либо другое тёмное существо. Ведьмы в этом случае не считаются,  — спокойно прокомментировал парень.
        Он вальяжно прислонился к перилам лестницы в шаге от неё, как всегда соблюдая невозмутимое выражение лица и пронзительных глаз. Трудно было поверить, что это он посмеивался над ней за миг до этого, хотя это вполне могла быть её разыгравшаяся фантазия. Трудно было поверить и в то, что перед ней стоял именно тот парень, что так нежно успокаивал её, стирая слёзы с лица, а потом позволил сграбастать свою руку и так заснуть. Хотя Габриель вполне мог ей просто подыгрывать, или в «мистере Само Спокойствие и Невозмутимость» действительно проснулись тёплые и человечные чувства. Но надо признаться, что он и не парень вовсе, в полном смысле этого слова. Прежде всего, Габриель был архангелом, который должен, во-первых, спасти её шкурку от посягательств разных тварей, а во-вторых, спасти мир. К тому же, очень хорошо, что он всегда спокоен, это вселяет надежду, что они непременно победят, а сейчас это особенно здорово, не придётся объясняться. Хотя Оливии очень хотелось сказать, что она не сердится по поводу того, что он исчезал, главное, что вернулся и по-прежнему своей близостью волнует её.
        Она не могла понять, как архангел мог быть настолько преступно хорош собой. Не могла понять и жутко досадовала на это обстоятельство. Ведь, в сущности, внешность для них не должна быть важна, это только в её воображении ангелы обладали личиками красавцев. Другие предположения девушки разбились вдребезги, но вот относительно внешних данных, ещё стоял огромный вопрос. Ливии стало обидно, что с другими ангелами, не говоря об архангелах, она не знакома. Но отчасти это было очень хорошо, раз уж один залётный «крылатый» внёс в её жизнь такой сумбур, то к чему приведёт нашествие нескольких представителей ангельской братии даже трудно предположить. Правда, лишь при знакомстве с несколькими можно было бы с твёрдостью утверждать, права она или вновь ошиблась. Только вот она вряд ли это узнает когда-нибудь, а спросить у Габриеля у Ливии язык бы не повернулся. Выглядеть в глазах парня полной дурой не хотелось, он и так сомневается в наличии у неё такого органа как мозг, впрочем, как и у всех ведьм в общем. Да и с тем, чтобы рассказать ему о том, что ей всё известно относительно его принадлежности к высшим
чинам Высших Сил, она решила повременить. Что-то подсказывало девушке, что с этим сообщением не стоит торопиться.
        Девушка молча разглядывала парня, который действительно был чрезвычайно хорош в это раннее ноябрьское утро. Тёмные локоны слегка взъерошены, глаза прищурены, а густые, длинные ресницы практически смыкались, и сквозь них светились аквамарины глаз Габриеля. Губы были плотно сжаты, и Ливии до чёртиков захотелось коснуться их пальцами, чтобы заставить его немного расслабить свой красивый рот. Подбородок выдвинут вперёд, а на точёных скулах пробегали бугорки желваков. Оделся парень очень просто: в бежевую рубашку с воротником стойкой, расстегнутую у ворота и так выгодно подчёркивающую загорелую шею, слаксы песочного цвета и кожаные коричневые сапоги. Этого всего вполне хватило, чтобы сердце затрепетало в груди, а в голову полезли странные мысли. Например, такие как её размышления на тему: «Действительно ли все архангелы так привлекательны?» Или терзаний над вопросами: «Где Габриель успел загореть? Неужели среди облаков?»
        Девушка прискорбно могла констатировать, что, по-видимому, Габриель, сам того не ведая, отрицательно воздействует на работу её головы. Это пугало и раздражало её, можно сказать до боли в зубах.
        — Рада, что ты считаешь, что ведьмы достойны служить добру,  — ответила Ливия.  — Только тебе не говорили, что подкрадываться к людям со спины не очень хорошо? Для них, конечно. Мне Ангелиуса вполне хватает, с его попытками убить меня. Твоё желание довести меня до сердечного приступа не вдохновляет.
        — Я никогда не причиню тебе зла! К тому же я не подкрадывался, Оливия. Да и не раз тебе говорил, что всегда буду за твоей спиной, всегда рядом.
        Девушка едва успела прикусить язык, прежде чем упрёк сорвался с её губ. Раз она решила, что простила его, значит, так тому и быть. Но вот относительно того, где его черти носили, или Габриель их, очень хотелось бы выяснить.
        — Я могла бы высказаться насчёт твоего «всегда», но не буду, так как простила тебя и очень благодарна за то, что помог спастись мне. Считай, что этим ты рассчитался за всё. Только очень хотелось бы узнать, где ты был всё это время?
        Габриель нахмурился, выслушав её слова и вопрос. Минуту-другую он молчал, но всё же соизволил ответить:
        — Я не рассчитался с тобой Ливия. Мой проступок слишком тяжёл, чтобы ему нашлось прощение или оправдание…
        — Это мне решать, прощать тебя или нет, Габриель. Ты попросил прощения, и я его тебе даю, теперь давай закроем эту бессмысленную тему и вернёмся к заданному мною вопросу. Где ты был?  — отмахнулась от его слов Ливия, перебив архангела.
        Габриель вздохнул и потёр переносицу, глухо ответив:
        — Я ловил демона между мирами, и, как мне казалось, самого Ангелиуса. Уж очень не хотелось упускать такую возможность.
        — Как тебе казалось?  — недоумённо переспросила девушка, от удивления приподняв брови.
        — Именно… если вспомнишь тех демонов, которых мы отловили на кладбище…
        — Мне трудно их не вспомнить!
        — Они поведали мне о том, где найти Ангелиуса и какими потайными тропами тварь передвигается в попытках спрятаться. На меня словно зашло затмение, включился инстинкт охотника, и я бросился в погоню, позабыв обо всём на свете.
        Ливия слегка поморщилась. Было не очень приятно слышать из уст парня твоей мечты, что он променял тебя на какого-то паршивого демона.
        — А дальше?
        — А дальше я не учёл, что даже под моими пытками мерзкие отродья могут солгать, а я это даже не почувствую. Ангелиус очень хорошо поработал над своими приспешниками, они лгали бы даже, если бы я начал медленно рвать их на куски.
        — А ты бы мог?
        — Вполне…
        Ливию передёрнуло, только стоило ей представить, как Габриель рвёт на мелкие клочки тех тенеподобных демонов, что он отловил на кладбище. Вместо этого, архангел их просто сжёг. Можно считать этот поступок очень милосердным с его стороны. Тем временем, он продолжил:
        — Твари ночи отправили меня по ложному следу, а довершением этой комедии стало то, что Ангелиус подкинул мне «подсадную утку» — мелкого демона, которого напоил своей кровью. Всю неделю я провёл в попытках поймать тварь. Правда открылась мне лишь тогда, когда я схватил отродье ада за глотку. Он мне и поведал о хитроумном плане своего Господина, который прошёл с ошеломительным успехом. Ливия, я думал, что опоздал… что потерял тебя…
        Последнюю фразу Габриель хрипло прошептал, отвернувшись. Ливия шагнула к нему и несмело коснулась его. Парень повернулся, глаза опалили девушку, в них промелькнула горечь.
        — Но не потерял же! Так что прекрати это самоистязание, и пойми, наконец, что ошибаются все.
        — Оливия, пойми и ты, моя ошибка могла стоить жизни тебе и нескольким миллиардам других невинных людей.
        — Так, ладно, чувствую, что в этом вопросе с твоей стороны глухо, перейдём к следующему. Зачем всё это?  — спросила девушка, указав на синие лучики.  — Дом и так имеет непробиваемую защиту от зла, это очень искусная и надёжная магия.
        — Ангелиус очень умён и коварен, ни один из демонов не требовал от меня стольких усилий для поимки, как он. Как правило, эти твари очень предсказуемы, но он правая рука самого Князя Тьмы и чрезвычайно изобретателен. К тому же, демон обладает способностью порабощать тела людей, делать из них послушных марионеток. Он может выдумать многое, чтобы добиться желаемого, и я не хочу предоставить ему и малейший шанс застать нас врасплох. А сейчас мерзкой твари придется напрячься, так как убитый мной демон рассказал, что Господин дал Ангелиусу срок до Рождества для исполнения его воли. Теперь тот сделает всё, боясь потерять расположение своего Хозяина, к тому же тот наверняка пообещал ему хорошее вознаграждение за верную службу.
        — Хорошо, хорошо… убедил! Благо гости ко мне не часто заходят. Пришлось бы долго объяснять им для чего нам с родительницами «сигнализация» по всему дому.
        — Никаких гостей! И никаких посещений и мероприятий, я тебе только что сказал, что Ангелиус великолепный манипулятор людьми, а это чревато последствиями для всех. Считай, что ты сейчас на жёстком карантине.
        — Вообще никуда не ходить и никого к себе не приглашать???  — возопила Ливия, с ужасом представив своё одиночество.
        — Вообще…
        Девушка понуро кивнула в знак согласия, поняв, что её напарник — конвоир абсолютно непреклонен. Как ни обидно, но Ливия понимала его жёсткую логику.
        — А в школу то мне можно ходить? Или и в этом случае я под домашним арестом?
        — Было бы замечательно, если бы ты оставила на время школу, но судя по твоему выражению лица, ты этого делать не намерена. Я правильно понял?  — осведомился Габриель, выгнув бровь.
        — Ты правильно понял. Я всё понимаю и осознаю опасность…
        — По-видимому, не до конца!  — перебил Ливию парень.
        — Нет, я полностью осознаю, но даже из-за Ангелиуса не хочу рушить свою жизнь! И не думай мне помешать, иначе наше сотрудничество будет очень затруднительно!
        — Хорошо, в школу ты будешь ходить. Только запомни: я буду с тобой повсюду, неразлучен, словно твоя тень. Такой расклад устраивает? Надеюсь, да, потому что это моя единственная уступка, о которой, будем надеяться, я не пожалею.
        — Договорились!  — согласилась Оливия.
        С улыбкой девушка протянула ему руку, дабы скрепить договор о сотрудничестве крепким рукопожатием. Габриель скептически посмотрел на протянутую руку ведьмы, но всё же пожал её. Но лишь только они коснулись, девушку будто пронзил электрический разряд, в сердце разлился жар, а перед глазами открылась тьма, приглашающе распахнув свои объятия. Чёрная бездна манила, приглашала вкусить новые знания, открыть новые горизонты. Что будет на этот раз, девушке было неизвестно, впрочем, как всегда, но она знала, что не в силах противиться такому искушению. Сознание откликнулось на зов, медленно погружаясь во тьму в страстном желании познать неизведанное. Ливию качнуло в сторону Габриеля, и в поисках опоры она ещё крепче сжала его руку, а другой упёрлась в плечо парня. Теперь они стояли вплотную друг к другу. Оливия откинула реальность, стремясь навстречу тому, что решил открыть её дар, дрожа душой и телом.
        Бархатные портьеры разъехались… Ливия ощутила падение. Она падала, и ветер рвал одежду на ней, яростно завывая в гневе от того, что кто-то посмел вторгнуться в его владения. Глаза заволокло пеленой, от холода и порывов ветра они слезились, поэтому рассмотреть что-либо не удавалось. В тело впивалось множество ледяных иголок, и уцепиться было не за что. Да девушка и не пыталась, полностью отдавшись тому, что с ней происходило. Она превратилась в хрупкую игрушку в руках судьбы. Облака, словно сахарная вата, таили под руками, их материя была слишком хрупка, чтобы удержать её. Но из сердца исчез страх, и пришло понимание, что всё это происходит не с ней — это чужая жизнь, чужие эмоции. Она больше не была Оливией Уоррен! Теперь её сущность буквально пульсировала нереальной мощью, и в голове не было и зачатков мысли, что от соприкосновения с твёрдой поверхностью земли она разобьется или с ней что-то может случиться. Отнюдь, в ней лишь появлялось раздражение от такого неудобства, соседствуя с терпеливым ожиданием. А затем в ней будто произошел взрыв неукротимой энергии. Этот поток был таким мощным и
горячим, словно каждую клеточку затопила вулканическая лава. Но даже когда она вся наполнилась, казалось до самых возможных пределов, энергия продолжала прибывать. Только она лишь приветствовала это и не пыталась сопротивляться, поворачиваясь навстречу этому чуду всем своим существом, принимая этот поток до последней капельки. Тело изгибалось, подчиняясь жёстким ударам ветра и неукротимым силам, нашедшим в ней своё сосредоточение. Глаза широко раскрылись, непроницаемая дымка, закрывающая их, рассеялась, и девушка поняла, что излишки энергии нашли выход. Её тело было окутано ослепительным белым светом, она сама стала этим светом, сияющим сгустком, подобно комете, летящим к земле. Преобразование закончилось успешно.
        Бездна Знаний отринула Оливию, выбросив в мир реальности. Оливия вновь стала собою, вернув себе тело и душу, и полный набор своих эмоций вдобавок. Девушка поняла, что то, что она узрела и прочувствовала, было путешествием архангела в мир людей. А какого именно, догадаться не сложно. Только непонятно, почему её видения были с этим связаны.
        Ливия медленно приходила в себя, но не смела поднять на него глаза, хотя и чувствовала, как взгляд Габриеля обжигает её. Аккуратно, с дрожащей улыбкой на губах, она отняла свои руки от парня. Он стоял молча, явно ожидая её объяснений. Вот только девушка не знала, что ему сказать. Пока разум бился над этой задачей, услужливое подсознание вышло из положения оцепенения и, отдав команду губам, произнесло, разом нарушив любые клятвы о сохранности тайны до поры до времени:
        — Какая я, оказывается, неуклюжая… правда, теперь мне известно, кто ты!

        ГЛАВА 29


        Ангелиус равнодушно оглядел ряды своих верных слуг, вальяжно развалившись на высоком кресле, очевидно напоминавшем ему трон. Всего трое демонов осталось у него, как ни печально это звучит. Жалкие, ни на что не годные твари, пушечное мясо, но, увы, без них ему не справиться, как ни прискорбно. Должен же кто-то выполнять черновую работу или играть роль приманки. Он слишком ценен для таких задач, его же роль руководить и мыслить масштабно. Конечно, для успешного осуществления замыслов, ему хотелось, чтобы численность армии была в несколько раз больше.
        Правда, о значительных потерях демон не жалел, так как они были оправданы. Прислужники погибли во имя великого дела, во имя Тёмного Князя, а он благополучно уничтожил восьмерых Носителей и к тому же покормился за их счёт. Нет ничего вкуснее человеческой плоти и крови, особенно если эти лакомства употреблять в свежем виде. А агония ведьм и их страх придали пиршеству приятную пикантность. Пир на бранном поле, под носом у своего врага, что может быть приятней?!
        О да, игра с цепным псом Сил Добра очень занимательна и приятно будоражит кровь, особенно если это противоборство с перевесом на твою сторону, с твоим преимуществом. Уже восемь раз Небесный Охотник остался с носом. Впрочем, другого и не могло быть, ибо не зря Господин так благосклонен к Ангелиусу и ценит его. Ведь он один из самых сильных, хитрых и могущественных демонов ада, готовых на всё ради похвалы своего Хозяина, просто обязан быть на шаг впереди своего врага. Теперь семь частей знаний, в которых закодировано место расположения Чёрных Врат, принадлежат ему. Чрезвычайно жаль, что восьмая ведьма, будь она проклята, успела-таки ускользнуть. Старая карга, словно поджидала его, к тому же, успела подстроить ловушку, в которую он и угодил.
        Ангелиус заскрежетал зубами, в приступе ярости сжав подлокотник лапами с длинными когтями. От этого тонкие, потемневшие от времени пластины, которыми было оббито всё кресло, погнулись и на них остались глубокие вмятины.
        Демон вспомнил свои мучения, когда он попал в западню. Тело буквально изнемогало от боли, путы обжигали и разъедали кожу. Не единожды Ангелиус упрекал себя за проявленную беспечность: явиться в дом к Старейшине без соответствующих мер защиты. Впрочем, за это он мгновенно поплатился. Шрамы от затянувшихся ран служили красноречивым доказательством, что надо быть всегда начеку. Он должен был помнить, что к старой ведьме нужен особый подход. Правда, ему удалось всё-таки полоснуть колдунью когтями и нанести ей смертельные раны, только в чём тут прок?! Он, опутанный с ног до головы, не мог и пошевелиться или даже попытаться добыть часть знаний, принадлежавших ведьме. В тот миг ему хотелось одного — освободиться, пока заколдованная штуковина не нанесла ему серьезных увечий. Всё бы ничего, но тут вломился в дом его заклятый враг — Небесный Охотник, архангел, созданный для грязной работёнки по поручению Небес, верный служака Высших Сил. Ангелиус нисколько не удивился, узнав, кого эти святоши прислали, чтобы его изловить. Вот только в тот момент, терзаемый болью и не способный оказать надлежащего
сопротивления, он собой представлял великолепную добычу, компактно упакованную. Его жизнь повисла на волоске. Только прежде чем отправиться в ад или сгинуть навеки, демон понял, что будет сражаться до последнего. Не для того он сбежал из Преисподней, чтобы его сцапали.
        Ангелиус обожал водить врага за нос, но прекрасно осознавал, что Габриель беспощаден, умён и силён, в открытом бою ему нет равных, и он смертельно опасен, практически непобедим. Либо ты его, либо он тебя. А когда путы сковывают движения и ещё причиняют жуткие мучения, всё становится ещё куда опаснее.
        Их битва в маленьком домике старой ведьмы надолго останется у него в памяти. Никогда ранее Ангелиус не был так близок к краю пропасти, не был так близок к гибели. Бой был кровавый и тяжёлый, особенно для него. Архангел целеустремлённо, методично и ожесточенно рубил и истязал его плоть, пользуясь временной беспомощностью своего врага. Ответные выпады демона по сравнению с точными ударами Габриеля были ничтожны и не приносили желаемого результата. Смрад горелой плоти забил Ангелиусу ноздри, и он с омерзением и яростью понимал, что это горит и плавится его собственное тело. Кожа была покрыта волдырями, и от неё начали отваливаться большие лоскуты. От боли темнело в глазах, а яростные крики вырывались из пасти. Ему хотелось добраться до Охотника и изорвать его на клочки, но ядовитая слюна до архангела не долетала, и вызвать смертоносный для божественных тварей огонь опутанным он не мог. Тем временем в его теле появлялось всё больше и больше рваных и колотых ран, из которых сочилась кровь и вместе с ней утекали силы. Тогда пришлось сосредоточиться на путах. Ангелиус не забудет до скончания века своё
ликование, когда почувствовал, как плети, связавшие его, поддались, и появился шанс вырваться на волю. Отбиваясь, как только можно, он сосредоточился на путах и, спустя некоторое время, они пропали. Как не было велико желание кинуться в драку, демон осознавал, что слишком изранен для открытой борьбы. Совершать ещё одну глупость он был не намерен. Вместо этого решил, что пора исчезнуть и найти место, чтобы зализать раны, а Габриелю он ещё отомстит. И сделает это непременно и с огромным удовольствием, наслаждаясь каждым мгновением мучений своего заклятого врага.
        Создать портал оказалось проще простого, и через него он убрался из домика ведьмы, мгновенно поняв, что Охотник за ним не последовал. Великое человеколюбие всех ангелов всегда умиляло Зло, а сейчас чрезвычайно кстати сыграло ему на лапу, давая нужное количество времени, чтобы убраться подальше и залечь в нору поглубже. Габриель — глупец, у него была возможность одержать победу, но вместо этого крылатый променял ее на умирающую старуху, которой уже не помочь. Из его лап целой и невредимой не спаслась ещё ни одна душа.
        Найти хорошее убежище оказалось не так просто. Его слуги прочесали не одно заброшенное кладбище, чтобы найти приличные апартаменты. Существовать в какой-то грязной норе Ангелиус был не намерен даже в стесненных обстоятельствах и чудовищно израненный, да и к тому же, демону его уровня это просто не позволительно. Наконец, место было найдено. Им оказался старый склеп, наполовину провалившийся под землю, с красивой лепниной на крыше и милой сердцу колоннадой, с цветными витражами вместо обычных стекол. Помещение было сухим, прохладным и полутёмным, с прелестным интерьером. Там также нашлось шесть подсвечников с огарками свечей, стоящих на небольшом столе. Приятным дополнением оказалось кресло, оббитое медными пластинами, а также стены, обтянутые выцветшей, местами порванной и линялой от времени драпировкой буро-вишнёвого цвета. В аду было превосходно, но всё же маловато комфорта. Даже покои Тёмного Князя, что неизменно поражало Ангелиуса, не отличались роскошью, и демон не понимал, как тот мог терпеть такое. В общем, место его устраивало целиком и полностью. Чем ему нравились люди, так это тем, что,
даже умирая, они не забывали о телесных благах, что превосходно демонстрировал этот склеп. Как оказалось, принадлежавший некогда весьма высокопоставленной и уважаемой особе. Правда, теперь хозяин склепа превратился в жалкую и бесформенную груду костей, обтянутых фрагментами одежды в старом развалившемся гробу. От этой мерзости пришлось избавиться, так как он просто хронически не переносил мертвецов, на демона от их вида нападала меланхолия. Человеческие слабости и людское стремление к определённому комфорту даже после смерти, обеспечили ему великолепные апартаменты. Хорошее место, чтобы строить планы, намечать пути к высоким и глобальным целям.
        Такие размышления заставили демона самодовольно осклабиться, продемонстрировав жуткого вида, влажные от яда, клыки. В чёрных глазах разверзлась смертоносная и холодная бездна, готовая поглотить всё живое.
        Он подумал, что проклятие ему более не страшно, ибо проклят он давно и на веки вечные, без шанса на искупление. Да оно ему было и не нужено.
        А как хорошо всё начиналось для него, в ту далёкую пору, когда за спиной трепыхали белые крылья, и сущность его была сущностью ангела. Только всему хорошему рано или поздно приходит конец. Жизнь на небосклоне резко изменилась для Ангелиуса, лишь только Высшие чины Света прослышали о взглядах одного из своих солдат. А в чём собственно его вина? В том, что не хотел лелеять и сюсюкать с мелкими, пакостными и грешными до самого основания людишками! К тому же, ему очень захотелось ощутить вкус абсолютной власти, а не довольствоваться крохами с хозяйского стола и во всём всегда подчиняться целой орде архангелов-военачальников. Терпению пришёл конец, и он без сожаления отрёкся от белоснежных крыльев и светлой сущности ангела, ступил на путь Люцифера, готовый идти до конца ради жажды быть первым и быть значимым. Только тогда он не совсем понимал, на что идёт.
        Поднять бунт среди Небесных Воинов оказалось проще простого, только эти святоши и лицемеры были слишком слабы, чтобы отстаивать своё право и поддержать его. Безликая масса, достойная лишь презрения, способная только подавлять. Падшего ангела низвергнули с Небес, навсегда лишив возможности вернуться. Но именно тогда, Ангелиус оторванный от привычного окружения, полностью осознал, что такое Свобода и, какова она на вкус. А ад, некогда являвшийся худшим наказанием для падших, о котором с ужасом рассказывали старшие ангелы тайно и шёпотом, оказался не так плох. Тёмный Князь встретил его приветливо, буквально с распростёртыми объятиями, и взял под свою опеку. В скором времени некогда обычный ангел, подчинявшийся выскочкам-архангелам, мнившим себя чрезвычайно умными, стал одним из могущественных демонов Преисподней. Господин привечал и был благосклонен к нему, и, в конечном счёте, Ангелиус занял почётное место правой руки Князя. Тот прекрасно сознавал, что новичок может стать хорошим союзником и верным слугой. А новоиспечённому демону это позволило быстро навести собственные порядки и провести реформы,
убрать соперников и подмять молодняк.
        А началось всё, когда им с Господином стало слишком тесно и душно в аду, и появилось стойкое ощущение, что настала пора отвоевать у глупых людишек такое необходимое для существования пространство.
        Несколько тысячелетий замкнутости, как и постоянное вынужденное затворничество, однообразие существования и отсутствие достойных развлечений стало тяготить. Всё это вкупе сделало своё дело. Ему захотелось на волю, тренировать молодняк, временами устраивать склоки со старшими демонами и придумывать пытки для грешных душ приелось до глубины его проклятого существа. Жалких крох свободы, которыми довольствовались жители Преисподней, с радостью выползая на поверхность в ночь Хэллоуина, ему стало не достаточно. В одну из таких ночей к нему пришла блестящая идея — бежать из ада. Только без соответствующей и посильной помощи Тёмного Князя, сделать это было невозможно. К тому же, ангелы всегда зорко следят за соблюдением этого дурацкого закона.
        Ангелиус благостно вздохнул, откинувшись на кресле, которое снова жалобно заскрипело под тяжестью его веса.
        Он припомнил, как убеждал Господина позволить ему осуществить свой план. Правда, слишком стараться не пришлось, хватило клятвенного обещания сделать всё, чтобы положить к ногам Князя господство над всем миром. Его выслуга и всегда беспрекословное подчинение стали хорошей рекомендацией. Побег был тщательно продуман и организован. Над его осуществлением бились самые тёмные умы ада. А для одного из этапов гениального замысла очень пригодились бунтарские способности.
        Для этого выбрали день Хэллоуина, когда нечисти давали пусть и ограниченную, но волю. Однако, даже под шумок, когда началось форменное безумие, улизнуть оказалось чрезвычайно сложно. Небесные Воины перекрыли все входы и выходы. Только благодаря хитрости и острому уму, которых ему было не занимать, он сумел-таки обойти патрули, да ещё протащить за собой своих ближайших сподвижников. С первыми лучами зари, когда Чёрные Врата закрывались, и их, естественно, хватились, заподозрив в совершении побега и нарушении Договора, они уже были далеко.
        В тайном месте беглецы разошлись в разные стороны. Ангелиусу было трудно расставаться со своей охраной, ведь в случае чего, выкручиваться придётся самому, а рисковать своим существованием он отвык. Только начинать действовать надо было в одиночку. К тому же, если возникнет необходимость спасаться бегством, ему будет проще одному. И, оставив слуг на одном из заброшенных кладбищ, демон отправился развлекаться.
        Для начала, следовало отыскать Стража Врат и вызнать его тайну. К большому сожалению, его миссия провалилась с треском. Тот умер, так и не обмолвившись ни словом, хотя Ангелиус применил все свои знания в отношении изощрённых пыток. Кровь и плоть Стража оказались жалким утешением. Пришлось думать, как иначе найти тщательно скрываемых ото всех ведьм-Носительниц, которые заменяют Стража, и добыть знания.
        Выйти на них оказалось делом непростым, только невероятное удачное стечение обстоятельств помогло обнаружить одну из них.
        Жалкое существо в лохмотьях, больше напоминавшее крысу, встретилось ему на пути абсолютно случайно. В ту пору его вместилищем стал какой-то старый мореход. Телесный сосуд из человечишки оказался вполне приемлемый, а в душе мужчины нашлось достаточно зла и тяжких грехов, чтобы принять в себя мощного демона. К тому же, в любом баре старика принимали с распростертыми объятиями. А те, в свою очередь, были превосходными местами для сбора информации и подпитки энергетических сил.
        В тот вечер, когда произошла судьбоносная встреча, он набрёл на один из таких вот злачных притонов, находившийся в пригороде Лондона, чтобы вдоволь насытить себя чужой силой. Нападать на людей, как бы это ни было заманчиво, демон не решился, так как странные смерти могли вызвать ненужные подозрения и, в конечном счете, вывести на его след ищеек, посланных Высшими Силами. Так, сидя за одним из столиков, демон, брезгливо морщась, пил маленькими глоточками пиво, буравя глазками-бусинками бармена за высокой стойкой. Тот не замечая плотоядного взгляда одного из посетителей, направленного в его сторону, тщательно вытирал поцарапанную поверхность стола. Ангелиус уже предвкушал, как большими глотками высосет всю жизненную силу, так что жертва этого и не заметит. Даже до самого момента своей скоропостижной смерти где-нибудь в его маленькой квартирке, крепыш будет считать, что подхватил болезнь. Только неожиданно в маленькое помещение, пропитанное запахами прокисшего пива, пота, дыма дешёвых сигарет и похоти, ворвалась странного вида женщина. Спутанные волосы весели немытыми космами вдоль худого скуластого
лица, щёки впали, а глаза лихорадочно блестели и метались, будто пытаясь отыскать нечто. Худые плечи были обтянуты серым платьицем, которое, наверное, было в моде полстолетия назад. Руки, словно плети, свисали вдоль туловища, её хрупкие пальцы очень напоминали птичьи лапки. Все присутствующие в баре недоуменно стали разглядывать застывшую на пороге женщину. Даже заядлые игроки в покер, до этого очень бурно комментировавшие процесс игры, оторвались от своего занятия, дабы полюбопытствовать, что происходит. Он, может быть, даже не обратил бы внимания на это жалкое и тщедушное существо, так как проку от неё всё равно никакого. Но тут его насторожил комментарий одного из посетителей, явно адресованный к появлению женщины.
        — Припёрлась… а я уж было стал надеяться, что сегодня обойдемся без проповедей! Видно не судьба…  — тяжко вздохнул мужчина в потёртом пиджаке, на котором не хватало несколько пуговиц, и в засаленных брюках, глотнув из своей рюмки огненную жидкость.
        А женоподобное существо, будто осознав такой негатив со стороны публики бара, заговорило. Говорила долго, без перерыва и запинки со всей страстью души. Но демон заметил, что ораторша прячет в глазах животный ужас. Только надо признаться, ему было весьма интересно послушать проповедь. Женщина была убедительна и со своими пылкими речами с лихвой обставила бы любого пастора. А попытки спасти его душу были просто умилительными и выбили бы слезу, если бы он умел плакать. Только Ангелиус сразу понял, что она не так проста, как могло сначала показаться. Опытный взгляд мгновенно учуял ведьму. А женщина, не осознав опасности, продолжала свою изобличающую пороки речь и, только случайно встретившись с ним взглядом, насторожилась. Далее последовала немая сцена, а затем ведьма дико заорала, тыча в него пальцем, и пока все приходили в себя после шока, резко развернулась на каблуках и бросилась вон.
        Ангелиусу были приятны эти воспоминания, ведущие его к триумфу. Образы, как он потом долго истязал ведьму у реки, слушая её предсмертные хрипы, грели его проклятую душу. Лишь отведав крови, он осознал, что наткнулся на одну из Носительниц, а ведь сначала хотел просто позабавиться. Далее всё стало гораздо проще, так как в её крови была подсказка, как найти следующую колдунью. Только тут на пути к желаемой цели возникло осложнение, когда его след взял Охотник. Это было неприятной новостью, хотя и ожидаемой. Но заклятый враг не стал непреодолимым препятствием, а лишь приятным разнообразием в череде уничтожения ведьм.
        Демон знал, что его ничто не остановит и, в конечном счете, он добудет полный набор знаний и найдёт Чёрные Врата, чтобы распахнуть их во всю ширь и устроить ад на земле. Господин порадуется, и его благодарность не будет знать границ, и вот тогда Ангелиус попросит себе в награду мир людей.
        Всем своим проклятым существом он жаждал мести тем, кто низверг его, и тем, из-за кого это произошло. Жалкие людишки, эти презренные существа захлебнутся в собственной крови, и их место займут его подданные, дети ада всех мастей. Вместе с ними он сумеет встряхнуть как следует Небеса, проучить этих святош. Только даже после этого Ангелиус не собирался останавливаться. Он пойдёт дальше, уничтожая ангельскую братию.
        Однако для этого надо довести дело до конца: добыть знания и Ключ — маленькую ведьмочку Оливию Уоррен, которую ему помогла найти чёрная жрица в обмен на собственную жизнь. Правда, в след за этим её же нашёл Габриель, опередив его и превратившись в ее личного охранника.
        Надо вновь что-то придумать и избавиться от этой ищейки, ибо архангел никогда не подпустит демона к своей подопечной. А уж после неудавшегося покушения на Носительницу, которое практически удалось, тем более. Хотя чрезвычайно странно, как он вообще с ней уживается. Архангелы жёсткий народец, а их милосердие лишь красивая сказка для людей. В общем, его надо убрать со своей дороги и сделать это надо как можно быстрее. Если один раз ему это удалось, значит, получится снова. Даже у всесильных архангелов есть свои маленькие слабости. Ангелиусу было приятно, что такой вот слабостью для своего заклятого врага является он сам.
        Демон припомнил во всех подробностях замечательную шутку, которую сыграл со своим врагом.
        Как же было уморительно подложить крылатому обманку, дав отведать одному из своих приспешников своей зачарованной крови и отправив того играть с ним, самим Небесным Охотником, в салочки. Было жаль знать, что, в конечном счете, его слуга погибнет в руках Габриеля. Что вскоре и произошло. Впрочем, это было одним из пунктов демонического плана, как и перед этим подлог врагу ещё нескольких своих прислужников, цель которых была проста: прежде чем сгинуть, они должны были успеть вывести архангела на двойника Ангелиуса. Он знал, что Охотник учинит им допрос, а затем, позабыв обо всём, кинется за «ним».
        И лишь план начал работать, Ангелиус занялся девчонкой-Носительницей и Ключом в одном флаконе. Позабыв собственные травмы, он методично изматывал ведьму, лишая её спокойного сна. В конечном счете, это привело бы к тому, что она, словно наливное и спелое яблочко, упала бы ему прямо в лапы. И уж тогда бы он не выпустил её из своих когтей, навсегда подчинив волю и разум, сущность ведьмы. Так бы и произошло. Демон уже отчётливо чувствовал, сколь сильно ослабела ведьма, и что магия её улетучивается с каждым сеансом кошмаров из его сборника ужасов. Только миг триумфа лопнул, как мыльный пузырь от прикосновения. Архангел успел вернуться и спасти ведьму, вырвав её практически из самых лап Ангелиуса. А в довершение такого провала, крытая тварь обожгла его морду. Ожоги были настолько болезненны, что он, корчась от боли, не успел уловить тот миг, когда девушка исчезла.
        Бой был проигран, но не сама война, основные действия всё ещё впереди. Особенно когда знаешь, что твой заклятый враг слабеет с каждым часом. Архангелы так быстро меняются на земле, мощь исчезает, а дополнительные встряски ускоряют этот процесс. Их битва в доме у старой ведьмы, как и погоня за двойником, не могли пройти для крылатого бесследно. Пополнить свой запас Габриель не мог, ибо для этого он должен был покинуть свою подопечную.
        Ангелиус мысленно потирал руки в предвкушении часа, когда Охотник станет ему абсолютно неопасен. Демоны более устойчивы к земной сфере, а для питания есть целый ассортимент блюд из человечины. Такая расстановка сил ему чрезвычайно нравилась, как и то, насколько архангелы глупы и жертвенны.
        Но пока крылатый доводит себя, следует что-то предпринять для улучшения своих позиций в будущем. В голову демона мгновенно пришла очень интересная и любопытная мысль. Суть её была в том, что к Ключику можно подобраться и окольными путями. Следует только напрячься и найти их. Для этого придётся использовать человека из её окружения, чтобы втереться в доверие к ведьме. Завладеть телом для такого мастера как он, будет весьма просто — люди настолько «прогнили» душой, что места внутри у них вдоволь. А потом демон будет милым… для дела он был готов постараться стать сущим ангелом.
        Ангелиус задумчиво взглянул на своих оставшихся приспешников, и те в ужасе шарахнулись в сторону под тяжестью его взгляда.
        — А что… занятно!  — прохрипел он и удовлетворённо осклабился.

        ГЛАВА 30


        Оливия оценивающе оглядела себя с ног до головы и удовлетворённо улыбнулась своему отражению. Без лишней скромности она могла твёрдо сказать, что выглядит просто сказочно. Тёмное синее платье слабо мерцало в рассеянном свете настольной лампы и сидело на ней как влитое. Оно изящно подчёркивало все женственные изгибы её тела и белизну алебастровой кожи, оттеняло рыжие локоны, ниспадавшие каскадом на плечи, и открытую спину. Облик дополнял искусно нанесённый вечерний макияж, ридикюль, подходящего к платью оттенка, и туфли на высоком каблучке, выгодно демонстрирующие длину и стройность ног. Из драгоценностей на девушке были лишь маленькие серьги в форме капелек и вычурного плетения золотой браслет.
        Ещё раз кинув взгляд в зеркало и удовлетворившись, что всё превосходно, Ливия тайком выскользнула из комнаты, настороженно прислушиваясь к каждому шороху и звуку. Только всё равно девушка знала, что Габриель может появиться в любую секунду абсолютно незамеченным. Оливия чувствовала себя преступницей, сбегающей из-под бдительного конвоя, до конца неуверенной, что её авантюра пройдёт успешно. В душе девушки боролись два чувства: нежелание покидать Габриеля, и в то же время желание бежать от него сломя голову.
        Она возрадовалась, что весь коридор покрывал толстый и пушистый ковёр, поэтому стука каблуков не было слышно. Сердце тяжёлыми ударами билось в груди, разгоняя огромную дозу адреналина, выработанного при сознании, на какой риск она идёт. Архангел придёт в неописуемый гнев, когда поймёт, что Оливия удрала, предварительно обведя его вокруг пальца. Совесть девушки, чувствовавшей, что поход на вечеринку во время «осадного положения» будет расценен, как предательство, бунтовала. Успокаивало только то, что Габриель сам толкнул её на этот шаг и то, что от демона все эти долгие две недели не было ни слуха, ни духа.
        Ливия надеялась, что после возвращения парня и трепетной сцены в её спальне у них сложатся хорошие отношения. Не последним фактом были и крепнувшие чувства к Габриелю, которыми становилось всё сложнее и сложнее управлять. Только надежды так и остались надеждами. Архангел смог довести её за это время до такого состояния, что девушке захотелось с ним сотворить что-нибудь ужасное… или хотя бы как следует проучить.
        Когда они заключили соглашение, что она откажется посещать гостей и приглашать кого бы то ни было к себе, но по-прежнему будет посещать школу в его сопровождении, Оливия думала, что оно будет поддерживаться двумя сторонами. К тому же, она надеялась, что он не будет вмешиваться в её отношения с другими людьми, позволив хотя бы сохранять видимость нормальной и полноценной жизни. Только всё оказалось тщетно. Правда, несколько первых дней он вёл себя образцово. Тихой, безмолвной тенью скользил следом за ней, а Оливия в тайне, сохраняя невозмутимость на лице, наслаждалась его близостью. Но по прошествии этого времени, Оливия заметила, как окружавшие её люди стали себя странно вести. Сначала друзья и подруги просто отводили от Ливии глаза, словно боясь, встретиться с ней взглядом. Через несколько дней они перестали с ней разговаривать, а их лица выражали недоумение и неузнавание. Даже приставучие поклонники куда-то подевались, словно избегали её общества, к которому ранее так стремились. Единственным исключением из всех правил оставалась Сидни, правда и она не могла объяснить поведение сошедшей с ума
школы и просила не обращать внимания. Ливия была благодарна подруге, но в сердце девушки, привыкшей быть в центре внимания, поселилось холодное одиночество. Её отрадой так же стал Габриель, всегда столь спокойный и готовый выслушать Оливию в любое время суток. Теперь он жил в её доме, что не могло не радовать и не приводить в тайный трепет девушку. Заподозрить его в подлости она никак не могла. Парень был само очарование, чем больше школьные друзья и товарищи отдалялись от Ливии, тем ближе становился Габриель. Так они, все вечера, а порой и ночи просиживали напротив друг друга в библиотеке за чашкой крепкого кофе, обсуждая всё на свете. Архангел оказался очень интересной и эрудированной личностью. Единственной темой, которая была под запретом, неизменно игнорировавшаяся Габриелем, была тема его сущности. В глазах цвета аквамаринов появлялась жёсткость и неумолимость, всякий раз, как она начинала этот разговор.
        Он заполнял пробел в нехватке общения, согревал сердце Оливии, дарил надежду на счастливый конец, окружал аурой своей силы. Девушка готова была часами наблюдать, как блики пламени, пылавшего в камине, играют в тёмных локонах парня. Только какая бы близость и понимание не образовалась между ними, он умел-таки держать дистанцию. Ливия чувствовала, что архангел относится к ней лишь как к своей подопечной. Охранник и охраняемая, между ними не может быть ничего более близкого, чем обычные приятельские и компаньонские отношения. Это задевало самолюбие девушки, никогда не знавшей отбоя от преданных воздыхателей, а теперь упорно игнорируемой тем единственным, кто пробудил сердце у неё в груди. Но порой, он украдкой одаривал Оливию таким взглядом, думая, что она не видит, который превращал тело девушки в точное подобие мороженного под палящими лучами солнца. Только, даже отчётливо сознавая, что союз ведьмы и архангела невозможен, в ней теплилась искорка надежды.
        Поэтому для неё было большим потрясением узнать, что организованный против Оливии бойкот был его рук делом. Таким образом, он пытался оградить её от Ангелиуса, если тот появится вблизи, в человеческом теле, используя его как оболочку. Демона будет легче определить, так как он будет всеми силами стремиться втереться в доверие к девушке.
        Чтобы предотвратить появление твари, архангел призвал Хранителей учившихся в школе вместе с Ливией ребят и приказал тем навести своих подопечных на мысль избегать общения с девушкой. Ангелы не могли ослушаться старшего, к тому же, было сказано, что таким образом они спасут жизни своим охраняемым.
        Не сразу, но всё же Ливия догадалась обо всём.
        Проанализировав поведение окружающих, девушка пришла к выводу, что тут явные признаки воздействия на сознание ребят. Злого умысла и тёмной ауры не ощущалось. Всё утверждало, что в стенах школы хозяйничал некто, наделённый Силой Света. Персона, имевшая такую власть, вырисовывалась одна единственная. Она едва справилась с приступом гнева, боясь, что встретив, придушит своего любимого или закатит ему грандиозную истерику. А ещё ей было обидно, что Габриель решил всё за неё, будто она малый ребёнок. Заставил сомневаться в себе и тщетно биться в поисках разгадки странного поведения большей части своих друзей и подруг. Очень захотелось отомстить парню, показать, что не у него одного есть мозги.
        Она долго ломала голову в поисках достойного наказания, но ничего стоящего внимания не придумала. Ливии очень хотелось, чтобы архангел почувствовал себя обманутым, растерянным и беспомощным, хотя два последних представлялись довольно сомнительными. Габриель обладал огромной Силой и всегда был чрезвычайно уверен в себе, правда, после случая с проникновением в её сны демона, самомнения в парне поубавилось. Оливия хотела, чтобы этот крылатый мерзавец почувствовал себя так, как чувствовала себя Ливия, поняв, как жестоко её водили за нос, методично лишая друзей. Поэтому девушка очень обрадовалась, когда достойная кара сформировалась в голове. Это произошло, когда Сидни пригласила её на вечеринку к Лени Уилсон по случаю возвращения из Итона старшего брата девушки. Вначале Оливия собралась отказаться, так как не любила столпотворение людей в одном месте и шум, хотя Лени была одна из немногих, кто сохранил с ней хорошие, дружеские отношения. Видимо ангел-хранитель той не посчитал Ливию угрозой для своей подопечной. К тому же, девушка знала, что Габриель не отпустит её на вечеринку, так как это было
слишком опасно. Среди приглашённых гостей мог затесаться незваный. Только последнее отнюдь не устрашило Оливию, не глядя даже на то, что жуткая морда Ангелиуса порой вставала перед глазами, заставляя кровь холодеть в жилах. Но мысль похода к Лени, тем самым ослушавшись своего Стража и нарушив их соглашение, стала казаться довольно заманчивой. К тому же, по словам Сидни, мероприятие будет проводиться только для избранного числа людей и вполне цивилизованно, если не сказать консервативно, так как там будут присутствовать родители Лени. Оливия никогда не забудет выражение, появившееся на лице подруги, когда та заявила, что согласна пойти вместе с ней на вечеринку. А побег из дома будет славной карой за то, что Габриель так поступил с ней, даже из благих намерений. Только именно из таких вот намерений выложена дорога в ад.
        Приглашение было сделано в начале недели, а вечеринка должна была состояться в конце. Поэтому у Оливии было достаточно времени, чтобы продумать и организовать диверсию. Может, с её стороны было глупо рисковать собственной жизнью, и всё же, она готова была пойти на такой риск, чтобы показать архангелу, насколько ужасно чувствовать себя преданным человеком, которому верил.
        Девушка из кожи вон лезла, чтобы в парне не появилось и малейшего подозрения. Старалась вести себя как примерная пай-девочка, ослабляя бдительность Габриеля. Между тем роясь в библиотеке, чтобы найти подсказку, каким образом задержать могучего Небесного Охотника. Наверное, из-за того, что желание девушки было велико, удача повернулась к ней своим сияющим ликом. В одной из книг с древними заклинаниями, она отыскала несколько заклятий, по вызываемой силе превосходящих те, что когда-либо были ею произнесены, во много раз. Чары, сотворённые ими, предназначались для того, чтобы перекрыть путь ангелу, создать ловушку для него. Однако они могли сдержать и существо сильнее, правда ненадолго. Но этого времени хватит, чтобы как следует наказать Габриеля. Подвоха с её стороны он никак не ожидает.
        Сегодня, прежде чем собираться на вечеринку, Ливия тайком обошла весь дом и аккуратно, не делая резких движений, сохраняя на лице скучающий вид, нанесла с помощью заклинаний на все окна древние руны. Теперь архангелу сквозь них не прорваться, не потратив перед этим достаточно усилий. Правда, дело это оказалось чрезвычайно хлопотным и изматывающим, особенно когда приходится создавать сильные чары, в каждую секунду ожидая, что тебя поймают. Однако этого не произошло, и девушка умело со всем справилась. Габриель, как по спецзаказу, находился дальше, чем в шаге у неё за спиной. Поэтому и привести себя в порядок удалось без помех и допросов.
        Правда теперь, когда Оливия была в шаге от осуществления своего плана, появились вполне конкретные сомнения. Когда она достигла лестницы, мысль, что поступает не правильно, уже буквально молотом стучалась в виски. Страх, что сумасбродство закончится плачевно, разъедал сознание. В глубине души, Ливии захотелось, чтобы появился Габриель и остановил её. Этому желанию способствовал ещё и тот факт, что тогда бы парень смог лицезреть девушку в роскошном «оперении». И зрелище это стоило того, чтобы как следует им насладиться. Вот только упрямство и затаённая обида не позволяли повернуть обратно. Гордо вскинув голову, Оливия спустилась по лестнице, решив довериться судьбе. Наверное, та решила, что девушке всё же стоит сходить на вечеринку, потому что гостиная и холл были пройдены без препятствий. Лив выскочила за дверь и захлопнула её за собой, быстро начертав всё те же сдерживающие ангелов символы, тем самым заперев Габриеля в доме и соорудив довольно прочные препятствия. Девушка глумливо усмехнулась и проказливо показала запертым дверям язык, а затем сбежала по ступеням в сад. На перекрёстке Ливию
должна была ожидать Сидни.
        Только подруги там не оказалось. Ливия в раздражении переминалась с ноги на ногу, вглядываясь в уже окутавшую город тьму и кутаясь в шерстяной свитер, наброшенный на плечи поверх платья. Она искренне надеялась, что не совершила непоправимую ошибку, вынырнув из-под крылышка Габриеля. Влажная от испарины ладошка сжимала ридикюль, в котором находились пузырьки с зельем, которое так действенно сработало на кладбище. Только в отношении Ангелиуса это вряд ли поможет, и ей крайне повезёт, если она сможет унести ноги вовремя. Вдруг раздался тихий шорох, и на Оливию буквально обрушилось какое-то существо. Девушка с визгом отскочила в сторону и уже взмахнула рукой, дабы с помощью магии отшвырнуть подальше таинственное «нечто». Но тут она услышала звонкий смех подружки. У Ливии зачесались руки от желания придушить Сид за такие шуточки, стоившие ей нескольких безвременно погибших нервных клеток.
        — Я из-за тебя скоро седой стану,  — буркнула девушка вместо приветствия.
        — Ой, да ладно, Лив! Ты бы видела своё выражение лица… это было нечто! А несколько светлых прядей в твоей огненной гриве только пойдут имиджу на пользу,  — отмахнулась негодяйка Сидни.  — Ты готова веселиться?
        — Не уверена, но всё же рискнём!  — сказала Оливия, тяжко вздохнув.
        Сидни не заметила её нервозности, и чтобы поднять настроение подруги, а так же смягчить последствия своей шутки, подхватила под руку и, вышагивая рядом, засыпала ту комплиментами. Надо сказать, Ливии было приятно слышать, что усилия и время, потраченные перед зеркалом, были одобрены. Правда, Сид сама видно время не теряла, потому что была чудо как хороша. Блондинка с золотистыми локонами, уложенными в замысловатую причёску, которая подчёркивала длинную и красивую шею, на ней было длинное, дивно струящееся платье бледно розового цвета. На ножках красовались босоножки. Девушка была также в тёплой кофточке, боясь продрогнуть. Ливия порадовалась, что их штат один из теплых, поэтому даже в конце ноября погода позволяла ходить в обуви на тонкой подошве и свитерах.
        — Ты тоже ослепительна, Сидни!
        — Спасибо, но до тебя, милая, мне далеко! Вот смотрю на тебя и думаю, что надо сегодня за тобой как следует приглядывать, а не то придет злой дракон и утащит в своё логово. Останется несчастный принц один одинешенек. Что ему тогда делать?  — задумчиво сказала подруга.
        Но тут она заметила, как лицо Ливии покрыла мертвенная бледность.
        — Лив ты чего? Странная ты сегодня какая-то…
        — Всё хорошо, просто воображение разыгралось,  — произнесла девушка.
        Она постаралась скрыть внутреннюю дрожь, возникшую после слов Сидни, и свести на нет охватившее ее желание бежать без оглядки домой. Мысленно Ливия называла себя трусихой.
        — А я уж было, решила, что ты увидела приведение.
        — Привидение? Мне бояться приведений? Не смеши, Сид! В жизни есть пакость и пострашнее, чем все духи вместе взятые!
        — Вот это я и пытаюсь сделать — рассмешить тебя. Да и вообще, хватит этих разговоров, а то они на тебя дурно влияют, а мы, в конце концов, идём веселиться!  — сказав так, она резво зашагала по дороге на своих высоченных каблуках, увлекая за собой Оливию.
        Лени жила неподалёку от Сидни, поэтому девушки очень скоро добрались до нужного им места. Дом был просто великолепен. Огромный особняк, выстроенный в начале века предком Адама Уилсона, отца Лени. Высотой в два этажа, с уймой комнат внутри, просторной мансардой, а так же широким крыльцом, на котором можно уместить эскадрон, весь облицованный белой щебёнкой. Семья Лени была весьма состоятельной, а её отца пророчили в мэры Хэмптона, поэтому она могла позволить себе иметь во владении такое шикарное жилище, как и закатывать шикарные вечеринки. Сейчас особняк буквально сиял огнями и манил под свои своды. Оливия и Сидни, словно две прекрасные бабочки, устремились на этот зов. Из-за высокого забора слышался смех и разговоры уже прибывших гостей. Ливия нажала на кнопку звонка.
        Двери мгновенно распахнулись, и они увидели одного из охранников. Ливию всегда интересовало, зачем Уилсонам нужна служба безопасности, когда их город тих и спокоен. Скорее всего, это тщеславные замашки главы семейства, считавшего себя значительной личностью, на которую может быть совершено нападение.
        Секьюрити, довольно крепко сбитый парень с бритой макушкой, грозно поглядел на них, словно они представляли собой смесь Мата Харри и камикадзе, и прятали в своих миниатюрных ридикюлях по меньшей мере несколько брусков тратила. Оливия ожидала, что их будут обыскивать, но благо этого не произошло. Чужих прикосновений, особенно бесцеремонных, она не переносила и боялась, что не сдержится, и тогда парень немного пострадает.
        — Оливия Уоррен и Сидни Лоуренс,  — сказала абсолютно невозмутимая подружка.
        Охранник быстро пробежался глазами по списку приглашённых, который держал в руке и удовлетворённо кивнул.
        — Проходите,  — буркнул он и пропустил девушек.
        Оливия и Сидни послали ему милые улыбки и вошли. Их тут же поймала хозяйка вечеринки, прекрасно выглядящая в чёрном шёлковом платье, которое скрадывало небольшую полноту бёдер и открывало взгляду стройные, загорелые ноги в золотистых сандалиях. Каштановые локоны в милом беспорядке лежали на плечах.
        — Сидни, Оливия! Как я рада вас видеть!  — воскликнула Лени, сверкнув белоснежной улыбкой, а на её щёчках проявились очаровательные ямочки.  — Спасибо, что пришли!
        — Ты само очарование, Лени, а твои вечеринки всегда славятся изысканностью, так что мы никак не могли не прийти. Приятно провести время в хорошем обществе,  — высказалась Ливия, с восхищением окинув взглядом окружавшее её великолепие.
        Здесь было, на что посмотреть: вдоль подъездной дорожки выстроились в ряд аккуратно и мастерски подстриженные кусты, которые словно паутинкой были опутаны разноцветными фонариками. Большие гроздья воздушных шаров лежали на ровном газоне, напоминая гигантских размеров цветы. Их то и дело подбрасывал в воздух шаловливый ветер. Дом сиял, словно огромный бриллиант, а тут и там расхаживали парочки гостей в вечерних нарядах, между которыми сновали шустрые официанты с подносами освежающих напитков. Но больше всего привлекал внимание огромный сад, переливающийся в вечерней тьме сотнями огней. Оливия догадалась, что основное торжество будет проводиться именно там.
        Лени, между тем, зарделась от похвалы подруг.
        — Огромное спасибо. Думаю, наш организатор и дизайнер были бы счастливы услышать ваши отзывы. А теперь, прошу, идите и наслаждайтесь,  — сказала она.  — Отдыхайте, развлекайтесь. Столы с закуской в нашем «зимнем саду», к тому же, там установлены специальные обогреватели, так что будет тепло. Скоро подойдут музыканты и начнутся танцы. Может вам даже удастся отыскать моего братца, скрывающегося среди деревьев от навязчивого внимания. Он в своём Итоне совсем одичал, хотя кто бы мог подумать, что такое вообще возможно с его характером. А я, с вашего позволения, пойду встречать новоприбывших, так как Джордан категорически отказался вести себя как радушный хозяин.  — Сказала Лени, улыбнулась им и направилась к появившимся из калитки молодым людям в смокингах.
        Девушки недоумённо переглянулись, поведение Джордана Уилсона, с которым они ещё не встречались, выглядело странно, если учесть что именно в его честь устраивалась эта вечеринка.
        — Ладно, пойдем, подруга, попробуем, что нам там приготовили в этом чудо — саду,  — произнесла Сидни и, взяв на буксир Оливию, направилась с ней по направлению к основному месту торжества.
        Едва девушки вступили под чертог из деревьев, они буквально перенеслись в совершенно другой, таинственный мир. Фонарики сверкали лишь по периметру сада, в самом центре была полутьма, источниками света в которой служили только подвешенные кое-где на ветках мерцающие светильники и одиноко стоящие факелы, да ещё свет, лившийся из проёмов большого узорчатого сооружения, напоминавшего беседку. Оно, очевидно, предназначалось для танцев, а так же под место расположения приглашённых музыкантов. Густая листва матово блистала и переливалась в этом тусклом свете, создавая причудливый фон. Розовые кусты, усаженные вдоль путаных, посыпанных мелким гравием дорожек, испускали дивный, тонкий аромат. Райское место для времяпрепровождения влюблённых парочек. Оливия даже на миг пожалела, что рядом с ней Сидни, а не Габриель, которого можно было бы умыкнуть в сень деревьев и дать себе совершить ошибку. Но в следующее мгновение уже радовалась, что его рядом нет, иначе она уже давно была дома под замком.
        Как и сказала Лени, в саду было довольно тепло, поэтому бродившие гости были лишь в вечерних нарядах, а шнырявшие официанты в строгой чёрно-белой униформе. Девушки последовали примеру и стянули с плеч сковывающие движения тёплые свитера, оставшись лишь в своих великолепных платьях. Теперь каждая из них думала, чем бы себя занять на этой вечеринке, больше напоминавшей великосветский раут. Правда, Сидни долго по этому поводу не размышляла, увидев в пределах своей досягаемости уставленный лакомствами стол. Оливия даже при таком скудном освещении заметила, как заблестели в предвкушении глаза подружки.
        — Что ж… наверное, Лив, нам стоит уважить знаменитого повара семейства Уилсон и опробовать всё, что он нам наготовил. Не зря же бедняга убил столько часов на кухне.  — Потирая руки, буквально пропела миниатюрная Сид и целеустремлённо зашагала к вожделенной цели.
        Ливия с улыбкой последовала за ней, хотя совершенно не хотела есть. Треволнения во время побега напрочь отбили аппетит, и девушка сомневалась, что даже самый вкусный кусок полезет к ней в горло. Но процесс поглощения пищи у подруги был всегда довольно прелюбопытный, и пропускать такое действо она не хотела. В такую хрупкую фигурку с каждым разом вмещалось всё больше и больше еды. К тому же, в такие моменты Сидни напоминала уже не эльфа, а питона, готового целиком проглотить свою добычу.
        Добравшись, подружка, особо не церемонясь, взяла большое блюдо и стала наполнять его всем, за что цеплялся её ищущий взгляд: красивые кусочки мясного ассорти, рулеты, рыбное заливное, малюсенькие пирожки и бутербродики, жаркое из птицы и кролика, фаршированные овощи, миндальные пирожные и конфеты. Пока тарелка не оказалась заполнена до краёв, Сидни не остановилась. То, что после этого всё оказалось свалено в одну кучу, девушку нисколько не смутило. Впрочем, как и округлившиеся от изумления глаза официантов и некоторых из гостей, подошедших сюда за угощениями, и теперь молча взиравших за происходившее на их глазах ошеломительное действо. Подруга же, довольно урча, стала не спеша поглощать добытые лакомства, запивая всё это большим количеством шампанского, взятого у обслуги.
        Оливия усмехнулась. Она решила, что всё же стоит попробовать хоть что-нибудь, если уж стоит рядом со столом, полным всякой всячины. Через миг её рот услащало великолепное творение из шоколада и рубленого миндаля, а небольшие глоточки терпкого и холодного шампанского, которые она делала из бокала, делали лакомство ещё вкуснее.
        Ливия неспешно жевала угощение и рассеянно наблюдала за немногочисленными гостями, бродившими по саду или разговаривающими друг с другом. Она отметила, что все это люди гораздо старше их с Сидни. Наверняка друзья и знакомые родителей Лени. Парней и девушек было очень мало. Но тех, что были, она хорошо знала, так как все они вместе с ней учились в одной в школе.
        Тут девушка заметила, как в проёмах беседки появились с десяток человек с инструментами в руках. Музыканты церемонно занимали отведённые им места. Через минуту оттуда полилась дивная мелодия. «Гимн восходящего солнца» из репертуара «Биттлз» — мгновенно определила Ливия, так как она хорошо разбиралась в творчестве этой группы, ставшей практически классикой. Первые парочки потянулись на танцпол и медленно закружились в танце.
        — А почему вы одна? И почему не угощаетесь? Неужели повар настолько ужасно всё приготовил?  — вдруг рядом раздался приятный мужской голос.
        От неожиданности Оливия вздрогнула и быстро обернулась в ту сторону, откуда к ней обратились, дабы найти нарушителя её умиротворения.
        Парень стоял в нескольких шагах от девушки, и на его лице играла обворожительная улыбка. Он был высок и широкоплеч, ладно скроённый смокинг подчёркивал статную фигуру. А ещё незнакомец был поразительно красив. Квадратная челюсть, чувственные губы, прямой нос, высокий лоб, озорные ямочки на щеках и глубокие, большие глаза, опушённые густыми ресницами. Но именно глаза парня привлекали к себе особое внимание. В окружавшем их сумраке казалось, что тёмная радужка и зрачок буквально сливаются. Выражение их было насмешливым и пронизывающим до глубины души. Ливия, встретившись с ним взглядом, будто с головой погрузилась в обжигающе холодный омут, в котором легко можно утонуть.
        Девушка вздрогнула и поспешно отвела глаза, решив не играть со своей судьбой. Мысленно она спросила себя — почему на её пути стали попадаться парни с выворачивающим наизнанку и приводящим в глубокий трепет взглядом. Только в случае с этим субъектом это было нечто, навевающее ужас.
        Оливия заставила свои губы растянуться в улыбке, а затем заговорить, хотя появилось желание уйти от парня подальше, но это было бы просто невежливо с её стороны.
        — Да нет, всё очень вкусно. Просто получилось так, что я не голодна. Да и не одна я вовсе…
        Собеседник бросил на неё недоумённый взгляд, и она поспешно оглянулась, чтобы отыскать взглядом Сидни. Девушку ждал неприятный сюрприз. Маленькая негодяйка бросила её тут одну, растворившись в неизвестном направлении.
        «Ну, Сид… я до тебя ещё доберусь!» — гневно подумала Оливия, мысленно погрозив подружке кулаком.
        — Видимо отошла, пока я тут замечталась.
        — О чём если не секрет?  — спросил незнакомец, сделав к ней шаг.
        Ливия вся напряглась и инстинктивно хотела отодвинуться, но разозлившись на себя за такую глупость, заставила своё тело стоять смирно. Она не понимала, что с ней происходит и почему ей чудится опасность. Ведь рядом лишь симпатичный парень, окружённый аурой тайны и источавший любезность. Ведь это отнюдь не повод бежать прочь сломя голову.
        — Да ни о чём конкретном. Я просто наблюдала за гостями, слушала чудесную музыку и рассматривала окружающую красоту.
        — Благодарю. Думаю, моей сестре было бы лестно услышать это.  — Ответил молодой человек.
        Правда, тут же заметил недоумённый и ошеломлённый взгляд, которым его одарила девушка, и поспешно добавил:
        — О-о-о… как невежественно с моей стороны. Позвольте представиться, очаровательная мисс, Джордан Уилсон, брат Лени.
        Улыбнувшись, парень протянул руку, и Ливия, всё ещё находясь под впечатлением, что перед ней таинственный виновник вечеринки, протянула свою.
        — Оливия Уоррен,  — машинально пробормотала она.  — Мы вместе учимся с вашей сестрой.
        — Очень приятно,  — тихо произнёс Джордан, пристально вглядываясь в её лицо.
        Девушка ожидала, что они просто обменяются приветственным рукопожатием, но вместо этого парень, как галантный ухажёр поднёс её руку к губам и поцеловал пальцы. Надо сказать, что этим он привёл Ливию в крайнее смятение и растерянность. Губы у него были прохладными и сухими. Почувствовав их прикосновение на своей коже, она едва не отдёрнула свою руку прочь, но вовремя подавила свой порыв и растянула губы в фальшивой улыбке.
        — Не думал, что у Лени столь прекрасные подруги.
        — Благодарю,  — произнесла девушка и аккуратно высвободила руку из его сильных пальцев, так как он, по-видимому, не собирался её выпускать.
        — Значит, Вы виновник сегодняшней вечеринки?
        — К сожалению…
        — Вам не нравится?
        — Я не считаю, что мой приезд стоит того, чтобы закатывать такое торжество. Но не слишком сопротивлялся, когда заметил, что организация вечеринки приносит столько радости моим родственникам.
        — Очень мило с Вашей стороны, пожертвовать своими желаниями ради удовольствия семьи. Даже если приходится, как сказала Ваша сестра, «Прятаться среди деревьев от назойливых гостей»
        Парень, откинув голову, расхохотался, а потом резко снова став серьёзным, пророкотал голосом, подобным шёлку на обнажённой коже:
        — Теперь я понимаю, что поступил очень мудро. Хотя не люблю шумные сборища, а предпочитаю более интимные свидания наедине. Например, с такой красивой девушкой, как ты, Оливия.
        У Ливии зачесалась рука от желания съездить этому возомнившему о себе чересчур многое красавчику по лицу, даже не глядя на то, что он тут хозяин. В то же время, девушке было лестно слышать комплименты, пусть и весьма сомнительного содержания, о том, что её считают привлекательной во всех отношениях симпатичные парни вроде Джордана.
        — Спасибо, но не стоит увлекаться…  — предупредила она.
        Парень внял совету и вновь превратился в приятного собеседника. Остроумный и интересный, он таки сумел отогнать от неё тревогу, мешавшую до этого Ливии. Вскоре они вместе хохотали над шутками, которых Джордан знал большое количество, и мило болтали обо всём на свете. Слово за слово, и девушка, сама того не замечая, рассказала ему о своей жизни, конечно всё же опуская некоторые моменты. Но ей было приятно, что довелось выговориться, и нашёлся человек, способный разглядеть в Оливии девушку, а не только безликое существо, за которым необходимо приглядывать, как думали «некоторые».
        Все посторонние и тревожные мысли, в основном связанные с разъярённым Габриелем, который, несомненно, уже обнаружил волшебные запоры, она гнала прочь, не желая портить себе чудесный вечер. Ей в этом очень помогал симпатяга Джордан. Только несмотря на все свои потуги, Оливии то и дело, вместо тёмных, почти чёрных глаз собеседника мерещились ярко голубые. Способствовало таким своеобразным галлюцинациям шампанское, так незаметно поглощавшееся девушкой.
        Если не считать таких досадных моментов, она великолепно проводила время. Танцевала, смеялась, шутила, купалась в искреннем восхищении своего галантного кавалера и других парней. Сидни тоже не скучала, кружась в танце в объятиях своего драгоценного Грэга, ставшего именно той причиной, из-за которой она оторвалась от стола с угощениями. Бой-френд подруги в этот вечер был просто великолепен, одетый в безукоризненно скроённый смокинг. Вместе с Сид они составляли яркую и красивую пару.
        Время стремительно летело вперёд, гости и хозяева от души веселились. Оливия, небрежно привалившись бедром к дереву, вдыхала прохладную свежесть воздуха. Джордан куда-то исчез, но девушка решила, что это очень даже хорошо. Сейчас настало самое время побыть в одиночестве и попытаться развеять туман в голове, навеянный выпитым шампанским. Тело стало лёгким, по нему струилось тепло. На губах играла лёгкая улыбка, а ветерок приятно холодил обнажённую и разгорячённую кожу. Ливия обхватила себя руками и блаженно прикрыла глаза, тревожные мысли улетали прочь. Поэтому она была абсолютно не готова к дальнейшему.
        С её губ не сорвалось ни звука, когда девушку довольно грубо схватили, а рот закрыла чья-то горячая и крепкая ладонь. Ливию затопило головокружительное чувство, пославшее импульсы по всему телу, вызывавшее дрожь в конечностях, а в следующий миг, она безвольно обмякла в руках напавшего.
        Когда Оливия, наконец, пришла в себя, то для неё не было таким уж сильным потрясением понять, что она лежит у себя в комнате, на собственной постели, всё ещё одетая в вечернее платье. Спрашивать, как здесь очутилась и что всё это значит, не имело смысла. Ответ был один — Габриель. Да и кто ещё в состоянии вломиться на частную вечеринку, в дом напичканный охраной, и умыкнуть оттуда одного из гостей. Может, именно поэтому, она и не стала сопротивляться, прежде чем потеряла сознание. Объятия похитителя оказались чересчур запоминающимися и желанными.

        
        ГЛАВА 31


        Оливия медленно плелась в школу, уныло разглядывая знакомый пейзаж. Понедельник никогда не являлся её любимым днём недели. Что и говорить, день тяжёлый и ничего хорошего не сулит, а настроение девушки оставляло желать лучшего. Она искренне надеялась, что с помощью Сид и оставшихся с нею в хороших отношениях людей, которые продолжали с ней общаться несмотря на старания Габриеля, сможет приободриться. Только вот сто процентной уверенности не было. Уныние и тоска всё туже затягивали вокруг Ливии свои цепи. Этому способствовали безбожно испорченные ссорой с архангелом выходные. Хотя «разбора полётов» было всё равно никак не избежать, и девушка это прекрасно понимала уже тогда, когда готовила свой побег. Правда, от этого не становилось легче ни на йоту. На сердце ощущалась гнетущая тяжесть, словно внутрь подвесили свинцовую гирю.
        Она мысленно перенеслась в декабрьское утро после вечеринки…
        Оливия медленно приходила в себя, слыша, как где-то рядом с её правым ухом надрывается будильник, настроенный в мобильном. Краем ещё не до конца очнувшегося сознания, она раздражённо думала о том, с какой стати ему орать, если сегодня суббота и у неё есть право всласть поваляться в постели. Но он бы не зазвонил, если бы не был заведён до этого, а значит, скорее всего, девушка просто забыла отключить будильник, прежде чем лечь спать.
        Оливия почувствовала, что вместе с её сознанием просыпается ужасная пульсирующая боль, отдающаяся звоном по всей голове, повторяя мелодию звонка. Не открывая полностью глаз, она отключила злосчастный механизм, после минутных попыток нащупать его под подушкой, но жуткая мука никуда не делась. Оливия застонала, став неторопливыми движениями массировать виски, стараясь унять боль. Похмелье для неё было крайне редким состоянием, на грани нереального, так как она никогда не злоупотребляла алкоголем. Только вчера на вечеринке было так хорошо, и шампанское лилось рекой… удержаться от того, чтобы пропустить бокал-другой, оказалось просто нереально, тем более, если золотистый напиток богов был настолько вкусен. Теперь, по-видимому, настал час расплаты. Ливия очень жалела, что проснулась. Может, если бы сон продолжался, он частично избавил её от мучений и она не чувствовала себя настолько измученной и разбитой.
        Девушка попыталась расслабиться, лелея надежду, что Морфей вернётся, чтобы забрать её с собой в мир грёз. Но, увы, даже спустя час этого так и не произошло. Она по-прежнему чувствовала себя паршиво. Собрав воедино силу воли, Ливия заставила себя покинуть мягкое пристанище, с жалобным стоном и закипающими в глазах слезами, буквально сползти с постели. Ноги путались в складках одеяла и в ещё надетом на ней вечернем платье, которое девушка и не подумала стянуть с себя, прежде чем погрузиться в сон. Но едва её ноги коснулись мягкого ковра на полу, и она перенесла на них вес своего тела, к горлу подкатила тошнота. Голова закружилась так, что пришлось немедленно схватиться за один из столбиков, удерживающих балдахин над постелью, в поисках опоры. Мысленно Ливия дала себе клятвенное обещание, что больше никогда не прикоснётся ни к чему крепче чая или сока. Когда мир перестал вращаться с бешеной скоростью, а дыхание пришло в норму, как и взбунтовавшийся желудок, девушка, жалобно скуля и медленно переставляя ноги, поплелась в ванную комнату. Оставалась одна надежда на горячий душ, который просто обязан
вымыть из неё остатки похмелья.
        Оливия едва не закричала от ужаса, когда, зайдя в ванну и взглянув в большое зеркало, повстречалась взглядом с жутким на вид существом. Всклокоченные и свалявшиеся рыжие волосы, под глазами синева кругов и приличного объёма мешки, сонные и слезившиеся мутно-зелёные глаза со вспышками боли в глубине, бледное лицо и губы. Только благодаря синему вечернему платью Ливии удалось распознать в страшном существе, глядевшем на неё с маетой на лице из зеркала, себя любимую. Это было действительно её отражение. Самое время начинать сниматься в фильмах ужаса, даже не накладывая грим.
        — М-да, милая… хороша, ничего не скажешь! Узрели бы тебя сейчас твои поклонники, сыпавшие до этого весь вечер комплименты, или красавчик Джордан, их бы пришлось увезти в больницу с обширным инфарктом. Фредди Крюгер отдыхает на скамеечке запасных, грызя локти от зависти,  — размышляла вслух Оливия, рассматривая себя.  — С этим надо непременно что-то делать.
        Немного подумав, она начала рыться в ящичках, где хранила все свои принадлежности для душа и косметику. Ливия очень надеялась на то, что ранее положенные сюда травы и волшебные протирания окажутся на месте. Спускаться на первый этаж за необходимыми ингредиентами для приготовления исцеляющих зелий девушка не хотела. А возможное столкновение с Габриелем в таком виде будет для её самолюбия смерти подобно. Это она сделает только когда жизнь и красота снова вернутся к ней.
        С радостным попискиванием Ливия, наконец, отыскала всё необходимое. И взяв неглубокую мисочку, девушка быстро стала смешивать содержимое нескольких бутылочек, морщась от едкого запаха. Она очень долго все перемешивала, пока на дне ёмкости не образовалась однородная зеленоватая масса, разбухающая прямо на глазах и источающая отвратительное зловоние гнили. Подавив тошноту, она криво улыбнулась своему отражению.
        — Красота требует жертв и усилий,  — пробормотала Оливия.
        С глубоким вздохом, девушка зачерпнула рукой приготовленную субстанцию и быстрыми мазками стала распределять её по лицу. Справившись с этим, она присела на бортик ванны и позволила маске сделать свою исцеляющую работу по возвращению Ливии нормального состояния. Терпение и стойкость были вознаграждены, так как после того, как она умыла лицо, девушка обнаружила, что кожа стала мягкой и бархатистой на ощупь. Зеркало же показало, что на щеках появился румянец, сменивший болезненную бледность, а так же бесследно исчезли другие признаки хорошо проведённого накануне вечера. Таблетка аспирина избавила от головной боли, а горячие и упругие струи вернули телу бодрость, завершив тем самым процесс исцеления. Оливия вновь почувствовала себя живым человеком и была готова свернуть горы или учувствовать в битве титанов, которая возможно очень скоро ей предстоит.
        Высушив свои непокорные локоны и натянув удобную одежду, девушка отправилась вниз, дабы насытить свой очнувшийся желудок и наконец, встретиться с разъярённым, как она думала, архангелом лицом к лицу. Желание остаться в комнате и трусливо пытаться избежать жёсткого выговора или даже наказания, Ливия нещадно заглушила.
        Но как оказалось, парень не стремился к встрече к ней, так как в доме стояла абсолютная тишина, и его присутствия не ощущалось, что было вдвойне странно. Оливия же ожидала, что кара последует незамедлительно, лишь только она покинет свою комнату. Только ничего подобного не произошло, девушка даже заглянула к нему в комнату в попытках обнаружить оппонента будущей стычки. В голове вместе с подходящим оправданием и одновременными обвинениями крутился вопрос о том, куда он подевался.
        — Габриель? Ты где?  — окликнула Ливия парня, спускаясь вниз по лестнице в гостиную.
        Ответом ей была гнетущая тишина. Это могло значить, что либо архангел настолько зол, что решил её просто игнорировать, либо вообще отсутствует. Но девушке, уже изучившей повадки Габриеля, как-то не верилось, что он покинул поле битвы и свою ослушавшуюся подопечную, которой по-прежнему грозит опасность. Она оказалась права, парень был дома. Молчаливой статуей он стоял возле окна, за которым свинцовые тучи закрыли небо, ветер гнул деревья к земле, и вот-вот должен был хлынуть дождь. Его безмятежный взгляд был устремлен вдаль, и, казалось, архангел абсолютно не заметил появления Оливии. Даже когда она сама несмело подошла к нему, реакции не последовало. Лишь на щеках пробежали бугорки желвак. От всей его крепкой и стройной фигуры веяло холодной отчуждённостью и недоступностью. Сердце девушки сжалось от предчувствия. Ей оставалось лишь догадываться, что происходит за этим неприступным фасадом. Она никак не ожидала такого, и девушке было бы куда проще и легче, если бы архангел метал молнии. Ледяной панцирь молчания и безразличия, окруживший его, стал неприятным сюрпризом.
        — Габриель,  — робко позвала Ливия.  — Я собираюсь после завтрака пойти к Сидни, если ты не против… проводишь меня?
        Мысленно она похвалила себя за спокойный голос и за то, что первой начала разговор.
        Парень медленно повернул голову и обратил на подопечную свой пристальный взор… или сквозь неё. Оливия сказать точно не могла, но всё равно сжалась в комок. Лицо архангела было застывшее и жёсткое, глаза обжигали ледяным светом, способным заморозить и бурлящую лаву.
        — А зачем? Думаю, ты сама вполне справишься и будешь знать, что делать…  — ответил Габриель.
        — А как же Ангелиус с сообщниками? Мне его не одолеть…
        Сказав это, Ливия заметила, как на дорогом ей лице дрогнул мускул, и всей своей сущностью почувствовала, как под внешним спокойствием и снежной коркой клокочет гнев и ярость, раскалённая добела.
        — Вчера он тебя не беспокоил и не остановил! Ты прекрасно провела время!
        — Габриель… я…
        Девушка уже искренне раскаивалась в своём поступке, позабыв собственные обиды и мотивы, побудившие её пойти на такой опрометчивый шаг. Она не представляла, как теперь объясниться с Габриелем и вымолить прощение, наладив с ним вновь хотя бы дружеские отношения. Видеть и чувствовать холод любимого не было ни сил, ни желания. Хотелось повиснуть у парня на шее и взывать к его милосердию. Но она позволила себе лишь несмело коснуться архангела рукой. От её прикосновения он вздрогнул, а в следующий миг стальные пальцы впились в плечи Оливии, с силой сжимая их. Глаза парня лазерами проткнули девушку насквозь, вызывая у неё дрожь страха, и Габриель буквально выплюнул из себя злобные слова:
        — Ты глупая маленькая идиотка, не имеющая ни единой крупицы мозгов в голове. Я всегда знал, что ведьмы не имеют понятия об ответственности, и просто не понимаю, как Высшие Силы могли доверить вам ответственную миссию. Вам плевать на собственную жизнь и на жизни других людей. Вы не достойны тех знаний, которыми столь неосмотрительно наделены! А я ведь было уже поверил… поверил, что ты другая! Но совершённое тобой подтверждает то, насколько сильно я ошибся!
        Сказал так и брезгливо оттолкнул её от себя, словно она могла измарать его руки, и вновь отвернулся к окну. А растерянную девушку несильный толчок парня буквально влепил в стену гостиной. Она со слезами глядела на него, практически не почувствовав боли от удара, а в ушах звучали жестокие слова. Ливии не хотелось верить, что она собственными руками уничтожила своё возможное счастье, навеки оттолкнув от себя Габриеля. Но даже если это так, значит, теперь нет причины молчать и сдерживать себя. Пусть знает, что в произошедшем его вины столько же, сколько и её.
        — Если бы ты не нарушил нашу договорённость, я бы не пошла против тебя!  — воскликнула девушка.
        Парень резко обернулся к ней, глаза превратились в узкие щёлочки сияющих аквамаринов.
        — Что ты хочешь этим сказать? Что моя вина в том, что ты, обманув меня, сбежала из дома?
        — Именно! У нас был договор: я сижу дома, но в школу хожу по-прежнему!
        — Что же изменилось?  — притворно удивился Габриель.
        — И ты ещё спрашиваешь??? Да ты просто лишил меня практически всех друзей, везде и всюду совал свой нос, хотя Ангелиуса поблизости не было. Я знаю, что это был манёвр, чтобы определить демона, но почему ты ничего не сказал мне? Зачем заставил чувствовать себя чужой и всеми покинутой в родной школе? Я говорила, что даже из-за него не хочу ломать себе всю жизнь, тот единственный кусочек, что даёт мне иллюзию нормальности. Не даёт сойти с ума в том аду, в который обратилась моя жизнь! Я хочу продолжать жить, ты же должен меня охранять! Поэтому я и сбежала, обманув тебя. Дав отведать собственного угощения, под названием «беспомощность» и «одиночество»!
        — Да я едва с ума не сошёл, когда понял, что ты исчезла и возможно уже угодила в смертельную западню. Бросившись следом, внезапно сам попал в расставленную тобой ловушку, а пока выпутывался, желал лишь одного: подоспеть вовремя и не увидеть, как тебя разделывают, словно тушу какого-то животного!  — вспылил парень,  — И да, я действительно сократил круг твоих знакомств, чтобы демон не подобрался к тебе. Но делал лишь то, что пойдёт тебе во благо!
        — Во благо??? Ты рехнулся? Я никогда не чувствовала себя столь ужасно, как когда люди, которых знаешь не один год, начинают попросту избегать тебя, словно прокажённую! И ты решил всё за меня! А я, слышишь, Габриель, я живой человек, а не безвольная марионетка! Я хочу участвовать в собственной жизни!  — прокричала Оливия, и слёзы брызнули у неё из глаз.
        Она возненавидела себя за слабость и его за такое ослиное упрямство.
        Гордый ангел не снизошёл для ответа, а бросив в её сторону короткий взгляд, не исчез, как могло бы быть, а вышел из гостиной, и через секунду входная дверь с громким хлопком закрылась за его спиной. Девушка вздрогнула как от удара. Она не знала, куда он направился и на что способен в таком разъярённом состоянии. А ещё, Ливия боялась поддаться панике, которая возникала вместе с мыслью, что Габриель мог уйти навсегда, исчезнуть из поля зрения, ведь тогда так необходимая ей близость любимого будет утеряна.
        Девушка мотнула головой, отгоняя мысли, одна страшнее другой.
        «Габриель не посмеет уйти насовсем. Ему лишь надо немного времени, чтобы остыть»- думала она, утирая слёзы.
        Только архангел не вернулся ни тем вечером, ни на следующий день…
        Оливия тяжело вздохнула, взглянула на изящные часики на правой руке и поняла, что из-за тягостных воспоминаний уже немного опаздывает к началу занятий, пришлось прибавить шагу. Хотя вновь погружаться в людское отчуждение не хотелось, выбора не было. Да и дома, в принципе, делать нечего, её там никто не ждёт.
        Словно понимая безрадостные мысли Ливии, заморосил лёгкий дождик, завешивая округу серой пеленой. Пожелтевшая и пожухлая трава под ногами стала скользкой, и не раз ей довелось быть на краю от падения. Но, к счастью, девушка успела достигнуть ворот школы, а затем уже через минуту вбежала в здание, радуясь тому, что у неё теперь крыша над головой, и она не совсем вымокла. Ведь влажная одежда, прилипшая к телу, приносит мало приятного, и настроение от этого тоже вряд ли поднимется.
        Когда Оливия вошла в класс, Сидни уже сидела за своим столом и оживлённо болтала с Лулу Уайтт, миловидной брюнеткой, одним из репортёров школьной газеты. Девушка, присаживаясь позади них за свою парту, услышала обрывок разговора, как раз касающийся выхода в свет очередного номера «Школьного сплетника».
        Название газетки, состоящей всего из двух небольших листков, говорило само за себя. В основном там печатались сплетни и слухи. Достоверных фактов было чрезвычайно мало, что, впрочем, никого не заботило. В школе «Сплетник» пользовался популярностью, как у учеников, так и у учителей. Ливия сама порой любила почитать свеженькие сплетни, чтобы потом обсудить свои впечатления с подружками за чашкой кофе в кафетерии. Не любили школьную прессу только те, кого непосредственно касалось напечатанное там. Ведь это влекло за собой череду неприятных моментов, состоящих из перешептываний за спиной несчастного и любопытных взглядов, кидаемых в его сторону. А Колин Мэдисон, редактор газеты, после очередного выхода свежего номера старался не попадаться никому на глаза, сидя у себя в каморке-редакции, зная, что уже сейчас кто-то, читая его детище, жаждет крови и возмездия.
        Ливия заинтересованно взглянула на подруг и вдруг заметила, как Сидни, перехватив её любопытный взгляд, переглянулась с Лулу и, поспешно что-то скомкав, сунула себе в рюкзак. Девушка уже хотела узнать у подруги о её странном поведении, но потом махнула рукой, позволив той продолжать валять дурака. Подружка мгновенно поняла это и решила сама заняться допросом.
        — Лив, что с тобой такое?  — заботливо осведомилась Сид.
        — Плохо себя чувствую,  — ответила Ливия, и враньём этот ответ не был, так как на душе скребли кошки и попутно орали дурным голосом.
        — Может, к доктору сходишь? Вдруг, что-то серьёзное…  — поддержала Сидни Лулу.
        В карих глазах девушки Оливия заметила искреннюю обеспокоенность и желание помочь ей справиться с недугом. Стало легче от того, что не все друзья поддались общему психозу, организованному Габриелем и его сворой ангелов, и по-прежнему готовы делить с ней горести и радости.
        — Нет, нет… всё пройдёт! Это наверняка дождь на меня так действует, и ещё я не совсем отошла после вечеринки у Лени Уилсон. Хандра навалилась.
        — Декабрь, ничего не поделаешь. У нас дождь льёт, а где-то людей снегом завалило. А насчёт вечеринки…
        Сидни не договорила, а Ливия вновь заметила странные переглядки подружек и снова спустила эту странность на тормозах, решив не спешить с выводами.
        — А ты, милая, произвела впечатление. По крайней мере, на одного из представителей мужской половины человечества, и семьи Уилсон в частности, хотя кто бы сомневался в этом. Джордан был просто покорен и заинтригован твоей персоной и долго расспрашивал меня о тебе, а потом ещё пытался отыскать твоё величество, когда ты по-английски слиняла с вечеринки, даже не попрощавшись. Кстати, можно полюбопытствовать, куда и как ты испарилась? Если даже охранник вразумительного сказать на мои вопросы ничего не мог?!  — спросила подружка, насупив брови, но глаза сверкали неудержимым весельем.  — Лени, кстати, очень расстроилась, испугавшись, что ты ушла из-за того, что что-то пришлось не по вкусу. Мне и Грэгу пришлось приложить не мало усилий, чтобы доказать ей, что подобные выходки для тебя — норма жизни. Так куда ты так бесследно исчезла?
        «Домой… меня похитил белокрылый ангел, который на утро, как в чудовищной сказке, превратился в сущего демона» — с грустным вздохом, мысленно ответила Оливия.
        Но сказать так вслух девушка не могла. Не хватало, чтобы Лулу подумала, что она сошла с ума. Это Сидни к её «ненормальностям» не привыкать, а другой человек будет шокирован и поражён. Ливия смягчила жестокую реальность правды:
        — Шампанское оказалось бесподобным, и я немного хватила лишнего, так что, не желая портить остаток вечера ни тебе с Грэгом, ни уж тем более Джордану и Лени, сочла за лучшее уйти.
        — Но как?
        — Через забор,  — нагло соврала девушка.
        Хотя на самом деле не факт, что это была чистая ложь. Ведь она абсолютно не знает, каким образом Габриель перенёс её домой и как покинул вечеринку. Возможно даже именно через забор. Для всесильного архангела такая преграда не должна была стать непреодолимым препятствием, даже с бесчувственной ношей на руках.
        — Через забор???  — хором спросили Лулу и Сидни, уставившись на неё, как на диковинное создание.
        — А в чём дело?
        — Ты же в платье вечернем была, насколько я помню, и на высоких каблуках, к тому же, упилась шампанским. И ты хочешь сказать, что в таком виде и состоянии лезла на высоченный забор Уилсонов, а потом ещё и прыгала с него?  — недоверчиво выспрашивала подружка.
        Ливия поняла, что влипла, сказав такую глупость, и ещё немножко, и её поймают на этой откровенной лжи. Поэтому пришлось выдумывать и импровизировать.
        — Нет, я не карабкалась через забор, а лишь воспользовалась калиткой.
        Мысленно она похлопала себя за сообразительность, увидев по лицам собеседниц, что ей поверили.
        — Ладно, ушла и ушла. Хотя, всё же могла предупредить, чтобы ни я, ни Лени с Джорданом не переживали, сходя с ума от волнения и задаваясь вопросом: какие инопланетяне тебя умыкнули из сада. И да, чуть не забыла, Джорди просил передать тебе привет, а так же свою большую надежду на вашу скорейшую встречу. Парень, небось, спит и видит тебя. Я просто не понимаю, Лив, как ты могла так бесстыдно улизнуть от такого красавчика?!
        Оливия поморщилась, слушая укоры Сидни. Джордан был весьма мил, и они здорово провели вечер, даже не глядя на его странности. Вот только Габриель…
        — Он симпатичный и всё такое, но…
        Сид жёстко перебила, не дав ей договорить:
        — Ливия Уоррен, ты с ним непременно встретишься! Как ты так можешь? Он же не парень, а мечта любой здравомыслящей девушки, к категории которых ты отказываешься себя относить, пытаясь строить из себя неприступную крепость. Вот только я видела, как вы с ним мило ворковали под сенью деревьев, и ты милостиво позволяла себя обнимать за талию. А зная тебя не первый год, могу с уверенностью сказать: если бы Джорди тебе не нравился, ты бы его и на пушечный выстрел к себе не подпустила, не то, что позволила бы себя коснуться хоть пальчиком. Он очень завидная партия и милашка, ко всему прочему, и сам выбрал тебя! Так что не дури…
        И, переведя дух, добавила:
        — Если бы у меня не было Грэга, и на моём пути повстречался Джордан Уилсон, я бы непременно на него охоту открыла! А тут тебе всё само в руки плывёт!
        — Да уж… я бы на это посмотрела! Ты и ружьё… зрелище наверняка ещё то!  — пробормотала Оливия.
        Только мысленно она уже перечеркнула возможность близких отношений с братом Лени, кроме дружеских, конечно, если парень на такое согласен. Правда, если судить по тем пламенным и плотоядным взглядам, которые девушка ловила весь вечер на своей персоне, он вряд ли будет рад такому предложению. Но это было единственное, что Ливия могла дать Джордану. Сердце в груди билось и пылало для другого… только обозлённый и упрямый крылатый не знает об этом.
        Поговорить более не удалось, так как в класс твёрдой походкой вошёл импозантный мужчина с проседью на висках и очками в золочёной оправе на переносице. Их достопочтенный учитель истории — Алан Смит собственной персоной, не переносящий болтунов. Все мгновенно притихли и разбрелись по своим местам, девушки последовали примеру.

        ГЛАВА 32


        Только ни на истории, ни на других предметах Оливия не могла сосредоточиться. Вся поступавшая информация не находила отклика в душе и лишь мимолётно задерживалась в голове. Девушка пыталась осмыслить, как обычная ссора могла настолько выбить из колеи, заставить мысли путаться, а сердце сжиматься от тоски, одиночества и отчаяния. Душевные переживания не являлись её коньком и были внове. Учиться любить и, главное, делить свою жизнь с этим чувством, оказалось тяжёлой работой, особенно когда предмет мечтаний не обычный человек и вас в будущем вряд ли что-то ждёт. Ему же плевать.
        Мужчины, какими бы они не были, пусть даже и наделёнными крыльями, всегда будут мужчинами — самовлюблёнными эгоистами, живущими ради самих себя и иногда подыгрывающими женщинам в их романтических бреднях. Дабы бедняжки были счастливы и не забывали заботиться о благе своих возлюбленных, какими, в сущности, негодяями те не были на самом деле. И когда любовь скидывает свой медовый налёт, показывая зубки, первый укус чаще всего достаётся женщинам, искренне поклоняющимся ей. Ливия не хотела этого, но и она оказалась укушенной. Девушка очень сомневалась, что Габриель сможет почувствовать хоть толику её переживаний, потому что демоны ему куда важнее и милее. Те же не будут скандалить, грубить и сбегать от него, показывая свой характер. Они просто попробуют убить. Всё проще простого, и нет никаких сложностей. Так что сомнительно, что Габриель после их ссоры ходит где-то, словно в воду опущенный, подобно Оливии игнорируя практически всё в округе, разговаривая с немногими оставшимися друзьями в маске излишней сосредоточенности на лице. Тем более что их у него, по всей видимости, вообще нет.
        Только к концу занятий она вышла из этого задумчивого состояния, так как сквозь размышления и грусть стало пробиваться отчётливое понимание, что что-то не так. Окружающие странным образом стали вести себя необычно. И, о чудо, они вновь замечали девушку! В их глазах снова была осмысленность. Ребята смотрели на Ливию и понимали, кого видят перед собой, и совершенно не избегали встреч или столкновений с ней. Всё в каком-то своеобразном состоянии, резко вернулось на круги своя, будто отчуждения и не было. Правда, она не знала, радоваться этому или ждать очередного сюрприза и каверз со стороны судьбы, Габриеля, Высших Сил или кого-то там ещё. Девушка решила не торопиться растягивать губы в улыбке, чувствуя, что снова стала центром всеобщего внимания.
        Лишь только Ливия появлялась в коридоре, на школьном дворе или в другом месте, как мгновенно ощущала себя под прицелом многочисленных взглядов. Видела, как головы собеседников склоняются друг к другу и губы начинают быстро-быстро шевелиться, произнося целые рулады слов. При этом горящих любопытством глаз с застывшей фигуры ничего не понимающей девушки никто не сводил. Хотя Ливия и растерялась перед таким поведением, но в том, что обговаривают и «перемывают кости» именно ей, была абсолютно уверена. Конечно, она привыкла быть в центре внимания, но чтобы такое…
        Многие девушки кидали в её сторону открыто завистливые взгляды, или разглядывали с привычным восхищением. Парни же, наоборот, выражали откровенную грусть-тоску и отводили глаза. И если до сей поры Оливия не особенно рьяно пыталась отыскать причину всеобщего излишнего любопытства к своей персоне, то после того, как она заприметила влюблённого в неё Тайлера, лицо которого едва ли не перекосила мука, как при зубной боли, едва их дороги пересеклись, желание узнать правду, вспыхнуло с невероятной силой. А бедняга поклонник просто сжался в комочек, кидая на Оливию жалостливые взгляды избитого щенка. Девушка даже была готова поклясться, что заприметила блеск слёз в глазах парня.
        — Это уже слишком…  — пробормотала Ливия.  — Да что же такое? Сегодня что, весь мир сошёл с ума, прозрев и увидев меня? Или массовое безумство коснулось только моей школы, в частном порядке?
        Она буквально летела по коридору, гневно бубня себе под нос и буравя взглядом попадавшихся ей на встречу парней и девушек. Те же не забывали бросать взоры ей в след, поворачивая головы. Ливия стремительно шествовала к кабинету философии, где, судя по расписанию, должна была находиться Сидни, с которой у неё последние уроки сего тягостного дня были разными. Судя по всему, подружка хорошо осведомлена о происходящем, и теперь она должна всё рассказать Оливии, если не хочет, чтобы та спятила.
        Девушка вбежала в раскрытые двери кабинета и тут же остановилась будто вкопанная, ощутив как в неё, словно отравленные стрелы, вонзаются взгляды присутствующих в классе ребят. Сидни тоже заметила Ливию и поспешила к ней. Девушки покинули кабинет, отойдя в укромный уголок.
        — Лив, что случилось? Разве у тебя сейчас не математика с мистером Франком во втором корпусе?  — обеспокоенно и недоумённо спросила подруга.
        — Она самая, но только не я, а ты мне скажи и объясни, что происходит? Я что, выиграла титул «мисс Америка» или миллион долларов в лотерею?
        Сидни откровенно смутилась и опустила глаза. Было видно, что она прекрасно поняла, о чём хочет знать Ливия. Но со вздохом всё же ответила:
        — Хотела тебе сразу показать, а потом подумала, вдруг ты и так всё знаешь, ведь об этом говорит вся школа…
        — Заметила!
        — Вот я и подумала, что ты просто в своей традиционной манере игнорируешь любопытство окружающих. Да и вообще, ты, Лив, сегодня такая отстранённая и задумчивая…
        — Я такой и была, но вот только потом резко прозрела, нутром почуяв, что что-то вокруг меня происходит! К тому же, если ты заметила, люди, кажется, вновь приняли меня в свой круг. А это довольно странно! Они часом не узнали, кем я, в сущности, являюсь? Я и мои родительницы?
        — Нет, что ты…  — замотала головой Сидни,  — Всё гораздо проще!
        Девушка быстро направилась в класс и через полминуты вернулась, комкая в руке нечто, напоминающее свежий выпуск «Школьного сплетника», который Оливия не единожды видела сегодня в руках учеников. Только этому обстоятельству и совпадению она не придала никакого значения. Сердце её затрепетало в груди в предчувствии разгадки, которая, скорее всего, не придётся ей по вкусу, когда подруга, разгладив газету, протянула ее Оливии.
        — Вот ответ на все твои вопросы, и прости, что сразу не удосужилась поставить тебя в известность. Лулу тоже очень сожалеет. Она не участвовала в этой затее и узнала о теме нового выпуска слишком поздно, практически за минуту до распространения.
        Ливия нетерпеливо кивнула и стремительно выхватила небольшие листки бумаги, которые являли собой «Сплетника», обратив на них всё своё внимание. Весь номер, впервые за историю «издания» был посвящён одному, а точнее двум людям — ей и Джордану. У девушки буквально отвисла челюсть. Вверху на первой странице красовалась надпись, напечатанная жирным и очень заметным шрифтом: «Ливия Уоррен и Джордан Уилсон: история заезжего принца и местной красавицы». Ниже поместили крупную фотографию героев — он и она кружатся в танце, трепетно обнимая друг друга, как самые настоящие любовники. Были и другие, где Джордан подаёт ей бокал шампанского, они интимно склоняются друг к другу с улыбками на лицах, парень нежно обнимает её за талию и прижимает к себе.
        Ливия была ошеломлена и терялась в догадках, каким образом снимки были сделаны. А ещё девушку интересовала личность фотографа-любителя, посмевшего за ней шпионить, да ещё при этом делать фото, тем самым сунувшись в частную жизнь. Теперь она на собственном опыте узнала, каково живется мировым звёздам под беспрестанным наблюдением паппараци, чтобы люди могли потешить своё любопытство. Последним штрихом была статейка, по которой Ливия быстро пробежалась глазами, следующего содержания:
        «В великолепном особняке, принадлежащем бизнесмену нашего города Адаму Уилсону, которого прочат в мэры Хэмптона, в честь приезда из университета его сына, Джордана Уилсона, была организована небольшая частная вечеринка. Но судя по словам присутствующего там корреспондента «Сплетника», любящие родители не поскупились, дабы устроить своему наследнику настоящее торжество. Можно сказать, это пошло на благо всем и стало хорошим фоном для появления определённого рода слухов, которые готовятся стать фактами. Они касаются того, что во время празднества, виновник вечеринки очаровал одну из красивейших девушек нашей школы и городка — Оливию Уоррен, которая славится своим крутым нравом, разборчивостью в отношениях с парнями и крайней неприступностью. Но, похоже, в этот раз сердце девушки дрогнуло и поддалось навстречу светлому чувству к заезжему красавчику Джордану. Что, впрочем, не удивительно, ведь он хорош собой и в будущем по праву займёт место своего отца в семейном бизнесе, а может даже в политическом кресле. Только и парень не остался равнодушен к Оливии, более того, он был полностью покорен
пленительной красотой и умом девушки. Тому имеется множество свидетелей (гостей торжества), видевших, как Уилсон младший весь вечер ни на шаг не покидал свою обретённую любовь и всячески развлекал её, позабыв обо всех и вся. Молодые люди не разлучались ни миг и выглядели счастливыми как никогда. Правда, затем Оливия куда-то таинственным образом испарилось, заставив сестру Джордана — Лени, очень переживать, а самому парню без устали опрашивать приглашенных гостей о том, не заметили ли они, когда девушка покинула вечеринку. Выглядел он, надо сказать, подавленным и очень печальным.
        От себя могу добавить, что напоминает сие известную всем сказку «Золушка». Найдёт ли наш принц свою красавицу? Наверняка, да! Так как в отличие от сказочной героини, нашей не мешает ничего: ни злые мачехи (прелестных родительниц Оливии — Сандру и Милинду Уоррен так назвать язык не повернётся), ни огромные территории королевства, так как Хэмптон — небольшой городок. Значит, у наших влюблённых есть шанс без помех воссоединиться. Аллилуйя любви!
        P.S.  — едва не забыли сказать о том, что, по словам некоторых из гостей, было замечено, как Джордан, встав на колени, преподнес Оливии в дар бархатную коробочку! Уж не обручальное ли там кольцо?»
        Не говоря, ни единого слова, Оливия, скомкав газету, резко развернулась на каблуках и быстрыми шагами направилась в средоточие всего зла, в школьную редакцию. Её сущность клокотала от ярости, и жаждала крови маленького монстра Колина. Вдогонку неслись слова встревоженной Сидни:
        — Лив, только без жертв!
        Этого девушка гарантировать не могла, поэтому никак не отреагировала. Перед глазами мелькали слова из публикации, разжигая ещё более сильные гнев и раздражение. Такой наглости она стерпеть не могла. Хотя просто не понимала, как те, кто так внимательно на протяжении всего дня рассматривал эту фикцию, не разглядел на фотографии её пьяного, масленого взгляда, или то, что она буквально сама привалилась к Джордану и, дабы не упасть, позволила ему себя обнять. Да и вообще, невинный разговор был представлен интимной беседой на очень личные темы, а снимки улыбок, которыми они с Джорданом обменивались, сняты под таким углом, что казались чересчур тёплыми. В статейке Ливия выглядела этакой смесью Снежной королевы и охотницы за состоянием. Она задавалась вопросом, как люди, знавшие её не один год, могли поверить в такую чушь и принять этот образ!? А судя по перешептываниям и несчастным глазам Тайлера, именно так всё и было.
        Спустя несколько минут девушка вихрем, пышущим жаром, ворвалась в редакцию, громко хлопнув дверью. От этого порывом сквозняка разметало кипы бумаги, лежащей на ближайшем к ней столе. Ливия зверем оглядела маленькую комнатку — каморку, где с трудом могло развернуться три человека, но куда каким-то чудом впихнули два маленьких письменных столика и целых три стула. Повсюду, где только останавливался взгляд, валялся какой-то производственный материал, а попросту хлам: ворохи старых газет и вырезок, целые горы подшивок «Сплетника», самые ранние из которых были сделаны примерно 50 лет назад, обрезки и комочки смятой бумаги, обрывки фотоплёнки и новые катушки, канцелярские принадлежности, фантики от конфет, фотографии. А среди всех этих многочисленных следов творческого и умственного процесса гудел старенький компьютер, несомненно заставший ещё времена, когда по земле бегали динозавры. За этим чудом техники скрючилось в три погибели рыжее, словно морковка, с торчащими во все стороны кудряшками, конопатое и в чудовищных размеров очках с толстыми линзами, лопоухое существо. Колин Мэдисон собственной
персоной и акула журналистики в будущем, хотя до монстра он с помощью своей школьной газетёнки, можно сказать, уже дорос. К нему-то девушка и направилась, преодолев вмиг расстояние, разделявшее их. Оливия сунула растерявшемуся парню, который, по-видимому, тщетно пытался затаиться и слиться с обстановкой, скомканный выпуск «Сплетника». Голосом, полным скрытой угрозы, склонившись к нему, произнесла, чеканя каждое слово:
        — Чтобы к завтрашнему дню был сделан ещё один специальный выпуск с опровержением, и мне плевать, если это окажется не в твоих силах. Для твоего же блага будет лучше, если ты уже сейчас займешься этим "подвигом"! И не советую со мной шутить, опасно для жизни! Если что-то мне не понравится, я из тебя чучело или пугало сделаю и поставлю у себя на заднем дворе, чтобы дротики метать. Ты всё понял?
        В то мгновение Ливия представляла собой зрелище, вселяющее суеверный страх в сердца простых смертных: глаза полыхают изумрудным пламенем, щёки гнев окрасил багрянцем, губы вытянуты в тонкую полоску, а грудь тяжело вздымается. Об этом красноречивее всего говорила реакция несчастного редактора, потерявшего дар речи и побледневшего так, что веснушки яркими пятнышками выделялись на лице. Парень прерывисто вздохнул и шумно сглотнул, силясь хоть что-нибудь ответить, хлопая ресницами под стёклами очков. Только попытки оказались тщетными. Наверняка, до сих пор такого разноса ему ещё никто не устраивал и никто не был столь убедителен в своих угрозах, как Оливия в тот момент. Отчаявшись, что — то вымолвить, Колин мотнул головой, подтверждая, что согласен на всё, лишь бы она ушла.
        Девушка, поняв, что он всё уяснил для себя, решила покинуть его, дабы не мешать творить очередной выпуск по её указу. Ещё раз окинув Колина обжигающим гневом взглядом, Ливия вышла из редакции, напоследок хлопнув дверью. Мусорная корзина задымилась и вспыхнула огнём.

        ГЛАВА 33


        На следующий день Оливия хмуро глядела на свинцовое небо из окна своей комнаты, приостановив сборы в школу. Темные тучи затянули небеса и имели весьма угрожающий вид. Не вызывал сомнения тот факт, что с минуты на минуту они разверзнутся и на землю сплошным потоком хлынут струи холодного дождя. Это отнюдь не способствовало поднятию боевого духа для полной самоотдачи на поле брани, имя которому — школа. Девушка со страхом думала, что день грядущий ей готовит, но надеяться на лучшее было бы неосмотрительно с её стороны, если принять во внимание тот факт, что Ливия жила в зоне военных действий. Правда, сейчас никакого открытого противоборства ни с одной воюющей стороны не предпринималось. По крайней мере, Ангелиус где-то затаился. Да и Габриель вылазок не делает. Может, именно по этой причине и её дар хранил молчание, не радуя своими новыми откровениями, в которых Оливия нуждалась.
        Действия же Охотника для неё были окутаны тайной, так как архангел всё ещё продолжал дуться на свою мятежную подопечную, и вследствие этого примирение было отложено на неопределённый срок. Правда, придя домой после разборок с Колином, она пыталась с ним поговорить. Только упрямец не откликнулся на её зов, предпочёл остаться глух и нем, не желая представать перед алкающими его вида очами. Пришлось сдаться и отправиться спать раздраженной и в расстроенных чувствах. Габриель же всё это время был рядом, наверняка довольный унижениями Ливии. Её чувства его незримый «камуфляж» не мог обмануть.
        Оливия, неспешно собравшись, покинула комнату и спустилась вниз. Но прежде, девушка заглянула в спальню, которую до их ссоры занимал парень, с надеждой, что за ночь в их запутанных отношениях наметился прогресс. Ей хотелось найти следы его пребывания и убедиться в том, что, несмотря на конфликт, он по-прежнему живёт здесь. Обнаружить Габриеля Ливия и не мечтала. Оказалось, труд был напрасным, ничего не говорило, что архангел здесь чего-то касался. Оливия вздохнула и покинула его апартаменты. Взгляд всё же продолжал обшаривать видимое ей пространство в попытках отыскать крылатого возлюбленного, о котором так тосковало её сердце. Ливии нестерпимо хотелось хотя бы глазочком увидеть черты Габриеля и встретить его проницательный взгляд. Только тогда она смогла бы прийти в гармонию с самой собой и перестать трястись от страха, что в один жуткий миг утратит любимого навсегда. Эти чувства были мучительны и по-прежнему непривычны для доселе не любившей девушки.
        После некоторых размышлений она решила не завтракать, а сразу же отправиться в школу, в которую хотела попасть до того, как небо обрушит собранную им воду. Натянув туфли и поплотней закутавшись в тёплый свитер, Оливия выбежала из дома. И бежала до тех пор, пока не достигла здания школы. А когда её ноги коснулись порога, небо, до сих пор милостиво молчавшее, исполнило свой долг и обрушило на землю потоки ледяной воды. Парни и девушки, только подходившие к зданию, с криками и смехом опрометью бросились внутрь, и у входа в считанные секунды образовалась длинная очередь. Оливии повезло, и она проскочила одной из первых.
        Войдя, девушка насторожилась, стараясь поймать на себе так выводившие из себя взгляды или услышать перешептывания за спиной. Они не заставили себя ждать. Языки заработали с удвоенной силой. Только в отличие от вчерашней растерянности не осталось и следа. Девушка вызывающе улыбнулась и свысока стала поглядывать на любопытствующих, излучая полное равнодушие. Мысленно она усмехнулась, зная, что сегодня ещё раз даст сплетникам перемыть ей кости. Такая неслыханная щедрость, когда Оливия позволит проникнуть в собственную жизнь, будет в первый и последний раз, но всё будет происходить под её непосредственным контролем. Она, конечно, могла бы проигнорировать слухи, только для многих скоро это станет реальным фактом, а девушке отчего-то в не хотелось быть связанной с Джорданом в глазах общественности, да и образ корыстной особы ей не к лицу.
        Ливии стало любопытно, успел ли Колин выполнить её «просьбу». Так как по расчетам, номер «Сплетника» должен был быть уже на руках у учеников, а свеженькие новости распространяться со скоростью лесного пожара. Она не ставила под сомнение, что её могли ослушаться, так как интуиция чётко отрицала сей факт. Мэдисон — умный парень и должен был бы стразу почувствовать, что связываться с разъярённой девушкой очень вредно для здоровья, особенно если ко всему прочему она является ведьмой. Да и заключительный штрих — вспыхнувшая огнём мусорная корзина, должен был возыметь действие и ускорить творческий процесс. Поэтому с твёрдой уверенностью, что всё идёт как надо, Оливия отправилась в главный холл школы, где администрация проводила коллективные сборы учеников и где стояли литературные стенды. Именно там каждый месяц распространялся новый выпуск «Школьного сплетника».
        В холле царил ажиотаж, а воздухе стоял гам, слышался шелест бумаги. Все наперебой стремились добраться до журнальных столиков и стендов, где стопками лежали свеженькие номера газет. Но Оливия знала, что ребят интересует именно выпускаемая в их школе. Каждый с невиданной напористостью стремился добраться до прессы первым и узнать, что послужило причиной для внеочередного выпуска. Счастливчики, которым уже удалось достать издание, с удивлением на лицах и полной сосредоточенностью вчитывались в напечатанные строки. Многие из читающих понимающе усмехались и кидали в её сторону одобрительные взгляды, особенно те, кому ранее досталось от Мэдисона и его корреспондентов, пережившие досужую болтовню.
        «Молодец Колин, справился» — мысленно похвалила она парня, зная, что сделать номер и размножить его за одну лишь ночь — весьма непростая задача.
        Ливия улыбнулась, одобрительно разглядывая царившую неразбериху. Одновременно она искала взглядом Сидни. Девушка не сомневалась, что подружка находится где-то здесь. И оказалась права. Та как раз появилась из самой гущи толпы, пользуясь для манёвров своим небольшим росточком, уходя от столкновения и ловко подныривая под руками окружающих. Оливия заметила, что Сид ревностно прижимает к груди добытый ценой невероятных усилий свеженький номер «Сплетника», боясь, что кто-то может посягнуть на её собственность. Наконец, подружка преодолела людской барьер и отошла к окошку, на ходу погружаясь в чтение. Ливия направилась к ней, не сводя глаз с лица Сидни и отслеживая её эмоции. Здесь были и любопытство, и недоверие, и удивление, и разочарование. Стало понятно, что написанное не пришлось ей по вкусу. Это было не удивительно, если принять во внимание тот факт, что подруга двумя руками была за то, чтобы Джордан и Ливия были вместе, считая того превосходной партией.
        — Что пишут?  — спросила Оливия, наклонившись к Сидни и заглянув через её руку на открытую страницу.
        Подружка от неожиданности подскочила и театральным жестом схватилась за сердце, пробубнив:
        — Ливия, откуда ты набралась дурацкой привычки подкрадываться к человеку со спины и пугать его до полусмерти? Так и до сердечного приступа недалеко.
        Девушка могла бы сказать, откуда и от кого, только не факт, что ей поверят. Хотя факт, что Габриель влияет на неё гораздо более, чем хотелось бы, раздражал. Особенно, когда в тебе начинают проявляться его не лучшие черты и манеры.
        — Извини, я не хотела. Так что всё-таки пишут?
        — Смотри сама,  — сказала Сид, протягивая ей номер сплетника.
        Оливия взяла и удовлетворённо хмыкнула, заметив большой заголовок на первой полосе, гласивший: «Опровержение». Вчерашняя фотография, теперь единственная на весь номер, демонстративно перечёркнута. Осталась довольна она и статьёй.
        «Уважаемые читатели, сегодня мы во внеочередном порядке выпускаем ещё один номер «Школьного сплетника» по настоянию одной очень влиятельной персоны. Этот выпуск мы посвятили громогласному опровержению вести о соединении небезызвестных нам личностей — Джордона Уилсона и Оливии Уоррен, которые стали героями нашего предыдущего номера. К великому сожалению, сплетни остались сплетнями и не имеют под собой никаких достоверных фактов.
        Из достоверного источника, приближенного к молодым людям, нам удалось узнать, что Ливия не давала молодому Уилсону никаких поводов думать, что им суждено быть вместе. Виденное гостями вечеринки было ничем иным, как обычным флиртом без каких-либо серьёзных чувств. По крайней мере, это касается очаровательной Оливии. Сердце красавицы по-прежнему свободно, и приезжий принц отнюдь не покорил его. Что даёт возможность преданным поклонникам девушки вновь возобновить осаду, дабы добиться её благосклонности. А что касается вас, милые дамы, то появилась отличная возможность попытаться утешить отвергнутого парня, окружив его лаской. В общем, что не делается, всё к лучшему!”
        А ниже шла небольшая приписка:
        «В свете таких событий, вся редакция выражает искреннее сожаление, что написанное нами оскорбило Оливию и её друзей. От всего сердца просим прощения и надеемся, что вы не будете относиться к нам предвзято.
        Команда «Школьного сплетника» и его редактор Колин Мэдисон»
        Оливия улыбнулась, закончив ознакомление с выпуском газетёнки, и подняла глаза, полные скрытого ехидства на терпеливо ожидавшую Сидни. Подружка прищурила голубые эльфячьи глаза:
        — Что? Хорошо написано…
        — Ничего. Только скажи, как тебе это удалось?
        — Элементарно. Будто ты сильно удивлена Сид, что Колин понял, как опрометчиво поступил, сделав меня героиней свей писанины. Когда я в ярости, у меня открывается невероятно сильный дар убеждения, способный убедить и эскимосов покупать снег.
        — Конечно, конечно. Меня просто очень интересуют подробности. Бедняга остался в человеческом виде, когда ты покинула редакцию?
        — Естественно. Кто же, по-твоему, делал сегодняшний номер?
        — Несчастный… ночка у него, наверняка, была ещё та!
        В ответ Ливия равнодушно пожала плечами. Её мало волновало, как и какими средствами Колин шёл к поставленной ею цели. Главное для девушки было то, что он справился, и она осталась довольна. Если бы понадобилась доработка или что-то пришлось Оливии не по нраву, она безжалостно заставила бы парня всё переделывать, даже если бы на это снова ушла вся ночь. Прежде чем что-либо писать, он должен был как следует всё разузнать о своём главном герое. Не будет ли это в конечном счёте слишком опрометчиво с его стороны и стоит ли игра свеч. В случае Оливии, Колин промахнулся. А незнание не освобождает от ответственности и наказания.
        — Лив, а источник, на который идёт ссылка, это ведь ты сама?
        — Конечно. Самый надёжный и достоверный источник, знающий обо всем, что касается меня и моей личной жизни. Правда и ничего кроме правды.
        — Жаль…  — сказала Сидни, вздохнув.
        Брови Оливии выгнулись изящной дугой от изрядной доли изумления. Заметив такую реакцию подруги, Сид пояснила:
        — Могла бы и приврать или оставить всё как есть. Это оставило бы мне маленькую надежду, что ты и Джордан, в конечном счете, будете вместе. Если бы ты видела, дорогая, какая вы красивая пара, просто загляденье. Он идеальный парень для тебя, который, по моему мнению, составит хороший тандем с тобой и справится с противным характером. Но теперь, судя по твоей ярости от вчерашней «новости», настаивать на вашей с ним встрече — плохая идея. Уверена, ты просто из принципа начнёшь избегать парня, после того как вас насильно хотели свести вместе. Привереда, которая сама себе на уме! Не понимаешь, что видя тебя одинокую, мне становится стыдно, что я такая счастливая рядом со своим душкой Грэгом.
        — Ну, спасибо тебе, Сид! Всегда знала, что ты высокого мнения о моём характере. К тому же прекрати нести чушь и не переживай из-за меня. Уверяю тебя, если мне захочется, чтобы из меня день за днём вынимали душу, я найду себе парня и влюблюсь в него. Даже наплюю, что женщинам нашего рода в личном плане никогда не везёт, и на то, что мне непременно попадётся тот, кто абсолютно не пара. А ты Сид, будь счастлива, если тебе дано это!
        Закончив свою тираду, девушка вдруг наткнулась на очень пристальный, буквально сканирующий её до основания взгляд Сидни. Она будто искала что-то в лице Оливии, изучая каждую её чёрточку. Только, по-видимому, так ничего и не нашла, потому что отвела глаза. Что, впрочем, не удивительно, так как Ливия была честна и говорила, что думала и во что верила.
        Тут появился школьный секретарь и стал жестким выговором и угрозами оставить всех после занятий разгонять учеников по классам. Так как через несколько минут должен был прозвенеть звонок, возвестив о начале занятий. К тому же, ребята, громко переговариваясь и обсуждая прочитанное, создавали такой невообразимый гул, что эхо отдавалась по всему зданию школы, привлекая в холл ещё больше людей. Но грозное предупреждение сработало, и все мало-помалу стали расходится по кабинетам.
        Ливия и Сидни последовали примеру остальных, так как перспектива остаться после занятий совсем не вдохновляла. Первый урок у них был общий — литература с мистером Марчем. По пути девушки натыкались на взгляды, но теперь их характер изменился, что впрочем, было нисколько не удивительно. В них была смесь из удивления, одобрения или непонимания. Но по наблюдению Оливии, глаза девушек были полны мечтаний и пылали невиданным энтузиазмом. Многие из них уже в эту минуту строили наполеоновские планы, что не удивительно, ведь заполучить такого парня — мечта любой девушки. Раз она отказалась, так почему бы им не рискнуть и не отведать лакомого кусочка? Если после вчерашнего выпуска «Сплетника» они завидовали Ливии, то теперь это чувство должно было испариться.
        Идя по коридору к кабинету литературы, Сидни внезапно толкнула подругу локотком и на её вопросительный и недовольный взгляд кивком головы указала на свою экс-соперницу. Взору Ливии и других ребят предстала комичная картина: Кларисса загнала в угол между шкафчиками и стеной Лени Уилсон и, грозно блестя глазами, чинила ей допрос. А пойманная в импровизированную ловушку девушка хоть и не пыталась сбежать, но смотрела на обидчицу снисходительно, упрямо поджав губы. Оливия, хорошо зная Лени, могла с твёрдой уверенностью сказать, что мнившей себя красавицей Клариссе ничего не обломится.
        — Надеюсь, Джордан не такой болван, чтобы связаться с этой стервой, польстившись на её сомнительные прелести. Иначе ему не вырваться из её цепких коготков живым,  — сказала Сидни.
        Ливия, прежде чем прокомментировать слова подруги, быстро проанализировала свои впечатления о молодом Уилсоне и пришла к выводу, что кем-кем, а болваном Джордан уж точно не был. Кларисса очень пожалеет, если устроит с парнем свои игры. Судя по всему, он не был тем, кто прощает и спускает обиды.
        — Нет. Скорее всего, её просто выставят за порог после первых же минут пребывания в особняке Уилсонов, если она каким-то чудом пройдёт через охрану. А судя по выражению лица Лени, она лично даст запрет и никогда не подпустит ее к своему брату и на пушечный выстрел.
        Представив такое развитие событий, Сидни и Оливия прыснули со смеху.
        — Значит, дезинформация прошла,  — произнесла подруга.
        — Угу… прошла.
        — Может, зря?
        Оливия уже собралась ответить, что не зря. Ведь если никаких отношений у них с Джорданом нет, то значит, они свободны от каких-либо обязательств. Но заметив неподалёку от нужного им с Сидни класса Тайлера, который одарил её сияющим взглядом, полным надежды, Ливия прикусила язычок. Она просто пожала плечами и, быстренько схватив подругу за руку, прошмыгнула мимо парня, опасаясь каких-либо опрометчивых действий с его стороны.
        Войдя в кабинет, они чинно уселись за свой стол, и Сидни, повернувшись к Ливии, блестя глазами, выдала:
        — Мне вот тут пришла в голову одна очень занятная мысль… Лив, а ведь твоё стремление откреститься от Джордана, хотя он парень замечательный, неспроста. Не кроятся ли за этим твои нежные чувства к какому-то неизвестному мне представителю мужского пола, которому ты, сама того не ведая, стремишься хранить верность?
        И переведя дыхание, добавила, поделившись своим озарением:
        — Что-то мне подсказывает, что все именно так… может быть, это тот самый незнакомец, столь галантно тебя проводивший до дома и оставшийся равнодушным к твоей красоте? Помнится, он произвёл на тебя довольно сильное впечатление.
        Сидни, когда хотела, могла быть чертовски проницательной и догадливой. Тут она своим предположением попала точно в яблочко. Оливию эта черта и восхищала в подруге, и в то же время выбивала из колеи. Теперь вот как раз оказался этот случай, и она просто не знала, как ответить на поставленные вопросы. Но, видимо, в её взгляде что-то отразилось, потому что Сид не потребовала ответа, а отвернулась. Охота задавать вопросы куда-то пропала. Девушка порадовалась такому повороту дела и смогла расслабиться. Впрочем, спас весьма шаткое положение Ливии и мистер Марч, в эту минуту вошедший в класс.

        ГЛАВА 34


        Вечером того же дня Габриель уютно расположился в библиотеке в любимом кресле Оливии. Голову он откинул на мягкую спинку, веки прикрывали глаза и скрадывали яркий свет сущности, белоснежная рубашка была небрежно расстегнута на груди и блики пламени нежно касались его кожи. Руки парень вытянул на подлокотники, обхватив их ладонями. Закинув ноги на стол, тем самым приняв свою излюбленную позу, так выводившую из себя девушку, и задумчиво стал созерцать языки пламени. Мягкий полумрак комнаты окутывал архангела, давая ему минуты покоя и безмятежности, что было крайне необходимо, так как он истратил большое количество энергии и запаса сил, которых у него осталось не так уж много. Если уж он не может восстановить свой пошатнувшийся внутренний баланс, то хотя бы несколько мгновений тишины ему никак не повредят, особенно если учесть, что Оливии ничего пока не угрожает. Несколько минут назад он со спокойной душой оставил её готовиться ко сну, надеясь, что в пижаме у Ливии не возникнет желания совершать необдуманные поступки, особенно когда на улице довольно прохладно. Но всё равно, неоднократно за прошедший
с их «расставания» час парень ловил себя на мысли, что хочет вновь оказаться рядом с девушкой. Правда, свои порывы он сумел-таки задушить и остаться на месте. Девушка заслужила немного уединения.
        Габриель тяжело вздохнул, и устало потёр переносицу, прикрыв глаза. В душе вновь всколыхнулась буря противоречивых эмоций, лишь только парень начинал задумываться о безумном поступке Оливии. Ярость, страх, беспомощность, недоверие словно эхом отдавались у него внутри. А от одной мысли, что он мог попросту потерять девушку, его бросало в холодный пот. Образ того, как Ангелиус острыми когтями безжалостно разрывает нежную плоть молоденькой Носительницы там, на кладбище, ломая хрупкие косточки, и клыками вонзается в сочную мякоть утробы, стоял перед глазами. Для архангела было лучше сгинуть самому, чем увидеть, как это произойдёт с Ливией. Она стала для него ближе, чем кто бы то ни было во всем свете, даже ближе, чем братья. Не единожды за последнее время Габриеля посещали желания, более присущие смертному, чем архангелу. Это красноречиво говорило, что его земные часы, отмерявшие срок пребывания в мире людей, когда он ещё способен творить подвиги, ссыпали в пустую чашу свой волшебный песок. Только в этом случае архангел радовался, начиная чувствовать себя ещё более живым, чем когда-либо ранее. Ему
внезапно страстно захотелось всегда быть с ведьмой рядом, деля каждый час её жизни. Ловить нежное дыхание, разговаривать, слышать её смех, так напоминавший парню перезвон колокольчиков на ветру, касаться пальцами шёлка волос и бархата кожи. Ощущать Ливию каждой клеточкой своей души и своего существа, так тянущегося ей на встречу, не слушая доводы трезвого рассудка. С каждым днём, с каждой минутой девушка покидала строгие рамки, где можно было считать её лишь своей подопечной и никем более.
        Теперь всё менялось, и он буквально захлёбывался от ещё доселе неизведанных мыслей и желаний. Даже тёмных, которые не должны быть присущи существу Света, особенно высоких чинов, да и всей ангельской братии в целом. Если бы Высшие Силы проведали об этих чувствах, Габриель мгновенно лишился бы крыльев и был низвергнут в ад на радость врагам. К примеру, в момент, когда он понял, что заперт, словно птица в клетке хитрым птицеловом, сбежавшим с ключом, обманут девчонкой-ведьмой, которая так умело обвела его вокруг пальца и удрала, оставив одного, возможно мгновенно угодив в западню демонов, архангела охватил такой гнев, что захотелось испепелить и разрушить всё живое. Показать миру ту ярость, что закипала внутри. Но мысль, явившая это страшное желание, испарилась так же быстро, как и появилась, а на смену пришла другая, помогавшая Габриелю биться и сопротивляться магическим замкам, пытаясь их сорвать. Хотелось успеть, успеть вовремя и спасти глупышку от смерти, не позволить демону украсть Оливию у него.
        Каждый миг того сражения с древней магией, каким-то чудом доставшейся ведьме, накрепко отпечатался в сознании Габриеля, будто его выжгли калёным железом. То были ужасные мгновения дикого страха, гнева и желания ещё разочек увидеть упрямую девчонку, если повезёт. Сомнения не вызвал тот факт, что Ангелиус непременно воспользуется тем, что Носительница осталась одна, без охраны, такая беззащитная и уязвимая, пока тот, кто должен был не спускать с неё глаз ни днём ни ночью, словно тигр в клетке носится по дому. Не сразу, но демон поймёт это, и тогда спасенья можно не ждать, он уничтожит любого, вставшего у него на пути, а затем, измучив Оливию, выколачивая из неё сведения, убьет и ее.
        Все эти мысли проносились у Габриеля в мозгу, а время все бежало вперёд, сводя его с ума, чары постепенно лишали Сил, так как парень не экономил их, желая, чтобы заклятие поскорее спало. Что, в конечном счёте, и произошло. Такого облегчения архангел еще никогда не испытывал. Распахнув дверь, он мгновенно растворился в холодном и прозрачном свете, следуя по чуть уловимому следу ведьмы, надеясь, что ещё не поздно, что всё ещё можно исправить. Габриель был готов, если понадобится, сразиться в одиночку с целой ордой молодых и сильных демонов всех мастей и уровней, да и с Ангелиусом в придачу, лишь бы вернуть Ливию под своё крыло. Он готов был нарушить кодекс ангелов и вмешаться в мировой баланс Сил, вырвав девушку из рук посланников Смерти или самого Ангела Забвения, если бы опоздал, и ей был нанесён вред, несовместимый с жизнью. Парень был готов ко многому, но только не к тому, чтобы увидеть её живую и невредимую, под действием алкогольных паров, так хорошо чувствуемых им даже на расстоянии благодаря сверхобонянию. Радость от сознания, что с ней всё в порядке, и никакие демоны, что очень странно,
девушке не досаждают, а также желание схватить Ливию в объятия и никогда не отпускать, сменились желанием жестоко покарать негодяйку. В мозгу появилась мысль, которая уж точно не делала ему чести, способная в мгновение ока лишить его ангельского чина: захотелось убивать.
        Пока Габриель с ума сходил, обливаясь холодным потом в тревогах за неё, Ливия довольно хорошо проводила время, и ей, видимо, было откровенно плевать на то, что она могла стать лёгкой добычей для Ангелиуса. Девушка, умиротворенная и чрезвычайно спокойная, стояла под сенью деревьев, блеск изумрудных глаз скрывали опущенные веки. Маленький рыжий завиток упал ей на щёку и нежно ласкал кожу. Оливия обхватила себя руками, подставила своё разгорячённое личико прохладному ветру и тихонько покачивалась в такт льющейся с освещённой яркими огнями беседки нежной музыки. Было заметно, что она искренне наслаждается своим одиночеством и выглядит вполне довольной жизнью несмотря на весь кошмар своего нынешнего существования. Если бы Габриель не был так зол на неё в тот миг, он мог заметить, как хороша была его подопечная в тот миг. Но красная пелена ярости закрыла глаза, преступно скрадывая всю красоту. Архангел был уверен, если бы Ливия увидела его тогда, всё её хорошее настроение сняло бы как рукой. Держать себя в рамках оказалось очень трудно. Даже сам парень от себя не ожидал такого гнева и очень
посочувствовал бы любому демону, неосмотрительно вставшему у него на пути в то мгновение.
        Кстати о демонах, надо сказать, что, как не удивительно это звучит, ведьма могла бы их поблагодарить, так как, ощутив их присутствие где-то совсем рядом, Габриель отложил серьёзное разбирательство с подопечной для более удобного времени и места. Особенно когда немного поостынет, боясь в обратном случае не сдержаться и сотворить нечто довольно устрашающее для человеческого воображения. Поэтому быстро сграбастав девчонку в охапку, зажав нежный рот рукой, чтобы не перепугать криком других людей и не насторожить демонов, он решил быстро убраться со злосчастного торжества, на которое променяла Ливия его и безопасность родных стен. Надо сказать, к её благоразумию, в наличии которого у парня вновь возникли сомнения, она не сопротивлялась, если не сказать обратного, так как девушка сама прильнула к нему и через миг обмякла в руках. Мгновение…и он со своей драгоценной ношей был в доме её семейства. Оливия не пришла в себя, даже когда Габриель небрежно бросил девушку на постель, и, яростно хлопнув дверью, так что та едва не слетала с петель, вышел из комнаты. Он думал, что на утро обида и гнев улягутся, и
он сможет спокойно выслушать объяснения и покаяние ведьмы с должной выдержкой. Затем парень намеревался, не смотря ни на какие вопли и крики, запереть ведьму в её комнате, пока к ней в голову не придут видения о месторасположении Чёрных Врат или ещё какие-нибудь умные мысли, что весьма сомнительно. Это было самое мягкое наказание из всех пришедших ему в голову за эту ночь. Пора бы Ливии взять в толк, что жизнь её изменилась и далее соблюдать видимость нормальности — большая ошибка, которая может привести к плачевному для всех исходу. И он более не намерен был ей в этом потворствовать. Только ничего не получилось, и всем благим намерениям пришёл конец. Особенно когда девчонка, как ни в чём не бывало, попросила сопровождать её к подружке. И это после того, как Габриель запретил ей какие-либо посещения, после того, что она совершила, и того, как эгоистично поступила с ним. Весь ужас пережитого им накануне, вся ярость и страх, затихшие было, вырвались на поверхность, стоило Ливии коснуться его. Сама того не ведая, она будто бы выдернула плотно запечатанную, как он надеялся, пробку. Слова полились из
парня, как из рога изобилия, выплёскиваясь в лицо ошарашенной и испуганной таким напором девушки. Его изобличения не остановили даже слёзы, набежавшие Ливии на глаза, которые были готовы перелиться через край горячими ручьями. Габриель заметил, что причиняет ей боль и словами, и тем как крепко сжимает её хрупкие плечи. Только девушка оказалась крепче, чем казалась, её внутренний стержень не согнулся под его напором. Потому что, когда его тирада была окончена, Оливия с отчаянием в голосе обвинила своего защитника в том, что он виновен никак ни меньше её в произошедших событиях. Что архангел сам, не соблюдая их условия, обрёк себя на мучения взаперти и толкнул девушку на побег из-под его надзора.
        Габриель устало покачал головой, рассматривая языки пламени, столь жадно лизавшие поленья, мало-помалу обугливая и черня их кору.
        Сейчас, переосмыслив все, он был готов признать свою вину. Оправданием ему могло служить лишь то, что он желал Ливии лишь добра, хотел уберечь от Зла, которое олицетворял собой Ангелиус. Именно этим архангел и мотивировался, когда окружил подопечную невидимой стеной, отгородив девушку от окружающих её людей. Хотя ей, несомненно, казалось, что это другие вдруг стали от неё отворачиваться, а на самом деле изменилось поведение самой Оливии. Это она стала себя вести так, чтобы на неё перестали обращать внимание. Барьер совсем немного скрадывал эмоции окружающих, отталкивала же от себя друзей девушка сама. Правда с Сидни у них, как оказалось, очень сильная связь, и на ней чары не сказывались. Она даже не заметила их и не ощутила на себе, просто проигнорировав. Поэтому и пребывала в таком же заблуждении, что и Ливия. Для Габриеля значительное уменьшение числа людей вокруг его подопечной было только во благо. Так как теперь он мог беспрепятственно и внимательно следить за развивавшимися вокруг ведьмы событиями. Ждать, когда Ангелиус проявит себя, выведя из-под контроля архангела своего носителя. Правда,
Ливии не понравилось то, что сотворил парень, лишь только она поняла, кто организовал её «одиночество». Вот это девушка и высказала ему в лицо в довольно прямолинейной манере, загнав Габриеля в тупик и заставив сомневаться в правильности своих действий, чего ранее никогда не было. Правда, на эту мысль его навела и подавленность девушки, которую она тщетно пыталась скрыть от архангела, возвращаясь вместе с ним после школы домой. Но признаться в собственных ошибках порой довольно сложно, а подчас просто невозможно. Вот и он не смог. Правда понял, что если не исправит созданное им положение вещей, Ливия никогда его не простит. Пришлось исполнять, хотя тем самым он усложнял себе работу, ведь сущность архангела уже значительно ослаблена. Девушка могла пожертвовать собственной жизнью, но не могла покинуть общество других людей. Только дав ей желаемое, Габриель не решился появиться ей на глаза. Поэтому все четыре дня после их ссоры он ходил за ведьмой по пятам в незримом виде, став безликим.
        А теперь ему открылись подробности весело проведённого вечера Оливии. Один из учеников, видимо в спешке, за ненадобностью или по невнимательности забыл своё чтиво на скамейке в школьном дворе. Габриель никогда бы не заинтересовался одиноко лежащими листками бумаги, если бы в тот момент не поднялся порыв ветра и буквально не швырнул газету ему в лицо. Он уже хотел было отмахнуться, но вдруг его острый взгляд выхватил из напечатанного там имя его подопечной, а также прилагающуюся к материалу фотографию девушки с галантным кавалером под руку. Увиденное стало для него подобно отрезвляющему удару под дых. Видеть Оливию с другим парнем, с мужчиной, было неприятно и досадно…
        «С каким другим мужчиной? По-видимому, я схожу с ума? А я ведь даже не человек, но во мне уже каким-то странным образом проснулись ревность и эгоизм собственника! Настоящие чувства мужчины, который попал под чары прекрасной девушки. Но это ничего не значит… я не имею на это никакого права! Оливия может быть с кем угодно, если это не мешает делу. Она женщина и должна продолжать свой род. Мне же надлежит вернуться назад, как только мир снова окажется в безопасности, как и Ливия. Только почему же так ноет сердце, когда я вижу её в объятиях другого, и мне нестерпимо хочется, чтобы она улыбалась только мне? Это может стать проблемой, мне нельзя давать волю моим вдруг проснувшимся чувствам. Нельзя отвлекаться от задания, нельзя предаваться несбыточным мечтам, нельзя желать невозможного! Нельзя, нельзя, нельзя… к тому же всё равно Оливии я безразличен, теперь у неё есть Джордан. Безнадёжные отношения с архангелом, никогда доселе не знавшем любви, ничего кроме разбитого сердца и боли не принесут» — размышлял Габриель, чувствуя горечь разочарования и потери.
        Он запустил длинные пальцы в свои шелковистые локоны, тяжело вздохнув.
        «Кого я обманываю? Это сильнее меня… я не смогу её отдать другому… пусть и более достойному её любви, чем я!» — пронеслась шальная мысль в его голове.

        ГЛАВА 35


        Удивлению Оливии не было предела, когда, на следующий день, утром спустившись вниз и пройдя в кухню, испытывая глубокую досаду, что проходимец Габриель вновь проигнорировал её ищущий взгляд, она заметила рослую и стройную фигуру этого самого проходимца. Он чрезвычайно аккуратно разливал по кружкам ароматный и горячий кофе. Девушка замерла с выпученными от изумления глазами, не веря самой себе и тому, что видит, а затем подкралась ближе и, затая дыхание, стала наблюдать за хозяйственными порывами своей дорогой пропажи. Габриель же, как ни в чём не бывало намазывал сливочным маслом покрытые золотистой корочкой тосты и укладывал их красиво на тарелку. Надо сказать, что вид у парня был при этом довольно сосредоточенный, словно он выполнял до смерти сложный манёвр.
        Ливия заметила, что оделся архангел сегодня вполне демократично: в белую футболку и линялые голубые джинсы, красиво облегающие его длинные ноги и узкие бёдра. Хотя он и до этого никогда не облачался в нечто подобное тому, что, как Ливии казалось, должны носить ангелы. Девушка не единожды уже задавалась вопросом, откуда он берёт одежду, если в комнате, которую он занимал, не было шкафа, да и ранее она не замечала, чтобы парень был с каким-либо багажом. Архангел был босиком, что позабавило её. Оливия решила, что это довольно мило и как-то по-домашнему. Она вдруг на секунду представила Габриеля в белоснежной тоге, которую в далёком прошлом носили греки, и в длинной ниспадающей рубахе, как показывают в фильмах, и тут же пришла к выводу, что он был бы привлекателен и в драном полотне. Ей страстно захотелось поддаться внезапно возникшему внутри порыву, пересечь разделявшее их расстояние и крепко обнять Габриеля. Уткнуться лицом в его широкую и такую надёжную грудь и мурлыкать от наслаждения. А затем рассказать насколько сильно она тосковала по нему и как изнылось сердце без его спасительной близости.
        «Люблю тебя!» — кричало её существо и рвалось к нему.
        — Может уже хватит стоять в стороне, разглядывая меня, и одновременно пытаться слиться с обстановкой? Признаться, это у тебя довольно бездарно получается. Лучше присаживайся и начинай завтракать, а то кофе остывает,  — спокойно обратился к Ливии Габриель.
        При этом он не поднимал на девушку глаз, полностью сосредоточив своё внимание на тосте, который покрывал слоем клубничного джема. Голос парня заставил Оливию вздрогнуть и вынырнуть из мечтаний в реальность. Сумасбродные желания, бродившие в её голове, мгновенно разлетелись. Она поняла, что её нежности вряд ли придутся ему по вкусу, особенно если Габриель помнит их безобразную ссору в гостиной. Вместе с тем, тут же возникли вопросы: «Насколько архангелы злопамятны? И присуще ли это им вообще?» В последнее время уверенность девушки в чём бы то ни было странным образом испарилась. Тем не менее, она решила принять столь «любезное» приглашение к столу, так как пахло всё очень вкусно и аппетитно, а желудок уже яро требовал своё, польстившись на соблазнительные ароматы пищи. К тому же и ответы на свои вопросы Ливия знать хотела, как и страстно желала примирения с Габриелем. А то, что он не исчез, когда она приблизилась, и теперь не игнорировал её, давало хорошие шансы на благополучный исход. Если надо, она готова была на коленях просить его простить её. Но всё же искренне надеялась, что такие крайние
меры не понадобятся, и они смогут найти общий язык. В конце концов, ранее это у них очень даже получалось.
        Оливия смущённо улыбнулась ему, а затем быстренько уселась за стол. Руки словно сами собой нащупали кружку и придвинули её к девушке поближе.
        — А я и не знала, что ангелы умеют готовить…  — сказала она и тут же запнулась, желая откусить свой несдержанный язык.
        Девушка мысленно отругала себя и понадеялась, что он не обратил внимания на её слова. Так же Ливия боялась, что из-за собственной глупости свела шансы к нулю на их примирение и дальнейшее благополучное сотрудничество. Ведь ей было хорошо известно, как Габриель относится к теме собственной сущности. Он продемонстрировал это еще до их ссоры, всячески игнорируя её вопросы относительно себя.
        — Не ангелы… архангелы, если ты имеешь в виду меня,  — не изменяя тона, поправил он.
        Оливия закашлялась от неожиданности, так как в это самое время сделала большой глоток кофе. Такого ответа она никак не ожидала от него. Да и не верилось, что Габриель снял гриф «секретно» с ранее неприемлемой для него темы. Он столь же невозмутимо похлопал её по спине, помогая откашляться.
        — Спасибо,  — прохрипела девушка.  — Так значит, архангелы умеют готовить?
        Парень уселся напротив неё, придвинул к себе вторую чашку с кофе и неспешно отхлебнул. Ливия старалась при этом не столь откровенно пялиться на его губы и перестать завидовать бездушному фарфору, потому что именно к нему прижимается чувственный рот Габриеля. Архангел поднял на неё свой задумчивый, сияющий бирюзой взгляд и ответил:
        — Как видишь…
        — Что, все так просто?
        — Примерно так…
        — Обалдеть… можно тогда задать более конкретный вопрос, раз ты сегодня сделал милость и решил посвятить меня в свои секреты и не отрицаешь своей сущности?
        — Я никогда не отрицал. Просто эта не тема для досужего разговора.
        — Так ты ответишь?  — переспросила девушка.  — Мне очень любопытно. Просто в моём представлении, ангелы были несколько другими. И теперь тот выдуманный образ рассыпался в прах.
        — Не удивительно. Хотя мне странно, как люди могут верить в такую чушь. В общем, если я откажусь, ты замолчишь и будешь есть?  — спросил Габриель, бросая на неё быстрый взгляд.
        Оливия смутилась, а потом умоляюще и с долей подхалимства взглянула ему в глаза. В то же время можно было сказать, что с цели её сбить будет довольно проблематично. Парень с минуту понаблюдал за сменой эмоций на личике ведьмы и глубокомысленно изрёк с тяжёлым вздохом:
        — По-видимому, нет!
        — Конечно, ты можешь не отвечать… у тебя, кстати, это очень хорошо получается. Ты прямо специалист в том, как избегать неприятных тем и игнорировать раздражающие разговоры.
        — Я не люблю распространяться о себе. К тому же ранее никто не требовал от меня ответов на вопросы, касающиеся моей сущности, да и некому это было делать. Да и тебе или другим людям знать это не обязательно! Но раз тебе так хочется, спрашивай, я тебя внимательно слушаю.
        — А ты точно ответишь?
        — Постараюсь, но только и ты тогда ответишь на мои вопросы!
        — Договорились! Габриель… скажи, а у тебя есть крылья? Или это тоже лишь красивая сказочка?
        — Это всё?  — всё так же спокойно спросил парень.
        Ливия поняла, что чего-то подобного он от неё и ожидал. Но утвердительно кивнула, хотя в голове уже сформировалось множество вопросов, только девушку отчего-то интересовал именно этот. Она уже мысленно нарисовала Габриелю крылья, и в очередной раз разочаровываться не хотелось.
        — Пока да. Итак…
        — Крылья… как банально! Да, они у меня есть.
        — А ты можешь показать?
        Парень нахмурился и недовольно взглянул на Оливию.
        — Нет.
        — Что же в этом такого?  — осторожно спросила она.
        Девушка знала, что если архангел поддастся на её уговоры, то зрелище, которое она сможет узреть, не забудет никогда. Хотя в то же время Ливия побаивалась этого, так как «знать» и «видеть» совсем разные вещи. Пропасть между ними станет ещё шире.
        — Я не могу этого сделать. Они слишком тяжелы, и чтобы раскрыть их требуется очень много сил. К тому же такая демонстрация ни к чему хорошему не приведёт. Помещение маленькое и я могу повредить крылья.
        — Ладно, тогда не стоит,  — сказала девушка, не сильно разочарованная отказом.
        — Теперь твоя очередь отвечать. Откуда ты вообще узнала о том, кто я в действительности? Сколько я ни жил среди людей, моя сущность всегда была скрыта от их сознания.  — Спросил он и устремил на подопечную пристальный взор.
        Оливия заёрзала, вдруг почувствовав себя чересчур любопытной особой, сунувшей свой нос куда не следует и теперь постыдно пойманной.
        — Я всегда подозревала, что с тобой что-то не так, что ты не совсем человек. Взять хотя бы твои странные, будоражащие душу глаза, которые излучают столько света, будто у тебя внутри два мощных аквамариновых прожектора. Прибавить ещё к этому твоё умение исчезать, и можно делать выводы. Но я воспользовалась своими магическими способностями и вызвала духов.
        — Чьи души явились к тебе на зов? Они должны быть очень мудры, чтобы знать всю правду обо мне.
        Ливия поняла, что не сильно удивила Габриеля своим откровением.
        — Да. Это были души погибших Носительниц. Они мне открыли глаза на происходящее, помогли разобраться.
        «Помогли понять, что нам с тобой ничего не светит. Архангел не пара ведьме» — мысленно добавила Ливия.
        — Что ещё?
        — Рассказали, что это ты спрятал моих родительниц, оградив их от опасности. За это я благодарна тебе. Я не пережила бы если бы с мамой или бабушкой что-то случилось.
        — Вот поэтому мне и пришлось их увезти от тебя, чтобы тварь не смогла через родных воздействовать на тебя. Люди становятся слабы, когда под угрозой смерти находятся их любимые, а тебе, Ливия, сейчас надо быть сильной как никогда прежде. Весь мир зависит от твоих действий.
        Девушка мгновенно поняла, что это был чрезвычайно рассчитанный удар. Напоминание о её побеге на вечеринку. Укор за необдуманный поступок и желание отомстить своему стражу. Теперь Оливия получила ответ на свой вопрос. Можно сказать с уверенностью, что этот архангел запоминает обиды, нанесённые ему. И он, пока девушка переваривала сие, не очень вдохновляющее на новые подвиги открытие, неспешно допил свой уже порядком остывший кофе и принялся убирать со стола, полностью сосредоточив на этой нехитрой работе своё внимание. Ливия несколько мгновений понаблюдала за ним и решила последовать его примеру. Быстро допив остатки напитка и зажевав их куском тоста, стала помогать. Вместе они справились в считанные секунды.
        — Скажи Габриель, а ангелы становятся слабы, если их любимым грозит опасность? Они теряют рассудок?  — внезапно даже для самой себя спросила девушка.
        — Такое практически невозможно. Потому что такие сильные чувства как любовь, способные повлиять на нашу силу, спрятаны глубоко в нас. Чтобы ангел стал чувствовать подобно человеку, чтобы мог поддаться слабости должно пройти немало времени, времени проведённым им на земле, среди других людей. Но это слишком опасно, как и для самого Воина Света, так и для человека, повстречавшегося на его пути. Так как именно мы отвечаем за ваши жизни. Нам нельзя быть слабыми, мы не должны поддаваться эмоциям. Мы обязаны быть трезвомыслящими… всегда! Чтобы найти выход!  — сказал Габриель, глядя ей прямо в глаза.  — Но знай, Ливия, если надо, я не раздумывая пожертвую своей жизнью, своим существованием, чтобы спасти тебя. И я рад, что ты теперь всё знаешь обо мне, и между нами не будет недомолвок или тайн.
        Оливия кивнула и отвернулась, чтобы незаметно смахнуть набежавшие слёзы. В её ушах гремело его заявление о том, что он без промедления отдаст свою жизнь за неё. Вот только после этого ей самой жизнь станет не нужна, но Габриель никогда об этом не узнает, да и не поймёт наверно. Не ведавший любви не поймёт того, кто любит.
        — Тебе уже кажется давно пора в школу.
        Девушка взглянула на часы и тихонько чертыхнулась. Она опаздывала уже как минимум на пять минут. Сидни наверняка уже давным-давно сидит в классе и недоумевает, с какой это стати Ливия не явилась сегодня на занятия. Да и объяснение, что она заболталась за завтраком с любимым архангелом, мистер Адамс, учитель английского, вряд ли примет за уважительную причину. Если она хочет успеть хотя бы на второю половину урока, пора бы уже сейчас выбегать из дома и не сбавлять темпа вплоть до порога класса. Но ей так не хотелось расставаться с Габриелем. И тут ей в голову пришла интересная мысль.
        — Габриель,  — начала неуверенно девушка.  — Ты можешь как-то перемещаться?
        Парень небрежно облокотился бедром о стол и внимательно уставился на Оливию, ожидая продолжения и пояснения.
        «Наверняка размышляет, что за мысль пришла мне в голову» — подумала она.
        — Можешь?  — настойчиво переспросила девушка.
        — Допустим.
        — А ты не мог бы меня перенести в школу? Мне очень надо там быть. Ты ведь меня бесчувственную после вечеринки домой как-то доставил.
        — Если я архангел, это ещё не значит, что я могу с лёгкостью исполнять роль такси. Нечего было приставать ко мне с вопросами, тогда бы и не опоздала. А если тебе надо, ты ведь ведьма, используй чары. Думаю, ты справишься с этим, раз тебе удалось меня запереть дома, как дворового пса.
        «Вот тебе и Небесный Охотник! Виноват не меньше меня, а я всё равно оказываюсь в роли вредительницы» — раздражённо подумала Оливия.
        Девушка нетерпеливо мотнула головой, как бы отметая его предложение и, посмотрела парню прямо в глаза, вложив в свой взгляд мольбу.
        — На всё надо время, которого у меня, к сожалению нет. Мне не хотелось бы тебя обременять, но я тебя очень прошу… пожалуйста!
        Габриель тяжело вздохнул и размеренно произнёс:
        — Иди ко мне. Считай, что тебе повезло.
        Оливия радостно взвизгнула, поняв, что победила и, закинув рюкзачок на плечи, кинулась к нему. Через миг она буквально повисла у парня на шее, крепко прижавшись к его твёрдому и мускулистому торсу. Тело девушки ответило на это касание трепетом, сладкая дрожь пробежала по позвоночнику. Он был такой горячий. Чувство предвкушения и наслаждения нахлынули и будто крепкое вино одурманили голову. Её руки инстинктивно ещё крепче обхватили его шею. Волос Ливии коснулось лёгкое дыхание, и руки Габриеля уверенно обвились вокруг тонкой талии девушки, заставляя её прижаться к нему ещё плотнее, так что дыхание перехватывало. Теперь их тела буквально слились в единое существо, а сердца стучали в едином ритме. Девушка затихла и не смела поднять глаза на парня, боясь, что в этот миг он сможет выведать чувства, что жгли Оливию изнутри, заставляя её существо сжиматься, будто в приступе агонии. Мысли в голове путались, а уж усомниться в том, надо ли так переплетаться для перемещения, речи вообще ни шло. Хотя когда она была без чувств, такое вряд ли было возможно. Но если ты вновь оказался там, где должен быть, как же
можно отказаться от этого и усомниться в своих действиях. Вот Ливия и не сомневалась, потерявшись в объятиях того, кто подарил ей муки и радость любви, вдыхая его чудный и родной запах.
        — Ты готова?  — спросил парень.  — Не бойся, это абсолютно не страшно.
        «Бояться? Как это глупо… единственного чего мне действительно стоит сейчас страшиться, так это того, что ты выпустишь меня из объятий» — пронеслось в её голове.
        — Я не боюсь…  — шепнула Оливия в ответ и уткнулась ему в грудь.
        В следующий миг действительность поплыла перед глазами, и девушка прикрыла их, сосредоточив внимание на том, кого так крепко прижимала к себе. Лишь он и то сумасшедшее чувство, что вызывал в ней, заполнили её сознание до краев. Другая реальность потеряла, какое-либо значение. Стала абсолютно бесцветной и ненужной.
        Ноги девушки коснулись твёрдой поверхности, но она не торопилась открывать глаза и убирать голову с груди парня, желая продлить дивные ощущения. Когда потом может выдаться такой случай.
        — Ливия…  — раздался тихий шёпот Габриеля.
        Действительно, или ей показалось, что голос парня прозвучал более хрипло, чем обычно? Правда или нет, что его дыхание стало более частым? Неужели он так же реагирует на её близость и является кем-то более живым, чем бесчувственный чурбан, каким хочет казаться?  — эти и множество других волнующих существо Ливии вопросов вихрем пронеслись в голове девушки вместе с надеждой, что не всё столь безнадёжно для них.
        Ресницы Оливии затрепетали, и она, откинув голову назад, приоткрыла глаза. Её взгляд тут же скрестился с ослепительными, ещё более яркими, чем ранее глазами. В них светилось столько разных оттенков эмоций, что можно было с лёгкостью потеряться в этом хороводе. Девушка задохнулась, не отрывая от него взор. Происходившее напоминало чудо. Габриель медленно склонил голову и его дыхание коснулось её призывно раскрывшихся губ. Сердце застучало, словно в лихорадке, а затем замерло в ожидании. И когда их губы разделяло менее дюйма, где-то рядом громко хлопнула дверь. Очарование этого мгновения было тут же безвозвратно потеряно.
        Габриель тряхнул головой, словно освобождаясь от наваждения, и выпустил девушку из объятий, сделав шаг назад. Теперь между ними было небольшое, но всё же расстояние. Ливию же затрясло как в лихорадке от дикого разочарования, хотелось взвыть и сотворить с тем, кто нарушил сказочное мгновение, что-нибудь в высшей степени ужасное. Этот подлец, кто бы то он ни был, сам того не ведая совершил великое злодеяние по отношению к ней. Ещё секунда, и она бы смогла испить поцелуй любви до дна. Теперь же остаётся только взять себя в руки и не зарыдать от отчаяния. Габриель же вновь надел на себя маску безразличия и наносного спокойствия, будто он на миг не поддался человеческим чувствам.
        — Ливия, тебе пора в класс.
        Она согласна кивнула. Парень подал ей рюкзачок, который Оливия уронила, и, развернув к классу, легонько подтолкнул вперёд. Это было очень кстати, так как ноги девушки будто налились свинцом и отказывались идти. А за дверью кабинета была тишина и слышен только мистер Адамс, начавший свой длинный диалог. Прежде чем постучаться и войти в класс, Оливия обернулась, желая взглянуть на Габриеля, но того уже и след простыл.

        ГЛАВА 36


        Шумно переговариваясь, ребята собирались домой: складывали учебники и тетради, делились друг с другом планами на уикенд. Кто-то уже вслух рассуждал о том, как проведёт Рождество, до которого ещё был практически целый месяц. Оливия так далеко не заглядывала, её жизнь была сейчас слишком напряжённой и находилась в опасности, чтобы составлять какие-то планы на будущее. К тому же, в эти мгновения голова девушки была забита другими размышлениями, далёкими от мыслей окружающих. Она думала о том, как ей набраться храбрости и встретиться с Габриелем лицом к лицу, при этом сделав вид, что ничего такого между ними не произошло. Вот только Ливия была не совсем уверена, что способна на этот подвиг и действительно сможет сыграть абсолютное равнодушие и безразличие, когда на самом-то деле её будто магнитом тянет к нему. Это он может сохранять полнейшую невозмутимость и когда нужно отмахнуться от любых порывов, пылких чувств. В конце концов, они для него чужды и внове, так как ощутить их вкус у парня не было возможности. В отличие от неё. Оливию до сих пор буквально трясло от воспоминания, как его горячее, но
такое свежее и лёгкое дыхание касалось её губ, как крепко Габриель прижимал её к себе, и она буквально плавилась, словно сливочное масло на раскалённой сковороде. Как же после такого накала страстей играть равнодушие? Она была уверена, что если до этого парень мог и не понимать, что Ливия испытывает к нему, то уж после того, как она повисла у него обомлевшая на шее, просто обязан был догадаться. К тому же, это было очевидно. Любой, знавший Оливию достаточно хорошо, мог бы сразу определить, что она влюблена до безумия, лишь посмотрев на её сияющее лицо, когда девушка была в объятиях Габриеля. Правда, сама же она не была до конца уверена, что хочет, чтобы объект воздыханий знал об испытываемых ею чувствах. Ливия была бы просто сломлена, если бы после этого парень оттолкнул её, тогда о продолжении борьбы с Ангелиусом не было бы и речи. А он мог так поступить. Ведь смог же тем утром. Зачем архангелу заморочки смертных? Так что перед ней теперь стоит невероятно сложная задача: соврать Небесному Охотнику, да так, чтобы он поверил. Для начала надо бы самой поверить в эту ложь, а с этим у девушки уже сейчас
возникли неразрешимые проблемы. Все выдуманные реплики и линия поведения при встрече казались нереально глупыми и наносными.
        Жар залил щёки, окрасив их лёгким багрянцем. Что теперь ей было делать со всем этим, Оливия не знала. Сердце окончательно вышло из-под контроля здравого смысла и исполняло свою сольную партию гимна любви. Она тяжело вдохнула и спрятала пылающее от стыда лицо в ладонях, мысленно уповая на то, что в данный момент Габриель не стоит где-нибудь рядом, созерцая её подавленность и растерянность, чтобы потом начать выспрашивать.
        Рядом раздалось деликатное покашливание, заставившее девушку вздрогнуть от неожиданности.
        «Габриель…» — пронеслась испуганная мысль.
        Чтобы проверить, действительно ли её догадка верна, она, не отнимая рук от лица, чуть раздвинула пальцы и посмотрела на стоящего рядом человека через образовавшиеся щелки. Как только Оливия это сделала, то смогла облегчённо перевести дух, так как это была всего лишь Сидни.
        — А, это ты…  — сказала она, отнимая ладони от пылающего лица.
        — Вообще — то, да! А ты кого-то…  — Сидни не договорила, а лишь удивлённо присвистнула, взглянув подружке в лицо.  — Лив, мне пожарных вызывать?
        — Да ну, тебя…  — пробормотала девушка и, схватив рюкзак, пулей вылетела из класса.
        Сидни рассмеялась и бросилась за ней вдогонку.
        — Ливия, подожди! Просто твоё лицо сейчас примерно такого же оттенка, что и волосы. Удивительно! Я никогда за тобой не замечала способности краснеть!  — неслись ей в след слова подруги, которая пыталась её перехватить.  — Да подожди! Не несись, как паровоз! У меня сейчас сердце выскочит! Ты жаждешь моей смерти?
        Ливия бегом преодолела территорию школьного двора и выскочила за ворота, но затем, всё же сжалившись над запыхавшейся Сид, притормозила. Хотя, признаться, у неё не было никакого желания всю дорогу до места их расставания выслушивать шуточки подружки. Ей и без того проблем хватало, да и настроение было не то.
        — У меня аллергическая реакция на крем. Точка. Так что и не думай прикалываться!  — предупредила она.
        Губы Сид растянулись ещё шире в ослепительной улыбке, при этом демонстрируя её ровные и белые зубки. Оливия мгновенно определила, что подружка находится в самом радужном своём настроении и призвать её к адекватности, будет напрасным делом. Чем или кем это вызвано, девушке было не известно, так как сегодня был один из тех редких дней, когда у них с Сидни был совместным лишь один урок. К сожалению, самый первый, английский с мистером Адамсом. Так что подружка видела, как она, всё ещё находясь под шквалом эмоций, буквально ввалилась в класс и, не реагируя на возмущение учителя, заняла своё место. Благо после урока Сидни не приставала с вопросами, скоренько умчавшись на встречу к Грэгу. Сейчас же Ливии не хотелось, чтобы она восполняла их общение допросом.
        — Всё так неинтересно… я то думала это всё любовный жар, одна секунда и пожар!  — пропела Сид, лукаво поглядывая на девушку из-под своих густых ресниц.
        Оливии тут же захотелось её чем-нибудь хорошенько стукнуть. Но обошлась девушка лишь взглядом, в который вложила предупреждение. Мысленно она понадеялась, что неугомонная подружка примет его во внимание и не будет приставать с издёвками. К тому же, ей очень не хотелось, чтобы хоть что-нибудь из сказанного Сидни на столь щекотливую тему достигло ушей вездесущего Габриеля.
        — Ладно, ладно! Не злись! Вижу, что ты сегодня не в духе,  — примирительно сказала Сид.  — Кстати, надеюсь, что тебе не помешает помочь мне в одном деликатном деле…
        — Я вся во внимании, если конечно то, что ты хочешь, в пределах моих возможностей!
        — В твоих, в твоих! И это просто замечательно!  — воскликнула девушка, от восторга хлопнув в ладоши.  — Ты же знаешь, Лив, что завтра у Грэга день рождения. Я своих предков специально отправляю к бабушке в Ричмонд на весь уикенд, так что дом будет свободен. Это значит, что я смогу устроить нам с любимым сказочное торжество, разделённое на двоих! Ты только представь: сияние свечей, благоухание цветов и ароматных масел, игристое шампанское и я в качестве главного подарка и блюда! Всё будет просто сказочно и чудесно, я уверена в этом! Хочу, чтобы Грэг запомнил свой день рождения, проведённый со мной, на всю жизнь.
        — Уверена, что так и будет. Хотя я думала, что ты устроишь для него вечеринку.
        Сидни отрицательно покачала головой, презрительно сморщив свой хорошенький носик.
        — Вечеринка? Фи… как однообразно и скучно. К тому же, если уж совсем честно, то я просто-напросто совершенно не хочу, чтобы кто-то путался у нас с ним под ногами. Не хочу, делить моего Грэга ни с кем: ни с его друзьями, сыплющими сальными шуточками, ни уж тем более с подружками, которых в последнее время развелось рядом с Грэгом уж как-то подозрительно много.
        С последним утверждением Ливия склонна была согласиться. Чем популярнее становился бой-френд Сидни, тем больше у него появлялось «друзей» и поклонниц. Те, в свою очередь, составляли персональную группу поддержки Грэга. Но он, надо отдать ему должное, продолжал сходить с ума и боготворить её подругу, чем просто выводил из себя школьных кокеток, на чьи пылкие взгляды и заигрывания парень не обращал совершенно никакого внимания.
        — Раз это приватный ужин в интимной обстановке, то в чём состоит моя миссия? Наедине с Грэгом я уж точно тебе не помощница, тут ты и сама справишься! Я могу только помочь подготовить «любовное гнёздышко».
        — Нет, нет, нет! От тебя, Ливия, мне надо кое-что другое…
        — Может уже скажешь, что!  — поторопила девушка подругу, нетерпеливо на неё поглядывая.
        — От тебя, дорогая, мне нужна… магия!  — торжественно и с придыханием ответила Сидни.
        — Магия? И что от меня требуется? Как ты там сказала… как в сказке? Ага, значит, я должна стать твоей Крестной и превратить тыкву в карету, мышей в лошадей, а твои лохмотья в сногсшибательное платье?  — с ухмылкой осведомилась Оливия.
        Но как только она это выпалила, они вместе с Сидни медленно опустили взгляд на стильный костюмчик от известного европейского дизайнера, в который сегодня была облачена подруга. Это заставило девушку прийти к выводу, что такая одежда уж точно не соответствует образу лохмотьев Золушки.
        — Так, ладно, в платье ты, по-видимому, не нуждаешься,  — признала свой промах Ливия.
        — Нет, оно у меня уже есть! А насчёт кареты, мышей…ты и в правду так можешь?  — загорелись азартом глаза Сидни.
        — Ээээ… прости милая, но такой размах в данный момент мне не по плечу. Это была шутка,  — извиняющимся голосом произнесла девушка.
        — Жаль, было бы довольно оригинально.
        — В следующий раз попробуем. Если конечно, это не причислят к корыстным целям.
        — Угу,  — согласно кивнула Сидни.  — Тогда свари для меня любовное зелье!
        — Зачем?  — округлила от удивления глаза Оливия.  — Грэг и так от тебя просто без ума!
        — Я хочу стать для него ещё более привлекательной! Так как, сваришь?
        Ливия вздохнула, подружка взирала на неё полными мольбы глазами, и сопротивляться было просто невозможно, и уж тем более отказывать ей в чём-либо.
        — Хорошо. Сварю тебе не просто какой-то напиток, а волшебный настой, который затем добавишь в свой пузырёк с духами. Прыснешь раз-другой на кожу и будешь благоухать так, что твой друг просто голову потеряет. Видела я этот рецепт в одной из старых книг… надо будет поискать.
        — Спасибо!  — взвизгнула от восторга Сидни, стиснув Оливию в объятиях.
        — Ты меня сейчас придушишь,  — притворно прохрипела девушка.
        Подружка мгновенно её отпустила и вновь с мольбой воззрилась.
        — Что ещё тебе надо?
        — Я тут подумала… может ты мне ещё сотворишь нечто вроде «северного сияния»?
        — Это ещё зачем?
        — Антураж и всё такое…
        — А как ты потом объяснишь своему бой-френду, откуда это у тебя взялось? Он же не знает обо мне? Не знает ведь?  — прищурив глаза и строго глядя на подружку, осведомилась девушка.
        — Нет, не знает! А Грэгу я скажу, что это всего лишь голография!
        — Убедила. Что, в конце концов, не сделаешь для счастья подруги.
        «Если конечно Габриель позволит мне колдовать в столь опасный для всего мира час!» — подумала Ливия.
        — Кстати, Сид, мне для настоя кое-что понадобится…
        — Что?
        — Хм… твоя кровь!
        — Ах, это…  — протянула Сидни и, поспешно расстегнув свою сумку, стала рыться в ней в поисках чего-то.
        В поисках чего именно, Оливия смогла узнать через минуту, когда к её великому изумлению подруга из сумки извлекла и вложила ей в руку маленький пузырёк с тёмно-красной жидкостью внутри. Что это, не трудно было догадаться.
        — Чего-то подобного я и ожидала, так что вчера подготовила немного своей крови, закрывшись в спальне.  — Пояснила она.
        — Отлично, значит сегодня или в крайнем случае завтра всё будет готово!
        — Я верю в тебя и очень надеюсь!  — подхалимски произнесла Сидни, а так как они подошли к развилке, то помахала на прощание и направилась к своему дому.
        Ливия поступила так же. Ей предстояло сделать многое.

        
        ГЛАВА 37


        Ливия вдохновенно колдовала, склонившись над небольшим котелком с ароматным варевом, весело булькающим внутри. Процесс приготовления очень её увлёк и поднял настроение, а это непременно благотворно скажется на волшебном снадобье. Такому радостному настроению и вдохновению способствовал тот факт, что Габриеля поблизости не наблюдалось, так что строить из себя неприступную и равнодушную особу не понадобилось. Хотя он и был где-то рядом, Оливия это чувствовала, но держался на расстоянии от кухни, где она воплощала свои знания в чудотворную материю.
        Девушка слегка поморщилась, когда чересчур сильно сжала деревянную лопаточку, которой помешивала кипящее зелье, потревожив тем самым рану под бинтом. Это было последствием её первой неудачной попытки, закончившейся глубоким порезом. Оливия надеялась, что вторая порция настоя всё же будет доведена до ума и не испортится из-за её невнимательности. Потому что в этом случае Сидни останется без любовного напитка, так как некоторые ингредиенты у Ливии практически закончились. Например, сухие стебли вереска, собранного в тот миг, когда на небе появилась первая звезда, а без него настоя не приготовить.
        В который раз подумав об этом, она мысленно отругала себя. Надо же было так отвлечься и быть столь рассеянной в таком важном деле, чтобы, нарезая «двойной корень», или попросту имбирь, полоснуть себе ножом по пальцам. Да ещё затем, встряхнув неуклюже раненой рукой, уронить несколько капель своей крови в котелок с уже почти готовым настоем для Сидни, тем самым испортив его окончательно. А быть привлекательной для Грэга у Оливии не было никакого желания, так как теперь только при соприкосновении с её кожей, зелье даст нужный эффект. Пришлось начинать процесс заново, туго перевязав перед этим рану, дабы ненароком не повторить своей ошибки. Испорченный настой девушка отставила на стол, решив затем его вылить, если не придумает, что с ним можно сделать. Ей было очень жаль своей работы.
        Оливия аккуратно вытряхнула из ранее данного ей подружкой пузырька в котелок капельки крови Сидни. Это был последний завершающий штрих. Зелье вспыхнуло алым светом, лишь только рубиновые капли растворились в нём. Ярко розовые клубы пара взвились к потолку, где уже образовалась плотная завеса испарений. Дивный аромат наполнил кухню. Девушка, принюхавшись, определила, что пахнет жимолостью, бергамотом и жасмином. Столь одурманивающая смесь запахов будет просто сногсшибательна для бой-френда подруги. Ливия в этом была как никогда уверена. В конце концов, она вложила в приготовление свои силы, навыки и, можно сказать, душу.
        Взяв небольшую склянку, девушка наполнила ее зельем и, плотно закупорив, поставила в шкафчик, где оно будет настаиваться и насыщаться. Теперь можно было себя поздравить с выполненной работой, а насколько результативной она будет, девушка сможет узнать только от Сид после того, как та испробует настой. Но Ливия была уверена, что оно будет выше всяких похвал. Единственное, что срок действия ограничен пятью-семью часами и особые ферменты крови, заколдованные Ливией будут активны только для одного мужчины. Иначе подружке пришлось бы отбиваться от целой толпы жаждущих её ласки парней, если бы она вышла из дома после того, как нанесла на кожу снадобье. Свидание будет сорвано. Теперь же такое не произойдёт.
        Устало вздохнув, девушка стала прибираться на кухне, расставляя по местам более ненужные баночки с травами, порошками и прочими ингредиентами. Дошла очередь и до отвара, куда попала её кровь. Ливия с сожалением поглядела на душистое варево, пахнувшее розами, насыщенного цвета бургундского вина. Она не сомневалась, что оно также было бы очень эффективным, если бы в нём была нужда. Только ей не для чего и не для кого пользоваться таким вот любовным колдовством, если тот, кто волнует её сердце, к ней равнодушен и к тому же невосприимчив к магии ведьм. Взяв котелок, она направилась к раковине, но тут неожиданно Ливия поскользнулась, и посуда опрокинулась, окатив её тёплым зельем.
        — Вот растяпа!  — в досаде сказала она, глядя на свою белую футболку, которая была вся перепачкана и покрыта багровыми пятнами и разводами.
        Жидкость мгновенно пропитала одежду, и мокрая ткань стала липнуть к коже, вызывая дискомфорт.
        «Придётся вновь колдовать, так как, чувствую, обычным стиральным порошком я тут никак не обойдусь» — пришла к выводу она.
        Досадливо поморщившись, Оливия взяла полотенце и стала промокать разлитое зелье, которого, правда, было немного, так как большая часть оказалась на ней.
        — Что ты тут делаешь?  — вдруг раздался голос Габриеля с порога, заставив её вздрогнуть от неожиданности.
        «Вот чёрт… точнее ангел, я совсем о тебе забыла!» — раздосадовано подумала девушка.
        Ливия резко вскочила, растерянно уставившись на парня, не зная как ему ответить. При этом она случайно зацепила пустой котелок, который сама же поставила на край стола. Тот с громким звоном упал на пол и покатился. Оливия попыталась его подхватить на лету, снова поскользнулась и, вскрикнув, плюхнулась на пятую точку, мгновенно почувствовав себя идиоткой. Щёки залила краска стыда, она отвела взгляд. Габриель же удивлённо воззрился на неё, наблюдая за порывистыми и неуклюжими телодвижениями, небрежно облокотившись на дверной косяк плечом. Когда же она смущённо затихла на полу, он подошёл к Ливии и, не говоря ни слова, подал руку. Девушка, покраснев ещё гуще, приняла предложенную им помощь, обхватив здоровой рукой его ладонь, и парень, нисколько не напрягаясь, поднял её с пола, словно Оливия ничего не весила.
        Кожа его была горяча и буквально обжигала. Девушка заглянула ему в глаза и не спешила отнимать руки. Габриель тоже, как отметила с удовольствием и удивлением она.
        Но как бы Ливия не была взволнована, до неё стало доходить, что она стоит перед ним в одной тонкой футболке, которая, намокнув, облепила её как вторая кожа и стала буквально прозрачной. Да ещё к тому же на ней большое количество высококонцентрированного зелья, которое уже, несомненно, впиталось в её кожу и активировало феромоны. Сердце ухнуло в груди в предчувствии. Ливия напряжённо стала вглядываться в лицо парня, ища признаки действия на него магии, не глядя на все утверждения Габриеля в обратном. Мысленно она уже прикинула, что такое вполне возможно, так как насыщенность была велика, а в её крови достаточно любви, чтобы направить чары именно на него, тем самым зачаровав зелье. На всякий случай Оливия отняла свою руку и сделала шаг назад, решив дать ему шанс уйти, если всё происходящее вопреки его желанию. Судя по всему, это было именно так. Лицо парня застыло, тело окаменело. Только глаза стали ещё более яркими, словно у него внутри кто-то включил два прожектора на всю мощность, направив их свет на неё.
        — Габриель… ты слышишь меня?  — нерешительно позвала архангела девушка, голос её дрожал.  — Старайся не делать глубоких вздохов. Дыши ртом.
        Сказала и замолчала, ожидая, пока слова достигнут его разума, стараясь не потерять сознания под его обжигающим взглядом или не кинуться самой к нему с поцелуями. Хотя воспользоваться моментом сейчас было бы самым разумным решением, а затем, когда Габриель придет в себя списать всё на чары. Откуда ему будет знать, что они действуют только на мужчин. Но во вред себе Ливия хотела, чтобы он сделал первый шаг.
        В следующий миг парень сделал глубокий вздох…
        Как она оказалась в его крепких объятиях, девушка не помнила. Да это было и не важно. Главное, что она в полной мере ощутила столь желанный жар его тела, когда он прижал её к себе. Сопротивляться девушка и не помышляла, мгновенно отозвавшись и вцепившись, будто кошка в его плечи, стремясь ещё плотнее прижаться к нему. Наконец их губы встретились и Ливия, поддавшись, встала на цыпочки, стремясь тем самым сделать поцелуй ещё глубже, и излила на своего пылкого возлюбленного всю скопившуюся в ней любовь и страсть, своё желание быть с ним рядом. Губы её охотно подчинились и были как никогда податливыми, повторяя магию губ Габриеля. В теле разгоралась Гиена Огненная. Смешно сказать, если учесть, что такую реакцию вызвало создание Света. Но в том, что делало с ней и с её ртом это небесное создание, не было ничего, вызывающего смех. Это было просто незабываемо, феерично и дьявольски искушающе. Кто бы мог подумать, что архангелы так мастерски целуются, затмевая в этом искусстве смертных мужчин. Оливия вся пылала и плавилась, желая, чтобы чудо продолжалось. Но, увы, всё закончилась так же неожиданно, как и
началось.
        Габриель пришёл в себя, расцепив их объятия, оттолкнул Ливию от себя и стремительно сделал несколько шагов назад, увеличив тем самым расстояние между ними. Не видя, куда движется, парень с силой влепился в стену, при этом не сводя с неё сияющих и немного безумных глаз, если такое можно сказать об архангелах. Девушка же мгновенно почувствовала себя покинутой и ошеломлённой. Ощущала ещё уловимый вкус его губ и ту горячность, с которой рот парня прижимался к её. Мозги отказывались соображать, а тело вопило, чтобы его вновь вернули в желанный кокон объятий Габриеля. Она не понимала, как он может отказываться от тех чудесных чувств, что вспыхнули между ними и толкнули в объятия друг друга. Пусть даже и частично это заслуга её снадобья.
        Парень отвёл глаза, а затем и вовсе отвернулся, уперев руки в стену, с которой попросту не желал расставаться, словно боялся потерять единственную опору. Он свесил голову на грудь. Дыхание его было прерывистым и хриплым. Ливия неуверенно шагнула к нему, но глухой и звенящий от напряжения голос парня заставил её буквально застыть на месте.
        — Не подходи… распахни окно и стой там!  — отдал Габриель приказ.
        Девушка, скрипя сердцем, повиновалась. В комнату мгновенно ворвалась ночь вместе с порывами холодного воздуха, развевая колдовской дурман, охлаждая любовный пыл. Оливию охватила дрожь, лишь только её разгорячённой кожи коснулась прохлада. Подавленность стала ещё глубже, как и разочарование. Казалось, её жестоко обманули, разбив вдребезги ожидания и мечты. Она почувствовала себя маленькой девочкой, которой посулили лакомство, а затем не сдержали обещание.
        — Ты же говорил, что магия ведьм на тебя не действует!  — обвиняющее воскликнула девушка, обхватив себя руками.
        Габриель по-прежнему стоял к ней спиной. Ливия заметила, что его бьет мелкая дрожь. Но вряд ли это было связано с холодом.
        — Так и есть… или, по крайней мере, было,  — сказал он тихим голосом.  — Только чем дольше я на земле, тем быстрее теряю свою силу, моя сущность иссыхает, и возможно поэтому…
        — Значит тогда в библиотеке…
        — Я был силён и полон энергии и Сил. Твои чары были ничтожны по сравнению с моей мощью. Но теперь произошло многое, что успело подорвать мой энергобаланс. Ангелам проще, они могут дольше оставаться в вашем мире, так как не столь активны и не имеют физической оболочки. Им не стоит бояться того, что, в конечном счете, они потеряют сами себя и обратятся в человека.  — Грустно произнёс архангел, покачав головой.
        — Я не знала…
        «Я не знала этого и того, что человеческая сущность так тебя страшит и угнетает, раз ты противишься нашим эмоциям и чувствам, которые зацепили тебя» — добавила про себя девушка.
        — Это практически ничего не значит, и я по-прежнему опасен для любой твари Преисподней, вставшей у меня на пути! С Ангелиусом и его оставшейся свитой я успею свести счёты! Правда надеюсь, сей момент настанет скоро,  — закончил он с тяжёлым вздохом.
        — А как же…  — начала была девушка, желая напомнить ему о случившимся, но он прервал её, наконец, повернувшись к ней лицом и взглянув в глаза.
        — Это ничего не значит и не произошло бы, если бы не моё желание потворствовать своим прихотям и твоему хорошо приготовленному зелью. Теперь я уверен, что оно сработало лишь потому, что я этого сам захотел.
        От такого заявления у Ливии перехватило дыхание. А в голове появился вопрос — сознаёт ли Габриель, что творит с ней своими словами и сиянием своих глаз. Кровь взыграла в венах девушки, а душу охватило ликование. Её неудержимо потянуло к нему, но остановило понимание, что мгновение утеряно и теперь архангел полностью владеет собой и трезво оценивает ситуацию в отличие от неё. А так же столь привычное безразличие, сковавшее его черты, снова вернулось. Так что Габриель теперь может попросту оттолкнуть Оливию от себя, не глядя ни на что, вновь воздвигнув между ними барьер. Ей следовало давно понять, что в отношениях с этим парнем любая поспешность является ошибкой. И не имеет никакого значения, что она считала неслыханной глупостью после страстных объятий отрицать очевидное и продолжать ломать комедию. Особенно если эта игра была столь неприятна всему её существу. Но если он этого хочет, может продолжать считать, что их взаимное притяжение — следствие чар и минутной человеческой слабости, тем самым облегчая своё существование в мире людей. Лишь из-за неопытности, присущей существам, подобным Габриелю,
можно думать, что искренняя страсть и любовь может быть порождением обычной магии.
        — Так что же это было?  — спросил он.
        — Что именно тебя интересует: то чувство, что мы с тобой разделили или зелье?  — напрямик спросила Оливия, желая быть в данную минуту хладнокровной и не стремиться вернуть утерянную близость.
        Что, однако, было очень непросто, если учесть, что Оливия всё ещё находилась под очень мощным воздействием от их поцелуя.
        — То, что произошло мне более- менее ясно,  — произнёс Габриель, сверкнув глазами.
        Сердце девушки мгновенно отозвалось, в голове зашумело, а горло стало сухим, как пустыня Сахара. Титаническими усилиями воли Оливия заставила себя остаться на месте, не позволив себе кинуться к нему и зацеловать.
        «Чёртов ангел… если бы я не знала, то посчитала бы, что это он облился концентрированным любовным зельем!» — раздражённо подумала девушка, пытаясь держаться его линии поведения.
        Тем временем парень продолжил:
        — Меня интересует твоё снадобье.
        — Это настой, при нанесении на кожу он усиливает любовную тягу.
        — А для кого ты его сделала?  — с любопытством спросил парень, буравя глазами Ливию.  — Потому что если есть кто-то кто тебе дорог…то ты не должна противиться своим чувствам!
        На Ливию словно вылили ведро холодной воды.
        «Он меня что, благословляет? И это после того, как дарил мне свою ласку?» — недоумённо подумала девушка, понимая, что под «кто-то» он подразумевает кого угодно, но только не себя. Шуткой это тоже не было.
        Габриель действительно так ничего и не понял. Не понял, не глядя на весь пыл Оливии, насколько девушку тянет к нему и что это стремление не может быть направлено ни на кого другого. Она была ошеломлена и растеряна, не понимая, как можно настолько игнорировать действительность. Сначала горячо целовать, а в следующую секунду толкать в объятия вымышленного возлюбленного. У неё зачесалась рука от желания влепить ему пощёчину.
        — У меня никого нет…  — сказала твёрдо девушка и запнулась, так как ей почудилось, что как только она это произнесла, Габриель как-то подозрительно расслабился, словно до этого его что-то угнетало.
        — А сварила я настой для Сидни, так как у неё будет завтра свидание с её бой-френдом. Она меня об этом попросила,  — добавила Ливия, несколько смутившись, так как разговоры на такую щекотливую тему ей с архангелами вести не доводилось.
        — Ясно…  — протянул парень.
        А затем в несколько шагов преодолел разделявшее их расстояние. Оливия замерла, мгновенно позабыв весь свой гнев на его толстокожесть и вновь став внутренне закипать, втайне надеясь на повторение чуда. Всё её существо ожидало его дальнейших действий, лишь только парень приблизился к ней. Габриель остановился перед Ливией, пристально глядя ей в глаза. Кусочком сознания, оставшимся здравомыслящим, она отметила, что архангел задержал дыхание, не глядя на то, что они стояли перед раскрытым окном, в которое врывались порывы свежего воздуха, ослабляя действие зелья. Это значило, что он боится вновь оказаться втянутым в чувственные порывы.
        — Позволь…  — наконец произнёс архангел.
        Оливия не сразу поняла, что он имеет в виду, своим одурманенным сознанием. В её случае ни сдерживаемое дыхание, ни холодный воздух ничем не могли помочь. Близость Габриеля целенаправленно и беспрепятственно делала своё чёрное дело, превращая тело и мозг девушки в жидкую субстанцию. Лишь когда парень нежно взял её за раненную руку, заставив её вздрогнуть, и стал аккуратно разматывать бинт, девушка поняла суть его просьбы. Делал он это столь трепетно, что у Ливии закружилась голова, и она мысленно обругала себя безвольной идиоткой, неспособной бороться с искушением и достойно принять отказ. Так как пыталась найти предлог и урвать хоть немного ласки, пусть и столь невинной. И не имело никакого значения, что это именно он возжелал осмотреть её пустяковую рану и тем самым позволил продолжать сходить с ума. Размотав, Габриель отложил тряпицу и внимательно оглядел порез, а затем легонько, чуть дотрагиваясь, провёл пальцем вдоль него, и рана мгновенно затянулась, не оставив шрама.
        — Спасибо,  — благодарно шепнула Оливия, глядя на свою вновь здоровую ручку.
        — Не за что, но будь аккуратней впредь,  — сказал парень.  — И переоденься. Не хватало только, чтобы ты простудилась.
        «Красивый финал, ничего не скажешь… ещё и выговор устроил!» — расстроено подумала девушка
        Развернувшись, Габриель пошёл к выходу, но прежде чем скрыться с её глаз, спросил:
        — Тебе помощь более не нужна?
        — Что?
        — Тебе нужна помощь в уборке?
        Ливия осмотрелась и поняла, что на кухне действительно царит беспорядок, но с этим она может справиться сама, что никак нельзя сказать о хаосе в её душе.
        — Нет.
        Парень кивнул и вышел, а девушка позволила себе медленно сползти на пол, будто бы все силы, что были в ней, безвозвратно исчезли. Отчасти это было действительно так. Но взяв себя в руки и не позволив расклеиться, принялась за уборку, надеясь физической работой отвлечься от тягостных мыслей. В очередной раз Габриель устроил ей моральную встряску, а затем как ни в чём не бывало, ушёл прочь, оставив её одну приходить в себя

        
        ГЛАВА 38


        Габриель без сна лежал в постели, бессмысленным взглядом гипнотизируя потолок. Впервые за всё время своего существования, а это весьма немалый срок, он был выбит из колеи и крайне растерян. Вновь и вновь парень внутренне переживал те необыкновенные и удивительные ощущения и эмоции, что заставила его познать маленькая ведьма с тициановыми волосами. Обманывать себя уже не было смысла. После происшедшего всё стало ясно — он влюбился! И это сейчас, когда Ангелиус снова вылез из норы и вместе со своими демонами рыщет в мире людей, чтобы отыскать способ исполнить поручение Господина.
        Габриель мгновенно ощутил колебания Зла в атмосфере, а также жуткое зловоние, источаемое демонами, и захотел тут же кинуться на их поиск, подчинившись инстинкту Охотника. Только предыдущий горький опыт и воспоминание о практически бездыханной девушке, занозой сидящие в мозгу, остановили его, перекрыв путь. Сущность противилась такому развитию событий и рьяно рвалась в бой, но приходилось обходиться лишь многочисленными ловушками. Но надеяться, что тварь каким-то чудом угодит в них, было бы крайне самонадеянно с его стороны. А Габриель и так уже не раз непростительно ошибался, недооценивая своего врага, и за это поплатились своими бесценными жизнями невинные жертвы — ведьмы. Однако архангел знал, что Ангелиус рано или поздно придет за Оливией, или дар девушки откроет очередной козырь. В общем, обстановка была накалена до бела, что бы там Ливия и не пыталась изобразить для собственного спокойствия и никак не способствовала тому, чтобы и архангел стал создавать для себя иллюзии. Однако это произошло, и Габриель воспылал такими чувствами, которые вытеснили все здравые мысли. Девчонка, не прилагая
особых усилий, смогла сотворить из хладнокровного, собранного Небесного Посланника и верного слуги Высших Сил влюблённого мальчишку, заставив его при этом буквально бредить ею. А сегодня она вообще свела его с ума. Да так, что он забылся настолько, что смог нарушить все собственные запреты и перешагнуть те «нельзя», что с таким трудом формировал в своём сознании. Вот и теперь вместо того, чтобы предаться сну или начать строить стратегические планы, Габриель снова и снова с диким наслаждением воскрешал в памяти образ Оливии. А так же пытался сдержать себя и не сорваться с места, дабы затем ворваться к девушке и продолжить то, на чём они прервались. Вот только не факт, что Ливия примет его, а не выставит в гневе вон, тем самым сведя порывы на нет.
        Габриель прекрасно осознавал, что обидел и разочаровал ведьму, оттолкнув от себя. Признаться, чтобы совершить столь опрометчивый поступок, ему пришлось собрать достаточно большое количество своих и так уже подорванных Сил. Кто бы знал, что обнимать и целовать её окажется так приятно и искушающе. Ни один ангел из Небесного Войска не мог похвастаться таким опытом, так как в сущности своей, оставался холодным созданием с замороженными чувствами. Впрочем, для того, чтобы истреблять нечисть лишние эмоции были ни к чему, они лишь мешали. На миг Габриель представил, как рыдающий от жалости архангел уничтожает рьяно отбивающегося демона и от этой картины его передёрнуло. До того она была нелепа и ужасающа. К тому же теперь, столкнувшись с сердечными проблемами, он готов был признать, что Высшие Силы поступили крайне мудро, ограничив доступ «крылатого войска» к эмоциям. И как ни приятны были чувства, захлестнувшие его, он хотел бы вновь вернуть их в ту непроницаемую оболочку у себя внутри, где они дремали до встречи с Ливией. Это помогло бы ему вернуть уверенность в себе, стать настоящим «бесчувственным
чурбаном», каковым его считает Оливия. Именно так мысленно охарактеризовала своего защитника девчонка и высказала это своими гневно горящими глазами. На какой-то краткий миг даже появилась уверенность, что она сейчас ударит, но, видимо у Оливии на столь дерзкий поступок не хватило решимости. Хотя, надо признать, Габриель позволил бы ей это, если бы точно был уверен, что Ливии станет легче. К тому же парень понимал, что заслужил пощечину, так как не имел права нарушать её душевное спокойствие. Не имел, а всё-таки нарушил, и что удивительно, мало об этом жалел. Если не сказать большее — совсем не жалел. Правда, за столь откровенной бравадой ему удалось рассмотреть крайнюю ранимость и уязвлённую гордость девушки. Маски, скрывающие истинные чувства, Оливия «носить» не умеет, это ему стало ясно, как день и, надо сказать, Габриель был рад её честности и искренности. Вот только последующие его оправдания нисколько не сгладили обиду, парень и сам это понимал, однако жалость и сочувствие ему вызвать удалось. Хотя он сам тут же попытался их развеять своими уверенными заявлениями. Но вот истинную правду сказать,
глядя ей в глаза, не смог, отделавшись лишь поверхностными объяснениями и убив любую положительную реакцию на них своим привычным бесстрастным выражением. А Оливия такого лицемерия не заслужила.
        Габриель тяжело вздохнул, припомнив, с какой ответной страстью девушка прильнула к нему, став мягкой и податливой, будто подтаявший на огне воск. Целиком отдалась на его милость и пылко отвечала, полностью растворившись в нежной ласке, щедро одаряя взамен своей головокружительной сладостью и свежестью.
        Признаться, такая бурная реакция земной девушки была удивительна ему и очень лестна, так как такие близкие отношения были для архангела в диковинку. Однако произошедшее было столь естественно, что не вызвало никакой неловкости или неуверенности. Будто поцелуи смертной ведьмы и архангела, принадлежавшего небесам и Высшим Силам,  — само собой разумеющееся события. Что в очередной раз подтверждает, что он медленно, но крайне целеустремлённо сходит с ума, если такое для него вообще возможно. Хотя теперь Габриель был склонен признать, что такое понятие, как «свихнувшийся от любви ангел», вполне имеет место быть. Достаточно взглянуть в зеркало. Что Габриель и сделал, одним плавным движением соскочив с постели. А так как в комнате, которую он временно занимал, зеркала не было — парень в нём не нуждался, его ему заменило обычное оконное стекло. Царившая снаружи глубокая ночь и проникающий в спальню рассеянный свет из коридора сотворили из него хорошую отражающую поверхность. По крайней мере, Габриель мог, не напрягая своё зрение, рассмотреть собственные черты и сияющий голубоватый ареол вокруг силуэта. А
это было замечательным подтверждением тому, что проблемы его действительно довольно обширны. Сущность попросту не справляется с теми чувствами, что разом подали голос внутри него и он своими глупыми, безнадёжными мечтаниями лишь усугубляет собственное положение. Если не прекратить, то он скоро будет сиять, как ёлочная гирлянда, пугая тем самым девушку. Она и так с трудом выносит его взгляд, хотя уже и пообвыкла.
        Мысленно парень порадовался, что успел вовремя исчезнуть с её глаз, прежде чем небесный свет ангельской сущности прорвался сквозь телесную оболочку. Это зрелище не для глаз смертной девушки, пусть и ведьмы. Благо ещё крылья не раскрылись, что вполне могло произойти, если учесть, что он продолжает внутренне пылать. Ливия… лакомый и желанный кусочек, как для демонов, так теперь и для ангелов. Участь, надо сказать, вызывающая искреннее сочувствие.
        Габриель был уверен, что девушка вздохнёт с облегчением, когда демон растворится в небытие и он так же исчезнет из её жизни, вернувшись в свой Небесный Чертог. Всё мало — помалу войдёт в привычную колею и вернётся на круги своя. Рядом будут любящие родительницы, которые жутко волнуются за Оливию и наверняка уже не раз пожалели о том, что послушались его и покинули дом. Друзья и знакомые, делящие с ней свои собственные проблемы и обыденные радости смертных. Будут происходить новые события, насыщая её жизнь. А так же станут появляться целые полчища воздыхателей и поклонников, во всю восхваляющих её красоту, из которых она со временем выберет себе подходящего спутника жизни. И уж точно никто не посмеет посягать на жизнь, или диктовать ей свою волю, выводя тем самым девушку из себя, как поступает сейчас он. Не будет навязывать свои желания и чувства, сбивая тем самым с толку и требуя взаимности, а затем отталкивать, словно бы за ненадобностью, жалко оправдывая себя в ответ.
        Подумав так, парень в ярости скрипнул зубами и, крепко сжав кулаки, уткнулся лбом в стекло, чувствуя, как оно холодит распалённую кожу. Его бессмысленный и рассеянный взгляд исследовал ночь. Мысленно поражаясь самому себе и не глядя на все свои логические размышления, Габриель всё же продолжал питать надежду, что Оливия будет с ним. Хотя, как такое возможно, если между ними непреодолимая пропасть, было непонятно. Он не был уверен, что разбуженные ею чувства дадут ему, выполнив свою работу исчезнуть, покинув девушку навсегда. Небесная Обитель вдруг показалась скучной и безликой, пустой и одинокой, где ему теперь нет места. Да и Ливия наверняка всё же что-то испытывает, раз была столь раздосадованная сдержанностью, проявленной им, и столь пылко отозвалась на сумасшедший порыв, мгновенно позабыв те конфликты и ссоры, что были между ними. Пусть так поступать и неверно с её стороны.
        Набрав в лёгкие воздуха, Габриель легонько подул на стекло, и оно мгновенно запотело от его горячего дыхания. Подняв руку, на туманном облачке парень пальцем написал, старательно выводя каждую букву, словно она была единственной и неповторимой: «Оливия», а затем, немного подумав, добавил: «Люблю». В этой надписи была суровая, неприкрытая правда, такая, какая она, в сущности, есть. Девчонка с растрепавшимися кудрями, пылающими в свете лампы огнём, с раскрасневшимися щеками, мятежными глазами — изумрудами, вся заляпанная с ног до головы своим зельем сумела в считанные мгновенья разбить вдребезги его самообладание. Обратила хвалёную сдержанность и хладнокровие, которыми он столь выделялся среди своих братьев, в необузданную страсть. И этим сама того не ведая она сумела обрести такую власть над ним, что просто невозможно противиться или выпутаться из её шёлковых сетей.
        Теперь ему надо быть вдвойне осторожным и не допускать того, чтобы чувства застлали глаза, когда враги рыщут где-то вблизи. Стараться, не глядя на произошедшее, продолжать вести себя, словно ничего и не было. Не стоит усложнять и без того тяжёлую ситуацию, в которой они находятся. Хотя попытки убежать от самого себя выглядят довольно жалко, глупо и попросту не достойны высшего существа Света, коим является архангел. Только Габриель не был уверен, что Ливия, не смотря на весь свой пыл, готова принять его откровения. Если вообще сможет поверить в них.
        Парень убрал голову от окна и направился к постели, теша себя тщетной надеждой, что, сомкнув веки, сможет, наконец, забыться кратким, но всё же сном.
        Но это был самообман. Лишь только Габриель закрыл глаза, как перед ним тут же предстала рыжеволосая ведьма. Она обвиняюще глядела на него из-под густых ресниц, а её губы были слегка припухшими от поцелуев. Парень улыбнулся.
        Спустя некоторое время он всё же заснул. Ведьма, будто смилостивившись, утащила архангела в царство Морфея, позволив ему на краткое время забыться сном.
        А написанные им на стекле слова, так внезапно лишенные тепла его дыхания, вдруг вспыхнули светом и спустя миг пропали, скрыв ото всех сердечную тайну Небесного Охотника.

        ГЛАВА 39


        Ливия не торопясь спускалась по лестнице. Мысленно она надеялась, что не зря потратила целый час на тщательное нанесение макияжа и благодаря этому хорошо замаскировала под слоем грима все следы бессонно проведённой ночи. Она, признаться, выдалась тяжёлой и очень длинной для девушки.
        Лежа в постели без малейшего признака сонливости, хотя часы показывали глубокую ночь, Оливия успела не единожды прокрутить в голове всё случившееся, тем самым заставляя себя мучиться и томиться. От этого ей хотелось кричать и сыпать проклятиями на голову тех, кто хоть как-то повинен в случившемся: на Сидни за то, что в очередной раз втянула в авантюру, на неповинного Грэга, на саму себя, потому что не может быть спокойной, когда дело касается Габриеля. Но больше всех конечно досталось именно ему — архангелу, основному виновнику всех несчастий, бедствий и мук, свалившихся ей на голову. Девушка нисколько не сомневалась, что пока она медленно сходила с ума, комкая руками простыни и вспоминая терпкий вкус его губ, парень мирно отдыхал у себя в комнате, забыв и думать о всяких глупостях. Поразмыслив, девушка пришла к выводу, что его признание в том, что ему захотелось её поцеловать, надо отнести на счёт обычного любопытства и никак ни к проявлению настоящих глубинных чувств. От этого в ней буквально всё закипало, как в жерле готовящегося к извержению вулкана, и жутко хотелось сделать какую-то пакость…
или зацеловать, дабы ещё немного потешить его любопытство и свою неуёмную тягу к нему. И это желание было не менее сильным, чем другое. Только, к сожалению, ни одному из них не суждено исполниться. Такому бесчувственному созданию, каким был Габриель, теперь уже более ничто не интересно и всё нипочём: и её магия, и её любовь. Он по-прежнему желал оставаться глух и слеп, нежась в своём непроницаемом коконе, который успешно блокировал все внешние раздражители, позволяя парню оставаться всегда столь спокойным и рассудительным. Случай на кухне был для Габриеля лишь небольшим недоразумением.
        В таком вот двойственном состоянии, раздираемая на куски безответственными чувствами, как она полагала, девушка провела ночь и встретила первые лучи рассвета, несмело заглянувшие к ней в спальню. Признаться, Ливия порадовалась тому, что настала пора вставать с постели и собираться в школу. Так как это значило, что совсем скоро она окажется среди других людей с их проблемами и суетой, что поможет ей отвлечься и забыться. Единственное, перед этим всё же придется, встретиться лицом к лицу со своим Стражем, и, может быть, даже провести с ним какое-то время, прежде чем он пожелает исчезнуть с её глаз долой и уже в таком состоянии сопровождать в течение дня.
        Спустившись, девушка сразу направилась на кухню, дабы забрать приготовленное для подруги снадобье.
        Войдя туда, она постаралась сразу же заблокировать своё сознание от бередящих душу воспоминаний минувшего вечера. Однако всплеск бурных эмоций уже буквально пропитал каждый дюйм помещения, и от этого было никуда не деться. Поэтому стоило поторопиться.
        Открыв шкафчик, Ливия вытащила пузырёк с зельем. Взглянув на ярко малиновый цвет его содержимого, она с гордостью констатировала, что оно готово к применению. Девушка бросила склянку в рюкзак и буквально пулей вылетела из кухни, больше не задерживаясь там ни минуты, твёрдо решив, что дома завтракать не будет, если кусок, вообще полезет ей сегодня в глотку, так как аппетит совершенно отсутствовал. Но в обществе болтушки Сидни всякое возможно.
        Едва она в спешке вбежала в гостиную, как вид вольготно развалившегося на одном из диванчиков Габриеля заставил её замереть на пороге. Воображение девушки мгновенно отреагировало на открывшуюся её взору картину и представило парня в образе прекрасного снежного барса, в ленивой позе поджидающего ничего не подозревающую жертву. Тут же захотелось позорно бежать прочь, чтобы не стать этой самой жертвой. Но Габриель уже поднял на неё взгляд, и Ливии ничего не оставалось как остановиться. Лицо парня по-прежнему сохраняло всё то же невозмутимое выражение.
        — Доброе утро,  — приветствовал архангел Ливию, неспешно поднимаясь.
        «Кому как» — подумала она, завистливо отметив его бодрый и отдохнувший вид.
        — Доброе утро,  — всё же церемонно ответила девушка.
        — Спалось, надеюсь хорошо?
        «Он издевается? Или ехидничает?» — насторожилась Оливия, будто почуяв в его словах подтекст.
        — Хорошо. А ты как? Постель тебя устраивает?
        — Благодарю, всё было отлично.  — С лёгкой улыбкой ответил парень, но глаза его при этом как-то странно блеснули.
        «Я так и думала… небось, спал сладким сном младенца, а я была единственной из нас двоих, кто пожертвовал сегодняшней ночью!» — пронеслась в её голове досадливая мысль.
        Тут Ливия буквально остолбенела, заметив, что Габриель, обойдя столик, направился к ней. Проклятое и неугомонное сердце мгновенно отправилось вскачь, отзываясь на его телодвижения. Она начала гадать, что архангел задумал, но с места не сдвинулась, решив выяснить это.
        «Неужели вновь собрался повторять свой вчерашний эксперимент?»- задалась она мысленно вопросом.
        Если это так, то Оливия была отнюдь не против. Однако парень вопреки её тайным мечтаниям и ожиданиям остановился в шаге, сохранив небольшую дистанцию. Девушка, поняв, что ошиблась, едва успела подавить разочарованный стон, для этого крепко прикусив губу. Габриель, если судить по напряжённому взгляду, даже и не помышлял вновь сграбастать её в объятия и зацеловать до беспамятства. Казалось, его волновало в ней что-то другое. Он медленно поднял руку, словно боясь спугнуть, взял Оливию за подбородок, заставив девушку вздрогнуть и с шумом втянуть в себя воздух. Парень, успешно проигнорировав такую реакцию на своё прикосновение, стал пристально исследовать своим проницательным взглядом её лицо. Девушка насторожилась и внутренне напряглась, а также мгновенно ощутила, как крохотный участок кожи, где он касался её своими горячими пальцами, буквально запылал огнём. К тому она же с досадой поняла, что Габриель, не глядя на искусно наложенный макияж, подметит все то, что она пыталась скрыть от него.
        — Демоны?  — глядя прямо ей в глаза, спросил парень.
        «Ах вот, что тебя интересует! Так и есть… заметил мои впечатляющие чёрные круги. Тогда наверно стоит тебя разочаровать, демонами тут и не пахнет! Скорее всего, в этом повинны ангелы!»- мысленно проворчала Ливия.
        Правда вслух сказала совсем другое, решив оставить истинное положение дел при себе, но тем не менее развеять сомнения Габриеля.
        — Нет. С тех пор как ты рядом, ни единый демон мне спать не мешал.
        «Да и зачем, если это с успехом делаешь ты!»- обвиняюще добавил её внутренний голос.
        — Странно…  — пробормотал парень, продолжая сканировать лицо.
        Оливия не попыталась вырваться, терпеливо и стойко снося осмотр, а также старалась не отводить своего взгляда, если их глаза на миг встречались, и уж тем более избегала пялиться столь откровенно на красивый рот Габриеля. Последнее, правда, удавалось особенно трудно, уж очень искушающими были его губы.
        — Тогда скажи, почему на твоём лице отчетливые следы бессонницы?  — потребовал ответа архангел.
        — Ты ошибаешься!  — тут же твёрдо заявила Ливия, при этом нагло соврав.
        Мысленно девушка поздравила себя с тем, что врать в глаза у неё с каждым разом получается всё лучше и лучше. Конечно, если парень поверит в эту ложь.
        — И нам уже пора выдвигаться в школу, если ты закончил меня рассматривать и ещё намерен сопровождать.  — Добавила она.
        Ещё раз окинув её взглядом, парень кивнул и разжал пальцы, отпуская девушку. Однако по его виду Оливия не смогла определить, поверил ли он ей или всё же раскусил. Она изучающе поглядела на Габриеля, ожидая каких-либо действий с его стороны, но он был по-прежнему невозмутим. Интуиция, своевременно ожив, пришла ей на выручку и шепнула девушке, что, скорее всего, сейчас никто не будет ловить её на нечестности.
        — Ты готова идти?  — с минутным интервалом спросил архангел.
        — Вполне,  — с натянутой улыбкой сказала она и закинула на плечо рюкзак.
        Обойдя парня стороной, Оливия целенаправленно пошла к выходу, зная, что он направится следом за ней.
        Уже надев в передней туфли и собираясь выскочить за дверь, Ливия услышала, как в недрах её рюкзачка заверещал мобильный. Девушка поспешно вытащила его, желая узнать, кто стремится услышать её голос с утра пораньше. Габриель застыл словно изваяние неподалёку, давая ей возможность поговорить. Вид у него был скучающий, и он явно никуда не спешил.
        Оливия, взглянув на дисплей, узрела, что её общение требуется Сидни. Хотя чего бы не подождать и не поговорить в школе, когда встретятся? Она нажала на кнопку, принимая звонок, и поднесла телефон к уху.
        — Привет Сид.
        — Ой, Лив, привет! Ты сейчас в школу собираешься?  — зазвенел голос подружки.
        — Дорогая, да ты сегодня заделалась провидицей?! Я стою практически в дверях. Так что ты хотела?
        — Короче «отбой» подруга. Радуйся, я всё устроила и школа на сегодня для нас с тобой отменяется!
        — Как это отменяется?  — недоумённо спросила девушка.
        — Ты же знаешь, что моя мама в попечительском совете школы, и она по моей просьбе переговорила с директором Винтером. В итоге на сегодня мы освобождены! Ты рада?
        — Подожди, подожди, а для чего это надо?
        — Как… Лив, сегодня день рождения Грэга, и ты мне нужна как воздух! Надо ещё столько всего приготовить и сделать, что мне моих пары рук и ног просто не хватит!  — возопила Сидни.  — Так что я рассчитываю на твою помощь! А родители, между прочим, только что отбыли! И вообще…
        — Стоп, стоп, стоп!  — перебила подругу Оливия.  — Так… если мне не изменяет память, кое-кто категорично заявил, что от меня потребуется лишь только немного колдовства, а всё остальное будет уже готово! Ты не знаешь, кто бы это мог быть?
        — Да ладно тебе. Я, правда, подумала, что справлюсь! Но, немного поразмыслив, пришла к выводу, что мне нужна помощь! Конечно твоя!
        — Конечно моя… Чья же ещё?!  — философски изрекла Ливия.  — Хорошо. Когда к тебе заявиться?
        — Я бы сказала сию секунду, но у тебя ведь нет крыльев. Поэтому даю тебе 15 минут на пешую прогулку до моего дома. И не забудь зелье!  — скомандовала Сидни.
        Ливия усмехнулась и взглянула на ошивающегося поблизости ангелочка.
        «И кто это сказал, что нет крыльев? Вот подружка удивится! Только стоит ли просить его об одолжении? Хотя это великолепный шанс вновь очутиться в его объятиях» — подумала она. Габриель, словно прочтя её мысли и поняв, что от него что-то хотят, поднял свои ослепительно яркие глаза на девушку. В его взоре она прочла немой вопрос.
        — Ливия!  — подала голос на миг умолкнувшая Сидни.  — Я тебя жду?
        — Жди.
        — Ты чудо! Я тебя обожаю!
        — Тебе это будет дорого стоить, так что не спеши радоваться!
        В ответ из трубки полился мелодичный смех, а затем подружка отключилась. Ливия вздохнула, покачав головой и, спрятала телефон в рюкзак, уже решив, что ни о чём просить парня не будет.
        — Я так полагаю, в школу ты сегодня не идёшь?  — подал голос Габриель.
        Оливия, уже взявшаяся за ручку двери, обернулась и взглянула на него.
        — Да. Я иду помогать Сидни. Надеюсь, ты не против?
        — Хм… думаю, ты не в силах ей отказать?
        — Именно так!
        — Хорошо. Иди.
        Девушка удовлетворенно кивнула и распахнула дверь, собираясь тут же отправиться в путь, раз уж со своим Стражем удалось договориться полюбовно, не желая более тратить попусту время. Но не успела она сделать за порог и шага, как сильные руки Габриеля, обвив её талию, одним стремительным движением притянули девушку к нему. Не ожидая такого поворота дела, Ливия, тихонько вскрикнув, качнулась и налетела на парня. Он же лишь иронично хмыкнул и прижал её к себе ещё крепче, от чего она буквально задохнулась от наплыва чувств и в мгновение ока разомлела. Однако прежде чем Оливия успела собрать остатки силы воли, чтобы отчитать его за такую бесцеремонную выходку, дабы этим соблюсти видимость праведного гнева, перед глазами всё стало расплываться. Воздух вмиг стал странно тяжёлым, окутав их плотным полотном, ноги оторвались от земли, и появилось чувство невесомости, в ушах зашумело. Ливия, охнув, прикрыла глаза и обмякла в руках Габриеля, полностью ему доверившись. Только блаженствовать долго не пришлось, так как через миг всё стало на свои места, и мир снова принял свои привычные очертания. Открыв глаза,
девушка не без удивления обнаружила, что стоит на пороге дома подруги.
        — Ты же говорил, что роль «такси» тебя не устраивает?!Тогда с чего бы эта милость?  — осведомилась она, поворачиваясь к парню, чувствуя, как щёки вновь залил предательский жар.
        Архангел же неспешно убрал от неё свои руки и отошёл на несколько шагов. Привалившись плечом к стене дома, он стал как-то насмешливо и снисходительно взирать на девушку. На заданный ею вопрос Габриель лишь неоднозначно пожал плечами, а, затем, не сказав и слова, будто бы растворился в воздухе. Ливия поглядела на то место, где секунду назад стоял парень, и заскрежетала зубами, отчаянно желая запустить в крылатого чем-то тяжёлым за его дурацкое поведение. Однако его уже и след простыл, поэтому девушке ничего не оставалось, как натянув на лицо улыбку, постучаться в дверь.
        Сидни открыла буквально сразу же, словно знала, что именно в этот миг раздастся стук. Правда, Оливия поколебалась в своём предположении, заметив, с каким очумелым выражением воззрилась на неё подруга. Глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит, а челюсть того гляди отвалится.
        — Ничего себе оперативность…  — проговорила она.  — Ты что, действительно себе крылья нарастила?
        — Скажешь тоже, крылья… может, в дом сначала пустишь, прежде чем делиться глупыми предположениями? Нечего народ пугать!
        — Ах, да… проходи, конечно!  — смущённо сказала подружка, пошире распахивая дверь и отступая в сторону.
        Оливия улыбнулась и, приняв приглашение, вошла в дом.
        Жилище Сидни всегда было ей по вкусу, поэтому она любила наведываться к подружке в гости. Вот и сейчас, войдя, девушка начала с интересом и любопытством, будто бы в первый раз, рассматривать открывшееся её взору помещение.
        Передняя была просторной, впрочем, как и все комнаты в доме, и переходила в большой холл, напоминающий по форме большущий овал. Её устилали ковры тёплого песочного оттенка. Стены задрапированы шёлком слоновой кости, на них вдоль всей плавно изгибающейся лестницы, ведущей на второй этаж, висели ровные ряды картин. Они были большие, в золочёных рамах, где гениальные художники современности и прошедших лет изобразили пейзажи в разные поры года.
        Особенно Оливии нравилась картина, где был нарисован зимний лес. Она всегда поражалась, насколько точно художник изобразил деревья, укрытые пушистыми белоснежными шапками снега, и передал таинственную атмосферу покоя и дрёмы. Глядя на эту красоту, девушка словно на мгновение переносилась туда и ощущала холодное дыхание зимы на своих щеках, доселе ей неведомое, и ощущала вкус хрупких снежинок, так быстро тающих на губах. С трепетом взирала на оледенелые деревца и представляла уснувших в хрустальных гробах красавиц, ожидавших, пока поцелуй любви освободит их от вечного сна. Этот пейзаж она могла разглядывать часами без устали, точно так же как портрет своей прародительницы Милинды Монтгомери из собственной галереи.
        Возле входной двери приютились, дополняя обстановку передней, искусно сделанная из кованого железа подставка для зонтиков и небольшая тумба, на которую заботливая хозяйка водрузила красивую хрустальную вазу с большим букетом цветов и телефон. Ливия рассеянно подумала, что именно им пользовалась Сид, когда несколько минут назад звонила ей. Наверное, оттого подруга и стояла возле двери, когда она постучалась. Из холла же можно было легко попасть в столовую, если повернуть направо в гостиную и распахнуть сделанные из матового стекла двери, расположенные слева. На втором этаже располагались спальни для гостей, хозяйские апартаменты и личные покои Сидни.
        — Так… и что нам предстоит сделать?  — наконец спросила Оливия, оглядевшись.
        — Облагородить сие место!  — ответила та, разводя в стороны руками.  — А это значит: для начала прибраться в доме, затем украсить стены шарами и лентами, растянуть гирлянды с разноцветными фонариками, расставить свечи, накрыть на стол, привести меня в божественный вид и…
        Слушая подругу, Ливия мысленно прикидывала, сколько на всё задуманное этой «организаторшей» понадобится сил и времени, и спустя миг пришла к выводу, что много. Масштаб ожидавших их работ начинал пугать, к тому же она нутром чувствовала, что это далеко не всё. Сидни лишь ухмыльнулась, наблюдая за сменой эмоций на её лице, прекрасно зная, что Оливия уже никуда не денется.
        — Я уже подумываю о бегстве!  — предупредила подругу девушка.
        — Ой, да ладно тебе!  — отмахнулась подружка.  — А ещё я тут фильм смотрела и мне пришла в голову одна интересная мысль… в общем, на кухне нас ждут несколько дюжин роз, которыми надо наполнить вазы, расставить везде и всюду, а у оставшихся цветочков оборвать лепестки выстелить ими этакую своеобразную дорожку!
        — Сид, а тебе случаем розового слона не достать? И вообще, ты знаешь, что рабство у нас в стране уже давно отменено?
        — Ага… а слон был бы очень кстати!  — съехидничала Сидни.  — Однако, ты же у нас особа, обладающая магией, и вполне можешь сотворить чудо!
        — Не в таких объёмах!  — со вздохом ответила Ливия.  — Так что придётся поработать! А насчёт слона… и не мечтай!
        — Договорились, не буду! Тогда с чего начнём?
        — Сама сказала — с уборки!

        
        ГЛАВА 40


        Когда зимнее солнце стало клониться к закату и над Хэмптоном сгустились сумерки, подружки устало опустились на нижнюю ступеньку лестницы, облокотившись спинами друг о друга. Они были истрёпанные, с всклокоченными волосами, испаринами на лицах, проголодавшиеся, так как за старательным созданием романтической обстановки абсолютно позабыли о хлебе насущном. Однако, несмотря на это, были довольны плодами своих трудов и тем, что все испытания наконец пройдены. Дом буквально сверкал чистотой и образцовым порядком, переливался, будто рождественская ёлка, мерцая разноцветными фонариками. С потолков и стен спускались целые каскады гирлянд из воздушных шаров и атласных лент. Казалось, нигде нет ни единого места, свободного от украшений. Что, впрочем, было недалеко от истины. Свечи в медных подсвечниках красиво дополняли обстановку, своими маленькими язычками пламени создавая атмосферу тайны и уюта. Ими девушки уставили ступени лестницы и гостиную, где должна была состояться первая часть вечера, чередуя их с букетами цветов, источавшими дивный аромат.
        — Как ты думаешь, мы не перестарались с антуражем?  — спросила Ливия, неторопливо разглаживая мятую складочку на своей тонкой кофточке.
        — Мне нравится,  — просто ответила Сидни и стала лениво перебирать лепестки роз у своих ног, из которых они соорудили благоухающую дорогу.  — По-моему, всё замечательно.
        — А мама тебя случаем не убьет за то, что ты вырезала практически весь её розарий?
        — Не знаю…  — сказала подружка, легонько пожав плечами.
        И девушки замолчали, тяжело вздыхая, прокручивая в голове всю проделанную работу и каждый из её этапов по отдельности, вымотавшую их основательно. Теперь под наплывом усталости они были готовы с радостью провести в сидячем положении весь остаток дня, не двигая ни единой конечностью. Однако Ливия, вспомнив, для чего они вообще всё это делали, вздохнув, поднялась со ступеньки и, протянув Сидни руку скомандовала:
        — Ладно, теперь пошли тебя приводить в приличный вид! Времени уже не так много осталось до прихода твоего возлюбленного. Ты же не хочешь расстроить Грэга своим унылым видом, абсолютно не соответствующим такого рода празднику?
        — Естественно нет!  — мгновенно приободрившись, воскликнула подруга и, ухватившись за руку Оливии, быстро встала на ноги, мужественно сдержав стон.
        Спустя пару минут Оливия поила Сидни энергетическим тоником в её комнате, радуясь, что выкроила пару минут и приготовила его. Буквально на глазах подружка приободрилась и наполнилась жизненной силой. Глаза её заблестели, на щеках появился лёгкий румянец, а губы искривились в лукавой улыбке. Видя, что улучшение налицо, Ливия приступила ко второму этапу, лёгкими движениями рук нанося искусный макияж и укладывая золотистые локоны подружки в затейливую причёску. Невзрачная и измученная работой «Золушка» под руками девушки превращалась в прекрасную принцессу, достойную любого принца, а не то что влюблённого в неё и без того мальчишки. Довершило сказочный облик длинное платье из тончайшего шелка, льдисто-голубого цвета, так необыкновенно подходившее к глазам Сид. Лодыжки подружки обвивали ремешки босоножек, усыпанных мерцающими камушками.
        — Как я тебе?  — кокетливо спросила красавица и покружилась на месте, давая Оливии как следует её рассмотреть.
        — Бесподобно! Восхитительно! Сногсшибательно! Выше всяких похвал!  — торжественно отрапортовала девушка.
        — Это ты себя или меня хвалишь?  — подозрительно покосилась на неё Сид.
        Ливия, спрятав лукавую улыбку, напустила на себя задумчивый вид.
        — Эй!
        — Тебя, тебя! Ты действительно великолепна! У Грэга дух перехватит, лишь только он увидит, до чего ты хороша!  — сказала девушка, рассмеявшись.
        — Но вообще-то без тебя не быть мне красавицей сегодня! Лив, ты меня буквально воскресила!  — воскликнула Сидни и крепко обняла подругу.  — Спасибо тебе большое!
        — Ладно… смотри не разрыдайся, а то весь мой труд смоешь, и пожалуйста, аккуратней с платьем — помнёшь!
        Сидни мгновенно разжала объятия и со страхом взглянула на своё великолепное платье, но увидев, что на нем нет ни единой складочки заметно расслабилась.
        — Кстати о платье… как оно тебе? Нравится? Я сама выбирала, когда мы в очередной раз с мамой в Ричмонд за покупками выбрались. Только сколько я за него выложила, не скажу, не хочу доводить ни себя, ни тебя до обморока. Я ярлычок сразу же оторвала, боясь, что мама увидит цену и у неё случится сердечный приступ. Поэтому и расплачивалась кредиткой.
        — Оно обалденное!
        — Спасибо, дорогая!  — грациозно присела в реверансе Сидни.  — А теперь помоги завязать бант.
        — Бант?
        — Ага!  — кивнула подружка.
        Подскочив к комоду, она стала рьяно копаться в одном из ящиков и спустя миг извлекла оттуда широкую полосу атласной ленты ярко алого цвета и с улыбкой протянула Оливии.
        — Я же главный подарок, а платье упаковка.  — Пояснила она, блестя от возбуждения глазами.
        Немного подумав, Ливия таки взяла ленту и перевязала тонкую талию подружки, решив потворствовать её желаниям. Бант вышел на редкость удачный. Девушка аккуратно разгладила и расправила уголки.
        — Готово.  — сказала Лив и отошла на шаг, любуясь своей работой.
        — Замечательно!  — похвалила подругу Сидни, покрутившись пару минут перед зеркалом и рассматривая себя в доступных её взгляду ракурсах.  — А теперь завершающий штрих! Твоё зелье!
        — Несколько капель и не более! Иначе у бедняги крышу сорвёт!  — протягивая ей склянку, серьёзно сказала девушка.
        Та кивнула и, быстро откупорив пузырек, вытряхнула себе на ладошку немного снадобья. Растерев, она нанесла его на мочки ушей, запястья и ключицы. Сверху сбрызнула духами, а бутылочку с остатками зелья припрятала в комоде, подальше от чужих глаз.
        — Лив, а что, Грэг действительно сойдёт с ума, если увеличить дозу настоя?
        — Да.
        — А ты откуда знаешь? Проверяла?  — пошутила Сидни, подмигнув подружке.
        Ливия опустила глаза и отвернулась, боясь, что Сид увидит, как она густо покраснела. Воспоминание об иступлённых поцелуях Габриеля вновь наполнили её сознание, хотя до сего момента, казалось бы, оставили Оливию в покое. И вместе с тем в голове возникла вполне логическая мысль: «Если уж архангел не устоял, что же говорить о простом смертном?!»
        — Нет, не проверяла. Так было написано в книге, откуда я вычитала рецепт зелья.  — Наконец изрекла она, решив не будить ненужные подозрения в Сидни.
        — Как не интересно! Я уж было решила, что ты за моей спиной спелась всё-таки с Джорданом и заодно испытала настой на нём.
        Ливию от этого предположения перекривило, будто бы подружка заставила её съесть лимон целиком. Одно имя брата Лени вызывало у девушки буквально зуд по всему телу, особенно после происшествия со школьной газетой. Но несчастный наверняка не знал о возникшей с её стороны неприязни, и, признаться честно, был в этом совершенно неповинен. За прошедшую неделю девушка неоднократно видела одинокий силуэт парня недалеко от школы. Оливия интуитивно чувствовала, что ожидает Джордан именно её, а вовсе не сестру. К тому же Лени сама делала всё возможное, чтобы подтолкнуть девушку на путь сближения с братом: уговаривала прийти в гости, при любом выпавшем случае всячески расхваливала брата, возводя его едва ли не в ранг святого. А то, что это выглядит глупо и наоборот ещё больше отталкивает Лив от парня, она, казалось бы, не замечала, продолжая своё навязчивое сватовство. Так же Лени абсолютно равнодушно отнеслась к тому, что ещё ни одно приглашение не было принято, и что её хвалебные речи неизменно вызывают на лице Оливии мученическое выражение. Очевидно, терпение девушки, которое уже подходило к своему концу, и
её благосклонность к ней как к подруге, вселили в Лени безосновательную надежду.
        — Ладно, ладно! Это была шутка! Лучше пойдем вниз. Грэг должен явиться с минуты на минуту.  — Примирительно сказала Сидни, мгновенно поняв, что затронутая ею тема портит настроение подруге.
        Ливия согласно кивнула. Через несколько минут девушки уже входили в нарядно убранную гостиную, где посреди комнаты стоял красиво сервированный стол, уставленный всевозможными яствами, половину из которых они приготовили сами, а другую заказали в одном из ресторанов города. Рассеянное освещение создавал огонь, пылающий в большом украшенном искусной лепниной камине и маленькие свечи в прямоугольных медных подсвечниках, расставленные по всему периметру помещения. Это придавало необходимую атмосферу для праздничного ужина в интимной обстановке. Огромные букеты алых роз опьяняли своим дивным, чувственным ароматом.
        — Кажется, всё на месте и всё готово для начала!  — сказала Сидни, рассматривая гостиную.
        — Да… всё просто здорово! Остался лишь маленький штрих.  — Ответила Оливия.
        Подружка мгновенно замерла, выжидательно поглядывая на неё. Девушка не стала томить Сид и, подняв руки вверх, тихо шепнула заклинание. В тот же миг, когда последнее слово растаяло в воздухе, с кончиков пальцев Ливии сорвалась лёгкая дымка и заволокла весь потолок, радужно переливаясь и мерцая.
        — Ты не забыла!  — наконец выдохнула восхищённая Сидни, не отрывая взгляда от сотворённого подругой чуда.
        — Естественно! Как же я могла забыть?!  — усмехнулась девушка.  — Ты бы потом долго мне припоминала мой промах.
        — А вот и нет! Ты, Лив, мне и так сегодня помогла… в общем, без тебя я бы ничего не успела! Знаешь, если ты надумаешь устроить нечто такое же для своего, я надеюсь, будущего избранника, потому что ты достойна любви и ласки, то знай, что можешь смело рассчитывать на мою помощь.  — Твёрдо заявила Сидни, глядя подруге в глаза.
        Ливия растрогалась до слёз, услышав столь искренние слова из уст близкого ей человека.
        — Спасибо, дорогая,  — шепнула она.
        Вместе с тем её богатая фантазия, подчинённая эмоциям в мгновение ока нарисовала точно такую же красиво украшенную и уютную комнату, с таким же богато уставленным столом. Только хозяйкой там была Оливия Уоррен. Она стояла посреди залы в сказочно прекрасном облачении, душистая и манящая, и ожидала, когда её возлюбленный возникнет на пороге, дабы разделить с ней трапезу. Игристое шампанское в серебряном ведёрке со льдом, крахмальные белоснежные салфетки, свечи… Габриель…
        Ливия тряхнула головой, желая поскорее избавиться от несбыточных мечтаний, боясь, что если продолжит в таком духе, то непременно разрыдается, чем наверняка несказанно удивит Сидни. Это подтвердил и вопрос подружки, заданный несколько обеспокоенным голосом.
        — Ливия? Ты чего?
        — Всё хорошо. Правда, всё хорошо!
        — А я уже было подумала, что чем-то тебя обидела!
        — Чем же ты могла меня обидеть? Добрыми пожеланиями? К тому же тебе доподлинно известно, что у меня просто нет сил на тебя сердиться или обижаться! Чем ты частенько пользуешься без зазрения совести.
        Дальнейшую дискуссию девушек прервал громкий стук в дверь, отчётливо слышимый в гостиной, где они находились.
        — Грэг пришёл!  — воскликнула Сид, внезапно задрожав, как осиновый лист на ветру.  — Что-то я волнуюсь! Хотя с чего бы это?
        — Успокойся. Ты просто немного напряжена. Расслабься и подумай о своей любви к нему,  — спокойным тоном дала установку Ливия.
        Спустя полминуты, исполнив указания, Сидни пришла в норму. Глаза её засеяли, а на скулах вспыхнул лёгкий румянец. Она буквально сияла красотой и любовью.
        — Я готова. Лив, открой, пожалуйста, а я буду здесь.
        — Хорошо. Повеселись как следует!
        — Непременно!
        Подруги обнялись, и Ливия пошла впускать бой-френда Сид.
        — Лив, только дверь сюда прикрой. Пусть будет как запланировано! Не зря ведь мы с тобой столько роз уничтожили!
        Девушка кивнула и выполнила просьбу. А стук повторился, но только в этот раз гораздо громче и настойчивее, чем ранее. Наверняка парень так же очень волновался.
        — Иду! Минутку!  — отозвалась Ливия и через мгновение распахнула дверь.
        На пороге, как и ожидалось, стоял Грэг и переминался с ноги на ногу. Заметив, что ему открыли, он вмиг расплылся в лучезарной улыбке. Однако заметив Ливию, смутился. Между тем одет был парень в строгий смокинг, наверняка тот самый, в который он облачился, идя на вечеринку к Уилсонам, но столь красивший его, как отметила про себя девушка.
        — Ой… привет Оливия!  — приветствовал её Грэг.  — Не ожидал тебя увидеть.
        — Я так и поняла.  — Усмехнулась Ливия.
        Она заметила, как парень заглядывает через её плечо, словно что-то или кого-то высматривая. Скорее всего, Сидни, как предположила Оливия, судя по вспыхнувшим надеждой глазам Тихони. Поэтому решив не томить беднягу на пороге, к тому же ещё и именинника, посторонилась.
        — Проходи. Тебя уже ждут.
        Грэг, одарив её улыбкой, вошёл в дом. Вошёл и буквально замер, с ошеломлённым выражением на застывшем лице, а его взгляд, словно пронырливая ищейка скользил из угла в угол, рассматривая и исследуя открывшееся великолепие.
        — Ничего себе…  — спустя какое-то время пробормотал он, наконец, обретя дар речи.
        «Это ещё что! Ты ещё Сид не видел!» — промелькнула в голове Ливии насмешливая мысль.
        — Нравится?  — осведомилась она, хотя по реакции парня и так всё было заметно.
        — Не то слово! Неужели всё это, для меня?
        — А как же?! Кстати, прежде чем ты пойдёшь дальше, хочу поздравить тебя с днём рождения!  — торжественно произнесла девушка и вручила парню маленькую коробочку в яркой обертке.
        — Спасибо большое!  — сказал парень, с благодарностью принимая подарок.
        Оливия с улыбкой наблюдала, как он поднёс коробочку к уху, легонько её встряхнул и прислушался.
        — Что там?  — осведомился Грэг, поднимая на неё глаза.
        Вообще-то там лежал небольшой серебряный амулет, заговорённый ведьмой в час полнолуния, защищающий от разных бед и болезней. После долгих размышлений, о том, что бы подарить бой-френду Сидни, Оливия отчего-то остановилась именно на этой скромной вещице, решив, что лишняя защита никому не повредит. Она надеялась, что парень воспользуется её даром, а не забросит в ящик за ненадобностью.
        — Потом откроешь,  — сказала она, прерывая вопросы.  — Ты же знаешь, Сидни ненавидит ждать, так что не стоит её задерживать! Мне же пора идти.
        — А ты разве не останешься с нами?
        Ливия не выдержав громко расхохоталась, откинув голову. Она была уверена в том, что подружка просто убила бы её, не глядя на всю свою благодарность за оказанную помощь, если бы девушка посмела остаться и тем самым нарушить наполеоновские планы. Парень же этого не знал, поэтому и взирал на неё с удивлением.
        — Извини Грэг, но я очень спешу,  — наконец пробормотала она, смахивая набежавшие от бурного веселья слёзы.  — Как-нибудь в следующий раз.
        — Хорошо.  — Легко согласился он.
        Оливия, кивнув ему на прощание, вышла за дверь, которая через миг захлопнулась за её спиной.

        ГЛАВА 41


        Ангелиус, пылая ненавистью и злобой, вышагивал по своим мрачным апартаментам, расположенным в склепе, пугая свои малочисленные войска, жавшиеся в испуге к стенам и с тревогой глядевшие на него ошалелыми глазами. Только демон почти не замечал их, погружённый в свои невесёлые мысли. Он едва сдерживался, чтобы не завопить от переполнявшей его дикой ярости. А ещё он жаждал крови… много крови, целой реки крови. Желательно этой ведьмы с огненными волосами и её неугомонного Стража, которому демон мечтал вырвать крылья. Девчонка вновь избежала его тщательно продуманной ловушки, и, несомненно, лишь благодаря стараниям и своевременному появлению пернатого, что заставляло Ангилиуса буквально закипать изнутри. Ведь в этот раз цель была настолько близка и доступна, что он даже позволил себе то, что ранее не позволял — стал мечтать о наградах, которые ему воздаст Господин за в срок выполненную работу. Видимо, слишком рано его посетили такие мечты, так как Оливия оказалась чрезвычайно скользкой штучкой и выкрутилась из его лап, тем самым отдалив триумф победы на неизвестный по продолжительности срок.
        Демон зло фыркнул, отчего воротничок белоснежной рубашки, в которую он был облачён, впился ему в глотку, создавая определённый дискомфорт. Ангелиус нетерпеливо рванул пуговицу, мешавшую поступлению кислорода, но не рассчитал своей силы и вырвал её с куском ткани. И глядя с некоторой досадой на клочок белого шёлка в своей руке, он недоумевал, зачем никчёмным людишкам вообще необходима одежда, если она настолько непрочна и ненадёжна, что трещит по швам от одного прикосновения. А о том, чтобы уберечь от когтей и клыков и речи быть не может. Бесполезная вещь, с которой много возни, мешающая дышать и двигаться. Однако ради достижения своей цели он, стиснув зубы, облачился в эти смехотворные покровы. Только страдания оказались напрасными.
        Такие мысли всколыхнули в демоне ещё один приступ злобы, и он яростно взвыл, так что приспешники затряслись и, сбившись в кучу, отползли в угол, где и затаились, боясь попасться разгневанному хозяину на глаза. Он же заметался по комнате, извергая самые злостные проклятия на голову ведьмы и Габриеля, круша всё, что попадалось ему на пути. Но внезапно замер. Перед ним стояло мутное, затянутое паутиной зеркало, в большой потемневшей от времени медной раме, один взгляд в которое заставил его утихомириться.
        Ангелиус, хрипло дыша, стал успокаиваться, критически рассматривая отражение. Вид своего нового приобретения мгновенно вселил в него уверенность, что, в конце концов, он добьется поставленной перед ним цели.
        Тело было удобным и вызывающим у людей восхищение и доверие. Даже сейчас, пережив его буйство, с взъерошенными волосами и в потрепанной одежде, частично порванной, с дикими глазами монстра, оно выглядело по-прежнему достойно. Женщины с лёгкостью продали бы свои бесценные души, дабы завоевать его. Демон ясно увидел это желание в их горящих алчностью глазах. Правда, от сознания такой власти, в нём просыпался дикий голод, и ему нестерпимо хотелось вонзить зубы в их нежную трепещущую плоть, чтобы насытиться. Однако Ангелиус противился искушению, подавляя в себе наклонности убийцы, вспоминая, что сейчас он «человек». Именно так — человек и мужчина.
        Демон улыбнулся и подмигнул своему отражению, став неспешно разглаживать мятые складки на идеально сидящем смокинге, смахивать пыль с лацканов. В голове вновь возникли досадные размышления о том, как всё замечательно складывалось…
        После недолгих поисков ему таки удалось найти своего будущего носителя, приближенного к окружению ведьмы, но всё же за чертой ведения Небесного Охотника. Человек оказался молодым, но достаточно прогнившим изнутри, чтобы место его души занял демон. Семья жертвы даже не заподозрила подмены. Их глаза видели лишь родного им человека, к тому же Ангелиус был замечательным актёром и прекрасно понимал, какого поведения ждут от него его новоиспечённые родственнички. Поймать на лжи или что-то заподозрить этим жалким тварям было не дано. Он же умилялся, глядя на их радость, и с лёгкостью манипулировал ими. Знали бы людишки, откуда на самом деле прибыл их дорогой сердцу «Джордан», вот бы удивились.
        Демон вспомнил, как в один из дней в окружении своей любящей «семьи» он остался один на один с хозяином дома. Тот не преминул засыпать своего наследника вопросами о жизни, учёбе. Так, когда Адам Уилсон спросил: «Каково там, сынок?», он не сдержался и серьёзно ответил: «Как в аду!», и имел в виду вовсе не университет. Конечно же «отец» ничего не понял, а принял слова «сына» за остроумную шутку, рассмеялся и дружески похлопал его по плечу. А «Джордан» едва удерживался от того, чтобы не разорвать Уилсона за столь непочтительное отношение. Наверное, это было самым сложным в его маскараде — постоянно быть начеку и бороться с самим собой, играть правдоподобно, заглушив проклятую сущность. Сдержался и в этот раз и помиловал глупого человечишку.
        Но больше всех Ангелиуса тешила названая сестра — Лени. Она словно марионетка послушно плясала под его дудку и готова была дни и ночи напролёт самозабвенно исполнять капризы своего «брата». Но чем она была ценна для него, так это тем, что входила в круг подруг Оливии Уоррен, которую демон жаждал заполучить. «Сестрёнка» же с радостью ему рассказывала обо всём, что он хотел знать. Её сознание и воля были настолько доступными, что управлять ими — одно удовольствие. Это стало даже для Ангелиуса забавным развлечением. Хотя всё же в голове у девчонки порой появлялись её собственные мысли и желания. Так, например, именно она подкинула ему идею о том, чтобы организовать вечеринку. Произошло же это именно тогда, когда он размышлял над тем, как заманить ведьму в свои смертоносные сети. Если бы демоны могли проявлять какие-то добрые чувства, то в тот момент, когда «сестра» озвучила свои настолько полезные ему мысли, Ангелиус наверняка испытал бы благодарность. Только Свет для него был потерян, поэтому всё, на что его хватило, так это позволить Лени заняться осуществлением своего плана, с одним непременным
условием: пригласить на праздник Оливию. Девушка с готовностью согласилась, абсолютно не удивившись такой прихоти. Родители Джордана также поддержали идею организовать званый ужин. Семейство погрузилось в предпраздничные хлопоты. Ему же оставалось только отойти в тень и позволить «родственничкам» проложить ему дорогу к его конечной цели — Ливии, а там и до Врат рукой подать.
        Единственное, что по-прежнему волновало преданного слугу Князя Тьмы, так это как избавиться от Габриеля и сделать так, чтобы ведьма осталась одна, без защиты. Небесный Охотник был единственным, кто мог сорвать намечающиеся планы. Однако Ангелиус верил, что силы Тьмы будут благоволить своему верному рабу. Основывалась сия искренняя вера, которая жила в нём, на догадке, которая постепенно трансформировалась в уверенность. Возникла же она, когда он выспрашивал Лени о жизни и ближайшем окружении Ливии Уоррен. Вот и поведала «сестра» ему любопытную новость о том, что интересующая его ведьма в последнее время стала какой-то странной: холодной и отчуждённой, словно бы друзья ей были больше ни к чему. Будто бы Оливию в одно мгновение окружила глухая стена отчуждения. Многие из-за такого поведения и отношения обиделись, и отвернулись, хотя в тайне поражались такому изменению в характере ранее дружелюбной девушки. Только лишь самые преданные друзья проигнорировали такое поведение и вели себя как ни в чём не бывало. Лени также оставалась при ней, однако недоумевала чёрствости подруги. В отличие от Ангелиуса.
Едва услышав о таком перевоплощении, он мгновенно смекнул, что за всем этим стоит некто довольно могущественный, кто мог бы иметь такую власть, чтобы управлять эмоциями людей. На эту роль подходил лишь один кандидат — его враг Габриель. А Ливия наверняка сама не догадывается о том, какой её видят и воспринимают окружающие. Только это долго не продлится, вскоре в ведьме проснётся праведный гнев, и она пойдёт на всё, чтобы отомстить своему хладнокровному Стражу и вернуть себе расположение друзей. Он искренне надеялся, что её прозрение пройдёт до вечеринки. Так, впрочем, и случилось.
        Вечеринка же удалась на славу. Демоническое нутро Ангелиуса буквально трепетало от одних воспоминаний сего мероприятия. С самого начала его окружили вниманием, теплотой. А женщины увивались следом, находя «младшего Уилсона» просто очаровательным, а некоторая аура опасности делала его в их глазах лишь более привлекательным. Именно в тот момент демон осознал, насколько ему повезло, что он вселился в тело Джордана, а не кого-то другого. Этот хлыщ обладал задатками лидера и обращал на себя внимание, был обладателем смазливой мордашки и, к тому же, наследником большого состояния. Люди тянулись к нему, будто мотыльки на пламя, позабыв чувство самосохранения. Им было легче игнорировать свои чувства, чем признать, что с сыном хозяина дома что-то не так. Эта слепота играла Ангелиусу на руку. Однако в тот момент, когда празднество входило в свою накатанную колею, чтобы в конечном счёте достигнуть апогея, в его чреве проснулся дикий голод, а проклятая сущность стала требовать крови. Не подчиняться такому мощному голосу естества становилось с каждым часом всё сложнее и сложнее. Он было начал присматривать
себе какую-нибудь милашку, чтобы затем отвести её в тёмный уголок сада и там утолить жажду, но тут его взгляд увидел ту, что занимала его мысли на протяжении всего времени. Оливия Уоррен стояла в одиночестве возле накрытого стола с угощениями, такая уязвимая и, главное, доступная. Хотя это могло быть лишь притворством, и Охотник мог где-то рыскать поблизости. Дабы избежать нежелательной встречи со своим неприятелем, Ангелиус, сосредоточившись, просканировал территорию и едва не завопил от радости, когда понял, что Габриель не явился на вечеринку вслед за девушкой. Это значило, что ведьма догадалась о происках своего верного Стража и попросту сбежала от него.
        «Как ей это удалось?» — подумал в тот момент демон.
        Хотя наверняка без ведьминских штучек тут не обошлось, и довольно мощных, а чтобы они подействовали, надо знать, с кем имеешь дело. Выходило, что девушка догадалась, с кем свела её судьба. А крылатый теряет силу, раз его инкогнито раскрыли, чего ранее никогда не происходило. Девчонка обвела Небесного Охотника вокруг пальца, того, кто наводил смертельный ужас на демонов всех рангов. Однако Ангелиус решил, что всё же не стоит торопиться с выводами, так как они могут быть ошибочными, и не стал делать резких движений. Следовало, пока выпадает такой шанс, аккуратно разведать обстановку, и если всё удастся, то Ливия будет в его власти.
        Как наметил, так демон и сделал. Собрав воедино весь запас своего обаяния, растянув губы в ослепительной улыбке, он направил свои стопы прямиком к ней. Ведьма — женщина, и это сыграет ему на руку. Ей не устоять перед ним, ведь люди предсказуемы в своём поведении. Вскоре ведьмочка уже мило делилась с «Джорданом», своими тайнами и мечтаниями, будто бы с лучшим другом. Даже её настороженность, которая вначале проявилась в глазах сочной зелени и поведении Ливии по отношению к нему, благополучно испарилась, или девушка перестала обращать на неё внимание. Такая глухость к собственной сущности радовала демона, и он мысленно уже ликовал, предвкушая свой триумф. Однако когда Ангелиус коснулся ведьмы и опробовал её кровь, пусть и слегка застывшую, из маленькой ранки на руке, которую пришлось поцеловать, сдерживая порывы впиться зубами в нежную плоть, он понял, что, даже подчинив ведьму себе, ничего не выиграет. Девчонка была пуста! Ни единой зацепки, которая хоть как-то могла прояснить места расположения Чёрных Врат. Демон не узрел ни единого кусочка так нужной ему информации. Он не сразу поверил в такую
несправедливость и обман своих ожиданий. Последняя из Носительниц даже после смерти остальных так и не получила Знания. Ливия, будто бы что-то почувствовав, отняла руку, прервав контакт. Он улыбнулся, а хотелось скрежетать зубами, только это вызвало бы ненужные подозрения и вернуло её настороженность. Пришлось смириться на время с таким положением вещей и продолжить пытаться втереться к ней в доверие. Полностью очаровать, чтобы после того, как Высшие Силы соизволят одарить девчонку своими секретами, её тайны стали его тайнами. Он хотел заручиться благосклонностью ведьмы. Так как именно данная по доброй воле зачарованная кровь могла дать ему нужную информацию. Оливия же нисколько не сдерживала рвение, которое проявлял «младший Уилсон», идя к своей цели, неведомой ей, и принимала знаки внимания. Такое поведение не могло не вдохновлять, заставляло Ангелиуса буквально из кожи вон лезть, чтобы задобрить девушку и выставить себя с наилучшей стороны. Однако при этом он пытался не перестараться и тем самым не спугнуть ведьму. Не забывал и отслеживать возможное незапланированное появление ретивого Небесного
Охотника. В итоге, конец вечера был для демона многообещающим, так как он почти добился своего. Оливия Уоррен стала совсем ручной и без содрогания или другого недовольства со своей стороны позволяла касаться себя. Надо сказать, такому поведению способствовала хорошая доза алкоголя, которое он не забывал подносить ей время от времени, разогревая и задабривая тем самым девушку. Его всегда поражала способность людишек так быстро терять голову от небольшого количества перебродившего сока винограда, что в очередной раз доказывало их слабость и никчёмность. Только в этом случае Ангелиус радовался этому, как впрочем и своим не прошедшим зря усилиям, глядя на ведьму у себя в руках. Надо сказать, что проведя с ней какое-то время, он отметил, что Ливия очень умна и проницательна, а дух её был сильным и неукротимым. Впрочем, как и сущность, полыхавшая в недрах тела девчонки. Может, благодаря этому демон даже решил, что после того, как всему придёт конец, он помилует Оливию и не убьет, и даже больше: подарит новую жизнь. В далеко идущих планах Ангелиус отвёл ей роль демоницы, так как пришёл к выводу, что из неё
выйдет великолепная Дочь Тьмы, доблестная Воительница Мрака. Для этого всего лишь следует заручиться её согласием, а так как людишки очень боятся за свою жизнь, она, несомненно, пойдёт на всё для её сохранения. Также было нужно всего несколько глотков чёрной как смола проклятой крови, текшей по жилам демона, и Ливия станет прелестным украшением адских глубин, а возможно и гарема Тёмного Князя. Такому подарку Господин будет несомненно рад, и щедро вознаградит своего верного слугу.
        Женщины… ведьмы… Оливия Уоррен.
        «Гнусная стерва!» — сверкнуло в голове Ангелиуса, вызвав в демоне вспышку гнева, заставившую его яростно стискивать руки в кулаки.
        В тот вечер ведьма не скрывала своих симпатий к галантному кавалеру, приложившему столько сил, чтобы понравиться ей, щедро и открыто одаривая его своим вниманием. Однако заручиться обещаниями о новой встрече Ангелиус не успел, ему пришлось срочно спасаться бегством, почуяв Охотника, так как он не был готов к открытой битве с ним. Пришлось уходить ни с чем, с призрачной надеждой, что Оливия не забудет его, и когда их вновь сведет удобный случай, она позволит проникнуть в доступные ей тайны. Только надежда рассеялась как прах, когда спустя небольшой промежуток времени девчонка стала неприступной, как скала, и всячески избегала встреч. Хотя он каждый день караулил её возле школы и изображал из себя погибающего от любви, девчонка была глуха. Лени так же ничего не могла поделать, Ливия игнорировала все приглашения в гости, старательно делая вид, что с «Джорданом» абсолютно не знакома. Демон ничего не мог поделать, зная, что силой в этом случае ничего не добьешься, что раздражало его больше всего. Ожидание сводило с ума, а тут ещё и Господин стал требовать выполнения работы, дав срок на исполнение
обещания до Рождества. Все мольбы о том, чтобы увеличь запас времени, уходили в пустоту. Князь был непреклонен. Теперь счёт пошёл на дни, и надо сделать всё, чтобы оправдать ожидания, возложенные на него, иначе…
        Ангелиус заскрежетал зубами и, размахнувшись, яростно впечатал свой кулак в зеркало. На серебристой поверхности мгновенно разбежалась паутинка трещин, ломая отражение демона на множество мелких кусков. Рука же противно заныла, словно бы в ответ на его несдержанные действия, и, взглянув на свою конечность, он увидел на коже глубокие порезы, из которых сочилась и капала на каменный пол рубиновыми каплями кровь. Демон досадливо скривился, глядя на раны и отняв от разбитого зеркала руку, поднёс её ко рту. Слизнув сладкий нектар жизни, он ощутил несравненный вкус, но всё же, не смотря на проснувшийся от этого голод, ему было жаль испорченного тела носителя, которое ещё могло пригодиться. Поэтому Ангелиус оторвал кусок ткани от своей рубашки и крепко перевязал раны. Утешился он тем, что после того, как Джордан более не понадобится, можно будет не сдерживать себя и полакомиться им, раз его кровь пришлась по вкусу. Да и хитрая ведьма Ливия Уоррен ответит перед ним за всё!

        ГЛАВА 42


        Оливия растерянно блуждала во мраке, чувствуя, как страх холодными щупальцами сжимает сердце. Каждое мгновение она ожидала нападения, это угнетало её, заставляло внутренне трепетать и надеяться, что ей дано найти выход или отразить угрозу.
        Но тут невдалеке появился огонёк, слабенький и трепещущий, будто крылышки мотылька. Он был словно маяк для потерявшегося в буре корабля, ищущего спасения. Ливия с надеждой, вспыхнувшей в душе, устремилась к нему навстречу, надеясь, что там она избавится от мучительного блуждания в чёрной пустынной неизвестности, найдёт спасительный приют. И вот, преодолев, будто на крыльях, несколько сот ярдов, девушка оторопело замерла. Свет, что так обнадеживающе манил её к себе, исходил от обычной жестяной масляной лампы с мерцающим язычком огня за мутным стеклом. А висел светильник на больших воротах из кованого железа с красиво изогнутыми руками умельца прутьями, плотно увитыми плющом. Сверху над ними была приделана массивная медная пластина с проступающей надписью. Она должна была прояснить девушке ситуацию: куда её завёл призрачный огонёк надежды и каверзная судьба. Несмело подойдя чуть ближе, Оливия в рассеянном и слабом свете лампы смогла прочесть:
        «Кладбище Дорсет-Крик. Основано в 1735 году»
        Теперь девушка знала, где находится. А присмотревшись, она сквозь прутья различила белый гранит надгробий, проступающий из тьмы. Мраморные изваяния плачущих дев и ангелов, склонились над могильными плитами с застывшими на лицах гримасами скорби и печали. Тёмные громады склепов с кое-где обвалившимися крышами и колоннами, некогда так презентабельно украшавшие последнее место упокоения вельмож прошлого. Однако это было проклятое место, где не стоило быть человеку ни днём, ни ночью.
        Кладбище находилось на границе с Теннеси, за много миль от её родного Хэмптона и лежало в глухой чаще далеко от дорог. Так что если у кого-то возникала безумная идея посетить его, надо было преодолеть довольно значительную часть пути пешком, пробираясь сквозь заросли. Вот только Оливия очень сомневалась, что такое желание могло у кого бы то ни было возникнуть. Если вообще кто-то помнит и знает об этих древних захоронениях, так как здесь чрезвычайно давно никого не хоронят. Ливия узнала об этом месте от бабушки, которая как-то вскользь упомянула его в разговоре, сказав, что мест с такой дрянной аурой и славой осталось очень мало. Правда, затем она постаралась сменить тему, строго-настрого запретив внучке даже приближаться к этому гиблому месту. Девушка не сомневалась, что Сандре сделалось бы плохо, если бы она узнала, что Ливия стоит перед воротами кладбища и рассматривает могилы через прутья в заборе. К тому же, судя по слухам, ходившим среди ведьм, здесь обрели свой покой тёмные жрецы и маги, а каждый тёмный закоулок так и кишит разными тварями. Сам Ангел Смерти, хозяин всех подобных мест
забвения отказался от этого кладбища и никогда сюда не заглядывал. Чем сразу воспользовались дети Тьмы. Теперь в ночь полнолуния они здесь творят чёрные мессы и устраивают кровавые таинства.
        Хотя в данный момент Оливия не заметила ничего угрожающего, всё казалось таким тихим, спокойным, блаженно умиротворённым. Однако нечто, напоминающее тревожное ожидание, что буквально висело в воздухе, заставляло её покрываться холодным липким потом с ног до головы. Чувство самосохранения из глубин существа взывало к ней и требовало от девушки немедленных действий — собраться и бежать отсюда что есть сил. Вот только ноги будто приросли к земле и отказывались сдвинуться хотя бы на дюйм. Чем больше Ливия находилась здесь, тем тревожней ей становилось на сердце, неистово трепыхавшемся в груди.
        Неожиданно, словно в ответ на её тревожные размышления, раздался странный скрежещущий звук давно не смазываемых ржавых петель, заставивший девушку мгновенно похолодеть. Она почувствовала, как волоски на затылке зашевелились от ужаса, который проник в неё мерзкой змеёй и скрутил внутренности в тугой узел. Ворота, до того наглухо закрытые, начали медленно открываться, будто бы под напором неведомой силы, и ей, оцепеневшей, приходилось только беспомощно наблюдать и надеяться на чудо. Врата, между тем, распахнулись во всю ширь и замерли. Оливия представила себе на их месте приветливо открытую пасть голодного хищника, который так и ждёт, пока она сделает шаг навстречу своей гибели.
        Девушка сглотнула комок, образовавшийся в сухом горле, и попыталась успокоиться, тщетно внушая себе мысль, что всё будет хорошо и ничего дурного с ней не случится. Как внезапно, словно в ответ на её мысли, нечто довольно могущественное, начало медленно, но верно порабощать ее тело. То, чему не найдёшь объяснение и от чего нет спасения. Девушка запаниковала, изо всех сил сопротивляясь, только с каждой секундой она отчаянно понимала, что проигрывает бой. Ноги сделали шаг вперёд. А затем уже уверенно внесли непослушное тело Ливии через ворота на территорию проклятого кладбища. Сила толкала вперёд, управляя ею, как послушной марионеткой. Девушка стала прощаться с жизнью, ожидая своего смертного конца с минуты на минуту. А ноги, между тем, шагали по едва видимой дорожке, петляющей между поросших мхом крестов, жутких покосившихся холмов могил, надгробий и склепов. Оливия, нехотя, углублялась всё дальше и дальше в гиблое место, стараясь успевать запомнить свой путь. Если конечно ей доведётся выбираться обратно целой и невредимой, живой душой и телом. Но внезапно среди обвалившихся древних склепов и
могил, где вместо надгробий лежали чёрные как уголь камни, то, что держало тело под контролем, разжало свои стальные объятия и отпустило её.
        Ливия замерла, не веря своему счастью. Пошевелила самостоятельно конечностями и пришла к выводу, что действительно ими владеет. Немедля ни единой секунды Оливия поспешила унести отсюда ноги. Настороженно осмотревшись, она сделала неуверенный шаг вперёд, стараясь во тьме не зацепиться о развалины склепа. Однако рыхлая земля у основания гробницы вдруг провалилась под ней, и девушка с диким криком полетела вниз, в казавшуюся бездонной пропасть…
        Всё ещё крича, Оливия проснулась. Она задыхалась и трепетала, как лист на холодном ветру, только не смотря на это, девушка была жива и невредима, лежала на своей постели, среди вороха подушек. А жуткое падение в бездну было ничем иным, как обычным кошмаром. По крайней мере, она хотела так думать.
        «Сон! Это всего лишь сон!» — билась в её мозгу мысль.
        — Оливия, что случилось?  — внезапно раздался обеспокоенный голос Габриеля, буквально ворвавшегося к ней в комнату.
        Было заметно, что он очень взволнован, если не сказать больше — испуган. Однако увидев, что Ливии ничего не угрожает, парень заметно расслабился и, преодолев расстояние до постели, аккуратно присел на краешек, всматриваясь в её лицо. Девушка так же уставилась на архангела. Ей хватило и пары мгновений, чтобы понять, что она своим криком вырвала его из постели. Об этом говорили спутанные локоны Габриеля и то, что он был без рубашки, правда, на ясность аквамариновых глаз парня прерванный сон никак не повлиял. Оливия же буквально окаменела, даже весь ужас кошмара притупился, если вовсе не исчез, от одного лишь вида этого совершенного торса и лика в призрачном лунном свете. У неё буквально запылали от желания руки коснуться его, провести рукой по этому скульптурному телу: широкая грудь, плоский рельефный живот и упругие мускулы, которые перекатываются под матовой упругой кожей от малейшего движения. Давид Рафаэля, некогда тревоживший фантазии Оливии, мгновенно стал казаться жалкой пародией на идеал рядом с тем великолепием, которое представлял из себя Габриель. А любая земная девушка не смогла бы
устоять, буквально захлебнувшись слюной от восхищения и страсти, лишь единожды кинув на него взгляд. Ливия была земной девушкой, во всех смыслах! И если бы ему пришло в голову постоянно ходить топлес, то с ней уж точно никаких бы проблем не было. Спорить или сопротивляться она не стала бы, так как мозги были бы заняты совсем иным. Между тем, наверняка не понимая полуобморочного состояния девушки и её временной неспособности воспроизводить слова, архангел решил дознаться о причине, заставившей Лив вопить среди ночи. Так же он как будто бы не замечал столь пристального рассматривания, которому подвергся со стороны подопечной.
        — Ливия, что случилось? Почему ты кричала?
        — Сон…  — чуть слышно выдавила она.
        — Ангелиус?
        — Нет. Кладбище.
        Габриель расслабился, поняв, что заклятый враг тут не причём, а Ливию, на миг оторвавшуюся от созерцания его голого торса, это несколько возмутило. Её сон был не намного лучше мучений от демона. А кладбища, в последнее время столь часто начавшие появляться в её жизни, вообще стали девушку раздражать, так что такое равнодушное отношение архангела задело.
        — Это было страшно!  — слегка надувшись, произнесла она.
        — Но теперь всё хорошо? Это был всего лишь кошмар.
        Оливия нахмурилась. Внезапно в её голове шевельнулась некая догадка, которую она постаралась зацепить. Правда, когда парень твоей мечты сидит совсем рядышком и провоцирует на необдуманные действия, это сделать довольно проблематично. Однако девушка попыталась сосредоточиться на своей мысли, вызвавшей в ней интерес.
        — А может быть и нет…  — медленно проговорила Лив.  — Я тут вот подумала, и у меня сложилось впечатление, что кошмар был не просто жутким сном. Так как в моей жизни вообще всё никак у нормальных людей. Наверняка и в этом случае. Мне кажется… я почти уверена, что мне только что открылась часть Знаний! Те, что мне принадлежат, как Носительнице! Мои погибшие сёстры-ведьмы могли мне их передать. Призракам легче общаться именно через сны.
        Габриель пристально впился в Ливию взглядом, переваривая её слова.
        — Возможно, ты и права…тогда, что заставило тебя кричать?
        — Прежде чем сон оборвался, или видение, я упала в нечто напоминающее тёмную бездну! Это было жуткое ощущение! Словно жизнь покидает тебя!
        — Но если ты права, значит, будет продолжение?!  — осведомился парень.
        Ливия тут же покрылась холодной испариной, а кровь отлила от лица девушки, сделав его меловым, лишь только она представила, что вновь придётся переживать этот кошмар. Может, всё продолжится именно с того момента, когда она рухнула вниз. А что будет её там ожидать? Чёрные Врата, ведущие в ад к Тёмному Князю, жаждущему свободы? Или смерть, о которой предупреждали карты, когда-то в самом начале? Сплошная неизвестность…
        — Габриель… почему я? Почему я должна спасать этот мир? Ведь роль спасительницы мне совсем не по плечу! Я обычная ведьма со средними магическими способностями! Чем я заслужила такую «радость»? Они что там, садисты?
        Архангел улыбнулся грустной улыбкой и с выражением сочувствия на лице заглянул ей в глаза.
        — Предопределение. Значит, ты единственная, кто способен на это!
        — А ты веришь то в это сам? Веришь, что я смогу?  — спросила Ливия, вглядываясь в него и ища поддержки, утешения.
        — Я верю…  — тихо сказал он, было заметно, что говорит Габриель искренне.
        Эти простые слова из уст того, кто ей был действительно важен, нужен, необходим, совершили чудо и в одно мгновение прогнали страх, придали уверенность в завтрашнем дне. Сердце сладко заныло, а кровь быстрее понеслась по венам. И Ливия, поддавшись внезапному импульсу и своему желанию его поблагодарить, дать понять, насколько важна для неё его уверенность, приподнялась на подушках и, потянувшись, дрожащими пальцами дотронулась до щеки Габриеля, нежно проведя по ней рукой. Парень не отшатнулся, а беспрекословно позволил себя касаться, принимая ласку девушки. Его веки опустились, приглушая яркий свет глаз. Это будто стало сигналом для Оливии, и она, отринув все свои сомнения, глубоко вздохнув, будто перед прыжком в омут, крепко обняла парня и прильнула своими губами к его чувственному рту, нежным телом к мускулистому, мужественному торсу.
        Она не закрыла глаз, поэтому заметила, как архангел, вздрогнув, открыл глаза. В них девушка прочла целую гамму чувств, из которых особенно выделялись недоверие, неуверенность, радость и ещё какое-то чувство, заглушаемое парнем, будто в попытках утаить. Но Ливия, будто бы ничего не заметив, продолжила поцелуй, изливая на Габриеля магию своей любви, искушая и требуя ответ. Он не выдержал. Сдался. Губы ответили словно бы помимо воли хозяина, но уже спустя несколько мгновений Габриель нежно, страстно сминал рот девушки. И всё то время, пока они делили этот сладко-горький поцелуй, архангел и ведьма глядели друг другу в глаза. В этом было что-то дикое, колдовское и запретное, вот так открыто читать каждое, пусть самое неуловимое, ощущение друг друга, каждое мимолётное движение души. Поцелуй — сражение, ласка, наказание, единение… Голова кружилась от любовного дурмана, сердце колотилось в груди, дыхание было прерывистым. Только Ливия чувствовала, что не одинока. Где-то совсем рядом, сильными толчками в унисон с её сердцем, билось сердце того, кто стал для неё воздухом, жизнью! Руки впились в плечи парня,
прижимая Габриеля к ней ещё крепче, а его руки в ответ сильнее обвили её тонкую талию. Они были вместе! Сейчас ничто не было важно! Пусть мир горит огнём!
        Вдруг, спустя мгновение, показавшееся сладкой вечностью, девушка краем сознания поняла, что что-то неуловимым образом изменилось. Странные колебания воздуха касались её разгорячённой кожи, хотя в горячих объятиях парня ей не было холодно. Она поспешно отогнала глупые мысли прочь, не желая отвлекаться, и сосредоточилась на том волшебном чувстве, что дарил ей Габриель. Но тут к сотрясению воздуха прибавился лёгкий шум и подозрительное посвистывание, словно нечто с силой разрезало воздух. Если Оливия готова была продолжать это игнорировать, то он нет. Потому что внезапно парень отшатнулся от Ливии, вырываясь из её объятий.
        — Не может быть…  — потрясённо произнёс он.
        — Что случилось?  — недовольно произнесла она, тщетно пытаясь вернуть его, вернуть их близость.
        Но сфокусировав затянутый дымкой наслаждения взгляд, Оливия всё поняла. Объяснения более никакого не требовалось.
        За спиной парня бились два огромных крыла, создавая те самые лёгкие колебания воздуха и шорохи. Раскрытые, они занимали львиную долю комнаты, так что Габриелю пришлось аккуратно встать с постели и отойти, боясь переломать крыльями, столбики, на которых держался балдахин. К тому же, он весь светился. Голубоватые лучи пронизывали полумрак спальни. Взгляд девушки буквально приклеился к этому зрелищу. Признаться, она испугалась, внутренне похолодев и не желая принимать, смириться с правдой. Знать, что Габриель архангел и видеть тому прямое доказательство перед глазами — разные вещи. В придачу ко всему, оперение крыльев было подобно воронову — чёрное, как ночь. Если бы Оливия не знала, что он Воин Света, то могла подумать, что природа архангела создана Злом. Так как такой цвет крыльев мог принадлежать только падшему ангелу, отображая истинную сущность. Сердце сжала ледяная рука суеверного страха. Сама того не замечая, Оливия вжалась в подушки, не спуская с него настороженных глаз.
        — О Боже…  — прошептала она, прижав дрожащую руку ко рту.
        — Ты ошиблась! Всего лишь его верный слуга!  — воскликнул парень, пронзив съёжившуюся на постели девушку жёстким взглядом.
        Стало очевидным, что её реакция задела его за живое. Губы парня сжались в тонкую полоску, а глаза превратились в две бездушные, бесстрастные льдинки, избавленные какого-либо тепла. Неожиданно Габриель сделал шаг вперёд и протянул к ней руку, но Ливия отпрянула и жалко пискнув, отползла к самой спинке постели. Этого хватило, чтобы в следующий миг от всей мощной фигуры архангела потянуло арктическим холодом.
        — Ты лицемерка, Оливия! Тебе ведь было известно, кто я, когда ты целовала меня! Что же сейчас изменилось? Чем ты брезгуешь? Чего боишься?  — вопрошал он, буравя девушку взглядом, в котором плескалось презрение и разочарование.
        Ливии стало не по себе от этого, а его слова хлестали, словно плеть. Но всё же девушка не могла, не согласиться с ним. Она действительно всё знала о его сущности и это её ни на йоту не останавливало. В таком свете реакция испуганной жертвы выглядела, по меньшей мере, глупо. Только поделать с собой Оливия ничего не могла. Её глаза то и дело перебегали с окаменевшего лица архангела на его крылья с похоронным оперением и обратно.
        Так прошло несколько минут, а в следующий миг Габриель сложил их, став как будто бы прежним. Сдернув с постели, покрывало он набросил его себе на плечи, прикрывшись и резко развернувшись, пошёл к выходу.
        — Габриель! Я…я…  — начала было Оливия.
        — Не надо Ливия! Всё и так ясно!  — бесцеремонно перебил её парень.  — Ложись спать! Думаю, что этой ночью никто и ничто тебя не потревожит!
        Сказал и вышел из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь. Только девушке негромкий щелчок показался громом небесным. Она сжалась в жалкий комочек на постели, чувствуя себя потерянной. Мост, который на какой-то счастливый момент, протянулся через пропасть, разделявшую их с Габриелем, с громким треском рухнул вниз. Архангел никогда не простит ей её отвращения, ужаса, лицемерия.
        «Кажется, я только что нашла его и потеряла…» — подумала девушка.
        Из глаз Ливии ручьём потекли слёзы. Время вспять повернуть ей было не дано.

        ГЛАВА 43


        Ливия, тихо стуча каблуками домашних туфлей, спускалась вниз, внутренне сжимаясь перед неминуемой встречей с Габриелем после событий минувшей ночи. Девушка была в смятении и испытывала неловкость, стыд за своё поведение и страстно желала загладить свою вину. Хотя она не представляла, как объясниться и стереть из его головы образ испуганной девчонки, образ лицемерки. Но знала, что это надо сделать, во что бы то ни стало. Вот только взглянуть ему при этом в глаза будет чрезвычайно трудно…
        Обнаружила Оливия архангела в кухне, где он словно среднестатистический американец встречал утро с чашкой горячего кофе в одной руке и с газетой в другой. От такого зрелища девушка даже оторопела. Габриель в этот миг был таким земным! Вот так сразу и не скажешь, что это гость с Небес. Ей нестерпимо захотелось подойти к нему и, нежно обняв, подарить поцелуй и прошептать на ушко: «Доброе утро…» Вот только из-за её глупого поведения ночью такие порывы он вряд ли оценит по достоинству. Это было ясно уже по тому, что Габриель никак не отреагировал на появление Ливии. Словно бы не замечал её, или не хотел замечать, продолжая делать глотки из чашки и просматривать свежую прессу. Только чуть напрягшие пальцы и плотно сжавшиеся губы говорили об обратном. А в остальном привычная маска спокойствия и бездушия была надета на его лицо. Крыльев, как предполагалось, не было, но в сознании Ливии и так хорошо сохранился образ этих двух огромных опахал с чёрным оперением. Однако теперь, при свете дня это не казалось ей внушающим ужас. Наоборот, было чрезвычайно любопытно узнать, отчего они у него такие странные.
        — Доброе утро, Габриель.  — Как можно дружелюбнее сказала девушка.
        Парень, оторвавшись на миг от чтения, окинул её пристальным, но холодным взглядом и сухо кивнул, вновь уткнувшись взглядом в газету, решив не удостаивать Ливию нормальным доброжелательным приветствием. Это задело девушку, но мысленно она согласилась с тем, что другого и не заслуживает, к тому же чего-то подобного она и ожидала. Он хотя бы поздоровался. Лучше уж арктический холод с его стороны, чем полное безразличие. Так хотя бы ясно, что парень всё-таки неравнодушен к ней, что утешает и даёт надежду, что не всё потеряно.
        Оливия налила себе кофе и сделала глоточек, баюкая чашку в ладонях, и порадовалась, что горячий напиток разгоняет по её венам тепло и подавляет упадническое настроение, которое на миг у неё появилось. Взяв с тарелки булочку, хотя аппетита как такового не было, начала неспешно намазывать на неё толстый слой сливочного масла, наблюдая, как оно впитывается и красиво гармонирует с корочкой. При этом Ливия размышляла над тем, как разбить ту глухую стену молчания, которая возникла между ней и Габриелем.
        — О чём пишут?  — сделала девушка попытку обратить на себя его внимание.
        — Всё банально. Конфликты, непонимание, обман… лицемерие,  — ровным тоном ответил парень, бросив на неё косой взгляд.
        Ливия нахмурилась и отложила булочку. Едкий намёк достиг своей цели. Она решила не ходить вокруг да около, отделываясь пустыми фразами, а высказать, все, что творилось у неё на душе, рассказать ему, как сожалеет.
        — Знаешь Габриель, если бы мне было такое под силу, я бы повернула время вспять! Я бы не повела себя так глупо и по-дурацки! Ведь давно знала, кто ты… я хотела увидеть твои крылья, и мне не было страшно! Только в тот момент я была не готова к демонстрации твоей сущности. Тогда я была просто Оливией, а ты был для меня просто Габриелем. Девушка и парень, делящие близость между собой, и никаких, слышишь, никаких, ведьм и ангелов! А тут твои крылья, сияние… Габриель. Прости меня!
        Пока говорила свою жаркую тираду, Ливия не подымала взгляд, сосредоточившись на поверхности стола, и лишь когда замолчала, осмелилась посмотреть на него.
        Газета была отложена в сторону. Парень пристально рассматривал её, а на лице читалось понимание, усталость и грусть. Было заметно, что он внимательно выслушал всё, что сказала она ему.
        — Ливия, мне не за что тебя прощать или винить. Ты повела себя, как всякий нормальный человек в подобной ситуации. В отличие от меня! Я не вправе был называть тебя лицемеркой. К тому же мне не надо было тебе подыгрывать, но я в очередной раз поддался своим «человеческим» порывам. Ливия, что бы ты там не придумала себе, пойми, между нами ничего не может быть! Это невозможно! Нереально! Ты человек, а я… я должен буду исчезнуть, лишь только всё закончится!
        — Но…  — хотела было возразить девушка, только он взглядом заставил её умолкнуть.
        — Я не хочу, чтобы ты страдала, привязавшись ко мне! Не хочу…
        «Слишком поздно! Я уже привязалась! Я уже люблю» — кричало сердце в груди, заплакав кровавыми слезами.
        Попытка попросить прощение и вернуть тепло в их отношения, обернулась катастрофой и выяснением отношений, заставляющим страдать. Только Оливия, натянув на лицо бесстрастную маску, изо всех сил старалась ничем не выдать то, насколько ей больно и насколько глубоко ее ранили его слова. Она понимала, что всё это из добрых побуждений, из желания оградить от переживаний, когда он взмоет в небо и неизбежное одиночество накинет на Оливию своё ярмо. Только когда такой момент наступит — неизвестно, и сейчас Габриель здесь! Девушке хотелось крикнуть ему, чтобы архангел засунул свои нотации куда подальше и обнял её, позволил себе плыть по течению. Дал им возможность познать счастье и прелести любви, а потом… будь, что будет! Вот только упрямец будет стоять на своём. Он не предполагал, но в нём было очень много от обычного земного мужчины, который считает, что всегда и во всём прав.
        — Хорошо. Только надеюсь ты знаешь, о чем говоришь…. и не пожалеешь о том, чего не сделал,  — тихо проговорила девушка.
        — Да. Я уверен, так будет лучше для всех.
        — Почему твои крылья чёрные?  — неожиданно сменила тему Ливия, решив не добивать себя окончательно.
        Мысленно она дала себе зарок, что не оставит попыток изменить его решение. Парень же заметно помрачнел, услышав её вопрос. В девушке шевелилось нечто, очень напоминающее злорадство. Оливии действительно хотелось сделать ему так же больно, как и он ей, или хотя бы испортить парню настроение. Конечно, это было довольно мелочно с её стороны, но тут уж ничего не поделаешь, мстительность была частью натуры ведьмы.
        — Потому что я ловлю демонов и вынужден якшаться со злом, а оно как зараза неизбежно прилипнет к тебе, оставит следы, испачкает, словно мерзкая грязь. А я уже слишком давно этим занимаюсь. К тому же, не одно чёрное перо появилось от горя, когда невинно погибали люди, падая жертвами от лап тварей Ночи, когда лилась кровь!  — ответил, наконец, Габриель, немного помолчав.
        — Я думала, это знак падших ангелов. Тем, кто предал свою светлую сущность и переметнулся на сторону врага.
        — Так и есть, но во всех правилах есть исключение. Я же верен своему Создателю, братьям, Силам Света.
        — Они тяжёлые?
        — Нет. Я привык, к тому же крылья — это неотъемлемая часть меня. Как, к примеру, у тебя ноги или голова.
        — Позволь мне увидеть их.  — Неожиданно для самой себя попросила Оливия.
        Она не понимала, зачем ей это, зачем надо собственноручно резать себя без ножа. Сейчас девушка была не в том состоянии, как и прошлой ночью, чтобы созерцать его в лучах торжества ангельской сущности. К её несказанному облегчению он отказался.
        — Я не могу,  — отрицательно покачал головой Габриель.  — Да и зачем?
        — Ладно.  — Согласилась Оливия, безразлично пожав плечами.  — Хорошо, что между нами нет недопонимания. Партнёры и только.
        — Партнёры.  — Машинально повторил парень.
        Ливии на миг показалось, что в его взоре, направленном на неё, промелькнуло сожаление и грусть от этой сухой констатации факта, от проведённой черты, но он мгновенно скрыл свои эмоции, утопив их на донышке своих глаз. Девушка улыбнулась в ответ и отсалютовала кружкой, изо всех сил стараясь, чтобы её улыбка вышла искренней, а не фальшивой или, что ещё хуже, вымученной гримасой.
        Ещё немного посидев, делая глотки остывавшего кофе, Оливия решила, что с неё хватит. Так как аппетит всё равно не появился, и ни один даже самый лакомый кусочек в горло не полезет, можно с чистой совестью уйти к себе в комнату. В данный миг общество архангела ей было в тягость. Ливия встала из-за стола и вдруг услышала, как кто-то весьма деликатно, но довольно громко стучится во входную дверь. Она замерла, недоумевая по поводу того, кто бы это мог быть.
        — Ты кого-то ждёшь?  — спросил Габриель, вид у него при этом был настороженный.
        — Нет. Может, Сидни? Но она бы мне позвонила!
        — Странно.
        — Да ладно. Чего ты? Мало ли кто мог к нам зайти! Может знакомые мамы или бабушки, что иногда к нам наведываются за советами. В любом случае, сквозь энергетический барьер злым тварям не проникнуть.
        — Но предосторожность никогда не помешает…  — пробормотал парень.
        — Если хочешь, я могу и не…
        Договорить она не успела, Габриель в своей раздражающей её манере, не дослушав, попросту исчез. Ливия поспешила в переднюю, так как предположила, что верный Сторож отправился на разведку и скоро явится с «донесением» и инструкциями.
        Как оказалась, она была права. Габриель поджидал девушку у двери, привалившись плечом к стенке, видимо так же предугадав её действия, и с задумчивым видом рассматривал мозаичный пол с изображением полночного неба.
        «Скучает по дому?»- мысленно спросила себя Оливия.
        Но вслух спросила совсем другое, подойдя к нему ближе.
        — Так кто там меня поджидает?
        В этот же миг, вновь раздался громкий стук. Гость явно хотел, чтобы на «зов» отозвались хозяева дома и впустили его.
        Габриель оторвал взгляд от пола и взглянул на девушку. В глазах парня, к своему большому удивлению, она прочла недоумение и лёгкую растерянность.
        — Судя по облачению, это проповедник. Скорее всего, местный…  — ответил архангел.
        Девушка, не раздумывая, метнулась к двери и распахнула её, успев натянуть на губы дружелюбную улыбку.

        ГЛАВА 44


        — Пастор Льюис! Какая приятная неожиданность! Вы к матери?  — воскликнула Лив, приветствуя слугу церкви, и тут же пожалела о своей несдержанности.
        На скулах молодого мужчины, словно в ответ, появился лёгкий румянец, явно свидетельствующий о том, что бесцеремонные слова Ливии смутили беднягу. Признаться, сейчас он напомнил девушке не уверенного в себе служителя Бога, который готов был денно и нощно наставлять свою паству на путь истинный, а скорее мальчишку, не знающего, как подойти к интересующей его теме. Оливия вспомнила, как когда-то, пусть и не так давно, как сейчас ей казалось, она была категорически против отношений между ним и своей матерью, считая, что такой союз просто невозможен, да и неправилен. Ведьма и преподобный — это нонсенс. Конечно же, после того, как Милинда поделилась своими эмоциями, показав, насколько сильно любит мужчину, в данный момент стоящего перед Ливией на пороге, переминаясь с ноги на ногу будто школьник, она переменила своё мнение. Девушка до сих пор чувствовала отголосок материнских чувств в своём сердце, к тому же там сейчас пылал уже её собственный любовный пожар. И надо же такому случиться, что разжег его архангел! Смешно сказать, она попала в ещё худшее положение, чем мать. Только за свою любовь, пусть и
невозможную, Ливия готова была биться до конца, и пусть Габриель лепечет, что так не должно быть.
        — Здравствуйте, Оливия.  — ответил пастор Льюис.  — Да, признаться, я… я хотел узнать, будут ли на завтрашней проповеди присутствовать обе миссис Уоррен?! К тому же, мне наверняка вскоре понадобится помощь Вашей матери.
        Ливия согласно качнула головой и тут, спохватившись, поняла, что бессовестно держит гостя на пороге. Поэтому поспешно отошла в сторону и шире распахнула дверь.
        — Простите, преподобный, мою бестактность! Проходите, пожалуйста, в дом, а то на улице сегодня сыро.
        Это действительно было так. Небо затянули свинцовые тучи, из которых должен был вот-вот хлынуть дождь, а ветер неистово шумел, угрожая разорвать всё и вся на клочки. Хотя в заколдованном саду было по-прежнему тихо и довольно тепло, она не хотела выглядеть негостеприимной и грубой в глазах возлюбленного матери. Правда, в голове девушки появилась логическая мысль, что такая доброжелательность светит ей крупными неприятностями со стороны её нервного и чересчур осмотрительного Габриеля. Ведь он по-прежнему не желал никого видеть в доме Оливии.
        Преподобный Льюис послал ей благодарный взгляд и прошёл мимо неё в дом, отряхнув перед этим ноги и своё строгое одеяние. Девушка захлопнула дверь и поспешила за ним следом.
        — Проходите, пожалуйста, в гостиную. Там можно будет с удобствами разместиться и поговорить.
        Пастор кивнул и последовал туда, куда указала ему девушка. Вскоре они сидели на диванчиках друг против друга. Гость продолжал смущаться и чувствовал себя явно неловко, не зная, что сказать. Оливия выжидательно на него смотрела. Габриель же незримо присутствовал где-то поблизости, и, как она предполагала, сильно гневался на неё, ожидая того момента, когда сможет взыскать с подопечной расплату за своеволие.
        — Может, чаю?  — наконец нарушив молчание, спросила она.
        — Было бы очень кстати,  — с улыбкой ответил преподобный.  — Благодарю.
        Ливия встала и быстрым шагом направилась в кухню. Габриель не упустил своего и с грозным выражением на лице находился уже там, опередив её с помощью своей ангельской «летучести», намереваясь высказать всё, что думает о затее девушки.
        — Оливия, ты сошла с ума?  — стиснув зубы, прошипел парень.
        — А в чём дело?  — надев на лицо маску святой невинности, спросила Ливия.
        — И ты спрашиваешь?  — возвысил голос он.
        — Тише,  — в ответ шикнула на него она.  — Хочешь, чтобы тебя услышали? К тому же это всего лишь пастор Льюис. Я его знаю с того времени, как была совсем малышкой. Он действительно очень хороший человек, так что Ангелиус просто не сможет взять его под свой контроль. Сам же говорил, что человеку, полному Света, нечего бояться. Вот здесь именно такой случай. А ещё, он возлюбленный моей мамы и возможно в недалёком будущем станет моим отчимом. Так что прекрати!
        Выговаривая Габриелю, Ливия неторопливо налила горячего чая в чашку и пошла в гостиную к ожидавшему её возвращения гостю, более не обращая никакого внимания на ворчание архангела.
        Преподобный Льюис, удобно расположившись, по-прежнему сидел на диванчике, чинно сложив руки на коленях. Взгляд между тем блуждал по комнате. Он казался заинтересованным, что было вполне понятно, так как комнату по-прежнему, как, впрочем, и все помещения в доме, пронизывали голубоватые лучи «антидемонической сигнализации», установленной Габриелем. Сейчас она молчала и не подавала никаких звуков, оповещающих тревогу, доказывая тем самым, что насчёт пастора Ливия оказалась права.
        Гость повернулся к ней и благодарно улыбнулся. Девушка поставила перед ним чашку и присела напротив.
        — Угощайтесь.  — Дружелюбно пригласила она.
        — Спасибо.
        Он взял кружечку и сделал из неё маленький глоточек, а затем вновь поставил на стол.
        — Горячий,  — прокомментировал преподобный.
        Девушка понимающе улыбнулась.
        — Я пока вас не было заметил нечто странное в доме.
        — Вы наверняка имеете в виду лучи. Так это всего лишь голографическая проекция. Я с недавнего времени увлекаюсь разными достижениями в сфере спецэффектов. Вот один из них, довольно мило, на мой взгляд. А вам как кажется?  — не моргнув глазом, соврала Оливия.
        — Интересно,  — согласился он.  — Ливия, я слышал, что Сандра и Милинда уехали.
        — Это правда. Моя мама и бабушка направились в Шотландию, чтобы навестить бабушкину подругу Кассандру Мак Ги, которая прислала письмо, где просила об этом.
        — А как долго они намерены отсутствовать?  — спросил преподобный с надеждой в карих глазах.
        — Думаю, скоро вернутся.
        «Всё зависит от демона и того, насколько быстро мы его уничтожим вместе с Небесным Охотником» — добавила про себя девушка.
        — Ясно,  — проговорил гость вздохнув.  — Я очень рассчитываю на Вашу маму. Скоро Рождество и надо сделать так много… мы с ней планировали устроить несколько благотворительных мероприятий с привлечением мэра и горожан. Теперь же заниматься организацией придётся самому.
        — Но неужели Вам некому помочь? Я знаю, что мама моей подруги Сидни Лоуренс всегда не прочь помочь в организации разного рода благотворительных мероприятий. Может, она на время сможет заменить моих родительниц? Да и другие…
        — Нет-нет, конечно… Анжела — хорошая помощница. Только Милинда…  — преподобный сделал паузу.  — Она для меня словно ангел Божий, дарует уверенность в своих силах. К тому же, у неё всегда столько свежих и интересных идей, а любое дело, за которое она бы ни бралась, всегда доводится до конца. В ней есть тайна, с ней не скучно.
        Слушая слова проповедника о своей матери, Ливия с трудом спрятала понимающую улыбку. В его голосе, в выражении глаз было столько любви, что у неё защемило сердце, и она поняла, насколько её мама счастливая, если ей дарована такая безоглядная любовь. Теперь, если у девушки и оставались какие — то подозрения насчёт того, примет ли он правду о её родительнице, все они развеялись безвозвратно. Мысленно Оливия дала себе зарок, что когда бабка с матерью вернутся из «ссылки», она непременно благословит Милинду на её брак с Ричардом Льюисом, как и положено любящей дочери.
        — Вы ведь любите мою маму?!  — неожиданно для самой себя сказала девушка, и это было скорее утверждение, нежели вопрос.
        — Да,  — просто ответил мужчина, прямо посмотрев ей в глаза.  — Люблю. Очень.
        Они оба понимали, что речь идёт именно о самой настоящей пылкой, земной любви, а не той, что бывает между духовным отцом и прихожанкой.
        — Это хорошо. Моя мама заслуживает любви хорошего человека, такого как Вы.
        — Спасибо Ливия. Признаться, я удивлён твоему одобрению, ведь ты была так категорично настроена против наших отношений. Да, мне Милинда рассказала об этом,  — пояснил он, заметив удивление девушки.  — Правда, не объяснила почему. Хотя я и так всё понял. Дело в том, что я служу церкви? Ведь так?
        — Да. Но это в прошлом. Теперь я обоими руками за то, чтобы вы вошли в нашу семью.  — Постаралась заверить его девушка.
        — Я рад, что ты столь доброжелательно ко мне относишься и готова доверить мне свою маму. Вот только почему ты продолжаешь избегать церкви и воскресных проповедей, тогда как Сандра и Милинда постоянно приходят послушать? Раньше я думал, что всё именно из-за меня. Но теперь я вижу, что это не так… тогда почему, дитя? Милинда что-то говорила по этому поводу, только я мало что понял. В чём дело, Оливия? Чем тебе противен храм Божий?
        Ливия замялась с ответом, не зная, как и сказать. Особенно если учесть тот факт, что совсем рядышком ошивается посланник Неба — архангел и, скорее всего, напряжённо прислушивается к каждому сказанному ими слову.
        — Дело действительно совсем не в вас… просто у меня есть некие предубеждения.  — Начала она.
        — Какие же?
        — Вы знаете, в прошлые столетия церковь была несколько жестка по отношению к обычному люду. Так, например, в средние века, являясь крупным землевладельцем, она собирала неестественно крупные подати и часто отнюдь не на благие дела. Духовенство вело беспутный образ жизни, нисколько не заботясь ни о чистоте своей души, ни о душах своей паствы, думая лишь о своём благосостоянии. А сколько невинно погубленных жизней на счету у Святой Инквизиции?! Сколько женщин они убили, перед этим обвинив и очернив перед другими! Если хотите знать, преподобный, наша прародительница Милинда Макгомери, давшая начало нашему роду, и в честь которой назвали мою маму, так же была убита с клеймом ведьмы! Её спалили на костре заживо, обвинив в причинении зла другим людям. Ей было девятнадцать… а сколько в наше время лже — проповедников?
        — Ливия, остановитесь! Я вижу, вы увлекаетесь историей и это очень похвально, но только все приведенные вами примеры были из-за невежества людского. К тому же, то время кануло в Лету, охота на ведьм уже давно не практикуется. А продажность души и тела есть и в наше время, к сожалению. Люди всегда стремились использовать церковь, имя Божье для своего обогащения, поддавшись Тьме. Но не надо на всё смотреть с одной, негативной стороны. Церковь во все времена несла в массы просвещение. Открывала школы, чтобы учить бедных и неимущих, как детей, так и взрослых. Раздавала милостыню и кормила, утешала страждущих, давала надежду на спасение. Ливия, а разве не в святой обители находили пристанище мятежники, как впрочем, и все, кто в нем нуждался?! Крышу над головой, ломоть хлеба и какую-никакую постель путник всегда получал. В дни же смуты, слуг церкви жестоко уничтожали и немилосердно преследовали, несчастные гибли. Так что, Оливия, вы не правы, если заклеймили обитель Божью за ошибки самих людей!  — с горячностью закончил свою отповедь преподобный Льюис.
        Оливия опустила глаза, переваривая услышанное и мысленно соглашаясь со всем сказанным. Девушка понимала, что пастор прав, и она несправедлива, отворачиваясь от церкви из-за прегрешений самих же людей, продолжая держать обиду из-за прошлого. Это было глупо и как-то по-детски. Но всё же она решила высказать свой последний аргумент.
        — Мне кажется, я не нужна! Обо мне забыли…  — проговорила девушка чуть слышно.
        — Ливия… в вашем сердце есть любовь? Вы кого-нибудь, любите?
        — Да!  — утвердительно кивнув, подтвердила она.
        «Родительниц, Сидни, Габриеля!» — мысленно перечислила Ливия дорогих ей людей и не только.
        — Уверен, вас так же очень любят. Вы просто окружены любовью, поддержкой, заботой. А в любви и кроется искра Божья. Значит, вы не забыты! И конечно желанны в святой обители!  — с чувством произнёс пастор Льюис, и глаза его при этом буквально сияли светом.
        Он искренне верил в то, о чём говорил. Ливия откликнулась на этот призыв, и в ней так же появилась вера. А от какого-то странного тепла, разлившегося в душе, стало хорошо. Мир вдруг заиграл радужными красками, обещая счастливый конец всем её злоключениям и бедствиям.
        — Хорошо, преподобный, как только мать и бабушка вернутся из поездки, мы все вместе обязательно придём на воскресную проповедь.  — Искренне пообещала ему девушка.
        — Вот и славно. Думаю, теперь мне самое время отклонятся, а то я и так с вами засиделся,  — поднимаясь с диванчика, произнёс гость.  — Рад, что мы с вами, Оливия, друг друга поняли. Ваша мама будет очень довольна.
        — Не сомневаюсь.  — С усмешкой ответила девушка.
        Проводив преподобного Льюиса и закрыв за ним дверь, Ливия вернулась в гостиную. Мысленно девушка прокручивала услышанное и в который раз осознавала, что была не права. Ей стало стыдно.
        Войдя в комнату, она заметила на столике позабытую чашку с уже давно остывшим чаем, так и не выпитым возлюбленным матери. Взяв её, она направилась в кухню, но так и не донесла…
        Кружка вдруг выпала из внезапно ослабевших рук девушки и, соприкоснувшись с твёрдой поверхности пола, разбилась на осколки, расплескав содержимое. Только Ливия этого уже не услышала и не заметила. Её засасывало в чёрную воронку, которая, казалось, таила в себе неминуемую смерть, высасывала душу, чтобы навсегда похоронить в себе. Холод сковал тело, окутал мозг непроницаемой пеленой. В самый первый миг она подумала, что это Бездна Знаний открыла ей свою пасть, чтобы проглотить и одарить новыми ведениями. Поэтому Оливия и не сопротивлялась, позволив леденящему кровь мраку овладеть собой, и только когда сердце будто бы окаменело в груди, а дыхание практически прервалось, она поняла, как смертельно ошиблась, только было поздно, что-либо исправить уже нельзя.
        — Габриель!  — прошептала девушка чуть слышно побелевшими губами.
        Раз вздохнув, она потеряла сознание, обмякнув, будто тряпичная кукла на руках архангела. Последней осознанной мыслью была та, что она умирает, так и не успев сказать о своей любви Габриелю; не попрощавшись и не обняв мать и бабушку, которые теперь останутся одни; не сказав последнее «Прости!» Сид и не успев спасти мир от хаоса. Единственное, что утешало Ливию в удушливой тьме, так это то, что её последний вздох поймал тот, кто действительно ей дорог, кого она смогла полюбить, пусть безответно и безнадёжно.

        ГЛАВА 45


        Но Оливия не умерла.
        Судорожно вздохнув, девушка пришла в себя, чувствуя слабость, но, что более странно, вполне живой, к тому же, судя по всему, в здравом уме и памяти. Только такое, к сожалению, никак не вязалось с отчётливым воспоминанием о собственной смерти, поэтому глаза Ливия не открывала, боясь подтвердить свои опасения.
        «Рай? Ад? Где я? Куда меня отправили? Бедные родительницы… бедный Габриель… бедная я!» — пронеслись в голове девушки безрадостные размышления о своей незавидной судьбе.
        Но тут в носу неожиданно противно защекотало, и она разразилась громким чихом.
        «Пыль?» — недоумённо подумала Ливия.
        Это неожиданное открытие заставило девушку уже без какого-либо страха открыть глаза, так как в Загробном мире вряд ли есть нечто, напоминающее пыль, а у призраков наверняка нет на неё аллергии, в отличие от живых. Совершив сей подвиг, Оливия окончательно пришла к выводу, что не умерла. Комната, где она находилась, была вполне обычной, большой и погружённой в полумрак. За её спиной, судя по всему, находился камин, так как огонь, горевший в нём, громко потрескивал, пожирая поленья. Именно его свет тускло освещал помещение. Портьеры же на окнах были плотно занавешены, так что ни единый лучик не проникал в комнату и не позволял ей определить время суток. Сама Оливия лежала навзничь на ворсистом ковре, неприятно покалывавшем кожу, а запах чистящего средства и пыли забивал ноздри.
        «Как же такое возможно?» — мысленно вопрошала она себя.
        Ливия отчётливо помнила, как её окутывала тьма, порабощая волю, тело и душу. Это была смерть! Холодные щупальца сдавили грудь и буквально выжали жизнь. Она умирала в объятиях Габриеля, сожалея о своей трагической судьбе и о том, что не успела сколького сказать и сделать.
        «Габриель! Он же не знает, что я жива!» — сверкнула мысль в её голове.
        Собрав силы, девушка приняла сидячее положение. Голова тут же начала кружиться, а к горлу подкатила тошнота, будто Ливия сделала несколько заездов на «американских горках». Только теперь, повернув голову, она увидела, что в углу комнаты стоит большой кожаный диван, дополняя скудный интерьер помещения, а на нём, к её величавшему удивлению, небрежно развалившись, лежит человек. Правда, рассмотреть его девушка никак не могла, как бы ни старалась напрячь зрение, так как он находился в самой затемнённой части комнаты. Ливия решила было, что стоит позвать его и попросить о помощи, но затем подумала, что делать этого не стоит. То, что с ней произошло, было, по меньшей мере, странно, и незнакомец вполне мог быть причастен к этому. Тогда привлекать к себе внимание врага довольно глупо и чревато последствиями, и, может быть, уже с самым настоящим летальным исходом, а умирать ещё раз она не хотела. От одного воспоминания тех жутких ощущений её начало трясти. Оливия мудро решила, что стоит выбираться самостоятельно и желательно не шуметь.
        Но тут сумрачная фигура, до сих пор лежавшая без движений, зашевелилась и насмешливо произнесла:
        — О, дорогая, ты уже пришла в себя. Как славно!
        Девушка окаменела, а сердце в груди лихорадочно застучало. Из-за густого мрака, в котором находился человек, она не могла видеть лицо, но голос ей показался знакомым, как и нотки превосходства, звенящие в нём. Только хуже всего было то, что Оливия всем своим существом ощутила присутствие Зла и опасности. Чувство самосохранения забило тревогу, предупреждая о том, что надо спасаться бегством или, на худой конец, держать ухо востро.
        — Кто ты? Я тебя знаю?  — осторожно спросила она.
        — Знаешь ли ты меня? Да мы с тобой можно сказать приятели, Оливия! Меня больно ранит твоя невнимательность и забывчивость!  — хохотнул незнакомец.  — Придётся тебе подсказать… что тут поделаешь.
        Встав с дивана, он двинулся к ней. Девушка затаила дыхание, чувствуя, что из этих «показательных выступлений» ничего хорошего не выйдет. К горлу подкатил ком в предчувствии разгадки. Незнакомец же, сделав два широких шага, подошёл к ней вплотную, так что она оказалась у самых его ног. Света от огня в камине вполне хватало, и Ливия, желая оттянуть момент истины, неторопливо стала рассматривать дорогие кожаные ботинки, затем серые в тонкую чёрную полоску брюки, тёмную шёлковую рубашку и вот, наконец, сделав глубокий вздох, взглянула прямо в лицо. Взглянула и буквально задохнулась…
        Привлекательный с густыми локонами и чёрными глазами, со вспыхивающими в них то и дело красноватыми огоньками, Джордан Уилсон собственной персоной взирал на неё сквозь завесу ресниц. Только этот парень как-то незримо, но всё же отличался от того Джордана, которого Оливия встретила на вечеринке у Лени, бывшего таким галантным и обходительным. Присмотревшись к нему повнимательней, она поняла, почему сейчас он ей кажется другим. Его мужественная красота стала какой-то звериной. Черты стали острее, губы искривились в улыбке, напоминающей оскал, глаза таили в себе леденящий душу холод, а от всей мощной фигуры веяло злобой. Он напоминал монстра в человеческом облике. Чистое зло в красивой упаковке.
        — Кто ты?  — повторила она.
        — Как же так… ты меня не узнала?  — удивился Джордан.  — А мы ведь с тобой даже вальсировали на вечеринке. Помнишь? Ты была просто очаровательна, может, поэтому я дам тебе шанс…
        — Но ты не Джордан Уилсон!
        — Тогда кто?  — ухмыльнулось существо.
        — Мерзкая тварь, которой не место в нашем мире!
        — Как грубо! Ай, ай, ай, Ливия,  — ерничал он, цокая языком.  — А ещё образованная девушка, ведьма.
        — Не паясничай! А отвечай!  — одёрнула его девушка, мысленно поражаясь своей смелости, которая могла закончиться весьма плачевно.
        Парень расхохотался, откинув голову, но так же неожиданно прекратил, вмиг став серьёзным и скинув с себя маску шутника. Выбросив руку вперёд, да так что она не успела издать и звука, он схватил её за подбородок, и все попытки Ливии оторвать пальцы, вцепившиеся в лицо, оказались напрасными, хватка «незнакомца» была чрезвычайно цепкой. Джордан холодно взирал, на усилия девушки, а когда это ему надоело, он щёлкнул пальцем, и её скрутили неведомые путы, тем самым практически полностью лишив способности двигаться. Вздохнув, существо нагнулось и приблизило их лица вплотную друг другу, тем самым позволив Оливии поглубже заглянуть в свои глаза, заглянуть в душу. Она сделала это, и то, что увидела, заставило её внутренне похолодеть. Волосы на затылке встали дыбом, а чувство самосохранения заорало во весь голос. Зато догадка, тлевшая подобно искре где-то глубоко в подсознании, превратилась в крепкое знание правды, в уверенность. Теперь девушка знала, кто перед ней.
        — Так теперь ты знаешь, кто я?
        — Да, и не боюсь тебя!  — выдохнула Оливия с ненавистью, не спуская с Ангелиуса глаз.
        Это был именно он. Мерзкий демон, пришедший в мир людей по велению Тёмного Князя, чтобы поработить и ввергнуть в пучину хаоса. Тот, за кем гонялся Небесный Охотник, кто испортил ей жизнь и лишил будущего, растерзал её Сестёр ведьм. Сейчас, находясь в абсолютной власти мерзкой твари, она мысленно дала себе обещание, что сделает всё, даже погибнет, если надо, но он ни за что не получит Знания.
        — Я же говорил, что мы знакомы! Признаться, твоя отчаянная смелость меня забавляет. Видела бы ты себя со стороны, ведьмочка. Глаза горят ненавистью, лицо побелело. Может, не стоит так напрягаться?  — усмехнулся демон, отпуская её подбородок.  — И прошу, не кусай свои губки — это вызывает у меня аппетит.
        — Что ты сделал с настоящим Джорданом?
        Ангелиус осклабился, сверкая глазами, и при этом как заправский денди стряхнул с брюк несуществующую пылинку.
        — А ты как думаешь, ведьма? Неужели твой крылатый дружок не рассказал тебе о том, как я воздействую на людей?
        Ливия промолчала.
        — Ой, да ладно. Попользовался я его телом и что тут такого? К сожалению, лишь с помощью человеческой оболочки я мог до тебя добраться. Ты же отказывалась со мной встретиться! Но теперь, конечно, обстоятельства изменились. Так что если это твоё желание, я могу освободить бедняжку Джордана.
        Сказав так, демон, посмеиваясь, сорвал с себя одежду, абсолютно не церемонясь. А затем с остервенением вцепился в собственную плоть, кусая её зубами и разрывая руками с внезапно отросшими острыми, словно бритва, когтями, не обращая внимания на струящуюся кровь. Его же настоящая сущность с громким хрустом изнутри ломала кости, пытаясь вырваться наружу. Девушка, оцепенев, с ужасом взирала на это действо, борясь с подступающей к горлу тошнотой. А Ангелиус, как ни в чём не бывало, продолжал уничтожать тело, в котором до сих пор существовал. Куски окровавленной плоти, раздробленные кости усеяли пол, кровь пропитала песочного цвета ковёр, оставив на нём багровые пятна. Ноздри забил кисловатый запах, а во рту чувствовался вкус железа. Ливия заставила себя закрыть глаза, избавив тем самым от леденящего сердце финала. Она дрожала от отвращения, брезгливости, а ещё от страха, что покончив с несчастным Джорданом, демон примется за неё.
        И вот, всё было кончено. Демон предстал перед ней в своём истинном обличье. Наяву он показался Ливии ещё более отвратительным, чем в кошмарах, ещё более омерзительным. Ужасные клыки, выпирающие из пасти с которых капала ядовитая слюна. Морда злобная, покрытая редкой грубой шерстью с трепещущими ноздрями, глазами полными ненависти. Они казались бездонными и были полны смертельной ненависти. Кожа Ангелиуса была вся в гнойных струпьях, облепленная слизью, которая стекала по худому, с выпирающими позвоночником и рёбрами телу. Мохнатые ушки венчали голову этого леденящего душу создания. Зловоние же демона было настолько отвратительным, что у девушки начала кружится голова, и она едва удерживалась в сидячем положении.
        — Человечишка был ничего, но я лучше! Не правда ли?
        — Меня сейчас стошнит…  — жалко сказала Ливия, отводя глаза и стараясь дышать ртом.
        — Лучший комплемент, что мне доводилось слышать!  — ухмыльнулась тварь.  — Вы, люди, такие забавные. Мне даже немного вас жаль. Хотя я, конечно же, лгу! Нисколько не жаль! Ваш мир станет для меня хорошей добычей, моей и Повелителя.
        — Габриель тебе этого не позволит! Я с удовольствием посмотрю, как он вырвет твои кишки!  — воскликнула девушка, отчаянно пытаясь вырваться из пут.
        — Габриель? А что Габриель? Он уже ничего не сможет сделать! Да и где он, твой спаситель?  — потешался Ангелиус над ней.  — Хочешь, мы даже его можем позвать! Габриель! Крылатый! Ты где? Ай, ай, ай… не слышит! Какая жалость…
        Демон поцокал языком и подмигнул Оливии. Было заметно, что настроение у проклятого существа превосходное.
        — Ненавижу!  — прошипела девушка, вложив в это слово все свои чувства.
        — Замечательно! Запомни это, ведьма, чем больше в тебе зла, тем лучше! Господин будет доволен моим даром. Ты станешь великолепной демоницей! Я тебя буквально уже вижу среди адского пламени!
        — О чём ты говоришь, тварь?
        — Ох, разве я не сказал?  — притворно удивился демон.  — Я хочу предложить тебе стать одной из нас! Тем самым ты сохранишь свою жизнь и обретёшь могущество, которое тебе и не снилось в твоей человеческой, смертной жизни!
        — Предложение, конечно, интересное… только можешь идти с ним в ад к своему Князю! Никогда! Слышишь, никогда я не перейду на сторону Зла! Лучше смерть!
        — Не спеши, ведьма. Это всегда можно устроить! Ты и глазом не успеешь моргнуть. Пуф… и ты мёртвая! А так я тебе от щедрости душевной предлагаю вечную жизнь, абсолютную власть, могущество и ещё много всего. А если понравишься Князю, станешь Королевой Тьмы!
        — Никогда! Я не заключаю сделок с демонами!
        — Дура! Я всегда знал, что ведьмы, впрочем, как и все люди, глупые никчёмные существа!
        Ангелиус покачал головой и неспешно прошёлся по периметру комнаты. Оливия мгновенно воспользовалась тем, что вышла из его поля зрения, принявшись, что есть сил двигать руками, пытаясь выпутаться из сковывающих её пут. Но те, казалось, ещё крепче связывали руки девушки, делая абсолютно беспомощной перед демоном. Как предположила Лив, они были зачарованными, и их было не так-то просто снять. Но в тоже время она поражалась тому, что ни одно из произнесённых ею заклинаний, причём не единожды, не работает. Её магия была не способна чем-либо ей помочь в этой сложной ситуации, что само по себе казалось нереальным.
        — Зря стараешься! Не выбраться! Тебе мои чары не осилить.  — Нарушил повисшее между ними молчание Ангелиус.
        — Габриель придёт за мной! Вот тогда посмотрим.
        — Вынужден тебя огорчить. Твой ненаглядный ангелок в данную минуту оплакивает твою смерть и возится с твоим бездыханным телом. И буквально выбит из колеи тем, что все его попытки вернуть тебе жизнь идут прахом. Рыцарь! Ради тебя нещадно тратит запас сил, а это, надо сказать, в сложившейся для него ситуации — подвиг.
        Такое заявление демона буквально оглушило Оливию. Она с трудом переваривала сказанное и мало что понимала, в особенности тот момент, где говорилось о том, что в этот самый миг Габриель пытается вернуть ей жизнь! Как такое возможно, если девушка находилась здесь всё это время связанная, но, тем не менее, живая? Однако, не смотря на такую твёрдую уверенность в этом, Оливия обратила пристальный взор на саму себя.
        Крик ужаса сам собой сорвался с её губ. Она, ошеломлённая и растерянная, смотрела сквозь своё тело на ковер, на котором сидела и могла видеть каждую шерстинку. А ещё девушка стала тусклой, будто бы в один момент потеряла свою яркость. В общем, представляла собой сгусток энергии, довольно плотный, но всё же прозрачный. Хотя по ощущениям ничего для неё не изменилось, но факт оставался фактом — она действительно призрак, бестелесный дух, приведение.
        Ангелиус с любопытством наблюдал за её открытием в области собственной эфемерности. Маску недоверия и ужаса, застывшую на лице Ливии, он как будто бы при этом не замечал.
        — Я всё же умерла?  — задала девушка вполне уместный в такой ситуации вопрос.
        — Умерла? Ну что ты… ты жива!
        Ливия облегчённо выдохнула и немного успокоилась, решив, что для неё ещё не всё потеряно.
        — Но это пока…  — добавил демон.  — Если я решу даровать тебе жизнь, и если ты захочешь присоединиться к моему Господину.
        — Чёрная магия… только с помощью её можно извлечь душу из ещё живого тела.  — Задумчиво произнесла она, начиная понимать, как такое возможно.
        — Конечно чёрная магия. Мы, демоны, ею владеем в совершенстве, правда, пользуемся редко. Но, надо сказать, это весьма полезная вещь и очень интересная. Даже твой ангелок ничего не смог сделать, да и энергетические барьеры против неё ничто! Вот я и решил, раз твоё тело и душа не могут быть в моей власти целиком и полностью, то я постараюсь добыть что-нибудь одно.
        — Только какая тебе выгода из этого, тварь?
        — А вот тут ты ошибаешься, моя маленькая ведьма! Неужели ты в самом деле решила, что я не знаю, что делаю? О… ты меня явно недооцениваешь. Какая жалость, надо сказать. Значит, ангелок умолчал? Большой промах с его стороны.
        Ливию охватили дурные предчувствия.
        «Думай! Думай! Он явно что-то замыслил и, скорее всего, имеет свой козырь в рукаве. Тут к гадалке не ходи, а скорее всего это связано с тем, как добиться желаемого от моего полупрозрачного тельца!  — судорожно размышляла девушка, изо всех сил напрягая мозги.
        Между тем она ни на миг не оставляла попыток ослабить путы, хотя они по-прежнему крепко стягивали её и не поддавались.
        — Что-то я на радостях заболтался! Это мы ещё успеем, времени у нас будет предостаточно,  — пообещал Ангелиус и, грозно возвысив голос, воскликнул.  — Принести мне «Проклятую Судьбу»!
        «Что это ещё такое?» — озадачено подумала девушка.
        Впрочем, ответ на свой мысленный вопрос Ливия получила уже спустя мгновение. Лишь только приказ был отдан, дверь в комнату распахнулась и на пороге появилась… Лени. Только казалось, что это была совсем другая девушка. Не та, которую она знала раньше, жизнерадостная и полная света. Личико помертвело и напоминало маску — ни чувств, ни эмоций, а глаза пустые, будто две стекляшки без какого-либо выражения в них. Двигалась она словно лунатик или зомби. На вытянутых руках Лени почтительно несла серебряный кинжал. Он был большим, с длинным обоюдоострым лезвием и рукояткой из чёрного оникса, увитой искусно выполненной вязью.
        От одного только вида этого грозного и зловещего орудия Ливию охватила дрожь. Она боялась даже представить, для чего демону он понадобился и как Ангелиус решил его использовать. Но не глядя на все свои страхи, девушка, позабыв о себе, думала в первую очередь о подруге, полностью подчинённой воле монстра адских глубин.
        — Лени! Сопротивляйся контролю над собой! Ты можешь! Брось кинжал и беги!  — исступленно крикнула она девушке, отчаянно пытаясь освободиться.
        Но та лишь механически повернула голову и бросила на Ливию бессмысленный и пустой взгляд. Казалось, Лени не понимает ни слова из того, что ей сказали, оставаясь абсолютно глухой к любым призывам. Отвернувшись, она покорно продолжила свой путь к Ангелиусу.
        — Зря стараешься. Девчонка не слышит и не понимает тебя. Теперь Лени — кукла, бесчувственная кукла, только и всего. Но, надо сказать, очень услужливая! Стоит мне лишь пожелать, и она уже готова исполнять.  — Весело посмеиваясь, произнёс демон, принимая из рук девушки клинок.
        — Мерзавец,  — яростно выдохнула Ливия.
        — Что есть, то есть!  — согласился он.
        Проверив остроту кинжала, который довольно цепко держал в своих когтистых лапах, с триумфом в глазах Ангелиус стал подступаться к ней. Оливия, похолодев от ужаса и не спуская с грозного оружия взгляда, отпрянула назад.
        — Что ты задумал?  — произнесла девушка, ненавидя себя за то, что её голос дрожит.
        — Всё очень просто: собираюсь пустить тебе кровь, только и всего.
        — Я же призрак! Ты забыл, ублюдок — я дух! У меня нет тела, а значит, нет крови! Это невозможно!
        — Ошибаешься, ведьма! Ещё как возможно! Плоть и дух связаны между собой, так как ты ещё жива! А это значит, что и кровь у тебя добыть можно!  — спокойно пояснил демон, встав прямо над ней с кинжалом наизготовку.
        — Нет!  — закричала Оливия став лихорадочно метаться из стороны в сторону, насколько ей позволяли путы.
        — Советую тебе не сопротивляться и добровольно позволить мне это сделать. Давай договоримся по-хорошему, и мне не придётся на твоих глазах убивать Лени! Ты ведь не хочешь, чтобы малышку Уилсон постигла участь её братца или твоих сестёр-ведьм? Ты же знаешь, мне ничего не стоит вмиг превратить её нежную плоть в жалкие лоскутки. Дашь мне Ключ и Знания — девчонка останется жить, а нет…  — он сделал многозначительную паузу.  — В общем, решать тебе!
        Оливия заскрипела зубами от бессилия, понимая, что проигрывает эту битву. Взгляд девушки то и дело метался от ликующего Ангелиуса на тихо стоящую в стороне Лени с по-прежнему остекленевшим взглядом и бесстрастной маской на побледневшем лице. Она знала, что если откажется, то жизнь подруги обречена, демон с наслаждением растерзает её на клочки у Лив на глазах, демонстрируя тем самым свою жестокость. Сама же Оливия, если выживет, никогда не забудет и не простит себе то, что обрекла подругу на гибель. Это вечным клеймом и бременем повиснет у неё на совести и будет отягощать жизнь. Но в то же время она не могла дать демону то, что он так хотел, это означало подписать смертный приговор всему миру людей. Ливия была загнана в угол и оказалась перед выбором, который в итоге всё равно приведёт к смерти. Теперь она искренне пожалела, что не умерла. Так бы демон оказался бы ни с чем, а жертва была бы только её, что вполне оправдано.
        «Габриель! Где же ты?» — мысленно воззвала девушка к Небесному Охотнику, надеясь, что он, не смотря ни на что, услышит её зов.
        — Что же мы решим? Мучительная смерть девчонки или твоя добровольно отданная кровь?  — небрежно поигрывая клинком, спросил Ангелиус.
        — Бери,  — наконец проговорила девушка, поняв, что не может добровольно обречь Лени на смерть.  — Но я обещаю тебе, тварь, если Габриель не достанет тебя, то я отыщу тебя сама! Даже среди ада, если понадобится, отыщу и убью!
        — Как грозно… но это мы ещё посмотрим — кто кого убьет!
        Демон щёлкнул пальцами, и путы, до сего момента сковывающие её, бесследно исчезли, будто их и не было. Оливия, дрожа, вытянула свою руку. Сгиб локтя тут же обожгла резкая боль, когда мерзкая тварь полоснула по нему кинжалом. Ливия с удивлением увидела, как по её призрачной руке стала течь самая настоящая кровь, выглядящая вполне материальной. Она стекала тонкой струйкой в глиняную чашу, которую предусмотрительно подставил Ангелиус. Тот с необыкновенной жаждой глядел на это действо, наверняка пытаясь обуздать свою демоническую сущность и удерживаясь от искушения.
        «Габриель! Габриель! Помоги мне!» — билась в голове девушки мысль.
        Оливия надеялась на чудо… и оно свершилось. Внезапно, словно просочившись через пространство и время, в комнату ворвался ослепительный белый свет. Он был такой яркий, что девушка прикрыла глаза в страхе быть ослеплённой им. Душа её возликовала, она поняла, что спасение близко. Дикий, душераздирающий крик Ангелиуса стал полной неожиданностью, заставив девушку сжаться в комочек и отползти прочь, едва не угодив при этом в камин, пытаясь спастись от лап демона. Только ангельское сияние пришло на помощь и отгородило девушку от монстра ада. Окутало, будто тёплым покрывалом, защищая от возможного нападения, и потянуло прочь из этого мрачного помещения. Она почувствовала, как отрывается от пола и устремляется в полёт. Тогда, собрав воедино все силы, что были у неё, Оливия метнулась в сторону и, выбросив руку, ухватилась за Лени, потянув ту за собой, тем самым спасая девушке жизнь.
        Вслед донёсся разъярённый рёв Ангелиуса.

        ГЛАВА 46


        Оливия приходила в себя на руках у Габриеля. Он видел, как затрепетали её длинные ресницы. Невероятное облегчение накрыло архангела. Парень прикрыл глаза и нежно сжал девушку в объятия, стараясь совладать с чувствами, нахлынувшими на него. В такое трудно поверить, но у могущественного Небесного Охотника, никогда не поддававшегося слабости, на глазах появились слезы. Он с наслаждением вслушивался в трепетное дыхание ведьмы, касавшееся его лица, в сильные и уверенные удары её храброго сердечка. Ещё несколько минут назад, Габриель начал думать, что уже потерял Ливию навсегда, так как все попытки вернуть девушку в мир живых с треском проваливались. Зло каким-то неведомым для него образом нашло лазейку в их защите и высосало в один миг жизнь из её тела, утащило в бездну Тьмы, наложило отпечаток на нежные черты. А он не успел, не смог это предотвратить… всё случилось так неожиданно.
        Перед мысленным взором парня как в замедленной съемке поплыли образы этого утра.
        Вот они пьют кофе, пытаясь делать безразличные лица, отринув пылкие чувства, толкавшие их друг другу в объятия. Габриель видел, что сделал ей больно своим бездушием, и, какой бы Оливия ни была хорошей актрисой, пытаясь скрыть это, её потемневшие глаза сказали ему даже больше, чем он хотел знать. К тому же, их с девушкой уже давным-давно объединила в одно целое духовная связь и, пытаясь блокировать свои эмоции, она всё равно делилась какой-то частью с ним. Только зная, что Лив вряд ли порадуется такому известию, парень не подал вида, что хорошо осведомлён о буре переживаний у неё внутри. Тем более перед глазами по-прежнему стояло испуганное личико девушки, когда она узрела его таким, каким он был на самом деле.
        Обличие архангела явно не пришлось ей по вкусу. Крылья и их мрачное оперение привели Оливию в ужас. Понимание этого и того, что она не может принять его таким, больно ранило душу Габриеля и заставило отказаться от своих безнадёжных мечтаний об их совместном будущем, которые помимо воли жили в сердце, тревожили ум. В тот миг он впервые за своё долгое существование почувствовал себя беззащитным и пожалел о своей ангельской сущности. Однако это в который раз доказывало, что им не суждено быть вместе. Пришла пора ему навсегда принять и понять сию злую волю судьбы. Но хуже всего было то, что девушка ещё крепче чем Габриель срослась со своими иллюзиями и не спешила с ними расставаться, не смотря даже на причинённую боль. Её извинения тому доказательство — она построила воздушные замки, которые парень втайне жаждал разделить с Оливией, и не хотела рушить, огородив их стеной. Только архангел понимал, что рано или поздно этому придёт конец. Хотя раскаяние её было искренним — она и вправду сожалела о собственном поведении, от правды никуда не уйдёшь, и стремление задушить в себе собственные страхи — отнюдь
не выход.
        Появление приходского пастора поломало все планы, по крайней мере, для девушки. Габриель прекрасно видел отсутствие аппетита у неё и страстное желание покинуть его общество. Мешать он ей не собирался. Наоборот, побыть одному ему как раз так же отнюдь не помешало, чтобы привести свои хаотичные мысли в порядок. В присутствии Оливии такое было просто невозможно — размышления мгновенно обращались к ней.
        Так что ни один из них гостя не ожидал. Тот же в мгновение ока создал ему проблемы и заботы.
        В первый миг Габриель решил, что это Ангелиус. Неверие в то, что это именно так, и попытки Ливии успокоить не нашли в нем отклика. Хотя, спрашивается, как демон мог пройти через энергетическое поле ведьм и установленные архангелом ловушки? Да и зачем ему стучать в дверь? Недолго думая, он устремился за пределы дома, горя желанием убедиться в том, что последней оставшейся в живых Носительнице ничего не угрожает и развеять собственные опасения. В случае чего Габриель готов был, не раздумывая, ринуться на её защиту. Однако таких отчаянных и решительных действий не понадобилось, так как на пороге мирно стоял всего лишь молодой мужчина, да ещё в одеждах слуги церкви, терпеливо ожидая, когда его впустят. Чутьё мгновенно подсказало, что демонические уловки тут ни при чём — пастор буквально источал внутренний свет, завладеть таким человеком и подчинить его себе для Ангелиуса — невыполнимая задача. Что делать с визитёром парень не знал, в отличие от Оливии, как оказалось впоследствии. Лишь только он сообщил ей о прибывшем проповеднике, как она с невероятной прытью бросилась к двери, не дав Габриелю и слово
сказать, будто его мнение её вообще не интересовало. Парень заподозрил, что тем самым девушка мстит ему за то, что он нанёс ей обиду, или пастор пользуется у неё успехом. Это невольно всколыхнуло в архангеле ревность, однако ему пришлось взять себя в руки, успокоившись тем, что мужчина, судя по возрасту, годится Ливии в отцы, и это попросту не его дело, раз он всё для себя решил. А спустя мгновение Габриель перевёл облегчённо дыхание, мысленно сердясь на себя за такие чувства, потому что понял, что гость чрезвычайно интересуется Милиндой Уоррен, а с девушкой у него никаких отношений нет.
        Только Габриелю всё равно очень не понравилось своеволие ведьмы. Оливия же, решив разом перейти все границы дозволенного, пригласила преподобного в дом, даже не удосужившись спросить разрешения. Парню же ничего не оставалось, как исчезнуть и позволить пастору беспрепятственно войти внутрь и даже более, проследовать в гостиную, куда указала ему гостеприимная Ливия. Он искренне надеялся, что не пожалеет об этом. Однако желания при малейшей возможности выразить всё свое недовольство девушке не поменял. Правда, на глазах у преподобного сделать такого архангел не мог.
        Возможность представилась, когда Ливия удалилась на кухню, дабы угостить своего посетителя чаем. Вот только надежда на то, что его увещевания достигнут сознания девушки и пробудят ото сна её здравомыслие, обратилась прахом. Ведьма попросту отмахнулась, да ещё в ответ обрушила на рассерженного Габриеля целую тираду, а после этого преспокойно ушла. Он, естественно, последовал следом, не желая выпускать Оливию ни на миг из поля зрения. К тому же, парню было чрезвычайно любопытно, о чём девушка станет беседовать с пастором.
        Всё оказалось даже интересней, чем мог предположить архангел.
        Спустя полчаса ему открылись новые тайны и новые грани сложного характера Ливии. По крайней мере, он ничего не знал о ранее натянутых отношениях девушки с матерью. Это очень удивило, потому что Габриель был хорошо осведомлён о трепетных чувствах и взаимопонимании, что царили в семье ведьм. То, что девчонка была категорически против того, чтобы Милинда встречалась со слугой церкви, стало для него неприятным откровением, хотя сейчас между ним и Ливией происходило нечто сродни той ситуации, если не сказать хуже. Однако всё же что-то заставило упрямицу, в конечном счете, изменить своё мнение и позволить матери стать счастливой. Парень понимал, что за таким поворотом дел кроется нечто могущественное.
        А вот спор Оливии с проповедником он слушал буквально затаив дыхание, неотрывно наблюдая, как на милом личике девушки сменяются выражения, выдавая все её чувства. Тут можно было наблюдать гнев и злость, обиду и раздражение, непонимание и непомерную уверенность в своей правоте. Однако когда через мгновение заговорил преподобный, Ливии пришлось признать, что она была не права. Пастор Льюис буквально в щепы разнёс обвинения девушки, переубедил её и вызвал в ней раскаяние. Габриель едва не расхохотался, наблюдая за своей по-детски обиженной подопечной. Но всё же ему были понятны чувства Оливии. Судьба и Высшие Силы не сильно привечали и баловали её в последнее время. Наоборот, обошлись довольно жёстко, взвалив на хрупкие плечики ведьмы непосильный груз ответственности, с которым ей трудно мириться и уживаться. Габриелю было жаль её.
        Когда преподобный покинул дом, он смог, наконец, вздохнуть спокойно. Да и судя по задумчивому выражению лица девушки ей так же надо было побыть в одиночестве и поразмыслить над всем, что довелось услышать от проповедника. Никто из них не был готов к тому, что произошло в следующую минуту. Это было словно в дурном сне.
        Габриель увидел, как Ливия, взяв позабытую чашку с остывшим чаем направилась с нею на кухню. Только вдруг она на ходу словно бы споткнулась. Кружка выпала из ослабевших пальцев Оливии и покатилась по полу. Ведьма же, уже ничего не замечая, со странно остекленевшим взглядом начала заваливаться на бок. Он подхватил девушку и мгновенно понял, что произошло нечто страшное, глядя на её внезапно побелевшее лицо, в котором, казалось, не осталось ни единой кровинки. Она была словно не живая, как безвольная кукла у него в руках. Только хриплое дыхание с отчётливым смрадом Зла, срывавшееся с её посиневших губ, говорило, что в Ливии ещё теплится искорка жизни. Но и та угасла спустя секунду. С ужасом, наполнившим его сердце, Габриель увидел, как веки девушки опустились, и он ощутил последний выдох, вырвавшийся из её груди. Лишь врожденное здравомыслие не позволило ему сойти с ума в тот страшный миг, не позволило поддаться отчаянию, признав тем самым, что он проиграл.
        Всё остальное время архангел пытался вернуть Оливии жизнь, нарушая тем самым неписаный закон для таких существ, как он. Потому что парень знал, что таковым было бы желание девушки, так любившей жизнь, а так же понимал, что не может позволить Ангелиусу похитить Ливию из мира живых, обрекая её тем самым на вечную Тьму. Если Ангел смерти или его слуги не заберут её дух, дабы перевести через грань в мир Теней, она обречена на вечные скитания и муки между пространствами. Габриель не мог этого позволить, поэтому изо всех сил сражался за её жизнь, вливая в безвольное тело в своих объятьях живительный энергетический поток. Только всё было напрасно…
        Оливии ничто не помогало. Она оставалась по-прежнему бледна, холодна, бездыханна и никак не могла выпутаться из смертоносной комы, в которой пребывала. Её будто окутал непроницаемый кокон, и лишь пробив его можно было спасти девушку. На это он готов был истратить все оставшиеся у него энергетические запасы. И, может быть, за такую отчаянную веру и безудержные стремления Габриеля, в тот миг, когда его надежда на успех должна была бы раствориться в небытие, «панцирь Зла» дал трещину, и сквозь неё архангел ощутил мятежный дух Ливии, сопротивляющийся натиску Ангелиуса. По их ментальной связи шли волны страха на грани ужаса и чуть слышимый голос подопечной с мольбой о помощи. Парень мгновенно воспарял духом и всем своим существом потянулся на зов, сжимая безвольное тело девушки в объятьях, в погоне за её духом. Мысленно Габриель возблагодарил Высшие Силы, что она жива и демон не причинил Оливии серьёзного вреда.
        Проникнув в обитель Тьмы и пристанище злобного монстра, он тут же отыскал ведьму и окутал своим светом, защищая её от дальнейших посягательств монстра, и затем, не церемонясь, вырвал из Сумрака, возвращая душу в тело.
        И вот Ливия с трудом, но всё же приходила в себя, заставляя сердце Габриеля сжиматься в груди от облегчения. Он испытывал несказанную радость, что процесс соединения тела и духа Оливии прошел без последствий, а физическая оболочка благодаря его энергии не лишилась своей целостности и никаких разрушений не произошло.
        Веки затрепетали и спустя миг явили миру глаза сочной зелени, затмевающие своей красотой изумруды. Несколько мгновений она непонимающе рассматривала склонившееся над ней лицо парня, словно не могла осознать, что произошло. Только постепенно взгляд становился осмысленным, воспоминания наполняли сознание девушки. Память о её жутких приключениях в виде бестелесного фантома вернула и страх. Во взоре девушки появился ужас, глаза мгновенно отразили это — радужка потемнела и стала цвета малахита. А ещё парень понял, что девушку что-то очень беспокоит.
        — Ангелиус…  — наконец хрипло произнесла Ливия.
        — Всё хорошо. Он тебя не достанет.  — Поспешил успокоить её Габриель.
        Оливия заметно расслабилась, и устало прикрыла глаза, но внезапно вновь встрепенулась.
        — Габриель! Где Лени?  — спросила она.
        Парень недоумевающее взглянул на подопечную, мысленно спрашивая себя, не бредит ли она. Тогда Ливия, слабо трепыхаясь, вырвалась из его рук и, слегка шатаясь, будто новорожденный оленёнок, поплелась в гостиную. Ему ничего не оставалось, как последовать за ней, аккуратно поддерживая, чтобы та не упала. К его удивлению, в комнате они обнаружили молоденькую девушку, лежащую без сознания на ковре. Она была бледна и не подавала признаков жизни. Оливия с явной тревогой на личике бросилась к подруге и опустилась подле неё на колени, став дрожащими руками искать пульс.
        — Оливия, она жива! Я слышу удары сердца, девушка всего лишь без сознания! Телепортация для неё оказалась слишком сложна, но всё будет в порядке. Дай ей немного отдохнуть!  — проговорил парень, подняв Лени с пола, перенёс ее на диванчик и бережно уложил.
        Оливия присела рядом и с тревогой начала рассматривать подругу. Габриель же не спускал глаз с нее, не веря, что его усилия не прошли даром, и она, можно сказать, воскресла. Только ему не терпелось расспросить девушку о её пребывании в плену у Ангелиуса. Дурные предчувствия, не смотря на благополучный исход дела, не покидали архангела. Он чувствовал, что произошедшее без последствий не обойдётся, и тут, будто в подтверждение этого, его внимательный взгляд заметил кровавое пятно на сгибе её локтя, испачкавшее нежный шелк блузы.
        — Ливия, что с твоей рукой? Почему у тебя кровь?  — разом насторожившись, спросил Габриель.
        Девушка буквально окаменела от его слов, а затем, прикоснувшись к ране, словно только что вспомнив о её наличии, с ужасом воззрилась на запачканные кровью пальцы. Лицо стало сродни мелу, парень даже испугался, что Оливия лишится чувств. Но ведьма, собравшись и сглотнув комок, образовавшийся в горле, произнесла, напряжённо глядя ему в глаза.
        — Габриель, нам надо спешить! Перенеси нас кладбище Дорсет — Крик!
        — Что произошло?  — спросил архангел, заранее зная ответ.
        — Не время рассказывать!  — отринув любые вопросы, сказала Оливия и, ещё раз взглянув на лежащую неподвижно на диванчике Лени Уилсон, прижалась к архангелу.
        — Ангелиус идёт к Вратам, у него есть Ключ! Есть лишь один шанс его остановить!  — добавила она.
        Габриель вгляделся ей в глаза, ища опровержения её же словам. Но его не было. Лишь суровое признание реальности и сожаление. Архангел кивнул, принимая такое положение дел. Не тратя более времени, он схватил Оливию в охапку и, собрав силы, оттолкнулся от земли, раскрыв крылья, отправляясь туда, где им уготована их безызвестная судьба.

        ГЛАВА 47


        Лишь только очертания местности перестали быть размытыми и приобрели чёткие грани, в которых Ливия уже могла узнать проклятое кладбище — конечный пункт их путешествия, как тут же почувствовала лёгкий толчок в спину. Затем, с секундным разрывом, сокрушительная силовая волна подхватила их с Габриелем, оторвала друг от друга и швырнула на твёрдую, промёрзшую землю. Не ожидавшая подобного поворота Оливия вмиг захлебнулась от приступа боли, в глазах мгновенно потемнело и заискрило, а её тело по инерции ещё проскользнуло по сухой и шершавой траве. Одежда с тихим треском порвалась, а кое-где на коже девушки от столь чувствительного соприкосновения с жёсткой поверхностью появились царапины и ссадины. Врезавшись со всего маха в куст какого-то растения, Оливия вскрикнула. От удара несколько ветвей сломалось, и сучки, будто острые пики, вонзились в её уже порядком израненное тело.
        — Ливия! Ливия, ты жива?  — раздался рядом с ней обеспокоенный голос архангела.
        — Не знаю…  — неуверенно прошептала она.
        Девушка, превозмогая боль, пошевелила конечностями, дабы удостовериться, что они ещё ей служат, и, убедившись в этом, с жалобным стоном попыталась подняться с земли. Габриель тут же пришёл подопечной на помощь и без труда поставил её на ноги. Однако рук не отнял, видимо боясь, что она вновь шлёпнется на землю. Ливия же, сфокусировав на нем свой взгляд, могла констатировать, что парень оказался более живучим — на нём не было ни царапинки, даже одежда практически не запачкалась. Сей феномен можно было отнести на счёт его ангельского происхождения. В отличие от её человеческой уязвимости, ему всё нипочём. Обернувшись и взглянув на куст, девушка поморщилась, заметив на нём несколько своих рыжих локонов. Голова тут же стала саднить, словно отзываясь на их потерю.
        — Что это было?  — взглянув на своего спутника, спросила Оливия.
        — Чары Ангелиуса и ещё какая-то древняя магия! Сквозь неё невозможно переместиться! Так что стоит поторопиться, весь путь до Врат придётся проделать пешком. Демон же уже на территории кладбища,  — процедил Габриель, вглядываясь во тьму.  — Ты сможешь идти?
        Оливия растерянно посмотрела на него, но затем, упрямо блеснув глазами и сжав губы, сделала несколько шажков. Боль не замедлила явиться, пронзив, словно остриём, её насквозь. Удары и скольжения по земле не прошли для неё бесследно, что в нынешней ситуации было чрезвычайно некстати. Габриель нахмурился.
        — Я смогу идти,  — попыталась уверить его Ливия.
        В доказательство, собрав силу воли в кулак, приложив титанические усилия и превозмогая неведомо откуда взявшееся головокружение, прошла вперёд. Только небольшая кочка, попавшаяся ей под ноги, свела на нет её показательные выступления. Споткнувшись, девушка с криком рухнула, растянувшись в пыли. Габриель вновь поднял её и пристально взглянул в глаза.
        — В таком состоянии ты ни на что не годна.
        Оливия отвела взгляд, понимая, что задерживает его. Так же она знала и то, что без неё он не сыщет дорогу в Чёрным Вратам, в отличие от Ангелиуса, отведавшего её крови.
        — Что же нам делать? Время уходит…  — прошептала девушка.
        — Значит, ничего другого не остаётся.  — Глухо проговорил архангел, наверняка придя к таким же выводам, что и она.
        В следующий миг Ливию охватило лёгкое сияние, когда его руки нежно коснулись её. Боль мгновенно ушла, а в теле появилась необычайная лёгкость и бодрость духа.
        — Габриель!  — удивлённо воскликнула она.
        — Нет времени!  — мотнув головой, сказал он.
        Не дав ей сказать более ни слова, парень взял её за руку и пошёл к воротам.
        Они, надо сказать, были закрыты на большой увесистый замок. Приложив к нему пальцы, девушка почувствовала холод, вызвавший в её теле дрожь. Магия, как смогла констатировать ведьма. Древнее колдовство делало его практически несокрушимым, это Ливия поняла мгновенно, как и то, что ей открыть запор не под силу. С чарами подобного типа девушка никогда не встречалась.
        — Я не могу его открыть!  — сожалением сказала она, в бессилии дёрнув замок.  — Как Ангелиус проник туда?
        — Отойди!  — приказал Габриель в ответ.
        Девушка поспешно отдёрнула руки от ворот и отошла в сторонку. Архангел же, подойдя вплотную, положил ладони на прутья, и в тот же миг, когда пальцы коснулись их, по холодной стали расползлось голубое мерцание. Врата затряслись и мгновение спустя с жалобным скрипом распахнулись, замок же обратился в прах.
        — Пошли!  — произнёс парень и, вновь взяв девушку за руку, отправился вместе с ней на территорию кладбища.
        Лишь только они сделали первые шаги по проклятому месту, покинутому даже Ангелом смерти, как поднялся ветер, пронизывающий сквозь одежду до костей, бросающий им в лицо пыль и клочья густого тумана. Тело тут же занемело от холода. Тонкая кофточка и джинсы плохо удерживали тепло в неравной схватке со стихией, в которой ей чудилось нечто в высшей степени демоническое. Оливия зябко поёжилась, стараясь незаметно прижаться к Габриелю, пышущему спасительным жаром. Между тем она пыталась разглядеть сумрачный пейзаж. Хотя это было довольно затруднительно, так как древние захоронения окутывала такая непроглядная тьма, что дальше нескольких шагов было ничего не рассмотреть. От земли подымались зловещие клубы испарений. Хотя белый мрамор изваяний выделялся тут и там светлыми пятнами во мгле. Казалось, что эти немые статуи, почувствовав жизнь, заметив их, пришли в некое движение, мигом стряхнув сон, застилающий пустые глазницы при свете дня.
        Всё в купе выглядело довольно жутко, устрашающе, навеивало суеверный ужас и дурные предчувствия. Ливии приходилось сдерживать зарождающуюся внутри панику и тешить себя надеждой, что рядом с архангелом ничего страшного произойти не может… пока. Мысль о неминуемо приближающейся развязке, обещающей либо спасение в случае их с Габриелем победы, либо мучительную смерть, если верх одержит Ангелиус, сжимало сердце стальным обручем. Идти же им приходилось полагаясь на её внутренний голос, который чётко указывал путь, вытаскивая маршрут из памяти и знаний, данных Ливии как Носительнице погибшими сёстрами-ведьмами. Однако не забывали они и о том, что здесь не одни, на каждом шагу их могла подстерегать смертельная опасность. Ведь помимо демона несколько его прихвостней до сих пор рыщут где-то на свободе, готовые на всё ради своего хозяина.
        Взглянув на Габриеля, девушка поразилась: лицо застыло в напряжённой маске, тело напоминало натянутую тетиву, глаза горели во тьме, будто два аквамариновых лазера. Волосы растрепал ветер, но, что самое завораживающее и устрашающее одновременно, за спиной можно было различить два крыла с траурным оперением. Архангел был на страже, готовый рвать и уничтожать врагов. Переплетя с ней крепко пальцы, он послушно следовал её указаниям. Оливия, сглотнув комок, образовавшийся в горле, отвернулась от него и продолжила путь во мраке зловещей ночи, а перед глазами всё стоял облик Небесного Охотника, шагавшего рядом. Девушка мимолётно подумала о том, что в сравнении с нынешним обликом её молчаливого и грозного спутника, спецэффекты, придуманные человеком, были сплошным шарлатанством, иллюзией и чрезвычайно скучным действом, не стоящим внимания.
        Они прошли довольно длинный отрезок пути, к немалой радости и изумлению Оливии не встречая опасности. Девушка даже стала лелеять надежду, что до Врат они доберутся без происшествий, но, конечно, такому не суждено было случиться.
        Они в очередной раз огибали руины некогда величественного склепа, давшего последнее упокоение мёртвому вельможе. Оливия отметила обвалившиеся миниатюрные башенки, остатки искусно сделанной лепнины и растрескавшиеся надломленные колонны, мысленно поражаясь былому великолепию, стараясь при этом ни обо что не споткнуться. Внезапно её силой толкнули вперёд, и Габриель грозно крикнул:
        — Беги!
        Ливия охнула и что есть силы рванулась вперёд, но, заметив, что архангел остался стоять на месте, готовый отражать атаку, остановилась, в растерянности глядя на него и не желая бросать одного, прекрасно зная, что парень такого геройства не оценит. Вглядываясь во мрак ночи, она заметила пылающие адским пламенем четыре пары глаз тварей, стремительно приближающихся к ним. Девушка пожалела, что не успела захватить с собой пузырьки с зельем, приготовленные на такой случай.
        — Габриель! Демоны!  — воскликнула Лив, указывая в сторону демонов.
        Но архангел и так уже их увидел и спускал с врагов взгляда. Однако, услышав её голос рядом, обернулся, на секунду выпустив монстров из поля зрения и опалив ведьму взбешенным взглядом, заставившим Оливию сделать шаг назад, и рявкнул:
        — Беги! Уноси ноги! Немедленно!
        — Нет! Я без тебя никуда не уйду!  — упрямо произнесла девушка.
        В следующий миг стало уже не до споров. Разразился настоящий бой. Озарив мрак, в их сторону полетела целая череда огненных шаров и молний, превращая в пыль и кроша в щебень все, что встречалось на её пути, оставляя языки пламени на земле. Архангел ответил потоками ослепительного света, несущего смерть любому исчадию ада, попавшему под эти лучи. Ливия, вскрикнув, по инерции вскинула руки и к своей радости увидела, как на кончиках пальцев замерцало изумрудное сияние.
        «Хм… попробуем!» — решила она.
        И метнула в демонов потоки своей силы, данной колдовским наследием, с восторгом глядя, как сверкающая и переливающаяся как малахит энергетическая волна стремительно накрыла тварей. Ей вторил мощный луч света Габриеля, не прерывавшего атаку. Этого хватило, чтобы воздух сотряс дикий душераздирающий вопль. Оливия возрадовалась и повторила манёвр, удвоив порцию магии и воскликнув пришедшее в голову разрушающее заклятие. Земля затряслась, когда сила ведьмы пронеслась по ней быстрее ветра, попутно обратив в прах несколько могильных надгробий и статуй. Однако достигло ли колдовство цели, она не смогла узнать.
        — Всё! Хватит!  — неожиданно воскликнул архангел, внезапно оказавшийся рядом.
        Схватив её за руку, он рванул вперёд, увлекая девушку за собой и при этом не прекращая метать свободной рукой смертоносные лучи, рассекавшие тьму световыми лезвиями, тем самым прикрывая их отступление. Ливия подчинилась, втайне жалея, что ей не дали разделаться с демонами, однако их ждал Ангелиус, приходилось торопиться.
        Бежать что есть сил под перекрестным огнём отстреливающегося архангела и преследовавших их раненых, но всё ещё опасных тварей, стараясь при этом не попасть под удар, было ещё то удовольствие. Во все стороны от соприкосновения снарядов с препятствием разлеталась щебёнка. Не единожды Ливия чувствовала, как мелкие осколки задевали её тело. Ранки уже начали саднить, а по щеке тонкой струйкой стекала горячая кровь. Девушка старалась не обращать на это внимания. Грохот же от военных действий с обеих сторон стоял неимоверный, закладывал уши. Единственное, от этой световой какофонии путь стал более видимым и чётким. Хотя Оливия всё же старалась ненароком не споткнуться и не упасть, зацепившись за обломки древних могильных плит, так и норовивших попасться под ноги. Однако это всё же случилось. Очередное бурное столкновение противоборствующих сил, дымка, застилающая глаза из-за долгого бега, неудачно попавший в кроссовок камушек или усталость заставили девушку с криком упасть на колени.
        — Вставай же!  — рявкнул рассерженным голосом Габриель.
        Парень, прикрывая её от огненных шаров, взрывающихся прямо у них над головами, одним сильным рывком поднял Оливию на ноги и подтолкнул вперёд, отражая атаку демонов.
        «Сама галантность!» — сердито подумала девушка.
        Она, конечно, понимала, что когда тебя пытается уничтожить шайка злобных тварей, а тебе ещё надо защитить во что бы то ни стало какую-то девчонку, вечно путающуюся под ногами — тут уж не до галантности. Так что оставалось, проглотив обиду, нестись что есть мочи вперёд, петляя между заброшенных могил; огибая в полусогнутом положении поникшие фигуры мраморных изваяний, порой находя за ними временное укрытие; преодолевая могильные плиты и растрескавшиеся кресты, поросшие мхом, где уже с трудом можно было разобрать надписи; стараясь при этом быть как можно осторожнее и не попасть под удар. Габриель так же не отставал, умудряясь с успехом прикрывать их тылы. Надо сказать, удачно, так как не единожды до её слуха доносились болезненные вопли демонов. К сожалению, в такой спешке он не мог как следует взяться за тварей и разделаться с ними раз и навсегда. Те же, к её большой досаде, за прошедшее время с их памятной встречи, стали как будто бы более ловкими и быстрыми, представляя собой реальную угрозу. В общем, теперь это были самые настоящие камикадзе, готовые положить головы в битве с архангелом, лишь бы
защитить подступы к Чёрным Вратам и дать своему господину больше времени для осуществления его демонического плана.
        «Уклонятся, бежать, уклоняться, бежать…»- словно дробь стучала в её голове мысль.
        Но этот марафон не прошёл бесследно для Ливии. Дыхание стало прерывистым и тяжёлым, ей стало казаться, что это мука не кончится никогда, и она более ничего в жизни не увидит, кроме этого мрачного пейзажа. В видении всё было гораздо быстрее и легче, явь же оказалась тяжелее, к тому же, там её ни кто попутно не пытался убить. Ноги будто налились свинцом, и девушка едва ими передвигала, всё чаще спотыкаясь. Пот, кативший с неё градом, попадал в маленькие царапинки на лице, и те противно щипали, раздражая. Пыль покрыла Лив буквально с головы до ног, а холодный ветер своими порывами замедлял движение и не давал вздохнуть полной грудью. Всё чаще она чувствовала сильные руки Габриеля, подталкивающие её вперёд. Девушке хотелось упасть и остаться лежать, отключить сознание от кошмара, творившегося вокруг.
        «Последний отрезок!» — внезапно просигнализировал внутренний голос.
        Вглядевшись вперёд, Оливия с небывалой радостью уставилась в сумрак, на миг позабыв обо всём на свете. В поле её зрения, наконец, замаячила громада древнего склепа, того, что явился ей в видении. Там, как Оливия чувствовала и теперь твёрдо знала, в его недрах спрятаны Чёрные Врата, открывающие путь в ад. Там же их ждёт последняя битва с Ангелиусом, и девушка очень надеялась, что демон не слишком сильно опередил их.
        — Габриель, мы почти на месте! Склеп, нам надо в склеп!  — задыхаясь от стремительного бега, прокричала Ливия.
        Тут рёв боли взвился ввысь, а порыв ветра разнёс его по кладбищу, делая ещё более пронзительным. Очередная атака архангела увенчалась успехом, и смертоносный луч света поразил злобную тварь. Девушка инстинктивно обернулась на вопль и смогла заметить, как один из преследовавших их с Габриелем демонов, корчась в муках и голося от боли, растворился воздухе. Зрелище, надо сказать, было впечатляющим, так как оставшиеся два монстра так же остановились и взирали на смерть своего собрата. Только на её спутника это не произвело никакого впечатления. Он буквально подлетел к ней и подтолкнул вперёд, грозно прокричав:
        — Не останавливайся! Беги!
        Это было именно то, что нужно в данной ситуации, так как пришедшие в себя монстры, взревев, пошли в наступление. Они осыпали их с архангелом такой стремительной и беспрерывной чередой ударов, что им пришлось срочно искать укрытие за одним из надгробий. В глазах сжавшейся подле парня девушки заискрило от огненных шаров и молний.
        — Я их отвлеку, а ты беги изо всех сил к склепу!  — быстро проговорил архангел.
        — А как же ты?  — начала было Ливия.
        — Сейчас не время спорить!  — жёстко оборвал её он.  — Насчёт «три» беги! Ты поняла?
        — Да, да! Я поняла! Будь осторожней!
        Габриель удовлетворённо кивнул и, приняв удобную для атаки позу, предупреждающе взглянул на неё.
        — Раз, два…
        Когда парень крикнул «три» и, изогнувшись, с воинственным кличем бросился очертя голову навстречу мерзким тварям, Оливия со сжимающимся в тревоге о нём сердцем бросилась бегом. Вот только один из демонов оказался до того проворным, что, проскользнув мимо летящих в него лучей, погнался за ней, зловещей тенью следуя по пятам и изрыгая раскалённую лаву. Одна из наиболее удачно метнувшихся в её сторону струй едва не попала в цель, тем самым чуть не закончив дни девушки на грешной земле. Однако Ливия вовремя заметила угрозу и проворно рванула за ближайшую из статуй. Именно она в тот миг спасла ведьме жизнь. Твёрдый мрамор под кипящей жидкостью растаял, как песок. Но адское создание не смирилось с промахом и швырнуло в улепётывающую девушку энергетический шар. Тот пролетел в дюйме от нее, обдав жаром и опалив локоны, а затем взорвался.
        Ведьму в то же мгновение будто пушинку отшвырнуло куда-то в сторону и со всего маха впечатало в каменный покосившийся крест. Перед глазами поплыли круги, а воздух единым порывом вырвался из легких. Ливия в полубесчувственном состоянии сползла на землю, краешком сознания чувствуя, как в теле появляется странный озноб. Секундой спустя он сменился сковывающим конечности холодом. Лицо и затылок залила горячая влага, стекая струйками за шиворот и пропитывая одежду. Внутри раскрывалось жерло пустоты и тьмы, постепенно засасывающее её. Сил бороться у девушки не было. Уже практически полностью погрузившись в безнадёжную черноту и находясь на зыбкой грани в слабых попытках удержать ускользающее сознание, Оливия почувствовала, как её тормошат. А едва различимый и слабый голос Габриеля взывает к ней, пробиваясь сквозь густую пелену, окутывающую сознание.
        — Ливия! Ливия! Не смей… ты слышишь?! Не смей уходить!
        «Ну вот и ещё одно моё видение стало явью. Только, к сожалению, от этого не легче!» — усмехнулась мысленно девушка.
        В следующий миг она унеслась в благословенное забвение, отгородившись от мирской суеты.

        ГЛАВА 48


        Ливия обеспокоенно глядела на бледное лицо Габриеля, цветом своим напоминавшее простыню, которой он был укрыт. При этом его длинные красивые ресницы особенно чётко выделялись на коже. Даже чувственные губы парня побледнели, приобретя синеватый оттенок. Девушка нежно провела кончиками пальцев по щеке архангела и поправила полотно, сбившееся на бок, тем самым обнажив его увечья. На боках можно было заметить жуткого вида шрамы и рубцы. За прошедшую после битвы неделю раны затянулись, а ожоги практически исчезли, оставив после себя пятна розового цвета. Но самые ужасные раны, которые исполосовали спину парня, ранее превратив её в сплошное кровавое месиво, а теперь зажив и став лишь белыми полосами, по-прежнему не сходили с кожи. Это она прекрасно видела, так как Охотник лежал на животе.
        Девушка грустно улыбнулась. Когда-то она спрашивала Габриеля: «Где твои крылья?», не видя их на предполагаемом месте. Да и затем, после того, как убедилась в их наличии у архангела, приходила в недоумение, не понимая, куда они исчезают поле того, как он их складывает. Теперь же она нашла ответы на все свои вопросы. Сквозь шрамы на плечах и спине можно было рассмотреть чёткие контуры того, что очень напоминало земную татуировку. Только, надо сказать, «тату» была сделана просто мастерски. Каждое траурного цвета перо выглядело просто невероятно живо и отчётливо. Крылья всегда были с ним, да и как иначе, если он истинный архангел Света.
        Однако, не глядя на это, исцеление всё равно проходило слишком медленно. Ранее за семь дней у него не должно было остаться ни единого намёка на раны. А теперь… Такое безрадостное положение вещей могло значить только одно: Сил у него для миссии на Земле осталось очень мало. К тому же, если учесть то, что в решающий момент Габриель их не жалел.
        Оливии на глаза наворачивались горючие слёзы. Она ни на миг не отрывала глаз от возлюбленного, а её сердце изнывало в тревоге за него. Ей и в страшном сне не могло присниться, что доведётся увидеть парня, неизменно такого решительного, самоуверенно-спокойного, сильного, таким по-детски беспомощным и тихим. Всю эту длинную тягостную неделю он пребывал в коме и не приходил в сознание. Лишь размеренное дыхание парня свидетельствовало о том, что Габриель жив. Но сколько это продлится, Ливия не знала. Только гнала от себя мысли о том, что может в единый миг потерять парня навсегда. Такое она бы попросту не пережила: архангел стал средоточием её смысла жизни, её дыханием, биением сердца. Правда, помочь Оливия ему ничем не могла… магия по-прежнему не имела над ним силу, а зелья, вливаемые ею ему в рот, были бесполезными. Такое бессилие приводило девушку в отчаяние, однако она старалась не терять надежду и бороться за него. Габриелю Ливия была обязана спасением, жизнью… впрочем, как и весь мир, который, к сожалению, так никогда и не узнает о своём крылатом герое.
        Взгляд девушки подёрнула пелена, и она мысленно вернулась в тот роковой день…
        Сильный удар обо что-то твёрдое, пронизывающая сознание нестерпимая боль и через миг тьма, которая, казалось, полностью поглотила её. Тело стало чужим и без сопротивления отпустило душу девушки в свободный полёт к вечности и забвению. Ливия ощутила себя лёгкой и невесомой. Муки бренной плоти покинули, и она была практически счастлива. То, что благополучие мира находится на грани, её уже мало волновало. Спасительное безразличие и какая-то апатия сковали сознание, а окружающий мрак уже не казался таким пугающим, как в первое мгновение. Умирать было не страшно, тем более, если ты теперь не в состоянии ничего с этим поделать. Единственное, что стало хоть сколько-то важным, так это то, что рядом с ней нет провожатых, посланников Ангела смерти, так как они давно покинули кладбище Дорсет-Крик, ставшее местом её кончины. Она не знала, к чему готовиться, и никто не мог её просветить, а впереди уже замаячило нечто, напоминающее тоннель, в конце которого, как догадывалась Ливия, можно найти вечный и такой желанный покой. Но прежде, чем она смогла достигнуть его, рядом с ней возник призрачный, мерцающий и
излучающий свет силуэт. Едва она смогла отреагировать на такое внезапное появление, как этот «некто» или «нечто» схватило её и, подавляя любое сопротивление, потянуло назад, к жизни.
        Возвращение в мир живых было делом не из приятных. Её словно протащило через толщу воды со скоростью света. Покинутое тело в первый миг даже показалось каким-то неуютным и чрезвычайно неуклюжим, в сравнении с гибким духом оно напоминало клетку, в которой приходилось вновь существовать. Удивительно, если учесть, что в нём Оливия благополучно прожила целых семнадцать лет. Хотя в прошлый раз, когда демон вытащил её дух из плоти, возвращение было более лёгким действом, да и конечности не ныли так болезненно, когда кровообращение возобновило свою работу. Однако, не смотря на определённый дискомфорт, через секунду-другую она обрадовалась, что вновь жива, а оцепенение смерти перестало одурманивать её, тем самым вытесняя любые тревожные мысли, волнения и беспокойства, делая уход в мир иной таким желанным событием. Габриель, не щадя своих и так довольно подорванных Сил, в очередной раз спас её. Благодарность затопила девушку горячей волной.
        — Оливия!  — позвал её обеспокоенный голос.
        — Да, да… всё в порядке!  — пролепетала она чуть слышно.
        Открыв глаза, Ливия посмотрела на напарника, участливо склонившегося над ней.
        — Тогда не будем терять время!  — воскликнул парень.
        Девушка согласно кивнула и уже в следующий миг Оливию бесцеремонно поставили на ноги и потащили за собой, заставляя переходить на ставший привычным бег. Габриель немедля направился к указанному ею старинному склепу, превратившемуся теперь едва ли не в бесформенную груду камней. Между тем, окинув в спешке такой знакомый мрачный пейзаж кладбища, она отметила, что пока пребывала в отключке, кое-что таки изменилось. Жуткий грохот от взрывающихся буквально над головой энергетических снарядов демонов исчез, перестали так же сверкать огненные шары и молнии монстров, впрочем, и сами преследовавшие их адские твари сгинули. Это могло значить только одно: Габриель уничтожил их, лишив Ангелиуса его группы поддержки. Надо сказать, очень кстати. Ещё раз стать случайной жертвой Оливия не хотела.
        Обогнув в мгновение ока попавшиеся им на пути насыпи могил и покосившиеся, заросшие мхом кресты, они, наконец, достигли склепа.
        — Скорее! Ангелиус нас опередил, он уже здесь!  — выпалил архангел, ничуть не запыхавшись от стремительного бега с препятствиями.
        И не теряя ни секунды, Габриель первым целеустремлённо вошёл в чернеющий проём, напоминавший раскрытую пасть монстра. Оливия вздохнула, понимая, что делать нечего и проявлять слабость духа уже поздно, поспешила последовать за своим спутником. Вот только за порогом девушка не нащупала твёрдой поверхности пола и, неуклюже взмахнув руками, с пронзительным криком рухнула вниз, в казавшуюся бездонной пропасть. В голове, пробиваясь через обуявший её ужас, сверкнули жуткие картины: клубки червей, жадно поглощающих разлагающуюся плоть, груды пожелтевших от времени человеческих костей, разбитых черепов с пустыми глазницами. Ливия ожидала, что там, на дне, ей уготовано разбиться насмерть, а у Габриеля уже не будет Сил вернуть ей жизнь. Её тело найдёт свой последний приют в этом заброшенном, нелюдимом месте, среди таких же отчаянных и погибших смельчаков.
        Однако ничего подобного к её счастью не случилось. Оливия, вскрикнув, приземлилась не на груды черепов, как ожидала, а в крепкие и такие надёжные руки парня, поймавшего её буквально на лету.
        Архангел аккуратно поставил девушку на твёрдый и ровный пол. Оливия тут же запрокинула голову и поглядела наверх, но увидеть вход в склеп так и не смогла, как и определить, насколько глубоко под землёй они находятся.
        — Куда дальше?  — тихо спросил парень.
        Девушка щёлкнула, и появились язычки пламени, украсившие собой её пальцы. Она выставила руку вперёд и провела вдоль всего периметра помещения, где они с Габриелем очутились. Освещения хватило, чтобы рассмотреть большую залу со стенами, облицованными плитами с выбитыми на них странного вида иероглифами и знаками. Они были очень похожи на те, что в своём видении она видела начертанными на Чёрных Вратах. К сожалению, их разгадку Оливия так и не смогла найти. Значение символов осталось для неё неизвестным. Но девушка предполагала, что здесь написана и скрыта вся история Врат. Подойдя к одной из стен, самой дальней от неё, девушка стала одной рукой освещать себе пространство, а другой неторопливо водить по гладкой поверхности, внимательно изучая взглядом каждую выпуклость и впадинку. Внутренний голос шептал, что здесь должен быть спрятан тайный механизм, который откроит им путь дальше. Вот только где именно, Ливия не могла сказать точно, что, надо сказать, её беспокоило, так как у них на счету была каждая секунда. Однако тут даже Габриель не торопил девушку. Он тихо стоял рядом, наблюдая за её
манипуляциями.
        — Да где же он?  — раздражённо прошептала она, в который раз скользя рукой по холодной и шероховатой поверхности стены.
        Спустя несколько минут кропотливых и тщательных поисков Ливии стало казаться, что прошло уже несколько часов с тех пор, как она взялась за свои изыскания, которые пока не привели к желаемому результату. На лбу у неё выступила испарина от напряжения и невероятной сосредоточенности. И тут, словно в ответ на её мысленные мольбы, обращённые к Высшим Силам и сестрам-ведьмам, пальцы Ливии скользнули по небольшому выступу, и часть стены с глухим шелестом въехала внутрь, тем самым открыв им с Габриелем проход, погружённый во тьму.
        Девушка, победоносно возликовав, бросилась было вперёд, но архангел быстро поймал её за талию и вернул на место. При этом парень одарил её таким грозным взглядом, что Ливия мгновенно поняла, что проявленный ею порыв отчаянной храбрости не был им оценен по достоинству. Тем временем Габриель, удовлетворившись, что подопечная находится там, где ей положено, а именно позади него, и не думает рваться вперёд, шагнул в проем, освещая себе путь. Парень был натянут словно тетива, готовый мгновенно отразить любую атаку врага, затаившегося во мраке. Девушка, не медля ни секунды и не отставая ни на шаг, последовала за ним.
        Едва они вошли, как стена, проскрежетав, встала на место, закрыв проход.
        «Надеюсь, я смогу найти рычаг с обратной стороны. Если нам вообще дано будет выбраться обратно…» — рассеянно подумала девушка.
        А Габриель продолжал идти вперед, как ни в чём не бывало, освещая себе путь сгустком света, слабо сиявшем у него на ладони. Оливия мысленно поразилась его сосредоточенности и в то же время такому холодному спокойствию, застывшему маской у него на лице, когда они шагают на верную смерть. Хотя паники или нервозности она и не предполагала узреть у Небесного Охотника, который, наконец, добрался до конца своей миссии и стоит на пороге великого свершения. Наверное, только её одну из них двоих страшило то, что произойдёт впереди. Она уже успела неоднократно в мыслях попрощаться с родительницами, отцом, Сидни и другими близкими ей людьми, так как Ливия не могла сказать с твёрдой уверенностью, что выйдет отсюда живой и невредимой. К тому же, ей было довольно жутко в этом тёмном длинном коридоре, который, казалось, никогда не кончится.
        «Эх, света бы сюда больше! А то от наших огоньков проку почти никакого!» — с досадой подумала девушка, освещая себе путь колдовским пламенем, вырывающимся из кончиков её пальцев.
        Только она так подумала, как в металлических прикладах, крепко вбитых в стену вдоль всего коридора, ярко вспыхнули и загорелись факелы, ранее ею незамеченные, тем самым дав достаточно света, чтобы осветить окружавшее их с архангелом пространство. Ливия тихо охнула от приятной неожиданности, мысленно поражаясь неведомому ей колдовству, а затем перевела взгляд на своего спутника, резко остановившегося в шаге от неё. Он недоумённо и настороженно разглядывал стены. Только едва она внимательней к нему присмотрелась, как вскрик ужаса сорвался с её губ, но Ливия подавила его, крепко прижав ладонь ко рту. Однако взгляд её был прикован к изувеченной спине Габриеля. Там, где должны были быть его крылья, одежда превратилась в лохмотья и обнажила плоть, которая своим видом стала напоминать кровавое месиво. Жуткого вида раны «украсили» тыл парня с неровными, обугленными краями, а кровь запеклась, превратившись в бурую корку. Ливия, мгновенно сопоставив факты, предположила, что, скорее всего, огненный снаряд демонов угодил в Габриеля в момент её бессознательного состояния, когда душа девушки стремилась
преодолеть барьер между миром живых и Царством Забвения.
        «Это моя вина!» — с горечью подумала ведьма.
        Архангел же, услышав вопль девушки, стремительно обернулся, приняв угрожающую позу, готовый устранить любую опасность, подкравшуюся к ним. Этим он скрыл от неё жуткое зрелище. Однако оценив обстановку, Габриель понял, что угрозы нет, и, не смотря на испуганный вид побледневшей Оливии, их положение не ухудшилось. Девушка же увидела, как лицо парня стало крайне недовольным, когда он пришёл к такому заключению, словно она своим криком нарушила ход его мыслей.
        — Что случилось?  — нахмурившись, спросил он.
        — Что случилось?  — недоверчиво переспросила Лив и подошла к нему вплотную.  — Да тебе всю спину разворотило!
        — Пустяки! Я не…
        Габриель не договорил и настороженно замер, вглядываясь куда-то за спину Оливии. И не напрасно… её сердце успело сделать только один удар, а в следующий миг архангел толкнул её на пол и рухнул сверху, прикрывая от струи жидкого огня, брызнувшего в них обжигающим каскадом.
        Ливия почувствовала, как тело парня содрогнулась, а его дыхание стало подозрительно хриплым. Он проскрежетал зубами. Ноздри Ливии уловили запах горелой плоти. Девушка поняла, что демон таки попал в него. Ей стало мучительно жаль своего спасителя, в очередной раз спасшего своей подопечной жизнь, а ненависть к Ангелиусу разгорелась в душе и сердце Лив до ревущего пламени. Если бы не Габриель, то она была бы в очередной раз мертва. Девушке стало дурно только от одной мысли при этом.
        Краем глаза Оливия увидела, как чёрная тень выскользнула из тёмного угла, неосвещённого факелами и метнулась вдоль стены. Жуткое, тошнотворное зловоние, которое тварь источала, окутало удушающей пеленой не позволяя вздохнуть, а в ушах зазвенел демонический хохот, когда монстр устремился к своей желанной цели.
        — Ангелиус!  — яростно прокричал Габриель, мгновенно вскакивая на ноги.
        Оливия тоже приподнялась и заметила, как архангел принял облик Небесного Охотника. Сияние его сущности чётко обрисовало его контур, а глаза стали подобно двум лазерам.
        — Оставайся здесь!  — бросил он Ливии, всё ещё распластавшейся на земле.
        И в следующий миг устремился вслед за демоном, несущимся впереди как метеор и оставляя за собой чёткий след на стенах и полу: влажные пятна и сгустки слизи, струйки магического огня, скатывавшиеся словно ртуть в небольшие лужицы. Да и шлейф зловонного духа монстра был для нюха парня, будто неоновая вывеска, указывающая путь.
        — Габриель!  — воскликнула девушка.

        ГЛАВА 49


        Чертыхаясь и проклиная свой злой рок, Ливия быстро поднялась с пола и, собрав всю решимость и силу духа, бросилась следом за архангелом. Хотя её миссия проводника была окончена, и от неё больше ничего не зависело, она не могла с чистой совестью отойти в сторону и позволить двум заклятым врагам сразиться, уповая лишь на то, что Добро в очередной раз одолеет Зло. В этот решающий миг девушка стремилась оказаться на «поле боя», не глядя на то, что сама в конце концов могла попасть под удар. Оливия не могла оставить Габриеля одного, особенно если ему вдруг понадобится её помощь.
        Впереди замаячил поворот. Оливия ускорила темп бега и тут же услышала грохот, целые рулады воплей и увидела поток света, вырвавшийся из недр тоннеля, словно там взорвалось Солнце, который звенящей волной несётся на неё, оставляя за собой потухшие факелы. Оливия не растерялась и, метнувшись в сторону, успела прижаться к стене, и это уберегло её от энергетического удара. Девушка почувствовала лишь лёгкое касание. Мысленно она спросила себя, что могло это вызвать, но сердце в тревоге забилось сильнее. Не теряя времени, откинув с лица упавшие локоны, Ливия поспешила к месту таинственных событий, откуда распространялся странный нарастающий шум, напоминающий рокот волн, с силой разбивающихся о скалы вместе с порывами ветра. Огненные и световые вспышки сопутствовали таинственным звукам, как и ярость разгоревшейся там битвы. Ей оставалось преодолеть несколько ярдов.
        «Скорее, скорее!» — билось вместе с пульсом одна единственная мысль.
        Последний рывок и Оливия оказалась в зале с чёрной колоннадой, которую ей уже довелось увидеть в своём видении и кошмаре. Огромная зала, погруженная в полумрак, была освещена лишь пламенем, которое полыхало в нескольких больших медных чашах, расставленных вдоль стен. Однако даже такого освещения девушке хватило, чтобы оценить сложившуюся на данный момент ситуацию. Пентаграмма, открывающая вход в ад, пылала алым пламенем, неестественно ярким, как кровь, которая испачкала её магическую фигуру, там, где был выдавлен отпечаток руки. А Чёрные Врата, внушающие трепет и суеверный ужас, излучающие ауру небывалой мощи, испещренные древними рунами, были приоткрыты, и оттуда вырывались с тем странным нарастающим гулом, зловонные клубы. Но образованной щели было явно недостаточно, чтобы монстры Преисподней выползли наружу, покинув адские глубины. Заклятые же враги — демон Ангелиус и архангел Габриель, сцепившись в рукопашной, наносили друг другу яростные удары в попытках одержать друг над другом верх. Девушке стало ясно, что они напрочь позабыли обо всём на свете в пылу своей драки. Борющиеся напоминали
смертоносную комету, разрушающую всё на своём пути. Ангелиус, злобно оскалившись, с диким огнём в глазах разбрызгивал смертоносный яд и с остервенением рвал острыми когтями своего врага, старался уклониться от мощных ударов двух огромных крыльев архангела. Габриель же, напоминая сияющий метеор, преследовал монстра, атакуя того целым снопом лучей, стремительно срывавшихся с его ладоней. Противники натыкались на стены, оттесняя друг друга, крушили колоны. Тут и там на белом мраморе пола были заметны тёмные лужицы крови: ярко алой — архангела и чёрной, словно деготь — демона. Ею же широкими мазками измарался камень стен.
        Вбежав в залу, Ливия замерла в растерянности на миг, не зная, что ей делать: попытаться помочь Небесному Охотнику с помощью колдовства одолеть демона или ухитриться как-нибудь добраться до Врат и постараться захлопнуть их, пока ничто не увеличило образовавшуюся щель. Это промедление в действиях тут же едва не стоило девушке жизни. Огненный снаряд, выпущенный Ангелиусом в Габриеля, не нанеся последнему значительного вреда, а лишь слегка опалив крылья архангела, срикошетил от одной из колонн и полетел в сторону неподвижно стоящей в раздумьях девушки. Случившееся стало для неё наказанием за недопустимую невнимательность, которую она проявила, находясь в зоне боевых действий, где каждое мгновение могло быть последним для слабого человека. Прежде чем стало поздно, Ливия смогла уйти с линии удара — упав на четвереньки, отползти за одну из колонн, найдя там временное убежище. Переведя дух, ведьма аккуратно и чрезвычайно осторожно выглянула из-за своего прикрытия, дабы оценить сложившееся на данный момент положение дел. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что они довольно неутешительные: помещение
наполнялось едкими парами, вырывавшимися из приоткрытых Врат, а борющиеся, словно пополнив откуда-то запас Сил, удвоили мощность своих атак и с невероятным азартом впечатывали друг друга в стены. Мысленно сравнив свои шансы по обоим предприятиям, Ливия пришла к выводу, что Габриелю вряд ли сейчас требуется её помощь, хоть он и был сильно израненный. Своим вмешательством она могла только отвлечь его и тем самым поставить под угрозу. Это значило, что ей стоит попытаться добраться до Врат. Если Ключ, коим девушка являлась, не только способен открыть вход в ад, но и может закрыть, то тогда сделать сие вполне по её силам и возможностям. Правда, в голове Ливии абсолютно не было идей, как осуществить сей героический поступок и при этом не стать случайной жертвой. Только выбора не оставалось, нужно было рискнуть. Глубоко вздохнув и на секунду прикрыв глаза, девушка, пригнувшись, покинула своё убежище. Маленькими перебежками от одной колоны к другой Оливия устремилась к Вратам, полностью сосредоточившись на своей миссии. Сердце с силой билось в груди, вырабатывая изрядную порцию адреналина, кровь шумела в
ушах. Ладони покрывались липким потом, дышать становилась всё труднее, воздух с хрипом вырывался из лёгких с каждым шагом, приближавшим её к цели. Не забывала она прислушиваться и приглядывать краем глаза за ходом борьбы, дабы держать происходящее под контролем и в случае опасности успеть укрыться. К тому же ей надо было знать, что её архангел ещё жив и борется…
        Яростные удары, взрывы, сотрясающие буквально всю залу, разлетающиеся в разные стороны осколки камня, в которые превращались колонны, вставшие на пути дерущихся врагов, блики ангельского света, пронизывающие затхлый воздух помещения — всё это стало едва заметным фоном для девушки.
        Ещё немного и Оливия оказалась перед Вратами, восхищающими своей мощью и размерами, особенно вблизи. И теперь, оказавшись перед ними, она растерянно замерла, не зная с чего начать.
        «Как суметь закрыть их?» — вспыхнул в её голове вопрос.
        Недолго думая, девушка привалилась плечом, к гигантским дверям, ведущим в недра Преисподней и изо всех сил, стала толкать. Только ноги скользили по полу, а на лбу выступила испарина от невероятного напряжения, Врата же не поддались ни на дюйм. Силы были не равные. Ливия поняла, что физически она вряд ли что-то сможет сделать.
        Взгляд заскользил по поверхности Чёрных Врат, пока не остановился на пентаграмме, зловеще переливающейся в полумраке алым светом и отпечатком ладони, в центре неё, перемазанным кровью. Девушка перевела взор на свою руку, в единый миг она поняла, что следует делать.
        Действительно, нужна была кровь, та, которую следует отдать добровольно. Именно она делает из Ливии Ключ. Не зря так Ангелиус желал её заполучить, втеревшись сначала в доверие, обратившись Джорданом Уилсоном, а затем попросту пригрозив убить Лени, что, надо сказать, сработало.
        В это мгновение Оливия желала закрыть эти чёртовы Врата раз и навсегда! Для этого святого дела ей ничего было не жалко. Свою субстанцию жизни она отдаст не просто добровольно — с радостью.
        «Только как мне добыть собственную кровь?» — озадачилась девушка; с собой у неё не было ничего острого, чем можно было бы поранить кожу и вызвать кровотечение.
        И тут краем глаза она заметила, как странного вида предмет тускло блеснул в полумраке в нескольких ярдах от неё, когда очередной луч, выпущенный Габриелем, срикошетил в стену. Обратив в ту сторону всё своё внимание, Ливия с удивлением поняла, что это не плод разыгравшегося воображения.
        Недалеко от неё, видимо оброненный Ангелиусом в пылу драки, лежал кинжал «Проклятая Судьба». Отблески пламени таинственно мерцали на древнем металле, придавая оружию ещё более зловещий вид. И вся сущность Оливии буквально кипела от недоброй ауры, окружившей этот дьявольский клинок. Так что девушка не пылала радостью и энтузиазмом от того, что придётся воспользоваться им. Однако, к её большому сожалению и досаде, ничего другого под рукой не было. Значит и выбора, как такового, у Ливии тоже не было, впрочем, как и времени, чтобы поискать что-либо иное.
        Не медля ни секунды и внутренне сотрясаясь от брезгливости, словно ей предстояло взять в руки нечто, в высшей степени мерзкое, она метнулась к кинжалу. Но только Ливия протянула к нему руку, чтобы поднять его с пола, как тот, к немалому её удивлению, будто живое и разумное существо рванулся прочь, не позволяя даже прикоснуться к себе. Попробовав схватить клинок ещё раз, девушка убедилась в том, что тот категорически «против» того, чтобы ведьма на службе у Сил Света смогла использовать его в своих целях. Оружие, тихо звякнув, скользило по полу, прочь от Ливии. Вывод напрашивался сам собой: Добро и Зло отталкивались друг от друга, у них не было точек соприкосновения.
        — Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому!  — пробормотала она угрозу в адрес «Проклятой Судьбы».
        Сосредоточившись и прикрыв глаза, Лив начала колдовать, возведя руки над кинжалом, призывая на помощь всю Силу, что ей была дана. Наследие прародительниц ведьм, струившееся по её венам вместе с горячей кровью, жившее в ней с самого рождения, должно было сослужить ей службу, когда она в этом так нуждалась.
        — Да прибудет Сила со мною! Да возликует мощь матери-Природы!
        Душераздирающие крики, грохот, удары, взрывы — всё исчезло в вакууме транса, в который погрузилась девушка. Голос её был твёрд и размерен, когда она продолжила:
        — Пусть скрытое во тьме орудие Зла, отринет прочь свою сущность, последует зову моему и моей воле! Я приказываю и взываю именем могущества Света! Пусть рухнут барьеры на моём пути, «Проклятая Судьба»,  — ты подчинишься мне!
        Произнеся последнее слово заклинания, Оливия открыла глаза и протянула руку к кинжалу. Тот же, нисколько не сопротивляясь, послушно позволил себя взять и обхватить рукоятку. Он был зачарован и теперь готов покорно служить ведьме, одолевшей барьер Тьмы. Надо сказать, что Силы Света несколько изменили вид клинка после того, как оберегавший его злобный дух был изгнан. Металл стал излучать неяркое сияние, а по острию скользили мерцающие искры. Ливия же была рада тому, что смогла добиться желаемого, ощущая тяжесть кинжала в своей руке и то, как он приятно холодит её разгорячённую кожу. Теперь можно было довести дело до конца и закрыть эти треклятые Врата надолго.
        Но завершить намеченное дело Оливии не удалось. Остановило её странное ощущение того, что пока она «приручала» кинжал демона, что-то в нынешней ситуации изменилось, как и в перевесе Сил. Не сразу, но до её сбитого с толку сознания дошло отчётливое понимание, что там, где до этого кипело сражение ангела и демона, оглушая и пугая, теперь воцарилась гнетущая, без единого звука, зловещая тишина. От которой начинали по телу бегать мурашки, а сердце в груди сбивалось с ритма.
        Внутренне замирая и холодея от дурного предчувствия, девушка обернулась и посмотрела вглубь полутёмного помещения. Увиденное зрелище привело Ливию в ужас, на глаза навернулись слёзы, в горле застрял горестный крик. Там, почти у самого входа в залу Чёрных Врат, среди тёмных глыб разбитых колонн, неподвижно лежал, раскинув крылья, Габриель. Его лицо выделялось светлым пятном во тьме, а свет, очертивший его контур, был совсем блеклым и едва заметным. Блики пламени от колдовского огня в уцелевших медных чашах скользили по траурному оперению его крыльев.
        В первое мгновение Ливия решила, что архангел погиб. Эта мысль была столь чудовищна и разрушительна для неё, что едва не лишила девушку сознания. Но прежде чем такое случилось, маленькая частица трезвомыслия, не поддавшаяся панике и ужасу, оставшаяся у неё, отринувшая отчаяние, смогла пробиться сквозь плотную пелену боли, облепившую Оливию, как вторая кожа, и достучалась до сознания ведьмы. Не сразу, но всё же девушка сумела заставить себя взглянуть на ситуацию объективно. Габриель — Небесный Охотник, грозный каратель Сил Света, и чтобы убить его надо что-то большее, чем просто сделать отбивную с крыльями. К тому же, такое вряд ли по силам демону Преисподней, даже столь сильному, как Ангелиус.
        От одного только имени злобного монстра, искалечившего её любимого, в Ливии проснулись неконтролируемая ярость и жажда мести, заставившие девушку буквально вскипеть изнутри. Теперь ничто её не могло остановить. В ней проснулось безрассудство, толкавшее на необдуманные и отчаянные поступки. Пальцы инстинктивно крепче обхватили рукоятку кинжала, а глаза без труда заметили искалеченного врага, который по счастливому для Оливии стечению обстоятельств полз к ней на встречу.
        Девушка мгновенно определила то, что демон находится в крайне плачевном состоянии вследствие усилий Габриеля: его тело было изломано, из пасти, носа и многочисленных рваных ран струилась чёрная кровь, морда была опалена и покрыта ожогами, кое-где покрытая слизью кожа обуглена или вообще отсутствовала, демонстрируя взору Оливии оголённую плоть. Ангелиус едва передвигал лапами, а длинные острые когти скользили по полу, затрудняя движение. К тому же, на пути твари то и дело попадались глыбы камня, которые приходилось преодолевать, что явно было делом не из лёгких. Но, тем не менее, каким бы он жалким не выглядел, демон был в сознании, в отличие от Габриеля, и целеустремлённо полз к Вратам, оставляя за собой кровавый след и хрипло дыша, дабы завершить свою миссию.
        Позволить ему совершить сие не входило в планы пылавшей праведным гневом девушки. В голове Ливии перемкнуло, на глаза упала кровавая пелена бешенства, и, издав пронзительный крик, грозно вскинув руку с оружием над головой, Оливия бросилась на врага.
        Демон вскинул голову и сделал попытку подняться, но девушка сильным ударом ноги сбила его и заставила опрокинуться на спину. Сама же, позабыв страх и брезгливость, навалилась на Ангелиуса. Ненависть к монстру и жажда мести затмили рассудок, отключили чувство самосохранения, заставляя её действовать импульсивно. Оливия замахнулась кинжалом, но прежде чем она смогла воткнуть его в глотку демону, монстр изогнулся и перехватил руку девушки, сжав запястье с такой силой, что едва не сломал хрупкие кости, заставляя выпустить оружие. Клинок, звякнув, упал на пол, но, не смотря на это, девушка продолжала бороться с Ангелиусом. Злоба и страх придали ей храбрости, увеличили силы, однако они всё равно были не равными.
        Уже спустя несколько мгновений бессмысленного сражения Оливии с демоном, ей стало понятно, что мерзкую тварь не одолеть, не смотря даже на всё её желание и усилия. Ангелиус был слаб, но это не мешало ему с успехом и ловкостью блокировать слабые удары девушки. Магия ведьмы не приносила монстру особого вреда, лишь раздражала. Кожа его была до того крепка, что никакое слабенькое разрушающее заклятие, что девушке удавалось произнести в пылу сражения не могло нанести ему серьезных ранений. Создать же что-либо мощное у Ливии не было времени: она не могла сосредоточиться, а до кинжала ей было не дотянуться. Демон знал это и открыто забавлялся над ведьмой и её человеческой храбростью, яростью. Она чувствовала, что мысленно он наверняка уже праздновал победу, так как ни единого серьёзного врага у него больше не осталось, как и препятствий на пути к цели. Это ликование, смешиваясь с ненавистью, отчётливо было видно в его чёрных омутах глаз.
        Всё закончилось в одно мгновение. Ангелиус молниеносным движением схватил Ливию за шею когтистой лапой, в миг, перекрыв ей доступ воздуха в лёгкие, заставив прекратить борьбу.
        Теперь настала её очередь бороться за свою жизнь, очутившуюся на волоске. Девушка, хрипя и задыхаясь, вцепилась в лапу монстра пытаясь оторвать её от себя. Внутренне содрогаясь, она чувствовала острые, как бритва когти на своей коже. Демону хватит одного неуловимого движения, чтобы перерезать ей горло и тем самым выпустить её непокорный дух в свободное странствие. А воскресить её уже будет некому.
        — Ведьма, неужели ты вправду подумала, что можешь одолеть меня?  — насмешливо осведомился Ангелиус, осклабившись.  — Надо сказать, твоя попытка позабавила меня. Я считаю, что из тебя может выйти отличная демоница. Так что повторяю тебе своё предложение. Думаю, сейчас ты будешь более благоразумна и поймёшь всю прелесть лежащих перед тобой перспектив. Будь одной из нас и мир ляжет у твоих ног!
        — Никогда!  — с трудом прохрипела Ливия.
        — Жаль, но что уж поделаешь… Значит настало время пожалеть о неудачном выборе.
        Ливия прикрыла глаза, не желая в последний миг своей жизни видеть мерзкую морду твари. Малиновые круги поплыли перед глазами, но, тем не менее, она заставила себя расслабиться. Мысленно девушка воскресила в сознании образы дорогих её сердцу людей и одного архангела, который в беспамятстве лежал неподалёку. Она сделала все, что было в её силах, жаль, что этого оказалось недостаточно.
        — Не так скоро!  — произнёс чуть слышно архангел внезапно возникший рядом с Оливией и Ангелиусом.
        Девушка, не веря своим ушам, открыла глаза и мгновенно поняла, что слух её не обманул. Позади Ангелиуса, возвышаясь над монстром, как грозный часовой, стоял Габриель. Он был израненный, весь покрытый грязью и запёкшейся кровью, пропитавшей насквозь лохмотья, в которые превратилась его одежда. На теле были заметны многочисленные раны, а усталость явственно проступала на бледном, перепачканном лице, заострив черты. Крылья повисли у парня за спиной и, видимо, у него не было сил сложить их. Он слабо покачивался, пытаясь удержаться на ногах. Однако, не смотря на раны и измождённость, глаза его по-прежнему сияли аквамариновым светом двух лазеров, в которых явственно читалось несокрушимое упорство и желание во что бы то ни стало сокрушить лютого врага.
        Для демона явление Габриеля стало полной неожиданностью. Он наверняка думал, что враг повержен и не сможет представлять реальной угрозы и помехи. Ливия, всё ещё находясь в его власти, смогла почувствовать, как Ангелиус буквально окаменел, но всё же его хватка несколько ослабла, и воздух живительной струёй хлынул в её лёгкие. Сама же девушка замерла, боясь и пошевелиться, зная, что монстр может одним движением переломать ей шею. Сейчас, казалось, он совсем забыл о своей «добыче», хотя чёрные глаза так и вперились в неё с бессмысленным и несколько растерянным выражением, прожигая Ливию насквозь.
        — Не может быть…  — произнёс демон.  — Ты же подох!
        — Ты ошибся, Ангелиус!
        В следующую секунду Оливию словно тряпичную куклу отшвырнули в сторону. Девушка с силой врезалась в стену и рухнула на пол, в довершение всего сильно ударившись своей многострадальной головой. Перед глазами заискрило, а виски пронзила острая боль. Но, всё же собрав волю в кулак, она открыла глаза и поднялась на ноги, не смотря на головокружение и подкатывающую к голу тошноту.
        Затхлый воздух помещения потряс душераздирающий вопль, эхом отразившийся от каменных стен, от которого кровь в венах застыла, а пол под ногами пошёл лёгкой дрожью.
        Ливия вскинула голову, сфокусировав взгляд, и в тоже мгновение ей пришлось прикрыть глаза, боясь быть ослеплённой.
        В нескольких ярдах от неё Габриель, окутанный ярким аквамариновым светом, осветившим каждый уголок залы Чёрных Врат, крепко держал Ангелиуса в стальных объятиях. Демон ревел, как тысячи раненных львов, временами срываясь на хрипы. И в этих звуках приближающейся смерти, девушке слышалось отчаяние и невероятная ярость, связанная с полным бессилием монстра. Он бился в конвульсиях и по его телу распространялись алые всполохи. Глаза буквально вылезли из орбит, пасть открылась, обнажив клыки, а лапы с острыми, словно бритва, когтями беспомощно и как-то нелепо били по воздуху. Агония демона была столь болезненна, что у него, у верного слуги Тёмного Князя, не было сил вырваться и повлиять на собственную судьбу. Небесный Свет, бивший нескончаемым потоком из архангела, слепил и сжигал его.
        Но финал смерти Ангелиуса Ливии так и не удалось узреть. В тот миг, когда тварь должна была истлеть и сгинуть навеки, Габриель смежил над ними свои крылья, полностью закрыв от глаз девушки происходящее. Лишь небольшую вспышку света она смогла заметить. А когда архангел мгновение спустя опустил свою «завесу», то всё уже было кончено, демона рядом с ним не было. Только у самых ног парня можно было заметить небольшую горстку серого пепла. Руки его свободно висели вдоль туловища. Лицо не выражало никаких эмоций, а глаза устало были прикрыты.
        — Габриель!  — неуверенно позвала девушка.
        Парень приоткрыл глаза и, повернув голову, взглянул на Оливию.
        — Ливия…  — прошептал он и рухнул на пол как подкошенный.
        — Габриель!  — испуганно воскликнула ведьма, бросившись к архангелу.
        Упав рядом с ним на колени, девушка трясущимися руками коснулась его лица, боясь даже подумать о том, что, сразив врага, он тоже погиб. Но на её счастье это было не так. Кожи коснулось прерывистое дыхание, а глаза заметили, что грудь Охотника равномерно поднимается и опадает. Он просто потерял сознание.
        Оливия легонько встряхнула его, надеясь тем самым привести в чувства.
        — Габриель, очнись! Я знаю милый, как ты устал… но нам надо идти! Габриель! Вставай же!
        Веки парня затрепетали, и он с трудом приоткрыл глаза.
        — Закрой Врата!  — произнёс архангел и вновь отключился.
        Впрочем, повторять ей не было необходимости. Решив дать парню отдохнуть пока она закончит их дело, Ливия направилась к Чёрным Вратам, которые по-прежнему были приоткрыты. На ходу она подобрала кинжал, который вышиб у неё из рук Ангелиус. Для запечатывания дверей в ад ей всё так же была необходима её кровь. Прикусив губу, острием клинка она сделала небольшой надрез поперёк ладони. Рубиновая кровь мгновенно появилась из ранки и собралась в крупные капли. Подойдя вплотную к дверям в Преисподнюю, девушка приложила пораненную руку в центр пентаграммы, туда, где отчётливо проступал отпечаток ладони. А сделав это, поняла, что её хрупкая с длинными пальцами ручка просто идеально вписалась в контуры слепка, словно он был сделан специально для неё. Пентаграмма же начала мигать алым светом и спустя какое-то мгновение внезапно потухла. Ливия, усмотрев в этом знак к действию, слегка облокотилась о Врата плечиком и к своему немалому удивлению смогла без труда их захлопнуть, словно это была обычная дверь, а не монолитная многотонная глыба. Девушка осторожно убрала свою руку. Но ничего не произошло, что могло
значить лишь одно: вход в Преисподнюю был надёжно закрыт, и угроза всему миру людей ликвидирована. С лёгкой улыбкой победительницы Оливия развернулась и пошла прочь.
        Путь домой стал же для девушки трудным испытанием на выдержку.
        С невероятным трудом им таки удалось выбраться из подземелья наружу. Габриель смог вытащить их обоих, но каких усилий ему этот подвиг дался, можно только догадываться, особенно если учесть, в каком состоянии он на тот момент пребывал. Но едва они оказались на поверхности, как архангел потерял сознание у неё на руках. Ливии пришлось буквально тащить парня на себе, кусая губы и пыхтя от натуги, так как творить колдовство на проклятом кладбище она не решилась, не зная, к чему это может привести, а Габриель был отнюдь не из лёгких. К тому же, его крылья тащились по земле и так и норовили, за что-то зацепиться, тем самым ещё более осложнив передвижение.
        Зрелище они представляли наверняка просто жуткое, если бы их с Габриелем мог кто-нибудь увидеть, то наверняка ужаснулся: замызганная, грязная и оборванная, как нищенка девушка, вся скорчившись под тяжестью своей ноши, тащит на своей спине крылатого, но довольно израненного парня. К тому же ночью, по заброшенному кладбищу, среди могил, полуразрушенных склепов и крестов. Надо сказать, просто идеальный кадр из фильма ужасов.
        Как она преодолела расстояние до ворот, где начиналось кладбище Дорсет-Крик, Ливия не знала; Габриель периодически приходил в себя, но, пробормотав что-то нечленораздельное, вновь ускользал в беспамятство. Девушка ему даже завидовала, так как не могла позволить себе просто взять и отключиться, нырнув во тьму, где нет усталости, жутко ноющего тела, боли и того кошмара, что окружал её. Но всё же надо отдать должное Небесному Охотнику, когда пришло время, он смог собрать крупицы энергии, оставшиеся у него и переместить их в комнату девушки. И лишь только тогда, когда они оказались в безопасности дома, защищённого магией ведьм, он позволил себе вновь нырнуть в забытьё, рухнув к ногам Оливии.
        Ей стоило немалых трудов как следует устроить парня на собственной постели и избавить его от прилипшей к телу грязной одежды, пропитанной кровью, очистить и обработать многочисленные раны архангела. Особенно если учесть, что девушка была не менее уставшей. Однако она считала долгом позаботиться о своём спасителе и возлюбленном.
        С той злополучной ночи прошла неделя, а Габриель так и не пришёл в себя…
        — Любимый, очнись! Мне так не хватает тебя!  — прошептала Оливия, взяв руку парня и прижав к своей щеке, не замечая, как из её глаз текут слёзы.

        
        ГЛАВА 50


        Ливия проснулась среди ночи, резко прервав свой безмятежный сон. Сев в постели, девушка несколько растеряно вгляделась в окружающую её тьму, так как ночник был выключен. Она была сбита с толку и спросонья не сразу смогла понять, где находится. Но спустя несколько мгновений память вернулась к ней, пелена сна покинула, а интерьер подсказал Оливии, что она в «лазурной комнате», которую назвали так из-за того, что стены обтянуты прекрасным шёлком нежно-бирюзового цвета, но во мраке ночи этого было не рассмотреть. Эта была комната, в которой раньше ночевал Габриель, но теперь Ливия благоразумно решила поменяться спальнями, так как сразу отказалась от мысли перенести его, раненного, через половину дома сюда, боясь навредить парню. Она была не столь эгоистична. Правда, она настолько привыкла к обстановке собственной комнаты, что теперь, просыпаясь порой среди ночи, терялась. Только в сложившихся обстоятельствах такое неудобство Ливия готова была терпеть сколько потребуется, лишь бы Габриелю стало хоть немного лучше.
        Сейчас девушка никак не могла понять, что её могло разбудить. А в груди между тем разливалась смутная тревога, с каждой секундой формируясь в отчётливое предчувствие надвигающейся беды, заставляющая сердце сбиваться со своего размеренного ритма. Хотя такое казалось невозможным, ведь демон повержен, и угрозы, стало быть, ждать неоткуда. Только вот во рту появился горьковатый привкус страха, а руки стали холодными, как лёд.
        В сознании словно вспышка вспыхнуло имя «Габриель».
        Она оставила парня несколько часов назад, поддавшись на увещевания родительниц, и отправилась спать. Хотя ей и не хотелось. Она бы осталась рядом с любимым, но Милинда и Сандра выставили ультиматум: если девушка не пойдёт к себе отдыхать, то они силой выволокут её из собственной комнаты. Таким «уговорам» было трудно сопротивляться, особенно если учесть, что родительницы не шутили. Скрепя сердцем пришлось подчиниться, хотя она прекрасно знала, что столь крайние меры для её же блага и с архангелом ничего не случится за время её сна.
        Мать с бабкой вернулись в тот же день, когда Ливия и архангел одолели Ангелиуса. Защитный барьер, оберегавший Милинду и Сандру Уоррен от любых атак демонов и других исчадий ада, которых мог послать монстр, дабы добыть себе заложников и тем самым повлиять на ведьму, рухнул. Теперь же они смогли, наконец, вернуться домой. За то время, что прошло с момента, когда женщины, поддавшись на уговоры Габриеля, покинули свой дом и Оливию, успели многократно проклясть себя за такую глупость и едва ли не сойти с ума от переживаний. Возвращение было несказанной радостью, так как это значило, что их девочка справилась, и мир людей в безопасности. Однако радужное настроение и переливы радости, бушующие у них внутри, погасли, когда вместо празднования по поводу победы над демоном, они обнаружили скорбную картину: их милая Ливия сидит подле израненного безжизненного неподвижного Охотника, лежащего на её постели, и держит его руку. Девушка была также невероятно уставшая и, казалось, держалась только на силе воли и упрямстве, которых ей было не занимать: хрупкие плечики поникли, бледное личико с отчётливыми следами
слёз и тёмные круги под печальными, наполненными тревогой глазами подтверждали догадки родительниц. Ливия даже не сразу заметила женщин, безмолвно замерших у неё за спиной, и лишь когда мать нежно тронула её за плечо, обратила внимание, что их единение с архангелом нарушено. Однако прибытие Милинды и Сандры только на единый миг порадовало её. Крепко обняв мать и бабку, она вновь вернулась к обязанностям сиделки своего любимого. Те не возражали, прочтя все чувства девушки в её глазах и поняв по тому взору, который она бросала на парня, что сейчас Оливия не желает делиться пережитым и расставаться с любимым. Старшим ведьмам было и самим жаль Габриеля, ведь он много отдал своих Сил и сделал всё от него зависящее, пытаясь спасти их девочку и весь мир от гибели. Парень сдержал обещание, данное им.
        Ливия знала о жалости и благодарности родительниц к архангелу, а также то, что они готовы помочь ему подняться на ноги, защитить и окружить материнской заботой, пока он слаб, но сейчас, находясь на расстоянии, пусть и небольшом от архангела, девушка осознала, что совершила большую ошибку, покинув Габриеля. Всё внутри буквально кричало о том, что она должна вновь оказаться с ним рядом. Это ощущение обостряли предчувствие чего-то страшного, что должно произойти, и страх, вот-вот грозивший стать паникой. Поэтому немедля более ни секунды, Оливия откинула одеяло и соскользнула с постели, намереваясь пойти к нему и развеять свои тревоги, заполонившие душу.
        Распахнув дверь, девушка в одной ночной рубашке выскочила в коридор, не теряя времени даже на то, чтобы накинуть халат. Сердце лихорадочно стучало в её груди весь путь, пока она быстрым шагом, направлялась в свою собственную комнату, которая находилась в другом крыле. Дом был погружён во мрак и, казалось, уснул, но девушке чудилось, что на самом деле это вовсе не так. Он не уснул, а лишь замер, словно в ожидании чего-то. Оливия не боялась споткнуться во тьме, ибо знала обитель как свои пять пальцев, прожив в нем уже достаточно для этого лет, и могла с закрытыми глазами найти любое помещение в доме.
        В рекордные сроки Ливия добралась до необходимой ей комнаты, но прежде чем войти, она на миг замерла перед закрытой дверью, положив руку на ручку и отчего-то жутко боясь сделать последний, решающий шаг, хотя к этому стремилась её душа. Только вот пульс стал каким-то безумным, дыхание сбилось, а голова стала неприятно кружиться. Однако глубоко вздохнув, Оливия нажала на ручку и толкнула дверь, буквально врываясь в свою экс-спальню. Но невероятно яркий свет, ударивший ей в глаза, лишь только она это сделала, заставил отшатнуться в сторону, прикрывая глаза руками. Только кое-что ей все-таки удалось усмотреть, и это вмиг словно затянуло душу девушки льдом.
        Занавеси на окнах яростно трепал ветер, врывающийся в комнату через настежь открытые окна, хотя как такое возможно, Ливия не знала, так как отчётливо помнила, что не открывала их. Только не это заставило её сердце трепетать от едва сдерживаемого ужаса. Всё дело было в Габриеле. Он по-прежнему неподвижно лежал на постели и не подавал признаков жизни, а между тем его словно мячики-липучки облепили сияющие сгустки невероятно яркого света. В комнате их было великое множество, и ещё целый хоровод ожидал снаружи. Вместе они и создавали то невероятное, слепящее освещение маленького помещения её спальни, от которого приходилось щуриться, пряча глаза за завесой ресниц. Отчего-то Оливии показалось, что тем, что находятся на улице, так же нестерпимо хочется оказаться внутри, но они словно боятся помешать чему-то. Девушке мерещилось, что она ощущает их нерешительность, а между тем странные энергетические сгустки, «столпившиеся» вокруг архангела, будто уплотнились, сплотились, сливаясь в непроницаемый кокон вокруг парня, теряя свои отчётливые очертания. У Ливии от яркого света, исходившего от этих странных
сфер, резало в глазах, появилась слезоточивость, но девушка словно окаменела и, не смотря на боль, не отрывая взгляда, заставляла себя смотреть на происходившее перед ней действо. Тело Габриеля начало подниматься вверх. Оторвавшись на фут от постели, оно зависло, и в ту же секунду приникшие к парню сгустки покинули его. У девушки перехватило дыхание в ожидании, что архангел безвольно рухнет на постель, но этого не произошло. Между тем свет в комнате стал менее ослепляющим, стал мягче. Оливия раскрыла глаза шире и не сводила взгляда с парня, а сгустки света, будто получив какой-то незримый для неё сигнал, стали кружиться вокруг Габриеля, словно исполняя ритуальный танец, выписывая странные фигуры рядом с ним. Через миг по телу парня пробежали бирюзовые искры, окутав его таинственным мерцанием, но, несмотря на это, комки продолжали свою безумную пляску, и чем быстрее и замысловатей были их движения, тем ярче мерцал архангел. А затем мощная фигура Габриеля изогнулась, руки безвольно раскинулись, напоминая плети, по телу пробежали судороги. Только, несмотря на это, он по-прежнему оставался в
бесчувственной коме, всё происходящее было вне его сознания. Казалось, парень этого и не хотел, полностью подчиняясь невиданным силам, направившим на него свою мощь, он стал напоминать куклу в их руках, которую между тем решили сломать.
        Ливию же словно ударило током, прогоняя оцепенение, сковавшее её. Именно это и было той угрозой, что заставила её проснуться среди ночи и прийти в комнату к парню! Хотя зла или опасности девушка не ощутила со стороны «пришельцев», как раз наоборот — сгустки были порождением Света, это не успокоило её. Они явились сюда не для того, чтобы навредить, а для того, чтобы забрать Габриеля, разлучить их — НАВСЕГДА!
        Едва эта мысль прочно угнездилась в её голове, Оливия поняла, что не в силах отпустить его сейчас, не так скоро. Больно даже думать о возможности потерять его. Что же будет, если архангел покинет её? Сердце разорвется в груди, а она сама обратится в прах. Нет смысла в жизни без любви, а её любовь — это Габриель. Он то солнце, что освещает её путь. Если солнце покинет горизонт, то всё замёрзнет, погрузится во тьму, погибнет!
        Боль, ужас и отчаяние исказили черты девушки.
        «Нет! Я не позволю! Я должна остановить их!» — появилась словно вспышка в мозгу Ливии мысль, призывая её к решительным действиям.
        За счастье надо бороться, и она была готова к этому. Даже не смотря на то, что её враг казался несокрушимым, сдаться без боя, отдать смысл существования девушка была не намерена. Только вот где-то в глубине души возникло странное, предательское чувство, что ей не дано выиграть эту финальную битву и что, в конечном счете, придётся отступить Габриеля. Но, не смотря на это, Оливия решила начать войну за любовь.
        Сделав шаг вперёд, тем самым приблизившись к сияющим существам, девушка раскинула в стороны руки, словно собираясь взлететь, и откинула голову назад. С её уст сорвались магические слова, буквально зазвеневшие в воздухе:
        — Силой земли, неба, воды и огня я призываю ярость стихий! Дождь, снег, ветер, гром и молния, явите мне свою мощь и сокрушите моего врага! Мать Природа, помоги! Развей и сотри тех, кто покусился на счастье твоей дочери!
        Если до сего момента незваные гости попросту игнорировали девушку и, казалось бы, даже не замечали её присутствия, возможно, потому что она всё это время молчала, то после того, как Ливия несколько изменила своё поведение, произнеся заклинание, им пришлось обратить на девушку внимание. Они вмиг прекратили своё хаотичное движение по комнате, замерев в воздухе. Их свет стал ярче и они словно бы разбухли, увеличившись в размерах и сбившись в плотный ряд, вставая неприступной стеной между девушкой и постелью, над которой тело Габриеля «ломало» под воздействием таинственных сил, будто ограждая парня.
        «Они защищают его от меня?» — недоуменно подумала она.
        И тут Оливия ощутила, как всё незримо изменилось. Взгляд девушки метнулся к окну и впился в небо, на котором более не видно было ни одной звезды из тех мириад, что до этого украшали небосклон. Краски снаружи стали несколько гуще, тона темнее. До ушей Ливии долетел зловещий рокот, а затем закрытые плотной пеленой чёрные небеса расколол яркий зигзаг молнии. Это могло значить только одно — зов Оливии был услышан, и мать Природа спешила на помощь к своему ребёнку, готовая сокрушать всё на своём пути, явив врагу всю свою мощь. Сердце девушки лихорадочно заколотилось, кровь забурлила в жилах от выброса адреналина. Ливия расслабилась, позволяя силе, вызванной ею, захватить себя, и в следующую секунду тёмные тучи, собравшиеся на небе, с каким-то чудовищным рёвом исторгли своё содержимое. Тяжёлые хлопья снега и капли дождя ринулись вниз, но, так и не долетев до земли, смешивались в воздухе и превращались в разрушительную массу льда, которая обрушилась на тех существ, что притаились за окном. Ветер, завывая, помогал в этом, с устрашающей силой кидаясь на дом, своими порывами пытаясь расшвырять противников.
        Оливия прикрыла глаза и позволила своей колдовской сущности вырваться из барьеров, сдерживающих её, и слиться со стихиями, увеличивая их силу. Тело её стало лёгким, а сознание словно отключилось от происходящего.
        Стекла, не выдержав напор извне, лопнули, словно мыльный пузырь от лёгкого прикосновения руки, и со звоном вылетели из рам. Осколки усеяли пол. Порывы ледяного ветра, наконец найдя доступ, ринулись внутрь, принеся с собой целую лавину снежной массы и града, обрушившись на сгустки света, которым теперь пришлось обороняться. Раздался грохот от упавшего шкафа, на которого наткнулся очередной вихрь, ворвавшийся в окно. Дверцы тумбочки, распахнувшись, громко хлопали, тем самым напоминая крылья птицы, стремившейся взлететь. С едва слышимым из-за ветра хлопком соскользнула и разбилась подарочная лампа. Полог постели на глазах превращался в лохмотья, став игрушкой для ветра. Весь дом буквально затрясло от «нашествия» природных сил. На полу на толще снега, покрывшей ковёр и целые залежи от слетевших со стола и полок книг и мелких безделушек, битого стекла, образовалось небольшое торнадо, стремительно закружившееся по комнате, стремясь затянуть в своё жерло неприятеля.
        Сама же девушка чувствовала себя просто сказочно. Волосы её развевались, напоминая яркий флаг, рыжее пятно среди царившего безумия. Ночная рубашка вымокла и облепила тело, как вторая кожа, однако ей на это было плевать. Грудь её тяжело вздымалась, веки трепетали. Сейчас она как никогда была похожа на ведьму, как никогда ощущала себя ведьмой, которая сделает всё от неё зависящее и даже больше, но не допустит разлуки с любимым. Оливия была готова стоять не на жизнь, а на смерть за того, кого любила больше жизни.
        Она не произнесла более ни слова, но сознание девушки, подчинив себе могущество вызванных ею сил, чётко отдавало им указания.
        Раздался зловещий треск, и, оплетая пустые глазницы окон, в комнату полезли гигантские лианы, напоминающие змей. Разрастаясь с устрашающей скоростью, они заполняли помещение, пытаясь оттеснить, загнать в угол, схватить своими щупальцами-отростками комки света, чтобы затем раздавить их. Те же, в свою очередь, даже и не пытались сопротивляться, по-прежнему неподвижной стеной находясь возле Габриеля.
        Если бы Оливия не была погружена в транс, полностью отключившись от происходящего, то уже давно бы смогла понять, что все усилия тщетны. Лианы не могли нанести вред «гостям», проходя сквозь них и не имея возможности даже зацепиться, словно те были нематериальны. Девушка своей магией доставляла им скорее неудобство, чем существенную угрозу и опасность. Они давно перестали сопротивляться или пытаться обуздать силы природы, которые столь яростно накинулись на них, а попросту ждали, когда всё закончится. Но тут дверь за спиной Оливии разнесло в щепки и в комнату ворвались Милинда и Сандра, решившие узнать, что происходит. Что, впрочем, логично, если учесть, что дом буквально сотрясается от грохота и треска.
        Ливия почувствовала это, и в ней всё буквально возрадовалось. Ведь теперь на борьбу с таинственными существами будет брошена магия трёх ведьм, а не одной. Она знала, что бабке и матери хватит и одного взгляда, чтобы понять, что происходит. И они встанут на сторону дочери, и тогда вместе смогут отвоевать Габриеля, предотвратить её разлуку с ним.
        Только её ожидания не оправдались…
        — Ливия!
        — Ливия!
        — Детка, не делай этого!
        — Прекрати! Они не враги тебе!
        — Позволь ему уйти!
        Перебивая друг друга и пытаясь перекричать завывания ветра и устоять на ногах от его бешеных порывов, они стали взывать к сознанию Оливии встав на сторону противника. Лишь только она это поняла, как в груди разлилась горечь предательства, а вокруг девушки появился незримый, но, тем не менее, непроницаемый для Сандры и Милинды барьер, блокирующий их усилия, направленные против Ливии и её желания удержать архангела. Вместе с тем Силы, дарованные девушке Высшими Силами и спавшие до сих пор, дали о себе знать, под напором её отчаяния и обиды они вырвались из глубин существа ведьмы. Это было словно открывшееся второе дыхание. Без малейшего промедления она задействовала свои возможности.
        Но едва Оливия это сделала, как почувствовала нечто странное. Лёгкие, но, тем не менее, напористые толчки в своей голове. Будто нечто извне хотело прорваться к её сознанию, а это отнюдь не входило в планы девушки. Собравшись и сосредоточившись Оливия начала сопротивляться такому бесцеремонному вторжению, выстраивая новые и новые барьеры, только это совсем никак не отразилось на влиянии посторонних сил, рвавшихся к ней.
        Спустя несколько минут такой борьбы лоб девушки покрыла испарина, а воздух стал с трудом поступать в лёгкие; сердце билось в бешеном ритме, как у атлета на старте. Вести войну на двух фронтах было довольно изматывающим делом, буквально разрывающим девушку на части. Но Оливия была не намерена уступать никому-либо из противников: ни тому, что набросилось на её несчастный мозг и прорывало внутренние барьеры, ни тем, что пришли забрать Габриеля. Она знала, что рано или поздно её одолеют, но до тех пор готова была сражаться.
        И тут в голове девушки зазвучал шёпот, абсолютно не похожий на голос её внутреннего «я». Он был чужой и незнакомый, который с каждым произнесённым словом всё отчетливее звучал в её сознании, пугая тем самым девушку. Ливия растерялась, и в тот же миг сила, ломавшая её барьеры, одолев последний из них, заполнила её, слилась с колдовской сущностью. А посторонний голос в голове воззвал к ней:
        — Ведьма! Остановись! Тебе не одолеть нас, но ты можешь в своей ярости навредить самой себе. Уйми свой гнев! Мы пришли с миром, ибо имя нам — Воины Света! Ангелы! Посланники неба! Мы пришли сюда, чтобы исполнить волю Высших Сил и вернуть в Небесную Обитель Небесного Охотника — архангела Габриеля. Прими это… он слаб и Силы, данные ему, на пределе, если он не покинет землю и мир людей сегодня, случится беда — он погибнет.
        — Прочь! Прочь из меня!  — воскликнула мысленно Оливия.  — Вы лжёте! Я вам не верю, вы лжёте, чтобы отнять его у меня! Габриель сам говорил, что он бессмертен! Всё, что может с ним случиться в мире людей, так это то, что он станет человеком! Да, он ранен и слаб, но силы вернутся к нему, он поправится!
        — Это не так!
        — Но шрамов практически не осталось! А что плохого в том, что он станет человеком?  — перебивая глас, воспротивилась Оливия.  — Я позабочусь о нём, выхожу и вылечу. Я люблю его! Люблю больше жизни!
        — Дитя! Ты не ведаешь, что говоришь! Ангел может стать человеком, если погибнет и переродится… но выживают лишь единицы, отважившиеся на такой поступок. Габриель — архангел, его сущность сложнее и гораздо мощнее сущности нашей, и когда она покидает, то сжигает и душу, и тело до основания. Неужели ты хочешь, чтобы он погиб? Неужели ты, служительница Добра, готова позволить Силам Света понести такую утрату из-за своего человеческого эгоизма? Одумайся, Оливия, и отпусти его! Если твоя любовь действительно настолько велика, как ты говоришь!
        Сердце в груди Оливии перевернулось и заплакало навзрыд кровавыми слезами, а в душу ворвалась нестерпимая боль, настолько всепоглощающая, что захотелось кричать и биться в конвульсиях. Только не смотря на свои муки, девушка отчётливо поняла, что сказанное ангелами — беспощадная правда. На каждый их вопрос оставалось твёрдо ответить «нет» и уйти с пути Воинов. Ведь она не могла позволить, чтобы Силы Света потеряли своего военачальника; не могла позволить Габриелю погибнуть. Отпустить архангела было равносильно для неё лишиться половины себя, так как он стал её жизнью, дыханием и сердцем. Только это ничего не значит, если сказанное Посланниками — правда и жизни Габриеля действительно угрожает опасность. Даже если боль сведёт её с ума, а жизнь после разлуки превратится в мучительную агонию, она беспрекословно позволит ему уйти. Пусть уж летает среди облаков, рассекая небеса крыльями вдали от неё, но главное — архангел будет где-то существовать. В конце концов, она с самого начала знала, что земной ведьме и архангелу, принадлежащему небу, никогда не быть вместе, и пучина отчаяния, поглотившая её, была
предначертана. Только в свете последних событий в ней зародилась надежда, что у них есть шанс. Ведь если они вдвоём — им всё по плечу! Насколько призрачна, может быть надежда…
        Голос же продолжил свою речь в сознании Оливии:
        — Пойми, ты всё равно нам не помешаешь! Все твои попытки чинить нам препятствия уже заранее обречены на провал! Как только превращение закончится, мы заберём его! Но мы понимаем твои чувства, относимся к ним с уважением и поэтому милостивы к тебе, ведьма.
        Глас буквально звенел от уверенности в своём могуществе, но всё же в последних словах Ливии послышалась фальшь. Ей показалось, что посланники Небес не договаривают чего-то и не только она мешает им забрать Габриеля. Помимо девушки на их пути встало нечто гораздо более труднопреодолимое, чем какая-то смертная ведьма и её чары. Чувствуя себя на грани своих душевных возможностей, когда она может ещё следовать голосу рассудка, Ливия спросила напрямую об этом у тех, кто так самоуверенно вещал у неё в голове:
        — Как бы вы ни были убедительны, у вас есть более весомые причины всё ещё оставаться здесь! Что же вас действительно держит?
        Едва она это произнесла, как поняла, что попала в точку. Самоуверенности поубавилось у собеседников, они мешкали с ответом.
        — Так я права?
        Спустя мгновение, показавшееся ей вечностью, в её голове будто раздался вздох и голос сказал:
        — Да, ты права! Мы думали, что сумеем справиться без твоей помощи, но теперь считаем, что это не так. Габриель сопротивляется нам, чувствуя, что ты не желаешь с ним расстаться! Ведьма, если ты нашла в себе силы его отпустить, то он должен узнать, что такова твоя воля.
        Радость пронзила её, но она была кратковременной, так мучительно и сладостно знать, что и он не желает утратить их близость. Только вот борясь, он тратит те последние крохи Сил, что осталось у него, а это значит, что сам себя толкает к черте, за которой его ждёт неминуемая смерть. Девушка была уверена, что архангел знает о своём бедственном положении, но, тем не менее, ведёт борьбу вместе с ней против собственных братьев, желая остаться, несмотря ни на что. Сознание этого согрело Оливию, но, тем не менее, она знала, что должна заставить его прекратить сопротивление, убедить уйти, и если для этого надо будет прогнать парня, она пойдёт на это.
        — Вы связаны с ним духовно, и Охотник чувствует, что ты борешься за него и не можешь отпустить. Габриель тоже не желает терять тебя. Он буквально обезумел, ведьма, и всё из-за тебя! Оливия, дитя, мы взываем к тебе и просим, отпусти Габриеля с нами! Отпусти, и он будет жить!
        Лицо девушки стало мокрым от слёз, с отпечатком мук на нём, хотя она по-прежнему не приходила в себя и не знала, что слёзы горячим потоком льются из глаз, а с губ срываются стоны со скорбными всхлипами.
        — Как же больно…  — мысленно прошептала девушка, готовая сделать последний шаг.
        — Мы понимаем! Но если ты его любишь, ты спасёшь его!
        — Хорошо… но умоляю, прежде чем вы уйдёте, дайте мне с ним поговорить в последний раз. Он должен услышать, что я отпускаю его, должен знать, что это моё решение! Я хочу сказать ему «прощай»!
        От одного этого слова всё в ней взвыло. Душа, казалось, треснула и раскололась на множество осколков, как стекло, в которое швырнули камнем, а сердце превратилось в комочек бесконечной боли, весь покрытый кровоточившими язвами.
        Ангелы выполнили её просьбу, и через какое-то время незнакомый и чужой голос Посланников Света сменился на другой. Он был очень слабым и прерывистым, но, тем не менее, таким родным и любимым. Перед мысленным взором девушки возникло его лицо, которое за прошедшую неделю она выучила наизусть. Такое прекрасное, умиротворенное, с большими аквамариновыми глазами, сиявшими внутренним светом.
        — Оливия!  — позвал парень.
        — Габриель! О, Габриель!  — откликнулась девушка, и пока он не перебил её, заговорила, сбиваясь и путаясь в словах, боясь, что архангел перебьет, и она не успеет ему сказать то, что должна:
        — Послушай меня, прошу тебя, милый! Ты должен уйти! Уйти со своими братьями! Я знаю, что если ты останешься в моём мире, то погибнешь! Я не могу, не могу позволить тебе умереть! Ты должен вернуться туда, откуда пришёл!
        — Ты не хочешь меня отпускать, а я не могу уйти!
        — Но это невозможно! Ничего невозможно… ты должен уйти! Не должен бороться!
        — Что тогда будет с тобой? Ты ведь моя подопечная и я за тебя в ответе!
        — Со мной всё будет хорошо! Ты ведь спас меня и мой мир…
        — Мы спасли! Без тебя мне бы не довести дело до конца! Твой ум и твоя отвага стали залогом нашей победы Оливия!
        — Да… но Ангелиус погиб, и ничего мне не угрожает. Со всем остальным я справлюсь как-нибудь, как справлялась до твоего появления. Я сильная, я справлюсь! К тому же рядом со мной могущественные ведьмы, да и живём мы в тихом городке.
        Повисла напряжённая тишина, буквально пропитанная отчаяньем. Оливия испугалась, что он исчез.
        — Габриель…
        — Значит, ты отпускаешь меня?  — раздался его тихий голос.
        — Да.
        — Знаешь, Ливия, раньше я и не предполагал, каково это говорить «прощай». Мне было всё равно, но ты изменила моё мнение… я ненавижу это слово! Как если бы оно было демоном… наверное отчасти это так и есть, а значит, я не выпущу тварь, не скажу…
        Ливия внутренне взвыла, одновременно желая того, чтобы он говорил, не умолкая, тем самым давая слышать свой голос, и между тем жаждала, чтобы он замолчал и просто ушёл, оставив её собирать осколки разбитого сердца и души.
        — Оливия!
        — Я слушаю…  — жалко отозвалась девушка.
        — Прежде чем я уйду, и мы расстанемся навсегда, ответь мне на один единственный вопрос: почему ты это делаешь?
        О чём он спрашивает, не стало для девушки загадкой. Только вот ответить прямо стало невероятно сложно, но она знала, что должна это сделать, и не имеет значения, что после этого весь её мир обратится в прах. Оливия знала, что должна обнажить перед ним душу.
        — Ты уйдёшь?
        — Да! Ответь… прошу тебя…
        Ливия вздохнула.
        — Неужели ты сам не понял? Я люблю тебя, Габриель! Люблю так, что мне трудно дышать, люблю…  — шепнули её губы, но она знала, что он услышал её.
        Девушка очнулась, придя в сознание, и словно кукла, у которой внезапно кончился завод и стержень, державший её, сломался, упала на колени, обхватив голову руками. Хрупкое тельце сотрясалось от дрожи и рыданий. Оливия рыдала, молча изливая своё горе, оплакивая ускользавшую от неё как песок сквозь пальцы любовь, и слёзы беспрестанным потоком лились из её глаз. Буря же стихла, а вызванные на подмогу стихии бесследно исчезли, оставив после себя хаос, в который превратилась уютная комнатка девушки. Тучи, закрывавшие небо, пропали, и вновь засияли мириады звёзд.
        Оливия старалась не поднимать глаз, боясь увидеть Габриеля, зная, что от этого просто-напросто свихнется, хотя искушение было невероятно велико, пусть и болезненно. Она давала ему и его свите шанс убраться из её жизни незримыми. Это была борьба с самой собой за садомазохистские удовольствия, за то, чтобы проводить архангела взглядом. В конечном счете, она проиграла этот бой и бросила взор в сторону постели. Ливия увидела, что там по-прежнему толпились сгустки света, являющееся ангелами, а вот Габриеля не было. Вместо парня в воздухе висел подобный им сияющий шар, словно наполненный доверху светом, только в отличие от остальных он был несколько крупнее, имел чёрную кайму и вспыхивал голубым сиянием, напоминавшим цвет глаз архангела.
        Вид мерцающей сферы на мгновение вернул её в ту роковую ночь на торжество ведьм по случаю празднования Хэллоуина, когда всё началось. Взгляд девушки затуманился, а перед мысленным взором поплыли картины из прошлого, теперь безвозвратно утерянного. Ливия как будто со стороны увидела себя — ту беспечную девчонку, решившую потехи ради, присоединиться к весёлой компании молоденьких ведьм, устроивших сеанс гадания. Видела, как она, скептически настроенная, садится в центр образованного девушками круга, и как спустя мгновение с помощью коллективного заклинания они извлекают из потаённого уголка её сердца предназначенного ей «сердечного друга». Их поражённые лица, своё изумление и образ парня заключённый в сияющий шар, правда, с едва различимыми чертами лица из-за ослепительного света, что он испускал. Теперь же, спустя время, Оливия отчётливо видела лик Габриеля, его грустную улыбку… Но тогда ей это показалось насмешкой Высших Сил над собой и какой-то ошибкой, так как встречаться с крылатыми Воинами Света ей тогда не приходилось. А вот Старая Сел сразу сообразила, что к чему, поэтому и заманила на
вершину скалы, дабы продемонстрировать несведущей ведьме сход с небосклона армии ангелов и дать подсказку к образу, который она увидела. Только теперь это ничего не значит.
        Когда воспоминания покинули Оливию, а пелена прошлого спала с её глаз, комната оказалась пуста, Небесные Воины с Охотником покинули её обитель. Лишь ветер скорбно стонал в стенах дома, лениво перебирая лохмотья, в которые превратился балдахин над пустой постелью, раздувал занавеси на окнах и подбрасывал в воздух листки, вырванные из книг.
        Ливия тихо села на покрытый снегом пол среди обломков мебели, осколков стекла и прочего мусора рядом с родительницами. Только она вряд ли замечала какие-либо неудобства, ей это стало безразлично. Странная апатия, напоминавшая бесчувственный и глубокий транс, разом сменила ту бескрайнюю пучину горя, отчаяния и боли, что наполняла её до этого. В ней словно всё застыло, а чувства, эмоции, разрывающие до этого девушку на клочки, унеслись вереницей вслед за парнем.
        Милинда и Сандра нежно и утешающее обняли Оливию, стараясь ободрить и поддержать её, время от времени смахивая набежавшие слёзы с ресниц. Им было невероятно жаль, что их девочке приходится так страдать. Ведь такое испытание не каждый может выдержать, к тому же им было страшно, так как они не знали, сумеет ли она выдержать, не сломается ли, сможет ли пойти дальше, продолжая жить. А помочь излечить душевные раны, вернуть краски жизни способно лишь время, ни одно зелье или заклинание тут не поможет. Ливия должна справиться с этим сама.
        В таком состоянии поникшая троица могущественных ведьм встретила первые лучи рассвета, но только когда солнце уже во всю сияло на небосклоне Милинда и Сандра сумели стряхнуть с себя оцепенение. С помощью магии и совместных усилий им удалось вернуть комнате первоначальный вид, словно печальных событий прошедшей ночи не было и в помине. Только лишь по-прежнему неподвижная и бесчувственная Оливия, тихо сидящая на полу, своим видом подтверждала, что всё было взаправду. Она казалась хрупкой фарфоровой статуэткой, которую разбили, а потом неаккуратно склеили. Её личико было бледное и как будто помертвевшее, словно ни единой кровинки не осталось у неё, с припухшими от слёз глазами, мокрыми ресницами и потухшим взором. Картина была гнетущая и даже трагичная.
        Но всё же через некоторое время и к ней вернулась небольшая толика жизни. Девушка поднялась с колен, слегка пошатываясь, как если бы силы покинули её и, взглянув на бабку и мать, которые обеспокоенно взирали на неё, хрипло прошептала:
        — Они обманули меня… это был жалкий и жестокий обман! Розыгрыш для глупой девчонки, верившей в счастливый конец…

        

        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

        БЕЗЛИКИЙ АНГЕЛ

        ГЛАВА 51


        Спустя полгода.

        — Мисс Оливия Уоррен!  — торжественно произнёс мистер Винтер.
        Сидни легонько пожала руку подружки и ободряюще ей улыбнулась. Ливия улыбнулась в ответ и встала со своего места, дабы, наконец, получить заслуженный диплом из рук директора школы. Её подбадривали громкие аплодисменты выпускников и родителей, собравшихся этим солнечным июльским днём перед зданием школы на сие торжественное и знаменательное событие. От сознания этого ей как никогда захотелось верить в лучшее. Тёплый ветерок ерошил волосы, а солнце высекало в них огненные искры. Забавная кисточка на шапочке выпускника мерно раскачивалась в такт её грациозным шагам, когда она неторопливо шла по проходу к трибуне, где собралась администрация школы. Ливии не верилось, что спустя несколько мгновений школа останется позади, а впереди её ожидает длинный путь к полному взрослению. А вот незабываемые моменты школьные жизни, иногда такие радостные и весёлые, а порой грустные и печальные, но, тем не менее, столь драгоценные, останутся лишь в воспоминаниях.
        Всё это время девушка пребывала в лёгкой прострации, когда одевала бесформенную выпускную униформу синего цвета, когда они вместе с Сидни занимали себе места среди галдящих и возбуждённых одноклассников. Даже торжественно-напутственная речь мистера Винтера едва дошла до сознания взволнованной Оливии. И вот только теперь происходило полное прояснение и чёткое понимание того, что ещё одна глава её жизни полностью написана. Теперь остаётся найти в себе мужество перевернуть страницу Книги Судьбы и начать писать следующую с чистого листа.
        Оливия поднялась по ступенькам и подошла к статному седовласому мужчине, облачённому в элегантный костюм. В его серых глазах, подёрнутых пеленой старости, она прочла неподдельное участие, добродушие и затаённую печаль оттого, что ещё одно молодое поколение готово ринуться во взрослую жизнь с беспечностью молодости, не думая о том, что их ожидает за порогом школы.
        — Поздравляю!  — произнёс директор, пожав девушке руку, и протянул диплом.
        — Большое спасибо,  — ответила она, и её пальцы сомкнулись на плотной материи бумаги.
        Повернувшись к глядевшей на неё публике блестящими от возбуждения глазами, Ливия вдруг в порыве радостной эйфории накатившей на неё стремительной волной, способной сбить дыхание и участить сердцебиение, подняла руку и помахала полученным документом в доказательство тому, что она действительно сделала это, действительно сделала большой шаг вперёд в своей жизни. Выпускники, уже получившие диплом и только ожидавшие своей очереди, одобрительно загалдели, громко переговариваясь, и устроили целый шквал громких аплодисментов. Стоящие позади них родители улыбались, а особо чувствительные мамаши тайком смахивали слезинки. Оливии, впитывающей этот триумф, было забавно смотреть, как они торопливо возятся с видеокамерами и фотоаппаратами, чтобы запечатлеть момент, когда их чадо становится старше. И в этой толпе родительниц она взглядом смогла отыскать своих маму и бабку, желая разделить с ними сие волнующее мгновение. Милинда и Сандра стояли в первом ряду, сразу за сидящими выпускниками. Они были в красивых широкополых шляпах из золотистой соломки, защищающих их от лучей июльского солнца, одетые в летние
сарафаны. Ливия улыбнулась им и послала воздушный поцелуй, прекрасно зная, что они всё поймут. Старшие Уоррен замахали ей в ответ, но девушка заметила в руке матери кружевной платочек, что могло значить, что она таки не удержалась от слёз. Милинда, глядя на свою дочь, такую взрослую и самостоятельную теперь, и вспоминая, как малышкой привела её в эту школу, не могла не растрогаться. Пролетевшие годы показались матери одним мгновением.
        Оливия, вздохнув, сошла с трибуны и немного погодя вновь заняла место рядом с подругой, которая уже успела получить свой диплом и теперь терпеливо поджидала её.
        Девушки обнялись.
        — Поздравляю, Лив! Мы сделали это!  — воскликнула подруга.
        — Действительно, сделали!  — согласилась Оливия.
        Глаза Сид блестели, было заметно, что она невероятно счастлива, а эмоции буквально распирают её изнутри. Ливию удивляло то, как она может продолжать спокойно сидеть на месте, когда чувства буквально клокочут у подружки.
        — Знаешь, Лив, мне в это просто не верится! Всё кажется сном!
        — Я думала о том же, когда поднималась к мистеру Винтеру,  — произнесла девушка.  — А школьная жизнь пронеслась перед глазами.
        — Это точно… я вообще чуть не разрыдалась, когда меня вызвали на вручение!  — возбуждённо протараторила Сидни.
        Оливия скептически выгнула бровь, взглянув на подружку, так как заплаканной она не выглядела.
        — Я сказала «чуть»!  — прокомментировала та, заметив недоверие.
        — Да… это было бы ещё то зрелище: Сидни Лоуренс обливает слезами директора Винтера, рыдая у него на груди.
        — Действительно, картинка страшная…  — задумчиво проговорила подруга, покусывая ноготок.
        Надолго её, правда, не хватило, и она весело расхохоталась. Ливия последовала примеру и рассмеялась.
        — Ой, смотри, Сид, Грэг пошёл получать диплом!  — слегка охрипнув от смеха, произнесла Оливия, заметив парня.
        Он шёл по проходу, гордо вскинув голоду и расправив плечи, в походке чувствовалась уверенность. Глядя на него можно было лишь удивляться тому, насколько сильно может человека изменить любовь, так как от Тихони, каким Грэг был когда-то, теперь не осталось ни малейшего следа. Сидни, заметив возлюбленного, мгновенно стихла и буквально вытянулась по струнке на стуле, смотря страстным и в тоже время нежным взором своего бой-френда. Тот же, словно почувствовав это, обернулся и пробежал глазами по рядам с галдящими одноклассниками и спустя мгновение отыскал подруг. Кивком поприветствовав Оливию, он переключил внимание на любимое лицо. Грэг и Сид обменялись тёплыми взглядами, после чего парень продолжил путь к помосту, где его уже ожидал мистер Винтер.
        — Ох… он такой милашка!  — проворковала Сидни, прижимая руку к груди.  — Даже этот кошмарный балахон, гордо именуемый «выпускной униформой», совершенно его не портит.
        — Хм… ты это о Грэге, а я, было, подумала, что ты запала на нашего директора. Он, надо сказать, тоже очень презентабельный мужчина!  — пошутила Ливия, пытаясь скрыть, как ей было неприятно наблюдать за влюблёнными.
        Сидни усмехнулась, но в глазах подруги промелькнула толика настороженности. Она словно почувствовала, что настроение подруги несколько изменилось.
        — С тобой всё хорошо, дорогая?  — участливо осведомилась она, обеспокоенно заглядывая в глаза Ливии.
        — Да, со мной всё просто отлично. Я счастлива за вас, ребята!  — поспешила успокоить подругу девушка.
        Сидни кивнула, и они на некоторое время обратили своё внимание на продолжавшееся торжественное вручение аттестатов. По крайней мере, Оливия постаралась сделать вид, что сосредоточена на этом, натянув на лицо бесстрастную маску, а сама погрузилась в свои запутанные мысли. Теперь, когда приступ восторга по случаю окончания школы несколько притупился, Ливия сделала попытку осмыслить свою дальнейшую жизнь, которая претерпела значительные изменения полгода назад.
        Бабушка и мать уже давно объявили о том, что не намерены навязывать Ливии что-либо, и полностью позволили девушке сделать свой собственный самостоятельный выбор, готовые всегда оказать ей поддержку и дать мудрый совет, если ей это потребуется. Они верили в её разумность и видели в Оливии личность. Отец держался той же политики, но всё же не раз говорил о том, что мечтает увидеть свою дочь в престижном колледже. Надо сказать, что девушка превосходно сдала экзамены и набрала достаточное количество баллов, чтобы продолжить обучение и получить хорошее образование. А не так давно ей пришли письма с ответом из Итона, Йеля, Гарварда, Принстона и других элитных учебных заведений, куда она таки послала запрос, в которых говорилось, что все они жаждут заполучить столь смышлёную студентку. Вот только Ливия ещё не была полностью уверена в том, что действительно хочет отправиться в колледж. По правде говоря, ей было глубоко наплевать на то, что с нею будет дальше. Вот только такое отношение к собственной жизни приходилось тщательно скрывать ото всех, особенно от проницательных родительниц и Сид, которая успела
выучить её, как саму себя за долгое время дружбы.
        Смысл существования покинул Оливию в ту роковую зимнюю ночь, когда Габриель ушёл от неё. Только полное сознание того, что случилось, пришло к ней не сразу. В то время она не понимала ничего. Сознание отключилось от внешнего мира, будто она вновь погрузилась в колдовской транс, а резервы, которые оставались у Ливии, внезапно иссякли. Хватило её только на то, чтобы выйти на балкон, присесть в кресло и, откинувшись на спинку, замереть в таком положении, полностью сосредоточившись на созерцании бескрайнего простора небес. В таком отсутствующем состоянии Ливия провела ровно неделю, абсолютно не реагируя на внешние раздражители. Только благодаря заботам матери и бабки, а так же их магическим способностям, она не погибла от обезвоживания и не подхватила воспаление лёгких. Ведь сидение на балконе в одной тонкой ночной рубашке в конце декабря, даже не глядя на то, что их дом был защищён колдовством от холода, не могло пройти бесследно. Правда, сама девушка не замечала никаких неудобств по этому поводу. Тело перешло на автономный режим, а блаженное отупение сковало мозг. Милинде и Сандре буквально пришлось
совершить подвиг, пытаясь накормить и напоить её, тем самым поддерживая существование в бренном теле девушки. Для Оливии же действительность слилась в череду бессмысленных дней и ночей, незначительных событий, которые её нисколько не волновали. Единственное, что стало важным, так это глубинное изучение небес. Она с тайным восторгом воспринимала любые изменения, происходящие в вышине. Улавливала алые и золотые всполохи света во время восхода, видела едва уловимую изумрудную вспышку, когда солнце ныряло за горизонт и любовалась мириадами искрящихся звёзд, когда тёмная и таинственная ночь вступала в свои законные права. Созерцание этих чудес настолько было величественно и прекрасно, что заставляло девушку плакать. Слёзы ручейками стекали по застывшему лицу Ливии. Однако спустя время, пролетевшее для неё как один миг, к большому облегчению родительниц она пришла в себя, а врождённая стойкость духа вкупе с безграничным упрямством заставили Оливию продолжить борьбу с жестоким миром за саму себя, а так же помогли пережить и смириться с теми изменениями, которые произошли за это время.
        Дело было в том, что потеря Габриеля стала глубоким потрясанием и чрезвычайно серьёзной раной, которая, как оказалось позже, попросту несовместима с колдовской сущностью Ливии. Ведь любые душевные травмы для ведьмы чреваты последствиями, а их на долю девушки за прошедшее время выпало не мало. Магические силы покинули её. Теперь младшая из колдуний Уоррен стала самым обычным человеком, без каких-либо сверхъестественных способностей. В самый трагический и тяжёлый момент жизни сбылась её давняя детская мечта. Но хуже этих изменений было лишь то, что она полностью потеряла вкус к жизни, а внутри образовалась гнетущая пустота, которая заполнила её полностью, поглотила действительность, превратив в шелуху.
        Далеко не сразу Оливия смогла бороться с этим вакуумом в себе, прятать его от глаз других людей. Стиснув зубы, она пошла дальше, вновь научилась смеяться, тем самым показав язык козням судьбы и Высшим Силам. Сроднилась с той оболочкой, что осталась у неё от жизнерадостной Ливии Уоррен и перестала обращать внимание на свою неполноценность, довольствуясь тем, что есть. Радуясь тому, что о реальном состоянии дел известно лишь ей одной.
        О Габриеле она старалась не думать, гоня от себя любые мысли. Дело дошло до того, что девушка стала пить снотворное, прежде чем лечь спать, боясь, что образ архангела станет проникать в её сны, возрождая в ней несбыточные мечты, чтобы затем бесследно исчезнуть вместе с утренней дымкой и обострить чувство потери после их близости. Это могло привести лишь к одному концу: ей попросту не захочется просыпаться в стремлении продлить блаженство. Ливия решила предотвратить такой исход, позволив лекарствам уносить её за грань мира грез в чёрную бездну пустого сна. Однако девушка надеялась, что жертва, которую она принесла, оказалась ненапрасной, и архангел летает где-то среди облаков живой и невредимый. А его небесные черты Оливия надёжно упрятала в глубины растрескавшегося камешка, теперь трепетавшего у неё в груди вместо человеческого сердца. Надо сказать, эта окаменелость приносила пользу, сковав боль в своих стальных объятиях.
        После зимних каникул, самых ужасных за всё своё существование, и проведённого в забытьи Рождества, девушка с несказанной радостью вернулась к обучению, где её с распростёртыми объятиями встретили друзья и знакомые. Это было приятно и давало надежду на то, что бьющая, словно гейзер, школьная жизнь и постоянная суета помогут ей отвлечься от свалившихся проблем и позволят вздохнуть, наконец, полной грудью. А близость других людей хотя бы временно заполнит образовавшуюся внутри пустоту и сделает чуточку светлее царившую там же гнетущую тьму. К тому же, было приятно избавиться от излишней опеки родительниц, которые из-за чрезвычайной обеспокоенности вели себя так, словно она была тяжелобольной, что несколько раздражало девушку. Хотя Оливия прекрасно понимала, что они действуют так из лучших побуждений, ей требовалось вновь почувствовать себя полноценной, почувствовать себя человеком и сменить обстановку. Школьная жизнь должна была поспособствовать этому. И надежды её оправдались…
        Она мастерски смогла скрыть свои истинные чувства настолько, что не вызвала подозрений среди своего окружения. Приятели и подружки видели перед собой прежнюю Оливию Уоррен, одну из самых популярных девушек школы. Только единственный человек заметил, что с девушкой что-то не так: увидел затаённую грусть в улыбке и глазах, ранее сиявших, подобно изумрудам на солнце, и то, что она стала более замкнутой и несколько рассеянной. Естественно, этим проницательным и наблюдательным другом оказалась Сидни, знавшая Ливию вдоль и поперёк, изучившая подругу вплоть до мельчайших нюансов. К тому же, она была единственной, кто мог понять всю сложность ситуации, в которую угодила девушка и помочь ей вновь встать на ноги. Однако и Сид Оливия не смогла рассказать всей правды, для неё это было слишком трудно и тяжело, да и довольно запутанно. Даже если бы она всё же решилась и полностью раскрыла душу перед подругой, то ей пришлось бы признаться и в многочисленных недомолвках с её стороны, граничащих с ложью. С этим она решила повременить, отложив существенную часть повествования до лучших времён. Обошлась Ливия, можно
сказать, малой кровью и списала все свои возникшие странности на потерю колдовской силы, произошедшую по неизвестной причине. Однако этого хватило. Сидни была просто потрясена, услышав такую страшную новость, и мгновенно прониклась глубоким сочувствием к подруге, которая понесла такую невосполнимую потерю, обещая помочь ей существовать в новой, обычной ипостаси.
        Оливия была несказанно счастлива, что у неё есть и всегда будет такая замечательная компаньонка, которая сделала и делает всё от неё зависящие, чтобы адаптация к немагической жизни, прошла удачно, а душевное восстановление протекало легче. Девушка ценила её усилия, хотя сердце её по-прежнему оставалось каменным, а интерес к жизни был фальшивым и наигранным. Да ещё в придачу к этому, любые разговоры о любви, проявление пылких чувств и другие отношения полов вызывали в ней глухое раздражение, а парни, по-прежнему одаривающие её страстными взглядами, обратились все как один в серую безликую массу. Она старалась их попросту игнорировать и сократить до минимума общение с ними. Когда же такое всё же случалось, к её несказанной досаде, то, замечая восхищение в их глазах, Ливия недоумевала по поводу того, как они могут интересоваться бездушной куклой и совершенно не замечать, что противны ей. Это было для девушки загадкой. В остальном же жизнь наладилась и вошла в свою привычную колею. Благодаря Сидни и родительницам, Оливия смогла благополучно дожить до сегодняшнего знаменательного дня.
        Рядом громыхнул школьный оркестр, начавший исполнять нечто воистину торжественное. Это заставило всех сидящих рядом с музыкантами буквально подскочить от неожиданности, а Ливию вынырнуть из своих размышлений и заметить, что пока она переосмысливала свою жизнь, церемония вручения дипломов подошла к концу. Теперь выпускники оживлённо болтали, делясь друг с другом расплывчатыми планами по поводу своей дальнейшей судьбы и более конкретными, касавшимися предстоящего выпускного бала.
        — Они что, с ума сошли?  — пробубнила Сидни, которою так же застали врасплох, залихватские аккорды, и бросила раздражённый взгляд на музыкантов.
        — Да ладно тебе, Сид, они же не специально.
        — Ага… а сердечный приступ у меня был бы тоже не специально, но от этого совершенно не легче,  — выговаривала сердитая подружка.  — Я ещё до бала дожить хочу. Кстати, Лив, а ты пойдёшь?
        Оливия посмотрела на подругу и наткнулась на её проницательный и в то же время умоляющий взгляд, от которого любой бы размяк и согласился на что угодно.
        Признаться, девушке совершенно не хотелось идти, так как делать ей там было нечего. В глубине души она боялась, что, увидев танцующие, обнимающиеся и веселящиеся парочки, в один миг разрушит свой относительный душевный покой, всколыхнёт воспоминания, которые приведут к возникновению боли. К тому же, Ливия потратила немало нервов и физических сил, уклоняясь от встреч с многочисленной ордой поклонников, просто жаждавших её пригласить. И если она явится на бал, то парни за весь вечер сведут ее с ума, и отдохнуть просто не получится, а принять приглашение кого-либо из ухажёров было равносильно предательству по отношению к самой себе и тому, кого она больше никогда не увидит. Так что выдвинутая Сидни идея не находила в ней должного отклика.
        — Извини, подруга, но придётся тебе обойтись без меня. Что-то мне не хочется идти.  — С сожалением, которого, однако, не чувствовала, ответила Ливия.
        — Да хватит тосковать в одиночестве! Пошли, Лив, и ты не пожалеешь! Будет весело, я уверена. Станем вспоминать прошедшие годы, дурачиться и предаваться разврату,  — уговаривала Сидни.
        — Это точно без меня! И вообще, ты о чём таком думаешь?  — спросила, подозрительно воззрившись на подружку, Оливия.  — Ты, кажется, с Грэгом идёшь, если я не ошибаюсь?!
        — Естественно. Это я так, для большей привлекательности,  — с усмешкой ответила та.  — Ливия, я прошу тебя, ради меня! Пойдём на бал, иначе я просто не смогу как следует повеселиться, зная, что ты чахнешь в одиночестве! В конце концов, это последний раз… пойдём, и я клятвенно обещаю: мы с Грэгом ни на шаг от тебя не отойдем и составим компанию. Если ты, конечно, не хочешь, чтобы мы подыскали для тебя кавалера?!
        Ливия улыбнулась. Она высоко оценила попытки подруги повлиять на её решение и таки уговорить пойти на бал, дабы, как предполагала Сид, она не скучала дома, что было отнюдь не так. Девушка готова была согласиться, тем более что взгляд маленькой негодяйки с каждым мгновением становился всё более жалостливым, да и портить веселье друзьям она не хотела, зная, что они будут за неё переживать. И если для этого нужно немного помучиться на балу, что ж, так тому и быть.
        — Нет, никаких парней мне искать не надо. Я только отбилась от шквала приглашений.  — Категорически заявила Оливия, прежде чем согласиться.
        — Зря! В команде Грэга есть такой сногсшибательный в прямом и переносном смысле защитник…
        — Никаких защитников, нападающих и прочего! Дома, надо сказать, мне совершенно не скучно!
        — Бла, бла, бла…  — передразнила её Сид.  — Слышали! Значит, ты идёшь?
        — Как же мне не пойти, особенно если ради тебя и после стольких усилий с твоей стороны.  — Философски изрекла девушка.
        — Урррааа!!!  — перекрикивая грохотавшую музыку оркестра, воскликнула Сидни и повисла на шее у подруги.
        Ливия рассмеялась столь бурной радости.
        — Но дай мне слово, что будешь словно Цербер защищать от наметивших осаду моей скромной персоны особей мужского пола!
        — Конечно, даю! Мы с Грэгом будем на чеку! Пусть только попробуют,  — грозно произнесла Сидни, погрозив кулачком мысленным врагам.  — Любой самец, отважившийся на такое, живо получит под зад!
        Тут подруги заметили, что все стали подниматься со своих мест, дабы в последний раз исполнить гимн школы. Взвились знакомые и зычные аккорды, сливавшиеся вместе и затем превращавшиеся в красивую и торжественную мелодию. Её подхватил школьный хор, а вверх взвилась целая стая шапочек выпускников.
        Оливия и Сидни весело переглянулись и, одновременно сорвав с головы торжественный убор, с задорным смехом подбросили его высоко в воздух.


        А между тем солнце, наливаясь бронзой, готовилось погрузиться за горизонт, дабы дать человечеству время для сна и позволить пополнить жизненные силы, которые ему могли понадобиться в течение следующего долгого и насыщенного дня. Лучи заходящего светила словно краской окрасили всё вокруг: позолотили листву и рассыпали блики на гладь мерно катившей свои воды реки. Они же разукрасили багрянцем черепицу крыши одиноко стоящего особняка на окраине Хэмптона и придали ему удивительно сказочный вид. Домик же буквально утопал в великолепии цветущего сада и фоне потемневшего неба казался невероятно опрятным и уютным. Тишь и благодать воцарилась рядом с ним, и ничего не предвещало того, что случилось в следующую минуту…
        Небеса словно раскололись надвое и буквально выплюнули нечто, на первый взгляд напоминающее сияющую комету, которая с невероятной скоростью устремилась вниз. Свет её был столь ослепительным, что затмил бледные лучи заходящего солнца и пронзил сизую тьму приближающихся сумерек. Это было странное и удивительное чудо, которое не каждый день можно было созерцать. Поэтому всё живое, словно понимая и принимая сие как данность, замерло и едва дыша, наблюдало за таинственным зрелищем. Даже ветер трепавший листву и травы в своём неугомонном озорстве затих. Сгусток же оставляя за собой мерцающий след, приблизился к земле. Но прежде чем достиг тверди, он замерцал голубым сиянием и стал, словно мыльный пузырь под напором воздуха шириться и расти, быстро меняя свои контуры, приобретая с каждым мгновение всё большую чёткость и плотность, пока в один миг не закончил своё превращение. На землю сошёл статный темноволосый юноша.
        — Вот я и вернулся Оливия.  — тихо произнёс он, взглянув в сторону дома.

        
        ГЛАВА 52

        Габриель прекрасно знал, как сильно рисковал, спустившись в мир людей днём, когда его могли с лёгкостью заметить, а это было чревато последствиями для всех. Бедняга, узревший перед собой человека, который буквально у него на глазах материализовался из сияющего шара, мог в худшем случае сойти с ума или в лучшем просто не поверить собственным глазам. Однако архангелу так или иначе пришлось бы прочистить несчастному мозги, удалив из памяти сей инцидент, а это не самое приятное действо для обоих.
        Оглянувшись и пристально посмотрев по сторонам, парень с облегчением констатировал факт, что свидетелей его прибытия нет, а значит и последствий быть не могло. Он и так слишком долго отсутствовал и был в разлуке с той, ради которой решился на такой безрассудный поступок, чтобы промедлить хоть миг и уж тем более ждать ночи. Развернувшись, Габриель быстрым шагом направился к особняку, чувствуя, как сердце ускорило темп, а радость от близости встречи слегка затуманила голову и разогрела кровь. Правда предсказать, какой приём ему будет оказан, он не мог, так как их расставание с Оливией было чересчур болезненным, трагическим и тяжелым. Воспоминая об этом калёным железом жгли его изнутри, как бы парень не гнал их прочь.
        Войдя в сад, Габриель лишь одним взглядом окинул раскинувшуюся вокруг него красоту, созданную с такой любовью и заботой ведьмами Уоррен, так как все его помыслы были сосредоточены на дубовой входной двери дома, а точнее на девушке, которая возможно находилась за ней. Именно к ней сквозь преграды рвалась душа парня. Но поднявшись на крыльцо, он внезапно ощутил, как на него нахлынули странная нерешительность, жуткое волнение, заставляющее дыхание сбиться, и даже страх, неведомый доселе, материализовался в душе. И Габриель, к своему невероятному удивлению, отчётливо осознал, что теперь, добравшись до последней, столь незначительной преграды, за которой его,